Зюлёв Леонтий: другие произведения.

Сон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приснится же такое

   Мечтаю уже несколько месяцев после возвращения на Прозу, на которой не был больше полугода. О чём же мечтается? Да о многом, и эти мечты неотвязно сопровождающие днём, ночью трансформируются в навязчивые сны. Так и сегодня опять приснилось путешествие в мир литературы.
   Иду по какому-то мрачному лесу, под ногами чавкает, деревья какие-то кривые и замшелые, как на болоте, солнца нет и вонища затхлая. Тащусь, тащусь - края не видно. Достал навигатор, включил.
   - Поверните налево, пройдите сто метров.
   Свернул, иду, как отсчитать в лесу сто метров? Ориентиров нет, глазу зацепиться не за что, и не факт что не по кругу иду, что-то сдаётся мне вон мимо того дерева я уже проходил, кособокое запомнилось, да и, вроде, хулиганами на нём что-то вырезано: Изба-Читальня. Не понял, и второе дальше тоже вроде видел - Литпричал накарябано. А вон под тем дубом, вроде, отдыхал уже, ну-ка ну-ка? Точно, запомнил - здоровый дуб, разлапистый, и тоже нацарапано что-то, впотьмах-то не разглядел в первый раз - Самиздат. Мать моя, так это не лес. что ли? Точно все, ёлки-палки, подписаны. Долазился по тырнету - уже глюки сниться начали. Опять навигатор пищит:
   - Поверните налево, пройдите сто метров.
   - Ты что издеваешься, подлюка, я и так тут не один круг нарезал, а ты записал и подсказываешь. Вот тебе! - Вынул аккумулятор и пошёл назло железяке направо. Долго шёл. Всякое на пути попадалось: то от лиан еле отобьёшься, то колючки за штаны цепляются, а одно дерево, ничего себе, пять или десять раз - прыг на дорогу - и не обойти никак.
   - Съешь моих плодов! Сочненькие, вкусненькие!
   Посмотрел, а там чего только не висит на ветках: тут и арбузы, и вишенки, и перец красный, смотрю, даже дуриан висит - видел в телевизоре. Не отвязалось, пока не попробовал. Привычное взял - яблочко. Кислушшоё, аж скривило всего, но дерево отвязалось и не приставало больше. Смотрю, лес-то всё реже и реже становится, и, вроде как, солнышко собралось выйти и посветлело, и дорога в горку пошла, чавкать перестало под ногами. Да вот незадача - упёрся в забор. Хороший забор: кружевной, ажурный, да не перелезть и не обойти. Поплёлся вдоль, и опять направо. Все заборы чем-то да должны кончаться. Долго ли, коротко шёл, солнышко разыгралось, а тут и забор кончился сторожкой с воротцами, и сторож, гляжу, приветливо так машет, одет прилично, без ружья, и сторожка приятная, как кукольный домик.
   - Проходи, мил человек, давненько тебя жду, так, глядишь, зарплату не за что станет мне платить. Редкие у меня гости. Паспорт с собой?
   - А на что паспорт?
   - Так первое правило такое: путника я должен знать. С меня спросят, если кого по знакомству пущу, а вдруг он не сам-человек, а клон, а тут уж, извини, пока ты гуляешь, и я спокоен, и другие гуляющие тоже. Да ты, сказывают, пописываешь иногда на досуге. С собой есть что-нибудь накропанное? Нет, говоришь, печатного, не издавали ещё тебя, ну айда - чайком побалуемся, да в мой лэптоп глянем. Пароли, явки, адреса-то помнишь?
   Мы прошли в сторожку: обстановка спартанская, но всё с любовью и вкусом обставлено. Лишнего ничего. Хозяин мне кресло подвинул к столу, откуда-то появились чашки и вазочка с вареньем, сахарница ну и само собой - лэптоп.
   - Угощайся, твой любимый "Цейлонский дёготь", а я уж местного липового испью. Итак, где тебя лучше почитать, ты ведь много где в Сети-то наследить успел?
   - На Проза.ру! Я там в одно время зарегился с Самиздатом, да как-то меня там больше читают, хотя всё выкладываю одинаково: и там, и там.
