Вознин Андрей Андреевич: другие произведения.

Без преград?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
    Мрак кутал комнату призрачным туманом, разъедая границы предметов, низводя богатства цветовой радуги к однообразию серых полутонов. Наглухо зашторенные окна, непроницаемые и в яркий солнечный день, не давали немощной старушке Луне за стенами дома ни единого шанса заглянуть ко мне в гости. Избегаю свет в любых его проявлениях. И только слабо мерцающему на столе экрану монитора дано право привнести в мои владения клочок из царства Люцифера. Единственное открытое окно в мир, наполненный красками и жизнью. Но сегодня на страже чуждой реальности короткий частокол цифр - 14.04.1912. Мой жребий. Ничего не значащая дата, не удостоившаяся пока и краткого упоминания в анналах истории, сколько ни перебирай лохматые тома древних фолиантов либо бесконечные террабайты электронной вселенной. Но это пока...
    Неуловимая случайность сегодня оказалась более благосклонна к моему оппоненту - все-таки корректировка даты 1937 года, что на целых двадцать пять лет позднее, дает ему неплохие шансы что-нибудь выкружить из стремительно развивающейся техники. Однако не вижу смысла сетовать на несправедливость свершившегося - призрачное прошлое уже начинает настойчиво зазывать к себе в гости. И значит мне туда. На то и пси-паркур. Словно подслушав невысказанные вслух мысли, дата-задание исчезает с экрана, освобождая место любимой заставке - на фоне черной человеческой фигуры, застывшей в прыжке, языки пламени складываются в надпись: 'Без преград!'. Неофициальный девиз пси-трейсеров придает уверенности в своих силах. Для меня преград не существует!
  
    Время - капелька янтаря, а я - скованная в застывшем золоте смолы мушка - сижу, скрючившись перед монитором, этаком сфинктере между мной и бесконечным океаном информации. Глаза нестерпимо ломит от перенапряжения, и приходится изредка их отводить в сторону, отдохнуть. И тогда пространство вокруг заполняют радужные фантомы, аквариумными рыбками плавающие по комнате...
    Что-то выловить достойное из цифровой бездны пока никак не удается. Мировая война, к сожалению, началась гораздо позже, и даже шальная мысль - попытаться развязать ее в самом начале столетия - без жалости отбрасывается прочь. Столкнуть лбами мировые державы, не имеющие на тот момент серьезных конфликтов интересов, идея абсолютно нереалистичная. И вправду, не создавать же новую религию, чтобы объявить очередной крестовый поход. Из интересных достижений технической мысли той эпохи - недавно появившиеся самолеты, но они бесполезны из-за своих пока еще ничтожных размеров.
    Небоскребы Америки, строительство которых зародилось в конце девятнадцатого века, вначале показались внушающими определенный оптимизм. Но что делать с этими бетонными колоссами? Конечно, можно попытаться объединить самые последние на тот момент технические достижения человеческой мысли и направить самолет в одно из возносящихся в небеса зданий. Но... Получить достойный эффект вряд ли получится, в виду отмеченной легковесности летательных аппаратов. Что значат дерево и перкаль против железобетона? Вот если бы огромный цельнометаллический пассажирский самолет... Да не один... Да в два рядом стоящих небоскреба... Картинка для сми-шников получилась бы на загляденье.
    Монструозные порождения технического прогресса - гигантские промышленные заводы... Взорвать завод? Например, пироксилиновый. Или анилиновых красителей. А что... Идея вполне себе впечатляющая. На фоне темнеющего в закате неба взрывы заводских корпусов будут смотреться по-библейски апокалиптически. И варианты можно подобрать вполне реализуемые. Я быстро перетасовал в голове несколько сценариев развития катастрофы: рабочий бросает окурок в бочку с химическими отходами; нарушение технологии при смешивании азота с водородом в металлической емкости; попытка разрыхлить слежавшиеся запасы каких-нибудь сульфатов и нитратов мощной взрывчаткой... Последнее глуповато, конечно, но до какой только идиотии порою не опустится незамутненное интеллектом человеческое создание, особенно, когда свербит в пустой голове, а под рукою имеются неограниченные запасы взрывчатого вещества. Огромная воронка на месте небольшого баварского фабричного городка была бы отличным памятником людской глупости. Или... В голову пришла в меру бредовая идея создания лазерной установки полубезумным русским инженером, использующим ее для подрыва быстро развивающейся экономики Германии. Распоясавшиеся в темноте комнаты образы перепрыгивают с дымящихся руин завода на фееричное уничтожение лазерным лучом подвернувшейся английской эскадры броненосцев...
    И тут течение моих мыслей, вьющихся вокруг вариантов полуфантастических техногенных катастроф, само-собой выносит на океанские лайнеры, единственные технические сооружения, катастрофа с которыми по своим масштабам способна сравняться с ветхозаветными катаклизмами.
    Как ни странно, и объект для воздействия находится довольно быстро. Короткий экскурс в историю начала двадцатого века сразу же наталкивает на знаковое пересечение моей даты с первым путешествием через Атлантику огромного корабля - настоящего гиганта, даже по современным меркам. Я бегло пробегаю по датам круиза - '... 10 апреля выход из Саутгемптонского порта, в тот же день остановка в Шербуре (Франция) для взятия на борт пассажиров, на следующий день остановка в Квинстауне для взятия на борт пассажиров и почты, 18 апреля конец путешествия в порту Нью-Йорка...'. А что... Подходяще. Повеселев, насвистываю мелодию из 'Шербурских зонтиков'.
    Мой соперник по жребию - лидер восточного региона пси-трейсеров. Это звание он получил за впечатляющее действо - взрыв космического челнока 'Челленджер' при очередном старте с мыса Канаверал. Я и сам, съедаемый черной завистью, иногда пересматриваю архивные материалы этой катастрофы. Огромный белый цветок, неожиданно распустившийся в голубых небесах Америки, и два сатанинских рога, расчерченных обезумевшими твердотопливными ускорителями, надолго запомнились миллионам зрителей. На мой взгляд, это была самая эффектная победа за всю историю соревнований по пси-паркуру. Добиться настолько запоминающегося шоу, пускай и с минимумом жертв, мог только настоящий мастер. А у меня в душе c тех пор обосновался небольшой вертлявый червячок - с определенного ракурса во взрыве легко угадывался знак 'V'. И если он был исполнен сознательно, то это какой-то запредельный уровень...
    Отбросив назойливые мысли о конкуренте, я обдумываю варианты дальнейших действий. Пожар в машинном отделении? Возможна ли гибель огромного корабля от пожара? Вполне. Хотя... Памятуя о 'Челленджере', намного эффектнее, если огромный корабль взлетит на воздух от взрыва. Это будет гораздо красочнее, особенно на фоне ночного, усеянного огромными звездами, неба.
    Случайная противокорабельная мина? А кто ее мог оставить в холодных водах Атлантики? Скорее тут более подойдет атака подводной лодки. Значит, следует попытаться отследить их движение... Чьих? Вопрос праздный - корабль ходил под флагом соединенного королевства Великобритании и Ирландии, следовательно, лодка кайзеровской Германии самое то. Что еще можно придумать? Усталость дает о себе знать все настойчивее, и в голову больше ничего дельного не приходит. Ну, и ладненько - пока остановимся на этих двух симпатичных вариантах. А начнем с торпедной атаки. Свистать всех наверх! Из глубин памяти всплывают слова старой пиратской песни:
    - Пятнадцать человек на сундук мертвеца, Йо-хо-хо!
  
    Неторопливо шагаю по городскому парку, в качестве тренировки прокалывая сферы сознания попадающихся навстречу редких прохожих. Особо не напрягаюсь и глубоко в чужие мысли не лезу - не растрачиваю напрасно ценный свой ресурс. В самом разгаре лето. Небольшой раскаленный кружок в зените жарит на всю катушку, и городские улицы на пике дня больше напоминают лабиринты раскаленной печи. Спасительная тень присутствует только в заросшем парке. Мои отвыкшие от дневного света глаза прикрыты черными очками-консервами, но это слабая защита - чувствую себя этаким сварщиком, вкалывающем без продыху в погоне за недостижимым планом. Кажется, что Солнце буквально прожигает черноту стекла. Три последних дня без сна и пищи проявляют себя нетвердостью походки, да и восприятие реальности серьезно меняется. Колени дрожат, с трудом противостоя гравитации, а окружающий мир плавится и растекается под злыми лучами дневного светила. Иногда приходится аккуратно обходить стороной огромные провалы в структуре пространства, неожиданно разверзающиеся прямо передо мною. Тут и сам черт не поймет - то ли это забавы перестраивающегося сознания, то ли дорожники опять как попало накидали некачественный асфальт. И хотя со стороны я кажусь безумным шизиком, с этим ничего поделать нельзя: целенаправленный размыв реальности, это непременное условие для начала глубинного пси-паркура.
    Возможность проникать в чужое сознание - в узких кругах пси-трейсеров именуемое пси-паркуром - в пределах своей временной линии и без воздействия на поле событий, довольно несложное упражнение и обычно применяется на подготовительном этапе в качестве тренировки. Но осуществить ментальное воздействие на носителя, в чей разум ты проник, и которое приведет к изменению исторического поля, возможно только нечеловеческой концентрацией с полной отдачей всей накопленной энергии. А это требует перехода на более высокий уровень осознания. Поэтому строжайший пост с опасной балансировкой на грани сумасшествия не чья-то прихоть, а лишь суровая необходимость.
    Неожиданно легкий ветерок толкает меня в спину, подхватывает бумажный мусор на тротуаре и швыряет в ближайший темный провал в асфальте. Внимание приковывает одинокий березовый лист - сорванный с ветки он плавно кружит в затейливом танце... Кружит прямо предо мною. А я слежу за ним... Время замирает... Пространство вокруг начинает пульсировать, обретая вполне осязаемые плоть и кровь... Тело теряет чувствительность... Мгновение... И меня поглощает стремительно меняющаяся реальность...
    Затратив некоторое усилие, возвращаю едва прикоснувшееся к истинной свободе сознание в грубую материальность. Я готов. Быстро возвращаюсь домой, закрываю плотно все окна, двери, повсюду отключаю электричество. Приятная тишина растекается по пустым комнатам. То что надо - полумрак и ни единого звука. Таблетку под язык. Откидываюсь в кресле. Пространство вокруг колышется, подчиняясь странному ритму. Закрываю глаза... Мысли исчезают, предоставив ментальное пространство неуловимым образам, вмиг заполнившим мою внутреннюю реальность. Сладковатая истома охватывает тело. Начинаю чувствовать ток крови - ровную пульсацию в сложных переплетениях артерий и вен... Постепенно удары сердца сливаются с ощущением медленного покачивания в водах теплого первозданного океана. Жду... Откуда-то издалека приходит первая легкая волна, слегка пощипывающая расслабленные мышцы. За ней накатывает вторая, уже вооруженная острыми раскаленными шипами и... Следом третья с головой накрывает огромным валом просто нестерпимой боли. И эта БОЛЬ пожирает все тело: одуряюще ломит каждую косточку, обмякшие мышцы жжёт адским огнем, и неведомый спрут удавкой стального щупальца стягивает горло. Задыхаюсь, но терплю. Свора неведомых демонов терзает тело, рвет в клочья мышцы... Терплю этот безбрежный океан боли... Сама вечность по-свойски заглянула ко мне в гости... Т-е-р-п-л-ю... И вот впереди мелькает легкий отблеск спасения. Устремляюсь к нему... Свободен! Выныриваю из своего тела, разорванного болью, как выпрыгивает дельфин из объятий липких рыбацких сетей.
    Наконец, я чистое, не обремененное веригами плоти, сознание. Упругая граница материального мира все еще неподалеку, и вокруг пока присутствует строгая иерархия смыслов. В ячейках структурированной сети витают нереализованные зачатки идей, которые можно отлавливать как экзотических рыбок... Осторожно освобождаюсь от жестких пут нашего временного силка, постепенно удаляясь от пульсирующей сети. Все начинает кружиться, переходя от строгого порядка к первозданному хаосу разрозненных зародышей информации. А я лишь маленькая свернувшаяся креветка плыву куда-то по своим маленьким делам...
    Путь свободен. Начинаю очередное сказочное путешествие...
  
