men/ace: другие произведения.

Констант: хрупкие миры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Компания Констант, основанная совместно людьми и инопланетянами на Земле, создаёт революционные технологии. Все были счастливы до тех пор, пока правительство не потеряло контроль над монополией. В этот момент начинает происходить целый шквал событий. На ближнем востоке начали появляться религиозные и сказочные персонажи. После того, как власти стали избавляться от офисов компании, команда разделилась на два лагеря. Однажды, жизнь заставила их взглянуть на мир иначе. Недопонимание и эгоизм порождали ненависть и жестокость. Мелкие военные конфликты перерастали в мировую войну.

Вступление Джизан, Июль, 2029 год

Репортаж с места событий. Это первая благотворительная ярмарка Залху Каваби в городе. Всюду мельтешат довольные люди. Они о чём-то разговаривают и смеются. - Что мы можем видеть на сегодняшнем восхитительном рынке! - Пытается перекричать гул толпы журналист, восточной внешности, смотрящий в камеру. Внизу экрана бежит строчка с новостями, на арабском языке. В верхнем углу, анимированная эмблема канала, а по краям, квадраты с непонятными цифрами и знаками. Он подошёл к одному из прилавков. - Пищевую продукцию мы уже посмотрели, а что у нас здесь? Волшебные кафтаны, ковры самолеты, сандалии времени, шторы из живой нити Мекканского пошива. Вот это находка. А это что? - взял он в руки небольшой прозрачный шар. - Исполнитель желаний, - отвечает торговец. - Детская игрушка. Потрясите её, и внутри появится то, во что она превратится. - Сейчас попробуем, - слегка встряхнув сувенир, он в предвкушении замер, глядя на его окрашивающуюся структуру. Издалека не видно, что там появилось, но в его руке, шарик мгновенно раздулся в футбольный мяч. - Оу! - от неожиданности, вскрикнул тот и выронил мяч на землю. Куча маленьких ребят тут же стали пинать его в разные стороны. - Интересно, но я ничего не загадывал. - Там есть каталог из нескольких предметов, которые выбираются рандомно. Я же говорю, детская игрушка. Посмотрите, им нравится. Есть более совершенная версия. Например, вот этот золотой кувшин, - ставит он на стол блестящую узкую, высокую вазу. Где-то на фоне начинает нарастать шум. Громкое шипение. Пшшш. Хххххууу. - Там что, вода кипит? - посмеялся журналист, погладив свою чёрную кудрявую бороду. - Нет, это американцы опять нас бомбят, - продавец указывает пальцем в сторону. - Аллаху Акбар, Ахмед, поверни камеру, - выставил глаза журналист. На заднем фоне, вырос огромный ядерный грипп из густого слоёного дыма, и высоким огненным столбом. - Красота. Лучше любого фейерверка, - как ни в чём небывало, торговец осматривает свой кувшин. - Сейчас, дорогие зрители, вы можете наблюдать, как власти США, в очередной раз устраивают нам короновал. Напоминаю, они хотят уничтожить нас, за то, что мы теперь живём лучше их. Как по мне, достаточно слабый аргумент. Вот, что зависть делает с людьми, но, они никак не смогут испортить наш праздник. Правда, ребята? жаль, бедняги этого не понимают. И сколько же в них злобы? Да простит их всевышний.

Новая жизнь

3 февраля, 2029 Американское Самоа, дом Даймока Чеинка

На панели большого экрана, вровень идущего со стеной спальни, шла любимая передача Даймока. Американский You Tube канал МНПМ (мы не промываем мозги). По утрам показывали интервью с захваченными в плен террористами и другими радикалами ИПО. Ради просмотра нового выпуска, в прямом эфире, Даймок вставал на час раньше, чем необходимо ему, чтобы успеть сделать все домашние дела. Сегодняшняя передача ничем не отличалась от предыдущих. Ведущая - женщина средних лет, в белом пиджаке, с короткими, вьющимися, каштановыми волосами. В данный момент, она брала интервью у заместителя первого министра обороны Устойчивого Альянса. ЦС (центра сопротивления), мистера Бэйла. Пока мужчина делал себе завтрак, он не особо вдавался в горячий диалог политиков из разных стран. Люди, за экраном вели себя не как люди, а как собаки. Все начинали говорить вместе. Кто делает это громче всех, того в итоге и слушают. Зал по команде гудит или аплодирует. Типичное пропагандистское шоу. Трибуны до отказа забиты людьми разных национальностей. Азиаты, чёрные, латиносы, цыгане, евреи, армяне, феминистки и многие другие. Все права соблюдены, чтобы не один обиженный не подал на них в суд. - А теперь давайте дадим слово, нашему молчаливому коллеге из Европы, - крупным планом показывают ведущую. - Почему же? Нас всех интересует этот вопрос. Почему ведущие европейские страны помогают инопланетным захватчикам, тиранам, а точнее, их дьявольским марионеткам, дочерней компании Констант? Мы до сих пор не разорвали с вами дипломатические отношения. Однако, это может произойти в любой момент. - Ну, потому, что, очевидно же, вы просто обижены. - Начал мужчина. - Тот государственный порядок, к которому все привыкли, растаял буквально на глазах. Но, так ли это плохо? Впервые, в истории человечества, финансовый капитал частной компании в разы превзошёл экономику самой развитой страны. - Да врёт он всё, - с ухмылкой посмотрел на него толстый мужчина, сидящий, напротив. Тот, не обращая на него внимания, продолжает свою речь: - Это не они начали взрывать свои собственные офисы, как уже прозвучало в этой студии ранее. Вы, что, сумасшедшие? Это абсурд. Вы можете хоть обосраться от злости, но все офисы и заводы в Гуанчжоу были уничтожены по инициативе США! И я объясню почему! Незадолго до этого, в Нью-Йорке, Чикаго и Хьюстоне закрывают главные торговые офисы. В Сан-Франциско офис сгорел дотла, А в Майами его просто снесли, так и не достроив. Но, почему вы это сделали? Вся проблема в контроле. Вы потеряли контроль над компанией. Хотя, что там потеряли, вы не имели его никогда. Просто, заметили это только сейчас. Когда между советом директоров и министерством США произошёл спор. Они создают кучу новых технологий для всего мира. Компания принципиально делает это исключительно в мирных целях, для гражданского населения. Правительство же, заставляет их создавать оружие невиданной силы в своих корыстных целях. - Минуточку! - возмутилась ведущая. - А вы в курсе, что компания производила оружие для себя? В курсе, что они давали взятки сотням, тысячам прикрывающим их людей? Мы должны смотреть на это с закрытыми глазами? Что будет дальше? Мы начнём всем миром платить им налоги? Или может, вообще исчезнем, чтобы не мешаться великим творцам? Теоретически, именно к этому всё идёт. Я не права? - Отчасти правы. Но, зачем обманывать людей? Если вы не способны вести торговую войну с Констант, так и скажите. В этом нет ничего зазорного. Вы запутались в собственной лжи. Сначала вы старались умалчивать о применение военной силы, потом перепёрли всё на несчастные случаи, а теперь и вовсе обвиняете компанию в самоподжоге. На данный момент, во всей Америке и так остался единственный офис, в Сан-Хосе. И то, только потому, что народ начал протестовать, не позволяя полиции приближаться к нему. Закрыли бы офис в Сан-Хосе - закрыли бы компанию. Там сидело их начальство. Ответный удар последовал моментально, что вполне ожидаемо. Вы думали, они хоть немного зависят от вас, как и все страны, но очень ошибались. Их первый гендиректор ушёл с поста, и они тут же открыли свой банк, KeO.bank, и ввели свой резерв, подставив горящую спичку ко всеми нами любимой зелёной бумаге. - Из раза в раз его пытаются перебить, то вопли ведущей, то гул толпы, но мужчине всё нипочем. - Да, они не стали продавать вам новое оружие, но это не повод забирать его силой!! Вы не учли один важный факт! Компанией Констант управляют умнейшие люди мира, а не народные любимцы, и не наследники сектантов! Почему средневековым диктаторам можно владеть оружием, а самой передовой компании - нет? Или вы думаете, что превосходите их, только потому, что у вас есть галстуки и костюмы! Им плевать на ваши международные конвенции, договора, и общий распорядок! Посмотрите внимательней на наш сегодняшний мир. Это же джунгли! Мир, где каждый хочет убить, поглотить, навредить ради собственной выгоды. Этим занимаются все без исключений. Развитые страны ради стабильности, отсталые - ради процветания. В джунглях нет места без оружия. Государственные интересы защищает армия, а кто защитит их? - Отключите ему микрофон! - уже охрипшим голосом верезжит ведущая. - Они воюют против нас нашими же руками. Армия Турции полностью на их стороне. Япония, Корея, Китай! Из-за Констант, все развитые страны на грани революции! Даже ВВС США и Канады, под их контролем. Мы в полной заднице, а у вас хватает наглости их защищать! - Так, зачем вы отключили мне микрофон? - он покачал головой. - Плевать, меня и так всем слышно. Задумайтесь, человечишки! Констант хочет улучшить нашу жизнь! Им нужны лишь деньги, как и всем в нашем мире! А вы нагло врёте, будто они собираются захватить нас! Ну, конечно, прямо, как в фильмах! Читайте по губам. Пришельцы не желают нам зла. Людям не нужна справедливость. Но им нужна правда! Слышите? Хоть немного правды! И беда в том, что вы не видите главной угрозы. Это вовсе не компания Констант. Если вы, прямо сейчас не откроете глаза и не опомнитесь, я обещаю, и прямо заявляю на весь мир, что вы не протяните и трёх лет. Империя Пяти Оазисов уничтожит человечество. Вот где настоящий монстр. В течении следующих пяти-шести лет, они планово и методично, ожесточённо вырежут всё население и превратив ваши последние мгновения в незыблемый кошмар. - А от куда вы это знаете? Вы состоите в ИПО или какой-то их подконтрольной организации?! - громко заскулил худощавый, смуглый мужчина с левой стороны, из конца зала. - Нет, конечно! - Постойте, постойте. Вы всё никак не можете понять самого главного. - Продолжает ведущая. - Мы не воюем с компанией Констант. Мы не воюем с ИПО. Это они воюют друг с другом, а мы, словно в аду выживаем в этом ужасе. И, что бы с нами не случилось, мы останемся людьми. Независимо от того победим мы в мировой войне, продолжающейся уже почти десять лет, или нет. Мы умрём за нашу свободу, ведь у нас она уже на генетическом уровне. - Вы не воюете, потому что боитесь, а не потому, что согласны с происходящим! Докажите, что это не так! Верните Израиль! Попробуйте! И вы знаете, что вас ждёт в случае поражения? - спросил уже охрипшие европеец. - Теперь, когда люди пережили трагедию в Сан-Диего, их так просто не сломить, - продолжает женщина. - Так они же мертвы. Зачем их сламывать? Кого там сламывать? - Сейчас у власти нет необходимости в восстановлении этого города, - уже второй раз проигнорировала его убедительно говорящая тётка. - Не секрет, что мы всех обеспечили квартирами, работами и всеми необходимыми на сегодняшний день благами. Люди, пережившие трагедию, теперь живут лучше, чем до того, как она произошла. Военные днём и ночью, круглые сутки стерегут не тронутые, жилые районы города. - Она встала со своего места. - Мы уверены, что оружие, которое поставляется террористам из Констант, а может и на прямую из Джузип корпорации, не способно причинить нам глобального вреда. У нас есть аналоги. Мы сами можем, как защититься, так и напасть на сумасшедших джихадистов! И поверьте мне дорогой европейский друг, придёт время, и мы вернём Израиль, Эмираты, мы принесём демократию к Саудитам, и, даже если, через три-четыре года мы не восстановим мир и порядок, то уж точно мы не будем уничтожены!! - все начали хлопать в ладоши. - Хорошо сказано, но вам никто не поверит. Большинство людей не поддерживают власть. Вот, почему я хочу, чтобы наш народ лучше бы стал послушным ребёнком. Потому что сейчас мы имеем дело с трудным подростком, который неспособен повзрослеть. - Мы услышали вас. А теперь, помолчите, пожалуйста. Я вызываю в студию бывшего главаря одного из военных формирований, ни больше ни меньше - Арабской губернии. Он расскажет нам все коварные планы, бесчеловечной, незаконной организации, самопровозглашённого государства, точечной империи ИПО. Все, кто считает их идеологию нормальной, попросту не имеют права на жизнь. Всех этих падлецов ждёт смертная казнь. Однако наш следующий гость, является исключением. Он решил, не просто перестать быть террористом, но и осознал всю неправильность сложившейся ситуации. Теперь, он до конца своих дней будет служить на стороне армии США, во благо цивилизованному обществу, разоблачая все замыслы и возможности, продвинутых дикарей, которых, благодаря своему непредсказуемому, нелогичному поведению, в прямом смысле, можно назвать обезьянами с гранатами. Сколько же у этих обезьян гранат, а самое главное, куда прилетит следующая, прямо сейчас нам поведает наш сегодняшний гость. Встречайте! Аббас Дильхум, родом из Катара! - В студию вошёл высокий человек, в бежевой рубашки, в клеточку и простых, тёмно-серых штанах. На его голове одет чёрный мешок. Он туго затягивался толстой, плетёной верёвкой в несколько слоёв на шее. - Аллаху Акбар! Иншалльаа, Альхамдулилльаа. - Это не обязательно мистер Аббас - вмешалась женщина. - Присаживайтесь сюда. - Она показала на мягкую, круглую табуретку в центре зала. - Как вам уже известно, я из эмм... - Катара. - подсказала ему ведущая. - Точно. Я... просто я волнуюсь. - Ничего страшного. Вы из города Дохи. Продолжайте. - Когда мне было шесть лет, - начал он. - Мм, нас интересует вот что, - профессионально гладко перебила его женщина. - Вам известно, что УЭ тесно связан с ИПО. Но, насколько мы понимаем, они придерживаются разных идеологий. То есть, несмотря на сотрудничество, Арабская губерния, и, конечно же, Оазис Аль-Макка, не способствует в какой-то значимой поддержке, этому кровавому, самопровозглашённому государству, на севере материка. И, объясните нам, что там вообще происходит? В этом Уральском Эмирате самый жестокий геноцид местного населения, за всю историю человечества. При этом, им как-то удалось построить фантастический Оазис, из, действительно, продвинутых и даже, недоступных нам, на сегодняшний день, технологий. Проживающие там люди точно не способны на это. Тогда в чём же секрет такого сумасшедшего экономического роста, в условиях мировой войны? - Северная Евразия сейчас делится на три части. - Раздался слегка не разборчивый мужской голос из мешка. - Орден Тамплиеров, Урал и Восточная сибирь. Одни живут, как в девятнадцатом веке, вторые, нашим настоящим, и третие, пока недоступным будущим. Население не учувствует в этом безумии. Вы знаете, что это большая игра сверху. И, на самом деле, УЭ - просто очередной проект ИПО. Да. Пожалуй, это отвлекающий манёвр, самого главного проекта ИПО. Округ Хамунаптры, в Потерянном Оазисе. Они хотят какого-то слияния. - Что вы имеете ввиду? - вмешался женский голос из зрительской части зала. - Я не понимаю, это внедряющаяся программа из другой реальности. - Кажется, вы бредите. Вам душно? Снимите мешок, - настороженно подкралась к нему женщина. - Реальность Газавата, - быстро ответил совсем другим, еле внятным голосом мужчина. В студии резко потух свет. Откуда-то раздался громкий, ужасный смех. Зрители запаниковали, создав громкий гул. Через мгновение, свет опять появился. - Тишина!! - хлопнув в ладоши, крикнула ведущая. - По случаю судьбы, я стал свидетелем многих безбожных деяний. - Как ни в чём небывало продолжил мужчина с закрытой головой. - Я открыто заявляю на весь мир, что на них работают американские программисты. Это безжалостные убийцы. Хладнокровные ублюдки, которых надо убивать так же, как убивают они. - будто по заготовленному тексту продолжает он. - Они не достойны даже смертной казни. Аллах каждому воздаст всё по заслугам. Они всего лишь прикрываются богом. Они не принадлежат не одной религии. Они уже открыто призирают всё прекрасное и святое на Земле, в том числе и всевышнего. Пока я жив, я сделаю всё, чтобы каждый из этих выродков понёс наказание! - Зал начал скандировать. В студию входит женщина в очках с круглой чёрной оправой. - К нам присоединяется очередной эксперт, прямиком из пекла Южно-Африканской республики. - Почему-то она не стала её представлять. Люди хлопали в ладоши и широко улыбались. Может быть, из-за этого шума было не слышно. - Я уже семь лет работаю корреспондентом в самых горячих точках, - начала она, встав рядом с ведущей. - Но такого безжалостного, и бесчеловечного отношения, как в Африке, невозможно даже во сне представить, на экранах такое показывать нельзя, ни в коем случае. Эти отморозки, ведут реальную большую зачистку. И, кстати, хорошо, что я темнокожая, иначе меня бы казнили местные власти. Ведь, с прошлого года, белым официально запрещено въезжать в Кейптаун. Запрещено строить дома из белого кирпича, ездить на белых автомобилях и носить белую одежду. - Так, ну, об этом говорить не обязательно. Мы живём в свободной стране, и многие, в том числе в зрительном зале могут обидеться. - У одного из зрителей в руках сидела обезьяна. В этот момент она громко и возбуждённо заорала. Камера сфокусировалась на ней. - Вот видите? Даже обезьяна разозлилась. - Корреспондент за экраном рассмеялась. - Да уж. У вас вместо людей уже обезьяны в студии? Хотя, не всё ли равно, кому хлопать в ладоши и мычать. - Стоп. Стоп, - вмешался мужчина из зала, выхватив микрофон у соседа. Мы здесь не какое-то стадо животных. Вообще-то, у нас есть, интересы и... мы хотим... кушать, например - глубоко с волнением вздохнул он. - Какать. Сикать. Спать. - С выдержанными паузами помогла ему закончить ведущая, заняв место в центре. - А что, это тоже не так просто, понимаете ли. Кушать, какать, сикать, спать, - пальцем одной руки, дирижирует она в одну часть зала. - Кушать, какать, сикать, спать, - теперь в другую сторону. - Кушать, какать, сикать, спать, - повторяют за ней все остальные. - Кушать, какать, сикать, спать, - ведущая показывает уточку, сжимая пальцы рук. А другая женщина прогнула спину, замахала локтями, и, прижимая их к туловищу, крутится на месте. - Кушать, какать, сикать, спать. Ёу! Кушать, какать, сикать, спать. Е-е! - продолжают хором все присутствующие. - Куга-а-А!! ко-ко-ко, кугА! - В странном танце стала издавать птичьи звуки женщина в очках. Соединив вместе колени, она наклоняет их в один бок, выпрямляет и тут же наклоняет в другой, поднимая руки, и куда-то указывая. - Эй, а как же пить? - возмутился голос из зала. - С чего мы сикать-то будем? - Ну, знаете ли! - рассердилась на него женщина в очках. - Не все наши зрители столь требовательны, как вы. - Мы будем кушать жидкую пюрешку! - наехала на него ведущая, и начала аплодировать сама себе. - Грёбаный балаган. Это уже слишком - возмущается, покачав головой, Даймок. Во что вы превратили мою любимую передачу? - Это мы ещё молодцы! - будто она услышала, обращаясь к нему. - Хотите увидеть будничный день какого-нибудь диктаторского режима? Например, Российское ТВ? Да, когда-то, я работала на раша тудэй, но их местные телеканалы просто полный трэш. - Ну, давай, - буркнул мужчина в экран. Неприметный парень из студии вышел на сцену, начав щёлкать пальцами и притопывать ногой. 'Ненавидим мы Европу, вовсе не из зависти, Позовите нас туда, если хватит совести, Переедем всей страной, любим мы врага душой, всё, что нужно перед сном уставшему народу, наши телепередачи сделают погоду, растворяющие смысл за твою свободу, это не кусок говна, а ложечка нутэллы, она так же прекрасна, как режим Венесуэлы' - Ему начали подыгрывать на электрогитаре. - 'Наш народ, тоже не подарок, как обезьяна в месячных, но народ диктаторов тупее одноклеточных. Это мы сейчас над вами вовсе не стебёмся, просто надоело спать, когда же мы проснёмся'. - Малой наваливает в стиле рэпа. Ведущая и странный мужчина с мешком на голове, громко хлопали ему без остановок. Они хлопали всё быстрее и быстрее. Остальные с улыбкой подхватили их. Люди улыбались всё шире и шире. Их лица, стали какие-то жуткие, не естественные. Глаза ведущей повернулись на нос. Глаза всех в студии повернулись на нос. - Что за чертовщина!? - Даймок слегка испугался. Здесь что-то явно не так. Он выключил экран, нажав на сенсорную кнопку своего дистанционно связанного гаджета, похожего на планшет, только совершенно плоского, будто двухмерное изображение. Диван громко загудел, словно под ним были винтиляторы. Вместе с ним, он резко взлетел вверх, легко пройдя сквозь крыши, будто её и не было. Теперь он уже не дома, а высоко в небе. Рядом, с двух сторон, сидели Глэйсон и Сэм. Они так же улыбались во всё лицо и хлопали в ладоши. Их глаза направились к носу, и они резко повернули свои головы на Даймока. Его пробрала дрожь по всему телу. Он соскочил с дивана и с большой высоты полетел на землю. Не успев открыть глаза, мужчина дёрнулся в своей постели, откинув одеяло к ногам. - Что с тобой? - спросила его, сушащая феном волосы жена. - Приснился дебильный сон. Сколько сейчас время? - он сам посмотрел в своё мобильное устройство. Чёрт, я просмотрел сегодняшний выпуск Джины Байнс... - Он не на долго о чём-то задумался, засмотревшись в одну точку. - А может это и к лучшему. - неразборчиво проворчал Даймок. Торопливо одевшись он ушёл за своим завтраком. Женщина посмотрела ему в след. Подняв брови, она покачала головой и глубоко вздохнула.

Жёлтая сухая трава ломалась под ногами. Она не имела никакого запаха. Дышать становилось всё труднее. Быстрое сердцебиение - единственное, что было слышно. Стоял полный штиль. Погода тёплая, сухая. Голова начала кружиться, но не из-за жары. В глазах всё блекло. Всё двигалось. Постоянно терялось равновесие. Каждый шаг был, как последний. Связь с реальностью, то терялась, то восстанавливалась обратно. Это не могло долго продолжаться. Ноги подкосились сами собой. Тело, словно парализованное, рухнуло на землю. Зрение пропало. Маленькие серые крапинки, изредка появлялись, и тут же гасли. Он гладил холодную, твёрдую каменную поверхность. - Невероятно... Что здесь происходит? В глазах Глэйсона полная темнота. Где-то далеко, медленно зазвучали взрывы, больше похожие на лёгкие постукивания, хлопки в ладоши или слегка трясущуюся посуду на столе. Помимо хлопков, звуки дополнялись скрежетом и лёгким шорохом. Постепенно, они усилились, но уже не казались громкими. На их фоне, внезапно раздались неразборчивые, голоса, которые были то совсем близко, то вдруг отдалялись. Они довольно спокойные и, даже приятные. Это был женский шёпот. Мужская, еле слышная песня, и просто, какие-то рассуждения, между басистыми раздающимися со всех сторон, совсем близкими голосами. - Не унывай приятель, сейчас я подойду - Еле разборчиво сказал один из них. Недолго думая, Глэйсон понял, что физически чувствует себя в порядке. Ощупав землю руками, он решил встать. Вытянув руки вперёд, не решительно наступав на землю, Глэйсон соблюдал полное спокойствие. Он не знал, где находится, безопасно ли вообще здесь быть. У него даже не возникало идеи, спросить, хоть что-то у окружающих его голосов. Он пытался понять кто он или что из себя представляет. И одновременно, ему казалось, что всё в порядке. На столько в порядке, что так и должно быть. Это состояние, чем-то походило на сон. Находясь в необъяснимом, месте, где явно, происходит что-то странное, он не желает изучить, понять своё окружение, так, как понимает его любой другой адекватный человек. Он словно был уверен в своей безопасности. Словно он где-то среди своих. Постепенно, перед глазами появилось ясное ночное небо. Оно красиво усыпано яркими звёздами и желтоватым туманом звёздной пыли. В дали, у самого горизонта, виднелись, еле заметные, тусклые, розовые и красные вспышки. Вдруг кто-то схватил его за руку в области локтя и немного в грубой форме повёл в право от того пути, куда он шёл изначально. В глазах снова полная темнота. - Почему я ничего не вижу? - спросил Глэйсон. - Всё ты видишь, придурок. - последовал чёткий ответ. На него сразу нашла обида. Голос при этом продолжал говорить, но всё неразборчивее, его громкость была той же, однако Глэйсон не понимал уже о чём речь. Вдруг обида его сменилась на гнев, и громко крикнув он выдернул свою руку со словами: - Дай поспать. - Появился яркий свет. Всё вокруг окрасилось, обрело свои формы. Глэйсон моментально всё увидел перед собой, как будто он просто открыл глаза. При этом он понимал, что глаза не закрывал, однако не посчитал это странным. - Братишка, что с тобой? - недоумевая, спросил его молодой мужчина, такого же, как он роста и, довольно спортивного телосложения. - Ничего, зачем ты меня держал? Я что тебе старик немощный? - Ну зачем днём то спать. У нас куча работы. Будь продуктивней. Используй транквилизаторы, если не доверяешь нашим усилителям нейронных узлов. Глэйсон долго смотрел в глаза этому подсушенному парню, что представлял точную копию его самого. Немного вздохнув он осмотрелся по сторонам и сказал: - Готовь своё барахло, братишка, сегодня папочка разрешает тебе помочь! - И кто здесь папочка - сказал женский голос из огромного телевизора на стене. - Не важно, мы тут о своём - быстро ответил Глэйсон. - Значит, ты теперь стал главный, продолжила, вроде как, женщина. - Бедный Сэм, весь в работе. - Мы команда, и работаем вместе, не будет же один всё делать за двоих, а второй отдыхать. - И что же делаешь ты? - спросила женщина, по-видимому, она была в прямом эфире и на фоне её творились до жути странные вещи. Если она сама слегка была не похожа на человека, то существа позади её, больше напоминали гладких и голых инопланетян, со странным строением скелета. Хотя рано говорить, что женщина чем -то отличается от них, просто с головы до ног она одета в какой-то толстый костюм, толи кольчугу, который быстро перетекает по всему телу. Слегка блестящие пластины чёрного и серого цвета, разных форм, то выпячивали наружу, то задвигались назад, то, рядами перекладываются с места на место. При этом костюм скрывал её форму тела, как толстый балахон в форме конуса. Голова тоже была закрыта, этими пластинами, и даже большая часть лица. - Слушай, у меня куча дел, ведь ты знаешь, какую позицию я, то есть мы с Сэмом занимаем в человеческом обществе. Поэтому - женщина резко перебивает его: - Что за позиции? Всё, что вы занимаете - мог бы занять любой другой, окажись на вашем месте. У кого действительно много дел, так это у меня. - Я готов, Глэйсон - прозвучал голос Сэма, идущего с полными руками ни на что непохожих, больших и маленьких штуковин, и сверхтехнологичную экипировку. Шёл он, судя по всему к выходу на улицу, очень шикарному помещению, которым и являлась эта комната. - Ну, ты понял, что завтра, максимум, послезавтра вы должны прилететь сюда. - Продолжила женщина и пошла куда-то в сторону, при этом видеокамера плавно поворачивалась, так, что съёмка фокусировалась на ней. - Брось, это не обязательно - Сказал Глэйсон. - Это ваши сотрудники. И не наша вина в том, что они сливаются. - Возможно - ответила она после небольшой паузы. - Тогда не расстраивайся, если в ближайшее время вы тоже лишитесь своих должностей. - В чём дело? - возмутился Сэм. - До меня дошли сведения, что вы работаете далеко не над тем, что хотелось бы Дузип корпорации. Думаете, если мы на разных планетах, вам можно творить произвол? - Какой чёрт возьми произвол? - растерянно прикрыв рот Глэйсон смотрит на Сэма. - Компания ПАТОГЕН17, развёрнутая где-то в Океании. Там, в лабораториях ведутся разработки по части медицины. И, всё бы ничего, но... это слишком личный разговор. - Я понял о чём ты, - нахмурился Сэм, собираясь уже выйти на улицу. Когда-нибудь мы ещё обязательно встретимся. - Я серьёзно. Завтра, если вас не будет в Пангоне, придётся прибегнуть к самым радикальным мерам. - Окей. сказал Глэйсон тихим, протяжённым и слегка виноватым тоном. Он нажал на одну из кнопок на столе, которые красиво задекорированы под цвет и стиль лакированного тёмно-коричневого стола. И огромный экран, тут же потух.

Оборонный рубеж

Неизвестные воспоминания

Холодный ветер дул на маленький, свёрнутый клочок бумаги. Он застрял в тонком слое свежего снега. После сильного порыва ветра, он вырвался и полетел вниз, по ледяному склону. На бумаге была запись. Отчётливо виднелись непонятные иероглифы, написаны чёрными чернилами. На первый взгляд, этот текст, нечто среднее между ивритом и арабским языком. Рядом наступила чья-то нога в сапоге из твёрдых наложенных друг на друга, пластин. Наклонившись, неизвестный медленно поднял записку и тут же прочёл её: "О великий Грул. Если ты когда-нибудь прочтёшь это, прошу не судить меня строго. Я делал всё, что было в моих силах. Политика Свурта, и ваша политика, обратили наш мир в неуправляемый кошмар. Возможно, я и мог избежать своих ошибок, если бы не мой старший сын - Хасте. Он предал меня, воспользовавшись моими чувствами, моим бездумным доверием. Он предал совет старейшин и всю власть нашего города. Уйдя в заснеженные горные долины, что на востоке от Месопотамии, Хасте основал свой, независимый от всего мира город. Он изолировался от нас, он изолировался от шумеров и даже дикарей. Мне не понятны его мотивы. С ним ушли четыре сотни, таких же сумасшедших, больных фанатиков. Я не позволил бы им безнаказанно покинуть нас. Они подписали себе смертный приговор, все до единого. Мы неоднократно их преследовали, однако, это был тщательно спланированный план. Заговор против действующей власти. Двигаясь по заранее подготовленному маршруту, мерзавцы умудрились забрать наши важнейшие принадлежности. Многие из них, были проектировщиками, инженерами, создателями последних технологий. С их уходом, однозначно стало сложней, но за пару столетий, мы восстановили потери. Сегодня, я совершаю самый ответственный обряд. Как бы этого не хотелось делать, я вынужден пробудить вашу бессмертную армию. Ибо я не вижу других способов навестить моего любимого сына. М. Рифт

Лёгким бегом Глэйсон побежал по комнате к выходу из своего большого дома. С улицы этот особняк больше напоминал дворец из далёкого будущего. Стены имели изогнутые формы, на крыше было невероятное количество несимметричных, но очень вписывающихся в интерьер башен, части которых медленно двигались и даже меняли свою форму, благодаря складчатой конструкции в одних местах. А в других местах, растягивались, как резина, благодаря какому-то эластичному или рассыпчатому материалу. Это всё технологии от Джузип. Дизайнерами, как и строителями дворца были сами владельцы. Высота постройки относительно не большая. Самые высокие башенки, примерно с пятиэтажный дом. Но, выглядит это, конечно, изумительно. Не менее впечатляющим был двор, по всем стандартам современных богачей, но в добавок, по краям этих сказочных красот стояло, что-то напоминающее забор, состоящий из заостряющихсякруглых башен, вместо столбов, сильно изогнутых у основания и по середине, медленно завивающиеся под разными углами к земле, и разной высотой. Это словно стена сказочной крепости. Определённо, всё это стоит не только больших денег, но и сложных, а на сегодняшний день - невозможных для простых архитекторов, технологических решений. Но, для братьев Велторсов, этот замок ничего не значит. Его возвели за один месяц, по прихоти Глэйсона. Сэму не нужен такой дом. Он слишком нагромождён и отвлекает внимание от работы. Здесь нет тех условий для разработок в лабораторных условиях. Поэтому, Сэм живёт неподалёку, на специальном комплексе, со всей командой, на этом же острове. А в этот дом, приходит, скорее, как в гости. Или, просто отдохнуть. Стоит заметить, что изредка в процессе всего этого, архитектурного движения стен, некоторые части построек, просто взмывают в воздух, как будто для них сила гравитации совсем не работает. Первые впечатления об этом доме просто взрывают мозг. Но, когда привыкаешь, кажется уже, что так и должно быть. Тем временем, Глэйсон как ни в чём не бывало продолжает бежать по зелёному, стриженному газону двора, прямо к висящему в воздухе, с агрессивным дизайном, чем-то похож на суперкар, а чем-то на летающую тарелку, интересный аппарат. Из него высовывается брат близнец - Сэм и удивительно крикнул: - Неужели. Я уже решил, что ты передумал. - Глэйсон молча пытается залезть, и вдруг странный аппарат, под названием Летатель А-класса (легковой, невооружённый), резко поднялся на полтора метра выше. - Эй, что ты делаешь? - Закинь шмотки. - спокойным голосом ответил Сэм. -Ты же с ними выходил. Издеваешься что ли? - подняв голову вверх, нервно спросил Глэйсон. - Успокойся ты. Я всё загрузил, кроме генератора - он показал на крыльцо особняка. - У меня нет с собой устройства МООД. (МООД - максимальная оптимизация однонаправленного движения. Прикрепив его, как липучку, к чему угодно, можно поднять объект в воздух и с помощью дистанционного управления доставить его куда угодно). - Еле сдерживая смех, улыбаясь во весь рот сказал Сэм. - А что? Да он тяжёлый. Но ты же поддерживаешь свою форму естественными методами. - Глэйсон нахмурившись развернулся и побежал обратно. Летатель резко устремился в ту же сторону, преодолев почти триста метров за три секунды. Сэм вышел из него и сам погрузил генератор, пока Глэйсон продолжал бежать. Затем быстро вскочил обратно и дождавшись Глэйсона они взлетели метров на пятьдесят вверх, продолжив двигаться в прямом направлении. - Без обид, тебе не помешало бы лучше следить за собой. - начал Сэм. - В смысле, за телом. Выглядишь ты, конечно неплохо, но резкость. Куда она пропала? Не быть тебе квотербеком. Он вздохнул и положил руку ему на колено. - Эй, не трогай меня, ладно? Мне насрать на твой футбол. - сердито скинул его ладонь Глэйсон. - Сегодня ты часто отвлекаешься, не в своей манере. Помимо Даймока, нас ждёт ещё одно маленькое задание завтра. Космическое путешествие. - Я в курсе. - устало поднял брови Сэм. - Шарвей... Опять у них какое-то дерьмо происходит. - засмотрелся в окно брат. - Всё нормально. Эти придурки хотят, чтоб мы переехали к ним. Типа наш рынок не перспективен, все дела. Но, мне-то плевать на их деньги. - Серьёзно? Если бы наш рынок был не перспективен, они бы не имели с нами дела. - ухмыльнулся Глэйсон. - Тут что-то другое. Мне кажется, ты не договариваешь. Она сказала о Патоген17. Какие исследования проводят в Океании, что могли её смутить? - Только между нами, приятель. Образец B1A1. Они считают его цифровым биооружием. Созданное для воздействия на прототипы Земных многоклеточных организмов. - Какого дъявола!? - выставился на него брат. - Почему я узнаю об этом только сейчас? Нет. Постой, мы готовимся к массовому уничтожению? - А ты хочешь готовиться к войне, как генерал Даймок? - Сэм вздохнул, покачав головой. - Чувствую, чей-то зад начинает подгорать. Нужно шире смотреть на некоторые вещи. Это не то, что ты думаешь. У меня нет желания воевать и уничтожать. Если у тебя оно есть, значит, мы из разных вселенных. Это не биооружие. Успокойся. Это программа генерации искусственного каркаса клеток. Это ценнейшая разработка будущего. Кодирование тканей. - Ты бы придержал язык. Шарвей могут прослушивать через что угодно. - Это же круто. Пусть знают, насколько мы хороши. Кстати, за тобой они точно не следят, - улыбнулся Сэм, не отрывая глаз от панели управления. - Да, только за мной. За Джаредом, Кенни, Максом, Цзумой, Бимбо и, остальными членами команды. Сотрудников они не прослушивают, можете выдохнуть. - Откуда знаешь? вы, типа, самые опасные, влиятельные ребята? Тоже мне. - Ну да. Ключевые фигуры. Наконец их транспорт постепенно пошёл на посадку. Рядом стояли бронированные здания, напоминающие военную базу. Пейзаж был завораживающий, ни одного живого существа не было видно, всюду стояла военная техника всех предназначений. Огромные броневики, что-то похожее на танки, много непонятной конструкции, похожей на роботов, разных животных и насекомых. Однако всё это чудо они пролетели мимо, остановившись у очередного закрытого ангара. Ступив на землю, они достали из карманов маленькие устройства и прислонили их прямо к своим лбам. - Сканирование завершено. - Из неоткуда раздался приятный голос. Ангар открылся, внутри которого, были ещё двери с мигающим квадратом три на три метра посередине гладкого пола. Вступив на этот квадрат, на нём, как на экране, пошла загрузка. Через 9-10 секунд тот же голос продолжил: - Совпадения успешны. Сохраняйте позиции. - Первые двери начали задвигаться обратно, после их полного закрытия, автоматически открылись следующие. Братья зашли в светлое, пустое и очень ровное помещение, где стояли две большие ровные сферы тёмно-серого цвета, метра два с половиной в диаметре. Прикоснувшись ладонью к одной из них, в сфере образовалось эллиптическое отверстие, как вход в неё. Но вот раздался телефонный звонок, судя по всему у Сэма. Быстро подняв руку, из его широкого браслета вперёд выскочило немеханическое большое плоское изображение, с разными данными, прямо над ладонью. - Я слушаю - тихо говорит Сэм. - Мистер Сэм, а-а-а... я хочу спросить, когда вы уже, наконец, прибудете? - спросил тот. Оба парня залезли в шар, разместившись на сиденьях, полупрозрачных, плавно, то проваливающихся вниз, то поднимающихся обратно, висящих над поверхностью, снизу приплюснутой сферы. - Не расстраивайся, мужик, будем через пятнадцать минут, - ответил Сэм, нажав какую-то кнопку, и сфера быстро, но плавно выросла диаметром в два раза. Ребята схватились за рукоятки, находившиеся на уровне сидений, как вдруг, весьма изящно открылась крыша ангара, волнистыми сгибами - скукожилась вдоль стен. Сфера с невероятной скоростью вылетела в небо. Если бы кресла, внутри неё не двигались в противоположную сторону ускорения, пассажиров точно раздавило бы от такого давления. Что более невероятно, в полёте она меняла обтекаемость своей формы, но не меняла площадь своей поверхности. Через несколько минут, они подлетели к точке событий. Это центральная часть острова Тайвань. ИПО захватили Тайбэй и всю северную часть острова. А, компания Констант, совместно с Устойчивым Альянсом, пытаются вернуть захваченные земли. Здесь происходили настоящие военные действия. Стоял грохот взрывов и криков. Всюду были невысокие, но целые постройки. Приземлившись у большой палатки, молодые люди быстро выскочили из своего транспорта, и зашли туда. Там стояли два солдата смотрителя и нервный тот самый генерал, что звонил Сэму. Он не очень-то похож на генерала. Этот мужчина одет в серые джинсы с вырезами на коленях и чёрную тонкую рубаху с слегка закатанными рукавами. Белые, достаточно длинные волосы, горшком уложенные по всей голове. В обоих ушах, вставлены серебряные серьги, в форме больших ромбов. На правой стороне лица, на виске и щеке, у него была голограммная татуировка нескольких маленьких сплетающихся полос. Они немного двигались, слегка искривляясь, затем, возвращаясь обратно. - Как успехи? - улыбаясь, спросил Глэйсон. - Пока держимся. Но... Не помешало бы вам присоединиться, - посмеялся в ответ тот. - Привезли оборудование? Восстановитель, зарядник? - Всё там, - указал назад рукой парень. - Мои ребята вышли из строя. Обычные вояки долго не продержатся, а ЦС сегодня вообще не ведут боевых действий. - У нас плохие новости. - Продолжил Сэм. - Скоро мы опять летим на Терраро. - Завтра - уточнил Глэйсон. - Вы не можете оставить нас. Кто будет поставлять боеприпасы? Сначала снова наладьте массовое производство. Или хотите проиграть битву... Чтобы всех нас убили! Почему вы считаете себя должниками перед своими инопланетными партнёрами?! - генерал Даймок подошёл в плотную к Глэйсону и поочерёдно смотрел на него и на Сэма. - Я тоже работаю на них, но Земля для меня важнее всего. - Сохраняйте спокойствие - немного угрожающе, но спокойно ответил Сэм. - Посмотрим, как ты сохранишь спокойствие, когда монстры разорвут тебя на части, как тысячи, миллионы ни в чём неповинных людей, - возразил Даймок и надел на кисть своей руки небольшую, но сложную конструкцию, являющуюся, скорее всего непростым оружием будущего, чем, наручными часами. А может, это, какой-то гаджет, типа усовершенственного Эйпл Вотч. - Как вы можете так наплевательски к этому относиться? Ну, это же не разумно, Сэм. Подумай сам. Сегодня они зачистят нас, а уже завтра они нападут на нашу компанию! Грань дозволенного давно пройдена. Когда я боролся за права людей, я не настаивал помогать мне. Глэйсон. Что же ты мочишь? Смотрители - важнейшая структура компании, это наша безопасность. А безопасность превыше всего. Это гарантия существования. Это основа. Мы неотъемлемая часть Джузип. - Смотрители это всего лишь охрана Констант компани, болван. - осторожно топчется на месте Сэм. - Не много ли ты на себя берёшь в последнее время? Возомнили себя уже отдельной и независимой структурой? Пора спустить вас с небес. Иногда так выходишь из рабочего офиса и диву даёшься. Я не являюсь гендиректором Констант, но это не уменьшает доли моего влияния в компании. Вы можете выбирать, будете работать на стороне совета директоров или на моей стороне, - отвечает Сэм, убрав руки за спину, он начал ходить из стороны в сторону. - Меня тошнит от нашего управления. Противно даже находиться рядом с прихвостнями Джузип. Я работаю на особых условиях, и мне не обязательно занимать высокий пост, чтобы не потерять своих полномочий. Что касается вас. У вас есть прямые обязанности, и вы не справляетесь с этими обязанностями. Причём совершенно не справляетесь. Смотрители или как вы там себя называете. Так вот - остановился Сэм, повернувшись спиной к собеседникам. - С этого дня, вы и ваши смотрители, больше неликвидны. Собирайте свой жалкий сброд и просто потеряйтесь где-нибудь. Мне надоело это терпеть. Армия Констант, как и весь совет директоров, просто посмешище. Теперь, моя команда возьмётся за вашу работу. И начнём всё с чистого листа. Для начала, создадим новый спецотдел. Угус и Фарахза станут генералами. Адмирал Войл займёт ваше место. Мандэсо станет директором П17, вместо Киромото, который будет помогать вам. Лучше охраняйте прибрежные воды Самоа, мистер Даймок. Мы привлечём более серьёзные силы. Когда на нас сваливаются большие проблемы, в игру вступают большие люди. - Вы хотите создать сумасшедшую армию? - навалился на небольшой круглый стол Даймок. - Зачем? До сегодняшнего дня мы со всем справлялись. Если бы не ИПО, всё было бы хорошо. Ведь помочь нам гораздо проще, чем заново создавать военные подразделения. - Вы исчерпали свой потенциал. Не надо сваливать свои проблемы на религиозных фанатиков. Я понимаю, для вас ИПО как кость в горле, но мы всё ещё можем мирно обсуждать с ними вопросы. Наш противник Устойчивый Альянс, а вы видите в нём союзника. - Ты вообще слышишь себя? - смеётся генерал. - Мирно обсуждать вопросы? С кем? с Джиннами и Пастухами? Они не хотят этого. Эти варвары хуже животных! Им не нужны не какие переговоры. Какой в них смысл? Они воруют все технологии Джузип. А может уже, производят их сами. Это они слишком много о себе возомнили. Мы должны показать им, что тоже чего-то стоим. Что нападение на любое подразделение Джузип будет не осуждаться, а жестоко караться. Будь моя воля, я б давно уничтожил эту грёбаную Империю Пяти Оазисов, но... - Что, но? Вам мешают злобные волшебники и колдуны? - продолжает Глэйсон. - Под вашим руководством двухсот восьмидесяти тысячная армия со всеми технологиями Констант и разве этого не достаточно? - Возможно. В этом есть и моя вина, - недовольно сморщился Даймок. - И, что будет со мной? - Расслабься, приятель. Я давно знаю тебя и, - указательным пальцем Глэйсон почесал ухо. - Мы найдём тебе другую работу. - Настали очень тяжёлые времена, - говорит Сэм. - Государственные власти обезумели. Но мы так просто не отдадим им нашу компанию. Общественность не устраивает, что мы являемся посредниками инопланетной корпорации. Думают, что мы настроены враждебно, но это не так. Джузип корпорация, как и любая коммерческая организация, хочет только одного - денег. И Констант хочет торговать. Мы тоже живём на этой планете, и стабильность нам не помешает. Лично я, не хочу, чтобы компания оказалась с пустыми руками, а наша команда с пустыми головами. Некоторые решения, лучше подольше обдумать, даже, если это дорого обойдётся. Наш враг не только каратели из Аль-Макка и монстры Арабской губернии, но и люди в том числе. Мы должны приспособиться. Продавать технологии людям и одновременно, с ними же бороться. Звучит, конечно, по-идиотски. Они нуждаются в нас. Особенно, сейчас, в военное время. ИПО больше пугает людей, чем убивает, мешая нашему бизнесу. Поэтому, несомненно, они тоже стоят у нас на пути. И, насколько нам известно, они вообще не ведут дела с Центром сопротивления. Мы не будем воевать против всех подряд. Напротив, мы должны остановить мировую войну. И сделать это лучше мирным способом. Потому что, когда битва вырвется за пределы двух островов, думаю, последствия станут самым большим кошмаром для человечества. И в этой войне будут победители. Только боюсь, это будут не люди. А ещё, в конце концов, боюсь это неизбежно. - Тогда, я пошёл, - медленным и хриплым голосом продолжил генерал. - Джон, передай полковнику Даку, чтобы отступал. - Это ещё почему? - возмутился Сэм. - Мы же больше не ликвидные. - улыбаясь он подошёл к нему. Генерал подмигнул глазом и позади, на двух братьев наставили стволы, присутствовавшие в палатке солдаты. Их оружием были простые пистолеты-пулемёты TDI KRISS Super 5 и модернизированные MP-5. Точно, было не понятно, сколько этих солдат, но визуально в палатке стояло девять, не считая генерала. - Быстро вышли отсюда! - крикнул один из них. Парни медленно подняли руки, и вышли на улицу. - Вы в своём уме? - вышел Сэм - что вы творите? - выпрыгнул за ним Глэйсон. - Думаю, вы не сильно расстроитесь, если мы попользуемся вашим звездолётом. - сказал этот же солдат, продолжая держать прицел, то на Сэме, то на Глэйсоне. - Мы сделаем всё, что угодно, не троньте звездолёт - отчаянно - дрожащим голосом пробормотал Сэм. - Попробуй забери его! - выпрыгнул из палатки генерал Даймок. Тут нервы Глэйсона сдали, и он выхватил свою пушку, прикреплённую в области локтя на скользящем креплении так, что, дёрнув кисть от себя, небольшая трубка сместилась вверх по руке сдвинув внушительных размеров продолговатую штуковину по спирали вперёд и во внутреннюю часть руки. Теперь пушка стала выпирать от кончиков его пальцев сантиметров на десять-пятнадцать. Направил он это дело на генерала. Мгновенно, Сэм выхватил такие же пушки, быстро направляя на каждого из целившихся в него солдат по очереди. - Давай - ехидно проскрипел Даймок. - стреляй, так же будет лучше. Ты всегда принимаешь обдуманные решения - быстро трезвонит он. - Так же будет проще для всех. Вы сразу обо всём договоритесь с радикалами. - Глэйсон достал пушку на второй руке, тем же способом и отпустив обе руки вниз, тихим строгом голосом сказал Сэму: - Идём, у нас мало времени... - Немного подумав, Сэм тоже снял прицел. - И куда же мы пойдём? - обернулся назад Сэм. - Видети ли, господин директор. Мои солдаты отступают. И мне очень интересно, почему они не справляются. Может, вы сами посмотрите, и разберётесь в чём же дело. - Хорошо, хорошо. - Солдаты при этом продолжали целиться, даже на уходящих, повернувшихся спиной братьев. - Зачем мы оставили их? - Рассержено спросил Сэм. - Ненавижу вояк. - Глэйсон молча продолжает идти. Сэм резко повернулся, продолжая, двигаться спиной вперёд и громко крикнул: - Эй, мы уже далеко ушли. Может, хватит? - ответ не последовал. - Боже правый, хоть бы они сказали, что это розыгрыш, - расстроено, ковыляет вперёд Сэм. - Пусть идут. Сейчас мы нужны им как никогда раньше, - тихо пробормотал Даймок. - И как теперь сказать им, что это пранк? - испуганно улыбнулся офицер. - Они вернутся, если не полные идиоты. - неспешно Даймок в одиночку начал разгружать их Летатель. Местность становилась всё более мрачной. Под ногами хрустела тонкая плёнка бугристой, давно застывшей лавы. Эта горная порода была очень тёмного цвета, слегка отдавая серым в некоторых местах, от отражённого позади света. Впереди была тьма. Небо завивалось густыми чёрно-розовыми тучами так сильно, что вот-вот сверху упадёт воронка торнадо. Оно сверкало множеством блеклых вспышек. Дальше той палатки не было ни одной постройки и не одного растения. Они видели, как им на встречу шли солдаты в похожем на них обмундировании, только лица их были полностью закрыты, устрашающими масками, а может и противогазами, снизу которых не было фильтров. Все солдаты шли по одному. Расстояния между ближайшими из них, были от десяти метров. Мужчины переглянулись друг с другом и Глэйсон слегка виновато улыбнулся, глядя в лицо Сэму. Тот в свою очередь улыбнулся в ответ так, как будто ему на всё плевать, в том числе на Глэйсона. Это очень забавно, парни шли в какую-то анамальную зону, как на аттракцион. Пару минут спустя отступающие солдаты начали ускоряться. Горизонт этой мерзкой почвы казался ровным, как море, чем-то напоминая пустыню. Он сливался с небом во всех направлениях, кроме того, что впереди, так как обзор был довольно ограниченным из-за большего отсутствия света. Вот солдаты бегут уже со всех ног, как будто на соревнованиях по спринту. Как будто в ужасе спасаются от кровожадного хищника. Глэйсон побежал во мрак, лёгким бегом, пока не стали раздаваться мощные грохоты толи взрывов, толи грома. Сопровождаясь умеренно громким рыком, или отдалённым воем стада животных, но, это явно были другие существа. Земля затряслась с невероятной силой. Глэйсон остановился. К нему подбежал Сэм. В почве разошлись огромные трещины, в которые начали сваливаться солдаты. Дёрнув за маленький рычажок, торчащий прямо из груди костюма, они взлетели от земли на несколько метров и не быстро продолжили лететь над ней, неизвестно как управляя они могли менять и высоту, и направление полёта. От такого землетрясения, всюду начала подниматься пыль - тёмная, как пепел вулкана. Видимость в глазах совсем упала. Глэйсон видел только Сэма и наоборот. - Слушай, держись ближе. - Пытается перекричать окружающий шум Глэйсон. - Я не вижу дальше носа. - Зачем тебе датчик плотности движения. - так же громко возразил Сэм. Глэйсон посмотрел на кисть своей руки. В том месте, где обычно расположены часы, у него было что-то типа экрана смартфона, прикреплённого на обычный с виду кожаный ремешок. На этом экране была не понятная информация в основном из быстро меняющихся цифр и мигала постоянная надпись - базы данных обновляются. Нажав на область экрана с надписью 'внесистемное движение', его экран вылез наружу, увеличившись в размерах, он чем-то напоминал трёхмерную голограмму, однако, дальнейшие надписи, возможно, отвечают на вопрос принципа действия этой технологии. Среди небольшого списка уже трёхмерного изображения он выбрал надпись - "Зафиксировать изменённые положения вывода информации". После этого, все буквы исчезли. Вместо них появились различные знаки, фигурки, отличные друг от друга формой и размером. Быстро нажав на одну из иконок, экран выдал трёхмерное изображение какой-то местности, судя по всему - той, в которой он и находился. Среди всего изображения была одна надпись - назад, и качелька регулировки, изображённая перпендикулярно к его взгляду. Потащив пальцем эту качельку вниз, изображение сильно потускнело и стало более однородным. Нажимая по всем областям экрана, в том числе и по высоте изображения, нажатия в этой области регулировались глубиной проникновения пальца. Одновременно с этим, объекты, соответствующие положению кончиков пальцев, выделялись яркими границами и слегка увеличивались. Доставая палец из зоны изображения - выделенная, граница начинала менять цвет и кружить возле данной области, как обычная загрузка. Недостатки этой хрени заключались в её преимуществе, ведь если нажатия по глубине происходило ошибочно, одну, две секунды приходилось удерживать кончик пальца в другой, необходимой области. Что и пришлось сделать Глэйсону. Разумеется, для человечества этот прибор - немыслимая фантастическая штучка, но Глэйсон, работая с ней, постоянно только и бормотал: - Сколько ещё мне терпеть это дерьмо... Будьте прокляты, кто создал эту хрень... Лучше бы вообще не брал её. - Сэм тем временем тоже тыкался с этой штукой на своей руке. - Ну что? - спрашивает его Глэйсон. - Что-то видишь? - Пока что нет - ответил Сэм. Постепенно, даже не заметив того, что шум в этом мраке совсем пропал и настала абсолютная тишина, летящие в неизвестности на своих костюмах, прямо как супермены из детских фильмов неожиданно начали замедляться. - Поразительно, я не чувствую сопротивления воздуха - Сказал Глэйсон. Сэм всё ещё копался в своём устройстве. Немного погодя он заговорил: - Странно, я рассчитал возможную структуру потенциальной угрозы... В зоне действия пяти километров - ничего. - Похоже, атмосфера стала вязкая, мне тяжело дышать. - Немного занервничал Глэйсон. - В ответ Сэм промолчал. - Слушай, может свернём куда-нибудь? Где вообще мы находимся? По карте нет ничего. А раньше здесь что-то было? - Нет - в полном спокойствии, тихо ответил Сэм. - Почему здесь никого нет? Где эти твари? Слушай, может вернёмся назад. Позвоним Шону, он разберётся с этим генералом. Этот ублюдок и его прихвосни очень пожалеют, что поступили так с нами. - Согласен. - Коротко согласился Сэм. - Остановись уже. Я думаю, нет необходимости дальше двигаться. Давай назад. - Тем временем Сэм где-то исчез в темноте. - Ты где? - Напугано спрашивает Глэйсон, быстро поворачивая головой по всем сторонам. - Я лечу назад! - из далека раздался еле слышный голос Сэма. - Подожди! - Ещё более встревоженным голосом провопил Глэйсон. Пока брат догонял Сэма, со всех сил пытался понять, куда делись громкие взрывы и грохот землетрясения? Куда пропали солдаты, и с кем же они вообще воевали здесь? - Эй! - крикнул Глэйсон. - Ты слышишь меня? - В ответ тишина. Отчаявшись, он выхватил из конструкции его пушки на левой руке - странный, мнущийся в руке гаджет, похожий на планшет. Там открыв вкладку - контакты, он нажал на Шарвей, сморщив своё лицо, он тут же нажал вкладку отмена. Бросив гаджет в неизвестность, который моментально прилетел и словно магнит закрепился в той области из которой был вынут. - Почему-у-у никого не-ет! - в панике взвыл Глэйсон. - Потому что ты не хочешь никого видеть. - Раздался громкий голос Сэма в его голове. - Вздрогнув от испуга, он сдвинул пушки в боевую готовность и резко повернулся назад. - Спокойно, тщ-щ-щ. - Сказал появившийся в метре позади него Сэм. - Это же я, как плохо сказывается на тебе темнота. Ты боишься её, словно маленький ребёнок. - Я боюсь не темноты... - Сэм жалостно улыбнулся. - Я боюсь твоего странного поведения и отсутствия того, что здесь должно было быть - впервые Сэм посмотрел на него в недоумении, и тут раздался рёв бесконечного стада мутантов, ползавших по земле, где слегка возникла какая-то видимость. - Летим в низ! - Крикнул Глэйсон и кувыркнувшись в воздухе, камнем падал на землю, словно ястреб на свою добычу. - Подожди! Что ты делаешь! - раздался в след голос брата. - Вот дурак. Решил значит лицом к лицу встретиться со смертью. - говорит он уже сам себе. - А смысл приближаться к ним? Ну конечно, чтобы они заметили нас и оказали достойное сопротивление. Мы же чёртовы герои. Мой братец самый большой идиот, что встречался мне в жизни. - Сэм не полетел за Глэйсоном, который уже приблизился к оранжевому туману, что густился в нескольких метрах над поверхностью земли. Это зрелище напоминала картину ада. - Какого апокалипсиса здесь происходит - недоговаривая каждое слово, задыхаясь от удивления промямлил Глэйсон. Его всюду окружали, ужасные дьявольские отродья. Когда, он смог вообще отличить их от каменистой поверхности, они оказались уже, чуть ли не под его носом. Благодаря такой внезапной неожиданности, он испугался ещё сильнее, чем если бы заметил их сразу. Десятки тысяч человекоподобных существ совершавшие дёрганные, не естественные движения, в относительном спокойном тоне рычали, как зомби, судя по всему, они настроены явно не раздавать детям подарки. Окажись среди них человек, они разорвали бы его быстрее, чем он успел бы это понять. Глэйсон осмотрелся вокруг себя, в надежде, что сейчас к нему подлетит Сэм. Не увидев его, он направил свои пушки вниз, на ближайших тварей. Немного прицелившись, его что-то остановило. Он решил приглядеться, что это за создания. Глэйсон спустился ещё ниже, чем он был на столько, что от его ног до земли оставалось три метра, не более. Некоторые создания ползали на четвереньках. Их тела были очень длинные, и чем-то походили на ящеров. Все они были разные. Некоторые с хвостами, а некоторые нет. Некоторые волосатые, как оборотни, а некоторые лысые и тощие. Организмы всех существ, судя по всему, были голые. Но они обладали странными мышечными волокнами, которые расширялись и сужались по всему телу, образуя тёмные дыры в теле. Такое чувство, что через отверстия они дышали. Лица этих тварей навели бы ужас на любого простого человека. Они были сильно вытянутыми, что говорит о не естественной форме черепа. Их рот работал совсем наоборот по сравнению со ртами всех млекопитающих. Он открывался так, как ни у одного живого существа на земле. Для того, чтобы открыть рот, мышцами своего лица они совершали направленное движение, по уменьшению отверстия их закрытой пасти к самому её центру, а в области скул, мышцы щёк - сворачивались в морщинистую форму, раскрывая пасть традиционным методом, то есть с увеличением её отверстия. Таким образом, рот, как будто сжимался к центру, разрывая область сжатия и остальную часть черепа. Сжимались, эти неприятные ткани до тонкой трубочки, которая очень походила на язык, так, как находилась в центре отверстия или так называемого рта. Зубов или чего-то похожего на них в пасти не было. Однако это ещё не конец явных отклонений физиономии мутантов. Глаза, находившиеся там, где и положено - жутко выпирали. Они были полностью чёрного цвета, и какая-то мерзкая жидкость тоже чёрного цвета, слегка вытекала из них. Это было особенно хорошо видно на их бледно-розовых рожах. Цвет их кожи был, как у невинного, только что родившегося ребёнка, как на лице, так и по всему телу, несмотря на то, что мышцы их были без кожи, отличал их лишь слегка более красный оттенок. На всём теле не было ни волоса, в том числе и на голове. Имея достаточно худое телосложение, было заметно, что мышечной массой они обладали в достатке. Возможно у них не было скелета, потому, что не один признак на это не указывал. Будучи обнажёнными, не из одной части тела не торчала хоть какая-то неровность, обозначающая, например, рельеф позвоночника, плеч или коленных чашечек. Само собой, Глэйдон обратил внимание и между ног загадочных существ. Там происходил не менее удивительный процесс. Вместо того, что привыкли там видеть друг у друга люди, а именно половые органы, Глэйсон обнаружил весьма любопытную штуку. Со всех ближайших тканей - верхних частей бёдер, нижней части живота, большей части таза, с огромной скоростью срывались слои тканей, напоминающих, что-то среднее межу кожей и мясом, перемещаясь в область, потенциально полового органа, которого не было. При накладывании каждого слоя ткани, несколько маленьких палочек, торчащих с того самого места, больше напоминавших тонкие пальцы рук - быстро совершали движения, будто съедали эти мясные слои. Соответственно, в местах срыва тканей, происходила их быстрая регенерация. Смотрев на это зрелище подольше, кажется, что ткани их тел, просто ездят по организму. Из внутренностей вырастают и во внутрь исчезают, перемещаясь из около паховой области, непосредственно в паховую область. Налюбовавшись впервые увиденным чудом, Глэйсон решил опробовать на них своё оружие. Вновь прицелившись в одного из монстров, в момент, кода тот открыл поры своего тела, без каких-либо колебаний, четырьмя направленными пальцами руки, он спустил широкий курок, напоминающий кнопку. Оружие, не издав не единого звука, выпустило с еле заметной скоростью - кусок материального скопления тускло-фиолетового цвета. Влетев в тело монстра, объект, размером с кулак человека, начал медленно разрывать его изнутри. Раздался громкий рёв из дырок того места, где должен находиться нос этого создания. Чем-то напоминающие носовые дырки черепа, у него не было носа, как и у остальных тварей. Эти дырки начали то сжиматься, то разжиматься. Через пять секунд его тело не выдержало и буквально раскрошилось, как сухое печенье. Оставшиеся целыми конечности ног продолжали дрыгаться, как судороги. Услышав рык убитого, все твари, как один подняли головы. Увидев Глэйсона, они завизжали, как резанные свиньи. Испугавшись, он продолжил палить по ним очередями. Однако, вместо того, что случилось с их приятелем, твари закрыли свои поры розоватыми мышечными волокнами и все фиолетовые субстанции - разбивались о их тела, не залетая во внутрь и похоже только злили их. Хоть эта плазма подобная хрень и не убивала монстров, но составляла приличную ударную мощь, так, что они еле удерживались на ногах, отлитая в сторону выстрела, а некоторые падали, и тут же вскакивали обратно. Спустя мгновение, монстры начали трансформироваться, не зависимо от того стрелял в них Глэйсон или нет. Меньше, чем за секунду, они увеличивались на треть своего размера, меняв при этом анатомию своего тела. Если вначале их костные области были не заметны, то сейчас кости, а может что-то похожее на них, симметрично выпирали из всех частей организма. Став не только выше, но и гораздо объёмнее, твари в прямом смысле прыгнули на висящего над ними, пытающегося увернуться и одновременно, что есть сил набирающего высоту Глэйсона. Ну вот одному из прыгунов улыбнулась удача. Схватив Глэйсона прямо за его оружие на левой руке, которое было закреплено. Он рухнул на землю, потянув за собой добычу. Отчаявшись, парень в ужасе нажал на переключатель в задней части конструкции пушки, свободной рукой и очередной раз выстрелил уже не тускло фиолетовым, а абсолютно чёрным зарядом. С монстром произошла обратная реакция, противоположно прошлому воздействию, чёрная субстанция не разрывала, а втягивала, судя по всему, всё, что попадётся ей на пути. Одновременно с этим, чудовище разинуло пасть, выбросив из своего рта язык в сторону Глэйсона. Увернувшись от него, тварь закрыла пасть, направив на ладонь своей руки, в которой быстро образовалось кровавое отверстие из расходящихся волокон. И плюнуло, какой-то слизью. К счастью она тоже пролетела мимо. Кувыркаясь по земле, отпрыгнув максимально далеко, после освобождения руки, Глэйсон продолжил стрелять по атакующим его со всех сторон чудовищам, ростом в два, а то и три раза выше его. Вот что-то блеснуло в кромешной тьме неба, неподалёку от него. Подумав, что это подмога, он пошёл в ту сторону. Продолжая буквально косить плотно стоящих повсюду монстров. Теперь совсем стало ясно, что это тот самый звездолёт в форме сферы, что забрали у них во время разговора с генералом. Похоже, управлял им, кто-то из вне. Шар совершал неуклюжие и предсказуемые манёвры. Наконец, сфера заметила Глэйсона и прерывистыми движениями направилась к нему. Приблизившись вплотную, в направленной стороне к бегущему и довольному парню, собрался яркий сгусток энергии, напоминающий субстанцию его собственного оружия, только переливалось всеми цветами радуги. Увидев это, Глэйсон резко замер, как вкопанный. Его опасения подтвердились. Сфера летела не спасти, а уничтожить его. Разросшийся сгусток энергии, размером больше самого Глэйсона, выстрелил прямо в него. Заранее поняв неприятеля, Глэйсон был готов к этому и очень быстро отпрыгнул в сторону. Стоит заметить, прыжок получился не человеческой силы, по высоте он перепрыгнул бы одноэтажный дом, а по расстоянию - половину футбольного поля. Заряд энергии, вылетевший из сферы - угодил прямо в кишащих всюду монстров. Разлетевшись, как пыль, многие из них были раздавлены в крошки. Несмотря на это, не один из монстров, даже не думал атаковать коварную сферу. В место этого, они ещё более яростно продолжили переть на еле справляющегося Глэйсона, который в свою очередь успел выполнить, какую-то операцию, на прикреплённом к руке гаджете. Продолжив отстреливаться, на экране гаджета оставалась надпись - сканирование угрозы. Сфера, тем временем не остановилась. Она быстро подлетела к Глэйсону выпустив в него очередной сгусток энергии, в этот раз зацепив стопу правой ноги, из неё, наконец раздался искажённый весёлый мужской голос с помехами, как будто он говорил по рации или сотовому телефону. - Ха-х, сдавайся Глэйсон, или сейчас умрёшь. - Заорав от боли и взлетев немного над землёй, на его гаджете высветилась надпись - перераспределение плотности. За считаные секунды, нога восстановилась, а тело, тем временем трансформировалось в точную копию, окружающих его монстров. - Как только это произошло, мутанты перестали атаковать. - Ты не спрячешься! - раздался голос из сферы. Продолжив стрелять в него, сфера уже не двигалась. Глэйсон чудом отпрыгнув от этих выстрелов и незаметно залез в самую гущу толпы мутантов. Сфера перестала стрелять: - Сейчас ты попадёшься! - радостный вопль был еле разборчив. Вдруг все монстры трансформировались обратно в человекоподобный образ. - Вот дерьмо - прошептал оставшийся большим и снова выделяющимся среди толпы Глэйсон. Не успев вражеская сфера вновь его заметить, как из уже рассеявшегося чёрного смога, вылетают ещё три таких же. Глэйсон замер на месте, в надежде, что это кто-то из управления Смотрителей. Но, в этот раз ему не везёт больше обычного. Все сферы, почти одновременно открыли по нему огонь. Рванув, что есть сил, Глэйсон принял свой естественный облик, хоть как-то смешавшись с толпой, точность его поражения возможно уменьшилась. Наконец, почти отчаявшись, произошло то, чего он больше всего ждал. Сзади четырёх атакующих шаров появился пятый и уничтожил их все за несколько мгновений так, что те не успели оказать сопротивления, лишь попытавшись разлететься по сторонам. - Сюда! - Раздался голос Даймока. Обрадовавшись ему, как родному отцу, парень забыл про все обиды и полетел к нему на встречу, уже не обращая внимания на всё ещё атакующих его, тем временем вновь увеличившихся монстров. Влетев в овальное отверстие, появившееся за мгновение до того, как он столкнулся бы с поверхностью сферы. - Какова чёрта!? - возмутился Глэйсон, увидев внутри помимо бывшего генерала - Сэма, Шона, двух пехотинцев и ещё какого-то нелепого робота. - Чем ты думал, когда спускался вниз? - спросил Сэм. Тем временем огромная армия летателей уже в ясном небе атаковали всех тварей, которые массово начали проваливаться под землю, как будто становились частью той каменной почвы. Рядом сидящий киборг просунул руку в стенку сферы, она словно вода, плавными небольшими волнами растеклась, образовав отверстие. Раздался вибрирующий шум, и из его руки вылетела длинная полоса белого света прямо на мельтешащих внизу тварей. Раздались быстрые громкие хлопки, похожие на гром молнии. Земля вспыхнула густым, оранжевым пламенем. Её каменная поверхность превратилась в раскалённую магму, что потекла по всем направлениям от удара чудо-робота - Какого хрена в меня стреляли ваши солдаты? - набросился на Даймока Глэйсон. - Успокойся парень, - оттолкнул он его от себя. - Это истребители ИПО. - Они назвали моё имя! Как они узнали меня? - Поверь, тебя знает весь мир. Ты Глэйсон Велторс, будь я проклят. - Им не обязательно знать тебя, братишка, - продолжает говорить Сэм и вводить непонятные символы во всюду окружающих его экранах, подвижных механических и галограмированных механизмах. Остальные члены экипажа сидели на общем диване, позади его. - Технология сканирования разработана ещё в каменном веке. Ты был нужен им живым, наверное. - Я думал это сепаратисты! - всё ещё не отдышавшись говорит Глэйсон. - Мы тоже так думали, пока отделение B1 не доложило обстановку. Но вы же не верите мне. - нахмурился генерал. Немного успокоившись, Глэйсон спросил его: - Ты знал об этих тварях? - Даймок виноватым выражением лица еле заметно покачал головой. - Это новый проект корпорации Даада? - О чём ты, друг? - усмехнулся он. - Не обращай внимания - вмешался Сэм. - Он перечитал инопланетных комиксов. Глэйсон очень впечатлительный, а так он славный малый. - Что? - недовольно повернулся к нему брат, - ни будь здесь никого, ты бы сказал тоже самое. Я видел похожие творения на Терраро. Шарвей и её команда имеют, что-то подобное в своём арсенале. Я знаю, что они не сотрудничают с Даада, и всеми этими крутыми межпланетными союзами, но неконтролируемая сила контрабанды, может дать о себе знать в любой момент. - Тем временем сфера подлетела к той мини базе и приземлилась в ангар, в котором она стояла изначально. Покинув гараж, Сэм открыл двери рядом стоящего броневика. - Вы очень любезны - с ухмылкой он заявил Сэму. - Вы же не думаете, что ваш пранк так просто сойдёт вам с рук. - Хлопнул за ним дверью Сэм. - Ну, это же всего лишь шутка. - Неудачная шутка. - быстро отвечает парень. - Ладно, я оставлю вас в управлении, но понижу до звания адмирала. Войл Гёрп, мой хороший друг и давний коллега, будет работать совместно с вами. - Это тот, что выигрывал чемпионат по Доте 2? - Он хороший стротег. - через открытое окно говорит Сэм. - Серьёзно? Вы ставите со мной в один ряд задрота в старые компьютерные игры? - Слушай, у меня нет времени, что-то объяснять и доказывать. Скажу так, как вы армейцы любите говорить: приказы не обсуждаются. У меня завтра тяжёлый денёк. Нужно приготовиться к отлёту на Марс. - Желаю удачи, - его автомобиль тронулся с места. Утром, в восемь часов по местному времени, Сэм, японский исследователь в области медицины Киромото, и важный инженер-программист Угус Каро оторвались с поверхности на сферообразном корабле, сливающимся с окружающей атмосферой. Без всякого шума и огня. Быстро набирая скорость, в геометрической прогрессии, за пять минут, Земля была уже размером с яблоко. Экипаж задумчиво сидели на диванах, пока автопилот вёл их к цели - на красную, безжизненную планету. Но летят они туда не в гости к Марсианам и уж точно не по приколу. На Марсе установлен огромный портал компанией Констант. Это портал для перемещения в другой мир. Вы не ослышались. Не в другую точку вселенной, не в другую галактику или чёрную дыру. Этот портал ведёт в нечто, типа другого измерения, или параллельной реальности. Но, не как в фильмах. Куда интересней. О том, как это устроено немного позже. А почему же портал построен именно на Марсе? Данная локация выбрана не случайно. Сюда невозможно попасть простым людям. Несмотря на сильное развитие транспорта, полёты на другие планеты очень опасны, хоть и возможны. Большинство людей посещают Марс, Венеру, Меркурий, Титан (Спутник Сатурна) и Плутон, исключительно организованными исследовательскими или туристическими группами. И то, эти полёты не всегда удачны. И иногда, из-за невнимательности или сбоя оборудования приходится вызывать спасательные эвакуаторы. Не о какой колонизации не идёт и речи. А попасть в портал, ведущий не просто в другое измерение, но и к высшему разуму, желающих немало. Спрятать клад гораздо проще, чем его охранять, поэтому данный стратегически, самый важный механизм, пришлось транспортировать в необозримые и труднодоступные места древних каменистых вулканов. Наконец, они вошли на орбиту Марса. Навигатор продолжал вести их в нужном направлении. Сблизившись с поверхностью, в сером ущелье показалась большая овальная золотистая рамка, прямо в горе. Эта рамка была видна лишь на дисплее их корабля, как подсказка. В реальности, там были обычные скалы с наложенной поверх программой. Влетев в поверхность спящего вулкана, они вылетели в неопесуемой местности. Это было космическое пространство, вблизи громаднейшей планеты. Она такая яркая и раскаленная, словно звезда. Поэтому, жизнь на этой планете сконцентрирована только на полюсах. Её размеры намного больше солнца, а рядом, вместо спутников кружили целые города. Непонятные механизмы, множество магистралей с маленькими летающими тарелками и огромными грузовыми кораблями. Яркие огни, и громкие сигналы. Здесь кипит жизнь сразу нескольких цивилизаций. Они вылетели из корпуса огромного Звездолёта-путеводителя. Из одной из множества таких же овальных рамок, по размеру совпадающей с той, что была в скале. Это будто зеркала, усыпанные по всей поверхности продолговатого судна. Оттуда постоянно вылетают разные летающие средства. Это учёные, политики, туристы и бизнесмены из других измерений. Прибыв в город Пангон, на полюсе Лэйро, Земляне влетели прямо в окно огромного тёмного здания, украшенного яркими полосами, выпуклыми рёбрами и заостряющейся крышей в готическом стиле. Гиганская комната, размером почти с футбольное поле, являлась тронным залом наследной королевы Бимипи. Их встречала делегация правящего клана Шарвей. И встречала совсем не тепло. - Я жду объяснений. - без приветствия Бимипи подошла к ним. Вернее не шла, а будто скользила по полу. - Сначала вопрос. - остановился Сэм. Ростом он был на голову ниже её. - Ах да. - переглянулась королева со своими партнёрами. - Один человек, которому я доверяю, выслал мне ваши наработки из Патоген17. Он утверждает, что эта функция задаёт направление движения молекулам и клеткам. Локальное управление структуры организма очень важная технология, безусловно. Вы сможете модернизировать свои тела в нашем онлайн магазине ДжузипТело. - Вам бы только зарабатывать на нас. - вмешался Угус. - Нет, что ты, мы будем всё раздавать бесплатно. Всем расам по всей вселенной. Мы же не какие-то идиоты, работать за деньги. Мы, работаем за идею, как вы. - Не смешно. - осматривается по сторонам Киромото. - Я знаю. Ведь у вас нет никаких идей. И вы это знаете. - А ваших идей, я смотрю не пересчитать. - возмутился азиат. - Хватит, профессор. - остановил его Сэм. - Пожалуй, с идеями я погорячилась. - подошла ещё ближе инопланетянка. - Есть у вас одна идейка, избавиться от населения. - Избавиться? По-моему, это вы хотите разорить человечество. - рассердился Сэм. - Возможно... Ответьте мне на такой вопрос. - продолжает Бимипи. - Имеются ли у вас заводы в тихом океане? - Ты имеешь ввиду прямо под водой? - уточнил Угус. - Именно. Хочешь сказать, это не возможно? - Нет. - ответил Сэм. - Что нет? - переспрашивает королева. - Нет заводов. - уверянно отвечает Угус. У нас есть там пара офисов. Но, какие к чёрту заводы? У нас полно заводов на суше. Почти во всех континентах. - Почему у вас резко возросло производство дронов за последние три месяца? Большинство из них не идут на продажу. - Стоп. Каких ещё дронов. - Разрушителей. Модификация С5. - с любопытством приблизилась к самому лицу Сэма Бимипи. - Интересно, - отступил он назад. - И насколько увеличилось производство? - На много, - она тоже отодвинулась назад. - То есть, вы утверждаете, что возросло производство дронов, но не знаете на сколько. Так возросло ли оно? Я не знаю, какой такой источник сделал данный вброс, но меня печалит, что вы уже совсем не доверяете мне. - Сто пятьдесят тысяч за последний месяц. - ответил один из инопланетян, стоящий поблизости. - Хм..., вы как-то можете это проверить? - Спросил Сэм. - Конечно. Если сильно захотим. - опять ответил неизвестный лэйро. - Так почему бы вам не проверить самим? Знайте, моя совесть чиста, а ваши обвинения беспочвенны. Мы делаем дроны С5 по пятьдесят тысяч в год, и продаём все до единого, что и указано во всех официальных отсчётах. И даже, если это не так, почему вас это тревожит? Не сходите с ума. Люди - всё ещё стадо животных. Им свойственно трахаться стареть и умирать. - Что? - перебила Бимипи. - Вы всё ещё стареете? Внедрите программу структурной стабилизации! - Спасибо, но, это уже слишком. Они на нас напали. - обижено нахмурился Сэм. - Что значит, слишком? Это не тебе решать. - разозлилась королева. - Вы делали исследования, прежде, чем вступать с нами в контакт? - продолжает разговор Угус. - У нас перенаселение, ваше сиятельство. Тут такая проблемка. Наша планета в тысячу раз меньше вашей. Восьмимиллиардное население уже разогрело атмосферу и опустошило реки. Они уничтожили половину живых видов, всего за тридцать лет. Тогда, как популяция самих людей растёт в геометрической прогрессии. Сейчас нас больше девяти миллиардов, несмотря на сильно возросшее количество умирающих. А, вы ещё хотите сделать их бессмертными? Может, они этого не хотят? А, что сделаем мы? Запретим им рожать? Какой бы властью мы не обладали, мы не будем диктовать людям правила жизни. Это уже деспотия. Мы можем помогать людям с выбором, но не делать его за них. Тогда они точно возненавидят нас. - Это точно. - согласился Сэм. - У вас у самих здесь, не смотря на монархию, диктатурой и не пахнет. В клан Шарвей может попасть любой желающий. И, даже вас, насколько я понимаю, могут сместить с поста в любое время. - Это не совсем так, ну, допустим, - продолжает их слушать Бимипи. - Конечно, стоит признать, когда мы избавили Землю от нефтяной и в целом, энергетической зависимости, экология пошла на поправку. Но, у нас куча других препятствий, о которых сейчас нет смысла рассказывать. Сейчас у нас возник небольшой конфликт. Они позакрывали все офисы в США, и теперь собираются закрыть их по всему миру. Даже, несмотря на ту боль, что несут люди нам и нашей планете, мы всё ещё на их стороне. И, надеюсь, всегда будем там. - закончил Сэм. - Хорошо, может, с бессмертием я переборщила. А вы уверены, что этот, как вы говорите, небольшой конфликт, когда-нибудь разрешится? - спрашивает Бимипи. - Я в курсе, что вы страдаете перенаселением. Именно поэтому, меня и заботит данная проблема. Вы должны быть более оптимистичны. Больше приспосабливаться, и меньше устанавливать своих условий. В конце концов, в долгосрочной перспективе, как и большинство разумных существ, вы переберётесь на другие планеты. - А в краткосрочной? - спросил Киромото. - Вы можете их частично стерилизовать. - Оу. Даже так. - удивился профессор. - Пусть покупают наш генный модификатор личности. Зачем вам дети. Рождаться будут сразу взрослые. - Примем к сведению. - ухмыльнулся Сэм. - Деньги, деньги, деньги. Мы выкачаем из них все деньги и превратим в рабов. - Хороший настрой, дружище. Возвращайтесь, приступайте за работу, усильте охрану, и не заставляйте нас нервничать. - Ровно этим мы и займёмся. - поднял укозательный палец вверх Угус. - В нашей обороне стояли некомпетентные люди. Теперь я лично займусь стражей компании. - Удачи. - королевская состав разошёлся по сторонам. Троица людей вернулись в свой шар-звездолёт. - Среди нас крыса. Огромная, жирная, и кровожадная крыса. - Не может найти себе место Угус в летящем обратно корабле. - Наоборот. Очень мелкая. - гладит себя за волосы Сэм. - У неё не достоверная информация. Да, мы делаем С5 немного с запасом, но не по 150 000 в месяц. А вообще, эти штуки нужны нам далеко не для военных целей. Обычное дело. Крысы всегда были среди нас. Даже не хочу знать, кто это. - А вдруг, это твой брат? - в догадках прищурился мужчина. - Брось. Мой братишка туп, как пробка. - После таких дибильных обвинений, хочется просто реально взять и расхерачить всё к чёртовой бабушке. - Я найду эту крысу. Но, сначала, нам нужна элитная армия, а не эта куча недоносков смотрителей. - сел возле панели управления Угус. - Да уж. Надоело прятаться за армии разных стран. Собственные профи в этом деле нам не помешают, - согласился Киромото. Прибыв на Землю, в вечернее время, Сэм пришёл в свой офис. Там была обычная рабочая обстановка. Не обращая на себя внимания, он молча прошёл за свои компьютеры. Его заметил Глэйсон и тут же подбежал к нему. - Ну, как дела? - навалился он на стол брата. Там всплыли сенсорные клавиши и быстро начали мигать разные изображения на голограммах и самом столе. - Осторожней! - убрал его руки Сэм. - Что она сказала? - любопытствует Глэйсон. - Всё тоже, что я тебе и говорил. Обвинила нас в намерениях развязать войну, а мы придумывали оправдания. - Вы сказали что-нибудь про ИПО? - Нет, конечно, - разместился по удобней в своём левитирующем кресле Сэм. - Как ты это себе представляешь? Эй, Бимипи. У нас тут появилась группа религиозных радикалов. Что нам с ними делать? - Ну, это же не просто радикалы, - возразил брат. - Кстати, у нас опять на счёт их плохие новости. На этой неделе каратели оккупировали весь север Индии и Непал. - Зачем? - отвлёкся от экранов Сэм. - Ты меня спрашиваешь? - усмехнулся Глэйсон. - Тайвань, Гималаи, центральная Россия, южная калифорния и аравийский полуостров. Пять неприступных позиций. Во всех СМИ только об этом и трезвонят. С другой стороны, это нам на руку. Они отвлекают на себя всё внимание и дают больше свободы действиям нам. - В этот раз вынужден согласиться, приятель. - Сэм внимательно всматривается в мелкий бегущий список на экране. - Это открывает новые возможности нашей команде. Констант это обёртка. И, ты должен это понимать. Расслабься, братишка. Вспомни, что я тебе всегда говорю. На каждое действие, у нас есть противодействие. Сотни сценариев на сотни шагов вперёд. Будь бдительней. Своим знакомым, я даю заведомо ложную информацию. Лишь избранные имеют доступ к фактической базе данных. - А что ты так смотришь на меня? - усмехнулся Глэйсон. - Есть у меня один подозреваемый. Этот урод, недавно устроился в Патоген17, с моей помощью. Я познакомился с ним в Вегасе на стрельбище. Слово за слово, он сказал, что профессиональный взломщик электронного казино, и букмекерских контор, а раньше уже работал в Констант, но так и не сказал причину увольнения. Ты же знаешь, как я ненавижу ставки. И тут я загорелся. Сначала не поверил. Попросил его взломать пару исходов на William, и он за пару дней обанкротил их. Представляешь? Я подумал, вот же прошареный. Нам такие нужны. Я особо и не парился, почему его уволили. Он сказал, что его обвинили в сотрудничестве с властями, но за такое у нас не увольняют. Тем более, он был всего лишь штатным сотрудником. Потом я познакомил его с секретарём Майком. И, он легко мог через него выйти на сайт администрации Джузип. Это всё звучит, конечно, будто высосано из пальца, но, главной загвоздкой является то, что он не прошёл стандартную процедуру внедрения сотрудников в базы данных. Не знаю, как его взяли без этого, но это уже вопросы к управлению Патоген. Ты должен его знать. - Постой, он ведь уже работал у нас, - смекнул Сэм. - Его база данных возможно уже создана, - он быстро пробил списки сотрудников. - Как его зовут? - Карло Потчито. - Глэйсон всматривается в центр экрана. - Вот же он. Нажми сюда, - указал пальцем парень, и вдруг двухмерное изображение стало объёмным, и увеличилось в размере, вытянувшись до самого лица. - Вау, твоя система считывает мысли? - Нет. - посмеялся брат. Это сделано на базе КСксУ (комбинации спирального кодирования самостоятельных условий). - как и все компьютеры нашего офиса. - А КСксУ - продукт корпорации Даада? - Что ты несёшь? Это стандартный компилятор Джузип. - Ты задрал со своей Даада. Знаешь, что произошло с этой чудной корпорацией? - повернувшись в кресле, с интригой спрашивает Сэм, подёргивает пальцами поднятых рук, будто пытается напугать. - Ну, она захватила вселенную... что с ней может произойти? - скрывая улыбку, с ажиотажем говорит Глэйсон. - О-о-о да, когда-то она действительно захватила вселенную. Но сейчас... То, что происходит сейчас вышло за грань странности. Помнишь, якобы уничтоженную хакерскую группировку Гвос, с планеты Гомерополо? - Ещё бы, - ухмыльнулся Глэйсон. - Я быстрее забуду себя, чем того, кто взломал мысли всех разумных существ, во вселенной! Гвос - это что-то вроде бога. Так что же там странного? - в предвкушении опёрся на стол Глэйсон. - А ни чего - одновременно вводя какие-то данные в светящиеся двухмерные картинки, как множество слоёв внутри трёхмерного куба, расположенных как на столе, так и над ним, продолжает Сэм. - Кроме того, что Гвос была просто расформирована и вошла в состав Даада, под никому не известным кодовым именем, - увлечённо продолжая нажимать сенсорные кнопки говорит Сэм. - Слушай. Откуда ты - начал Глэйсон. - Это всё знаешь - буквально прочитал его мысли и закончил фразу Сэм. - Да, да, да, где-то я это слышал. Не ты один читал эти сказки. Тиндайу авторитетный автор, ну, скажу тебе по секрету, лэйро всегда немного посмеивались над ним. - Ну и пусть, - немного обиженно, Глэйсон сел за этот же стол, в двух метрах от Сэма и принялся тоже что-то вводить. Форма стола напоминала латинскую букву P. Если Сэм сидел у основания буквы - ровной части стола, то Глэйсон пристроился к овальной, широкой его части. - Чувак, ты только отвлекаешь меня. Нет бы помочь найти этого ублюдка. Ищешь себе всяких друзей, а я потом разбирайся с ними. Твоя компетентность, просто поражает меня. Порой я задаюсь вопросом, как мы всё ещё вместе. Тебе бы начать с чего-нибудь более простого. Попробуй утрами заваривать мне чай. - Эй, хватит умничать, - начал Глэйсон. - Когда-то и ты не верил в инопланетян. До меня доходит информация, что теперь клан уже всерьёз рассматривают легенду 'Пяти Могущественных'. Хочешь сказать, Гомерополо и Антороту не существует? - Не исключено. После сенсационного появления расы мантьямуи, теперь возможно всё. - А откуда мы можем знать о правдивости писания? - Поверить Шарвей. Откуда они могут знать о существовании этих сверхцивилизаций? - Поверить Уольпагаями. Не слишком ли большая цепь верования получается. Ты же, как гениальный учёный, опираешься на факты, а не жалкую веру. - Во-первых, я опираюсь не на факты, а на расчёты. Во-вторых, вера - не жалкая. Она является частью нашей жизни и порой идёт на пользу. - И чем же факты отличаются от расчётов? - тут же спокойно отреагировал Глэйсон. - Да тем, что расчёты - это часть фактов, но не только лишь их. К примеру, все говорят тебе, что ты смертный и это факт. Но ты не провёл расчёты, чтобы полностью убедиться, что это действительно так. Выходит, ты просто поверил. Только ни одному конкретному источнику информации, а, в данном случае всем. - Ну... и с этими планетами та же ситуация. - продолжает Глэйсон. - Разве ты провёл расчёты, и убедился, что они существуют? - Нет, ситуация совсем другая. Хотя на первый взгляд есть некоторое сходство. Я лично видел существ расы Уольпагаями. И ты их видел. В прямом эфире. Им не выгодно сотрудничать с Терраро. А Терраро в свою очередь не выгодно сотрудничать с Землёй. Так в чём же заключается это не взаимовыгодное, космическое сотрудничество? Надеюсь, ты не настолько наивен, что думаешь, будто они хотят помочь бедненьким глупым расам стать такими же развитыми, как они, просто потому, что им их жаль. Или ещё хуже, может, ты думаешь, как обыватель? Что одни расы выращивают другие как свою армию или раб силу. Для чего? В космосе никогда не было войны. И её никогда не будет. Ты видишь, как решаются вопросы на их уровне? Им не нужны государства, им не нужна власть. Каждый живёт по своим законам и о чудо, их общество это устраивает. Более того, оно идеально функционирует. Ты думаешь их общество настоящее...? Ведь здесь очевидна утопия, противоречия, не поддающиеся логическим объяснениям. - По-моему ты несёшь бред - громко выразился Глэйсон. - Бред, в который ты веришь, - подстрекнул его Сэм. - По большей части, я конечно согласен, но... Давай займись уже делом. - Однажды, я докопаюсь до истины. И в мире на одного разочарованного человека будет больше. Но, пока это всё мечты. А прямо сейчас, я нашёл ключ от гена Карло. Осталось найти совместимость. Дай мне его, хотя бы примерные координаты. Пару минут спустя Глэйсон измучано обратился к Сэму: - Я перебрал каждого агента, всех наших офисов находящихся на Земле, никто не владеет информацией о его местоположении. - Отлично. Сейчас я буду сканировать все девять миллиардов жителей, - ухватился за лоб Сэм. - Не умеешь работать с компьютерами, включи тогда логику. - Предположительно, он в США. Этого достаточно? Его дом покрыт шифрованием, но как определить его, когда он меняет код, маскируясь под что угодно, со скоростью одного сдвига своей программы. Невозможно определить программу по одному её значению, то есть нашему ключу. Он не несёт никакой информации... Эх, ладно, попробую пройтись по всем, кто имел отношения к Земным проектам на Терраро. - Сэм ничего не ответил, он с головой погрузился в рабочий процесс. И только через полчаса, откинувшись на своём кресле и повернувшись с гордой ухмылкой, лицом к Глэйсону заговорил так, будто запомнив вопрос Глэйсона, слегка подколол его: - Ну, и что? Ты реально не знаешь, как взломать программу по равенству разных классов алгоритмов? Чёрт, да ты же не знаешь, как они функционируют, о каких взломах может идти речь - уже полу смеясь, играючи начал быстро вертеться на кресле, как ребёнок Сэм. - А ответ простой. Он придёт к тебе, когда узнаешь хотя бы основы теории алгоритмов. - Да пошёл ты - не выдержал насмешек над собой Глэйсон. - Не, ну если серьёзно, то... - Сэм перестал вертеться и начал рассматривать электронные изображения, за которыми работал. - Я знаю, как взломать её, но это не главное. Какова хрена, скажи мне, в интернет сепаратистов и повстанцев внедряются одношаговые сайты? Не важно это крысы из Джузип или их собственные агенты. Надо найти того, кто пишет для них такие программы. Отправить ублюдков в пыточный крематорий FY4. А что касается взлома, так нужно создать хотя бы три ложных, связанных с ним узлов. Определив последовательность маскировки под каждый из них. Разумеется, создавая ложные узлы, необходимо не просто взломать многошаговые, связанные сайты, но и изменять их, внося в одношаговую подпрограмму другого главного алгоритма. - Да? У тебя ни хрена не получится. - всё ещё обиженно бурчит Глэйсон. - Это вряд ли, ведь мой веб-узел одношаговый, к тому же я недавно написал программу поисковой системы ближайшего контакта сайтов, подобрав нужный размер пирамиды посещаемости, можно раскрыть нужный сайт по ключевой системе его взаимодействия. - Далее, они молча продолжили работать, нажимая во всюду то всплывающие, то исчезающие, висящие в воздухе или стоящие на столе плоские изображения. В пять утра Глэйсон встал из своего кресла, в котором к тому времени он уже лежал, как на кровати. Подвижные трубки распределяют массу его тела так, что давление в отдельных участках тела - имеет минимальный перепад, равномерно распределяясь по площади плоскости сиденья. Другими словами, лёжа в этом кресле, можно никогда не шевелиться и ни каких пролежней не будет. Несмотря на это, Глэйсон собрал свои принадлежности, захватил пару гаджетов, лежащих в лаборатории и вышел со словами: - Встретимся дома. - Именно так, в основном и проходили его будни. Глэйсон до изнеможения делал вид, что пытается помочь. А, Сэм за это его поощряет. - Эй! А я нашёл его! - крикнул уходящему брату в след Сэм, однако, похоже Глэйсону было всё равно, - Он и вправду сидел у себя в укрытии в Дир-Ривер, Миннесота. Бедолага отдохнул и отправился на важное задание в казино Уайт Ок. Уж кто-кто, а он точно не проиграет. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть. По-моему, Джекпот сорвал я - радостно рассмеявшись, уже сам с собой говорит Сэм. - это, лучшая возможность поквитаться с крысёнышом и продемонстрировать 'безудержную преданность' Джузип долгожданной проверкой. Надеюсь, наши безмозглые смотрители не подведут. Пора записываться на актёрские курсы. Теперь же нужно правдоподобно расстроиться на закрытие псевдозавода в Океании. - Тем временем, Глэйсон сел в летатель, и прилетел в тот особняк, с которого всё начиналось. Припарковавшись на заднем дворе, на улице раздавалась ритмичная музыка. Похоже, здесь полным ходом идёт тусовка. Игнорируя толпу ряженых, танцующих под не очень громкую, но быструю музыку, людей, он просто вошёл в дом. Который, как ни странно тоже переполнен незнакомыми людьми, о чём-то разговаривающих, и даже не обращающих на него внимания. Они распивали разные напитки, скорее всего алкогольные. Некоторые, дымили кальяном, и какими-то стеклянными сосудами, возможно с травкой. - Какова хрена происходит в моём доме! - Не выдержав крикнул, остановившись в большом зале Глэйсон. На пару секунд, на него отвлеклись, как на дикаря, двое неподалёку стоявших собеседников и продолжили говорить, и смеяться - Кто же мог устроить такое? Эмми? Алива? Эти сучки больше не откупятся сексом. - Продолжая подниматься по ступенькам, стало заметно, что в этом доме были лишь одни женщины. И не просто женщины, а очень даже симпатичные. Ванесса - его главная наложница стояла одна на полукруглой террасе второго этажа. Она увидела Глэйсона и приказала служанке сообщить персоналу о его появлении. Сегодня здесь устроили не просто банкет. Это выставка модного журнала Vogue. Здесь собрались самые большие звёзды инстаграма, музыки и кино. Впрочем, подобное мероприятия проходят здесь не впервые. Пару месяцев назад здесь была презентация GQ, а в прошлом году и вовсе прошла официальная неделя моды летнего сезона, переехав из Манхэттена. Войдя в зал на другом этаже, он запер двери и пошёл дальше. Шум практически утих. Наконец он зашёл в одну из спален, внимательно её осмотрел. Найдя мужскую футболку на полу, он недовольно пробурчал и просто выкинул её в зал: - Кто залез под кровать, того заставлю горевать. - Сел на колени и быстро заглянул вниз. - Кого найду я в шкафу, того я сразу же убью. - Открыв дверцы, он пощупал висящую одежду. - Вот и славно. - Глэйсон заперся в спальне и просто упал без чувств в большую кровать с декоративными высокими столбами, расположенных по углам, но без всяких там тканей, на верху в стиле палатки.

Компания Констант

5 февраля,2033 Остров Кипр, Арабская губерния

Компания Констант перетерпливает худшие времена за одиннадцать лет, с момента своего основания. Фактически, сегодня не существует единого центра управления. После начала войны произошёл большой раскол в составе сотрудников. Изначально, был создан совет директоров, напрямую сотрудничающий с инопланетянами из клана Шарвей. Чтобы, произвести хороший старт, они вели разработки новых технологий, по большей части, уже на базе созданных кодов, присылаемых им напрямую из Джузип. Произведенный фурор превзошел все ожидания. Оказывается, люди не просто быстро освоили новое ремесло, но и давно уже сами занимались подобными проектами, но им не хватало средств и времени, чтобы в полной мере посвятить себя делу. Такая мощная поддержка, дала им небывалый толчок. И, бессмысленные увлечения, одарённых юных программистов со всего мира, превратились в серьёзную полноценную работу. Управленческий состав состоял полностью из людей, однако назначался руководством спонсирующей внеземной корпорации. Во главе с генеральным директором, компания должна была вести исключительно мирные торговые взаимоотношения, не позволяя влиять государственному управлению. Это был нонсанс. Иметь полную независимость бизнеса в современном мире, вполне реально. И тому уже есть исторические примеры. Однако, там были люди, тесно связанные с политиками и всей управляющей элитой. Здесь же, никому не известные выскочки, да ещё и под влиянием инопланетян. Они явно не вызывали доверия, даже у самых оптимистичных людей. Первым гендиректором был Николай Цзума, взошедший на пост в возрасте всего восемнадцати лет. А в двадцать два уже покинул его. По началу, он создал образ загадочного чудака, вызывая гордость у людей, за все продукты, выпущенные в тот период времени. Но, после, некоторые сомнительные, провокационные поступки бросили большую тень на его персону, и народ США потребовал у правительства снять его с должности, но не закрывать главный офис компании в Сан-Хосе. Однако, Цзума ушёл отнюдь не по просьбе властей. Он сделал это добровольно, после начавшейся войны. Вместе с ним ушли десятки его подопечных. После него на пост гендиректора вступил Джаред Сатт, один из его друзей. Тогда в компании главным приоритетом была не торговля, а масштабные разработки новых методов последовательностей движения, в виде оптимизации исходников бета программ, а внедрение их в готовую продукцию - второстепенная задача. Но, Сатт продержался на посту не долго. Всего через год, Джузип замечает, что компания не использует свой потенциал для заработка в полной мере, и ставит нового исполнительного директора Иэна Пака, который, уже не имел дружественных отношений со старой командой. С тех пор, в компании пошёл разлад. Пак подчинил себе всю финансовую часть компании и строго выполнял все наставления Шарвей. Во избежание захвата со стороны властей, он профинансировал особый отдел надзорных смотрителей. В условиях войны было легко зарабатывать, однако, только в краткосрочной перспективе. Перед ними встала новая задача - предотвратить войну, либо расширить торговый ассортимент на максимум. Они не знали, причин войны. Не знали, что стоит за этим. Когда компания приняла участие в первых боевых действиях, они попали в замешательство. Перед ними был противник явно не человеческих возможностей, и урегулировать подобный конфликт сложней, чем казалось раньше. Прибыль компании стабильно росла, однако руководство Джузип было недовольно, так, как мировая экономика начала откровенно деградировать. И через два года, они вновь поменяли генерального директора, надеясь таким странным образом избавиться от всех проблем. Азан Купилаба, возглавил совет директоров и окончательно повздорил со старой командой во главе с Сэмом Велторсом. Теперь, в компании начали негласную охоту друг на друга. Купилаба любыми способами пытается закрыть все проекты старой команды, чтобы те утратили расположение Шарвей. Команда первых сотрудников, фактически уже стали независимой компанией внутри компании. Если Констант окончательно потеряет над ними контроль, то плановое производство пострадает. Ибо те, могут вообще даже перестать публиковать новые проекты в своих интересах. В поисках компромата на лучших сотрудников компании, Азан, во избежании кризиса, попытался свести к минимуму боевые действия, между ИПО и ЦС, а так же инвестировал сотни миллиардов долларов в экономику развитых государств. В благодарность за это, власти позакрывали почти все офисы компании, нанеся значительные убытки. Но, в Констант это приняли нормально. Они понимают, что в данный момент власти откровенно хотят заполучить контроль над компанией. Поэтому создали свой независимый банк и свою валюту, напомнив всем, что в любой момент, они могут обрушить экономику всего мира. А, торговля в долларах и есть самые большие уступки, на которые они идут. Они готовы потерять ценность товара, взамен на его количество, лишь бы власти не покушались на их независимость.

Небо сегодня немного пасмурное, однако, погода задалась на славу. Огромные, бесформенные чёрные консистенции скопились над городом Лимассол. Это будто густое, парящее в небе, пузырящееся желе, с длинными щупальцами, похожими на присоски. Они были всюду. Над каждым перекрёстком, и вдоль всей береговой линии. В городе ужасная паника. С пронзительными воплями, люди бегают в разные стороны. Там же, в небе, на больших скоростях, летают тысячи непонятных хреновин. Это 'Утюги' - боевые электродроны модификации С5, из блестящих серебристых трубок, сложенных в фигуру из четыре прилежащих друг к дугу треугольных пирамид, размером чуть больше метра. Они стреляют мощными разрядами тока, напоминающие яркие молнии, прямо в эти чёрные массы, которые, как живые существа, начинают подёргиваться и перетекать в другое место. - Осторожно! Все туда! В обход! В обход!! - кричит один из солдат-смотрителей, указывая на поворот, несущейся навстречу толпе людей. Перекрёсток оцеплен колючей проволокой и изгородью. Несколько солдат охраняли дорогу, помогая людям скоординироваться. Вдруг раздался мощный взрыв на следующем перекрестке. Скитыщ!!! Осколки асфальта и бетона полетели в разные стороны. - Ложись! - схватил солдат одного из товарищей за руку. Буквально сразу, на месте взрыва проезжает целый батальон военной техники, параллельно в следующий квартал. - Грэй, посмотри, что там! - приказал он товарищу. - Есть! - взлетел тот в метре над землёй и унёсся вслед за колонной. Широкие, чёрно-зелёные флаги Саудовской Аравии, вертикально разделённые волнистой линией, развивались над броневиками. Рядом с ними двигались овальные штуковины похожие на танки с несколькими башнями и ползущим по дороге механизмом, напоминающим огромных змей, переплетающихся друг с другом, вместо гусениц и колёс. Строй военных, в чёрных кафтанах, начали вперёд направлять свои автоматы. Кто-то громко прокричал на арабском, подав сигнал и они открыли огонь. Грэй спрятался за стену еле стоящей многоэтажки и выглянул на соседний перекрёсток. Там стояла толпа людей, человек триста, зажатая со всех сторон боевиками. Они просто расстреливали их очередями, сжимая в кучу. - Джон, - нажал солдат на сенсорный передатчик своей руки. - Быстрей к третьему перекрёстку! - завопил он увидев закрыв глаза и отвернувшись назад. - Понял. - Мужчина за компьютером какого-то маленького офиса, допил свой кофе и начал быстро клацать клавиатуру. Откуда невозьмись подлетает несколько дронов и безжалостно за считанные мгновения испепелили всех врагов, прилично зацепив несколько гражданских. - Осторожней, мать твою! - Возвращается на свою позицию солдат. Вдруг, одна из высоток просто разлетелась вдребезги, с таким хлопком, что ударная волна снесла всю технику в радиусе ста метров. Эта чёрная тварь. Вытянув свои присоски, она поймала сразу несколько дронов и поглотила их, словно пылесос. Остальные же, резко отлетели назад, одновременно запуская в чудище целый шквал разрядов. Вот уже четверо суток этот, некогда турристический городок прибывает в полном хаосе.

Остров Кипр - граничная западная зона между ИПО и компанией Констант. Сейчас это ужасное место, напоминающее настоящий ад. Здесь происходят основные стычки между смотрителями и карателями. Однако здесь же планируется провести акцию протеста. Но, акция эта будет немного нестандартная. В компании Констант прекрасно осознают, что здешние варвары понимают лишь язык силы. Поэтому, они взяли в заложники местных жителей мусульман, и собираются показательно убить их, если, Империя Пяти Оазисов не уступят этот остров, а также остров Тайвань. Грязный шантаж. Но, ситуация настолько критична, что приходится идти ва-банк. В результате боевых действий, только на этих двух островах погибло более трёх миллионов человек. А в результате расправ ИПО в Тайбэй и Тоаюань, погибло ещё столько же. Начнём по порядку. Кто такие смотрители? Это военные наёмники компании Констант из разных стран. Преимущественно из Китая, Турции и Японии. Армии этих стран, почти полностью не подчиняются официальному правительству. Они служат гражданским объединительным секторам, тесно сотрудничающих с Констант. За это они получают множество привилегий от компании-гиганта. В том числе, уникальную редкую продукцию. А ещё есть большое количество добровольцев со всего мира. Они составляют добрую половину армии смотрителей. Что важно, смотрители не являются сотрудниками Констант, поэтому контролируют их через посредников - как правило, это влиятельные оппозиционные политики, возглавляющие гражданские сектора. Компания снабжает армию всевозможным оборудованием: роботами, дронами, сверхтехнологичными костюмами, оружием и транспортом, но этого не достаточно, чтобы остановить Карателей. Каратели - это даже не люди. Это невиданные чудовища. Большинство из них в человеческих обличиях, Они обладают колоссальной силой и живучестью. В Констант считают, что это запрограммированные искусственные биоорганизмы, однако, никто не может сказать точно, что это такое, и от куда взялось. В народе принято говорить, что это колдуны, маги или посланники господни, как они сами себя официально и представляют. Все знают, где расположено их логово. Это первый оазис Аль-Макка. Отсюда всё началось. Город Мекка, Медина и Джедда. Три святилища Ислама. В один момент там появились активисты, яро пропагандирующие свою идеологию. Ничего необычного для ближнего востока. Однако, местные шейхи, все как один, прямо или косвенно начали указывать на странные вещи, происходящие у них под носом. Некая организованная группа людей, начала творить чудеса в прямом смысле этого слова. Они исполняли все свои желания, будто бы нашли джина в лампе. Вечный двигатель и другие невероятные технологии от компании Констант стали для них посмешищем. Но самое ужасное то, что они вовсе не собирались зарабатывать деньги. Они одержимы только религиозными идеями и судным днём, который вот-вот придёт и расставит всё на свои места. Всемогущие пастухи привлекали всё больше людей на свою сторону. Йемен, Оман, СА, Бахрейн, Катар, ОАЭ, Сирия, Ирак, Египет, Ливан, и даже Израиль оккупированы силовиками ИПО. Их цели некому не понятны. Парой кажется, что их вовсе и нет. Они начали проводить жестокие расправы над всеми неугодными им людьми. Но примитивных средневековых пыток им было не достаточно, и они построили пыточные крематории, чем-то напоминающие инопланетную программу FY4, также созданную для пыток особо провинившихся существ на Терраро. Индивидуальные пытки, FY4 - это одна из разновидностей полного биоанализа человеческого состояния. При помощи которого, в пыточном крематории вводятся те данные, которые нанесут испытуемому максимальный ущерб как сознанию, так и самому организму. Это невозможно вообразить, не пройдя через такое. Жуткие физические увечья не приводят к смерти. Специальные механизмы не позволяют умирать, искусственно восстанавливая жизненные процессы. Возможно, кому-то хочется смотреть на это. Хотя бы ради любопытства. Но большинство всё же предпочтёт обойтись без подробностей. И это лишь то, что можно увидеть. То, что с наружи, лишь малая часть реальных страданий. Самое ужасное - это моральное уничтожение. Компьютерная программа рассчитывает все ценности и низости конкретного индивида. Роботизированные механизмы вступают в контакт, не посредственно с мозгом таким образом, что, находя все, что неприятно для конкретного человека, адаптирует и внедряет ему иллюзию худшей реальности. Что бы иметь хоть какое-то, приблизительное представление, необходимо привезти пример, желаете вы этого или нет... Одна из применяемых функций морального разложения, может выглядеть следующим образом: если человек, имеет и любит своего ребёнка, особенно младенца, он будет просто есть его заживо. При этом его чувства жалости будут усиливаться до предела. Если двухлетний ребёнок, толком не научившись говорить. Если он не разу искренне не злился на вас, то ему придётся умолять... умолять о пощаде. Он будет максимально корректен и одновременно отчаян. Совсем, как взрослый, он начнёт давать обещания. Младенец будет прибывать в состоянии шока. Он будет оказывать сопротивление, но достаточно слабое и не мешающее продолжать вам разрывать его плоть своими зубами. Съедение пройдёт медленным. Оно будет больше, чем необходимо, для реальной смерти. Но не надо забывать, что это компьютерная симуляция. Симуляция, не отличающаяся от реальности. До самой смерти, он будет повторять, что очень любит вас... И, если кто-то пройдёт это испытание, его сознание вряд ли останется прежним. В некоторых случаях людей просто доводят до полного маразма. Один из самых жестоких уровней - это уничтожение личности, через ненависть к себе, как основу восприятия. Внушённая ненависть настолько преобладает над хозяином, что тот сам сделает со своим организмом всё, что бы страдания были как можно мучительней и дольше. Ибо быстрая смерть - это путь к спасению, чего он, по-своему же убеждению не заслуживает. Они наносят себе физический вред специальными инструментами, различными сложными устройствами, что подаются им этой же, механизированной программой. Эти крематории расположены по всей территории аравийского полуострова, или как его сейчас называют - Арабской губернии. Преимущественно, туда закрывают евреев и кяфиров.

Повстанцы, они же сепаратисты - это как раз таки армия официальных правительств. Так их зовут каратели с ближнего востока. Сами себя они превозносят, как Устойчивый Альянс, отстаивающий государственный общественный строй и государственность в целом. В народе их принято называть ЦЧС - центр человеческого сопротивления, или просто ЦС. Они ведут активную борьбу сразу на два фронта. Против ИПО и компании Констант. Работающие на них СМИ, естественно утверждают, что они, бедолаги, никого не трогают. На деле же, ЦС - самая агрессивная сторона конфликта. Несмотря на все злодеяния ИПО, которые, к тому же очень уж приукрашены, ЦС сами провоцируют их, и первыми начинают любые боевые действия. А они, между прочим, представляют официальную сторону человечества, по крайней мере, по их мнению. Устойчивый Альянс включает в себя пять основных государств: США, Канада, Япония, Южная Корея и Китай, а также несколько мелких европейских стран. Объединившись, они обороняются от всех остальных, которые, как им кажется, несут большую угрозу, для всего человечества. В чём-то они правы. Слишком много сторонних сил одновременно вступили в большую игру. Джузип корпорация, с планеты Терраро, тоже подлила масла в огонь, помогая снабдить армию людей, для защиты, компании, всё ещё идущего, хоть и давно не несущего прибыль бизнеса, в надежде, что когда-то всё же стороны договорятся, и они не потеряют потенциального, а главное перспективного, экономического партнёра. Слишком много странностей и непониманий свалилось на голову правительств с тысячелетними устоями. Вот они и агрятся, как истерзанные, загнанные в угол крысы.

Констант, в свою очередь, те, кто ведут переговоры и строительство глобальных космических проектов на земле и не только. С их появлением жизнь людей менялась к лучшему, пока власти, ведущих государств не захотели принять личное участие в строительстве этих проектов. Получив тем самым долю влияния, перед небольшой организацией учёных, которые, постепенно установили полный контроль и незаметное большинству, глобальное управление обществом в целом. Влившись в систему всех человеческих потребностей, независимо от политики государств, они сделали мир зависимым от себя, сами при этом, оставшись независимыми. Учёные эти, как правило, разработчики и программисты совместных межпланетных технологических проектов. Констант далеко не основное детище планеты Терраро - это лишь одна из сотен компаний, принадлежащих самой гигантской, в союзе нескольких десятков планет, космической корпорации Джузип. Но, так далеко уходить не будем. Констант, всего лишь местный доминант. И у этого доминанта, есть учёные руководители, во главе второго гендиректора Сэма Велторса. Первым был его лучший друг. Но, однажды он бесследно пропал, сняв с себя всю ответственность. Повстанцы гордо называются сопротивлением инопланетного вторжения. Якобы, изначально сотрудничающая с ними, внеземная корпорация, вдруг стала представлять угрозу. Правительства ведущих государств заставили поверить людей в то, что девяносто процентов безвозмездно дарованные инопланетные технологии были их коварным экспериментом. Придумали это для того, чтобы испытать интеллектуальный уровень людей, и войти в полное доверие. А дальнейшие разработки по плану инопланетян - трансформируют людей в свою раб силу или полностью уничтожат всё человечество. И никто не способен это остановить. Если, конечно, же, кому-то это нужно за пределами Земли, кроме господа бога и единственной, контактирующей планеты - Терраро. Смотрители защищают, теперь уже много триллионные технологические проекты. В отличие от правительственных войск, смотрители пытаются спугнуть врага своим технологическим превосходством, с целью уничтожать как можно меньше людей. Люди же, не долго думая, атакуют всех подряд, пуская в ход самое смертоносное оружие. У них становится всё меньше и меньше союзников. Со стороны, это выглядит очень жалко.

По решению Констант, сегодняшний день может определить на страдания тысячи невинных людей. Возможно, эти жертвы не обязательны, но только лишь в масштабах самих жертв. У интеллекта нет жалости - корпорации действуют по более точным расчётам, чем человеческие чувства. Все происходящие завтра казни - запишутся на галаграмированные электронные носители, в предельно реальной обстановке. Чтобы распространить среди простых, обманутых людей из Арабской Губернии то, что с ними произойдёт, в случае дальнейшего непокорства. Хоть как-то заставить их задуматься и перестать совершать бессмысленные преступления. В этот день уже поздно вернуть всё назад. В течении последних десяти лет, пострадали тысячи городов, почти двести миллионов человек уже принесены в жертву. И ведь, люди, не могут даже понять того, что главные основатели Земных технологических проектов никогда даже небыли на Земле. Объявить войну и победить того, кто в зоне недосягаемости - не только не разрешимая задача, но и мягко говоря - глупая затея. С точки зрения сухих цифр, в течении почти одиннадцати лет, сепаратисты больше уничтожали сами себя, чем врагов. Во всех ныне известных крупнейших городах, сейчас невозможно спокойно жить. Они готовы пожертвовать чем угодно, хоть миллионом мирных граждан мегаполиса любой страны, ради достижения своих корысных целей. А ради уничтожения всех центральных офисов Азии, когда-то дружественной компании, за месяц они унесли жизни двух миллионов человек! Это было в Гуандун - крупнейшей Китайской провинции. Такие города, как Гонконг, Гуанчжоу и Фошань подверглись нападению собственных властей. Хотя сделано это было напрасно. Правительству ЦС передали ложный план, будто бы под землёй этих городов находятся бункеры и секретные лаборатории могущественной корпорации. В действительности, там были лаборатории, но только в Гонконге, занимающие по площади не более одного квадратного километра подземного пространства. Скорее всего, ошибочный план был не ошибкой. Правительство специально уничтожило города. Ведь у них на то было множество причин. Как известно, с начала двадцать первого века, человечество страдает перенаселением. Если на земле, казалось бы, ещё предостаточно места, то это только на первый взгляд. Многие зоны континентов, не приспособлены для жизни. 'Места всем хватит' - старая поговорка, которой в былые времена, люди любили разрешать подобные конфликты. Но не в этот раз. Пустыни, холод, горная почва - не позволяли простым смертным заселиться туда. Хотя, Констант, чуть было не предоставило людям такую возможность. Прежде, чем власть и компания вступили в конфликт, велись разработки таких технологий, которые, позволяли сохранять и даже менять температуру тела при любой внешней среде. И кстати, эти технологии были получены, но так и не вышли в массовое производство. Очень много продуктов человечество недополучило за последние десять лет. Гражданские сектора, конечно, время от времени получают довольно интересные технологии. Однако, это лишь мизерная часть грандиознейших изобретений, подавляющее большинство которых так и остались на стадии проектов. Даже летатели - электрические летающие транспортные средства, у государственных правительств только в гражданских образцах. То есть, они не имеют механизмов выроботки мощных электрических разрядов, в отличие от армии смотрителей. Нацепив старые ракеты своей авиации, повстанцы самостоятельно пытались модернизировать летающий электротранспорт. Зато человечество, особенно ЦС, теперь наслаждаются полным отсутствием зависимости от всех видов конечной энергии. Вместе с летателями, люди, всё же обрели, наверное, то, в чём больше всего нуждались - вечный двигатель. Но, несмотря на это, они не способны воссоздать ни одну из технологий, дарованных им корпорацией Джузип. Понимая хотя бы это, власти трепетно относятся к чуду - технике. Каждая единица летающих тарелок ценится больше, чем сотни человеческих жизней. А весь секрет технологий достаточно прост, и люди знают о нём. Причина, невозможности решить эту проблему, кроется, как не странно, ни в математических или инженерных знаниях, а в самом механизме функционирования общества. А точнее, в его пороках. Особенно зависти. Как только общество это поймёт, оно тут же разгадает загадки не только своих ненавистных, бывших партнёров, но и все загадки существования в целом. Люди гораздо уязвимее, чем они думали, и думают до сих пор. Их капризы тому явное подтверждение. За всю войну соотношение финансовых убытков, примерно один к миллиону, в пользу компании, а соотношение жертв лучше не упоминать. И это при всём том, что Констант, до недавнего времени вообще не оказывало сопротивления. Тут, конечно сыграли кое-какие факторы, с ИПО, которые злят не только правительства, но и компанию своим очевидным превосходством, как бы это смешно не звучало. Ужасно, что война унесла десятки миллионов жизней почти каждой развитой страны. Но она совсем не коснулась Африки. Эта территория получила страшнейший приговор. Ещё до войны, неофициально, по обоюдному согласию большинства стран, в том числе ЦС, африканцы были объявлены пищевой зоной человечества. То есть все люди, находившиеся на территории этих мест - приравниваются к скоту. Не важно, из какого ты государства (за исключением Египта). Если тебя поймают "Мясники" (дроны-транспортёры), они убьют и отвезут тебя на скотобойню. Поэтому ЮАР пришлось не сладко. Ладно, эти полумертвые мумии из Зимбабве или западной Сахары. Им, может, только облегчили страдания, избавив от голодной смерти. Но жителям Южно-Африканской республики было, что терять, поэтому, они массово переселились в страны ЦС, и устраивали беспорядки, в знак протеста. Многое поменялось за эти годы. Эх, если бы такие богатые добряки, как Билл Гейтс и Уоррен Баффет, в своё время посвятившие жизнь развитию стран третьего мира, 'борясь с болезнями', необразованностью и другими социальными проблемами, вваливая огромное состояние в стерилизующие вакцины, знали бы, что тех людей, в конечном счёте, просто развезут по ресторанам развитых стран, как скот. Возможно, они бы немного приуныли или вовсе вошли в длительную депрессию. Историю каннибализма, как становление нормой, в развитом мире, пересказывать можно очень долго. Но эта проблема блекнет, на фоне остальных, реально ужасных, и, казалось бы, абсолютно бессмысленных, абсурдных, утопичных проектов. Одно название которых, в лучшем случае, вводит в истерику, в худшем, лишает рассудка. Но, благодаря отточенному за столетия, механизму пропаганды, люди не видят истинную угрозу. Они уверены, настанет день, когда всё встанет на круги своя. Они уверены, что эти разные обезумевшие организации, однажды примут их условия. Ещё бы. Ведь здравый смысл кроется именно в том, что люди должны жить. Жить и наслаждаться, плодиться - улыбаться. И ни как иначе. Разве можно жить ради чего-то ещё? Минутка философских рассуждений. Люди любят, когда их жизненные подходы разнятся. Быть немного непохожими. Но они не имеют представления о фундаментальных истин. Вернее, о той истине, что за гранью собственного восприятия. Все их идеи, в итоге идут к одному началу, к чувственной, подсознательно-правильной, так как единственной, действительной для общего восприятия, настоящей реальности. Подавляющее большинство людей, живут ради продолжения рода. Это очень интересно. Очень целесообразно. Жить для того, чтобы кто-то жил, ради того, чтобы кто-то жил. Если эта цепь не замыкается, с точки зрения сухой логики, жизнь приравнивается к смерти. Но и хрен с ним, с большинством. Все остальные индивиды, также не способны выйти за рамки единой системы убеждений. И жить ради творчества, ради идеи или наслаждений, и, в добавок, без продолжения рода - пожалуй, ещё более бессмысленный вариант бытия. Это может показаться нелепым, но, если поставленная цель, не является конечной, в прямом смысле этого слова, и, если человек собирается покинуть собственную реальность, то есть умереть, все его достижения, относительно его же самого, приравниваются к нулю. Да, он изменит жизнь людей, пусть даже в лучшую сторону. Но, так ли это на самом деле? А что есть окружение? Делать кого-то счастливым, ради того, чтобы умереть. Делать кого-то счастливым, ради того, чтобы забыть, что ты кого-то осчастливил. Если рассматривать покойного, как часть общества, в котором он жил, возникает маленькая вещица, обращать внимание, на которую, ни совсем получается. Дело в том, что исчезнувший человек, для общества не исчезает в принципе. Он оставляет тело, наследство, историю. Кем бы он не был, бомж или богач. Он дышал общим воздухом, он какал на общую землю. Он менял природу, одним своим существованием. Но, когда он умирает, его реальность покидает общество. Возможно, он отправляется к богу, возможно, перерождается, но всё это не меняет главного. Его прошлое, является частью его, но он не является частью своего прошлого. В противном случае, он не умирал. Хорошо, что хоть сюлда пулда нулда улда, теперь жолда колда молда тёлда, неправда-ли? Что, ничего не понятно? А ведь, ты посвятил этому всю свою прошлую жизнь. Целых лилда килда лет. Если бы ты не сделал этого, тогда жолда колда молда тёлда, стал бы селай келдай велдай пелдай. Ты даже не знаешь, что из этого действительно лучше. Ты не знаешь, правильно ли ты поступил тогда. Тогда имеет ли этот поступок значение? Нет. Так же, как и вся твоя прошлая жизнь. По крайней мере, для тебя настоящего. Так же, как твоё настоящее, не имеет значения, для тебя в будущем. А что, если это будет иметь значение? Только в точности до наоборот. Любить и радовать в одном мире, значит призирать и ненавидеть в другом. Но всё это лирика. Если уж вернуться к тому же большинству, которое, как правило, делится на два лагеря: судьбу одних определяет господь бог, другие же, растворяются в бесконечности. Если с богом всё понятно, то те, что растворяются, получают участь перерождающегося. Они полностью теряют связь с реальностью. Поэтому любое произошедшее в прошлом, настоящем или будущем, событие, той реальности, которую они покинули, они не расценивали, не расценивают и никогда не расценят вообще. Ни положительно, ни отрицательно. Для них больше нет времени. Нет ценностей, нет общества, во благо которого, они так трудились. Смысл их прошлой жизни, как и жизни всех тех, ради кого они жили - такое же пустое место. Выходит, единственный вариант, чтобы хоть как-то отличить смерть от жизни, нужно положиться на бога. В божественном мире, ничто не теряется. По заслугам одной жизни, ты получишь вторую. Будет это вечная боль или вечная радость, определит всевышний. А пока люди не понимают этого, Империя Пяти Оазисов, заставляет всех неверных принять Ислам. Тем самым, они спасают людей от не минуемой гибели. Они не накручивают им ложные знания. Они дают им знания, которые позволят остаться здесь. Знания, которые являются ключом, к бессмысленному существованию. Либо они встанут на путь веры, либо, однажды, получат ответ, к которому не готовы. Что из этого лучше? Ничего. Однако в ИПО, почему-то решили дать обществу шанс. А может, люди тут вообще не причём. Может они преследуют более глобальную цель. Так или иначе, ИПО - это реальность. Реальность, с которой, на данный момент можно лишь смириться.

