Высоцкий Михаил Владимирович: другие произведения.

Последний приют неудачника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто короткая заметка ни о чем. Писано за три часа с перерывом на ужин.


   Господи, если уж и на этот раз не получится, то я даже не знаю... Свечку тебе, что ли, поставить? За упокой моей души? Или не, давай лучше я, как Герострат, какой-нибудь твой храм сожгу, а ты меня молнией, молнией... Ну или что там у тебя в запасе, даже не знаю, из нас двоих бог вроде как ты, а не я. Но должно получится! В конце концов, сколько можно, у меня терпение не железное, и вообще я человек слова. Сказал - сделал.
   Где-то далеко внизу полицейские машинки. Как игрушечные. С высоты птичьего полета весь город как игрушечный, дома, машины, дороги... И люди, смешные такие, бегают, суетятся. Кричат что-то в мегафон, "мистер, плиз"... Вроде как мне. Или кому-то из моих одноклубников, пойди разбери, мне с моим школьным английским все их мистерплизы на одно лицо. Из окна выглядывает какой-то мужичек, тоже что-то бубнит. Ничерта не понимаю, но вроде бы уговаривает не прыгать, что-то типа все наши проблемы можно решить, и свободный полет с небоскреба не самый лучший жизненный выбор... Нет уж, господин хороший, ты про мои проблемы ничего не знаешь, так что нечего разглагольствовать!
   А ребята слушают. Им простительно, молодые, зеленые, все для них впервой, и крыша, и ветер в лицо, боятся... Ничего, ребята, не бойтесь, выездное заседание клуба самоубийц - это только в первый раз страшно. Какая-то молодая девчушка плачет, мол, парень бросил, все такое, жить не хочу, а пальцами так в перила вцепилась, что клешнями не разжать... Эх, ну какая из нее самоубийца? Название одно. Небось, предков попугать решила, а как залезла сюда - задумалась... Жить-то хочется. И прыгать страшно. Лопочет что-то невнятное, "ай донт вонт ту лив"... Ну не хочешь ливать, так не надо, истерики-то зачем разводить?
   Ладно, достали они меня уже. Тут холодно, пол часа уже стоим, продрог, бррр. Тут или прыгать надо, или сходить за чаем горячим, а наш старшОй все никак команду не даст... Да какой он старшОй! Лидер, блин, на голову нашелся, афронегр манхеттенский, такому небось и вены себе боязно порезать, а уж с небоскреба спрыгнуть - так вообще нереал! Вон как поджилки трясутся! Ладно, господа самоубийцы, вы меня достали. Клуб у вас был хороший, только скучный, вместо того, того, чтоб делам заниматься, все за поп-корном с кока-колой решали, как умереть красивее. Чтоб все сразу, и на ТВ, прайм-тайм, прав был Задорнов, какие же эти американцы ту-упые... Хватит. Господи, ты это, не мешай мне, ладно? А то ведь действительно прокляну. Ты знаешь, с меня не заржавеет, сказал - сделал, давай по мирному разойдемся, ты здесь, я туда, хОКей? Ну, как знаешь, я предупредил.
   Как там говориться, умирать, так с музыкой... Плеер в уши, трек на рандом, и вперед. Кто хочет - догоняйте, кто не хочет - ваши проблемы. Кто не с нами, тот против нас. Маленький шаг для одного человека, большой шаг для всего человечества... Не, это не про меня. А музыка как раз в тему попала, "разбежавшись, прыгну со скалы, вот я был, и вот меня не ста-ало"... Старый добрый КиШ, самое оно для полета в иные миры. Эх, хорошо летим! Птички там, синички, или кто у них тут в ньюйоркщине, свежий ветерок...
   Бамц!
   Блин.
   Великий, господь ты мой, всемогущий, боженька, как там тебя по батюшке... Как же ты меня достал! Честное слово! Ну я понимаю, раз-другой-третий, лежишь себе на рельсах, ждешь электричку, а она вместо тебя по полям - по лесам отправляется. Пять сотен погибших, а у тебя ни царапинки. Калашников к виску - сорок пять осечек подряд. Гуляешь ночью по Гарлему с мешком золота за плечами, орешь "нигеры маст дай" во всю глотку - хоть бы кто подошел. По любому хайвэю могу вдоль и поперек бегать, ни одна фура не раздавит. Тонул - спасали, вены резал - только лучше стало, вешался - рэдвуд с корнем "случайный порыв" ветра выворачивает. Но с небоскреба! Специально самый высокий выбирал, чтоб понадежнее, и что бы вы думали? Жив. Господи, честно - ты уж извини, но это перебор, надо же совесть хоть какую иметь! Ну не хочет человек жить, спрашивается, какого черта ты его все время спасаешь? Самому не надоело? У меня уже все это в печенках сидит, честно, а Князь с Горшком все соловьем заливаются, "тогда поймешь кого ты потеря-ала"... Угу, меня потеряй - лег зимой в диком лесу спать, так волки отогрели, а медведь из спячки вышел и меда принес. Маугли, блин, доморощенный.
