Вудд Изяслав: другие произведения.

Семнадцать Лун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Семнадцать Лун" - это семнадцать новелл о любви и ненависти. Если у кого появится желание написать аннотацию - милости прошу, ибо самому как-то не прикольно себя же расхваливать.

  
  НЕЖНОСТЬ
  
  
  - А почему ты такой волосатый? - Спросила девочка в белоснежной сорочке у маленького волчонка искоса поглядывающего на ее красный бантик.
  - И ничего я не волосатый. - Насупился волчонок. - А вот тебе зимой наверняка холодно?
  - А вот и нет! - Ехидно ответила девочка. - Когда выпадает снег, я одеваю варежки, курточку и шарфик и мне совсем не холодно.
  - А если не оденешь?
  - Ну... - Потупилась девочка - Тогда я наверно замерзну.
  - Это грустно. - Произнес волчонок и сделал шаг на встречу девочке. - А ты любишь охотиться на кроликов?
  - Что?
  - Охотиться. На кроликов.
  - Не знаю. Я ни когда не охотилась, даже на кроликов.
  - Ух-ты! Правда?! - Волчонок замахал хвостиком. - А хочешь? Хочешь я тебя научу?!
  - Хочу.
  - Или даже нет. Я буду охотиться и приносить тебе кроликов.
  - Правда? - Волчонок радостно заскулил. - Вот здорового. - Девочка сделала шаг ему на встречу. - А я тогда буду их для тебя готовить.
  - Как это?
  - В кастрюльке. С морковкой и укропом. Как мама.
  - Зачем?
  - Так вкуснее.
  - Ну тогда ладно. - Они сделали шаг навстречу друг другу.
  - А еще у меня для тебя есть подарок. - Произнесла девочка распуская красный бантик.
  - Что это? - Испуганно произнес волчонок.
  - Это что бы ты был красивым. - Искренне ответила девочка.
  - А разве я не красивый?
  - Красивый, но с этой ленточкой ты будешь еще красивее. - Девочка прижалась к волчонку и обняла его за шею, повязывая ленточку. Волчонок задергать мордочкой - Ну что ты как маленький?
  - Не надо. - Проскулил волчонок, сдерживая слезы. - Не надо.
  - Ну вот видишь. Это совсем не страшно. - Произнесла девочка завязав последний узелок, и в тот же миг маленький комок шерсти вцепился ей в горло, а ее белоснежная сорочка окрасилась красным.
  
  
  ПАРАЛЛЕЛИ
  
  Паренек.
  
  Теплым солнечным утром, молодой худощавый парень, с бледно-зелеными глазами и русыми волосами, поднялся с собственной скрипучей раскладушки и закурил. Он не курил почти месяц, но сегодня не выдержал. Вдыхая тяжелые пары смол и никотина, паренек семнадцати лет отроду стал шарить глазами по сторонам. На стенах сквозь облезлые обои виднелись старые газеты, дээспешный шкаф был украшен кучей наклеек и плакатами рок звезд. В углу стоял дохленький, но исправно работающий магнитофон 'мелодия'. Все осталось по-прежнему, как и вчера, как и завтра. С тяжестью в груди паренек поднялся со скрипучей раскладушки и направился на кухню, сквозь заваленный всяким хламом коридор. По пути к трапезной он заскочил в сортир, где, справив нужду, во всю глотку крикнул - 'С добрым утром, вашу мать!'. Шел пятый час, была суббота, а значит, все нормальные люди спали. Тут же, кто-то этажом ниже отозвался отборной руганью и его подхватил весь подъезд. 'Ну началось' - подумал паренек, доставая из раковины более-менее чистый стакан и наливая в него заварку, смешанную с какой-то еще зеленой хренью. Открыв холодильник, перед пареньком встал нешуточный вопрос - что съесть на завтрак. Взвесив все за и против, он отдал предпочтение куску батона с остатками колбасы и помидориной. Окно выходило на небольшой парк с прудиком и детской площадкой. Съев свой нехитрый завтрак, парень присел на кровать и задумался. ' А что я вообще сделал в этой жизни? Ну, обо всем по порядку. Бакланка - это раз. Покупка квартиры - это два. Да, в общем, и все, а нет! Я еще как-то раз котенка спас. Ну три заметных черты. Дааа. На страшном суде это не зачтется. Жаль. Ну ладно, пора на работу.' Накинув ветровку, он вышел на улицу. Квартиру принципиально не закрывал, так как тащить все равно нечего. Путь от дома до стройки занимал шесть-семь минут. Быстрым шагом, он направился через парк к строящемуся супермаркету. По пути он разглядывал красивых девушек, витрины ларьков и все что попадало в поле его зрения. Дойдя до конечной точки, он отметился у прораба, взял каску, накинул еще одну рабочую ветровку, и пошел вверх по лестнице на четвертый этаж. Паренек не имел какой-либо специальности, но работал промышленным альпинистом, маляром, сварщиком, и водителем всего, что двигается. Зарплата была сдельная, ежедневная - сколько заработал, столько и получишь.
  Отпахав день на стройке, и заграбастав чуть меньше семисот рублей, паренек направился домой. Праздновать было нечего, а значит, повода выпить, тоже не было. Жаль. Идя по тропинке спокойным шагом, он размышлял все на ту же утреннюю тему: На х. он сдался этому миру. Вывод был один, тот, кто создал его и создал этот мир, был явным параноиком с врожденным отсутствием левого полушария и правой почки, и при этом душевнобольным онанистом. Он остановился, что бы закурить, но не нашел спичек. Посмотрев по сторонам, он увидел одиноко сидящую девушку.
  Извините, у вас случайно огоньку не найдется? - Обратился он к девушке.
  Да, пожалуйста. - Девушка протянула зажигалку, изящно сжимаемую красивой ручкой.
  Спасибо большое. - Раскурив сигарету, паренек направился дальше, как вдруг остановился. Он почувствовал странное ощущение, как будто кто-то смотрит на него. Обернувшись, на месте той девушки он увидел нечто невероятное. Аккуратная фигурка, прозрачные как ледовитый океан бездонно голубые глаза, изящные ручки, держащие плеер и средне подстриженные волосы всех цветов радуги. Все это промелькнуло, и вот он оказался рядом с ней. - Простите, я не расслышал вашего имени.
  Что? А так я его и не называла. - Этот небесно прекрасный ангел был немного обескуражен, но все же держался по-прежнему грациозно и неповторимо.
  Да. Тогда извините меня пожалуйста, я наверно сейчас скажу глупость, но... Нет простите.
  Постойте! Что с вам? Может, я вам кого-нибудь напоминаю?
  Да. То есть, нет. То есть я не знаю как вам сказать, но... Но я не могу... Я... В общем, кажется...
  Молодой человек, вам плохо?
  Нет мне хорошо. - В момент произнесения этих слов парень, облокотившись на вековой дуб, начал медленно сползать вниз. Его сердце останавливалось, кровь медленно прекращала пульсировать по венам, воздух перестал поступать в легкие, но! Но он этого не чувствовал. Единственное, что он видел это ее лицо, прекрасное как лицо ангела или эльфийской принцессы, или Афродиты. Нет, все они были лишь жалкой пародией на то, что он наблюдал. Наблюдал последнее в своей скоротечной жизни.
  Я. Я вас люб... - Это было последнее, что он произнес, с улыбкой на лице.
  
  Ангел.
  
