Забелина Вера Васильевна: другие произведения.

Врата-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие происходит на юге России. 13-летняя Женя Светлова отправляется с классом в поход. Через Врата у дольмена она попадает в волшебный мир, где её приняли в Школу, учиться на волшебника. Она была в восторге и от знаний, которые получала. И от умений, которые приобретала. И друзья у неё настоящие появились. И не только с Земли, но и из других миров. Женя начала осваивать левитацию, ментальную связь, взаимодействие с природными стихиями. Узнала, как поддерживать своё здоровье. Через 30 дней она покидает волшебный мир, чтобы через четыре земных недели вновь вернуться в Школу и продолжить обучение.


   Автор Забелина Вера Васильевна
  
   ВРАТА
   Повесть
  

ПРОЛОГ

  
   Меня зовут Женя Светлова. Мне 13 лет, и я живу в небольшом курортном городке на берегу Чёрного моря. В этом году со мной произошла необыкновенная история, о которой мне хочется рассказать. Правда, в неё, кроме родителей, никто не поверит, но это уже не мои трудности.
   Сначала я расскажу немного о нашей семье. Как по мне, так наша семья самая лучшая, я бы не хотела жить ни в какой другой.
   Начну, пожалуй, со своей прабабушки Жени, в честь которой меня назвали. Ей сейчас 76 лет. Она уже давно живёт в Канаде со своим вторым мужем, Жераром Ардью. Первый её муж, мой прадедушка Марк Светлов, был адвокатом. Он погиб в авиакатастрофе в 1972 году, когда его сыну Володе было 15 лет. В том же году бабушка Женя поехала с сыном в Канаду, работать в посольстве. Она очень хорошо знала английский и французский языки. (Бабушка не признаёт выражения "знать язык в совершенстве"). А сын её увлёкся вычислительной техникой. После окончания средней школы при посольстве Владимир Светлов поступил в университет в Квебеке. В 1974 году бабушка Женя вышла замуж за дедушку Жерара. Тот поздно женился, рано овдовел, и у него были двое детей: Гастону было 12 лет, а Николь 10. И в 1975 году у бабушки с дедушкой Жераром родился сын Шарль. После окончания университета Владимир Светлов вернулся в Россию (тогда это был ещё Советский Союз), а его мама осталась в Канаде. Но связь мы не теряем.
   Теперь о моих дедушках и бабушках. Я их очень люблю и горжусь ими. Они все живут в краевом центре, но мы видимся очень часто.
   Папин папа, Владимир Маркович Светлов, специалист по компьютерам. Когда он начинал учиться в университете, компьютеры в нашей стране (СССР) назывались ЭВМ. Дедушка сейчас заведует кафедрой на радиотехническом факультете, он известный учёный, его очень ценят. Папина мама, Варвара Дмитриевна, занимается переводами научно-технической литературы. Она может переводить с многих языков. Бабушка работает в основном дома, поэтому до 4-х лет я днём была с ней и с детства говорю на двух языках: русском и английском. Папа тоже хорошо знает английский, поэтому и сейчас мы с ним дома часто говорим по-английски, чтобы не забывать язык.
   Мамины родители оба медики. Дедушка, Извеков Николай Алексеевич, известный хирург, а бабушка, Светлана Михайловна, анестезиолог. Получилось так, что в 1980 году мои дедушки и бабушки вселились в новые квартиры в доме, специально построенном для подающих надежды молодых специалистов. Их квартиры оказались на одном (6-м) этаже 9-тиэтажного дома. Вселились они летом, у Светловых уже был маленький сын, Анатолий, (мой папа, он родился 7 января). А моя мама (Ксения) родилась спустя 2 месяца после вселения, 7 сентября. Мои бабушки и дедушки быстро познакомились и подружились, так что можно считать, что мои папа и мама дружили с самого рождения. Они ходили в один садик, а в школе сидели за одной партой все годы. Бабушка Варя говорит, что они никогда не ссорились, и я этому охотно верю, потому что папа никогда ни с кем не ссорится. Он очень спокойный человек, всегда обдумывает, как правильно поступить. Мама может "взорваться", потребовать каких-то немедленных действий. Папа её всегда внимательно выслушивает и спокойно объясняет, почему нужно сделать так, а не иначе.
   Папа окончил автодорожный институт. И одновременно учился на менеджера. Когда его спрашивают, почему он выбрал такую специальность, он иронически улыбается и говорит: "Самое расхожее мнение о России, которое нам навязывают, гласит, что у России две трудности: дураки и дороги. Вот я и решил бороться с этими бедами".
   Мама у нас педиатр. Она очень любит детей, я тоже хочу быть детским врачом.
   Мои родители поженились, когда им было по 19 лет. Я родилась 21 июля 2000 года. Мама меня хвалит за "сознательность", потому что я родилась в каникулы. Это позволило ей не прерывать учёбу в институте. В медицинском институте и так учатся дольше, чем в других. Пока родители учились, я была на попечении бабушки Вари. Папа получил диплом на год раньше мамы и его сразу призвали в армию. Он вернулся как раз тогда, когда и мама получила свой диплом. Когда решался вопрос, где им работать, дедушка Володя получил письмо от своей тёти Тони, сестры бабушки Жени. Она жила в том городе, где мы живём сейчас. Бабушка Тоня писала, что осталась одна, её муж, дедушка Сеня, умер. Вот бабушка Тоня и звала моего папу приехать к ней, чтобы она оформила на него дом и участок. Бабушка нам потом не раз рассказывала, как ей надоедали разные люди предложениями продать им дом и участок. Участок у неё, по меркам города, немаленький: 12 соток! Многие хотели бы приобрести его, чтобы построить гостиницу. Город-то курортный, гостиница приносила бы хорошие доходы. Так что папа с мамой уехали устраиваться, а я ещё год оставалась с бабушками и дедушками.
   У бабушки Тони был двухкомнатный домишко, выходящий окнами на улицу. Летом она сдавала комнаты отдыхающим, а сама жила в летней кухне. Папа решил строить большой дом в глубине участка, поскольку сразу планировал большую семью.
   Когда мне исполнилось 4 года, дом был построен, и родители забрали меня домой. Со мной приехали дедушки и бабушки, чтобы отпраздновать новоселье, благо места хватало всем. Хотя дом был очень большой, но папа сразу сказал, что это дом для семьи. Никаких отдыхающих! На первом этаже была кухня-столовая, гостиная, комната для бабушки Тони и туалет. Сзади находились баня, прачечная и хозяйственная часть (в частности, там располагались устройства для отопления дома, снабжения водой и т.п.). На втором этаже получилось шесть комнат, из них две имели отдельный вход со двора, при них ванная и туалет отдельно. Папа сказал, это комнаты для бабушек и дедушек, когда они будут приезжать к нам. А четыре комнаты, тоже с ванной и туалетом, будут для детей. Папа мне сказал, что у меня обязательно будут ещё братишки и сестрёнки. В мансарде находилась спальня родителей, тоже с ванной и туалетом, рядом - детская и игровая комнаты, а ещё кабинет папы, объединённый с нашей библиотекой.
   Бабушкин домик папа перестроил. Внизу получился гараж на две машины: папину и мамину, ну и хозяйственная постройка для разных инструментов и приспособлений (переносные лестницы, газонокосилки и пр.). Наверху что-то типа мастерской.
   Папа очень бережно относится к нашему дому и нас, детей, приучает любить дом и заботиться о нём. Я пишу нас, потому что у меня уже есть три брата. Моему брату Марку 7 лет, он уже первоклассник, а близнецам Димульке и Михасю - 2 года. По субботам у нас аврал - капитальная уборка во всём доме, а в течение недели у каждого свои обязанности по дому. Мне это не в тягость, потому что папа умеет организовать любое дело так, что обычно выполняешь его с удовольствием. А ещё мне нравится, что папа не допускает посторонних в дом. Когда приходят гости, их проводят в гостиную, по дому они не ходят. По делам папа принимает в своём офисе, который в трёх кварталах от нашего дома. Дома ему кабинет для работы, а не для общения.
   Я тоже приглашаю своих приятелей только в гостиную, а летом в беседку у бассейна, которую папа сделал для нас. В мою комнату посторонние не заходят. Я учусь у папы давать отпор нахалам. Его знакомые вначале пытались приезжать к нам для отдыха, но папа спокойно всем объяснял: "У меня дом только для моей семьи, для других место не предусмотрено". Исключение - дядя Витя, папин друг с института. Дядя Витя - бывший детдомовец, он работает с папой, но квартира у него в краевом центре. А когда он приезжает к нам, летом они с папой достают хранящуюся в сарае палатку и устанавливают её в углу сада. Марику, моему брату, очень нравится ночевать в палатке с дядей Витей. Тот не возражает, так что при установке палатки ставят столбы для двух гамаков. В холодное время года дядя Витя останавливается в мастерской над гаражом.
   У меня своя библиотека, на двух языках. Бабушка Варя считает, что книги надо по возможности читать на тех языках, на которых они написаны. Даже при очень качественном переводе всё равно многое теряется. Так что Чуковского, Носова, Пушкина, Булычёва, Крапивина и других наших писателей я читаю на русском, а Милна, Кэрролла, Джоан Роллинг, Марка Твена, Диккенса и других - на английском. Кстати, книги о Гарри Поттере я читала только на английском. А русские переводы меня просто бесят, их читать невозможно. Особенно меня возмущает, когда переводчик переводит фамилии. Представьте себе, что вы читаете книгу о Диком Западе в Америке, и вместо того, чтобы написать: "В салун вошёл ковбой Джон Смит", переводчик напишет: "В салун вошёл ковбой Иван Кузнецов". Вам это понравится? Мне так точно нет.
   Книги нам присылает и привозит бабушка Женя. То же самое и с фильмами. Фильмы на английском мы смотрим без дубляжа.
   Я всё это рассказываю не потому, что хвастаюсь и зазнаюсь, как говорит Маша Дубова, моя одноклассница. Папа всегда говорит, что все люди способны создать себе достойную жизнь, и то, как они живут - это их выбор. И не надо завидовать и шипеть. Кто мешает той же Маше учить языки, заниматься спортом, особенно в наше время, при возможностях Интернета? Никто! Только лень и привычка обвинять во всех грехах тех, кто действительно чего-то достиг. Ну, это я так, отвлеклась. Это потому, что близких друзей у меня нет, не получилось. Честно говоря, мне хватает общения в семье, наверное, поэтому я и не стремлюсь найти себе ещё кого-то. Папа много возится с нами, у него всегда находится время для детей, хотя у него много занятий. Чужие называют папу олигархом, потому что у него организовано много частных предприятий, которыми он управляет. Когда бабушка Тоня ему сказала, кем его считают, папа пожал плечами и сказал: "В курортном городе только ленивый не сможет зарабатывать деньги".
   Со мной папа ещё занимался укреплением памяти по особой методике, которую ему прислала бабушка Женя, так что память у меня очень хорошая. Я учусь в основном на пятёрки. Пишу в основном, потому что давно убедилась, что оценки учителя не всегда ставят правильные, на оценку влияет и отношение учителя к ученику. Папа мне это объяснил и просил не расстраиваться, если оценки будут, по моему мнению, несправедливые. Главное - знания, а не оценки. Я не расстраиваюсь, когда мне ставят несправедливую оценку, но всегда спрашиваю учителя - почему. Они сначала злились и пытались мне доказать, что поставили заслуженную оценку. Но постепенно стали относиться внимательнее, и несправедливых оценок у меня теперь меньше. Вот и из-за этого одноклассники относятся ко мне не очень хорошо, но меня это не волнует. Я всегда готова помочь, когда меня просят, но уже не удивляюсь, что в ответ получаю неблагодарность. Одноклассники могут просить о помощи по какому-нибудь предмету, благодарить, а потом за спиной говорить обо мне гадости. Я это уже не раз слышала, но отвечать тем же не собираюсь. Надо себя уважать, прежде всего, и поступать так, как я считаю правильным. А я считаю, что к людям надо относиться хорошо, пока они не доказали, что они не такие хорошие, какими их считают. Душу я никому не открываю, так что сильно задеть меня не могут. Поэтому в классе я со всеми в ровных отношениях, никогда ни с кем не ссорюсь.
  
  
  

ЧАСТЬ 1-я. В ВОЛШЕБНОМ МИРЕ

  
   Как можно сходить в поход.
  
   Ну, не хотела я идти в этот поход! Я комфорт люблю, удобную постель, а не ночёвку в тёмном лесу на твёрдой земле. Я вот читала, раньше люди себе и в лесу постели мастерили, из лапника. Мягко, говорят, было. Ага, как же. Попробуй мы сейчас этого лапника нарубить, даже если классная не будет возражать! А она обязательно будет, она у нас биологию ведёт, за сохранность природы ратует. Да тут наверняка и лесничий появится, родителям штраф не хилый предъявят за порчу лесов.
   Инесса Степановна, наша классная руководительница и инициатор этого похода под кличем "Познай свой край и его природу!", предложила нам взять с собой пляжные поролоновые подстилки, чтобы спать удобно было. Ну, это кому как, мне, например, на такой постели совсем не было удобно.
   В поход мы отправились в субботу утром. Инесса Степановна пообещала родителям, что к вечеру в воскресенье мы будем дома ещё до сумерек. Несмотря на настоятельные уговоры Инессы Степановны, на остановке нас было только 16, чуть больше половины класса. На пригородном автобусе мы добрались до перевала, а оттуда отправились в лес. Наша биологиня одновременно решила провести урок на природе. Не позволяя нам разбредаться по лесу, она старалась вовлечь каждого из нас в общий разговор. Просила нас рассказывать, кто какие деревья, кустарники, травы, грибы знает. За разговором не заметили, как прошагали по лесу несколько часов. Потом был привал у небольшого ручейка, где мы подкрепились бутербродами, взятыми из дома. Инесса Степановна просила, чтобы каждый из нас взял с собой кулёчек пшена, обещала научить варить кулеш. Я когда при папе сказала, что мне нужно пшено для кулеша, он посоветовал: "Возьми и сало, что это за кулеш без сала".
   Инесса Степановна сказала, что кулеш мы будем готовить вечером, там, где остановимся на ночь. А до той стоянки надо пройти по горам ещё семь километров. Эти семь километров мы тащились больше трёх часов. Ну, мы всё-таки горожане, не привыкли так много ходить, да ещё и по горам.
   Кулеш получился на славу, никогда такой вкуснятины не пробовала. Варили в большом (ведёрном) котле. Инесса Степановна меня похвалила за сало, у неё тоже был небольшой кусочек, а то соли взять никто не догадался. Сало было солёное, вот и получилось вкусно. Котёл мы опустошили весь и, сыто отдуваясь, расположились около костра. Спать пока не хотелось. Пели песни, рассказывали страшилки. Ближе к полуночи начали устраиваться на ночлег. Мальчишки заикнулись было про лапник, но Инесса Степановна строго сказала:
   - Никакого лапника! Кому надо помягче, сгребайте хвою или отыскивайте "хвойные подушки", здесь много выемок, засыпанных иголками.
   На меня вдруг навалилась большая усталость. Я отошла к стоящему неподалёку большому камню, от которого веяло теплом. Наверное, он за день нагрелся на солнце. Я расстелила свою подстилку, рюкзак под голову, легла и сразу же заснула.
   Проснулась я под утро от тихого шёпота. Я вообще-то чутко сплю. Подумала, что родители что-то ищут в моей комнате. Открыла глаза и ... вспомнила. Какие родители, мы же в походе! Да и на подстилке совсем не так было уютно, как дома. Костёр уже догорал, все мирно спали, только между нами двигались две фигуры. Почему-то я сразу поняла, что это чужие. Но они не вызывали у меня никакого беспокойства, что-то мирное царило вокруг. Я прислушалась к их шёпоту.
   - Ну что, есть кто-нибудь? - спросил один.
   - Пока никого, - с досадой прошептал другой. - То жадность, то агрессия, то ещё что. Да что за народ пошёл, хоть бы один добрый попался!
   С этими словами он повернулся в мою сторону.
   - Линни, есть! - воскликнул он, - иди сюда.
   Оба подошли ко мне. В тусклом свете костра я с трудом различила двух подростков. Наверное, наши ровесники, но какие-то они были, как мой папа говорит, "тонкокостные", что ли. Хотя одеты они были одинаково, но я поняла, что одна из них была девочкой.
   - Привет, - дружелюбно обратилась она ко мне. - Пойдёшь с нами?
   - А куда? - спросила я.
   Спать не хотелось, и ребята мне понравились. Наверное, их группа ночует где-то неподалёку. Но ответ меня немного напряг.
   - Мы живём в другом мире, - спокойно пояснил мальчик. - Но люди туда могут попасть, только если в них нет злобы, жадности, зависти и прочих таких качеств. Мы твоих товарищей просмотрели, никто не подходит. А ты можешь пройти.
   "Так", - подумала я. - "Ну, понятно, мне всё это снится. А раз это мой сон, значит, и в другом мире я могу побывать".
   - А надолго к вам? - всё же решила я поосторожничать.
   - Как сама захочешь, - успокоила меня девочка. - А сюда вернёшься в ту же минуту, так что твоего отсутствия никто не заметит.
   - Тогда пошли, - охотно согласилась я. - Про другие миры читала много, а вот во сне редко их видела. Хочется посмотреть.
   - Ну-ну, во сне, - почему-то хмыкнул мальчик и протянул мне руку, помогая подняться. Следом за этой парочкой я прошла за камень, у которого лежала моя подстилка. Шедшая впереди девочка очертила рукой овал, который замерцал светло-серым туманом.
   - Вау, портал! - восхитилась я.
   - Правильно, портал, - согласился мальчик, мягко подталкивая меня к овалу, в котором уже исчезла девочка, - шагай смелее.
   Я зажмурилась и шагнула вперёд, нащупывая руками рамку портала. Послышался звонкий смех, меня взяли за руку и отвели в сторону.
   - Открой глаза, - снисходительно посоветовали мне.
   Я открыла глаза и восхищённо огляделась. Мы стояли на небольшом пригорке. За спиной шумел лес, пригорок спускался на широкую поляну, тоже окружённую лесом. Только лес был какой-то необычный, от него шло ощущение добра и заботы. Я обернулась к своим спутникам и застыла от изумления.
   - Вау, эльфы! - вырвалось у меня.
   Ребята действительно напоминали анимешных эльфов. У обоих были светлые волосы, огромные глаза мальчика были изумрудно-зелёными, а у девочки - сапфирово-синими.
   - Познакомимся? - предложил мальчик. - Меня зовут Миксандриэль, можно просто Микс, а это Линнианиэль.
   - Просто Линни, - предложила девочка, ласково мне улыбаясь.
   - Женя Светлова, - представилась я.
   - Это имя? - уточнил Микс.
   - Имя - Женя. Светлова - это имя рода.
   - У вас, когда знакомятся, и имя рода всегда называют? - удивился Микс.
   - Как когда, - отмахнулась я и поинтересовалась, - куда пойдём?
   - Это зависит от твоего желания, - ответила Линни.
   - А какие варианты? - спросила я.
   - Можешь просто погулять по нашему миру, познакомиться с тем, как все живут в волшебном мире. А ещё можем отвести тебя в Школу волшебников. Там могут определить твои способности по восприятию магии...
   - Конечно, в Школу, - не дослушав, перебила я. - Всю жизнь мечтаю поучиться в Школе волшебников.
   - Тогда не будем терять времени, - согласилась Линни, очерчивая очередной портал. - Идём сразу в Школу.
   Из второго портала мы вышли к большим ажурным воротам, по обе стороны которых тянулись высокие каменные стены. Линни подошла к небольшой калитке, вделанной в ворота, и позвонила в колокол, который висел на самой калитке.
   - На территорию Школы не разрешается в первый раз проходить через портал, - пояснила она. - Когда получишь допуск, будешь переноситься сразу туда, куда тебе нужно.
   - Я буду переноситься? - удивилась я. - Я же не умею.
   - Научат, - заверил меня Микс. - Если тебя примут, ты быстро научишься.
   - А могут и не принять? - боязливо спросила я.
   Уж очень мне хотелось быть принятой в Школу волшебников, хотя бы и во сне. Только вот что-то внутри меня подсказывало, что это вовсе и не сон, но и поверить в такое наяву не получалось.
   - За нами что, следят? - спросила я. - Такое ощущение, что кто-то нас рассматривает.
   - Ну, если у тебя такое ощущение, - засмеялся Микс, - то тебя обязательно примут. Да и Врата на твой сигнал сразу отреагировали.
   - Какие Врата и на какой сигнал? - не поняла я.
   - Как какие? - недоумевающе сказал Микс. - Врата в наш мир. Как от них сигнал пришёл, мы с Линни и пошли на поиск. Обрадовались, что в наше дежурство позвали.
   - Не была, не участвовала, не знаю, - повторила я фразу отрицания, которую в шутку часто повторял папа. - Не знаю ни про какие Врата.
   - Как это не знаешь? - спросила Линни. - Ты же легла около них, прижалась, вот сигнал и пошёл.
   - Линни, - терпеливо попыталась объяснить я. - Я легла около большого камня, там не было никаких Врат. А прижалась потому, что от него тепло было.
   - Это не просто камень, - снисходительно пояснил Микс. - Это то, что осталось от Врат, которые закрывают проход между нашими мирами. У вас на Земле их называют дольменами. А этот дольмен кто-то разрушил, часть перенесли в другое место, а один камень остался. Для открытия Врат и его достаточно, главное, что его связь с местом Силы не нарушена.
   В это время калитка, ведущая в Школу, приглашающе открылась, от входа по дорожке побежала стрелка, указывая нам путь. Пока мы шли к ближайшему зданию, я задала возникший у меня вопрос.
   - А если бы я не легла возле камня и не посигналила, вы бы не пришли?
   - Почему не пришли? - спокойно сказала Линни. - Тогда бы сигнал дала ваша старшая.
   - Инесса Степановна? - изумилась я.
   - А чего ты удивляешься? - спросил Микс. - Ты думаешь, она случайно вас на это место привела? Каждый год приводит и сигнал подаёт.
   - И вы приходите каждый год? - спросила я.
   - Нет, - вздохнула Линни. - Это наше первое дежурство. Каждый год дежурные разные, потому что те, кто приводит людей с Земли, становятся их опекунами. Вот мы теперь тебя здесь опекать будем.
   - А всех эльфы встречают? - поинтересовалась я.
   - Кто в лесу Врата находит, тех мы, - сообщил Микс. - В безлесной местности дежурят люди, а в горах - гномы. У нас здесь народов много, живём дружно.
   - В прошлом году дежурные троих отыскали из вашего города, - вздохнула Линни. - Только двое потом не прошли испытание, так что они тоже одного опекают.
   - Какое испытание? - с замирающим сердцем спросила я.
   Ой, мама! А вдруг я тоже не пройду какое-то там испытание? Я хоть и уговаривала себя, что это мне снится, но давно уже поняла, что во сне так не бывает.
   - Испытание магией, - серьёзно пояснил Микс. - Для нас-то магия привычна, а вот те, которые с Земли приходят, не все справляются. Некоторые, освоив начала, набираются спеси, начинают относиться к другим людям свысока, пренебрежительно. А магия такого не прощает.
   - И что происходит? - спросила я.
   - Всё возвращается на круги своя, - явно процитировал кого-то Микс. И пояснил. - Человек возвращается в прежнее состояние и забывает о волшебном мире. Все способности его закрываются. А для нас представляешь, какое разочарование?!
   В это время мы подошли к крыльцу ближайшего дома, входная дверь распахнулась перед нами. Входя в дом, я поклялась себе, что изо всех сил буду стараться делать всё, чтобы не разочаровать своих опекунов.
  

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

  
   Распределение.
  
   Мы вошли в просторный вестибюль Школы. Сначала я думала, что здесь никого нет, но тут увидела какое-то движение прямо перед нами. Там стоял письменный стол, из-за которого вышла невысокая девочка, даже ниже Марика, моего семилетнего брата, хотя по её лицу я бы сказала, что она моя ровесница.
   - Знакомься, Женя, - жизнерадостно сказал Микс. - Это наша дежурная по школе, Дорина. - Привет, Ринка, - обратился он уже к девочке. - Новенькую тебе привели.
   - Здравствуй, Женя, - улыбнулась мне Дорина. - Привет Линни, Микс. Очень за вас рада, за всех.
   - А почему за всех? - вырвалось у меня.
   - Если мы берём опеку над представителем Земли, у нас статус повышается, - пояснила Линни.
   - А как он повышается? - заинтересовалась я.
   - Нам разрешается посещать Землю, - Микс потёр руки с предвкушением.
   - А вы не боитесь, что вас там схватить могут? - забеспокоилась я. - У нас там, к сожалению, плохих людей хватает.
   - Не волнуйся, - успокоила меня Дорина, - мы посещаем Землю под личинами или в режиме невидимости.
   - Дорина, а ты кто, гномка? - не выдержала я, осматривая её крепенькую приземистую фигуру.
   - Начитанная, - улыбнулась Дорина. - Да, но надо говорить гнома, а не гномка.
   - Ой, прости, пожалуйста, - покраснела я. - Я не хотела тебя обидеть.
   - Я знаю, - успокоила меня Дорина. - Мы ведь все эмпаты, я чувствую твою искренность.
   - Эмпаты и телепаты? - уточнила я.
   - Мы не читаем чужих мыслей, - отрицательно покачала головой Дорина. - Так что мы ограниченные телепаты. Мы мысленно разговариваем только со своими, кто хочет. А мысли других читать нельзя.
   - Ну и правильно, - с чувством сказала я. - Я бы не хотела, чтобы кто-то читал мои мысли, даже из лучших побуждений.
   - Долго вы ещё любезничать будете? - раздался чей-то тоненький голосок. - Давайте, займитесь определением, нам ведь интересно, кому новенькая достанется.
   Я повернулась на голосок. Слева от дверей на небольшом постаменте сидело четыре пушистика по полметра ростом, в цветных комбинезонах. Они очень внимательно рассматривали меня.
   - Сейчас займёмся, - спохватилась Дорина и пояснила для меня. - Это главные домовые наших четырёх отделений. Сначала я немного расскажу тебе о нашей Школе. В Школе четыре отделения: Психологов (домовой в жёлтом кивнул головой), Целителей (наклон головы домового в алом), Стихийников (у этого одежда была пёстрой: сине-голубой верх и терракотово-оранжевый низ) и Координаторов (домовой в радужной одежке жизнерадостно мне закивал).
   - А поподробнее об отделениях можно? - жалобно спросила я. Интересно ведь!
   Дорина вопросительно посмотрела на домовых. Те возражать не стали.
   - Психологи изучают разум и души, чтобы помогать разумным. Целители занимаются физическими телами и не только у разумных, но и в животном мире. Стихийники взаимодействуют с четырьмя стихиями (земли, воздуха, воды и огня). Если ты Стихийник огненный - это оранжевый цвет, земли - терракотовый, воды - синий, воздуха - голубой).
   - А бывает, что можно взаимодействовать не с одной стихией? - спросила я.
   - И очень часто, - подтвердила Дорина.
   - А четвёртое отделение? - спросила я, взглянув на радужного домового, ответившего мне взглядом, в котором читалась отчаянная надежда.
   - Это Координаторы, - вздохнула Дорина, - но с Земли туда приходят считанные единицы, уже лет пять новеньких оттуда не было.
   - Почему? - удивилась я. - Так трудно учиться?
   - Так трудно туда попасть, - поправила меня Дорина. - Координатор после выпуска обретает силу Демиурга, а земляне, к сожалению, получают неправильное воспитание и не годятся в Демиурги.
   Радужный пушистик печально кивнул и пригорюнился.
   - Женя, а ты уже решила, кем будешь, когда вырастешь? - спросила Линни.
   - Да, давно уже решила, - ответила я. - Детским врачом.
   Алый пушистик оживился и радостно мне закивал.
   - У нас земляне в основном распределяются так, - начала объяснять Дорина. - Почти половина учится у Целителей, по четверти приходится на Стихийников и Психологов. Судя по твоему решению, ты тоже к Целителям отправишься. Но определяем не мы.
   - А кто? - удивилась я.
   - Весь комплекс Школы - пояснила Дорина. - У нас здесь всё живое и разумное.
   - А как вы определяете, вернее, распределяете? - спросила я.
   - Видишь круг в центре? - показала Дорина. - Ты становишься на него. От твоего круга идут дорожки к четырём кругам, где становятся домовые. С твоего позволения они тебя "просмотрят", узнают твою жизнь, - уточнила она. - А потом выяснится, к какому отделению ты относишься.
   - А как это выяснится? - снова не удержалась я от вопроса.
   Ну да, я очень любопытная (папа говорит "любознательная"), поэтому всегда пытаюсь выяснить всё досконально.
   - А вот какой комбинезончик на тебе окажется, такое отделение тебя и выбрало, - сообщил Микс. И поторопил: - становись на круг.
   Все трое (да и домовые тоже) смотрели на меня с нетерпеливым ожиданием и любопытством. Я пожала плечами и встала в круг. Пушистики в разноцветных комбинезончиках моментально распределились по своим кругам. Вот они ещё сидели на помосте - и вот каждый уже на своём круге.
   "Телепортация", - подумала я, - "вот бы научиться".
   "Научишься", - вдруг пришла мне доброжелательная мысль. Я не успела удивиться. Пространство вокруг меня начало затягиваться молочной пеленой, перед глазами возник наш дом, наша семья, быстро замелькали события моей жизни. Пелена стала рассеиваться и передо мной проявились Микс, Линни и Дорина, глядящие на меня с оторопью и неверием. Я тоже посмотрела на себя. Вместо привычной одежды на мне был серебристо-белый комбинезон с радужными переливами.
   - Ну и куда я попала? - хриплым голосом осведомилась я. Что-то горло запершило. Я откашлялась.
   - К Координаторам, - зачарованно глядя на меня, ответил Микс и радостно схватил за руку подружку. - Линни, представляешь, как нам повезло?
   - А почему повезло? - опять не удержалась я от вопроса.
   - А потому что Координаторы никогда, понимаешь, никогда не меняются в худшую сторону, - возбуждённо заговорил Микс. - А пока мы тебя опекаем, у нас появляются тоже такие возможности для саморазвития, просто голова кругом. Я так рад, Женя, вернее, мы все очень рады, что нашли тебя.
   - Я тоже рада, что вы меня нашли, - призналась я.
   Тем временем, поздравив коллегу, исчезли домовые других отделений. Сияющий пушистик в радужном комбинезоне приблизился к нам и представился:
   - Женя, меня зовут Стас. В ближайшие десять лет ты будешь обучаться на нашем отделении.
   - Какие десять лет? - ужаснулась я. - А мама, папа, братики... ?
   - Не пугайся, - заторопился Стас. - Обучаться ты будешь параллельно, чередуя пребывание у нас и на Земле. На Земле никто ничего не заметит, тебе же опекуны обещали, что ты вернёшься в тот же момент, когда ушла к нам.
   - А опекуны? - повернулась я к улыбающимся Миксу и Линни. От их улыбок и мне стало спокойнее.
   - А опекуны будут с тобой всё время учёбы, такая у них задача, - пояснил Стас. - Ну всё, прощайтесь с Дориной, я перенесу вас в наше здание.
  
  
   Обустройство.
  