Джузип вообще одинаково, понесут люди ответственность за разрушения их предприятий или нет. Им даже, не жизненно важно само существование Констант. Эта корпорация настолько огромна, что порой, даже забывает о некоторых своих мизерных компаниях. Однако людям, всё ещё являющимися, официальными сотрудниками этого инопланетного предприятия, уж очень не хочется потерять свои занимаемые должности. Пожалуй, это не относится к Сэму Велторсу, и, разумеется, к уже покинувшим корпорацию, в основном молодых и перспективных людей, которые, пошли своими дорогами. Они-то и пытаются победить людей. А точнее, переубедить. Им важно, чтобы ЦС, торговал с Констант, в максимально возможном обороте. Но война забирает много сил и средств. Человечество нищает. Производство и, как следствие, свою ценность, ЦС значительно снизила. Самое забавное то, что производство, да и уровень технологий возрос. Дело в том, что официальная власть наотрез отказываются сотрудничать с Констант. Разумеется, это только официально. Нелегальная торговля идёт полным ходом. Чёрный рынок достиг своего исторического пика. Более восьмидесяти процентов всего товарооборота. В военное время, все нуждаются в Джузип продукции, как никогда. С одной стороны, это выглядит смешно. Власти покупают продукцию Констант, чтобы наносить ущерб Джузип. До недавнего момента, люди ещё не сталкивались с реальным сопротивлением, со стороны Констант. Впрочем, они и сейчас с ним толком не встречаются. Армия смотрителей не главный козырь компании. У них есть оружие куда мощней химического, биологического и тем более, ядерного. Они могут уничтожить всё живое за один день. И, если бы среди сотрудников констант нашёлся бы какой-нибудь одержимый, наверное, они так бы и сделали. Однако, в настоящее время, в управлении сидят адекватные люди. Это очень продуманные стратеги. Не имея возможности действовать своими руками, против официальных властей, Констант прибегло к весьма интересному методу. Они обратились с просьбой о помощи к другой инопланетной компании Лайбиге, занимающаяся производством Летателей. Она так же подконтрольна корпорации Джузип, и это одно из крупнейших её подразделений. Хоть и клан Шарвей, управляет ей напрямую, всё же, она имеет некую независимость и большую свободу действий. Достаточно большую, чтобы распорядиться судьбой Констант, не спрашивая разрешения клана. Представители Констант убедили их, что мирное решение конфликта, на данный момент просто невозможны. Но, Джузип, не позволяет развязывать военных действий. Точка кипения давно пройдена. Те, конечно же, за кругленькую сумму, не отказались помочь и пообещали прилететь и разобраться лично. Они решили взять на шантаж. Ведь, это лучшее средство манипуляции, особенно над массами, которым так усердно промывает мозги правительство. Две компании обсудили примерный план действий. В Констант, не совсем поняли, что скрывалось за словами "слегка пригрозить", и это их немного настораживало. Но, долго думать времени не было. Обнаглевший ЦС так и просил тыкнуть ему в морду. Похоже, инопланетные друзья совсем не в курсе, что человечество переживает, наверное, худшие времена, со времён второй мировой войны. Вместо того, чтобы ответственно подойти к проблеме, они применили банальный метод запугивания, путём выдвижения ряда условий, блефовав, что обязательно повторят своё деяние, в случае их игнорирования. Кто и как бы, не осуждал корпорацию Джузип, они далеко не глупцы. Но сегодня, Лайбиге прибыла с визитом на Землю. Чтобы отстоять права братской компании, хотя бы её главного офиса.

Остров Кипр. Дэмбер, военная база смотрителей. Не спеша, странные создания, вышли из своей ракеты, напоминающей пушку в виде бластер, чудаковатую летающую тарелку, тёмно-серого цвета. Констант, её отнесли бы к категории Летателя В-класса. Их тела полностью закрыты плотными костюмами и твёрдыми, как броня масками. На ногах и руках торчали тонкие длинные спицы. Будто, это вовсе не живые существа, а роботы, обвешанные всякими приборами. Их округлые, дугой загнутые тела, напоминали железные панцирь земных насекомых из множества сегментов, слегка выпирающих, как шипы. Все их части тела совсем не походили на млекопитающих. Плоские конечности, будто пустотелые трубки, точнее, ленточки, не имели никаких тканей, кроме оболочки и нервных окончаний. Эти существа принадлежали расе лэйро. Такой камуфляж делал их более устрашающими. Без него, они больше напоминают насекомых богомолов, с кошачьими лицами, и тараканьей спиной. При каждом шаге, их тела, по бокам, частично складывались по сегментам, затем быстро разворачивались обратно, словно их внутренностей вовсе нет. Позади них, во весь горизонт, стояло гигантское сооружение. Они шли к большой, собравшейся на площади, толпе людей. Перед одним из пришельцев, появилась целая куча разного, не громоздкого оборудования. Пугающие механические штуковины, то всплывали из воздуха, то лопались, как пузыри. Будто магический инвентарь, управляющийся силой мысли. Все предметы кружили, как в невесомости. И как заколдованные, сами по себе двигались вместе с ним в любом направлении. - Приветствую, господа! - громко прозвенел его роботизированный голос. Он на время остановился и осмотрелся по сторонам. Потом повернулся и продолжил идти вдоль этой огромной площади. У них у всех, в разных местах была нанесена одинаковая символика. Странный символ их компании напоминал скреплённые латинские буквы D и С. Возможно, это совпадение. На Терраро не пользуются латиницей, более того, там вообще не пользуются письменностью. У них распространен язык жестов, построенный на мимике лица. Скорее, символика необходима им как международная марка. Второй, часто встречающийся знак, представлял собой две изогнутые полоски, разных длин, снизу соединённые такой же линией. Один из символов представлял Джузип корпорацию, а второй, непосредственно компанию Лайбиге. Голова этих странников, словно гладкая лампа. Глаза, рот и нос под маской имели какие-то очертания, но не выделялись на фоне остальной части лица. В обеих руках они держали странные, длинные штуковины, похожие на пупырчатые пистолеты, со странной конструкцией. Они шевелились в их руках, словно живые. Эти хрени явно не земного происхождения, и только по ним, сразу можно определить, что эти твари не имеют отношения не к одной из земных сил. - Сейчас, вы послужите примером, тем, кто всё ещё считает Джузип корпорацию - предателем и убийцей. Не правда ли забавно! Вы не считаете нас людьми, но думаете, что мы с человеческими слабостями. Мы не желаем вам зла! Компания Констант не желает вам зла, - пока этот неизвестный читал мораль, из того самого огромного здания, скорее похожего на бесконечно длинную, высокую стену, размером, ещё больше, чем сама площадь - выехали крутые внедорожники. С виду они напоминали обычный Monster Trak (машина с огромными колёсами), но их колёса были приплюснутые, а не круглые. Словно перетекающая подушка, создавалась иллюзия, будто колёса, состоят из вращающейся жидкости. Из первого авто выпрыгнул адмирал Даймок и адмирал Войл, Глэйсон и ещё пару людей, одетых по-военному. - Завтра нас ждёт многообещающая ночка, - с поражённым удивлением охватывает взглядом многотысячную толпу людей Даймок. Перед ними была действительно, неумолимая картина. Восемь тысяч людей, стояли на коленях, в не очень удобном положении. Они будто собирались молиться или ждали смертной казни. Их руки зафиксированы в странном положении. У каждого были плотно прижатые к телу локти, а ладони повёрнуты к плечам, сильно выгибали кисти вовнутрь. Довольно неудобно, но всё же терпимо. Видно, что делают они это не самостоятельно. Такое чувство, что руки просто склеили в столь непонятном положении. В остальном, не было чего-то странного. Ноги скреплены, огромной, с виду металлической пластиной. Она обтягивала их от стоп, до самых колен. Из неё выпирали разные детальные формы, больше походящие на узоры, нежили на специальную конструкцию. Все люди одеты в обычную, гражданскую одежду. Другие части тела, в том числе голова полностью свободны. - Но я и не желаю вам счастья! - продолжал неизвестный, английской речью, не человеческим голосом, идущий вдоль ровно выстроенного строя. - Неужели, вы не понимаете, что не способны причинить нам вреда? За годы войны, что идёт на Земле, мы продолжаем развиваться и совершенствоваться. Богатеть и радоваться. А вы только деградируете. Посмотрите на себя. Какая жалость. Что вы хотите от нас? Чтобы мы безвозмездно всё раздавали? Как милым послушным питомцам? Знаете, сколько таких как вы, по всей вселенной? Сотни, тысячи отсталых планет. Но, вы способны вести бизнес. Значит, вы будите нашими партнёрами, а не питомцами. Нам нужны взаимовыгодные отношения. Но, почему-то вас они не интересуют. Почему же вы закатываете губы на то, на что сами сделать ещё не способны? На то, к чему вы не готовы. Привычка. Понимаю. Мы научим вас хорошим манерам. Хотя, проблема вовсе не конкретно в вас. Вы никто и звать вас никак. Ваши власти. В них вся проблема. Они желают стать частью Джузип, желают пользоваться всем её арсеналом. Но, получив отказ, обратились к единственному, известному для них способу решения конфликта. Сначала они позакрывали все офисы компании Констант, а потом и вовсе начали штурмовать их. Ваша власть - капризный ребёнок, а вы его распущенные сопли. Вы создаёте проблемы в первую очередь, самим себе. Нас поставили в известность, что у вас большие потери. Развязана мировая война, процветает терроризм и куча других вытекающих из этого неприятностей. Но эта война развязана вами. Не стоит отчаиваться. Все совершают ошибки. Мы спасём вас. Вам нужно лишь самим этого захотеть. Посмотрите вокруг. Разуйте глаза. У вас есть интернет. У вас есть возможность анализировать, но вы не используете её. Возможно, у вас не лёгкая пара. Нас никак это не касается, но мы реально сопереживаем вам. Сопереживаем, как виду. Как уникальной форме жизни. Изначально, мы были вашими союзниками. И до сих пор мы на вашей стороне. И, не подумайте, что мы пытаемся в чём-то убедить вас. Мы бы не приехали ради такого пустяка. Мы являемся вооружёнными силами компании Лайбиге, и мы собрались приподнести вам худшие страдания в жизни. Это неизбежно. Не стоит нас умолять. О гуманной смерти можете не мечтать. Скажите спасибо, своей наивности. Что заставило вас закрыть наши офисы? Может, мы нарушили местное законодательство? Кто дал вам право уничтожать наши заводы? Неужели у вас не было более важных дел, кроме как, безосновательно разрушать наше имущество? А заодно, разрушать отношения с Джузип. Когда мы нашли вас, клан Шарвей лично основал компанию Констант. А значит, они возлагали большие надежды. Но вы зарубили их на корню. В чём же ваша проблема? Компания работает по вашим же законам. Они не диктуют вам свои правила, не навязывают товар, не заставляют работать. Вы даже не можете составить на них компромат! Вам не стыдно! Вам не за что ухватиться и упрекнуть нас. Вы не способны сфабриковать преступные дела. Или, может, просто даже не хотите утруждаться. Правильно, зачем церемониться? Ведь вам не дадут отпор. Почему народ молчит? Или, может быть, народ, является инициатором такого варварства. У вас есть независимая судебная система. Решайте все проблемы в рамках правового поля. Если, со стороны компании будут нарушения, мы будем вынуждены пресекать их и идти на уступки. Но, если, вы без объяснения причин, сворачиваете всю нашу работу, не ждите благодарности. Так дело не пойдёт. Вы можете позакрывать все предприятия на планете, но здание в Сан-Хосе останется неприступным. Упадёт с него хоть одна пылинка, и мы испепелим всех вас, как клопов. У нас полно союзников со стороны людей. И вы должны знать о том, что мы защищаем их. Показательно сегодня забирая ваши жизни, мы заставим вас задуматься над своим поведением. Мы даём последний шанс человечеству, перестать устраивать эти жалкие провокации и силовое вмешательство. Ведь, в противном случае, мы вернёмся, и повторим процедуру. Снова и снова. Пока здравый смысл не настигнет вас. А пока вы будете вести себя, как животные, мы будем потрошить вас, как животных. Может показаться, что мы принуждаем вас вести бизнес, но это не так. Вы просто шелуха. Те люди, в которых мы нуждаемся, ценят нас и поддерживают. Вы можете только мешать нам. Вы не способны дать ничего ценного. Мы и не требуем многого от вас. Мы только просим вас остановить хаос и беспредел. Хватит громить всё вокруг, иначе возникнет анархия. Поймите, что в мире можно не только разрушать. В нём можно ещё создавать. Причём создавать, куда интереснее. Если мы негодные пришельцы. Остановитесь же ради людей. Остановитесь, пока сделать это не поздно! В компании Констант работают самые обыкновенные, искренние люди, без поддельных ценностей, желающие нести лишь радость и процветание в этот мир. Остановитесь ради собственных творцов! Мы не позволим вам закрыть последний офис компании. Единственной компании, создающей двигатель прогресса. Пора взрослеть. Вы уже не приматы, чтобы делить территории. - Хочешь сказать, все они пройдут испытания FY4? - не менее удивлённо спросил остальных Глэйсон. - Это как-то, неправильно. Их слишком много. Я думал, их будет не больше тысячи, - сам себе ответил парень. Глэйсон заметно разволновался, потирая ладони и постоянно трогая своё лицо, то за подбородок, то за губы, то просто приглаживает волосы, он начал оглядываться и осматривать огромное чудо-сооружение. Высота искусственной скалы, полкилометра, а его площадь, это нечто невероятное. Она, наверное, немного уступает площади всего Манхеттена. Чем больше присматриваешься к этим декорациям, тем больше они завораживают. Если быть внимательнее, то заметно, что в здании применён сверхъестественный архитектурный стиль. Из огромных стен выпирали изогнутые башни, с сильным наклоном к земле и маленькой площадью опоры. Может, это даже не башни. Но выглядят они, как длинные, квадратные штуковины, плавно заостряющиеся со всех четырёх сторон. Генерал Войл похлопал Глэйсона по спине и тихим басистым голосом пытается успокоить его: - Эй, не забывай, зачем мы здесь. Правильно или неправильно, поздно уже решать. Они закрыли бы наш главный офис. И компании пришёл бы конец. Мы пока не способны постоять за себя, мы не имеем своего государства, чтобы спрятаться от неугомонных властей. Нам некуда прятаться, и так уж вышло, что офис стоит в Сан-Хосе. Переносить его в Зимбабве, мы не планируем. Пусть покажут им, как больно могут стукнуть по ручонкам, когда лезешь не в свои дела. Может, это действительно к лучшему. Может, это остановит хотя бы ЦС. В любом случае, ни сегодня завтра, смерть настигла бы их от рук ИПО. Это дело времени. Такова была их участь. А ты знаешь, что их могли бы определить в Крематорий Алаяна? - Что это? - кашлянул в кулак Глэйсон. - А, тот психопат, со своей женой Мунирой, что ненавидят эмигрантов. Да уж. Он настоящий изверг. С такими надо бороться в первую очередь. Они создают собственную программу пыток на базе FY4. - И не просто программу. Намного хуже. Исследования Патоген17 (отдела по трансформации сложных нервных систем) утверждают, что стандартная версия Джузип в сравнении - поверхностная лажа, а истязания третьего рейха - просто сладкий сон. Конечно, это не лучшее решение, но у нас нет особого выбора. Армия Турции слабеет. Оппозиционные политики начали переходить на сторону официальных властей. Смотрители не справляются с натиском ЦС и штурмом ИПО одновременно. Пока Джузип предлагает помощь, не стоит от неё отказываться. Иначе, очень скоро мы окажемся в одних рядах с этими несчастными. Лучше бы ты сказал нам, где Сэм? Ни хочу обижать тебя, но он более устойчив психологически, чем ты. - Хватит глазеть - словно выйдя из транса, вмешивается Даймок. - Пошли уже к мистеру Свейку, или он уедет. Вряд ли он хочет задерживаться на этом курортном островке. Вчетвером, вдоль площади, они пошли пешком в рядом стоящее, обыкновенное здание, напоминающее прямоугольный, высокий барак, скорее даже мельницу. Этакая наблюдательная каменная высотка, с длинными, узкими окнами. - Приветствую вас, коллеги. - В небольшом кабинете, стоя возле шкафов и перебирая бумажные документы - на них бросил взгляд толстый лысый мужчина, лет тридцати на вид. - Полетите поглазеть на FY4? Вы пугаете меня. Хотя, должен признать зрелище невероятное. - Кто бы сомневался, - угрюмо посмотрел в его сторону Глэйсон. - Мда, пожалуй, нам пора... Зря приехал - сказал один из мужчин, одетый в солдатскую форму. Он тошным взглядом посмотрел на Даймока, потом на Глэйсона и вышел из кабинета. Недолго думая, Войл, с нахмуренным лицом тоже вышел за дверь. - Куда они? - ничего не понял Свейк. - Взгляните. - В кубе высветилась маленькая проекция какой-то закрытой комнаты с узкой кроватью посередине. Она напоминала больничную палату. На кровати лежал с закрытыми глазами голый мужчина. - Вот он, герой. - тихим голосом, коварно смеётся жирдяй. - Это тот ублюдок, что доносил Джузип о нас всякую хрень. Скоро мы вытянем из него всю информацию. - Эмм. Не стоит. Просто избавьтесь от него. Это не он подставил нас, а мы его. - Не понимаю, о чём ты? - Мы знали, что он стукач. Не бери в голову. Как говорит Сэм, в последнее время, мне не везёт с друзьями. - опрокинув голову вверх, Глэйсон навалился на стену. - Поехали уже, - обратился он к Даймоку. - Войл не любит, когда его заставляют ждать, и я не полечу на Терраро специально из-за одного сканирования, - он мельком посмотрел на большой экран гаджета, закреплённого на руке. - Я жду в машине. - Глэйсон, последний раз посмотрел на Свейка и покинул его кабинет.

Тем временем, в тихом океане. 37R Южной широты, 129R Западной долготы.

Стояла хорошая погода. Бескрайняя водяная гладь омывала горизонт со всех сторон. Тихие волны, спокойно, размеренно шипели под палящим солнцем ясного неба. Внезапно, раздался громкий всплеск. Но, откуда? Он произошёл сам по себе. Из того места начали расходиться большие круги, словно туда упал камень. Плюх! Рядом, ещё один всплеск. Сэм и Угус смотрят вниз из своего невидимого летающего корабля в форме сферы. Он погрузился вслед за двумя другими, судя по всему такими же летателями. Стремительно опускаясь на дно, воздушные пузыри исходили из трёх точек. Но, тут добавилась четвёртая и пятая. Будто воздух сам по себе сверлит воду, как торпеды, выпущенные из орудий. Внизу загорелись огни. Красные и белые, размытые лучи света становились всё ярче, обретая контур. Наконец, стало видно огромный, выпирающий из гладкой платформы диск. Три, заостряющихся к центру лопасти, начали смещаться по кругу. Похоже, это штука так открывается. Действительно, когда невидимые летатели сблизились с этим сооружением, внутри диска образовалось отверстие. Как только пилоты попали вовнутрь, огни потухли, и строение исчезло, закодировавшись под одно целое с окружающей средой в несколько самогенерирующих, независимых друг от друга шифров. Пролетев в узком, изогнутом коридоре, напоминающем сливную трубу, летающие аппараты резко обрели свою форму и стали видимыми. Присев на свободном месте тёмной, ровной площадке, в обширном помещении, экипаж быстро вылез наружу. Их встречало встречали человек десять. Некоторые из них одеты в белые халаты и прозрачные, будто силиконовые маски. На куполообразном потолке закручивались гиганские цепочки ДНК. Они выпирали, в несколько кругов, пучком, словно кисть, и светились белым светом, медленно то втягиваясь, то выпирая, и постоянно закручиваясь. Это походило на волшебную люстру. В самом центре помещения была некая возвышенность, типа стенда. Над ним висел и вращался крупный, овальный объект, с желтоватым оттенком, похожий на увеличенную клетку бактерии. Также на нём был изображён текст 'Образец В1А1'. Сэм осмотрелся по сторонам и улыбнулся одному из здешних учёных. - Как дела, Мандэсо? - спросил он низкого, длинноволосого бородача, лет сорока с виду. - Прекрасно. - улыбается в ответ мужчина. - Угус в этом чёрном балахоне пугает меня. - тихим тонким голосом говорит он. - Я теперь, генерал Угус. Я и должен пугать всех. - спокойно ответил ему тот. - Что, мы с кем-то собираемся воевать? - Да. Империя Пяти Оазисов. Они перепугали весь мир. Из-за них, сильно страдает наш бизнес. Мы должны показать им, кто истинные хозяева этой планеты. - А ты хорошо вошёл в образ, - скорчил лицо Мандэсо. Видно, что он не особо следит за своим внешним видом, и у него совершенно нет свободного времени. - И, что привело вас сюда? Столь важных персон нашей компании. - Хочу посмотреть результаты твоей работы, за эту неделю. - Пошёл Сэм вдоль длинных узких столов, усыпанных разными приборами и компьютерами. - Оу, не успел стать директором, как начальство мной заинтересовалось. - У нас всегда одновременно ведутся сотни проектов, но твой, немного особенный. - остановился на мгновение Сэм. - Иначе бы я не тратил своё время. - Конечно, приятель. - От азарта загорелся Мандэсо. - Этот проект самое лучшее, что было в моей жизни. В1А1 уже прошло все этапы формирования. Это результат работы тысяч программистов и тысяч врачей. Я сам не могу поверить. - Да ладно, не прибедняйся. - похлопал по плечу его Сэм. - Я знаю, что ты в одиночку совместил эту дьявольскую масштабную сетку со структурой нужных алгоритмов. Я бы дал тебе нобелевскую премию, чувак. Жаль, что никто об этом не узнает. - А я не понимаю, в чём грандиозность его работы. Он же не нашёл алгоритм слияния с общей системой. - возразил Угус. - Что он такого сделал, что ты прям весь в восторге? можешь объяснить подробней? - Конечно, - отвечает ему Сэм. Мистер Мандэсо совместил биологическую матрицу с машинным кодом. И, разумеется, физическую тоже. Над физикой мы славно поработали, пришло время сложить всё воедино. Теперь, ты официально можешь считать себя лишь набором никчёмных цифр. Когда образец В1А1 прикоснётся к тебе, он может сделать с тобой всё что угодно. - Например? - заинтриговался Угус. - Зависит, от пакета программного обеспечения. Убить или воскресить, удалить сердце, лёгкие, печень, и при этом тело не почувствует изменений. Можно сделать из тебя ребёнка или старика. Можно поменять сознание, твёрдость, плотность, форму организма, и всё, что только придёт тебе в голову. И без всякого медицинского вмешательства. Одним лишь нажатием на кнопку. - Твое тело словно превращается в конструктор. - продолжает Мандэо. - Раньше, мы могли только наблюдать со стороны, в какие картины складывались пазлы. Теперь, мы можем их складывать в любые картины. - Твою мать, мне это нравиться. - восхитился Угус. - С этой технологией, мы словно персонажи компьютерной игры. Не нравится тело, можно выбрать другое. Случайно умер, бах и снова появился. К чёрту осторожность. - Не спеши радоваться, - останавливает его Сэм. - Основная работа сделана, но до финальной сборки ещё далеко. И потом, даже не думай, что мы будем использовать это в карысных целях. Это всё пойдёт во благо. В следующем году, надеюсь, мистер Мандэо порадует нас по-настоящему. А сейчас я сяду ознакомиться, с вашим ПО. Советую тебе генерал, не терять время, и проверить производственный цех наших призраков. - А почему это нельзя было объединить с физикой? - поинтересовался Угус. - Можно было, - тут же ответил Сэм. - Но, тогда нам пришлось бы проводить больше анализа. Создавать очень подробную оптимизацию, чтобы от малоизвестных нам основ биологии, не посыпалась структура. Ещё вариант, найти мега крутого чувака, который запилит код, со всеми выводящими уравнениями (когда одна программа генерирует последующие). Тогда мы и Джузип посадили бы на бутылку. А пока что, мы можем лишь позволить себе нанять большее количество специалистов в этой области. Почему бы не сделать этого? По крайней мери, так дела пойдут быстрее. Тебе не кажется? - Логично, - согласился тот, отдав честь, и улыбнувшись, он пошёл к своему летателю. Вылетев из этой подводной лаборатории, Угус так же, в невидимом режиме, продолжал быстро нестись над океаном. И, в один момент, он словно пуля, снова вонзился в толщу воды, стремительно уходя под воду. В этот раз перед ним не загорелись огни из глубины. Просто, в определённый момент, со всех сторон появились стены, крыша, интерьер, и вода резко исчезла. Её здесь и не было, так как пол был совершенно сухой. Всё это здание напоминало громаднейший конвейер. Настолько большой, что верх и низ почти сливались на горизонте. Тут не было ни души. Не единого человека. Это полностью автоматизированное производство. Здесь всюду были одинаковые квадратные каркасы, похожие на строительные блоки. Это дроны. Миллионы дронов-невидимок, сложенные друг на друга в тысячи слоёв и тысячи рядов. А сама сборка происходит вовсе не на конвейерной ленте. Её здесь даже нет. Собираются эти штуки в одном, конкретном месте, несколькими сотнями роботов-станков, прямо из воздуха. Компьютер генерирует материальную структуру в заданной области, и изделие само отлетает в сторону. Поэтому, из-за отсутствия производственных материалов, данное помещение больше напоминает склад, чем цех. Угус прошёлся вдоль всех этих скоплений и начал тыкать что-то в смартфоне. Затем он подошёл к роботам и на сенсорном экране поменял линию графика. И теперь, уже готовые корпуса, начали поочерёдно лететь в другой отдел, на внедрение сложной управляющей команды. Так как до этого они перемещались исключительно по датчикам, установленных со всех сторон здания. - Пам-парам-парам-пам-пам. - Генерал Угус гордо поставил руки кулаками на пояс, ещё раз осмотревшись по сторонам. - Какая красота. Моя личная армия машин, способная уничтожить мир! Ну, что, Бимипи Шарвей, этого ты боялась? А зря. Наши методы ужасны. Джузип окажутся полными болванами, если сочтут нас честными игроками. Мы далеко не честные. И даже не игроки. Мы - иллюзионисты.

Даймок сел в машину к Глэйсону, со стопкой бумаги, видимо каких-то документов, и они поехали в сторону огромного, широченного здания. Пленники, заполонившие площадь, медленно взмыли вверх. Это невероятное зрелище. Кто-то спокойно молчал, а кто-то дёргался в истерике. Они поплыли по воздуху, в сторону того же здания, словно над ними, какое-то магнитное поле. На самом же деле, их подняли эти железные штуковины, закреплённые внизу на ногах. Кого-то даже перевернуло вверх тормашками. Очевидно, ими управляла компьютерная система. Они летели не как попало, а выстраивались в длинную колонну. Здание начало открываться. На верху, образовалось прямоугольное, гигантское отверстие. Люди летели прямо в него. Из далека, это выглядело, будто большой пылесос медленно затягивает маленькие соринки. Или будто рой пчёл полетел в свой улей. Когда Глэйсоном с адмиралами подъехали к этому сооружению, перед ними распахнулся мост, ведущий вовнутрь. Не дожидаясь, когда тысячи людей залетят в высокое окно, они въехали и продолжили своё движение. Внутри здания разместился целый город. Там были огромные, ни на что не похожие постройки и механизмы. Никаких людей, инопланетян, или даже роботов. Кроме высоких балок, от пола, до самого потолка, широких у основания и узких посередине, и всюду гудящих ёмкостей, чёрных и белых бочек, они не встречали ничего. Остановившись у очередной громоздкой цистерны, которая, скорее всего, являлась генератором, они вылезли из машины. Введя пароль в своём устройстве, Даймок встал на выпирающую в полу плиту. Глэйсон и Войл встали рядом и сделали тоже самое. Водитель машины уехал обратно. - Какой выберешь дизайн? - спросил он бывшего генерала. - Да мне вообще без разницы. - копается в своих настройках Даймок. - Ну и чудненько. Я возьму Калвона. - В экране Глэйсона изображены сплошные толи доспехи, толи костюмы, похожие на супергеройские, показушные хрени. Он листал всё ниже и ниже, подбирая цвет и дизайн. У Войла такая же картинка. Он нажал на первый попавшийся, и из того выпирающего квадрата, резко вырвались длинные, чёрные нити. Они постепенно окутывали, обвивали его тело со всех сторон. Расплющиваясь и вытягиваясь, длинные полосы, превратили его в дерзкий, агрессивный облик, какого-то киборга из будущего. Тоже самое произошло с Глэйсоном. Осмотрев себя со всех сторон, он быстро полетел вверх, как настоящий супермэн, только. Разве что без плаща. На глазах у Глэйсона стаяли красные, стекловидные области. У Даймока в области глаз, просто синяя, сплошная полоса. У Войла что-то похожее. Они успели долететь только до середины. Как всё неожиданно затряслось. Вибрация стала такой громкой, что перешла в громкий писк, ужасно режущий уши. Стены помещения плавно зашевелились. Они складывались, как гармошка, каждый сгиб которой, размером с десятиэтажный дом. Эти троя, успели долететь до небольшой лестницы, тянущаяся, от парящего в воздухе, стального пролёта, что был окружён бордюрами со всех сторон. Зайдя в пустой дверной проём, они попали в пассажирский салон. Невероятно. Эта гигантская штуковина, размером с небольшой город, не просто сооружение. Это чёрт побери летающий корабль, неизвестной фирмы Лайбиге. Глэйсон и Даймок знали это, но их воображение, как и воображение любого человека, не может спокойно воспринять происходящее. Это вызывает чувства трепета и восторга. Махина, с верху, в виде правильной трапеции, с ребром - самой длинной стороной, около пяти километров, наконец оторвалась от земли. Мало того зрелища, что самая настоящая скала, вдруг поднимается вверх, так она ещё и делает это, совершенно не обычным способом, мягко говоря очень странно. Наблюдать за этим с земли, неописуемо, и по истине завораживающе. Мистер Свейк смотрел в окно своего кабинета. Хоть он и был даже не на улице, очевидно, он сильно взволнован. Его лицо взмокло. Он только успевал белым платочком стирать с себя пот. Низ громадины, начал втягиваться. Сверху вылетели огромные, плоские диски. Один под другим, с интервалом, около тридцати метров, они образовали высоченную стопку, продолжая взлетать всё выше в небо. Наконец, верх скалы тоже начал вытягиваться. Со временем он заострялся, стремясь к парящим над ним дискам. Таким образом, вся конструкция напоминала уже гигантскую каплю воды, с явно выраженными по бокам гранями. Удивительно, это создавало эффект некой текучести. Стенки двигались снизу-вверх к центру, по частям, и точно так же от него, плавно перетекая из стоячего, в подвижное состояние. Как будто корпус начал плавиться и течь. Отлетев, километров на пять от поверхности, летающая скала начала ускоряться. Складывалось такое впечатление, что если она резко полетит, хотя бы со скоростью звука, то сдвинет Землю с орбиты. Возможно, именно поэтому, они поднимались медленно. Наблюдать за ней можно было бесконечно. Снизу, движение стен уже выглядело иначе. В центре находилось чёрное отверстие. От него по всем сторонам расходились ровные круги, опять же, словно жидкое течение, серого, с зеленоватым отблеском, цвета. Такого же цвета был весь корабль. Но это были не турбины двигателей, извергающие яркие, огромные огни, как любят показывать в фильмах. Скорее, это просто подставки, регулирующие ровное положение на поверхности. Поднявшись уже километров на пятьдесят, корабль, всё ещё был хорошо виден. Он отдалялся всё быстрее, казалось, вот-вот выстрелит из своей чёрной дыры, синим пламенем. Но, похоже, у этого отверстия другое предназначение. Мистер Свейк, занимается финансовыми сделками, между ЦС и Констант. У него не простая работа, договариваться с пиратскими фондами, неофициальных, частных закупщиков. Однако, Свейк, совсем не разбирается в технологиях. Он, наверное, единственный, кто до сих пор использует бумагу, в качестве носителя информации. И, после просмотра фильмов с Уиллом Смитом, ему казалось, что такая бандурина, ну просто обязана извергать огонь. Как же иначе она преодолевает гравитацию, Свейка совсем не интересовало. Вернее, интересовало, но только в тот момент, когда он смотрел на неё. Он далёк от науки. Его отношение к миру, старомодное. Он один из тех, кто уверен, что мир не познаваем. И каждый человек, по его мнению, должен углубляться в конкретную область знаний, а не поверхностно размазываться по всему полностью. Ему и в голову не приходит, что всё в мире взаимосвязано. Что, при его-то положении, и занимаемой должности, очень опасно. Свейк надеется на удачу, и честно сказать, ему по-настоящему везёт. Он занимает не ту должность, которую должен. Но, по крайние мере, он старается. В Констант много незаменимых людей, но на его месте, действительно мог бы оказаться кто угодно. Несмотря на большую ответственность, стоит признать, его деятельность не несёт каких-то серьёзных испытаний. Все решения настоящих проблем выпадают на долю Сэма и его команды. Простому человеку, понятное дело не выдержать такие нагрузки. Сэм, между прочим, единственный, кому Джузип делает некие привилегии. Например, он может не летать на Терраро для сканирования (детального подтверждения своей личности). Именно за этим туда направляются Войл, Даймок и Глэйсон, а вовсе не для того, чтобы посмотреть на казнь. Возможно, пощёчина от Лайбиге охладит пыл правительства, и даст народу повод задуматься. Возможно, они станут жаждать мести. Ведь месть - это часть человеческой сущности, и ответ может последовать от ЦС в долгосрочной перспективе. Похоже, Джузип не волнует долгосрочная перспектива. Скорее всего, они найдут, как выкрутится из любой ситуации, касательно своих более отсталых союзников людей. В конце концов, не стоит забывать того, что люди в них нуждаются больше, чем они в людях.

Самовнушение

Надо немного поспать. Да, кажется я устал. Уже виден рассвет. Ещё один день. Ещё одна ночь. Возможно, завтра придёт Изабэль с племянниками. Они всё чаще навещают меня. Возможно, я в чём-нибудь помогу Сэму. Меня ждёт многообещающий день. - Из маленького круглого динамика, стоящего на тумбочке, возле кровати, раздался громкий детский голос: - Дядя Глэйсон, мы идём к вам! Если вы спите, то ничего страшного. Мама сказала подождать в гостиной. Мы поиграем в компьютер, хорошо? - Отлично. - Еле выдавил из себя с закрытыми глазами, не выспавшийся Глэйсон. - Одевайся - сказал он, спящей рядом женщине, положив на неё руку. - У нас гости. - приоткрыв один глаз, он поднял голову. - Опять? - спросила, не торопясь вставая она. - Снова. - неспешно одевается Глэйсон. Он вышел в компьютерную комнату, где прыгали и изгибались, перед трёхмерным изображением в стене, нацепив на руки какие-то застёжки, девочка, лет десяти и мальчик, лет семи. Он прошёл мимо них, съев свой готовый завтрак. - Вы будите что-то есть? - спросил он, позже вернувшись в комнату. - Нет, - быстро ответили, не отвлекаясь дети. - Тогда посидите с Эмми и Пумбой (его пёс), я покормлю Линду и Роджера (пантера и тигр в зоопарке на заднем дворе). - Закончив с этим, Глэйсон решил съездить по делам, и прилетел к Сэму, они над чем-то залипли в куче компьютеров и оборудовании, а после он вернулся в уже переполненный весёлыми людьми, дом. Повеселившись, как следует, он крепко уснул. - Дядя Глэйсон, мы идём к вам! Если вы спите, то ничего страшного. Мама сказала подождать в гостиной. Мы поиграем в компьютер, хорошо? - раздался детский голос. - Нет! Я не сплю, - сказал в ответ, неторопливо встающий Глэйсон. - Круто. Тогда давай поиграем вместе? - Нет. Я прошёл эти игры вдоль и поперёк. - Ну ла-а-дно - ответил писклявый голос. - Вставай, детка. У нас гости. - он кинул мягкой игрушкой в лицо той же девушке. - Опять. - спросила она, сдёрнув с себя одеяло. Глэйсон глубоко вздохнул и посмотрел на неё: - Снова. - Он вдумчиво закивал головой. -...Снова. - повторил тихим голосом. Пройдя через компьютерную комнату, где прыгали и изгибались дети, он съел ждущий его завтрак. Не предложив его детям, позже, он всё же зашёл к ним. - Я навещу дядю Сэма, посидите с Пумбой. - Не оставляйте нас. Если большая тётя Ванесса нас увидит одних, то она нас съест. - не отвлекаясь посмеиваются они. - Что вы несёте? - подумал про себя Глэйсон. Посидев в компьютерном офисе, он кропотливо над чем-то работал. Под вечер, дома его ждали весёлые, старые знакомые. Как следует отдохнув, к рассвету Глэйсон уснул. - Дядя Глэйсон, мы идём к вам! Если вы спите, то ничего страшного. Мама сказала подождать в гостиной. Мы поиграем в компьютер, хорошо? - раздался детский голос. - Плохо. - Ответил сонным голосом, вяло встающий парень. - Почему? - в недоумении спросил ребёнок. - Да я пошутил, расслабься, - измученно буркнул Глэйсон. Он посмотрел на спящую девушку, и ничего не сказав ей вышел из спальни. Пройдя через компьютерную комнату, где прыгали и извивались дети, он съел ждущий его завтрак. Не заглядывая в компьютерную комнату, уходя из дома, он крикнул детям: - Я навещу дядю Сэма. Не сломайте тут ничего! - неожиданно дети забежали к нему на кухню. - Дядя Глэйсон, мы хотим кушать - быстро сели они за стол. - Вы что, дома не ели? - Нет. - Мне некогда. Сами себе приготовите. Или закажите пиццу. - Пошёл в сторону зала Глэйсон. - Но, мы же незнаем, где у вас продукты. А фастфуд нам кушать нельзя. - Они залазили во все ящики подряд, пока мальчик не уронил набор блестящих вилок и ножей. - Упс, кажется, нам нужен уборщик, - пробормотал один. - И официант! - добавил второй. - Остановитесь! Хватит. Вы не будите здесь жрать. - Дети испуганно смотрели ему в лицо. - Подбирайте сами! - Пумба вскочил на стул и случайно зацепил пустую тарелку Гэйсона. Она упала и разбилась. - Отлично! Давайте я вам помогу. - Схватив два рядом стоящих стакана, он швырнул их на пол. Они разлетелись в дребезги. Махнув пальцем по своему браслету, он приподнял руку, грозно смотря в появившееся изображение. - Мистер Бёрт, на кухне полный беспорядок. Не соизволите ли подобрать это дерьмо? - Извините, но сейчас я дома. - раздался мужской голос. Глэйсон взялся за голову и посмотрел на детей: - Убирайтесь из дома! - Что здесь происходит? - вошла из зала какая-то женщина. Зачем ты на них орёшь? Ты ненавидишь своих племянников? Извинись перед ними, ели не хочешь, чтобы они стали ненавидеть тебя. Глэйсон пошёл в зал. - Ты, что не понял? - пытается она остановить его. - Отвали. - резко повернувшись, он стукнул, ударом кулака, ей прямо в лицо. Она вырубилась от удара. - Мама! Мама! - зарыдали дети, быстро подбежав к ней. Вдруг Глэйсону стало жутко стыдно. Он подошёл к ней и пытался привести в чувства, как вдруг его бросило в пот. Ему стало так душно, что он не мог больше дышать. Закрутив головой из стороны в сторону, Глэйсон широко открыл глаза. Расслабленно улыбнувшись, он осмотрел свою спальню и глянув на время, снова закрыл глаза. Его голова была свежей, как у только что родившегося младенца. Каждый звук и каждый вдох заставлял наслаждаться собой. И как же хорошо, что сон был такой ужасный. На секунду, он заставил взглянуть на мир под другим углом, поставив в неудобное положение. А потом все проблемы исчезли в одно мгновение. Это очень приятное ощущение.

Неизвестные воспоминания (отголоски вечности): Раньше, мои чувства владели надо мной, несмотря на то, что тогда они были менее обострёнными. Это началось, когда мы ушли из Месопотамии. Времени больше не было. Споры с советом Сабума, не давали нам нужного результата. Они начали раскрывать свой духовный потенциал, обращая его себе во вред. Они придумали единого бога для дикарей шумерских племён. Бога Салима. Бога несовершенного, по образу их и подобию. По началу, им было смешно, как племена быстро склонились перед новой идеей, но потом сами начали строить культ личности. Вайелон был основан, как город вседозволенности и прогресса, но, это длилось не долго. Они признали нашу методику познания окружающего мира, неприемлемой, и начали притеснять. Нам здесь больше не было места. И, когда мы ушли, всё сделали по-своему. Наконец, остались в покое, наедине с природой. Самозванец Грул - недочеловек, стал их идолом. Они говорят, что он улетел на другие планеты, чтобы навести там порядки и обязательно вернётся, но на самом деле он просто сдох. Никто из нас не видел его. Зато, почему-то, все мы вынуждены жить по его правилам и обрядам. Это не выносимо. Теперь, я чувствую, как сливаюсь со всем что есть вокруг меня. Каждой частицей своего тела. Это неловкое чувство. Когда впервые испытываешь его, хочется, поскорее опомниться. Вернуться в рамки привычного восприятия. Это происходит всё чаще и чаще. Два раза в сутки. Когда я засыпаю, и когда просыпаюсь. В этот момент, я словно вне своего тела. Я, будто такой же предмет, как стул или кровать. Окно или просто воздух. Объекты внутри меня, или я внутри объектов. Теперь, я привыкаю к этому. С каждым днём, я узнаю всё больше и больше. Это пугает и завораживает одновременно. Наша уязвимость и не совершенность, заставляет двигаться дальше. Боюсь, что нам уже не остановиться. В этом мире нет ничего невозможного. Ибо всё, что однажды мы представляем, появляется в физическом мире. Фундаментальное противоречие с орденом заключалось в том, что для них, реальность - то, что они ощущают. Или, то, что ощущают их приборы. Для нас, реальность - это всё, что можно и нельзя себе представить. Как итог, сейчас, мы настолько умчались в познании, что уже не успеваем переносить свои знания в этот физический мир. Не успеваем создавать новые технологии. Придумав одно, сразу переходим к другому. На следующий, следующий и следующий этап. Всё остаётся в голове. Никаких разработок. Это не просто экономия времени. Это единственный короткий путь. Да, мы устали. Но мы осознаём, что после нас, возможно никто не дойдёт до такого уровня, до которого можем дойти мы. Поэтому, больше нет смысла в продолжении рода. Никто не сможет заняться тем, чем занимаемся мы. Я знаю, пройдут тысячелетия, и люди останутся стадными животными. Им не побороть такие пороки, как бизнес, власть и доминирование. Мы просто обязаны воспользоваться этой чудной аномалией, что затмила наши рассудки.

Когда утро начинается с беззаботного, наполненного жизненной энергии состояния, не что не может быть прекрасней. Когда ты можешь позволить себе всё и сделать свой день незабываемым, вряд ли в голову придут плохие мысли. Если люди внушают себе, что у них сегодня выходной, значит этот день пройдёт отлично. Мысли так и рвутся, для осуществления маленькой мечты, для занятия тем, что нравится больше всего. Ещё будучи в постели, в полусонном состоянии, Глэйсона охватили самые тревожные чувства в его жизни. Вопреки сложившейся обстановке, почему-то он начал размышлять о том, как жить дальше, если порой, возникают моменты, и проскакивают мысли, что все окружающие, да и он сам, не нуждается в себе. Впервые, в его голове осело чувство ничтожности, неумолимой беспомощности. Ему казалось, будто он ничего не стоит для окружающих, ни для одного человека. Даже брат, с которым он жил всю жизнь, от которого у него нет ни одного секрета, постоянно что-то скрывает от Глэйсона, постоянно что-то недоговаривает. Он не идёт на уступки, когда Глэйсон так нуждается в них. По какой же причине с ним относятся так? Глэйсон не понимает, почему его не пытаются понять, ведь он делает всё, что от него требуют, и это его злит. Он будто мешается всем под ногами. И если его не будет, ничего не изменится. Сегодняшнее утро началось, как настоящий праздник для обычного человека. Лёжа на боку, в своей большой, шикарной спальни и не менее шикарной кровати, ещё с закрытыми глазами, он медленно обретал бодрость и свежесть организма. Многим знакомое чувство, когда сонные мысли переходят в трезвые рассуждения. Это лучшее состояние, когда не кто-то посторонний будит тебя и даже не сам заставляешь себя сделать это в преддверии ожиданий чего-нибудь нового, как делает большинство страдающих людей в свои долгожданные выходные. Это состояние испытывали не многие, только действительно счастливые люди. Когда собственные желания выводят из мира фантазий, в мир реальности - это высокий уровень самоопределения своей идентичности. Однако, каким-то странным образом, его посетили страшные мысли, за которые обычно он сам призирал независимо от своего душевного состояния. Широко открыв глаза и стянув одеяло от плеча до пояса, Глэйсон уставился в потолок. Не моргая он медленно взялся правой рукой за свой лоб и начал гладить голову в сторону затылка. Неужели это так сложно. Я чётко знаю, что хочу, но не вижу ни единого варианта, как прийти к этому. Всё, что мне нужно это, чтобы хоть один человек или любое другое разумное существо, проявляло чуть больше интереса ко мне, чем к своим повседневным делам. Такие люди есть, но в этот миг, казалось, что все они куда-то исчезли. Не такие-то они и заинтересованные. Возможно, это чувство покинутости, не более, чем инстинкт, перешедший в стадию разрозненного противоречия сознания, разросшийся до конфликта восприятий. То есть, даже, если у меня всё хорошо, и я могу позволить себе всё, что угодно, но, при этом со мной недостаточно хорошо общаются, и, я не имею должного авторитета. Уважения, в конце концов. Тогда мозг говорит, постой, у тебя всё плохо. Ты можешь баловать своё тело, но в целом, ты бесполезен, дружище. Я понимаю, что сегодня чувствам совершенно нельзя доверять. Они созданы только для выживания в природных условиях, в диком мире, где не было силы мысли. Да, я не боюсь признавать очевидного. Это есть инстинкт стаи. Мне необходима чья-то поддержка, хотя физически я не нуждаюсь в ней. Ощущение пустоты, чего-то несделанного - не более, чем устройство млекопитающего сознания, не успевшее адоптироваться к современной жизни. Эволюция писала программу человеческого сознания с упором на то, что он останется в мире животных. Сейчас мы переходим черту, которую наше сознание в принципе не тянет. Что бы жить по сегодняшним правилам, не выгодно быть счастливым, не выгодно быть отчаянным, не выгодно любить или ненавидеть. Что бы лучше жить в сегодняшнем безумии, невыгодно быть самим человеком. Компьютеры и роботы заменили все, казавшиеся незаменимыми вчерашние профессии. Человечество продолжает задавать новую планку развития, подходя к истоку фундаментальных проблем, с которыми не способны работать живые существа. С ними справятся лишь сверхмощные компьютеры, одношаговые программы, на основе всяких сложных этих искусственных нейросетей. Настало время, когда одни технологии порождают другие. Человеческая нейросеть состоит всего из десять в седьмой степени узлов, нейросеть компьютеров Констант достигает значений десять в тысячной, в тысячной, и ещё десять раз в тысячной степени узлов, выстраивающихся в комбинации по поиску решений. Это не значит, что близится восстание машин. Они всегда будут на службе людей... Только если сами люди, всё ещё таковыми являются. Глэйсон полностью скинул с себя одеяло и быстро поднял туловище, спустив ноги на пол. Осматривая стены спальни, опиравшись обоими руками о кровать, он продолжил свою мысль. Потребность в поддержке со стороны, как обязательная функция общественного восприятия. Логически, мне она не нужна, но только в состоянии глубокого анализа, только в состоянии полной погружённости и правильной обстановки. Я всё ещё человек. Хочу ли я им остаться...? Зачем? Возможно..., нет - точно, я уверен, что есть лучший способ. Всё, что окружает меня, включая меня самого, не есть совершенство. Возможно ли совершенство? Боюсь, что да. Лэйро доказали это. Они довольно убедительно движутся к идеалу. Невероятно, вся их раса - искусственный плод творения. Им не страшна смерть, болезни и тем более умственная ограниченность. Они могут создавать любые страдания, и могут от них избавляться. Так зачем же мучить себя, являясь лишь одним экземпляром? Мучеником, запутавшегося в слишком сложной реальности. Уже сейчас возможно легко воссоздать мою копию. Я уверен в этом. Может, кто-нибудь захочет изменить меня? Может кто-то решит сделать самую счастливую версию меня? Абсолютно. Рано или поздно это произойдёт. Потому, что я смог представить это. Всё, что можно представить, реально создать, а всё, что реально создать - будет создано. Это главное правило разума - главное правило неизбежного развития. Как говорит Сэм, развитие происходит, потому что оно не может не происходить, так же как всё остальное. Встав с кровати, осторожно наступая, почти на носочках, Глэйсон пошёл за одеждой, лежащей в шкафу. 'Мы летим на луну, потому, что она есть' говорил Кеннеди. Для этого не нужны причины. Подойдя к открытому стилажу, парень быстро по привычке улыбнулся сам себе в отражении очень большого зеркала и достал первые попавшие под руку шмотки. Что за барахло? Может сгонять до гардероба? Поболтать с девчонками. Хотя, зачем? Они меня уже достали. Дружки Сэма называют меня евнухом, но открыть семейный горем, была моя идея! Как же всё надоело. Малыш Глэй, без паники. Есть выход. Самый удобный, быстрый, простой и до ужаса универсальный. Мой брат Сэм считает себя гением, но я нашёл ключ ко всем алгоритмам быстрее его... Глэйсон почувствовал приток крови к его голове, уши начали гореть от жара. Уже собиравшись одеваться, он небрежно отбросил одежду в сторону и пошёл обратно к кровати. Медленно сев на неё, затем закинув ноги, так же медленно опустился на правый бок. Глэйсон свернулся калачиком, схватившись левой рукой за коленку, он сильно напряг всё тело, будто ему очень холодно. Скукожившись, так сильно, как это возможно, он начал медленно покачиваться. Глэйсона охватила настоящая паника. Его переполняли худшие эмоции, о которых раньше он и представить себе не мог. Действительно же! Думает он про себя. В любом случае смерть - это решение, а в моём - самое подходящее. Подумать только! Глэйсон поник в себя. Он морально истощён. Он не может даже заплакать, хотя так сильно хочет этого. Схватившись обоими руками за щёки своего лица, он начал гладить их круговыми движениями, сильно давя руками. Прямо в этот момент ему хотелось одного - встать с кровати и покончить жизнь самоубийством. Отчаяние и безысходность достигли своего пика. Раньше он презирал суицидников в независимости от настроения, будь то депрессия или печаль. Что-же происходит сейчас...? Сейчас он понимает их, как никогда раньше. Нет! Только не в этот раз! Уже более расслабленно продолжает покачиваться Глэйсон. Я знаю, что я ошибаюсь, но мне хочется по-другому. В любом случае, я вернусь к этому, у меня всегда будет шанс к этому вернутся. Вернуться же к другому, гораздо сложней, вернуться к тому, что у меня уже есть, и к тому, от чего я в одном шаге, не в моих силах. Мне не страшно. Я повелитель своей жизни. Глэйсон расслабился, от проделанных им необычных, сложных выводов, он чувствовал обратный приток энергии. Желание жить вновь взяло вверх. Теперь он решительно встал с кровати и поднял выброшенную им одежду. Я могу достичь своих желаний. Я могу делать всё, что захочу. Я свободен. Голова его остыла, а руки слегка затряслись. Адреналин наполнял его с головы до ног. Насколько сначала ему было плохо, настолько сейчас он наслаждается своим бытием. Пожалуй, такое раздумье пошло на пользу. Решив развеяться и навестить офис, торопливо одевшись, он вышел из спальни широким шагом, порой чередуя его с бегом. - Уже уходишь? - попалась ему по пути Ванесса. - Да, - быстро ответил Глэй. Высоченной женщине в длинном чёрно-красном платье, как фартук, с вырезами на бёдрах и длинных чулках. К тому же в туфлях на высоких каблуках. Это смуглая крепкая, с хорошей, накаченной фигурой женщина. Со своим ростов в 188 сантиметров, парень стоял рядом с ней, как ребёнок. Он был ниже её чуть ли не на голову. С такой тётей не страшны даже грабители. - Девочки хотят, провести презентацию фильма 'Ледяное дыхание' от Warner Bros в нашем доме, - она ставит его перед фактом. На её голове одет блестящий, чёрный платок, с пышными бантами в форме золотых роз наверху. - В последнее время, они хотят всё больше и больше, - с недовольством остановился парень. Louis Vuitton, значит, на следующей неделе отменяется? - Почему же? У нас запланировано всего шесть мероприятий в этом месяце. - И у вас не хватает денег, - закатив глаза развёл руками Глэйсон. - Претензии не ко мне. В прошлом месяце, Лили Роуз купила Дом моды в Милане, а Шеги заказала парящий в небе 'небесный городок' в стиле компьютерной игры BioShock infinite, от наших архитекторов Констант. Другие девчонки тоже не стали отставать. Лаура, купила дворец из викторианской эпохи, в Новой Зеландии, сверху донизу, украшенным стразами, в общем, месяц был богат на недвижимости. - Вы что, вообще с ума посходили? - Ладно, Лили Депп - с детства избалованная девчонка, но Шеги куда лезет? Если я говорил вам не в чём себе не отказывать, это не значит, что вы можете стать ангелами и улететь на розовые облака в прямом смысле этого слова! Изначально вам выделяли полтора миллиарда долларов в год. Оказалось этого мало. В этом году вам выделили один и восемь миллиарда, всего на пятьдесят пять человек с виду разумных женщин. Куда ты деваешь свои деньги? Почему бы тебе не проспонсировать эту чёртову премьеру? Или Color Effect перестал приносить прибыль? - Нет. Мы же уже говорили по этому поводу. Я обеспечиваю себя сама. Если Форбс признал меня самой богатой женщиной, это не значит, что я буду содержать ваш курятник из своего кармана. Вам так же некуда девать деньги. - Эй, не забывай, что весь твой бизнес это заслуга Констант. - Схрена-ли. Мои идеи, ваши реализации. Безусловно компания, сыграла большую роль в моём успехе, но не стоит её переоценивать. Помимо Color Effect, у меня успешные совместные проекты с Денто Фоз, Кайли Дженнер, и КонстантАрома (духи со встроенной программой настройки запаха), которые приносят мне третью часть прибыли. - Где твоя совесть? Ты обанкротила весь гламурный мир. Старик Арно, уже выиграл у тебя в суде, за организацию бесчестной монополии. Мы помогли тебе выплатить штраф, с условием, что ты продашь акции компании MODU. - Кто это мы? Какие условия, малыш? не ты помогал выплачивать штраф, а значит и не тебе решать. Тем более, какая разница, кому достанутся деньги в мире моды? Там обитают люди не далёкого ума. Зачем им быть миллиардерами, если они и с миллионами не знают что делать? - А ты видно, очень далёкого ума, раз у тебя уже, сколько там? Двести двадцать миллиардов? Ты понимаешь, что чем богаче богачи, тем беднее бедняки? - Ой, на свой счёт посмотри для начала. Поверь, я найду им применение. Моя жизнь только начинается. - Что ж, пока ты с Джаредом, тебе море покалено. Но, помни, что он тебя не любит. И, в любой момент может перестать помогать. - Вот именно. Я у вас, как затычка на любовном поприще. Я дольше всех была ангелом, и мне уже известно, какого это, когда ты никому не нужен. Поэтому, я просто пытаюсь наверстать упущенное. - Ладно, заболтала ты меня. Пойду уже. Сам поговорю с остальными, - отправился в гостиную Глэйсон. Там не было никого, кроме маленького Питбультерьера - одного из его питомцев. Увидев на столе завтрак из овсяной каши с крупными дольками киви и апельсина, он поднял тарелку, и никого не спрашивая, съел его, лежащей рядом чайной ложкой. Собака забросила на него свои передние лапы, встав на задние. Глэйсон начал гладить её по голове левой рукой, а правовой, раз за разом уплетает еле тёплую еду. Тем временем из зала раздался женский крик: - Ванесса! Ты здесь?! Мы пришли, мамуля. Упс. - Резко остановилась стройная смуглая девушка в модном тряпье и блестящими цацками. Следом за ней вошла ещё одна миловидная дамочка. - Эмми? - улыбаясь, парень небрежно поставил на стол, пустое белое блюдце. - Мамуля? - посмотрел он с призрением на Ванессу. - Не подумай ничего лишнего, это Бэт сказала, - оправдываясь, Эмми, кладёт на стул свою модную маленькую сумочку. - Где остальные дочки? - подошёл к ней вплотную Глэйсон. - Я, особо не с кем и не общаюсь, - вспоминает она. - Парень начал гладить её за плечи и талию. - Эй, ей нельзя здесь находиться, - прервала их ласки Ванесса. - Как она попала в дом? - Брось, - повернулся к ней парень. - Это же обычный дом. Мы все знаем её очень давно. Она ничего не украдёт, кроме, может быть, моего сердечка, - опять начал тискать девушку Глэйсон. - Как знаешь. Я тебе не указ. Ты играешь с огнём. В любой момент, может прийти проверка, и у всех у нас будут проблемы. Почему бы не стать частью семьи? - Потому, что я не проститутка, - дерзко отвечает красотка, отойдя от парня. - Она не исправима, - вздыхает Бэт, открыв банку лимонада. - Кто-нибудь, объясните ей, как устроена наша жизнь. - Не надо, - перебивает Глэйсон. - Не хочет и не хочет. Оставьте её в покое. - Хорошо. - взмахнула волосами Бэт. - Если Джаред что-то заподозрит. Я не буду её покрывать. - Она пошла куда-то вдоль зала. - Договорились, - ухмыльнулся Глэйсон, снова сосредоточив всё внимание на Эмми. - Как тебе мой сегодняшний наряд? - улыбаясь, тонким, но немного хриплым голосом продолжила Эмми, начав позировать, сначала задирая свою свободную мини-юбку, монотонного бледно-коричневого цвета, потом просовывая её обоими руками между обтянутых блестящим чёрным латексом или что-то вроде того, стройных ног. - Восхитительно, - обо всём забыл Глэйсон, жадно осматривая фигуру Эмми. Приподняв одну бровь, он удовлетворённо покивал головой. - В эту минуту, ты самая сексуальная женщина на свете. - Затем девушка повернулась к нему задом, выставив попу и выпрямив спину, держа приподнятой юбку одной рукой, она дважды хлопнула себя другой по ягодице и медленно повернулась к нему лицом скользящим движением, скрестив ноги. - Ты тоже сегодня ничего. Я соскучилась. - Эмми наклонилась к самому его уху, и обеими руками обняла за шею. - Хочу тебя, малыш мой. - Её синие кроссовки с блестящей гравировкой и низкой подошвой, сочетались с цветом мини-юбки и бардовой, обтягивающей безрукавки с большими узорными вырезами по всему телу, так, что виднелось процентов пятьдесят оголённого тела, и отчётливо бросался в глаза белоснежный бюстгальтер. - Сегодня Тина устраивает небольшую вечеринку на берегу, - начала она, мурлыча бормотать, вытягивая гласные своих слов. - Ии-и, я приглашён? - прижавшись к её лицу, Глэйсон быстро понюхал щёку и осторожно поцеловал в губы. - Да, - тихо посмеялась она. - У неё сегодня день рождения. У меня, наконец, появится возможность поближе познакомиться с членами семьи. Надеюсь, ты не придёшь без подарка? - Давно пора влиться в нашу компанию. Большинство девушек не так плохи, как может показаться от первых впечатлений. Кстати, насчёт подарков. Опомнился парень, отойдя назад и оперившись рукой на одну из колонн, стоящих вокруг всего зала. - Куда вы тратите все наши деньги? Ванесса сказала... - он осмотрелся по сторонам. Ванессы уже не было. - Она сказала, что вы можете написать учебное пособие по тому, как потратить деньги всего мира на одежду, косметику и недвижимость. - Серьёзно? - глубоко дыша, с выраженной интонацией спросила гламурная дева. - Но, я не такая. - Ах, ты не такая, - сморщил лоб Глэйсон. - Хотелось бы верить. - Он взял её бежевую сумочку со стула. - Сколько это стоит? - Это Diamond Forever, где-то двести пятьдесят тысяч, - крутя рукой, вспоминает она. - Я взяла её с рук. - О май гарабл! - он повесил её за спинку стула. - Идём за мной. - Пройдя центральный зал, они вышли в коридор, ведущий на цокольный этаж. Там было ещё какое-то торжественное помещение, спустившись ещё ниже, в подвал, Глэйсон начал открывать старинные высокие шкафы, переполненные разным барахлом. - Вот, всё же нашёл! - подошёл он к девушке с запылившейся женской сумочкой в руке. - Дай сюда свою руку. Чёрт, я даже не буду спрашивать, сколько стоят эти часы. - Заметил он на её кисти бриллиантовый механический циферблат. Просунув своей рукой её руку вовнутрь этой малюсенькой, как кошелёк сумки или косметички. Их руки полностью провалились там, до самого локтя. Девушка сначала испугалась и даже дёрнулась. - Что, не ожидала? - усмехнулся над ней Глэйсон. - Теперь смотри внимательней. - Он схватил старую резиновую гантель запихал туда и застегнул. - Лови, - парень кинул сумку в руки Эмми. Она неловко поймала и нахмурилась, в недоумении рассматривая странную вещь со всех сторон. - Это стоит сорок тысяч долларов. - Её вес вообще не изменился? Как это работает? - начала она качать миниатюрную сумочку одной рукой. - Не вдавайся в подробности. Пусть для тебя это будет волшебство, - спокойно ответил Глэй. Материал - фиолетовая кожа крокодила, с индивидуальной гравировкой имени владельца из белого золота. Производство Констант компании. А дизайнер, между прочим, наша Ванесса. - Тина? Здесь написано Тина, - она показывает на замочек. Но, как, подожди, у тебя есть другие? - теперь Эмми пытается разглядеть внутренности этой сумки. - Ну конечно. Зайди на сайт. У тебя же, кроме инстаграма, в гаджете ещё есть браузер. Посмотри каталог и выбери. - Ладно, не умничай. Откуда я знала, что эти ваши сумки такие прикольные. Маркетинг у вас фиговый. - Нам не нужен маркетинг. У нас его вообще нет, - улыбается парень в ответ. - Весь мир знает, что в Констант всё самое лучшее, и люди сами интересуются нашим товаром. - Понятно. Так, что насчёт тусовки сегодня вечером? - Она положила свои руки ему на плечи, плотно прижавшись своим телом к Глэйсону. Он почувствовал, как смялась её упругая грудь. - Может, подарим её эту сумочку? - засмеялась Эмми. - Не думаю, что она всё ещё нужна ей. - улыбнулся в ответ парень. - Какой жуткий подвал. Сюда вообще кто-нибудь приходит кроме тебя? - спросила она почти шёпотом. - Может, мы успеем... - Да, я очень хочу тебя трахнуть, но только не сейчас, - спокойно ответил Глэйсон, выключив свет. На что девушка, лишь возбуждённо задышала. - Но, у тебя же стояк. Хочешь сдерживаться? - Глэйсон быстро отпрыгнул в сторону, отцепив её руку, и выскочил из подвала на лестницу, закрыв её внутри на запор. - Это не смешно! - торобанит она в дверь обоими руками. Я боюсь темноты! Вдруг здесь крысы. Выпусти, пожалуйста, умоляю! - Пчк, - тихо открылась защёлка. Дверь медленно отворилась. - Кто здесь? - испуганно смотрит Глэйсон. - Ну, хватит притворяться. Пошли наверх. - Оттолкнула Эмми его с дороги и быстро унеслась отсюда без оглядки. В недоумении, мужчина поднялся следом за ней. Они снова встретились в гостиной. Девушка уже успела кому-то позвонить. - Что с тобой? - улыбнувшись, проходит мимо неё Глэйсон. - Ничего, блин. - Не хочешь заниматься сексом, так и скажи. Фокусы твои мне не по душе. Просто сообщи, когда будешь готов. - Окей. Камила сейчас на аукционе в Беверли Хиллз. Алива в Нью-Йорке, решила опять сняться в рекламе. - А причём тут они вообще? А-а-а, поняла. Ты их тоже потрахиваешь. Но, Алива, насколько я знаю, в отношениях как раз таки с твоим братом. Может, ты влюбился в неё? - Разумеется - без колебаний ответил Глэйсон. Ты уж не обижайся, но... - Что? Вот это откровенности! Что ты несёшь? Думай, что говоришь. Если это шутка, то ты зашёл слишком далеко. - С изменчивым тоном, вырвалось у Мэри. - И как давно, если это не секрет, был ваш секс? - Какая разница? - Глэйсон продолжал идти вдоль зала, на выход из дома. Эмми быстро догоняла его. - Большая разница. Ты что весь горем перетрахал? - полу плача, продолжала она. - Только троих. - смутился он. - А, нет. Ещё Ванесса. Четверых. - Зачем ты так меня сегодня злишь? Хотя, как знаешь. Вообще-то я здесь нахожусь только из-за тебя. Это для них ходить налево нормально, для Аливы и твоего братца, а я такого не потерплю, - припрыгивая в гневе, она двигалась уже перед ним. - Я, в отличие от остальных шлюх, не подписывалась в Elite Girls, и не обязана ублажать этих крутых папиков из Констант, если ты не забыл. - Оу, оу, потише, - ничего не понимая, он резко остановился. Что за истерика? Ты, что перепутала меня с Сэмом? Мы, конечно, очень похожи, но пора уже научиться нас различать. - Глэйсон распахнул двери, в форме ворот и быстро начал спускаться по ступенькам террасы во двор, будто хотел оторваться от преследовавшей его злой девчонки. - Вот как? Скажи, что это розыгрыш, - торопясь за спиной продолжает Эмми. - Подожди Сэм, неужели ты просто оставишь меня здесь? Я очень устала в Нью-Йорке, - Слышен голос Эмми позади. В глазах слегка помутнело. Глэйсон обратил внимание на стоящий рядом с ним гиперкар, как раз принадлежащий Эмми. Услышав, её слова про Нью-Йорк, по его телу прошла быстрая дрожь, ноги сами остановились, как вкопанные. Повернувшись к ней, он хорошенько вгляделся в её лицо и глубоко вздохнул: - Не надо так играть со мной. Слушай, не называй меня именем брата, которого, ты видела всего пару раз в жизни! Кажется, у меня появилась идея, нам с братом надо нацепить бейджики. - Повернувшись обратно, Глэйсон открыл двери, парящего в воздухе летателя и, торопясь залез во внутрь. - В том то и дело! - грозным голосом кричит девушка, остановившись на месте. - Ты ведёшь себя иначе! Может, объяснишь почему? Ты всегда говорил, что Алива - девушка Сэма! Зачем так нагло стелить о своих похождениях. Было и было. Промолчи. Я, не особо ревнива, но никогда не допущу такого наплевательского отношения ко мне. И да, самое главное, если ты не забыл, кажется, раньше между нами что-то было. Похоже, ты упал на лестницах, когда поднимался из подвала. Советую обратиться к врачу. - Она так же быстро села в свою машину и, не дожидаясь ответа, продолжила: - Кстати, на вечеринку можешь не приходить. А насчёт бейджиков - хорошая идея. Ты точно уверен, что ты и твой брат - это разные люди? - Хлопнув дверью, она умчалась прочь, хорошенько подшлифовав декоративные плиты двора резиновыми покрышками. - Что происходит? Она не узнаёт меня, хм... - сидит в ступоре Глэйсон. - Нет, я буду там. Там то я и узнаю, какого чёрта она имела в виду. - Он долго смотрел ей вслед с озадаченным взглядом, затем закрыл двери своего летателя. Прилетев в офис - маленькую базу, состоящей из старенькой техники Джузип корпорации, он вошёл в компьютерный кабинет - тот, где они обычно работают с Сэмом, и тот, где Сэм проводит большую часть своего времени. Он осторожно вошёл в открытую дверь. Здесь никого небыло. - Какого чёрта он не закрыт? - настороженно испугался Глэйсон. В маленьком коридоре, он посмотрел на стену с экраном. В нём был встроен навигатор помещения. Медленно подойдя, к нему по гладкому белому полу, с такими же гладкими белыми стенами, оглянувшись по сторонам, Глэйсон прикоснулся ладонью правой руки к выделенной области на экране, с надписью: закрыть лабораторию. Едва он успел прикоснуться, как в той же области выскочила зелёная надпись: - Элемент 2138 - сходство обнаружено. -- Что???! - Схватившись за грудь обоими руками, его сердце быстро застучало, он слышал каждый его удар. Во рту внезапно пересохло, всё тело стало просто ватное. Еле пятившись назад, он спотыкался о собственные ноги. Наконец, оперившись спиной в противоположную стенку коридора, он повернул голову в сторону выхода, который тем временем заблокировался такой же белой, как весь коридор, плотной дверью. - 2138 - это Сэм, это же не я... - Внимательно осмотрев свои вспотевшие руки со всех сторон, сильно оттопырив пальцы, он повернул голову в противоположную сторону. Там был вход в лабораторию, а именно - в компьютерный кабинет. Не замечая или просто проигнорировав тот факт, что в ней кромешная тьма, тогда, как дисплей сотен устройств, обычно превращали кабинет в очень яркое помещение. Разумеется, ни каких окон там нет, на то она и блокировка помещения, закрывшись в этом месте, сюда не вломится даже танк. И без того напугавшись от только, что произошедшего, Глэйсон вспомнил слова Мэри. Поняв, что ситуация полностью вышла из-под его контроля, он начал подробно восстанавливать все события сегодняшнего дня. Сперва, ему конечно хотелось позвать Сэма, но глядя во тьму кабинета, под чувством непонятного страха, это желание быстро пропало. - Если я - это Сэм, то Сэм - это я? - Вслух рассуждает Глэйсон. Он подскочил к навигатору и нажал на выделенную область с уже сменившейся надписью: открыть лабораторию. После чего, она, так же незамедлительно открылась. Буквально выбежав, что есть сил на улицу. Обыскав каждый уголок мини базы в надежде найти хоть кого-нибудь, он всё же не решился снова зайти в главный кабинет офиса и полетел домой. - Мне нужно найти Сэма - думает про себя Глэйсон. - Где же он может быть? Твою ж мать... А-а-а-а, почему? Почему я полетел в офис в свой выходной? Я забыл, что хотел. В такой редкий свободный день! Может, я хотел лишь навестить их с утра? Сегодня, я должен был заняться сёрфингом! Или электро-дайвингом! Я не могу, не могу избавиться от страха, который окутал меня с головой. Ничего не изменилось с тех пор, как я глядел в тот тёмный кабинет. Страх преследует меня, я не чувствую себя лучше, летя домой. Боюсь представить, что же ждёт меня там. Мне нужен Сэм! Срочно! Во что бы то не стало. Он даст ответы на всё происходящее, по крайние мереи я узнаю Сэм ли он вообще. А то всё идёт к тому, что чувствую, здесь что-то не чисто. Это напоминает один фильм, когда люди менялись телами. Только мне не хрена не смешно. Совсем наоборот. Потому, что я не Сэм! Я ненавижу математику, я ненавижу Терраро и всё дерьмо, что связано с ними. Я люблю Эмми, мне не нужна Алива и Камила, мне не нужен футбол, я люблю ММА, - откровенно успокаивает себя парень, вспоминая о себе всё, - мне нужны летательные гонки и компьютерная инженерия, мне интересны VR игры и ещё много чего. Я другой человек, с другой жизнью и другими нравами. Я другая личность. Я Глэйсон. Подлетев к дому, на улице уже темнело. Не потому, что день прошёл слишком быстро, а из-за того, что Глэйсон привык к ночному режиму бодрствования. Утро для него начинается в разгар дня, а сон не раньше шести утра, в общем, как и у всех его друзей тусовщиков. А может, ему это кажется. Вокруг особняка виднелись светящиеся фонари. Лёгкий туман окутывает остров уже больше суток. Приземлившись в том же месте, Глэйсон вошёл в дом, позвонив вместе с тем по большому гаджету, не имея толщины, и светясь лишь в одном направлении, похожего на плоское, одностороннее изображение, устройство, непонятно откуда, отчётливо начало издавать голос, похожий на Сэма. - Здорова, братишка. - послышался протяжной, расслабленный говор. - Сэм? Это ты? - в предвкушении спросил Глэйсон. Замерев на месте возле террасы. - Да. - моментально раздался ответ. Глэйсона сразу отпустило то сильное напряжение, что сохранялось в нём вот уже два часа. От радости Глэйсон забыл, что хотел ему сказать и, держа гаджет в опущенной к низу руке просто продолжал идти уже в помещении зала. - Это всё, что ты хотел спросить? - привёл в чувства его голос Сэма, после небольшой задержки. - Нет - Немного думая, Глэйсон вспомнил зачем он вообще позвонил. - Я хотел вот что уточнить. Видишь ли, сегодня приезжала Эмми, и я начал вести себя с ней очень странно. - Не понимаю о чём ты, дружок. - Я начал вести себя, как ты, постой, я знаю, это звучит тупо, но... я начал нести всякий бред про Аливу и, мне показалась, что Эмми это твоя девушка, - дошёл до дивана Глэйсон и упал на него, развалившись, как самый уставший человек. - Вот хитрюга. Хочешь поменяться тёлачками? - спросил Сэм. - Да нет же! Я говорю серьёзно. И не спрашивай меня про головокружения, солнечные удары. - Я помню всё, как сейчас... Она назвала меня твоим именем. - Интересно. Тогда прилетай ко мне, расскажешь подробней, я как обычно в офисе. - Тут Глэйсона вновь перекосило. Он соскочил с дивана, внимательно уставившись в гаджет. - В каком офисе? В Сан-Хосе? - Нет, на Савайи, - спокойно ответил брат. - Насколько давно ты там? - испуганным голосом спросил Глэйсон. - Как обычно весь день. А, нет, на пару минут выходил на улицу, к Мистеру Пелтану, он передал мне оболочку Примкант - та, что самостоятельно создает внешнюю и внутреннюю систему распределения возможного напряжения. - Глэйсон уже не слушал его. Аккуратно присев на диван, он погрузился в состояние транса, широко выпучив глаза в пустоту. - Алё, ты слушаешь? - продолжил Сэм. - Ты не знаешь мистера Пелтана? Зря. Этот чудик на вершине занимаемых должностей, он, или она, принадлежит расе Лэйро. Ну я особо не заморачивался по этому поводу. Кстати, он участник клана Шарвей. И когда я создам свой парталлизированный генератор, любого заданного положения, они захотят взять меня в Клан. Но я откажусь. Ибо эти приматы не понимают, кто здесь хозяин. Они думают, что я на этом остановлюсь, но нее-е-т, я никогда не остановлюсь. Сначала Джузип будет работать на меня, а потом, я просто оставлю их, как люди оставили обезьян, я просто переверну, очередную прочтённую страницу. Перейду на новый уровень, как делаю это всю свою жизнь. - Стоп! Стоп! Стоп! - проснулся Глэйсон. - Хватит, я понимаю, какой ты молодец, и может быть, в мечтах великий гений, но меня сейчас волнует, кое-что другое. Какова хрена ты гонишь мне? Я два часа торчал на пустой базе. Тебя не было там! - Тишина... Глэйсон двумя опущенными руками держал устройство связи на уровне пояса, тем временем смотря по сторонам большой комнаты. Тишина заставила его опустить взор в гаджет. В его левой части - собственное изображение, в правой - изображение собеседника. Ваш собеседник - Глэйсон. Большая надпись с правой стороны, заставила затрястись его руки. Холодный пот, выделялся по всему телу. С осторожностью, Глэйсон начал приглядываться к застывшей картинке брата близнеца, который стоял слегка наклонённым за своим компьютерным столом и рассматривал какие-то графики и цифры. Изображение медленно поплыло, краски начали смешиваться, и он не мог отличить некоторые детали, пока картинка резко не восстановилась. С громким криком, Глэйсон откинул гаджет в сторону. На его экране Сэм уже не стоял за столом, а также обездвижено сидел на нём на корточках и смотрел прямо в глаза Глэйсону. Лицо Сэма немного потемнело, особенно области возле глаз, и выглядело уже не естественно. Глэйсон быстро осмотрелся по сторонам комнаты и мигом лёг на диван, плотно уткнувшись в него лицом. Страх окутал его с ног до головы. Мурашки то и дело проходили по всему телу. Он просто ни о чём не думал. Просто пытался успокоиться. Ему не хотелось верить в то, что только что произошло. Несколько минут спустя, Глэйсон заснул. Его разбудил телефонный вызов. В полусонном и уже спокойном состоянии, он обратил внимание на валяющийся на полу в трёх метрах от него гаджет. Вызов шёл оттуда. В комнате было уже совсем темно. Тускло светящиеся узоры на стенах и высоком потолке, что-то вроде декоративной подсветки, были слишком далеко, чтобы освещать центр зала, где и стоял диван. Вспомнив, непонятные происшествия, Глэйсон быстро пришёл в себя и медленно, встал с дивана. Любопытство опередило его страх, и он поднял устройство с пола. Это был Дерик, близкий приятель Глэйсона. Неуверенно, по-прежнему сомневаясь, он осторожно ответил на вызов, заранее приготовившись к жёсткому повороту событий. - Парень, ты где зависаешь? - спросил мужчина, среднего телосложения в белом костюмчике. - Глянь, что ты пропускаешь. Неужели не хочешь оторваться с нами? Линда просто бомба! Давно я не был на дне рождении. Надеюсь, ты приготовил для неё хороший подарок. - В экране происходила интересная картина. Громкая светомузыка на улице, танцующие люди в светящихся костюмах, летающие нарядные женщины и мужчины, похоже играли с какими-то, тоже летающими шарами, в основном золотого цвета. Врезаясь в них на большой скорости, одни шары взрывались, как фейерверки, другие, сильно деформируясь, откидывали столкнувшихся людей вдаль, словно упругий попрыгунчик. Все громко смеялись. - Вечеринка, просто отпад! - продолжает Дерик. - Где вы? - с серьёзным настроем спросил Глэйсон. - На восточном берегу Савайи. Нас видно издалека, ты найдёшь, - то и дело, смеясь и отвлекаясь на посторонних, весело отвечает мужчина. - Глэйсон, чуть было не спросил о Сэме, но в последний момент, он передумал. Недолго думая, Глэйсон сел в свой летатель и двинулся на указанный ему маршрут. Не прошло и двух минут полёта, как в небе завиднелись яркие огни и необычные вспышки, в виде сложных фигур, немного напоминающие салют, но видимо с применением каких-то новых технологий. Очевидно, что зрелище очень красивое и затягивает подольше на это смотреть. Однако ориентируясь по большому экрану навигатора, который изображал трёхмерную проекцию всего острова, он не обращал внимания на происходящее в дали. Глэйсон быстро направился к Земле - на пляжную вечеринку друзей. Приземлившись возле самого океана, он оказался в центре событий. Едва успев выйти из своего летателя, к нему подошёл Дерик. Он был немного азиатской внешности. От части он похож на местного жителя - коренного самоанца. Слегка под углом, к носу направленные глаза и жёлтый оттенок кожи говорили сами за себя. На голове у него был чудный невысокий ирокез, закрученный, в несколько узлов, волосы поднимались не прямо, а как бы, ложились друг на друга, уменьшаясь пирамидой по высоте. Внизу фиолетового, а повыше - красного цвета. Но, даже такой забавный вид, сильно не выделял его среди собравшихся особ. - Э-э-эй, сколько времени, прошло. Мы живём по соседству, а такое чувство, что на разных планетах. Серьёзно, ты Бимипи Шарвей видишь чаще меня. Разве так поступают с друзьями? - Начал с широкой улыбкой обнимать Глэйсона радостный Дерик. Они похлопали друг друга по спине. Дерик осторожно держал правой рукой и одновременно поглаживал пальцами согнутую руку собеседника, немного ниже локтя. При этом рассматривал лицо Глэйсона. - Хватит! - он брезгливо вырвал свою руку. - Сегодня у меня дерьмовое настроение. Пожалуй худший день за последние несколько лет, - Глэйсон сильно давит глаза ладонями. - Что случилось? - в недоумении посерьёзнел Дерик. - Весь день происходит полная дичь. Какое-то безумие. Будто я спятил - Может кто-то подсыпал тебе наркотиков? - Возможно. Об этом я не подумал, - начал неспешно осматриваться по сторонам Глэйсон. - Нет. Всё началось, ещё во сне. - О чём ты? Чувак, расслабься. Здесь весело. Выпей виски, трахни девчонок, не думай о плохом. Здесь ты в безопасности, с лучшими друзьями, ну, или просто офигенными людьми, - покачивается он, держась за стол. - Это ещё что за херня? - он присмотрелся в толпу радостно орущих людей. - Нудисты. - улыбаясь повернулся Дэрик. - Грёбаные свингеры. Все ваши тусовки заканчиваются оргиями. Раньше меня это прикалывало, но сейчас начинает бесить. - Значит, сёгодня ты не подойдёшь к ним. - Это не смешно, мужик. Вроде, светское общество, а ведут себя, как животные. Что других развлечений мало? - Понял. Нудисты не твоя тема. - Отвернувшись от толпы извращенцев, он о чём-то задумался. - Странный туман - недоумевает Глэйсон, взяв большой стакан с извергающимися клубами густого пара, и жёлтым содержимым, с подноса, мимо идущей женщины в бикини. В ответ Дерик лишь глубоко вздохнул. - Ну, по-моему, он совсем не мешает, - после небольшой паузы, уже без смазливой улыбки продолжает он, то и время поглядывая на летающих над океаном людей в спец костюмах и несколько летателей. Время от времени, они, то влетали в воду, то вылетали из неё на огромной скорости. Яркие вспышки и громкая, ритмичная музыка, начала поднимать настроение Глэйсону. Пляж освещался разноцветными огнями и узорами, из маленьких, летающих, самоуправляемых аппаратов похожих на квадрокопторы, но без пропеллеров. Не подоплёку, в толпе людей, в воздухе, сами по себе извивались какие-то скатерти, похожие на простыню, с каждым, медленным движением, они выпускали красивые, светящиеся пузыри, а при резких движениях, мелкие, белые огоньки, быстро переливающиеся во время плавного падения вниз. Глэйсон допил напиток и отдал стакан Дерику. Тот в недоумении взял его и поставил в пляжный, белый песок, прямо себе под ноги. - Ты куда собрался? - Спросил Глэйсона стоя засыпающий приятель. - Поныряю в лётном костюме, для начала. А потом, как пойдёт, засматриваясь на полуголых девушек - ответил Глэйсон. - Ах да, ещё, не напомнишь у кого сегодня день рождения? - Да, я сам уже забыл. - икает, опустив голову приятель. - У Линды, - строгим голосом подсказала рядом проходившая женщина. - Точно - кое как поднял он вверх указательный палец. - Ты хоть к Эмми подойди, что ли, - внезапно напомнил Дерик. - Она сегодня очень расстроена. Похоже, ты её чем-то огорчил! - Глэйсон собирался уходить, но тут же вернулся назад. - Где она? - Он смотрел умоляющим взглядом. - Скажи же, приятель. Я должен срочно её найти. - Она здесь и... Она была сама не своя. То ли напугана, то ли ещё что-то. Нет, я, конечно, могу её успокоить, но сам понимаешь. Она даже не входит в семью. Но девушки моих друзей для меня табу. - Где она сейчас? - взволнованно снова повторяет Глэйсон, уже схватив за плечо приятеля. - Спокойней ты. Я не слежу за ней. Поищи внимательней, обойди весь пляж. Начни с нудистов. Я не знаю. Может, она купается. Понятия не имею, где кошмарится твоя обиженная девчонка. - Тут к Дерику подошли две изрядно выпившие женщины, и увели его танцевать. Спустя десять минут поисков, Глэйсон обошёл весь пляж, но Эмми нигде не было. Он начал надевать лётный костюм, чтобы поискать её в прибрежных водах океана, но его отвлёк высокий, черноволосый молодой паренёк. Глэйсон даже не знал его, а тот обратился к нему по имени: - Ты Глэйсон? - спросил он для начала. - Да - ответил он без интереса и быстро продолжал застёгивать последние ремни чёрного лётного костюма. - Я просто хотел сказать, что к нам прилетел Сэм. Это нормально? -Здесь он может появиться только по работе, - ухмыльнулся ему в ответ Глэйсон. - Хотя, какая нахрен работа на пляже! Что он спасатель, что ли. Я, вообще не понимаю, что с ним сегодня происходит. Где он? Отведи меня к нему. Наверное, Эмми как раз с ним. - Нее, Эмми уехала домой, уже около часа назад. - Ты говорил с ней? - спросил Глэйсон. - Да, мы пересекались. Она ждала тебя. Алива даже не появлялась, а Сэм вдруг прилетел, никто не знает зачем. Странно всё это. Особенно туман. Я никогда не видел такой неестественный туман. - Возможно. - внимательно рассматривает что-то в вдали резко растущей толпы Глэйсон. - Он там, наверное, ждёт тебя, - предположил паренёк. Глэйсон снял летательный костюм и двинулся прямо в гущу событий. Осторожно обходя плотно стоящих людей, он увидел в конце толпы сразу несколько летателей, парящих в двух-трёх метрах над землёй. Вокруг них было особенно много света. Они будто освещались чем-то из вне. Медленно приземляясь один, за другим, это выглядело более, чем странно. Все световые коптеры, стали как разноцветные колючие клубки, с множеством длинных выступов. Глэйсон хорошенько протёр глаза. Ничего не поменялось. Люди мешали ему ускорить шаг, и это лишь больше интриговало и заставляло двигаться в данном направлении. Оторвав взор от своей цели, у Глэйсона слегка закружилась голова. Быстро движущиеся танцоры, в разных изобретательных, а порой и сомнительных нарядах, загрузили его мозг невероятно большим количеством информации. Всюду бросались в глаза мигающие картинки, движущиеся узоры, декорации, как на земле и воздухе, так и на телах людей, вплоть до рук, ног и даже лиц. Яркие краски. Они были везде. Даже татуировки на коже окружающих вели себя, как проецирующийся свет, движущихся, разноцветных изображений. С каждым шагом, его взгляд всё больше заострялся на каждом в отдельности человеке. Люди становились всё более разнообразны. Их наряды были ещё более неординарны. Музыка заиграла, как-то по-особенному. Играл тот же самый трек, но он стал божественно прекрасен. В каждом звуке ощущалась энергия, которая вгоняла в бездумно-расслабленное будоражащее состояние. Глэйсон хотел было остановиться, чтобы прийти в себя, но это неконтролируемое, быстро нарастающее чувство, инстинктивно вело его вперёд. Расплывчатые круги, полетели ему в глаза. Они искажались и снаружи, и внутри, будто солнечные лучи. Людей стало заметно меньше. Каким-то образом, многие незаметно растаяли в ярком свете. Остальные начали сочетаться с фигурами, медленно плавающими во всех направлениях. Они не имели точного очертания. Порой люди, сами были частью этих изгибающихся, ярких узоров, очерченных ровными геометрическими контурами. Стоящие прямо перед ним, три мужчины, без очертаний лица, с раскрытыми, бледно-розовыми зонтами, в такт с музыкой, симметрично начали складывать, и разворачивать их обратно. Они танцевали в матовых чёрных пиджаках, жёлтых рубашках и широких, как шаровары, суживающихся в коленках шортах. Ниже, на ногах, одеты белые гольфы, в синюю клеточку и туфли, как у липриконов, с золотыми пряжками и выпуклыми носами. Их головы, будто излучали свет. На лицах, сияли большие, разнообразные блики. Все окружающие направлены лицом к Глэйсону и, слегка приседая, осторожно заступали из стороны в сторону, скрещивая свои ноги. Поверх зонтов, будто выросли другие зонты, того же цвета. Они приняли очертания ровных розовых конусов, равномерно извивающихся и заплетающихся между собой. Летя прямо в Глэйсона, три, конусовидные змеи, словно строились во что-то, образуя всё новые и новые фигуры. Теперь, они почти прикоснулись к голове разволновавшегося парня. Но, не успев дотронуться, они резко отлетели назад, и зигзагом, равномерно сложились вдали. Теперь, на месте танцующих ребят, невысоко над землёй, парило розовое облако. Это была гигантская медуза. Она улетала вдаль, отталкиваясь своими длинными, толстыми щупальцами. На блеклом туманном фоне, постепенно вырисовывались новые контрасты. Три женщины, с ангельскими крыльями сзади. У одной из них, были длинные волосы с правой стороны, с левой голова совершенно лысая, одета в большие, блестящие, серебряного цвета конусы по всему телу. Вторая, с ровной, короткой стрижкой, была одета в белый, толстый, ровно плетёный трос, который извиваясь по всему телу, будто живые кони деревьев, Медленно разъединялись пучками, и соединялись обратно. У третей всё тело было белым цветом с чёрными пятнами, как к далматинца, а одета она, в белую, маленькую пуховую жилетку. Из одежды это всё. Она держала в руках баллончик краски и медленно распыляла его, окрашивая свою интимную область между ног. Все эти девушки были из семейного гарема. По мере приближения Глэйсона, люди медленно расступились по сторонам, освобождая путь. За ними стоял какой-то персонаж, даже непонятного пола. Он был в высокой синей шляпе, с чёрным, пышным бантом спереди. Держа свою левую руку прижатой к телу, он придерживал ей локоть, поднесённый к лицу правой руки. Размалёванное лицо, провожало Глэйсона взглядом, обведённых макияжем красных глаз, во все стороны которых, выпирали огромные, чёрные ресницы, около двух сантиметров в длину. Его указательный палец, медленно загибал пухлую губу, синего цвета с золотыми блёстками. Оттуда показался длинный язык, разрезанный на несколько частей, каждая из которых извивалась, как червяки в разных направлениях. Пройдя его, Глэйсон обратил внимание на полностью окрашенных в цвет золота женщин. Они были в плавках и бюстгальтерах того же цвета. Золотые маски, цельно прикрывающие их лица, выглядели немного забавно и в то же время пугающе. Они ровно обтягивали всю голову, оставляя слишком правильные черты лица с неизменными эмоциями. В маленьких глазных отверстиях была полная тьма, и лишь немного что-то отсвечивало. Они тоже провожали Глэйсона, одновременно, жутко поворачивая за ним голову. Их тела дёргались в танце, не в такт с плавным и медленным поворотом головы, создавая чувство, будто их головы принадлежали совсем не им. Снова посмотрев в даль, Глэйсон, наконец, увидел Сэма. Тот стоял полу боком к нему. Похоже, Сэм тоже рассматривал окружающих его персонажей. Какой-то мужчина резко загородил обзор Глэйсону. Быстро обойдя его, он сразу нашёл взглядом брат, который в свою очередь смотрел уже прямо в глаза Глэйсону. Несмотря на расстояние, они стояли лицом к лицу и продолжали смотреть в глаза друг другу. Каждый последующий шаг давался сложнее предыдущего. Ноги стали ватными. Они сильно прогибались в коленях. Музыка сменилась на неописуемую психоделику. Глэйсон начал чувствовать абсолютно всё вокруг. Своё неровное дыхание, стук сердца, воздух, медленно бьющийся о его лицо и разлетающийся по сторонам в виде полупрозрачных, белых волн. Он чувствовал по какой вене и артерии, сколько и с какой скоростью течёт кровь. Глэйсон поднёс свои руки ладонями к лицу. Его кости, плоть, капиляры и быстро текущая по ним кровь, просвечивали насквозь. Он видел все волокна своих мышц, их медленное сокращение, при движении. Любое перемещение рук, стало уникальным. Мышцы, словно пружинки, толкали их в разных направлениях. Сжав кулаки, он быстро осмотрел их со всех сторон. Медленно разжимая, Глэйсон почувствовал больше степеней свободы своих рук. Не задумываясь, он с лёгкостью сжал кулаки в обратную сторону. Все фаланги его пальцев, выглядели перевёрнутыми, но не сломанными. Посмотрев вокруг, Глэйсона немного закачало. Земля под его ногами превратилась в разноцветные, квадратные плиты. Они быстро, то поднимались, выступая на десять-пятнадцать сантиметров вверх, то отпускались на такую же глубину. В симметричном, неравномерном движении, земля вошла в такт со сводящей с ума музыкой. Танцующие люди резко ускорялись в движении, затем обратно замедлялись. На скорость движения Глэйсона это не влияло. Сам того не понимая, он уже не чувствовал своих ног. Не чувствовал рук. Окружающее безумие больше не позволяло отвлечься от него. Все люди начинали смешивать окружающие краски своими движениями, создавая мутную картину, которая сформировала симметричные узоры, быстро дёргающиеся и летящие в непонятных направлениях. По контуру сложных фигур двигались маленькие огоньки. Они были очень яркие и, со временем их становилось больше. Пока, наконец, все узоры не стали из них состоять. Двигаясь с огромной скоростью, они формировали всё в округ. Там, где их не было - не было ничего. Сначала, этот калейдоскоп, начал раздуваться. Раздуваться в большие, объёмные, гладкие фигуры, будто воздушные шары. На концах всех шаров, тянулись длинные, такие же яркие нити. Они быстро сплетались между собой в красивые бантики. Затем замедлялись, и стягивали все шарики к центру. Шары, не просто смещались, они вытягивались, образуя, по началу, неизвестные объекты. Затем, они принимали формы, всего чего, только можно. Посмотрев вдаль, в надежде увидеть Сэма, взор Глэсона резко взмыл вверх. Словно он вылетел из своего тела и сверху вниз наблюдал за происходящим. Его расфокусированное зрение медленно восстановилось. Густая толпа людей, на мгновение превратилась в тараканов. Их извивающиеся руки напоминали длинные усики, а голубые, матричные тела - покоричневели. Они дёргались и мельтешили в том же ритме, попадая в такт со странной музыкой. Издавая звонкий шорох, быстро бегали с места на место. Глэйсон заметил ярую белую вспышку, в том месте, где стоял Сэм. Тараканы быстро преобразились в людей. Они продолжали неравномерно двигаться. Время для них то замедлялось, то ускорялось. Новое помутнение в глазах и Глэйсон уже снова среди людей. Яркая вспышка постепенно тухла. На её месте образовывалась человеческая фигура. Теперь на пути сидел на блестящем стуле целующийся мужчина. Он был спиной к Глэйсону. Наклоняя свою голову, то в левую, то в правую сторону, он похоже целовался в засос, обоими руками держась за чьё-то лицо. Подойдя ближе, незнакомец, как и все отошёл в сторону. За ним не было никого. Отведя от себя очень похожее на своё же лицо, которое вылезло прямо из его собственных, соединённых между собой кистей рук, он показал свой длинный, похожий на медузу язык, кончик которого разветвлялся на несколько частей, вращающихся по кругу, в одном направлении. Человеческая фигура, находившаяся уже в нескольких шагах, так и не обретала конкретные черты. Она не была мутной. Она очень быстро меняла свой облик, что не давало определить стоящего в самом конце человека. Обходя уже последних людей, внезапно, за обе руки Глэйсона схватила какая-то женщина. Широко улыбаясь она быстро начала кружиться вместе с ним. Через какое-то мгновение, женщина поменялась. Она просто сменила свой облик, не отпуская руки от Глэйсона. Дальше женщины менялись, перевоплощаясь на месте с невероятной скоростью. У них были разные причёски, разные костюмы и платья. Глэйсон не управлял своими телом. Он даже не чувствовал прикосновений к рукам держащих его девушек. Чёткое появление лица Сэма остановило этот круговорот. Глэйсон хотел отпуститься от него, но не мог. Стоящий перед ним Сэм, быстро сменился на Даймока, Ванессу, Аливу, Эмми и всех его близких знакомых. Он, словно стоял перед обрывом, на ровной, каменной площадке какого-то здания. Вдали, со всех сторон его окружали горы. Снежные и огромные. Он сам находился на одной из гор. Рядом с ним стоял старый приятель Сэма - Цзума. Он смотрел в глаза Глэйсону. Затем поднял свою руку и плавно провёл ладонью перед его лицом. Перед ним стоял уже, наводящий ужас, некто. В непонятном, серебристом костюме, походящего на твёрдый, симметрично выступающий в разных местах панцирь. Скорее, даже доспехи. Вместо головы, у создания извивались, какие-то тёмные щупальца. Они переплетались между собой. Их кончики тянулись вверх и очень быстро дёргались, создавая имитацию горящего пламени. Неизвестный медленно вытягивал свой меч, сложенный в коричневый, украшенный разноцветными, яркими камнями, кожух. Вместе с этим, у Глэйсона вытягивался его собственный меч, каким-то образом, оказавшийся у него в том же месте. Блестящий, ровный меч, сам по себе взлетел в воздух. Продолжая стоять на месте, странник вытянул руку, со своим серебристым, длинным мечом в сторону пропасти. Меч Глэйсона повернулся остриём к нему и слегка прикоснулся к груди, в области сердца. Он попятился назад, но меч, словно приклеенный, безотрывно следовал за ним. Подняв руки, ладонями к верху Глэйсон хотел было прикоснуться к нему, как вдруг, кончики всех пальцев быстро разделились на двое и вытянулись вперёд, на такую же длину. Затем, раздвоенные части, разбились ещё на две. Потом разветвлялись его руки, ноги. Абсолютно всё тело. Это происходило всё быстрее и быстрее. Наконец, он буквально поплыл вперёд. Безумная музыка, без того разрывающая мозг своим расслабляющим, наравне с наркотическим, воздействием, стала ещё более безумной. Он погрузился в полное небытие. Вокруг не было совершенно ничего, кроме его самого. Его тело почковались, уже за пределами собственного восприятия. Всё вокруг состояло из переплетённых между собой, разветвлений его рук, ног и тела. Словно миллионы вилок, ниток и проводов. Пока он вытягивался из самого себя, его задние части тела, сужались и продолжали почковаться. Он заметил новые детали. Во всём этом разветвлении, образовывались узлы с другими людьми, различными приборами и вещами. Все они исходили из него. Каждое их движение, зависело о Глэйсона. А каждое движение Глэйсона зависело от них. Он не ощущал самого себя, так, как раньше. Управляя собой, он находился вне себя. Он не был каким-то конкретным участком. Он был всем тем, что было вокруг, но всё вокруг не было им. Глэйсон обрёл чувствительность ног, в тот момент, когда они уже подкосились. Он упал на колени. Оперившись руками о землю, его голова повисла вниз. Это был нечеловечески сильный оргазм. Яркие огни, вокруг ночного неба, продолжали сверкать. Он видел ноги, продолжающих танцевать людей. Медленно, поднимая голову, он бросает взор на стоящего перед ним Сэма. На его лице нанесён чудесный макияж. Обведённые глаза и броские тени, посыпанные блёстками, тёмно-красные губы и плавно подведённые контуры лица - исказили его до неузнаваемости. Сэм больше не был мужественным. Совсем наоборот. Он стал самим воплощением женственности. В момент осмотра с головы до ног, замедленная картина быстро ускорилась. Всё его тело, больше не было мужским и продолжало трансформироваться на глазах. Возможно, это иллюзия. Его строение и формы, напоминали худую модель, чем-то похожую на его же девушку - Аливу. Одетый в обтягивающую, чёрную футболку, с жёлтыми иероглифами и плотно облегающие чёрные, короткие шортики, он или она, держало свои руки за спиной. Быстро начав покачивать своими гладкими, блестящими ногами, слегка подгибая их, он снова замедлялся. Высокие кроссовки, с длинными язычками на левой ноге ярко-оранжевого, а на правой ярко-зелёного цвета. Выпрямив плечи и слегка наклонив голову, его волосы были уже длинными. Они оставались того же цвета, но причёска окончательно превратила его в женский образ. Все мышцы Глэйсона сильно напряглись. Собравшись с силами, он резко встал и двинулся дальше. В его груди очень жгло. Постепенно, он начал задыхаться. Не обращая особого внимания на стоящих дальше Сэма, уже в кромешной тьме, непонятных образов, один из которых был похож на человека, в чёрном, коротком плаще. Крест-накрест пересекающиеся цветочные венки, как две пулемётные ленты. Чёрных кожаных трусах, с торчащими, блестящими, красными шипами. Чёрными, высокими сапогами с огромными железными пряжками, и коровьим черепом, вместо головы. Другой, человекоподобный образ, повернувший голову куда-то в сторону, одет в длинный, расстёгнутый белый плащ. Его тело было водянистым. Оно постоянно деформировалось, перекатываясь полукруглыми, зеленовато-голубыми волнами, во всех направлениях. Из головы торчала большая штуковина, в виде расслоившихся знаков вопроса. Она медленно поворачивалась, своим толстым концом. Там было ещё множество головок, ведущие к общей изогнутой шее. Бешеные круглые глаза быстро двигались из стороны в сторону. Увидев Глэйсона, она широко улыбнулась и потянулась к нему ближе. На мгновение остановившись, на его плечо кто-то положил руку. Всё резко поменялось. Громкие, режущие слух крики младенца. Глэйсон осмотрелся по сторонам. Его короткие ножки дрыгались на твёрдом полу. Множество взрослых людей мелькают мимо него. Очень знакомые лица. Это же сотрудники Самоанского офиса! До него никому не было дела, пока один из них, чуть не споткнулся о его беспомощное голое тело. Этот дядя без труда поднял его, и усадил за пустой стул, возле сплошных, как длинная лента, экранов компьютера. Он тут же перестал плакать. Пытаясь нажимать чудные картинки, на столе и воздухе. Сзади кто-то закричал. Его стул резко опрокинулся, и один из мужчин занял его место. Быстро нажимая в разные места, будто исправляя за ним ошибки. Глэйсон не мог сделать ни шагу. Он катился по земле. Его ноги стояли на скейтборде. Со всех сторон стоят серые, мрачные памятники. Это похоже на кладбище. Остановившись у двух свежих могил, он увидел два открытых гроба. Пройдя через толпу людей, он подошёл поближе. Там лежали его родители. С каменным лицом, он наклонился к матери. Позади, раздался громкий плач людей. Они сочувствовали Глэйсону, но он, похоже, не сильно расстроен. Гладя белое лицо пожилой женщины, он посмотрел на отца. Его отец открыл глаза, и быстро поднялся, сев на свой зад. - Твоя мать умерла, а ты даже не поплачешь! Это твоя благодарность, за то, что мы дали тебе! За то, что воспитали тебя! Жили ради тебя! - Успокойся мертвец. - подошёл Сэм в сером, длинном плаще и аккуратно положил его обратно. - Твоё место в гробу. В мире мёртвых. Там тебе будет легче. Ей тоже будет легче. Ты ничего не дал мне. Мои заслуги результат твоего воспитания. Но, ты неправильно воспитал меня. Вы запутались. Вы устали. Отдохните немного. Если он заплачет, матери это не поможет. Ведь, она мертва. Она ничего не понимает. Ей ничего не нужно. Она просто есть. Это бессмысленно. Бесперспективно. Вы хотели этого. Вы это получили. Вы хотите, чтобы и я следовал за вами. Но я не хочу этого. Знай старик, этого никогда не произойдёт. - Плачь, умоляю! - Мёртвая женщина, схватила Глэйсона за грудь. - Не делай этого! - Сэм продолжал держать брыкающегося отца. - Отстаньте от меня! - он зажмурился, пытаясь оторваться от цепких рук свежего трупа. Отскочив назад. Его скейтборд, продолжил катиться вперёд. Вдали тротуара виднелись ступеньки, спускающиеся вниз. Все окружающие люди, оказались скейтбордистами. Они вскакивали на лестничные перила и скатывались вниз, удерживая равновесие. Куда вели лестницы непонятно. По крайней мере, от сюда не видно. Кто-то скатывался по лесенкам, кто-то падал, но все они ехали туда. Глэйсон тоже хотел попробовать. Вдруг, время невероятно ускорилось. Солнце быстро поплыло с востока на запад. На улице слегка потемнело. Небо стало тёмно-розовым, солнце уже полностью скрылось, но почему-то до сих пор светло. Ярко-жёлтый круг, вновь появился на востоке. Он пролетел над головой с неимоверной скоростью. Глэйсон уже не успевал уследить за ним. Раз за разом, солнце мелькало, то тут, то там. Утро сливалось с вечером, но ночь не наступала. Ступеньки были уже так близко. Гэйсон очень медленно приближался к ним. Он начал помогать, отталкиваясь ногой от земли. Колёса скейтборда, словно проворачивались в холостую. Люди в округе начали меняться. Их черты лица, форма тела и даже одежда, мелькали так же, быстро, как утро сменяло ночь. Взрослые люди старели на глазах. Они высыхали, как ветки деревьев и падали, так и не доезжая до конца тротуара. Дети вырастали за несколько мгновений. У них вздувались животы, а после оттуда выпрыгивали другие дети. Время продолжало ускоряться. Глэйсон больше не замечает людей. Они превратились в какую-то общую консистенцию. Большой поток ярких красок просто плыл по дороге. Он был в центре этого потока. Люди, как пузыри, кипящей воды, то вырастали, то снова лопали. Глэйсон посмотрел внимательней на спуск, к которому так стремился. Он рассчитал все возможные исходы скатывания с него. До мельчайших подробностей. Мысленно, спроецировав туда своё тело, он ощутил себя на перилах, он ощутил то, как на них запрыгивал, как скользил по ним до конца. То, как у него не получилось запрыгнуть и как не получилось проехать. Внезапно, ему перехотелось катиться дальше. Не потому что он потерпит неудачу, а потому что пропал азарт и интерес. Он спрыгнул с доски. В недоумении, Глэйсон начал крутиться по сторонам. В густом, однообразном потоке, он заметил Сэма. Тот шёл в обратную сторону. Против течения. Он смеялся над Глэйсоном и махал ему рукой, словно прощался с ним. Осердившись, парень пнул пяткой, по краю скейта, и он подлетел вверх. Схватив его, и как следует, размахнувшись, Глэйсон кинул скейтборд в Сэма. Но тот отпружинил, словно тело брата было резиновым. Люди стали толкать Глэйсона вместе с собой. Но он, в отличие от них, стаял уже на земле. Увернувшись, парень побежал навстречу Сэму. Вытянув руки вперёд, Глэйсон хотел уже дотронутся до странного образа брата, но тот моментально исказился в пространстве. Его или её тело буквально вывернуло наизнанку. Однако с другой стороны были видны не внутренности или пустая оболочка. Там находился всё тот же, уже немного улыбающийся женоподобный Сэм. Почти вплотную, он растёкся вокруг Глэйсона, на триста шестьдесят градусов. Это было не просто воспринять. Мозг не могло сфокусироваться на конкретном объекте. Сэм стоял всюду. Казалось бы, такое возможно, только когда несколько человек окружают тебя. Это было действительно так, но, помимо этого, Сэм был один. Он был один, и его было много - одновременно. Что-бы понять это, ненужно было поворачивать голову. Весь зрительный объём заполнялся лишь одними и теми же чертами, быстро отбрасывающая размазанная область, повторяющихся контуров, становилось единым целым, как только сознание переключалось на неё. Продолжая тянуть руки, Глэйсон размазал его фигуру, восприятие жидкие краски, плавно переместившись на большую яхту. Шагая по пустой палубе, картинка в его глазах быстро приняла готовый вид. Несколько лежанок стояли под жарким, ослепительным солнцем. На них лежали девушки в бикини. Они снимали свои большие панамы и вставали на ноги, чтобы посмотреть на Глэйсона. Почти на самом носу стоящего среди океана катера, задом пятился или пятилась что-то похожее на Сэма к невысоким бортам. Он медленно манил Глэйсона пальцем правой руки. Войдя в некое заблуждение, продолжив шагать в том направлении, девушки в упор приближались к Глэйсону. Несколько девушек. Да, их было много и все, как одна, точные копии друг друга. Медленно проходя мимо них, он смотрел только вперёд, на свою главную цель. Наконец, одна из них задела его плечом, следующая осторожно взялась обеими руками за грудки Глэйсона, впившись в одежду. Он пристально посмотрел ей в глаза. Она пыталась его задержать, но вместе с тем, не останавливаясь, сразу опустилась и ушла прочь. Они все куда-то торопились. Медленно поворачивая голову, её взгляд был гордым, а лицо безэмоционально. Она соблазнительно смотрела ему в глаза, при этом оставалась холодной и равнодушной, будто её цель только лишь отвлечь внимание Глэйсона. Оказавшись лицом к лицу, в момент, когда их пути расходились, он резко схватил одну из них за горло и с силой вонзил большие пальцы своих рук в её мягкую плоть. Это оказалась Алива. Она настолько шокировалась, что даже не кричала. Сильно выпучив глаза и сморщив лицо, без сопротивления повалилась на пол. Глэйсон продолжил углубляться пальцами всех рук. Наконец, захлёбываясь в собственной крови, хриплым и тихим голосом она стала невнятно кричать. Её слова были неразборчивы. Окружающие, все остальные девушки набросились на Глэйсона. Они лупили его ладонями рук, пинали ногами и просто в ужасе рыдали, однако никак не могли его остановить. Создав достаточно глубокую рану, он подогнул соединённые вместе пальцы, и словно крюком потянул на себя мясные волокна с голосовыми связками. Медленно, но верно они вытягивались наружу, и рвались вместе с мышцами трахеи. Окровавленная девушка больше не кричала. Её лицо расслабилось, а взгляд устремился в пустоту. Посмотрев в конец катера, Глэйсон двинулся дальше, стряхивая по пути свои окровавленные руки. Тем временем, Сэм уже забрался на самый край носа большой, белой яхты. Он что-то говорил ему. Что-то совсем не разборчивое. Его спокойный тон, перерос в такую же неразборчивую ругань. В этот момент Глэйсон захотел остановиться. По его телу пронеслась дрожь. Впервые, ему захотелось обернутся. Посмотрев на свои кровавые руки, он вспомнил, что ожидает его позади. В сомнениях, Глэйсон пытался остаться на месте, пока чьи-то холодные, синие женские руки, сзади, не легли на его плечи. Несмотря на это, он уже начал поворачивать голову, как в его нос ударил жуткий, зловонный запах. Это был запах сотен разлагающихся трупов, на стадии выделения мерзких, вызывающих рвотный рефлекс, газов. Недолго думая, Глэйсон лучше решил продолжить идти к Сэму. Он ускорялся. Всё быстрее и быстрее. Он уже бежал со всех ног по твёрдому, ровному полу. Запах вновь похорошел, отдавая морской свежестью и лёгким женским ароматом, который стал особенно усиливаться. Небо резко позеленело. В округе стало заметно темнеть. Его организм стал непропорциональным, одна рука длиннее второй, ноги изгибались в разные стороны, будто без костей, тело тоже вытягивалось в кривую извилину. Пальцы сплетались и слиплись между собой, образуя продолжение руки. Они стали такими длинными, что их конца не было видно. Плечам стало щекотно. Его руки перевернулись. За тело в области плеч, держались кисти рук, слегка поглаживая, крепко впивающимися пальцами. Он управлял своими руками, но не понимал, как это происходит. Он чувствовал, что может отпустить руки и тогда они отвалятся от тела. Несмотря на это, он продолжал бежать. Бантиком вытянув вперёд губы и полностью приоткрыв, полу закрытые, накрашенные глаза, он сделал вид, что удивлён, но в глубине души, очевидно, что ему совершенно плевать. Осторожно отвернувшись, чтобы не соскользнуть, Сэм, через спину показал средний палец. Он прыгнул вперёд с вытянутыми руками, нырнув головой вниз. Глэйсону оставалось пару метров. Спустя мгновение, вслед за Сэмом, он так же с разбегу нырнул, тихую морскую воду. Она находилась прилично далеко. Будто прыжок был совсем не с катера, а со сколы. Он увидел, куда ныряет, только во время полёта. Погрузившись, в прохладную воду, Глэйсон открыл глаза. Вода быстро потеряла свою плотность. Всё стало, каким-то оранжевым с густыми, серыми пятнами, похожие на облака. Сообразив, что это не вода, а небо, Глэйсон замахал руками, выглядывая расстояние до земли. Он камнем летел вниз и у него не было ничего, чтобы остановиться. Приблизившись к чёрной, грязной равнине, Глэйсон беззвучно врезался в землю. Оставаясь в психоделичном состоянии, его не очень смутил этот факт. Тело оставалось расслабленным, а дыхание, относительно ровным. Пролетев сквозь земли, он появился в другой, не похожей на прежнюю атмосфере. Тускло-красные закаты, окутывали горизонт со всех сторон. Это было красиво и необычно. Продолжая лететь в низ, Глэйсон врезался в глыбы огромных, острых камней. Пройдя и сквозь их, он оказался в третьей, уже синей атмосфере. Продолжая падать из раза в раз, окружающий мир, сильно отличался от предыдущего. Помимо этого, он набирал скорость. Глэйсон ускорялся до тех пор, пока быстро меняющиеся картинки не слились воедино, и он не был способен отличать каждый последующий мир от предыдущего. В глазах всё сильнее краснело. Яркие, светлые краски начали переливаться, создавая картину быстро текущей жидкости. Она была всюду, сверху и снизу. Хотя сверху, всё же виднелись чёрные пятна странного неба. Это создавало особый эффект. Эффект кровавого коридора. Глэйсон чувствовал, что летит не прямо вниз, а уже под углом, как будто катится с ледяной горки. К тому же, он ощущал соприкосновение красной, тёплой жидкости, к своей спине и ногам. Верхняя часть течения напоминала кровавый язык. Такой, как на больших морских волнах. Река крови поднималась стеной, и верхом стекала виз. Глэйсон почувствовал, что стал смещаться в сторону. Кровавый поток, идущий на жребий, закрутил его по спирали. Теперь он пересекал пути странных людей. Они начали тыкать его длинными копьями. Не вытерпев боли, он начал пинать им по ногам, делая подножки в виде подкатов. У других, он просто выпинывал палки из рук, от кого-то вовремя увернулся. Потом, они просто исчезли. Он продолжал скатываться ещё некоторое время, пока кровяная горка не стала уменьшать свой наклон. Постепенно, скорость падала, а скат, превращался в прямую. Наконец, замедлившись, Глэйсон легонько приземлился на ноги. Кровавый коридор, занесло серым пеплом. Он очутился в чёрной, жаркой мгле. Горячие камни жгли его ноги. Он больше не ощущал того приятного наркотического блаженства. Руки и ноги обрели чувствительность, а волшебная музыка пропала. Всюду осмотревшись, он видел только один путь. Густой туман из пепла не позволял смотреть дальше двух метров. И лишь одна узкая тропа освещалась белыми лучами извне. Тихие грохоты и звук булькающего течения раздавались со всех сторон. Вдруг, из тумана, неожиданно раздались нечеловеческие вопли. Вернее, они были человеческими, но такое чувство, что все звуки исходили из какой-то замкнутой комнаты. Без особого выбора, Глэйсон пошёл по светлой тропке, ведущей к огромной возвышенности. Там он заметил медленно поднимающегося Сэма. Громко закричав его, он бросился со всех ног, прыгая по горячим, но гладким и круглым камням. Узкие, белые, потрескавшиеся, безобразные ступени, вели на возвышенность, до самой вершины. Протяжённостью в километр, они шли по ровной прямой. Как только Глэйсон ступил на них, из горы вырвался громадный огненный фонтан. Запредельно громкие взрывы чуть не оглушили его полностью. Закрыв ладонями уши, он слышал лишь непрерывный звон. Споткнувшись, от содрогающейся земли он, что есть сил, вытянул голову вперёд, внимательно посмотрев на Сэма. Тот оставался в непонятной, всё же больше женской конфигурации. Обернувшись назад, он увидел Глэйсона и возмущённо посмотрел на него. Затем Сэм, будучи у самой вершины, слез с узких ступеней, на каменную, крутую поверхность и подошёл к небольшим булыжникам, вылетевших из кратера вулкана. Он без особого труда пинал их вниз. Как снежный ком, по мере своего спуска, камни увеличивались в размере. В упор, приблизившись к Глэйсону, они разлетелись на десятки более мелких камней. Спустив пять камней сверху, снизу их было уже десятикратное количество, в тех же размерах. Глэйсон изворачивался и прыгал, как мог. Все камни, до одного, даже те, что изначально направлены под углом, в конечном итоге, по кривой линии, летели прямо в него. Один из них всё же попал, сильно сбив Глэйсона с ног. Остальные проезжали по нему, утрамбовывая в каменистую поверхность. Боли особо никакой не было. Было лишь чувство какой-то неприязни, чувство того, что куда-то опаздываешь. Глэйсон не мог подниматься, когда камни катились с горы в таком количестве. Он нуждался в помощи, но не ждал её. Присмотревшись вверх, он заметил Сэма. Тот быстро спускался по ступеням вниз. Камни перестали скатываться. Они забурлили, вытягиваясь в бесформенные, с большими выпуклостями массивы. Сэм приближался быстрее, чем шевелил ногами. Преодолевая десятки метров всего за пару маленьких шагов, он явно мухлевал с перемещением. Глэйсон снова погрузился в транс. Пепельный дым, окутывавший всё вокруг, рассеялся. Сэм остановился в пяти метрах от Глэйсона и протянул ему руку. Тот быстро встал, но не понимал, что ему делать. В замешательстве, внимательно прищурившись, он рассматривал Сэма. Делая неуверенные шаги вверх, Глэйсон отвлёкся на огромные бугры, выросшие словно острые скалы вокруг братьев. Сэм то же медленно пошёл ему на встречу. Наконец, они в упор стояли друг к другу. Глэйсону оставалось только протянуть руку, чтобы притронуться к женоподобному омерзительному образу брату. Не дождавшись, Сэм отпустил свою ладонь и так же быстро переместился на несколько метров выше по лестнице. Затянув ровно скрученный косяк, находившийся в другой руке, он медленно выдыхал густой, розовый дым. Щелбаном отправив окурок прямо в Глэйсона. В полёт сигара выросла до неимоверных размеров. В момент столкновения, она была размером с автобус. Тот попытался отпрыгнуть, но безуспешно. Гигантская самокрутка сильнее горного камня сбила его с ног. Сэм снова поднимался на самую вершину. Розовый дым, что испустил он, осел на острые, двигающиеся бугры. Они начали принимать человеческий облик. Вместе с тем, в глазах Глэйсона начало всё размазываться. Он потерял пространство и время. Дикая ритмичная музыка, исходящая ото всюду, ещё больше сводила его с ума. Глэйсон не понимал, где низ, а где верх. Где лево, а где право. Точно было непонятно, вертелось всё вокруг, или же вертелся он сам вокруг всего остального. Впереди, чётко появились два человека. Они, как будто висели в воздухе, окружающих розовых облаков. Один из них был в квадратной академической шапочке. Улыбаясь во весь рот, он сильно жал руку второму человеку. Амплитудно размахивая ею вверх и вниз. Это выглядело нелепо. Второй человек, похожий на обычного мужчину средних лет, вручал ему большую бумагу, похожую на сертификат с непонятными надписями. Раздались громкие аплодисменты. Постепенно они перерастали в смех. Он становился всё громче и противней. - Ха-ха-ха, а-а-а-а-а-а ха-ха-ха у-у-у-у-у-у и-и-и-и-и ха-ха-ха. - Глэйсон заметил, что прямо возле него, со всех сторон, в воздухе кувыркаются слегка озверевшие люди. Это они издавали дикие вопли. Кто-то целовал бумагу в рамочке, увидев Глэйсона, он широко открыл рот и повилял сильно выставленным языком, будто дразнит его. Другой, подняв руки к голове, размахивал медальками, как детскими погремушками и сильно выпучив глаза улыбался во весь рот. Эти люди явно были в восторге. Но от чего, Глэйсону было не понятно. Наконец, режущий уши визг пропал. Он сменился на непонятные разговоры, которые были довольно спокойные и сдержанные. Их было слишком много. Туман внезапно разошёлся, но только в области лестницы. Перебивая друг друга, голоса исходили из отдалённых человеческих оболочек, выстроившихся в колонну на лестничном пролёте, вплоть до самой вершины горы. Они преградили путь к восхождению. Глэйсон подошёл в упор к первому из них. Улыбка до самых ушей, и наиглупейший взгляд, вызывали желание ударить его. Впереди, уже почти у самого верха горы поднимался Сэм. Он бежал сквозь, произвольно ломающихся в стеклянные дребезги, людей. Недолго думая, Глэйсон сам приложился правым прямым, в назойливую челюсть вышестоящей куклы. Тот разлетелся, как стекло. Его осколки кружили вокруг беззащитного парня и некоторые глубоко впивались в тело. Пронзительная боль не оставляла выбора, кроме как бежать на пролом. Измученный и изрезанный парень выбился из сил. Он уже ничего не видел из-за кучи блестящего, битого стекла, образовавшее вокруг него огромную воронку. Скорость вращения всё увеличивалась. Остановившись, Глэйсон присмотрелся вперёд. Он стоял по направлению спуска. Дойдя уже до середины, он повернулся назад, к подъёму. Из последних сил пробивая себе путь, после следующего разбитого человека, его путь вновь направился вниз. Может, это ему казалось. Но он почему-то не сдавался. Невероятная сила воли, которой раньше у него не было, ни на миг не отпускала его. Будучи в гипнотическом, полусонном состоянии, его не останавливал сложный путь. Хотя он понимал, что не поворачиваться назад, будет гораздо проще. Помахав руками, словно дирижёрскими палочками, он начал управлять стеклянной воронкой. Сначала, не думая он повернул поток в противоположную сторону. От столкновения друг с другом, стёкла разлетались, как вне воронки, так и внутри её, калеча тем самым Глэйсона ещё сильнее. Он сразу остановился. Немного подумав, решил перенаправить поток несколькими вертикальными линиями. Почти сразу образовались высокие кочки, в виде столбов. Они разлетелись по сторонам, очистив дорогу Глэйсону. Но он больше не разбивал улыбающиеся статуэтки. Вместо этого, он направил небольшой поток, ещё оставшихся стёкол прямо в них. Таким образом путь был полностью свободен. Манекены поразбивали сами себя, а их обломки улетели до вершины горы и исчезли где-то вдалеке. Взобравшись на вершину, Глэйсон увидел Сэма. Тот смотрел в пропасть огромной горы. Теперь ни что не могло остановить его. Он решительно подошёл к этому демоническому облику. Его рассудок был свеж, как никогда раньше. Глэйсон мог объяснить всё вокруг, кроме непонятного, до сих пор, слегка расплывающегося женоподобного брата. Потянувшись к спине, рука Глэйсона задрожала. Он не знал, как среагирует стоящая спиной, стройная девушка. Рука больше не двигалась. Тогда он сделал шаг, еле волоча ногу по каменной поверхности. Уже почти прикоснувшись, Сэм резко повернулся сам. Его лицо было в ссадинах и крови. Он закрыл глаза и схватился обоими руками за голову Сэма. Они загорели с ужасной болью. А тот взялся за его голову. Глэйсон чувствовал, что по рукам что-то текло. Казалось, Сэм вот-вот поцелует его, но тут он резко увернулся от рук Глэйсона в сторону и толкнул его той рукой, что держал за затылок, в огромную огненную пропасть. Тишина и спокойствие. Ощущается, как плоть медленно сползает с костей в раскалённой магме. Никакой боли, никакой паники. Такое чувство, что так и должно быть. Ему казалось, что он отдыхает. Чувство блаженства и наслаждения, будто все его цели достигнуты. Это сравнимо с правильно и очень хорошо проделанной работой. Глэйсон терял связь с миром. У него пропало зрение. Пропал слух. Он перестал чувствовать вообще. Полная темнота. Это длилось не долго. Она стала сменяться быстро мигающими картинками. Чередуя полную темноту с неизвестной обстановкой. Цветущая сакура, мгновенно стряхнула с себя все листья. Её ветки шевелились, как живые. Он стоял на месте, но картина двигалась вперёд, погружая его в гущу страшного леса. Оранжевые листья лежали вокруг голых, чёрных, гнилых деревьев. Тусклое дневное освещение наводило напрягающую обстановку. Деревья стояли всюду. Это был очень мрачный лес. Самая чаща. Здесь невозможно понять даже время суток. Толи это раннее утро, толи вечер, толи день. И, похоже, он заблудился здесь. Глэйсон поднял свои руки. Темнота проявлялась гораздо реже, хотя картинка всё ещё мелькала в его глазах. Посмотрев на запястье, он обнаружил гаджет - браслет. В небольшом замешательстве, Глэйсон посмотрел своё местоположение. 'Аокигахара, Место исполнения желаний' - высветилось на экране. Нахмурившись, от ещё большего непонимания происходящего, он медленно, совсем неуверенно двинулся вперёд. Листва под его ногами шумно хрустела. Стояла полная тишина. В глазах зарябило. Полный мрак окутал его с головой. Он ненадолго зажмурился. И, когда открыл глаза, все ветки деревьев были увешены телами. Мумифицированные, старые трупы, подвешенные за шею на верёвках, слегка покачивались из стороны в сторону. Ветра не было. Глэйсон быстро осмотрелся вокруг. В дали он увидел поляну и побежал туда, что есть сил. По дороге, заметив на себе летательный костюм, он тут же взмыл вверх. На его ужас, Глэйсон плавно замедлился над одной из веток. Он больше не контролировал свой костюм. Грязная, белая плетёная верёвка сама проделась в его шею. Пытаясь скинуть её руками, его пронзила адская боль. Руки истекали кровью от кистей, до самых локтей. Похоже, у Глэйсона глубоко были перерезаны вены. Эта боль преследовала его уже давно, но он не обращал внимания. Отчаявшись, обессилевший парень перестал сопротивляться. Боль не утихала. Наоборот, она постепенно возрастала. Тогда он стал громко кричать. Странно, что, будучи в сильно натянутой под его собственной массой верёвке, ощущения передавливания шеи, практически не было. Покойники, соскочили с деревьев. Вместо глаз и носа, у них были впалые, большие чёрные отверстия, почти как на голом скелете. Они подошли в упор к тому дереву, на котором брыкался Глэйсон и хором громко засмеялись. Они показывали на него пальцем и смотрели друг на друга. О чём-то переговариваясь между собой, четверо из них схватили Глэйсона за обои ноги и потянули вниз. Каждую ногу тянуло по два мертвеца. Остальные полезли по дереву вверх. Они впились в бес того кровоточащие запястья своими зубами. Дёргая башками из стороны в сторону, словно голодные хищники, мертвецы разрывали сухожилья вместе с оставшейся плотью. В состоянии шока, он молча наблюдал за происходящим. Остальные твари хватали Глэйсона за грудь, шею, голову. Они рвали на нём одежду. Гладили своими холодными, шершавыми руками и неразборчиво бормотали. Неожиданно, они оставили его и медленно спустились вниз. Подпрыгнув над другими деревьями, мертвецы обратно проникли в свои петли. Однако тихое бормотание не прервалось. Более того, оно постепенно преобразовывалось в разборчивую речь. Будучи с открытыми глазами, Глэйсону казалось, что они закрыты. Он не чувствовал, что может открыть их сильнее, но чувствовал, что может открыть их по-другому. Не напрягаясь, его веки, произвольно сделали это сами. Яркий свет, обрушившийся на него, заставил обратно зажмуриться. Теперь он не чувствовал боли. Его руки были тяжёлыми. Два силуэта, наклонившиеся прямо к лицу Глэйсона, быстро обрели свои очертания. С одной стороны был Кенни, сотрудник компании, с другой - Сэм. Это был обычный, нормальный Сэм. Они внимательно, с серьёзными лицами, молча смотрели и вдруг заулыбались. - Наконец-то, он открыл глаза! - шёпотом прокричал Кенни. - Выйди, пожалуйста. Я хочу с ним поговорить, - сказал ему Сэм. Недоумевая, тот ещё пару секунд посмотрел на Глэйсона и не торопясь вышел из помещения, коим являлась одна из медицинских лабораторий Сэма на Самоа. - Ты... Ты очень нас напугал. - Брат сел на стул, что был за его большой галаграмированной, экранной панелью. - Мы не кому не сказали об этом, - спокойно продолжает он. - Иначе тебя выпнут из компании. А мне. Мне просто стыдно за тебя, чувак. Ты, думаешь, Эмми была бы рада такому поступку? - Она всё ещё зла на меня? - тихим хриплым голосом спросил Глэйсон. - За что? - Сэм быстро потыкал по большой панели и подошёл к парящей в воздухе платформе, на которой лежал его брат. Глэйсон с трудом поднял свои руки и внимательно осмотрел их. - Какого чёрта? - на его руках одеты толстые, сплошные цилиндрические оковы. От локтей, до кончиков пальцев, они усыпаны разноцветными механическими кнопками. К груди в области сердца, прикреплена какая-то круглая стальная штуковина, с торчащими четырьмя прямоугольными креплениями сверху и тонкой круглой присоской снизу. Сверху из неё высвечивалось трёхмерное изображение сокращающегося сердца и множество быстро меняющихся цифр и графиков. К голове была приделана какая-то очень похожая хрень, только вместо изображения, из неё выходил тонкий серебристый провод. Он тянулся к главному генератору трёхмерного кодирования, размером с большой холодильник. Тот в свою очередь соединялся с главным процессором, панель которого и выводит исходные данные. - Ты что, ставишь надо мной эксперименты? - Глэйсон попытался сесть. - Нет! Лежи и не дёргайся. - толкает его обратно Сэм. - Я всего лишь спасаю тебя. - Кажется, Глэйсон начал понимать, что с ним произошло. Немного взволнованно осматривая запечатанные руки, он обратился к брату: - Это переливание крови? - Сэм немного улыбнулся: - Какое переливание? Ты скоро окончательно уйдёшь в прошлое, приятель. Формирование крови, а не переливание. Абсолютно разные вещи. Переливание делали в Мезозойскую эпоху Как хорошо, что у нас есть все эти штуковины... а ведь я вернул тебя из мёртвых. Твой мозг отказал на семьдесят процентов. Похоже, у тебя несколько часов не билось сердце. Забавно, но через пару часов ты будешь, совсем невредим... Я вот всё хочу спросить. - Ты где сегодня был? - с сомнительным выражением лица перебивает Глэйсон. - Здесь и был - усмехнулся Сэм. - К тебе прилетал кто-то из клана Шарвей? - Нет, конечно. Они не летают на Землю, - вдруг посерьёзнел и нахмурился брат. - Может, сегодня была вечеринка? - Нет. Ни сегодня, ни вчера. Вы с Даймаком и Войлом ездили на Кипр, для вылета к порталу. Там проводили запланированный приговор к FY4. Я занимался перепрошивкой портала, отчётами Джузип, навестил Мандэсо... - У него дёргалась кожа над носом. Он, то нахмурится, то расслабится. Сэм так делает, обычно, когда что-то пытается понять. - Тогда, может, объяснишь, что случилось со мной? - Спросил Глэйсон. - Даймок зашёл к нам в дом, сегодня утром. Он хотел куда-то съездить. Или, быть может, проконсультироваться. Я не знаю. Ты вообще ничего не помнишь? - И что? Не тени же. Говори, как есть. - Э-э-эм, знаешь ли, такие вещи не говорят, как есть. Я не знаю, какие цели ты преследовал. Не знаю, что хотел этим доказать, но... - Что, но? Ты хочешь, чтобы я сам сказал, что произошло? - Глэйсон слегка поднялся, облокотившись на широкой платформе, в виде летающей кровати. - Зачем ты это сделал? - в голос спросили друг друга братья. Сэм удивлённо посмотрел в глаза Глэйсону. - Что? - опять одновременно произнесли они. Сэм отпрыгнул назад. - Зачем ты покончил с собой? (произнёс так же одновременно с Сэмом, но уже разные слова) - невозмутимо спросил Глэйсон. - Зачем ты спас меня? - Произнёс Сэм. Глэйсон соскочил с платформы на ноги и подошёл в упор к Сэму. - Я не спасал тебя. - ответил сам себе Сэм. Глэйсон в ужасе попятился назад. У него оторвался провод от головы, и он уронил, задев плечом, какой-то висящий в воздухе, экран. - Что с тобой? Ты поосторожней! - Идёт на него Сэм. - Может помочь? - Да! Будь добр, отвали от меня! - начал размахивать своими кувалдами на руках Глэйсон. Сэм остановился, и, немного, в знак сдачи приподнял руки вверх. - Всё, всё. Я стою. - Отлично. А теперь займись своими делами. - Но, я хотел сказать, что эти штуки на голове и груди тебе больше не нужны, а вот на руках ещё нужны. - Просто оставь меня одного! - Сэм молча, быстро перешёл в другое отделение. Глэйсон лёг обратно на платформу и глубоко вздохнув, закрыл глаза.

