Яценко Игорь: другие произведения.

короткие рассказы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:


Эссе....

Короткие рассказы!

   НЕБО - множество мелких точек, играющих с темнотой в прятки, лучики света в загадочных переливах далеких созвездий недоступных нашим звездным героям века.
   _____________Сесилион.
  
  
      -- Ночь.
   Лиловый свет сочился сквозь окно. Заря начинала новую жизнь. протягивая свои тонкие лучи и распахивая настежь окна с такой силой, что даже мягкие, тяжелые, бархатные шторы не сдерживали её порыва и светились неистовым огнем, состоящим из света зари и цвета материала штор, наспех зашторенного окна. Что-то радовало и одновременно смущало в этой уютной комнате. То ли ковры, висевшие и возлегавшие возле моих ног, то ли дубовые абажуры кресел, то ли старый, как сама пыль, антресоль с позвякивающей посудой, игравшей радугой и отражавшей свет, которая посинела от времени и покрылась еле заметными трещинками внутри.
   Да, явно в этой комнате жил когда-то богач. Изяществом его, Бог, конечно, не одарил, но вот вкус, чувствовался. И все тики что-то смущало меня здесь. Что-то бросало меня то в дрожь, а то в краску. Я не мог понять что? И стоял в этом бархатном зале, и очумело, оглядывался по сторонам. Вокруг висели картины, стоял старый рояль, кресло, стол. А это что? Маленький детский, и юный курносый нос, торчал из-за бархатной шторы. Я сел и осторожно, чтобы не спугнуть этого юного воробья, раздвинул штору.
   Я смотрела на зарю, - ответил юный нос. - А потом зашли Вы. - И краска ударила в лицо девочки. - Боже, сколько же тебе лет? Пять, шесть, десять? - Девять лет. - Ответила она. И вдруг, чего-то, вспомнив, исчезла за другой бархатной шторой. Оказавшийся выходом, или входом в другой мир. Мир детства и грез, фантастики и снов. Мною забытый, и такой родной. Мир любопытства и незнания, а также казавшийся миром, лилового света сочившегося сквозь бархатные, старинные и тяжелые шторы...
  
      -- Сон.
   Нежные кудри девушки лежали на плечах, и спадали вниз, светло - желтым потоком, состоящий из волос и игры света.
   Увы, кроме нежных волос, Бог её наградил множеством разнообразных пороков:
  
  -- Длинными ногами, не просто ногами, а длиннющими начинающимися прямо из под подбородка.
  -- Грудьми нежными и плотными, немного смотрящие вверх.
  -- Изящной и хрупкой фигурой, которая носила все это, да так, что все это жило на ней, и мужчинам было очень не просто пройти мимо неё не оглянувшись.
   Достоинством, эта девушка считала свой невообразимый и гибкий ум, и начитанность. А также французский язык, знание психологии, дианетики и ещё умение варить борщ. Но, увы, этого никто не замечал. Почему? И для меня это тоже было загадкой! Для меня, сочувствующего девушке.
   Но не для меня мужчины!!!!!!!
      -- Стерва.
   Ночь пришла неожиданно, опустилась, как опускаются шторы. Резко и мягко одновременно, с шумом осенней листвы и пахнущей травы, которая путалась под ногами как старые нитки. А ветер все вращал и вращал, обрывки старых газет вместе с прошлогодними впечатлениями об этой осени. Стол горел, пылал, а девушка сидела и заворожено смотрела на огонь, который поедал лак вместе с древесиной стола. Треск и гудение усиливалось. Девушка все смотрела и смотрела, как завороженная и ни видела ничего кроме огня, пышущего и ужасного. Огонь, огонь, огонь все разрастался, но она как безумная глядела на него и глядела, своими бездонными, голубыми глазами.
   Ветер на улице бродил, схватывая иногда и бросая в лужи листья, шляпы и конечно всякий хлам: веточки, перья, и множество окурков вытащенных из урн. А стол стал факелом, он пылал, вырастая в неистовую пляску огня. Завывание и гудение со столбом дыма уже добрались до выхода на балкон. Прорываясь оттуда на улицу паровозным шлейфом, изредка прерываемый гиканьем и улюлюканьем девчонки, с безумными глазами.
   Огонь, огонь, огонь все лизал и лизал половик из дыма, и бросал его на землю под деревья роскошным черным покрывалом с веером из дыма и искр, на головы редких похожих.
   - Ох, какие тучи, скоро будет дождь, - раздавалось внизу.
   Да, точно будет, слишком темно стало, - слышалось в ответ.
   - Проклятая лужа, блин, испачкал брюки. Ну и дыма вокруг, опять дети костер запалили. -
  -- Ой, батюшки, да ведь дом горит!!! -
  