   Мы попрощались с Дориной, потом нас окутала сиреневая дымка, и вот мы уже стоим в другом вестибюле. По размеру он был похож на первый, но в нём чувствовалось что-то праздничное. "Это от витражей", - догадалась я.
   - Нонна, - позвал Стас, - у нас радость. Я привёл тебе подопечных.
   Раздался радостный визг, и в вестибюле появился ещё один домовой, только в белом комбинезончике. Я так поняла, что она женского пола. Она только взглянула на нас, а по её комбинезону сразу же побежали радужные полоски. Пока Стас подробно и обстоятельно рассказывал Нонне, с каким унынием он шёл сегодня на распределение, поскольку сигнал был с Земли и ему, в общем-то, не на что было рассчитывать, и как он рад, что ошибся, мы в это время терпеливо ждали.
   - Повезло, что нам домовушка досталась, - тихо прошептал мне Микс.
   - Почему? - так же тихо поинтересовалась я.
   - Они более ответственные, - пояснила Линни, - и внимательные.
   Но тут Нонна повернулась к нам.
   - Добро пожаловать Женя, Линни и Микс, - приветливо заговорила она. - На всё время обучения я буду вашим куратором. "Куратор" - значит "заботящийся", - пояснила Нонна.
   Мы взглянули на Стаса.
   - Оставляю вас в надёжных руках, - заулыбался он. - Нонна давно готовилась к этой работе, так что надеюсь, что никто не будет разочарован. Она вам расскажет подробности об учёбе, а я пока прощаюсь, дела, дела ... - с этими словами он растаял в воздухе.
   Нонна доброжелательно продолжала:
   - Поскольку я уже не надеялась в этом году получить подопечных, то апартаменты вам и не готовила. Могу приготовить на свой вкус, но думаю, будет лучше, если мы вместе их создадим.
   - Лучше с нами, - согласился Микс. - Тогда переделывать не придётся.
   Нонна подошла к двери, появившейся в правом углу вестибюля, и открыла её, приглашая нас войти. Мы вошли в небольшую, пустую комнату овальной формы.
   - Если это будет общая комната, хорошо бы увеличить её размеры, - озабоченно сказала Линни.
   Стены комнаты послушно стали раздвигаться, и вот мы уже стоим в большом зале. Я ахнула, остальные с улыбкой посмотрели на меня. Нонна быстрыми жестами сотворила три двери между французскими окнами, освещающими зал. За окнами виднелся ухоженный парк.
   - Женя, выбирай дверь в свою комнату, - предложила Нонна. - Линни и Микс будут сами обустраивать свои комнаты, а я помогу тебе в создании интерьера у тебя.
   - Да мне как-то всё равно, - растерянно сказала я.
   - Если тебе всё равно, - сказал Микс, - то я беру себе комнату слева и сразу начну её обустраивать. Увидимся, - и он исчез за левой дверью.
   Я нерешительно направилась к средней двери, а Линни исчезла за правой. Моя комната казалась большой, потому что была совершенно пустой.
   - Это твоя спальня, - сообщила Нонна и показала на две двери в левой стене, - а там туалет и ванная.
   - А как это всё помещается, снаружи ведь незаметно? - не удержалась я от вопроса.
   - Пространственные карманы, - буднично ответила Нонна. - Через год ты сама сможешь их создавать.
   - Правда? - восхитилась я. - А что я ещё смогу?
   - Много чего, если будешь учиться, - пообещала Нонна.
   - Учиться я люблю, - доверительно сказала я, - я только экзаменов не люблю.
   - А у нас в Школе экзаменов нет, - обрадовала меня домовушка. - Первым делом освоим упражнения по развитию абсолютной памяти, так что забывать получаемые знания не будешь. Основной упор на практику делается. Мне кажется, - внимательно приглядываясь ко мне, сказала Нонна, - что с тобой проблем не предвидится, у тебя память уже сейчас довольно хорошо развита. С тобой кто-то занимался?
   - Мой папа, - сказала я. - Он читает много эзотерической и психологической литературы, говорит, сейчас нам доступно много знаний по самосовершенствованию.
   - Тогда понятно, почему ты нам подошла, - с уважением сказала Нонна. - Я рада, что и на Земле всё больше появляется людей, стремящихся к самосовершенствованию. Если не возражаешь, я просмотрю твои знания и умения, чтобы определить, с чего мы начнём. А пока я буду думать, давай обставим твою комнату, как тебе хочется. Итак, представь себе, какую комнату ты бы хотела иметь, и этот мыслеобраз пошли мне.
   - Как послать? - растерялась я.
   - Ну, представь, что мы входим в твою комнату, и ты показываешь её мне.
   - А можно частями? - жалобно попросила я. - Всё сразу мне трудно представить без подготовки.
   - Давай частями, - согласилась Нонна.
   - Французские окна должны распахиваться, чтобы я могла выходить в парк, - попросила я.
   - Может, тебе там веранду сделать, чтобы ты сначала выходила на неё? Там можно и столик с креслами разместить, - предложила Нонна.
   - Ух ты! - восхищённо воскликнула я. - А это можно? Это не трудно?
   - Ты же в волшебном мире, - с улыбкой пояснила мне домовушка. - А здесь многое можно, и не трудно. Сама со временем поймёшь.
   - Как хорошо! - вздохнула я. - Тогда на веранде качели и кресла-качалки, пожалуйста. А здесь палас мягкий на всю комнату, я босиком люблю ходить. Только вот чистить его как? - озаботилась я. - У вас здесь пылесосы есть?
   - У нас здесь кое-что получше есть, - сообщила Нонна, - у нас очищающая магия есть.
   - Здорово! - снова воскликнула я. - Вот бы на Земле такую иметь!
   - Научишься, будешь и на Земле её применять, - пообещала Нонна. И поторопила, - дальше что, а то твои опекуны быстро у себя справятся и без нас займутся общим залом.
   - И пускай! - согласно махнула я рукой. - От меня всё равно пока толку мало. Значит, так. У правой стены хочу кровать с балдахином. Давно мечтала о балдахине, но папа обозвал его пылесборником и не советовал. А здесь ведь пыль очищается?
   Я вопросительно посмотрела на Нонну.
   - Очищается, - подтвердила она. - Получай свою кровать с балдахином.
   - Вау, как здорово! - восхитилась я, разглядывая уютную кровать с балдахином из светлой ткани с цветочным узором. - Прям такой, как я и хотела.
   - Что ещё? - терпеливо спросила Нонна.
   - Рядом с кроватью туалетный столик, в углу шкаф для одежды и обуви, а в центре с потолка пусть свисают лесенка, кольца и канат. Это мне для разминки. Ну и всё пока, больше ничего не придумывается.
   - Ну, всё так всё, - сказала Нонна, воплощая всё названное мной. - Теперь иди в ванную, умойся и выходи в общий зал. Твои опекуны его уже обустроили, позавтракаете и за учёбу.
   Желудок у меня конвульсивно сжался, подтверждая, что было бы неплохо его наполнить. Я поспешила к дверцам в левой стене.
   - Я скоро, - пообещала я, но Нонны уже не было в комнате.
   Скоро не получилось. Я застряла в ванной. Сама ванна, напоминающая небольшой бассейн, занимала большую часть немаленького помещения. Я, позабыв обо всём, с восторгом окунулась в тёплую водичку. Пока вымылась и почистила зубы, прошло не менее 20 минут. Когда я вылезла из ванны и огляделась в поисках полотенца, оказалось, что в нём нет надобности. Кожа у меня была уже сухая, и я была одета в тот же радужный комбинезон. Ощущения от него были бесподобные, как будто я была окутана ласковым тёплым воздухом. Ничто не мешало любым моим движениям. Просто ещё одна кожа, только не обтягивающая, а свободная. Ну, это надо чувствовать, это не описать словами.
   Когда я вышла в общий зал, он уже был наполнен мебелью. Мой взгляд сразу устремился на большой круглый стол, стоящий в центре. За столом, уставленным разными блюдами, сидели Микс и Линни. Они уже активно насыщались. Я устремилась к свободному стулу.
   - Тебя не дождёшься, - прожевав, объявил Микс, как бы в ответ на мелькнувшую у меня мысль "А меня не подождали". - Кушать очень хотелось, вот и начали без тебя. Без обид?
   - Конечно, - согласилась я, торопливо наполняя свою тарелку. Блюда были незнакомыми, но запах был одуряющим. Утолив первый голод, я начала более вдумчиво изучать пищу на столе. Линни ела какой-то салат, а Микс постоянно пополнял свою тарелку ломтиками какого-то мяса.
   - А я думала, что эльфы вегетарианцы, - вырвалось у меня, когда Микс с большим аппетитом вгрызся в очередной ломтик.
   - С чего ты взяла? - спросила Линни, тогда как Микс только возмущённо глянул в мою сторону.
   - Я читала, что вы не едите мясо убитых животных, - сообщила я.
   Микс содрогнулся, чуть не подавившись, а Линни удивлённо подняла брови.
   - Правильно, не едим.
   - А это что? - я обвиняюще ткнула пальцем в тарелку Микса. Тот уже прожевал и ответил сам:
   - Это же биомясо, выращенное. Нам тоже необходима животная пища для роста и развития, но живых существ мы не убиваем. У нас в лесах и степи даже хищники питаются биомясом, если хочешь знать.
   - Хочу, - согласилась я, прожевав что-то восхитительное из ближайшей тарелки. - Я очень хочу побольше узнать.
   Когда завтрак закончился, со стола исчезли все блюда, а перед каждым из нас появились мягкие салфетки, неглубокие чаши и стаканчики с какой-то ароматной жидкостью.
   - Спасибо большое, всё было очень вкусно, - сказала я и получила ласковый отклик, как будто лёгкий ветерок пригладил волосы.
   - Сполосни руки в чаше, - предложила Линни, - а жидкость в стаканчике для полоскания рта, чтобы убрать остатки пищи. И можешь снять свои скобки, вряд ли они теперь тебе понадобятся.
   - Это я с удовольствием, - откликнулась я, вынимая надоевшие скобки и проделывая перечисленные процедуры.
   Вытерев руки салфетками, мы поднялись из-за стола.
   - Куда теперь? - я вопросительно посмотрела на опекунов.
  
   Начало учёбы.
  
   - Идите сюда, - раздался голос Нонны, и она появилась у правого окна, где стояли столы и стулья, напоминавшие наши школьные, только на одного человека. Мы подошли и сели, я в центре, Линни и Микс слева и справа.
   - Итак, Женя, - торжественно начала Нонна, - начинается твоя учёба. Как я тебе уже говорила, в нашей Школе нет никаких экзаменов, мы и так можем сразу определять уровень знаний конкретного ученика. Если у вас нет возражений, я предлагаю тебе в первый месяц осваивать два умения: создавать голографические слепки живых существ и постигать основы эмпатии.
   У Линни и Микса возражений не было. А я удивилась:
   - А зачем создавать слепки?
   - По слепкам проводится диагностика отклонений от эталона, - немного непонятно объяснила Нонна.
   Я решила уточнить:
   - Какого эталона?
   - Понимаешь, - сказала Нонна, - мы все - части живого Мира. Когда ты научишься взаимодействовать с ним, а ты научишься быстро, вернее, мы тебя научим, ты можешь просить его показать тебе эталонную голограмму создаваемого тобой слепка. Эталон - это образец того, как должно быть по законам нашего Мира. Чтобы было понятнее, поясню на примере. Сейчас мы тебе покажем, как мы снимаем голографический слепок твоего физического тела. Потом Линни покажет тебе, как установить связь с нашим Миром и попросить его создать твою эталонную голограмму, то есть, каким это тело должно быть согласно законам эволюции. А Микс объяснит тебе, как находить расхождения между эталоном и реальным слепком твоего тела, а также пояснит, как убирать расхождения и несоответствия эталону. Это понятно?
   - В общем-то да, - осторожно ответила я. - А как вы будете показывать?
   - Под словом "показывать", - сказала Линни, - Нонна имеет в виду, что у тебя в голове будут появляться знания о том, что мы делаем. Но знания - это ещё далеко не умения. Знания ты будешь получать от нас, а умения придётся вырабатывать самой. Они обретаются только долгой практикой, вот в этой практике мы и будем оказывать тебе помощь.
   - Хорошо, что вы будете помогать, - облегчённо вздохнула я. - А то ведь одна я могу и не справиться. Вдруг буду делать что-то неправильно, а сама не пойму, что не тем занимаюсь.
   - Для этого опекуны и нужны, - пояснил Микс. - Не волнуйся, справимся.
   - Итак, - подвела итог Нонна, - между завтраком и обедом вы каждый день будете заниматься освоением методики создания слепков, вызывания эталонов и коррекции слепков по эталонам. Это понятно?
   - Это понятно, - согласилась я. - А после обеда?
   - А после обеда мы будем гулять по Острову и вырабатывать у тебя навыки эмпатии, - довольно сообщил Микс. - Правда, на Острове ты можешь освоить только положительные эмоции, а отрицательные будем изучать перед ужином по съёмкам из вашего мира.
   - По какому Острову? - тут же прицепилась я к неожиданному слову. - Мы что, на каком-то острове находимся?
   Микс почему-то немного смутился.
   - Видишь ли, Женя, - осторожно начал он, - наша Школа действительно находится на Острове. Здесь же размещены и все Врата в закрытые миры.
   - Что значит "закрытые"? - перебила я.
   - Закрытые миры, - сказал Микс, - это те, в которых почти не осталось магии, а вместо неё господствуют злые силы.
   - Наша Земля - закрытый мир? - упавшим голосом уточнила я.
   - Да, - кивнул Микс, - когда-то, ещё четыре тысячи лет назад, цивилизация на Земле развивалась по пути Света и Добра. Волшебники Земли (друиды, волхвы, шаманы и прочие) создавали чудесный мир, Земля была в списке самых перспективных миров для принятия в Содружество.
   - Какое Содружество? - опять спросила я.
   - Все миры, наполненные магией и Светом, входят в галактическое Содружество, - сочувственно глядя на меня, сказал Микс. - Но четыре тысячелетия назад Зло начало проникать в галактику со стороны той ветви спирали, где находится Земля, - предвосхищая мой следующий вопрос, Микс пояснил: - все наши миры находятся в спиральной галактике, на Земле её называют Млечный путь. А Земля находится в окраинной спирали, поэтому разумные существа галактики не сразу спохватились. А когда осознали, что происходит, было уже поздно. Слишком много людей на Земле оказалось охвачено злом. Поэтому было принято решение закрыть Врата из таких миров, как Земля.
   - А что, есть и другие такие миры? - тихо спросила я.
   - В этой ветви около двадцати миров были заражены, - печально сказал Микс. - Двенадцать удалось спасти, восемь пришлось отсечь. С этих восьми ушли все маги и волшебные существа, на которых были объявлены гонения. Уходя, они запечатывали за собой Врата, а выходы из них были размещены в нашем мире на отдельном Острове, защищённом на всякий случай барьером.
   - А по-другому нельзя было сделать? - жалобно спросила я. - Ну, убрать это зло и очистить от него миры?
   - На двенадцати так и было сделано, там люди ещё вняли предостережениям магов, а на восьми многие не захотели. Их устраивал новый мир, где воцарились волчьи законы и право сильного. А слабые не имели сил сопротивляться.
   Мы все удручённо помолчали. Потом Микс заговорил снова:
   - Где-то около двухсот лет назад, когда на Остров прибыла очередная группа наших школьников для ознакомления с историей развития миров Галактики, один из учеников заметил, что от некоторых Врат просачивается сияние Света. Ему объяснили, что это давно замечено и было выяснено, что в закрытых мирах так проявляется появление людей, способных к магии и Добру. Но это были единицы среди миллиардов, а из всех обитателей Содружества никому не хотелось заниматься выявлением этих единиц. Решили подождать дальнейшего развития событий, если будет наблюдаться тенденция увеличения числа таких людей, тогда и будет рассмотрено, какая помощь может быть оказана. Так вот, этот ученик, его зовут Всеслав...
   - Как зовут? - перебила я, - ты хотел сказать, звали. Сам же говоришь, что это было двести лет назад.
   - Зовут, - твёрдо сказал Микс. - Это в закрытых мирах люди стали короткоживущими, болеют, стареют и рано уходят из жизни. У нас всё не так, узнаешь со временем. Так вот, Всеслав предложил создать на Острове Школу волшебников для светлых людей из закрытых миров. Эту Школу, с помощью домовых, открыли учащиеся средних классов, такие, как сейчас мы с Линни и Дориной. Ученики Школой и занимаются. Между прочим, Всеслав недавно закончил магистратуру, он считается, хоть и молодым, но очень мощным волшебником, одним из самых сильных в Содружестве. А домовые, которые помогают нам, большей частью пришли из закрытых миров. Они очень хотели участвовать в попытке их возрождения. С тех пор ученики-волонтёры из средних классов школ нашего мира проходят практику здесь, на Острове. Мы проводим Поиски в закрытых мирах, отыскиваем там потенциальных волшебников и опекаем их во время обучения. Теперь понятно, на каком мы Острове?
   - Теперь понятно, - вздохнула я. И осторожно поинтересовалась - А барьер вокруг Острова ещё существует?
   - Ну, ты и дотошная, - восхитилась Линни. - Что, хочется побывать за барьером?
   - Конечно, хочется, - подтвердила я. - А ты бы не захотела побывать в волшебном мире, если до этого только в сказках о нём читала?
   - Барьер существуют, но учеников нашей Школы он пропускает, - успокоила меня Нонна. - Но это не сразу, сначала тебе надо многому научиться.
   - А почему не сразу? - решила я уточнить.
   - Сначала научись левитации и телепортации, - засмеялась Линни. - Не будем же мы тебя таскать по воздуху за собой.
   - А что, здесь нет транспорта какого-нибудь? - спросила я.
   - А зачем нам транспорт? - развеселился Микс. - Мы сами себе транспорт. Дорожки есть только на Острове для посетителей из закрытых миров, которые не могут создавать телепорты. И не каждый найденный нами выражает желание поступить в Школу. Некоторые выбирают экскурсию по Острову, как мы тебе сначала предлагали, а потом заявляют, что им надо ещё подумать, хотят ли они учиться. Таких мы возвращаем в их миры, и не все они потом всё же решают поступить в Школу.
   - Вот дураки, - удивилась я, - такой шанс упустить!
   - Ну, вот, - сказала Нонна, - кратко ты с историей создания Школы ознакомилась, постепенно подробно обо всём узнаешь, а сейчас за дело.
   *
   Первые уроки.
  
   И началась учёба! Хоть я к обеду и устала немного от напряжения, но было очень интересно. Нонна создавала голографический слепок моего тела и по ходу всё мне объясняла, а у меня в голове откладывалась стройная система последовательности действий. Когда я её усвоила (не освоила, а усвоила), Линни начала меня обучать устанавливать связь с их живым Миром. А я, оказывается, уже устанавливала с ним связь. Помните, когда я подумала про телепортацию: "Вот бы научиться!", то мне кто-то ответил: "Научишься"? Так вот, судя по вернувшимся сейчас ощущениям любви и доброжелательности, тогда мне Мир и отвечал. А сейчас я проследила все этапы вызова эталона и тоже усвоила их. Усвоила - это значит, что все знания были уже во мне. А вот осваивать их я буду ещё долго, процесс сложный, требуется практика и практика.
   После небольшой передышки, пока мы для разнообразия потренировались в спортивном уголке, чтобы размяться, Микс начал обучать меня определять различия в голографическом слепке моего тела с эталонной голограммой. Линни посоветовала нам заняться в первую очередь моими зубами, чтобы у меня не было надобности носить скобки. Когда я сравнила состояние моих зубов с эталоном, мне чуть плохо не стало. Столько в них было искажений! Но Микс сказал, что я зря испугалась, всё поправимо. Будем действовать постепенно и всё приведём в соответствие с эталоном.
   Линни засмеялась, разглядывая мою испуганную физиономию:
   - Знаешь, я читала в одном земном романе, как девушка спросила мужчин: "Как вы думаете, я смогу одна съесть медведя?" - "Конечно, нет" - ответили они. - "А вот и смогу", - сказала она. - "Как?" - удивились те. - "По кусочку за раз", - ответила она. Вот и ты так действуй, по "кусочку" за раз, - посоветовала Линни.
   Совет я приняла, но меня заинтересовало другое.
   - А вы что, наши книги читаете?
   - Конечно, - ответила Линни. - Прежде чем отправляться в Поиск, мы тщательно изучаем мир, где можем отыскать опекаемого. Мне очень нравится ваша литература, к сожалению, далеко не вся.
   *
   Хотя время занятия и промелькнуло почти незаметно, всё-таки небольшая усталость и чувство голода уже ощущались, когда раздалась какая-то призывная мелодия и Нонна сказала, убирая обе голограммы:
   - Немного отдохните, разомнитесь, обед через четверть часа.
   - Ты зачем голограммы убрала? - ужаснулась я. - Мы же там почти ничего не сделали!
   - Затем и убрала, - назидательно сообщила Нонна, - что завтра заново будем их создавать все вместе, и так каждый день, пока ты не научишься их создавать самостоятельно, без нашей помощи.
   - Так это сколько времени пройдёт, пока я сама научусь! - воскликнула я.
   - А ты куда-то торопишься? - ехидно осведомилась Линни. - Мы же тебя предупредили, что учёба в Школе дело долгое, на десятилетие.
   - Предупредили, - согласилась я, - но я надеялась всё быстрее освоить, чтобы школу на Земле и Школу волшебников одновременно окончить.
   - А зачем такая спешка? - удивилась Нонна, - ты же потом на Земле в институте будешь учиться, так что почти одновременно учёба и закончится.
   - Почему почти? - потребовала я уточнить.
   - Вот смотри, - сказала Нонна, - тебе ещё пять лет учиться в школе, а потом шесть лет в институте. Ты же в медицинский пойдёшь?
   - В медицинский, - согласилась я.
   - Закончишь пятый курс в медицинском и обучение в нашей Школе в то же время.
   Я кивнула, соглашаясь с подсчётом. Потом вопросительно посмотрела на Нонну.
   - Что? - правильно поняла она мой взгляд.
   - Нонна, а ты тоже с Земли сюда попала? - спросила я.
   - Нет, я уже здесь родилась, мне всего немногим более тысячи лет. А вот мои родители вместе со Стасом с Земли перешли.
   - Стас тоже с Земли? - обрадовалась я.
   - Тоже, - неохотно сказала Нонна, - только он там не бывает. Он ещё домовёнком был, когда его родители погибли. Его мои родители приютили и с собой взяли, когда с Земли уходили.
   - Жалко его, - сочувственно вздохнула я. - Но я всё равно нашу Землю люблю, я её тоже очень жалею.
   - И правильно делаешь, - сказала Нонна. - Ваша Земля ведь тоже живой мир. Представляешь, как она сейчас страдает и как ей необходимо сочувствие? Вот освоишь у нас процедуру связи с нашим Миром, вернёшься на Землю, постарайся с её Миром связь установить. Наши ученики с Земли говорят, что она так радуется появлению каждого нового волшебника. Когда он устанавливает с ней связь, у неё от этого силы прибывают.
   - Сразу же, - горячо пообещала я. - Как вернусь на Землю, сразу же постараюсь установить связь с её Миром. И буду помогать, как только смогу.
   - Вот и хорошо, - согласилась Нонна. - А пока всё же побегайте в парке, вам после занятий размяться надо.
   Побегать пришлось только мне. Эти "бессовестные" эльфы оставили меня на траве одну, а сами сразу упорхнули на деревья и начали гоняться там за белками, которые ничуть не испугались, а охотно включились в игру. А Линни ещё крикнула мне со смехом, что это они меня стимулируют охотнее заниматься освоением левитации, а также гимнастики, чтобы я могла скорее присоединиться к ним. Микс сжалился и подвесил на крепкой ветке качели для меня, где я и раскачивалась, пока не послышалась трель, зовущая нас на обед.
   Немного утолив голод, я задала мучавший меня вопрос:
   - Линни, Микс, а вы что, все эти десять лет практики здесь будете жить? А как же ваши родители? У вас же есть семьи?
   - Есть, конечно, - ласково улыбнулась Линни. - Мы с ними в любой момент можем видеться, когда захотим. Только эльфы и гномы после ста лет уже реже нуждаются в общении с родителями, больше предпочитают общаться со сверстниками.
   - Ста лет?! - чуть не подавилась я. - А сколько вам лет? Я думала, как и мне, тринадцать.
   - Видишь ли, Женя, - Микс отложил ложку и серьёзно обратился ко мне. - В волшебном мире разумные живут очень долго, и взросление у нас тоже идёт намного медленнее. Особенно у эльфов, гномов и драконов. Мне вот 105 лет, Линни - 102 года, и мы считаемся едва вступившими в подростковый возраст. Помимо родителей, нами сейчас занимаются и Учителя, так что вниманием взрослых мы не обделены и в любой момент можем получить совет и помощь, если обратимся за ними или если взрослые почувствуют, что нам это необходимо. Но в период со ста до двухсот лет нам позволяют самим "набивать шишки", если мы захотим приобрести свой собственный опыт. Тогда подсказывают, если мы, не подумав, приближаемся к критической черте.
   - А какая черта у вас критическая? - не удержалась я.
   - Это в основном касается посещения закрытых миров, - пояснила Линни, тоже переставшая жевать и внимательно слушающая Микса. - У нас иногда появляются азартные личности, которые хотят поиграть с опасностью и появляются в тех местах без надлежащей личины.
   - Или в ненадлежащей личине, - хихикнул Микс. - Помнишь, как Влад изображал йети перед видеокамерами в Карелии?
   - Влад - это наш товарищ, опекающий человека с Земли. - пояснила Линни. - Ему его опекаемый рассказал, что около Врат в Карелии учёные установили видеокамеры. Местные жители рассказывали, что здесь у них аномальная зона, где появляются пришельцы из других миров. Была прислана научная экспедиция для исследования этого феномена. Первым делом учёные и установили видеокамеры. Вот Влад и вышел из Врат и прошёлся перед видеокамерами в личине тролля. Люди назвали его "йети". Шуму на Земле было! А Влад получил от Учителя порицание.
   - Только порицание? - удивилась я.
   - Это очень тяжёлое наказание, - вздохнул Микс. - Это значит, что Учитель не считает тебя самодостаточной личностью, способной предусмотреть последствия своих действий. Влад очень раскаивался в том, что натворил, а нам всем это послужило примером, что надо более ответственно планировать свои посещения закрытых миров. Это у нас ты можешь появиться в каком угодно виде, хоть динозавром притворись. Мы все приучены видеть суть разумного, а не его форму.
  
  
  
  
  
   Послеобеденное время.
  
   После обеда Нонна предложила нам ещё немного погулять по парку, полюбоваться на цветы, деревья, кустарники, покормить белок. Затем новая трель позвала нас на занятия.
   Когда мы устроились на своих местах, перед нами появился большой экран, разделённый на две части. Слева появились разноцветные полоски, при одном взгляде на которые у меня сразу поднялось настроение и потеплело на сердце.
   - Это цвета положительных эмоций, - пояснила Нонна. - Как видишь, их очень много, и все они снабжены пояснениями. Постепенно ты их все научишься распознавать мгновенно, а пока что просто запомни, отложи в памяти. Когда увидишь какой-то цвет, обратись внутрь себя и получишь пояснение, что это за эмоция.
   - А справа что? - спросила я.
   - Справа я тебе потом покажу отрицательные эмоции, - вздохнула Нонна. - Но это потом, когда вы вернётесь с прогулки. А сейчас отправляйтесь осваивать положительные эмоции и пообщайтесь со сверстниками.
   Некоторое время я внимательно вглядывалась в содержимое экрана. Все терпеливо ждали. Первой не выдержала Линни.
   - Ну что, запомнила? - спросила она.
   - Вроде бы запомнила, - неуверенно подтвердила я, пробегая глазами весь спектр.
   - Даже если что-то непонятно будет, ребята подскажут, - утешила меня Нонна. - Да и времени у тебя достаточно на усвоение. Тут главное - практика. А для практики у нас на Острове есть городок Общения.
   - А что в этом городе есть? - сразу же заинтересовалась я.
   - Мы там много чего насоздавали, - с гордостью сказал Микс.
   - Кто это вы? - уточнила я.
   - Мы, - пояснила Линни, - это опекуны учеников Школы. Одновременно с организацией Школы мы и городок начали создавать, чтобы ученики Школы могли общаться друг с другом и с нами.
   - Там самое интересное - Музей Эволюции Галактики, - сказал Микс. - Но мы с тобой туда пока не пойдём. Учащихся первого года обучения не рекомендуется водить в музей, - пояснил он на мой безмолвный вопрос. - Вам пока достаточно освоения своих программ. Они вообще-то в первый год почти идентичны, основа для всех общая.
   - Так куда мы пойдём? - спросила я.
   - Сначала просто погуляем по городку, мы тебе покажем, где что. Нам сейчас главное - это общение, чтобы ты научилась эмоции различать, - сказала Линни. - А потом и решим, чем займёмся.
   - А мы вот так, в этом виде пойдём? - оглядывая наши комбинезоны, поинтересовалась я.
   Я не упомянула, что когда у меня появился белый комбинезон с радужными вставками, в такие же комбинезоны оказались одеты и Микс с Линни. Сейчас Линни тоже оглядела нас и отрицательно покачала головой.
   - Нет, прежде чем идти в городок, мы переоденемся. Комбинезоны - школьная форма, у них много функций, но они для Школы. Постепенно всё узнаешь, не будем тебя в первый день перегружать знаниями. А в городке каждый ходит в той одежде, которая ему нравится. Но на любой одежде ученика на левом плече появляются полоски соответствующего цвета, в зависимости от отделения и года обучения. Сколько лет учишься, столько там полосок.
   - А у опекунов, - добавил Микс, - просто полоса такого же цвета на левом рукаве.
   - А во что же я оденусь? - озадачилась я. - У меня же только та одежда, в которой я на Земле была.
   Я вообще-то сначала думала, что та моя одежда пропала, когда при распределении на мне комбинезон оказался, но потом, когда я проходила из ванной через комнату, я заглянула в платяной шкаф - моя одежда была там, аккуратно сложенная и развешенная.
   - Это не проблема, - отмахнулась Линни. - Пусть тебе Нонна покажет образцы одежды, выберешь, что надеть.
   Я вопросительно поглядела на Нонну. Та благожелательно улыбалась, слушая наш разговор. Поймав мой вопросительный взгляд, она кивнула.
   - Все картинки уже у тебя в комнате, - сообщила она. - Выбери одежду, положи картинку в шкаф, прикрой ненадолго, потом открывай и бери.
   Радостно взвизгнув, я понеслась в свою комнату. Вскоре мой шкаф уже почти наполовину был заполнен разнообразной одеждой и обувью. Я не жадина и не транжира, просто одежда на картинках была такой разнообразной и красивой, что я не удержалась. Вот и набрала.
   - Нонна, - спохватилась я, - а какая там погода? Как мне одеться?
   - Летняя, - сообщила Нонна. - Надень лёгкие босоножки и эльфийский костюмчик, он для тела комфортную температуру даёт.
   - Эльфийский, это какой? - осторожно спросила я.
   - Например, вот этот, светлозелёный, - Нонна подала мне костюм. Штаны были до колен и из более плотной ткани, а кофточка как будто соткана из невесомых кружев, на которых перемежались цветы и листья. Я с удовольствием надела на себя костюм, с восхищением ощущая, как он ласкает тело. Потом смущённо обратилась к домовушке.
   - А бельё? - вырвалось у меня.
   - А ты разве не ощутила, что под костюмом на тебе бельё появилось? - удивилась Нонна.
   - Только теперь дошло, - смущённо сказала я. - Просто было ощущение необычайного комфорта, вот сразу и не поняла.
   Нонна подала мне лёгкие босоножки того же цвета, что и брючки. Кофточка была чуть-чуть светлее. Что мне ещё очень понравилось - на брючках были внутренние боковые карманы, как я привыкла. Я подошла к зеркалу. Костюм сидел на мне великолепно. На левом плече действительно выделялась радужная полоска.
   - Скоро вы там? - послышался из-за двери голос Линни. - Мы ждём.
   - Я уже готова, - закричала я, выбегая из комнаты.
   И остановилась. Ребята смотрелись классно. Когда они меня привели сюда, оба были одеты в зелёные костюмы. Сейчас Микс щеголял в светло-шоколадном костюме, причём штанины были заправлены в сапожки того же цвета, а костюм Линни напоминал мой, только был нежно-голубым, что очень шло к её огромным синим глазищам.
   - Микс, а тебе не будет жарко в сапогах? - озабоченно спросила я.
   - Не будет, - улыбнулся Микс, - это эльфийские сапоги, в них ни жарко, ни холодно не бывает.
   Мы направились к выходу.
   - На полдник вернётесь? - спросила Нонна, провожая нас.
   - Вряд ли, - отрицательно покачал головой Микс. - Мы перекусим в кафе.
  
   Мы вышли из здания и пошли по дорожке, вымощенной жёлтыми плитами, по направлению к видневшимся вдали воротам. От четырёх больших зданий Школы по таким же дорожкам к воротам двигались небольшие группы, похожие на нашу. Я видела людей, эльфов и гномов. А ещё я обратила внимание, что у всех опекаемых было по одной полоске на левом плече и они, так же как и я, с любопытством оглядывались по сторонам.
   - Это всё новички, - просветил меня Микс. - Те, кто ещё не освоил телепортацию. Остальные ученики сразу переносятся в городок.
   - Понятно, - кивнула я, радостно улыбаясь ближайшим группам.
   - Начинай определять эмоции, - посоветовала Линни. - Не забыла, какая у нас главная задача на этой прогулке?
   - Забыла, - сокрушённо призналась я и покраснела от смущения. - Столько впечатлений, поневоле забудешь, - попыталась я оправдаться.
   - Вот почему, - нравоучительно начал Микс, - мы и сказали, что в музей тебе пока не надо.
   Сам же не выдержал серьёзного тона и весело рассмеялся. Тем временем я внимательно приглядывалась к окружающим.
   - Вижу радость, доброжелательность, интерес, дружелюбие ... , - перечисляла я, сравнивая цвета на эталонной таблице у меня в голове с цветными полосками, излучаемыми учениками. Линни только успевала подтверждающе кивать, иногда поправляя и уточняя. Тем временем мы вышли за ворота и повернули направо, к какой-то арке.
   - Бежим, покатаемся на движущемся тротуаре, - неожиданно позвал Микс, хватая нас за руки.
   И мы побежали, обгоняя шедшие в том же направлении группки. Хотя там были не только люди, но и эльфы с гномами, но всех вместе я решила называть люди, раз разумные, значит, люди. На нас оборачивались и весело расступались, освобождая для нас дорогу. Мы быстро добежали до арки, проскочили под ней - и вот мы уже на широкой движущейся ленте, которая понесла нас по улицам городка.
   *
   Встреча.
  
