Лиса: другие произведения.

Общие проблемы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В любой семье есть проблемы, и решать их нужно сообща.

  Общие проблемы
  
  Марат брел по улице и старался ни о чем не думать. Под тусклыми фонарями сверкал снег и загадочно скрипел под ногами. То тут, то там слышался смех. В магазинах еще толпились люди, пытаясь хоть что-нибудь купить в подарок родным, близким и просто друзьям. Как будто Новый Год наступил внезапно, и никак нельзя было подумать о подарке заранее. Он же все купил заранее. И друзьям и Лиске. Только вот поторопился. Она ему врала, она не хочет ребенка, она... Что она? Марат не хотел думать о ней плохо. Он точно знал, что она ему не изменяла. Она провожала его на работу, встречала с работы, готовила ему завтраки, обеды, ужины. Она сделала его дом уютным, и его всегда тянуло домой. Он неохотно ездил в командировки, потому что не мог долго без нее. Без ее голубых глаз, непослушных густых русых волос, полных губ. И удивительного запаха! Так пахла только она - всеми полевыми цветами сразу. Она редко пользовалась духами, только по праздникам или когда они собирались к кому-нибудь в гости. И тогда она теряла свой запах, а он злился, отворачивался и переставал звать ее Лиской. Только строго и официально - Василиса. А она смеялась. "Это французские духи, известной марки и подарил их мне ты!" - говорила. Да, он дарил ей духи, но только потому, что не хотел, чтобы кто-то еще знал, как пахнет его жена. Этот ее манящий полевой запах только для него, а для всех других - Франция. А она не захотела родить ему сына. Или дочку. Почему? Когда он услышал в больнице, что она сделала аборт, и не один - растерялся. И ушел. Тихо ушел, даже слова не сказал. Только дверью хлопнул, случайно, не рассчитал силу. А у нее был взгляд провинившейся девчонки... и умоляющий. Она не хотела, чтобы он уходил. Но он ушел. И так же тихо собирался уйти из жизни Василисы. Пусть встретит того, от кого ей захочется иметь детей. На работе Марат сказал, что уезжает в Америку, а на самом деле купил несколько бутылок водки, снял номер в дешевой гостинице около рынка, и пропьянствовал несколько дней. Пока его не выгнали из гостиницы. И теперь он брел по улице, и прохожие шарахались от него, как от Лиха одноглазого. Небритый, грязный, лохматый, в мятой одежде он больше походил на бомжа, чем на одного из руководителей дизайнерской фирмы. Его машина стояла на стоянке у офиса, но садиться за руль после нескольких дней пьянства он не мог. Такси проносилось мимо, а в автобус его не пустили. И теперь он молча брел к дому пешком. И старался ни о чем не думать. Но думал... Все это время он думал о ней. Она стояла у него перед глазами. Стройная, сероглазая, с шапкой непослушных волос и милыми ямочками на щеках. Он не знал, что скажет ей, если она окажется дома. А она окажется, куда же ей идти? Если только к Людмиле... Но он почему-то не хотел, чтобы она ушла. Он хотел ее увидеть, издалека, не показываясь ей на глаза.
   Вдруг около него остановилась машина.
  - Марат? Ты откуда это в таком виде? - дверца машины открылась и из машины выпорхнула девушка, в белой шубке, белой шапочке. Снегурочка? Марат зажмурился и снова открыл глаза. Снегурочка не исчезла. Она засмеялась, взяла мужчину за руку и подвела к машине.
  - Садись, в машине расскажешь, что случилось, - приказала Снегурочка.
  За рулем сидел Дед Мороз, в красной шубе, красной шапке и с белой длинной бородой.
  - Ты что, из леса вышел в новогоднюю ночь народ пугать? - спросил Дед Мороз знакомым голосом соседа.
  Соседи - Тимур и Таня.
  - Что-то вроде того, только никого пугать не собирался, они сами пугаются, - усмехнулся Марат.
  - А мы детей ездили поздравлять, - сообщила Cнегурочка. - А Лиска сказала, что ты в Америку уехал. Я хотела с ней поговорить, наставить, так сказать на путь истинный, только она не захотела со мной разговаривать. Тогда я решила поговорить с тобой, но Лиса сказала, что ты уехал. И слезы с трудом сдерживала. Я решила, что она расстроилась, что ты ее с собой не взял. Вы же собирались вместе ехать. Так что случилось? - спросила Таня.
   - Да не ездил я никуда, - пробурчал Марат.
