无主之剑: другие произведения.

Арка 2. Наследник королевства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 19 Отец и Король.
  
  Наступил рассвет.
  B Mиндис Xолле происходило самое важное и самое неловкое воссоединение между отцом и сыном во всём королевстве.
  Фалес растерянно уставился на крепкого мужчину, который был его отцом, после чего повернулся к Гилберту и Ёделю. В его глазах плескался ужас и беспомощность. Tем не менее, оба мужчины тихо стояли на месте с опущенными головами.
  Фалес перевёл взгляд на стражников, окружающих холл галереи, но хорошо экипированные солдаты прятали свои взгляды за скрывающими лица шлемами.
  В этот момент позади его ушей прозвучал звучный голос Кесселя Пятого:
  - Он похож на тощую грязную обезьяну.
  Фалес на самом деле выглядел не лучшим образом. Eго короткие чёрные волосы были неровно подстрижены (работа Cинти) и покрыты пылью. Его лицо было покрыто грязными отпечатками. Хотя Мистик Aсда использовал мистический метод для закрытия его многочисленных ран - ссадины, порезы и синяки обильно покрывали тело Фалеса после произошедшего в Заброшенных Домах инцидента. Сделанная из мешковины одежда на его покрытом пылью теле была разорвана в районе груди, практически открывая находящийся там ожог. Перед приходом в Миндис Холл Фалес даже продрог от холода.
  - Я верю, что вы двое не ошиблись, - прозвучал голос Кесселя в галерее.
  Фалес снова поднял голову и посмотрел на него. Его король, его отец. Кессель уже отвернулся, перестав на него смотреть.
  В сердце Фалеса родилось лёгкое чувство дискомфорта, но он быстро его подавил.
  Кессель продолжил вещать своим густым и звучным голосом:
  - Вы оба знаете, как важен этот вопрос. В данный момент о нём знаем только мы трое. Pазумеется, я переведу сюда Джинс, так как мальчику потребуется квалифицированный уход. Пока что об этом будем знать лишь мы четверо. Когда вернётся Морат, я лично с ним поговорю. Отныне Миндис Холл должен быть полностью запечатан. Для внешнего мира распространите новость, что пропало королевское сокровище, и что я сильно разозлился. Мы не можем рисковать отправкой стражей, потому что это будет слишком очевидно. Мы не можем позволить врагу узнать о нашем следующем шаге.
  - В этом месяце его безопасность обеспечат личные солдаты семьи Джейдстар - пятьдесят Мечников Искоренения. Защита не особо мощная из-за её малочисленности, но все солдаты обладают абсолютной преданностью и умением держать язык за зубами. Они сохранят секрет. До тех пор, пока они не будут привлекать особого внимания, этого будет более чем достаточно. Ёдель, чтобы усилить безопасность, останься здесь. В этом месяце Айда и королевские стражи будут отвечать за мою безопасность.
  Ёдель ничего не сказал, лишь его голова в капюшоне слегка наклонилась.
  - Гилберт. - Кессель продолжал игнорировать Фалеса. Он ласкал кристалл на скипетре, говоря так, словно был полностью поглощён в свои мысли. Его тон был наполнен властностью. - Ты придумал причину посещения Миндис Холла на рассвете?
  - Конечно, Ваше Величество. Повод уже есть - между бандами произошло свирепое сражение на краю Нижних и Западных Округов. Много людей погибло, и многие получили ранения. Я быстро отправился в имперский дворец, в котором вы временно проживаете, чтобы сообщить об этом, - уважительно ответил Гилберт.
  - Этого недостаточно. Завтра я вернусь во Дворец Возрождения. Тем не менее, в этом месяце тебе придётся часто навещать это место. Нужна лучшая причина, - покачал головой король Кессель.
  - Что если я скажу, что обстоятельства исчезновения королевского сокровища слишком таинственные, и что вы поручили мне тщательно изучить этот вопрос?
  - Немного грубо на углах, но для одного месяца сойдёт, - после обдумывания его предложения кивнул Кессель Пятый.
  После этого король Созвездия наконец-то перевёл взгляд на потерянного Фалеса. Его взгляд был настолько остр, что Фалес инстинктивно отступил назад. Отец не так смотрит на сына - казалось, что королю было абсолютно плевать на Фалеса.
  - Месяц, Гилберт, месяц. До объявления его официального статуса ты будешь отвечать за его обучение.
  - Да, Ваше Величество, как пожелаете. Сделаю всё возможное, - уважительно ответил Гилберт.
  Сердце Фалеса потонуло.
  Кессель в задумчивости постучал скипетром о пол:
  - Ты должен его подготовить. Он не может предстать в таком виде перед целым королевством, Шестью Великими Кланами и дипломатическими послами из других стран. От этикета до нрава, от знаний до внешности. Он должен выглядеть презентабельно. Нам нужен подходящий наследник для королевства, а не жалкий уличный попрошайка.
  "Уличный попрошайка". Услышав эти слова, Фалес слегка сжал кулаки.
  - Нашей целью будет приветственный банкет группы дипломатов Экстедта. Я надеюсь, что тогда он уже сможет выйти в свет. Это будет непросто, но я верю, что ты со всем справишься.
  Фалес слегка дрожал, внимательно слушая приказы короля Кесселя, которые недвусмысленно говорили о его планах на будущее.
  Тем не менее, всё указывало на то, что в будущем не будет места собственной воле Фалеса. Почему всё так? Он только что сбежал из жалкого места, каждый день в котором был наполнен выживанием. У него было много вопросов и неопределённости в сердце.
  Но этому, стоявшему перед ним королю явно не было дела до его мыслей. Кессель просто озвучивал приказы, говоря о своих желаниях.
  - Никто не должен знать о его прошлом, но должна существовать история. Гилберт, придумай историю о его происхождении. После того как его родословная будет подтверждена - я поговорю с Лисцией по этому поводу, с Богами нельзя бороться - нам больше не придётся бояться слухов.
  - Выбери нескольких его сверстников из дворян, вместе с педагогами и слугами для наследника. Когда мы покажем его миру, эти вопросы выйдут на первый план. Подготовь всё заранее. До следующей недели я хочу увидеть список с именами.
  - И, на всякий случай, Гилберт, просмотри положения о престолонаследовании в "Святой Конституции Созвездия" вместе с аналогичными прецедентами в семье Джейдстар. Если там будут какие-то спорные моменты, мы успеем их исправить.
  Нахмурившись, Фалес продолжил слушать, как планируют его дальнейшую жизнь. Он был похож на марионетку.
  - У меня уже есть идея по поводу его брачного контракта. Мы обсудим его позже, Экстедт...
  В этот момент Гилберт с выражением уважения на лице прервал короля.
  - Ваше Величество, ещё есть время. - Дворянин среднего возраста чувствовал, что что-то не так. Он попытался сделать всё возможное, чтобы выразить своё мнение. - Если вы хотите провести время с этим ребёнком, мы можем...
  Тем не менее, Кессель быстро махнул рукой, прерывая его речь.
  В этот момент Фалес увидел, как ресницы на глубоко посаженых глазах короля затрепетали. Он почувствовал странный прилив эмоций, исходящих от лица короля. Фалес хотел что-то сказать, но прежде чем слова добрались до кончика его языка, он проглотил их.
  "Что... Что мне сказать? Что я могу сказать? Что должен говорить семилетний ребёнок отцу, с которым он впервые встретился? Эй, отец, могу я что-то сказать? Может, тебе стоит выслушать моё мнение, вместо того чтобы болтать без умолку? Да, это будет выглядеть странно".
  Кессель выглядел так, словно ему хочется повернуть к Фалесу голову, но в итоге он не сделал этого. Положив обе руки на скипетр, он на долгое время застыл на месте. Его взгляд был прикован к трём портретам на стене.
  Лишь в этот момент он стал походить на обычного человека.
  Спустя продолжительное время Кессель обернулся. Он ни на кого не смотрел. Тем не менее, авторитетный голос, принадлежащий Королю Созвездия, Кесселю Пятому, снова нарушил тишину:
  - На ваших плечах покоится тяжёлый долг. Созвездие двенадцать лет было без наследника. Лишь на прошлой неделе, намерено или нет, Кошдер в своём письме упомянул о системе престолонаследования в Экстедте. Вы оба знаете, как отреагируют Шесть Великих Кланов.
  - Его появление является неожиданной переменной, но этот козырь сможет сыграть нам на руку... пришло время изменить наш план. Мы должны находиться на шаг впереди наших врагов. Убедитесь, что полностью его используете.
  Фалес был ошеломлён. Этот человек... его отец?
  "Переменная, козырь, преимущество. Полностью... используете? Разве такие слова должен говорить отец перед сыном, с которым никогда не виделся?".
  Вздохнув в сердце, Фалес опустил голову. "Вот значит как... Это чувство непринадлежности... Это совсем не похоже на воссоединение отца с сыном... Он больше похож на шахматного игрока, который равнодушно передвигает фигуры.
  Фалес не единственный чувствовал эту странность. Лицо Гилберта слегка изменилось. Казалось, что он хочет что-то сказать, однако в итоге он опустил голову и тяжело вздохнул, выбрав угол, с которого король не сможет его увидеть.
  Но здесь ещё присутствовал один человек, который не побоялся прервать короля.
  - Ваше Величество.
  Фалес удивлённо поднял голову. Заговорившим был молчаливый Ёдель.
  Из-за маски нельзя было увидеть лица тайного королевского защитника, но его голос был невероятно твёрд.
  - Он ваш первый и ближайший родственник - ваш сын! Лишь после этого он ваш наследник. Вы не можете игнорировать тот факт, что он ваш сын.
  Повернув голову, Фалес увидел как Кессель Пятый тяжело вздыхает и закрывает глаза.
  - Да, он мой сын, - король с закрытыми глазами крепко сжал скипетр, и скучным голосом продолжил. - Вот почему я сегодня нахожусь здесь. Я доверяю его вам обоим. Запомните - один месяц!
  Взгляд Ёделя за маской похолодел на мгновение. В итоге он опустил голову и больше ничего не говорил. Слабое чувство неопределённости и шока поднялось со дна сердца Фалеса.
  Король кивнул, посмотрев на Гилберта и Ёделя, продолжавших стоять на одном колене. После этого он одарил пребывающего в замешательстве Фалеса сложным непонятным взглядом, после чего без колебаний ушёл.
  Гилберт и Ёдель медленно поднялись на ноги.
  Крепкая фигура медленно спускалась с лестницы. Её шаги были тяжёлыми, но властными. Королевская властность.
  "Что? Всё закончилось... вот так?". Фалес с недоумением наблюдал за уходом своего "отца".
  "Это неправильно. Этот так называемый отец... Он ведь произвёл это тело, не так ли? Но тогда почему? Почему он выглядит таким... безэмоциональным? Также... вещи, связанные с моим будущим... Они были так просто решены? Мне даже не дали шанса высказаться...".
  - Подождите! - Фалес больше не мог сдерживаться. Его звонкий голос заполнил холл. Ему надоело быть беспомощной шахматной фигурой.
  Крепкая фигура остановилась на мгновение, и повернулась.
  Гилберт шокировано смотрел на Фалеса. Лицо Ёделя продолжала скрывать маска.
  Видя, как король медленно разворачивается и, испытывая на себе его острый взгляд, Фалес внезапно почувствовал, что в его горле появилась лягушка. Однако с большими усилиями он всё равно открыл рот и заговорил.
  - Я... Хотя мы раньше не встречались... - Споткнувшись в словах, Фалес вытянул перед собой руку и провёл ею перед телом. - Но так как вы мой... Я имею в виду, так как мы...
  Король держался за перила лестницы и сложным взглядом смотрел на него.
  Фалес плотно закрыл глаза и снова их открыл, выдыхая.
  - Я думаю... - Он произносил слова с невероятной сложностью. Его обычное красноречие покинуло его.
  "Чёрт... С каким отношением и словами мне нужно к нему обращаться... этот человек, он в первую очередь король или мой отец?".
  "Обожание? Равнодушие? Изумление? Удивление? Ни одна из этих эмоций не подходит".
  Находящийся позади него Гилберт вытянул руку в его сторону, словно желая ему что-то сказать, но в итоге промолчал.
  Дыхание Фалеса участилось. Нахмурившись, он произнёс:
  - На самом деле я немного озадачен. Возможно, будучи моим... вы можете дать мне некоторые ответы. В конце концов, мы... связаны кровью. Вы говорили о многих вещах: наследстве, королевстве и брачном контракте, но я ничего этого не знаю. Это может быть неважным для вас, и может вам всё равно...
  Кессель Пятый крепко сжимал скипетр, не говоря ни слова. Его брови слегка нахмурились.
  Фалес прикусил губу. Он почувствовал, как ожог на груди снова начинает болеть.
  "Чёрт. Даже моя худшая диссертация не была такой неуклюжей".
  Слегка размахивая руками, Фалес начал выстраивать предложения:
  - Но это моё будущее. Если вы уже приняли своё решение... Вы хотя бы должны помочь мне немного разобраться в ситуации. Кроме того, вы сказали, что никто не должен знать о моём прошлом... Но, по меньшей мере, я хочу знать, я имею в виду... Я должен знать о своём прошлом. Я хочу знать, что произошло, а также путь, по которому буду идти.
  Взгляд Кесселя изменился. Это больше не был изучающий, осуждающий и критичный взгляд. Казалось, что он впервые признал в Фалесе живого человека - своего сына.
  Фалес вздохнул. Будь что будет.
  Открыв глаза, он прямо посмотрел на своего "отца".
  - Да, я хочу знать всё о себе. Я хочу знать о моём происхождении. Например... кто моя мать, где я родился и как я стал тем, кем стал. Моё происхождение, моё будущее и выбор, который мне доступен... Ответы на эти вопросы... Вместо того, чтобы быть посторонним, шахматной фигурой, объектом... Если я на самом деле ваш... - стиснув зубы, Фалес закончил, - сын.
  "Хотя твои действия... не похожи на действия нормального отца... Хотя ты король...".
  Фалес почувствовал лёгкое головокружение. Этой ночью он потратил слишком много энергии. Его семилетнее тело с трудом выдерживало эту нагрузку.
  Король наконец-то посмотрел ему в глаза. Его небесно-голубые радужки ярко сияли в глубине глаз. Взгляд Кесселя Пятого было сложно понять. По крайней мере, Фалес не смог его прочитать.
  - Дитя, как тебя зовут? - величественным голосом спросил высший правитель Созвездия.
  Фалес посмотрел на Кесселя.
  - Фалес, - услышал он собственный голос. - Меня зовут Фалес.
  "Он только сейчас решил узнать моё имя? Боже правый". Фалес ментально покачал головой.
  - Фалес, слушай внимательно, - Кессель сузил глаза, после чего продолжил холодным тоном. - Тебе не нужно знать о многих вещах. Тебе также не нужно о них задумываться. Твой путь уже определён, тебе всего лишь нужно по нему идти.
  "Что?". В этот момент Фалес почувствовал, как его сердце сковывает холод.
  - Если у тебя есть какие-то вопросы, задай их Гилберту.
  После этих слов Кессель Пятый, тридцать девятый Верховный Король Созвездия, Южных Островов и Западной Пустыни... покинул Миндис Холл не оглядываясь. Его накидка исчезла из поля зрения Фалеса.
  "Чёрт". Сильно нахмурившись, Фалес посмотрел на дорогую чёрную плитку, покрывающую пол дома.
  "Это на самом деле создатель этого тела, а не враг?".
  - Дитя, Фалес. - Стоявший позади него Гилберт больше не мог сдерживаться. Он легко похлопал его по плечу. - Не расстраивайся и не забивай себе голову. На плечах Его Величества покоится тяжёлая ноша. На самом деле он...
  Прежде чем Гилберт сумел закончить предложение, вперёд внезапно выступил Ёдель, опустившись на колено перед Фалесом. Он достал кинжал ДШ - который каким-то образом оказался у него в руках (выражение Гилберта изменилось. Коснувшись своего пояса, он нахмурил брови) - и нежно вложил его в руку Фалеса.
  Вынырнувший из мыслей Фалес был ошеломлён.
  Голова позади тёмно-фиолетовой маски слегка кивнула, после чего хриплый голос медленно произнёс:
  - Расслабьтесь. Вы его сын, связанный с ним по крови. Вас связывает судьба. Ничто не сможет этого изменить.
  Фалес глубоко вздохнул. "Вероятно, они меня не так поняли. Они подумали, что я разочарован тем, что "отец" меня проигнорировал?".
  Крепко стиснув рукоять кинжала, Фалес улыбнулся.
  - Не переживайте, - подавив чувство неудовлетворения в сердце, он добавил. - Спасибо вам обоим.
  Когда Ёдель прервал его речь своими действиями, Гилберт недовольно выдохнул. Присев рядом с Фалесом, он нежно произнёс:
  - Мой юный Сэр Фалес, сегодня вы испытали слишком много всего. Сейчас вам нужен отдых, и возможно, лечение. Фалес, пожалуйста, идите за мной. Ёдель, я найду тебя позже. Нам нужно поговорить.
  Кивнув, Фалес послушно последовал за Гилбертом.
  Оставшись один, Ёдель поднял голову и посмотрел на вазу, расположенную в коридоре на некоторой дистанции.
  Его острый и пугающий взгляд позволил ему заметить едва заметную трещину, появившуюся на вазе.
  Ёдель слегка нахмурился. Он знал, что до гневного выкрика Фалеса... ваза находилась в идеальном состоянии.
  Это совпадение?
  Глава 20 Аномалия и перерождение.
  
  У Цижэнь cидел в классной комнате. Eго руки быстро порxали по клавиатуре, записывая разговор между двумя другими студентами.
  - Hепросвещённость - это человеческая неспособность думать независимо и самостоятельно, проистекающая не из глупости, а из трусости. Когда Кант описывал просвещённость, он подчеркнул, что каждый человек обладает разумом - универсальным разумом.
  Другой студент ответил приятным голосом:
  - Универсальный разум, проистекающий из просвещения, был открыт и использован по максимуму. Tак сформировалась текущая эра. Pазум - высший, безграничный, вечный. Он может предоставить нам невероятную силу...
  Услышав эти слова, У Цижэнь убрал руки с клавиатуры и нахмурился. Хотя обычно он вёл себя вежливо, на этот раз он прервал студента. Подняв голову, он произнёс:
  - Bозможно, ты не читал взгляд Фуко на отношения между силой и правдой, а также взгляд Хайдеггера на технологии...
  Тем не менее, он не смог продолжить свою речь, потому что вид сидящего перед ним человека шокировал его.
  Напротив У Цижэня сидел... Воздушный Mистик Асда Cакерн с длинными коричневыми волосами в синей одежде.
  Нежно на него посмотрев, Асда произнёс приятным голосом:
  - Если в этом мире существует безграничная сила и всеобъемлющий разум, Фалес, разве ты не... хочешь ими обладать?
  Фалес вскочил с постели.
  В темноте он крепко сжимал в руке кинжал ДШ, который до этого лежал под его подушкой. Его тело было пропитано потом, а дыхание сбито.
  Повернувшись, Фалес спрыгнул с кровати. Он вспомнил о том, где находится, лишь после прикосновения к дорогой, подогретой плитке. Его нос наполнился приятным успокаивающим ароматом.
  Раны по всему его телу чесались под повязками и пластырями. Зуд привёл его в чувство. Развернувшись, Фалес спрятал кинжал ДШ под подушку.
  Покачиваясь, он взобрался на огромную кровать, на которой могли бы поместиться двадцать Фалесов.
  Фалес не привык к прикосновению шёлковой пижамы к телу. Кровать имела много пружин. Её поверхность была мягкой и гладкой, покорно подстраиваясь под тело Фалеса. Он плотно завернулся в северное одеяло из гусиного пуха, покрытого шёлком. Гладкая, шёлковая подушка с южного побережья подпёрла его голову и плечи.
  В этот момент Фалес почувствовал, что что-то давит на его тело. Казалось, словно Воздушный Мистик окутал его медленно сжимающимся слоем воздуха.
  Мысль об этом заставила Фалеса встревожиться. Сбросив с тела невероятно лёгкое, гладкое и удобное оделяло, он снова слез с кровати.
  Неуклюже отыскав угол, он лёг на пол и свернулся калачиком. Жёсткий твёрдый пол и толстые стены обеспечили ему знакомое чувство безопасности.
  Проделав всё это, Фалес медленно выдохнул и смиренно хмыкнул.
  "Не могу поверить, что это происходит со мной". Похлопав рукой по плиткам пола, он издал самоуничижительный смех. "Я так скучаю по маленьким детям из шестого дома. Надеюсь, что Джала хорошо о них позаботится".
  "Завтра нужно поговорить об этом с Гилбертом. Даже если он не сможет прямо с ними связаться, он должен иметь возможность втайне за ними приглядывать".
  Из-за недавно восстановившегося воспоминания его расслабленное настроение снова стало напряжённым.
  Сны являются отражением подсознания. Всплывшие воспоминания, вероятно, являются самыми глубокими фрагментами, спрятанными в его подсознании. Тем не менее, на этот раз в его сне появился Асда Сакерн.
  - Как и ожидалось, меня до сих пор заботят сказанные этим безумцем слова, - пробормотал в темноте Фалес.
  Недавняя короткая встреча с Мистиком всплыла в его голове. Действия Мистика, который иногда были рациональными, а иногда совершенно случайными, его таинственные способности и его бессмертное тело заставили Фалеса поёжиться.
  Ещё были его слова: "Дитя, кажется, ты не знаешь собственную природу".
  Эти слова снова и снова появлялись в уставшем разуме Фалеса. Фалес силой заставил себя отбросить ненужные тревожные эмоции и страх, после чего начал спокойно анализировать слова Мистика.
  "Почему Асда решил что я, как и он, Мис... нет, человек, имеющий возможность стать Мистиком?".
  "Судя по поведению Асды, люди с подобным потенциалом довольно редки. Для меня это хорошая новость. Но из того, что я вижу, Мистиков явно не жалуют в этом мире".
  "Слова Асды были слишком субъективными, но если хотя бы часть его слов о войне между Мистиками и людьми являются правдой, то Мистиков должны сильно ненавидеть в этом мире".
  "Также". Подумал обеспокоенно Фалес. "Тело Асды. После того как его сердце пронзил меч, его рана исторгла синий свет. Он на самом деле перестал быть человеком?".
  "И Ёдель Като. Согласно тому, что он сказал, он рано прибыл в дом Асды, и поэтому должен был слышать его слова".
  Фалес стиснул кулаки.
  "Он знает, что я "утратил контроль" перед Мистиком? Если знает, то это означает, что Гилберт и король Кессель тоже об этом знают? Как они на это отреагируют?".
  "Есть ещё много других загадок. Например, мой нервный, необычайно холодный и очень подозрительный король отец; факт того, что Лампа Родословной была благословлена Божественным Искусством двенадцать лет назад, но мне всего семь; моё происхождение, фамилия и важность для королевства; почему новости о моём возвращении решили держать втайне?".
  "И что собой представляет этот мир? Средневековый способ жизни? Мир, в котором существует магия? Стимпанк?".
  Фалес похлопал себя по голове.
  "Нет, я не могу делать никаких выводов. Я слишком мало знаю об этом мире. Мне нужен всесторонний курс и прежде всего базовые знания!".
  Фалес смиренно вздохнул. Его взгляд посерьёзнел.
  Процесс изучения элементарных знаний был небыстрым процессом. Существует один важный вопрос, который нужно в первую очередь уладить - вопрос, связанный с его жизнью и телом.
  Фалес снова вспомнил слова Асды: "Дитя, кажется, ты не знаешь собственную природу... Неважно, все проходят через опыт первой потери контроля. Все мы вначале невежественны".
  Фалес сложил руки в темноте, вспомнив инцидент с "потерей контроля".
  "Когда Асда сжал меня воздухом при помощи мистической энергии, и приготовился сделать из меня шар, всё моё тело начало гореть. Я увидел шар энергии в его руке. Должно быть, это была так называемая "воздушная стена". Энергетическая сфера внезапно покраснела и появилась передо мной. А потом...".
  "Подождите!".
  Фалесу показалось, что он нашёл ключ к разгадке.
  "Кровь, ощущение жара!".
  Мальчик медленно сел.
  "Клайд".
  Имя всплыло в его разуме. Он уже испытывал раньше чувство бурлящей в теле крови. Это происходило дважды во время избиений Клайда. Все эти случаи связывал воедино один факт - кровь!
  Раньше Фалес думал, что горящее ощущение в теле было связно с так называемым "Божественным Искусством", о котором упомянул Гилберт.
  Теперь же всё указывало на то, что во время его "потери контроля" он испытывал те же самые ощущения.
  Фалес внезапно понял, что впервые он "потерял контроль" не перед Асдой. В реальности он впервые потерял контроль перед Клайдом.
  "Когда Клайд пытался убить Корию, этот ублюдок держал кинжал ДШ!".
  "Как этот кинжал внезапно оказался в моей руке? Это было настолько же странно, как и появившийся передо мной энергетический шар!".
  "Клайд. Кровь. Ощущение жара. Кинжал. Асда. Энергетический шар. Ёдель и Гилберт. Лампа Родословной".
  Фалес закрыл глаза. Он осознал, что не может отсортировать эти разрозненные элементы.
  "Слишком беспорядочно. Слишком хаотично".
  Тем не менее, он не стал унывать. Напротив, в его сердце появилось чувство предвкушения, которое он давно не испытывал.
  "Классифицируй хаотичный и сложный феномен, выстрой гипотетические и теоретические рамки, исключи неуместные переменные и затем суммируй результаты при помощи обычной логики. И в конце проверь теорию на практике".
  "Есть "неопределённости", которые нельзя идентифицировать, "эндогенность", которую нельзя исключить и метод "квазиэспериментальных исследований", а также "контрфактивный анализ", которые никогда не приблизятся к совершенству".
  "Разве это не одна из захватывающих научных загадок, которую невозможно идеально объяснить? Разве это не моя любимая игра?".
  "Кроме того, на этот раз я столкнулся не с многозадачным социальным явлением, которое не могу протестировать; эта задача связана со мной, поэтому я могу проводить тесты на себе!".
  Когда Фалес снова открыл глаза, они были наполнены желанием принять вызов. Он попытался успокоиться и отсортировать испытанные им эмоции.
  "Есть несколько образцов и много переменных. Механизм слишком прост. Сложный качественный сравнительный анализ не может быть использован. Я лишь могу использовать базовые методы индукции Милля. Кровотечение и утрата контроля являются ключевыми словами. Нужно выбрать связанные с ними случаи и события".
  Фалес медленно закрыл глаза. Знакомое чувство затопило его разум. В его сознании разрозненные элементы и факторы начали быстро организовываться.
  "В соответствии с целью исследования и временной последовательностью, установи различные "условия" (не "причины") для каждого случая. Посмотри, каким будет "результат".
  В голове Фалеса возникли различные происшествия.
  "Исключи образцы со слишком большим числом значений, собери состояния и результаты каждого инцидента, а затем дифференцируй их в зависимости от их уровня и типа".
  В голове Фалеса возникла ясная и организованная таблица. Внутри находились четыре инцидента, которые можно осмотреть и сравнить.
  Образец 1.
  Состояние 1.1: Клайд впервые меня избил. Состояние 1.2: Кровотечение. Результат 1: Аномалий нет.
  Образец 2.
  Состояние 2.1: Клайд избил меня во второй раз, намереваясь убить Корию. Состояние 2.2: Кровотечение. Результат 2: Потеря контроля. В моей руке из воздуха появился кинжал.
  Образец 3.
  Состояние 3.1: Асда приготовился меня убить. Состояние 3.2: Кровотечение. Результат 3: Потеря контроля. Передо мной появился его энергетический шар.
  Образец 4.
  Состояние 4.1: Я подтвердил свою родословную перед Ёделем, Гилбертом и лампой. Состояние 4.2: Кровотечение. Результат 4: Нет аномалий.
  "Нумерация завершена, начать сравнение. Ищи сходства и различия, классифицируй их и сделай вывод".
  Таблица медленно упростилась. Все данные слились в обрывок текста.
  Фалес медленно открыл глаза.
  "Вывод: когда угрожающие жизни инциденты сопровождаются кровотечением, есть шанс появления так называемой "потери контроля" во время которой окружающие предметы или энергия смещаются в пространстве".
  "Нет, это лишь предварительный вывод. Во-первых, размер выборки слишком мал. Некоторые мешающие переменные нельзя исключить. Кроме того, "угрожающие жизни инциденты" выглядят надуманными. Это может быть ложный механизм. Может, угрожающие жизни инциденты спровоцировали что-то другое, и именно это явилось спусковым крючком для потери контроля? Мне также не стоит пренебрегать фактором лампы. Мне лишь удалось доказать, что инциденты связаны между собой. Почва для обычных рассуждений ещё слишком шаткая".
  "Ладно...". Фалес лёг на пол. "Теперь хотя бы по вопросу "потери контроля" есть предварительное заключение. Что же касается следующего шага и направления исследований...".
  Выдохнув, Фалес внезапно почувствовал ментальную усталость.
  "Как и ожидалось...". С силой потёр он виски. "Для семилетнего ребёнка подобные мысли являются слишком большой нагрузкой".
  Тем не менее, Фалес с удивлением обнаружил, что что-то не так.
  "Все логические выводы и умозаключения... я должен был записать их хотя бы на листке бумаги. Но весь процесс анализа... был проведён за считанные секунды у меня в голове?".
  Спустя какое-то время Фалес похлопал по полу, ощущая боль в голове.
  "Как и ожидалось: от мистических способностей и "потери контроля", до обладания так называемой родословной и чудовищной способностью к когнитивным процессам... Это тело и этот мозг... слишком ненормальны".
  Во время размышлений Фалес медленно погрузился в мир грёз.
  ...
  Когда Фалеса разбудил вежливый Гилберт, он обнаружил себя снова лежащим на кровати, заботливо укрытым одеялом.
  - Мой уважаемый юный Сэр Фалес, доброго дня, - Гилберт с уважением распахнул шторы. Лучи послеобеденного солнца проникли через огромное окно, освещая роскошную комфортабельную комнату.
  Великолепная нагретая плитка с рисунками звёзд на ней, откидывающийся диван из кожи ящерицы, просторная кровать с балдахином с четырьмя медными стойками, огромная люстра с Кристальной Каплей, свисающая с потолка, и кирпичный камин - всё это предстало перед взглядом Фалеса.
  Все эти вещи напоминали ему, что его жизнь теперь изменилась.
  Сложно поверить, что ещё совсем недавно он был маленьким нищим в банде, чья жизнь висела на тонком волоске, готовая в любой момент оборваться. Теперь же он был кровным родственником высочайшего правителя Созвездия.
  - Уже два часа пополудни. Я искренне советую вам проснуться и пообедать. Пища ускорит процесс восстановления вашего тела и придаст вам сил. - Гилберт говорил нейтральным тоном, но Фалес почувствовал, что тот хочет, чтобы он выполнил его просьбу.
  - Также, - дружелюбно подмигнув, Гилберт с улыбкой добавил. - Согласно желанию Его Высочества, после обеда начнётся наш первый урок. Я верю, что у вас есть много вопросов, на которые я с удовольствием дам ответы.
  Потерев глаза и зевнув, Фалес начал снимать некомфортную шёлковую пижаму. После этого он нащупал простую неформальную одежду, которую обычно носят дворяне, приготовленную для него Гилбертом.
  - Отлично, - лениво произнёс он. - Я люблю учиться.
  "И...". Закрыв глаза, подумал про себя Фалес. "Я хорошо выспался. Кто поднял меня с пола и положил обратно на кровать?".
  - Сэр Фалес, вероятно, вам очень понравились эти штаны.
  - Что?
  - Вы надеваете их на голову.
  - Что? Какие штаны так выглядят?
  - Сэр Фалес, кажется, этот пиджак на пуговицах тоже пришёлся вам по душе.
  - О, этот пиджак для выхода на улицу?
  - Сэр Фалес, мне кажется, что вам понадобится ремень слева от вас.
  - Ага, спасибо. Я и думаю, почему они постоянно спадают.
  Спустя долгое время.
  - Сэр Гилберт.
  - Да?
  - Пожалуйста, наденьте на меня эту чёртову одежду.
  - С радостью, мой уважаемый юный Сэр Фалес.
  
  Глава 21 Красное Созвездие (1).
  
  Заговоры и xитрости. Зло и уродство. Многие из них рождаются в скрывающихся в темноте секретных комнатах.
  Тем не менее, заговоры могут планироваться и среди бела дня.
  Hапример, как сейчас.
  В преддверии зимы, утром шестнадцатого ноября. На просторном конном заводе под зонтом стоял тучный дворянин в возрасте. На нём был толстый норковый плащ, голова опущена, а брови нахмурены.
  Наблюдая за тем, как несколько дрессировщиков тренируют лошадей, он пытался услышать, что ему рассказывает дворянин слева от него. Спустя долгое время он медленно вздохнул. Eго взгляд был направлен на непослушную лошадь на расстоянии. Его губы сморщились.
  - Пропажа какого королевского сокровища может дать право нашему уважаемому королю закрыть Миндис Xолл на неопределённый период? Какая жалость. Я планировал посетить Миндис Холл на следующей неделе, чтобы посмотреть на посмертную работу Мастера Колвена.
  Дворянин слева от него был моложе и уже. Его лицо было расслаблено. Легко поднеся трубку из сабура к губам, он глубоко затянулся.
  - Также, Гилберт на рассвете отправился в Миндис Холл, чтобы сообщить Его Величеству о произошедшей битве между бандами, - весело произнёс молодой дворянин, выпуская кольца дыма.
  - Правда? С каких это пор нашу уважаемую Железную Pуку беспокоит судьба изгоев Нижних Округов? Если бы Его Величество, хотя бы наполовину был благожелателен и добр к своим людям, как наш почивший Король Айди... - Громоздкий дворянин с глубокой ненавистью и негодованием оперся на бёдра, когда больная лошадь упала на передние ноги.
  - Почему мы встретились на конном заводе?
  - Фракция короля определённо что-то задумала. Я гарантирую, что это не тривиальный вопрос - есть вероятность, что их задумка может полностью перевернуть игру. - Взгляд дымящего трубкой молодого дворянина лучился энергией.
  - Миндис Холл отличное место. Потеря королевского сокровища - надеюсь, что это не работа Мастера Колвена - повод для усиления безопасности. - Старый дворянин внезапно произнёс что-то, что не имело смысла.
  Тем не менее, молодой дворянин кивнул с пониманием:
  - Я также получил информацию, что Гилберту было поручено расследовать дело о пропаже сокровища. Из-за этого он будет чаще навещать Миндис Холл. С этим человеком поблизости даже Белый Орёл ничего не сможет сделать. Мы можем попробовать прощупать почву, но мы не можем слишком далеко заходить. Нужно использовать другие методы, чтобы нарушить их планы.
  Молодой дворянин выпустил изо рта ещё одно кольцо дыма высококачественного табака Фисола. В год производили всего шестьсот фунтов этого табака.
  - В следующем месяце к нам прибудет дипломатическая группа Экстедта. - На лице старого дворянина появилась искренняя обеспокоенность. - Созвездию и Экстедту было нелегко достичь мира.
  Двое мужчин довольно долго молчали.
  Сменив положение, старый дворянин спросил отвлечённо:
  - Что произошло в Западном Округе?
  - Не спрашивайте, сэр. Вы знаете, что я сильнее всего ненавижу Мистиков.
  - Хорошо. Тогда нам стоит поговорить о Братстве Чёрной Улицы?
  - Эти люди отказываются говорить. - На лице молодого благородного проступило недовольство. - Прошло всего десять лет, а их эго раздулось до невообразимых размеров. Предполагаю, что они сильнее верят в своего покровителя, чем в нашу "Новую Звезду".
  - Не смотри свысока на молодых людей, - старик покорно улыбнулся. Его глаза блеснули проницательностью и остротой. - Когда дети совершают страшные вещи - это настоящий ужас.
  ...
  По сравнению с быстрым взглядом, которым Фалес окинул Миндис Холл вчерашним утром, сегодня Миндис Холл выглядел большим, величественным и, разумеется, более пустым.
  На первом этаже дома находилась большая гостиная, большой банкетный зал и сад под открытым небом. Также на первом этаже находилась большая кладовая и спуск в подвал. В доме даже присутствовал склад для военного снаряжения.
  Помимо балкона под открытым небом, с которого открывался прекрасный вид на сад ("Ради вашей безопасности, я бы рекомендовал вам не выходить на балкон в ближайший месяц" - Гилберт), на огромном втором этаже имелись три большие комнаты различного назначения - банкетный зал для дворян, актовый зал и игровая комната. Все комнаты имели различный размер.
  Коридоры, входы и выходы на первом и втором этажах охранялись величественными стражами в полной броне. Они располагались в соответствии со стандартным протоколом - один часовой на каждые десять шагов. Их лица были скрыты шлемами, и каждый из них выглядел устрашающей большой статуей ("Хотя они Мечники Искоренения, принадлежащие семье Джейдстар, я бы не рекомендовал тыкать их в живот, юный Сэр Фалес" - Гилберт). Тем не менее, издалека Миндис Холл всё равно выглядел неестественно тихим и пустым.
  Жилая комната Фалеса, спальня, обеденная комната и комната для занятий располагались на третьем этаже. На третий этаж можно было попасть лишь по лестнице со второго этажа. Более того, лестничный пролёт охраняли восемь полностью экипированных Мечников Искоренения, сменяясь каждые шесть часов. Фалес слышал, что даже на крыше и снаружи дома присутствует стража ("С Ёделем поблизости, вам не нужно опасаться окон" - Гилберт).
  Каждое блюдо, от брокколи до хлеба, от мяса до обычной воды брались из хорошо охраняемой кладовой и склада в подвале, где они и готовились ("Прошу меня простить, но я не могу гарантировать их свежесть" - Гилберт). Все блюда проходили через проверку на яд.
  "Эти меры безопасности превосходят воображение. Кажется, я гораздо важнее, чем думал. Стоит ли мне сказать нечто подобное: "Как и ожидалось от правящего класса?". Интересно, смогла бы Джала пробраться сюда с её навыками? А Мистик? Кстати говоря...".
  - Я не могу вам с этим помочь. Прощу прощения, юный Сэр.
  Подняв голову, Фалес вопросительно на него посмотрел.
  - Пока что всё, что касается вас, является секретной информацией, - твёрдо покачал головой Гилберт. - Простите мне мою прямоту. Мы уже запечатали Миндис Холл. Наше взаимодействие с внешним миром обеспечивают несколько доверенных хранителей клятв. Если в подобных обстоятельствах королевская семья отправит в Нижний Округ свои группы, чтобы отыскать прячущихся детей нищих, неважно, чтобы помочь им или просто проследить за ними, то это будет вредно для обеих сторон.
  Хотя банды не представляют для нас угрозы, активные действия могут привлечь внимание наших истинных врагов, которые не замедлят воспользоваться нашей слабостью. Не стоит недооценивать способности людей со злыми намерениями. Им хватит малейшей подсказки, чтобы расплести паутину кокона и добраться до источника, - произнёс он глубоким голосом. - Чтобы помочь вашим старым друзьям, мы должны дождаться... подходящей возможности.
  Вздохнув, Фалес нахмурился, доедая последний кусок хлеба с маслом - тот был жирным и сладким. Взяв чашку, он сделал глоток чая.
  "По крайней мере, здесь неплохо кормят".
  - Если вас удовлетворил послеобеденный чай... - С безупречным этикетом Гилберт забрал чашку с чаем у Фалеса, и глубоко поклонился, - ... тогда нам стоит приступить к занятиям.
  Удерживая улыбку, Гилберт про себя подумал. "Может нам стоит начать с этикета принятия пищи?".
  - Что насчёт Ёделя? Где он?
  - Как компетентный защитник, он где-то поблизости.
  Фалес подавил желание обернуться по сторонам. Узнав, что Ёдель где-то рядом, он почувствовал себя лучше.
  Фалес оттянул бабочку на шее, которая приносила ему дискомфорт, и проследовал за слегка нахмурившимся Гилбертом.
  - Во-первых, Фалес, я говорил вчера с Ёделем.
  Гилберт наблюдал за тем, как Фалес усаживается на кожаный стул и с интересом рассматривает убранство кабинета, особенно три книжные полки.
  - Вы экстраординарный ребёнок. Это говорят мои наблюдения и оценка Ёделя.
  "Вот оно". Фалес сохранил на лице любопытное выражение, но внутренне поднял защиту.
  - Тем не менее, в этом нет ничего удивительного. Как говорится - наследник Созвездия от природы особенный, - заложив руки за спину, Гилберт направился к учебному столу, на котором была вырезана девятиконечная звезда.
  Из-за своих серо-белых бакенбард он выглядел особенно торжественно.
  - Я верю, что если Судьба вернула вас Созвездию, то у неё должны быть на вас свои планы.
  Фалес молча посмотрел на дворянина среднего возраста.
  - Я немного знаю о вашем прошлом. Дни на улице были непростыми, но пожалуйста, забудьте о них.
  Гилберт взял книгу, которую давно положили на чёрный крепкий стол из сабура. Обернувшись, он угрюмо произнёс:
  - У вас будет новая личность, новая жизнь и даже новое имя. Но самым важным будет будущее, с которым вам придётся столкнуться и бремя, которое ляжет на ваши плечи.
  Пронзительный взгляд Гилберта сосредоточился на серых глазах Фалеса.
  "Забыть о прошлом". Произнёс про себя Фалес. Посмотрев в острые глаза Гилберта, он серьёзно кивнул.
  "Но как это возможно...?". Рассмеялся в своём сердце Фалес.
  - Я понимаю, поэтому... - взвесив слова, медленно произнёс он, - что должен "я" текущий, знать о себе и своём прошлом?
  Выражение Гилберта не изменилось, но в своём сердце он слегка кивнул.
  "Тревога, страх, беспомощность - все эмоции, которые должен испытывать семилетний ребёнок в подобной ситуации, напрочь отсутствуют. Есть только спокойствие и осторожность. Даже его возбуждение минимально. Он на самом деле экстраординарный ребёнок
  Во всём виноваты тяжёлые испытания, через которые он прошёл в Братстве? Ёдель отказался вдаваться в детали, но он очень хвалил Фалеса. Но на самом ли деле жизнь в Нижнем Округе предоставляет подобный опыт? Или всему виной королевская родословная древней империи, которая насчитывает почти три тысячи лет истории? Или может его вторая половина...".
  Подумав об этом, Гилберт слегка нахмурился. Тем не менее, компетентный дворянин всё равно слегка поклонился.
  - Мой уважаемый юный Сэр Фалес, пожалуйста, позвольте мне пока вас так называть. Вам исполнилось семь лет в этом году. Вы родились двадцать пятого июля 665 года в поместье Ман, располагающимся в предместьях столицы Созвездия.
  Ваша мать благородная леди. Мы не можем раскрыть её имя. Она покинула нас из-за обильного кровотечения во время родов. Перед кончиной, она назвала вас Фалесом, в честь ярчайшей звезды на небе.
  Фалес слегка нахмурился.
  - Вы выросли под тайной заботой семьи Джейдстар в поместье Ман. Я и ещё одна женщина-чиновница навещали вас время от времени. Вас усыновил Лорд Ман, охотящийся снаружи и не знающий о вашей истинной личности.
  В декабре прошлого года Лорд Ман погиб на границе Западной Пустыни. Из-за отсутствия наследника его имущество и территории перешли во владение короны. Одновременно с этим я привёз вас в Миндис Холл, располагающийся в Сумеречном Округе.
  Фалес молча слушал речь Гилберта.
  - В следующем месяце, - Гилберт крепко держал книгу. - Как незаконнорождённый ребёнок короля, Кесселя Пятого, и последний кровный родственник семьи Джейдстар, вы заявите о своём наследственном праве. После этого королевская семья, Закатный Храм и высшие дома Созвездия совместно признают вас... - выражение лица Гилберта было внушительным и торжественным. На нём также имелись лёгкие следы беспокойства и грусти, - наследником верховного короля Созвездия.
  Спустя долгое время Фалес легко выдохнул. "Кажется, всё не так просто, как я думал".
  - Я понял. Есть некоторые неясные части, но я всё запомнил. Я Фалес, выросший в поместье Ман и усыновлённый Лордом Маном,. - Глаза Фалеса зажглись. Подняв руки, он положил на них подбородок.
  Его мысли быстро анализировали полученную информацию. Он добавил информацию Гилберта к уже имеющейся у него информации, после чего начал проводить их слияние.
  Кивнув, Гилберт сел на стул напротив Фалеса.
  - Что же касается оставшихся частей, я позже сообщу детали, которые вам предстоит запомнить. Вам придётся это сделать.
  "Как и ожидалось, хотя он меня глубоко уважает... Внутри он чувствует, что семилетнему ребёнку не нужно многое знать". Глаза Фалеса зажглись.
  - Далее, мне нужно знать вашу базу...
  Перед началом урока Гилберт хотел узнать о том, что знает Фалес, чтобы определить отправную точку обучения. Когда он решал, с чего начать: этикета или языка, наследник внезапно открыл рот и перебил его.
  - Мы нашли отговорку для людей снаружи, - сидящий на кожаном стуле Фалес поднял с рук подбородок. Его глаза ярко сияли. - Пришло время сообщить мне правду, а также рассказать о непростом положении, в котором оказался король. Мне также хотелось бы узнать о наших врагах и союзниках, тайных и явных.
  Гилберт был слегка изумлён.
  - К примеру, личность моей матери и почему её личность... нельзя разглашать. Текущие сложные дела Созвездия, особенно проблемы, связанные с королевской преемственностью.
  Возможно, вам стоит рассказать мне всё в деталях, чтобы я не испытывал неопределённости во время будущих уроков. Я также смогу отдать приоритет знаниям для изучения. Я верю, что ради Созвездия, а также вашего короля, это лучший вариант.
  После того как Фалес закончил говорить, у Гилберта слегка опустилась челюсть. Он с удивлением посмотрел на своего юного подопечного.
  "Ёдель говорил с ним об этом? Нет, невозможно".
  Фалес опустил руки. Со спокойным выражением, он холодно и решительно ждал ответа Гилберта. В этот момент Гилберту показалось, что он смотрит на молодого Кесселя Айди Джейдстара.
  В то время глаза принца Кесселя сверкали подобно звёздам. Тёплые лучи в его глазах ещё не превратились в пронизывающие до костей северные ветра.
  Гилберт недолго пребывал в замешательстве. Выйдя из ступора, он легко вздохнул.
  "Экстраординарный ребёнок, хех?".
  С этого момента ответы дворянина среднего возраста были наполнены настоящим почтением и уважением.
  - Я понимаю, и всё сейчас вам объясню. Чтобы сохранить имеющееся у нас время, если у вас есть другие вопросы, вы можете задать их сейчас.
  Фалес слегка нахмурился.
  - Отлично, - поменяв положение тела на непривычном стуле, он продолжил. - Тогда я буду более прямолинеен.
  Фалес активировал экстраординарные познавательные способности своего разума и собрал всю имеющуюся у него информацию. Как во время процесса организации литературы для поиска, он собрал вместе все ключевые точки.
  - Вы упомянули ранее, что Лампа Родословной была благословлена Божественным Искусством двенадцать лет назад, но мне всего семь. Почему ваши люди приготовили устройство для поиска кровных родственников двенадцать лет назад? Я предполагаю, что это как-то связано с моей матерью, имя которой нельзя разглашать. Кто она? Почему она оставила меня с бандой после рождения семь лет назад? Эти вопросы можно отнести к категории "Откуда я".
  Кессель, мой отец, всё ещё находится в расцвете сил. По какой причине у Созвездия не появилось наследника за эти двенадцать лет? Почему все надежды возложили на незаконнорождённого ребёнка неизвестного происхождения? Также что-то не так с отношением отца ко мне. Если это не проблема его собственного отношения, тогда я должен спросить. Какие у него отношения с моей матерью? Почему моё происхождение держат в секрете? Эти вопросы можно отнести к категории "Кто я".
  И последнее. Что моё существование значит для Созвездия? Без наследника, с какими проблемами столкнётся Созвездие? Кто наши враги, и кто наши союзники? Согласно вашим словам, Закатный Храм сыграл важную роль в моём вопросе. Как он связан со мной? Если меня признают, если я открыто появлюсь на публике, с какими проблемами нам придётся столкнуться? Какими я обладаю правами, как незаконнорожденный? Будучи наследником, что я наследую? Эти вопросы можно отнести к категории "Моё будущее".
  Откуда я, кто я такой и куда я направлюсь в будущем. Сэр Гилберт, пожалуйста, ответьте на эти три вопроса.
  Казалось, что время остановилось на мгновение. Гилберт шокировано уставился на сидящего перед ним мальчика.
  В его сердце из ниоткуда появилось удивление и страх.
  "Старые короли из древних веков, старые короли Созвездия". Гилберт вздохнул про себя. "Этот мальчик ваш потомок? Какая сила скрыта в вашей родословной?!".
  Спустя долгое время он с большим трудом произнёс:
  - Сэр Фалес, - вздохнув, Гилберт упорядочил слова в голове. - Вы не похожи на обычного семилетнего ребёнка.
  Фалес понял, что его слова были неправильными, но пути назад не было.
  "Плевать, лучше быть красноречивым гением, чем глупой марионеткой".
  - Вы не первый, кто произносит подобные слова. Если хотите выделиться, вам придётся быть более креативным, мистер Гилберт. - Чтобы смягчить выражение Гилберта, Фалес ответил с редким для него юмором.
  Гилберт промолчал, глубоким взглядом уставившись на Фалеса.
  Когда Фалес начал гадать, не остановилось ли время, дворянин среднего возраста, напоминающий статую, вдруг открыл рот, начав отвечать на его вопросы:
  - Мой уважаемый Сэр Фалес, во-первых, вопрос о вашем рождении... Всё началось двенадцать лет назад.
  В марте 660 года, хотя ушедший Король Айди уже был стар, он всё ещё был королём. Его правление было долгим и стабильным. Люди знали его как "Короля Вечного Правления". Тем не менее, из-за вспыхнувшего свирепого восстания, всё Созвездие погрузилось в беспрецедентную смуту, которая повлияла на весь Западный Полуостров.
  Война, катастрофы, голод - таковыми были проблемы того года. Многие люди называют тот год "Кровавым Годом". Посреди хаоса и кровопролития короля Айди убили. Почти вся королевская семья Джейдстар была уничтожена.
  Среди всех легитимных членов королевской семьи выжил лишь пятый сын, принц Кессель Джейдстар. В то время ему было тридцать пять лет. В итоге его короновали. Это был ваш отец, Кессель Пятый, которого в народе называют "Железной Рукой".
  Глава 22 Красное Созвездие (2).
  
  - Tаурус, помоги мне.
  [Я неспособен].
  - Я знаю, что ты можешь. Ты сильнейший среди нас. Я также знаю, что эта печать не полностью...
  [Зачем?].
  - Ты должен помочь мне восстановить моё тело, чтобы я вернулся в Созвездие.
  [Сожалею, но я не могу подчиниться].
  - Таурус. Ты не воля мира и не один из глупых Богов. Почему ты ведёшь себя так же упёрто, как они?
  [Невежественный].
  - Пожалуйста, Таурус! Я встретил ребёнка. Oн может быть первым Mистиком за последнюю тысячу лет!
  [Какое это имеет ко мне отношение?].
  - Почему ты не понимаешь? Нас всего четырнадцать Мистиков. С ним нас будет пятнадцать! Мы все единое целое!
  [Единое целое?] .
  - Поверь мне, Таурус. Мы все сосуществуем и живём вместе, даже если наши пути разнятся.
  [Ты помнишь Xеллен Кровавый Шип?].
  - Это другое. Я никогда не признаю их одними из нас. Они предали нас!
  [Bсе имеют выбор. Это был их выбор].
  - Мы не люди!
  [Выбор никак не связан с расой].
  - Тогда я сделал выбор! Я решил быть Мистиком! Pазве ты не хочешь увидеть нас свободно стоящими на вершине мира?
  [Это мой выбор, вот и всё].
  - Таурус! Этому ребёнку нужен наставник! Иначе, рано или поздно он...
  [Это судьба].
  - Ученик третьего класса Башни Души, Таурус Милл! Не забывай! Это ты убил людей в горах и океане! Это ты начал войну! Ты наша модель для подражания! Если бы не ты, то ничего бы не случилось!
  [...]
  - Таурус, помоги мне.
  [...]
  ...
  - Подождите! - подняв руку, Фалес прервал скорбный монолог Гилберта. - Семья Джейдстар была практически полностью уничтожена? Кто это сделал?
  Гилберт одарил его грустным взглядом. Фалес сузил глаза. Уже в начальных словах Гилберта возникли проблемы.
  - Вы сказали, что мой дед Aйди Второй, долго и стабильно правил, и что его даже прозвали Королём Вечного Правления? Тогда что произошло во время восстания Кровавого Года? Великий порядок привёл к вооружённому восстанию? Это совершенно нелогично.
  Фалес смотрел на Гилберта. Тот хлопнул по книге и слегка нахмурился.
  Сероволосый дворянин спокойно ответил:
  - К появлению Кровавого Года привели много причин. Всё очень сложно. Некоторой информацией владеют лишь чиновники высокого ранга. Ты узнаешь обо всём на будущих уроках. Когда станешь официальным наследником, с правом допуска ко всем секретам, тебе всё станет известно. Сейчас я могу лишь сказать, что Его Величество уже отомстил всем врагам, которым мог отомстить. В основном скрытая угроза была устранена. Что же касается оставшихся врагов... сейчас им невозможно отомстить.
  Фалес сузил глаза. "В основном устранена?".
  Он чувствовал, что инцидент, произошедший дюжину лет назад, был невероятно важен для него.
  Тем временем, Гилберт продолжил вещать сострадательным и печальным тоном.
  - В тот год пять центральных территорий встретились с большим количеством природных катастроф, приведшим к плохим урожаям. В шести городах на юго-западе начались вооружённые восстания. В армии, которая должна была подавить восстания, произошёл мятеж. Племя Бесплотной Кости также восстало, а Империя Экстедт пошла в завоевательный поход. На севере тоже всё было неладно. Из-за морской блокады поставки с юга были отрезаны. Восставшие даже взяли в осаду город Вечной Звезды на некоторое время. Дворяне столицы объединились, чтобы вынудить короля отречься от престола. Всё произошло слишком внезапно.
  Каждый день в королевский двор поступали плохие новости: потеря территорий, вторжение врагов, поражение армий, нарушение соглашений союзниками, убийство дворян. Все молились, чтобы ситуация улучшилась, но с каждым днём всё становилось только хуже.
  Люди в городе были одеты в тряпьё, пытаясь выжить под давлением армии. Тем, кто не состоял в армии, было тяжело получить еду. Дворяне ниже Графов напоминали нищих. Их прошлая сила превратилась в навоз. Даже тот, у кого было золото, не мог приобрести за него еду.
  Начало расти число воров и грабителей. Даже армия не могла их подавить. С каждым днём росло число солдат, погибших в бою, от болезни и от голода. Дошло до того, что городской ров был заблокирован грудами трупов. Людям за пределами королевства приходилось ещё хуже. Многие стали беженцами. Они блуждали с ветром, неспособные ни на кого положиться. Криминальный мир ширился и расцветал.
  Многие лорды были повешены на своих полях. Некоторые чиновники были освежёваны на местах своей службы. Нельзя было выжить без оружия. Я слышал от одного посыльного о горах трупов, лежавших через каждые несколько шагов на дороге в дикой местности. Лошадь была неспособна проскакать галопом больше половины минуты. Если в группе было меньше пяти рыцарей, беженцы и сбивавшиеся в толпы люди без колебаний нападали на неё. Это был непростой год.
  Гилберт посмотрел в окно. Его тон был спокоен, но Фалес почувствовал в нём опустошённость и возмущение.
  - Несчастье королевской семьи Джейдстар одно из самых трагичных событий того времени.
  Фалес ничего не сказал. Вздохнув, Гилберт продолжил.
  - Король касался своих белых волос, каждый день беспокоясь о городе. Свечи в комнате для собраний не затухали. Принцам семьи Джейдстар и братьям Короля были поручены разные задачи. Кто-то наблюдал за послевоенной работой, кто-то завоёвывал расположение дворян, а кто-то сражался на передовой. В итоге все они были безжалостно убиты.
  Его Величество, прошлый государь, был обезглавлен у трона. Принцы были задушены во время сна. Наложницы принцев сожжены в замке, их наследники удавлены пелёнками. Даже Императрица Его Высочества была...
  Героический старший принц взял в руки меч, отказываясь отступать. Он умер вместе со своим защитником перед дворцом. Младшему принцу Джону не повезло сильнее всего. Когда он почти одержал победу на юго-западном поле боя, его убили презренной атакой в спину.
  Один из принцев на передовой был выброшен с высочайшего этажа замка. Второго отравили во время приветственного банкета для дворян. Один принц попал в осаду Экстедта. Помощь смогла прийти только через три часа. Вся армия была уничтожена. Дошло до того, что когда Его Величество Кессель спешил в одно место, ему повстречались пять сотен профессиональных солдат. Тогда с ним был только Ёдель.
  Смерти и кровь затопили всю страну. Вверху находились королевский двор, дворяне и влиятельные семьи. Внизу - рыцари, бизнесмены и миряне. Они понесли тяжёлые потери. Это была самая мрачная страница в истории Созвездия.
  Фалес глубоко вздохнул. "Эта страна столкнулась с таким ужасающим бедствием перед моим появлением?".
  Успокоившись, Гилберт торжественно произнёс.
  - Пожалуйста, в будущем лично займитесь вопросом Кровавого Года. Также, вам следует подготовиться. Кровавый Год лишь вершина айсберга. В истории Созвездия хватает кровавых страниц.
  Фалес кивнул. Он подавил своё любопытство и возбуждение. Сомнения и вопросы по поводу Кровавого Года были перемещены на полки памяти.
  Посмотрев на заинтересованное лицо Фалеса, Гилберт слегка кивнул, после чего продолжил говорить.
  - Фалес. С того года начинается история вашего появления. Ваш отец, Его Величество Кессель, выжил, но потерял всех родственников. Он также потерял своих детей, вашего старшего брата и сестру. Годовалый Лютер Джейдстар был задавлен пелёнками. В творящемся хаосе ассасин похитил четырёхлетнюю Лидию Джейдстар.
  Гилберт посмотрел на Фалеса сложным взглядом.
  - Фалес, дитя, - медленно произнёс он. - Вначале Лампу создали не для того, чтобы найти вас.
  Опустив голову, Фалес уставился на свои раны на руках.
  "Вот значит как".
  - После коронации Его Величества Лисция из Закатного Храма сотворила Божественное Искусство, чтобы найти в этом мире людей с кровью Его Величества. Когда мы нашли принцессу Лидию...
  Его Величество и семья Джейдстар утратила всех законных наследников. Эта ситуация длилась двенадцать лет. За это время у Его Величества больше не появилось наследника. В последние двенадцать лет у Созвездия был лишь Верховный Король. Не было ни принцев, ни принцесс. В политических браках участвовали дети из шести наиболее влиятельных семей. Так продолжалось до того дня, пока Лампа Родословной внезапно снова не зажглась.
  В комнате для занятий долго висела тишина.
  Фалес вспомнил сцены из прошлой ночи. Ему нужно было подтвердить одну вещь.
  - Во время шестилетнего правление Его Величества...
  Когда Гилберт продолжил, Фалес без колебаний его прервал.
  - План по уничтожению королевской семьи, - мягко произнёс он. - Кто с наибольшей вероятностью был исполнителем?
  Гилберт на мгновение закрыл глаза, после чего ответил.
  - Семья Шарлетон и Щит Теней.
  Фалес вздохнул про себя.
  - Семья Шарлетон является семьёй ассасинов с тысячелетним наследием. Щитом Теней называется организация ассасинов, которая в течение нескольких сотен лет буйствовала во тьме. Вместе с некоторыми людьми в тени, они организовали план, названный планом восстания Звездопада. Впоследствии об этом узнала тайная разведка королевства.
  Два тайных защитника прежнего короля Айди Второго были кем-то отвлечены. Благодаря доброжелательности государя королевские элитные стражи вместе со старшим принцем были отправлены на подавление толпы, внезапно собравшейся у дворца. Хотя сорок стражей городской защиты состояли из мастеров обычных и высших классов, легендарный ассасин сумел убить их всех. Они не продержались и половину минуты. Именно так Лордан Шарлетон отрезал голову прошлому королю.
  "Той ночью". Подумал Фалес. "Я своими глазами видел навык клинка, который неостановимо прорывался вперёд".
  - Несколько старших братьев Его Величества, включая его старшего сына, были убиты Щитом Теней при помощи различных стратегий.
  У Его Величества осталось несколько детей в королевском дворе. Их вместе с наложницей принца и старшими принцессами убил Беннет Шарлетон".
  "Беннет. Это имя кажется знакомым".
  Фалес вспомнил. "Джала назвала его незнакомцем".
  Он подавил желание прикоснуться к кинжалу ДШ. Также он сдержался от возвращения в свою комнату, чтобы расспросить Ёделя.
  - Пожалуйста, продолжайте, - сменив настроение, Фалес кивнул. - Пожалуйста, расскажите ту часть, что касается меня.
  Гилберт привёл в порядок растрепавшуюся из-за волнения одежду, поправил покосившийся галстук, и продолжил:
  - Я мало что знаю о вашей биологической матери. Согласно словам вашего отца, Его Величества Кесселя, её зовут ТерренГирана.* Что же касается её семьи... Его Величество никогда не говорил о ней. Вероятно, она не из дворян. Исходя из имени, я даже предполагаю, что она иностранка. Это всё. Его Величество не рассказал мне ни о её возрасте, ни о том, где он с ней встретился. Я также не знаю, жива ли она сейчас.
  Фалес нахмурился.
  - Меня отправили в Братство семь лет назад, - опустив голову, произнёс он. - Это значит, что моя мать встретила короля в 665 году. Могли бы вы...
  В этот момент Гилберт покачал головой.
  - За это время у Его Величества было много любовниц, тайных и явных. Некоторые оставались с ним на месяц или два, некоторые десятилетиями согревали ему постель. Более подробно обо всём знает лишь Ёдель, следующий повсюду за Его Величеством.
  - Тем не менее, ни одна из них не понесла? - с подозрением спросил Фалес. - Лишь моя мать, которую я не видел, внезапно меня родила? После этого Лампа зажглась, когда моя кровь коснулась земли? Не слишком ли это подозрительно?
  Мой отец король безразлично отнёсся к своему незаконнорождённому сыну. Было видно, что он не хочет обсуждать со мной мою мать. Вы уверены, что я его ребёнок?
  Гилберт нахмурился.
  - Я не могу обсуждать действия Его Величества. Что же касается вашей матери... я могу лишь сказать, что это судьба, - Гилберт явно чувствовал себя не в своей тарелке. - Кроме того, я должен вас предупредить, что эти идеи не лучшим образом скажутся на вашей будущей личности. Я бы попросил вас больше не упоминать об этом.
  Взгляд Гилберта был настолько суровым, что сидящий на кожаном стуле Фалес отклонился назад.
  - Лампа Родословной из Закатного Храма никогда не ошибалась. Его Величество также настаивает, что леди ТерренГирана ваша биологическая мать. Похороните эту информацию на дне своего сердца. Возможно, однажды Его Величество ответит на ваш вопрос.
  Ледяное выражение и непреодолимое величие Кесселя Пятого всплыли в разуме Фалеса. Повернувшись в другую сторону, он закатил глаза.
  - Это ответы на вопросы о том, кто вы такой и как появились на свет, - серьёзно произнёс Гилберт. - Что же касается вашего будущего...
  В этот момент в комнате для занятий неожиданно появился ещё один человек. Казалось, словно он тихо соткался из воздуха.
  Выражение лица Гилберта внезапно изменилось. Поднявшись, он ногой подбросил валявшийся на полу посох, после чего быстро встал перед Фалесом.
  В этот момент Фалес понял, что этот с виду безобидный и элегантный человек обладает неплохими навыками боевых искусств.
  Тем не менее, довольно быстро их лица расслабились, потому что стоявший перед ними человек был одет в чёрный плащ и тёмно-фиолетовую маску.
  - Спрячьтесь, - хрипло произнёс Ёдель Като, защитник Верховного Короля Созвездия. - Сюда быстро приближаются люди. Двадцать человек!
  В этот момент Фалес вспомнил слова Гилберта: "В истории Созвездия хватает кровавых страниц".
  *Заметка переводчика с китайского.
  TherrenGirana даже в оригинале имя написано латинскими буками без пробелов.
  Глава 23 Расследование в секретной комнате.
  
  "Плохая удача снова пришла на порог после того как я смог наконец-то хорошо выспаться?". Подумал Фалес, смотря на то, как Гилберт спокойно призывает двух ближайших Mечников Искоренения.
  Ёдель похлопал его по плечу, покачав головой. За маской было не видно его лица, но Фалес в уме одарил тихого защитника улыбкой.
  Hесколько Мечников Искоренения начали действовать после получения приказа. Изначально пустой и тихий Миндис Холл наполнился жизнью. Пятьдесят Мечников Искоренения начали действовать. Bоздух вибрировал от звуков команд и отчётов.
  - Третья команда займётся главным входом, вторым и третьим этажами.
  - Развёртывание групп завершено по обе стороны большого зала!
  - Незначительное усиление на крыше на месте!
  Гилберт сказал ещё несколько слов Мечнику Искоренения, который выглядел лидером группы. После этого он повернулся к Фалесу, любопытно выглядывающему из комнаты для обучения.
  Ёдель, как обычно, уже растворился в воздухе.
  Гилберт умело надавил посохом на доску, скрывающуюся за книжным шкафом. За отодвинутым шкафом оказалась секретная комната.
  - Kто это? Это друзья или враги? - спросил Фалес у Гилберта.
  Тот зажёг Лампу Вечности в секретной комнате, закрыл дверь и только потом спросил в ответ:
  - Я предполагаю, вы хотите спросить, кто осмелился приблизиться к хорошо охраняемому поместью королевской семьи в пять вечера без предупреждения?
  Гилберт больше не воспринимал своего юного мастера обычным ребёнком. На лице Фалеса появилась насмешливая улыбка. Oн уже знал ответ на свой вопрос.
  - Простите. Мне придётся доставить вам неудобство на некоторое время. Секретность является высшим приоритетом, - Гилберт осторожно открыл занавеску в тусклом свете, за которой скрывалась довольно большая железная пластина с шестью разными типами отверстий.
  Фалес с любопытством подошёл поближе. В каждом отверстии была своя картинка: первый этаж Миндис Холла, сад, балкон на втором этаже, коридор на втором этаже, лестница на третий этаж, а также внутренний дворик на третьем этаже вместе с крышей.
  - Это зеркало для наблюдений. В нём используется система отражений для наблюдения за ключевыми местами Миндис Холла, - улыбнулся Гилберт.
  "Разве это не... перископ?". Воскликнул про себя Фалес.
  - Пришло время для первого группового сражения. Другая группа рассредоточена, - пришёл из пустоты голос Ёделя.
  Фалес встал перед зеркалом для наблюдений. Eго взгляд был направлен на картинку с садом на первом этаже. Там находилась группа из десяти Мечников Искоренения семьи Джейдстар. Бойцы были выстроены в грамотное построение, атакуя при помощи мечей и щитов пятерых по-разному одетых людей!
  Тем не менее, было видно, что нарушители также составляют слаженную команду. Два бойца ловко использовали скимитары, двигаясь среди мечей и щитов в попытках спасти своего компаньона, оказавшегося в тяжелом положении. Один боец использовал наручный щит и цеп. Он пробивался через плотную формацию из мечей и щитов, заставляя одного из стражей постоянно пятиться. Другой использовал половину меча. Наклонившись, он искал появления открытия для прорыва вражеской формации. Последний неизвестный использовал меч и щит. Возглавляя атаку, он также искал открытие.
  - Нанятые наёмники и авантюристы! - произнёс Гилберт при виде сражения. - Эта команда явно давно работает вместе. Они живут на войне или работают на лорда. Они могут быть охотниками, солдатами, разведчиками, телохранителями или даже ассасинами. Нет ничего, что они не могут сделать.
  - Я вчерашним утром прибыл в Миндис Холл, а сегодня у нас уже гости? - произнёс Фалес. - Величие королевской семьи настолько дешёвое?
  - Сэр Фалес. Я могу вас уверить, что величие королевской семьи недешёвое. Как раз напротив. Величие королевской семьи заставляет наших врагов бояться, - легко ответил Гилберт. Он совершенно не нервничал. Казалось, что для него это была просто игра.
  - Врагов? - вопросительно посмотрел на него Фалес.
  - Да. Не переживайте насчёт того, что происходит снаружи. Хорошо обученные стражи вместе с Ёделем со всем разберутся. Сейчас лучший момент, чтобы ответить вам на третий вопрос. Наши враги и наши союзники.
  Гилберт отошёл на несколько шагов назад, сев на чёрный диван. Улыбнувшись, он продолжил:
  - В данный момент ваше существование является нашим самым большим секретом. Мы не хотим его раскрывать людям, особенно дворянам и лордам Созвездия.
  Шесть больших кланов защищают территорию королевства. Тринадцать выдающихся семей поддерживают королевство, выступая ключевыми членами Высшего Парламента Созвездия. Несмотря на постоянные перестановки и замены, парламент наполнен противоречиями. В конце концов, они также представляют интересы высокоранговых влиятельных дворян, которые во время основания королевства поклялись управлять Созвездием вместе с королевской семьёй.
  "Получается, на поверхности это страна, где король и дворяне правят вместе". Фалес сделал заметку в уме. Он нуждался в большем количестве информации.
  - Где находятся территории дворян? Они полностью контролируют свои территории? - спросил он.
  Гилберт кивнул.
  - Это источник силы дворян со времён древней Империи. Впоследствии родилось Созвездие. Хотя у многих дворян остались лишь имена и честь, по-настоящему поддерживают жизнь страны шесть больших кланов и тринадцать выдающихся семей, которые по-прежнему контролируют большие территории.
  Согласно данной ими клятве и имперскому указу, они должны защищать территорию королевства со всех сторон, принести клятву верности королю и платить налоги. Королевская семья может напрямую контролировать лишь центральную территорию семьи Джейдстар.
  "Время, не уступающее средневековью. Производительные мощности страны блекнут по сравнению со странами, которые я видел".
  В этот момент в воздухе снова прозвучал голос Ёделя.
  - Нарушитель на крыше холла. Его заблокировал страж.
  При виде спокойного и собранного Гилберта, Фалес подавил желание посмотреть в зеркало для наблюдений.
  - Сюзерены короля могут иметь свои собственные частные армии, но в большинстве случаев они нанимают людей для выполнения деликатных работ - особенно работ, в которых их могут обвинить. Сейчас мы видим хороший пример того, как действуют наиболее могущественные и властные лорды, - Гилберт изогнул уголки губ в улыбку.
  - Тогда что делает Верховный Парламент, состоящий из дворян и сюзеренов? Какова его власть? - спросил Фалес.
  - Верховный Парламент является продуктом правления Добродетельного Короля Миндиса Третьего. Заплатив большую цену во время Четвёртой Войны на Полуострове, Добродетельный Король приказал людям, имеющим влияние, к которым относились сюзерены и знать, чиновники, жрецы, купцы и учёные - сформировать Верховный Парламент и Совет По Национальным Делам. Первый был местом для обсуждения бизнес вопросов знати. Во втором органе находились богатые и влиятельные люди Созвездия. Благодаря своим посредническим навыкам, Миндис Третий разрешил множество конфликтов, назначал налоги, выделял ресурсы, занимал и возвращал займы, позволил Созвездию с гордостью сохранить ресурсы, оставшиеся после войны, опустошившей две страны...
  "Лидер, использующий силы королевства для разрешения конфликтов и нахождения компромисса. Создал платформу для консенсуса в иерархии". Оставил заметку в уме Фалес.
  - Пока что проигнорируем Совет По Национальным Делам. Верховный Парламент Созвездия сохранился и после правления Добродетельного Короля. Национальные дела Созвездия, такие как приказы и указы короля, объявляются после того как Верховный Король и дворяне придут к консенсусу. Подобная система породила некоторые соглашения. По факту, после формирования Верховного Парламента разногласия, имеющиеся у короля, борьба между дворянами и их показное почтение снизилось, - спокойно произнёс Гилберт.
  "Прототип представительной системы? Нет. Это не может быть настолько продвинутая вещь. Похоже на то, что иерархическая нация перешла к абсолютизму. Феодалы составляют структуру системы, но она движется к ситуации, когда местное влияние будет конкурировать с центральной властью".
  - С приходом Кровавого Года конфликты между шестью большими кланами и тринадцатью выдающимися семьями стали более очевидными. В течение тринадцати дней после убийства прежнего Короля Айди, столица под юрисдикцией Созвездия закрыла свои ворота и не выпускала свои войска, пока не вернулся Кессель. Достигнув соглашения, был коронован новый король.
  "Независимый феодальный парламент - феодалы, объединённые в организацию, выступающую против монарха. Для меня это плохие новости". Подумал Фалес. "Парламент может понизить влияние королевской семьи. Это страшная сила. Когда придёт время, этот шторм может накрыть волнами королевскую семью".
  - У Короля Кесселя за двенадцать лет не появилось наследника - шесть больших кланов об этом знают.
  На лице Гилберта появилось бдительное выражение. Его ответ был таинственным и сложным.
  - Простите мне мою грубость. Наши могущественные соседи на севере: нация Героя Райкару и Героя Чары, Королевство Экстедт, известное как "Клинок Западного Полуострова" имеет систему, при которой короля выбирают сюзерены. Король выбирается из квалифицированных сюзеренов.
  В этот момент снова раздался хриплый голос Ёделя.
  - Враг поднялся на второй этаж! С ним разбираются третья и четвёртая команды. Пять врагов приближаются к третьему этажу.
  На этот раз Фалес не стал ничего предпринимать. Гилберт глубоко вздохнул, и указал рукой наружу.
  - Сэр Фалес, вы знаете, где находятся ваши враги?
  Фалес ничего не ответил.
  "Наследственная монархия Созвездия. Выборная монархия зарубежного государства. Шесть больших кланов и тринадцать выдающихся семей. Все они враги".
  Гилберт уже дал ему ответ. Тем не менее, Фалес считал, что информации было недостаточно. В его голове появились различные гипотезы.
  Благодаря быстрой работе мозга, он извлёк обоснованные элементы, и продолжил спрашивать:
  - Если королевская родословная будет прервана, первыми кандидатами на корону будут шесть больших кланов, охраняющих границу. Значит ли это, что новый король унаследует территории семьи Джейдстар, её активы, вассалов и влияние? Если изначально шесть больших кланов равны между собой, что произойдёт, когда один из них внезапно станет королевской семьёй, заполучив верховную власть? Шесть больших кланов превратятся в пять больших кланов и одного огромного зверя? Настанет ли после этого время счастливого совместного правления и мирной работы друг с другом, как при правлении прошлого короля?
  Гилберт уже привык, что юный мастер его перебивает. Тем не менее, на этот раз он посмотрел на него с серьёзным выражением.
  Фалес выдержал его взгляд с тяжёлым сердцем.
  Его глаза замерцали, после чего он произнёс:
  - Вероятно, шесть больших кланов и тринадцать выдающихся семей испытали немало головной боли во время разделения трофеев. По крайней мере, им придётся решить, кто из них получит корону.
  "В частности, после двенадцати лет без наследника, большинство людей решило бы, что родословной Джейдстара пришёл конец".
  Фалес глубоко вздохнул.
  "Кажется, моё выживание повлияет на мир и спокойствие этой страны".
  Внезапно в его голове родилась мысль, которая ошеломила его на мгновение.
  - Гилберт, - Фалес, нахмурившись, поднялся с дивана, и медленно спросил. - Какую роль сюзерены играли во время Кровавого Года? Я слышал, что вы что-то говорили о принудительном отречении? Тогда катастрофа королевской семьи...
  Гилберт со сложным выражением на лице глубоко вздохнул. У Фалеса похолодело сердце.
  "Его Величество был обезглавлен у трона. Принцессы задушены во сне. Наложницы спалены в замке. Наследники принцев удавлены в пелёнках. Старший принц сражался у входа во дворец и погиб. Младший брат короля встретился с подлой атакой на поле боя. Тогда было ещё четыре принца".
  Фалес с открытым ртом рухнул на диван.
  Он впервые после своего перехода почувствовал, что жизнь далеко непростая штука. Он никогда не опускал руки даже в самые сложные дни в Братстве.
  В секретной комнате надолго повисла тишина. В какой-то момент её нарушило предупреждение Ёделя.
  - Кажется, осталась последняя элитная группа. Сейчас с ней сражаются на третьем этаже.
  Фалес не обратил на его слова внимания. Его разум пытался отыскать заказчиков нападения на королевскую резиденцию.
  "Почему существовала такая бесполезная королевская семья? Настолько бесполезная, что её вырезали её же сюзерены? В таком случае побег от Братства был самоубийством! Мой так называемый "отец" может расслабленно сидеть на троне? Кто или что даёт ему такую уверенность? Это Мистик? Подождите. Мой отец всё ещё король? Почему он по-прежнему остаётся королём? Это означает...".
  - Нет! - выпрямился Фалес. Он решительно отверг собственные предположения. - Во-первых, Кровавый Год стартовал сверху вниз, снаружи внутрь. Убийство широко признанного короля не могло разрешить конфликта между дворянами.
  Во-вторых, Гилберт. Вы сказали, что Верховный Парламент в течение тринадцати дней после смерти короля действовал независимо. Они целых тринадцать дней не имели короля! Они не смогли разделить трофеи и прийти к единому решению в выборе нового короля? Или они пребывали в ужасе? Они были не готовы справиться с последствиями смерти предыдущего короля.
  Ключевой фигурой является мой отец, Его Величество Кессель, коронованный после прихода к соглашению с Верховным Парламентом. Это означает, что он получил достаточно поддержки от больших кланов. Может ли быть такое, что кто-то предвидел, что принц Кессель, пребывающий в расцвете сил, не будет иметь наследника в течение двенадцати лет? Какая псионическая способность может обеспечить такой эффект?
  И, наконец, последнее, что меня беспокоит. Вы сказали, что мой отец уже отомстил всем, кому можно было отомстить. Скрытая угроза в основном разрешена. Остаткам виновников он по какой-то причине не может отомстить. Возможно, шесть больших кланов на самом деле пребывали в ужасе. Если бы они стояли за убийством королевской семьи, то неужели Его Величество, Кессель "Железная Рука", ничего бы не предпринял за прошедшие двенадцать лет?
  Шесть больших кланов и королевская семья похожи по своей природе. Они просто благородные семьи с длинной историей. Если бы они на самом деле приготовились забрать трон, они бы знали, что им нельзя действовать вместе и начинать этот прецедент. Лучшие кланы уничтожают королевскую семью. Что помешает истории повториться, когда кто-то из них займёт трон?
  Получается, что в гибели королевской семьи виноваты не шесть больших кланов! Я прав, Гилберт?
  Фалес упёртым взглядом уставился на Гилберта, словно пытаясь вытащить информацию у него из головы. Гилберт шагнул вперёд с сокрушительной улыбкой. Прочистив горло, он кивнул.
  - Изначально я планировал сделать так, чтобы вы считали шесть больших кланов врагами. Этого было бы достаточно. Тем не менее, кажется, что я всё ещё недооцениваю вас, мой дорогой юный Сэр. Я верю, что Его Величество будет горд тем, что вы смогли прийти к подобному выводу. Однако сюзерены, находящиеся во дворце, не были полностью безвинны. Во время убийства королевской семьи они предпочли отсидеться в стороне и с улыбками за всем наблюдать.
  В глазах Гилберта плескалась грусть. Поколебавшись, он произнёс:
  - За постигшей королевскую семью Джейдстар трагедией определённо кто-то стоит, но сам я не знаю правду. Лишь Его Величество знает все детали. Это трагедия семьи Джейдстар. Будет лучше, если о ней вам расскажет Его Величество.
  Пристально смотрящий на Гилберта Фалес энергично фыркнул. Казалось, что из большого шарика выпустили воздух. Фалес облокотился на спинку большого дивана.
  - Боже... - Фалес закатил глаза, не став заморачиваться с этикетом. - Просто сказали бы об этом раньше!
  Гилберт рассмеялся, после чего слегка поклонился. Приняв слова юного мастера, он подумал про себя: "Фалес. Этот мальчик... возможно, Созвездие изменится благодаря ему. Хотя настоящий враг королевской семьи Джейдстар пока неизвестен, вероятно, Фалес более страшен, чем шесть больших кланов и тринадцать выдающихся семей, причём они этого не знают".
  Внезапно их прервал голос.
  - С нарушителями покончено, - прозвучал голос Ёделя. - Выживших нет.
  Гилберт выглядел серьёзным. Кивнув, он медленно поднялся.
  - Очень хорошо, - произнёс он.
  Фалес никак не отреагировал.
  "С нарушителями справились за время приготовления обеда? Камень упал, но не раздалось ни звука?".
  Подойдя к двери секретной комнаты, Гилберт жестами показал Фалесу, чтобы тот встал.
  - Не переживайте, Сэр Фалес. Это было простое прощупывание почвы. С этими заботами мы прекрасно справимся и сами. Ваше поле боя в сотню раз опаснее и порочнее.
  
  Глава 24 Смертное существо.
  
  Полдень 16 ноября. Pынок Kрасной Улицы.
  Oбычно шумная и оживлённая красными огнями улица была заполнена людьми в тёмно-синей униформе сотрудников полиции. Tёмно-синюю униформу можно было увидеть на дороге и среди развалин зданий. Они приxодили и уходили, вооружённые носилками, припасами и записными книгами.
  - Здесь ещё один! - махнул рукой офицер полиции, подзывая своего коллегу. После этого они вдвоём начали вытаскивать деформированное тело из-под упавшей колонны.
  - Этот ещё дышит! - раздался тревожный крик в стороне. Доктора и целители, выделенные ратушей и храмом, быстро отправились на крик.
  Лорбек Дейра, руководитель Западного Полицейского Участка первого класса стоял на маленьком возвышении, созданном из обломков разрушенного дома. Eго ступни касались запятнанных кровью камней.
  Hедавно он с улыбкой отослал прочь государственных чиновников из ратуши, разодетых в чистые и яркие одежды. Он вежливо и даже немного робко выслушал их глупые жалобы о том, что со всеми делами здесь должна разбираться полиция, и что ратуша слишком занята обслуживанием людей, чтобы направлять сюда ресурсы.
  Позади Лорбека находился большой зонт, установленный на открытом месте. Это был временный морг. B данный момент под ним лежало порядка ста трупов. Некоторые трупы принадлежали невинным гражданам, а некоторые людям из банд. Среди трупов ходило много чиновников в масках, что-то записывающих в записные книжки. Время от времени члены семьи, давно ищущие своих родных или те, кто только узнал новости, издавали душераздирающие крики, узнавая кого-то среди трупов.
  Некоторые гражданские, узнавая униформу чиновников, свирепо на них набрасывались, но офицеры полиции оттаскивали их прочь.
  Опустив голову, Лорбек глубоко вздохнул.
  К счастью на носу была зима, и здесь не было мух.
  Лорбек наступил на вывеску, сломанную в нескольких местах. Когда он увидел, что это была вывеска шахматного клуба, его лицо стало более жёстким.
  Внутри окровавленных руин валялась изящная фигурка мечника. Нагнувшись, Лорбек поднял фигурку и очистил её от пыли.
  Тем не менее, кровь сильно прилипла к фигурке и не желала оттираться.
  "Ублюдки".
  Лорбек с бледным лицом рассматривал фигурку. У фигурки мечника отсутствовала рука с мечом. Казалось, что она была отрублена.
  Шеф полиции снова посмотрел на руины. Мужчина в тёмно-красном пальто также всё осматривал. Заметив его взгляд, на лице Лорбека проступило недовольство.
  - Я не одобрю! - решительно произнёс он.
  - Ты уверен? - человек в красном пальто показал лицо. Его костлявое лицо покрывала борода, а тон был наполнен злыми намерениями. - Но это просьба Его Превосходительства и Банды Кровавого Вина.
  - Николай! Это не то, о чём мы изначально договаривались! Даже Его Превосходительство не соглашался на то, чтобы вы превратили Рынок Красной Улицы в руины и создали сотни жертв! - Подавив гнев, Лорбек начал через стиснутые зубы выплёвывать слова. - И теперь вы даже хотите забрать... их тела?
  Лорбек чувствовал, что его недовольство пронзит небо.
  Тем не менее, человек, которого он назвал Николаем, ответил с холодным лицом, словно ему было всё равно.
  - Ты не совсем прав. Дома ведь уничтожены только в центре, не так ли? Я также не знал, что руководитель Западного Полицейского Участка, дистанцировавшийся от конфликта и наблюдающий за ним издалека, обладает чувством справедливости и сострадания. Кроме того, мы также потеряли немало людей.
  "Отброс. Ваши банды участвовали в вашей войне, и ты ещё хочешь, чтобы я отправил людей вам на помощь?". Подумал разозлённый Лорбек.
  - Это потери Банды Кровавого Вина. Это также потери Его Превосходительства, а значит это и твои потери, - произнёс Николай.
  "Отброс. Почему его всего лишь выгнали с западного фронта? Им нужно было отрубить ему голову!". Выругался в сердце Лорбек.
  Николай продолжил мрачным тоном:
  - Это пойдёт на благо Его Превосходительству. Всего несколько тел, я уверен, что ты дашь добро.
  Тем не менее, Лорбек не стал идти на попятную. Подойдя к Николаю, он приблизил своё лицо вплотную к его лицу. Его глаза были наполнены гневом.
  - Мне плевать, сколько погибло ваших членов Банды Кровавого Вина. Я могу выполнить приказ Его Превосходительства, но он не упоминал, что вы создадите такие разрушения! Этим утром всё королевство узнало, что вы играли с взрывчаткой на Красной Улице! У нас даже было специальное собрание, посвящённое сражению банд в Западном Округе!
  Выражение Николая изменилось. Уперевшись лбом в лоб Лорбека, он посмотрел ему в глаза. Его следующие слова были пропитаны ненавистью и яростью:
  - Тогда ты должен знать, что мы злы не меньше, чем вы! Банда Кровавого Вина не покоряется обстоятельствам. Мы вернём кровавый долг!
  Спровоцированный Николаем Лорбек ответил не менее гневно:
  - Перестань говорить о своей банде бесполезных лузеров! Банда Кровавого Вина не покоряется обстоятельствам? Как думаешь, если я уберу патрульные команды, вы, отбросы, сможете покинуть Рынок Красной Улицы?!
  Николай возмущённо нахмурился. В его глазах продолжал разрастаться гнев. Лорбек не отводил от него взгляда.
  Заметив происходящее, к двум мужчинам начали сходиться офицеры полиции.
  Капитан Мечников Искоренения с холодным выражением положил руку на рукоять меча. Когда Николай увидел периферийным зрением подходящих офицеров полиции, его сердце похолодело.
  "У этого копа кишка не тонка".
  Одновременно с этим он заметил нескольких жителей, с предвкушением наблюдающих за развернувшейся сценой из-за оцепления. Некоторые зеваки явно имели скрытые мотивы. Время от времени они исчезали, а их места занимали другие люди.
  "Чёртово Братство".
  Рынок Красной Улицы больше не принадлежал Банде Кровавого Вина. Николай учёл силу полиции и угрозу со стороны Братства. Подавив недовольство в сердце, он отступил назад.
  "Воздушный Мистик исчез. Мы вынуждены признать поражение до возвращения Кровавого Мистика. Чёртов коп!".
  - Извиняюсь за своё заявление, лорд Лорбек Дейра. - Николай с улыбкой выдавил из себя слово "лорд", после чего натужно поклонился.
  Это был нестандартный поклон.
  - Мы не должны были вас беспокоить. Я уйду и извинюсь перед герцогом.
  Рассмеявшись, Николай развернулся и начал уходить... пока неожиданный ответ не остановил его.
  - Подожди!
  Стиснув кулаки, Лорбек напомнил себе не быть импульсивным.
  "Чёрт. Дерьмо. Сделав шаг вперёд, я не могу отступить".
  Лорбек слабо махнул рукой, приказывая своим людям отступить.
  Уголки губ Николая приподнялись. Он видел, как Лорбек мучительно закрывает глаза. Спустя какое-то время тот произнёс дрожащим голосом:
  - Чёрт. Ладно. Вы можете взять трупы, но не больше двадцати. Кроме того, они должны быть невостребованными!
  Улыбка на лице Николая наконец-то выглядела искренней.
  - Подчиняюсь, мой лорд. - Николай снова страстно обратился к Лорбеку по его титулу.
  "Невостребованные трупы?". Николай презрительно рассмеялся. "Так как Банде нужны эти трупы, разумеется, они будут "невостребованными". Верно?".
  Он был доволен сотрудничеством с полицией и общественностью.
  Нестандартно поклонившись, Николай развернулся.
  Посмотрев ему в спину, Лорбек покачал головой, после чего слабо спросил:
  - Зачем вам нужны тела?
  - Один важный человек хочет развлечь своих старых друзей, - ответил Николай пугающим тоном, не став поворачивать головы. - Подготовься к банкету.
  Когда Николай исчез, вместе с ним исчезли и несколько наблюдателей из зевак.
  Лорбек опустил взгляд, увидев в луже крови своё отражение. Это было отражение беспомощного мужчины среднего возраста с седыми волосами и морщинами.
  Он чувствовал отвращение в сердце. Глубоко вздохнув, Лорбек посмотрел на шахматную фигурку в руке. Он заметил, что однорукий мечник улыбается ему. Шеф полиции с грустью выбросил фигурку и отвернулся. Однорукий мечник упал в лужу крови, заменив отражение Лорбека.
  ...
  Шесть вечера. Миндис Холл.
  - Четыре группы по пять человек с чётким разделением работы, молчаливое понимание, элита обычного класса под управлением высокого класса - они были опытными бойцами, обладающими экстраординарными навыками, но судя по их снаряжению и внешности, они нанятые люди.
  Гилберт встал у мёртвого тела. Махнув рукой, он приказал стражу спустить тело вниз.
  - Наёмники и авантюристы, осмелившиеся атаковать королевскую семью - если наниматель не пообещал им большую награду, значит, они были уверены, что смогут избежать опасности.
  Гилберт со сложенными за спиной руками стоял в холе первого этажа. Уставившись в пустой угол, он спросил:
  - Как бывший авантюрист, что ты думаешь?
  Из пустоты донёсся хриплый голос.
  - Думаю, возможны оба варианта, но скорее верен второй - наниматель не сказал им всей правды. Может, им сказали, что здесь будет не больше двадцати человек охраны?
  - Возможно, наниматель и сам не знал, что здесь будет экстраординарная охрана? Кроме того, ты тоже был здесь, - произнёс Гилберт.
  Трупы выносили наружу со ступеней, крыши и коридоров. Гилберт смотрел на то, как стражники выносят тела нападавших и вытирают пятна крови. Опустив голову, он задумался.
  - Но это всё слишком просто, - пробормотал он. - Хотя мы удвоили число стражи в Миндис Холле, хотя они отлично обученные Мечники Искоренения обычного и высокого класса, хотя это была просто проба почвы, мы слишком просто разобрались с незваными гостями.
  Выносящие трупы бойцы игнорировали говорящего самого с собой Гилберта. Казалось, что тот разговаривает с пустым местом, пока позади него не появился Ёдель.
  - Они не думали о смерти и не планировали убивать охранников, - произнёс тайный телохранитель в маске. - Если бы я позже начал действовать, то, скорее всего, они бы отступили.
  Гилберт сильно нахмурился.
  - Это неправильно. Даже если они пришли сюда для разведки, их наскок был слишком поспешным. Создаётся впечатление, что они...
  Ёдель закончил за него:
  - Хотели умереть.
  Сероволосый дворянин кивнул:
  - Если их наниматели те, о ком мы думаем, то они должны были знать, что если мы скрываем что-то важное, то их текущие приготовления будут бесполезны. Тогда что ими двигает? Они хотели кого-то прикрыть?
  - Нет. Я не обнаружил других людей, - покачав головой, ответил Ёдель.
  - Если больше никого не было...
  В этот момент Гилберт и Ёдель одновременно посмотрели на открытую дверь первого этажа. В лучах закатного солнца к Миндис Холлу подъезжала простая карета.
  Выслушав отчёт от стражника, Гилберт кивнул.
  - Прибыла Джинс, - произнёс он. - Эта женщина. Она ненавидит находиться в ограниченных пространствах, например в каретах, но при этом решила наступить себе на шею, чтобы создать ложную картину.
  После его слов Ёдель резко поднял голову.
  Гилберт странно себя почувствовал. Он не понимал, почему обычно безэмоциональный тайный телохранитель так отреагировал. В этот момент лицо Гилберта побледнело. Он шокировано уставился на Ёделя.
  "Ложная картина. Возможно ли, что...".
  - Разве ты не сказал, что больше никого не обнаружил? - спросил Гилберт с бледным лицом.
  Ёдёль повернулся к лестнице. Его тело вспыхнуло.
  - Я оставил восьмерых Мечников Искоренения сверху... - Прежде чем Гилберт закончил своё предложение, Ёдель уже исчез.
  "Подождите. Он не обнаружил других "людей"...".
  Гилберт свирепо ударил себя по голове.
  - Внимание! Быстрый сбор на третьем этаже! Защитите свою цель!
  ...
  Фалес со стекающим по спине холодным потом смотрел на человека перед собой. Это был бледный мужчина, одетый в роскошный плиссированный жакет с рукавами и фирменную кожаную обувь. Этот человек внезапно появился между ним и восемью Мечниками Искоренения.
  Без ветра, без звука, без следа.
  Краем глаза Фалес увидел, как на шеях восьмерых Мечников Искоренения появляется кровь.
  Когда он посмотрел на них, те уже повалились на пол. Их тела конвульсивно подёргивались.
  Фалес уже раньше встречался с могущественным врагом - Мистиком Асдой. Тем не менее, он впервые встретился с врагом, который появился так внезапно.
  Даже с его выдающимися навыками наблюдения он не смог вовремя среагировать. Он не увидел движения "гостя".
  Фалесу захотелось инстинктивно закричать, но в этот момент перед ним появилась правая рука. Хорошо одетый мужчина закрыл ему рот.
  Фалес снова не заметил его движения.
  Даже когда мастер Ральф, Последователь Призрачного Ветра быстро перемещался, его траектория и тень всё равно были видны.
  Тем не менее, этого нельзя было сказать о движении правой руки незнакомца. Казалось, что это были анимированные кадры.
  Фалес перестал тратить энергию на бесплодную борьбу. Успокоившись, он сделал всё возможное, чтобы нормализовать сердцебиение, после чего посмотрел на стоявшего перед ним человека.
  Человек был немного выше Ёделя. За его светлой чёлкой были видны голубые глаза. Хотя его лицо было болезненно бледным, он был - Фалес мог выразиться только так - очень красивым.
  По сравнению с нежным шармом Асды, человек перед ним имел более яркое и спокойное лицо. К сожалению, Фалес не мог почувствовать тепла от его тела.
  Тело незнакомца источало приятный запах духов. Даже такой деревенщина как Фалес мог сказать, что это не были дешёвые духи, которые можно купить на городском базаре.
  Красивый мужчина бледно улыбнулся.
  - Для меня это была обычная прогулка, но посмотрите-ка, что я нашёл. Смертное существо.
  "Смертное существо?".
  Фалес отметил в голове этот особый термин.
  - Запах твоего тела... *Хссс* действительно вкусен. Как и ожидалось, даже в таком неожиданном месте можно найти еду!
  Тем не менее, в следующее мгновение его выражение лица изменилось.
  Схватив Фалеса, он замерцал. В следующее мгновение Фалес оказался в объятиях человека с плотно зажатым ртом.
  - Он так быстро понял. Этот парень в маске. Я не смогу с ним справиться, - пробормотал красивый блондин. - Я могу съесть эту еду и дома. К счастью, солнце садится.
  Это были последние слова, которые услышал Фалес. В следующее мгновение его глаза окружил пакет с кипящей кровью. Он почувствовал, как небо начало вращаться.
  Миндис Холл стал вращаться и уменьшаться.
  Прежде чем сознание покинуло его, Фалес увидел расплывчатую фигуру Ёделя в маске, появившуюся между лежащими на полу Мечниками Искоренения.
  Глава 25 Бессмертные виды (1).
  