   Лента тротуара двигалась посреди широкого бульвара. Я не успевала рассматривать всё то, мимо чего нас проносило. Скорость нашего движения я бы сравнила со скоростью движения в московском метро (я там бывала, когда мы с папой ездили в Канаду). Вроде бы скорость и небольшая, но вокруг было столько интересного, что всё равно не успеешь всё разглядеть.
   - Не унывай, - утешил меня Микс, - ещё нагуляешься здесь и всё рассмотришь.
   - А куда нас несёт? - спросила я, глядя на самое высокое здание прямо по ходу тротуара. Оно возвышалось среди остальных строений, как океанский лайнер в окружении прогулочных катеров. Это я где-то вычитала такое сравнение, и вот сейчас оно всплыло в памяти.
   - А это и есть Музей Эволюции Галактики, - пояснила Линни.
   - Понятно, - сказала я. - Но вы же говорили, что мне туда ещё рано идти, так зачем мы к нему направляемся?
   - На стене музея изображён подробный план городка, - ответил Микс. - В начале учебного года все ученики туда обращаются, чтобы узнать, где что находится. Городок часто меняется, мало посещаемые места заменяются другими, более интересными.
   - А кто решает, что и когда менять? - заинтересовалась я.
   - Сам городок и решает, - огорошил меня Микс.
   - Как городок? - опешила я. - Что, вот эти вот домики?
   - Городок - это ведь не только домики, - сказала Линни. - В основном решают домовые, но вместе с природой городка. Мы, как опекуны, тоже получаем право голоса. Даже деревья, кустарники и цветы чувствуют отношение учеников к ним. Одни ещё больше расцветают или плодоносят, другие меняются. Живой мир - это такое сложное образование, что его не объяснишь никакими словами. Со временем узнаешь и поймёшь.
   Пытаясь осмыслить сказанное, я не заметила, как нас вынесло на большую площадь перед Музеем. Тротуар "высадил" нас на посыпанной мелким песком площадке, да так неожиданно для меня, что я бы точно упала, если бы за одну руку меня не удержал Микс, а другой я упёрлась в какого-то проходившего мимо парня.
   - Ой, извините, пожалуйста, - воскликнула я и добавила: - Спасибо за помощь.
   - Всегда пожалуйста, - ответил смутно знакомый голос, - и добро пожаловать. Первый визит? - прозвучало понимающе.
   Я подняла голову и удивлённо уставилась на говорящего. Это же Володя Марков, девятиклассник из нашей школы. Я его знала потому, что он был капитаном школьной баскетбольной команды учащихся средних классов. Эта команда уже два года прочно удерживала первенство среди школ города и района. У Володи на лице тоже появилось узнавание.
   - Ты ведь из нашей школы? - неуверенно спросил он.
   - Ага, - кивнула я. - Я Женя Светлова. Здравствуй, Володя. Очень рада встретить тебя здесь. А кто твои опекуны? - огляделась я, потому что он был один.
   - Мои опекуны - гномы, - ответил Володя, правильно поняв мой вопрос "кто". - Они вперёд ушли, с изменениями в схеме знакомиться. Это ведь учеников в первый год опекуны всё время сопровождают, пока те не освоятся. А потом и мы, ученики, и опекуны уже более свободны друг от друга.
   - Ой, познакомься, - спохватилась я. - Это Линни и Микс, мои опекуны. Мне надо ваши полные имена назвать? - обратилась я к ним.
   - Достаточно и этих, - улыбнулся Микс.
   - А мы Торин и Эрика, - послышался звонкий голос и по обе стороны от Володи появились две низенькие фигурки. Гномы!
   Голос хоть и прозвучал звонко, но по сравнению с певучими голосами моих опекунов казался грубоватым.
   - Знакомьтесь, - обратился к ним Володя. - Это Женя Светлова, мы с ней в одной школе учимся. И её опекуны, Линни и Микс.
   - Здравствуй, Женя, - жизнерадостно приветствовали меня гномы. - Привет, ребята, - улыбнулись они моим опекунам.
   - Вы знакомы, - догадалась я.
   - Так мы же тоже учимся в одной школе, - поддразнил меня Микс.
   Я посмотрела на левое плечо Володи, где явственно различались три алые полоски.
   - Значит, ты на отделении Целителей, - определила я.
   - Да, - подтвердил он и посмотрел на моё плечо. Его радостная улыбка немного потускнела, а в его ауре к цвету радости добавились две дополнительные полоски.
   - Эй, - забеспокоилась я и повернулась к своим опекунам. - А почему у Володи вот эти ощущения? - и я обвиняющим жестом ткнула на появившиеся цветные полоски. - Это ведь жалость и сочувствие? Почему?
   - А мы все так к Координаторам относимся, - ответил сам Володя. - Уж очень ноша у вас тяжёлая.
   - Какая ноша? - я требовательно оглядела всех.
   - Да ничего страшного, - успокаивающе сказал Торин. - Просто Координаторы по мелочам не работают. Их главное предназначение - помогать возрождению их Миров. Вот такая глобальная задача. Я вот, наоборот, радуюсь за тебя, у Координаторов самая интересная жизнь.
   - Но очень трудная, - неуверенно заметил Володя.
   - Когда цель такая благородная, трудности уже не пугают, - твёрдо сказала Линни. - Не переживай, Женя. Уж если отделение Координаторов тебя выбрало, значит, ты способна стать Координатором и помогать своему Миру.
   - Да я в общем-то не против, - заявила я, чувствуя всё же некоторую тревогу.
   Ну, ничего себе! Остальные учатся на волшебников по частным задачам, а мне сразу такое глобальное предназначение! Но тут меня опять окатило уже знакомое мне ощущение заботы и внимания этого Мира. "Не бойся, ты справишься", - обласкали меня. - "Спасибо", - с признательностью поблагодарила я за ласку и поддержку.
   - Это у тебя первый выход в городок? - спросил Володя.
   - Да, я только сегодня утром сюда попала, - сказала я.
   - Ребята, - обратился Володя к моим опекунам, - а можно Жене начать знакомство с городком с того же, с чего начинал я?
   - И с чего ты начинал? - спросил Микс, заметил предвкушающую улыбку Володи и догадался, - воздушный бобслей?
   - Он самый, - подтвердил Володя.
   - А что это такое? - потребовала я объяснений.
   - Ты лучше скажи, Женя, ты морской болезнью или высотобоязнью не страдаешь? - озабоченно спросила Линни.
   - Да вроде нет, - пожала я плечами. - Я и на парашюте над морем летала, и в большую качку мы с папой на катере попадали - всё нормально было.
   - Тогда можно и бобслей, - согласились мои опекуны.
   А Микс пояснил:
   - Воздушный он называется потому, что капсул и трассы не видно, они из силовых линий. А трасса проходит над городком, летишь и рассматриваешь, что внизу. Только мало что рассмотришь при такой скорости, - хмыкнул он.
   - Зато полётом насладишься, - возразил Володя.
   - Вау, хочу, - заявила я.
   Пока мы шли к началу трассы (я было заикнулась о телепорте, но Володя насмешливо поглядел на меня и поучительно сказал: "Движение - это жизнь! Старайся больше двигаться"), я решилась задать ему вопрос, который мучил всю школу. Дело в том, что наша баскетбольная команда средних классов, капитаном которой был Володя, в этом году заняла первое место на соревнованиях в городе, районе, и была отправлена на краевые соревнования. Оттуда они приехали, заняв второе место по краю. По условиям соревнований они должны были ехать на соревнования Южного федерального округа, но туда поехали команды, занявшие первое и третье места. Кстати, выступили они там довольно бледно. А вот почему наша команда не поехала - никто не знал. Слухов было много, но какие из них верны, не мог сказать никто. И вот теперь у меня появился шанс узнать правду из первоисточника. Я осторожно спросила:
   - Володя, можешь рассказать, что случилось на краевых соревнованиях?
   Володя досадливо поморщился, потом посмотрел на меня.
   - Не успокоишься, пока не узнаешь? - улыбнулся он.
   - Конечно, не успокоюсь, - горячо заверила я. - У нас в школе никто успокоиться не может.
   - Ладно, расскажу, - вздохнул Володя. - Городские и районные соревнования у нас проходят честно. Но когда мы приехали на краевые и с первых же матчей начали побеждать, пройдя без поражений до финала, нам намекнули, что первое место должна занять команда краевого престижного колледжа, где учились дети высокопоставленных чиновников. Вообще-то играли они неплохо, но против нас шансов у них не было.
   Я кивнула. Ещё бы, какие шансы, когда у нашей команды капитан - ученик школы волшебников. Володя тоже кивнул, подтверждая мою мысль. Затем продолжил:
   - Сначала нас хотели купить - мы отказались. Потом начались угрозы - мы не поддавались. И тогда они нашли у нас слабое звено. Венька Белоусов и так хотел уходить из команды, а тут ему предложили неплохие условия для их семьи за подставу. Перед финальным матчем у нас потребовали сдать кровь на анализ на наличие допинга. Анализ Веньки показал наличие этого допинга у него в крови, и он при всех заявил, что мы потому и выигрываем, что принимаем стимуляторы. Нас вообще хотели дисквалифицировать, но наш тренер, Оксана Михайловна, заявила, что она это дело так не оставит, у неё есть связи в федерации, дойдёт до самого верха. Согласились на компромисс: нам по очкам присуждают второе место, но на окружные соревнования мы не едем. А мы и не собирались, нам от краевых-то противно стало. Когда мы вернулись домой, всё рассказали Главе города. Он всё понял и похвалил нас за стойкость. А мы решили, что на краевые соревнования мы больше не ездим. Нам сама игра интересна, а не закулисные интриги.
   - Да, - прочувственно вздохнула я. - Я тоже считаю, что вы правильно сделали. А Венька поэтому из города уехал?
   - Ну, он потому пошёл на сговор, что его родители всё равно хотели из города уехать. А тут им пообещали квартиру и трудоустройство в краевом центре.
   - Ну и Бог с ними, - махнула я рукой. И обратилась к своим опекунам: - а почему у меня в спектре не обозначены некоторые полоски, что были у Володи в ауре, когда он рассказывал?
   - Ты их сегодня вечером изучать будешь, - ответила Линни. - Это всё отрицательные эмоции: досада, отвращение, злость, неприятие...
   При этом она попеременно демонстрировала мне загрязнённые цветные полоски, которые я уже видела в Володиной ауре.
  
   Знакомство.
  
   Пока мы устраивались в капсулах из силовых линий, Володя пояснил:
   - Здесь скорость небольшая по сравнению со скоростными трассами. Эта трасса так и называется - Обзорная. Поэтому на ней наклон небольшой, к тому же перемежается пологими подъёмами...
   Володя не договорил, потому что мы уже отправились, неспешно заскользив по воздуху над городком. Городок был небольшим, по площади примерно половина нашего курортного города. Я внимательно смотрела вниз, с восторгом рассматривая проплывающую внизу панораму: скверы с фонтанами, фруктовые сады, прогулочные бульвары, площадки для отдыха, уставленные столиками под тентами и без них. Промелькнул вроде бы рынок, на улицах были и небольшие дома. Глаза разбегались. Больше всего меня впечатлил Парк аттракционов, который тянулся вдоль всего городка по его восточной окраине. Я разглядывала его, когда мы уже возвращались к зданию Музея.
   Наши опекуны поджидали нас в открытом кафе рядом с линией воздушки, как обозвал её Микс. Они вели неспешный разговор, поглядывая вокруг. В руках у них были высокие стаканы, похожие на те, что продают у нас летом на набережной, с соломинками, продетыми сквозь прозрачную крышку стакана. Мы подошли к ним.
   - Ну как? - спросила меня Линни, когда я села на свободный стул.
   - Класс! - сказала я. И повернулась к Володе: - спасибо за совет.
   - Всегда пожалуйста, - привычно ответил он, тоже усаживаясь за общий стол и доставая из воздуха такой же стакан с каким-то напитком.
   - Вау, - восхищённо и с завистью сказала я. - Я тоже так хочу.
   - Ты это освоишь немного погодя, - успокоила меня Линни, тоже достала из воздуха похожий стакан и протянула его мне.
   - А что это? - осторожно спросила я, с подозрением рассматривая прозрачную голубую жидкость в стакане.
   Володя заглянул в мой стакан и поощрительно кивнул.
   - Самый вкусный сок на свете, - восторженно похвалил он.
   Я осторожно глотнула и замерла, наслаждаясь ощущением прохладной волны, которая пронеслась по моему телу, смывая усталость и обостряя все чувства. Нет, я отказываюсь даже перечислять все свои ощущения, их просто нельзя выразить словами, во всяком случае, у меня таких слов нет. Я сделала ещё два глотка, сопровождавшихся такими же ощущениями, и сияющими глазами оглядела всю нашу компанию.
   - Это что, божественный нектар? - пошутила я, вспомнив мифы Древней Греции.
   - Он самый, - с улыбкой подтвердил Торин. - Только он называется Голубой нектар в отличие от других.
   - А что, есть другие нектары? - промычала я, снова припадая к соломинке.
   - Есть и другие, - сообщил Володя, - но Голубой для наших вкусовых рецепторов наилучший. Я сейчас как раз занят изучением вкусовых рецепторов землян, - ответил он на мой невысказанный вопрос.
   - А ты на кого будешь учиться в институте? - поинтересовалась я, время от времени попивая нектар. Что меня удивило и восхитило - не было привыкания к напитку, как это обычно бывает. Каждый глоток был так же восхитителен, как и первый. - На стоматолога?
   Я спрашивала не просто так. Володин отец, Сергей Витальевич Марков, был известным во всём нашем районе хирургом-стоматологом. Про него все говорили, что у него золотые руки, у нас даже школьники соглашались идти на удаление зубов к Маркову, если, конечно, удавалось взять к нему талончик. Что уж говорить о старшем поколении - те его просто обожали.
   - Нет, - покачал головой Володя. - Я пойду на лечебный факультет, получу диплом и потом открою лечебницу нетрадиционной медицины.
   - Как интересно! - протянула я. - Возьмёшь меня к себе на работу?
   - Ты тоже собираешься в медицинский? - обрадовался Володя.
   - Я буду детским врачом, - сообщила я, отставляя пустой стакан, который тут же бесследно исчез. - Куда теперь?
   - А куда ты хочешь, - сказал Володя. Опекуны согласно кивнули. - Раз у тебя сегодня первый день знакомства с городком, ты и решай. А я присоединюсь, если ты не против.
   - Я не против, - великодушно сообщила я и, не выдержав патетики, рассмеялась. - Я даже очень рада. А я не отвлекаю тебя от твоих планов?
   - Не отвлекаешь, - так же великодушно спародировал Володя. - Мы решили сегодня просто пройтись, посмотреть, что изменилось в городке.
   - Тогда пойдёмте все на аттракционы, - предложила я. - Мне после нектара летать охота. Поскольку я сама ещё не умею, поищем аттракционы с полётами.
   - Это не проблема, - заметил Микс, - можем предложить несколько на выбор.
   Мы сошли с площадки, находящейся у западной стороны музея, и пошли к восточной части, где я заметила парк аттракционов.
   - Володя, - задала я очень интересовавший меня вопрос. - А в Школе кто-нибудь ещё из нашей школы учится?
   - Я знаю только Марину Никонову, она здесь на пятом курсе отделения Психологов, - ответил Володя.
   - Подожди, это она на линейке выступала от выпускных классов?
   Я вспомнила ладную фигурку девушки с роскошными чёрными кудрями и огромными карими глазищами. Я знала, что ею восхищались многие парни из старших классов.
   - Она самая, - подтвердил Володя.
   - А в прошлом году? - настаивала я. - Мне опекуны сказали, что от нас даже трое было.
   - Это не от нас, - с досадой сказал Володя. - Это из второй школы были ученики. Одна, Соня Морозова, на нашем отделении осталась, а отсеялись двое Стихийников. Стихийники, кстати, довольно часто отсеиваются, как я слышал. Правда? - повернулся он к своим опекунам.
   - Это в основном касается Стихийников с Земли, - уточнила Эрика. - В других мирах они более устойчивы.
   - А у нас почему? - захотелось мне узнать. Было немного обидно за нашу Землю.
   - В Мире Земли очень сложная обстановка, - подал голос внимательно слушавший нас Микс. - Из всех закрытых миров именно на Земле происходит больше всего убийств, когда Души насильно вырываются из тела и не находят успокоения. Поэтому и стихии на Земле становятся всё более непредсказуемыми. И когда потенциальные маги Земли устанавливают связь со своими стихиями, тут очень трудно удержаться от чувства превосходства над простыми людьми. Начинает прогрессировать вседозволенность. Хотя мы и предупреждаем всех, но не все хотят помнить эти предостережения. Правда, если год продержишься и не сорвёшься, потом становится легче себя контролировать. Так что отсев у Стихийников бывает в основном только в первый год обучения.
   Тем временем мы уже вошли в парк аттракционов. Ну, что я могу сказать?! Следующая пара часов пронеслась, как одно мгновение. Налеталась я "до упаду". Когда я в очередной раз сползла с воздушного аттракциона, Линни, поддерживая меня за руку, спросила:
   - Ну что, на сегодня достаточно?
   - Ой, кажется, достаточно не только на сегодня, - ответила я, стараясь преодолеть головокружение, которое раскачивало меня из стороны в сторону. - Что у нас дальше запланировано?
   - А хочешь познакомиться с людьми из другого мира? - загорелся Володя. - У меня есть друг из мира людей-оборотней, он сейчас меня позвал по ментальной связи. Мы с ним оба на Целителей учимся, а сейчас у него здесь и сестра будет учиться. Он предлагает встретиться, хочет меня с ней познакомить. Заодно и подкрепимся, они в кафе зашли.
   - Вы как? - обратилась я к опекунам.
   - Иди с Володей, - ответил Микс, - а мы тут кое-куда смотаемся. Потом мысленно нас позовёшь, мы поможем тебе вернуться в Школу.
   - Не надо, - махнул рукой Володя. - занимайтесь своими делами, я её сам к порогу вашего отделения доставлю.
   - Вот спасибо, - поблагодарили мои опекуны и тут же исчезли.
   - Вау, - восхитилась я. - А ты тоже так умеешь?
   - Я тоже так умею, - подтвердил Володя. - Ты к концу первого года тоже научишься. Только не торопись, не опережай события.
   - Ладно, не буду, - послушно согласилась я. - Ну что, где твои друзья?
   Забыла сказать, что опекуны Володи исчезли ещё раньше моих.
   - Сейчас, - откликнулся Володя, внимательно осматриваясь и к чему-то прислушиваясь. - Ага, - оживился он, повернувшись в направлении юго-запада. - Вот он. - И протянул ко мне руку: - Дай руку, идти до них далеко, я нас телепортирую.
   Я с охотой протянула ему руку, мигнул свет, и вот мы уже стоим на широкой улице перед входом в двухэтажное здание из светлого кирпича. Между этажами светились буквы, складываясь в название "Кафе ВСТРЕЧА". Складываясь, потому что буквы временами разбегались, перемешивались, а потом опять устанавливались в читабельном порядке.
   Когда мы входили в дверь, Володя заметил:
   - Здесь, между прочим, имеется телепорт в Школу. Если будешь в городке одна и окажешься поблизости, заходи и обращайся к бармену, он тебя в Школу отправит. Это устроено только для первого года обучения, к концу первого года все уже осваивают телепортацию.
   - Так долго ещё, - огорчилась я.
   - Может, тебе и недолго, - утешил Володя. - Насколько я слышал, Координаторы быстрее всех её осваивают.
   Пройдя коридор, мы вошли в просторный зал, уставленный небольшими столиками, с танцплощадкой и барной стойкой.
   - Салун на Диком Западе напоминает размещением, только намного чище, - вспомнила я любимые вестерны.
   - Так и задумано, - согласился Володя, оглядывая зал в поисках друга.
   - Володя, давай сюда, - послышался хрипловатый голос от столика у дальнего окна.
   За столиком сидело двое, парень и девочка, почему-то поняла я, хотя одеты они были почти одинаково. По мере того как мы подходили, я замечала всё больше признаков, что это не люди, вернее, не люди Земли. Они были по-своему красивы, их движения были плавными и стремительными, вот такое сочетание. Парень поднялся, приветствуя нас, девочка осталась сидеть.
   - Привет, Володя, - так же хрипловато сказал парень. На плече его кожаного жилета чётко проступали три алые полоски. - Позвольте вам представить мою младшую сестру, Дарру. А это, Дарра, - повернулся он к сестре, - мой друг из другого мира, Володя.
   И он вопросительно посмотрел на меня. Его взгляд упал на моё плечо. Когда он заметил там радужную полоску, я, кроме радости от встречи, ощутила в его ауре уважение и интерес.
   - Привет, Дарр, - ответил Володя, - очень приятно познакомиться, Дарра, - поклонился он девочке. - А это Женя, мы с ней из одного мира, а там учимся в одной школе.
   - Очень приятно, - смущённо сказала девочка.
   До меня дошло, почему она сидела так скованно - она просто была очень застенчивой. Я поглядела на её плечо - там проходила терракотово-синяя полоска. Я уже упомянула, что брат и сестра были одеты одинаково - кожаные короткие штаны, такие же кожаные жилеты. Жилеты были надеты на светло-жёлтые рубашки, у Дарры с кружевами вокруг горла, у Дарра был просто отложной воротник.
   Познакомившись, мы тоже устроились за столом. Инструктировать нас с Даррой, как заказывать еду, Дарр поручил Володе.
   - Вот смотрите, девочки, - Володя показал на стеклянный прямоугольник на столе перед каждым из нас. - Касаетесь этого экрана пальцем, на нём появляется перечень миров. Давай, Женя, попробуй, - поощрил он меня.
   Я ткнула пальцем в прямоугольник, который находился прямо передо мной. Там, действительно, появились восемь названий, причём все читались по-русски.
   - А почему все названия на русском? - удивилась я.
   Дарра тем временем проделала ту же процедуру и тихо возразила:
   - Да нет, они все на нашем.
   - Перед каждым текст появляется на его родном языке, - терпеливо объяснил Володя. - Теперь выберите каждая свой мир.
   Я послушно провела пальцем по надписи "Земля". Дарра, наверное, сделала то же самое, потому что Дарр одобрительно кивнул. У меня на экране появилась новая менюшка.
   Перечень блюд
   Кухни народов мира
   Предпочтительная еда
   Я, естественно, ткнула в "Предпочтительную", есть хотелось не по детски, не до исследований. На экране появилась клавиатура. Недолго думая, я набрала: "Два голубца в сметане, большая чашка горячего сладкого чая с сухим печеньем, яблоко". И нажала Enter. Экран погас, передо мной появилось заказанное. Мои спутники тоже уже справились со своими заказами (Дарр всё-таки помог сестре выбрать), и мы приступили к еде. Когда мы всё съели и дружно поблагодарили, перед нами появились уже привычные чаша, салфетка и стаканчик, при этом каждый оказался скрыт непроницаемым экраном. Это чтобы мы своими процедурами не портили аппетит окружающим, как пояснил Володя. Теперь мне стало понятно, почему то один, то другой столик окутывался мерцающей пеленой.
   Когда мы вышли на улицу, солнце уже касалось крыш стоящих напротив домов.
   - Ну что, ещё гуляем, или пора домой? - спросил Дарр.
   - Сразу переноситься что-то не хочется, - призналась я. - А здесь есть обратные тротуары?
   - Какие обратные? - развеселился Дарр.
   - Чтобы обратно несли, к Школе, - насупившись, пояснила я. Не люблю, когда надо мной потешаются.
   - Есть обратные, на параллельной улице, - миролюбиво заметил Володя. - Бульвар с движением к Музею идёт по центру городка, а рядом улица, по которой тротуар движется к Школе. Мы сейчас западнее от неё, так что нам туда, - и на ближайшем углу он повернул налево, поскольку здание Музея было у нас за спиной.
   Когда мы вступили на движущийся в южную сторону тротуар, я спросила у молчаливой Дарры:
   - А кто ваши опекуны и где они?
   - У брата гномы, - тихо сказала Дарра, - а у меня эльфы. Мои опекуны отпустили меня с братом, но я их чувствую.
   - Повезло тебе, - позавидовала я. - А я своих нет.
   - "А хотела бы?" - послышался в голове насмешливый голос Микса.
   - Конечно, хотела бы, - нарочито обиженно отозвалась я.
   - Чего бы ты хотела? - удивился Володя, который о чём-то тихо разговаривал с Дарром.
   В это время около нас возникла чуть ли не толпа. Микс с Линни и ещё парочка эльфов, а также Торин с Эрикой и ещё двое гномов.
   - Это она мне отвечала, - пояснил вместо меня Микс. - Ребята, знакомьтесь, - предложил он.
   Началось взаимное представление опекунов и подопечных (это я имею в виду нас с Даррой). Опекунов Дарры звали Эллитисиэль (Элли) и Мартианэль (Март). Гномы Дарра - Ингрид и Бьёрн.
   - А что это у вас скандинавские имена? - не удержалась я от вопроса.
   - Нам ваши северные народы импонируют, мы о них много читаем, вот и имена часто берём из понравившихся книг, - пояснил Бьёрн, самый серьёзный из всех опекунов и самый объёмный из них.
   - А люди у нас часто берут славянские имена, - наябедничала Элли. - Им нравятся "говорящие" имена.
   Когда мы познакомились, я повернулась к Миксу и уставилась на него "прокурорским" взглядом, как называла такой мой взгляд бабушка Тоня.
   - Ну, и чем я провинился? - так же насмешливо осведомился этот бессовестный тип.
   - Ты что, подслушивал меня? - обвиняюще спросила я. - Я же говорила с Даррой, а ответил ты, да ещё ментально.
   - "Подслушивал" было бы, если бы я на твои мысли ответил, - хмыкнул Микс, нисколько не раскаиваясь. - А так я просто услышал, ты же вслух говорила.
   - Тогда объясни, почему Дарра своих опекунов ощущает, а я вас нет? - сказала я.
   - Во-первых, потому, что она оборотень, - объяснил Микс. - Оборотни более чуткие к окружающему миру, а люди более толстокожие, - ехидно добавил он.
   - Не обижайся на него, Женя, - поспешила вмешаться Линни. - Это он просто тебя дразнит. Ты тоже можешь уже чувствовать, где мы, просто не обращала на это внимания.
   - Вот, - укоризненным тоном добавил Микс. - Это и есть во-вторых.
   Я вспомнила. Действительно, всё это время, пока мы были в кафе и шли к тротуару, каким-то фоном я видела внутри себя две перемещающиеся светлые точки.
   - Ладно, пока прощаю, - проворчала я. И пообещала: - А толстокожих я тебе припомню при случае.
   - Припоминай, - согласился Микс. - Спасибо, что предупредила, я буду начеку.
   Так, перешучиваясь, мы добрались до калитки Школы. Все опекуны исчезли перед калиткой, на территорию Школы мы вошли вчетвером. Почти сразу мальчишки свернули направо, корпус Целителей был ближайшим к входу, а мы с Даррой пошли дальше, поскольку наши корпуса виднелись в отдалении рядышком.
   - Ты здесь ещё с кем-нибудь познакомилась? - спросила я.
   - Нет, что ты, я же сегодня первый день здесь, - застенчиво сказала Дарра. - С утра мы занимались с куратором, а потом брат взял меня с собой.
   - Ты теперь с ним будешь время проводить? - поинтересовалась я.
   - Вряд ли, - Дарра покачала головой. - У него свои интересы. И то уже удивительно, что он меня с городком познакомил. Дома он совсем на меня внимания не обращает.
   - А давай мы тогда завтра вдвоём в городок пойдём, - предложила я. - ты же тоже изучаешь эмоции в аурах?
   - Давай, - радостно согласилась Дарра.
  
   Ещё одно знакомство.
  
   Мы с Даррой расстались на развилке дорожек, ведущих в наши корпуса. Я возвращалась в Школу в отличном настроении. Я нахожусь в волшебном мире, принята в Школу волшебников, познакомилась с интересными людьми (включая эльфов, гномов и инопланетян). У меня началась новая жизнь! Мне всё это очень нравилось.
   Я вошла в вестибюль нашего корпуса и замерла в нерешительности. Все стены были гладкие, без какого-либо намёка на двери. Я стояла и думала - что делать? Нет, я не паниковала. Я всегда могла позвать опекунов, я действительно уже ощущала их присутствие неподалёку. Но меня заело самолюбие. Прежде чем звать на помощь, надо хотя бы попытаться самой что-то сделать. Пока я стояла и размышляла, вновь открылась входная дверь, и в вестибюль зашёл мальчишка моего возраста. Он был явно не с Земли, уж очень он был картинно-красивый, немного напоминая эльфа, но не анимешного, как здешние, а более солидного, что ли. Ну, не могу подобрать слов для описания. Фигурки знакомых мне четырёх эльфов были легки и воздушны. Я не удивлюсь, если увижу их летающими по воздуху. У вошедшего мальчишки было более крепкое тело, скользящие (а не летящие) движения, большие лазоревые глаза и мягкие волнистые волосы, но не длинные, как у эльфов, а облегающие голову пышной шапкой. Волосы были светло-русыми или пепельными, сразу не определишь. Его костюм был похож на костюм Микса, только шикарней. Сапожки, заправленные в них брюки, кружевная (!) рубашка и то ли куртка, то ли камзол, или как там ещё их называют. Рубашка была белая, а костюм и сапоги узорчатые. Я почему-то решила, что они сделаны из змеиной кожи. На левом плече я заметила такую же радужную полоску, как у меня.
   - Привет, - дружелюбно сказал мальчишка. - Ты тоже новенькая?
   - Привет, - ответила я и подтвердила: - Да, новенькая. Я только сегодня в Школу поступила.
   - И я сегодня, - радостно сказал мальчик. - Наверное, я пришёл после тебя, потому что Стас сказал, что Женя принесла ему удачу. Это ты Женя?
   - Я Женя, - согласилась я. - А ты?
   - Меня зовут Нил, - представился мальчик. - Я живу на Риннаре, это название моего мира, - пояснил он. - А страна наша называется Азония.
   - Мой мир называется Земля, а страна - Россия, - сообщила я.
   - У вас там тоже много проблем? - спросил мальчик. - У нас так выше крыши. Мои опекуны говорят, что моя задача - научиться помогать моему Миру возрождаться. Это очень трудно, - вздохнул он.
   - А у тебя кто опекуны: эльфы, гномы, люди? - спросила я.
   - Люди, - улыбнулся Нил. - Наша страна степная, холмистая, а лесов и гор мало, так что у Врат меня люди встретили, только они больше похожи на тебя, чем на нас. Моих опекунов зовут Ярослав и Веселина, и я знаю, что они нас сейчас слышат.
   - Мои тоже, - подтвердила я. - Меня сюда эльфы привели, Линни и Микс.
   - Как ты думаешь, как нам попасть к себе? - спросил Нил. - Я не хочу звать опекунов, хочу сам разобраться.
   - Я как раз об этом думала, когда ты вошёл, - призналась я.
   - Есть идея, - оживился Нил. - Давай пройдём туда, где кураторы дверь открывали, когда мы здесь появились. У тебя где дверь была?
   - Вот здесь, - показала я на правый угол.
   - А у меня прямо, - указал Нил. - Идём?
   Мы приблизились к стенам в указанных местах, перед нами проявились двери.
   - Сработало, - ликующе сказал Нил. Прежде чем открыть дверь, он повернулся ко мне, - Женя, а ты завтра в городок одна пойдёшь?
   - Нет, с подругой, - ответила я.
   - У тебя здесь подруга? - удивился он. - Тоже с Земли?
   - Нет, она из другого мира, мы с ней только сегодня познакомились, - пояснила я.
   - Повезло тебе, - вздохнул Нил. - А я пока здесь никого не знаю. Сначала опекуны показали мне план городка, а потом я один ходил.
   - Слушай, а давай завтра с нами, - предложила я.
   - Я бы очень хотел, - обрадовался Нил. - А твоя подруга не будет возражать?
   - Да вряд ли, - пожала я плечами. - Знаешь что? Я сейчас через моих опекунов спрошу Дарру, если она возражать не будет, я тебе сообщу через твоих опекунов. Тогда встретимся завтра после обеда, договорились?
   - Договорились, - радостно согласился Нил. - И спасибо тебе. Я очень рад, что мы встретились.
   Он смутился, порывисто открыл свою дверь и исчез за нею. Я тоже открыла свою и оказалась в нашей общей комнате, где меня поджидала моя троица.
   - Ну, что, Женя, довольна прогулкой? - спросила Нонна.
   - Очень, - воодушевлённо отозвалась я, с удивлением оглядывая себя в зеркале. Мой уличный костюм исчез, на мне опять был школьный комбинезон. Я не возражала, мне нравились все одежды, вернее, они, прежде всего, нравились моему телу. Я посмотрела на опекунов. Их одежда тоже сменилась.
   - Сейчас будешь Дарру спрашивать или погодя? - спросила Линни.
   - А чего откладывать? - решила я. - Давай сразу и спросим, чтобы знать точно, идём мы завтра вдвоём или втроём.
   - А если Дарра откажется, ты не позовёшь Нила? - с интересом спросила Линни.
   - Если Дарра откажется с ним идти, я извинюсь перед Нилом и не позову пока, - сообщила я. - Мне сначала надо выяснить, почему она не хочет, чтобы с нами ещё кто-то пошёл. Только из-за стеснительности или есть другие причины. Надеюсь, Нил поймёт и не обидится, во всяком случае, я постараюсь ему объяснить.
   - Тогда давай спросим Дарру, а потом ты примешь решение, - предложила Линни.
   - Спрашивай, - попросила я.
   - Сама спросишь, - улыбнулась Нонна. - Я сейчас настрою экран и попрошу куратора Дарры сделать экран для неё.
   - Вау, и тут Скайп есть! - восхитилась я.
   - Какой Скайп? - заинтересовался Микс.
   - После расскажу, - отмахнулась я, поскольку в голографической рамке уже появилась Дарра. У неё тоже костюм изменился, вернее, на ней был двухцветный комбинезон: синий верх и терракотовый низ.
   - Женя? - удивилась Дарра. - Что-то случилось? Ты не можешь идти завтра со мной? - упавшим голосом предположила она.
   - Наоборот, очень хочу, - торопливо заверила я, с удовольствием наблюдая, как уходит её уныние и на лице проступает радость. - Я только хотела спросить, ты не будешь возражать, если мы втроём пойдём. Я тут познакомилась с одним мальчиком, он тоже первый день здесь и ещё никого не знает.
   - Когда это ты успела с ним познакомиться? - поразилась Дарра. - Мы же с тобой совсем недавно расстались!
   - Да он на нашем отделении будет учиться, - пояснила я. - Вошёл следом за мной в вестибюль, вот и познакомились, пока двери искали. Ну, ты как, не против?
   - Да в общем-то нет, - раздумчиво протянула Дарра. - Если он драться и обзываться не будет, то я не против.
   - Не думаю, что он драчун, - засмеялась я. - А если что, так нас же двое, мы его первые отколошматим. Ладно, спасибо за согласие, завтра после обеда встречаемся на развилке, предварительно созвонимся.
   Экран погас. Я повернулась к Нонне.
   - Теперь бы с Нилом связаться, - попросила я. - Я с его опекунами не знакома, знаю только их имена: Ярослав и Веселина.
   - Если он из нашего отделения, это вообще не проблема, - заверила меня Нонна. - Покажи мне, в какую дверь он вошёл.
   Я послушно представила вестибюль и дверь, за которой исчез Нил.
   - Понятно, - кивнула Нонна. - Сейчас позовём твоего приятеля.
   Но в голографической рамке вместо Нила появился ещё один пушистик, по виду намного старше Нонны.
   - Ну, чего тебе? - неприветливо буркнул он.
   - Ты чего это, старый, ворчишь? - изумилась Нонна. - Женя с Нилом хочет поговорить, позови его.
   - А то и ворчу, что мальчик домой голодный пришёл, - так же сердито сказал домовой. - Я уже опекунов отругал. Мало ли что он захотел один погулять! Надо было сначала объяснить ему, где он покушать может, а потом уже оставлять его одного. А сейчас я его есть усадил.
   - Ладно, не хочешь звать, сам передай Нилу, что завтра его две девочки с собой зовут, - сказала Нонна.
   - Вот это другое дело, - смягчился домовой и обратил своё внимание на меня. - Это ты Женя будешь?
   - Я, - подтвердила я. - А вас как зовут?
   - Леоном меня зовут, - улыбнулся домовой, - и не надо мне выкать, мы к этому не приучены.
   - А можно, я тогда буду тебя дедушка Леон звать? - просительно сказала я. - У нас, на Земле, старшим можно ты говорить, если они родные.
   - Можно дедушкой, - совсем подобрел домовой.
   Но в это время в рамке появился Нил, что-то торопливо дожёвывающий.
   - Женя, ты что хотела мне сказать? - с надеждой спросил он.
   На нём тоже вместо "змеиного" костюма был школьный комбинезон.
   - Я только хотела тебе сказать, что сейчас говорила с Даррой. Она согласна, чтобы ты пошёл завтра с нами, только с условием, что ты драться не будешь, - сообщила я.
   - Я с девочками не дерусь! - оскорблённо выпрямился Нил, но, заметив, что я смеюсь, тоже рассмеялся. - Спасибо, я очень рад. Когда и где встречаемся?
   - Завтра после обеда я тебя позову, из корпуса вместе выйдем, а Дарра будет ждать нас на развилке. Ну ладно, иди кушай и приятного аппетита.
   - Спасибо, Женя, - ещё раз поблагодарил Нил, и рамка погасла.
   - Вот сразу чувствуется Дар Координатора, - удовлетворённо заметила Нонна. - В первый же день приятелей нашла.
   - Нонна, а кого ты подразумеваешь под словом "приятель"? - с интересом спросила я.
   - Приятель, - ответила она, - это тот, с кем тебе приятно общаться. А вот станет ли он потом другом - это не обязательно. Приятельские отношения можно поддерживать со многими, а вот друзей много не бывает.
   - А почему? - не удержалась я от очередного вопроса.
   - Другу отдаёшь часть Души, - пояснила Нонна. - Он становится неотъемлемой частью твоей жизни. С ним делишься всем, а его заботы воспринимаешь, как свои.
   Я задумалась. Вот у папы, не считая мамы, один друг - дядя Витя. Их дружба возникла не сразу. В институте они просто приятелями были, а сдружила их армия. Вернее, трудности, с которыми они там столкнулись. Папа сам говорил, если бы не Виктор, неизвестно, вернулся бы он из армии здоровым и вернулся ли вообще. А вдвоём они выстояли и с тех пор доверяют друг другу безгранично. А ещё папа с мамой - настоящие друзья.
   - Ну, эти твои рассуждения касаются только закрытых миров, - ревниво заметил Микс. - В наших мирах всё по-другому, у нас не может быть предательства и обмана. Здесь каждый тебе - друг.
   Мы дружно помолчали, обдумывая сказанное.
   - Нонна, - снова спросила я. - А муж и жена обязательно должны быть друзьями?
   - В волшебном мире это обязательное условие союза, - подтвердила Нонна. - А вот в закрытых мирах это бывает далеко не всегда. Но если пару, кроме любви, соединяет дружба - это союз навеки, потому что это половинки, слитые в единое целое.
   - Да, - прочувствованно подтвердила я. - Вот у меня родители такие.
   - Вот поэтому и ты в Координаторы годишься, - неожиданно заметил Микс.
   - Почему ты так думаешь? - изумилась я.
   - Когда дети растут в гармоничной семье, то и их миры находятся в гармонии, - немного непонятно для меня сказала Линни.
   - Ребята, - оживилась я. - А как вы считаете, мои братишки тоже могут поступить в нашу Школу, когда подрастут?
   - Вполне возможно, - ответила Линни. - Это если в сестру пойдут, - шутливо добавила она, ласково мне улыбаясь.
   Я эту ласку почти физически почувствовала.
   - Я обязательно постараюсь помочь им, - клятвенно заверила я.
   - Вот и хорошо, - как бы подвела итог Нонна. - А сейчас давай приступать к изучению ещё одного курса - начнём изучать отрицательные эмоции. Это тебе особенно пригодится в твоём мире.
   - Боюсь, что очень пригодится, - со вздохом согласилась я.
  