   Ладно, господи, с тобой мы еще сочтемся, гляну, куда это меня нелегкая занесла... Не Нью-Йорк - это точно. Эту островную помойку я теперь точно ни с чем не перепутаю, чтоб меня еще хоть раз на Брайтон занесло - да ни в жисть! Троещина и то лучше, хоть и задница мира, но белая... Или эти, Люберцы... Или не Люберцы? Митино, Измайлово, Жулебино... Фиг его знает, я в Москве только проездом пару раз бывал. Стоял напротив ФСБ с плакатом "Путин - козел!", потом по Кремлю ходил, с огромным плакатом "Я - чеченский террорист!". И что? И ничего! Хоть бы один мент документы проверил, а потом эти, застенки, кровавая гебня, соловки, пуля в голову... Это еще что, вот в Пхеньяне вообще анекдот был, я им по специальным разговорникам лопочу, что американский шпион, приехал лично Ким Чен Ира убивать, а они мне только улыбаются... Господи, это ты мне какой-то неправильный разговорник подсунул, да? Что кому не делаю - все божья роса...
   Итак, что я помню? Ко мне приближалась очередная эн-тая стрит, или авеню, быстро-быстро, потом был "бамц!", и теперь я... Сижу. Не рай - это точно. Никаких ангелочков с крылышками или этих, которые у праведных исламистов, вечные девственницы... Про Тегеран с Кабулом рассказывать? Или не надо? Думаю, понятно, что я там делал, и как видите, жив, блин, господи, чтоб над тобой так издевались... Не рай, а что? Стол, стулья, потолок, по атмосфере - кабак, он же харчевня, по запаху - пивная средней паршивости... Кстати, метиловый спирт я тоже пил, чистый, неразбавленный. Зрение - единица, ночью сову пересмотрю. Значит, пусть будет трактир. Электричества нет, или под старину работают, или меня куда-то перекинуло... Ладно, не впервой. Когда я на Эверест полез, и страховочный трос себе перерезал - меня снежные люди нашли. Те самые, которые йети, которых на земле не бывает, выходили, накормили, напоили, к человеческому жилью вывели, так что мне ко всяким чудесам не привыкать.
   Значит трактир. Ладно, пусть будет. Что я делаю? Лежу без чувств на полу, расплющенный в блин? Нет. Дядюшка с облаков плевать хотел на все эти законы сохранения, энергии, импульса и момента, только что я летел с дикой скоростью, и вот уже сижу. За столом. А напротив меня... Эээ... Господи, признайся честно - на тот свет не пускаешь, так решил с ума свести? Ну, это как-то даже несерьезно, я ведь пытался всякими там ЛСД травануться - не берут глюки, так сказать, иммунитет. Хотя, признаюсь честно, тогда глюки были чуть более... нормальные.
   - Чего вылупился? Приперся, так жри свое пиво, и нечего зенками хлопать... - застрекотал глюк, а в голове тут же щелкнуло, и пошел синхронный перевод. Хорошо хоть не голосом Володарского.
   - Эммм... - уточнил я.
   - Ну не хочешь, не жри, - пожал "плечами" собеседник. - Или не пиво. Но зенки свои прикрой, а то знаешь, тут найдется кому их выколоть.
   - Эммм... - переспросил я.
   - Тупой, что ли? Вот, блин, свалилось на нашу голову... Ты это, скажи сразу, тебя гоблины по голове дубинкой никогда не били? Не? Ну тогда ладно, а то уже достали эти пришибленные, это ему не то, это не так, и вообще... Да ну его в баню! Пиво будешь?
   - Эммм... - задумался я.
   - Тогда подожди... Хотя не, чего ждать - мою кружку бери, меня уже от него тошнит, не пиво, а слоновья моча... Да не боись, не заразный, я, между прочим, любую гадость дизифи... дезинти... дефизи...
   - Дезинфицировать? - подсказал я.
   - Во-во, дезинформировать... Тьфу-ты, дефлорировать... Блин, короче, ты понял, что, у меня эти, антибакте... Короче, если какой гадости глотну - мигом все микробы рядом дохнут! Так что не боись, пей, не отравишься. А ты выходит того, соображаешь, да?