    Никогда бы не подумал, до чего может довести, казалось бы, банальное увлечение гитарой и тяжёлым роком. А начиналось всё безобидным подражанием Джимми Пейджу и Ричи Блекмору. Конечно, их высот я достичь не смог, но неожиданно преуспел кое в чём другом. Слушая виртуозную игру, сколько раз чертыхался про себя, что не имею возможности присутствовать в самый момент появления их музыки - услышать хит двадцать лет спустя после его рождения, когда голова уже забита кучей разного хлама из подражателей и последователей, это сродни лицезрению хвоста безвозврата ушедшего поезда. А вот каково это присутствовать на первых концертах, когда услышанное проникает в твоё свободное, девственно чистое сознание? Какое это должно быть наслаждение. И оставалось только горько сожалеть, что не пришлось жить в эпоху монстров рока. Кстати, эта мысль в дальнейшем распространилась не только на музыку, но и на фильмы, театральные постановки, книги. Присутствовать в момент проникновения новой легенды в наш мир...
    И как-то, тяжело заболев, я слёг с высоченной температурой, не в силах ни есть, ни спать. Малейшие движения давались с огромным трудом - слабость сковала тело не хуже железных кандалов. Несколько дней, счёт которым я потерял, промелькнули в горячке болезненного бреда. И только постоянно громыхающая музыка моих кумиров не позволяла сознанию окончательно провалиться в черноту небытия. Тогда я уже жил один - родители остались в другом городе и ничем помочь не могли. В одну из ночей с зашкаливающей температурой, борясь с головной болью и ломотой в глазах, я внезапно осознал, что потерял ощущение своего тела. Попытался пошевелиться... Открыть глаза... И не смог! Перепугался страшно, думая что умер, и только звучащая из колонок Green River оставалась путеводным маяком. А вокруг творилась самая настоящая чертовщина: чернота за закрытыми веками начала прорастать неведомыми светящимися фигурами; они медленно раздувались до странных завораживающих образований, отрывались от породившей их тьмы и дефилировали мимо слабо фосфоресцирующими сгустками непонятной природы. Пришедший им на смену отовсюду источающийся свет окончательно стёр любое ощущение пространства и времени... В страхе я ухватился за странного вида оболочку, формой отдаленно напоминавшую сферу - она легко скользила по скрученному, словно из самого первозданного мрака, непонятному жгуту. И дальше мы уже понеслись, если это странное смещение позволительно назвать движением, уже парой, и как мне казалось в само сердце Ада...
    Так продолжалось по ощущениям практически вечность, причем, время там как таковое отсутствовало. Наконец мы оказались внутри огромной структуры из переливающихся сгустков - этакие собранные в одну кучу слабосильные энергетические 'медузы'. Периодически они все приобретали схожую форму сияния, словно подчинялись определенной команде. Или, точнее назвать, некой субстанции, возникающей из ниоткуда, накрывающей все пространство неким призрачным покрывалом и также безвозврата вскоре исчезавшей. Странное сияние гасло вслед и снова проявлялось вместе с новым 'туманом'. Мой необычный проводник внезапно исчез, слившись с одной из 'медуз' - буквально просочившись внутрь через проколотую оболочку. Оставшись в одиночестве, я задергался в ужасе и с разгона налетел на один из многочисленных вновь вспыхнувших сгустков... Ужасное мгновение неизвестности... Как вдруг всё вокруг угасло, а призрачный 'отовсюду' туман сменился знакомой мелодией! Я не сразу сообразил, что просто-напросто вновь начал видеть и слышать по-человечески. Но... Странное ощущение вроде бы привычного тела. Казалось бредовый сон прошел, но что-то ещё тяготило меня. А шевелить извилинами получалось непривычно туго, я бы даже сказал - со скрипом, который явственно ощущался в неповоротливых мозгах... Однако не по причине незапланированного путешествия - это, скорее, было что-то внутреннее. Оно кружило сознание, искажая перспективу. И только знакомая мелодия поддерживала, не давая окончательно свихнуться... Creedence Clearwater Revivel - Born on the Bayuo. Сколько воспоминаний растормошили в глубинах памяти знакомые рифы гитары Джона Фогерти. А рядом, кажется прямо в моём сознании, пребывал некто, кому это все было в новинку и в диковинку - его просто разрывало от бешеного восторга, который передавался и мне. Я словно раздвоился, одновременно присутствуя и там, и там...
    Тело. Внезапно осознал, что оно двигается само по себе, независимо от моей воли. Привычное единство исчезло. Оказалось, что это тело не совсем моё... Как бы шизофренично это не звучало. А нахожусь я далеко не в своей квартире. И назойливо вертящиеся в голове вопросы: 'Что со мной?' и 'Я умер?' - оставались до поры без ответов. Последний вопрос казался наиболее вероятным. Только если это Ад, то какого черта тут делает Creedence? Постепенно, привыкнув к новой обстановке, начал воспринимать окружающее, как оно есть: ночь, огромное поле, кругом вповалку лежат тысячи людей. Многие в позах, живо напомнивших 'Сад земных наслаждений' Иеронима Босха. Первое впечатление, что все они умерли... Хотя... Всё-таки оказалось, что банально спят. Один из кругов преисподней Данте? В воздухе витал устойчивый запах алкоголя и шмали. Что проясняло не совсем адекватную работу органов чувств, и странности, творившиеся вокруг. А метрах в стах впереди виднелась освещённая сцена, на которой... Я почувствовал, как земля уходит из-под ног... Молодой Джон со своим коллективом лабали на гитарах. Охренеть!
    Плюнув на странности вокруг, оставив свои страхи, сомнения и нерешённые вопросы, я просто наслаждался выступлением любимой группы. Всё перемешалось в чудный коктейль: остатки моего страха, первозданный восторг соседа по сознанию, нереальная обстановка вокруг, огромная масса народа и музыка... Просто какое-то - остановись мгновение! И в какой-то миг мне показалось, что всё кругом замирает, скованное летаргическим сном, а оставшийся в одиночестве Фогерти вот-вот бросит играть для заблудших в царстве Морфея. Неожиданно сосед по телу, встревоженный моими мыслями, щелкнул зажигалкой и в восторге закричал на всё поле:
    - Не беспокойся Джон, мы с тобой...
    Отличный был концерт в Вудстоке. Незабываемый...
  
    Еще одно коррекционное погружение в прошлое. Комната постепенно растворяется в небытие, а я, стиснув зубы, снова преодолеваю огненную границу боли... Наконец ощущение пылающего тела сменяется блаженным ничто. Обретенная свобода пьянит и будоражит. Жесткая иерархия материального мира вначале сменяется рыхлым лимбом, где утратившее связанность пространство соседствует с разрозненными обрывками информационных сгустков, пульсирующими кристаллами призрачных идей и мистическим светом, не имеющим источника и локализации. А дальше клубится первозданный хаос, лишь небольшими областями завихрений напоминающий некий вид порядка. Выбираю временную спираль, прорастающую сквозь мою историческую метрику, и даю затянуть себя в прошлое. Погружение в назначенную жребием дату отдаленно напоминает лихое скольжение по водяной горке аквапарка...
    Нужный объект находится довольно быстро - не так много человеческих сфер сознания в нужный момент времени путешествует по Атлантическому океану. Каждое морское судно представляется этаким ульем со скоплением тускло светящихся 'медуз'. Некоторые периодически вспыхивают, переплетаются между собой тончайшими призрачными нитями. Эти слабо мерцающие пузырьки невозможно спутать ни с огромными китовыми шарами, странно раскрашенными радужными разводами на тончайшей пленке сознания, ни с бескрайним, источающим отстраненный холод присутствия, огромным нечто или точнее сказать некто. Мое первое внедрение происходит в сознание тянущего вахту офицера Кайзерлих Марин, и я обретаю способность непосредственно воспринимать антропную реальность...
    Безлунная ночь. Над головой огромный черный купол небосвода с густой россыпью ярчайших звезд. Вокруг подводной лодки океан гладок, что поверхность глазированного торта, отчего не сразу и поймешь, где проходит разделение небес и вод. Мы идем в надводном положении, и нос лодки легко режет это бескрайнее чудо. Легкая соленая пыль, залетая с форштевня, пощипывает обветренные губы, напоминая, что это совсем не торт. Получив возможность присутствия в чужом человеческом сознании, я также обретаю и все его ощущения на промозглом металлическом мостике, предоставляющем защиту лишь в виде прорезиненного полога, натянутого на металлических стойках. И это посреди Атлантического океана! Проклятый холод. Конечно, это нельзя назвать моими чувствами, они словно отражения - не такие острые и яркие, как свои собственные... Но теплее от этого не становится.
    Ходовой мостик 'пятнашки' возвышается над водной гладью едва ли метра на два-три, отчего абсолютно нет ощущения защищенности от мирно спящего за бортом чудовища. Не хотелось бы оказаться здесь во время шторма, даже самого незначительного. Однако сейчас в условиях полного штиля, когда отражения звезд в черном зеркале океана не отличить от их оригиналов на небосводе, сложно отделаться от впечатления, что мой человеческий носитель мчится в пустом космическом пространстве. И холод только усугубляет иллюзию. Однако соседу по осознанию глубоко плевать на окружающие чудеса природы - его мысли крутятся вокруг приближающейся смены, тяжести в желудке от в спешке проглоченного ужина и последнего разговора с командиром, выразившим свое неудовольствие состоянием вверенного торпедного вооружения. На глубокого мыслителя мой носитель явно не тянет, и в этом есть своя прелесть - чем проще объект воздействия, тем легче с ним работать. Такие личности даже не в силах отличить свои собственные оригинальные мысли, если в кои-то веки они заведутся в голове, от внедряемых извне.
    Я некоторое время прикидываю варианты взаимодействия, и что можно выкружить из этого приземленного баварца, далекого от красот небесных сфер: вахтенный начальник, конечно, важный офицер в деле корректировки временного поля, только в одиночку, даже запустив торпеды в сторону цели, обеспечить точное их попадание, как оказалось, он не в силах. Каким образом в экспериментальный поход затесался заместитель командира, слабо владеющий искусством построения торпедных атак, для меня осталось загадкой. Разбираться в этом непростом казусе ни времени, ни желания нет. Скорее всего, здесь проявило себя неистребимое во все времена армейское головотяпство. А торпеды, к сожалению, самостоятельно наводиться научат не раньше чем лет так через пятьдесят. Оставляю бесполезное сознание в его тяжелых раздумьях о тянущем вниз желудке и бесконечном пережевывании назидательного монолога командира лодки - подобная категория человеческих существ не в силах изменить что-либо не то что в исторической перспективе, но даже в своей убогой жизни. Так и проползет выделенный отрезок по временному тракту не мысля дальше своей пищеварительной системы... Образно выражаясь, конечно.
    Отирающийся рядом на мостике унтер-офицер не вызывает доверия своим слишком аккуратным пробором усов. Чтобы так ухаживать за своей подбаковой растительностью, нужно иметь совершенно определенный склад ума. Да и его специальность - старший трюмной группы - для моих целей никак не подходит. Разве что захочется отправить лодку в последнее погружение.
  
    Следующий носитель оказывается коком. Наверное так проявляет себя мое затянувшееся голодание. Маат черпаков и бачков беспокойно ворочается на узкой шконке не в силах уснуть. До подъема для кормежки заступающих и сменяющихся вахтенных остается около трех часов, а сон всё никак не приближается ближе пары кабельтов. Ночное освещение отсека с трудом выхватывает из темноты окружающие предметы, мистически превращая переплетения систем на переборках и бортах в отвратительных гадов, замерших в ожидании момента, когда можно будет сорваться со своих мест и удушить немногочисленный экипаж лодки. Теснота ужасает, а проклятый сумрак крадет и то немногое свободное пространство, что позволяет, хотя и с трудом, но дышать. Хочется вскочить и ринутся мимо спящих сослуживцев, через бдящий в ночи центральный пост, пустую в надводном положении рубку... Наплевав на чины, к люку на свободу... С трудом давлю это желание в зародыше. Проклятье! Что со мной? Неожиданно понимаю, что это носителя мучает жуткая клаустрофобия, а я лишь оказываюсь под воздействием волн панических атак. Интересно, и как же это его угораздило попасть служить на подводную лодку? Ночное освещение вместо навивания снов порождает жутких чудищ, а постоянный гул работающих механизмов отгоняет жалкие крохи сна, пытающиеся проникнуть в утомленное сознание. Да и периодически капающий с бимсов на лицо холодный конденсат сну как-то не особо способствует. Но нет худа без добра - рождаемые в бессоннице мысли кока помогают мне немного разобраться в иерархии команды. На удивление маат дает в плане знакомства с экипажем гораздо больше офицера на ходовом мостике. А может это так сказывается здоровый желудок, не утомляющий сознание своей постоянной тяжестью. Во всяком случае понимаю, что надо искать сознание командира. Остальные варианты не подходят. И когда носитель с привычными проклятиями в адрес Кайзера поворачивается носом к борту, я покидаю его.
  
    Ранее проведенные 'рейды' по ментальным пространствам старших офицеров имперского адмиралтейского штаба Кайзерлих Марин подготовили историческое поле для финального воздействия. Хоть и не просто было убедить консервативных служак на организацию атлантического похода еще не введенной в состав флота новейшей подводной лодки. Как же инертно человеческое сознание для всего нового и необычного. Особенно, если это новое и необычное исходит от настойчиво проявляющегося в ночи внутреннего голоса. Как ни странно, германские вояки в двенадцатом году еще слабо представляли себе всю силу подводного флота. Отсутствовала общая концепция применения, и даже тактика выхода на цель еще не была проработана как следует. И это в преддверии крупнейшего военного столкновения в истории человечества! Воистину - адмиралы всегда готовятся к прошлым войнам.
    В поисках командира невесомым сгустком энергии пси-паркуюсь из сознания в сознание немногочисленного экипажа 'пятнашки'. Вне материального мира определить чей ментальный образ перед тобой практически невозможно, ну разве что примерно судить о силе интеллекта по интенсивности свечения. Да и то, лишь очень приблизительно. Поэтому приходится наугад протыкать каждую светящуюся сущность: копающийся в промасленных железках моторист - ни то...; замерший над рацией фельдфебель - ни то... Однако основная масса морячков спит по шконкам, и я периодически оказываюсь в их вычурных сновидениях...
  
    Иду по каменистой местности, а вокруг снуют откормленные хрюшки - лезут под ноги, глупо тычутся пятачками, подталкивают сзади. Мой носитель в ожидании взбучки от отца пытается их загнать обратно в теплый хлев, но проклятые животные все пребывают и пребывают. И вроде бы как надо радоваться такому обильному приплоду в стаде, но становится понятно, что сейчас всех без разбора погонят на убой - и взрослых хряков, и молоденьких поросят. Я внезапно осознаю, что и нам не избежать этой участи под ножом мясника, которому плевать на богатый духовный мир отдельно взятой свиньи. Но как же определиться в чей сон меня занесло? Сомнительно, что это командир, но с уверенностью утверждать не возьмусь. Может, он ярый поклонник свиных сарделек.
    Для сновидений подавляющего большинства людей привычным является, что спящий более реагирует на окружающую движуху, не особенно анализируя происходящее и не пытаясь задействовать свой самый совершенный в мире инструмент - интеллект. Если у моего визави, конечно, он достаточно развит... Быстро перебираю возможности для более точного отбора. Ага... Представляю запах гари, и в тот же миг неподалеку вспыхивает деревянный сарай. Копытные с визгом кидаются в разные стороны, едва не сбивая реципиента с ног. Пламя с гулом возносится в бездонные небеса, готовое вот-вот поглотить и всю местность вокруг. Мой временный сосед по сознанию хватает подвернувшееся под руку ведро и бежит к ближайшему водоему. Ясно - это сознание отнюдь не офицера, заточенного раздавать команды. Без сожаления покидаю фермерский вертеп с фейерверками...
  
    Журчание воды... Медленная речка с изумрудной, лениво перекатывающейся водой, неторопливо играет со скользящими по поверхности желтыми листьями и шевелящимися в глубине лентами водорослей. Трава по берегу уже не так зелена, как весной, а туман, белыми хлопьями лежащий понизу, кажется, что просто-напросто запутался в сухих высоких стеблях. Начало осени, как предостережение о грядущем умирании природы. Какая-то благостная пасторальная картина. И я брожу от берега к берегу, слушаю кукушку, смотрю на резвящуюся неподалеку лошадь. Странное ощущение, что впереди меня ожидает далекое путешествие, буквально на край света. Но чтобы это могло значить? Такое впечатление, что этот носитель поляк...
    - Крис, иди сюда! Ты очень кстати... - резкий окрик, буквально вышвыривает меня из этого странного, завораживающего действа...
  