   Новый предмет изучения.
  
   Я прошла на своё место в учебном отсеке, опекуны уже привычно разместились рядом. Сначала всё шло нормально. Нонна опять вызвала экран со спектрами эмоций, только сейчас была заполнена и его правая сторона. И если при взгляде на левую сторону у меня опять появились чувства радости и восторга, то правая сразу же вызвала инстинктивное отвращение. Вроде бы цвета были те же, тоже охватывающие весь цветовой спектр, но если слева это был яркий, насыщенный, чистый цвет, приятный для глаз, то справа цвета были мутными, грязными. Так и тянуло взять тряпку и протереть правую часть экрана с помощью мощного чистящего средства.
   - Весь экран запомнила? - спросила Нонна.
   - Весь, - утвердительно кивнула я, закрыв глаза и удостоверившись, что все спектры находятся перед моим внутренним взором.
   - Тогда переходим к практике! - объявила Нонна. - Сейчас я тебе включу голографическую запись какого-либо собрания людей в вашем мире, а ты будешь различать эмоции, положительные и отрицательные.
   - А какие записи у тебя есть? - поинтересовалась я.
   - Да их много, - обрадовала меня Нонна. - Хочешь, начнём практику с твоего класса?
   - А запись совещания министров у тебя есть? - спросила я.
   - У меня даже заседания вашей Думы есть, - гордо сообщила Нонна.
   - О, с этого и начнём, - воодушевилась я. - Давай заседание Думы.
   - Уверена? - нерешительно спросила Нонна.
   - Конечно, - заверила я. - Я знаешь, сколько раз их по телевизору смотрела?
   То, что произошло далее, не смог предугадать никто. Когда передо мной возникла голограмма заседания Думы, и я взглянула на ауры депутатов, мне стало так нехорошо, как ещё никогда до этого не бывало. Помню, я однажды отравилась несвежей пиццей, которую купила в школьном буфете. То, что я тогда испытала, было слабым подобием того, что было со мной сейчас. Всё содержимое моего желудка поднялось по пищеводу, и меня вырвало прямо на мой учебный стол. К счастью, это длилось недолго. Я ещё успела услышать панический вопль Нонны, и перед глазами всё померкло.
   По-видимому, я очень быстро пришла в себя. Я лежала на мягком диванчике в другом конце общей комнаты, надо мною склонились три озабоченные физиономии.
   - Ну, как ты, Женечка? - виновато спросила меня Нонна.
   - Голова кружится, - пожаловалась я, - и вкус во рту мерзкий. Что это со мной было?
   - Это я виновата, опростоволосилась, - сокрушённо призналась Нонна. - Совсем забыла про эмозащиту.
   - Про что ты забыла? - не поняла я.
   - Надо было поставить на тебя эмозащиту, - пояснила Линни, протягивая мне знакомый стакан, неизвестно откуда взявшийся в её руке.
   Я с благодарностью приняла стакан и присосалась к соломинке. С первого же глотка живительного Голубого нектара головокружение улеглось, и исчез этот мерзкий привкус желчи во рту.
   - А поподробнее? - потребовала я дальнейших объяснений, усаживаясь на диванчике. Опекуны устроились рядом, Нонна - в кресле напротив, всё ещё тревожно поглядывая на меня.
   - Когда мы выходим в Поиск на закрытые миры, - начал объяснять Микс, - мы создаём себе эмозащиту, которая даёт нам возможность видеть отрицательные эмоции других живых существ, но сами мы ощущаем только положительные.
   - Надо было и тебе такую защиту установить, - снова виновато заговорила Нонна, - а я забыла.
   - Не вини себя, - попыталась утешить её Линни. - Я в общем-то понимаю причины твоей забывчивости. Во-первых, эмозащита есть у нас с Миксом, а мы сидели рядом с Женей, и ты могла подумать, что и на ней защита есть. Во-вторых, ты собиралась начать обучение Жени с ознакомления с аурами её одноклассников, и не предполагала, что Женя выберет взрослых, да ещё самых изощрённых в интригах.
   - Правда, Нонна, не переживай так, - попыталась и я успокоить свою кураторшу. - Тут и моя вина не меньше. Да и вообще, ты же сама говорила, что это твоя первая работа здесь. Ты ещё опыта не имеешь, а на ошибках учатся - вспомнила я слова папы.
   - Я всё равно сообщу о своём промахе Совету домовых Школы, - упрямо заявила Нонна.
   - Это пожалуйста, - согласился Микс. - Только сообщи ещё, что Женя тебя сразу поняла, не обижается, а мы все получили урок.
   И он вопросительно посмотрел на меня. Я кивнула, подтверждая своё согласие.
   - Я нисколько не обижаюсь, и вина моя не меньше, - сказала я, энергично поднимаясь с дивана. - Ну, что, продолжим урок?
   - Не сегодня, - содрогнулась Нонна. - Я сейчас установлю тебе эмозащиту, впитаешь её, а уж завтра продолжим обучение. И лучше начинать не с этими депутатами, а с твоих сверстников.
   - Ладно, - согласилась я. - Тогда пойдём ко мне на веранду, посидим там у камина и устроим вечер вопросов и ответов.
   Мы перешли на веранду. Нонна поколдовала надо мной, устанавливая эмозащиту, которую я и не ощутила, но поверила ей на слово, что она на мне установлена. Потом она исчезла. Пошла, наверное, каяться в свой Совет, уж очень виноватый вид у неё был.
   - Тебе настоящий камин нужен? - немного напряжённо спросил Микс.
   - Нет, хватит и иллюзии, - отмахнулась я, усаживаясь в кресло-качалку.
   Другое кресло занял Микс, Линни устроилась на качелях. Я почувствовала и напряжение Микса, когда он подумал, что придётся жечь дрова в камине, и облегчение после моих слов, что ему не придётся испытывать неприятные ощущения, глядя, как горят дрова. В камине, созданном Миксом, пламя плясало над раскалёнными кусками угля.
   - А почему я так хорошо понимаю, что ты чувствуешь? - потребовала я объяснений. - Раз эмозащита установлена, я должна только знать о твоих чувствах, но не ощущать их.
   - Эмозащита действует только на чувства из закрытых миров, - пояснил Микс. - У нас чувства не несут угрозу для эмпата. А то, что ты лучше меня понимаешь, означает, что ты быстро осваиваешь эмпатию.
  
   Неожиданная, но радостная встреча.
  
   - Женя, ты говорила про вечер вопросов и ответов, - напомнила Линни. - У тебя есть какие-то вопросы?
   - По-моему, у неё всегда есть какие-то вопросы, - засмеялся Микс.
   - И это очень хорошо! - важно объявила я. - Мой папа часто цитирует, кажется, Декарта "Cogito ergo sum", что в переводе означает: "Я мыслю, значит, я существую". А мыслить и означает задавать вопросы и получать на них ответы.
   - Ну, и какие вопросы у тебя накопились? - серьёзно спросил Микс.
   - Вот первый, - сказала я. - Вы мне говорили, что Школу на Острове создали подростки вашего Мира.
   - Правильно, - подтвердила Линни.
   - То есть, ваши взрослые на Острове не бывают?
   - А зачем им? - пожал плечами Микс. - Это наше место практики, мы тут всё и организуем, с помощью домовых, конечно.
   - А Учителя? - спросила я.
   - Что Учителя? - не понял Микс.
   - Учителя приходят на Остров? - терпеливо повторила я.
   - Нет, не приходят, - так же терпеливо сказал Микс. - Им незачем приходить сюда, им и так доступна вся информация по нашей практике.
   - А кто же те взрослые, которых я видела в кафе и на улицах? - попыталась я уличить их.
   - Взрослые? - недоумевающе переспросила Линни.
   - Ты, наверное, имеешь в виду учеников старших курсов Школы, - дошло до Микса. - Ну да, в Школе ведь надо учиться не меньше десяти лет, так что оканчивают её в двадцать три - двадцать пять. Ты этих взрослых имела в виду?
   - Наверное этих, - неуверенно согласилась я. - Только некоторые показались мне старше.
   - Не старше твоих родителей? - вкрадчиво спросил Микс.
   - Нет, конечно, наверняка моложе, - замотала я головой.
   - Вот, - воскликнул Микс, - а ведь твои родители тоже ещё очень молоды. А некоторые старшекурсники выглядят постарше, потому что ощущают груз ответственности за свой Мир, который лежит на их плечах, - немного высокопарно выразился он.
   - Понятно, - немного задумчиво протянула я. И снова оживилась. - Между прочим, кто-то из вас говорил, что на нашем отделении уже пять лет не было представителей Земли. Значит, тот, кто был до меня, сейчас на шестом курсе?
   - На шестом, - подтвердил Микс.
   - А ты можешь сказать, откуда он? - поинтересовалась я.
   - Сказать так сразу не могу, сейчас узнаю, - ответил Микс и прикрыл глаза, сосредоточенно думая о чём-то. Вскоре он глянул на меня с довольным видом.
   - Ну что, узнал? - поторопила я.
   - Узнал, - подтвердил он, - но это не твой соотечественник, к сожалению. Он из Канады.
   - Из Канады? - насторожилась я.
   - Да. Его зовут Жан-Жак...
   - Ардью?! - мой вопль перебил его неспешный ответ.
   - Да, - удивлённо подтвердил Микс. - А как ты догадалась?
   - А так и догадалась! - торжествующе заявила я. - Он хоть и не мой соотечественник, зато мой родственник. Это кузен моего папы.
   Помните, когда я рассказывала о нашей семье, я говорила, что у бабушки Жени с дедушкой Жераром родился сын Шарль? Так вот, Шарль очень рано женился и теперь его сын Жан-Жак по возрасту был ближе ко мне, чем к папе. Поэтому и общался он больше со мной, чем со своим кузеном. Этакий у меня был старший братец во время наших визитов в Канаду. А больше всего мы с ним по Скайпу общались. Это бабушка Женя поощряла, она просила Жан-Жака чаще говорить со мной на французском. Я не говорила, что я ещё и французский учу? Нет? Ну вот, теперь говорю.
   - А он сейчас здесь, на Острове? - с надеждой спросила я.
   Микс опять посмотрел куда-то и утвердительно кивнул.
   - Кстати, ты можешь его позвать, - самодовольно заявил он. - я настроился на его опекунов.
   - Жани, - завопила я в пустоту.
   - Жени? - послышался удивлённый возглас и на веранде появился растерянный Жан-Жак. Как я и думала, он очень обрадовался, увидев меня. - О, Жени, сестрёнка, ты даже не представляешь, как я рад увидеть тебя здесь.
   - Почему это не представляю? - строптиво задрала я нос. - Очень даже хорошо представляю, потому что я рада не меньше. Познакомься, это мои опекуны, Линни и Микс.
   - Сейчас со своими познакомлю, - пообещал Жан-Жак.
   Я знаю, что Жан-Жаку уже исполнилось 18 лет, но его опекунам, которые появились на нашей веранде, я бы не дала больше 16-ти. Это были люди, Клод и Жаклин. Когда мы все познакомились, я не удержалась от очередного вопроса:
   - А чего это у вас земные имена?
   - А мы на Острове во время практики берём новые имена, - охотно объяснил Клод, устраиваясь на вторых парных качелях вместе с Жаклин. - Это у нас только эльфы со своими именами не хотят расставаться, - насмешливо поглядел он на моих опекунов.
   - И правильно делают, - горячо заступилась я за своих ребят, но тут же застыла с открытым ртом.
   Жан-Жак сотворил себе прозрачное кресло-шар, подвесив его на цепи к потолку, и удобно устроился в нём среди мягких подушек. Я такое кресло видела по телевизору в передаче "Квартирный вопрос".
   - Вау, Жани, и я такое хочу! - воскликнула я.
   - Да пожалуйста, не вопрос, - откликнулся кузен, создавая такое же кресло и для меня. Я забралась в него, наслаждаясь ощущением уюта и защищённости, которое у меня появилось в этом шаре. Вроде бы и общаюсь со всеми и в то же время нахожусь в своём огороженном уголке. Блеск! Словами просто не описать все мои чувства. Обязательно, когда вернусь домой, попрошу папу мне в комнате такое кресло подвесить.
   - Ну, рассказывай, как ты тут устроилась? - попросил Жан-Жак, сотворив мне и себе по стакану сока.
   Опекуны обеспечили себя напитками сами.
   - Долго рассказывать, - промычала я, припав к соломинке, и сделала большой глоток. - Представляешь, первый день, а кажется, что прошла вечность!
   - Ну, и не рассказывай, - легко согласился кузен. - Давай, я просто просмотрю твои воспоминания. Можно?
   - Тебе можно, - легко согласилась я.
   Времени на мой "просмотр" ему потребовалось совсем немного.
   - Ого, - с уважением протянул Жан-Жак. - Сколько ты уже знакомств завела. Молодец!
   Его похвала была мне приятна, я очень уважала моего кузена. А как он разбирается в компьютерах! Теперь вообще-то понятно, почему.
   - А ты как тут, успешно учишься? - спросила я нарочито строгим голосом. - Не роняешь звание землянина?
   Жан-Жак посмотрел на своих опекунов.
   - Не роняет, - поспешил подтвердить Клод. - Кузен у тебя молодец, он уже получил допуск во все Миры Содружества и намного расширил программу Школы.
   - А мне ничего не говорил, - упрекнула я.
   - Прости, Жени, - ласково улыбнулся мне Жан-Жак. - Сама понимаешь, нельзя было.
   - А теперь-то можно? - спросила я.
   - Ты о Земле? - догадался он. - Конечно, можно, но только при личных встречах. По телефону и Скайпу лучше об этом не говорить. Но на Земле ты теперь всегда можешь рассчитывать на мою помощь. Как вернёмся, я попробую и ментальную связь между нами установить. Не знаю, получится ли у нас на твоём первом году обучения, на втором-то точно сможем общаться мысленно.
   - Это хорошо, - удовлетворённо заметила я.
   Мы все немного помолчали, глядя в огонь иллюзорного камина.
   - Женя, ты сказала, у тебя много вопросов, - напомнил Микс.
   Я неохотно оторвалась от своих размышлений, оглядела всех присутствующих и вспомнила, что я хотела ещё узнать.
   - Жани, - обратилась я к кузену, - ты уже обо всех закрытых мирах знаешь?
   - Обо всех, - подтвердил он. - Тебя какие интересуют?
   - Хоть кратенько, расскажи о тех, с которых Дарра и Нил, - попросила я.
   - Ну, если кратенько, то в Мире Дарры (он называется Барруш) разумные появились около пяти тысяч лет назад. Они прибыли на огромном межзвёздном корабле, на котором было около тридцати тысяч людей-оборотней. На Барруше нет больших континентов, но есть много больших островов. Корабль стал спутником планеты, а экипаж опустился на планету в самом удобном для проживания поясе островов. Управляли кораблём биокомпы, они же распределились по нескольким самым благоприятным для жизни островам. Каждый биокомп выбрал для себя остров, которые они начали преобразовывать под нужды переселенцев. Биокомпы осуществляют общий контроль жизни общества, каждый на своём острове, но их разум объединён в единую сеть. Всё в жизни людей подчиняется принципам Разумности и Целесообразности. Каждый биокомп всё контролирует на своём острове, а вот с океаном у биокомпов не получается найти общий язык, поэтому мореплавание там не поощряется.
   - А почему? - спросила я.
   - Люди-оборотни могут плавать между островами, но тогда они выходят из-под контроля биокомпов.
   - Если всё подчиняется разумности и целесообразности, то это скучно, - заявила я. - И что, все довольны?
   - Если бы все были довольны, этот мир не был бы закрытым, - усмехнулся Жан-Жак. - Кстати, он закрыт с обеих сторон, биокомпы на своих островах тоже барьеры установили.
   - А как же Дарр и Дарра? - с недоумением спросила я.
   - А они почти наверняка прошли через острова, не контролируемые биокомпами, - предположил Жан-Жак. - Ты не торопись узнать всё сразу. Осваивай программу постепенно. Знакомство с закрытыми мирами подробно будет изучаться на втором курсе.
   - А про Риннар можешь хоть немного сказать? - попросила я.
   - Риннар по уровню развития напоминает средневековую Землю, - сказал Жан-Жак. - Там королевства, эмираты, ханства, империи. Но церковь там одна и она играет положительную роль в жизни планеты. Она выступает как миротворец при военных конфликтах, священнослужители владеют магией, церковь способствует развитию просвещения, наук и культуры. Этакий объединяющий орган, почти как у нас ООН, и с такими же малозначительными результатами.
   - Почему? - удивилась я.
   - Потому что каждая страна живёт по своим правилам. Ладно, потом всё узнаешь, - заторопился он. - Рад был тебя повидать, ещё увидимся, а сейчас нам пора возвращаться, у меня ужин с драконами.
   - Вау, - восхитилась я и жалобно спросила. - А мне к тебе нельзя?
   - Тебе пока нельзя, - с сожалением сказал Жан-Жак. - Это в другом мире, там летать надо.
   - Тогда до свидания, - вздохнула я и чмокнула наклонившегося ко мне кузена в щёку.
   И мы остались на веранде втроём. Но почти сразу появилась Нонна, уже более спокойная, чем раньше.
   - Ох, какие у тебя здесь шикарные кресла, - восхитилась она, устраиваясь в шаре, в котором сидел Жан-Жак. - Я себе тоже такое сделаю. А теперь ужинать, мои хорошие. Мойте руки и за стол.
   Когда ужин подходил к концу, я спросила Нонну:
   - А после ужина какие планы? Может быть, всё-таки попрактикуемся в эмпатии?
   - Нет, нет, - быстро возразила Нонна. - Пусть защита стабилизируется. И вообще у тебя после ужина свободное время. Можешь почитать или посмотреть какой-нибудь фильм.
   - Фильм, - решила я и обратилась к опекунам, - ребята, вы как?
   - Фильм и мы посмотрим, - согласился Микс. - Ты земной будешь смотреть?
   - Земной, - сказала я. - Давайте посмотрим "Гостья из будущего".
   Мы разместились в левой части общей комнаты на том диванчике, где я очнулась после "знакомства" с эмоциями думцев. Ребятам фильм тоже понравился, я лично смотрела его в третий раз.
   А потом я искупалась в моей ванне-бассейне, почистила зубы, мой комбинезон превратился в мягкую пижаму, и я улеглась в свою кровать под балдахином. День у меня был так насыщен событиями, что заснула я почти сразу. Кровать с балдахином казалась мне уютным гнёздышком, закрывающим меня от всех невзгод и проблем. Во сне я летела рядом с радужными драконами над поросшими густыми лесами холмами, и ласковый прохладный ветерок овевал моё тело.
  

ВТОРОЙ ДЕНЬ

  
   Утро второго дня.
  
   Утром я открыла глаза с ощущением радости и живительной бодрости. Вот как-то так. Я выбралась из постели и подошла к гимнастическим снарядам, которые Нонна по моей просьбе повесила в центре комнаты. Полазила по канату, покачалась на кольцах с перевёртываниями, а потом моё любимое упражнение. Быстро поднявшись по лестнице до потолка (а потолок-то был метрах в четырёх от пола, если не выше), я так же быстро спускалась по канату, обращая внимание на то, чтобы вовремя притормаживать и не ободрать ладони. Кто думает, что это легко, пусть сам попробует.
   А потом я отправилась в ванную. Я обожаю воду, но бассейн у нас дома используется только летом, а в остальное время - душевые кабинки и баня. Но это всё не то, там вода по тебе течёт, а я люблю находиться в воде. Так что сейчас я просто наслаждалась пребыванием в тёплой водичке. На полочке я нашла несколько шампуней, сначала перенюхала их, выбрала тот, запах которого мне понравился больше всего, и вымыла голову.
   Когда я ополоснулась и вышла из ванны, волосы быстро высохли, а на мне опять появился мой школьный комбинезон. И я отправилась на завтрак. Линни и Микс уже ждали меня, но за стол ещё не садились.
   После завтрака последовали три урока с двумя переменами между ними. Как и вчера, на первом уроке я, под руководством Нонны, создавала свою голографическую копию. Ну, это сильно сказано, что я. Почти всю работу, как и вчера, проделала Нонна, я только помогала, но уже более осознанно. Сам процесс уже был мне ясен, но очень трудно было, не отвлекаясь, сосредоточенно, выполнять его шаг за шагом. Нонна утешала меня, что постепенно я всё освою. Тут главное - практика. А Линни ободряла замечаниями типа: "Помни, Женя, по кусочку за раз". Когда мы эту копию создали, Нонна предложила нам отдохнуть в парке. Я посмотрела в ближайшее французское окно и только сейчас обратила внимание на то, что парк за окнами общей комнаты чем-то отличается от моего парка, ну, того, где вчера я и опекуны играли с белками.
   - Нонна, - обратилась я к кураторше, - а мой парк, он тот же, что и этот?
   Я указала за окно.
   - Нет, это разные пространства, - объяснила Нонна. - Этот парк, что за окном, создавали мы втроём, учитывая, конечно, и твои предпочтения.
   Опекуны согласно кивнули, подтверждая её слова.
   - А за моими окнами? - спросила я.
   - А там я сделала парк с учётом твоих невысказанных желаний, - сообщила Нонна. - У тебя в голове мелькали имена Тарзан и Маугли, но на переднем плане был совсем другой вид. Вот этот вид я и создала, а джунгли тех двоих ждут своей очереди. Как я поняла из твоих мыслей, джунгли опасны для людей. Так что я их создам со временем, если ты захочешь, но только тогда, когда ты овладеешь телепортацией и левитацией.
   - Да уж, - поёжилась я, - джунгли лучше потом. Подожди, - нахмурилась я, - а как же вы утверждали, что не читаете чужих мыслей? И в то же время ты считываешь из меня эти виды.
   - Мы не читаем мыслей, особенно личных, - подтвердила Нонна. - Будешь изучать особенности человеческой психики, узнаешь, что твоё подсознание само решает, какие мысли и образы являются твоими личными и их никто не сможет прочитать, а какие оно само выставляет, так сказать, на всеобщее обозрение. Всеобщее, я имею в виду, для эмпатов и телепатов.
   - Понятно, - с облегчением вздохнула я, - а то меня беспокоило, что на некоторые мои мысли мне здесь отвечают.
   - Теперь успокоилась? - улыбнулся Микс.
   - Теперь да, - подтвердила я. - Пойдём теперь в ваш парк, погуляем?
   Парк за окнами общей комнаты был классный. Только очень большой, одной перемены не хватило бы, чтобы обойти хотя бы малую его часть. Это я сужу по тому, что ребята предложили мне подняться на обзорную вышку недалеко от окна, из которого мы вышли. На неё вело не меньше сотни ступеней. Я при подъёме считала, но в какой-то момент сбилась со счёта. На обзорной вышке парк был как на ладони - беседки, фонтаны со скульптурами и без, скульптуры без фонтанов, огромные клумбы разных цветов. Вдали вроде виднелся каскад фонтанов наподобие Петергофского. Но повосхищаться всем я не успела - трель звонка позвала нас на следующий урок. Спускались мы по канатам, свисающим с вышки. Опекуны меня страховали, но я справилась и даже удостоилась их похвал. Ну, я ведь и дома тренировалась.
   А Линни утешила, когда мы шли к дому:
   - Не огорчайся, Женя, у тебя ещё будет время, чтобы обойти весь парк, и не раз. За десять лет он тебе ещё надоест, захочешь изменить.
   - Это вряд ли, - покачала я головой, входя в комнату. - Я считаю, красивые места не надо менять.
   Второй урок, если вы помните, был посвящён созданию эталонной голограммы моего тела. Тут мы трудились втроём: этот Мир, Линни и я. И опять доля моего участия была пока мизерной, но я не отчаивалась.
   Вторую перемену мы провели в моём парке. Здесь я предложила было тоже сделать обзорную вышку, но Нонна меня отговорила.
   - В твоём парке очень много деревьев, - пояснила она. - Они закрывают обзор. Да и вообще, я там создала несколько тайных уголков. Лучше, если ты их будешь открывать постепенно, тогда у тебя долго будет сохраняться интерес к исследованию твоего парка.
   Тогда мы просто пошли смотреть, что же имеется в моём личном пространстве. Когда мы миновали рощицу, где жили белки, то неожиданно вышли на очень живописную поляну, заросшую густой травой с множеством полевых цветов. Над цветами вились пчёлы и стрекозы.
   - А пчёлы не кусаются? - с опаской спросила я, не решаясь двигаться дальше.
   - Пчёлы у нас тоже эмпаты, - утешила Линни. - Они тебя не тронут, ты ведь не излучаешь опасность для них.
   - Тогда сделай дорожку к пруду, чтобы мы траву не топтали, - попросила я.
   Дело в том, что посреди поляны виднелся небольшой пруд, в котором резвились рыбки, я видела, как они выпрыгивают из воды, гоняясь, вероятно, за мелкими насекомыми, которые вились над водой. У берегов пруда виднелись кувшинки и водяные лилии. Ну, это я так подумала, я в цветах, которые растут в водоёмах, не разбираюсь. А питался пруд из ручейка, который стекал с пригорка слева от нас. Ручеёк был довольно широким, метра два, и по берегам был выложен камнями. Некоторые камни были довольно крупными, так и тянуло присесть на них, опустив ноги в прохладную воду.
   - Нравится? - спросила Линни.
   - Ещё бы, - воодушевлённо подтвердила я и мысленно поблагодарила оставшуюся дома Нонну: "Спасибо большое".
   "Всегда пожалуйста" - получила я мгновенный ласковый ответ.
   Вскоре очередная трель позвала нас на последний урок перед обедом. Ну, тут мне пришлось попотеть! Хоть Микс и помогал, но основная нагрузка теперь была на мне. Надо было выискивать мельчайшие отклонения моего голографического слепка от эталонного и исправлять их. Нет, крупные несоответствия я, конечно, замечала сразу. Но Микс требовал, как он выразился, "ювелирной" работы. Как и вчера, мы занимались моими зубами. Опекуны уверяли меня, что, с учётом условий Земли, это одно из самых слабых мест в организме человека, поэтому спешка здесь неуместна. Забыла сказать, что, доводя какую-то часть (в данном случае, зуб) до эталонного состояния, Микс учил меня программировать организм уже на автоматическое (это моё выражение) поддержание этого эталонного состояния. Вот это было самое трудное в учёбе. Но я старалась. Хоть и трудно, но ведь интересно! А самое главное, я же старалась для своего тела, то есть, для себя. Это не эгоизм, это любовь к себе, сказали мне опекуны. А каждый человек, вернее, каждое живое существо должно любить себя и заботиться о себе. Вот чему я училась!
  
  
  
   Вторая половина второго дня.
  
   После обеда я обратилась к опекунам:
   - Если вы хотите пойти со мной, я не возражаю, я всегда вам рада, но если вы хотите заняться своими делами, я не обижусь. Я ведь не одна буду, мы пойдём втроём.
   - Хорошо, - согласился Микс, помолчав перед этим несколько мгновений. - Я поговорил с опекунами Дарры и Нила, они тоже займутся своими делами. Мы уверены, что вы и сами справитесь.
   - Конечно, справимся, - немного смутилась я.
   Смутилась потому, что до меня дошло, что Микс имел в виду под словом "справитесь". Нас ведь отправляли в Городок упражняться в эмпатии. А я думала о развлечениях, которые нас ожидали, забыв о цели.
   - Не смущайся, - ласково улыбнулась Линни. - Ты же всё равно будешь практиковаться, не важно, сознательно или неосознанно. Эмпатия тренируется в общении, а ты ведь идёшь общаться.
   Попросив Нонну сообщить дедушке Леону, что я уже выхожу, я вышла в вестибюль. Почти сразу из своей двери появился сияющий Нил. Мы поздоровались и дружно зашагали к выходу из корпуса. Когда мы вышли, мы увидели, что впереди к развилке уже подходит Дарра. Мне интересно было наблюдать за их походкой. У Нила, как я уже упоминала, походка была какой-то скользящей, а у Дарры - плавной, похожей на кошачью. Ну, опять не могу подобрать точных слов, но шли они совсем не так, как ходят люди на Земле. На Земле их бы сразу выделили из толпы не только по внешности, но и по походке.
   Мы подошли к ожидающей нас Дарре, и я познакомила их. Потом они почему-то оба вопросительно поглядели на меня.
   - А чего? - задала я очень "содержательный" вопрос.
   Но меня поняли.
   - Куда идём? - спросил Нил. - Какие будут предложения?
   - Идём к движущемуся тротуару, по дороге решим, - предложила я.
   Пока мы шли, я спросила сначала у Дарры:
   - А ты вчера где была?
   - Меня Дарр вчера по тротуару доставил к Музею, показал план Городка, потом мы покатались на аттракционах, в основном на горках, и пошли в кафе, где мы с тобой и познакомились, - сообщила Дарра.
   - А ты? - повернулась я к Нилу.
   - Меня опекуны тоже познакомили с планом, - ответил Нил. - А потом я просто ходил по улицам.
   - А я вчера начала знакомство с городком с воздушного бобслея, - гордо сказала я.
   Мы как раз подошли к движущемуся тротуару и вступили на него. После моих слов Дарра и Нил синхронно повернулись ко мне.
   - Как ты знакомилась? - уточнил Нил.
   - По воздуху, - пояснила я. - Если хотите, мы сейчас туда и направимся. Надо дойти до Музея, там с левой стороны есть лестница и подъёмник. Поднимаешься на площадку, садишься или ложишься в капсулу из силовых нитей, и она несёт тебя по воздуху вокруг города. Можно сверху всё рассматривать. Хотите?
   - Спрашиваешь! - восторженно воскликнул Нил. Дарра подтвердила своё согласие с неменьшим воодушевлением.
   - А почему мы на этом тротуаре стоим? - нетерпеливо спросила Дарра. - Быстрее же там будем, если пойдём.
   - И правда, чего мы ползём, как улитки! - воскликнула я.
   И мы зашагали в направлении движения тротуара, огибая другие группки первокурсников (как я уже начала различать), которые стояли на тротуаре и вертели головами, разглядывая проплывающую мимо панораму.
  
   На прогулке.
  
   Бобслей ребятам понравился ещё больше чем мне, потому что они предложили повторить полёт, мотивируя это тем, что не всё рассмотрели. Когда мы летели над городком во второй раз, Дарра воскликнула, указывая на юго-восточную часть города.
   - Я там заметила надпись "ОКЕАНАРИУМ". Пойдём туда?
   Мы обе вопросительно посмотрели на Нила. Тот кивнул.
   - Я не против.
   Спустившись с площадки воздушного бобслея, мы остановились в нерешитель-ности. Если Океанариум на юго-востоке, рассуждали мы, а мы в северной части городка, то как нам до него добираться? Пешком через весь Парк аттракционов или спуститься по движущемуся тротуару до Школы, а там пройти к Океанариуму? Проходящая мимо нас девушка лет двадцати (вроде бы землянка) остановилась и спросила:
   - Проблемы?
   У неё на плече я насчитала восемь жёлтых полосок - Психолог.
   - Видите ли, сударыня, - вежливо начал Нил. Представляете? Сударыня! Вот это воспитание! - Нам нужно попасть в Океанариум, вот мы и думаем, каким маршрутом туда можно добраться.
   Девушка улыбнулась.
   - Меня зовут Диана, - представилась она.
   Мы тоже представились.
   - Когда у вас возникают какие-то вопросы, - посоветовала Диана, - вы спокойно обращайтесь к любому прохожему, начиная со второго курса. Вам всегда помогут и объяснят непонятное. А проблема, как куда-то добраться, решается просто. По всему городу на расстоянии ста метров друг от друга расставлены вот такие тумбы, - она указала на непонятное сооружение, круглое, метра полтора в диаметре и высотой чуть больше двух метров. Оно мне напомнило афишные тумбы, которые я видела в больших городах. - Подходите, прикладываете ладонь к стене, открывается проход внутрь. Вы входите внутрь и сообщаете, куда вы хотите попасть в пределах городка. Понятно?
   - Понятно, спасибо, Диана, - поблагодарили мы.
   А я не удержалась от вопроса:
   - Ты с Земли?
   - Да, из Австралии, - улыбнулась Диана. - Ну, пока, ещё не раз увидимся.
   Она пошла дальше, а мы подошли к тумбе. Только теперь мы заметили на ней надпись "ПЕРЕХОД". Нил приложил руку к стене и всё-таки вздрогнул, когда перед нами сразу появилась входная арка. Мы вошли в тумбу, вход закрылся. Внутри было светло, такое ощущение, как будто мы оказались в перламутровой раковине. Вот опять мне не хватает слов, чтобы правильно описать, как там было.
   - В Океанариум, пожалуйста, - сказала я, поскольку Нил и Дарра ошеломлённо молчали.
   Вход снова открылся. Поскольку никаких ощущений мы не испытали, я подумала, что Переход неисправен. Но, когда мы из него вышли, перед нами был совсем другой вид. Мы стояли перед входом в одноэтажное массивное здание, на крыше которого синим цветом переливались буквы ОКЕАНАРИУМ.
   - Вот странно, - задумчиво сказала я. - У меня такое впечатление, что все вокруг меня говорят по-русски, и надписи все на русском.
   - А мне кажется, что всё написано и все говорят на моём языке, - сказала Дарра.
   - Мне вчера Леон говорил, что это магия Острова, - пояснил Нил. - Вот у них в Содружестве полная телепатия у всех, представляете?! Это же вся Галактика составляет единое целое! - восторженно воскликнул он. - Эх, жаль, что наши Миры для Содружества ещё не подходят.
   - Вот мы все и будем стараться, чтобы и нас приняли, - горячо заявила я.
   Нашу патетику немного сбила Дарра. Понимающе нам улыбнувшись, она предложила:
   - Идём в Океанариум?
   Когда мы вошли в здание Океанариума, моё внимание привлёк блеск полоски на плече Дарры. Полоска у неё была терракотово-синяя, вот синяя часть начала мерцать, как будто от неё разбегались синие лучики. Вот опять слов не хватает для описания.
   - Дарра, - окликнула я подругу, - посмотри на своё плечо, у тебя там полоска мерцает.
   - Это отклик на большие массы воды поблизости, - догадалась Дарра. - Знаешь, как мы с Дарром обрадовались, что я оказалась Стихийником земли и воды?
   - А почему? - с интересом спросил Нил.
   - Это для нас ещё один шанс уйти из-под контроля биокомпов, - сказала Дарра. - У нас биокомпы контролируют жизнь в нашем мире, - пояснила она. - Они как-то договариваются с сушей, а вот Океан их не принимает. Океан ведь тоже разумный, вот и чувствует, что что-то не так.
   Но углубляться в этот вопрос мы не стали. Перед нами появился ещё один пушистик в синем комбинезончике. Он ласково улыбнулся всем нам, выделив Дарру, и представился:
   - Я здешний смотритель, Клим. Сами будете смотреть или провести экскурсию?
   - Экскурсию! - захлопала в ладоши Дарра.
   Можно, я не буду описывать экскурсию? Столько впечатлений, голова пухнет. Вот переполненные этими впечатлениями, мы и вышли из Океанариума. Насколько полны были наши головы, настолько пусты желудки, что они и не преминули нам сообщить голодным урчанием. Поскольку урчало у всех, мы не особенно смутились, а дружно засмеялись.
   - В кафе? - переглянулись мы с Даррой.
   - Вы знаете, где здесь можно поесть? - спросил Нил.
   - Знаем и тебе сейчас покажем, - сказала я. - Пошли в Переход.
  
