Выпринцев Руслан Сергеевич : другие произведения.

Эх, Морозова

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участник АД-6


     - Козел! - не сдержалась я. Черный джип прошелся колесами по луже и обрушил фонтан бурой воды на остановку, да так, что окатил всех, кто не успел отскочить. Грязные брызги чуть не задели мою драгоценную юбку от Армани. "От Армяни", - как шутит шеф. Я на нее две зарплаты угрохала в прошлом месяце. С юбкой повезло, а вот колготки пострадали. Аккуратно стерла пятнышко грязи салфеткой и поспешила на штурм подошедшей маршрутки. Конечно, маршрутки: чтоб ездить на такси, как белые люди, столько я не зарабатываю. Пока доберешься до офиса, да еще с пересадкой, и не такое может случиться. Но чаще всего случается то, что так не нравится моему шефу - я опаздываю.
      - Морозова! Я уже полчаса на работе, и ни чай, ни кофе, ни потанцевать. - Шеф пригладил элегантно лысеющий затылок. Ну, вот как у него это получается? Он даже лысеет стильно. И костюм черный, строгий, итальянский. Прямо классика-классика, Джеймс Бонд отдыхает... - Уволю тебя на фиг в следующий раз!
      - Семен Петрович, пробки, - беспомощно развожу руками, стараясь, чтобы мои слова звучали как неизбежность, с которой бесполезно бороться.
      - В голове у тебя пробки, Юльчик, спать надо меньше.
      Что, правда помогло? "Юльчик" - это хороший знак. И главное, я же каждый раз собираюсь выйти из дома на пять минут раньше. Ага, а опаздываю на полчаса.
     
      Мне всегда нравились мужчины, которые без труда могут подобрать галстук к костюму. Только в бизнесе это ценится мало. Некоторым шеф казался интеллигентным хлюпиком, которого можно обвести вокруг пальца на раз-два. И вот где сейчас эти люди, которые пытались обмануть моего босса? Кто срок не первый год мотает, а кто и в земле лежит. Есть тут у нас неподалеку от города кладбище, Горкой называется, вот туда в последние годы не зарастает народная тропа, хоронят и хоронят, и все больше молодых да ранних. Хотя пожилые и опытные тоже обманывались, глядя на моего начальника. Я? А что я? Нет-нет да и посещала мысль закрутить с шефом. Тогда и о маршрутках можно будет забыть, и гардеробчик обновить... Но страшно. Сам шеф тоже по краю ходит, и на Горку отправиться вместе с ним - дело очень даже несложное.
     
      - Ты не забыла, что у нас в понедельник подписание договора? В прошлом месяце конкуренты увели очень жирный заказ, если еще и эта сделка сорвется, я не только тебя уволю, я тут всех... Еще и налоговики с пожарниками должны на следующей неделе заглянуть. Когда уже этим крохоборам мои деньги поперек горла станут? Ладно. Все фигня, кроме пчел. Самое главное, в понедельник утром придут от Ашота. С ним тоже надо порешать. Для него нал организовать нужно будет в первую очередь.
      Вопросы шефа были явно риторическими, но я на всякий случай, соглашаясь, похлопала ресницами и покивала начальству.
      - Хорошо, Юльчик. Но если опоздаешь в понедельник, уволю. Я тебя предупредил. А пока приготовь мне кофе покрепче, надо одну тему обмозговать. Да побыстрее.
      "Уволю, уволю" - передразнила я шефа, когда он скрылся в своем кабинете, на ходу поправляя и без того безукоризненно сидящий пиджак. Будто других слов не знает. Но расслабляться нельзя. Я бросила на спинку офисного стула сумочку и чуть ли не бегом направилась в маленькую кухоньку при приемной. Кухней, конечно, назвать это помещение можно лишь с большой натяжкой. Вешалка в углу, шкаф с посудой, аккуратная раковина, зеркало на стене и низкий журнальный столик почти полностью занимали оставшееся вокруг плиты свободное пространство. Стульев, не востребованных до поры какого-нибудь крупного сабантуя, в моем распоряжении имелось целых пять штук, но сесть можно было только на один, четыре из них стояли сложенными друг на дружке.