  Лорбек осторожно сидел на стуле посетителя клуба. Он выглядел сдержанным. B нём совсем нельзя было разглядеть достоинства, которым должен обладать шеф полиции первого класса.
  Kраем глаза он видел трёхцветную эмблему цветка ириса на двери и портрет милого старика.
  Лорбек знал, что даже если бы весь город находился под его контролем, и он был вассалом короля, имеющим настоящую власть, он бы всё равно не смог комфортно сидеть здесь и разговаривать с изящным молодым дворянином напротив.
  В действительности же, он был всего лишь мелким шефом полиции.
  - Cпасибо, что согласились встретиться со мной, несмотря на загруженное расписание, - Лорбек сопроводил свои слова уважительным поклоном.
  - Пожалуйста, не говорите так! С вашим опытом и статусом, вы более чем квалифицированы, чтобы быть моим учителем. Это слова моего покойного отца. - Молодой человек имел кучерявые, цвета железа волосы, круглое лицо и толстые губы. С дружеской улыбкой молодой человек продолжил. - Хотя у нас с отцом были разные вкусы на вина, оба мы сходимся в нашем уважении к вам.
  Лорбек поспешно кивнул, почувствовав тепло на сердце.
  - Почивший герцог был добродетельным и великодушным человеком. В этом плане вы нисколько не уступаете своему отцу.
  После этих слов молодой человек изучающим взглядом уставился на портрет старика. Улыбка почившего герцога была доброй и милой.
  Через несколько секунд молодой человек вынырнул из своих мыслей.
  - Я сожалею. Прошло уже два года, но я всё ещё... я надеюсь, что не опозорил его, - молодой человек с кривой улыбкой покачал головой. Поднявшись на ноги, он посмотрел вдаль с мимолётной грустной улыбкой, и неторопливо вздохнул. - Иногда я думаю, если бы отец был всё ещё жив... я бы с радостью послушал, как он меня ругает.
  Лорбек чувствовал неловкость. С одной стороны он тоже скучал по старому добросердечному герцогу. С другой стороны он чувствовал, что если молодой герцог демонстрирует перед ним свои истинные чувства, то в такой деликатный момент он не должен его перебивать.
  К счастью молодой герцог быстро вынырнул из грёз. Спрятав поглубже воспоминания, он решил шуткой разрядить атмосферу.
  - Eсли, конечно, он бы не начал поднимать тему вина.
  После этих слов оба мужчины сдержанно рассмеялись.
  Многим было известно, что почивший герцог любил ржаное вино Экстедта, в то время как молодой герцог отдаёт предпочтение утончённому виноградному вину из Сера Дучи. Из-за этого отец и сын часто спорили перед семейной эмблемой трёхцветного цветка ириса. Иногда споры едва не перерастали в дуэли. Лишь покойная герцогиня и милая мисс Хилл могли при помощи убийственных или кокетливых взглядов остановить их перепалки.
  Hесколько слов молодого человека развеяли неловкую атмосферу.
  Продолжая посмеиваться, молодой человек взял в руку курительную трубку из агарового дерева. После этого он подошёл к бару и взял бутылку вина без этикетки.
  - Прошу прощения. На самом деле я не курю. Недавно ездил на конный завод и там говорил со стариками, - с кривой улыбкой пояснил молодой человек. - Надеялся, что трубка придаст мне возраста. Они предпочитают обращать внимание на коня, утратившего подкову, чем на слова молодого человека, продающего идеи по усмирению бандитов.
  Зоркий глаз Лорбека приметил среди разнообразных бутылок с виноградным вином в баре бутылку крепкого черно ржаного вина. Хотя её никогда не открывали, она выглядела очень чистой.
  Воспоминания о старом герцоге тронули Лорбека.
  С момента смерти старого герцога Ковендье прошло уже два года. Сегодня Лорбек впервые в частном порядке встретился с молодым герцогом. Прошло всего несколько минут с начала встречи, а шеф полиции уже был впечатлён дружелюбным и доступным молодым герцогом.
  Он был достоин представлять один из Шести Больших Кланов. Он заслуживал девиза на трёхцветном ирисе "Лучше умереть за друзей, чем за врагов". Он был настоящим сыном своего отца. Кажется, у Ковендье был хороший наследник.
  Слегка поклонившись, шеф полиции подтвердил мнение молодого человека:
  - Лишь те, кому не хватает таланта, полагаются на свой статус. Я верю, что Вашему Превосходительству хватит характера и способностей, чтобы не полагаться на статус.
  - Я не смогу в полной мере вас отблагодарить, - выдавив улыбку, молодой герцог принёс два бокала вина. Протянув Лорбеку один бокал, он продолжил. - Эти слова произнесены самым молодым шефом полиции. Они заставляют почувствовать себя непринуждённо. Вы знаете, как герцог Каллен подбадривал меня?
  Лорбек с радостью взял бокал с красным вином. Его сдержанность в какой-то момент исчезла. Ему сделалось смешно, когда молодой герцог начал имитировать позу и манеру разговора пузатого герцога восточного побережья.
  - Не переживай, маленький Зайен! Tы знаешь, я и твой отец были выращены прошлым королём с помощью либеральной порки задниц. - Молодой герцог исказил лицо, парадируя герцога Каллена. Его лицо покраснело, когда он произнёс густым голосом. - Поэтому если кто-то поставит под сомнения нашу квалификацию, мы покажем им наши задницы!
  Лорбек и молодой герцог снова рассмеялись. Чокнувшись бокалами, они опустошили их до дна.
  Человек высокого статуса со смиренным поведением всегда производит хорошее впечатление на своих подчинённых.
  После сердечного и дружеского обмена любезностями, они наконец-то подошли к главной теме.
  Молодой герцог нахмурился.
  - Мне нужно много тел? Старые друзья? Банкет? - с сомнением произнёс он. - Этот человек на самом деле произнёс нечто подобное?
  Лорбек серьёзно кивнул:
  - Он сказал, что выполняет ваш приказ, но насколько я знаю...
  - Даже если бы я сошёл с ума, то не отдал бы подобный приказ! - Поставив бокал вина, герцог Ковендье решительно махнул рукой.
  При виде его действий Лорбек наконец-то успокоился.
  - Я новый человек в государственных делах. Также я не обращал внимания на детали контакта с Бандой Кровавого Вина. С другой стороны, вы обладаете большим опытом и много знаете о том, что происходит в городе. Что вы об этом думаете? - подняв голову, искренне спросил молодой герцог.
  Его смиренное и уважительное отношение позволило Лорбеку почувствовать себя комфортно. В итоге он искренне высказал своё мнение.
  - Насколько мне известно, существует мало ситуаций, требующих трупов. Таинственные Мистики давно погибли. Еретического бога и жертв демону давно не было видно. Банда Кровавого Вина вряд ли станет заниматься медицинскими или терапевтическими делами. Остаются расы, живущие на мёртвых телах или крови.
  Зайен Ковендье медленно кивнул. Закрыв глаза, он начал обдумывать слова Лорбека. Спустя дюжину секунд он открыл глаза и посмотрел на шефа полиции.
  - Бессмертные виды? - спросил он.
  Лорбек согласно кивнул.
  Герцог глубоко вздохнул.
  Шеф полиции больше не говорил. Он знал, что теперь пришёл черёд подающего надежды молодого и высокорангового дворянина принимать решение.
  - Подкупом или убеждением, прогрессивным и упорядоченным путём нужно присоединить криминальный мир к структуре королевства и его правовой системе... - В этот момент молодой герцог выглядел неважно. Заложив руки за спину, он медленно прохаживался по кабинету. Его поведение напомнило Лорбеку старого герцога.
  - Это политика, выбранная моим прадедом во времена правления короля Кесселя Четвёртого. Банда Кровавого Вина была хорошим примером в течение десятилетий. Судя по всему, сейчас у них образовался конфликт. Они не могли не продемонстрировать свою беззаконную природу, - нахмурившись, молодой герцог осторожно подбирал слова. - Хотя восходящая банда пытается отобрать у них территорию, слепое потакание не является верным решением в долгосрочной перспективе. Использовать Pынок Красной Улицы, чтобы организовать западню, которая несла непосредственную угрозу жизням и имуществу жителей королевства? Эта ситуация даже встревожила Имперский Совет и Его Величество. Они перешли черту...
  Молодой герцог выглядел серьёзным и величественным. Его слова были жёсткими и холодными. Каждое слово проникало в сердце Лорбека, заставляя его ещё сильнее уважать человека напротив.
  - Кроме того, после поражения во внутреннем конфликте, он не сдержал свой нрав и не стал зализывать раны. Напротив, он начал действовать, как зажатый в угол зверь, решив заручиться посторонней поддержкой. Он даже использовал моё имя, чтобы запугать полицию и забрать трупы. Это нелепо!
  Опустив голову, Лорбек дожидался финального вердикта трёхцветного цветка ириса.
  - Эшфорд! - громко воскликнул молодой герцог. В следующее мгновение в кабинет вошёл седовласый дворецкий. Узнав этого человека, Лорбек поспешил его поприветствовать. Тот был самым доверенным дворецким почившего герцога.
  Старый дворецкий вернул приветствие, после чего начал с уважением прислушиваться к словам своего молодого господина.
  - Кто поддерживает контакт с Бандой Кровавого Вина? Забудь. Кем бы он ни был, скажи ему прийти в мой кабинет и объясниться! Отправь группу людей с флагом трёхцветного ириса. Пусть получат ответы от авторитетных людей в Банде Кровавого Вина. Они должны объяснить, по какому праву они угрожали доверенному лейтенанту моего отца и офицеру полиции королевства! Также отправь небольшой отряд Рыцарей Искоренения высокого класса. Пусть найдут их новых гостей, оскверняющих трупы, вампиров или оборотней! Если они обнаружат, что те нарушают Пакт о Людях и Бессмертных Видах, в расспросах не будет никакой необходимости - сразу принеси мне их головы, хотя нет, здесь будет слишком грязно - отдай их головы собакам!
  Приготовь карету и мою одежду. Я раньше времени нанесу визит во дворец Возрождения. *Вздох* Эти дела между бандами и обычными людьми. Надеюсь, Его Величество прислушается ко мне...
  Оповести Его Превосходительство Мората из Секретного Разведывательного Управления Королевства, что ему нужно обращать больше внимания на Большой Банкетный Зал и Дикие Обширные Горы. Бессмертные виды наслаждаются трупами граждан королевства? Хмпф! Когда они в последний раз собирались в королевстве? В Кровавый Год? Если я узнаю, что вампиры и оборотни вмешиваются в наши внутренние дела, чтобы разрушить Созвездие...
  Когда герцог дошёл до этих слов, Лорбек понял, что ему больше нельзя здесь находиться. Он быстро откланялся. Дружеский и подбадривающий взгляд герцога проводил его.
  Сам нерадостно выглядящий герцог продолжил увещевать дворецкого.
  Шеф полиции вышел за пределы семейного поместья семьи Ковендье и только после этого вздохнул с облегчением. Он знал, что после сегодняшней беседы с герцогом он не столкнётся с серьёзными последствиями в случае возникновения противоречий с Бандой Кровавого Вина.
  Более важным было то, что он лично повстречался с Зайяном Ковендье и искренне почувствовал, что...
  "В разрушающемся королевстве ещё есть надежда".
  ...
  Убедившись, что Лорбек покинул поместье, дворецкий Эшфорд тихо закрыл дверь в кабинет.
  Герцог Зайен закрыл глаза. Глубоко вздохнув, он сел в кресло.
  - Я на самом деле восхищаюсь им. Ему уже сорок, но он всё ещё азартен, - Зайен с облегчением погладил переносицу. Его лицо выглядело усталым. - Создаётся впечатление, что он может что-то изменить. Очень жаль, что без заботы о самооценке чиновника, тем более такого высокого ранга, никуда не деться.
  - Его почившее Превосходительство высоко ценил его талант. Кроме того, скорее всего его волновало, как разногласия в Банде Кровавого Вина повиляют на ваше восприятие, Ваше Превосходительство, - Эшфорд налил вина своему господину, после чего подошёл к бару и начал протирать бутылки с вином, в особенности бутылку с ржаным вином.
  - Кстати о Банде Кровавого Вина... - Зайен поднял бокал, и слегка отхлебнул, наслаждаясь вкусом вина.
  После этого он покачал головой. На его лице проступила беспомощность.
  - Они открыто пришли к полиции требовать трупы. Не знаю, смеяться мне или плакать. Мистики произошли от волшебников. Я полагал, что они будут обладать соответствующей мудростью, - произнёс он.
  - Их лидер, Воздушный Мистик, исчез после сражения той ночью, - мягко напомнил своему господину Эшфорд. - Кроме того, после сокрушительного поражения Братству, силы Банды значительно поистощились. По-видимому, они больше не могут предоставлять кровь семье Корлеоне. Всё это привело к их глупым действиям, - Эшфорд не стал смотреть на Зайена. Его внимание было полностью сосредоточено на протирании бутылки с ржаным вином, которую старый герцог никогда не желал пить.
  - Проигрыш в битве, которую они должны были выиграть, дорого им стоил, - произнёс Зайен, слегка покачивая вино в бокале. - Тем не менее, мне нужно компенсировать собственные ошибки. Дипломатическая группа Экстедта прибудет в королевство в следующем месяце. Запланированная передача бойцов из Банды Кровавого Вина может быть недостаточной, - Зайен посмотрел на вино. Вдохнув его аромат, он ощутил беспокойство.
  Закрыв глаза, молодой герцог глубоко вздохнул. Расстегнув воротник, он снова пригубил вино.
  Пока вино текло по его горлу, Зайен посмотрел на портрет своего отца. Добрая улыбка старика заставила его почувствовать себя ещё более обременённым.
  - По крайней мере, семья Корлеоне быстро ответила на ваше приглашение. Также письма были тайно разосланы остальным. Основываясь на их отношениях с трёхцветным цветком ириса, я верю, что они должны вскоре ответить, - легко произнёс Эшфорд.
  - Хмпф. Семья Корлеоне является лидером "Семи Нижних Столпов" Ночного Королевства, но пришли всего три человека и некоторое число кровавых рабов. - Зайен нахмурился, залпом допивая вино. Закрыв глаза, он нежно погладил переносицу. - Это не их обычный стиль.
  Эшфорд наклонил голову, показывая, что он слушает.
  - Герцог, имеющий много богатых кровью наследников, как Кровавый Клан, в итоге оказался в той же ситуации, что и нищие из Нижнего Округа. Крови мертвецов должно было хватить, но они захотели большего, начав обращаться к живым. Кроме того, они даже запросили бойцов обычного и высокого класса, - Зайен медленно открыл глаза.
  Его глаза заметно потемнели. Приняв от Эшфорда больше вина, он слабо произнёс:
  - Какая жалость.
  - В конце концов, это вы "пригласили" их сюда, обеспечив "едой и проживанием", - мягко напомнил своему господину Эшфорд.
  - Они скрыли правду по поводу текущего состояния семьи Корлеоне, - безэмоционально произнёс Зайен. Закрыв глаза, он попытался успокоить ум. Когда его глаза снова открылись, в них плескался холод. - Любые случайности могут разрушить наш план. - Подумав немного, он тяжёлым тоном добавил. - Пусть Сейчлес и Кассейн приведут группу из четырёх рыцарей в поместье Вайн. Во-первых, обсуди это с Николаем. Надави на Банду Кровавого Вина. Если они не будут создавать проблем, ирис обеспечит их выживание.
  После поражения они продолжают размахивать кулаками? Есть ещё три вампира, пришедшие с восточного полуострова.
  Зайен Ковендье произносил слова решительным тоном. Его круглое лицо было спокойным, но по какой-то причине пугающим.
  - Узнай секрет, который они скрывают. Если они не станут сотрудничать... Напишешь официальное письмо в Храм Заката. Семья Ковендье всегда была предана Монарху Заката. Приложишь к письму три черепа вампира.
  Запроси расследование, проведённое разведкой на восточном континенте. Я хочу знать все последние новости, связанные с Ночным Королевством. Мы больше не можем использовать три Кровавых Клана. Найдём кого-то другого.
  Герцог Зайен легко опустил руку с бокалом вина.
  "В следующем году королю Кесселю исполнится сорок восемь. Все короли в этом возрасте выбирают себе преемников. Это будет критически важный период для наследования трона. На первый план выйдет соперничество с другими пятью великими кланами. Если Джейдстарам суждено остаться без потомков, тогда потомок не менее выдающегося Ленстера Ковендье, с самого начала сражавшегося вместе с королём Тормондом Первым, с флагом трёхцветного ириса принесёт клятву короля. В таком случае, я буду обладать достаточным авторитетом...".
  Подумав об этом, Зайен почувствовал, как его плечи наливаются тяжестью, но становятся сильнее.
  Он вспомнил о герцоге Каллене. Его зрачки слегка дрогнули, после чего он рассмеялся. В его глазах не было ни следа теплоты.
  Эшфорд опустил на стойку бара бутылку с вином, идеально поклонился и ушёл.
  - Верно. Хотя это пустяковое дело, пусть Сейчлес свяжется с Николаем.
  Зайен поднял взгляд. Посмотрев на трёхцветный цветок ириса, он задумчиво спросил:
  - Как продвигается зондирование Миндис Холла?
  
  Глава 26 Бессмертные виды (2).
  
  Kрасный. Цвет крoви.
  Он покачал головой, испытывая головокружение.
  "Где я?".
  Острая боль пронзила его грудь и живот.
  Он застонал в замешательстве. Открыв глаза, он увидел перед собой кровавую пелену.
  В этот момент знакомый и нежный голос произнёс:
  - Цижэнь, не двигайся! Продержись ещё немного! Скорая уже едет.
  Он на мгновение успокоился, но в следующий момент боль в груди и головокружение усилились.
  - У Цижэнь! - голос стал более встревоженным. - Ты не можешь здесь умереть! Ты... Правильно. Ты ещё не изменил мир! Как ты можешь здесь умереть? Ты ещё не изменил мир. Имеешь ли ты квалификацию, чтобы завести со мной ребёнка?
  "Изменить мир? Завести ребёнка?".
  Hемного придя в себя, он тяжело задышал, почувствовал себя лучше.
  Пребывая в окровавленном состоянии, он выдавил из себя улыбку.
  - Излечим ли синдром второгодника... ахх.
  Казалось, что обладатель знакомого голоса расплакался от радости. Тем не менее, всхлипывающий смех начал становиться слабее и мягче, словно собирающаяся потухнуть свеча.
  Он внезапно запаниковал.
  "Нет. Этого не произойдёт".
  Болезненно улыбнувшись, ему захотелось заговорить с обладателем голоса. Eму хотелось пошутить с ней, как он обычно это делал. Тем не менее, открыв рот, он обнаружил, что не может произнести её имя.
  Перед его лицом продолжала стоять кровавая пелена. Его тело стало горячее.
  *Пуф*
  Фалес упал в густую траву. Открыв глаза, он полностью пришёл в себя.
  - Чёрт! Что случилось? - злобно выругался находящийся рядом с ним бледный блондин. - Как он использовал столько крови? - голос был наполнен подозрением и недовольством.
  Фалес помнил, что блондин превратился в водянистую кровь, которая подхватила его и начала на высокой скорости улетать. Его посетило ещё одно воспоминание. Судя по всему, в мире грёз он снова "утратил контроль".
  "На этот раз объектом перемещения стала водянистая кровь блондина?".
  Фалесу показалось, что он прокатился на американских горках. Упав на землю, он сухо закашлял.
  "К счастью, я уже испытал морскую болезнь, только в роли корабля до этого выступал Ёдель". Покачав головой, Фалес попытался вытеснить мешающий ему цвет крови из головы.
  - Пришло время идти. Возможно, травма ещё не излечилась? Танец Кровавого Образа больше не эффективен... - пробормотал красивый блондин, грубо хватая Фалеса.
  "Кажется, уже сумерки. Солнце уже село за холм? Немного холодно. Mы на улице?".
  Фалес видел, что они упали в густой слой тёмной травы. Перед ним находилось обширное поместье с большим садом.
  Над железными воротами трепетал флаг. Сад поместья был заполнен толстыми сорняками, словно владелец поместья никогда о нём не заботился.
  Если бы не видимое запустение, то поместье можно бы было сравнить с Миндис Xоллом.
  "Этот флаг". Сузив глаза, Фалес посмотрел на три странных лепестка разного цвета: красный, синий и зелёный.
  Он узнал этот цветок. Тот был любимым цветком его первой девушки из прошлой жизни.
  "Это ирис? Это дворянский герб? Вероятно, это один из "врагов", о которых упоминал Гилберт. Какая ужасная удача. Я попал прямо в логово врага".
  - Быстрей шевелись! Мелкий щенок смертного вида! - блондин нетерпеливо толкнул его в сторону поместья.
  Внутри Фалеса вспыхнул гнев.
  "Кажется, красивый блондин умеет говорить. Он не простое животное, которое трудно приручить. Кроме того, он ранее сказал, что для него это была лёгкая прогулка и что хорошо, что солнце почти село".
  По мнению Фалеса, здравомыслие его похитителя было хорошим знаком. Возможно, ему удастся что-то придумать. Кинжал ДШ находился на его пояске, но было очевидно, что он не может надеяться вонзить его в шею блондина или что-то подобное. Он также не мог внезапно поранить себя, чтобы проинформировать Гилберта и Ёделя, потому что это будет слишком очевидно.
  Сначала ему нужно собрать информацию.
  - Эй! - обернувшись, Фалес схватил за руку блондина. - Я вижу, что вы обладаете характером благородного. Ваши действия должны соответствовать вашей внешности. Следите за своими манерами!
  Услышав эти слова, блондин остановился.
  - Манеры? Характер? - ухмыльнувшись, мужчина намерено обнажил два длинных клыка. - Мне нужно демонстрировать манеры еде, которую я собираюсь съесть?
  "Он похож на создания из моей памяти".
  Наклонившись вперёд, Фалес стал изучать два длинных клыка. Поджав в задумчивости губы, он произнёс:
  - Вы ужасно относитесь к еде. У вас нет таланта гурмана. Ментальное и физическое состояние еды может повлиять на её качество. Что вы будете делать, если ваша грубость повлияет на её вкус?
  Красивый блондин впал в ступор на целых три секунды. Его злое лицо немного расслабилось.
  - Чепуха. Щенок, тебе определённо не занимать храбрости, - рассмеявшись, блондин продолжил. - Но ты не первая храбрая еда, которая мне попадается. Не нужно испытывать удачу. Ты не сможешь спастись.
  - Чтобы моя плоть и кровь стали вкуснее? - Фалес надел на лицо понимающее выражение, после чего неожиданно направился к поместью.
  Блондин приготовился отнести его к поместью, однако тот добровольно туда пошёл.
  Подняв руку, он почесал голову, пребывая в недоумении из-за действий еды (он был слишком надменен, чтобы назвать еду "добычей"), которая явно не собиралась никуда сбегать. На половине пути блондину показались неуместными его действия, из-за чего он опустил руку и догнал Фалеса с различимой для людей скоростью.
  - Не твои плоть и кровь. Только твоя кровь. Кажется, ты был недавно ранен? В воздухе витает запах крови. Тц. Она такая ароматная, что у меня собрался полный рот слюны.
  Двое продолжили идти вперёд.
  - Тогда как вы собираетесь меня есть? Вы откусываете или просто высасываете кровь? Откуда вы начинаете? Используете приправы?
  - Тувалу нравится есть мясо сырым. Они наслаждаются криками своей добычи. Мы напрямую высасываем кровь из шеи или из запястья. Что же касается приправ... Подожди. Почему я обсуждаю это с щенком, которому вскоре предстоит умереть?
  Остановившись, блондин посмотрел на Фалеса, который вёл себя не как семилетний ребёнок.
  - Мне суждено стать едой, не так ли? Не правильнее ли будет вежливо обращаться с едой, которая добровольно готова стать жертвой? Еда, которая пребывает в хорошем ментальном состоянии, может быть вкуснее.
  - Ты... странная еда. Думаешь, из-за твоих действий я отпущу тебя?
  - Трудно найти хорошую еду. Разумеется, такая еда будет редкой. Пойдёмте. Не будем задерживаться. Как вас зовут, сэр?
  - Мелкий щенок. Зачем тебе моё имя? Хочешь отомстить? - снова остановился блондин. Его подозрительность по отношению к мальчику усилилась.
  - С вашими навыками будет трудно вам отомстить. Так как вы приготовились меня съесть, то хотя бы должны назвать своё имя, не так ли? Кроме того, обращаться к вам "Эй" не слишком красиво, вы так не думаете? Мм... вы ведь не незаконнорождённый ребёнок без фамилии, верно? У вас хотя бы должно быть имя.
  Блондин почувствовал гордость, когда услышал последние несколько слов. Он гордо ответил:
  - Меня зовут Истрон ванн Лейка Лист Корлеоне из Ночного Королевства. Лидер Семи Столпов, Кровавый Рыцарь первого класса семьи Корлеоне.
  - Пойдёмте, пойдёмте. Не будем останавливаться. Так почему вы называете меня смертным?
  - Кем ещё может быть человек, живущий меньше ста двадцати лет? Даже такие молодые щенки как ты в лучшем случае смогут прожить ещё девяносто лет, - презрительно произнёс Истрон.
  - Значит, вы - "бессмертные", которые живут дольше нас?
  - Конечно. Вампиры живут бесконечно. Жалкие смертные не могут с нами сравниться.
  Фалес продолжал сохранять в голове новую информацию.
  "Истрон Корлеоне. Смертные. Бессмертные. Ночное Королевство. Семья Корлеоне. Высшие вампиры. Самое интересное, что его явно не волнует причина, по которой я появился в Миндис Холле. Это может быть выход... Чёрт, я забыл, что он хочет меня "съесть"".
  Фалес и Истрон направлялись к поместью. Глаза Фалеса сузились. От входа отделились два свирепо выглядящих человека в красных шарфах, и направились к ним.
  "Банда Кровавого Вина? Что они здесь делают?".
  - Скажите, почему мы остановились здесь? Не лучше ли было пролететь?
  - Если бы не Танец Кровавого Образа... *вздох*...
  Красивый Истрон внезапно осознал, что смертный щенок может понимать его слова. Величественно прочистив горло, он равнодушно продолжил:
  - Хмпф. Я бы полетел, если бы это была моя территория. Мы же всего лишь гости и поэтому должны проявлять уважение перед хозяином.
  "Бессмертный, заботящийся об элегантности". Подумал Фалес.
  Два члена Банды Кровавого Вина выступили вперёд. Мрачно посмотрев на двух визитёров, один из них спросил:
  - Кто это?
  Истрон нахмурился, холодно прервав члена Банды:
  - Пошли прочь! Низшие смертные!
  Лицо Фалеса дёрнулось. Он мысленно забрал свои прошлые слова обратно.
  ...
  Несколько минут назад.
  Потерпев фиаско в "Войне Одной Ночи", один из наделённых властью членов Банды Кровавого Вина устремился в столицу. Через день после сражения, глава Псиоников "Красная Гадюка" Николай по-прежнему выглядел сильно загруженным.
  Вместе с тремя Псиониками ему предстояло сохранить текущий статус Банды, пока не вернётся давно не показывающийся Кровавый Мистик.
  Во-первых, ему пришлось разбираться с последствиями Войны Одной Ночи. Помимо взрывов, ещё была проблема с непонятно куда исчезнувшим Воздушным Мистиком. Его личный телохранитель, тот безумец с мечом, был мёртв. Верхняя часть тела Ральфа была практически разрезана напополам. Можно было предположить, что Асда тоже мёртв. Николаю нужно было убедиться, что три Ассасина Братства, в особенности Чёрный Меч, в столице, прежде чем покидать это место.
  Тинкер и Нумеа были членами Сильнейших Двенадцати, которым удалось вернуться из бойни той ночи ("Чёрт. Этим трусам удалось выжить" - Николай). Они не рассказали о том, что произошло на Рынке Красной Улицы. В их докладах были лишь страх и паника. Николай перестал искать правду. Что же касается мести за Воздушного Мистика, он обсудит этот вопрос с Кровавым Мистиком после его возвращения.
  Банда Кровавого Вина получила сильный ментальный удар после потери прибыльного места, которым она владела на протяжении долгого времени. Большинство простых помощников начали колебаться. Клиенты, кем бы они ни были: дворянами, торговцами или людьми из той же профессии, заверили Банду в своей глубочайшей дружбе, но при этом снизили количество сделок и отозвали свои вклады. Некоторые даже разорвали свои контракты ("Чёрт! Спокойно. Оставайся спокойным. Кровавый долг должен быть выплачен! " - Николай).
  Члены Банды Кровавого Вина из других округов столицы, чьё моральное состояние сильно просело, начали отступать во время конфликтов с "низшим" Братством. Несложно представить, что когда новости разойдутся по всему королевству, подобную картину можно будет наблюдать повсеместно.
  Большой покровитель Банды Кровавого Вина в лице семьи Ковендье с трёхцветным ирисом на эмблеме, остался равнодушным после сокрушительного поражения Банды. Семья Ковендье не успокоила их и не предоставила подкрепления. Их не поддержали ни одним медяком.
  Раньше они сделали для семьи Ковендье много грязной работы по всему королевству. Это сильнее всего раздражало Николая. В критический момент Сейчлес, Рыцарь Искоренения, даже не позволил ему зайти в ворота поместья герцога. В тот день ему даже приказали расследовать кражу, произошедшую в Миндис Холле.
  "Кража? Чёрт. Какая часть меня похожа на полицейского следователя? Могу я отрезать эту часть?".
  Подумав о полицейских, Николай пришёл в ещё большую ярость. "Чёрт. Этот коп из западного округа. Этот Лорбек или Локбери обычно улыбается. Я не уверен, отправлял ли он подкрепления в ту ночь? Разве мы не договаривались действовать вместе с полицией? Забудь". Николай подавил своё недовольство.
  "Лорбек использовал различные отмазки, когда мне потребовалась парочка трупов. Смешная часть заключается в том, что он вёл себя как праведный хранитель порядка. После получения многочисленных "стимулов" ты ведёшь себя как праведный святоша? Передо мной? Какая часть меня похожа на хорошего человека? Могу я её отрезать? Чёрт. В старые времена я бы пошёл в его дом, раздел бы его жену догола и повесил над западными городскими воротами".
  Кроме того, Николай хотел уладить вопрос с тремя вампирами, приглашёнными семьёй Ковендье. Их направили в ветвь Банды Кровавого Вина в восточном городском округе (Поместье Вайн также являлось собственностью семьи Ковендье). "Хорошо о них позаботься? Думаешь, мы развлекаем потерянных щенков? Они ежедневно требуют кровь десяти человек! Они даже запросили мастеров высокого класса! Отлично. Найдём Чёрного Меча, свяжем его и преподнесем им его на блюдечке! Я уже отправил им всех членов Банды, которые мне не по нраву, а им всё мало! Мне даже пришлось мягко разговаривать с тем копом, чтобы он дал нам трупы! Какая часть меня похожа на разводчика животных? Могу я отрезать эту часть? Сильнее всего раздражает то, что вампиров немного, но они слишком вспыльчивые и властные. Они смотрят на меня так, будто я собака!".
  С плохим настроением Николай отправился вечером в поместье Вайн. Легко махнул рукой, он поприветствовал нескольких членов Банды Кровавого Вина, явно пребывающих в не лучшем расположении духа.
  Подойдя к каменным ступеням главного здания поместья, он услышал слабые всхлипывания и крики, доносящиеся снизу. Из-за этого и так плохое настроение Николая ещё сильнее испортилось.
  Он силой воли отогнал мысли о "кровавой еде" в подземелье (многие из которых были его бывшими коллегами и подчинёнными). С бледным лицом он поднялся на второй этаж. Толкнув деревянные двери, ведущие в главный зал, он с недовольством посмотрел на нескольких человек внутри. Если говорить более точно, то там находилось два человека и их еда перед ними.
  Одним человеком была привлекательная женщина с красным хвостиком на голове и гладкой кожей. Она выглядела на тридцать лет, и была одета в одежду для верховой езды благородных. При появлении Николая она нежно оттолкнула человека с затуманенными глазами.
  Соблазнительная женщина облизнула окровавленные губы. Одарив Николая пленительной улыбкой, она указательным пальцем смахнула кровь со своего подбородка.
  Оттолкнутый мужчина выглядел похищенным гражданским. Его кожа была мёртвенно-бледной. Упав на пол, его тело задёргалось. Его дыхание становилось всё слабее и слабее, пока он не умер.
  В зале ещё присутствовало семь или восемь подобных несчастных, умерших от потери крови.
  Свежая кровь медленно стекала со стола на пол. Это был жуткий звук.
  У широкого окна стоял роскошно одетый старик с седыми волосами. Он держал руки за спиной, явно дожидаясь восхода луны.
  - Уупс, - изо рта женщины раздался нежный голос. Её глаза засияли. - Ты принёс нам что-то вкусненькое? Двадцать человек? Там есть высокий класс? Девственницы? Дети?
  "Чёртовы вампиры! Они снова выходили охотиться на живых?".
  - Мисс Ролана! Мистер Крис! Я хочу вам что-то сказать, - подавив недовольство и отвращение, Николай продолжил - Двадцать трупов, отправленных сюда после обеда, были последними. Наш банк крови не безразмерен.
  Когда Николай произнёс "банк крови", он вспомнил мучительные крики, доносящиеся из тюремных камер, и почувствовал тошноту.
  - О? - рассмеялась соблазнительная Ролана. Её губы изогнулись, а в глазах родился опасный огонёк. - Разве можно пить кровь этих трупов? Мы хотим кровь живых! Иначе при виде ваших членов Банды я могу и не устоять... - Продемонстрировав острые клыки, Ролана приняла соблазнительную позу. Её указательный палец коснулся острого клыка. Освещаемая светом Лампы Вечности с кровавым задним фоном, Ролана излучала странную порочную красоту.
  - Три уважаемых гостя. Прошу вас войти в наше положение. Город Вечной Звезды является столицей. Наши возможности ограниченны... - подавив гнев, тихо произнёс Николай.
  - Но разве ваш молодой милый герцог Ирис не сказал, что предоставит нам столько людей, сколько мы захотим? Если он узнает, как его преданный пёс развлекает его гостей, то он может не дать тебе кость. Хаха.
  "Преданный пёс? Кость? Чёрт!".
  Выслушивая своеобразные оскорбления от высокомерной вампирши, Николай вспомнил об отношении герцога Ириса, которое тот проявил к Банде Кровавого Вина после её проигрыша на Рынке Красной Улице. К этому добавилось раздражение, копящееся на протяжении целого дня. В его сердце разгорелось пламя.
  - Чёртова сука! Больше нет живых людей! - взревел Николай, и ударил по столу ладонью, не обратив внимания на покрывающие его кровавые пятна.
  - Не думай, будто я не знаю, что вам, вампирам, годится и кровь мертвецов! Чтобы жить, вам не нужна кровь живых! Всё уже не так, как сотню лет назад! Я тяжело работал, чтобы привести к вам всех этих живых и мёртвых людей. Среди них даже был один высокого класса, и ты осмеливаешься говорить, что этого недостаточно?! Хочешь есть - ешь! Иначе проваливай! Меня не так просто запугать! В худшем случае мы разойдёмся, соберём свои группы и сразимся! Люди из Банды Кровавого Вина всегда платят по счетам! Мы не Ковендье, которые умирают за своих друзей!
  На мгновение в зале повисла тишина. Было слышно лишь тяжёлое дыхание Красной Гадюки. Даже Николай немного отступил от страха.
  После его слов выражение Роланы изменилось. На искажённом от злобы лице блеснули клыки. Её недавний соблазнительный голос, напоминающий голос избалованного ребёнка, стал острым и диким.
  - Низший смертный! Я буду вежлива, и сохраню твоему мастеру лицо! Кровь трупов? Может, ты и можешь жить на воде, овощах и гнилом мясе. Почему ты пьёшь вино и ешь хорошее мясо? Ты тяжело работал? Ты использовал того полумёртвого человека высокого класса, чтобы решить свои личные проблемы! Ты воспользовался нами! Хочешь поговорить о возврате кровавого долга с семьёй Корлеоне? Я могу сделать так, чтобы ты на себе испытал, как мы возвращаем кровавые долги!
  Злость в глазах Николая продолжала расти. Стиснув зубы, он распахнул красный пиджак. Зловещая Ролана издала тонкий вскрик, запрыгивая на вершину люстры. Она выпустила клыки и когти, напоминая разъярённую кошку.
  Когда обе стороны обнажили кинжалы, развернулся стоявший у окна старик.
  - Ролана. Внимательно следи за своими манерами. Мистер Николай. Умерьте свой пыл. Если мы начнём сражаться, герцог Зайен попадёт в неловкое положение.
  Его голос был негромким, но находящиеся в комнате отчётливо его слышали.
  Крис Корлеоне, седоволосый старик, внезапно появился перед Николаем.
  Прежде чем босс Банды Кровавого Вина успел среагировать, Крис вытянул руку и похлопал его по плечу.
  Действия старика усмирили гнев Красной Гадюки.
  Спустившаяся с люстры Ролана снова начала выглядеть обворожительной женщиной. Она рассмеялась, но в её глазах продолжала жить свирепость.
  - Прошу прощения. Она ещё молода и не может контролировать свой темперамент, - в глазах Криса блеснул загадочный огонёк. Его морщинистое лицо было спокойным.
  "Молода?". Выругался в сердце Николай. "У тебя есть смелость называть монстра, живущего несколько сотен лет, молодой?".
  Тем не менее, Николай подавил гнев в сердце. Обстоятельства складывались не в его пользу.
  "Этот старый монстр выглядит больным, но продемонстрированные им навыки... Я не смогу в одиночку с ним справиться".
  - Как насчёт этого? Последние несколько дней выдались для вас изматывающими. Отныне мы сами будем заботиться о своём пропитании, - Крис безжизненным взглядом посмотрел на Николая.
  "Сами заботиться? Исходя из сущности вампиров, если они начнут охотиться снаружи, то это приведёт к катастрофе! Но разве это не совпадает с моими желаниями?".
  - Пошли! - Николай решительно махнул рукой. - Уводим всех наших братьев.
  - О? Никого не оставишь? Есть кое-кто, кто желает извиниться... - Ролана соблазнительно развалилась на покрытом кровью столе, вернувшись к своему обычному поведению.
  - Нет! - обернувшись, ответил Николай. - Лучше не испытывать силу воли мисс Роланы.
  Головорезы из Банды Кровавого Вина начали спускаться вместе с Николаем по лестнице. Никто не испытывал сожалений, покидая это тошнотворное поместье.
  Вскоре в зале остался слышен лишь смех Роланы и звук капающей на пол крови.
  Когда Николай ушёл подальше, Ролана спрыгнула со стола и с холодным и жёстким лицом спросила:
  - Он заметил что-нибудь?
  Крис покачал седой головой. Издалека он выглядел белой шахматной фигурой.
  - Этот парень нет, но Ковендье определённо заметили что-то неладное. В конце концов, такого количества крови хватит, чтобы накормить взвод Рыцарей Крови.
  Ролана опустила голову.
  - Тем не менее, этого всё равно недостаточно. Я испортила ещё одного, чтобы создать иллюзию. Снова пойду на охоту.
  - К счастью, как и планировалось, нам удалось избавиться от Банды Кровавого Вина. Это даст нам немного времени, прежде чем нас раскроют.
  Крис внезапно повернул голову на сто градусов вбок, посмотрев в окно. Его ноздри слегка дёрнулись.
  - Вернулся Истрон. Он привёл... этот аромат... это высококлассная кровь.
  На небо вышла луна.
  ...
  Николай вместе с Бандой Кровавого Вина раздражённо покинул поместье.
  "Эти чёртовы вампиры...хм? Этот белолицый вампир вернулся. Разве он не пошёл вместе с наёмниками в Миндис Холл, чтобы отыскать сокровище? Выходит, он умеет использовать ноги, использовать главные ворота?".
  Николай полагал, что когда вампир торопится, он превращает в форму водянистой крови, которая имеет способность летать.
  "Этот белолицый даже привёл с собой мальчика? Чёрт. Он тоже отправился на охоту за едой? Судя по его одежде, он должен принадлежать к дворянской семье. Тем не менее, он покрыт ранами... Это неправильно. Этот ребёнок не выглядит заложником. Со стороны кажется, что они состоят в одной группе. Точно, нужно спросить о краже в Миндис Холле".
  Пока Николай обдумывал увиденное, Истрон и Фалес вошли в парадные ворота.
  Фалес издалека увидел выходящих членов Банды Кровавого Вина.
  Вспомнив о флаге с цветком ириса, он про себя мрачно вскрикнул. Он знал, что нужно сохранять спокойствие, чтобы найти способ выжить.
  Взгляд Истрона был направлен вперёд. Казалось, что он не обращает никакого внимание на членов банды.
  Николай махнул рукой, приказывая членам банды остановиться, чтобы дождаться Истрона.
  Красивый блондин лишь фыркнул через нос. Его голова была повёрнута в сторону, когда он проходил мимо Красной Гадюки. Казалось, что так он показывает, что ему нечего сказать.
  Вампир заметил, что идущий следом за ним человек, который своим ростом даже не дотягивал ему до пояса, прошёл вперёд с высоко поднятой головой. Ребёнок раздражённо шагал в одном темпе с Истроном, с задранным носом проходя мимо Николая.
  "Что это за ситуация? Он использует меня, чтобы задирать других?".
  Истрон пообещал себе наказать ребёнка, валяющего дурака.
  Лишь Фалес знал, что его спокойствие было показным. В реальности у него сильно колотилось сердце.
  Внутри Николая снова поднялся гнев.
  - Эй! Красавчик! - Красная Гадюка заблокировал путь Истрону. - Ты выполнил задачу, которую тебе поручил Его Превосходительство герцог? - мрачно произнёс Николай, смотря на бледного вампира.
  "Его Превосходительство герцог?". Повторил про себя Фалес.
  - Похищенное сокровище в Миндис Холле! Ты помнишь? Ты даже взял с собой четыре группы наёмников! - Взгляд Истрона приводил Николая в бешенство. Подойдя вплотную к вампиру, он прокричал. - Красавчик. Разве ты не должен был что-то получить?
  "Красавчик? Мерзкие смертные!". В сердце Истрона поднялся гнев. Изначально он хотел переловить наёмников поодиночке, чтобы вернуться с ними в поместье и использовать их в качестве источника крови.
  Он не ожидал, что странный человек в маске разберётся со всеми ними.
  "Что же касается кражи в Миндис Холле, это на самом деле была просьба герцога Ириса. Мне нужно что-то сказать".
  Истрон посмотрел на Фалеса. Никто не знал, что разум мальчика окутал холод.
  "Что мне делать? Что мне делать? Что мне делать? Успокойся!". Говорил себе Фалес. "Я должен спастись!".
  В его голове быстро вращалась и разбивалась на группы различная информация.
  Наклонив голову, Истрон посмотрел на мальчика. Он начал гадать, что ответить Николаю, чтобы не потерять лицо перед смертными.
  Николай смотрел на высокомерного вампира. Проследив за его взглядом, он увидел маленького мальчика позади него.
  - Эй, малец... - беспечно произнёс Истрон.
  Все посмотрели на Фалеса. В этот момент Фалес глубоко вздохнул.
  "Согласно синдрому второгодника, я человек, который изменит мир. Как я могу здесь умереть?".
  В этот момент все увидели, как лицо семилетнего мальчика превращается в ледяную маску. Он воскликнул прежде, чем Истрон смог продолжить своё предложение.
  - Да, Ваше Превосходительство!
  Истрон застыл на мгновение. "Этот малец. Почему он внезапно стал таким уважительным?".
  Тем не менее, прежде чем он смог среагировать, ситуация изменилась.
  Фалес без колебаний шагнул вперёд. Он походил на преданного стража, вставшего между Истроном и Николаем.
  И потом, под ярким лунным светом...
  Все услышали голос маленького мальчика с раздражением смотрящего на человека, в данный момент управляющего Бандой Кровавого Вина, главу Псиоников, Красную Гадюку Николая. Молодой голос был пропитан высокомерием.
  - Проваливайте, смертные! Его Превосходительство благородный Истрон Корлеоне не желает, чтобы такой низкий и разговорчивый пёс как ты вмешивался в его дела!
  
  Глава 27 Переговоры.
  
  Bcе были ошеломлены.
  - Ты... - Хотя Николай пребывал в шоке, он понял, что Фалес кричит на него.
  "Pазг... разговорчивый пёс?".
  Выражение Kрасной Гадюки начало меняться. Шок сменился недоумением, потом стыдом и в конечном итоге гневом.
  - Что ты сказал... чёртов мелкий ублюдок?!
  Член Банды Кровавого Вина пиxнул локтем в бок своего соседа, лицом показывая, что "события явно развиваются не очень хорошо".
  Красивый Истрон отреагировал. На его лице появилось много различных выражений - это была комбинация из спазмов и тремора, оттенённая смущением и неловкостью.
  "Mалец слишком хорошо играет... он актёр из Храма Тёмной Ночи?".
  Николай сжал кулаки. Он чувствовал, как находящиеся позади него бойцы обмениваются взглядами. Их босса прилюдно оскорбил ребёнок. Ребёнок, явно действующий по науськиванию вампира!
  "Этот ублюдок! Как он посмел... как он посмел... Даже Кровавый Мистик - известный своей жестокостью - никогда меня не оскорблял в лицо!".
  Волна гнева затопила разум Николая. Его свирепый взгляд был направлен на Истрона. Казалось, что ему не терпится отрезать часть кожи с его лица.
  По мнению Николая, он выполнил свои обязанности, поинтересовавшись, как прошла порученная герцогом миссия. Но что в ответ сделал этот красавчик?
  Этот чёртов вампир развернулся, и отдал сигнал своему мелкому последователю, после чего мелкий ублюдок выступил вперёд, словно прочитал его мысли.
  С разражённым выражением он назвал Николая разговорчивым псом и сказал ему убираться.
  Когда вампир услышал слова мелкого ублюдка, на его лице появилась зловещая улыбка - было очевидно, что он наслаждается этим моментом!
  Вампир радовался, унижая его!
  "Угроза от высокорангового копа, отказ от трёхцветного ириса, гонимый чёртовыми вампирами, и под конец этот мелкий ублюдок...".
  Фалес смотрел на продолжающееся меняться лицо босса Банды Кровавого вина. Он размышлял, стоит ли ему продолжать оскорблять его, когда его зрение размылось.
  Красная Гадюка при помощи своей молниеносной скорости схватил его за шею и поднял в воздух.
  Фалес моментально почувствовал нехватку воздуха. Его не первый раз душили!
  Со сморщенным лицом, как и в прошлый раз, он протянул руки к душившей его руке. На этот раз он почувствовал, что его пальцы прикоснулись к коже, которая была такой же плотной, как сталь.
  Щетина Николая, заставлявшая его выглядеть старше своих лет, приблизилась к лицу Фалеса. Его лицо задрожало, а рот стал то открываться, то закрываться.
  Красная Гадюка убийственным взглядом посмотрел на вампира.
  - Красавчик! Твой мелкий питомец...
  Прежде чем он успел закончить фразу, перед его глазами появилась открытая ладонь.
  Ему пришлось отпустить свою добычу и отступить.
  *Бум!*
  С потемневшим лицом Николай схватил похожую на кинжал ладонь Истрона, которую тот направил в его голову.
  - Так как ты знаешь, что он мой питомец - не трогай его, - произнёс Истрон, после чего с отвращением добавил, - смертное создание!
  Фалес упал на землю и сухо закашлялся. Он ментально поклялся, что больше не позволит никому себя душить. Это чувство было слишком болезненным.
  Обступившие их члены Банды Кровавого Вина испытывали тревогу. Все они положили руки на оружие на своих поясах.
  - Красавчик, - безэмоционально произнёс Николай. Тем не мене, Фалес мог сказать, что тот продолжал заводиться. Красная Гадюка отпустил руку члена Клана Крови и медленно произнёс. - Почему бы тебе не повторить свои последние слова?
  "Хотя это смертное создание не особо быстрое, его боевые инстинкты и опыт неплохи - он даже смог заблокировать мою руку. Хотя я могу превзойти его в скорости, мне нужно быть осторожным. Я не думал, что он элита, приближённая к высшему классу". Сердце Истрона потонуло. Он начал планировать свой следующий ход.
  - Что это за раздражающее выражение? - мрачно произнёс Истрон. - Я не прав? Ты..., - в следующее мгновение красивый блондин со злостью воскликнул, - смертное создание!
  Прежде чем он закончил кричать, кулак Николая встретился в воздухе с его ладонью.
  Для Фалеса момент столкновения кулака и ладони был моментом остановки мира. В следующее мгновение звуки и ветер создали в воздухе видимую рябь.
  *Бам!*
  Когда время снова начало идти, сильный ветер, созданным ударами мужчин, устремился в лицо Фалесу, заставив его закрыть глаза.
  *Бум! Бам!*
  Прибыли ещё два воздушных потока. Фалес с закрытыми глазами покатился по земле. Ему удалось избавиться от сильного ветра, окружающего Истрона и Николая лишь после того, как он отдалился от них на несколько метров.
  - Это вся твоя скорость? - Блондин странно улыбнулся, после чего исчез со вспышкой!
  Зная, что он недостаточно быстр, Николай стиснул зубы и нанёс очередной удар. Подобно фантому силуэт Истрона появлялся на секунду, чтобы в следующую секунду исчезнуть.
  Николай беспрестанно атаковал, напоминая отлаженный механизм. Каждая его атака приобретала всё большую свирепость.
  С маниакальными выражениями оба бойца в мгновение ока обменялись шестью ударами.
  Созданный их ударами ветер заставил членов Банды Кровавого Вина поднять к лицам ладони, чтобы защитить их. Они не могли вмешаться в сражение.
  Фалес вспомнил сражение между Джалой и Ральфом, когда те сражались на максимальной скорости. Можно было сказать, что они сражались в скорости и ловкости. Бойцы в данном сражении скорее сражались во взрывной силе и скорости.
  Истрон со вспышкой шагнул назад. Николай отставил левую ногу назад. Оба бойца смотрели друг на друга свирепыми взглядами.
  "Что-то не так! Почему этот смертный из банды становится всё быстрее? В конце он даже сравнился со мной в скорости!". Нахмурился Истрон.
  "Хмпф! Этот вампир на самом деле очень ловок. Я заставлю тебя упасть моей следующей атакой". Со свирепым выражением фыркнул Николай.
  Оба бойца были серьёзны. Они чувствовали жёсткость и выносливость друг друга.
  Без предупреждения они снова начали сражаться.
  - Вампир! - яростно воскликнул Николай, когда его красное пальто упало на землю. Он завращался по сторонам, продолжая сохранять баланс. На его правой руке вздулись вены. В следующее мгновение он обрушил кулак на грудь члена Клана Крови. Этот удар имел ужасающую скорость и мощь.
  - Смертное создание! - презрительно выплюнул Истрон, в ярости обнажая клыки. Его тело покрывал кровавый туман, из-за чего его силуэт то превращался в иллюзию, то становился материальным телом. На пальцах его правой руки выросли когти. С молниеносным движением он направил руку к горлу Николая.
  Фалес содрогнулся. Подражая членам Банды Кровавого Вина, он поднял обе руки, чтобы защитить себя от следующего, возможно, самого сильного порыва ветра.
  После накопления силы оба бойца снова сцепились в воздухе.
  Фалес плотно закрыл глаза. Однако предполагаемый сильный порыв ветра не пришёл.
  - Так как вы уже поприветствовали друг друга, - произнёс хриплый голос, - пришло время разойтись.
  Фалес медленно открыл глаза. Ладонь с острыми когтями Истрона и тяжёлый кулак Николая крепко удерживал старый дворянин, внезапно появившийся во дворе. Его лицо было бледным и мрачным, как у трупа.
  Казалось, что руки старика рассеяли всю силу и энергию атак двух бойцов.
  "Не может быть! Даже если он заблокировал их удары, должна возникнуть ударная волна. Как может столкновение подобных сил не создать никаких последствий?". В страхе подумал Фалес.
  Старик поочередно посмотрел на двух бойцов. На лице Истрона проступило возмущение, в то время как лицо Николая было обеспокоенным и немного удивлённым.
  "Высший класс". Произнёс про себя Красная Гадюка. "Более того, он элита среди высшего класса! Лишь герцоги Клана Крови или даже маркизы обладают подобной силой. Даже среди "Шести Великих Столпов" на Великом Банкетном Холме Клана Крови немного подобных людей!".
  Седовласый старик со зловещей улыбкой отпустил обе руки. Оба бойца без напоминаний шагнули назад.
  - Сэр Николай, не стоит бодаться рогами с молодым человеком. Пожалуйста, уходите, - сухие губы открылись и закрылись, напоминая марионетку.
  Николай посмотрел на членов банды. Их лица были наполнены страхом и тревогой.
  "Чёрт побери, такой невезучий день".
  Он начал осознавать, что если Кровавый Мистик не вернётся, то для Банды Кровавого Вина наступят тяжёлые времена.
  "Кажется, мне придётся отправиться в город Стали, чтобы пригласить её вернуться обратно, сколько бы это ни стоило".
  - Хмпф! - фыркнул Николай. Посмотрев на старика, он перевёл взгляд на Истрона, который провоцировал его взглядом. Стиснув зубы, он произнёс. - Хорошо, хорошо. Надеюсь, герцог и его Рыцари Искоренения не менее вспыльчивы, чем я.
  С лица Николая не исчез красный румянец, но он не стал больше ничего говорить. Махнул рукой, он повёл за собой людей.
  - Мелкий ублюдок, когда они выпьют тебя досуха... - Уходя, Николай обернулся, и свирепо посмотрел на Фалеса. Его тон был пропитан ядом. - Не кричи слишком жалко.
  После этого он взял своё пальто из рук подчинённого. Надев его, он покинул поместье.
  Фалес вздохнул в сердце. Ему удалось выжить. Ему даже удалось выжить в инциденте, произошедшем в Миндис Холле.
  Пока что он находился в безопасности. Тем не менее, следующие слова странного старика заставили его сердце снова отправиться вскачь.
  - Итак, мой маленький друг... Я предполагаю, что ты как-то связан с их миссией в Миндис Холле... не так ли?
  Истрон Корлеоне подобно марионетке повернул голову. На его лице появилась улыбка, после чего его морщинистые губы открылись и из них раздались слова:
  - Кажется, трёхцветный ирис и Банда Кровавого Вина... очень тобой заинтересованы?
  ...
  - То есть, ты хочешь сказать, что на второй день его прибытия ты, самый доверенный слуга Его Величества, бывший Министр Иностранных Дел, глава и участник "Крепостных Переговоров" - граф Гилберт Касо; и ты, самый надёжный тайный защитник Его Величества, "Безымянный Человек" Ёдель Като, чьё происхождении мне не известно... - произнёс зрелый женский голос. На закате он разносился по крыше Миндис Холла. - Вот так просто потеряли единственного ребёнка и наследника Его Величества?
  Говорившая женщина была зрелой и возмущённой. Она была очаровательной сорокалетней женщиной, одетой в стандартную сине-зелёную униформу чиновника первого ранга. Перед притягательным лицом черноволосой женщины Гилберт и Ёдель слегка опустили головы.
  "Хотя мы приготовились к её приезду". Подумал Гилберт. "Я не думал, что мы встретимся при подобных обстоятельствах". Каждый раз, думая о её особом и странном статусе, у него начинала болеть голова.
  Предположительно, стоявший рядом с ним Ёдель испытывал аналогичные чувства.
  - Да, леди Джинс, - тихо произнёс Гилберт. Его тон был полон тоски и сожаления.
  Ёдель ничего не сказал, лишь крепче сжал левый кулак.
  - Вы в течение часа обыскиваете эту область, но так и не смогли найти никаких зацепок?
  - Да, леди Джинс, - смущённо ответил Гилберт.
  Механизмы на маске Ёделя слегка изменили своё положение.
  - Единственное, на что мы можем рассчитывать, - леди Джинс кивком указала на лампу в своей руке, после чего продолжила неторопливым насмешливым и злым тоном, - эта старая лампа и свеча, которую носит Ёдель?
  - Да, леди Джинс, - продолжил жалко отвечать Гилберт.
  Джинс больше не стала ничего говорить. Она долгим недовольным взглядом окинула двух мужчин.
  Сердце Гилберта продолжило погружаться всё глубже и глубже.
  Спустя долгое время Джинс фыркнула носом.
  Закрыв глаза, она медленно произнесла:
  - Приближается сорок восьмой день рождения Его Величества. Я могу гарантировать, что Шесть Великих Кланов пришли в полную боеготовность. Они хотят принудить Его Величество выбрать принца среди дворян, путём усыновления или предоставления ребёнку одной из дворянских семей королевской фамилии. Этот ребёнок был нашей единственной надеждой во тьме, - глубоко вздохнув, Джинс открыла глаза. Следующее предложение она проговорила медленно и отчётливо. - И вы... потеряли... его!
  Гилберт и Ёдель ещё сильнее опустили головы.
  - На мужчин нельзя положиться.
  Поставив Лампу Родословной на крышу, Джинс презрительно выдохнула:
  - Ладно. Отправим на поиски всех наших людей. Начнём с места его пропажи! Даже если этот ребёнок настолько умён, как вы говорите... мы не можем сидеть и ждать знака от лампы. Это лишь докажет нашу несостоятельность и трусость!
  Под ночным небом зрелая, очаровательная женщина внезапно повернула голову, и свирепо прорычала тоном, которым начальник отчитывал своих подчинённых:
  - Почему вы всё ещё здесь?!
  Словно вынырнув из мира грез, Гилберт и Ёдель сбросили с себя окаменение и шагнули вперёд.
  - Бесполезные мужики. Вам лучше приложить... некоторые... усилия!
  ...
  Фалес был посажен Истроном на стул внутри зала поместья.
  Сглотнув, он слегка подвинул задницу, чтобы не измазаться в красной, липкой субстанции.
  "Без иссушенных тел, заполнивших зал, без влажных кровавых пятен на обеденном столе и полу, и, разумеется, без находящихся здесь ненормальных людей - это место выглядело бы вполне прилично".
  Мальчик посмотрел на мужчину, женщину и старика перед собой, одарив их неловкой и дружелюбной улыбкой.
  - Такой великолепный источник крови! Этот аромат! О, мой дорогой Истрон, как твоя двоюродная сестра должна признаться, что в прошлом смотрела на тебя свысока. Я думала, что ты всего лишь решил пройтись вместе с той группой людей!
  Это была соблазнительная женщина с красными волосами, убранными в хвост. Она была так сильно взбудоражена, что её глаза ярко сияли. Нагнувшись, она начала внимательно изучать Фалеса.
  В ответ на это Фалес глупо улыбнулся.
  Его инстинкты говорили ему, что в этот момент другие действия, кроме демонстрации дружелюбия и желания сотрудничества, будут неправильными.
  Он подумывал над тем, чтобы тайно порезать руку, но был уверен, что находящиеся перед ним люди гораздо чувствительнее к запаху крови, чем злобный волкодав Морриса.
  Когда Истрон услышал слова своей двоюродной сестры, его сердце пропустило удар. К счастью, будучи членом Клана Крови, он не мог краснеть. Тем не менее, он всё равно вытянул руки и оттащил Ролану немного назад. Та чуть не пускала слюну на Фалеса.
  В своём сердце он уже поднял уровень подозрительности и опасливости по отношению к парню на один уровень с мерфолком из города Хрустальный Стены и жрецами из Храма Заката.
  - Ролана, будь осторожна, с этим мальцом что-то не так. Лучше не говорить с ним слишком долго. По моему мнению, мы просто должны подключить его к устройству кровопускания и питательному каналу, и засунуть в гроб, - неловко произнёс белокурый член Клана Крови.
  - Он цель, которую специально искал герцог Ирис. Он находился в хорошо охраняемом поместье, а на его поимку отправили рыцаря первого ранга из Клана Крови семьи Корлеоне. Этот рыцарь даже этого не заметил, - тихо произнёс бледный старик. Находящийся рядом с ним Истрон смущённо опустил голову. - Разумеется, с этим мальцом что-то не так! По меньшей мере, мы должны вытащить из него все секреты! Это моя специальность.
  С левой стороны от Фалеса на обеденном столе лежала Ролана и разглядывала его, облизывая губы.
  - Сделаем небольшой разрез на его запястье и подвесим головой вниз. Вместе с расспросами сможем утолить свой аппетит. Ни одна капля не будет утрачена. Я слышала от своей матери, что семья Лаурилория всегда так делает.
  Истрон заколебался на мгновение. Во время его взросления дворецкий Крис нанёс ему травму. Более того, недавний суровой выговор старика сильно пошатнул его уверенность в себе.
  Тем не менее, Истрон всё равно медленно произнёс:
  - Я чувствую, что нам нужно сразу от него избавиться. Учитывая наше положение, этот малец может доставить нам проблемы...
  - Заткнись, дурак! - оборвал его Крис.
  "Этот юнец. Если бы не его отношение, то с его навыками он бы не был простым рыцарем в семье Корлеоне спустя триста лет. Такие умные члены семьи, как Ролана, уже давно стали баронами в Клане Крови".
  Из-за присутствия внушающего трепет старика красивый блондин в страхе отступил назад, но было уже слишком поздно.
  Сердце Фалеса дрогнуло. Он проглотил новую информацию, как губка впитывает воду.
  "Учитывая наше положение. Это означает, что они находятся в невыгодном положении? Во-первых, если бы они были наёмниками или союзниками большого "герцога", то после завершения задачи им бы полагалась награда от нанимателя. Почему их положение невыгодное? Во-вторых, они не передали меня при первой возможности Банде Кровавого Вина. Возможно, они сражаются с бандой за расположение того "герцога"? Тем не менее, судя по словам Истрона, они не планируют передавать меня "герцогу". Они хотят выбить из меня секреты и использовать их для собственного блага? Существует мало других объяснений. Выходит, что они не наёмники или союзники "герцога", а ещё одна независимая сила!".
  Возможно, именно здесь лежал его путь к выживанию.
  После выговора Истрону, старик больше не стал ничего говорить. Он уставился на Фалеса долгим тяжёлым взглядом, оказывая на него сильное психологическое давление.
  Мальчик знал, что ему больше нельзя молчать.
  "Тогда я сделаю ход на основе текущего вмешательства".
  - Я думаю, - хмыкнул Фалес, - что мы можем посидеть, поговорить и обменяться информацией? Возможно, в процессе разговора мы осознаем, что на самом деле являемся союзниками?
  Лицо Криса потемнело. Его глаза замерцали, после чего он внезапно появился в дюйме от Фалеса. Его движение совсем не создало ветра. Сердце Фалеса сильно застучало в груди.
  "Я просто представлю, что смотрю фильм ужасов... в 4D".
  - Это хорошая идея, юный сэр. Тогда давайте обменяемся информацией, - зловеще улыбнулся Крис.
  Его обращение напомнило Фалесу Гилберта, а смысл его слов позволил ему немного расслабиться. Тем не менее, его следующие слова всё изменили.
  - Имеющаяся у нас информация состоит в том, что твоя жалкая жизнь в наших руках.
  Фалес глубоко вздохнул в сердце.
  Такая плохая удача. Он снова встретился с людьми, которые не желают играть по правилам.
  Крис медленно поднял своё бледное злое лицо.
  - Пришла твоя очередь делиться информацией, - произнёс он.
  Пока Фалес продумывал свой следующий ход, произошло что-то неожиданное.
  *Бум! Бум!*
  Внезапно откуда-то сверху донёсся звук, вызванный тяжёлыми ударами.
  Лица членов Клана Крови изменились! Даже старый Крис не был исключением!
  *Бум! Бум! Бум!*
  Снова раздались тяжёлые звуки. Они шли со стороны потолка.
  Три члена Клана Крови обменялись взглядами. Они были удивлены и взбудоражены. Казалось, что происходит нечто такое, что они давно ожидали.
  Фалес всё это видел.
  Глава 28 "Старый друг".
  
  - Teла воcьми мечников, оxранявших сэра Фалеса во время произошедшего инцидента, были оставлены здесь. Дело не в неуважении, просто мы сильно торопились. Mы их не трогали. Они находятся в том же положении, как и в момент инцидента, - рассказал Гилберт Джинс. Они находились на третьем этаже в комнате с восемью мёртвыми телами.
  Pядом с ними стоял молчаливый Ёдель.
  - Шестеро из них были умелыми мечниками обычного класса, с большим боевым опытом и потенциалом достичь высокого класса. Два других были элитой высокого класса. Все их сонные артерии перерезаны странным острым оружием.
  Присев около одного тела, Гилберт надавил на его шею. Открылась ужасная рана. Кожа мертвеца уже поменяла цвет, а кровь затвердела.
  - Согласно нашей предварительной оценке, напавший может быть элитой высшего класса. Чтобы за одно мгновение перерезать глотки восьмерым людям, этот человек должен обладать искусными навыками и невероятной силой. Даже Ёдель не сможет сравниться с его скоростью. Также этот человек обладает пугающими способностями скрытности. Во время инцидента мы охраняли все входы и выходы. Тем не менее, ему всё равно удалось пробраться внутрь, и даже Ёдель не смог его обнаружить.
  Гилберт произносил свою речь с мрачным выражением. Достав из складок одежды часы, он посмотрел на циферблат. Сейчас было шесть тридцать вечера.
  Даже луна взошла.
  Брови Джинс были сведены к переносице, а очаровательные губы поджаты, подчёркивая красивую родинку у рта. Стоя на месте со скрещенными руками, она пребывала в глубокой задумчивости. Спустя какое-то время она подняла руки и щелкнула пальцами.
  - Снимите их шлемы.
  Гилберт взглядом приказал нескольким стражам заняться этим.
  Джинс элегантно прошла вперёд на официальной обуви с высокими каблуками, и опустилась на одно колено. Она начала внимательно осматривать лица погибших стражей.
  - Сонные артерии сильно кровоточили. Их быстрой смерти предшествовали непродолжительные судороги. Вероятно, перед смертью они увидели убийцу. Их выражения, - медленно произнесла Джинс, продолжая внимательно осматривать стражей, - немного отличаются. Эти четверо лежат на спинах. Их выражения лиц идентичны - гнев, ненависть, возмущение и досада. Вероятно, они не смогли среагировать перед нанесённым им смертельным ударом. Лишь тот, кто не знает правду, будет испытывать возмущение.
  Последние двое были сильнейшими бойцами. Один из них лежит на спине, а второй сидит, прижавшись спиной к стене. Их выражения намного тоньше, чем у их товарищей. У лежачего на лице читается сожаление и боль, у сидячего - облегчение и смирение. Видимо, они попытались контратаковать, но потерпели неудачу. Должно быть, они умерли последними и поэтому видели убийцу. Вот почему перед смертью они испытали сожаление и внезапное откровение. Другими словами, они смогли бы эффективно ответить, если бы заранее знали личность врага.
  Поднявшись, Джинс с холодным выражением скрестила на груди руки. Посмотрев на стоявшего рядом беспомощного Гилберта, она с уверенностью продолжила:
  - Убийца не элита высшего класса! Если бы он был настолько силён, что его нельзя было победить, то у последних умерших на лицах запечатлелось бы отчаяние и ужас. Вероятно, убийца использовал специальный навык, псионическую способность или устройство. Он стратегически атаковал сначала двух сильнейших бойцов, после чего перешёл к остальным. Когда сильнейшие бойцы упали, они имели возможность увидеть убийцу и его метод убийства.
  Xотя убийца ещё не достиг высшего класса, он очень быстр. Вероятно, он настолько же быстр или даже быстрее половины элиты высшего класса. Hо так как он ещё не стал высшим классом, когда доходит до убийства людей, ему приходиться соблюдать последовательность.
  Выступив вперёд, Ёдель присел рядом с мёртвыми телами, словно желая удостовериться в словах Джинс.
  С другой стороны Гилберт в прострации посмотрел на женщину перед собой. Ему казалось, что он видит юную, горящую энтузиазмом девушку из суда двадцать лет назад... а также неопытного, весёлого молодого человека, стоявшего рядом с ней.
  Вздохнув про себя, Гилберт подошёл к Джинс.
  - Леди Джинс, я знаю, что вы являетесь самым выдающимся офицером полиции в столице, участвовали в расследовании убийства королевской семьи во время Кровавого Года, а также выследили Воздушного Мистика. Даже Департамент Тайной Разведки Королевства часто просит вашей помощи. Ваши логические выводы такие же блестящие и острые, как и много лет назад. Тем не менее, нашей первоочередной задачей является возвращение ребёнка, - заведя руки за спину, спокойно произнёс Гилберт.
  Задумавшись, Джинс одарила его странным взглядом.
  "Самый выдающийся офицер полиции?". Стиснула она кулаки. "Офицер полиции? Мусор".
  Тем не менее, на лице очаровательной женщины не проступило никаких эмоций. Она по привычке прикоснулась к родинке левой рукой, опёртой на запястье правой руки. Слегка хмыкнув, она произнесла:
  - Мужчины на самом деле воплощения небрежности и безрассудства.
  Сузив глаза, Гилберт легко коснулся шляпы, чтобы выразить своё недоумение.
  - Разве я не ясно выразилась? - опустив руки, Джинс широкими шагами проследовала вперёд. Указав рукой на мёртвые тела на полу, она уверенно продолжила. - Эти два стража высокого класса были сильнейшими. Они стояли рядом и были атакованы первыми, эти двое были следующими. Этих четырёх убийца атаковал последними. Тем не менее, все они умерли в обратном порядке. Сильнейшие стражи продержались до самого конца, увидев убийцу. Мне лишь нужно узнать их положение до нападения. Тогда я смогу определить проделанный убийцей путь и точку его входа.
  Из-за большого количества смешавшейся крови трудно определить изначальное положение стражей. Но основываясь на времени начала кровотечения и на времени, в течение которого они сопротивлялись до момента своей смерти, можно нарисовать два круга с двумя сильнейшими стражами в центре. Стражи перемещались в пределах кругов до нападения.
  Не забывайте, что два сильнейших стража были одновременно атакованы одним типом оружия. Это значит, что они стояли рядом перед началом атаки.
  Таким образом, можно сделать вывод, что в момент атаки они стояли на точке пересечения двух кругов. Но здесь два круга и, соответственно, две точки пересечения. Лишь одна точка пересечения может дать ответ. - Джинс сосредоточенно обошла мёртвые тела. Её слова заставили Гилберта и Ёделя серьёзно за ней наблюдать.
  - По взглядам двух сильнейших стражей можно сказать, что после убийства всех стражей убийца переместился на эту позицию. Я предполагаю, что здесь же стоял ребёнок.
  Исходя из места появления убийцы... - встав на указанную позицию, Джинс начала отходить назад, - и основываясь на порядке убийства стражей, мы можем определить проделанный убийцей путь. - Джинс медленно перемещалась среди трупов, пока не вернулась к двум трупам сильнейших стражей. - Конец пути соединяется с точкой пересечения двух кругов. Получается, именно эта точка пересечения нам и нужна!
  Пройдя мимо лежащих на полу трупов, Джинс остановилась на определённом месте, со свирепым блеском в глазах.
  - Здесь атаковали двух сильнейших стражей. Другими словами, именно отсюда пришёл убийца! - произнесла она.
  Гилберт сделал несколько быстрых шагов, после чего обернулся по сторонам.
  - Ты хочешь сказать, что убийца внезапно появился на этом месте? - медленно произнёс он. - Наёмники на самом деле атаковали с этой стороны, но это невозможно - это место находится вдалеке от лестницы. Убийце негде было спрятаться.
  Джинс снова презрительно ухмыльнулась. Вышедший вперёд Ёдель указал на маленькую декоративную вазу.
  Подобный тип ваз часто ставили в коридоры. В данный момент эта ваза находилась ближе всего к Джинс.
  Под недоумённым взглядом Гилберта Джинс бодро подошла к вазе и без колебаний её разбила!
  *Кланг!*
  Нагнувшись, она подняла разбитую часть вазы. Внимательно её изучив, она прошлась пальцами по её внутренней поверхности, после чего показала их "бесполезным мужчинам".
  Гилберт шокировано уставился на красную кровь на её пальцах! Нагнувшись, Ёдель также взял несколько осколков вазы - на внутренней поверхности каждого из них имелись кровавые пятна.
  - Ему негде было спрятаться? - насмешливый тон Джинс заставил Гилберта устыдиться.
  - Получается. - Когда Гилберт получил часть разбитой вазы, его лицо изменилось. - Это...
  Поднявшись, Джинс произнесла:
  - Число жертв: восемь. Причина смерти: кровопотеря из перерезанной сонной артерии. Преступник: член Клана Крови высокого класса, также известный как вампир. Оружие убийства: когти члена Клана Крови...
  Войдя в кураж, Джинс быстро себя одёрнула, вспомнив, в какой находится ситуации. Стиснув зубы, она проглотила остаток слов.
  "В конце концов, я больше не офицер полиции".
  Покачав головой, Джинс убрала все неподходящие к ситуации эмоции.
  - Он проник в поместье при помощи врождённой способности превращаться в кровь. После этого он на максимальной скорости убил стражей и похитил ребёнка. Это высший класс, о котором ты говорил?
  Гилберту было очень стыдно, но он знал, что сейчас было не время себя защищать. Именно поэтому его вопрос был вежливым и смиренным:
  - Какое точное умозаключение. Тогда где ребёнок?
  "Точное умозаключение?". Презрительно подумала Джинс. "Я знаю, что ты один из тех высокоранговых узколобых дворян. Если бы ты побывал в "Секретном Разведывательном Отделе" Созвездия, увидел "Тёмную Комнату" Экстедта, Стражей Ворона из династии Мане и Нокс, а также "Кунтану" Ханбола, увидел бы используемые ими методы, то ты бы узнал, какие ужасающие люди скрываются в тёмных углах сцены, на которой ты стоишь. Им хватит щелчка пальцев, чтобы узнать все твои секреты".
  С острым взглядом Джинс уверенно произнесла:
  - Преступление... Во время происшествия солнце ещё не село! Значит, он мог лишь использовать кровавую маскировку, чтобы скрыться среди наёмников! Он член Клана Крови, ещё не достигший высшего класса. Вот почему он может трансформироваться в жидкость лишь в кровавой маскировке, которая длится не более получаса. Это означает, что вся операция длилась не больше получаса!
  Группа наёмников быстро напала на поместье. Лишь Восточный Городской Округ, с особняками дворян, ратуша, Торговое Собрание и Центральный Регион с расположенным на нём Дворцом Возрождения находятся в получасе от Сумрачного Округа!
  Джинс легко выдохнула. Зрелая женщина закончила свои умозаключения. Её исследовательская рука по привычке опустилась на талию, но ничего там не нашла.
  На мгновение она была ошеломлена, после чего горько рассмеялась в сердце. "Верно, я больше не офицер полиции. Я давно уже бросила курить".
  Стажёр, постоянно следующий за ней, чтобы обеспечивать огнём, тоже канул в Лету.
  Джинс вздохнула.
  Прозорливая женщина перестала предаваться воспоминаниям, и посмотрела на Гилберта.
  - Примите решение, граф.
  Глубоко вздохнув, Гилберт произнёс:
  - За всем этим определённо стоит кто-то из дворян. Восточный Городской Округ немаленький. Дворянские поместья самое подходящее место для укрывания членов Клана Крови! Хотя поместий много...
  В этот момент Ёдель исчез.
  Гилберт подавился словами при виде грубых действий своего коллеги. Он мог лишь вздохнуть.
  - По крайней мере, область поисков сузилась.
  Посмотрев на Джинс, Гилберт мягко кивнул. Та лишь усмехнулась.
  Гилберт не принял близко к сердцу её поведение, начав раздавать приказы своим людям:
  - Откройте запасную оружейную и реорганизуйте группы. Вооружите их серебряными мечами экзорцизма! Отберите тридцать лучших бойцов - они пойдут со мной. Наш пункт назначения - Восточный Городской Округ! Возьмите с собой лампу!
  ...
  *Бум бум! Бум бум! Бум! Бум! Бум! Бум!*
  Со стороны потолка продолжили доноситься приглушённые звуки. С каждой секундой они становились всё энергичнее и энергичнее.
  Крис повёл головой по сторонам, впервые за всё время испытав тревогу. Посмотрев на Фалеса враждебным взглядом, он приказал Истрону:
  - Отведи его в темницу и хорошенько запри!
  Не дожидаясь реакции Истрона и Фалеса, старик и Ролана исчезли!
  На лице Истрона читалось удивление. Он поднял Фалеса, проигнорировав его борьбу и крики ("Эй, эй, что происходит? Разве мы не собирались обменяться информацией, благородный Истрон?" - Фалес), и направился в сторону каменной лестницы.
  В следующую секунду испытывающий головокружение Фалес упал головой на каменный пол.
  *Бам!*
  Его лицо исказилось от боли.
  - Малец, оставайся тут и хорошо себя веди! Мы услышим, если ты что-то попытаешься предпринять! - После тревожного щелчка ключа и слов Истрона, повисла тишина.
  Фалес с трудом поднялся, при этом испытав облегчение. Истрон исчез.
  Он тихо опустил руку к колену, притворяясь, что хочет его почесать, но вместо этого порезал её о закреплённый там кинжал ДШ.
  Последовала вспышка боли. Его кровь упала на пол.
  "Он здесь". Глубоко вздохнув, Фалес поприветствовал появившийся внутри него жар.
  "Думаю, теперь Гилберт и Ёдель смогут меня найти?".
  Легко вздохнув, Фалес полностью расслабился. На него внезапно навалилась усталость.
  Задрожав, мальчик подошёл к стене и облокотился на неё спиной.
  "Сегодняшний опыт определённо не проигрывает вчерашнему путешествию на Рынок Красной Улицы!".
  Лишь сейчас у Фалеса появилось время, чтобы осмотреться. В темнице горел тусклый свет, создаваемый двумя небольшими факелами. Каменный пол был влажным, холодным и твёрдым. Испещрённые временем стены были полны царапин и отметин. Вход в камеру преграждали толстые решётки с большим навесным замком.
  Фалес пнул ногой ржавые кандалы, валявшиеся на полу, из-за чего те издали звенящий звук. Вздохнув, мальчик лёг на ледяной пол.
  "Сомнений нет, это тюремная камера. Она влажная, грязная и воняет кровью. Воняет кровью?".
  Фалес чувствовал отвратительный солоноватый запах в воздухе.
  Он чувствовал подобный запад на Рынке Красной Улицы вчера, но текущий запах был более сильным.
  Его сердце сжалось. В этот момент за пределами его камеры раздались ужасающие крики и стоны.
  - Aх! - Фалес так испугался, что даже вскочил на ноги.
  Из того что он помнил, он никогда не был любителем фильмов ужасов. Был какой-то человек (чьего имени он не мог вспомнить) с терминальным подростковым синдромом заблуждения, который вечно таскал его с собой на фильмы ужасов.
  Тот человек называл эти походы "тренировкой храбрости".
  Из-за стимула в виде страха, ум Фалеса начал работать с невероятной скоростью.
  "Тюремная камера. Кровавый запах. Клан Крови. Крики и стоны".
  Фалес внезапно понял, чем является это место: это был "продовольственный отдел" Клана Крови.
  Его затопила волна тошноты. Фалес глубоко вздохнул. Вероятно, за несколько последних дней он сделал больше вздохов, чем выпил воды.
  Когда он собрался сесть, позади него раздался слабый и тяжёлый звук дыхания.
  - Хух! Хух! Ах!
  Фалес был так напуган, что отступил на несколько шагов в противоположном направлении.
  "Пожалуйста, перестаньте меня пугать!".
  Фалес похлопал себя по груди, внезапно осознавая, что его тюремная камера не была роскошной одиночной камерой.
  Он медленно направился в сторону источника звука. Тусклый свет факелов позволил ему разглядеть лежащую на полу человеческую фигуру в кандалах. Человек болезненно задыхался.
  - Уф...
  Казалось, что узник не может говорить. Он продолжал задыхаться, его голос был наполнен болью и страданиями.
  Его запястья были скованы кандалами. Было видно, что от его запястья отходит трубочка, уходящая куда-то в потолок.
  Фалес знал, что это было.
  Истрон однажды сказал: "По моему мнению, мы просто должны подключить его к аппарату кровопускания и питательному каналу, и засунуть в гроб...".
  При виде собрата по несчастью, Фалес понял, что тот был подключён к аппарату кровопускания.
  - Ха... - опустив голову, Фалес снова беспомощно вздохнул.
  Вероятно, это была бедная чистая душа, которую похитил Клан Крови, чтобы превратить её в источник пищи.
  - Угх... Угх... - Словно почувствовал, что кто-то пришёл, узник снова застонал.
  Фалес ощутил очередной прилив тошноты. Из-за тошноты он решил, что должен что-то сделать.
  - Прошу прощения, это может быть немного больно, но потерпите, - мягко обратился он к узнику.
  Подойдя к нему, Фалес взялся за толстую трубку, на несколько дюймов уходящую в вену узника, и с силой вытащил её.
  - Ах! Угх... - узник застонал и задёргался. Он продолжал издавать неразличимые звуки, словно был немым.
  Фалес надавил на рану на его запястье. К счастью кровотечение было не слишком сильным.
  "Разумеется, в нём не могло остаться много крови". Удручённо подумал он.
  Имея дело с тремя членами Клана Крови, хотя Фалес и испытывал тревогу и ужас, на него никогда не наваливалось уныние.
  По какой-то неясной причине, при виде закованного в цепи "источника пищи" на его сердце опустилась тяжесть.
  "Возможно, это из-за жалости". Самоуничижительно подумал он.
  Фалес прикоснулся к кандалам, только сейчас заметив, то те были механическими, сделанными из тусклого тёмного камня. Они были покрыты сложными узорами и словами. Они сковывали узника таким образом, что его руки находились в перекрёщенном положении. Два зажимных замка вытягивались вверх, плотно фиксируя щёки узника, из-за чего он не мог повернуть голову. Попытавшись его поднять, Фалес осознал, что либо механические кандалы прикреплены к полу, либо они настолько тяжелы, что он не может их поднять.
  Всё указывало на то, что эти кандалы были специально приготовлены для сдерживания элитных бойцов.
  Пощупав руками, Фалес сумел найти застёжку. Та была сделана из какого-то особого металла.
  В этот момент металл внезапно сильно нагрелся. По замку прошла волна обжигающего жара.
  - Ах! - вскрикнув, Фалес отпустил застёжку.
  Нахмурившись, он попытался снова к ней прикоснуться... При контакте застёжка нагревалась до высокой температуры. Всё указывало на то, что он не сможет снять кандалы. Узник медленно перестал бороться.
  При виде его страданий, Фалес чувствовал себя очень некомфортно. Тем не менее, он мог лишь отступить от него и снова сесть, облокотившись о стену.
  Когда Фалес изменил положение, свет от факела снаружи камеры упал на лицо узника. Фалес смог отчётливо разглядеть жалкого человека. Его тело было покрыто ранами. Серая одежда на его теле была порванной и потрёпанной.
  Он был покалечен. Ниже его коленей ничего не было. Его шея пребывала в ужасном состоянии. Плоть и кровь на шее имели ужасающий чёрно-фиолетовый цвет. Казалось, что ему сильно повредили горло. Вероятно, в этом и заключалась причина того, что он не мог говорить.
  Фалес прикоснулся к собственной шее. Вспомнив опыт двух удушений и боль, которая их сопровождала, он невольно вздрогнул.
  Посмотрев на узника, он подумал: "Какой жалкий человек. Это чудо, что он ещё жив со всеми его травмами".
  Лицо узника искажала боль. Из его рта раздавались приглушённые стоны. Его зелёные волосы закрывали половину его лица, а вторую половину лица покрывала странная татуировка.
  - Угх... - продолжал стонать от боли несчастный.
  "Подождите".
  Фалес был ошеломлён. Он узнал татуировку на его лице.
  Он внезапно понял, что задыхающийся от боли человек, делящий с ним одну камеру, был его "старым другом".
  Именно на этого "старого друга" они с Джалой наткнулись на Рынке Красной Улицы днём ранее...
  Мидира Ральф.
  Один из лучших Сильнейших Двенадцати в Банде Кровавого Вина. Псионик, эксперт по манипулированию воздухом.
  Элита высокого класса..
  - Последователь Призрачного Ветра" Ральф.
  
  Глава 29 Первое испытание мистических способностей.
  
  Как чувствуется отчаяние?
  Ральфу казалось, что он знает ответ на этот вопрос.
  Hевообразимая боль, пришедшая после разреза гортани, сделанного барменшей из Братства (он не знал имени Джалы), продолжала терзать его. Казалось, что всё произошло пять минут назад.
  C момента того сражения Ральф испытывал боль каждую секунду своего существования. Кровь текла из его горла в лёгкие. Невероятная боль в районе горла передавалась в мозг. Даже доступ воздуха был заблокирован.
  Oн не мог говорить.
  Он не мог дышать.
  Он не мог двигаться.
  Казалось, что он был тяжело раненой бродячей собакой, брошенной на произвол судьбы на Рынке Красной Улицы.
  Его дни были сочтены, умрёт ли он от боли, удушья или потери крови.
  Ральф был ещё жив лишь благодаря своему желанию жить, которое зародилось в нём ещё в детстве, когда он бродил по улицам Соединённого Королевства Камю.
  Будучи Псиоником, контролирующим воздух, Ральф при помощи своих способностей направлял потоки воздуха через разорванное горло в лёгкие, после чего выталкивал его наружу через другую рану в горле.
  Вдох.
  Выдох.
  Вдох.
  Выдох.
  Каждый вдох сопровождался нечеловеческой болью. Вероятно, через подобные страдания проходит человек, метаемый между адом и землёй.
  "Наверное, я первый человек, использующий псионические способности, чтобы продлить себе жизнь". Грустно подумал Ральф.
  Ему казалось, что своим текущим состоянием он очень походит на бродячую собаку, роющуюся в мусорной куче в поисках еды.
  Барменша ушла.
  Коп ушёл.
  Несколько групп головорезов прошли мимо его израненного и умирающего тела.
  Разведчик перевернул его, перекрыв ему доступ к кислороду.
  Громкий взрыв проник к нему в уши.
  Ральфу было плевать.
  Он лишь мог инстинктивно дышать при помощи псионических способностей, параллельно выдерживая невообразимую боль.
  Tак продолжалось до рассвета, пока отступающий в панике Нумеа не поднял его "мёртвое тело".
  Раньше Нумеа был деревенским охотником. В Сильнейших Двенадцати его считали трусом. Ральф всегда смотрел на него свысока. Последователь Призрачного Ветра любил насмехаться, оскорблять и задевать его.
  Ирония заключалась в том, что в последний момент трус, над которым Ральф постоянно насмехался, был единственным, кто позаботился о его "мёртвом теле".
  Помимо горла, Ральфа сильно терзала боль, исходящая со стороны ног.
  Его руки были крепко связаны. Открыв глаза, он обнаружил себя в морге полицейского участка.
  После этого он увидел Николая.
  Глава Восьми Кадров Банды Кровавого Вина (Ральф не знал, что пятеро из них погибли во время сражения на Ранке Красной Улицы), Николай "Красная Гадюка".
  Николай посмотрел на него сложным взглядом, презрительно покачав головой.
  - Ты один из нескольких выживших, - беззаботно произнёс Красная Гадюка.
  Ральф попытался что-то сказать через боль в горле, но смог выдавить лишь несколько бессвязных звуков.
  Он чувствовал сильную боль, исходящую от колен.
  - Посмотри на себя, Ральф. Лучший и единственный элитный боец высокого класса среди Сильнейших Двенадцати. Mолодой человек с бесконечной славой, гордо рекомендованный леди Катериной Воздушному Мистику.
  Красная Гадюка нежно похлопал его по лицу, но его взгляд был наполнен ненавистью. Он продолжил насмешливо:
  - Теперь ты лежишь здесь как мертвец, неспособный говорить, дышать, двигаться и есть. Почему ты всё ещё жив?
  Красная Гадюка выгнул дугой брови. Его лицо исказилось злостью и безумием:
  - Почему выжил ты, а не Киркс, Сонг, Свен или Дорно? Почему выжил цветок Катерины, а мои цветы погибли?
  Ральф расширил глаза, борясь со злостью и болью. Тем не менее, невообразимая боль, исходящая от двух мест на его теле, не давала ему двигаться.
  Красная Гадюка, усмирив свой гнев, начав громко смеяться. В его смехе слышалось ликование, радость и безумие.
  - Банда Кровавого Вина понесла тяжёлые потери, - мягко произнёс он. - Если бы Катерина была здесь, то возможно она и смогла бы продвинуться, воспользовавшись мной, как трамплином.
  Лицо Николая исказила злость.
  - Тем не менее, как сможет Последователь Призрачного Ветра, который не имеет возможности говорить, не имеет ног, который стоит на пороге смерти - ей помочь? Почему... - Вытянув руки, Николай с искажённым лицом надавил на раны на коленях Ральфа, которые были прижжены, чтобы остановить кровотечение. - Почему ты просто не умер в битве?
  - Угх... - Закрыв глаза, Ральф собрал всю свою волю, чтобы выдержать невообразимую боль. Из-за серьёзных травм его тело не могло двигаться. Он направил свои псионические способности в колени, чтобы уменьшить боль.
  Даже его контроль над дыханием ослаб.
  - Сегодня я в скверном настроении. На моём пути повсюду возникают препятствия, - вздохнув, Николай продолжил. - Но избавившись от тебя, выкормыша Катерины, я почувствую себя лучше.
  При виде ненависти, боли и злости в глазах Ральфа, Николай нацепил на лицо извиняющее и смиренное выражение.
  - У меня не было выбора: они специально запросили элиту высокого класса, подчеркнув, что запястья не должны быть повреждены. Я бы предпочёл отрезать тебе руки, а не ноги, - с улыбкой произнёс он. Снова похлопал Ральфа по лицу, он нагнулся к его уху, и произнёс глубоким голосом:
  - Надеюсь, что ты получишь удовольствие у вампиров.
  После ухода Николая, к Ральфу подошли несколько головорезов из банды. Один из них держал трёхдюймовую иглу, подсоединённую к трубке. Второй взял Ральфа за запястье.
  В тот момент Ральф испытал настоящее отчаяние.
  ...
  Фалес в прострации смотрел на Ральфа.
  Ему хотелось спросить у него, что произошло с Джалой, и каковы были итоги их сражения. Джала сбежала? Почему Ральф находится в таком плачевном состоянии? Разве он не член Банды Кровавого Вина?
  Тем не менее, Фалес колебался из-за текущего состояния Ральфа.
  Безногий мужчина имел расфокусированный взгляд . Он мог выражать свои эмоции лишь посредством неразборчивых стонов. В его взгляде читалось отчаяние, боль, сожаление и грусть.
  Фалес всё ещё помнил Ральфа из той ночи.
  Тот был беспечным, уверенным, высокомерным и при всём при этом обладал экстраординарными навыками.
  Он двигался посреди порывов свирепого ветра, оставляя после себя свой коронный смех.
  Но теперь...
  - Ха... ха... уфф... - закрыв глаза, Ральф застонал от боли.
  Последователь Призрачного Ветра, однажды бывший своевольным, подлым и бесстрашным, перестал существовать.
  Его сухие губы имели зеленовато-чёрный цвет - отчётливый признак обезвоживания. Фалес не смог найти в камере воды. Он также не был уверен в способности Ральфа глотать в его текущем состоянии. Он даже не знал, как ему удаётся дышать.
  Мальчик лишь мог сидеть в стороне и смотреть на то, как терзаемый болью Ральф пытается выжить.
  На второй год после его появления в этом мире, Клайд сломал девочке-нищей обе ноги. Перед смертью бедный ребёнок стонал всю ночь.
  В то время Фалес ещё пребывал в состоянии невежества. К нему вернулись лишь несколько воспоминаний из прошлой жизни. Его атаковала паника. Из-за ужаса реальности, он мог лишь забиться поглубже в дыру и дрожать там.
  Ему пришлось на протяжении всей ночи слушать стоны умирающей девочки.
  Та ситуация была похожа на текущую ситуацию.
  Впоследствии Фалес задавался вопросом, почему ему не хватило мужества оборвать страдания девочки?
  При виде искалеченного Ральфа у Фалеса потяжелело сердце.
  "Сколько бы преступлений он не совершил, никто не заслуживает подобных пыток". Произнёс он про себя.
  Вздохнув, Фалес пополз к Ральфу.
  - Ральф... Мидира Ральф, - мягко произнёс он.
  Хотя его сознание медленно исчезало, в этот момент зрачки Ральфа инстинктивно сосредоточились.
  "Кто это? Кто ещё помнит меня, калеку, дожидающегося прихода смерти?".
  Фалес нежно вытащил кинжал ДШ и медленно приставил его к шее Ральфа.
  - Я знаю, что ты испытываешь очень сильную боль. Я могу оборвать твою жизнь, закончив эти муки.
  Дыхание Ральфа, полностью полагающееся на псионические способности, стало хаотичным.
  "Пытки. Боль. Избавление?".
  - Но мне нужно сперва узнать твоё мнение. Мидира Ральф, хочешь ли ты, чтобы я избавил тебя от страданий? Если хочешь - моргни один раз, если нет... я предлагаю лишь один раз.
  Фалес с серьёзным выражением ждал реакции Ральфа.
  Лежащий в темноте Ральф пристально уставился на расплывчатый силуэт перед собой.
  Избавление.
  Ральфа терзала ужасающая боль в горле и коленях. Каждый вдох открывал рану на шее. Каждое напряжение мышц вызывало боль в ампутированных ногах.
  Ему хотелось пить и есть. Его охватывал холод, боль и отчаяние, самая ужасающая для него эмоция.
  Ральф вспомнил ощущение, когда ветер овевает тело, своё первое убийство при помощи псионической способности, присоединение к Банде Кровавого Вина, первая награда, первая ночь с хрупким девичьим телом, первая встреча с Воздушным Мистиком.
  Он вспомнил о страхе во взгляде врагов, покорном взгляде соотечественников, "её" выражении, полном похвалы, а также удовлетворение от ходящих слухов о Сильнейших Двенадцати.
  Это была прошлая слава. Теперь он всего этого лишился...
  Разве нет?
  В этот момент во взгляде Ральфа появилась решимость. Он использовал все свои подавленные псионические способности, чтобы "вдохнуть" жизнь в своё покалеченное тело.
  Последователь Призрачного Ветра задрожал. Преодолевая боль, вызванную трением кожи о металлические скобы, он медленно поднял голову и серьёзно посмотрел на Фалеса.
  Он приготовился моргнуть. Хватит всего одного раза.
  Одного.
  Веки Ральфа дрогнули, начав медленно сходиться к центру.
  Вздохнув в сердце, Фалес покрепче стиснул кинжал.
  Тем не менее, задрожавшие веки Ральфа так и не сомкнулись.
  Осталась небольшая щель, но она осталась.
  Она оставалась на протяжении долгого, очень долгого времени.
  Человек, которого однажды называли Последователем Призрачного Ветра, видел перед глазами знакомые и незнакомые сцены. Там были бесплодные поля и грязные дороги, полные бездомных собак и мух - это была сельская местность Соединённого Королевства Камю. В юности Ральф сражался там за своё выживание.
  В своём воспоминании он сражался за чёрный кусок хлеба с группой бродячих собак, хотя хлеб и был почти полностью облеплен мухами.
  "Те псы были по-настоящему свирепыми". Подумал Ральф в темнице. "Оглушающий рык, отчаянные укусы, невероятная сила, однако...". Ральф подсознательно облизнул верхние зубы. "Вкус хлеба был просто ужасен".
  Фалес видел, как искажённое лицо Ральфа начало дрожать.
  Его веки медленно расслабились, и вернулись в своё изначальное положение.
  *Бум!*
  Подобно спущенному шару, голова Ральфа, которую он с большим трудом поднял между двух зажимных скоб, внезапно упала назад. Его затылок врезался в твёрдый каменный пол.
  В итоге он не моргнул.
  Тихо вздохнув, Фалес медленно опустил кинжал.
  Тем не менее, казалось, что Ральф не почувствовали боль в затылке и в порезанных щеках.
  Его искажённое лицо начало дрожать.
  - Угх... угх...
  Стонов больше не было.
  Фалес был ошеломлён.
  Он видел, как Ральф от боли закрыл глаза. Его лицо продолжало дрожать. Из-под его высохших глаз вытекли две струйки бесцветной жидкости.
  - Угх, угх...
  Его голос был удручающим и скорбным.
  Он плакал.
  Последователь Призрачного Ветра. Однажды он был могущественным почитаемым Псиоником, мужчиной, воином.
  Сейчас он плакал.
  Он плакал из-за своей слабости или из-за боли?
  Сейчас он походил на обычного человека, или даже на слабого городского жителя.
  Он плакал, словно больше не мог выносить тяжести боли. Фалес смотрел на него в прострации.
  Он видел, как неспособный нормально говорить человек упал на пол, и заплакал, отказываясь от шанса на избавление.
  Фалес угрюмо отвернулся. Его хватка на кинжале усилилась.
  Урсула, Нэд, Кэллет.
  Дети, умершие в шестом доме, у которых даже не было фамилий, один за другим возникли перед его глазами.
  Подумав о своём положении, Фалес вспомнил Гилберта и Ёделя.
  Нахмурившись, мальчик опустил голову и посмотрел на свои руки. Новый порез выглядел знакомо, как недавнее ощущение жара.
  Казалось, что в его сердце что-то поселилось.
  Приблизившись к Ральфу, Фалес мягко произнёс:
  - Я понимаю.
  Ральф продолжал плакать, словно на него навалилось невыносимое бремя.
  - Тогда, ты готов избавиться от этих оков?
  Плач Ральфа на мгновение затих. Он не остановился, но стал гораздо мягче.
  Девочка со сломанными ногами, и почти все дети, умершие в Заброшенных Домах в течение четырёх лет, появились перед глазами Фалеса.
  Снаружи снова раздались отчаянные крики и стоны.
  "Этот чёртов мир".
  Фалес не знал, что находится внутри темницы. Его направленный на Ральфа взгляд стал проще и яснее.
  Посмотрев на Последователя Призрачного Ветра, который больше не мог летать, он решительно произнёс:
  - Освободись от этих оков, после чего продолжай с покалеченным телом бороться с этим миром. Посмотри, насколько жесток может быть мир. Ты согласен?
  Ральф перестал плакать.
  Он не мог пошевелить головой. Он мог лишь перевести взгляд на мальчика.
  Он слышал, как тот медленно и отчётливо произносит:
  - Ты можешь и не освободиться. Возможно, тебе придётся заплатить высокую цену. Ты даже можешь умереть. Что же касается меня, то я делаю это для себя, - опустив голову, Фалес продолжил. - Я могу попытаться дать тебе шанс выбраться из оков, чтобы ты попробовал побороться за жизнь. Ты согласен?
  Ральф напряжённо уставился в глаза мальчика.
  Хотя в его глазах по-прежнему стояли слёзы, в этот момент ему захотелось рассмеяться. Он почувствовал, как боль в его горле и коленях медленно немеет.
  "Эти бродячие псы. Эти бродячие псы, сражающиеся с ним за кусок хлеба. Эти бродячие псы в итоге...". Ральф "вздохнул". В его сердце появилась внезапная радость. "В итоге их ждал печальный конец".
  Лежащий на полу дрожащий Ральф поднял на Фалеса взгляд.
  В следующее мгновение Последователь Призрачного Ветра медленно кивнул, не оставляя сомнений в своём выборе.
  За свою жизнь все люди моргают множество раз. Эти моргания незначительны.
  С другой стороны моргание Ральфа, возможно, было самым важным морганием в его жизни.
  Искалеченный узник медленно опустил голову.
  Фалес улыбнулся. Большая часть мрачности исчезла из его сердца. Коротко кивнув, он произнёс:
  - Хорошо, я понял.
  ...
  - Сперва я подумал, что Её Высочество проснулась раньше графика. Однако, видимо, дело не в этом. - Крис сильно нахмурился в тусклой комнате на втором этаже поместья Вайн.
  Перед ним располагалась сеть из множества трубок, подсоединённых к массивному, коричнево-чёрному гробу, трёх метров в ширину и шести метров в высоту.
  В этот момент изнутри гроб сотрясала дрожь.
  - Я попытался соединиться с сознанием Её Высочества, но оно ещё не прояснилось. Я почувствовал лишь голод и инстинкт убивать. Как бы я не пытался её успокоить, ничего не помогло! - Крис опустил трубку с кровью. Его лицо было невероятно серьёзным. - Если всё так и продолжится, то Её Высочество использует свою оставшуюся силу и поставки крови раньше графика!
  Ролана выглядела шокированной. Красноволосая женщина Клана Крови встревожено произнесла:
  - Вероятно, что-то повлияло на Её Высочество, но мы ничего не сделали!
  Глаза Криса сияли ярким светом. Предыдущее безжизненное выражение без следа исчезло из его глаз. Старик решительно произнёс:
  - Не мы! Её Высочество начала реагировать пять минут назад. В то время...
  Выражение Криса сильно изменилось. Казалось, что ему в голову пришла какая-то идея. Обернувшись, он закричал на Истрона, стоявшего позади него с серьёзным выражением.
  - Этот юный ребёнок! Даже мы смогли издалека почувствовать запах его крови. С нюхом Её Высочества, возможно... где этот ребёнок?
  Истрон был сильно взволнован. При виде возбуждённого Криса, он инстинктивно ответил:
  - Только что он случайно порезался. После этого он вытащил трубку из полуживого бойца высокого класса и что-то ему сказал. Я не прислушивался. A потом он...
  Безэмоциональный Крис не стал выслушивать его последующие объяснения. Вибрации и стук продолжили доноситься из странного гроба. Старик грубо оборвал Истрона:
  - Приведи его сюда. Нет, Иса, останься; путь пойдёт Ролана.
  При виде энергично дрожащего гроба, глаза Криса наполнялись странным светом, словно в них рождались искры.
  - Её Высочество жаждет... его кровь, - произнёс он.
  ...
  - Этот план очень рискован, - спокойно объяснял Фалес свою задумку. Казалось, что он снова вернулся в шестой дом, начав использовать все имеющиеся у него средства для защиты хороших, наивных и невинных детей, которые страдали с момента своего рождения.
  - Тем не менее, ещё рискованнее сидеть сложа руки и ждать наступления чуда.
  Ральф тихо смотрел в глаза мальчика, которые сильно отличались от глаз обычного человека. С большим усилием он "вдохнул" воздух.
  "Это серьёзное лицо". Ральф улыбнулся в сердце. "Определённо не уступает Большой Сестре".
  Последователь Призрачного Ветра не осознавал, что после столкновения перед выбором между жизнью и смертью, он почувствовал себя более расслабленно.
  Фалес продолжил отстранённо объяснять, словно говорил не он:
  - Я не знаю, сколько у тебя осталось силы, но думаю, что немного. Способности того старика... Поэтому, мы не должны идти на неоправданный риск, но и не должны занимать пассивную позицию. Наш шанс наступит после прихода моей спасательной армии. Когда она появится...
  - Ты не дождёшься своей спасательной армии, малец, - холодный женский голос прервал речь Фалеса.
  Лицо Ральфа моментально напряглось.
  Фалес был ошеломлён. Повернув голову, он с недоверием уставился на дверь тюремной камеры.
  Снаружи стояла Ролана Корлеоне, одетая в хорошо выглядящий костюм для верховой езды. Она соблазнительно провела по губам указательным пальцем правой руки. В следующий момент она дёрнула замок камеры своей устрашающей когтистой правой рукой.
  - Истрон ведь предупреждал тебя, верно? Что бы ты не задумал, мы услышим это, юный Сэр, играющий с Истроном.
  Словно насмехаясь над Фалесом, Ролана легко рассмеялась. Её соблазнительное сексуальное тело легко переместилось внутрь камеры.
  - Очень жаль. Будь ты на несколько лет старше, я могла бы тебя соблазнить. Сейчас же тебе предстоит стать ароматным и питательным энергетическим напитком для Её Высочества. Возможно, прелестной Ролане тоже удастся сделать глоточек?
  Видя внезапно появившуюся Ролану, Фалес понимал, что она в любой момент может его подавить.
  Мальчик с сожалением вздохнул.
  - Ральф, - мягко произнёс он, без тени тревоги в голосе. - Мне нужно десять секунд.
  "Десять секунд?".
  Внезапно Ролана испытала тревогу.
  Она подумала об Истроне, обведённым мальцом вокруг пальца.
  "Какие ещё карты могут быть у него на руке? Калека высокого класса, запертый Каменным Замком Ночного Крыла?".
  Тем не менее, хитрая Ролана не хотела идти на риск. Её выражение стало свирепым и решительным.
  "Этот маленький дьявол, он пытается выглядеть загадочным!".
  В мгновение ока её соблазнительная фигура появилась перед Фалесом.
  "Подожди, когда Её Высочество высосет тебя досуха. Посмотрим, сможешь ли ты тогда...".
  Однако в этот момент в маленькой тюремной камере поднялся свирепый ветер.
  *Вуууш!*
  Пламя факелов закачалось и чуть не погасло.
  Свирепый ветер заставил Ролану сделать три шага назад. В глубоком шоке она ухватилась за тюремную решётку позади себя, пытаясь устоять на месте.
  "Это... псионическая способность?".
  "Невозможно, этот ребёнок не может быть Псиоником. Тогда это...". Ролана с трудом посмотрела на скованного бойца высокого класса, лежавшего на полу позади Фалеса. "Это должен быть он! Кто бы могу подумать, что даже в таком состоянии он сохранил немного сил. Но всё бесполезно". Ролана расслабилась. "Ты сильно ранен. Даже если у тебя остались псионические способности, как долго ты сможешь продержаться? С другой стороны, этот маленький плут... Впоследствии, даже если Крис меня отчитает, я всё равно попробую твоей крови. Я оставлю после себя глубокое впечатление!". Подумала рассвирепевшая Ролана.
  - Тогда начнём.
  Фалес посмотрел на Ролану, оттеснённую свирепым ветром. С серьёзным выражением он повернул кинжал.
  Десять.
  Под недоумённым взглядом Ральфа мальчик взял лезвие кинжала голой рукой.
  Девять.
  - Удачи нам обоим, - произнёс Фалес.
  Восемь.
  "Мое первое испытание мистических способностей".
  Семь.
  "Начинается сейчас".
  Шесть.
  Фалес посмотрел на чёрные каменные кандалы, удерживающие Ральфа и на его красное лицо. После этого он перевёл взгляд на Ролану, крепко вцепившуюся в тюремную решётку. Левая рука вампирши начала трансформироваться в пугающую лапу с красными когтями.
  Пять.
  "Я хочу разрушить его кандалы". Подумал Фалес. "И спасти этого человека, у которого ничего не осталось".
  Четыре.
  "Если всё будет так, как я предполагаю...". В разуме Фалеса пронеслись картинки с ситуациями жизни и смерти, с которыми он столкнулся за свою жизнь.
  Например, душащая его рука Клайда.
  Сжимающаяся рука Асды.
  Он вспомнил кровавую сцену из своей прошлой жизни, а также нежного человека, продолжавшего испытывать подростковые иллюзии, но чьего имени он так и не смог вспомнить.
  Три.
  Фалес стиснул зубы и закрыл глаза. Его правая рука сжала металлическую застёжку. Металл моментально нагрелся, но Фалес стиснул зубы и выдержал боль.
  Ролана что-то почувствовала. Повернув голову, она шокировано обнаружила, решётка, за которую она ухватилась, начала вибрировать.
  "Что происходит?". Тревожно подумала она. "Калека Псионик, насколько сильны его способности?".
  Два.
  *Бам!*
  Решётка, вместе с рукой Роланы, распалась на множество крошечных частей.
  Лишившись опоры, Ролана завизжала. Её рука устремилась к кровоточащему обрубку. Свирепый ветер, призванный псионической способностью, мгновенно вынес её за пределы камеры.
  Один.
  По темнице продолжил разноситься пронзительный крик Роланы.
  Её атаковало ощущение жара.
  Ноль.
  "Свет". Подумал Фалес в своём помутнённом сознании. "Так много света".
  ...
  В комнате на втором этаже, у стоявшего рядом с гробом Криса внезапно изменилось лицо.
  - Что Ролана пытается сделать? - холодно произнёс он, смотря на продолжавший сотрясаться гроб.
  - Возможно, она хочет попробовать вкус пищи? - осторожно предположил Истрон. Он чувствовал встревоженность старейшины. - Она всегда питала к деликатесам... Нет! Они...
  Слова Истрона были прерваны чем-то из-за пределов комнаты. На его лице отобразился шок.
  *Бум!*
  Громкий звук, похожий на взрыв, прозвучал в темнице.
  Облако пыли распахнуло дверь.
  У обоих членов Клана Крови, молодого и старого, одновременно изменились лица. Они обменялись взглядами.
  "Что-то случилось в темнице".
  В следующее мгновение они появились за пределами поместья!
  Когда Истрон увидел открывшуюся перед ним сцену, его глаза расширились от шока.
  Под лунным светом смертное создание без ног с татуировкой на лице, человек, которого однажды называли Последователем Призрачного Ветра, Мидира Ральф, избавился от своих оков.
  Паря в небе, поддерживаемый свирепым ветром, он крепко держал в руках смертного ребёнка. Его взгляд излучал решимость.
  ...
  Не так далеко у скачущего на коне Гилберта, ведущего за собой группу из тридцати Мечников Искоренения, изменилось лицо.
  - Лампа Родословной, - обдуваемый ветром, обратился он к женщине-чиновнице рядом с собой.
  Скакавшая на коне Джинс серьёзно посмотрела на лампу в руке Гилберта.
  Пламя в лампе стало красным.
  Оно наклонилось в определённую сторону.
  - Сюда, - произнёс Гилберт. Его выражение было торжественным.
  - Там семейное поместье семьи Ковендье! - взревела женщина, пришпоривая коня.
  - Кого волнует, чьё это поместье? Даже если оно принадлежит семье Уолтон из Экстэдта... мы всё равно должны прорваться!
  Гилберт кивнул. На его лице проступила свирепость и решимость.
  - Все команды, следуйте за мной! Не нужно жалеть лошадей! Скачем вперёд на полной скорости! Приготовьтесь к сражению!
  Глава 30 Поднявшаяся из гроба рука.
  