   В кафе.
  
   Мы вошли в Переход, и я чётко сказала:
   - Кафе ВСТРЕЧА.
   Выйдя недалеко от кафе, мы уже не удивились, а направились прямиком к входу. Войдя в кафе, мы с Даррой обрадовались, когда обнаружили, что наш вчерашний столик свободен. Проинструктировав Нила, как надо заказывать еду, мы только начали набирать свои заказы, как за спиной у меня (я сидела лицом к окну, спиной к двери) послышались знакомые голоса:
   - Привет, девчонки! - и немного растерянно, - и мальчишки!
   Я оглянулась. Около нашего столика стояли Дарр и Володя.
   - Привет, мальчишки! - ответила я. - Знакомьтесь с Нилом и садитесь!
   - Сделай пятое место, - обратился Володя к столику.
   Столик послушно увеличился, появился и пятый стул. Мальчишки сели, познакомились с немного оторопевшим от увиденного Нилом, и мы, наконец, сделали свои заказы.
   Когда мы поели и перешли к напиткам, Дарр поинтересовался:
   - Чем занимались?
   Мы с Нилом синхронно кивнули на Дарру, не отрываясь от своих соломинок. Между прочим, оказалось, что для обитателей мира Дарры лучше всего подходил Жёлтый нектар, а для Нила - Зелёный. Это нам сообщил Володя.
   Дарра расплылась в радостной улыбке, когда брат вопросительно глянул на неё.
   - Мы были на экскурсии в Океанариуме, - с воодушевлением начала рассказывать Дарра. - Представляешь, Дарр, я с океанской водой контакт почувствовала!
   - Это хорошо, - кивнул её брат. - У нас пока мало водных Стихийников, а они для нас очень важны. Так что учись прилежней, сестрёнка, - улыбнулся он.
   Затем мы сидели молча, потягивая свои напитки и наблюдая за эмоциями окружающих. Я ощущала, что и Дарра, и Нил были довольны тем, как мы провели время, и это меня тоже радовало.
   Внезапно Володя с Дарром встрепенулись.
   - Вы оставайтесь, ребята, - обратился к нам Володя, - а нас вызывают.
   - Пока, девочки, пока, Нил, приятно было познакомиться, - быстро проговорили оба и исчезли. А потом я перевела взгляд на Дарру.
  
   Рассказ Дарры.
  
   - Расскажи о своём Мире, - попросила я.
   - А что тебя интересует? - напряглась Дарра.
   - Если не можешь или не хочешь рассказывать, то и не надо, - постаралась я её успокоить. - Мне просто интересно узнавать новое. Я же не собираюсь в твой мир, даже если ты пригласишь меня в гости, - пошутила я.
   Дарра виновато улыбнулась и расслабилась.
   - Прости, это у меня на уровне инстинкта, - извинилась она. - Конечно, расскажу, если вам интересно. Ты уже знаешь что-нибудь о нас?
   - Кое-что знаю, - призналась я. - У меня тут кузен на шестом курсе учится, вот я и спросила у него про ваши миры, твой и Нила.
   - И что он тебе рассказал? - заинтересовался Нил.
   Судя по всему, тот же вопрос хотела задать и Дарра.
   - Совсем немного, - сообщила я. - Он сказал, что с закрытыми мирами мы подробно ознакомимся на втором курсе, а пока только рассказал, что у Дарры миром управляют биокомпы, руководствуясь принципом Целесообразности, а в твоём мире, Нил, много стран, управляемых монархами, и единственное, что их объединяет - это единая Церковь. Так?
   Оба согласно кивнули.
   - И что тебя ещё интересует? - уже дружелюбнее спросила Дарра.
   - Ну, кузен ещё сказал, что ваши биокомпы сделали внутренний барьер, так что из вашего мира не было доступа. Вот мне и интересно, как вы с Дарром попали сюда.
   - Он немного неточно сказал, - пояснила Дарра. - Биокомпы действительно создали барьер, непреодолимый для нас, но только для не прозревших.
   - А поподробней? - заинтересовался и Нил.
   - Триста лет назад мой прадедушка, - начала свой рассказ Дарра, - вернулся в свой дом после долгого отсутствия. Надо вам сказать, что у нас пары, которые недавно поженились и хотят иметь детей, вынуждены перекидываться в свой звериный облик и пребывать в нём до тех пор, пока у них не появятся дети и детям не исполнится один год. Но при этом они должны находиться вне зоны влияния биокомпа, в этих зонах дети не рождаются. Я не знаю, почему так, но прадедушка говорит, что поэтому корабль и высадил нас на первой подходящей для жизни планете. Мы не всегда жили в этом мире, - пояснила она уже для Нила. - Прибыли неизвестно откуда на большом звездолёте, управляемом бессмертными биокомпами. Вот они и нашли для нас мир, не заселённый разумными, и обустроили его для нашей жизни.
   - Подожди, - опять вмешалась я. - Ты сказала "Прадедушка говорит". Так он что, жив ещё?
   - Ну да, - сказала Дарра. - У нас в среднем живут до пятисот лет, так что он ещё не совсем старый. А у вас сколько?
   - У нас намного меньше, - сообщила я. И поторопила: - рассказывай дальше.
   - Ну вот, прадедушка с прабабушкой вернулись с другого острова с двумя детьми. У нас, к сожалению, вынужденное ограничение рождаемости, - вздохнула Дарра. - Каждая пара может завести детей только раз в жизни, а поскольку ресурсы биокомпов ограничены, то из каждого помёта (так у нас называют всех рождённых детёнышей) родителям разрешается выбрать для оборачивания в людей только двоих, обязательно мальчика и девочку. Или можно договориться с друзьями, тогда одни приводят двух мальчиков, а другие двух девочек.
   - А остальные дети? - холодея от ужаса, прошептала я. - Их что, убивают?
   - Нет, что ты, - содрогнулась Дарра. - Просто их оставляют в зверином облике, но они живут намного меньше и не дают потомства. Так что, когда дедушка с бабушкой через сто лет вернулся на этот остров, своих братьев и сестёр он уже не нашёл.
   - А что ты начала говорить про прадедушку? - напомнила я.
   - Когда прадедушка вернулся домой с детьми и проводил уборку в доме, он наткнулся на ящичек, который у них в семье передавали из поколения в поколение. Когда он уезжал на остров, он не брал с собой вещей, поскольку там он сразу обернулся в зверя.
   - В какого? - спросила я.
   - В пуму, - нетерпеливо ответила Дарра. - Мы относимся к роду людей-пум. Не перебивай, а то я не успею рассказать, - пригрозила она.
   Я усердно закивала головой, зажимая рот рукой.
   - Когда прадед вернулся с двумя только детьми, он был в большом унынии. Да, он понимал целесообразность ограничения рождаемости, но детей-то он любил и мучился от того, что ещё четверо так и остались на том острове. Не сразу, через несколько лет, он разгадал секрет, как открыть шкатулку. В шкатулке был свиток рукописи на старинном языке. Он много лет расшифровывал записи, наконец, перевёл весь текст. В рукописи рассказывалось о жизни нашего народа в другом мире (я так поняла, когда его читала, что мы вроде бы даже из другой Галактики). Там излагалась и история создания биокомпов, которые были созданы, чтобы обслуживать людей. Это потрясло прадеда больше всего: Обслуживать, а не контролировать! И самое ценное, что было в этом свитке - это волшебные слова, выводящие человека из-под контроля биокомпов. Слова были простые: "Требую уважения к разуму!". И всё!
   И когда его сын, а мой дед, собрался при достижении столетнего возраста отправиться со своей женой на остров, чтобы вернуться через два года с моим папой и тётей, отец дал ему прочесть переведённую рукопись. И дедушка вернулся со всеми детьми. Их было семеро! Но биокомп сообщил, что может принять только двоих старших. Тогда прадедушка забрал остальных пятерых своих внуков, провел с ними процедуру обращения, и уехал с этими пятерыми на другой остров, где никого из разумных не было. Он показал семейную рукопись биокомпу и другим людям. Но многие не захотели ничего менять в своей жизни, их всё устраивало. А кто хотел сохранить всех своих детей, поехали с прадедом. С тех пор старшие двое детей каждой пары ехали с родителями на остров, где была власть биокомпов, чтобы дети получили достойное образование, а остальные дети с дедушками и бабушками оставались на найденном острове. Там жили, конечно, не с таким комфортом, как в мире биокомпов, зато свободными. Мы с Дарром тоже ведь не первые дети, мы учились в школе, где преподавали наши родные, ушедшие к нам. А сто пятьдесят лет назад на соседнем острове были обнаружены Врата, через которые некоторым из нас удаётся попасть сюда.
  
   Рассказ Дарры неожиданно прервали вновь появившиеся около нас Володя и Дарр. Володя сразу пристально уставился на Нила (вернее, как оказалось, на узор его костюма) и торжествующе показал на него Дарру.
   - Я же говорил, что это тот же узор, - заявил он.
   - Говорил, - согласился Дарр и обратился к Нилу: - Нил, нас сейчас вызывали потому, что около тех Врат, по которым ты прошёл сюда, недавно обнаружили крупного змея, у которого узор совпадает с узором твоего костюма.
   - Мой Шшисс! - воскликнул Нил, вскакивая со стула. - Где он? Что с ним?
   - Не волнуйся, сейчас уже всё в полном порядке, - торопливо заговорил Володя. - Он был в ужасном состоянии, весь израненный. Но сейчас он спит, и наши целители уже заканчивают его лечение. А я вспомнил, где я видел его узор, вот мы и пришли за тобой.
   - А нам с вами нельзя? - попыталась напроситься я, но Володя покачал головой.
   - Нет, с нами только Нил. А вы возвращайтесь в Школу. Да и мы там недолго будем.
   Мы с Даррой вздохнули, поблагодарили за угощение и пошли на выход. Только не думайте, что мы на этот раз обошлись без гигиенической процедуры. Просто мы её прошли ещё раньше, до того, как Дарра начала свой рассказ. Если я не буду упоминать эту процедуру, когда буду рассказывать о каких-то трапезах, то имейте в виду, что на Острове её не избежать после каждого приёма пищи.
   Когда я вернулась домой и поделилась с Нонной впечатлениями от прогулки, я попросила её установить связь с домовым Нила. В голографической рамке появился чем-то озабоченный пушистик.
   - Здравствуй, дедушка Леон, - поздоровалась я. - Нил ещё не вернулся?
   - И тебе здоровья, Женечка, - сразу же подобрел домовой. - Дома, дома уже, возится со своим питомцем. Я как раз ему еду приготовил, ну, змею этому, - пояснил он и с умилением добавил, - ест-то с каким аппетитом. Ещё бы, два дня некормленый, не говоря уж о ранах.
   - А ты чего такой сердитый был? - спросила я.
   - Опять его опекунов чихвостил, - снова рассердился пушистик. - Разгильдяи какие-то. Вчера мальчишку голодного оставили, а теперь выяснилось, что не заметили, что с Нилом сюда ещё кто-то попал.
   - Не ругай их, - послышался голос Нила, и он тоже появился в рамке. - Шшисс может отводить глаза. Только он ослабел от ран, вот и проявился сегодня. И так сколько продержался.
   - Ты потом нам расскажешь, что случилось? - спросила я, очень сочувствуя незнакомому Шшиссу.
   - Завтра расскажу, - пообещал Нил. - Сейчас не могу, Шшисс неуютно себя чувствует в незнакомом месте, если меня рядом нет.
   - Тогда до завтра, - вздохнула я. - И привет твоему Шшиссу от меня.
   - Спасибо, передам, - расплылся в улыбке Нил. И пообещал: - я тебя завтра с ним познакомлю. Он у меня классный.
   Голограмма погасла. Пока я разговаривала с Нилом, появились и мои опекуны.
  
   Второй вечер.
  
   До ужина мы занимались изучением отрицательных эмоций. Ох, и неприятное это дело, доложу я вам. Только потому и занималась, что понимала, как мне это необходимо. Хоть на нас и стояла эмозащита, но всё равно было противно. Мы смотрели запись одного урока в нашем классе. Это был урок истории. Что меня поразило - чувства нашей учительницы, Жанны Максимовны. Она смотрела на нас чуть ли не с отвращением. Ей было скучно, неинтересно, она поминутно смотрела на часы - когда же конец урока. Ответы она слушала невнимательно, у неё в голове уже шкала образовалась - кто какой оценки достоин. Когда Жанна Максимовна объясняла новый материал, она монотонно пересказала краткое содержание параграфа в учебнике, который задала нам на дом. Причём она совсем не старалась заинтересовать нас историей, по-моему, она сама ею не интересовалась.
   А мои одноклассники! Зависть, жадность, агрессия, расчётливость... , да их не перечислить. Я ходила по голограмме класса и рассматривала каждого, перечисляя распознаваемые эмоции. Больше всего меня поразили чувства Маши Дубовой, которая сидела сразу за мной. Она смотрела на меня с такой ненавистью, что мне даже страшно стало, но в то же время в эмоциях были и зависть и какая-то тоска. Целый клубок эмоций.
   - Она бы с удовольствием видела тебя несчастной, - пояснила Линни.
   - Но что я ей сделала?! - чуть не взвыла я.
   - Она тебе завидует, твоей жизни, - пояснил Микс. - Она сама бы хотела жить в такой семье.
   - Но нам же наше благополучие не с неба упало, - воскликнула я. - Сами всего добились, учились, работали. А другим кто мешает?
   - Вот то, что мешает, и привело к закрытию вашего мира, - сказала Нонна.
   Голограмма погасла. Нонна предложила:
   - Погуляй перед ужином. Успокойся. И подумай.
   Успокоиться и подумать мне действительно не мешало. Я снова перебирала в голове запись эмоций моих одноклассников, на этот раз пытаясь вспомнить всё-таки положительные эмоции, которых тоже было немало. Что меня порадовало, так это то, что положительные эмоции я ощущала. Если отрицательные эмоции я только наблюдала, не ощущая их, то положительные эмоции моих одноклассников меня радовали. Особенно меня поразила Дина Лескова. На неё в классе особого внимания не обращали. Мы знали, что она старшая в семье из пяти детей, после уроков сразу торопится домой, ни в каких секциях или танцевальных студиях не занимается. Учителя тоже были к ней безразличны, не выделяется - и ладно. А она с таким сочувствием смотрела на отвечающих, переживала, когда им занижали оценку или ругали за что-нибудь. Я сейчас поняла, что Дина всегда излучает доброжелательность. Жаль, что она не пошла в поход, хотя теперь я припоминаю, как настойчиво звала её Инесса Степановна. Думаю, что тогда Дина попала бы сюда вместе со мной.
   Немного успокоившись, я поняла, что, несмотря на множество отрицательных эмоций у моих одноклассников, в целом многие были всё-таки неплохими людьми.
   "Вот и буду теперь помогать ребятам в развитии положительных черт", - решила я. - "Ещё не знаю, как, но буду. Надо будет посоветоваться с Мариной!", - осенило меня. - "Володя же говорил, что она Психологом будет!".
   После этого решения мне стало легче на душе. Обдумывала я всё это, прогуливаясь по дорожке до моего пруда. Сейчас я повернулась и пошла в дом. Выйдя в общий зал, я застала там только Нонну. Линни и Микс ощущались в своих апартаментах. Я решила расспросить Нонну об устройстве нашей Школы.
   - Нонна, расскажи мне о Школе, - попросила я.
   - А что тебя интересует? - спросила Нонна.
   - Всё, - заявила я.
   - Всё - это слишком расплывчато, - улыбнулась Нонна. - Что конкретно?
   - Ну, давай конкретно, - согласилась я. - Вот смотри. Территория Школы вроде бы небольшая. Когда входишь в ворота, видишь пять зданий. Слева Приёмная...
   - Слева - Административный корпус, - поправила меня Нонна. - Там не только приём проводится, там и Совет Школы заседает, и методические кабинеты там есть, и общежитие для домовых.
   - Ну, ладно, - отмахнулась я. - Пусть Административный корпус. Справа - отделение Целителей. Дальше в глубине ещё три здания. Рядом с Целителями - Стихийники, напротив ворот - наш корпус, ну и напротив Административного корпуса, рядом с нами - Психологи. Так?
   - Так, - подтвердила Нонна.
   - А как ученики распределяются по отделениям, в каком соотношении, это ты знаешь?
   - Это все знают, - сказала Нонна. - Сорок процентов учится у Стихийников, по двадцать пять у Целителей и Психологов и только около десяти попадают в Координаторы.
   - А я слышала, что с Земли половина учится у Целителей, - возразила я.
   - Конкретно по мирам расклад другой, - согласилась Нонна. - У Земли самая большая потребность в Целителях, больны и люди и животный мир.
   - Хорошо, это я поняла, - сказала я. - А сколько на нашем отделении поступило на первый курс?
   - Нил был двадцать четвёртым, - сказала Нонна.
   - Значит, на нашем отделении учатся около двухсот пятидесяти человек? - подсчитала я.
   - Примерно так, - согласилась Нонна.
   - Но это значит, что в вестибюле должны проявляться около 250 дверей! - воскликнула я. - Как же они поместятся?
   - Нет, Женя, в вестибюле проявляются двери только для учеников первого курса, - поправила меня Нонна. - Когда в вестибюль входят ученики других курсов, перед ними появляется лифт, который поднимает их в вестибюль их этажа. Какой курс - такой этаж.
   - Но как же? - оторопела я. - Здесь же все здания двухэтажные.
   - Это иллюзия, - покачала головой Нонна. - На самом деле этажей намного больше.
   В это время из своих дверей вышли Линни и Микс.
   - Ладно, на сегодня вопросов достаточно, - вздохнула я. И попросила Нонну, - Свяжи меня с кузеном.
   На экране появился Жан-Жак, увидел меня и ласково улыбнулся, вопросительно приподняв бровь. Я так ещё не умею.
   - Жани, ты сегодня ещё с кем-нибудь ужинаешь? - спросила я.
   - Нет, один, - сообщил он.
   - А ты можешь поужинать со мной? - попросила я.
   - Приглашаешь? - спросил он. - Спасибо, буду через десять минут.
   - Спасибо, - в свою очередь поблагодарила я и, спохватившись, обернулась к опекунам. - Это ничего, что я его пригласила?
   - Конечно, ничего, - за всех ответила Нонна. - Приглашай, кого хочешь, это ведь твой дом.
   - Не только мой, но и ваш тоже, - с раскаянием осознала я. И пообещала: - В следующий раз буду согласовывать с вами.
   - Не делай из этого проблемы, - попытался успокоить меня Микс. - И не переживай. Можно подумать, что ты гостей приглашаешь в наши личные апартаменты, так испереживалась, - шутливо упрекнул он.
   - Вы тоже своих друзей приглашайте, - попросила я. - А то мне действительно неудобно.
   Жан-Жак появился через несколько минут, причём один. На мой вопросительный взгляд пояснил:
   - Клод и Жаклин ужинают с друзьями. Ну, рассказывай, какие проблемы.
   - Посмотри сам, - попросила я, - а то у меня в голове такой сумбур, слов не найду.
   Жан-Жак "посмотрел". Потом утешил:
   - Не переживай, сестрёнка, у нас всех поначалу были такие чувства. Правильно решила помогать одноклассникам. Так что начало своей деятельности на Земле ты уже определила, действуй. А насчёт этой твоей одноклассницы, Дины, я подумаю, что можно сделать.
   Нонна позвала всех к столу. После ужина Жан-Жак спросил у меня:
   - Какие планы на вечер? Чем вчера занималась?
   - Вчера мы смотрели земной фильм, - сообщила я.
   - Ты лучше попроси опекунов научить тебя смотреть здешние фильмы, с эффектом присутствия - посоветовал кузен.
   - Это как, с эффектом присутствия? - заинтересовалась я.
   - Ну, это как компьютерная игра, в которую ты попадаешь и живёшь в виртуальном мире. По описанию не поймёшь, пока сама не попробуешь. А мне пора, - вздохнул он. - Нонна, спасибо за ужин. Ты бы поучила моего домового сырники делать. У тебя они просто божественные. Пока, ребята.
   И он исчез. Я удивлённо посмотрела на явно польщённую Нонну.
   - Так это ты нам такую вкуснятину готовишь? - спросила я.
   - Конечно, она, - подтвердила Линни, - у нас обычно домовые готовят, но Нонна многих превзошла. Видела, как Микс её блюда уплетает?
   - Так невозможно оторваться, - шутливо пожаловался Микс.
   - Ну, совсем меня захвалили, - смутилась Нонна. - Ешьте на здоровье, а мне только в радость, когда вам нравится.
   - Очень нравится, спасибо большое, - ещё раз поблагодарила я и повернулась к опекунам: - И что это у вас за виртуальные фильмы?
   Вечер прошёл замечательно, только я не буду описывать. Жан-Жак был прав, словами это не передать, это надо испытать самому. В общем, как говорят у нас на Земле, я на эти фильмы "подсела". Теперь каждый вечер в них жить намереваюсь. Во, правильное слово нашла. Это фильмы, в которых живёшь!
  
  
  

ТРЕТИЙ ДЕНЬ

  
   Утро третьего дня. На Земле.
  
   Третий день в Школе начался довольно неожиданно. Утром, когда я только заправила постель и направлялась к гимнастическим снарядам, ко мне в комнату заглянула Нонна.
   - Женечка, пришёл твой кузен, - сообщила она.
   - Жани, - воскликнула я, выбегая из комнаты. - Что случилось?
   - Ничего страшного, - Жан-Жак поднялся с кресла, где он сидел, что-то объясняя сидевшим рядом опекунам. - Я придумал, как можно помочь твоей однокласснице, и лучше это сделать с утра, чтобы она времени не теряла. Два уже потерянных дня ещё можно нагнать.
   - Что ты придумал? - спросила я, в нетерпении пританцовывая на месте.
   - Мы сейчас вчетвером выходим на Землю через твои Врата, - начал объяснять Жан-Жак. - Линни и Микс ждут нас у Врат и следят, чтобы все там спали. Я с тобой телепортируюсь к вам домой, будим Анатоля (это мой папа, если кто не понял), он нас везёт к дому твоей одноклассницы, ты её вызываешь, быстро объясняешь, куда зовёшь, или просто говоришь, что надо отлучиться на полчасика. В общем, как получится. Мы едем к ближайшим Вратам, думаю, я их почувствую при приближении.
   - Не понадобится, - перебила я его. - У папы есть карта всех дольменов вокруг города, прямо в навигаторе.
   - Тем лучше, - воодушевился Жан-Жак. - Подъезжаем к дольмену, твоя подруга посылает вызов, если он проходит, её забирают опекуны, а тебя я телепортирую к твоим Вратам, и мы опять вчетвером возвращаемся сюда. Как раз к завтраку успеем.
   - А папа? - спросила я. - И потом, вдруг те Врата не сработают.
   - Сработают или не сработают, всё равно я прошу Анатоля подождать и отвезти твою подругу обратно домой. А ему ты всё подробно можешь рассказать вечером, когда вернёшься домой из похода.
   - Подожди, - начала понимать я. - Ты хочешь сказать, что мы сейчас вернёмся на Землю в утро 8 сентября, и если Дину примут в Школу, она вернётся к папе в машину в то же утро?
   - Правильно мыслишь, - похвалил Жан-Жак. - Анатолю придётся ждать минут пять, Дина вернётся, и он отвезёт её домой, причём она уже проучится в Школе весь месяц. Ну, без двух дней, - поправился он. - Сама понимаешь, эти два дня она вполне сумеет нагнать.
   Что значит тщательно продуманный план! Когда я потом вспоминала все последующие события, то было ощущение неистового потока, который нёс нас мощно и стремительно без задержек и препятствий, пока мы снова не вернулись в Школу.
   Я быстро переоделась в мою земную одежду, Линни и Микс тоже были в своих зелёных костюмах, в которых меня встретили. Мы вчетвером моментально оказались у Врат, через которые я попала в этот мир. Линни создала портал, и мы вышли через него к камню, у которого по-прежнему лежали моя подстилка и рюкзак. Оставив там эльфов, мы с Жан-Жаком в следующий момент уже стояли в прихожей моего дома. Нам повезло - по лестнице как раз спускался папа в рабочей одежде. "В мастерскую собрался" - догадалась я. У папы была мастерская над гаражом, где они с Мариком изготавливали разные модели.
   - Женюрка? Жанно? - удивился папа. - Вы откуда, причём вместе?!
   - Потом, Анатоль! - перебил его Жан-Жак. - Сейчас надо действовать быстро, подробности тебе объяснит вечером Жени, когда вернётся из похода.
   - А сейчас она ещё не вернулась? - с иронией спросил папа.
   - Ещё нет, - отрубил Жан-Жак. - Скорее в гараж, нам нужно, чтобы ты срочно отвёз нас кое-куда.
   Что мне ещё нравится в моём папе, так это то, что он человек действия. При всей его привычке всё предварительно обдумывать и взвешивать, когда ситуация требовала действий - он действовал.
   Папа быстро прошёл с нами в гараж, мы сели в его машину. Жан-Жак рядом, я сзади. Заводя мотор, папа одновременно задействовал автоматику открытия ворот.
   - Куда ехать? - спросил он.
   - На улицу Сеченова 12, - ответила я.
   - По-моему, там живёт твоя одноклассница, - припомнил папа, выезжая на улицу.
   - Да, Дина Лескова.
   Неудивительно, что папа их семью помнил. У нас в городе мало многодетных семей, а в нашем классе вообще две: наша и Лесковых.
   Ехали минуты три, за это время Жан-Жак вкратце ознакомил папу с тем, что ему предстояло сделать.
   - Жени сейчас приведёт подругу, отвезёшь нас к ближайшему дольмену. Главное, чтобы около него людей не было. Мы втроём отойдём, ты немного подождёшь, но вернётся только Дина. Отвезёшь её домой и сам можешь возвращаться. А вечером Жени тебе всё расскажет.
   - Задачу понял, - подтвердил папа и спросил на всякий случай. - Женюрка, за тобой приезжать не надо, сама доберёшься?
   - Сама, вместе с классом, - успокоила я его.
   Машина остановилась перед домиком, где жили Лесковы. Я выскочила из машины и побежала в дом. Лежавший около будки Барбос проводил меня ленивым взглядом. Барбос, хотя и выглядел угрожающе, был самым добродушным псом на свете. Особенно он обожал детей. Взрослые этого, естественно, не знали, так что Лесковы часто и дверь на ночь не запирали - ночью Барбос чужаков облаивал. При его густом басе этого было достаточно.
   В доме Лесковых было две комнатки и кухня. В одной комнате спали родители вместе с младшим братишкой Дины, который родился с ДЦП. В другой у стен стояли две 2-хярусные кровати. Я нашла Дину и потрясла её за плечо.
   - Быстро одевайся, выйдем на несколько минут, - прошептала я. - Мне нужно сказать тебе кое-что важное.
   - Женя? - удивилась Дина, протяжно зевая.
   - Давай скорее, - поторопила я, - есть шанс найти врача, что поможет Серёже.
   Серёжа и был её младшим братом с ДЦП. Мои слова подействовали на неё не хуже холодного душа. Торопливо одеваясь, она прошептала:
   - Папу будить?
   - Не надо, - тоже прошептала я. - Если получится, вернёшься через 20 минут и сама ему всё расскажешь.
   Мы выбежали из дома и забрались на заднее сиденье машины. Папа сразу тронул машину с места и, наращивая скорость, поехал к выезду из города, который был довольно близко.
   - Здрасьте, дядя Толя, - поздоровалась Дина и вопросительно посмотрела на Жан-Жака.
   - Здравствуй, Диночка, - ответил папа. - Познакомься, это мой кузен из Канады, Жан-Жак Ардью.
   - Очень приятно, - сказала Дина.
   - I'm very pleased to meet you, too, (Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться) - улыбнулся ей Жан-Жак.
   - Он что, не говорит по-русски? - прошептала мне Дина.
   Но Жан-Жак услышал.
   - Говорью, но очьень плёхо, - снова улыбнулся он ей.
   В это время папа вдруг заметил с досадой:
   - Вот черти, опять свои сатанинские игры затеяли! - и пояснил для Жан-Жака: - Опять у дольмена мистики крутятся.
   - А следующий далеко? - озабоченно спросил Жан-Жак.
   - Сейчас карту посмотрю, - так же озабоченно сказал папа, замедляя ход. - Есть! - воскликнул он, - сейчас за поворотом крутой подъём к пещере, там есть скрытый дольмен, о нём мало кто знает.
   - Давай туда, - облегчённо вздохнул Жан-Жак, - а то время поджимает.
   Папа свернул с шоссе на еле заметную дорогу и сосредоточился на подъёме по крутому склону. Хорошо, что у него такой мощный внедорожник, обычная машина не прошла бы. И наверху повезло, перед входом в пещеру была небольшая площадка, на которой можно было развернуться.
   - Разворачивайся и жди, - сказал папе Жан-Жак, вылезая из машины. - Минут через пять Дина вернётся, отвезёшь её домой, а вечером Жени всё объяснит, - снова пообещал он.
   Между прочим, вы можете подумать, как это Жан-Жак с папой разговаривал, если Дине он отвечал на английском. Он и с папой разговаривал на английском, но не писать же мне его фразы, а потом переводить. Вот я сразу в переводе и пишу.
   Тем временем я вытащила Дину из машины, и мы втроём скрылись в пещере. Там я сразу увидела вросший в гору дольмен, к нему и подвела Дину.
   - Приложи руки к камню, - попросила я.
   Дина послушно положила ладони на стенку дольмена. Несколько секунд ничего не происходило, а потом напряжённо стоящий рядом Жан-Жак расслабился.
   - Уфф, сработало, - сказал он.
   Почти одновременно с его словами замерцала рамка портала, и из него вышли две невысокие плотные фигурки. Гномы?! Ну, а кого ещё можно ожидать, если дольмен в пещере.
   - Дина, иди туда, - подтолкнула я подругу к всё ещё мерцающему порталу. - Не бойся, я там тебе всё объясню.
   - А ты со мной? - испуганно ухватилась за меня Дина.
   - Я следом, - я попыталась успокоить её. - Ты главное помни, ты получишь шанс помочь Серёже стать здоровым, если войдёшь в портал.
   Это были правильные слова, поскольку Дина сразу же храбро направилась в сторону портала. Пообещав её опекунам, что мы скоро будем на той стороне портала, мы с Жан-Жаком подождали, пока портал закрылся, и в следующее мгновение были уже у моих Врат, где нас терпеливо ждали Линни и Микс. Увидев нас, Линни тут же создала портал, в котором мы и исчезли с Земли.
  
   Снова в волшебном мире.
  