    Новый носитель - новый сон. Фройляйн. Молодая женщина в блузке с глубоким вырезом на огромной груди аккуратно несет гигантскую кружку с пивом. Пена белыми хлопьями истекает по стеклу и падает вниз, где остается лежать, напоминая туман из предыдущего сна. М-да-а. Ничего общего с прошлым произведением искусства. Сплошная вульгарщина. Пытаюсь нырнуть в этот сон, как в омут, в поисках личности носителя. И... О, черт! Да это же сон капитана лодки! Прекрасно. Быстро оцениваю окружающее, чтобы проникнуться умонастроением объекта предстоящего воздействия. Как ни странно, кроме фигуристой бабы и кружки пива более ничего не просматривается. Ни какого-нибудь завалящего пейзажика, ни хотя бы помещения в виде стен и потолка с полом. Что бы это значило? И старина Фрейд здесь слабый помощник, поскольку его выводы были бы однозначны: скрытый фетишизм, проглядывающий через рюшечки и фартучек, Эдипов комплекс выраженный стремлением к большой материнской груди. А кружка пива, это ничто иное как жажда плотских удовольствий и не способность к долгим продуктивным отношениям с противоположным полом, на что недвусмысленно намекает легкая, недолговечная пена. И чем это мне помогло?
     Merde!
    Чувствую, как во мне закипает ненависть и к этому бестолковому носителю, что спит и видит, куда бы пристроить свои нереализованные комплексы на эту пышногрудую красавицу... Неожиданно мой гнев реализуется во сне в виде припавшего к земле огромного льва. Кончик хвоста нервно подрагивает, грива топорщится, а с морды капает тягучая слюна. Внезапно он прыгает на кокетку... Истошный крик, треск рвущейся ткани, и глухое урчание. Зверь буквально разрывает красотку на части, и разлившееся пиво смешивается с рекой крови, стекающей куда-то вниз...
    И чтобы прервать кровавую оргию, ору:
    - Подъем!
    Мой носитель соскакивает со шконки и ударяется головой о низкую панель.
    - Merde!
    Трет лоб. Я сам слегка ошарашен неожиданной развязкой полного пьянящим эротизмом сна... Быстро сканирую не замороченное сложными философскими концепциями подсознание 'реципиента'. Становится понятен убогий антураж вокруг пивной девицы. Линия Германского рейха буквально прочерчена по мозгам этого служаки. Все ради служения высшей цели, и небольшая отдушина в плотских утехах, обильно смоченных пивом. Сразу же находятся точки воздействия.
    Плету череду образов в сознании морского офицера, еще не до конца отошедшего от разыгравшейся трагедии. Тут главное - страх, яркость картинки и немного логической увязки между ними, чтобы необходимое объяснение зародилось в сознании как бы само собой.
    - Проспал, забыл задачу, поставленную Фатерляндом! Ежесекундная готовность к битве с главным врагом германской расы - островным карликом, самим существованием своей империи создающим угрозу потомкам богов. - Как могу рисую в голове носителя апокалиптические образы, явно рождаемые под влиянием моих детских страхов от картин Иеронима Босха.
    И тут как нельзя лучше помогает эмоциональный заряд ушедшего сна - резкое перерождение сексуального напряжения в животный ужас перед символическим львом. Кто бы мог подумать, что так удачно сложатся архетипические мотивы!
    - Проклятый коронованный британский лев, раскинувший свои лапы над жизненным пространством священного Рейха... Страна ждет восхода нового Зигфрида!
    Образ былинного германского героя, попирающего ногой поверженного царя зверей, на фоне восходящего Солнца удается мне на отлично. Даже сам не знаю, из каких закромов памяти я его выудил.
    Носитель начинает одержимо одеваться. Или Босх ухватил его за живое, или кровожадность льва так удачно сыграла мне на руку. Вот она - вечная сила изобразительного искусства! Глянув на секунду в небольшое зеркальцо - невыразительное лицо, довольно молодое, редкие усики, короткие рыжие волосы на голове, худощавый, в общем, ничего общего с прославленным Зигфридом - капитан-лейтенант Георг Кёниг быстро выходит из своей крошечной каюты, где кровать и платяной шкаф занимают все свободное пространство. Лодка в надводном положении скользит по океанской глади, как по льду - ни малейшей качки, ни даже ощущения самого движения. Словно стою у себя в квартире на твердом полу. Мое представление о подводных лодках, в основном сформированное фильмами об 'атомачах', развеяно в прах. Нависающие сверху системы, узкие проходы, что в миниатюрной офицерской кают-компании, что сразу за переборкой - в кубрике экипажа - между шконками и висящими гамаками спящих рядовых. Повсюду какие-то ящики, коробки, допотопные приборы, вентили и краны. Сырость от постоянно скапливающегося конденсата на металле корпуса. Отвратительный коктейль из перемешанных запахов керосина, выхлопных газов, аккумуляторных батарей, лишь слегка разбавляемый свежим воздухом в надводном положении. Повсюду полумрак, нисколько не разгоняемый хилым светом немощных плафонов. В общем, сам Ад в наихудшем его проявлении. Проклятие!
    Центральный пост встречает ошарашенными взглядами вахтенных. Они с удивлением взирают на командира - мой носитель материализуется совершенно неожиданно для борющейся со сном вахты. Кивнув озадаченным матросам, я по трапу поднимаюсь в рубку - мой совместный с вахтенным начальником боевой пост. И чтобы мое появление среди ночи на ходовом мостике не оказалось единственным сюрпризом для вахтенного офицера, бдящего службу на холодном ветру, кричу во внешний люк:
    - Учебная тревога!
    Скатившись по трапу и ошалело глянув на меня, он передает мою команду вахтенным центрального поста. Трель звонка моментально заполняет все пространство подводной лодки. Сонное царство мгновенно оживает. Крики, топот, глухие удары задраиваемых дверей и люков. Переговорные трубы заходятся кашлем докладов из центрального поста.
    - Носовые торпедные аппараты к бою готовы!
    - Машинное отделение готово!
    - ...
    В ожидании окончания переклички, присаживаюсь на миниатюрную подставку для расчетов. И пока мой носитель внимательно прислушивается к невнятно булькающему переговорному устройству, я пытаюсь свыкнуться с окружающей обстановкой. Никогда бы не подумал, что подводный флот зарождался в такой жуткой тесноте, отвратительной духоте и вечном холоде. На ум приходит наиболее подходящее сравнение для этой консервной банки - заполненный холодильник небольшого провинциального морга. Как ни крути, морячков с подводной лодки от обитателей холодильника порою отделяет лишь одна крошечная ошибка. А там получите - привет от костлявой дамы... Косой.
    - Штурману рассчитать курс - широта 41 градус 46 минут, долгота 50 градусов 14 минут. Машинам полный ход! - Направление в открытом океане ничем не лучше и не хуже любого другого, и при наведении не вызывает у моего визави внутреннего протеста.
    Вахтенный начальник с удивлением смотрит на командира, но вот она немецкая педантичность - даже словом не обмолвился, исполняя команды. Ха! Что ж вы хотели - воспетый в веках немецкий Ordnung! Лодка, подстегиваемая неугомонными людишками, натужно ревет четырьмя керосиновыми двигателями и рвется, дрожа всем корпусом, вперед. Учебная тревога идет своим чередом.
    - Старшим аварийных команд, провести тренировки по живучести!
    Носитель поднимается на продуваемый океанскими ветрами ходовой мостик, в бинокль осматривает темноту атлантической ночи. Что он хочет рассмотреть среди россыпей звезд и их практически не отличимых отражений, мне не понятно. Кругом одна чернильная гладь. Соленые брызги с форштевня легко залетают на невысокую рубку. Океан совсем рядом - впечатление, что стою в крошечном ялике и даже могу, слегка наклонившись, зачерпнуть пригоршню ледяной воды. Никогда бы не подумал, что суровые моря и океаны бороздили в столь утлых суденышках. На корме нелепо торчащая дымовая труба извергает тучи искр и густой белесый дым, с головой демаскируя нас. Не лодка, а пароход какой-то!
    И пока экипаж занимается отработкой учебных задач, я начинаю накачивать своего реципиента пропагандисткой мишурой - столь же завораживающе блестящей и не менее пустой, если докопаться до ее сути. По моей затее, скоро командир должен будет отдать приказ, способный перевернуть всю его судьбу. Но... Как же мне сподвигнуть его на это? Одно дело тренировки с учениями, но совсем другое - в мирное время отправить на дно Атлантического океана гражданский корабль, заполненный живыми людьми. И если я, как все пси-трейсеры, не очень-то высокого мнения о большинстве населяющих Землю прямоходящих и в голову кушающих, то мой подопытный обычный человек, еще не переступивший некую черту, за которой в перископ станет виден не пассажирский лайнер, а безликая цель, в которую запросто можно отправить пару торпед с сотнями килограмм взрывчатки.
    Мое присутствие в носителях более похоже на эфемерный внутренний голос, чем на непосредственного руководителя тела. А управление возможно только через какие-то идеи, мысли, аккуратно навязываемые под видом его собственных. Перебираю все, что только приходит на ум, и швыряю яркие образы в разгорающийся эмоциональный костер. По опыту знаю, как непросто отличить простому человеку порождения собственного сознания и подсаженные извне мысли-паразиты...
    Идем полным ходом уже второй час, и, по моим расчетам, цель должна в ближайшее время появиться на горизонте. А чтобы как-то пока отвлечь визави от тягостных раздумий, подсказываю отправиться с инспекцией по боевым постам. И мой сосед по сознанию, быстро обойдя далеко не гигантскую посудину, пребывает в легкой растерянности, не совсем понимая, как действовать далее. Все более удивляясь - на какого дьявола объявил учебную тревогу. Команда же начинает клевать носами - учебная тревога явно затянулась. Но очень вовремя приходит доклад впередсмотрящего с ходового мостика:
    - Прямо по курсу неизвестное судно!
    На командира лодки доклад действует, как команда - 'Фас!' на обученную собаку, и, на время отбросив внутренние сомнения, он легко взбегает по скользкому трапу наверх. Сигнальщик рукой указывает направление. В бинокль хорошо виден огромный корабль - заливаемый по всему борту веселыми огнями, он несется полным ходом, шутя вспарывая черноту океана. Четыре трубы, залихватски отклоненные назад. 'Титаник'! Вот она. Моя цель! И тут, по странной ассоциации, из каких-то детских воспоминаний выныривает образ пассажирского вагона с ярко освещенными окнами, в которых красивые дамы смеются, о чем-то весело разговаривают с модными мужчинами, а мой носитель, совсем маленький мальчик, стоит на продуваемом перроне под ручку с бабушкой. Вечно пьяный отец, похоронивший недавно свою жену, остался в родном доме, забыв о сыне, которого увозят к себе бабушка и дедушка... Как же маленький Георг тогда ненавидел и этот паровоз, тянущий вереницу красивых вагонов, и все тех, кому не было никакого дела до его детских слез... Ха! Провести замещение паровоза пароходом особого труда не составило. И странным образом почти забытое воспоминание оказалось гораздо действеннее националистического голоса патриота. Удивительно... Словно прорвало некую психологическую плотину, и все мгновенно смешалось в голове реципиента - и мои увещевания на имперские замашки островного государства, недавний сон с гибелью чудесной фройляйн в лапах льва и детская обида на красивую беззаботную жизнь:
    - Срочное погружение! Торпедная атака!
    Съезжаю на руках по трапу в рубку. Унтер-офицер задраивает за собою главный люк. В центральном посту сейчас самая работа - принимаются доклады из отсеков, отдаются необходимые команды. Мы с вахтенным начальником в рубке ожидаем доклада о готовности лодки к погружению. Наконец, главный инженер передает по переговорному устройству из центрального поста:
    - Все приборы готовы к погружению, кингстоны открыты.
    Я пока благоразумно помалкиваю со своими советами - не хотелось бы неловкой фразой отправить эту железную бочку со всеми нами рыбкам на прокорм. Но мой сосед вряд ли осознает исчезновение одного из самых активных в последнее время внутренних голосов - ему сейчас не до мысленных диалогов:
    - Поставить перископ. Вентиляцию цистерн открыть.
    Вахтенный начальник садится на металлическую палубу рубки и, подсвечивая себе фонариком, с интересом следит за пузырьками воздуха в стеклянных трубках. И если бы не мой ментальный визави, сроду бы не догадался, что таким образом контролируется процесс заполнения балластных цистерн и наше погружение. Это просто какой-то запредельный примитивизм! Однако лодка, хоть и нехотя, с небольшим креном на нос уходит в глубину.
    По тому, как носитель отдает команды, выстраивая атаку, понимаю, что он, даже несмотря на очевидную убогость оборудования, вполне опытный подводник. Тянутся минуты. Все замерло в ожидании. Для остального экипажа лодки это просто учеба и ничего более, и только непосредственно находящиеся в рубке понимают на кого идет охота. Но авторитет командира непререкаем, и все идет своим чередом. Наконец мы выходим на позицию пуска...
    И тут неожиданно осознаю: в эти мгновения я становлюсь творцом одного из тех редких исторических моментов, что кардинально перепахивают все историческое поле, а посеянные семена способны будут еще долго прорастать неведомым урожаем. Чувствую себя ваятелем, который из ничего не представляющего из себя обычного булыжника, коим безусловно пока является этот миг в мировой истории, высекает шедевр, помнить который будут в веках - плодить шумные новости, писать статьи и романы, снимать красочные фильмы, пользуясь столь благодатной почвой смерти тысячи людей...
    Пока примеряю себя на один из постаментов, в одном ряду с великими творцами прошлого, мой сосед внимательно проверяет расчет торпедной атаки. Ему в этом я не помощник - в голове сплошная математика с заковыристой геометрией в придачу. А мы все несемся навстречу своей судьбе. Впрочем, как и многочисленные пассажиры 'Титаника'...
    - Первый носовой товсь... - настало время, подобно Цезарю, перешагнуть Рубикон, и чтобы носитель не успел осознать глубину творящегося зла, подталкиваю его силой мысли, - Залп!
    Вахтенный начальник не колеблясь щелкает электротумблером к носовому торпедному аппарату. Толчок - торпеда уходит к цели, и нос лодки подбрасывает вверх. Тренированная команда дружно бежит в нос лодки, не давая ей выскочить на поверхность. Ха! Более странного метода борьбы с перераспределением веса после ухода торпеды представить себе сложно. Сумасшедший дом с конями в чистом, незамутненном виде. Ох уж мне этот прославленный германский технический гений...
    - Второй носовой, товсь... Залп!
    Второй вестник апокалипсиса для беззаботных пассажиров отправляется вслед. И снова веселый топот ботинок о металл палубы. Наконец лодка успокаивается, как в прямом так и переносном смысле, и все замирают в ожидании. Смотрю в перископ. Ага! Первая должна ударить в нос гиганта... а вторая точнехонько по центру борта. Жду... Ничего. По секундомеру первая, наверное, прошла совсем рядом с форштевнем 'Титаника'... Вот-вот... Жду яркой вспышки от второй. Но... Морской титан, ни на секунду не задержав неумолимого движения, уходит в ночь. Благодаря своей впечатляющей скорости, он легко отрывается от тихоходной подводной лодки, и мы уже не успеваем сделать повторный заход.
    - Merde!
    Торпеды не сработали. Наверное, ударив в борт, они сейчас бесполезно погружаются в глубину, не исполнив свой священный долг. Какое предательство! Никчемное железо!
    - Отбой учебной тревоги!
    Отчаянно ругаясь, носитель уходит в каюту.
    Я же, прокляв и эту неповоротливую U-15, и ее бестолкового командира Георга Кёнига, разрываю контакт и возвращаюсь в свою реальность.
  