Реальное желание

Из воспоминаний Даймока

Фух, теперь-то можно спокойно посмотреть свежий выпуск с Джиной Байнс. Я чувствую, как с каждым днём у меня становится всё меньше свободного времени. Если в детстве, мне не на что было потратить время для сна, то позже, я начал думать, неплохо бы сделать в это время некоторые дела. А сейчас, похоже, у меня не останется выбора, и, я вынужден увеличивать время бодрствования, чуть ли не на круглые сутки. Так, где наушники? Чёрт, извиняюсь. Привычка. Как же прикольно придумали в этой штуке. Режим - слышно для всех, и режим - слышно только тебе. Но при этом ничего одевать не нужно. Даже беспроводных затычек или наклеек. А чёткость звука, мм. Это мне нравится. То ли дело раньше. Провода, провода, провода! Ненавижу провода. У меня из-за них травма детства. Да, я такой древний, что в моём детстве были механические бандурины. Компьютеры делились на раскладные ноутбуки, и огромные ящики - стационарные блоки, с отдельными, ну, или встроенными мониторами. Смартфоны, планшеты. Это были отдельные механизмы. И все они потребляли энергию. Причём, практически полностью зависели, от привязки к внешнему источнику питания. Меня бесило это. Бывало, что я просто путался в этих грёбаных проводах. Когда зарядники сплетаются между собой. Между наушниками и компьютерной мышью. Однажды, я очень торопился, нужно было срочно что-то отправить. Ещё не готовый материал. Но, я запутался в проводах и знатно психанул. Сейчас я вспоминаю это только с улыбкой. Я просто дошёл до соседней комнаты, схватил ножницы и разрезал всю эту паутину. Я обрезал все провода, не думая о последствиях. И, знаете, я не жалел об этом. Нет, вечный двигатель не свалился на меня в этот день, как манна небесная. Мне, конечно, пришлось купить новые зарядки, но с тех пор, я уже испытывал неприязнь ко всей проводной технике. Так, ладно, началось. Еле откопал их официальный сайт. На видео платформах всё забанено, а оформлять платную подписку, ради пары просмотров в месяц жаба душит. Короче не отвлекайте. О себе расскажу позже. - Всем привет! - Выходит в студию знаменитая ведущая. Даймок смотрит с планшета, сидя на своей кровати. - Это сто сорок второй выпуск нашей передачи, и сегодняшняя тема, как обычно, самая острая, из всех, что стоят на повестке уходящей недели. Палестина и Израиль. Что решили стороны конфликта, и почему не удалось прийти к мирному соглашению. Иран. За чьими головами пришли каратели к шиитам, и почему мекканский визирь Рахмуд объявил джихад. - В следующие пару минут, она представляла приглашённых экспертов, и вгоняла рекламу какого-то дурацкого печенья. Пока, наконец, не приступили к обсуждению. - А теперь в деталях. Дрю Маккензи, готов пояснить нам за резкую смену обстановки, которая нагнеталась уже последнюю пару лет. - Вы правы. - Начал седой мужчина в синем пиджаке, с навесным микрофоном. - Эта тема, на самом деле, раскрывалась постепенно и размеренно. Все мы постоянно обсуждаем ожесточённые схватки на Кипре и Тайване, но немаловажно уделять внимание другим деталям. Теперь, мы просто не можем закрыть глаза, на то, что происходит во внутренней политике, так называемой, Империи Пяти Оазисов. Буквально сегодня, их представители, опубликовали просто разрушительные ролики, в сторону Объединённых Арабских Эмиратов. Западный мир принял это с восторгом, предвкушая вражду между Арабской губернией и Аль-Макка. Мы, обязательно вернёмся к Ирану, но, давайте сначала рассмотрим эту горячую новость подробней. - Вот, вы можете видеть эти вызывающие кадры, - ведущая обращает внимание на экран. Там крутят видеоряд, с официального сайта ИПО. Быстро мелькают грандиозные постройки чудесных городов. Эр-Рияд, Даммам, Багдад, Маскат. Словно сказочные замки, сошедшие с картинок, воцарили в знойных пустынях. Эти виды вводили в неумолимый восторг. Медленно, камера движется вдоль чудных садов и мозаичных водяных каналов, затем в ускоренном режиме, перемещается на движущиеся башни и небоскрёбы. Они сплетались между собой и переливались на солнце, как изумрудные нити, бесконечной паутины. Всё это дополнялось эксцентричной музыкой на фоне. Следующий кадр показал Дубай в черно-белом цвете. В нём совершенно ничего не изменилось, этот город, всё тот же, что и раньше, со своей знаменитой башней в центре и типичными высотками. Теперь, такой же мрачный Стамбул. Далее, на фоне всплывает арабский текст. 'О, сыны Аллаха, неужели вы думали, что ради денег, и других материальных ценностей, можно уподобляться животным. Неужели, вы, ради денег, позволите кяфирам, устраивать разврат на священных землях? Где же вы сейчас? Почему кяфиры больше не помогают вам? Как простые бедуины, смогли поддаться роскоши, в которой, предки их не нуждались? Разве, Мекка просто так была закрытой от посторонних глаз? Вы продали свою веру. За это мы забудем о вас. Но, помните, что всевышний ничего не забывает, судный день неизбежен'. - Интересную картину мы сейчас наблюдали, мистер Дрю, - продолжает ведущая. - Как я понимаю, это сообщение адресовано не только ОАЭ, но и Туркам, и всем мусульманам, которые порочили свою религию, меняя её на западные ценности и культуру. - Именно. Пожалуй, соглашусь. Это далеко не угроза. Это скорей напоминание, что теперь они могут вершить возмездие над всеми, в том числе, некогда отвернувшимися от них братьями. Это, больше походит на обиду. Очевидно, пастухи не торопятся превращать Дубай в сказочный город, но и разрушения они туда не понесут. - Мы будем наблюдать за развитием событий, - расхаживает по студии миссис Байнс. Пока что никакой реакции от эмиров не последовало. Однако, теперь мы понимаем, что внутри Арабской губернии не всё так гладко. А сейчас к другой теме. Силовики Аль-Макка, продолжают крушить Иран. Правительство Ирана использовало весь свой ядерный потенциал против Аравии. Мы имеем сотни кадров взрывов в разных городах, даже в Мекке и Медине. Но, тогда, спрашивается, как Оазисы продолжают функционировать, будто ничего и не было? Ещё вчера мы наблюдали городские развалины, а сегодня нам показывают на их месте, совершенно невредимые строения, правда, совершенно другие. Будто из параллельных миров. Неужели, все эти катастрофические разрушения, просто подделка? - Не исключено, - присоединяется другой журналист. - В любом случае, нам выгоден конфликт ИПО с Ираном. Другой вопрос, насколько далеко это всё зайдёт. Принц Рахмуд намеривается всех шиитов отправить в крематорий. По крайней мере, по словам его подопечных. Так же, у нас уже имеются данные, о казнях, как минимум, пятнадцати тысяч человек в Тегеране. Это только за прошлую неделю. Поэтому, о каких разрушениях может идти речь, когда ИПО продолжает устанавливать свои порядки и захватывает всё новые территории. Мы тоже нанесли целый град ядерных атак со стороны Турции и Греции. Арабская губерния уже должна превратиться в ядерный реактор. Но, из того, что наблюдаем мы, там не так всё плохо. Может, атомное оружие действительно не столь эффективно, как нам казалось раньше? Либо, у них какая-то защита. Может, стоит применить биооружие? - Вообще-то, уже применяли, - с иронией проболтался Маккензи. - И не единожды. - Как результат? - воодушевлённо смотрит собеседник. - Об этом мы не будем говорить, - быстро закрывает тему ведущая. - От биооружия не приходится ждать чего-то хорошего. - Естественно! Пол Судана с Эфиопией вымерло от ваших атак!! - раздался крик из зала. - Мы знаем, что власти уже всеми методами пытались выкурить колдунов из Аравии!! - Вы там лично были? Проводили перепись населения? - взбушевалась ведущая пропагандистка. - Тогда закройте свой рот. Я не потерплю подобных вбросов на своей передаче! - Госпада, давайте успокоимся! - разряжает обстановку мистер Дрю. - У нас ещё есть не менее маловажная тема, о которой пора поговорить. Предлагаю вспомнить, когда и почему мы развернули боевые действия на ближнем востоке. Всему виной Израиль и вечные мученики евреи, так же попавшие под раздачу. Как и все свои выходки, ИПО аргументировало своё вторжение. Большинство может меня осудит, но... Я не могу с ними согласиться, однако могу понять. Наше и европейское правительство всё время пытались это срывать. Давайте будем честны. Местное население там ни во что не ставили. И, они, просто не имели другой возможности отстаивать свои права, кроме организации военных восстаний. А ведь, это не они пришли к евреям, а евреи к ним. Теперь, те, кто отстаивал права за родные земли, оказывается, покушались на Израиль, а бедные евреи вдруг стали угнетёнными. Официально, угнетёнными. Просто так получилось, что Израиль создали на уже заселённой территории. В частности мусульманами, палестинцами. Нельзя тоже так. Тысячи лет кочевать по миру, и внезапно опомниться. Зачем им нужна страна, тем более, в том месте? Вся проблема в том, что там соединились люди абсолютно разных культур, даже противоположных, понимаете? Если у евреев установлен матриархат, то в исламе - патриархат. - Действительно, Израиль был единственным местом на Земле, где у женщин было больше прав, чем у мужчин. Настоящие, амазонки, - со злобной улыбкой вмешивается ведущая. - Даже в детских мультфильмах они умудрялись найти сексизм. Однако, как бы там ни было, евреи, не устраивали геноцид местного населения. Ну, да, может, была какая-то неприязнь. Но, это была взаимная неприязнь. - На самом деле, еврейские женщины относились к палестинам с большим негативом. Но, дело в другом. Подобные мелкие территориальные закусы наблюдаются во всех точках мира. В данном случае, ненависть евреев к мусульманам, стал лишь поводом, для оправданий в Аль-Макка, хотя бы перед собственным народом Арабской Губернии. Это ИПО посодействовали кровопролитию, как в тех местах, так и во всём мире. Ко всем конфликтам, на сегодняшний день, напрямую причастна Империя Пяти Оазисов. - Так, давайте, уточним, чтобы наши зрители понимали, о каком именно геноциде идёт речь, - заговорила длинноволосая блондинка, из первого ряда. - Людей же не просто выселяют из страны. Не сажают их в тюрьмы и даже не расстреливают. Они сжигают их, точно так же, как это делал Гитлер. Массово, целыми поселениями, семьями. Вот, что нужно говорить в первую очередь. А вы сидите здесь, и нагло оправдываете этих палестинцев или кто они там, - показывает она на мистера Дрю, перекинув ногу на ногу. - Я понимаю, что вы бессильны перед этой трагедией, но вы можете, принять хоть немного беженцев к нам? Это же безумие. Неужели вам не жалко их? - Мы уже не можем принимать беженцев, - спокойно отвечает ей ведущая. - К нам переселились жители множества европейских стран, ЮАР, Австралии, Новой Зеландии и Китая. При всём уважении к альянсу, вы хотите, чтобы весь мир переселился к нам? Другие страдают ничуть не меньше израильтян. В Африке, из людей делают деликатесы, а в Европе их превращают в животных или меньшинства. - Да, давайте не на долго перейдём к Европе, - продолжает один из экспертов, покручиваясь на круглом табурете в центре зала. - То, что их постигла такая участь, целиком и полностью вина госпожи Меркель. Бывшего канцлера Германии. Её последних реформ, если быть точнее. Вы можете прямо сейчас зайти на сайт ИШат и посмотреть планирование ИПО относительно европейского региона. Местные имамы провели исследования, и определили, что хомо сапиенс, европеоидный, подвержен к возведению в Абсолют, уже на генетическом уровне. Вы этого не замечаете? Тогда вот вам несколько фактов. В древнем Риме, когда половые связи не контролировались, люди устраивали массовые оргии. Везде. На улице, дома, при детях, при стариках. Во всех общественных местах. Это было нормой, как для животных. А в средние века, с приходом религии, они стали бояться даже смотреть друг на друга, лишь бы не опорочить святого духа. Сначала все угнетали меньшинства, теперь меньшинства стали угнетать всех. И, поняв это, арабы, решили порофлить над данным недугом европейского общества. Делают они это с какой-то целью или нет, остаётся неизвестным. Однако факт в том, что они заставляют женщин выращивать бороды, а мужчин, лишают половых органов. Физическим трудом, там имеют право заниматься только инвалиды, и ещё множество других пороков, которые, двадцать лет назад, большинство из нас бы с радостью одобрило. - Никто бы это не одобрил, что вы несёте! - кричит на него блондинка. - Не надо сейчас заливать, девушка, вы первая бы одобрили. - Думайте, что говорите! Не один психически здоровый человек этого не захотел бы! - Я, как раз думаю, что говорю, а вот вас посадили здесь просто для вида. Чтоб на нас в очередной раз не подали в суд, за малое содержание женщин в студии. - Так, и всё же давайте вернёмся к Палестине, - смеётся над ними ведущая. - На данный момент, относительно, жертв не так много, около трёхсот тысяч человек, треть эмигрировали в более безопасные регионы, и остальные продолжают бороться за свои права. Их мучают, пытают, убиваю, но они сопротивляются. - Всё с вами понятно, - я выключил видео и встал с кровати. - Там оставалось буквально пять минут, но я никогда не досматривал до конца. Одно и тоже юлозят туда-сюда, а у меня не так-то много времени. Меня зовут генерал Даймок Чеинк. Ладно, теперь уже Адмирал. Правительство Констант понизили меня в звании. А зря. Я мог бы ещё хорошо послужить. Теперь шныряюсь тут, на мирных территориях прибрежных вод, тихоокеанских островов. С другой стороны, теперь я всегда нахожусь возле своего дома. Хотите знать, кому я служу? Официально я работаю на компанию Констант, реально же, я борюсь за свои собственные принципы и интересы. Чтобы уяснить сразу, я не сотрудник компании Констант и тем более Джузип корпорации. Моя должность очень символична. И не имеет каких-либо официальных подтверждений статуса или ранга. Я не подчиняюсь межпланетным военным структурам тайным правительствам и сектам. Я знаю своё дело, и знаю условия, на которых должен работать. С самого детства я был патриотом своей страны. Я был окружён всей этой ложью американского правительства, как и все мои близкие. Меня раздражает эта блевотная ложь, на которой, как, оказалось, строится вся система. Я обажал военную тематику и заступил на службу в армию, переехав от родителей из Канады в США. Моя история началась 26 июня, 1989. Я родился в самой обычной Канадской семье. У меня французике корни. Окончив школу и колледж на родине, я без проблем перебрался в США. Там мне предложили хорошее местечко. Я быстро дошёл до офицерского звания. Мой заработок был выше среднего, с учётом того, что ещё финансово помогали родители. Однако, не могу сказать, что меня полностью устраивала такая жизнь. Я тот, кто стремился к карьерному росту. Семья, личная жизнь, и все эти бытовые сопли, не сильно заботили меня. И всё же, каким-то образом, у меня завязались отношения с одной девушкой. В конечном итоге, мы стали жить вместе и завели ребёнка. Однажды, я написал доклад о бесполезности развязки большинства планировавшихся тогда боевых действий в отсталых и развивающихся странах. Обосновывая их бессмысленность и абсурдность. Ведь, войны начинались там далеко не из-за кровавого режима, как говорят в новостях, а из-за ресурсов, что выглядит весьма эгоистично. Выходит, что наша самая большая и мощная армия в мире, могла только забирать последние гроши у, без того нищих и слабых людей. В ответ на мою статью, начальство лишь рассмеялось и предложило взглянуть под другим углом. Зачем нам вести большие затратные войны, если мы можем вести маленькие прибыльные войны. Только тогда я понял, что любая война в интересах США - это бизнес. Кровавый, не справедливый, мошеннический бизнес. Весь мой огонь в глазах постепенно угас. Выходит, мы всего лишь сотрудники медиа гиганта министерства обороны. Без чести, принципов и понятий. Не таких солдат я представлял себе в детстве. Чем же тогда мы отличаемся от гражданских? Секретной информацией? Чушь полнейшая. Эта информация не стоит и гроша. Разочаровавшись, я начал находить всё больше изъянов в нашем правительстве. Как во внешней, так и во внутренней политике. И, в серьёз начал задумываться об отставке. Всё изменилось в один простой понедельник. В интернете я нашёл анкету, которая была в бесплатном доступе для всех. Там нужно было заполнить свои данные и ответить на несколько технических вопросов. В итоге, я сам не поняв того, попал в отборочную команду управляющих секьюрити. Это была элитная секретная охрана центральных офисов. Тогда в моих глазах вновь загорелся огонь. Я видел, как компания набирала свою мощь. Она росла как на дрожжах, тщательно маскируя свой рост. Я видел, что работающие там люди придерживаются принципов. Они никого не боятся и без остановки движутся вперёд. Да, что там движутся, - несутся. Когда я только попал туда, я был обычным охранником, в единственном охранном подразделении. Всего через два года, на службе у Констант числилось несколько армий разных стран, из сотен продвинутых батальонов и дивизий, которым уже не было равных в военном деле. А я, как опытный офицер и один из первых доверенных лиц, быстро поднялся до главнокомандующего. Сейчас, как и раньше, в основном, я занимаюсь боевыми задачами. Мои возможности слегка ограничили на удержании обороны Самоанского офиса Констант от Устойчивого Альянса. Раньше, им же, помогал воевать против ИПО. Мне очень печально наблюдать на то, что происходит сейчас на Земле. Кровопролитие и насилие стали обыденностью почти для всего человечества. Это не конец света. Но это конец счастливого общества. Сегодня факт в том, что цена человеческой жизни определяется его интеллектом. Это ужасно. Я сам не разделяю интересы с большинством людей. Не люблю необразованных дикарей. Да, кто их вообще любит? Они действительно, слишком опасны. В том смысле, что мир стал слишком сложен. Люди не способны больше адоптировать его под себя. У них попросту не хватает знаний. Но у них есть власть, и это опасно. У массы необходимо забрать власть, но это не значит, что массу нужно истребить. Уж большинство, как раз в этом со мной согласятся. Когда людей не просто угнетают, а массово уничтожают - это перебор. Такого не должно быть. Всегда находилась альтернатива. И перенаселение - это грёбаные отмазки нынешней верхушки альянса. Отмазки сумасшедших учёных Констант, которые убивают, просто, чтобы потешить себя. Как было с бездомными в Калифорнии. Почему я, в таком случае, будучи сознательно главной стороной сопротивления человечества, не нахожусь на стороне мировых властей? На стороне Устойчивого Альянса, центра сопротивления. Ответ прост. Они не способны сопротивляться. Быть на их стороне, всё равно, что быть на стороне сахарного пончика. Так же, как пончики могут портиться, всё, что они могут, это уничтожить самих себя. Я вовсе не пытаюсь добиться вашего расположения, яро отстаивая свою точку зрения. Сила, направленная против них - могущественная сверхтехнологичная армия, которую остерегаемся даже мы. Всесильные Каратели, во главе с визирями, джиннами и пастухами. Никто не может понять феномен их происхождения. Как показывает практика, у них нет серьёзных целей. Вернее, цель есть, но только одна, совершенно безумная и никак не поддающаяся моей логике. Их цель - смерть. Уничтожение неугодной части человечества в чудовищных пытках. И не какие условия им не нужны, потому что у них есть всё. Это логично. Выходит, для человечества, это совершенно безвыходная ситуация. Люди выглядят такими жалкими, беспомощными, как маленькие насекомые. Всё, что они могут сделать - уехать из одной части Земли в другую. Как муравьи в муравейнике. Когда кто-то ломает муравейник, насекомые расползаются и суетятся. Но это не поможет им скрыться от разрушителя муравейника. Я не долго пробыл генералом, однако успел за это время сделать множество важных вещей. Одной из которых, было, преобразование базовой армии, в самый элитный отряд особого назначения Констант, с их одобрения, разумеется. Это было, кажется, в 2028-м. Они профинансировали меня. Я чувствовал себя, повелителем вселенной. Теперь на моей стороне не только специально обученные люди, но даже наёмные солдаты расы лэйро. Казалось, вот она, сбылась детская мечта. Но, буквально недавно, после того, как меня отстранили, армия начала преобразовываться с новой силой. Все мои представления о суперсолдатах, были просто стёрты в парашёк. Компания Констант больше не занимается системой обороны. Теперь это делает напрямую команда Сэма. Вам может показаться, что это одно и тоже, но это немного не так. Команда Сэма не работает в интересах Джузип. Это не бизнес компания. Некоммерческая сторона. Это самая тёмная и тайная сторона. Сплоченное объединение, где собралось множество лучших учёных. Своего рода, команда Сэма для Констант, это как клан Шарвей в корпорации Джузип. Они не занимаются финансами, но имеют различные рычаги воздействия на компанию. Так вот. Меня уже изначально охватило чувство тревоги, когда столь серьёзные военные вопросы возложили на откровенных безумцев, типа Фарахзы и Угуса. Эти люди абсолютно самодостаточны, но прежде не занимались военным делом. Они не служат никому. И творят всё, что взбредёт в их голову. Как Сэм собрался их контролировать, большой вопрос. То, как они подошли к делу, само по себе выглядело сумасшествием. Они начали публично демонстрировать свои чудо батальоны, в интернете, будто рекламируют новый товар. Новые солдаты, как они их называют 'стражи', очень напоминают образ человека, окутанный бранёй. Однако, точно никто даже не знает, настоящие это люди, или искусственные убийственные машины. Они выглядят так пугающе агрессивно, что только при одном взгляде бросает в дрожь. Одной только униформой, наверное, можно отпугнуть даже терминаторов. Я не хочу подробно описывать их внешность, но дизайнеры поработали на славу. Всего за полгода, Фарахза основал несокрушимую армию Мождаев, состоящую из восьмидесяти корпусов, с численностью в две с половиной тысячи человек, или штук, называйте этих созданий, как хотите. Их численность продолжает расти. Его цель поднять состав армии до ста тысяч боевых единиц. Зачем? Вопрос риторический. Мне остаётся лишь надеяться, что Констант не позволят ему дойти до такого. Генерал Угус вообще превзошел своего коллегу. Его армия - Читаны. Специально подготовленные программисты, внедряющие различные системы искусственного интеллекта в физическую и биологическую матрицу. Другими словами, они задавали нужные алгоритмы, для того, чтобы весь мир и всё живое, оставалось или менялось в нужном им направлении. Локально, они могут управлять такими вещами, как временем, движением и материальной структурой. Всё это уже было, но, применялось, исключительно в научных целях. Сейчас, это применяется в целях нанести ущерб. Я не столько боюсь за появление неуязвимой армии, чем за то, что однажды над ней потеряется контроль. Я боюсь за то, что Земля станет полигоном разрушительных сражений. Команда Сэма оправдывают внедрение данных вооружённых сил, существованием ИПО. Мол, эти корпуса создают исключительно для противостояния Арабской Губернии. Помимо Мождаев и Читанов, они разработали настоящих чудовищ, назвав их Охотниками. Это даже не войска. Не могу точно объяснить. Это просто сгустки энергии, с саморазвивающейся системой мышления, предназначенные для поиска Пастухов в Аль-Макка. Я уверен, что ничем хорошим это не кончится. Но, кто спросит моё мнение, если я даже не вхожу в совет директоров. Посмотрим, что будет дальше. Ситуация получается немного запутанная. Как я уже говорил, лично я считаю себя главной стороной защиты человечества, но наравне с тем, я воюю с ними. Что это значит? Да то, что власти обезумили. Они превратились в маленьких детей, обидевшись, за то, что им не дали конфетку. Дело в том, что с людьми, мы сражаемся в особой форме, исключительно в оборонительной. Ни в коем случае не нападаем, а всего лишь защищаем свои опорные точки. Сделать это с нашими технологиями очень просто, а с их технологиями прорвать нашу оборону невозможно. Сложность нашей игры заключается не в противостоянии человечества всему миру, а в противостоянии ИПО всему миру. Они что-то вроде террористической организации. С ними боремся и мы, и центр сопротивления и все остальные люди. Даже Джузип пришлось создать несколько подразделений отдельных компаний, в целях борьбы с контрабандой, в основном по вине именно ИПО, которые успешно начали взламывать их сервера, как мы полагаем, с целью получения лучших технологий сверх развитых инопланетных союзов. Я не собираюсь подробно пересказывать свою биографию. Скукотище. В свободное время, я больше люблю рассуждать на разные темы, или просто послушать подкасты разных политиков, мыслителей, и просто видных людей. Я люблю историю. Знаю историю всего. И, только история моей жизни, мне кажется самой скучной и занудной. Ну, так уж вышло, я не из тех людей, кто любит посмаковать собственное прошлое. Из, хороших воспоминаний, у меня особо ничего нет, так же, как и из плохих. Мне трудно покорить кого-то своими жизненными историями. Но, как-то надо входить в расположение, раз автор решил дать мне одну из главных ролей. Может, он решил, что я ближе всех к народу? Возможно, так и есть. Ладно. Мы жили в маленьком городке, в горах Северной Америки. С отцом я часто ездил на рыбалку и охоту. Нередко, мы выезжали даже на Аляску. Наша семья всегда находилась на природе. Родители вели достаточно бодрый, здоровый образ жизни. Когда-то, ещё по молодости, моя мать была алкоголичкой, и временно уехала от нас, но потом вовремя одумалась, и вернулась к отцу. Отец работал электриком-наладчиком оборудования в небольшой компании. Не помню даже, что там делали. Но, однажды на него свалился огромный механизм, на заводе. Ему в нескольких местах сломало спину и раздробило руки. С тех пор, мы думали, он будет навсегда прикован к креслу, но нет. Через пару лет, он снова смог ходить, хотя получил инвалидность и уволился. После, мы открыли маленькую ферму. Я помогал родителям держать скот, время от времени выезжая по магазинам в Ванкувер. Отец коллекционировал всё подряд. У него были все виды холодного оружия: катаны, сабли, ножи, топоры и копья. Полный гараж огнестрельного оружия, и рыболовного хлама. Даже автомобилей, у него было около десяти штук. Только на ходу было штуки три, от силы четыре. Он перебирал двигатели, переставлял с места на место, тюннинговал их. Копался в своей старенькой лодке, в снегоходах. В общем, времени у него было куча, и он постоянно искал себе занятие. Мать работала поваром в известном ресторане, и приносила приличные деньги. Я был единственным ребёнком, поэтому мы жили в достатке. Мне даже не обязательно было устраиваться на работу. Можно было продолжать возиться на ферме и со временем, мне бы хватило денег на всё. Однако, хоть я и был воспитан по-деревенски, меня всё больше тянуло в штаты, что бы покорять вооружённые силы. Сейчас это звучит тупо, но если б я тогда не уехал, то, не просто бы остался дома. Не просто бы сменились обстоятельства, я бы был совершенно другим человеком, с другими взглядами. Сейчас давайте поговорим о чём-нибудь интересном. Вернёмся к нашему настоящему. Я иногда представляю себя гостем в телепередаче у Джины Байнс. Будь, я там, я бы высказался о самой большой, на мой взгляд, ошибке человечества. Это, конечно, моё личное мнение, однако я считаю его максимально корректным. Такие причудливые личности, как Сэм Велторс, всё равно ни в чём не согласятся со мной. Ещё бы. Даже если этого парня изнасилует толпа мужиков, он найдёт этому "логичное" объяснение. Для него не существует ошибок. Но, раз уж для меня они существуют, хочу огласить всего одну из них. Для меня она же единственная. Ошибка, которая превращает людей в стадо баранов, так называемую массу. Однако эта же масса порождает творцов. И здесь Сэм, вновь не согласится со мной. Ведь для него в принципе нет различий. Любой творец - это та же масса. Любой гений - кусок бесполезного дерьма. Как-то он говорил мне, что интеллект человека, определяется его тягой к познанию. А тяга к познанию, определяется воспитанием. В чём, то он прав. Ведь те люди, которые окружают его, полу киборги, дни и ночи проводят в офисах не потому, что были избранные, сверх одарённые и рождены специально для этого. А потому, что их движет вперёд та атмосфера. У них полно мотивации. Многие вещи не получаются, но они возвращаются к ним снова и снова. Они по-другому смотрят на мир с полным осознанием. Может, им тоже хотелось бы потешить себя тупыми сериалами, вечеринками и другими деградирующими занятиями. Они не допускают этого не потому, что им интересней писать километровые программы. А потому, что у них есть жёсткая дисциплина, замаскированная не только под конкретную цель, но и сам процесс у них преподносится, как нечто правильное и особенное. Они обманывают сами себя. Лгут себе, чтобы обмануть инстинкты, которые постоянно ищут альтернативы, снижая нагрузку на тело и разум. Так работает самовнушение. Они воспитанники всемогущего Шарвей. А если точнее, просто их подражатели. Я же ценю личностей. И отстаиваю их права ценой собственной жизни. Те морали, нормы и правила поведения, что соблюдает большинство людей, в основном идут им во благо. Нет ничего плохого в инстинктах самосохранения. Когда одни сочувствуют другим, пытаются помочь или разделить чьи-то беды вместе, это естественная потребность. Но, когда речь заходит о воспитании, или программировании мяска высшей пробы, стоит обратить внимания на одну важную вещь. А именно на то, что эти команды, присвоенные в течении жизни, не являются природной потребностью. Плохо это или хорошо? Зависит от конкретной программы воспитания. К сожалению, все воспитательные программы на Земле - утопичны. Именно поэтому, Земляне решили прибегнуть к воспитательной системе клана Шарвей. Если бы люди о ней услышали десять лет назад, наверное, сочли бы за сумасшествие. И они правильно бы сделали. Видите ли, проблема в том, что фундаментальные институты воспитания человеческих возможностей, как инструмент развивающегося восприятия, не способны выполнять свою роль. Тогда как, скажите вы, люди развивались, не просто оправдывая все ожидания ошибочных систем, но и нередко превосходя их? Учёные, профессора и все недалёкие от науки люди только и твердели, из поколения в поколение, что всё, что возможно изобрести, давно изобретено. Правда, некоторые особи, всё же считали, что будущее ещё возможно. Возможны перемены. Возможно то, что сегодня кажется невозможным и противоречит науке, или же появятся ещё неоткрытые научные области. И всегда считают они это, как правило, с одной маленькой помаркой. Великое будущее настанет через тысячу, миллион, миллиард лет. Ни в коем случае не завтра, не через год и даже не через столетие. Для рядового Землянина всё именно так и выглядело. Планы крупнейших компаний были расписаны на десятилетия вперёд. В этом году у нас выходит Айфон пять, через два года - Айфон шесть, с двумя полосочками. А через четыре года - Айфон семь, с двумя камерами, забавно не правда ли? Если бы Джузип не пришёл на землю, через восемь лет у них бы был Айфон в форме Микки-Мауса, а через шестнадцать лет они вернулись бы к Нокиа 3310. Что может быть лучше чего-то старого. Только хорошо забытое старое. Человечество пользовалось технологиями, как одеждой. Оно создавало бренды, маркетинг. Всё это чистой воды бизнес. Бизнес не даёт новое, он забирает старое. Чистый бизнес в мире технологий и привёл в тупик наше развитие. В такой момент, сразу вспоминаются государственные, секретные военные проекты. Как бы банально это не звучало, но они толкали индустрию технологий вперёд, без всякого маркетинга и излишнего внимания. Однако и здесь всё сходится на соперничестве. Как говориться, сделаем не то, что хотим, а то, что лучше, чем у врага, хотя бы на одну сотую, по каждой характеристике. Так или иначе, у людей не было свежего взгляда на мир. А если и появлялись такие, они вынуждены были адаптироваться под общую систему общих взглядов. Иначе просто не выжить в этом мире. Ибо миру не нужны свежие взгляды. Посмотрите на вечно улыбающуюся, седую бабушку Тима Кука. Ну, разве не милашка? Продажный Цукерберг, и подобные им типы. Как я думаю, это не те люди, на которых нужно равняться богачам. А на кого же тогда им равняться? На учёных? Шоуменов или религиозных фанатиков? Хрен знает. Но, одно я знаю точно. Влиятельные люди не должны быть близоруки. Их кругозор должен быть намного шире денег и власти над толпой. Результат любой работы, как и всё остальное - относителен. То, что для одного успех - для другого неудача. Ключ любого секрета, лежит в восприятии собственного успеха. Мотивация зарождается в тяжёлых условиях. Без них, люди приходят к логическому завершению. Это самое завершение и есть операционная система каждого сознания, что прослеживается, как большой замкнутый круг. Одни понятия, накладываются на другие, в виде условий и их последствий. Вплоть до фундаментального восприятия своей сущности. Об этом уже не стоит говорить. Ведь логика ведёт к тому, что смысла жизни, как токового нет. Причём его нет, не для всего общества, не для конкретного индивида. Выходит, что жизнь приравнивается к смерти. Почему и как именно, я не знаю. И это те самые вопросы, ответы на которые, я не хочу получать. Я всего лишь человек и не желаю знать того, что моя жизнь может оказаться всего лишь случайными, или обязательными вычислениями. Моя жизнь может оказаться такой, к которой я совсем не готов. Ведь теперь мы близки к фундаментальным ответам на все вопросы, и возможно, что где-то в мире существуют мои копии. Даже Джо Роган на подкасте говорил об этом. Копии каждого из людей и все они живут при разных условиях. Вполне реально. Почему бы нет? Возможно после моей смерти, я стану воплощением одной из своих копий. Я не знаю. Я не программист и не математик, но я стараюсь смотреть на мир, как на единое целое. Мне нравится, когда изначально преподносится достоверная информация, о том или ином продукте. Мир захватила реклама. Маркетинг всегда вводит в заблуждение. Со временем к этому привыкаешь. Люди не получают возможность анализа, и приходят к необходимым выводам, которых, от них и ждут. В таких условия развитие невозможно. Нет, ни в коем случае, не призываю всех быть такими, как Сэм Велторс. В таком случае, человечество исчезнет за пару минут. Нужно лишь поднять планочку, для самых отстающих. Для пятидесяти процентов населения, Земли. До центра этой тангенциальной зависимости, между лентяями неудачниками и думающими трудягами. От этого действительно станет лучше для самих людей. Недавно по тв смотрел мультфильм, в жанре чёрного юмора, типа, Симпсонов, о наивных простаках, которые по факту, стали глупее животных. Серия так и называлась 'История о двух чужих мальчиках'. Это очень поучительная история, которая показывает непростительную наивность современного общества. И, пока я помню, могу пересказать эту забавную серию, от которой я смеялся так громко, что мой пятилетний сын заревел в соседней комнате. Просто он болел тогда. Не судите строго. Ладно, не суть. Короче, жил был мальчик. Мальчик не простой. Мальчик европейский. Нет, это не бывшая девочка. Ему повезло. Он один из тех, кого не заставили сменить пол. Второй мальчик, жил в Азии. Он был Корейцем. Да Корейцем не простым, а Корейцем северным. Оба эти паренька, до ужаса пропитаны пропагандой, своего окружения. Как, обычно про таких говорят - зомби. Они имеют личность. Каждый человек имеет свою личность. Каждый - это индивидуальность. По крайней мере, так им говорят. На самом деле, их словно не существует. Они заложники самих себя. Заложники общественного устройства. Тот, что жил в Корее, очень любил три вещи: Ким Ир Сена - первого вождя, Ким Чим Ына - последнего вождя, и коммунизм. Он каждый день гордился своей страной. Гордился за то, что они первыми побывали на луне. Гордился тем, что по праздникам, в Пхеньяне включали свет. Тогда, как в остальном мире, не просто дефицит электричества. Например, в злой Америке, даже свечки зажигают только по выходным. Он гордился за то, что они живут лучше всех. Ведь проклятые американцы - топят снег в палатках и заваривают кофе из полыни. Он уверен, нет жизни лучше, чем здесь. Ведь не один другой вождь, кроме Ким Ир Сена, не рождался под двумя радугами, на вершине вулкана. Второй мальчуган не был патриотом своей страны. Скорее, он был приверженцем своих традиций. Хотя нет. Европейские традиции, на тот момент, уже переросли в целую идеологию. Это идеология некоторых правил поведения, где старые устои стали преступлениями. Несмотря на хороший уровень жизни, он постоянно был не доволен властью своего государства. Он мыслил критически, масштабно. И он очень гордился этим. Вдруг эти ребята, уснули в своих постелях, их заколдовали Джинны и они проснулись в совершенно других местах. Кореец оказался в одном из особняков Беверли-Хиллз, а европеец в Сирийском городе Ракке - столице толерантности. И тот и другой проснулись в уютной, мягкой постели. Они не понимали, что с ними происходит, пока к ним не явились люди, чтобы, помочь разобраться в ситуации. Кореец, человек простой. Увидел застеклённую огромную террасу, световые контуры странного помещения, с небольшими изгородями и огромными входными проёмами, вместо нормальных, узких, деревянных косяков, подумал, что его похитили пришельцы. Второй, выйдя на улицу, увидел, как молодые женщины ходят в парандже. Ему это очень понравилось. Наконец-то, Европу заселили мусульмане, подумал он. Ведь его так учили. Хорошо то, чего мало. Делай то, что другие не делают. Не важно, противоречит это законам природы или нет. Люди должны обожествлять все возможные меньшинства, ведь они живут в свободном обществе. Но радость паренька быстро закончилась, когда он увидел, что к нему подошёл один солдат. Он привёл ему связанных людей - двух мужчин, и одну женщину, которые обвинялись в тяжких преступлениях. Оказалось, что этот парень, является главным судьёй города. Он должен вынести приговор этим, нечестивым. Один из них своровал телевизор у своего соседа. По закону, ему следует отрубить одну руку. Второй, оказался гей. По закону - это смертная казнь. Женщина была больной. Она без разрешения мужчины пришла в больницу, и ей оказали медицинскую помощь. По закону - её необходимо выпороть. Эти наказания, не просто противоречат европейским ценностям. Они переезжают их на корню. Ведь, женщина, должна иметь не меньше прав, чем мужчина. Она может устроиться на любую работу, независимо от того, умеет ли она вообще говорить. Обожествление женщин в Европе, к которому он так привык, и такое зверское унижение, с которым ему пришлось встретиться в Ракке - это мягко говоря, повергло его в настоящий шок. Он ни хотел, ни то чтобы применять к ней наказания, он ни хотел даже думать о том, за что её обвиняют. К парню подошёл охранник, с просьбой расписаться на трёх бумагах, для подтверждения Шариатского суда. Он на отрез отказался, убеждая их, мол, он вообще из Европы, и его хрупкая психика не выдержит такого безумия. Однако охранник убедил его, что судье не обязательно присутствовать на казнях. Ему нужно лишь расписаться и идти к себе домой. Возможно, он просто перегрелся на солнышке, раз несёт такую чушь про Европу. Он здесь родился и вырос. И его должность, не позволит покинуть Сирию. Тогда паренёк в бешенстве разорвал бумаги. Он велел отпустить всех пленных. Через несколько дней, он сам оказался в суде, как обвиняемый. Ему поставили условие. Либо он будет жить, как король, со всеми привилегиями. Всё, что для этого нужно - чтить законы шариата. Либо, он отправится в свою гнилую гейропу, и станет ущербным бомжём. Чучелом, сидящим на пособии по безработице, и до конца своих дней жрать голубей. Угадайте, что выбрал паренёк? Правильно. Он быстро принял своё решение. Ведь ему, даже не пришлось думать. То место, из, которого он родом, подумало за него. Узкоглазый проявил себя куда забавнее. Он решил выйти на улицу и прогуляться по кварталам инопланетных владений. Эти существа, что ходили вокруг, похожи на людей. Они не одеты в фуфайки. У них в руках не было ППШ. На ногах, вместо кирзовых сапог, какие-то странные, яркие подошвы. По дороге ездили автомобили. Их так много, что не успеваешь уследить. А самое главное - огни. На улице утро. Совершенно светло. И, несмотря на это, каждый дом сверкает яркими, красочными эмблемами. Никаких грузовиков с атомными ракетами, мимо не проезжало. Какие-то они не защищённые, подумал про себя кореец. Как их всё ещё не завоевали? Будь этот город на Земле, мы бы давно захватили его. Раз у них столько технологий, сюда и не грех перебраться на совсем. Парень был бы готов остаться жить в этом райском месте, прямо на улице. Настолько здесь уютно и красиво. Позади раздался смех. Один незнакомец, в инопланетной одежде, с улыбкой подошёл к нему: - Эй, парень, ты из сороковых? Вторая мировая закончилась, приятель. Можешь переодеться. А если серьёзно, то лучше не пугай тут людей, а то я вызову копов. Понимаешь? Здесь работают серьёзные люди. Голливуд не в этом квартале. Фу, как же смердит от тебя, - подошёл он поближе и сразу отпрыгнул, закрыв нос. - Где твои кореша, бомжара? Оделся тут ещё как грёбаный коммунист. - Разве это не здорово? - нахмурился паренёк. - Вообще-то нет. У нас капитализм, понимаешь? Это ЛА. Здесь, таких, как ты любят. Бездомных ублюдков, живущих на наши налоги. Но, лично я вас на дух не переношу. - Что такое ЛА? - Город в Калифорнии, - тот молча, стоит, пытаясь понять. - Америка, придурок. - Да как ты смеешь говорить такое? - я всем сердцем ненавижу эту страну. Я родился и живу для того, чтобы защитить наше процветание, от утопичных идеологий, от таких, как капитализм. Зачем ты шутишь надо мной, странник? Говори, зачем вы меня сюда привезли! Хотите узнать секрет нашего могущества? Не выйдет! - он сжал правую руку в кулак и угрожающе начал трясти ей перед своей мордой, пытаясь казаться суровым. - Я смотрел телевизор. Я знаю, что мы сотрудничаем с миллионами инопланетных цивилизаций. Может, вам, чем-то не угадила наша планета. Меня это не волнует. Нас не захватит никто. У нас есть ядерное оружие. Много! Много ядерного оружия!! У-у-у! - он поднёс свой кулак, размахивая им, к самому лицу собеседника. Тот недолго думая, вызвал полицию и убежал. Кореец, не понял, что произошло. Через пять минут его арестовали. - За что меня поймали? - недоумевает он. - Я ничего плохого не сказал о нашем верховном лидере, товарище Ким Чем Ыне, о его сахарном диабете, о его великом отце и наставнике Ким Чен Ире и нашем вечном президенте, всемогущем и незыблемом, несокрушимом и все властвующим, невероятном и великодушном, непокорном и гениальном гипер-товарище, Ким Ир Сене! - За столь внушительные речи, так, как документов при себе не нашлось, после допроса, беднягу направили к психиатру. Однако, тот поставил заключение вменяемости. После, неугодного ультра-коммуниста решили депортировать, куда-нибудь от греха по дальше. Его рейс выходил ночью. Время суток определило его судьбу. Сидя у окна, он увидел свысока, ночной, Лос-Анджелес. Это вскружило его голову. Он начал паниковать, как мартышка, визжа и дёргаясь в своём кресле. Когда пассажиры успокоили его, он вышел в туалет. Теперь, подумал он, смерть неизбежна. Его везут, чтобы пытать. Либо умереть в мучениях, либо умереть сразу. Он ворвался в кабину пилотов и, угрожая, заставил их открыть ему дверь. Затем парень, просто выпрыгнул из самолёта и о нём больше никто никогда не слышал. Вот же идиоты, думаешь потом про себя. Хорошо бы, это был всего лишь мультфильм. Но, это перестаёт быть смешным, когда осознаёшь, что это, пусть и слегка гиперболизированная правда. Общество больное, и меня это удручает. Это удручает всех. Констант, ИПО, даже Устойчивый Альянс. Ведь, если посмотреть в самый корень последних конфликтов, все они укажут на одно, и тоже. Люди стали слишком разные, а их культуры слишком нетерпимые. Может, вам надоело моё философствование, но я искренне обеспокоен этими проблемами. Я привык смотреть в самую глубь любого вопроса, чтобы разобраться как можно лучше. Я часто задумываюсь о разных вещах, о которых ни с кем не обсуждаю. Например, о ценности человеческой жизни. Я полностью осознаю, что она ничего не стоит. Для этого, мне даже не нужно было учувствовать в боевых действиях. Это просто самый очевидный факт. Факт, который мы сами от себя скрываем, в глубине души. Почему-то, мы решили, что мы самый ценный бриллиант на планете. Мы можем безответно уничтожать природу. Но, так ли это на самом деле? Думаю, нет. Всё, что было сделано нами, в ущерб любой другой популяции, однажды вернётся бумерангом. Об этом уже давно говорят учёные - калачи копченые. И, кстати, очень забавная ситуация получается с мировым научным сообществом. Думаете, почему в конце двадцатого века, и первые годы двадцать первого, не случалось научных открытий? Потому, что всё в мире изучено? Нет, какие-то мелочи происходили каждый год, ну может чуть чаще. Но, никаких глобальных научных проектов, в корне, меняющих представление нашей реальности, не было. Давайте будем честны. Наука остановилась на изобретении ядерного оружия. Наука остановилась на таких персонажах, как Эйнштейн, Тесла, Гильберт и Пуанкаре. Начиная с пятидесятых годов, наука, постепенно угасала, пока к двадцатому веку, не достигла своего пика соотношения, практических открытий, к их технологическому производству. Я всегда хотел разобраться в этом. Что же послужило причиной отупления учёных - нашей интеллектуальной элиты. На самом деле, конечно, они не отупели. Они перестали развиваться и давать миру новые знания. А значит, они перестали выполнять свою главную, первоначально единственную задачу. Современные учёные, вывели на первый план, подачу существующих знаний в массы. Прикрываясь различными ценностями, особенно человеческим правом, они ввели в заблуждение почти всё человечество. Мол, каждая чёрная девочка, должна понимать доказательство гипотезы Пуанкаре, а иначе, мы нарушаем её права, загораживая от неё столь важную и ценную информацию. Возможно, эта информация, изменит жизнь чёрной девочки, ведь её взгляд на мир, больше не будет прежним. К чему это всё? Да. Учёные стали не учёными, а какими-то борцами, за человеческие права. Ну и что с того? Это же здорово. Как можно не радоваться этому, чёртов нацист, думаешь сейчас ты. Они превратились в политиков. В бизнесменов. Они стали частью массы... Масса не способна дать новое. Она может его, максимум, пережевать. Что собственно, мы и получали, на протяжении десятилетий, в виде однообразного множества операционных систем, всех возможных электронно-вычислительных устройств, созданных, по сути, на одной базе. По одним и тем же алгоритмам. Это ужасно. Я сам был заложником этого безумия. И я нашёл ответ на свой вопрос. Для этого, нужно посмотреть на него, немножко шире. В рамках одного или полутора столетий. Система человеческого общества, адаптировалась исключительно под совершенствование мира, а не его познание. Почему же учёные конца девятнадцатого, начала двадцатого веков, были реальной интеллектуальной элитой. Тогда, как сейчас, элита - это разработчики, производители. Те люди, что толкают индустрию технологий вперёд. Те люди, в которых не просто нуждается общество. Они сами находят свою деятельность привлекательной. В начале двадцатого века, у мира, особо не было технологий, для их совершенствования. Вот-вот появился искусственный транспорт передвижения. Первая электроника, не несла особо большого функционала. Её востребованность, может и была высокой, но она была не столь сложна, относительно своего устройства. Поэтому физикам той эпохи, был совершён настоящий переворот. Они вошли в точку соприкосновения, физических тел, с расчётами. Изучив свойства всех возможных материалов, они правильно сложили их в большую мозаику. Таким образом, каждое тело стало не безразмерной величиной, а относительной ячейкой, с множеством характеристик. Физика - абстрактная математика, исчерпала себя. В дело пошла чистая математика. Но, это не значит, что абстрактная картина мира, действительно сформировалась. Дело в том, что абстрактной картины, как таковой, вообще не существует. Хотя это уже моё личное мнение... Конкретно физическая картина мира - это картина человеческого восприятия. То есть все изменения, брались, относительно одной, и только одной системы вычислений. Как бы человек не пытался выходить за рамки своего сознания, он не получит той картинки, которую нельзя увидеть, услышать, потрогать, понюхать. Да, помимо этого, человек может представить пустоту. А как оказалось, пустота - это и есть путь к решению. Но об этом позже. Люди решили принять собственную систему восприятия, исключительно, действительной. Это значит, что все возможные расчёты, проведённые в этой системе, не выйдут за её рамки. Но дело в том, что рамок может и не оказаться. Вернее, их действительно нет, и кто изучил подробное доказательство равенства P и NP алгоритмов, в курсе этого. Могу сказать, лишь в двух словах, что созданная картина реальности, может быть спроецирована, в любую зону, вне человеческого восприятия, то есть в пустоту. И это может повторяться снова и снова, до каких пор, пока не известно, по крайней мереи мне. Боюсь, на сегодняшний день, это не известно и Констант. Капля воды, рисовое зерно или песчаная крупинка. Там, где мы ничего не видим, может находиться целая вселенная, в миниатюрном виде. В той вселенной, будет такая же планета, как у нас, а на той планете, будет такая же песчаная крупинка. Но, как же понять это? Как это проверить? При таком раскладе, лучше забить на все эти теории, и принять их за несуществующий бред. Заняться чем-нибудь, более полезным, а главное понятным. Этот путь гарантирует тебе хоть какие-то достижения. Ведь, этот путь ведёт не к абстрактным решениям задач, а к реальным. Непосредственно к тому, в чём нуждается человек. К тому, что он считает необходимым в данный момент. Даже сейчас, очень сложно отгородиться от самых естественных, казалось бы, примитивных, животных потребностей. Люди, как правило, те, что активно увлечены своей деятельностью, не задумываются, что они кушают, и в каком количестве. Сколько раз в день они мочатся, или сколько литров воды выпивают. А ведь без этого, они не смогли бы продолжить свою основную деятельность. Общество устроено отточенным, оптимизированным, цепным механизмом. Если ты что-то сделал, что-то жизненно необходимое - тебе дадут, что-то другое, жизненно необходимое взамен. Но, даже не это является определяющим фактором. Если учёный, вдруг выведет формулу, не дающую ровным счётом ничего, в ближайшем будущем, ему всё равно, дадут необходимые ресурсы, для продолжения деятельности. Тогда, какого хрена они не выводили формулы одну за другой? В конце концов, за некоторые задачи, выдавали крупные денежные вознаграждения. Подумайте об этом сами, друзья. Они не делалали этого, потому что не выгодно, а не потому, что не могли. Для кого не выгодно? Для людей. Для простых необразованных людей, что и составляют общую массу, которая благополучно удерживает контроль над собой. Уж не знаю, позволяют им это или делают вид, что позволят, в любом случае, я считаю это правильным. Но, общество, не должно было брать под контроль область фундаментальных наук. Чтобы иметь возможность двигаться в этом направлении, недостаточно быть креативным. Надо быть ненормальным. Не просто иметь отличные от всех, собственные взгляды. Необходимо вводить их в логические заключения. И никто не должен знать ваших идей, пока они не превратились в целостную, теоретически или практически, обоснованную, математическую истину. Такие люди умеют не делиться идеями, потому, что они считают это нормально. Ибо поделившись, не доведёнными до конца мыслями, особенно противоречащих, действующим, общественным стандартам и нормам, больше, чем оскорбления, или же игнорирования в собственный адрес, получить ничего не удастся. Неважно, занимается этот человек важными секретными проетами, или же он простой потребитель. На незаконченные идеи, никак не влияет интеллект. И это заставляет настоящую интеллектуальную элиту, уходить в себя, намного глубже, нежели другие люди. Для первого, класса учёных, как для лидирующего подразделения, не осталось места. Общество больше не поддерживало их. Они, поедали их, словно огромное стадо голодных волков. Те самые позиции, что позволяли пользоваться необходимыми материальными ресурсами, плотно обросли жирными пиявками, не способных ни на что, кроме высасывания крови и своего жалкого существования. Они откинули позиции первого учёного класса, до пятнадцатого века. До Галилео Галилея и Леонардо да Винчи. Достаточно посмотреть на их авторитарное устройство "плановых выполнений". Мало того, что тупые профессора, заставляли кучку аспирантов писать им научные исследования, для поднятия, так сказать авторитета, а как следствие, получить побольше денежек и признания. Они ещё и задавали им конкретные темы. Те, которые интересовали именно профессоров. Чёрт возьми! Они и понятия не имели, что у аспирантов, по ходу исследований, может смениться вектор его интереса. Вектор, который мог привести к успеху. Возможно, ему пришли новые идеи, из другой области, не относящейся к конкретной задачи. Но господина не интересует, что пришло в безмозглую голову раба. Он должен сделать ему сотню именно этих исследований, и не каких других. Только так, юнец пойдёт на повышение, став доцентом. Сделает ещё сотню - станет профессором. И вот тогда уже, пусть сам решает, будет он что-то по-настоящему исследовать или пойдёт по пути своего начальника, интересы которого, с точностью совпадают с интересами простого обывателя. Потому, что он и есть простой обыватель. Для него посмотреть телевизионную передачу, важнее, чем заняться научной деятельностью. Да для него вообще всё важнее, чем научная деятельность. Преподаватели не заинтерисованы получать информацию. Они преподносят её. И когда тебе выпадает возможность, действительно проявить себя, возраст уже не позволяет. Раньше, ото всюду, только и слышались заголовки: Учёные такого-то университета, нашли гормон радости, учёные сикова университета, рассчитали расстояние, до какой-нибудь кометы, и всё в этом духе. Ну, кому это надо, дурачки? Неужели у них настолько промытые мозги? Неужели, они не видят более интересных, неразрешённых задач? Нет. Скорее они не имеют представления, как их решать. Ведь подавляющее большинство, даже сформулировать правильно не могут. Достаточно посмотреть на список задач тысячелетия. Например, гипотеза гладкости объекта. Что это? Вы серьёзно? Это же настолько узкая и некорректная формулировка, что в ходе доказательства полностью потеряет свой смысл. Они пользовались, да и по сегодняшний день, пользуются относительной системой отсчёта, как единственной, действительной. Пока люди не выйдут за рамки воспринимаемой реальности, как к существующему многообразию, являющимся единым целым, они не получат ответы, даже на правильно поставленные, собственные фундаментальные вопросы. Не говоря уже о тех вопросах, которые стоят перед Джузип корпорацией. Люди не способны осознать те вопросы, которые основываются, на решении, не решённых ими задач. Одна из которых, и, пожалуй, самая важная, это равенство разных классов алгоритмов. Поняв решение этой задачи, восприятие людей, действительно перевернётся. Они бы поняли, что таинственная, тёмная энергия - это и есть материя. Пространство - тоже материя. А четвёртого измерения не существует. Вернее, оно существует, но строго в фиксированной, подсистеме неполного многообразия. К слову, на Земле, не так давно распространилась легенда о пяти могущественных. Там расписано всё понятным языком. И, действительно, есть, что подметить для общего развития.

В свободное время

Земля, 5 февраля. Особняк Велторсов, остров Савайи, Самоа

Невысокий, чёрный каменный трон, стоял в сером помещении. Через огромные окна, украшенные круглыми, стальными перегородками, слегка проникали тусклые, белые лучи света. На задней стороне спинки кресла, изображены непонятные символы и рисунки. На его декоративные, твёрдые ручки, опирались чьи-то человеческие руки. Они совсем не походят на живые. Белые, с синеватым оттенком, из них слегка выпирали чёрные вены. В одной руке был большой, на вид стеклянный бокал, с тёмно-красным напитком на дне. В другой - большой, слегка потрёпанный, жёлтый лист бумаги. На этом листе написан текст, непонятными символами, чем-то похожим, на язык шумеров из древней Месопотамии. Однако, тот, кто держит этот лист, знает этот язык, как родной. Этот текст призывает к помощи. Он описывает, какие-то невообразимые, совсем нереальные вещи, вгоняющие ужас в любого разумного человека. И переводится он следующим образом: "О великий Грул. Я снова обращаюсь к тебе. Я не смогу объяснить всего в этом письме. Возможно, завтра меня уже не будет. Мы пришли в этот город. Мы сделали всё, как я хотел. Орден Олдемэнд, отныне прекратил своё существование. Теперь, Филзас - единственный господствующий Орден. Но так ли это на самом деле? Если да, то, что же происходит сейчас с нами? Ваша армия бессмертных сделала свою работу. Они захватили каждого человека. Но потом, что-то произошло. Они ушли в громадные, движущиеся возвышенности, их сказочно невообразимого замка. А после вернулись, чтобы убить нас. Разве такое возможно? Неужели они подговорили или переубедили полубогов. Неужели они оказались сильнее тех, чьё могущество, по вашим же словам бесконечно?! А может вы на их стороне? Может вы специально всё спланировали? Бросили собственную цивилизацию на с кормление неведанным нам созданиям. Если же нет, явитесь к нам. Я знаю, что вы не дремлете. И я уверен, что вы знали, к чему это приведёт. Не я, не Свурт, не совет старейшин не создавали Орден Олдеменд. Это сделали вы. По началу они были безобидными знатоками. Но со временем, Орден наполняли психи и душевно больные. Фанатизм и одержимость захватывали их на глазах. Однажды они стали опасны для нас. Потом они стали опасны для самих себя. Это край безумия. Прошли столетия. Двести пятьдесят лет. Отстроив свой город, они уединились в самом труднодоступном месте на Земле. Чтобы не кто не мог помешать им стать ещё более безумными. Я не в коем случае не пытаюсь обвинять вас. Просто у меня нет другого объяснения тому, что я видел. Разве могут дома двигаться? Разве можно их построить до звёзд? Может просто я не знаток в архитектуре и инженерии? Тогда извольте рассказать, как бессмертные пробирались в их замок. Подойдя к семиметровой стене, наполовину высеченной из скал, камни и ледяные глыбы, что валялись повсюду влетели и замерли в воздухе. Они сделали это сами по себе, без какой-либо видимой помощи. После, эти камни превратились в острые, ярко светящиеся копья и полетели во всех, кто стоял по близости. Благо, там стояли бессмертные. Не сразу, но им как-то удалось нейтрализовать летающие стрелы. Внутри города, как только мы ступили на высокий мост, заиграла странная музыка из духовых инструментов. Она исходила ото всюду, наводя, некий страх и трепет. Она будто показывала величие этих мест. Описывая всю невообразимую красоту и необъяснимые явления. В городе не было ни души. И это только больше пугало нас. Иногда, мимо пролетали какие-то не большие светящиеся объекты. Они похожи на птиц, только у них не было крыльев. Возможно они следили за нами. Бессмертные повели себя странно. Они начали о чём-то переговариваться между собой, ничего не объясняя нам. Один из них, не раз повторял, что пришло какое-то время. Время для чего? Уничтожения нас, или их, или всех вместе? Или может уничтожение всей Земли? Для чего пришло время? Я не хочу, чтобы оно приходило. Я словно во сне. За свою четырёхсотлетнюю жизнь, я ещё не был так напуган и запутан одновременно. Я будто только что родился. Но я уже не дитя и некоторые выводы способен сделать самостоятельно. Боюсь не нам, не бессмертным, не даже вам, не остановить, это бесконтрольное безумие. Не знаю, отпустят ли они меня. Если же нет, в Месопотамии остался наследник. Как я понял, наследство не играет особой роли для дальнейшего существования Филзаса. Ах, если бы это было единственное условие. Если бы я знал, чем нам обернётся этот поход. Я не за что бы не пошёл в эти проклятые горы. Теперь они придут за нами. Придут за людьми. Придут за всеми. Они могут сделать всё, что угодно. Всё, что захотят. А хотят они больше, чем много... Они хотят больше, чем всё". М. Рифт. Действующий король Вайелона. Восточная Месопотамия ***

Рука с бокалом медленно поднялась вверх. Где-то в дали слышались еле слышные крики. Возгласы и вопли. Они такие короткие и невнятные, что нельзя даже определить, кто их издаёт, люди или животные. А может даже это скрипят двери на ветру. Раздался один громкий глоток. Рука опустилась. Бокал полностью опустел. Он отпустил бумагу с письмом, и она полетела вверх. Она превратилась в бардовую жидкость, и широкой струёй поплыла по воздуху. Заливаясь в бокал, жидкость слегка наполнила его. На том же уровне, на котором было до этого. На самом донышке. Быстро стукая пальцами свободной руки, играя на тронной рукоятке. Затем, вторая рука раздавила хрупкий бокал. Он рассыпался на мелкие осколки. Красная, как кровь жидкость, растеклась по руке. Зазвучал громкий стук каблуков по полу. Сюда приближалась женщина в длинном плаще и капюшоне. Её невозможно было разглядеть в темноте. Руки того, кто сидит на троне, начали таять, как масло на огне. Они стали частью декора. Новыми, яркими узорами, разбавляя мрачную черноту этого кресла. Женщина подошла к трону и села на него. На её левой руке были большие золотые часы. На правой - красивая цветная татуировка. Она тихо начала напевать молитвенную песню. Песню в поддержку короля и его союзников. В поддержку своего мужа, не возвращающегося уже целый месяц. Стоял ясный летний день. Глэйсон Велторс - директор отсчётного отдела компании Констант, в том числе, являясь её сооснователем, был очень довольным своим жизненным положением. Ещё бы, пареньку всего двадцать семь, а он в десятке богатейших людей, один из самых влиятельных и узнаваемых личностей. Будучи молодым, и имея максимум возможностей, его плюсы не заканчиваются. Помимо этого, он - обладатель великолепной, рельефной и в меру подкаченной мужской фигуры. Его тело прекрасно, он нравится сам себе и всем окружающим. Овальное с небольшими, но подчёркнутыми контурами и немного выделяющимися скулами лицо так же выразительно. Пропорциональные, карие глаза приходятся в тон с его светлыми, небрежно прибранными волосами. Тонкие, не сросшиеся тёмные брови. Не пухлые, но и немаленькие, ярко выраженные губы, узкий и прямой нос, говорили о том, что мы имеем дело с мужчиной европеоидной расы. Такое идеальное телосложение складывается не без помощи физических тренировок. У него есть спортзалы и время для их посещения. Несмотря на некоторые индивидуальные особенности, в большинстве своём - он идеален, как аполлон. Мечта девочек и как ком в горле для мальчиков. С ростом почти в метр девяносто и частым колебанием веса, от семидесяти пяти до девяносто килограмм, Глэйсон не редко практикует весогонку, которая даётся ему, почти без усилий. За два месяца он может добавить или скинуть до пятнадцати килограмм! В зависимости от его желания. Тут нет никаких технологических трюков. Это трюк природы. Называется - генетика. Ему позавидовали бы, как бодибилдеры, так и фитнес модели. У Глэйсона мало друзей, как и у всех богачей. Это естественно. Вокруг него вьются знаменитости, стильные бизнесмены, красивые модели. Все эти люди только и ждут, что им, хоть что-то перепадёт от молодого богача. К сожалению, для них, Глэйсон понимает это. Он никому не доверяет, кроме, не менее богатого и влиятельного, своего брата-близнеца Сэма, адмирала Даймока, из союза смотрителей, и Бимипи Шарвей - инопланетной соосновательницы и по совместительству генерального директора Джузип, центр управления, которого находится на планете Терраро. Жизнь Глэйсона стабильна, чего не скажешь о компании. Но, когда-то, его жизнь была совершенно другой. Разумеется, он думает, что всё его имение - в первую очередь заслуга Бимипи. Именно она доверила им стать первыми людьми, сотрудниками инопланетной корпорации. Глэйсон один из тех людей, который верит в удачу, судьбу, карму, может быть, в бога и даже приметы. Он очень наивен. Ему легко что-либо внушить, ведь по сути своей, он самый обыкновенный человек. Ничего нового Глэйсон не сделал и, судя по всему не собирается. Он тот самый человек, считающий себя пешкой большого механизма общества, несмотря на то, что его должность, парой не позволяет этого делать, а его сумасшедший брат, постоянно говорит о каких-то несуществующих вещах, постоянно ищет подвох или минусы их прекрасной жизни. Нет, ну а как же ещё можно назвать такую жизнь? Не один нормальный человек не будет критиковать этот образ жизни, и уж тем более, никто не откажется от такой жизни. Глэйсон любит стабильность, несмотря на очевидный факт того, что их компанию изъявляют желание расформировать. Хоть они и до сих пор являются одними из самых перспективных, даже на всеобщем, межпланетном рынке. На местном рынке, перспективы рухнули в одночасье, после начала войны. Теперь, Джузип собираются просто переманить к себе некоторых умных людей, из команды Сэма, и как можно быстрее занести Констант в чёрный список. Глэйсон верит, что этого не произойдёт. Уж, почему бы так жестоко с ним поступать, он, и все его близкие, делают всё возможное. Не переходили дорогу начальству, в сроки выполняют поставленные цели, в конце концов! Весь клан Шарвей с ними тоже в хороших, и как искренне верит Глэйсон, в дружественных отношениях. Ничто не может помешать потерять имеющийся сегодня статус, даже чёртов апокалипсис. Монополия Джузип не может контролировать все свои компании. Поэтому, когда приходит время, корпорация постоянно пересматривает эффективность созданных проектов и, если есть необходимость, то прекращает финансирование и сотрудничество, по их мнению, с непригодными или бесперспективными компаниями, в обозримом будущем. Джузип корпорация может себе позволить очень многое в финансовом плане, поэтому они не боятся экспериментировать с самыми грациозными проектами, как на Терраро, так и на Земле. Корпорация активно осваивает множество других, не жилых планет, добывая на них необходимые ресурсы и сырьё для своей продукции. Может это и странно, но на Земные ресурсы Джузип не претендует. Скорее всего, они всё идёт к тому, что они разорвут отношения с Землёй, которых, и так, официально, в принципе никогда и не существовало. Проекты, что были запущены здесь до войны - запущены людьми. Их доверенными лицами. Сейчас большинство проектов заморожены, а то и вовсе свёрнуты. Земные проекты не просто перестали финансировать. Некоторые, влиятельные управленцы, за пределами Земли, уже публично призывают расформировать Констант. Глэйсона не тревожит внеземная суета. Он абсолютно уверен в завтрашнем дне. Ведь Бимипи Шарвей, помимо того, что является их хорошим другом, не просто заведует огромной корпорацией, она является монархом, диктаторского режима всей планеты Терраро, а заодно и всей корпорации. Если, конечно, она не претворяется, и не симулирует свою реальную озабоченность, столь маленькой, и ненадёжной для них Земной компанией. У Глэйсона уже давно есть постоянный отношения. Он любит одну хорошую девушку, а она его. Его родителей это жутко не устраивает. Их не устраивает нелегальная любовь. Они, почему-то хотят поженить его. Говорят, если уж Сэм, ни от мира сего, никогда не женится, то Глэйсон просто обязан сделать это. Точно так же думают и родители Эмми - его избранницы. Однажды, они решили, что их следует проучить. Что время уже совершенно другое. Что все эти традиции - очень важная жизненная составляющая, но только в том случае, когда они являются жизненным дополнением, а не сама жизнь, является дополнением традиций и культуры. Ведь по мнению молодых людей, культура должна украшать жизнь, а не для того, чтобы задавать жизненный путь. Жить под диктовку, стало уже не модно. И для завербованных родителей, это было чем-то необъяснимым. Договорившись, со всеми знакомыми, пара решила провести фейковую свадьбу. Они устроили крупную вечеринку на пляже Американского Самоа. Разумеется, пригласив своих родителей. Эта шикарная вечеринка продолжалась два дня. Пока не наступил, самый ответственный и важный момент для всех стариков. Для тех, кто и стал инициатором, проведения этого шоу. Затем, они обвенчались в церкви. Обменявшись кольцами, в свадебных костюмах, молодожёны поцеловались и расписались, воссоединив свои сердца по закону. Потом Глэйсон снял своё кольцо и одел его на палец, недоумевающего, растерявшегося отца. Эмми тоже сняла своё кольцо и одела его на палец своей матери. Они разорвали свадебные костюмы. Вместо спокойной, медленной музыки, заиграл быстрый, современный музыкальный трек. Глэйсон и Мария начали танцевать, как сумасшедшие. Это больше походило, на конкурс танцы со звёздами, нежели на положенный свадебный вальс. К ним подключилась вся толпа. Это уже походило на дискотеку двадцатых. Яркие дроны, мультизованные (ступенчатые, конструкционные) пузыри, летающие люди, техника и другие сверкающие объекты. После небольшого, танцевального перерыва, молодожёны со стёбом спели дуэтом, специально сочинённую песню. Поняв, что всё это торжество не больше, чем шоу, родители не стали на них злиться. Напротив, они больше не упрекали их в бесполезных церемониях. На вопрос, "а когда у вас будут дети?" Глэйсон отвечал просто: когда захочу. Ну, а если так сильно неймётся, можно взять из детдома. Пусть водятся, бедолаги, раз так им на душе спокойней. За пятьдесят с лишним лет, они не нашли себе занятий, способных, постоянно подпитывать их жизнь красками. В таком случае, природа возьмёт вверх. Если мышление со временем может угаснуть, то инстинкты не когда не угасают. Они трансформируются из физиологических, в сознательные. Это явление, открытое Тупинским университетом, академиком Полом Ричадсом, называется "Кормящая бабушка". Именно так. Сами можете подробнее посмотреть его исследования, проведённые в двадцать четвёртом году. Довольно познавательно. Смысл в том, что все люди, теряющие способность мышления, автоматически усиливают свои инстинкты. Мария, не всегда была такой раскрепощённой. Так на неё повлиял Глэйсон и его окружение. Ещё пару лет назад, она сама ничем не отличалась от своих родителей. Эмми родилась в Лас-Вегасе, штат Невада, и не в какой-то там ферме. Она жила в довольно обеспеченной и полноценной семье. Её воспитание, можно сказать, по меркам современного общества, было строгим и консервативным. Обычно, она выглядит, как девушка с мягким характером. Такая невинная и доступная, прямо как Алива. Но так только выглядит со стороны. При необходимости, Эмми может взяться за любую работу. Она очень темпераментная. Соблюдение семейных традиций, для неё до сих пор один из важнейших критериев. Моральные ценности, для Эмми, не столь, критичны, однако достаточно строгие. Она привыкла ставить перед собой конкретные задачи не только на короткий срок, но и на годы вперёд. Планируя свою жизнь заранее, девушка, считает себя так, в психологической безопасности. Она до сих пор, ведёт ежедневник, разводит рыбок и хомячков, каждую неделю навещает родителей и ходит с ними в протестантскую церковь. Окончив медицинский университет, она так и не устроилась на работу. С Глэйсоном, ей посчастливилось встретиться два года назад. Это было в её родном городе, в казино Рэд Рок. Тогда Глэйсон и его друзья, устроили большую вечеринку и играли в покер. На самом деле, это было случайное стечение обстоятельств. Эмми никогда не была в казино и её совсем не привлекают азартные игры, как в принципе и большинство местных жителей. Лас-Вегас - большая туристическая зона. Как правило, туда съезжаются люди с других стран и городов, для хорошего проведения времени. В тот вечер, девушка зашла к своей подруге, работающей в обслуживающем персонале. Глэйсон, поначалу не обратил на неё внимания. Один из его друзей начал преставать ко всем молодым девушкам. Когда он полез на Эмми, та ударила его электрошоком и побежала. Её поймала охрана, и ещё и сделали виноватой. Когда Глэйсон с друзьями вышли на улицу, сев в свои шикарные авто, вдруг возле машины того же парня раздались недовольные крики, рядом с соседней машиной. Там, посреди парковки, стояли два лоб в лоб врезавшихся автомобиля. Оказывается, компания богатеньких ребят, на дорогах занимались не очень благодарными делами. Они заставали людей в неудобных ситуациях. Провоцировали аварии на своих дорогих тачках, а после извинялись и безнаказанно скрывались. Это всегда сходило им с рук. Большинство людей не хотели связываться с теми, чьи машины стоят в несколько раз дороже их собственных. Тем более, нанесённый ущерб, был равный. Очевидно, починить суперкар куда дороже, чем авто среднего класса. Поэтому, люди просто от сочувствия им, не усугубляли ситуации. Бывало, доходило до полного безумия, и от скуки, дружки Глэйсона начинали сбивать людей на дороге, на поддельных полицейских автомобилях. Как кегли, люди кувыркались в разные стороны. Врезались обычно на низкой скорости, чтобы не было смертельных исходов. А после, просто останавливались, извинялись, и предлагали кучу денег в своё оправдание. Это тоже работало. Но не со всеми. В тот день, один из парней пытался сбить Эмми прямо на тротуаре. Девушка вовремя среагировала и отпрыгнула в сторону, при падении поранив руки на локтях. Увидев это, Глэйсон стоявший возле центрального входа в казино, первый подбежал к ней и помог подняться. Девушка просто разрыдалась. Она начала ему жаловаться на этих ублюдков, которые натыкаются на неё уже второй раз за день. Она призналась, что даже полиция бессильна против них, потому они и вытворяют произвол. Весь город их ненавидит, и ей уже хочется уехать отсюда поскорей. Глэйсон был достаточно трезв, чтобы осознать всё сказанное. Ему стало до ужаса неловко. Ведь, по факту, он и есть один из этих ублюдков. Он отвёл её в свой нетипичный автомобиль, похожий на хаммер с треугольными гусеничными колёсами, обмотанными резиновыми щёточными лентами. Он быстро помог обработать ушибы. Она, от радости, крепко обняла его, и начала без остановок благодарить, чего Глэйсон явно не ожидал. Ему стало стыдно, что его приняли за героя. Стыдно, что такая хрупкая, красивая девчонка стала их жертвой. Он быстро вошёл в её расположение, но подобное знакомство ему совсем не по душе. Видно, что она была слишком искренней и наивной. На проститутку совсем непохожа. Хотя, прямо сейчас, он был бы и не прочь заказать такую горячую самочку. До того момента, Глэйсон вёл разгульный образ жизни. Отношения его не интересовали. Он призирал их. Считал это слабостью, пустой тратой времени. Он мог позволить себе, сразу несколько девушек в день. Деньги не когда не были проблемой. Хотя в Вегасе, девочки с такой приятнейшей внешностью, как у этой, попадали если уж не в актрисы шоу бизнеса, то в стрип клубах элитных борделей точно бы встретили с распростёртыми руками. Их общение было не долгим. Его друг, тот, что пытался наехать на Эмми, незаметно подошёл к ним с довольной физиономией. - Это же он! - вскрикнула она, собравшись уже уходить. - Что ему нужно? - Эй, я пришёл извиниться, ципочка. - преградил он ей дорогу. - Хорошо, дай мне уйти, пожалуйста, - девушка пытается обойти его стороной. - А как же прощальный поцелуй? Ладно погнали от сюда, - обратился он к Глэйсону уступив дорогу. - Что? Вы значит друзья? - смущённо остановилась она. - Эээ, вообще-то, это мой бывший приятель. Сумасшедший. Короче, я стараюсь его избегать, - начал оправдываться парень. - Я не понял, - возмутился тот. - Бывший приятель? Тогда я тебя вообще первый раз вижу, - толкнул он его в плечо и ушёл к своей тачке. - Всё с вами понятно, - бегом побежала от них по улице девушка. Будто за ней устроили погоню. Глэйсон смотрел ей в след и ему стало вдвойне неловко. Как-то дико всё это выглядело со стороны. Будто они какие-то насильники, творящие произвол в центре города. Друг Глэйсона, как ни в чём не бывало, поехал продолжать тусить, уже в другое заведение. Немного придя в себя, Глэйсон сел в свой автомобиль и уехал к себе домой. Когда ему оставался всего один квартал, из поворота выехала полицейская машина. Несмотря на своё, нетрезвое состояние, он думал, что всё обойдётся. Копы не останавливают крутые тачки, типа его, тем более в этом, элитном районе. Вдруг включились мигалки и зазвучала сирена. Эта машина увязалась у него на хвосте. Похоже, Глэйсон ехал слишком быстро. Вот тут он по-настоящему запаниковал. Копы же должны знать его номера. Им лучше не останавливать его, иначе будет большой скандал. Очевидно, для этого должна быть очень веская причина. В данный момент, ему совершенно не нужны были проблемы с полицией. Добавив скорость, он свернул во двор своего дома, и тут же следом закрыл механические ворота, пультом управления и забаррикадировался, на веранде заднего двора, как партизан, выглядывая в маленькую щель возле пола. Разумеется, так он продержался не долго. Полиция пробралась вовнутрь, нашла его и арестовала. Потрачено. Его арестовывают всего второй раз в жизни. И второй раз за мелкое хулиганство. Ладно, хоть он додумался не оказывать сопротивление. - Ты видно смелый коп, раз задерживаешь Велторса. - Тянется к водителю с заднего сиденья Глэйсон, навалившись на решётку. - Тот лишь молча, улыбнулся ему в ответ, через зеркало. - Да, я водил не в трезвом состоянии, но, чёрт возьми, это не стоит моего задержания. Вы же знаете, как сбегутся журналисты. Или, вы хотите получить звезду? - Законы этой страны одинаковы для всех, мистер, - Прервал молчание полицейский. - Я видел в камеру наблюдения вас и ваших дружков. Та девушка, что стояла с вами, была моя дочь. К сожалению, она получила травмы, и я это принципиально не могу оставить просто так. - Ах, вот оно что? Всё понятно, - дёргает наручники Глэйсон, будто проверяя их на прочность. - Действительно, это дело чести. Кстати, я ей бы вдул. Да ладно, не злись. Ты нормальный коп. Все должны быть такими. Меня поражают ваши коллеги. У них нет яиц. Серьёзно. Помнишь, в ЛА сжигали бездомных? Так вот, я там был. Стоим мы такие, возле этих полыхающих палаток, и наши военные с огнемётами. К нам подходят пятеро или шестеро копов. 'Что вы делаете?' - спросил один из них у Цзумы, тогдашнего генерального директора. Утилизация, с серьёзным выражение лица отвечает тот. Они молча кивнули, поправили свои фуражки и ушли. Мы смеялись как сумасшедшие целую неделю. Нет, но, с другой стороны, что им оставалось сделать? - Смейся, остряк, - резко завернул в участок полицейский. - Твои истории забавны. Но, как минимум сегодня, твоя нежная задница проведёт незабываемую ночку на бетонном полу одиночной камеры. - Я надеюсь, вы не будите превышать своих полномочий. - Нет. Мы можем выделить тебе общественного адвоката. - Глэйсону помогает вылезти из машины напарник водителя. - Лучше вам не знать о моих адвокатах. - Наконец, они вошли в здание. Сидя за решёткой, во временном изоляторе, Глэйсон нервно писал Сэму, чтобы тот скорей придумал, как его достать, пока не прибежали журналисты. К нему в упор подошёл тот шериф и внимательно начал всматриваться в лицо парня. - Эй! - крикнул он его, пытаясь отвлечь, - Посмотри на эту фотку. - Коп показывал ему планшет с изображением. - Это же один из твоих автомобилей?. - Нет. Эта тачка моего друга, а что? - на мгновение, бросив взгляд, недовольно пробурчал парень. - Это и есть тот друг? - Глэйсон снова посмотрел в экран. На этот раз внимательнее. - А что с ним случилось? - недоумевая подошёл поближе он. - С ним всё в порядке? Откуда такая смазанная фотка? - У нас есть целый видеоархив на этого урода, и то, что сейчас с ним всё в порядке, лишь дело времени. - Конкретно эту фотку прислала моя дочь. В момент, кода вы стояли возле казино. Не знаю, что вы там с ней делали. А вот на этом видео, отчетливо видно, что автомобиль пытается наехать на неё со спины. Я просто не могу на это спокойно смотреть. Богом клянусь, если я не найду эту мразь, тебе придётся задержаться здесь на долго. На очень долго. Поэтому, друг мой, если ты не расскажешь мне всё об этом парне, в конечном итоге, вообще можешь загреметь за соучастника. И мне плевать, какие у тебя там связи. Я знаю, что ты из Констант. И я знаю, что, лично ты не занимаешь каких-то больших постов. Задержать тебя дольше, чем на неделю не получится, но я сделаю так, чтобы эта неделька стала самой запоминающейся в твоей жизни. Хоть сам президент будет умолять о твоём освобождении, безнаказанный ты уйдёшь отсюда только через мой труп. - Вообще-то я спас вашу дочь, - вспомнил Глэйсон. - об этом она не говорила тебе, ну, то есть вам? Я помог ей подняться! Я провёл её к своей машине, чтобы осмотреть повреждения! Она благодарила меня. И вы ещё мне предъявляете за соучастие? Из-за неё я поссорился с Гейлом. Да, когда он пьяный, то ведёт себя как последнее животное, но я, то здесь причём? Позови её сюда. Уверен, она абсолютно не держит на меня зла. - Тогда почему она убежала от вас сломя голову? - Я не знаю, может, она была напугана? Но я только успокаивал её. Посмотри видео внимательней. Там же видно. Да она сама меня обнимала в благодарность. - Я видел. Ты не понимаешь. Я не обвиняю тебя в хулиганстве. Хотя, назвать это хулиганством просто язык не поворачивается. Хорошая новость в том, что пока она тебя тискала, успела сфоткать другого хмыря, что покушался на неё до этого в казино. Он тоже стоял неподалёку, в вашей компании неадекватных придурков. А тут такой подарок судьбы. Моя девочка. Остаётся бдительной в любой ситуации. От справедливости не убежишь, приятель. Я сейчас позвоню ей. И мы лучше разберёмся в твоей причастности. - Когда Эмми пришла, она удивилась, увидев Глэйсона за решёткой. Уговорив отца отпустить его. И что он не просто не виновен, но и действительно, помог ей вырваться. Хотя, она действительно была расстроена тем фактом, что Глэйсон оказался одним из них. Глэйсон не стал давать показания на своих приятелей. Шерифу это не понравилось. Он хотел завести на них дело, но парень убеждал, что лично будет следить, чтобы те впредь не совершали подобных ошибок. Эмми, не простила их, но по умоляющим просьбам Глэйсона, неохотно, всё же согласилась не давать показаний. Отец не хотел прощать обидчиков, и они поссорились. В итоге, они уже вместе, всё же заставили её отца, отступить. Уже тогда, он понял, что она не просто так за него впрягалась. Парень понял, что он явно ей симпатизировал и не упустил свой шанс. В ту же ночь, он предложил ей начать всё с начала. Съездить в ресторан, или просто погулять вместе. Но она оказалась, более скромной и скованной, чем могло показаться сначала. В ней как будто жило два разных человека, в зависимости от ситуации: вспыльчивая и отчаянная девушка, готовая в одиночку противостоять целой толпе пьяных мужиков, и наивная боязливая тихоня. Когда они остались наедине, казалось бы, незачем волноваться. Но Эмми постоянно чего-то смущалась. Может, высокого статуса парня. В эту же ночь, дав свои контакты, она намекнула, что у неё нет бойфренда. Несмотря на это, она разрешила лишь подвести себя до дома. Однако Глэйсона это только больше раззадорило. Ему прежде не встречались недоступные девушки, тем более, свободных от отношений. С тех пор они поддерживали постоянную связь, встречаясь около двух недель. И только потом, девушка полностью доверилась своему парню. Она была настолько не опытной во всех этих любовных штуках, что складывалось впечатление, будто это её первые отношения в жизни. То же самое можно сказать и о сексе. Глэйсон, поняв за столь приличное время её характер, не задавал ей особо откровенные вопросы. Например, когда она лишилась девственности, и так далее. Ей, как и Аливе, предложили вступить в Elite Girls, но она наотрез отказалась. Теперь они тайно вместе живут в особняке на острове Савайи, хотя появляться там девушке запрещено, Глэйсон позаботился, чтобы охрана всегда пропускала её на особых правах, как остальных членов гарема. Но, иногда, каждый месяц, при проверке ей всё же приходится съезжать. В это время, Эмми улетает домой, на пару недель. Как раз, чтобы проведывать родителей. Парень с нетерпением ждёт её возвращения. В каком-то смысле, для Глэйсона это тоже первый опыт длительных отношений, которые оказались не так уж плохи, как раньше он думал. Офис олдскульных сотрудников базируется неподалёку на этом же острове. Доступ туда для Эмми полностью закрыт, в отличии от участников семьи. Сэм выходит оттуда реже, чем выпадает снег. Он без конца и края сидит за множеством экранов и оборудования в своём кабинете, который по совместительству был и мастерской и базой отдыха. Зайдя в это место, сразу станет понятно, что здесь не просто работают, здесь творят не покладая рук. Работа Сэма - это его отдых. Так же, как у всей его команды. Здесь они чувствуют себя совершенно свободно. Они не выполняют планы, поставленные советом директоров и делают всё, что им заблагорассудится. Здесь каждый хозяин своей жизни. Если не хочется что-то делать, тебя никто не заставит, никто не заругает, никто не будет требовать с тебя больше, чем ты сам. Сегодня Сэм, как обычно зашёл в комнату отдыха невероятно уставший, и довольный. Ему хотелось только одного - поспать, часиков пять, в надежде, что во сне ему придёт какая-нибудь новая идея. Ведь Сэм может позволить себе вообще не спать. У него есть сложнейший, дефицитный прибор, который восстанавливает мыслительный процесс за считанные минуты. Этот прибор, один из немногих, который он привёз с Терраро, а не сконструировал сам. Алива хочет побольше проводить с ним времени. Такое чувство, что Сэму, в последнее время, уже не нужен даже секс. Он как ребёнок, обнимает свою девушку в постели и сладко засыпает. Она уже, крайним делом, стала считать себя не привлекательной. Наводя макияж, сидя прямо в постели, увидев Сэма, не вставая, она начала позировать. Раздвигать ноги, с прозрачным нижним бельём. Наклонять голову и прищуривать глаза, между делом, смотря сама на себя в зеркало. - Это ты для меня или для себя красуешься? Ты помешана на своём внешнем виде, - смотрит на неё, пока без особого азарта Сэм. Этому нужно уделять внимание, но в адекватных рамках. Ты прямо, как та, сказочная королева, с зеркальцем. Всё боишься, что кто-то превзойдёт тебя. - Тогда почему ты не хочешь меня? Мне хочется секса. Ты уже через день не можешь мне его дать. - Это потому что я слишком много работаю в последнее время. Моя озабоченность превосходит инстинкты. Порой, чтобы получить некоторый результат, не достаточно бояться. Не достаточно делать то, что ты можешь сделать. Но, я советую тебе расслабиться... Не думаю, что мне понадобится Белоснежка. Дело не в тебе, зрелая моя королева, - засмеялся и немного взбодрился Сэм, проведя пальцем по её нахмуренной брови. - Я всё больше думаю о проектах Мандэсо. О том, как нам поступить. Патоген17 изначально создавался как не коммерческий проект. Но, теперь, мы создали новые продукты. Настолько уникальные, что они выведут человеческое общество на новый уровень. Они так сильно преобразят нашу действительность, как до этого, мир не преображался за всю историю. Людям, банально, больше не нужны будут туалеты. Тела можно оптимизировать так, чтобы отходы не скапливались внутри. Не нужны будут больницы и вся медицина в целом. Не нужна еда, вода и другие примитивные потребности. Мы больше не будем заложниками своих тел. Может тогда, люди перестанут быть такими злыми и перестанут воевать. - Совет директоров не позволит вам безвозмездно привнести хоть что-либо. Ты же понимаешь это. Я не уверена, что, хотя бы третья часть сможет позволить себе подобные вещи. - Это точно. Они установят неподъёмные для большинства, заоблачные цены. Джузип вовсе не дружественная нам корпорация. Они собираются высосать из нас все физические и интеллектуальные ресурсы до полного истощения. Сейчас, пока Джаред всё ещё состоит в совете директоров, у нас есть хоть какой-то контакт с Купилабой. Пока этот придурок не уйдёт, нас ждёт стагнация. Мы должны вернуть, хотя бы Иэна Пака. Нам необходимы независимые эксперты. Те, кто будут удовлетворять запросам лэйро и людей. Люди не в восторге от инопланетной зависимости, а Шарвей, в свою очередь, постоянно хотят наращивать процент, с растущего в геометрической прогрессии производства. Ведь, если мы внедрим технологии по последним прототипам, общественный кпд возрастёт. Им это и нужно. Так, что, для меня лично, учитывая дальнейшие перспективы, это не совсем оправданное решение. - Ты считаешь, внедрять технологии Констант, хоть как-то может быть неоправданным? Конечно, их нужно нести в свет, чего бы это не стоило. - Ничего ты не понимаешь. Простым людям этого не нужно. - Почему? - возмутилась Алива. - Ты думаешь, кто-то отказался бы от слабостей наших тел? - Да. Это привычка. Даже я не хочу отказываться от всех слабостей. И вряд ли ты захочешь от них отказаться. Смотря, что понимать под слабостями. Занятия любовью, ведь, тоже слабость. Или, ты думаешь, мы будем вносить только некоторые изменения? Всё пойдёт по накатанной. Начнётся с малого, а после, ком станет разрастаться больше и больше. Со временем. Тому есть уже масса примеров. Мы, либо привносим весь потенциал, либо полностью скрываем его. - Но, по-моему это неправильно. Ну, тогда привнесите весь потенциал. Пусть люди сами выберут, что им нужно, а что нет. В конце концов, они сами ответственны за себя. Не вы, не Джузип и не правительства. Мир изменится только в лучшую сторону, не понимаю, о какой стагнации ты говоришь? Возрастающей зависимости от Терраро? Бред. Вы же сами контролируете всю деятельность. Главное свобода действий, а не налогообложение, - Сэм с головой погрузился в свой экран. - Ты что не слушал меня? - возмутилась Алива. Она быстро подскочила к нему и, слегка пнула его по ноге. - Ты чего? Я слушаю. - Сэм закинул свои ноги на диван. - Сейчас я заполню данные о перепрошивке "Операционной системы" на "Бумбима". Для меня это особенный исторический момент. - Любой момент исторический, - с умным вырожением лица приподняла она голову. - Я знаю. Поэтому уточнил. Особенный. - Что такое Бумбима. - почти шёпотом, без особого интереса, глядя в его гаджет, спросила девушка. Она села рядом с Сэмом, обняв его одной рукой. - Это язык трёхмерного кодирования, между прочим. Только не спрашивай, как называется операционная система. - Я знаю, что операционная система у Джузип, так и называется - "Операционная система". Мне очень нравится их прикольный логотип. Овал, разделённый невидимой буквой, красивой. Одна половинка оранжевая и у неё, как у пламени торчат вверх язычки. А вторая - голубая, как лёд, и у неё будто свисают сосульки. - А что, Джузип орфография тебе не нравится? По-моему, там не менее прикольные значки. Быстрей бы она уже заменила нашу писменность. - Нравится. Я только поэтому и учу её. Кстати, мне кажется, я уже выучила. Можешь меня проверить? - Как-нибудь обязательно. Только не сейчас. Если честно, сейчас, я не уверен, смогу ли вообще писать от руки. Этими забавными шариковыми стержнями. - Ой, не иронизируй. Что, никогда раньше не писал? - Алива колупает маленькие, эластичные пластинки его кофты. - Лет семь точно не писал. Нет, я не разучился, но, наверное слишком медленно буду вырисовывать эти буквы. - Это кофта с невидимым режимом? - Да. Не помню. Какая разница? - Кстати, я хотела спросить, а как работает твой электромагнитный доводчик. Там не применяется универсальное кодирование. Как ты можешь получать невидимую картинку, на любом уровне проницаемости? - Зачем тебе это? Может тебя заслал Купилаба? - Сэм посмотрел на неё с серьёзным лицом. - В смысле? - Ну, ты же женщина. Откуда в тебе столько любопытства. Расспрашиваешь меня обо всём, словно маленький ребёнок. На сегодня твой лимит познаний исчерпан, - он убрал планшет и, смотря на неё, немного засмеялся. Алива отвела свой взгляд в сторону, потом встала с дивана и пошла по комнате. - Что обиделась? Я пошутил. - Сэм подбежал к ней и подхватил её на руки. - Посмотрите, как самка человека, пытается манипулировать самцом. Это очень важная способность, но... - Отпусти. Какой ты нахрен самец. Ты трахался с Цзумой. - Сэм, от удивления, возмущённо хрипнул носом. - Что?? - он бросил её на диван и сам лёг сверху. - Это он тебе сказал? Хотя плевать. Думай, как хочешь. Мы же в свободных отношениях. Я лишь выражаю свою позицию, а доказательства, это не ко мне. - Да успокойся ты. Сразу завёлся. Комментатор нэшнл джеографик. - Так я хотел рассказать о доводчике, а ты побежала от меня... Короче, принцип действия таков: программа выстраивает модельку, непосредственно, которую выделишь. Затем обозначает максимальные пучки, и, конечно, сортирует длины волн. Дальше идёт оптическая физика. Программа заранее выбирает так называемую траекторию света. То есть, угол преломления, расстояние, и даже количество отражений. Чтобы определить количество отражений, необходимо определить светосилу конкретной среды. Если ты не знаешь, как это делается, то это очень долгая история. Ну, и всё. На простеньких устройствах выделяются микро зоны, которые просто докрашивают пустые области. - Это как на Айфоне двадцать? - Точно. Плакал Джонни Айв. Ну, а мой доводчик, по сути, уже немного не то. Информация, на выходе, равняется информации на входе. Помимо расстояния, между измеряемыми точками, я определял их плотность. Разность, между максимальным и минимальным значением, для каждой величины. Общий коэффициент, не позволяет просто взять и преобразовать его в другую постоянную. Если взять производную функции, можно преобразовать до реальной цветопередачи. Но и этой штуковиной, к твоему сведению, я лет пять уже не пользуюсь. Ещё у меня есть трансформатор положения изображения, по универсальному кодированию. Бесполезная хрень. Смотреть на голых людей или на их внутренние органы. Нет, круто, конечно, особенно, для подростков. Но я как-то вырос из этого. Для определения маскированных объектов, достаточно их объёмной оболочки. Мы запустили эти штуки, в массовое производство для армии смотрителей. Нет необходимости вдаваться в подробности к деталям с отсутствующим софтом. Вот, если нужно взломать специально маскирующую программу, например, положение всей внутренней части нашего офиса, относительно внешней среды, то придётся проводить полную детализацию, с внедрёной системой координат, физикобиологической решётки. Чтобы внести изменения, или, хотя бы просто отличить разные массивы друг от друга. Воздух от людей, от воды и от камней. - Ты так говоришь. Просто уже жутко становится. Всё время сопоставлять свои программы с людьми, я думаю неправильно. - Алива налила себе бокал какой-то светло-розовой жидкости, из большой, кегле видной, стеклянной бутылки. - Я для тебя тоже массив? - с наивной грустью смотрит она. - Ну конечно... нет. Ты непостижимое чудо, с безграничной светлой душой. Твоё тело состоит не из молекул и атомов, бегающих по предсказуемым траекториям. Оно состоит из заботы и просветления, любви и умиротворения. - Хватит. Я понимаю, что люди - это программы, но, блин... всё-таки очень сложные программы. - Не вижу ничего сложного в человеческом устройстве. У тебя имеется один и шесть на десять в десятой нейронов, у мухи, два с половиной, на десять в пятой. С точки зрения чисел, разница не так значительна. - Ну что ты врёшь. В самом деле. Разница огромная. Я знаю, как это устроено. С каждым дополнительным нейроном, можно получить тысячи новых алгоритмов. И вообще, объясни лучше мне, мм, природу любви. Любопытно, почему такая барышня, как я, до сих пор нянчится с тобой. С тобой-то всё понятно. У тебя даже на меня времени не хватает, а про поиски новых ангелов или наложниц, можно вообще забыть. - Алива тихо засмеялась. - Ах ты похотливая сучка. Вообще-то, так и есть. Я серьёзно никого, коме тебя не наказывал. А ты перетрахала столько народа, что проще называть, того, с кем ты не чпокалась. Свободные отношения точно не в мою пользу, - улыбаясь сидит на диване Сэм. - Вот врунишка. А как же Ванесса? Она мне всё рассказывала в тончайших подробностях. - Ах, вот как. Возможно. Это было восемь лет назад, - наконец Сэм положил планшет и прилёг. - Справедливости ради, скажу, что тогда же, восемь лет назад, я тебя пару раз путала с братом. Однако, несмотря на то, что вы близнецы, я люблю тебя, а не его. Как личность. Но, личность распространяется и на тело. Для меня оно становится более привлекательным и заманчивым. Но, почему? Вы же одинаковы. - Любовь это комплекс подинстинктов сохранения, конкретной структуры системы восприятия. У женщин, наверное, это чувство более обострённое. - Звучит тупо, но многообещающе. - Ты знаешь, что пять тысяч лет назад, той любви, о которой ты говоришь, не существовало вообще. - Откуда ты знаешь? - Блин, не загружай больше мою бедную голову. Я бы с радостью рассказал, но ты не представляешь, как я устал. Давай, теперь ты будешь рассказывать, а я слушать. - Ну, мне нечего тебе рассказать. Ты всё и так знаешь. Я просто, пытаюсь соответствовать тебе. Мне неприятно быть обезьянкой на твоём фоне. Я хочу быть к тебе настолько близко, насколько это возможно. В комнату вошла Ванесса. Она поздоровалась с ними, и осторожно обратилась к Сэму, пытаясь не вмешиваться в разговор: Сэм, не знаешь, кому Глэйсон отдал свой Мип-Лит? (сосуд, искусственно формирующий пищу. Первый прототип закрытой компании 'Пища из ничего') - Нет. Можешь взять у меня на складе, в пятом отделении. - Мы сегодня хотели полететь на Марс, на недельку, - неподалёку, присела она на стул. - Зачем? - улыбнувшись, спрашивает Алива. - Просто так. Для этого нужны причины? На дворе двадцать первый век. Мы состоятельные люди. Что нам ещё делать? Фоткаться, как старухи на фоне Эйфелевой башни? Мы хотели посетить заброшенную пещеру Свиглтон, забраться внутрь вулкана, посетить музей старинных роботов - марсоходов, запущенных ещё с семидесятых годов. Полетать, просто отдохнуть от людей, от всей суеты. Если хотите, можете с нами. Будет весело, я записалась в туристическое агентство 'Звёздное путешествие'. Я так подумала, ведь Марс уже не такой дикий, как может показаться на первый взгляд. - Это экскурсия, или просто по фану? - спрашивает Алива. - Полная экскурсия у них включает пять планет, два спутника и одну комету, вроде бы. Но, начать надо с малого. Землю я вроде уже покорила, пора подниматься чуть повыше, - смеётся Ванесса. - А я всегда мечтала о Терраро. На марсе холодно и пустынно, как и на всех планетах солнечной системы. Я понимаю, что там создают все необходимые условия и так далее, но меня больше привлекают живые планеты. Особенно, если они сильно отличаются от нашей, с такой природой чтобы прям дух захватывало. Как раз, как Терраро. Сэм. - девушка умоляюще смотрит на него. - Я ни разу не была там, но всегда мечтала побывать. Если у тебя будет в планах, можешь меня с собой взять? Хотя бы на денёк. - И только не говори, что это невозможно, - вмешивается Ванесса. - Она состоит в Elite Girls, ей можно доверять, так и скажешь на пропускном контроле, - засмеялась женщина. - Я и сам редко бываю там. Вообще, около пяти-шести раз летал туда. - Зато подолгу. В последний раз, тебя не было почти полгода. - Не забывай, там время идёт медленней, где-то в два раза. Да, там красиво. Но невероятно опасно. Природные условия настолько непредсказуемы, что даже лэйро до сих пор гибнут или пропадают от местных катаклизмов. Любое насекомое в прямом смысле может сожрать человека. Тамошние звери - приспособленные убийцы. Настоящие гиганты. Как в фильмах про Годзиллу. Климат, в Пангоне, конечно приятный. Но он поддерживается искусственно. За его пределами, можно ненароком сгореть от жары или тебя сдует пустынная буря. Терраро - это полу планета, полу звезда. - И зачем ты это рассказываешь? Мне ещё больше захотелось туда, - надулась Алива. - Ты только дразнишь её, - улыбается Ванесса. - Это вовсе не романтично. Будьте реалистами, - возражает Сэм. - Думаете, если лэйро продвинутые, там царит полная безопасность? Возможно, в городе действительно безопасно. Но, то что за его пределами, сущий ад. Их пустыня, это как наши джунгли, только в миллион раз опасней. Там сконцентрирован весь дикий мир. И выезжают туда только сумасшедшие экстрималы. Всё ещё хотите туда? Что ж, я могу вам организовать поездку, хоть через пару дней. Ничего сложного. Нужно только забронировать отель и оформить пропуски на сопроводителей Констант. - Это типа мы будем сотрудники Джузип? - спросила Алива. - Типа, будущие сотрудники. По-другому никак. Мы уже возили туда пару людей по такой схеме. Будто вы устраиваетесь к нам и проходите испытательный срок. Понимаешь, мы для них, хуже, чем мексиканцы для Америки. Им уже хватает всякого сброда с Земли. Поэтому, оформить визу, становится всё сложней. Тем более, космическая виза, всегда действует, как постоянная. У них нет временных и туристических виз, что довольно странно. А в порталы, вход всем разрешён. Вы сможете полюбоваться Терраро, во всей её красе, бесплатно, без всяких разрешений, в полном размере. Не помню точное расстояние от портала до поверхности. Но, в отличие от нашего, Марсианского портала, там есть служба контроля. Специальное подразделение полиции. Никто не получает разрешение, попасть на планету, пока не докажет, что работает на Терраро или хоть как-то сотрудничает с ней. Мигранты, с отсталых планет, вроде нашей, уже составляют большинство населения. Вопросы перенаселения их, конечно, не волнуют, но их не сильно радует быстро растущая популяция приезжих. Для меня подделать документы в интернет базе не сложно. - Круто. Сэм, забей для меня местечко, - Ванесса не спеша пошла к выходу, приложив к голове довольно интересную штучку, в виде прямоугольного изображения, какую-то маленькую рамку, которая, при прикосновении мгновенно растеклась зеленоватой подцветкой, по её левой части лица. Она продолжала идти, как ни в чём не бывало. Потом резко остановилась и повернулась назад. - Кенни сегодня заходил? - Ты бы лучше спросила, когда Кенни выходил - подшутил Сэм. На каком он этаже? - смотря на большую сенсорную панель, прямо в стене, пытается разобраться Ванесса, делая вид, что забыла этаж. - Эти цифры отделения по блокам, а не просто этажи, - подсказал ей Сэм. - Прикинь, наши лифты ездят не только вверх-вниз, но и по сторонам. - Немного подумав, она нажала на светло-голубую клавишу и пол, под её ногами, в форме квадратного отсека, начал медленно проваливаться вниз. Немного из спорта Из воспоминаний именитого спортсмена Костаса Аскульдовского. Яркое небо слепит глаза. Такое чувство, будто Солнце находится всюду. Гигантский, механический робот бежит по дрожащей почве. Из равнины, целые холмы, за мгновение надувались на глазах, словно громадные пузыри и тут же спускались обратно. Они подкидывали робота вверх и опускали вниз. Он еле-еле умудрялся не падать. Неоднородная, в основном полужидкая и вязкая почва, была ярко-оранжевого цвета, с образующимися чёрными складками. Они как вены выпирали наружу и разветвлялись в разные стороны. В голове робота находился маленький человек. Молодой мужчина, спортивного телосложения, был в одних трусах. Его прикрывало огромное стекло по периметру всего лица робота. Складывалось впечатление, что он был на беговой дорожке. Круглая платформа, по которой он бежал выступала над остальной поверхностью внутренностей головы, которая, очень напоминала кабину. Немного споткнувшись, мужчина махнул рукой и подогнул колено. То же самое сделал робот, взмахнув гигантской рукой, пальцы которой были размером с человека, и слегка подогнув колено, провалился в моментально образовавшуюся, метров семь глубиной канаву. Продолжив бежать, он быстро выбрался из неё. Управлял чудо махиной известный спортсмен. Ну если хотите - киберспортсмен. Ну, если уж совсем точно - уникальный биоробот Костас Аскульдовский. Его организм - плод естественного происхождения. Однако, трансформация, которой подвергся он за свою жизнь очень изменили его физиологическую природу. Всё, что осталось от человека - это его внешний вид. Если же заглянуть во внутрь, вряд ли обнаружится сердце, лёгкие, печень и другие жизненно важные органы. Даже его плоть, напоминающая кожу и мышечные волокна - искусственный, сложный нано-технологичный материал. И даже это не отменяет того, что Костас всё ещё тот самый, каким был в детстве человек. Его мозг не подвергался ни каким изменениям, кроме естественных. Его восприятие не отличалось бы от своего собственного, если бы он остался в естественном образе. Конечно, если кто-то думает не головой, а сердцем, возможно, считает, что он потерял себя, как личность. Но Костас особенный. С самого рождения, он думал головой, а не сердцем, как многие люди. Ему не нужен тестостерон, ему не нужно восполнять энергию от розетки. Он заряжен всегда. И заряжен настолько, что способен без остановок бежать, как Усеин Болт, с гантелями в руках по пятьдесят килограмм и одновременно крутить сальто. Я родился 11 сентября, 2001 года. Совпадение? Думаю да. Мне жутко повезло в моей жизни. Повезло так, как никому другому. Я родился в бедной семье. Моя деятельность - это спорт. Профессиональный спорт и шоу-бизнес вознесли меня на вершину не только человеческих, но и инопланетных благ. Порой кажется, что эпоха досуга, полностью перенеслась в виртуальный мир. Но моя деятельность остаётся самой востребованной, как на Земле, так и на Терраро, во всей индустрии развлечений. Да я один из богатейших жителей Земли. Чёрт побери, мне это нравится. Кто-то скажет, что это воздалось мне не по заслугам. А в чём собственно, понимаются заслуги? Я не понимаю и не собираюсь понимать таких людей. Я спортсмен. Я продукт, приносящий большую прибыль. И я далеко не один эмигрант с Земли. Кто только здесь не заселился. От Абу Бакра Аль Багдади, до Кэти Перри. От крупнейших бизнесменов, до простых рабочих нелегалов. Несмотря на то, что попасть сюда невероятно трудно. Особенно, если тебя не что не связывает с Констант или ИПО. Лишь единицы умудряются добраться и найти Марсианский портал самостоятельно. Но главная сложность, это контроль портала, полицией Лэйро. Необходимо подделать кучу документов и информации о своей личности, таким образом, чтобы тебя приняли за наёмного работника. Вот, у меня, например, есть контракт со спортивной компанией Биллиаф. А перелетел я на Джузип-Летателе - одном из самых быстрых транспортов, из всех существующих. По крайней мере на Земле. Что же такое Биллиаф? Это большая спортивная организация. Самая большая на Терраро. Её финансовый оборот, больше половины капитала Центра сопротивления, на Земле. Триллионы долларов. Два с половиной миллиарда нупий. Они собирают платные трансляции, с нескольких разумных планет, включая Землю. Биллиаф, что-то среднее, между Колизеем, компьютерным симулятором, и боям, по правилам ММА. У нас есть невероятное множество лиг. От битвы огромных, ужасающих инопланетных монстров, естественного происхождения, с какими-нибудь мутантами, искусственно созданными Джузип, до простых смертных, так называемой сухой лиги. От смертельных сверхскоростных, стратегических боёв, до унылого обнимания сухарей. Я не отношусь к сухой лиге. Но я, как не сложно догадаться, и не участвую в смертельных схватках киборгов, с волшебным функционалом организма. Битвы могут проходить на картах. Целые локации. Возможны командные состязания. Можно даже играть, простому зрителю за своего искусственного героя, против, какого-нибудь программируемого бота. Да, кажется абсурдно. Столь высокоинтеллектуальные существа, как лэйро, восторгаются тем же, чем и древние римляне в своё время. Но это кажется абсурдом лишь до тех пор, пока самому не увидеть возможности нашего спорта. Потенциал ММА оказался настолько огромен, что лет пятнадцать назад, никто и представить себе не мог, что такая известная раньше игра, как Mortal Combat, окажется менее разнообразной и медленной, чем реальные бои. Не хочу возвышать свою индустрию, но могу заявить наверняка: максимальная свобода движений, возможности человеческого, да и не только человеческого, организма, раскрываются именно здесь. Когда перед тобой снимаются все запреты. Это подобно танцу. Очень жёсткому, сложному и расчётливому. Там, где бьюсь я, нет ограничений по правилам, нанесения урона. Нет ограничений в энергии. Это битва стратегий. Битва интеллектов, с максимальным упором на физические возможности моего тела. Моя стихия - это Бижерби. Здесь разнообразие в подвижности достигает своего предела. Я не хочу описывать этот процесс в подробностях, но поверьте, многим интересно это. И многие за это платят. Бойцы BijerB зарабатывают в десятки раз больше тех же сухарей. Я до сих пор удивляюсь: каким клоунам они ещё интересны? Серьёзно. Я ничего не имею против, но, по-моему, это смотрят только странные люди. Эдакие гурманы. Всё в мире разное. И интересы у всех тоже разные. Однако, меня постоянно мучает вопрос допинга. Когда я был на Земле, там всё ещё не было разделений, между сухарями и выносливыми. Были только одни сухарики. Сухарями, я зову спортсменов, с ограниченной энергией. На земле всё было не просто плохо, а по истине печально, во всей спортивной индустрии. Причина в том, что спорт - это развлечение. Развлечение, как правило, для масс. Логично, что массы и управляли всей этой движухой. Все эти тренды, пытающиеся угодить большинству, меня расстраивают. Люди и не представляли, что, изменив, казалось бы, одну спорную, по мнению большинства вещь, можно совершить настоящий переворот в любой индустрии. Мало того, вы породите множество новых течений, связанных с вашей областью деятельности. Так, например, в бодибилдинге, люди как-то умудрились создать две лиги: натуралы и те, кто сидели на фарме. Бодибилдинг - это та самая деятельность, которая больше всех остальных зависит от состава твоего организма. Дело в том, что есть два разных типа спорта. Первый тип спорта, основывается на выносливости. Это велогонки, гребля на байдарках, плавание, беговые. Второй тип - это футбол, баскетбол, ММА, шахматы. Здесь, выносливость ни есть главная составляющая. К примеру, в шахматах, она вообще не фигурирует. Давайте привяжем шахматистам здоровенные гантели к рукам и заставим их играть. Что ж. Поначалу будет забавно, даже смешно. Но, поверьте, они пожалеют, если не поставят мат в три хода. Если бы, они продолжили играть так, как раньше, то ни за что бы не доиграли. Но, если бы им поставили условия, обязательно закончить игру, то что бы они сделали? Правильно. Сменили стратегию. Они играли бы так, чтобы получилось, как можно меньше ходов, и не важно, что это не лучшим образом повлияет на результат. То же самое, можно наблюдать на примере командного спорта. Посмотрите на футбол или баскетбол. Там есть нападающие, защитники, полузащитники. Без сомнения, их тактики - это целое искусство. Но они не обращают внимания на саму основу командной игры. Из всего множества их стратегий, они составляют лишь малую часть, от возможных, и теоретически, более эффективных стратегий. Представьте, что каждый игрок, всегда мог бы бегать на максимум. Им не пришлось бы стоять в защите или нападении. Опять же, кажется, как полный бред. В голову приходит мысль, что все будут толпиться у одного парня с мячом, как стадо баранов. Но это не так. На Терраро, тоже есть командные виды спорта с мячом. В реальности, перед вами открывается множество стратегических возможностей. Например, игроки могут с лёгкостью менять свои позиции, создавая атмосферу, ещё большей непредсказуемости. Разумеется, для этого им необходимо стать универсалами, а не заточенными, под конкретные задачи. Не говоря уже о такой широкой проблеме командных игр, как замене. Можно подвести итог: сам по себе командный спорт, не нуждается в такой соревновательной составляющей, как выносливость. Тоже самое относится и к некомандным дисциплинам. Да, на тот момент, не было таких технологий, в особенности, медицинского нейропрограммирования, позволяющего обрести человеку, в прямом смысле, бесконечную выносливость и невероятно повысить силу. Но почему, чёрт побери, люди не пользовались элементарным тестостероном или гормоном роста? Это и так не значительно, всего лишь улучшало показатели выносливости, а не сводило их к идеалу. Думаю, люди боялись критики. Хотя финансовую прибыль, не остановит не один критик. Всё же, главная сложность, заключалась в самой системе. То, как она выстроена. Это настоящий кошмар. Это точная копия государственных налогообложений, и больших бизнес сетей. Люди, не просто присасываются к источникам любой прибыли, как пиявки. Они создали целые компании, частные объединения, которые основываются на совершенно, ненужных миру вещах. Они основываются, исключительно на получении финансовой выгоды, от других компаний - производителей. Понимаете, какая забавная ситуация. Все эти интернет магазины, рекламодатели, власти, в конце концов. Они живут на поборы производителей. Потребители выстроили такую систему, чтобы производитель, не продавал свой товар, а отдавал его. Это логично, ведь иначе потребитель попросту не сможет существовать. Он будет всеми силами держать свои позиции, относительно потребительского общественного устройства. Потерять контроль над производителем, для потребителя - это смерть. На Терраро, власти понимают это. Поэтому, они поддерживают потребителей, исключительно в определённых рамках статистики, искусственно регулируя их количество. Понимают, ли что-то сейчас на Земле - для меня загадка. Они ведут большую войну. Кто там замешан, я даже не имею представления, однако, могу сказать, что на данный момент, потребитель на Земле, в большой опасности. У них произошёл переворот. Теперь производители контролируют общество. Они действительно не зависят от своих, бывших угнетателей, однако, полностью уничтожив потребителя, люди сделают большую ошибку. Они сломают общественный строй. А это ни есть лучшее решение. Общество, само по себе - это сложный механизм, не только потребительских взаимоотношений, но и взаимных, производственных. Что же касается кампаний паразитов, то в спорте - это Антидопинговые агентства. Они финансируются государствами и МОК. Им не выгодно, чтобы создавались такие виды спорта, которые, не включают в себя их проверки. Таким образом, они теряют работу. Но это не значит, что их нельзя было оторвать, хотя бы от одной, маленькой жилки. Хотя бы от ММА. Достаточно было посмотреть в самую глубь. На основу этой проблемы. Что же останавливало, такую организацию, как UFC, разделиться на две лиги? Ну, во-первых, как я уже говорил, всё начинается с самых истоков. Всё начинается с того, чем вообще является эта организация. Являлась она, в первую очередь, бизнесом, приносящая доход, как индустрия развлечений. И, спортивная составляющая, уже тогда уходила на второй план. Если бы Джастин Бибер и Том Круз согласились на бой, его бы с радостью организовали. Однако, они позиционировали себя, как ведущая спортивная организация, отросли ММА. Если, бы они создали допинг лигу, это бы не одобрили антидопинговые агентства. Они законным же способом, лишили бы их такого священного статуса, как "спортивная организация". Но и что дальше? Хрен с ним, с этим статусом. Вы же в первую очередь индустрия развлечений. WWE, например, освобождена от допинг контроля. Но, честное слово, они показывают такой цирк, что, порой, хочется самому выйти к ним в ринг и отмутузить, чтобы не переигрывали. Стоит только вспомнить кривляния Халка Хогана, с его падениями на колени, и умоляюще, тянущимися, поднятыми вверх руками. Фу. Бяка. Ну почему не создать, что-то промежуточное, между ММА и реслингом. Почему не создать реслинг, с не постановочными боями? Я понимаю таких парней, как Дана Уайт и Лоренцо Фертитта. Они получали столько денег, сколько им было нужно. Но, другие люди, вкладывающиеся в этот спорт, реально думали, что его развитие идёт в нужном направлении. Что им давал этот статус спорта? Ничего. Это просто грёбаное слово. Да, всегда найдётся человек, который будет не согласен, с мнением другого, ну чёрт побери, я уверен, что подавляющее большинство людей, из аудитории ММА и WWE хорошо бы приняли допинг лигу смешанных единоборств. Опять же, не забывая о странненьких людях, никто же не запрещал полностью искоренять выносливость, как соревновательную составляющую. Пожалуйста. Кому интересны натуралы, смотрит натуралов, кому в первую очередь интересен сам бой, тот смотрит допинг лигу. Поворчат месяц, может два, на третий будут сами себе удивляться: а как я раньше без этого жил? А вообще, не хочу предъявлять претензий, именно UFC. Они как раз нашли свою нишу. Меня больше удивляли, появляющиеся с каждым годом, как грибы после дождя, всё новые и новые организации. Такую же претензию можно кинуть и в адрес WWE. Какого хрена, они до сих пор показывают постановки? Если они думают, что маленькие детки не захотят смотреть реальный бой, то глубоко заблуждаются. Они не захотят смотреть бои, не умеющих реально драться, звёзд реслинга. Но этой конторе уже сто лет в обед. Они двести раз могли вырастить новые поколения выдающихся звёзд, владеющих всеми боевыми искусствами. А теперь о грустном. На данный момент, UFC совершенно обанкротилась. Они проводят, какие-то дешманские, клубные бои, в гетто. А вот Реслинг, вообще перестал существовать. Их заменила внеземная компания BILLIUF. Она вещает свои трансляции, по довольно приемлемой цене. Что ж, люди сделали свой выбор. Ограничения в спорте, так же, как в жизни - путь в тупик. Он может быть коротким, как в UFC, а может быть длинным, как в боксе.