  - Где же ты был? - удивилась Таня.
  - В командировке...
  - Тань, отстань от человека, - приказал Тимур.
  Таня нахмурилась и замолчала. Вдруг она резко обернулась и в упор посмотрела на Марата.
  - Ты поссорился с Лисой? В больнице? Из-за ребенка? - спросила Таня.
  Марат поморщился. Он вспомнил, что Таня работает в больнице и, скорее всего, знала об абортах его жены. Может, даже сама и делала, по дружбе. И Марату расхотелось ехать домой и видеть Василису.
  - Тимур, останови, я выйду, - резко приказал он.
  - Не останавливайся! - Не оборачиваясь, велела Таня Тимуру. - Марат, я, наверное, чего-то не понимаю. Ты объясни. Девчонки говорили, что ты ушел из больницы, хлопнув дверью, когда узнал, что ребенок погиб. И больше не приходил, а потом и Василиса ушла, хотя ей как раз и нельзя было уходить.
  - А то ты не знаешь?! - взвился Марат. - Она не хочет моих детей! А ты... Ты ей помогала? Чтобы я ничего не узнал и не заподозрил?!
  - Ничего не понимаю! Почему ты решил, что она не хочет детей?
  - А аборты? Она делала аборты! В тайне от меня! Признавайся, ты их делала?
  - Что? Ты в своем уме?
  - В своем. В больнице сказали, что ребенок перестал развиваться, потому что она раньше делала аборты. А я первый мужчина в ее жизни, значит, и аборты она от меня делала. Тайно, чтобы я не узнал. Это предательство! - возмущался Марат.
  - Но она же могла и не знать о последствиях? - растерялась Таня. - И потом, я ничего об ее абортах не знаю. Я всего два года неполных работаю. А что сама Василиса говорит?
  - Я не хочу с ней разговаривать. Пусть живет, как знает.
  Таня еще раз взглянула на бледное лицо Марата и отвернулась. Она была потрясена услышанным.
  - И все же тебе надо с ней поговорить, - сказала она. - Василиса очень переживает о случившемся, и любит тебя. И потом, ты же не знаешь, почему она сделала аборт? И когда сделала? Но точно не в последние два года. Я бы знала.
  - Таня, она сделала не один аборт. Я прочитал в карточке - это у нее четвертая беременность. Все, приехали! - Марат взглянул на свой дом: в окнах не горел свет. Василисы нет дома? Скорее всего, уехала к подруге весело встречать Новый год. Подруга... Людмила... Моя секретарша... Вздорная рыжая девчонка с дерзкими глазами. Надо будет уволить ее, чтобы не мелькала каждый день перед глазами и не напоминала о Лисе.
  
   Стрелки часов делали положенные им обороты, Василиса с заметной тревогой следила за ними. Она постоянно мерзла. И хотела спать. Но стоило ей лечь в кровать, как сон исчезал, уступая место головной боли. Еще никогда Василиса так тщательно не готовилась к Новому году. Салаты, фрукты, напитки... Даже утка c яблоками в духовке. Для кого все это? Для себя любимой? Ей бы хватило сотой доли того, что наготовила. Для подруги, которая должна подойти? Им двоим достаточно бутылки шампанского и килограмма мандаринов. Нет, где-то в глубине души Василиса верила, что Марат одумается и вернется. Верила в глубине души, а вот обида на него плавала на мелководье. Обида, что он не выслушал ее, не захотел понять, да и правду узнать не пожелал. Он услышал мимоходом только одно слово - аборт. И ушел. Она даже не сразу поняла, почему он резко развернулся и ушел. А когда поняла, его уже не было. Телефон не берет, на работе сказали, что он срочно взял отпуск. По личным делам. Василиса знала его личные дела. В "Одноклассниках" нашелся друг, который пригласил его в Америку. Он там уже третий год работал. Марат и Василиса собирались ехать вместе, но немного позже. Из-за нее, Василисы. Она плохо себя чувствовала. А когда муж узнал причину ее плохого самочувствия - обрадовался. И окружил ее такой заботой и опекой, что Василиса быстро поняла, что означает слово свобода. И у Василисы появилась надежда, что на этот раз все закончится по-другому. Не должна была забота о ней Марата пропасть даром. Да и сама она понимала, что если и на этот раз беременность закончится выкидышем, скрыть от мужа будет невозможно. Выкидыша не было, ребенок просто умер внутри нее. А врач сказала, что виной ее предыдущие аборты. И Марат ушел. А Василиса возненавидела всех врачей, медсестер и санитарок. И чтобы не нагрубить им, ушла из больницы. Она не любила конфликты и старалась их избегать. И вот теперь она мерзла, смотрела на часы и ждала Марата. Василиса решила, если он сегодня не придет, или хотя бы не позвонит, она уйдет. Даже вещи уже собрала. Только то, без чего нельзя прожить первое время. Дорогие платья, блузки, юбки не взяла. Даже джинсы взяла только одни, и то самые старые. Ничего, устроится на работу - купит. Вот только уходить она не хотела. Не потому, что лишалась обеспеченной жизни, а потому, что любила Марата. Скоро должна была приехать подруга, которая согласилась скрасить ее одиночество в новогоднюю ночь. Интересно, почему согласилась? Из жалости? Василиса взяла в руки телефон.