    Открываю глаза.
    - Merde!
    Хочется выть от неудачи. Соскакиваю с кресла и начинаю пинать диван, изливая на податливую мебель свой праведный гнев. Тысяча чертей! Столько сил было положено на организацию этого экспериментального похода германской подводной лодки на дальность патрулирования. Ведь создать сколько-нибудь достоверный образ в сознании не какого-нибудь малограмотного 'солдафона', а самого статс-секретаря военно-морского ведомства адмирала Тирпица, подвигнувший его послать лодку далеко за берега Британии, было совсем нелегко. Только армады британо-американских 'Дредноутов', на протяжении нескольких ночей кряду волчьей стаей терзающих во снах адмирала безмятежную Германию (почему-то в моем исполнении она приобрела вид девственницы в платье с бесконечным вырезом на огромной груди), и идея о морской блокаде островной Империи сподвигли Тирпица присмотреться внимательнее к идее об экспериментальном походе. И-и-и...? Каков итог? Одним словом - Merde!
    Немного успокоившись, прихожу к выводу, что еще не все потеряно. В запасе у меня еще двое суток. Или победа, или обидное поражение. А чем, интересно, занят в тридцать седьмом мой соперник?
    Ладно, не получилось с торпедной атакой, значит - пожар. Конечно, в зрелищности многое потеряю, но тут уже не до эстетских изысков. Хотя... Пожар на огромном пароходе в порту, на глазах у многочисленной публики и жадных до катастроф журналистов. Не дав себе и часа на отдых, снова окунаюсь в иную реальность...
  
    Сказочное посещение легендарного концерта в Вудстоке кардинально изменило привычное течение жизни: повседневная суета, все это время призрачной вуалью застившая глаза, неожиданно расползлась на лоскуты, обнажив доселе недоступную сторону реальности. Словно распахнулась предо мною неведомая дверь в ранее сокрытую бесконечность иных пространств. Все, что я ранее знал и умел, неожиданно перестало представлять какую-либо ценность и ушло безвозврата. А вновь открывшиеся перспективы неудержимо манили своей необычностью.
    Я не сразу, конечно, смог повторить выход из своей реальности. Все-таки первый раз получилось абсолютно случайно, а болезнь, которая и послужила толчком, отпустила. Дни напролет, лежа в постели, вновь и вновь пытался оказаться по ту сторону. Но сети этого мира были слишком прочны, чтобы так запросто выпускать из своих цепких объятий. Пришлось с головой погружаться в ворох мистической литературы, зачастую противоречащей самой себе. Нахватавшись урывочных знаний, проводя часами в медитации, кое-чего получилось осмыслить: реальность удерживала меня устоявшимся образом жизни, тем самым привычным окружением, которое и служило надежной якорной цепью, приковавшей к себе словно Прометея к скале обыденности. И я решился на кардинальные меры: переехал в другой город, разорвал все личные контакты. В итоге превратился в одинокого, нелюдимого мизантропа, коротающего дни в полумраке пустых комнат. Но и результат такого слома своей личной реальности проявился незамедлительно...
    Проникать в сознание обычного человека научился довольно легко - достаточно оказалось освоить дублирование, как я это для себя назвал. Суть состояла в обретении способности раскалывать сознание на две части. И если одна оставалась привязана к телу, то второй вполне можно было управлять - выходить из телесной оболочки, перемещаться в материальном мире, подобно святому духу. Этой свободной ипостаси и не составляло особого труда внедряться в сферу сознания другого человека.
    Обретя новые, умопомрачительные способности, я кинулся во все тяжкие - первое время буквально не вылазил из чужих ментальных пространств. Там завораживало буквально все: иной ход и строй мыслей; странные воспоминания, к которым у меня был даже более свободной доступ, чем у их обладателей; неведомые ранее эмоции. В общем, плутал я там, словно в сказочном лесу, иногда выходя на солнечные полянки, полные сладкой земляники, а порою натыкался на завораживающие в своей пугающей красоте коряги. Чужое сознание оказалось просто поразительной призмой, меняющей все вокруг. Я смог почувствовать первый трепет влюбленных, дикую ярость обнаружившей измену жены, чистый восторг альпиниста, взявшего свой первый семитысячник... Буквально купался в бескрайнем океане эмоций, на время забыв о возможности погружаться в прошлое - мне вполне хватало экзотических впечатлений и в своей временной линии.
    Правда, продолжалось настоящее веселье совсем недолго. Беспорядочные прогулки по чужим ментальным пространствам неожиданно привели к разочарованию. Как оказалось, новая забава не отличалась особым разнообразием: зачастую чужой разум являл собою лишь банальную зеркальную комнату с отражением очень ограниченного круга представлений и идей... Словно мысли, обитающие в головах непохожих, казалось бы, людей, целенаправленно поставлялись туда из одного, ну максимум из двух источников. Даже посетив, ради интереса, женское сознание во время кульминации полового акта, я понял, что это точно никакое не развлечение. Узнать, о чем размышляет среднестатистическая женщина в процессе соития - еще то потрясение! В общем, почувствовал себя этаким современным Евгением Онегиным и окончательно разочаровывался в большей части человечества. Вся их духовная сфера не простиралась далее текущих проблем и забот: поесть, поспать, посмотреть киношку. А усади иного в кинотеатре лицезреть свою жизнь со стороны, хватит десяти минут, чтобы скука заставила взмолиться о выходе на ближайшем перерыве в рекламу. Хотя нет, забыл: есть же еще социальные сети. Где большинство присутствует словно висельник в петле, без единого шанса на освобождение. Да безнадежно вычеркнутые из жизни часы на давно опостылевшей работе. Круг интересов замкнулся. Круговой лабиринт без выхода длинной в жизнь. Плутайте на здоровье, рабы своих примитивных хотелок - водоворота из машин, шмоток и зарубежных курортов...
    В придачу к общему разочарованию сами ментальные путешествия довольно быстро привели к эмоциональному выгоранию. Странным образом, серая повседневная жизнь большинства людей пожирала мою жизненную энергию не хуже адского пылесоса. И настал момент, когда исчерпав внутренние резервы, я на несколько месяцев оказался не способен даже проткнуть рыхлую оболочку какого-нибудь безвольного пьяницы. Словно передо мною крепкий упругий барьер, этакий ментальный шлагбаум, а не дырявая, как решето, сфера сознания закоренелого алкаша. А я никак не мог понять, что со мною не так.
    Так, набивая себе все новые шишки, наконец, осознал, что любое, даже самое несложное взаимодействие ведет к растрате внутренней энергии, восполнить которую оказалось не так-то просто. И встав перед выбором - куда проникнуть в следующий раз, уже не был настолько глуп, чтобы расходовать драгоценную силу на бесконечные охи-вздохи влюбленных, чревоугодие любителя съесть какую-нибудь экзотическую гадость и прочую ерунду. Я сам невольно стал разборчивым гурманом по этой части. Если уж проникновение, так в сознание человека, пребывающего на самой грани... Тут уже безразлично какой, главное, чтобы точка перелома одной развилкой вела или к эпохальному событию в истории, либо, как вариант, к смерти индивида. Вот где бурлило настоящее варево эмоций! И, как оказалось впоследствии, прекрасная возможность подпитываться так необходимой для пси-паркура энергией.
  
    Мой первый экскурс в сознание самоубийцы, сиганувшего с многоэтажки, это было что-то...
    Тяжелые низкие облака свинцовыми цеппелинами рвались с востока на запад, в лохмотья распарывая нежные бока о трубы спящего неподалеку завода. Крыша типового панельного дома с отслаивающимся повсюду рубероидом органически вписывалась в убогую мизансцену. Пронзительный ветер и поразительное одиночество в плотно заселенном мегаполисе. Там, где-то под ногами, копошился обычный человеческий муравейник - кто-то уже завалился в кровать, готовясь к завтрашнему рабочему дню и не заморачивая себя высшими сферами; кто-то ругался с женой, тратя свое драгоценное время на очередной необязательный скандал; чуть ниже любили друг-друга, еще ниже яростно, с боем посуды, дрались... Но гораздо чаще здесь просто не разговаривали, не замечая давно опостылевших сожителей по тесным квадратным метрам.
    Клиент - мужик возраста Христа - сидел на вентиляционном оголовке, отрешенно глядя, как крыши домов однообразными серыми прямоугольниками исчезают вдали. Геометрия в школе явно не относилась к его любимым предметам. Вполне возможно, что в предвосхищении такого вот Евклидового реверанса от этого мира. А может, засилье прямых углов просто утомляло не привыкшие к сложным построениям мозги.
    Вскоре лучезарная госпожа коснулась заросшей щеки прощальным поцелуем и покинула этот геометрически расчерченный мир, а пришедшая на смену тьма открыла пред бесконечностью ночи парадные врата. Одинокая фигура замерла бездвижно на крыше. Затерявшаяся во мраке, где даже свет слабосильных звезд надежно сокрыт за низкими тучами. Не совсем к месту вспомнилось: Авалон утерял сказочный образ, яблоки сгнили и почернели...
    В чужом сознании царила полная прострация - ни единой мысли, ни искры эмоций. Складывалось впечатление, что именно там голая крыша многоэтажки, и только забытая мелодия гуляла среди оголовков. Мне не вполне была понятна причина, что подвела человека к самой грани окончательного решения... Что слегка напрягало. Не видя семя, как узнать, каков из него созреет плод? Так можно было просидеть до самого рассвета, не дождавшись последнего в жизни шага, а первый солнечный луч стер бы чернила мрачного настроя, и новый день одарил новой надеждой. Что меня абсолютно не устраивало. И я призрачным дельфином нырнул в глубины чужого ментального океана. Хотя... Человеческое сознание больше похоже на этакий отстраиваемый в течение жизни лабиринт со множеством дверей, входы-выходы через которые и позволяют чувствовать себя человеком. Конечно если умеешь правильно использовать свой остро отточенный природный инструмент и сдуру не заблудишься. Но тогда я всего этого не знал.
    Первым делом попытался привнести в картинку окружающего мира побольше уныния и депрессии. Прямоугольные кровли домов на удивление легко обратились в заколоченные крышки гробов, поглощаемые вдали темнотой. Роль крестов удачно исполнили антенные остовы. Полюбовавшись траурной кавалькадой, заполнившей пространство вокруг, связал парой образов прошлое, своей кровавой убогостью порождающее все эти нескончаемые гробы мемориала, с будущим, куда они все дружно и направлялись. В награду за мои усилия сразу же проклюнулись первые ростки разочарования во всем и вся, стремительно разрастаясь, начали опутывать сознание реципиента:
    - Жалкое... Душераздирающее зрелище... Кошмар.
    Вот такой вектор размышлений мне пришелся по нраву. Носитель слегка повернул голову.
    - С этой стороны ничуть не лучше, - коварным змеем проник я во внутренний диалог все более и более раскисающего клиента, - А все почему? И по какой причине...
    - И какой из этого следует вывод? - легко подхватил течение философской мысли мой визави.
    Хотелось довольно потереть свои потные ладошки, но, к сожалению, они пребывали с моим бренным телом в квартире. По ощущениям, оставалось лишь незначительное усилие, чтобы заключительным штрихом отправить практически готового суицидника в короткое путешествие с крыши на асфальт. И как-будто реальность была уже в моих руках, и настроение клиента опустилось ниже плинтуса, но мне пока явно не хватало опыта противостояния с иным подсознанием, которое неожиданно включилось в активную борьбу с вмешательством извне. Возможно сказывалось, что я вел себя подобно неповоротливому слону в посудной лавке - образы, генерируемые мною, выплывали ниоткуда и выглядели столь же аляповато, как рождественская елка на черной мессе деревенских сатанистов. Что и включило какие-то внутренние защитные механизмы - мрачная картинка, насаждаемая мною, увяла и расплылась в бесформенную кляксу, более напоминающую небрежно нарисованный мультфильм; идеи о никчемности дальнейшей жизни потеряли доверительную глубину, стали плоскими, бездарно растеряв свою холодную привлекательность. Лишь налет сводящей с ума раздвоенности. А настороженное беспокойство не совсем то, к чему я старался подвести любителя ночных посиделок на крыше.
    Мне уже не хотелось ничего радостно потирать, а лишь одно желание - устало промокнуть трудовой пот с призрачного лба. Пришлось импровизировать, придумывать новые ходы в борьбе со строптивым сознанием и буквально врасти в чуждую память. А там...
    Легкий отблеск далеко в глубине. И я устремился к нему невесомым мотыльком. Детские годы, наполненными светом водами, плескались на самом дне воспоминаний реципиента. Любящие родители, первые друзья, новые открытия... Ему явно свезло - этот мир начинал открываться ребенку своими самыми светлыми гранями. Дорожки к ним, правда, изрядно замшели, видимо не часто пользовались спросом. Что, конечно же, оказалось как нельзя кстати. А чтобы этот отблеск боле не мешал, пришлось помучиться в поисках наивных детских обид. Прошерстил холодные закоулки памяти и, когда набралось их достаточное количество, швырнул все разом в светящееся озерко, замутив чистый кристалл воспоминаний.
    Однако стоило только задавить этот светлый отблеск, как я сам неожиданно очутился в узком коридоре, стиснутом завесами вибрирующего мрака. Не совсем понимая, что происходит, сунулся в одну сторону, в другую... Везде натыкался только на запертые двери и бесконечные коридоры. Коридоры с вполне осязаемыми стенами тьмы. От такого поворота ошалел слегка. Никогда не думал, что устройство человеческого подсознания выглядит такой минималистически однообразной картинкой. Замер на мгновение перед одними из плотно затворенных двустворчатых дверей, более похожими на мистические врата. Разве что печатей Соломона на них не доставало. Мысленно толкнул от себя... Ничего не произошло, только стена мрака слегка дрогнула. Тут нужен был иной подход, и я, вырвав лоскут своей драгоценной энергии, швырнул его прямо в закрытый проем и мгновенно оказался внутри. Все те же колышущиеся стены, только уже расчерчивающие не коридор, а небольшую каморку с сидящим на полу обнаженным существом.
    - Эй! Ты кто? - от неожиданности я ляпнул первое что пришло на ум.
    Человеком его назвать язык не поворачивался, как бы это абсурдно в моем положении не звучало. Беспалые атрофичные конечности, ровная бильярдная поверхность идеально круглой головы. Если это можно было назвать головой. Выкрутасы чужого подсознания продолжались. Бессмысленно круглые, похожие на одноразовые тарелки, глаза; рот, залепленный несколькими слоями скотча; две небольшие дырки вместо носа; одна ушная раковина валялась рядом, истекая темной кровью, вторая присутствовала где и положено. Сам одноухий был скован по рукам и ногам так, что вряд ли мог самостоятельно сдвинуться с места.
    Я потряс сидящего за отвратительно мягкое плечо. Никакой ответной реакции.
    - Парень, ты что здесь делаешь?
    Мне нужны были ответы - в такие дебри чужого сознания я попадал впервые и как отсюда выбираться представлял смутно. Так еще надо было и свои вопросы порешать. Поднял окровавленный ошметок и прокричал в него:
    - Эй, как меня слышно?
    Услышал только невнятное мычанье в ответ. Попытался отодрать проклятый скотч, но кто-то изрядно постарался - пленка словно вросла в лицо. Наверное было что скрывать внутри... Приняв вызов, я слился с бездвижной сущностью.
    И оказался на поверхности какой-то прилипчивой зловонной жижи. Она беспрерывно текла, заполняя пространство вокруг, пузырилась, отвратительно хлюпая. Гадая, что это за субстанция, брезгливо погрузился в эту гадость, которая засасывала не хуже болотной трясины. Так глубоко я прежде никогда не проникал... Ха! Какая, однако, прелесть! Даже не ожидал такого поворота - это оказались обрывки идей, копившихся в подсознании от просмотра депрессивных фильмов, скандальных передач нынешнего телевидения, сомнительных роликов с ю-туба - убийств, ужасов, скандалов, измен. Ядовитые плоды важнейшего из искусств. Убогость, тошниловка, скабрезность - полный набор, чтобы свести простого человека с ума. Но заботливо прикрытый ширмой свободы самовыражения. А мой м... - чудак - с крыши добровольно заполнял свой и так весьма скромный 'чердачок' памяти этими отходами чужого сумасшествия. Подсознание, как могло, до поры до времени изолировало откровенную чертовщину в убогом безликом существе, достойном только жалости. Но о чем думал мой реципиент? Хотя... Индивид, судя по всему, перестал думать сразу же после школы, где его к этому хотя бы подталкивали. Решение нашлось само собою - я разорвал изнутри атрофичное создание, прекратив его бессмысленное мучение, и оставил створки распахнутыми для освободившегося потока жижи - неконтролируемое расползание темного безумия мне было только на руку.
    Примерно разобравшись с функционалом многочисленных каморок, я начал их по очереди вскрывать... Планомерно заглядывал за двери, где сидели, лежали, бродили воспоминания, былые переживания и впечатления моего пациента. Порождения пережитых отчаяния, бессилия и растерянности выпускал на волю, бродить по многочисленным петлям лабиринта сознания. И эти монструозные воплощения бесконечной вереницей заскользили сквозь разум моего визави.
    А все, что могло поддержать человека в трудную минуту: друзья, родители, приятные воспоминания, строгие табу - выворачивал в их противоположности, как мог искажал, превращал в безобразные пародии. Чтобы не оставалось ни единого места, где можно укрыться уставшему разуму. В общем примерил на себя лавры творца современного 'искусства'. И мне тут как нельзя кстати пригодились отвратительные смыслы из обнаруженной черной болотной жижи. Матовая гладь искажала до неузнаваемости любой светлый образ, стоило ему лишь в ней отразиться. Что-то закрыв, что-то приветливо распахнув; там притушив, там пододвинув поближе к центральному очагу осознания, чтобы слабосильное пламя выхватывало лишь искаженные тени былых воспоминаний. Как результат моих усилий - подопечный все глубже увязал в паутине обостряющегося психоза.
    Прошлое, благодаря стараниям, теперь вызывало только разочарование и отвращение, будущее представлялось беспросветной безнадегой. Оставалось только поставить крест на сиюминутном настоящем... А что настоящее? Лишь промежуточный перегон - никчемное мгновение, не имеющее никакого сакрального смысла. Так, видимость одна. И я с удовольствием лицезрел удивление реципиента, никогда не обдумывавшего ничего более сложного, чем нелегкий выбор между коньяком и виски.
    Уже на самом краю крыши пришлось немного подтолкнуть, так как он все не решался на завершающий шаг. Но зато, пока летели в одном теле к растрескавшемуся асфальту...
    - А-А-А-... ! - Разрывающий наши сознания ужас буквально заставил меня переродиться.
    Незабываемые ощущения. Я потом долго отходил от пережитого у себя в квартире, вернувшись в собственное тело. Куда там восторгу обычного человека, пускай даже стоящему перед только-что купленной за неподъемный кредит иномаркой.
    Единственное, что в дальнейшем неизменно портило изысканный вкус впечатлений - все как один, из задумавших свести окончательные счеты с жизнью, в прекрасный момент прощания с этим миром искренне сожалели о содеянном: что перед ударом о землю, что задыхаясь в тугой петле, что ускользающим сознанием пораженного таблетками мозга - всегда последней мыслью был испуг перед необратимостью и страстное желание жить дальше. Что за странные людишки? Столько мучений и метаний, а все лишь для того, чтобы понять какую страшную ошибку они совершают. Неплохо было бы всех этих самодовольных придурков прогнать через один такой эмоциональный опыт, чтобы они раз и навсегда отказались от своей придури. Правда, где бы тогда я подзаряжался? Вопрос...
    Но лишь по прошествии еще нескольких самоубийц я понял, что мой самый первый на крышу вышел только покурить перед сном...
    Сам же, пользуясь странным опытом пребывания в чужом подсознании, прошелся по своему собственному лабиринту и вычистил авгиевы конюшни былого бездумного потребления культурных 'шедевров'. И моя реальность от этого изменилась только в лучшую сторону.
  