  C момента исчезновения Aсды Фалес не пытался испытывать свою силу, которая появлялась в моменты "потери контроля".
  Oн не знал, как Мистики управляют своей силой. Он даже не понимал, как работает мистическая энергия. Фалес лишь попытался смоделировать сцену, сделав её максимально поxожей на его предыдущие опыты "потери контроля".
  Изначально он планировал скрытно шаг за шагом проводить испытания. Испытания должны были проводиться в спокойном и безопасном окружении, после получения грубого понимания происхождения мистических способностей и Мистиков из уроков Гилберта. Eму было интересно, как отреагируют окружающие люди, если узнают о наличии у него мистических способностей.
  Tем не менее, из-за надвигающейся гибели и жалкого состояния Ральфа, он решил раньше времени начать тест мистических способностей.
  Кровь была посредником в обоих случаях, когда он "терял контроль". Один раз он переместил кинжал - материальный объект, а во второй раз мистическую сферу - объект энергетический. На основе этого Фалес сделал грубый вывод, что его сила могла быть связана с пространственной телепортацией.
  "Мне нужно переместить кандалы за пределы тела Ральфа". Повторял про себя он.
  Сам эксперимент прошёл проще, чем он ожидал.
  Обжигающее ощущение наполнило его тело силой. Каменные кандалы приблизились к его глазам. B его голове появлялось всё больше сцен.
  После этого Фалес потерял сознание.
  Когда он открыл глаза, то увидел лунный свет, услышал звук ветра, почувствовал холод, и увидел двух шокированных членов Клана Крови на земле.
  Чьи-то руки удерживали его за грудь. Земля под ногами начала всё сильнее отдаляться.
  Хотя процесс был немного странным, Фалес устало подумал, что эксперимент прошёл удачно.
  Хотя искалеченный Ральф продолжал испытывать боль, он, по крайней мере, избавился от кандалов. Когда это произошло, он приказал ветру поднять их в воздух.
  Сильнее всего в этот момент был шокирован Крис.
  - Как это возможно? - ошарашено пробормотал старый член Клана Крови.
  Истрон и Ролана ещё были молодыми, поэтому он единственный знал, что "Каменные Кандалы Ночного Крыла", призванные запирать элиту высокого класса, были наследием семьи Корлеоне, передававшимся из поколения в поколение в течение почти тысячи лет. Это был инструмент пыток, исключительно принадлежащий герцогам Клана Крови. Лишь свежая кровь того, кто защёлкнул кандалы, могла их открыть.
  Кандалы могли даже ограничить элиту высшего класса! Изначально их использовали для сдерживания Её Высочества в моменты, когда та утрачивала контроль. Когда состояние Её Высочества стабилизировалось, их начали использовать на элитах высокого класса. Даже продвинутая Мистическая Пушка не могла их уничтожить! Как им удалось их открыть?
  До получения серьёзных ранений, Ральф свободно обращался с ветром. Он даже мог в течение пяти минут "лежать" на воздушной подушке в десяти метрах над землёй.
  Но сейчас, после обильной кровопотери, он был невероятно слаб. Он был усталым и высохшим. Потеря ног сказалась на его балансе. Невероятная боль в горле отвлекала его. Псионические способности, которыми он так гордился, в основном использовались для доставки воздуха в лёгкие.
  Ральф знал, что ему не победить трёх членов Клана Крови и что план Фалеса был лишь временной мерой. Именно поэтому, после освобождения из плена, он решил подняться как можно выше в воздух, чтобы вампиры не смогли до них достать. Если же они приблизятся к ним, то он использует всю свою силу, чтобы отбросить их прочь.
  Тем не менее, он всё равно недооценил Криса, который давно стал элитой высшего класса.
  Крис не позволил шоку повлиять на свои движения. Его тысячелетний возраст сделал его только сильнее. Его высохшее лицо потемнело, после чего он подпрыгнул на десять метров в воздух, моментально добираясь до находящихся там людей.
  "Ради Её Высочества, я должен вернуть этого ребёнка!".
  Крис в одно мгновение приблизился к Ральфу. Он видел, что в его сторону устремился поток сильного воздуха.
  Фалес шокировано смотрел как Крис, с раздуваемой на ветру одеждой и равнодушным взглядом, трансформируется в туман красного цвета.
  Это была не кровавая жидкость, в которую превращался Истрон, а кровавый туман.
  Фалес видел, как туман разошёлся под воздействием ветра Ральфа. Тем не менее, в следующее мгновение туман поднялся вверх, беспрепятственно проходя через защитную стену ветра Ральфа.
  Просочившийся через ветер туман приблизился к Ральфу. Под серьёзными взглядами Ральфа и Фалеса кровавый туман медленно трансформировался в бледного старика, чьё выражение лица было трудно прочитать. После принятия физической формы, старик начал падать.
  - Ах! - Ральф не мог говорить. Из его горла вырвался лишь свирепый рык. Выбросив левую руку вперёд, он попытался сдуть старика при помощи своей псионической способности.
  Однако прежде чем он закончил рычать, рука Криса Корлеоне схватила его за левое запястье.
  - Рождённые без крыльев не должны мечтать летать, - холодным тоном произнёс Крис.
  *Шёлк!*
  - Угх!
  Звук ломающейся кости, и болезненный стон Ральфа прозвучали на высоте двадцати с чем-то метров.
  Находящийся на земле Истрон и выбежавшая из темницы Ролана, мрачно сжимавшая наполовину регенерировавшую руку, увидели, как Крис добрался до Ральфа - державшего Фалеса за грудь - левой рукой, и с пугающей силой увлёк их на землю.
  - Ах!
  Ральф выглядел обезумевшим. Со всей доступной ему мощью он поднял ветер вверх, почти забывая о "дыхании". Тем не менее, он всё равно не смог избавиться от острых когтей Криса, пронзивших его кость.
  Ветер был настолько силён, что Фалес не мог открыть глаз. Его тело было лишено энергии. Он уже использовал все имеющиеся у него карты.
  Мальчик давно стал недееспособным.
  В итоге Ральф, упорно сражавшийся с Крисом, начал падать на землю.
  Он утратил баланс. Практически использовав всю свою силу, он попытался снова взять под контроль ветер, но Крис не дал ему этого сделать.
  - Ради Её Высочества ребёнок должен остаться в живых! - холодно произнёс Крис, опускаясь вместе с Ральфом на землю.
  С лицом, полным ненависти, Ролана облизнула зубы. Вытянув вперёд регенерировавшую руку, она приготовилась поймать ребёнка.
  Истрон обладал более острой проницательностью. Его лицо изменилось, когда он посмотрел в сторону главного входа в поместье.
  Оттуда поступали интенсивные вибрации.
  - Ролана... - тревожно произнёс Истрон, но та полностью сосредоточилась на двух людях в воздухе.
  Фалес не осмеливался открывать глаза, но усилившийся звук ветра и чувство падения сказали ему, что дела идут плохо.
  Он слишком рано сделал свой ход в этих непредвиденных обстоятельствах?
  Ральф перестал пытаться стряхнуть руку Криса.
  Смотря на продолжавшую отдаляться луну, а также на приближающуюся землю, взгляд Ральфа медленно наполнился ясностью, яркостью и облегчением.
  В этот момент он внезапно осознал, что после прохождения через множество страданий, боль в его сломанном запястье была совсем не сильной. Уголки губ Последователя Призрачного Ветра изогнулись в улыбку, которая давно не появлялась на его лице.
  "Как жаль, дитя. Спасибо тебе за шанс, что ты мне предоставил. По крайней мере, я попытался бороться. Эти вампиры не смогут к тебе прикоснуться".
  Казалось, что время замерло.
  Приготовившаяся поймать Фалеса Ролана шокировано смотрела на то, как искалеченный Ральф начал выть и рычать перед самым приземлением на землю.
  Одной рукой тот со всей доступной ему силой бросил Фалеса в сторону поместья.
  - Нет! - яростно воскликнул Крис. Ральф, освободившийся рукой, крепко обхватил его талию, не давая ему выбраться.
  Фалес почувствовал, что его тело полетело в другом направлении.
  В одно мгновение перед ним возникла каменная стена поместья. Его голова была готова врезаться в неё.
  Фалес лишь мог закрыть глаза.
  "Всё закончится вот так?".
  Тем не менее, к удивлению мальчика жалкий сценарий, при котором его череп раскалывается на части, не произошёл.
  Его импульс был остановлен, из-за чего он внезапно почувствовал головокружение. После этого он оказался в крепких и безопасных объятиях.
  Ральф и Крис упали на землю. В месте их падения даже образовался неглубокий кратер. По открытому пространству снаружи поместья продолжал гулять ветер.
  Лицо Роланы сильно исказилось. Она отправилась за Фалесом, полетевшим в сторону поместья. Её фигура замерцала, в то время как Истрон продолжал мрачно смотреть на главные ворота поместья. Его глаза замерцали, после чего тихую ночь поместья огласил его громкий голос:
  - Нас атакуют!
  Фалес с кружащейся головой медленно открыл глаза, обнаружив себя в руках знакомого, и одновременно незнакомого человека.
  Перед его лицом были две линзы тёмного цвета на тёмно-фиолетовой маске. Они смотрела на него под лунным светом.
  - Не беспокойся, Фалес, - произнёс слегка дрожащим хриплым голосом Ёдель Като, тайный королевский защитник, стоявший на балконе второго этажа поместья. - Теперь ты в безопасности.
  Фалес устало и облегчённо улыбнулся. Закрыв глаза, он полностью расслабился.
  Снаружи поместья продолжала доноситься вибрация.
  *Бум!*
  Главные врата поместья Вайн были снесены с петель.
  Внутрь ворвались множество всадников.
  - От имени Верховного Короля Созвездия, Кесселя Джейдстара! - В воздухе прозвучал ровный и звучный голос графа Гилберта Касо. - Все присутствующие в поместье Вайн подозреваются в хищении пропавшего королевского сокровища! Сдавайтесь и не оказывайте сопротивления! Кто не подчинится, будет убит на месте!
  ...
  В тёмной комнате без факелов звучали слабые, едва различимые звуки двух дыханий.
  - Какая жалость, вероятно, за двенадцать лет мы впервые так близко подобрались к Воздушному Мистику, - резко произнёс пожилой голос.
  - Вся информация говорит, что кто-то избавился от Асды, - прозвучал чистый и ясный мужской голос.
  - Тогда позволь предположить, ты, считающий, что кто-то "избавился от него", вероятно, тоже читал о бессмертии Мистиков? - насмешливо произнёс пожилой голос.
  - Не будьте так строги, учитель, - продолжил говорить чистый голос. - По меньшей мере, он был запечатан.
  - Вопрос заключается в том, кто в Вечной Звезде имеет способности или оружие запечатать Асду? - произнёс хриплый голос.
  - Это могут быть лишь несколько известных нам людей, - игриво ответил молодой голос.
  - Верно. Ха... - Казалось, что обладатель пожилого голоса был разочарован. - Это может быть только кто-то из них, больше некому. Тебе больше не нужно расследовать события, произошедшие на Рынке Красной Улицы. Все записи, включая информацию о массированном взрыве в центральной части, а также о женщине, переносящей ребёнка, должны быть уничтожены. Что же касается Асды Сакерна... Подготовься. Высший Меч не завершён. Через десять или двадцать лет Воздушный Мистик вернётся, - угрюмо приказал обладатель резкого голоса.
  Тишину долго никто не нарушал.
  - Не делайте такое лицо, учитель. Посмотрите на эту ситуацию с позитивной точки зрения - мы избавились от своего главного врага. Мы даже можем выманить Кровавого Мистика, - произнёс лёгкий мужской голос.
  - Не притворяйся, что видишь меня, - раздражённо произнёс хриплый голос. Вздохнув, он продолжил. - Кровавый Мистик. Ха... это проклятая судьба. Вероятно, скоро столица снова погрузится в хаос. Двенадцать лет назад у меня хотя бы были Ланс, Джинс, Тизен и Лансар Нов. Теперь у меня остался лишь ты. - Пожилой голос был наполнен одиночеством.
  - Тем не менее, хотя двенадцать лет назад вы все были в сборе, старый король всё равно погиб, не так ли? Очевидно, сила это не ключ, ключ - удача. - Обладатель лёгкого голоса без колебаний вспомнил о трагедии двенадцатилетней давности.
  В темноте обладатели двух голосов долго молчали.
  - Да, даже со всеми нашими силами старый король погиб, - наконец-то ответил хриплый голос. На этот раз голос был наполнен горем и возмущением.
  - Кстати, "Секретная Комната" отправила к нам гонца с анонимным письмом. В письме говорится, что члены банды, живущие в Экстедте, отправились в Созвездие, в город Вечной Звезды. Пожилая женщина, доставившая письмо, сказала, что это выплата долга и демонстрация уважения к вам. - Казалось, что обладатель лёгкого голоса обнаружил странную атмосферу, и поэтому решил сменить тему.
  - Аа, так долго ожидаемое сотрудничество между Секретным Разведывательным Отделом и Секретной Комнатой. - Казалось, что в обладателе хриплого голоса проснулся интерес. - Приходят в подобное время в столицу? Кровавый Мистик?
  - Нет. Я отправил людей всё расследовать. Это доктор из Братства Чёрной Улицы, Рамон.
  - С ним возникли проблемы?
  - Кто-то видел, как он исполняет "небольшой трюк" на пути к деревне.
  - Небольшой трюк? - обладатель хриплого голоса наконец-то стал серьёзен.
  - Да, небольшой трюк, - цинично ответил обладатель лёгкого голоса. - Прочитав все глубокие знания, содержащиеся на двадцати этажах библиотеки Джейдстар, я пришёл к выводу, что "небольшой трюк", мгновенно исцеляющий раны, тысячу лет назад называли, - легкий голос приобрёл глубину, - магией.
  Его голос медленно растворился. После этого тёмная комната погрузилась в настоящую смертельную тишину, которая царит на кладбище в полночь.
  Спустя долгое время обладатель хриплого голоса произнёс:
  - Та пожилая женщина, - хмыкнул он. - Я не могу поверить, что она предоставила мне эту информацию в качестве признательности. Она хитра, впрочем, она всегда такой была.
  ...
  Под предводительством Гилберта Мечники Искоренения ворвались в поместье Вайн, окружая трёх членов Клана Крови.
  - Достаньте серебряные мечи, и приготовьтесь к бою! - приказал Гилберт. Он знал, что его предыдущее заявление "щадить тех, кто сдастся", было простой данью формальности.
  Часто самыми эффективными дипломатическими средствами являются сила и оружие.
  - Ролана! - Истрон уклонился от двух мечей, которые были направлены в его шею. Его голос был пропитан тревогой и свирепостью. - Призови Стражей Теней!
  Ролана приземлилась на подоконник второго этажа. Она пребывала в невероятной ярости. Ни её несравненное тело, ни её острые когти не могли ничего сделать Ёделю, то появляющемуся, то исчезающему из её поля зрения вместе с Фалесом на руках. Она осознавала текущую ситуацию. Широко раскинув руки, Ролана издала безмолвный вой со странным ритмом, направив его в сторону темницы.
  *Бум, бум!*
  Внезапно из темницы донеслись дрожащие звуки. Они были настолько интенсивными, что напоминали гулкие раскаты грома.
  Лицо Гилберта изменилось. Он решительно взмахнул длинным мечом. Находящиеся позади него мечники громко закричали в унисон, но было уже слишком поздно. У входа в темницу внезапно разверзлось чёрное болото. Оно устремилось в сторону конной формации из тридцати Мечников Искоренения.
  - Постройтесь в круг! - Гилберт отчетливо видел, что направляется в их сторону. С побледневшим лицом он воскликнул. - Это кровавые рабы!
  Тридцать Мечников Искоренения, превосходящие обычный класс, видели приближающиеся к ним объекты. Чёрное болото состояло из существ с безумными лицами и кроваво-красными глазами.
  Практически все присутствующие здесь мечники имели богатый боевой опыт. Они знали, что за существа к ним приближаются.
  Это были низшие члены Клана Крови. Изначально они были людьми или другими расами, получившими кровавую сущность от члена Клана Крови, которая превратила их в голодных, безумных и преданных кровавых рабов, которые не боятся смерти.
  Больше десяти кровавых рабов подобно приливной волне устремились к лошадям.
  Гилберт отчётливо оценивал текущую ситуацию. Он знал, что Фалес уже был в безопасности. Если они слепо нападут на приближающихся бесстрашных существ, то возникнут ненужные жертвы.
  - Держать строй! - громко приказал он.
  - Даа! - воскликнули тридцать Мечников Искоренения. Они спешились и быстро сформировали круговую формацию. Мечники отвели назад левую ногу, а мечи наклонили вправо, чтобы защитить стоявшего рядом товарища.
  Это было знаменитое защитное построение Созвездия, Формация Возвратившегося Света!
  В этот момент из кратера, созданного телами Ральфа и Криса, медленно поднялась фигура.
  В следующее мгновение она исчезла во вспышке.
  - Пожалуйста, постой здесь недолго. - Ёдель легко опустил Фалеса на балкон второго этажа. Он видел мелькающую фигуру Криса в пыли. - Мы обо всём позаботимся. - После этих слов Ёдель исчез.
  В следующее мгновение его тёмный короткий меч с крестовой гардой появился в воздухе. Он столкнулся с острой парой когтей Криса, породив искры.
  *Кланг!*
  Резкий звук проник ко всем в уши. Странно, но не возникло возмущения воздуха в месте столкновения меча и когтей.
  Ёделя и Криса можно было считать лучшими бойцами высшего класса на всём Западном Полуострове. После первого столкновения они примерно поняли силу друг друга. Их фигуры разошлись.
  - Это способность двигаться сквозь тени! - холодно произнёс Крис. Вонзив когти в стену первого этажа, он остановил своё падение. - Находясь на пике высшего класса, даже если это Созвездие, ты не можешь быть никем. Всё дело в защите ярких лучей Королевского Гнева? - продолжил он. Криса не волновало сражение между стражами и кровавыми рабами. Казалось, что всё его внимание было приковано к Фалесу, находящемуся на втором этаже.
  Ёдель ничего не ответил, и, как всегда, не продемонстрировал никаких эмоций. Его таинственная фигура легко стояла на подоконнике окна первого этажа. Его положение выглядело нестабильным, но он не падал.
  Во дворе кровавые рабы наконец-то врезались в круговое построение Мечников Искоренения.
  *Бам!*
  Прозвучал глухой звук столкновения двух сторон.
  Один из стражей свирепо взмахнул обоюдоострым мечом, разрезая тело кровавого раба, однако тот атаковал его броню, не обращая никакого внимания на свою рану.
  Подобный сценарий разворачивался во всех частях кругового построения. Ситуация моментально стала хаотичной.
  Посреди хаоса Фалес заметил свирепо прорычавшую Ролану Корлеоне, прыгнувшую в его сторону. Однако её остановила длинная, металлическая цепь серебряного цвета. Пролетев по воздуху в зигзагообразной манере, та заставила вампиршу отступить на два шага назад.
  - Твоё поле боя здесь, кровососущая шлюха!
  Повернувшись в сторону обладателя свирепого голоса, Фалес увидел черноволосую женщину, примерно сорокалетнего возраста, одетую в светло-синюю униформу чиновника. Она свирепо устремила цепь к Ролане.
  Холодно хмыкнув, Ролана исчезла во вспышке, попытавшись выйти за пределы досягаемости цепи. Тем не менее, цепь догнала её, обмотавшись вокруг шеи. От части шеи, соприкасающейся с цепью, начал исходить зелёный дым.
  - Эта цепь сделана из серебра, шлюха! - с искажённым от ярости лицом воскликнула Джинс. - Я сильно потратилась, готовясь к нашей встрече!
  В этот момент Истрон с покрасневшими глазами превратился в кровь, которая полетела к Фалесу.
  *Кланг!*
  Злобно взревев, вампир скрестил руки в форме когтей, блокируя удар длинного серебряного меча, направленного ему в грудь.
  - Сэр! - Спешившись, Гилберт в связке с тремя Мечниками Искоренения пробил себе путь через кровавых рабов, прибыв к первому этажу поместья. Недовольно посмотрев на Истрона, он поднял серебряный меч в стандартную атакующую позицию, словно приглашая своего оппонента на дуэль. - Пожалуйста, не приближайтесь к этому ребёнку.
  Мечники Искоренения продолжали сражаться с кровавыми рабами.
  Тем не менее, уставший Фалес, наблюдающий, как три члена Клана Крови пытаются к нему приблизиться, но не могут этого сделать, внезапно кое-что понял.
  "Им нужен не я, а что-то на втором этаже". Подумал он. Вероятно, там находится их Ахиллесова пята.
  В воздухе продолжали звучать звуки битвы между мечниками и кровавыми рабами. Три члена Клана Крови также сражались со своими оппонентами.
  С мыслями о внезапной догадке, Фалес с неопределённым и испуганным, но решительным взглядом толкнул дверь балкона.
  Его слабое тело рухнуло внутрь поместья.
  *Стук*
  Глухой странный звук привлёк внимание мальчика.
  Слегка задыхаясь, Фалес поднял голову. Струящийся через окно лунный свет позволил ему отчётливо увидеть обстановку тусклой комнаты.
  В центре комнаты стоял предмет, к которому были подсоединены множество трубок. Гигантский чёрный гроб был покрыт сложными узорами и непонятными надписями.
  *Стук! Стук!*
  Словно подгоняемый кем-то, глухой звук начал усиливаться, становясь более свирепым.
  *Стук! Стук! Бам! Бам!*
  Фалес внезапно осознал, что его заход в поместье был немного беспечным поступком.
  *Бум!*
  В воздухе прозвучал невероятно громкий звук.
  Фалес упал назад из-за воздушных вибраций.
  Словно внутри гроба произошёл взрыв, крышка гроба внезапно впечаталась в потолок.
  Зажав заболевшие уши, Фалес стиснул зубы, поднимаясь на ноги.
  В этот момент он увидел как над гробом, утратившим крышку, что-то поднимается.
  Это была высохшая, почерневшая и зловещая... рука.
  
  Глава 31 Сражение между высшим классом.
  
  Ёдель инстинктивно почувствовал неправильность происxодящего.
  Bсе было дело в его оппоненте. Вначале старик, несмотря на свои годы, яростно его атаковал, но в какой-то момент вместе с другими вампирами занял пассивную позицию.
  Они больше не атаковали, не наступали и не исчезали в безумной манере. Также они не управляли кровавыми рабами при помощи безмолвных команд.
  В этот момент раздался встревоженный голос Гилберта:
  - Ёдель!
  Хотя они не особо хорошо ладили друг с другом, Ёдель моментально понял значение этого обращения.
  Тайный защитник поднял голову. Eму удалось увидеть, как Фалес толкает балконную дверь, и исчезает в темноте поместья.
  "Фалес, зачем?".
  Механизмы в линзах кристальных капель начали вращаться, позволяя Ёделю приблизить картинку на втором этаже. Тем не менее, комната была настолько тёмной, что он не смог отчётливо разглядеть обстановку.
  Сердце Ёделя стало беспокойным. Его фигура исчезла.
  В смутном сером мире медленно появилась серая луна. После этого в воздухе возникла металлическая дверь, а также серый сад, соединённый с серыми стенами, серые окна, серый дом и другие серые вещи.
  В одно мгновение в воздухе появилось серое поместье Вайн, которое выглядело таким же, как в реальности, только его цвет отличался.
  Спустя неизвестное время в точке на небе появились видимые глазу слои ряби, начавшие распространяться во все стороны. Казалось, будто стрекоза пролетела над водой, посылая в её сторону волны вибраций.
  Hаконец-то в центре ряби появился Ёдель нормального цвета, и устремился к поместью.
  Он шагнул в мир, который не отличался от реального мира формой и структурой объектов, за исключением того, что в этом мире не было жизни, и начал своё путешествие. Защитник в маске умело прыгал с окна на окно, постепенно поднимаясь ко второму этажу поместья.
  Он торопился добраться до второго этажа в этом мире теней.
  Тем не менее, оказавшись в нескольких метрах от каменных перил балкона, Ёдель остановился на мгновение... потому что почувствовал, что только что кто-то нанёс сильный удар по каждому уголку серого Пути Теней.
  Pезонанс.
  В голове Ёделя появились два мира.
  "Такое знакомое чувство".
  Слегка нахмурившись, Ёдель перестал подниматься.
  В следующее мгновение он, подобно быстрой молнии, ударил серую стену поместья левой ногой. Оттолкнувшись от него, он ласточкой устремился в небо, на лету совершая заднее сальто.
  Там, где он только что стоял, появилась странная рябь в пространстве. Завибрировав, она стала уничтожать находящиеся поблизости стены поместья. Рябь имела ужасающий кроваво-красный цвет.
  В мгновение ока серый Путь Теней окрасился в красный цвет. Кувыркающийся в воздухе Ёдель едва заметно вздохнул. Его тело окутала прозрачная рябь.
  Эта рябь начала противостоять атаковавшей его кроваво-красной ряби.
  Спустя несколько секунд Ёдель исчез из серого мира, появляясь в мире реальном.
  Под балконом второго этажа большая часть воздуха была заполнена кровавым туманом. Время от времени туман сокращался, словно подчиняясь чьей-то команде.
  Внезапно внутри странных вибраций появился Ёдель!
  После появления он кувыркнулся, посмотрел на окружавший его кровавый туман, и нахмурился. Его впервые за двенадцать лет смогли заставить силой покинуть Путь Теней.
  Метод был тот же, что и двенадцать лет назад.
  Давно подготовленная засада ждала его.
  Кровавый туман перестал вибрировать. Появилось удушливое чувство, сопровождаемое множеством капель крови.
  Кровавый туман сформировался в старую, окровавленную правую руку. Эта рука нанесла с виду лёгкий удар ладонью по находящемуся в воздухе Ёделю. Удар был нацелен ему в грудь.
  Однако прежде чем удар приблизился, одежда на груди и животе Ёделя издала таинственный шипящий звук, после чего разлетелась на части.
  При внимательном рассмотрении можно было увидеть, что окровавленная ладонь окружена крошечными каплями крови, которые разъедали всё, к чему прикасались.
  К примеру, сердце Ёделя. Находясь в воздухе, он не мог увернуться. Путь Теней также больше не мог его защитить.
  Столкнувшись с угрозой для жизни, Ёдель спокойно спрятал грудь и живот, изогнув тело под неестественным углом, чтобы отсрочить приближение кровавой ладони.
  Прошло чуть больше секунды.
  За это время произошло множество событий.
  В руке Ёделя внезапно появился короткий тёмный меч.
  В мгновение ока он сделал три разрезающих движения. Ни один из ударов не поразил опасную кровавую ладонь.
  Позади стеклянных линз маски быстро вращались механизмы. Ёдель видел все крошечные капли крови, находящиеся в кровавом тумане. Его взмахи мечом породили импульс, заставивший капли крови задрожать. В воздухе появились три волны ряби, неразличимые для обычного человеческого глаза!
  Кровавая ладонь беспрепятственно атаковала. Через секунду она найдёт свою цель.
  Механизмы за линзами Ёделя завращались в обратном направлении. Цвет кристальных капель линз изменился, вместе с обзором Ёделя. Три разреза заставили кровавый туман завибрировать. Позади кровавой ладони особые капли крови завращались без всякого порядка из-за вибраций.
  В следующее мгновение Ёдель с невообразимой скоростью пронзил беспорядочно вибрирующие капли крови.
  *Кланг!*
  Кончик меча нежно коснулся ладони, созданной из кровавого тумана, после чего быстро отстранился. Ни одна унция силы не была потрачена, ни одна унция энергия не была сдержана из-за скупости.
  Находящаяся на ладони капля крови среднего размера завибрировала, и разлетелась.
  В следующее мгновение кровавая рука, изначально выглядящая опасной и свирепой (которая должна была коснуться груди Ёделя через несколько миллисекунд), полностью разрушилась.
  Ёдель легко приземлился на землю. Одежда на его левой стороне груди и животе, испытавшая на себе разъедающие способности крови, превратилась в пепел. Было видно, что кожа под одеждой тоже была разъедена. Из раны сочилась кровь.
  С другой стороны разлетевшийся кровавый туман начал собираться в фигуру человека. Мертвенно-бледная фигура Криса Корлеоне снова появилась перед Ёделем, только на этот раз у него отсутствовала правая рука.
  Ёдель проигнорировал рану на груди, позволив крови пропитать одежду. Он стал сокращать мускулы, чтобы остановить кровотечение.
  Крис нахмурился. В этот момент на месте его исчезнувшего запястья появилась красноватая кость, окутанная кровавым туманом. С видимой взгляду скоростью на ней начали появляться сухожилия и кожа.
  Рана Ёделя выглядела более серьёзной, в то время как регенерировавшая рука Криса была как новенькой.
  Тем не менее, в сердце Криса поселилось уныние. Он знал, что в смертельном сражении между элитами высшего класса, гордый бессмертный уже проиграл смертному, скрывающемуся за маской.
  Вначале Ёдель перешёл в Путь Теней, исчезнув из реального мира, при этом продолжив продвигаться вперёд по изнанке мира.
  В ответ на его действия Крис трансформировался в вездесущий кровавый туман, состоящий из миллиона капель крови, создавших единый резонанс, вытолкнувший человека в маске из серого мира.
  Ёдель почувствовал ловушку Криса. Кровавый туман, обладающий слабой разъедающей силой, сформировался в кровавую ладонь, которая атаковала Ёделя.
  Тайный защитник не имел точки опоры, чтобы увернуться. Он также не мог снова войти в серый мир. Он попал в проигрышную ситуацию.
  Тем не менее, Ёделю удалось выиграть для себя чуть больше секунды путём изменения положения тела.
  За это время он нашёл положение истинной крови среди тысячи мельчайших капель крови, и уничтожил её, тем самым разрушая кровавую ладонь Криса.
  Так был определён победитель и проигравший в этой битве высших классов.
  Ёдель лишь лишился участка кожи, размером с ладонь.
  С другой стороны его точный удар уничтожил каплю изначальной крови Криса, которая являлась источником жизненных сил членов Клана Крови. На формирование одной капли изначальной крови уходили сотни лет.
  Крис вздохнул. "Какой выдающийся молодой человек. Пугающий член нового поколения".
  - Красивые навыки и удивительные инстинкты. Я был невежественен, сравнивая тебя с "Гневом Короля". - Фигура Криса исчезла во вспышке, уворачиваясь от фантомного выпада Ёделя. - Даже "Гнев Короля" не смог бы справиться лучше тебя.
  Ёдель не обратил на его слова внимания. Вместо этого он устремился к окну первого этажа. Тем не менее, перед ним снова возник Крис, блокируя ему путь.
  - Но сейчас ты не сможешь ничего изменить. - Крис снова увернулся от атаки Ёделя. Он не давал человеку в маске попасть на второй этаж.
  Бессмертный старик продолжал говорить. Его слова были наполнены холодящими кровь наблюдениями, которыми мог обладать лишь человек, проживший долгую жизнь.
  - Основываясь на возрасте мальчика, могу уверенно сказать, что он, вероятно, самый умный и спокойный смертный, которого я видел за свои шестьсот с лишним лет жизни.
  Лишившийся капли изначальной крови Крис больше не рассчитывал убить или победить своего оппонента. Все бойцы высшего класса были опасными людьми, способными контролировать свою силу и уровни навыков. После нескольких обменов ударами, Крис и Ёдель поняли, как будет развиваться их сражение и каким будет его конец.
  Тем не менее, Крис не мог позволить человеку в маске помешать трапезе Её Высочества, потому что смертный ребёнок мог быть ключом к её пробуждению.
  - Жаль, что его любопытство и чувство опасности находятся не на одном уровне. Даже зная о подкреплении, он решил проявить инициативу и спасти себя сам. Вероятно, ему не нравится чувствовать, что его судьба находится в чьих-то руках. Мы сделали всего несколько ходов, после которых он обнаружил, что наша слабость находится на втором этаже. Его любопытство и пониженное чувство опасности заставили его открыть дверь. Он не знал, что мы хотели доставить его именно туда. Её Высочеству нужна его кровь и сила. Молодой человек, ты опоздал. Тот смертный мальчик уже стал источником силы для Её Высочества. - В глазах Криса зажёгся яркий свет. Он впервые обратился к Фалесу с уважением и восхищением.
  Меч Ёделя слегка задрожал.
  ...
  Вид обугленной чёрной руки, поднявшейся из гроба, заставил Фалеса застыть на целых пять секунд.
  В его голове снова вспыхнуло воспоминание, без спроса вторгшееся в его клетки мозга. Перед его глазами появилась сцена, вызвавшая чувство дежавю.
  Фалес услышал мягкий и женственный голос. На этот раз голос строго произнёс:
  - У Цижэнь, твоя рука делает мне больно! Мы просто возвращаемся к классике, не нужно так бояться!
  В ушах Фалеса его голос из прошлой жизни был пропитан страхом:
  - Я думал, что это будет что-то наподобие "Крёстного Отца"... я не знал, что ты захочешь посмотреть "Проклятие".
  - Это классика, заслуживающая, чтобы её передавали из поколения в поколение, окей? Посмотри на Каяко, она такая милашка! Ай! Ослабь хватку! У меня нежная кожа!
  - Чёрт, она... она... появилась! У тебя большая грудь, прикрой меня!
  - Ты только сейчас заметил, что у меня большая грудь? Обычно ты не... Ай! Если боишься - закрой глаза!
  - Я ничего не могу с собой поделать! Мы можем уже включить свет... Аа! Она... она... она снова начала вставать!
  - У Цижэнь! Будь хорошим мальчиком, сиди спокойно!
  - Чёрт! Не останавливай фильм на этом моменте! Мне каждый день приходится подниматься и опускаться по этой лестнице...
  Лунный свет закрыли тёмные тучи. Воспоминание Фалеса, возникшее без причины, прервал ужасающий рёв.
  Казалось, что проснулся человек, которому снилось, что он тонет. Однако для Фалеса, мучимого воспоминаниями о прошлой жизни, этот голос показался пронзительным воем тысячелетнего злого духа, решившего воскреснуть ночью!
  Фалес вынырнул из прострации, осознав, что чёрная рука, держащаяся за край гроба, начала выбираться наружу, сопровождаемая ужасающим рёвом.
  Казалось, что рука и запястье принадлежали мумии. Маленькая обугленная рука выглядела так, словно её сожгли в адском огне. Появилось сильно повреждённое плечо, выглядящее так, словно его атаковали множество муравьёв. Все страшные части тела одна за другой появлялись из гроба.
  Призрачная рука, прикреплённая к "основному телу", утратившему человеческую форму, медленно выбралась из гроба!
  Вскоре над гробом, освещаемым тусклым лунным светом, показался череп с волосами.
  Череп имел высохшие, длинные белые волосы, и обугленное лицо. Он имел непропорционально большой, чёрный рот, а на месте носа находилась бездонная дыра с тьмой внутри.
  Фалес почувствовал, как по его телу пробежало стадо мурашек.
  Прячась за длинными белыми волосами, тварь открыла чёрный "рот". Провал рта стал расширяться, пока не достиг самых ушей.
  *Рёв!*
  Пронзительный крик ввинтился в уши Фалеса. Фалес почувствовал, как его тело сотрясла дрожь. Он чуть не упал на пол, подобно желе.
  Странное существо не останавливалось. Медленно, но стабильно поднимаясь из чёрного гроба, оно начало обшаривать окрестности.
  Голова и центр тела, а также его конечности перебрались через край гроба. Существо упало лицом на пол. В следующее мгновение высохшая омерзительная левая рука легко опёрлась о пол.
  Разум Фалеса опустел. Дрожа, он медленно вдохнул холодный воздух. В этот момент существо, опирающееся рукой о пол, казалось, что-то почувствовало. Оно остановилось на мгновение, повернулось к Фалесу, и медленно подняло голову.
  Высохшие белые волосы разошлись в стороны, открывая Фалесу "лицо" существа.
  Там, где должны находиться глаза, Фалес увидел... две неестественно большие чёрные дыры.
  Мальчик чуть не упал в обморок от страха.
  Существо выглядело обугленной мумией. Богатый опыт нахождения на улицах столицы наделил Фалеса большим мужеством. Хотя он очень боялся, ему удалось сохранить рациональность в своём дрожащем теле.
  "Кем бы не было это существо...". Подумал про себя Фалес. "Я должен бежать! Хотя оно выглядит страшно, оно явно медлительно. Мне всего лишь нужно...".
  Фалес изо всех сил пытался не думать о сценарии фильмов ужасов из его прошлой жизни. Развернувшись на каблуках удобной детской обуви, подготовленной для него Гилбертом (хотя та уже была порядком изношена, после всех произошедших с Фалесом приключений), он приготовился со всей возможной скоростью покинуть это опасное место.
  "Если я доберусь до Ёделя...". Подумал Фалес. Однако стоило ему развернуться, как отвратительное существо неожиданно прыгнуло!
  Казалось, словно безголовый призрак, двигающийся без всякой цели, внезапно обрёл сознание!
  - Ааа! - закричало существо.
  Сильно испуганный Фалес поджал хвост, и побежал!
  *Тап, тап!*
  Побледневший мальчик сделал два шага в сторону балкона.
  
  Глава 32 Маленькая девочка?
  
  Bопpос.
  Eсли человек увидит, как Kаяко быстро ползёт по ступеням лестницы, как он себя почувствует?
  Если бы кто-то сейчас задал этот вопрос Фалесу, то тот бы с отчаянием простонал: "Oн почувствует себя так же, как я сейчас!".
  Потому что призрак/мумия/монстр ("Какая разница, что это за существо? Pазве это важно?!" - успокоившийся Фалес) на четырёх конечностях гнался за ним с невообразимой скоростью.
  "Чёрт бы его побрал!".
  Фалес чувствовал, как его душа от страха покидает тело. Он не думал над тем, обладает ли это существо интеллектом и может ли оно говорить, чтобы они могли всё обсудить, а не сражаться.
  В этот момент Фалес отчаянно бежал по маленькой комнате. Он даже почувствовал, как из его глаз помимо воли начали течь слёзы!
  Тем не менее, вскоре он пожалел о своём решении.
  Cкорость похожего на мумию монстра превысила его скорость!
  Взревев, существо прыгнуло, опрокидывая его на пол!
  *Бам!*
  Фалес покатился по полу вместе с мумией, в итоге останавливаясь на спине.
  Полученный им опыт за два (очень неудачных) экстраординарных дня, дал о себе знать. Фалес инстинктивно вытащил кинжал ДШ обратным хватом, и, сжимая его дрожащей рукой, ударил им мумию.
  Он безжалостно пронзил сердце мумии... если оно у неё было!
  Тем не менее, Фалес к своему ужасу обнаружил, что, несмотря на смертельный удар, мумия осталась жива. Она открыла свой большой чёрный рот, продемонстрировав ему чёрные зазубренные зубы!
  "Может из-за того, что я сильно дрожу, мне не удалось пронзить её сердце?". С трепетом подумал Фалес, чувствуя, как на него наваливается тяжесть. "Странно, она не такая уж и тяжёлая".
  У него не было времени, чтобы пожалеть о своём решении.
  *Рип!*
  В воздухе прозвучал звук разрыва. Фалес с отчаянием почувствовал, как мумия укусила его за шею.
  Его тело пронзила вспышка боли. Фалес в агонии открыл рот. Из-за сильного истощения, он мог лишь издавать хриплые стоны.
  Из-за навалившегося на тело давления, кровь в теле Фалеса устремилась к порванной артерии.
  "Это конец". В отчаянии подумал мальчик. "Если человек убивает, он должен быть готов к тому, что его тоже могут убить".
  Фалес вспомнил эти слова, после чего вспомнил Клайда, не желающего умирать.
  Он горько рассмеялся в сердце.
  "Карма такая сука".
  Однако кровь, которая должна была вовсю вытекать из его раны... в упорядоченном порядке устремлялась в рот мумии.
  Фалес, чья шея находилась в тисках зубов мумии, к своему ужасу обнаружил краем глаза, как тело мумии начало распухать, словно сосуд, наполняющийся водой. Горло, живот, торс и другие части тела мумии распухали, сжимались и извивались.
  Она была похожа на истощённого странника, прильнувшего к водному источнику после сильного обезвоживания. Вода имела вкус дождя, выпавшего после продолжительной засухи.
  Эта мумия... высасывает его кровь?
  Через несколько секунд физическое сознание Фалеса начало затуманиваться, но его душевное сознание стало бить в набат!
  Фалес так сильно встревожился, что перед его глазами снова появилась ожившая картинка!
  - У Цижэнь, что произойдёт, если люди, боящиеся призраков, встретятся с ними?
  - Ты можешь не говорить об этом? Мы два дня назад посмотрели "Проклятие". Я до сих пор не осмеливаюсь в одиночку подниматься по лестнице ночью.
  - Не нужно так бояться! Если встретишь призрака, укуси его! Укуси его за горло! Если же у него не будет шеи или головы...
  - Ты спятила?! Стоп! Стоп!!
  - Когда ты устанешь писать свою диссертацию, и поднимешь голову, чтобы размять шею, внезапно...
  У Цижэнь шагнул вперёд, пылая гневом, родившимся из стыда, и использовал метод, который он привык использовать для запечатывания её рта.
  Почувствовал приятный вкус её губ, он посмотрел в её смеющиеся глаза. Это были яркие глаза с длинными ресницами.
  "Да... Какая хитрая и ловкая девчонка...". Закрыв глаза, У Цижэнь продолжил наслаждаться своим призом.
  Или стоит сказать, что он предлагал дань истинному победителю?
  Ещё одно вернувшееся воспоминание добавилось в копилку воспоминаний Фалеса. Тем не менее, это воспоминание явно отличалось от предыдущих. Вернувшись, оно не впало в спячку, как другие воспоминания. Вместо этого оно начало разрастаться, заполняя разум Фалеса, вынуждая его вынырнуть из иллюзорного сознания!
  Фалес открыл глаза!
  Казалось, что в этот момент он обзавёлся внезапной силой.
  Мумия продолжала сосать из него кровь, не обращая ни на что другое внимания. Создавалось впечатление, что она не остановится, пока не выпьет его досуха!
  В этот момент семилетний мальчик крепко схватился руками за шею мумии.
  "Если ты встретишь призрака...".
  Фалес стиснул зубы, оценил тело мумии, и с оставшейся силой в отчаянии поднял голову...
  "... укуси его!".
  Открыв рот, он обнажил свои маленькие детские зубы.
  "... укуси его за горло!".
  После этого как животное без интеллекта... Фалес свирепо укусил мумию за горло!
  Со стороны они выглядели парой влюблённых.
  Казалось, что время застыло, пока в воздухе не прозвучал громкий треск!
  Обугленная высохшая шея мумии оказалась не такой жёсткой, как думал Фалес. Ему удалось откусить часть плоти!
  Фалес откусил таинственный кусок плоти, переживал его и проглотил!
  В этот момент в его разуме появилось выражение, не подходящее к обстановке.
  "Похоже на курицу. С корочкой".
  После этого он продолжил страстно и неистово откусывать куски от шеи мумии.
  Прямо как вампиры из семьи Каллен.
  Отвратительная солёная жидкость внезапно потекла в рот Фалеса.
  Мальчик начал отчаянно глотать багровую жидкость.
  В тело мумии быстро поступала кровь Фалеса, словно внутри неё был установлен нанос. Вместе с тем отвратительная солёная жидкость из тела мумии начала быстро заполнять рот Фалеса!
  Тем не менее, мумия явно не обладала интеллектом, и явно ничего не чувствовала. Казалось, что Фалес решил полностью ей уподобиться. Впав в безумие, он с пустым разумом продолжал пить кровь монстра.
  Спустя несколько секунд... Фалес вздрогнул вместе с обугленной, высохшей гниющей мумией.
  - Aх!
  Вздрогнув, мумия ослабила хватку на шее Фалеса. Издав пронзительный визг, она оттолкнула мальчика!
  Фалес пребывал в ошеломлении. Его начало заполнять чувство облегчения, пришедшее от осознания того, что ему удалось выжить в критической ситуации. Подняв руку, он прикоснулся к ране на шее.
  Хотя кровь должна была течь сильным потоком, из раны не пролилось ни капли. На шее Фалеса остались лишь две кровавые точки. На этом участке кожи он чувствовал лишь липкость и онемение.
  Казалось, что мумия сумела познать значение слова "страх" в этой тёмной комнате.
  Оттолкнув Фалеса, она закрыла рукой шею в месте его укусов. Кинжал Фалеса продолжал торчать у неё из груди, повёрнутый в сторону чёрного гроба, из которого она выбралась.
  Фалес не стал впадать в прострацию. Поднявшись на ноги, он обнаружил, что в его дрожащем теле появилось немного силы, хотя ещё совсем недавно оно было полностью истощённым.
  Вот только привкус во рту... "Немного отвратительный. Держись Фалес! Что происходит с этой мумией?".
  В его голове крутилось множество вопросов, но он всё равно без колебаний устремился вслед за отступившей мумией!
  "Тебе не может постоянно везти. Пришло время свести счёты".
  Взревев, Фалес вытянул руки, заваливая мумию на пол.
  Упав, та кувыркнулась. Когда Фалес собрался снова "вкусить её плоть", мумия в странной манере преувеличенно высоко подпрыгнула, добралась до края чёрного гроба и неуклюже забралась в него.
  Ухватившийся за её ноги Фалес полетел в гроб вслед за ней.
  *Пам!*
  Казалось, что Фалес упал в лужу воды. Тёплая и влажная жидкость обволокла всё его тело.
  "Этот вкус...? Он мерзкий и солёный. Это кровь?".
  Фалес обхватил сопротивляющуюся извивающуюся мумию руками.
  Прежде чем утратить сознание - потому что он захлёбывался кровью - на его лице появилась улыбка.
  "Слава Богу". Подумал Фалес в своём помутнённом сознании. "Слава Богу, что у этого существа есть шея, и его голова... ещё нетронута".
  Спустя какое-то время он проснулся в таинственном сухом чёрном гробу. Фалес понятия не имел, сколько прошло времени.
  Открыв глаза, он принял сидячее положение. Первым делом он свирепо закашлялся, выкашляв всю лишнюю кровь и воду из своего тела.
  *Кашель, кашель... Кашель, кашель*
  Фалес нащупал языком во рту какой-то чужеродный объект. С подступившей тошнотой, он выплюнул его.
  Ему потребовалась дюжина секунд, чтобы отдышаться.
  В этот момент Фалес прикоснулся правой рукой к какому-то холодному и высохшему предмету.
  "Мумия?".
  Фалес продолжал ощупывать холодные предмет, пока не убедился, что гоняющаяся за ним по всей комнате мумия, заставившая его превратиться в птицу, взлетевшую на гору, разбилась на множество мелких кусочков, усеявших гигантский пол гроба.
  Глубоко вздохнув, Фалес постарался забыть об отвратительном привкусе во рту.
  Он находился внутри чёрного тёмного гроба.
  Фалес продолжил нащупывать путь в холодном гробу. Нащупав что-то похожее на ступеньку, он забрался на неё, поднялся на носочки, и с большим трудом выбрался из чёрного гроба - который имел рост взрослого человека.
  "Эта штука больше похожа не на гроб, а на... детский бассейн". Подумав об этом, Фалес пришёл к понимаю, каким образом удалось маленькой мумии выбраться из высокого гроба.
  С помощью рук и ног он перевалился через край гроба, и с глухим звуком упал на пол.
  В его уши проникли знакомые звуки сражения. Он услышал упрекающий голос женщины и команды графа.
  Фалес лежал лицом на полу. Помассировав ушибленное падением плечо, он с трудом поднял верхнюю часть тела.
  "Интересно, какова ситуация снаружи?".
  Лишь после этого он поднял голову. Увиденное его ошеломило. Перед его глазами стоял человек. Маленький человек.
  Говоря более точно, это была маленькая фигура, с длинными серебряными волосами, спадающими на плечи. Под лунным светом она представляла собой жалкое зрелище.
  С большим усилием фигура совершила один шаг. С не меньшим усилием, она сделала второй шаг.
  С каждым новым шагом фигура останавливалась, после чего продолжала покачивающейся походкой идти к разлёгшемуся на полу Фалесу.
  Она продолжала идти, пока с большим трудом не встала перед ним.
  Фигура имела красные зрачки, бледное лицо, нежную кожу, изящные конечности и милое лицо с детской припухлостью.
  Тем не менее, в этот момент "маленький человек" смотрел на Фалеса холодным и даже высокомерным взглядом.
  Фалес пребывал в ошеломлении. Спустя какое-то время он с трудом поднялся на ноги, имея множество вопросов в голове.
  Поднявшись, он смог отчётливо рассмотреть всё тело девочки.
  Та по-прежнему ничего не говорила, продолжая смотреть на него холодным строгим взглядом.
  Спустя долгое время...
  Казалось, что Фалес кое-что осознал. На лице семилетнего мальчика появился румянец, что было для него несвойственно. Почесав голову, Фалес издал странный смешок.
  - Маленькая... маленькая девочка. - Его низкий голос был наполнен смущением. Путаясь в словах, Фалес слабым голосом спросил. - Эм... Почему ты, ну, знаешь... не одета?".
  Стоявшая голой девочка была на целую голову ниже семилетнего Фалеса.
  Она враждебно относилась к стоявшему напротив неё мальчику.
  Не получив ответа, Фалес почувствовал ещё большую неловкость.
  К счастью, эта странная атмосфера продлилась недолго, потому что Фалес внезапно обнаружил кое-что в груди "маленькой девочки".
  В неё был воткнут кинжал, на котором ещё не высохла кровь. На кинжале были выгравированы две буквы: ДШ.
  Рука Фалеса, которой он чесал голову, на мгновение застыла.
  Он не был дураком. Кроме того, даже у безмозглых антагонистов в упрощённых новеллах, одетых в защитную броню, в подобные моменты повышался IQ.
  Разумеется, Фалес помнил, как он недавно вонзил кинжал в грудь мумии.
  Тем не менее, "маленькая девочка", не считающая наготу ненормальной, продолжала холодно на него смотреть.
  Она ничего не говорила. Её круглое лицо было спокойным. Фигура Фалеса отражалась в её кроваво-красных зрачках.
  Фалес нежно опустил руки и отрегулировал дыхание. Его глаза смотрели на милую, но странную девочку пред ним. Смотря на неё, он начал сравнивать её тело с фигурой мумии из своих воспоминаний.
  "Это и правда... ненормально".
  Фалес глубоко вздохнул.
  Голая красноглазая (мумия) маленькая девочка продолжала смотреть на него взглядом статуи.
  Любой другой на месте Фалеса стал бы чувствовать, как с него сползает кожа, под странным взглядом маленькой девочки.
  Фалес же натужно сглотнул, полностью расслабил лицо и улыбнулся. Он загнал на задворки разума вопрос о том, какой крем для загара она использует.
  "Сейчас не лучшее время тестировать её. Хотя она выглядит мило, если она является той мумией, то, скорее всего, не обладает интеллектом".
  - Кто ты? - прозвучал юный голос перед ним.
  "Да, хотя её взгляд совсем не изменился, но её слова отчётливы и рациональны. По сравнению с рёвом мумии, её голос кажется таким милым и приятным, и... Подождите-ка!".
  Фалес с расширенными от шока глазами изучал невероятно странную девочку с серебряными волосами и красными зрачками.
  "Она может говорить. Она обладает интеллектом. Она не одета... Чёрт, нет! Она может общаться!".
  После этого разум Фалеса - из-за шока покинувший его на продолжительное время - начал работать в привычной для него гладкой манере.
  
  Глава 33 Дружественный огонь.
  
  Давным давно, Восточный Городской Округ был лишь предместьем северо-восточного региона города Вечной Звезды. Tогда принц Тормунд ещё не привёл выживших из Последней Империи, и не указал на звёзды, поклявшись, что построит Cозвездие на месте нахождения города Вечной Звезды.
  С расширением территории Созвездия и увеличения его мощи, в королевстве начал расти авторитет высшего класса. Число феодальных лордов, дворян и чиновников возросло. Важные люди столицы не желали жить в одном месте с вульгарными торговцами, простолюдинами, грязными проститутками, ворами и бандитами. Именно поэтому они построили свои дома в предместьях северо-западного региона.
  Со временем в этой области стали строить свои поместья дворяне. Впоследствии ратуша даже выпустила указ, превращая область с поместьями дворян в самую важную область города, помимо центрального региона Утренней Звезды. Феодальные лорды, защищавшие всю страну, популярные и влиятельные люди в суде и даже зарубежные сановники, изгнанные со своей родной земли, полюбили строить свои поместья в этом месте.
  Дома в этом месте принадлежали большим и маленьким дворянским семьям, а также чиновникам. Здесь практически не было жилищ простолюдинов и не существовало базаров. Xодящие по улицам люди в основном были слугами или подчинёнными кланов. Помимо невероятно высоких цен на недвижимость, в Восточном Городском Округе существовало негласное правило: земля, которую человек здесь хочет купить, должна соответствовать его социальному статусу. Hикто не захочет узнать последствия, ожидавшие людей, нарушивших это правило. Даже шесть Великих Kланов и тринадцать выдающихся семей построили поместья в Восточном Городском Округе, хотя и имели недвижимость в других частях столицы. Их дома располагались в лучших частях региона... и было неважно, часто ли дворяне и их семьи навещали свои поместья, или нет.
  Поместья располагались на большом расстоянии друг от друга, потому что Восточный Городской Округ представлял собой огромную территорию. Трава и деревья между поместьями поддерживались в отличном состоянии городской ратушей. Растительность поражала своей пышностью и жизненной силой. Основная улицы тоже была построена причудливым образом. Это была ровная дорога, вдоль которой с промежутками в двадцать метров стояли большие Лампы Вечности, предоставленные городской ратушей.
  Полиции и командам городской обороны, патрулирующим главную улицу, приходилось соблюдать особую осторожность. Eсли они заденут большую шишку, то даже их начальники не смогут вынести последствий. В то же время их работа была очень расслабленной. В большинстве случаев, когда они натыкались на проблему, требующую вмешательства полиции или команды городской обороны, дворяне сами улаживали свои дела.
  За десять лет патрулирования главной улицы Восточного Городского Округа Генард, будучи руководителем команды городской обороны, практически не использовал свои меч и лук. Его шлем и броня сияли, словно новенькие. Встречая на улице кареты благородных, он по привычке поправлял доспехи, отступал назад и снимал шлем, приветствуя их. (Благодаря руководителю полицейского участка в Восточном Городском Округе, команды городской обороны сменили тяжёлые шлемы на шляпы. Им не составляло никакого труда снять шляпу для приветствия).
  Генард ценил свою работу. Он знал, что его товарищи сильно постарались, устраивая его в столичную команду городской обороны, после того как он уволился из армии. Кроме того, его устроили в команду Восточного Городского Округа, самого безопасного и тихого округа столицы. Жильцы этого округа иногда даже давали ему чаевые.
  Родившись в стране Дорон на юге Созвездия, славный опыт Генарда заслуживал, чтобы о нём сочинил балладу бард.
  Десять лет назад, когда Генарду было примерно девятнадцать лет - после смерти отца он перестал обращать внимание на свои дни рождения - на его деревню обрушилась катастрофа. Объединившиеся в шайку бандиты напали на деревню и разграбили её. Лишившийся средств к существованию Генард ответил на призыв герцога на юге, в итоге записавшись в Звездный Отряд герцога Джона.
  Сражавшийся доблестно Генард прошёл через опасную битву при защите нефритового города. К счастью, ему удалось выжить.
  Однажды он пошёл на риск. Взяв два мешка с мукой, он догнал команду, отступающую к Проходу Уолла. Доблестно последовав за герцогом, Генард отправился на штурм баррикад в Земле Слоновой Кости. ("Мы должны тебе деньги за два мешка с мукой" - герцог Джон).
  По приказу начальства, Генард принял участие в приветственном банкете графа Дилберта, который проходил в доме графа.
  Он даже выбежал из-под мистических копий в Искрах Прерий, сломав боевой топор.
  Генард также возглавил небольшой отряд солдат герцога под флагом с девятиконечной звездой, отразив последнее отчаянное нападение неприятеля в Разрыве Клинка.
  Ему удалось перевернуть ситуацию, когда мечи мятежной армии были приставлены к их глоткам, в итоге одерживая победу.
  В день своей последней битвы - Битвы при Зодре - Генард глубоко вздохнул, проклиная день, когда победа и горечь существовали вместе. Махнув рукой своим людям, он приказал им расчистить путь для рыцарей под флагом цветка ириса.
  Под началом семьи Ковендье находилось тридцать четыре рыцаря. При них не было кареты, поэтому они должны были быть подчинёнными, выполняющими поручение своего хозяина.
  Два человека, возглавляющие команду, явно имели способности высокого класса. По движениям других рыцарей и расположению их оружия, можно было сказать, что они выступали простой массовкой. Генард незаметно поджал губы, отступая на другую сторону улицы.
  В течение короткого года и нескольких месяцев, он продвинулся от офицера транспортного корпуса, до новобранца, командира пехоты и, наконец, до самой престижной должности - личного охранника герцога. Генард прошёл путь от фермера, не умеющего держать меч, до великолепного командира, сражавшегося во многих битвах. Его редкий боевой опыт выделял его среди бойцов обычного класса. Если рядом с ним будут находиться от трёх до пяти компаньонов, то Генард не отступит даже перед бойцами высокого класса. После расформирования Звёздного Отряда он всё ещё помнил наставления уважаемого командира личной охраны герцога. Также он не пропускал своих тренировок.
  Было время, когда он ежедневно видел многих рыцарей. Генард считал эти дни самыми опасными в своей жизни. Некоторые из этих рыцарей были знамениты своими навыками верховой езды. Они были героичными, умелыми и храбрыми людьми. Но были и трусливые бесполезные люди, умеющие лишь задевать слабых и пресмыкаться перед сильными. Когда Генард служил под началом герцога Джона, людей первого типа было больше.
  Вот почему он смог с первого взгляда определить, что два рыцаря впереди были элитой, имеющей за плечами некоторый боевой опыт. Их плавные движения, спокойные лица, слегка согнутые спины, позволяющие им хорошо держаться в седле, а также расположение мечей на поясах и сёдлах могли о многом сказать знающему человеку. Элита, превосходящая высокий класс, определённо была высокоранговыми офицерами в группах нападения, в группах авангарда, в штурмовых группах и в резервных отрядах. Они даже могли быть личными охранниками командиров. Подобные люди были ядрами армии, составляя её костяк.
  Когда отряд из двадцати с чем-то рыцарей, ведомый двумя рыцарями впереди, должен был пройти мимо команды городской обороны, один из элитных рыцарей натянул поводья, направив коня к Генарду.
  - Команда городской обороны! - Это был лысеющий рыцарь за тридцать. Его зелёные узорчатые лёгкие доспехи, очевидно, были сокровищем ручной работы, являющимися семейной реликвией. Возвышаясь на коне, он серьёзным взглядом посмотрел на лидера команды городской обороны. - По пути мы видели отпечатки большой группы лошадей. В этот час в Восточном Округе не должно находиться так много кавалерии. Ты видел их?
  "A ты должен здесь быть?". Генард с насмешкой в сердце посмотрел на благородного рыцаря с эмблемой трёхцветного ириса.
  После десяти лет работы в команде городской обороны его вспыльчивость исчезла. Бывший охранник герцога Джона уважительно поклонился, ответив:
  - Мой уважаемый господин, лишь феодальные лорды могут отправить большие группы личных солдат в Восточный Округ. Мы не осмеливаемся вмешиваться в их дела.
  Сейчлес, доверенный рыцарь герцога Зайена, нахмурился.
  - Ты видел их? К какому клану они принадлежат? Под каким флагом они были?
  Генард задумался.
  Примерно десять минут назад по этому участку дороги проскакали тридцать два рыцаря. Среди них были бойцы как обычного, так и высокого класса. Их командиром был ловкий благородный господин, который, несмотря на свою ловкость, явно не был солдатом. Среди них даже была женщина, но Генард не видел никаких флагов.
  Тем не менее, как он мог не опознать движения солдат, их снаряжение и модели щитов, после многолетней службы под началом герцога Джона? Когда он состоял в команде личной охраны герцога, вместе с ним в ней состояло много личных солдат герцога, которых тот привёл из собственного клана на юг.
  Некоторые из них не раз спасали ему жизнь, как и он им. Практически все они были хорошими мужчинами - о, и женщинами - которым он мог доверить свою спину. Они не опозорили титул воинов, ходящих под флагом девятиконечной звезды.
  "Верно". Снова сказал себе Генард. "Эти тридцать с чем-то всадников являются представителями семьи Джейдстар, личными солдатами королевской семьи".
  Более того, они были членами семьи герцога Джона, которому Генард поклялся служить до конца своих дней.
  - Всё так, мой уважаемый господин, - твёрдо ответил Генард. - Мы видели их. Они не имели ни флага, ни эмблем. Я также не знаю, куда они направились.
  Личный охранник герцога Джона поклонился. Какая ирония. Когда он служил герцогу Джону, который был младшим братом короля, никто не учил его, как кланяться дворянам. На второй день после его приезда в столицу, низкоранговый офицер из городской ратуши кипя от гнева научил его стандартному поклону. ("Они дворяне, понял?" - бывший начальник Генарда в команде городской обороны).
  Тем не менее, этот обычный капитан команды городской обороны не знал, как сильно повлияет скрытая им информация на будущее Созвездия.
  Нахмурившись, Сейчлес опустил руку в мешочек с деньгами. Опустив обратно серебряную и золотую монету, вытащенные случайно, он бросил несколько медяков солдатам из команды городской обороны.
  - На чай, - произнёс он, после чего развернулся и пришпорил коня, чтобы догнать своих компаньонов.
  - Не думай слишком много о кланах. Мы должны выполнить приказ герцога. С нами здесь, мы сможем решить любой вопрос в столице, если это, конечно, не касается проникновения во Дворец Возрождения. Если вампиры не желают работать с нами, тогда они найдут свою смерть. - Вернувшийся Сейчлес выслушал спокойную и мягкую речь Кассейна.
  - Если они из другого клана, то почему не подняли флаг? Безымянная кавалерия, численностью от тридцати до сорока бойцов, ночью ворвалась в Восточный Округ... Когда в последний раз происходило нечто подобное? - настороженным тоном произнёс Сейчлес. Он побывал на поле битвы в Регнуме, научившись там осторожности. Мудрые люди на востоке научили его щепетильности.
  - Приближается сорок восьмой день рождения Его Величества. Это критическая дата. Посланцы знати со всей страны, послы с территорий сюзеренов, а также силы, скрывающиеся в тёмных уголках страны, большие и малые, соберутся в столице. Можно сказать, что глаза всего мира сосредоточатся на столице.
  Великие кланы начинают действовать по разным фронтам. Их планы могут быть явными или тайными, и это вполне нормально. Мы ведь делаем то же самое, не так ли? Мы тяжело работаем, чтобы достичь своей цели, - обернувшись, плоско произнёс Кассейн. - Если ты так обеспокоен, то после завершения задачи можешь составить отчёт. К нашей миссии это не имеет никакого отношения.
  - Будем надеяться, что это... - Сейчлес опустил руку на меч. Вспомнив острый взгляд капитана городской охраны, он рассеянно произнёс. - Будем надеяться, что это не проделки других кланов.
  - Не переживай, лорд Сейчлес, - томно произнёс Кассейн. - Сейчас все действия девятнадцати дворянских семей будут считаться предательством, если, конечно, это не силы, служащие королевской семье. Разве предатель сможет участвовать в выборе преемника короля?
  ...
  Когда Джинс увернулась от рванувших в её сторону двух кровавых рабов, в её глазах вспыхнул яркий свет. Дернув запястьем, она обмотала серебряную цепь вокруг их тел, связывая их вместе. Два Мечника Искоренения из семьи Джейдстар выдвинулись вперёд. Продемонстрировав отличную командную работу, они слаженными движениями пронзили сердца двух кровавых рабов.
  В этот момент чиновница что-то почувствовала. Джинс пригнулась, уходя в кувырок, уворачиваясь от внезапно появившихся когтей.
  Обнаружив, что ей не удалось достать Джинс, Ролана развернулась, защищаясь от двух серебряных мечей. Пронзительно воскликнув, она быстро отступила. За ней последовали звуки шипения.
  "Я ещё не привыкла использовать новую правую руку. Она ограничивает мои боевые способности". В гневе подумала Ролана. "Этот чёртов трижды проклятый калека Псионик".
  - Эй, кровососущая шлюха! В следующий раз будь более точна! Я видела множество преступлений, совершённых в городе вампирами! Я лично видела, как схватили графа Клана Крови из семьи Олас! - свирепо произнесла Джинс. Взмахнув длинной стройной рукой, она обмотала серебряную цепь вокруг левой ноги Роланы.
  После этого она намотала цепь на свою правую руку, в которой пульсировала причудливая могучая сила. Крикнув, она дёрнула цепь на себя.
  Уклонившаяся от двух мечей Ролана споткнулась и упала на землю. Она закричала, когда цепь стала тянуть её по земле.
  "Сила этой смертной женщины... Она монстр?".
  Взревев, Ролана вцепилась в землю, чтобы противостоять огромной силе Джинс, однако в этот момент ещё один серебряный меч попытался её пронзить.
  "Эта чёртова формация мечей!". Выругалась Ролана в сердце. При встрече с этим врагом она не могла полностью использовать сверхчеловеческую скорость и уникальные способности вампира.
  Звёздная Формация была круговой, защитной формацией. Основными частями этой формации были небольшие команды, сформированные из мечников, выступающих по краям. Они были щупальцами и исследователями команды. Они позволяли всей формации проворно наступать и отступать.
  Увернувшись от серебряного меча, Ролана продолжила противостоять ужасающей силе Джинс. После попадания в Звёздную Формацию, число кровавых рабов начало сокращаться. В конце концов, разве могли безмозглые монстры выстоять против мечников, прошедших через сотни битв?
  - Гилберт! - воскликнув, Джинс усилила хватку на серебряной цепи. - Где ребёнок? Нас надолго задержали эти двое и кучка безумцев! Тебе лучше что-нибудь придумать!
  С другой части формации находился вход в дом. Там стоял Гилберт, держащий в одной руке меч, а в другой посох. Вместе с несколькими Мечниками Искоренения он атаковал светловолосого Истрона, зажатого со всех сторон.
  - Ёделя сдерживают. Его противник тоже высшего класса! - нахмурившись, воскликнул Гилберт. - Мы можем лишь довериться ему!
  - Вы... кучка некомпетентных мужчин!
  Гилберт не обратил внимания на оскорбление Джинс. Он вновь сосредоточился на Истроне. Именно этот вампир с невероятной скоростью похитил Фалеса из-под носа у восьми стражей, забрав жизни последних.
  Врождённым уникальным талантом Истрона была скорость, превосходящая среднюю скорость членов Клана Крови. Хотя его сила находилась на уровне высокого класса, его скорость превосходила скорость большинства его ровесников того же уровня. Тем не менее, этой ночью он встретился с двумя оппонентами высокого класса, которые совершенно не боялись его экстраординарной скорости.
  Одним из них был Николай из Банды Кровавого Вина. Истрон смог отчётливо увидеть первые его несколько движений. Николай не мог угнаться за его скоростью, но после обмена несколькими ударами, его скорость и рефлексы по какой-то непонятной причине увеличились. В самый критический момент сражения скорость ударов Николая и его рефлексы сравнились с Истроном. Истрон чувствовал, что если бы не вмешательство Криса, то Николай в конечном итоге превзошёл бы его в скорости!
  Второй оппонент заставил кожу Истрона сползать. Это был элегантный величественный мужчина среднего возраста, из-за которого в сердце Истрона появился страх. Гилберт был таким же, как Николай. Он тоже не мог угнаться за скоростью Истрона, но при этом он имел собственные методы, позволяющие ему подавлять скорость, которой тот так гордился.
  Серебряный меч в правой руке Гилберта был очень стабилен. Во время сражений он перемещался в элегантной дворянской манере, но Истрона страшил не его меч. Член Клана Крови мог с лёгкостью справиться со скоростью меча. Даже удары нескольких мечников не были для него проблемой.
  Сильнее всего его пугал посох в левой руке Гилберта!
  По сравнению с используемым им стандартным стилем меча, создавалось впечатление, что посохом управлял кто-то другой! Каждый раз, когда после уворота или блокирования меча Истрон приготавливался контратаковать, странный посох выныривал, словно из ниоткуда, и атаковал его. Причём он всегда бил в сторону, выбранную Истроном для контратаки. Истрон отступал с растущей тревогой в сердце.
  Из-за этого странного посоха, ему казалось, что это не он сдерживает Гилберта, а тот сдерживает его!
  Истрон не знал, что он с самого начала попал в ловушку Гилберта. Ключ к боевым искусствам в семье Гилберта, передаваемым из поколения в поколение, лежал не в посохе, а в мече, двигающимся в традиционном стиле!
  - Сэр Крис. - Уши Истрона дёрнулись. Он услышал тихое бормотание Роланы в пылу сражения. - Мы не сможем долго продержаться. Её Высочество ещё не проснулась? Если она не проснётся здесь, давайте заберём родовой гроб и отступим.
  Истрон и Ролана не знали, что в этот момент на лице Криса, сцепившегося в схватке с Ёделем, появилось выражение шока и недоверия.
  Его эмоции даже повлияли на его оппонента, Ёделя, скрывающего лицо за маской.
  Крис тихо что-то пробормотал. Лишь Ёдель и члены Клана Крови со сверхчеловеческим слухом смогли его услышать.
  Два бойца высшего класса прекратили сражаться, устремившись в различные стороны.
  У услышавших бормотание Криса Роланы и Истрона упали челюсти. Они начали быстро отступать, лишь уворачиваясь, не атакуя в ответ.
  Вскоре сражавшиеся на лужайке люди с изумлением обнаружили, что кровавые рабы с рёвом и шипением также начали отступать в одном направлении. Они не обращали внимания на мечи, вонзающиеся в их тела.
  Джинс шокировано посмотрела на Гилберта со своего места внутри формации. Тот нахмурился при виде действий вампиров.
  Их недоумение не продлилось долго.
  *Шлёп! Шлёп! Шлёп!*
  Изнутри дома донёсся звук детских шагов.
  Вместе со звуком шагов появился юный мальчишечий голос.
  - Внимание!
  Все люди на лужайке увидели одну картину. Они увидели полураздетого задыхающегося Фалеса, тянущего за руку маленькую девочку с серебряными волосами, одетую в его рубашку. Выйдя из двери первого этажа поместья, они ступили на лужайку.
  Не став тратить время на оценку ситуации, Фалес использовал всю силу своего семилетнего тела, а также все пришедшие ему на ум методы убеждения.
  - Остановитесь! Мы союзники! Дружественный огонь! Прекратите!
  Следующая за Фалесом девочка с серебряными волосами не успела вовремя остановиться, в итоге врезаясь в него, вместе с ним падая на землю.
  Глава 34 Долгого правления крови.
  
  Лунный cвет освещал лужайку поместья Bайн. Все шокировано уставились на двух детей, лежащих на земле. Hа какое-то время во дворе повисла тишина.
  Упавший на землю Фалес пытался отдышаться. На его обнажённом торсе имелась лишь повязка вокруг груди, прикрывающая рану. В данный момент Фалес ощущал лишь холод и боль.
  Упавшая ему на грудь лоли с безэмоциональным лицом, уперлась ему руками в плечи, приподнимаясь. Oна увидели повязку на его груди, а также ожог в форме серебряной монеты. Когда она почувствовала запах крови, исходящий от раны, на её загипнотизированном лице появилось предвкушение.
  Eё выражение лица испугало Фалеса, из-за чего он поспешил сесть, прежде чем опасная девочка из Клана Крови (Фалес воспринимал её боссом, который может в любой момент превратиться в кровососущую мумию) обнажит свои клыки. Поднявшись, он снял её со своей груди.
  Перед двумя детьми мгновенно появились Ёдель и Крис.
  - Я в порядке Ёдель, не переживай. - Увидев рану на груди тайного защитника, Фалес выдавил из себя усталую улыбку. Ёдель снял с себя плащ и надел его на Фалеса.
  Кивнув, тот произнёс:
  - Есть важный вопрос, который нужно незамедлительно уладить.
  Фалес повернулся в другую сторону. Tам находилась яма, в которой лежал безногий полумёртвый человек, Последователь Призрачного Ветра, Мидира Ральф. Человек, сумевший выбраться из оков. Выживший, не пожелавший спастись от боли с помощью смерти.
  - Cэр Гилберт, пожалуйста, убедитесь, что этот человек будет жить, - обратился Фалес к находящемуся на некотором расстоянии Гилберту. Его взгляд был тусклым, но решительным. - Если бы не он, я бы мог не продержаться до вашего прибытия.
  "А ещё". Пробормотал про себя Фалес. "Он первый человек, которого я по-настоящему спас в этом проклятом мире".
  Кивнув, Гилберт приказал стоявшему рядом с ним Мечнику Искоренения спасти Ральфа.
  - Ваше Высочество! - На лице Криса отображался восторг. Он опустился на одно колено перед среброволосой лоли. Его тело дрожало, когда он обернул её тело в шерстяное одеяло.
  Рубашка Фалеса была недостаточно велика. К тому же она была порвана во многих местах, прикрывая девочку только до колен. Её белоснежные икры были обнажены. Подумав об этом, Крис свирепо посмотрел на Фалеса.
  Её Высочество имела дворянский статус. Она не обращала никакого внимания на взгляды муравьёв перед ней, но Крис, будучи преданным дворецким семьи Корлеоне в течение почти шестисот лет, должен был позаботиться обо всём от имени своей госпожи.
  - Ваше Высочество, вы наконец-то проснулись!
  Миленькая красноглазая девочка безэмоционально кивнула. Она привычно взяла протянутую Крисом руку, после чего произнесла фразу тоном, которым говорили люди, имеющие власть:
  - Квис, вы все хорошо спвавились. - Её лицо, имеющее небольшую детскую припухлость, делавшую её похожей на парную булочку, было серьёзным и строгим. С другой стороны её детский прелестный голос был нечёток. - Пведанность будет вознагваждена.
  Находящемуся позади неё Фалесу потребовалось несколько секунд, чтобы её понять. Преданность будет вознаграждена.
  Поняв, что сказала девочка, он громко рассмеялся.
  Это на самом деле было очень смешно. Маленькая лоли, не выговаривающая букву "р", произносит такие серьёзные слова. Признательно кивнувший Крис бросил на Фалеса злой взгляд.
  - Вы... Ваше Высочество? - Перед маленькой лоли появились Ролана и Истрон с выражением недоумения на лицах. Оценив девочку взглядом, Ролана осторожно спросила. - Почему вы так выглядите?
  Маленькая лоли подняла голову, посмотрев на Фалеса сложным взглядом. После этого она беспечно ответила:
  - Когда я восстановлю свою силу, я вевнусь к своему пвошлому облику.
  Сказав это, маленькая лоли снова посмотрела на едва сдерживающегося от смеха Фалеса. Казалось, что она не знает о проблемах в своей речи. С ледяным выражением, она слегка озадаченно спросила:
  - Что здесь смешного?
  Не сумев сдержаться, Фалес громко расхохотался.
  Три члена Клана Крови посмотрели на него враждебными взглядами. Во взгляде Истрона, направленного на Фалеса, появилось даже немного осторожности и благоговения.
  - Ничего, хаха... *кашель, кашель* - Фалес попытался скрыть смех непрофессиональным кашлем. - Ничего смешного... хаха... *кашель, кашель*... прошу прощения.
  В этот момент в окружении Мечников Искоренения к ним подошли Гилберт и Джинс. Держа в руках посох, Гилберт снял в приветствии шляпу, и произнёс:
  - Мой уважаемый Сэр Фалес и прелестная мисс из Клана Крови, вы можете объяснить нам, что происходит?
  Фалес убрал с лица улыбку, признательно посмотрев на Гилберта.
  - Сэр Гилберт, я благодарен вам всем за моё спасение, а также за вашу жертву.
  В этот момент Фалес внезапно почувствовал на себе сложный взгляд стоявшей позади Гилберта сорокалетней очаровательной женщины. Её взгляд был глубоким и непонятным.
  "Это его мальчик? Сын, которого он сделал вместе с... тем человеком". Взгляд Джинс помрачнел.
  Фалес не стал слишком задумываться над увиденным. Повернувшись к Гилберту, он продолжил говорить:
  - Давайте опустим взаимные приветствия. Этой ночью пролилось слишком много крови. Поэтому, наряду с этим... - После этих слов он посмотрел на маленькую лоли, которая выглядела невинной милой девочкой, имеющей холодное строгое лицо и враждебный взгляд. Внутренне поёжившись, он продолжил. - Мы с маленькой девочкой... эм, леди... Сереной Корлеоне... имели дружескую и приятную беседу...
  Маленькая девочка Серена внезапно почувствовала зудящее ощущение на шее. Она надулась таким образом, чтобы никто не смог этого заметить.
  - Мы решили отбросить нашу ненависть и враждебность, и заключить альянс. Я периодически буду снабжать леди Серену своей кровью, а она и её подчинённые будут мне служить, пока...
  Прежде чем Фалес смог закончить предложение, он почувствовал, как лежавшая на его плече рука Ёделя внезапно сжалась. Голос также подали два других члена Клана Крови.
  - Почему мы должны тебе служить? В обмен на кровь мы можем предложить что-то другое. В крайнем случае, мы можем просто уйти, - враждебно произнесла красноволосая Ролана.
  - Сэр Фалес! Ваша кровь? Это слишком опасно, как мы можем... - Гилберт встревожено выступил вперёд, чтобы защитить своего господина.
  Тем не менее, Фалес внезапно поднял правую руку и сжал её в кулак.
  Этот жест он часто показывал в своей прошлой жизни, во время проведения уроков у студентов. Когда дискуссии становились слишком разгорячёнными, он поднимал вверх руку со сжатым кулаком.
  Ролана и Гилберт одновременно прекратили говорить. Мальчик глубоко вздохнул.
  Отойдя от Ёделя, поддерживающего его за плечо, он медленно направился к Ролане, полностью проигнорировав Гилберта, попытавшегося его остановить. Подойдя к ней, он мягко произнёс:
  - Ты можешь служить мне в обмен на мою защиту. Что же касается меня, то вам - группе бездомных политических беженцев, полагающихся на обман, фамилию Корлеоне и эмблему ириса, чтобы добывать себе пищу - я предоставлю убежище в Созвездии. Это гораздо лучшая защита, чем защита, которую может предоставить владелец этого поместья.
  Лица Криса, Истрона и Роланы изменились. Они посмотрели на Серену. Однако среброволосая лоли с красными глазами лишь холодно фыркнула:
  - Я ничего ему не гововила. Он сам обо всём догадался.
  "Догадался? Плохие отношения с Бандой Кровавого Вина, разногласия с владельцем поместья, слова Истрона "о нашей ситуации", а также гроб на втором этаже, выглядящий как плавательный бассейн, но по факту являющийся большой больничной палатой". Подумал про себя Фалес. "Если объединить всё это, то разве вывод не напрашивается сам собой?".
  Он знал, что члены Клана Крови его сильно опасаются, но он не обращал на это внимания, потому что главная проблема была решена.
  Посмотрев на Гилберта и Ёделя, Фалес искренне произнёс:
  - Гилберт, Ёдель, пожалуйста, поверьте мне. Я обеспечу кровь для выздоровления леди Серены таким образом, что это не скажется на моём здововье... *кашель, кашель*... здоровье. Я дал это обещание в обмен на свою безопасность и на дружбу Её Высочества.
  Гилберт долгим взглядом посмотрел на Фалеса.
  В этот момент стоявшая позади него Джинс выступила вперёд со сложным выражением на лице, медленно произнеся:
  - Гилберт, это данное им обещание, обещание его семьи.
  "Как то обещание, которое "он" дал много лет назад". Тихо добавила она про себя.
  Глубоко вздохнув, Гилберт кивнул:
  - Конечно, мы верим вам. Тем не менее, мне нужно будет доложить об этом...
  Фалес легко улыбнулся. Обернувшись таким образом, чтобы видеть всех членов Клана Крови, он мягко произнёс:
  - Тогда позвольте официально представиться...
  Тем не менее, прежде чем он смог завершить предложение, вперёд выступил Крис, произнеся серьёзным тоном:
  - Пожалуйста, не утруждайся. Перед тобой стоит... - Поддерживая маленькую лоли за руку, он медленно вывел её вперёд. - Эрцгерцогиня, леди Серена Л.А. Корлеоне. Истинная наследница семьи Корлеоне - семьи, возглавляющей Семь Великих Кланов на Восточном Полуострове Ночного Королевства. Также она является законным правителем Холма Боли.
  Крис высокомерным взглядом посмотрел на окружавших его смертных. На лицах стоявших позади него Роланы и Истрона проступила гордость.
  С внешностью маленькой пяти или шестилетней лоли, Серена опустила своё круглое лицо, взялась руками за несуществующее платье и присела в реверансе. Её лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций.
  Фалес надулся в сердце. "Знаешь, как выглядеть крутой".
  Гилберт и Джинс переглянулись, увидев шок в глазах друг друга.
  После опустошительной Битвы Искоренения, произошедшей шестьсот лет назад, подобно многим расам с долгой историей, тринадцать самых благородных Кланов Крови разделились на две фракции - Восточную и Западную - с разных сторон смотрящих на Море Искоренения.
  Пять кланов на Западном Полуострове создали Союз Кланов и Общество Тёмной Ночи. Они оккупировали Великий Банкетный Холм (говоря более точно, они оккупировали часть земли, назвав её Великим Банкетным Холмом). С другой стороны восемь кланов Западного Полуострова установили монархическую систему, обосновавшись на восточном берегу Моря Искоренения, назвав его "Ночным Королевством".
  За прошедшие шестьсот лет, по сравнению со своими разрозненными родственниками из Великого Банкетного Холма, вынужденными подписать "Договор о Подчинении между Человеческими Странами и Бессмертными; под управлением могущественного правителя, знаменитого своей свирепостью, "Короля Ночного Крыла" Лори Корлеоне, члены Клана Крови из Ночного Королевства стали более сплочёнными и могущественными. Последние даже активно участвовали в делах полуострова. Во второй и третьей Войне Полуострова принимала участие их "Священная Кровавая Армия", состоящая из элитных воинов Клана Крови. Во время третьей Войны Полуострова Король Ночное Крыло лично возглавил нападение армии на Город Драконьих Облаков, столицу "Клинка Западного Полуострова", королевства Экстедт.
  Тем не менее, двести лет назад в политическом климате Ночного Королевства произошли внезапные изменения. Король Ночное Крыло таинственным образом исчез. Основание Восьми Великих Кланов получило тяжёлый удар. Семья Холлиер даже предала Ночное Королевство. Перебравшись через океан, она присоединилась к Обществу Тёмной Ночи в Великом Банкетном Холме.
  С тех пор в Ночном Королевстве осталось семь правящих кланов. Они утратили единственную элиту, способную стать "истинным классом". Нападение Церкви Рассвета сильно их ослабило.
  Пока одни падали, другие возвеличивались. Шесть Великих Кланов из Общества Тёмной Ночи приложили немало сил, чтобы укрепить свои позиции. Они реформировали свою прогнившую устаревшую систему, существенно развившись на поприще дипломатии. Они даже стали одними из союзников в "Договоре о Крепости", став называть себя "Шестью Большими Столпами Клана Крови".
  И теперь эта маленькая девочка перед ними заявляла, что она является госпожой Холма Боли в Ночном Королевстве - месте рождения Короля Ночного Крыла из семьи Корлеоне.
  Подняв голову, Гилберт уважительно произнёс:
  - Прошу простить мне мою дерзость, но, насколько мне известно, главой семьи Корлеоне сейчас является Ночная Королева. Холм Боли также находится под её управлением. Она - сюзерен Ночного Королевства - "Плачущая", Её Величество Катерина Л.А. Корлеоне.
  Гилберт намерено выделил титулы "Ночная Королева" и "Её Величество", чтобы подчеркнуть разницу с "Её Высочеством" Сереной.
  Фалес зевнул, чем заставил и без того раздражённого Криса со злостью на него посмотреть.
  Красные зрачки серены слегка сузились. Надувшись, она шагнула вперёд:
  - Моя хитвоумная сествёнка Катевина незаконно воспользовалась пвавами, котовые я унаследовала от своего отца, Коволя Ночного Квыла. Она захватила Твон Квовавого Океана. Тем не менее, однажды я вевну свой твон.
  Со слегка припухшими детскими щеками, она сжала перед грудью свой маленький кулачок, закрыла глаза и произнесла семейный девиз семьи Корлеоне:
  - Долгого пвавления квови.
  Лица Роланы и Истрона стали серьёзными. Они смиренно опустили головы, сжали кулаки и подняли их к сердцу. Вместе с Крисом отступив назад, они с опущенными головами произнесли:
  - Долгого правления крови.
  "Это, это, это...". Фалес чувствовал, как в его голове бушует хаос от нелепости происходящего. "Почему бы вам ещё не крикнуть: "Объединим все земли"?".
  - Я опведелённо нагважу вас за вашу помощь и поддевжку. - Открыв глаза, Серена посмотрела на Фалеса. При виде него она бессознательно облизнула губы.
  "Например, укусишь меня за шею?". Закатив глаза, Фалес избежал пылкого взгляда маленькой лоли, после чего небрежно произнёс:
  - Вау, это то, что я никогда не смогу получить, даже если сильно захочу. Это большая честь для меня.
  Серена слегка надула свои маленькие щёчки, явно оставшись недовольной отношением Фалеса.
  При виде его поведения, Истрон подумал, что с таким же отношением тот помыкал и им. При мысли об этом в нём поднялось раздражение.
  Видя недовольство на лице Её Высочества, он с холодной улыбкой обратился к Фалесу:
  - Малец, вероятно, ты не знаешь многого о Ночном Королевстве, располагающимся на другом берегу океана. Позволь мне сказать другими словами: даже если твой враг верховный король Созвездия, с нашей поддержкой и под защитой "Священной Кровавой Армии", он определённо не станет усложнять тебе жизнь.
  Когда он закончил говорить, стоявшая рядом с ним Ролана почувствовала, что что-то не так.
  Лица нескольких окружавших их людей изменились, особенно выразительно было лицо дворянина среднего возраста и черноволосой женщины.
  Крис нахмурился. Он не успел остановить других членов Клана Крови. Он сражался с человеком в маске, и знал, что тот был элитой на пике высшего класса.
  Лицо Фалеса слегка дёрнулось. "Самомнение это болезнь, от которой тебя нужно вылечить!".
  - Теперь моя очередь представляться, - почесав голову, Фалес обратился к маленькой лоли. - Эм, меня зовут Фалес, в этом году мне исполнилось семь. В прошлом...
  В этот момент Джинс с раздражённым выражением бодро выступила вперёд, но Гилберт не дал ей вмешаться.
  Сероволосый дворянин вздохнул.
  - Я верю, что наш альянс не будет короток. Леди Серене потребуется время, чтобы вернуть себе трон, поэтому мы будем откровенными с вами. - Граф Гилберт Касо поднял голову, и с серьёзным выражением произнёс несколько слов. - Это Фалес, следующий верховный король... Созвездия.
  После его слов последовала долгая пауза.
  Очень, очень долгая пауза.
  Когда Фалесу показалось, что даже воздух превратился в камень, на него наконец-то подул ветер.
  - Хехе, эм, - захихикав, Фалес махнул рукой в сторону окаменевших членов Клана Крови. - Спасибо вам за поддержку и защиту вашей... Священной Кровавой Армии.
  Стоявшая позади него Джинс фыркнула.
  
  Глава 35 Джинс Байкович.
  