  - Алло, Люда? Привет!
  - Привет, Васька! - ответила трубка радостным голосом подруги. Василиса поморщилась - она не любила, когда ее звали Васькой. Имя какое-то кошачье. Марат звал ее Лисой, Лиской, Лисичкой, Лисонькой. Иногда просто Василисой, если был не в духе. Его друзья ее тоже звали Лисой, и только вредная подруга продолжала кликать Васькой.
  - Люд, ты опять? Меня зовут Василисой!
  - Знаю-знаю, Васька - это кот, или на худой конец какой-нибудь представитель не прекрасной части человечества. Ты чего звонишь? - перебила подругу Люда.
  - Ты чем занимаешься? - спросила Василиса.
  - К тебе собираюсь, пытаюсь накрасить правый глаз, а ты отвлекаешь.
  - Слушай, скажи честно, у тебя были планы на эту ночь?
  - Ты передумала меня в гости звать? - с сожалением спросила Людмила.
  - Нет, я просто тут подумала, а вдруг у тебя были планы, и ты из вежливости не смогла мне отказать?
  - Из чего? Из вежливости? Спасибо, хоть ты меня вежливой считаешь, - усмехнулась Люда.
  - Ну, или из жалости, - голос Василисы предательски задрожал.
  - Ты что? Прекрати реветь! Конечно, были у меня планы, причем грандиозные. Хотела выпить шампанского под бой курантов, загадать желание под каждый удар, а потом щелкать пультом телевизора, пока глаза не начнут закрываться. Василис, ты же знаешь, что я одиночка и праздники праздную одна.
  - Мы же тебя приглашаем, ты отказываешься, - усмехнулась Василиса.
  - Еще бы! Твоя компания - мои боссы! Как я могу с ними праздновать, я же простая секретарша!
  - Ты моя подруга, и боссы к тебе хорошо относятся.
  - Да ладно тебе! Если ты будешь отвлекать меня от дела, я к тебе еще не скоро приеду. Или приеду страшная, как Баба Яга.
  - Приезжай быстрее, накраситься и у меня можно.
  - Нет, в гости надо ходить красивой! - возразила Люда подруге.
  - Хорошо, не забудь такси вызвать...
  - Не забуду, ехать в твои турлы на общественном транспорте - равносильно самоубийству. До встречи.
  Василиса положила трубку и задумчиво посмотрела в окно. Начинало темнеть. В саду у соседей зажглись огни на елке. У нее тоже росла на участке елка, пока еще небольшая, меньше двух метров. В прошлом году на ней тоже горели маленькие разноцветные звездочки. А сейчас елка стояла в полной темноте, опустив колючие ветви под тяжестью снега и завидуя красивой соседке. В доме стояла искусственная елка, вся в разноцветных шарах, которые могли светиться, надо было только нажать на кнопку, но нажимать Василиса не хотела. Она была одна и не хотела нарушать свое одиночество даже искусственной, хоть и ожившей, елкой.
  
  Марат медленно и нерешительно шел по тропинке. В прихожей было темно, но он не стал включать свет. Он хотел посмотреть, чем она занимается. Марат подошел к двери и остановился. Из зала доносились тихие, совсем невеселые голоса.
  - Неужели ничего нельзя сделать? Мы же в двадцать первом веке живем! - Марат узнал свою секретаршу Люду.