      Осенний день тянулся невероятно медленно и скучно. В обед закончился кофе, пришлось под дождем бежать в соседний магазин, нельзя отказывать шефу в чашке любимого напитка, иначе он точно сдержит свои обещания меня уволить. Кофе он любит черный, без молока, и чтоб сахара на кончике чайной ложечки... Нет, коньяк он любит больше, но за рулем себе не позволяет. Да и вообще не позволяет себе... Чего там, нормальный у меня шеф, зарплату платит, в постель не тащит и даже по выходным работать не заставляет.
      Кофе купила, а когда открывала пакет, сломала ноготь! Ну что за невезение! Расстроилась... Чуть не прослезилась даже. Главное, чего там тот пакет открывать - потяни за язычок. Ага. Ты тот язычок еще подцепи... ногтем... Блин!
      А когда ноготь сломала, так сразу и забыла, что наш коммерческий, Сергей Борисович Марков, мне еще утром договор принес и сказал, чтобы я его до вечера в компьютер забила. Ну, вечером в пятницу тот договор, положим, никому не понадобится, но вот утром в понедельник мой шеф, весь такой представительный, захочет его подписать с этими, ну, которых коммерческий нашел... С "Агростройкомплектом" из Воронежа, вот тогда...
      И надо же, мне листки с каракулями коммерческого на глаза попались, когда я в шестом часу домой собралась. Ну и как быть? Что, хотела на такси прокатиться? Прокатишься. Пока эту писанину разберешь, забьешь, пока ошибки поправишь, последняя моя маршрутка тю-тю, уйдет. Ладно, сама виновата. А за ноготь все-таки обидно гораздо сильней.
      Пока я размышляла, в приемную ввалились компаньоны шефа, громко о чем-то споря.
      - Это вам, Юлечка, - Сергей Марков протянул мне большой букет красных роз. Он лет на десять старше шефа, но выглядел даже моложе. Шатен, аккуратная прическа без признаков седины, вечно блуждающая улыбка и прищуренные глаза. Наверняка в роду кто-то из азиатов отметился. Синий деловой костюм, сшитый на заказ, очень ему шел. Галстук подкачал, блеклый какой-то. Да и остроконечные мокасины из крокодиловой кожи оранжевого цвета явно выбивались из стиля.
      - Не люблю розы, у меня от них изжога.
      - Может, аллергия? - переспросил казавшийся всегда серьезным начальник охраны Игорь Бойко. Молодой тридцатилетний мужчина, словно павлин, щеголял в цветастой рубашке и ярко-оранжевом галстуке. На голове вместо прически сбитая копна светлых волос. Потертые синие джинсы и белые кроссовки на этом фоне казались незаметными.
      - А какая разница? - похлопала я глазками и обворожительно улыбнулась третьему члену команды моего шефа, бухгалтеру Иосифу Пульману, пожилому одесситу, переехавшему в наш город несколько лет назад и вложившемуся в бизнес шефа чуть ли не всеми своими сбережениями. Сколько за ним наблюдаю, не перестаю удивляться его жизнерадостности. Иосиф, или, как его все называли, Йося, тоже не заморачивался каким-то стилем, предпочитая носить вместо делового костюма потрепанный свитер и джинсы.
      - Ради вашей улыбки, Юлечка, меня даже не надо уговаривать, я и так соглашусь скормить эту охапку роз любому, на кого вы укажете, - сказал Йося.
      Еще немного позубоскалив, все втроем исчезли за дверью в кабинете шефа. И только для того, чтобы через минуту выйти обратно.
      - Юлечка, вы обворожительны! - первым из кабинета показался Марков. Я фыркнула, но не вслух, про себя, и как всегда сделала вид, что не понимаю прозрачных намеков в пятый раз женатого мужчины. Становиться шестой по счету женой этого козла не очень-то хотелось.
      - Не верь этому проходимцу, Юля, он тебя обманет! - Из кабинета показался Игорь.
      - Да, Юлечка... - начал было Йося.
      - Господа, была бы рада с вами поболтать, но мне работать надо. И я щелкнула мышкой, открыв окно с пасьянсом.