   Пожарный, забравшийся в комнату увидел посредине её горящий стол и грязную как сажа, чумазую, но довольную девчушку. Она чихала и кашляла и была совсем голая. Вся одежда её горела на столе, от которого уже ничего не сталась. В комнате пахло горелой резиной, чулками, помадой и ещё лаком, и старой горелой краской. Девчонка плакала и смеялась одновременно. Она вцепилась в пожарника, как репей...
   Ветер, ох уж этот ветер.
   Он все играл и играл с запахом дыма, который разносил везде и повсюду.
   Ветер, такой странный осенний ветер.
   Конец любви и разочарованиям.
   Ветер надежды или измены.
   Ветер больших перемен...
  
  
      -- Родина.
   Мне было интересно смотреть на мальчика дразнящего обезьяну. Он старательно корчил рожи и высовывал язык. И пальцами усиливал свое и так смешное личико. А обезьяна сидела и орала, то ли от без умности, то ли от того, что в её и так маленькую клетку мальчик бросал уже надоевшие её бананы и печенья, и ещё спички, которые умело, зажигала другая макака по кличке Бульдозер - за её туповатый нос.
   Но люди везде люди. И любопытству мальчика не было предела. И он, нагнувшись пониже, бросил обезьяне жвачку. Затем детские очки и, наконец, ручку, но не обычную, а чернильную, старую и видимо недавно кем-то выкинутую на улице. Ой, что тут началось, гам, шум, крики. Жвачку, как предмет, залезавший в нос и ужасно пахнувшую забраковали сразу, очки сломали надвое и, оттопырив губу, пытались посмотреть друг на друга, а вот с ручкой случился казус. Ручка капала чернильными пятнами, и макаки макали пальцы в чернила и с воплем носились, обмазывая задницы друг другу. Да, уж развлечение было не для слабонервных. В конце всего этого стриптиза вожак с важным видом положил остаток ручки в рот, отчего рот почернел. Но, макака от удовольствия и торжества, победоносно прыгала по клетке. А мальчик, открыв рот, смотрел на все это безобразие. И был к состоянию близок шоку, то есть к плачу. Ты что малыш, - спросил я его. Мама расстроиться, я её ручку потерял! - сказал он. И вдруг, крича, бросился на клетку. Но макаки, молча смотрели на него. А вожак даже отвернулся от него, дожевывая его подарок, мамину чернильную ручку. Да, у каждого свои интересы. Обезьяны довольны, мальчик недоволен или наоборот. А я, как сторонний наблюдатель пошел домой в свою бетонную клетку - квартиру. Бетонную многоэтажную Родину, моих детей, друзей, людей и этого соседского мальчика.
  
  
      -- Страх.
   Море ласкалось возле моих ног и игралось волнами.
   Чайки срывали между ними мелкую, зазевавшуюся рыбешку.
   А скалы гудели, сбрасывая с себя тяжелые волны.
   Море такое грозное и бушующее исполняло передо мной свою тысячи летную катафонию из воды и соли, песка и гранита, а также из безграничного ряда волн, идущих друг за другом как на параде и исчезающие в песке.
   Свет идущий изнутри волн отрезвил меня. Свет, ночью, в воде, это было необычно. Подойдя поближе, я рассмотрел его, внизу светился как звезда, мертвый краб. Море вытащило его с глубины, и разбив о скалы бросило на сушу. Вот так и суда бьются о скалы, и превращаются в груды досок и металла. А маленькие и невидимые в море люди, исчезают в глубине голубой воды, и съедаются акулами и большими рыбами.
   Море играло камешками, как тигренок с игрушкой, ласково и нежно, такое широкое и бескрайнее, и все-таки, грозно бушующее.
   Море играло и играло легкой зыбью с волнами, соленой пеной и брызгами, мешающие рассмотреть на водной глади моря - парус, такой далекий и одинокий, бесстрашный, среди бесконечных рядов волн, которые тихо плещутся возле моих ног.
  
  
  
      -- Кость.
  