  Утро было прекрасно. Родители на целый месяц уехали за город, оставив приличную сумму денег и кучу всяких продуктов. Девушка приняла душ, почистила без того белоснежные зубки и выпила чашку кефира. В холодильнике стоял недоеденный торт, но она четко решила сесть на диету. По своему обыкновению она вышла на балкон и присев на раскладное кресло стала читать какой-то модный журнал. В ушах играла музыка, правда музыкой это можно было назвать лишь с большей натяжкой. Так она просидела почти час, затем взяла с подзарядки сотовый телефон и набрав нужный номер приложила трубку к уху.
  - Алло. - Произнес кокетливый женский голос на другом конце спутника.
  - Привет солнышко. Ну так как, мы сегодня идем краситься?
  - Ой! А я чуть не забыла. Ну, ты заскочи ко мне минут через десять, я буду готова.
  -Целую в щечку.
  Положив трубку, девушка стала делать маникюр. Это было единственное, что она всегда делала самостоятельно и никому не доверяла. Одев Широкие штаны с множеством разноцветных нашивок и надписей, и кофточку бежевого цвета с рисунком покимо (не покимона), она взяла большую связку ключей и вышла на площадку. На закрытие всех пяти замков ушло почти восемь минут, в этот момент этажом ниже послышался щелчок замочной скважины. Быстрым бегом, девушка спустилась вниз. Обменявшись поцелуями подружки, зашли в лифт и начали обсуждать извечные проблемы: 'что одеть?' 'Куда пойти?' 'Что купить?' 'с кем переспать?' все это подытоживали сплетни о соседях, друзьях-подружках и прочая ерунда.
  -А этот, как его, ну который подо мной живет. Вот урод моральный, проснулся сегодня в три часа ночи и давай орать на весь подъезд. Сука. Я вчера напилась, так у меня голова болит, а тут еще и он орет. Ни какого уважения.
  -А почему он должен тебя уважать, сегодня суббота кто че хочет, тот тем и занимается. -Перебила подругу девушка. Фраза вырвалась произвольно и неожиданно. Она сама не ожидала такого, ведь как ни как, они знакомы почти два года и уже пол года находятся в более чем близких отношениях.
  -Как почему? Мы с тобой современные, воспитанные девушки, учимся в экстернате, а он? Ты видела, как он одевается? Ни какого вкуса. А квартира? Единственная однокомнатная во всем доме, да еще и в таком состояние. Он же не учится. Собьет пару сотен и на портвейн все спускает. Фу.
  -Знаешь, мне даже нравится. Оригинально. В доме, в котором у всех все так правильно и разложено по полочкам, хоть какое-то исключение.
  -Вечно тебя на исключения тянет? - Съязвила подружка.
  -Ну, так и ты тоже, вроде как не против? Или нет?
  -Нет, ну я то и так и так могу, а ты пока еще даже девочкой осталась.
  Они подошли к маленькому магазинчику, с огромными витринами. Закупившись всякими безделушками и выпив по банке коктейля. Девушки направились в кабинет парикмахера. Стрижка и покраска во все живые и не живые цвета заняла примерно три с половиной часа. Они перелистали все лежавшие на столе журналы и обсудили все сплетни и новшества, и наконец, вышли с довольным, но немного уставшим видом из магазинчика.
  -Признаться честно, я немного устала. - Произнесла девушка. - Может, пойдем по домам, а потом погуляем.
  -По домам? А может лучше к тебе? У тебя ведь ни кого?
  -Нет, я и вправду устала, давай вечерком, я позвоню.
  -Ну, как знаешь, только смотри, не забудь.
  -Я обязательно позвоню.
  Поцеловавшись на прощанье, они обменялись только им понятными взглядами, и разошлись. Пройдя несколько метров, девушка почувствовала, что ей становится плохо, и присела на скамейку. Никто не знал, но она была на втором месяце беременности. Аборт она отклоняла сразу, и сейчас она думала, как лучше рассказать об этом родителям и подруге.
  - Извините, у вас случайно огоньку не найдется? - Девушка вздрогнула, но тут же придя в себя, протянула зажигалку. Она не курила, но зажигалки были ее болезнью, и она их коллекционировала на протяжении шести лет.
  - Да, пожалуйста
  - Спасибо большее. - Паренек раскурил сигарету и направился по своим делам.
  Девушка, стала потихоньку приходить в себя, но что-то было не так. Тут она вспомнила, это был тот самый парень, что живет на два этажа ниже. 'Странно, он же вроде не курит' Месяц назад он бросил, как раз, после того как его подстрелили.
  - Простите, я не расслышал вашего имени. - Он как из-под земли вырос, и девушка снова вздрогнула.
  - Что? А так я его и не называла. - С уверенностью произнесла она.
  - Да. Тогда извините меня пожалуйста, я наверно сейчас скажу глупость, но... Нет простите.
  - Постойте! Что с вам? Может, я вам кого-нибудь напоминаю? - А про себя подумала: ' Странный у него способ знакомиться'
  - Да. То есть, нет. То есть я не знаю как вам сказать, но... Но я не могу... Я... Во общем, кажется...
  -Молодой человек, вам плохо? - В глазах у паренька читался, безудержный взрыв энергии и что-то еще. Что-то страшное.
  - Нет мне хорошо. - Тут он стал терять равновесие, и облокотившись на дерево, стал медленно сползать вниз. Его зеленые глаза, только сейчас она заметила их цвет, стали темнеть, тело расслабилось, но губы по-прежнему, что-то шептали.
  -Я. Я вас люб...
  -Кто ни будь! Помогите! Человеку плохо! - Девушка разревелась на взрыв.
  
  Эпилог
  
  Врачи приехали, когда любая надежда на его спасение была потеряна. Один из санитаров заметил:
  Михалыч. Вот жизнь странная штука, он мертвый, а улыбается, а она живая и так рыдает.
  Девушка, а вы, собственно, ему кем приходитесь? - Поинтересовался седовласый медик.
  Не.. Не кем, я так, я рядом, а он, он умер.
  Еп, да ты ж беременна. - Вскрикнула тетенька медичка, помогая девушке подняться.
  Спустя пять месяцев она родила мальчика.
  
  
  
  АТЕИСТ
  
  Меня зовут Саша, мне двадцать четыре года и я атеист.
  До восьмого класса я прилежно учился, как все иногда хулиганил, интересовался девочками и автомобилями. Ни того ни другого у меня не было. конечно это не конец жизни, но так или иначе чувствовал я себя каким-то неполноценным.
  Некоторое время я встречался с Зоей. Маленькой брюнеткой с зелеными глазами и первым с половиной размером груди. Мы иногда целовались, гуляли и смотрели фильмы. Но однажды Зоя спросила в кого я верю? Конечно же я сказал ей правду, ведь нельзя строить отношения на лжи. "Верить модно." - Просветила меня Зоя. - "Хотя бы в Браму." На следующий день она меня бросила, а еще через неделю я узнал. что Зоя ушла к Тимуру, который учился в десятом и с третьего верил в Браму, а с седьмого в Иуду и Гильгамеша.
  В девятом на выпускном мы всем классом поплыли на теплоходе по Москве-реке. Всю ночь мы гуляли, пели песни под гитару и караоке, танцевали и всячески веселились. Тогда я первый раз встретил его. Он был такой же, как любой другой школьник, но в отличии от меня он верил! Мы разговорились и вскоре я начал запоминать приметы. Затем освоил карты 'таро' и руны. К одиннадцатому классу, я уже пел мантры и немного разбирался в Ведах.
  В компании все были верующими. Кто-то искренне, а кто-то не очень. Для понта так сказать. Как-то на дне рождения одной подруги, вместо комиксов мне подсунули Тору. Ни когда еще я не испытывал такой одухотворенности и чистоты! "Вот оно! Это уж точно то что мне нужно!" - Подумал я, но спустя год или полтора, я понял что не могу ограничить себя одной религией и мои поиски приняли более глобальный характер. Я изучил Коран, затем Дао, труды Конфуция и даже попробовал себя в трансцендентальной медитации. И все не то. Мне было мало. Каждый мой шаг к богу, был тщетен, пока я не открыл для себя Библию. Истинную и непорочную Holly Bible!
  Я был на седьмом небе от счастья . "Это круче секса!" - Как-то призналась Юля, моя подружка работающая сестрой милосердия в ночную смену. Я упивался знанием и новыми открытиями, что дарил мне бог.
  Но в итоге потерял все. Церковь лишила меня имущества, здоровья и даже радости. Впервые оказавшись в келье, такой теплой и уютной подобно утробе матери, я не мог и подумать, что через каких-то год - полтора она станет для меня тюрьмой. Сырой, грязной и орущей. Я молился два, а то и все четыре раза в сутки, но вера покидала меня и быть столь же откровенным с господом, как раньше становилось все сложнее. Практически невозможно.
  Вскоре мы расстались с Таней. Как-то вечером мы сильно поругались на тему причастия, она раскидала какие-то вещи и ушла не помолившись.
  
  И вот я здесь. Меня зовут Саша. Мне двадцать семь лет. Я атеист. Время от времени меня посещают мысли о том что может быть это еще одно испытание и бог все же существует. И тогда я вновь припадаю на колени и начинаю молиться со всей благоговением и нежностью. Ведь бог он внутри меня и внутри каждого из вас. И познав его однажды, вы ни когда полностью не вернетесь к темноте атеизма.
  
  
  БЕЗДУШНЫЙ
  
  - Души нет. - Произнес Юра выплевывая останки лимона и утирая сок с пухлых щечек.
  - Ты так думаешь? - Неожиданно раздался голос у него за спиной. Юра обернулся облокотившись на спинку металлического стула, пытаясь разглядеть того упыря, чей голос прервал его пафосное изречение. - Продай мне ее. - Произнес голос. Как Юра не старался, но тени и сигаретный смог скрывали лицо выскочки.
  - Ты что серьезно?
  - Ну да. - выскочка взял стул у соседнего столика и присел между Юрой и его миловидной спутницей. Вернее спутница еще не была Юриной, но он усердно над этим работал. - Ее же нет.
  - Вот именно. Как я тебе продам, то чего нет? Нажрался - веди себя культурно. - Юра ухмыльнулся. - правильно я говорю, котик?
  - Легко. - Молодой человек взял себе сигарету из лежавшей на столе пачки. - Напиши расписку.
  - Не понял! - Юра наклонился к собеседнику не замечая, как его пузо двигает стол. - Ты что, думаешь лоха нашел? Что за разводка, на?
  - Дослушай. - Бесцветным голосом произнес юноша. - Ты пишешь расписку, что отдаешь мне душу, в обмен на... Сколько ты хочешь?
  - В смысле?
  - Денег.
  - Хер знает. - Задумался Юра. "Псих этот конечно занудный, но с другой стороны может у него хобби такое. или сожрал чего. Да и перед каким-то бакланом пасовать, когда рядом сидит эта куколка." - Скажем пять косых. - "Сейчас замнется."
  - Рублей? Долларов? Евро?...
  - Евро. - "Вот гондон, еще и выкабенивается."
  - Лады. бери салфетку. - Юноша протянул шариковую ручку.
  - Э... Бабло покажи. - Молодой человек выложил купюры достоинством в сто евро. "Внатуре лошара.": Подумал Юра.
  - Пиши: я...Фамилия Имя Отчество отдаю свою душу предъявителю сей расписки в вечное пользование, в обмен... - Юре показалось, что юноша усмехнулся. - на пять тысяч евро и календарик с изображением Девы Марии. - Юра было открыл рот. - Пусть будет. Теперь роспись и печать.
  - Чем? Ботинком?
  - Классически, как в фильмах.
  - Кровью что-ль?
  - Да.
  - Да без б! - Уверенно произнес Юра, однако что-то внутри него говорило, что вся эта карусель слишком закрутилась, но пасануть в последний момент это как-то не по пацански. "Да и чикса эта. Двадцать минут ее клею и обламаться из-за какого-то объебоса?"
  - Помочь? - Юра оскалился, взял зубочистку и с силой проткнул ей кожу на правом мизинце. - Прям на автограф. - Как только кровь оказалась на салфетке черты юноши начали проявляться: Красные волосы, точеные черты лица, плотное телосложение, костюм и какая-то нелепая майка как из флага. - Поздравляю. - Юноша взял со стола пачку сигарет, закурил и направился к сцене, где Роберт Смит призывал уйти из этого странного дня. А в это время неприметная девушка и такой же неприметный молодой человек сидели за металлическим столиком и обнимались. Обнимались и ни о чем не думали. - Обожаю восьмидесятые. - Произнес Юноша с красными волосами впитывая в себя волны музыки и эйфории.
  