   - На Прозе, так на Прозе - вздохнул сторож. А что прикажешь, посмотреть? Твою визитку "Девочку и Лис"? Или тебе что другое по душе?,
   - Можно конечно "девочку", но она же для детей, может что для взрослых и покороче, а то длинно долго читать. А зачем это вообще?
   - Да, видишь ли, пускать в наши пенаты не велено без пропуска, а пропуск как раз вот он, сразу по тексту и видно, что ты за фрукт-овощ. Пустишь сорняк какой, а потом отбивайся от него, как Урфин Джус от волшебной травы. Лучше перебдеть, как ты понимаешь. Дурной человек не может создать хорошего плода, а по тексту-то и видно всё. Ну, так на чём остановимся?
   - Рассказик подойдёт? И короче он, и мне как-то ближе.
   - Какой рассказик посоветуешь- у тебя их сотни?
   - Думаю, "Хлеб" вполне подойдёт, чтоб вас не утомить чтением.
   - А я и не стану читать, а отправлю его.
   - Куда?
   - А редактору, именно, редактору рассказов, а уж он там решит, что дальше, а пока пройдись по нашим пенатам, может тебе сюда и не нужно?
   Сторож открыл дверь с другой стороны, и я вышел на солнечную лужайку, на которой красовался столб с указателями. Сторож напутствовал меня:
   - Выбирай любую тропинку и ступай по ней. Наскучит, подумай, что ты опять у указателя и очутишься здесь. Выберешь другую, а пока твой рассказик рассмотрят и скажут...
   На табличках-указателях красовались несколько разноцветных надписей: миниатюры, рассказы, повести, романы. Небогатый выбор, подумал я, а ноги по привычке выбрали крайнюю дорожку - миниатюры - и понесли меня по ней. Вскоре я вышел на опушку. Передо мной раскинулось огромное поле разных ягод. Чего только на нём не росло. Огромные кусты клубники, усыпанные крупными ягодами, перемежались с земляникой и морошкой, даже брусника и клюква пробивались кое-где. Я вспомнил, что давно не ел и, сорвав огромную клубничину, с удовольствием её съел. К моему изумлению во мне зазвучал приятный женский голос, озвучивший миниатюру, принадлежавшую миловидной девушке-автору. Она писала про любовь, и так здорово это у неё получилось, что на несколько секунд я позабыл, где нахожусь. Очнувшись, я наклонился к кусту. На месте сорванной уже выросла точно такая же ягода, что я только что съел. Я попробовал ещё несколько ягод с разных кустов в голове повторилась та же картина, голод слегка притупился, а вкус ягод соответствовал содержанию миниатюр от прелестной сладости клубники, до сводящей скулы кислоты клюквы. Но все миниатюрки были исполнены превосходно. Совершенно разные, они, тем не менее, оставили очень приятное послевкусие. Меня разобрало любопытство, а как в других жанрах, и, подумав, я вновь очутился перед указателем у сторожки. На этот раз я выбрал "романы", и ноги опять сами понесли меня на небольшой пригорок. Впереди, насколько видел глаз, простирался лес. Густые заросли деревьев выглядели симпатично, не так как тот лес по которому я пробрался сюда.
   Я неспеша пошёл по дорожке к лесу, темнеющему впереди. У самого входа в лес дорожка распалась на тропинки. Над каждой висел указатель. Я выбрал с указателем "фантастические". Ни "женские", ни "детективные" романы меня не интересовали. С удивлением я заметил, что лес впереди чем-то отличается от обычного.
   Приглядевшись к деревьям, я понял, что они неземные. Скорее, они только напоминали деревья. Некоторые росли выводками по несколько или же отдельными островками, даже рощицами, ни одного похожего друг на друга среди них не оказалось. Разнообразие поражало, некоторые имели размытые контуры и листья нечётких очертаний всевозможной расцветки, другие, наоборот, производили впечатление каких-то техногенных монстров с острыми колючими листьями, очень упорядоченно росшими. Другие напоминали земные, но по земным законам вырасти не смогли. Тонкие, внизу расширяющимся конусом, стволы и кроны, уходящие вверх. Я уже порядком подустал и решил присесть под стайку прозрачных, как облака на светящихся ножках, пяти или шести особей.