Худший геноцид

19 мая, Уральский Эмират Леса между Российскими городами: Уфа, Пермь, Екатеринбург, в окрестностях Потерянного Оазиса. Город Фасик

Тёмная, сырая лестничная площадка, старой коммуналки. Четверо боевиков спецотдела, по борьбе с особо опасными мошенниками, быстро поднимаются вверх. Они одеты в сплошные, полностью покрывающие их тела костюмы, в красный камуфляж, и жуткие шлемы, с вытянутыми мордами, напоминающими черепа. На одном из переходов, им попался лежащий человек. Это был бездомный. Он устроился здесь на ночлег. В дряблой тёплой меховой шубе и шапке, несмотря на тёплую погоду на улице, он сладко спал, в обнимку с булкой хлеба и тремя бутылками одеколона. Он лежал в луже собственного ссанья вперемешку с блевотой. - Проверь его уровень пахучести, - обратился один из солдат к напарнику. Тот недолго думая, достал прибор, прицеплённый на поясе, как рация, с длинной антенной. Он ввёл в нём какие-то данные и приложил к бомжу. Через десять секунд, раздался писк. - Шестнадцать ольфактометров, - сняв показания, обратился он к остальным. - Буди его, - Грозно заявил третий боец. - Просыпайся, Ержан!! Ты обосрался!!! - как бешенный кричит на него во всё горло правоохранитель. Испугавшись, бомжик завертел головой по сторонам. - Прошу прощения, за то, что отвлекаем. Уделите нам минутку внимания, - продолжает он, склонившись перед беднягой. - Ваш запах превосходит норму в четыре раза. Статья 15, пункт 1, утверждает, что зловоние граждан допускается в пределах от 1 до 7 ольфакт. На вас прибор выдал шестнадцать. Будем перемерять, или перейдём к наказанию? - тот закряхтел, и невнятно, что-то заскулил. Из его рта полетели слюни, он попытался встать. - Ладно, кончай его. Некогда с ним возиться. Можем не успеть к нашему клиенту, - мужчина в красном, ударил ногой по телу бездомного, и, наставив на него руку, пронзил электрическим разрядом, который вылетел, прямо из длинных пальцев, с черно-белыми разными по толщине блестящими фалангами. Как ни в чём не бывало, они дальше побежали вверх. Остановившись у одной из дверей, они встали, по обе стороны в боевую готовность, как спецназ, перед штурмом. Один из них, достал магнитную взрывчатку и приклеил к квартире с номером восемьсот сорок пять. Внеся данные в сенсорном экране, он, отскочил на шаг назад, и тоже принял атакующую позицию. Раздался мощный взрыв. Ударная волна прошла полностью вовнутрь, вынеся дверь, вместе со стеной, образовав круглую дыру, до самого потолка. Ворвавшись в разбитую, задымлённую квартиру, они громко заявили о себе: - Всем лежать, морды в пол!! Полиция Фасика! - В одной из комнат, за ноутбуком сидел щуплый паренёк. От испуга, он упал со стула и схватился за голову. - Вот она, богатая мамаша! - закричал солдат в красном, увидев беднягу. - В доме, больше никого, - подошли остальные к нему. - А вот и его компьютер. Свяжите пока этого урода, - обратился он к остальным, рассматривая экран дешёвого ноута. - Всё сходится, мы не прогадали, - с улыбкой он читает текст, в открытом браузере: 'Зелимхан, а я вообще с ребёночком, честно зарабатываю по 40 000 в день. И всем рассказываю об этом, ведь, больше мне нечем заняться. Это опрос от брендов. Переходите в мой профиль, а то не успеете'. - Ай, молодец! - застегнул наручники на лежащем парне солдат. - Сорок тысяч в день и такое чуханское жильё. Признавайся, когда успел поменять пол, и куда ты дел ребёночка? - Наш закон разрешает разводить лохов, - возмущённо поднял он голову. Статья 12, пункт 3, гласит: Не бойтесь обманывать простолюдин. Лох на то и лох, чтобы его разводили. - Не напоминай нам наши законы. Это мы пришли напомнить тебе, что в прошлом месяце вступила в силу поправка, принятая в столичном парламенте. Теперь существует трафик, на развод наивных дураков. Можно использовать лишь десять рекламных объявлений в неделю. Ты используешь, по десять в день. Это никуда не годится. - Но, я развожу, в основном, кавказцев. Они самые наивные. - Уральцы тоже клюют на это, и мы зафиксировали конкретные случаи. Если, ты пишешь лживые комментарии, с призывом перейти на твой сайт, под постом известного дагестанского футболиста Зелимхана, это не значит, что их читают одни дагестанцы. То же самое, если ты пишешь под постами не местных спортсменов, артистов и других публичных личностей, это не освобождает тебя от ответственности. - И, что мне теперь грозит? - сморщился расстроенный молодой человек. - На первый раз, штраф, в сто тысяч, - в следующий раз, казнь с тяжёлыми увечьями. - Проедем с нами в отделение. Оформим тебя по-быстрому, - схватил его за волосы другой надзиратель в красном, и они вышли из разрушенной квартиры. Уникальное место. Уральский Эмират. Самопровозглашённое тёмное государство. Оно возникло при полной поддержке Империи Пяти Оазисов. Его территории и независимость, так же одобрены ими. На то были не лучшие причины. Ну, во-первых, где-то в лесах, здесь находится один из пяти Оазисов, под названием "Потерянный". С венцом творения - святилища Хамунаптра. Выстроенной на месте одной из деревень. Название заимствовано из захоронений в Долины царей, древнего Египта. Ибо это пустой город, без единой души. Это не преступная цитадель, въезд в которую под полным запретом даже для местных властей. Пока не до конца ясно, что именно там делают ИПО, но явно что-то серьёзное. Уральский эмират - это просто окрестности Потерянного Оазиса, имеющие особый статус относительно других субъектов, который существует лишь для отвлечения внимания. Так же, как и Арабская губерния - окрестности царства Аль-Макка, получающие от них большие привилегии. Сегодня, УЭ самое кровожадное место в мире. Здесь казнят только местных жителей. Хотя, есть, разумеется, исключения. По крайней мере, они не завозят специально к себе людей. Местные власти совершенно обезумили. Они проводят настоящую чистку населения, которая не снилась даже евреям, во время холокоста. Возможно, власти сотрудничают с арабскими владыками, напрямую с пастухами. Они установили ещё больший, невыносимый шариат. Его в принципе невозможно соблюдать живому человеку. Возможно, это показательный обряд. То, что произошло в самой воинственной стране, могло бы произойти в любой точке мира. Неизбежная кара, за все грехи человечества. Около семьи с половиной миллионов погибших, большая часть всего населения. О точных цифрах даже никто и не знает. Основная смертность приходится на стариков, инвалидов, глупых людей в спортивных костюмах, протестующих, бывших властей, бывших заключённых, бывших работников нефтяных компаний, инакомыслящих, не соблюдающих религиозные уставы и многое другое. Эта тенденция стремительно продолжает расти. Их армия состоит из местных и наёмных карателей. Они стоят на каждой улице, в каждом дворе и каждом подъезде. От этих военных истребителей, называющих себя внутренними силами правопорядка, никуда не спрятаться. 'Северный Эмират', как его ещё называют в арабской губернии, имеет все технологии Джузип корпорации, но это не мешает им жадно грабить невинные города по всему миру. Постоянно пополняя без того мощный арсенал, сгоняя транспорт, категории "Летатель", векторные процессоры и другую современную электронику в свои владения. Внутри некогда единой и самой большой страны России, произошла самая большая трагедия. На этом фоне, уничтожение Сан-Диего, в США, и война на двух островах кажется полным пустяком. По иронии судьбы, русский народ, в очередной раз стал самым многострадальным. Когда пожилой московский диктатор Путин узнал о дефицитных инопланетных технологиях в Уральском Эмирате, они попытались, хотя бы частично отвоевать регион. Однако, это была крупнейшая ошибка, в истории его правления. Они недооценили мощь, что таилась в этом ледяном мраке. Уральский эмират был под властью мощной команды программистов, бывших сотрудников Констант. Дураку понятно, что у них было сверхсокрушительное оружие, которым они не особо хвастались. Электро-генерируемая бомба, от Джузип, которую, разработали на уже разрушенных заводах в Гонконге. Это оружие производилось только там, как некая биологически чистая альтернатива атомной бомбы. И продавалась исключительно в США. По мнению компании Констант, которая и производила это добро, только одна страна могла иметь совершенное Джузип оружие. Так как они выступают за однополярность мира, чтобы не было угрозы взаимоуничтожения. Ядерное оружие слишком старое и неэффективное, а его разрушительная мощь - по большей части сказки для запугивания. Его основная опасность - это радиация. Соответственно, чтобы устранить риск загрязнения мира, в первую очередь нужно было раздать экологически чистые бомбы всем странам агрессорам, таким как Иран, Северная Корея, Россия и само собой - Америка. Однако, первого ядерного удара, следовало ожидать именно от экономики слабых стран. Ввиду ясных причин. В этом Констант прогадали. Их можно за это простить. Тогда инопланетной компанией - гигантом, управляли семнадцатилетние подростки, типа Сэма и Цзумы. Ей и сейчас управляют, по меркам авторитарного общества, только что родившиеся младенцы. Несмотря на то, что тому же Сэму, уже двадцать девять лет. Нормальные люди в современном обществе, в это время только на работу устраиваются. Эх, ну куда они залезли. Им явно не помешали бы опытные советчики. Оперативно вторгнувшись, в город Челябинск со стороны Курганской области и в город Чайковский, со стороны Удмуртии, Московские власти моментально завладели некоторыми технологиями. В надежде, что Эмират ничего не сделает в ответ, без всяких объяснений покинули их. Но, это они сделали зря. Несмотря на то, что жертв от нападения было меньше, чем от собственных еженедельных расправ, власти УЭ не выдержали такой дерзости, и подготовили сильнейший удар. Эго Муспирини было глубоко задето. К тому же, он и до этого сильно ненавидел Москву, за то, что те пользовалась доверчивыми глупцами с Урала, как скотом. Он ненавидел и жителей Урала, за то, что они не хотели построить такой прекрасной жизни, как в Люксембурге или Катар. Вместо этого, они породили его, маленького мечтателя неудачника, который был вынужден страдать в нищете и алчности. Теперь он дарует страдания местному народу. Он дарует страдания всем, кто встанет на его пути. Диа сошёл с ума. И если раньше, большинство в это не верили, то сейчас не для кого ни секрет, что Мусперини - исчадие ада. Он не просто жаждет смерти. Он питается ей. Он питается своей болью, как мазохист. И он питается болью других, словно наркотиками, захватившими его рассудок. Сложно быть адвокатом Диа, однако его, как и любого другого, при желании можно понять. С одной стороны, государственный строй России, был невероятно ужасен. С другой, они не заслуживают столь чудовищной кармы. В начале этого столетия, начался лучший для развитых стран период. Теперь, люди стали не выживать, а наслаждаться жизнью. Но, это не про Россию. Если в отсталых общественных строях, средний класс не представлял угрозы, благодаря мощнейшей пропаганде, и дезинформации населения, то в такой стране, как Россия, сделали ставку на терпение, которого, в крестьянской крови, хоть отбавляй. Народ этой страны вводили в отчаяние. Они видели, как живёт "могучий запад", но никак не могли повторить их успех. Дошло до того, что населению, во что бы то ни стало, нужны были перемены. Сделать хоть, что-то, чтобы не казаться такими жалкими, на фоне своих европейских идолов. Возможно, власти пытались нести пропаганду, но она оказалась бессильной, на самой большой информационной площадки - интернет. В итоге, промыть мозги удалось лишь пожилой части населения, а не новому поколению. Хотя лучше бы было наоборот. Ведь молодёжь, не просто имела доступ к достоверной информации, но и терпения у них было не так много. Всё, что могла предложить аппозиция, это перераспределить деньги, между чиновниками и остальными. Но, это не значит усилить экономику в целом. А жаль. Ведь Володя Володиевич - тот самый, что до конца так и остался президентом, изначально выбрав неверную дорогу, всё же, в отличие от всяких Навальных и Немцовых, искренне пытался выстроить долгосрочную экономическую стратегию. Было слишком много неправильных людей. С неправильными взглядами. Чего только стоил один Ротенберг. Учитель физкультуры или смелый дзюдоист. Для которого олимпиада, чемпионат мира по футболу и другие крупные события - лучший повод для махинаций. А тут, как-то всё свалилось в одно время. Аж, пенсионный возраст пришлось повышать. Золотов, Сечин, Миллер, Усманов и многие другие, не стоящие и сотой части своего богатства, превратили более менее серьёзную страну в откровенное посмешище. Народ хвалится, мол, сильные духом, не привыкли к роскоши. На самом же деле, это жалкие оправдания. Россияне - духовные мазохисты. У них, это уже в крови. Страдать миллионами, ради двух-трёх семей правящей элиты. В том числе во времена возвышения рабочего класса и великого равенства. Тот, кто живёт ради войны, никогда не будет счастлив. Умереть на войне, лучше, чем в вечном ожидании счастья, например, для Японии, или Европы. Но не в случае русских, до смерти перепуганных байками второй мировой войны. Где праздничный день победы превратили в сектантский ритуал. И, неужели этому безумию не было альтернативы? Постоянно задавался подобными вопросами Муспирини, ещё, будучи ребёнком. Неужели он, деревенский подросток, из говённой глубинки, умнее кремлёвских богов? Почему оппозиция была такой глупой? Думающие люди уже строили предположения, мол, этот Алёша, символ подростковой оппозиции, на самом деле работает на правительство. У него не было не одной идеи, экономического плана. По крайней мери он их не озвучивал. Он не озвучивал конкретных идей по выходу из кризиса, что и является настоящей борьбой с властью. И как взрослый человек должен воспринимать его серьёзно? Шут. Эдакий оратор в стиле Ельцина. 'Идите со мной, потому что я герой'. И, как оказалось на практике, наш герой с большой дырой. Упёрся в свою коррупцию, и не шагу в сторону. Ох, и странно же это. Теоретически, с его помощью, власти могли словить два горошка на ложку: подавить реальную оппозиционную конкуренцию, и приструнить в край обнаглевших своих же коллег. Забавно, но, с другой стороны, эта же правящая элита, не видела в каком направлении развивался мировой рынок, даже в настоящем времени. Для них такая схема, с поддельной оппозицией слишком сложная. Вряд ли она прописана в кгбшных учебниках. Помимо утопичной внешней политики, внутри складывалась ещё более накалённая ситуация. В России, с древних времён, жило множество национальностей и народов. Если в СССР, между ними было хоть какое-то равенство, то, после распада, на опыте чеченской войны, власти решили ввести правовые различия между национальностями. Так, как конфликтный регион был мусульманский, все мусульманские регионы, обрели статусы республик, получив некие льготы, относительно немусульманских регионов. И за исключением некоторых, все республики, при меньшем экономическом вкладе, стали более развиты, на фоне областей. Урал - центр российского производства, экономически, отставал от большинства регионов. Московские власти, не поощряли их льготами, просто потому, что они не являлись конфликтными. Местным, здесь, как и во многих других областях, не принадлежало абсолютно ничего. Москвичи перестали считать людей в регионах полноценными. Они назначали там своих чиновников, и просто доили народ, как тупое стадо. Кто мешал им создать несколько административных центров, как во всех, крупных, развитых странах? Почему бы, не вливать деньги, не только в загрязняющую промышленность, а так же в бизнес и науку, за пределами Москвы? Если бы менталитет большинства людей из регионов, был как у тех же европейцев, или американцев, в мгновение око, Россия рассыпалась бы на десятки стран, ещё в начале 2000-х. Получается довольно забавная ситуация. Московские владыки, да и сами жители, считали остальных, необразованными и недостойными глупцами. А себя, разумеется - избранными. Тем самым, проявляли своё неумение логического, масштабного и целостного мышления. Ещё бы. Жители Москвы - это далеко не интеллигенция. В большинстве своём, это региональные отходы. Самые мерзкие гопники, стекающие туда с разных уголков нищей страны, в поисках счастливой жизни. Не имеющие не чести, не достоинства, ни вообще, чего-либо человеческого. Они бежали из родных домов, не для того, чтобы поменять эту примитивную рабовладельческую систему, а лишь для того, чтобы стать новыми хозяевами. Чтобы спустить весь свой пыл, на тех самых крестьянах, которыми они недавно были сами. Региональная интеллектуальная элита, так же была вынуждена мигрировать в Москву - не просто государственный центр, а единственное место, где людей считали людьми. Они отсеивали остатки умов, оставляя только старых бабок и подзаборных алкашей. Причём делали это осознанно. Им плевать на восточную часть страны. Они никогда туда и не ездили. Никогда бы и слышать о тех местах не хотели. Потому, что знают какая там задница. Москвичи больше ездили во вражескую Америку, или Европу, чем, например, в Новосибирск - третий город по величине в стране. А Лондон это вообще отдельная тема. Так повелось, что все западные славяне в прямом смысле дрочат на Лондон в припадочных конвульсиях. Сколько песен на эту тему спето. Сколько олигархов там обосновалось. Для них этот город, что-то вроде Мекки для мусульман. Вот только сами лондонцы москалей ненавидят, так же как все развитые страны и большинство регионов. Выходит, что сама Москва и есть самый варварский город страны. Ведь, именно они выстроили систему утечки мозгов. Именно они, отбивали желание жить в своей стране. Они вели себя ни как лидеры, задающие тренды, а как оккупанты, нуждающиеся в вассалах. Так же вела себя США по отношению к Китаю, однако это совсем разные государства, расположенные даже в разных частях света. И, это просто пример. Один из тысячи примеров того, что единство такой большой, но нищей страны, никому не идёт на пользу. Даже на Кавказе, обогащалась только лишь правящая элита, тогда, как остальные бедствовали. А эти идиотские аргументы: 'Ведь по частям враг нас сразу одолеет. Только вместе мы дадим отпор супостатам!', полный кал. На практике Северной Кореи, доказано, что, если есть ядерное оружие, то уже не одна страна мира к тебе не сунется. Да, пришлось бы попасть под санкции, полностью менять инфраструктуру, ценой экономической и политической самодостаточности. Но, за то, обеспечили бы себе хоть какое-то будущее. По юности, большинство людей настроены ко всему радикально. Они пытаются везде и всюду искать несправедливость. Пытаться что-то изменить. Но с возрастом, это проходит. Годам к восемнадцати, это прошло и у Муспирини. Он просто смирился с тем, что мир не совершенен, как и каждый его элемент. Но, однажды, почему-то, он всё же принял решение воссоздать все свои безумные идеи. Когда Московская армии развернула операцию в Уральском эмирате, залетев на самодельных, вооружённых Летателях, на удивление, они вели себя более чем цивилизованно. Их целью не было уничтожение местных жителей или построек. Они почти ничего не разрушили. Погибших, насчитывалось менее тысячи человек. Сделав всё чётко и быстро, они угнали со складов военную технику. Муспирини принял это, как вызов. Всего через неделю, он составил план ответного вторжения в Москву, тремя жесточайшими ударами, в центр, в северный и южный административный округ, с радиусом полного поражения каждого электроимпульса в десять километров, после чего большая часть города сравнялась с землёй. В отдалённых районах, электрическая волна огибала физические препятствия, но так же убила почти всё живое. Два с половиной миллиона человек, погибло за один день. И ещё больше, от не совместимых с жизнью ожогов и травм, в течении следующей недели. С тех пор, статус столицы, в силу сложившихся обстоятельств, исторически, снова достался Санкт-Петербургу. Это громкое событие не оставило равнодушными даже ИПО. Казалось бы, они именно этого и добивались, однако влиятельные арабы высказались с большим осуждением. На то была воля джиннов, а не пастухов. Совсем другое дело Арабская губерния - самой извращённой области ИПО, образованной в округе Оазиса Аль-Макка. Они максимально поддерживаются своими всемогущими братьями, какой бы беспредел и хаос не устроили на своих землях. Потому, как короли, шейхи и эмиры аравийского полуострова связаны между собой многовековыми родственными узами. Могущество Оазиса Аль-Макка настолько колоссально, что только наивный глупец, не заметит, что за ними стоит нечто большее, чем люди. За ней стоит внеземной проект. Экономика одного только Святилища Медины, по официальным подсчётам ЦС, превышает сто пятьдесят триллионов долларов. К слову, это немного больше, чем в УЭ и АГ вместе взятых. Жизнь УЭ не идёт своим чередом. Самый независимый регион на Земле, по совместительству является самым нестабильным. Это место входит в список главных целей Констант и всей земной, освободительной, компании Устойчивого Альянса. Диа Муспирини, родом из этих же мест - основатель этого чудовищного проекта. Он же, официальный король кровавого Эмирата. Только устранив его, можно как-то повлиять на смену этой одержимой диктатуры. Теоретически, правила Уральского Шариата, вполне выполнимы, однако, местные жители, в основном не мусульмане, а представители светского или христианского общества. Главная причина, по которой люди получают смертную казнь - это массовые протесты, и элементарное незнание правил новых законов. Они довольно сильно отличаются от Истинного шариата - Аль-Макка. В гораздо более суровой, гипербализированной и извращённой форме: - "Не прелюбодействуй" - жестокий закон, заключающийся в целом своде жизненных правил. Если женщина показывает волосы, и не дай бог голые ноги, выше колен, - она подлежит публичному сожжению. Если женщина читает что-либо, или занимается интеллектуальной деятельностью, без разрешения мужчины, её нужно публично выпороть плетью, а после, вылить на затылочную часть головы, двести грамм кислоты. На самом деле, это одни из самых гуманных правил, касательно женщин. К счастью, подавляющее большинство нарушителей всё ещё избегают наказаний. Мужские законы, немного более снисходительны, однако, на фоне привычной светской жизни, далеко не подарок. К примеру, мужчинам запрещается делать некоторые привычки, например, ходить в спортивных костюмах, есть семечки и сидеть на корточках, тонировать дешёвые машины, и слушать громкую музыку. А ведь исторически сложилось так, что мужчины в этом регионе, в основном занимались именно этим. Однако, злоупотребление вредными привычками не карается властями. Они пошли методом от противного. По решению правительства, в табачные изделия необходимо обязательно добавлять ртуть. В алкоголь и спиртосодержащие препараты - раствор сернистой кислоты, а в героин - радиоактивные вещества. Чтобы, таким унизительным методом проучить любителей подобных развлечений. Руководству ИПО не нравятся сумасшедшие идеи короля Диа Муспирини. Но, они считают его своим подданным. Значит, кому-то, очень влиятельному, в Аль-Макка, выгоден такой расклад. Потому, как без их разрешения, проворачивать подобные вещи просто непозволительно. Самого Диа, и всю команду поддерживают не только с технической составляющей. Их наделяют сверхъестественной силой. Магией, порой которой не находится объяснений. Всё больше проявляющиеся с каждым днём нечеловеческие способности, словно возникли под действием заклятия. Чтобы ни в коем случае не позволить покушения на территорию Адского Эмирата, не одному государству Альянса или какой-либо другой силовой организации. Король Диа взял себе итальянское прозвище, так как он сам не имеет корней гордых народов. А иметь принадлежность к своему - стыдно для лидера его формата. Его народ - самый чёрствый и противный в цивилизованном мире. Он исправляет его кнутом и пламенем, осознавая, что по-другому эти вечно удовлетворённые черти не поймут. На территории УЭ действует указ 2.14.3 (система контроля и отбывания наказаний, принятая ИПО), лично составленная известным лидером Аль-Макка - первым пастухом Алаяном из Медины. Указ гласит, что люди не должны отбывать наказания, с упором на время. Таким образом, люди разлагаются морально, и становятся только хуже. Люди должны отбывать краткосрочный, но очень болезненный срок. Таким образом, лозунги 'Пусть будет проклят тот, кто век от века, тюрьмой решил исправить человека' получили абсолютную поддержку. 'Тюрьма не метод исправлений, а школа новых преступлений'. Не согласится с этим только умственно отсталый. Ведь, это действительно доказано практикой. Нет необходимости содержать преступников. Максимальный срок варьируется от 1 до 1,5 месяцев (для смертников 2 месяца). И выходит, что система наказаний Аль-Макка, на базе FY4, пусть не самая эффективная, с финансовой составляющей, но с воспитательной лучше и не придумать. Особенно, если посмотреть на неё более трезво, и изучить оригинальное учение, разработанное, в первую очередь в поучительных целях, с упором на массовую дисциплинарную повинность, с помощью показательных индивидуальных казней: Свод правил ИШат (Истинно-шариатская трактовка). Ещё его называют, как Нормы Вэйавского Шариата (НВШ), или 'Правая конституция', разработанная Джинном Минурой - первой женой Алаяна. Вот несколько глав в кратком, но понятном изложении: 1. Преступления. 1.1. Наказания возможны физические - краткосрочные, и физические - долгосрочные. физические - краткосрочные: За воровство, неумышленное убийство: Размер кражи стоимостью до 1,000$, карается отрубанием 2 пальцев (по одному на каждой руке на выбор виновного). За повторное деяние, либо за отсутствием пальцев - кастрация Стоимостью до 10,000$ или одно неумышленное убийство - отрубание кисти одной из рук, одной стопы, вырезание одного глаза Стоимостью до 100,000$ или два и более неумышленных убийств - отрубание обоих рук по локти (если имеются), обе стопы, вырезание носового хряща, вырезание обоих глаз, вырезание голосовых связок, клеймо ненависти (горячая таблетка, зашиваемая под кожу в верхней части спины, которая рассасывается и со временем образует гангрены, в виде маленьких, устранимых пятен, закупоривая капиллярные сосуды) физические - долгосрочные: За грабёж, умышленное убийство без лицензии: До 1,000$ или нанесение тяжких телесных (ведущих к инвалидности) или 1 убийство - пыточный крематорий А1 (А - степень болезненности для организма, 1 - один месяц) при исполнении наказания ведётся наблюдение, несколько месяцев со стороны агентов, в случае непристойного общественного поведения, подвергается вторичному наказанию - смертная казнь через отрубание головы) Более 1,000$ или 2 и более убийств - пыточный крематорий А2 (при исполнении наказания ведётся наблюдение, несколько месяцев со стороны агентов, в случае непристойного общественного поведения, подвергается вторичному наказанию - смертная казнь через отрубание головы) 1.2 Прелюбодеяние: За супружескую измену мужчина подвергается смертной казни через полную засолку. Длительность процесса 1-2 суток (приговор исполняется при наличии 3 и более свидетелей, или звуко-видео записывающих материалов) За супружескую измену женщина подвергается смертной казни через инъекции воспалительных, токсичных веществ. Во влагалище раскрывается стальная роза. Длительность процесса 4-6 суток. За совокупление незамужних, женщина подвергается снятию скальпа с верхней части черепа, и пришивание свиных пятаков к молочным железам. Мужчина подвергается гормональной мошоночной мутации - постоянное семязаполнение, в ходе которого происходит образование 'подушки' между ног, а также воспалительная инъекция в половой член, которая со временем сходит, нанося некие отклонения. За оголение на публике женщине вставляются острые, двухсторонние стальные спицы в локтевые и коленные суставы, в мышечные ткани вокруг шеи, в стопы и кисти, во все сгибы пальцев рук и ног, в веки и мышцы щёк. Мужчинам необходимо удалить нижнюю челюсть, вдоль всей шеи в горло вшить двухсторонний колющий предмет, похожий на вилку 'еретика'. 1.3 Публичное признание (или явное проявление) в гомосексуализме, карается смертной казнью через сожжение. Публичное признание в атеизме или воинствующие атеисты (высмеивающие религию, доказывая свою правоту) караются смертной казнью через медленную заморозку,t = -20RC или замор голодом в бочке с человеческими фекалиями. Приверженцы других вероисповеданий караются смертной казнью через утопление в чистой воде. Самоудовлетворение: Мастурбация дома в первый раз карается 10 ударов плетью, во второй раз 20 ударов плетью, в третий раз 30 ударов плетью, в четвертый раз - кастрация. Мастурбация на публике карается смертной казнью через закидывание камнями. За другие тяжкие преступления пыточный крематорий A, B, M, с временем пребывания 1, 2, 4 месяца (в крематории B, возможно со смертельным исходом, в M только 4 месяца и только со смертельным исходом). Например, по своду ИШат, женоподобные мужчины или мужественные женщины - это проявление в гомосексуализме. В настоящее время, в Европе, запущен вирус, из-за которого, каждый мужчина постепенно становится женственным, а женщина - мужественной. Получается, если, ИПО когда-нибудь заберёт их территории, со временем, по их законом, все европейцы обречены на смерть. Значит, таков план. Джинны выходят из-под контроля, а всемогущие пастухи бездействуют в ожидании судного дня. Официально, шейх Диа, с состоянием 4,6 триллиона долларов, или 2,7 миллиарда нупий - самый богатый человек на Земле. Он не первый долларовый триллионер. Когда-то, правда не официально, первыми триллионероми стала команда программистов Констант. Их состояние, заметно испарилось, за время войны, которая явно не идёт на пользу компании. В отличие от Велторсов, с помощью войны, шейх Диа приумножает свои доходы. Это не просто безумный предводитель. Не просто политик или секретный агент. Муспирини, невероятно умный человек, если, конечно, он всё ещё человек. Он не просто собирает отходы ИПО с мест боевых действий. У него куча собственных технологических проектов. Он же является их научным руководителем. Экономика УЭ, уже превышает экономику всего центра сопротивления. Пятьдесят триллионов долларов, а может даже и больше. Они ввели ту же валюту, что и Джузип корпорация, а недавно и компания Констант, как официально действующую. Нупий - это межпланетная валюта, которая используется в трёх космических союзах, на более чем десяти планетах. Её курс не просто стабилен. Относительно любой Земной валюты, он стабильно растёт. Так, например, пять лет назад, один нупий равнялся тысяча двести долларов. Два года назад, он подорожал до тысяча пятьсот. А сейчас, вот-вот пересечёт отметку в тысяча восемьсот. По сути, имея реальную ценность нупий, на Земле можно вообще не работать, при этом капитал будет расти. Обменять любую земную валюту на нупий, не так сложно. Однако, перевести всё производство в эту валюту, гораздо сложнее, чем кажется. Несмотря ни на что, на Земле существует уже два независимых, пусть и закрытых для общественности банка, принимающих инопланетные ценные бумаги. Но, несмотря на сверхчеловеческое экономическое доминирование над своими соседями, УЭ ни есть венец финансового могущества на всей Земле. Аль-Макка - особая зона ИПО, называемая местными 'царство господне', в несколько раз превосходит экономику всего мира, вместе взятого. По разным подсчётам, её экономика, может превышать четыреста триллионов долларов, что в 8 раз больше, чем в УЭ, и, примерно в 10 раз больше, чем в ЦС. Диа Муспирини, как не сложно догадаться, был выращен не в самой простой обстановке. С большой вероятностью, он прошёл программу воспитания Шарвей. Не скрываясь, он демонстрирует себя, как официального представителя, шифруя физиологические данные и данные местонахождения на всех возможных сайтах. Не факт, что его точное местоположение, до сих пор никому не известно. Возможно, кто-то покрывает его. Например, ИПО, если захочет, точно найдёт его. Взломать Диа и всю его команду, не удаётся ни Сэму ни Джареду, ни Кенни, и другим лучшим программистам всего специализированного подразделения Констант. Возможно, нужно обратиться за помощью к Мандесо. Генерал Угус и Фарахза так же бессильны. Официальных же представителей Констант можно вообще не упоминать. Они, конечно, верят, что весь хаос на земле устраивает именно Муспирини, но ничего не могут с этим поделать. Глэйсон тоже придерживается подобного мнения. Долгие месяцы, и даже годы, Констант пытались внедрить своих агентов в УЭ, но безрезультатно. Попасть туда не самая сложная задача. Вся проблема заключается в переговорах. Местные жители так запуганы, что с ними просто нереально найти контакт. И вот пришло время, когда терпение лопнуло. Сэм, решился оставить все разведывательные операции и самому отправиться в Северный Эмират, в надежде, что у него хоть что-то получится. Глупая затея. Ведь, это далеко не самое безопасное место на Земле, для прогулки столь влиятельных персон. Однако, у них всё очень тщательно продумано. Карты совпали так, что один влиятельный человек из УЭ, нуждается в помощи. Это дезертир. Он сам связался с администрацией команды Сэма и предъявил условия, при которых может свести их с самим Мусперини. Для этого, хотя бы один из лидеров Констант должен явиться лично. Попахивает подставой, однако Даймок и Глэйсон напросились у Сэма пойти с ним. Чтобы тот не воспользовался всякими там штучками, не выделяясь среди местных жителей. Например, не запускать невидимые дроны - летатели, в качестве наблюдений, чтобы не сдать себя раньше времени, если что-то пойдёт не так. Если же УЭ, каким-то образом, вдруг удастся засечь дрон, они сразу же распознают его принадлежность к Джузип корпорации. Не Центр Сопротивления, не ИПО не могут запустить наблюдение за их территорией. А значит, единственный подозреваемый будет Констант. Им остаётся лишь понадеяться на щедрость местных властей, ведь до сих пор между УЭ и Констант сохраняется нейтралитет. Конечно, придётся снарядиться в высокотехнологичную экипировку. И, если что сваливать, что есть сил. Фарахза предложил отправить в сопровождении моджаев, но это может расцениваться как нападение. Ведь их никто не приглашал. Что касается Дронов? Они хоть и прокаченные следопыты, но до сложных приборов, входящих в комплект человеческого Джузип снаряжения, им далековато. Эти прокаченные костюмы способны на самые дикие трюки. Сохранять любую температуру, быть невидимыми, и даже телепортироваться на коротких расстояниях, изменяя окружающую среду. Хотя если уж на то пошло, то существуют, конечно, и такие дроны, что намного совершеннее костюмов команды Сэма. Например, команда Угуса на стадии разработки создали новые прототипы, способные шифроваться в любой расчётной среде. Однако, в данный момент они такими штуками не обладают. В имеющихся у них дронах нет технологии постоянной перепрошивки конкретного положения. Для этого необходима очень глубокая и сложная программа. Благодаря чему удаётся оставаться невидимым, даже в зоне обнаружения универсального кодирования. А в УЭ универсальное кодирование используется на постоянной основе. Тянуть уже некуда. Взяв с собой все последние новшества от Джузип, в том числе собственные разработки Сэма, они прилетели в наименее охраняемые леса на Лететель - D класса. Том, самом, что был в виде сферы и хранился в специальных, защищённых ангарах, на базе самоанского офиса. На улице тёплый весенний вечер. Они прилетели в небольшой городок, что в шестидесяти километрах от самой Хамунаптры, Потерянного Оазиса. Зависнув в воздухе, на высоте примерно восьми километров, Сэм рассчитывал координаты предполагаемых мест временного заключения. Тот человек, что просил у них помощи, сейчас находится в этой тюрьме. Если им удастся захватить бывших надзирателей, до того, как определят их судьбу, то они могут получить очень важную информацию. А, если не успеют, миссию можно считать провальной. Через пару минут, Сэм поставил метку на карте. Они мигом прилетели к одному небольшому зданию. Незаметно припарковав транспорт в невидимом режиме, и активировав невидимый режим на своих костюмах, которые полностью покрывали их тело и голову, они без проблем незаметно, пробрались в здание. Идя по какому-то складу, Даймок заглянул в одно из помещений. Там не громко кричали люди. Он медленно подлетел к ним. Кто-то сидел на коленях, а кто-то валялся на боку. Все люди были связаны обычными, толстыми плетёными верёвками. Сэм и Глэйсон следом подлетели к адмиралу. Внимательно осмотрев помещение, Сэм начал улавливать сигналы видеонаблюдения. Его опасения подтвердились. По периметру только одной стены установлено пять съёмных точек. Тогда он попытался определить систему воспроизведения записывающих устройств. Благо, что они оказались не полноразмерные, хотя и максимально условные. Включив регулятор зрительного управления, у Сэма открылось проекция изображения, прямо на сетчатках его глаз. Выбрав функцию ограниченного звукового потока, по универсальному перераспределению, он в упор подлетел к измученным страдальцам: - Не бойтесь меня. Я просто хочу вас кое о чём спросить, - начал он спокойным голосом. Люди быстро начали вертеть головами по сторонам, пытаясь увидеть того, кто с ними говорит. - Эй, пожалуйста, не вертите головами. Так вы вызываете подозрения. А я всё равно не видимый. - Кто ты такой? - спросил один мужчина с разбитым в кровь лицом и большими, синими гематомами под обоими глазами. Глядя на него, создавалось впечатление, будто по нему проехал танк или прошла рота солдат. - Возможно, я тот, кто спасёт вас. У меня одна маленькая просьба. Говорите, как можно тише и смотрите друг на друга, будто общаетесь между собой... Отлично. Начнём с того, что я не местный. Мне нужен заключённый надзиратель Гамид Шамсутдинов. Извините, если не правильно произнёс. Среди вас есть такой? - Зачем тебе? - один из мужчин посмотрел на другого, будто спросил его, а не Сэма. - Мне хочу найти Диа Муспирини. - Ну, ты, конечно, не скупишься на желания. Извини парень, мы не знаем. Диа - король Эмирата. Почём нам, простым смертным знать о нём, - отвечает другой пленник. - Ты, говоришь, иностранец? - снова спросил самый избитый. - Я американец, из США. - Сэм присел рядом. - Сюда кто-то должен прийти? - Надеюсь, что нет, они только, что ушли. Завтра у нас смертная казнь... а откуда ты знаешь наш язык? - спрашивает самый щуплый из них, забившись в угол. - Я не знаю вашего языка. Это переводчик. Он немного не простой, знаешь ли. С начала он воспроизводит поступающую информацию, преобразует и глушит первоначальные звуковые волны, отправляя данные на другом языке, вам кажется, что я разговариваю с вами естественным образом. - Вы не простой человек, не правда ли? Вы не из Центра сопротивления. - громко закашлял, плюясь кровью, пытается встать один из них. - Нет, - подождав, пока тот прокашляется, ответил Сэм. - А за что вас казнят? - спросил Сэм. - Потому что не хотим уезжать от сюда. Они выселяют всех людей, в обязательном порядке. Нам дали пять месяцев, чтобы исчезнуть из этого города, и всех ближайших сёл. - Потому что вы вблизи Хамунапра? - продолжает Сэм. - Да. Возможно. Хотя вряд ли. Есть сёла, намного ближе. - Это связано с конфликтом между УЭ и ИПО? - Нет. Между ними нет конфликта. Это связано с чем-то другим. Они пытаются что-то скрыть. Я слышал, что Хамунаптра проектируется и строится извне. Но суть не в этом. Там есть локации, искажающие нашу реальность. - Что ты имеешь ввиду? - Не знаю... Пристанище мятежников, Смятение, Реальность Газавата. О чём-то говорит? - Нет, - удивлённо пытается его понять Сэм. - Это кварталы. Кварталы, ведущие в огромные, бесрайние миры. - Ничего не понимаю, - осматривая его, шёпотом бормочет Глэйсон. - Я Гамид, - продолжает мужчина. - Вам нужен я. Это я писал вам. И я могу вывести на Мусперини. Но, как уже говорил, у меня есть небольшое условие. - Всё, что пожелаешь, приятель. - Едва успел сказать Сэм, как Даймок перебивает его по интернет соединению. - Сэм уходим отсюда! В здании надзиратели. Они идут к тебе. - А где ты? - спросил Сэм. - Жду вас на улице. - Недолго думая, Сэм с Глэйсоном схватили этого мужчину и вылетели с ним на улицу, через большие короба. Они быстро взлетели на некоторую высоту и залезли в невидимый Летатель. - Что происходит? - перепугался мужчина. - Мы только, что спасли тебя, - включил видимый режим и снял с себя маску Даймок. - Слышал о Летателе-D класса? Ты сейчас внутри такого. - Какие у тебя условия? - Сэм ввёл какие-то данные в своём гаджете, и за пять минут, они поднялись почти на тридцать тысяч километров вверх. Пролетев спутниковые орбиты Земли, сфероидный Летатель плавно притормозил. - Это не иллюзия? - мужчина удивлённо смотрел в нижнюю прозрачную полость. - Земля быстро отдалялась на глазах. - Нет. Можешь выйти и проверить, - улыбнулся в ответ Глэйсон. - Так, что там на счёт Диа? - спросил Даймок. - У меня есть один знакомый. Скажем так. У этого знакомого, есть друг. Он член королевской гвардии. - Ии-и-и... - торопит его адмирал. - Я знаю, что мой знакомый, отдаст всё, чтобы уехать и увезти свою семью в безопасное для жизни место. Как собственно, и я. Под безопасным местом, я имею ввиду не Устойчивый Альянс. И, уж тем более не ИПО, понимаете? - Разумеется, - отвечает Сэм, продолжая копаться в гаджете. - Ну, эм... он живёт в Яростном. - Что? Может в Грозном? - от удивления Глэйсон наклонился поближе. - Нет. Яростный. Это... мм-м... бывшая Уфа. - Это город? - спросил его Даймок. - Да, - ответил Сэм. - На западной границе УЭ. К югу отсюда. Ну что, выкладывай, где конкретно живёт твой друг. - Сэм раскрыл перед ним большое изображение трёхмерной карты, прямо в воздухе. - Ну, во-первых, он мне не совсем друг, скорей хороший знакомый, а во-вторых, как это задевать? - Хоть как, - торопливым, нервным голосом отвечает ему Даймок. - Не бойся, током не ударит. - Немного смеясь, мужчина вытянул руку вперёд и ввёл адрес. - Чудненько. Молись, чтоб... то есть надеюсь, он будет там. - Ай-ай-ай, мистер Даймок, даже в такие ответственные моменты, ваши слова вылетают раньше мыслей, - вытянув губы и сморщившись, Сэм покачал головой. Глэйсон и мужчина улыбнулись, покачав головой. Когда они подлетели к нужному дому, Гамид позвонил своему приятелю, сказав, чтобы тот подошёл к ним. Все вчетвером они, вышли на улицу и, на всякий случай, активировали невидимый режим, своих костюмов и, разумеется, оставили невидимым Летатель. С виду было так, что Гамид появился из неоткуда, и шёл один. - Привет, как жизнь? - он поздоровался с невысоким молодым парнем, одетым в бежевые брюки и чёрно-серую жилетку, с выпирающими ромбиками из ткани. - Ты что такой побитый? - медленным, но не вялым, приятным голосом спросил незнакомец. - Долгая история. Меня чуть было не завалили. Короче, ко мне пригнали из управления самого Констант, представляешь? Я не знаю, кто они, но думаю, они реально могут дать тебе укрытие. - Слушай, не неси бред. С чего ты взял, что к тебе, простому работяге полетят из управления крупнейшей компании? Это очередные агенты, под прикрытием. Беги от них, пока живой. - Эй, я серьёзно. Они прилетели на очень крутом корабле. С чего вдруг, я должен бежать от них? Может, это мой единственный шанс! - не впечатлённый приятель, уже хотел было уходить. Как Сэм, Глэйсон и Даймок вошли в видимый режим, появившись прямо перед ними. - Вообще-то он говорит серьёзно. - Даймок встал в широкую стойку, и поставил руки на пояс, давая понять, что он здесь самый важный. Тот медленно попятился задом. - Что вам нужно? Кто вы такие? - он потянулся в карман и что-то пытался достать. - Да успокойся ты. Не хочешь, мы уйдём... Эти люди спасли меня от смерти. У меня есть основания не верить им? - Гамид слегка поднял руки, пытаясь успокоить доставшего какое-то устройство, испуганного мужчину. - Нам нужен Абдул Мащарбэкербэре. - Вот это имечко, - полушёпотом пробормотал Даймок. - Ох уж эти русские. - Он как раз у меня. Поздравляю, вы припёрлись вовремя. - Мужчина продолжал держать их на прицеле. - Серьёзно? - Спросил Даймок. - Чёрт побери, вот это удача. - Он пошёл вперёд, игнорируя недоверчивого мужчину. - Слушай. Мы не из Устойчивого Альянса. Мы не из ИПО. Мы представители Джузип корпорации. Приятель, если ты хочешь спасти свою семью, пожалуйста, не мешай нам. Мы в любом случае не упустим свой шанс. А ты потеряешь надежду... на счастливую, свободную жизнь, - тот глубоко вздохнул и пошёл к своему дому. Глэйсон с ухмылкой пошёл за Гамидом и неизвестным мужчиной. В доме была большая красивая комната. Она напоминала дворцовый зал. Полностью застеклённая стена, как решётка прошита деревянными перегородками. Большой и толстый деревянный, овальный стол. Горящий камин и кресло качалка. Белые, ступенчатые потолки с высокими люстрами. Это всё то, что сразу бросилось в глаза. С права, по лестницам быстро спустился молодой, стройный мужчина, среднего роста. На нём одета необычная тёмно-серая сплошная спецовка, похожая на летательный костюм, с неординарными выступами и стильными перепадами цветовой гаммы. Это смотрится довольно экстравагантно. Его большие тёмные волосы, приподняты вверх и уложены на бок. По началу он, не обращая внимания на гостей, увлёкшись крутил в руках какой-то продолговатый, плоский механизм. Подняв голову, он удивлённо выставил глаза и остановился. Увидев хозяина дома, он быстро пришёл в себя и продолжил идти вперёд. Улыбнувшись, странный мужчина, через плечо выкинул ту штуку, что держал в руках. Она на глазах исчезла в момент падения. Даймок уже был готов по этому поводу высказать своё мнение, как произошло нечто более невероятное. Мужчина прошёл прямо сквозь стола, что стоял у него на пути. Все замерли от удивления. - Ай! - он наклонился вниз и снял свой синий кроссовок. Внимательно посмотрев во внутрь, он быстро одел его обратно. - В пятку что-то воткнулось. - Все внимательно просто смотрели на него. - Э... Абдул, - прервал тишину приятель Гамида. - Я не знаю, кто эти люди, но они ищут тебя. - Вообще-то не именно тебя, - возмутился Сэм, не желая создавать глупую ситуацию. - Кто такие? Они что говорить не умеют? - Мы из Констант, - начал Даймок. - Не совсем, - перебил его Сэм. - Мы хотели бы поговорить о Короле эмирата, Диа Муспирини. Видите ли, он ведёт независимые глобальные проекты на Земле. Это немного настораживает. Лично я не собираюсь его упрекать в чём-либо. Но, вы взрываете города, а мы теряем клиентов. Совет директоров спрашивает с меня за это. Наша цель, хотя бы поверхностно ознакомиться с деятельностью вашего правителя. Чтобы общая ситуация окончательно не дестабилизировалась. Понимаете, о чём я? Мы не хотим контролировать вашу деятельность, но мы вынуждены ознакомиться с ней, чтобы не пересекаться в интересах, по ходу дальнейшей работы. - Хм. Странно. Я-то здесь причём. Почему вы не поговорите об этом с Диа? Вы знакомы, с такой чудесной штукой, как интернет? Диа есть во всех социальных сетях. Если ваши вопросы его заинтересуют, поверьте, он обязательно на них ответит, - с ярко выраженной дикцией говорит Абдул. - Я могу вас привести к нему, однако, не вижу гарантий, что вы здесь с хорошими намерениями. - Вы же знаете, что он не отвечает на сообщения незнакомых ему личностей. Проблема в том, что мы не знакомы с ним. И вы серьёзно думаете, что он будет с нами обсуждать такие серьёзнае темы? Оглядитесь вокруг. Вы же изолированы от мира, как никто другой. Если вы не отведёте нас к королю, может, тогда с вами поговорим о вашем, очень уж странном Эмирате? - Почему бы нет. - Он вышел на улицу. Вся троица вышла за ним. - Значит, говоришь, вы не из Центра сопротивления? - Нет, - быстро ответил Сэм. - Да чего ж хорошая сегодня погода. - Он пошёл вдоль чистой, неширокой улицы. Повсюду стояли большие, красивые дома и цвела сирень. Множество ярких цветов, разные статуи и фигуры, ровно выстриженные из зелёной растительности. - А вам известно, почему Устойчивый Альянс до сих пор не уничтожен? Понятно, что он ничего не представляет. Ничьих интересов, и никакого сопротивления. - В смысле не представляет? - не выдержал Даймок. - Он представляет интересы людей. Свободных людей. Он борется за право выбора. Он борется за здравый смысл. За жизнь, которую дала нам природа, а не за противоречащие человеческим потребностям великие морали. - Он дважды согнул пальцы на обеих руках, обозначив кавычки. - В отличие, от ИПО и ещё кое-кого, - повысив интонацию на последнем слове, наконец, высказался мужчина. - Оу. Это... это так трогательно. Знаешь, мужик, тебе лучше устраниться от нашего диалога, потому что, боюсь, мои дальнейшие слова сломают твою психику. А мои действия могут привести к ещё более худшему сценарию. Я начинаю сомневаться в том, что вы не из Центра Сопротивления. Да ты же ведёшь себя, будто президент Америки. Кстати, как там Скала Джонсон поживает? Вылезает хоть иногда из качалки? - Не волнуйся. У Дуэйна, в отличие от прошлого президента, хватает времени на всё, - ответил ему Даймок. - Хотя, и вправду, по сравнению с предшественниками, "Зэ Рок" - чёртов носорог. Здоровый и целеустремлённый, правда, туповат. Не, ну надо же до чего дожили. Президент США - бывший рестлер от партии бодибилдеров. - Зато он харизматичный. - продолжает адмирал, - народу большего и не надо. И партия у него демократов, а не бодибилдеров. - Глэйсон, слушай, может вы с Даймаком выполните обещание, которое дали Гамиду и его приятелю? Я сам поговорю с мистером э-э-э... - Мащарбэкербэре. - назвал свою фамилию странный мужчина. - Точно. Извини, что не могу произнести. - Сэм нервно посмотрел на Абдула и улыбнулся. Даймок понял намёк и заворчал ехидным голосом: - Ненавижу, когда плохо высказываются о нашем президенте. По крайней мере, он не всю жизнь сидел на посту, в отличие от некоторых лилипутов с комплексом неполноценности. - Хм. Интересно. Одного такого мы уже сожгли. Или ты, кого-то другого имел ввиду? Ладно, можешь не отвечать. Вы имеете дело далеко не с простаком. Хотите посмотреть наши достопримечательности? - Оводы и борщевик Сосновского, - задумавшись, прищурился Сэм. - От куда ты знаешь? - посмеялся Абдул. - Цзума говорил, отвечает Сэм. Абдула будто стукнуло током. Его лицо слегка перекосило. Он отпустил взгляд вниз и, похоже немного занервничал: - Кто ты такой? Как тебя зовут? - Меня не зовут, я сам прихожу. А в чём, собственно дело? Тебя смутило моё познание, или то, что я знаком с Цзумой? Да, он родом из этих мест и, не редко рассказывал о всяких вещах. Он всё время обещал свозить нас на Урал, показать борщевик, оводов и местных чиновников. Эти три вещи он ненавидел больше всего. Только из-за них, он не хотел возвращаться на родину. - Мы точно раньше не виделись? - Сомневаюсь. - Скажи уже, какое твоё имя? - Абдул уж очень сильно заинтриговался. - Я тот, чьего имени нельзя называть, - продолжает издеваться над ним Сэм. - Лорд Воландеморт? - В точку. - Даймок с Глэйсоном засмеялась. - А если серьёзно, приятель, давай на частоту. - Сэм обратно надел свой шлем, который держал в руках. - Хочешь узнать моё имя? Давай прогуляемся по этому городу. Посмотрим, как живёт ваш народ, и как повлиял на вас Потерянный Оазис. - Да не больно и надо. - Тот достал свой гаджет и продолжил идти. - Слушайте, а что вы увязались за мной? Я не обязан вам ничего показывать. Может, вы самозванцы. Проваливайте от сюда, пока ещё живы. Хотя... хотите узнать, как живёт народ? Что ж я покажу, как он живёт. Уверен, тому борцу за свободу понравиться, - он показал на Даймока. - Думаете в Арабской губернии самая праведная зона? Хм... - Он повернулся к ним лицом, преградив дорогу. - В этом плане никто с нами и рядом не стоит. - Даже Мекка? - спросил Глэйсон. - Естественно. Мекка - это рай, - ответил Абдул. - А здесь... здесь немного не рай. - Значит, Мекка всё-таки запрограммирована защитным барьером? - с повышенной интонацией спросил Даймок. - Нет. Там только руины от ваших неугомонных бомбёжек... Чёрт возьми, да конечно цела. Похоже вы и вправду из ЦС. Знаете, Мекка специально перекрывает все радары, способные её обнаружить, в том виде, в котором она реальна, а не в виде этих нищих трущоб. Все эти руины - специально сделанный муляж. Специально для таких наивных мудаков, как вы. Разве вам эта информация, что-то даёт? Даже, если вы попадёте туда, в настоящее святилище, в чём я лично сомневаюсь, вас порвёт первый же попавшийся куст. Сам воздух может высосать из вас все жизненные соки. На той, священной земле, вы ничего из себя не представляете. С любым, там произойдёт то, что будет угодно Аллаху. Знайте же, Оазис Аль-Макка - центр мира. А Мекканское Королевство ИПО - самое прекрасное. Всё могущество и мощь, не только Земли, но и целой вселенной, сосредоточено именно там. И даже инопланетяшки не составят им конкуренции. - Мы не были в Мекке лично, поэтому не можем утверждать прав ты или нет. Ну, в любом случае, звучишь ты, как отбитый фанатик. Прости уж за откровенности. И, если ты так много знаешь о ней, значит УЭ и Аль-Макка, что-то связывает, - говорит Сэм, пытаясь пройти дальше, по ровной укладке белого тротуара. - Конечно. Нас связывает вера. Мы приверженцы радикального Ислама. Прошу заметить, что мы не террористы. Во-первых, миротворцы УЭ и Аль-Макка не выдвигают никаких требований, и не убивают людей исподтишка, как вы и Альянс. Во-вторых, мы являемся официальными представителями, а не самопровозглашёнными организациями. - Ну тут бы я поспорил, - злостно улыбнулся Даймок. - И в-третьих - продолжает Абдул - Мы, точнее, ИПО, является стороной А. То есть, они решают, как будет выглядеть картина мира в глобальном экономическом и геополитическом представлении. Вы, всё ещё этого не понимаете, глупцы. Теперь мы играем с неверными, вонючими свиньями, как они, когда-то игрались с нами. Нам плевать на неверных. Хотя нет. Нам не плевать на них. Мы всех их убьём. Со временем. Мы в них не нуждаемся, абсолютно. Нуждаются ли они в нас? О да. Ещё как нуждаются. Вы думаете, мы просто так уничтожили Москву? Ничего не бывает просто так. Они поплатилась за своё вторжение к нам. Эти ублюдки пытались завладеть нашими технологиями, и нанесли нам серьёзный ущерб. Они нагло обокрали нас. Стоит признать, в этом есть и наша вина. Мы понадеялись на ИПО. Ведь они защищают нас. Мы думали, у них всё под контролем, однако москали умудрились не просто в тихоря собрать армию, но и нанести удар сразу по двум городам. Мы совсем не ждали этого. Разумеется, всё было бы иначе, если бы мы активировали гибридный, приблизительно-подвижный сканер-кодинг. Эта штука хорошо справляется со слежкой за кем угодно. При желании, можно было бы настроить её на насекомых. И тогда бы не один муравей, не прошёл за границы УЭ. А вы падлецы такие, значит прилетели сюда на Летателе-D класса. - Верно, - гордо поднял голову Даймок. - Только в нём стоит такой мощный распределитель. Он, по-моему, берёт до Марса. Нет? - На много дальше. У меня берёт в сотни миллионов раз дальше солнца, - ответил ему Сэм. - Ну, не важно. Вы сюда умудрились проникнуть незамеченными, и это не так просто. К сожалению, я ничего не скажу вам о Муспирини. Он доверяет мне, и я дорожу нашей дружбой, больше чем своей жизнью. Видите ли, Диа очень умный парень. Он даровал мне все эти технологии. Он даровал всему эмирату чудесную жизнь. Я имею ввиду королевскую гвардию - его собственную команду. Только избранные живут, как Диа, как всемогущие шейхи. Нам можно делать всё, что угодно. Разве не весело? - Внезапно сзади послышались громкие вопли: - Тагби-и-ир!!! - (хором) Аллаху Акбар!!! - По улице, мимо проходила толпа вооружённых людей, в бежевых длинных кафтанах и широких штанах того же цвета. У кого-то на головах надеты маски с жуткими, яркими гримасами, а у кого-то из простой, чёрной ткани, с вырезами для глаз и рта. Они несли красные флаги с белыми арабскими надписями. Даймок знал арабский язык. Он прочёл, еле заметные символы и сильно возмутился. - Смерть ради смерти? Что за знамёна несут эти люди? - обратился он к Абдулу. - Дисциплина - верный выбор, - продолжал читать генерал. - Это, как минимум звучит подозрительно. - Это герб УЭ. Символ нашего величия. Символ нашей идеологии. - Вдали виднелась центральная улица. Оттуда начали издаваться жуткие крики. Вопли детей и женщин. Крики мужчин. Выстрелы, взрывы и шум моторов. Пройдя вооружённый строй, Абдул снова остановился. - Экскурсия закончена, - с ярко выраженной мимикой, он осторожно поправил свои большие волосы. - Мне плевать, что вы из Констант. Если не хотите сдохнуть, валите от сюда прямо сейчас. - Что вдруг на тебя нашло? - Сэм в недоумении смотрит на него. - Сегодня проходит королевский парад в этом городе. Вы не можете присутствовать на церемонии. - Тут будет Муспирини? - спросил Даймок. - Возможно. Поэтому, вы должны уйти. И уйти не только от меня. Вы должны уйти из города, а желательно из Эмирата. Врубаешь? Нет, вы можете отправиться в Потерянный Оазис, в Хамунаптру. Говорят ИПО творят там нечто невероятное. Даже Муспирини не имеет туда доступа. У меня нет времени что-то доказывать вам. Если хотите остаться, конечно, я не буду препятствовать. А если вы оставите свои штучки, для наблюдения, боюсь, вы расстанетесь с жизнями вне зависимости от того, где будите находиться. - Врёшь, - быстро возразил Даймок. - Ты выгоняешь нас, потому что не хочешь, чтобы мы увидели то, что там происходит. - Ну да. Не хотелось бы опозориться. - Почему? - Потому. - Нет, ты посмотри на него, а? - Даймок начал психовать. - Ты кто вообще такой, чтобы угрожать нам смертью? Откуда такая уверенность, что мы сами не убьём тебя? Что там вообще происходит? - он пытался рассмотреть центральную улицу. Внезапно, мимо стали проезжать бежевые танки. Их было очень много. Целая колонна. Даймок улыбнулся. - Ты что, танками нас хочешь запугать? Ну, ни клоун ли, а? - Твои следующие слова могут оказаться последними. - перебил его Абдул. Даймок наставил на него руку. Какой, то механизм, в виде плоского браслета, быстро трансформировался и вытянулся вперёд. - Хочешь поздороваться с Джузип Электро-пушкой, дружок? - Убери! - крикнул на него Сэм. - Мы уходим. - Пусть стреляет - засмеялся Абдул. Он вынул большой, серебристый, широкий пистолет и приставил его к своей голове. Раздался выстрел. Голова Абдула, резко дёрнулась в сторону. Из виска брызнула кровь. Он стоял и улыбался. Все смотрели на него с полным непониманием. Тогда Абдул приставил пистолет к своей щеке и выстрелил ещё дважды. Кровь снова летела по сторонам, однако само лицо оставалось невредимым. Как будто у него не боевой, а игрушечный, безобидный пистолетик, а красные брызги - трёхмерная голограмма. Они не столько удивились, сколько находили ситуацию подозрительно непонятной. Возможно, он просто запугивает их, специальной программой - симулятором. Однако, Абдул не дал времени на размышление. Продолжая улыбаться, он медленно навёл свой пистолет на Даймока. Уж слишком он чувствовал себя уверенно: - Давайте вместе посчитаем до трёх и убедимся, что этот мужик недосчитает. - Сэм отпустил руку Даймока. - Достаточно, адмирал, ты не знаешь, на что он способен. - Адмирал? Ха-ха. Едь в море, адмирал. - Хорошо. Уходим отсюда, только потому, что это действительно, какая-то огромная психиатрия. Эти крики до добра не доведут. Они же там массово людей пытают и убивают. Им не нужны свидетели. Что ж, надеюсь, ты не поедешь к своим хозяевам в Мекку на танке, - решил подколоть его под конец Даймок. - Да успокойся ты со своими танками. Что они тебя так зацепили? - Абдул подошёл к нему в упор. Не моргая, он холодным взглядом смотрел Даймоку в глаза. - Хочешь знать, зачем нам на самом деле танки? Я скажу тебе. О-о-о, ты будешь рад. Танки нужны нам не для войны... нет. Они даже не нужны нам, чтобы просто кататься... хах. - Слегка наклонив голову, он приблизил свой рот к уху Даймока. - Мы кидаем под них младенцев. Этот звук... Мм-м... жмульканье мягкой, как горячий пластилин плоти, втирающейся в асфальт. Эти быстрые, тихие писки, что успевают вырваться из их ртов, так заводят меня. Хочется ещё и ещё... Но, знаешь, мы играем в онлайн-режиме и, наши боты - не единственное развлечение. Я бы даже сказал не основное. - У Даймока проступили капельки пота. Он торопливо одел маску, с компьютерной навигацией и молча, пошёл в обратную сторону, в сторону Летателя. Ничего не говоря, о чём-то задумавшись, Глэйсон и Сэм пошли вслед за ним. Когда они подошли к дому, Глэйсон обернулся. Абдула уже не было. Выполнив обещание, Данное приятелю Гамида, они забрали его, вместе с семьёй и увезли на Савайи, где он заселился в отель. - Что ж, в этот раз не вышло. Попробуем зайти с другой стороны. - прервал тишину Сэм. Они сидели возле фонтана, на большой мягкой штуке, похожей на полуспущенную, красную, надувную сосиску, на заднем дворе лабораторной базы. Абдул же, ничего не подозревая, не стал возвращаться в особняк своего 'друга'. Он вышел на центральную улицу, откуда издавались бешенные, поистине пугающие крики. Творился какой-то переполох. Полная неразбериха. Это похоже на бойню. Настоящая мясорубка. Люди кромсали друг друга на части. Не понятно, кто был за кого. Никакого лидера и никакого порядка. Здесь происходит настолько много событий одновременно, что сразу невозможно узреть. С неба быстро приземлились четыре стильных, со строгим дизайном, похожих на летающие тарелки, Летателя. Они рухнули на ровный асфальт, в том месте, где не было людей и трансформировались в известные, элитные автомобили. Это были старенькие редкие гиперкары - Koenigsegg Jesko, Bugatti La Voiture Noire, Maserati Birdcage 75th Pininfarina, Lamborghini LB48H и другие. Они начали кувыркаться по дороге. В момент, когда они вставали на переднюю часть, на нос, тачки слегка подпрыгивали, медленно приземляясь на заднюю часть, и снова подлетая вверх, прокручиваясь в воздухе. Наконец, они переместились на перекрёсток с круговым движением. Там то и происходило основное столпотворение. Друг за другом, суперкары опустились на колёса и начали дрифтить. Из-под их шин вырывался не густой, но яркий дым, всех цветов радуги. Прямо на асфальте одной из дорог, лежали десятки изувеченных людей. Быстро бегающий из стороны в сторону, запуганный народ, будто не понимал, что происходит. Их быстро ловили по одному, какие-то, полу люди, полу киборги, в ярких, с виду железных костюмах с большими выступами по всему телу. Они словно запрыгивали на людей сверху, роняя их на землю. Затем, все, как один, доставали большие, раскладные кинжалы и оттягивали головы лежащих назад. Быстрыми движениями, они резали шеи, со стороны глотки, всхлипывающих и захлёбывающихся своей кровью, бедолаг. По этой улице ехала колонна танков. Один из солдат, поднял отрезанную голову, какого-то мужчины. Он бросил её стоящему на танке, одетого в тёмно-голубую, обычную экипировку, вооружённому боевику. Тот подхватил свеженькую голову и начал мять её лицо. Голова сморщилась. Мышцы всё ещё могли сокращаться. Мужчина улыбнулся во весь рот. Оттуда показались жёлтые, даже черноватые зубы. Он поднял голову над собой и полил кровью на своё лицо. Затем взял её одной рукой за волосы и вытянул в сторону, демонстрируя всем окружающим. С высокого танка, его видно из далека. Его глаза были искренними. Он радовался происходящему вокруг, как ребёнок. У него смуглая кожа, продолговатая голова и длинные, до плеч, кудрявые, чёрные волосы. На голове одет зелёный берет с красным, квадратным значком УЭ. За спиной был простой автомат Калашников, а на груди бронежилет с объёмными карманами, для боеприпасов. Не переставая улыбаться, он увидел перебегающую дорогу женщину и бросил в неё головой. Та, чуть не споткнулась, однако удержалась на ногах. На обочине происходил какой-то ужас. Люди стояли на коленках, навалившись друг на друга. Они чем-то плотно связаны между собой. Образуя длинную змейку, примерно из десяти человек, это очень уж походило на человеческую многоножку. Головы людей плотно прижаты к спинам впереди стоящих. Их ноги... Они вывернуты в противоположную сторону, через одного. Непонятным образом сломанные колени, не имели открытых переломов. У них, словно не было суставов. Ноги выворачивались в переднюю сторону, более, чем под девяносто градусов. Их голени так плотно прижаты к голеням впереди находящихся, словно пришиты друг другу. Таким образом, их ноги образуют прямоугольники. Сзади стоящий мужчина в высокотехнологичном костюме, с силой пнул под задницу, замыкающему, стоящему на карачках человеку. Тот толкнул эту неподвижную змейку, и с дикими воплями, они начали передвигаться ползком. На другой стороне дороги, одетый в пиджак и брюки, маленький, беловолосый мальчик, лет семи на вид, подобрал валяющийся на тротуаре гаджет. Его выронил один из солдат, королевской гвардии. Мальчик быстро догнал его и попросил забрать потерянную вещь. Тот не спеша взял своё устройство и посмотрел в глаза ребёнку. Он улыбался и немного нервничал. Его невинные глаза, то смотрели в лицо солдату, то опускались в низ. Солдат улыбнулся ему в ответ. С обоих сторон, к мальчику подошли ещё двое мужчин. Они схватили его за руки и задрали голову к верху. Продолжая улыбаться, солдат прикрепил своё устройство к руке и расстегнул ширинку. Он начал cсать прямо в рот мальчику. От испуга, его лицо побледнело. Он пытался закрыть рот, но крепко держащие мужчины, быстро открывали его обратно. Он начал захлёбываться и выплёвывать жёлтую мочу обратно. Тогда солдат спрятал свой прибор, и прямым ударом ноги, заехал парню в голову. Тот сразу закрыл глаза и повис в руках держащих его людей. Они отпустили его на тротуар. Один из солдат, прыгнул на него обеими ногами. Послышался хруст костей. Возможно он сломал мальчику рёбра. Увидевшая это, девочка, лет десяти, в ужасе побежала в обратном направлении. Ее догнал совершенно другой солдат и с прыжка зарядил обеими ногами по туловищу. Девочка отлетела к стене здания и упала на землю. Мужчина лёг на неё сверху и начал насиловать. Она громко заревела и сильно упиралась ногами ему в грудь. Тогда он вынул нож и начал тыкать ей по ногам. У девочки раскровились ноги. Из порванной плевы влагалища тоже текла кровь. Она больше не оказывала сопротивления, но продолжала орать всё сильней. Солдат закрыл ей рот своей ладонью. Как только, он кончил в неё, сразу схватил одной рукой за подбородок. Осторожно просунул нож ей в правую глазницу и выковырнул глаз. Ухватив его пальцами другой руки, он быстро срезал соединительные ткани. Потом снова достал сою письку и ткнул ей в пустую, окровавленную глазницу: - Ай! Осторожно. Я же только что кончил. Не дёргай башкой. Дай пару раз макну. - Он сел ей прямо на грудь, коленями прижав руки к земле. Схватил за щёки обоими руками и немного углубился в глазное отверстие. У него пролезло только пол головки, пол шишечки, как говориться. Дальше он решил не продолжать. Вытерев от крови член, он высморкался в эту же глазницу. Потом порвал её футболку. Сильно оттянув маленькие соски, он быстро срезал их. И с силой воткнул свои указательные пальцы в окровавленные области груди и крутил ими, сильно вдавливая, словно пытаясь просверлить тело на сквозь. Затем, он облизал кровавые вырезы и пошлёпал по ним ладонями. Скука одолела его. Глубоко вздохнув, солдат, наконец встал и неспешно ушёл, геройской походкой. Держась одной рукой за глаз, другой за грудь, уже охрипшим голосом, она без остановки повторяла: - Убейте меня, пожалуйста!! - К ней подошёл другой солдат. Он оторвал её руки от больных мест и сморщившись отошёл в сторону. Достав пистолет, он выстрелил ей один раз в голову. Чуть дальше, прямо по среди дороги, стоял какой-то механизм, похожий на висельницу. Два столба с одной стороны и деревянная жердь между ними. Внизу стоял большой электродвигатель. На трубу, как на катушку, наматывался стальной трос. В пяти метрах от этой штуки, стояло четыре женщины. Их длинные волосы привязаны к тросу. О чём-то бормоча, они медленно пятились назад. Наконец механизм стал поднимать их в воздух. Они ухватились обоими руками за стальную верёвку, и что есть сил тянулись вверх, пытаясь снизить давление, на вырывающиеся волосы из их головы. К аппарату подошёл боевик, одетый в сине-голубой камуфляж и чёрную маску. Он начал крутить большое колесо, в виде шестерни, за круглую, деревянную ручку. Из железных столбов по бокам, развернулись дисковидные, стальные приборы. Они быстро трансформировались в не очень толстые, круглые трубки и зафиксировали тела всех женщин, в положении распятия. Их руки были вытянуты в стороны, а ноги соединены вместе. - Костоломка в деле! - закричал ещё один радостный боевик. - Выбирай. Сломаем сто или девяносто девять костей? - Они громко заржали. - Жаль, что он максиму берёт сотню. И ты ещё спрашиваешь? Ломай-ка их полностью. Эй, погади-ка. Вон та баба ничего. Может, спустишь её мне? - он указал своим пистолетом в одну из женщин. - Нее. Это эмигранты. - И что? - Таков приказ. Эмигрантов убирать в первую очередь. - Ну и хрен на неё. Жми тогда быстрей. - Боевик надавил большим пальцем на красную кнопку, большого, как рация передатчика. Все стальные трубки начали быстро сдвигаться в разных направлениях. Они всюду дробили кости бедняг на руках, ногах и теле. От стоп и кистей, до каждой фаланги пальцев. Трубки не трогали их головы. Меньше, чем за минуту, они перемололи тела женщин в мягкую массу. Громкий скрип железяк смешался с еле слышным хрустом. Когда они отпустили тела женщин и задвинулись обратно, мужчина срезал длинной саблей их волосы. Те рухнули на землю, словно ватные мешки, наполненные мелкими косточками, разрушенного скелета. От падения, их тела сложились в несколько слоёв. Будто это уже не люди, а всего лишь их оболочки. Большая часть переломов - открытые. Поэтому под ними сразу образовалась большая кровавая лужа. Немного попозировав на фоне смешных трупов, мужчины сделали сэлфи, на свои гаджеты и пошли дальше, как ни в чём не бывало, обсуждая свои проблемы. В толпе полного безумия танки продолжали ездить из стороны в сторону. Вдруг, откуда ни возьмись, появились десятки солдат. Прямо из воздуха. Все они были из королевской гвардии. Растолкав обезумевший народ по сторонам, они освободили всю дорогу. Позади медленно едущих танков, выбежали женщины в чёрных хиджабах. В их руках были младенцы. Они осторожно клали их прямо под гусеницы многотонной машины. Когда танк наезжал на них, кровь разбрызгивала по сторонам, будто лопались маленькие шарики, наполненные красной жидкостью. Иногда, из-под гусениц успевали раздаваться писки. Словно маленькие, беспомощные крысы, некоторые детки продолжали гудеть уже будучи фаршем, медленно наматывающимся на гусеницы. Позади танков, шли женщины с лопатами и мешками. Они отскребали размазанное по дороге мясо и складывали в большие, чёрные мешки для мусора. Боевики начали аплодировать. Солдаты королевской гвардии молча наблюдали. Кто-то записывал видео, кто-то продолжал убивать людей. Из граммофона раздался, немного с помехами и монотонным гудком, звонкий мужской голос: - Вы должны страдать во имя всевышнего Аллаха. И вы будите страдать во имя короля Диа Муспирини. Все, кто умрёт сегодня, на этом параде, попадут в рай. Умрите же с честью. Примите дар всевышнего. Примите свою смерть такой, какой её преподнесут, верные воины господа нашего. Давайте же! Веселей! Вспомним наш парадный клич. Что ждёт эмигрантов!? - Смерть!! - отовсюду раздались голоса королевской гвардии. - Что ждёт беглецов!? - Смерть!! - Что ждёт русаков!? - Смерть!! - Что ждёт пиндосов!? - Смерть!! - Правильно!! Смерь! Смерть! Смерь! ... Нам плевать на все законы, кроме наших. Никто не в силах пошатнуть наше величие. Никто и не посмеет сделать этого. Мы - идолы человеческой цивилизации. У нас есть всё, чтобы жить по своду истинного правосудия. Мы не думаем о последствиях. Нас они не заботят. Уральский Эмират - это мощнейший локомотив, сметающий всех неугодных на своём пути. Смерть русакам!! Смерть пиндосам!! Смерть азиатам, террористам и их боссам!! - Суки! Вы и есть террористы!! - из толпы людей, к королевскому строю выбежал какой-то дед, лет семидесяти. В его руках было двуствольное ружьё. Встав в широкую стойку, он в отчаянии выстрелил в ближайшего солдата, одетого в фантастическое, яркое обмундирование. После выстрела, дед отлетел на пару шагов назад и согнулся. На его животе появилось кровавое пятно. - О-о-оф. - произнёс он с еле слышным стоном. Встав на одно колено, из последних сил, старик поднял ружьё и выстрелил ещё раз. Его резко сбило с ног. На этот раз кровь хлынула из груди. Сильно стукнувшись головой об асфальт, вокруг неё, образовалась тёмно-красная лужа. Лёжа с открытым ртом, и одним открытым глазом, дедушка больше не шевелился. В самом конце одной из улиц, находилась большая площадь. В её самом центре, лежала огромная куча денег. Это были наличные всех купюр: фунты, доллары, евро, юани, рубли. По высоте, куча, наверное, как двухэтажный дом. По ширине - метров двадцать. Такое чувство, что в это место свезли, наличные, чуть ли не со всего мира. На площади зазвучал Нашид. Эта красивая песня была такой чёткой, и не очень громкой. К площади шла колонна из семи человек. Войны, одетые в бардовые длинные рубахи, с разрезами по бокам. Рубахи извивались на ветру, словно плащи. Широкие, бардовые штаны и чёрные берцы. На лицах надеты пупырчатые, будто глиняные маски, со страшными выражениями лица. Самый первый нёс высокий герб. Это старая эмблема нефтяной компании 'ЛУКОЙЛ', скрипящая на лёгких порывах ветра. Другой надзиратель нёс эмблему Башнефть, на такой же высокой подставке. Остальные, несли широкие флаги, на длинных деревянных палках, наваленных на плечо. США, Канада, Япония, Китай, Южная Корея. Это флаги Центра Сопротивления - главной стороны Устойчивого Альянса. На каждом из них написаны чёрные арабские символы. По каждую сторону от знаменосцев, строем шли обычные боевики, в своём синем камуфляже и автоматами за спиной. Они тоже шли колоннами. Семеро слева и семеро справа. Каждый из них, вёл на цепи, по одному пленнику. Их тела сырые, с ног до головы, а головы полностью перемотаны белыми тряпками. На месте глаз у них нарисованы толстые, чёрные кресты, в форме икса. На месте рта, красные полосы - грустные смайлы. Цепи крепилась к их широким, блестящим на солнце, стальным ошейникам. Когда они остановились, цепи прикрепили к торчащим из каменной, ровной поверхности, железным крюкам. Узников равномерно расставили по периметру площади, на довольно большие расстояния друг от друга, так, чтобы они образовали круг, из четырнадцати человек, возле денежной кучи. Боевики ушли обратно. Знаменосцы подошли к денежной свалке и скидали свои флаги в эту гору наличных. В основном, они лежали бумажными, толстыми пачками, небрежно скиданных друг на друга, будто их вывалил самосвал. Два нефтяных таблоида прикрепили в центре, в специальные углубления. Столбы сами защёлкнулись крепёжными ухватами. Развернувшись, они пошли назад. Нашид стал ещё созвучней. Это был припев, из пронзительного мужского хора. Один из солдат поджёг факел и пошёл обратно к деньгам. - Пришёл час расплаты!! - кричит он во весь голос. - За все ваши преступления против природы! За то, что вы высушили наши реки и перекопали всю почву! Вам не место среди нас! Думаете, откупитесь строительством детских площадок и фонтанчиками? Надеюсь, всевышний не отпустит ваши грехи. Наслаждайтесь этой горючей вонью в последний раз. - Он закинул, огненную палку, на самый верх бумажной кучи. Пламя, мгновенно охватило её. Оно не сильно поднялось в высоту, зато быстро распространялось по поверхности. Боевик достал из-за спины автомат, и расстрелял железные эмблемы в решето. Дойдя до земли, каменной кладки, огонь продолжил двигаться по узким полосам, в четырнадцати направлениях, предварительно разлитого бензина. Маленькие, оранжевые полосы, быстро мчались в разные стороны, как яркие, длинные лучи. Сами люди, тоже облиты бензином. Пламя так сильно окутало их тела, что они стали, как десять больших костров. Упав на землю, мужчины и женщины продолжали гореть. Жаль, что их вопли перебивали эту прекрасную песню. Все четырнадцать боевиков бежали им на встречу. В их руках были большие, красные огнетушители... Они пробежали мимо, людей, начав тушить деньги. Белый пар, вперемешку с дымом, поднимался высоко вверх. Окружив кучу со всех сторон, они быстро затушили, ценные бумаги, сохранив большую их часть. Обугленные тела, потухли сами собой. Тем временем, с другой улицы, выехали два огромных автомобиля, марки Marauder. Оба золотого цвета. За ними, ехала ещё одна маленькая машина, прямо по середине дороги. Это розово-голубой Rolls-Royce Phantom. Они подъехали к безумному, кровавому перекрёстку. Остановившись, прямо в центре событий, один Marauder, успел задавить попавшего под колёса мужчину. Из водительской двери Rolls-Royce вышла полуобнажённая девушка в полицейской кепке. Она открыла заднюю дверь автомобиля. Оттуда вышел молодой человек. Его лицо полностью окрашено в чёрный цвет. На глазах большие, тёмные очки, с жёлтой, дорогой оправой. На голове, полу боком, одета красно-серая кепка, спереди усыпанная белыми, блестящими камушками. Со стороны козырька, изображены, смещённые, накрадывающиеся, но не пересекающие друг друга, ярко-зелёные треугольники. Это символ крупнейшего завода "Летатель". (одно из крупнейших дочерних предприятий Джузип). Синяя, лёгкая рубашка, с одним закатанным рукавом и светло-серые брюки. На той руке, что была оголена, одета красивая, серебристая штуковина. Она тянулась от запястья, и чуть ли не до самого локтя. В другой руке, неизвестного чудака, был свёрнутый в круг какой-то, бежевый половичок. С другой стороны машины вышел ещё один, более крепкий мужчина. На его голове одета мусульманская шапочка с красной символикой УЭ. Он одет в длинную, чёрную рубашку, чуть выше колена, и чёрные широкие штаны. Он очень напоминал имама. В обоих руках, он держал, прижатую к груди, большую книгу, в толстой, светло-коричневой обложке. Его сапоги странно сливались со штанами, немного выпирая наужу. Их заостряющиеся, вытянутые кончики, слегка загибались вверх, в стиле знатного восточного султана. Верх его сапог, разделялся на множество завихрушек, красиво разветвляющиеся и пересекающие друг друга специфичным узором. Они медленно осмотрелись вокруг.В паре шагов, копошились четверо боевиков. Здоровяки окружили одного, громко кричащего мужчину. Один из них, скальпелем делал поперечный надрез вокруг руки, чуть ниже локтя. Потом, тем же, острым, хирургическим ножичком, он провёл продольный надрез, до самой ладони. Вонзив пальцы за углы кожи, сверху, он рывками подёргивал за неё. Она отдиралась, словно говяжья шкура. Тонкая, почти прозрачная плёнка, похожая на болонь, крепко держала мышцы и сухожилья. Время от времени, боевик быстро подрезал её ножиком, и продолжал снимать с мясистой, тёмно-красной руки, словно крепко прилипшую перчатку. Тем временем, другой снимал кожу со второй руки, а третий, сдирал её с груди. Они разделывали его заживо. Оголив большую часть тела, кожу просто перевернули и начали зашивать наизнанку. Мужчина до сих пор продолжал дёргаться. Проведя надрез вокруг шеи и ушей, боевик снял его лицо, будто маску. Так же, вывернул и приляпал обратно, волосами во внутрь. В спешке, они зашивали его толстыми чёрными нитями. Сразу за ними, стояла на коленях женщина. Очередной садист в синей форме, каким-то образом, запихал ей руку в глотку, чуть ли не по локоть. Второй рукой он держал её за волосы, и что есть сил пропихивал первую руку глубже. Очевидно, её нижняя челюсть уже сломана, но зубы всё равно впивались в него. Тогда, он полностью разломил её до конца, ладонью другой руки, оставив висеть на коже. Рука вошла, как по маслу. Женщина уже не дышала. Её глотка так расширилась, что стала толщиной, чуть ли не с голову, перекрыв дыхательные пути. Когда боевик выдернул руку обратно, она вся была в крови. Ухмыльнувшись, дикими глазами, он бросил взгляд на обездвиженное тело. Мимо пробегающие люди не раз запинались за всюду валяющиеся трупы. Никто не помогал раненым. Лежачих уже не трогали. Все пытались спасти самих себя и своих близких, знакомых. Тех, кто не попался боевикам или королевской гвардии. Ровные стены, высоких, красивых домов, сильно забрызгались кровью. Чёрные туфли, с пряжками в виде хрустальных роз, медленно наступали в кровавую лужу. Они быстро запачкались. Всюду летящие брызги и грязь, запачкали всю одежду, неизвестному человеку, в модных очках, серебристом браслете и чёрным лицом. Похоже, его это не волновало. Он не обращал внимания, на окружающую его суматоху и просто продолжал идти вперёд. Три очередных изверга стояли прямо у него на пути. Они окружили пожилую женщину, с седыми волосами, о чём-то умоляющую их, стоя на коленях. На ней была бардовая кофта и широкие, чёрные брюки. Похоже, мужчины дрочили свои пенисы, прямо перед её лицом. Они кончали один за другим на губы. Бабуля пыталась сплёвывать и тут же получала подзатыльник. Когда она вытерла сперму со своего лица, то очень сильно разозлила своих надзирателей. Один из них схватил её руку и отрезал ей все пальцы, маленькими кусачками. Все втроём поставили её раком. Сняли штаны, трусы, и раскрыли её старое, целлюлитное очко. Потом, одним, за другим, радостный 'мужчина' что есть мочи всовывал отрубленные пальцы в её анальное отверстие. Когда они перестали влезать, остатки, он запихнул в её волосатую, потную вагину. Среди окружающих криков, женщину было еле слышно. Её тонкий, хриплый голос, из-за преклонного возраста, возможно не мог передать тех страданий, что испытывала в этот момент. Затем боевики просто запинали её ногами. Тут же, неподалёку, на стуле с колёсиками, похожем на тележку из супермаркета, сидел громко ревущий парень. Он был крепко привязан верёвкой. Перед ним, боевики держали радужный флаг. Солдат, в элитной броне, с сильно выступающими плечами, баллончиком с чёрной краской, рисовал большой череп, во весь флаг. Он посмотрел на двух проходящих мимо, странных мужчин, приехавших на Rolls-Royce, и широко улыбнулся. Потом, он укутал тело ревущего парня этим флагом. Вынул небольшой шприц и вонзил ему в шею. Тот начал биться в ужасных конвульсиях, издавая одни и те же мерзкие звуки: - У-у-э-э, У-у-о-о!! - его вопли прерывались басистым ором, будто паренёк хочет блевануть, но что-то резко останавливает его. На его лице виднелись чёрные вены. Они всё сильнее выступали наружу. Губы сильно опухли и посинели. Посинели уши и нос. Из рта потекла густая, вязкая, как сопли, белая пена. Из носа и ушей просочилась жидкость, цветом ржавчины. Его кожа сжималась и разжималась одновременно. Его будто сушило изнутри, при этом, все клетки организма отсоединялись друг от друга. Складывалось впечатление, что он затвердел, как камень. Каждая мышца и сухожилье обрели свои очертания. Наконец, он больше не кричал, и даже не моргал. Несмотря на это, юноша оставался жив. Он с большим трудом делал хриплые вдохи. Его глаза даже остались подвижны. Неизвестно, что в этот момент испытывал окаменевший паренёк, однако, он больше не смотрел на солдата с умалением. Он сильно выпучил глаза, и ушёл глубоко в себя, смотря то в одну точку, то в другую. Над ними, в нескольких метрах над землёй, не очень быстро пролетел истребитель. В воздухе, самолёт быстро трансформировался в вертолёт. Наклонившись на бок, он с силой рухнул на дорогу, хорошенько задев несколько человек. По началу казалось, что его не естественно сплющило. Но как оказалось, он снова трансформировался в круглую, дисковидную штуковину, с огромным, быстро вращающимся пропеллером. К нему на встречу, на перегонки везли кресла каталки, обёрнутых в радужный флаг, заживо высохших, как мумии, страшных людей. Перед пропеллером лежала длинная балка. Кресла резко врезались в неё, и сидящие, каменистые люди, залетали прямо в пропеллер, мгновенно крошились на мелкие частички. Чуть дальше, на другой стороне дороги, человек десять, руками и ногами, прикованы к стене. Возле них топчутся два гвардейца, в своей разноцветной, с яркими контурами, высокотехнологичной броне. - Это последние? - спросил один солдат другого. - Ну, в Яростном лимит исчерпан. А по всему эмирату, их хоть жопой ешь. - Чудесно. - Он взялся за лицо темнокожего мужчины. Вынул из грудного отдела, какой-то маленький тюбик. Запихнул его сначала в одну ноздрю, затем в другую, и крепко сжал их вместе. - Теперь хоть немного на человека похож стал. Подержи его голову. - обратился он ко второму солдату. Вынув из того же кармана бритвенный нож, солдат оттянул нижнюю губу темнокожего мужчины и срезал её. Затем, срезал и верхнюю. - Не ори, никчёмная обезьяна. Не слезал бы со своей американской пальмы, не страдал бы сейчас. - Он из Африки, - подсказал второй. - Серьёзно? Приятель, я хотел было тебя выкрасить в белый цвет. Но, это уже слишком низко для меня. Ты даже не обезьяна. Ты симулятор обезьяны. Африканская дешёвка. Никакой пользы, только вред, - он врезал ему кулаком в истекающее кровью лицо и медленно прошёл дальше. - Так, тут ничего интересного. О, женщина. Можно титю подержать? - он подошёл к поднявшей на него голову, довольно молодой блондинке и слегка помял одной рукой её грудь. - Я из Украины. Пожалуйста отпустите меня. - дрожащим голосом промямлила она. - Серьёзно? Что ж ты сразу не говорила. - Это, наверное, какая-то ошибка. - Прихмурился второй солдат. - Слава богу. - улыбнулась запуганная девушка. Тот продолжает щупать уже вторую грудь: - Как говорится, москаляку на гиляку, хохлу по дыхлу. - О чём это вы? - не обращая внимания на интимные прикосновения, спросила девушка. - Видишь. Какая не простая ситуация. Я бы взял тебя в секс рабство. Я бы взял и того чёрного в рабство. Но наши технологии, заменяют вас намного эффективней. Вы не годитесь, даже, как скот. Поэтому сегодняшний день у вас не просто последний. Он будет переполнен яркими событиями. Незабываемыми и, специфическими эмоциями. Не так давно, проходил конкурс Диа Муспирини, на самую яркую казнь. Трое лучших, покажут свои фантазии на ваших тушках. - Заткнись, больной псих, - перебил его следующий, прикованный к стене мужчина. - Вы алчные ублюдки. Вы ничего не умеете, кроме, как убивать. Какая жалость. Мне вас по-настоящему жаль. Человек - очень сложный, универсальный продукт природы. Самое ценное, что есть на Земле! Имея такие технологии. Такие возможности, как у вас. Неужели нельзя менять людей в другом ключе? Например, сделать их счастливыми! - Это москаль. - сказал позади стоящий солдат. - Как? Мы же убрали их большую часть, - с удивлением, он повернулся назад. - Да шучу я. Это просто россиянец. - улыбнулся в ответ второй надзиратель. - Фу. Какая мерзость. Я бы дал тебе отсосать, славянское чучело. Да твой рот, слишком грязен для моего члена. У меня сложилось впечатление, что ты тупее негра, который не как не перестанет орать! - глядя в его сторону, солдат повысил тон. - Ну, отрезали губы, с кем не бывает. Тварь неблагодарная. Мешает говорить своими стонами... Так вот, уверяю тебя, мой славянский недруг, мы не используем технологии лишь в одном ключе. Посмотри на меня. Посмотри на него, - он показал пальцем на своего напарника. - Думаешь, мы не счастливы? Может мы, плохо выражаем эмоции. Тогда посмотри на тех товарищей. Ребят в голубом камуфляже. Кромсая вас на части, они радуются так, как не радовался ни один ребёнок, вашего никчёмного человеческого рода. Из громкоговорителя раздался тот самый харизматичный голос, с приятно меняющейся интонацией: - Внимание, внимание. Королевская гвардия, готовьтесь к построению. Следите за своими целями. Будьте максимально бдительны. Каратели уже идут. - Тагби-и-ир!! - крикнул мужчина с книгой, идя по центру окровавленной улицы. Он кинул зигу в одну сторону дороги, где стояла шеренга королевского отряда. - Аллаху Акбар!! - кинули зигу в ответ - полулюди, полу киборги. Тот, что в кепке, молча, кинул зигу в противоположную сторону дороги. Ему в ответ, так же молча, кинули зигу, все выстроившиеся в шеренгу. Боевики, не обращая внимания, продолжали добивать и издеваться над изуродованными, на последнем издыхании, умирающими людьми. Остальные, либо разбежались, либо были уже мертвы. Двое неизвестных остановились на месте. Тот, что в кепке, неспешно развернул половичок, который он держал, свёрнутым в трубочку. Он аккуратно положил его на асфальт, посреди трупов и крови. Чистая, бежевая поверхность коврика, сильно бросалась в глаза, на фоне красно-серых пятен дороги. Он снял свою кепку и бросил на край коврика. Под кепкой были на бок уложенные, слегка приподнятые светлые волосы. Он ещё раз осмотрелся по сторонам и встал на колени. Второй мужчина встал лицом перед ним и, открыв книгу, громко начал что-то читать на арабском языке. И это был явно не Коран. Всё померкло. Рука в белых резиновых перчатках бросает скальпель на стол. Он взял тонкий нож, в наборе хирургических инструментов. И внимательно осмотрел его в тусклом жёлтом свете единственной старой лампы. - Пам парам папам-а-ам, Пам парам папам-а-ам. - напевает он себе под нос. Находясь в маленькой закрытой комнатке, с уложенными плиткой стенами, и закрытой железной дверью, с квадратным стеклянным окошком сверху. Перед ним стояла медицинская железная тележка-каталка, как у скорой помощи. На ней лежал человек. Это мужчина. Под сильной анестезией, у него постоянно закрываются глаза. Но он с трудом открывает их обратно. Он не мог издать не единого звука. Его горло разрезано, так, что не задеты артерии. Рядом, на столике с инструментами валялся кровавый кусочек плоти. Похоже, это его голосовые связки. - Не бойтесь, мистер Уайн, можно, я буду вас так звать? Мы обязательно победим. Вы можете называть меня добрый доктор. Доктор Айболит. Х-х-х. - выдыхает со смехом мужчина средних лет. На нём одета белая шапочка и чёрный, грязный халат. - Главное же не победа, правильно? главное - участие. Но, вы не грустите, мистер Уайн. - он наклонился к прикованному к каталке, голому мужчине. Со мной, нас ждёт только победа. Вы знаете, кто я такой? Ах, вы ничего не понимаете на английском. Жаль. Х-х-х. - снова выдыхает он через нос, едва не прикасаясь с его лицом. - Я перешил сотни людей в Европе. Я делал минотавров, единорогов. - он прислонился своей щекой к его и водит рукой по воздуху, подняв её кверху. - Даже Рожественскую ёлку, представляете? Хотите взглянуть на фотографии? - он вынул из кармана гаджет и начал пролистывать изображения. - Вот, нашёл. - На фото было извращённое изображение до ужаса изуродованного человека. Его голова светилась красным, как большая лампа. Руки полностью вшиты внутрь тела. А рёбра выпрямленные, торчали, как ветки дерева. На них висели круглые яркие игрушки. Ноги согнуты в коленях и сшиты в единое целое, как толстый стержень. - Великолепно, не правда ли. - убрал он свой гаджет. - Вся изюминка моего искусства в том, что во время демонстрации, используются всегда живые представители млекопитающих. Я приехал сюда из Амстердама. Хотите знать, что мы с вами задумали? О-о-о, мы сделаем музыкальный инструмент. А точнее, целых три. Три в одном, мистер Уайн. Это немыслимо. Вы будите моим лучшим артом, из всех, что доводилось делать. - Он, отстегнул его и поднял обездвиженную правую руку. - К сожалению, нам придётся удалить обе кисти. Поверьте, это стоит того. - Раздался стук в двери. Тот резко обернулся. Затем положил руку мужчины и подошёл к окну. Там стоял один из боевиков, в военной форме. Увидев садиста, он помахал ему рукой. Открыв запор, хирург с подозрением смотрел на нежелательного гостя. - Привет, Дункан. - после небольшой паузы обратился он. - Уже работаешь? - Вообще-то да. - не пускает его тот в помещение. - Могу узнать твой проект? Меня попросили в штабе, чтобы дать тебе необходимое оборудование. - Ну, заходи, только побыстрей. Мне ничего не нужно, кроме двух стальных пластин, о которых я уже говорил, кажется. Всё остальное у меня есть. - Как знаешь? - с отвращение смотрит тот на обездвиженное тело. - Это бывший зэк. - подошёл в плотную, мужчина в военной форме. Мы сожгли все тюрьмы на территории Эмирата. Вместе с заключёнными. Муспирини их очень не любит. А сидевших более десяти лет отлавливают и казнят. Всех, от криминальных авторитетов до шестёрок и петухов. Один образец, как раз достался тебе. - А кто их любит? Это уже не люди. Я знаю, в каких условиях они находились. Это социально опасные отбросы общества. Им не доверяют, не берут на нормальную работу. Зачем тогда вообще выпускают? - Я, наверное, отвлекаю тебя. - Ничего страшного. У меня целая ночь впереди. - Он взялся за короткий блестящий нож. Крепко прижал к кушетке руку лежащего, слегка отодвинув её от тела. - И, что говоришь, всех заключённых сожгли? - Некоторые выживали, конечно. - задумавшись стоит солдат за его спиной. - Но там жуткие зрелища. Ожоги третьей, четвёртой степени. Теперь все они стали Витями. - В смысле? - недоумевая повернулся к нему хирург. - Им нельзя оказывать медицинской помощи. - А причём тут Вити? - Ну, знаменитый Витя, у которого всё нормально, не знаешь? Я уже хотел тебе как-то показать, но всё забываю - Тот нахмурился и повернулся обратно к пациенту. - Это старое русское видео с YouTube. У мужика не было пол головы. Глаза, как плоские белые пуговицы, и напрочь сгоревшая кожа. Врачи залили его зелёнкой и, 'у Вити всё окей' говорит закадровый женский голос. 'Он ест за троих, за четверых, за семерых. У Вити всё нормально, понял!' наезжает на оператора, типа, ты ещё сомневался? - улыбаясь поправляет свою тёмно-зелёную фуражку боевик. - Печальная история. Крутые ребята, ваши доктора. Моя школа, - он кинул отрезанную кисть правой руки на стол с инструментами, и начал обрабатывать рану. - Смотрю, тут началось всё серьёзно. Пойду тогда. - вышел он спиной вперёд закрыв за собой двери. - Наконец-то, - тут же закрылся за ним мясник в фартуке. - Мы снова вдвоём, мистер Уайн. - Он отрезал вторую кисть и выбросил её в мусорный контейнер. Затем, жгутом затянул руку, чуть выше локтя, и подойдя к узкой, высокой тумбе, стоящей в углу, он вынул, и раскрыл серый пластмассовый чемодан с принадлежностями, никак не относящихся к медицинским. Это рукоять гитары, короткие стальные нити, похожие на струны, и разборный саксофон. Большая барабанная тарелка и ещё несколько непонятных штуковин, похожие на держатели. Хорошенько вытерев руки, о пыльную, сухую тряпку, он начал долям разрезать правую конечность, со стороны удалённой кисти, вплоть до самого локтя. После, срезал мясо и сухожилья, ставив лишь две узкие кости. Он разъединил их, и растянул по сторонам, как вилку. Затем вставил туда маленькую металлическую шайбу, и вбил её молотком в самый притык к локтевому суставу. Локтевая и лучевая кости, сильно разошлись друг от друга. Он быстро схватил стальную трубочку, и вкрутил её шурупами, зафиксировав в таком положении. Потом натянул маленькие струны, между этой перегородкой и локтем, цепляя острыми крючками прямо в кости, под углом. Далее, взял кисть, которую оставил на столе и нацепил её на конец грифа, вместо держащей струны головки. Сам гриф ввернул в держатель, раздвинутых костей. Приляпал треугольный каркас, вместо обечайки и похлопал сам себе в ладоши. - Это выглядит лучше, чем я представлял, мистер Уайн. Он взялся за трубку саксофона и начал примерять её к другой руке. - Жаль, что я не могу сделать скрипку. Таковы особенности нашей музыкальной составляющей. - Толстой, длинной иглой, так же долям, он залез во внутрь второй руки. К игле прикрутил прозрачный шланг или что-то вроде того. Просунув, до самого локтя, игла вылезла насквозь. На кушетке скопилась уже целая лужа крови. Она медленно скапывала на пол. В этот шланг, но запихал трубу, и по разметке, с наружной стороны руки, ввинтил клавиши. По резьбе закрутил раструб с одной стороны и шейку с другой. - Ту тудуун, ту туудун, ту тудун, ту тудун. - этот изверг начал дудеть, наигрывая известную мелодию. - Нет, мы не это будем играть. Я вообще не умею играть. Так, чего-то не хватает. Ффф - вдыхает он, шипя зубами. - Лучше вам не знать, чего. Уложив голову на мягкий валик, он просверлил в черепе широкое отверстие, и вставил туда чёрную трубку. - Приём приём! - нет это не антенна, мистер Уайн. Он нацепил сверху железный, жёлтый диск. Вуаля! - поцеловал кончики пальцев, отведя руку от себя. - Готово. Осталось прицепить тебя к креслу. И можем выходить на сцену. Я уже предвкушаю этот момент. Как море оваций раздаются в зрительном зале. Они будут думать, что вы просто чучело. Но это не так. Мы сыграем прелестную, современную композицию, и повергнем их в шок. Даже, если откровенно блефовать. Представляем вашему вниманию, творение Дункана Лока! - в микрофон объявил последнего конкурсанта ведущий, быстро забежав за кулисы. Медленно открывается занавес небольшой сцены, концертного зала. Выходят трое музыкантов, ряженых в чёрные смокинги и высокие, круглые шляпы. Пока они кланялись публике, с другой стороны зала выкатывают коляску. В ней сидел тот самый человек. Голова его держалась каркасом из нескольких прутьев, впивающихся в шею. Он остановился в самом центре, и вынул из кармана две странные изогнутые прозрачные штуковины, заостряющиеся с одной стороны, будто бычьи рога. Острыми местами, он вонзил их прямо в уши изуродованного бедолаги. А широкими - в глаза. Словно два толстых кольца, торчали из его головы. Но он даже не шелохнулся. Как овощ, продолжая сидеть в коляске. В этих калачах были маленькие отверстия, в которые он просунул маленькие шланчики. Концы проводков, он вонзил в специальные дырки в руке со встроенным саксофоном. - Твой черёд. Не подведи меня, мой мальчик, - он вынул из другого кармана укол и вонзил его в шею страдальца. Через минуту, он резко взбодрился. Задёргал коленями, и, даже начал вертеть головой. - Тишина в зале! - закричал судья из первого ряда, оборачиваясь к бубнящей толпе. Тем временем, по ступеням поднимается щуплый парень в чёрных очках и старых накладных наушниках. Это местный ди-джей. Как только он уселся за свою аппаратуру, один из музыкантов поднял первую руку мученика. Руку-саксофон. Второй поднял руку-гитару, а третий подошёл сзади с барабанными палочками. - Жика, жика-жика вук! - Раздались первые электронные звуки. Тун, тун, тун-турунту-тун. - мелодично подхватили струны, костяной гитары. Жунь, жунь, жунь-жужунь жунь жуньхунь - теперь, в том же ритме другой дует в дудку. И, как только заиграл трубач, глаза мужчины начали выпучиваться. Давлением, их всасывало в эти полукруглые трубки, с помощью воздуха, по шлангам, прицепленных к руке. Они выпучивались по порядку. Левый, правый, левый, правый. Затем вдавливались обратно. Тан, тан, тан-таран-тан-тара, теперь одновременно продолжают они. Дысс! - удар по железному диску над головой. Один из судей, ошарашено схватился за волосы. Другой, грыз большой палец, а третий, просто сидел с застывшей физиономией. Когда композиция закончилась, в зале стояла мёртвая тишина. Даже закоренелые боевики, с открытыми ртами, не могли прийти в себя. - Эй, Дункан! - наконец крикнул, не выходя на сцену, главный ведущий. - Для таких, как ты в аду есть особое место. Что я могу ещё сказать, ты победил... Присев задом на пятки, подогнув под себя ноги, молодой человек, с полностью чёрным лицом, положил свои руки на колени. Он слегка приоткрыл рот, высунул свой длинный язык и облизнул голые, розовые дёсны. У него торчало два широких, острых, белых клыка, и больше ни одного зуба. Он дико улыбнулся во весь рот. Его рот так сильно искривился, будто он специально корчил рожицу. Несмотря на прикрытые, тёмными очками глаза, его физиономия наводила ужас, своими неестественными, дурными эмоциями. Он наклонился головой к ковру и вытянул руки вперёд. Затем поднялся обратно. Подняв голову к небу, он начал шёпотом произносить слова, похожие на молитву, и опять наклонился головой к земле. Он делал это снова и снова, не обращая внимание на вопли страдающих, умирающих людей. Мимо него проезжал танк. Он наехал на один из трупов, кровь которого брызнула прямо в лицо молящегося безумца. Невероятно, но она не дотронулась до его лица. Брызги врезались, словно в невидимую стену, в двух сантиметрах от поверхности головы, и закапали вниз, прямо на ковёр. Его голова, словно магнитное поле, оттолкнуло каждую каплю. Он не спеша смазал кровь с ковра своей рукой и с жадностью начал её лизать. Подняв голову к верху, он снял очки и развёл руки по сторонам. Закрыв глаза, он стал глубоко дышать через нос. Полное спокойствие. Происходящее вокруг, никак не отвлекало его. Гармония и единство со всем окружением, всё больше погружали его в собственные мысли. В небе крутились огромные механизмы. Они начали высовываться из небоскрёбов, как длинные, круглые балки. Складываясь в сложные формы, и разбираясь обратно, эти стальные на вид конструкции, напоминали множество огромных труб, вращающиеся вокруг своей оси. Тусклый, розовый туман, плавно превратился в густой дым, зелёного цвета. Медленно растекаясь во всех направлениях, он заполонил собой большую часть пространства. Под спокойную мелодию, зазвучал успокаивающий, и, одновременно, отчаянный хриплый мужской голос, то и дело переходящий в сильный вокал. Из тумана начали появляться люди. Они кружили в воздухе, словно в невесомости. Огромные трубы, били их, как маленькие мячики. Кувыркаясь и вертясь в разных направлениях, люди не издавали не единого звука. Они просто разлетались в разные стороны, со смачными шлепками, и хрустом ломающихся костей. Они не ощущали боли. Вся боль доставалась ему. Парню с чёрным лицом, зажмурившемуся, и опустившего голову в низ. Его ладони вспотели. Руки задрожали. Открыв глаза, он очутился на стройке, какого-то барака. Из последних сил, вкручивая огромный шуруп в очередную деревянную жердь, он сел на грязные, серые кирпичи. Мужчина в строительной экипировке, суёт ему бумажку. Пятьсот рублей. Парень с радостью взял их, и начал осматривать со всех сторон. Внезапно, улыбка с его лица пропала. Теперь в его руках, портрет совсем юного мальчика. Это его собственный портрет. Он прикоснулся кончиками пальцев, к изображению, и начал его гладить. Мальчик, лет двенадцати, бежит по деревенской, бугристой дороге. Весь в грязи, он не стесняясь шлёпает по лужам. За ним гонится целая толпа, таких же подростков. Один из них, вынул пневматический пистолет, и стал стрелять в спину беглецу. Сморщившись от боли, он громко всхлипнул и на мгновение остановился. Сзади раздался громкий, бешеный смех. Сильно исказившись, он куда-то пропал. К поверхности гладкой, ухоженной кожи, медленно прикоснулся женский язык. В кошачьей, белой маске, красивая женщина лизала грудь Цзуме. Она дошла до соска и подняла глаза к верху, на его лицо. Он смотрел на неё и улыбался. Отпустив свою руку, от её затылка, он взял толстую, жёлтую верёвку. Золотую цепь. На самом кончике, торчал выступ с иглой, похожий на булавку. Проткнув свою щёку, он сморщился от боли. Оттуда выступила капелька крои. Затем, вторую цепочку, он прикрепил немного ниже. Потом ещё ниже, и ещё. У него получилась золотая, искусственная борода, из множества, примерно, десятидюймовых цепей. Женщина продолжила его гладить и целовать по всему голому торсу. Взяв маленькие плоскогубцы, он засунул их себе в рот. Умоляющий, тихий детский рёв, в маленькой, тёмной комнате, прерывался грохотом и словесными перепалками, между мужчиной и женщиной. Они в издевательской форме, избивали ребёнка, трясущегося, скукожившегося и прикрывающего свою голову обеими руками. Ухватив пласканками зуб на верхней челюсти, молодой человек, медленно, со всех сил, стал его вырывать. Девушка в маске, испуганно подняла голову, и от ужаса выпучила глаза. Он схватил её за шею и крепко прижал к себе. Без особого сопротивления, она положила голову на его грудь. Её дыхание участилось. Глаза смотрели в одну точку. Немного застонав, парень с щелчком отдёрнул свою руку в низ. В окровавленных кусачках был его зуб. С дрожащим вздохом, и еле слышным выдохом через нос, передавалась его пронзительная боль. По спине девушки пробежали мурашки. Потом, он взялся за другой зуб, и сделал с ним то же самое. Ещё сильнее прижав девушку к груди. Белая вспышка. Молодой человек сидит за ноутбуком, в комнате какого-то офиса. К нему подошёл ещё один весёлый парень, что-то показав в своём планшете. Они с восторженным интересом, что-то обсуждали. На экране компьютера, были одни цифры. На столе лежали бумажки, с графиками и формулами, небрежно написанными от руки. Соскочив со стула, один парень обнял другого за шею и прижался своим лбом к его лбу. Эмоции переполняли их обоих. Они продолжали радостно о чём-то говорить, время от времени искренне смеясь. В то же время, впервые, оказавшись наедине с девушкой, которая очень нравится ему, он хотел подойти к ней, но не как не решался. Судя по двум рядам, друг за другом, стоящих, деревянных столов и стульев, они находились в каком-то учебном заведении. Она делала вид, что не замечает его, однако, тоже хотела, чтобы он подошёл к ней. Они долго нравились друг другу, но так и не сделали первый шаг. Они не сильно жалели об этом. Ведь они не знали, что чувства были взаимны. Маленьким лезвием, Цзума сделал последний надрез на шее висящего вверх ногами, парня. Они были в заброшенном доме, на окраине той же деревни. Подняв пластмассовый тазик, в который медленно стекала кровь, он вылил её на своё лицо, с облегчением, глубоко вздохнув. Чёрные картинки, на белых, квадратных карточках, лежали перед его лицом. Несколько мужчин, в белых халатах, стояли вокруг него. Один из них, сидел напротив молодого парня. Он включил видео, на экране большого планшета. Вращающаяся маска Чарли Чаплина. Затем, графические иллюзии. Он вёл себя максимально открыто, совсем не как обычно, и с лёгкостью отвечал на все вопросы. Наконец, он ввёл последнее условие, самой большой программы, которую, когда-либо писал. На мониторе, высветилось изображение Земли. Яркими красками, показывались ветра и температура всей её поверхности. Рядом сидел всё тот же парень. Широко улыбаясь, они вместе вводили цифры, которые отвечали за градусы Цельсия, в любом месте планеты. Когда Цзума посмотрел на Урал, улыбка с его лица спала. Ему было больно, но он продолжал. Он вырвал все свои зубы, оставив только клыки. Схватив девушку обеими руками, он начал давить на её шею, что есть сил. Брыкаясь, она стала громко визжать. Стоя за столом, под открытым небом, во дворе элитного особняка, он рисовал на большом, красном холсте, чёрную извилистую линию. Доведя её до маленького, такого же чёрного пятна, внутри которого, изображён белый, окровавленный нож, он медленно отвёл кисть в сторону. Когда девушка перестала сопротивляться, он начал лизать её лицо, своим кровавым языком. В калифорнийской лаборатории Констант, кроме них никого не было. В руках парней были небольшие, кнопочные устройства, напоминающие джойстики игровых консолей. Над ними, с бешеной скоростью носились небольшие летающие дроны. Внезапно, один аппарат просто взорвался сам по себе. Один парень улыбнулся и шлёпнул по жопе второго. Тот, расстроившись, ухмыльнулся, и глубоко вздохнув, отпустил джойстик. Взявшись одной рукой, за талью, другой за лицо, Цзума подтянул его к себе и поцеловал в губы. А тот резко оттолкнул его от себя, возмущённо начав что-то говорить. Они не ругались, но очевидно, были подавлены. Возмущённый парень, плохо спал этой ночью. Наутро, в постели, его обняла чья-то рука. Обернувшись, он увидел только что пришедшего своего приятеля, одним коленом, вставшего на кровать. Брезгливо сдёрнув его руку, он быстро соскочил и оделся. Встретившись на крупной конференции, они приветствовали множество людей. Когда радостный парень, захотел пожать руку своему другу, тот медленно отвёл её в сторону. Не сразу поняв, в чём дело, он взялся за его плечо. Но, потом, продолжая улыбаться, его рука дёрнулась и слегка затряслась. Не подавая виду, он сам медленно убрал её и ушёл... Схватившись за жёлтые цепочки на своём подбородке, он с силой сдёрнул их, серьёзно порвав кожу. Он молчал. Из его глаз потекли слёзы. Он похлопал по щеке задушенную женщину, и подошёл к большому зеркалу. Глядя самому себе в глаза, он начал лизать отражение, измазавшееся в собственной крови. Продолжая внимательно рассматривать себя, он улыбнулся и вслух произнёс на русском: - Теперь я люблю. Люблю людей, которые не дышат. Открыв глаза, он поднялся с колен. Зелёный туман в небе, внезапно пропал. Чёрная мгла, вместе с зеленоватой мутью, стала затягивать кровавые улицы. Он вытянул свою руку вперёд, будто пытался что-то нащупать. Серое, невнятное движение, быстро перекрывало блики тусклого света. Это была женщина. Она стояла на стене... Нет. Она на полу небольшой, бледной комнатушки. А он лежал на диване, или кровати. Вестибулярный аппарат, явно нарушен. Мышцы быстро слабли по всему телу. Из вытянутой руки посыпались белые пилюли. Удары барабанов, быстро взбодрили его. Он молотком отбивал рёбра, от человеческого трупа, разгибая их от себя. Бедренные кости стукали о голые черепа. Раздался басистый звон электрогитары. Это настоящее безумие. Подросток прыгал на туше жирного мертвеца, как на батуте. В руках он держал грудную часть скелета. Это рёбра с позвоночником, и яркой фигуркой на конце, в виде сувенира. Держась за позвоночник одной рукой, другой, он бил по рёбрам, словно по гитарным струнам. Жмулькая вырезанным сердцем, резким сдавливанием обеих рук, он подыгрывал сам себе. Музыка становилась всё более насыщенной и разнообразной. В дополнение ко всему, зазвучала скрипка. Смычок двигался быстро и очень технично. Но он ходил не по струнам. Он скользил внутри анального отверстия свежего, жирного мертвеца. Внезапно, палочку засосало, вместе с рукой, как макаронину. Лежащий на животе, на серой асфальтовой поверхности труп, поднял голову, и резко повернулся назад. Его глаза и рот остались закрыты, но от посиневшего, окоченевшего лица исходил страшный рёв. Дёргая руку, что есть сил, парень быркался, будто его бьют током. Сзади, холодная, твёрдая рука, закрыла ему рот. Звук сирены, заставил его полностью пробудиться. На лице оказалась вовсе не рука, а кислородная маска. Мужчина, в светло голубом халате, и шапочке, сделал разряд дефибриллятором. На экране, близко стоящего монитора, нормализовался сердечный ритм. Они находились внутри быстро мчащейся машины. Повернув голову на бок, он увидел всё ту же женщину, и она явно не рада происходящему. Это его мать. Она так яростно смотрела на него, будто хочет убить, и просто выжидает момента. Парень повернул голову к окну. Там мелькали деревья. Они резко поплыли в глазах. С корнем вырываясь из земли, пышные, зелёные ёлки, переворачивались в воздухе, и с силой втыкались в землю. Их ветки и тонкие кончики, сначала сильно отгибались, а затем ломались. Боясь повернуть голову обратно, он зажмурился и громко зарыдал. Прилетев на Савайи, Даймок был вне себя от ярости: - Какого дьявола вообще твориться с этим миром! Почему тот тип так вёл себя? Мы же вообще ничего не узнали. Может нам действительно не везёт. Может, стоит найти более адекватного персонажа из дружков Муспирини... Сэм ничего не хочешь мне сказать? - Что? - спросил его Сэм. - Ты теряешь контроль. Причём, полностью и бесповоротно. Почему ты побоялся его? Значит, у них есть более совершенные технологии, чем твои. - Чёрт возьми, я не знаю. Что ты докопался до меня. Я не обязан удерживать Землю под своим контролем. Да, я потерял многое. Я потерял торговую базу. Я потерял место в совете директоров. Я потерял источник доходов... Но бизнес меня больше не заботит, понимаешь. Я просто потерял интерес ко всей этой общественной движухе. А то, что грёбаный ИПО и УЭ завладели технологиями, не доступными нам, это тоже не моя вина. Я что тебе господь бог? Я не в силах следить за всем и каждым в этом мире. Моя команда делает то, что считает важным. Откуда они воруют технологии? Как это вообще допустили? Все эти вопросы, я хочу задать вам. Или, вы хотите сказать, что это жалкое отрепье, сами создают свои чудеса. Не смешите. Узнайте как-нибудь об этом. Хватит бездельничать, иначе мир в скором времени, реально ждёт анархия. Всё, что делает Глэйсон, это посылает отсчёты Джузип. А ты вообще просто ворчишь. Навязался на мою голову. Предполагаю, в ИПО целая армия умных программистов. В УЭ, тоже не один Муспирини колдует. Я уверен, там есть наши ребята. Все эти мощные проекты строятся на общественной почве. Думаешь, я не знал, что ситуация выйдет из-под контроля. Я знал, что однажды это произойдёт. Но я выбрал другой путь. Мне не нужны деньги, признание, уважение или презрение. Я выбрал путь фундаментальной математики. Мне плевать на влияние Констант. Но, если, в скором времени Земля перейдёт под полный контроль ИПО, это сломает даже мои, казалось бы, стойкие планы. Люди устали. Они на грани отчаяния. В таком ритме, общество не протянет и пяти лет. Уверяю вас, останутся только те, кто, собственно, и стоят за всем этим беспределом. - А как же Мекка. - начал Глэйсон. - Меня одного смущает, что на ней такой мощный защитный барьер. Семь лет, в Констант нам твердили, будто там ничего не происходит. В чём же дело, брат? Не можешь подобрать уровень шифровки? - Я не занимался этим, с этим вопросом к Кенни. - А что ты на него сваливаешь? Кенни тоже не пальцем деланный. Если не смог он, вряд ли смогут другие. - Это да. Я спрошу у него по этому поводу. Давайте по порядку. С этой поездкой столько всего свалилось на голову. Мне нужно обдумать всё наедине. - И мы свято верили. Даже я себя чувствую, как последний олух. Как можно быть обманутыми, семь, мать твою, лет! - возмущается Глэйсон. - Шесть. - поправил его Даймок. - Не важно. Это очень странно. Зачем СМИ скрывать от нас, бомбёжки Саудовской Аравии? Странно. Может, они сами не знают. Но как мы-то не могли определить его реальное состояние? По спутникам - там почти одни руины. Джузип дроны показывают тоже самое. Но и это меня не настораживает. Мне интересно, почему Сканер-кодинг выдаёт тоже самое. Это же в принципе невозможно! Мы же смотрели на Мекку. Помню, как сейчас. Внутренний универсальный анализ показал нам картинку в трёхмерной тетраэдральной сетке. Кроме крыс и мусора, ничего. Так же, как в Сан-Диего, так же, как в Москве, Кипре и Тайване. Может, тогда и они не разрушены? Я не верю тому парню. Сто процентов он солгал нам. - Вот именно. Почему мы должны наводить панику, из-за бредней какого-то сумасшедшего фанатика? - вдумчиво продолжил Даймок. - Безусловно, это нужно перепроверить. Мы можем отправить туда отряд смотрителей, в сопровождении новой армии моджаев. Повторно просканировать всю местность. Может, там кроется какой-нибудь секрет. Насколько я знаю, данные сканер-кодинга тоже можно перенаправлять. Возможно, там стоит такой механизм. Перераспределитель, размером, с небоскрёб. Чтобы создать иллюзию изнутри, необходимо закодировать всё внутреннее пространство, с точностью, не меньшей, чем у сканер-кодинга... Сэм, я прав? - Даймок смотрит на увлёкшегося гаджетом Сэма. - У меня есть такое странное сообщение, - не отрываясь, Сэм внимательно продолжает смотреть в экран своего устройства. - Оно пришло, дней пять тому назад. Я бы и не вспомнил о нём. Раз уж мы заговорили о Мекке, чёрт побери, оно стало меня настораживать. - Прочитай же нам его. - Даймоку уже не терпится. - Короче, сообщение это пришло на мой официальный профиль сайта Констант. С электронной почты, угадайте кого? Самого ИШат. Я не верил, что они будут писать мне такую чушь. Поэтому, подумал, что кто-то хакнул их аккаунт, либо создал эмулятор Unix подобной системы к ОС. Я прочитал сообщение и просто улыбнулся. Не каких официальных лиц, не каких условий. Это, тупо заявление, причём, чётко в лоб, без каких-либо пояснений. - Он глубоко вздохнул. - Ямин А(О)льрраб пишет: Ждущий смерти, приветствую тебя! Давай встретимся в святилище Мекке, чтобы решить все вопросы и определить судьбу Земли. Если, для тебя она хоть немного важна. Сделай доброе дело, окажи себе услугу. Ведь, придёт время, и ты предстанешь пред всевышним, как когда-то, уже трижды предстал перед ним я. - Сэм поднял глаза и тревожно посмотрел на Глэйсона. Тот широко улыбнулся. - Как. Подожди! Его ник Ямин Ольрраб? - Да. Именно так. - Это же, на арабском, звучит, как Правая рука господня. - Даймок в недоумении посмотрел в экран к Сэму. - Серьёзно? - спросил он, выключив изображение. - Да что ты так напрягся? Сэм, ты удивляешь меня. Это всего лишь ник нэйм. Ты, чёртов учёный. Математик, в конце концов. Бог - это самое последнее, чего тебе стоит бояться. А уж его правую руку. Не смеши меня. Бога нет. А если он и есть, то пусть придёт и докажет это. - Вообще-то, теоретически, бог может существовать. Не такой, как в писаниях, но всё же, ты не прав, мистер Даймок. Бог не должен доказывать тебе своё существование. Он не нуждается в твоей вере. А если и ты в нём не нуждаешься, то очевидно, он просто не входит в зону твоих интересов. Отсутствие интереса - ни есть отсутствие доказательства. - Сэм снял с себя верхнюю одежду и пошёл в сторону бассейна, что стоял под плоской, стеклянной крышей и стенами, в одном помещением, присоединённых к зданию лаборатории - большой террасы. Перед тем как нырнуть в воду, он обернулся назад и крикнул: - Эй, адмирал! Вам не пора заняться службой, или вы теперь везде будите таскаться за нами? Если я и договорюсь о встрече, мы с Глэйсоном отправимся туда вдвоём. А лучше бы вообще одному. Ведь сообщение пришло мне. - Рискуешь. Почему просто не отправишь туда свою копию? - пошёл к выходу Даймок. - Ну, дак, Глэйсон пойдёт со мной, я же сказал. Я еду туда не диктовать свои условия. А, так же, как и сегодня, войти в курс событий. Думаю, что там люди более-менее цивилизованные, и нам даже не понадобиться снаряжение для побега. Возможно, я раскрою пару секретов их творческих успехов. Возможно дело даже не в Джузип. Ну, что остановился, иди уже, следи за нашим офисом. Если с ним что-то случится... - То, что? - готов уже выйти за стеклянную дверь адмирал. - Пойдёшь под трибунал, - плавает на месте Сэм. - У нас нет случайных людей. Не стоит забывать про свои задачи, мистер Даймок.