  
  
  ВОЗМЕЗДИЕ
  
  "Что за идиотизм, платить за общественные туалеты, если можно пристроиться у первой попавшейся березки?!" - Думал Миша истерически озираясь по сторонам. Ночная посиделки и мокрые ботинки давали о себе знать. "Гадство какое-то!" - в сердцах выругался юноша провожая взглядом милицейскую десятку. "И хрен ли им в такое время не спится?" - на его беду все близлежащие заборы были освещены ярким фонарным светом, "Ну и где эти платные, мать их сортиры, когда они так нужны?!" - а двери подъездов все как один как назло были заперты электронными домофонами. "Прогресс ебать его в уши!" - Миша уже хотел сунуться в примеченный аппендикс между гаражами, но оттуда эхом раздавались характерные звуки сопровождаемые все объясняющими мантрами: Эй нэ бэй мэна брад! "Пацаны не бейте лучше обоссыти!" - Проскользнуло в Мишиной голове. Эта мысль подняла ему настроение, но последствия несколькими жгучими каплями вернули его с небес на землю. Сырую и мокрую. "Бля!" - Заприметив дом с каким-то подобием лесопарковой полосы, Миша с прытью восьмиклассника бросился к заветной цели. Оказавшись под балконами, он с облегчением закурил. Фонтан сродни гейзеру, по температуре и давлению и воде из под крана по цвету и консистенции обрушился на бетонную стену. "Кайф!" - В неописуемом экстазе произнес Миша. Вдруг, к его журчанию присоединилось чье-то еще, а плечи и макушку оморосила теплая влага. "Кайф!" - Произнес пьяный Паша, мочась с балкона.
  
  
  
  ГРОМООТВОД
  
  - Знаешь что?!
  - Что? - На кухне, где от выкуренных сигарет, подгоревшей сковородки и яростных криков уже висел топор, воцарилось молчание. Казалось стены покрылись изморозью, а потолок вот-вот рухнет от того напряжения что вдруг, практически в одночасье заполнило все пространство.
  Он смотрел на нее, она смотрела на него. Синие бусинки с ехидной ухмылкой обрамленные в стильную щетину и большие карие глаза с каплями чистейшей утренней росы. В упор. Смотрели. Но не видели друг друга. Нет, конечно же они видели лица, тела, взгляды, но не самих себя. Других. Чужих.
  - Ну что? - Провокационно произнес он.
  Их разделяла необъятная пропасть из квадратного метра линолеума, усыпанного стеклами и цветными камешками "М&M's". Пропасть растущая на глазах. - Ну?! - Напирал он, так будто та которой он клялся в верности, дарил цветы, делил постель и встречал рассветы, а еще чаще закаты, та которая была частью его, как будто не стояла перед ним, готовая разрыдаться и затопить дождем эту пропасть. Как будто ради нее он бы не бросился в плавь через эти соленые волны. Он видел не ее! Другую. Чужую. И не просто чужую. Она грязно измывалась над ним в концентрационных лагерях Нацистской Германии. Она выгоняла его среди белого дня на улицу. Нагого. Заставляла убирать снег! Сейчас перед ним стояла та, которая лобызала его щеку, оценив свой поцелуй в тридцать долларов и минет в пятьдесят пять девяносто.
  Взяв из пачки последнюю сигарету, он буквально на миг узрел ЕЕ. Настоящую. Ту которую любил. - Слу...
  - Да. Я переспала с ним. - Робко произнесла она. - И мне это понравилось! - Ее взгляд уперся в вечность, а роса превратилась в багряные капли бычьей крови. - Мы трахались с ним, каждый раз как только выдавался случай.
  
  В это время, где-то между умывальником и раковиной маленький мальчик сдерживал подкатывающий к горлу вой. Он слышал хлопок, а следом сдавленный всхлип. Ее голос удивленный и озлобленный. Мальчик не слышал его, но знал, что это ярость и отчаяние. Мальчик знал это, но не понимал почему и от этого ему становилось еще страшнее. По этому он сидел между ванной и раковиной и старался плакать потише, зажимая рот чьей-то окровавленной сорочкой. - In the jungle, in the night jungle, the lion sleep to night. - Мурлыкал ему приятный женский голос, так похожий на маму.
  
  
  
  ПОЭТ
  
  Попасть ключом в дверную скважину Евгению удалось раза с четвертого. А может и с четырнадцатого. Что-то не то творилось в его голове после двух чайников ароматного улуна.
  - Здравствуй моя волоокая королева тоскливые годы бездарнейшей прожитой жизни моей... - Вместо обычного "привет зайка", на распев выдал Женя и крепко поцеловал в губы ошалевшую Полю, вышедшую в коридор. - Господь моим словам свидетель, да есть на свете девы красой своею затмевающие небо, но коли выбор сделан, так пусть же...
  - Ты что пьян? - Бесцеремонно произнесла Полина.
  - Нет. - Улыбнулся Евгений снимая ботинок. - Поличка...
  - Ты где был?!
  - Понимаешь...
  - Дыхни. - Женя дыхнул. - А с глазами что?
  - А что с моими глазами? - Он снял пальто и подошел к зеркалу. - О боги! Я прозрел! Прозрел! - Вскричал Евгений восхищаясь размером своих зрачков.
  - Ты накурился?
  - Да нет же! - Его рука по товарищески легла на плечо девушки. - Мне так о многом хочется тебе сказать...
  - Ты ахуел! Время пол второго ночи! - Завопила Поля, скинув его руку.
  - Тише. Тише. - Ласково произнес Женя. Отсутствие ответной ругани повергло девушку в шок. По чести говоря ее молодой человек характером особо не выделялся. А уж если совсем честно, то и голос он повышал исключительно в прелюдии к рыданиям. Но! Это безмятежное спокойствие в его больших карих глазах! - Сегодня. - Евгений обнял ее за талию и поцеловал в щеку. - Я встретил очень интересного человека.
  - Кого?
  - Он представился Алексан.... Нет. Анто... В общем это не важно. Этот молодой человек предложил мне опубликовать несколько моих стихов...
  - С чего бы это? - С ехидством вопросила Поля.
  - Он является литературным агентом одного издательства, которое готовит к выпуску сборник стихотворений посвященных Москве. - Евгений усадил девушку за стол недавно приобретенный в ИКЕА и включил чайник. - Хочешь чаю? - Девушка кивнула. - Господи, как же я хочу чаю! - Он замер на секунду и прильнув к маленькому уху прошептал - Ты знаешь я иногда думаю, что даже чай кипятится по воле Бога. - Он разлил ароматный чай по чашкам и присел напротив. - Ты не против если я закурю?
  - Ты же не куришь? - Удивление Полины достигло высоты горы Фудзи.
  - Спасибо. Ну так вот. Этот Агент... Как же его звали? - Он поднес спичку к тонкой сигарете и выложил на стол мятую черную пачку. - В общем мне необходимо прислать ему несколько своих стихотворений по электронной почте до четверга. И что самое приятное я сам могу выбрать их.
  - И где ты его встретил?
  -Вот это самое забавное. Он просто подошел ко мне на выходе из института, окликнул по фамилии, представился и предложил поговорить. Мы присели в кафе, заказали роллы и чай. Признаться честно, в начале этот молодой человек вызывал у меня некоторые опасения. Ты только представь: красные волосы, тяжелые ботинки вместо рубашки какая-то футболка. Конечно пиджак и брюки говорят о солидности, но разве человек имеющий отношение к литературе позволит себе такое безвкусие?! - Полина скривила губы в презрительном согласии. - Затем он рассказал мне о сборнике и о....
  - А как он узнал о тебе?
  - Все дело в институте. Его издательство ищет юные дарования (это его слова) по всей России и конечно же они не могли обойти стороной литературный Институт им. Горького.
  - Но почему именно тебя?
  - По правде сказать я и сам не знаю, но это не самое главное. - Евгений затушил сигарету, в замоченной тарелке, стоящей в раковине и выкинул ее в переполненное мусорное ведро. - В какой-то момент мы отстранились от темы и заговорили о любви...
  - О чем?
  - О любви.
  - Он что? Из этих?
  - Да нет же! О высшей любви. О красоте мира, что нас окружает. О богатстве чувств скрытых в глубине наших тел. О силе что связывает мужчину и женщину. Господи! Как же прекрасна жизнь! - Вскричал Евгений. От этого крика Полина аж подскочила. - Понимаешь. Мы с тобой, как и большинство людей погрязла в рутине быта. Мы забыли как жить эмоциями и научились смотреть на вещи через призму стереотипов! Мы очерствели и озлобились! - Его рука смела на пол сигаретную пачку и чашку, которая не преминула разбиться. - Я хочу любить! Любить женщин!
  - Что?!
  - Любить мужчин!
  - Что?!
  - Любить это прекрасное небо с его восхитительными звездами. Любить этот безумный город. Любить... - Евгений бросил испепеляющий взгляд на Полину - Я должен уничтожить все несовершенное! - Как только молодой человек покинул кухню, Полина глубоко вдохнула пытаясь успокоить звенящие нервы. Ей еще ни когда не было так страшно.- Что это? Еле слышно произнесла Поля, когда Женя держа в руках несколько тетрадок и топор встал на пороге.
  - Мое заблуждение! - Ответил Евгений и стал рубить тетради. - Как я мог даже думать, о том что эти сопливые строчки или эти пафосные четверостишия могут называться стихами. - Он рвал и рубил тетради в клочья. - А это? Как тебе это? - Он достал стопку фотографий. - И я думал что это гениально?! Мертвые мухи! Ха! Господи, каким же я был глупцом!
  Следующие несколько дней Евгений не мог ни есть, ни писать ни даже ходить на учебу. Так плохо ему еще ни когда не было. Но разве это не та цена, которую стоит заплатить за просветление.
  