      - Работать? Так поздно? - Йося посмотрел на часы. - Таким юным красавицам уже скоро и спать пора ложиться, чтобы потом успеть к десяти вечера вернуться домой.
      Из кабинета показался шеф.
      - Юльчик, ты долго не засиживайся, хороших выходных, в понедельник жду без опозданий. - И, обращаясь к партнерам, добавил. - Пошли, мужики, у нас с вами день только начинается.
     
      2
     
      Когда в коридоре послышался громкий мужской смех, а потом -- шаги, я испугалась, подумала, что.... А черт его знает, о чем я подумала. Хотя, если честно, в тот момент и думать было поздно. Я просто вскочила со своего места, схватила сумочку и бросилась в кухню, захлопнув дверь и провернув два раза ключ в замке. После чего мне оставалось только дрожать и прислушиваться к голосам в приемной.
      - Так, столик ближе к дивану, стулья тоже, - услышала я командный голос шефа. А теперь нужно бабки пересчитать. Сваливаем их пока на стол. Давай, Игореша, доставай. Чужие деньги любят счет, как впрочем, и свои тоже. Завтра Ашоту платить, все помнят? Вот из этого бабла и заплатим. Легко досталось - легко рассталось. Я их пока в сейфе закрою. Йося, бутылки из пакета достань. Пакет пригодится, я в него бабки сложу. Так, у кого карты?
      - А чего кухня закрыта? Ключ где? - после слов Игоря я замерла и даже дышать перестала.
      - А черт его знает, где, - проворчал шеф. - Посмотри в Юлькином столе. Нет? Ну, тогда будем из одноразовых стаканов пить, у меня в кабинете где-то были. Черт, дождь снова пошел, когда эта слякоть закончится уже, задолбался машину мыть каждый день. Да, чуть не забыл. Курить в туалете или в моем кабинете, там окно приоткрыто. Мне вашим перегаром еще дышать этой ночью, так хоть без лишней табачной вони.
      Ночью? Вот это я попала! Что делать-то? И, кстати, в туалет попасть можно, только выйдя из приемной в коридор. А вдруг... Лучше об этом не думать. И зачем я тут закрылась? Ну, нашли бы меня в приемной, ну отправили бы домой, отпуская свои шуточки напоследок. А теперь что? Теперь я свидетель, видела, вернее, слышала о каких-то бабках, наверняка левых. А вдруг они грабанули кого? С шефа станется стребовать долги таким образом. Я здесь сегодня явно не к месту. Да-а, грехи мои тяжкие. Остается ждать, когда мужики разойдутся. Ну, не будут же они действительно всю ночь играть в карты?
      Как я была наивна. Из обрывков разговора поняла, что затевают игру в преферанс. Как в него играют, понятия не имею, но слышала, что партия может затянуться на всю ночь. И началось...
      Сидя на стуле, я уже три часа прислушивалась к тому, что происходило в приемной. Оттуда доносились всякие идиотские словечки: прикуп, распасы, мизер. Иногда кто-то из четверки игроков выходил покурить в кабинет шефа или в коридор - всегда по одному, я слышала голоса остальных.
      "Может, разложить стулья и прилечь на них?" - мелькнула мысль. И я представила, как утром подхожу к зеркалу и вижу в нем помятую кикимору. Бррр, нет уж.
      - Да, что-то я сегодня в пролете, - услышала я голос шефа, а все ты, Йося, постоянно пасуешь, когда не надо. И на распасах умудрился меньше всех взять. Но тебе, конечно, лишняя денежка не помешает. Видел на днях твою дочку, на ней лица нет. Проблемы у внука? Может, помочь чем?
      - Пока справляюсь. Его надо в Германию на операцию вести, я уже почти договорился.
      - Ну, дай бог, чтобы все обошлось. Вот, черт, снова одной взятки не доберу.
      - Карта не лошадь, к утру повезет, - заметил Бойко, но в голосе Игоря я почувствовала неприязнь и злорадство.
      - Плачь больше - карта слезу любит, - добавил Йося. Я представила, как шеф садится, опускает голову, придерживая своими лапищами лицо, и начинает рыдать. Да, щ-щас! Не могу вообразить плачущего шефа.