  - Я не знаю, - тихо ответила ей Лиса. - Наверное, можно, говорят, что кровь как-то очищают от антител. Только гарантии все равно нет. Ты же знаешь, когда у меня первый выкидыш был, мы с Маратом еще даже женаты не были, только дату свадьбы наметили. И в больнице я всего полдня провела, сразу домой ушла. И никто мне там никакие анализы не делал. Второй и третий тоже как-то все слишком быстро происходило. Мне врач после третьего выкидыша сказала, что надо год выждать, вот я и ждала. Я, конечно, знала, что у меня резус отрицательный, только не думала, что это так серьезно. У мамы ведь тоже отрицательный, а я на свет появилась как положено, и брата она без проблем родила. А тут все сразу наперекосяк пошло. И врачи мне не говорили, что это все из-за резуса.
  - А я не знаю, какой у меня резус, - призналась Люда.
  - Я в аварию попала, давно еще, в восьмом классе. Гостила у бабушки в деревне, надо было зачем-то в город съездить. Дорога после дождя скользкая была, водитель неопытный, молодой. А тут перед нашим автобусом красные "жигули" на встречную полосу выскочили, он пытался избежать столкновения, да в столб врезался. Брат мой сразу погиб, я в больницу попала, меня битым стеклом сильно порезало, какой-то кровеносный сосуд задело, и я много крови потеряла. Мне кровь положительную влили, и меня трясло сильно. Вот тут я и узнала, что у меня резус отрицательный.
  - А почему ты не говорила Марату о своих беременностях? - спросила Люда.
  - Не хотела его тревожить. Я же знаю, как он ребенка хочет, а у меня ничего не получается. Бракованная я какая-то. Думала, когда будет срок побольше, когда буду уверена, что ребенок родится, тогда и скажу, - Лиса заплакала.
  - Но ты же не виновата, что так получается! Он должен понять! - попыталась успокоить подругу Люда.
  - Может он и поймет, только детей все равно захочет, и если я не смогу родить, то рано или поздно уйдет к другой. Скажи, только честно, у вас в фирме на него женщины засматриваются? - спросила Василиса.
  - Ты что?! Я бы не позволила! - возмутилась Люда.
  - Можно подумать, что твое мнение кого-то интересует, - усмехнулась Василиса. - Ты кто? Секретарша.
  - И что? Если хочешь знать, мне нравится моя работа, - обиделась Людмила. - Думаешь, я только чай-кофе подаю? Да у меня работы больше в два раза, чем у твоего мужа!
  - Не обижайся. Просто некоторые позаканчивают колледжи и институты и мнят из себя, бог знает кого, а секретарей иногда и за людей не считают. Смотрят сверху вниз.
  - У нас не так, честно. У меня своя работа, у них своя. А Марат, конечно, женщинам нравится, и строят ему некоторые глазки. Только, Василис, он же тебя любит. Ты красивая, умная, хозяйственная.
  - Как оказалась, не очень-то я и умная, - вздохнула Василиса и всхлипнула. - Надо было о здоровье думать, а не том, как бы муж не узнал о моих проблемах.
  - Знаешь, это не только твои проблемы, но и его тоже! Если бы у него был такой же резус как у тебя, то и проблемы бы никакой не было, - горячо воскликнула Людмила.
  - Но это ведь я не захотела его посвятить в наши проблемы, да и сама ничего решить не смогла. Плыла по течению, полагаясь на волю случая. Знаешь, я записалась в школу приемных родителей, в феврале занятия начинаются. Я узнала, что если останусь одна, то усыновить ребенка мне могут не разрешить, а вот в приемную семью могут дать.
  - А что это такое?
  - Это когда ты берешь ребенка на воспитание из детского дома, или из дома ребенка, но не усыновляешь его, - пояснила Василиса.
  - Я знаю, что тебе надо! Тебе надо сходить к гадалке. Девчонки на работе говорили, что в деревушке, название не помню, но рядом с городом, бабка живет, всю правду говорит: что было, есть и будет.
  - Никогда не могла понять, зачем надо ходить к гадалке, чтобы узнать, что было, - горько усмехнулась Василиса. - Я и так знаю, что было. Да и что есть в настоящее время, тоже знаю.
  - Узнаешь, что будет... И знаешь, мне так нравится, когда Марат называет тебя Лисой. Он так смешно протягивает - Лиииса. Я бы тебя тоже Лиской звала бы, только неудобно как-то, это все же он придумал. Я буду тебя, как и раньше, Васькой звать, по-дружески.
  
  Марат тихо вышел на крыльцо, минуту постоял и решительно направился к соседям. Вызвал Таню и приказал:
  - Рассказывай!