  
  
  ЛОЖ
  
  - Харе заливать. - Усмехнулся Бурый
  - Ты че нах! Я тебе внатуре базарю. - Возмутился Калян
  - И что? Типа твои кенты реально держат пол района.
  - А где по твоему, я такой пездатый перец мучу нахаляву?! - Калян немного нервничал. Героин он пробывал лишь дважды. В основном он курил гаш и иногда нюхал СП. Да и кентов держащих пол района конечно же не было. Но "скажи правду" - думал Калян - "так меня же за лоха примут".
  - Ну... - Замялся Бурый.
  - Баранки гну! Ты че пиздабола во мне увидел?
  - Да ты че внатуре! Да я... Бля буду братан. Нет конечно! Я внатуре не об этом.
  - А о чем?
  - Просто... Если у тебя кенты внатуре в теме, то ты реально без башки чувак. Да еще и с валыной ходишь.
  - То-то. - Гордо произнес Калян, вспоминая, как выдал свой газовый, за "реальную плетку". - Ладно, погнал я. - Калян допил пиво и достал из кармана пачку парламента. - Мне еще дела порешать надо.
  - Ночью?
  - А хули?
  - Слыш, мож помочь чем? - Бурый похрустел шеей. - Я типа тоже не лох.
  - Да не. Все пучком.
  - Ну ты звони если че.
  - Без б. - Придя домой Калян заварил плюшку, врубил Гуфа и сел гонять в NFS, затем передернул на двух телок, что ласкали друг друга в глубине монитора и лег спать.
  - Братан я вляпался! - Орал голос из телефона.
  - Ты кто?
  - Калян бля! Спасай! - Голос был незнакомым, Калян глянул на часы: пол четвертого, затем на экран мобильника: КОТ. Ни кого с таким с таким паганялом он не знал. - Леху зажмурили! На хазе серые пасуца! Бля! Выручай брат!
  -Слыш братан, ты бля номером ошибся. - Рявкнул Калян и выключил трубу.
  Спустя пол часа под окнами заскрипели шины. Кто-то хлопнул дверцей, а в следующий момент дверной звонок разорвал тишину квартиры. - Калян открывай! - Калян открыл дверь, держа в руках газовый. Перед ним стоял облакотившись на дверной косяк паренек лет двадцати пяти с бурым от крови рукавом куртки. - Выручай брат. - Произнес паренек и рухнул навзничь, прямо на бабушкины тапочки. Калян повернулся, что бы закрыть дверь, как его взгляд встретился с кем-то еще. Жилистый, с характерными мешками под глазами, и наколкой в виде перстня на пальце. Этот кто-то смотрел на него из зеркала.
  
  
  
  
  СЕМЬ РУБЛЕЙ
  
  Семь рублей! Ну это уму не постижимо! Семь рублей за какую-то жвачку! Или это шарик. Хм... Нет. Скорее это жвачка. Вот они висят! Прям пулеметная лента! Банан! Яблоко! Апельсин! Киви! Шоколад! Маракуя! Штук двадцать! А цвета-то какие... Блин. Хочу! Хочу! Хочу! Но семь рублей... Где ж я их возьму?! И о чем я на прошлой неделе думал? У меня же было целых тринадцать долларов. Баксы это вам не фантики. Они денег стоят! Вот блин гадство! "Мы у тебя возьмем денежки из копилки сынуля?" Как будто я блин скажу нет. А хотя стоило бы. Ну да. И что бы я получил? Мало того, что деньги все равно бы забрали, так еще и ремня схлопотал, да еще и спать бы отправили. И все же. Что это за жвачка такая, если доллар стоит пять пятьдесят четыре, а эти: Клубничная, Ванильная, Ананасовая по СЕМЬ РУБЛЕЙ!!! Бэтмана на них нет, или даже этого, из Команды А! Он бы им быстро объяснил, что почем.
  Холодно блин. До электрички еще семь минут, а на улице все минус семьдесят. Угораздило меня так попасть, что б до школы на электричке кататься. Или может это все-таки шарик? Похожи ведь. Только вот кому нужен фейхуевый шарик? Тоже мне вопрос. МНЕ! Ну отлично, теперь еще и этот встал. Мало того, что пивом воняет, так еще и всю витрину загораживает. Бандиты мать их. - Слыш, мне это. Две "семерки", самца пачку и эти гусарские с точками.
  
  
  
  ГЕРОЙ
  
  'В вагоне нас ехало двое
  По мимо другой, серой массы.
  Оба рыжие, оба герои.
  Последний и белой расы...'
  
  
  Чуть больше месяца назад я был обыкновенным человеком. Как любой из вас. Работал, учился, недавно расстался с девушкой, но без особых переживаний. Обычный юноша с карими глазами и рыжими кудрями, спрятанными под симпатичную кепочку "La'coste". Звали меня Рома и было мне около двадцати пяти.
  А потом я стал героем.
  Ну конечно не сразу. Не задолго до этого события я поехал на дискотеку, где мы с друзьями танцевали и пили шампанское с гренадином - вроде напиток грешницей назывался. Там работал один бармен, который мутил мне обалденные коктейли. Потом мои друзья остались на афтепати, а я поехал домой. Кстати тогда я еще не курил. Ну так вот. Я спустился в метро и стал ждать поезд, параллельно слушая музыку и разглядывая симпатичную девочку в облегающих джинсах и коротенькой курточке.
  Такая маленькая, стройненькая фея с рыжими вьющимися локонами и большими глазками. И только я отвернулся, что бы посмотреть на время указанное на табло, как тут же раздался истошный женский вопль. Какая-то тетка стоит на месте моей феи и истошно вопит глядя куда-то под ноги. Я вначале, даже и не понял, но как только ее взгляд указал на тусклый свет в глубине тоннеля, меня словно током ударило.
  Что было дальше помню смутно. В общем я спрыгнул на пути вытолкнул девчонку, а сам упал в проем между рельсами. Когда поезд(как потом оказалось проходящий) пронесся, я выбрался. Девушку уже приводили в чувство нашатырем и влажными салфетками. Та же тетка, что истошно орала, вдруг схватила меня за рукав и что-то завопила мне в лицо, затрясла конечностями и даже пустила слезу обняв меня за плечи.
  Сказать по правде, после клуба и поезда слышал я не ахти.
  Девушка пришла в чувства и меня как спасителя всем курятником снарядили проводить ее до дома. Я и не сопротивлялся. Мы (я и фея)поднялись из метро, я купил ей минералки и тут мы познакомились.
  - Спасибо. - Произнесла девушка.
  - Не за что. - Слукавил я.
  - Меня Катя зовут.
  - Рома. - Я пожал ее руку.
  Мы поймали машину и я проводил ее до поезда. За эти сорок минут, я узнал что Кате семнадцать, она учится на тур-менеджера и живет не далеко от метро Академической и очень устала. Мы обменялись телефонами и я поехал отсыпаться.
  Ближе к вечеру Катя прислала благодарственную смску и предложила встретиться. Мы договорились на воскресенье.
  
  В воскресенье утром меня разбудил телефонный звонок Игорька. - Ром, тут по ящику твою фотку показывают. - весело произнес Игорек. - Включи четвертый. - Я честно говоря испугался, но телевизор включил. Ведущий рассказывал о серии квартирных краж в районе Южного Бутово.
  - Это не смешно! - Рявкнул я.
  - Ты прозевал все. Там твою фотку показывали. Типа этот чел вытащил девчонку из под электрички. Герой и все такое! Прикинь.
  - Мда.
  - Слышь, ты реально девчонку спас? - Я признался. - Во ты красавец! Молодца, блин! - И так далее.
  Вечером мы с Катей встретились на Пушкинской, я подарил ей розочку, а она пригласила меня в кино на премьеру "Панды Кунг Фу". Потом пошли прогуляться, смеясь и цитирую героев мультика. В итоге я снова проводил ее до дома. На прощание мы крепко поцеловались.
  На работе меня встретили овациями и рукопожатиями. Все хлопали по плечу, обнимали и говорили кучу комплиментов. Оказалось, что видеозаписи с камеры наблюдений облетели все каналы и шефу уже несколько раз звонили с телевидения. Я честно говоря растерялся. Потом мне подарили крутой телефон и отправили домой. В подъезд я зашел следом за двумя мужчинами с большой синей сумкой. - Вам какой? - спросил я, когда мы оказались в лифте.
  - Шестой. - Ответил тот что нес сумку. Они как-то странно переглянулись. - Ты Рома? - Я кивнул. - Меня зовут Алексей. - Представился, тот что в костюме и указав на второго - Это Михаил. мы хотели бы взять у Вас интервью по поводу событий в метро.
  В этот же вечер меня показали по телевизору. Я созвонился с Катей. К ней тоже приезжали журналисты. Мы снова встретились и провели ночь. Через неделю наше фото, где мы пьем пина-коладу в кафе появилось на страницах газет желтоватого оттенка и мы решили расстаться.
  Еще через неделю все уже забыли, а через две снова вспомнили.
  У нас появилась наводка, что в Алтуфьево в одном баре будет проходить сабантуй по случаю дня рождения Лидера одной ЖиДовской фирмы. Конечно мы не могли упустить такую возможность поздравить Паравозов лично. Все прошло, как по маслу, но буквально через несколько суток мое лицо снова оказалось на первых полосах. Правда теперь я уже не был героем. Потом эту идею подхватил кто-то еще и все пошло поехало. Нашлись видеозаписи драк с моим участием, какие-то люди которые охотно делились информацией и прочее.
  Но звездец ждал меня впереди, когда кто-то заявил, что у меня на лопатке есть татуировка с цифрами "14 88". И что самое поганое, это была правда. Мне позвонила Катя. - Ром ты действительно фашист?
  - Я обычный человек.
  - Но у тебя ведь правда такая татушка есть!
  - Да.
  - А я думала... - Катя бросила трубку.
  На утро мой подъезд обогатился надписями содержание который сводилось к тому, что я "ЧМО, ФАШНЯ, СКИНЯВЫЙ, УБЛЮДОК". Были правда парочка особенно выпендристых: "ГИТЛИР ЗДОХ" и "РОМА МЫ ТЕБЯ СУКУ ПАЙМАЕМ". И ловили. Антифа, этнические меньшинства, у родителей начались проблемы на работе.
  Ну а когда анализ мочи обнаружил остатки метамфетамина, мне ни чего не оставалось, кроме как вернуться туда где все и началось. На место Кати.
  