      - Ох, Семен, ты сегодня сам на себя не похож. Постоянно рискуешь зачем-то. - Это уже Марков добавил. Кстати, о риске. Нашли тех налетчиков? У меня эти сволочи пепельницу американскую свистнули, подарок жены, между прочим.
      - Которой жены, уточняй, - поддел Маркова шеф.
      - Какая разница? Не помню уже. Так что там с грабителями? Все наши четыре офиса пытались обчистить.
      - Попытка -- не пытка, как говорил товарищ Берия. Ментам пофиг, да я и не стал никого напрягать. По факту мелочёвку стырили. Нет, не нашли никого.
      - Ну-у, Сема. Не похоже на тебя. В прошлый раз ты на принцип пошел. Хватку теряешь?
      - Мудрей становлюсь. Эти идиоты так и так попадутся в следующий раз. К тому же, у меня самого ничего не пропало, разве только обидно, что замок сейфа поцарапали. Но я все равно сейф собирался менять. Этот уже старый, да и внутри места мало. Еле пакет с бабками запихнули. Мне вот обидней другое -- карта не идет, а я куда-то все лезу и лезу. Вот сейчас схожу, "подумаю" в уборной и буду потом отыгрываться.
      Когда шеф ушел, я чуть не пропустила самое главное, потому как прикрыла глаза, и сразу дремота накатила. Начала сказываться усталость. И в этот момент до меня донеслись слова оставшихся за столом игроков.
      - Пуля дура. Вист - молодец.... Семака.... в горку загоним.
      Окутавшее меня сонное состояние улетучилось без следа. Семак - Сема, мой шеф. Загнать в горку - наш городской сленг, похоронить на кладбище. Пуля.... Шефа заказали какому-то Висту. Ведь уже слышала сегодня это имя, оно звучало за столом неоднократно. Босс его тоже знает, значит, убийца сможет легко к нему подобраться. Эти трое решили избавиться от своего генерального директора. И что же делать? Я так ничего толком не придумала, кроме того, что нужно как-то поговорить с боссом наедине до того, как к нему подберется этот Вист. Пока я размышляла, игра продолжалась. Вот вернулся господин Иванов, все дружно выпили за удачу. Очередная раздача, и вдруг слышу неуверенный голос шефа.
      - А сыграю я мизер.
      - Пас, - произнес Марков.
      - Да какие тут девять, тоже пас, - сказал Йося.
      - И я до вас, конечно, пас, - изрек Игорь.
      Через несколько минут приглушенных охов и ахов, а затем минутной тишины, внезапно громко высказался бывший одессит.
      - Ну, ты дал, Сема. Такого паровоза я давно не видел. Семь взяток на мизере. И куда ты полез с длинной мастью без семерки? Семь! Да ты сделал эту партию.
      Прошло еще минут двадцать, и под восклицание "ну, слава богу, закрыли мы Йосю" мужики задвигали стульями и поднялись с мест.
      - Да, согласен, погорячился, - вздохнул шеф. - Но, как говорится, тот не преферансист, кто ни разу не завалился на мизере. Давай посчитаемся, сколько я там продул? Ого, а в бумажнике-то у меня пусто. Пойду-ка займу у Ашота. Карточный долг - дело святое. - И мой начальник отправился в кабинет.
      - Как приятно наблюдать Семину горку, - сказал Марков.
      Как, неужели его сейчас будут убивать?! Надо что-то делать. Да наплевать на этих уродов! Я услышала голос шефа и не выдержала. Результат моих действий можно было предсказать легко, но мне было не до того. Я провернула ключ в замке, и дверь в кухню распахнулась. Передо мной открылась картина... Немая сцена в "Ревизоре" отдыхает. Марков тасовал колоду все медленнее, а его узкие глаза начали походить на обычные, потому как немного округлились. Пульман открыл рот, чтобы что-то сказать, но почему-то передумал. Бойко сидел спиной ко мне и начал поворачиваться, я как раз увидела его раскрасневшееся от выпивки лицо. Тут из кабинета выскочил шеф.
      - Бабки... - дальше продолжить восклицание у него не вышло, он наткнулся взглядом на меня и выпустил из легких воздух. - Морозова! Это еще что такое?