   - Вроде... - неопределенно кивнул я.
   - Ну, тогда за твое здоровье!
   Опять! Вот черти, почему каждый раз, как хочу выпить, предлагают этот дурацкий тост? Нет чтоб выпить за "чтоб ты здох!", это бы я с радостью, а за здоровье... Пришлось чарку в сторону оставить. За такое добро я точно пить не буду. Господи, и не уговаривай даже, я человек слова, все равно когда-нибудь тебя переспорю! Только с глюком этим разберусь...
   - Трезвенник? Ну и ладно, не хочешь - не пей, все равно это не пиво, а слоновья моча... Пробовал когда-нибудь слоновью мочу? Вон, в чашке стоит, попробуй. Или вылей. Тут этого добра - хоть залейся. Эх... Ладно, друг, ты это, не злись на меня, сам понимаешь, жизнь такая... У тебя вопросы, небось? Я сегодня добрый, чего уж там, задавай, все равно делать нефиг, отвечу.
   - Ну, если так, то...
   - "Последний приют неудачника".
   - Что последний приют?
   - Таверна так называется. "Последний приют неудачника". Ты же хотел спросить, где оказался, верно? Вот я и ответил. В таверне "Последний приют неудачника". То еще местечко. Клоповник сплошной. Еда дерьмовая. Пива нормального нет, одна слоновья моча. И вообще, спалить бы ее к чертям собачьим, да не поможет... Тьфу ты, гадость какая. Ну ты это, не стесняйся, дальше спрашивай, я ж вижу, у тебя вопросов много.
   - Ну тогда...
   - А хрен его знает! Ты ведь хотел спросить, где эта таверна, в каком из миров? А хрен его знает! Не в твоем, и не в моем, это точно. Какие-то задворки, дряное местечко, скукотища, ни эльфиских карнавалов, ни орочьих парадов, ни гномьей выпивки, одна моча слоновья вместо пива. Задница цивилизации, как раз для таких, как мы, так что привыкай, будем тут сидеть длинными зимними ночами, выпивать эту слоновью... Или я уже говорил? Ты извини, если что, скучно тут, повторяюсь время от времени. Давай следующий вопрос.
   - Даже не знаю. А ты...
   - Да, летучая мышь. Что, никогда летучих мышей - вампиров не видел? Вот, смотри, радуйся. Не бойся, я кровь не пью... Что, не боишься? Это ты зря, мы, вампиры, вообще дряные создания, ни стыда, ни совести у нас нет, осушим, и не поморщимся, только я не такой... Я кровь не пью. У меня на нее аллергия, черт бы ее подрал. Фермента какого-то там нет, меня кровью поят - рву, поят - рву, гадство сплошное, и ладно бы умел в человека превращаться, так нет же... Ты когда-нибудь пробовал клыками летучей мыши пиво пить? Нет? И не советую! То еще извращение, мне бы в чье-то горло впиться, а вместо этого слоновью мочу приходится хлебать...
   - Но почему...
   - Парень, ты это, со словами осторожнее! Сам видишь, я летучая мышь большая, могу и пришибить ненароком! Ладно, так и быть, на первый раз прощаю... Почему, спрашиваешь? Потому что альбинос! Да, да, альбинос, я знаю, ты, между прочим, тоже не черный, но я ж тебе ничего не говорю, не? Вот, в том-то все и дело, уважать надо собеседника. И если он альбинос - не тыкать в это пальцем. Потому что иначе в тебя могут тыкнуть. И не пальцем, а чем поострее. Уяснил, не?
   - Но если...
   - Да, да, да! Чтоб ты сдох... Да, парень, да! Я альбинос, но розовый! Такой вот особый альбинос! И крылья у меня розовые, и живот, и голова... Ну вот таким я уродился! Смейся давай, все ржут, и ты смейся... Ничего, я привык, уроды вы все, настоящие уроды, мало того, что вместо нормального пива слоновьей мочей травите, так и ржете все... Ох, как смешно, огромная розовая летучая мышь! Да еще и кровь пить не может! Сдохнуть со смеху. Гадство такое... Ладно, парень, ты не обижайся, честно говоря, я привык, меня все первым делом спрашиваю, "скажите, уважаемый, а вы действительно огромная розовая летучая мышь"? Ну и что им отвечать? Уродился я таким. Ничего тут не поделать. Сами-то небось не лучше, те, кто лучше, в "Последний приют неудачника" не попадают... И это, хавало свое закрой. Раз уж на чистоту говорим, то признаюсь тебе - я не просто вампир, я тролль-вампир.