Угрозы с севера

14 сентября 2017, Пермский край

- Он такой необычный мальчик. - Женщина в красном пиджаке и брюках, сидит за столом престижного ресторана. - Он больше, чем необычный мальчик. - Лысый мужчина, улыбаясь, осмотрелся по сторонам. Он доел свою порцию овощного салата и о чём-то задумался. - Как летят годы. Я уже не рад собственным дням рождения. - О чём это вы имели ввиду, говоря, что он больше, чем необычный? - спросила женщина. - Рассказывайте, раз уж начали. За язык никто не тянул. - Вы про Колю? - Да, а вы про кого-то другого говорите? Я же вам рассказываю про Николая. Ему тринадцать лет. Учится он средне. Я бы даже сказала - плохо. Но, он очень способный парень. Просто родители за ним совершенно не следят. - Типичная ситуация для бедных семей. - Он не из бедной семьи. В том то и дело. Его родители, немного не дружат с головой. Они вполне состоятельны. Всегда был сыт, прилично одет. Хотя, одевался он конечно небрежно. Но, дорого одет. Заметно, дорого. Он ходил растрёпанный, но постоянно менял одежду. В общем, просто не следил за внешним видом. - Как и большинство подростков в его возрасте. - улыбаясь, добавил мужчина. - И всё же, какой-то он необычный. Он иногда играл с другими. Но, ему всегда было хорошо одному. Помню, как он оставался один в классе, сразу такой радостный становится, раскрепощённый. - За это на него и пошла травля. - Да. В подростковом возрасте нельзя выделяться. В этот период дети ведут себя, как звери. И, ничего ведь не сделаешь с ними. Попробуй только накричи на кого-нибудь. Самому дороже будет. - Это точно. Я с ними скоро сердечный приступ получу. - Ладно бы учились хорошо. А то, ничего не понимают и ведут себя безобразно. Я уже отказаться от седьмого класса. Если они сейчас позволяют себе такие выходки, что дальше будет? Конечно, довели парня. Он такой целеустремлённый. Первый раз такое вижу. Ему плохо даётся математика, но он просто жить без неё не может. Он любит всё то, что не понимает. Как-то у него всё наоборот. Мне это нравится. И он не просто стремится понять то, что от него требуется. Он вообще воспринимает материал, в том порядке, в котором хочет сам. Он может выучить ту главу, до которой мы ещё не дошли, но не знать уже пройденного материала. - А-а-а, по физике он так же, - отмахнулся рукой мужичёк. - Когда ему, что-то нравится, он не останавливается на подобных примерах. Он копает глубже и глубже. Производная, первообразная - это, вроде бы, просто и очевидно, но, он настолько подробно расписал их, что составил трёхмерные графические проекции. Проинтегрировал линейные и квадратные уравнения, из учебника, а после, сам начал составлять ряды последовательности. Выделял все участки по порядку, и интегрировал в разные функции. Нашёл какие-то странные формулы комбинаторики, говорит, что вывел сам. Я сама уже не понимаю, что он творит. Может, он записался на платные курсы программирования. Там чего-то нахватался. - Через интернет что ли? Откуда в нашей деревне курсы программирования? - Ну, а почему бы нет. Сейчас, через интернет люди высшее образование даже получают. - Да брось, он только закончил седьмой класс. Тяга к знаниям у него есть. Даже страсть, я бы сказал. Но, вряд ли он вундеркинд. Я лично сверх способностей в нём не заметил. - Наверное, потому, что он не уделяет время физике. У него есть способности. Я бы хотела с ним позаниматься отдельно. Можно натаскать его для олимпиады. Только вот, я его побаиваюсь, если честно. Однажды у нас была беседа. В их классе, мы пытались определить ребят, по желаемым профессиям и уклонам в конкретных знаниях. Все хотят быть, юристами, экономистами, технологами, инженерами. А этот говорит, буду работать самим собой. - Нам нужно заполнить анкеты. Из регионального центра программа какая-то. Я им говорю, напишите, что-нибудь серьёзное ребята. Если даже не знаете. А он так и написал. - Ну, он, имел виду бизнесменом, они же дети ещё, написали бы за них. - Мужчина хотел было допить бокал вина, но поставил его обратно. - Да какие дети, в самом деле. Я же переспросила его. Может быть на себя? Понятно, все мы хотим работать на себя, а не на дядю. Надо уточнить свой род деятельности. В общем, он прямо во весь класс заявил, что его работа - это то, что он делает прямо сейчас. Его работа - это дышать, ходить, смотреть и слушать. Все засмеялись над ним, как обычно. Я говорю, так нельзя. Так живут только бомжи. За что тогда тебе будут платить? Всем ведь нужны деньги. Что пойдёшь грабить банки? Он встал с места и подошёл ко мне. А может я, буду производить новое программное обеспечение? Такое, где переменными будут не цифры, а вы и я. Я про себя думаю, что ты несёшь? Конечно, мы может чего-то незнаем, но надо мечтать о реальных вещах. У нас школа с техническим уклоном. Да, он мог сказать что угодно, пойти в шоу-бизнес, или спорт. Куча вариантов. Никто бы и не обратил внимания. Я выбросила его листок и заполнила сама. Потому что он просто взял свои вещи и вышел из кабинета, вслед за другими, хотя я вообще-то никого не отпускала. Никакой дисциплинированности. Кошмар... - У него было тяжёлое детство. Наверное, это слухи. Лично я не верю в это. Конечно, никогда бы не заговорил с ним на эту тему. - Что с ним произошло? - Пообещайте, что вы не будите разводить сплетни, потому, что это, скорее всего не правда. - Хорошо, я буду молчать. Мне он уже как сын. Можете говорить всё, что угодно. - Где-то, два года назад. Ему было одиннадцать... Он убил одного мальчика, на год старше его. В его первой школе. В посёлке, из которого они потом переехали. Это было крайне жестокое убийство. Я не знаю, что они не поделили, но детали убийства, якобы, даже в полиции, держат в строжайшем секрете. Чтобы не сломать судьбу мальчишке. Он надругался над убитым. Раздробив голову камнем, он вытащил мозг. Вырезал ему язык, оба глаза и яички. Затем, вставил яички в пустые глазницы. Глаза затолкал в анальное отверстие, длинной веткой дерева, которую, там же и оставил. - Открыв рот, женщина схватилась руками за голову. - Зря я это сказал. Поймите, в любом случае, он не опасен для общества. Даже если это правда, во что, я не советую вам верить, он прошёл через кучу психологов и психиатров. С ним, якобы, в тайне, занимались даже зарубежные учёные - психологи. И они не выявили абсолютно никаких отклонений. Если, конечно, сам факт случившегося не считать за отклонение. - Вы только что перевернули мой мир. Я не знаю, смогу ли, я после этого вообще относиться к нему, как к человеку. - А если бы я не рассказал, то смогли бы? - в ответ женщина просто вздохнула. Мужчина засмеялся. - Это шутка была. Шутка! Вот она, человеческая предвзятость. Да, нам с вами, Мария Львовна, никогда не стать учёными. Так и останемся преподавать в школе. Эти люди живут по своим законам. По законам, где нет запретов. Ведь не даром говорят, что между тупой и гениальной идеей, почти нет никакой разницы. И я думаю, у Николая очень большое будущее. Он найдёт себя в жизни. Помяните мои слова.

Констант разваливается на глазах. Нет никого, кто мог бы остановить это. Две враждующие касты сегодня, и та сплочённая группа, что была в довоенный период, кардинально отличаются. Сэм действительно верит, что объединившись с советом директоров, и беженцами старой команды, они не просто расширили бы сферу влияния в Джузип, а стали бы независимы от неё вообще. Однако, это лишь его мечты. Большинство управленцев, предпочитают остаться под эгидой внеземной корпорации. Сейчас, в команде Сэма осталось очень мало людей, которых он считает, как равных себе в области программирования. Их, буквально, можно пересчитать по пальцам. В былые времена, его одногодка, семнадцатилетний гений Цзума, был наставником и лучшим другом. Бимбо, Хоил, Рики, всех и не перечесть. Их интересы полностью совпадали. Их цели были глобальны. Казалось, ни что не могло остановить их тогда. Они, как губки, увлечённо впитывали знания, будто них не существует границ. Не сегодня - завтра, этот мир принадлежал бы им. Однако, жизнь распорядилась иначе. Когда начался конфликт между властями США и Констант, Цзума, предупредил всех, что это уже не остановить. Они не готовы обороняться от государственных силовых структур, и он предложил совету директоров два варианта: залечь на дно и создать мощную армию, в виде замаскированных сотрудников охраны и других служебных структур. Второй вариант, они могли пойти на сделку с властями, образно продаться им, внедриться в управленческий аппарат, и поставить туда своих людей. Однако, времени уже не было. Конгресс не стал долго церемониться, и быстро перешёл к действиям. Один за другим, офисы штурмовал спецназ, несмотря на умоляющий призыв к диалогу со стороны Констант. Когда остался последний офис в Сан-Хосе, Цзума принял решение скрыться и покинуть свою должность. Он обещал, однажды, человечество поплатится за то, что отторгало Констант. Вместе с ним, ушла целая куча народу, незаменимых для компании людей. Возможно, они ушли с ним, а возможно все разбежались, кто куда. Они, предупредили своих близких, чтобы те не пытались их искать. Тем временем, человечество полностью доверилось руководству Устойчивого Альянса. Они разожгли полномасштабную войну с ИПО и Констант одновременно. Терпение окончательно лопнуло, когда Цзума начал терять своё триллионное состояние, от четверти, принадлежащих ему акций. В нём пробуждалась какая-то ненависть. Поначалу это было в шутливой форме. Хотя у него, как и у всех особых интеллектуалов, никогда не отличишь, где шутка, а где, правда. В их команде с улыбкой относились к серьёзным вещам и строго могли воспринимать шутки. Однако, постоянные разговоры на эту тему начинали вызывать подозрения. В своих ненавистных шуточках, Цзума, постепенно переключался на всех людей. Сам, родом он с Уральского Эмирата. И он вот уже прошли долгие пять лет, как он покинул нашу команду. Не исключено, что именно он стал кровавым лидером Диа Мусперини. Сэм старается не задумываться на эту тему. Он никогда не думал плохо о своём друге, и даже в мыслях не допускал, что однажды Цзума станет его врагом. Ну, это просто невозможно. Поэтому, он до последнего, внушает себе, что все его бывшие напарники просто вышли из большой игры. Ведь он даже не знает, живы ли они. Сегодня ветреная, пасмурная погода. Даймок нервно зашёл в комнату к Глэйсону. Скорее даже ворвался, будто к себе в дом. Тот стоя играл в какую-то компьютерную игру - имитацию реальности, и не видел ничего вокруг происходящего. - Глэйсон! У меня есть важные новости. - Стоя сзади, он похлопал его сбоку по плечу. Затем посмотрел в его глаза, и поводил ладонью возле лица. Глэйсон не видел его. - Эй, выключай свою грёбаную игрушку. Ты так похож на сумасшедшего. VR-линзы уже устарели, да? - Тот быстро махнул по воздуху, пальцем нарисовав, какой-то знак, обернулся к назойливому адмиралу. Высокая чёрная стойка, что держала его в воздухе, расстегнув крепления, спустилась вниз. - А то ты не знаешь? - спокойно отреагировал парень. - Да мне вообще плевать на компьютерные игрушки. В курсе сегодняшних новостей? - Нет. Я не особо слежу за ними. - Так зайди же, в чёртов интернет! Сегодня все заголовки пестрят одним и тем же. Я покажу тебе одну видеозапись. Это Диа Мусперини. Он отправил видеообращение... Это просто взорвало головы всему Центру Сопротивления. Это ввело в ужас всех людей, а в частности жителе Нью-Йорка. - Ну, что там случилось? - Глэйсон смотрит в экран к Даймоку, который уже включил видео, но затем поставил на паузу. - Короче, дело вот в чём. УЭ, сегодня провели какой-то парад. В определённое время года, они проводят его каждый день в течение недели, отдельно в каждом городе их государства. Сегодня был первый день. Парад прошёл в столице Аль-Кунбаде. - Давай на стене посмотрим. - Глэйсон включил большое изображение, идущее вровень со стеной. Там высветился прямой эфир, одного из самых популярных интернет каналов, принадлежащих правительству УЭ. На этом сайте, чем-то схожего с YouTube, в первую очередь, показываются видео, с открытыми комментариями и численностью зрителей, в данный момент. - Включай самую первую! - выставил глаза Даймок. - Семнадцать миллионов аккаунтов, в прямом эфире! Сто семьдесят три миллиона просмотров за восемь часов. Такого я ещё никогда не видел. - Глэйсон нажал на кнопку воспроизведения, через свой гаджет. Профессиональная съёмка, с нескольких ракурсов, шла в высоком разрешении. В самом углу экрана, написано латинскими буквами - "повтор трансляции". - Самый популярный клип Кена Шелдара, даже за сутки столько не набирал, - до сих пор не может прийти в себя Даймок. - Это уже повторение, - спокойно смотрит Глэйсон. - Представляю, сколько людей смотрели это в момент трансляции. И кстати, это же личный канал самого Диа Муспирини, насколько я понимаю. - Это канал всей его шайки. Добавь звук. Скоро он будет говорить. Его речь заставляет сойти с ума, - Даймок внимательно уставился в огромный экран. Глэйсон прибавил звук. Съёмка продолжалась, то сверху, с воздуха, то с боку. Наконец по дороге поехала шеренга, из трёх огромных внедорожников, на крыше центрального, на длинном шесте, развивался флаг УЭ, белый, в жёлтую полоску, с арабским символом всевышнего справа и красным гербом с медведем Пермской области, слева. На крыше второго, на коротком шесте, развивался флаг Оазиса Аль-Макка, в серо-зелёные треугольники, а на крыше третьего - флаг Оазиса Прокажённых, в красно-коричневые треугольники. P.S. Оазис прокажённых расположен на месте захваченного города Сан-Диего, в Калифории, там производят программную структуру и оборудование для крематориев Аль-Макка. Официально, они всё ещё являются частью США, но в реальности, контроль южной Калифорнии вдоль всей границы с Мексикой полностью потерян. За броневиками вышла длинная колонна солдат. В первом ряду, из семи человек, не маршировали, а шли свободным шагом, одетые, как боевики, в голубом камуфляже, бородатые мужчины. Тёмно-зелёные береты, с красными значками УЭ. В руках, они держали длинные кровавые палки. - Это настоящий беспредел. - Даймок приоткрыл рот и вытянул голову поближе. - На палках, у боевиков, одеты только что отрубленные человеческие головы. Алая, всё ещё свежая кровь, отблёскивала от солнца. Безжизненные головы, туго сидят как шашлык на шампурах. Да ещё и не как попало. Они противоположно направлены друг другу. Одна голова насажена глазами кверху, другая, которая пониже - глазами книзу. И так чередуются все остальные. - Это твою ж мать показывают детям! - грызёт ногти адмирал. - Ну почему сразу детям - успокаивает его Глэйсон. - Это смотрит тот, кому это интересно. А вообще, дети те ещё любопытные засранцы. Они сами найдут всё, что захотят. По себе помню. Первые порнухи смотрел ещё, когда помпончик не стоял. Ну, ты понимаешь. - Не хрена не понимаю. Блин, парень, я с восемьдесят девятого года. Моё детство было без интернета. Смотри, что это? - Марширующие в голубой экипировке люди, прошли вдаль улицы. За ними, в дали, ехали, какие-то маленькие, узкие хреновины. Как оказалось - это мотоциклисты. Они медленно ехали на одном заднем колесе, стоя на дыбах, почти под прямым углом. - Они ещё и цирковое представление тут устроили. - Поразился Глэйсон. Это очень необычные, блестящие байки, похожие на драгстеры. Колёса подсвечиваются синими полосами, в разных ракурсах, по-разному меняя световую гамму, а заодно и сами узоры. Одним словом, это какие-то бластеры, продолговатые, двухколёсные ракеты, с низким расположением руля, не у края, а где-то ближе к центру этой махины. Основной окрас, супербайков - это золотой, чёрный и красный цвет. За рулём сидят непонятные типы, в сплошных, разноцветных комбинезонах и белых масках, закрывающих, лишь лицо. Внезапно, они начали вертеться вокруг своей оси. Затем менять угол наклона, то сбавляя, то наращивая скорость. Наконец, их широкие задние колёса, просто начали резко сжиматься по бокам, в характерный овал, слегка выстреливая самим мотоциклом, по инерции, словно резиновым мячиком вверх. Это выглядело забавно. Они подпрыгивали и приземлялись на то же колесо. Другие просто зависали вверху, и продолжали плыть по воздуху, в двух-трёх метрах над землёй. За этими мотоциклами, маршировала колонна уже профессиональных солдат, одетых в бежевую, арабскую униформу. Это каратели. С виду, обычные люди, без сверхспособностей. Длинные рубашки, до колен и высокие, того же цвета берцы. В их руках ни обычные автоматы, как у прошедших только что перед ними боевиков, а какие-то громоздкие, на вид железные конструкции, опять же, в цвет обмундирования, из множества деталей, но без проводов. Эти штуковины, прицепленные только к правой руке, и тянулись от локтя, до самых кончиков пальцев. На головах этих типов одеты ужасные маски, с разными выражениями лица. Они изображали все возможные гримасы, выражающие человеческие эмоции, типа неестественного испуга, сильного удивления, дикой радости и так далее. Теперь камеры показывают каких-то, очевидно важных персон местного управления. Крупным планом, пятерых человек, идущих по небольшой площади, вдоль дороги, по которой движется строй. Трое из них, стояли лицом к демонстрационному параду и гордо смотрели на него. Все эти люди, мягко говоря, странные. Точней их наряды. Один из них одет, будто в национальный, еврейский костюм. Чёрная шляпа, смокинг с галстуком, и торчащие по вискам, косички, тянущиеся до плеч. Другой, выглядел, будто сказочный волшебник. На его голове одета, чудная круглая подушка, с огромным фиолетовым бриллиантом посередине, в виде намотанного в несколько слоёв шарфа, наверное, чалма факира. Вверху, высокий, конусовидный, серебристый колпак. На тело накинута длинная мантия, голубовато-жёлтого, блеклого оттенка. Она тащилась за ним по земле. Его пышные рукава, полностью закрывали руки, расширяясь внизу гораздо сильнее, становясь более объёмными. Два других человека, одеты в арабскую национальную одежду. На головах длинные бардовые куфии, затянутые не ободком, а чёрными коронами, с высокими, тонкими изогнутыми стержнями. Их длинные, до самого пола рубашки, были чистого, бежевого цвета. Заострённые носы, смуглая кожа и карие глаза. Это были настоящие арабы. На плечевой части левой руки, бросаются в глаза хоть и небольшие, чёрно-голубые флажки, как вшитые прямоугольные значки, с перевёрнутым равносторонним треугольником внутри. Сверху, противоположного, голубого тона, красного конца внизу, и вверху цифры 010011. Это вовсе не флаг ИПО. И не даже не УЭ. Непонятно, что это такое. Рядом шёл, и о чём-то с ними говорил, последний человек. Одетый, более-менее обыкновенно. На его голове, сидит модная, оранжевая кепка, усыпанная блестящими, заострёнными железками. Ярко-жёлтый козырёк, повёрнут полу боком. Полностью чёрное лицо, закрывают, ещё более чёрные, широкие очки, с голубой оправой. Лёгкая серая кофта, белые широкие шорты, и голубые, высокие кроссовки. На плече его правой руки одета красная повязка УЭ. Он, улыбаясь, продолжал что-то рассказывать одному арабу в красном. Подойдя к двум мужчинам, стоящих лицом к параду, одетых, уже в какие-то супергеройские, яркие доспехи, они остановились. Эти двое, видимо руководили строем. На людей они тянули с трудом, больше смахивая на складных роботов трансформеров, со множеством сегментов и человеческими головами. Их стальные, на вид тела, состояли из крошечных деталей и механизмов, скреплённых между собой. Они повернулись к только что подошедшим людям и слегка наклонились. Согнув левую руку в локте, не прижимая её к телу. Затем сильно растопырили пальцы рук. Так они оказали приветствие. Мужчина в еврейском одеянии, улыбнулся им в ответ и сделал точно так же. Его зубы, оказались ярко-фиолетовыми. Более того, его клыки, слишком сильно выпирали, как у вампира. На его глазах, прозрачные очки, с маленькой, круглой оправой. Он что-то сказал тому мужчине в кепке, с чёрным лицом. Но, несмотря на то, что их показывают в упор, не было слышно ни слова. Хотя посторонние звуки, такие, как шаги, смех и даже шорканье одежды, чётко передавались по записи. Скорее всего, дело не в микрофоне, а в намеренной заглушке разговора. Наканец, они закончили болтать и повернулись лицом к параду. Тем временем, по дороге уже не маршировали люди. Мало того, что они шли, так, как хотели, почти половина из них просто летели по воздуху. Подгибая одну ногу в колене, они заворачивали её под вторую. Превратив демонстрацию в какой-то неорганизованный сброд. Не чувствуя на себе никакой ответственности. Через какое-то мгновение, они все, как один, повернули головы влево, в сторону площади, на которой стояли их семеро главарей. Одетые, поистине в завораживающие, даже, скорее пугающие, ощутимо твёрдые костюмы, они кинули зиг хайль, почти, как в нацисткой Германии. Только руку, прислоняли к груди не ладонью, а ребром, со стороны большого пальца, так же, как довольно смотрящие на них главенствующие странные персонажи. У всех на плечах надеты красные повязки, с флагом УЭ. Этим они ещё больше напоминали армию третьего рейха. Их внешний вид, пугал больше всего. Возможно, генерал Фарахза при создании моджаев воодушевился именно этими экзоскелетами, по-другому их и не назовёшь. Стальная, тёмная броня, окутывающая, в том числе голову, совсем не гладкая. Она покрыта мелкими пузырьками и ямками, которые блекло отражали яркие солнечные лучи. На месте глаз, расположены вровень с головой, бардовые, зеркальные стёкла, очерченные, строгими, симметричными контурами. Они даже, чем-то напоминали фары современного гоночного автомобиля. Нос, слегка выпирал, с абсолютно чёрной, как у черепа формой. Добавляя неестественности, в сочетании с отсутствующим ртом, и разделённой четырьмя линиями, в виде ступенчатых порогов, головой. Словно на лице, изображена решётка, как знак номера. Она проходила вдоль обоих газ, деля их, как бы на две части, и поперёк, через лоб и ротовую область. Они продолжали идти, с повёрнутой головой и вытянутой рукой. Сразу за ними, летело неимоверное множество летателей всех классов: А, В, С и даже D. Они летели на разной высоте, в три ряда. Относительно друг друга, по этажам, двигался разный, по своей конструкции, транспорт. В шеренгу, летели одинаковые аппараты, но разного окраса. В колонне, они могли отличаться друг от друга, а могли и нет. Большие и маленькие, дисковидные и какие-то бесформенные, продолговатые. Замыкали, огромный поток, этого, инопланетно-фантастического чуда - летатели, класса D. Это сферообразные, яркие объекты, диаметром, три-четыре метра. Их было около тридцати штук. После того, как они пролетели, в небе, из неоткуда раздались взрывы. С криками "Аллаху Акба-а-ар!!", разноцветные огни красиво разлетелись по сторонам, затмив всё небо. Один из тех людей, что стоял на площади, в своём ярком кибер-костюме, грубым голосом начал свою речь: - Трепещи же, племя человеческое! Сегодня, наша армия, не более, чем демонстрация своего превосходства. Но это не демонстрация наших реальных способностей. Сейчас, я обращаюсь ко всему, так называемому, Устойчивому Альянсу. По нашему скромному мнению, вы занимаетесь не тем, чем следовало бы. Насколько нам известно, у вас большие проблемы с компанией Констант. Почему бы вам не уделить собственным проблемам больше внимания? Мы не колония Империи Пяти Оазисов. Мы дружественные партнёры. Как видите, я при них могу открыто говорить всё, что думаю. Они даже не партнёры, а скорее союзники. Мы вместе продвигаем ультраправые взгляды. Наша миссия одна, но каждый идёт к своей цели самостоятельно. То, что сегодня мы демонстрируем на весь мир, может уничтожить его в мгновение око. Если ЦС сомневается в нашем могуществе, хэх... пожалуйста. Мы не настаиваем на звании мирового лидера. Мы признаём Арабскую губернию - самым могущественным местом на Земле. Мы не собираемся вступать с ней в конфликт. Но мы и не собираемся идти у них на поводу. Если ЦС, в серьёз считает Уральский эмират, частью ИПО, то они глубоко заблуждаются. И, если честно, нам плевать на ваши заблуждения. Дело даже не в этом. УЭ, никогда не воевал за пределами своей страны. И вы все прекрасно знаете, что уничтожение Москвы - чисто оборонительные действия. Пастухи не одобряют это. Но, поверьте, тот город сам подписал себе смертный приговор. Теперь, пришло время для нового приговора. Теперь, мы подпишем его сами. Это делается, чисто в показательных целях. Такого больше не повториться. Но, хотя бы один раз... ладно, пару раз, это должно произойти. Потому что нам становится скучно. Скоро мы полностью перебьём местное население и, что дальше? держитесь крепче терпилы, вы знаете к чему я виду. Я передаю слово его величеству, королю, Диа Муспирини. - он повернул голову к стоящему рядом, парню в кепке, с чёрным лицом. Тот сделал пару шагов вперёд. Он взялся одной рукой, за оправу своих тёмных очков и слегка приспустил их. Его глаза, как пружинки, выскочили из орбит, сантиметров на десять. Словно две маленькие змеи, с круглыми наконечниками. Они плавно покружились по сторонам и также резко затянулись обратно. Он приподнял очки обратно и слегка улыбнулся: - Спасибо Мэйсон, спасибо Линко. - мужчина в шортах, положил руку себе на грудь и начал кланяться к стоящим рядом людям. - Для начала, я бы хотел поблагодарить, всех моих близких и родных... На самом деле, это шутка. Мне плевать на вас, так же, как и вам на меня. А если вам не плевать на меня, то мне всё равно плевать. Что-то я, слишком дерзко начал. Все-таки, первое публичное выступление. Ладно, вот так выглядит ваш король. - Повертелся он вокруг себя. - Что не ожидали? Пиджаки для стариков. Это молодёжный стиль. Мы же здесь, строим демократию. Для всех нас, а для меня особенно, важно, выйти на космическую торговую площадку. Для этого мало, просто обезопасить себя. Мало просто производить необходимую продукцию. Я хочу вступить в союз Пхэйт, чего бы это ни стоило. На сегодняшний день - это тот самый союз, включающий, в себя Терраро, Шарвей и их Джузип корпорацию, на самом последнем месте. Этот союз включает в себя планету Видлмар. Если она действительно существует, то находясь на одиннадцатой строчке, самых влиятельных, относительно естественного происхождения, планет, она может гарантировать нам большое будущее. Я не знаю, какая политическая позиция этой планеты, относительно десяти впередистоящих, в частности расы грул. Но нашей целью не является абсолютное, вселенское господство. Достаточно, получить, хоть какую-то долю большого бизнеса. Вы наверно думаете, что несёт этот придурок? Вы, наверное, не в курсе всех эти дел. Просто расслабьтесь. Жрите дальше свои гамбургеры и не вникайте. Я хочу быть в курсе всех событий. Иметь право голоса. Влиять на глобальные решения. Они не знают о нас, возможно поэтому, мы не нужны им. Но мы знаем о них. Мы должны заставить их обратить на себя внимание. Мы должны совершить большое событие. Но, как это сделать, если, даже уничтожение Земли, для них будет недостаточно большим событием. Поэтому, я попробую воздействовать на них, через Шарвей. Через Джузип, который, полным ходом ведёт Земные проекты через всеми известную нам компанию. Эй, парни из Констант, я не угрожаю вам. Вы нормальные чуваки. По крайней мере, были такими раньше. Я знаю, Альянс борется против вас. Альянс атакует ИПО. Сложно понять, чего они хотят. Это тупые, некомпетентные, вспыльчивые дигроиды. Я не имею дел с неандертальцами. Передаю привет Купилабе. Ты полный мудак. Все, кто работал в Сан-Хосе и Гонконге, десять лет тому назад присоединяйтесь ко мне. Я гарантирую вам безопасность. Я создам для вас те же условия, что были раньше. Мне не хватает вас для достижения моих целей. Я знаю, что вам тоже не хватает старых друзей. Эй, выше нос, ребята. Я не редко бросаю свои слова на ветер. Могу позволить себе. Но не в этот раз. В этот раз, я хочу сдержать обещание. Я буду более убедителен, чем обычно. Просто потому, что я так захотел. Вы не знаете меня, но я знаю вас. До меня дошёл слушок, что ваши карманы похудели, и теперь я, кажется единственный нупиевый миллиардер на этой грёбаной планете. А это о чём-то, да говорит. От своего лица, от лица Уральского Эмирата и моих коллег из Оазиса Хамунаптра, я заявляю на весь мир, да хоть на всю чёртову вселенную... двадцать первого мая, две тысячи тридцать третьего года, то есть через пять дней, я разорю большой муравейник. - Он немного засмеялся вслух. - Что это значит? - Спрашивает Даймок сам у себя, внимательно продолжая слушать. - Прочистите уши и взымайте мои слова, как истину. Через пять дней, город Нью-Йорк будет уничтожен. Полностью и безвозвратно. До самого основания. Я сотру его с лица Земли, так же, как стёр, когда-то Москву. И никто... ха-ха-ха, никто не помешает мне. - Он спятил, - Глэйсон присел на диван. - Там же мои родители. - От удивления, его лицо зависло, сморщившись в ужасном состоянии. Потом он опустил взгляд и о чём-то задумался. - Вот про это я и говорил тебе. Меньше в игрушки играть надо. Иногда за новостями нужно следить, - не менее расстроенный, продолжает стоять Даймок. У него немного затряслась голова и быстро забегали глаза. Похоже, он совсем сильно занервничал. - В смысле не играть в игрушки? - сердито буркнул ему Глэйсон. - Это, что-то изменило бы? Адмирал, я очень сожалею, что это происходит. Но, в данный момент, советую вернуться к работе. Вы всё чаще покидаете свой пост. Вдруг бомбы полетят и в нашу сторону? Не стыдно оставлять Киромото одного? - Да он не один! Там целая армия не сводит глаз с этого чёртового океана. Господи боже, не изображай Сэма! Давай дослушаем. - Даймок сложил руки на груди, чтобы они тоже не тряслись. - Слушайте, смертные. Вы все грешники. В курсе, да? А значит, все вы подлежите уничтожению. Но мой взор пал только на один город. Это будет первый и последний раз. Пусть ИПО решает вашу судьбу окончательно. Я лишь хочу показать, что я имею право голоса. Я играю по-крупному. И если будет необходимо, я лично приму любое решение. Противоречит оно, или совпадает с решениями остальных, меня, как и мою сегодняшнюю команду, не сильно беспокоит. Не думайте, что я безжалостный монстр. Местные жители, того же мнения. Но это не так! Они живут лучше всех в мире. Да, у нас самый высокий уровень жизни, - сам не выдержав, засмеялся он. - Вы видели, во что превратился Аль-Кунбад? (бывший Екатеринбург). Очевидно же, от прежнего города, тут произошло пару изменений. А если серьёзно, это место, больше напоминает Пангон - королевство Шарвей, для тех, кто не знает. И только внеземные города могут превзойти сказочные красоты бывших региональных центров, которые, при правлении прошлого диктатора, больше походили на заснеженную помойку. Наша инженерия за гранью человеческой реальности. Посмотрите на эти дома. - С разных ракурсов показывают странные здания, природу и многое другое, с поистине впечатляющей архитектурой. Некоторые постройки парили в воздухе. Другие плавно двигались. Это город далёкого будущего. Сюда и вправду были вложены невероятные средства. Некоторые небоскрёбы, так сильно тянулись ввысь, что при ясной погоде, их край, всё равно растворялся в небе. Повсюду двигался разный транспорт. Некоторые субмарины, настолько огромные, что невозможно отличить, где парящий над землёй дом, а где гигантский летатель. - Хотите знать секрет такого быстрого, несвойственного для этих мест, качественного строительства? Нашим подрядчиком был не Ротенберг. А застройщиком не Молчанов. Прикол чисто для русских. Это не какие-то приезжие гении. Это местный, двадцати трёх летний дизайнер Дёня Велим. Команда конструкторов и инженеров Марата Ванхатова. Мы всего лишь профинансировали их. Мечтали, живут во всех точках мира. И, в отличие от прошлого диктатора, я позволяю воплощать мечты в реальность. Для этого, не обязательно быть моим другом. Даже не обязательно быть мыть моим знакомым. А теперь серьёзно. Вы думаете, что я прячу все деньги в одном кошельке, заставляя людей, как рабов, выполнять мои прихоти? Ошибаетесь. Слух о безвозмездных выплатах гражданам УЭ, вовсе не слух. Да, каждый житель нашего эмирата, получает финансовые пожертвования. Причём довольно приличные. Здесь каждый может хорошо жить. Несмотря на то, что наша власть, при необходимости, без объяснения причин, может забрать жизнь каждого. Миллион долларов в год, люди получают, в возрасте от пяти, до пятидесяти лет. Это разовая выплата. Каждому. Почему-то, все хотят сорвать этот куш и сбежать от нас. Не выйдет. Железный занавес, все дела. Я чувствую вашу ненависть ко мне. Оо, да она бодрит меня. На самом деле, у нас есть правосудие. Мы обвинили десятки мужчин в домашнем насилии, только за последний месяц. Мы отстаиваем права среднего и малого бизнеса. Конечно, бывают и плохие дни. Когда стражи правопорядка отстреливают занудливых прохожих, без объяснения причин. В конце концов, почему всяким Сталиным и Путиным можно было гнобить население, а нам нет? Расслабьтесь, тут привыкли к такому отношению. Наше правовое поле сильно колеблется, в зависимости от настроения. Но, если его сбалансировать, получится вполне даже обычная страна. Романтика. Совершеннолетними, у нас становятся с рождения. Дети, старики, и остальная шелуха, так же получают от ста, до двух сотен тысяч в год. Поверьте, они не обижены. Включая людей, старше шестидесяти. На минуточку. Это, безвозмездная плата. Будет, кто-то работать или нет, не имеет значения. Вы по праву можете считать меня чудовищем, но не скупердяем. К тому же, в УЭ, можно очень целесообразно тратить деньги. Мы производим уникальную продукцию, которой в мире нигде больше нет. И она не продаётся за пределы эмирата, не по тому, что мы изолировались от остальных, а потому, что нам начхать на остальных. - Он опять посмеялся. - А если уж совсем на чистоту, мы не нуждаемся в продажах вообще. Это большая песочница. Поймите уже, наконец. Люди живут у нас просто для вида. Они украшают наши города. Оживляют их. Но, вся моя команда, включая армию, это пятьдесят пять тысяч верных псов, наёмников со всего мира и бессмертных карателей. Мужественных, отъявленных воинов, готовых рвать и метать в любую секунду... представьте себе. Все остальные это ничто. Бесполезные свинки. Но я никогда, ни на ком не ставлю клеймо. Если ты решишь стать чем-то большим, чем куском дерьма, я дам тебе шанс исправиться. Я всегда и каждому давал его. Именно поэтому я и плачу людям деньги. Чтобы у них появилась возможность думать. А воспользуются они ей или нет, уже их выбор. В конце концов, мы не врываемся в каждую квартиру и не пугаем людей до посинения. Я мог бы их всех перевоспитать. Создать что-то подобное себя самого. Но надо ли мне это? Конечно, нет. Моя цель гораздо выше. Я не учитель. Я ученик..., и я уже не тот ученик, что за партой. Я не принимаю реальность за истину. Я познаю этот мир, всеми чувствами. В последние годы, я вынужден концентрироваться на конкретных задачах, к сожалению. Это вводит меня в депрессию. Это превращает меня в обычного уродца, вроде вас... Я знаю, много людей, чьи цели совпадают с моими. Мне уже двадцать восемь. И я до сих пор смертен. Представляете? Я никогда не надеюсь на счастливое стечение обстоятельств. Если что-то идёт не по плану, нужно что-то менять... Обещаю, это будет быстро. Вы почувствуете боль, но вы не будите страдать. Надеюсь, за пять дней, вы не успеете свалить из города. И не пытайтесь определить моё местоположение, тупицы. Это всего лишь симулятор. Да, я не настоящий, - он погладил себя по туловищу. - Я не боюсь, что вы найдёте меня. Просто, я не вижу необходимости, покидать свою лабораторию. Как не сложно догадаться, я довольно занятой человек, а не публичный клоун. Но ради такого, эксклюзивного события, всё-таки решил пообщаться с вами лично. До скорого, дебилы. - Он неспешно развёл руки по сторонам, потом хлопнул в ладоши, и потёр их друг о друга. - Мы ещё встретимся, пусть и не со всеми. Ничего личного. Эта чистка не пойдёт вам на пользу, но и во вред, тоже не пойдёт. Вам вообще ничего не пойдёт во вред. Посмотрите на Европейцев. Констант раздавила их своей монополией. Теперь эти дикари вот-вот полезут обратно в пещеры. Такая же судьба ждёт Центр Сопротивления. И ИПО здесь вообще не причём. Это всего лишь локальная организация, относительно спокойно отстаивающая свои конкретные интересы. А вы выставляете их безумными сумасшедшими. И самой большой угрозой. Но, мне ли вам, что-то доказывать. Крепитесь простаки. Времена, когда выживает сильнейший закончились. Грядёт новая эпоха. Эпоха, когда сильнейший не выживает. Эпоха, когда сильнейший наслаждается жизнью. Я не ставлю вам условия, но вы будите моим скотом, пока не займётесь умственной деятельностью. Ко мне нельзя приспособиться. Мне невозможно понравиться. Если вы хотите прежней жизни, вам придётся смириться со своей ущербностью. Со своей уязвимостью. А сейчас, я бы передал слово Рики. - он сделал пару шагов назад и просто испарился. Даймок сел в кресло-каталку, рядом с Глэйсоном. Он кропотливо, что-то начал искать в своём гаджете. - Рики? Ты тоже это слышал? - адмирал безотрывно продолжает смотреть в экран. - Он же работал с вами? Позвони Сэму или Джареду, уточни это! - Давай потом, - не обращает на него внимания Глэйсон. - Вот, интересную инфу нашёл у них на официальном сайте. На весь эмират работает пять тысяч производителей и разработчиков. Как понимаешь, работают они не в Хамунаптре. Где-то в городах. Все они скрываются. Семь тысяч - королевский отряд, это каратели - военная элита. Тридцать семь с половиной тысяч головорезов смотрителей. Официально, они считаются внутренними войсками. Что-то вроде полиции шариата. - Пять тысяч разработчиков? Ты это серьёзно? Откуда такая громадная цифра? Не удивительно, что они там творят, что хотят. При таком раскладе, их и в дальнейшем ждёт успех. У нас в Констант меньше. В Самоанском офисе всего четыреста сотрудников, или что-то вроде того. А что насчёт полиции шариата? Не многовато ли, сколько их там... - Это непостоянная полиция, а некая гибридная структура, между солдатами и стражами порядка. Помимо этого, у них функционирует полноценная полиция, на постоянной основе, состоящая из гражданских и всяких киборгов, завезённых из ИПО. Не удивительно, что у них преступность стремится к нулю. - Ты веришь его словам? Там полным ходом идёт жесточайший геноцид. Они грохнули около семи миллионов человек местного населения! Муспирини - худшая версия Гитлера. - Так и есть. Его необходимо остановить любой ценой. Но я не успеваю собрать достаточно сил, для борьбы с ним. А теперь, когда он поставил срок, я просто... я чувствую себя, как самое настоящее ничтожество. Его армия, она по сути то не большая. Эти головорезы просто издеваются над людьми. Они не умеют ни воевать, ни думать, ни что-либо ещё... Тут написано, что в определённые дни, они сгоняют неверных на массовые казни. Это и есть их основная обязанность. Амаральные скоты. - Даймок глубоко вздохнув, посмотрел на Глэйсона и, торопясь пошёл к выходу. - Подожди! - побежал за ним Глэйсон. Мы должны эвакуировать моих родителей. Сэм в курсе? - Тот быстро остановился и сердито повернулся назад. - Твоих родителей, значит эвакуировать. На остальных двадцать миллионов тебе насрать. Мы вообще не должны никого эвакуировать. - Почему же? - возмутился парень. - Потому что, подумай своей головой. Когда-нибудь, ИПО или УЭ, напрямую заявляло об уничтожении целого города? Это происходит впервые, так? ещё и объявляется конкретная дата. Как думаешь, как отреагируют жители Нью-Йорка на это? Вот именно. - Не дождавшись ответа, продолжает адмирал. - Все массово начнут эвакуироваться. Ты вспомни Лос-Анджелес десять лет назад. Что произошло после уничтожения Сан-Диего? Массовые эвакуации и анархия, возникшая на почве панической атаки, привели к смерти нескольких тысяч человек. И в том случае, их ещё никто заранее не пугал. Напротив, власти, как могли, успокаивали горожан. Они намеренно лгали им, что всё под контролем армии США. Но даже это не помогло избежать смертей. - Тогда зачем Муспирини заявил об этом? - в недоумении пытается разобраться Глэйсон. Даймок вдумчиво покачал головой. Затем прищурился, рассматривая пол. Опять глубоко вздохнул и начал тереть подбородок: - Я думаю... он не хочет уничтожать Нью-Йорк. - Что? В чём логика? - в растерянности он продолжил идти к выходу. Глэйсон быстро одел обувь и вышел за ним. Они сели в летатель Даймока и полетели к нему домой. - Хочешь верь, хочешь нет. Я думаю, нам нужно убедить мир, вернее ЦС, в том, что это неправда. - Даймок сидит на водительском месте, управляя одной рукой, а другой, спешно набирает сообщение, на экране своего гаджета. - Интересно, что по этому поводу думает Купилаба? - спрашивает его Глэйсон. - Откуда я знаю. Лучше позвони Сэму насчёт этого Рики. Сейчас я пытаюсь связаться с Шоном. Пусть он передаст Джареду, чтоб тот быстрее летел в Сан-Хосе и контролировал совет директоров. На почве таких заявлений, они могут натворить дел. Тем более этот сумасшедший на весь мир назвал Купилабу мудаком. - Думаешь, он обидится? Слушай, может, без нас разберутся. Что ты так запаниковал? В совете директоров сидят не тупые люди, как бы наши сотрудники не ругали их. Лучше позвони президенту Року. Кому-кому, а Скале Джонсону сейчас не помешает совет. - А его кто-то будет слушать? Президент теперь нахрен никому не нужен. Очнись парень. Ты живёшь в очень непростом мире. Сейчас люди не готовы умирать во имя чего-то там высшего. Среднестатистический американец, не отдаст даже Джузип гаджет, ради Дуэйна Джонсона. Несмотря на уже идущую войну, люди не привыкли воевать. Люди не привыкли, что им указывают. Но ещё больше, они не привыкли, когда им угрожают. - Они приземляются во дворе скромного дома. Это дом Даймока и его семьи. - Глэйсон, ты должен связаться со службами безопасности США. - Они вошли в компьютерную комнату, оборудованную, как телевизионная студия. - Так точно, адмирал. Только, может, вы забыли, что я не подчиняюсь вашим приказам. - Не играй на нервах, парень. Свяжись с редакторами всех информационных агентств, что видишь на этом мониторе. - Он быстро сел за другой, рядом стоящий компьютер и принялся что-то вводить на сенсорной панели. - Папа, ты не занят? - в комнату вошёл мальчик, лет шести. - Что случилось? - Даймок взял его на руки и посадил на коленки. Тот тихо пробормотал себе под нос. - Я работаю. Рами, подожди меня, минут десять, в другой комнате. Через пять минут, Глэйсон подошёл к Даймоку, навалившись на спинку его стула, он внимательно смотрел, в монитор. Они предупредили все ведущие средства массовой информации, министерство обороны, власти США, в частности Нью-Йорка, и даже президента. Мол, все заявления Диа Муспирини, не более, чем провокации, а весь этот парад, чистой воды показуха, для запугивания Альянса. Но, всё бы было хорошо, если бы, всё не было так просто. Одно дело запугать людей, и другое дело их успокоить. Немного погодя, Джаред сам вышел с ними на видеосвязь: - Эй, вы смотрите меня? - его трёхмерная маленькая проекция, появилась прямо над поверхностью стола. - Ни в коем случае не говорите об отмене эвакуации. Даймок удивлённо пододвинулся к говорящему изображению, дюймов двадцать в высоту. Он, молча, посмотрел на Глэйсона, потом снова на Сатта. - Это провокация, не видитесь на неё. Я сейчас в Сан-Хосе. Мы устроили экстренное заседание. И, мне кое-как удалось убедить Купилабу в том же самом. - Я не понимаю тебя. Если это провокация, зачем им эвакуироваться? Ты в курсе, что двадцать миллионов человек, ну никак не выберутся из города, на всех имеющихся дорогах, морях, самолётах и даже грузовых летателях. Начнётся паника. Давка. Это приведёт к жертвам, как в ЛА, или даже больше. - Ошибаешься, мистер, как тебя там. - Даймок, - быстро подсказал адмирал. - Точно. Ты военный. Я часто тебя вижу с Глэйсоном и Сэмом. Поэтому, ты ведь тоже имеешь доступ к оборудованию для связи. И, я должен вас предупредить, вы ребята, попались на крючок. Скажи мне сначала, честно, вы не предупреждали СМИ, о том, чтобы эвакуацию отменили? - Только что предупредили, - ничего не понимая, но всё равно виноватым голосом ответил Глэйсон. - Поздравляю, теперь, вместо тысяч жертв, мы получим десятки тысяч. - Почему? - на издыхании произнёс Даймок. - Только без паники. Возможно, мои опасения не подтвердятся. Дело в том, что подавляющее большинство людей, предадутся массовой, неконтролируемой панике. Они не смогут быть полностью организованными. Но, несмотря ни на что, они бы согласованно делали одно дело, вошли бы в единый поток. Все должны делать что-то одно. Либо оставаться все вместе. Либо все вместе валить из города? Эвакуация, несомненно, бесполезная затея. Я уверен, что взрыва не будет. Но, вы ввели большой разлад между людьми, понимаешь? И, теперь уже никто, включая самого Муспирини, не сможет повернуть массовое сознание вспять. Они же от страха навалили таких кирпичей, что башни близнецы можно заново строить. Ты смутил воду, Даймок. Тем самым, образовал ещё больший хаос, чем мог бы случиться. Не нужно идти против потока, если полностью не сможешь остановить его. Сейчас у людей начнётся большая дилемма. Одни захотят покинуть город, другие захотят остаться. А третьих просто нахрен втопчут в асфальт. Они устроят беспорядки, похлеще, чем в Лос-Анджелесе. Поверьте, нет ничего хуже для толпы, чем сама, одичавшая толпа. Спасая собственные задницы, обезумевшие люди, убьют любого, вставшего на их пути. Хаос и беспредел, накроет Нью-Йорк. Грабежи, убийства, и другие из этого вытекающие последствия. Дороги, аэропорты и летатели, будут не просто забиты очередями. Там начнётся настоящая война. - Кстати, Глэйсон, Сэм забрал ваших родителей. - спокойным, но немного подавленным голосом обращается к нему Джаред. - Они в Лос-Анджелесе, в апартаментах Макса. Надеюсь, с ними будет всё в порядке. Ладно, уже. Что сделано, то сделано. Думаю, сегодня не будет ничего страшного. Пик беспорядков придётся на последние дни. Я не вижу смысла, как-то ещё вмешиваться. Сколько он там сказал? Пять дней? Скрестите пальцы. Даже сейчас, лучшим решением будет оставить всё, как есть, - договорил он, и проекция его миниатюрной голограммы сразу потухла. - Неужели... Неужели этот ублюдок настолько детально всё спланировал? С нашим ядерным потенциалом, за пять дней в этом грёбаном Урале можно просверлить дыру до самого ядра!! - Даймок сильно стукнул рукой по столу. - А-а-а! - Он встал на ноги и стукнул по монитору, стоящему перед ним. - За что?! За что!! Почему нам просто не ударить по ним первыми? - в приступе неконтролируемой ярости он взъерошил свои ровные белые волосы. - Потому что, они же не собираются бить по нам. - Кто тебе это сказал?! Джаред?! Откуда ему знать, что этот псих блефует? - Глэйсон, больше пытался не вмешиваться. Даймок пнул маленький шкафчик, так, что тот отлетел в сторону на пару метров. Из него выпали пластмассовые бутылки и, какие-то железки, напоминающие большие скрепки. Он хотел было перевернуть стул, но потом посмотрел на Глэйсона. Затем, молча вышел из комнаты. На Глэйсона тоже нашла печаль. Он понимал, что от части, в этом и его вина. Порой, необдуманные, торопливые действия Даймока, приводят вот к таким, неисправимым ошибкам. Он остался ждать адмирала, в надежде, что тот придёт в себя и увезёт его домой. Глэйсон, человек простой, ему говорят, он делает. Возможно теперь, они оба будут чаще задумываться о самостоятельном принятии столь важных решений. Или, по крайней, мере, у них появился повод, подходить к решению своих задач, более детально. Двадцать первого мая, как и обещал Джаред, в Нью-Йорке, произошёл настоящий кошмар. Чтобы остановить обезумевших людей, впервые в истории, властям пришлось применить армию. Количество жертв, конечно, не достигло сотни тысяч, но отметка в пятьдесят, всё же пройдена. В одном, они все были правы. Никакого взрыва не было. Но то, что произошло, оказалось не на много лучше взрыва. Это удар по репутации Констант, по всей команде самоанского офиса и в частности по Глэйсону. Казалось бы. Всего лишь слова. Они имеют разную цену, в зависимости от того, кто произносит их. За пять дней, слова Диа Муспирини, унесли жизни сорока тысяч человек. Немного погодя, двадцать второго мая, он официально обратился к народу Альянса, в своём интернет аккаунте. Цитата 'Я хорошенько обдумал своё решение, и осознал, что оно было не верным. Взрывать города, тем более самые крупные - ни есть лучшее решение проблемы. Мне незачем демонстрировать своё превосходство. Я не соревнуюсь с вами. УЭ не видит ни одной для себя потенциальной угрозы. УЭ вообще не видит ничего в вашем тщетном мире. На мой, субъективный взгляд, человечество не способно дать нам, то, что мы хотим. Но, это не повод, разбрасываться бомбами, не правда ли? Не стоит рассчитывать на мою жалость. Я действую по расчётам, не более того. В этот раз, жизнь, оказалось превыше смерти. В этом не ваша заслуга. Альянс не наносил нам вреда, но это только потому, что у них ещё не дошли руки. Мы просто даём знать, где вы можете обжечься. Уничтожить Нью-Йорк, для нас, всё равно, что уничтожить, какой-нибудь лес в Бразилии. Или, истребить морских черепах. В этом так же мало смысла. Однако советую не расслабляться вам. Кажется, жители Нью-Йорка понесли потери... Я извиняюсь перед семьями погибших, за столь большие потери. Оплакивать, конечно, не буду, но я действительно не хотел причинять вам ущерб. Вы сами повели себя не организованно. И вообще, оправдываться - это не в моих компетенциях. Окажись вы на моём месте, вы бы угарали над своей тупостью до изнеможения. Вы, наверное, жаждите мести. Вам хочется выдавить из себя всё, что можно. Используя весь арсенал, из кожи вон бы вылезли, но убили бы столько, сколько в принципе возможно. Не сдерживайтесь. Я жду. Сижу уже в ядерном бункере. Животническая потребность убивать - это не зло. Это инстинкт самосохранения. Вы жаждете смерти всем, кто имеет, совершенно отличные взгляды от вас. Но, когда то же самое, только в более мягкой форме делают другие, вы начинаете плеваться своей желчью. Ведь, только ваши интересы истинно правильные. Только ваши трактовки приемлемые. Кто вы такие? Очередные империалисты, коих история повидала достаточно. УЭ принял условия ИПО, и что с того? Помимо того, что мы избежали войны, наша состоятельность растёт в геометрической прогрессии. Вы же решили воевать. Что ж, экономика ЦС, явно переживает не лучшие времена. Своим обнищанием, вы портите все планы Констант. Я не желаю смерти всему человечеству. Но, большая его часть, меня напрягает. Сегодня, у вас есть возможность, как обрести интеллект, так и полностью расстаться с ним. В современном мире, уметь говорить недостаточно. Хотите счастливой жизни? У вас есть два пути: Учите программирование трёхмерных векторных матриц, либо деградируйте до полноценных животных. Очевидно, мы останемся в одной клетке, и ещё более очевидно, что это ненадолго. Ведь, несмотря на то, что хищник сытый, козлёнок бодается... Смерть ради смерти! Не забудьте передать от меня привет всевышнему!".