  
  
  ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ
  
  Это утро было ни чем ни хуже всех предыдущих. Тот же на половину полный пакет молока, те же веселые песни и юные красавицы призывающие из телевизора радоваться жизни. Даже рубашка с вертикальными прорезями на спине, была такой же небесно белой. Наш герой не был обыкновенным москвичом, как и не был обыкновенным ангелом. Он был ангелом-хранителем, но и это не охарактеризовала бы всю широту его личности. Это был ангел - хранитель отправленный на землю так сказать для повышения квалификации и теперь в его обязанности входило хранить целый город.
  - Доброе утро. - Произнес белокурый Ангел выходя из дома.
  - Э, лошара, а ты дверь опять не закрываешь? - Вместо приветствия произнес мелированный сосед Ванек.
  - Тебе деньги нужны?
  - А то!
  - Я оставил на столе немного... - Не дослушав Ангела, Ванек отодвинул его в сторону и не выбрасывая сигарету вошел в квартиру.
  
  "Послушай. - Произнес Архангел. - Времена меняются, исповедь уже не дает тех результатов, что раньше. Вот на верху посовещались и решили, что надо бы устроить пришествие. Но не само пришествие, а инкогнито так сказать."
  
  - Люди добрые Вы извините, что я к вам обращаюсь, но кроме вас просить помощи мне не у кого. - С легким завыванием обратилась к пассажирам вагона жительница бывшего СССР - Мы попали в автокатастрофу. Муж погиб. Дети в реанимации. Лекарства стоят очень дорого. - Она достала несколько файлов с вложенными в них ксерокопиями и бумагами украшенными синими печатями. - Люди добрые, если не верите у меня на руках все документы имеются. Христа ради прошу вас, помогите чем сможете. - Произнеся эту тираду женщина двинулась вдоль вагона, время от времени благодаря пассажиров за протянутые десятирублевые купюры и изредка мелочь. Завидев сто рублей в тонких белесых пальцах, девушка аж всхлипнула. - Храни вас бог. Дай вам здоровья...
  - Благодарю. Да не убивались бы вы так. Если вы выйдете и дождетесь третью с Москвы электричку, то детей своих непременно встретите. Старший на аккордеоне играет...
  - Заткнись... - Зашипела женщина.
  - А муж ваш сейчас на вокзале у камеры хранения...
  - Заткнись сука...
  - Обед у него. Правда печенью не здоров он. Так что я бы посоветовал с водочкой присмиреть на время...
  - Заткнись! - Вскричала женщина хватая Ангела за лацкан серого пиджака. - Погоди у меня!
  
  "Особо сложного в твоем задании ничего нет. Но и ответственность на тебе сам понимаешь. Ты главное слушай, смотри, помогай по мере возможности. Все необходимое мы тебе выделим, так, что можешь не беспокоиться."
  
  - Что будете пить? - Поинтересовался бармен протягивая руку для приветствия и незаметно переливая из мерника виски в заранее заготовленный под стойкой бокал.
  - Что ни будь изысканное. - Улыбнулся Ангел.
  - Дай угадаю. Белое? - Ангел кивнул. - Возвышенное? - Ангел улыбнулся. - Безалкогольное? - Бармен встряхнул красными волосами. - Ванильное небо?!
  - Точно! - Вскрикнул Ангел и на его щеках проступил румянец.
  - Слушай Анж, а ты вообще не пьешь? - Ангел отрицательно мотнул головой поглощая коктейль, через оранжевую трубочку с пропеллером. - И не танцуешь? - Тот повторил движение. - Так на фига ты сюда ходишь?! Сколько здесь работаю, ты тут постоянно, каждую субботу. В семь вечера. Как штык. И до самого закрытия. - Ангел допил коктейль и отодвинул бокал.
  - Мне здесь нравится.
  - Чем?
  - Ну... Не знаю. Здесь все, счастливые. Я хожу и наблюдаю. Они танцуют, радуются, целуются. Конечно иногда дерутся и пытаются сотворить всякие глупости, но дети есть дети. Знаешь раньше люди ходили в церковь, в храм, молились, исповедовались и на их лицах было что-то похожее.
  - Ты про диски? - Ангел посмотрел на бармена с недоумением. - Круглые? МДМА? Экстези? - Лицо Ангела не изменилось. - Они ебашут.
  - Я тебя не понимаю.
  - Наркотики.
  - Ты хочешь сказать, что они такие счастливые потому что наркоманы?
  - Ну. Не совсем так. - Бармен окинул взглядом полупустой зал, прилегающий к танц-полу. - Они думают, что они счастливы. Блин. Ну это, как те кто молится. Они счастливы, потому что думают что спасли свои души. Так же и здесь.
  - Что все?
  - Нет конечно. - Ангел выдохнул воздух. - Процентов восемьдесят.
  - Ну здесь же несколько тысяч?!
  К барной стойке подошли две девушки в облегающих топах и с гладкими как плавленный сыр лицами. - Что пьем девчонки?
  - Хи. Какие волосики клевые. - Взвизгнула одна из них и растеклась в улыбке. - Настоящие?
  - А как же?
  - А там? - Девушка указала взглядом за стойку.
  - Показать? - Подмигнул бармен. Девчонки захихикали. - Дай угадаю. Чаю и минералочки с газом?
  - Ты знал! Ты знал! - Бармен протянул две пластиковые чашки с чаем и горсть разноцветных сухофруктов. - Ты супер. - Произнесла одна из подружек, протягивая деньги. - Тебе понравится. - Произнесла вторая. Подружки подмигнули бармену, затем Ангелу и удалились.
  - Вот видишь. - Серьезным тоном произнес бармен.
  - Ты думаешь они тоже? - Спросил Ангел, ласковым взглядом провожая девушек.
  - Анж. Я не думаю, я знаю. - Он раскрыл ладонь со сторублевой купюрой в которой лежала маленькая красная таблетка с изображенной пентаграмма.
  
  Возвращаясь домой Ангел думал о том, что ему удалось узреть этой ночью. Он шел по грязным лужам, размышляя о месте, что последние лет пять было для него подобно келье.
  
  "Что ты нашел в этом рассаднике содомитов? - Спросили его как-то. И в ответ он взорвался речью о добре, которым наполнены их лица. О чистоте, что присуща детям и беззащитности этих заблудших душ. Ему поверили."
  
  - Закурить есть? - Он и не заметил, как оказался в электричке. Не успел Ангел пошевелить губами, как сильный удар буквально впечатал его в дверь тамбура. Потом еще один. И еще. - Сука. - Произнес голос сквозь одышку и град ударов.
  - Ну, что мразь? Нравится? - Произнес другой голос. - Правдолюб херов? Допизделся? - Этот голос он слышал и совсем недавно. Чья-то рука подняла за волосы его голову и сквозь слезы и кровь он увидел женщину и ее мужа страдающего циррозом. Женщина плюнула ему в лицо и удалилась, в след за тучным немного смуглым силуэтом.
  
  На улице он приложил к губам снег и направился к подъезду. "Бедные люди" - Думал Ангел. - "Как же им сложно в этом мире. Сколько бед и испытаний выпадает на их короткую долю. Может быть ОН все таки не прав, что так сильно стезает их? Может быть..."
  - А ноги вытирать не учили? - Прервал его размышления голос вахтерши.
  - Заткнись!!! - Вскричал Ангел. Вскричал и ужаснулся.
  
  
  
  ОБРАТНАЯ СТОРОНА РЕАЛЬНОСТИ
  
  Раз.
  