   Старик сидел на окне и смотрел на поток машин ревущих внизу. В его голове проносилось много грустных мыслей. Детство, юность, жена, множество бесполезных и превратившихся в хлам воспоминаний, и ещё часы отбивавшие его и чужие жизни. Годы, складывались из секунд и минут, а обрывки вечности и частички столетий в тысячелетия.
  -- Что я здесь забыл? Родных нет, знакомые умерли! - думал он.
   Кот запрыгнул рядом и стал мурлыкать. - Что я здесь забыл? Ох уж этот город! Как же он постарел! Вон та башня строилась при мне. И вон то здание тоже. - Машины распухли и из светских, тихоходных превратились в быстрых жуков на четырех колесах с чудными названиями. А бабки как были старыми, так и остались! Сидят на тех же скрипучих скамейках и стульчиках и торгуют семечками и сигаретами, хорошей и плохой водкой, и ещё чулками, платками, паутинками, носками. Тьфу ты, - и старик плюнул на поток машин несущихся в низу. В комнате запахло сыростью. Пошел косой дождь, он бил старика по лицу и стекал вниз на улицу, в грязные ручьи, которые неслись в потоке машин, по трещинам в асфальте. Грохнул гром, задребезжали стекла. И прохожие под зонтами быстро забегали по тротуару.
  -- Ну вот, простыть только не хватало!
   Старик слез с окна и окунулся в свой книжный мир, из романов и детективов, а ещё из старых как он воспоминаний, о годах зря и не зря прожитых. Со старческой улыбкой на губах.
   Взглянув в зеркало, старик постучал себя пальцем по лбу. И сказал
   -Кость, как кость, а все таки соображает! - И охнув, сел писать очередной роман, про странствия по непроходимым лесам и болотам, про любовь, про космические корабли пролетавших насквозь вечность космоса...........
  
      -- Смех.
   Ромашка тыкалась в нос, щекотала волоски внутри. И ещё своим запахом вызывала необъяснимые тонкие чувства: то ли желание чихнуть, то ли ещё раз понюхать. Правда, знакомое чувство, это как с женщиной, то ли побыть, побудоражить чувства, то ли уйти, чтобы потом вспоминать и мучиться сомнениями и страстями.
   Этот день начался как обычно, с гостиницы на вокзале, а рядом, пляж был полон людьми.
   Базар в этом городе был наполнен орущими, снующими и потеющими от жары торговцами. Романтика, грезы и горные лыжи были с другой стороны железнодорожного билета, а здесь царил хаос бытья, хаос курортного городка, где приезжие с глубокомысленным выражением лица решали купить им очередную безделушку или нет. И наконец, купив сразу начинали сомневаться, а нужна ли она им вообще?
   Снег на горах, для твоих лыж, висел где-то на высоком ущелье гор, добраться до которых надо было сквозь море препятствий, в том числе и 43 градусную жару! Где же, мы. - Черт побери, оказались?
   И это, тот Божественный рай, который нам обещали!
   Снег, горы, лыжи - были высоко в ущелье, добраться до которых в такую жару не было ни каких сил.
   Где, ну где, этот холодный, Божественный рай, который нам пообещали!
   Зима, холод, стужа, сугробы и ещё клубничное и земляничное мороженое. Где простуды, насморк, гусиная кожа и горные лыжи - колющие дробящие лед, корку снега, где сосульки и стакан холодной прозрачной, как айсберг воды, с кристалликами льда.
   Женщины, обнаженные и красивые валялись, как жаркое на пляже. Иногда окуная свои нежные тела, в море, состоящие из бегущей волны и соли.
   Мужчины, шлялись по всему пляжу и глядели с невыразимой тоской на этот огненный и соленый рай, спасаясь от жары, глотком темного и холодного пива!
   Этот день заканчивался в гостинице, впотьмах, на ощупь, со стуком колес гудящих поездов. Со звоном недопитых стаканов и ещё диким, далеким, пронзительным криком какого-то животного, воющего, и иногда хихикающего над чем-то, в этом романтическом месте, где день, был ночью, а ночь продолжение дня. Ночь, такая звездная и загадочная в лучах быстро заходящего солнца ...
  