    Тренированное сознание беспощадно рвет пространство и время. Кругом все условно. Не разберешь - существует что-либо или только кажется. Какие-то странные вихри крутят меня в воронках переплетающихся света и тьмы, само пространство присутствует в неком промежуточном состоянии небытия и бытия. Ориентироваться здесь в привычном понимании невозможно, и, даже сам не знаю как, вновь оказываюсь в нужной точке пространства-времени. Ищу свою крупную цель и подобно копью вонзаюсь в скопище копошащихся 'медуз'. Выбираю первую попавшуюся и протыкаю рыхлую сферу сознания...
    Светлое помещение, отделанное деревом под орех, с изогнутыми арками, белыми колоннами, огромными окнами со шторами, коврами по полу, изогнутой мягкой мебелью - диванчики, удобные кресла и мягкие стулья. Где это я? Книги, журналы... Ага, так это, наверное, читальный зал или судовая библиотека 'Титаника'. Кругом простаивающая впустую новехонькая мебель, и только за соседним столиком один джентльмен небрежно листает газету. Сидит закинув нога на ногу, покачивая начищенным ботинком. Густые усы, смешно шевелятся, когда он что-то проговаривает себе под нос. Практически полное отсутствие читателей на таком огромном пароходе удивляет. Хотя... Может быть все и закономерно.
    Мой реципиент держит в слегка подрагивающей правой руке стакан со скотчем, а в левой небольшую книгу. Имя автора - Morgan Andrew Robertson - мне совершенно ни о чем не говорит, впрочем как и само название произведения 'Fatility'. Что-то о крушении пассажирского парусника в южных морях. Я быстро оцениваю насколько реально поджечь читальный зал, и может ли это привести к гибели всего корабля... Понимаю, что это будет на уровне детской шалости, и никаким серьезным ущербом тут от этого не запахнет. Так, слегка нервы аварийной команде потрепать. Без сожаления покидаю носителя и начинаю стремительный пси-паркур...
    Пассажир третьего класса - ни то... Официант ресторана 'A la carte' - ни то... Протыкаю сферы сознания, обретая божественный дар восприятия материального мира. И задерживаясь лишь на миг, чтобы оглядеться, прицениться к обстановке, перепрыгиваю далее из сознания в сознание многочисленных пассажиров и членов экипажа 'Титаника' в поисках подходящего носителя...
    Меняются сознания, меняется обстановка - от безумной роскоши с резным деревом, позолотой, зеркалами, кожей и бархатом, до аскетических келий с покрашенными краской металлическими стенами, двухярусными кроватями и, о боже, какая роскошь! - отдельным умывальником в каюте на двух человек. Не меняется только ментальный привкус - что-то такое неуловимое... Этакий едва ощутимый едкий вкус медной дверной ручки, если ее долго сосать. Не пробовал, конечно, но сравнение точное. А как эта схожесть проявляется у людей в материальном мире, не могу понять. Может это принадлежность в человеческому роду так ощущается? Разбираться некогда, и я продолжаю свое порхание...
  
    Очередной реципиент сидит за обеденным столом... С недоумением оцениваю роскошь из целого ряда разномерных вилок и ложек перед ним, хрустального строя вытянувшихся во фрунт бокалов. Это же надо еще потратить свое драгоценное время, чтобы изучить это никчемное разнообразие. Возможно, таким образом выстраивался своеобразный сословный барьер для безошибочного распознавания - свой-чужой. Ну, не знаю... Просторное помещение с колоннами и арками повсюду, огромными окнами, многочисленными люстрами. Светло и уютно. Легкий шум голосов сплетается с ненавязчивой живой музыкой. Понимаю, что оказался в теле какого-то потомственного аристократа, генеалогическое древо которого кривыми корнями уходит в темную глубь веков. Но задерживаться в наследнике героических предков, только тратить впустую драгоценное время - исполнить мною задуманное он не в силах, а исследовать примитивный духовный мир этого хлыща, состоящий из карт, проституток и игры в поло, нет никакого интереса. Без сожаления покидаю эту божью тварь...
  
    Стою возле небольшого бронзового херувимчика о двух крылах и с поднятым над кудрявой головой светильником в пухлых ручках. По обе стороны от него вверх уходят пролеты винтажной деревянной лестницы и у художественно выполненных настенных часов расходятся в разные стороны к верхней палубе. Повсюду отделка из дубовых панелей. Не совсем понятно почему, но мой носитель явно волнуется, постоянно поглядывает на медленно ползущие по циферблату стрелки. И даже Честь со Славой, скованные подле Хроносом, не в силах ускорить их неторопливый бег. Царящий в голове хаос мыслей ставит меня в тупик. Этакий сумбур из чувств, тоски и радостного ожидания. Что за... ? Правда не чувствую обычной для аристократа самодовольной уверенности в своей богоизбранности, но... Пытаюсь проникнуть в глубину сознания и получаю приличный такой обжигающий удар, словно прикоснулся к раскаленному угольку. Ха! Появление на ступеньках роскошной девицы в темном платье, усыпанном блестками, с которой мой нетерпеливый кавалер по киношному обменивается нежными взглядами, подтверждает догадку - ах, любовь, любовь...
  
    Неожиданной проблемой стал поиск в промышленных масштабах любителей свести счеты с жизнью. Случайные одиночки, попадавшиеся от случая к случаю, едва-едва позволяли поддерживать постоянный тонус. Как оказалось, по ту сторону энергетическая 'медуза' безропотно тянущего лямку серой жизни человека ничем кардинально не отличалась от стоящего на самом краю, или мне просто-напросто не хватало нужного опыта. Конечно, были еще больницы, старики. Но по странной прихоти Вселенной, энергия этих умирающих не поддавалась сбору. Уж и не знаю в чем была фишка. Возможно, так проявляли себя сверхъестественные силы - там, судя по всему, тоже не дураки сидели насчет дармовой жизненной энергии. Криминальные разборки и войны, как источник, также представлялись посредственными поставщиками. Возможно, это связано с моральной готовностью человека погибнуть в любой момент времени, такой своеобразный вселенский фатализм, который совсем не облегчал сбор праны. Критически важным оказался элемент неожиданности, когда человек жил-поживал, представлял свое будущее, строил планы и... Бац! Уже сучит ножками в домашних тапочках, задыхаясь в петле на шее. А жизненная энергия поступает в тормозок того, кто умеет ею грамотно распорядиться.
    Вот из-за таких странных прихотей мироздания и приходилось выкручиваться - делать жизнь какого-нибудь недалекого индивида беспросветной, настойчиво внушать, исподволь склонять... В общем, вертеться. Благо, среднестатистический клиент оказался вполне подготовлен к воздействиям со стороны: своим невыразительным образом жизни, унылым социальным окружением, привычкой неразборчиво потреблять извне любой околокультурный контент. Но однажды в одном из подготовленных мною суицидников я внезапно оказался по соседству сразу с двумя разными личностями. Как оказалось, еще один 'пришлый' активно готовился к соревнованиям по пси-паркуру, и на мою галантную уступку места у кормушки, поведал об иных владеющих тайнами Вселенной...
    Наконец у меня появилась понятная цель приложения своих способностей. Прежде и представить не мог, что прошлое - это не скованная временем монолитная глыба, неподвластная изменениям, а вполне себе текучая субстанция. Хотя мое появление на концерте в Вудстоке уже могло натолкнуть на такую мысль, но я оказался слишком увлечен потоком новых впечатлений и дальнейшими перспективами.
    Первое время присутствовал простым наблюдателем, оценивая красоту перекраивания истории мастерами пси-трейса. А через некоторое время я уже удивлялся - как это раньше не замечал лежащих, казалось бы, на поверхности фактов. Ведь в жизни до... неоднократно становился невольным свидетелем, когда неизвестное ранее событие из прошлого вдруг становилось предметом обсуждения широкого круга общественности и чуть ли не эпохальным поворотом. Словно из ниоткуда, проявлялись книги, статьи в журналах, воспоминания свидетелей. Та же высадка американцев на Луну... Как ошалели зрители состязания, когда обнаружилась столь мастерская подмена. И долго возмущались, что пси-трейсер, провернувший такое, не получил заслуженную победу.
    Понемногу и я освоился, научился уверенно погружаться в прошлое. Наконец, решил, что ничего запредельно сложного в пси-паркуре нет. И подал заявку на участие...
  