      - Семен Петрович, мне вам нужно сказать, это очень важно, - я говорила все тише, оглядываясь на злоумышленников у карточного стола.
     
      - Да ты, Морозова, совсем офигела? Ты уволена! Нет, я тебя.....
      - Подождите. Выслушайте меня. Эти трое вас заказали. Они наняли киллера по прозвищу Вист, хотя, может, это его фамилия. Вы его должны знать. Я сама слышала их разговор, пока вы в туалет ходили.
      - Чего? Ты чего мелешь, курица? Какой киллер?
      "Чего это я курица?" - мелькнула мысль, и я чуть не вытянулась во все свои метр семьдесят шесть на каблуках.
      - Вист, - произнесла я уже не так уверенно. Они сказали, что он пулю приготовит для вас или что-то в этом роде. И в Горку загонит, на кладбище.
      Чего я никак не ожидала, так это дружного смеха всех мужчин. Даже шеф хохотал от души.
      Ну и что тут смешного? Я его спасаю, а он ржет как конь. Куда делся тот милый босс, стильный и по-своему красивый? На голове, как на войне: волосы торчат в разные стороны, обнажая поблескивающую лысину. Рубашка выбилась из-под пиджака, галстук съехал набок. Брюки помялись, туфли вообще... коричневые. И это к черному костюму? Какой кошмар!
      Отсмеявшись, шеф достал из кармана носовой платок и вытер раскрасневшееся лицо.
      - Нет, не буду я тебя увольнять. Такой дуры-секретаря у меня еще не было. Грех разбрасываться.
      - Ну почему сразу дура? Что я сделала не так?
      - Юль, да все не так. Начиная с твоего рождения до этого момента. Понимаешь, это игра такая. В преферансе много таких словечек. Например: семак - это семерка, пуля или пулька - это партия так называется, а еще вон те каракули, что Игорь нарисовал, тоже пулей называют. Вон там, в центре - горка, туда записывают штрафные очки. И загнать меня в горку не значит отправить на кладбище, как ты подумала. Да, сегодня мне в горку накатали: будь здоров, не кашляй.
      Шеф вдруг посерьезнел и даже помрачнел. Я даже слегка вздрогнула от того, что его голос приобрел угрожающие интонации.
      - Стало быть, в бумажнике у меня денег, чтобы расплатиться, не хватило. Пусто у меня в бумажнике. И что самое скверное -- в сейфе сейчас тоже пусто. Нет бабок! И как вы это можете объяснить, господа?
      Шеф повернулся к оторопевшим партнерам.
      Кто взял пакет с деньгами? Эта мысль явственно отразилась на лицах у всех присутствующих. У Маркова улыбка сменилась странной гримасой. Иосиф Пульман присвистнул, отводя глаза в сторону, и покосившись на меня. Даже у всегда спокойного Игоря дрогнула рука. Первым молчание нарушил шеф.
      - Юля, я очень надеюсь, что ты не в сговоре с кем-то из этой троицы? Если в сговоре, то там в кабинете окно открыто, лучше сама прыгай. Тут невысоко, если повезет, только ноги свои красивые и сломаешь. Хотя вряд ли ты тут каким-то боком. Ты же на кухне сидела. Тебе крупно повезло, что дверь в кухню все время на виду. Ладно, отдохни в сторонке, пока я крысу ловить буду.
      Я кивнула и поплелась за свой стол.
      - Сема, ты думаешь... - начал Йося.