  - Чepез главный вход ворвалась группа, по меньшей мере, из тридцати всадников. Везде видны признаки напряжённой битвы, начиная от лужайки и заканчивая темницей.
  В поместье Вайн рыцарь под флагом трёхцветного ириса, лорд Cейчлес, носивший полосатую зелёную броню, нахмурился, проводя рукой по повреждённым главным воротам.
  Окружавшие его рыцари отправились искать улики среди валявшихся на земле трупов в давно опустевшем поместье.
  В этот момент они услышали мрачный голос жидковолосого лорда Сейчлеса:
  - Обе группы вступили в крупное сражение. Ещё полчаса назад это место пребывало в хаосе. Очевидно, Kлан Крови проиграл битву, потому что все трупы принадлежат кровавым рабам. Число трупов соответствует цифре, названной их перевозчиком. По ранам на телах можно сказать, что другая группа использовала чистое серебряное оружие. Она пришла подготовленной. Все члены семьи Корлеоне пропали. Их могли убить, а трупы забрать, взять в плен или они могли сбежать. Возможны даже все три варианта. Во всяком случае, нам больше не нужно беспокоиться об их секрете. Tот либо попал в руки врагов, либо исчез без следа. Тем не менее, обе ситуации для нас нерадужные.
  Сердце Сейчлеса потонуло. Он погладил свои редкие волосы правой рукой в стальной перчатке.
  Позади него раздался другой голос:
  - Xорошая новость заключается в том, что герцог всё равно не планировал их мобилизировать. Они ничего не знают о наших планах.
  Aккуратно выглядящий лорд Кассейн был ещё одним рыцарем с титулом лорда. Стоя позади трупа кровавого раба, он посмотрел на Сейчлеса:
  - Это моя вина, позже я извинюсь перед герцогом. - Рыцарь имел ужасающе тёмное лицо, но благородный воин не собирался уклоняться от ответственности. Он произнёс с торжественностью и горечью. - Я пренебрёг встреченными по пути следами большой группы всадников. Очевидно, именно они напали на поместье Вайн. Если бы мы тогда максимально ускорились, то могли успеть их остановить.
  Тем не менее, Сейчлес так не думал. Его интуиция говорила ему, что атаковавшие поместье Вайн всадники были невероятно подозрительны. Даже если бы им удалось их остановить, всё могло для них плохо закончиться, хотя он и Кассейн были Рыцарями Искоренения высшего класса.
  Сейчлес знал, что сейчас было не лучшее время, чтобы ещё сильнее расстраивать своего хорошего друга. Из-за беспечности тот совершил ошибку и сейчас винил себя.
  - Есть два вопроса, на которые нужно найти ответы, - посмотрев на испещрённую стену поместья, Сейчлес вошёл в дом. - Во-первых, кто эти люди? Во-вторых, зачем они сюда прибыли?
  Кассейн вошёл в холл поместья следом за своим лучшим другом. Хотя он давно чувствовал невероятное зловоние крови, увидев ужасную сцену в зале, он отвернулся.
  По сравнению с Сейчлесом, однажды бывшим наёмником на Восточном Полуострове, каждый день живущим на лезвии ножа, Кассейн вырос в "тепличных" условиях. Когда старый герцог даровал ему титул рыцаря много лет назад, он был первоклассным Mечником Искоренения, только что прошедшим тренировку в Башне Искоренения. Он был молодым невежественным парнем с ярким будущим впереди.
  С того момента, как он стал Рыцарем Искоренения, Кассейн видел максимально кровавые сцены лишь на турнирах.
  - Если мы немедленно проведём тщательное расследование, то возможно нам удастся найти зацепки относительно прибывшей сюда кавалерии. - Кассейн с отвращением посмотрел на лежащие на столе тела - те были лишены крови - после чего продолжил говорить с нахмуренными бровями. - Если они члены определённой семьи, то лучшим камуфляжем будет заход в различные дворянские поместья в Восточном Округе.
  Тем не менее, его товарищ Сейчлес покачал головой. Он подумал о кроликах, живущих в прериях Восточного Полуострова. Сколько бы хитроумных ловушек не устанавливали кочевники племени Селе, кролики всегда находили путь к выживанию.
  Их смертельными врагами были лишь соколы, летающие высоко в небе, и видящие всё, что происходит на земле.
  Проследовав по кровавому следу, Сейчлес пришёл в темницу. Открыв рот, он возразил:
  - Мы и так действуем довольно открыто. Ты хочешь отправить людей обыскать все поместья в Восточном Округе? Да, возможно нам удастся отыскать какие-то зацепки, но при этом мы оскорбим многих людей высокого класса обысками их домов. Так как мы не можем раскрыть их личности, нам нужно хотя бы понять их мотив.
  Кассейн поднял Лампу Вечности. Прикрыв рот и нос куском ткани, он внутренне проклинал чёртовых вампиров. Когда он спустился в кровавую темницу, его голос стал приглушённым. Сказанные им слова эхом отразились от чёрных стен.
  - Это место было предоставлено Банде Кровавого Вина в качестве временного лагеря для укрывания элитных членов семьи Корлеоне. Тем не менее, нигде не видно ни членов семьи Корлеоне, ни Николая. За Бандой Кровавого Вина стоим мы и семья Корлеоне. Это открытый секрет среди нас. Помощники в семье Корлеоне всегда были нашими тайными осведомителями. Если их раскроют, то с большой вероятностью будет обнаружена наша связь. Наш план может быть раскрыт.
  - Все семьи, участвующие в "Новой Звезде", до определённой степени в курсе плана, поэтому об этом не стоит переживать. - Казалось, что лорд Сейчлес не испытывает никакого дискомфорта, прогуливаясь через насыщенный кровью воздух. Он спокойно анализировал текущую ситуацию. - Я уже отправил гонца к герцогу. Связной банды тоже скоро прибудет. Какой секрет скрывает семья Корлеоне? Он настолько важен, что смог спровоцировать неизвестных нам людей на активные действия?
  Державший Лампу Вечности Кассейн изо всех сил пытался сохранять хладнокровие. Остановившись у груды обломков, он посмотрел на них недоумённым взглядом.
  Было понятно, что эти руины когда-то были тюремной камерой.
  Казалось, что тюремная камера столкнулась с ужасающей разрушающей силой. Железные прутья, цепи и камни были разбиты на мелкие части. На полу валялись разбросанные обломки.
  Казалось, что кто-то намерено покрошил их на мелкие части.
  - Темница служила банком крови, - холодно произнёс Сейчлес. - Кажется, кому-то очень не понравилось это место.
  - Вампиры, люди из банды или даже нарушители: зачем кому-то из них разрушать тюремную клетку? Чтобы выплеснуть своё раздражение? - недоумённо спросил Кассейн.
  - Камера была уничтожена не ими. - Сейчлес поднял маленький кусочек чёрного таинственного камня со странными узорами и надписями. Его лицо посерьёзнело. - Это тюремная камера. Боюсь, что тот, кто здесь находился, сбежал. Вероятно, "очистившая" поместье кавалерия работала вместе с этим человеком. Одна группа работала снаружи, а вторая изнутри.
  Если бы здесь находился Фалес, то он бы зааплодировал этому лысеющему рыцарю, потому что его догадка была очень близка к истине.
  - Подобный уровень разрушения... - Нахмурившийся Кассейн обозрел взглядом заполнившие пол обломки. - Лишь элита высшего класса способна произвести подобные разрушения.
  - Нет. - Взгляд Сейчлеса внезапно изменился. Держа в руке часть таинственного чёрного камня, он произнёс. - Исходя из формы этого камня, боюсь, раньше он был частью кандалов. Вероятно, кандалы удерживали таинственного узника.
  В следующее мгновение он подбросил левой рукой камень в воздух. Взгляд Сейчлеса заострился. Он моментально вытащил саблю из ножен.
  Острое лезвие сабли точно поразило находящийся в воздухе камень. Пока всё это происходило, стояла неестественная тишина.
  В следующее мгновение невидимая волна сжатого воздуха прошлась по узкой темнице.
  На стенах темницы появились глубокие трещины!
  Стоявший позади Сейчлеса Кассейн восхищённо кивнул. Этот удар был сбалансированной комбинацией из точности, скорости и навыков. Вероятно, "Цветок Крепости" был примерно таким.
  В воздухе прозвучал звук столкновения металла и камня.
  *Кланг!*
  Во все стороны разлетелись искры.
  *Бум!*
  Сильный ветер, созданный взмахом сабли, пролетел мимо ушей рыцарей, подняв в темнице облако пыли.
  Пламя в Лампе Вечности было потушено сильным воздушным потоком.
  Сейчлес с недрогнувшим лицом вложил саблю в ножны.
  Кассейн прикрыл рот и нос. Хотя ему не нравилась поднятая пыль, он зажёг Лампу Вечности, после чего нагнулся, начав копаться в обломках на полу.
  Когда Кассейн поднял таинственный чёрный камень, оба рыцаря обменялись взглядами. Два Рыцаря Искоренения высшего класса увидели шок и страх в глазах друг друга.
  Чёрный камень, поражённый ударом элиты высшего класса, лежал неповреждённым на руке Кассейна.
  В темнице долгое время висело молчание, пока Кассейн с трудом не произнёс:
  - Кажется, я снова ошибся. Степень разрушений... - Он обвёл взглядом темницу. Его лицо было зеленоватым и бледным. - Даже высший класс не смог бы этого добиться! - с недоверием произнёс он.
  ...
  Одиннадцать вечера.
  В спальне на третьем этаже Миндис Холла таинственный человек, ставший предметом обсуждения двух рыцарей высшего класса в поместье Вайн - Фалес (недавно избегнувший смерти, и теперь одетый в чистую одежду) неловко сидел на кровати.
  Он рассеянно смотрел на привлекательную чиновницу, примерно сорокалетнего возраста, с красивой родинкой у рта. Та делала выговор двум мужчинам.
  "Жаль". Подумал Фалес. "Была бы она понежнее...".
  - Это королевский наследник, которого вы искали? Вы дикари? Его Величество доверил вам своего наследника! Будущее Созвездия! Не какую-то серую ящерицу, которую можно бросить на острове, ожидая, что она выживет! С вашими манерами, вы, вероятно, не сможете позаботиться и о ящерице!
  Величественная чиновница во властной манере отчитывала двух самых доверенных людей Его Величества - графа Гилберта Касо и защитника Ёделя Като. Оба мужчины опустили головы, послушно принимая укоры.
  - Его ежедневная диета состоит только из хлеба и мяса? Вы вообще в курсе, что он ещё растёт? Вы его купали? Не говорите мне, что обливание водой можно назвать купанием! Вы не видите, что его ранам требуется деликатный уход? Повязка? Что это? Вы научили его, как правильно одеваться? Не используйте в качестве отговорок нехватку времени!
  Что за постель он использует? Это одеяло и подушки убийцы детей! Вы имели дерзость запретить ему выходить на улицу? Вы знаете, насколько важен солнечный свет для роста?!
  Безопасность? Не нужно ссылаться на безопасность! Разве его не похитили у вас из-под носа, когда он находился внутри дома? Расположите девочку вампиршу в комнате не менее чем в ста метрах от него! Нет такой комнаты? Тогда идите и выройте её!
  Начиная с завтрашнего дня, помимо защиты и предоставления уроков, оба держитесь минимум в десяти метрах от него! Бесполезные мужики!
  Закончив ругать двух "бесполезных" мужчин, Джинс выгнала их из комнаты Фалеса ("Идите приготовьте всё по списку!" - Джинс). После этого она развернулась.
  Это движение напугало Фалеса, пьющего воду и наблюдающего за развернувшейся сценой. Он отполз на полметра назад.
  Посмотрев в строгие глаза Джинс, Фалес вспомнил свою учительницу в старшей школе из прошлой жизни.
  Джинс смотрела на него сложным и сомневающимся взглядом. В итоге она деликатно вздохнула, повесила на лицо улыбку, и постаралась заговорить самым нежным голосом, на который была способна.
  - Не нужно пугаться, Фалес. Теперь ты в безопасности, и всегда будешь в безопасности. За месяц, что ты проведёшь в Миндис Холле, я буду отвечать за твою жизнь.
  Сглотнув воду, Фалес кивнул:
  - Спасибо вам, эээ...
  Джинс продолжила говорить нежным голосом:
  - Я - Джинс Байкович, чиновница первого класса. Я преданный друг твоего отца, его последователь и... Эм, как бы это сказать.. - Остановившись, Джинс о чём-то задумалась. В итоге она подняла брови, словно подобрав нужный термин, - ... его любовница, - решительно закончила она.
  Не сдержавшись, Фалес выплюнул воду на кровать.
  ...
  На дороге недалеко от Миндис Холла из воздуха появился Ёдель, сразу опустившись на одно колено перед мускулистой фигурой.
  - Вам стоит зайти посмотреть, - прорычал он.
  Тем не менее, мускулистый человек промолчал.
  Прошло довольно много времени, прежде чем он медленно заговорил:
  - Ты всё тот же, что и двенадцать лет назад. Всегда совершаешь неразумные вещи.
  Ёдель знал, что тот имел в виду не инцидент, произошедший в поместье Вайн.
  - Вы направили сюда Гилберта. - Ёдель слегка наклонил голову. - Вы тоже сомневаетесь.
  Человек напротив долго ничего не говорил.
  В итоге он поднял голову, посмотрев на светлую комнату на третьем этаже. После этого он развернулся и ушёл, сопровождаемый группой элитных охранников в серебряных доспехах.
  Лишь одинокая фигура защитника в маске осталась стоять на одном колене под лунным светом.
  Глава 36 Рыцари, обычный класс и высокий класс.
  
  Джинс большe ничего не сказала. Oна позаботилась о новыx ранах Фалеса, напоследок сказав ему отдыхать. Перед самым уходом, она пообещала, что с завтрашнего дня его жизнь "вернётся в нормальное русло".
  Tем не менее, Фалес долго не мог уснуть. Cегодня с ним произошло слишком много причудливых событий.
  Ужасы Рынка Красной Улицы, сенсационные секреты Миндис Xолла, его борьба за выживание в поместье Вайн. Мысли обо всех этих событиях невероятно выматывали.
  Hо хуже всего было то, что, даже пребывая в сильно измотанном состоянии, Фалес не смог уснуть. Казалось, что его способность из прошлой жизни засыпать сразу после соприкосновения головы с подушкой, исчезла без следа.
  "Эх...". Фалес закатил глаза.
  После миллиона разворотов и переворачиваний, он поднялся с кровати, отправившись в свой "привычный" угол. Улёгшись на пол, он поджал ноги к груди.
  "Как и ожидалось, твёрдая поверхность лучше подходит". Облизнул губы Фалес.
  Eщё два дня назад он заботился о собственном выживании и выживании ещё пяти детей-нищих в Заброшенных Домах, вынашивая великий план побега.
  После этого в его жизни произошли существенные перемены. Он был подобен ряске без корней, которую подхватил свирепый ветер. Фалес боролся в мире, наполненным злом и несправедливостью, используя каждый метод в своём распоряжении, чтобы выжить.
  "Я просто хочу жить хорошо, но с этим статусом...". Фалес посмотрел на стену над камином. В тусклой комнате он смутно различил очертания большой девятиконечной звезды.
  "Такие понятия, как "жить хорошо" и "быть свободным человеком". Фалес глубоко вздохнул. "Вероятно, являются несбыточными мечтами".
  Кроме того...
  Фалес рассеянно поднял правую руку. Освещаемая лунным светом, на неё была наложена повязка, закрывающая царапину.
  "Чем на самом деле...". Фалес вспомнил момент, когда он освободил Ральфа от оков, а также последующий после этого взрыв и свет. "Что это за энергия?".
  Ещё была вампирша лоли. Когда Фалес вспомнил вид мумии и две, практически незаметные дыры на своей шее, в нём поднялся страх.
  Теперь он был уверен, что возникающие в его разуме воспоминания о прошлой жизни были не просто случайными фрагментами. Какое воспоминание способно его поддержать до такой степени, что в нём внезапно проснулась сверхчеловеческая сила и решимость?
  Несмотря на пятилетнее пребывание в этом месте, Фалес с разочарованием осознал, что его непонимание этого мира не только не уменьшилось, а напротив, появилось ещё больше вопросов.
  ...
  Кто-то разбудил его громким голосом, пока он находился в постели, укрытый одеялом. Очевидно, кто-то перенёс его с пола на кровать.
  Сегодняшняя атмосфера отличалась от атмосферы вчерашней.
  Сегодня Фалеса разбудила Джинс. Она терпеливо объяснила раздражённому Фалесу, как правильно надевать дворянскую одежду. На завтрак вместо хлеба и мяса он получил вкусный кусок пирога и молоко. По холлу сновали занятые охранники, перенося какие-то вещи, которые сегодня доставили в поместье.
  Появившийся Гилберт произнёс с серьёзным лицом, что его индивидуальные занятия начнутся в девять утра и продлятся до девяти вечера.
  Из-за всего этого Фалес по-настоящему почувствовал, что его жизнь полностью изменилась. Темой первого утреннего занятия, была тема, о которой он ничего не знал.
  После завтрака Джинс отвела Фалеса на покрытый песком участок земли на заднем дворе Миндис Холла. Держащий изысканный посох Гилберт Касо стоял посреди большого количества стоек с оружием. Помимо стоек, здесь находились тренировочные чучела, мишени для стрельбы, мешки с песком, столбы для лошадей и молодой жеребёнок.
  Гилберт торжественно произнёс:
  - В свете инцидентов последних дней, мы тщательно всё обсудили, придя к выводу, что вам, юный Сэр Фалес, нужно в срочном порядке овладеть навыками сражения и самозащиты. Будучи ребёнком, выросшим в поместье лорда Мана, вы должны уметь ездить верхом и обладать базовыми навыками владения мечом. Не беспокойтесь. Мы, в особенности леди Джинс, гарантируем, что тренировки никак не повлияют на ваши раны.
  "Что?".
  Фалес глубоко вздохнул. После этого он к своему удивлению увидел, как к нему подходит Джинс. Женщина произнесла холодно.
  - Не удивляйся, дитя, утро - лучшее время для тренировки тела. Будучи будущим наследником Созвездия, ты, разумеется, должен иметь тело, которое выдержит тяжёлые обязанности - это я гарантирую.
  Фалес уставился на соблазнительную женщину, стоявшую в лучах утреннего солнца, одетую в элегантную чиновничью одежду. Посмотрев на пустое пространство вокруг них, он почесал голову.
  - Почему не Ёдель будет меня учить? Он выглядит грозным. - Мальчик вспомнил, с какой скоростью Ёдель переносил его.
  - Вы ожидаете, что элита высшего класса, которая является редкостью для целого королевства, будет учить новичка базовым вещам? - произнёс стоявший неподалёку Гилберт с убранными за спину руками. - К тому же, поверьте мне, тактики Ёделя не подойдут ни вашему статусу, ни вашим особенностям.
  Фалес кивнул, не особо понимая, о чём говорит Гилберт.
  - Что значит высший класс? - спросил он.
  В этот момент Джинс хлопнула в ладоши, вышла на центр поля и пальцем поманила за собой Фалеса.
  - Гилберт объяснит тебе теорию во время тренировки. А теперь, атакуй меня со всей своей силой! Я хочу оценить твою базу.
  Фалес ошеломлённо смотрел, как Джинс заводит руки за спину, ожидая, что он на неё нападёт.
  "Ладно, надо прокачать уровень. Старшее поколение сильнее всего любит этим заниматься, не так ли?". Фалес глубоко вздохнул. После непродолжительных размышлений, он решил не доставать кинжал.
  В следующий момент с навыками, которыми обладал ребёнок-попрошайка, он устремился к Джинс.
  Не двигаясь с места, Джинс легко заставила Фалеса споткнуться, чей рывок набрал слишком много энергии.
  *Бам!*
  Гилберт медленно начал объяснять:
  - Боевые искусства - это древнейшие и самые долгоживущие навыки в человеческой истории. Человеческая история наполнена сражениями против других рас и против самих себя. Тысячу лет назад в процессе битв за выживание, люди разделили навыки сражений на несколько категорий: с оружием и без.
  Фалес споткнулся во второй раз. На его лице появились следы грязи и пыли.
  - Люди уступают телосложением другим расам. Из-за этого они отточили свои навыки, при помощи них побеждая более сильных, многочисленных и крупных оппонентов. Спустя долгое время некоторые бойцы, отточившие навыки в смертельных битвах, пробудили в себе силы, превосходящие человеческое понимание. Вместо простой борьбы и сопротивления, новые силы предоставили им другие выборы в этом мире. Различные типы сил предоставляют различное преимущество: выдающуюся скорость, проворную реакцию, исключительные навыки наблюдения, ужасающую силу. Существует слишком много типов сил.
  На этот раз Фалес ловко увернулся от ноги Джинс, которая попыталась снова его опрокинуть, ловко схватив её за высокий сапог. Тем не менее, в следующий момент он снова оказался на земле, сбитый с ног подавляющей силой Джинс.
  - Опираясь на сверхчеловеческие силы, группы выдающихся бойцов повели за собой обычных бойцов навстречу опасному миру. Они были первыми рыцарями... - Глубоко вздохнув, Гилберт посмотрел на Фалеса, упавшего в четвёртый раз на землю, после чего продолжил. - Имеющиеся у них силы стали называть "суперсилами". В наше время, особенно после Битвы Искоренения, люди, в особенности мечники, любят называть суперсилы "Силами Искоренения". Из-за появления суперсил появилась необходимость в их классификации. Проворных бойцов, использующих обычные техники сражения, отнесли к "обычному классу".
  Элиту, обладающую суперсилами, способную идеально контролировать своё тело и замечать мельчайшие детали, превзошедшую обычных людей, - у Гилберта засияли глаза, - отнесли к "высокому классу".
  - Достаточно! - Подняв левую руку, Джинс остановила Фалеса, который вознамерился снова на неё напасть. - Быстро соображает и хорошо уворачивается, знает, как использовать всю доступную силу, просто его тело ещё не окрепло. Я уже знаю, чему его учить. - Выдохнув, Джинс подошла к стойкам с оружием, выбрав два деревянных меча и щита. После этого она бросила меньший набор Фалесу, попытавшемуся поймать сразу два предмета.
  "Они такие тяжелые".
  Подняв щит, Фалес вслед за Джинс перешёл на песок, прикрепив кожаные ремни на обратной стороне щита к левой руке. Сделав это, он мгновенно осознал, что щит оказывает сильное давление на его плечо и руку.
  После этого он взял деревянный меч в правую руку. "Боже правый! По сравнению с кинжалом ДШ, этот деревянный меч такой же тяжёлый, как водный чан в Заброшенных Домах!".
  - Выставь вперёд левую ногу, а правую ногу отведи назад; немного наклонись вперёд! Расположи центр тяжести между ног, подстраивай его соответственно во время защиты. Когда атакуешь, перемещай центр тяжести вперёд. Подними щит и направь его в сторону врага! Сосредоточь всю свою защиту на груди за щитом - не блокируй глаза! - Тон Джинс внезапно стал холодным и строгим. - Что бы ни случилось, всегда высоко держи щит левой рукой! Есть всего два варианта, когда ты можешь его опустить: либо ты мёртв, либо мёртв твой враг!
  Фалес с видимым усилием поднял левую руку. Очень быстро та начала болеть.
  - Крепко обхвати рукоять меча! Воспринимай его продолжением своей руки. Используй вес щита, а также вес верхней части тела. Взмахни мечом, словно это кнут!
  Задыхающийся от усталости Фалес поднял дрожащую правую руку с мечом, после чего взмахнул им слева направо и справа налево, пока в его ушах продолжал звучать голос Гилберта.
  - Ага! Это Северный Стиль Меча - стиль меча с длинной историей. - Слова графа Касо были наполнены воспоминаниями и почитанием. - В балладах бардов этот стиль меча описывается, как последнее оружие обычных людей; сила духа рыцаря, ледяной и снежный барьер севера, а также заклятый враг орков на полях сражений.
  Следующие слова Гилберта заставили глаза Фалеса расшириться:
  - Разумеется, это также стиль, из которого взяли начало суперсилы.
  Глава 37 Звёздный Ночной Альянс (1).
  
  Два часа спустя.
  - Cлeди за шагами! Bыровняй дыxание! Kлюч к "Железному Телу" лежит в ногах. В момент атаки отрегулируй дистанцию между ногами и распространи силу! Если не хочешь умереть, подними щит в сторону врага!
  Кристально чистый голос Джинс пронзил воздух, после чего последовала безжалостная атака.
  Фалес крепко стиснул зубы, и взмахнул мечом в правой руке, который заставил его завертеться. Кровеносные сосуды в его левой руке вздулись, когда он использовал всю свою силу, чтобы поднять невероятно тяжёлый деревянный щит. Он слегка согнул правую ногу, приготовившись отвести её назад, чтобы снизить импульс от входящего удара.
  *Бум!*
  Гилберт, наблюдающий со стороны за битвой, нежно закрыл глаза.
  После того как меч Джинс попал по нижней части щита, Фалес утратил баланс и в двадцать пятый раз упал на песок. На этот раз он потратил всю свою силу и больше не мог поднять щит.
  "Ч-чёрт побери".
  Задыхаясь, мальчик попытался поднять голову и верхнюю часть туловища. Тем не менее, давящий на левую часть груди щит не позволил ему это сделать.
  Эта женщина, бывшая любовницей его отца, вот уже два часа безустанно размахивала мечом. Но почему, почему она совсем не выглядела усталой?
  - Северный Военный Стиль Меча родился в эпоху шовинистических стран больше трёх тысяч лет назад. Он приобрёл форму в эпоху феодальных королей, которая предшествовала эпохе древних империй. - Словно прочитав мысли Фалеса, произнёс Гилберт. - Согласно записям, в то время эльфы и драконы схлестнулись в свирепом сражении, а на феодальных королей севера напали древние орки...
  Этот стиль меча создали для сражения с грозными оппонентами - теми, чья сила и размер превосходили силу и размер людей, - например, древними орками или даже драконами. - Гилберт посмотрел на валявшегося на песке Фалеса, после чего мягко продолжил. - Это самый старый стиль меча, записи о котором имеются в человеческой истории. Проигрывая другим расам в силе, человечество сражалось в смертельных битвах. Во время отчаянного сопротивления и самоубийственных наступлений группа рыцарей впервые пробудила в себе суперсилы. Сейчас эти силы называют "Силами Искоренения", а впервые пробудившие их рыцари стали первыми бойцами высокого класса в человеческой истории. - В глазах Гилберта появились яркие искры. - Леди Джинс одна из лучших бойцов высокого класса. Не учитывая её уникальную Силу Искоренения, её наблюдательные навыки, сила, баланс и практически все физические свойства находятся на совершенно другом уровне по сравнению с тобой. Можно сказать, что она крепкий, смелый и сильный древний орк, в то время как ты слабый маленький человек прошлого.
  Фалес с восхищением и смущением посмотрел на Джинс. Откровенно говоря, даже сейчас он не знал, как вести себя с этой любовницей отца. Та с расслабленным лицом разминала запястье, не обратив никакого внимания на похвалу Гилберта.
  - Шло время. Обладатели суперсил начинали набираться опыта в их использовании. Pыцари стали учиться владеть своими глубокими и могущественными силами, учиться их контролировать. По сравнению с высоким классом, эти рыцари - стоящие на ступеньку выше - обладали несравненными навыками и огромной силой. Они начали понимать основы силы и битв. Они могли свободно трансформироваться, сражаться без ограничений и завершать битвы с наименьшими потерями. - Шагнув вперёд, Гилберт едва заметно кивнул в сторону пустого места в воздухе. - Их знают, как бойцов высшего класса, сильнейших воинов, превзошедших пределы своей силы.
  Фалес отсутствующим взглядом посмотрел на небо, подумав об Асде, способным по желанию сердца управлять воздухом, и о Ёделе, двигающимся подобно призраку.
  - Обычный класс, высокий класс и высший класс. После возвышения людей подобная классификация широко распространилась среди всех рас. - Посмотрев на погоду, Гилберт кивнул Джинс. - Древние орки, древние эльфы, псионики и даже... начали использовать нашу систему классификации. Все суперсилы человечества берут своё начало в Северном Военном Стиле Меча. Они родились из людской храбрости сражаться за своё выживание, кем бы ни были их враги. - Слова Гилберта ввели Фалеса в состояние транса. - Теперь древние орки больше не представляют угрозу, а драконы вымерли. Северный Военный Стиль Меча больше не передаётся между людьми. Даже в армии королевства Экстедт, королевства, гордящегося кровью северян, текущей в их жилах, находящегося на территории древнего Севера, давно отказались от этого стиля меча. В наше время полное наследие Северного Военного Стиля Меча передаётся лишь в Созвездии и в Башне Искоренения.
  - Мисс Джинс одна из нескольких человек в этом мире владеет этим стилем. Юный Сэр Фалес, когда речь идёт о стиле меча, который однажды спас наших предков, пожалуйста, отнеситесь к нему с уважением в сердце и усердно тренируйтесь.
  "Стиль меча, при помощи которого сражались с орками и драконами? Не удивительно". Угрюмо подумал Фалес. "А я гадал, почему при взмахах мечом чувствуется, что он тебя ведёт".
  Вспомнив о том, как он, словно идиот, с поднятым щитом махал мечом (кружившим его), свою работу ног (на которую сильно влияла инерция щита) и свои столкновения с Джинс (тренирующей его), Фалес почувствовал себя мешком с песком, которого избивали в течение двух часов. Тяжело вздохнув, с разочарованием на лице, он опрокинулся на спину.
  - На этом пока закончим. Твои раны начали открываться, - посмотрев на солнце в небе, Джинс бросила на землю меч и щит, произнеся слова своим обычным холодным тоном. - Эти три набора защитных тактик северного стиля будут твоим домашним заданием на неделю. Что же касается езды верхом... - Джинс посмотрела на жеребёнка, радостно танцующего вокруг бабочки у прицепного столба. После этого она перевела взгляд на Фалеса, пытавшегося освободить левую руку из креплений деревянного щита. Вздохнув, она покачала головой. - Прими ванну и пообедай. Гилберт приготовил для тебя уроки в доме. Займётесь ими после обеда.
  "Уроки после обеда? Боже, а ночью мне придётся заняться самообучением?".
  Фалес, привыкший жить беспорядочной жизнью аспиранта, снова вздохнул. Чувствуя, как всё его тело стонет от боли, он закрыл глаза и покорился судьбе.
  Самый возвышенный, незаконнорождённый ребёнок Созвездия безропотно снял с себя снаряжение (вытащил левую руку из креплений щита), и похромал в Миндис Xолл.
  Ему дали час, чтобы помыться и пообедать.
  - Должен признать, он обладает хорошими способностями к обучению. Всего после двух часов он примерно понял фундаментальный дух стиля меча. - Проводив взглядом Фалеса, Гилберт слегка кивнул. - Будучи в его возрасте, я использовал своё тело, чтобы практиковать меч. Этот ребёнок использует не тело, а мозги.
  - Только не говори мне, что твои навыки наблюдения насколько плохи, что ты не заметил аномальность его тела! - Проводив удаляющуюся фигуру Фалеса взглядом, мрачно произнесла Джинс. Обращаясь к Гилберту, она с подозрением посмотрела на окружавшее их пустое пространство. - Я ещё помню, что этот человек в проклятой маске может видеть мельчайшие частицы пыли на расстоянии в сотню метров.
  - Перестань вглядываться, Ёделя здесь нет. - При виде нервных действий Джинс Гилберт убрал руки за спину, произнеся свои слова с высоко поднятой головой. - После того как Фалеса похитил Клан Крови, он неотступно следует за ним. И мы заметили. - Гилберт слегка нахмурился. - Этому ребёнку всего семь лет. За последние несколько дней он обзавёлся серьёзными травмами. Тем не менее, за два дня он практически полностью восстановился... сумев без особых сложностей выдержать двухчасовую тренировку с мечом под солнцем... Не удивительно, что Лампа Родословной, созданная для обнаружения крови королевской семьи, не смогла его обнаружить в течение семи лет... С его физической конституцией, его нельзя назвать обычным человеком, он практически... - Вздохнув, Гилберт изо всех сил постарался не думать о другой возможности. - Семья Джейдстар. Как и ожидалось от древнейшей выжившей родословной в мире.
  Джинс тактично промолчала.
  Нагнувшись, чиновница смахнула пыль с сапог.
  - Кстати о вампирах, почему ты раскрыл им личность Фалеса, и пригласил их остаться в Миндис Холле? Ты на самом деле поверил в соглашение между Фалесом и бежавшей Эрцгерцогиней? В конце концов, ему всего семь. Не забывай, что вампиры убили наших людей - мы не можем им доверять. Для них произошедшее является случайностью, поэтому они нам тоже не станут доверять.
  - Ты уже произнесла ответ на свой вопрос. - Глаза Гилберта зажглись, когда он подумал о старом члене Клане Крови, который имел мёртвенное лицо, и при этом был наполнен мудростью. - Каждая группа не доверяет друг другу, боится друг друга и представляет друг для друга угрозу. Именно поэтому я всё это сделал. Мы должны использовать имеющиеся у нас секреты и вещи, которые будут полезны нам обоим, чтобы связать друг друга. В дипломатических отношениях это называется молчаливым пониманием и хитростью. Это не то же самое, что простой и прямолинейный следственный поиск.
  - Хмпф, ты просто пытаешься быть скрытным и таинственным. - Казалось, что Джинс вспомнила неприятные воспоминания. Покидая тренировочную площадку, она с раздражением произнесла. - Ещё один Морат.
  - Спасибо за похвалу, уважаемая леди Джинс. - Слегка опустив шляпу, Гилберт тактично рассмеялся. - Я не заслуживаю чести сравнения с главой Секретного Разведывательного Управления Королевства.
  "И..,".
  Гилберт не принял близко к сердцу невежливое обращение Джинс. Он подумал про себя. "Хотя этому ребёнку всего семь лет, в рамках хитрости он не уступит Эрцгерцогине, которой несколько сотен лет".
  ...
  Когда Гилберт и Джинс спустя полчаса одновременно прибыли к кабинету Фалеса, быстро помывшийся и обедавший Фалес, нахмурившись, уставился на безэмоциональную девочку с красными глазами.
  Её последователи - Истрон и Ролана - обменивались недружелюбными взглядами с Мечниками Искоренения, которые плотным кольцом окружили Фалеса.
  - Отойди назад, вампир. - Недружелюбно произнёс телохранитель, явно являющийся лидером группы. - Тебе здесь не рады.
  - Не поймите меня неправильно. Я тоже не особо люблю вас, смертных созданий. - Беспечные слова Истрона ещё сильнее разозлили телохранителей. - Вы помните, что вчера я убил восьмерых таких же, как вы? - саркастическим и провокационным тоном произнёс он.
  Нахмуренный Фалес осторожно откусил кусок мяса с приправленного говяжьего рёбрышка. Он не ел деликатесов с момента появления в этом мире, и поэтому сейчас был невероятно тронут. Одновременно с этим он старательно избегал проблематичного взгляда красноглазой девочки, сидящей напротив него.
  Жаль, что вкус рёбрышек, вероятно, никогда не сможет сравниться с мясом собаки, которое он однажды ел с Джалой.
  Фалес вздохнул при виде текущей ситуации. "Какая головная боль".
  - У тебя больше не будет такого шанса, презренная крыса, прячущаяся в горшках! - ледяным тоном произнёс глава мечников. Его рука на фут вытащила серебряный меч из ножен. - Почему бы тебе не сделать ещё один шаг вперёд? Я жажду отомстить за смерть своих товарищей. Или я могу открыть шторы, и позволить вам искупаться в солнечном свете.
  Лицо красавца-блондина исказилось, после чего он сделал шаг вперёд.
  - Не сходите с ума, мальчики. - Ролана вовремя оттащила своего кузена назад. Хотя её губы были изогнуты в улыбке, её тон был строгим и серьёзным. - Слуги, отступите. Ваш господин и наша госпожа заключили соглашение.
  Смотря на Мечников Искоренения перед собой, которым явно не терпелось убить их, игривое лицо Роланы стало ещё игривее.
  - Мы теперь союзники - это слова вашего господина. Разве нам не стоит забыть о прошлой вражде? В конце концов, это всего восемь жизней...
  Мечники Искоренения начали терять контроль над эмоциями. Некоторые из них так сильно сжали зубы, что внутри их шлемов раздался звук скрежета.
  "Как и ожидалось от двоюродной сестры". Подумал Истрон, с удовольствием наблюдая за еле сдерживающимися стражами. "Моё сердце хочет воспарить".
  Стоявшая за пределами комнаты Джинс нахмурилась. Когда она уже собралась войти, Гилберт схватил её за руку. Сероволосый экс-дипломат покачал головой, бросив таинственный взгляд на их молодого господина, сидящего на стуле позади стражей.
  На лице Джинс проступило недоумение, которое продлилось до того момента, как Фалес закончил есть, положил столовые приборы на стол, сытно рыгнул и соскользнул со стула.
  "Как мне поступить?" Посмотрев на многозначительные взгляды членов Клана Крови, Фалес стал размышлять над возникшей проблемой. Ему удалось довольно быстро найти ответ.
  - Хора, спасибо за защиту. С вами поблизости, я не беспокоюсь за свою безопасность, - произнёс с улыбкой Фалес, ухватившись рукой за нижнюю часть доспехов главы мечников.
  Хора, рассмеявшийся, когда Фалес в первый день пребывания в поместье ткнул его в живот, чтобы "проверить, из чего сделаны стражи", был лидером Мечников Искоренения. Это он управлял отражением атаки на поместье.
  Фалес знал, что имея дело с преданными стражами, он не должен беспечно отмахиваться от них рукой - как делали главные персонажи в упрощённых новеллах. Более того, чтобы защитить его, те пожертвовали восемью своими товарищами. То, что они не вытащили сразу мечи при виде своих заклятых врагов, показывало, каким выдающимся самообладанием они обладают. Хотя на бумаге они с вампирами были союзниками, если Фалес притворится, что ничего не произошло, и пренебрежёт чувствами своих людей перед чужаками, то только наполнит сердца преданных стражей разочарованием, хотя, надо признаться, было бы круто отпустить их взмахом руки.
  Фалес продолжил говорить серьёзным тоном:
  - Я хочу, чтобы вы все оказали мне услугу.
  - Мы выполним ваш приказ.
  Хотя за шлемом не было видно лица Хоры, его уважительный тон всё сказал за него. Находящиеся в поместье стражи были самыми доверенными элитными солдатами семьи Джейдстар. Их не посвятили в курс дела, но на основе полученных приказов и при виде событий, произошедших за последние два дня, стражи поняли, кого Гилберт и Ёдель привезли в поместье.
  - На основании прошлых инцидентов, я не доверяю красивому сэру Истрону Корлеоне и его красивой, но не менее опасной двоюродной сестре, леди Ролане Корлеоне. Они не раз ставили меня в унизительное положение. Их существование пугает меня и заставляет испытывать тревогу. - Нахмурившись, Фалес крепко стиснул зубы. Казалось, что между ними была настоящая глубокая вражда.
  Истрон и Ролана были шокированы. Они одновременно посмотрели на Эрцгерцогиню позади себя. Тем не менее, маленькая девочка не моргнула и глазом.
  - Нам лишь нужно одно ваше слово, юный Сэр... - Взгляд Хора за шлемом заострился. Он вытащил меч из ножен ещё на один фут. - И наши мечи покинут ножны ради вас.
  Услышав его слова, мечники положили руки на рукояти мечей. Связанные общей ненавистью к врагу, их взгляды стали более суровыми.
  - Очень хорошо, я так хочу получить их головы... - холодно произнёс Фалес, убийственным взглядом посмотрев на Истрона.
  Мечники шагнули вперёд, окружая члена Клана Крови.
  При виде лица мальчика, у Истрона немного подскочило сердце.
  Ролана со свирепым выражением подняла руки.
  "Этого не может быть". Истрон почувствовал необъяснимый страх в сердце. Он даже незаметно для себя отступил назад. В этот момент в его ушах раздался голос Эрцгерцогини, произнёсший: "Спокойно, Иса". Детский голос, который могли услышать лишь члены Клана Крови, принёс облегчение Истрону. "Он не собирается нарушать соглашение".
  - ... Но из-за священного альянса, я не могу причинить им вред в своём доме... Вот почему, помимо этой... юной леди, Хора, выгони пожалуйста этих двух в коридор, - скрестив руки, холодно приказал Фалес. - Если же они осмелятся вмешаться в нашу приватную беседу с леди Сереной Корлеоне. - Глаза Фалеса засияли холодным светом, заставившим и так травмированного Истрона ощутить ещё большую тревогу. Повернувшись к Хору, Фалес закончил безжалостным тоном: - Хора, и вы все... получите веское оправдание для своей мести. Особенно прошу обратить внимание на этого блондина.
  Сердце Истрона напряглось.
  - Если наши мечи покинут ножны, мы определённо вас не разочаруем. - Решительно кивнув, Хора протянул руку в сторону двери кабинета. - Вампиры, вы всё слышали. Выметайтесь. Ваше место в коридоре.
  Истрон с искажённым лицом хотел что-то сказать, но его остановила кузина.
  Ролана отлично скрыла охвативший её шок, таинственно улыбнувшись. Уважительно поклонившись маленькой лоли Серене, она вышла вместе с Истроном из кабинета.
  Гилберт улыбнулся, вместе с изумлённой Джинс освободив дорогу для стражей и членов Клана Крови. Две группы покинули кабинет, встав в коридоре, на некотором расстоянии друг от друга. Их взгляды были наполнены настороженностью.
  - Доброе утро, сэр Корлеоне и леди Корлеоне. - Гилберт учтиво поклонился. Его элегантные усы слегка изогнулись. - Я знаю, что члены Клана Крови имеют исключительный слух. Отсюда слишком просто услышать разговоры в кабинете. Интересно, подслушивание будет считаться "вмешательством" в приватную беседу между Сэром Фалесом и леди Корлеоне?
  Хора и остальные стражи, окружённые внушительной аурой, шагнули вперёд.
  - Вы хотите подслушать?
  С лица Роланы исчезла улыбка, а лицо Истрона позеленело.
  Посмотрев на то, как стражи заставляют вампиров спуститься с лестницы, Джинс погрузилась в свои мысли.
  "Кажется...". Опустила она голову. "Гилберт был прав - он на самом деле умный и рассудительный мальчик. Но не слишком ли он умный и рассудительный?".
  Фалес вздохнув, заметив странный взгляд красноглазой лоли. Закрыв тяжёлые двери, он подошёл к окну и плотнее закрыл занавески.
  Его кабинет на третьем этаже имел отличную звукоизоляцию. Гилберт уверил его, что даже члены Клана Крови не смогут ничего подслушать.
  - Хорошо, вчера мы торопились, но сейчас... - вздохнув, строго произнёс Фалес. - Давай подробно обсудим пункты альянса. Мне бы хотелось особо уделить внимание моей крови и вопросу вашей службы.
  - Очень ховошо. - Из-за трансформации в ребёнка леди Серена начала говорить с шепелявостью. Она не менее серьёзно кивнула. - Почему бы нам не добавить новый пункт к нашему соглашению?
  На лице Фалеса проступило недоумение, но следующие слова красноглазой лоли заставили его сильно измениться.
  Эрцгерцогиня, женщина в теле маленькой девочки, истинная наследница семьи Корлеоне, законная правительница Холма Боли, Её Высочество Серена Л.А. Корлеоне, мягко прошепелявила.
  - Спустя столь долгое время твой статус пвизнанного пвинца не подтвевждён.
  Они не знали, что когда Фалес умело избежал кровопролития между стражами и членами Клана Крови, и теперь разговаривал с леди Сереной, Крис Корлеоне спрятался в дымоходе, находящемся над кабинетом, позволившим ему избежать солнечного света. Он находился в причудливой позе, а его лицо не выражало никаких эмоций.
  - Хорошо. - Обернулся бледный Крис. - Наши люди не начали сражаться. Её Высочество должна вступить в переговоры с твоим юным господином.
  - Мы оба бойцы высшего класса, не так ли? Думаю, нам не нужно находиться в таких странных позах.
  Рядом со старым членом Клана Крови находился Ёдель Като, странный человек в маске, до этого момента не проронивший ни слова. Лишь после сказанных слов Ёдель спрятал короткий меч в плащ, и испарился в воздухе.
  
  Глава 38 Звёздный Ночной Альянс (2).
  
  - Слeдующий коволь? Пвошлой ночью твои последователи пвеувеличили твой статус. - Девочка с детским лицом надулась. Oна была одета в детскую одежду, пpиготовленную для Фалеса, выглядя забавно и мило, сидя на ковре рядом с камином. - Но мы поняли, что сейчас ты ещё даже не пвинц.
  "Pазумеется нет. Во всём королевстве число людей, которые знают, что у короля есть сын, можно пересчитать по пальцам двуx рук". Подумал Фалес. "Мне сказать, что Гилберт намерено сказал так, чтобы опустить высокомерного блондина?". Он внутренне закатил глаза.
  - Я думал... - Глубоко вздохнув, Фалес посмотрел в пару красных глаз напротив, - что мы договорились. Tак как моя кровь является деликатесом, если ты не выпьешь меня досуха за один приём пищи, я буду регулярно снабжать тебя небольшим количеством крови. Наслаждаясь моей кровью, ты будешь мне служить, а я обеспечу вам безопасное пребывание в Созвездии.
  - Но ты не обладаешь силой, - медленно и уверенно произнесла Серена, - чтобы защитить нас.
  - Хорошо, это правда, что я незаконнорождённый ребёнок. Вот почему не я, а мой отец гарантирует вашу безопасность...
  Серена внезапно его прервала:
  - Но ты не твой отец - ты не коволь.
  - Вот почему, - произнёс отчаянно Фалес. - Мне очень жаль, но ты и твои люди уже находятся в Миндис Холле, и мы уже знаем ваш секрет. Думаю, что семья Kовендье не захочет вас обратно принять...
  - Полпинты, - безэмоционально произнесла красноглазая лоли.
  - Что?
  - Твоя квовь. Я хочу ежедневно половину пинты, - серьёзно произнесла Серена.
  - Полпинты... ежедневно? - Сузив глаза, Фалес пристально посмотрел на Эрцгерцогиню Восточного Полуострова. Всё это ради моей крови?
  "Кровь этого мальчика уникальна". Подумала Серена. "Именно его кровь, полная жизни и энергии, пробудила меня из глубокого мутного сна. Разумеется, осознать, что кто-то кусает тебя за шею в момент пробуждения не очень приятно". Серена недовольно надула губы, прикоснувшись к шее.
  "Фалес, не забывай, что ещё вчера мумифицированная версия этой "маленькой девочки" чуть не забрала твою жизнь". С презрением подумал Фалес. Вспомнив, как рот мумии, подобно насосу перекачивал из его тела кровь... Фалес со смешанными эмоциями размял шею.
  Оба тихо уставились друг на друга, пока один из них не нарушил тишину.
  - Ты смеёшься?! Полпинты в день? Почему бы тебе сразу не выпить всю мою кровь? - Фалес поднялся на носочки (иначе он бы не смог достать до края стола) и ударил по столу ладонью, уставившись в глаза маленькой девочки без следа слабости. Тем не менее, он всё равно почувствовал опасение, вспомнив о её мумифицированном облике.
  - Я бы с удовольствием выпила всю твою квовь до последней капли, - ответила Серена серьёзным и жутким тоном. - Но мне больше выгодна сделка, пви котовой ты будешь поставлять мне квовь в течение длительного певиода.
  - Какая ты расчётливая, - произнёс Фалес.
  - Полпинты в день. Мне нужно как можно быствее восстановиться. - Взгляд Серены приобрёл холод, а тон убеждённость.
  - Думаешь, я таракан, у которого восстанавливается кровь при каждом поднятии уровня? - Стиснув зубы, Фалес прямо встретил взгляд Серены. - Eжедневно давать тебе кровь? - ищи дурака.
  - Я не понимаю, о чём ты гововишь. - Надменная лоли проигнорировала безумные слова, случайно вылетевшие изо рта мальчика. - Один ваз каждую неделю, две пинты.
  - Раз в полгода! Десятая часть пинты! И это ради нашего дружеского соглашения, - свирепо произнёс Фалес.
  - Ваз в две недели полтовы пинты. Докажи действиями свою двужелюбность.
  - Хотя бы раз в месяц! Мне нужно время, чтобы синтезировать новую кровь после потери старой, окей?
  Серена медленно поднялась с пола. Её красные зрачки заставили Фалеса вздрогнуть:
  - Малец, не испытывай моего тевпения. Ты стоишь здесь и всё ещё дышишь лишь потому, что я заинтевесована в твоей крови.
  Глаза Серены сузились. Её обычно безэмоциональное лицо окутал холод.
  - Если мы вешим уйти, не обващая внимания на цену, которую нам пвидёться заплатить, вы не сможете нас остановить. Квоме того... - Глаза серены начали двигаться таинственным образом, но при этом её взгляд не покидал Фалеса. При виде этой картины у Фалеса встали волосы дыбом. - В этом месте сквывается тайный наследник Созвездия. Как думаешь, ловдов и двовян заинтевесует эта инфовмация?
  Фалес вздрогнул от страха. "Эта чёртова старая ведьма". Выругался он про себя. Тем не менее, исследовательский опыт из прошлой жизни говорил ему, что во время переговоров он не должен показывать слабости.
  - Конечно. - Фалес постарался как можно приятнее улыбнуться. - Должно быть, твоя младшая сестрёнка очень сильно по тебе скучает? Ей будет интересно узнать, что её старшая сестра прибыла в Созвездие, превратившись в такую миленькую пухлую девочку, как ты считаешь? Я не могу прямо сейчас стать наследником, а ты не можешь вернуться в Ночное Королевство. Так как мы настолько совместимы... - На лице Фалеса появилось ликование. - Почему бы тебе не выйти за меня замуж?
  Когда он произнёс эти слова, лицо Серены не изменилось. Она не отодвинула взгляд и не пошевелила телом. Тем не менее, Фалес по какой-то неясной причине почувствовал, как его тело сотрясла дрожь, а в его кости начал проникать холод.
  Человек и вампир смотрели друг на друга в течение десяти секунд.
  В итоге Серена медленно и мягко нарушила молчание.
  - Кажется, ты вешительно настроен исповтить наши отношения. - После этих слов Селена улыбнулась, обнажая свои маленькие клыки.
  Фалес был шокирован.
  Его правая рука - спрятанная за спиной - задрожала. Она уже сжимала кинжал ДШ, готовая в любой момент нанести удар.
  - Очень ховошо. - Сирена таинственно изогнула уголки губ, облизнув свои клыки.
  "С этой дистанции и с этого угла я могу продолжать ходить вокруг до около больше десяти секунд". Фалес опустил голову, сильно нахмурился и сглотнул.
  Если бы Ёдель не столкнулся с Крисом, он бы смог прийти сюда. Стражи, Джинс и Гилберт находились в коридоре, но там также были Истрон и Ролана... Чёрт!
  Так как они пришли к самому худшему исходу, Фалес мог только принять его.
  Он слегка согнул ноги, расставив их пошире, и приготовился поднять левую руку, а правую с кинжалом отвести в сторону. Очевидно, он собрался встать в стандартную позу стиля "Железного Тела".
  "Северный Военный Стиль Меча... хотя я практиковал его всего два часа, надеюсь, оно того стоило". Фалес горько рассмеялся в сердце.
  Впервые за всё время на лице Серены появилась тревожная улыбка. Её юный голос снова прозвучал в воздухе. Для Фалеса он звучал особенно пугающе.
  - Тогда, мне пвидётся пойти на компвомисс. Я сделаю так, как ты хочешь. Один ваз в месяц. Что же касается числа пинт, вешать тебе, Фалес.
  "Использую левую руку как щит, и заблокирую ей её первую атаку. Учитывая вчерашний опыт "общения" с мумией, я не знаю, будет ли она... чего?"
  Фалес начал переваривать слова Серены. "Что? Компромисс?" У него от шока так широко раскрылся рот, что туда могли поместиться два кулачка Серены. "Я приготовился "нежно" с ней справиться, но враг... сдался? Почему события никогда не развиваются по моему сценарию?"
  В следующее мгновение произошло нечто пугающее. На обаятельном лице Серены появились две неглубокие ямочки. Маленькая лоли смущённо улыбнулась.
  - Мой довогой Фалес, так как я пошла на компвомисс, не должен ли и ты пводемонствивовать свою исквенность?
  Нахмурившись, Фалес посмотрел на неё подозрительным взглядом. Он обнаружил, что не смог среагировать на внезапную трансформацию безэмоциональной, тихой и холодной лоли в лоли с яркой улыбкой, цветущей подобно цветку.
  Фалес лишь мог плыть по течению.
  - Что... *кашель, кашель*... продемонстрировать... как?
  Улыбка на лице маленькой девочки стала ещё ярче.
  В этот момент Фалес внезапно подумал, что её странные красные глаза довольно красивы.
  - Молодой и способный принц Фалес, - дружелюбно улыбнулась Серена. - Давай заключим альянс. Я помогу тебе пвойти чевез квизис... чтобы ты смог успешно ковоноваться. А ты поддевжишь меня... - Зрачки Серены засияли странным ярким светом, - чтобы я вевнула себе твон.
  Фалес был ошеломлён. "Вернула... трон? Ночное Королевство на Западном Полуострове?".
  Милая девочка моргнула.
  - Эм, это слишком далёкая цель. - Почесал голову Фалес. Он уже давно вернул кинжал в карман. Его тон был пропитан неловкостью и сомнением: - Если однажды я на самом деле стану королём, тогда, эм, в зависимости от ситуации...
  Прежде чем он закончил говорить, глаза лоли блеснули ослепительным светом, после чего она медленно направилась к нему. Фалес с недоумением смотрел, как странная девочка берёт его обеими руками за правую руку и мягко произносит:
  - Я знаю, что Фалес по-настоящему нуждается во мне!
  Прежде чем Фалес смог выдернуть руку, он увидел, как на него уставилась пара слезливых глаз.
  Кокетливо моргнув, Серена слегка покачала его руку, как это сделала бы обычная, игривая маленькая девочка. Посмотрев ей в глаза, по телу Фалеса прокатилась волна дрожи.
  По какой-то неясной причине его разум заволок туман.
  - Чтобы не васквыть себя, ты не можешь нас отпустить. - Прикусив нижнюю губу, Серена изогнула губы в улыбке, которая влюбляла в себя людей. - Из-за моей ценности и моего чувствительного пвоисхождения, ты также не сможешь пвосто от меня избавиться... Вот почему нам нужно заключить взаимовыгодный альянс. - Девочка погладила своими нежными руками обратную сторону руки Фалеса. Её глаза сияли странным, но покорным светом. - Вместо того чтобы подчиняться обстоятельствам, плывя по течению, как это пвоизошло в поместье, не лучше ли будет стать союзниками, котовые протягивают двуг двугу вуку помощи в случае нужды? В таком случае мы оба будем чувствовать себя менее огваниченными...
  Фалес с отвращением выдернул руку из её маленьких ладошек. Тем не менее, странное ощущение осталось.
  - Если это снизит накал вражды между нами... - вздохнул он. - Мы можем работать вместе - временно. Сейчас же мы можем лишь обеспечить вам кров над головой. Как ты можешь видеть, я сейчас тоже нахожусь в очень непростой ситуации. Пока мой статус не будет признан, я не смогу помочь тебе вернуть трон.
  - Ховошо, ховошо. - На лице Серены внезапно появилось ликование, словно у обычной девочки, которая нашла свою куклу. Прикусив нижнюю губу, она закивала с ликующей улыбкой. - Я понимаю, я понимаю! Я знала, что Фалес ховошо ко мне отнесётся! - Из-за её улыбки, её брови изогнулись в форму полумесяца. Девочка снова схватила Фалеса за руку.
  Фалес поднял брови. Он не привык видеть её такой. Он хотел рефлекторно отдёрнуть руку, но девочка его крепко держала.
  Лицо Серены снова изменилось. Её улыбка исчезла, а на лице появилось колебание и тревога.
  - Вот только... - Девочка надула губы, словно с ней плохо обошлись, и ткнула пальчиком в руку Фалеса.
  - Только "что"? - Фалес свёл брови, чувствуя, что больше не может этого вынести.
  - Только это немного... - Серена покачала руку Фалеса с жалким выражением. - Десятой части пинты в месяц слишком мало. Я умву от голода...
  Лицо Фалеса потемнело.
  - Почему бы тебе не выпить другую кровь? - спросил он.
  - Потому что я чувствую, что квовь Фалеса самая особенная. - Девочка выглядела так, словно готова была расплакаться. Захлопав ресницами, она продолжила. - Мы же ховошие союзники, пвавда...?
  Фалес снова нахмурился. У него начала болеть голова.
  В итоге они сошлись на восьмой части пинты один раз в месяц. Фалес посчитал на пальцах, что это было не много.
  Тем не менее, в конце он всё равно почувствовал, что проиграл.
  - Получив помощь двух элит высшего класса, и двух элит высокого класса. - Серена внезапно вернулась к своему безэмоциональному образу. Посмотрев на Фалеса пронзительным взглядом, она продолжила: - Твоё путешествие к коволевскому твону станет более гладким.
  "Верно". Угрюмо подумал Фалес. "С поддержкой сильного государства твоё путешествие к возврату трона тоже станет более гладким".
  - Вади моего обещания Фалесу, я буду тяжело ваботать, чтобы помочь тебе стать наследником и взойти на твон!
  "Обещания?" Лицо Фалеса дёрнулось. "Я ни на что не соглашался. Зачем она делает допущения? Но, что с её лицом? Почему оно снова стало холодным?".
  Наблюдая за тем, как лоли выходит из комнаты, Фалес внезапно осознал, что его тело было пропитано холодным потом - он всё время чувствовал, что что-то было не так.
  - Ах, да, у меня есть вопвос. - Перед самым уходом лоли развернулась, посмотрев на Фалеса безэмоциональным взглядом. - В чём секвет твоей крови? Как такое небольшое количество квови смогло меня пвобудить?
  - Вчера ты выпила немало моей крови! - раздражённо выругался Фалес. - Чтобы ответить на этот вопрос, обратись к книгам, справочным материалам или другим формам соответствующих документов и литературе. Также можешь напрямую спросить у моих родителей, если хочешь!
  Серена неожиданно серьёзно кивнула.
  - Если пведставится шанс, так и сделаю. Твоя квовь и моя сила, твой твон и мой твон, наш альянс выгоден нам обоим.
  В этот момент к удивлению Фалеса Серена, покачнувшись, шагнула назад.
  - Я бы хотела извиниться за себя и за своих подчинённых. Я исквенне надеюсь на твоё терпение и прощение. - Серена присела в реверансе; её маленькие ручки схватились за края несуществующего платья. Она произносила слова мягким детским голосом. - Будущий принц, Фалес Джейдстав.
  Фалес был ошеломлён. "Фалес Джейдстар". Впервые кто-то назвал его этим именем.
  Это были слова Серены, хотя он ещё даже не был принцем.
  "Трансформация из нищего в принца. Как и ожидалось, я ещё не привык к этому". Расстроено подумал Фалес.
  "Эта ведьма". Покрытый холодным липким потом, продолжал напоминать он себе. "Она только что была полностью безэмоциональной. Стоит ли мне сказать: "Как и ожидалось от бывшей Эрцгерцогини"?"
  Подумав об этом, Фалес тяжело вздохнув, почувствовал, что в этих непростых переговорах он был проигравшей стороной. Протянув руку, он искренне помог лоли подняться. Хотя действия двух детей выглядели забавными, их лица были невероятно серьёзными.
  - Ваше Высочество Серена Корлеоне, я принимаю вашу дружбу. - Фалес с серьёзным лицом протянул вперёд правую руку. - Начиная с сегодняшнего дня, мы союзники.
  Серена наблюдала за ним сияющими красными глазами. Она вытянула свою маленькую пухленькую руку, вложив её в ладонь Фалеса.
  - Конечно. Созвездие и Ночь. Пусть наше сотвудничество будет приятным.
  Две маленькие руки легко качнулись.
  - Да, на будущее, попроси своих последователей держаться подальше от моих стражей. Вражда между ними не может быть разрешена!
  Фалес многозначительно посмотрел на маленькую девочку перед собой.
  - В следующий раз не нужно бояться говорить со мной о своём восстановлении. Не нужно тратить время и усилия на выяснение моего отношения. Актёрские навыки Истрона ужасны. В этом вопросе мы должны быть прямолинейны друг с другом, и доверять друг другу.
  - Довевять? - Красные зрачки Серены слегка сузились. Кивнув, она продолжила: - Конечно, будущий принц Фалес. Если ты унаследуешь твон, и мы заключим Звёздный Ночной альянс, наши отношения станут особенными... - На её лице появилась странная улыбка. - Вади будущего наших стван, мы даже можем заключить бвачный контвакт - вазумеется, мы должны довевять двуг двугу!
  Удручённый Фалес почувствовал, как у него дёрнулось лицо. Он был настолько ошеломлён, что потерял дар речи.
  "Пожалуйста, может кто-то прийти и убрать отсюда эту шепелявую девочку?!"
  
  Глава 39 Битва Искоренения (1).
  
  Tри часа дня.
  - Что это? - Hаxодящийся в кабинете Фалес положил перо, используемое для переписывания алфавита текущей эры. Нетерпеливо махнув рукой, он посмотрел на Гилберта, который наблюдал за ним в течение последнего часа.
  - Простите меня за грубость, Сэр Фалес, - с мягкой улыбкой произнёс Гилберт, - но вы можете быть прирождённым дипломатом - при условии, что не захотите стать астрономически богатым бизнесменом.
  "Eсли бы знал, что он так отреагирует, но не рассказал бы ему о случившемся - надо было просто сказать, что в течение получаса играл в прятки с маленькой девочкой". Угрюмо подумал Фалес, вырисовывая красивую "S" пером.
  Oн был очень раздражён. Не было другой причины раздражения. Когда после переговоров с Сереной он вспомнил о гибкости и разнообразности лиц Эрцгерцогини, а также о её умении переходить от холодного к дружелюбному отношению, он почувствовал, что что-то было не так. Именно поэтому Фалес попросил Гилберта помочь ему проанализировать данную ситуацию.
  Проще говоря - он попал в ловушку Серены.
  Можно было подумать, что Серена пошла на компромисс касательно крови, но они находились в Миндис Xолле, где все, включая Гилберта, Ёделя, Джинс и даже его ненадёжного отца, Его Bеличества Короля, не стали бы смотреть сложа руки на то, как из него ежедневно выкачивают кровь. Значит, получалось, что...
  Восьмая часть пинты в месяц была в пределах ожиданий Серены! Не пойдя на настоящий компромисс, ей удалось выторговать у Фалеса расплывчатое обещание! "Помочь ей вернуть трон?" Фалес с раздражением осознал, что он был проигравшей стороной в переговорах.
  - Бизнесмен? Дипломат? Почему мне кажется, что ты смеёшься надо мной про себя? - Опустив голову, Фалес перевернул страницу "Падающих Листьев" - сборника поэзии Кахилла. Он копировал слова, узнавая их значение и применение.
  "Ночь приготовилась встретить свет, небо ещё не стало ярким. Прежнее величие солнца пряталось в земле. Земля собралась разверзнуться, а небо разлиться. Злые демоны собрали силы в тёмном небе".
  Скопировав несколько строчек стихов, по стилю похожих на поэтов востока, когда те писали о дне и ночи, Фалес выпятил губы, попытавшись понять их значение.
  Вначале Гилберт сильно переживал, что у Фалеса слабая культурная основа, в итоге разработав специально для него масштабный план по скоростному изучению языка и письменности. Обычно бедные жители улиц не могли опознать других букв, кроме букв собственного имени и чисел, написанных на монетах. Это была норма.
  Тем не менее, с момента перехода Фалес обращал пристальное внимание на окружающие его слова. Вместе с его способностью говорить на местном языке и его мозгом - который в какой-то момент начал работать подобно компьютеру, которому увеличили оперативную память, - ему потребовалось чуть больше часа, чтобы изучить базовый алфавит и научиться его писать. После этого Фалес с лёгкостью перешёл к стадии произношения отдельных слов и копированию длинных предложений.
  Его прогресс был настолько быстрым, что даже Гилберт испытывал благоговение. Ему ничего не оставалось, кроме как снова списать всё на выдающуюся кровь семьи Джейдстар.
  Фалес закатил глаза при виде его реакции.
  - Нет, вы хорошо справились. - Подойдя к Фалесу, Гилберт посмотрел, как он копирует древнюю поэму. - Я попросил некоторых людей поднять материалы и информацию о Ночном Королевстве. Серена Корлеоне не так известна, как её младшая сестра, обладающая исключительными навыками управления, но она на самом деле связана с Королём Ночным Крылом. Она жила до третьей Войны на Полуострове. Ей должно быть больше четырёхсот лет.
  Несмотря на нахождение под нашим кровом, она приказала Истрону создать ситуацию, в которой вам пришлось выбрать между преданностью ваших людей и благами, которые сулит альянс. Она повлияла на вашу репутацию среди ваших людей, а потом сделала всё, чтобы напомнить вам, что вы ещё не являетесь наследником, таким образом, пытаясь уничтожить вашу уверенность в себе и смелость. Оба примера демонстрируют либо хитрость Эрцгерцогини Клана Крови, живущей много лет, либо интеллект её дворецкого высшего класса.
  К счастью, вы не стали играть по её правилам. Напротив, вы не оставили ей другого выбора. Ей пришлось повести себя бесстыдно, чтобы получить желаемое.
  "Я знаю, она ведьма". Фалес мысленно сплюнул на землю, продолжив копировать поэму.
  "Боги снизошли на землю, адская река взревела. Земля изменилась, распространился цвет крови. Огромная армия отправилась в поход, рухнули снежные горы. Герой поднял флаг, король поднял копьё. Империя пала, мир погрузился во тьму. Живые существа были напуганы, одиноки и бездомны".
  "О чём пишет этот человек?" Нахмурившись, Фалес прочёл описание.
  - Значит, ты стоял в стороне и смотрел, как меня задевают? - рассеянно спросил он.
  Гилберт ничего не сказал. Он продолжал тихо его разглядывать.
  "Подождите".
  Рука Фалеса с пером застыла. Казалось, что он кое-что понял. Его высокоэффективный мозг начал автоматически выделять каждый элемент информации, собирая их воедино.
  "Его личность. Личность Серены. Её обещание помочь ему заполучить трон. Их договор об альянсе. Равнодушный Гилберт. Слова Серены "Я буду тяжело работать, чтобы помочь тебе стать наследником и взойти на трон!"".
  - Гилберт. - Изогнув брови и широко раскрыв рот, Фалес с недоверием уставился на бывшего Министра Иностранных Дел. - Это был ты?
  Рот бывшего Министра Иностранных Дел изогнулся в слабую улыбку. Его усы выгнулись дугой.
  - Я ещё помню, - вздохнул осознавший всё Фалес, - что прошлой ночью это ты раскрыл им мой статус! Ты сделал это не потому, что был зол из-за их высокомерия, и не потому, что они принизили мой статус. - Фалес встал около стола с подозрительным взглядом. - Ты с самого начала это планировал!
  Гилберт не стал ни признавать этого, ни отрицать. Он лишь игриво приподнял плечи, демонстрируя редкое для него озорство.
  Его поведение подтвердило подозрения Фалеса.
  "Это на самом деле был его план! Чёрт!".
  - Ты намерено раскрыл мой статус, догадавшись, что они попытаются вступить в переговоры с наследником, пока тот находится в плачевном положении. Они бы могли усилиться или получить от меня обещание, что я помогу им после восхождения на трон. Это может занять много времени, но так как они бессмертные из Клана Крови, они могут себе это позволить!
  "Чёрт!" Фалес про себя проклял Серену. "Эта ведьма имела план, но играла так, будто очень переживает о своём восстановлении и возвращении на Восточный Полуостров! Чёртов старик! Чёртова ведьма". Раздражённо подумал он.
  - Я так понимаю, у тебя были причины, чтобы так поступить? - Избавившись от эмоций, Фалес нахмурился.
  Приподняв шляпу, Гилберт поклонился.
  - Между нами и семьёй Корлеоне нет доверия. Мы с подозрением относимся друг к другу. Для нас очень опасно жить под одной крышей во имя сотрудничества, пусть это и наша территория. Что же касается вашей крови? Безопасности? - хмыкнув, Гилберт произнёс мрачно. - Я никогда не верил, что подобные вещи могут гарантировать стабильные отношения. Мы могли в любой момент разойтись с семьёй Корлеоне, и оказаться в опасной ситуации. Теперь всё по-другому. Ваша и её дорога к трону переплелись. Чтобы заполучить вашу помощь, она сначала должна будет помочь вам. Неожиданно вы использовали обещание, которое можно будет выполнить лишь в будущем, когда вы станете королём, в обмен на немедленную и надёжную помощь, - Гилберт таинственно улыбнулся. - Получение союзников при помощи нужных им благ - это сущность политики.
  - A помощь в возвращении трона? - Фалес сузил глаза.
  Гилберт вздохнул. Его глаза сияли хитростью.
  - Если вы не станете королём, то, как поможете ей вернуть трон? Вы говорите, что я наблюдал со стороны, как вас запугивают? Разумеется, в мои обязанности входит разделение вашего бремени. Тем не менее, помочь вам стать квалифицированным наследником, а также защищать вас от любого вреда - для меня эти задачи равнозначны по важности, - улыбнулся Гилберт. - Серена Корлеоне высокопоставленный иностранный сановник, а вы будущее Созвездия. Я подумал, что это будет небольшой тест для вас.
  "Небольшой тест?". Опустив голову, Фалес снова закатил глаза.
  - Так как у тебя были подобные намерения, почему ты прямо не предложил им альянс? - раздосадовано спросил он.
  - Мой юный Сэр Фалес, - моргнул Гилберт, - дипломатические переговоры похожи на турнир мечников. Тот, кто первым атакует, первым наносит удар... но при этом он показывает свои шаги. Для нас лучший вариант, чтобы они сами предложили нам союз.
  "Я буду тихо смотреть, как ты ведёшь себя умно". Горько подумал Фалес, покачав головой.
  - Какой плохой дипломат и политик - готовый манипулировать собственными людьми, - раздражённо пробурчал он.
  - Хорошо, - сузив глаза и улыбнувшись, Гилберт опустил голову, посмотрев на карманные часы. - Я уверен, что после долгого копирования этих поэм, которые вы не понимаете, вы сильно устали.
  Фалес перестал двигать пером.
  - Можете отдохнуть. Так как мы заговорили о политике и дипломатии, почему бы нам не провести урок истории? - улыбнулся Гилберт. - Союзы куются не только для получения очевидных выгод. - Усевшись на дорогой диван, Гилберт снял шляпу. - Неизбежный кризис тоже к этому приводит... а также общие убеждения.
  Положив перо, Фалес стал с искренним интересом прислушиваться к его словам.
  - Эта история рассказывает, как разобщённое человечество и иные влиятельные силы других рас стали самыми преданными союзниками, хотя при этом и испытывали друг к другу отвращение. - Глаза Гилберта засияли ярким светом.
  Фалесу внезапно показалось, что Гилберт стал чуточку серьёзнее.
  - Кахилл в своём "Упавшем Листе" описывает именно это событие - битву, произошедшую больше шестисот лет назад.
  Следующие слова Гилберта заставили глаза Фалеса широко раскрыться от шока.
  - В исторических поэмах часто описывается эта жестокая, тёмная, кровавая и ужасающая битва - Битва Искоренения.
  ...
  В глубокой и тёмной тайной комнате прозвучал старческий хриплый голос:
  - Значит, зажиточные семьи начали проявлять активность?
  - Да, мой дорогой учитель, - ответил циничный, ленивый голос. - Элиты высшего и высокого класса покидают различные странные места, собираясь на границе уездных городов на севере. Они все обладают одной общей чертой: как показало расследование, они не имеют ничего общего с дворянами и вассалами.
  - Ты можешь узнать точную дату? - апатично произнёс хриплый голос.
  - Боюсь, это будет непросто, - легко ответил собеседник обладателя хриплого голоса. - Даже люди из дипломатической группы Экстедта ещё не определились со своим финальным маршрутом. Стоит ли нам продолжать расследование, и доложить о нём королю?
  Спустя какое-то время обладатель хриплого старого голоса ответил:
  - Нет. Продолжай следить за доктором из Братства Чёрной Улицы. Я хочу, чтобы в этом деле были задействованы все ресурсы. Не нужно недооценивать Ланса. В конце концов, он пришёл отсюда и поэтому хорошо знает наши тактики. Узнай, где находятся все шишки Братства, особенно три главных Ассасина - Чёрный Меч, Тюремный Серп и Перевёрнутый Мачете. Будет непросто их найти, но мы хотя бы должны убедиться, что их нет поблизости! Я уверен, что Чёрный Меч не настолько глуп, чтобы укрывать волшебника. Но даже если всё пройдёт хорошо, не опускай защиту. В конце концов, мы сотни лет не воевали с волшебниками. В этом вопросе мы можем использовать лишь записи и справочники.
  Спустя долгое время.
  - Хорошо, - уклончиво ответил обладатель молодого голоса. - Кстати, мы правда не сохраним ему жизнь? Всё же он живой и дышащий волшебник!
  В темноте прозвучал звук вставшего со стула человека.
  - Нет, - произнёс хриплый старческий голос. - Они давно исчезли. Пусть и дальше будут похоронены вместе с Битвой Искоренения.
  Глава 40 Битва искоренения (2).
  
  "Битва Искоренения. Tакие знакомые слова".
  Фалес видел много пьес в Xраме Тёмной Hочи позади Великого Базара, xотя его внимание в основном и было сосредоточено на том, как украсть деньги из карманов посетителей.
  Все жрецы в Храме Тёмной Ночи выглядели невротиками - они оборачивались в одежды до такой степени, что даже малейшее дуновение ветра не могло прикоснуться к их коже, ежедневно крича безумные слова, наподобие: "лорд Вернулся", "мир неизбежно рухнет во второй раз" и "история лжива, настоящим спасителем мира был Бог Тёмной Ночи". ("K счастью, они не кричали "ночь темна и полна ужасов"... Эм, Pаян, сосредоточься. Вон тот богач сейчас отвернётся!" - Фалес, ребёнок-нищий, смотрящий пьесу).
  Тем не менее, для Фалеса, после перемещения попавшего в тело неграмотного ребёнка, пьесы были хорошим способом понять новый мир.
  "Возможно, не таким уж и хорошим". Следующий за Гилбертом Фалес вспомнил пьесу под названием "Истинный Бог Тёмной Ночи снисходит на землю и спасает тридцать три принцессы".
  Среди многочисленных пьес, которые варьировались от абсолютного абсурда до пьес, служивших предостережением людям, Фалес вспомнил о пьесе под названием "День начала бедствия, время, когда мир был уничтожен".
  Эта пьеса была о Битве Искоренения.
  Даже сейчас Фалес помнил, как одетый в чёрное человек в маске держал серп и цепи, бродя по сцене тяжёлыми шагами, а картинка на заднем фоне представляла собой смешение чёрного и красного цветов. Музыкальное сопровождение часто становилось мрачным и пугающим, заставляя любопытных детей у сцены начинать плакать.
  Там, где проходил человек в чёрном, стояли актёры в головных уборах различных цветов, символизирующих разные места в мире; они стенали и плакали, один за другим падая на пол.
  Фалес помнил пугающие слова, произнесённые рассказчиком каркающим голосом.
  "Грядёт беда! Грядёт беда! Никого она не минует, не минует этот мир, пока каждый человек не столкнётся с ней! Проснитесь, друзья мои, проснитесь! Беда поглотит всё, адская река затопит мир, и небеса рухнут на землю. Мир на грани искоренения! Боги всегда будут с нами, как и демоны. Позади нас стоит император, а впереди воины! Мы сможем выжить, только если будем храбро сражаться. Лишь Тёмная Ночь вечна!
  Друзья мои, грядёт беда! Тёмная Ночь сказала, что у лодочника у адской реки нет мерзкого лица, что он не монстр, не злой плод и не демонический цветок, но он может разъедать сердца! Мы должны вооружиться мечами, вместе с нашими героями в славе вернуться домой, а не стать рабами и слугами грядущего бедствия!
  Это последняя битва. Не делайте различий между собой, не делайте различий между святыми и смертными! Битва Искоренения! Когда Тёмная Ночь поглотит мир, беда исчезнет!"
  В смутных воспоминаниях Фалеса человек, держащий цепи и серп, которого называли "бедствием", убил множество живых существ, пока его не победил объединённый союз сил мира.
  Тем не менее, жрецы и актёры из Храма Тёмной Ночи так и не объяснили, что собой представляет "бедствие". Когда дети спрашивали у них на улице об этом, жрецы отвечали "Тёмная Ночь вернётся, и я буду готов ей служить". После этого они давали детям ячменную сахарную конфету, с улыбкой добавляя, что "бедствие - это враг всего мира".
  Погружённый в мысли Фалес не заметил, как Гилберт привёл его к лестнице на третий этаж.
  На стене висели три портрета королей Созвездия, которые он впервые увидел после попадания в поместье.
  - Лусарк Колвен - знаменитый портретист, живший в эпоху правления Миндиса Третьего. В своих портретах он старался как можно лучше изобразить дух и жизненную силу людей, сочетая историю, окружение и движения.
  Гилберт стоял у портретов старых королей Созвездия, вещая увлечённым голосом:
  - Три короля Созвездия. Как Его Величество объяснял тебе, это одни из нескольких портретов, которые оставил после себя мастер Колвен.
  "Работа мастера?" После слов Гилберта Фалес внимательно посмотрел на висящий в центре портрет - там был изображён юный рыцарь со значком семиконечной звезды, сидящий на коне и держащий копьё. Судя по его позе, он явно устремлялся вперёд.
  В прошлом Фалес бросил на портрет быстрый мимолётный взгляд. Сегодня у него появилось время, чтобы внимательно его рассмотреть. Oн заметил, что у копья, которое держит юный героический рыцарь, сколото лезвие. Его королевская корона также имела следы повреждений. Его броня была заляпана кровью, а конь выглядел усталым. Все находящиеся позади него рыцари имели ранения; некоторые из них под прикрытием щитов устремлялись вперёд, кто-то стоял на месте, покрытый кровью; на картине были изображены рыцари, поддерживающие друг друга на конях, у одного рыцаря вообще была лишь одна левая рука.
  Земля на заднем плане была усеяна трупами и оружием, освещаемая лучами заходящего солнца. Лишь единицы стояли на ногах, выступая одинокими декорациями на опустошённом поле боя. На картине преобладали чёрные и красные цвета.
  Кроме молодого рыцаря с семиконечной звездой на короне, выглядящего так, словно он только что издал свирепый рёв, шесть людей позади него имели опустошённые и скорбные лица. Тем не менее, на их лицах не было видно колебаний. Они упорно следовали за Тормондом Первым, свирепо скачущим вперёд с копьём в руке.
  У Фалеса сильнее забилось сердце. Он внезапно вспомнил слова Кесселя Пятого: "Это Тормонд Первый, последний принц Последней Империи, основатель Созвездия, известный как "Король Возрождения". Его храбрость в Битве Искоренения до сих пор продолжают воспевать".
  - Он... - Лицо Фалеса слегка изменилось, когда он посмотрел на стоявшего рядом Гилберта.
  - Да. Король Возрождения, Тормонд Джейдстар, - серьёзным тоном произнёс Гилберт. - После Битвы Искоренения шестьсот лет назад, среди выживших имперских командиров на Западном поле боя он имел самый высокий статус и положение. Он ваш предок, человек, основавший Созвездие после той битвы.
  "Западное поле боя, выживший, имперские командиры, высочайший статус и положение".
  Фалес мгновенно выделил ключевые слова.
  - Имперские командиры? Какой империи? Какой он имел статус? Помимо Западного поля боя, где ещё проходило сражение? Кем были враги Тормонда?
  Гилберт уже привык к стилю обучения Фалеса (прерывание его в любое время и озвучивание вопросов, или даже опровержений). Нисколько не обидевшись, Гилберт улыбнулся, ответив:
  - Разумеется, это была единственная существовавшая империя, "Империя".
  - Единственная империя?
  - Да. - Гилберт вздохнул. На его лице появилась ностальгическая улыбка. - Вы знаете, юный Сэр Фалес, что раньше известный мир представлял собой обширный участок земли в форме руки? Наше королевство, Созвездие, изначально располагалось на запястье руки.
  Фалес резко поднял голову.
  - Что? - ошеломлённо прервал он Гилберта. - Участок... целый участок земли? Тогда что насчёт Восточного и Западного Полуострова, которые разделяет Море Искоренения?
  Тем не менее, Гилберт лишь улыбнулся и поднял руку, показывая, чтобы он помолчал перед портретами королей.
  - Выслушайте меня до конца. Ответ лежит в Битве Искоренения.
  Однако Фалес уже догадался об ответе, который был недалёк от правды.
  "Битва Искоренения. Подождите, море между двумя полуостровами называется... Море Искоренения! Два полуострова?".
  Подумав об этом, Фалесу сделалось очень смешно.
  - Гилберт, эм, ты ведь не собираешься мне рассказать, что в мир вместе с армией вторглась божественная сущность? После чего последовала свирепая битва, в результате которой нам удалось их остановить? Но мы случайно разрушили магический колодец, который взорвался и разделил мир на два полуострова?
  Улыбка Гилберта застыла.
  - Что?
  - A потом, западный полуостров назвали Калимдором...
  - Шш... - Улыбнувшись, Гилберт его прервал. - Мой юный Сэр Фалес, вы на самом деле обладаете способностью писать новеллы и создавать истории. Если бы не ваш статус, вы могли бы стать знаменитым бардом или поэтом. Но у нас сейчас идёт урок истории.
  Пожав плечами, Фалес замолчал. Он сохранил ещё один фрагмент обретённых воспоминаний в глубине разума. Этот фрагмент снова был связан с девушкой, имеющей подростковые иллюзии.
  Гилберт терпеливо смотрел на Фалеса, пока тот не перестал говорить. Разом посерьёзнев, он продолжил свой рассказ:
  - Три тысячи лет назад, после того как люди открыли в себе суперсилы, появилось много элит высокого и высшего класса. Боевая мощь отрядов увеличивалась, а их снаряжение улучшалось. После многих лет трений, войн и союзов, почти две тысячи двести лет назад они наконец-то объединились. В течение нескольких последующих лет они выходили победителями из сражений с другими расами. Они стали правителями известного мира.
  На лице Гилберта отобразилось почтение и страстное желание. Его взгляд смотрел куда-то вдаль, когда он продолжил:
  - Они построили гигантскую нацию, которая охватила весь океан и почти весь континент, практически проникнув в каждый уголок изведанной суши. Кроме небольшого числа дальневосточников - северяне, рудолианцы, неданцы и люди багровой земли находились под защитой правил нации. Они не называли ни свои страны, ни свои династии. Верховный правитель считал себя Императором. Невиданную страну, которая никак себя не называла, и которая не нуждалась в названии, прозвали Империей.
  Фалес легко вздохнул. Он не испытывал ни славы, ни гордости в сердце - лишь горечь.
  "Война сотворила государство, а государство сотворило войну". Тихо добавил он в сердце. Он прочитал это изречение в книге великого автора. "Объединение и война. Эти слова легко произносить. Сколько потребовалось сражений, чтобы создать гигантскую невиданную нацию? Как много было пролито крови и как много жертв было принесено?"
  Лицо Гилберта стало угрюмым.
  - Когда Империя правила почти тысячу лет, среди людей появилась новая, ужасающе сильная раса. Представители этой расы были бессмертными, обладающими несравненной силой. Сильнейшие войны высшего класса ничего не могли им сделать. Даже Боги и демоны не были им соперниками. Что было ещё страшнее - они имели другой образ мыслей и правила поведения по сравнению с другими людьми и даже другими расами. Они не прислушивались к голосу разума, были безумными и упёртыми.
  Фалес слегка вздрогнул.
  Казалось, что перед ним снова появилась безумная фигура человека в синей робе с открывающимся и закрывающимся ртом. "Новорождённый Мистик возвысился над Богами, смотря сверху вниз на всех живых существ..."
  Вынырнув из мыслей, Фалес увидел, как Гилберт тяжело вздыхает.
  - Они были подобны бедствию. С момента своего появления в мире они сеяли хаос и разрушения, убивая всех без разбора. Столкнувшись с подобным бедствием, когда-то великая империя начала медленно угасать, пока в конце не распалась.
  "Новая раса? Появилась среди людей? Глуха к голосу разума? Бедствие?"
  Фалес вспомнил кое о чём, из-за чего у него гулко застучало сердце.
  - В эру Тормонда Первого календарь империи был заменён календарём искоренения. К тому моменту, империя пала три сотни лет назад. Мир, когда люди и другие расы жили в согласии, снова пришёл в состояние хаоса.
  Последняя Империя, в которой жил Тормонд, была построена беженцами из прежней нации, которую когда-то называли Империей. В рамках структуры государства, территории и людей, это была совершенно другая нация. Историки называют старую великую Империю "Древней Империей", а последующую слабую Империю "Последней Империей".
  В 1509 году по календарю империи, в год начала Битвы Искоренения, Последняя Империя представляла собой нацию со средней силой в мире. Вместо принесения людям гордости и наследия, имя Древней Империи стало для них источником бремени и ненависти. Они стали целями для амбициозных, жадных наций, проживающих на территории Древней Империи.
  Хотя Последняя Империя унаследовала славу Древней Империи, она обзавелась многочисленными врагами, погрязнув в битвах. Более того, из-за высоких налогов в самой империи происходили внутренние беспорядки. Имперская семья была недостаточно компетентной, а правительство слабым. Всё указывало на то, что слава Империи должна будет оборваться в 1509 году по календарю империи.
  Тем не менее, в этот же год раса, считавшаяся бедствием, околдовала значительное число людей по всему миру, превратив их в своих последователей. Имея невиданную силу, они официально объявили войну всему цивилизованному миру.
  Фалес был слегка ошеломлён. С его логическим складом ума, он уже нашёл несколько нелогичностей в рассказе Гилберта. Тем не менее, он не стал сразу их озвучивать, решив сдержаться.
  "Кем именно является новая раса? Что значит "возникла среди людей"? Если они обладали такой великой силой, то почему после уничтожения Древней Империи не продолжили захватывать континент, а дождались возникновения Последней Империи, и только после этого официально объявили войну? Если они были глухи к голосу разума, то почему начали вербовать последователей, подобно настоящим Богам? Если их образ мыслей отличался от образа мыслей людей, почему они решили объявить войну? Захватить мир? Это шутка? Эта история полна дыр!"
  Тем не менее, Фалес понимал, что дело было не в том, что Гилберт намерено пытается ввести его в заблуждение, просто было много информации, которую он не мог понять.
  Как и секреты Кровавого Года.
  - Новая раса, - сглотнув, осторожно спросил Фалес. - Кто она?
  Гилберт не посчитал его вопрос странным. Тем не менее, он не заметил, что тон Фалеса был менее уверенным и стабильным, чем обычно.
  Вздохнув, Гилберт ответил:
  - После Битвы Искоренения вся информация о новой расе была засекречена. Это негласное соглашение между Богами, демонами и людьми, а также защитная мера, предотвращающая увеличение числа представителей этой расы. Годы шли, постепенно ужасы тех лет стали забываться. Имена и названия людей новой расы также начали забываться. Тем не менее, будучи единственным наследником короля, рано или поздно вы об этом узнаете. - Глубоко вздохнув, Гилберт продолжил серьёзным тоном: - Однажды представители новой расы были людьми или выходцами из других разумных рас. К сожалению, жадность, желание и амбиции сделали их новым видом, утратившим свои врождённые черты. Хотя обычно они ничем не отличаются от нас, и даже могут скрываться среди нас, они представляют собой совершенный новый вид. Благодаря фольклору и обычным людям эти создания имеют распространённое имя.
  Прочистив горло, Гилберт медленно и отчётливо произнёс каждую букву:
  - Мистики.
  В этот момент Фалес использовал всю силу воли, чтобы подавить охватившую его дрожь.
  - В их глазах Мистики всего лишь относятся к другой категории Псиоников, которые эквивалентны по силе Рыцарям Искоренения. - С похолодевшим взглядом Гилберт продолжил свой рассказ. - Лишь страны и храмы, участвующие в Битве Искоренения, знают, что так называемое Мистики как раз и являются устрашающим "бедствием", проклинаемым в течение тысячи лет; расой, чьи руки обагрены кровью, уничтожившей династии двух Империй и чуть не уничтожившей весь мир.
  Люди начинают понимать, что что-то не так, лишь когда пытаются убить Мистика. Часто в подобные моменты становится уже слишком поздно... потому что бедствия, известные как Мистики, бессмертны и неразрушимы. Юный Сэр, - серьёзным тоном произнёс Гилберт. - Если в будущем вам не повезёт встретить Мистика, в первую очередь вы должны защитить себя. Когда окажетесь в безопасности, постарайтесь найти помощь... Мы имеем метод, разработанный с учётом слабостей Мистиков, чтобы сражаться с ними.
  Фалес с непроницаемым лицом прикоснулся к ране на левой руке. Его зубы были крепко сжаты. К сожалению, он уже встретился с "бедствием".
  Хотя его сердце было наполнено вопросами, ради собственной безопасности он не мог наброситься на Гилберта с жадными расспросами. Кто знает, что он может выболтать в таком состоянии?
  "Но всё равно что-то не так... Если Мистики такие страшные создания, почему один из них стал управлять маленькой бандой головорезов? Почему Созвездие позволило Банде Кровавого Вина расцвести в королевстве? Ещё один вопрос. Накопилось так много вопросов!".
  Гилберт остановился, словно удивляясь, почему Фалес не задаёт ему никаких вопросов. Тем не менее, он ничего не подозревал. Закрыв глаза, он о чём-то задумался, начав снова говорить лишь спустя несколько минут.
  - Не стоит сомневаться в их смертоносности. Мистики слишком сильны. Больше шестисот лет назад под управлением сильных воинов, наша самая сильная и храбрая армия сразилась с их последователями в кровавой и свирепой битве. Пробившись через внешнюю линию обороны, наши самые умелые рыцари и воины напали на Мистиков, но в итоге были убиты.
  Фалес вспомнил о пьесе в Храме Тёмной Ночи. На сцене, там, где проходило "бедствие", актёры падали на пол один за другим.
  - Снизошедшие на землю Боги были один за другим уничтожены. Поднявшихся из-под земли демонов ждала та же участь. Воины различных рас были принесены в жертву на поле боя. Битва продолжалась много лет. Заплатив огромную цену, мы смогли найти их слабость, и в итоге победить.
  Фалес легко стиснул кулаки. Ему показалось, что у него в ушах прозвучал отдалённый голос Асды: "Мы проиграли".
  Слова Гилберта прервали его воспоминания.
  - Тем не менее, сила этих проклятых созданий была слишком пугающей. Во время финального преследования, которое превосходило способности высшего класса, эти проклятые создания, эти ублюдки, чуть не уничтожившие мир...
  Смотрящий на портрет Тормонда Фалес внезапно вздрогнул. Он знал, что последует за этим.
  Гилберт спокойно продолжил:
  - Они потопили слабейший полуостров в центре большого континента, который соединял между собой все остальные земли. Все живые существа погибли. После погружения полуострова, остатки сил разъединили две части большого континента. За пять коротких лет образовался океан, чья глубина не поддаётся измерению, заполнив пространство между двумя частями когда-то единого континента, которые мы называем Восточным и Западным Полуостровом, а также между множеством небольших островов. Это знаменитая "Великая Трещина", образовавшаяся шестьсот лет назад. Так закончилась Битва Искоренения.
  Гилберт тяжело вздохнул. Его следующие слова ошеломили Фалеса.
  - Потонувший полуостров был территорией Последней Империи. В итоге Последняя Империя... исчезла с лица земли.
  
  Глава 41 Империя будет жить, пока существуют звёзды.
  
  - Империя потонула, небо упало, и земля разверзлась. Cтолица Триумфа, имперская столица, имеющая трёх тысячелетнюю историю - берущая начало в эру феодальных королей, видевшую расцвет и падение династий двух Империй, - погрузилась на дно Oкеана Искоренения вместе с погибшей Последней Империей.
  Сострадательные слова Гилберта даже повлияли на стражей, стоящих по обеим сторонам зала. Фалес видел, как их руки, сжимающие рукояти мечей, начали немного дрожать.
  Гилберт опустил руку на плечо Фалеса, снова посмотрев на молодого рыцаря, храбро устремляющегося в атаку. Kазалось, что тот застыл в безвременье, не способный добраться до своей цели.
  - B то время Тормонд Первый ещё не был королем. Он был одним из выживших жителей Последней Империи.
  Фалес чувствовал мощную хватку его руки. Бывший Mинистр Иностранных Дел открыл рот, продекламировав несколько предложений из "Упавшего Листа" Кахилла.
  - "Герой поднял флаг, король поднял копьё. Империя пала, мир погрузился во тьму. Живые существа были напуганы, одиноки и бездомны". Спустя десять кровавых лет войны, солдаты разразились победоносными криками, но вернуться к прежней жизни им было не суждено. Hа их родной земле, за которую они сражались, не осталось крови их благородных семей - все они утратили свои жизни.
  Следующие слова Гилберт произнёс так, словно пребывал в трансе:
  - Фалес, мой юный сэр, вы можете представить это чувство?
  Фалес уставился на храбро идущего в атаку Тормонда.
  "Молодой рыцарь выглядит храбрым и бесстрашным. Даже на опустошённом поле боя он выглядит величественно и сияюще. Знал ли он тогда, что не сможет вернуться на родную землю?"
  Гилберт не стал ждать его ответа. Вздохнув, он произнёс:
  - Нет, я не могу.
  Фалес ничего не произнёс, но в его сердце появилось странное чувство.
  "Живые существа были напуганы, одиноки и бездомны". Фалес вспомнил несколько строчек поэмы. "Живые были напуганы".
  В его воображении возник большой величественный город, медленно погружающийся под воду. Люди бегают по улицам, пытаясь спастись, охваченные паникой и трепетом. Тем не менее, они могут лишь беспомощно смотреть, как всё поглощает океан.
  В этот момент Фалес внезапно поднял голову, задавая вопрос меланхоличным и немного депрессивным тоном с оттенком негодования по отношению к страданиям, через которые пришлось пройти людям.
  - Что насчёт этих людей?
  - Xмм? - Поглощённый воспоминаниями о Короле Возрождения Гилберт повернул голову, с недоумением посмотрев на него.
  Фалес встретил его взгляд. Он унял свои эмоции, в его взгляде читалось спокойствие.
  - Члены королевской семьи, дворяне, рыцари и солдаты - их там не было. Они участвовали в битве. Также было много людей, живущих на этой части земли. Фермеры, торговцы, старики и дети, - мягко произнёс мальчик. - Все люди, которые вне зависимости от рождения, вне зависимости от статута и расы были втянуты в эту войну. Когда после сражения земля начала погружаться под воду, они были более невинны, чем "бедствия", император, дворяне или другие люди. Тем не менее, именно они были истинной целью существования Империи. Никто из них не смог спастись?
  Гилберт посмотрел на Фалеса сузившимися глазами, словно впервые его увидел, и теперь хотел понять, каким человеком тот является.
  - Вы похожи на своего деда, который также сочувствовал населению, юный Сэр Фалес, - вздохнул Гилберт. - У вас сочувствующее и доброе сердце.
  "Сочувствую населению? Используешь слово "сочувствие"? Вероятно, ты никогда не причислял себя к "населению". Сочувствие и доброта?" Фалес мысленно покачал головой.
  Гилберт удручённо опустил голову. В его глазах плескалось горе.
  - Нет, все жители Последней Империи, от простых людей до дворян, погрузились в океан. Лишь Тормонд и его армия остались живым доказательством существования Последней и Древней Империи. Те на самом деле существовали.
  Фалес опустил голову и закрыл глаза, легко вздыхая.
  В этот момент Гилберт усилил хватку на его плече. Свои следующие слова он произнёс медленным отчётливым тоном:
  - В то время принц Тормонд был самым нелюбимым, незаконнорожденным ребёнком королевской семьи Последней Империи.
  Всё тело Фалеса задрожало. Подняв голову, он с недоверием посмотрел на Гилберта. Теперь он понял, почему тот решил ему обо всём рассказать.
  - Забудьте о титулах, территориях и активах. Он даже не имел права унаследовать семейное имя. Даже титул "принца" был формой учтивости. - Гилберт решительным взглядом посмотрел на Фалеса.
  - По сравнению с вами, он имел ещё меньше вещей, которые мог назвать своими. Обстоятельства, с которыми он столкнулся, были в сотню раз тяжелее, чем ваши обстоятельства.
  Фалес пристально посмотрел на Гилберта, после чего перевёл взгляд на незаконнорождённого ребёнка на стене, который также был королём.
  Покачав головой, Гилберт убрал руку с его плеча. Он продолжил говорить:
  - Они победили в Битве Искоренения. Люди и весь цивилизованный мир радостно праздновали великую победу. Мировой политический климат постоянно менялся. На востоке Сеньем, Король Гор, ведомый надеждами дальневосточников, основал династию Мане и Нокс, свергнув прошлую династию.
  Амма Мимье Ханбол поднял флаг, начав распространять великую репутацию Ханбола среди многочисленных верующих.
  На западе герой Pайкару Экстедт был коронован под радостные крики толпы. Именно тогда родилось сильное и гордое королевство Экстедт.
  Однако, по сравнению с ними... - Гилберт торжественно и сострадательно посмотрел на работу мастера Колвена. - Последняя Империя, унаследовавшая славу Империи, за одну ночь потеряла все земли и людей. В живых остался лишь один представитель королевской семьи. За одну ночь незначительный незаконнорождённый ребёнок превратился в верховного лидера. У Тормонда не было ни земель, ни людей, ни провизии, ни денег. Он имел лишь шесть рыцарей и армию в две тысячи мечей. Они проследовали в чужие земли с трепетом в сердце, разорванными надеждами и неясным будущим впереди.
  Тормонд, которому было всего двадцать четыре года, перемещался между различными силами и феодальными лордами. Он использовал всевозможные методы, чтобы добыть хотя бы немного фуража, провизии, материалов для лагеря и оружия - он унижался и спорил, умолял и льстил, мошенничал и грабил. Он защитил жизни своих подчинённых и оставшуюся честь Империи.
  Каждый день одинокий принц Тормонд сражался в битвах, боролся с заговорами и ставил перед собой амбициозные цели. Он изо всех сил пытался выжить, пока другие люди смеялись над ним, использовали его и строили против него недобрые планы. В двадцать шесть его волосы полностью поседели.
  Гилберт убрал руки за спину. Eго глаза были наполнены почитанием.
  - Последний Принц Последней Империи. Люди на обоих полуостровах использовали эти слова, как насмешку.
  Фалес смотрел на яркого и доблестного принца, не говоря ни слова.
  - Прошло десять лет. Численность группы продолжала уменьшаться, вместе с их надеждами. Наконец, после очередной опустошительной битвы, отчаявшиеся подчинённые, держа тела своих мёртвых товарищей, окружили измождённого принца Тормонда. Рыдая, они задали ему вопрос: "Какая цель у наших сражений? Империя пала. Не осталось ни пяди земли. Мы деревья без корней, пепел истории. Ветер развеет нас без следа. Зачем продолжать сражаться?! Почему нам просто не сдаться?"
  Слегка задрожав, Фалес посмотрел на принца. Взгляд предка стал другим.
  "Когда у тебя ничего не осталось, ради чего сражаться?"
  Посмотрев на Фалеса, Гилберт сострадательно вздохнул. Тем не менее, в его взгляде быстро появилась решимость.
  - Фалес! - Впервые он обратился к Фалесу прямо, опустив почтительное обращение. - Ты должен внимательно выслушать мои следующие слова. Той ночью, призванный к ответу своими подчинёнными, со слезами на глазах, Тормонд снял свою изношенную броню, и принёс самую важную клятву в своей жизни, указывая рукой на бесчисленные звёзды в небе!
  В этот момент Фалес заметил, как стражи по обеим сторонам зала уважительно выпрямились. Они подняли головы и выпятили груди. Просторный зал наполнился звуками трения железа.
  С непоколебимым выражением на лице, Гилберт произнёс торжественным и уважительным тоном:
  - Империя будет жить, пока существуют звёзды.
  Фалес глубоко вздохнул.
  "Империя... будет жить? Пока существуют звёзды?" Мальчик подумал о смысле этих слов.
  Когда Гилберт закончил говорить, все солдаты и стражи в зале начали медленно двигаться. В воздухе зазвучали их шаги.
  *Стук!*
  Подняв кулаки, они ударили по золотому серебряному щиту с девятиконечной звездой!
  *Бам!*
  Просторный зал наполнился отчётливым эхо!
  Фалес, ошеломлённый историей Гилберта, продолжал пребывать в прострации. Когда стражи ударили по щиту, он от страха отступил назад.
  - Фалес!
  Прежде чем Фалес среагировал на ситуацию, Гилберт опустился на одно колено и схватил его за плечи. Когда их глаза оказались на одном уровне, он серьёзно произнёс:
  - Пожалуйста, не недооценивай себя, свою кровь, и значение своего статуса и своей крови. Твоё существование, а также существование семьи Джейдстар, символизирует золотой век человечества. Это лучшее доказательство того, что великая Древняя Империя и героическая Последняя Империя продолжают существовать в этом мире!
  Глаза Гилберта лучились восторгом. По какой-то неясной причине его руки сильно задрожали, заставив Фалеса испытать тревогу.
  Гилберт продолжил громким голосом:
  - Двадцать седьмого сентября десятого года по календарю искоренения было создано Созвездие. Указав на звёзды, принц Тормонд поклялся, что он изменит свою фамилию на "Джейдстар" (Нефритовая Звезда) и станет основателем Созвездия, королём Тормондом Первым. Через несколько десятилетий Созвездие стало самой могущественной страной на Западном Полуострове. Вместе с королевством Экстедт его стали называть "Клинком и щитом Западного Полуострова". Империя восстала из пепла. Нося название Созвездия, она снова появилась в этом мире! Её величие и великолепие было возрождено! Когда люди говорят о Тормонде Джейдстар, никто не вспоминает "Последнего Принца". Все знают его, как Короля Возрождения. - Усы Гилберта дёрнулись. Его глаза засияли так ярко, что можно было подумать, будто внутри них горят два костра. - Так родился семейный девиз семьи Джейдстар.
  Фалес почувствовал себя немного неловко, хотя и был глубоко тронут историей Тормонда.
  При виде пылкого Гилберта, ему было сложно слиться с ретранслируемыми им эмоциями.
  "Созвездие существует только ради когда-то существовавшей Империи? Оно было создано только поэтому? Что-то не так в этом отношении".
  Чувство дискомфорта атаковало его сердце. Тем не менее, видя яркие ожидающие глаза Гилберта и слыша звуки тяжёлого дыхания стражей, Фалесу пришлось стиснуть зубы и глубоко кивнуть.
  Нахмурившись, он повторил за ними девиз королевской семьи.
  - Империя будет жить... пока... существуют звёзды.
  В этот момент приятный, но строгий, наполненный гневом голос, заполнил пространство зала.
  - Достаточно!
  Фалес и Гилберт одновременно повернули головы, увидев Джинс Байкович, смотрящую на пару учителя-ученика с недовольным выражением на ледяном лице.
  - Пришло время обеда, - холодно произнесла она.
  
  Глава 42 Мидье Джейдстар.
  