  Он раскинул руки в стороны, подошел спиной к старому, прогнившему снизу дивану, покрытому зеленым покрывалом и упал. Затем подключил к компьютеру наушники, включил Винамп со скином в красно-зелено-черных тонах, открыл папку музЫка нашел нужную группу, сделал погромче, и одев громоздкие Диджейские наушники закрыл глаза. Он лежал и слушал, а из глаз лились слезы. Спустя пару минут он поднял веки, из-под которых хлынул поток. Глазницы опустели, а он все так же продолжал лежать и слушать. Затем Он расстегнул три верхних пуговицы у рубашки в красную клетку, почесал запекшуюся на груди кровь, отковырял ее и стал медленно доставать патрон калибра 5.56. Достав патрон, Он облизал его и положил в керамическую пепельницу, стоявшую на полу. Поднявшись с дивана, он отсоединил наушники и пошел в ванную. Включив душ и раздевшись, Он уже перекинул одну ногу, как в этот момент зазвонил телефон. Не одеваясь, Он зашел в зал снял с подоконника трубку и произнес:
  Меня нет.
  Меня тоже.
  Тогда зачем звонил?
  Узнать, дома ли ты.
  Меня нет.
  Тогда кто же говорит?
  Моя тень.
  Тень?
  Да тень. Ты что, никогда не слышал, чтобы тени разговаривали?
  Нет.
  Так я еще и петь умею, и готовить, и много чего еще.
  Ладно, если ты тень, то где тогда Он?
  Он? Он умер.
  Умер? Давно?
  Сорок минут назад.
  Да. И от чего же Он умер?
  Его застрелили.
  Понятно. А Он не говорил, куда пойдет вечером?
  В пельменную на Южной. А что?
  А ты пойдешь?
  Да.
  Ладно. Пока.
  Пока.
  Положив трубку на место, Он снова пошел в ванную. Взяв в руку круглую пористую мочалку, Он стал тереть себе спину, и вскоре оттер ее до зеленого блеска. Ополоснувшись, почистив зубы и уложив волосы, не одеваясь Он пошлепал к холодильнику. Мокрые отпечатки ступней покрыли старый доперестроечный линолеум. Откупорив со второго раза дверь морозильной камеры, Он достал оттуда замерзшую бутылку минералки, вынув из подстольного ящика кусачки, Он откупорил бутыль и стал высасывать лед. Как только Он добил последнею ледышку, его глазницы снова наполнились белым яблоком и бездонно черными зрачками. Проглотив пару холодных сосисок и кусок кулича, что готовили на Пасху, он натянул джинсы камышовую майку, пару тонких носков и черно-красную ветровку. Зашнуровав черные ботинки и спрятав их под штаны, Он сгреб с полки в карман мелочь, презервативы, и пару талонов на автобус. Перешагнув порог, он проверил дверь на прочность. И пошел к лифту. В очередной раз убедившись что тот не работает, Он поднялся на два этажа выше затем высунул голову окно и крикнул: 'Такси!'.
  Тут же рядом с домом остановилась маршрутка с номером 17. Он спрыгнул вниз, пробив ногами крышу и сиденье, отряхнувшись, дал водителю сигнал ехать.
  -Вы наверно сильно спешите? - поинтересовался водитель.
  -Да нет, просто лифт не работает, а в лестнице между пятым и седьмым этажами дырка.
  -Так куда едем?
  -В морг. Там сегодня мясо по дешевке продают.
  Затем они оба улыбнулись, и водитель свернул направо, не обращая внимания на синий сигнал светофора.
   Спустя десять минут водитель остановился напротив магазина с огромной вывеской 'МАРКЕТ-24'. Он достал из кармана две ржавые монеты и протянул их водителю.
  -Извините, но у меня нет сдачи.
  -Ладно, не надо.
  -Спасибо большое.
  Он вышел на тротуар, хлопнул дверью, и пошел в сторону 'МАРКЕТ-24', в простонародье называемом моргом. Уже подходя к крутящейся двери магазина, Он услышал жуткий грохот похожий на взрыв. Вообще, это и был взрыв. Обернувшись он увидел горящий корпус маршрутки. Тут же все засвистели, закричали и зааплодировали. Он улыбнулся и подумал 'хорошая игрушка эти таблетки'.
   Зайдя в магазин, Он подошел к прилавку с вино-водочными изделиями, где стояла молодая, светленькая продавщица.
  -Слушаю вас.
  -Дайте мне пожалуйста бутылку минеральной воды, одно пиво, и два литра самогона.
  Девушка посчитала сумму на калькуляторе, затем упаковала весь товар в черный пакет и передала в руки покупателя.
  -Что ни будь еще? - поинтересовалась девушка.
  -Да. Что вы делаете сегодня вечером? Просто я хотел сходить в пельменную...
  -Ну, вообще-то, я занимаюсь физикой, но можно сделать и перерыв.
  -Вот и отлично, так где встречаемся?
  -Давай встретимся около памятника-фельдмаршала Муркина.
  -Забито.
  -Прости, а как тебя зовут? Меня Алиса.
  -А у меня нет имени, я тень.
  -Правда?! Ты настоящая тень.
  -Ну, вообще, да.
  -Прости, а можно я возьму с собой подругу?
  -Бери. Втроем веселее.
  -Ну, тогда до вечера?
  -Да.
  Он поцеловал ей руку и направился к выходу.
   Пройдя четыре квартала, Он очутился в полу заброшенном районе. Подойдя к подвальной двери одного из домов, Он нажал на прикрепленный, на пластилин звонок. Из-за двери раздался шум:
  -Кто?
  -Я! Картины здесь пишут?
  -Какие картины?
  -Да отрывай уже придурок, я татуировку пришел сделать!
  -Эй ты, потише там, не ори так сильно.
  Дверь открылась и в проходе появилась маленькая прыщавая физиономия.
  -Пошли.
   Подвал был довольно чистым и сухим. Стены были украшены, абстрактными картинами, голыми женщинами, татуировками зэков и ковриками для мышек. Когда же коридор закончился, прыщавый постучался условным стуком, в косяк и дверь открылась. В Помещение стоял медицинский стол, кресло, белый деревянный шкаф в котором лежали разные лекарства и приспособления для татуажа, и стол на котором лежал каталог и какая-то тетрадка. В кресле сидела девушка приятной наружности, с разрисованным телом и единственным, что скрывало ее прелести, было полупрозрачное нижние белье.
  -Привет - произнесла девушка, медленно вставая с кресла.
  -Привет - произнес Он.
  -Как себя чувствуешь? Хотя постой, ты же вроде тень? Да?
  -Он самый.
  -Вот и отлично, а то я все вспоминала, кто у меня сегодня записался. Ну что приступим?
  -Давай.
  Он снял майку и лег животом вниз на кушетку. Вскоре по всему его телу стали появляться татуировки. Разноцветные и непонятные, но прикольные. Девушка достала карандаш и стала мягко выводить линию за линией на плече. Когда контуры были завершены она достала распылитель и обрызгала плече, рисунок принял пеструю кислотную окраску.
  -Вот и все - как бы завершила девушка.
  Он встал, одел майку и пошел к выходу. У самой двери он отдал парню пару монет и пошел прямиком к автобусной станции.
   Спустя полчаса Он открыл дверь собственной квартиры, разулся, прошел на кухню открыл со второго раза морозильную камеру, положил туда бутыль с минералкой. Затем открыл пиво, налил в пол литровый стакан самогон, лег на диван включил компьютер, выпил залпом кружку, запил ее пивом и стал печатать эту херню.
  
  Два.
  
  Допечатав последнюю строчку, Он снова залез под душ. Затем включил телевизор и стал смотреть новости, потягивая из бутылки самогон. Новости были как обычно неинтересными: у овечки по имени Долли родился двухголовый теленок, арабские террористы захватили пентагон, в Китае началась революция, а в Греции нашли неопознанный летающий объект, возраст которого исчисляется тысячелетиями.
  Досмотрев прогноз погоды, который обещал метеоритные дожди и слабый ветер, Он оделся, взял телефонную трубку, набрал номер и вышел на балкон. Балкон был маленький и узкий, по обоим краям стояли ящики с пустыми банками и пакетами. Передней стенки не было, прошлой весной после землетрясения она просто отвалилась. Он сел на один из ящиков и стал ждать. Гудки были длинными и скрипучими, 'значит он дома' - подумал Он. Наконец на другом конце линии раздался голос:
  -Ав! Ав! Слухаю.
  Рекс привет.
  Привет.
  Так ты идешь сегодня вечером.
  Конечно! А с чего я должен не идти?! - голос был немного раздражен.
  Да просто, я думал, может хозяин тебя не отпустит?
  Как же! Кто его спрашивать будет?! Пусть только попробует заикнуться, я ему все тапки сгрызу нафиг.
  Вот и хорошо, а то я тут в морге с одной девушкой познакомился, она с собой подругу возьмет.
  А собак она любит? - раздражение сменилась на волнение.
  Наверно.
  Ну тогда я пойду, только Вискаса не бери, он меня раздражает.
  Меня тоже.
  До вечера.
  До вечера.
  И Он положил трубку, затем съел последнюю сосиску, посмотрел на часы, которые показывали без четверти девять, и стал бриться.
   Часы имели свою маленькую историю, они передавались от отца к сыну в течение многих лет. Когда эти часы подарили ему, то они уже пол века как стояли, два раза в сутки показывая точное время.
   Он побрился и пошел к выходу, у самой двери приподнял коврик , а вместе с ним и линолеум, и достал из тайника пистолет отечественного производства. Пистолет был заряжен, и на нем не было масла. На рукоятке было выгравировано: 'Любимому сынишке от любящей матери'. Убрав его за ремень, и спрятав под кофтой, Он захлопнул дверь и направился к лифту. На его счастье тот отозвался гулким шумом из глубины шахты. 'Ну, славу богу' - подумал Он и стал раздвигать двери. Лифт был разрисован и исписан гуашью, пастелью и масленой краской, по углам стояли вазочки с цветами и березовыми веточками. На верху весел огромный зеркальный шар и четыре прожектора. 'Суки весь лифт загадили.' - подумал Он, выходя на улицу. Подойдя к автобусной остановке, на которой уже стояли влюбленная пара, и старушка, Он махнул рукой и к ним подъехал автобус. Пробив второй талончик, он улегся на последних сиденьях и задремал.
  
  Три.
  
   Ему снилось, что мир совсем иной, такой, какой Он видел только во сне. Он мечтал, чтобы люди могли чувствовать боль, любили, а не просто размножались, чтобы каждый мог умереть, а не платить за это бешеные деньги. Он хотел, чтобы пельменные стали доступны всем, и теням не надо было батрачить целых три года, чтобы пойти в магазин и купить воды или сигарет. Но это были лишь сны.
   Проснулся он оттого, что водитель стал пинать его ногами и выкидывать из автобуса. Выпрыгнув на улицу, он обратил взор на висящие на здании лунные часы, те показывали без пяти минут десять. Погода была славной, и Он решил пройти пешком. Подходя к памятнику Муркина, Он увидел двух девушек, потягивающих пиво и весело улыбающихся. Одной из них была Алиса, вторую Он не знал.
  Приветик - Произнес Он, подходя к девушкам.
  Привет - В один голос произнесли ему в ответ.
  Вот познакомьтесь это Майя- моя лучшая подруга, а это тот симпатичный мальчик, о котором я тебе рассказывала. - Весело произнесла Алиса.
  Очень приятно.
  Мне тоже - И они обнюхали друг друга.
  Пойдем?
  Пошли.
  Они шли около десяти минут, весело повизгивая, рассказывая анекдоты и просто болтая. Из разговоров Он понял, что Майя девушка не большего ума, увлекается биологией и физикой, имеет докторскую степень и легко идет на сближение с особями противоположного пола.
   Когда же они вышли из парка, перед ними возникло огромное здание высотой в шестнадцать этажей. У входа стояли Вышибалы в камуфлированной форме и проверяли всех входящих на наличие красной и синей карточки. Справа от входа сидели за столиками пес и Молодой парень лет семнадцати, с красными глазами и зелеными волосами. При виде кампании пес загавкал, а парень кинул в них пустую бутылку.
  -Сюда! Мы здесь! - Закричал парень.
  -Я вижу. - Послышалось в ответ.
  -Так значит это ты тень? Меня зовут Ио. - Произнес парень.
  -Это я, а это Алиса и Настя.
  -А, а меня зовут Рэкс. - Произнес пес усердно виляя хвостом и лизнул девушкам ладошки.
  -Пошли?
  -Пошли!
  
  Четыре.
  