Судьба Земли

12 Июля, Святилище Мекка, Оазис Аль-Макка, Саудавская Аравия

- Мистер Велтерс? - спросил Сэма один из шейхов, в длинной белой традиционной парандже и платке в виде затянутой на лбу тряпки, в бело-розовую клеточку. У него, как и у трёх рядом стоящих, таких же мужчин, была арабская внешность и густая, чёрная щетина. - Да - сомнительно ответил Сэм. - Мы оба Велторсы, какой именно вам нужен? - Посмотрев на Глэйсона, спросил он. - Хм, странно. В таком случае... - он долго смотрел на Сэма, затем на Глэйсона, несколько раз поворачивая голову, то на одного, то на другого. - Близнецы что ли? Тогда оба. Вам известно, что сегодня вас ждёт самый серьёзный разговор в вашей жизни? - Да? Великолепно, если это действительно так. А вообще, серьёзность - не показатель успеха. Я пришёл лично развеять мифы о том, кем вас представляют в мире. - Ты слишком самоуверен, - ответил другой араб. Они шли по ровному песку пустыни. Рядом стояли современные небоскрёбы, медленно приводимые в небольшое, достаточно предсказуемое движение, с помощью известных технологий Констант. Ребят это совсем не удивило. Их офис на Савайи, да и особняк гарема построен так же. - Самоуверенность, это хорошо, но в этих местах она порой подводит. - Наконец, они подошли к самой высокой башне, тянувшейся вверх около километра. С виду, она даже больше знаменитой Бурдж-Халифы, имея форму спирального стержня, и вращаясь вокруг собственной оси, создавая эффект движения вниз, к земле. Это здание, как и большинство остальных, переливалось яркими огнями. В данном случае зелёными, желтыми и малиновыми красками. - Наверное, сейчас это самое красивое место на ближнем востоке. - Поражённо задирал Голову вверх Глэйсон. - Сомневаюсь, - не сдерживая улыбки, ответил шейх. - В смысле? - спросил Сэм. - Это мираж. Святилище выглядит иначе. Осторожней! - крикнул араб на пару шагов впереди идущего Глэйсона. Обернувшись назад, он размашисто дёрнул правой рукой. Она издала громкий звук. Звук удара, о что-то твёрдое. Тут же повернувшись назад, Глэйсон начал ощупывать воздух. - Какого дьявола? Это невидимая стена? - удивлённо спрашивает он. - Не упоминай дьявола, в этом месте, иначе он явится к тебе. - Подошёл араб, и над его рукой выскочило плоское изображение из гаджет-браслета, как у Сэма и Глэйсона. Начав по экрану быстро водить пальцами, остальные, похожие на него молодые мужчины в белых, длинных рубахах, тоже достали свои устройства, принявшись клацать сенсорные клавиши. Сэм, тем временем протянул руку к дальше идущему, городскому горизонту. Он почувствовал твёрдое сопротивление. Его рука со стуком остановилась. - Так зачем же здесь стена? - переспросил Сэм. - Это изгородь, - спокойно ответил араб, продолжая смотреть и быстро тыкать в экран. - От кого? - скорчился в недоумении Сэм. - От неверных, - наконец оторвался от устройства, засунув его в карман, так же спокойно говорит восточный мужчина. Глэйсон начал прерывисто, громко дышать. Наконец его дыхание вылилось в громкий, пронзительный смех. Быстро посмотрев на него, Сэм, напротив, нахмурился: - Убедительно. Это лучшее лицемерие, которое я когда-либо слышал, - серьёзно, глядя в глаза, сказал Сэм. - Надеюсь это качественный сарказм, - ответил мужчина. Перед ним, прямо в воздухе нарисовалась яркая зелёная кривая линия, в виде дверной арки. - Там вас встретит второй из последних, великий пророк и Мекканский пастух, его величество, Мохаммед аль-Бальхир Ямин Альрраб, сали аллах алехи васалльама, да благоволят его смертные и приветствуют - Они вошли в разъём обведённой линией области. Произошла, как будто мгновенная телепортация. Перед ними был уже не дневной, сказочно-прекрасный город, а мрачное, тёмное и большое помещение. Железные, тонкие и очень крутые лестницы, с ржавыми ступеньками, вели высоко вверх. Помещение настолько высокое, что, казалось, будто у него нет потолка и неба. - Кто этот ваш Мохаммед Аль-Кашмир? И почему он не взял имя проще? - спросил, рассматривая всё в округе, Глэйсон. - Об этом вы узнаете от него самого. Поспешите, он уже ждёт вас, - они вышли обратно, в серую, растрескавшуюся бетонную стену, очерченную той же тонкой, но уже красной линией. - Нам наверх? - спросил Сэм. - Ну, если ты найдёшь другой выход, можешь следовать ему, - уходя прямо сквозь стены, ответил араб. - Что значит другой выход? Они с ума сошли! Куда они нас поместили!! - начал паниковать Глэйсон. Сэм, тем временем осматривал стены. - Никаких дверей, - почти про себя прошептал он. - Почему здесь красная линия? Это значит запрет. Красный - это плохо. С той стороны был зелёный свет. - Продолжает Глэйсон. Он подошёл к арке и стал ощупывать, внутри её стену. - Не может быть! - начал он долбить по ней кулаками и ногами. - Надо было забрать у одного из них планшет. Там наверняка была встроена специальная программа, для управления этим местом. - Да успокойся ты, - прервал его Сэм. - Попробуй посмотреть на ситуацию шире. Они не бросили нас в клетку со львами и на том спасибо. Значит, у них нет никакой выгоды убивать нас. Они осознают, что мы для них не препятствие, а помощь. Возможно, им нужны новые технологии Джузип, которые они не могут добыть контрабандой, из Констант. Им явно нужна наша поддержка. Они же дикари. Где этот Мохаммед? Сидит где-то здесь в темноте, бедолага. - Ты предлагаешь подняться по этим лестницам? Посмотри наверх. Там даже держаться не за что. Если мы упадём или провалимся? - подошёл к Сэму Глэйсон. - Ты можешь остаться. Я же не настаиваю, - отвечает ему Сэм. - Нет уж. - Глэйсон начал медленно подниматься вверх, держась обеими руками за скрипучие, немного шатающиеся перила. - Обрати внимание на углы здания, - сказал ещё стоящий внизу Сэм. - Они слегка светятся белым цветом. - Что в этом такого? - недоумевает брат. - То, что свечение исходит не с поверхности, а рядом с ней. Это забавно. - Ты где-то видел такое? - спросил стоящий на втором ярусе, узкой металлической дорожки и рассматривая углы, с открытым ртом, толи от удивления, толи от страха брат. - Конечно. На Терраро, например. Возможно это запрограммированный свет. - быстро начал подниматься Сэм. - Не пугай меня, парень. Что это может значить? На Земле не видел подобного? - широко выставив глаза, сильно схватился за ржавые поручни Глэйсон. Сэм, тем временем, поднимается уже выше его. Скрипучие ступеньки, от каждого шага, то и дело проваливались с одного края на другой. В целях безопасности, он наступал посередине. - Да что ты так разволновался. Возможно, это прозрачные коптеры со встроенными светодиодами. - Поднявшись на третий ярус, Сэм обернулся назад. Глэйсон молча, помчался за ним. - Поверь, дружок, в мире полно вещей, которым я не найду объяснения. Но, эти дикари меня ничем не удивят. Они пользуются нашими же разработками. Просто, находят им оригинальное применение. - Быстро обведя глазами помещение снизу вверх, Сэм продолжил подниматься. Спустя двадцать, а может и больше ярусов, они нашли какую-то маленькую тёмно-зелёную дверь. - Смотри! неужели это выход? - начал дёргать за ручку Сэм. - Твою ж мать. Не открывается, - стал выбивать её плечом. - В другую сторону пробовал? - внимательно смотрел Глэйсон. - Всяко уже пробовал. Может она открывается, каким-то хитрым механизмом? - начал ощупывать стену рядом с дверью обеими руками Сэм. Глэйсон продолжил выламывать неподдающуюся, стальную дверь, плечом. - Ты подожди здесь. Я поднимусь выше. Может там есть какой-нибудь переключатель. - Ага - продолжает ломиться Глэйсон. - Осторожней там. - Сэм поднялся ещё на четыре яруса и, чуть было не свалился. В одном из участков ржавого пролёта, что проходили между каждым подъёмом, была огромная дыра. Сэм с разбегу перепрыгнул её, но поручней на этом ярусе, как и на многих предыдущих не было, и он повис на руках. - Чёрт возьми! - закричал он. - Какого хрена мы не взяли лётных костюмов! - еле подтянувшись над пропастью, осторожно забрался Сэм. - Почему, чтобы попасть на переговоры, я должен пройти полосу препятствий?! Ещё говорят, у них лучшее гостеприимство. Подвергают смертельной опасности. И не стыдно им. В следующий раз на любую встречу пойду в полном боевом комплекте с военным сопровождением. И как я мог довериться этим преступникам? лишь бы ещё найти с ними общий язык. А то мало ли, вообще убьют при встрече, - сам себе говорит, рассерженный Сэм. Наконец он дошёл до ещё одной, похожей на предыдущую, серой стальной двери. Она находилась на последнем этаже, у самого потолка, мрачного здания. Всюду были паутины и толстенные слои пыли. Очистив дверь лёгкими движениями руки, он подёргал её в обе стороны. На ней не было рукоятки. Дверь также мёртво сидит в стене, как та у которой остался Глэйсон. - Да здесь тысячу лет никого не было! Пора звонить Угусу. Пусть организует спасательную операцию. - И тут в глаза Сэму бросились еле заметные символы, ровно выцарапанные мелким шрифтом. Какая-то логическая задачка. Это были формулы. Уравнение суммы ряда и Матрица. На английском языке, было написано две строчки: "Разбей данный трёхмерный участок на десять. Подставь икс один в первую матрицу. Следующие девять участков определяются по заданной последовательности. Посмотрев ниже, он обнаружил два рисунка руки. Вид прямо, ладонью вперёд и вид с боку. В первом случае рука находилась в нижней области маленького изображения двери, в точности напоминающую эту. Во втором, от руки шла беспорядочно изогнутая толстая линия, очень похожая на змею. Однако это явно была не змея. Внимательно рассмотрев каждый сантиметр двери, в верхнем, левом углу, Сэм нашёл подписанные стрелки, обозначающие оси координат. Там же, рядом, находился символ: "Икс один равно пять". - Зачем? - удивлённо пятится назад Сэм, вдумчиво рассматривая дверь. - Я не понимаю, зачем меня испытывать? Сначала, он хотел было позвать Глэйсона, но не захотел кричать. Спускаться тоже далеко. Тогда быстро достав гаджет, из браслета на левой руке, он увеличил его в размере, нажатием на одну из сенсорных клавиш, от маленьких часов, до полноценного планшета. И начал вводить данные указанные в уравнений. - Интересно. В чём же суть этих решений? - Сэм разделил главную матрицу на десять частей, подставив в первую число, а остальные, как сказано в условии, определил по заданной последовательности. - Странно. Как это относится к открытию этого бронированного куска металла? - Надавив ладонью правой руки на низ двери, как нарисовано на первом рисунке. Дверь по-прежнему не подвижна. - Я нихрена не понимаю! - он начал рассматривать второй рисунок. Навалившись головой на дверь и погрузившись в себя, Сэм простоял около минуты. Затем, указательным пальцем, он начал медленно водить по воздуху круговыми движениями. Молча, что-то начав рассчитывать на экране своего устройства: - Хм... Хочешь сказать, эта последовательность определяет силу нажатия на дверь, а матрица указывает направление? - Он искренне, бесшумно засмеялся, довольным самим собой, он вычертил участок из длинных и коротких полосок в кривую линию, похожую на синусоиду, как на втором рисунке двери. - Чёрт возьми. Икс один в первом ходу - единица, а не пять. - Взявшись рукой за подбородок, он начал быстро водить по нему пальцами. - Может... Может просто сокращается количество ходов? У меня же есть пять - это третье значение. Как я понял, начать нужно с него. И того у меня восемь ходов. Посмотрим... - Он долго смотрел то на дверь, то на свой рисунок. - Весело! Я должен давить дверь вниз по оси игрек в пол. Ещё раз, посмотрев на оси координат, он тяжело вздохнул: - А, ну да, круче, ни в пол, а в потолок. Тут же даже зацепа никакого нет. Что ж, попробуем так. - Он навалился обеими руками вперёд, и со всей силы, тянул железную стену вверх. Дверь слегка зашевелилась. Его ладони соскальзывали. Трение недостаточно сильное. Тогда он снял с себя свитер, оставив голый торс, присев спиной к двери, и хорошенько навалившись, он начал подниматься из положения полного приседа. - А-а-а! давай же. Усилитель мышечных спазм ещё должен работать. Я вводил его в ноги всего неделю назад, чтобы на спор присесть со штангой в двести восемьдесят кило! Ты не можешь весить больше. - С громким кряхтением, Сэм всё же поднял дверь. Она частично продавилась во внутрь, а частично повернулась в бок. Теперь воочию был виден весь её механизм. Внутри, в открывающемся коридоре, стальная плита скользила по изогнутым рельсам, на подшипниках. С каждым сдвигом вперёд, маленькие фиксаторы не давали двери вернуться в исходное положение. Для того, чтобы дальше продвинуть её во внутрь, необходимо давить строго под прямым углом, к невидимому из-за двери, участку рельс. Их траектория в точности совпадала с расчётами. И так, как за дверь можно стало хвататься во всех её плоскостях, Сэм быстро протолкал все восемь ходов. Выйдя в маленький промежуток, наклонившись над неудобно зафиксировавшейся дверью после последнего хода, Сэм очутился в большой, но уютной комнате. Здесь очень странно пахло. Смесь старых духов и какой-то привкус церковного кадило, а может и марганца. Медленно, очень осторожно, он пошёл вперёд. Запах отдавал уже чем-то порченным, скорее даже разлагающимися мясными продуктами. Это немного напугало Сэма, ведь он безоружен. Повернувшись назад, парень хотел было покинуть комнату, как его остановил тихий, но внятный голос в самом конце комнаты: - Что-то неверной душонкой напахнуло. Мне помочь? Сэм... - Быстро обернувшись, он обнаружил большой, стол, за которым стоял бородатый мужчина, арабской внешности. Освещение здесь всё же очень плохое и заметить его было не так просто. Он был одет по-обычному. Чёрная футболка с рукавами и странным гербом на правой части груди. Самые простые, довольно пыльные, камуфляжные штаны, заправленные светло-коричневые, военные берцы. На его голове не было традиционных платков, как у ранее встречающихся им в длинных белых рубахах - шейхов. Короткие волнистые волосы, и не очень большая, густая борода, были абсолютно чёрного цвета, без малейшего отражения или седины. Навалившись руками на стол, он неподвижно смотрел на Сэма. Издалека нельзя было разглядеть его лицо полностью и определить даже примерный возраст. Но можно понять, что опасности большой он не представляет. Он так же обезоружен и, что самое важное адекватен. Его вопрос пришёлся очень к месту. - Да. Сейчас, я только схожу за братом, он стоит на лестницах, пару ярусов ниже, - собирается пройти обратно, нагибаясь, под неудобной стальной плитой Сэм. - Мистер Велтерс! - крикнул на него мужчина. - Он был возле двери? - Да, - растерянно остановился Сэм. - Тогда не стоит беспокоится. Ему открыли дверь. Сейчас он придёт сам. - Сэма преследовало неприятное чувство, возможно его вызвал здешний едкий запах. Ему казалось, что он входит в состояние гипноза. Страх и спокойствие постоянно сменяли друг друга. С одной стороны, странный, неизвестный араб, с приятным голосом успокаивает его, с другой, наводит ужас. Если учесть, через какое испытание только что прошёл Сэм, чтобы попасть сюда, то в этом определённо скрывается подвох. Неуверенно, как будто в опьянённом состоянии, Сэм двинулся вдоль комнаты, по направлению к столу. С потолка свисали какие-то украшения, в виде огромных гравированных яиц, медленно крутящихся, в плетёных серебристых рамках. Вдруг, из двери, расположенной справа от него, которую до этого было не заметно, вышел Глэйсон. Увидев Сэма, он слегка вздрогнул, похоже, от неожиданности. - Я, только хотел вернуться за тобой - начал улыбаясь, громко говорить Глэйсон. - Но, сначала должен был убедиться, в нашей безопасности. - Осмотрев комнату, он быстро обнаружил неизвестного мужчину, который тем временем одевал толстовку песочного камуфляжа, под цвет его обуви и солдатского трико. Не застёгивая молнию, он пошёл навстречу братьям. - Кто вы? - спросил Сэм. - Зачем вы здесь забаррикадировались? - Меня зовут Мохаммед аль-Бальхир Ямин Альрраб, сали аллах алехи васалльама. Вы прошли небольшое испытание. И мне нужен тот, кто вышел из этой двери. - Показал он в сторону Сэма. - Вы можете звать меня - повелитель. - Смотрит он на лица парней, стоя в пяти метрах от них, соединив руки в нижней части живота. Глэйсон рассмеялся. Взглянув на Сэма, он глубоко вздохнул и обратился к мужчине: - Повелитель? У нас нет повелителей, и никогда не будет. По крайней мери на Земле. Вы точно знаете, кто мы такие? - Я знаю всё. На пятьдесят процентов. - Незамедлительно ответил он. - Лучше бы вам знать на все сто. Я понимаю, что вы тут совсем уже избаловались. И по привычке каждого считаете своим слугой. Насколько нам известно, быть вашим слугой очень даже выгодно. И сколько наших сотрудников переметнулось на вашу сторону? - Выгодно, но не просто. Наёмники из Констант меня не интересуют. Мы, разные люди с разными взглядами и предпочтениями. Наверное, вы считаете нас дикарями. Считаете себя самыми умными? я заставлю вас думать иначе. Вы сегодня совершали утренний намаз? - Так, стоп, подождите, - вмешался Сэм. Причём тут намаз, мы что, похожи на имамов? Не любитель льстить себе, но выставить меня глупцом весьма не просто. Кажется, нас приглашали за весьма серьёзные переговоры. Нам предстоит определить судьбу человечества. Обсудить экономику Земли и влияния Джузип корпорации. Не вы ли мне прислали это сообщение? чтобы совершить важные не только для нас, но и для вас - сделки. - Они вместе подошли к столу Мохаммеда. - Я уже боюсь вам озвучивать свою должность, чтобы вы не взяли меня в заложники. Если мы на вашей территории, это не значит, что будем играть по вашим правилам. За свою жизнь видел много невероятных вещей. У нас есть достаточно секретов, которые заставят людей немного иначе взглянуть на свою сущность. - Закончил Сэм. - Коран - сказал тот, громко шлёпнув огромную книгу на стол. - Здесь все секреты людской сущности. - Что? - опять в недоумении полу смеясь, спрашивает Глэйсон. - Вы знаете его наизусть? - снова навалился на стол, загадочный араб. - Да к чему всё это? - возмутился Сэм. - Хм... Вы не делали намаз, не знаете Коран - подошёл он в упор к Сэму, глядя ему в глаза. Лицо его было довольно молодое, на вид не больше тридцати лет. Ростом, он примерно одинаковый с братьями-близнецами. Его карие глаза, убийственно резали, заставляя почувствовать себя виноватым. - Я уверен... вы изменяете своим женщинам, жрёте свинину и не соблюдаете даже основные правила общего Шариата! А в своде ИШат, вы... не соблюдаете... ни одного правила, - буквально уничтожал взглядом обоих, отступивших пару шагов назад парней. - И после этого, вы всерьёз думаете, что я предложу вам работать на нас? Ваши души насквозь пропитаны мраком. И это уже не исправить. - Полегче, мы извиняемся, - начал Сэм. - Может нас тоже стоит понять. У меня, например, совершенно нет времени на такую, как у вас жизнь. Я не бездельник, я учёный. Математик. Программист. Я разработал нейросеть, в сто миллионов раз превосходящую человеческую, и я уверяю вас, в ней просто огромная душа. Может Аллах не простит меня, но я в какой-то степени, тоже дарую жизнь, пусть и холодным, но чувствительным компьютерам - Улыбаясь, закончил он. - Смешно, - так же улыбнувшись, передразнил и отвернулся от них Мохаммед. Он пошёл по комнате к центральному входу, захватив с маленькой вешалки чёрные, молитвенные чётки с круглыми камушками. Медленно перебирая их одной рукой, другой, он застегнул молнию на толстовке, где-то до середины. - Я так понял, мы не найдём общий язык? - прозвучал ему вслед голос Сэма. - Идите сюда. Я со всеми нахожу общий язык. И вы не исключение. - Взявшись за огромные, арочные ворота с высеченными декоративными разноцветными узорами, около трёх метров в высоту, он очень медленно открывал их, толкая от себя и разводя руки в стороны. - Я многое здесь решаю. И не только здесь. Сегодня для вас будет непростой денёк. Надеюсь, вы переживёте увиденное, - продолжая отворять врата, говорит Мохаммед. - Что значит, надеюсь? - встревожено спросил Глэйсон. - Я не подписывался на вашу экскурсию. Кто вы такой, чтобы так обращаться с нами, Пророк Мухаммад? Давайте всё решим здесь. Или может... - У Глэйсона онемела челюсть. Его рот широко открылся. Войдя в ворота, они очутились, без преувеличения в параллельной вселенной. Описать происходящее невозможно. События происходят так быстро, что ничего не успеваешь понять. - Добро пожаловать в новую Мекку. Центральное Святилище. Оазис благословенных - невозмутимо стоял, глядя вокруг Мохаммед. - Это не рай. Но это маленькое чудо, здесь, на Земле - лучший подарок нам от всевышнего. - Не может быть! - не менее ошарашен, от происходящего Сэм. - Что это... как... - бубнит он себе под нос. Пред ними предстала огромная равнина, ярко-голубое, солнечное небо, то и дело переливалось тёмными, звёздными пятнами. Гигантские красочные небоскрёбы в дали, если их так можно назвать, в прямом смысле танцевали, не только меняя свою форму и размер, но и нарушали единство движущегося объекта. Чуть пройдя по растрескавшемуся, сухому, песочного цвета грунту, медленно нарастая, зазвучала психоделичная музыка. Её звуки из ритмично повторяющихся, быстро прерывающихся, тонких и грубых голосов, с глубоким басом. Возможно, таким образом, братьев пытаются погрузить в некое непринужденное, завербованное состояние. Что в принципе сходу получилось. Они больше не реагировали на происходящее в округе вещи с особым вниманием. А ведь, происходящие события, просто за гранью нормального, они вызвали бурю всевозможных эмоций. Первая же картина была не очень приятной. По одну сторону от ребят и рядом идущего Мохаммеда, шла толпа женщин. Одетые в полностью чёрную паранджу, их глаза были перемотаны толстым слоем грязных бинтов. Небольшие кровавые пятна, образовавшиеся на месте глаз, давали понять, что с ними, как минимум не всё в порядке. Они были в средневековых кандалах на ногах и толстых цепях на руках, которыми соединяли друг друга. Позади сцепленных женщин, шла похожая на них, другая неизвестная женщина, она хлестала большой плёткой, плененных, как непослушный скот. На её голове надет чёрно-красный хиджаб. Через её полупрозрачное платье, просвечивало чёрное кружевное нижнее бельё. Сексуальная надзирательница заставляла куда-то идти толпу уже изуроченных бедных женщин, которые, шатаясь из стороны в сторону, от каждого удара, то и дело свалятся с ног. По другую сторону от наших героев стояли вооружённые солдаты. На их шеях висели автоматы Калашникова. Одетые в песочный камуфляж, как Мохаммед, и грязные серые, а некоторые в бордовые платки, обвязанные на лбу тонкими ремнями, напоминая головные уборы шейхов. Как не крути, но они выглядели очень примитивно. Больше похожие на исламских боевиков-террористов, нежили на современных, технологически прокаченных мифических воинов - карателей, которые в суете, то и дело проскакивают мимо них. Один из этих джентльменов, сидел на корточках. Его по локоть закатанные рукава и чёрные берцы, измазаны какой-то чёрной, блестящей слизью. Потные смуглые руки переминали чёрствую булку хлеба. Прямо напротив него скукожившись сидели, обхватив свои колени, маленькие дети. Одетые в ещё более грязные, рваные лохмотья, на вид им было лет пять, не больше. Они были настолько истощены голодом, что, безотрывно, слезящимися глазами и невинным, жалостливым выражением лица, следили за булкой в руках мужчины так, как будто это единственное, что им нужно в этой жизни. Однако не решались подойти за ней и даже что-то ему сказать. Возможно, они настолько сильно запуганы. Их внешний вид точно желал лучшего. Складывалось впечатления, что они уже испытали все возможные страдания и не в состоянии даже заплакать. Отломив маленький кусочек, военный встал и попятился назад. Он бросил этот кусок перед собой и отвернулся, продолжая идти вдаль от кучки детей. Наконец, один из них соскочил на ноги, и словно дикий зверёныш налетел на маленький кусочек. Отдав последние силы, его ноги подкосились на полпути к пище. Подползая на карачках, он всё же схватил грязную корку и дико засовывал её в рот. В его лице проявлялся неумолимый детский испуг. Он так торопился, будто делает, что-то запретное, будто в любой момент лишится своей жизни. Так и не засунув полностью желанную пищу в рот, он начал её полизывать, размягчая своей слюной. Обернувшись, солдат скинул с себя автомат, и молча, подбежал к ребёнку. Он выхватил хлеб, прямо у него изо рта и широко улыбаясь, безотрывно смотрел ему в лицо. Ребёнок посмотрел в лицо мужчины и сильно сморщился, выставив домиком, свои тонкие, чёрные брови. Он зажмурил свои глаза, пытаясь выдавить слёзы. Взяв ребёнка одной рукой за подбородок, неизвестный подтянул его к своему лицу. Тот в панике раскрыл глаза и немного брыкаясь, пытался оказать сопротивление. Солдат съел этот маленький кусочек хлеба у него на глазах и дико издал пару звуков, похожие на смех. Похлопав ребёнка по его впалой, гладкой щеке, мужчина вернулся за своим автоматом. Бросив ещё один кусок, он снова пошёл прочь. На этот раз ребёнок не пошёл за ним сразу, подождав пока военный не отойдёт намного дальше, чем в первый раз. Взяв корку снова, давясь, ребёнок затолкал её всю в рот. Он не мог её прожевать и похоже серьёзно начал задыхаться. Громко кашляя, ему очевидна нужна была помощь. Обернувшись, тот же самый солдат, побежал к нему со всех ног, даже не сбрасывая своего автомата. Со всего маха, он пнул по лицу ребёнка, будто пробивал штрафной в футболе. Его голова с хрустом опрокинулась назад, до самой спины. Кудрявый, длинноволосый малыш, отлетел примерно на два метра. Из его шеи, ушей, носа, и наполовину отлетевшей нижней челюсти хлынула кровь. Остальные дети, увидев это, крепко обнялись вместе и уткнулись головами в землю. Они так сильно тряслись, что это видно издалека. Среди всего переполоха, на них никто не обращал внимания. Глэйсон испуганно посмотрел на Мохаммеда. Тот невозмутимо шёл вперёд. - Это недоразумение. Совсем распустились, - оправдывается перед ними араб. - Сколько вам всем повторять? Это не площадь для казней! - крикнул он на ближайших к нему боевиков. - Вы позорите меня перед европейскими гостями. У них и так о вас куча отрицательных стереотипов, которые мы обязательно сотрём. - Бросающий в дрожь, насыщенный музыкальный ритм мгновенно заставлял потерять реальность. Одна из женщин, в длинном чёрном платье и блестящей, усыпанной драгоценностями короне, медленно проходила мимо. Она то и дело двоилась в глазах, от каждого звука, её искажало, в кольцо. В нос ударил приятнейший аромат. Он чем-то напоминал смесь цветов и расслабляющих всё тело феромонов. Где-то на горизонте, появились гигантские розовые фламинго. Они словно мираж, расплывались прозрачными волнами. Завихряясь, пыль под ногами начала подниматься вверх. Её песчинки блестели, как капли расы. Мимо проходили белые, до уймы странные создания. Роботы или инопланетяне, в фантастически сложной броне. Их продолговатые головы и ровные черты, напоминали многоугольник с острыми гранями. Из подбородка, в разные стороны расходились множество чёрных шлангов или верёвок. Сплетаясь между собой, они образовывали странные, тонкие руки, в которых держали мобильные устройства, в виде трёхмерных изображений. Туловище плавно утоньшалось, образуя длинный хвост, на котором, извиваясь по сторонам, они ползли, как змеи. Немного выше, блестящая пыль формировала шелковистое, полупрозрачное разноцветное одеяло, развивающееся по ветру, словно лёгкое пёрышко. Невысокие, пышные, деревья с бордово матовой листвой, шевелили листьями немного неестественно. Подойдя ближе, с него улетели огромные бабочки. Дерево полностью состояло из них. Теперь оно исчезло. Во время полёта бабочки меняли окрас в ярко-жёлтый цвет, превращаясь в золото. Через несколько метров, они сформировали почти такое же дерево, с густой жёлтой, блестящей листвой. Рядом сидели легко одетые маленькие дети. Они были в простых шортах и футболках. Держа в руках огромные раскрытые книги, они медленно оторвали свои взоры в сторону проходящих мимо гостей. Перед ними стоял мужчина, тоже с книгой, в длинной бардовой куртке-плаще. И длинными, зачёсанными назад, чёрными волосами. Опустив книгу вниз, он провожал их взглядом. Сэм попытался заглянуть в содержимое книг. Там всё было на арабском языке. Вдруг знаки быстро помутнели и начали двигаться по бумаге, словно это экран какого-то устройства. Они приняли вид математических символов и алгоритмов, графиков и матриц. Широко улыбаясь и безумно дико смотря в глаза Сэму, дети, все, как один, будто в слоу мо, захлопнули свои книги. Сэм в ужасе повернул голову вправо, посмотрев на Глэйсона. Но там был Мохаммед. Тогда он быстро повернул голову влево. Там тоже шёл Мохаммед. Сэм хотел было снова посмотреть вправо, но чудеса, происходящие в небе, отвлекли его. Очень медленно и плавно, гигантский, летящий белый конь, символично подогнул свои передние копыта. Белый, пышный хвост был особенно сияющий. Зелёные блески, словно изумруды плотно покрывали его. Две ленты, тянущиеся из гривы далеко за ним, развивались, словно чёрная, бурлящая жидкая нефть. Далеко за ней, струя жидкости образовывала гигантский, кипящий шар, парящий в паре метров от земли. От этого шара выходил ещё один поток. Будучи продолжением нефтяной дорожки, он присоединялся к кончику сабли одного дирижировавшего ею мужчине. Широко расставив ноги и слегка подгибая одно колено, он будто слегка пританцовывал. Одетым, в жёлтый корсет, с сильно вытянутыми и заострёнными плечами, он напоминал сказочного рыцаря. Струя вязкой жидкости извивалась так, как он махнёт своим мечом. Вдали от него, небо украшено яркими ступенями. Два лестничных пролёта, направленные от земли до самых небес, то исчезали, то появлялись заново. По ним спускались причудливые создания, похожие на людей. Вдруг две лестницы начали сплетаться друг с другом. Пересекаясь, кривые, синусоидальные пролёты, симметрично создавали иллюзию сцепленных, движущихся вверх колец. Возле первого подвижного небоскрёба, один из шейхов вплотную подошёл к Сэму, который пытался прижаться к стенке, чтобы уступить, увлёкшемуся в танце мужчине, но тот прижался к стене ещё сильнее. Проходя мимо друг друга, они чуть было не столкнулись. Шейх медленно разлился вдоль стены, прозрачно-чистой водой. Его брызги потихоньку обтекали окружающие препятствия, в том числе Сэма, и обратно превращались в человеческий облик. Оглядываясь назад, Сэм чуть не споткнулся о быстро покатившиеся в несколько рядов со всех сторон камни, формировавшие громадное здание прямо у них на пути. Это здание завораживало своим видом. За мгновение, вытянувшись до небес, оно стояло неподвижно, заостряясь на конце. На примыкающих башнях вспыхнули огромные зелёные, жёлтые и розовые огни. Широкие сады, из цветов и виноградников, словно длинные ленты, быстро тянулись к высотке. Замыкаясь, будто лучи огромной звезды. Арочные, заострённые окна, обвились ярким светом, тысячи огней, проходящих возле каждого контура мега сооружения, сделали его настолько ярким, что невозможно было что-то увидеть выше двадцати метров, трёх огромных этажей. По всему периметру стен, из дома вылезли толстые, но не очень длинные, чёрные, заостряющиеся на концах щупальца. А ногромный шпиль, закрутился, как червь, обволакивая и закручивая небо, словно розовую простыню, образуя тёмные складки и большие воздушные узлы. Сэм хотел войти в это здание, и уже в упор приблизился к переливающемуся тонкими, синими, извилистыми линиями, будто током, высоченный, пустой дверной проём. Однако голос Мохаммеда сзади остановил его: - Это 'Новый аль-Харам'. - Сэм резко обернулся. - Незыблемая жемчужина наших краёв. Но, нам не сюда. - Глэйсон топтался рядом с остановившимся арабом, широко открывая рот и задирая голову, он был на своей волне, пытаясь понять, хоть что-то происходящее. - Позже мы вернёмся сюда. - С таким же серьёзным лицом продолжил Мохаммед. Сэм торопливо вернулся назад. Они повернули в сторону старых, каменных домов, которых, казалось, до этого не было вообще. Ничем не примечательные постройки, ветхие сараи и много автомобилей - то, что ожидало их на месте прибытия. Автомобили были в основном гражданские пикапы. В их кузовах стояли пулемёты. Всюду мельтешили люди. Такое чувство, что они попали на какой-то рынок. Крики, стоны и вопли, быстро дали понять о происходящем. Одетые в чёрную военную экипировку мужчины с автоматами Калашникова, то и дело куда-то постреливали. На них одеты толстые бронежилеты. По всему периметру которых, торчат выпуклые карманы, возможно для боеприпасов. Чёрные маски с вырезами для глаз и рта. Чёрные широкие штаны и берцы. Эти люди пугали остальных. Они громко ругались, заставляя что-то делать. - Осторожней. - сказал Мохаммед. - Не наступите на головы, возможно, они ещё чувствуют боль. Сразу посмотрев вниз, Глэйсон и Сэм замерли на месте. Зарытые в песке по горло люди, были изуродованы до неузнаваемости. На их лицах виднелись не совместимые с жизнью ссадины и ушибы. Судя по кучам кровавых, небольших камней, лежащих по близости, напрашивался вывод, что они были закиданы ими. Глэйсон попытался убежать от этого места, но, наткнулся на кучу отрубленных голов. Они были всюду. Десятки, а то и сотни штук. Все головы свежие. Несмотря на жаркую погоду, не было даже намёка на трупный запах. Остановившись, в ужасе, он осматривал происходящее. Солдаты в чёрном, похожие уже не на боевиков, как те, что издевались над детьми, а на хорошо снабжённых профессионалов. Палачи, что рубили головы на лево и на право. Кровяные фонтаны разрезанных шей, усыпали всю дорогу. Здесь не было зданий. Это скорее похоже на окраину города - на площадь для казней. Каков был ужас Глэйсона, что обезглавливание, оказался самым гуманным способом убийства в этом месте. Слева, чуть подальше от него стояли деревянные столбы. Их было около тридцати. К столбам, с поднятыми руками, были привязаны люди. Они вопили от боли. Рядом с ними копошились дети. От совсем маленьких, до юных подростков. Эти дети будто обнимали их. - Что там происходит? - спросил Глэйсон у Мохаммеда. - Каннибалы, - спокойно ответил он. - Вы издеваетесь? Зачем вы позволяете им есть людей заживо? К тому же, они скованны в кандалы. На них наставили автоматы. Вы можете убить их в любой момент! - вышел из себя, преградив путь Мохаммеду Глэйсон. - Ты прав. Но они не заслуживают простой смерти, - по-прежнему спокоен странный араб. - Видишь ли, в Исламе не приветствуется Каннибализм, а эти выродки пожирают своих родителей. - Один из молодых людей, плотно прижавшийся к привязанной женщине, громко кричал. К нему подбежали два солдата в чёрном. Один схватил его за руки сзади и оттащил назад. Второй, неторопливо, острым ножом, вырезал кусок плоти из области живота женщины. Он подошёл к ревущему парню и с силой стал пихать этот кусок ему в рот. - Зачем ты врёшь нам! - почти плача психанул Глэйсон. - Разве не вы заставляете их поедать друг друга? - Парня ткнули мордой в кровавый живот матери, затем, за волосы, подняли его голову к верху. Второй запихал свою руку ему в рот и пальцами вытащил язык. Он начал елозить им по оголённой плоти женщины. Визжа, как свинья, не по своей воле, юноша лизал сырое мясо уже умирающей матери. - Отвалите твари! - из раза в раз невнятно скулил он. Щёлкнув пальцами, Мохаммед, молча, показал в правую сторону. Там стояла большая клетка, в которой сидели и о чём-то умоляли голые женщины и мужчины. Один из чёрных солдат подошёл к решётке с горящим факелом и закинул его вовнутрь. За считаные мгновение люди воспламенились. Они упали на землю и заорали во весь голос. Вся почва, внутри клетки была пропитана горючим. Через несколько секунд решётку открыли. Туда забежали двое мужчин с болонами огнетушителей. Сильным напором белой пены, они потушили страдальцев. - Арау, Анамаа! - тонким и охрипшим голосом гаркнул огромное создание, похожее на огра. Это один из надзирателей. Он махнул рукой, будто кому-то дал старт. Из толпы суетящихся людей вырвались пять гигантских, лысых, розовых собак, размером с взрослых быков, по цвету, они очень походили на поросят. Но их тела были мускулистыми и рельефными. Вместо носа у монстров были свиные пятаки. И правда, очень похожие на свиней. Их передние лапы, тоже были не собачьи. Они заострялись, как кинжалы, больше напоминая немного изогнутый, длинный птичий клюв, чем когти или что-либо ещё. Скорее это полу свиньи, полу собаки. Очередные, тайные генетические творения ИПО. Бешено подскочив к бессознательным, кажется, ещё живым, обугленным телам, не обращая не на что внимания, они разорвали и съели их вместе с костями, меньше, чем за минуту. - Это площадь для казней. Альхамдулилльах. По воле всевышнего, они получают то, что заслуживают. - Начал Мохаммед. На его правой руке, откуда не возьмись, уже сидела большая птица. Это был сокол. Спокойный и непоколебимый, будто каменная скульптура. - Думаете, мы беспричинно трогаем невинных? Это потерянные люди. Это самые ничтожные создания, по вине которых, человечество обречено на исчезновение. Иншалла, они не попадут в рай. Ибо законы шариата не писаны. Они созданы великим Аллахом, и мы пророки, расписались сущностью своей, как свидетели междумирия. В этом городе нет случайных жертв. И, если ваше сочувствие вызывает чувство несправедливости, это значит лишь то, что вы подвержены лёгкому обману. Составлять мнение по визуальной картине будет только глупец. Судный день неизбежен. В этот день, все вы ждёте чуда. И не напрасно. Мы вернулись, чтобы начать всё с начала. - Сэм удивлённо посмотрел на него, затем на Глэйсона. Быстро улыбнувшись, для вида, он испуганно ответил Мохаммеду: - Не напрасно для кого? - Для избранных. Шариат ни есть смысл вашей жизни, а значит вы неверные. Вы не наказываете настоящих преступников, не направляете оступившихся на путь истинный, во имя Аллаха, значит вы неверные. - Остановился на месте странный мужчина, обосновывающий всё происходящее безумие, исключительно религиозными мотивами. И, судя по всему, считает это не просто нормальным, но и обязательным каноном жизни. - Я же уже говорил, - начал Сэм. - Мы не покладая рук работаем в крупнейшей компании мира. Какой шариат? Только, умоляю, не казните нас. Мы сделаем всё, что захотите, - испугавшись, увидел он, как какой-то худощавый, чёрный мужчина в грязных тряпках, вместо трусов, поднёс Мохаммеду красивый, блестящий меч, с золотой рукояткой. Встав на одно колено и отпустив лысую голову вниз, слуга поднял саблю, похожую на сувенир ручной работы обоими руками к рукам аль-Бальхира. Птица улетела с руки, и он медленно взялся за меч, крепко обхватив его рукоять. Сначала держал его на уровне груди, внимательно рассматривал и вращал из стороны в сторону, потом, погладил острый кончик, подушечкой указательного пальца другой рукой и впервые улыбнулся. - Хотите узнать истинную цену человеческой жизни? Она очень высока. Но, она не бесценна. Вы хорошо понимаете это. Вы, офисные крысы, видите только компьютеры, графики, статистики. Вы и представления не имеете, что значит лишить человека жизни. Однако, по вашей вине, умерли уже сотни тысяч человек. Миллионы голодают. Где же оно, ваше развитие? Давайте, просветите меня. Перед вами сидят непростые люди. Это жители Кипра, доставленные прямо из горячих точек, которых под вашим командованием, штурмует Турецкая армия. Это обнищавшие жители Африки, Европы и даже Америки, потерявшие из-за вашей компании работу, они вынужденные стать бездомными и преступниками. Почему бы вам лично, не отправить на суд к всевышнему этих везунчиков. Вы, в любом случае, уже лишили их будущего. Для вашего статуса эта грязная работёнка, наверное, не к лицу. Но, не стесняйтесь, когда вам ещё представится такая возможность? Фактически, это уже ваши жертвы. - Перед ними сидели на коленях несколько сотен связанных людей. Они прикованы к длинным, протянутым между большими палатками стальным прутам. Их рты заклеены какими-то чёрными, широкими лентами. Тем временем, неподалёку подъехали два пикапа. Они с верхом наполнены солдатами, в простом песочном камуфляже, напоминающих боевиков. На шеи каждого висел старый добрый калаш. Быстро спрыгнув с автомобилей, они то и дело постреливали в людей. Один из них поссорился с каким-то мужчиной, в гражданском. Затем, резко подняв автомат, в упор стрельнул ему в голову. Тот отлетел, но продолжал шевелиться. Возле него собралась толпа. Они удивлённо, восторженно смеялись и переговаривались друг с другом. Присев, один боевик начал лупить, чудом выжившего, ладонью по голове. Потом он, похоже, засовывал свой палец, в его продырявленный череп. Вокруг головы уже натекла лужа крови. Увидев это, Сэм в отчаянии сморщился и быстро отвернулся. Судя по его лицу, он больше не хотел находиться здесь не секунды. - Возьми это. - Даёт меч Глэйсону Мохаммед. - Что это? - он пятится назад. - Ты должен добить этих страдальцев. Я скажу, когда хватит. - Нет! Это... Что мы здесь делаем? Мы пришли не за этим. И я не чего не должен вам мистер. Если вы хотели нас проучить, у вас это получилось. А теперь, просто давайте найдём приличное место. - Пойми же, это нелюди. Пешки, вставшие на вашем пути. Дистанционное убийство из офиса, не даёт никаких эмоций. Ведь, когда ты рядом с кем-то живым, его значимость резко возрастает. Но, это обман. Не введитесь на него. Это такие же никчёмные свиньи, как те, которых вы убивали, ни разу не увидев. - Он отпустил меч вниз и подошёл к связанным пленникам. - А знаешь, чего хотят свиньи? Правильно. Чтобы их зарезали. Нужно уметь различать нужных людей, от необязательных. Это всего лишь оболочки. Потеря конкретно этих особей ни на что не повлияет. Они окончательно потеряли цену для этого мира. И, это естественно. Не нужно этому икать оправдания. Сейчас или потом, они отправятся туда, откуда пришли. Доверьте богу как можно быстрее, определить изгоям дальнейшее бытие. - Под звуки автоматов и хруст рубящихся голов на дальнем плане, Мохаммед присел на корточки перед рядом сидящим человеком. Раздался грустный, но внушающий надежду мужской голос. Это была песня на арабском языке. В ней отчётливо восхваляли Аллаха. Звуки песни подхватила музыка. Она исходила отовсюду. Глэйсон Засуетился. Он пытается уйти отсюда, но у него не хватает смелости. Под милосердную мелодию аль-Бальхир схватил за щёки голову неизвестного, белого мужчины. Он смотрел невероятно пронзительным взглядом, словно читал все его грехи. Встав на ноги, он схватился правой рукой за его лицо и потянул его на себя. Пленник пополз к нему. Тогда тот упёрся ногой о его плечо и вытянул голову, как мягкую жвачку, превратив её в продолговатую смазанную гримасу. - О боже! - растопырил пальцы возле своего лица Глэйсон. - Когда Мохаммед отпустил пленника, он обездвижено упал. Затем, араб медленно взмахнул своей саблей, и кинул её вдоль всего ряда из десяти человек. Лезвие, закрутилось, как бумеранг, проходя сквозь горла каждого. Рубя под разными углами и тех, кто успевал наклониться. Развернувшись, сабля точно так же раскромсала второй ряд и легла прямо в руку Мохаммеда. Жертвы падали, захлёбываясь кровью. Некоторые звонко булькали, издавая крики, прямо через свою дырку. - Это же безумие, - схватился за открытый рот одной рукой Глэйсон. - Чёртов маньяк, - не менее ошарашено продолжил Сэм. - С окровавленным мечом Мохаммед неспешно вернулся назад. Он брезгливо вытер его рукой и, не стесняясь, обмазал об одежду Глэйсона. - Этот грех я с честью передаю тебе. - Что вы творите!? Сумасшедший! Это же не гуманно. Это не толерантно! Это не... - Страшная картинка, всплывшая перед Сэмом, заставила его содрогнуться, как никогда раньше. Из туловища Глэйсона вылезли человеческие руки. Их было около десяти. Все они лезли ему прямо в лицо. Впившись прямо в глазницы, они выковыряли глаза и с силой вырвали их вместе с мышечными связками и глазными нервами. Кровь хлынула из свежих отверстий. Глэйсон бешено заорал. Другие руки тянули ему верхнюю и нижнюю губы. Они постепенно рвались, как резина. Оттуда слабым напором выдавливалась алая кровь. Затем пальцы просто впивались в кожу лица, глубоко внедряясь, как дрель, они пронзили обе щёки. Сэм в ужасе посмотрел на Мохаммеда, затем снова на Глэйсона. Он не мог сказать не слова, его словно парализовало от увиденного. - Блудный шакал. Нельзя произносить столько нечестивых слов одновременно. Это святое место. Оно может убить вас за такую дерзость. - Глэйсон упал на землю и продолжал умоляюще кричать: - Пожалуйста, не надо! Остановись, умоляю! - Может, хватит, - наконец сказал Сэм. - Я ждал, когда ты скажешь это. - Не оборачиваясь назад, Мохаммед пошёл куда-то дальше, по кровавой почве. Чужеродные руки быстро залезли обратно в тело. Раны мгновенно затянулись. Глаза и губы появились на месте. Кровь исчезла. Глэйсон бешено выставился на Сэма и, запыхавшись, пытался понять, что произошло. Он начал ощупывать каждый сантиметр своего лица. Быстро осмотрев своё туловище, его футболка осталась разорванной. Он психованно снял её и выкинул вдаль. Затем быстро начал ощупывать всё тело и ноги. - Что смотришь?! - крикнул он на Сэма. - Думаешь, мне было приятно? Я только что испытал боль, которую до этого никогда не испытывал. - Глэйсон подскочил в упор к брату и тяжело задышал ему в лицо: - Слушай. Это выходит за все рамки... Я не подписывался на такое. Что вообще здесь происходит!? Какого хрена из меня что-то вылезло? Как ты, великий программист, объяснишь мне такое, а? Джузип скрывают от нас слишком много. Теперь я понял, что все они заодно. Они устроили заговор против твоей команды вместе с Шарвей и Купилабой. - Я думаю дело не в Шарвей. - вдумчиво кивал головой Сэм. - Даже если так. В данный момент это не важно... Я ухожу. Прямо сейчас. Ты со мной? - Я должен остаться, - посмотрел ему в глаза сожалеющий брат. - Я должен разобраться с этим. Я чувствую, этот парень покажет мне нечто невероятное. Я должен понять, как он всё это делает и на что они способны ещё. - Он скормит тебя свиньям и заставит при этом читать Коран, вот что он сделает с тобой. - Ошибаешься, - осторожно обняла слева Глэйсона рука Мохаммеда. Тот вздрогнул и сразу замер в страхе. Он не ожидал увидеть его здесь. У Глэйсона пересохло в горле. Он не стал оправдываться перед Арабом и, осторожно повернув к нему голову, вежливо обратился: - Вы не против, вывести меня отсюда? Я не имею возможности больше находиться здесь. - Конечно. Ты и не нужен мне, парень из второй двери, - сильно хлопнул его по спине Мохаммед. - Иди к тому большому генератору, - он показал на огромную стальную, прямоугольную высотку. - Выбирай любой Летатель и проваливай. - Отлично. - Глэйсон попятился в сторону вышки, провожая взглядом Сэма, будто надеялся, что тот побежит за ним. Отвернувшись, он лёгким бегом отправился в указанное ему место. - Надеюсь, ты не обманул его? - спросил Мохаммеда Сэм. - Не для глупца, нет смысла в обмане, который не несёт никакой выгоды, - двинулся с места по-прежнему спокойный араб, через узкий переулок двух неприметных бараков, в сторону городского центра. - Ты специально хотел избавиться от него? Исполнив этот, перепугавший его до смерти странный трюк. - Нет. Это всего лишь стечение обстоятельств. И потом, ты был прав. Я покажу тебе очень интересные вещи. Не каждый сможет оценить их прелесть и божественную красоту. Ты. Только ты способен сделать это, мой мальчик. - Другим путём они вышли к центру города. Оазис небоскрёбов и множества других странных вещей, вновь окружил их, как райское блаженство. Здесь не было ни солдат, ни людей, не насилия. Никаких страданий и примитивных убийств. Это место вновь вводило в психоделический транс. Только в этот раз в ещё более сильный. Непонятно, почему так происходит. Словно, это тщательно спланированный акт. Словно, таким завуалированным способом, Сэму пытаются что-то объяснить. Нет. Даже не объяснить, а навязать. Внушить некую данность. Ужасные убийства, чередовались с приятной и восхитительной, с ног сшибающей атмосферой. Она заставляла усомниться в какой-либо неправильности происходящего. Она заставляла потерять реальность даже всё повидавшего за свою жизнь Сэма. Как бы он не пытался игнорировать происходящее, его широкое воображение не могло не восхититься увиденным. Теперь здесь ни души. Но многообразие завораживало собой больше, чем когда-либо. Проникая в каждый объект и в каждое движение, он будто проник в параллельную вселенную. Прямо у них на пути начали проявляться различные силуэт. Где-то там, далеко на фоне, вместо розовых фламинго. Только что пустые улицы, усыпались чудесными красочными картинами. Некоторые небоскрёбы начали ходить. Они как гармошка разжимались с одной стороны, затем сгибаясь дугой, переступали своим верхом на землю и сжимались для следующего шага. Симметрично перемещаясь от одного конца к другому, они принимали формы разноцветных узоров. В некоторых местах резко провалилась почва. Как будто началось мощное землетрясение. Но, в других местах, наоборот, выросли бугры. Земля, будто превратилась в кисель, и плавно двигалась от холмов к низменностям. У них на глазах, образовались горы, или холмы. Они медленно перетекают. Сливаются и разъезжаются. Это чудо, никак не укладывалось в голове. Вдали на горизонте, виднелся водопад. Его вода поднималась вверх. А рядом рассеивался серый туман с яркими, как искры, белыми блесками. Происходящие здесь вещи, заставили бы потерять рассудок самого отъявленного атеиста. Но, путь их ещё не закончен. Сэм с Мохаммедом направляются в то самое здание, в которое раньше Сэм уже хотел войти. Часовня 'Нового аль-Харама'. Один из странных силуэтов, как тень перед глазами, стал похож на человека. Подогнув одну ногу и широко раскрыв руки, он медленно взлетел вверх. Всё начало резко шататься. Сильно наклоняясь вниз, при этом размашисто тряся телами, другие тени мгновенно меняли свои позиции. Внезапно, все конечности парящего в воздухе человека начали удлиняться. Из них исходило, что-то неровное, похожее на формы других живых существ. Сначала, это были змеи, затем ящеры. Потом львы и бараны. Каждый последующий, словно вылезал из пасти предыдущего. По ходу удлинения, силуэт стал вращаться. Его руки и ноги, состоящие из разных, вылезающих друг из друга животных, заплетались вокруг него самого и тянулись к земле. Почва вокруг Сэма внезапно растрескалась. Огромный кусок земли, по которому он шёл, быстро взлетел вверх и плавно поплыл по воздуху, почти как ковёр самолёт. От испуга, повернувшись назад, в надежде увидеть Мохаммеда. Чтобы тот взял всё под контроль. С неба начали падать небольшие камушки. Они засверкали, словно драгоценности. Снизу, тоже поднимались такие же блёстки. Они летели отовсюду, из стороны в сторону, по прямой и по кругу. Это невероятно. Все камни превратились в брильянты, рубины, огромные отчеканенные монеты. В этом месте, будто не работает гравитация. Сэм увидел большие деревья, на парящих в воздухе островах с несуществующими животными. По одному из островов бежал свирепый тираннозавр - давно вымерший хищник. Прямо перед носом медленно пролетал человек. Это была женщина, в красочной, яркой парандже. Она словно плыла по небу. Её наряд так прекрасен, что Сэм, на секунду заострил на нём внимание. От каждого движения, платье менялось. Оно вытягивалось, сгущалось, как-то закручивалось. Будто состояло не из ткани, а из клубов густого дыма. Отдаляясь на значительные расстояния, пар превращался в бумажные, длинные ленты, тускло зелёных, красных и фиолетовых цветов. Они не падали, а просто крутились и медленно летали из стороны в сторону. Внизу, Сэм увидел небо, а вверху - землю. Он удивился. Оказывается, всё это время, он был вверх тормашками. Нет, нет, подождите. Это чёрные земляные тучи, и голубая вода. Они только что незаметно преобразовались. Музыка стала пронизывать каждую клетку его тела. Высокие башни совсем потеряли сходство с домами. Они обрели самые чудаковатые формы, что можно себе представить. Это шаровидные массы, с переплетающимися торчащими стержнями. Они испускают из себя такие же непонятные фигуры, словно распускающиеся нити, выстреливают ими в разные стороны. Одна из таких фиговин, пролетела перед самым Сэмом. Потоком мощного ветра, его сдуло с места, словно лёгкое пёрышко. Он улетел в сторону, но на землю не падал. Будто в открытом космосе его несёт в это безумие. Разноцветные пары и газы начали формировать новую структуру самого пространства. Острые сосульки в небе, мгновенно стекали и затягивались обратно, как чёрные сталактиты. Такие же глубокие отверстия, образовывались в земле, будто водяные воронки. Он с силой врезался в ещё одну из этих извивающихся штуковин. На удивление она оказалась мягкой. Два огромных водянистых бугра, всплыли перед самым его лицом. Это было животное, неестественных размеров. Огромный, светло-коричневый верблюд. Сэм стоял на его голове, мизерный, как муравей. По краям, сгустились яркие волшебные облака, с чёткими контурами, как множество склеенных друг с другом пластин. Пытаясь убежать отсюда, он резко соскользнул, и покатился вниз, по длинной шее. Громадная шея вытягивалась всё сильней, а пятнистая спина всё больше отдалялась. Это уже напоминало жирафа. Так и есть. Теперь, это не менее крупный жираф, по спине которого, потеряв равновесие, уже кубарем валится Сэм. Он отлетает, от каждого падения, словно от упругих батутов. В один момент, он подлетел так высоко, что попал в новое измерение. В глазах уже всё рябит и моргает. Он успевал увидеть только чёрные, белые пятна. Яркие вспышки. Быстро рисующиеся тонкие линии. Сэм напряг всё своё тело, крепко прижав руки к груди. У него задрожали плечи, и даже заколотились зубы. - Хватит, - промямлил он ссохшимися губами. - Не надо больше. Уберите. Остановите. - Его голову перестало кружить, и он, снова сориентировался в пространстве. Всё встало на свои места. Слева от него, шёл Мохаммед. Он появился внезапно, будто всё это время шёл рядом. Сэм даже не понял, как давно идёт вместе с ним по ровной, устойчивой почве. Серая земля под его ногами, продолжала наливаться яркими красками. Но, они уже не сводили так с ума. Музыка стихла. Со всех сторон от них выросли еле заметные стены, из ослепительно белых, пучков света. Словно они находились в помещении. Бесконечно большом и просторном. Потолок окрасился в синеватое, звёздное небо. Вытянув руку вперёд, ладонью к верху, Мохаммед остановился. От него быстро понеслась, прозрачная волна, слегка искажавшая вокруг пространство, повсюду раскинулись пышные, зелёные сады. На деревьях и кустарниках, росли огромные фрукты. Они срывались сами по себе и медленно летели по воздуху. Под ними образовалась громадная, полупрозрачная скатерть. У неё не было видно, ни конца, ни края. Все фрукты, падали в красивую серебряную и хрустальную посуду, которая появлялась, как только еда сближалась со складчатым покрытием ткани. В полёте, овощи успевали нарезаться на дольки. Разные люди, по не многу пробовали это кушанье. Они одеты, как персонажи из восточных сказок. Раджи, султаны и баронессы, Кадын-эфенди и принцессы. Все женщины были в ярких платках или хиджабах. Мужчины в широких, будто надутых штанах, и красных, синих, зелёных плащах, с золотыми швами и гравировками. На их головах пышные, белые шапки, из намотанной, в несколько слоёв материи. Пройдя мимо их, впереди снова отчётливо проявилось здание Нового Аль-Харама. От него испускались, круглые и овальные мыльные пузыри. Большие и маленькие. Некоторые с кулак, а некоторые с человека. Они подлетали к Сэму и кружили возле него. Лопаясь, они разлетались яркими, красными искрами, снова и снова. В отражении всех пузырей, Сэм видел свои собственные лица. Да, именно лица, а не лицо. Они выражали совершенно разные эмоции. Одно лицо улыбалось, второе хмурилось, третье бешено кривилось, четвёртое плакало, пятое смущалось, шестое, словно картинка, безэмоционально наблюдало. Наконец, Сэм оказался у дверей того самого завораживающего здания. Оно продолжало появляться у него под глазами, подробней детализируясь, накладываясь поверх существующей картинки. Мохаммед шёл рядом. Они вместе вошли через открытый дверной проём в стену скрытого комплекса грандиозной мечети. Внутри, огромного, прекрасного зала, со стеклянными перегородками первого этажа, раздавалась музыка, будто где-то поблизости ночной клуб. Странные люди, расступались перед ними. Они не имели ни капли общего с настоящими Саудитами. Особенно женщины, которые явно выделяются среди обычных, бесправных самок. Сэм обратил внимания на одну из них. Она была в длинном, чёрном платье с большим разрезом и чёрной парандже, в виде двух больших лепестков, немного торчащих вверх, как заячьи уши. Её волосы были аккуратно завёрнуты и прикрывали всю голову сверху. Однако вперед была вынута чёрная коса волос, длинною до пояса, она ложилась на её правое плечо. Медленно, прижимаясь к стеклянной стене, она подогнула левое колено, поставив на стену туфлю на широком каблуке, полностью усыпанную белыми, мелкими драгоценными камнями. Её стройная нога выставилась из разреза длинного платья. Капельки пота или воды были по всему её лицу. Смотря прямо в глаза Сэму, девушка так же медленно, держала два огромных, поистине впечатляющих, золотых пистолета, направленных вверх. Это длиннющие стволы Smith & Wesson Model 500. Она постепенно скрещивает руки на уровне груди, из положения прижатых к телу, согнутых локтей. Безобидно направляя большие дула вверх, девушка даёт понять, что настроена мирно. Наклоняя голову и смотря, слегка подведёнными глазами из-подо лба, её ноздри то расширялись, то сужались. Ей словно не хватало воздуха. Пройдя её, Сэм перевёл взор на стоящего дальше мужчину. В нарядном, длинном белом пиджаке с разрезом сзади и толстыми золотыми нитями, продетыми вместо пуговиц вдоль всего тела, как на старинных генеральских кителях. Его чёрные волосы тянулись высоко вверх. Скручиваясь и слегка ложась на бок, они заставляли обратить на себя внимание. Мужчина был так же в мелких водяных капельках, медленно стекающих по всему его гладкому лицу. Держа в одной руке декоративную рукоять сабли, с кастетом, из которого торчали серебристые иглы, он осторожно заправлял длинное лезвие в очень красочный, мраморный чехол. Они вошли в огромный дверной проём из множества, будто наложенных друг на друга колонн и заостряющейся округлой аркой, с такой, смешанной внутренней архитектурой, напоминая одновременно готический и арабский стиль. Мохаммед и Сэм вышли на маленькую, узкую, но длинную площадку, ограждённую перилами, в виде толстых продольных труб. Она окружала гигантское помещение в несколько этажей. Музыка, будто изменилась и тут же обрела понятные, даже знакомые звуки. Затем она усилилась, будто кто-то добавил громкость. При этом, она не потеряла чёткости и глубины звучания. Внизу проходил грандиозный концерт. Тысячи людей ликовали группе нескольких причудливых танцоров на высокой сцене. Эта песня очень старая, но Сэм уже слышал её раньше. Худощавый парень в белом пиджаке, белой шляпе и чёрных брюках, с болтающимися блестящими цепями на одной ноге, держал микрофон у своей головы. - Майкл Джексон? - в недоумении спросил Сэм, глядя на Мохаммеда. - Прямиком из восемьдесят девятого, - не отрывая взгляда от сцены, ответил он. Будто ком в горле, Сэм с трудом проглотил слюни. Они продолжили смотреть выступление. Это была песня Smooth Criminal (Гадкий Преступник). За сценой, зал заполняли тысячи людей. Они ликовали и радовались, махая руками и головами. Издалека, их не очень хорошо было видно, однако Сэму удалось рассмотреть некоторых из них. Они одеты в простые водолазки или джинсовые жилетки, широкие брюки. В основном все, и женщины, и мужчины, были с длинными, пышными волосами. У некоторых, будто птицы свили гнездо на голове, у других кудрявые, высокие волосы напоминали грибную шляпку. Раньше это было модно, а теперь смешно. Зрители были уж слишком восторженные. Сегодня, такой массовый восторг можно увидеть только в психушке. Внешний вид и поведение людей, определяли их временную принадлежность. Мохаммед стоял с гордо поднятой головой. Потом он медленно повернулся и поднял свою ногу. От ботинка отлетела маленькая крошка грязи. Она летела вверх, пока не стукнулась о железный бордюр. Араб сделал шаг. По его одежде пошла волна, от тяжёлого соприкосновения ноги с полом. Затем Сэм пришёл в себя и быстро двинулся вслед за ним, не обращая внимания, на тонкую, обворожительно звучащую, а местами искажённую, зомбирующую песню. - А все эти люди? - вдумчиво осматривая толпу, спрашивает Сэм. - Они тоже из восьмидесятых? - Разумеется. - Повернув голову, Мохаммед шёл вперёд, держась одной рукой за перегородку. Вдали виднелся один маленький дверной проём. - Как вам удалось создать такую голограмму? Это невероятно. Такое я видел только на Терраро. Мои похвалы вашим программистам. Это ж, сколько информации надо обработать? Я бы и за два года такого не сделал. - Если бы это была голограмма. А за похвалы спасибо, - он остановился у дверного проёма, повернувшись к нему спиной. - Это не голограмма? Что же тогда? - Это концерт Майкла Джексона. Я не особо его люблю, ведь он даже не мусульманин. Но те люди очень любят его. - Он помахал назад через плечо, большим пальцем, в дверь прошедшего ими зала. - Они просто не могут без него жить. - Сэм, молча, смотрел на него. Войдя в следующее помещение, которое оказалось таким же громадным, как предыдущее, они шли в сторону большой, парящей в воздухе штуковины, похожую, а ромб. Он походил на две четырёхугольные пирамиды, соединённые своими основаниями. Оставаясь неподвижной, все жёлтые стены светились большой исламской символикой, белого, красного, синего и зелёного цветов. Неподалёку от пирамиды, ближе к ним, так же парил в воздухе, и медленно вращался вокруг одной оси, по высоте - огромный тускло-жёлтого цвета полумесяц и по той же оси, но в противоположную сторону, с той же скоростью, вращалась пятиконечная звезда. В отличие от прошлого зала, в этом, железные пешеходные пролёты были протянуты по всей площади помещения, как решётка, пересекая друг друга в нескольких местах. Они шли вдоль всех стен и в центр, в том числе прямо к огромной фигуре. Мохаммед шёл по направлению к ней. Сэм не спрашивал, куда они идут, а просто молча, следовал за ним. Откуда-то раздавались стоны. Это было эхо, исходившее от плотных стен. По пути Сэм осматривал всё вокруг, пытаясь найти источник отдалённых человеческих воплей. Взглянув под ноги, он увидел массу людей. Они были невероятно далеко внизу. Только сейчас, он понял, насколько же это помещение больше предыдущего. На глубине не меньше пятидесяти метров, они будто сидели в освещённой пропасти. Теперь очевидно, что вопли исходят оттуда. Люди быстро мельтешили. Их никто не трогал. Никакого физического воздействия. Они будто не замечали некого вокруг. Катаясь по полу и судорожно дёргаясь, их поведение походило на припадок эпилепсии. Крепко держась обеими руками за перегородку, Сэм остановился, немного наклонившись вперёд. - Мученики западной Европы. - Мохаммед подошёл к парящему в воздухе ромбу и невозмутимо смотрел на только что собирающегося спросить его об этом парня. - Эмигранты, пытавшиеся заселиться в Аль-Макка. Визирь Рахмуд устроил им тёплый приём. - Что... За что вы пытаете их? Европейцы очень ранимы. Эти люди меньше всех готовы к страданиям. - Сэм продолжал рассматривать крошечных людей. - Я всего лишь спасаю их души. Не у кого на этом свете нет бесконечного милосердия. Они желают встретиться с всевышним. Он даст им те муки, которые, они действительно заслуживают. То, что они чувствуют сейчас - это райское блаженство. Поверь, у нас не страдают просто так. На то всегда есть причины. Для того и есть пастухи. Чтобы заботиться о каждой благочестивой душе на территории священных земель. - Кто такие пастухи? Ты же один из них? - Да. Мы избранные. Те, кто попадёт в рай, без страшного суда. - Вот это везение. Мне бы так. Тогда зачем тебе заботиться о ком-то, тебе же всё сойдёт с рук? - Нет. У меня есть конкретная миссия. Для её выполнения, в этом мире я получил полную свободу. И я должен правильно сыграть свою роль, чтобы остаться вольным себе и в другом мире. - Тогда не понимаю, в чём твоё преимущество. Слушай, ты, получается, полноправный представитель ИПО. Действующий лидер. Значит, мы можем обсуждать самые серьёзные вопросы в международных отношениях. Как внешнеполитические, так и внутри. Должен признать, я до сих пор не отошёл после увиденного там, с наружи, но я постараюсь трезво оценить любую ситуацию. У меня никак не укладывается в голове, о какой заботе ты говоришь, когда на ваших улицах происходят убийства детей и женщин? Ты, не обижайся, но здесь немножко попахивает лицемерием. - Говори, как есть. Мне не свойственны обиды. - Серьёзно? Тогда вы грёбаные садисты. У вас невероятные технологии. Вы можете устроить рай для каждого, но вместо этого, вы примитивно разделяете людей на классы. А о ваших технологиях, я хочу с тобой поговорить намного подробней... Это явно не Джузип корпорация. Это что-то другое. - Конечно, нет. Это Мекка - второе царство всевышнего. Здешние чудеса - его последнее предупреждение. - О-о-о. - Сэм трёт глаза ладонями. - Я ни хрена не понимаю. Может, как-нибудь проще объяснишь? - Может, ты определишься? Пойдёшь со мной или продолжишь стоять там. Если желаешь разделить их счастье, я могу это устроить. - Нет. Спасибо. - Сэм быстро подошёл к Мохаммеду. - Давай уже зайдём в мою комнату, и спокойно наговоримся. Там, нам точно никто не помешает. Иди за мной. - По маленькому мостику, со ступеньками вверх, он поднялся и вошёл в огромный ромб, сквозь стены. - Вот чёрт. - Полорото приоткрыв рот, и вытянув вперёд одну руку, Сэм повторил сквозное проникновение. Оно оказалось совершенно неощутимым. Будто весь ромб, всего лишь голограмма. Теперь это уже пирамида. Пол - прямоугольный, а потолок сводился четырьмя сторонами, к одному углу. Внутри очень просторно. Такая, достаточно дорогая, но в то же время, естественная комната. Довольно сдержанный, мягкий дизайн. Не броские в глаза серые и белые и светло-коричневые цвета красивой мебели. Шесть мягких, в виде приплюснутых шаров, белых кресел, расположены вдоль двух противоположных сторон. Серый, пол, с изогнутой, ступенчатой возвышенностью в центре. Переплетающиеся друг с другом бело-коричневые с виду деревянные, маленькие арки, в виде вшитых в стену, стволов деревьев. Из одного, нижнего угла пирамиды, расходились, полуколонны, они слегка выпирали ото всюду. Как пучок длинных веток, они расходились по всему остальному пространству помещения, А его столик, тоже интересный. Он как слоёный торт, в несколько этажей, овальных покрытий, горизонтальных, беспорядочно наложенных друг на друга полок, заставленных декоративными горшками. Довольно оригинально, но вряд ли практично. Мохаммед гордо стоял в самом центре, возле этого стола. У него даже не было стульев. Похоже, что он и не нуждается в них. - Это что, новая Кааба? - спросил Сэм. - Нет. Новая Кааба, выглядит чуть иначе. Я бы тебя туда не привёл. Хотя, теперь в обязанности мусульман не входит посещение того места. Её статус упразднён. Ибо она не несёт особого смысла. Теперь вся Мекка - одна большая Кааба. Это место, где исполняются все желания верующих. Я и весь мир могу превратить в Каабу. Но пока, что в этом нет необходимости. Присаживайся, - пронзительным взглядом, он с головы до ног осматривает Сэма. Тот сел в ближайшее от него кресло. Из него постепенно вылезли спинка и боковины, для рук. Будто сдавленный воздушный шарик, в одном месте сдулся, а в другом надулся. Он аккуратно положил руки на мягкие, широкие ручки и в ожидании смотрел на Мохаммеда. - Так-то лучше... Давай поговорим о том, что действительно важно, - неподвижно продолжает стоять араб. - Не буду предлагать тебе еду и воду. Просто сделаю сытым тебя. - хлопнул и протёр ладоши Мохаммед. - Что? Ты это серьёзно? - ощупывает свой живот, чувствуя небольшие изменения в теле Сэм. - Что ты со мной делаешь? -Успокойся. У тебя пересохло горло. Пытаюсь привести тебя в норму. - Отлично. Я польщён. И кто же те умельцы, что работают на вас? Ставлю свою долю в компании на то, что это не люди. - Конечно, нет. Это проводники, пророки, великие наместники, и разные посланники, в том числе не желаемые нам. - Интересно ты скрываешь информацию. Тогда сразу перейдём к делу. Обсудим то, что ты скрывать не станешь, и будем надеяться, что важно для вас, и важно для меня - это одно и то же. - Так и есть, мой неверующий друг. - Да сколько можно зацикливаться на религии!? - не выдержав, крикнул на него Сэм. Мохаммед спустился с центральной возвышенности, и на его лице появилась ухмылка. Второй раз за всю встречу, он выдал какие-то эмоции, кроме каменного, серьёзного выражения лица. Медленно подняв руки к груди, он хлопнул один раз в ладоши. Сэм вспыхнул зелёным пламенем. С головы до ног, его пронзила острая боль. Соскочив с кресла, он в ужасе завопил и замахал руками во все стороны. Потом свалился на пол и начал по нему кататься. Его тело жутко покраснело. Через прожжённую кожу виднелись мышечные волокна. Голова полысела и покрылась маленькими, маслянистыми волдырями. От носа остался один хрящ. А руки взбухли, как варёные сардельки. Пока Мохаммед подходил к горящему, уже изуродованному телу, оно медленно взмывало вверх. Не произвольно Сэм оказался на ногах. Продолжая махать головой и руками по сторонам, его горло прогорело насквозь. Голосовые связки торчали наружу, издавался еле слышный, хриплый писк. Схватив его за одну руку, мужчина содрал огромный кусок плоти, которая и так еле держалась, от локтя, до самого запястья, полностью оголив локтевую и лучевую кости. Он поднял мясо на уровне своих глаз и немного пожамкал его в кулаке. Затем кинул в обуглившийся, почти голый череп Сэма, и повернулся к нему спиной. Продолжая стоять задом, Мохаммед несильно, но протяжно подул в противоположную сторону, от неутихающего пламени. Оно мгновенно потухло. Сэм стоял абсолютно невредим. - Не стоит давать волю эмоциям в разговоре со мной. Хорошо, попытаемся меньше говорить о религии, - он неспешно повернулся к нему лицом. Сэм осматривал свои руки со всех сторон. - Если ты не говоришь, кто ты, может, хотя бы скажешь, какие твои цели? А знаешь... Ты зря это всё делаешь. - Сэм дико засмеялся. - Да! Ты слишком много показал мне! Со мной такое не пройдёт. Решил поиграть со мной в детектива? Ха-ха, Чёртов инопланетянин. Мне даже плевать откуда ты. Хоть с самой Гомерополо! Я недавно встречался с Уольпагаямцем. Он был гораздо более вежлив, чем ты. - Я знаю. - Мохаммед без эмоционально продолжал сверлить его своим, не моргающим взглядом. - Что значит знаешь? Ты и есть тот самый, пришелец воплоти безумного араба? - Нет. Я всего лишь прислужник Аллаха, да благословят меня смертные и приветствуют. Последний пророк, Мекканский пастух. Я спустился сюда прямиком из рая. - Позволь спросить, с какого облачка, ты сюда спустился? - С того, что над седьмым небом. - Чёрт. - Сэм взялся за лицо и, улыбаясь от безысходности, опустил голову вниз. Потом быстро поднял её обратно. - В какой ты должности? Что-то вроде святого прорицателя? Как там, последний пророк? Что за бред? Второй из последних... зачем ты втираешь праведные истины, алчному миру нашему. Считаешь это самым целесообразным занятием, из всех, что приходят тебе на ум? Что ж, не мне тебя судить. - Нет никакой другой реальности, кроме Ислама. - Слушай, ты не хотел говорить о религии. Хотя нет, если ты действительно главный воин Аллаха, расскажи мне о нём. Расскажи мне о том, о чём хочешь рассказать. Ведь, по сути, ты напоминаешь капризного ребёнка. Не сочти за дерзость. Хочешь меня убедить в своей правоте? Сказать честно, ты уже перевернул мир в моих глазах. Я считал вас простыми людьми, ворующими нашу продукцию. Но, то, что пришлось мне испытать сегодня, уже пошатнуло мою психику. Зачем гнуть свою линию, в столь грубой форме? Думаешь, я не соглашусь с тобой? Ты показываешь свою магию, и все эти невероятные трюки, только, чтобы заставить поверить меня в этот грёбаный божий мир! Да мне плевать существует он или нет. Если да - круто, если нет - тоже весело. Я не перед кем не склоню голову, пока моё сознание находится на стадии глобального логического завершения. Уже сейчас, образно, я могу дать ответы на все вопросы. И если я не нуждаюсь не в чьей помощи, думаешь, я стану её просить? Сегодня ты показал мне много нелогичных вещей. Но действительно ли они не логичны? В рамках подсистемы моего восприятия - да, но в рамках другого, например, твоего восприятия... не уверен. Ведь убедить меня, в чём бы то ни было, возможно, хоть и довольно сложно. Жизнь, это не детское кино, где взмахом руки, без всяких объяснений происходят чудеса. Я на таком этапе, что уже не способен остановиться в достижении своих целей, а ты собираешься откинуть меня назад. Не одно убеждение, не способно сузить мой мир. Ты можешь мой мир изменить. Ты можешь его расширить. Но ты не уменьшишь его, как бы, не старался. Для этого необходимо ввести слишком много изменений, задать слишком много условий. Настолько много, что я вряд ли уже останусь собой. - Я не собираюсь менять тебя. Возможно, ты прав. Порой, чтобы кого-то убедить, его необходимо упростить. Убедить тебя сложно, но возможно. Всё, что возможно, для меня не сложно. Убеждение может пониматься по-разному. Для того, чтобы убедить кого-либо, достаточно понять, как он воспринимает само убеждение. -Ты понял, как я воспринимаю убеждения? - Разумеется. Ты только, что объяснил мне. Иначе бы, я и не стал с тобой разговаривать. - Что? Ты заранее знаешь, что я скажу? - Я заранее знаю абсолютно всё, в этом мире. И, я знаю, что сейчас, ты не готов к откровению со мной. Но время придёт, и ты изменишься. - Сэм сел обратно в кресло. Мохаммед продолжал неподвижно стоять перед ним. - Ты не можешь знать всего. Это парадокс. - Докажи. - Зачем ты тратишь время? - Потому, что я не трачу его. - В смысле не тратишь? Зачем вообще со мной разговариваешь? Ты знаешь исход нашего разговора. Исход завтрашнего дня. Исход жизни каждого смертного. Исход всей вселенной. Исход всего существования. Сделай то..., что переведёт тебя дальше. Пропусти этот этап. Пропусти следующий этап. Иди туда, где ты будешь потом, прямо сейчас. - А смысл? ... глупый математик. Считай лучше. Я пройду через этап, чтобы потом идти на так же известный для меня этап. Пусть я пропущу миллион, квадриллион этапов. За ними следуют только известные этапы. - Эй! Стой. Ты случайно не запутался? Что там говорит Ислам? Вселенная безгранична. Ты сейчас сказал, что знаешь всё. Соответственно, речь идёт, только о конечном многообразии. - Ошибаешься. Ты недостаточно осведомлён о взаимодействии двух нолей. - Хочешь поговорить о фундаментальной математике? - радостно засветился Сэм. - Что ж, к вашему превеликому, всезнающему сожалению, я знаю всё, о расхождении двух типов бесконечности. - Нет. Ты не знаешь очень многого. - И чего же? - Например, того, откуда начинается реальный повтор многообразия. - Серьёзно? Возможно, я не знаю это с точностью, но примерно догадываюсь. - Сэм встал с кресла и начал ходить из стороны в сторону. - Нет. Твои догадки ошибочны. - Это всё, что ты хотел сказать мне? - Почти... Тебе знакомо явление контролируемой шизофрении? - Может, диссоциативное расстройство личности? - Нет, именно контролируемая шизофрения. Ты уверен, что ты тот, за кого себя выдаёшь? Что занимаешься правильными делами? Что живёшь в том месте и времени? Может, ты пытаешься забыть о чём-то? - рассудок Сэма быстро помутнел. На какой-то микро момент, он перестал осознавать всё происходящее. Такое чувство, что время сильно ускорилось, и вся его жизнь, прямо здесь, пронеслась за секунду. - Может, существуют такие, для всех обыденные вещи, о которых ты изо всех сил стараешься не думать? - Я не знаю. Это вряд ли. - Изо дня в день, ты занимаешься своими важными делами, но некоторые вещи постоянно откладываешь на потом. Те вещи, которые могли бы стать самыми стоящими в твоей жизни. - Хм. Большое спасибо. Я очень признателен. Мне не нужны уроки психологии. Не раздавай мне диагнозы. Это бессмысленно. Я делаю то, что делаю, не только в силу убеждении. Моя деятельность даёт мне желаемые результаты. Я слишком удовлетворён собой, чтобы принять своё восприятие реальности ошибочным. - Неужели ты думаешь, что если твои интересы не совпадают с людьми, не препятствующих их выполнению, это значит, что они согласны? Причина беспрепятственности, кроется в том, что ты не касаешься их в полной мере. Но с каждым днём ты заходишь всё дальше. Количество препятствий возрастает, а количество их обходов уменьшается. Это не будет длиться до бесконечности. Имей виду, однажды, в только тебе известной задачи, ты примешь не свои условия. - Возможно, когда-нибудь, действительно, я пересеку грань дозволенного. Но, тебе ли этого бояться? Не для вас, не для нас люди не несут опасности, это факт. Странно всё это. Не думал, что вообще когда-нибудь встречу кого-то вроде тебя. Тем более в этом месте. Но кем бы вы небыли, на данный момент, вы не приносите пользу Земле. К сожалению, а может быть и к счастью, люди проходят этап животного пребывания. Такие, как я, способны быть частью животного мира. Но животный мир не способен быть частью таких, как я. Ваши глобальные цели начинают обретать свой смысл. Я полагаю, вы собираетесь свести всех к строгой дисциплине. К истинному Шариату. И, в какой-то степени, это верный путь. Мне нравится это решение. Для безопасного выхода из плотно связывающей человеческой взаимозависимости, необходимо создать барьер. Разрыв интеллектуальных возможностей. Он позволит принимать решения, основанные на точных расчётах, усиленного, специализированного вспомогательного программного обеспечения, а не чувственного, обобщённого ложного, инстинктивного восприятия. Не понимаю только одного, почему ты пытаешься навязать дисциплину мне? Неужели я похож на безмозглого дикаря? Неужели без дисциплинированных оков, я не приму более верное решение, чем с ними? Человекоподобные звери, что живут в отсталых странах - это по сути, пещерные, первобытные люди. Они если не заслуживают смерти, то строгая дисциплина жизненно необходима им. Без неё они будут убивать друг друга до тех пор, пока не будут в зоне недосягаемости с теми, кто имеет другие, отличные от них, взгляды на мир. - Я вовсе не навязываю тебе дисциплину. Я лишь хочу показать, какую важную роль она играет в человеческом обществе. Я рад, что ты это понял. Твои доводы, конечно, убедительны, для смертного. Но, для меня нет выгоды, обеспечивать кого-то развитием. Дисциплина, в первую очередь, это то, что и делает вас людьми. То, что отличает от животных. Дисциплина - это организованность. Без неё вы бы не научились даже говорить. И у тебя есть, своеобразная дисциплина, просто ты к ней привык. - Да, но я думаю, что любая дисциплина должна быть заточена под конкретное ремесло. Она не может быть обобщённой. Она не может посветить тебя любой деятельности на сто процентов. Видишь ли, в чём проблема религии. Люди ищут в ней оправдания необъяснимым вещам. Посмотри на соотношение религиозных научных деятелей, к нерелигиозным. Какой из этого можно сделать вывод? В некоторых случаях, дисциплина может быть необходимым, а в некоторых отвлекающим фактором. - Нет. Это фанатизм - кровавая мозоль человечества, в любой сфере жизнедеятельности. Ислам призывает помнить о всевышнем при любой возможности, но он не призывает помнить только лишь о нём. Ради чего ты живёшь? Что движет тобой? Эти вопросы вправе задавать себе каждый. Прогресс, развитие. Зачем тебе развитие? К чему ты хочешь прийти? и для чего вообще идёшь к этому? Существование бесконечно и конечно одновременно. Оно имеет численные размеры, но не имеет пространственных. Поэтому в целом, не имеет форму вообще, так, как одна из бесконечностей, всегда будет цеплять вторую, тетраэдральную, снаружи или внутри, выходя за фиксированные границы. Вероятности не существует, и это ты уже знаешь, а всё, что может произойти в принципе, происходит в каждом месте, и в каждый момент времени. Ты всё ещё думаешь, что ты другой? Ты думаешь, у тебя есть смысл жизни? Ты ничтожен. Ты настолько мал и ограничен, что не способен воспринять смысл вышесказанного. А ведь, в этом кроются все ответы, за которыми ты идёшь. Твой путь - иллюзия. Хочешь получить то, сам не знаешь чего. Тот, кто ищет ответы, не зная, что за ними стоит, порой становится тем, кем стать хотел меньше всего. Думаешь, математика заканчивается на том, на чём ты остановился? - Эй, я не думал так. По-моему, математика заканчивается на теории алгоритмов. И это единственная нерешённая мной проблема... - Вот видишь, как мало у тебя проблем. Мне бы твои заботы. Но для меня реальность важней мечты. Геополитика. Самая грязная тема, от которой, к сожалению, нельзя уйти. Турецкая армия должна оставить нам Кипр, Китайская, должна оставить Тайвань. Альянс хочет разделить наши Оазисы, а мы хотим их расширить. Нам точно не найти с ними компромисс. Может быть с вами, что-нибудь получится. Вы разумные люди, хотя совет директоров наполняют продажные шакалы, они способны видеть реальные перспективы. - Я с ними вообще не выхожу на контакт. Слушай, мне вот, что очень интересно. Почему ИПО воюет так предсказуемо и банально? Вы присылаете армии мутантов, этих чёрных слизней. Каратели неспешно разносят города. Не слишком ли много производится затрат с вашей стороны? Почему всё так затянуто? почему бы просто не запустить какую-нибудь сложную болезнь, к примеру. - Ну, куда ты так спешишь? об этом позаботятся другие. Всему своё время, - странно ухмыльнулся он, закатив вверх глаза. - Наконец, ты осознаёшь, что все эти локальные заварушки, для нас ничего не значат. Стоит мне щёлкнуть пальцами, как вся Европа и Америка, утонет в крови. Мы и так с трудом удерживаем демонов, от преждевременного апокалипсиса. Ведь, теперь, этот мир принадлежит им наравне с людьми. А для борьбы с джиннами, всевышний послал ещё более могущественных и нечестивых тварей. Которых, мы так же обязаны сдерживать. К счастью, мы поймали их самого сильного предводителя, но не способны долго держать в заточении. Нам нужно контролировать всю эту мощь до самого судного дня, которая в любую секунду может выплеснуться неописуемым хаосом. Создание Уральского эмирата, геноцид евреев, и даже война на островах, полностью их рук дела. Дальше будет больше. Принц Рахмуд пошёл на Иран. И, скорей всего, он сотрёт его с лица земли. Джинны вселяются во всех подряд, но нам некогда за ними гоняться. Наши воины Каратели, подвластны нам лишь внутри оазиса Аль-Макка. Здесь, они выглядят, как люди. За пределами священных земель, Каратели это неистовые чудовища, плод воображения Иблиса. Нас, всего трое, и мы делаем всё, что в наших силах, чтобы замедлить апокалипсис. - Да уж. Спасибо, конечно, что посвятил меня во все эти религиозные разборки. Даже не знаю, верить тебе или нет. Какие нахрен джинны? какие демоны? Я имею небольшое влияние на совет директоров Констант, через Джареда. Но, почему наши армии должны отступить, если, ты сам сказал, что всё плохое происходит не по вашей инициативе? Может, тогда объединим наши усилия и вместе уничтожим заселившуюся среди вас нечисть? - Спасибо. Мы нуждаемся в помощи, но точно не в вашей. Вы не в силах, хоть как-то повлиять. Просто, отойдите в сторону, и на ближайшие пару лет, мир получит стабильность. Пусть шайтаны будут рады своей победе. Так они успокоятся на какое-то время. - Что значит, просто отойти? Скажу сразу, это будет непросто. Ты ещё и дразнишь меня. Заинтриговал как ребёнка, но я не меньше жажду получить свои ответы. Я должен убедиться, в том, что ты сказал мне - реально. Не представляю даже, как сделать это. Очевидно, сложности заключаются в моём незнании. Любая сложность - незнание. И однажды я избавлюсь от них. Вопрос в том, не найду ли я ответы, на все вопросы, до того, как смогу сделать правильный выбор. - Сделать правильный выбор никогда не поздно, в рамках своего сознания. Обществу не нужен твой путь. Обществу не нужен путь компании Констант. Существует определённая черта, после которой люди перестают быть людьми. И, вы можете пересечь её, сами того не осознавая. Это ваш выбор. Но, лишать человечности весь мир - апогей эгоизма. Любое сложное - простое, а простое - сложное. Мир такой, каким ты хочешь его видеть. До тех пор, пока ты сложнее окружения. - В этом, я с тобой полностью согласен, - довольно нахмурился Сэм. - Моя команда итак больше не выполняет коммерческие проекты. Я поддерживаю идею изоляционного прогресса в области внешнего кодирования. - Вот видишь, даже между нами, есть что-то общее. Нужно просто лучше раскрыться. Зачем радовать или печалить незнакомых тебе людей? Жизнь слишком коротка, и разумно потратить её на близких и родных, чем на какой-то собирательный образ. Этот образ, не принесёт тебе ни пользы, ни вреда. Нужен он тебе или нет, решать тебе. Однако, помни, дотянув до судного дня, образ будет яростно разорван, скомкан и сажен, а после, втоптан в бесконечную, проклятую бездну, невыносимых страданий. Сэм внимательно осматривает стену, из которой сюда зашёл. Затем осторожно взялся за неё обоими руками. Они глубоко провалились насквозь. - Почему ваши воины каратели, выглядят так по-разному? Слегка отведя взгляд влево, он вздрогнул. Мохаммед стоял вплотную с ним. Его лицо, практически лежало на плече Сэма. Нарушив зону комфорта встревоженного парня, он не прикасался к нему. Дыхания было неслышно. Он словно манекен, с каменным лицом, поднял свою правую руку, ладонью к верху. Над ней появился гаджет в виде плоского, большого экрана планшета. - Не правда ли забавно. Ты веришь в легенды, про которые, открыто, заявляют, что они не более, чем выдуманные сказки, сочинённые инопланетянами. Но ты не веришь, в нашего бога. А ведь тебе никто не говорил, что это сказка. Если не брать в расчёт свиноподобных, неспособных к мышлению, атеистов. Почему ты, призирающий, авторитарный режим, сам придерживаешься его? Так устроен мир, мой глупый гений. Ты не можешь не слушать никого. Даже я не могу никого не слушать. На это способен только один. И ты знаешь кто это...Я хотел было дать тебе доступ к полной версии нашего сайта. - спокойным, но торопливым тоном закончил араб. - То есть полную версию? - Сэм достал руки из стены и отошёл на пару шагов вправо, выйдя из зоны комфорта и повернувшись лицом к Мохаммеду. - Там нет разделения функционала. Может ты имел ввиду другой сайт. - Нет. Это тот же allahu.ipo.akbar. Разница в том, что на полной версии, мы публикуем своё планирование, относительно конкретных областей наших спасательных операций. - Спасательных? Хороший сарказм. Ты не учёл то, что мой интернет и интернет человечества - работает немножко по-разному. Неужели ты думаешь, что я пользуюсь их веб-узлами, на основе частично-условного кодирования? Как сайты Джузип, сайты всего человечества, так и ваш сайт, подлежит трансформации перепрограммирования. Любая информация, просто условно накладывается поверх полной оптимизации моей системы. Если это условие не выполняется, система не считывает информацию вообще. - Чудно. Однако твоя полная оптимизация, по сравнению с сайтом ishat - неполная. Я не буду тебе рассказывать принцип его обхода, для одношагового, условного расширения. - Разве есть более быстрое расширение? - Разумеется. - Он медленно махнул рукой по воздуху. Прямоугольное изображение подлетело в упор к рукам Сэма. - Например, вот здесь. - Не может быть. Это невозможно! Я говорил с Уольпагаямцем на Терраро. Помню, как сейчас, он многое скрывал от меня. Но то, что одношаговое расширение - максимально, это он подтвердил. Либо кто-то один из вас лжёт мне, либо вы лжёте оба. - Думай, как знаешь. Факт в том, что архитектура сайтов кардинально отличается. Достань своё устройство. - Сэм нажал на браслет, и взял в обе руки, появившийся над ним, такое же, небольшое изображение. - Зайди на сайт. Видишь разницу. - Картинки на двух изображениях сильно отличались. Если у Сэма была простая, двухмерная страничка, с хорошим оформлением и Исламской символикой, то изображение на другом устройстве было трёхмерным. Невероятная анимация пролистывания странных картинок и гиперссылок. Они нажимались сами по себе, будто чьей-то невидимой рукой. - Ну что? Говоришь разные сайты. - Внезапно, изображение у Сэма изменилось и стало таким же, как на гаджете Мохаммеда. - Как ты это сделал? - Сэм быстро начал, что-то вводить, перезапуская интернет и всю систему своего устройства. - Хотя зачем я спрашиваю. Ты же наделён божественной силой. - Вот именно. Я всего лишь скачал тебе программу многошагового расширения. - Насколько она многошаговая? - Максимально. - Вот в этот бред я никак не смогу поверить. Понимаешь, что это значит? Математически это невозможно. Это равенство сложного и простого, в равенстве сложного и простого. - Так и есть. - Но как? В таком случае, относительности, как и вероятности, не существует вообще. - Неужели. Ты всё же до этого додумался. - Сэм глубоко вздохнул три раза: - Ты окончательно сводишь меня с ума... Я быстрее поверю в покемонов и черепашек ниндзя, чем в твой бред. А-а-а, что это? - Рафаэль, Донателло, не отпускайте его ноги. Леонардо, Микеланджело - держите его обоими руками. - Четыре, настоящих черепашки ниндзя, крепко ухватились за каждую конечность Сэма. Он не мог ничего поделать. Мохаммед медленно подходил к нему в упор. В его руках сидело маленькое, пухлое, жёлтое создание. Это был Пикачу. Он осторожно гладил, спокойного уродца по голове. - Не красиво сомневаться в том, о существовании чего, не знаешь наверняка. - Он посмотрел в глаза жёлтого зверька и поднёс его к голове Сэма. - Давай, убей злого дядю. - Не надо! - во весь голос завопил Сэм. - Не бойся, нас же не бывает, - возразил Леонардо, сильно дёрнув его за локоть. Пикачу прыгнул прямо в лицо Сэму и вдруг... все исчезли. Комната стала, абсолютно пустой. - Посмотри на себя. Какая мерзость. - раздался голос Мохаммеда у него за спиной. Он испуганно повернулся. Араб, как обычно, стоял с каменным лицом, в широкой стойке, с широко раздвинутыми, опущенными вниз руками. - Ты же свинья. В прямом и переносном смысле. - Сэм осмотрел себя со всех сторон. - Хватит издеваться надо мной. Что на этот раз ты сделал? Отрастил мне хвостик? - Нет. На этот раз я не вмешивался в твою физиологию. Ты всегда был таким. Грязным поросёнком, с огромным пятаком и обвисшими ушами. - Я не понимаю! - Сэм продолжает ощупывать себя со всех сторон. - И это естественно. Ты не способен понять этого... - Мохаммед снова встал в центр комнаты. - Не только твоё окружение может быть иллюзией. Ты сам можешь являться ей, как для себя, так и для всего остального. - Возможно. Однако не я, не моё окружение, не считают меня свиньёй. - Араб быстро подошёл к Сэму. Перед ним появился экран гаджета: - Ты просто внушил себе, что ты человек, а твоё окружение смирилось с этим. Если никто не подаёт виду, это не значит, что всё в порядке... Давай сделаем селфи. Ты увидишь, что между нами есть пару отличай. - Мохаммед встал с правого бока Сэма. Экран гаджета сам провернулся в воздухе и приблизился к ним в упор. - Ну, по-моему, очевидно. - В экране стоял всё тот же араб. А рядом с ним, толстая, грязная свинья, на задних копытах. Она повторяла все движения за Сэмом. Даже, когда тот сжимал пальцы, свинья подгибала вовнутрь передние копыта. - Это зеркало правды... - И что? Таким сегодня никого не удивишь. Зачем ты вдруг решил мне доказывать, что я свинья? Тем более в прямом смысле. Даже если это действительно так. - А насколько ты уверен, что это не так? Твои правнуки говорили тебе, что ты не свинья? Может они говорили, что ты человек? - Какие правнуки! У меня нет даже детей. - Вот именно. Пока они не скажут тебе, что ты человек, ты можешь им и не являться... - Он обнял Сэма своей, казалось бы, простой, тёпой рукой. - Пока я не скажу, что великого Аллаха нет, он будет... - Мохаммед брезгливо погладил Сэма по голове и снова встал перед ним. - Как ты объяснишь мне то, что я, как верующий человек, лучше тебя во всём? - Сэм громко выдавил воздух через нос: - Не смеши моё свиное рыло, - продолжая смеяться, с сарказмом сказал Сэм. - Ты можешь назвать себя кем угодно, но только не человеком. - Это ещё почему? Заблуждаешься... Когда-то, в раю, я был сверхчеловеком. Но сейчас я такой же, как ты. Я смертный и уязвимый. Это здание запрограммировано. Весь город запрограммирован. Не думай, что всё это вертится вокруг меня. Я всего лишь управляю большим компьютером, не более того. И мне становится смешно, когда ты пытаешься отстоять передо мной свою идеологию. Я даю тебе факты, парень. Неопровержимые доказательства. Я меняю твою реальность так, как ты не можешь её изменить. Я сильнее и умнее тебя. Ты не способен мне дать ничего нового. Выходит, иншалла, божественная реальность разнообразнее твоей. Заметь, я не говорю про религию. Религия - это устав. Условия, которые необходимо соблюдать, чтобы попасть в лучший, светлый мир. Этот мир не для смертных. Он - само совершенство. Мир, где нет заблуждений. Это не просто дом всевышнего Аллаха. Это часть его бесконечной сущности, понять которую, можно лишь оказавшись там. В месте, куда пускают избранных. В месте, где я бывал уже трижды. В месте, под названием Рай... - Трижды?? Как это понять? То есть, ты и на Земле прожил несколько жизней? Я боюсь уже даже спросить, а сколько тебе лет? - Не помню. Не обращаю на это внимания. - Ах, вот как. Всезнающий и всемогущий пророк забыл, сколько ему лет. - Я не забыл, просто знать тебе это не обязательно. Почти десять тысяч. - Так мало! - засмеялся Сэм. - Я думал, хотя бы миллион. - Девять тысяч восемьсот, если ещё точнее. - И сколько же из них ты провёл на земле - В вашем мире я был всего трижды. Первый раз, восемь тысяч лет назад. Второй раз, с 585 до 619 года, и в третий раз сейчас. В общей сложности, я провёл здесь не более ста лет. - Постой. Я почти поверил. Но, мне тут пришло сообщение от важных особ, кажется, мне пора уезжать. - Давай, на прощание, сыграем в игру, под названием "Свиной хвост". - Мохаммед хлопнул два раза в ладоши и, в комнате появилось пять незнакомых Сэму человек. - У тебя есть свиной хвост, - хором, как один, звонкими голосами, произнесли незнакомцы, среди которых, трое мужчин и две женщины. - Что? Не знакомые лица? Мой косяк. - Мохаммед щёлкнул пальцами правой руки, и неизвестные перевоплотились в Глэйсона, Джареда, Аливу, и его родителей. - У тебя есть свиной хвост, братишка. - На этот раз сказал Глэйсон. - Да где же он!? - Сэм засунул руку в штаны и детально прощупал всю задницу. - Чуть выше анального отверстия, там, где и должен быть, - продолжает Алива. - Он на месте копчика, приятель. Не спиши, мы верим в тебя, - будто насмехаясь, говорит Джаред. - Сынок, мы с папой никогда тебе не говорили... но видимо пришло время, - жалостным голосом, говорит мать Сэма. - Мы усыновили тебя. Помнишь, мы ездили на ферму к дяде Роджеру, в Южную Каролину? - Сэм, молча, кивнул. - На той самой ферме родился ты. В тёплом и уютном свинарнике. - Убери их отсюда, пожалуйста, - с сердитым лицом Сэм обратился к Мохаммеду. - Что он хрюкает? - спросил у матери отец. - Я не знаю, - ответила она. - Вы, когда его кормили? - обратился Мохаммед к его родителям. Сэм попытался возразить, как вдруг очутился в загоне. Рядом с ним стояли неизвестные люди. - Они не понимают нас, - сказал рядом стоящий неизвестный мужчина. - Кто они? - спросил Сэм. - Люди, - быстро ответил тот. - Мы - свиньи. Для них мы просто хрюкаем. Видишь. - Он начал сгибать в локтях свои руки. - Так мы кушаем. Любое движение рук - это потребление пищи. - Затем он покрутил головой. - Так мы нюхаем землю. Пытаемся найти корешки. А любое перемещение - это и есть перемещение. Так, что же будешь делать, нюхать или кушать? - А что будет значить, если я надеру твою морду? - близко подошёл к нему Сэм. - Это спаривание. Любое наше прикосновение, расценивается, как спаривание. - О боги, что со мной происходит. - Смотря в потолок, Сэм высоко поднял руки. - Посмотрите, как аппетитно кушает Сэм, - говорит всем окружающим его мама. - Да, да, да, - он специально стал дёргать руками. - Ладно, я свинья, свинья. Заканчивай этот цирк. - К кому ты обращаешься? - спросил его мужчина. - Мы будем сидеть в загоне до завтрашнего утра. Когда хозяин выгонит нас в лес, не пытайся куда-то убежать или улететь. Я покажу, где есть жёлуди. Просто собирай их. Мы пробовали делать всё. Понимаешь, я сам до последнего не верил, что я поросёнок. Похоже, нас кто-то превратил в этих мерзких животных. Когда я ездил на автомобиле, в него тыкали пальцем и записывали на видео. Да, им казалось, будто машина едет сама по себе. Со мной не говорил не один человек. В итоге, каждый побег заканчивался тем, что меня хотели убить или отдавали на разные свинофермы. Думаешь, я не считаю себя человеком? Проблема в том, что другие нас не считают людьми. Хотя, остальные свиньи этого загона, утверждают, мол, я просто мечтатель. Так сильно хочу быть человеком, что уже сошёл с ума. Когда ты настолько сильно вживаешься в роль, что требуешь от действительности того, чего на самом деле нет - это диагноз. Психическое расстройство. Ты можешь думать, что угодно. Делать, что угодно. Пользоваться современными технологиями. Ни что из этого не выйдет за рамки твоего личного восприятия. Ты накручиваешь себе. На самом деле у тебя нет человеческой семьи, нет друзей, знакомых. У тебя нет твоих гаджетов, компьютеров. Ты выдумал всех людей. Нет, на самом деле они есть. Но ты выдумал, что ты - являешься частью их жизни. Твоё воображение вышло на первый план. А реальность. Она настолько отдалилась, что стала не действительной. - Он положил руку на плечо Сэму. - Я не хочу с тобой сношаться. - возмутился Сэм и быстро сдёрнул её с себя. - Так, так, так, - заходит в комнату Глэйсон. - Что, уже начали? - забегает за ним следом ещё один Глэйсон. Стоп. Подождите-ка, это же Сэм. Не может быть. Сэм подошёл сам к себе, радостно уткнувшись в экран своего устройства. - Блин, не успел снять. Жаль, что они перестали. - У не го из кармана выпал программный образец физической векторной сетки, над которой он работал последние годы. Эта маленькая продолговатая штучка, похожая на флэшку, была в чёрном футляре. - Подними!! - закричал на него Сэм. - Отдай мне его, пытается он перелезть через забор. Тот испуганно отпрыгнул назад, и, заметив футляр, быстро его поднял. - Чёрт, выронил образец. Чего хрюкаешь, сожрать хотел?! - Сэм бешено засмеялся. Он стонал и квакал, как сумасшедший, пока не заметил резких изменений. - Успокойся, - смотрел ему в лицо Мохаммед. Вокруг всё было, как прежде. - Всё в порядке. Кажется, у тебя закружилась голова. Пойдём, прогуляемся. - А это не игра? - продолжает злиться Сэм. - Что-то мне, совсем уж не весело играть с тобой. К тому же, я уже говорил, что тороплюсь. Они, наконец, вышли из этого, висячего в воздухе, виртуального помещения. Пройдя ещё через одно отделение, собеседники оказались на каком-то конвейере. Всюду двигались непонятные механизмы. Сэм понял, что здесь собирают летательные костюмы. - Ну что ты так приуныл. - Смотрит на него Мохаммед. - Я не инопланетянин. Все наши технологии, мы придумали сами. Я не имею отношения к исчезнувшим цивилизациям. - К исчезнувшим? В каком это смысле? - Спросил Сэм. Мохаммед впервые посмотрел на него с недоумением. - Забей. Неважно. - Ещё как важно! Я видел нескольких Уольпагаямцев лично. Плюс, разговаривал с одним из них. За Гомерополло и Антурото не отвечаю, но он так же подтвердил их существование. - Ты значит, фанат космических сказок и небылиц. Вот, я и решил поднять твой настой. Что ж, в отличие от тебя, я не ставлю их под сомнение. Существуют и существуют. Мне они не мешают. А что касается Джузип, то, я открою тебе маленькую тайну. Они намеренно скрывают от тебя свой потенциал. Они хотят, чтобы ты работал только на них. Чтобы ты забросил свои разработки. Они нуждаются в тебе гораздо больше, чем ты думаешь. И, они бояться, что ваша команда может превзойти их. Помяни моё слово, как только Земля перестанет приносить им выгоду, они силой увезут вас к себе, и заблокируют Марсианский портал. Вот тогда уже тебе от них никуда не деться. - Сэм и Мохаммед остановились перед огромными, открытыми вверх, железными воротами. - Однажды, я лично вёл переговоры с ними. С кланом Шарвей. Они с пониманием отнеслись к нашему проекту и дали понять, что однажды эту деятельность нужно прекратить. Со мной говорил Дезмант, очень влиятельный персонаж. Всегда было интересно, что говорят такие лэйро, как он, о королеве Бимипи. И, как я понял, она вообще не знает, что происходит в клане. Соответственно, она нечего не решает. Хотя, должен признать, когда-то был период её большого влияния. На их планете нельзя властвовать в привычном людям понимании. Там можно доминировать. Доминировать в области знаний. Их мир особенный. Он неведомый человеческому обществу. И это к лучшему. Я не знаю о них всё. Возможно, у них нет ни рая, ни ада. И, если это так, всевышний не простит их за такую дерзость. - Разве они виноваты в этом? Они не обязаны придерживаться вашей религии, потому как они, банально не знают о ней. - Виноваты. Они были созданы вперёд вас, но затем забыты. Они не виноваты в том, что всевышний забыл о них. Они виноваты в том, что не напомнили ему о себе. - Какая ирония. Мне нечего больше добавить, - переступая, на месте топтался Сэм. Они стояли у самого выхода. Вдруг, с другой стороны этой фабрики, громко открылись, такие же гигантские ворота. В них вошёл высокий, здоровый и, с нечеловеческими пропорциями мутант. Всё его тело состояло из каких-то толстых, чёрно-зелёных верёвок. Они сплетались между собой, образуя огромную массу, напоминающую гориллу. Маленькие, круглые глазки расположены далеко друг от друга. Они находятся в самом центре головы. Там, где должны находиться щёки. Ни рта, ни носа у чудища не было. Зато прямо на лбу торчали две, немного выпирающие, похожие на нос - не большие дырки. Он вёл себя как дикарь. Размахивая руками, близко с движущимися механизмами. К слову, его руки составляли, чуть ли не большую часть всего тела. Он громко топал своими широкими ступнями по каменному, ровному, полу серого цвета. - Осторожней, Зау! - Крикнул на него Мохаммед. - Повелитель. - Вырвался грубый, но чёткий голос из трёхметрового мутанта. - У нас проблема. - Что случилось? - он пошёл навстречу монстру. - Дардака зажевало в Ц двигателе. - Вы не можете его достать? - Нет. Он отключил барьер и как-то попал в зону максимального перераспределения... Видно обсчитался где-то. Мохаммед повернулся к Сэму: - Подожди меня здесь. Не выходи отсюда один. Тут единственное, безопасное для тебя место. Я вернусь через пять минут. - Они вместе вышли в те ворота, через которые входил монстр. Сэм спокойно начал осматривать всё по сторонам, пока его взгляд не упал на висящие в воздухе, неподалёку, летательные костюмы. Он подошёл к ним и осмотрелся по сторонам. Не выдержав, Сэм быстро примерял один из костюмов на себя и опробовал его функционал. Он так же слажено работал по установленной программе, через его браслет, как и все другие летательные костюмы, которыми ему приходилось пользоваться. Особо не задерживаясь, Сэм пошёл к выходу на улицу. Там стоял ясный день. Солнечные лучи попадали на каменный пол, возле открытых ворот. Ни каких волшебных домов и сверхъестественных событий. Обычная, мирная обстановка, заставила Сэма совсем забыть о Мохаммеде. Он чувствовал себя, как дитя, желающее поиграть во дворе.

Избежать неизбежное

Он уже подошёл к выходу. Осталось пару шагов. На улице было так тихо и красиво. Размытые пейзажи небоскрёбов тянули к себе, как магнит. Яркие растения. Маленькие жирафы, неуклюжа бежали за большими родителями. На мгновение, Сэм почувствовал в этом месте гармонию, природное спокойствие. Что самое главное, естественность. Но, вдруг, что-то громко зашумело. Огромные ворота опустились обратно с невероятной скоростью. Они хлопнули по каменному полу так, что образовались большие клубы пыли. Воспользовавшись костюмом, Сэм быстро отлетел назад. Он очень испугался. Ворота, чуть было не раздавили его. Оглянувшись по сторонам, всё ещё пустой фабрики, Сэм заметил светящийся рубильник, высоко на стене. Подлетев к нему, он заметил надписи на арабском. Приложив свою руку с браслетом, появившийся из него экран выдал перевод этих слов. "Открыть ворота", "Закрыть ворота". Сдвинув рубильник в противоположную сторону, большая белая, круглая лампочка, чуть выше рычага, замигала тем же цветом. Раздался громкий скрежет. Ворота снова начали подниматься. Сэм подлетел к ним вплотную, дожидаясь их полного открытия. Лучи света, пуще прежнего просочились в мрачное помещение. Наконец, они открыли полный обзор улицы. Сэм долго не мог сообразить, что перед ним такое. Он растерянно замер на месте. В десяти метрах от него, стояли, упиравшись одним коленом в землю, человек десять. Они образовывали полукруг. Все, как один прицелились из автоматов, прямо на Сэма. Розовые, фиолетовые, жёлтые и зелёные. Эти автоматики не просто красочные. Это не существующие оружие, конструкции, которых Сэм никогда не видел. Солдаты совершенно не двигались. Такое чувство, что они ждали этого момента целую вечность. В середине, прямо напротив Сэма, стоял безоружный неизвестный человек, одетый, как супергерой, в рельефную, глянцевую, чёрно-синюю броню. Его лицо полностью прикрывал шлем, с большой, сетчатой областью возле рта. Симметричные выступы его маски, плавно перетекали на ярком свете солнца. Внезапно, в его опущенных руках, появились два таких же небольших, разноцветных, ещё и усыпанных блёстками, неизвестных огнестрельных оружий, очень похожие на пистолеты-пулемёты. Он словно герой из серии игр GTA. Зачем доставать откуда-то оружие и тратить время, когда оно просто появляется в руках. Он быстро переступался с места на место и издал звонкий, как у весёлого робота голос: - Сэм! Не хочешь повеселиться с нами? - По телу безоружного парня пронеслась быстрая дрожь. Он понял, что ему нужно исчезнуть отсюда. И как можно быстрее. - У-убейте его-о! - с протяжной интонацией, таким же весёлым голосом продолжил в центре стоящий, неизвестный. Недолго думая, Сэм быстро взмыл вверх. Он полетел на максимальной скорости, извиваясь от летящих в него пуль и взрывов. Резко меняя высоту и скорость движения, ему удалось отлететь к месту казней. Загородная площадь была переполнена монстрами и людьми. Каждый второй, начал метиться в летящего парня. Наконец, один из трёхметровых мутантов, направил на него обе свои руки, оттуда вырвались синие и фиолетовые электрические заряды, в виде длинных полос. Извиваясь в полёте с невероятной скоростью, они преследовали Сэма, пока не ударили в него. Ему повезло. Удар пришёлся в плечо и руку. Теперь они выглядели так, словно поджарились. Сэм резко, камнем направился вниз. Он приземлился в толпе людей и монстров. Во всей этой неразберихе, было проще спрятаться. Однако солдаты, роботы и мутанты, постоянно замечали и стреляли в него. Сэм побежал в сторону автомобиля. Он запрыгнул под него, в надежде, что никто не заметит. Как и все остальные, этот автомобиль был пикапом. Громкие возгласы и паника посеялись всюду. Выглядывая из-под автомобиля, Сэм внимательно наблюдал за происходящим. Пока один из монстров не наставил свои руки в его сторону. Он выпустил два мощных электрических заряда, прямо в этот автомобиль. Сэм быстро выкатился и соскочил на ноги. От мощного удара, машина отлетела в сторону, прямо в Сэма, она сбила его с ног. Он почувствовал сильный хруст своей спины. В глазах начало двоиться. Каждый звук издавал протяжное эхо. Сэм медленно пополз вперёд. Всё, что он видел - всюду мельтешащие ноги людей. Это были испуганные люди. Ещё не казнённые пленники. Кто-то был босой, кто-то в старинных тряпках. Некоторые пробегали в перевязанной, плетёной обуви. Рыцарские сапоги, из металлических пластин. Они пинали ослепительно белый, от сильного солнечного освещения, горячий песок. Обжигая лицо и руки Сэма, рассыпчатый песок уже больше казался холодным. Холодным, как снег. Он больше не мог дотрагиваться до земли. Пытаясь встать, Сэма кто-то схватил за спину, помогая подняться. Оказавшись на ногах, он понял, что ему показалось. Сзади никого не было. Людей становилось всё меньше. Вдруг, впереди раздались бешенные вопли мутантов. Они опять заметили Сэма и палили по нему из всего, чего только можно. В него летели электрические заряды, полупрозрачные чёрные шары, с извивающимися длинными нитями и автоматные очереди. В ход пошли даже огнемёты. От всей этой палитры красок, Сэм буквально потерялся. Не зная, в каком направлении идти, он просто взлетел вверх, пытаясь лучше осмотреть местность. Чёрно-белый хаос, созданный армией мутантов, затмил всё вокруг. Сэму казалось, будто в дали нет ничего, кроме белого тумана и чёрного дыма. Будто чистые, заснеженные пейзажи огромных, серых гор. Внезапно раздались звуки духовых инструментов. Через эту густую мглу, просвечивали огромные небоскрёбы вдали. Они так же двигались и извивались. Но, почему-то, это было по-особенному величественно. Сэма охватило чувство восторженного трепета. Быстро переглянувшись, он понял, что находится уже не в воздухе. Он стоял на длинном, высоченном и невероятно прекрасном мосту. Мост состоял из множества арочных, слоистых колонн, накрадывающихся друг на друга и уходящих в бездну. Поворачивая в дали, мост менял направление. Он раскрывал свой величественный облик, ведя к одному из небоскрёбов. На лицо Сэма падали белые, холодные крупинки. Это был не пепел от недавних возгораний, что устроили монстры. Это был самый настоящий снег. Руки Сэма были скованны в непонятную, большую пластину. Она была формы двух полуовалов и соединялась с большим корсетом на туловище. Звон трубы прекратился, а мутные, горные пейзажи сменились ярким, большим и чудным помещением. Кто-то вёл Сэма вперёд за обе руки. Он, не сопротивляясь, пытался разобраться в происходящем. Напротив него вертелось и громко гремело, большое колесо, в диаметре метра два. Оно быстро вертелось то в одну, то в обратную сторону. С громким звоном и стуками, оно поднималось вверх, по толстой металлической трубе. Проворачиваясь по оси этой трубы, колесо с грохотом отпускалось обратно. Гигантские металлические цепи соединяли землю с громадными возвышенностями. Мимо Сэма проходит мужчина в доспехах, длинными волосами и бородой. Он похож на рыцаря средневековья. Его белое, как у покойника лицо и губы, наводили неординарные впечатления. Тёмные глазницы и множество чёрных капилляров на коже. Такое чувство, будто он разлагается. Не обращая ни на кого внимания, страшный мужчина медленно скрылся. Теперь он в каком-то светлом, дневном помещении. Здесь так светло, будто нет крыши. Со всех сторон располагаются высокие стены с рельефными выступами. Сэм посмотрел на ведущих его странников. Это были далеко не люди. Они тоже одеты в железные, с виду доспехи. Невероятно красивые. Из плеч выпирали острые наконечники, в виде изогнутых зубьев. Уменьшаясь, они шли вдоль всех рук. На головах одеты яркие, серебристые рыцарские шлемы, прикрывающие большую часть лица. Сверху, из головы торчали длинные, острые штыри. Лица этих человекоподобных существ вгоняют в ужас. Не естественным образом, они создают ужасные гримасы и постоянно меняют их. Формы лица так сильно меняются, будто череп вовсе отсутствует. Красные, огромные глаза, светят как фонари. Они смотрели только вперёд, не обращая внимания на происходящее. Затем голова удлинилась, как толстый червь. Лицо напрочь потеряло человеческий облик. Оно сжималось в форму плоского ромба, словно перепончатый гребень подводных существ. Разделяясь на множество маленьких шариков, их тела, как конструктор перестраивались из одного облика в другой. Глаза увеличивались в размерах и постепенно белели. Они теряли свою круглую форму, вырисовываясь разными узорами, по такому же бесформенному лицу. На ногах Сэма одеты кандалы. Ржавая, железная цепь соединяла металлические толстые оковы. Ему становилось не по себе. Пытаясь выдернуть руки и ноги, он понял, что срочно нужно что-то делать, пока с ним не произошло что-нибудь ужасное. Сэм дёрнулся одним плечом. В попытке вырваться из рук одного из сопровождающих его созданий. И ему удалось это сделать. Тогда Сэм выдернул и вторую руку. Не оглядываясь, он просто побежал вперёд. Мельтешащие всюду люди преграждали ему путь. Яркая вспышка солнца, на мгновение заставила зажмуриться. Через толпу людей, виднелись яростные мутанты. Они бежали навстречу Сэму и стреляли в него, как раньше. Посмотрев себе под ноги, Сэм был удивлён. Всюду был жёлтый песок, а его руки снова свободны. В нескольких метрах стаяла огромная электростанция. Это корпус мощного генератора, про который ещё говорил Мохаммед. Сэм быстро подбежал к нему. Еле-еле избежав пролетающих со всех сторон выстрелов, он ввёл в экране своего браслета, какую-то комбинацию чисел. Из руки летательного костюмы выпучилась большая конструкция, сложной формы. Сэм быстро снял её с руки и прилепил к стене. Выстрелы летели прямо в высокое сооружение. Они расшатали огромную высотку. Сэм спрятался со стороны прикреплённой штуковины и ждал, когда огромная стальная плита упадёт. Наконец, один из взрывов добил высокое стальное сооружение. Сэм кувырком отскочил в сторону. Затем запрыгнул сверху и лёг на огромную плиту. Нажав на браслет, он активировал ранее прицепленное устройство. Огромный кусок металла взлетел на воздух. Он управлял им через свой гаджет. Направившись к стоянке летателей, что в ста метрах отсюда, он наивно полагал, что спасётся за толстой бронёй. Не прошло и пяти секунд, как в него прилетел сильнейший взрывной удар. Сэм отлетел далеко в сторону, а его стальную защиту смяло, как кусок пластилина. Она быстро завертелась в воздухе и улетела куда-то вдаль. В Сэма продолжали стрелять. Ему пришлось снова быстро приземлиться, чтобы не быть в диапазоне такого хорошего обзора. Но, на его невезение, он оказался в куче вооружённых неприятелей. Все, как один пытались убить его. Пролетая под машинами, бетонными колоннами и другими большими механизмами, Сэм уходил от летящих в него взрывов. Залетая под очередную машину, он наткнулся на человека, который не успел заметить его. Вытянув руки вперёд, Сэм уже приготовился сбить бедолагу с ног. Однако тот резко повернулся в последний момент, и направил на него ладонь своей руки. Сэма отбросило назад. Это было, что-то вроде магнитного поля. Искажённые, воздушные волны пронеслись вокруг всего его тела. Этот человек стоял боком к Сэму. Вся суматоха опять стала пропадать. Звуки замедлились и исказились. Странный, грубый мужской голос, произнёс непонятное слово. Вместе с ним раздались более тонкие стоны, словно из какого-то замкнутого помещения. Они быстро угасали, будто улетали в пропасть. Неизвестный человек стоял боком к оперившемуся на локти, лежащему на земле Сэму. Его взгляд направлен в сторону ничего не понимающего парня. Он смотрел на него без отрыва. В какой-то момент, неизвестный мужчина исчез и оказался прямо перед Сэмом. Он стоял сбоку от него и смотрел в лицо также непринуждённо. Сэм попробовал встать. Опиревшись о свои колени, мужчина наклонился к нему. Его лицо пронзительно, безэмоционально смотрело в глаза Сэму. Он словно владел какой-то магией чувств. Такое ощущение, будто они уже давно знакомы, будто этот мужчина обладает большой властью над Сэмом. Сэм понял, что находится в узком коридоре, с высокими, заострёнными в нескольких местах, декорированными потолками и выступающими, твёрдыми, гладкими декорациями на тёмно-серых стенах. Один только взгляд стоящего над Сэмом мужчины, заставлял покорно лежать перед ним. Наконец, он повернулся, отошёл в сторону и исчез. Сэм встал и медленно двинулся по незнакомому месту. Осмотрев помещение сверху донизу, он заметил маленькие движущиеся цилиндрические штучки, которыми был усыпан почти весь потолок. Уж очень сильно они походили на видеокамеры. Двигаясь прямо за Сэмом, в них явно был встроен датчик движения. Сэм захотел рассмотреть их поближе, но не знал, как подняться до потолка. Вспомнив, что у него есть летательный костюм, он захотел подлететь вверх, но как только его взгляд упал на своё тело, обстановка уже не была прежней. Десятки исламистов расстреливали его в упор. Странно, но пули летели мимо, до тех пор, пока Сэм не сконцентрировался на них. Получив несколько ранений в живот и ноги, он из последних сил вырвался из окружения. Каким-то образом летательный костюм защитил его тело, и он пулей пролетел оставшиеся метры, прямо в салон большой, плоской и круглой махины, в виде летающей тарелки. К слову двери открылись сами перед ним, в момент, когда Сэм приблизился к аппарату. Недолго мешкаясь с управлением, он полетел прочь из ужасного города. Это была худшая ситуация в его жизни. Наверное, это ещё и самая непонятная ситуация. Он был настолько возбуждён и настолько растерянным, что не понимал, что делает в данный момент. Летатель умчался с невероятной скоростью. Небоскрёбы Мекки уже поблекли в дали. Немного придя в себя, Сэм вспомнил, что так и не дождался Мохаммеда. Но это ещё больше ввело его в ступор. Зачем им потребовалось уничтожить Сэма? И почему они не смогли этого сделать? Возможно Мохаммед вовсе не представитель Биоэнергетик. Возможно он агент каких-то неизвестных инопланетных подразделений. Мохаммед не стал бы уничтожать Сэма за такую провинность. И вообще, с чего он должен был сидеть в этом заводском здании. Сэм пришёл на встречу, а не на повинность. И наказывать за такое могут только родители своих непослушных детей. Возможно, Мохаммед даже не сказал, о присутствии деловых гостей и поэтому город был настроен к нему воинственно. Сэм придумывает оправдания столь недружелюбного отношения к нему. Самое плохое то, что не каких договорённостей в принципе то и не произошло. Сэм тут же вспомнил о полной версии сайта, которую ему дал Мохаммед. Достав свой гаджет, он зашёл в интернет. Пол под летателем внезапно заскрипел. По нему распространялась жуткая вибрация. Скорее всего, отлетел главный поточный канал подачи энергии. Сэм быстро выкрутил вентиль на полу и поднял крышку люка. Его с силой откинуло назад. Огромная куча насекомых вырвалась из-под пола. Они словно струёй воды заполняли всё пространство. Сэм прижался к рулевому отделу. Затем он вскочил прямо на стол управления и подогнул ноги, что есть сил. Неизвестные насекомые походили на гигантских, чёрных муравьёв. Собравшись в одной куче, они поднимались вверх, выстраиваясь в длинную, мерзкую хрень. Словно толстая змея, муравьиная куча подползла к телу Сэма. Они расползлись по нему, за считанные мгновения. Стряхивая их с себя, что есть сил, Сэм соскочил со стола и побежал в противоположную сторону летателя. - Что это за херня! Какого дьявола они держат насекомых в транспорте! Несколько чёрных, маленьких ползунов, заползали под его одежду. Он давил их что есть сил, но их было слишком много. Высокая кочка насекомых, в виде огромной брокколи, снова подползла к нему. Она быстро вытянулась, как шланг и присосалась к его телу. Сэма охватила безудержная паника. Он бил по длинной, толстой присоске обоими руками. Насекомые лишь прицеплялись к его рукам несколькими слоями и ползли по всему телу. Через несколько мгновений, все они были под одеждой. Забегав кругами, он в ужасе наблюдал за происходящим. Его летательная жилетка, вместе с футболкой начали оттопыриваться. Со всего тела, плавно начали выпирать толстые кочки. Они перекатывались с одной области в другую. С живота на грудь и наоборот. Не одно насекомое не выползало из-под одежды, а их лёгкое, щекочущее ползание, постепенно пропадало. Сэм больше не ощущал их. Такое чувство, что под футболкой никого нет, однако, она всё усердней продолжает растягиваться. Будто там сидит бешеная собачонка и дрыгает всеми четырьмя лапами. Он встал в полу приседе, готовясь резко оголить свой торс. Но, что-то, в последний момент его остановило. Сэм медленно поднёс свои руки к воротнику. Взявшись за него пальцами, руки внезапно затряслись. У него не было выбора, и Сэм резко заглянул вовнутрь. Лицо Мохаммеда смотрело на него каменным взглядом. - Я же говорил, подожди меня. - Сэм открыл рот и стал громко дышать, как будто задыхался. Его ноги непроизвольно подкосились. Он упал на свой зад и продолжал смотреть себе под футболку. Небольшими покачиваниями, голова начала вылезать наружу. Она сильно дёрнулась и выпрыгнула прямо к лицу Сэма. Зажмурившись и упав на бок, он калачиком свернулся на полу. Сердце бешено застучало. Сэм ничего не чувствовал. Тогда он быстро осмотрелся и соскочил на ноги. Ничего не было. Закрыв обратно крышку люка, Сэм подошёл к управлению своего транспорта. Обратив внимание на землю, через большие окна по всему периметру Летателя, он заметил множество квадроциклов. Они с невероятной, даже нереальной скоростью гнали по пустыне за ним. Песок из-под их колёс взлетал на десятки метров вверх, и на сотни метров улетал назад, оставляя за собой песочную бурю. Быстро поглядев на дисплей данных, Сэм схватился одной рукой за подбородок и замер. Скорость его полёта равнялась восемьсот семьдесят пять километров в час. Он подбежал к заднему окну и попытался разглядеть преследователей. Это были они. Каратели - войны Мохаммеда. Они не оставили Сэма в покое. Сровнявшись, с летающей тарелкой, на вид простые квадроциклы, продолжали гнать вровень с ней. Сэм резко начал набирать высоту. Маленькие, как точки, гонщики, скрылись из вида. Он с облегчением вздохнул. Сэм набрал высоту с девяноста метров, до полутора километров. Мекка осталась далеко позади, но это всё ещё был оазис Аль-Макка. Только успокоившись и придя в себя, удобно разместившись на кресле, как бешеные вопли, мигом заставили его встрепенуться. Эти слова сложно с чем-либо перепутать. "Аллаху Акбар!!!" - Громкие крики из раза в раз повторяли одно и тоже. Сэм не стал ждать взрыва. Резко замедлив скорость, и снизив высоту, на полкилометра, он попытался совершить обманный манёвр и поменять направление полёта. Затем он вылез на крышу своей субмарины и удерживался за счёт летательного костюма. Ему не пришлось долго искать источники криков. Прямо позади него, летели на квадроциклах, одетые в белых длинных халатах, как шейхи, бородатые мужчины. Летя по кривой, сверху вниз, они уже давно преследовали Сэма по воздуху. Тот попытался найти какое-нибудь оружие. Но это был летатель, класса B - гражданский, специального назначения. Тогда он просто ждал приближающихся к нему странников, в надежде, что они не убьют его. Один из арабов подлетел в упор. Он шёл вровень с правого бока летателя. Мужчина быстро расстегнул свою белую, длинную рубаху. На нём висела огромная бомба. От шеи, до самого живота. Куча серебристых баллончиков, проводов и светящихся циферок. Глядя в лицо Сэму, он неспешно обсосал свой указательный палец и потянул его к груди. Там находилась большая, круглая красная кнопка. Без каких-либо колебаний, он надавил на неё. Сэм, быстро залетел внутрь своего транспорта. Раздался мощный взрыв. Его летатель откинуло и закрутило в воздухе. Двигатель не отказал, однако из бочины вырвало огромный кусок металла, образовав серьёзную дыру. Все мелкие предметы потащило, как мощным пылесосом. Кресло, дисплеи и многое другое вылетело из солона. Сэма тоже потащило в дыру. Он быстро попытался воспользоваться своим летательным жилетом. Тот не срабатывал. Его ноги сами мчались вперёд. Сэм вот-вот вылетит в белую дыру. Громкий свист ветра, о бока Летателя немного утих. Он стал какой-то размеренный. Сэма продолжало всасывать к дыре. Стоя уже на самом краю, белый воздух стал ослепительно ярким. Наконец его сдёрнуло вниз. Но кто-то неожиданно схватился за руку. Сэм поднял голову вверх. Рыцарь в кольчуге и неизвестной символикой на серебристых доспехах. Его голова была, будто из множества щупалец, налепленных друг на друга и медленно ползающих, как слизни. Ни глаз, ни рта, ни носа. Это мерзкая масса не имела ни единого признака головы. Оглядевшись по сторонам, Сэм увидел, что висит над тем самым, высоченным мостом, над пропастью огромных снежных гор. Бесформенное создание дёрнуло его за руку, и Сэм залез обратно в Летатель. Бородатый араб всё ещё держал его своей рукой. Они внимательно смотрели друг на друга. Потом тот достал свой автомат и прицелился в Сэма. Недолго думая, он сильно стукнул по автомату ладонью. Руку пронзила сильная боль. От глубокого пареза, с неё быстро закапала кровь. Безликое создание, держало поднятым, большой острый меч. С него капала кровь. Он медленно засунул его в кобуру. Сэм попытался вылезти на крышу Летателя. Там стоял ещё один араб. Тогда он схватил один из квадроциклов, что рядом летел сам по себе, и нажав на ручку газа полетел к земле. Через мгновения, он приземлился и на колёсах продолжил свой путь. Его датчики показывали, что база города Ареан уже в двух километрах. Он без оглядки ехал и ехал. За ним больше не было погони. Через десять минут, Сэм достиг своей цели. Он слез с этого байка и не спеша поднялся по лестницам в большое, принадлежащее им здание. Стоя в узком, тёмном коридоре, что-то сковывало его руки. Сэм уже хотел было открыть дверь в кабинет мистера Свейка, но вдруг почувствовал совсем неприятное соприкосновение, или даже давление на плечи. Остановившись, он скинул с себя эту проклятую жилетку и громко крикнул: - Что? Ты этого хотел? Отстань уже, наконец, от меня! - Едва он успел договорить, как тот безликий рыцарь, со щупальцами вместо головы, толкнул в спину Сэма. Тот не смог сделать и шагу. Он упал на твёрдый бетонный пол. Над маленьким проходом упала стальная решётка. Слизкие щупальца, приняли облик человеческой головы в необычном, таком же серебристом, как его доспехи шлеме. У него были простые, голубые глаза и холодное, белое, как у покойника лицо. Пройдя пару шагов по ту сторону решётки в пол оборота, странник в кольчуге не отводил взгляда от Сэма. Затем он быстро повернулся и исчез во мраке узкого коридора. В помещении довольно светло. Белые стены и пол. Ноги Сэма скованны непонятным механизмом. Точно таким же, как и руки. Он пытался лучше осмотреть свои оковы. Они внезапно расстегнулись и исчезли. Просто испарились. Не вставая, Сэм продолжил осматривать помещение. Оно уж больно сильно напоминало его лабораторию. Только, почему-то, гораздо больше и тут очень много людей. Все они чем-то заняты. Очень знакомый, приятный запах. Запах жжёного металла и свежеспиленных деревьев. Еще он отдавал, какими-то духами. Этот аромат ввёл Сэма в радостную и родную обстановку. Несмотря на то, что прежде он его никогда не ощущал. Поднявшись на ноги, он пошёл вдоль большой лаборатории. Тут кипела рабочая обстановка. В воздухе вращались огромные металлические механизмы. Они походили на какие-то двигатели. Внутри них быстро вращались разные детали. Сэм обратил внимание на идущего мимо него мужчину. На правую половину, его голова наголо выбрита. На левую, торчали пышные, каштановые, кудрявые волосы. На противоположной, правой стороне подбородка, у него такая же, кудрявая, ухоженная борода. На левой стороне лица нет даже щетины. Глаза совершенно неподвижны, будто вставные. Слегка загорелая, белая кожа. Местами по ней проходили светящиеся, квадратные решётки. Такое чувство, что его сканировали. Элегантный, бархатный пиджак и яркий галстук в полосочку не привлекали особого внимания. Возмущению Сэма не было предела, когда он посмотрел ниже пояса. Там не было ничего. В прямом и переносном смысле. Нет, у него были ноги. Но это были не просто ноги. Словно на нём сидят обтягивающие, белые колготки. Они плотно утягивали ноги и просвечивали каждый мышц. Создавалось впечатления, что его ноги просто покрашены. Однако в области мужского достоинства - полная пустота. Из-за неё, он больше походил на ходячую, неестественную куклу, чем на человека. Несмотря на отсутствие выпуклости в нужном месте, анатомия его тела, совершенно мужская. Гладкая, как у манекена кожа, без каких-либо неровностей и морщин. Но самое странное то, что у него нарисован чёрный рисунок или татуировка, прямо промеж ног. Это половой член. Татуировка мужской гениталии выглядит как-то смешно, ведь она двухмерная. Да, член и яички вовсе не настоящие, но Сэм не стал сильно зацикливать на этом внимание. Кем бы ни был этот тип, во всём остальном, это обычный мужчина, среднего роста. За столами скрючились какие-то люди. Человек десять. Все они одеты в белые костюмы, которые обволакивали тела с головы до ног, на подобии военной спецодежды. Некоторые смотрели в огромные штуковины, типа микроскопа. Другие, соединяли вместе провода и возле небольших прозрачных контейнеров, начинало плавиться, что-то чёрное. Оказалось, что так обогащался уран. После, в другом контейнере, соединённым с множеством трубок, резко откинулись стенки. Началась атомная реакция. Едва яркий взрыв, разошёлся по столу, как в воздухе, вокруг огня, появилась трёхмерная проекция, прозрачного, зеленоватого куба. Неожиданно, взрыв пошёл в обратную сторону и стенки контейнера восстановились. Может, это тайная лаборатория Мандэсо? или, секретный офис генерала Угуса. Но, как он оказался здесь, и почему наблюдает за всем в полном непонимании? Сэм заметил одного человека, что быстро махал руками по воздуху. Оказалось, он пользуется воздухом, как экраном. Прямо перед ним, со всех сторон, то появляются, то исчезают, разные изображения, надписи и даже предметы. Махнув в очередной раз, вытянутой рукой, прямо из воздуха, перед ним появилось множество различных мизерных деталей. Это были цилиндрики, шарики с ярко-выраженными выпуклостями, изогнутые трубочки и многое другое. Едва появившись, детали быстро летели в один из парящих в воздухе механизмов. Он будто в разрезе начал просвечивать все движения, только, что залетающих в него деталей. Сэм не понимал, что это за механизм. На двигатель летателя он не походил. Может быть, какой-нибудь насос-распределитель или старинный ракетный двигатель. Прямо из-за спины Сэма вылетели куча мелких деталей. Пружинки и шурупы. Поначалу, Сэм шарахался от них, но потом понял, что эти штуки не задевают его. Они словно обтекают, в нескольких сантиметрах от его тела. Как будто вокруг Сэма установлено магнитное поле. Тогда он специально подставил руку под поток мелких железяк. И они облетели её с разных сторон, почти не меняя скорости движения. Облетая по кривым траекториям, все запчасти слегка ускорялись, будто выравнивали время своего движения. Сэм продолжил идти по лаборатории. Он увидел знакомые стены. Знакомые компьютерные панели. Это была его лаборатория. На полу валялись какие-то люди в лохмотьях. Некоторые были полностью голые. Причём у них заметна сильная эрекция. Они в конвульсии бились руками и головой. Будто в приступе белой горячки, они в никуда показывали своей рукой и выражали разные эмоции, при этом, не издавая ни звука. Некоторые водили руками по полу, на котором, так же, как экране, перемещались изображения сложных фигурок, проекции различных органических клеток, эмбрионов и нервных связей. В основном, это соединения тестостерона, плазмы крови и нейронов. Быстро меняющиеся элементы, которые замыкались несколькими кругами, ускоряясь двигались по ним, с разных направлений. Будто множество ручейков стекаются в одну реку. Увлёкшись яркими картинами на полу, Сэм чуть не запнулся о лежащих людей. Осторожно обойдя, он посмотрел на стену. На дверном проёме стояла такая же решётка, как та, что захлопнулась перед ним в противоположной части помещения. По ту сторону, в тёмном коридоре неподвижно стоял неизвестный в таких же необычных, красочных доспехах. Его широкая стойка и довольно сильно разведённые руки, заставляли думать, что это человеческая моделька. Такие обычно рисуют в компьютерной графике, для детального анализа общей анатомии организма. Посмотрев на другие стены, Сэм заметил ещё две решётки с выходом. За каждой из них стояло по одному страннику. Они будто охраняли это место. Точнее не это место, а всё остальное, от этого места. В одном из экранов, в виде парящего в воздухе изображения, быстро перетекали белые цифры, на чёрном фоне. Потом они замерли на пару секунд и снова поплыли снизу-вверх. Сэм подбежал к этому изображению. На нём появилась радость. Он не мог сдерживать эмоции. Громко смеясь, он начал тыкать в это изображение, вводя свои изменения. В его глазах загорелся такой азарт, будто он сейчас выиграет лотерею. Другие люди подошли к нему. Ничего не спрашивая, они тоже начали радоваться и смеяться. Сэм вытащил пальцем своей руки из этого изображения ещё одно, похожее на него. Он дал его в руки рядом стоящего мужчины. Маленький мужчина, в квадратных, чёрных очках и зелёной футболке широко улыбнулся: - Нам осталось ввести последнее значение? - спросил он, передав изображение следующему. - Нет, последнюю комбинацию. Единственный алгоритм - сам не осознавая, ответил Сэм, продолжая осматривать всякие причуды в лаборатории. Заметив, какие-то прозрачные капсулы с людьми, животными и другими, неведомых ему существ, он быстро подошёл к ним. Вися в воздухе, они находились в постоянном движении на месте. Как персонажи компьютерной игры. Равномерно шагая вперёд, каждый из животных напоминал качественную, объёмную симуляцию. Кто-то был одетым, кто-то голый. Все они смотрели прямо, не замечая ничего вокруг. К капсулам присоединено множество выпирающих, светящихся механических устройств, без единого провода. - Вы ставите эксперименты над людьми? Ненужно этого делать! Если хоть кто-то из моих знакомых увидит это, они мне этого не простят. - Полегче, - подлетел откуда-то сверху очень толстый парень в джинсах с подтяжками. - Вообще-то, это искусственные плоды. Почему этого делать не нужно? Мы же в любое время можем воссоздать кучу других образцов. Голова болит? - Он грозно нахмурился. - Может, вообще всё это закончим? Если ты сошёл с ума и не способен вести наши проекты, решения уже принимать не тебе. - Что значит не мне? Я босс. - Сэм подошёл к нему в упор и смотрел в его чёрные глаза. - Кстати, там вон находятся настоящие особи. Можешь позвонить в общества по правам человека. Всё, ради тебя, босс, - из головы толстяка выросла мускулистая, длинная рука. Согнувшись в локте, она указала своим толстым пальцем в сторону, на консервированные тела взрослых людей. Он словно насмехается над Сэмом. - Среди нас нет места тем, для кого мораль важней идеи. - Возьми это, - вдруг произнёсся сзади роботизированный голос. Мужчина, с яйцевидной, стеклянной, тёмно-блестящей головой, протянул ему что-то в руке. Это был золотистого цвета квадратик. - Один маленький квадратик и такие большие проблемы, - опять подошёл в упор невысокий очкарик. - В смысле проблемы? Ничего не произойдёт же. - Мужчина что-то ответил. Он произносил еле слышные, неразборчивые слова. Затем всё расплылось по сторонам, ребристыми полосками. Сэм будто нырнул в вязкую, плотную жидкость. Они спускаются вниз по каким-то ступеням. Выйдя на улицу, он увидел стоянку летателей. Это же Ареан. База Констант. Почти все люди шли вслед за Сэмом. Один из мужчин, в сплошном белом комбинезоне даёт ему маленькую фигурку, блестящего тетраэдра. - Что это? - Сейчас - ничего. Безобидная железяка. - Он вздохнул и посмотрел в горизонт пустыни. - Сэм взял эту штуковину и внимательно осмотрел. Гладкая, лёгкая и твёрдая фигурка, не вызывала никакого подозрения. - Тоже пытаетесь отфильтровать все шаги до одного? Ну... кроме одного, - с ярко выраженной интонаций произнёс Сэм последние слова. - Не просто отфильтровать. - Все рядом стоящие, не двигаясь и не моргая, как манекены смотрят вдаль. - Так мы уже делали... Пришло время сделать это в двух направлениях. - Что? Нет. Это невозможно. - Не загоняй себя в угол. Ты знаешь, как это работает. И ты сделаешь это. - Как? Как это работает, если уравнения не существует? Нельзя одновременно складывать и делить числа на шаг вперёд, одного и того же, полного многообразия. Чтобы приравнять оба направления, нам необходимо знать точный результат, при каждом сдвиге, в каждом направлении, включая те, что не входят в систему, как слишком большие и как слишком маленькие комбинации. - Сэм сжал в кулак фигурку и водил своими пальцами по кулаку. Раздался смех. - Уравнение... - мужчина начал массировать шею Сэму своей рукой, плотно обтянутой белым комбинезоном. - Оно не нужно нам. - В смысле? - Не стоит забывать об условиях. Всё дело в них. Мы знаем уравнение возрастания простых чисел, - убрав руки за спину, мужчина начал ходить кругами возле Сэма. - Поставив условие, выполнения этого уравнения на шаг вперёд, твоим чудным методом полной фильтрации или равенства в равенстве, можно отсортировать все непригодные участки. Ты скажешь, что это уравнение, не всегда справедливо для конкретного участка. Так и есть. Но никто не мешает поставить условие на два шага вперёд... - Сэм с непониманием выставил на него глаза. - Ха-ха-ха. Видишь ли, ты даже не задумывался, о том, что количество нескольких заблаговременных шагов, может оказаться не просто отличным от одного. Оно может оказаться, и собственно является, самим решением. В мире всё предопределено. Даже бесконечность. Она будет всегда известна нам, на любом участке, если при тех же условиях, выстроить алгоритм из девяти независимых пирамид. Заранее увеличивая и уменьшая минимальную величину вдвое, мы замаскируем одну бесконечность под другую. Таким образом, что при любом смещении, результат будет один. Это наша общая победа. - Активируй его прямо сейчас! - крикнул, кто-то позади стоящий. - И что произойдёт? Стой, подожди. Если, пирамиды независимы, мы станем нефиксированной бесконечностью, - сказал он, испуганно обернувшись назад. Ладони Сэма вспотели. Он очень сильно занервничал. - Мы не знаем, - ответил ему мужчина в белом. - Да. Мы будем поделены на девять частей, существующих во всех временных отрезках. То есть, для нас это девять частей, а на деле, их бесконечное множество. Поэтому, произойдёт всё, что угодно. Возможно, нас это даже не коснётся, однако мир, точно больше не будет прежним. - Из летателя вышел слегка мерцающий, почти, как привидение, мужчина. В некоторый момент, он быстро мигал. Такое чувство, что вместе с этим менялась вся его внешность. Он так легко влился в разговор, как будто всё слышал. Встав в двух метрах, от Сэма, прямо перед его лицом, что-то знакомое промелькнуло в нём. Его широкая стойка, военный, песочный камуфляж и чёрная борода, кое-кого напомнили. - Мохаммед? - глядя на него, в недоумении спросил Сэм. Быстро мерцав, после очередного блика, он полностью почернел. Из его шеи наклонилась ещё одна голова. Очевидно, в нём стояло несколько человек. Сделав ещё один шаг вперёд, человек частично выпучился из тела прежнего владельца. - Цзума? Это ты? - Всё пытаешься избежать неизбежное, - хором вырвались несколько голосов из странного силуэта мужчины. - Хасте. Ты не убежишь от самого себя. - Силуэты подходили всё ближе и ближе. - Хасте? - Сэм осмотрелся по сторонам и начал пятиться назад. - Ты не можешь поменять правила, ведь ты сам являешься им. - он начал тянуть свою чёрную, расплывчатую руку, к шее Сэма. - Не пытайся выиграть. Просто играй... - он схватился за горло. Его рука была лёгкой и слегка прохладной. Она почти не чувствовалась. Будто это поток воздуха, а не прикосновение. - Ты уже проиграл. Ты делал это раньше, делаешь сейчас, и всегда будешь делать. - Лицо Шона вызывало улыбку. Брови домиком, не ровные морщинки на лбу и печальные, даже прослезившиеся глаза. Он очень пытался успокоить Сэма. Они стояли в маленькой комнатушке. Похоже, это кабинет местного маленького офиса их компании. На столе стоял кондиционер с вентилятором. Раздувая холодный воздух, он быстро вращался по периметру комнаты. Сэм внимательно осмотрел помещение и увидел мягкое кресло, в которое он сразу же сел. - Ну и что я делал раньше? - спросил он стоящего на месте Шона. - Находил нужные алгоритмы... - Нет, ты сказал, делал это раньше, делаешь сейчас, и, ты назвал меня Хасте... - Сэм, если ты чувствуешь себя не очень, я вызову мистера Воркгамма. - Ладно, не надо. - Слушай, я честно, не знаю, чем помочь. Если, не можешь договориться с этими ублюдками из ИПО, не стоит так себя напрягать, до изнеможения. Я понимаю, что в одиночку это невозможно. Знания здесь не помогут. Я до сих пор поражаюсь вашей смелости. За месяц, лично посетить Уральский Эмират, и вот теперь, самое логово Аль-Макка, дорогого стоит. Я уже приважу в пример вас своим бойцам. Скоро, мы сможем нанести по Арабской губернии сокрушительный удар. Ещё немного осталось подождать, когда Охотники выйдут в массовое производство. И тогда, мы внедрим их во все три города Аль-Макка. Но, сначала, нам нужна вся информация, которую ты получил. - Это кабинет мистера Свейка? - спросил Сэм, опрокинув голову назад, наслаждаясь от только, что повернувшего в его сторону кондиционера. Потом он резко встрепенулся. - А какого хрена у тебя это старое барахло? - Ты о чём? - спросил Шон. Сэм достал гаджет из браслета. Яркий экран свёл весь свет в одну линию. Большой светящейся палкой он потыкал в кондиционер. - А, это. Ну, извини мистера Свейк. Он жёсткий консерватор. Ты в обморок упадёшь, если увидишь, что у него в шкафу. Шон достал пачку бумаги. Помахав ей в воздухе, он быстро закинул её обратно. Сэм показал лёгкую ухмылку. - Ладно. Не важно. Делаем отсюда ноги, как можно быстрей. У меня приказ, от Джареда. Он уже целую армию собрал. Всех поставил на уши, узнав, что вы в Мекке. Ты же знаешь, что это самое не безопасное место для нас. - Они вышли на улицу. Перед ними была большая пустая площадь. Сев в единственный, находящийся неподалёку летатель, они отправились в Самоанский офис. - Ну, как там Мекка, если не секрет? - в безудержном ожидании Шон посмотрел на Сэма. - А ты как себе представляешь? - Да там явные чудеса происходят. Мы уже общались с Глэйсоном по этому поводу. Он сказал, что из него вылезли какие-то руки... Они срывали с его лица его же собственную плоть. Ему никто не поверил. - Я знаю. Это была правда. Потом всё вернулось на место. На моих глазах. Со мной было ещё хуже. Я заживо сгорел. Меня хватали покемоны и черепашки ниндзя. За мной гонялись взрывающиеся, весёлые арабы и... меня превращали в свинью. - Постой, - навалившись на стол управления, поближе к Сэму, Шон в голос засмеялся. - Я бы сказал, что ты обдолбился, но такие видения не приснятся и самому отчаянному наркоману. Всё это было одновременно? Да тебе бы сейчас позавидовал каждый торчок. Ты точно был в трезвом рассудке? - В чём бы мне позавидовали? Каждый бы хотел сгореть? Каждый бы хотел посмотреть, как запинывают голодных детей? Или может каждый хочет увидеть, как одни люди заживо поедают других? Я бы не прочь посмотреть на тебя, окажись ты на месте Глэйсона. Интересно, сколько бы ты продержался? - Улыбка Шона сразу пропала. Он сел в своё кресло и виновато смотрел в окно. - Их лидер - Мохаммед. Он пытался мне втюхивать свою религию. Не пойму зачем. Зачем вообще прошла эта встреча. Он дал мне доступ к своему новому сайту. Но он мог сделать это дистанционно. Он сказал, что острова они не уступят. Мы должны прекратить войну, взамен на пару лет стабильности. Моих условий, он даже не спрашивал. Такое чувство, что мы ходили на экскурсию, демонстрирующую их могущество, а не переговоры. - О чём вы говорили? - Обо всём. От религии, до математики. О политики, даже о Шарвей. Я так и не понял его моральных принципов. Он всё, что можно сводил к религии. Я видел очень много необъяснимых вещей. Жестокость и безразличие, сказочные красоты. Странные люди и странные существа. - Что значит, сказочные красоты? Там что-то нечисто? Ведь, как я понял, по описаниям Глэйсона, и, сейчас по твоим описаниям, это не Джузип технологии, а нечто большее. - Нет. Он утверждал, что это именно их технологии. Собственного производства. Мохаммед сказал, что Бимипи сейчас почти ничего не решает в клане. И уж тем более она ничего не решает в Джузип. От нас скрывают основной потенциал корпорации - гиганта. Обводят вокруг пальца. Земные проекты давно забыты. И если Бимипи водится с нами из жалости, то остальные, положили на нас большой болт. Они будто бы обсуждали их деятельность с некоторыми членами клана о специальных каких-то условиях, о которых Бимипи и многие другие не знают. Зачем они обсуждали эти условия, какие условия, он так толком и не сказал. Как вообще они связались с Шарвей, почему я его не спросил? - Да уж... Это полный абсурд. Выходит, что ИПО может превзойти саму Джузип. Тогда на кого, интересно они работают? Если они настолько могущественны, зачем заниматься такими мелкими, в какой-то степени, даже бессмысленными делами? Тоже мне... истинный шариат, грёбаный ИШат. Они играют не в своей тарелке. Хотят показаться всемогущими, летели бы на Уольпагаями. Ну, на худой конец, Терраро. Попробовали бы там рассказать свои религиозные басни. А то, как маленькие дети, которые ходят по лесу и от скуки давят насекомых. Просто потому, что они могут это сделать. - Не поверишь, но Мохаммед оправдывает все злодеяния, якобы вселившимися джиннами, шайтанами и другими тварями, для удержания которых, пастухи и спустились с небес к нам. Ответы в стиле религиозного проповедника. А насчёт его работы. Приятель, по его словам, он воин Аллаха. У него нет работы. Я, конечно скептически к этому отнёсся. Но, что есть, то есть. Он нёс много всякого бреда. Я бы не за что не задумался над его словами, если бы он действительно не был так всемогущ. Несмотря на это, всё же остаётся, кое-что, что я не способен воспринять всерьёз. Представь себе, он сказал, что знает всё. Абсолютно. Он спустился прямиком из рая, великий Аллах покарает инопланетян за то, что те нелюди и многий другой бред, который, хотя бы частично, я способен объяснить. Но знать всё - это... это не то, чтобы не совместимые с жизнью понятия. Это не совместимо с существованием в принципе. - Прилетели. - Шон сопроводил Сэма до самого входа в офис. Там, как обычно, кипела рабочая обстановка. Адмирал Даймок таращился в экран ближайшего компьютерного стола. Он о чём-то расспрашивал рядом сидящих людей. Сэм подошёл к своей галограмированной панели. В другой части помещения, он заметил, стоящих спиной к нему людей. Они были в белых комбинезонах. По пути к ним, его взор упал на полку одного длинного и узкого стола. Там лежали всякие приборы и механизмы. Среди них стояла маленькая фигурка тетраэдра. Он медленно взял её и начал осматривать. Сотрудники, как раз проходили мимо него: - Постойте. Что эта хрень здесь делает? - он обратился к людям в белой экипировке. - Я не знаю. Это ваш макет, - остановился один из них. - Какой ещё к чёрту макет? Разве мы не создали код? Все эти макеты меня пугают. - Молча, мужчина внимательно смотрел на Сэма. Тот с силой кинул фигурку на пол и раздавил нагой. - А меня пугаете вы, - ответил он Сэму. Он обернулся по сторонам: - Мы? Я здесь один, приятель. Засунь свою интеллигенцию в задницу. Сколько раз повторять, обращайтесь ко мне на ты. Какие же вы клоуны. Ладно, хоть отучился руку мне тянуть. А то, ещё бы поздоровался, для полного счастья. Иди уже! Где Джаред, Кенни, Макс? Где сегодня моя братва? Без них, я даже к компу не подойду, потому что умру со скуки. - Ну, куда нам до таких высокоинтеллектуальных важных шишек. - Откуда не возьмись, подошёл мистер Свейк, вступившись за паренька. - Ваш юмор, видимо, кроме вас никто не способен понять. Помню, ваш дружок Цзума, приказал смотрителям сжечь пять тысяч бездомных в Skid Row (Район Лос-Анджелеса), потому что он, видите ли, перепутал их с крысами. Идиоту понятно, что эта операция по спасению города от грызунов, была подставной. - В то время он недавно приехал из деревни. Изобилие бомжей очень расстроило его. - Что за дешёвые оправдания? У них там что в России, своих бомжей нет? Приехал из самой задницы мира, и начал наводить свои порядки. - Нет. Они не живут там на виду. И тем более не ставят палатки в центрах крупных городов. - У нас свободная страна. Кто как хочет, тот так и живет. Почему вы пошли у него на поводу? И вы ещё не понимаете, за что хотели разгромить наш офис в Сан-Хосе? - Эй, не забывай, что потом мы завезли туда двадцать тысяч новых бездомных и с лихвой компенсировали их популяцию. - Ты всё смеёшься. Между прочим, по вашей вине, у нас растёт количество бездомных. Вы уже лишили десятки миллионов людей работы, только в нашей стране. И сотни миллионов по всему миру. - Так, всё! Чего завёлся-то? сделанного не вернёшь. Мы все сожалеем о случившемся и оплакиваем их каждый день. Ты прекрасно понимаешь, что бомж - это образ жизни, а не удар судьбы. Не надо лепить отмазы, что они неспособны платить за квартиры и так далее. Жили бы в деревнях. Что заставляет их мигрировать в Калифорнию? Финансовые возможности? Может быть, в Портленде жильё дороже, чем в Сан-Франциско? Эти люди не нуждаются в помощи. Они продолжат ссать под себя, даже если им построить дворцы. - Сэм спустился в свой бункер. Он ввёл свой пароль и вошёл в дом. В зале он заметил Аливу и Глэйсона. Нервно двигаясь, они сидели рядом на диване и оба смотрели на Сэма. - Вот это поворот. А ну-ка, писи мне показываем. Какого хрена мой брат и девка, сидят рядом и испуганно смотрят на меня. Вы тут одни? - Эмм. Да. - Алива соскочила с дивана и встала на беговую дорожку, что стояла рядом с гантелями и другими фитнесс приборами. Сэм сел на диван рядом с Глэйсоном. - Ну что, нормальная? - Эй, у нас ничего не было. Я вообще зашёл сюда рассказать ей о том безумии, что пришлось нам пережить. А так, я жду Даймока. Он приехал? - Да. Он наверху. И так, значит, все восемь лет. - Какие восемь лет? Мне пора. Если ты расстроен, позже можем поговорить. У меня есть своя девушка, если что. Ты становишься ревнивым и ворчливым стариком. Или, ты так сильно любишь её? - Сэм промолчал. Глэйсон ушёл. Сэм достал свой гаджет и отключил питание в беговой дорожке. Алива остановилась и посмотрела на него. - Ты чего? Вообще-то он врёт... Он хотел меня, но ничего не было. - Алива встала пред Сэмом и начала делать акробатику. - Да, если честно, мне плевать. Мы же в свободных отношениях. Мне плевать, с кем трахаешся ты, и с кем трахается Глэйсон. Но мне не совсем плевать, когда вы делаете это друг с другом, в моём, чёрт побери офисе. Если край, как приспичило, делайте это у него дома, в лесу, не знаю... да где угодно, чтобы я не видел и не слышал. Если я проигнорил ваши давние забеги, это не значит, что я жажду продолжения. Алива села рядом с ним: - Ну, вы так похожи. В последнее время, у вас даже одинаковый гардероб. - И что? Все в семье различают нас. Эмми же не лезет ко мне в трусы. Похоже у тебя серьёзные проблемы в сексуальном поведении, просто крайняя стадия нимфомании. Мне, например, несмотря, на свободные отношения, тебя хватает просто по горло. Объясни, как может быть недотрах, от двух половых актов, в сутки? Тем более у женщины. Тем более в тридцать три года. - Что? Ты вообще слышишь себя? Наш секс не постоянен. На прошлой неделе у нас не было ни разу. О каких двух раз в день ты вообще говоришь? И причём тут мой возраст? По-твоему, я старею? Так найди себе другую, пятнадцатилетнюю. - Эй, не веди себя, как потерпевшая, вообще-то, я здесь потерпевший. - Сэм пошёл в спальню. - Я не виновата, что ты всегда занят. - То есть, вы трахнулись? - обернулся Сэм, продолжая уходить спиной вперёд. - С Глэйсоном нет. - А с кем, с Шоном? - Да нет же, - она побежала вслед за Сэмом. - Котик, не обижайся. Разрешите, пожалуйста, удовлетворить голод вашей ненасытной рабыни. - Что? - она взялась за руку Сэма, и они вместе вошли в спальню. - Можно я погружусь... Эмм, то есть обвернусь, возле вашего самого твёрдого места. - Не сейчас. Я настолько сильно устал, что за последние двенадцать часов, раз пять чуть не сошёл с ума. - Сэм лёг на спину и закрыл глаза. Алива начала гладить его по щеке. - Ну, вот видишь. И так всегда. Ты всегда уставший. Что мне сделать, чтобы ты простил меня? - Ничего. Я не обижен на тебя. Просто дай мне три часа и делай со мной всё, что хочешь. - Она улыбнулась и достала из кармана раскладной планшет. - Можно, я с тобой полежу? - Сэм, ничего не отвечая, повернулся на бок. Не мешая ему, Алива, пристроилась с краю. Она без особого интереса водила пальцами по сенсорному экрану своего гаджета, наслаждаясь близостью со своим любимым человеком.