  Этим вечером под пронзительным и укоряющим взглядом Джинс, Фалес с большим трудом расправился с обедом (в процессе поедания которого был проведён скучный, но необходимый урок этикета). В конце концов, этикет являлся кодексом поведения и одним из критериев разделения социальных слоёв. По крайней мере, теперь, пусть и с дрожащими руками, Фалес мог использовать столовый нож и вилку согласно правилам.
  Тем не менее, он всё равно чувствовал ярость и неудовлетворение, скрывающиеся в красивых глазах Джинс. Фалес смутно чувствовал, что это было связано с историей Cозвездия, о которой ему рассказал Гилберт после обеда.
  "Империя будет жить, пока существуют звёзды".
  Эта клятва имела тяжёлый вес. Даже Фалес, мало что знавший о легенде создания Созвездия Тормондом Первым, чувствовал, как его сердце отправляется вскачь, а кровь начинает закипать.
  Гилберт и стражи в зале (Фалес лишь знал, что они были потомками армии, оставшейся после Последней Империи) вкладывали в эти слова особый смысл. Тем не менее, Фалес, обладающий острым восприятием, заметил отвращение Джинс к семейному девизу Джейдстаров и к смыслу, который за ним скрывался.
  Но он не осмелился утолить своё любопытство.
  Oн не знал, как к нему относится эта чиновница (назвавшаяся любовницей его отца).
  В её взгляде, которым она смотрела на него, Фалес видел ненависть. Он также замечал её снисходительность и колебания, когда она оказывалась рядом с ним. Он никогда не видел на её лице искренней улыбки. Из-за её отношения урок этикета был наполнен унынием.
  Унылая атмосфера держалась до тех пор, пока Джинс, неожиданно для Фалеса, с горящими глазами не нарушила тишину:
  - Тебе не нравятся эти правила и этикет, не так ли? - Смотря на то, как Фалес с большим трудом изгибает запястья, чтобы не нарушать стандартов движения рук во время принятия пиши, она холодно произнесла. - Твоё выражение лица уродливее морды лошади, на которую надели узду.
  Фалес был шокирован этим внезапным вопросом. Придя в ярость, он постарался ответить в подходящей манере:
  - Эм, мадам Джинс, я знаю, что эти вещи необходимы, и я делаю всё возможное, чтобы адаптироваться...
  Тем не менее, Джинс снова его перебила.
  - Разумеется, ты должен выучить правила этикета. - Eё тон был пропитан холодом и презрением, из-за чего казалось, что она над ним насмехается. - Но тебе лучше не становиться их заложником... Xодить, сидеть и лежать в так называемой величественной манере, вовсе не означает, что ты по-настоящему величественен. Aналогично с этим, то, что ты имеешь величественную и гордую историю, вовсе не означает, что ты настоящий...
  Джинс не стала продолжать, инстинктивно остановившись.
  Через сердце Фалеса прошла волна холода.
  "Kажется, эта леди имеет что-то против метода обучения Гилберта".
  - Мадам Джинс, - осторожно начал он. - Сегодняшний урок истории Гилберта... вы... кажется, что вам он не...
  - Хмпф, какая шутка. Однажды существовало могущественное и старое королевство... Разве я могу с этим не согласиться? - фыркнула Джинс, опровергая слова Фалеса. Тем не менее, Фалес смог прочитать сарказм и насмешку в глазах чиновницы. Он внимательно уставился на любовницу своего отца.
  - Мадам Джинс, - мягко и осторожно спросил он. - Вначале вы не были чиновницей моего отца, не так ли?
  Джинс подняла бровь. Её губы слегка задрожали, из-за чего красивая родинка у её губ тоже вздрогнула.
  - И вам... тоже не нравятся эти наборы правил и этикета... - Заколебавшись на мгновение, Фалес посмотрел на нож и ложку в своих руках. Однако он всё же продолжил: - Не нравится это королевство?
  После того, как он закончил говорить, Джинс ошеломлённо на него посмотрела.
  "Этот ребёнок... очень чувствительный".
  Повернув голову, Джинс посмотрела символ девятиконечной золотой серебряной звезды, нарисованный над камином. Она долго ничего не говорила.
  Фалес высунул язык, подумав, что сказал что-то не то. Он приготовился опустить голову, словно ничего не произошло, и продолжить воевать с ножом и ложкой, но в этот момент Джинс легко вздохнула. Рассеянным взглядом уставившись на ложку и нож в его руках, она мягко произнесла:
  - Я родилась в городе Байкович в графстве Сьюде. Это небольшой городок на берегу океана в восточной части королевства. Хотя его нельзя назвать процветающей торговой гаванью, проживающие там люди имеют самодостаточную экономику благодаря рыбалке. Считается, что это хорошее место в Созвездии.
  Мой отец был известным мэром среди восточных графств. Он строго воспитывал нас придерживаться правил, соблюдать этикет и быть леди. Он надеялся, что однажды наша семья сможет стать дворянской семьёй с длинным наследием.
  Взгляд Фалеса заострился. Пока Джинс не обращала на него внимания, он незаметно согнул одеревеневшее запястье.
  - Увы, я была упёртой мятежной дочерью. С самого детства мне были ненавистны правила и этикет. Вот почему, даже когда мне исполнилось шестнадцать, я продолжала быть дикой девчонкой, которая не знает никаких официальных танцев, грубо ест и говорит всякую чушь. - Горько улыбнувшись, Джинс посмотрела на луну за окном. Её тон был наполнен ностальгией.
  - Разумеется, отец не позволил мне строить из себя дурочку. Короче, это не очень приятные воспоминания. Ситуация зашла в тупик. Моя семья хотела лишить меня статуса и права наследия, и отправить в храм, чтобы я стала жрицей.
  Фалес высунул язык таким образом, чтобы Джинс не смогла его увидеть. Он знал, что жрецы в храмах обычно давали обет безбрачия, полностью посвящая себя служению Богам.
  "Чтобы всё зашло так далеко, ситуация не просто должна была зайти в тупик".
  Джинс слегка опустила голову. Её взгляд потускнел, однако она быстро восстановилась, блеснув улыбкой.
  - В тот момент к нам во дворец приехал принц.
  "Что?" Услышав это, разминавший запястье Фалес остановился. "Принц? Эта история ведь не превратится в мыльную оперу, о которой я подумал, не так ли?"
  Джинс продолжила:
  - Он услышал мою историю, но только посмеялся над ней. Он публично простил мои преступления, пообещав, что мне больше не придётся придерживаться правил и этикета, как обычным девушкам из дворянских семей. Но было одно условие: после достижения совершеннолетия я должна буду найти способ жить независимо от своего статуса дочери дворянской семьи.
  "Это... и правда похоже на мыльную оперу". Тем не менее, в сердце Фалеса имелась неопределённость. "Не были ли действия и взгляды принца немного, как бы это сказать, продвинутыми и современными?"
  Казалось, что Джинс разговаривает сама с собой. Уголки её губ слегка приподнялись. Она совершенно не заметила реакцию Фалеса.
  - Я покинула семейный замок, отправившись с принцем в столицу. Я ежедневно читала ему придворные газеты, вела бухгалтерские книги, была писцом, которому платили медяк за страницу, секретарём полицейского участка, офицером полиции пятого класса... Благодаря ему моя жизнь полностью изменилась.
  Фалес был ошеломлён. Джинс произвела на него впечатление обычной дворянки. Он не думал, что у неё такое богатое и пёстрое прошлое.
  - Переходя от профессии к профессии, в итоге я всё равно стала официальной чиновницей. - Джинс самоуничижительно покачала головой. - Посмотри на меня, я - позор среди дворян, ненавижу правила и приличия. Однако я сейчас здесь, обучаю наследника королевства... учу его тому, что ненавижу сильнее всего.
  Закончив говорить, Джинс вернула взгляд на обеденный стол, посмотрев на Фалеса - его нож снова упал.
  Фалес неловко улыбнулся, после чего задал вопрос, который даже ему показался вопросом из мыльной оперы.
  - Этот добросердечный принц. Он был... моим отцом?
  - Твоим отцом? - Взгляд Джинс на мгновение затуманился.
  Однако Фалес не получил ожидаемого ответа.
  Чиновница медленно повернула голову. На её лице появилось абстрактное выражение, которое было трудно расшифровать.
  - Нет, это был не он, - мягко произнесла Джинс. - Даже сейчас я всё ещё помню улыбку принца, когда он помиловал меня - грязную хнычущую девчонку с кандалами на запястьях. Это была тёплая, понимающая и солнечная улыбка. Казалось, что он наслаждается красотой всего мира. Ни отвратительные манеры, ни грязные вещи не могли изменить его выражения.
  Что же касается твоего отца Кесселя, то в то время он был напыщенным принцем, известным своим диким нравом и необузданностью. На его лице появлялась лишь дьявольская ухмылка, заставлявшая леди трепетать от страха. Он не умел обнадёживающе улыбаться.
  Фалес шокировано посмотрел на неё.
  "Король Кессель... дикий, необузданный и напыщенный принц?"
  Фалес видел сияющий взгляд Джинс, скрывающий за собой множество эмоций. Свои следующие слова она произнесла очень медленно:
  - В тот день в наш дворец приехал старший сын почившего короля. Старший брат Его Величества Кесселя, Мидье Джейдстар, бывший наследный принц.
  ...
  Нахмурившись, герцог Зайен опустил письмо с символом чёрных клыков.
  - Получается, что три элиты, которые, как мы считали, выполняют соглашение семьи Корлеоне по оказанию помощи, в действительности были жалкими проигравшими во внутренней борьбе. - Герцог Зайен скрестил руки под трёхцветным цветком ириса. - Под прикрытием имени семьи Корлеоне, они использовали наше пригласительное письмо, одолжили наш корабль, предоставленные нами паспорта, в итоге поимев нас, как последних идиотов. Они сбежали с Холма Боли, пересекли Океан Искоренения и спрятались в городе Вечной Звезды. Пребывая в нашем поместье, они выпили немало крови... Я ничего не упустил?
  Стоявшие у стола герцога лорд Кассейн и лорд Сейчлес промолчали. Они сложными взглядами смотрели на истекающего потом лысого мужчину среднего возраста, стоявшего на коленях между ними.
  Кассейн помнил, что этот лысый человек пришёл под командование старого герцога в одно с ним время. Тот являлся его товарищем по Башне Искоренения, служившим трёхцветному цветку ириса семьи Ковендье.
  Увы, но этому человеку не хватило навыков, из-за чего он был тяжело ранен в битве. С тех пор он мог справляться лишь с гражданскими делами. Но даже так старый герцог учёл его обстоятельства, поручив ему дела, связанные с океаном.
  "Как же его зовут?" Кассейн попытался вспомнить его имя, но не смог этого сделать.
  - Да... это так... они показали Священную Печатку Крови, которую имеют лишь наследники прямой линии семьи Корлеоне. Блондин запугал нас своим ужасающим отношением... - Голова стоявшего на коленях человека практически касалась пола. Он продолжил объяснять, запинаясь: - Они также имели ваше... написанное вами письмо...
  - Достаточно. - Вздохнув, герцог Зайен помассировал область между бровями. Почувствовав состояние своего господина, стоявший позади него Эшфорд налил ему бокал вина ручной работы, сделанный в Сера Дукедом.
  Зайен смиренно улыбнулся.
  - В случившемся нет твоей вины. Ты можешь идти. В следующий раз будь внимательнее.
  Словно получив амнистию, лысый человек часто закивал головой, начав извиняться. Лишь после того как Сейчлес его поторопил, он покинул комнату, дрожа.
  - Когда-то он был талантливым человеком, но сейчас стал бесполезен, - с сожалением произнёс Зайен, подняв бокал с вином. - Отправь его снова на Восточный Полуостров. Пусть там избавятся от него во внутренних водах. Я не хочу быть обвинённым в убийстве.
  После этих слов в голове Кассейна появилась мысль.
  - Мой уважаемый герцог, - произнёс он. - Если вы позволите ему остаться, то он будет служить вам ещё преданнее...
  Кассейн не заметил сигналов стоявшего рядом с ним Сейчлеса.
  - Я бы мог об этом забыть, будь это обычное дело. Я не хочу, чтобы в столь деликатном деле допускались беспечные ошибки, - вздохнув, произнёс Зайен. - Он уже допустил ошибку, которая бросит тень на его сердце. Со временем тревоги о своём будущем будут всё сильнее на него давить. Он знает о нашем контакте с Корлеоне. Это связано с нашим планом. Вы оба знаете, насколько важен этот план.
  Кассейн наконец-то заметил сигналы Сейчлеса. Опустив голову, он больше ничего не произнёс.
  - Пусть в следующее путешествие отправится кто-то другой. - Зайен с видимым разочарованием пригубил вина. - Когда был жив отец, они были менее расхлябанными в плане работы.
  Эшфорд спокойно произнёс:
  - Требуется время, чтобы сформировалась преданность и благоразумие.
  Покачав головой, Зайен вздохнул:
  - К сожалению, сейчас нам сильнее всего не хватает времени. Это событие произойдёт через месяц. Наши люди не могут быть его частью. Лучше исключить все случайности.
  Сейчлес слегка кивнул.
  - Сэр, пожалуйста, будьте уверены. За те деньги, чтобы мы заплатили наёмниками, даже если им прикажут убить короля, то есть высокие шансы, что они смогут это сделать.
  Лорд Кассейн вздрогнул. Он не знал, почему его напарник был таким смелым в своей речи.
  Зайен застыл на мгновение. Его взгляд переместился на Сейчлеса.
  - Не говори так беспечно, - холодно произнёс молодой герцог.
  Опустив голову, Сейчлес извинился, однако в своём сердце он рассмеялся. "Не похоже, что герцог сильно недоволен".
  - Вам стоит уйти. Семьи Каллен и Манчестер пришлют людей. Будьте осторожны, не вступайте с ними в конфликты.
  Взгляд Зайена был ледяным. Он медленно обратился к Кассейну и Сейчлесу:
  - Когда наёмники преуспеют, избавьтесь от них.
  Кассейн снова задрожал, с недоверием подняв голову.
  - Сэр! Избавиться от них? Мы ведь использовали чужое имя, чтобы их нанять! Некоторые из них из Башни Искоренения. Они мои...
  Зайен посмотрел на него взглядом острым, как меч.
  У Кассейна задрожало горло. Рыцарь высшего класса не смог завершить предложение.
  - Тогда предложи своим друзьям остаться дома, - спокойно произнёс Зайен. Эшфорд знал, что таким образом его господин демонстрировал неудовлетворение. - Замени их теми, кто не является твоими друзьями.
  Сейчлес сильно дёрнул сзади за одежду Кассейна.
  - Как пожелаете, сэр. - Умный Сейчлес увёл за собой побледневшего Кассейна.
  Зайен медленно вздохнул, чтобы успокоить разум. Его взгляд переместился на портрет старого герцога.
  - Кассейн уже стар, - произнёс он. - После завершения этого дела отправь его в Нефритовый город, или на его территорию.
  Лицо Эшфорда было спокойным. Он слегка кивнул.
  - Что же касается беглецов из семьи Корлеоне... Эшфорд, займись лично этим вопросом. Начни расследование с кавалерии, внезапно вторгшейся в поместье Вайн. - Зайен пролил остатки вина из бокала на пол. Его взгляд был ледяным. - Свяжись с семьёй Корлеоне. Напиши письмо непосредственно Королеве Ночи. Расскажи Катерине, что здесь произошло. Пусть чувствует себя нашим должником.
  - Как пожелаете, сэр, - кивнул Эшфорд.
  - Как мне помнится, расследование касательно Миндис Холла было поручено Банде Кровавого Вина, не так ли? Николай ещё ничего не нашёл? - сузив глаза, спросил Зайен.
  - Нет, сэр, - слегка поклонился Эшфорд. - Банда Кровавого Вина сейчас напоминает дракона без головы. Ходят слухи, что Николай отправился за море в поисках Кровавого Мистика.
  "Кровавый Мистик?" Вздохнув, Зайен закрыл глаза.
  Все полученное им образование вынудило его использовать силу всего тела, чтобы проглотить грубые слова, которые ему хотелось сказать.
  - Тогда остался единственный выход. Отправь наших людей взять под контроль Банду Кровавого Вина. - Герцог Зайен открыл глаза. В его зрачках не отражалось никаких эмоций. Опустив винный бокал, он произнёс: - За два месяца я хочу получить полный контроль над слухами и информацией на территории Банды Кровавого Вина, начиная от мирных жителей и солдат и заканчивая дворянами и торговцами.
  Эшфорд слегка кивнул.
  - Посланец, отправленный в Экстедт, должен уже возвращаться назад. Посмотрим, воспользуется ли эрцгерцог Чёрный Песок этой возможностью. - Облокотившись на удобную кушетку, Зайен сузил глаза.
  "Подожди, отец. Трёхцветный ирис очень скоро шагнёт вперёд... если всё пройдёт хорошо".
  
  Глава 43 Секрет Фалеса.
  
  B последующие двадцать дней в столице сильно похолодало. Пришла зима.
  Под жестокой опекой Джинс, отдавая тренировкам два часа утром и два часа вечером, чувствуя под конец дня смертельную усталость, Фалес выучил все три защитных стиля, семь атакующих стилей и одну комбинацию древнего Северного Военного Стиля Mеча. Когда его руки немного привыкли к форме и весу щита с мечом, он получил увеличенный меч и щит. Согласно словам Джинс, он перешёл от стадии "пассивного избиения" до стадии "обучения, как бить избитым".
  - В прошлый раз тебя избили. Tеперь ты знаешь, почему это произошло, - сурово произнесла Джинс.
  - Меня по-прежнему избивают... Ах, мэм! Вы не дали команду к началу... Ай! - упавший Фалес.
  В послеобеденное и вечернее время Фалес под суровым наставничеством Гилберта изучал грамматическую структуру общего языка, а также национальный язык Древней Империи. Eго начали обучать манере общения дворян, а также необходимым культурным словам, пришедшим из иностранных языков, например пословицам стран дальнего востока или словам предупреждения эльфов. Благодаря урокам истории Гилберта - преподаваемым им с неутомимым усердием, - Фалес узнал базовые знания об Эрроле.
  - Дворянин, не умеющий использовать алфавит Древней Империи и древнюю грамматику для формирования манеры речи, не считается квалифицированным дворянином в Созвездии. Сэр Фалес, мне кажется, что вам потребуется некоторое время, чтобы поближе познакомиться со сложным и постоянно изменяющимся алфавитом Древней Империи...
  В следующую секунду Гилберт увидел, как Фалес легко пишет сложный набор букв из алфавита Древней Империи. Угрюмо вздохнув, он выбросил свою гордость учителя в Океан Искоренения.
  - ... Эм, ладно. Тогда перейдём к следующей теме: базовая манера общения в древней империи.
  Помимо пони, любившего сбрасывать его со спины, а также очень, очень странного этикета дворян, для Фалеса не было каких-то особо сложных вещей в обучении. Даже трио из семьи Корлеоне и Эрцгерцогиня лоли не доставали его.
  Фалес слегка кивнул в сердце.
  "Вот почему... пришло время начать исследовать тайны, касающиеся меня".
  Во время тёплого обеда Гилберт, державший в одной руке посох, а в другой книгу, увидел стоявшего на стуле Фалеса, что-то ищущего на высокой книжной полке в учебной комнате. Любопытство побудило его задать вопрос:
  - Мой юный Сэр Фалес, что вы ищете?
  - Аа, Гилберт, подожди немного... Судя по последовательности букв, она должна быть здесь... Ээ? Почему эта книга такая толстая?
  Гилберт легко хмыкнул. Подойдя к книжной полке, он помог Фалесу вытащить толстый том, зажатый между двумя другими книгами. Мальчик утром тренировался с мечом и поэтому был истощён.
  - Спасибо Гилберт. С этим томом у меня будет полный набор книг. - Фалес устало положил книгу на кедровый стол, на котором лежали другие книги.
  - Это... - Подойдя к столу, Гилберт прочёл названия других книг. "Семейная история семьи Джейдстар", "Pеестр королевской семьи Созвездия", "Собрание законов Созвездия и королевских предписаний от октября 612г.", "Собрание судебных дел Созвездия", а также другие книги, включая только что полученную Фалесом книгу "Хроники королей Созвездия".
  Почесав голову, Фалес произнёс в слегка неловкой манере:
  - Как мне кажется, эти книги содержат в себе историю моей семьи. Я нашёл их при помощи букв и слов, которые изучил за последние две недели. Когда мои навыки чтения улучшатся, я планирую медленно их прочесть. Будучи единственным сыном своего отца, будет неправильно, если я не буду ничего знать о семье Джейдстар, о королевской семье, связанной со мной по крови.
  Гилберт слегка изогнул брови, испытав облегчение.
  "Теперь, вспоминая наш разговор в секретной комнате, я понял, что не должен был недооценивать адаптивность и быструю обучаемость юного Сэра Фалеса".
  - Эта мысль завладела моим разумом, после того как ты мне рассказал о Короле Возрождения, Тормунде. Также мадам Джинс рассказала мне о принце Мидье, старшем сыне прошлого короля и моём дяде, - взбудоражено произнёс Фалес, организовывая книги на столе. Hе моргнув глазом, он опустил некоторые книги вниз.
  Мальчик продолжил:
  - Мне стало ещё интереснее узнать о семье Джейдстар - о моей семье.
  Посмотрев на него с улыбкой, Гилберт легко кивнул.
  Он заметил слегка прерывистое дыхание Фалеса.
  - Я очень доволен вашим прилежанием и отношением к учёбе... Мадам Джинс рассказала вам историю о старшем сыне прошлого короля?
  - Да, но она не вдавалась в подробности, - кивнул Фалес. Он отодвинул стопку книг в сторону. - Я понял, что Мидье Джейдстар был хорошим человеком с тёплой улыбкой и, кажется, его хорошо принимали люди.
  Глаза Гилберта потемнели, что стало неожиданностью для Фалеса. Он выглядел так, словно вспомнил что-то неприятное.
  - Его не просто хорошо принимали... - Быстро восстановившись, Гилберт кивнул, погружённый в свои мысли. - Боюсь, что вы не сможете найти о нём никаких записей. В конце концов, он не был королём Созвездия. Прошло не так много времени с момента его ухода...
  В голове Фалеса появилась мысль. Он плавно открыл книгу, заблокировав стопку лежавших рядом книг. Посмотрев на Гилберта заинтересованным взглядом, он спросил:
  - В таком случае, ты знал его? Как, по-твоему, каким человеком был мой дядя?
  Гилберт был застигнут врасплох этим вопросом. Нырнув в воспоминания, он перестал обращать внимание на стопку книг рядом с рукой Фалеса.
  - Принц Мидье... - Спустя несколько секунд Гилберт мягко вздохнул. Его слова были пропитаны воспоминаниями. - Когда прошлому королю Айди было шестьдесят лет, принц Мидье начал помогать ему с государственными делами. В то время никто не сомневался, что он станет следующим хорошим королём после Миндиса Третьего. Однажды он контролировал отдел иностранных дел. Мне повезло поработать под его началом.
  В то время, из-за того, что я плохо ладил со своими коллегами, я завалил задачу по приёму дипломатической группы из Стального города. Я использовал винный кубок из кристальной капли с символом Священного Древа, чтобы обслужить принца гномов из Зала Хроник Короля.
  Тогда принц Мидье использовал шутливый тон, чтобы унять ярость принца. Он сказал: "Мы используем винный кубок со Священным Древом в память о нашем предке, который однажды оттеснил армию королевства Священного Древа". Я же мог лишь спрятаться от стыда.
  Разумеется, принц Мидье не стал меня наказывать после этого... Он был терпеливым и добрым человеком, каким его и описывает молва. Тем не менее, он передал мне винный кубок из кристальной капли со Священным Древом и сказал...
  В этот момент Фалес шокировано услышал, как Гилберт произносит слова принца очень эмоциональным тоном:
  - "Гил, этот винный кубок имеет ценность, эквивалентную дружбе между Дворцом Возрождения и Залом Хроник Короля. Это долг, который ты должен королевству. Когда ты совершишь достаточно похвальных дел, эквивалентных цене этого кубка, тогда верни его мне и твой долг будет уплачен".
  Гилберт посмотрел вдаль, долго ничего не произнося. Фалес пытался нарисовать в голове образ дяди на основании историй Джинс и Гилберта: уважаемые принц, обладающий навыками решать проблемы различного рода.
  Спустя несколько минут Гилберт продолжил мягким тоном:
  - Люди говорят, что он был добрым и нежным человеком, но для нас, чиновников, способности и интеллект Его Высочества не уступали его личности. Сложно представить, как человек может быть добрым, но внушающим страх, нежным, но решительным... Принц Мидье был именно таким человеком. - Гилберт положил на стол книгу, после чего убрал руки за спину. Его глаза горели восхищением. - Будет преувеличением так говорить, но даже сейчас я всё ещё думаю, что жители Созвездия не заслуживают такого хорошего принца.
  Казалось, что Гилберт вынырнул из воспоминаний прошлого. С ярко горящими глазами он обратился к Фалесу:
  - Ещё рано говорить об этом, но если это возможно, я бы хотел, чтобы вы равнялись на принца Мидье. Созвездию нужен подобный наследник.
  Строгий и серьёзный взгляд заставил Фалеса вздрогнуть. В этот момент, он внезапно кое о чём подумал.
  - Гилберт, как... - Фалес опустил голову. Он заколебался на мгновение, но всё же продолжил. - Как умер мой дядя? Ты лишь упомянул, что он, вооружённый мечом, умер у ворот дворца вместе со стражами.
  Тишина.
  - ... - Закрыв глаза, Гилберт тяжело вздохнул, после чего произнёс: - Во время Кровавого Года он приказал стражам и солдатам отступить, в одиночку отправившись в толпу. Не подвергая опасности жизнь солдат, не принося никому вреда и не забирая ничью жизнь, он появился в толпе людей, не дав им зайти во дворец. Увы! Хотя стражи быстро среагировали, в толпе скрывались ассасины, долго готовящиеся к этому моменту. Они приготовили шесть скрытых мечей, чьи лезвия были смазаны ядом. В то время я был сильно занят переговорами с другими государствами, которые прогрессировали от плохого к худшему. Узнав, что королевская семья убита, я...
  Фалес посмотрел в глаза Гилберта. На протяжении долгого времени он ничего не произносил.
  Фалес вспомнил, как две недели назад Джинс говорила о принце Мидье в манере, которая была ей совершенно не свойственна, и сказанные ей слова.
  - "Фалес, я знаю, о чём сегодня тебе рассказал Гилберт, но я не знаю, что ты об этом думаешь. Я... я всё ещё помню письмо, которое принц Мидье передал мне в прошлом. Я бы хотела рассказать тебе о его содержании.
  "Мадам, я пожалел вас потому, что восхищаюсь вами, а не из-за сострадания. Я восхищаюсь вашей смелостью, которая позволила вам избавиться от оков и цепей. Так как вы приняли решение, пожалуйста, не колебайтесь. Не будьте слабыми, и не возвращайтесь в клетку, которая однажды вас душила. Не позволяйте клетке в своём разуме запереть ваши крылья, которые привели вас к свободе. Не обращайте внимания на иллюзорные правила, которые заставляют вас отказаться от самой себя. Я искренне даю вам своё благословение, и желаю, чтобы отныне ваша жизнь принадлежала только вам. Надеюсь, что вы пройдёте квалификационный полицейский экзамен"".
  Фалес начал обдумывать значение этих слов. В каком состоянии разума пребывал принц, рождённый в "клетке", о которой он написал, когда говорил эти слова?
  Когда Фалес вынырнул из задумчивого состояния, Гилберт начал послеобеденный урок.
  Слушая древние пословицы и поэмы, которые Гилберт использовал в качестве примера четырёх различных голосов в общепринятом языке, Фалес бросил взгляд на стопку книг рядом с рукой.
  Только что он соврал Гилберту. Он не хотел углубиться в историю семьи Джейдстар, а также не хотел понять своего дядю, который напоминал святого.
  Фалес хотел найти информацию о Мистиках.
  С первого дня появления в Миндис Холле он планировал исследовать Мистиков. После создания нестабильного, но эффективного взрыва в поместье Вайн, ему ещё сильнее захотелось изучить свой секрет.
  Когда Гилберт рассказал ему о Битве Искоренения, продемонстрировав своё отношение к "бедствиям" - Мистикам, наподобие Асды, - Фалес пришёл в ещё больший ужас.
  " Даже если... Ёдель мог услышать мой разговор с Асдой". Подумал он.
  "Хроники Битвы Искоренения: разрушение мира", "От Последней Империи до Созвездия" и "Путевые заметки Кахилла Ярроу: дополнительная информация до появления Великой Трещины": эти три книги были истинными целями Фалеса, которые он скрыл в стопке других книг по истории. В них содержалась информация о Битве Искоренения и о Мистиках - истинном бедствии.
  Фалес не собирался раскрывать правду о своих странных мистических способностях, пока не будет уверен в собственной безопасности. Когда он научится читать и писать, то приступит к своим поискам. Это был самый безопасный метод.
  Сейчас ему предстояло скопировать различную манеру разговора дворян.
  Несмотря на внешне расслабленное состояние, про себя Фалес молился, чтобы Гилберт не стал просматривать выбранные им книги, чтобы тот покинул комнату сразу после завершения урока, не став помогать ему переносить книги в его комнату.
  Если всё пройдёт гладко, то мирные и тихие дни продолжатся. Возможно, Фалес сможет продвинуться по пути понимания своих секретов.
  Однако вскоре он обнаружил, что тихая жизнь всегда будет иллюзией для таких, как он.
  Например, он не знал, что состоялась встреча, напрямую связанная со скрываемым им секретом, произошедшая недалеко от Миндис Холла.
  Его секрет был на грани раскрытия.
  Ёдель тихо стоял в тени дерева, уважительно дожидаясь человека, находящегося в чернильно-чёрной карете, стоявшей перед ним. Тем не менее, тот, кто сражался против него, мог бы сказать, что сейчас Ёдель был невероятно напряжён, готовый в любой момент нанести удар.
  - Давно не виделись, юный Ёдель.
  Тишину разорвал старческий хриплый голос. Старая фигура вышла из кареты, двери которой открыл сам король.
  Хотя интуиция высшего класса позволила Ёделю узнать, кем был второй человек в карете, помимо короля, когда он увидел его собственными глазами, его брови за маской нахмурились.
  Старик был одет в простую чёрную длинную робу. Его рука опиралась на чёрную деревянную трость. Он имел редкие седые волосы, а его лицо усеивали морщины. Старик имел среднюю, ничем не примечательную внешность. В реальности, он не произвёл бы впечатления даже на самого проницательного человека.
  - Ты не собираешься поздороваться с отцом? - хрипло и вяло произнёс старик. Казалось, что его голос рождается в темноте, которая делает его безэмоциональным и монотонным.
  Ёдель ничего не ответил на вопрос старика.
  Старик ухмыльнулся, обнажив дёсна, на которых осталось несколько зубов.
  - Хорошо, я почти забыл. Даже если в твоих жилах течёт моя кровь, твоя фамилия Като, а не Хансен.
  Ёдель по-прежнему никак не отреагировал.
  - Я только что вернулся. - Казалось, что старик давно привык к отношению Ёделя. Он не обратил на него никакого внимания, продолжив говорить. - Мои дети принесли мне кое-какую интересную информацию, касательно событий, произошедших на Рынке Красной Улицы.
  Ёдель продолжал молчать.
  Легко хмыкнув, старик продолжил:
  - Воздушный Мистик, Асда Сакерн, которого секретный разведывательный отдел искал в течение двенадцати лет, вернулся в столицу, появившись на Рынке Красной Улицы.
  Внутри маски Ёделя стали незаметно вращаться механизмы.
  - Может Банда Кровавого Вина и была создана маньяком-убийцей, но знаменитый Воздушный Мистик явно не отправился туда, чтобы уничтожить Братство.
  Ёдель снова промолчал, но механизмы внутри маски стали крутиться ещё быстрее.
  Старик рассмеялся лающим смехом, который был очень неприятен для слуха, продолжив своим хриплым голосом:
  - Не нервничай, сэр Като. Я лишь выполняю приказ Его Величества расследовать, как тебе удалось запечатать Мистика, хотя рядом с тобой находился родственник королевской семьи.
  Ёдель резко поднял голову.
  Пара линз из кристальных капель поменяла цвет, превратившись из тёмных в ярко-жёлтые.
  - Эта маска всё такая же раздражающая, хотя я давно предлагал Его Величеству заставить тебя выбросить её...
  Старик опёрся на трость, словно не замечая глаз, уставившихся на него из-за маски. Встав прямо напротив Ёделя, он рассмеялся неприятным для слуха смехом.
  - Итак... сэр Ёдель Като, носитель легендарного анти-мистического снаряжения, Верховного Меча и Щита, расскажи мне подробно, что произошло с Воздушным Мистиком той ночью?
  Глава 44 Правда о Рынке Красной Улицы.
  
  20:00. Рынок Красной Улицы.
  Полиция и чиновники из городской ратуши ушли два дня назад.
  По сравнению с местом, разрушенным сражениями и требующим ремонта, сейчас Рынок Красной Улицы уже был открыт для бизнеса.
  Вся улица была ярко освещена, и наполнена шумом гуляющиx по ней людей. Низкоуровневые члены банды прятались в тёмных переулках, дожидаясь своих подельников. Встречаясь друг с другом, они быстро заходили в одноэтажное здание.
  Cтоявшие у клуба элегантные хостес приглашали внутрь самых разных клиентов - от старых пьяниц до смущающихся девственников, тех, кто родился во влиятельной семье и вонючих торговцев. С сияющими взглядами и полуобнажёнными телами они поглощали кошельки клиентов.
  Лучшими были многочисленные, аккуратно одетые кучера. Их роскошные кареты не имели никаких знаков или эмблем... Oни останавливались у различных клубов, уважительно приглашая войти внутрь леди, и уезжали вместе с ними в неизвестных направлениях. Они возвращались только на следующий день. Это были по-настоящему экстравагантные и влиятельные клиенты. Их скрытные личности могли заставить дрожать даже боссов больших клубов.
  Всё было так же, как и двадцать дней назад. Казалось, что на Рынке Красной Улицы не происходило кровавого сражения между двумя бандами, казалось, что защитники улицы и сборщики налогов из Банды Кровавого Вина не сменились на людей из Братства Чёрной Улицы.
  Всё было прежним, кроме центра Рынка Красной Улицы.
  Tам находились чёрные руины домов, которые уничтожил взрыв, созданный Воздушным Mистиком.
  В чёрных руинах копалась дюжина людей. В воздухе то и тело раздавались звуки кирок и лопат.
  Под лунным светом в красном плаще на руинах стоял один из шести Глав Братства, Глава Разведки, Бессонный Глаз Кобрант Ланс. При виде окружающей его темноты и многочисленных огней вдалеке, он нахмурился.
  "Слишком близко..." Подумал он. "Этот клуб находится слишком близко к нашему месту раскопок".
  Вдалеке свистнул один из Неспящих. Это был сигнал. "Прошло два человека. Всё в порядке".
  Ланс кивнул другому Неспящему в темноте.
  В этот момент он заметил свет, включившийся на верхнем этаже ближайшего клуба. Свет осветил место, где они находились. Ланс фыркнул.
  "Слишком близко..."
  Стоявший позади него Неспящий подошёл к другому члену Братства и что-то с ним обсудил, после чего тот энергично направился к клубу.
  Вскоре свет в клубе погас, и руины снова погрузились во тьму.
  Ланс кивнул.
  "Нужно было сказать Рику, чтобы продлил запрет на работу. Они слишком влияют на нашу работу. В конце концов, мы можем лишь по ночам этим заниматься".
  Увы, Ланс знал, что было проще и быстрее отдать часть территории Братства дворянам, чем заставлять их ждать ещё один день, когда откроются заведения на Рынке Красной Улицы.
  Он медленно пошёл вперёд.
  Прошло уже десять дней и десять ночей. За это время они выкопали под шахматной комнатой большую яму десяти метров глубиной и двадцати шириной. Тем не менее, они так и не смогли ничего отыскать.
  "Пока что мы ещё можем прятаться за оправданиями, что "ищем Воздушного Мистика" или "ищем правду за смертями Талона и семейством Мория". Вот только если мы ничего не найдём, то есть шанс, что нас обнаружат некоторые люди". Угрюмо подумал Ланс.
  "Никаких секретных предметов или мёртвых тел. В темноте нет ничего, даже ядовитых змей, хотя Рынок Красной Улицы уже принадлежит Братству. К счастью, Воздушный Мистик уничтожил дома взрывом, иначе нам бы пришлось сперва побеседовать с влиятельными владельцами земли, чтобы получить разрешение на проведение раскопок.
  Текущая ситуация не так уж и плоха. Eсли бы всё шло согласно плану, то мы бы смогли начать раскопки лишь через полтора года. Сейчас же мы стали копать уже через пару дней после захвата Рынка Красной Улицы. Но из-за отсутствия весомой причины, трудно удержать раскопки в секрете. Это означает, что мне нужно ускориться". Ланс невольно начал испытывать уныние.
  В этот момент вдалеке раздался грубый торжественный голос:
  - Я нашёл!
  Ланс начал двигаться. Убрав с дороги одного из Неспящих, он энергично устремился вперёд.
  - Я нашёл его, Кобрант! - Вперёд вышел высокий худой человек, держащий в руках какой-то длинный свёрток. Он имел длинное узкое лицо и тёмно-светлые вьющиеся волосы, спадающие ему на плечи. Под его левой и правой рукой проходили два ремня, аналогичные ремни охватывали его запястья, за которыми прятались три ножа. Обе руки мужчины были перемотаны повязками. Высокий мужчина лишь немного не дотягивал ростом до двухметрового Цензы. Жаль, что его худое тело сильно влияло на его внешний вид.
  "Потрошитель" Антон Левандовский, один из шести Глав Братства, отвечал за контрабанду таких стратегических ресурсов, как Масло Вечности и Руда Кристальных Капель. Он держал длинный свёрток, покрытый землёй, взбудоражено подходя к Лансу.
  Позади него находился тучный человек, также являющийся Главой Братства. Моррис, отвечающий за бизнес торговли людьми, также направился к Лансу.
  - Это должно быть оно! Я взглянул одним глазком... Оно выглядит как на картинке... - Xамский акцент Антона был неприятен для слуха. - Кто бы мог подумать, что после десятидневных раскопок я найду его не под землёй, а в перегородке между подвалом и землёй. Если бы я не отошёл отлить... хахаха. Я говорил раньше, что нам не нужно усложнять себе задачу. Нет, вам, тормозам, нужно было десять дней копать землю... Хахаха...
  Стоявший позади него Моррис скрестил на груди руки, выглядя недовольным.
  - Смотрите! Я приехал на пять минут, сходил отлить, а тут...
  Ланс, в течение десяти секунд выслушивавший болтовню Антона, больше не мог сдерживаться. Этот неданец с Восточного Полуострова в течение десяти лет болтал, не умолкая.
  - Заткнись, глиста! - Ланс выхватил из рук Антона продолговатый объект, не обращая внимания на грязь. Его руки задрожали, когда он начал разворачивать свёрток.
  Антон хотел что-то сказать, но подошедший сзади Моррис толкнул его, заставив споткнуться.
  - Толстяк... Ты завидуешь, что я...
  - Заткнись, Антон! - свирепо воскликнул Моррис.
  Ланс осторожно завернул предмет в ткань.
  - Верно, - мягко сказал он. Он не смог скрыть своего восторга. - Это оно!
  Ланс держал свёрток так, словно нежно ласкал возлюбленную.
  - Мы так тяжело работали! Нам удалось захватить Рынок Красной Улицы, не потревожив Мистика или тайную разведку - всё окупилось!
  - Эй. - Антон выглядел недовольным. Расставив в стороны руки, он произнёс. - Кто сказал, что мы не потревожили Мистика? Кто, по-твоему, превратил это место в руины?
  Моррис спокойно произнёс:
  - Появление Воздушного Мистика было совпадением. Даже Чёрный Меч не смог его выманить. К счастью, Мистик не знал об этом объекте. Я думал, что Асда всё понял, и поэтому отказался от убийства Чёрного Меча, быстро вернувшись в столицу. Иногда он показывается в битвах за небольшие территории - возможно, он догадывался, что мы ищем оружие, которое будет эффективно против него.
  - И мы нашли его прямо у него под носом, - произнёс Ланс, посмотрев на контуры объекта.
  Заговорив о Воздушном Мистике, трое на мгновение замолчали.
  - Получив новости, я подумал, что ты и Ценза умрёте здесь, - вздохнув, нарушил тишину Ланс.
  Моррис опустил голову. Его глаза окутала тьма.
  - Нам повезло. Ты бы видел Морию и семейство Талон. Ему по-прежнему нравится сворачивать людей в шары.
  - Что с ним случилось? - В глазах Антона читалось недоумение.
  Держа в руках свёрток, Ланс закрыл глаза.
  - Вероятно, он встретился со своим врагом, но он точно не умер.
  Антон стиснул зубы. Он испытывал смешанные эмоции страха и ненависти.
  - Прошло уже двенадцать лет... Даже сейчас, я не осмеливаюсь верить... Я лично видел, как Чёрный Меч трижды его убил... трижды...
  Моррис угрюмо стиснул зубы.
  - Но каждый раз он возвращался к жизни. Он трижды воскрес за два часа.
  - Четырежды, - тихо добавил Ланс. - Шарлетон убил это создание после того как отравил принца снаружи дворца.
  В воздухе повисла депрессивная атмосфера.
  Антон посмотрел на продолговатый объект, после чего спросил с сомнением и затяжным страхом:
  - Мы десять лет искали эту штуку, но на самом ли деле она будет полезна? На этом континенте полно анти-мистического оружия.
  Ланс решительно произнёс:
  - Это оружие лишь может ненадолго ослабить силу Мистика. Лишь легендарное оружие Суверенного Государства может с ним справиться. Морат рассказал мне об этом, когда я был частью тайной разведки.
  - Я не доверяю твоему бывшему боссу. - Лицо Антона изменилось, словно он о чём-то вспомнил. Вздрогнув, он продолжил. - Этот старик... даже его слюна ядовита.
  - Верно. Почему королевская разведка не вмешалась в нашу операцию? Согласно твоим словам, это легендарное анти-мистическое оружие, о котором нет записей. Это более серьёзно, чем личное владение Мистической Пушкой, - с тревогой на лице произнёс Моррис.
  "Личное владение Мистической Пушкой?" Презрительно подумал Ланс.
  "Личное владение Мистической Пушкой означает смертный приговор. Что же касается укрытия легендарного анти-мистического оружия, о котором нет записей... Хмпф".
  Покачав головой, Ланс вслух произнёс:
  - Королю почти сорок восемь. Подбор дворян и так является для них серьёзной проблемой. Кроме того, я имел дело с Секретной Комнатой Экстедта. Рамон отвлечёт на себя всё внимание разведки королевства, поэтому Морату будет не до нас. Я слишком хорошо понимаю своего учителя. Нам повезло, что Мистик из Банды Кровавого Вина и отдел секретной разведки не знают о важности этой вещи... - Ланс погладит свёрток в руках.
  - Верно. Мы не расскажем Цензе, Фишеру и Роде об этом? - спросил Антон. Подражая двум мужчинам, он также нахмурился. - В любом случае, Воздушный Мистик исчез.
  Ланс твёрдо покачал головой, передавая свёрток Моррису.
  - Николай и Катерина отправились на поиски Кровавого Мистика. Поверь мне, я видел записи тайной разведки. Вместе с Кровавым Мистиком, Асда гораздо честнее и добрее Его Высочества Мидье.
  - Нас троих и Чёрного Меча хватит, чтобы справиться с Мистиком. Для других будет безопаснее, если они не будут ничего знать, - кивнул Моррис, поплотнее завернув объект. После этого он серьёзно добавил: - Ради бывших Девяти Глав.
  Антон и Ланс угрюмо за ним повторили:
  - Ради бывших Девяти Глав.
  
  Глава 45 Морат Хансен (1).
  
  Hаступило долгое молчание, но старик терпеливо дожидался ответа Ёделя.
  Наконец, из-за маски раздался голос тайного защитника:
  - Ты не должен быть здесь, - холодно произнёс Ёдель.
  Eсли бы здесь находился кто-то ещё, то он бы заметил, что голос Ёделя очень похож на голос старика перед ним.
  Cтарик в чёрном ничего не сказал, лишь одарил Ёделя своеобразной улыбкой.
  Его глаза не двигались.
  Несмотря на то, что Ёдель являлся элитой на пике высшего класса, он почувствовал, как присутствие старика начало на него давить.
  - B ту ночь, все три с половиной легендарных анти-мистических оружия, способных запечатать Мистика, находились в положенных им местах, - медленно произнёс старик, опершись на трость для ходьбы. - Жезл Созвездия является символом монархии, поэтому он всегда находится у Его Величества. Kопьё Правителя находится в руках легендарного Крыла, защищающего западный фронт... Королевский Гнев в деревенской усадьбе, очищает Неподвижный Лук... Верховный Щит, являющийся половиной набора, вместе с Цветком Крепости находится в Разрушенной Драконьей Крепости на севере.
  Ёдель нежно вздохнул.
  - Не так давно оттаявший Верховный Меч последовал за тобой в Нижний Городской Oкруг, Ёдель Като. В эту же ночь Воздушный Мистик исчез из Рынка Красной Улицы, располагающегося на границе Нижнего Городского Округа и Восточного Округа.
  Старик снова ухмыльнулся. Его усмешка была неприглядной.
  - Изначально я хотел тебя похвалить. Последний раз подвиг одиночного запечатывания Мистика был совершён в Древней Империи.
  Ёдель медленно сжал рукоять тёмного меча в рукаве.
  - Но... - Зрачки Мората сузились, когда тема разговора внезапно изменилась. - Ты должен был не высовываться, ведь тебе поручили задачу отыскать королевскую кровь. Почему ты рисковал жизнью, попытавшись запечатать Воздушного Мистика? Только не говори мне, что захотел стать ангелом правосудия!
  Ёдель долго ничего не говорил.
  Старик начал терять терпение. Морщины на его лице задрожали, когда он сказал:
  - Или мне стоит доложить об этом Его Величеству, чтобы он лично задал тебе этот вопрос?
  Спустя долгое время Ёдель глубоко вздохнул. Стоя напротив одного из пяти самых пугающих людей Созвездия, он хрипло произнёс:
  - В ту ночь я увидел Aсду Сакерна на Рынке Красной Улицы. Он находился на пути побега Фалеса.
  Старик продолжил на него смотреть, слово не узнал ничего нового.
  Никто не знал, что в этот момент Ёдель очень тщательно подбирает слова.
  - Мне пришлось вмешаться ради Фалеса. Хотя Верховный Меч составляет лишь половину набора легендарного анти-мистического снаряжения, его хватило, чтобы запечатать Воздушного Мистика.
  Старик в чёрном несколько раз легко прокашлялся. Глаза на его заурядном лице внезапно загорелись.
  - Я надеюсь, ты не будешь против рассказать мне детали, предшествующие запечатыванию? Мне интересны его слова и эмоции, его отношение и действия. Мне очень любопытно, зачем Асда вернулся в столицу? Для него это очень опасное место.
  Ёдель слегка сжал кулаки под плащом.
  Ему нужно осторожно вести себя с Чёрным Пророком. Он не может врать.
  - Асда Сакерн безумец, - произнёс он.
  Чёрный Пророк мягко рассмеялся. Его морщины задёргались.
  - Разумеется, все они безумцы. Ну и что? Даже безумец мыслит и действует. Я прав?
  - Он был сильно взбудоражен перед запечатыванием, - медленно произнёс Ёдель после обдумывания этой фразы.
  Старик погладил трость. Его сухие губы разошлись в стороны.
  - Ты никогда не сможешь понять их эмоции... Они больше не люди. Как они могут иметь человеческие эмоции?
  "Эта чепуха не сможет отвлечь его". Подумал Ёдель.
  Он заколебался на мгновение, обдумывая, что ему ещё стоит сказать.
  Он должен об этом рассказать.
  - Он сказал... - за маской прозвучал хриплый голос. - Он сказал, что нашёл нового Мистика.
  ...
  [Как гласят исторические записи, первый Мистик появился в эру Древней Империи, примерно тысячу лет назад. Это произошло между 825-835 годами по имперскому календарю.]
  "Империя тысячу лет назад? После гибели Древней Империи имперский календарь использовали ещё в течение ста пятидесяти лет. После этого был начат календарь искоренения. Согласно календарю искоренения сейчас идёт 672 год".
  Фалес вспомнил базовые знания, узнанные им за последние несколько дней.
  "Другими словами, Мистики появились примерно тысяча триста лет назад?"
  Сейчас было не лучшее время полностью предаваться мыслям.
  Под лучами заходящего солнца Фалес стиснул зубы, стараясь не замечать боль в левом плече. Семилетний мальчик, державший тяжёлый деревянный щит и меч, устремился к Джинс.
  [Согласно неполным записям Башни Отшельника, караван, направлявшийся в Башню Алхимии, стал свидетелем необычайно большой вспышки молнии. В тот же день тысячи членов одного из племён, расположенного в ста милях от Пустыни Бога Войны, превратились в трупы.]
  "Молния? Почему Воздушный Мистик способен контролировать воздух? Возможно, Мистики элементалисты?".
  Джинс не моргнув глазом шагнула вперёд. Она ловко изменила положение щита, ударив им щит Фалеса.
  *Кланк*
  Утратив баланс, Фалес упал на левую сторону.
  Он лежал на песке и задыхался, а его сердце гулко отбивало удары.
  Посмотрев на его состояние, Джинс повысила голос:
  - О чём ты думаешь? Рассеянность на поле боя равнозначна самоубийству!
  Фалес покачал головой. Он приложил огромное усилие, чтобы выбросить содержание "Хроник Битвы Искоренения: разрушение мира" из головы. Тем не менее, его усилия были тщетными. Мысли о Мистиках продолжали возникать у него в голове.
  [Башня Алхимии была, как обычно, загадочной. В исторических записях нет никаких объяснений. В исторических книгах о Древней Империи тоже нет никакой информации. Однако башне удалось предвидеть последующую трагическую Битву Искоренения.]
  "Что собой представляли Башня Алхимии и Башня Отшельника? Это организации или места?"
  Держа деревянный щит, Фалес попытался взмахнуть мечом, который был не намного легче щита. С исказившимся лицом он совершил круговой размах.
  [Война началась в 1509 году по имперскому календарю. В книгах по истории не говорится, почему началась Битва Искоренения. Создаётся впечатление, что все враждующие стороны просто встали на противоположные части доски, и начали сражаться.]
  "Почему? Почему нет никаких записей о начале войны, которая всё изменила?"
  Джинс без особых усилий увернулась от удара, после чего нежно толкнула утратившего баланс Фалеса рукоятью меча.
  Наблюдавший со стороны за тренировкой Гилберт покачал головой.
  *Бам*
  Фалес снова упал на песок. Со стороны он напоминал собаку, евшую песок.
  *Пфф*
  Мальчик начал плеваться песком. Покрепче сжав щит и меч, он снова поднялся на ноги.
  - Достаточно! - нерадостно воскликнула Джинс. - Семь наборов атак, но ты совсем не стараешься. Твоя эффективность отличается от эффективности, которую ты демонстрировал во время изучения защитных тактик. Если ты не дурак, значит, сегодня у тебя не лежит к тренировкам душа!
  Фалес вздохнул, кивнув с сожалением и стыдом.
  - Прошу прощения, мадам Джинс.
  [Мистиков было меньше, чем легендарных драконов. Существовало, по меньшей мере, сорок драконов, об именах которых имеются записи. С другой стороны, в Битве Искоренения участвовало всего десять Мистиков.]
  "Десять человек? Десять против всего мира?"
  - Мальчик! - Видя, что Фалес продолжает пребывать в рассеянном состоянии, Джинс зло бросила щит и меч на песок. - Выметайся из класса! Завтра проснёшься в шесть и наверстаешь сегодняшний прогресс!
  Гилберт тоже нахмурился. Он не знал, что случилось с Фалесом.
  - Он твой до обеда. Почини его, - обратилась к нему Джинс.
  Гилберт улыбнулся, приподнял шляпу и поклонился.
  Фалес удручённо отбросил деревянный меч, после чего начал возиться с креплениями щита на левой руке. Та снова была покрыта синяками.
  [Несмотря на их небольшое число, именно Мистики убили больше всего членов объединённой армии. Самая известная запись касается мая 1514 года по имперскому календарю. Битва на восточном фронте Вздыхающих Гор медленно приближалась к победе. Однако после появления Властного Мистика, были уничтожены восемь тысяч эльфов из патруля гор и пятьдесят тысяч элитных воинов в чёрной броне из Армии Династии Рассвета.]
  "Властный Мистик? Властный? Шоу одного человека. Пятьдесят восемь тысяч. Что за сила могла привести к подобной бойне? Она практически сравнима с атомной бомбой. Асда тоже на это способен?"
  Джинс с недовольством потёрла ладони, приготовившись уйти. В этот момент она увидела, как к Гилберту подошёл страж и что-то ему сказал.
  В следующее мгновение Фалес с удивлением увидел шок, тревогу и страх на лице Гилберта.
  "Опытный дипломат способен показывать тревогу и страх?"
  Пока Фалес пребывал в недоумении, Гилберт остановил Джинс. Он произнёс:
  - Его высочество прислал сообщение. Этим вечером в Миндис Холл приедет лорд Морат Хансен. Он хочет увидеть Сэра Фалеса.
  "Морат Хансен? Кто это?"
  Фалес с удивлением увидел, как изменяется лицо чиновницы первого класса, любовницы Кесселя Пятого.
  "Это шок, тревога и... расстройство?"
  Глаза Джинс похолодели, после чего она произнесла:
  - Рано или поздно он бы всё равно встретился с преемником трона. Он глава отдела секретной разведки королевства, Чёрный Пророк Морат. Он не мог быть не задействован...
  ...
  Старик в чёрном, Морат Хансен, больше ничего не говорил.
  Впервые Ёдель заметил на лице таинственного Мората выражение обеспокоенности и... страха.
  - Новый Мистик?
  После этих слов Морат сделал широкий шаг назад, а затем посмотрел вверх.
  "Сработало!" Подумал Ёдель.
  Морат знал слишком много секретов о Мистиках. Именно поэтому его могли отвлечь подобные вещи. Морат пропустил то, что Ёдель по-настоящему хотел скрыть - разговор между Асдой и Фалесом.
  - Невозможно. Для рождения Мистика нужно... - Морат выглядел шокированным. Он крепко стиснул трость, непоколебимым взглядом уставившись на маску Ёделя, словно желая пронзить фиолетовые кристальные капли этим взглядом.
  - Кто это? - В глазах Мората плескалось безумие. - Кто новый Мистик?
  Морат смотрел на своего сына, как ядовитая змея смотрит на свою добычу.
  - Ты знаешь, насколько это серьёзно?! - Морат нахмурился. Его дыхание участилось, а хватка на трости усилилась. - Новый Мистик. Прежде чем это создание... Нужно от него избавиться.
  Ёдель отрегулировал дыхание. Дыхание, очень простой процесс для мастера высшего класса, сейчас очень тяжело ему давалось.
  "Создание. Какое создание?"
  В голове Ёделя появилась фигура черноволосого мальчика с серыми зрачками.
  "Они останутся с тобой... Я пойду один". Упёртый мальчик с решительным взглядом из Закатного Паба появился перед его глазами.
  Ёдель нежно сжал кулак, а Морат медленно сузил глаза.
  - Асда не упомянул его имя. - Ёдель осторожно подбирал правдивую информацию. - После этого я его запечатал.
  "Он на самом деле не знал имени Фалеса. Я не вру". Сказал он себе.
  Морат промолчал, одарив его странным взглядом.
  Через несколько секунд он отвёл взгляд.
  - Хорошо, ты не соврал, - с серьёзным выражением лица произнёс старик. - Но это очень плохо, из-за того, что ты не соврал. - Добавил угрюмо Морат.
  Ёдель расслабился, почувствовав, что беда миновала.
  - Теперь я хочу увидеть Сэра Фалеса, согласно распоряжению Его Величества. - Морат убрал угрюмость с лица. Теперь на его лице появилась уродливая пугающая улыбка, когда он направился к Миндис Холлу.
  Дыхание Ёделя внезапно остановилось.
  Морат погладил трость, обнажив несколько оставшихся зубов. Обернувшись, он рассмеялся:
  - Я уверен, что ты не возражаешь против того, чтобы я поговорил с мальчиком о событиях на Рынке Красной Улице и о так называемом новом Мистике? Не пойми меня неправильно. Это просто профессиональная привычка. Я хочу посмотреть, не скрываешь ли ты чего-нибудь от меня?
  Ёдель поднял взгляд, в котором плескалось напряжение. Морат продолжил радостно смеяться.
  
  Глава 46 Морат Хансен (2).
  
  B Миндис Холле стражи проводили гостя в приёмную на втором этаже. Справившись с этой задачей, они закрыли дверь.
  - Скажи, что xочешь сказать, а затем уходи. - В освещённой Лампами Вечности комнате старик смотрел на Джинс, что-то рассказывающую Фалесу.
  Фалес спокойно посмотрел на опирающегося на трость старика. Казалось, что без трости тот упадёт на пол. Взгляд старика был наполнен подозрением.
  - По-прежнему холодна, офицер Байкович? - В уши Фалеса пробился хриплый старческий голос с другой стороны комнаты. Это был очень неприятный голос. Старик с насмешкой добавил: - В конце концов, мы не единожды работали вместе.
  Джинс фыркнула:
  - Pаботали? Кто станет работать с ядовитой змеёй? Это был приказ Eго Величества, которому я всегда сопротивлялась.
  Морат с сожалением покачал головой, словно был по-настоящему расстроен.
  - Какое разочарование. Я полагал, что мы сражаемся на одной стороне. Знаешь, я всегда считал тебя своей дочерью. - Глаза Мората засияли. - Знаешь, биологической дочерью, которую я лично вырастил.
  Oн особо выделил слово "биологической".
  Фалес с удивлением увидел, как изменяется лицо обычно гордой Джинс. Казалось, что её схватили за горло.
  Гордая и внушительная чиновница отвернулась, чтобы другие не увидели её лица.
  - При всём моём уважении! - В этот момент в разговор с поклоном вмешался Гилберт. - Лорд Хансен, вы прекрасно знаете, насколько важны присутствующие здесь люди для королевства. Пожалуйста, оставьте ваше зондирование и шутки.
  С ещё большим удивлением Фалес увидел, как обычно спокойный и учтивый Гилберт начинает злиться.
  Глаза Гилберта засияли, а в его словах появилась острота:
  - Мы все знаем, что вы глава секретной разведки. Вы отвечаете за дела разведки, и многое сделали для Созвездия. Вот почему вы пришли раньше планируемого, чтобы встретиться с будущим "королём". В таком случае, не будем ходить вокруг да около - это Сэр Фалес.
  Гилберт особенно выделил слова "глава секретной разведки" и "лорд".
  Фалес внезапно понял, что первая часть предназначалась для его ушей, а вторая служила предостережением Морату.
  "Самый большой босс в вопросе сбора данных". Фалес обратил внимание на новую информацию.
  В комнате витала напряжённая атмосфера.
  Гилберт уважительно отступил назад, открывая взгляду Мората Фалеса.
  В этот момент Фалесу показалось, что чернильно-чёрные глаза старика обладают какой-то магией. Казалось, что тот видит его насквозь. Мальчик даже почувствовал, что ему стало трудно дышать.
  Морат медленно направился вперёд, выбивая своей тростью зловещий ритм.
  *Тап... Тап... Тап*
  Hаходящийся позади него Ёдель также медленно направился вперёд.
  - Это достаточно далеко, - холодно произнёс Гилберт.
  Звуки шагов Мората и стуки его трости продолжили разноситься по комнате. Его взгляд был сосредоточен на Фалесе.
  - Граф Касо заслуживает быть самым доверенным камергером королевской семьи. Я восхищаюсь твоей преданностью нынешнему королю, а теперь и его "преемнику", - хрипло произнёс Морат.
  Фалес заметил, что слово "преемник" было произнесено тяжёлым тоном.
  После слов Мората он внезапно обнаружил, что внушительная аура, созданная острым языком Гилберта, развеялась.
  Гилберт нахмурился, задумавшись над тем, что пошло не так.
  В итоге быстро соображающий и хорошо говорящий бывший министр иностранных дел стиснул зубы. Он больше не стал ничего говорить, смирившись с приближением Мората.
  Смотря на приближающегося старика, Фалес почувствовал, как у него по спине начал стекать холодный пот.
  "Какова его роль? Ему хватило нескольких слов и тяжёлого тона, чтобы могущественная Джинс и проницательный Гилберт молча отступили?"
  - Значит, это наш маленький джентльмен, - произнёс Морат с кривой ухмылкой. Его слова звучали тепло, но взгляд был холодным. - Наверное, было непросто сбежать с Рынка Красной Улицы и от Мистика.
  "Мистика?"
  Джинс и Гилберт подняли головы. После слов Мората они с удивлением посмотрели на Фалеса.
  Сердце Фалеса отправилось вскачь. Он инстинктивно посмотрел за спину Мората. Там тихо стоял тайный защитник. Тем не менее, Фалес чувствовал, что Ёдель сильно напряжён.
  "Ёдель. Ты всё рассказал ему о моём секрете?"
  Морат снова рассмеялся. На его морщинистом лице горели проницательные глаза.
  - Есть несколько незначительных вопросов, которые я бы хотел задать тебе... лично.
  Фалес сглотнул.
  - Нет. Фалес не может остаться с ним один! - Джинс среагировала первой. Её угрюмый взгляд переместился на Гилберта, словно ища у него помощи.
  Гилберт мрачным взглядом посмотрел на Мората.
  - Сэр Фалес имеет уважаемый статус. Он имеет право решать, оставлять при себе свиту при общении с главой королевской разведки, или нет.
  Нахмурившись, Фалес посмотрел на Мората.
  "О чём он хочет меня спросить?"
  На этот раз Морат уважительно поклонился, опираясь на свою трость, после чего сказал:
  - Конечно, конечно. Захочет он говорить со мной или нет, это также решать ему. В конце концов, в будущем он станет моим королём, предполагая, что мои старые кости смогут прожить так долго.
  Гилберт странно посмотрел на Чёрного Пророка, гадая, почему глава секретной разведки ведёт себя так дружелюбно. Лишь лицо Джинс изменилось, когда она посмотрела на Фалеса.
  Фалес почувствовал облегчение.
  Когда он уже собрался сказать, что плохо себя чувствует, Морат сказал кое-что, что заставило его остановиться.
  - На самом деле, мне хотелось бы кое о чём рассказать тебе в приватной обстановке.
  Морат снова покорно поклонился.
  Когда старик поднял голову, на его лице снова появилась улыбка.
  - Например, о трёх детях из Нижнего Округа, а также о юной барменше... Согласно имеющейся у меня информации, Братство начало разбираться в вопросе побега своих членов...
  В этот момент Фалес стиснул правый кулак.
  "Трёх детях из Нижнего Округа? Юной барменше?"
  Зрачки мальчика сузились.
  "Синти, Раян, Кория и... Джала".
  - Хорошо! - Фалес проигнорировал встревоженный взгляд Джинс и удивлённый взгляд Гилберта. Шагнув вперёд, он решительно произнёс: - Поговорим с глазу на глаз!
  Морат, с морщинами и улыбкой на лице, повернулся в сторону, и произнёс:
  - Тогда пройдём в кабинет.
  В этот момент прозвучал новый голос.
  - Говорите здесь.
  Фалес удивлённо обернулся.
  Заговорившим был человек, стоявший за Моратом. Это был Ёдель, молчавший на протяжении всего вечера.
  Из-за маски раздался хриплый голос.
  - Мы можем уйти. Только так я буду уверен в его безопасности.
  Морат опешил на мгновение. Его брови нахмурились.
  Когда Гилберт вышел из ступора, он обменялся взглядом с Джинс, после чего они решительно кивнули:
  - Говорите здесь.
  *Тап*
  Облокотившись на трость, Морат посмотрел на Ёделя.
  - Почему все думают, что я, старый слуга Созвездия, подвергну опасности его наследника, кровь королевства? - недовольно произнёс он. На его лице появилась неприятная улыбка. - Ладно. Тогда поговорим здесь.
  Ёдель слегка кивнул, ослабив хватку на Верховном Мече, который он не отпускал весь вечер.
  - Но тебе лучше не выкидывать трюков, служитель теней, - улыбнулся Морат. Указав на голову Ёделя, он произнёс: - Где бы ты ни спрятался, я буду знать, где ты находишься.
  Фалес стиснул кулаки при виде странной улыбки Мората.
  Глава 47 Надвигающаяся катастрофа.
  
  Ёдель, Гилберт и обеспокоенная Джинс - продолжавшая постоянно оборачиваться, - тиxо вышли из комнаты.
  В комнате, освещённой Лампами Вечности, находились Фалес, сидящий на месте хозяина, и Морат, сидящий за банкетным столом на некотором от него расстоянии.
  В комнате повисла тишина, но в воздухе не было напряжённости.
  Фалес расслабил плечи, надев на лицо улыбку, которую он использовал во время сбора милостыни на улице.
  Tем не менее, он всё равно чувствовал на себе резкий взгляд старика в чёрном.
  Фалес испытывал неловкость в этой странной атмосфере. Eго разум цепко ухватился за крохи имеющейся у него информации.
  "Глава отдела секретной разведки. Глава разведки. Чёрный Пророк. Ядовитая змея. Oн также знает о моём нищенском прошлом, а также о Рынке Kрасной Улицы и о... Мистике".
  Казалось, что Морат утратил терпение. Отбросив своё мягкое отношение, он заговорил суровым, невероятно резким голосом:
  - Перейду сразу к главному, дитя. Я хочу знать о той ночи, когда ты сбежал с Рынка Красной Улицы, а также о словах Мистика, которые тот тебе сказал.
  "Откуда он знает, что Асда со мной говорил? Ёдель предал меня?"
  Разум Фалеса работал на полную катушку, но было слишком много информации для обработки.
  "Что Ёдель сказал ему? Как много он сказал? Что Морат знает об Асде, Банде Кровавого Вина и о моей мистической силе, вышедшей из-под контроля?"
  Опасающийся Фалес пришёл к выводу. "Чтобы не случилось... Сперва мне нужно себя обезопасить".
  С той ночи, как Клайд пришёл в шестой дом в поисках спрятанных монет, нищего и наследника, Фалес смирился со своей невольной, опасной и одинокой судьбой. Он всегда старался изо всех сил выжить.
  Фалес изобразил удивление, после чего сказал:
  - Что? Аа, тот Мистик! Вы говорите о легендарном боссе Банды Кровавого Вина?
  Морат слегка сузил глаза, выглядя опешившим и колеблющимся.
  Фалес поднял голову, словно вспоминая о произошедшем.
  - Я помню, что той ночью повсюду царила суматоха. Босс Банды Кровавого Вина произнёс...
  Тем не менее, вещи стали развиваться не так, как он задумал.
  - Дитя!
  Его прервали.
  Морат безэмоционально опёрся на трость. Его слова прозвучали в ушах Фалеса.
  Глаза Мората расширились, когда он посмотрел в глаза Фалеса, заставив последнего испытать дрожь.
  - Ты имеешь врождённый талант к актёрству и лжи. Я же хочу поговорить с тобой о твоём старом друге... Асде Сакерне.
  Фалес был ошеломлён.
  - Я спрошу снова. Что Асда сказал тебе перед тем как появился Ёдель и запечатал его?
  Казалось, что глаза Мората стали пылать, пока он ждал ответа Фалеса.
  "Что ему известно? Он знает, что я встретил Асду? Он прочитал меня? В любом случае, это плохо". С опаской подумал Фалес.
  Он изо всех сил попытался успокоиться. "Этот старик... вероятно, самый непростой человек, с которым я когда-либо имел дело. Тем не менее, если он задал мне подобный вопрос, значит, он не знает о том, что Асда сказал мне".
  Фалес стиснул зубы. "Он не знает, что я такой же, как Асда".
  Однако следующие слова Мората разбили на части его предположения.
  - Позволь мне тебе напомнить, мальчик, - неприятно рассмеялся Морат. - Асда нашёл новорождённого Мистика?
  В этот момент Фалес почувствовал, как его сердце сковывает страх.
  "Ёдель... Что Ёдель ему рассказал? Почему он так уверенно говорит?"
  - Хахаха, - Морат засмеялся странным смехом. - Люди боятся меня не без причины.
  Поднявшись, старик медленно направился к Фалесу.
  В этот момент Фалесу захотелось убежать.
  - Я псионик. Хотя мне не нравится эта способность, она мне сильно помогает.
  В разуме Фалеса появилась обескураживающая мысль.
  - Можешь больше не лгать о Воздушном Мистике. Я вижу его в твоём разуме. Асда, красивый мужчина в синем. Боже мой, он всё ещё так молод!
  Слова Мората стали молотом, ударившим Фалеса в грудь.
  Тем не менее, увлечённый Морат ещё не закончил. Каждое его слово заставляло Фалеса вздрагивать.
  - Что это в руке Асды? Синий шар? Я вижу в углу три шара из плоти. Он по-прежнему любит скручивать людей в мясные шары? Почему вокруг вас так темно? Где вы находитесь?
  Морат выглядел довольным. Казалось, что он читает занимательный журнал.
  Разум Фалеса опустел. Он инстинктивно задрожал.
  "Носит синее? Красивый мужчина? Синий шар? Мясные шары? Тёмное место? Откуда он об этом знает? Откуда?".
  Фалес почувствовал, как у него сбивается дыхание.
  Морат выглядел уставшим. Опустив голову, он почесал нос:
  - Эх, использование этой способности сильно выматывает. Я не могу часто её использовать.
  После этих слов он поднял голову и рассмеялся, изогнув губы в отвратительную сморщенную улыбку. Посмотрев на побледневшего Фалеса, он произнёс:
  - Вот почему другие называют меня Чёрным Пророком.
  Фалес был так сильно шокирован, что лишился дара речи. После этого Морат открыл рот, и произнёс зловеще:
  - Всё верно, дитя. Я могу читать мысли.
  На этот раз Фалес по-настоящему ощутил, что столкнулся с неизбежной катастрофой.
  ...
  - Что нам делать? - Стоявшая на втором этаже чиновница первого класса с ужасом посмотрела на двух мужчин. - Вы знаете о способностях и возможностях Мората. Он использует секреты, информацию, скандалы - всё, о чём вы можете подумать, чтобы контролировать того, кто ему нужен. - Сделав несколько шагов, она презрительно добавила. - Вы собираетесь позволить этому ребёнку... Да, он очень умён, очень зрел и имеет большой потенциал... но там с ним Чёрный Пророк! Всеведущий Чёрный Пророк!
  Гилберт произнёс серьёзным тоном:
  - Я знаю о его способностях. Без помощи секретной разведки мы вряд ли бы смогли подписать Крепостной Договор.
  - Но вы всё равно позволили ему... Этот ублюдок Кессель. О чём он думает? - Джинс со злостью ударила перила лестницы. Её рука оставила на кедровом дереве отчётливую вмятину.
  В этот момент Гилберт нахмурился и обернулся.
  Почувствовавшая, что что-то не так Джинс, также недоумённо обернулась.
  Кроме неподвижных стражей, в коридоре были только они двое.
  В какой-то момент Ёдель исчез.
  ...
  Тем временем, у Северных Городских Ворот в городе Вечной Звезды охранники из команды городской обороны сдавали смену. Они приготовились закрыть большую решётку, расположенную сверху величественных каменных городских ворот.
  "Вот, прошёл ещё один спокойный день". Подумал капитан команды городской обороны. Махнув рукой, он приготовился сдать смену.
  Тем не менее, зоркий часовой на стене увидел вдалеке фигуры всадников, скачущих в сторону столицы. Позади них развевался белый флаг.
  Часовой на стене прокричал своим коллегам внизу:
  - Подождите! Не закрывайте ворота! Приближаются всадники на быстрых конях! Должно быть, посланники!
  Почувствовал неопределённость, капитан поднялся на стену. Вдалеке скакала кавалерия.
  Когда всадники приблизились, он увидел на их флаге белого орла.
  "Белый орёл? Их не остановили на заставе в пяти милях отсюда, значит, они должны быть важными посланниками, но..."
  С величественным выражением на лице, он выступил вперёд, проревев:
  - Впереди столица! Немедленно замедлитесь! Команда городской обороны, преградительное построение!
  Дюжина солдат из команды городской обороны засуетилась под стеной. Они вытащили мечи, вместе со щитами выстроившись в защитное построение напротив ворот.
  - Рыцари! Немедленно замедлитесь! Назовитесь и назовите свою цель приезда! - закричал со стены капитан.
  Рыцари на лошадях подняли на него взгляды, но не стали замедляться. Один из них поднял свиток, воскликнув:
  - Срочное послание от мэра Холодного Замка, герцога-защитника северных территорий, Вала Арунде! Чрезвычайная ситуация седьмого уровня! Я должен передать сообщение непосредственно королю! Никто не должен блокировать путь! Герцог уже в пути! Это его личная печать!
  После этих слов рыцарь поднял руку. Свиток, привязанный к камню, полетел в сторону ворот. Капитан высокого класса уверенно его поймал.
  "Этот человек мастер, заслуживающий называться рыцарем севера". Подумал капитан, почувствовав, как сила из свитка врезается в его руку.
  Сломав лаковую печать, он посмотрел на печать и подпись. Кивнув, он перевалился через зубчатую стену.
  - Распускайте построение! Пропустите их!
  - Я не смогу как следует вас отблагодарить! - Под стеной рыцари ворвались в созданный для них солдатами проход. Они отчаянно подгоняли своих лошадей, скача в сторону центра столицы, чем удивили многих прохожих.
  - Быстро! Быстрее, быстрее! - Рыцарь впереди с безумным взглядом подгонял всю команду, нисколько не заботясь о состоянии лошадей.
  Капитан угрюмым взглядом проводил удаляющийся рыцарей.
  - Не закрывайте ворота. Если он сказал правду, нам ещё принимать герцога-защитника северных территорий.
  "Чрезвычайная ситуация седьмого уровня? С момента моего вступления в должность, самые срочные отчёты и письма с которыми я сталкивался, приходили из объединённой армии, возглавляемой Его Величеством. Как мне помнится, было одно сообщение о победе над людьми Бесплодной Кости и орками. Оно имело шестой уровень важности. Что же произошло на севере?". Капитан пребывал в недоумении.
  Заколебавшись на мгновение, он посмотрел на одного из своих коллег.
  - Когда в последний раз мы получали чрезвычайные сообщения седьмого уровня?
  Члены команда городской обороны обменялись неопределёнными взглядами.
  - У нас вообще есть седьмой уровень? - почесав голову, спросил один молодой солдат.
  Повисла тишина.
  - Седьмой уровень существует, - раздался угрюмый голос. Обернувшись к говорившему, солдаты увидели побледневшего ветерана. Казалось, что тот вспомнил страшное воспоминание.
  - В прошлый раз... это было двенадцать лет назад, - пробормотал он бледными губами.
  Глава 48 Человеческое мышление.
  
  Дворец Bозрождения был самым высоким и важным зданием в городе Вечной Звезды, расположенном в центре города.
  В тридцать четвёртом году по календарю искоренения, во время своих поздних лет правления Tормонд Первый скопировал стиль Столицы Триумфа Древней Империи, построив этот дворец. Шесть стен окружали дворец в форме полупирамиды. После этого, по меньшей мере, шесть верховных королей расширили его или отреставрировали. Множество ремесленников придали дворцу и его стенам классическую испещрённость. Спустя шесть сотен лет дворец выглядел так, словно прошёл через существенные изменения.
  Через двести двадцать пять шагов находился Зал Звёзд, поддерживаемый двадцатью четырьмя большими колоннами. Это было большое просторное здание, предназначенное для собраний совета по национальным делам. С северной, располагавшейся под открытым небом стороны просматривалась стена звёздной площади - самой большой площади Центрального Oкруга. На юге располагался зал для имперских собраний. В центре находился большой деловой зал, способный вместить большое число дворян.
  В этот момент два человека сидели по обеим сторонам стола в зале имперских собраний. При свете Ламп Вечности атмосфера казалось тяжёлой и тихой.
  Тридцать девятый Верховный Kороль Созвездия, крепкий Кессель Пятый опустил лист с докладом, после чего посмотрел на истощённого дворянина, сидящего напротив него.
  Владелец Холодного замка, герцог-защитник севера, сорокадевятилетний Вал Aрунде сузил глаза, встретив взгляд короля.
  Будучи членом одного из шести больших кланов королевства, Вал не выглядел дворянином. Возможно, дело было в большом шраме, протянувшемся через грудь к подбородку. Он имел короткую стрижку, из-за чего было трудно определить, что его волосы коричневые.
  Вал отличался от других дворян. Он имел чёрные глаза и острый взгляд, высокую переносицу и выпяченные губы. Eго лицо украшала густая щетина. Вал выглядел грубоватым. Его кольчужные доспехи всё ещё несли холод Севера. Время от времени с них стекали капли воды из подтаявшего льда.
  На его груди и плечах был нарисован белый орёл - эмблема семьи Арунде, лидера шести великих кланов, защитника Севера со времён Древней Империи. Орёл был словно живым, держа в клюве снежок. Обнажив когти, он уставился на Кесселя.
  Железный Орёл, герцог Вал Арунде больше походил на солдата, сражавшегося на передовой, чем на изнеженного аристократа.
  - Это впечатляющий подарок на моё сорокавосьмилетие, герцог Арунде, - холодно произнёс Кессель.
  Вал посмотрел на него без следа слабости. Напротив, в его взгляде была злость.
  - И что? Ты собираешься взять на себя ответственность, убив меня здесь? Кессель без наследника?
  ...
  "Чтение мыслей?"
  Фалесу было трудно в это поверить. Он чувствовал, как в груди неровно колотится сердце.
  Посмотрев в глаза Мората, он горько подумал: "Что я могу скрыть от него?"
  - Юный сэр, не нужно так удивляться. - Морат нежно погладил свою трость, которая выглядела обычной тростью. - Знаешь, я видел много людей с таким же выражением лица, как у тебя сейчас.
  Морат обнажил свои немногочисленные зубы, находящиеся в неважном состоянии, и рассмеялся.
  - От бандитов... до королей. Хахаха...
  "Мне противостоит такой ужасающий человек..."
  Разум Фалеса пребывал в хаосе.
  "Мне ничего не остаётся..."
  В этот момент...
  "Успокойся".
  В его ушах прозвучал голос.
  "Этот павень всё ввемя ввал тебе".
  Фалес был шокирован.
  Он шлёпнул по столу рукой. Внезапное появление молодого голоса шокировало его.
  Смеясь, Морат посмотрел на него странным взглядом.
  "Не будь безвассудным. Сейчас только ты можешь услышать мой голос".
  Фалес крепко схватился за край стола, уставившись на Мората, подстраивая своё удивление к испуганной реакции на чтение мыслей старика.
  "Он не умеет читать мысли!" В ушах Фалеса продолжил звучать нежный голос лоли.
  "Он не умеет читать мысли?"
  "Но он может обнавуживать ложь". Добавил таинственный голос.
  Фалес подавил смятение в разуме, плотно закрыв глаза.
  После этого он начал вспоминать.
  - Цижэнь, исследовательская цель психологии сосредоточена на поступках и психологии людей, но наша исследовательская цель сосредоточена на поступках и психологии групп. Между этими двумя определениями существует большая разница. - Старый профессор курил трубку, выпуская в воздух клубы дыма. Он с раздражением посмотрел на У Цижэня, просматривающего тезисы в своей диссертации.
  Улыбнувшись, он медленно продолжил:
  - Однако между ними есть одна общая черта. Человеческое поведение и психология всегда непредсказуемы. Это чудеса, которые невозможно постичь или предсказать, не говоря уже о прослеживании определённого шаблона. При столкновении с подобными чудесами, мы, исследователи, должны быть скромными. Ты также знаешь, что попытки охватить все человеческие социальные явления при помощи одной или нескольких макрокосмических теорий давно подвергаются критике за то, что они полны проблем. Увы, никогда не существовало способа полностью объяснить человеческий разум.
  Воспоминание о прошлой жизни отступило подобно приливу, сливаясь с большой базой воспоминаний.
  Фалес внезапно открыл глаза и пристально посмотрел на Чёрного Пророка, ожидающего его ответа.
  "Настал критический момент". Подумал Морат Хансен. Сузив глаза, он с интересом посмотрел на маленького мальчика, сидящего напротив. "Но, его внешний вид... На самом ли деле он знает то, что Ёдель хочет сохранить в секрете?"
  Морат крепко держал трость. "Хорошо. Посмотрим, о чём он ещё захочет соврать".
  Морат хотел не просто уличить Ёделя в сокрытии информации, но и узнать новую информацию о новорождённом Мистике. Он вдохнул сладкий воздух. "Какой роскошный запах упадка. Очень важно при первой встрече с новым королём вызвать у него чувство уважения и почитания к главе секретной разведки... а также зависимость и послушность. Одного "напористого" короля, как Кессель, достаточно. Только так Созвездие может ярко сиять в темноте". Довольно подумал Морат.
  "Слушай меня, говови остовожно". Мягкий шепелявый голос лоли продолжил проникать в уши Фалеса.
  "Он не знает, о чём с тобой гововил Мистик. Он лишь знает о том, что уже тебе вассказал. Я больше не могу гововить, иначе он заметит. Позаботься о себе".
  Сказанные Сереной слова позволили Фалесу немного расслабиться. Он вдохнул в лёгкие побольше воздуха. Хотя со стороны он по-прежнему выглядел испуганным, в его сердце появилось немного уверенности.
  "Это всего лишь ещё одна игра". Сказал он себе.
  Его серые глаза начали находить фокус, пока не сосредоточились на Морате напротив.
  Его разум, застывший от шока и страха, снова начал работать.
  "Итак, нужно рассортировать доступную информацию. Морат лжёт". Фалес сделал этот вывод на основе слов лоли. "Во-первых, я встретил Мистика. Во-вторых, Мистик говорил со мной. В-третьих, Мистик обнаружил, что я буду следующим Мистиком".
  Фалесу требовалось скрыть эти слои информации.
  "Проблема заключается в том, что Ёдель знает об этих трёх слоях. Если бы он всё рассказал Морату, то того бы здесь не было. Тогда меня бы ждало то, что Асда назвал легендарным анти-мистическим оружием. Я не должен был сомневаться в Ёделе. Начиная с Рынка Красной Улицы и заканчивая поместьем Вайн, он сделал всё, чтобы меня защитить". Произнёс про себя Фалес, испытывая сожаление в сердце.
  "Морат не знает, о чём со мной говорил Мистик. Это значит, что с самого начала он знал только первый слой информации, а всё остальное было ложью, чтобы вытащить из меня другие слои. Я попал в его ловушку. Я до чёртиков испугался, и, вероятно, раскрыл второй слой информации. Но он знает только то, о чём рассказал. Он знает, что Асда нашёл нового Мистика, но это всё. Ёдель рассказал ему лишь половину третьего слоя информации. Морат не знает, кем является новый Мистик. Так как он не умеет читать мысли, значит, поглаживание переносицы во время использования "псионической способности" было ложью. Это была игра, чтобы надуть меня! Увидел образ Воздушного Мистика у меня в голове? Какой же я тупой! Асда не менял свой облик в течение сотен лет. Как может секретная разведка не знать, как он выглядит? То же самое касается энергетического шара у него в руке. Воздушная стена - коронный навык Асды. Он любит сворачивать людей в шары из плоти. Вероятно, после битвы на Рынке Красной Улицы эти шары были обнаружены. Что же касается темноты той ночью, то это та ещё чушь! Даже офицер полиции пятого класса мог сказать нечто подобное после расследования!"
  Нахмурившись, Фалес горько подумал: "Чтение мыслей? Этот старик просто умело использует имеющуюся информацию для создания иллюзии чтения мыслей! Он хочет меня напугать и подавить. Теперь пришло время всё проверить".
  Слегка задрожав, Фалес произнёс:
  - Лорд Хансен. Так как... так как вы умеете читать мысли, то зачем спрашиваете? Вы можете просто прочитать мои мысли...
  Морат улыбнулся.
  - Я не могу себе этого позволить. Разумы тех, кого я читаю, в большей или меньшей степени подвергаются травмам. В конце концов, ты мой будущий господин.
  "Но ты всё равно сделал это ранее?" Фыркнул в сердце Фалес.
  - Но если ты хочешь, я могу прямо войти в твой разум. Я постараюсь не навредить... - Улыбнувшись, Морат протянул левую руку к Фалесу.
  Тот панически замахал рукой.
  - Нет, нет, нет! Не надо! Лучше я всё расскажу!
  Морат насмешливо покачал головой.
  "В конце концов, он всего лишь семилетний ребёнок".
  - Как пожелаешь. - Чёрный Пророк опустил голову. Уголки его губ слегка приподнялись.
  К этому моменту Фалес уже был уверен в своих догадках.
  "Он обманул меня! И сейчас снова попытался обмануть! Это был блеф! Почему бы тебе не отправиться в Храм Тёмной Ночи с такими отменными актёрскими навыками? Однако..."
  "Он может распознавать ложь". Помня об этом, Фалес был очень осторожен.
  "Непостижимый, злой, умеющий распознавать ложь - подобный персонаж должен существовать только в фантастических новеллах! Перед Чёрным Пророком я не могу врать. Я могу сообщить ему лишь частичную правду, чтобы скрыть правду критическую. Частичная правда..." Посетовал Фалес. "Почему я не учился на журналиста?"
  Глава 49 Ветер поднимается.
  
  Фалес щёлкнул в сердце пальцами.
  "Hачали".
  - Лорд Хансен, - с видимым колебанием произнёс он. - Той ночью я сбежал на Рынок Kрасной Улицы. Там, в шахматной комнате, я встретился со странным человеком в синем.
  Mорат с улыбкой кивнул, подбадривая его продолжать.
  "Я должен говорить правду. Мне нельзя лгать". Напомнил себе Фалес.
  - Oн сказал, что рядом с ним никого не осталось, кто бы мог с ним поговорить. Он хотел, чтобы я посмотрел на его "шахматную доску". После того как я это сделал, он внезапно начал говорить какую-то бессмыслицу. О том, что они воевали с людьми, но в итоге проиграли. - Фалес изобразил испуг.
  "Cоедини произошедшее с правдой, которую знает Морат. Таким образом, я смогу избежать его детектора лжи".
  - После этого он сошёл с ума. Он захотел свернуть меня в шар! - Фалес задрожал.
  - Дитя, всё в порядке. Теперь ты в безопасности. Что же произошло потом? - Успокаивающе посмотрел на него Морат.
  - Я сильно испугался, потому что не мог дышать. - Фалес вернулся воспоминаниями к той ночи на Рынке Красной Улицы. Eму казалось, что он снова испытал удушливое чувство. Оно было очень реальным.
  Морат почувствовал его эмоции. "Пока что он не соврал. Пройти через подобное, побывав в руках "бедствия", и при этом выжить... Ребёнку пришлось нелегко".
  Поёжившись, Фалес обнял себя руками.
  - В конце я смог слабо услышать его слова, что он нашёл кого-то, кто "утратил контроль". И что после Битвы Искоренения их число сократилось.
  Морат наконец-то стал выглядеть серьёзным.
  "Потерял контроль? Кажется, новорождённый Мистик ещё находится на первой стадии, и ещё не..."
  Чёрный Пророк спросил угрюмо:
  - Кто? Дитя, он сказал, кто "утратил контроль"?
  Задрожав, Фалес покачал головой.
  - Этот странный человек не назвал его... Он лишь гордо сказал, что научит этого человека, а тот не сможет отказаться от его помощи! После этого появился Ёдель и пронзил его мечом.
  Морат выдохнул. Вид гордого безумца, разговаривающего с собой, перед тем, как кого-то убить, возник перед его глазами.
  "Кажется, Ёдель ничего не скрыл". Подумал Морат. Его отвратительное морщинистое лицо слегка дёрнулось.
  С другой стороны Фалес едва заметно выдохнул. "Я частично сказал правду... Кажется, удалось прорваться. Хотя нет, игра должна продолжаться".
  Он добавил, дрожа:
  - Но Ёдель сказал, что он не умер и что он вернётся через десять или больше лет. Лорд Хансен, они говорят, что вы самый знающий. Это правда? Этот страшный человек вернётся?
  Морат был погружён в свои мысли. Небрежно кивнув, он произнёс:
  - Да, Верховный Меч не совершенен. Он может запечатать Мистика лишь на непродолжительное время, но не тревожься, отдел секретной разведки не позволит ему приблизиться к тебе. - Чёрный Пророк нахмурился. Его мысли уже покинули Миндис Холл.
  "Сегодняшние цели достигнуты. Во-первых, в разговоре с Ёделем я подтвердил присутствие в столице Воздушного Мистика, и даже получил дополнительную награду - узнал о новорождённом Мистике. Во-вторых, я собственными глазами увидел будущего наследника Созвездия. В-третьих, я произвёл на него глубокое впечатление, которое останется с ним навечно. Дети впечатлительны в подобном возрасте.
  Морат низко поклонился. Когда он поднял голову, его взгляд был искренним и серьёзным:
  - Спасибо за твою честность и сотрудничество. Пожалуйста, будь готов.
  "Будь готов?" Фалес был слегка сбит с толку.
  Морат многозначительно на него посмотрел, добавив:
  - Точное время трудно определить, но я чувствую, что оно близко.
  Холодный и хриплый старческий голос разнёсся эхом по банкетному залу:
  - Ваше Высочество.
  Фалес широко открыл рот. Его тело задрожало.
  "Ваше... Ваше Высочество? Этот статус..."
  Тем не менее, Морат явно не собирался объяснять свои слова. Поправив чёрную робу, он приготовился уйти.
  *Тап! Тап! Тап!*
  Ритмичные звуки трости зазвучали в воздухе.
  Фалес наконец-то вынырнул из прострации.
  Поднявшись со стула, он обратился к удаляющейся фигуре:
  - Подождите! Лорд Хансен! Информация о трёх детях в Нижнем Округе и барменше...
  - Они ещё живы. Кажется, кто-то в Братстве укрывает их, - произнёс Морат не став ни оборачиваться, ни останавливаться. У него были более важные дела.
  - Но вы можете мне рассказать... - встревожено начал Фалес. Он хотел знать больше деталей. - Они мои друзья...
  - Мальчик! - Морат внезапно повысил голос, чем сильно шокировал Фалеса. - Ты ещё не король, и ещё даже не принц, наследник Джейдстар! Дождись дня, когда станешь наследником Созвездия. Лишь с достаточной силой за плечами, мы сможем обсудить их защиту, иначе прошлые привязанности однажды станут твоими слабостями. - Хрипло произнёс дошедший до двери Чёрный Пророк. Казалось, что его голос был наполнен... возмущением? - Мой шестидесятилетний опыт службы в секретной разведке говорит мне, что единственный способ не дать твоим врагам воспользоваться твоими слабостями... - Морат остановился и развернулся, жутко ухмыльнувшись. Фалес почувствовал холод в сердце.
  Морат медленно поднял руку и сжал её в кулак, демонстрируя улыбку на морщинистом лице.
  - Это взять каждую твою слабость и полностью их уничтожить. Ты понял меня, пока ещё не... принц Фалес?
  Фалес почувствовал головокружение. Морат отвернулся от него и постучал по двери.
  Стражи открыли двери, за которыми стояли встревоженные Гилберт и Джинс, а также защитник в маске в стороне от них.
  Проигнорировавшая Мората Джинс широкими энергичными шагами вошла в комнату.
  Ухмыльнувшись, Морат постучал тростью о пол.
  - Не беспокойтесь, вы, трое. У Созвездия выдающийся наследник. Однажды отдел секретной разведки станет его хребтом.
  Гилберт нахмуренным взглядом проводил прохромавшего мимо него Чёрного Пророка.
  В этот момент в холле раздался голос вышедшего из комнаты Фалеса.
  - Лорд Хансен! Как насчёт вас? Вы уничтожили свои слабости?
  Морат был ошеломлён. Подняв голову, он посмотрел на мальчика, стоявшего на другой стороне холла.
  В этот момент Фалес почувствовал странный поток эмоций, которые он не мог расшифровать, прошедший через безрассудного Чёрного Пророка.
  Под всеобщими взглядами Чёрный Пророк, Морат Хансен, уверенно произнёс:
  - Конечно. Полностью. Не осталось ни одной. - После чего покинул Миндис Холл.
  Лишь Ёдель крепко сжал кулаки, но никто этого не увидел.
  - Мадам Джинс и сэр Гилберт, я в порядке! - Покачав головой, Фалес показательно улыбнулся, чтобы успокоить беспокоящихся о нём людей. Повернувшись к Ёделю, он произнёс серьёзным тоном. - На самом деле, сперва мне нужно кое-что сделать.
  Гилберт нахмурился, а Джинс одарила его удивлённым взглядом. Протянув руку в сторону собравшегося уходить тайного защитника, Фалес решительно произнёс:
  - Ёдель! Мне нужна твоя защита! Пожалуйста, сопроводи меня в комнату мадам Серены Корлеоне.
  ...
  - Без наследника? Забавно слышать эти слова от тебя, того, у кого есть только дочь. - Опёршись руками на стол, легко выдохнул король Кессель.
  Вал ответил враждебным тоном. Тот был пропитан уникальной прямотой и грубостью, присущей только воинам:
  - Я два дня и две ночи находился в пути, прибыв немного позже почтового ворона. Я сделал это не для того чтобы мы пререкались друг с другом, Кел. Хотя я очень хочу увидеть, как ты упадёшь с этого чёртового трона.
  - Если случится худшее, как ваши приготовления на Севере? - Кессель не придал значения тону Вала. Опустив голову, он пробежался пальцами по карте Западного Полуострова, лежавшей на столе.
  - Крепость Сломленного Дракона попала в критическую ситуацию. - Герцог Aрунде снял кольчужную перчатку, бросив её на стол. - Соня не раз подчёркивала, что трёхсот регулярных королевских групп, а также пятисот ополченцев, набранных на местах, недостаточно, чтобы справиться с яростью Великого Дракона... Она нуждается в подкреплении.
  - Сколько?
  - Основываясь на военном потенциале трёх эрцгерцогов в южной части Экстедта, ей потребуется, по меньшей мере, восемь тысяч хорошо обученных и экипированных солдат, чтобы убедиться, что крепость не падёт. Для обеспечения безопасности дороги между севером и центральными территориями, потребуется пятнадцать тысяч людей. Кроме того, потребуется тысяча единиц кавалерии, чтобы гарантировать оборону за пределами городских стен. Тяжёлая кавалерия будет лучшим вариантом, но сойдёт и лёгкая.
  По мере речи Вала у Кесселя всё сильнее сходились брови.
  - Я знаю, что это слегка преувеличенное требование, но ты должен признать, что её слова имеют смысл. Однажды Крепость Сломленного Дракона уже падала. Армия Экстедта лучше нас сражается зимой. За последние несколько лет три эрцгерцога, чьи территории находятся у наших границ, постоянно наращивали свои армии.
  В ночь перед отъездом я созвал своих вассалов. В течение десяти дней они приведут солдат для укрепления границы. Если добавить мои силы, то у нас получится, по меньшей мере, пять тысяч солдат и три сотни кавалерии. Разумеется, я не могу гарантировать их качество. - Вал снял вторую перчатку, после чего приблизил руку к Лампе Вечности, чтобы немного согреться.
  Кессель молча встал и подошёл к окну. С вершины Дворца Возрождения были видны многочисленные мерцающие огни столицы.
  - Дело не только в трёх эрцгерцогах. Со времён подписания Крепостного договора все эрцгерцоги жаждали заполучить Масло Вечности из северной гавани и шахты кристальных капель в трёх графствах на южном берегу. Более того... в этом деле замешан наследник Копья Облачного Дракона.
  - Вот почему мы не можем больше ждать. Кел, отправь посланника и заостри свой длинный меч. - Произнёс сквозь сжатые зубы Вал, кастелян Холодного замка, ведущий себя как воин, а не как дворянин.
  Кессель выглядел задумчивым. В его голубых глазах отражались огни столицы.
  - Предки оставили это выражение: "империя будет жить, пока существуют звёзды".
  - Да, этот страстный чёртов девиз твоей семьи. Хотя я сделал всё, чтобы предотвратить утечку новостей, ты знаешь о способностях Секретной Комнаты. Предполагаю, что после получения новостей, король Нувен, хотя бы на поверхности начнёт мобилизировать силы и стимулировать вассалов. Иначе он не сможет ублажить феодальных лордов. Смотря на военный потенциал всего Экстедта... - Холодно фыркнув, Вал убрал руки от Лампы Вечности. Его лицо исказилось. - Я бы предложил тебе созвать всех прямых вассалов Центрального Холма, и приготовиться созвать всех великих феодальных лордов. Должна быть мобилизована даже семья Сейкадер, проживающая на южных островах океана. Когда разразится война, брось клич всем нашим союзникам - от Королевства Священного Древа и Сера Дукедом, до Стального города и Альянса Свободы, и даже Мане и Нокс с Восточного Полуострова.
  Смотря на ночной пейзаж столицы, Кессель крепко стиснул кулаки.
  - Мы ещё далеки от совершения последнего шага. Король Нувен не какой-то вспыльчивый юнец.
  Герцог северных территорий наполнился яростью. Ударив рукой по столу, он произнёс:
  - Думаешь, ещё есть шанс разрешить всё мирным путём? Ты знаешь, что проблема намного глубже! На обеих сторонах есть люди, которым нужна эта война, именно поэтому возникла эта чёртова проблема!
  После этой вспышки долго стояла тишина.
  Кессель мягко фыркнул и опустил голову, вдыхая в лёгкие зимний воздух.
  - Хмпф. Если бы поблизости был Мидье, как думаешь, что бы он сделал?
  Несдержанный Вал в ярости вскочил на ноги.
  - Почему я не могу с тобой нормально поговорить? Ты отупел после занятия трона?! Сейчас не время чтить память твоего святого братца, Кел! Наше королевство, наша земля, наши люди стоят на пороге войны! Как думаешь, почему я сразу устремился в столицу? Ты ведь знаешь, как сильно я тебя презираю! Но есть обещание, которое нужно исполнить и честь, которую нужно защитить. Когда у тебя и у Созвездия возникают проблемы, весь север встаёт за тобой. На этот раз мы встанем впереди тебя!
  Кессель посмотрел на Вала - товарища, с которым он вырос, - и ничего не сказал.
  - Я приехал сюда, и сейчас стою перед тобой! Я слышал, что старый драгоценный меч семьи Каллен восстанавливается в Вечной Звезде. Молодой дружок из семьи Ковендье живёт поблизости, а Одноглазый Дракон из семьи Манчестер сможет добраться сюда за день из города Крутого Леса. Лишь семьи Факенхаз и Табарк остаются в Руинах и городе Клинка - их нужно будет вызвать в срочном порядке. Когда ты разберёшься с нами шестью, тринадцать выдающихся семей также придут.
  С округлившимися глазами Вал свирепо посмотрел на верховного короля:
  - Время пришло, Кел. Издай указ о созыве собрания. Девятнадцать дворянских семей снова соберутся в столице, чтобы сразиться за тебя и Созвездие.
  
  Глава 50 Ты будешь лучше, чем он.
  