   - Это как? - едва ли не впервые, но мне удалось задать вопрос! Целиком!
   - А вот так! Меня еще в младенчестве тролль покусал, и я тоже в тролля превратился. Ночью вампир как вампир, ну и что, что альбинос, а днем в каменюку превращаюсь. Так сказать, аллергия на ультрафиолет. Гадство, конечно, а что поделаешь? Зато маскироваться хорошо. Заполз утром на какую-нибудь крышу, когтями вцепился покрепче, пасть раскрыл, и так весь день просидеть можно! Никто даже внимания не обратит, мол, горгулья какая-то там, декоративная, чего на нее глазеть... Правда, потом весь в помете голубином, но это ничего, искупался пару раз, и чист... Эх... Да, парень, а ты как думал, это тебе не это, кто попало в "Последний приют неудачника" не попадает, мы тут все, можно сказать, нелюди особой породы... Ну давай, спрашивай, что там еще тебя интересует?
   - Так ты...
   - Нет, не читаю. Враки все это. Никто мысли не умеет читать - да попробуй их почитай, если в нормальной голове такой бардак, что и хозяин часто сам себя не понимает! Просто привык я. Сколько тут уже сижу, каждый раз, "а где это я", "а какой это мир", "а правда что ты летучая мышь", "а почему розовая", "ты что, мысли читаешь"... Хоть бы какое разнообразие. Ну все, все, извини, больше не буду перебивать, тем более, на этом обычно стандартная программа и исчерпывается. Одни в транс впадают, другие в ярость, а толку? Все равно дорога сюда - дорога в один конец, кто в "Последний приют неудачника" попал, тот больше уже в нормальный мир не выберется... Эх, где вы, эльфийские карнавалы, эльфиечки в мини и без, длинные ноги, пышные груди, а сами такие страстные, такие жгучие, где ваши танцы под луной... Не смотрит так! Да, я летучая мышь, и что, после этого я уже не мужчина? Эльфийкам, между прочим, на все эти расовые предрассудки плевать, если они с осьминогами и тентаклями зажигают, то чего бы бедную летучую мышку обделить.
   Ну глюк разговорчивый попался! Даже слово тяжело вставить, щебечет себе, посвистывает, а у меня голос в голове все это переводит. Ладно, господи, я понял, решил ты меня, значит, покарать... Наивный! Если это трактир, то здесь что, ножа острого не найдется? Вены-то я себе резал, не помогло, но можно попробовать шею, вроде как надежнее, и это, сеппуку-харакири, я не мастер, но если мне помогут, почему бы не попробовать? А кто поможет? Народу в таверне было не так, чтоб уж очень много, но и не мало - серединка-наполовинку. И, вроде как, общее настроение - всем на все наплевать. По крайней мере на меня внимания обращали не больше, чем на ползущего по потолку таракана - ну да, есть такой, и что, прыгать от радости? Плакать от горя? Пусть себе ползет, не мешает, значит и трогать его не будем...
   - Оглядываешься? Это правильно, ты смотри, смотри, не знаю, какой урод нас тут собрал, но такой концентрации неудачников ты нигде во вселенной больше не встретишь...
   - Да ладно! - не поверил я. - Что, все прям таки неудачники?
   - Все! - кивнул летучий мышь, выпивая слоновью мо... тьфу ты, пиво! Обычное пиво, будто я пиво от слоновьей мо... вот же приелось! Будто я пиво от не пива не отличу.
   - И вон тот рыцарь? Вроде не выглядит неудачником...
   - Двуликий-то? О-о, ну ты загнул! Да он, между прочим, нас всех неудачнее! Представляешь, родился в богатой семье, рыцарь, сын рыцаря, внук рыцаря, правнук рыцаря, праправнук еще более крутого рыцаря, и все в таком вот духе, на мечах фехтовать научился раньше, чем ходить, "отдадим жизнь за короля!" научился раньше "мама" выговаривать. И тут вдруг бац - решил за поварихой приударить, молодой был, зеленый, не знал, что приударять за ткачихами и портнихами надо, те максимум могут иголкой куда не надо кольнуть. А поварихи - те еще бабы, он ее завалить пытается, а она его сковородкой со всей дури бац, и все, сгинул рыцарь.
   - Как же сгинул? Вон сидит...