   Вдохнув чудесный аромат я "поплыл" как от наркоза, и в голове зазвучал юношеский голос, рассказывающий о полёте в другую галактику на звездолёте сквозь свёрнутое пространство. О любви, возникшей у командира корабля к аборигенке из другой галактики, из-за которой он решил разрушить гиперпространственный двигатель. Роман промелькнул в голове за несколько вдохов-выдохов, но окончания у истории не оказалось. Ко мне склонилось другое дерево из семейки, и я услышал продолжение. До меня дошёл смысл построения леса.
   Семейки или рощицы воплощали несколько книг или несколько частей романа. Я перешёл под шипастое, геометрически ладно скроенное, дерево цветов камуфляжа. Мгновенно голова наполнилась рёвом боевых космопланов, лязгом сражения и всполохами лазерных пушек. Это был фантастический боевик, но правила сюжетом любовь на сей раз совершенно другого плана. Сюжет оказался незамысловат, но сцены выписаны прекрасно, а приключения очень захватывающие, голос чтеца принадлежал женщине, и я заметил несколько несоответствий в описании устройства звездолётов и действий героев, что отнюдь не портило сюжет. Я понял, что форма деревьев и их окраска зависит от сюжета романа, и его исполнения. Мысленно я вернул себя на лужайку перед сторожкой.
   У кукольного домика стоял сторож, и на сей раз не один. С ним разговаривала женщина средних лет. Краем уха я услышал конец их разговора:
   - Хранитель, вы нарушаете правила, позволив гостю сразу окунуться в мир крупных форм, от неожиданности ему могло стать плохо.
   - Не думаю, Иерарх, что россиянину может стать плохо от хорошо сделанного произведения, а не переедать он догадался сам. Думаю - это наш человек. Что вы решили?
   - Я думаю..., - но тут женщина, названная Иерархом заметила меня и, смутившись, замолчала.
   - Видите, наш гость вернулся сам, и в целости и сохранности, - сказал сторож.
   - Я чувствую авторов издалека. Практика, знаете ли. Так что мы с ним будем делать? - вновь обратился он к женщине.
   - Для начала хотелось бы выслушать его самого, - ответила она.
   Я подошёл к беседующим.
   - Здравствуйте, Виктор, - обратилась ко мне женщина.
   - Понравилась прогулка?
   - Да! Интересно всё у вас тут устроено, но хотелось бы задать несколько вопросов.
   - Извините, я сначала спрошу у вас, вы хотели бы остаться здесь?
   - По первому впечатлению - да, но как вы понимаете, первое впечатление всегда обманчиво.
   - Согласна с вами, но первое впечатление и самое сильное.
   - Впечатление очень хорошее, но у меня возник ряд вопросов и, пока я не получу ответы на них, я ничего не смогу решить и ответить вам - останусь или нет.
   - Тогда задавайте ваши вопросы.
   - Меня удивило такое небольшое разнообразие жанров, которое разрешено у вас. Я ничего подобного не видел в других местах. Вам не скучно?
   - Это не совсем так. Вы же видели, что, например, романы, могут быть совершенно разными. То же самое и с другими жанрами. А то, что не имеет отношения к литературе мы не стали вносить в правила. Эти жанры для других мест. Там, где культивируют литературу, они совершенно не нужны. Они создают чуждые литературе проблемы, на которые необходимо тратить силы и средства. Во имя чего? Чтобы полоть потом сорняки и бороться с теми, кто их плодит?
   - Почему в лесу сад обнесён забором? Он платный?
   - Нет, конечно бесплатный, а забор пришлось поставить от воришек и людей, которым необходимо или что-то своё посадить втихаря или поспамить, или поагитировать бросить нас и перейти к ним, пока против них нет гербицида, пришлось отгородиться забором, да ещё и Хранителя содержать.
   - Хорошо! А почему я не встретил ни одного автора или садовника в ваших пенатах?
   - Это сделано для того, чтоб вы сами могли составить своё представление о нас, не полагаясь на чужие мнения. Если вы останетесь с нами, вы познакомитесь и с авторами, и с садовниками-редакторами. А если вам понадобится, у нас есть помощники. Они помогут вам подстричь и окультурить ваши творения, отнюдь не вмешиваясь в их суть.
   - А бывает так, что растения, которые вам не нравятся, выпалывают ваши помощники или вообще запрещают их сажать в вашем саду?