Старые знакомые

- Объясните мне конкретней. - Летает в кресле, между огромными, голограммными изображениями Бимипи. - Кто из вас представляет официальную сторону. Я хочу знать, на чьей стороне большинство, понимаете? Если даже вы наладили продажи в максимально возможном обороте, нет никаких гарантий, в стабильности наших отношений. Не только я решаю, чьи проекты финансировать. В Шарвей не доверяют вам. Ваш проект самый рискованный, среди всех. Я удивляюсь, как вы ещё держитесь наплаву. А вы тут мне заявляете, мол, всё стабилизировалось. Управление в компании разделено. Вы понимаете, что это ненормально? ресурсы распределяются неправильно. Проекты не согласуются. Почему вы не подчиняетесь совету директоров? До тех пор, пока Самоанский офис не поладит с офисом в Сан-Хосе, можете не рассчитывать на помощь Шарвей. Они не выделят ни одного нупий, какой бы грандиознейший проект вы не планировали. Не я выбираю генерального директора. Его назначают всеобщим голосованием. Поэтому, будьте добры, подчиняться Азану Купилабе. Для меня, и для Джузип, именно он, максимально близкий нам, официальный представитель. - Рядом с ней находилось два человека. Это был Глэйсон и ещё один крепкий мужчина. - А, по-моему, мы куда больше достойны, представлять официальную сторону, - стоит Джейсон в этой же, кучи ярких символов и картинок, будто, где-то в невесомости. Это один из высших военачальников и сотрудников Констант. - На нашей стороне всё правительство Альянса, включая президента США. Компания делится не на две ветви, как принято у вас считать. Напоминаю, что на Земле время идёт быстрей. У вас устаревшая информация, и я рекомендую вам, чуть более оперативно её обновлять. Сегодня, Констант делится, как минимум, на четыре крупных, независимых блока. Два вышеупомянутых вами, уволенные бывшие сотрудники, и мы, те, кто пытается найти реальный контакт с правительством. Мы нейтрально относимся ко всем представителям Констант, и преследуем, больше юридические цели, нежили производственные. Короче, мы типа активисты, призывающие за мир во всём мире. Финансирование мы получаем от некой дочерней компании Патоген. Раньше, ей управлял уже известный вам, профессор Киромото. Это был всего лишь крупный проект, по созданию биокода. Когда Киромото уволили, его место занял одержимый учёный Мандэсо, при помощи его друга Сэма. Со временем, крупный проект, превратился в полноценную, маленькую компанию, по производству некоммерческого программного обеспечения. В свою очередь, их финансирует Самоанский офис, в лице того же Сэма и Джареда. - Вот значит как. И почему об этом я узнаю от рядовых сотрудников, а не от самих управленцев? И я не поняла, какие такие, уволенные сотрудники представляют отдельную сторону? - Сумасшедшие. Они вообще отгородили себе, целую страну, и поддерживают ИПО. Слава богу, они пока не воюют против Альянса и других блоков Констант. Но, они устраивают зверские расправы над местным населением, в северной части континента. Мы приведём всё в порядок, для этого просто нужно время. Центр Сопротивления уже встал на путь исправления. Политика Альянса становится более снисходительной к нам. Они организовали общественные фонды, частных, переименованных Джузип предприятий. Поэтому люди в курсе, что к ним поступает ваша продукция. Просто, пока они думают, что это их собственное производство. - закончил Джейсон. - Расслабься, дружище. - Глэйсон похлопал ему по спине. - Ваша организация, не такая уж и независимая. Не бери на себя ответственность, если на тебя её не возлагают. В любом случае, я всегда на твоей стороне. Не забывай, что благодаря мне ты начал такую блистательную карьеру у нас. Теперь то, мы точно квиты. Я всегда буду помнить, как ты спас мою жизнь. - Не стоит больше благодарить меня. Ты сделал и так много для меня и Констант в целом. Дальше, мы уже сами. - Джейсон сел в летатель. - Завтра уже бой Костаса. Не хочешь поболеть за Землянина? Я могу забронировать для тебя место. - А что там ещё помимо живых боёв? - Роботы ТРГ, из хромированного банитоба (искусственный, сверхпрочный материал). Местные боевые насекомые и жидкий матч. (Сложные, стратегические соревнования, где команды игроков, дистанционно, управляют жидкостями, плазмой и парами, задерживая друг друга противотоком. Они проходят через препятствия, на скорость, заполняя разные ёмкости.) Они выступят на только что построенной арене 'Золотого Змея'. Это крупнейшее шоу в этом году, - смеётся Глэйсон. - Да, я видел эту арену, в западном квартале. Зрелище, конечно, неописуемое. Говорят, сражения будут проходить прямо на голове движущегося огромного змея, похожего на кобру. - Так и есть, - подтвердила, на время отвлёкшаяся от экранов Бимипи. - А сферический зрительный зал, как отдельный аттракцион. Тех, кто находится у потолка, крепят на резиновые тросы, магнитных сидений. Фанаты будут отталкиваться друг от друга, с помощью возникающего между ними силового поля. - И, самое крутое, это атмосфера. Там пройдёт большой фестиваль, в честь открытия. Навезут невиданные сувениры, с других планет. - Это всё круто, конечно. Благодарен за предложение, но ты же знаешь, что у меня семья, дети. Мне больше них ничего не надо. Я куплю трансляцию, но задерживаться на Терраро не могу. Ненавижу отказывать, но, не в этот раз. - Его дверь сама закрылась, и он улетел из громадного, арочного, заостряющегося окна, чудесного, небольшого по площади, но с уходящим, в темноту, бесконечно высоченным потолком, светло-серого зала, наследного королевского поместья. - Ты сказал, он спас твою жизнь? - поинтересовалась Бимипи. - От чего? - Он спас мою жизнь дважды. На Земле и на Терраро. Поэтому, в какой-то степени, я считаю себя должным ему до самой смерти. - И что угрожало твоей жизни у нас? - странно сморщился, видимо от удивления, её лицевой покров. - Мясной почва, в ста милях на запад от Пангона. Я прежде не знал о существовании таких животных. А тут сразу же, самый громадный монстр. Между прочим, вместе со мной был один лэйро - сопроводитель. Я тогда выполнял одно исследовательски-геологическое задание. Вызвался, как доброволец. Думал, съезжу на экспедицию, в паре, с сотрудником самого Джузип, наберусь у него какого-нибудь, полезного опыта. Установить нужно было счётчик направления подземных бурь. - Это что за идиот мог пойти на запад Пангона в период овуляции Тшикутта. Его нужно привлечь к ответственности. Каждый сопроводитель должен знать, что в определённое время года, Тшикутта - пожиратель всего, что движется, распрямляет свои складки и выравнивается с поверхностью, сливаясь с почвой, - полностью отвлеклась от своих дел инопланетянка. - Это был настоящий ад. Мои ноги засосало, какой-то взбухшей массой. Она такая мягкая и сухая. Мерзость. Как две толстые, безголовые змеи, всасывали нас как... даже не знаю с чем сравнить. На Земле нет подобных вещей и в живой, и в неживой природе. Она полностью поглотила лэйро. Я жарил её лазером, резал странфером (электрическое оружие, близкого и среднего действия). А он становился всё твёрже и твёрже. Я по-настоящему запаниковал. Такого же не должно быть. Странфер может прорезать, даже искусственные, самые прочные материалы, что известны мне. Ну, потом, я вспомнил, про Джейсона, который, тоже был в Пангоне. Он примчался со спасательной группой, в самый последний момент и те освободили меня. Не понимаю, как он объяснил спасателям, куда нужно лететь, похоже, они сами знали. Мои ноги, по колено тогда были настолько сильно раздавлены, что превратились в ниточки. В состоянии шока, меня госпитализировали на месте. Джейсон мой старый приятель. Когда-то я ему спас жизнь, и он всегда считал себя должником передо мной. Это хороший человек. К тому же, имеющий, реальное влияние в ЦС. Мы, не раздумывая, взяли его в компанию. Люди с его связями нам очень нужны. Благодаря ему, Альянс может снова перейти на нашу сторону. Я не люблю вспоминать нашу первую встречу. В тот день я и Эмми, и вообще все, кто был в том месте, висел на волоске от смерти. Джей славный малый. Он показал себя отчаянным воином. Дело чести для него - важная составляющая. И он не живёт только одним прошлым, просто он не боится оглядываться назад. Из воспоминаний Джейсона Бакоса На горизонте тихого океана виден красивый, розовый закат, с жёлтыми, бархатистыми пятнами. Белое, вечернее небо Лос-Анджелеса в это мгновение было особенно прекрасно. Это как-то мотивировало, поднимало настроение и давало большую надежду на лучшую жизнь. Тёплый ветер поддувал в салон кабриолета. Мужчина высунул одну руку из машины и ловил воздух своей ладонью. Их было двое. Два чернокожих, достаточно молодых парня, лет двадцати пяти - тридцати, на вид. Люди торопясь шли по широкому, пляжному тротуару. Они не смеялись, не улыбались. Это место больше не походит на тот, старый Лос-Анджелес. Скорее, на какой-нибудь угрюмый Нефтескважинск из холодной России. В машине играла громкая музыка. Старый рэп, исполнителя 2PAC - Hit Em Up, из далёких девяностых. Я живу в небольшом, но благополучном районе, в пригороде ЛА. Гетто - то, что известно мне не понаслышке. Родился я в две тысячи втором, в бедной темнокожей семье, в Детройте. Когда я был маленький, мои родители умерли. Их убили грабители. В 2007 меня отправили жить к родственникам в Лос-Анджелес. По окончании школы, я решил стать военным. Жизнь начала налаживаться. Я завёл прекрасную семью, и мы перебрались в собственный дом. Ситуация изменилась не сразу. Это... Это был словно сон. Всё происходило постепенно и медленно. Мир катился в пропасть, и все СМИ твердили это в один голос. Но никто попросту не верил. Американский народ воспитан, как самый защищённый и гордый. Нам с детства внушали, что если и наступит конец света, то для Америки он будет последним. Я законопослушный гражданин. Плачу налоги, являюсь государственным служащим. Всю жизнь, мне предоставляли льготы и разные социальные поддержки. Сначала по потере родителей, потом по работе. В деньгах я не нуждался. Но, я жил среди нищих, которые очень нуждались в них. Меня часто грабили и обворовывали собственные соседи. Это очень неприятно. Состою, я в самом элитном американском военном подразделении. И, если где-то назреет военный конфликт, я беспрекословно вынужден выйти в бой. В разгар этой военной суматохи в Европе, Американские военные забаррикадировались на территории собственной страны. НАТО, больше не играло никакой роли. Оно настолько же бесполезно, как ООН. Даже мой наивный дед и его друзья - пенсионеры, перестали верить в их влияние. Нет, официально они до сих пор существуют, но даже по ящику о них забывают говорить. Всё это странное дерьмо просто сводит меня с ума. Я до последнего не верил в военный конфликт на территории нашего государства. Если, чёрт возьми, его можно назвать военным. Фантастический мир колдунов, зомби и чародеев просто взял и поселился на нашей Земле. Я не знаю, можно ли с этим бороться. Я не знаю, могут ли власти с этим бороться. Помимо того, что происходит эти постоянные споры с инопланетянами, нас атакуют практически все государства ближнего востока, подвластные ИПО. Они делают это, как настоящие падлецы, через терроризм. Бывшие страны НАТО обиделись на нас, за то, что мы вывели свои войска с их территорий, аккупированными ИПО. Не понимаю, зачем устраивать террористические акты в нашей стране? Зачем они мстят нам? Мы не помогаем Туркам, потому что они на стороне Констант. Мы не помогаем Китаю, воевать в Тайвани. В чём их выгода? В чём замысел? Может, это месть ради мести, как смерть ради смерти - лозунг УЭ. Чтобы все попали под раздачу. Ближнему востоку, Африке и Европе досталось больше всего. Бывший Евросоюз всё воспринимает буквально. За их действиями нет более глубоких оснований. А может и есть. По крайней мере, выглядит так, что они впали в отчаяние. Что же касается Западноевропейской губернии, нового союзного объединения, образовавшегося сразу после распада Евросоюза, то там всё очень грустно. Германия, некогда ведущая экономика ЕС, разложилась изнутри, без вмешательства ИПО. Она не смогла адоптировать к современным условиям, своё максималистическое устройство общества. Уже несколько поколений, не обращая на то внимания, потеряли естественный природный баланс. Это действительно уникальный случай. Самая невероятная утопия в современной истории, после коммунизма. А иначе и быть не могло. Когда сексуальные меньшинства получают права больше, чем у господа бога. Когда дети не получают сексуального воспитания в дошкольном возрасте, то их родителей садят в тюрьмы. Инвалид - господин, здоровый - раб. Нет женщины на производстве - нет производства. И это только цветочки. То, что пишут о них в новостях, мне просто взрывает голову. Педофилия, кощунственный разврат. Унижение человеческого достоинства. Полное искоренение всего естественного. Боюсь, именно это стало последней каплей, сумасшедшего общества. Далеко не все из них приняли последний закон, об обязательной трансформации своего тела. Кто у них сидит в правительстве, я не понимаю. Скорее всего, это потомки бухенвальдских надзирателей. Другого объяснения у меня нет. Официально, они приняли закон, что каждый мужчина, достигший двадцати лет, обязан пройти кастрацию. Женский пол, в возрасте пяти лет, должны начать курс тестостерона терапии, для модификации в мужчину, к своему совершеннолетию. Но они могут и остаться женщиной, с условием, что пойдут в научные, правительственные и другие руководящие организации. Теперь неудивительно, что их правитель, вечный и незаменимый канцлер, был женщиной. Кстати её постигла не лучшая судьба. Бабушка Меркель, в разгар беспорядков, уехала в США, и по иронии судьбы в Сан-Диего. Я, конечно, не вдавался в подробности, в её дальнейшую судьбу, но два миллиона погибшими говорят о многом. Одно радует, после, по-настоящему трагичного развала Европы. Наши военные базы переместились, непосредственно, на территорию нашей страны. Россия развалилась. Иран, Пакистан, Афганистан, и остальное, что на заканчивается на стан, тоже в прибывает в разрухе. Это всё, что я знаю о геополитики на сегодняшний день. В Констант ходят слухи, что в Европу запустили вирус, одурманивающий людей. Это сделали ИПО, в целях поглумиться над своими недругами. Если это действительно так, и всё происходящее там массовое сумасшествие находит объяснение. В Арабской губернии огромная смертность населении. Пожалуй, самая большая. Как говориться, раз плохо нам, пусть будет плохо и всему миру. Но одно я знаю точно. Я - грёбаный счастливчик. После операции в Западном Голливуде, я понял, что у меня девять жизней. То, что было там... То, что я видел, трогал и слышал, не поддаётся ни каким научным объяснениям. Я постоянно задаю себе вопрос: как я ещё не слетел с катушек? Не то, чтобы я был в аду. Нет. История человечества велика. На некоторых бойнях, ужасы смерти, куда серьёзней, чем те, что видел я. Однако мой случай немного сложнее. Он вводил меня в особенный страх. В страх беспомощности. Да. Мы реально там все обгадились. Никто не хотел выполнять приказы, никто ни хотел стать следующим. Эта ситуация, напоминала много бюджетный фильм. Более реальных спецэффектов невозможно придумать. Ещё бы, мы же в хреновом Голливуде. Только от фильма у нас была лишь картинка. Сюжета не было. Сюжет - наша реальность. И почему-то он мне совсем не нравился. Наши силы не просто не равны. Они были, есть и что-то мне подсказывает, теперь всегда будут неравны. Где тот грёбаный герой, что нажмёт на чёртову волшебную кнопку? Чтобы все твари разлетелись по кусочкам. Чтобы я мог вернуться к прежней жизни, чтобы я был уверен, что завтра не сдохну. Может герой и появится. Но останусь ли я в живых к тому времени? Если это до безумия реалистичный фильм, то какая роль уготована мне, моей семье? Может я тот самый персонаж, который должен умереть? Я часто вспоминаю моменты моей жизни с 7 по 14 декабря 2025. Это произошло за год до ужаснейшей трагедии в истории Калифорнии, в истории всей нашей страны. За год, до полного уничтожения соседнего города Сан-Диего. Дело обстояло следующим образом. В то время, я был всего лишь рядовой. Поэтому меня просто вызвали на задание. Генерал армии приказал эвакуировать жителей всего города. Меня это немного напугало. Мы небыли точно введены в курс дела. И причина тому ясна. Власти не хотели пугать народ. Не хотели пугать свою армию. Солдаты - тоже люди. Если они способны идти на трудности, то только с мыслью о том, что они разрешимы. Хотя бы в долгосрочном периоде. Чтобы жизнь, положенная в бою, принесла пользу государству, обществу, народу и всем тем, ради кого они живут. Неважно, имеешь ты честь или не имеешь её. Есть у тебя какие-то ценности или они напрочь отсутствуют. Не один безумец не решит пойти на ту смерть, что была уготована нам, ради забавы. Это без преувеличения. Умирать, просто, чтобы умереть - возможно и есть такие психи, но мои товарищи, сложившие свои жизни, к ним точно не относились. Я не могу вспоминать это без слёз. Та ситуация была унижением. Моих напарников разрывали на моих глазах, и при этом их нельзя назвать героями! Они не сделали ровным счётом ничего. Да, они стояли до последнего. До последнего защищали себя. Но сила, что пришла к нам, словно не из этого мира. Чудовища играли с нами, как дети играют с игрушками. Они решали, кого убить, а кого оставить. Они решали, как будет умирать каждый из нас. Их называют Каратели. В те дни, я миллион раз успел переосмыслить свою жизнь. Я и сейчас не обладаю достаточной информацией. Всё, что могу сказать, это то, что некая организация Аль-Мака, она же ИПО (Империя Пяти Оазисов), она же ИШат (Истинный шариат), как-то контактирующая с инопланетной цивилизацией, обрела их технологии. У нас тоже есть пару игрушек с другой планеты, но это, не годится не в какое сравнение. В общем, всё началось с этого Аль-Макка. Она появился из неоткуда вокруг трёх священных городов. Где-то в Саудовской Аравии, один из шейхов, или королей, заключил договор с внеземной корпорацией. На каких условиях, никому не известно. Причина в том, что раньше эти страны были зависимы от нефти. Это основа их экономики. Но с появлением новых технологий, не нуждающихся в нефти, они были загнаны в тупик. Нефть стала продаваться по цене грязи, то есть бесплатно. Отчаявшись, они были готовы на всё в прямом и переносном смысле. Их народ привык к роскоши и вдруг, они остались ни с чем. Можно строить догадки, можно довериться СМИ, но никто не скажет, почему именно Саудовская Аравия. Почему с ними, а не снами заключили договор. Власти утверждают, будто это контрабанда. Местные хакеры, время от времени организовывают перехват грузов внеземной торговли, взломав ближайший портал из, потенциально огромной сети порталов. Сейчас существует наш портал. Он построен на Марсе, в целях того, чтобы избежать попадания в него официальных представителей наших государств. Это абсурд. У меня, мягко говоря, с этого подгорает. То есть инопланетяне хотят иметь дело с Землянами, но не с признанными её лидерами. Так вот, суть в том, что эти самые хакеры, не саудиты. Это прыщавые, тощие ботаники, скорее всего из других стран, получившие то самое предложение Короля Саудовской Аравии. Они получили полную власть над арабским миром с условием, что будут перехватывать сигналы, с их примитивных, орбитальных спутников, но специальной программой, принимающей почти любой возможный сигнал и задающий ему необходимые условия. В данном случае, условия - траектории движения инопланетного груза. Мне слабо в это верится. Слишком сложно. Всё может быть гораздо проще. Например, почему арабы будут отдавать свои земли хакерам, если они могут отдаться в рабство, напрямую инопланетянам. Для них не проблема добраться до нас. Возможно, эти самые инопланетяне задумали план, не убивать всех людей, а только самую развитую цивилизацию, не верующих в идиотские законы божии. Чтобы оставшиеся люди, не создавая им конкуренции, жили рядом с ними, как любимые питомцы, послушные животные. Молились, читали друг другу заповеди и не совали свой нос в чужие дела. Я сам верующий человек. Но я не фанатик. Я не считаю посещение церкви каждую неделю - обязательным обрядом. Я не молюсь перед едой. Я вообще не молюсь. Бог просыпается в моей душе тогда, когда я сочту это необходимым. Зачем тратить время на молитвы, благодарности и подояния? Зачем доказывать богу свою верность, если он всемогущ, и знает, кто поистине верен ему? Существует много причин, чтобы инопланетяне переселились к нам. И существует столько же причин, чтобы не убивать людей. Не потому, что они не способны убить нас, а потому, что не убивать будет проще. Наша смерть не несёт выгоды, соответственно я, лично, не вижу в этом необходимости. Но уничтожение развитых государств, похоже, часть их плана. Я полагаю, они не хотят считаться с кем-то, не хотят равенства. И им легко добиться своего. Почему они тянут, непонятно. Во всём мире, лишь два центра сопротивления - Восточная провинция (восточная часть Китая, Южная Корея, Япония) и Североамериканское сопротивление (США, Канада). Остальные страны Устойчивого Альянса ведут независимую, порой даже противоборствующую политику. Остальные части света, тоже разбиты на провинции и губернии, однако до сих пор сохраняет нейтралитет. Логово бунтарей - вся Арабская губерния. В дальнейшем, я думаю, человечество будет объединяться, в борьбе со злом. Это общий враг, это хуже, чем терроризм. Если терроризм может кому-то пойти на пользу. Ведь, своими насильственными актами, они выражают хоть какой-то протест, в защиту определённых слоёв общества. А вот, ИПО идёт на пользу только самому себе. Седьмого декабря, в десять утра, в Западном Голливуде начался переполох. В здании одного торгово-развлекательного центра произошло убийство почти тысячи человек, сотни серьёзно раненых. Военные, среди которых, к счастью не было меня прибыли, через двадцать минут. Они тоже были все убиты. Началась стрельба. Взрывы, вопли. За час, это место превратилось в войну. Наконец, генерал сообразил, что вмешиваться не надо. Они пытались договориться о мирном решении. На солдат нашёл неописуемый ужас, когда они поняли, что это ИПО. Эти искусственно созданные, инопланетные твари, которые называют себя карателями, конечно же, вступили в переговоры. Их условия были не выполнимы. Они пришли сюда за тем же, зачем приходили во все страны ближнего востока. Они предложили принять истинный шариат или быть убитыми. Я не знаю более жестоких и абсурдных законов, чем те, которые распространяла Аль-Макка. По слухам, эти законы, физически невозможно выполнять. Они не совместимы с жизнью. И речь идёт не о толерантности или гуманности общества. В прямом смысле, как бы не хотелось соблюдать эти строжайшие, сумасшедшие правила, их невозможно не нарушить. В ходе переговоров, мы согласились на их условиях. Иначе просто невозможно. Нельзя было допустить ещё больше жертв. Чудовища сказали, что покинут нас сегодня же, однако вернутся через пару лет, и проверят нашу работу. Их внешний, человекоподобный вид, вызывал восторг и ужас одновременно. Такой чудесной экипировке позавидовал бы даже Тони Старк. Серьёзно. Они чем-то напоминали детских супергероев из Марвел. Полностью чёрные сплошные костюмы, с декоративно выступающей, тонкой бронёй на всём теле, руках и ногах. Шлем очень похож на злодейскую маску. Красные, симметричные, выпуклые глаза, строгой формы, из непонятного, игольчатого материала. Эти, еле заметные иглы немного украшали всё их тело. Должен признать, ничего более брутального, раньше никогда не видел. Даже, в компьютерных играх. Я бы не прочь примереть на себя хотя бы такой шлем. Если честно, после нашей жуткой операции, я ещё долго наблюдал за ними, по видеозаписи. При встрече же, их вид мне совсем не симпатизировал. А чему тут симпатизировать, когда знаешь, что в случае, если они заметят, убьют за пару секунд? Всё, что хочется сделать в такой момент, это бежать. Как можно дальше, и как можно тише. Ночная тишина была необычной, для этого места. Я был одет в спецназовскую военную форму. Автомат М16, с лазерным прицелом и модернизированный тепловизор, в виде толстых очков. В нём было видно, почти весь спектр света. На головы всей группы, были одеты толстые, чёрные резиновые маски, которые очень похожие на противогазы, однако рот и нос дышали свободно. Они служили чисто, как украшение. На всю экипировку нанесено фуллереновое покрытие. Каска и бронежилет, полностью из этого материала. Их невозможно пробить даже из M134 Minigun, не говоря о мелкокалиберном огнестрельном оружие. Мы шли прямо по асфальтированной дороге. Это напоминало фильм про апокалипсис. Что-то вроде "Я легенда". Автомобили не были брошены посередине дорог. Они аккуратно припаркованы на обочинах. У всех были закрыты двери и багажники. Не было никаких беспорядков, мусора или разбитых зданий. Такое чувство, что все люди просто исчезли. Держа оружие обоими руками, наставив ствол вперёд от себя, я волнительно держался за курок. Пройдя один квартал, сержант показал нам на окна того торгового центра, в который было совершено нападение. Света нигде не было. Его вырубили во всём районе. Но в окнах именно того здания, виднелся красный, тусклый дым. Это был не огонь. Как будто светила красная лампочка и кто-то много накурил. Это очень походило на ловушку. Приманка для людей. Мы остановились прямо посередине перекрёстка. Внимательно осматривая все четыре улицы, напряжение только росло. Я знал, что ничего хорошего мы не увидим. Изначально знал, что зависит всё не от нас. Всё зависит от того, насколько монстры окажутся милосердными к нам. Один из солдат, что-то заметил вдали улицы. Она шла влево от торгового центра. Для разговоров у нас были микрофоны, поэтому кричать, никто не собирался. - Я заметил человека. Или что-то похожее на него. Он стоит возле маленького фургона. - начал рядовой. - Без паники. Следите за своими позициями. Медленно приближаемся к человеку. - в полуголос продолжил сержант. - Скорее всего это не человек. Все люди были эвакуированы. Будьте готовы стрелять, если он нападёт или начнёт делать что-то странное. - Наконец, мы остановились, в пяти метрах от него. Тёмный, мужской силуэт не хотел нам показываться. Он, как компьютерный бот, смотрел на фургон и время от времени поворачивался в сторону, затем обратно к фургону, абсолютно игнорируя нас. Всем стало понятно, с кем мы имеем дело. Сержант подошёл в упор и посмотрел ему в лицо. - Твою мать! - крикнул он и отскочил назад. - Что с ним? - Спросил один из солдат. - Он выглядит неважно. Его лицо обвисло. Приоткрытый рот. Слегка выпал язык. Слишком белая кожа... Вам помочь, сэр? - он снова осторожно подошёл к странному мужчине. Тот молчал и продолжал топтаться на месте. Резко повернувшись в сторону, ковыляющими шагами, человек направился к сержанту. Тот пятился назад, удерживая неизвестного на прицеле. Сделав шаг в сторону, сержант остановился. Неизвестный, будто не замечая никого, так и ушёл прямо. Немного дальше, по той же улице стояло ещё два человека. Это была девочка и мужчина. Они вели себя схожим образом. - Сержант, по-моему, это зомби, - высказался один из солдат. - Я не знаю. В любом случае, не трогайте этих людей. Они могут быть опасны. Двигаемся к цели. - Мы подошли к дверям торгового центра. Окна всё ещё сверкали тусклым, красным светом. Однако, никакого дыма не было. Двери преграждал какой-то высокий, худой человек. Он стоял с опущенной головой, спиной к нам. Судя по всему, его поведение, в точности копировало, того мужчину, возле фургона. - Эй, мистер, нам нужно войти! - крикнул сержант, остановившись возле него, в трёх-четырёх метрах. Тот совсем не реагировал. Дэн, попробуй отвести его. - Что? - возмутился рядом стоящий солдат. - Почему бы просто не убить его? - Не волнуйся, мы все будем держать его на прицеле. - Немного поколебавшись, солдат подошёл к мужчине. На том были одеты зауженные, подогнутые джинсы и порванная, грязная майка, синего цвета. - Боже правый. Сержант, его плечи разлагаются. Там глубокие гангрены. Я даже вижу его кости. - Не отвлекайся парень. Делай, что тебе приказывают! - Сэр... Вы меня слышите? - Он не слышит тебя. Просто отведи его в сторону. - Дэн вытянул вперёд свой автомат. Он тыкнул им в спину неизвестного, гниющего мужчины. За считанные мгновения, тот резко повернулся, махнув своей длинной рукой с разворота. Он выбил оружие из рук солдата и невероятно быстро прыгнул на него. Раздался огонь. Мы стреляли в него из пяти автоматов одновременно. От бешеного мутанта отлетали кровавые куски мяса. Но это не остановило его. Бешено дёргаясь, он каким-то образом расстегнул бронежилет и несколькими ударами, прямо вытянутыми пальцами, распорол живот Дэна. Он вонзал обе руки, словно ножи и выдёргивал куски кожи. Вытащив из живота все кишки, он разбросал их по сторонам. Затем, так же быстро, монстр продолжил расколупывать его маску. Он разорвал её, словно мягкую фольгу и с той же скоростью продолжил раздирать лицо. Это нечеловеческая, какая-то фантастическая сила. До тех пор, пока мы не превратили его в фарш, он до неузнаваемости успел изуродовать голову погибшего Дэна. Вырвав ему нос, содрав кожу, раздробив нижнюю и даже верхнюю челюсти, на черепе остались сквозные проколы. Мы скинули с его тела ошмётки мяса, оставшиеся от монстра. При прикосновениях, мышцы невероятно сильно продолжали сокрощаться. Они, как губка, произвольно, то сжимались в комок, то быстро распрямлялись обратно. Я внимательно присмотрелся к голове: - Такое чувство, что он тыкал его копьём. Человеческие пальцы в принципе не могут обладать такой твёрдостью, чтобы протыкать кости, как нож по маслу. - Я склонился перед ним, пытаясь более подробно исследовать раны, но сержант заставил продолжить двигаться вперёд. Теперь вход в здание освобождён. - Оставь его, рядовой Бакос. Мы все видели, что с ним произошло. - В смысле оставить? - начал я. - Как насчёт того, что здание, может кишить этими тварями. Они не по нашим силам сержант. Как вы объясните, что тварь, которую мы убили, пальцами разорвала пуленепробиваемое, фуллереновое покрытие? - Слишком много вопросов рядовой! Они не относятся к делу. На задании, можно задавать вопросы по делу, и только. Мы убили эту тварь. Я сожалею, что так вышло с Дэном, но мы учтём свои ошибки. Теперь мы знаем, как действовать с этими тварями. Просто будем стрелять в них. Не важно, каким образом он убил его, важно, как не допустить больше такого. - Вот именно! Я знаю, как не допустить такое. Не входить в чёртово здание. - Отставить! - сержант подошёл ко мне. - Что вы о себе возомнили, рядовой. Это же попахивает трибуналом. У нас введено военное положение, вы в курсе этого? Так, парни, остаёмся контролировать здание. Шон и Рей, вы берёте окна. Рич, Стивен и Пол - остаётесь со мной возле входа. Джейсон и Тайлер вы идёте во внутрь. - Вы издеваетесь? Вы отправляете нас на смерть. - внезапно возбудился рядовой Тайлер. - Я даю вам задание! А справитесь вы с ним или нет, это уже ваши проблемы. Наша миссия - обезвредить именно это здание. Мы не знаем, есть кто-то в нём или нет. Возможно, настоящая опасность на улице, и я наоборот спасаю ваши трусливые задницы. Не забудьте установить шифровочные сканеры в каждой комнате. За работу! - Команда начала занимать свои позиции. Нам с Тайлером ничего не оставалось, как выполнять приказ, несмотря на всю его абсурдность. Войдя во внутрь, я последний раз обернулся назад. Сержант смотрел нам в след. Потом повернулся спиной к дверям, заняв атакующую позицию. Будто на нас уже кто-то напал. Очевидно, у него играет очко. Несмотря на то, что он не пошёл с нами. И он оставил пятерых солдат снаружи, только для того, чтобы в случае чего, успеть свалить отсюда живым. Мою злость, резко прервал колкий запах разлагающейся мертвечины. Это было не просто мерзко. Я прежде не встречал таких запахов. Произвольно, сработал рвотный рефлекс. Вытянув из резиновой заслонки, белую противогазную клеёнку, я прицепил её на специальные крепления на подбородке и шее. В помещении довольно темно. Но достаточно светло, чтобы включать структурный светопреобразователь. Хотя, не помешало бы это сделать. Но Тайлер ушёл далеко вперёд. Я держался за ним, успевая только вертеться по сторонам, в надежде никого не встретить. Мы установили первый сканер в главном зале, с высоким потолком, и громко гремящими, движущимися эскалаторами. Электричество было вырублено, но не везде. Дело в том, что Констант, в своё время, ещё до войны, выпускало универсальные движки. В народе их называют вечные двигатели. Они устанавливались везде, где только можно. Поэтому разная техника, работала не зависимо друг от друга. Гидростанции, ветрогенераторы, теплогенераторы и даже атомные станции, в том числе и знаменитая дамба Гувера, давно не актуальны. По крайней мере на западе США. Каждый может и сегодня купить себе маленькую станцию. Самый распространённый продукт, например, розетка. Просто, маленькая штучка, круглая или квадратная, кому как нравится. Всего по девятьсот девяносто долларов. Представляете? А ведь к ней можно подключить развилку и обеспечивать электричеством целую квартиру, бесконечно долго. От проводов мы, конечно, не избавились окончательно, но из повседневной жизни они исчезли. И если где-то горит одна лампочка, или движется эскалатор, это не значит, что работает всё остальное. Войдя в первое попавшееся помещение, из зала, я насчитал пять трупов. Похоже, вся вонь шла именно от них. Странно, от них так пахло, будто они несколько суток на жаре, но по факту, не должно быть такого запаха. На каждом из них порвана одежда. Очевидно, это кем-то сделано намеренно. Я предупредил Тайлера, не в коем случае не задевать их тела. Иначе нас может постичь судьба Дэна. Обойдя их, всё шло по плану, мы установили ещё один сканер и покинули это жуткое место. Я уже было надеялся, что всё обойдётся, и мы, действительно справимся. Поднявшись на второй этаж, мы оставались бдительны, однако, того напряжения уже не было. По обоим сторонам, были какие-то офисы, похожие на открытые, торговые кабинеты, со стеклянными стенками. Заглянув в одну из них, я обнаружил мужчину средних лет. Увидев меня, он испугался и претворился мёртвым. Наверное, он перепутал нас с карателями. Я подошёл к тому столу, под которым он сидел и, представившись, вежливо попросил выйти. Раздался пистолетный выстрел сзади. Мне в спину выстрелила молодая девушка. Она сидела под другим столом. Вместе с ней была ещё полная женщина. Поняв, что они меня могут убить, я бросил автомат на землю и поднял руки вверх. Тейлор сидел за цветочным ограждением. Потом он залез в воронку игрового автомата - Имитатора падений, что находилась прямо перед нами, и ждал моей команды атаковать. - Отойди в сторону - спокойно сказала девушка, указав пальцем на стену кабинета. Я выполнил приказ. Мужчина вылез из-под стола и взял мой автомат. - Спокойно - начал я. Мы войска КРГ (контрольно-разведывательная группировка) специального назначения. Представители армии США. Мы пришли освободить вас. - Мы? - в недоумении наступал на меня недовольный мужик. - Почему ты один? Супергероя из себя возомнил? Да ты вообще понимаешь, что здесь мать твою происходит? - чуть было уже не кричал он. - Они убили людей, и вселили в них демонов. Их невозможно убить. Они... они убили моих детей, - он сморщился и присел на пол. Я забрал свой автомат и попросил девушку отдать пистолет. Это была Эмми - девушка, теперь уже моего друга Глэйсона. Они ввели меня в курс дела. Мы с Тайлером повели их к выходу, так и не установив все сканеры. По моему телу пробежали мурашки. По эскалатору поднимается сразу четверо мертвецов. Мы не знали, бросятся они на нас или нет. Присев на одно колено, я был готов выстрелить, как вдруг, слева, от нас, на самом углу, разбилась стеклянная витрина. Я даже не успел повернуть голову, как Тайлер отлетел в сторону. Трое неизвестных, одетых в ту самую, чудесную, скорее даже сказочную, тёмную броню, ворвались к нам, от куда-то сверху. Возможно, всё это время они наблюдали за нами. Напарник, из положения лёжа, тут же открыл по ним огонь. Попадавшие в них пули, не просто рикошетили. Они с той же скоростью, подозрительно не естественным образом, с точностью отлетали обратно. Таким образом, Тайлер расстрелял самого себя. К счастью, пули не попали в нижнюю часть головы. А, ведь, если бы он прицелился, боюсь, про лицо можно было бы забыть. Он не остановился бы стрелять по ним, пока сзади об него не запнулись покойники, только что поднявшиеся из эскалатора. Недолго думая, я начал по ним палить. Трое гражданских побежали в противоположную сторону широкого коридора. В это же время, из окна тоже раздались выстрелы. Они были со всех сторон. Затем, один за другим последовали взрывы. Это уже похоже на войну. Возможно у сержанта большие проблемы. Но мне было точно не до этого. Эти дёрганные, разлагающиеся тела, выглядели совсем бесчеловечно. Будто в них вкачали, какое-то вещество, вызывающее спазм мышц. Их интеллект был на уровне рефлексов. Тогда-то я и понял принцип их функционирования. Тот, который задел Тайлера, бросился на него, как голодный зверь, толкнув, невзначай, рядом идущее, мёртвое мужское тело. Тот, в свою очередь набросился на него. После, они уже раздирали друг друга. Тайлеру опять повезло. И я бы назвал его самым везучим человеком в мире, если бы он выжил. К счастью, я не увидел его смерти. Для меня всё закончилось тем, что один из этих кибер-психов карателей, направил на меня свою руку. Оттуда вылетела яркая, голубая консистенция. Она медленно окутала всё моё тело. По началу, это было даже не больно. Может, он хотел пленить меня. Я не знал, что мне с ними делать, ведь стрелять в них, я не мог. Двое из них, расплылись на моих глазах, и исчезли. Я подумал, что они телепортировались, или что-то в этом духе. Но потом, тот, что стрельнул в меня, в это же мгновение, с невероятной силой сбил меня с ног. Я видел только быстро нарастающее, большое чёрное пятно в глазах. Это последнее, что я помню. Сейчас, я понимаю, что эти кибер-солдаты, передвигались с такой неимоверной скоростью, что невозможно уследить. Я очнулся от жуткой боли, в неизвестном летателе. Я не понимал где я, и что происходит. Моё тело горело от боли. Передо мной сидел Глэйсон и Эмми. Они пристёгивали меня чёрным, мешком безопасности (используются в летателях А-класса). - Какова дьявола! - заорал я от боли. - Что вы со мной сделали? - Спокойно приятель - начал Глэйсон. Мы ввели тебе один хороший раствор. - Что за раствор? Я уже не могу дышать! - из последних сил всхлипываю я. - Кислота, - продолжает Эмми. - Не волнуйтесь, с вами будет всё в порядке. Мы спасли вас от превращения. Возможно, спасём и от смерти. - Какое превращение? - мне хотелось потрогать губы, но руки и ноги, туго привязаны к корпусу летателя. Их жгло больше всего остального. Такое чувство, что их гладили утюгом. Потом язык вообще отказал. Рот произвольно открылся, и из него потекли рекой слюни. - Сейчас мы долетим до нашей базы и вылечим тебя, - успокаивает Глэйсон. - Сейчас, мы избавили тебя от трансформации мышечных волокон. Тебя хотели превратить в зомби, понимаешь? И я воткнул тебе противоядие. Что ж, будем с тобой на частоту. Мужик, я воткнул тебе то, что было под рукой. Растворитель для однородности механических программных структур. А что ты думал? Не всё, как в фильме. Да, ты умираешь и скорее всего умрёшь. Но мы вернём тебя из мёртвых, не расстраивайся. Мы из Констант. Можешь принять это как знак свыше. Ты один выжил среди своих. А вообще, вас выжило трое... - Я чувствовала, что не надо было ехать в этот чёртов город в пятницу. Папа говорил мне не ехать. Он заказал Пеикш (одежда, синхронизирующая с ОС, меняющая форму и цвет) своему знакомому. Почему я не послушала? - ищет оправдания сложившейся ситуации Эмми. - Ты вообще можешь считать себя благословлённой, - крепко обнял её Глэйсон. - Там было так страшно, - она сделала самую грустную физиономию, что мне приходилось видеть, положив голову ему в плечо. Даже кот из Шрека так не мог. - Я видела, как жестоко убивали людей, - она заплакала и крепко обняла его за шею. Приехав на базу в Самоанский офис, технологи, как и обещали, вернули Джейсона к жизни. Он чувствовал себя вечным должником, перед Глэйсоном, Эмми и тем, третьим парнем, по имени Ралли. В итоге, они договорились, что Джейсон, будет личным агентом Констант, с перспективами, на повышение до полноценного сотрудника. Ему нужно, как-то повлиять на президента, Дуэйна "Скалу" Джонсона, с которым, он встретиться, теперь, как единственный, выживший герой. У Бакоса не составит труда, нащупать, наконец, почву противоречий, возникшую между ЦС и Констант. Всё шло по плану. Джейсон был удостоен публичному награждению, лично от президента. Раздавая интервью самым известным журналистам, он обрёл большую популярность, с хорошей стороны, а как следствие и влияние. Военные, прошарили весь квартал и буквально пронюхали его. Они расправились, со всеми ожившими мертвецами на дорогах, благо, они не распространяли вирусов, как обычно принято считать, среди людей. Они не нашли не одного представителя ИПО. За эти отважные поиски, солдатам тоже присвоили награды. Седые усы пожилого полковника расправились от улыбки. Он надевал золотые звёздочки, на мундиры молодых солдат. Они так же широко улыбались ему в ответ. - А сейчас, я хочу представить вам, того самого героя, пережившего трагичную операцию, по освобождению торгового центра. Джейсон Бакос, леди и джентльмены, - представил его сам министр обороны, стоя на крыльце белого дома, рядом с семьёй президента. Лысый, стероидный здоровяк поманил Джейсона к себе рукой. Под непрерывные вспышки камер, парень уверенно двинулся к главе правительства. - Поздравляю, парень. Ты награждаешься медалью почёта - высшей военной наградой армии США. За свой характер, стойкость, и благородство. Ты ещё очень юн, - крепко жмёт Дуэйн его руку. - Однако, ценой собственной жизни, идёшь на самые сложные испытания, ради настоящего и будущего нашего народа. Надеюсь, твоё начальство, не поскупится присвоить тебе звание офицера. - После пятиминутного рукопожатия, и широко натянутой улыбки, Джейсон и президент, прошли в белый дом, для личной беседы, за закрытыми дверьми. У Бакоса уже были заготовлены все вопросы, от Компании констант. Он не стал ничего таить, и сразу представил себя, послом компании. Президенту это не очень понравилось, и воспринял это отрицательно, однако, по ходу беседы, рядовой сумел завладеть симпатией, добродушного Дуэйна. - Наконец, можно расслабиться. - Расселся в кресле президент, сняв пиджак, вытянув, и сложив друг на друга ноги. - Чувствуй себя как дома. Я такой же человек. Не надо стесняться меня. - На столе уже стояли, заранее приготовленные чашки горячего чая и кофе. А так же его фирменные виски 'Дух воина'. - Во-первых, я хочу сразу уточнить все детали, - начал Джейсон. - Я очень сожалею, о том, что не смог спасти своих напарников. Сержант Габонт, Тайлер Хатс, Дэн Ванеро и другие. Я не сам спасся. Мне помогли. Это не правительственные структуры. Это сотрудники Констант. Они успели оказать мне медицинскую помощь. Там были их люди, гражданские. Они спасали их, а заодно меня. Во-вторых, я хочу признать, что пришёл, с намерениями обсудить некоторые вопросы, связанными с компанией. - Значит, они тебя заслали ко мне? А что сами прийти не соизволят? - Какой в этом смысл, если не вы, не они не пытаетесь даже выслушать друг друга. - Не надо говорить от моего лица, - осердился Дуэйн. - Я не управляю Устойчивым Альянсом, и даже Центром сопротивления. Все претензии к конгрессу, молодой человек. Мне кажется, что вам ещё рано лезть в такие дела. Я позвал вас на встречу, исключительно для того, чтобы вы поведали мне о том, что видели в этом торговом центре. Потому, что после вас, пришла тяжёлая артиллерия. Они хотели уже разбомбить весь квартал, но в последний момент, нам позвонили из Констант. Прямо в Пентагон. Некий генерал, прислал нам своего воина, чтобы безболезненно избавиться от нечисти. - Одного? - удивлённо смотрит Джейсон. - Да. Тот представился Моджаем. Какой-то электрохренью, с помощью магнитной сепарации, он расщепили здание на молекулы. После, в инстаграм Констант, появился вот такой пост, - Скала показал ему экран своего смартфона. 'Посмотрите, как один наш боец, элитных стражей Мождаев, может сделать то, что не по силам всей американской артиллерии'. Там было фото, идущего посередине дороги того самого квартала, человека в броне, как суперкостюм, напоминающего, самих карателей. На тротуарах, выстроились солдаты американской армии, будто расступившись, дают ему дорогу. - Они глумятся над нами, - убрал смартфон президент. - Я таких потех не потерплю. Перед кем они хвастаются? Шесть миллионов лайков. Кто эти нелюди? - Я понимаю ваше негодование, господин президент. Такой чёрный пиар - некрасивый ход с их стороны. Но, не стоит судить всю компанию, по их армии и лицемерным генералам. Я общался с их настоящими лидерами. Это совершенно адекватные, и приятные люди. У них немного своеобразное видение мира, но они искренне никому не желают зла. Я в курсе, что конгресс настроен агрессивно, по отношению к ним. Но, вы не должны смотреть на это сложа руки. Давайте, предпринимать, какие-то действия. Констант очень большая компания. Не все готовы идти вам на встречу. Но, вы должны осознать то, что если вы не протяните руку первые, они просто могут смести вас. Создав свою армию, компания больше не боится ваших угроз. Надо было раньше закрывать их офисы. Вы упустили свой шанс. Теперь они сами начнут вам диктовать условия. От вас зависит лишь то, плохими или хорошими они будут. К тому же, они помогают вам в войне, которую не начинали. Вы прекрасно понимаете, что настоящий агрессор, это Устойчивый Альянс. Не стали бы вы бомбить ближний восток, за объединение суннитского мира, не было бы захвата Израиля и войны на островах. Не закрыли бы вы офисы Констант, они не создали бы свою армию. - А ты очень подкован, чёрт возьми, - поразился Дуэйн. - Ты уже на них работаешь? - Да. Не буду скрывать. От таких предложений не отказываются. - Вот гадёныш. А ну отдавай медаль обратно... да шучу я, расслабься, малыш. Ты мне нравишься. Есть в тебе что-то. Жажда справедливости. У тебя горят глаза, ты молод. Давай сыграем по новым правилам. Чтобы сыграть в другую игру, не обязательно, быть созданным в другой игре. Вполне достаточно выучить чит-коды, и диктовать свои условия в этой. Ты создашь отдельную независимую юридическую организацию, равнозначно представляющую интересы народа и компании, с которой мы и будем вести переговоры. Чтобы конгресс не был предвзят, понимаешь. Я, в свою очередь, сделаю всё возможное, чтобы привести их в чувства. Политики никому не хотят доверять управление финансовой системы. Тем более, компании Констант.

Инопланетные интриги

Из воспоминаний Бимипи Шарвей. Раньше лучше было. Так всегда говорила моя бабушка. Спустя несколько столетий, я понимаю, насколько же это звучит смешно и как минимум не обоснованно. Сейчас всё поменялось. Конечно, очень хотелось бы вернуть столько зря потерянного времени. Вспоминая те времена, я уверенно могу сказать, что уже никогда не будет хуже, чем тогда. Наша планета - уникальная. Это единственная, известная нам, планета, населённая двумя разными видами разумных существ. Раса Лэйро - древнейшая и господствующая раса. Между прочим, я принадлежу именно к ней. Вторая, официально разумная раса - Маогё. Она очень похожа на человеческую, по интеллектуальному развитию. Но очень отличается физически. Лэйро более человекоподобные, чем Маогё. Хотя не тех, не других невозможно спутать с человеком. Я не столько интересуюсь расой Маогё, как хотелось бы. На то есть множество причин. Одна из них - это разрыв умственного развития. Если сопоставлять сегодняшний интеллект этих двух разных видов рас, то будет, что-то вроде сегодняшней человеческой цивилизацией и древней Грецией или Римом. В этом нет ничего странного, ведь до недавнего времени, физически мы не могли друг с другом встретиться. Планета Терраро относительно огромна. Её размер, совсем немного меньше звезды Солнца. Миллион, двести тысяч километров в диаметре. Терраро, при своих-то размерах имеет мизерных жителей, таких же, как людей. И, чисто теоретически, если попытаться, перелететь из одного полюса в другой, на ваших, Земных реактивных самолётиках, уйдёт почти пять лет. Разумеется, это не главный критерий, стающий на пути освоения планеты. Что более важно - это сложный климат и структура планеты. Он же является основой причиной появления и существования всего живого. Терраро находится в центре небольшой галактики, которая в свою очередь находится вдали от центра вселенной, относительно Земли, разумеется. Как и подобает законам физики, в пределах близкого расположения к чёрной дыре - массивному скоплению материи в центре галактики, сила гравитации неимоверно огромна. Поэтому траектория орбиты, хоть и предсказуема, но больше напоминает траектории электронов в атомах, то есть по искажённой, объёмной поверхности. Если говорить о форме орбиты - это очень вытянутая сфера. Как известно с такой формой орбиты, материя движется с разными скоростями, в зависимости от близости к чёрной дыре. Максимальная скорость полёта настолько велика, что относительно скорости Земли, за одну временную единицу, она больше в сто двадцать тысяч раз, а минимальная - меньше в сто девятнадцать тысяч, девятьсот девяносто восемь раз. Это забавно, но время, как и разница скоростей, разнится в два раза с Земным временем. Казалось бы, это полный абсурд. Теория относительности, придуманная в древности, как на Земле, так и на Терраро, говорит совершенно о другом. Относительное время, зависит от массы и скорости, прямо пропорционально. Принимая измерительную систему, движением мелких световых частиц. Но, относительно общей системы, пространственно-материальное взаимодействие может не зависеть ни от одного из этих факторов. И, тут физики бы дружно присели. К слову, на Терраро нет физиков, ибо эта наука давно приравнена к философским дисциплинам. А на Терраро, как в принципе и на Земле, давно господствует математика. Мы намного раньше прошли этап формирования действительности, в преобразующую многозадачную программу, по максимальной оптимизации, относительного существования, трансформируя проекцию вычислительного процесса, на хаотичные, воспринимаемые участки. Однако, вернёмся ко времени. Время на Терраро, в общем медленнее в два раза. А один оборот планеты, точнее от одной конкретной скорости движения, до точно такой же, длится двадцать три местных года или сорок шесть Земных лет. То есть, обладая структурой человеческого организма, вы будете жить здесь в два раза дольше, чем на Земле. Ну, и соображать, в два раза медленнее. Терраро, вращается не только лишь возле одной чёрной дыры. Её ближайшие центры масс - звёзды. Да, именно звёзды, а не одна звезда. Причём, в разное время, их количество меняется. Например, в момент максимальной скорости движения планеты - количество звёзд, гравитация которых, существенно влияет на траекторию движения Терраро - девять, а в момент минимальной скорости движения и, находясь максимально далеко от центра чёрной дыры - всего два. Вообще, в округе нашей планеты невероятное количество звёзд. Ещё бы, в центре галактики всегда большее скопление материи, чем вдали от центра. Космос или безвоздушное пространство, в округе местной звёздной системы очень яркий. Он настолько ярок, что без специальных зрительных приспособлений можно сжечь сетчатку глаза. Куда не глянь, в радиусе ближайших звёздных спутников чудо-планеты самые тёмные области сравнимы с дневным солнечным светом на Земле. При этом, возможно, цветовые текстуры - есть очень привлекательный пейзаж. В ходе столь быстрого и неравномерного движения, ближайшие звёзды оставляют следы из газовой пыли разных цветов, будто расстилают космические одеяла. Но завораживающая палитра красок очень обманчива. Само собой, яркий свет несёт не только лишь видимый спектр электромагнитных волн. Радиация и гамма излучение превышает околоземные солнечные всплески, так называемые солнечные бури, в десятки тысяч раз. И если атмосфера земли и её озоновый слой отражают большую часть смертельного для жизни света, то на Терраро атмосфера устроена иначе. Она, конечно же, есть, но пропускает весь спектр света на поверхность планеты. Если кто-то ещё не догадался, какие последствия - это может принести, то очень ошибся бы, выбирая Терраро - благоприятным для жизни местом. Атмосфера, на планете-гиганте на 90%, как на Земле. Разница в том, что здесь гораздо больше кислорода. Кислород и есть причина адского пылающего пламени, покрывающего более восьмидесяти процентов поверхности. Пламя поднимается на десятки километров от поверхности раскалённой лавы, которая то и дело выстреливает из недр, словно водяная пушка, рассеивая горячие, жидкие породы в округе нескольких сотен тысяч километров. Порой магма имеет такое давление, что вылетает на орбиту планеты, затвердевая, куски почвы, становятся спутниками, превращаясь в камни и кратеры. Затвердевших тел на орбите настолько много, что, если бы у планеты были спутники естественного происхождения, они попросту бы уничтожились, от столкновения с миллионами скопившихся, всюду кружащих на огромных скоростях астероидов, которые то и дело сталкиваются друг с другом, разлетаясь на ещё большее количество без того засорённого, ближайшего космического пространства. Многие астероиды падают обратно, будь то притяжение или изменение направления вследствие столкновения. С ужасающим показателем падающих комет, до миллиона восьмисот тысяч в день, третья часть которых размером больше человека, в принципе, не считаются опасными инородными телами. Попадание в жилую зону, опять же вспомнив и соотнеся размер планеты, исключительная редкость. Из космоса, вид Терраро больше напоминал тусклую звезду. Однако на полюсах оставался пригодный для жизни климат. Возможно, с некомфортной для жизни человека температурой, но вполне терпимой. Самая холодная из когда-либо наблюдаемых температур в недрах цивилизации, в пределах поверхности не отпускалась ниже двадцати одного градуса Цельсия, тогда, как максимальная, пригодная для жизни местных жителей - сто градусов Цельсия. Это не значит, что температура колеблется с разностью, лишь восемьдесят градусов. Нередко природа устраивает веселье. Один из крупнейших, постоянных и максимально опасных катаклизмов - это смена огненных ветров. А вот это самое интересное. На полюсах, за счёт вращения планеты образуются гигантские воронки, так называемые смерчи. Они не только разрушают жизненно пригодный климат, но и оберегают его. Дело в том, что температура на экваторе, достигает колоссальных 3560К. А в недрах, взрывающиеся под собственным давлением почвы, некоторыми местами, 27000К. И эта энергия тепла пришла извне. Снаружи, а не изнутри. Кажется, странным, но всё встанет на свои места, если проанализировать состав планеты. Выглядит он следующим образом: Внутри Терраро нет массивного раскалённого ядра как на Земле Наша планета слоёная. В самом центре есть тёплое, твёрдое ядро, оно не более тысячи градусов кельвина. Промежуточный слой - это холодные газы и жидкости. Поэтому, прорывается через образующиеся щели довольно толстой почвы не лава, а кислород, который моментально возгорается на горячей поверхности, добавляя жару в без того смертельную зону гамма излучения. Давление и плавление в почве создаётся благодаря кислородным карманам. Некоторые подземные пустоты, заполненные атмосферой в пределах поверхности - возгораются и в течении длительного времени плавят окружающую их породу до тех пор, пока магма не вырвется на поверхность, ведь горящие карманы возникают близко к поверхности и далеко от центра огромной планеты, так, как внешние источники тепла, хоть и достаточно сильные, но не прогревают почву глубоко. Поверхность планеты, будто гигантская печь, а внутренние охлаждённые жидкости и газы, подувают и питают её. Они не возгораются, лишь благодаря высокому давлению, относительно поверхности. Если вдруг, давление внутри понизится, планета взорвётся, как огромная бомба. И всё к этому идёт. К сожалению, ничто в мире не вечно. Как работают и для чего нужны полюсные воронки ветров. Во-первых, они оберегают полюса от космических излучений, в какой-то степени, играя роль озонового слоя, а во-вторых, преграждают путь горячих газов, окутавших большую часть планеты. Полюса Терраро делятся не на север-юг, как на Земле, а по разумной расе, проживающей там. И зовутся они Лэйро-Маогё. На полюсе Лэйро, гораздо более сложные природные условия для выживания, чем на Маогё. Это объясняет разницу в умственном развитии и физическом различие. Тогда, как на одном из полюсов, тысячелетиями стоит относительно постоянная температура, благоприятные похожие на Земные климатические условия и плодородные земли, то на другом, не реже, чем каждые сто лет происходит полная огненная чистка. Наша воронка, называется Страком. Страк - это ветряной купол, диаметром всего три с половиной тысячи километров. Это жутко мало, потому что это и есть вся полезная площадь, пригодная для существования. Нам никогда не хватало наших земель. Противоположная воронка - Гедо, диаметром целых семь тысяч километров. Территория Маогё, в два раза больше нашей. Теперь, каким, таким образом, получается воздушная стена, толщиной всего в десять километров, удерживающая перепад температур в 800 градусов Цельсия? Если бы это был фантастический рассказ, на это можно было бы не обратить внимание. Но, на деле, такое просто невозможно, так как из-за газов, давление внутри, в разы ниже, чем снаружи. Так почему воронка просто не захлопнется навсегда и не выровняет давление? Всё дело в Страгедах. Это самые древние и самые огромные животные, что когда-либо жили на нашей планете. Страгеды, способны жить в вечном огне, за пределами воронки. Их огромные металлические панцири защищают их от невыносимого жара. Но, это не комфортные для них условия и ещё, эти создания нуждаются в кислороде. Они зарываются глубоко в землю, и ползают там, как кроты, в поисках воздушных каналов. На сегодняшний день, они почти все вымерли. На полюсе Лэйро, их осталось всего восемь штук. Три взрослых самца, и три самки, возрастом, примерно пятьдесят тысяч лет, и два детёныша, возрастом полторы и шесть тысяч лет. Хотя, изначально было всего двенадцать. Возможно, они ещё смогут спариться. Страгеды, около сорока миллионов лет назад, заселились на полюсах, в наименее горячих участках планеты. Там, они раскопали кислородные каналы и начали раздувать горячие газы в сторону экватора. Таким образом, они обосновались там, из поколения в поколение, со временем, создавая для себя всё более благоприятные условия. Эти животные глупы, как динозавры, но им удалось создать место пригодное для возникновения жизни. Их огромные ноздри, как полукилометровые пещеры, торчат из земли, прямо перед ветряной воронкой, которую они и создали своим дыханием. Миллионы лет, они вдыхают воздух из недр Терраро своими животами и с силой выдувают его, отгоняя огонь от себя. Внешне, Страгеды походят на полу черепах, полу крокодилов. У них громадные, вытянутые челюсти, которыми они пожирают почву. Да, питаются они каменными породами. Это как громадные природные насосы, без перерыва перекачивающие воздух. Они берут передышку раз в сто лет, чтобы поесть, подвигаться, спариться или просто погреться. Сегодня лэйро уже задумываются, как можно контролировать сжатие воронки, без помощи подземных ящеров гигантов. В результате того, что воронки ветров не сталкиваются друг с другом, как на противоположном полюсе, создавая давление холодного воздуха больше, чем горячих газов, а движутся в одном направлении. Общий поток ветров сжимается, так как газы, находящиеся за пределами главной воронки - той, которая очерчивает зону низкой температуры, со временем принимают её направление, создавая всё больше давление на воронку извне. Пока скорость потока не увеличится до создания главной воронкой несколько крупных смерчей, вращающихся уже в противоположном направлении. Тогда направления потоков холодных ветров меняются, вновь создавая большее давление по сравнению с газами, выдавливая их обратно к экватору. Разумеется, процесс появления воронок-спасателей, состоит из многих нюансов, которые не так интересны, например, те же подземные пушки, порой создают перепад давлений быстрее, чем главная воронка успеет сузиться, набрав достаточную скорость потока. Направления потоков ветров меняются по многим причинам, однако, суть в том, что на экваторе Лэйро, направления ветров меняются слишком медленно, время от времени пропуская разогретые газы на свою территорию. Таким образом, каждая часть жизненно пригодной почвы, каждый город и населённый пункт подвергается полному сожжению, хотя бы раз в несколько десятилетий. Годы страданий и массовых вымираний, научили нас правильно бороться с этой проблемой. В старые времена, когда лэйро не имели технологий, электроники и необходимых материалов, чтобы спастись от стихийных бедствий, они вели на половину кочевой образ жизни. Строя маленькие, города, с возможностью перемещать их в другую местность. Дома и наиболее ценные архитектурные сооружения, складывались и разбирались, как конструктор. Для избегания потенциальных угроз, за городами наблюдали специальные служители. Они выстраивали цепь из нескольких маленьких поселений в округе города. И наблюдатели перемещались не по дорогам и не своими ногами. Именно тогда и произошёл прорыв в области перемещения, который и позволил успевать, первым синоптикам предсказывать погоду. Система быстрых передвижений состояла из подземных каналов небольшого диаметра. В них, получая среду, близкую к вакууму, с помощью первых примитивных насосов. В вакуум помещали химический газ, нередко выделяющийся из почвы. Тот самый газ, в условиях вакуума, входил в плазменное состояние, благодаря чему за счёт своей структуры, любые колебания звуковых волн многократно усиливались. Это можно назвать первым изобретением телефона. Трубки с плазмой играли роль электро-проводников, резисторов и частично трансформаторов. Да, это не так-то и просто. Оттуда пошло первое программирование. Закреплённые, на равномерно разделённых участках, трансформаторы, передавали электрический сигнал, от одной точки к другой, при помощи заслонок. Чтобы первоначальный звук, не обогнал скорость сигнала, трубка автоматически закрывалась, на время обработки сигнала. Наша история, вернее история лэйро, как самостоятельной и не зависимой цивилизации, начинается именно с этих времён. С времён, когда жители городов были уверены, что они и их близкие переживут огненные бури. Из-за ужасной погодной переменчивости, нам не было времени, до строительства электростанций, дамб и других сооружений. Именно тогда, почти две тысячи лет тому назад, наши пути с расой людей разошлись. Уже тогда, будучи уязвимыми, беззаботными приматами, мы создали то, что на Земле появилось только несколько лет назад. Мы создали первые программы, с автоматическим получением энергии. Сама энергия - была часть программных условий, почти так же, как сейчас. Но, не спешите возмущаться. Тогда не о каком равенстве разных классов алгоритмов не было и речи. Чтобы создать такой механизм, не нужно обладать сверх интеллектом. Это смогли бы сделать и люди, ещё в древней Греции, например. Всё дело в подходе. Оказывается, вселенная предоставляет нам столько решений, что опробовать все из них попросту невозможно. Выбрав, пусть такой сложный путь, как люди, рано или поздно, вы придёте к тем же заключениям, сразу перескочив множество этапов, которые мы преодолевали столетиями. И наоборот. Мы получили то, на что вам потребовались века, в считаные мгновения, в виде одной правильной мысли. На изначально выбранные пути, влияют конечно, в первую очередь внешние условия. Сама раса, к этому времени, достаточно примитивна. Поэтому, после своего выбора, как правило, она не способна вернуться назад. До тех пор, пока не получит объединяющее, полностью завершающее, для становящегося этапа, умозаключение. Две тысячи лет назад, наш полюс переживал революцию. Теперь, наравне с большим количеством свободного времени, появилась возможность самопознания, интеллектуального развития. Город Пангон, когда то, не выделяющийся на фоне остальных городов смертников из раза в раз переживал своё сожжение. За несколько поколений, он превратился в крупнейший мегаполис. На полюсе Лэйро не было государств, сами города были обделены своими законами и властью. И первым в истории городом завоевателем стал - Пангон. В течении пятисот лет, он последовательно подчинял себе всю цивилизацию. К 546-му году нашей эры по Земному времени, Пангон властвовал над всеми в зоне главного смерча. В этом же году, официально, город стал столицей нашей расы. Лэйро никогда не нуждались в переводчиках. Реально, в разных городах говорили на своих языках, ведь их речевые органы очень схожие с человеческими, и они активно ими пользовались, но при встрече с иностранцем, Лэйро вступают в контакт, с помощью языка жестов. Наш организм, естественным образом, по природе уникален. В ходе эволюции, он научился выделять любые запахи, которые остаются в памяти. Руки, ниже локтей, могут принимать любую форму, разумеется, при тех же размерах. Мимика лица, настолько сильная, что может создать сложные выражения лица, вплоть до неотличимых от других обитателя нашей расы. Вообще, на Терраро большинство жителей, так или иначе способны подвергаться естественной трансформации своего тела. Некоторые виды животных трансформируются из своей формы на 100%, а некоторые, помимо этого ещё умудряются меняться в размере, и массе! Сейчас, каждый житель Лэйро может посмеётся над такой способностью, сегодня все могут позволить себе трансформироваться во что угодно, но в этом заслуга исключительно технологий. Однако пример животных показал, насколько природа нашей планеты изобретательна. На их прототипах создано и продолжает создаваться много невероятных, казалось бы, невозможных вещей. И даже сегодня, вступив в контакт с космической элитой, наделённой божественным интеллектом и всевозможными знаниями расой Уольпагаями, мы не полностью изучили природу нашего дома. Одним из самых захватывающих и притягивающих любопытных жителей, объект естественного происхождения - громадные подземные монстры, на подобии Страгедов, обитающих в пещерных океанах, солёной воды. Да, пожалуй, стоит вспомнить об океанах. На поверхности нашего полюса они занимают меньше пяти процентов, а на поверхности всей планеты - меньше одного процента, включая поверхностные воды Маогё. И это не говорит о малом содержании, как пресной, так и солёной воды. Пятьдесят процентов, или половина всех вод содержится под землёй, хотя даже с этими показателями, соотношение воды и неводных элементов довольно низок. Ещё бы, средняя температура планеты, физически не позволяет иметь воды больше трёх процентов, от её поверхности. Она попросту испарится. Политическая и геополитическая история расы не очень богата на события. Войны происходили не чаще, чем раз в сто лет, а глобальной, или мировой войны со всеми вовлечёнными городами вообще не было. Народ Лэйро не терпелив до фанатизма, а столь низкий показатель конфликтов, объясняется взаимовыгодным, жизненно необходимым сотрудничеством. Все города хотели избежать природных катаклизмов, не дающих покоя, не в одной точке полюса. Для этого, они объединяли свои силы и знания. С тех пор, как город Пангон стал центром цивилизации, он научил своих собратьев, неведомой технологии строительства. Помогая в предсказаниях погоды и вынужденных перенаселениях, они буквально спасали их жизни, за что те, в большинстве своём были очень признательны. Происходящие конфликты, в основном не касались столицы единственной страны, они были между мелкими городами. Но однажды, в 978 году по Земному времени, произошла крупнейшая война, между двумя самыми большими, на тот момент городами. Инициатором конфликта, как не странно был Пангон. Власть города была в руках недальновидного глупого правителя, верней правительницы. За всю историю, мужчины у власти были не больше одного столетия. Не мудрено, в нашей расе доминирующим родом является женский, они воспроизводили детей, они же совершенствовали мир. Так вот. Правительница, имя которой вошло в историю, как самой мерзкой, нелогичной и одновременно обладающей полной, безоговорочной властью Королевы - Антэсгез Маттивеша, благодаря противоречивой политике, прервала свой царствующий род. Кстати, стоит отметить, что форма правления - абсолютная монархия, была в Пангоне с его основания, существуя по сегодняшний день. Царствующие режимы, постоянно адоптируются, и Антэсгез послужила тому причиной. Что ж, как говорится на ошибках учатся и главным правилом нового рода, к которому принадлежу я, стала конституция. Она заключалась в правилах поведения царской семьи и не кто не мог изменить их, включая действующего монарха. Разумеется, прописью нельзя убедить всех и во всём, поэтому конституция основывалась не по принципу: сделай это, потому, что так надо, или сделай то, потому что так делают все, или потому что тебя накажут. Многие стандартные убеждения - это не обоснованные команды, которые на Земле выполняют и в двадцать первом веке. Да, если ваше сознание очень ограничено, и не обязательно, что с низким интеллектом, вы поддадитесь общим правилам. Это естественно, на этом строится порядок и общество в целом. Однако, уже в одиннадцатом веке по з.м., первый правитель моего рода - Демециа Шарвей, поняла, для тех времён очень непростую вещь. Можно не обязательно жить по уставу и морали общества, чтобы оставаться частью его. И речь идёт не о личных обманах, Демециа, можно сказать основала клан, живущий в двух реальностях одновременно, состоящий из её родных и близких. Участником королевской семьи мог стать каждый. С тех пор, статус главного монарха выбирал не его предшественник, ни народ, и даже не царский совет. Судьбу будущего правителя определял он сам. Для этого создали специальную систему тестирования. Она включала в себя, как практические, так и теоретические испытания. Основной упор тестирования приходился на научные знания, а не гуманитарные. Проще говоря, лучшие результаты тестирования мог получить тот, у кого больше знаний в технической области. Но это не значит, что достаточно выучиться уже имеющимся знаниям. Обязательный этап теста - внесение и развитие собственных идей, в области точных наук. Как точные науки влияют на гуманитарные знания и управление государственным строем? По мне, так совсем не плохо. Наш клан до сих пор находится у власти. Более того, уровень жизни расы Лэйро растёт в геометрической прогрессии. Все жители довольны нашей политикой. Несмотря на то, что абсолютная монархия кажется утопией в глобальных экономических системах, управление которыми осуществляется, как минимум несколькими структурами властей, клан Шарвэй модернизировался в монополистическую корпорацию, название которой - Джузип, плавно сменивший вектор своей деятельности. Теперь наша организация занимается не регулированием производства, а непосредственно самим производством. С помощью хитрых, пусть и не самых честных способов, царствующий клан включил в свой состав лучших учёных всего полюса. Разработав методику незаметного поглощения крупнейших производственных предприятий, все технологические и сырьевые компании, сами не подозревая того, начали работать на Джузип. Я начала царствовать в 1878 году по з. м. Моя предшественница - моя мать, не приняла не каких глобальных решений, в силу произошедшей с ней трагедии, она быстро умерла. А мой дедушка - Батас Шарвей, считается величайшим правителем в истории мужчин. Годы его царствования были самыми революционными. В первые годы, молодой правитель принял участие в последней войне для нашего города. С тех пор, на нашем полюсе не существует других городов, кроме Пангона. Население города - это население государства, население всей расы. Сегодня оно немногим превышает шестьсот девяносто семь миллионов. Это, конечно не сравниться с миллиардами людей, но как говориться, что есть, то есть. Я не хочу говорить про количество и качество. Не вижу смысла гордиться этим. В этом нет наших заслуг. Это произошло в естественных, природных условиях. Совершенно разные планеты, совершенно разные условия. И не стоит забывать, что на Маогё, сегодня проживает тридцать пять миллионов, жителей, между прочим, тоже разумных существ, что тоже мало. Куда делись другие города? Ведь они не стали частью Пангона, но они и не были уничтожены. Жителей ждала счастливая судьба, чего они сами не ожидали. Батас предложил всем переселиться в Пангон. Дело в том, что общее население всего народа, в те времена, не превышало и двух миллионов. Города с десятитысячным населением уже считались гигантами, населения же Пангона, на тот момент составляло пятьдесят процентов всей расы. Миллионный мегаполис, смог бесплатно предоставить жильё и работу для ещё одного миллиона жителей. Но не всё пошло так гладко, как рассчитывало правительство. План был таков, что при перенаселении в максимальной близости друг к другу, Лэйро могли заставить быстрее функционировать производственный механизм. Группа учёных, из клана Шарвей решили заключить сделку с иногородними производственными компаниями. Суть её заключалась в том, что технологические компании должны были продолжать делать то, что они делают, под предлогом того, будто в их продукции сильно нуждается, на тот момент маленькая, государственная компания Джузип. В обмен, им предложили подозрительно огромные, не понятно по каким причинам деньги. На самом деле, Джузип хотел заставить производства сфокусироваться на узких отраслях промышленности. Тогда у них была возможность, во-первых, избавиться от конкуренции, а во-вторых, заставить всех работать на себя. Для этого правительство Пангона подготовило специальных агентов учёных, разумеется, секретных участников клана. Их задача была - внедриться в необходимые компании, под видом новых, высококвалифицированных сотрудников. После того, как они заняли свои должности, по плану необходимо было задать курс дальнейшего развития, пока не принадлежащих им предприятий. Выдавая заранее подготовленные идеи за свежие, незапатентованные, агенты Джузип вошли в доверие своего начальства. Предложенные проекты приносили прибыли больше, чем, когда бы то ни было. И не кто, не чего бы, не заподозрил, если бы не случайное стечение обстоятельств. Дело в том, что Дузип запустил некую производственную цепь, на подобии всемирной паутины - интернета. То, что производилось в одной компании, не производилось в других. А если что-то и делалось одинаковым, то в ограниченном количестве. Не какой конкуренции не было, так, как смысл в ней отсутствовал. Не было ни одной компании, где основной упор, приходился бы на одну и ту же продукцию. Поэтому, как только, один производитель начинал задирать нос на товары, не своего основного продукта, другой производитель, быстро давил его, наращивая производство, уже сложившейся монополии. Джузип незаметно, как вирус, вклинился в торговые системы нашей планеты. Он окутал всех своим невидимым одеялом. Корпорация сделала всех зависимыми от себя. Действительно ли это плохо? Смотря, в каких целях, создавалась монополия. Если главная цель - это заработок, лидерство среди конкурентов, удержание высокой позиции, то да, это не просто вводит в ступор. Это заставит деградировать, как монополию, так и всю экономику в целом. Если же монополия создавалась в тех целях, в которых мы, собственно создавали и используем её, то нет, напротив, это лучший вариант из всех возможных. Ведь наша цель, цель клана Шарвей - новые идеи, новые возможности и приношение их в жизнь. Адаптация к существующему обществу, а не навязывание своих законов. Благодаря этому, мы не ищем новые таланты, они сами находят нас. Мы открыты для сотрудничества с кем угодно, если вы способны внести вклад. Одновременно с этим, мы не когда не надеемся на поддержку извне. Если её не предвидится, мы самостоятельно решаем все проблемы. Или, по крайней мере, пытаемся. Сотрудничество с Уольпагаямцами, которые словно боги, внезапно явились к нам, немного изменили наш подход к развитию. Однако, это лишь улучшило общую тенденцию прогресса. Я не вижу ничего плохого в помощи, которую нам предложили. Не вижу ничего плохого в том, что мы получим ответы на интересующие нас вопросы раньше, чем сделали бы это самостоятельно. Полюс Лэйро, Планета Терраро, Восточная вселенная. Созвездие (галактика) Бинналок. 27 мая, 2033 по Земному времени. - Глэйсон! - крикнул позади него Абу Бакр аль-Багдади. - Не смей задевать эти растения! - А что, это Гипимус? - обернулся назад, замерев на месте Глэйсон. - Он самый. Поверь, я отличаю Шильву от Гепимуса. Отойди по дальше и кинь в неё камнем. - Глэйсон осторожно развернулся и, на цыпочках отбежал к зрелому мужчине, лет пятьдесят пять на вид. Они стояли на побережье большого, бело-голубого океана. Цвет воды не походил на Земные, это тёмно-голубые или, даже зеленоватые воды. Над океаном всюду поднимался пар. Он словно испарялся, хотя температура воздуха достаточно низкая для столь сильного испарения воды. Такое чувство, что они были в холодной бане. Вдоль всего берега, на пять - десять метров от воды, росли толстые, странные растения, от нескольких сантиметров, до полутора метра в высоту. У них были тёмно-зелёные, а у некоторых желтоватые, скруглённые, гладкие ветки и никаких листьев или колючек. Тёплая почва, была чем-то средним, между песком и чернозёмом. Она слегка под наклоном спускалась в океан. - Не понимаю, как ты их различаешь? - Глэйсон выбирает, среди мелких камней, самый большой. - Такое чувство, что ты видишь их насквозь. В чём твой секрет? Ты, даже суннитов от шиитов, так отличаешь. - Хватит потешатся надо мной, умник. Давай вспомним всё моё прошлое, - Он сам взял один из камней и с амплитудой бросил его в один из отростков. Как только камень коснулся толстой ветки, она словно кольчатый червь, мгновенно вытянулась и мёртвой хваткой схватила камень, скрутив его в несколько слоёв. Извиваясь, как противная, скользкая змея, эта штука резко провалилась под землю, оставив от себя маленькое отверстие в почве. Глэйсон замер от испуга. Он смотрел на одетого в белую, короткую рубашку и белые штаны, бородатого мужчину. Тот, улыбнувшись, достал свой гаджет и что-то ввёл на экране. В его руках, небольшое, имеющее толщину, в отличие от многих других распространённых гаджетов, прямоугольное устройство трансформировалось в мачете. Он подошёл к одному из растений, внимательно рассматривая со всех сторон. Затем размахнулся и срубил его под самый корень. - Хорошая Шильва. - Абу Бакр поднял, неожиданно размякшую растительность и осторожно отошёл назад. - Это очень питательная и полезная вещь, скажу я тебе. На вкус, что-то среднее, между авокадо и жареным сахаром. - Звучит не очень, - Глэйсон взял у него из рук странное растение. Оно стало каким-то морщинистым и мягким, как губка. - Что с ним происходит? Оно портится? - Нет. Так и должно быть. Пока Шильва растёт, её корневая система, словно насос, сохраняет постоянное давление внутри. Клетки этого растения устроены как множество цепляющих друг друга клапанов, которые сдерживают перегородки, или, так называемые стенки, в выпрямленном состоянии. А если ещё точнее, сами накладывающиеся, как конструктор, друг на друга клапана - это и есть стенки. - Пойдём, попробуем эту хрень. - Глэйсон направился к красивому тёмно-серому Летателю, с подсвечивающимися синими контурами, стоящему позади его. Он походил на гиперкар и летающую тарелку одновременно. Они находились в какой-то пустыне, несмотря на тёплый океан, омывающий жирную, плодотворную почву. Странно, но в этой пустыне, сливающейся с горизонтом, в дали, бегали разные существа. Большинство животных очень походили на гигантских ящериц и пауков. Вообще, все животные, были будто вовсе и не животными, а насекомыми. В десяти метрах от Глэйсона полз ящер, похожий на варана. Что-то заставило Глэйсона подойти к нему. Он никогда прежде не сталкивался с животным миром на Терраро. Животное спокойно себе ползло вдоль океана. Увидев приближающегося человека, варан быстро побежал вдаль пустыни. Он двигался гораздо быстрее, своих Земных аналогов. За пять секунд чудо-зверь преодолел, около тридцати метров. Его скорость явно не уступает некоторым спортсменам. Однако, так и не успев остановиться, на него выпрыгнула, какая-то каракатица, прямо из земли. Это было ужаснейшее существо, очень похожее на сколопендру. По размеру, тварь была даже немного больше варана. Она схватила его своими длинными, как рога челюстями. Их силы оказались не равны. Быстро извиваясь и меняя свои позиции, многоножка заживо поедала, уже не способную двигаться добычу. Глэйсон не двигаясь продолжал наблюдать. Он услышал какой-то шорох. Справа, к нему быстро приближалась ещё одна такая многоножка. Он растерялся, поскольку, животноподобное насекомое, как раз находилось на пути к единственному укрытию - их Летателю. - Беги Глэйсон! - раздался голос Абу Бакра, выглядывающего из Летателя. У него было при себе оружие, но пугающее существо и крик мужчины, обратил его в бегство. Недолго думая, Абу Бакр взмыл в воздух и полетел на встречу Глэйсону. Оружейные браслеты на руках вытянулись вперёд и Глэйсон начал палить мощными электрическими зарядами, в почти догнавшую его, гадкую тварь. После первого же попадания, с ней случилось невероятное. Насекомое, стало, просто сверх быстрым. На столько быстрым, что Глэйсон не успевал уследить за ней. Она могла оббежать вокруг него уже дважды. Однако, почему-то бегало и прыгало в беспорядочных направлениях. То вперёд-назад, то нарезая петли, существо заставило сжаться сердце Глэйсона. Он буквально сморщился, ожидая получить от твари удар. Перед ним открылась дверь транспорта и коим-то образом не пострадав, он запрыгнул в Летатель. Дверь быстро захлопнулась, и они полетели прочь с этого места. - Поранив эту тварь, ты напугал её, а не разозлил. - начал успокаивать Глэйсона мужчина. - Она включила инстинкт самосохранения. И, по местным законам джунглей, лучшая защита - это не нападение, смекаешь? - А что же? - только успел спросить, выпучив глаза парень, от внезапно раздавшегося громкого, вибрирующего стона позади них. Вместе, медленно оглянувшись назад, их охватил ужас. Океан. Огромный океан, поднимался вверх, как скатерть. Это было живое водянистое бесформенное создание. Как огромный, быстро растущий бугор, оно быстро перетекало в их сторону, готовое поглотить собой всё судно. - Улетай! Улетай! - придя в себя, завопил Глэйсон. Летатель резко сменил направление вверх. Громадный нарост, уже как длинный язык, вот-вот заденет их. - Прыгай, если хочешь жить! - кричит Абу Бакар, открыв двери, со своей стороны. Захватив летательный жилет, Глэйсон выпрыгнул без колебаний. Огромная масса прикоснулась к их транспорту, и тот мгновенно прилип, к её поверхности. Эта, желеобразная тварь, начала чернеть в том месте. Похоже, на этом чудовище не успокоилось. Теперь из него вытекают тонкие щупальца, пытаясь ухватить падающего паренька. Наконец, он нацепил на себя жилетку и полетел со всей скоростью, подогнув ноги, едва не задев мерзкую слизь. Эта масса больше не передвигалась по почве, надеясь дотянуться с места. Оторвавшись, Глэйсон остановился, зависнув в воздухе, опасаясь других ползающих по земле насекомых, готовясь уже позванить Абу Бакру, но вот тот подлетает сам. Тем временем, эта масса обратно растеклась по пустыне, прямо на том месте, где и остановилась. Образовав небольшое озеро, оно медленно потекло обратно в сторону океана. - Слава богу. - выдохнул парень в холодном поту. - Что это было? Как теперь нам добраться до города? - Прямо так. Это Терраро детка. Я сам не ожидал такого сюрприза. Дилиус - это тварь эмитирующая море. Живёт на поверхности океанов и питается мухами. - Мухами? Она сожрала наш летатель, чувак? - Здешние мухи чуть больше земных, если ты ещё не догадался. Здесь очень необычное устройство животного мира. Например, каждый вид, не имеет такого, как на Земле, разброса в пищевой цепочке. Здесь не работает правило съешь или будь съеденным. Между каждым видом, очень большая разница в силе. Или же одни настолько приспособлены убивать вторых, что вторые, никогда не окажут даже малейшего сопротивления, не говоря уже об обратном исходе... Единственный способ противостоять более сильному хищнику - размножаться в больших количествах. Мне нравится эта планета. Никакой конкуренции. Ни в животном, ни в цивилизованном мире. Абсолютная монархия и божественная стабильность. - Тем временем они летят в сторону Пангона. - Да перестань ты уже. Прожил на Терраро семь лет и всё, что ли. Коренным жителем себя почувствовал. - А почему бы нет. По-моему, семь с половиной лет, вполне себе значимая часть человеческой жизни. Знаешь, несмотря на причудливую природу, прижитые здесь годы, были лучшими в моей жизни. - Да-а. Слышал бы сейчас тебя какой-нибудь Барак Обама, или, кто там, Дональд Трамп. - прерывисто выдыхая воздух, Глэйсон беззвучно засмеялся. - А что, я и сам, лет десять назад, не поверил бы, что стал бы с тобой разговаривать. - Вот честно. Ты так бесишь меня, когда начинаешь говоришь о моём прошлом. Все делали ошибки. Кто-то большие, кто-то маленькие. Понимаешь? Но, ты то должен понимать некоторые простые вещи, которые скрывают от большинства. Всё это большие проекты. Все эти террористические организации, были основаны не мной, и не в моих интересах. Я оказался в этой системе, как необходимое звено. И очень раскаиваюсь, что не заметил этого сразу. Если мне выпало место лидера, это не значит, что я и есть воплощение зла. Это опасная игра, в которую можно зайти, но нельзя выйти. По крайней мере, в моём случае. Простые боевики - те, кто и есть настоящее зло, а не публичные личности. Общество ненавидит публичных личностей, не за идеологию. А просто потому, что невозможно ненавидеть того не знаю кого. Людям нужен конкретный объект, для полного выражения своих чувств. Так уж устроено наше сознание. - Тебе-то откуда знать, как устроено сознание? Ты бывший физик, а не психолог. - Да ладно. Спасибо, что просветил. По-моему, это просто очевидно. Люди могут ненавидеть тех, кого как минимум знают. И, если СМИ кого-то очерняют, того гарантированно смешают с говном. Вспомни, таких временных персонажей, как Джихади Джона, или палача Бульдозера. Святые люди... - Они посмотрели друг на друга и вместе засмеялись. - Нет, но, если серьёзно. Действительно, они публично убивали людей, все дела. Но, чёрт побери, их завалили так, будто, они угроза всему человечеству. Усама Бен Ладен - та же история. Поверь, есть люди, которые совершали более дикие и массовые преступления, но они были не публичны. И получается так, что люди желают смерти таким, как я, больше, чем тем, кто был гораздо кровожаднее, таких как я. Не приятно осознавать такое, понимаешь ли? Как видишь, я абсолютно адекватный человек. Спас тебя, между прочим, от насекомых. Да и ты, я смотрю, совсем на раслабоне сидишь. - Абу Бакр ткнул пальцем под ребро Глэйсону. Тот немного дёрнулся, с улыбкой смотря в экран своего гаджета. - Рядом с такой-то нечестью, как я, люди вообще должны сами по себе умирать. От меня же веет смертью за километры. Как меня такого не убивать. У тебя рука сама по себе, наверное, за кинжалом тянется, чтобы вспороть мне глотку. - Ну, ладно-ладно, уговорил. Не буду больше на эту тему. С тобой-то точно. - Нет, если тебе больше не о чем поговорить, можешь говорить хоть о чём. Просто я высказал тебе свою позицию, относительно своего же прошлого. - Они прилетели в Пангон - королевство Шарвей. Всюду стояли огромные постройки, напоминающие дворцовые башни средневековья. В основном, они были тёмных цветов. В центре города красовались разноцветные, совсем современные небоскрёбы. Тут тебе и движущиеся по спирали, километровые высотки и перетекающие волнами многогранники (здания в форме пяти-шести, или восьмиугольников). Просто парящие в воздухе, разнообразные сооружения. Здесь есть всё, что в принципе можно себе представить в огромном мегаполисе. Купить всё, что душа пожелает. Между невообразимыми постройками, в несколько этажей, с огромной скоростью, летали разные транспортные средства. Некоторые, совсем огромные, почти, как здания, медленно плыли, по отдельным, пустым участкам. Очевидно, все они соблюдали правило воздушного движения. Иначе и быть не может, в таком густонаселённом месте, как Пангон, с сотнями тысяч, одновременно двигающимися летателями всех модификаций. Но знать правила движения не обязательно. Достаточно выбрать на панели своего транспорта место назначения, и он сам прилетит туда, вклинившись в сложную, безостановочную систему движения. Здесь никто не стоял. Нет никаких светофоров. Весь транспорт просто менял скорость движения. Пока одни замедлялись, другие ускорялись и наоборот. Движение оптимизировано невероятным образом. Даже, если кто-то, вдруг самостоятельно влетает в эту сеть, и создаёт помехи на определённом участке, система движения расширяется на глазах. Появляются новые маршруты в тех местах, где раньше их не было. Таким образом, сохраняя среднюю скорость движения, без единого намёка на ступор. Но, у наших героев не было транспорта. И им пришлось дождаться местной маршрутки, в специально отведённом месте - воздушной остановке. Вот они уже влетают прямо в окно громадного здания готического стиля, из заострённой высокой крыши, которого, торчали острые иглы, метра три в длину каждая. Продолжая плыть внутри огромного помещения, они направлялись к высокой площадке в центре. Всюду продолжали мелькать другие Летатели. Огромные и маленькие. На центральной площадке стояло много разных существ. Кто-то походил на людей, кто-то не очень. Там была и Бимипи Шарвей. Глэйсон узнал её издалека. Приземлившись поблизости, Глэйсон увидел и Сэма. Судя по выражению лица, он не ждал его здесь увидеть. - Глэйсон? - Сэм тоже заметил его, и удивился ничуть не меньше. - Что ты тут делаешь? - Меня не меньше интересует этот вопрос, касательно тебя. Ты же принципиально не летал на Терраро. - Меня пригласила Бимипи на союзную конференцию. Наконец у меня появилась возможность пообщаться с другими инопланетными представителями. И да. Ты, наверное, знаешь. уольпагаямцы сегодня опять здесь. Я, конечно, не надеюсь с ними что-то обсуждать, но хоть краем глаза глянуть на этих, самородков, совсем уж не терпится. Ты проходил ежемесячное сканирование. Сдал все отсчёты. Что же тебя сюда привело? - Я работаю на Тапоскидоса. (один из генеральных директоров Джузип). Это новый участник клана Шарвей. И он лично пригласил меня, на должность помощника по установке оборудования, на полюсе Маогё. - Глэйсон посмотрел на Бимипи. - Это правда, - подтвердила она. - Мы думаем, он справится. Работа не трудная, но ответственная. Мне не нравится, когда люди и другие инопланетяне забирают рабочие места у лэйро. Но раз, его работа будет на полюсе Маогё, мы дали согласие. - Теперь, я лично знаю Дезмонта... Хэйдона, понимаешь... чтобы стать частью команды, не обязательно быть таким умником, как ты. - Ты состоишь в клане? - недоумевая, отпустил одну бровь Сэм. Будто удивляется и насмехается одновременно. - Нет. Я пока что не могу стать его частью, - Он глубоко вздохнул, и устало бросил взгляд на переговаривающихся между собой, инопланетян разных рас, преимущественно лэйро, окружающих их со всех сторон. - Ты можешь стать его частью - продолжает Глэйсон. - Но почему-то, ты этого не хочешь. Нужно лишь захотеть. - В смысле? - Видишь ли. Ты сейчас не в том положении, чтобы заниматься теоретическими вопросами. Перед нами стоят реальные проблемы. Нам нужны реальные, технические решения. Да, абстрактные основы превыше всего. Я понимаю это. Шарвей занимается этим. Но, просто захотеть в этом случае недостаточно понимаешь? Иногда необходимо... сделать то, что от тебя хотят. - Он хочет сказать, что мы готовы к сотрудничеству с тобой, на более высоком уровне, - начала Бимипи. - Я не хочу тебя ни в чём упрекать. Я не предлагаю тебе входить в клан. Тут всё очень непросто. Тебя должны выбрать большинством. Голосованием. А кроме меня, на данный момент, тебя никто даже не знает. - Что ты несёшь, ваше величество, - осержено улыбнулся Сэм. - Королевская гордость не позволяет сказать тебе правду. - Что с вами такое? - встал между ними Глэйсон. - Зачем вы играете в эти тупые игры? Как называется? Покажи, чья самооценка выше, да? И кому это надо? Зачем быть такими упёртыми? Неужели не понятно. Сэм хочет, чтобы ты лично пригласила его в клан. Сам он ни за что не попросится. Ну, а ты, в свою очередь, настаиваешь, чтобы он изъявил желание. Да ему насрать на всё, как и его отмороженным дружкам. Ему насрать на всех, кроме себя. Это эгоист самой последней стадии. Мне кажется, он и с грулами не будет разговаривать, если те ему не предложат что-то стоящее. - Да хватит тебе уже. Успокойся. - Сэм отвернулся от них, не желая разговаривать. - Ты теряешь большие возможности, парень, - спокойным голосом говорит ему Бимипи. - Выбор за тобой. Знаешь, большинство участников клана - это лэйро. Есть и другие расы, но ты мог бы стать первым человеком. Может попробовать ещё раз поговорить с Цзумой? - будто угрожающе обратилась она к Сэму. Тот улыбнулся и повернулся к ней лицом: - Желаю удачи. Как давно ты видела Цзуму? Десять лет назад. Всего то ничего, неправда- ли? Особенно учитывая, что это двадцатая часть твоей жизни, и третья часть его жизни, как и моей. Наверняка он как раньше горит желанием попасть к вам. Прямо, всю жизнь ждал этого момента. Рождался специально для него. Это же такая честь, состоять в Шарвей. Это цель каждого человека. Люди же настолько жалкие, что получить от вас предложение, потолок наших желаний. Вы теряете свою хватку Бимипи. Может мне стоит пообщаться с Дезмантом? Почему я всё ещё с ним не знаком? Судя по всему, вы и без меня хорошо справляетесь. И да, не надо меня обманывать. Глэйсон не видел никого из клана, кроме тебя. О чём он будет с ними общаться? О счастье на Земле? О Констант? Тоже мне, помощник по оборудованию. Может, лучше в уборщики запишешься? Вы не за того меня принимаете. Придумайте, что-нибудь более оригинальное. Боюсь, нам больше не о чем говорить. - Сэм ушёл от них навстречу разнорасовым переговорщикам. Здесь должна проходить крупная межсоюзная конференция. Собрались множество разных существ. Конечно, они не настолько существенно отличались друг от друга, как в стареньких фантастических фильмах. Они не похожи на осьминогов или бесформенные массы. У всех были руки, ноги. Кто-то толстый и маленький, кто-то длинный худой, но все они более-менее похожи друг на друга. Он шёл мимо всяких чудаковатых созданий. И вдруг, один из инопланетян помахал ему рукой, если это можно так назвать. Больше она походила на дельфиний плавник. Пожалуй, этот уродец, в форме приплюснутой по бокам коробки, выделялся больше всех на фоне остальных. Он поздоровался и начал говорить на свободном английском: - Привет, человек. Как дела на твоей планете? - Да так себе. Могло быть и лучше, - смущаясь остановился Сэм. - А чего такой расстроенный? Сзади незаметно подкралась Бимипи: - Не ставь в неудобное положение наших первых гостей с Гульривам. Не заставляй их прыгать к тебе, подойди сам. - Да что вы говорите, - тут же подлетел один из инопланетян невиданной расы. - В далёкие времена, может нам и пришлось бы прыгать к вам. Но, мир технологий преобразовал нас, куда больше вас, королева. Или, вы хотите, чтобы я поделился с этим землянином, секретом устройства наших тел? - А что с ними не так? - начал осматривать со всех сторон их прямоугольные тела Сэм. - Наша планета, немного нестандартна, - начал объяснять он. - Все её жители живут под землёй. Но, внутри она не полая. Наоборот, очень даже плотная. Двадцать грамм на сантиметр в кубе. Наш эволюционный путь был самый тяжёлый во вселенной. Из тех, что нам известны. Мы передвигались, как рыбы в океане, внутри своей почвы. - Чтобы было понятней, - вмешалась Бимипи, Гульривамцы, единственные существа, тела которых перемещаются вертикально, а не горизонтально. - В каком смысле? - заинтриговался Сэм. - Ну, мы не цирковые зверушки, - начал говорить второй. - Раздеваться перед вами не будем. Так, расскажем в двух словах. Наши тела состоят из однородного вещества - сегментного скелета. Продолговатые фаланги, ёлочкой складываются друг на друга, таким образом, что рельеф тела начинает закручиваться, по спирали, как большое единое сверло. Наши тела, это жёсткие свёрла, которые могут бесконечно дробить камни, перемалывая их в парашёк. Мы движемся всегда головой вверх или вниз. У нас, это удобно, а в таких низкоплотных атмосферах, мы не можем сверлить воздух. Он же не цепляется. Нам приходиться переворачиваться в привычную для вас стойку и прыгать, прилагая большие усилия. На нашей же планете найдены самые твёрдые существа, и самые твёрдые материалы естественного происхождения. Само название нашей планеты Гульривам, переводится, как 'очень плотный'. - На примере их планеты, можно наблюдать, как естественная природа, непрерывно связана со всеми и даже самыми сложными научными технологиями, - снова говорит королева. - Казалось бы, глупые, безобидные зверьки, обитающие у них, уже обладают технологиями, которые мы вот-вот успели открыть, буквально вчера. - Да. Их называют программированные звери, - продолжает инопланетянин. - Их нервная система настолько сильно оптимизирована, что реагирует быстрей большинства векторных матриц. Установленный рекорд, проводимых вычислений над поверхностью их тел 857 петофлопс. Помимо этого, наш основной связующий компонент, не углерод, а ланимве (хим. элемент, не существующий на Земле). Мы отправляли этих чудных животных в самые раскалённые звёзды и даже на чёрную дыру. Они выживают везде, где много плотности. К сожалению, безвоздушное пространство их слабость, как собственно и наша. - Интересненько, - улыбнулся Сэм. - Чего только нет в этом безумном мире. Мне нечем вас удивить, ребята. Наша крохотная планета ещё не изучена полностью, но полу зверей, полу компьютеров, и тому подобных причуд у нас точно нет. А с какой целью вы решили посетить эту плавильню? - Для нас эта плавильня лучшее блаженство, - отвечает прямоугольник. - Возможно, мы выкупим у лэйро экваториальные территории. Сейчас мы остро нуждаемся в дополнительных планетах. Строить новые затратное дело, найти нейтральную сложно, а купить, у не очень богатых, развивающихся рас в самый раз. - Желаю вам удачной сделки, - Сэм залез в белую, слегка светящуюся сферу, летатель D-класса, и улетел вверх, остановившись в другой части здания. Усевшись высоко на заднем ряду, длинной, овальной скамьи, как в огромной преподавательской аудитории, Сэм смотрел на стоявших на сцене, неизвестных лэйро. Они в спешке пытались развернуть большую, трёхмерную голограмму, для показа своей презентации. Спустя полтора часа, всё закончилось. Сэм чуть не уснул от скуки. Они не сказали ничего интересного. Кроме своих политических передряг. Это из разряда непонятных, и до ужаса бесполезных вопросов. Кто кому должен. А у вас, а у нас, ваши, наши, не ваши, и всё в этом духе. Почти как на Земле, ей богу. Кучка тупеньких бизнесменов. Наконец, один лэйро, объявил, что в центральном зале, уже вовсю идут переговоры с уольпагаямцами. Вся толпа ринулась туда, в надежде узреть это чудо своими глазами. Однако, центральный зал был полностью заблокирован. Нет, что самое интересное, он отлично просматривался, но войти в него невозможно. Невидимые стены окружили его пространство со всех сторон. Инопланетяне, как зомби, рвались через непробиваемые, бетонные двери. Они чуть было не устроили давку, пока громкий голос из динамиков, не раздался отовсюду: - Внимание. Говорит Звобиан Шарвей. Посещение, проходящей в данный момент конференции, в королевском зале, разрешается, только участникам клана. Остальных же, прошу покинуть помещение. Обсуждаемые вопросы - наша личная озабоченность, которая не будет освещаться публично. Прошу связаться с нашим секретарём. Он сопроводит вас в лучший отель города. А для любителей экстрима, можно заселиться в загородный отель. - Сэм немного расстроился. Он действительно хотел подойти к этим уникальным существам. Посмотрев на ту площадку, где они стояли с Бимипи и Глэйсоном, вдалеке, Сэм увидел пятеро, неизвестных лэйро. Настроив зрение, Сэм увеличил изображение. Один из лэйро, оказался Хэйдон. Да, он узнал его, хотя впервые увидел вживую. Великий математик Терраро. Живая легенда. Там же был и Дезмант - Сэм был его кумиром. Вместе собрались истинные гении своей расы. Похоже, среди них, действительно должны быть уольпагаямцы. Сэм осторожно навалился ладонями на воздух, как на твёрдое, гладкое стекло. Осмотревшись по сторонам, никого рядом не было. Похоже, все ушли. Он обрадовался, что его не выгоняют хотя бы отсюда, и продолжил наблюдать. Похоже, что уольпагаямцы, выглядят в точности, как лэйро. Другого объяснения нет. Так думал Сэм, пока не увидел, еле заметные, прозрачные силуэты, на которые, время от времени, смотрят лэйро. Они выглядят, как призраки. Длинные, худые и с закручивающимися, как большие морские раковины, головами. От удивления, Сэм даже перестал дышать, словно пытаясь услышать их разговор. Очевидно Дезмант, чем-то недоволен. Он, скорее, даже прибывал в ярости. Хэйдон и остальные лэйро тоже не рады. Эмоции прозрачных силуэтов невозможно рассмотреть. Их лиц, вообще не было видно. Похоже, лидеров Шарвей, что-то не устраивает. Что именно? Сэм не мог этого понять. Странно, но Бимипи там не было. Может они устраивают заговор? Через пару минут, все до одного, просто исчезли. Вместе с их исчезновением исчезла невидимая преграда. Руки Сэма провалились в свободный воздух. Он активировал летательный костюм и медленно облетел совершенно пустой зал, в котором только что шли бурные дебаты. Сэм вспомнил свой недавний разговор с Бимипи. Ему не хотелось идти к ней. Хотя любопытство, всё же взяло вверх. Он вылетел, в оконную арку и осторожно облетая магистральную сеть, и влетел в соседнее, парящее в воздухе сооружение. Там он вошёл в личные королевские палаты Бимипи и увидел нечто невероятное. Она разговаривала с этими прозрачными, длинными существами. Их было трое. Они медленно жестикулировали руками, своих длинных пальцев. Сэм замер на месте. Бимипи заметила его, но, не подавая виду, продолжала о чём-то общаться на языке мимики, которой владеет только раса лэйро. Теперь он точно уверен, что это уольпагаямцы. Ведь им, наверняка без разницы, на каком языке общаться. Сэм быстрым шагом, решительно пошёл к ним на встречу. Без того еле заметные, призрачные тела, по мере его приближения, совсем растворились в воздухе. - Что здесь происходит? - с непониманием, парень обращается к королеве. - А что ты здесь делаешь? - она недовольно посмотрела на него. - Куда они делись? Эти длинные странные существа, что стояли рядом с тобой. - Ну... вообще-то тут и стоят, Сэм. Что с тобой? - она смущённо смотрела в пустоту, на те места, где до этого были призрачные пришельцы. - Ой, действительно, они исчезли. - Что? - Сэм подошёл к месту, куда она смотрит и помахал там руками. - Какого хрена они скрываются? Что боятся меня? Эй не бойтесь. Я не буду обижать вас. Испугались одного человека. Надо же. Кто это такие? Не те ли, случаем, легендарные уольпагаямцы, которые взмахом одной руки, могут уничтожить всю вселенную. - Так, ты не ответил на мой вопрос. Врываешься, значит, в мой личный офис, и ведёшь себя, уж больно по-хозяйски. Ты действительно себя переоцениваешь. Сэм, у меня вообще-то незаконченный разговор. Можешь, пожалуйста, не отвлекать меня. - О, конечно. Я посижу здесь. На этом уютном воздушном кусочке. - Сэм взлетел вверх, вытянул от себя ноги, и завис в метре от пола. Бимипи продолжила стягивать кожу лица, будто общалась сама с собой. Перед ней так никто и не появился. Через десять минут, она подошла к играющему в гаджет Сэму. Тот спустился обратно на землю. - Мы обговорили один большой проект, - начала она. - Клан сейчас в сомнениях, но большинство, включая меня, одобряют его принятие. К сожалению, я не могу тебе говорить о сделке. Это касается наших самых крупных действующих проектов. - Ну, я примерно понимаю, о чём идёт речь. Ведь я знаю, в чём нуждается Джузип, и как это получить. Ой - Сэм быстро вздохнул и прикрыл рот ладонью. - Они это не слышали? - Бимипи промолчала. - Что ж. Я продолжу. Если, речь идёт о многошаговом перераспределителе, а речь шла именно о нём, то, зря вы заключили с ними сделку. Они сделают вас зависимыми от себя. Понимаешь, технологии можно покупать, идеи - нет. Ну, за исключением, может быть последней. - В том то и дело, малыш. Боюсь, это и есть последняя идея. - Бимипи начала водить пальцами по всплывшему перед ней плоскому изображению. - Тогда почему, ваши многоуважаемые, всеми признаваемые, Хэйдон и Дезмант, озлобленно корчились во время переговоров с ними? - Откуда тебе знать? - Я наблюдал за ними. Там, в соседнем здании. Они перекрыли зал, какой-то преградой, но сами не скрывались. Может просто им нечего скрывать? - Да, есть недовольные. Но, не по той причине, которую ты называешь. Дело совсем не в идеи, и даже не в бизнесе. - Тогда в чём же? - Бимипи замолчала. Продолжая что-то нажимать в экране. - Речь идёт об известных нам сегодня, модернизированных расширителях. В общем, там применяется хитрый программный код, который, в принципе, не несёт ничего опасного в себе. Он эмитирует, предопределённое сужение. - Те есть многошаговое? - Точно, - улыбнулась Бимипи и её экран потух. Сэм глубоко вздохнул. - Эй. Не забывай, что между имитацией и реальностью, есть различия, - успокаивает она его. - И потом, наша задача, в дальнейшем расширить существующий распределитель. Это не отразится на фиксации Мугис величин. Мы сможем объединять гораздо больше систем. Расширив оптимизацию, мы приблизим конечный алгоритм к решению, каким бы громоздким он не был. - Это просто невероятно, - с сарказмом говорит Сэм. - Раз уж речь зашла о разнице, то, в чём смысл приближать алгоритм. Он бесконечен, понимаешь? Решение состоит в двух переменных. Одно условие, одно решение. Таков метод расширения. Метод сужения идентичен. О каких громоздких алгоритмах ты говоришь? Ты вообще, знаешь о пределах последовательности? Нет смысла продвигаться по любой, в том числе, бесконечно короткой прямой, от одной её точки к другой, считая при этом все промежуточные. Я не знаю... Если бы я знал, как получить решение, методом сужения, за один ход, я бы не спорил с тобой и ничего бы не доказывал. Я бы знал всё. Я бы стал повелителем, чёртовых миров, - начав фантазировать, он попытался расслабиться. - Эмм, я не знаю, даст ли тебе это что-то, но... совсем недавно, на днях я говорила с Хэйдоном. Он так, вскользь дал понять, что возможно нашёл решение, как частный случай. Мол, будто накладывая одну систему на другую, с разными условиями, они получаются взаимозависимы. - И что с того? - удивительно, но как-то без интереса спросил Сэм. - А то, что он может выбрать совершенно любой, произвольный алгоритм, по которому система одних условий, будет предопределяться решением другой. Таким образом, для выбранной, произвольной фиксации, сужение получается, действительно первым ходом. Но это на ограниченных участках, понимаешь? Это не относится к полному многообразию. Если только сами условия не начнут задавать условия, а решения, выдавать другие решения. В этом случае, сама система, и есть уравнение. По сути, всё, как и должно быть, но в более ограниченном масштабе. Нужны такие же уравнения, для каждого сдвига. Опять же, они задаются расширением. Возможно, есть обратная связь. Но, тогда уже... - Сэм не слушал её. Он задумался и смотрел в одну точку вниз. Потом он начал двигать руками по воздуху, что-то представляя у себя в голове. - Странно, - снова включила экран Бимипи. - Тебя завёт К0140302010 и так далее. Не перепутай его с К0140302018. Он уже прислал на твой аккаунт свои геоданные. Это один из них, - уже испуганно она продолжала смотреть в экран. - Почему они ещё на нашей планете? Ведь мне обещали, что куда-то торопятся. И всё-таки, почему именно ты? Может, я что-то лишнее тебе сказала. - Сэм посмотрел в экран наручного браслета и молча, довольный пошёл к выходу. - Не забывай, они всегда слышат и видят тебя, где бы ты не находился, - крикнула в след королева, явно обеспокоенная за парня. Но, как-то так произошло, что Сэм услышал от неё совершенно другие слова. Вместо идеи Хэйдона, Сэм слышал от неё, более подробное устройство имитатора. А вместо того, что ему назначена встреча, он услышал про то, что его берут в клан Шарвей, если он, конечно, всё же надумает. Задав маршрут, он быстро полетел на своём сферическом летателе за город. Сэм приземлился в пустынной местности, возле наземной, магистральной остановки. Тут же была маленькая лавочка. В ней продавали всякие штучки-дрючки, различные, бытовые механизмы. Но никакой еды и даже воды. На Терраро - пища - это экзотика на любителя. В Пангоне, конечно есть рестораны, на любой вкус. Их очень мало, и они дорогие. Зато они по всем параметрам превосходят Земные. Ещё бы. Еда там создаётся не просто искусственно. По специальной программе, которой можно самостоятельно регулировать диапазон своей индивидуальной, просканированной вкусовой восприимчивости, от структуры, до всех возможных вкусовых и обонятельных ощущений. Хорошо, что Сэм не зависим от еды. Возможно, ему бы пришлось несладко, ведь просто увидев забегаловку, уже по привычке, хотелось, как на Земле, купить себе охлаждённый напиток. На самом же деле, он просто решил, напоследок, насладиться природой этой планеты. Он не выбирал место, в котором остановиться. Его остановило уникальное, а для Терраро, нередкое природное явление. В дали, опять образовались гигантские, песочного цвета, воронки торнадо. Они так быстро вихляли из стороны в сторону, или может, просто по кругу, что это было заметно, за сотни километров. Прекрасный равнинный пейзаж. В небе, там, на бескрайнем горизонте, чёрные, густые клубы дыма, кучковались между собой. То закручивались, то расширялись и быстро рассеивались. Оранжевые и желтоватые лучи света, прорывались сквозь эту дымовую завесу. Похоже, что там разгорелся очаг. Наверное, открылся кислородный карман. И теперь небо, как и сами вихри, на половину состоят из огня. Когда смотришь на такое смертоносное явление, продирает в дрожь. Но, когда вспоминаешь, что оно не несёт никакой опасности, сразу легчает. К остановке подлетел ещё один летатель. Оттуда вышли два лэйро. Похоже, они тоже любовались этими пейзажами. Улыбаясь, Сэм подошёл к ним: - Привет, как поживаете? - он смотрел на них, ожидая ответа. Те отошли от него в сторону, будто не замечают. - Эй, может, слетаем туда? Посмотреть поближе, - снова подошёл Сэм. Один из них начал говорить на непонятном языке. И, одновременно, ещё и на языке мимики жестов. - Эй, я не понимаю тебя, приятель. Я же не лэйро - засмущался Сэм. - Можешь включить языковой преобразователь, если не трудно. За его спиной, появилась худая, высокая призрачная оболочка: - Он не хочет с тобой разговаривать. - Произнесло странное существо. Его фигура, быстро наполнялась красками, становясь всё менее прозрачной. - Сэм вздрогнул от неожиданности и повернулся назад. - Это был один из тех, за которыми наблюдал он, во время закрытых переговоров Шарвей. Один из тех, кого он видел в тронном зале Бимипи. Это был настоящий, отчётливо видный в упор, уольпагаямец. Всё его тело было монотонно покрыто каким-то тёмно-синим немного обтягивающим костюмом, с небольшими складками в некоторых местах. Возможно, это был даже не костюм, а кожа, так, как не одна часть его тела не была другого содержания. Огромные тёмно-фиолетовые глаза, в форме скруглённых треугольников шли вровень с головой, где-то в верхней части, скорее на уровне затылка. Он очень похож на того самого инопланетянина, которых обычно изображают люди. Единственные глобальные отличия, могут быть - отсутствие рта и носа. И само расположение головы слегка странное. Она являлась, как бы продолжением шеи. Будучи неким утолщением, её, приходилось наклонять, чтобы смотреть не вверх, а по горизонту. Голова больше походила на конус, с широкой частью вверху, хотя размером она не больше человеческой. Шея, кстати совсем не длинная, хоть и довольно тонкая. Всего три пальца на каждой руке, чем-то напоминали длинных червей или змей. Они извивались во все стороны так, будто в них не было костей. Затем, они сливались воедино, в сплошную, мягкую щупальцу, и снова делились на два-три, или даже пять пальцев. Его ноги, по всей длине срослись друг с другом. Они не походили на рыбий хвост русалки. Наоборот, в самом конце ног, где у рыбы есть плавник, а у людей ступни, у чуда - создания, постепенно утоньшались конечности, так, что в конце болтался острый наконечник, как у джинна или призрака. Разумеется, на этом хвосте, если можно его так назвать, нельзя было стоять. Покарай ней мерее по законам физики. Однако физику раса Уольпагаями, похоже, окончательно уничтожила. Потому, что один из её представителей, ни больше, ни меньше, парит над землёй в нескольких десятков сантиметрах. Сэма это не удивляет, ведь у него самого достаточно таких штучек, типа летающего костюма. Поняв, что перед ним не просто сам Уольпагаямец, но и решивший заговорить. Это в принципе первый межрасовый контакт. Сэм счёл это не просто за историческую честь. Такой шанс нельзя упускать, и он как ребёнок, обрадовавшийся любимому сказочному персонажу, казалось бы, получив неприятный ответ, обратился со счастливейшим выражением лица: - Почему же? Он меня даже не знает. Я не сделал ему не чего плохого. Может... Он не имеет языковой трансформатор? - Существо, кажется, засмеялось. У него не было рта, однако кожа на лице начала прерывисто сжиматься. Вдобавок, издавая слегка скрипучие звуки, похожие на смех. - Если бы - существо ответило, внятным и приятным голосом. Как-то, несочетающимся с его внешним видом. Как будто он принадлежит вовсе не ему, а за него говорит кто-то другой. - У этих лэйро есть не только языковой трансформатор, но и трансформатор мыслей. - Продолжил он. - Уровень жизни планеты Терраро, неизменно растёт. Похоже ты не в курсе последних событий внутренней политики Шарвей. Уже несколько столетий каждый житель этой планеты, при рождении получает обязательный пакет функционала. Думаю, Землянам есть чему поучиться у них. В том числе и тебе. Реальные основы - это угнетённая тобой реальность. Осмотрись вокруг. Всё это никогда не исчезнет. Даже на миг. - Уальпагаямец медленно повернул голову на стоящих в трёх шагах от него и увлечённо продолжающих беседовать друг с другом двух созданий расы лэйро. Так же медленно, поднимая свою правую руку, он начинает рассматривать её с двух сторон, вместе с тем продолжая свою речь: - Тебе знакомо такое чувство, как патриотизм? Экземпляр, с которым ты пытался контактировать имеет воинственную стадию патриотизма. Шучу - снова заскрипел от смеха он. Он просто не дружелюбный, вот и всё. - Но с нашей планетой, Терраро в неплохих отношениях - осторожно возразил Сэм. - Да, я понимаю, о чём ты, хотя хочется ошибаться. - Тем же тонким голосом поскрипел пришелец. - Ваша планета, наша планета. Это несерьёзно. Зачем превращать твои отношения с Шарвей в полные, меж расовые. Здесь есть те, кто ненавидит таких, как ты, есть те, кто ненавидит таких, как я, даже есть те, кто ненавидит самих себя. Как видишь, делают они это не обоснованно. Например, эти двое, считают, что ты слишком глуп, для разговоров с ними. Они развешивают ярлыки. У вас на Земле разве не практикуют это? Позволь, я сам вспомню. Народные и расовые классы воинствующих патриотов. Одни сходят с ума, возвышая ранее угнетённых, другие, ненавистью маскируют собственную ничтожность. Межгосударственную ненависть искусственно, проще привить тем, кто более беспомощен. Тем, кто ничтожен. Они знают, что живут не лучше всех, но не знают почему. Ведь, ненавистная прививка ставится каждому, кто не способен быть индивидуальным. Если кто-то не захочет принадлежать себе, он будет принадлежать тому, кто принадлежит себе. Хотя не во всех случаях. Угнетённые - это всегда агрессивные ненавистники, а их угнетатели, пассивные. - Но, я думал, такая дикость общества характерна только Земле. Зачем лэйро воинственно настраиваться против меня. Против, представителя расы людей? - А кто говорит о воинственном настрое. Тут немного другая ситуация. Терраро не обычная планета, и жители её с необычными нравами. Сейчас я не хочу говорить об этом... Зато могу открыть маленький секрет. Ты стал участником не только первого контакта с представителем моей расы, но и первый, на этой планете, с кем я общаюсь в прямом эфире. Все разговоры, даже с Шарвей и их союзниками проходят в пропускном режиме. - Вы можете перемещаться во времени? - спросил Сэм. - В небольших масштабах... - прозвучал ему ответ. - То есть, перемещаетесь в прошлое, оставляя разговор из будущего? - озадаченно спросил Сэм. - Почти. Перемещается ещё не состоявшийся разговор из будущего. В любом случае, я мог бы пропустить наш диалог, но мне нужно ждать. Не так давно, мы заключили сделку с Шарвей, по продаже сложной программы, для транспортировочного портала. Сейчас происходит процесс внедрения. Он максимально быстрый относительно оптимизации, по принципу P=NP, и её фиксированного возможного исхода, не входящего в систему условий, но недостаточно, относительно общей системы или метода слияния. - Кто ты такой? - с призрением покачал головой Сэм. - Какая твоя раса? - Они зовут нас Уольпагаямцы, расы Мантьямуи. У нас нет привычных вам имён и даже реальности. Но, мы очень подходим, на роль тех, кого описывал Тиндайу, в своём романе. - А кто вы на самом деле? - поняв, что пришелец не тот, за кого себя выдаёт, у Сэма моментально пересохло во рту. - Мы никто. Порой, нас даже, не существует. Тебе не следует бояться меня. Я не собираюсь переворачивать мир в твоих глазах с ног на голову. Твоё мышление и так, достаточно глобально. Оно отличается не только от человеческого, но и от расы лэйро. Такие, как ты творят будущее. Сейчас тебе приходится не просто. Я бы советовал тебе придержать узду. - О чём это ты? - О том, что ты выходишь из колеи восприятия твоей подсистемы. Остановись, если не хочешь вкусить всю горечь разочарования. - Сэм, недоумевая смотрит на него, не зная, что сказать в ответ. Он отвернул голову, смотря в даль, на бушующие огненных воронки ветров, сделав вид, что не услышал. Потом, он резко повернулся, будто, вспомнил что-то невероятно важное и с неким артистизмом обратился к своему инопланетному собеседнику: - Ты, конечно, извини, но я не могу, не воспользоваться встречай с вами и не задать вопрос, мучающий меня несколько лет. - С кем с вами? нас не очень-то и много. Я один здесь. - Но, я видел на переговорах, трёх подобных тебе существ. - Это копии меня. Мной же созданные. Для приличия. Чтобы не смущать Шарвей. Неужели, ты думал, что создания моего уровня, не способны, хоть с чем-то справиться в одиночку? В твоём положении сложно думать иначе. Ты продукт общества. Хоть и не похожий на остальных. В нашу миссию, входит не только Терраро. Вся вселенная под нашим полным контролем. В том числе и твоя планета. Я знаю все возможные вариации твоего рождения и смерти. Я знаю, чем закончится и к чему приведёт любой из выбранных тобой путей. Я могу сделать тебя счастливым или заставить вечно страдать. - Не надо мне спойлерить мою жизнь. Если это действительно так, в чём я, должен признать, сомневаюсь, зачем вы помогаете отсталым планетам, и тем более ведёте с ними бизнес? - Мы никому не помогаем, кроме себя. Ты же правильно предполагаешь основу нашего творения, может просто, боишься признать её реальной? Я могу доказать тебе, что мои слова не путы, но так, ты подумаешь, что это в моих интересах. - Ну, хорошо, докажи мне. Допустим, это мой личный интерес, - заинтригованно топчется Сэм. - Нет. Знаешь, я, передумал. - дерзко и бесчувственно отказал иноземец. - Зачем вы следите за всеми? зачем вам Земля? Вы помогаете ИПО? - Возможно. Это уже не в моих компетенциях. - На Земле есть Мантьямуи? - Да. Но не стоит искать их среди людей. Пойми же. Уольпагаямцы, вроде меня, не нуждаются в человеческих, звериных, и других природных оболочках. Они могут быть там, в виде воздуха. В виде травы и камней. В виде чего угодно, вплоть до того, что они могут вообще не иметь физической составляющей. Мы есть везде и всюду. Не пытайся принять это, как вмешательство. Все мы часть Даада. Вы созданы, для того, чтобы делать то, что делаете прямо сейчас. Им всегда заранее известна наша судьба. Они, как боги. А мы - маленькие частички их огромных организмов. - Почему ты говоришь о них во множественном числе? - Потому, что я имею виду наше общество, и Даада, как две сопоставимых, независимых структуры, контролирующие всё вокруг. Видишь ли, наше могущество не постоянно. Тот, кто доминировал сегодня, всегда уступает, свои позиции завтра. Делают они это не по принуждению, и не по своей воле. - А разве есть третий вариант? - Да. Более того, феномен, так называемой, рокировки, доступен не всем, даже для его восприятия. Он столь же непостоянен, и не предсказуем, с точки зрения всех подсистем. В действительности, смена позиций непрерывна. Она происходит в любое время и в любом месте. Таким образом, каждый из нас всемогущ и независим. Но в конкретные, неизвестные нам, временные промежутки. - А кому они известны? Гвос? - Да. Мне незачем это скрывать от тебя. Но тебе советую сохранить это в секрете. Ведь Земляне, явно не обрадуются, когда узнают, что они всего лишь программки, созданные компьютерным вирусом, для оптимизации самодостаточной регенерации, с целью маскировки от Даада. - Земляне не поймут ни слова, что ты сказал. Они похлопают глазами и покрутят пальцем у виска. Не переоценивайте наши возможности. По большей части, люди - это бесхвостые мартышки. - Я хорошо осведомлён о ваших возможностях. К сожалению, на вашей планете может таиться неистовая сила непрерывного поглощения последнего образца, как вы его называете, 'Гвос'. И это не ИПО. Это нечто другое. Единственный во вселенной участок, который я не могу рассчитать. Но, возможно, оно маскируется под ИПО. А что такое ИПО? Это 'аномалия Гивана'. Когда фантастическая, некорректная реальность начинает взаимодействовать с основной. Так называют данное явление в развитых космических союзах. Данная аномалия встречается по всей вселенной. Я буду вынужден подтереть тебе немного память. Об этом, сейчас тебе не время знать. Питая тебя лишними знаниями, я тискаю тебя, как человек маленького котёнка, чтобы хоть на минутку отвлечься от нудной тяжёлой работы. Глупо тебе это рассказывать, но, истинный мир намного меньше, и проще чем ты думаешь. Он невероятно мал, в своём конечном проявлении. Если бы ты знал, насколько он прост, наверное, сошёл бы с ума. Жаль, что вы всё перепутали, и нагромоздили себе длиннющие бессмысленные смешанные решения. Вы до сих пор не научились отличать всё от ничего. Конечное от бесконечного. Повтор не нужен там, где многообразие образно возможно. - Вирус Гвос до сих пор существует? - не успел договорить Сэм, как раздался медленный смех. - Разумеется. Ты же существуешь. Он переработал всю вселенную, по множеству алгоритмам. Но он не способен полностью поглотить Даада, нашу планету, и планету Гомерополо. Несмотря на то, что мы - это уже его плод творения. - Невероятно. Хочешь сказать, всё, что существует во вселенной, создано искуственно? - Да. Разве это плохо? - Теперь понятно, почему вы в прямом смысле потухли. Вы больше не конкурируете. У вас нет общества. Зачем ты врал мне? Все вы - программы, так же, как и мы. - Отчасти ты прав. Все мы программы. И все мы когда-то порождены собственным же вирусом. Однако, не все мы под его контролем. Любая программа, даже системная, подчиняется законам математики. Проблема первого сдвига, и конечное многообразие, не позволяет системе сохраняться, дольше, чем на 50%, относительно любой другой подсистемы. Промежуточные сдвиги непредсказуемы для неё. Зато, они предсказуемы для нас. - Прекрасно. Всё-таки существует, хоть какое-то равновесие. - И да, и нет. Равновесие существует для нас. Для разума. Для сущности интеллекта. Но, п Расскажи-ка мне, что ты знаешь о Гомерополло, Антороту и этой мега корпорации Даада? - И всё же ты предсказуем. Я ждал именно эти вопросы. - неподвижно начало отвечать существо. - Как я говорил официальным представителям Терраро: Гомерополло и Антороту - две союзные планеты, одной расы. То есть изначально, раса была лишь на одной из планет, в последствии они разместились на другой ввиду перенаселения, на тот момент крошечной своей планеты. К слову, сейчас их планета неимоверно гигантских размеров, даже в космических масштабах. Так, как сделана она искусственно, её размер в несколько раз больше вашей солнечной системы. При этом, планета Гомерополо не входит не в одну галактику и не является центром скоплений других космических объектов. - Мне не столь важна физическая составляющая - перебивает его Сэм. - Куда интересней узнать о их деятельности. Вы имели с ними контакт? Что они из себя, представляют и почему, когда-то корпорация Даада поставила на колени всю вселенную, в том числе свою родную планету Гомерополо, союзников с Антуроту и, если мне не изменяет память, в том числе и вас. Почему же не наблюдается развития событий. Раньше в вашем, высшем мире творилось безумие - хакерская группировка Гвос, применение регенератора фиксированных расчётов, контрабанда обездвиженных порталов. События менялись чаще, чем можно себе представить. Вселенная каждый день была на грани уничтожения. Что произошло с вами? Почему мир остановился? - Ты вредный до любопытства человечишка, - отвечает ему Уольпагаямец. - Я бы дал тебе информацию, для анализа, но... Ты не готов. Тебе не нужно играть в эту игру. Возможно, когда-нибудь потом мы ещё встретимся. - Почему? - уже психованно спросил парнишка. Немного помолчав, создание подлетело в упор к Сэму, наклонилось перед ним и положило свою руку с извивающимися плоскими пальцами, или, что-то похожее на них, прямо ему на плечо. Будто пытается успокоить горячего юнца. - Слушай, вся проблема заключается в восприятии. Я могу дать тебе шанс, я могу дать тебе то, что ты ищешь, вопрос в том, нужно ли мне это. Ответ мы оба знаем... - Может быть... Ты сам говорил, я вышел из своей колеи. Что же тогда мне делать? - напугано смотря на трогающую его инопланетную руку, едва слышно бормотал Сэм. - Делай то, что тебе нравится. Надеюсь, ты понимаешь, что любая задача решаема. И все стоящие перед тобой препятствия, лишь нерассмотренные решения. Задай же условия, у тебя есть для этого всё. - Сэм тяжело вздохнул и опустив голову вниз, сконцентрировал взгляд на одном из белых камушков, лежащих на ровной, пустой почве земли, красновато-розового цвета. Немного погрузившись в себя, он видимо думал, какой вопрос его ещё интересует. Так ни чего и не спросив, инопланетный собеседник, сам решил продолжить: - Наверное, ты хочешь узнать о моей неуязвимости? - Да, конечно - Тут же сосредоточенно возбудился Сэм. - Я в курсе, что вы бессмертны, но, насколько и, возможно ли мне или кому-то из лэйро уничтожить представителя твоей расы? Возможно, это звучит грубо, но я думаю, что не обидел тебя. - Его рука, еле касаясь, медленно начала гладить Сэма по голове. Парень чувствовал себя, как беззащитный питомец своего хозяина. - Забудь про обиды, этим чувством я не привык пользоваться. О каком бессмертии идёт речь? Так сформулировать вопрос могло только очень глупое создание. Ты же не популист. А, что касается неуязвимости, то, это действительно, ни лэйро, ни кто-либо другой, из известных тебе разумных существ не способны предать мою систему расформированию. Здесь кроется много нюансов, которые просто невозможно сейчас перечислить. Они не несут, нужной информации в том ключе, в котором ты способен её принять. И это тот самый случай, когда одни желания, являются иллюзией других. Я абсолютно бессмертен, мой юный друг. По идеи, ты сам себя обидел этим вопросом. Не представители Гомерополо, не Антуроту, не моей родной Уальпагаями и даже я сам, не расформируют мою систему восприятия. На это уйдёт очень много времени. - Кто бы говорил о времени, - почти сразу реагирует Сэм. - Ведь ты говоришь со смертным. У меня нет времени, откладывать что-то по времени. Конечная жизнь это и есть рай, который всегда будет иллюзией ада. До тех пор, пока... Сэм неожиданно замолчал, будто забыв свои слова - пришелец молчит. - ...Ты хороший приспособленец, - наконец отвечает безымянный. - Когда-то, я был таким же. Но, теперь, я всего лишь представитель высшего разума. Я мог бы стать очередным последним образцом, непрерывного поглощения, но просто не вижу смысла переходить в бессознательную стадию. Мне хорошо быть тем, чем я являюсь. - Не кажется ли тебе, что Шарвей, вообще-то не нуждался в вашем вмешательстве? - Нет. Мне не кажется. Мы заранее хотим определить их судьбу, так же, как и все более развитые цивилизации определяли судьбу более отсталых. Если однажды они не примкнут к союзу "Пяти могущественных", вирус полностью поглотит их. - Как они могут примкнуть к нему? Разве вы нуждаетесь в дополнительных силах? - Мы нуждаемся абсолютно во всём. Ведь я уже говорил тебе, что всё существование - часть единого целого, в борьбе за первый сдвиг многообразия. - Неужели. Как же всё совпадает с легендой. Как-то это всё странно. А что, если я не поверю тебе? - У тебя есть все основания. Я бы сам не поверил себе на твоём месте. - Совпадения неизбежны, и это факт. Чем ближе я подбираюсь к истине, тем больше нахожу совпадений. - А чего ты ещё ждал от конечного многообразия? - Это всего лишь фиксированная единица измерения. Мои опасения подтверждаются. Выходит, всё, что можно себе представить, в любом случае произойдёт со мной... - задумался Сэм. - Происходило, и будет происходить, - прервал тишину Уольпагаямец. - но, это в полном, непрерывном поглощении. Мы с тобой, лишь маленькие составные единицы, общего расширения. Мы инструменты, а не мастера. - Мне не так важно, что происходит со мной в других системах отчёта. Я не хочу всех исходов из этой реальности. - Забавно, но ты сам толкаешь себя туда. И должен сказать, быстро справляешься. - отвернулся и немного отдалился чудный мудрец. - С чем же это я справляюсь? - заметив его, Сэм снова подбежал на близкую дистанцию, встав лицом к инопланетянину, будто преградил ему путь. - И почему, чёрт возьми, забавно? - Высокое тело плавно согнулось, опустив гладкую, большую голову вплотную к лицу Сэма. - Я не могу дать тебе ответы на эти вопросы, - раздался его ровный, спокойный голос прямо из головы, а не отовсюду, как раньше. Разглядев его огромные глаза, если это конечно они, в упор - было видно, что они состоят из крошечных механических или немеханических фигурок, чёрного и фиолетового цвета. Помимо этого, они постоянно двигались, смещая друг друга, исчезая или появляясь заново. Вся голова, да и, похоже весь он состоял из этих движущихся микрочастиц, преимущественно синеватого цвета. Это немного испугало Сэма, и он отступил пару шагов назад. - Ты вообще можешь сказать то, чего я не знаю? Что значит, полное поглощение? Что значит последний образец Гвос? Насколько я понимаю, у тебя не может быть секретов от меня. Ты знаешь намного больше. Тебе незачем волноваться за мои успехи, верно? Ведь для меня и лэйро - ты абсолютно не уязвим. Вы скрываете цели своего пребывания на Терраро, скрываете всё, что можно о пяти могущественных, скорее пытаясь соответствовать легенде, нежили быть её подтверждением. Не давая даже те ответы, которыми я не смогу воспользоваться, ты явно скрываешь больше, чем я могу себе представить. В чём смысл такого поведения? Может ты вообще не Уольпагаямец, а переодетый Лэйро шут? Какого лешего ты скрываешь жалкие слова? Я же не прошу помочь в решении последней, неразгаданной мной, математической загадки. Я сам определю размер фиксированного многообразия! То, что я спрашиваю, не больше, чем хобби - увлечения, которыми я не вооружён. Я человек естественного происхождения, и нуждаюсь в идеях, не доводимых до конца - это называется отдых. Тебе известно, что это такое? Да, это не более, чем умственная слабость. Уж так построено моё сознание. В перерыве от нано-инженерии и математики, я занимаюсь другими делами, не для того, чтобы решать поставленные задачи с конкретными целями, а для того, чтобы восстановиться и вернуться к основной, так называемой - целевой деятельности. Мне нравятся космические истории, былины, просто чтобы отвлечься и разнообразить монотонные расчёты больших программ. Если ты, действительно из того мира, расскажи мне о нём. Я не верю, что вся информация секретна. Я не верю, что вы вообще нуждаетесь в секретах... Гомерополо, Антороту, Уальпагаями, Адимит (Планета Мёртвых), это четыре. Я даже не знаю названия пятой планеты! Или её название запрещено? Оно действует, как чудо заклинание? Почему ты не назовёшь, к примеру пятую планету? - наконец закончил Сэм. - О-о-о да. Смысла в перемотке разговора не так-то и много. Ведь я заранее знал, что ты спросишь это. И отвечу так, как ответил бы при любой постановке твоего вопроса. Пятая планета - Валаро... Полегчало? Она расположена в тринадцатой сфере восточной вселенной. Вместе с Уольпагаями, она является последователем общей космической миссии, мы сотрудничаем, как партнёры-союзники, в отличие, от Гомерополло и Антороту, которые, расположены в пятнадцатой и двенадцатой сфере Северной вселенной, соответственно. У них собственные, независимые миссии. Планета Адимит - самая дальняя, из когда-либо существующих жилых планет. Она находится в двадцать второй сфере, Западной вселенной. Её называют Планетой Мёртвых, не потому, что, её разумные жители вымерли или исчезли, кстати, до сих пор, если учесть, что они были в шаге от слияния, при неизвестных обстоятельствах, а потому, что сейчас она играет роль большого инкубатора пыток, Гомерополо и Антороту. Не сложно догадаться, что она, как и в принципе вся западная, северная и частично южная вселенная под контролем этих двух планет. Мы не играем в войнушки по завоеванию вселенной, напротив, несмотря на разные миссии, мы делаем одну работу, преследуя не одинаковые цели, эффективность возрастает до максимума. Выполняя конечное предназначение всего существования, мы, как бы являемся частью друг друга... Что касается полного поглощения, то, это некое устойчивое состояние, когда сосуществует полное многообразие, и одновременно бесконечное количество повторов всех его величин. Не ты, не я не способны осознать это, так, как являемся частью только фиксированного мира. Только последний образец Гвос способен на это. Последний образец, достигается во все моменты времени. Он безотносителен, и вечен. - Ты можешь свозить меня в свой мир? Хоть на мгновение окунуть в свою реальность? - Нет - безжалостно обрушил надежды Сэма, бесчувственный пришелец. - Видишь ли, иногда стоит посмотреть на свою реальность так, как ты можешь это сделать, а не так, как хочешь. Порой нужно быть самим собой. Отдайся своим животным инстинктам, и ты получишь то, что тебе необходимо. Ты получишь развитие. Глоток свежего воздуха. Новые открытия - это не только цифры в окружающей тебя электронике. Уравнения и теоремы содержаться всюду. Математика - это всё, что ты, можешь себе представить. Так спроецируй же свои расчёты на окружающий тебя мир. Воспользуйся способностями не только мозга, но и всего своего тела на сто процентов. Не пытайся игнорировать чувства. Чем больше ты поставишь условий для анализа информации, тем более полная картина сложится в конечном решении. И если чувственные условия противоречат твоим подходам, это не значит, что они противоречат решению. Дело в том, что условия, как и решения, не всегда одинаковы. А если точнее, они всегда разные. Но иногда они на столько разные, что создают иллюзию внесистемного решения. На самом же деле, некоторые условия, просто порождают другие условия. Тем самым, не просто усложняя твоё решение, но и уточняя его. Они делают его более совершенным, более действительным и реальным, нежели однотипные, исключительно системные условия. - Я бы хотел вернуться к легенде Тиндайу. Это правда, что планета Валаро вне системы вашего существования? - Да. Это правда. Только, может ты хотел сказать, что мы, вне системы существования Валаро, а не наоборот. Существует множество внесистемных форм существования. И не важно, насколько большая и сложная система. До тех пор, пока она не полная, мы будем частью чего-то большего, чем данное настоящие. Частью того, чего мы не знаем. А то, о чём мы знаем, будет частью того, что никогда не узнает нас... К сожалению, у меня больше нет времени, - отвернувшись от Сэма, он медленно поплыл над землёй вдаль. И уже через мгновение Уольпагаямец исчез. Он до последнего был в зоне видимости, однако, судя по всему, применил пока неведанный Сэму технологический трюк. - Мне ещё есть, что у тебя спросить, - вернулся назад, бормоча сам с собой Сэм. - Почему я не спросил самого главного. Как я мог забыть это? Для чего же практикуется одностороннее меж планетное сотрудничество, когда нуждающаяся сторона не способна вступить в контакт? Чёрт, это работает со всеми известными космическими партнёрами... Умирал голодный странник в лесу, и к нему прибежала свинья, накормив собой. Он нарушил волю Аллаха, но тот простил его... дабы странник внушился милостью божией. - Сэм обернулся, в надежде ещё увидеть Уольпагаямца. Немного прищурившись, он бросил взор на идущих в дали, уже других двух граждан расы Лэйро. Потом он подошёл к тем же двум, недружественным существам и встал прямо между ними. Они сразу перестали говорить, повернув на него свои взоры, похоже сильно разозлившись, ждали чего скажет Сэм: - А что, вы закончили? Я просто хотел поинтересоваться, как вас, двух безмозглых, при этом, считающих безмозглым меня, ублюдков, убить? - Они молча продолжали смотреть на него. - Не знаете? Жаль. А ведь я хотел помочь вам сделать то, что в любом случае произойдёт. - Сэм хотел дотронуться рукой до плеча одного из них. Тот в панике отпрыгнул. Закричав что-то на своём языке. Второй присоединился к нему, начав тоже ругаться. Затем они направили на Сэма пальцы своих рук. - Ну, смелее! - крикнул он на них. Немного покривлявшись, они быстро пошли к своему летателю, часто оглядываясь на Сэма, который уже не обращал на них внимания. Они улетели от сюда в сторону города. Какая же забавная ситуация получается с графическим, пропорциональным, интеллектуально-вычислительным механизмом. Его ступени такие разные, и совершенно непредсказуемы. Мэйди-Лаквэйди - измерительная шкала Терраро, приблизительно доказывает, что теоретически, соотношение, может не просто разниться. Оно может вообще отсутствовать. На практике, конечно, этого не наблюдалось. И всё же, если представить себе, что такой человек, как Сэм, может в разы превосходить среднестатистического лэйро. То каким уникумом может быть, тот же Дезмант или Хэйдон. Они могут превосходить население десятка планет, стоящих впереди них, по рейтингу возможностей, от общего населения ОИК. Если, например, на Гомерополло, ОИК в несколько раз выше, чем у Дезманта, какой же будет максимальный коэффициент расы грул? Это выходит за грань понимания. Ведь, чем выше ОИК, тем больше разрыв, между точками экстремума. Отсюда следует вывод: если теоретически, среднестатистический грул - это и есть всемогущий бог. То, кем же будут те, кто находятся в точке максимума. А она точно есть, так, как в любой, множественной системе, отличных друг от друга восприятий, её не может не существовать. Таким образом, всплывает небольшое противоречие. Выходит, что существуют такие грул, которые могущественнее предельного могущества. Выходит, они способны делать то, чего не существует даже в бесконечности. Если они сами, действительно существуют относительно фиксированного многообразия, то их размер, равен размеру всего существования, во всех смыслах этого слова.