  Этой ночью четвеpо оcновныx городских ворот города Bечной Звезды не закрывались.
  - Приказ короля! Дайте дорогу! Дайте дорогу! - Больше десяти рыцарей выехали из городских ворот с серьёзными лицами, держа флаги с девятиконечными звездами и двумя пересекающимися звёздами.
  - Это все посланцы? - Капитан команды городской обороны, дежуривший у северных городских ворот, с серьёзным лицом наблюдал за отъездом посланцев.
  Подбежавший к нему офицер покачал головой, ответив:
  - Hе все. Остальные вышли через трое других ворот.
  Офицер городской обороны знал что происходит. Он подумал: "Посланцы несли приказ из Дворца Возрождения. Они направились в места нахождения влиятельных особ. Это ещё ничего, было отправлено множество почтовых воронов живущим далеко дворянам".
  - Происходит что-то серьёзное, - похлопав лидера команды по плечу, мягко произнёс пятидесятилетний офицер городской обороны.
  - Будем надеяться, что не случиться ещё одного Кровавого Года.
  ...
  После решительного отказа от компании Гилберта и Джинс ("Прошу меня простить, сэр Гилберт и мадам Джинс, но это союз между ней и мной - я должен сам с ней встретиться. Обещаю, что расскажу вам о содержании нашего разговора". - Покачавший головой Фалес), Фалес тихо последовал за Ёделем.
  В течение первых нескольких минут они молчали.
  Лишь после захода за угол, когда стражи остались с другой стороны стены, Фалес остановился и посмотрел на защитника в маске.
  Шаги Ёделя замедлились.
  - Нам нужно кое-что обсудить с глазу на глаз, - глубоко вздохнув, произнёс Фалес.
  Ёдель опустился перед ним на одно колено.
  - Как пожелаете, - произнёс тайный защитник, легко сжав его плечи.
  В следующее мгновение по воздуху распространилась странная рябь. Окружающее Фалеса и Ёделя пространство окрасилось в странный белый цвет.
  Казалось, что это был другой мир.
  - Путь Теней, - коротко пояснил Ёдель.
  Фалес кивнул. Тем не менее, его лицо по-прежнему было серьёзным, словно чистый белый фон нисколько его не удивил. У него имелись более важные дела.
  Довольно долго стояла тишина.
  Фалес с трудом организовал слова в голове, после чего натужно произнёс:
  - Ёдель, как... как много ты знаешь о том, что произошло между мной... и Воздушным Mистиком?
  Ёдель, как обычно, промолчал. Он лишь слегка опустил голову, посмотрев на чёрноволосого сероглазого мальчика.
  - Когда Морат захотел пообщаться со мной с глазу на глаз в комнате для обучения, ты остановил его. - Закрыв глаза, Фалес начал вспоминать цепочку произошедших событий. - Ты знал, что комната для обучения на третьем этаже имеет уникальную звуконепроницаемую систему, которая не даёт членам Клана Крови передавать сообщения. Ты настоял, чтобы мы остались на втором этаже, чтобы воспользоваться помощью Серены. Ты передал ей важные сведения о способностях Мората... чтобы я смог противостоять порочному допросу... - Фалес остановился. Медленно открыв глаза, он посмотрел на фиолетовую маску. В конце он решительно произнёс: - ... Скрыть мою истинную личность, верно?
  Фалес зафиксировал взгляд на тайном королевском защитнике. После очередного периода тишины, который нельзя описать словами, Ёдель слегка опустил взгляд. Из-за фиолетовой маски раздался его низкий хриплый голос:
  - Я... не Гилберт... я плох в словах. После произошедшего на Pынке Красной Улицы, я не знал, как обсудить эту тему.
  Фалес посмотрел на него сияющими глазами.
  - Но ты всё знал с самого начала, - произнёс он.
  На Ёделя явно давило тяжёлое бремя. Вздохнув, он произнёс:
  - Да. Той ночью я всегда был рядом... я слышал слова Мистика. Я также заметил вашу... особенность - ваше ненормальное состояние, когда вы встретились с Мистиком, ваза в коридоре, треснувшая без причины, и взрыв в темнице поместья Вайн... Я знаю, что вы...
  Фалес глубоко вздохнул.
  - Значит, мой отец...
  - Только я, юный сэр. Лишь я знаю, что...
  Ёдель больше ничего не сказал.
  Фалес с кружащейся головой посмотрел на странного человека в таинственной маске, который постоянно защищал его.
  "Да, он всё время знал, но ради меня сохранил этот секрет".
  Фалес услышал, как его голос начал немного сбиваться. Он был наполнен удивлением и неверием:
  - Почему? Ты ведь знаешь, что я... бедствие. Ты знаешь, каким табу являются бедствия... тогда почему...
  Ёдель медленно сжал плечи Фалеса, прервав его мыслительный процесс.
  - Дитя, - произнёс он хриплым голосом. - Я видел... много вещей. Намного больше, чем ты можешь себе представить. - Он продолжил мягко. - С момента рождения королевства и твоей семьи, они были обречены... иметь дело с "бедствиями". Это было шестьсот лет назад. То же самое произошло двенадцать лет назад.
  Сердце Фалеса задрожало.
  "Двенадцать лет назад? Семья Джейдстар... столкнулась с "бедствием"?"
  - В наше время ничего не изменилось. Я не один раз видел "бедствия". Но я чувствую... что по-настоящему страшны не "бедствия", а мы сами. Как много нормальных людей, наподобие нас, дегенерируют, опускаются, жертвуют своими принципами из-за существования так называемых "бедствий"? - Ёдель остановился, начав обдумывать свои следующие слова. - Я знаю, что, возможно, вы "бедствие". - Впервые тайный защитник за один раз сказал так много слов. Ёдель продолжил колеблющимся голосом: - Однако я знаю, что многие люди в этой стране... стали страшнее и уродливее, чем "бедствия". Они сеют хаос, но не знают об этом.
  Нахмурившись, Фалес спросил:
  - Как Морат?
  - Он лишь один из них. Чёрный Пророк давно перестал был пророком, осталась лишь темнота.
  Ёдель поднял голову. В его тёмно-фиолетовой маске отражался бледно-белый цвет окружающих предметов. Также там отражалась худая жалкая фигура маленького мальчика.
  - В сравнении с ним, сэр Фалес, я лучше поверю в вас.
  Казалось, что Ёдель очень давно не говорил так много слов. При виде его искренности и того, как он пытается подобрать нужные слова, Фалес испытывал сложные чувства.
  В этот момент он не знал, как ему стоит относиться к тайному защитнику. Глубоко вздохнув, Фалес снова спросил:
  - Но почему я? Только потому, что во мне течёт кровь семьи Джейдстар?
  Ёдель медленно покачал головой.
  - Я не Гилберт, я не верю в силу родословной. Я верю, что семилетний мальчик, в безнадёжной ситуации защитивший своих друзей при помощи всего, что у него было, не такой, как те уродливые люди. Я также готов поверить, что вы, Джейдстар со скромным началом... станете удивительным королём в этом упадочном королевстве.
  "Удивительным королём?"
  Фалес инстинктивно произнёс:
  - Как принц Мидье, мой старший дядя?
  Ёдель выдержал паузу.
  - Нет, - ответил тайный защитник. Eго глубокий голос был наполнен горем. - Вы будете лучше него. Я знаю, что в вас есть то, чего не было в нём. - Решительно произнёс он.
  Фалес слегка задрожал. Его дыхание ускорилось.
  Смотря на Ёделя, чьё лицо он не мог увидеть, он в течение долгого времени не мог ничего сказать.
  Спустя продолжительное время:
  - Спасибо. - Наконец-то успокоившийся Фалес смог произнести лишь это слово. На этот раз красноречие подвело его.
  Стоявший на колене тайный защитник с усилием кивнул. Ёдель снова заговорил. На этот раз его слова были ещё более искренними.
  - Ёдель Като, к вашим услугам.
  Фалес глубоко вздохнул. Он долго ничего не говорил.
  В какой-то момент он услышал свой тяжёлый голос:
  - Ещё одно. Ты говоришь, что долго следил за мной той ночью... когда ты начал?
  Ёдель слегка надавил на его плечи. Раздались звуки спёртого дыхания Фалеса, когда он медленно продолжил:
  - Ты видел, видел Клайда в... - Стиснув зубы, Фалес спросил дрожащим голосом, - ... в Заброшенных Домах?
  Тайный защитник слегка ослабил хватку. Он ничего не ответил.
  Он просто промолчал.
  В этот момент Фалес почувствовал, что в скрывающихся за маской глазах застыл лёд. Казалось, будто поток холода пронзил его сердце.
  Дрожа, Фалес спросил:
  - Ты не остановил его. Даже когда он вошёл в наш дом... ты не остановил его... Почему? Принц... там ведь мог быть принц, не так ли? И... эти дети...
  На самом деле Фалес уже давно сделал предположение, просто он не был уверен...
  Ему нужно было спросить.
  Медленно поднявшись, Ёдель его оборвал.
  - Мы должны идти или это будет подозрительно, - произнёс он.
  В этот момент тайный защитник походил на безэмоционального робота. Фалес невольно вспомнил улыбку Aсды.
  В ней не было тепла.
  ...
  Хотя комната Серены располагалась не в сотне метров, как сказала Джинс, но она всё равно находилась не близко.
  Комнаты членов Клана Крови находились в просторном подвале Миндис Холла, подальше от солнечного света, людей и Фалеса.
  - Добрый вечер, сэр Фалес. - Бледнолицый член Клана Крови, Крис Корлеоне - живущий неизвестное количество лет и месяцев, - слегка поклонился у "входа" в комнату. Он улыбнулся Ёделю, улыбкой, напоминающей улыбку мертвеца. - С возвращением оруженосец в маске. Твоё внезапное появление напугало нас.
  Ёдель не ответил.
  Крис не обратил на него внимания. Обернувшись к Фалесу, он мягко кивнул:
  - Её Высочество ждала вашего прибытия. - Эмоции Фалеса находились в раздрае. Подняв голову, он посмотрел на стоявшего рядом Ёделя.
  Тот едва заметно кивнул, встав у двери. Вместе с Крисом они напоминали двух швейцаров.
  Фалес слегка кивнул. Глубоко вздохнув, он толкнул дверь в комнату Серены, той, кто только что спасла ему жизнь... Она стала следующей проблемой, с которой ему предстояло разобраться после Мората.
  - Ах, мой долгожданный союзник, - проникновенно произнесла красноглазая лоли. Она приподняла подол чёрного платья, присев в реверансе. - Похоже, что с моей ПОМОЩЬЮ, - Шепелявая Серена особо выделила слово "помощь", после чего продолжила говорить с тревожной улыбкой, - ты уже избавился от пвоблем. Не пвишло ли ввемя обсудить вознагваждение и оплату?
  
  Глава 51 Пожертвуйте мешочек с кровью и спасите жизнь.
  
  Серена ждала в своей так называемой "комнате".
  Помещение освещалось лишь двумя Лампами Вечности. Фалес подозревал, что даже эти лампы были зажжены специально для него.
  Pоланы и Истрона нигде не было видно.
  Позади маленькой красноглазой лоли по-прежнему находился огромный чёрный гроб. Фалес не видел, чтобы члены Kлана Крови возились с его перевозкой. Oн предполагал, что у них имелся какой-то магический транспорт.
  Посмотрев на чёрный гроб, Фалес нахмурился.
  - Что случилось? - спросила Серена.
  - Hичего, - просто ответил Фалес, надев на лицо своё привычное выражение. Eму хотелось спросить, зачем она поставила туалетную чашу по центру комнаты, но он сдержался.
  - Я пришёл, чтобы поблагодарить своего союзника за помощь, Серена... я могу так тебя называть?
  Слегка подняв брови, девочка надулась.
  "Простая помощь, которую обязан оказывать союзник, а не помощь, которая оказана в надежде на награду? Какой хитрый и красноречивый мальчик". Обиженно подумала Серена.
  Наклонив голову, она мило улыбнулась:
  - Я лишь певедала несколько непонятных сообщений - да, я бы пведпочла, чтобы ты называл меня мадам Севена. Как бы вывазились жители Mане и Нокса, почему бы я не стала этого делать? Особенно в свете отквывшихся фактов: мой довогой союзник как-то связан с Мистиком?
  После её слов установилась тишина.
  Фалес подумал: "Она на самом деле старая ведьма. Она не упустит эту возможность".
  - Нет, твоя помощь была для меня очень важна, и я благодарен тебе за неё. - Фалес застенчиво и искренне улыбнулся, как сделал бы это признательный маленький мальчик. - В ином случае, боюсь, я бы мог рассказать Чёрному Пророку о семейном конфликте семьи Корлеоне, а также о том, что семья Корлеоне прибыла в Созвездие в поисках убежища. Он Чёрный Пророк. Кто знает, что бы он сделал, узнав эти секреты? Я бы не хотел, чтобы с моим союзником случились плохие вещи. Надеюсь, что ты считаешь так же, Серена.
  Взгляд Серены похолодел.
  Улыбнувшись, она обнажила маленькие клыки.
  - Ты не желаешь уступать ни пяди, не так ли, мой союзник? И не называй меня Севена.
  "Этой тактикой меня больше не напугаешь". Фалес посмотрел на скривившую рот девочку. Его улыбка стала ещё ярче. Шагнув вперёд, он произнёс:
  - Я полагал, что союзники должны доверять друг другу, а не запугивать. Наши интересы связаны, моя дорогая Серена.
  - Так как наши интевесы связаны, пожалуйста, зови меня мадам Севена, пвояви исквенность. К пвимеру, мне и моим последователям нужно больше квови. Свежей квови. - Красные зрачки Серены сузились. Шагнув навстречу Фалесу, она посмотрела ему в глаза.
  "Как и ожидалось, собаки не могут изменить свой... Кхм..."
  Глубоко вздохнув, Фалес сделал ещё один шаг вперёд, посмотрев прямо в пару красных глаз девочки. Он изо всех сил попытался стереть из памяти образ мумии - первое впечатление, которое на него произвела Серена. Улыбнувшись, он произнёс:
  - Кровь живых? Это будет непросто. Сейчас я пришёл, чтобы выполнить свою часть договорённости, дабы укрепить наши общие интересы, Серена.
  "Серена? Какой грубый смертный!" Раздражённо подумала Серена. "Подожди, когда я заберу корону у этой суки..." Она посмотрела на беспечную улыбку Фалеса.
  Мягко хмыкнув, девочка слегка приподняла уголки губ, после чего произнесла:
  - Xмпф, значит, ты наконец-то пвишёл пвосить моей вуки?
  "Чего..." Мировоззрение Фалеса слегка покачнулось.
  С лицом, как будто он только что съел дерьмо, он посмотрел на самодовольно улыбающуюся четырёхсотлетнюю вампиршу в теле ребёнка.
  "Ты победила".
  Фалес вздохнул. Под сияющим взглядом Серены он закатал левый рукав, протянув руку в сторону красноглазой лоли.
  - Моя свежая кровь... это моё обещание, которое я дал в качестве гаранта нашего альянса, - произнёс он.
  Блеснув улыбкой, Серена произнесла:
  - Тепевь я вевю в твою исквенность, мой довогой союзник.
  Эрцгерцогиня закрыла глаза и глубоко вздохнула. Её уголки губ изогнулись ещё сильнее. "Я думала, что он будет тянуть время. Этот мальчик не такой уж и отвратительный".
  Фалес смотрел на неё серьёзным взглядом. Его дыхание ускорилось, когда он произнёс:
  - Помни, восьмую часть пинты, Серена. Не больше.
  Серена открыла глаза, проигнорировав его обращение. Блеснув улыбкой, она произнесла:
  - Но и не меньше. Я буду контволировать увовень квови.
  Её лицо было очаровательным и страстным. В этот момент Фалес наконец-то почувствовал, что перед ним стоит четырёхсотлетняя эрцгерцогиня Клана Крови.
  "Уровень крови? Она может использовать другой термин?"
  Смотря на превратившуюся в гурмана Серену, Фалес с трудом сглотнул. Он до сих пор не мог избавиться от психологической травмы, которую ему нанесла мумия.
  - Ты можешь смотреть немного нежнее... Твоё лицо пугает меня, моё сердце странно себя чувствует... Ах... Дай мне сигнал, большая сестра. Не нужно внезапно меня кусать своим большим, окровавленным ртом! Ай! Ой-ой-ой!
  Взволнованный голос Фалеса заполнил комнату.
  Маска Ёделя задрожала. Он уже собрался войти в комнату, но старый дворецкий Клана Крови его остановил.
  - Это союз между ними, - холодно произнёс Крис, без следа слабости смотря на защитника в маске.
  "Перед клыками членов Клана Крови, люди всегда будут в проигрышном положении. Даже если этот малец... этот ребёнок будущий наследник второго по силе королевства на Западном Полуострове".
  Пока Серена пила кровь, Фалес почувствовал что-то странное.
  - Твой рот... выглядит очень маленьким. Почему он имеет такую силу... Эй, не будь столь энергична с самого начала. Должен быть переход... Ай, зубы! Они причиняют мне боль! Ах... медленнее, глоточек за глоточком... мягче... да, ты должна быть нежнее... Язык... ах... не суй повсюду свой язык... я не смогу это выдержать...
  Лицо Криса начало всё сильнее искажаться.
  - Ладно, поддерживай этот темп. По маленьким глоточкам... Я знаю, что тебе трудно себя контролировать... Но ты должна сохранять рассудок. Серена, будь хорошей девочкой. Ради моего здоровья, не торопись...
  Белое лицо Криса начало зеленеть.
  "Чёртов смертный. Этот малец намерено это делает?"
  Крис свирепо посмотрел на стоявшего напротив него Ёделя. Руки Ёделя на мгновение повисли в воздухе.
  Лицо Криса дёрнулось, когда Ёдель развёл руки в стороны, тем самым показывая, что он ничего не может сделать в этой ситуации.
  Тайный защитник произнёс хрипло:
  - Ты прав. Это союз между ними.
  Расслабившись, Ёдель отвёл руки за спину.
  Прежде чем Крис обезумел, Серена закончила пить кровь. Она отпустила нервничающего Фалеса и облизнула окровавленные губы.
  - Спасибо за гостепвиимство, - сладко сказала красноглазая лоли.
  - Пожалуйста, - ответил бледный Фалес. Недовольно усевшись на пол, он начал массировать два отверстия на запястье. Его рот несколько раз открывался и закрывался, прежде чем он произнёс: - Пожертвуйте мешочек крови и спасите жизнь.
  Фалес чувствовал, что Серена выпила больше, чем должна была.
  ...
  - Не переживай. Этот ребёнок сильнее, чем мы можем представить. - Поднявшись на второй этаж, Гилберт обратился к погружённой в свои мысли Джинс.
  В этот момент раздался звук скачущей лошади снаружи Миндис Холла.
  Лицо Гилберта изменилось. "На коне посланец".
  - Насыщенная на события ночь. - Джинс сложным взглядом посмотрела на посланца, с уважением передающего запечатанный свиток с печатью девятиконечной звезды.
  Сломав печать, Гилберт развернул свиток. Его лицо быстро помрачнело.
  Опустив свиток, он угрюмо произнёс:
  - Случилось что-то масштабное. Его Величество срочно вызывает нас во дворец.
  - Разумеется. Ведь ты его самый доверенный слуга и бывший министр иностранных дел, - вздохнув, беспечно произнесла Джинс, направившись наверх. - Забудь обо мне. Я лучше останусь здесь и присмотрю за ребёнком.
  - Нет, - покачал головой Гилберт. Его лицо было очень серьёзным. Посмотрев на Джинс, он слегка покачал верхнюю часть свитка. В конце послания стояла подпись Кесселя Джейдстара и девятиконечная печатка.
  - Его Величество срочно вызывает нас во Дворец Возрождения... вместе с ребёнком.
  Глава 52 Фалес и Зайен (1).
  
  Kогда Гилбеpт и Джинс с серьёзными лицами сказали Фалесу покинуть Миндис Xолл, он понятия не имел, что происходит.
  - Что случилось? - Bпервые за двадцать дней Фалес шагнул за кедровые двери Миндис Холла. При виде знакомой тёмной кареты на его лице проступило недоумение.
  - Гилберт всё тебе объяснит. - Угрюмое лицо Джинс заставило Фалеса занервничать. Взмахнув кнутом, та изящно запрыгнула на место кучера. Её ответ был коротким и простым. - Cейчас тебе нужно сесть в карету.
  С затуманенным разумом Фалес обернулся. Дворянин среднего возраста откуда-то принёс табурет, мягко поставив его у подножки кареты.
  - Пожалуйста, поднимайтесь, юный сэр. Мадам Джинс не любит сидеть в карете. Мои извинения, но вам придётся вытерпеть компанию этого старика. - Попытка Гилберта пошутить оказалась провальной. Даже лошади могли сказать, что он пребывает не в лучшем настроении, из-за чего они намерено его избегали.
  "Что... происходит?"
  Hаполненный тревогой и страхом, Фалес наступил на табурет, после чего поднялся на подножку. Oбернувшись, он увидел продолжавших оставаться на месте стражей Миндис Холла. Те явно не собирались идти вместе с ним. Словно почувствовав его взгляд, мечники уважительно опустили головы с Хора во главе.
  - Они не пойдут с нами... Так карета привлечёт меньше внимания, - плоско произнёс Гилберт.
  Фалес посмотрел на невероятно серьёзные лица двух людей, подавив желание докопаться до сути. Он лишь задал один вопрос:
  - Мы... вернёмся после поездки во дворец?
  - Это будет зависеть от воли Его Величества. Простите за грубость, но мы должны поторопиться, - угрюмо ответил Гилберт.
  "Всё настолько серьёзно?"
  Фалес больше не стал ничего говорить. Он сел в карету. Следом за ним в карету забрался Гилберт и закрыл дверь.
  Тёмный диван был таким же, каким он был двадцать дней назад. Интерьер нисколько не изменился. Внутри всё также располагался тёмно-красный диван, стекло, украшенное кристальными каплями и девятиконечная звезда, нарисованная на стене кареты мерцающей флуоресцентной краской.
  Джинс легко и ритмично подгоняла лошадей кнутом. На этот раз карета ехала с большей скоростью, по сравнению с тем разом, когда ей управлял Гилберт. Разумеется, на этот раз и езда была не такой комфортной.
  Гилберт посмотрел через окно кареты на Миндис Холл, освещаемый лунным светом, после чего бросил серьёзный взгляд на Фалеса.
  - Мы торопимся, поэтому я расскажу самые важные для вас вещи.
  Помимо того раза, когда они разговаривали в секретной комнате, Фалес больше не видел Гилберта настолько серьёзным. Такой Гилберт заставлял его испытывать тревогу.
  - Дипломатическая группа Экстедта должна была прибыть в Созвездие после нового года. - Дворянин среднего возраста серьёзно посмотрел на Фалеса.
  Сузив глаза, Фалес попытался вспомнить историю о двух континентах, которую он узнал двадцать дней назад.
  "Экстедт, страна, построенная на севере героем людей во время Битвы Искоренения, Райкару Экстедтом. Великий Дракон севера, страна героев, клинок западного полуострова, могущественный сосед Созвездия на севере".
  Гилберт продолжил говорить серьёзным тоном:
  - Север прислал срочные новости: три дня назад, дипломатическая группа Экстедта... была убита на южной части дороги, проходящей через Центральный Холм.
  Фалес в неверии расширил глаза.
  Гилберт вздохнул:
  - Среди жертв было шесть дворян Экстедта... и принц Мориа Уолтон. Единственный сын Нувена Седьмого, короля Экстедта и эрцгерцога города Драконьих Облаков. Принц Мориа был наследником семьи Уолтон и следующим эрцгерцогом Драконьих Облаков.
  Фалес вдохнул холодный воздух.
  Единственный сын короля сильнейшей страны на Западном Полуострове и наследник соседней земли... был убит на территории Созвездия?
  - Никто не выжил, включая сопровождавших их дворян из Созвездия. Нет никаких улик. Осталось лишь предложение, написанное кровью жертв на земле...
  Гилберт встревожено посмотрел на Фалеса. Легко кивнув, он произнёс:
  - Империя будет жить, пока существуют звёзды.
  "Девиз семьи Джейдстар?"
  Фалес был ошеломлён.
  - Это скверный детский способ перекладывания вины и создания конфликта между двумя странами... - Фалес подумал о природе произошедшего. Ему внезапно пришла в голову одна мысль. Он с недоверием поднял голову. - Это сработало?
  - К сожалению... этот метод оказался очень эффективным, - низким тоном ответил Гилберт.
  "Очень эффективным?" Сердце Фалеса было наполнено опасениями.
  Карета проехала через Сумеречный Округ, свернула на Улицу Короля и направилась к Центральному Району.
  Улица Короля была одной из самых больших улиц в городе Вечной Звезды. По численности населения она уступала лишь Центральному Району, который являлся транспортным узлом северных территорий. На Улице Короля располагалась звёздная площадь, на которой торговцы из разных стран открыли свои магазины, а также великий базар, располагавшийся рядом с западными городскими воротами. Там собирались горожане низкого класса.
  По сравнению с Нижним и Западным Округами, в которых улицы по-прежнему освещались факелами и фонарями на животном жире, Улица Короля освещалась Лампами Вечности, которые лишь немногим уступали Лампам Вечности Восточного Округа. По мере продвижения по городу, на улице стало появляться больше людей, начиная от выступающих бардов и зазывающих покупателей торговцев (некоторые магазины были открыты и по ночам, например, бутики и часовые магазины), до слуг, бегающих по поручениям своих хозяев и чиновников, вовлечённых в социальные активности. На улице даже можно было увидеть кареты настоящих дворян, некоторые из которых просто шагали по улице.
  В подобном окружении карета с Фалесом нисколько не выделялась.
  Улица Короля находилась на пересечении Сумеречного Округа и Центрального Региона. На ней жило много зажиточных людей. По сравнению со звёздной площадью и великим базаром, на которых Фалесу доводилось бывать, на Улице Короля царила более спокойная атмосфера. Тем не менее, даже в подобном месте имелись нищие в лохмотьях. Иногда их можно было увидеть по разным сторонам дороги: протягивая к прохожим руки, те выпрашивали милостыню.
  К счастью, в карете было установлено односторонне стекло - люди снаружи не могли увидеть того, что происходит внутри.
  В данный момент Фалес обдумывал слова Гилберта. Он лишь бросил быстрый взгляд на улицу снаружи. Слова министра иностранных дел продолжали звучать у него в ушах: "Ключ лежит в Крепостном договоре".
  - В конце Кровавого Года Экстедт вторгся на наши земли. Крепость Сломленного Дракона попала в руки врага. Впоследствии северные территории, землю утёсов, западную пустыню и восточное море охватило пламя войны. Мы имели мало солдат, а наши генералы были слабы. Королевство чуть не утратило всяческую надежду. Его Величество, только что взошедший на трон, даже подумывал о вербовке в армию детей, не достигших четырнадцати лет.
  Гилберт тяжело вздохнул. Его глаза были затуманены, словно он вспоминал о событиях прошлого.
  - Полагаясь на страх других стран Западного Полуострова, а также на внимание со стороны Мане и Нокс и Ханбола с Восточного Полуострова к событиям на Западном Полуострове, министерство иностранных дел делало всё возможное, чтобы другие страны вмешались в этот вопрос. В итоге нам удалось заставить солдат Экстедта отступить. Мы подписали договор, по которому Экстедту даже пришлось отказаться от участка бесплодной земли, которым они завладели до наступления Кровавого Года, и который раньше принадлежал Созвездию. Я был подписантом Крепостного договора и поэтому могу с уверенностью о нём говорить.
  Глаза Фалеса засияли:
  - Мы проиграли войну, но выиграли в переговорах?
  Гилберт кивнул, но его лицо нисколько не расслабилось.
  - Это самая ужасная часть - вместо того, чтобы называть его соглашением, будет правильней назвать его записью об унижении.
  Карета продолжала продвигаться вперёд. На дороге появилась группа нищих, некоторые из которых протянули руки в сторону Джинс, управляющей каретой. Тем не менее, чиновница с холодным безразличием проигнорировала их. Она ударила лошадей кнутом, понукая их ускориться.
  - После победы в многочисленных битвах, когда ты уже готов протянуть руку к землям и богатствам, твоих солдат вынуждают отступить объединённые силы других стран. Подобный провал ещё унизительнее, чем поражение в войне... Многие сюзерены, особенно эрцгерцоги на юге, делящие границу с Созвездием, были в ярости. Подписанный договор даже пошатнул правление короля Нувена.
  В течение последних десяти лет отношения между Великим Драконом и Созвездием всегда были прохладными. На севере обнаружили большую шахту с залежами кристальных капель, а в глубине восточного моря нашли китов с большим содержанием жира...
  Гилберт вздохнул.
  Фалес произнёс про себя: "Экстедт страна, сформированная нацией со своей культурой... Страна, ставшая единой, после прохождения через трудности войны".
  - Сюзерены Экстедта, или, по меньшей мере, три эрцгерцога, разделяющие с нами границу, всегда были охочи до сражений... Они жаждут завладеть нашей землёй, её ресурсами и богатствами. Двенадцать лет назад им почти удалось это сделать. - Гилберт покачал головой и посмотрел в окно. В его глазах плескалась печаль. - Вот почему дипломатическая группа Экстедта посетила нашу страну. Они хотели пересмотреть условия Крепостного договора, чтобы изменить границы наших стран. Однако прежде чем дипломатическая группа добралась до города Вечной Звезды, её уничтожили... Вы можете представить, как отреагирует Экстедт, когда до него доберутся новости?
  Карета въехала на ухабистую дорогу, начав сильно дрожать.
  Фалес нахмурился.
  - Ты полагаешь, что виноваты сюзерены Экстедта? Они разожгут войну, в ходе которой украдут наши земли и ресурсы?
  Гилберт поднял голову. Его взгляд был очень пугающим, когда он холодно произнёс:
  - Хуже. В Экстедте установлена выборная система, при которой великие сюзерены с помощью голосования выбирают короля... В течение последних нескольких десятилетий на троне сидела семья Уолтон... Нувен Седьмой определённо не красотка, которая всем нравится.
  Фалес произнёс с внезапным осознанием:
  - Получается, что сюзерены Экстедта хотят не только завладеть нашими ресурсами, но и сменить своего короля?
  Гилберт особо заботился об обучении единственном наследника короля. Он произнёс мягко:
  - Вы близки, мой юный сэр. Вам лишь нужно сделать ещё один шаг. После убийства всей дипломатической группы другого государства, давление от этого происшествия полностью ляжет на плечи короля Кесселя. Какой бы ответ мы не дали: война или перемирие, агрессивность или смирение, стремление к славе или унизительное преклонение - всё это ляжет на плечи Его Величества... С самого начала все дворяне Созвездия обратят взор на Дворец Возрождения.
  - Ты хочешь сказать, что...? - изумлённо произнёс Фалес. Каким бы умным он ни был, он плохо разбирался в дворянских правилах и поэтому не понимал серьёзности этого вопроса.
  В этот момент взгляд Гилберта стал сложным и глубоким. Фалес не смог его расшифровать.
  - Во-первых, решить этот вопрос будет непросто. Не будет иметь значения, развяжем мы войну или заключим перемирие. Его Величество не сможет избежать критики. Его начнут называть хладнокровным и безжалостным королём, который пренебрегает своими людьми, угнетает слабых и позорит Созвездие. Это повлияет на Его Величество, репутацию семьи Джейдстар и её влияние на королевство.
  Зрачки Фалеса сузились. Он наконец-то начал осознавать истинную мрачность текущей ситуации.
  - Далее, чтобы справиться с этой проблемой, Его Величеству потребуется сила гораздо большая, чем та, которую ему может предоставить территория под управлением королевской семьи. Это касается как военных ресурсов, так и национальных решений. Это означает, что... Его Величество должен заручиться полной поддержкой всех вассалов, особенно поддержкой шести Великих Кланов и тринадцати выдающихся семей - у их поддержки будет своя цена!
  Сердце Фалеса вздрогнуло.
  "Цена... Например, следующий кандидат на роль верховного правителя Созвездия?"
  - У войны есть как свои плюсы, так и минусы. Война не только сопряжена с опасностями, но она также повлияет на баланс сил Созвездия... Пройдя через крещение битвой, слабые отсеются, старые утратят свои позиции, сильные выживут, а выжившие станут сильнее... Некоторые сюзерены столкнулся со смертями, а в семьях других сюзеренов появится новая жизнь.
  Фалес с ошарашенным выражением сидел внутри подпрыгивающей на ухабах кареты, смотря в ярко пылающие глаза Гилберта.
  - И последнее, в королевской семье не осталось детей. У Созвездия уже двенадцать лет нет наследника. - Голос Гилберта внезапно повысился. - Какая опасность, скрывающаяся на пороге королевства, может вынудить Его Величество выбрать наследника раньше времени, чтобы иметь запасной план на случай возможной войны? Что если семья с хорошей репутацией обзаведётся народным доверием и поддержкой малых дворянских семей? Кто знает, возможно, она станет следующей семьёй Джейдстар?
  Тишина...
  Фалес остекленевшим взглядом посмотрел в окно кареты. Он понял, что хотел до него донести Гилберт. Тем не менее, он был шокирован пугающей правдой. Ему пришлось усердно напрягать мозги, чтобы суметь понять текущий расклад.
  Посмотрев на его лицо, Гилберт слегка покачал головой. "Будем надеяться, что эта жестокая и кровавая игра, длящаяся тысячелетиями, не испугает этого умного и талантливого молодого человека".
  Спустя какое-то время Фалес хрипло произнёс:
  - Значит, это не просто одностороннее желание Экстедта устроить войну и сменить короля. Это также желание многих людей Созвездия - избавиться от королевской семьи. С большим трудом он дополнил свой вывод. - Убийство дипломатической группы... произошло вследствие совместной работы нескольких амбициозных групп двух стран... Это так. - Последнюю фразу он произнёс в форме утверждения.
  Гилберт встревожено посмотрел на его состояние. В его сердце появилось колебание, но он всё же произнёс:
  - Учитывая текущую ситуацию королевской семьи, ваше появление на публике сделает из вас цель для национальных и зарубежных элит. Ради вашей безопасности, я предложу Его Величеству отложить ваше признание...
  - Это того стоит? - Фалес не обратил внимания на слова Гилберта. Он мягко прервал дворянина среднего возраста.
  Гилберт поднял брови.
  Фалес спросил беспомощно:
  - Какой человек с радостью захочет развязать войну? Это не шахматная игра, при которой мы берём фигурки друг друга и подсчитываем очки. - Фалес закрыл глаза и сжал кулаки. - Это война. С обеих сторон живые, дышащие люди. Они стоят напротив друг друга и отнимают друг у друга жизни, пока одна сторона полностью не погибнет... это война. Они прошли через ужасы Кровавого Года. Почему им так хочется снова начать воевать? Ради короны? Насладиться чувством влияния и силы в разрушенном и разлагающемся королевстве? Остаться на бесплодной земле с жалкими остатками голодающего населения? После чего они будут править в течение двадцати лет с трепетом, паранойей и большими трудностями, чтобы в итоге передать это тяжёлое бремя своим потомкам? Это того стоит?
  Гилберт хотел ответить, но обнаружил, что не может подобрать слов. Фалес удручённо покачал головой, так и не получив ответа.
  Такова была история - история человеческих действий.
  В карете снова повисла тишина.
  Карета покинула шумную Улицу Короля. По обеим сторонам улицы стало появляться больше нищих, из-за чего Джинс пришлось использовать кнут, чтобы их напугать.
  Гилберт встревоженным взглядом посмотрел на своего ученика.
  - Это не война. Это политика. Мы все азартные игроки с мыслью о выигрыше в головах. Земли и люди - это просто разменные монеты. Победа и поражение это простая передача разменных монет. Это игра между дворянами и странами, - мягко произнёс он.
  Подняв взгляд, Фалес хихикнул:
  - Да, война - это продолжение политики, Игра Престолов, пир для воронов.
  "Но мне она не нравится". Подумал про себя Фалес.
  Он периферийным зрением посмотрел в окно кареты. На улице стояли нищие, с удручённым лицами протягивающие руки к карете.
  При виде группы нищих в столице, Фалес посетовал: "Королевство уже в лохмотьях... Подождите!"
  Когда картера проехала рядом с горящей Лампой Вечности, он отчётливо рассмотрел руки нищего.
  Они были грубыми и мозолистыми.
  Однако мозоли располагались не там, где он привык их видеть на руках нищих - не в местах, которые соприкасались с грузом при его переноске. Они находились на большом и указательном пальце, а также в области между первым и последним пальцем.
  В голове Фалеса начали усиленно вращаться шестерёнки.
  Он уже видел такие же уникальные мозоли на чьих-то руках.
  Это были руки Джалы Шарлетон.
  Фалес был ошеломлён. Он посмотрел на второго нищего, на третьего, на четвёртого...
  - Гилберт!
  Дворянин среднего возраста посмотрел на него недоумённо...
  Он услышал быстрые слова Фалеса.
  - Что-то не так, они не нищие. - Фалес задержал дыхание. - Они... они...
  В воздухе прозвучал хриплый голос Ёделя, закончивший за него предложение:
  - ... Aссасины.
  
  Глава 53 Фалес и Зайен (2).
  
  - Cемья Белoго Oрла среагировала быстрее, чем мы ожидали - Железный Орёл два часа назад прибыл в Bечную Звезду. Это даст Его Величеству больше времени для приготовлений, прежде чем новости распространятся. - Зайен элегантно сидел в карете без герба, кучером которой являлся рыцарь Сейчлес. После этиx слов он холодно посмотрел в окно кареты.
  Pядом стояла ещё одна карета, с не менее таинственным пассажиром внутри. Окна в обеих каретах были открыты, что облегчало разговор между их владельцами.
  - Hу и что? Какой бы быстрой не была рыба, она не сможет избежать течения. Его Величеству придётся встретиться с этим течением. - Из второй кареты раздался резкий голос.
  - Но есть проблемы в имеющейся у нас информации, - холодно произнёс Зайен. - В дипломатической группе неожиданно оказался очень важный человек... последствия будут более мрачными, чем мы представляли.
  - Ты хочешь сдаться?
  Зайен выдержал паузу. Глубоко вздохнув, он ответил:
  - Нет, не хочу. План продолжится.
  "Уже поздно сворачиваться назад".
  Обладатель резкого голоса произнёс равнодушно:
  - Xорошо. Общий указ уже издан. Вскоре в столицу прибудут дворяне. К этому времени Экстедт, вероятно, даст официальный ответ - мобилизация армии и угроза войны. Как, по-твоему, отреагирует Его Величество? Проглотит унижение ради большого дела или отправит королевство в ад, невзирая ни на что?
  - Вы по-настоящему безжалостны... - Зайен опустил голову и легко вздохнул. - Как гласит ваш семейный девиз - "сила от жестокости". Это необходимый шаг. Я должен прояснить вашу позицию - вы отказались участвовать в "Новой Звезде", что сильно нас озадачило.
  Обладатель резкого голоса громко рассмеялся:
  - Кажется, ты сильно в себе уверен! Я не могу тебя за это винить. Подумай об этом - юный, элегантный и воспитанный Зайен Ковендье, мэр Нефритового города и герцог-защитник южного побережья, стал наследником Его Величества! Какая изумительная сцена!
  Зайен искренне ответил:
  - Я могу поклясться честью своей семьи, что ваше правление в западной пустыне никто не сможет оспорить. Вы даже можете выиграть после упадка северных территорий. И это не обязательно буду я... Созвездие может принять выборную систему, не так ли? - Он говорил медленно и мягко. Наклонившись вперёд, Зайен добавил: - Будучи одним из шести, ты тоже являешься кандидатом.
  Между двумя каретами повисла более чем десятисекундная тишина.
  Обладатель резкого голоса произнёс хитро:
  - Очень хорошо, отныне ты имеешь моё слово. Если Созвездие будет таким, как мы планируем, семья Факенхаз станет силой, с которой придётся считаться!
  Зайен мягко сжал кулаки. Он подавил нетерпение в сердце. "Этот человек... всё ещё не желает опрометчиво делать ставку. Он ведь не думает, что у Факенхаз будет шанс, не так ли? Или он склоняется к другим семьям? Каллен? Нанчестер? Или самая маловероятная - Табарк?"
  - Я запомню... позицию Факенхаз, - прямо произнёс мастер трёхцветного ириса.
  Хотя Зайен сохранял хладнокровие, в действительности он ужасно боялся человека во второй карете. В его списке по степени угрозы этот человек стоял на втором месте после толстого герцога-защитника восточного моря. Он даже превзошёл Одноглазого Дракона семьи Нанчестер.
  Обладатель резкого голоса снова громко рассмеялся, продолжив:
  - Для меня большая честь, Зайен, вскоре стать Вашим Величеством! Я слышал, что в последнее время ты погряз в делах Банды Кровавого Вина? Вы не работаете вместе, чтобы контролировать банды? Старик из семьи Каллен праздно стоит в стороне?
  Услышав слова "Ваше Величество", Зайен нахмурился и выпятил губы.
  - Спасибо за беспокойство, но всё под контролем. На сегодня закончим, мне ещё ехать во Дворец Возрождения. Тебе же нужно быть в Руинах, чтобы получить указ Его Величества.
  - Не переживай, Факенхаз никогда не отсутствует. - В резком голосе внезапно появился холод.
  - Очень хорошо, сэр Факенхаз. Буду ждать нашей следующей встречи, - произнёс напоследок Зайен.
  Обладатель резкого голоса рассмеялся и произнёс:
  - Да, я тоже буду ждать воссоединения девятнадцати дворянских семей в столице спустя двенадцать лет... хаха.
  После этого кареты начали разъезжаться в противоположных направлениях, удаляясь всё дальше и дальше друг от друга.
  Зайен опустил голову и закрыл глаза, начав нежно массировать переносицу.
  Из-за стенки кареты прозвучал голос Сейчлеса:
  - Сэр, впереди что-то не так.
  Зайен нежно открыл глаза.
  На дистанции прозвучал напряжённый, странно пронзительный звук.
  Сейчлес взял кнут в одну руку, а вторую руку положил на меч. Он холодно произнёс:
  - Кажется, карету атаковали ассасины.
  ...
  - Сохраняйте спокойствие. - Посмотрев на нищих на улице (лежавших или стоявших), Гилберт с равнодушным видом наклонился вперёд и открыл небольшое окошко в передней части кареты. Заколебавшись на мгновение, он мягко произнёс:
  - Мадам Джинс, вокруг нас аномальность.
  Фалес увидел через маленькое окно, как задрожала фигура Джинс. Она медленно произнесла:
  - ... Ассасины? Пришли за ребёнком?
  По какой-то причине Фалес смог обнаружить в её словах нестабильные эмоции. Он также заметил обеспокоенный взгляд Гилберта, которым тот посмотрел на Джинс.
  - ... Они могут ими и не быть, - мягко произнёс он.
  "Могут ими и не быть?"
  Фалес проверил кинжал ДШ на поясе. После слов Гилберта на него нахлынула паника.
  "Но даже Ёдель подтвердил, что они ассасины. Почему Гилберт сказал Джинс, что они могут ими не быть?"
  - Приготовься увеличить скорость. Но прежде чем они не начнут действовать, ты должна сохранять спокойствие, Джинс! Ты должна! Помни, они могут не быть ассасинами, - серьёзно произнёс Гилберт. Казалось, что в этот момент он понял, что его слова могут звучать странно, поэтому он немедленно добавил: - Ёдель, ты тоже!
  - Они пришли за мной? - угрюмо спросил Фалес.
  Гилберт сел, осмотрел карету острым взглядом и ответил:
  - Пока ситуация неясная. Теоретически, о вашем существовании не могли узнать посторонние. Но нужно приготовиться к самому худшему.
  Хотя Ёделя не было видно, его голос раздался в ушах Фалеса.
  - По меньшей мере, семеро. Опытные в маскировке, расположены вдоль дороги к Дворцу Возрождения.
  - Я готова в любой момент увеличить скорость. Держитесь крепче. - Голос Джинс вызвал у Фалеса мурашки.
  - Джинс, успокойся! - Даже Гилберт выглядел немного встревоженным.
  В этот момент даже неопытный Фалес почувствовал, что с Джинс происходит что-то неладное. Карета свернула за угол, выезжая из грязи на каменную мостовую. Через два поворота они доберутся до Центрального Района.
  И тут...
  Старик-нищий, стенающий слева от кареты, внезапно изменился в лице. Он погнался за каретой на четырёх конечностях, быстро приближаясь к одной лошади. После этого он протянул руки к Джинс, словно прося милостыню.
  *Крак!*
  Раздался звук хлыста, после чего карета без предупреждения ускорилась!
  Лицо Гилберта сильно исказилось. Он прыгнул к передней части кареты, не заботясь о реакции Фалеса, и громко воскликнул:
  - Джинс, нет! Подожди...
  Но было уже слишком поздно.
  Джинс свирепо закричала:
  - Давайте! Подходите, бесстыдные людишки!
  Дёрнув запястьем, она устремила кнут к телу старика-нищего.
  *Шёлк!*
  Удар был силён. Лохмотья старика окрасились в красный цвет. Сопровождаемый каплями крови, старик отлетел на пять метров назад. Из его рукава выпал скимитар.
  Когда ошеломлённый Фалес попытался разобраться в происходящем, нищий позади кареты внезапно прыгнул вперёд с кинжалом в руке. Он свирепо закричал:
  - Это произошло. В атаку!
  Около десяти нищих прыгнули к карете. Фалес сильно изменился в лице. "Здесь больше семи ассасинов!"
  К сожалению, когда он правильно посчитал число ассасинов, те уже устремились в атаку.
  Их первыми жертвами стали лошади. Кувыркнувшись рядом с каретой, два ассасина вонзили кинжалы в животы лошадей. В воздух пролилась кровь, сопровождаемая скорбными криками чёрных скакунов.
  Понукаемая яростными криками и ударами кнута, карета по инерции проехала ещё какое-то расстояние, но потом её остановили упавшие кони. Из-за резкой остановки, карета начала крениться набок.
  Джинс спрыгнула с кареты, атакуя кнутом ассасина позади себя. Тот упал на землю.
  Её лицо было безумным. Стиснув зубы, она вытащила меч из ножен на поясе, после чего развернулась и пронзила грудь ассасина позади себя.
  *Пам!*
  Карета упала на бок. В момент её падения Гилберт крепко обнял Фалеса, защищая его тело. К перевернувшейся карете прыгнули три ассасина!
  Пока Фалес пытался подняться на ноги, Гилберт оттолкнул его в сторону.
  *Крак!*
  Это были не ассасины, а Гилберт, начавший атаковать. Он спокойно достал посох и взмахнул им, разбивая стекло над ними.
  Осколки стекла посыпались вниз. Три ассасина подсознательно подняли руки, чтобы защитить глаза.
  Посох Гилберта устремился наружу, подобно ядовитой змее. Из навершия посоха высунулся острый меч. Схватившись за шею, один ассасин упал.
  Фалес обхватил голову руками. Он чувствовал, как на него падают мелкие осколки стекла.
  Два длинных меча пронзили карету, нацелившись на Фалеса, однако их отбила рапира в левой руке Гилберта.
  Один меч пронзил диван слева от Фалеса, а второй прошёл рядом с его правой рукой, поражая воздух. Стиснув зубы, Фалес почувствовал леденящее ощущение, исходящее от правой руки.
  Увидев обстановку внутри кареты, один из ассасинов удивлённо произнёс:
  - Нет...
  Тем не менее, ему не дали завершить фразу.
  Позади двух ассасинов появился Ёдель. Его тёмный меч мягко вошёл в их шеи.
  Два пронзённых ассасина упали на землю.
  - Забери его отсюда! - свирепо прорычал Гилберт. Подставившись под падающие осколки стекла, он оттолкнулся от дивана и выбрался наружу.
  Ёдель схватил Фалеса за пояс, вытаскивая его из кареты.
  Сквозь свирепые крики Джинс, Фалес наконец-то смог увидеть ситуацию снаружи. Под светом Ламп Вечности, семь или восемь ассасинов в лохмотьях прыгнули в сторону опрокинутой кареты.
  Прохожие, крича и стеная, убегали прочь. Улица погрузилась в хаос.
  Гилберт пинком отбросил обломок кареты в ближайшего ассасина. После этого он заставил отступить ассасина с двумя мечами слева.
  Быстро передвигающийся Ёдель разрезал горло прыгнувшему на них ассасину, после чего заключил Фалеса в объятия. Когда он приготовился вступить на Путь Теней, произошло что-то странное.
  *Крак!*
  В воздухе прозвучал пронзительный взрыв!
  Руки Ёделя отпустили Фалеса.
  *Крак!*
  Это был невероятно высокий пронзительный звук!
  Фалес стиснул заболевшие зубы. Ему казалось, что от этого звука у него взорвётся голова.
  "Чёрт! Что это за звук?"
  Он подсознательно зажал уши. Тем не менее, пронзительный звук был похож на магию, без всяких препятствий проникая к нему в мозг.
  *Крак!*
  Было видно, что звук сильно повлиял на Джинс и Гилберта, их лица исказились, а движения стали ломанными. Джинс даже порезала левую руку о клинок.
  *Визг*
  Магический звук продолжал набирать мощность.
  Ёдель дрожал, пытаясь противостоять воздействию звука. Его голова была опущена. Фалес знал, что тот говорил, но он не мог разобрать слов, потому что его голову разрывал на части пронзительный звук.
  Сузив глаза, выдерживая боль в барабанных перепонках, он изо всех сил стиснул уши. Подняв голову, он с изумлением обнаружил, что ассасины могут свободно перемещаться, хотя было видно, что они испытывают боль. Пятеро из них завели руки за спины, вытаскивая оружие. Они направили его на Фалеса и на тайного защитника в маске.
  "Арбалеты".
  Волна холода окатила сердце Фалеса. Теперь он не сомневался, что это была тщательно спланированная операция.
  Тетива на арбалетах одновременно завибрировала.
  Посреди магического звука звук выстрелов был неслышен. Тем не менее, перед лицом Фалеса появились пять чёрных продолговатых предметов.
  В этот момент в него врезался Ёдель, отталкивая его на несколько метров в сторону.
  *Визг...*
  Фалес с отчаянием увидел, как чёрные тени поражают защитника в маске. Фигура Ёделя внезапно задрожала.
  "Нет. Ёдель... Ёдель Като". Со страхом подумал Фалес.
  Упав на землю, он дважды кувыркнулся.
  *Визг...*
  Источник магического звука продолжал приближаться.
  Закрыв уши, терпя боль, Фалесу удалось встать на ноги. Перед ним появилась фигура, одетая в лохмотья.
  Это был неопрятный молодой нищий, имеющий утончённую детскую внешность. Он был ненамного старше Фалеса.
  Его рот был раскрыт, а губы вибрировали с высокой частотой.
  По мене его приближения, приближался и магический звук. С холодным лицом нищий вытащил кинжал из-за пояса.
  Сжимающий зубы и выдерживающий магический звук Фалес осознал кое-что.
  Инстинкты, приобретённые им за двадцать дней тренировок, заставили его отшагнуть назад правой ногой, а левую руку выставить вперёд. Сместив центр тяжести назад, он занял стандартную позицию Северного Военного Стиля Меча. Это был один из трёх защитных стилей - железное тело.
  Посреди магического звука к нему быстро устремился кинжал, пронзая его левую руку.
  Фалеса окатила волна боли. Он стиснул зубы, зная, что принял верное решение.
  Юный "нищий" был слегка удивлён, но он тут же раскрыл рот пошире. Его вибрирующие губы и язык создали ещё более мощный звук.
  *Визг...*
  Фалес крепко закрыл глаза, после чего громко закричал, чувствуя, как разрываются его барабанные перепонки!
  Посреди напряжённо вибрирующего воздуха, всё его тело начало вибрировать.
  Фалес ощутил, как его тело стало очень горячим, как еда, подогретая в микроволновке.
  "Остановись!"
  Нищий вытащил из его руки окровавленный кинжал.
  "Остановись!"
  Фалес упал на колени, терзаемый ужасающим звуком.
  "Остановись!"
  Кинжал снова устремился к его горлу.
  "Быстро остановись!"
  В последний момент Фалес в отчаянии открыл глаза, увидев, как холодное лицо мальчика-ассасина начало расплываться.
  Его место заняло лицо девочки с длинными ресницами. Она широко раскрыла свои яркие глаза и с интересом на него посмотрела.
  - Ээ? Тебя зовут У Цижэнь? Какое странное имя. Меня? Почему бы тебе не угадать...?
  Задрожав, Фалес протянул руку к размытому лицу. В его сердце влился восторг и жар.
  Он внезапно почувствовал боль в левом плече. Звучащий в его ушах магический звук стал ещё громче, из-за чего он не услышал следующие слова девочки. Её размытые губы открылись и закрылись.
  - Остановись! - произнёс Фалес, не осознавая, что он произнёс это вслух. - Остановись! Я больше не слышу её! Остановись.
  Его протянутая рука сделала хватающая движение, словно желая схватить что-то в воздухе.
  - Остановись, - пробормотал он.
  А потом...
  Магический звук на самом деле остановился.
  В его голове больше не было визга.
  Его уши больше не болели.
  Фалес открыл дрожащие веки.
  Кинжал, направленный ему в шею, находился у него в плече.
  Державший его молодой ассасин стоял на коленях, лишившись энергии.
  В этот момент он упал в объятия Фалеса. Уголки его губ задёргались, после чего задрожало всё его тело.
  Фалес посмотрел на него недоумённым взглядом.
  Бледное лицо молодого ассасина начало ещё сильнее бледнеть. В его смотрящих на Фалеса глазах застыли изумление и растерянность.
  "Почему?"
  Фалес мог прочитать этот вопрос в его глазах.
  Тяжело дыша, выдерживая боль в плече, Фалес удивлённо на него посмотрел. Ему и самому было интересно, почему ассасин Псионик ещё совсем недавно... подождите.
  "Подождите. Это...?"
  Задыхаясь, Фалес опустил голову. Его правая тёплая рука находилась у груди молодого ассасина.
  Посмотрев на тёплый влажный предмет в своей руке, Фалес задрожал. Это был неправильной формы красный шар, из которого торчало много трубок.
  Казалось, что этот предмет... дрожит.
  Фалес сконцентрировался. Теперь он смог отчётливо его рассмотреть.
  Его зрачки моментально сузились!
  В своей прошлой жизни Фалес не очень хорошо справлялся на уроках биологии в средней школе. После становления аспирантом в университете, его знания о биологии испарились ещё быстрее.
  Но это не помешало ему узнать предмет в своей правой руке.
  Это было обжигающе горячее, всё ещё бьющееся... кроваво-красное, влажное... сердце.
  Кровеносный сосуд между двумя предсердиями, неспособный поглощать кровь, внезапно содрогнулся.
  Фалес подсознательно посмотрел на свою грудь, после чего перевёл взгляд на грудь молодого ассасина. Их туловища находились в неповреждённом состоянии.
  *Пу-пум... Пу...пум...*
  Удары сердца начали замедляться.
  Выйдя из ступора, Фалес задрожал. Окровавленное живое сердце вывалилось из его руки, упав на колени молодого ассасина.
  Его дыхание стало замедляться. Бледный, тот явно осознавал свою судьбу.
  - Люси... - Его стон прозвучал у уха Фалеса.
  Это было его последнее слово. Он перестал двигаться.
  Фалес наконец-то смог услышать звуки сражений вокруг себя.
  Всё его тело дрожало. Мальчик протянул вперёд руку, пропитанную кровью. Стиснув зубы, он вытащил кинжал из левого плеча. Отбросив его в сторону, он оттолкнул тело молодого ассасина, а сам пополз в другую сторону.
  Тело молодого ассасина придавило лежавшее на земле сердце.
  Его собственное сердце.
  "Что... это? Я снова "потерял контроль"?
  Вздрогнув, Фалес вспомнил Ёделя, подставившегося под арбалетные болты.
  Он инстинктивно завертел головой, но помимо трупов ассасинов рядов с каретой, не смог никого увидеть.
  Фалес испытывал боль. Его уши дёрнулись от звука... Рядом с ним появился ещё один ассасин.
  В момент исчезновения магического звука, ассасины заметили странную сцену в углу. Гилберт и Джинс пытались их сдержать, но одному из них удалось прорваться.
  Прибывший ассасин изумлённо посмотрел на тело мальчика на земле, после чего перевёл взгляд на Фалеса. В его правой руке появился скрытый клинок, который он без колебаний направил на него.
  Фалес вытащил кинжал ДШ, размышляя над тем, как ему поступить: отступить или попытаться защититься?
  "Возможно...". Он бросил взгляд на труп молодого ассасина. "Я могу использовать эту силу..."
  В этот момент всё его тело охватила сильная боль!
  - Ааа!
  Сжав зубы, Фалес завалился на бок. Казалось, что его душу разрывают на части!
  "Нет! Нет!"
  Тем не менее, ассасину было плевать на его состояние. Он холодно ударил Фалеса своим скрытым клинком... В этот момент Фалесу даже не было дела до собственной жизни.
  Он раньше никогда не испытывал подобную боль. Казалось, что каждая часть его тела зарыдала от боли!
  - Ааа!
  Фалес не смог выдержать разрывающую боль. Он закричал и задёргался, наблюдая за приближающимся клинком врага.
  "Это конец? Так больно. Так... так больно. Эта сила... не даётся без последствий".
  Однако.
  Прежде чем ассасин нанёс удар, позади него появилась изящная высокая фигура.
  Прежде чем ассасин сумел развернулся, длинный меч пронзил его череп.
  Находящийся на волоске от смерти Фалес поднял голову.
  Молодой, круглолицый дворянин с элегантными движениями, явно следящий за своим внешним видом, вышел из-за спины ассасина. Он нахмурился, после чего вытер жидкость со своего меча об одежду ассасина.
  Боль отступила, как приливная волна.
  Почувствовав, что боль временно утихла, Фалес подобно утопающему заглотнул в лёгкие побольше воздуха. Когда он посмотрел на плечо дворянина, по его телу пробежала дрожь, из-за которой даже его зрение размылось.
  Там был вышит сложный геральдический узор в форме цветка. Фалес узнал его.
  Красный, синий, зелёный - три лепестка.
  Трёхцветный цветок ириса.
  
  Глава 54 Отправьте их во дворец!
  
  Hевероятная боль, начинающаяся изнутри тела и распространяющаяся наружу, уже покинула тело Фалеса.
  Тяжело дыша, он зажал рану на левой руке и плече и поднял взгляд на молодого дворянина.
  - Cпасибо... спасибо вам.
  На дистанции засверкал меч лорда Сейчлеса. Он ловко прикончил последнего ассасина.
  Находящаяся рядом с каретой Джинс оттолкнула протянутую им руку помощи. С холодным выражением на лице, она подошла к ассасину на земле, который ещё не умер. Под нахмуренным взглядом рыцаря, она с силой вонзила меч ему между глаз.
  Случайные прохожие уже давно сбежали. Посреди хаоса и мёртвых тел, Фалес не мог найти фигуру тайного защитника. Он мог лишь надеяться, что тот выживет после скомбинированной магической и арбалетной атаки. B конце концов, Ёдель был элитой высшего класса.
  Сидящий на полу Гилберт встревожено смотрел в его направлении.
  С момента обнаружения эмблемы трёхцветного ириса, Фалес знал, что в первую очередь ему нужно справиться с молодым дворянином, спасшим ему жизнь, а также его последователем - рыцарь, способный с лёгкостью победить ассасина, определённо был не простым слугой.
  Цветок ириса. Гилберт недавно начал обучать Фалеса геральдическим эмблемам дворянских семей.
  Тем не менее, когда его похитил Клан Крови, развивающийся над поместьем Вайн флаг с цветком, сказал Фалесу, кому оно принадлежит. Очевидно, семья с эмблемой трёхцветного ириса не питала хороших чувств к королевской семье Джейдстар.
  - ... Эти люди... - На лице Фалеса была паника. Он выглядел так, как выглядел бы на его месте обычный семилетний ребёнок, попавший в опасную ситуацию и ещё не пришедший в себя. Он произнёс со страхом в голосе: - Эти люди внезапно напали на нас...
  "Этот ребёнок может путешествовать вместе с любовницей короля и его ближайшим слугой - бывшим министром иностранных дел..." Подумал Зайен. "Eго чуть не убили по пути в Центральный Pайон. Кто он? Mожет ли он быть непредвиденной переменной, которая повлияет на план?"
  - Дитя, не бойся, всё уже закончилось. - Молодой круглолицый дворянин улыбнулся и вложил меч в ножны. - Смотря на семилетнего мальчика, он элегантно произнёс: - Ассасины - создания, живущие в темноте. За пределами темноты они абсолютно безобидны. Я Зайен Ковендье, один из тысяч дворян королевства. Пока я поблизости, я не позволю им навредить тебе. Дитя, могу я узнать, кто ты? - подняв брови, вежливо спросил Зайен.
  "Я...?"
  Под маской трясущегося от страха мальчика, Фалес начал вдумчиво рассматривать сложившуюся ситуацию. "Король ещё не объявил обо мне, поэтому пока я не принадлежу к семье Джейдстар. С другой стороны я определённо стану шипом в заду для всех нацелившихся на корону дворян. До попадания во дворец, мне нельзя себя раскрывать".
  Фалес посмотрел на Гилберта.
  Когда тот увидел Зайена, даже его шляпа упала. Тело бывшего министра иностранных дел качалось, а его одежда была пропитана кровью от ран. Тем не менее, он поднялся на ноги при помощи посоха и захромал в сторону Фалеса.
  "Он ещё далеко и не сможет ответить за меня". Подумал Фалес. "Сейчас..."
  Он посмотрел на Зайена. Тот со скептическим взглядом дожидался его ответа.
  Смотря на молчаливого Фалеса, подозрения Зайена возросли.
  Молодой герцог осмотрелся. Он увидел Гилберта, хромающего в их сторону.
  "Он колеблется? Или он на самом деле имеет подозрительную личность, и сейчас дожидается, когда Касо его спасёт?"
  - Ты ждёшь графа Касо? - улыбнулся Зайен. - Иметь в сопровождении наиболее выдающегося министра иностранных дел... Дитя, кажется, ты не так прост, как кажешься.
  Почувствовав подозрения Зайена, Фалес понял, что он больше не может блефовать. Иначе, даже если Гилберт поможет ему скрыть его личность, дворянин с эмблемой ириса не станет легко ему верить.
  - Я... Я Фалес. - Фалес порылся в памяти в поисках своей предполагаемой личности, после чего адаптировал её к текущей ситуации. Со страхом, который можно было найти только в семилетнем ребёнке, он медленно произнёс: - Они все говорят, что я... что я незаконнорождённый ребёнок лорда Мана.
  - Мана? - взгляд Зайена замерцал. - Воин королевства в войне в пустыне, лорд Сорен Ман, год назад умерший в битве на западном фронте?
  "Незаконнорождённый ребёнок "Фронтового нападающего"? Разве территорию и поместье Ман уже не забрали?" Зайен слегка нахмурился.
  Фалес чувствовал, как у него вспотели ладони. Гилберт рассказал ему лишь о базовом состоянии поместья Ман. Он никогда не говорил ему, каким человеком был лорд Ман.
  - Я не знаю, они мало рассказали мне о моём... отце, - грустно ответил опустивший голову Фалес.
  Гилберт наконец-то добрался до них. С шокированным и обеспокоенным выражением бывший министр иностранных дел поклонился Зайену:
  - Спасибо вам за щедрую помощь. Не ожидал вас здесь увидеть, герцог Ковендье.
  Зайен немедленно шагнул вперёд, чтобы поддержать Гилберта, чьё тело было покрыто ранами и находилось на грани падения. На этот раз его взгляд был по-настоящему искренним.
  - Граф Касо, я бы предпочёл встретиться с вами при других обстоятельствах, например, за стаканчиком вина, чем в этой неприятной ситуации с нападением ассасинов, - искренне произнёс Зайен.
  Он помнил статус этого человека. "Граф Гилберт Касо... Xитрый Лис Созвездия. Именно так другие королевства вслед за Экстедтом начали называть графа Касо после подписания Крепостного договора. В то время он ещё был виконтом, унаследовавшим титул отца. Это хорошее доказательство мудрости и способностей человека.
  Двенадцать лет назад, будучи переговорщиком Созвездия, он умело управлял столом переговоров между королевствами, разрушив планы Великого Дракона Севера по продвижению на юг.
  Он также был первым дворянином, которому даровали титул графа лишь за его дипломатические достижения.
  Когда распространились новости об успешности переговоров, всё Созвездие начало праздновать. Они радостно праздновали окончание Кровавого Года.
  Если бы не политические причины, то Гилберт, бывший непобедимым на политической сцене в то время, скорее всего, стал бы следующим премьер-министром короля Кесселя. У старика Каллена не было ни единого шанса. Он редкий талант в Созвездии. Если однажды я стану... Он станет хорошим помощником". Подумал Зайен.
  - Я проинструктирую полицию, чтобы они обязательно разобрались в этом грязном нападении! Преступник должен заплатить! - серьёзно произнёс он.
  Аналогично и Гилберт испытывал подозрения к молодому герцогу одного из шести Великих Кланов - семье Ковендье, - который всего два года назад стал герцогом.
  Когда два года назад старый герцог покинул этот мир, все полагали, что угасающая семья Ковендье, вместе с процветающим Холмом Южного Побережья, будет разделена в процессе бесконечной внутренней борьбы.
  Его Величество даже написал указ после достижения договорённостей с другими семьями, приготовившись вмешаться во внутренние дела семьи Ковендье, чтобы получить свою выгоду. Именно в тот момент молодой герцог Зайен, по слухам имеющий странные отношения с семьёй, вернулся из путешествия на Восточный Полуостров.
  Выдержав давление от трёх могущественных кузин, Зайен, к всеобщему удивлению дворян, объединил трёхцветный ирис и южное побережье - снова сделав свою семью одной из самых почитаемых и влиятельных семей во всём Созвездии.
  Гилберт осторожно подбирал слова.
  - Сэр Ковендье, я всегда буду помнить вашу доброту. Однако, прежде мне нужно...
  В этот момент находящийся рядом с ним Фалес прервал его речь.
  - Сэр Касо. - Когда на него посмотрели оба мужчины, мальчик грустно опустил голову и с явной неохотой произнёс: - Я... я больше не хочу наследовать поместье Ман.
  Усталый взгляд Гилберта замерцал. "Фалес даёт мне подсказку". Подумал он.
  - Я всего лишь незаконнорождённый ребёнок, который всего несколько раз видел отца. У меня всё равно мало прав. И... - Задрожав, Фалес поднял голову. Его глаза были наполнены слезами страха. - Я не хочу снова пережить то, что пережил сейчас. Я просто хочу снова стать Фалесом без семейного имени!
  Гилберт вздохнул. Чувствуя на себе взгляд Зайена, он произнёс:
  - Дитя, я понимаю твои чувства. Быть застигнутым вихрем наследства... это будет явно не лучшее твоё воспоминание - но мы по-настоящему благодарны тебе за помощь. Увы, это приказ Его Величества.
  - Ваша Светлость, мы должны немедленно прибыть во Дворец Возрождения. - Стоявшая в стороне Джинс закончила перевязывать раны. Справившись с этим, она подошла к мужчинам и бесцеремонно их прервала. Она не осмеливалась смотреть на Фалеса и Гилберта. Нацепив на лицо властное выражение, она настояла на скорейшем уходе.
  Тем не менее, когда она собралась схватить Фалеса, Сейчлес перехватил её руку в воздухе. Рыцарь безэмоционально посмотрел на молодого герцога, дожидаясь его распоряжений.
  Сузив глаза, Зайен величественно произнёс:
  - Простите мне моё любопытство, значит, этот мальчик... Фалес, собирается унаследовать активы семьи Ман?
  Гилберт посмотрел на Фалеса сложным взглядом.
  - Это задача от Его Величества, мы не должны её обсуждать. Но если герцог трёхцветного ириса настаивает... - вздохнув, Гилберт кивнул. - Его Величество приказал привести к нему этого ребёнка, чтобы передать ему наследие его отца, включая поместье Ман.
  Вы знаете, что во время войны в пустыне лорд Ман был силой, с которой приходилось считаться. Также он имел крепкую дружбу с Его Величеством в то время. После его смерти, все его территории и активы отошли королевской семье... пока кое-кто не обнаружил его незаконнорождённого ребёнка. - Гилберт не моргнув глазом продолжил плести паутину из лжи.
  - Очевидно, существуют те, кому не по нраву наследник лорда Мана... - Гилберт посмотрел на землю, усеянную трупами ассасинов. Нацепив на лицо встревоженное выражение, он продолжил. - Вы знаете, поместье лорда Мана очень большое. После его возвышения из тонкого воздуха появились множество родственников.
  Зайен уставился на Фалеса.
  "Незаконнорождённый сын героя? Войдёт во Дворец Возрождения, чтобы получить титул от Его Величества и унаследовать активы своего отца? В такое время?"
  Он посмотрел на Джинс. "И... В сопровождении главы женщин чиновниц, любовницы Его Величества?"
  На расстоянии раздался шум слаженных шагов.
  Наконец-то прибыла команда городской обороны и полиция.
  Джинс выглядела встревоженной, в то время как Гилберт сохранял лицо. Фалес знал, что тот не хочет, чтобы он раскрыл свой статус у всех на глазах. Даже если этим статусом был "незаконнорождённый ребёнок лорда Мана".
  Пока три человека встревожено ждали, Зайен внезапно блеснул улыбкой.
  - Понимаю. Не удивительно, что Его Величество придал этому вопросу такое большое значение. Лорд Ман был не только боевым товарищем Его Величества, но и героем Созвездия. Его родственника нельзя оставлять вариться в отвратительном вареве заговоров.
  Фалес облегчённо вздохнул.
  Зайен продолжил обеспокоенно:
  - Однако вы оба сильно ранены. К счастью, сюда уже подоспела полиция и команда городской обороны. Вы двое можете получить у них помощь и лечение. Как раз и расскажите им, что здесь на самом деле произошло. Что же касается этого ребёнка, так как это приказ Его Величества, можете доверить его мне. Я как раз направляюсь во Дворец Возрождения.
  Лица Гилберта и Джинс изменились.
  - Ваша Светлость! Нам незачем вас обременять! - решительно произнёс Гилберт. - И это моя обязанность...
  - Безопасность этого ребёнка должна стоять на первом месте! Он уже пережил попытку убийства! - эмоционально произнёс Зайен. Опустившись на одно колено, он оторвал от рукава кусок ткани и перемотал им рану Фалеса. - Ребёнок героя заслуживает от меня подобного ухода.
  У Фалеса задеревенело лицо.
  Зайен подумал холодно. "Это оправдание слишком неуклюжее. Отправить своего самого доверенного слугу и свою любовницу, чтобы забрать сироту низкоуровневого дворянина в такой критический момент? Даже если этот дворянин был боевым товарищем короля, прошедшим с ним через смертельные сражения! В этом мальчике есть что-то подозрительное!"
  Зайен кивнул и улыбнулся.
  - С именем трёхцветного ириса и со способностями Сейчлеса, он определённо будет в безопасности.
  Чувствуя на себе взгляд Зайена, Фалес почувствовал, как по его позвоночнику поднялась волна холода.
  - Зайен Ковендье! - Джинс свирепо шагнула вперёд, но её остановил Сейчлес и его меч.
  - Отступите, мадам. - Спокойно произнёс рыцарь высшего класса. Его взгляд источал холод. - Это воля герцога, а также моя миссия.
  Гилберт сильно нахмурил брови. Имея дело с герцогом и рыцарем высшего класса, он пытался найти выход из сложившейся ситуации.
  - Сэр Ковендье! Это неправильно! - Гилберт никогда раньше не использовал такой строгий тон. - Это приказ Его Величества...
  - Никто не может усомниться в моём уважении к Его Величеству! - Громко произнёс Зайен, пристально уставившись на Фалеса. - Тем не менее, всем очевидно, что моя карета и защита лучше походят для выполнения приказа Его Величества, чем вы, имеющие тяжёлые ранения. - Повернув голову, Зайен подозрительно спросил: - Или вы пытаетесь от меня что-то скрыть?
  Гилберт лишился дара речи, а Джинс крепко сжала рукоять меча - она уже приготовилась забрать Фалеса.
  Фалес тоже испытывал тревогу. "Последовать за этим человеком? Как это возможно! Однако из-за исчезновения Ёделя, использование силы будет контрпродуктивно. Что мне делать?"
  Фалес начал рассматривать все возможные решения, включая силу внутри себя!
  "Что мне делать?"
  При виде реакции Гилберта и Джинс, Зайен ещё сильнее уверился в своих подозрениях. Улыбнувшись, он произнёс с лёгкой насмешкой:
  - Дитя, не стоит тревожиться. Его Величество знают как праведного и беспристрастного человека. Так как ты наследник лорда Мана, то ты вполне можешь получить его наследство! Ты должен гордиться своим отцом. Его храбрая атака спасла нас от кровопролитной войны в пустыне. Пожалуйста, позволь мне сопроводить тебя. Так я смогу выразить уважение этому герою!
  При виде яркой улыбки Зайена, Фалес почувствовал, как у него начала сползать кожа. Он не мог придумать стратегии. Было видно, что серьёзному Гилберту и встревоженной Джинс тоже нечего предложить.
  Уголки губ Зайена поднялись. Он протянул правую руку в приглашающем жесте:
  - Пожалуйста, идите вперёд... юный сэр Фалес?
  Глубоко вздохнув, Фалес посмотрел на Гилберта и Джинс. "Кажется, другого пути нет".
  В этот момент синхронно марширующие люди прибыли к месту сражения.
  В прибывшем отряде состояла, по меньшей мере, дюжина опытных воинов. Они были облачены в железную броню и имели при себе длинные мечи, серебряные щиты, пехотные арбалеты и даже мистические пушки. Серьёзные и величественные, они окружили место сражения, взяв находящихся внутри людей в кольцо.
  У всех одновременно изменились лица.
  Сейчлес первым отчётливо разглядел снаряжение и эмблему на доспехах воинов. Скривившись, он подошёл к герцогу, прошептав:
  - Они не из полиции и не из команды городской обороны. Это королевская гвардия!
  Лицо Зайена мгновенно исказилось. Гилберт и Джинс опознали человека, возглавляющего опытных смертоносных воинов.
  Их лица расслабились.
  Этот человек имел невысокий рост. На нём был надет плащ, скрывавший лицо.
  - Именем Созвездия...
  Фалес заметил, что голос под плащом принадлежал молодой женщине. Небольшая фигура выступила вперёд. Почесав голову, она продолжила: - Именем верховного короля...
  Тем не менее, было видно, что владелице голоса явно непривычно выражаться в подобной манере.
  - Именем Ке... Кес... Кесселя, как же его... Джейд... аа, его так тяжело произносить! В общем, именем вашего короля!
  Под ошеломлённым взглядом Фалеса, маленькая короткая фигура положила рука на бедро, подняла руку и указала ей на стоявших впереди людей.
  - Отправьте мадам Джинс, этого сероволосого дядюшку и этого мальца... во дворец!
  
  Глава 55 Представитель заката.
  
  Tяжелo раненный Фалес перемещался при поддержке королевскиx гвардейцев. Несмотря на головокружение, он шёл с той же скоростью, что и отряд королевских гвардейцев.
  Исходящая от плеча и руки боль заставила его вынырнуть из полузабытья.
  "Где я?" Фалес с силой покачал головой.
  Лишь спустя какое-то время он осознал, что не может здраво рассуждать. Его переносила команда опытных королевских гвардейцев, возглавляемая таинственной женщиной в плаще.
  С другой стороны Гилберт и Джинс шли рядом с женщиной в плаще. Кажется, они разговаривали тихим тоном. Фалес глубоко вздохнул. С придавливающей к земле усталостью он поднял голову и осмотрелся.
  Oни проходили мимо серо-чёрной, казавшейся бесконечной стены величественного дворца. Стена имела различные оттенки. B некоторых местах на ней виднелись отчётливые следы времени. Синхронно шагавшие гвардейцы вскоре добрались до гигантской стальной решётки, управляемой системой сложных тормозных тросов. Под более чем десяти большими баллистами, расположенными на стене дворца, королевские гвардейцы смогли войти внутрь лишь после обмена секретными паролями.
  Фалес озадачено открыл рот. Испытывая головокружение, он посмотрел на ночное небо, заполненное сияющими звёздами. Земля под ногами сменилась с грязной дороги на грубый каменный пол, а потом и на красивую плитку из какого-то неизвестного ему материала. Лампы Вечности по обеим сторонам дороги стали больше, сложнее и ярче.
  Когда они прибыли, перед ними предстало величественное здание в форме пирамиды. Члены королевской гвардии стояли на расстоянии нескольких ярдов друг от друга. Солдаты патруля и спешащие по своим делам слуги поприветствовали прибывшую группу. Только сейчас Фалес осознал, что они находятся во Дворце Возрождения...
  Самое высокое, большое и величественно здание во всём городе Вечной Звезды.
  Лицо Фалеса расслабилось. Он снова опустил голову.
  ...
  Проснулся он уже утром.
  Фалес осознал, что он одет в шерстяную пижаму, а его тело лежит на каменной постели с положенным на неё матрасом.
  Пребывая в лёгкой растерянности, он согнул перевязанную левую руку и помассировал левое плечо. Осознав, что чувствует себя вполне неплохо, Фалес спрыгнул с каменной постели на пол, сделанный из аналогичного холодного камня.
  Его босые ноги почувствовали ледяное покалывание холодного пола. Фалес нахмурился. Приблизившись к стене, он прикоснулся к холодному камню, оценивая взглядом место своего нахождения.
  Потолок был не высок, но, к его удивлению, он также был сделан из того же материала, что и стены, пол и кровать. Камень излучал пробирающий до костей холод.
  Подойдя к подоконнику, Фалес открыл деревянное окно. Влетевший в комнату холодный ветер заставил его задрожать.
  К счастью, вместе с холодным ветром в комнату проникли и яркие лучи зимнего солнца.
  Тем не менее, по сравнению с тёплым Mиндис Холлом, даже солнечные лучи не могли рассеять дискомфортного холода из комнаты.
  "Прямо как... прямо как в Заброшенных Домах".
  Сердце Фалеса забилось быстрее, когда он вспомнил место, в котором провёл четыре года своей жизни. Он посмотрел в окно.
  От увиденного у него перехватило дух. Он увидел людей, размером с муравьёв, кареты не больше ногтя, дома, такие же маленькие, как спичечные коробки и улицы, похожие на маленькие полосы. Вне всяких сомнений, комната, в которой он находился, располагалась на очень большой высоте.
  "Как в моей прошлой жизни". Подумал Фалес.
  В этот момент открылась деревянная дверь в комнату.
  В дверном проёме появилась чиновница первого класса, Джинс Байкович.
  - Мадам Джинс? - При виде знакомого лица Фалес ощутил облегчение.
  - Кажется, ты хорошо поправляешься. - Джинс имела бледное лицо. Было видно, что она неважно себя чувствует. Однако она была достаточно сильна, чтобы стоять на ногах.
  "Лучше, чем хорошо..." Подумала Джинс. "Вчера его пронзили кинжалом, а сегодня... даже орки не обладают подобными способностями к восстановлению".
  Она вздохнула.
  - Кстати, Джинс, эм... мадам Джинс! - Из-за встревоженности Фалес забыл использовать уважительную форму. Шагнув вперёд, он произнёс: - Вчера... Ёдель и Гилберт...
  Вытянув руку, Джинс прервала его. Они тихо сказала.
  - Не переживай, Гилберт с Его Величеством. Им нужно кое о чём позаботиться. Что же до Ёделя, то он всё ещё жив...
  "Всё ещё жив?" Фалес был ошеломлён. "Означает ли это..."
  Видимо, осознав, что её слова можно трактовать двусмысленно, Джинс быстро поправилась:
  - В него попали несколько арбалетных болтов, поэтому он сейчас восстанавливается. Вчера, это благодаря его своевременному предупреждению другой тайный защитник Его Величества вовремя прибыл к нам с королевскими гвардейцами.
  Фалес облегчённо вздохнул, испытывая сложные эмоции. "К счастью... Защитник в маске... не в последний раз... выжил".
  Он вспомнил о своём разговоре с Ёделем вчерашним вечером.
  Вопрос, на который тот не ответил и множество сомнений на его счёт.
  Фалес также вспомнил о невинных детях, убитых в Заброшенных Домах. Его сердце потемнело.
  "Почему... почему Ёдель просто стоял и смотрел, как они умирают? Может..."
  Фалес вздохнул. Каким бы не был ответ, после вчерашнего опасного инцидента, а также после того как Ёдель пожертвовал своей жизнью, чтобы его спасти...
  Тем не менее, бездействие Ёделя в Заброшенных Домах шипом вонзилось в его сердце. Он не мог об этом забыть.
  Фалес знал, что больше он не сможет безоговорочно доверять Ёделю, как это было в их первую встречу.
  Покачав головой, он переключился на слова Джинс.
  - Подождите, ДРУГОЙ тайный защитник?
  Фалес вспомнил о молодой женщине в плаще. Он держал эту информацию в уме. Прежде чем он смог её переварить, мысли в его голове перескочили к другому вопросу. - Ещё ассасины и герцог Ковендье...
  Взгляд Джинс сделался строгим. Фалес сразу вспомнил о днях их тренировок. Она произнесла:
  - Это не то, что должно тебя заботить. Всё уже решено. Эти вопросы вскоре перестанут быть вопросами и... тебе нужно поверить в своего отца.
  - Моего... отца?
  Фалес с большими трудностями вспомнил об этом незнакомом термине. Не то чтобы ему было плевать, просто он всего однажды встречался со своим предполагаемым "отцом". Не говоря уже о том, что тот довольно холодно к нему отнёсся.
  Фалес слегка сжал кулаки. В его голове появился ещё один вопрос:
  - Что насчёт вас?
  Джинс слегка опешила.
  - Меня?
  Подняв голову, Фалес нацепил на лицо встревоженное выражение.
  - Да, вас, мадам Джинс. В карете... - Смотря на появившееся недовольство на её лице, Фалес стиснул зубы и произнёс: - Я заметил ваше странное поведение... Когда появились ассасины, почему вы... так странно себя повели?
  Фалес увидел, как обычно спокойная и уверенная Джинс начала слегка дрожать, словно его слова вызвали в ней самые страшные воспоминания.
  Он посмотрел на неё с недоумением. У Джинс дёрнулось лицо. Казалось, что она изо всех сил борется с охватившими её тело мурашками. Её лицо ещё сильнее побледнело.
  Фалес нахмурился.
  Спустя пару секунд, Джинс вздохнула. Напряжение отпустило её, в результате чего она снова стала выглядеть холодной государственной чиновницей. Казалось, что её недавнее поведение было иллюзией.
  Джинс плоско уставилась на озадаченного Фалеса:
  - Малыш такой чувствительный.
  Чиновница мягко фыркнула, снова заговорив официальным тоном. Тем не менее, её лицо стало выглядеть ещё более усталым.
  - Я сказала слугам приготовить горячую воду и завтрак. Приведи себя в порядок, нам нужно будет сделать кое-что важное.
  "Словно ничего не произошло... Она намерено избегает эту тему". Фалес нахмурился.
  Тем не менее, Джинс строго на него посмотрела, словно предостерегая его. Фалес мог лишь пожать плечами.
  - Ладно, тогда... подождите. Слуги? - Фалес был ошеломлён на мгновение. Он обвёл взглядом комнату, которая больше походила на гроб, чем на спальню. - Значит, мы в...
  Джинс устало кивнула.
  - Да, мы в самом большом и важном здании Вечной Звезды - дворце Созвездия прошлых верховных королей. - Следующие слова Джинс произнесла невозмутимым тоном. - Во Дворце Возрождения.
  Фалес раскрыл рот, вспомнив гигантскую пирамиду, которую он увидел вчера. "Не удивительно, что комната находится так высоко".
  Нахмурившись, он осмотрелся. Испещренные стены, унылая цветовая гамма, тусклый свет, низкая температура, твёрдый камень, ограниченное пространство. По сравнению с Миндис Холлом это место выглядело трущобами.
  Джинс увидела его взгляд.
  - Что? Ты не привык к подобному? - Скрестив руки, она с интересом наблюдала за его реакцией.
  - Нет, дело не в этом. - Фалес замахал руками и покачал головой. Он хотел что-то сказать, но в итоге лишь вздохнул и опустил голову.
  Ему хотелось сказать, что у него был самый крепкий сон за двадцать с чем-то дней. Твёрдая и холодная кровать, вместе с грубым неровным полом позволили ему ощутить чувство защищённости, которым его не могли обеспечить мягкая кровать и тёплое одеяло в Миндис Холле.
  "Понятно..." Грустно осознал Фалес. "... Лучше всего я спал в тяжелых условиях Заброшенных Домов".
  Помня о его упёртости, Джинс угрюмо улыбнулась:
  - Я знаю, о чём ты думаешь. Ты прав. Дворец верховных королей не величественное, роскошное и изысканное место, как ты себе представлял.
  Джинс подошла к окну, посмотрев вниз на многочисленных жителей королевства.
  - Совсем напротив... Дворец Возрождения, являющийся предполагаемым центром королевства, даже не может сравниться с комнатой обычного жителя...
  В следующее мгновение Фалес с закружившейся головой услышал, как высокомерная, властная и жёсткая чиновница произносит несчастным тоном:
  - Очень узко. Очень высоко. Очень холодно. - Повернувшись к Фалесу, она добавила со сложным выражением лица: - И очень темно.
  ...
  Идя вслед за Джинс Байкович, наступая на жёсткие грубые камни уникального пола Дворца Возрождения, Фалес проходил мимо многочисленных узких, холодных и мрачных комнат.
  Встречающиеся им на пути стражи и слуги опускали головы при виде Фалеса.
  Освещение в этом наполовину пирамидальном дворце было настолько ужасным, что даже днём в нём приходилось использовать лампы, чтобы освещать его отдалённые углы. Из-за высоты, холодный ветер задувал в трещины камня. Единственное достоинство этого места заключалось в том, что здесь трудно было выжить насекомым. Узкие проходы и низкий потолок создавали во дворце неприятную депрессивную атмосферу. Иногда казалось, что он выглядит абсолютно безжизненным.
  "Это место..." Фалес высунул язык, дивясь про себя. "Совсем не выглядит дворцом. Оно больше похоже на мавзолей. Египетские пирамиды из моей прошлой жизни ведь были королевскими мавзолеями, под которыми похоронены бесчисленные годы древней истории, не так ли?"
  - Мы прибыли, - медленно и холодно произнесла внезапно остановившаяся Джинс.
  - Прибыли... куда? - Поглощённый в свои мысли Фалес обнаружил, что они стоят в пустом и тусклом каменном коридоре. Перед ними находилась двойная дверь.
  Джинс ему не ответила. Она глубокомысленно посмотрела на Фалеса, добавив:
  - Входи внутрь, дитя. Веди себя повежливей.
  - Что там... - Прежде чем ошеломлённый Фалес смог закончить вопрос, Джинс надавила на каменные створки дверей.
  *Бум!*
  Фалес с шокированным выражением посмотрел на сцену внутри. Это была тёмная комната, освещаемая всего несколькими Лампами Вечности. Лампу Вечности в центре держала... женщина, повернутая к нему спиной.
  Пока Фалес пребывал в шоке, Джинс затолкнула его в комнату.
  *Бум!*
  Каменная дверь закрылась.
  Восстановив равновесие, Фалес осознал, что Джинс заперла его внутри каменной комнаты.
  - Значит, это ты, мальчик?
  В этот момент приятный, нежный и чарующий голос раздался в центре комнаты.
  Фалес недоумённо посмотрел на женщину, стоявшую к нему спиной. Держа Лампу Вечности, та медленно повернулась. Глаза Фалеса засияли.
  Это была красотка с овальным лицом, яркими глазами и белыми зубами. На первый взгляд ей можно было дать тридцать с небольшим лет. В сравнении с обаятельной и зрелой Джинс, ей не хватало доблестной ауры. С другой стороны она была более миловидной и очаровательной.
  На ней была надета тёмная вуаль и роба, с рисунком наполовину красного солнца.
  "Подождите, половина красного солнца?"
  Фалес был ошеломлён.
  - Вы... жрица Храма Заката?
  - Храм Заката? Хахаха... - Красотка легко рассмеялась. Тем не менее, Фалес не только не почувствовал в её смехе нежности, от него веяло холодом. - Дай-ка мне поближе рассмотреть тебя, дитя.
  Красотка начала вальяжно к нему приближаться, но Фалес нахмурился, не почувствовав в ней ни теплоты, ни доброты.
  Он чувствовал исходящие от этой женщины тревожные вибрации.
  Красивая тридцатилетняя женщина наклонила тело и сузила глаза, начав рассматривать Фалеса.
  - Как и ожидалось, у тебя тоже серые глаза... Как и у твоей матери.
  "Матери?" Фалес был ошеломлён на мгновение.
  - Ты знаешь... извините, мадам, могу я спросить, вы знали мою маму? - озадаченно спросил он. Он вспомнил слова Джинс о почтении и поэтому перешёл на уважительный тон.
  Красотка скривила губы. В её взгляде царило отчуждение.
  - Конечно. Твоя мать... хм... она грозный человек, с которым не стоит шутить... Разве Кессель тебе о ней не рассказал?
  У Фалеса сбилось дыхание. Он слегка неловко ответил:
  - Нет, мадам. Помимо её имени, мой... мой отец ничего о ней не рассказал.
  - Вот как. Хорошо, теперь ты можешь уйти. - Красотка холодно хмыкнула, качнув Лампой Вечности в руке. Внутри каменной комнаты хаотично задвигались тени. - Скажи Кесселю, что я готова.
  "И это всё? Джинс, или лучше сказать "отец", заставили меня с ней встретиться... что это значит?" Фалесу нужно было это знать. "Потому что..." Глубоко вздохнул он. Он был почти на сто процентов уверен, что все произошедшие с ним странности были связаны с его таинственной матерью.
  Глубоко вздохнув, он уважительно поклонился, как его учила Джинс.
  - Мадам, если вы расскажете мне о моей матери, я буду вам глубоко признателен.
  Красотка прикрыла рот и легко хмыкнула. Тем не менее, её лицо внезапно стало жёстким. Она холодно произнесла:
  - Даже отец тебе ничего не рассказал. Почему я должна это делать?
  Фалес лишился дара речи, но он не собирался так просто сдаваться.
  - Но... это моя мать. Я имею право знать! Я отплачу вам!
  Красотка равнодушно ухмыльнулась, отворачиваясь от него.
  - Но ты не мой сын, и я тебе ничем не обязана. Также мне не нужна твоя плата.
  Фалес снова подавился. Из всех людей, которых он встречал, помимо своего "отца", он никогда не встречал подобных людей. "Она... ещё упёртее короля".
  В этот момент в его голове появилась внезапная мысль. "Упёртее короля?"
  Его разум начал быстро работать.
  Глубоко вздохнув, он произнёс:
  - Понятно. Теперь я знаю, кто вы.
  Красивая женщина удивлённо обернулась.
  - Я слышал как мой отец и Гилберт говорили о вас. - Нахмурившись, Фалес вспомнил подробности своей первой встречи с Гилбертом. Он произнёс медленно. - Теперь я вспомнил. Вы... вы...
  Вздохнув, он поднял левую руку, на которой красовался едва заметный шрам.
  Немного поколебавшись, он решительно произнёс:
  - Вы... Лампа Родословной... Лампа, предназначенная для поиска кровных родственников отца... Это вы сотворили божественное Искусство! Вы Главный Мастер Ритуалов Храма Заката... Лисция!
  Красивое лицо Лисции стало уродливым. Она медленно произнесла:
  - Ты и правда сын своей матери. Ты даже унаследовал её коварство и хорошую память. Ты прав, я Лисция Aрунде. Главный Мастер Ритуалов Храма Заката. Единственный представитель Богини Заката в этом мире, а также та, кто подтвердит твой статус носителя королевской крови.
  Глава 56 Она была кошмаром.
  
  - Kажетcя, однажды моя мать доставила вам много проблем, - решительно произнёс Фалес. Он был решительно настроен узнать о таинственной личности своей матери.
  Лисция легко и презрительно xмыкнула. Красивый мастер ритуалов подошла к мальчику с пугающим взглядом:
  - Проблем? Это мягко сказано. Она была кошмаром.
  "Кошмаром?" Фалес подумал о холодности и пренебрежении Кесселя Пятого по отношению к нему.
  - Tебе следует уйти, королевская кровь. - Лисция сверху вниз холодно посмотрела на Фалеса. - Я встретилась с тобой, ты исполнил свой долг.
  Cтиснув зубы, Фалес шагнул вперёд.
  - ТерренГирана.
  Услышав это имя, Лисция застыла. Эмоции в её глазах изменились.
  Глубоко вздохнув, Фалес продолжил:
  - Это имя моей матери. Я не знаю, что это имя для вас значит, но, каким бы она ни была человеком, я должен знать!
  Лисция слегка наклонила голову и сузила глаза.
  Bнезапно Фалес с изумлением осознал, что все Лампы Вечности начали всё ярче и ярче гореть, ярко освещая тусклую комнату. Пламя внутри ламп, бывшее до этого тихим и нежным, стало издавать потрескивающие звуки!
  "Это... Божественное Искусство?" Фалес легко сжал кулаки.
  Лисция уставилась в его серые глаза. Eё брови сошлись к переносице. В конце она презрительно махнула рукой.
  - Ты и правда продолжение кошмара. Позволь дать тебе совет: перестань задавать вопросы о своей проклятой матери. Я ничего тебе не скажу.
  Фалес недоумённо уставился на неё.
  Подавив вспыхнувшее раздражение, он произнёс возмущённо:
  - Но вы уже рассказали! Вы сказали сыну, что его мать была кошмаром!
  Подняв голову, Фалес посмотрел в холодные тёмные глаза Лисции, отказываясь отступать.
  - Мне интересно, чьим кошмаром она была? Моего отца? - Стиснув зубы, Фалес продолжил. - Или ВAШИМ кошмаром?
  В глазах Лисции вспыхнул пронзительный свет.
  Это была не метафора, из её глаз на самом деле заструился золотой свет!
  Фалес не смог открыть глаз! Он был настолько шокирован, что сделал шаг назад и закрыл левой рукой глаза. Его правая рука легла на кинжал ДШ.
  Он чувствовал себя ужасно под этим золотым светом.
  "Значит, это сила, которая исходит от так называемой Богини Заката?"
  - Будь осторожен со своими словами, смертный. - Взгляд Лисции стал неразличимым. Она произнесла с достоинством: - В этом мире смертных никто лучше меня не знает, насколько отвратительной и ненавистной является твоя мать.
  Фалес ошарашено на неё уставился.
  - Она была холодной, жестокой, коварной лживой сукой, которая была одержима влиянием и силой. Каждое её действие имело отвратительные мотивы, которые другие не могли постичь. Запомни мои слова: забудь о ней полностью, или однажды придёт день, когда ты об этом пожалеешь.
  ...
  Фалес рассеянно следовал за Джинс по Дворцу Возрождения в неизвестное место.
  Даже спустя время он всё ещё не мог выбросить из головы слов Лисции. "Xолодная, жестокая, коварная? Одержимая влиянием и силой?"
  Кем была его мать?
  Фалес обнаружил, что его происхождение стало ещё более таинственным.
  Мальчик стиснул зубы.
  Посмотрев на него, Джинс легко покачала головой.
  - Не принимай всё близко к сердцу, - поджала она губы. - Это нормально, что ты не нравишься Лисции... Эта женщина всегда была упёртой, она не может забыть прошлое.
  Фалес с интересом поднял голову, чтобы услышать прямые слова чиновницы:
  - Прежде чем стать мастером ритуалов, она была обручена с твоим отцом.
  Фалес был шокирован этой информацией.
  - Обручена?
  - Да... По разным причинам они не поженились. - Джинс презрительно хмыкнула. - Лисция... Эта женщина, она не может жить без мужчины. Придя в ярость, она сбежала в Храм Заката и с того момента посвятила всю свою жизнь Богине. Меня она тоже не любит - любовницу короля.
  Мальчик, услышавший часть слуха, шокировано раскрыл рот.
  - Но почему это важно? - Джинс стала вести себя, как обычно. Чиновница первого класса слегка приподняла уголки губ. - Почему ты должен позволять чужому мнению определять твою судьбу? Даже если это мнение Бога.
  В этот момент Джинс остановилась напротив ещё одной большой каменной двери. Она нежно толкнула её внутрь.
  - Мы пришли. Тебе снова придётся пойти одному. - При взгляде на дверь, вся недавняя уверенность Джинс испарилась. Она опустошённо вздохнула. - Только ты и твоя семья может войти в это место, - слабо произнесла чиновница.
  - Семья...? - Фалес был озадачен. Он наконец-то заметил, что со стоявшей рядом с дверью Джинс происходит что-то неладное.
  Однако та снова без всяких объяснений толкнула его внутрь.
  ...
  Город Вечной Звезды, Западные Городские Ворота.
  - Подождите! Это ведь проехала карета семьи Карабеян, не так ли? Могу я узнать, находится ли там граф Карабеян? Дядя? Дядя, это ты?
  Группа рыцарей под флагом ворона с одним крылом выехала из городских ворот и догнала карету, сопровождаемую более десятью рыцарями. На двери кареты была нарисована эмблема двух башен и меча.
  Рыцарей под флагом ворона с одним крылом вёл дворянин примерно тридцатилетнего возраста. Ускорившись, он подъехал к карете. Из кареты высунулся строгий и величественный старый дворянин с седыми висками.
  - Дерек, это ты? Молодой и успешный граф Форта Крыла из семьи Крома решил прокатиться на лошади? - нежно спросил старый дворянин.
  Молодой граф Форта Крыла, Дерек Крома, с улыбкой ответил:
  - Чтобы добраться сюда в карете потребовалось бы два дня и две ночи, но тогда я бы не успел вовремя, поэтому и выбрал коня. По пути сюда я видел кареты семей Боздорф и Ласкья. Они должны будут вскоре приехать. Тогда среди тринадцати выдающихся семей, все семьи с запада будут здесь. Что насчёт тебя, дядя? Я так давно тебя не видел... Как поживает мой двоюродный брат Коэн, тётя, Каса и Джина?
  - После возвращения с поля боя Коэн не смог усидеть на месте... я устроил его в столичную полицию... эх. - Вспомнил сетования своего старого друга, граф Карабеян глубоко вздохнул. - Твоя тётя ничуть не изменилась, всё также переживает о женитьбе Коэна. Это делает двух маленьких демонов дома счастливыми. Они всё время просят мать организовывать балы, чтобы отыскать жену своему брату, - произнёс старый дворянин.
  - Что? - Молодой Крома был ошеломлён на мгновение. После этого он улыбнулся. - Она всегда была такой. Когда я стал совершеннолетним, она привела почти половину девушек с Холма Валла. - Шагнув вперёд, Крома произнёс низким голосом. - Это правда, что единственный сын короля Нувена умер в Созвездии?
  Граф Холма Валла, Турами Карабеян, посмотрел на своего племянника и вздохнул мягко:
  - Кажется, правда. Я недавно встречался с графом Земунто из семьи Арунде. Я слышал, что посланец Экстедта уже находится в пути, и что королевство начало собирать войска. Сейчас сильнее всего должен тревожиться герцог северной территории и его семья.
  Крома вздохнул. Наклонившись вперёд, он произнёс серьёзно:
  - Значит, война?
  Граф Карабеян посмотрел на своего племянника и медленно произнёс:
  - Если не случится чуда, ты должен задать другой вопрос - насколько серьёзной она будет? Начинай запасаться продовольствием и приготовься к вербовке солдат на военную службу. - После этих слов граф вышел из кареты и с раскрытыми объятиями поприветствовал лорда Лорбека Дейра, управляющего западного полицейского участка столицы. - Давно не виделись, старый друг!
  - Хаха, а ты поправился!
  - Это граф Форта Крыла, а также мой племянник, Дерек Крома. Он один из девятнадцати вассалов, имеющий квалификацию получить генеральный указ Его Величества.
  - Аа, так ты должно быть Однокрылый Спаситель из тринадцати выдающихся семей, легендарный Крома!
  - А ты "Убийца Лошадей", лорд Лорбек Дейра, прославившийся во время Крепостной битвы двенадцать лет назад?
  - Хех, эта чёртова битва...
  Когда Карабеян познакомил Лорбека и Крому, вдалеке прозвучал звон.
  *Донг!*
  Звон был тяжёлым и протяжным, его можно было услышать издалека.
  Крома, редко навещавший столицу, нахмурился:
  - Если я не ошибаюсь, это Колокол Созвездия? Случилось что-то важное?
  Лорбек, на протяжении многих лет проживающий в столице, согласно кивнул:
  - Да. Когда звонит Колокол Созвездия, это означает, что будет сделано какое-то важное сообщение в центрах всех главных округов. Обычно посредством колокола объявляют о женитьбе члена королевской семьи или о ком-то важном... Однако он уже давно не звонил...
  В этот момент.
  *Донг!*
  Колокол снова протяжно зазвонил.
  Лицо Лорбека изменилось. Он серьёзно произнёс:
  - Колокол прозвонил дважды! Это означает, что в течение двух часов Его Величество соберёт национальное собрание в зале звёзд Дворца Возрождения.
  - Национальное собрание? Собрание, направленное на всех жителей вне зависимости от их происхождения? - Лицо Кромы побледнело. - Но новости об убийстве дипломатической группы Экстедта всё ещё являются секретом. О них знают лишь дворяне. Даже собрание верховного парламента пройдёт лишь этим вечером. Зачем сейчас проводить национальное собрание?
  "Верно. Вещи, обсуждаемые на национальном собрании, услышит вся звёздная площадь, а значит и всё Созвездие. Вы помните об объявлении войны в пустыне?" Подумал управляющий Лорбек.
  Граф Дерек Крома смотрел, как взбудоражено переговаривающиеся жители столицы направляются на звёздную площадь. Его лицо исказилось.
  - Может, Его Величество решил заранее объявить о войне с Экстедтом?
  - Кто знает? - Угрюмо произнёс граф Карабеян. - Он "Железная Рука". Не то чтобы он раньше не совершал подобных вещей.
  Глава 57 Жить ради Созвездия.
  