    Б... ! После светлого вычурного холла первого класса с помпезной лестницей под матовым стеклянным куполом никак не могу сообразить, где это я оказался - мрачное, темное помещение с редкими осветительными плафонами, покрытыми толстым слоем черной пыли. Издыхающий свет тщится проникнуть в это царство, по первому впечатлению, самого Аида. Невыносимая жара лишь подтверждает сравнение. Темные фигуры призрачными тенями снуют от угольных бункеров к паровым котлам, подвозя тележки с углем, и вываливают их прямо на паел перед топками. А кочегары, перемазанные все той же, присутствующей повсюду, угольной пылью, небольшими лопатами отправляют далее в плюющиеся огнем топки...
    Кругом непрекращающийся гул и оглушительный грохот каких-то неведомых гигантских механизмов. Настоящий калейдоскоп из недавней клаустрофобии в металлическом подводном гробу, шныряющему сейчас где-то поблизости в океане, бесконечности роскошных пространств 'Титаника' на верхних палубах, тесноты и скученности в нижних и вишенкой на торте - мрачных трюмов - невыносимо кружит голову. Носитель - молодой парень - оперся о черенок совковой лопаты и трясет лохматой головой, наверное, ничего не понимая в нежданно нахлынувшем ощущении неведомого присутствия. Я же с трудом соображаю, что оказался в сознании угольщика-триммера шестого котельного отделения. Решаю осмотреться, как бы это не звучало саркастически, в этом недоступном для бога Ра уголке огромного корабля.
    Бункер с углем вдоль носовой переборки. Обнаженные по пояс фигуры, из-за черной пыли похожие на чертей, как и положено завсегдатаям Ада мечутся в отблесках языков живого пламени. Напротив бункера в ряд стоят паровые котлы, распахнув прожорливые 'рты', ждут очередную порцию продукции уэльских шахт. Насколько я понял из незатейливых образов носителя, его задача шихтовать - разгребать - слежавшийся в бункере уголь и в более рыхлом состоянии подавать кочегарам, которые и переправляют его в топки. Собачья работа. Даже представить страшно в каких глубинах морского монстра я нахожусь. Кажется погребен в самой толще холодных вод, отделенных всего-то тоненькими металлическими листами бортов трюма пятого отсека. Несмотря на циклопические размеры ходовых механизмов, свободного пространства для человека практически нет, и моего носителя душит жестокая клаустрофобия. Ха-ха! Побывал бы он в шкуре немецкого подводника! Угольщики что-то кричат друг другу, но среди гула и грохота ничего нельзя разобрать. Ко мне наклоняется один и орет в самое ухо. С трудом разбираю что-то типа:
    - Джон-Джон... Куинстаун.
    Ага, последняя остановка перед выходом в Атлантику. Звонок. Утренняя вахта закончилась, кочегары вычищают последний шлак из раскаленных топок котлов, готовя оборудование для новой смены. Товарищи машут мне руками, зовут за собой. Мой носитель уже мысленно радуется предстоящему обеду и отдыху, собирается идти за ними вслед. Я же командую - Стоп машина! Заход в порт уже не требует столько пара для машин, и кораблю для маневрирования вполне достаточно остаточного давления . Напряженка спала, пару часов будет затишье - только поддержание давления в системе и новая смена не торопится хвататься за работу.
  
    У меня по вольным прикидкам никак не более минут пятнадцати, чтобы успеть разобраться в мозгах реципиента и подбить его на диверсию. Мысленно засучив рукава, планомерно погружаюсь в образы и чувства, неторопливо булькающие в этом небольшом котелке. Та-а-ак. Парню лет двадцать с хвостиком... Из бедной семьи фабричного работяги... Ха! Так он родом из Куинстауна. Это я удачно зашел... Пока идет привычная неразбериха с передачей смены, спешно разбираю этакое подобие ментального кочана капусты - продираюсь сквозь многочисленные листы с воспоминаниями, психическими установками, какими-то архетипами сознания... Ищу, что можно задействовать для управления носителя... Опаньки! А в глубинах подсознания, где у обычной капусты твердая кочерыжка, у моего пациента уже основательно слежавшаяся и гипертрофированная религиозность. Примеряю на себе специализацию своего подопечного и начинаю шихтовать окаменевшие библейские истины. Сторож ли я брату своему?
    Оставшееся для воздействия время использую для целенаправленной ментальной атаки, нанося удар по самому слабому месту носителя...
    - Исчадие Ада. И ты в брюхе его, как новый Иов во чреве металлического левиафана - безумном порождении самого князя тьмы. Самоуверенность людская, подпитываемая гордыней, не знает границ... Очередной вызов Богу... Очередная Вавилонская башня... А чем заканчивают все, бросившие Ему вызов? История падшего ангела ничему не учит человека. И конец его будет столь же разрушительный...
    Мой бедный визави, в голове которого я устроил хачатуряновский танец с саблями, лишь внимает откровениям, забыв прихлопнуть свой рот. Голову даю на отсечение, что он даже не соображает, где его собственные мысли, а какие коварно внедряются извне. Человеку, не привыкшему к рефлексии, практически невозможно противостоять такому внешнему воздействию. Сколько раз в течение жизни обычный человек получает подобные установки, не сильно разбираясь в их ценности и необходимости для себя лично. Так и существует, не замечая, что давно уже его собственные мысли заменены на удобные штампы и стереотипы поведения...
    - Само дьявольское тщеславие правит здесь бал...
    Очень удачно накладываю ментальные листы с образами танцующих и веселящихся в роскошных залах пассажиров на мрачную действительность моего реципиента с тележкой угля в руках. Контраст получается феерический. Непосильная работа за шесть фунтов в местном филиале Ада и люкс-апартаменты стоимостью в его десятилетнюю зарплату... Сословная сегрегация служит мне хорошим подспорьем для разжигания костра фанатизма на высохших ветхозаветных дровишках...
    - Божественное пламя, единственное, что способно разогнать тьму в душах заблудших и положить конец адскому чудищу, - И снова образы неповторимого Босха незаменимы!
    Мой носитель колеблется, чувствую его неторопливо перекатывающиеся мысли. Сомнения... Так еще бы - две тысячи безвинных пассажиров на борту 'Титаника'!
  Уподобившись хитроумному змею-искусителю, создаю образ пассажиров сбегающих по трапам на пирс с охваченного божьим пламенем дьявольского создания, которое, в конце концов, исчезает в пучине вод. А мой носитель, подобно Иову, вырывается из темной утробы гиганта. Очень кстати, мой реципиент вспоминает, как давно не видел стареющую маму, живущую неподалеку от порта.
     Возможность спастись всем пассажирам снимает последние сомнения. Носитель, пользуясь отсутствием кочегаров, ушедших в столовую, копает в бункере несколько ям и лопатой щедро засыпает в них пылающие угли из топок. Все очень удачно складывается - в ближайшее время горение угля в бункере не обнаружат, а когда разгорится, будет уже бесполезно тушить.
     Носитель в страхе озирается - отовсюду из темноты к нему тянутся кривые волосатые руки с огромными, хищно изогнутыми когтями на пальцах. Пространство наполняется чертями, весело отплясывающих задорный танец на металле палубы, и стук их копыт служит аккомпанементом собственному шуму корабля. Этими последними штрихами увожу простоватого фанатика от дела его черных рук, чтобы, не дай бог, вдруг пробудившиеся угрызения совести не свели на нет с таким трудом достигнутое.
    Мой реципиент, все еще прибывая в одурманенном состоянии религиозного экстаза, как есть - грязный, чумазый - бредет по коридорам корабля, плутая на многочисленных палубах, то поднимаясь, то опускаясь по трапам. Встречающиеся пассажиры в страхе шарахаются от него, словно от возникшего из преисподней беса. У борта 'Титаника' стоит очень удачно пришвартованный ирландский тендер. И мой носитель перелазит через борт и прячется в мешках отгруженной почты. Оглядывается напоследок. Черт! Какой огромный! Глазами носителя с удивлением взираю на гиганта. Борт, подобно Великой Китайской стене, устремляется вверх к самим небесам, наверное, до уровня шестого-седьмого этажа, а трубы, и вовсе, находятся в метрах сорока от воды. Действительно - чудо корабль.
    Последний раз окинув дело рук человеческих чужим взглядом, покидаю носителя...
  
    Едва дождавшись стабилизации сознания в своем собственном теле, ныряю в Интернет. Хрен! Ничего про пожар в угольном бункере. 'Титаник' благополучно пришвартовался в порту Нью-Йорка. Причина небольшой задержки в Куинстаунском порту не разъяснена. Проклятье! Такого просто не может быть! Две попытки и обе впустую. Кажется, что само поле событий не дает мне воздействовать на него, сопротивляясь, подменяя цепочки причин и следствий. Здесь чувствуется что-то иное, а не просто банальное невезение. Какая-то чуждая воля словно каменная стена встала предо мною непреодолимой преградой. Остается один день на все про все, но самое печальное, что я не знаю, в чем причина неудач. Со мной такого раньше никогда не было! Да и от других пси-трейсеров никогда не слышал, чтобы историческое поле так активно противилось воздействию извне. И нет никакой гарантии, что третья попытка приведет к успеху. Радует, что и соперник пока никак не проявляется. Хотя... Чтобы выловить нужный исторический эпизод из того обилия информации, что обрушивается ежесекундно на беззащитные мозги простого обывателя, надо потратить не один час, которых у меня просто-напросто нет. Да и что это изменит, если я узнаю о 'достижении' оппонента? Менять выбранный объект воздействия нельзя по правилам соревнований...
  
    Мне необходим небольшой отдых... Голова невыносимо кружится от совершенных скачков по пространству и времени. И чтобы немного развеяться, иду в парк, где сажусь на лавочку перед небольшим прудом. Небо чисто, Солнце светит, легкий ветерок веет вечерней прохладой. Кажется, само время остановилось и дает мне небольшую передышку, чтобы собраться с мыслями. А памятуя о мрачных трюмах 'Титаника' или удушливых жилых отсеках U-15, окружающая благодать кажется просто волшебной. Деревья надо мною мерно покачиваются, шелестя листвой. И если запрокинуть голову, то через некоторое время начинает казаться, что это я качаюсь на огромных качелях. Неподалеку пустоголовые чайки, оставляя глубокие следы на мокром песке, бегают по берегу небольшого пруда, о чем-то активно спорят между собой. Ха! Мне бы их птичьи заботы. Даже не представляю, что еще предпринять. По-моему, и так использовал все возможности для изменения исторической линии. Хотя... Я погружаюсь в тяжелые раздумья. Какая-то зацепка настойчиво крутится в голове, подобно зубной боли, не давая отвлечься, сконцентрироваться на чем-то другом. Несколько чаек белыми комочками скользят по водной глади, напоминая... Вспомнил! Айсберг! Когда мой немецкий носитель разглядывал 'Титаник' в бинокль, рядом с кораблем маячила огромная масса льда, слегка освещенная иллюминацией проходившего мимо парохода. Тогда 'Титаник' обошел его, предоставив пассажирам неплохое развлечение, но... На этот раз все должно произойти по-иному сценарию. Только бы разобраться, что же так упорно мешает угробить проклятый корабль. Ха-ха. Действительно, как только я остановил свой выбор на нем, лайнер стал проклятым! Как впрочем и все его пассажиры. Теперь никто и ничто не в силах их спасти... Чувствую, как меняется настроение. Словно неизвестный источник щедро одаряет свежим зарядом дополнительной энергии. Возвращаюсь в свою сумрачную квартиру в приподнятом расположении духа. Без преград... Нет преград!
     Пятый день поста. Я легок и невесом. Тело в таком состоянии не ощущает ни голода, ни боли. Ничто не в силах помешать, отвлечь от поставленной цели. Ощущаю себя богом, способным творить и уничтожать... В поисках преграды, так нежданно оказавшейся на пути к победе, перебираю различные варианты. И на всякий случай штудирую список пассажиров и экипажа 'Титаника'. Ничего, что могло бы объяснить странное сопротивление...
    Пытаюсь собраться с мыслями. Смутное воспоминание, когда присутствовал в сознании любителя фантастики в читальном зале. Лицо... Сидящего напротив усатого мужчины с газетой... Кого-то он неуловимо напоминает. Словно я уже видел это лицо ранее. Но откуда у меня могут быть знакомые лица в тысяча девятьсот двенадцатом году?! Вот засада. А может и зацепка. Повторно пробегаю глазами по списку пассажиров первого рейса. Ничего примечательного. Медленно скольжу по веренице ничего незначащих фамилий. Никого не знаю, никто не знаком, нигде не упоминался - одна пустая порода истории, сгинувшая с лица планеты без следа. Как будто эти людишки и не жили никогда. Хотя, даже глупые чайки порою оставляют следы. Ха-ха-ха, смешно...
    Стоп! Возвращаюсь по списку назад... Есть! Г. Д. Уэллс... Быстро просматриваю информацию. Точно - Герберт Джордж Уэллс, один из пассажиров первого рейса 'Титаника'. Ага! Шальная мысль, легко скользнув по сознанию, исчезает. Но что-то, подобно глубокому следу на мокром песке, остается, затаившись в глубине. Целенаправленно вытаскиваю это 'что-то' на свет божий. Вот! Ни один из членов экипажа или пассажиров, кроме Герберта Уэллса, значимо не упоминается в исторической 'паутине' после 1912 года. Словно их никого и не существовало... Он единственный, кто добился широкой известности, тем самым вписав себя в поле событий: создал порядка сорока произведений, побывал два раза в России, где встречался с царской семьей... Следы! Следы в истории, вот что цементировало историческую линию корабля и всех остальных пассажиров, прицепом следовавших за ним. Значит... Стоит убрать с 'Титаника' одного-единственного человека, как история остальных обвалится, подобно костяшкам домино. Предположение только, конечно, но... Все-равно другого у меня нет, да и времени, впрочем, тоже негусто - едва-едва на пару-тройку погружений...
    Начинаю схождение. Даст бог, в которого, к слову, совсем не верю, последнее. Постепенно теряю ощущение грубого неповоротливого тела, обретая легкость и свободу порхающей бабочки. Вериги материальности остаются там, на сброшенной оболочке...
  