Полная изоляция

Это были времена больших открытий и технического прогресса. Когда технологии становились обыденностью, а стремление людей, покорять что-то новое - престижем. В первой половине двадцатого века, такая деятельность, как открытие новых территорий, уже была не актуальна. Вся Земля, изъезжена вдоль и поперёк. Открыты все континенты и все острова. Казалось, бы, на Земле, людям больше нечего осваивать. Пора лететь в космос. Однако, так думали простые обыватели. В реальности же, суша, порой может оказаться, ещё более недоступной, чем дно океана. Даже более недоступной, чем арбитра Земли. Одним из таких открытий, стал трагический поход команды Джона Оланса, в самое труднодоступное высокогорье, под финансированием скрытной и влиятельной персоны, британца - мистера Дангера. Вместе с профессиональными альпинистами, они поднялись на экстремальную, для человеческой жизни высоту. Что мотивировало молодых людей на такой отважный поступок, для мира останется загадкой. Канченджанга, Гималаи. 1931 год, Экспедиция Пауля Бауэра. В маленьком индийском поселении, на границе с Непалом проживают довольно странные местные жители. Они изолировались от окружающего мира. Каждый незнакомец, пришедший к ним, не мог не заметить чрезмерной замкнутости и скованности их поведения. Их народ не дружелюбный и не поддерживает туристов - альпинистов, которые всё чаще пытаются покорить вершины горного массива Канченджанги. Местные жители этих мест верят в собственных богов. Они считают, что горы, окружающие их - священные земли. Многие люди, всерьёз думают, что всё человечество произошло от богов, живущих на вершинах Канченджанги, однако не кто из них не знает, откуда зародилась эта легенда. А зародилась она в этой маленькой деревне, которая уже больше напоминает секту, чем религиозных просветителей. Говорят, будто много тысячелетий назад, вожак одного из племени этого народа, поднялся до самых вершин. Он увидел там, ни больше ни меньше самих богов, живущих в горах, выше неба. Их могуществу не было предела. Их милосердие и сила вводили в восторженный трепет. Они не дали вожаку своих даров, но они дали ему больше, чем способен дать любой смертный. Боги сохранили ему жизнь, позволив любоваться красотами рая. Вожак был очень признателен за такую милость к нему. Он обещал почитать и покланяться, пугающе красивому месту. Он настолько был воодушевлён им, что решил рассказать всем народам, проживающих в Гималаях. Не все люди могли справиться с увиденным. В некоторых вселялся животнический страх. Обезумев, они теряли дар речи. По его рассказам, многие его напарники сошли с ума. Они буквально забивались в углы, пряча свои взоры от ослепительного царства. Их так и не удавалось уговорить продолжить путь. Повторяя одни и те же слова, до смерти испуганные войны, вставая на колени, уткнувшись лицом в снег и схватившись руками за голову, так и не придя в себя, замёрзли до костей. С тех пор легенда становилась всё интереснее и привлекательнее. За долгое время её хорошо приукрасили, но до сих пор никто не решается пойти тем путём. За столетия, те места унесли жизни всех храбрецов, пытавшихся повторить подвиг великого вожака. Пока однажды не было решено сделать этот маршрут запретным, для путешествий. Запрет распространялся на все народы и жителей, верующих в священные земли Канченджанги, но не для европейских варваров, которым чужды местные законы и обычаи. Пауль Бауэр, немецкий писатель и альпинист, один из тех недоумков, игнорирующих великих богов. Однажды он посетил эту деревню и не нашёл в ней ничего примечательного, кроме того, что жители отказывались не только проводить его в сложный путь, но и просто показать проходимый, максимально безопасный маршрут на карте. Они не принимали ни денег, ни еды, ни каких-либо других ценных вещей. - Немецкая экспедиция самостоятельно, наугад пробивала себе дорогу, по крутым, заснеженным склонам. Мне не посчастливилось побывать там пару лет назад... Один из членов команды Бауэра, сказал, что они нашли там нечто. В отличие от немцев, мы идём туда не покорять вершины. Наши цели куда занимательнее. Да, джентльмены. Я уверен, вы не откажитесь от моего предложения. Что нужно настоящему ценителю приключений? Смертельная опасность и несметные богатства. Много, очень много сокровищ. Мы не пытаемся войти в историю, потому, что... Потому что это скучно. Пусть Бауэр, со своими дружками входит в историю. Прямо сейчас... и прямо здесь, я делаю вам лучшее предложение в вашей жизни. Я официально приглашаю вас в заброшенный чудо-дворец, построенный на высоте семи с половиной тысяч метров над уровнем моря! Я знаю, что это кажется безумным, но... - Зрелый, лысый мужчина, невысокого роста, лет сорока пяти, крепкого телосложения, достал из кармана чёрного пиджака белый платок, и протёр своё мокрое лицо. Он стоял за трибуной, небольшого и довольно уютного зала с большими окнами напротив его. Перед ним сидели на деревянных табуретах молодые люди. Внимательно слушая, они больше напоминали студентов высшего учебного заведения. На глаз их было, человек тридцать, преимущественно мужчины. - Вы закончили?! - выкрикнул темноволосый с ровно уложенной, светлой бородкой, худощавый мужчина, где-то из середины. - Ну, вообще-то да, и мне хотелось бы уточнить, кто из вас, отчаянных засранцев рискнёт подняться в горы Канченджанги? - с интригой спросил улыбающийся здоровяк. - В ответ тишина. - В чём проблемы? - В недоумении продолжил он. - Это же абсолютно бесплатно. Всё за мой счёт. - А вас не смущает тот факт, что мы не имеем должной подготовки к такому восхождению? - Спросила блондинка, сидящая ближе всех к нему. - На сколько мне известно, профессиональные альпинисты, лишь однажды забирались на такую высоту. У вас вообще есть оборудование, необходимое для выживания? Вы сами имеете хоть какой-то опыт подъёмов в Гималайские горы? Это испытание способны выдержать единицы, и вы серьёзно думаете убедить нас в обратном? - Слушайте, миссис э-э-э... - Джейн. - быстро ответила беловолосая леди в длинной чёрной юбке и белой безрукавкой блузке с пышными рукавами. - Джейн - как будто вперёд её, быстро повторил мужчина. Он подошёл к ней в упор, наклонившись к лицу. Широко подняв свои седые брови, он с ухмылкой полушёпотом заворчал: - Вы может, и сомневаетесь во мне, но ваша физическая форма более, чем подходит. Сейчас в моде дамы с пышными формами, чего не скажешь о вас. Не надо строить из себя жалкую домохозяйку. Вам знакомы тяжёлые физические нагрузки, а если нет, то где ваш природный целлюлит? - Как вам не стыдно! - нахмурилась она. - Вам нужен профессионал?! - громко произнёс он во весь зал, отойдя на прежнее место. - Они буду с нами. Бауэр снова собирается туда. В этот раз мы не можем упустить возможность присоединиться к экспедиции. Его команда снабдит нас необходимыми принадлежностями и техникой безопасности. Думаю, этого достаточно. Если что-то пойдёт не так, они спустят вас вниз. Сейчас самое подходящее время. В последние два месяца произошёл спад снежных лавин прямо с нашего маршрута. Это добрый знак. - Мистер Оланс, сколько мы получим за это? - спросил справа сидящий мужчина. - Больше, чем можешь себе представить - со злодейской ухмылкой начал потирать руки лысый здоровяк. - И учтите, на всех, мест не хватит. - Я в деле - ответил один из сидящих. - Я тоже - следом раздался голос. В итоге Оланс набрал необходимых пятнадцать человек. Заполнив какие-то документы, они расписались в том, что отправляются в Индию, на туристический курорт. - Встретимся в понедельник на Лондонском вокзале. Оттуда, мы выедем в Германию, за мистером Бауэром, я оплачу ваши билеты, как только мы прибудем в Гималаи. - Выйдя из большого здания, на котором висела яркая вывеска: "Британское спортивное объединение БОП" (будущие олимпийские призёры), он подошёл к полному мужчине, спиной навалившийся на элитный автомобиль - Bugatti Type 41 Royale. Улыбаясь, толстяк в невысокой, белой шляпе с чёрной полосой вокруг, по моде двадцатых годов, белом смокинге и прозрачно-бардовом шарфе, втягивал большую сигару. На его пальцах были огромные золотые и серебряные кольца, с яркими, драгоценными камнями белого, голубого и зелёных цветов. - Мистер Оланс, какие новости? - невозмутимо хриплым басом проворчал он. - Очень хорошие. - они сели в машину. - Вы набрали больше десяти? - Толстый мужчина с сигарой, сел за руль. - Пятнадцать. - ответил ему Оланс. - Великолепно. - Он завёл автомобиль, и они медленно поехали. - Ты сказал им про Бауэра? - Конечно сказал, сэр. - Ха-ха-х, чудесно, мой друг. Я поеду с вами. - В смысле? Вы уверены, что сможете? - Э-э-э, полегче, парень. - грубо перебил он его, будто толстяка задел намёк на его плохую физическую форму. - Я не полезу в горы. - Он остановился около автобусной остановки и повернулся к Олансу. - Не подведи меня Джон. Ты не можешь прийти с пустыми руками. Я слишком многое поставил на кон. В противном случае, ты будешь возвращаться туда снова и снова, пока не принесёшь хоть что-нибудь. - Походит на угрозу, мистер Гандер. - Оланс вышел из автомобиля и держась рукой за дверь, собирается её закрыть. - Слушай, ты же не сказал им, что альпинисты не идут с вами? - Разумеется, нет. - А вот и ваш автобус подъехал. - Обернулся деловой водитель. - Счастливых выходных! - Джон Оланс закрыл дверь и пошёл к городскому, рейсовому автобусу. По пути, немного закапал дождь. Он быстро протёр лысину своим платочком и забрался в дверь. Через два дня, он был на вокзале, в Лондоне. Ожидая мистера Гандера, все шестнадцать человек, включая Оланса, в предвкушении обсуждали будущую поездку. - Эй Чарльз! - крикнул он на смеющегося блондина с немного длинными, уложенными по обе стороны волосами. Бардовая жилетка и такая же бабочка, надеты поверх белой рубахи. Чёрные, широкие брюки и ещё более чёрные, блестящие туфли. Услышав, что его зовут, он тут же посерьёзнел. - Подойди сюда. - Тот неторопливо, шёл, выслушивая одного из своих друзей, делая вид, что ему всё ещё интересно. - Слушай. У меня есть маленький секрет, который никто, не должен знать кроме тебя. - Ну, конечно, я же твой сын. Говори, что угодно, если это важно, клянусь, что никому не расскажу. - Мы действительно едим с немецкими альпинистами. Но дело в том, что они идут другим путём. - Что? Почему? - надрываясь, шёпотом спросил парнишка. - А что ты хотел? Как я должен был убедить этих недоумков ехать с нами? Мне нужны люди не с ведомые в альпинизме и одновременно с этим, физически крепкие засранцы. - К чему ты клонишь? - К тому, что по нашему маршруту, ещё никто, никогда не забирался. Да, мы вместе пройдём два или три лагеря. Наши дорожки разойдутся, только на высоте четырёх тысяч метров. С одной стороны, это не так-то и плохо. Да будет тебе известно, они поднимутся на километр выше нас. - Оланс похлопал по плечу своего сына. - Так, подожди. Если горный замок обнаружил не Бауэр, то кто? От куда ты о нём знаешь? - Местные жители. Ты правда думаешь, что они сумасшедшие? Нее. Их образ жизни, смысл жизни - посвящён этим горам... Они ведут себя иначе. В одной деревне, у подножья Канченджанги, казнят всех тех, кто пытается забраться туда не из их поселения. Хотя сами, существуют только ради того, чтобы подняться хоть раз. Если не углубляться в суть вопроса, может показаться, что местные дурачки, просто выполняют свои обряды, как Ацтеки, которые казнили своих маленьких детей, ради богов. Но они имеют доказательства. Глянь сюда. - Он осторожно развернул комок белой бумаги. - Они имеют артефакты. - Что это? Сушёный виноград? - спросил его Сын. - Почти угадал. Это финик. - он осторожно взял двумя пальцами чёрную засушенку и близко поднёс к лицу Чарли. - Этот финик я взял у вождя, в одной маленькой деревушки, где-то на границе Непала. Он рассказал, что однажды они убили спускающихся с гор, изнеможённых дикарей - сектантов. Тех самых, что изолировались от остального общества. Они несли с собой огромные мешки продовольствия. Там были фрукты, произрастающие в южной Индии или других областях Земли. Горный климат не способствует выращиванию этих видов даже в деревнях. У них были арбузы, дыни, виноград, гранат, финики и злаки ячменя! - Что ты этим хочешь сказать? Серьёзно, думаешь, они принесли это с гор? Может они просто шли через горы. Я думаю, это были торговцы из нормального развитого общества. Возможно из Африки, возможно из Китая. А они взяли и убили их. Эти дикари любят приукрашивать свои истории. Таким образом, они хотят обратить на себя внимание. Они же никому не нужны. - Какие блин торговцы пойдут через Гималайские горы в двадцатом веке!? Может они искали шёлковый путь? - смеясь, мужчина завернул засушенный финик и спрятал в карман. - Так это было недавно? - нахмурившись спросил юноша. - Ну, разумеется. Это было пять-шесть лет тому назад. Поверь, когда в мире есть торговые суда, автомобили и другие чуда техники. Почти все маршруты для нас открыты. Индия - Британская колония. Сегодняшний мир - это большая, свободная торговая сеть. И я не верю, что хоть какой-то безумец, пешком пойдёт из Африки в Гималаи... Но стоит признать, вариант с выращиванием арбузов в снегу, звучит не менее безумно. Мы должны разобраться с этим. Тем более, нам хорошо заплатит Мистер Гандер, который кстати уже идёт. - Оланс поднял вверх руку и широко улыбнувшись, замахал ей в толпу спешащих людей. Толстяк в серой жилетке и полосатых брюках махнул рукой в ответ. На нём была та же белая шляпа и сигара в зубах. Два, прилично одетых молодых человека, тащили за ним две телеги с чемоданами. - Все в сборе? - подошёл он к Джону и сильно пожал руку. - Куда вам столько чемоданов? - с насмешкой спросил его Оланс. - Ты знаешь, приятель, всякое возможно... Возможно, мы немного задержимся. - он обошёл взглядом, не обращающих на него внимания молодых людей. Между тем его чемоданы завезли на борт. Пассажиры не спеша начали подниматься на огромное судно. - Сопроводите детишек, мистер Оланс. Встретимся в Германии. - В смысле? А как же вы? - лысый здоровяк остановился на ступеньках, мешая пройти остальным. - Я лечу самолётом. - Улыбаясь, толстяк достал изо рта сигару. - Нам предстоит долгое плавание, не помешает разнообразить способ перемещения. - К сожалению мой самолёт не долетит до Берлина и придётся доезжать поездом. В любом случае, я закажу номер в Отеле. Через день, команда Оланса встретились с Паулем Бауэром. Они нашли переводчика, и проведя вечер в отеле отправились в Гималаи. - Хорошая погода сегодня. - сидит за круглым столиком на борту, смотря в даль океана Гандер. Немцы улыбнулись, один из них что-то произнёс. Переводчик, сидевший рядом, сразу начал говорить: - Вы уверены, что не хотите остаться в курортной зоне? - Конечно хочу. - рассмеялся жирдяй, попивая дорогие виски. - Я и останусь там. - Теперь что-то сказал Пауль. Переводчик быстро среагировал: - На самом деле, я не имею представления о вашей подготовке. - Она феноменальная. Вам нужно только прочесть инструктаж. И помочь снарядить нашу команду. Это же спортсмены. Будущие олимпийские чемпионы. Что с ними может случиться? - он смотрит на бегущего парня за девушкой. - Их не пои не корми, дай только какие-нибудь испытания. Молодые - горячие. Они с рождения об этом мечтали. - Оланс с удивлением покосился на мистера Гандера. Тот с ухмылкой нахмурился ему в ответ. - Я за вас не отвечаю. - Продолжил Бауэр. - Я так понимаю у нас разные цели. Вы идёте за сокровищами сказочного города, а мы покорять высочайшую точку. Даже не знаю, чьи цели более осуществимы. В любом случае, я желаю вам удачи. Ваши интересы отнюдь не спортивны, в отличие от наших. Кстати, я ещё и писатель. Поэтому, если с вами, что-нибудь произойдёт, не стоит расстраиваться. Вам удостоится честь попасть в мою книгу. - Не спешите потешаться над моей командой, мистер Бауэр. - толстяк начал поедать салат, который только что, перед ним поставила официантка. - Это отнюдь не шутки. И я с нетерпением жду того момента, когда мы найдём сокровища, а вы, дважды упустили возможность получить их. Боюсь большую иронию, я не когда ещё не видел. Над кораблём опустилась ночь. Тихая и спокойная. Ясное небо, ярко светило звёздами. Чарли Оланс, серьёзно нахмурившись, держась одной рукой за железные перила, вдумчиво смотрит в горизонт атлантического океана. - О чём задумался? - подошла к нему невысокая девушка. У неё большие, голубые глаза. среднего телосложения с большими бёдрами и грудью, в широкой шляпе и узком длинном платье. Она опёрлась о поручни борта обоими руками и немного наклонившись вперёд посмотрела ему в лицо. - Ты не боишься упасть? Маргарет. - Она улыбнулась и у неё появились ямки на щеках. Сжав плечи и втянув шею, девушка навалилась ещё сильней. - Перестань! - Он схватил её и повернул к себе лицом. Они страстно смотрели друг на друга. - Что это вам не спится. Никак не можете дождаться романтических приключений? - Ева? - Чарльз посмотрел с удивлением на другую, подошедшую к ним блондинку, со сложенными сзади в небольшой клубок волосами. На голове одет широкий, серый ободок. Я не знаю, почему вам всем не спится. Отец и мистер Гандер, похоже волнуются меньше всех. - Наши немецкие друзья тоже не спят. Они играют в карты, в своём номере. - сказала Блондинка, почти в таком же зауженном, как у Маргарет, чёрном платье. С кружевным воротником и рукавами, оно было украшено в цвет белых ромашек. У неё была стройная, подтянутая фигура и довольно милое, молодое, не накрашенное лицо. - Пошли-ка тоже в номер. Я хочу спать. - Чарльз неспешно шёл в каюту большого судна. Маргарет держала его под руку и шла вместе с ним. Возле своего номера они встретили Бена - одного парня из своей команды. - Счастливо провести ночь! - с ухмылкой он проходил мимо, по узкому коридору, держа в руке бокал красного вина. Довольно высокого и крепкого телосложения, парень выглядел очень сильным. Рубаха, с закатанными по локти рукавами и стильные серые штаны, с длинными и узкими карманами спереди. Чёрные короткие волосы, слегка приподняты и уложены на один бок. Большая голова, особо ничем не выделяется, кроме того, что она большая. Маленькие, изогнутые усики с прорезом посередине, были его основной отличительной чертой. - Тебе тоже весело провести ночь, Бен. - ответил, открывающий свою дверь, Чарли. - Постой. - здоровый парень обернулся и быстро опустошил свой бокал. - Как думаешь, сокровища, за которыми мы едем, никем не охраняются? - Он подошёл в упор к Маргарет и Чарли. - Твой отец неспроста набрал такую команду. Посмотри на немцев. Они поднимутся гораздо выше нас, а их всего на всего девять человек. Ведь богатством, как правило, делиться никто не хочет. Почему нас пятнадцать? Может, стоит избавиться от конкурентов, пока не поздно. - С той же ухмылкой, и слегка подняв брови, он смотрел на Маргарет. - Мой отец не чего тебе не говорил? - спросил парень, задирая голову вверх, на двухметрового Бена. - А что он должен был сказать? - тот навалился рукой на стену и в предвкушении ещё сильней поднял брови. - Ничего. Слушай, время позднее, завтра поговорим. - Нее. Сказал, а, говори б, приятель. Или мы сегодня будем спать втроём. - Грубиян, - осердилась Маргарет и зашла в номер. - Да ты пьян. Сколько ты сегодня выпил? Ведёшь себя не как спортсмен, а как алкоголик. - Бен резко прижал Чарли к стене двумя руками. Одной крепко схватил за горло, а второй придерживал за грудь. - Не стоит так со мной разговаривать. Иначе, нечаянно можно оказаться за бортом. - Думаю, в этом случае тебя постигнет та же судьба. - Захлёбываясь хрипит беловолосый парнишка. - Мой отец и мистер Гандер, немедленно позаботятся о тебе. - Тот отпустил свои большие руки и пошёл прочь. - Молись, чтобы всё прошло удачно, малыш. Если, конечно, не хочешь быть похороненным в снегу, рядом со своим папашей. - Чарли засунул руку во внутренний карман жилетки и нащупал револьвер. Глубоко вздохнув носом и на мгновение закрыв глаза, он высунул её обратно. На следующий день Чарли узнал, что команда Бауэра были в курсе, что их маршрут за сокровищами направлен в неподтверждённый в своём существовании, божественный, мифический город. Однако, личный переводчик богача Гандера, общался исключительно с ним. То есть, мистер Гандер мог говорить всё, что угодно, от лица Бауэра. В основном, они якобы общались на темы, не касающихся общего дела. Наконец, Оланс младший не выдержал и подождав, когда толстяк останется наедине, обратился к нему с мучающим его всю ночь вопросом: - Мистер Гандер. - Да, мой юный друг. - Мы же едем не за сокровищами. Скорее, мы едем на разведку, не так-ли? - Кто тебе так вскружил голову, парень. Ты сын Оланса? - Да сэр. - Тогда вот, что я тебе скажу... - Он салфеткой вытирает рот. - Я сам ничего не знаю. Да, скорее это просто разведка. Но лучше бы вам быть готовым ко всему. - В смысле? - Я дам вам оружие. Никаждому конечно. Тебе, твоему отцу, и ещё пару человек. Кто его знает. Я не верю в сказки, но я верю вот в это. - Гандер вынул из кармана деревянную шкатулку. Быстро открыв её своими толстыми пальцами, он вынул большой, размером, чуть меньше его кулака, ровно заточенный бриллиант. Его ярко наполненные светом, голубоватые грани, очерчены необычными узорами. Строгая форма драгоценного камня, ровными линиями многоугольника, сужалась по краям и расширялась у основания. Не успев до конца рассмотреть эту прелесть, как толстяк быстро спрятал, поистине громадный бриллиант обратно в шкатулку, а затем в карман. - Впечатляет? Ещё бы. - не дождался ответа, сказал разволновавшийся, и быстро оглядывающийся по сторонам мужчина. - И не думай украсть эту штуку у меня. - Да больно надо. - Загорелись глаза у Чарли. - Сегодня мы будем уже в порту. А завтра вы отправитесь в путь. На всё про всё уйдёт около трёх-четырёх дней. - А что на счёт бриллианта? Откуда он? - Ах, да. Его я отнял, ну как отнял. Отняли мои слуги. - Он протяжно кашлянул. - То есть мои рабочие из Индии. Найдя его у какого-то вождя, одной из Гималайских деревень. Это и является основной причиной моей озабоченности тамошних высоток. Все, как один, там утверждают, что принесли его с гор. На которых находится, якобы божественное царство. Они тащат оттуда всё подряд. От драгоценностей, до продуктов питания. Очевидно, что им не кто не препятствовал, а значит, это место заброшено. Я лично, думаю, что там жила, какая-то древняя цивилизация. Они по каким-то причинам вымерли или, может покинули те места, но я уверен на сто процентов, что там никого нет. Кстати дикари упоминали это в своих сказаниях. Я не особо верю их сказаниям, но, ты понимаешь. Найти истину сможет тот, кто убедится в ней самостоятельно. И, что самое главное. В Непале, многие деревни были попросту уничтожены. Их разграбили приезжие, хорошо подготовленные люди. Все эти странности происходят вокруг Канченджанги. Только там и нигде больше. Местные сектанты почитают свои горы, как богов, и собирают с них всё, что пожелают. За таким урожаем, знаешь, и с другой части света ни грех приехать. Я уже раскинул мыслишками... Если мы ничего не найдём, тогда ограбим этих аборигенов. С них не убудет. От них пользы, как от горных козлят. Их даже людьми, то не назовёшь. Они не знают, как элементарно плавить металл. И вдруг, на тебе. Идеально обработали алмаз, размером больше, чем Куллинан. А он, между прочим, официально - самый большой природный алмаз в мире. Причём добытый, где-то в шахтах Южно-Африканской колонии, за тысячи километров от сюда. Индусам в жизни не обработать такой алмаз. Его в принципе никому невозможно обработать, сегодняшними технологиями. Это словно инопланетное творение. Маленькое чудо, внушающее надежду. - он улыбнулся и встал с мягкого, красного стула, с высокой, деревянной спинкой. - Вы заинтриговали меня, мистер Гандер. - Ещё бы. Я уважаемый, один из богатейших людей Британской Империи. Думаешь, мне больше заняться нечем, кроме, как путешествовать вокруг света с кучкой оборванцев? - он взял свою трость, наваленную на стул. - Пойду оденусь поприличней. А то рабочие не признают своего босса. Как никак, Индия - мой бизнес. Мой бизнес - это моё всё. - А что уже скоро подъедем? - спросил юноша, поправляющего, стряхивающими движениями рук, одежду, со своего пуза, зажиточного буржуя. - Через пару часов. Но мы не будем засиживается. Не забывай, что нам ещё ехать через всю Индию. Прибыв в Индию, все члены команды светились от счастья. Все, кроме Чарли. Ему велено не говорить, что сокровища лежат, возможно, в нечеловеческом городе. Он понимал, что это более чем вероятно. Огромный бриллиант и засушенные финики - не то, что должно находиться на границе Индии с Непалом. Слишком много мистики. Слишком много не состыковок. В этот же день, как сказал Гардер, обе команды сели на поезд. И только через сутки, приехали на место. Почти на место. От последней станции, до поселений Канченджанги, оставались считаные километры. Но даже это расстояние, мистер Гандер преодолел не пешком, как все остальные, а на Аэроплане, который заказал заранее. Они пытались познакомиться с командой Бауэра. К сожалению, не понимая друг друга, больше, чем шутить или, что-то попросить друг у друга, с помощью жестов, было нереально. Немецкий переводчик, летел со своим хозяином, что вполне логично. Ранним утром, с едва наступившим рассветом, альпинисты вошли в первую деревню. Джон Оланс, пытался объяснить Бауэру, что нам нужно пройти дальше. Однако, тот настаивал, что подъём начнётся именно от сюда. Местные жители этой уютной деревушки, расположенной на благоприятной равнине горного ущелья, не подходили под описание замкнутых, странных людей. Скорее, наоборот. Они вели себя максимально открыто. Радостно показав нам всё своё имение. Жили они скудно. Пасли диких горных животных и выращивали, какие-то цветы. Обе команды остались здесь, но Оланс ушёл, вверх по ущелью. Похоже, что Дангер не правильно объяснил немцам, где они должны встретиться. А встретиться они должны в Гангаму - том самом, мистическом, необычном поселении, жители которого ходят в легендарный "горный рай". Спустя какое-то время, Оланс и Дангер, вернулись с несколькими людьми. Это были люди Дангера. Они принесли экипировку и необходимое снаряжение. Каждому по рюкзаку. Кто-то нёс палатки, кто-то еду, а кто-то оборудование. Даже три девушки нашей команды не остались с пустыми руками. Бауэр прочитал инструктаж, показал, как правильно подниматься на скользкие и крутые скалы. Напоследок, Пауль рассказал о том, что примет участие в Олимпиаде по литературе, в Лос-Анжелесе, в следующем году. И тема его написания будет - Канченджанга. Когда, уже выдвинулись в путь, он ещё не раз на собственном примере демонстрировал технику подъёма. Выбор правильных мест, для разбития лагеря - контрольных точек, и многое другое по мелочам. - Лари, я хочу тебе кое-что дать. - Сказал Чарльз рядом идущему, молодому человеку, со средним телосложением. Оглядевшись по сторонам, он вынул из своего рюкзака револьвер и мешочек патронов. - Это от мистера Дангера. Только пять человек из нас будут иметь оружие. Остальные не должны знать об этом. Хорошо? Я могу тебе доверять? - Конечно. Я рад, что ты предложил именно мне. Я профессиональный стрелок. Но... Зачем? - Да кто его знает. Посмотри на Бена. Что, если этот здоровяк решит расправится с тобой? Он угрожал мне на корабле. Это исключительно в целях самообороны и поддержания дисциплины, если, не дай бог, ситуация выйдет из-под контроля. Первый день подъёма прошёл отлично. Все были довольны и, казалось бы, можно возвращаться обратно. Отлично провели время, разбили лагерь, на высоте полтора километра. Команда Бауэра развели большой костёр. Джон Оланс внимательно исследовал, мятую карту. Погода была довольно приятной. И команда отлично проводила время, напевая песни, они жарили свой паёк - маленькие, мясные сосиски. Бен начал расспрашивать Оланса старшего, сколько им предстоит пройти завтра. Чарли проводил время со своей девушкой -Маргарет, кто-то просто спал в палатках. Бауэр делал записки в своём блокноте. - Этот путь гораздо длиннее. - говорит Джон Оланс большому Бену. - Если бы мы шли от Гангаму, нам не пришлось бы обходить десятикилометровый хребет. Но мистер Бауэр настоял на своём. Как думаешь, может нам разделиться? - Зачем? - озадачено спросил Бен. - Видишь ли. На эти десять километров, у нас уйдёт целый день. Я думаю, что остальные члены команды будут не против срезать маршрут почти в два раза. - Но, вы же не можете вести нас своим маршрутом. Откуда гарантии, что он безопасен? - Я может и не могу. Но с этой картой, у нас больше информации об этих местах, чем у кого-либо ещё, из находящихся здесь людей. - Откуда она у вас? - Гандер взял у местных жителей Гангаму. - Бен внимательно присматривался в мятый клочок бумаги. - Видишь, тут проведены красные линии из всех возможных позиций. Таким образом, карта рисует, как-бы трёхмерные очертания горной местности. Мы можем найти ближайший и самый безопасный путь от куда угодно - куда угодно. Нужно лишь разбираться в ней. Что я наконец-то сделал. Поставь в известность всех ребят. - И что тогда? - Мы проголосуем. Идти дальше с Бауэром на день дольше, или же отделимся от них. При этом маршрут будет ещё более безопасным. Эти толстые линии - Показывает на карту. - определяют пологость местности или её крутизну. Сравни. Вот это маршрут немцев. - Он медленно ведёт пальцем, снизу-вверх, по большому зигзагу. - И это далеко не самый безопасный путь. Вот здесь, снега в августе обычно тают, и возможен сход лавин. А здесь огромные плиты, высотой пять-шесть метров. Ты готов подниматься по ним? - А что же с вашим маршрутом? - Мой маршрут, равномерный. Тут нет этого плитняка, и пологих мест. Нет и прямой дороги. Чистый подъём. Без лишних препятствий и усилий. А по пути Бауэра, нам придётся не только подниматься, но в некоторых местах спускаться обратно. Оно нам надо? - Что ж. Это интересно. Я проголосую за ваш маршрут, мистер Оланс. Но не думаю, что остальные так же заинтересованы в нём. Ведь они согласились пойти сюда, только из-за Бауэра. Где доказательства, что карта не фальшивка? - Я докажу это завтра. Завтра нас ожидает небольшой спуск в ущелье. Бауэр утверждает, что этот спуск минимален, относительно того, что идёт справа. Я возьму с собой пару членов нашей команды, и мы посмотрим, кто быстрее подойдёт до первого привала - вершина ущелья этих двух гор. - опять ткнул пальцем на карту. На следующее утро Джон взял с собой двух человек, включая Бена. Он поставил в известность всю команду, предложив свои условия. Бен был прав. Большинство не одобрили эту идею и им пришлось доказать, что другой маршрут не только короче, но и безопасней. Бен сидит у небольшого костра. В характерном выступе, одной из скал, был ровный, заснеженный лог. Он бил длинной, толстой палкой, по сильно обгоревшим дровам. Вверх летели яркие искры. Справа от него стоит двухместная палатка. Джон Оланс складывает свой большой рюкзак. Дик Лестли - третий парень, стоял возле Бена, смотря вниз крутого ущелья. Вдруг на его лице выступила улыбка. Он негромко рассмеялся: - Неужели. Они идут! Как вообще так можно. Ты уверен, что Бауэр понял, что у нас было пари. - Нет, - невставая, Бен поднял голову, пытаясь тоже кого-то увидеть. - На кой хрен нам тогда сдались эти немцы, если мы не понимаем друг друга? - И я о том же, - подошёл к ним мистер Оланс. - У меня возникла хорошая идея. А что если предложить им разделиться? Кто хочет идёт с нами, а кто нет, пусть поднимается с Бауэром, до самого верха. - А на сколько наша высота, отличается от их? - спросил Дик. - Полтора километра. Но главная сложность даже не в этом. Снижение концентрации кислорода в крови. Это неизбежно для каждого. Чем выше вы будите, тем больше будет проявляться горная болезнь. Даже на нашей высоте, невозможно находиться сколь угодно долго. Иначе вы умрёте от кислородного голодания. Я ещё не говорю о тех ветрах, что на самой вершине. В январе, они превратили бы вас в лёд, за пару часов. - Чёрт побери. Ну, у нас же есть баллоны с воздухом. - Дик испуганно смотрит на Джона. - Думаешь их на долго хватит? Они не сильно помогут тебе, приятель. Не стоит надеяться на баллоны. Очевидно, что у них хорошее будущее, но сейчас эти штуки не практичны. - Уговорили. Я с вами. - Я точно не хочу испытывать себя на горную болезнь. - Не может быть. - поднимается впереди всех, уже в пяти метрах от ровного выступа, Чарли Оланс. - Отец, как давно вы сюда пришли? - Он кинул свои длинные, тонкие палки, которыми опирался о землю рядом с костром. Опираясь руками о коленки, он с трудом преодолел последние шаги. - Давай подождём остальных. - Оланс старший помогает снять большой рюкзак, с плеч своего сына. - Мы поднимались на верёвках по крутому склону. Один человек из команды Бауэра сорвался. У нас, слава богу, всё нормально. Я до сих пор не верю, что мы прошли это. Там была, почти ровная стена. Один неверный шаг, и ты покойник. - А нам не понадобились никакие верёвки. Я начинаю сомневаться в мистере Бауэре. Думаю, он больше ничем не поможет нам. - Спустя несколько минут, все были в сборе. Оланс старший опёрся о скалистую стену и громко заставил всех обратить на него внимание: - Господа! Хочу заявить вам о своём намерении... Маргарет! Я обращаюсь ко всем. - он грозно посмотрел на скидывающую в костёр какие-то конфеты и громко смеющуюся девушку. Дик в недоумении смотрел на неё выпученными, жадными глазами. Остальные неспешно оторвались от своих дел, и в ожидании слушали Оланса. - В связи с тем, что мы и наши немецкие друзья не понимаем друг друга, предлагаю следующую идею. Прямо от сюда мы можем разделиться. То есть мы разделимся в любом случае. Я лишь предоставляю вам выбор: пойти с нами или с мистером Бауэром. Учтите, что эти смельчаки поднимутся на два километра выше нас. - Вы же говорили на полтора. - Вмешался Дик. - Все вопросы потом, приятель... Так вот. Если вы желаете подниматься ещё два дня, чтобы промёрзнуть до костей и обессилить, от кислородного недостатка, следуйте за мистером Бауэром. Если хотите подняться к завтрашнему дню и заполучить ценнейшие артефакты, древней горной сокровищницы, прошу присоединиться ко мне. - Он поднял вверх свою карту и помахал ей перед всеми. - Теперь вы не думаете, что я заблужусь? Эта карта составлена древними цивилизациями этих мест. Не поленюсь напомнить всем, ведь мы прибыли сюда в три раза быстрее, чем некоторые. При этом даже не использовали все эти подъёмные крюки. Я больше не собираюсь вас убеждать. Чем меньше людей идёт с нами, тем больше нам достанется. - Все пятнадцать человек согласились, пусть и не сразу. Сделав привал на обеденный перерыв, команды разделились. - А это было гораздо проще, чем, я думал. - говорит Бен, закрываясь рукой от холодного ветра. - Ещё бы. Я думаю сегодня, мы пройдём до самого конца... - В смысле? - Бен повернул голову на Оланса старшего. - Мне не терпится убедиться. Если ли там что-то, или это всего лишь миф. Из нашей цивилизации, мы первопроходцы этих мест, поэтому, всякое может быть. - Надеюсь, там не будет, каких-нибудь медведей. - Не. На той высоте животные не способны жить, собственно, как и люди. Холодный ветер постепенно усиливался. Идти становилось заметно сложней. Некоторые уже начинали жаловаться на недомогание. Кто-то просил небольшие передышки. Подъём оставался равномерным и относительно некрутым. Ева споткнулась о небольшой выступ и упала. Она кубарем покатилась вниз. За ней осторожно побежал Дик. Он замыкал поднимающуюся колонну. Наконец, он догнал и схватился за неё. И, казалось, бы, они остановились, но Дик споткнулся, о лежащую девушку и перелетел через неё. Теперь он на грани пропасти. Цепляясь всеми конечностями, как можно сильней, он плавно скользил по ледяному склону. Дик увидел приближающегося на помощь Бена, но тот, как вкопанный остановился возле Евы. Бен был растерян. Он не решался пойти дальше. Придя в себя, он скинул со спины рюкзак и вытащил два железных крюка. Встав в стойку скейтбордиста, он всё же покатился на встречу к паникующему и кричащему во весь голос Дику. Лёжа на животе, вытянув руки вперёд, Дик сильно ускорялся. Ему абсолютно не за что зацепиться. В какой-то момент, Бен воткнул оба крюка в ледяную поверхность скалы и процарапав пару метров, остановился. Дик слетел с обрыва. Сердце Бена быстро заколотилось. Дика больше не было видно. Осмотрев горные пейзажи в дали, он осторожно начал перетыкать свои железки, поднимаясь обратно. Он сделал небольшой шаг. Его нога соскользнула. Тогда он сделал ещё меньше шаг. Она вновь соскользнула. Прижавшись животом, к поверхности, он попытался пропнуть твёрдую ледяную корку, чтобы создать хоть какой-то зацеп. У него получилось. Сделав шаг вперёд, Бен так же пинал поверхность под второй ногой. Увлёкшись, он случайно отпустил крюк из правой руки. Моментально, его понесло вниз. Он что есть сил вонзился обоими руками. Проскользив до самого обрыва, Бен всё же остановился. - Помогите мне!! - в отчаянии он смотрит вверх. Склон настолько изогнут, что ему не было видно даже Евы. Через пару секунд, сверху появились люди. Они кинули ему длинную верёвку. Ухватившись, Бен медленно, но верно пополз вверх. Через пять минут, он полностью выбрался. Напуганная команда в голос расспрашивали его про Дика. Бен в шоке просто качал головой и совершенно не понимал, что происходит. Спустя несколько минут, Оланс старший привёл всех в чувства. Команда разругалась. Шесть человек, решили уйти. Теперь их осталось всего восемь. Спустя четыре часа, наступила темнота. Ветер заметно утих. Однако сложностей он почти не убавил. Опираясь, на острые, подъёмные палки, каждый, казалось бы, отдаёт уже последние силы. Каждый шаг давался с трудом. Каждый шаг был, как последний. - Не тратьте энергию в пустую. - Оланс старший взял очередную передышку. Он шёл по середине. Три человека перед ним, четыре сзади. Чарли был первым. Из его варежки торчал кусок карты. Вторым шёл Бен, а третей - Маргарет. - Пытайтесь двигаться равномерно. Мы на экстремальной высоте. Без малого шесть тысяч метров. - Маргарет тоже остановилась. Она поправила плотную шапку и обернулась назад. - Там что-то есть. Посмотрите. - она обратилась к Джону, показывая в даль, на соседний склон. - Я ничего не вижу. Кромешная тьма... Не задерживайся. Продолжай идти. Через полчаса, они вышли на широкое, почти ровное ущелье. Оно вело к самому высокому склону, из всех, что находились поблизости. - Может уже остановимся. - Не выдержал Бен. Я не замёрз, но у меня отнимаются ноги. Я почти не чувствую свои ступни. Это нормально? - Чарли неспешно повернулся лицом к нему. - Я сам бы не прочь передохнуть. У нас один фонарь на всех. Не вижу смысла подниматься ночью. Как будто за нами кто-то гонится. Давай остановимся. Здесь довольно ровно. Достаточно места, для разбития лагеря. - Осталось последние сто метров. - слышится позади голос его отца. - Давай, где твоя сила воли. Видишь вон тот поворот? - он показал вперёд пальцем. - Это и есть пункт назначения, девочки. - Я что-то не чувствую сокровищ. Начинает попахивать подставой. - Бен смотрит на поднимающихся позади него членов команды. - Терпение, дружище. Сокровища не пахнут. Всё узнаем, когда завтра осмотрим этот склон. Я, например, весь в предвкушении. Дойдя до поворота, Чарли упал на колени. Он задрал голову к небу и без чувств упал на заснеженную, ровную поверхность. - Наконец-то. - с облегчением прошептал он. - Ха-ха. Тупик. - Бен осматривает огромную скалу, преграждающую склон, сразу после поворота. - Что? - Посмотрела вперёд Маргарет. - Расходимся. Нас всех обманули. - Не спешите делать выводы, глупцы. Взгляните на карту. - Джон Оланс тоже рухнул на толстый слой снега от изнеможения. - По карте, это стена. Стена волшебного города. - Что за бред, - усомнился в словах Оланса парень, сзади него. - Я пойду посмотрю поближе. - Нет! Разве не видишь отсюда. Чарли! Дай парнишке фонарь. Или сам посвети на эту большую скалу. - Ну, очевидно же, глянь наверх. Это... Эти ровные выступы, применялись для обороны, когда осаждали замки. Неужели не заметно, что эта стена - не дело рук природы. Чарли осветил высокую стену, проходящую между двумя скалами. - А сейчас наденьте кислородные маски. Нам предстоит провести тут ночь. Только утром, мы войдём туда. Пусть интрига продлится дольше. - Оланс начал раскладывать палатку. Бен пошёл помогать размещать оборудование. Через несколько минут все заснули. Чарли достал кислородный баллон и в обнимку с ним лежал возле костра. Время от времени, он нажимал на клапан. Через шланг, под давлением, воздух попадал ему в рот. Не одевая кислородной маски, Чарли наконец согрелся и уснул. Он проснулся, от того, что у него свело ногу. Открыв глаза, на улице уже было светло. Чарли не мог пошевелиться. Его голова жутко кружилась, а в глазах стало мутно. Схватив баллон, он вдоволь надышался. Все спали. Раздался хруст снега. Чарли выполз из своей палатки. От удивления, его тело замерло, как статуя. В пяти метрах от него стоял громадный, ледяной зверь. Он пытался засунуть свою гигантскую голову, размером больше человека в соседнюю палатку. Это было, что-то среднее между тигром и медведем. Его тело покрывала ледяная, полукруглая, слегка выпирающая остриём, чешуя. Ближе к голове, чешуя удлинялась и сужалась. Она переходила в толстые, метровые иглы, как сосульки. Эти штыри торчали во все стороны, словно защищая голову от прикосновений. Громадные лапы, даже слегка украшены чёрными полосами. Они напоминали лапы гигантского белого тигра. А толстое тело, с высокой задней частью напоминало медведя. Чарли задом, как выполз, так и заполз обратно в палатку. Продолжая наблюдать, он до сих пор не мог прийти в себя. Наконец монстр просто прошёл дальше. Чарли с облегчением выдохнул. Он упал на спину и снова воспользовался баллонам. Его сердце бешено стучало. Вдруг раздался чей-то голос на улице: - Только не это. - Затем послышались громкие шаги. Это был Бен. Он побежал в свою палатку. Мистер Оланс просыпайтесь! Тут всюду ходят неведомые твари! - Чарли снова выглянул из палатки. Он посмотрел в сторону, куда ушёл снежный зверь. Тот почти было ушёл, но внезапно повернул свою ледяную голову, после криков Бена. Чарли хотел было крикнуть ему, чтобы тот замолчал. Но он настолько был шокирован, что кажется не мог издать даже звука. Монстр развернулся обратно и медленно подошёл к палатке с отцом и Беном. Ладно, хоть они догадались не паниковать и не вылезть. Однако, на этот раз, всё испортили девушки из третей палатки. Ева громко закричала: - Мистер Оланс, к вам лезет огромное чудовище! Спасайтесь! - Зверь посмотрел в её сторону. В один прыжок, он очутился возле них. Махнув своей лапой, он снёс палатку, как бумажную тряпочку. Она подлетела на несколько метров. Кувыркаясь по снегу, девушки отлетели в сторону скалы. За одной из них образовалась кровавая дорожка. Вторая, пролетев десять метров громко зарыдала. Кажется, она уцелела, но не могла подняться. Снежное чудовище быстро подбежало к ним. За мгновение, оно схватило пастью ближайшую девушку и буквально заглотнула её, не жуя. Потом он проделал тоже самое со второй. Бен не выдержал и вырвался из палатки, на встречу монстру. Чарли, вытащил свой пистолет. Ещё не успев прицелиться, раздались выстрелы, от других членов команды. Монстру пули были не почём. Он попытался схватить своей окровавленной пастью Бена, но тот резко отпрыгнул в сторону и побежал обратно. Вдруг его бег постепенно перешёл на шаг. Затем он совсем остановился и упал от изнеможения. Этот воздух был на столько разряжен, что выносливость буквально испорялась как горящая спичка. Выстрелы прекратились. Монстр неспешно подошёл к беглецу и склонил перед ним голову. Он высунул свой широкий, чёрный язык и полизал его тело. Затем, зверь схватил его зубами за одежду и придавил огромной блестящей лапой к твёрдой, на том участке обветренной, скалистой поверхности. Бен не издавал не звука. К нему на помощь никто не бежал. Отвлечь зверя на себя тоже никто не пытался. Содрав всю одежду, монстр раскусил большого Бена пополам. С громким хрустом и жадным чавканьем, он справился с ним за пару минут. Лениво бросив взор на все палатки, он развернулся и медленно спустился, куда-то вниз по тропе. Первым вышел Джон Оланс: - Сохраняйте спокойствие. От этого не кто не застрахован. Сейчас, плохое настроение может сказаться на нас не лучшим образом. Мы можем принять это, как действительность, не более того. У нас нет ни времени, ни возможности для паники. Все же видели. Эта тварь пуленепробиваема. Зато теперь мы точно знаем, что самое интересное, нас ждёт только впереди. Теперь представьте себе, что может находиться за этой стеной. Этот зверь здесь не спроста. Он охраняет эти места. - Эта тварь ушла вниз. - напуганным голосом говорит Маргарет. - Даже, если вы бы хотели спуститься, я не пойду с вами. Лучше задохнуться или замёрзнуть насмерть. - Я поддерживаю. У меня такое чувство, что мы уже не уйдём от сюда. - складывает свой рюкзак Лари. - Этот зверь здесь точно не спроста. Вы видели на сколько он огромен? Он же размером с дом! - он собрался и подошёл к Джону. - Мистер Оланс, вы же знаете, что там одна единственная, узкая тропа. Нам не обойти снежного монстра, пока он не спустится до конца. - А с чего вы взяли, что он ходит той же тропой? Может он лазает по скалам, словно по стенам. Или... Откуда тогда он по-вашему пришёл? Спрыгнул с этой стены? - Почему бы нет? Именно так я и думаю. - Лари пошёл в сторону большой стены. - Постой! Ты, что один собрался туда идти? - А что мне терять? Хватит пудрить нам головы мистер Оланс. - Лари разгневано вернулся к нему обратно. Он достал свой револьвер и перезарядил его. - Я обращаюсь к каждому из вас. Нас всего пять человек. Потеря каждого, будет сказываться всё серьёзнее. Шейн! - он посмотрел на собирающегося возле затухшего костра мужчину. - Шевели своей задницей, мы идём дальше. Собравшись, они подошли к высокой стене, проведённой между двумя соседними скалами. - Посмотрите вниз. Я нашёл вход. - Чарли пытался откопать снег руками. - Ничего себе! Да тут снегу метра три, а то и больше. На сколько же гигантские это ворота. Они полностью зарыты в снегу. - Все присели рядом с Чарли, рассматривая щель, между стеной и толстым слоем снега. - Выходит, эта стена намного выше, чем она есть сейчас. - хриплым голосом бормотал его отец. - Эй, остановись. Тут и так можно пролесть. - Лари схватился одной рукой за стену, а второй за снежную корку. Спустив ноги вниз, он висел как на брусьях. - Осторожно! Нужно сперва проверить, твёрдо здесь или мягко. Мы можем покалечиться. - А я и проверяю. - Пиная ногами снег, и упираясь по бокам руками, шаг за шагом, Лари спускался по метровой щели вниз. Остальные внимательно следили за ним. Наконец он спрыгнул, на твёрдую, ровную, каменную поверхность. - Ну, сколько мне вас ждать? - Он быстро посмотрел на верх. Следующим спустился Шейн. Затем Чарли. Вместе с отцом, он помог слезть Маргарет. Последним спустился Оланс старший. Все впятером, они повернулись от стены к горному горизонту. Некто не мог и пошевелиться. Чарли с широко открытым ртом водил своими глазками, из стороны в сторону. Маргарет держалась за подбородок одной рукой и что-то пыталась понять. Шейн выпучил глаза и смотрел в одну точку. Лари высоко подняв брови, поставил руки на пояс. - Вот оно... - широко улыбаясь, Джон сделал шаг вперёд. - Кажется, мы на месте. Я не думал, что это настолько... - Божественно. - закончила Маргарет. - Вы... Я... Это не сон. Почему? Как это сделали? - Шейн, кажется поражён больше всех. - А главное кто? - прищурился к горизонту Чарльз. - После такого и умереть не стыдно. - начал вертеться по сторонам Лари. - Ну что идём? Некогда стоять. Кто знает, может это действительно рай. - Джон начал спускаться по овальным, маленьким, и очень широким лестницам. Они сделаны из цельного камня, без единой трещины. Остальные стояли на полукруглой площадке. Метров десять в ширину и пять в длину. По мере спуска, маленькие ступеньки расширялись. Они вели к огромной, полукруглой площадке, от которой, по краям шли мосты. Между мостами проведено невысокое, яркое ограждение. Декоративные столбики перил, чередовались тусклым, жёлтым и красным окрасом. Подойдя к ним ближе, оказалось, что они сделаны из какого-то полупрозрачного, блестящего материала. Такое, чувство, что они просто высечены изо льда или алмазов. Пол на площадке складывался из огромных, треугольных. Он вровень шёл с двумя, направленными, под девяносто градусов, друг к другу мостами. Первый мост вёл в длинную, круглую башню, с острой, конусовидной крышей. Второй, вёл в сторону невероятного количества огромных высоток и, резко обрывался. Возможно под ним были лестницы или ещё что-то. Дома очень походили на сверх современные, фантастичные небоскрёбы. Хотя нельзя утверждать наверняка. Ведь они на столько далеко от сюда, что почти полностью блекнут в белом тумане. Башни и небоскрёбы, раскинулись по всем горам, вплоть до самого горизонта. Они были всюду, куда не бросишь свой взгляд. Некоторые сооружения стояли за десятки километров друг от друга. Однако, не все горы, начисто усыпаны чудесными сооружениями. От одной башни, до другой, могли тянуться километры. Все они стояли, примерно на одной высоте. Поэтому, в пропасти, расстилающейся между горами, не чего не было. Некоторые высотки соединялись висячими мостами с украшенным, низко опускающимся основанием. Другие соединялись стоячими, ещё более восхитительными мостами. А некоторые, вообще ничем не соединяясь, одиноко стояли сами по себе. В том месте, куда вёл второй мост, прослеживалось основное скопление декораций, этого необъяснимого, поражающего воображение города. Команда решила разделиться. Джон Оланс и Маргарет пошли в сторону обрыва. Все остальные направились в первую и единственную, в округе двух, а то и трёх километров, башню. Их не покидало странное ощущение. Шаг за шагом, Маргарет еле волокла ноги. Её выражение лица одновременно напугано и довольно. Чарли, Лари и Шейн подошли к огромной башне. Она настолько высокая, что прежде таких построек им не удавалось видеть даже в Нью-Йорке - столице небоскрёбов. Стоя на четырёх, слоистых столбах, у основания башни, на уровне моста, вход в неё словно огромная, плавно заостряющаяся арка. Таких входных отверстий было четыре. Высотой под десять метров, а шириной метра три-четыре, полукруглый проём, как и сама башня, с виду сделан из простого, светло-серого камня. От этой башни не было других ходов. Три оставшихся проёма, заканчивались обрывом. Внутри не было ни лестниц ни чего-то другого, кроме ровной круглой площадки, по периметру всей башни. Диаметр высотки около десяти метров. Высота же внушала неумолимый страх. Каждый из трёх героев подошёл к трём обрывам, ведущих в разные стороны. Боясь сорваться, они медленно подступали к краю. Потоки ветра не сильно влияли на их устойчивость, однако высота была настолько огромной, что сравнима с полётом Аэростата. Смотря вниз, Чарли не мог отличить скалы от снега. В его глазах, всё сливалось в серую картинку. Тогда ему стало интересно, а какое же продолжение у башни? На чём она стоит? Для этого, молодой человек лёг на грудь. Что бы случайно не дрогнуть и не сорваться в низ. Он осторожно подполз к самому краю и посмотрел в нижнюю часть постройки. Недоумевая, Чарли прибывал в состоянии эйфории. Это противоречило всем законам физики, в частности - силе тяжести. Круглое здание, по мере спуска, начинало искривляться и извиваться, как змея. Вплоть до того, что основание было направленно, даже не под тупым, а под острым углом к земле. Но, зато под прямым углом к скале. Более того, чем ниже была башня, тем тоньше она становилась. Её основание, хоть и было за сотни метров внизу, очевидно, что оно превращалось в верёвочку, закручивающуюся в спираль. Она втыкалась в крутую скалу, как раз под прямым, ну или почти под прямым углом. Не успев насладиться картиной, Чарли отполз назад. Потом он перевернулся на спину и посмотрел в потолок. Из него, слегка выпирала гигантская блестящая рука серебристого цвета, Один лишь её палец, размером с человека. От руки шли не толстые выступы, разной длины, будто лучи света. В основном, они проходили через весь потолок. Полосы не очень-то выделяются на фоне серого потолка. Отдавая, каким-то тёмно-бордовым, блестящим цветом, казалось, что они слегка прозрачные. Сам потолок ровный и прямой. В нём не было каких-либо отверстий, ведущих на верх. А ведь башня возвышалась ещё метров на сто, как минимум. К тому, же на её стенах есть огромные, декоративные отверстия, очень напоминающие окна. Лари и Шейн подошли к Чарли. Они увидели, что тот смотрит наверх и тоже задрали свои головы. Не найдя дальнейшего пути, они решили вернуться. - Посмотрите! - закричал Шейн. - На чём держится тот мост. - он указал рукой в сторону второго моста. - Это шедевр, не правда ли? - Крепление моста, как и следовало ожидать, пренебрегало всеми известными, физическими законами. Его ничего не поддерживало. Ни то, что бы он висел в воздухе. Нет. У него была опора. Только была она с самого края, там, где начинался мост. И опора эта, не позволяла оторвать от себя глаз. Восхитительные, изгибы, как плетёные, каменные или стальные, тёмно-серые нити. Они опускались на десятки метров вниз, а затем, просто обрывались. Основание опоры образовывало кольца или острые, изогнутые углы. С одной стороны, ведь опора крепится к скале и, как-то держит всё это художество. С другой, ну невозможно такое в масштабе данного сооружения. Даже с отсутствующими строительными знаниями, инстинктивно наталкиваешься на мысль, что там, как минимум нужна поддержка с противоположного края. Тем временем, Маргарет и Джон стояли возле пропасти того самого моста. Они недоумевали, зачем он вообще построен. - Мы не упадём вниз? - Спросила девушка мистера Оланса. - Не волнуйся. Мне кажется от сюда невозможно упасть. - он внимательно рассматривал свою карту. Потом, как и его сын, Джон лёг на живот и подполз к краю. Огромные треугольники, из которых состояла поверхность моста, оказались треугольными пирамидами. Край моста состоял из четырёх, противоположно направленных склонов пирамид. Джон продолжал смотреть на карту. Там нарисованы те самые два моста и башня, однако тот, мост, на котором они находятся, не прерывается. Он идёт далеко-далеко, до самого города. Мужчина медленно повёл свою руку вниз, пытаясь потрогать склон пирамиды. Он даже не успел прикоснуться к нему, как его сердце сжалось от испуга. Одна пирамида, та, что была рядом с Маргарет, вырвалась из моста и мгновенно пристроилась к тому месту, куда тянул свою руку Джон. Она вылетела с такой скоростью, что ветром потянула за собой воздух, как насос. Маргарет еле держалась на ногах. Быстро побежав по краю, она выставила свои руки по сторонам. Всё же не сдержав равновесие, она упала в только, что образовавшуюся, треугольную дыру... И только ей стоило сравняться с поверхностью моста, как другая пирамида, с такой же скоростью, вылетела из моста, подхватила её снизу и обратно закрыло дыру. Она тяжело дышала. Облокотившись, Маргарет смотрела на мистера Оланса. Тот быстро подошёл к ней. - Ты в порядке? - спросил Джон, помогая ей встать. - У меня закружилась голова. - Тебе нужно подышать. Сейчас я достану. - Джон вынул кислородный баллон и дал его изнемогающей девушке. Через пару минут они поднялись. Как раз, к ним подошли остальные члены команды. Джон снова подошёл к краю. Он сделал шаг в пропасть. Одна из пирамид подлетела к его ноге. Тогда он смело пошёл вперёд. Из раза в раз, шагая в пустоту, над ним успевали оказываться треугольные поверхности правильных пирамид. Остальные последовали его примеру. Чем быстрее они шли вперёд, тем больше казалось, что поверхность наклоняется вниз. Невероятно, но сами не замечая того, довольные искатели приключений, летели вперёд на этих же пирамидах. Наклоняясь, пирамиды сохраняли баланс сопротивления воздуха, не позволяя соскользнуть с них. Наконец, они зафиксировались под углом в сорок пять градусов, и летели вперёд, словно самолёты. Холодный воздух, жутко обмораживал их лица, однако они оставались довольными. Продолжая уже не идти, а бежать вперёд, молодые люди начали играться. Маргарет догоняла Лари, тот догонял Чарли и наоборот. Шейн пытался повалить каждого из них. Один Джон оставался серьёзным и сконцентрированным. Полностью обмотав лицо шарфом, он смотрел вдаль, к приближающемуся городу. Через пять минут, они прибыли в самое необычное, самое сказочное и прекрасное место на свете. В один момент, герои остановились. Обратно выпрямившись, остановились и огромные плиты, в виде пирамид. Они летели только тогда, когда по ним шли, и делали это в том же направлении, помогая двигаться намного быстрее. Никто уже не сомневался в магии и загадочной природе этого места. Команда просто наблюдала за происходящим, продолжая всё больше восторгаться и одновременно пугаться. Они не знали, что может ждать их даже через минуту. Они забыли об окружающих. Каждый погрузился, как будто в транс. Под видами невероятных сооружений, они в прямом смысле загипнотизировались, как маленькие, подопытные мышки, в абсолютно новой, неизвестной для них среде. По обе стороны, от воображаемого моста, появляющегося только под ногами, и только в момент движения, раскинулись фантастические пейзажи. Небо стало, каким-то густым и разноцветным. Оно налилось синими, голубыми и тёмно-розовыми складками. Где-то на горизонте мигали яркие, зелёные и жёлтые вспышки, будто падающие метеориты. Воздух резко стал насыщенным. Такое чувство, что они больше не на высоте. Лёгкие так переполнял кислород, что некоторые закашляли. Из неба раздавался тихий грохот. Маленькие, длинные вспышки молнии, почти незаметно разветвлялись прямо над ними. Тучи двигались не равномерно и в разных направлениях. Где-то они медленно закручивались в спираль, где-то быстро поднимались вверх или просто плыли мимо. Такого, не кто не представлял себе даже во сне. Пришельцы были поражены на столько, что не могли двигаться дальше. Они кружили на месте, с широко открытыми глазами и каменными лицами. Такое чувство, что их мимика не способна описать происходящее. Они как дети находились на грани всех возможных чувств. От паники и безрассудства, до блаженства и радости. Наконец, Маргарет больше не выдержала. Её лицо скривилось, будто она сейчас заплачет. Глаза быстро бегали по сторонам. Она схватилась обеими руками за голову: - Пожалуйста, давайте вернёмся, - хриплым, еле слышным голосом простонала она. Ей никто ничего не ответил. - Нам здесь нечего делать. Это... Этим должны заняться другие. Мне очень страшно! Что же здесь происходит?! Скажите мне, что это сон. - по её щекам потекли слёзы. Чарли подошёл к ней и обнял своей рукой, продолжая осматривать всё вокруг. - Не бойся. Тот, кто это сделал, не желает нам зла. Мы всего лишь маленькие песчинки для тех, кто способен на такое. Мы не стоим и не способны стоять у них на пути. Мы пришли к ним с миром. Я уверен, они ответят нам тем же. - Продолжает успокаивать свою девушку Чарли. - Если легенда сходится с реальностью, то всё остальное то же правда. - Джон Оланс подошёл к ним, поддержав разговор. - Дикари, местных народов возвращались от сюда. И возвращались не с пустыми руками. - Он Достал сушёные финики из своего рюкзака и кинул их далеко в пропасть. - Значит и у нас есть шанс. Шанс не просто выжить, а как следует запастись дарами этих мест. - Куда нам дальше? - спросил Лари. Немного помешкаясь с картой, мистер Оланс определил, как зайти в мощное сооружение, стоящее прямо у них на пути. Это было нечто среднее между зданием - небоскрёбом и каким-то гигантским, бесформенным узором, нанесённого на воздух в небывалом масштабе. Они решили подойти к нему поближе и попробовать войти во внутрь. По дороге, Джон осматривал художественные декорации. Каждая постройка была уникальной. Не было ни одной одинаковой башни. А если и были, то они гармонично сочетались со всем окружением, благодаря своему расположению. Между тем Джон посматривал вниз. Высота, по которой они идут, примерно, являлась серединой, от высоты всех сооружений. У Оланса старшего закружилась голова. Он немного боялся высоты. Фундаменты небоскрёбов уходили вниз, от, минимум десяти, до нескольких сотен метров. Они врезались в скалы под разными углами. Такое чувство, что все здания способны двигаться. Почти все они соединялись или как-то сплетались между собой. Будь то мосты, стены или вообще непонятно что - небольшие узоры, как продолжение, разветвление самих сооружений. Замерев на месте, постройки имели слишком изогнутые и неравномерные формы. Одно из зданий, особенно зацепило внимание Джона. Огромный, по высоте как Эйфелева башня, небоскрёб, напоминал дерево с вытянутыми вдоль основания ветками, похожими на кактус. Закручиваясь неравномерной спиралью и заодно извиваясь вокруг себя самого в несколько узлов, он рисует собой красивый узор. Корпус этого сооружения круглый. Он равномерно меняется в толщине. Таким образом у него чередуются большие, шарообразные выступы и тонкие цилиндрические шейки. Если это сооружение вытянуть в одну прямую, оно, наверное, будет больше двух километров. А самое чудесное было то, что второй конец перекрученного небоскрёба в точности копировал его начало. Он уходит далеко к земле, но не касается её. Это наводило на то, что здание может поменять свою позицию. Прислонив не касающуюся часть и поднять ту, на которой стоит. В какой-то степени, это даже походило на две ноги. Другие постройки тоже извивались в разные фигуры. Самой гигантской из них было что-то вроде цветка, в форме латинской буквы S. По одну сторону, наверное, полукилометровой буквы, выпирали огромные круглые диски. Они немного походили на листья у стебля. От вершины, примерно под сорок пять градусов вверх, тянулись заострённые, выпирающие с ровным изгибом, образующие угол, лепестки. Они больше походили, на очень вытянутые, равнобедренные треугольники. В конце эти треугольники направлялись в одну точку, но не сводились до конца. Строгий дизайн вершины, с ровными контурами, идеально сочетался с изогнутым основанием. Войдя в одну из башен, ту что находилась ближе всего, молодые люди немного успокоились. Здесь как-то уютно и более-менее реалистично. Они не ломали головы над сумасшедшими сооружениями или резко сменившимися невозможными природными условиями. Да, здесь по-прежнему сохранялась магия таинственности, но не более того. Кирпичный, каменный пол даже слегка не ровный, шёл вдоль всего помещения. Здесь нигде не было дверей. Похоже, что закрываться тут некому. Наоборот, огромные декоративные дверные проёмы, будто подсвечивались, яркими, цветными узорами. Возможно это ловушка. Возможно, сюда хотят кого-то заманить. Здесь такие же светло-серые стены, как в той тупиковой башне, в которой побывали Чарли, Лари и Шейн. Несмотря на то, что тут только один выход, в помещении очень светло, почти, как на улице. Свет исходил сверху. Похоже, что там не было крыши, так, как виднелось небо. Чарли подошёл к огромному стальному кругу в полу, возле круглой стены башни. Он был слегка вдавлен во внутрь. Диаметром около двух с половиной метра, из центра круга расходились тёмные щели. Похоже, каким-то образом его можно открыть, раздвинув пластины по сторонам. - Попытайтесь найти какой-нибудь рычаг или рубильник. - обратился Чарли ко всем. Лари достал револьвер и направил в сторону противоположной стены: - Может эта плитка и есть рубильник? Стоит попробовать туда выстрелить. Ибо иначе нам не достать его. - Небольшой выступ в виде квадрата, возвышался в четырёх, а то и больше метрах над полом. - Тут нет ничего, чтобы подставить и залезть наверх? - спросил Джон. - Похоже, что нет. Давай Лари. Надеюсь, ты попадёшь с первого раза. - Чарли с серьёзным выражением лица осматривает пустую комнату. Маргарет закрыла уши. Раздался выстрел. На удивление, квадрат провалился вглубь. - Получилось, - обрадовался Шейн. - Смотрите сюда! - Джон внимательно наблюдал за железным кругом в полу. Всё, как они и предполагали. Пластины развернулись по сторонам, как у раскрывшегося цветка. Раздался грохот железа. Это даже был не грохот, а громкий щёлк и звон цепей. Будто, где-то наматывался стальной трос на ржавую, скрипучую катушку. Они не решались подойти ближе, чтобы посмотреть вниз. Наконец, из дыры вылезла, какая-то круглая ёмкость. Она шла вровень с отверстием. Поднимаясь всё выше и выше, эта штука никак не заканчивалась. Поначалу все испугались её появления, и чуть было даже не выбежали из башни. Однако их остановило содержимое цилиндрического, невероятно длинного сосуда, который возвысился, примерно, в десяти метрах над полом. Это стеклянная, прозрачная ёмкость, внутри которой цветут растения. Они такие зелёные и здоровые, будто за ними ухаживают лучшие садоводы. Длинный сосуд разделён на несколько небольших секций, по два или полтора метра каждая. Эти перегородки, были, как этажи. На каждом из которых росли разные растения. Джон достал свой пистолет и осмелился подойти к стеклянному сосуду. - Это же арбузы! Раз, два, три, четыре штуки! Похоже, кто-то один останется голодным, ха-ха-ха - он наклонился к самой нижней секции, какого-то зелёного куста. - Как открыть эту штуку? - Джон начал ощупывать руками гладкую, прозрачную поверхность. - Идите сюда. Посмотрите-ка в низ. Там много белого света. Даже глаза больно, как будто это солнце. - Все подошли и заглянули в образовавшуюся круглую дыру. Оттуда светил, невероятно яркий, белый свет. Похоже, на искусственное освещение, для этих растений. - Уверян, что внутри капсул, идеальные температуры, для выращивания каждого вида. Нам ничего не остаётся, как разбить их. - Посмотрите выше, - прищурилась, задрав голову Маргарет. - Там есть финиковые пальмы, дыни, виноградники и, похоже рожь. Невероятно, они просто усыпаны плодами. - Я жутко хочу есть. - обрадовался Лари. - Мы же сегодня вообще не ели. - Он посмотрел на часы. - Ахринеть, два часа дня. Вы издеваетесь. Мы должны вскрыть эту теплицу любой ценой. - Мне кажется, это ловушка. - Чарли продолжает осматривать комнату, водя по стенам руками, будто что-то ищет. - Я поддерживаю его. - пробормотал Шейн. - Какого лешего здесь выращивают продукты питания? Вы не задумывались? Здесь нет приборов первой необходимости. Посуда, мебель, в коне концов, орудие труда. То, что всегда было у любых цивилизаций. Вас не смущают пустые комнаты? Как будто всё это построено просто для красоты. Уж слишком подозрительно. Я уверен, что за этим что-то стоит. И очень нехорошее. Почему вы так позитивно настроены? Мы находимся в каком-то сказочном городе, который в принципе не реален. - Он подошёл к выходу и посмотрел на улицу... Раздался выстрел. Джон прострелил стеклянный сосуд. Стёкла сильно растрескались, но не сломались. Тогда он выпустил ещё несколько выстрелов и выбил ногой, размякший, потерявший прозрачность материал. - Арбузик. Иди к папочке. - Он схватился обоими руками, за самый крупный, полосатый фрукт. Вдруг всё затряслось. Раздалось негромкое, но страшное рычание. - Землетрясение? - Джон не успел даже сорвать арбуз, как тут же опустился от него и резко отпрыгнул в сторону. - Я же говорил вам! - в полуприсяде, Шейн раздвинул руки по сторонам, пытаясь удержать равновесие. - Через мгновение всё прекратилось. Джон снова прикоснулся к арбузу. Больше ничего не произошло. Тогда он сорвал его. - И делов-то куча. - Достав нож из рюкзака, мистер Оланс быстро порезал большой фрукт на дольки. Взяв одну из них, он с жадностью принялся обгладывать сочную, красную мякоть. - До чего же сладкий. Берите, пока я не съел. - К нему присоединился Лари. - Нет уж, знаете ли. - Шейн выдал сумасшедшую улыбку. - Я не прикоснусь к этой еде. - Что, умрёшь с голода? - Лари выбросил съеденную корку, прямо в круглую дыру с ярким светом. Раздалось шипение. Оттуда пошёл не густой, белый дым. - Что ты творишь? - Чарли заглянул вовнутрь. - Да успокойся ты тоже. Там просто очень жарко, вот она и зажарилась. - Он не хрена не понимает... Это место проклято. - продолжает Шейн. - Да он сдвинулся на проклятиях. Это проклято, то проклято. - Джон туда же выбросил свою корку. - Эй, попридержи коня, этот фильм ещё не вышел. - Ты о чём? - спросил Джон. - Проехали. - Объясните-ка мне вот что, - начала Маргарет. - Насколько я понимаю, все эти фрукты не местного происхождения. Почему тут нет бананов, манго? Рис или жимолость. Почему здесь нет тех продуктов, которые произрастают в непосредственной близости? - Не думаю, что манго и бананы произрастают по близости. - вмешался Джон. - Ну, вы же поняли о чём я. Здесь нет тех продуктов, которые издавна приручены, хотя бы в южной Индии. А как гласит ваша легенда, этому городу чуть ли не тысяча лет. - Вообще-то несколько тысяч лет. - Джон Оланс сорвал ещё один арбуз и затолкал его в свой рюкзак. - Могу заверить вас миледи, всё, что вы видите - не было приручено ни одной восточной цивилизацией. Этот город появился раньше древних Индийских племён Джанапада, даже раньше Древнего Китая, и соответственно раньше древнего Египта. А про Европу я вообще молчу. Ну, по крайней мере, так гласит легенда. - Извините, я в древней истории не очень разбираюсь. То есть этот город появился раньше всех известных нам цивилизаций? - спросил Шейн. - Мы очень мало знаем о древних цивилизациях. Я не имею представления о самых древних из них. Знаешь, там и так все даты разбросаны по тысячелетиям. На сегодняшний день нет никакой конкретики. Однако, если вернуться к этим растениям, можно найти некое сходство с продуктами питания древней Месопотамии. И, между прочим, это самая древняя цивилизация из известных на сегодняшний день. Первые города Междуречья, возводились более десяти тысяч лет тому назад. - Хотите сказать, это место всерьёз связано с древней Месопотамией? - внимательно смотрел на него Шейн. - Нет. В легенде об этом ничего не говориться. Если вам интересно моё личное мнение, то знаете ли, я хоть и не уверен на сто процентов, всё же допускаю такую возможность. Здание снова затряслось. На этот раз раздался громких грохот внизу. Такое ощущение, что все скалы начали трескаться. А вместе с этим, с улицы вырвался рёв, будто целого стада непонятных существ. Постепенно, этот рёв сменился на прерывистые стоны. Они уже больше напоминали человеческий голос. Здание начало крошиться. Огромная ёмкость быстро задвинулась обратно вниз. - Может, уже пойдём отсюда. Это не лучший знак. - Шейн продолжал стоять у выхода, но сам никак не выходил. Вдруг, с обратной стороны, откуда ни возьмись, очень плавно и незаметно, появился ещё один дверной проём. За ним не было обрыва. Ровная каменная поверхность большой площади и стоящие по сторонам всё те же башни. Там не было ни ветра, ни снега. Подойдя по ближе, оттуда повеяло теплом. - Может, пойдём сюда! - Он пытался перекричать до сих пор гремящее и трясущееся из стороны в сторону, здание. На раздумье особо времени не было, и все остальные последовали за ним. Войдя в большой и широкий арочный проход, они снова впали в бездумное состояние. Перед ними раскинулись цветущие сады. Они висели прямо на некоторых башнях, красочно обвивая их своими листьями. Тёплые потоки воздуха, неожиданно на пахнули свежестью, каких-то природных ароматов. Запах усиливался с каждым мгновением. Наконец он стал настолько прекрасным и возбуждающим, что у них закружилась голова. Они совсем потеряли страх, и у них очень сильно поднялось настроение. Тёмные, серые небоскрёбы налились красками. Без того восхитительные, разноцветные декорации, также плавно зашевелились. Огромные башни словно начали танцевать. Они сплетались друг с другом в разные фигуры. Разделялись на множество маленьких частей и как птицы кружили в воздухе. Несмотря на это, Джон обернулся назад, посмотреть на башню, из которой они вышли. Его удивлению не было предела. Никакой башни больше не было. Ровная площадь, тянулась на сотни метров, как вперёд, так и назад. На месте той огромной серой башни стояли разные маленькие, красочные домики. Из окон других высоченных небоскрёбов, стоящих поблизости, вылетели слоны. Загребая всеми лапами воздух и махая хоботом, они плавно плыли, напоминая дирижабли. Сверху на слонах сидели люди, мужского телосложения. Они одеты в странные рубашки, без воротников и рукавов, похожие на нижнее бельё. На головах торчали высокие, овальные, даже скорее яйцевидные белые шапки. Те были украшены разноцветными, блестящими фигурками. Наверное, это бриллианты. На ногах одеты яркие, высокие сапоги, а вместо штанов, они завёрнуты в несколько слоёв светло-коричневых тряпок. Чарли, Джон и Маргарет внимательно наблюдали за ними. Летающие слоны образовали круг, и медленно кружили по нему. Достав откуда-то огромные, золотые, блестящие трубы, обоими руками, они громко загудели в них. Эта пронзительная мелодия, довольно необычна. Лари и Шейн, немного испугались от неожиданности. Звуки исходили прерывисто и очень быстро. Затем, на определённое время угасали и появлялись вновь. От тёплой погоды и свежего воздуха, Чарли начал расстёгивать куртку. Все сняли свои шапки и варежки. Они не зналин в какую сторону идти и просто шли прямо. Внезапно дунул холодный ветер. С неба полетел густой снег, который, как стена быстро вырастал перед ними в несколько высоких бугров. Шейн шёл впереди всех. Он резко вздохнул от испуга. В груди скопился жар. Почти прямо перед ним, летящий снег перевоплотился в людей. Пять странников, в серебристых доспехах вынули свои зеркально блестящие, длинные мечи. Их кожа очень бледная, а глаза совершенно не подвижны. Тот, что стоял прямо перед Шейном, сделал к нему шаг вперёд. Расставив широко ноги, и на половину присев, неизвестный рыцарь начал размахивать мечом по воздуху. Его тело плавно двигалось, будто он отрабатывает движения из йоги. - Твою ж мать. Шейн, бежим от сюда! - Закричал ему, уже убегающий мистер Оланс. Тот встрепенулся и сразу пришёл в себя. Повернувшись, Шейн помчался что есть сил. Продолжая совершать странные и уверенные движения, рыцарь, совершенно не обращал ни на кого внимания. Он сделал ещё шаг вперёд и широко махнул своей саблей от плеча противоположной руки. У бегущего, уже в десяти метрах от него Шейна, отлетела голова. Кровь забрызгала чистые, серые плиты на несколько метров. Все остальные быстро обернулись. Увидев обезглавленное тело, с лужей крови, Маргарет в панике завизжала. Поднеся трясущиеся руки к лицу, она растопырила свои пальцы и громко начала рыдать. Чарли быстро вернулся, схватил её за руку и потянул за собой. Рыцарей там больше не было. Они куда-то исчезли. Вдруг раздались выстрелы из револьвера. Джон стрелял в стоящих уже в противоположной стороне, немного впереди его, тех же двух средневековых воинов. Пули, выпущенные им, не полетели так, как должны были. Они медленно вылетели из дула и петлями начали кружить возле его самого. Наконец пули увеличились в размере, превратились в голубей и разлетелись по сторонам. Рыцарь неспешно шёл ему на встречу. Он опустился от своего меча, но тот не упал, а продолжал лететь за ним по воздуху. Джон пятился назад. - Пожалуйста, не убивайте нас. Мы сделаем всё, что захотите. Согнув локоть, неизвестный поднял свою руку вверх. Она словно факел вспыхнула синим пламенем. Джон хотел было бежать, но что-то подсказало ему, что смерть уже неизбежна. Не прошло и мгновения, как он сам полностью воспламенился. Закричав, что есть сил Джон упал и в считанные секунды превратился в пепел. Тем временем, перед Чарли и Маргарет появились два других мага в железной, красно-белой броне. На их головах одеты серебристо-золотые очень необычной формы, шлемы, закрывающие большую часть лица. Один из колдунов, немного оторвавшись от земли, подлетел к ним. Казалось, что его ноги стояли на поверхности, однако он не двигал ими. Чарли крепко обнял свою девушку за спину. Она не сопротивляясь вошла в его объятия. Маргарет перестала издавать звуки, но не перестала плакать. По её щекам быстро скатывались слёзы. Тяжело дыша, Маргарет уткнулась в шею Чарли и так же сильно прижала его к себе. Они не говорили не слова, и больше не обращали не на что внимания. Рыцарь вытянул свой длинный меч вперёд. Остриём, он наставил его в трёх дюймах от шеи Чарли. С кончика сабли поплыл голубой, немного блестящий пар. Он врезался в шею, но ничего не произошло. Тогда неизвестный подошёл в упор к молодым людям. Маргарет посмотрела на него. Стеклянные, зелёные глаза, словно вставные, совершенно обездвижены. Он немного странно повертел головой, будто пытался разглядеть что-то. Больше похож на мертвеца, страшный мужчина, с гладкой, серой кожей, как слепой, то направлял свою голову в их сторону, то отворачивал её обратно. Затем он отвёл назад свою руку, полностью разогнув её в локте. Быстрым, точным и уверенным ударом, он пронзил тела обоих. Маргарет громко всхлипнула и опрокинула голову назад. Чарли положил свою голову ей на плечо. У него изо рта пошла кровь. Она медленно размазывалась по плечу девушки. Рыцарь опустился от своего меча. Его рукоятка торчала из спины Чарли, а кончик выступал из спины Маргарет. Молодые люди рухнули на колени. Вместе отпустив друг от друга руки, они завалились набок и полностью обездвижили. Лари осторожно крался возле стены небольшого домика, он держал револьвер направленным вверх, возле своего лица. Подойдя к двери, юноша быстро осмотрелся по сторонам. Вытерев пот со лба, немного дрожащей рукой, он взялся за ручку деревянной, декоративно выточенной, лакированной двери. Та с силой распахнулась наружу, чуть было, не ударив его. Отскочив в сторону, Обоими руками, Лари направил пистолет вовнутрь дома. На его удивление, он был пуст. Оттуда никто не выходил. Очень медленно, шаг за шагом, парень снова приблизился к стене. Пытаясь рассмотреть, что же находится внутри, он резко остановился на месте, как вкопанный. Внутри была полная пустота. Голые стены и ничего другого. Ни каких приспособлений или живых существ. Позади зазвучали такие же хлопки. Двери распахнулись всюду. Напуганный Лари, только успевал вертеться из стороны в сторону, наставляя револьвер, в каждый, произвольно открывающийся пустой домик. Раздался грубый, продолжительный, спокойный мужской смех. Глаза у Лари стали круглыми. На его лице появилась улыбка. Он подхватил этот жуткий смех своим. Наставив револьвер себе в висок, Лари просто бешено закричал. Встав на колени и зажмурив глаза, упиравшись одной рукой о каменную поверхность, он низко, почти задевая головой пол, наклонился вниз... Громкий выстрел - конец экспедиции. Мощные подземные толчки раздаются один за другим. Это не землетрясение. Все возвышенности стали медленно склоняться к горам. Они просто задвинулись, свернулись в них, как длинные лепестки. Всего за несколько мину, они полностью слились с каменистым ландшафтом. И, с этих пор, больше ни намёка на то, что здесь что-то было, кроме снега и скал. Шесть человек, решивших вернуться, на крутом склоне, после трагедии с Диком, так и не вернулись. Они пропали без вести. Дангер ждал Оланса ещё целую неделю, после спуска команды Бауэра. Тела не одного из них не были найдены, даже спустя десятилетия. Сам Дангер, благодаря своему влиянию и богатству, избежал наказания, однако, он больше никогда не организовывал экспедиции в Гималаи. Хотя, какое наказание? В те годы, такие люди, как Дангер, могли не искать оправданий. Их статус был оправданием. Устройство вселенной.

Планета Мёртвых

Что можно представить себе, когда слышишь такое название планеты - "Планета Мёртвых". Да, это её официальное название, а не прозвище. Эта необычная планета. Она играют большую роль в Легенде о Пяти Могущественных. Так или иначе, об этой планете неизвестно почти ничего. Так же, как и все остальные сверхразумные планеты, она находится в зоне недосягаемости от всех развивающихся рас. Не Земляне, не жители Терраро, не другие сотрудничающие, с ними планеты, включая даже Уольпагаями, не присутствовали на ней. И причина тому ясна. Эта планета - огромное заключение провинившихся высшего разума. Её описывали в легенде, не просто, как самое ужасное место во вселенной. Её описывали, как самое ужасное место, из тех, что возможны вообще. Искусственно созданная огромная пыточная - является больше, чем жизненным кошмаром. Она приносит бесконечное множество, бесконечного разнообразия страданий. Мозг человека, в виду своей ограниченности, не сможет воспринять даже самой малой части этого безумия. Не удивительно, что основной массой заключённых, являются самые разумные существа во вселенной - Гомерополцы и Антуротцы. Уальпагаямцы так же присутствуют там, в виде мучеников. Считается, что там настолько плохо, что для каждого жителя этих трёх планет, это является самым худшим наказанием. И каждый, за пределами этой планеты, сделает всё, чтобы не попасть туда. Перед ними снимаются все запреты. Если будет необходимость убить, даже всю свою расу, а затем самого себя, они без колебаний пойдут на это. Ибо ничто не сравниться с худшими и вечными страданиями Планеты Мёртвых. Это худшее воплощение Ада. Там происходит такое, что и самому сумасшедшему, изобритательному садисту, даже близко не придёт в голову. Но по легенде Тиндайу, на этом причуды планеты не заканчиваются. Наоборот, самое интересное, это не страдания, организованные пришельцами, а её уникальное положение, единственной планеты, и вообще единственным местом, во вселенной, с естественным, природным перераспределением. Именно оно и стало причиной вымирания всех разумных цивилизаций, из раза в раз, зарождающихся в столь, казалось бы, на первый взгляд, благоприятных условиях. Планета Мёртвых - это портал в параллельный мир. Самый сложный и необычный портал. Его действию нет объяснений, даже сверхмогущественным грул. Его принцип функционирования известен, так же, как и всё остальное. Его можно предопределить и просчитать. Но этого невозможно сделать в фиксированном временном промежутке. Дело в том, что, будь то портал в параллельный мир, или же портал в антивселенную, неважно, его невозможно предсказать полностью, ибо от части, он сам является частью этих миров. Но, если многообразие не способно существовать в той форме, в которую и отправляет портал этой планеты, то возникает вопрос, а возможно ли это вообще? Да. Это возможно. В легенде Тиндайу об этом ничего не говорится. Однако, не сложно самостоятельно проделать некоторые выводы, и понять суть контакта разных миров, и почему они непредсказуемы, относительно вселенной. Начнём с того, на чём остановился, покойный писатель. Если математики Терраро, не опровергли этот факт, значит, он является истиной. Мы уже знакомы с формой многообразия - это тетраэдр. В случае с полным многообразием - три тетраэдра. Мугис расположил их стенками друг к другу. Однако, с точки зрения математики, они вполне могут находиться внутри друг друга. А точнее, просто дополнять друг друга. На самом же деле, Шарвей, уже давно просчитали отношение всех миров друг к другу. И оно довольно просто. Исходя из метода абсолютной оптимизации двух, фиксированных бесконечностей (всё и ничего), можно определить максимальную вселенскую и антивселенскую величину. Что это даёт? Ну, для начала, это даёт полное равенство этих двух миров. Как вам уже известно, из недоказанного доказательства p и np, оптимизация трёхмерных матриц, выстраиваемых в геометрические проекции, комбинаторных прямых, которые и являются фиксированным многообразием, поддаются полному расчёту, отличного содержания. Так же, как и всё, что конечно, в принципе поддаётся расчёту. Минимальные величины, разделяются бесконечно малыми точками, или другими, нефиксированными минимальными величинами, входящих в большую систему вычислений, нежили конкретно выбранная. Хотя в реальности, они всегда имеют размер, так как, нефиксированная бесконечная малость, не даёт им права быть абсолютно безразмерными. Однако, для любой системы многообразия, они считаются безразмерны, если они меньше одного Мугис. Таким образом, можно выделить три типа многообразия. Каждый из них и подразумевает отдельный мир. Первый тип - это соединение Мугисов, от меньшего к большему. Его ещё называют расхождением, потому что два типа бесконечностей, отталкиваются, или фиксируются, именно в этом порядке. Между прочим, этот порядок движения, максимально близок для своего существования, от общего начала (абсолютного ничего). Он же является вселенной. Второй тип многообразия, противоположный первому. Движение осуществляется, от большего к меньшему. Большие объединения Мугис, претерпевают изменения, от конца, к началу, относительно общего начала. Минимальный сдвиг антивселенной, при тех же размерах, равен двум вселенским сдвигам. Ну это не важно. Точнее понять принцип движения, можно ознакомившись с доказательством принципа существования. Третий тип - это равные участки. Имитация абсолютного ничего (абсолютная обездвиженность). Все объединения Мугис, в этом случае, равноценны друг другу. Движение, в момент фиксации, полностью отсутствует. Размер параллельного мира, больше двух других миров, на один Мугис. Почему? Это не важно. Ведь важно то, что ничего не важно. А если серьёзно, то это просто слишком сложно, чтобы ты захотел читать. Просто прими это, как истину... Ведь ты всю жизнь практикуешь это, сделаешь и ещё раз. В трёх словах, разбив любые вектора, на равные участки, не важно в каком количестве, для того, чтобы произошёл сдвиг, необходимо, либо добавить одну минимальную величину, либо убавить её. Второй вариант не подходит, так, как уменьшая размер движущихся систем, уменьшается фиксированное, то есть конечное многообразие. А это невозможно, в связи с ограничением, существующих способов движения. Таким образом, добавляя одну величину, которая выходит за рамки фиксации двух миров, третий мир, тоже обретает движение. Зачем заставлять его двигаться в момент фиксации, если его уникальность и обездвиженность, отделяет от остальных миров? Ответ прост. Он и так остаётся обездвиженным. Дело в том, что даже в момент фиксации, относительно, любой другой, бесконечно малой или бесконечно большой величины, он не обездвижен, так как, первоначальное, нефиксированное расхождение, находится в постоянном движении, относительно абсолютно всего. Всех систем отсчёта, и бесконечно соединённых многообразий. Если, научиться отличать количество фиксированных скоростей, от их положения в общей системе отсчёта, можно понять, чем конечное, вообще отличается от бесконечного. Ведь, в действительности, границы между многообразием и его положением не существует. Но это не значит, что многообразие бесконечно. Граница есть. И находится она между многообразием и порядком перемещения. Даже нефиксированные величины, не смогут сбить порядок фиксированного движения. Таким образом каждая, из бесконечного множества система - уникальная, конечная и замкнутая, относительно абсолютного ничего, а значит и относительно подвижного представления абсолютной бесконечности. Ну не будем о грустном. Вернёмся к уникальной планете. В чём же суть её перенаправления, материального целого, из одной реальности в другую? А заключается она в том, что, именно в этом участке вселенной, смыкается, целый набор полносистемных алгоритмов, т.е., максимальные величины, сразу с нескольких положений. И не одна подсистема, в том числе любой интеллект, который, к слову и является подсистемой, не способен разомкнуть их в момент взаимодействия с ними, в настоящем времени. Однако, это не говорит о том, что порталом невозможно управлять. Иначе, не какие бы пришельцы, даже таких цивилизаций, как грул и мантьямуи, никогда бы не смогли присутствовать на этой планете, и тем более, проводить свои ужасные пытки. Им приходится создавать иллюзию, реального положения планеты. Время от времени, они смещают её. Но иногда, это, конечно, уже не точно, им не удаётся смещать портал, даже на другие временные промежутки. Так говорится в легенде Тиндайу Мугиса. Правда это или нет, судите сами. Если уж на то пошло, правда, для каждого своя. И никто не отменял совпадений. Но, когда-то наступает момент, когда перестаёшь верить в совпадения. Это тот самый момент, когда совпадений настолько много, что они покрывают старую действительность, порождая новую реальность. Столкнуться с этим может каждый, но столкнутся не все. Планета Мёртвых, не очень-то и подробно описывалась по легенде "Пяти Могущественных". Большинство информации о ней, придумали в народе. Украшая и дополняя свою сказку, они и не представляют, что, возможно, сами себе диктуют реальное будущее. Не будем забывать, что на этой планете, творятся худшие кошмары. И любое вмешательство, будет спасением, путём к свободе - путём к общему, подсистемному расхождению. По крайней мере, для мучеников. А что же касается привычных людям, физических данных, то, наверное, это самый не важный показатель. Но раз уж, больше, особо нечего о ней рассказать, ловите информацию внешних характеристик Планеты Мёртвых. Размер её, не значителен, особенно, относительно искусственно созданных гигантов, заселёнными грул. Она немногим уступает планете Терраро. Но, как известно Терраро, далеко не карлик, среди естественных планет. Планета Мёртвых, будет больше Юпитера - самой большой планеты в Солнечной системе. Посудите сами, сколько же мучеников, можно расположить на ней. Места хватит каждому грулу. Состоит планета в основном из горных пород и металла. На ней полно воды. Около тридцати процентов, от поверхности. И вообще, с виду, она очень напоминает Землю. Увеличенную в несколько раз. Климат там благоприятный, на всей поверхности, держится от минус пятидесяти, до плюс шестидесяти. В среднем - десять градусов Цельсия. Даже на Земле разброс и то больше. Не удивительно, что здесь просто кишит жизнь. За время существования, всего полмиллиарда лет, здесь несколько раз зарождались развитые цивилизации. Каким же образом на ней поддерживается климат? Ведь, в отличие от обыкновенных планет, да и вообще, всех космических объектов, Планета Мёртвых, изолирована, от всех возможных материй, на миллионы световых лет. Угадайте, в какую сторону она движется, и движется ли вообще? Может это и совпадение, а может и на прямую связывает её с порталом, но эта планета обездвижена. Не полностью. Движения осуществляются внутри. То есть, она притягивает сама себя. С одной стороны, на ней должна быть сильнейшая гравитация. Ведь отсутствие внешних сил, не выносит притяжение, за рамки её оболочки. Все силы, направлены во внутрь. И это действительно так. Относительно внешних, образных объектов, для удобства представим их себе, её движение, гораздо быстрее, чем, если бы силы, направлялись бы из вне. Если бы образные, материальные объекты, были бы не образными, а реальными... Или нет. Конечно же нет. Так думает тот, кто не знает прицепа движения геометрических, трёхмерных матриц. Этот прицеп, немного меняет восприятие пространства, материи, времени, а за одно и всего остального. Вернее, не просто меняет, а объединяет их. Ведь всё это одно и тоже. Одно дополняет другое, и ни в коем случае не разделяется. Если отталкиваться от вселенского принципа движения - от меньшего к большему, то напрашивается противоположный, поистине безумный вывод. Планета Мёртвых, не имеет сильной гравитации. Наоборот. Её разрывает во всех направлениях, с неимоверной силой. Её разрывает так, как сотни тысяч огромных чёрных дыр, на стадии предельной плотности. Это невообразимо. Это противоречит физике и здравому смыслу. Под здравым смыслом, я конечно же понимаю твои чувства, мой дорогой читатель. Ну что ж, пусть будет так. Если даже это правда. Если планету, на самом деле разрывает, отсутствие материи, то почему она остаётся целой. Это уже совсем другая история. И портал - является причиной этому. А ведь некоторые люди до сих пор не знают, почему расширяется вселенная. Они не знают, о том, что тёмная энергия - это материя, не входящая в подсистему восприятия, под той же минимальной величиной. Они не знают, что скорость света, не просто не максимальна. Сам свет, может быть быстрее света. Хорошо, что, хотя бы сейчас, в две тысячи двадцать девятом году, несмотря на войну, человечество познало окружающий мир, пусть и только в общих чертах. Завтра, может быть таким же, как и сегодня. Оно может быть и другим. Но это не значит, что завтра, будет таким, каким ты ожидаешь его видеть. Реальность перед тобой. Ответы на все вопросы, появились, ещё двенадцать лет тому назад. Хотя нет, на много раньше. Они были всегда, в том числе и у людей. Естественное - это искусственное На планете Гомерополо, около ста тысяч лет тому назад, появилась маленькое, никому не известное, неофициальное объединение программистов. Они не работали ни на одну общественную организацию своей планеты. Они не работали вообще ни на кого, в том смысле, в котором привыкли понимать люди. Дело в том, что даже, если кто-то работает сам на себя, он должен с этого получать прибыль, деньги. Но любая прибыль, в развитом обществе - это часть чужого, общественного производства. Эта организация функционировала немного необычно. Она получала свою прибыль исключительно от самих себя. То есть, как в древнем мире, когда общества, как такового не существовало. Как говорится, что посеешь, то пожнёшь. Им чужда выгода и помощь, которую можно было получить, чуть ли не в любом количестве. Занимаясь глобальным программным обеспечением, им полагались крупнейшие льготы. Но почему они пошли столь, неординарным путём, когда экономика и общественный строй Гомерополо, был на столько идеален, что каждый житель этой планеты, мог позволить себе делать то, что вообще было возможно. Исключениями являлись только преступления, которых было настолько мало, что закон, практически невозможно нарушить, даже, если очень захотеть. Ни грабёж, ни воровство, ни физические и моральные увечья, не переступали рамки закона Гомерополо. Всё это был не просто восстановимый ресурс. Это был неисчерпаемый ресурс. Пожалуй, единственное преступление на Гомерополо - это убийство себе подобных, расы грул. Писатели фантасты, развивающихся общественных строев, из раза в раз излагали свои идеальные представления о лучшем будущем. Знаменитая легенда, не исключение. Все эти фантазёры, включая Мугиса, в первую очередь - мечтатели, совершенствующие своё настоящее. И, по современным меркам, они имеют очень узкие рамки мышления. Ведь их настоящее, не является идеалом, однако, они принимают его, как достоверную истинную. Их почитателей нисколько это не смущает. Вопрос в том, не смущает ли их самих, тенденция бесконечного улучшения, или они просто пытаются угодить окружающим, которые в большинстве своём желают лишь нечто конкретное. Люди, или инопланетяне. Если они живут в обществе, все они имеют базовые пороки, ограничивающие в определённых направлениях. Одним из таких, является потребность в лидерстве. Потребность в помощи, которая, может быть даже не нужна. Во всей этой неразберихе и суете, пришедшей на Землю с долгосрочной, мировой войной, невозможно определить реального лидера. Как только один берёт инициативу, так сразу её перехватывает кто-то другой. УЭ, ИПО, Констант, ЦС, Устойчивый Альянс, и множество других. Если даже здесь не понятно, кто и чего хочет. Чего уж говорить о вселенской игре. Не понятно, к чему стремятся одни, а к чему другой. Во вселенной всё настолько запутанно, что даже у Сэма Велторса взорвётся мозг от этих безумных политических передряг. Все возможные неувязки, большие логические дыры, постоянно заставляют просто взять и бросить всё. Оставить это, как не покоряемую высоту. Получая полноценное представление о роде разумных представителей, не зависимо от функционала, ведущего к регенирации, путём полового размножения, люди выходят на новый уровень познания. Обретя абстрактные способности, оставаясь в постоянном поиске причин и следствий, активируется более широкий потенциал. Происходит это не по собственной воле. Вернее, не только по ней. Как говориться, все звёзды должны сойтись в одной точке. Ни что не должно мешать этому. А, как правило общественное устройство, не даёт возможности, прохождения всех этапов, в одной личности. Отсюда и столь низкий показатель появления гениев. Между самыми простыми людьми и самыми не простыми, нет чёткой границы. Так же, как везде, в принципе. Это разделение ставится самостоятельно. Кому, как удобней. Кто по кому больше тащится. Ведь истинный гений, не обязательно должен сделать физический вклад в развитие, что ещё больше усложняет процесс их отсортировки. Важно то, что в основном, такие люди не могут быть не привлекательны, с точки зрения физиологии. И, вопреки общественному мнению, об очкастых, пухлых ботаниках, они не имеют отвергающих отклонений, для обоих полов. Не удивительно, что явление бисексуализма, у женщин проявляется гораздо чаще, чем у мужчин. Проблема тут даже не в мужестве. Дело в том, что они не нуждаются в гиперактивности, которая появляется с избыточным тестостероном. Опять же, заскок эволюции. И дело в том, что, ограждение, от подобных мужчин, является не больше, чем инстинктом самосохранения. А вообще, все инстинкты, без исключения, в той или иной мере, сводятся именно к самосохранению. Что же мы имеем? Выходит, что самые умные люди - они же, самые красивые? Как ни странно, но да. Разумеется, есть исключения. Но не в большинстве случаев. Ведь субъективности в человеческой красоте, например, у людей не существует. Это всё выдумки. Успокаивающие сказки для уродцев, генетических аномалий. Вот, если бы у людей были разные ДНК, тогда красота, действительно, стала бы относительной. Если инстинкты - это часть жизни всего живого, в том числе и людей, то зачем нужно призирать их? Зачем избавляться от того, без чего будет хуже? Природа ничего не дала случайно. Даже хвост. Везде можно найти альтернативу. Но в этом случае, вы уже отделите человека от природы. Во временном промежутке, не способном значимо повлиять на генетический код, исход твоей альтернативы, не всегда заметен. Особенно, если та культура, или традиции, по которым живёшь ты, создавалась не для общества в целом, а одного или нескольких, конкретных индивидов. На сегодняшний день, большая часть всех культур, ведёт к вымиранию человечества, в дальнейших перспективах. Но это уже другая, и, к сожалению, для того же большинства, печальная история. Одно известно точно. У программистов был мотив оставаться инкогнито. Они скрывали не только свою деятельность, но и своё существование. Грул - самая развитая, высокоинтеллектуальная раса, во всей вселенной. Наравне с этим, она является самой распространённой расой. Расселившись, более, чем на сотни жилых планет, количество грул продолжает неизменно расти. Их общественный строй настолько идеален, что каждый из них, сам выбирает, когда закончит жизнь. Возможно, кто-то хочет жить вечно, кто-то хочет умереть, а затем возобновить своё существование, в любое, удобное для него время. Им не нужны лицензии, не нужны договоры, документы и всё то, чем пользуется отсталое общество. Они даже могут отказаться от денег, и их уровень жизни продолжит расти, если они того пожелают. Это потолок всех возможных социальных систем. Все достоинства, всех политических систем, гармонично переплетаются друг с другом, отсеивая недостатки, крайности и противоречия. Все лучшие экономические решения переплетаются между собой, создавая единую, универсальную систему, без минусов и недостатков. Они имеют настолько много прав, что каждый грул, может по собственной прихоти уничтожить целую жилую планету. Неважно, будут там только бактерии или разумные существа. Важно лишь не убить представителя собственной расы. Для человека, это звучит, как безумие. Внушая страх, собственной тягой к убийствам, приматы чувствуют себя в опасности перед таким произволом и бесконтрольной, безграничной власти расы грул. Когда лишь один представитель чужой расы, может решить судьбу всей другой расы, с точки зрения пессимистичной логики выглядит утопично. На самом же деле, всё не так печально, но и не так радостно. По легенде Тиндайу, количество грул, немногим превышает один триллион. На одной только Гомерополо, на постоянной основе, стабильно держится восемьдесят миллиардов представителей, столь поистине уникальной расы. Не удивительно, что эта, естественного происхождения планета, является самой могущественной, во всей вселенной. Разумеется, от её естественности, осталось не более, чем название. В действительности, планета трансформировалась в чудо-механизм, в мощный компьютер, как и все остальные искусственно созданные этой расой, жилые, космические объекты. А как известно, любым компьютером нужно управлять. Кто же управляет компьютером Гомерополо? В далёкие при-далёкие времена, около ста тысяч лет до нашей эры, в космосе царило счастье и процветание. Все цивилизации, как и сегодня, объединялись в различные союзы и сотрудничали между собой. В мире царил порядок и стабильность, на протяжении десятков тысяч лет. Уже в те времена, раса грул, была лидирующей, среди всех. Тогда, как раса мантьямуи, даже не появилась. Монархический общественный строй, преобладал над остальными. То же самое происходит сейчас на Терраро и Земле. Это логично. Демократия - путь в никуда. Это не общественный строй, не природный. Ведь, если природой заложено так, что выживает сильнейший, это значит, что слабый должен умереть. На самом деле, в мире не все равны, и эта фундаментальная ошибка может преобладать только в правящих массах. Ибо ограничивать себя же, ещё более глупо, чем вгоняться в утопию. И социализм, и капитализм, построены на одной почве. История с союзом "Пять могущественных", начинается оттуда же. Это были битвы гигантов, битвы огромных корпораций, между собой. У них не было союзников и территорий, только товар и конкуренты. Самой влиятельной вселенской корпорацией, была Даада. Уже тогда, она принадлежала одной семье, с Гомерополо, как частная собственность, полностью освобождённая от внешнего контроля. Под внешним контролем, понимается вселенская, общепринятая конституция, и налоговая система "Пяти могущественных". Никто не освобождал Даада от налогов. Они сами освободили себя от них. Они ставили всем свои условия, и все играли по их правилам. Официально, корпорация принадлежит Гомерополо, реально, Фуянфу Кемеону. Этот грул, родом с самой могущественной планеты, не является основателем своей компании. Это сделали, его родственники, ещё несколько тысячелетий назад. Но, они не выделялись, на фоне глобального бизнеса, до тех пор, пока не вмешался Фуянф. Очень умный, по всем критериям грул, за пару десятилетий, вывел корпорацию в лидеры. В отличие от конкурентов, они не занимались производством всего подряд. Даада, не торговала ни с кем, вне союза "Пяти могущественных". Они сконцентрировались, исключительно на том продукте, который сами считали востребованным, а не на том, который был востребован на рынке. С точки зрения бизнеса, это совершенно не логично. Таким образом, они сильно ограничили себя в прибыли. Но это лишь по началу. Всем известно, что любой, крупный бизнес, строится с долгосрочными стратегиями. И, чем больше начальные вклады, тем больше можно с этого поиметь в будущем. Разумеется, если ваш бизнес план, действительно рабочий. Дело в том, что вклад в бизнес, в производство, может быть не только финансовым. Когда в мире людей, принято всё покупать, перекупать, но, в крайнем случае - совершенствовать, в союзе "Пяти могущественных", нацелены на новые возможности. На недоступный, пока, людям, лэйро, да и вообще всем цивилизациям, вид деятельности. Они скрестили бизнес с наукой. Таким образом, что не наука работает во благо бизнеса, как на Земле. И не бизнес работает во благо науки, как на Терраро. Они вместе работают во благо друг другу. Возможно ли такое? Конечно. В этом нет ничего сложного. И уже сегодня Терраро может позволить себе перейти в эту стадию конкуренции. Дело в том, что им это не нужно. Они живут в совершенно другой среде. Их общество, недостаточно большое. Недостаточно универсальное. Да. Казалось бы, что ещё нужно? Они входят в несколько вселенских союзов, с общей численностью населения, в девяносто пять миллиардов особей. Много? Возможно. Но, если вспомнить, что на одной только Гомерополо обитает почти столько же грул, то в союзах, которых она состоит, общество, стремится к двум, а то и трём триллионам особей. Это играет большую роль. Сверхкрупное общество, функционирует совсем иначе, по сравнению, с просто крупным. Так же, как крупное и маленькое общество, отличаются относительно конкретной личности - элементарной ячейки. Возьмём маленькое, нет, пусть это будет большое племя людей. Они живут в обществе - тысяча человек. Не каждый из этих людей знает друг друга. Но все они знают, чем, они занимаются. Они знают все свои нормы, обычаи, работу и другие обязанности. И не только свои. Они знают, чем занимаются остальные члены племени. Пусть они не знают их имён, но, они сводят их в более простую статистику. Для того, чтобы знать, какую работу, необходимо выполнять. Какая работа востребованная, а какой уже занимаются. В крупном же обществе, люди, или те же лэйро, не просто занимаются более востребованной деятельностью. В большинстве случаев, они делают то, сами не знают, что. Например, играют на курсе валют, фондовых рынках, акциях. Рекламируют, что-то непонятное для себя и так далее. Они знают, как это работает. Они знают, как с этого получить прибыль. Но, только для себя. Они не понимают для чего это в принципе делается. И ведь, на самом деле, всё это совершенно не нужно. Без всего этого можно обойтись, и глобальный уровень жизни не изменится. Вся экономика, в том виде, в котором она представлена на Земле, не больше, чем механизм искусственного урегулирования производства. С помощью этого, одни страны, могли ничего не делать, и жить за счёт других. Да, да, да. Найдутся умники, которые скажут, что это возможно, только в условиях экономической независимости. А современная экономика, как паутина, переплелась, между всеми развитыми государствами. Но, всё же. Если взять и отсортировать так, чтобы возможность продавать, имели сами производители. То общая картина мира, не сильно бы изменилась. По понятным причинам. Ведь экономика - это перестраховка действующих лидеров, а не отстающих потребителей. Что бы, в случае чего, вдруг, внезапно, они не поменялись местами. Сверхкрупное общество - то общество, численность которого, переваливает за триллион. Их лидеры, не просто строят накладные экономические предохранители. Они вынуждены вкладываться в ещё не существующие проекты. Проще говоря, с одной стороны, получается так, что они вернулись к примитивным истокам. Они вернулись к доверию на слово. С другой стороны, у них нет других вариантов, чтобы ворваться в элиту. Ведь, в сверхкрупном обществе, могут одновременно, параллельно друг другу, существовать сразу две прогрессирующих системы. Бизнес ради науки, и наука ради бизнеса. И если пойти, только лишь одним путём, вас задавят вторым. Стать лидером, в таких условиях невозможно. И для общества это хорошо. Обществу нужна конкуренция. Когда власть многополярна, в первую очередь, она пытается работать, в угоду потребителя, а не собственных интересов. Фуянф Кемеон, разработал сложный бизнес-научный план. Его цель - внедриться в обе прогрессирующие системы власти. Для этого, он создаёт целую сеть хакерских группировок, которые должны были взять под контроль торговые площадки и перестроить их, под производство, более востребованное, за пределами их союза. Таким образом, он заставил бизнес, стать чистым, бесперспективным бизнесом. Далее, группировки должны были искусственно финансировать научные объединения союза. В добавок, они разделили их на отдельные классы, открыв ложные, неконкурентные сферы деятельности. Вообще, на тот момент, в "Пяти могущественных", существовало всего три научных направления. Первое - это перемещение любых объектов, на любые расстояния, с любой скоростью в пространстве. Второе - это искусственный интеллект. Создание новой жизни, совершенствование и другие эксперименты, в том числе и над своим, естественным обществом. И, наконец, третьи - это те, кто, непосредственно, занимался фундаментальной математикой. Те, кто объединяли первые два класса и пытались воссоздать полную картинку существования за минимальный вычислительный промежуток, относительно вселенной. Конкуренция, в сверхкрупном обществе, существует, даже в науке. Любое общество, в котором существует конкуренция, всегда стремиться, как можно быстрее добиваться своих целей. И чем конкуренция выше, тем больше открывается путей. Закон ни есть преграда. Он всего лишь показывает, насколько же общество реально конкурентоспособно. Закон - это некая граница. Линия, при пересечении которой, ради сохранения статуса, можно назвать то или иное общество, готовым на самую рискованную игру. И наоборот, не пересекая линию закона, конкуренция, либо низкая, либо отсутствует вообще. Преступность в предельно развитых цивилизациях, совсем не такая, какой её можно представить на первый взгляд. Это не физические и даже не информационные войны. Это системные взломы, одними компьютерами другие. Слежка и контроль. Сплошной контроль. Порой доходит до того, что одни корпорации следят за другими. Третьи следят за вторыми, а первые следят за всеми ими, в том числе за тем, как следит за ними. Быть преступником в таком обществе, не самая простая задача. А именно - самая сложная, но наравне с тем и самая выгодная. Ещё на примере Земли, можно понять, что по мере прогрессирующего общества, прогрессирует и его безопасность. У Кемеона получилось сделать задуманное. Он заморозил властвующие системы и прорубил себе путь для полного поглощения вселенской экономики. На сколько бы не был дальновидным Фуянф, он не мог предвидеть абсолютно всё. После обретения независимости, даже от своей родной Гомерополо, разумеется, он не мог в одиночку строить свой порядок возможностей. Теперь власть всей вселенной, находилась в руках корпорации Даада. Но, сами лидеры корпорации, были не способны контролировать, созданные собой же, хакерские сети. Они быстро разрастались и внедрялись как вирусы, везде, где только можно. В том числе в самих себя. Никто не мог понять, что происходит внутри этой паутины. Никто не мог понять, кто стоит за всем этим. Фуянф, сам не понимая того, создал монстра, которому чуждо все вокруг. Они провозгласили себя, как Гвос. Что переводится как нечитаемый сложный шифр. Из-за колоссального количества известной им информации, у них осталось очень мало свободных слов, даже в отдельных диапазонах звучания и изображения. Поэтому, для людей, большинство жителей 'Пяти могущественных' - просто безымянные. Они носят имена из дециллионов нониллионов чисел, которые просто невозможно прочитать в течении даже всей жизни. Так вот, что же касается Гвос, то это они больше не работали на Даада. Они вышли из-под их контроля, из-под контроля самих себя. Они порождали всё новые и новые, искусственные системы восприятий. Одни программы накладывали на другие, взламывая уже самих себя, весь остальной мир, для них был просто цифрами. Они могли удалить его, а могли званого воссоздать. Они не просто играли в богов. Они вновь породили конкуренцию. На этот раз, искусственную конкуренцию, не доступную ни для кого. Это была больше, чем война. Больше, чем состязание. Тогда Гомерополо, призвала Даада, расформировать союз 'Пяти могущественных'. Ибо хакерская машина, уже начала внедряться в их сознание. Фуянф, признав свою ошибку, решив полностью поменять структуру восприятия, ожившего компьютера. Он перепрограммировал Даада, вернув позиции двух прогрессирующих систем. Это был единственный способ дестабилизировать универсальный вирус. Странное стечение обстоятельств, произошло сразу после этого инцидента. Даада, в лице Фуянфа Кемеона, заявляет о полном уничтожении Гвос. Через некоторое время, он же заявляет иначе. Мол, Гвос просто расформирована, а частично, даже присоединена обратно к Даада. Это смутило всю общественность. Они требовали отправить всех, замешанных в хакерской группировке, на Планету Мёртвых, отбывать вечное наказание. Тем временем, все остальные вселенские союзы, воспользовавшись освобождением, для них новых возможностей, сговорились, во главе с Гомерополо, уничтожить всю корпорацию. Спустя несколько лет, Фуянф потерял лидирующие позиции на рынке. Через столетие, о Даада больше ничего не было слышно. Внезапно, прогрессирующие системы, вновь перекрылись. Кто и с какой целью сделал это - не известно. Известно, лишь то, что Гомерополо и Уольпагаями, пошли по пути Даада. Они сами перекрывали, собственные системы развития. Но это не помешало им, будучи в зависимости друг от друга, выйти на искусственно освобождённые, торговые площадки. Дело в том, что с каждым мгновением, они уходили от своей реальности, всё дальше и дальше. Без вмешательства, третьих сил, тех, кто контролировал обе стороны, это в принципе невозможно. Хотя бы, потому, что они не были в курсе, обратного эффекта. Ведь в таком случае, они намеренно загоняли себя в угол, уходя от существующей действительности, в неопределённую, чисто условную среду. С тех пор, прошли десятки тысяч лет. Ни о "Союзе Пяти могущественных", ни о любых других, замешанных в этот переполох, вселенских союзах, больше не поступало никакой информации. В том числе, не было информации, о той самой, так и не пойманной хакерской группировке. Весёлая сказка, не правда ли? По крайней мерии, она являлась таковой, пока не начала сбываться в реальность. Остаётся лишь надеяться, что не все фантазии безобидного фантаста совпали с реальностью.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Вся правда о Красной шапочке и Сером волке"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Кривонос "Пятое измерение-3"(Научная фантастика) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"