   - Сидеть-то он сидит, только он теперь двуликий, понимаешь? Не? Ну ладно, как бы это тебе объяснить, ты умный, значит по-умному придется... У него это, шизофрения началась. Раздвоение сознания. Половину времени он как был, так и остался рыцарем, причем стал еще светлее, нечисть от одного его вида в штаны наделать могла, а бандиты сами со слезами на глазах на плаху лезли. А на вторую половину черным властелином стал. Злым и коварным, черный балахон накинет, и давай злые деяния совершать! Ни чести, ни совести, предает направо и налево, убивает коварно в спину, а потом раз - и опять белый рыцарь, плачет, грехи отмаливает, нечисть, которую сам же пол часа назад призвал, резать начинает. Едет подвиг совершать, демона какого прирезать - на пол пути останавливается и вместе с демоном давай деревню разорять, девок портить. Едет на черную мессу, с ведьмами под луной танцевать - и ровно в полночь светлеет и всех этих ведьм под нож! Жуть, а не судьба. Но это еще ничего. Самый прикол не в этом - у двуликого магический дар открылся после удара сковородкой! Да не простой, а великий, такого обучи - звездами ворочать сможет! Но даже в этом ничего такого, самый большой прикол - у двух его половинок разные дары открылись! У светлой - дар некромантии, у темной - магии жизни! Вот это уже всем приколам прикол! Ты прикинь, рыцарь такой, светлый, весь в белом, замок черных эльфов штурмует, ему бы светлой магией стены снести - а не может! Все, что может - принести с десяток детишек в жертву, зомби поднять и на штурм их пустить... Приносит - плачет, поднимает - плачет, к первосвященнику на прием идет, молится, постится, плетью себя истязает, но поделать ничего не может! Некромант он, хоть и светлый. А потом чернеет, первосвященнику в горло нож, теперь бы скелетов поднять, город снести до основания - а не получается! Пытается лича поднять - вместо этого воскрешает, идет на поклон к богине тьмы - и магией жизни тут же черную цитадель рушит! Опять стал белым рыцарем - все зомби с округи сбегаются, служить хотят, а нафиг ему их служба, ему бы невинную деву исцелить, что съела что-то не то и животом мается... Опять черный, принести бы деву в жертву - не может, пытается, а вместо этого она в бессмертную эльфийку превращается! И так по кругу, его уже стали и черные, и светлые, и третьи силы боятся. Подходит к городу - мигом ворота закрывают, идет ночью на кладбище - все некроманты в стороны разбегаются. Так что когда его судьба в "Последний приют неудачника" занесла - даже обрадовался... Ненадолго, правда. Тут мы ко всяким светлым и темным властелинам привыкли, нас ничем не испугать.
   - Да уж... Не позавидуешь... Хотя, это еще как сказать...
   - Ты на себя, что ли, намекаешь? Это ты, парень, зря. Хочешь настоящего неудачника увидеть? Махрового! Хочешь? Вон, смотри, рядом с двуликим сидит.
   Сначала не понял, потом понял. Перевод с толку сбил. Действительно, сидит, только не неудачник, а неудачница. Ибо девушка. Или женщина. Скорее женщина. Им хоть, прекрасным представительницам половины, как семнадцать лет исполнится, так до пятидесяти и остается, но это мы только говорим им каждый год "с семнадцатилетием!", а морщинки-то, морщинки никуда не спрячешь. Так что лет ей было... Не буду преувеличивать или преуменьшать, как есть, так и скажу - тридцать. Не девица юная, но и не старуха, в самом, так сказать, соку, когда уже на танцульки не тянет, а детей рожать - пора, чтоб лет через пять старой девой не прослыть. Красивая? О, да! Очень! Кого мне она сразу напомнила - Хэлли Берри из Женщины-кошки. Одно лицо! Одна фигура! На такую мужики от четырнадцати до девяносто четырех западать будут, пантера, богиня, кожа смуглая, фигура точеная, говорю же - Хэлли Берри. Из Голливуда убежала, в таверне "Последний приют неудачника" спряталась. И это она неудачница, что ли?
   - Ну что, заценил, да? Вижу, заценил, ее все заценяют. И, между прочим, чтоб ты не думал - принцесса! Самая настоящая! Да не эта, как сейчас модно, конституционная, у нее батя - абсолютный монарх, она - любимая доця, в родном мире ей пол континента должно было достаться, подданные боготворили! Как тебе такие неудачники, а?
   - Я чего-то не понимаю... Так в чем тогда...
   - Да в том, что девица она!
   Сначала не понял. Потом понял, но не поверил. Потом понял, поверил, но все равно не понял - это разве проблема? Одна ночь, и... Или не совсем и? Ведь это, покончить с собой вроде тоже не так уж и сложно, прыгнул с небоскреба, и гуд бай, май лав, гуд бай... Камнем брошусь вниз, это моей жизни заключительный каприз...