    С Уэллсом оказалось проще простого: небольшая утечка образов будущего, и вот - корабль уйдет в свое первое и последнее плавание, а писатель останется в Лондоне творить в горячке озарения. Жаль, что мне нельзя впоследствии официально заявить о своем соавторстве.
    А я снова ухожу... Материальный мир с его геометрически расчерченными гранями кристалла остается в стороне. Рыхлый лимб предоставляет гораздо больше свободы, но теряется однозначность, причины меняются местами со следствием, время течет как на душу бог положит... Во всяком случае, именно так я воспринимаю эту губчатую субстанцию. Остается совсем немного до первозданного хаоса, где возможно все что угодно, и именно там обретается способность преодолевать пространство и время... Хрусть! Я врезаюсь в упругое ничто! Меня крутит, выворачивает наизнанку - с удивлением узнаю, что изнанка здесь каким-то непостижимым образом присутствует - и с хрустом разрывает на части. Ничего не понимаю, а разрозненные осколки, до того объединенные в мое единое сознание, разбегаются в разные стороны объятой ужасом толпой. Все вокруг меркнет, погружаясь в изначальное небытие...
    Когда конец света проходит, я снова обретаю способность воспринимать окружающую действительность. Правда ничего не понимаю. Судя по всему, присутствую в неком сознании, только вот с ним что-то неладно. Звенящая пустота... Полное отсутствие мыслей... Конечно, и раньше такое встречалось - для моих современников это отнюдь не редкость - но здесь совсем иное. Даже не могу выразить словами. Единичные образы проплывают по белому как снег экрану и подобно снежинкам испаряются без следа. Приспосабливаюсь к чужому восприятию: реципиент сидит на мягкой травке посреди пышно зеленеющего сада. Нет, точнее так - САДА. Такого буйства зелени я никогда ранее не встречал. Все вокруг безудержно цветет и плодоносит... Причем одновременно!
    - А-ам!
    Картинка, качнувшись, плывет в сторону - это мой носитель оборачивается на зов.
    - Е-а?
    Ого! Напротив стоит полностью обнаженная девушка. Кхм-м. Если эту особь женского пола позволительно так назвать - слегка обвисшая грудь, хорошо заметные ребра, короткие кривые ножки, причем вся она прилично так чумазая. Красавица еще та. Да и лицо не сильно привлекательное - этакая безэмоциональная маска с агрессивно торчащими вперед белоснежными зубами. Поэтому совершенно индифферентная реакция моего визави на обнаженную натуру не вызывает удивления. Про себя вообще молчу - я совсем не в том положении, чтобы эмоционально воспринимать эротизм женщин. Такое впечатление, что оба смотрим на деревянную табуретку, собранную на уроке труда в школьном подвале. Девушка быстро хватает нас за руку и тащит за собой, показывая грязным пальцем на свой рот. В ответ на этот жест, реципиент ощущает приступ зверского голода... И дружной гоп-компанией мы оказываемся перед одним из деревьев. Конечно, я не ботаник, но странное растение не поддается никакой классификации - уродец с приличных размеров плодами на прогнувшихся ветвях. Обнаженная срывает ближайшую экзотику и начинает превосходными зубами громко ею хрумкать, жадно глотая огромные куски. Мой визави также хватает нечто похожее на средних размеров тыкву и грызет оранжевую плоть. Вкус волокнистой субстанции так себе - явно блюдо не для гурманов. Скорее для упоротых поклонников сыроедения. Внешне фрукт выглядит гораздо аппетитней.
    Сосед по сознанию наверное улавливает мою случайную мысль и гортанно повторяет:
    - Хрухт!
    Чем вызывает дикий приступ хохота у 'красотки':
    - Гха! Гха! Хрухт! Гха! Хрухт!
    Теперь уже не удивляюсь отсутствию какой-либо другой животины в округе - будь у меня четыре свободных ноги, бежал бы я сейчас подальше от этих двух весельчаков.
    - Гха-гха-гха! Хрухт! - хохочет в полное горло и мой чудак, гордый своим нежданным остроумием.
    Что представляет собою сознание соседа хорошо передает сравнение с зеркалом, которое безразлично отражает на поверхности все что угодно, кроме себя самого. И пока я удивляюсь незамысловатой организации мыслительных процессов, мы не торопясь переходим от дерева к дереву, срываем все подряд и жрем от пуза, изредка сыто отрыгивая. Наконец девушка, наверное утомившись, падает под ближайшее дерево прямо в свежие огрызки и закрывает глаза. Через несколько минут она уже сладко храпит. Чувак, не долго думая, заваливается рядом и так же гасит невыразительный свет своего сознания. Что вряд ли в полной мере им является. Я же ничего не понимаю. Как здесь оказался? Почему внедрился в этого тугодума? Пытаюсь вспомнить путешествие по лимбу и ничего путного не припоминаю. Спят мои два отшельника совсем недолго, а сны поразительно однообразны - бесконечное курсирование по тому же саду с поеданием все тех же плодов... Но вот они снова на ногах. И подходят к очередному дереву, и тянутся к его невкусным плодам. Честно говоря, я уже начинаю путаться - что здесь сон, а где самая настоящая явь. Еще несколько таких циклов, и мне невозможно будет найти выход из этого незамысловатого лабиринта. Похоже, меня кто-то ловко подловил хитрой ловушкой. Ответ на вопрос: кто - лежит на поверхности. Просто неприкрытая агрессия со стороны соперника, но с этим будем разбираться позже...
    Беру управление в свои руки и пытаюсь чередой образов отвлечь визави от примитивного обжорства и бездонной трясины снов. Но не тут-то было. Новое вообще не укореняется в этой светлой от всяких мыслей голове. Словно я пытаюсь оперировать инструментом, который еще просто-напросто не создан. Одиночные образы всплывают в сознании клиента подобно случайным фрикаделькам в кипящем общепитовском супе. А если их сравнивать с азбучными кубиками, то едва ли наберется на составление трех коротеньких слов. Так что, подарив новое - 'Хрухт', я оказал местным жильцам неоценимую услугу. Пытаюсь покинуть свое нежданное пристанище, но... Неведомая сила надежно удерживает внутри. Понимаю, что конкретно влип. Умственная недоразвитость хозяина сковывает меня по рукам и ногам, удерживая в этом тесном заточении. Некоторое время еще дружно едим-спим и снова едим. Совсем как та семейка лягушек из сказки:
    - Ну вот поели, можно и поспать... Ну вот поспали, можно и...
    Но часики турнира тикают безостановочно, а я пребываю в круговороте невкусных завтраков, присутствующих, уже не могу разобрать, то ли в скоротечных снах , то ли в столь же непродолжительной реальности. Колесо Сансары в своем чистейшем проявлении, очищенное от привычной маскировки в виде текучки на работе, интрижек с девочками и бесконечной погоней за комфортом. А вишенкой на торте - полное стирание границы между сном и явью.
    Единственное, что смог почерпнуть полезного из хождений по кругу - в центре САДА торчит обгорелый скелетик деревца, наверное когда-то опаленного молнией. На фоне всеобщего цветения и плодоношения оно выглядит неким назидательным знаком. Только не пойму - предостережением чего... Как это сможет мне помочь отсюда выбраться, пока не улавливаю. Но такое грубое нарушение царящей здесь примитивной гармонии дает хотя бы небольшую надежду. Не просто же так оно здесь чернеет? Черт побери! Вконец обозлившись на своего сибаритствующего соседа, ментальными пинками пытаюсь направить его поближе к остову. Ответной реакцией, что мне удается получить - реципиент делает лишь несколько шагов и замирает на месте, как вкопанный. Е-а, не понимая причины непредвиденной отсрочки очередного завтрака, дергает за руку и кричит:
    - Хрухт! Хрухт!
    Наверное для соседа наступает локальный армагеддон: я стегаю отборными ментальными проклятиями, подружка неблагозвучно орет, требуя соблюдения привычного распорядка... Когда ураган в его неподготовленной голове достигает апогея, огромная молния внезапно распарывает голубые небеса. Огненное копье с треском врезается прямо в основание уже сгоревшего древа. Зеленый канабис, густо растущий вокруг ствола, мгновенно высыхает и вспыхивает. Струйки дыма, поднимаясь от земли, сплетаются между собой в единый жгут, который обвивает ствол, струится нам навстречу по свободным от плодов ветвям и замирает на уровне округлившихся до размеров полной Луны глаз. Двое приживалок в ужасе замирают, ничего не понимая. Нежданное представление, видимо, оказывается для них внове. Впрочем, как и для меня. Дым образует колышущееся утолщение, из глубин которого всплывают два злобных ослепительных огонька. Тихий шелест то ли сухих веток, то ли иголок, а может быть и...
    - С-с-съеш-ш-шьте...
    Так и хочется воскликнуть:
    - Шо, опять?
    Куда, черт возьми, я попал? Это что, кружок по интересам имени трех толстяков? Однако, учитывая низкую калорийность местных 'разносолов', столующимся таковыми стать не явно не грозит. Ну, разве что, вечность им в помощь...
    Соседа по сознанию продолжающийся хаос мыслей пугает сильнее, чем эта призрачная гадина. Конечно, в голове у него такая свистопляска впервые. Это вам не внешние цветочки-ягодки тупо отзеркаливать. Тут порою шевелить извилинами надо. Но если с соседом по голове все более-менее понятно, то с извивающимся жгутом запашистого дымка не все так просто. Чем дольше он присутствует, тем более осязаемым становится, принимая образ огромной зеленой змеи. Сплюснутая голова с двумя сверкающими рубиновыми глазками качается прямо перед нами, завораживая, гипнотизируя неподвижным взглядом.
    - С-с-сорвите плод...
    Ничего не понимаю. Какой плод? Один из 'хрухтов', что ли? Раз из присутствующих только я являюсь носителем развитого интеллекта, то и разгадывать местные ребусы предстоит, видимо, мне. Змея продолжает непрерывно скользить переплетающимися кольцами по стволу и веткам древа, явно на что-то этим намекая. Как можно съесть то, чего нет? А? И пока я так рассуждаю в гордом одиночестве, а сосед испуганно следит за копошением незнакомых мыслей в своей голове, глупая женщина подходит вплотную к гадине. Ох уж это мне извечное женское любопытство! Со стороны кажется, что они о чем-то мило болтают, только я ничего не слышу. Неожиданно глупышка протягивает руку к гнущейся навстречу ветви, словно пытаясь сорвать несуществующий плод и... Проклятье! Где еще мгновение назад ничего не существовало, лишь голая, безжизненная опаленная коряга, висит прекрасное спелое яблоко! И она срывает его и надкусывает! А затем протягивает нам. Не долго думая, мой идиот хватает 'подарочек' и жадно его грызет. Сочная плоть брызжет, заполняя рот прекрасным кисло-сладким соком.
    И мир перевернулся...
  
    Снова сижу в своем кресле, слегка одурманенный видением. Что это было? Какие-то библейские сказки, коим оказался невольным свидетелем. Ничего не понимаю. Демонстрация от неведомой силы? Соперника там, судя по всему, и близко не стояло. И я, конечно, не знаток Ветхого Завета, но развитие стародавних событий как-то отклонилось от генеральной линии партии. Растерянно пытаюсь собрать в кучу разбегающиеся мысли. Похоже, неожиданно стал свидетелем исторического события - проникновения образа яблока из мира идей в материальное пространство, чему божественную дверь впервые открыли сами люди. И ключиком к той тайной двери оказалось всего лишь человеческое воображение, а роль искусителя исполнила струйка наркотического дыма. Хм-м-м. Влияние обдолбанного сознания на материальный мир...
    Разгадка непотопляемости 'Титаника' где-то рядом. Стоит лишь поразмышлять... Что мне необходимо привнести в ткань истории, чтобы рейс стал необратим? Этот медный привкус во рту. Что объединяет обитателя кают третьего класса и потомственного аристократа? Кабы знать. И тут приходит озарение: возможно ли отправить на дно корабль, который абсолютно ВСЕ считают непотопляемым? Вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз. Ответ на него в самом сердце реальности. Кристаллизация исторического поля и человеческое сознание.
    Предпоследнее погружение трачу на поиски Робертсона. А как обращаться с фантастами я уже апробировал на Герберте Уэллсе. Да и правки в книгу потребовалось внести совсем небольшие.
  
    Вот и финальная попытка. Или пан, или пропал. Проклятый выбор. Организм уже на пределе, и я не смогу нынче достаточно долго перескакивать из одного сознания в другое в поисках нужного. Как быть? Меня ведь ожидают порядка двух тысяч дефилирующих по холодным водам Атлантики. И среди этих пары тысяч я должен за минимальное число прыжков оказаться в одном из не более десятка членов команды, кто несет вахту на ходовом мостике и в вороньем гнезде. А вся хитрость в том, что из лимба не локализовать фактическое место пребывания на огромном корабле. Само скопище светящихся сущностей без проблем установится посреди Атлантического океана, но дальше проблема... И как ее преодолеть, не совсем понятно. А время, хоть и капает мгновениями, но исчезает-то годами. Б... !
    Необходимо срочно придумать интеллектуальный сепаратор для разделения. Вначале потребуется пассажиров каким-то образом отличить от экипажа. Из исходника только - они не носят формы, шляются без дела, в большинстве своем и... Вот! Если экипаж занят несением вахты, работой, то пассажиры в большинстве своем бездельники, ожидающие окончания путешествия. Ожидание - вот градиент отбора. Только как он проявляется в лимбе? Ожидание это же ориентирование на будущее. Опять же прогнозирование будущих событий. У кого приятная встреча в порту. У кого ожидание новых впечатлений, новых возможностей. Ориентирование на будущее это... Визуализация будущих событий. А какое это мощное средство, я уже знаю из библейских историй. Команде на вахте просто не до того. Значит будем уделять внимание связанности с чистыми идеями. Далее. Вахту отличить от не вахты... Тут уже проще. Чем занимаются свободные от вахты? Если это простые матросы-чернорабочие, то однозначно спят. А пребывающих в царстве Морфея я уже набил руку отличать от бодрствующих. Круг сузился до приемлемого числа. Ну, тогда в путь...
  