      - Да, думаю. Давайте вместе подумаем. Кто-то из вас троих на очередной своей сдаче вскрывает сейф в моем кабинете. Надеюсь, только один из вас замешан. Как он узнал код замка? Могу предположить, что ограбления наших офисов были для отвода глаз. Воры хотели вскрыть именно мой сейф, чтобы затем передать одному из вас код. Себя я исключаю, на память не жалуюсь, код знаю и так. Юльку тоже вычеркиваем. Остаетесь вы трое. Кто-то из вас вскрывает сейф и выбрасывает пакет с деньгами в окно, на газон. А сейчас там пакета нет, я смотрел, он светлый, на перекопанной земле его было бы хорошо видно. Все выходили покурить не только в мой кабинет, но и в коридор. Если вор вышел на улицу и забрал пакет, где он мог его спрятать? В своем автомобиле. Возможно. Но на стоянке ночью дежурит сторож, наблюдательный шибко, и мы это знаем. Он мог заметить большой пакет. Поэтому можно предположить, что деньги вернулись в здание, и их надо поискать в одном из наших офисов. Свой кабинет я уже проверил. Денег нет. Остаются ваши три. Вор был уверен, что пропажа обнаружится только в понедельник. А до понедельника мало ли кто мог в кабинет залезть. В милицию заявлять мы не станем, понятное дело. Можно подумать на каких-нибудь... Да и не важно, на кого, доказать ничего не получится. И денег никто не найдет. Наверняка вор до понедельника вынес бы бабки из офиса. А Ашот... В лучшем случае меня поставил бы на счетчик, а в худшем... Так что, господа, будем выяснять, где бабки. Пойдемте, родные.
      Мужики молча направились на выход вслед за шефом. Мне уже было нечего терять, поэтому я тихонечко последовала за ними. Первым, как и ожидалось, стал кабинет безопасника. Я заглянула туда, когда там вовсю шел шмон. Шеф рылся в письменном столе, хмыкая и вслух обсуждая увиденное.
      - Игорек, вот зачем тебе такие журнальчики? Тебе не хватает женского внимания? Ладно бы еще какой-нибудь "Плейбой", но это же чистая порнуха. А вот это уже интересней. Пачка неоплаченных счетов за квартиру. Ого, да у тебя хоромы. Сто двадцать квадратов. Ты зачем тут счета хранишь? Ладно, мне без разницы. Стопка фишек из казино "Рояль". Что еще? Распечатанное резюме. Ты никак работу решил поменять?
      Игорь только пробурчал что-то невнятное.
      Денег в этом кабинете не нашли, все отправились дальше по коридору. Следующим на очереди оказался офис Пульмана. Йося безуспешно пытался открыть дверь, замок долго не поддавался. Наконец щелкнуло, и все, кроме меня, вошли в кабинет. Я же, как всегда, осталась в коридоре, поглядывая внутрь. Офис бухгалтера напоминал старую библиотеку. Широкие книжные полки занимали две стены из четырех. Чего тут только не было! Даже сборник томов Всемирной Энциклопедии имелся. А вот моего шефа заинтересовал холодильник - высокий двухкамерный.
      - Батюшки, Йося, а ты не дурак выпить, я посмотрю. Водка, виски, джин, ликер, еще ликер, вино. А пиво где?
      - Не употребляю. Это вам, молодым, можно пить все, что жидкое, а мне доктор пиво запретил, печень, сказал, надо беречь.
      - То есть пиво нельзя, а водку можно? - спросил Игорь.
      - Водку можно, хотя и в ограниченных количествах. А пиво только в мыслях. Таки я его и в молодости не очень, так что ничего не потерял.
      Кабинет Маркова находился в конце коридора, поэтому его оставили напоследок. Обычный небольшой кабинет, только без приемной. Сейф в углу почти такой же, как у шефа. Письменный стол с компьютером, телефоном и принтером, пара стульев и урна. Еще на стене висела копия картины Айвазовского "Девятый вал".
      - Чего холодильника нет? - задал вопрос Игорь, заглядывая в пустую урну.
      - Не люблю пить холодное, - спокойно ответил Сергей.
      Открой сейф, - попросил шеф, и Марков набрал код на замке. В этот момент из-за приоткрывшейся дверцы сейфа посыпались на пол крупные купюры. А также выпал один из конвертов, на котором мелькнула надпись "Налоговая".
      - Мне это подбросили! - Марков прищурился, смахнул выступивший пот со лба правой рукой. Сейчас он очень походил на испуганного китайца.
      - Конечно, Серж, подбросили. Как же иначе. - В голосе шефа отчетливо прозвучали язвительные нотки. - Где только ключ раздобыли от твоего офиса? Ах да, еще откуда-то узнали код сейфа. Тебе мало денег, Сережа?