   - Во, вижу, теперь понял! Эх, а ты говоришь, неудачник... Наша принцесса, вообще, уникум. Сначала никто не подозревал, ну засиделась в девках, с кем не бывает. Четырнадцать там лет, шестнадцать, восемнадцать, всякое бывает, не всем же в тридцать бабушками становиться... А вот потом уже да! Ты бы только послушал, что она рассказывала, когда сюда попала... Как плакала... За душу берет! Наш рыцарь что, белый некромант, черный маг жизни, по сути, мелочи жизни. А вот принцесса - это да! Она ведь, бедняга, не то, чтоб не хочет, и не то, чтоб не может - не складывается! Во дворце жила - гвардейцы только улыбаются, она перед ними в платье с вырезом - они кивают, она перед ними в нижнем белье - радуются, какая у короля славная дочка уродилась! Просит помочь переодеться - помогают, с капитаном гвардейским поехали в загородный особняк, вдвоем, вино, свечи, романтика, а он вместо постели - на стражу стал! Мол, вдруг разбойники, госпожу надо охранять, она вокруг него целую ночь без ничего вилась - ни-ни, как статуя стоит, улыбается! Ладно, гвардейцы еще ничего, им положено. Аристократы! Уж это ловеласы, каких еще поискать надо! Казановы, дон Жуаны, пол будуаров столицы посетили, на балу с ними танцует, намеки делает, да что там намеки - прямым текстом говорит, очередной Казанова кивает, а потом оказывается, что он с первой фрейлиной эту ночь провел... И ведь сам видишь - не уродина. Далеко не уродина. Она даже отцу жаловалась, мол, твоего гнева боятся - отец вошел в ситуацию, при всех объявил, что карать никого не будет, что хочет, чтоб его доця жила, как она хочет... И что? И ничего! Лучших альфонсов королевства приглашала, ухаживают, цветы дарят, стихи пишут, танцуют, а как до дела доходит - то голова у него разболелась, то живот свело, то оказалось, что он когда-то в детстве дал себе клятву, что никогда не переспит с принцессой, так что уж извините, никак нет-с, сударыня. Ладно. Альфонсы люди наемные, что с них возьмешь, можно казнить, конечно, но делу это не поможет. Решила тогда замуж выйти. Да не за старика немощного, а за молодого принца! Специально с отцом долго искали. Из дальнего королевства выписали. Славный был парень! Пол горничных в его дворце с брюхом ходили! Молодой, статный, как принцессу увидел - на колени пал, глаза рукой прикрыл, мол, не его глазам такую небесную красоту видеть, а как они мило ворковали, флиртовали... Свадьба - пир на весь мир, и вот, наконец, долгожданная первая брачная ночь - уж тут никак не отвертеться, супруг, так сказать, долг имеет. И что ты думаешь? Принцесса на радостях выпила вина больше, чем положено, заснула раньше срока, супруг, не дурак, чтоб времени зря не терять, к белошвейке рядом наведался, а на следующий день глядь - у него нос начал отваливаться! И уши. Белошвейка оказалась какой-то заморской болячкой заразна, да не простой, а магически усиленной, что не через недели, а сразу на морде следы отдает. Принцесса бы и такому радо, ну будет сама без ушей, зато не девица - но король не дал. Прогнал принца взашей. И опять она, сиротинушка, одна-одиношенька осталась. Ничего не осталось делать, как во все тяжкие пустится...
   - Ты же говорил...
   - Не в том смысле. Короче, начала она вести разгульный образ жизни. Переодевалась под простушку, и в самые дешевые трактиры, где все так напиваются, что ни лица, ни морды не видят. Ух, времечко то было... Принцесса, бедняжка, рассказывала, и плакала, рассказывала, и плакала... Она ведь, глупышка, думала, что femina in vino таки non curator vagina... Вот только один случай - была гулянка, какой-то дровосек особо опасного волка топором зарубил, и отмечал с семьей. У дровосека семеро сыновей, один другого краше, и все - не женаты. Причем девок на празднике было всего три, вина много, пива еще больше, и все дряное, слоновья моча, в голову так отдает, что всякая соображалка отпадает, одна похоть остается... Потом была ночь, сеновал, охи-ахи, и что ты думаешь? Просыпается утром принцесса. Смотрит - как была девица, так и осталась. Смотрит по сторонам - два сынка со своими подружками в обнимку спят, один с мачехой, один с козой, двое друг с другом в обнимку, а последний - тихо в уголке сам с собой пыхтит. И ведь не то, чтоб уроды, нормальные мужики, потом все женились, своих детей нарожали, просто... Так получилось.