   Когда мы снова оказались в волшебном мире, я облегчённо вздохнула и повернулась к кузену.
   - Спасибо, Жани, всё так замечательно удалось только благодаря тебе. Ты знаешь, где находятся Врата, через которые прошла Дина? Мне надо туда.
   - Не волнуйся, - успокоил меня кузен. - Нам туда не надо. Я сказал опекунам Дины, что мы встретимся у ворот Школы. Давай руку.
   И вот мы вчетвером опять стоим перед знакомой калиткой. Почти сразу около нас возник портал, через который появилась Дина, а затем её опекуны. Я почувствовала, как Дина испугана. Ещё бы! Представьте, что это вас разбудили, засунули в машину, привезли в какую-то пещеру, а потом и вообще оставили одну неизвестно где и с незнакомыми личностями. Увидев меня, Дина бросилась ко мне и вцепилась в мою руку, как утопающий - обычно говорят "за соломинку", но ей было нужно что-то понадёжнее соломинки.
   - Женя, ты можешь мне объяснить, куда ты меня втравила? - спросила Дина.
   - Могу, конечно, - ответила я, обнимая её. - Не бойся. Ты же веришь, что я хочу тебе только хорошего?
   - Пока ты мне не давала повода убедиться в обратном, - попыталась пошутить Дина. - Но сейчас всё так неожиданно и даже страшно, - призналась она.
   - Не бойся, я сейчас всё объясню, - сказала я.
   Все остальные терпеливо ждали.
   - Вот слушай, - начала я. - Мы были в походе, ночевали в лесу, когда меня нашли мои опекуны. - Я указала на Линни и Микса. - Они из волшебного мира, где мы сейчас находимся. Они позвали меня сюда, а здесь меня приняли учиться в Школу волшебников.
   - Что, в настоящую Школу настоящих волшебников? - недоверчиво перебила меня Дина. - Слушай, - понизила она голос, - а может быть, мне это всё снится?
   - Нет, Диночка, не снится, - покачала я головой. - Я здесь уже третий день. А вчера вечером я смотрела голографическую запись нашего класса и поняла, что тебя тоже могут принять в эту Школу. Мой кузен, - кивнула я на Жан-Жака, - тоже здесь учится на шестом курсе. Я попросила его помочь, провести тебя в волшебный мир. Вот сегодня с утра мы и отправились за тобой и привезли тебя к Вратам. Это дольмены так называют, - пояснила я. - А провели тебя сюда твои опекуны. Ты уже познакомилась с ними?
   - Да, - кивнула Дина, - это Григ и Инга. Они мне сказали, если меня примут в Школу, они будут моими опекунами. Но я не могу задерживаться здесь, маме нужна моя помощь. И что ты говорила про Серёжу? - вспомнила она.
   - Во-первых, пока мы здесь будем учиться, время на Земле не движется. То есть, мы вернёмся в то же время, когда ушли сюда. Помнишь, мой папа остался тебя ждать? Вот ты здесь месяц проучишься, а вернёшься на Землю в то же утро 8 сентября, и мой папа отвезёт тебя домой. Во-вторых, за месяц ты можешь узнать, как вылечить Серёжу, пусть не сама, но здесь учится на Целителя Володя Марков, он здесь уже на третьем курсе.
   - Марков, - удивилась Дина. - Это из девятого класса?
   - Он самый, - подтвердила я.
   - Если есть шанс помочь Серёже, я согласна здесь остаться, - решительно сказала Дина.
   - Тогда познакомься с моими опекунами, их зовут Линни и Микс, - представила я и повернулась к гномам, которые стояли рядом с Диной. - Инга, Григ, нам очень приятно познакомиться с вами. Меня зовут Женя, а это мой кузен Жан-Жак. Мы с ним учимся на отделении Координаторов. С моими опекунами вы наверняка знакомы.
   - Знакомы, - кивнули гномы. - Здравствуйте Женя и Жан-Жак, - так же синхронно сказали они.
   В это время калитка Школы распахнулась, на дорожке замерцала стрелка, указывая в сторону Административного корпуса.
   - Пожалуй, моя помощь больше не нужна, - пробормотал Жан-Жак и исчез.
   Мои опекуны вопросительно посмотрели на меня.
   - Диночка, - обратилась я к подруге, - ты хочешь, чтобы я с тобой пошла на распределение, или справишься сама?
   - Сама, - улыбнулась Дина, - я же не одна, а с опекунами.
   Какая она чуткая, восхитилась я. Ведь ещё не принята в Школу, не начала учёбу, а понимает, как обидно будет для её опекунов, если и я с ними пойду. Микс одобрительно кивнул, подтверждая мои размышления.
   - Тогда мы тоже исчезаем, - сказала я. - Сообщишь мне потом, куда тебя распределят?
   - Обязательно! - пообещала Дина, двинувшись вместе с опекунами за мерцающей стрелкой.
   А мои опекуны взяли меня за руки, и вот мы уже стоим в нашем общем зале.
   - Знаю, всё знаю! - почти пропела Нонна. - Молодцы! А теперь умываться и завтракать.
   Когда я умылась и вышла к завтраку, Микс, усаживаясь за стол, сообщил:
   - Поздравляю, твою подругу приняли на отделение Целителей!
   - Откуда знаешь, - спросила я.
   - Григ сообщил, просил передать тебе, чтобы не беспокоилась.
   - Ребята, - нерешительно начала я, - а мне показалось, что Григ с Ингой на меня обиделись, что я вмешалась в их общение с Диной.
   - Ну, если только в самом начале, - постаралась утешить меня Линни. - А потом поняли, так что не бери в голову, сейчас они не обижаются.
  
   Прогресс на третий день учёбы.
  
   Не знаю, что послужило толчком - то ли накопленные знания, то ли наши метания по порталам и телепортации, но эффективность моей учёбы заметно возросла. Во всяком случае, свой голографический слепок я уже на четверть сделала сама, потом только Нонна начала поправлять и уговаривать не спешить. При создании эталона я самостоятельно прошла треть пути, Линни только одобрительно хмыкала, а потом уже понадобилась её помощь. А с Миксом мы окончательно привели в порядок мои зубы и решили продолжать заниматься моим желудочно-кишечным трактом, поскольку именно на нём были заметны самые явные отклонения от эталона.
   Перед обедом я пошла погулять в моём личном парке. Размышляя о моей учёбе в Школе, я вдруг осознала, что всё это время, пока я нахожусь здесь, в волшебном мире, в меня тоненьким ручейком текут Знания. Я почему-то вспомнила, как папа цитировал из какой-то книги, что мозг человека работает на 2-3 % за всю его жизнь. И сейчас я представила, что мой мозг - это громадный склад с пустыми полками. Пока в нём наполняются не больше двух полок, и вот те знания, которые вливаются в меня, укладываются там в каком-то определённом порядке, который мне ещё предстоит осознать.
   А потом я с удивлением поняла, что знаю, что такое левитация, и как я могу её освоить. Только не ждите, пожалуйста, что мои записки вас чему-то научат из умений волшебного мира. Это внутренние знания, не внешние. В общем, с левитацией получается почти так же, как с плаванием. Помню, папа учил меня: чтобы держаться на воде и не уставать, надо представить себе, что твоё тело становится легче, и почувствовать это. И тогда ты ложишься на воду, и она тебя держит. Так и с левитацией. Я вдруг почувствовала, что могу подняться в воздух, лечь на него, и он будет меня держать. Так что, когда я услышала трель, зовущую меня на обед, я приподнялась, легла на воздух и проплыла к своей веранде.
   Опустившись на ступеньки веранды, я промчалась через неё и комнату и ворвалась в общий зал.
   - Ребята, - закричала я, - смотрите, я уже знаю, как левитировать!
   Я высоко подпрыгнула, но, вместо того чтобы повиснуть в воздухе, полетела вниз и точно бы растянулась на полу, если бы в нескольких сантиметрах от пола меня не подхватили силовые нити.
   "Нонна успела" - поняла я.
   - Вот торопыга, - послышался ворчливый голосок Нонны, - куда ты торопишься?!
   - Знаешь - это ещё не значит, что умеешь, - напомнила Линни. И предложила: - Теперь попробуй снова, но уже без спешки.
   Я послушно попыталась успокоиться, сосредоточилась и легко поднялась метра на два от пола. Потом легла на воздух и полетела вокруг комнаты. Опустившись около стола, я победно оглядела моих домашних.
   - Молодец, - похвалил Микс, пряча усмешку.
   - Ну, и чего смеёшься? - притворно нахмурилась я. - Можно подумать, ты сразу научился.
   - И я не сразу, - не выдержав, расхохотался Микс. - Просто ты сейчас мне напомнила, как я осваивал левитацию. Вот родителям и воспитателям со мной досталось! Куда меня только не заносило! Так что будь поосторожней, особенно на открытом воздухе, - посерьёзнев, предупредил он.
   - А что со мной может случиться? - удивилась я.
   - Ну, например, поднимешься очень высоко, попадёшь в сильный поток ветра, запаникуешь, тебя может занести куда-нибудь, - объяснила Нонна. - Это как плаванье, ты же не полезешь в незнакомую реку с бурным течением, не научившись уверенно плавать. Так что учись. В Школе тебе ничего не грозит, но готовиться нужно именно здесь, тогда и в твоём мире тебе будет безопасно.
   - Так это что, я и на Земле уже могу левитировать? - восхитилась я.
   - Угу, можешь, - ехидно подколол меня Микс. - Вот как сначала, носом в пол. Там ведь Нонны не будет.
   - Не дразни её, Микс, - вмешалась Нонна. - У неё впереди ещё почти месяц, время есть, чтобы научиться уверенно держаться в воздухе.
   У меня появились кое-какие вопросы, которые лучше бы задать Жан-Жаку.
   - Свяжи меня с кузеном, - попросила я Нонну.
   - Когда вернёшься с прогулки, обучу тебя самой посылать вызовы, - пообещала Нонна.
   Передо мной возникла голограмма Жан-Жака.
   - Опять вопросы, Жени? - ласково спросил он, понимающе улыбаясь.
   - Опять, - согласилась я. - Слушай, а ты на Земле применяешь приобретённые навыки? Например, левитацию?
   - Стараюсь пока как можно меньше и так, чтобы никто ничего не заметил. Нужно ведь учитывать, что за тобой могут наблюдать через спутник или видеокамеры. Попроси Нонну научить тебя распознавать даже отдалённое внимание к тебе.
   - А зачем через спутник? - оторопела я. - Да кому мы нужны?
   - Лучше тебе не узнавать, - вздохнул Жан-Жак. - Дело в том, Жени, что на Земле сейчас в каждом государстве при силовых ведомствах созданы отделы отслеживания аномальных, с обычной точки зрения, событий. И слежка эта становится всё более тотальной с развитием компьютерных технологий.
   - Ты поэтому и с нами не говоришь чисто по-русски? - догадалась я. - Ведь ты наверняка можешь уже говорить на разных языках в совершенстве.
   - Могу, - согласился кузен. - Но не показываю это окружающим. Пока рано. Ну что, с вопросами всё?
   - Пока всё, - вздохнула я. - Мы садимся обедать.
   - Приятного всем аппетита, - пожелал кузен и исчез.
   Мы только успели крикнуть вдогонку:
   - И тебе тоже.
  
   После обеда.
  
   После обеда я обратилась к своей команде.
   - Не знаю, как быть с Диной. Звать ли её в нашу компанию. С одной стороны, это я её сюда завлекла, может быть, она ждёт от меня внимания и здесь. А с другой стороны, мы втроём ещё не притёрлись друг к другу, не помешает ли нам включение четвёртого в нашу компанию? Немного сумбурно спросила, но вы меня поняли?
   - Поняли, - кивнул Микс. - Сейчас попробуем решить твою проблему. Я позову Грига.
   Почти сразу в нашем зале появился Григ, и Микс пересказал ему мои размышления. А я с радостью поняла, что Григ на меня уже не обижается за вмешательство в их дела, и общается он с нами с удовольствием.
   Выслушав Микса, Григ немного подумал и решил.
   - Насколько я понимаю чувства Дины, сейчас она увлечена учёбой и не хочет пока отвлекаться ни на какие знакомства. Так что в городок она пойдёт с нами, мы поможем ей освоиться здесь. Если что - мы на связи. А пока можете заниматься своими делами.
   - Григ, - рискнула предложить я, - мы перед возвращением в Школу обычно едим в кафе ВСТРЕЧА.
   - Знаю такое, там многие ученики бывают, - кивнул Григ.
   - Может быть, приведёте Дину туда? - предложила я. - Дело в том, что к нам там присоединяются двое третьекурсников с отделения Целителей, одного из них Дина знает, он в нашей школе на Земле учится. Он-то её вряд ли хорошо знает, но если их познакомить, они могли бы ей помочь с учёбой.
   - Не сегодня, - покачал головой Григ. - Пусть Дина освоится в городке и Школе, тогда и подумаем. А с учёбой мы ей поможем не хуже.
   Мне стало стыдно. И чего я лезу с советами, когда меня не просят?
   - Ничего страшного, - улыбнулся мне Григ, - не огорчайся, ты же только начала учёбу, общению тоже приходится учиться.
   Григ исчез, а я обратилась к своим опекунам.
   - Слушайте, ребята, а вы не обижаетесь, что я вас не зову в нашу компанию? - тревожно спросила я.
   - Нисколько, - успокоила меня Линни. - Ты ведь уже хорошо распознаёшь эмоции, где ты у нас обиду видишь?
   - Обиды нет, - согласилась я, - вот у Микса вижу предвкушение чего-то хорошего.
   - Ну, надо же, и я стал прозрачным, - нарочито огорчился Микс. И пояснил: - нам предстоит встреча с нашими друзьями. Так что и ты спокойно общайся со своими, как я понял, вас же теперь четверо будет.
   - Да, - вспомнила я, - меня же Нил обещал со своим змеем познакомить.
   - Ты только не напугайся, когда его увидишь, - предупредила Нонна. - Змей у Нила предназначен защищать его от врагов, но для друзей он тоже друг.
   - А почему я могу напугаться? - удивилась я. - Нил о нём с такой любовью говорил, да и дедушке Леону Шшисс явно понравился.
   - Я тебе сейчас его голографию покажу, чтобы ты привыкла, - предложила Нонна.
   И перед нами появилась голограмма огромного змея. С полметра в диаметре и не менее десяти метров в длину. У меня в голове почему-то возникло название "анаконда", хотя я и слышала про таких змей на Земле, но не видела.
   - Вот это охранник! - вырвалось у меня.
   - Он ещё не взрослый, - сообщила Нонна. - Он ещё расти будет.
   Я присмотрелась к морде змея. А вот мордаха у него была добродушная, почему-то мне вспомнился удав из мультика "38 попугаев".
  
   Знакомство с Шшиссом.
  
   Пока я переодевалась, мои опекуны уже исчезли, в общем зале была одна Нонна. В передней части зала, где мы по вечерам смотрели фильмы, она подвесила себе такое же кресло-шар, какие мне на веранде сделал кузен, и сейчас с довольным видом раскачивалась в нём. Увидев меня, Нонна пообещала:
   - Сообщу старому (так она упорно называла дедушку Леона), что ты выходишь.
   Я кивнула и вышла в вестибюль. Я уже упоминала, что днём там было очень светло и празднично, потому что верхняя часть стен была сделана из радужных витражей. В этом сиянии я увидела Нила, выходящего из своей двери, и какое-то мерцающее облако позади него.
   - Здравствуй, Женя! - поздоровался Нил и пояснил, видя моё удивление, - это Шшисс свой облик скрывает. Боится тебя напугать.
   - Привет, Нил, Шшисс, - ответила я. - Шшисс, от меня не прячься, мне уже показали, как ты выглядишь.
   Над плечом Нила выглянула лукавая довольная мордаха змея, и он появился во всей своей красе. Я ахнула от восхищения! На зелёной шкуре ярко светились жёлтым и оранжевым узоры, уже знакомые мне по костюму Нила.
   - Какой ты красивый! - прошептала я и протянула руку. - Можно тебя погладить?
   Змей плавно скользнул ко мне и подставил верхнюю часть туловища. Я погладила его чуть ниже головы. Ощущение было очень приятным, чувствовалось, как под кожей перекатывались мощные мышцы.
   - Повезло тебе, что у тебя такой друг! - прочувствованно сказала я Нилу.
   - Я знаю, - согласился он и сказал: - Ну что, идём? Леон обещал сообщить Дарре, что мы уже вышли.
   - Идём, - согласилась я и спросила: - Ты уже придумал, куда мы пойдём с Шшиссом?
   - Ещё нет, - отрицательно качнул головой Нил. - Я думаю, мы сейчас по движущемуся тротуару доберёмся до музея, покажем Шшиссу план городка, пусть выберет. Ты как, не против?
   - Я-то нет, - ответила я, - но надо ещё спросить Дарру.
   - Пойдём, спросим, - сказал Нил, и мы вышли из корпуса.
   Во дворе Шшисс снова скрылся в мерцающем облаке.
   - Не хочет вызывать преждевременный ажиотаж, - солидно объяснил Нил.
   Из дверей корпуса Стихийников появилась фигурка Дарры. Увидев нас, она приветственно махнула нам рукой и заторопилась к развилке, к которой мы подошли одновременно.
   - Привет, Женя, Нил, - сказала Дарра. - Нил, а где же твой питомец?
   - Не питомец, а друг, - поправил её Нил. - Шшисс здесь, но пока скрывается, не хочет тебя напугать.
   - Что я, змей не видела? - пренебрежительно фыркнула Дарра. - Давай, Шшисс, не прячься, - обратилась она к мерцающему облаку позади Нила.
   Ну, ведь сама напросилась, правда? Шшисс и проявился. Только вместо Дарры в следующий момент на дорожке стояла огромная тёмно-серая кошка. Я вот видела у нас в Сафари-парке тигров, так вот кошка была величиной с них.
   Шшисс насмешливо фыркнул и концом довольно толстого хвоста погладил кошку по спине. Кошка отпрыгнула, выгнула спину и зашипела.
   - Дарра, ты чего? - окликнул её Нил.
   Кошка недоумевающе оглянулась на звук его голоса, заметно расслабилась, в следующий момент на дорожке снова стояла Дарра.
   - Простите, ребята, - смущённо сказала она. - Просто не ожидала, что Шшисс такой большой.
   - Мне было легче, - сообщила я, - мне Нонна его заранее показала. Прости, не догадалась тебя предупредить.
   - Зато мы увидели, какая ты красивая, когда оборачиваешься, - поддразнил её Нил. - Правда, Шшисс?
   Змей ответил одобрительным свистом и снова скрылся в мерцании.
   - Куда мы сегодня идём? - поинтересовалась Дарра.
   - Нил предлагает по тротуару добраться до Музея, показать Шшиссу план городка и пойти туда, где ему понравится, - сказала я. - Это если ты не против.
   - Я не против, - сообщила Дарра. - Между прочим, я вижу эмоции Шшисса, - обрадовалась она.
   - И правда, - поразилась я. - Я их тоже вижу.
   - Я их ещё вчера заметил, - гордо сказал Нил. - Знаете, как хорошо, что я теперь намного лучше его понимаю? А Ярослав обещал, что скоро научит меня устанавливать ментальную связь с Шшиссом. Тогда я и дома смогу с ним полноценно общаться.
   За разговором мы не заметили, как подошли к движущемуся тротуару.
   - Пусть нас сегодня тротуар несёт, - предложил Нил. - Не пойдём по нему, а то Шшисс точно будет задевать других учеников.
   - Пусть несёт, - согласилась я, - а ты пока расскажи нам о своём мире.
   - А что рассказать? - спросил Нил.
   - Ну, во-первых, большая ли это страна, в которой ты живёшь. Ты говорил, она называется Азония? Мне ребята говорили, что у вас тоже много разных стран, как и у нас, на Земле.
   - Стран много, - подтвердил Нил. - Но наша страна самая большая, - с гордостью сказал он. - У нас в мире пять материков, так наша Азония занимает полностью один из них. На других четырёх материках много разных стран, но только две из них занимают по площади примерно треть нашей Азонии, остальные мельче. Поэтому и резиденция патриарха тоже находится на нашем материке, у нас самая мирная страна, никаких военных конфликтов.
   - То есть, на вашем материке только ваша Азония и резиденция патриарха? - уточнила я.
   - Ну, и ещё в центре материка, в недоступной долине в горах, живут гигантские змеи, вот его родичи, - кивнув на появившуюся морду Шшисса, добавил Нил.
   Надо сказать, пока тротуар нёс нас к зданию Музея, из мерцающего облака время от времени выныривала хитрющая мордаха Шшисса. Он с интересом смотрел по сторонам, толкая Нила в плечо.
   - Это он просит рассказывать, что здесь такое, - пояснил Нил, в очередной раз отмахиваясь от толчков. - Имей терпение, Шшисс, я ещё сам тут ничего почти не знаю.
   Шшисс послушно убрал голову.
   - А эти змеи только у вас в стране есть? - спросила Дарра.
   - Только у нас и только в одном месте, - подтвердил Нил. - Между прочим, наши маги из Синода до сих пор не пришли к единому мнению, откуда появились эти змеи. Их начали замечать несколько столетий назад, когда началось исследование новых земель. Но змеи никого не подпускали к себе, и только моему деду удалось подружиться с ними. Это было около пятидесяти лет назад, когда мой папа только родился. Вот у него и появился первый змей-телохранитель, а потом они приходили и к другим членам нашей семьи. В последние годы на папу было несколько покушений, которые предотвратили телохранители.
   - Та-ак, - протянула я, - а кто у нас папа?
   (Мне почему-то вспомнился мой любимый фильм "Обыкновенное чудо".)
   - Ну, король, - смутился Нил, опасливо поглядывая на нас.
   - Не парься, - успокоила я его. - Если ты принц там у себя, то здесь мы все на равных правах.
   - Женя, а кто такие король и принц? - потребовала объяснений Дарра.
   - Король - это полновластный правитель страны, ну, вот как у вас биокомп. Был бы биокомп человеком, звался бы королём или императором.
   - Ну да, стали бы мы подчиняться человеку, - фыркнула Дарра.
   - А как же на тех островах, где нет биокомпов? - спросила я. - Ведь кто-то же принимает решения, как вам всем жить.
   - Принимает, - подтвердила Дарра. - Совет Старейшин.
   - Ну вот, а у меня и у Нила, в наших мирах, есть страны, где вместо Совета Старейшин страной управляет один человек, король или президент.
   - У папы тоже есть Совет, - заметил Нил.
   По его ауре было видно, как его успокоило и обрадовало то, что мы не изменили своего отношения к нему. Вероятно, в их мире было не так.
   - Что, дома у тебя друзей не было? - сочувственно спросила я.
   - Пока у меня Шшисс не появился, только подлизы и были, - помрачнел мальчик. - Ещё хорошо, что у нас семья большая, кузенов много, только моих ровесников нет.
   - Нил, а почему ты носишь костюм, повторяющий узоры на шкуре Шшисса? - спросила Дарра, пытаясь отвлечь Нила от горьких мыслей.
   - А у меня все выходные костюмы пошиты из той кожи, что Шшисс сбрасывает во время линьки, - пояснил Нил. - Во-первых, костюм защищает меня так же, как Шшисса его кожа, а во-вторых, так Шшисс легко находит меня где угодно.
   - А почему он тогда был так изранен, как мальчишки рассказали? - поразилась я.
   Нил помрачнел.
   - В некоторых странах маги практикуют чёрную магию, власти захотели, - неохотно сказал он. - Поэтому и дед заключил со змеями договор о защите. Но вот в этот раз они применили что-то неожиданное, а Шшисс у меня ведь ещё очень молод, сам учится. Но всё равно он меня защитил, я-то сюда попал целым и невредимым. Я думал, Шшисс в нашем мире остался, волновался за него, но Яр сказал, что мы вернёмся через месяц в то же время, притом с новыми знаниями, и выручим Шшисса.
   - А где это на вас напали? - спросила я.
   - Папа направил меня на учёбу в резиденцию патриарха, - сказал Нил. - Мы как раз въезжали в крепостные ворота, когда произошло нападение. Шшисс откинул меня в глубину башни, где и были встроены Врата. Яр говорит, что змеи из рода Шшисса могут чувствовать, где находятся Врата. Вот меня в них и втянуло, а здесь меня встретили Ярослав и Веселина. Вот так я и попал в Школу, - закончил Нил.
   - А кто на тебя напал, ты знаешь? - сочувственно спросила Дарра.
   - Это кто-то из пришлых, - пожал плечами Нил. - Резиденция патриарха находится на берегу моря, это свободный порт, там от нашего королевства только посланник живёт.
   - А ты уверен, что это не жители вашей страны? - спросила я.
   - Конечно, уверен, - возмущённо встрепенулся Нил. - В нашей стране нет оппозиции, я имею в виду, серьёзной. Злопыхателей везде хватает. Наш народ очень доволен, что наша страна единая. У нас войн не бывает, в отличие от других континентов. У нас когда-то тоже было несколько стран, но ещё мой предок Нилан Седьмой в позапрошлом веке объединил их все, так что с тех пор живём мирно. Меня, между прочим, в честь него назвали, - гордо сказал Нил.
   - А ты под каким номером править будешь? - ехидно поинтересовалась я.
   - Ни под каким, - испугался Нил. - Ты что, у меня два старших брата, меня к трону не готовят.
   - А к чему тебя готовят? - вкрадчиво поинтересовалась я. - Раз тебя послали учиться к патриарху, мне кажется, что твой папа планирует со временем поставить тебя во главе Единой церкви.
   - Ну и что, если планирует? - буркнул Нил. - Что в этом плохого?
   - Да ничего плохого нет, - миролюбиво заметила я. - Только жизнь у тебя будет ой какая несладкая.
   Я посмотрела на Нила с жалостью и сочувствием, даже большими, чем Володя смотрел на меня, когда узнал, что я буду Координатором.
   - А почему? - обеспокоилась Дарра и тоже с жалостью посмотрела на Нила. - Почему ты считаешь, что жизнь у него будет тяжёлая?
   - Будешь изучать политику - поймёшь, - сказала я. - Ладно, внушает оптимизм то, что ты на Координатора учишься. Будем надеяться, что и с той глобальной задачей, которую тебе папа поставил, справишься.
   - Будем, - облегчённо вздохнул приунывший немного Нил. - Я же теперь не один.
   На это он получил толчок - напоминание от Шшисса, чья голова в очередной раз вынырнула из мерцающего облака.
   - Конечно, я и тебя имею в виду, - сказал ему Нил.
   Мы добрались до Музея и пошли знакомиться с планом городка. Предложение прокатиться на воздушном бобслее Шшисс отверг, а вот увидев на плане в северо-западной части озеро с каналом, попросился туда. Пока мы туда шли, я решила рассказать друзьям свои новости.
   - Совсем забыла вам рассказать. У меня две новости. Во-первых, у меня начинает получаться левитация. Пока невысоко, но это ведь начало.
   - Ух ты, здорово, - порадовался за меня Нил. - Я, наверное, тоже скоро научусь, я немного подотстал, потому что с Шшиссом возился.
   Послышалось виноватое шипение змея.
   - Шшисс, ты не переживай, - погладила я скользившего рядом змея, - это Нил не в упрёк тебе сказал, просто назвал причину задержки в учёбе. Знаешь ведь, как он тебя любит.
   Змей благодарно фыркнул и прижался на мгновение головой к моему плечу, потом к плечу Нила.
   - А вторая новость? - поторопила Дарра.
   - Вторая касается нас всех, - сообщила я. - Моя домовушка обещала сегодня поучить меня устанавливать ментальную связь с вами. Тогда сможем общаться напрямую в любое время.
   - Вот здорово! - восхитилась Дарра. - И меня научишь?
   - Конечно, научу, - пообещала я.
   - Шшисс, представляешь, - возбуждённо заговорил Нил, - это мы с тобой тоже сможем мысленно разговаривать!
   Змей радостно засвистел.
   - Шшисс, а ты будешь разговаривать только с Нилом или с нами тоже, - заискивающе обратилась я к нему. - Мы с Даррой тоже хотели бы с тобой общаться, правда ведь, Дарра?
   Дарра согласно кивнула и мы обе с надеждой посмотрели на Шшисса. Тот немного подумал, хитро поглядывая на нас, и согласно кивнул.
   Подгоняемые предвкушающе радостным посвистыванием Шшисса, до озера мы добрались быстро. О том, чтобы воспользоваться Переходом, не могло быть и речи. Шшисс в нём элементарно не поместился бы. Так что вспомнили девиз Володи "Движение - это жизнь" и бодро потопали (это мы втроём, Шшисс не топал, нечем) в западном направлении. Канал, отходящий от озера, мы забраковали сразу - он был неширокий и заполнен прогулочными лодками. Так что мы устремились к озеру. Оно было довольно большим и продолговатым: в длину в два раза больше, чем в ширину. Увидев озеро, Шшисс обогнал нас и с победным свистом ринулся в воду. Мы только успели отметить всплеск радостных эмоций в его ауре.
   Позже, когда мы вовсю уже общались с Шшиссом ментально, он рассказал, как тосковал без возможности искупаться и вволю поплавать, когда его привезли к Нилу. Оказывается, змеи живут в замкнутой долине среди гор, а в этих горах имеется много подземных озёр, вода которых подогревается от остывающих вулканов. Так что плавание было одним из любимейших занятий сородичей Шшисса.
   А сейчас, растерянно глядя на блаженствующего змея, Нил признался:
   - А я и не знал, что Шшисс так любит воду.
   Дарра, глядя вслед удаляющемуся Шшиссу, подошла к берегу и сосредоточилась, как будто о чём-то думая. Оказалось, что она не думала, а устанавливала контакт с водой озера, потому что вскоре облегчённо вздохнула и ... пошла по воде, пройдясь вдоль берега. Вода держала (!) её, немного прогибаясь под её ступнями.
   - Классно! - вырвалось у меня. - Ты прям как Христос!
   - Кто такой Христос? - спросила Дарра, внимательно разглядывая воду под ногами. - Он тоже Стихийник воды?
   - Нет, думаю, он был Координатором, - предположила я. - Он родился на Земле две тысячи лет назад, дожил до 33-х лет, творил чудеса, в частности ходил по воде, оживлял мёртвых, исцелял больных, призывал к Добру. А люди его за это распяли.
   - Вот неблагодарные, - содрогнулся Нил.
   - Жалко его, - присоединилась к нему Дарра.
   - Ну, он воскрес и ушёл от них, - попыталась я их утешить.
   - И правильно сделал, - горячо заявил Нил, - я бы тоже ушёл.
   - А что было с этими людьми дальше? - спросила Дарра.
   - А потом они "прозрели" и часть их объявила его сыном Бога, - сказала я. - И теперь христианство - одна из ведущих земных религий.
   - А что, у вас их несколько, религий? - удивился Нил. - Почему? Разве вы не знаете, что Создатель один для всех?
   - Это у нас редко кто признаёт, - припомнила я кое-что из бесед родителей. - А многие люди и вообще не верят в Создателя, утверждают, что разумная жизнь во Вселенной случайно возникла.
   В это время недалеко от берега вынырнул довольный Шшисс и попытался окатить нас брызгами, хлопнув хвостом по воде. Попытался, потому что брызги полетели в сторону озера, а не на нас.
   - Не получится нас намочить, Шшисс, - поддразнила его Дарра. - Нас и городок оберегает, и вода не хочет доставлять нам неприятности. Нет удовольствия от пребывания в мокрой одежде, - пояснила она вопросительно глядящему на неё змею.
   Взгляд Шшисса наполнился надеждой, и он уже просительно поглядел на Дарру.
   - По-моему, он приглашает тебя покататься с ним по воде, - предположил Нил.
   Шшисс одобрительно свистнул и утвердительно закивал головой. При этом на его мордахе появилось такое умильное выражение, что мы все трое рассмеялись, а Дарра согласилась:
   - Ладно, ты делай волны, только небольшие, а я буду на них качаться.
   В последующие несколько минут над озером разносился радостный смех Дарры и свист Шшисса. Мы с Нилом радовались их радости, когда почувствовали движение за спиной. Оглянувшись, я увидела Володю и Дарра, с изумлением уставившихся на веселящуюся парочку.
   - Дарр, - завопила Дарра, увидев брата. - Смотри, вода меня держит.
   И в тот же миг с головой ушла под воду. Шшисс нырнул следом и вынес хохочущую Дарру на берег.
   - Утратила контроль, - заявила девочка, отряхиваясь.
   Одежда её стремительно высыхала, тёмные волосы тоже. Я сначала думала, что это магия городка сушит её, но, увидев сосредоточенный взгляд Дарра, направленный на сестру, догадалась, что и он помогает.
   - Привет, ребята, - сказал Володя, усаживаясь на скамейку, появившуюся на берегу. - Дарр заметил сестру около озера, вот мы и решили посмотреть, чем вы тут занимаетесь.
   Дарр только кивнул нам, закончил сушку и строго посмотрел на сестру.
   - А вот контроль терять не стоит, - нравоучительно начал он, но его перебил Володя:
   - Кончай с нотациями, она учится всего только третий день.
   - И правда, - признал правоту друга Дарр. - Ладно, сестрёнка, учись на своих ошибках.
   - Представляешь, Дарр, - заявила воспрянувшая духом Дарра, - это же какие перспективы для исследования болот появляются!
   - И правда, - повеселел Дарр и пояснил для нас: - У нас есть по соседству замечательный остров, но он почти неприступен из-за высоких скал. А там, где на него можно попасть, почти от берега начинаются непроходимые топи. А вот если Дарра договорится с водой и проведёт нас на остров, то мы можем на него переселиться. А то у нас население теперь растёт быстро, скоро свободных мест на острове Рождений не останется.
   - Я не поняла, Дарр, - удивилась я, - ведь ты же освоил левитацию и телепортацию. Ты и без помощи Дарры можешь попасть на этот остров.
   - Ну, что ты, Женя, - возразил Дарр. - Моих умений совсем недостаточно. Я ведь только на третьем курсе начал учиться. Как любит повторять Володя: "Я не волшебник, я только учусь".
   - А, это из Золушки, - вспомнила я. - Это у нас фильм такой на Земле, - пояснила я глянувшим на меня вопросительно приятелям. - Там мальчик, ученик феи, всё время эту фразу повторяет.
   - Вот и я только учусь, - продолжал Дарр. - Левитировать высоко я пока не могу, а остров окружён высокими скалами, мне на них не взлететь, там постоянно воздушные вихри крутятся. А в единственном месте, где к берегу можно пристать, почти сразу идут непроходимые топи. А телепортироваться я могу в пределах пяти километров. Я было попытался, но мне не хватило, я повис над топью, так что поспешил вернуться на судно.
   - А может быть, там ничего хорошего и нет, на этом острове? - предположила я. -Только скалы и топи.
   - Да нет, - вздохнул Дарр, - я, когда висел над топью, видел вдали холмы, покрытые лесом. А лес на болоте не растёт, во всяком случае, такой густой. Так что умение Дарры для нас очень важно.
   - Я постараюсь за этот месяц как можно лучше научиться договариваться со своими стихиями, - горячо заверила Дарра. - А когда вернёмся домой, сразу попробуем сплавать к острову Надежд. Его так взрослые у нас называют. Может быть, у меня получится попасть вглубь острова.
   Мы все помолчали, глядя на Шшисса, который вернулся в воду и самозабвенно нырял недалеко от берега, посматривая на нас хитрющими глазами. Я решилась, приподнялась в воздухе и неспешно поплыла по воздуху к купающемуся змею. Над ним я и зависла, но одна висела недолго, скоро ко мне присоединились Володя и Дарр. Нил с Даррой остались на скамье, с завистью поглядывая на нас. Я неспешно вернулась к ним и села рядом. Мальчишки тоже вернулись, вырастили ещё скамью и устроились на ней.
   - Молодцы, - сказал Володя. - Что особенно радует, так это то, что с каждым годом первокурсники всё быстрее осваивают магию. Третий день только, а Дарра уже по воде ходит, Женя левитацию осваивает. В прошлом году на это больше времени уходило, как я помню.
   - Только у меня прогресса нет, - уныло сказал Нил.
   - Ты это брось, - возмутился Дарр. - Вместо того чтобы унывать, поищи в себе знания о левитации. Раз вы с Женей с одного отделения, они и у тебя должны быть.
   Нил послушно сосредоточился, как бы прислушиваясь и присматриваясь к чему-то, и радостно поглядел на нас.
   - Есть, есть знания, - сообщил он.
   - Вот и осваивай их, - предложил Володя, - а мы подстрахуем.
   Вскоре Нил поднялся в воздухе, повисел над нами и направился к веселящемуся на мелководье Шшиссу. Зависнув над ним, он радостно позвал:
   - Шшисс, глянь наверх, я над тобой.
   И в следующий момент рухнул в воду. Вернее, почти рухнул. От неожиданности мальчишки не успели создать страховку из силовых нитей, но успел Шшисс. Он подхватил друга буквально на поверхности воды и понёс на берег. Подхватил хвостом, очень забавная подкова получилась: с одной стороны голова Шшисса, с другой - Нил, обхваченный хвостом. Мы все дружно и облегчённо рассмеялись.
   - Вот и ты учись на своих ошибках, - посоветовала я Нилу. - Мы с Даррой свои уроки уже получили.
   Нил, смеясь, высвободился из объятий змея.
   - Спасибо, Шшисс, - поблагодарил он, - иди ещё купайся, мы тебя подождём.
   Змей благодарно фыркнул и ринулся в воду. Мы расслабленно сидели на скамейках, наслаждаясь тишиной и покоем окружающего пространства. Бывают мгновения, когда приятно просто молча посидеть в своей компании. Вот такой момент и был сейчас у нас. Я сидела, мысленно перебирая события этих трёх дней.
   - Ой, Володя, - встрепенулась я. - Забыла рассказать, я же сегодня на Земле была.
   - Зачем? - удивился Володя.
   - Понимаешь, я вчера просматривала голографическую запись урока в нашем классе и обнаружила, что Дина Лескова тоже может быть принята в нашу Школу. Вот мы с кузеном сегодня и ходили за ней на Землю. Представляешь, её тоже приняли на отделение Целителей.
   - А кто у нас кузен? - сразу зацепился Володя.
   Нет, ну просто дежавю какое-то! Опять вспомнился фильм "Обыкновенное чудо".
   - У меня здесь кузен обнаружился, - сообщила я. - Он тоже на Координатора учится и уже на шестом курсе.
   - Ну, Светлова, ты даёшь! - восхитился Володя. - И здесь родню нашла! Я его знаю? Он в нашей школе учился?
   - Нет, он из Канады, - сказала я. - У меня там прабабушка живёт, так он её внук.
   Володя хотел ещё что-то сказать, но тут вмешался Нил.
   - А почему ты Женю назвал каким-то другим именем? - с недоумением спросил он.
   - У нас на Земле в школе часто называют учеников не по имени, а по фамилии, это имя рода, - пояснил Володя. - Потому что имён одинаковых много, могут не понять, к кому обращаешься. Вот я и здесь по привычке назвал Женю по имени рода.
   - Теперь понятно, - кивнул Нил.
   Володя снова повернулся ко мне.
   - Дина Лескова, говоришь? - спросил он. - А я её знаю? Кинь образ!
   Я представила себе Дину и постаралась показать её всем.
   - Нет, такую не помню, - мотнул головой Володя. - Говоришь, на наше отделение приняли? А почему ты её с собой не взяла?
   - Её опекуны решили помочь ей быстрее нагнать два пропущенных дня, - пояснила я. - Так что она сейчас с ними.
   - А кто у неё опекуны? - поинтересовался Дарр. - Тоже эльфы, как у тебя?
   - Нет, гномы, - покачала я головой. - Мы для неё Врата в пещере около города нашли.
   - Подожди, - заинтересовался Володя, - это ты имеешь в виду пещеру на выезде из города?
   - Ну да, - подтвердила я. - Ты тоже там прошёл? - догадалась я. - А я ещё удивлялась, если тебя, как и меня, Инесса Степановна в поход брала, почему у тебя опекуны не эльфы.
   - Да не пошёл я с ней в поход, - пояснил Володя. - Лень было по горам два дня таскаться. Я же не знал, зачем она нас в поход звала. А потом в воскресенье пошли с отцом грибы поискать, вот и набрёл на эту пещеру. Меня когда опекуны сюда увели, я всё не хотел верить, что папа меня не хватится. Боялся за него, что переживать будет. Мы же с ним вдвоём живём, мамы у меня нет.
   А я этого и не знала! Я посмотрела на остальных - все мы излучали такое сочувствие, что и мне плакать захотелось, да и у всех глаза были на мокром месте.
   Нам помог Шшисс. Выбравшись из озера, он скользнул к нам и как-то просительно зашипел.
   - Это он так есть просит, - пояснил нам Нил и добавил, обращаясь к другу, - Ну ты и проглот! Тебя же Леон сегодня два раза уже кормил. - И пояснил для нас: - Дома он ест только утром и вечером.
   - Он говорит, - сдерживая смех, поведал Дарр, - что, во-первых, ему дома не давали такую вкуснятину, а во-вторых, он ещё не наелся за те два дня, что голодал.
   - Ты понимаешь, что он говорит? - обрадовался Нил.
   - И ты скоро сможешь, - утешил его Дарр.
   - Мы сегодня будем учиться устанавливать ментальную связь друг с другом, - сообщила я. - Мне Нонна обещала.
   - Я же говорю, - сказал Володя, - что обучение в школе заметно прогрессирует. На то, что девочки и Нил сейчас осваивают, у нас с тобой пятидневка ушла, если помнишь.
  