      Шеф вздохнул и продолжил железным голосом.
      - Какая твоя доля в бизнесе? Тридцать процентов. Надо бы тебе за такое дерьмо счетик выкатить, но так уж и быть. Само собой, заявление об уходе ты мне сейчас напишешь, и долю свою получишь, но только долю из уставного капитала. Сколько там у тебя? Тысяч пять баксов. И все. Можешь у Игорька резюме одолжить - пригодится работу искать. И чтоб не слышал я о тебе больше. Иначе... Ну ты в курсе, что будет иначе. Ашоту очень не понравится, что его хотели кинуть. А он, как ты знаешь - дорога только на Горку.
      - Но я не виноват! Чем хочешь, могу поклясться.
      - А не нужны мне твои клятвы. Я давно за тобой приглядываю. Это же ты все сдавал конкурентам и потихоньку продолжаешь сливать информацию. Во, глазки заблестели. В прошлом месяце две сделки сорвались по твоей вине. А сколько до этого?
      После слов шефа Марков как-то осунулся, машинально достал из кармана сигареты и закурил.
      - Ты прости, Семен, но меня шантажировали. Сфоткали не в том месте и не в то время. Если эти снимки увидит Ашот, я и без подставы окажусь на Горке. Так что мой ответ: да. Я продам тебе свою долю в бизнесе и уеду из города.
      - Вот и отлично. Я сейчас нотариусу позвоню, он приедет, все подпишем. А Игорь и Йосиф поедут домой. Сегодня была слишком напряженная ночь. Штирлиц-Морозова, а тебя я попрошу остаться. С тобой я еще не закончил.
     
      3
     
      Я проводила нотариуса, необычно быстро управившегося с бумагами, и вернулась в кабинет шефа. Пока ходила туда-сюда, пыталась мыслить логически. Если предположить, что Марков денег не брал. Тогда кто? "Всегда нужно искать, кому выгодно", - внезапно всплыла фраза из какого-то детектива. А кому выгодно? Да всем, кроме шефа. Даже мне такие деньжищи не помешают. Давно облизываюсь, проходя мимо бутика, где сумочки продаются. И не только сумочки. Или вот Пульман. У Йосифа внук чем-то болен, операция в Германии, может, и кучу денег стоит. А Бойко? Игорь давно в казино поигрывает и, по слухам, не очень удачно. Кто-то из них мог взять бабки и подкинуть Маркову в сейф? Конечно же, мог. Да и сам Марков вообще-то не белый и пушистый. Дети от бывших жен имеются, он их всех любит и содержит. Черт, я совсем запуталась. И во всей этой истории меня смущает один момент...
      С этими мыслями я вошла в кабинет шефа, где Марков заливал горе "Hennessy".
      - Бывают в жизни огорчения, Серж. Какие твои годы? В пятьдесят лет у тебя жизнь только начнется. Поверь мне. Мой батя как раз в эти годы закрутил с одной молодухой, ух... А чтобы тебя как-то успокоить, я не только тебя, но и Морозову уволю. Можешь теперь предложить ей работу или в жены взять, на твой выбор.
      - Вы меня увольняете? - спросила я, стараясь, чтобы голос не дрожал. В этот момент я поняла, что меня так смущало.
      - Да, Юльчик. Помнишь наш разговор, когда я брал тебя на работу? Было условие, чтобы ты свой хорошенький носик туда, куда не надо, не совала. Ты его не выполнила, поэтому я тебя увольняю.
      - Но, шеф...
      - Так, все, Морозова. Помолчи уже. Но выходное пособие получишь. Прямо в понедельник. За то, что ты, дура, меня спасала.
      - Вы так, да? Тогда вот что я вам скажу, Семен Петрович. Вы были для меня идеальным начальником. Я восхищалась вашим умом и чувством стиля. Но вот подставу для Маркова вы устроили грубо и бездарно.
      Марков со стуком поставил стакан на стол, то ли притворяясь пьяным, то ли его действительно прилично развезло. Останавливаясь после каждого слова, он произнес:
      - Ну-ка, ну-ка. Что... ты... там придумала? Тоооже... хотелось бы... прояснить ситуацию.