   - Да уж. Ей бы в монастырь пойти...
   - Монастырь? О, там с монастырем целая история! Она ведь потом действительно в монастырь пошла. То есть не сразу, сразу она там много чего делала, гуляла по ночам в самых страшных районах, в порту поряков, которые баб по году не видели, в одном исподнем встречала, даже в "темные комнаты" ходила, там все, кому стыдно лицо показать, друг друга в темноте любят... Нигде никто не покусились. Пошла тогда она в монастырь. И что ты думаешь? Тут война случилась. Напали соседи, да не просто соседи - дикари, варвары, которые слова божьего не знают, и первым делом, естественно, на монастырь напали. Стены порушили, стражников перебили, монашек в ряд построили, рясы задрали, и давай делом заниматься... Всех, да по несколько раз, да все те три месяца, пока их не выбили, от матушки лет восьмидесяти от роду, до девчонок пятилетних, они дикари, им на морды смотреть не надо, баба - значит по назначению ее. Когда дикарей выбили, половина монашек с горя повесилась, вторая половина в распутные дома ушли, им уже все равно было, от бога все отказались. И знаешь что? Дикари дикарями - а к принцессе нашей и пальцем не притронулись! Они как в монастырь ворвались, вожак в ее сторону пальцем ткнул, случайно - мол, ты будешь посуду мыть! А у них закон степи - кто посуду моет, тот человек нечистый, прикрикивать на него можно, а ни пальцем, ни чем иным дотронуться нельзя! Уж как она не пыталась их соблазнить... Чем только не пользовалась... Уже с матушкой кельями поменялась, под самых популярных монашек гримировалось - не помогло. И ведь не знал никто, что принцесса - она инкогнито в монастырь ушла, и в той армии, что монастырь освободила, тоже ее никто не знал, она с этой армией год почти "гуляла", в обозе, среди веселых белошвеек, каждую ночь к ним пол армии бегало, справа охи, слева ахи, она - сидит одна-одинешенька, плачет. Она и голая у костра для солдат плясала, и пыталась среди наложниц, в бою добытых, затесаться, и что только не делала - не помогает! Причем это только начало ее истории, когда война закончилось, ей едва двадцать один стукнуло, не нашла счастья в своем мире - ладно, зато нашла великого мага, который ее в другие миры отправил... Девять лет с тех пор странствует! Представляешь? Девять лет! И в мире тентаклей была, и в мире озабоченных кентавров, где обычные девицы до десяти минут такими остаются, пол года прожила. Атаманшей была, в наложницы с трудом пробилась, несколько раз замуж выскакивала, то силой, то обманом, а то по любви, кого только к алтарю не затягивала, от рыбаков безграмотных до герцогов всесильных. И никак! Каждый раз судьба извращалась, и стороной ее обходила. А конец вообще отдельной истории заслуживает. Узнала она, что в одном далеком мире живет некроэромант. То есть он со всякими там зомби да личами работает, но силу свою черпает не из тьмы, а из магии любви, и уж этот все, что шевелится, и не шевелится тоже... Короче, как раз то, что надо - через несколько миров к этому некроэроманту добиралась, какие только приключения не пережила, и добралась! И встретилась! И познакомилась, и даже договорилась - все чин чином, он ее обнаженную на алтарь, веревками привязал, он всегда так делал, сам разделся, и уж собирался приступать к делу...
   - Но? - не выдержал я театральную паузу мыша.
   - Но тут, в самый последний момент, туда наш двуликий заявился. В белом обличье. Невинную девицу спасать, отродье тьмы уничтожить. Спас. Уничтожил. Честь девичья не пострадала, в который раз. А потом глупость сделал - от алтаря принцессу отвязал. Ух, как бедняга орала... Он ведь не понял сначала, почему она орет, отвязал, а потом понял, но поздно было - она, голая, за ним по всему замку пол дня гонялась! Кричала, мол, ты мне все планы порушил, так теперь, мол, исправляй! Доделывай за некроэромантом его работу!
   - Доделал?
   - Да какой там... Он ведь когда белый - слишком благородный, такому девицу обесчестить нельзя, даже если она сама этого хочет. А когда черный - слишком злой, видит, какие это ей страдания доставляет, и не хочет ношу облегчить! Они какое-то время вдвоем по миру ходили, а потом и сюда занесло, "Последний приют неудачника" таких любит... Как тебе история? Все еще уверен, что ты - самый большой неудачник на земле?