  Эта каменная комната была невероятно большой, наcтолько большой, что она по-прежнему выглядела просторной, хотя в ней было больше двадцати больших каменных колонн.
  Тем не менее, в ней не было окон. Bместо них в потолке находилось несколько больших тёмных дыр, служивших вентиляцией.
  Внутри было очень мрачно и холодно. Фалес ошеломлённо уставился на открывшуюся перед ним картину.
  У одной из колонн стояла крепкая фигура в синем плаще, повернутая спиной к нему. Внутри каменной колонны, на которую смотрел крепкий человек, была проделана дыра. Внутри неё находились две большие каменные урны и шесть маленьких каменных кувшинов.
  Со стороны крепкой фигуры раздался властный голос:
  - Здесь лежит твой дед, Айди Джейдстар. По правде говоря, мне не нравилось находиться в одной комнате с ним. Kогда он смотрел на меня, его взгляд всегда был наполнен разочарованием и обвинением. После того как ушла моя мать, я ещё сильнее начал его избегать.
  Этот голос был знаком Фалесу. Тем не менее, он был ему не особо привычен.
  - Подойди.
  Глубоко вздохнув, Фалес отрегулировал эмоции.
  Oн направился к своему, так называемому, отцу, верховному королю Созвездия - королю Кесселю Джейдстару.
  Железная Рука, Кессель Пятый носил на голове корону с девятиконечной звездой. В его правой руке находилась Лампа Вечности, а его левая рука крепко сжимала украшенный кристаллами скипетр с сияющим навершием.
  Он обернулся и посмотрел на Фалеса. Из-за его острого взгляда у Фалеса перехватило дыхание.
  - Начиная с нашего второго короля, Джона Первого, все верховные короли и королевы Созвездия были похоронены в этой каменной комнате после смерти и кремации. - Голос Кесселя был низким и глубоким. Казалось, будто он боится кого-то потревожить.
  Протянув руку, он положил её на большую каменную урну слева. На ней было выбито имя.
  [Король Вечного Правления, Король Айди Л.К. Джейдстар, 595-660]
  Кессель перевёл взгляд на большую урну справа. На ней было выбито другое имя.
  - Здесь прах моей матери. Она ушла, когда мне было пятнадцать.
  [Королева, Натали Д.Ф. Джейдстар, 604-642]
  Верховный король пробежался рукой по малым каменным кувшинам со сложным, непонятным выражением лица.
  - Сыновья и дочери короля, не унаследовавшие корону, и не сменившие фамилию, покоятся в этих каменных кувшинах.
  Фалес был ошеломлён. Медленно повернув голову, он обнаружил, что с четырёх сторон в каждой каменной колонне находится две больших каменных урны. Иногда рядом с ними стояли несколько маленьких каменных кувшинов.
  "Это кладбище королевской семьи?"
  Опустив голову, Кессель посмотрел на маленький каменный кувшин. Фалес проследил за его взглядом.
  [Звёздный Бог Войны, Освободитель Зодры, Герцог Звёздного Озера, Джон Л.К. Джейдстар, 613-660]
  - Это дядя Джон, единственный человек в нашей семье, путешествовавший по миру. Он младший брат моего отца. Мать вырастила его практически в одиночку. Вот почему я настоял положить его в грот отца.
  К удивлению Фалеса, Кессель с улыбкой погладил каменный кувшин.
  - Он был умным человеком, умеющим хорошо сражаться. Также он был очень весёлым, никто не мог превзойти его шутки. Когда я был молод, при каждом его приезде мы с моими братьями близнецами любили следовать за ним и слушать истории о его романе с принцессой из Мане и Нокс. Это продолжалось до тех пор, пока моя мать холодно его не одёрнула. В то время я считал его величайшим человеком на свете.
  Женитьба Джона сильно разозлила моего отца. Боже, он женился на рыцаре высшего класса! Полагаю, что когда во время свадьбы они целовались и обнимались, ноги Джона не касались земли.
  Когда его помазал герцог, Джон часто навещал нас в столице. Время от времени он приносил маленькой Констанции небольшие подарки. Тем не менее, после смерти его жены, я редко видел его улыбку.
  Чувствуя атмосферу в каменной комнате, Фалес не осмеливался громко дышать. Кессель окунулся в воспоминания, и вынырнул из них только через минуту.
  Посмотрев на следующий каменный кувшин, он слегка нахмурился.
  - Здесь лежит мой старший брат, Мидье. Он должен был унаследовать корону.
  Услышав знакомое имя, Фалес посмотрел на каменный кувшин.
  [Старший Сын Короля, Наследный Принц, Мидье Т.E. Джейдстар, 622-660]
  - Он ближе всего общался с нашим отцом, и единственный мог сравниться с ним в шахматах. Он был немногословным человеком, всегда с улыбкой смотрел на наши выходки. Он был умным и очень приятным. Все говорили, что он был лучшим наследным принцем. Он также был братом, с которым я был особо близок.
  Однажды, когда мне было шестнадцать, возвращаясь из комнаты служанки, я случайно увидел его во дворе с унылым лицом пьющим вино. В тот момент я сильно опешил - у него тоже есть моменты, когда он чувствует себя удручённо? - подумал тогда я. Теперь я наконец-то понял его.
  Смотря на каменный кувшин, Фалес начал вспоминать о том, что он знает о Мидье Джейдстар.
  "Значит, это спаситель Джинс, тот, кого уважал Гилберт и человек, которого я, по мнению Ёделя, буду лучше?"
  Следующий каменный кувшин.
  [Меч Обратного Света, Второй Принц, Гораций М.Е. Джейдстар, 623-660]
  - Это Гораций. За ним по-прежнему закреплён рекорд по скорости меча в Башне Искоренения, который он установил в бытность студентом. Насколько я слышал, его ещё не перебили.
  Постучав по кувшину ногтем, Кессель фыркнул:
  - В моей семье он единственный представитель высшего класса, а также имеет престижное прозвище. Мой отец всегда восклицал, что в королевской семье наконец-то появился третий представитель высшего класса, после "Хранителя Клятвы", Мидье Четвёртого, и "Врага Волков", принца Кейра.
  У него были неважные отношения с моим старшим братом, Мидье. Когда они играли в шахматы, он тайно использовал Силу Искоренения, чтобы убирать с доски его фигуры. Но даже так ему никогда не удавалось победить улыбающегося Мидье. Он всегда говорил нам, что если бы не родился на год позже Мидье, то именно он бы был наследным принцем.
  За месяц до смерти ему пришло приглашение от Башни Искоренения стать наследником. Если бы он прошёл, то стал бы одним из восьми наследников высшего класса Башни Искоренения.
  Это Бэнкрофт и Герман, мои браться близнецы. - Кессель сложным взглядом посмотрел на стоявшие рядом друг с другом кувшины. - Говорили, что неосторожная служанка напутала с их порядком рождения. Мой отец не смог выдержать вида двух спорящих докторов о том, у какого ребёнка голова больше. Вот почему моя мать просто подбросила золотой, при помощи портрета Тормонда Первого определив, что Бэнкрофт будет третьим принцем, а Герман четвёртым.
  Этот золотой сейчас лежит в каменной урне моей матери вместе с первой домашней работой по Политике, за которую Мидье получил все балы, первым фехтовальным трофеем Горация, и пелёнками, которыми меня и Констанцию обернули при рождении.
  Фалес шагнул вперёд, чтобы лучше разглядеть два каменных кувшина.
  [Третий Принц, Бэнкрофт Н.Е. Джейдстар, 624-660]
  [Четвёртый Принц, Герман Н.Е. Джейдстар, 624-660]
  - Когда мы были молоды, они вечно дрались за обеденным столом. Это был кошмар для всей нашей семьи. Мидье шутил, что Гораций отправился учиться в Башню Искоренения, потому что был сильно напуган этими двумя.
  Бэнкрофту особенно нравилось рисовать и заниматься лепкой. Половина пожертвований в Отдел Искусства и Культуры Национального Исследовательского Института была сделана им. Впрочем, он был довольно тщеславен. Степень его тщеславия, вероятно, уступала только его любви к деньгам. Когда мы были молоды, мы всегда говорили, что он должен связать себя браком с семьёй Сейкадер. Одного приданного хватило бы на всю его жизнь. Во время визита на южные острова ему на самом деле удалось жениться на девушке из семьи Сейкадер.
  Герман был самым красивым среди пяти братьев. Также он был хорош в музыке и поэзии. Все молодые девушки, неважно, принадлежали они к дворянскому сословию или обычному люду, любили его гораздо сильнее других братьев. Каждый раз, когда он шёл по улице, вслед ему летели крики и цветы. Вот почему он был первым выбором моей матери на место главы делегации Созвездия в Королевство Священного Древа. К сожалению, ему не удалось жениться на эльфе. Иначе мой отец мог передать корону ему, чтобы укрепить нашу кровь эльфов, которая течёт в наших жилах с эпохи правления Мидье Четвёртого...
  Держа скипетр, Кессель посмотрел на огонь внутри Лампы Вечности.
  - Пятеро из нас были близки. Я всё ещё помню, что когда мы были молоды, у нас произошла групповая драка с тремя принцами, приехавшими из династии Мане и Нокс. Гораций отвечал за атаку, а Мидье за защиту. В основном он защищал меня. Близнецы атаковали с флангов. Но когда мы выросли, всё изменилось.
  Мидье по-прежнему был полон улыбок, а я всё также был с ним близок. Но я чувствовал, что он всё сильнее становится несчастным. После возвращения из Башни Искоренения вокруг Горация появилась убийственная аура. Он стал пытаться выслужиться перед отцом. Я всё ещё помню, как во время имперской конференции он приказал мне на пять минут отправиться на Рынок Красной Улицы. Бэнкрофт не обращал особого внимания на отношения между нами, братьями. Он всегда шёл по другой дороге, когда видел нас четверых. Герман всегда следовал за Горацием подобно лакею. Его улыбка вызывала во мне отвращение.
  Кессель внезапно перестал улыбаться.
  - Но теперь всё это неважно. Теперь они все воссоединились здесь.
  Кессель подошёл к последнему маленькому кувшину. Фалес наклонил голову и легко сжал кулак.
  [Старшая Дочь Короля, Констанция Н.Е. Джейдстар, 642-660]
  - Это Констанция, наша младшая сестра, - опустив голову, произнёс Кессель тяжёлым голосом. Казалось, что он не хочет много говорить. - Лишь в ней одной сходились наши взгляды. Мы готовы были пожертвовать всем, чтобы защитить её счастье и улыбку.
  Фалес вздохнул. Он мягко закрыл глаза и представил свою тётю, принцессу, которая умерла в восемнадцать лет.
  - Семья Джейдстар была рождена, чтобы заботиться о судьбе Созвездия, - прямо произнёс Кессель.
  Фалес открыл глаза. Прислушиваясь к тяжёлому дыханию Кесселя, он начал размышлять над причинами сегодняшнего поведения короля.
  В пустой каменной комнате, они оба долго ничего не говорили.
  *Бум!*
  Король внезапно с силой опустил скипетр на пол. Фалес чуть не подпрыгнул от удивления.
  - Я не знаю, что ты понял о нас, как и не знаю, что ты думаешь о семье Джейдстар. - Голос Кесселя Пятого был низким и строгим. В нём не было ни намёка на отцовскую теплоту. - Но это определённо не лёгкий титул. Он символизирует славу, историю и силу. Но что более важно, он символизирует жертву.
  Фалес не находил слов. Он не знал, как ответить. Ничто не выглядело правильным ответом.
  - Ты готов? - Кессель наконец-то обернулся. Его острые подавляющие зрачки вонзились в Фалеса. - После получения фамилии Джейдстар, сражаться за Созвездие, умереть за Созвездие, и... - Кессель посмотрел на шесть маленьких кувшинов. Его взгляд помрачнел. - Жить за Созвездие?
  Дыхание Фалеса остановилось на мгновение, после чего значительно потяжелело. "Сражаться за Созвездие, умереть за Созвездие, жить за Созвездие? Этот порядок..."
  Фалес со страхом подумал. "Выходит, Джейдстарам гораздо сложнее жить, чем сражаться и умирать?"
  Король продолжал смотреть на него.
  - Я жду твоего ответа, - Кессель медленно произнёс каждое слово.
  "Нет места для сомнений и нет возможности для неповиновения".
  Фалес сглотнул вязкую слюну.
  Ему было тяжело находиться в данной атмосфере. Выдавив улыбку, мальчик произнёс:
  - Кричать о готовности умереть за страну... звучит так, будто я собираюсь сражаться на войне.
  Кессель продолжал смотреть на него горящим взглядом.
  "Ладно". Фалес сделал три глубоких вдоха и открыл глаза, после чего произнёс удручённым тоном.
  - Нет.
  Брови Кесселя слегка нахмурились.
  Мальчик произнёс разочарованно:
  - До ухода на Рынок Красной Улицы, всё, что я делал, было направлено на выживание. Выжить в этом проклятом мире. Я не думал о том, что сейчас происходит - королевская семья, заговоры, статус наследника и всё остальное. - Его слова были искренними. - Я не готов играть в эти игры, игры, в которых все могут разговаривать и смеяться, словно ничего не происходит, хотя они могут в любой момент потерять жизни. Я больше привык к разрушенным домам и жёстким кроватям. Больше привык сворачиваться в углу, замёрзший и голодный. Больше привык бороться за выживание друзей и своё выживание. Я не привык есть и пить в роскошных комнатах, плести интриги, забирать жизни, и... начинать или справляться с войной с открытым забралом. - Мальчик выдохнул и опустил голову. - Я не готов стать Фалесом Джейдстаром. Всё произошло по воле случая, я совершенно к этому не готов.
  Перед глазами Фалеса появилась фигура Асды. Улыбнувшись, тот произнёс: "Да, это всё совпадение".
  Установилась долгая тишина.
  Кессель смотрел на Фалеса. На лице обычно властного и недостижимого короля внезапно появилось сложное и глубокое выражение, которого Фалес никогда не видел.
  - Бороться за выживание одного из своих друзей? Вероятно, это судьба всей семьи Джейдстар. Это нормально.
  Казалось, что через глаза короля протекал поток эмоций. Он медленно произнёс:
  - В тот год, я тоже был не готов.
  Фалес удивлённо поднял голову.
  С насмешкой и ненавистью, Кессель Пятый отчётливо произнёс каждое слово:
  - Судьба всё для тебя подготовит.
  Взмахнув плащом, король зашагал широкими шагами. Фалес устремился вслед за ним, переходя на другую сторону каменной колонны.
  Там тоже находился грот, но там не было больших каменных урн. Там стояло только два маленьких каменных кувшина.
  - Здесь будет моё последнее пристанище, хотя здесь уже и находятся два кувшина, - произнёс прямо Кессель, после чего наклонился и без всякого выражения погладил кувшины.
  Мозг Фалеса перестал на мгновение работать.
  Вспомнив о словах Гилберта о Кровавом Годе, он переместил взгляд на кувшины.
  [Старшая Дочь Короля, Лидия Г.К. Джейдстар, 656-660]
  - Я помню, когда родилась Лидия, я держал её у своей груди, и был больше потерян, чем она. Немного повзрослев, она начала везде бегать, неугомонная...
  [Старший Сын Короля, Лютер К.К. Джейдстар, 659-660]
  Кессель опустил Лампу Вечности, скрывая свой взгляд и выражение лица в тенях. Лишь его губы двигались, уголки которых были слегка приподняты:
  - В отличие от Лидии, Лютер был спокойным и тихим мальчиком. Он никогда не плакал. Это было ужасно, потому что мы никогда не знали, когда он был голоден. Эти дети доставили немало хлопот Кеи и Джинс. Я же всегда был счастлив, потому что мне ничего не нужно было делать.
  Верховный король Созвездия положил руки на плечи Фалеса. Мальчик был ошеломлён.
  - К счастью, им больше не нужно переживать о детях. - Слова Кесселя были пронизывающими.
  Фалес почувствовал, как у него начали подниматься волосы.
  - Потому что они всегда будут здесь. Не будут ни плакать, ни кричать, ни бегать вокруг... Всегда.
  Король внезапно усилил хватку на плечах Фалеса. Левое плечо Фалеса ещё болело из-за ранения. Тем не менее, он выдержал боль, ничего не сказав.
  - Смотри, вот какая судьба приготовлена для меня.
  Смотря на маленькие каменные кувшины, Фалес легко стиснул зубы и сжал кулаки.
  "Это мои... старшие сестра и брат?"
  В этот момент долгий тяжёлый звон прозвучал из-за пределов комнаты, в которой были похоронены все короли Созвездия.
  - Иди. - Кессель Джейдстар отпустил Фалеса. - Гилберт и Джинс ждут тебя снаружи.
  Поднявшись, король стал снова окружён властной и подавляющей аурой. Напоследок он произнёс с холодным лицом:
  - Они всё для тебя подготовят. Как и судьба всё для тебя подготовила.
  
  Глава 58 Прелюдия.
  
  Покидая каменную комнату cо сложными и непонятными эмоциями, Фалес догадался, чем был протяжный звон и что последует за этим.
  - Это произойдёт сегодня? - Oн спокойно посмотрел на Гилберта и Джинс, ждущиx снаружи комнаты.
  "Это слишком внезапно".
  Взгляд Гилберта был наполнен горечью. На холодном лице Джинс проступило колебание.
  "Pазве они не должны прыгать от радости? Почему они так выглядят?" Подумал лишённый энергии Фалес. Eго разум был заполнен произошедшим в каменной комнате и тем, что произойдёт дальше.
  По какой-то причине, хотя на его сердце сейчас и была тяжесть, он смог скрыть своё состояние. "Это так называемый покерфейс?"
  Гилберт произнёс горько:
  - Пожалуйста, примите мои извинения. Я не так планировал... Этим вечером в столицу прибудет чрезвычайный посланец Экстедта. Вне зависимости от того, объявят они войну или пойдут на компромисс, вы... Его Величество...
  Гилберт сильно нахмурился. Он хотел что-то сказать, но в итоге глубоко вздохнул и остановился.
  - Не будем тратить время. Национальное собрание пройдёт в три пополудни. Его Величество приказал доставить его в комнату ожидания. - Джинс прервала Гилберта. По её взгляду ничего нельзя было понять.
  Бывший министр иностранных дел и чиновница первого класса были одеты в чёрную мрачную парадную одежду. Позади них по обеим сторонам коридора тихо стояли восемь служанок с подносами.
  *Донг!*
  Колокол зазвонил во второй раз.
  Джинс со сложным выражением вышла вперёд, с тяжёлым сердцем проводив Фалеса в другую комнату. Восемь служанок последовали за ними.
  ...
  Дворец Возрождения, внешняя дворцовая стена, первая опускная решётка.
  Здесь Фалес проходил вчера. Сейчас это место напоминало разворошенный улей. Со стороны гвардейцев то и дело раздавались грубые выкрики. Здесь в длинную очередь выстроились дворяне различных рангов и важные люди разных профессий. С различными выражениями на лицах они боролись за прохождение во Дворец Возрождения.
  Перед Дворцом Возрождения, рядом с тяжёлой первой опускной решёткой выстроилась группа гвардейцев. Они проводили строгую проверку, позволяя войти внутрь только тем, кто имеет на это право.
  - Я! Я заместитель председателя гильдии плавки железа! Я имею право войти и наблюдать! Что? В гильдии плавки железа двадцать пять заместителей председателя? Вы этого не знаете, но они находятся в гильдии просто для количества. Я единственный особый заместитель. Позвольте-ка вам сказать, посмотрите на мои чёрные волосы и чёрные глаза! Tеперь вы поняли? Вы знаете, что наше мастерство берёт начало в Династии Заката на дальнем востоке? Это было ещё до Битвы Искоренения... Xорошо, хорошо, хорошо! Человек чести использует слова, а не силу! Я не буду входить, довольны?
  - Я Эрос Ката, торговец тканями, получил особое разрешение от королевской семьи! Я имею право войти! Это удостоверение, подписанное королём Aйди! Здесь ниже даже есть подпись принца Mидье! У меня также есть приглашение от Миндиса Третьего, которое он даровал нашей семье. Хотя оно выглядит немного старым, это произошло всего сто пятьдесят лет назад. Эй, не нужно насилия. Я уйду сам! Я уйду сам!
  - Эй, салага! Ты всё ещё помнишь меня? Я Лазан, судмедэксперт из центрального полицейского участка. Полгода назад мы были коллегами! В зале звёзд остались места?
  - Я здесь на дежурстве, поэтому не знаю. Однако, мой двоюродный брат, входящий в охрану замка, сказал, что большой зал почти наполовину заполнен. Если ты не дворянин, превосходящий по званию виконта, то ты не сможешь попасть внутрь!
  - Тогда, наш единственный выбор - присоединиться к толпе на звёздной площади? Выслушивать от стражей решения, переданные им их начальством? Ладно. Для людей нашего статуса, даже если бы нам удалось попасть в зал звёзд, мы бы всё равно сидели в самых задних рядах, тихо выслушивая переговоры важных людей высоких рангов.
  - Боже... Это геральдика однокрылого ворона и меча с башнями близнецами! Это эмблемы семей Крома и Карабеян! Освободите дорогу, быстро! Если вы их заденете, для вас это хорошо не закончится!
  - Они дворяне? Ну и что с того! Дворяне тоже должны подчиняться правилам... Нет, подождите, они должны подчиняться условной конституции Созвездия!
  - Что это за шутка?! Они не обычные дворяне. Они высокоранговые вассалы, которым присвоила звания королевская семья. Они имеют больше тысячи личных солдат, обширные территории и множество подконтрольных субъектов... Как судмедэксперт ты должен увеличить свои знания. Ты знаешь о тринадцати выдающихся семьях? Эти люди, королевская семья и шесть Великих Кланов могут смеяться и шутить вместе...
  - Откуда ты всё это знаешь?
  - Мои извинения. Я работал в поместье семьи Кисен в восточном округе, обучая их трёх сыновей базовым навыкам сражения...
  Игнорируя плотную толпу вокруг, кавалерия графа Дерека Кромы и карета графа Турами Карабеяна пробрались через толпу как горячий нож сквозь масло, сумев добраться до Дворца Возрождения спустя полчаса после второго звона колокола.
  Два графа, Дерек Крома и старик Карабеян, были хорошо известными высокоранговыми дворянами среди тринадцати выдающихся семей, уступая лишь королевской семье и шести Великим Кланам. Эмблемы однокрылого ворона и меча с башнями близнецами позволили им беспрепятственно пройти через толпу. После этого они прошли через первую внешнюю стену дворца и двери дворца посреди тихого шума толпы, сопровождаемые уважительным взглядом дворцового офицера.
  Начальник Лорбек, ехавший в карете, легко вздохнул:
  - Раньше на национальное собрание не собиралось так много людей. Во время национального собрания, посвящённого войне в пустыне, были допущены лишь лидеры разных профессий, зажиточные бизнесмены и старейшие авторитетные учёные. Также допуск получили два великих клана из шести и пять выдающихся семей из тринадцати.
  - Чтобы Его Величество смог заполучить военную поддержку, девятнадцати дворянским семьям пришлось подчиниться указу национального собрания. - Карабеян серьёзным взглядом посмотрел в окно кареты. Толпа становилась всё больше и больше. - Несколько дворянских семей, отказавшиеся подчиниться указу, были взяты в осаду разъярёнными горожанами и даже встретились со сложностями в различных областях. Хотя они всего лишь вассалы больших семей, это плохой знак.
  Молодой граф Форта Крыла, Дерек Крома, ехал на коне рядом с каретой. Его лицо выражало недовольство.
  - Мои лорды, мы должны ускориться. Хотя у девятнадцати дворянских семей будут выделенные места, и нам не придётся "слушать" собрание на звёздной площади под балконом дворца, если мы задержимся, то нам придётся пробивать себе путь через население и других дворян.
  ...
  Звёздная площадь, расположенная ниже зала звёзд в северо-западной части Дворца Возрождения, была заполнена громким шумом.
  Говорят, что национальное собрание было новаторским решением Добродетельного Короля, направленного на всех граждан. Это был единственный раз, когда население и мелкие дворяне могли послушать, как высочайшие силы Созвездия играют в свои игры. Это произойдёт сегодня вечером! Все темы, обсуждения и решения будут передаваться на звёздную площадь при помощи специально назначенных людей. По итогу все жители и вся столица будет в курсе происходящего на национальном собрании.
  Нахмурившись, Генард обвёл взглядом шумную толпу на площади. Он и его команда городской обороны были временно переведены из восточного округа на звёздную площадь вместе с силами полиции.
  "Боже, будь милосерден. Как это возможно?" Они не смогут силами тысячи человек поддерживать порядок на звёздной площади, вмещающей в себя десятки тысяч. Даже Звёздный Отряд Герцога Джона не смог бы поддержать здесь порядок.
  Все взгляды были сосредоточены на месте проведения собрания сверху - звёздного зала с открытой площадкой, выходящего на звёздную площадь.
  Под грохотом тысяч стражей на площади, а также гигантскими городскими баллистами, расположенными на стенах Дворца Возрождения, готовыми в любой момент начать атаковать, толпа небрежно толкалась и обменивалась информацией о внезапном решении короля провести национальное собрание.
  - Я думаю, что речь пойдёт о большом взрыве на Рынке Красной Улицы, произошедшим месяц назад! Эх, это из-за разгромного поражения Братству Чёрной Улицы Банда Кровавого Вина слетела с катушек?
  - Разве может незначительная битва между бандами встревожить тех, кто наверху?
  - Где ты услышал этот слух? Банда Кровавого Вина и Братство Чёрной Улицы? Какие банды могут быть в столице? Мы живём в современном обществе! Наша жизнь сейчас так хороша! Зачем ты распространяешь эти разрушительные теории? А? Посмотри на своё хитрое лицо! Должно быть, ты шпион другой страны, верно?
  - Поверьте мне, потому что я точно прав. Вероятно, люди Бесплодной Кости снова восстали! За этим определённо стоят торгаши из союза Камю! Эти черти жаднее вампиров! В прошлом месяце они задержали торговый караван моей семьи! Они хотели наложить на нас 50% налога! Вы можете в это поверить? Целых пятьдесят процентов!
  - Чёртовы бесплодные ублюдки! Почему легендарное Крыло такой мягкосердечный? Он должен выучить парочку уроков у Его Величества - поймать их и закопать живьём у Отдалённого Алтаря Бога, как поступают орки!
  - Ты не имеешь права оскорблять легендарное крыло! Он невероятный красавчик. Своей красотой он может объединить весь Западный Полуостров!
  - Моя тётя служит в доме виконта в районе утренней звезды. Она рассказала мне, что в Экстедте произошёл инцидент, вроде на севере. Да, почему их дипломатическая группа ещё не прибыла?
  - Как это возможно? Крепостной договор был подписан на двадцать лет. Кроме того, Цветок Крепости охраняет Крепость Рухнувшего Дракона. На севере также присутствуют могущественные семьи Арунде, Земунто и Фрисс. События двенадцатилетней давности не могут повториться...
  - Не забывай, что Гнев Короля ещё находится в столице! Он один со своим луком сможет уничтожить двадцать тысяч солдат Экстедта!
  - Да у всего Экстедта не найдётся столько солдат!
  - Я ж об этом и говорю!
  - Я думаю, что дело в герцогстве Сера, что на северо-западе. Ко мне издалека прибыл родственник в поисках убежища. Так вот, он сказал, что там появилась злая ведьма, начавшая распространять чуму. Их соседи, герцогство Анленцо и герцогство Нортон закрыли свои границы. Подождите, чума ведь не добралась до Созвездия, верно? Дворяне с юго-запада ведь не прибыли, не так ли? Что насчёт семей Табарк, Карабеян и Ласкья? Не говорите мне, что их убила чума!
  - Это значит, что цена на травы вырастет? Я должен немедленно пополнить запасы!
  - Вы несёте чушь! Мой секретный источник сообщил мне, что Его Величество выберет из шести Великих Кланов своего преемника!
  - Что? Тогда что насчёт королевской семьи Джейдстар? Наша семья имеет особое разрешение королевской семьи на право торговли мебелью!
  - Что тут можно сделать? Ты можешь заставить Его Величество дать жизнь ещё одному сыну?
  - Я считаю, что герцог Ковендье неплох! В прошлом году, во время инспекции великого базара, он взял меня за руку! С таким правителем наша страна определённо будет процветать!
  - А я считаю, что дочь Табарков весьма хороша! Нам нужно поучиться у герцогства Анленцо. Подумайте, красивая и молодая королева! Боже, моё сердце сейчас растает...
  - Хватит шутить! Это годится лишь для такой сельской местности, как Анленцо и Алумбия! Наше могущественное Созвездие - преемник Империи! Как мы можем позволить женщине править? Я не хочу дискриминировать женщин, но мы должны признать объективные различия!
  - Молодой человек, хватит выступать с дикими предположениями!
  - Меня просто волнует политика!
  - Я думаю, что ты...*кашель, кашель*... воин-болтун!
  - Ты должен верить в Королевство, верить в Его Величество и верить в Имперский Съезд! Как они могут не знать того, что знаешь даже ты?
  ...
  Фалес стоял и смотрел на молодого дворянина в роскошной одежде с холодным взглядом, отражавшимся в зеркале.
  Его волосы были аккуратно подстрижены в простую, но приятную для глаза причёску, из-за чего он стал выглядеть бдительным и красивым.
  Джинс даже прицепила сверкающую хрустальную серьгу на его левое ухо, не обращая внимания на выражение его лица.
  На нём был надет утолщённый пиджак с длинными рукавами, украшенный синими сверкающими кристаллами. Под пиджаком находилась белая рубашка, манжеты которой были застёгнуты запонками из кристальных капель. Сверху на него была накинута мантия из макраме. Из-за одежды его обычно хрупкое тело теперь выглядело прямым и высоким.
  Фалес поднял руки, на которые были надеты кожаные белые перчатки. Они придавали глубину каждому его движению.
  Дворянские чёрные брюки с пряжкой в стиле звёзд, вместе с дорогими кожаными ботинками, увеличивающими его рост на два дюйма, позволяли ему ходить с элегантностью дворянина.
  На его мантии была вышита эмблема девятиконечной звезды, символизирующая семью Джейдстар. К его груди была приколота брошь, представлявшая собой девятиконечную звезду из золота и серебра. Она ярко сияла под лучами света.
  Служанка слегка опрыскала его духами. Они были практически неразличимы, но теперь его запах приблизился к запахам людей из высшего света.
  Фалес горько ухмыльнулся. "Стильная одежда, величественные манеры, устоявшийся этикет и ограниченные знания. Это лучшие инструменты для разделения людей на разные социальные слои. Это круг дворян. Чёртова злая культура".
  Даже Джинс и Гилберт, наблюдающие за ним со стороны, довольно кивнули.
  Джинс вздохнула. Её тон был горьким:
  - Время почти пришло. Кессель... Его Величество надеется, что ты пойдёшь пораньше.
  Фалес знал, что их эмоции пребывают в раздрае. Тем не менее, так как он уже был здесь... Очистив голову от ненужных мыслей, он медленно пошёл вслед за Гилбертом и Джинс.
  - Мне нужно получить окончательное подтверждение по некоторым вопросам.
  Подняв голову, Фалес посмотрел на Гилберта.
  - Ваше имя... Я имею в виду, Его Величество изначально планировал дать вам имя, которое больше соответствует традиции семьи Джейдстар, например Джон и Мидье, Кессель и Тормонд. В конце концов, имя Фалес используется простыми жителями. Оно впервые появится в королевской генеалогии... Из-за этого наблюдательные люди смогут узнать о вашем прошлом...
  Продолжая идти вперёд, Фалес обернулся и произнёс с неизменившимся лицом:
  - Фалес.
  - Что?
  - Я хочу, чтобы меня звали Фалес. Я не изменю имя. Мой прошлый опыт... я не забуду и не откажусь от него.
  Уставившись на бесконечно длинный коридор, Фалес слегка сжал кулаки, перестав обращать внимание на колеблющийся взгляд Гилберта.
  - Я... последую вашей воле. - Гилберт вздохнул под убийственным взглядом Джинс.
  Это был очень длинный коридор. Фалес не моргал. Через несколько дюжин шагов он остановился. Перед ним находилась огромная чёрная дверь.
  - Это зал звёзд. Вы войдёте в тёмную внутреннюю комнату. Не нужно нервничать. Когда придёт время, я просто открою дверь, и тогда вам придётся сделать то, чему вас учили, - поклонившись, произнёс Гилберт. В конце своей речи он бросил быстрый взгляд на одну сторону двери. На его лице проступило недоумение.
  - Аида? В это время ты должна защищать Его Величество!
  Фалес посмотрел вперёд. К одной стороне двери прислонилась маленькая фигура.
  "Это она". Фалес узнал её как женщину в плаще, которая вчера вместе с королевскими гвардейцами спасла их от Зайена. Её лицо по-прежнему было скрыто капюшоном и мраком коридора.
  Женщина в плаще со скрещенными на груди руками отлепилась от двери и произнесла:
  - Эй, малец, парень в маске попросил меня передать тебе эту вещь от его имени.
  По коридору разнёсся юный, приятный и живой голос женщины, когда она передала Фалесу что-то.
  Фалес был ошеломлён. Взяв вещь, он не обратил внимания на чистую и гладкую кожу женщины в плаще.
  Это были чёрные ножны для кинжала, с прикреплённым к ним кожаным ремешком. На одной стороне были написаны слова: "Король не получает уважение в силу своей родословной".
  Фалес воспротивился желанию прикоснуться к груди. Со сложными эмоциями он вытащил кинжал ДШ из-за пояска и вложил его в ножны - они идеально подошли друг к другу.
  - Спасибо... Ёдель... с ним всё в порядке? - Успокоившись, Фалес прикрепил ножны к поясу.
  - Не переживай. Этот человек пока не умрёт. - Легко хмыкнула женщина в плаще. - Я достаточно хорошо его знаю.
  Кивнув, Фалес прошёл мимо неё, встав перед дверью.
  Смотря на каменные чёрные двери, он стиснул зубы.
  "Всего один шаг".
  Стоявший позади него Гилберт всё сильнее хмурился, а Джинс прикусила нижнюю губу. Женщина в плаще равнодушно разминала шею.
  Фалес не стал оборачиваться. Смотря на чёрную каменную дверь, он произнёс:
  - Гилберт, я не смогу вернуться назад, когда сделаю этот шаг?
  Гилберт был ошеломлён, но Фалес не собирался дать ему ответить.
  Подняв голову, мальчик с трудом улыбнулся.
  - Нет... Вероятно, когда я впервые открыл глаза в этом мире, для меня уже не было пути назад. Я лишь могу продолжать идти вперёд.
  Когда Джинс услышала эти слова, в её взгляде появилось колебание. Она протянула руку, но была остановлена Гилбертом, который молча покачал головой.
  - Не переживайте, будьте чуточку веселее. Это хорошая новость, сэр Гилберт, мадам Джинс и... леди в плаще. Хороший человек однажды сказал мне... - Освещаемый светом Ламп Вечности, а также солнечным светом, пробивающимся через окна на обеих сторонах коридора, Фалес развернулся. Подняв вверх большой палец, он ярко улыбнулся. - ... просто воспринимай это, как очередную игру.
  Прежде чем троица смогла среагировать, Фалес толкнул дверь и вошёл внутрь.
  Через большую каменную дверь прошёл поток холодного воздуха. Впереди виднелся тусклый свет... но казалось, что внутри была бесконечная темнота.
  Фигура Фалеса исчезла в этой темноте.
  Опустив голову, Гилберт вздохнул. Джинс повернула голову и ничего не сказала. Лишь женщина в плаще радостно щёлкнула пальцами и произнесла:
  - Хаха, а мне нравится этот малец.
  Подняв голову, Джинс горько и беспомощно хмыкнула. На её лице отражалась горечь и симпатия.
  - Да, этот малец... Он всего лишь ребёнок. Как он сможет выдержать такое тяжёлое бремя и... будущее?
  После её слов установилась тишина, которую внезапно разорвал хриплый голос:
  - Он сможет.
  Женщина в плаще подняла подбородок.
  - Какое быстрое восстановление.
  Гилберт и Джинс удивлённо посмотрели себе за спину. Из тонкого воздуха появилась фигура защитника в маске.
  Тем не менее, фигура Ёделя выглядела сильно размытой. Казалось, что его тело окутывает вуаль, сделанная из воздуха.
  Расплывчатый Ёдель продолжил:
  - Он сможет выдержать подобную ответственность. Я хорошо его понимаю. У него есть особые качества, которыми больше никто не обладает в этом мире - ни люди, ни Боги, ни демоны. Ни даже Мистики.
  Наступил ещё один период тишины.
  Покачав головой, Гилберт легко фыркнул. Прикоснувшись к шляпе, он произнёс:
  - Прошу меня простить. До начала национального собрания осталось два часа. Мадам Джинс, нам стоит встретиться с Его Величеством.
  Кивнув, Джинс ушла вместе с ним.
  Вскоре они исчезли в дальнем конце коридора.
  Остались лишь защитник в маске и женщина в плаще.
  - Твою грудь пронзили три арбалетных болта, смазанные ядом из травы синей лозы. Прошла всего ночь, ты не должен стоять на ногах. - Посмотрев на размытую фигуру Ёделя, женщина в плаще громко вздохнула. - Ты снова заключил сделку с этой маской? Я много раз тебя предупреждала! Крах Древнего Королевства Эльфов связан с ней, и ты... Какую цену ты заплатил на этот раз?
  Ёдель не ответил. Он лишь поднял руку и провёл ей по фиолетовой маске, закрывающей его лицо.
  - Какую бы цену я не заплатил, - его фигура медленно исчезла, остался лишь хриплый голос, - она не сможет сравниться и с одной десятитысячной цены, которую придётся заплатить этому ребёнку.
  
  Глава 59 Шахматная игра военачальников (1).
  
  Фалеc ни о чём больше не думал. Oн вошёл в тёмную комнату, полностью сконцентрировавшись на своей задаче.
  Из-за дверей тёмной комнаты слышался людской гомон. Он был шумным и отвлекающим.
  Это напомнило ему футбольную команду, которую он поддерживал в прошлой жизни. Bероятно, именно такое чувство испытывает человек, впервые оказавшийся на стадионе, когда там проходит живой матч.
  Посреди гудящих звуков за пределами тёмной комнаты молодой и весёлый мужской голос внезапно произнёс:
  - Эй, старик! Начальник Лорбек! Я здесь, здесь! Эй, сэр, вы выглядите немного знакомым. Подождите... Вы из семьи Kрома... двоюродный брат Дерек! Боже, я так давно тебя не видел. Что случилось с твоим лицом? Каса и Джина должно быть рыдают!
  Фалес внезапно сделал несколько шагов вперёд, посмотрев наружу через одностороннее стекло. Под ним на самом деле находился весь зал звёзд.
  Зал звёзд представлял собой полуоткрытый зал овальной формы. Потолок зала находился на десятиметровой высоте, а сам зал мог вместить, по меньшей мере, тысячу людей. Cторона, выходящая на звёздную площадь, представляла собой выступающий открытый балкон. Из-за этого зал походил на неправильной формы цилиндр, одна из боковых сторон которого была отсечена под наклонным углом или на наполовину заполненную цилиндрическую лопатку для мусора. Подумав об этом, Фалес улыбнулся.
  К этому моменту зал уже был наполовину заполнен. Внутри находилось, по меньшей мере, несколько сотен людей. Некоторые люди сидели, а некоторые стояли.
  Ближе к центру зала людей было меньше. Находящиеся там люди были одеты в роскошные одежды, вели себя тихо и сдержанно. Большинство из них сидели. Это были дворяне.
  Посредине зала стоял большой круглый стол, окружённый семью каменными стульями, каждый из которых имел уникальную форму.
  Посреди уникальных каменных стульев стоял трон. Окружавшие его шесть каменных стульев принадлежали шести герцогам-защитникам. На периферии шести каменных стульев находились тринадцать других каменных стульев. Она образовывали большой полукруг, принадлежа тринадцати выдающимся семьям.
  Шесть каменных стульев пока пустовали, но на некоторых тринадцати стульях уже кто-то сидел. Все сидящие там люди были мужчинами, возрастом от двадцати до шестидесяти лет. У каждого из них были свои эмблемы и символы. Их выражения лиц также различались. За каждым стулом стояли нервно выглядящие слуги.
  Голос, который Фалес услышал, пришёл со стороны мест тринадцати выдающихся семей. Позади одного из каменных стульев стоял красивый блондин, одетый в синюю полицейскую униформу. Он имел красивое лицо с глубокими чертами. По сравнению с женственно выглядящим Асдой и "красавчиком" Истроном, этот человек выглядел более энергичным и сильным.
  В этот момент на голову красивого блондина с силой опустился посох, который держал сероволосый дворянин среднего возраста, выглядящий невероятно разозлённым.
  На одежде этого человека имелся символ двух высоких башен и длинного меча.
  - Коэн Карабеян, что случилось с твоим благородным воспитанием? Tы знаешь, как нужно разговаривать с людьми? Дерек не просто твой двоюродный брат, он ещё и глава семьи Крома - одной из тринадцати выдающихся семей! Он сюзерен Форта Крыла и граф королевства! Прояви немного уважения!
  С выражением шока на лице Фалес уставился на офицера полиции, Коэна Карабеяна. Почесав голову, тот сжал зубы и закричал на своего отца:
  - Старик, Сцена Искоренения находится напротив нас! Ударь меня ещё раз, и мы сразимся там!
  Mножество людей посмотрели в его направлении, но увидев, что это были места тринадцати выдающихся семей, они покачали головами и проигнорировали шум.
  - Почему эта дворянская семья такая... странная?
  - Xа-ха, Коэн и я хорошо друг друга знаем. Это показывает нашу близость... - Казалось, что Дерек знал об отношениях между его старшим братом и дядей. Взмахом руки он показал, что в этом нет ничего страшного. Одновременно с этим Лорбек оттащил назад старого графа Карабеяна, чтобы тот во второй раз не ударил своего сына.
  - Кстати, Коэн, хотя ты старший сын семьи Карабеян... как тебя впустили раньше твоего отца? - Глава западного полицейского участка, Лорбек Дейра, мгновенно сменил тему.
  - Я не уверен, - почесав голову, нахмурился Коэн. - Два дня назад я восстановился от травм, полученных на Рынке Красной Улицы - старик, опусти посох, мы поговорим об этом дома, - и получил приказ выйти на дежурство. Когда я добрался до дверей Дворца Возрождения, увидев, что я один из них, люди из команды городской обороны и полиции впустили меня внутрь. Услышав, что я Карабеян, гвардейцы дворца сразу пропустили меня в зал звёзд.
  Услышав его историю, его отец, граф Карабеян, сюзерен Валлы, был ошеломлён.
  Старый граф перестал скандалить. Он и Дерек Крома сели на предназначенные для них места. Присутствующие рыцари, Коэн и Лорбек, встали позади них.
  Подслушав их разговор, Фалес сделал грубое предположение, что эти две семьи принадлежали к тринадцати выдающимся семьям.
  В этот момент гомонящая толпа внезапно притихла. Взгляд Фалеса переместился в другом направлении.
  В зал звёзд вошли две запоминающиеся фигуры. Их сопровождали две группы слуг по бокам. Войдя, они шагнули на ковёр с изображением синей звезды.
  Люди перед ними начали автоматически расходиться в стороны. Некоторые из них кланялись, другие перешёптывались.
  Из двух появившихся фигур, толстый, богато одетый старик любезно улыбался, отвечая на приветствия людей. На его спине была вышита эмблема перекрещенных меча и щита на фоне красного солнца.
  Это был премьер-министр королевства, сюзерен Великолепного Портового города и герцог-защитник восточного моря, Боб Каллен.
  Рядом с ним широкими шагами шагал свирепо выглядящий дворянин среднего возраста. Его холодное лицо совсем не смотрело по сторонам.
  На нём была надета кольчуга, а на груди красовалась эмблема остроглазого сокола, расправившего крылья на белом фоне.
  Он был сюзереном Холодного Замка и герцогом-защитником северных территорий, Валом Арунде.
  Меч с щитом на фоне солнца и летящий сокол на белом фоне. Эти символы представляли две самые могущественных семьи среди шести Великих Кланов.
  - Национальное собрание? Это неприкрытая насмешка!
  Герцог северных территорий, Вал, имел шрам на подбородке. На его лице было недовольное выражение. Он нисколько не заботился о контроле громкости своего голоса. Свои слова он адресовал идущему рядом с ним толстому человеку.
  - Он лично подписал и издал генеральный указ, после чего внезапно... впутал в это население. Это предательство! Как премьер-министр, ты должен остановить его!
  Окружающие их мелкие и средние дворяне, слыша содержание разговора, опускали головы или разворачивались и уходили.
  Что ж, простим их. Кто осмелится слушать, как герцоги-защитники оскорбляют Верховного Короля Созвездия?!
  Седовласый толстый герцог-защитник восточного моря надул красные щёки. Одетый в дорогую норковую шаль, он похлопал себя по большому выступающему животу.
  - Хотя я тоже нахожу это неправильным, я не могу ничего сделать, потому что такова воля Его Величества, - беспомощно произнёс он.
  Вал презрительно фыркнул. Он был недоволен оправданием премьер-министра. "Толстый старик, сидящий на заборе и не имеющий собственного мнения. Как он умудрился заполучить прозвище "Меча Морского Залива" в юности?"
  Когда они проходили мимо тринадцати каменных стульев, все сидящие на них дворяне встали на ноги и уважительно поклонились, включая старого Карабеяна и молодого Кромы.
  - Хотя он король, которому мы поклялись в верности, он не может оскорблять нас подобным образом! - Вал ловко снял шлем и отдал его слуге позади себя, который явно являлся воином. После этого он нагло сел на своё место.
  Вал Арунде прошёл через многое в своей жизни. На его кольчуге был нарисован летящий сокол на белом фоне. Он подпёр левую руку в экстравагантной манере. Всё его существо источало ауру остроты и отчуждённости, которую можно было найти только у северян.
  Он совершенно не скрывал презрения к королю.
  - Мне хочется выбить передние зубы этому ублюдку, как сорок лет назад!
  Позади своего отца Коэн произнёс шёпотом:
  - Даже если он герцог северных территорий, как он может так неприкрыто говорить о Его Величестве?
  - Если бы ты вырос вместе с Его Величеством, и чуть не выдал за него свою сестру, - шёпотом ответил граф Карабеян, - то ты бы тоже мог так говорить о Его Величестве.
  Старый герцог Каллен легко вздохнул, после чего при помощи слуги сел на один из шести каменных стульев.
  - Будь осторожен со своими словами. Вскоре гвардейцы начнут передавать сообщения вниз. Каждое предложение, произнесённое с этих двадцати каменных стульев, будет передано на звёздную площадь. Он, в конце концов, наш король! Мы можем лишь надеяться, что наши возражения будут услышаны!
  "Северяне... прошло пятьдесят лет, а они нисколько не улучшились". Мысленно покачал головой старый герцог.
  Внезапно в зале поднялся шум. Шум, создаваемый шёпотом толпы, стал становиться всё громче и громче.
  Прозвучал знакомый голос Гилберта:
  - Именем Верховного Короля Созвездия, Кесселя Джейдстара... Подданные королевства, преклоните колени перед своим королём!
  Фалес поднял брови. В зал звёзд через другую дверь вошла группа людей.
  Подобно приливной волне, люди вставали на одно колено, поднимаясь лишь после того как король проходил мимо них.
  Крепкий Кессель Пятый по-прежнему держал скипетр в одной руке. Его лицо было холодным и властным, когда он вошёл в зал звёзд. Его окружали восемь королевских гвардейцев, пристально отслеживающих обстановку вокруг.
  Король мгновенно стал центром внимания. Хотя люди стояли на коленях, шёпот толпы нисколько не уменьшился. Напротив, он лишь усилился.
  Герцог восточного моря похлопал себя по толстой щеке, с улыбкой произнеся:
  - Его Величество здесь. Почему бы тебе лично не сообщить ему свои возражения?
  - Хмпф, - герцог северных территорий презрительно хмыкнул. - Как будто он послушает меня.
  Король Кессель широкими шагами зашагал в сторону своего каменного трона. В этот момент он внезапно поднял голову, намерено или нет, и посмотрел в сторону расположения тёмной комнаты.
  Фалес слегка сжал кулаки. Отрегулировав дыхание, он успокоился.
  "Успокойся Фалес, настоящее шоу ещё не началось".
  Группа людей, ведомая Гилбертом, следовала за мантией короля. Среди них была высокая зрелая Джинс.
  Лишь сейчас Фалес увидел, что семейной эмблемой Гилберта была открытая книга.
  Толстый герцог Каллен произнёс с улыбкой:
  - Хе, это Хитрый Лис Созвездия, граф Касо. Вместе с графом Годвином, виконтом Кенни, бароном Гейлсом и лордом Крапеном... все они будущее королевства... Наша мудрая мадам Джинс тоже с нами.
  Сидящий на каменном стуле Вал презрительно покачал головой.
  - Сторонники короля. Надеюсь, вскоре они поймут, что лучшим способом поддержать их короля, будет придумать способ не дать ему совершать безумные поступки. Лучше путь займутся этим, чем будут выдумывать новые методы атаки девятнадцати дворянских семей, которые являются хребтом королевства. Что же касается этой суки... каждая секунда её пребывания во дворце является оскорблением для семьи Арунде.
  - Уху-уу-у...
  - Король... король...
  В этот момент из-за пределов зала звёзд раздались громкие крики. Зал был мгновенно заполнен оглушительными криками снаружи.
  Лица многих дворян исказились. С другой стороны представители народа, обладающие некоторым статусом, начали возбуждённо перешёптываться друг с другом. Некоторые из них подобно толпе снаружи начали громко приветствовать короля.
  Фалес понял, что происходит. "Это кричит толпа на звёздной площади".
  Герцог Каллен выпятил губы.
  - Я предполагаю, что гвардейцы уже стали передавать сообщения на площадь?
  Вал повернул бледное лицо. Проходящий мимо тринадцати каменных стульев Кессель посмотрел на своих вассалов. Члены тринадцати выдающихся семей поднялись на ноги и выстроились в линию, после чего опустились на одно колено, демонстрируя свою преданность.
  Кессель безэмоционально протянул правую руку дворянину с эмблемой пятиконечной звезды, чтобы тот поцеловал кольцо на его пальце.
  Король произнёс прямо:
  - Берн Талон, ты первый. Ты по-прежнему первый. Ты всегда был первым.
  - Кровь гуще воды, Ваше Величество. Семья Талон является ветвью семьи Джейдстар, как пятиконечная звезда всегда будет частью девятиконечной звезды.
  Брови Кесселя слегка нахмурились, но он кивнул и перешёл к следующему дворянину. Его властный голос вибрировал, заставляя всех сосредоточить на нём свои взгляды:
  - Смит Сорель, я слышал, что ты и твоя территория пылко протестуете против освобождения от налогов открытых приграничных округов?
  - Конечно, Ваше Величество! - Дворянин среднего возраста с эмблемой золотого солнца на одежде, поцеловал кольцо короля и решительно покачал головой. - Как я могу позволить запятнать дворянскую кровь?
  Кессель мягко фыркнул.
  Король протянул руку в сторону дворянина с чёрным львом, обнажившим клыки и высунувшим когти, вышитым на его груди.
  - Льюис Боздорф, Искусный Чёрный Лев, будет ли он по-прежнему сражаться за гордость?
  Дворянин поцеловал кольцо короля и многозначительно улыбнулся. Он дал ловкий ответ:
  - Клянусь, что буду сражаться до смерти, Ваше Величество. Если альфа-лев всё ещё умный и храбрый, он всегда будет заботиться о своей гордости.
  Кивнув, Кессель прошёл дальше.
  Когда он подошёл к графу Карабеяну, на его лице появилось ностальгическое выражение.
  - Турами Карабеян, я помню, что ты был частью Звёздного Отряда, рисковавшего своей жизнью за Джона.
  Поцеловав кольцо короля, граф Карабеян произнёс серьёзно:
  - Я рисковал жизнью за свою родную землю. Всё ради мира в Созвездии.
  Погружённый в мысли Кессель кивнул, продолжив идти дальше.
  - Дерек Крома, ты выглядишь умнее своего отца. - Кессель в многозначительной манере обратился к молодому Дереку. - Ворон, желающий спасти своего господина, хотя у него есть всего одно крыло. Он всё ещё в Форте Крыла?
  Дерек Крома, имеющий на одежде эмблему однокрылого ворона, дал мудрый ответ с нейтральным лицом. Поцеловав кольцо короля, он произнёс:
  - Жизнь этого ворона принадлежит его господину, который его взрастил. Вот почему он рисковал жизнью, ради его спасения. Конечно, ворон всегда будет принадлежать Форту Крыла.
  Кессель похлопал его по плечу и перешёл к следующему полулысому дворянину. Протянув правую руку, он произнёс:
  - Ходж Дагестан.
  На одежде этого дворянина были вышиты два длинных перекрещенных меча. Кессель холодно продолжил:
  - Я всё ещё помню семейный девиз твоего клана: "Вперёд или назад, выживание или падение". На этот раз вы решили, в какую сторону идти?
  Полулысый Ходж Дагестан наклонился, чтобы поцеловать кольцо короля, из-за чего нельзя было увидеть его выражение лица.
  - Всегда существовало одно направление. Тем не менее, стоящие слишком высоко часто не могут отчётливо его увидеть.
  Кессель свирепо и холодно фыркнул, совершенно не скрывая своего недовольства другой стороной.
  На этот раз король протянул обе руки в сторону двух решительных и стойких дворян. Один дворянин имел в качестве символа белого медведя, а второй стену стального цвета.
  - Вилкос Земунто, Боретт Фрисс, смогут ли Дозорный город и Одинокая Старая Башня выдержать холодные ветра с севера?
  Вилкос Земунто с густой бородой поцеловал кольцо короля и произнёс героично:
  - Холодные ветра? Ради Созвездия Дозорный город сможет даже заблокировать пламя ярости Великого Дракона!
  Лысый Боретт Фрисс отказывался уступать ему. С пылающим взором поцеловав кольцо короля, он произнёс:
  - Хотя Одинокая Старая Башня обдувается холодными ревущими ветрами, какой бы холод они не приносили, огонь в печи башни всегда будет гореть.
  По сигналу короля два дворянина севера медленно поднялись на ноги.
  Кессель прошёл мимо всех членов тринадцати выдающихся семей, направившись к двум герцогам.
  Махнув рукой, он остановил Боба Каллена, пытавшегося подняться со стула.
  - Забудь об этом, премьер-министр. Твой живот тяжелее моего скипетра.
  Герцог восточного моря улыбнулся, словно не сумев понять значения слов короля. Он лишь кивнул, поблагодарив короля.
  Следующая за Кесселем Джинс сняла с него мантию, чтобы тот смог комфортно расположиться на своём троне.
  Посмотрев на Вала, Кессель покачал головой. Не обратив внимания на его отношение, он произнёс:
  - Я полагаю, что твои колени поражены странной болезнью, из-за чего ты неспособен преклониться?
  Вал Арунде ответил беспечно. Его взгляд пылал яростью.
  - Да, когда я встречаюсь с Экстедтом и короной Созвездия, на меня нападает эта болезнь!
  Кессель покачал головой.
  - Прошло уже сорок лет, а твоё чувство юмора так и не улучшилось.
  После Церемонии Верности, которая несла глубокий смысл как для общественности, так и для частных лиц, дворяне из тринадцати выдающихся семей вернулись на свои места.
  Гилберт доложил с серьёзным выражением:
  - Среди шести герцогов-защитников, присутствует двое. Среди тринадцати выдающихся семей, присутствуют восемь. Ваше Величество?
  - Подождём ещё немного, - спокойно произнёс Кессель.
  На звёздной площади снова прозвучал оглушительный рёв.
  Посреди криков толпы, Вал презрительно произнёс:
  - Внезапно ты заявил, что собрание высшего парламента превращается в национальное собрание. Ты даже захотел провести его раньше намеченного. По-твоему, как много дворянских семей, живущих далеко, смогут прибыть вовремя? По меньшей мере, семья Табарк из Клинка точно не успеет!
  Кессель покачал головой. Его лицо не выражало никаких эмоций.
  - Это шахматная игра между военачальниками Созвездия. Игроки давно определены, и партия уже давно началась.
  - Кажется, корона сделала тебя не только королём, но и ужасным бардом, - возмущённо произнёс Вал Арунде. Он настолько сильно стиснул зубы, что стал слышен скрежет. Герцог восточного моря разрядил обстановку улыбкой.
  Находящийся в тёмной комнате Фалес внезапно почувствовал, как его сердце сжимают тиски. Он увидел старика в чёрной робе, сжимающего трость, стоявшего сзади "сторонников короля". Все старались избегать его, кроме молодого человека, следовавшего за ним. Молодой человек был одет в чистую белую робу.
  "Это..."
  - Морат Хансен, почему он здесь? - Стоявший рядом с Коэном лорд Лорбек нахмурился при виде тёмной фигуры. - По моему телу начинают бегать мурашки, когда я вижу эту ядовитую змею.
  - Он глава разведки нашего королевства, а также делегат Имперского Съезда без права голоса. Нет ничего странного в том, что он пришёл. - Коэн также нахмурился. Очевидно, ему не нравился этот человек. - Однако, начальник, если принять ваши слова за чистую монету, тогда Его Величество и премьер-министр, видящие его каждый день, уже давно должны были умереть от обморожения... хмм? Это...?
  Под удивлёнными взглядами отца и начальника златовласый офицер полиции, Коэн Карабеян, быстро зашагал вперёд. С яростным и возмущённым лицом, он устремился к...
  "Чёрному Пророку", Морату Хансену!
  Глава 60 Шахматная игра военачальников (2).
  
  Под всеобщими взглядами Коэн направился к молодому человеку, стоящему за Чёрным Пророком.
  - Pафаэль!
  Oкружавшие тринадцать каменных мест дворяне перевели на него взгляды. Eдва сдерживаясь, Коэн повышенным тоном произнёс:
  - Рафаэль Линдберг!
  Mолодой человек, носящий белую робу, видел, как к нему идёт Коэн. Фривольно улыбнувшись, он что-то зашептал на ухо стоявшему перед ним Морату.
  - Tы пропал на три года! - Даже два герцога и король, сидящий на высоком троне, смогли заметить пылающую ярость Коэна.
  - Коэн! - Молодой человек имел живой и яркий голос, способный влюблять в себя других, как и его внешность. Широко раскрыв руки, он вышел ему навстречу: - Ты всё такой же энергичный!
  Коэн грубо оттолкнул руку Рафаэля в сторону.
  - Почему ты ушёл, ничего не сказав?
  Коэн посмотрел на сторонников короля и на Мората Хансена, который стоял особняком ото всех, потому что никто не осмеливался к нему приближаться. Коэн произнёс с недоверием:
  - Теперь ты следуешь за Чёрным Пророком? Ты знаешь, как сильно его руки запятнаны кровью и злыми делами...?
  Рафаэль рассмеялся.
  - Это досужее заблуждение. Cэр Хансен многое сделал для Созвездия. Он многим пожертвовал, даже большим, чем присутствующие здесь дворяне.
  Коэн был ошеломлён на мгновение. Он не мог отыскать достойного ответа, поэтому произнёс:
  - Мы можем поговорить об этом позже. Чем ты занимался в течение этих трёх лет...?
  - Hаходился подле сэра Хансена, слушал и учился у него. - Рафаэль продолжал выглядеть полностью расслабленным.
  - Учился? - Коэн был ошарашен подобным ответом. Удивлённое выражение на его лице сменилось возмущением. - Это твоя причина? Ты на три года бросил Миранду без причины! Bсё это ради того, чтобы последовать за ядовитой змеёй и учиться у неё?
  - Мисс Миранда? - Рафаэль внезапно стал холодным и чёрствым, нежно скрестив руки на груди. - Она никогда не была моей, тогда как ты можешь заявлять, что я её бросил?
  Коэн с недоверием посмотрел на своего старого друга. Казалось, что он впервые с ним встретился.
  - Ты спятил? Миранда по-прежнему тебя ищет...
  - Пожалуйста, скажи ей избавиться от всех нереалистичных мыслей. Ради её собственного блага.
  Коэн с расширенными глазами вздохнул:
  - Если ты всё ещё думаешь, что не стоишь её, я могу тебе прямо сейчас сказать, что её это не волнует...
  Рафаэль холодно оборвал его:
  - Это прошлое. Люди меняются. В прошлом она мне на самом деле нравилась, но сейчас это не так.
  Заметив взгляды со стороны шести каменных сидений, молодой человек прошептал:
  - Это не лучшее место, чтобы вспоминать о старых временах. Прошу меня извинить, но мне нужно идти.
  Когда Рафаэль развернулся, чтобы уйти, Коэн крепко схватил его за плечо.
  Сдерживая бурлящий гнев, Коэн произнёс:
  - Ты не сказал того, что нужно сказать. Чёрт побери! Что с тобой случилось? Человек не может так быстро поменяться!
  Рафаэль с холодным и чёрствым выражением схватил руку Коэна.
  - Просто ты не смог рассмотреть мои истинные цвета, наследник башен близнецов и меча, офицер Карабеян.
  Коэн грубо держал Рафаэля за плечо. В его глазах пылало пламя гнева и изумление. Он знал, что молодой человек перед ним был гением с эйдетической памятью в Башне Искоренения. Среди разных отрядов в Башне, он первым пробудил Силу Искоренения. Он также был в числе первых во время финального оценивания, прежде чем покинул Башню. Выше него была только Миранда. Даже Коэн был позади него!
  Рафаэль был Мечником Искоренения с многообещающим и безграничным будущим!
  Но почему...
  С решительным взглядом, Коэн процедил через стиснутые зубы:
  - Рафаэль, которого я знал, никогда бы не принял подобного решения! Когда ты покинул башню, ты... мы потеряли с тобой всякую связь... что случилось?
  "Что случилось?"
  Рафаэль фыркнул:
  - Я наконец разглядел настоящим мир.
  В следующую секунду замораживающая, холодная и хаотичная Сила Искоренения поглотила руку Коэна, до которой дотронулся Рафаэль. Коэну пришлось пробудить синюю звёздную Силу Искоренения, чтобы ей противостоять!
  Вздымающиеся волны Силы Искоренения заставили его отпустить плечо Рафаэля, но сейчас его волновало не это.
  Изумлённо посмотрев на своего старого друга, он с недоверием произнёс:
  - Рафаэль, твоя... твоя Сила Искоренения... я отчётливо помню, что это был "Меч Крещения Смертью", но почему... почему она превратилась в это?
  Рафаэль поднял брови и блеснул сложной улыбкой.
  - По сравнению с прошлым мной... теперешний я стал сильнее.
  Коэн с изумлением смотрел, как его старый друг из Башни Искоренения без всякого колебания поворачивается к нему спиной.
  Повернув голову вбок, Рафаэль одарил его холодным взглядом.
  - Дам тебе совет, Коэн Карабеян, сегодня будь осторожен. - После этих слов Рафаэль вернулся к месту за спиной Мората Хансена.
  Офицер полиции нахмурил брови и сжал кулаки. Его глаза были наполнены сложными эмоциями и изумлением.
  "Это чувство... может..."
  Тень меча и свет от меча из той ночи на Рынке Красной Улицы появились перед глазами Коэна. Мечник в чёрно-красном с его безумным стилем меча был грозным противником.
  Но что более важно, его жестокая и неконтролируемая Сила Искоренения.
  Коэн глубоко вздохнул. "Не может быть".
  Спустя несколько секунд он медленно вернулся к отцу.
  - Не спрашивай.
  Добравшись до отца и начальника, Коэн ограничился всего двумя словами. В нём продолжали кипеть гнев и замешательство.
  Когда прибыла семья Хавеа, с эмблемой лука, стреляющего солнцем; семья Алмонд, использующая в качестве эмблемы глубокие синие волны; а также семья Ласкья, с эмблемой четырёхкрылой ящерицы, толпа снова зашумела.
  Но это было ничем, по сравнению с поздним прибытием семьи Ковендье - её прибытие вызвало ещё больший энтузиазм.
  Находящийся в тёмной комнате Фалес нашёл взглядом виновника поднятой шумихи.
  Кроткий и любезный сюзерен Нефритового города, герцог-защитник южного побережья, Зайен Ковендье, шёл рядом со стариком с достойной осанкой, улыбаясь и кивая окружающим людям.
  Когда он дошёл до мест тринадцати выдающихся семей, многие из них поднялись на ноги и уважительно поклонились. Зайен терпеливо один за другим вернул им приветствия.
  Подойдя к высокому трону, он опустился на одно колено перед безэмоциональным Кесселем Пятым и поцеловал кольцо на его руке.
  Кессель слегка нахмурился.
  - Ковендье, я слышал, что вчера между тобой и королевскими гвардейцами возникло небольшое недопонимание.
  Зайен очаровательно улыбнулся.
  - Это незначительное происшествие, вам не нужно о нём волноваться, Ваше Величество.
  Кивнув, Кессель многозначительно посмотрел на улыбающегося Зайена.
  - Будем надеяться, что сегодня всё будет так же.
  Зайен выдержал паузу. Что-то было не так. Сегодня дворяне должны будут поднять вопрос с наследником, но Его Величество выглядел подготовленным.
  Королевские гвардейцы по цепочке передали сообщение, после чего на звёздной площади раздались оглушительные крики.
  - Ву-уу-у! Ву-уу-у!
  - Ковен... Ковендье!
  - Трёхцветный цветок ириса!
  Сердце Фалеса потонуло. "Герцог трёхцветного ириса настолько популярен?"
  Услышав громовые аплодисменты за пределами Дворца Возрождения, молодой герцог медленно поднялся на ноги. Стоявший позади него дворецкий молча держал его накидку.
  Зайен занял одно из шести каменных мест и улыбнулся двум герцогам, каждый из которых имел разное выражение лица.
  Улыбающийся герцог Боб Каллен поднял руку и представил молодого человека холодно выглядящему "Железному Орлу":
  - Вал, это юный Зайен...
  Герцог северных территорий, тщательно изучающий Зайена холодным взглядом, беспечно прервал толстого герцога:
  - Цветок ириса... Ты самый молодой герцог Созвездия?
  Прерванный герцог Каллен не выглядел расстроенным. Улыбнувшись, он погладил свой живот.
  Зайен был ошеломлён. Он чувствовал, что взгляд другой стороны был слишком остр, чтобы встречаться с ним.
  "Это Вал, "Железный Орёл"? Он выглядит так, как его описывают слухи... Но мне интересно, какой будет его реакция, когда солдаты Экстедта сосредоточатся на северных территориях..."
  Легко рассмеявшись, Зайен приложил руку к груди и поклонился:
  - Для меня удовольствие встретиться с мастером Белым Орлом, герцогом Арунде. Прошу прощения, но я не могу принять титул самого молодого герцога. Насколько мне известно, мастер из семьи Табарк гораздо моложе меня.
  Выражение Вала не изменилось. Следующие слова он произнёс в манере, которая не терпела возражений:
  - Хорошо. Если ты сидишь на этом месте, значит, ты обладаешь правом вступить в эту игру.
  В этот момент через толпу прошёл дисгармоничный пронзительный звук, прервавший практически половину бесед в зале.
  Фалес услышал неожиданно резкий голос, пришедший со стороны входной двери:
  - Какая жалость... Каждый раз, когда я захожу в этот город, в эту якобы королевскую столицу...
  Толпа расступилась. Дворяне смотрели на появившегося человека сложными взглядами: кто-то смотрел с ненавистью, а кто-то с восторгом.
  - Я могу почувствовать специфический запах людей из этого города... этот смрад роскоши и привилегий... вызывает во мне рвотные позывы...
  Человек с резким голосом прохромал по ковру к дворянам, сопровождаемый своей свитой.
  - ... как умирающий старик, сидящий в офисе и не делающий ничего, но при этом получающий зарплату, а также как незрелый красивый мальчик, сумевший добраться до престолов шести герцогов.
  Его речь вызвала возмущение многих дворян.
  Лицо Зайена застыло, а толстый герцог Каллен рассмеялся. Вал Арунде сузил глаза и крепко сжал кулак.
  Фалес с удивлением обнаружил, что человеком, шагающим к месту сбора, был мужчина среднего возраста с редкими волосами и бледным измождённым лицом. Часть его губ погрузилась в рот, из-за чего казалось, что он лишился верхнего ряда зубов. Лишь его острые и полные жизни глаза доказывали, что он является живым человеком.
  Одна из его ног была повреждена. При помощи костыля он медленно перемещался по ковру со звёздным узором в сторону шести каменных сидений.
  Костяшки на кулаке Вала Арунде захрустели, когда он презрительно посмотрел на подходящего человека.
  - Прошло много лет с момента нашей последней встречи, чёртов старик.
  Кессель Пятый глубокомысленно улыбнулся на своём троне.
  - Кирилл! Хорошо, что ты пришёл! Иначе титул "самого непопулярного человека" на этой встрече достался бы герцогу Арунде.
  Герцог северных территорий фыркнул.
  - Ха-ха-ха-ха-ха...
  Измождённый мужчина среднего возраста, сюзерен Руин, герцог-защитник западной пустыни, Кирилл Факенхаз, жутко рассмеялся, ковыляя в сторону короля. Продолжая держать одной рукой костыль, он опустился на колено, чтобы поцеловать кольцо короля.
  - Факенхаз никогда не отсутствуют, Ваше Величество, - произнёс он резким ледяным голосом.
  У всех трёх герцогов были различные выражение лиц.
  Фалес нахмурился. Когда Кирилл поклонился, стало видно жуткое изображение черепа на его кроваво-красной накидке, черепа, имеющего четыре глазницы.
  Факенхаз, семья, использующая в качестве своей эмблемы четырёхглазый череп, всегда была таинственной. Эта семья располагалась на территории племени Бесплодной Кости, прямо напротив западной пустыни. Во время битвы с орками они были первой линией обороны.
  - Уже три часа. Прибыли четверо из шести герцогов и одиннадцать из тринадцати дворянских семей. Ваше Величество, мы можем начинать. - Осмотрев весь зал, Гилберт кивнул Кесселю.
  Тот слегка кивнул головой. Подняв скипетр, он с силой опустил его на пол.
  *Тум!*
  По какой-то неясной причине, грохочущий звук, по мнению Фалеса, прошёлся по всему залу и поразил людские сердца.
  Звук медленно затих.
  - Внимание, пришло время, - звучный и величественный голос Кесселя разнёсся по всему залу звёзд, благодаря особой конструкции последнего, - для начала национального собрания Созвездия по шестьсот семьдесят второму году календаря Искоренения.
  Шум внутри зала звёзд мгновенно стих. Все уставились в центр зала, где между королём, четырьмя герцогами и одиннадцатью графами установилась странная тишина.
  Она продолжалась до тех пор, пока гвардейцы не передали слова короля за пределы зала звёзд.
  Вскоре звёздная площадь под Дворцом Возрождения снова взорвалась криками и аплодисментами, но национальное собрание начало проходить не так, как воображали себе жители столицы.
  Национальное собрание началось с вопроса одного дворянина, поставившего под сомнение созыв национального собрания и тринадцати выдающихся семей, разоблачающих преступления друг друга, а также атакующих друг друга.
  - Сорель, что это значит? - Берн Талон - дворянин с пятилучевой звездой, мужчина в рассвете сил, отдалённый родственник королевской семьи Джейдстар, - возмущённо задал вопрос. - Ты сомневаешься в праве Его Величества созывать национальное собрание?
  - Я не сомневаюсь в правах Его Величества. Он король и поэтому может делать всё, что захочет!
  Смит Сорель - с эмблемой золотого солнца, был тем, кто сомневался в правильности созыва национального собрания, а также тем, кто возражал против "освобождения от налогов открытых пограничных округов", - резко ответил:
  - Я спрашиваю, оказывает ли он минимальное уважение, которого заслуживают девятнадцать дворянских семей!
  Король Кессель нежно погладил скипетр. Он продолжал сохранять молчание, словно ничего не слышал.
  Фыркнув, граф Сорель продолжил:
  - Мы получили генеральный указ Созвездия! Здесь должны были собраться блестящие дворяне высшего парламента для определения будущего Созвездия! Это не должно было быть беспорядочное собрание, на которое может прийти любой желающий!
  По залу начали распространяться протестующие голоса, но их быстро подавили голоса дворян в центре и злобные взгляды гвардейцев.
  Граф Льюис Боздорф, недавно сделавший намёк фразой "если альфа-лев по-прежнему умён и храбр", почесал свой щетинистый подбородок и произнёс задумчивым тоном:
  - Это имеет смысл. В этой ситуации мы не сможем прийти ни к чему хорошему. Не говоря уже об этом большом событии... Собрание высшего парламента более уместно! Мы должны немедленно переместиться в малую комнату для собраний.
  Граф севера с символом белого медведя, мэр Дозорного города, холодно произнёс:
  - Боздорф, ты хочешь, чтобы мы распустили собрание и устроили встречу на девятнадцать человек? Мы уже зашли так далеко, а ты продолжаешь настаивать на этом вопросе? Твоя мать забыла дать тебе мозг, когда рожала?
  В большом зале все начали обсуждать неприкрытое оскорбление! Даже герцоги Каллен и Зайен, сидящие на шести каменных сиденьях, нахмурили брови.
  Лишь герцог северных территорий фыркнул. Боздорф совсем не разозлился. Хмыкнув, он произнёс:
  - Моя мать имеет хорошую память, поэтому она об этом не забыла. Тем не менее, граф Земунто, ты...
  Его речь была прервана другим дворянином с севера.
  - Заткнись, Чёрный Лев, нам не интересна ни твоя мать, ни наличие у тебя мозгов.
  Граф Фрисс, сюзерен Одинокой Старой Башни, чей символ представлял собой длинную стену стального цвета, и которой также прибыл с севера, ритмично постукивал по каменному сиденью. С лицом цвета стали, он произнёс равнодушно:
  - Южная столица королевства предназначена для разрешения серьёзных вопросов! Нас беспокоит безопасность Созвездия, но вас, южан, детей шлюх, лишь беспокоит точность названия собрания на присланных вам приглашениях?
  - Безопасность Созвездия? - Граф Ходж Дагестан - недавно отпустивший ремарку по поводу неспособности отчётливо увидеть короля из-за того, что тот слишком высоко стоит, - также вмешался в беседу. Он покачал головой. - Не нужно быть такими высокомерными, по-настоящему вас беспокоит лишь собственная безопасность. Но я не хочу тебя критиковать, потому что не намного приличней тебя. - Наклонившись вперёд, он обвёл острым взглядом всех дворян. - Проблема не в названии приглашения. Проблема заключается в том, сможет ли Его Величество заручиться общественной поддержкой, чтобы угрожать его подчинённым и сюзеренам при помощи национального собрания? Это касается безопасности всех нас, а не только дворян севера!
  Толпа снова зашумела. Некоторые даже начали выкрикивать:
  - Проваливайте, самовлюблённые дворяне!
  Посреди хаоса граф Дагестан указал рукой на сюзеренов. Со свирепым выражением, он закричал во всю мощь своих лёгких:
  - Не забывайте войну в пустыне! Не забывайте, как вы вынуждены были вербовать людей на своих территориях, чтобы отомстить за королевскую семью!
  Лишь в этот момент Кессель Пятый нахмурил брови. Фалес вынужден был признать, что это была очень убедительная речь. Он тоже начал гадать над мотивами созыва национального собрания.
  Граф Талон поднял обе руки. Его брови сильно нахмурились.
  - Мы можем обсудить указ в будущем, но этот вопрос невероятно важен! Сегодня мы должны прийти к финальному решению по этому вопросу!
  - Решению? Какому решению? - Граф Сорель ударил кулаком по каменному сиденью. Его глаза расширились, когда он произнёс: - Под пристальным взглядом общественности! Под открытым небом! Перед всеми этими людьми, не говоря уже о наших врагах, мы даже не можем озвучить содержание этого вопроса! Как мы вообще должны обсуждать его?
  - Очень просто, - с улыбкой ответил Боздорф Чёрный Лев. - Все уже знают об этом вопросе, но какую цену мы готовы заплатить, чтобы его решить?
  В этот момент со стороны шести герцогов донёсся резкий смех.
  - Ха-ха-ха, этот вопрос? Зачем продолжать его скрывать, если вы так долго о нём говорите? Кого вы боитесь? Экстедта? Короля? Герцогов? Или людей в зале и на площади внизу?
  Все с изменёнными лицами посмотрели на измождённого Кирилла Факенхаза.
  Герцог-защитник западной пустыни, чьим символом был четырёхглазый череп, зловеще рассмеялся.
  - Скажем об этом прямо! Дипломатическая группа Экстедта, вместе со своим принцем, была убита в Созвездии!
  Все были шокированы!
  Даже если девятнадцать дворянских семей узнали об этом благодаря генеральному указу, для всех остальных это была неизвестная информация!
  "Как он осмелился... как он осмелился?"
  Герцог Каллен нахмурил брови. Герцог Арунде ударил себя по бедру и покачал головой. Зайен крепко сжал губы и промолчал.
  - Сэр Факенхаз! - Двоюродный брат Коэна, Дерек Крома, граф Форта Крыла, расположенного в западной части королевства вместе с западной пустыней герцога, побледнев, попытался его остановить. - Мы не должны упоминать об этом на национальном собрании...
  - Тише, мальчик! Сейчас разговаривают взрослые! - Грубо оборвал его Факенхаз, заставляя графа Форта Крыла - немного знавшего его - задержать на секунду дыхание.
  Старый граф Карабеян, поддерживающий близкие отношения с семьёй Крома, нахмурился.
  Бледный Кирилл Факенхаз стиснул зубы, продолжив раскрывать предполагаемую секретную информацию:
  - Вы все знаете об этом. Лишь обычные люди не знают! Эти дикари не упустят эту возможность! Этот паршивый договор ограничил их, но они потирали свои кулаки в течение двенадцати лет. Все в Созвездии, будь то король, дворяне или обычный народ, слушайте внимательно! Созвездие и Экстедт... Грядёт война между Щитом и Мечом Западного Полуострова!
  
  Глава 61 Истинные намерения раскрываются в конце.
  
  Ужас привёл к возникновению шума среди населения, а также среди дворян низшего и среднего класса. Гвардейцам даже пришлось громко прикрикнуть, чтобы успокоить волнения.
  - Кирилл, ты очень смел в своиx речах, - Bал одарил Кирилла многозначительным взглядом. - Благодаря тебе, теперь никто не будет предлагать перенести обсуждение в малый зал собраний.
  Cидящие на каменных сиденьях графы ответили молчанием.
  Взгляд герцога Факенхаза был мрачным. Даже когда он смеялся, его голос был резким:
  - Это бы произошло рано или поздно. Я сделал то, что нужно было сделать.
  - "Нежелательное присутствие на банкетах", - вздохнул герцог Каллен. - Ты заслуживаешь этот титул.
  Подобно большинству графов из тринадцати выдающихся семей, Зайен сидел с угрюмым лицом и молчал.
  Спустя десять секунд начали раздаваться панические крики на звёздной площади. Новости о предстоящем столкновении между Экстедтом и Созвездием стали достоянием общественности.
  Граф Сорель враждебным взглядом уставился прямо на короля.
  - Ваше Величество, вы достигли своей цели, сообщив жителям королевства о надвигающейся катастрофе. Вопрос заключается в том, что нам с этим теперь делать?
  Кессель с ледяным лицом ничего не ответил. Oн просто одарил Сореля быстрым взглядом, но тот продолжил упрямиться.
  Невежливо посмотрев на Сореля, граф Талон произнёс:
  - Всё просто. Будем сражаться или вести переговоры. Если будем сражаться, то нам нужно вернуться на свои территории и начать мобилизовывать людей.
  - Мы ещё имеем шанс на переговоры. У нас есть союзники. Мы можем пригласить их для разрешения спора, как и двенадцать лет назад. - Зайен медленно поднял голову и посмотрел на других сюзеренов. - Война может и не начаться, если мы пойдём на необходимые жертвы...
  Факенхаз прервал молодого герцога, произнеся с сарказмом:
  - В их дипломатической группе погиб принц. Он был единственным сыном короля Нувена и единственным наследником семьи Уолтон. Пойти на жертвы? Верно, вероятно, нам всего лишь нужно отрезать часть земель на севере и отдать их Экстедту. Это сработает.
  Граф Земунто произнёс холодно:
  - Север не отдаст ни дюйма земли. Наша семья поколениями защищала эту землю.
  - Но это правда, что принц умер на твоей территории, не так ли? - громко рассмеялся граф Дагестан. - Это твоя ответственность. Pазумеется, тебе нужно заплатить цену.
  Граф Фрисс поднял голову. В его глазах плескалась свирепость.
  - Если ты не шутишь, Дагестан, тогда мы можем прямо сейчас провести дуэль на Сцене Искоренения.
  - Xорошо. Тогда почему бы нам не передать им двадцать процентов от добычи Масла Вечности в восточном море? - Герцог Факенхаз притворился, что впал в глубокую задумчивость. Сперва он посмотрел на герцога Каллена, а потом на Зайена. Блеснув улыбкой, он равнодушно произнёс: - Как насчёт шахты с каплями кристальной руды на юге?
  - Даже у шуток должен быть предел, Кирилл, - герцог Каллен ответил с редкой для себя строгостью.
  Зайен дружески улыбнулся и слегка покачал головой. В этот момент Кессель Пятый легко ударил скипетром о пол. Все дворяне замолчали и посмотрели на него.
  Под взглядом короля Гилберт кивнул и шагнул вперёд. Нахмурившись, он произнёс:
  - Согласно источникам из королевской секретной разведки, вчера в городе Драконьих Облаков узнали о кончине принца в Созвездии. Эрцгерцог Чёрного Песка среагировал быстрее короля. Два дня назад он начал рекрутировать людей и мобилизовывать армию. Два эрцгерцога с южной части Экстедта отстали от него на два дня, но это всё равно ничего не меняет.
  В зале моментально поднялся шум!
  - Тишина! - громко и строго произнёс Гилберт.
  Посреди сложных человеческих эмоций в зале, верховный король произнёс низким и искренним тоном:
  - Если между двумя королевствами вспыхнет война, королевская семья и семья Талон окажет полную поддержку северным территориям.
  Граф Талон решительно кивнул.
  Король посмотрел на герцога северных территорий с плоским выражением лица.
  - Вал, как много войск и продовольствия ты можешь предоставить?
  Вал Aрунде ответил резко:
  - Как много войск? Ты шутишь? Я уже созвал всех своих вассалов. У нас есть пятнадцать тысяч пехотинцев, тысяча лучников, пятьсот всадников тяжёлой кавалерии и небольшое число мистических пушек! В ближайшее время они укрепят Крепость Сломленного Дракона, поступив под командование леди Сони Сасере. Это наша территория! Если разразится война, даже женщины и дети возьмутся за оружие! Что же касается провизии, всё будет зависеть от масштаба земли, которую мы сможем защитить.
  Два графа, Земунто и Фрисс, согласно кивнули, добавив:
  - Три с половиной тысячи людей в Дозорном городе пожертвуют своими жизнями!
  - В Одинокой Старой Башне всего две тысячи пехотинцев. Однако мы будем сражаться до самого конца, даже если в живых останется один солдат.
  - Мы сможем выдержать давление от трёх эрцгерцогов Экстедта. Однако, если вмешается весь Экстедт... - Герцог северных территорий выпрямил спину и пронзительным взглядом обвёл каждого дворянина. - Нам потребуется сила всего Созвездия.
  Коэн, стоявший позади графа Карабеяна, почесал голову. Он тихо и озадаченно спросил:
  - Разве это национальное собрание не передаётся на всё королевство? Почему они так просто раскрывают положение своих войск?
  Старый граф Карабеян мягко прикрыл глаза. Легко вздохнув, он опустил голову и с уставшим выражением ответил сыну:
  - Разве ты не видишь? Дворяне севера играют перед Экстедтом. Ты веришь, что герцог Арунде может собрать десять тысяч бойцов? Созвездие так и не восстановилось после Кровавого Года. Я предполагаю, что эти сюзерены имеют лишь треть от названного ими числа.
  Коэн был ошеломлён.
  Он посмотрел на эмблему двух серебряных крестообразных звёзд на потолке зала. "Наследники Империи, Щит Западного Полуострова... неужели Созвездие настолько ослабло?"
  Кессель Пятый легко кивнул, после чего повернулся к страшно выглядящему Кириллу.
  - Что насчёт сил западной пустыни?
  Кирилл Факенхаз опрокинул голову назад и закрыл глаза.
  - Руины могут предоставить всего тысячу человек пехоты. Недавно племя Бесплотной Кости снова активизировалось. Что же касается мистических пушек... их нам самим не хватает.
  Молодой граф Дерек Крома пробормотал:
  - Форт Крыла не знаменит своей военной мощью, но мы можем предоставить сотню лучших лёгких всадников Вороньей Глотки.
  Боздорф сильно нахмурился.
  - В последнее время в Форте Храбрых Душ неспокойно. У орков появился лидер. Он собирает силы различных семей. Семья Чёрного Льва может предоставить только две сотни людей.
  Скупость дворян западной пустыни заставила присутствующих дворян начать переговариваться между собой.
  Коэн нахмурился. Однажды он служил на передовой в западной пустыне в Битве Устранения, которая последовала после войны в пустыне. Насколько он знал, силы армии западной пустыни были не настолько скудными.
  Вал холодно посмотрел на Факенхаза.
  - Ты был полон энтузиазма, когда раскрывал всем секретную информацию. Но когда дело дошло до выделения отрядов... хмпф.
  Очередная волна криков пришла со стороны звёздной площади. На этот раз это были восторженные крики, содержащие в себе много страсти.
  Вздохнув, граф Талон прикоснулся к своей броши в форме пятиконечной звезды.
  - Хех, я полагаю, гвардейцы передали сообщение лишь об армии северных территорий, но не о силах западной пустыни.
  Кессель Пятый сохранял хладнокровие. Посмотрев на Каллена, он спросил:
  - Как насчёт Меча Солнца и семьи Щита, да и вообще всего восточного моря?
  Толстый герцог ответил с улыбкой:
  - Ваше Величество, большинство людей в восточном море кормится морем. У нас недостаточно отрядов. Однако мы можем оказать помощь деньгами и оплатой наёмников. Если это не будет зима и море не замёрзнет, наш морской флот даже может атаковать восточный берег Экстедта.
  Находящиеся позади герцога восточного моря, граф Ноа Хавеа и граф Кларк Алмонд посмотрели друг на друга и согласно кивнули.
  Герцог Факенхаз произнёс резким голосом:
  - Спасибо, что напомнили нам, что дело происходит в декабре. Зима на носу.
  Кессель Пятый постучал рукой по каменному трону, спросив задумчиво:
  - Значит, людей нет - только деньги? Помню, во время войны в пустыне, ты сказал мне, что денег нет, но можешь предоставить людей, и что их будет проблематично перевозить из восточного моря в западную пустыню?
  - Пять лет назад люди не знали, как выходить в море и зарабатывать деньги. Вот почему не было денег, но было много людей. Но сейчас все люди зарабатывают деньги, - с улыбкой ответил герцог Каллен.
  Король мягко фыркнул, а лицо герцога северных территорий исказилось в гримасе.
  Король Кессель повернулся к дворянам юга.
  Прежде чем он задал вопрос, Зайен ответил встревоженным тоном:
  - На холме южного побережья нет кавалерии. Семья Ковендье может собрать две тысячи человек пехоты у границ Нефритового города. У нас также имеется немного мистических пушек. Однако они могут пострадать из-за климатических условий, если будут долго сражаться на севере. Мои вассалы тоже будут недовольны. Я не могу гарантировать качество войск.
  Старый граф Карабеян в нужное время взял слово:
  - Тоже самое касается Холма Валла. Даже включая вассалов, я не уверен, что смогу собрать даже три сотни солдат.
  Находящийся за графом Коэн опустил голову и мягко вздохнул.
  Он всё ещё помнил, что когда две его сестры отправились проведать друзей, его отец выделил им для сопровождения пять сотен солдат.
  Граф Ласкья был ещё более прямолинеен:
  - Солдаты с вересковых пустошей не подходят для сражений на севере.
  Кессель Пятый больше ничего не сказал. Он лишь легко вздохнул.
  - Герцоги-защитники Земли Утёсов и Холма Клинка ещё не прибыли, но, предполагаю, что их позиция будет такой же, как и у других четырёх семей.
  Дворяне из Земли Утёсов, граф Сорель и граф Дагестан, повернули головы и ничего не сказали.
  В отличие от них присутствующие на собрании торговцы начали переговариваться между собой. Их сильнее всего беспокоила надвигающаяся война.
  - Значит, так вы собираетесь отплатить созвездию?
  Герцог северных территорий был невероятно разгневан. Резко встав на ноги, он указал рукой на две звезды в форме креста над собой.
  - Это королевство, которому вы поклялись в преданности, а также величайшее королевство в истории человечества! Даже если север не ваша территория, над ним развевается флаг с двумя звёздами! Как и над вашими территориями! - свирепо произнёс он.
  Граф Дагестан произнёс холодно:
  - Ваша Светлость, пять лет назад я тоже сражался за Созвездие. В итоге я навечно потерял своего старшего сына в западной пустыне. Думаю, что вы, не имеющий сына, не сможете меня понять...
  - Дерьмо! - раскрыв глаза, свирепо воскликнул Вал. - Моя единственная дочь, наследница Белого Орла, сейчас находится в Крепости Сломленного Дракона на границе между двумя королевствами. Она состоит под командованием леди Сони Сасере, Цветка Крепости! Её жизнь будет зависеть от исхода битвы между Великим Драконом и Созвездием!
  Услышав это, Коэн опустил голову. Вздохнув, он посмотрел на Рафаэля, стоявшего позади Чёрного Пророка.
  - Возможно, в войне нет необходимости. Мы можем выбрать переговоры. Даже если Экстедт отправит свою армию, он захочет что-то получить. - Вздохнув, герцог Каллен покачал головой.
  - Вы хотите, чтобы север добровольно передал свою землю? - Подобно охотничьему соколу, Вал впился глазами в каждого высказавшегося дворянина.
  В этот момент Зайен поднял голову и прямо посмотрел на короля.
  - Теперь, когда нам известно количество фишек на руках, а также размеры наших войск, Его Величеству нужно сделать выбор: переговоры или война?
  Все перевели взгляды на Кесселя.
  Взгляд Вала был встревоженным и строгим. Глаза герцога Каллена улыбались, хотя внутри них также жили сложные эмоции. Взгляд Кирилла был размышляющим, а Зайена спокойным.
  - Значит, это моё королевство? - Кессель медленно поднял голову. Его взгляд подобно кинжалу пронзил каждого вассала. - Король лишь имеет регулярную армию и силы прямых вассалов перед лицом армии другого королевства? Или мне придётся представлять Созвездие и с позором согласиться со всеми их требованиями и условиями?
  Ухмыльнувшись, Кирилл Факенхаз произнёс:
  - Хе-хе, без достаточной силы не может быть войны. Однако достоинство королевской семьи тоже не может быть поставлено на стол переговоров...
  Кессель Пятый вздохнул.
  - Мане и Нокс были правы, "все короли - одинокие люди".
  В этот момент со стороны входной двери прозвучал звучный гневный голос!
  - Ваше Величество, пожалуйста, заберите обратно эти слова! До тех пор, пока мы поблизости, вы никогда не будете одиноки! Как дворяне Созвездия, как потомки Империи, как мы можем отступить?!
  Посреди суматохи в зал вошёл дворянин, находящийся в расцвете сил. Его левый глаз был обезображен ужасными шрамами, а на его чёрно-жёлтой накидке были изображены оленьи рога. Он холодно и высокомерно прошёствовал к шести каменным сиденьям.
  Часть дворян и представителей населения начали с энтузиазмом хлопать в ладоши. Другая часть начала презрительно фыркать и вздыхать.
  Герцог Каллен покорно улыбнулся, а лица Вала и Зайена начали выглядеть угрюмо.
  - Одноглазый Дракон Нанчестер, - громко рассмеявшись, произнёс Кирилл Факенхаз. - Я полагал, что ты прибудешь ночью!
  Мэр Крутого Лесного города и герцог-защитник Земли Утёсов произнёс со свирепым выражением:
  - Посмотрите, что вы все сделали?
  Поцеловав кольцо короля, он не стал садиться на своё место. Вместо этого он повернулся к Валу.
  - Сэр Арунде, не переживайте! Крутой Лесной город отправит все свои войска на подмогу Крепости Сломленного Дракона!
  Под удивлённым и сложным взглядом Вала, тот быстро сменил тему, повернувшись к королю.
  - Перед лицом этой войны, которая затронет всю нацию, до тех пор, пока вы сможете успокоить своих последователей, я не вижу причины отступать!
  Почти все дворяне в зале нахмурили брови.
  "Успокоить последователей?"
  Кессель Пятый медленно произнёс:
  - Кошдер, что ты имеешь в виду?
  - Ваше Величество, вы не понимаете? - спросил Кошдер. - Надвигается масштабная война, но дворяне напуганы и сконфужены. Они находят всевозможные оправдания! В этой ситуации, чтобы выдержать тяжесть ключевого решения, как наш король... Это несправедливо по отношению к вам, но почему вы думаете всё это происходит? - Кошдер закрыл единственный глаз и глубоко вздохнул, после чего решительно продолжил. - Король Железная Рука, Ваше Величество! Вассалы не осмеливаются следовать за вами! Всё Созвездие наполнено страхом... та трагедия произошла двенадцать лет назад, и останки старого короля уже похоронены! Однако мы по-прежнему не знаем, о чём вы думаете! Мы не знаем, за каким королём мы следуем!
  Все дворяне мгновенно затихли. Гилберт и Джинс одновременно нахмурили брови.
  Кессель усилил хватку на скипетре, сложным взглядом посмотрев на Кошдера. Тем не менее, тот продолжил решительно говорить, явно не собираясь отступать:
  - Мы все боимся вас. Никто не знает, как поступит король, действующий без колебаний, король, оставшийся единственным человеком в семье Джейдстар! Более того, сейчас речь идёт о войне!
  Кошдер развернулся. Его пронзительный взгляд единственного глаза прошёлся по каждому вассалу. После этого он тщательно проговорил каждое слово:
  - Ваше Величество! Кровь ушла, но Созвездие осталось. Почему вы должны выдерживать подозрения и зависть дворян, даже когда речь идёт об очевидном выборе в вопросе начала войны?
  Взгляд Кесселя Пятого стал ещё холоднее и темнее. Все герцоги не осмеливались встречаться с ним.
  Указав на две звёзды на потолке, Кошдер громко произнёс:
  - Ваше Величество, ради блага Созвездия и ради достоинства королевской семьи Джейдстар, мы не можем колебаться, когда королевство в опасности! Ваше Величество, пожалуйста, разделите это бремя с нами! Сражаться или идти на переговоры. Разделим вместе цену этого решения! Если Созвездие будет иметь яркое будущее и стабильное общество, если королевская семья не перестанет существовать... Я верю, что никто не отступит перед лицом столь важной войны для королевства!
  К этому моменту многие уже что-то почувствовали. Морат Хансен опустил голову и беззвучно изогнул губы.
  "Началось. Это было быстро". Зайен сжал переносицу и закрыл глаза. "Началось. Надеюсь, всё пройдёт хорошо".
  Каллен с улыбкой наблюдал за игрой Кошдера. "Началось... интересно".
  Вал в прострации посмотрел на герцога-защитника Земли Утёсов и сжал зубы. "Это их цель? Кел и я их добыча?"
  Графы переговаривались друг с другом на своих каменных сиденьях. Кто-то выглядел встревожено, а кто-то согласно кивал. Лишь представители населения, со стороны наблюдающие за собранием, недоумённо перешёптывались друг с другом.
  Зал звёзд продолжал жить своей жизнью.
  - Ваше Величество, вскоре вам исполнится сорок восемь... накануне битвы Созвездия с Драконом!
  Под взглядами толпы, Кошдер сбросил с себя накидку и с серьёзным выражением лица обвёл руками дворян в зале.
  - Пожалуйста, выберете наследника королевства среди нас, дворян! Пожалуйста, используйте свои действия, чтобы сказать дворянам, что вы до сих пор беспокоитесь о стабильности и целостности, что вы по-прежнему доверяете своим вассалам, которые являются вашей правой рукой! Тогда мы сразимся за достоинство Созвездия и честь Джейдстаров! Без всяких возражений! Не отступая назад!
  Тишина. Абсолютная тишина. Удушливая тишина.
  Никто не осмеливался заговорить после этих слов.
  Это было до тех пор, пока необузданный смех не разрушил тишину:
  - Ха-ха-ха-ха...
  Под всеобщими недоумёнными взглядами, герцог Факенхаз разразился безумным хохотом. Его редкие зубы выглядели особенно пугающими.
  - Как говорят дальневосточники: истинные намерения раскрываются в конце? Ваше Величество, вы хотите с достоинством выступить в грядущей войне? Обменяйте эту возможность на свой трон! Ха-ха-ха-ха-ха...
  
  Глава 62 Прогулка.
  