      Ну, мне уже терять нечего. Почему бы и не рассказать.
      - Ваши туфли, шеф.
      - А что не так с ними? - Семен Петрович приподнял брюки, чтобы обувь была лучше видна.
      - Они же коричневые! Я всегда восхищалась вашим стилем. Коричневые туфли под черный костюм смотрятся нелепо. Когда вы выкинули деньги в окно, причем пакетик предусмотрительно скотчем заклеили, то закрыли сейф и вернулись за стол. Затем на очередной своей раздаче вышли в коридор, спустились к выходу, обошли здание и забрали пакет с деньгами. Вот только недавно прошел дождь, ваши черные туфли сильно испачкались. Уж я бы точно заметила утром, если бы они были другого цвета. Это мужики ничего не замечают. Хотя грязную обувь и они бы не пропустили. Поэтому вы где-то раздобыли эти коричневые на замену. Где вы их достали?
      - Хм. Ну, допустим, у себя из багажника. - Шеф чуть ли не впервые посмотрел на меня с уважением.
      - И воришек вы наняли, чтобы они сделали дубликат ключей офиса Маркова и узнали код на сейфе у него в кабинете. Поэтому и не искали их потом так тщательно, как предыдущих. Я права?
      - Не совсем. Вернее не только это. Я подозревал, что у нас появился крот, который сливает конкурентам все наши будущие сделки. Нанял людей, чтобы они не только ключи и коды сейфов раздобыли, но и поискали доказательства двойной игры. Вот они и нашли в твоем компьютере, Серж, те фотки, какими тебя шантажировали наши конкуренты. Как не стыдно, Сережа, там же девочке и шестнадцати нет.
      - Она сказала, что ей восемнадцать! - В голосе Маркова отчетливо послышались обиженные нотки.
      - Да, девчонка выглядит старше, я тебе даже позавидовал сначала. Вот только эта школьница еще и племянница Ашота, так что я тебе сразу завидовать перестал. Рано или поздно фотки до Ашота дойдут.
   - Дойдут, - согласился Марков. - Слушай, Сема, а если бы я не признался в том, что сливал информацию, ты бы Ашоту на меня настучал?
   - За кого ты меня принимаешь? Мне бы пришлось копать дальше. Я же всю нашу гопкомпанию подозревал, даже Юльку. Специально делал акцент на деньги, чтобы все знали, где они лежат. Думаешь, зачем я разрешил курить в своем кабинете? Вам и туалета в коридоре достаточно было. Да я даже сейф не запер.
   - То есть?
   - А вот так. Дверца только прикрыта была. Любой из вас мог подойти и спокойно завладеть деньгами. Но, блин, каким было мое удивление, когда я проверил наличие бабок в сейфе. Не пропало ни одной купюры. Пришлось самому импровизировать, выбрасывать деньги в окно, надеясь, что кто-то из вас себя как-то проявит и подскажет мне, кто мог сливать инфу конкурентам. Ты, конечно, был первым на подозрении с этими фотками. Но, если бы сам не признался, я бы даже не стал тебя увольнять.
      Марков усмехнулся, допил одним глотком коньяк и сказал на удивление трезвым голосом:
      - Теперь все сходится. А я все гадал, чего ты, Семен, так рисково играл ночью. Это на тебя не похоже. И на мизер ты специально полез, хотел проиграть еще больше. Чтобы был повод заглянуть в сейф, потому как наличности у тебя в кошельке оставалось мало. Все учел, кроме дуры-секретарши, которая оказалась и не такой уж дурой. Выйдешь за меня замуж, Юлечка?
      Неожиданный вопрос меня удивил, если не сказать больше. Но тут вам, мистер Марков, не светит.
      - Нет, Сергей Борисович, не хочу быть рядом с вами, когда Ашоту все-таки покажут эти фотографии.
      - Нет, не дура, совсем не дура ты, Морозова.
      Да, жаль, что мне придется уйти с работы. Мой бывший шеф плеснул себе в стакан коньячку, выпил и выдал еще одно предложение, которое меня все же приятно удивило.
      - Эх, Морозова... Черт с тобой, Юльчик, оставайся. Не буду я тебя пока увольнять.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"