   - Нет, такого мы себе не позволяем, человек трудился, чтоб вырастить саженец, вложил в него душу, а мы уничтожим его труды? Авторы - такие нежные люди, что могут не пережить этого.
   - Всё прекрасно, но могут ли авторы у вас обмениваться своими: рецептами красоты, саженцами, побегами, восторгом от прекрасно сделанного?
   - Безусловно, и не только авторы, наши двери открыты для всех посетителей, и они, так же как и авторы, могут сказать автору всё. Одно только лишь условие. Как и вы, они должны оставить сведения о себе Хранителю. Без этого они не смогут ничего сказать. Не находите, что это справедливо? Человек отвечает за свои поступки только при условии, что мы знаем его. Все дурные устремления рождаются тогда, когда человек знает, что останется безнаказанным за свои проступки. Прийти в гости, читать и говорить с автором может любой человек, когда пожелает. Остаться же у нас можно только один раз. Автора, нарушающего наши порядки мы вежливо предупреждаем, напоминая правила. Есть несколько простых наказаний, возрастающих при повторных нарушениях. Если это не возымеет действия, ему предоставлено право покинуть наши пенаты, забрав с собой всё, что он сделал здесь. Но я таких случаев не припомню. Наш сад ценят, да вы сами видели что творится там откуда вы пришли и где всё пущено на самотёк.
   - Да уж, мне кажется что обувь у меня всё ещё не просохла. А кто следит за порядком и принимает меры, о которых вы сказали. Сами авторы?
   - Ни в коем случае! Если хоть один автор будет иметь самые минимальные преимущества перед другими, будьте уверены, он их использует не для блага. Такова психология людей. Поэтому все полномочия у меня и редакторов-садоводов, как и приём новичков. Единолично у нас никто не может принять решений, от которых зависит автор. Авторы знают всех, принимающих решение и могут апеллировать к ним. Ни одно решение сразу мы не принимаем окончательно.
   - Хорошо, а зачем Хранитель потребовал от меня какое-нибудь моё творение и отправил его. Куда?
   - Видите ли, Виктор, некоторые создатели пытаются пронести в наш сад сорняки. Некоторые приносят совсем уж нежизнеспособные ростки, которые не приживутся на нашей почве и, чтоб не огорчать таких авторов, мы устраиваем нечто вроде вступительного экзамена. Который вы прошли с успехом. Ваш рассказ очень понравился нашим Хранителям и мне - Иерарху, и если вы решите остаться с нами, то никаких препятствий этому нет.
   - А если автор напишет прекрасный рассказ, вы примете его, а он потом начнёт плодить сорняки?
   - Понимаю вашу тревогу, но такого не случалось у нас, человек умеющий делать работу хорошо, как правило, совершенствуется в своём мастерстве, и пусть шедевры рождаются не каждый день, но ронять планку ему не приходит в голову. Сделанное хорошо - обязывает.
   - Последний вопрос. Вдруг автору захочется стать самым известным и почитаемым в вашем саду, чтоб ходили посетители только к нему, а его деревья были самыми высокими, красивыми, посещаемыми. Не секрет, что многие авторы - тщеславны. Это возможно?
   - Конечно возможно, только честным путём, а честный путь у нас один: труд, не покладая рук! У нас нет рейтингов и статистики, у нас невозможно купить место под Солнцем за деньги. Солнце всем светит одинаково, у нас нет собственной валюты или каких-то искусственных средств увеличения популярности. Всё, чего ты можешь достигнуть, зависит о тебя, твоего трудолюбия, таланта, упорства. У нас нет никчёмных соревнований: чьё дерево выше, чей участок больше, кто больше посадил деревьев. Всяк трудится в меру своих возможностей и никто не осудит тебя ни за один кустик, посаженный тобой, ни за громадную плантацию огромных деревьев. Главное, чтоб твой труд не мешал другим и не затенял их работу.
   - Очень хорошо, вы ответили на все вопросы, которые волновали меня. Остался самый последний. Каким образом стать вашим садовником?
   - Это совершенно нетрудно, вам осталось только ответить утвердительно на мой вопрос. Хотите ли вы остаться с нами? - Да, - сказал я и...проснулся.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"