      -- Полеты на яву!
   Пчела, комар и камень летят, но, немного по-разному.
   Кирпич летит очень красиво, крутясь и вращаясь над головами, или над шляпами, и очень низко, низко при нелетной погоде.
   А пчела и камень пожеланию.
   Соль земли, присутствует в каждой вещи, в шкафах, телевизорах, стульях, ну и конечно в людях. Кто не верит, попробуйте свою или чужую кожу, когда вспотеете. Кожа становится липкой и очень соленой.
   А шкафы и телевизоры не потеют, поэтому, что ваш язык не чувствуют этой соли, их приходится солить, чтобы её почувствовать. Но это, так не романтично скажите Вы.
   - Все это ерунда! Чушь! Глупость! - скажет другой.
   Но, ведь есть же в этом какая-то соль!?!
   - А полет? - спросите Вы.
   Так вот же он, полет фантазии!
   Разве Вы не мечтали?
   А горы, а Греция, а Афины, а другие планеты!
   И ещё мужчины, романтичные и сильные, пышущие любовью и страстью. И немного подвыпившие, ну так, слегка, хотя это и очень трудно представить.
   Ну а девочки, девушки, женщины, такие мягкие и теплые, вздорные и слегка наивные. Хотя, их ни когда не поймешь!
   А это чувства полета, наяву!
   Днем и ночью, а ...
   Эх, какое незабываемое чувство!
   Правда?
   ...
      -- Зима.
   Солнце спряталось за лес, искрящийся от снега, такой тихий и призрачный, что казалось, он состоит из воздуха повисшего среди сугробов и пытающегося взлететь вверх с первым порывом ветра снежной пыли.
   Разум отказывался верить в эту картину и пытался доказать своё: снег -это замершая вода, лес - просто растения растущие здесь 100 и более лет, и ещё всякую ерунду и воспоминания, его воспоминания о событиях отпечатавшихся в мозгу. О лыжных прогулках, о падениях, снежках и все, что связано со снегом.
   Красота природы врывалась в мой мир, переворачивала его и ставила меня, человека, на другую ступень развития, в которой я был песчинкой. И мой разум, мое сознание, моя сила не имела здесь никакого влияния.
   Голова кружилась от чистого морозного воздуха. Колени дрожали...
   Но постепенно я успокоился, сознание моё вернулось, мой внутренний мир обрел покой и размеренность. А разум, просчитав кубометры снега и километры замершей лыжни, дал четкий ответ - с моей скоростью передвижения на лыжах я могу опоздать на ужин. И взяв палки в руки, я заскользил по снегу, в призрачном и загадочном снежном лесу...
  
      -- Сон и грезы наяву(1)
  
   Как часто Вы смотритесь в зеркало? А корчили гримасы ему? А делали Вы умный и благородный вид? И хохотали ли вы, увидев своё отражение? Редко, часто, Вы это делаете? А зачем Вы это делаете, можете объяснить? Если нет, то именно про Вас этот рассказ или сказка, а может просто забавная история про то, как однажды человек взглянул в зеркало и не нашел себя! Придумайте сами ...
   Название написано у Вас в зеркале, в камне, покрытом слоем серебра отражающем лучики света. Несуществующего мира с одной стороны и вполне сцарапываемого с другой стороны. Со стороны реального мира окружающего нас - людей, животных, растения, микробов, моря воды и облаков, и ещё всякой мелочи, в виде могучего и хрупкого мира, живущего обычно, днем в грезах и работе. А ночью в постели и во сне, так похожего на обратную сторону зеркала. Реальную Землю и небо, огонь и воду, тепло и холод, но не отдельно, а вместе, в единстве и чуткой гармонии, нежной и хрупкой Вашей души...
  
  
      -- Сон и грезы наяву(2)
  
   Как часто Вы смотритесь в зеркало?
   Можете не говорить. -
   Один раз в сутки, уж это точно!
   Ну и как Вы находите там себя?
   Иногда с трудом, а иногда с будуна, пардон, виноват, глупым, опять не то, умным, благородным, но очень смешным!
   А ночью когда все спят, подкравшись к зеркалу, Вы увидите там в глубине, своё будущее, или прошлое, в виде каких-то пятен, теней и облаков, непонятно чего, на чем и где.
   Ну как, страшно?
   А?
   Нет!
   Ну вот, а я так старался!
   А свет, отразившись от потолка, рассеивался в полумраке, освещая темные места комнаты, превращаясь из света, во тьму медленно и затаённо...
  