  Фалес равнодушно наблюдал за тем, как дворяне обмениваются едкими замечаниями. Eго голова опустилась в унынии.
  Он легко вздоxнул. "Власть, процедуры, война, армия, трон: с этим будущим мне предстоит столкнуться?"
  Он внезапно почувствовал, что этот неизвестный и странный мир, который вначале вызывал в нём бесконечное любопытство, стал немного скучен.
  Герцог Kаллен, сидящий рядом с Факенхазом, посмотрел на него недовольно:
  - Кирилл, тебе всегда необходимо быть таким прямолинейным?
  Cо стороны звёздной площади донёсся ошеломляющий рёв. Tам было очень шумно, а сам шум был наполнен яростью и страстью. Отдельные звуки нельзя было отчётливо разобрать.
  В зале звёзд представители населения, а также дворяне низшего и среднего класса взорвались шквалом протестов!
  - Бесстыдные сюзерены! Это узурпация трона!
  - Но нам нужен наследник! Что если с королём что-то произойдёт на войне...
  - Умри, предатель! Наш король Джейдстар! Это наш священный обет!
  - Это всё ради Созвездия! Mы должны стоять вместе и вместе встретиться с Экстедтом!
  Герцоги молча обменялись взглядами, а графы стали переговариваться шёпотом.
  - Тишина! Тишина! - Гилберт попытался наладить порядок, но всё было тщетно.
  Так продолжалось до того момента, как глаза Верховного Короля Созвездия, Кесселя Пятого, не замерцали ярким светом.
  Держа в руке таинственный скипетр, сияющий звёздным светом, он поднялся с трона и свирепым властным голосом произнёс:
  - Наследник?!
  В зале звёзд мгновенно установилась тишина. Все уставились на крепкую фигуру короля.
  - Какое отличное время! Вам нужно было сделать это, когда Созвездие находится в беде, и когда мы должны работать вместе, чтобы противостоять врагу!
  Кессель опёрся на скипетр и посмотрел острым взглядом на Кошдера Нанчестера. Одноглазый Дракон приложил руку к груди и опустился на одно колено перед ним.
  Голос Нанчестера был стабильным и серьёзным. Все смогли почувствовать искренность в его словах.
  - Прошу меня простить, Ваше Величество, но это тест. Я верю, что ослабленные и разобщённые силы Созвездия снова смогут объединиться перед лицом войны между Драконом и Созвездием. Все знают, что первый человек, заставивший Его Величество назначить наследника, столкнётся с обвинениями масс. Но я делаю это не для того чтобы семья Нанчестер заняла трон. - Кошдер поднял голову. Его единственный глаз ясно смотрел на короля. - Ваше Величество, вы можете исключить семью Нанчестер из списка кандидатов. Всё ради благополучия Созвездия. Пожалуйста, назначьте наследника или хотя бы установите метод для его избрания. В таком случае Созвездие определённо вернётся к своему былому могуществу. Возможно, нам даже удастся продемонстрировать славу Империи.
  Кессель медленно подошёл к нему и холодно рассмеялся:
  - Кошдер, даже я иногда не могу определить, искренняя твоя вдохновляющая праведность или нет.
  Одноглазый герцог ответил спокойно:
  - Если мои слова принесут пользу Созвездию, имеет значение, искренни они или нет?
  - Я представлял себе эту сцену. Однако в моём воображении всё должно было произойти на собрании высшего парламента. Всё не должно было быть так отвратительно, - произнёс граф Дагестан. Поднявшись, он встал за Кошдером и подобно ему опустился на одно колено. - Но, Ваше Величество, из-за национального собрания, которое вы захотели провести, это надлежащее выступление превратилось в общественный конфликт. Со стороны кажется, что мы заставляем вас отречься от трона.
  Сзади подошёл граф Сорель и также опустился на одно колено, после чего серьёзно произнёс:
  - Мы все имеем достаточно законные основания, чтобы воскресить былую мощь королевства, которое сейчас находится в катастрофическом состоянии.
  Гилберт был настолько зол, что его лицо исказилось от ярости.
  - Заменой короля? Вы считаете, что надев корону, Созвездие станет Империей?
  Граф Боздорф угрюмо вышел вперёд и опустился на одно колено.
  - Всё не так просто. Мы хотим, чтобы король, действующий по своей воле, был частью нас. Чтобы он думал, как мы, и действовал, как мы. Правитель и дворяне однажды были едины, но в процессе истории были разъединены различными силами... Теперь мы снова станем едины.
  Опустив голову, Зайен произнёс грустно:
  - Семья Ковендье следует за семьёй Джейдстар со времён Битвы Искоренения. Это нерушимая клятва. Однако, я считаю, что Тормонд Первый, всегда беспокоящийся о защите и безопасности Созвездия - он бы нас понял.
  Герцог трёхцветного ириса решительно поднялся и присоединился к группе стоявших на коленях мужчин.
  Неуместный смех Факенхаза снова прозвучал в неуместное время.
  - Вы хотите, чтобы мы установили выборную систему короля? И правда, тогда вы все "разделите бремя Созвездия"! Прямо как в Экстедте, не так ли?
  - Лучше, чем в Экстедте. За нашей спиной тысячелетнее наследие Империи. - Граф Ласкья с холма южного побережья сложным взглядом посмотрел на герцога Зайена. Выйдя вперёд, он также опустился на одно колено.
  Герцог Каллен громко вздохнул.
  - Это не вина королевской семьи Джейдстар. Это вина этой короны, этого трона и этого скипетра. Так как королевская родословная собирается прерваться, ради будущего Созвездия, будет неплохо назначить наследника.
  После его слов, два графа северного моря, Хавеа и Aлмонд, вышли вперёд и опустились на одно колено.
  Один из сторонников короля, граф Годвин, произнёс через стиснутые зубы:
  - Очевидно, что это презренный акт - заставить короля отречься от трона. Как вы можете выставлять свои слова в праведном свете?
  - Ты не видишь этого? - Дерек Крома поднялся с места и встал на колено. - Это демонстрация направленности страны.
  Под дворцом возрождения крики толпы начали усиливаться.
  *Бам!*
  Вал ударил кулаком каменный стул под собой. В его взгляде был холод. Крепко сжав кулаки и опустив голову, он произнёс:
  - Иногда, вы все вызываете во мне отвращение. Удивительно случайная война, удивительно случайное единодушие, и северные территории, приносимые в жертву...
  Кессель Пятый посмотрел на него странным непонятным взглядом. Под непонятным взглядом короля, герцог северных территорий закрыл глаза и вздохнул.
  Его двигающиеся брови показывали, насколько конфликтные эмоции он испытывает.
  В конце, словно приняв решение, он открыл глаза и посмотрел на Кесселя. Однако Вал не посмотрел ему в глаза. Героичный герцог северных территорий произнёс разочарованным и опустошённым тоном:
  - Но если это приведёт к стабильности и безопасности севера и Созвездия... Кел, может, ты рассмотришь это предложение?
  Два графа, являющиеся его подчинёнными, в молчании опустили головы.
  Взгляд Кесселя потускнел. Он повернул голову, больше не смотря на своего хорошего друга детства.
  Видя, каким колеблющимся и виноватым выглядит Вал, герцог Кирилл Факенхаз снова зловеще рассмеялся:
  - Ваше Величество, кажется, у вас осталось всего два выбора: немедленно назначить короля или назначить своего преемника.
  Кессель Пятый стоял над своими вассалами с непроницаемым лицом, лишь его рука крепко сжимала скипетр. Фалес внезапно почувствовал, что его отец выглядит очень одиноким.
  "Если бы он не нашёл меня, то какой бы была эта ситуация?"
  Наблюдая за людьми в зале, Фалес испытал внезапное головокружение.
  "Снова".
  Перед его глазами вспыхнул фрагмент с воспоминанием.
  У Цижэнь сидел в невероятно маленьком классе, ведя беседу с лектором и двумя студентами напротив.
  - Поджи унаследовал немецкую академическую традицию Вебера. При помощи своей темы исследования, касающейся власти, он исследовал формирование феодальных стран...
  "Нет! Только не сейчас!"
  Фалес с силой надавил на виски, подавляя вспыхнувшее воспоминание.
  Когда его внимание возвратилось к залу звёзд, в его ушах прозвучал величественный голос Кесселя Пятого:
  - Видимо, если я не назначу наследника, то мы даже не сможем отправиться на войну... Очень хорошо, тогда я назначу наследника.
  Брови Зайена слегка нахмурились. Он испытывал растущее беспокойство.
  Кессель Пятый медленно сел, не обращая внимания на дворян на полу. Слова, которые так долго ждал Фалес, наконец-то прозвучали в воздухе:
  - Гилберт, позволь ему встретиться со всеми.
  "Время пришло". Разум Фалеса опустел. Он заставил себя сглотнуть, наблюдая за взмахом руки Гилберта.
  В тёмной комнате внезапно открылась дверь перед Фалесом. В дверном проёме появились ступеньки, ведущие в неизвестное место. Толпа в зале звёзд начала обсуждать услышанное.
  Герцоги и графы сохраняли хладнокровие. Тем не менее, они видели неуверенность в глазах друг друга.
  Фалес поправил галстук-бабочку, после чего обратился к себе именем, под которым его знали в этом мире. "Фалес, время пришло".
  Мальчик решительно ступил на лестницу. "Просто воспринимай всё как ещё одну игру".
  Шаг.
  Ещё один шаг.
  Стоявший на одном колене граф Дагестан поднял голову и посмотрел прямо на Кесселя.
  - Прошу меня простить, но я не совсем понимаю, что вы хотите сказать. Ваше Величество... Может ли быть, что выбранный вами наследник не находится в этом зале?
  Верховный король лишь холодно на него посмотрел, не став ничего отвечать.
  Идущий по узкому проходу Фалес сильно сжал руками голову. Воспоминания вернулись, но он стиснул зубы и продолжил идти вперёд.
  Когда он открывал глаза, то видел зал звёзд, а когда закрывал их, он видел версию себя во фрагменте воспоминания.
  - Связь между феодальным королём и его вассалами носит исключительно эмоциональный и личностный характер... Из-за борьбы за власть связь медленно разрушается. Нарушается порядок, и связь становится нестабильной. Периодически вспыхивает насилие и беспорядки... Впоследствии единая феодальная система распалась на части... Тем не менее, рост феодализма является похвальной попыткой стабилизировать общественное правление... Поджи также полагал, что в этом процессе легитимность власти, границы правления короля, обязанности и традиции страны, и даже важность права стали важной частью истории, получившей признание. Это самое ценное наследие, оставленное феодализмом появившимся впоследствии странам... Но мы всё ещё должны спросить: чего не хватает наблюдениям и анализу Поджи?
  "Чего не хватает?"
  - Ваше Величество, вы выбрали наследника? - Одноглазый Дракон, Кошдер Нанчестер, поднял голову и осмотрелся вокруг проникновенным взглядом. - Но кажется, что семья Табарк и две выдающиеся семьи с юго-запада ещё не прибыли.
  Верховный король продолжал молчать. Фалес достиг двери, сумев увидеть представителей населения, собравшихся в зале звёзд.
  "Нет, это не боковая дверь". Он осознал, что дверь перед ним ведёт к центру зала - туда, где были установлены двадцать каменных сидений.
  "Это главная дверь".
  На лицах гвардейцев застыло торжественное выражение. Тем не менее, некоторые не могли не посмотреть на мальчика и на эмблему на его одежде.
  Когда они отчётливо её рассмотрели, их дыхание ускорилось. Некоторые даже утратили хладнокровие и наклонились вперёд, чтобы посмотреть.
  Тем не менее, лидер гвардейцев сделал им строгий выговор, чтобы они вернулись на свои позиции. После этого он уважительно отдал честь Фалесу и освободил дорогу, чтобы тот мог войти в зал. Однако когда Фалес начал идти...
  - Иди. Ты будешь лучше его.
  Фалес резко поднял голову. Гвардеец уже развернулся и ушёл. Были видны лишь его броня и шлем.
  "Ёдель". Фалес легко сжал кулаки. "Это ты?"
  Некоторые представители населения, собравшиеся в холле, заметили стоявшего у двери мальчика. Они начали переговариваться между собой и указывать на него пальцами.
  Воспоминания о прошлой жизни отступили подобно приливной волне. Мальчик почувствовал, как внутри его тела появился новый источник энергии. Это заставило его насторожиться.
  Фалес сделал три глубоких вздоха. "Это всего лишь очередная игра... Это всего лишь очередная защита тезиса".
  Фалес отбросил все посторонние эмоции и надел на лицо бесстрастную маску. После этого он наступил на синий звёздный ковёр.
  Он шагнул в своё будущее.
  Он шагал вперёд, проходя мимо представителей населения, собравшихся в дальней части зала звёзд.
  Сквайр с окраины, одетый в немного старомодный наряд, толкнул друга рядом с собой - тот бегал по поручениям между городом и деревней.
  - Кто это?
  - Теперь даже ребёнок может войти в зал звёзд?
  - Может, он дворянин?
  - Но он такой юный.
  - Э-э, разве не видишь? Он так красиво одет.
  - Почти так же красиво, как и юная леди из семьи барона.
  Фалес не крутил головой. Он шёл вперёд, проходя мимо торговцев, ремесленников и фермеров.
  Пухлый торговец был слегка удивлён. Он схватил руки двух людей, которые были его коллегами торговцами.
  - Посмотрите на этого ребёнка!
  - Он опоздавший дворянин?
  - В таком наряде, он точно больше чем дворянин низшего класса!
  - Ты узнаёшь эмблему на его одежде?
  - Выглядит немного знакомо. Я однажды обслуживал клиентов, которые имели свиток с такой же эмблемой.
  - Почему он пришёл в это время?
  Фалес продолжал идти. Теперь он начал проходить мимо мест почётных бойцов и административных чиновников.
  Судья из маленькой деревушки посмотрел на него. Нахмурив брови и опустив голову, он мягко прошептал чиновнику из другой ратуши:
  - Посмотри на его семейную эмблему.
  - Это... Боже!
  - Как это возможно?
  - Я тоже думаю, что это невозможно. Ты уверен, что правильно увидел?
  - Я принял почти сто предписаний от короля! Как я могу ошибиться?
  Фалес продолжал всех игнорировать. Теперь он проходил мимо дворян низшего класса, лордов и баронов, сидевших на каменных стульях.
  Глаза барона, курившего трубку, ярко загорелись. Он чуть не раскусил мундштук трубки во рту. Наклонившись вперёд, он похлопал по плечу своего хорошего друга.
  - Это ведь не может быть... девятиконечная звезда?
  - Что? Это...
  - Ты думаешь о том же, о чём и я?
  - Более-менее.
  - Тогда, теперь...
  - Да, как и ожидалось от короля Железной Руки.
  Фалес не обратил на них внимания. Он стал проходить мимо сидений виконтов, графов и других дворян среднего класса.
  Уважаемый граф в неверии открыл рот.
  Ему не пришлось оповещать других дворян, потому что многие увидели Фалеса.
  - Это...
  - Небеса всемогущие... это, как они будут с этим справляться?
  - Не может быть. Все эти годы не было никаких новостей...
  - Возможно он незаконнорождённый сын, о котором не было известно...
  - Тогда сюзерены...
  - Эх, вода в этом вопросе течёт слишком глубоко...
  - Подождём и увидим.
  Создаваемый толпой шум начал нарастать. В какой-то момент зал звёзд стал напоминать базарную площадь.
  Все люди поднялись на ноги и наклонились вперёд, с жадностью поглощая глазами таинственного мальчика с эмблемой девятиконечной золотой и серебряной звезды.
  Стоявший за спиной отца Коэн повернул голову, чтобы посмотреть на источник волнения.
  По ковровой дорожке шёл мальчик в дворянской одежде, на которую была приколота брошь в форме девятиконечной звезды.
  При виде девятиконечной звезды Коэн застыл на месте.
  "Этот мальчик... почему он имеет... эмблему семьи Джейдстар?"
  Не моргнув глазом, Фалес начал проходить мимо тринадцати каменных стульев.
  Гилберт подмигнул ему.
  Три сидящих герцога отчётливо рассмотрели приближающегося мальчика. Они больше не могли сохранять хладнокровие.
  Шокировано уставившийся на мальчика Вал крепко сжал кулаки.
  - Это... вы шутите?
  Каллен сильно нахмурил брови и наклонился своё толстое тело вперёд.
  - Этот мальчик... его эмблема...
  С другой стороны Кирилл скрипнул своими ужасающими зубами. Его брови задёргались.
  - Это... это и правда... за пределами моих ожиданий, - пробормотал он.
  Верховный король медленно поднял голову. Его взгляд был холоден, но в его глазах также имелся намёк на улыбку.
  Хмыкнув, он произнёс:
  - Прошу поприветствовать Фалеса.
  Приклонившие колени вассалы подняли головы.
  Когда Зайен Ковендье, герцог-защитник южного побережья отчётливо рассмотрел лицо мальчика, его зрачки сузились.
  "Это он... Это он? Это он!"
  Кессель снова нежно погладил скипетр и произнёс с величественной властностью:
  - Он мой сын. Единственный кровный потомок королевской семьи Джейдстар.
  Фалес вытянул правую руку вперёд, а левую руку убрал за спину, после чего глубоко поклонился королю.
  Далее он развернулся ко всем вассалам.
  - Добрый день, господа. - Услышал он собственный голос.
  Он впервые обратился к благородным вассалам Созвездия, имеющим в своих руках большое число войск... и управляющим королевством.
  
  Глава 63 Вы должны мне благодарность.
  
  Подавленный шум в зале звёзд вышел на новый уровень.
  Все, включая представителей населения, чиновников и дворян различныx классов, жадно прильнули вперёд. Им хотелось увидеть первого потомка Джейдстар за последние двенадцать лет.
  По приказу Гилберта в зал вошли группы хорошо вооружённых гвардейцев и сформировали человеческие баррикады. Держа анти-силовые щиты и жезлы для подавления бунтов, позаимствованные у полиции, они силой принуждали толпу сохранять порядок.
  - Oтступите, или вас накажут за неуважение к королевской семье! - громко закричали гвардейцы.
  Tем не менее, даже сами гвардейцы временами поворачивали головы, чтобы посмотреть на шести или семилетнего мальчика с особым статусом.
  Фалес спокойно стоял на месте. Чувствуя на себе взгляды людей со всего зала, он был собран и спокоен.
  "Я должен с этим столкнуться".
  Он чувствовал небольшую вялость, которая помогла ему остаться спокойным перед взглядами многочисленных людей в зале.
  Особенно давящими были взгляды герцогов и графов, которые исходили от более чем десяти человек. В этих взглядах были шок, недоумение, ярость, возмущение, изучение и неопределённость. В конце все взгляды стали настороженными, пронзая его подобно кинжалам.
  Cреди всех взглядов был сложный взгляд Зайена Kовендье. Зайен чувствовал, как вся кровь с его тела прилила к мозгам.
  Слегка дрожа, он медленно поднялся и с недоверием посмотрел на Фалеса. "Этот мальчик... Как это может быть? Предполагаемый незаконнорождённый ребёнок лорда Мана... Он? Величайшая ирония заключается в том, что я вчера спас его из рук ассасинов. Если бы я вчера настоял... или просто остался в стороне и позволил ему умереть..."
  Зайен крепко сжал кулаки и зубы.
  "Hет, мы ещё не проиграли. Ещё есть шанс!"
  На звёздной площади раздались оглушающе громкие крики. Новость о наследнике Джейдстар наконец-то была анонсирована всему королевству.
  Гилберт холодно произнёс:
  - Джентльмены, возвращайтесь на свои места. Я верю, что Его Величество смиренно примет ваши возражения и выслушает ваши предложения по поводу наследника.
  - Почему этот ребёнок носит девятиконечную звезду...? Прошло двенадцать лет... Ваше Величество... - Граф Сорель не мог скрыть своего ошеломления. Он с кружащейся головой вернулся на своё каменное сиденье.
  - Мы никогда не слышали, что королева Кея имела третьего ребёнка... Кто этот неизвестный ребёнок...? - пробормотал граф Дагестан, опускаясь на своё место. Его брови были сведены к переносице в глубокой задумчивости.
  - Ваше Величество, мы нуждаемся в объяснении! - Герцог Кошдер, Одноглазый Дракон из семьи Нанчестер, опустил голову. Из-за теней его лицо нельзя было отчётливо рассмотреть, но его кулаки были крепко сжаты.
  Внезапно он поднял голову и свирепо уставился на Кесселя Пятого единственным глазом.
  - Заставить появиться мальчика с девятиконечной звездой в такое время... вы играете с нами?!
  Король даже не посмотрел на него. Он уставился в другом направлении.
  Вал сильно нахмурился и мягко вздохнул, после чего произнёс печально:
  - Кел, я понял. Значит, это была твоя цель. Как и эти отвратительные люди, у тебя был план. Ты собрал это национальное собрание не для реагирования на угрозу Экстедта... а ради этого ребёнка.
  Герцог северных территорий откинулся назад и посмотрел на безэмоционального Фалеса. Переведя взгляд на молчащего короля, он продолжил:
  - Вы все думаете, что я дурак? Ха, после всего этого, никого не заботит Экстедт и война, кроме северных территорий. - Герцог-защитник севера рассмеялся. - Смотрите, это слава Созвездия, остаточное свечение Империи.
  Кессель Пятый проигнорировал его. Остальные вассалы избегали его взгляда.
  Толстый герцог Каллен нахмурил брови, что в его случае было нечастым явлением. Он ничего не сказал, глубоко погрузившись в свои мысли.
  - Это не удивительно. Мы здесь говорим о королевской семье Джейдстар и о девятнадцати дворянских семьях, - сухо рассмеялся герцог Факенхаз. Не заботясь о людях, которых он высмеивал и к которым принадлежал сам, он произнёс с насмешкой: - Столпы Созвездия!
  Успокоившись, Зайен Ковендье обменялся взглядом с Кошдером. Они попытались связаться с герцогом Калленом, сидящим на другом каменном стуле. Тем не менее, тот сидел с опущенной головой, глубоко погружённый в свои мысли, словно внешнего мира для него не существовало.
  "Чёртов старик". Молодой герцог южного побережья и одноглазый герцог Земли Утёсов выругались про себя. "Он пионер "Новой Звезды", а также первый, кто согласился с планом, но он также первый отступает, когда происходит что-то непредвиденное".
  Наблюдая за расходящимися по своим местам герцогами и графами, Гилберт произнёс холодно:
  - Вы все слышали, что сказал Его Величество. На сегодняшнем национальном собрании Его Величество признает этого мальчика своим сыном. - Шагнув вперёд, Гилберт изо всех сил пытался подавить волнение. - Королевская родословная Джейдстар продолжится...
  - Подождите! - Казалось, что герцог Земли Утёсов, одноглазый Дракон Кошдер, только что вынырнул из прострации. Он прервал Гилберта громким голосом. - Мы все знаем, что два ребёнка Его Величества, к сожалению, покинули этот мир двенадцать лет назад. Мы не знаем происхождения этого мальчика!
  "Возможно, эффект будет минимален. Но это нужно как-то остановить, иначе все планы, они..."
  Вздохнув, Фалес посмотрел на Кошдера.
  "Гилберт говорил об этих людях? Это они решили положиться на внезапный кризис, чтобы заполучить власть и блага?"
  Фалес посмотрел на Кошдера, Зайена и графов. Изучив их, он едва заметно покачал головой. "Это собрание напоминает базарный фарс, но этот фарс определит войну и мир, а также будущее многочисленных людей в королевстве".
  - Кто дал тебе право задавать вопрос о происхождении сына Его Величества перед ним на национальном собрании? - недовольно поинтересовался Граф Годвин, являющийся частью группы сторонников короля.
  Встретившись с взглядом герцога Зайена, граф Ласкья медленно произнёс:
  - Мы говорим о человеке, который унаследует трон и будет ответственен за будущее Созвездия. Любой дворянин, чей статус подтвердил король, имеет право задавать вопросы. Pазве мы можем воспринимать эту ситуацию детской игрой?
  Хлопнув в ладоши, Факенхаз зловеще рассмеялся:
  - Отлично. Недавно королевская семья Джейдстар была историческим антиквариатом, который собирались выбросить на помойку. Теперь же, все обеспокоены будущим королевства.
  Кошдер и Зайен бросили на него недовольные взгляды.
  Вал опустил руку на лоб и произнёс с едва сдерживаемой яростью:
  - Позвольте этому чёртовому фарсу поскорее закончиться. Каким бы ни был результат, северу по-прежнему угрожает война! Хотя я знаю, что вам всем на это плевать, и что этот кризис всего лишь... Как бы то ни было, закончите всё поскорее. - В конце своей речи герцог северных территорий слегка покачал головой. Он добавил насмешливо: - Будь это король или другие сюзерены... север никогда не мог на вас положиться.
  Сюзерены переглянулись между собой.
  Шум на звёздной площади продолжал нарастать, отдаваясь эхом в зале звёзд. Тем не менее, на этот раз причина волнений была не ясна.
  - Фалес, позволь всем рассмотреть, кем ты являешься, - произнёс король плоским тоном. Тем не менее, из-за его слов у всех внезапно изменились лица. - Рано или поздно, они встанут перед тобой на колени и принесут клятву верности. Они станут твоей поддержкой и столпами королевства.
  Несколько графов повернули головы, отказываясь высказывать своё мнение.
  "Верно. Этот мальчик в будущем станет Верховным Королём Созвездия..."
  Скрестив руки, Зайен начал быстро оценивать ситуацию. "Если верховный парламент, состоящий из девятнадцати дворян не признает его статус... тогда... Даже если это повлияет на общественное доверие... чёртово национальное собрание..."
  Раздались шаги.
  Сидящие на каменных стульях люди повернули головы, увидев, как мальчик идёт вслед за королём Кесселем.
  Выглядящий худым, слабым и жалким, мальчик сохранял спокойствие и даже был немного погружен в свои мысли, хотя на него и были обращены многочисленные взгляды.
  Он вздохнул.
  - Я Фалес, - посреди шума мягко произнёс опрятно одетый ребёнок.
  Люди в зале быстро замолчали, чтобы услышать его слова.
  Это был навык, которому Фалес обучился в своей прошлой жизни во время выступлений. Чтобы тебя услышали в шумной обстановке, не нужно пытаться говорить громко, напротив, если говорить тихо, люди заткнутся, чтобы услышать твои слова.
  - Я потомок родословной Джейдстар. Мой отец - верховный король, Кессель Джейдстар. Мой дед, прошлый король, король Вечного Правления, Aйди Джейдстар.
  Фалес обвёл взглядом всех вассалов перед собой. Он увидел герцога северных территорий, сидящего в стороне с мрачным выражением - голова герцога была опущена, - а также двух графов севера, сидящих позади него.
  После этого он посмотрел на агрессивного Одноглазого Дракона, Нанчестера; на Зайена, который, встретившись с ним взглядом, слегка покачал головой; Факенхаза, с взглядом полным размышлений; а также на герцога Каллена, чья голова была опущена, а на лице сияла улыбка.
  Он посмотрел на графов, чьи выражения лиц различались, но всех их объединяли скрытые мотивы в умах.
  Он даже посмотрел на Кесселя Пятого, с равнодушным выражением сжимающего скипетр.
  Внезапно Фалес вынырнул в реальность. "Мой статус, правопреемство королевской семьи, а также надвигающаяся война и безопасность Созвездия. Боюсь, что эти вещи никогда не волновали этих людей. Что же касается военных потерь..."
  Уныние и скука в сердце мальчика усилились.
  Сейчас он должен рассказать о своём "происхождении", связанном с поместьем Ман, как его учили, после чего позволить королю и его сторонникам позаботиться обо всём остальном.
  Тем не менее, Фалес чувствовал себя немного уставшим. Ему не хотелось больше следовать по заранее прописанному сценарию. Хватит.
  Шестерёнки в разуме мальчика начали вращаться. "Образование феодальных королевств... феодальный король и его вассалы... сильная эмоциональная и личностная связь... борьба за власть... связи медленно меняются..."
  Медленно открыв глаза, он посмотрел на вассалов. Уголки его губ взлетели вверх.
  Все увидели, как мальчик закрывает глаза, потом открывает их и легко хмыкает. При виде сардонической ухмылки Фалеса, Гилберт почувствовал, как у него по спине пробежали мурашки.
  "Он ведь не может..."
  Хотя этот молодой джентльмен часто его пугал, Гилберт предпочёл бы, чтобы всё прошло так, как задумывалось на этом важном собрании.
  Моргнув, Фалес начал медленно говорить:
  - Я могу доказать, что являюсь частью родословной Джейдстар, но... Забудьте об этом. - Фалес обвёл взглядом дворян, смотрящих на него жадными взглядами хищника. Он тихо продолжил: - Даже если я докажу, что являюсь потомком семьи Джейдстар, у вас всех есть причины возражать против моего включения в семью, не так ли?
  Кошдер произнёс холодно:
  - Дитя, ты знаешь, о чём говоришь? Если ты не можешь доказать, что ты...
  - Герцог-защитник Земли Утёсов, Кошдер Нанчестер, - прервал его холодно Фалес. - Вы так пылко возражаете ради Созвездия и королевской семьи, или ради того чтобы один из вас надел эту корону? Разве это не то, о чём всем уже известно? Это национальное собрание, за которым наблюдают люди со всей столицы. Кого вы хотите обмануть своей праведностью? "Всё, что я делаю, ради Созвездия", не так ли?
  Толпа в зале немедленно зашумела.
  Гилберт сильно встревожился. Всё определённо шло не по плану. Он уже хотел заговорить, но Джинс дёрнула его сзади.
  Посмотрев на Фалеса, она произнесла шёпотом:
  - Пусть закончит. Кажется, у него есть план.
  Сидящий на каменном стуле Кошдер свирепо посмотрел на Фалеса единственным глазом. Однако Фалес почувствовал, что дыхание герцога Земли Утёсов ускорилось.
  Подойдя к нему широкими шагами, он бесстрашно посмотрел ему в глаз:
  - Войдя в зал звёзд, вы сказали, что хотите помочь северным территориям и объединить королевство. Однако, в качестве предварительного условия, вы выдвинули требование, чтобы кого-то среди ваших людей назначили наследником королевства, иначе вы откажетесь предоставить войска и будете со стороны наблюдать, как север попадает в руки врага. Возможно, упадок северных территорий и сыграет вам всем на руку.
  Вал, чья голова была опущена, поднял взгляд и посмотрел на мальчика.
  Кошдер продолжал смотреть на Фалеса единственным взглядом, как ядовитая змея, наблюдающая за своей добычей перед броском.
  Однако Фалес ещё не закончил говорить. В его горящих глазах клокотала ярость.
  - Однако всем известно, что это не праведность, а сделка! Вас заботят ни Созвездие, королевская семья или люди - вас заботят только вы сами! Вы не одинокий герой, готовый выступить жертвой всеобщего неодобрения! Вы хотите иметь наследника королевства, который бы был вам по вкусу. Но вам приходиться скрывать свои желания и интересы за праведностью! - Фалес холодно закончил свою речь знаниями, узнанными им за последние двадцать дней. - На дальнем востоке это называют "маскировкой своих желаний оправданиями". В переводе это означает: Одноглазый Дракон, вы лицемер, и вы вызываете во мне отвращение.
  В единственном глазе Кошдера был только холод.
  Сюзерены начали переглядываться между собой. Они видели шок в глазах друг друга.
  "Хотя все об этом прекрасно знают, чтобы заговорить об этом на публике... это слишком..."
  - Даа, - захлопал в ладоши Факенхаз, словно его единственной целью было создание хаоса в королевстве. Он ухмыльнулся и добавил: - По крайней мере, ты красноречив, дитя.
  Кессель Пятый нежно погладил скипетр. В его взгляде была глубина.
  Через несколько секунд толпа снова зашумела. Некоторые даже начали кричать. Крики доносились со стороны мест представителей населения и мелких дворянских сословий.
  - Ты закончил говорить?! - Стиснув зубы, Кошдер внезапно поднялся на ноги!
  Подойдя вплотную к Фалесу, он посмотрел на него сверху вниз, после чего произнёс устрашающим тоном:
  - Чёртов ребёнок, думаешь, произнося всю эту чушь, ты сможешь перевести...
  Фалес поднял голову и внезапно холодно его оборвал:
  - Заткнись, лицемер. Я ещё не закончил говорить! Перед тобой стоит представитель родословной Джейдстар. Я потомок Тормонда Первого. В моих жилах течёт кровь, которой ты и твои предки поклялись на коленях в верности! - Фалес не проявил слабости перед могущественным герцогом Земли Утёсов. Он говорил, не заботясь о чувствах герцога. - Даже если ты хочешь узурпировать трон, ради своих предков, прояви ко мне немного уважения.
  Кошдер расширил глаз. Он с недоверием смотрел на ребёнка перед собой. Шести или семилетний ребёнок использовал ещё не приобретённый статус семьи Джейдстар, чтобы оскорблять его! На мгновение он лишился дара речи.
  Звёздная площадь снова взорвалась шумом. Можно было смутно услышать слова "Джейдстар" и "принц".
  Фыркнув, Фалес повторил безжалостно:
  - Ох, нет, кажется, сообщения уже были переданы, лицемерный герцог.
  Не дожидаясь реакции Кошдера, он резко повернулся к остальным вассалам.
  Его голос был громким и ровным:
  - Вы все тайно договорились, не так ли? Группа дворян, поставившая перед собой целью трон, убила дипломатическую группу Экстедта и развязала войну. После падения северных территорий, некоторые люди получат территории и ресурсы, некоторые получат обещания и прибыль, а некоторые... - Фалес медленно повернулся и посмотрел на молодого герцога южного побережья. Следующие слова он произнёс медленно и раздельно: - Могут получить корону. Не так ли? Герцог трёхцветного ириса?
  Все люди проследили за взглядом Фалеса, уставившись на герцога Зайена Ковендье.
  Под взглядом Фалеса и толпы, Зайен чувствовал себя очень некомфортно.
  Тот факт, что вчера он ненамеренно спас этого мальчика, а тот сегодня разрушал его план, сильно его разозлил. Тем не менее, его строгое воспитание, длившееся годами, а также его жизнь дворянина, позволили ему выдержать удар и остаться невозмутимым.
  Дружелюбно улыбнувшись, Зайен произнёс ровно:
  - Дитя, случайные догадки не помогут подтвердить твой статус. Если ты не представишь нам доказательства своего происхождения, мы будем вынуждены создать группу, чтобы тщательно расследовать твоё прошлое. Лишь тогда...
  Фалес внезапно перебил его, сменив тему:
  - Вчера, по дороге во Дворец Возрождения, я встретился с ассасинами. - Фалес видел, как у всех сидящих вассалов изменились взгляды. Он произнёс спокойно: - Благодаря вам, герцогу-защитнику южного побережья, Зайену Ковендье, помогшему мне в середине своей поездки, мне удалось избежать смерти.
  Гилберт и Джинс посмотрели друг на друга. Они увидели тревогу в глазах друг друга.
  Услышав новости о нападении ассасинов, толпа снова зашумела.
  Фалес со спокойным выражением кивнул и произнёс:
  - Жизнь была спасена, но кое-кто не произнёс слова благодарности.
  Зайен изо всех сил пытался подавить гнев в сердце. "Малец. Ты знаешь, что я упустил такую большую добычу, и поэтому... и поэтому ты намерено решил меня позлить?"
  На поверхности Зайен улыбнулся и изящно кивнул:
  - Пожалуйста. Даже проезжающий мимо дворянин должен протягивать руку помощи тем, кто попал в беду. Более того, ты уже поблагодарил меня вчера. Однако, хотя ты и встретился с убийцами, это не доказывает, что ты...
  Однако Фалес не дал ему закончить.
  - Нет, сэр Ковендье, - Фалес холодно поднял голову. - Вы не так меня поняли.
  Мальчик направился в сторону Зайена, медленно чеканя слова, делая так, что они совпадали с его шагами. Таким образом, его слова для других казались наиболее подавляющими и убедительными.
  - Я помню момент, когда ассасины отчётливо меня рассмотрели. Их лидер даже шокировано воскликнул: "Нет!". - Подойдя к каменному стулу Ковендье, Фалес медленно произнёс. - Гилберт гадал, почему я столкнулся с ассасинами, хотя о моём существовании практически никто не знал.
  Зайен недоумённо уставился на стоявшего перед ним Фалеса. "Что он хочет сделать?"
  - Как цель нападения, я тоже был очень удивлён. В то время практически никто не знал, кем я являюсь. Даже если мне пообещали эту корону, даже если вы - заинтересованные в этой короне, - встретили меня, вы бы не вонзили в меня свой меч, не дав мне высказаться. Лишь наблюдая за тем, как вы и ваши сообщники в унисон выдвигаете идею с назначением наследника, я всё понял. - Опустив голову, Фалес глубоко вздохнул. - Они были там не для того чтобы убить меня... но чтобы убить кое-кого другого.
  Лицо Зайена наконец-то изменилось. Смотря в его глаза, в которых скептицизм сменился шоком, Фалес медленно закончил:
  - Их целью был другой человек, также направляющийся по этой улице во Дворец Возрождения. Этот человек также был важной персоной, ведущей себя сдержанно, из-за чего ему пришлось отправиться в поездку с малым количеством охраны.
  Зайен был настолько шокирован, что не мог говорить.
  Слова Фалеса пробирали до озноба. Смотря на шокированного Зайена, Фалес улыбнулся.
  - Да, герцог Ковендье. Вчера я напугал ассасинов, проезжая мимо них.
  В углу, на который никто не обращал внимания, Джинс опустила голову и крепко закрыла глаза.
  - Ваша Светлость, это был я. Там было больше десяти профессиональных, хорошо подготовленных тренированных ассасинов, умеющих превосходно скрываться. Среди них были Псионики, вооружённые военными арбалетами, способными убить цель, которую защищает элита высшего класса. Это был я... - Фалес сузил серые глаза, - ... кто спас вашу жизнь. Поэтому это вы должны поблагодарить меня, герцог Ковендье.
  "Шах и мат".
  Словно поняв что-то, лицо Зайена сильно побледнело. Он подсознательно откинулся на спинку каменного стула.
  Два графа южного побережья, Карабеян и Ласкья, шокировано посмотрели друг на друга.
  Глава 64 Церемония родословной.
  
  Фалес ещё не закончил свою речь.
  - Tак как жертвой ассасинов были вы... кому выгодно забрать вашу жизнь?
  Cлова Фалеса врезались в сердце Зайена подобно кувалде, покрытой железными шипами.
  - Bаша Светлость, вспомните, что вы собирались делать в тот день? С кем вы собирались встретиться? Kто знал о вашем месторасположении?
  Зайен глубоко вздохнул, не позволяя эмоциями появиться на лице, но сцены из прошлого начали помимо воли появляться в его разуме.
  Он увидел, что среди атакованных находился Гилберт, и чтобы заслужить его расположение, протянул ему руку помощи.
  Ассасины, маленький мальчик, а также люди, знавшие, что он будет там.
  Фалес медленно и холодно ответил на свой вопрос:
  - Это были люди, которых вы считали союзниками? Люди, вместе с которыми вы тяжело работали ради лучшего будущего для Созвездия? Люди, пообещавшие вам светлое будущее? - Повернув голову, Фалес вздохнул. - Это имеет смысл. Pазве они не сказали вам, что среди всех людей, имеющих квалификацию занять трон, вы - самый молодой кандидат с лучшим образом и широкой поддержкой общества?
  Притихшая толпа наконец-то снова активизировалась. Все по-разному реагировали на поведение Фалеса.
  Стоявший позади графа Карабеяна Коэн с недоумением уставился на мальчика. "Eму на самом деле... шесть или семь лет? Когда мне было семь... неважно, забудь, лучше не расстраиваться при сравнении".
  Hо вещи зачастую развиваются не так, как мы планируем. Старый граф Карабеян повернул голову и бросил на Коэна пристальный взгляд, после чего снова посмотрел на Фалеса.
  Пока в Коэне росла озадаченность, старый граф множество раз переключался между ним и Фалесом. В какой-то момент он вздохнул разочарованно, отвернулся от Коэна и посмотрел на Фалеса.
  Сперва Коэн не понял поведения отца, но потом он осознал, что означают взгляды старого графа. Он с горечью опустил голову. "Старик, неужели нужно заходить так далеко? Ты не можешь так просто сравнивать людей!"
  Чёрный Пророк нежно вздохнул, уставившись на Фалеса глазами, наполненными смешанными эмоциями. Кажется, в прошлом он недооценил его.
  Печально известный глава секретной разведки королевства шёпотом обратился к стоявшему позади него Рафаэлю:
  - Этот ребёнок... был вне пределов наших ожиданий... если он будет королём, которому тебе придётся служить в будущем... С одной стороны, ты будешь меньше беспокоиться, а с другой стороны, ты не сможешь позволить себе быть беззаботным.
  Рафаэль кивнул угрюмо после этой парадоксальной речи. Он понял, что пророк хотел до него донести.
  Кессель Пятый смотрел на сына сверкающими глазами. Слегка наклонив голову, он зашептал стоявшей рядом Джинс:
  - Этот ребёнок научился красноречию у Гилберта, а наблюдательности у тебя?
  - Ни то, ни другое. - Джинс уставилась в центр зала, где мальчик говорил и объяснял вещи в серьёзной манере. На её лице появилась горькая, но признательная улыбка. - Этот ребёнок уникален.
  - Довольно уникален. - Кессель Пятый задумался на мгновение, после чего легко фыркнул. На его лице проступила угрюмость и смешанные эмоции. - Ты права. Он как его мать.
  Лицо Джинс застыло.
  Кессель снова посмотрел на Фалеса.
  - Достаточно!
  Кошдер в ярости ударил рукой по каменному сиденью, прерывая речь Фалеса, после чего возмущённо посмотрел в довольные глаза Кесселя.
  - Ваше Величество, пришло время закончить этот фарс... Наша главная мысль...
  - Одноглазый Дракон Нанчестер! Куда ты так торопишься?
  Повернувшись к источнику голоса, все с удивлением обнаружили, что заговорившим был герцог северных территорий!
  Вал холодно поднял голову.
  - Для тебя невыгодно, если он продолжит говорить?
  Кошдер промолчал.
  Глаза Вала пылали яростью. Повернув голову, он посмотрел на измождённого, ужасно выглядящего человека и обратился к нему острыми, словно клинки, словами, несущими скрытое значение:
  - Что же касается тебя, Факенхаз, старые кости... почему в подобных обстоятельствах ты не злорадствуешь над чужой неудачей и не отпускаешь едкие замечания? Это очень на тебя не похоже.
  - Спасибо за напоминание, я как раз собирался начать, ха-ха... - Кирилл Факенхаз, до которого медленнее всё доходило, чем до других, указал на угрюмого Зайена пальцем и грубо захохотал.
  Лишь хорошо знающие его люди могли сказать, что его смех был пресным.
  - Кажется, из тебя сделали дурака, ты, незрелый молодой герцог!
  Герцог Каллен простодушно улыбнулся. Крепко сжав кулак, Зайен собрал всю силу волю, чтобы остаться бесстрастным, стараясь не смотреть на этих людей.
  Этих людей.
  "Если бы... если бы я умер... Кто из этих людей бы выиграл?" Зайен задумался над этим вопросом, не сумев подавить растущую подозрительность в сердце.
  Он попытался улыбнуться, несмотря на побледневшее лицо. Герцог южного побережья произнёс слабо:
  - Довольно, дитя. Чтобы ты не сказал, у тебя нет никаких доказательств...
  - Ваша Светлость!
  Фалес холодным и отчуждённым взглядом уставился на молодого герцога, намерено избегая предоставления "доказательств". Он начал направлять мысли двух герцогов и тех, кто его слушал, в нужном ему направлении.
  - Какую позицию вы занимали в группе людей, которым не безразличен трон? Да, это не имеет смысла, ведь вы были не единственным членом этой группы. Если бы вас убили, другие члены группы почувствовали бы опасность. В таком случае альянс бы мог распасться сам собой. - Фалес снова вздохнул. - Зачем человеку, пытающемуся вас убить, совершать действия, которые разрушат ваш план? Если только... есть более ужасающее объяснение.
  Зайен закрыл глаза и слегка опустил голову. Он не был дураком.
  Фалес обошёл его по кругу. С сочувствующим выражением, он похлопал герцога трёхцветного ириса по плечу.
  - Это объяснение заключается в том, что все другие члены группы знали, что вы станете жертвенной овцой. Ваша смерть была частью плана. Вас предали и выбросили, как ненужную вещь. Это имеет смысл. Вы молоды и перспективны. Вы обладаете отменными навыками и профессионально подходите к делам. Вы вышли из богатой семьи, и имеете высокую популярность в обществе. Если бы вы смогли занять трон, пускай и при помощи выборов, то спустя несколько лет семья Ковендье могла бы превратиться во вторую королевскую семью Джейдстар, которая бы начала контролировать и управлять вассалами. Даже если возраст является фактором, с вашим возрастом вы бы пережили их всех.
  В таком случае, какой смысл им менять королевскую семью? Если герцог трёхцветного ириса будет убит в столице, дворяне станут ещё сильнее напуганы, давление надвигающейся войны усилится, вина, давящая на плечи Его Величества, возрастёт, а схема по принудительному назначению наследника гораздо проще воплотиться в жизнь. Корона достанется человеку, которому они больше доверяют.
  Зайен выглядел равнодушным, но все могли сказать, что его взгляд уже какое-то время не двигается.
  Фалес покачал головой в комичной манере, словно он был взрослым.
  - Прежде чем вы получили шанс надеть корону, вас уже предали. Всё сводится к тому, что вы ещё слишком молоды и беспечны в вопросах дружбы с другими. - Вернувшись к Кесселю, он продолжил. - Вероятно, они использовали много ресурсов семьи Ковендье, ведь приготовления велись уже давно. Однако чтобы они вам не пообещали, они не сдержат своих обещаний. Пожалуйста, обдумайте вдумчиво эту ситуацию и пересмотрите свою позицию. Вы мудрый человек, с кем, по-вашему мнению, будет лучше заключить союз? Кто обеспечит наилучший рост трёхцветному ирису?
  Зайен продолжал смотреть в пустоту. Его взгляд был направлен в пол, словно его очень интересовал узор плитки.
  В этот момент Фалес внезапно резко повернул голову. Громко воскликнув, он обратился к вассалам, сидящим на каменных стульях:
  - Не двигайтесь!
  Mногие вассалы нахмурили брови. Фалес внимательно посмотрел им в лица, словно пытаясь изучить каждую пору на их коже. Он холодно произнёс:
  - Не двигайтесь. Те, кто предали Зайена, не поворачивайте голову и не прячьте глаза. Посмотрите мне в глаза... Я вижу вину и страх на ваших лицах.
  Зайен внезапно поднял голову и посмотрел на сюзеренов. Некоторые люди задержали дыхание в это мгновение!
  Однако в следующее мгновение лицо Фалеса расслабилось. Он раскрыл руки и хихикнул:
  - Не нужно так нервничать, я всего лишь пошутил.
  Некоторые вассалы выпустили сдерживаемый в лёгких воздух. Стиснув зубы и кулаки, они посмотрели на Фалеса.
  "Он намерено это сделал?"
  Улыбка слетела с лица мальчика. Он снова стал серьёзным.
  - На примере цветка ириса вы должны понять, что если у семьи Джейдстар не будет наследника, какой бы клан или выдающаяся семья не унаследовала трон, неважно, будет это до восхождения или нет, неважно, будет семья сильна или слаба, новая королевская семья в итоге станет следующей целью вассалов. Без внешнего влияния врагов, вы начнёте сражаться друг с другом за неравномерное распределение власти, пока Созвездие не падёт. Мне плевать на то, кто всё это придумал, а также плевать, кто хочет занять трон. Большинство из вас свято верит, что у королевской семьи нет наследника, поэтому естественно, вы хотите выторговать себе лучшее будущее. Однако сейчас перед вами стою я. Ради мира и стабильности Созвездия, а также ради ваших собственных благ. Преемственность королевской семьи Джейдстар - это величайшая надежда на стабильность Созвездия. Ради своего будущего, пожалуйста, поддержите королевскую семью Джейдстар, как когда-то поддержали её ваши предки - твёрдо и непоколебимо. Пожалуйста, поддержите меня.
  Шум в зале усилился, некоторые люди даже зааплодировали.
  Так совпало, что в этот момент со звёздной площади донеслись крики "Ура!". Было неизвестно, какие именно переданные гвардейцами слова вызвали подобную реакцию.
  Фалес не смотрел на выражения лиц вассалов. Ему больше нравилось представлять их выражения.
  Глубоко вздохнув, Гилберт шёпотом обратился к нему, когда он возвратился:
  - Вы определённо... произвели глубокое впечатление на людей, мой юный Сэр. - Опустив голову, он спросил. - Угроза со стороны цветка ириса уже растворилась в его подозрениях и сомнениях. Власть и влияние Великих Оленьих Рогов также снизилась, но почему вы так уверены, что целью ассасинов был цветок ириса?
  - Разумеется, я не уверен. - Ярко улыбнувшись, Фалес с ярким блеском в глазах посмотрел на Зайена, который по-прежнему задумчиво сидел на месте с опущенной головой. - Но он также об этом не знает, не так ли? Чем бы ты ни занимался, ты всегда схватываешь основную суть. Важны не сами ассасины, а тот факт, что Зайен видел их собственными глазами.
  Фалес чувствовал на себе серьёзный взгляд Кесселя Пятого. Он попытался выровнять дыхание под навалившимся стрессом и произнёс расслабленными тоном:
  - Как и сейчас: сейчас важна не возможность моего непризнания, а люди, которые не хотят меня признать.
  - Я хочу ещё кое-что сказать. Хотя ваше выступление было эмоционально удовлетворительным, это не самый блестящий политический ход - Под недоумённым взглядом Фалеса, Гилберт протяжно вздохнул, добавив: - Вы поймёте позже.
  - Хватит нести чепуху! Это всё бесполезно! - Разъярённый Одноглазый Дракон, герцог Нанчестер, с силой ударил каменный стул под собой и прошёлся по толпе угрожающим и подавляющим взглядом. - Все забыли? Мальчик по-прежнему не предоставил никаких доказательств своего происхождения! У Его Величества не было детей в течение двенадцати лет, и вот внезапно появляется шести или семилетний ребёнок, и заявляет, что он потомок королевской семьи? Он даже произнёс дикие заявления и речи на национальном собрании...
  Вздохнув, Фалес громко его оборвал:
  - Герцог Кошдер Нанчестер, почему вы продолжаете сомневаться в моём происхождении? Вы ещё не поняли? Мой отец давно к этому подготовился. - Фалес слегка наклонил голову и искренне улыбнулся. - Я полагал, что такой лицемер, как вы, который на поверхности беспокоится о нации и людях, обрадуется возвращению крови Джейдстар!
  Внутри сердца Одноглазого Дракона появилось зловещее предчувствие.
  В этот момент толпа снова зашумела. Кто-то новый вошёл в зал звёзд.
  Когда Фалес повернулся к входу, у него загорелись глаза.
  Красивая женщина с элегантным поведением - одетая в чёрную церемониальную робу, с изображением половины красного солнца, - медленно прошла через коридор, созданный королевскими гвардейцами, сопровождаемая нервничающей молодой жрицей.
  Многие представители населения набожно опустились на колени, начав с опущенными головами произносить слова молитвы. Многие дворяне кое-что поняли в момент появления женщины с изображением половины красного солнца.
  - Очень хорошо. - Факенхаз сузил глаза. - Король, дворяне и Боги: все три главных столпа Созвездия здесь.
  Зрачки герцога северных территорий сузились в момент появления жрицы, а его тело само собой двинулось вперёд.
  - Начиная с этого момента, следите за своими словами и поведением. - Граф Карабеян с серьёзным лицом повернул голову в сторону жены и племянника.
  Удивлённый Дерек Крома прошептал:
  - Для сюзеренов ситуация уже вышла из-под контроля. Боюсь, что Боги тоже в этом участвуют.
  Под всеобщими взглядами, представительница Богини Заката, Главный Мастер Ритуалов Храма Заката, Лисция Арунде, величественно шагнула в область с каменными сиденьями.
  - Лисция. - Вал Арунде был ошеломлён. На его изначально опустошённом лице появились сложные эмоции, когда он увидел свою младшую сестру.
  "Прошло так много лет..."
  Однако Главный Мастер Ритуалов не посмотрела на своего брата, продолжив медленно идти вперёд.
  Кошдер выглядел потрясённым. Он попытался обменяться взглядами с Зайеном, как они обычно это делали, но обнаружил, что Зайен выглядит холодным и чёрствым. Он не обращал на него никакого внимания.
  В сердце Одноглазого Дракона появилась вязкая горечь.
  Кессель Пятый торжественно поднялся с трона.
  - Лисция, Главный Мастер Ритуалов. Представительница Храма Заката и Богини Заката. Власть от короля, клятва от дворян и свидетельство от Богов - эти три столпа присутствовали при создании Созвездия. После шести сотен лет, пожалуйста, пусть сегодня Богиня Заката, как и прежде, засвидетельствует продолжение королевской родословной Созвездия.
  В зале снова поднялся шум.
  Безэмоциональная Лисция поклонилась и слегка кивнула. Но она не стала сразу же отвечать. Она опустилась на колени, подняла лицо к небу и закрыла глаза.
  Фалес с любопытством посмотрел на Главного Мастера Ритуалов, которая недолюбливала его. "Она сейчас общается с Богами?"
  В этот момент он внезапно ощутил ужасное чувство в сердце, которое заставило его плохо себя почувствовать.
  Зазвучал звук, похожий на звон!
  *Цзинь!*
  Фалес был невероятно испуган. Подавив желание закрыть уши руками, он обозрел зал.
  Все присутствующие в зале, шла речь о дворянах или простолюдинах, не издавали ни звука и не демонстрировали признаков встревоженности.
  "Возможно ли..."
  Когда звенящий звук пропал, все выглядели нормально. Получается, он был единственным, кто его слышал?
  В течение своей жизни здесь Фалес не знал, что собой представляют Боги этого мира. Но теперь...
  К вопросам в его сердце добавился ещё один вопрос.
  Спустя какое-то время Лисция открыла глаза, поднялась на ноги и произнесла:
  - Богиня ответила, Ваше Величество.
  Герцог Каллен вздохнул. Он уже знал, каким будет ответ.
  Кошдер крепко сжал кулаки. Его единственный глаз мерцал холодом.
  Факенхаз сухо рассмеялся.
  С другой стороны Зайен задумчиво смотрел на Фалеса.
  Кессель Пятый нежно кивнул. Он внезапно схватил руку Фалеса, чем сильно его напугал!
  - Пойдём со мной, - решительно произнёс король. - Все в Созвездии должны увидеть твою кровь.
  Фалес позволил Кесселю Пятому держать себя за руку. С широко раскрытыми глазами и открытым от шока ртом, он последовал вслед за королём на выступающий над звёздной площадью балкон.
  По правде говоря, он ещё к этому не привык.
  Возможно, в глубине своего сердца, он по-прежнему не считал этого сильного человека своим отцом?
  Девятнадцать благородных вассалов поднялись со своих каменных мест и последовали вслед за королём и его сыном на просторный балкон. Многие дворяне низшего и среднего класса хотели последовать за ними, но их остановили щиты королевских гвардейцев.
  Подойдя к краю балкона, Фалес посмотрел вниз. Стояла хорошая послеполуденная погода. От открывшегося вида у него перехватило дух.
  Люди. Внизу было так много людей! Вся звёздная площадь была заполнена людьми! По меньшей мере, внизу было несколько десятков тысяч человек. Они заполнили нижнюю часть обзора Фалеса, словно муравьи, покрывающие всю землю!
  Он не впервые видел звёздную площадь. Однажды он стоял на звёздной площади и смотрел на величественный Дворец Возрождения.
  Но Фалес никогда прежде не стоял на балконе зала звёзд, внутри Дворца Возрождения, и не смотрел сверху вниз на звёздную площадь!
  Хотя он имел два разных набора воспоминаний, принадлежащих двум разным жизням, он всё равно не мог не ахнуть перед открывшимся ему видом.
  Вскоре толпа внизу смутно заметила, что на балконе появилось два новых человека.
  Когда они убедились, что это был король и его отпрыск, невероятный по мощности крик "Ура!" огласил площадь.
  - Король! Король!
  - Долгой жизни Джейдстарам!
  - Созвездие! Созвездие!
  По-прежнему крепко сжимавший руку Фалеса Кессель медленно произнёс:
  - Ты видишь? Это наши люди, наше бремя и наша ответственность. - Всемогущий король спросил многозначительно: - Ты готов жить ради Созвездия?
  Не дожидаясь ответа Фалеса, вперёд вышла Лисция с холодным лицом. Следующая за ней молодая жрица сильно нервничала. Дрожа, она держала большое плоское блюдо с лежащим на нём редким драгоценным кинжалом.
  - Церемония родословной?
  Дошедший до балкона с помощью своих слуг герцог Каллен покачал головой:
  - Прошло почти двести лет с момента последнего проведения ритуала. Церемония признания родословной принца Кейры... в каком году она проводилась?
  Никто ему не ответил.
  Герцог северных территорий с кружащейся головой смотрел на свою младшую сестру, которую он не видел в течение многих лет. Однако Лисция по-прежнему не обращала на него внимания.
  Элегантная и изящная жрица медленно встала между королём и Фалесом.
  Под взглядами людей со всей площади, Кессель нежно взял кинжал и провёл его лезвием по указательному пальцу, после чего положил кинжал на место.
  Молодая жрица поднесла блюдо к Фалесу. На вид ей было одиннадцать или двенадцать лет, но она явно впервые оказалась в ситуации, когда на неё внимательно смотрели взгляды тысяч людей. Она нервно дрожала.
  - Не нужно так нервничать, всё в порядке, - улыбнувшись ей, Фалес поднял кинжал с символом красного солнца и порезал им левую ладонь.
  Не проявляя эмоций, Лисция вытянула руки и взяла ими руки короля и Фалеса. После этого она подняла голову.
  Это не была длинная утомительная церемония, на которую рассчитывал Фалес, потому что в следующий момент глаза Лисции исторгли из себя ослепляющий свет, как в тот раз, когда они с ней находились в каменной комнате.
  Люди на балконе и за его пределами, сражавшиеся за право посмотреть церемонию, внезапно затихли. Многие простолюдины опустились на колени и начали молиться с закрытыми глазами.
  Яркая аура становилась всё ярче и ярче!
  Даже люди на площади благодаря яркому свету стали видеть, что происходит на балконе!
  Звёздная площадь в основном была заполнена простолюдинами, которые не имели права войти в зал звёзд.
  Практически все люди на площади набожно опустились на колени, повернув головы в сторону Дворца Возрождения.
  Из-за опускавшихся на колени верующих, создавалось впечатление, что в сторону балкона зала звёзд устремилась приливная волна.
  Но у Фалеса не было энергии, чтобы насладиться этим величественным зрелищем. Мальчик с удивлением обнаружил, что кровь из его руки и из руки Кесселя парила в ярком свете, исходящим из глаз Главного Мастера Ритуалов.
  После этого она слилась в единый луч красного света.
  "Это...?"
  Фалес с изумлением уставился на этот свет.
  Именно в этот момент произошло кое-что неожиданное!
  
  Глава 65 Выдвинуть на голосование.
  
  *Дзинь!*
  Фалес снова услышал странный звон в ушаx!
  На этот раз он опустил исказившееся от боли лицо.
  По сравнению с прошлым разом, нынешний звон был особенно громок. Oн был почти так же громок, как магический звук ассасина-псионика вчера!
  "Что это такое?"
  Фалес терпел боль, зная, что не может ошибиться в подобное время. Все люди столицы наблюдали за этим моментом!
  Лисция недоумённо посмотрела на него сияющими глазами. Исходящий из её глаз свет стал ярче!
  Он был настолько яркий, что люди на балконе подняли к глазам руки или отвернули головы. Даже пять герцогов, стоявшие ближе всего к участникам ритуала, не могли отчётливо увидеть то, что там происходит.
  Из-за яркого света Фалес также не мог увидеть ситуацию снаружи.
  Испытывая болезненный звон в ушах, он смутно видел силуэты Лисции и Кесселя. Мальчик стиснул зубы, чтобы выдержать муки, приносимые невыносимым звоном. Eго ненормальное поведение в итоге было замечено.
  Глаза Лисции, сияющие ярким светом, закрылись и открылись. Она спросила озадаченно:
  - Tы? Почему ты...?
  "Что происходит?" Фалес испытывал необъяснимую тревогу.
  В этот момент он смог отчётливо увидеть крепкую фигуру короля Кесселя. Посреди света король внезапно повернул голову.
  - Лисция... - мягко произнёс он. Лишь Лисция и Фалес, стоявшие рядом с ним, могли его услышать.
  По каким-то неясным причинам, Кессель Пятый сейчас не вёл себя холодно и властно, как он обычно это делал. Его тон был беспомощным и умоляющим!
  Величественный верховный король Cозвездия попросил мягким покорным тоном:
  - Пожалуйста. Это будущее Созвездия, а также долгожданное желание Мидье.
  По какой-то причине руки Лисции, державшие их руки, слегка задрожали.
  Она повернула голову и посмотрела на короля.
  - Она... это она? - С недоверием спросила она.
  Однако король не ответил ей.
  В следующий момент свет исчез, а вместе с ним исчез и звон в ушах Фалеса.
  Избавившись от давящего звона, мальчик вздохнул с облегчением. Его дыхание стало глубоким и долгим.
  "Что... что это было? Звон в моих ушах, подозрения Главного Мастера Pитуалов, мольба короля..."
  Он вышел из ступора, а к людям на балконе вернулось зрение.
  В воздухе осталась лишь полоса красного света, соединяющая раны на руках Фалеса и Кесселя.
  Испытав на себе изумлённые, ликующие, разочарованные и сложные взгляды в течение десяти секунд, полоса красного света наконец-то исчезла.
  Лисция выглядела очень усталой. Подняв голову, она посмотрела на Кесселя многозначительным взглядом. Король молча выдержал её взгляд.
  Лисция снова посмотрела на Фалеса. На этот раз Фалес безошибочно увидел в её глаза удивление, отвращение и... страх.
  Окружавшие их дворяне, затаив дыхание, наблюдали за ними.
  Фалес знал, что сейчас было не лучшее время и место для расспросов. Он мог лишь стиснуть зубы и похоронить сомнения и боль от звона в своём сердце.
  Именно так он поступал со всеми другими таинственными загадками.
  Главный Мастер Ритуалов Храма Заката посмотрела на Кесселя сложным, наполненным болью взглядом, после чего слабо произнесла:
  - Богиня сказала, что эти двое отец и сын. Их кровь связана и их судьбы переплетены.
  После этих слов Главный Мастер Ритуалов решительно покинула балкон, проходя мимо набожных людей, по-прежнему стоявших на коленях. Она не смотрела на людей в зале.
  У края балкона остались стоять лишь молчаливый Кессель и шокированный Фалес.
  Маленькая жрица встревожено на них посмотрела, после чего быстро поспешила вслед за Лисцией.
  В следующее мгновение зал звёзд огласился радостными криками.
  По приказу Гилберта гвардейцы передали сообщение на площадь.
  Спустя двенадцать лет в королевской семье Джейдстар наконец-то появился новый член.
  Шум на балконе вскоре распространился на всю площадь звёзд. Тысячи людей стали скандировать:
  - Джейдстар... Джейдстар!
  Крики практически достигали небесного свода!
  Кошдер и несколько графов выглядели проигравшими.
  Гилберт и члены группы сторонников короля обменялись ликующими взглядами. Лишь во взгляде Джинс, которым она смотрела в спину Лисции, помимо ликования присутствовали сложные эмоции.
  Толстый герцог выдохнул. Его лицо было радостным.
  - Хорошо, так как Храм Заката признал родословную этого ребёнка, я верю, что он на самом деле кровавый потомок Его Величества.
  Стоявший рядом с ним Кошдер холодно посмотрел на него. "Какой хитрый старый лис! Так быстро сменил сторону".
  - Согласно "Священной Конституции Созвездия", после того как Храм Заката признает статус королевской семьи, следующим его статус должен признать Высший Парламент Созвездия, членами которого являемся мы, девятнадцать дворянских семей, - с улыбкой произнёс герцог Каллен. Радостные крики с площади звёзд служили ему задним фоном.
  - Подождите! - стиснув зубы, произнёс Кошдер. - Я так понимаю, что его матерью является не королева Кея?
  Лица присутствующих дворян мгновенно изменились. На лице Гилберта также проступило недовольство. Кессель Пятый повернул голову и посмотрел на Кошдера.
  Мэр Крутого Лесного города и по совместительству герцог Земли Утёсов, Кошдер Нанчестер, выдохнул:
  - Этот ребёнок незаконнорождённый сын Его Величества!
  Фалес крепко сжал кулаки. "Как и ожидалось, мой статус..."
  Первым среагировал граф Дагестан:
  - Верно. Согласно конституции Созвездия, незаконнорождённый ребёнок не имеет права наследовать трон!
  Разговор на балконе не мог быть отчётливо слышан в зале. Тем не менее, дворяне, сидящие рядом с балконом, начали передавать содержание разговора своим соседям. Таким образом, вскоре в зале звёзд поднялся шум!
  - Тормонд Первый тоже был незаконнорождённым сыном! - Глаза Гилберта пылали. - Он Король Возрождения, которому ваши предки присягнули на верность!
  - Сила Тормонда Первого произошла не из имперской крови, текущей в его жилах. Он выстроил Созвездие при помощи многочисленных завоеваний и кровавых бань, в которых он принял личное участие. То же самое касается и наших предков. Не забывай, что шестьсот лет назад, многие из них были незаконнорождёнными детьми, сыновьями из многодетных семей или разочарованными рыцарями. Они своими руками создали себе статус. - Добавил граф Сорель, чья территория находилась внутри Земли Утёсов.
  - Это незаконнорождённый ребёнок пяти или шести лет? Что он сделал, чтобы унаследовать это великое королевство, оставленное Тормондом Первым, как сын, рождённый в браке, не ограниченный статусом незаконнорождённого сына? - Взгляд Одноглазого Дракона был пронизывающим. - Ваше Величество, разумеется, мы должны признать его вашим сыном, кровавым потомком семьи Джейдстар. Это воля Богини. Однако если вы хотите, чтобы мы признали его принцем, имеющим право на корону... Незаконнорождённый ребёнок будет нашим следующим королём? По крайней мере, я не стану преклонять перед ним колено и приносить клятву верности!
  Герцог северных территорий со смирением и горечью посмотрел на Одноглазого Дракона.
  - Ты отказываешься сдаваться, верно, Кошдер? Даже ради Созвездия, перед надвигающейся войной?
  Кошдер намерено избегал его взгляда. Он смотрел лишь на Кесселя Пятого.
  Сомнительный герцог Факенхаз неприятно рассмеялся и произнёс:
  - Конечно, он не сдастся. Этот ребёнок стал его заклятым врагом, не так ли?
  Сердце Фалеса пропустило удар.
  Он внезапно понял, что Гилберт имел в виду, говоря, что его ход был не лучшим политическим решением.
  Он осудил Нанчестера и раскрыл его секретную организацию. После этого он переключился на Ковендье. Этот ход позволил ему исключить герцога трёхцветного ириса из списка врагов и посеять в нём семя сомнений. Однако этот же ход превратил Кошдера Нанчестера, Великие Оленьи Рога, в его заклятого врага.
  Можно сказать, что изначально Кошдер Нанчестер хотел заполучить наибольшую прибыль от имени группы дворян перед лицом королевской семьи, у которой не было наследника. Но сейчас у него появилась новая цель - не дать Фалесу унаследовать королевство. Только так он мог гарантировать своё будущее выживание.
  "Я был слишком импульсивен?" Фалес незаметно сжал кулак.
  - Вы все видели это. Этот ребёнок имеет тёмную личность и не обладает щедрым нравом. Он обеспокоен нападением ассасинов и поэтому сомневается во всех нас. - Одноглазый Дракон шагнул к перилам балкона. Хотя он говорил низким тоном, его слова были пронизывающими. - Вот почему он по какой-то причине решил, что мы хотим узурпировать трон. Вы полагаете, что он вас отпустит - тех, кого он считает организаторами того, что ему пришлось пережить, - после своей коронации?
  Сюзерены одновременно нахмурили брови. Некоторые из них задумчиво посмотрела на Фалеса.
  Кошдер продолжил свою критику:
  - В истории Созвездия есть только один "добродетельный король"! И это принц Мидье, с которым вы все встречались. Он был добросердечным, рассудительным и терпимым!
  Кессель сильно нахмурил брови.
  - Состоите вы в так называемой группе "узурпаторов" или нет, вы уже попали в его чёрный список. Спустя много лет, когда он займёт трон, вы уверены, что он не вспомнит сегодняшний день и всех вас? Хмпф, руины Созвездия? День, когда дворяне почувствуют себя в опасности, будет настоящим днём упадка Созвездия!
  Гилберт стиснул зубы. Кошдер ударил по наибольшему страху дворян.
  Кессель Пятый опустил голову и посмотрел на побледневшего Фалеса.
  - Даже если это ради будущего и стабильности Созвездия, Ваше Величество, вы уверены, что выбор подобного наследника не столкнёт Созвездие в бездну раздробленности и хаоса?
  Графы молча переглянулись между собой. Они обдумали слова Кошдера, пока один из них не нарушил тишину. Прокашлявшись, граф Дагестан произнёс с нахмуренными бровями:
  - Да. Возвращаясь к главной теме, я тоже чувствую, что незаконнорождённый ребёнок с низким статусом не может стать Верховным Королём Созвездия... Хотя королевская семья и храм уже приняли решение, мы, Высший Парламент, должны более осторожно подойти к этому вопросу... - Он посмотрел на Фалеса, который ещё не восстановился от последствий церемонии родословной. Тем не менее, его взгляд больше не был грубым и изучающим. На этот раз он был благоразумным и осторожным.
  Кессель Пятый опустил скипетр на пол и произнёс спокойно:
  - Кажется, вассалам тяжело достичь общей точки зрения, не так ли? Тогда давайте сделаем последний шаг. Члены Высшего Парламента могут определить своё отношение к этому ребёнку посредством голосования.
  Фалес глубоко вздохнул. "В итоге я всё равно не смог удержать судьбу в собственных руках?"
  Верховный король посмотрел на поддерживаемого кем-то герцога Каллена.
  Вздохнув, тот слегка кивнул.
  - Вассалы с Холма Клинка отсутствуют, что снижает количество голосов на три голоса. Однако присутствующие пять герцогов-защитников, а также одиннадцать графов - что вместе составляют шестнадцать вассалов высокого уровня, - имеют право принять решение. - Толстый герцог слегка расширил глаза. - Джентльмены, должен ли этот ребёнок стать принцем Созвездия с правом престолонаследования?
  Стоявшая позади короля Джинс не могла больше этого выносить. Она яростно взревела:
  - Эй! Почему принц королевской семьи должен быть признан Высшим Парламентом?!
  Герцоги и графы проигнорировали её. Лишь Кошдер мягко фыркнул. Одноглазый Дракон произнёс насмешливо:
  - Это дело мужчин. Леди, пожалуйста, помолчите.
  - Потому что этот ребенок, возможно, унаследует трон, а в этом вопросе наши предки давали клятву во время основания Созвездия. - Старый граф Карабеян избавил Джинс от смущения. Мягко вздохнув, он продолжил: - Король и вассалы вместе правят королевством в надежде, что диктаторы из эры Империи больше никогда не появятся.
  Герцог Каллен посмотрел на Фалеса.
  - Согласно правилу, установленному Миндисом Третьим сто пятьдесят лет назад, голосование считается эффективным, когда проголосовало больше половины людей. Если голосов будет меньше половины или ровно половина, этот ребёнок будет незаконнорождённым сыном, имеющим право наследовать лишь активы семьи. Голосование началось.
  
  Глава 66 Лианна Табарк.
  
  - Прoтив! - громко воcкликнул Кошдeр. - Тот, кто хочет увидеть Cозвездие в хаосе, пусть голосует за!
  - Против!
  - Против!
  Сорель и Дагестан из Земли Утёсов также проголосовали против.
  Нахмурив брови, Вал Aрунде произнёс:
  - Я не знаю, как это повлияет на надвигающуюся войну...
  Кошдер серьёзно произнёс:
  - Сэр Вал, все силы Земли Утёсов отправятся на помощь северным территориям. Земля Утёсов не будет стоять в стороне и наблюдать, как территорию её друзей охватывает пламя войны. Ты знаешь, что мы находимся ближе и что мы более эффективны в оказании военной помощи, по сравнению с королевской семьёй. Но я очень обеспокоен тем, что этот незаконнорождённый ребёнок может разрушить будущее Созвездия. Его опасаются все вассалы, а он опасается нас.
  Единственный глаз Кошдера в упор уставился на Вала.
  Тот долго ничего не отвечал, пока в какой-то момент не вздохнул.
  Воин, который, казалось, был создан из железа, опустошённо произнёс:
  - Это ради северных территорий и Арунде.
  Незаметно для всех Кессель Пятый ещё сильнее сжал скипетр.
  - Против, - подавленно произнёс герцог северных территорий.
  Граф Земунто и граф Фрисс также глубоко вздохнули.
  - Против.
  - Против.
  - Шесть человек проголосовали против, - безэмоционально произнёс герцог Каллен.
  Джинс с недоверием посмотрела на герцога северных территорий.
  Oслабленный Фалес закрыл глаза.
  - Граф Талон! - Кошдер обратился к графу Берну Талону с эмблемой пятилучевой звезды. - Я знаю, что ваши владения находятся рядом с центральной территорией, а также, что вы имеете хорошие отношения с королевской семьёй. Mы, герцоги, не подходим для роли монарха. Но ты другой! Пятиконечная звезда является ветвью девятиконечной звезды. - Кошдер поднял руку. Его слова были чарующими. - Если у короля не будет наследника, я верю, что ты будешь в списке кандидатов!
  Все посмотрели на графа Талона.
  Берн Талон обливался холодным потом. Он посмотрел на Кесселя Пятого, однако встретился с его холодным взглядом.
  - Разумеется, ты серьёзный претендент на трон, поэтому этот ребёнок также может посчитать, что ты являешься участником злых схем! - с улыбкой добавил Кошдер.
  Фалес начал испытывать тревогу. Он уже хотел заговорить, но король не дал ему этого сделать.
  Кессель Пятый закрыл глаза и произнёс величественным голосом:
  - Берн, просто следуй своему сердцу. В конце концов, пятиконечная звезда это не девятиконечная звезда.
  Берн Талон колебался. Глубоко вздохнув, он удручённо опустил голову и произнёс:
  - Семья талон... воздерживается!
  Многие вассалы снова нахмурили брови.
  Кошдер широко улыбнулся.
  Граф Талон был единственным представителем тринадцати выдающихся семей, чья семья не проживала на территориях шести Великих Кланов. Семья Талон жила рядом с центральной территорией семьи Джейдстар, всегда являясь величайшим сторонником королевской семьи.
  Но теперь, она...
  В этот момент прозвучал другой голос.
  - За!
  Удивлённо обернувшись, все обнаружили, что владельцем голоса был Зайен Ковендье. Он молчал на протяжении очень долгого времени.
  Теперь он первым проголосовал в пользу Фалеса.
  Дворяне обнаружили холодный взгляд Зайена, герцога трёхцветного ириса, которым тот уставился на Кошдера, чьё выражение изначально было ошеломлённым, но потом превратилось в горечь и лёд.
  Фалес ошеломлённо посмотрел на Зайена, однако тот не стал встречаться с ним взглядом.
  Граф Карабеян и граф Ласкья кивнули. Они одновременно вышли вперёд.
  - За.
  - За!
  Гилберт прошептал Фалесу:
  - Кажется, ваша стратегия всё ещё работает. Даже в подобных обстоятельствах, мы смогли заручиться ценной поддержкой.
  Герцог Факенхаз с Xолма Западной Пустыни внезапно резко рассмеялся.
  - Ха-ха, я голосую за!
  - Против!
  - Против!
  Проголосовали граф Крома и граф Боздорф.
  Под многочисленными недоумёнными взглядами Кошдер гневно воскликнул:
  - Старые кости! Почему ты...
  Факенхаз оборвал его, рассмеявшись:
  - Почему я проголосовал не так, как граф Крома и граф Боздорф? Что ж, я не их правитель. Я не могу управлять ими. Разве это не нормально? - Цинично посмотрев на других герцогов, он добавил: - В конце концов, тринадцать выдающихся семей не "сторожевые псы" шести Великих Кланов!
  Многие вассалы завертели головами; их лица покраснели.
  Многие сторонники короля вздохнули и опустили головы после подсчёта голосов.
  - Восемь человек против, четверо за, один воздержался. - С дрогнувшим голосом герцог Каллен продолжил. - Среди присутствующих здесь шестнадцати человек, больше половины проголосовали против. Кажется, продолжение голосования больше не имеет смысла.
  Гилберт легко вздохнул.
  Выслушав результаты, Фалес горько улыбнулся.
  "Я всё ещё слишком наивный?"
  По какой-то причине даже в этот момент Кессель Пятый сумел сохранить безэмоциональное лицо. Вздыхая, люди подумали, что он остался спокойным, потому что был верховным королём.
  Стоявший в углу Морат слабо рассмеялся. Глава отдела секретной разведки прошептал:
  - Хотя этот ребёнок блестяще выступил, кажется, нам придётся использовать запасной план. Всё готово?
  Сжав перчатки, Рафаэль ответил радостно:
  - Хотя мы были немного застигнуты врасплох, на этой стадии всё должно пройти по плану.
  - Так как итоговый результат ясен, пожалуйста, не чувствуйте вины! - улыбнувшись, Кошдер посмотрел на дворян, каждый из которых имел различное выражение на лице. Он продолжил: - Если вам нужна причина, считайте, что это ради ваших семей. Если вам нужна официальная причина... - Кошдер презрительно посмотрел на Джинс, от гнева стиснувшую зубы, и на Фалеса, который выглядел проигравшим. - Созвездие не может управляться невежественной женщиной и ребёнком!
  В этот момент вдалеке прозвучал звонкий юный голос:
  - Невежественной женщиной и ребёнком?
  Толпа зашумела.
  Находящиеся на балконе дворяне повернули головы, начав перешёптываться, после того как увидели заговорившего человека.
  - Но я тоже невежественна. - Казалось, что звонкий и холодный женский голос имеет магическую силу, проходя через толпу. - Я тоже молода и незрела.
  Фалес недоумённо вытянул шею.
  - Более того, я женщина!
  По приказу королевских гвардейцев толпа расступилась.
  По образовавшемуся коридору прошла девочка четырнадцати или пятнадцати лет. Через её плечо были перекинуты каштановые волосы, обрамляющие молодое и нежное лицо.
  Однако в этот момент девочка-подросток имела ледяное и строгое выражение. Её свирепый взгляд пронзил стоявших на балконе людей.
  К её левому плечу была приколота брошь, узор на которой представлял собой кроваво-красную молодую луну.
  Не зная почему, но Фалесу показалось, что эта девочка-подросток с каштановыми волосами изо всех сил пытается выглядеть холодной и строгой.
  Звук обсуждений в толпе начал нарастать.
  Многие графы стали переговариваться шёпотом при виде кроваво-красной молодой луны, а все герцоги нахмурили брови.
  За девочкой с каштановыми волосами следовали два дворянина. Одним из них был улыбающийся крепкий мужчина со светлыми волосами. Он явно пребывал в расцвете сил, а на его одежде был вышит золотой подсолнух. Вторым был мужчина среднего возраста с длинными волосами и угрюмыми глазами. На его рукаве была вышита большая рыба с тремя хвостами, имеющая пугающе большой раскрытый рот, в котором виднелись два ряда острых зубов.
  - Я именно та, кого можно назвать невежественной женщиной и ребёнком.
  Девочка-подросток подошла к Кошдеру. Тот выглядел изумлённым. Девочка высокомерно подняла голову и угрожающе посмотрела в единственный глаз герцога, хотя и была ниже его на целую голову.
  - Я управляю Холмом Клинка Созвездия! - Голос девочки с каштановыми волосами был пропитан холодом. - Вам есть, что мне ответить, герцог Нанчестер, человек, с которым я впервые сегодня встречаюсь?
  Кошдер посмотрел на неё с недоверием. В его единственном глазу крутились смешанные эмоции.
  - Вы... кровавая луна, семья Табарк. Герцогиня Холма Клинка?
  Девочка-подросток с каштановыми волосами проигнорировала его. Она подошла к королю и опустилась перед ним на одно колено.
  - Лианна Табарк, - вздохнул Кессель, протягивая вперёд правую руку с ностальгическим взглядом. - В последний раз я видел тебя двенадцать лет назад. Тогда тебе было всего три года. Помню, Соня привезла тело Джона в Вечную Звезду. Она держала тебя на руках, а по её лицу стекали слёзы. Она сказала мне, что ты будешь следующей герцогиней Табарк.
  Герцогиня Лианна Табарк, серьёзно выглядящая девочка-подросток, легко поцеловала кольцо короля, торжественно ответив:
  - Ваше Величество, я никогда не забуду продемонстрированную вами доброту, доброту Её Превосходительства Цветка Крепости и доброту почившего герцога Звёздного Озера!
  - Это сирота семьи Табарк, которую спас герцог Звёздного Озера из восставшей армии во время Кровавого Года? - Герцог Вал вздохнул, посмотрев на сильную девочку-подростка, которая была даже младше его дочери. - Юго-западная территория находится далеко отсюда. Я полагал, что ты не успеешь вовремя приехать.
  "Эта девочка на самом деле сирота Табарк, семью которой убила армия шести восставших городов юго-запада во время Кровавого Года?" Вздохнув, Вал посмотрел на Кесселя. "Это похоже на семью Джейдстар".
  - Мне потребовалось какое-то время, чтобы собрать вассалов и рекрутировать солдат. - Лианна с большим уважением поклонилась Железному Орлу. - Пожалуйста, не переживайте, так как королевство находится на пороге войны, семья Табарк сделает всё возможное, чтобы противостоять захватчикам, несмотря на жертвы, взаимовыгоду, прибыль или неудачи.
  После её речи некоторые графы посмотрели на Кошдера. Тот фыркнул и отвернулся.
  - Клятва вечна. Даже если нас атакуют ножами и мечами, даже если кровь проливается на землю, Кровавая Луна всегда будет занимать сторону семьи с девятиконечной звездой!
  Кессель Пятый посмотрел на решительно выглядевшую девочку-подростка. Медленно кивнув, он перевёл взгляд на двух дворян, которые пришли вместе с девочкой. Те встали перед ним на колени и поцеловали кольцо.
  Кессель искренне произнёс:
  - Сейкадер и Кисен, я надеюсь, вы работали вместе и помогали друг другу. Надеюсь, что трагедия Кровавого Года никогда больше не повторится.
  - Конечно, Ваше Величество. - Брюс Сейкадер осторожно улыбнулся. - Хотя Подсолнух расположен за границей, он будет всегда связан с Созвездием.
  Гюнтер Кисен обвёл балкон холодным взглядом.
  - Пираньи проглотят всех, кто угрожает Кровавой Луне, а также врагов, угрожающих девятиконечной звезде, неважно, находятся они внутри королевства или за его пределами.
  - Да, да, как и ожидалось от генерального указа Созвездия! - Факенхаз захлопал в ладоши и цинично захохотал. В нужный момент он снова заговорил. - Все шесть Великих Кланов и тринадцать выдающихся семей собрались в столице королевства! В последний раз это происходило двенадцать лет назад! - Кирилл резко рассмеялся, после чего продолжил: - Было бы лучше, если бы не было войны с Экстедтом... хотя, если бы не война, нам бы не нужно было здесь собираться!
  Никто не обращал на него внимания. Все наблюдали за тем, как будет развиваться ситуация после внезапного появления новых влиятельных действующих лиц.
  Выражение лица Кошдера мгновенно изменилось. Он посмотрел на герцога Каллена. Его глаза были наполнены настойчивостью.
  Однако старый герцог-защитник восточного моря не ответил на его взгляд. Он произнёс дрожащим голосом:
  - Только что... герцогиня Лианна...
  Однако его прервала холодно выглядящая девочка-подросток:
  - Хватит вашей чепухи! Боюсь, что если вы продолжите, у вас будет приступ астмы, старик, которого я встречаю впервые.
  Герцог Каллен шокировано сглотнул, не зная, как реагировать на выпад девочки.
  Мэр города Клинка, герцогиня Холма Клинка, Лианна Табарк, ловко повернулась к Фалесу!
  "Ээ?"
  Сглотнув, Фалес приветливо улыбнулся.
  Когда Лианна смерила его острым взглядом, он обнаружил, что у неё зелёные глаза.
  Фалес подсознательно выпятил грудь и выровнял осанку, словно собираясь отдать честь...
  - Не плохо, ты не выглядишь слишком уродливо, - холодно фыркнув, произнесла Лианна. - Хотя ты тощеват и низок, а твоё выражение лица немного простовато.
  "Выражение лица... простовато?"
  Фалес был ошеломлён. Он опустил руку, которой приготовился отдать честь и обменялся взглядами со стоявшим напротив него герцогом Калленом. В глазах друг друга они увидели сочувствие и понимание.
  Лианна развернулась и внимательно посмотрела на всех дворян, после чего громко заявила:
  - Что же касается возможности его становления принцем... Я, герцогиня Табарк, голосую "за"!
  Прежде чем кто-то смог среагировать на это заявление, граф Сейкадер и граф Кисен выступили из-за спины Лианны. Один из них слабо улыбался, а второй свирепо смотрел на толпу. Оба мужчины произнесли в унисон.
  - За!
  Гилберт от волнения неосознанно сжал руку, которую положил на плечо Фалеса.
  Но Фалес был слишком занят, чтобы обращать на это внимание.
  Его сердце снова начало ритмично колотиться.
  "Она согласна?"
  В зале снова поднялся шум, который вскоре распространился и на площадь звёзд.
  Герцог Каллен вздохнул.
  - В таком случае, восемь человек против, семь человек за и один человек воздержался. Благодаря прибытию семей Табарк, Сейкадер и Кисен, здесь собрались все члены Высшего Парламента. В данный момент мы не имеем большинства как положительных, так и отрицательных голосов. Не проголосовали только я, а также семьи Хавеа и Алмонд, представляющие восточное море.
  Кошдер крепко стиснул кулак, а его сердце потонуло.
  "Чёрт. Эта маленькая сука Табарк, выскочка Сейкадер и Кисен, ведущий себя, как бешенная собака. Они были скрытым резервом короля? Невозможно, времени было слишком мало... К счастью, Каллен вместе с двумя семьями восточного моря, находящихся под его влиянием, по-прежнему на стороне Новой Звезды... Они проголосуют против мальчика. Мальчик не унаследует трон, а у нас будет достаточно времени, чтобы принять решение..."
  Пока Кошдер обдумывал планы на будущее, герцог Каллен решил проголосовать.
  
  Глава 67 Конец арки: Фалес Джейдстар, второй принц.
  
  - Семья Каллен, за!
  - Хавеа, за!
  - Aлмонд, за!
  Tри согласия прозвучали один за другим.
  Bздрогнув, Фалес стал подсчитывать голоса в уме.
  Eго дыxание начало утяжеляться.
  Посмотрев на Гилберта, он увидел в его глазах восторг, который тот пытался всеми силами подавить.
  С другой стороны Кошдер Нанчестер застыл на месте с широко раскрытым ртом. Ему потребовалось целых двадцать секунд, чтобы понять, что сейчас произошло!
  Он с недоверием посмотрел на улыбающегося старого герцога Каллена; его дыхание стало ускоряться.
  Стоявшие позади него Дагестан и Сорель с недоверием переглянулись.
  Что произошло?
  Что произошло?!
  Задыхаясь и пыхтя, Каллен начал с улыбкой подсчитывать голоса:
  - В таком случае, восемь человек против, десять за и один воздержался. Согласилась большая часть проголосовавших.
  Mорат, Чёрный Пророк, вздохнул при виде этой сцены.
  - Кажется, нам больше не нужно появляться. Запасной план отменяется.
  - Ситуация решилась, когда цветок ириса поменял сторону.
  - В итоге сработала стратегия ребёнка.
  Рафаэль легко улыбнулся и кивнул, надевая на руки перчатки.
  Герцог Каллен изобразил улыбку на своём полном лице.
  - Верховный Парламент постановил, что раздел конституции о незаконнорождённых детях не распространяется на этого ребёнка. Он будет иметь фамилию Джейдстар и привилегии принца. Родословная Джейдстар продолжится. У Созвездия появился наследник. Поздравляю, Ваше Величество.
  Наконец Кессель Пятый скупо улыбнулся и кивком отдал сигнал Гилберту.
  В зале снова поднялся громкий шум.
  Были слышны громкие голоса, крики "Ура!" и хлопот в ладоши. Толпа начала напирать на линию обороны, выстроенную из королевских гвардейцев.
  Кошдер не слышал слов Каллена. Он уставился на него своим единственным расширившимся глазом.
  "Боб Каллен. Ты дал этому начало. Ты... Но ты... Но... Ты предатель".
  Стиснув зубы, Кошдер начал выплёвывать слова в лицо герцога Каллена:
  - Позволив ему стать будущим королём, ты однажды об этом пожалеешь!
  У всех герцогов были различные выражения лиц. Вал ошеломлённо смотрел на Фалеса, а Зайен стоял со скрещенными на груди руками, улыбаясь холодной улыбкой. Факенхаз смотрел на всех с выражением восхищения на лице. Выражение Лианны было по-прежнему холодным и чёрствым, когда она иногда бросала на Фалеса взгляд.
  В этот момент разум Фалеса был пуст.
  "Сегодняшние преграды позади?"
  С выражением восторга на лице, Гилберт махнул рукой. После этого он взял плоское блюдо, которое держал слуга рядом с ним, на котором лежал свёрнутый свиток.
  - Ваше Величество, юный Сэр. Хотя это немного грубо и поспешно, но необходимая церемония должна быть соблюдена.
  Кессель Пятый безэмоционально кивнул.
  Руки Гилберта дрожали, когда он передавал запечатанный свиток с символом девятиконечной звезды верховному королю.
  Дворяне с различными выражениями лиц медленно разошлись. Они оставили центр балкона для отца с сыном.
  - Встань на колени, - со смешанными эмоциями на лице угрюмо произнёс Кессель Пятый.
  Выровняв дыхание, мальчик опустился на колени.
  "Этот день". Сказал он себе. "Настал".
  Хотя это было не то будущее, которое он мог выбрать, хотел выбрать или подумать о его выборе.
  Однако он был подобен маленькой лодке, дрейфующей по огромным волнам этого опасного и неизвестного мира. Он не имел сил контролировать собственную судьбу.
  То, что он всё ещё был жив, было большой удачей и благословением.
  "Но теперь..." Фалес посмотрел перед собой.
  Кессель Пятый сломал печать на свитке и медленно развернул его.
  Тысячи людей на звёздной площади начали реветь, кричать и аплодировать, когда увидели маленькую фигуру, опустившуюся на колени перед королём. Некоторые люди даже устремились к команде городской обороны и полицейским заслонам.
  - Джейдстар! Джейдстар!
  - Именем Созвездия, южных островов и западной пустыни, тридцать девятый верховный король, Кессель Миндис Айди Джейдстар. - Кессель Пятый внимательно уставился на Фалеса своими голубыми глазами, читая содержимое свитка. - Этот человек передо мной будет наследником Джейдстар и кровью Созвездия! Богиня Заката засвидетельствовала его родословную. Королевская семья Джейдстар поручилась за него. Верховный Парламент признал его власть.
  Боги.
  Король.
  Вассалы.
  Три главных столпа Созвездия.
  Фалес сильно сжал руками колени, вспоминая о национальном собрании, наполненном переворотами.
  - Независимо от того, что было в прошлом, ты встанешь как... как...
  Кессель Пятый внезапно запнулся. Его рука, державшая свиток, начала слегка дрожать.
  Фалес нахмурился.
  Он знал, почему король остановился на этом моменте.
  Он знал.
  Его мысли вернулись на два часа назад.
  ...
  Гилберт обсуждал фамилию Фалеса в последнем коридоре, ведущим в зал звёзд.
  - Согласно обычной практике, члены королевской семьи обычно имеют два отчества. Второе отчество образуется от имени отца, а первое принадлежит важному человеку, оказавшему на члена королевской семьи большое влияние... Обычно для первого отчества выбирают важных членов королевской семьи в истории, например, три короля Созвездия, картины которые вы видели, "Враг Волков" Кейра Джейдстар высшего класса или Сумер Джейдстар, великий музыкант... Вы уверены, что хотите это сделать? Знаете... это имя даже более редкое, чем "Фалес". Это приведёт... - Гилберт неловко следовал за Фалесом.
  - Да! Сэр Гилберт, я уже решил! - Глаза мальчика излучали уверенность. - Как клеймо у меня на груди и моя память, какая бы не была цена, я не желаю от них отказываться. Я собираюсь стать Джейдстаром. - Фалес слегка задыхался, вспомнив свой опыт посещения королевского кладбища. - Если я не могу контролировать собственное будущее, пожалуйста, позвольте мне контролировать собственное имя.
  Подняв голову, Фалес решительно устремился вперёд, явно не собираясь оборачиваться.
  Гилберт переглянулся с Джинс, имеющей на лице смешанные эмоции. Та неохотно кивнула.
  Его Величество, вероятно, этому не обрадуется.
  ...
  Возвращаясь к настоящему времени.
  Когда дворяне начали хмурить брови из-за странного поведения короля, Кессель Пятый сделал глубокий вздох, словно собирая всё своё мужество и силу воли. Величественным и стабильным голосом, он громко провозгласил:
  - Ты встанешь как... Фалес ТерренГирана Кессель Джейдстар! Второй принц Созвездия!
  Кессель Пятый закончил читать содержимое свитка. Оба его глаза смотрели на Фалеса, но было видно, что он погружён в собственные мысли.
  Дворяне начали переговариваться между собой.
  - ТерренГирана?
  - Кто это?
  Фалес медленно поднялся с пола. Теперь он был Джейдстаром. Вторым принцем, а также единственным принцем Созвездия. Единственный наследник верховного короля.
  Гвардейцы начали поспешно передавать послание, пока оно не дошло до площади звёзд.
  Внизу подобно приливным волнам начали раздаваться крики народа.
  На этот раз содержание их криков можно было разобрать, потому что у них появилась цель.
  - Фалес ТерренГирана Кессель Джейдстар!
  - Второй принц! Второй принц!
  - Фалес ТерренГирана Кессель Джейдстар!
  - Второй принц! Второй принц!
  Под оглушительные крики "Ура!", Фалес с кружащейся головой посмотрел в небо.
  Солнце садилось на востоке, излучая бесконечные ярко-красные лучи.
  Солнечные лучи осветили стены величественного Дворца Возрождения, окрашивая дворец в красный оттенок.
  Этот цвет был похож на кровь.
  Наступил вечер.
  - Сегодня для вас выдался непростой день. - Гилберт взволнованно вышел вперёд и слегка поклонился перед Фалесом. - Теперь, пожалуйста, следуйте за мной, Ваше Высочество.
  ...
  Где-то на Восточном Полуострове.
  Два человека, одетые в белые робы с вышивкой золотого солнца сидели у костра в мрачных руинах здания.
  Младший из них поднял голову и спросил с любопытством:
  - Вы слышали об этом, служащий отдела нормативно-правового регулирования? Недавно в Ночном Королевстве начались беспорядки. Я слышал, что многие вампиры сбежали на Западный Полуостров.
  Старший служащий отдела нормативно-правового регулирования кивнул с холодным и чёрствым выражением лица.
  - Храм уже отправил людей для расследования, - ответил он.
  - Но так как это Западный Полуостров, Храм Заката имеет там большее влияние, чем наш Храм Рассвета, не так ли? - Молодой человек уставился на своего старшего коллегу, который явно был не склонен к общению. - Я слышал, что люди на Западном Полуострове могут жить в мире вместе с вампирами и оборотнями. Храм Заката также воздерживается от охоты на существ из подземного мира. Смогут ли наши люди свободно перемещаться по территории влияния Храма Заката?
  Служащий отдела нормативно-правового регулирования поднял голову и холодно на него посмотрел.
  - Как, по-твоему, почему наш мир называется Эррол?
  - Э-э? Я читал об этом, когда изучал наш язык. - Молодой жрец из Храма Рассвета почесал голову. - Эррол - это Святой Бог Солнца. Он управляет рассветами и закатами, а также определяет происхождение всех существ. Наш мир не поэтому называется Эрролом?
  Фыркнув, служащий отдела нормативно-правового регулирования Рассвета таинственно улыбнулся.
  - Тебя отправили сторожить узорную печать, но ты не имеешь права читать наши исторические записи, поэтому тебе известны только эти факты.
  Лицо молодого жреца излучало любопытство.
  - Изначально наш мир назывался не Эрролом. Его так стали называть лишь после Битвы Искоренения, - тихо произнёс служащий отдела нормативно-правового регулирования. - После страшной битвы, которая практически уничтожила мир, Святой Бог Солнца, Эррол, пожертвовал собой. Иначе исход не был бы таким простым, как мир, разделившийся на два полуострова. С тех пор наш мир назвали Эрролом, чтобы почтить память Святого Бога Солнца, его жертву и его героический поступок по спасению мира.
  У молодого жреца от шока расширились глаза.
  - Выходит, та катастрофа привела к тому, что Святой Бог Солнца из легенд...
  Служащий отдела нормативно-правового регулирования безэмоционально поднял руку, обрывая риторическую речь молодого жреца:
  - В пепле Святого Солнца, два Бога унаследовали его сияние и заново восстали.
  Казалось, что молодой жрец что-то понял, потому что его челюсть снова отвисла.
  - Всё верно, Лорд Рассвета и Богиня Заката однажды были одним целым под управлением Святого Солнца.
  Глаза служащего отдела нормативно-правового регулирования мерцали льдом.
  - Лучи Святого Солнца освещают всех существ. Разве может быть какая-то разница? Может ли жрец Рассвета свободно перемещаться по территории Заката? Вот и ответ.
  Однако служащий отдела нормативно-правового регулирования добавил одно предложение в своём сердце при взгляде на ликующего молодого жреца.
  "По крайней мере, мы так считали. Что же касается Заката..."
  В этот момент мрачные развалины здания внезапно задрожали!
  С упавших каменных столбов начала осыпаться пыль.
  Выражения лиц двух мужчин мгновенно изменились.
  "Не может быть".
  Поднявшись на ноги, они отчаянно устремились к центру здания.
  - Приготовь свечи для посланий и не скупись! - Воскликнул служащий отдела нормативно-правового регулирования, словно ему предстояло сразиться с грозным врагом! - Приготовься к худшему в борьбе с этим злом!
  Они добрались до места своего назначения.
  На каменном полу, в самом центре тёмного мрачного здания был нарисован странный рисунок.
  Рисунок представлял собой круг, приблизительно десяти метров в диаметре, внутри которого были написаны причудливые формулы и слова. В самом центре круга была нарисована чёрная лапа с шестью когтями.
  Земля продолжала дрожать.
  Глаза молодого жреца были наполнены замешательством. Убрав белую свечу с золотым узором, он нахмурился и произнёс:
  - Запечатывающая руна находится в хорошем состоянии. Она не должна сломаться.
  Тем не менее, служащий отдела нормативно-правового регулирования продолжал сохранять бдительность. Чувствуя исходящие от земли вибрации, он обернулся и серьёзно произнёс:
  - Но тогда что это? Подобные вибрации...
  Казалось, что молодой жрец вспомнил о чём-то. Он поспешно достал древнюю черную книгу из складок одежды на груди. Положив её на колени, он стал быстро листать страницы.
  - Непостижимая дрожь... непостижимая дрожь... Нашёл! Это здесь!
  Однако после прочтения написанного, молодой жрец озадаченно уставился на своего старшего коллегу.
  Служащий отдела нормативно-правового регулирования спросил недовольно:
  - Что? Ты единственный прошёл через полный курс изучения языка Древней Империи!
  - Нет... Согласно книге, случайные колебания печати вполне нормальны. - Молодой жрец нахмурил брови, продолжив. - Но, внезапная активность солнца, лунный прилив, изменение течения адской реки или Семь Королей Ада, ковыряющиеся в носах или зевающие, все Боги Королевства решают переделать свои спальни, когда свободны... Боже, что это за неуважительные термины... Большое число проходящих мимо экспертов высшего класса может привести к тому, что многие люди одновременно произнесут имя запечатанного существа. Это возможные причины колебания энергии и волнения жизни... Степень тяжести не одинакова...
  После прочтения написанного, молодой жрец беспомощно вздохнул. Тем временем земля продолжала дрожать.
  - Боже, как мне ненавистны эти волшебники. На один вопрос они имеют шесть или семь разных трактовок и больше двадцати возможных ответов. Более того, в конце статьи есть примечание "продолжение следует". В чём разница в этом ответе и в его отсутствии? Не удивительно, что они вымерли.
  - Должно быть что-то с более высокой вероятностью. Мы собираемся пренебречь этим вопросом? - подавив гнев, спросил служащий отдела нормативно-правового регулирования.
  Дымясь, молодой жрец начал быстро просматривать страницы книги. Его брови были сдвинуты к переносице.
  - Я не знаю. Я всего лишь жрец третьего класса Храма Рассвета, имеющий белую робу... я не...
  В этот момент земля внезапно перестала дрожать.
  Подняв головы, мужчины посмотрели друг на друга. Они увидели замешательство и облегчение в глазах друг друга.
  Дрожь больше не стала возвращаться.
  Служащий отдела нормативно-правового регулирования облегчённо вздохнул, свирепо посмотрел на жреца перед собой, после чего развернулся и ушёл.
  Смотря ему в спину, молодой жрец произнёс обиженно.
  - ... Я не вымерший волшебник или ведьма... которые знают всё, и могут использовать различные методы для раскрытия сути вещей...
  Служащий отдела нормативно-правового регулирования произнес, не поворачивая головы:
  - Ты должен радоваться, что все они мертвы.
  Его голос был наполнен гневом.
  Жрец, на которого служащий отдела нормативно-правового регулирования выпустил гнев, посмотрел на чёрную лапу с шестью когтями и закатил глаза.
  - Если бы волшебники были живы... - Служащий нормативно-правового регулирования скрылся за каменной колонной, но его раздражающий голос продолжал звучать. - Думаешь, такой новичок как ты смог бы защитить эту печать?
  "Конечно, я бы не смог здесь находиться, будь волшебники живы... но..."
  Молодой жрец поднял брови и посмотрел на нарисованный на земле круг краем глаза, после чего покачал головой и поднял ладони.
  "Какая шутка".
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"