   Освоение ментальной связи.
  
   - Ну что, девочки и мальчики, - бодро спросил Дарр, - идём в кафе?
   Нил отрицательно помотал головой.
   - Нет, мы с Шшиссом домой, - сказал он. - В кафе я его сегодня не поведу, он ещё не освоился, да и тесно ему в кафе будет.
   - Вообще-то мы можем сделать ему там пространственный карман, - предложил Володя и вопросительно посмотрел на нас.
   - Спасибо, в другой раз, - снова отказался Нил.
   Я тоже сказала:
   - Мы лучше вернёмся в Школу, там поедим, а потом Нонна с нами позанимается.
   - Я с ними, - сказала Дарра, правильно поняв вопросительный взгляд брата.
   - Ну ладно, - сказал Володя, - а мы в кафе, посидим там вдвоём.
   - Ой, чуть не забыла, - спохватилась я. - Дину опекуны обещали привести в кафе. Она Володю хорошо знает, а теперь и вы её узнаете. Её опекунов зовут Григ и Инга. Позаботитесь о ней? - попросила я мальчишек.
   - Ладно, позаботимся, - согласился Володя.
   Дарр кивнул, и соглашаясь, и прощаясь, и мальчишки исчезли.
   - Ну, что, топаем по тротуару к Школе? - спросила я приятелей.
   Те согласно кивнули, Шшисс с сожалением оглянулся на озеро и заскользил рядом с нами.
   - Ты не жалей, что уходишь, Шшисс, - попыталась я утешить приунывшего змея. - Попросишь дедушку Леона, он тебе в апартаментах Нила сделает пространственный карман с каким хочешь озером.
   Шшисс на ходу изогнулся и вопросительно заглянул в глаза Нила.
   - Конечно, сделает, - утешил и Нил своего друга. - Ты же знаешь, что Леон тебя любит.
   Повеселевший змей издал победный свист и бодро продолжал скользить рядом с нами, стараясь не очень опережать.
   Когда мы прошли через калитку Школы, я предложила:
   - Ну что, расходимся к себе, покушаем, а потом созвонимся?
   Нил и Дарра согласно кивнули. Шшисс кивнул тоже.
   Ела я в "гордом одиночестве", опекуны ещё не вернулись из города. Когда я наелась и поблагодарила Нонну, мы с ней перешли в переднюю (левую) часть зала, где Нонна обычно и создавала мне рамки для голографической связи. Сейчас мы привычно разместились на диванчике, а Нонна создала перед нами две рамки. Слева появилось изображение тоже сидящих рядом Нила и Леона, над ними виднелась мордаха Шшисса. Справа в одинаковых сине-терракотовых комбинезонах появились, тоже на своём диване, Дарра и очередной пушистик. Рамки померцали, исчезли, и появилось ощущение, что мы все находимся в одном зале. Первая заговорила Нонна (наверное, как принимающая сторона):
   - Ребята (это она имела в виду Дарру и Нила с Шшиссом, как я поняла), меня зовут Нонна, я куратор Жени.
   - А меня зовут Леон, я куратор Нила и Шшисса, - проворчал Леон, обращаясь к Дарре. - А вообще-то Шшисса зовут совсем не так, я вам позже скажу, как именно.
   - Я Круш, - представился куратор Дарры. - С приятелями Дарры знаком заочно, рад увидеть вас всех воочию.
   - Дедушка Леон, а как на самом деле зовут Шшисса? - не выдержала я.
   - Ну, ты и настырная, - добродушно проворчал Леон, - я-то хотел подождать, чтобы он сам вам сообщил.
   Шшисс прошипел что-то, как мы поняли, разрешающее.
   - Ну, если ты не возражаешь, я сейчас скажу, - согласился Леон. И пояснил для нас: - пока вы гуляли, я покопался в Информатории и нашёл записки мага, перешедшего из мира, где живут Нил и Шшисс. Именно он создал этих гигантских змеев. Да, Нил, гигантских, потому что размеры взрослого змея достигают в обхвате трёх с половиной метров, а в длину - до двадцати пяти метров. Так что твой Шшисс ещё мальчишка, ему ещё расти и расти. И учиться он тоже будет вместе с тобой, все десять лет, я уже и для него программу разработал. Считай, что это твой симбионт, теперь вы всегда будете вместе. А маг создавал этих гигантских змеев именно как гарантов мирного развития вашей цивилизации. Они не должны были допускать войн. Но в незапамятные времена на Риннаре произошёл сдвиг горных массивов, который привёл к тому, что змеи оказались надолго заперты в горах, вот и забыли о своей миссии. Да что говорить, они и большую часть своих умений утратили. Всё надо восстанавливать.
   Леон хоть и говорил ворчливо, но было заметно, что он в восторге от того, что заполучил себе сразу двоих учеников с такими разными предназначениями.
   - Но всё-таки, как зовут Шшисса? - снова вмешалась я.
   - Жистар его зовут, - сообщил Леон, немного недовольный, что прервали его пространную речь. - Если бы не была утрачена ментальная связь между змеями и людьми, Нил сразу бы узнал его имя. А сказать своё имя вслух Жистар не мог, вот и стал Шшиссом.
   - Жистар, - обратилась я к внимательно слушавшему куратора змею, - раз ты ещё мальчишка, можно, я буду звать тебя Жистик? Так ласковее, - попыталась я убедить застывшего в раздумье Жистара.
   Жистар (бывший Шшисс) ещё подумал и что-то просвистел Леону.
   - Жистар в общем не против, - сообщил Леон. - Он считает, что Жистик всё-таки лучше Шшисса.
   - Мне тоже можно звать тебя Жистиком? - отважилась спросить и Дарра.
   На этот раз Жистар не стал размышлять, а сразу кивнул.
   - Ну, если вы договорились, - включилась в разговор Нонна, - то давайте перейдём к обучению. Сегодня мы дадим вам основы и поможем установить ментальную связь между вами четырьмя. В следующие дни каждый из вас будет развивать этот навык уже только со своим куратором.
   Честно говоря, я думала (и надеялась), что кураторы нас сразу свяжут, и мы начнём мысленно разговаривать друг с другом. Ага, никакой халявы, как любит приговаривать дядя Витя. Через полчаса мы действительно научились мысленно вызывать друг друга и общаться, но эти полчаса нам пришлось попотеть. Методику я излагать не буду, вы уж простите. Я ведь уже говорила, я рассказываю свою историю, а не пишу пособие по магии.
   После окончания занятий Нонна отключила "конференц-связь", и я отправилась на свою веранду. Там я уютно устроилась в своём кресле-шаре, а потом решила проверить свои приобретённые навыки.
   "Жистар", - мысленно позвала я, - "ты меня слышишь?"
   "Слышу, Женя", - послышался довольный, слегка шипящий мальчишеский голосок. Мы сначала оторопели, когда восприняли его первый раз, зато получили дополнительное доказательство, что друг Нила действительно ещё мальчишка.
   "А где ты спишь, в комнате Нила?" - поинтересовалась я.
   "Прошлую ночь я спал в его комнате", - сообщил Жистар. - "Но теперь Леон обещал мне собственные апартаменты. Знаешь, он действительно сделает мне озеро!" - восторг Жистара чувствовался и при ментальной связи.
   "Я потому и позвала тебя, что хочу кое-что предложить для твоих апартаментов. Вот посмотри, какое кресло-шар висит у меня на веранде. Знаешь, как в нём уютно?! Я вот подумала, что дедушка Леон может тебе сделать что-то подобное, чтобы спать там. Не подвешивать, конечно, пусть большой шар стоит на полу, но покачивается. Что ты думаешь? Тебе нравится идея?"
   "Очень нравится! Сейчас покажу дедушке Леону", - воодушевлённо сообщил Жистар и добавил задумчиво: "Мне тоже нравится звать его дедушкой, и он не возражает, даже доволен. Он сейчас посмотрел, что ты предлагаешь, и обещает сделать мне такую постель сегодня же. Спасибо, Женя!"
   В это время меня позвала Нонна. Вернулись мои опекуны, и пора было приступать к моим вечерним занятиям. До ужина я бродила по голограмме, снятой летом на набережной нашего города-курорта. Линни предложила мне сначала отключать эмпатию (показала, как) и просто разглядывать какого-либо человека, стараясь по его виду и поведению составить о нём какое-то суждение. А потом я включала эмпатию и сравнивала свое сложившееся мнение с тем, что видела в чувствах этого человека. Получалось ещё плохо, никаких совпадений, но опекуны уверяли, что здесь нужна только практика, со временем я освоюсь.
   Время после ужина я ждала с нетерпением. Мне так понравился вчерашний фильм, что я хотела ещё раз "поучаствовать" в нём. Но опекуны сказали, фильмов таких великое множество, так что лучше не повторяться. Сегодня Микс предложил мне исторический фильм о жизни в эльфийском лесу. Мне очень понравилось быть эльфийкой. Ну вот, у меня опять нет слов, чтобы описать мои чувства, когда я ощущала себя частью живого леса. Даже не буду пытаться описывать это, скажу только, что я была в диком восторге.
   Спала я опять глубоким сном и во сне продолжала общаться с живыми растениями и лесными обитателями.
  

ЧЕТВЁРТЫЙ ДЕНЬ

  
   Утро четвёртого дня.
  
   Я проснулась в прекрасном настроении. Вспомнив вчерашнюю учёбу, потянулась мысленно к Дарре.
   "Дарра, ты ещё спишь?"
   "Уже нет", - получила я мгновенный отклик. - "Доброе утро, Женя. Правда, здорово, что мы можем разговаривать, когда захотим?"
   "Здорово", - согласилась я. - "И тебе доброго утра".
   Не успела я так же настроиться на Нила, как получила сообщение от дедушки Леона.
   "Женечка, мои мальчики ещё спят, не буди их ещё полчасика. Мы вчера допоздна обустраивали апартаменты Жистара".
   "Хорошо, дедушка Леон", - согласилась я. - "Спасибо, что предупредил, и доброго утра тебе".
   "И тебе ясного солнца, моя хорошая", - получила я ласковый ответ.
   Потом я приступила к разминке. Волшебство - волшебством, а о физкультуре забывать не стоит. Папа разработал нам всем индивидуальные упражнения для утренней гимнастики. Вот я и занялась ими. Я уже описывала часть их, когда рассказывала, как я начала утро второго дня здесь, так что повторяться не буду. Скажу только, что позвала Нонну и показала ей мои упражнения. Она немного их поправила и сказала, чтобы я ими занималась весь этот месяц, а потом она мне разработает новые, с учётом моего уже перестроенного к тому времени организма. Мы же с Миксом планировали привести мой организм в соответствии с эталоном, вот тогда понадобятся соответствующие упражнения.
   А вот после завтрака меня ожидал облом на утренних занятиях. То ли меня подвела эйфория от вчерашних успехов, то ли ещё что, но Нонне пришлось поправлять меня чуть ли не с самого начала. Чем больше я нервничала, тем больше ляпов допускала. Наконец, Нонна меня остановила и попросила:
   - Женечка, пойми, ты пока учишься. Не надо спешить. Тебя же никто не гонит, куда ты рвёшься?
   Я виновато промолчала, постаралась успокоиться и закончила работу без срывов. С эталоном я работала уже поспокойнее, но всё равно результат был хуже вчерашнего. Когда пришла очередь Микса вести занятия, он предупредил:
   - Учти, утренние занятия рассчитаны на месяц, вот весь месяц ты и будешь заниматься по плану, даже если ты завтра всё сделаешь сама. И вспомни, сегодня ты занимаешься только четвёртый день.
   Наверное, его предупреждение помогло, потому что это занятие прошло без срывов и ошибок. Всё, что было запланировано на сегодня, мы сделали качественно. Замечаний не было.
  
   Послеобеденная прогулка.
  
   Наша послеобеденная прогулка опять началась с похода к Музею. Мы хотели ещё раз рассмотреть план городка и решить, куда мы пойдём сегодня. Можно было, конечно, запомнить план города и держать его в голове, но мне почему-то не захотелось. Я сказала об этом друзьям, а они признались, что им тоже не хочется.
   - Наверное, это потому, что план города часто меняется, - первым догадался Нил. - Яр говорил мне, что городок сам подстраивается под невысказанные желания учеников.
   - Точно, - поддержала я, - мне об этом тоже говорили.
   Так что по движущемуся тротуару мы направились к музею. Жистар перестал прятаться от взглядов других учеников и скользил рядом с нами, стараясь не особенно вырываться вперёд. Сильного ажиотажа, которого опасался Нил, наш Жистик не вызывал. Были удивлённые и восхищённые взгляды, иногда раздавался одобрительный свист, на который Жистар отзывался тоже одобрительным и дружелюбным. Добравшись до стены с планом, мы начали внимательно его изучать.
   - На аттракционах мы с Даррой были, - начала я свой обзор с западной части города.
   - Не на всех, - добавила Дарра.
   - Не на всех, - согласилась я, - их так много, что и недели не хватит все обойти.
   - А я там вообще не был, - сказал Нил.
   "И я не был", - послышался голосок Жистика.
   Ну не могу я думать о нём "Жистар", если у него голосок, как у моего брата Марика, только более шипящий. Да и Леон говорил, что Жистик совсем ещё мальчишка, по человечьим меркам ему не более восьми лет. Поэтому мы с Даррой звали его Жистиком, а Нил - Жистом. Жистаром редко.
   - Ну что, тогда идём туда? - спросила я. - Жистик, тебя на озеро больше не тянет?
   "Нет", - сообщил змей, - "мне дедушка Леон такое озеро подарил, что я сегодня уже всласть накупался. Хочу на аттракционы".
   И мы пошли в парк аттракционов. Очень весело провели время, особенно нам понравилось разгадывать самим, какое развлечение предлагает тот или иной аттракцион. Самыми догадливыми из нас оказались Дарра и Жистик. А затем мы набрели на тир, где надо было стрелять из луков и арбалетов.
   - А я думала, что в Содружестве нет оружия, - удивилась я. - Там же не должны никого убивать.
   - Это не для убийства, - раздался тонкий голосок очередного пушистика.
   Забыла упомянуть, что домовые, обслуживающие парк аттракционов, были одеты в светло-серые комбинезончики.
   - А для чего? - спросил Нил, придирчиво рассматривая развешанное по стенам оружие.
   - Это для охоты, - пояснил пушистик и представился: - меня зовут Гром.
   - А охота не убийство? - скептически спросила Дарра.
   - Конечно, нет, - возмутился Гром. - Стрелы луков и болты арбалетов заряжены усыпляющей магией. Это оружие разработано для освоения новых миров. Если там имеется агрессивная фауна, представители которой попытаются напасть на исследователей, стрелы или болты усыпят их на время.
   - А как они заряжены? - тоном профессионала осведомился Нил. - Звери ведь бывают разные, одному хватит заряда, а если зверь окажется больше, например, нашего Жиста, то ему одного заряда мало.
   - Такое сравнение не понравилось в первую очередь самому Жисту.
   "Я не зверь, а разумное существо", - возмутился он.
   - Ну, извини, - покаялся Нил. - Я просто подумал, что исследователь может и не понять, что перед ним разумное существо.
   Теперь возмутился Гром.
   - Наши исследователи обязательно поймут, - горячо заверил он. - Они первым делом считают эмофон встреченного существа.
   - Если у них будет на это время, - хмыкнул Нил. - А то пока они считывают, ими и пообедать могут.
   - Не могут, - возразил Гром, - у всех исследователей защита надёжная.
   - Верю, верю, - поднял руки Нил. - Так как насчёт заряда?
   - Программа заряда сама определит, кому какое количество усыпляющей магии нужно, - пояснил Гром. - Понятно?
   - Понятно, - подтвердил Нил. - А как ваш тир работает?
   - Выбираешь оружие, накладываешь стрелу или вставляешь болт и ждёшь появление цели. Она появится вон в том окне. Стреляешь. Если попадёшь - игрушка твоя. Между прочим, у нас игрушки заряжаются от солнечной энергии того мира, в котором находятся. Гарантия - сто лет непрерывной работы. Если игрушке позволяется "спать", то и дольше работает.
   - "Если попадёшь", - проворчал Нил. - Никаких "если", я-то обязательно попаду. Меня с трёх лет тренировали.
   - Ну, ну, - хмыкнул Гром. - Игрушки ведь ждать не будут, пока ты в них попадёшь, они стараются увернуться. А то и сами нападают, тогда у тебя штрафное очко, следующий удачный выстрел не считается.
   К большому удивлению Нила первые два выстрела он промазал. Мы молча сочувствовали. Зато третью игрушку, величиной с большую кошку (я имею в виду домашнюю), он подстрелил на лету, когда она бросилась на него. Гром торжественно вручил ему заснувший трофей.
   - Я её пока отключил, - пояснил он. - А то она у вас убежать может. Как включать, куратор научит. Только долго не тяните, а то она сама включится.
   Нил повертел замершую кошку в руках и вопросительно посмотрел на нас.
   - Девочки, кто хочет её в подарок? - спросил он.
   - Мне не надо, - отказалась Дарра, - я сама такая, зачем мне напоминание о моей уязвимости.
   - Ой, прости, я не хотел тебя обидеть, - смутился Нил.
   - Ты чего, Нил, - удивилась Дарра. - Вовсе я не обиделась. Подари эту кошку Жене, пусть она ей о нас напоминает, когда она на Землю вернётся.
   - Гром, а эту игрушку можно брать в закрытый мир? - спросила я домового. Спросила с надеждой, очень хотелось привезти её братикам в подарок, если она, конечно, не опасная.
   Домовой понял меня правильно.
   - Можешь взять с собой, только пусть куратор тебе её перенастроит, чтобы она стала домашним питомцем, - посоветовал он.
   Я обрадовалась:
   - Спасибо, Нил, я братикам её отдам, пусть играют.
   Нил тоже обрадовался, протянул мне игрушку и растерянно повернулся к Дарре.
   - А тебе подстрелить кого-нибудь? - с надеждой спросил он.
   - Если сможешь, поймай мне птичку, - попросила она. - У вас есть говорящие игрушки? - повернулась она к Грому.
   - У нас всё есть, - самодовольно отозвался Гром. - Сейчас запущу летающие игрушки. Только учти, - предупредил он Нила, - они ещё более вёрткие, чем прежние.
   - Учту, - сосредоточился Нил и почти мгновенно среагировал на появление какой-то летящей живности.
   - Попал! - восторженно воскликнул Гром. - Ты действительно хороший стрелок, - похвалил он Нила, - я даже не ожидал после твоих первых промахов.
   - Это я здесь немного расслабился, - признался Нил. - Почувствовал себя в безопасности. А эти промахи я рассматриваю, как напоминание, что расслабляться не следует, иначе туго нам с Жистом придётся, когда домой вернёмся. Слушай, Жист, - повернулся он к змею, - давай попросим Леона тренировать нас утром и вечером, чтобы форму не терять.
   "Обязательно сегодня же начнём тренировки" - непривычно серьёзно ответил Жистик.
   Тем временем Гром подал Нилу его второй трофей. Это была птица с двумя головами, левая голова была с чёрными перьями и серыми глазами, правая - с серыми перьями и чёрными глазами.
   - Птица говорун отличается умом и сообразительностью, - сказала чёрная голова.
   - Умом и сообразительностью, - подтвердила серая.
   - Ой, какая лапочка, - восхитилась Дарра.
   - Эй, а почему говорун не похож? - возмутилась я.
   - А ты откуда знаешь, что не похож? - удивилась Дарра.
   - Это у нас на Земле есть книги и фильмы об одной девочке. Она с папой путешествовала по разным мирам, собирая экзотических животных. Вот там была такая птица, говорящая.
   - Правильно, это говорун, - подтвердил Гром. - Для тира мы получаем игрушки от учащихся школы, говоруна нам земляне изготовили.
   - Дарра, тебе нравится говорун? - спросил Нил. - Тогда бери его от меня в подарок, - предложил он, когда Дарра кивнула.
   - Спасибо, Нил, - восторженно прижимая птицу к себе, воскликнула Дарра. - Я её тоже домой возьму. Раз разговаривает, будет почтовой птицей.
   - Хорошая мысль, - одобрил Гром.
   - А почему он не похож? - настаивала я.
   - Чем это я не похож? - вкрадчиво поинтересовалась чёрная голова.
   - Да, поясни, пожалуйста, - поддакнула серая.
   - Головами не похож! - отрезала я. - У Булычёва птица нормальная была, с одной головой.
   - А я, значит, ненормальная? - возмущённо спросила чёрная голова.
   А серая поинтересовалась:
   - А ты в какой стране живёшь, девочка?
   - Эээ... , - сказала я, - в России.
   - А кто у вас на гербе изображён? - задала коварный вопрос чёрная голова.
   - Орёл, - осторожно ответила я.
   - А сколько у него голов? - добила меня серая голова.
   - Две, - созналась я и укоризненно поглядела на хихикающих друзей. Нил и Дарра откровенно развлекались, следя за нашей перепалкой.
   - Так что же вы в герб ненормальную птицу поместили? - укоризненно спросила меня чёрная голова.
   - Не знаю, меня не спрашивали, - огрызнулась я.
   - А тут тебя спрашивали? - отыгралась серая голова. - Подарили меня не тебе, а Дарре. Дарра, - повернулась она к веселящейся Дарре, - я что, тебе не нравлюсь?
   - Очень нравишься, - рассмеялась Дарра. - И сразу подтвердил, что отличаешься умом и сообразительностью.
   - Ну и пожалуйста, - нарочито обиделась я, - я ведь просто спросила, поскольку имя-то ты себе взял от того говоруна, которого я знаю.
   - Хочешь, докажу, что не знаешь? - спросила чёрная голова.
   - Ну, докажи, - буркнула я.
   - Между прочим, а ты помнишь, как Булычёв описывал своего говоруна? - вкрадчиво спросила серая голова.
   Я почувствовала какой-то подвох и покачала головой.
   - У его говоруна, которого он описал в "Тайне третьей планеты", было два клюва на голове, - возмущённо сказала чёрная. - Ты можешь представить, как это неудобно?
   - А в других книгах он всё-таки сделал говоруна двухголовым, - добавила серая голова.
   - И вообще Булычёв противоречит сам себе, - заявила чёрная голова.
   - Чем он противоречит? - заинтересовалась я.
   - У него говорун ведь говорит, что птица говорун отличается умом и сообразительностью, так? - спросила серая голова.
   - Так, - подтвердила я.
   - А потом автор несколько раз заметил, что это птица несообразительная и даже глуповата. Ну, и как это понимать? - придирчиво сказала чёрная.
   - Ладно, признаю, что была неправа, - сказала я. - Тем более, что это не мой подарок. - Я решила сменить тему: - А ты себе в подарок никого не подстрелишь? - спросила я Нила.
   - Нет, мне не надо, - отказался мальчик и предложил, - ну что, идём в кафе? Нам ведь туда пешком добираться.
   Жистар смущённо пошипел. Он ведь понимал, что, не будь его, мы бы воспользовались Переходом.
   - Не огорчайся, Жистик, - погладила я его. - Учись во всём находить хорошее. Нам полезно больше двигаться, так что вперёд.
   Мы решили идти напрямую, с северо-востока на юго-запад, пересекая оба движущихся тротуара. Тем самым мы намного сократили путь. Через полчаса мы уже стояли перед входом в кафе.
   - Смотрите, за тем окном нам Дарр машет, - сказала Дарра.
   Действительно, в крайнем окне, где находился столик, за которым мы обычно сидели, мы увидели усердно жестикулирующего Дарра. Он показал на Жистара, потом развёл руки, как бы охватывая что-то, потом кивнул, сделав рукой приглашающий жест. В общем, не знаю, как вы поняли моё описание, мы его жестикуляции поняли отлично.
   - Они уже создали пространственный карман для Жиста и зовут нас, - озвучил Нил наше понимание.
   И мы дружно вошли в кафе. Между окном и столиком действительно было видно довольно просторное помещение с помостом и столиком, похожим на тот, за которым уже сидели Володя, Дина, Дарр, и было ещё три свободных стула. Жистар сразу же скользнул на свой помост, а мы поздоровались с приятелями, познакомили Дину с моей компанией и сели на свободные места. Правда, Нил сразу же убежал к Жистару и набрал для него заказ на столике. Когда на нём появилась большая чаша, и Жистик припал к ней, Нил вернулся к нам и сделал заказ для себя.
   Скорее всего, первая троица появилась незадолго до нас, потому что они ещё не приступили к еде. Их заказы появились уже при нас. Мы тоже получили свои заказы, и минут десять царила тишина, пока мы насыщались.
   Когда мы поели, я спросила Дину:
   - Ну как ты тут, осваиваешься?
   - Да, спасибо тебе большое, Женя, - с энтузиазмом ответила она. - Мне тут так нравится, особенно то, чему меня учат. Моя кураторша говорит, если я буду стараться, то я уже при первом возвращении домой смогу полечить Серёжу. А Володя обещал помочь.
   Она застенчиво посмотрела на Володю. Он кивнул и подтвердил:
   - Обязательно помогу.
   - Дарр, - повернулась я к брату подруги, который неспешно потягивал свой нектар, поглядывая по сторонам и кивая знакомым за соседними столиками. - Можно задать тебе несколько вопросов?
   - Задавай, - благодушно кивнул он и поинтересовался: - У тебя они когда-нибудь заканчиваются?
   - Никогда! - гордо ответила я. И убеждённо добавила: - Человек должен постоянно задавать вопросы и искать ответы на них. Это и есть разумная жизнь.
   - Ладно, задавай свои вопросы, - сказал Дарр.
   - Вот непонятно, как это может быть, - начала я. - Дарра сказала, что вы родились одновременно, а сейчас ты старше её на два года. Почему?
   - Это у нас такая особенность, - начал объяснять Дарр. - В человеческом обличии мы живём и взрослеем так, что на это не влияет наше пребывание в зверином облике. Поясню. Вот представь, что у твоих родителей появилось сразу семь годовалых младенцев, а их, взрослых, только двое. Справятся?
   - Нет, конечно, - сказала я. - Тут с двумя-то столько забот, я это знаю, у меня братишки-близнецы.
   - Ну вот, зато годовалые пумы уже вполне самостоятельны и сами о себе могут позаботиться. Поэтому сейчас родители инициируют в человеческий облик всех шестерых или семерых, у кого сколько, а потом оставляют в этом облике двоих, которые возвращаются с ними под опеку биокомпа, а остальными занимаются дедушки и бабушки. Меня снова инициировали в человека сразу, как родители уехали, а Дарру - через два года, когда я уже подрос, и со мною было меньше хлопот. Потом, с интервалом в несколько лет, и остальных.
   - А если ты, например, в десять лет обернёшься пумой и три года проживёшь в этом облике, то сколько тебе будет лет, когда ты снова обернёшься в человека?
   - Десять лет и будет, - сказал Дарр. - И мало того. Когда нас инициируют в годовалом возрасте, то мы и в зверином обличье потом перестаём стареть. Раньше, когда большую часть детёнышей оставляли неинициированными, пумы редко доживали до сорока - пятидесяти лет. А сейчас дедушкины братья и сёстры, которым по 300 лет, очень молодо выглядят и в облике пумы.
   - Как интересно! - сказала Дина, внимательно слушавшая Дарра. - А я и не знала, что вы оборотни. А ты откуда знаешь? - спросила она меня.
   - Мне Володя и Дарра рассказали в первые же дни, - ответила я.
   - Как много я пропустила, - вздохнула Дина.
   - Ничего, нагонишь, - успокоила я её.
   - Вот и ребята так говорят, - Дина с признательностью посмотрела на Володю и Дарра.
   В это время в сумке Дарры зашевелился её подарок. Она достала говоруна и усадила на стол рядом с собой. Обе птичьи головы внимательно осмотрели нас, потом чёрная голова сообщила:
   - Птица говорун отличается умом и сообразительностью.
   А потом начала чистить свои пёрышки.
   - Умом и сообразительностью, - подтвердила серая и тоже принялась за приведение в порядок своей половины.
   - И правда, говорун, - удивился Володя. - Только модифицированный, - тактично указал он. - Откуда он у тебя?
   - Мы нашли тир в Парке аттракционов, и Нил настрелял там подарки для нас, - сообщила Дарра.
   - А тебе он что подарил? - повернулся ко мне Дарр.
   - Мне подарил дикую кошку, - показала я на свою сумку, - но домовой сразу её усыпил, сказал отдать куратору, она её перенастроит на домашнюю.
   - Это, наверное, новый аттракцион, - сказал Володя. - Во всяком случае, я его не видел.
   - Игрушки для тира подобрали только к концу прошлого года, - сообщила чёрная голова говоруна.
   А серая уточнила:
   - Учебного.
   - Представляешь, Дарр, - восторженно сказала Дарра. - У нас дома будет почтовая птица.
   - А у вас там её не подстрелят? - с беспокойством спросила Дина.
   - У нас нет стрелкового оружия, - успокоил её Дарр. - И врагов нет.
   - А как же вы охотитесь? - спросила я. - Вы же едите мясо. Или пищей вас снабжают биокомпы?
   - Нет, - сказал Дарр. - Биокомпы кормят только тех, кто живёт на их островах. Остальные сами обеспечивают себя едой. В человеческом теле мы в основном питаемся растительной пищей. Когда хочется мяса, оборачиваемся и идём на охоту.
   - Почему в основном? - зацепилась я за оговорку.
   - Ну, ещё яйца и морепродукты, - пояснила Дарра.
   - А если у вас нет стрелкового оружия, и вы не воюете, то почему ваш мир закрыт? - спросила Дина.
   - Думаю, из-за свихнувшихся биокомпов, - резко сказал Дарр.
   Сестра тревожно глянула на него.
   - Не бойся, сестрёнка, здесь они нас не услышат, - успокоил её Дарр. И пояснил для нас: - биокомпы вообразили себя благодетелями человечества. У себя на островах они поощряют развитие наук и искусств. Звучит вроде неплохо, но если присмотреться... Учёные одержимы идеей фикс - найти способ, чтобы оборотни могли иметь потомство в человеческом облике. Звериная сущность для них отвратительна. Дошло до того, что некоторые отказываются отправляться на остров Рождений и пытаются жить, не оставляя потомства. Правда, биокомпы это не поощряют. Вернее, наоборот, разрешение не иметь потомства даётся только за выдающиеся заслуги, как награда. А остальные охотно оставляют своих детёнышей, не принимаемых биокомпами, на острове Рождений. Да и тех, что инициируют, отдают на воспитание биокомпам, сами детьми не хотят заниматься. Так что у нас уже постоянно работают специальные поисковые группы, которые отыскивают брошенных детёнышей. Хорошо, что у нас уже есть знания, как инициировать чужих детёнышей.
   - А откуда у вас эти знания? - спросила я. - Я думала, вам все знания дают биокомпы.
   - Раньше так и было, - подтвердила Дарра, - но мы уже общаемся с жителями других островов, ушедших из-под власти других биокомпов, вот и собираем по крупицам знания древних. Мы поделились тем, что узнал из семейного свитка прадедушка, а нам дали и другие знания.
   - А что вы говорили про развитие искусств? - вспомнила я. - Они у вас общие?
   - Нет, ничего общего, - помрачнел Дарр. - Мне про их искусство и говорить не хочется. Тоже сплошная деградация. Чем нелепее и вычурнее, тем, по их мнению, и лучше. А ну их, - махнул он рукой, - из-за них наш Мир и закрыт пока.
   - Володя, а ты знаешь рейтинг закрытых миров? - повернулась я к приятелю.
   - Знаю, - вздохнул он. - Наша Земля на шестом месте, Риннар на четвёртом, а Барруш на первом. На Барруше главная задача - справиться со сбоем биокомпов, вернуть их к изначальной программе. Потом легче будет. Воспитание на свободных островах поставлено очень хорошо, так что, если всех детей так воспитывать, то есть надежда на вход Барруша в Содружество.
   - А мы? - вырвалось у меня.
   - А нам ещё долго, - печально сказал Володя. - Нас особенно двадцатый век подкосил с двумя мировыми войнами, применением атомного оружия, техногенными катастрофами и терроризмом. В земной ноосфере ужас что творится.
  