    Три ментальных прыжка, и я уже на марсовой площадке. Слегка офигиваю от высоты полета: палуба далеко внизу, а гладь океана еще дальше. Это и есть самый настоящий ночной полет - несемся над водами на высоте почти тридцати метров. Звезды, кажется, можно срывать с небес, как переспевшую вишню. А из-за отсутствия Луны, они кажутся еще ближе и ярче.
    - Реджи, холодает.
    - И не говори Фреди, хорошо еще, что ветра нет, а то мы бы тут с тобой прикурили.
    Мой носитель соглашаясь кивает головой. Двое марсовых смотрят вперед, куда несется огромный пароход, изрыгая дым из трех труб. По моим прикидкам, до айсберга остается едва ли минут двадцать, и надо было срочно отвлечь матросов от линии горизонта. Делаю ментальное усилие - представляю терпкий запах выкуриваемой сигареты.
    - Может, покурим? - Тут же реагирует Фредерик Ли. Ох, уж эти мне курильщики, стоит только вспомнить вкус табака, и они делают охотничью стойку.
    Интересно, Павлов уже проводил свои опыты, или в этом времени я первый экспериментатор по приобретенным рефлексам.
    - С мостика увидят, оторвут нам кое-что посущественнее голов.
    - Будем по-очереди.
    Реджинальд присаживается на корточки и в кулак с наслаждением втягивает в себя никотиновую отраву. Правда запах дыма совсем не похож на привычную вонь современных сигарет. Может, он курит какой-нибудь элитный табак? А что? Вполне может быть...
    Когда он встает, прячется за ограждением уже мой носитель. Вкус сигарет действительно приличный. Но беспокоит Редж, слишком пристально высматривающий что-то вдали. Это совсем ни к чему, и я начинаю планомерную обработку своего хозяина. А что лучше всего может отвлечь от работы? Конечно же женщины, особенно посреди океана да с соседством от простеньких дурнушек с третьих классов до заоблачных дам высшего света. Разжигаю примитивный до банальности костерок похоти. Что не очень-то и сложно, поминая богатую коллекцию порно, просмотренного мною в пубертатный период. Мой реципиент ошарашен чередой образов внезапно заполнивших его невинное сознание. Некоторые фрагменты для него становятся настоящим откровением.
    - Редж, скажи, а у тебя с двумя было?
    Вопрос, сравнимый по накалу подспудных страстей с лучшими шедеврами Шекспира, застает напарниака врасплох. Тот, мгновенно забывая о важности порученного дела, отвлекается от чернильного горизонта и поворачивает ко мне озаренное тайным превосходством лицо. Здоровый румянец, наверное от холодного ветра, заливает всю его рябую физиономию.
    - А я тебе на рассказывал?
    С удивлением понимаю, что беспрерывно тарахтящий моторчик мужского эгоизма оказался заведен с пол-оборота. Дальше уже все развивается на автопилоте, и мне остается только, скрестив виртуальные руки на груди, с гордостью наблюдать дело своих мыслей.
    - Редж, расскажи!
    - Это было в Дувре пару лет назад...
    Мой реципиент открыв рот выслушивает скучное повествование о похождениях местного ловеласа. Раж собеседника становится все более агрессивным, когда внезапно он прерывает свой поток откровенного вранья и, замерев, всматривается вдаль. Правой рукой некоторое время шарит по полочке, где должен лежать бинокль. Но в этот раз, по странному стечению обстоятельств, все бинокли лежат запертыми в сейфе, ключ от которого остался на суше. Мой носитель начинает дергать Реджи за бушлат, требуя продолжения рассказа, оборвавшегося на самом интересном месте, но тот неуверенно тычет пальцем в горизонт. Там только тьма и россыпь звезд сверху и снизу. Мой сосед некоторое время приглядывается. Неясная темная тень впереди, ничем не похожая на глыбу льда. Чувствую, как огромные мурашки наперегонки рванули по спине в короткий забег. Леденящий пот от их следов мгновенно заставляет забыть о полном эротизма повествовании. Ничего не успеваю предпринять, как мой носитель уже орет как резанный:
    - Айсберг!
    Суматошно бьет в гонг три раза и хватает телефон:
    - Айсберг прямо по курсу!
    Моя миссия на этом испуганном впередсмотрящем заканчивается, и я перемещаюсь на мостик, используя телефонную связь в качестве нити Ариадны. Перепрыгиваю прямиком в сознание помощника капитана Мердока. Теперь главное не дать обойти айсберг и в то же время не вляпаться в него прямо форштевнем. Удар должен пройти в меру скользящим, чтобы захватить как можно больше отсеков, и при этом достаточно плотным, чтобы пробить борт и подобно консервному ножу вспороть обшивку. Не знаю, что мне тут помогает - то ли навыки оставшиеся от слияния с командиром немецкой подводной лодки, то ли уже познания помощника капитана 'Титаника', но интуитивное осознание, как вогнать стремительно несущийся корабль в лапы ледяного монстра, как бы у меня присутствует.
    - Руль право на борт!
    И пока рулевой лихорадочно крутить огромный штурвал, Мердок переводит рукоятки машинного телеграфа в положение 'Полный назад'. И что самое интересное, ментальный толчок потребовался совсем незначительный: самое простое решение лежало на поверхности, практически инстинктивная реакция, но дьявол как известно в деталях прячет свои рога и хвост. Пока все идет как по писанному - с падением скорости корабля, он будет терять управляемость, что с его-то инерционной массой будет фатально. И чтобы уж совсем закрепить начатое движение в океанскую бездну, подсказываю очередное решение:
    - Руль лево на борт.
    Теоретически это смотрится прекрасно - корабль, начав обходить айсберг, должен по замыслу еще и вильнуть хвостом, оставляя ледяную гору вне досягаемости бортов. Но только теоретически... С замиранием сердца наблюдаем, как картинка с ледяной горой постепенно смещается вправо.
    Первый удар приходится в правую скулу. Толчок! Есть! Корабль слегка вздрагивает, и я ощущаю каждой клеточкой носителя продолжительный скрежет металла о что-то твердое. Ледяная гора, оставив на верхней палубе несколько белоснежных кусков, величаво проплывает за срезом борта. Тянутся минуты ожидания. Я начинаю беспокоиться - неужели опять провал? Ни шума поступающей в трюмы воды, ни заметного крена на борт. Что это? Еще кто-то своим присутствием на борту сделал невозможной его гибель? Появляется капитан собственной персоной. Эдвард Смит заметно встревожен. Наконец поступают первые доклады из машинного отделения о поступающей в отсек забортной воде.
    - Стоп машины! - Смит принимает командование кораблем.
    Гигантский корабль по инерции еще некоторое время движется и вот, наконец, замирает, лишь слегка покачиваясь, словно постепенно отходя от убийственной гонки за Голубой лентой Атлантики. Исчезла знакомая вибрация, гул машин. Зловещая тишина накрывает было уснувший корабль. Лишь тихий плеск воды за бортом.
    - Аварийная тревога! Задраить переборки!
    Ха-ха! Кажется, поздно пить 'боржом' - вода уже в трех носовых отсеках. Я думаю, делать более здесь нечего. Носитель бросает штурвал и выходит на мостик. Однако, холодно! Океан далеко внизу. Вспоминаю вид с подводной лодки. Ага! Она же где-то недалеко, тарахтит в надводном положении, а, возможно, ее командир следит за нами сейчас через перископ, удивляясь непредвиденной остановке.
    Выхожу на пассажирскую палубу. Здесь начинают собираться встревоженные пассажиры, еще не осознающие всей глубины постигшей их трагедии. Над освещенной иллюминацией палубой клубиться чернота ночного неба. Мне, кажется, что сама смерть распростерла крылья тьмы над обреченным пароходом. Окинув напоследок взглядом гиганта - прощай Титан! - безжалостно рву контакт...
  
    Неожиданный прикуп получаю вместе с новыми способностями - оказалось, что болезни, широко представленные в людской среде, вполне можно избегать, стоит только их определить в пространстве Хаоса. Я раньше иногда удивлялся - как такие мелкие безмозглые создания, состоящие в лучшем случае из одной-единственной живой клетки, способны наносить непоправимый вред целой биологической агломерации, да еще и наделенной общим сознанием. Правда, в дальнейшем мои представления об умственных способностях человечества, как таковых, претерпели существенную корректировку - в большинстве своем, что принято называть сознательной деятельностью, на самом деле ею отнюдь не является, а в основе своей лишь приобретенная способность формировать непрерывный поток образов, изредка завихряющийся во что-то, отдаленно напоминающее продукт высшей мозговой деятельности. Но, тем не менее. Прочая микробиота и на такое неспособна.
    Как-то раз, чувствуя с утра легкое недомогание, я, тем не менее, переместился в Лимб. Там-то с удивлением и обнаружил некую навязчиво прилипшую субстанцию. В Хаосе же она представилась уже мелкой пылью, которую без труда удалось стряхнуть короткой ментальной волной. В дальнейшем я осознал, что это были отражения вируса гриппа, который тогда для меня так и не перерос в болезнь. В дальнейшем, едва почувствовав приход очередного болезнетворного монстра, сразу уходил в Хаос, где и стряхивал с себя всю эту мелкую шушеру - что значит грубая материальная жизнь, против продвинутого интеллекта, способного осознанно присутствовать в мире зарождающихся идей...
  
    Открываю глаза. Погруженная во мрак квартира словно переняла агонию тонущего корабля - качается и кружится вокруг меня. С трудом беру контроль над своим отвыкшим от руководства телом. Оно подчиняется с большим трудом. Встаю, придерживаясь для равновесия рукой за спинку кресла. Конечно, надо бы еще переждать, посидеть, попривыкнуть, но... Спешу к компьютеру. Ура! - '... в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года 'Титаник' затонул, находясь в своем первом рейсе. Причина катастрофы - столкновение с айсбергом. Из 2224 человек на борту спаслись 711, погибло 1513...'.
    Та-а-ак, а что у конкурента? Набираю дату - 6 мая 1937 года. '... Аварию дирижабля 'Гинденбург' можно сравнить с гибелью 'Титаника'. Современный, огромный, роскошный воздушный корабль должен был, по мысли его создателей, стать символом возрожденной Германии, воплощением...'. Н-да-а. Просматриваю архивные материалы о катастрофе. Однако. Чего не отнять у моего визави, так это умения из тривиальной, ничего не значащей даты в истории слепить грандиозное шоу - масштабное аутодафе, устроенное на летном поле военно-морской базы Лэйкхерст, впечатляло незабываемыми визуальными эффектами. А что с жертвами? Тридцать шесть человек? Ха-ха! Можно, конечно, сравнивать, да, вот только этот обжигающий пожар не идет ни в какое сравнение с техногенной катастрофой в холодной Атлантике.
    И самая фишка на тортике: одно дело наблюдать взрыв и огромный падающий с небес костер из Цепеллина, стоя в толпе нью-йоркских зевак, и совсем другое, наблюдать неумолимо погружающийся в темные воды огромный корабль, в ледяной воде с ужасом цепляясь за деревянную дверь или обеденный столик. В моем случае получилось гармонично сплести для зрителей соревнования прекрасный визуал с элементами незабываемого Аквапарка.
    Вот так-то!
    Неужели, теперь Я - Лидер Региона? А?
  
    Следующий день сплю до упора и просыпаюсь, когда начинает смеркаться. Комната, и так после моего возвращения оставшаяся затемненной, медленно погружается подобно Титанику в черноту. Я потягиваюсь, с удовольствием вспоминая вчерашнюю победу. Не торопясь, сознательно растягивая удовольствие, подхожу к компьютеру. Заставка продолжает радовать глаз своей экспрессией. Заглядываю в почтовый ящик. Та-ак! Несколько поздравлений от друзей пси-трейсеров. Они тоже радуются моей победе.
    И... Вот! Диплом победителя во всей красе открывается на мониторе. Ага! Лидер Восточного Региона - это я! Я!
    Вытягиваю ноги и с удовольствием перечитываю диплом. Заверен Объединенной Лигой пси-трейсеров. Давно не чувствовал такого подъема, кажется, дай точку опоры, и я горы сверну.
    Но что-то не так... Дискомфорт. Непонятное чувство настойчиво подталкивает меня к почтовику. Что за черт? Вызов? Письмо. Отправитель - Наблюдательный Совет. Никогда о таком не слыхал. Рука сама открывает письмо.
    'Уважаемый Стал!
  Рады поздравить Вас с блистательной Победой и присвоением штандарта 'Лидер Восточного Региона'. В непростой борьбе с сильным соперником Вы, продемонстрировав завидное мастерство пси-паркура, нашли выход из непростой ситуации, чуть было не поставившей крест на Вашем пути к Победе.
  Наблюдательный Совет рад сообщить Вам, что Ваша кандидатура утверждена в качестве участника во Втором Туре Лидеров Регионов.
  Истинное число участников, согласно действующего Регламента, не раскрывается. Вам будет известен только один участник, обладатель штандарта Западного Региона.
  
    Регламент Турнира.
  Объявление правил участия. (Приведены ниже).
  Подготовительный этап - 3 месяца, с даты подтверждения участия.
  Турнир проводится в течение 187 дней с даты официального объявления. По решению Наблюдательного Совета может быть продлен, но не более чем на 20 суток.
  Окончательная дата прекращения Турнира доводиться до участников Наблюдательным Советом.
  Объявление победителей - в течение 10 дней с даты официального окончания Турнира. Вручение наград.
  
    Правила.
  Вам, как представителю Восточного Региона, представлено право выбрать любую Страну, являющуюся географическим представителем Региона - Россия, Императорская Япония, Китайская Империя и т.д., и т.п.
  Дата временного интервала, на котором позволено проводить корректировки, 1900-2000 гг.
  За время Турнира Вам необходимо 'прокачать' выбранную Вами Страну и добиться превосходства в экономическом, военном, научном плане над Страной соперника.
  Напоминаем, что главное правило турниров по пси-паркуру - Преград нет! Разрешены любые формы воздействия.
  Запрещается прямой контакт с соперником. За нарушение - пожизненная дисквалификация.
  
    Сообщаем Вам, что Ваш соперник произвел выбор Страны - это Германия.
  Настоятельно рекомендуем подтвердить участие в Турнире в течение 10 дней, с даты прочтения этого сообщения, на электронный адрес Наблюдательного Совета.
  
  Надеемся на Ваше участие.
  Члены Наблюдательного Совета'
  
    Я смотрю на монитор и ровным счетом ни хрена не понимаю. Какой-такой Наблюдательный Совет? Какие-такие Члены? 'Прокачать' Страну?
    За все время занятий пси-паркуром никогда не задумывался о возможности воздействия на поле событий целой страны. Хотя... А, по большому счету, в чем разница? На мониторе всплывает заставка - Преград НЕТ!
    Черт! В груди даже захолодело от разверзнувшейся передо мною бездны возможностей. А что? Мой выбор сделан - Россия Вперед!
    Смотрю на стену, едва видимую в сгустившемся сумраке. Там темным пятном на едва белеющей стене проступает портрет ныне царствующего Императора Всероссийского - Дмитрия II. К династии Романовых никогда не питал особого приятия - мой прадед был повешен столыпинским военно-полевым судом. И...? Правнук за прадеда?
    Рука сама собой набирает подтверждение участия и отправляет запал к 'исторической бомбе'. Остается только его поджечь.
    Германия говорите? ...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"