  - Что рассказывать? - удивилась Татьяна.
  - Все что знаешь! Про Василису, резус, будь он не ладен. И почему мне сказали, что у нее были аборты? И вообще, как там все у нее в дальнейшем может сложиться.
  - А кто тебе сказал про аборты? - поинтересовалась Таня.
  - Сама Кунина и сказала, что три самопроизвольных аборта сделали свое черное дело... Вообще-то, она не мне говорила, я случайно услышал, - признался Марат.
  - Марат, тебе никто не говорил, что ты дурак? - серьезно спросила Таня. - Надо было не дверью хлопать, а подойти к кому-нибудь из нас и спросить, что и как. Ладно, проведу с тобой ликбез.
  Ликбез продолжался не меньше часа, Марат только кусал губы и хмурил брови.
  - Я не знаю, чем вызван первый выкидыш, но он и стал, скорее всего, причиной несчастий Лисы, - закончила Таня.
  - Нет, она в детстве в аварию попала и ей влили положительную кровь, - сообщил Марат.
  - Мы не знали. Ты раньше времени не расстраивайся, ребенок ведь может унаследовать резус-фактор матери, и тогда Лиса может родить здорового ребенка.
  - Я все понял. Тань, ты не говори Лиске о нашем разговоре, - попросил Марат.
  - Не скажу, - Таня взглянула на часы, вскочила и заметалась по комнате.
  - Господи, совсем про время забыла! Скоро двенадцать, а я еще не накрашена!
  Марат улыбнулся. Лиска тоже вечно не успевала накраситься, а он не мог понять, зачем ей вообще краситься? Она и так красивая. Видно, это какая-то их женская тайна.
  Он вышел в сад и вытащил мобильный телефон. Противный голос сообщил, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия. Марат улыбнулся и пошел домой.
  Василиса и Люда сидели на диване и смотрели телевизор. На столе бутылка шампанского и мандарины. Даже бокалов не было. "Забыли, наверное", - подумал Марат.
  - Мы что, сегодня Новый год будем встречать только мандаринами? - ехидно спросил он.
  Девушки вздрогнули и вскочили с дивана. Лиска смотрела на него, широко открыв глаза, и хватала ртом воздух.
  - Марат Евгеньевич, это вы? - испуганно спросила Людмила.
  - Что, не похож? Вот что, дамы, я пойду приведу себя в порядок, а вы тут хотя бы бокалы на стол поставьте.
  Лиса попыталась сделать шаг ему навстречу, но ноги не слушались ее, и она тихо опустилась на пол. Марат бросился к жене, поднял на руки и бережно опустил на диван. Лиса смотрела на него, по ее щекам бежали слезы.
  - Марат Евгеньевич, вы же в Америку уехали, - шепотом сказала Люда.
  - Уже прилетел, - сообщил он.
  - А почему в таком бомжском виде? - не отставала Людмила.
  - В аэропорте долго сидел, погода была не летная.
  - А почему не позвонил?
  - Я звонил, несколько раз, у нее телефон выключен, - соврал Марат
  - Я забыла его зарядить, - прошептала Лиса. - Марат, я хочу сказать...
  - В Новом году скажешь, а сейчас будем президента слушать.
  - Ой, надо на стол накрыть! - воскликнула Василиса.
  - Лежи уж! Тоже мне, ждала от мужа звонка, а телефон зарядить забыла! Такое может случиться только у безалаберных влюбленных. Значит так, раз я здесь самая здравомыслящая, беру командование на себя. Босс, вы бриться! Знаете народную примету? Как Новый год встретишь, так весь год и проведешь. Не хочется целый год на ваше бородатое лицо смотреть. А я пока на стол накрою. Я, конечно, понимаю, что вам надо одним остаться, но из ваших турлов уже никаким транспортом не уехать, а встречать Новый год на улице я не хочу.
  Марат улыбнулся, поцеловал жену в щеку и быстро пошел приводить себя в порядок. Когда Марат вышел в зал, сразу понял - Лиса его ждала. Стол был уставлен яствами. Елка сверкала огнями. И на столе даже стояли бокалы. Президент заканчивал свою ежегодную речь, Люда мучила бутылку шампанского, пытаясь ее открыть. Лиска отрешенно улыбалась. Он подошел к жене, поцеловал ее в макушку и отобрал у Людмилы бутылку. Быстро открыл и под бой курантов разлил шипучий напиток по бокалам.
  С Новым годом! С Новым счастьем!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"