   Уже внутри на четвертом этаже вся компания сидела за столиком и жадно поедала пельмени. Девушки пошли на танц-пол, а парни остались пить пиво.
  -Значит, ты тоже решился? - Спросил Рекс.
  -Да. Пожалуй, пора. - Ответил Ио.
  -И когда же? - Не утихал Рекс.
  -Минут через сорок.
  -Значит, ты так просто и уйдешь?
  -Но Он же ушел. - Раздраженно произнес Ио, посматривая по сторонам.
  -Удачи.
  -Спасибо.
  В этот момент Объявили стриптиз и все стали подходить поближе к танц-полу.
  Когда девушки сняли с себя все, кроме нижнего белья, Он пошел к лифту. У лифта стоял амбал в такой же камуфлированной форме.
  -Не положено - произнес вышибала, преграждая путь к лестнице.
  -Да пошел ты! - произнес за спиной Ио и выстрелил в амбала.
  Тот скривился, сжал руками рану, но кровь все текла и текла, мышцы его лица изобразили жуткую гримасу и он рассыпаться на крупинки пыли. Все это произошло в считанные секунды и единственное, что Он успел сделать это достать свой пистолет. В этот момент вышибала стоявший на этаж ниже выскочил на межлестничное пространство и сделал короткую очередь по толпе. Одна из пуль достала его, и Он отскочил назад. Собрав последние, силы Он поднялся с пола, вытянул руку, и сделал выстрел. В его глазах все шло необыкновенно медленно. Было такое ощущение, что пуля будет лететь вечно. Капли зеленки растворялись в воздухе, и вот она достигла цели. Вышибала отлетел назад, и ударился об окно, которое тут же рассыпалось, здание озарилось истошным криком. Он быстро подбежал к окну и выпрыгнул наружу.
   Пройдя несколько, кварталов Он добрел до собственного дома поднялся на лифте до нужного этажа, достал ключ провернул им несколько раз в замочной скважине и ввалился в дом. Сняв обувь, он перезарядил пистолет, убрал его обратно в тайник и направился в спальню. Затем включил компьютер, запустил плеер Винамп, открыл папку музЫка, нашел нужную группу, одел наушники, сделал погромче и с раскинутыми руками, спиной упал на старый прогнивший снизу диван. Он лежал, не шевелясь, а из глаз маленькими струйками лились слезы...
  
  
  
  
  "СЕГОДНЯ ОН ИГРАЕТ ДЖАЗ..."
  
  Это было то холодное время года, когда семьи по вечерам собираются у телевизора, шпана пьет вино по подъездам, а отопление, электричество и (или) горячую (впрочем и холодную) воду обязательно отключат. Жена уехала на две недели в какую-то командировку, а я в преддверие очередного всенародного празднества траванулся буржуйским пирожным и теперь пялился в телевизор. Кстати. Я это скромный ценитель музыки. Обычно, когда говорят обо мне обязательно добавляют 'джазовой'. Мол если на саксе играешь, да еще и джаз, то ценитель непременно джазовой музыки. Вранье! В те тысяча девятьсот какие-то я слушал почти все. От старика Ватерса и балбеса Оззи, до юных дарований из Свердловска.
  Ну так вот. Отравившись пирожным я взял больничный и любовался каким-то отечественным шедевром, когда почти неожиданно раздался звонок в дверь. На пороге стоял тощий мужчина лет тридцати в меховой шапке, в сопровождении длинноногой спутницы с черными как смоль прямыми прядями. - С праздником. - Произнес гость.
  - Здорово Игорек. Проходи.
  - С праздником. - Произнесла девушка.
  - Привет Танюша. - Я выдал гостям тапочки и мы прошли на кухню. Игорек извлек из своего портфеля две "чебурашки". - В честь чего?
  - Конечно за первомай! - Усмехнулся Игорек. - Нас выпустили! - Вскричал он.
  - Не верю! - Изобразил я Станиславского.
  - Серьезно! Двадцать четвертого самолет! И знаешь куда? Саааан - Франциско! - Я достал трехлитровую банку сока и кастрюлю с перловкой.
  - Еп!
  - Во-во! Так, что доставай стаканы побольше! - Я незамедлительно выполнил указания и извлек две кружки и один граненый. Затем осмотрел стол и гостей и извлек еще одну кружку и пару вилок.
  Мы разлили. Выпили. Закусили.
  - Между первой и второй. - Начал было Игорек.
  - Перерыва нет совсем! - Произнесла Таня и захихикала.
  - Ну за нас.
  Повторили.
  - Ну что еще по одной.
  Еще.
  - Доставай вторую...
  Еще.
  Еще.
  - Игорек сделай мне "секс на пляже". - Произнесла Таня немного захмелевшим голосом.
  - Нет милая. Секс это всегда пожалуйста, а вот пляж в такое время года, только в Сан-Франциско. Верно говорю? - Я кивнул и разлил по стаканам.
  - Ну Игорек. - Не унималась Таня. Что меня всегда привлекало в девушках, так эта легкий румянец проступающий на щеках, после нескольких рюмок горячительного.
  - Ладно. - Игорек долил в кружку водки и наполнил ее до краев абрикосовым соком. - Сегодня он играет джаз...
  - ...а завтра родину продаст. - В унисон произнесли мы и засмеялись, чокнулись и выпили.
  - А вы что снова сошлись? - Спросил я, когда Танька ушла в комнату.
  - Да. Наладилось вроде. - Мы выпили. - Да и развод, сам знаешь в наше время дело неблагодарное. Куда бы я сейчас поехал, если бы развелся.
  Утром все повторилось, с одной разницей, пили теперь спирт, который всегда был припрятан в холодильнике. Часам к четырем Игорек уехал по каким-то делам, обещая вернуться к вечеру с выпивкой и "нормальной" едой, а еще Саньком и Андрюхой. Мы же с Танькой продолжили пить.
  - Толь, а может включишь, что ни будь?
  - Так играет же. - Я недоумевающе посмотрел на Таню задержав взгляд на окружности груди выступающей под кофтой.
  - Другое.
  - Чем тебе Спарки не нравятся?
  - Да непонятно же ничего. - Таня смущенно улыбнулась. - А Наутилуса или Кино у тебя нет?
  - Есть. - Я достал "кости", на которых у меня был Нау и поставил на проигрыватель.
  - Вот. - Таня протянула мне "секс на пляже", когда из динамиков раздался голос Славы Бутосова. - 'С тех пор, как умолкли все песни, которых я не знаю я не могу успокоиться. Ведь раньше была совсем другая музыка. Где я? Кто я? Куда я?' - За музыку. - Игриво произнесла Таня допивая коктейль до дна. - "Я прекращаю иметь сердце, отныне мне это не к чему."
  
  
  
  ЧАРОДЕЙ
  
  - Здравствуйте Отец.
  - Проходи сын мой. - Кандидат медицинских наук известный, как Отец Григорий, встретил измученного юношу на пороге своей трехкомнатной квартиры. - Присаживайся. - Молодой человек резко опустился в советское кресло искалеченное кошачьими когтями. - Ну , сын мой, что печалит твою душу?
  - Батюшка. - С надрывом произнес молодой человек. - Я столько всего сотворил. - Крепкая рука священника протянула ему чашку с теплой водой. - Спасибо. Господи. Я даже не знаю как и сказать. святой Отец, я грешен!
  - Все мы грешники.
  - Батюшка. вы не понимаете...
  - Понимаю.
  - Я столько раз...
  - Ты был слеп.
  - Но...
  - Христос примет тебя.
  - А, как же та, которую мы в подвале...
  - Ей уготовано место в Царствие его.
  - Но ведь...
  - Поплачь. - Отец обнял юношу и слезы хлынули на плечи святейшего.
  - О Батюшка...
  - Поплачь. Поплачь. - Огромные руки Отца Григория гладили короткий ежик. Батюшка отличался не только крепким духом, но и богатырским телосложением. Любой кто хоть раз оказывался в его объятьях испытывал эйфорию любви в самом что ни на есть концентрированном виде.
  - Батюшка. Что мне делать? - произнес худощавый юноша, трясущейся рукой утирая слезы.
  - Молиться сын мой. Молиться и продолжать жить. Все мы твари божьи. - Батюшка отстранился от прихожанина и извлек из полы своей рясы крошки серого хлеба. - Вот. Возьми. - Глаза юноши наполнились звериным страхом и раболепствующим изумлением. - Бери сын мой. Будь чист перед господом нашим, как чист хлеб что должно вкусить тебе. - Тощая ручка прикоснулась к подаянию. - Благословляю тебя. - Произнес Отец Григорий, закрывая своей медвежьей ладонью хрупкую кисть грешника. - Аминь.
  Как только юноша покинул порог дома, Батюшка опустился на колени посреди комнаты. - Господь наш. Отец небесный. Не дай мне оступиться. Дай мне сил и избавь меня от лукавого. Укажи мне путь... - Окончив молебен Батюшка открыл глаза и узрел перед собой буханку только что испеченного хлеба. "Раскроши его и раздай страждущим." : произнес незримый голос, в тот момент, когда в дверь снова постучали.
  
  
  
  ВЕЗЕНИЕ
  
  "Дожил" - Подумал Антон поднося к сигарете огонь бензиновой зажигалки. - "Двадцать один год, а уже не стоит." - С того момента, как он вышел из ее квартиры прошло уже минут тридцать. "Извини": Произнес он. "Что? Опять?" Чуть ли не рыдая произнесла девушка. Ее руки повисли на веревках привязанных к прутьям кровати. - "Это все сигареты, мать их." - Подумал он делая затяжку. - "Или из-за травы. Хотя из-за травы это вряд ли. После дудки почти всегда хочется. Так может это из-за того, что я дрочу часто." - Он посмотрел на внешнюю стенку балкона. ДСП с тремя шестерками нарисованными цветными мелками и перила напоминающие кусок рельсы. - "Жесть. Хоть вешайся."
  - Ты еще долго? - Антон даже не заметил, как она подошла. - Да ладно тебе. - Ее темные волосы спадали на синее пальто одетое поверх сорочки с алыми разводами, так похожими на кровь.
  - Знаешь. Я наверное... - Она приложила палец к его губам.
  - Ни чего не говори.
  - Хорошо.
  - Ни чего не говори. - Он кивнул. - Пошли. - Антон поднял дотлевшую до середины сигарету, на уровень ее глаз. - Ладно. - Она улыбнулась и открыла балконную дверь озарившую подъезд противным скрипом.
  - Стой. - Произнес он. - Спасибо. - Он докурил сигарету и выкинул бычок. - "Все таки мне с ней повезло." - Антон открыл заржавевшую дверь и шагнул в подъезд. Треск, что раздался за его спиной, принадлежал явно не двери. Он услышал грохот и обернулся, на месте балкона зияла пустота. По его спине пробежала дрожь. - Мне определенно везет. - Произнес Антон, чувствуя, как его либидо оживает.
  