      -- ЛОСЬ.
   Много людей приходили в этот дремучий лес. Место, где деревья валялись валом.
   Трущоба буквально кишела демонами и страшилищами, но люди шли и шли сюда притягиваемые неведомой силой, могучей и такой яркой, что, посетив это место человек, уходил в смятении и удивлении, взъерошенный как в детстве, от чего-то, что наводило и кружило голову в виде страха.
   Тропинка шла сквозь чащу леса.
   Сумрак окружал со всех сторон, скрипящие деревья, ухающие совы, дикий хохот неведомых зверей и стрекот и скрежет сопровождали меня.
   Мурашки бегали по моей спине как по этому лесу волки. Их глаза светились по бокам от тропинки, но желудок волков бел полон и напасть на одинокого путника с ружьем они не решались.
   Мне уже хотелось вернуться, уткнуться лицом в мягкую подушку, и думать, что это просто сон, обычный безмятежный сон. Полный яркий, полный страха и звуков, просто длинный сон. Но звуки усиливались. Ночь надвигалась со всех сторон, а деревья из редко стоящих одинаковых мачт, превратились в сборище поломанных кораблей валяющихся на узкой тропке.
   Одиночество окружило меня, сумрак леса и бесконечная темень души идущая изнутри леса.
   О БОЖЕ, что же здесь творится! - шептал я.
   Хочется безумно света, хоть маленького лучика, который бы оживил эту картину, отбросив косматые тени в бездну мрака и поломанных судеб деревьев.
   Лес становился все гуще и гуще тропа известная всем, превратилась в еле заметную тропинку, теряющаяся под завалами деревьев. А гогот хлопанье крыльев птиц уже раздавались над самой моей головой. Тьма медленно запеленала меня в свое темное одеяло, звуки резкие и громкие исчезали в глубине чащи, а лес излучал такую мощь, дикую, необузданную ревностную силу, что я задыхался от ужаса и страха. Могильный холод окутал меня, слизь на одежде, ботинках и руках убегающий жизни приводила меня в ужас.
   Я жив, - шептал я себя.
   Ты мертв, - нашептывал кто-то.
   Я жив, жив, жив! - шептал я.
   Угу, ты мертв, мертв, мертв. - отвечал он шепотом.
   Душа, о душа сжалась и упала куда-то.
   А свет фонаря был срезан и растерзан деревьями - монстрами.
   День, ночь потеряли форму, а звуки приобрели сочетания шума и бульканья одновременно.
   И вот настал пик страдания и гибели.
   Слезы, крик, вопли вырвались из моей груди.
   Дикая смерть хохотала через меня.
   Мрак леса опустился и растаял.
   А я, потеряв, все, что имел в своей душе, упал и лишился чувств.
   О Боже, зачем я пошел сюда! - последнее, что прошептал я.
   Вой, хохот, вопли, сумрак, окружили меня и поглотили, как песчинку океан.
   И насытившись мною, отпустили в забытьё.
   Темнота сгущалась все больше и гуще. Даже в забытье окутывала меня холодным липким покрывалом.
   Темнота, темнота, темнота стала моим спутником. Память изменила мне, и рассудок полетел в бездну чувств оставшихся в гулкой пустоте.
  
   Тепло скользнуло по руке и потянулось вверх. Хохот и трели птиц раздавались оттуда.
   Медленно и нехотя я шевельнул рукой.
   Из головы кусками осыпались события последней ночи.
   Страх, голод и тени снова сковали меня.
   Но тепло повторилось и потянулось дальше к подбородку, к носу.
   Что-то защекотало внутри него и я, сморщив нос, чихнул...,
   Птица седела на пне и смотрела на меня своими точками глазами.
   Филин подумал я.
   Угу, - ответил он.
   Мокрый лоб и теплый подбородок щекотал какой-то жук, своими лапками. Большой лист неизвестного мне растения нависал надо мной. Ветер колыхал его, и он задевал мою уже отросшую бороду и небритую щеку.
   Тьфу ты, - сколько же я здесь провалялся час или два. А где рюкзак?
   То, что предстало перед моими глазами, повергло меня в изумление. Рюкзак висел на дереве, и из него вылетела банка сгущенки. А на рюкзаке сидели две белки и усиленно выцарапывали и выгрызали что-то изнутри.
   Изюм, - подумал я.
   Поздно спасать. Съели белки!
   А заря поднималась и расправляла свои лучи. Звери просыпались. Мимо меня, прошелестев листвою, прошел благородный лось. Чуть зацепив лопух, растущий возле меня. Пробежала запыхавшись лиса и понюхала мой ботинок. Муравьи протоптали тропинку через мой левый локоть и тащили с усердием куколку бабочки, почему-то ярко синего цвета. Да лес жил, дышал и играл звуками и цветом. А аромат цветов и запахи кружили голову и пьянили. Повернув голову, я увидел бурное море из трав. Оно оглушило меня. Листья колыхались и порхали под напором ветра. А на его поверхности как будто волшебным ковром порхали цветы, и множество сплетенных трав - водорослей, которые мешали друг другу и выпрыгивали из моря травы недовольными могучими волнами гонимые ветром.
   Шатаясь, я встал на ноги, и моя тень тоже нехотя поднялась и растянулась по земле. Прекрасный, частый рассвет приветствовал меня. Сзади меня были болото и буреломы из поломанных деревьев, а впереди море из цветов и бурная жизнь, играющая всеми оттенками радуги. И там далеко впереди на этом волнующимся море травы стоял гордо и величаво лось с могучими рогами и объедал куст можжевельника, такой маленький и невзрачный, но очень вкусный для могучего красавца лося из всего великолепия трав бушующего вокруг.
   Полюбовавшись силой зверя, я развел костер и обогревшись около него, пошел назад удивленный увиденным и пораженный переменами произошедшими вокруг меня.
   Лес - теперь был просто темным лесом с навалами деревьев.
   Болото - булькающим топким озером.
   А заповедник - местом моего возрождения любви к природе, и к этому могучему зверю - ЛОСЮ.
      -- Суть.
  