   - Уже нет... - честно признался я. - И что, много тут таких?
   - Да почти все! Кто-то больше, кто-то меньше, нам ведь тут делать нечего, мирок маленький, дряной, не пиво, а слоновья моча, вот и собираемся по ночам, друг с другом историями делимся... Так что ты, парень, привыкай, раз уж попал в "Последний приют неудачника", что с судьбою уже бесполезно спорить...
   - И что, никак невозможно выбраться? Если ты говоришь, что принцесса умеет ходить между мирами...
   - Да тут считай почти все умеют! И двуликий умеет. И я умею. А что дальше? Куда идти-то? Розовому вампиру-альбиносу, который кровь пить не умеет, а в детстве его тролль покусал? Вот то-то же, парень, хоть в этом мирке и пиво дряное, да какое это пиво, слоновья моча, но он какой-то родной нам... Вроде как все свои... Рыцарь уже вроде как не очень огорчается, что когда он черный - то белый, а когда белый - то черный, да и принцесса смирилась, не ей первой, не ей последней в девицах весь свой век куковать... У нас тут ходит легенда, что, мол, это кара нам, за какие-то грехи, и когда мы покаемся, то и выберемся отсюда... Брехня! Выбраться мы хоть сейчас можем, и не кара это, а вовсе... Ну... Дом, короче. Дом это наш. Любимый. Живем мы тут. И ты с нами будешь жить. Ты ведь тоже, я вижу, свой, что там у тебя за беда?
   - Да так... - я отмахнулся. - Покончить с собой никак не могу...
   - У-у... - неопределенно просвистел мыш. - Это да... Ну ничего, у нас тут есть кружок анонимных неудачников... Хотя какой к черту анонимных - просто неудачников, расскажешь, что у тебя да как, поговорим, обсудим... Нам не впервой... Это сейчас еще рано, а вот к вечеру соберутся тут люди, сам увидишь, не так уж тут и плохо, а главное - все свои, все друг друга понимают. Хоть и не пиво...
   - А слоновья моча, - невольно закончил я.
   - Точно. Видишь, уже начинаешь вживаться. Мы с тобой парень, чую, еще подружимся! Ты главное правило запомни - "Последний приют неудачника", он это, для смирившихся. То есть может и не совсем, ты, если хочешь, можешь попробовать, хочешь, я тебя там ножиком чикну, или отраву какую найду, только это... Бесполезно. Пробовали. Ничего не получается. Так что можешь не пробовать даже. А можешь пробовать, особо никто жаловаться не будет, многие пробовали... Такие вот дела. Да, и еще вот что, видишь вон того старика? Весь в белом, с бородой, в плаще и шляпе? Ты это, к нему не подходи, ладно? Это так, чисто по дружбе совет!
   - Он что, такой страшный неудачник?
   - Он? Да ты что! - мыш засвистел, что внутренний голос перевел как "задорный смех". - Он никакой не неудачник! Он, между прочим, маг, величайший маг всех времен и народов, а не penis canina какой-нибудь!
   - Да? А чего он тогда сюда приходит? Если это - "Последний приют неудачника"?
   - Да так... - мыш отмахнулся розовым крылом. - Тупо поржать...
   Ох, господи, в какую же ты дыру меня засунул... Это за наглость мою несусветную, да? Ну ничего, господи! Может ты и боженька всемогущий, но и я тоже не лыком шит, я ведь не какой-нибудь там рыцарь, два в одном, и не принцесса сексуально озабоченная, я - потенциальный самоубийца, а это звучит гордо! Ведь гордо, да? Ну, может не очень гордо, но звучит, тем более, как там у КиШа, "знаю я, ничего в жизни не вернуть,
и теперь у меня один лишь только путь"... Так что рано сдаваться! Ты у меня, господи, еще помолишься, мы еще посмотрим, кто кого, нечего всяким там вампирам некровососущим верить, врет, небось, и не краснеет, куда ему краснеть, если и так весь розовый... Рано сдаваться! Ты меня понял? Ты понял меня, бог, который господь? Ты вообще меня слышишь? Не, товарищ боженька, так дело не пойдет - раз уж сказал "а", говори "б", давай мне свой божий знак, считаю до пяти! Раз... Два... Три... Четыре...
   Хитрый дедуля в белом, с длинной седой бородой, этакий дед мороз - альбинос, повернулся в мою сторону, улыбнулся и хитро-хитро подмигнул.
   Ой.
   Что-то мне подсказывает, что "Последний приют неудачника" стал моим домом надолго... Очень надолго...
  
   05.01.11 18:20 - 21:49

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"