  
  
  ЖЕЛАНИЕ
  
  В подмосковных Химках жил один маленький мальчик. Он ходил в садик и скоро должен был пойти в школу. Мама покупала ему всякие вкусности и мультики, сестра книжки, а папа каждые выходные привозил три киндер сюрприза и обалденную игрушку. В садике и во дворе ему все завидовали и часто ходили в гости, лишь бы поиграть, что ни будь скушать и по возможности взять с собой. И мальчик был бы счастлив, если бы мама не возвращалась рано утром и не говорила по телефону с каким-то дядей Юрой или дядей Лешей, так как будто она говорила с папой. Хотя с папой она давно уже не говорила. Они либо кричали, либо молчали. Сестра часто болела и мерзла. Иногда к ней приходили друзья. По ночам мальчик слышал, как сестра кричит и плачет. Он стучался к ней в комнату, но она прогоняла его, заботясь что бы ему тоже не сделали больно. Утром она обнимала мальчика и говорила, как сильно его любит. К вечеру же ей снова становилось холодно и она начинала кричать и ругаться. Могла даже ударить. И вот на свой седьмой день рождения мальчик лег в постель и утерев слезы и сопли произнес. : "Оле Лукое, пожалуйста сделай так, что бы все умерли." И ВСЕ умерли.
  
  Кроме мальчика.
  
  
  МОЛИТВА ДОЖДЮ
  
  'Me in hopelessness and prayers for rain...' (с) The Cure
  
  О, Танюха! Заходи. - Произнес Юноша в майке из американского флага, на котором вместо звезд красовались свастики.
  - Здравствуй.
  - Дуть будешь? - Он протянул пластиковую бутылку девушке в клетчатой юбке и синих колготках. - Ну как хочешь...
  - Давай. - Таня присела на корточки облокотившись на стенку балкона и вдохнула дым из предложенного ей сосуда.
  - Ну как? - Поинтересовался юноша. Девушка откашлялась и кивнула. - Ты какими судьбами?
  - Идея есть.
  - Ну неужели. - Втянув в легкие остатки дыма, молодой человек достал мягкую пачку "Явы" и вытащил две сигареты, одну из которых протянул собеседнице.
  - У меня свои. - Таня указала на пачку красного "Мальборо".
  - Что за идея?
  - Смотри. - Девушка пересела на колени и наклонилась к молодому человеку, так что он смог заглянуть под белую майку скрывающую упругую грудь. - Ты выходишь на балкон, забиваешь пробочку, включаешь The Cure и какое нибудь порно. Наимер "пятого матадора". Потом прихожу я, мы пьем чай...
  - Чая кстати хочешь?
  - Не. Хотя... Давай. - Юноша достал из под коленки китайский термос и налил чашку ароматного "Молочного улуна". - Затем ты рассказываешь мне о звездах, говоришь какие у меня глаза красивые...
  - Тебе секса не хватает что ли? - Усмехнулся юноша стреляя за спину окурком.
  - ...Потом мы ругаемся, ты говоришь, что я тебя бросила, я отвечаю что ты просто посредственная бездарность.
  - Ну ни хера себе!
  - Вот-вот.
  - Что вот-вот? - Ты действительно считаешь меня бездарностью?
  - Нет конечно. Я говорю это просто так.
  - Что значит просто так?!
  - Ну что бы позлить тебя.
  - Не понял.
  - Ну... Ты делаешь больно мне, а я соответственно пытаюсь задеть тебя за живое. Удар ниже пояса так сказать. Ты же и вправду дорожишь своими ... - Таня провела красным ногтем по щеке. - назовем это мыслями.
  - Знаешь, я что-то не хочу об этом.
  - Почему?
  - Не знаю. - Юноша прикурил еще одну сигарету. - Просто, как-то странно. У меня термос чая, куча времени до рассвета и красивая девушка рядом. Как-то не до творчества.
  - Тебе не интересно? - Юноша наклонился к девушке, и в следующий миг уже впитывал губами ее алую помаду прижимаясь телом к тому месту, где у людей бьется сердце. - Нет.
  - В смысле?
  - Ну. Просто нет.
  - Почему? Ты меня не хочешь?
  - Хочу. - Их лица были настолько близко друг к другу, что даже дыхание стало общим. - Это предсказуемо. Знаешь, как в паршивом фильме, с Бондарчуком или Певцовым. - Молодой человек попытался отстраниться... - Погоди. - Таня обняла его за талию и прижала к себе. - Я хочу плакать.
  - Плачь. - Произнес юноша, прижимая ее голову к плечу. - Я всегда буду рядом, даже когда меня не будет. - Его рука гладила ее синие волосы.
  - Знаешь. Твои руки похожи на листы марихуаны. - Произнесла Таня утирая слезы и отстраняясь от юноши. - Красиво бы смотрелось, если твои руки нарисовать, как будто они держат что-то, типа чаши, а к ним подрисовать ростки конопли.
  - И ноты.
  - Тоже идея.
  - Знаешь Танюх. Я иногда думаю, что музыка это единственная сила способная изменить нас и сделать мир лучше.
  - А любовь?
  - Музыка рождает любовь. Любовь это всего лишь чувства, которые эпизодически преобладают над твоим разумом. А музыка это вибрации изменяющие пульс и структуру ДНК.
  - Во ты загнул? - Таня одела большие очки с зеркальными стеклами и посмотрела на зарождающееся солнце. - Новый день.
  - Ага.
  - Точняк.
  - Да.
  - Угу.
  Молодой человек вскочил на перила и закричал - КОРОЛЕВА ПЬЕТ ЧАЙ НА ЭТОМ БАЛКОНЕ ! ! !
  - Ты что делаешь? - Спросила Таня прикуривая две сигареты.
  - Не люблю неловкие паузы. - Он взял протянутую ему сигарету. - Слова примитивны, но бездумное молчание еще хуже. - Он слез с перил и налил себе чаю. - Иногда мне хочется сделать что-то, но я не знаю что это "что-то".
  - Как сейчас?
  - Вроде того. Мне даже как-то страшно... Ну даже не страшно, а как-то не спокойно становится.
  - Как будто тебя дергают басовые струны...
  - ... и голос...
  - ... непонятный...
  - ... и незнакомый...
  - ... но ты стопудово уверен что все кончено...
  - Пожалуй лишь в такие моменты я по настоящему ощущаю, что живу. - Юноша взял Таню за руку и они встали на перила подставляя свои лица, легкому бризу и свету зарождающейся новой жизни. Жизнь надо встречать стоя.
  
  
  
  ЛЮБОВЬ
  
  В ту ночь, я ни о чем не думал. Страх перед будущим пугал меня не меньше, чем события прошлого. Она пришла, как раз в тот момент, когда я окунулся с головой в ванну и поднялся на поверхность. Я не знаю пришла ли она через дверь или влезла в окно. Осталась ли она незамеченной и была ли с ней охрана. Когда я протер глаза, она уже возвышалась надо мной. Сильная, нагая, недосягаемая. - Зачем ты здесь? - Спросил я, чувствуя, что не в силах отвести взгляд от окружности ее груди и черного как смоль треугольника ниже живота.
  - Я не отниму твою жизнь. - ее голос был настолько холоден, что казался чуждым и неестественным. - Я прощаю тебя. Хоть и не в силах сделать этого. - Я немного приподнялся, выпячивая грудь, что бы ей было легче ударить меня в сердце. - Иуда. Знаешь, я ни когда не понимала, за что он любил тебя. Ты ни когда не был честен ни с ним ни с кем либо еще, но однако он был с тобой. Был так близко, что стал тебе мужем.
  - Мария! - Попытался я.
  - Молчи! Хотя бы в этот раз позволь себе быть искренним. - Я опустил голову не в силах выдержать ее взгляд. Меня распирало от стыда. Стыда, который с каждой секундой созерцания ее тела наполнялся похотью и сладострастным вожделением. - Я знаю, что он любил тебя, как меня. и лишь по этому я не смею даже в мыслях позволять раскрыться своему гневу. Я стыжусь себя за эту слабость. За то что не в силах совладать со своей ненавистью и презрением к тебе. - Она сделала несколько шагов босыми ногами и оказалась возле меня. Если бы я хотел, то мои руки могли бы прикоснуться к ее животу. Желание переполняло мое тело на столько, что уже не в силах было скрывать его проявления. - Все эти годы я любила его. Всем сердцем. Но не было и минуты, когда бы я не думала о ваших ночах и мое тело не скручивало от судороги. - Она присела на ванну и провела пальцами по моим волосам. Я чувствовал ее ногти и подушечки пальцев так, будто они касались всего тела. - Он всегда говорил, что твой цвет дан от бога. Он даже утверждал, что ты избран для более великого деяния, чем он сам. - Ее рука оттянула мою голову за загривок. - Смотри же! Смотри мне в глаза! Узри свое отражение! Этот цвет - крови! Меди. Цвет смерти, но это и цвет жизни.
  - Мария.
  - Ты знаешь зачем я здесь? Я хочу понять кого из нас двоих он любил больше. - Ее ноги шагнули в горячую воду, на мгновения давая мне узреть ее плоть и проникнуть в нее мыслями. - Я недостойна его Царствия, как недостоин и ты. И все же я знаю, что он уготовил нам места подле себя. Я не могу так! - Она наклонилась ко мне, так что ее грудь коснулась моего живота, а руки легли на плечи. - Мы не попадем в рай, Иуда. - Ее губы коснулись моей шеи. - Мы предадим его еще раз.
   Написано в промежутке 2003 - 2009 годов.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"