   Человек сидел на корточках и смотрел в лупу. Его глаза, старательно выискивали что-то за стеклом. Он не обращал внимания на движение на улице и вокруг него, все смотрел и смотрел вглубь стекла, на нечто неведомое ему.
   Ветер мотал его начесанные, длинные волосы и раздувал и без того непонятную его прическу, вплетая в неё стебельки трав и перья, принесенные неизвестно откуда.
   Что он делает, - спрашивали одинокие прохожие.
   Ищет что-то, - ответил мужчина.
   Мир сновал вокруг, борясь за свое существование, а он все сидел и глядел в глубь стекла.
   Вдруг он перевел свое стекло на свою руку и стал смотреть на то, что заползло на неё.
   На лице его явно читался испуг. Он удивился, и по его лицу пробежали страх и радость одновременно.
   Псих он, не обращай на него внимания, - сказала какая-то женщина.
   Уже неделю, как копается в этой куче!
   Мухи тяжело летали и гудели над кучей. А этот мужичок, что-то упрямо рассматривал.
   День потихоньку стал заканчиваться, а я из-за служебной необходимости находился рядом и смотрел на него.
   Это надо же, - слушалось из его уст.
   Да это самое прекрасное, что я когда-нибудь видел! - говорил мужчина.
   И он что-то аккуратно и бережно завернул что-то в бумагу.
   С жалостью я смотрел на него.
   Сумасшедший старик, ищет в куче, что можно надеть, продать, - думал я.
   Старик заметил мой пытливый взгляд, и искоса посмотрев на меня, сказал, - Присоединяйся! -
   Тихо рассмеявшись, я похлопал себя по карманам, но он только кивнул и продолжал смотреть в мою сторону.
   Тогда я подошел поближе и протянул ему единственное, что было у меня - мои зашарканные и потертые бумажные деньги.
   Он смотрел и смотрел на меня, и о чем-то напряженно думал. Затем он осторожно протянул мне что-то завернутое в бумагу, с любовью поглаживая завернутый в бумагу предмет, другой рукой.
   Взяв деньги, он, не задумываясь сунул их в карман и отвернувшись от меня стал опять что-то внимательно рассматривать в куче.
   Отойдя в сторону, я хотел выбросить его подарок, но передумал и осторожно стал разворачивать.
   Сперва мне показалось, что внутри ничего нет, но, расправив смятый уголок газеты, я увидел внутри спрятавшуюся прелестную божью коровку. Которая вылезла на свет, прошлась по моей руке и расправив крылья взлетела в небо.
   А я, посмотрев ей в след, вспомнил свое детство.
   Оглянувшись, я подошел к старику.
   Он опять смотрел куда-то вглубь стекла.
   Увидев меня, он улыбнулся и протянул мне обратно сложенные вчетверо, мои кровные, бумажные деньги.
   Глаза его играли и светились, а начесанные волосы развивались на ветру, придавая ему сказочный вид - лешего.
   Он положил на асфальт деньги, и отвернувшись от меня продолжал свои исследования.
   Ветер подхватил деньги, завертел их, и бросил в большую лужу. Он стал играть ими, гоняя с одного края лужи на другой...
  
   Безумец ли этот старик? - подумал я.
  
   Наверное, да!
  
   Безумному миру нужны безумные идеи!
  
   А он, безумец для мира людей.
  
   Но, не для мира матушки ПРИРОДЫ.
  
  
  
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"