  
   Вечернее время.
  
   Когда я вернулась домой, Нонна меня порадовала сообщением:
   - Завтра будет вечеринка первокурсников, для каждого отделения своя. Подумай, что наденешь.
   - Почему завтра? - спросила я. - Завтра здесь какой-то праздник?
   - Завтра после обеда у всех учащихся выходной, - пояснила Нонна. - Здесь такие правила: каждый пятый день ученики после обеда свободны от занятий, а по вечерам и проводятся вечеринки. На первом курсе каждый нечётный выходной месяца (а выходных на месяц приходится шесть) проводятся вечеринки по отделениям, а в чётные выходные - вечеринки учеников каждого мира в отдельности.
   Идея мне понравилась, но опять появились вопросы.
   - А если я не хочу на вечеринку?
   - Не хочешь - не ходи, - ответила Нонна, но было видно, что она огорчена. - А почему ты не хочешь?
   - Нонна, не переживай, я пойду, это я просто так спросила, - поспешила я её утешить.
   - Фух, - облегчённо вздохнула Нонна, - ты тогда предупреждай, когда просто спрашиваешь. Вечеринки проводятся, чтобы вы друг с другом познакомились и подружились.
   - А вечеринки всегда проводятся в таком составе, по годам обучения?
   - Нет, только на первом курсе, - сообщила Нонна. - Пока вы не перезнакомитесь. Первые полгода вечеринки проводятся в одном и том же порядке (нечётные - по отделениям, чётные - по мирам). На втором полугодии разделения не будет, будут по выходным проводиться вечеринки всего первого курса.
   - А потом? - спросила я.
   - На втором курсе вы будете изучать историю всех закрытых миров, - пояснила Нонна. - Там немного другие правила. В первый выходной месяца проводится вечеринка учащихся второго - пятого курсов, отдельно для каждого мира. Остальные пять выходных месяца ты можешь выбирать - можешь пойти на вечеринку своего курса для всех отделений, или вечеринку второго-пятого курсов своего отделения, или вечеринку второго-пятого курсов своего мира. Есть смешанные. Расписание составляется к началу месяца, так что есть время определиться и договориться с приятелями. Можно заранее сделать заявку, куда пойдёшь, так нам, кураторам, будет легче готовиться.
   - А старшие курсы? - спросила я.
   - У них там свои порядки, - отмахнулась Нонна. - Рано тебе ещё ими интересоваться. По своим вечеринкам всё понятно?
   - Пока понятно, - сказала я. - Появятся вопросы, ещё спрошу.
   - Кто бы сомневался, - ехидно сказал Микс.
   Забыла сказать, что опекуны уже были дома и тоже внимательно слушали объяснения Нонны.
   - А к тебе у меня уже сейчас есть вопросы, - повернулась я к нему.
   - Давай твои вопросы, - улыбнулся Микс.
   - А вы на эти вечеринки ходите? - спросила я.
   - На эти нет, - мотнул головой Микс, - их кураторы проводят. А у нас свои развлечения.
   - Микс, а вот интересно, у вас ещё какие разумные живут? - поинтересовалась я.
   - Ну, их много, - протянул он. - Долго всех перечислять. А тебя кто интересует?
   - Эльфов и гномов я видела, домовых тоже, - перечислила я. - Драконов вы упоминали. А единороги есть?
   - Есть, - сказал Микс.
   - А кентавры есть?
   - И кентавры есть, - подтвердил Микс.
   - А в закрытых мирах? - спросила я.
   - Нет, в закрытых мирах только люди, орки и тролли, - перечислил Микс.
   - Это что, орки и тролли действительно существуют? - изумилась я. - Я думала, они только в сказках.
   - Сказки на пустом месте не возникают, - заметила Линни. - Не спеши, с расами Содружества ты будешь знакомиться, начиная с третьего курса.
   - Ой, как долго ещё! - вздохнула я.
   - Вот торопыга, - добродушно засмеялась Нонна.
   В это время из сумки, которую мне вручил Гром, ну, тот домовой из тира в Парке аттракционов, послышалось сердитое мяуканье.
   - Ой, я растяпа, - спохватилась я. - Нонна, мне же Нил игрушку подарил, дикую кошку. Мне сказали, надо тебя попросить, чтобы ты её в домашнюю перенастроила.
   - Давай, перенастрою, - охотно согласилась Нонна, принимая от меня возмущённо шипящий пакет. - Какие-то особые свойства надо?
   - Пусть будет ласковая с детьми, - попросила я. - Защищает их от опасности и хорошо бы, чтобы она понимала человеческую речь.
   - Сделаю, - кивнула Нонна и занялась кошкой.
   - Ты уже придумала, как её назовёшь? - вкрадчиво поинтересовался Микс.
   - А что, у тебя есть какие-то предложения? - насторожилась я.
   - Есть, - весело согласился эльф, - назови её Растяпой.
   - Острим? - спросила я. - А мне можно пошутить? Я её лучше Микси назову.
   - Ну вот, - притворно расстроился Микс, - и делай после этого добро людям. Меня же все приятели засмеют, когда узнают, - пожаловался он.
   - А как они узнают? - заинтересовалась я. - Ты сам им скажешь?
   - Нам и говорить не надо, - объяснила Линни. - Мы и так друг от друга ничего не скрываем.
   - Это что, никакой личной жизни? - ужаснулась я.
   - Ну, почему, - посерьёзнел Микс. - У каждого из нас есть личное пространство, куда никому доступа нет. Особенно, когда повзрослеем. А такие приколы никто и не скрывает. Только не хочется, чтобы и меня начали Микси звать, - опять нарочито жалобно сказал он. - Ты уж придумай ей другое имя.
   - Ну ладно, - пожалела я его, принимая от Нонны ласково мурлычущую кошку, - пойду на компромисс. Назову тебя Тяпой, согласна? - обратилась я к кошке.
   Кошка одобрительно мяукнула.
   - А как ты её на Землю пронесёшь? - заинтересовался Микс. - Проснутся твои одноклассники, а у тебя, кроме рюкзака, ещё сумка с кошкой появилась. Вот удивятся!
   - Я лучше придумала, - гордо сообщила я. - Я сумку с Тяпой Дине отдам, она её сразу папе и передаст. Ведь он её ждёт у тех Врат, через которые она сюда прошла.
   - Ты смотри, соображаешь, - нарочито восхитился Микс и ловко увернулся от щелбана, которым я пыталась его наградить.
   - Ты когда-нибудь нарвёшься, - пригрозила я. - Я страшно отомщу!
   - Уже заранее трепещу, - в рифму ответил Микс.
   На самом деле я нисколько на него не злилась, и все это понимали. Мне нравились наши дружеские перепалки, от этого возрастало ощущение домашней атмосферы в наших апартаментах. Такое чувство, что Линни и Микс - это мои сестрёнка и братишка, которых я нашла в этом мире. А Нонна олицетворяла для меня образ доброй нянюшки. Вот как-то так. Я помню, папа рассказывал, что няня Пушкина, Арина Родионовна, была образованной женщиной, а не простой крестьянкой. Вот и у меня Нонна ассоциировалась с такой няней.
   *
   Перед началом вечерних занятий я связалась с Даррой, Нилом и Жистиком.
   "Вы уже знаете о завтрашней вечеринке?" - спросила я.
   Нил и Жистик сообщили, что уже даже пытались выспросить у Леона, как она будет проходить, а он только улыбается и говорит: "Там всё узнаете, пусть сюрприз будет".
   "Вам хорошо, вы втроём будете", - пожаловалась Дарра. - "А я у себя никого не знаю".
   " Ты не переживай", - попыталась я её утешить. - "Вот и познакомишься. Нонна говорит, для того вечеринки и устраивают, чтобы ученики друг с другом познакомились".
   "Ладно", - вздохнула Дарра. - "Если не понравится, я и уйти могу".
   "Девочки", - позвал Нил. - "А что мы завтра после обеда делаем? Леон говорит, в выходные ученики обычно в городок не ходят. Там домовые профилактикой занимаются".
   "Давайте завтра с утра, не торопясь, обсудим", - предложила Дарра. - "А то меня уже на занятия зовут".
   "Меня тоже", - сообщила я, правильно поняв приглашающий жест Нонны.
   "И нас зовут", - торопливо передал Нил и попрощался: "До завтра. Думайте".
   *
   Когда мы устроились в учебной части зала и начали обсуждать, какую запись будем изучать сегодня, я поинтересовалась:
   - Нонна, а откуда ты берёшь эти записи?
   - Как откуда? - удивилась Нонна. - Из информационного поля Земли, конечно. Там все записи есть.
   - Ничего себе, - поражённо заметила я, - это что, всё, что на Земле происходит, остаётся в её информационном поле?
   - Конечно, - подтвердила Нонна. - Даже издали, из Космоса, по наполненности и спектру Информационного поля планеты можно составить суждение о находящейся на планете цивилизации. Это ты будешь учить на старших курсах.
   На сей раз для занятий мы выбрали запись летнего карнавала. Вот где было многообразие эмоций! У меня к концу занятий даже голова разболелась. Нонна сказала, что это очень кстати, поскольку сейчас они научат меня снимать эту головную боль. А то, если так голова начнёт болеть, когда я буду дома, на Земле, то надо, чтобы я могла сама снять эту боль, их же рядом не будет. Так что ещё одно полезное умение приобрела!
   После ужина долго перебирали, какой фильм смотреть. Линни уговорила меня побыть гномом, вернее гномой. Я думала, у гномов жизнь скучная, а оказалось совсем даже наоборот. Очень мне фильм понравился, так что я потом долго благодарила Линни за совет. А про себя решила больше доверять мнению опекунов. Я же о жизни ещё мало что знаю, а благодаря их рекомендациям уже две самые интересные расы (эльфов и гномов) узнала. Правда, это я тогда так думала, теперь-то знаю, что все расы интересные.
  

ПЯТЫЙ ДЕНЬ

  
   Прогулка после обеда.
  
   Утром я сначала спросила Нонну и опекунов, не будут ли они возражать, если после обеда я приглашу к себе Дарру и Нила с Жистаром. Мы бы погуляли в том парке, который Нонна и опекуны создали перед окнами нашего общего зала. Хотя они и уверяли меня, что их согласие - пустая формальность, что я могу делать в наших апартаментах что угодно, я с этим не согласилась. Не хочу развивать в себе чванство и пренебрежение к мнению окружающих. Вот примерно так я ощущала в себе это, так что опекуны согласились, чтобы я и дальше советовалась с Нонной и с ними относительно всего, что касается наших апартаментов.
   А потом я связалась со своими друзьями и передала им своё приглашение. Между прочим, они тоже пришли к такому же решению, чтобы пригласить других к себе. Так что мы договорились бросить жребий, чтобы решить, к кому когда пойдём. Как бросить? Нил попросил Жистика отвернуться, положил перед ним таблички с нашими именами и попросил змея по очереди коснуться табличек хвостом. Получилось, что начнём с меня. Второй выходной мы проведём у Нила с Жистом, а третий - у Дарры.
   - "А на четвёртый выходной опять ко мне", - предложила я, - "только не в этот парк, а в тот, что перед моими апартаментами. Вместе будем исследовать, я там тоже ещё мало что знаю".
   Так что в наш первый выходной мы замечательно провели время в общем парке. Сначала мы втроём влезли на обзорную вышку. Жистик остался внизу, он боялся, что вышка его не выдержит. Но, когда мы после рассказывали об этом Нонне, она сказала змею, что он может лазить по ней безбоязненно, вышка закреплена надёжно. А пока мы посмотрели панораму парка, чтобы решить, куда мы пойдём, а потом спустились, я по канату, а Нил с Даррой по лестнице. Нил тоже хотел соскользнуть по канату, но я сначала его спросила, делал ли он это когда-нибудь раньше. Он сказал, что нет. Тогда я ему объяснила, чем ему грозит такой спуск - ободранные ладони самое малое. Он внял и решил попросить Леона тоже повесить ему канат в комнате, чтобы начать тренироваться. Как сказал Нил, умение спускаться по канату очень пригодится ему дома, учитывая, что они живут в крепостях и ему надо обязательно освоить это умение. Вдруг понадобится спуститься по крепостной стене! Внимательно слушавший нас Жистар удручённо вздохнул.
   "Ты, если что, спустишься по крепостной стене", - передал он Нилу свою мысль, - "а я ведь не смогу за тобой последовать, меня никакой канат не выдержит".
   - Выдержит, Жистик, - утешила я его. - Нейлоновый шнур тебя наверняка выдержит. А может быть, здесь найдётся кое-что и покрепче. Ты попроси дедушку Леона, пусть он тебе такой шнур сделает, а заодно и место, где можно такие тренировки проводить. Это чтобы вы с Нилом могли спускаться со стены по такому шнуру. Сначала пусть стена невысокая будет, да ещё подстраховать силовыми нитями, пока тренируетесь. А шнуры потом с собой возьмёте, когда возвращаться будете.
   Нил благодарно посмотрел на меня.
   - Спасибо за идею. Мы сегодня же начнём тренировки, правда, Жист? - обратился он к другу. Тот согласно зашипел.
   Дарра внимательно слушала наш разговор, а потом сказала:
   - Я считаю, что такое умение и нам с Дарром не помешает. Мы тоже начнём сегодня тренироваться.
   - Вот и хорошо, - засмеялась я. - Получается, я обеспечила вас занятиями. А сейчас в парк, будем знакомиться, я ведь сама его только сверху разглядывала, как-то времени не было походить.
   Мы прошли небольшую рощицу, отделяющую парк от дома и остановились на пригорке. Перед нами лежал парк во всём своём великолепии. Отсюда было видно, конечно, не так далеко, как с вышки, но и здесь простора хватало.
   - Ничего себе, - присвистнул Нил, - это сколько же по нему топать?!
   Топать он явно не хотел.
   - Вы же ведь овладели левитацией, - с лёгкой завистью сказала Дарра. - Так что можете и полететь.
   - Мы пока летаем невысоко и медленно, - возразила я, - да и тебя мы не бросим.
   "Я могу понести Дарру на себе", - послышался шелестящий голосок Жистика. - "Да и вас могу отнести, если вы на мне удержитесь, мне не трудно".
   - Идея! - воскликнул Нил и повернулся к другу: - послушай, Жист, давай попросим Нонну сделать тебе съёмный обруч с петельками. Мы с Женей взлетим и зацепимся за тебя, а Дарру привяжем к тебе, чтобы не свалилась. Тогда ты и нас троих потянешь, и не устанешь.
   "Я и так не устану", - гордо заявил Жистик, - "но и с обручем тоже интересно".
   Нонна быстро отозвалась на наш зов, выслушала наши просьбы и согласилась помочь. Она сделала Жистику обруч, а потом, по его просьбе, сотворила зеркало в воздухе, чтобы он смог увидеть себя со стороны. Обруч Жистику так понравился, что он решил:
   "Я теперь буду носить его, не снимая. Он красивый, притом очень удобный, я его даже не чувствую".
   Для Дарры Нонна прикрепила на Жистике скользящую площадку, очень мягкую и удобную. На ней можно было и стоять, и сидеть, только регулировать длину петли от обруча.
   После завершения экипировки мы с Нилом взлетели на уровень головы Жистика, зацепились за петли, Дарра закрепилась на площадке, и змей заскользил вниз по пологому склону. Ну, мы и неслись! У меня захватило дух от восторга, я почти не успевала смотреть по сторонам и точно прозевала бы, если бы случайно не глянула вправо. А когда до меня дошло, мимо чего мы проносились, я тут же закричала:
   - Стой, Жистик, поворачивай вправо!
   Жистик послушно замедлил ход и повернул направо. Там виднелся небольшой павильон, на крыше которого светились ледяным отблеском буквы МОРОЖЕНОЕ. Мы с Нилом опустились на землю и пошли рядом со змеем. Дарра тоже спрыгнула с площадки и присоединилась к нам.
   - Ну и что там мороженое такое? - немного недовольно спросил Нил. - Такой полёт остановила, - упрекнул он меня.
   Вот попробуешь мороженое и тогда и скажешь, зря я остановила или не зря, - ответила я. - И не ворчи, никуда твой полёт не денется.
   - А правда, что там заморожено? - спросила Дарра.
   Жистик тоже смотрел вопросительно.
   - Это не что-то заморожено, это лакомство так называется - "Мороженое". У нас на Земле его очень любят, особенно в жару, - пояснила я.
   - В жару я тоже люблю что-нибудь холодненькое, - мечтательно протянул Нил.
   Короче, мороженое пошло на ура. Только у всех вкусы оказались разными, вот и пришлось перепробовать несколько видов. Дарре особенно понравилось мороженое в шоколадной глазури, а Жистику - мороженое с ягодами и фруктами. Нил тоже себе какое-то нашёл.
   - Вы только сильно не увлекайтесь, - предупредила я. - Если его сразу много съесть, можно заболеть, простудиться.
   Жистик только пренебрежительно свистнул, сообщив, что ему столько не съесть, чтобы простудиться. Дарра тоже фыркнула:
   - Если простужусь, обращусь и опять здоровая буду.
   Возвращались мы уже неспешно, любуясь фонтанами, скульптурами и самыми разнообразными цветами. К каскаду фонтанов, находящемуся вдали, решили выбраться при следующем посещении парка, уже в следующем месяце.
  
   Вечеринка.
  
   На вечеринку я решила идти в платье, да и Нонна советовала. Долго думали, какой цвет выбрать. У меня светло-карие глаза, волосы тоже светлые. Если взять платье пастельных тонов, то я буду выглядеть невзрачно. Так я это представляла. Правда, Нонна сказала, что и такое платье мне может пойти, но согласилась, что надо выбрать такое, в котором мне будет наиболее комфортно. Выбрали тёмно-серое с люрексом. Нонна согласилась, что и макияж мне не помешает, но вполне умеренный. В результате, когда я вышла на зелёную поляну, в которую превратился наш вестибюль, Нил меня не узнал. Если бы не Жистик, прошёл бы мимо. Сам Нил тоже был в красивом костюме, сразу было ясно - принц. На поляне было несколько столов, окружённых плетёными креслами. За столы ещё никто не садился. Все ученики располагались по периметру поляны, как я предположила, каждый около своей двери, которых, кстати, уже не было видно. Поляна была окружена небольшой берёзовой рощицей. Деревья стояли не густо, было ощущение большого пространства за ними. Все ученики стояли, присматриваясь друг к другу, только Нил пересекал поляну, сопровождаемый мерцающим облаком Жистика. Между прочим, я заметила, что рядом со мной стояли девочки, мальчишки были на другом конце поляны. Нил шёл, внимательно приглядываясь к нашей шеренге. Вот Нил глянул на меня, хотел идти дальше, но тут Жистик высунул голову из облака, сердито ткнул друга головой в плечо и сообщил: "Вот же Женя!". Я засмеялась.
   - Женя? - всё ещё недоверчиво спросил Нил. - Это действительно ты? Ну, тебя просто не узнать.
   Надо сказать, что обычно я волосы завязывала ленточкой в хвостик, а на этот раз мне Нонна соорудила сложную причёску из косичек.
   - Это действительно я, - подтвердила я и засмеялась. - А позвать ментально не догадался? Попросил бы махнуть рукой, сразу бы увидел.
   - Даже если бы махнула, я бы всё равно не узнал, - признался Нил.
   - Ты тоже классно выглядишь, - похвалила я.
   - Ну что, пойдём за стол? - предложил Нил. - Леон обещал сделать пространственный карман для Жиста. А ещё он обещал привести к нашему столу учеников из моего мира, если ты не против.
   - Я не против, - сказала я, - с Земли-то здесь никого нет. А с твоего Риннара много?
   - Леон сказал, ещё трое. Вон смотри, - оживился он, - видишь, у крайнего стола пространственный карман появился. Идём!
   Мы подошли к столу, около которого был виден просторный пространственный карман для Жистика, куда тот и скользнул из своего мерцания. При виде змея по поляне пронеслись удивлённые или восхищённые вздохи. Мы с Нилом сели в плетёные кресла по обе стороны от Жистика. Леон подвёл к нашему столу ещё троих, явно жителей Риннара. Как узнала? Похожи фигурами на Нила, и такие же красивые. По моему мнению, они были самыми красивыми из всех присутствующих. Огромные выразительные глаза, пышные шапки волос, спортивные фигуры.
   - Усаживайтесь, - как всегда ворчливо, но очень доброжелательно предложил Леон, обращаясь к этой троице, - и знакомьтесь. Сейчас все рассядутся, Стас скажет вступительное слово, а потом и веселье начнётся.
   Действительно, остальные учащиеся тоже занимали места за столами.
   Подошедшие к нам ребята (вернее, один мальчик и две девочки) поглядели на Нила, на Жистика и у них синхронно вырвалось:
   - Ваше высочество!
   - Да ладно вам, - махнул рукой Нил. - Мы не на Риннаре. Садитесь и давайте знакомиться, кто откуда.
   Надо сказать, когда я выходила из дома, на моём платье слева появился бейджик с моим именем и названием "Земля". У ребят были такие же - у мальчика на бейджике я прочла "Линдар", у девочек "Иола" и "Вилия". Между прочим, у Нила на бейджике было "Нилан". И у всех добавлено "Риннар".
   Ребята сели к столу, всё ещё почтительно посматривая на Нила и ещё почтительнее на Жистика. Я подумала, а как бы я отреагировала, если бы встретила здесь принца Уильяма или принца Гарри, только мальчишками. Других принцев на Земле я не знала. Но так и не смогла представить себе свою реакцию. Нил тем временем познакомил своих "земляков" с Жистиком.
   - Нил, - обратилась я к приятелю, - а как это они тебя вычислили, у вас же телевидения, насколько я понимаю, ещё нет?
   - У них спроси, - буркнул Нил с досадой.
   Досада была не сильной, привычной. Наверное, Нилу и дома надоела эта почтительность.
   - Ребята? - я почему-то посмотрела на Линдара.
   - Мы в школе по истории изучаем семейства самых влиятельных монархов Риннара, - пояснил мальчик. - А уж семью Нила знает каждый.
   - Понятно, - кивнула я. - А вы из разных стран?
   Они назвали свои страны, которые я вам и писать не буду. Вам ведь нет надобности изучать географию других миров. Скажу только, что Нил мне сказал, что они не только из разных стран, но и с разных континентов.
   В это время прозвучал мелодичный сигнал, привлекающий всеобщее внимание. Когда я огляделась, оказалось, что все ученики уже сидят за столами. Столы стояли полукругом по краю поляны, а в её центре появилась фигурка Стаса. Фигурка вдруг увеличилась до размеров взрослого мужчины, Стас удобно устроился в таком же, как у нас, кресле и произнёс хорошо поставленным голосом диктора телевидения:
   - Здравствуйте, девочки и мальчики! Приветствую вас в стенах вашего родного на следующие десять лет отделения. Хочу сказать, что мы вам очень рады и постараемся, чтобы отделение стало для вас родным домом. Ну, а в доме самое главное - это дружба. Эти вечеринки и предназначены для того, чтобы вы подружились друг с другом. Это очень важно, особенно для Координаторов. У вас самая важная задача - восстановить ваши миры, спасти свои цивилизации и способствовать их включению в Галактическое Содружество. Для этого вам нужно многому научиться. А сейчас просто веселитесь.
   Надо сказать, что вступительная речь Стаса мне понравилась больше, чем вступительная речь Дамблдора в Хогвартсе.
   Стас исчез, а на том месте, где он сидел, начали появляться очень красивые цветы, как я поняла, из разных миров, потому что среди них я заметила и цветы Земли.
   А потом действительно началось веселье. Его очень умело организовали наши кураторы. Поскольку все (за исключением нас с Нилом и Жистиком) были ещё незнакомы друг с другом, то в играх не было разделения ни на какие команды, играли толпой.
   Танцы тоже представляли собой разные варианты хороводов. Между прочим, я сразу посчитала, нас действительно было 24, Жистик был 25-м. Кстати, когда немного освоились, ребята попросили Жистика присоединиться к нам, что он охотно и сделал. Линдар (он попросил звать его Лин, я обозвала его антиподом Нила) с видом знатока рассказывал желающим о таинственных змеях Риннара, представителем которых и был Жистик. И ещё хочу заметить, что, поскольку все уже владели началами левитации, игры проводились и в воздухе.
   А мне ещё очень понравились хоровые песни. Они очень легко запоминались, были весёлыми, задорными, под них хотелось или танцевать, или шагать вместе с друзьями в походе или на прогулке. Но не надейтесь, ни одной не напишу. На Земле с этими песнями "светиться" нельзя.
   На вечере был праздничный ужин, а закончился вечер праздничным же фейерверком. Такого фейерверка ещё не видел никто из обитателей всех восьми миров, мы это поняли из общих восторженных отзывов.
   Как по мне, так вечеринка удалась на все сто. Надеюсь, что я запомнила всех наших однокурсников, не по именам, конечно, а по внешности. И все мне понравились, эмоции ощущались только положительные, чистые, яркие, насыщенные цвета в аурах. Опять-таки, это просто не выразить словами. Я это слишком часто повторяю? А что вы хотите, всё же новое, где такие слова найти? Но если, как уверяют меня опекуны, такие чувства повсеместны в мирах Содружества, то я страстно хочу, чтобы и на Земле люди познали такое счастье. Да, правильное слово! Это было просто счастье - общаться с добрыми, умными и интересными личностями.
   Между прочим, среди учеников было два орка, мальчик и девочка. Как узнала? А они сами сказали, когда я затруднилась определить их расу. И чего это на Земле придумали, что орки уродливы? И вовсе тоже красивые, только своей красотой, непохожей на других.
   Перед сном я послала вызов Дарре:
   "Ну, как твоя вечеринка, понравилось?"
   "Ой, понравилось, но уста-а-ала" - явственно зевнула Дарра. - "Завтра расскажу при встрече, ладно? Падаю с ног, наплясалась".
  

ВТОРАЯ ПЯТИДНЕВКА

  
   Шестой день
  
   Когда я утром мысленно здоровалась с друзьями, нас всех занимал вопрос - чем мы займёмся сегодня после обеда. Спрашивали друг друга, какие у кого предложения. И опять мне первой предоставили слово. А я вспомнила про те павильоны в западной части городка, которые я заметила ещё в первый день, пролетая над ними в воздушном бобслее. Я предложила посмотреть, что там такое, друзья согласились, и мы попрощались до встречи на развилке.
   Закончив утренние занятия, я с опекунами отправилась в мой парк прогуляться перед обедом. Нонна отправила нас в парк не просто для прогулки, а чтобы я попыталась установить контакт со стихией земли. А Линни и Микс отправились со мной для помощи и контроля. Насколько я поняла из обрывочных сообщений, донёсшихся ко мне от друзей, они занимались тем же. Особенные восторги донеслись от Нила с Жистиком. Оказывается, Леон сделал им вчера замечательный подарок. Он вместе с опекунами Нила создал для Нила с Жистиком макет крепости, в которой располагалась резиденция патриарха. Это куда они ехали, когда на них напали. Ведь в этой крепости Нилу предстояло учиться много лет. Так что они сейчас вчетвером (тоже с опекунами) изучают крепость. При этом Нил с Жистиком учатся договариваться с камнями, из которых сложены дома и стены (это ведь тоже земля), чтобы они пропускали их в узких переходах.
   А опекуны Дарры учат её строить жилища из камня и дерева. На Барруше ведь приходится строить на свободных островах вручную. Это биокомпы выращивают из грунта жилища для своих подопечных. А теперь Дарра начинает учиться этому волшебству.
   Я подумала и обратилась к опекунам:
   - Ребята, а для чего мне овладевать стихиями, в частности, вот с землёй договариваться? Вы не подумайте, что я против, только хотелось бы знать, зачем мне это умение на Земле? Вот Дарра учится жилища строить, им это очень надо. Нил учится договариваться с камнями, из которых построены стены крепости. Да и вообще, их миры технологически не развиты. А на Земле? Там и техника для строительства вся такая суперразвитая, и строительные материалы многие не природные. Да и заметить меня там могут, когда я со стихиями взаимодействовать буду.
   - На Земле тоже очень важно уметь договариваться со стихиями, - начал объяснение Микс. - Помнишь, как ты плакала, когда по телевизору показывали трагедию с малышом, с которым мама гуляла. Под ними провалилась мостовая, и малыш погиб.
   Я и сейчас почувствовала, как слёзы подступают к глазам. А тогда, когда мы это узнали, я долго плакала. Мне по ночам кошмары снились, что то же происходит с Мариком, а я не успеваю его спасти.
   - Успокойся, Женя, - Линни сочувствующе положила руку мне на плечо. - Что поделаешь, в жизни такое случается. Но вот тебе первый пример, для чего тебе нужно уметь договариваться со стихиями. У вас же городок курортный, много тротуаров и набережная замощены плиткой. А под ней могут образовываться тоже пустоты, вымываемые водой. И далеко не всегда их вовремя обнаруживают. А тебе это сделать будет намного легче. И ты сможешь незаметно договариваться с водой, чтобы она не размывала грунт под плиткой. А с землёй можешь договориться и уплотнить грунт в месте образования пустот. Поняла?
   - Поняла, - согласилась я. - И очень хочу быстрее научиться. Домой вернусь - буду в свободное время гулять по городу и делать его безопасным.
   Когда мы позанимались и пришли в общий зал в ожидании обеда, я решила прояснить ещё один вопрос.
   - Линни, - спросила я, - вот ты как-то говорила, что вы читаете наши книги. Фэнтези вы тоже читаете?
   - Читаем, - подтвердила Линни. - Нам очень интересно, до чего могут додуматься земные авторы.
   - Только многие книги у вас читать невозможно, - грустно, без осуждения, просто констатируя факт, добавил Микс. - В них столько боли, насилия, жестокости, что я просто не вижу необходимости так напрягать мою эмозащиту и перестаю читать.
   - Нет, я о другом хотела спросить, - объяснила я. - Вот у нас дома много книг из жанра фэнтези, альтернативной истории, юмористической фантастики. Мне папа на день рождения трилогию подарил, называется "Рыцарь Ордена". Так вот, и в той трилогии, и ещё в нескольких книгах описывается кое-что из того, что я здесь узнала. В частности, если есть два параллельных мира, то когда главный герой находится в одном, то в другом время не движется. Вот как у нас получается. А вопрос такой. Откуда авторы это знают? Может быть, среди них есть ученики или выпускники нашей Школы?
   - Есть несколько, - согласился Микс, - но очень мало. А откуда остальные это знают? Так ведь каждый разумный связан со Вселенной и может получать Знания от Неё. Кто-то умеет делать это осознанно, кто-то неосознанно. А уже от таланта человека (я говорю сейчас о Земле) зависит, как он эти знания доносит до других.
   - А у вас в Содружестве книги есть? - поинтересовалась я.
   - Ты их каждый вечер "читаешь", - засмеялась Линни. И пояснила: - Печатных книг давно нет. Если ты хочешь сочинять какие-то истории, ты просто формируешь эту идею в отдельном мировом пространстве, и там живут твои герои. Хочешь "почитать", включаешься в какого-либо персонажа этой истории или можешь наблюдать со стороны. Если сочинение понравилось, и ты захочешь пережить его вновь в образе другого персонажа, можешь в следующий раз включиться в него.
   - Здорово, - восхищённо сказала я. - Это же так интересно, уметь создавать свои миры.
   - Так этим же все разумные занимаются всю свою жизнь, - пояснил Микс. - Только в закрытых мирах подавляющее большинство этого не осознаёт, даже не задумывается о таком. А у нас сочинители испытывают настоящее счастье от творчества, потому что при этом проживают множество разных жизней.
   Нашу философскую беседу прервала трель призыва к обеду. А у меня так настроение улучшилось! Для радости было много поводов - и учёба продвигается успешно, радуют перспективы применения новых знаний и умений. А ещё мне хотелось как можно больше знакомиться с живыми фильмами. Я называю их фильмами по земной привычке, ну нет у нас слова для обозначения такого вида творчества. "Виртуальная жизнь"? Но и это не раскрывает сути. Ладно, не буду искать определений, буду просто жить и радоваться новой жизни.
   После обеда я поспешила к нашему месту встреч - развилке дорожек между корпусами. Подошли почти одновременно, ещё раз поздоровались и направились к выходу из Школы, а там повернули на запад. Только вышли за калитку, Дарра потребовала, чтобы мы первые рассказали ей о нашей вечеринке. Нил со смехом изобразил, как он не мог меня найти среди всех нарядных девочек, и "показал" нам, как я выглядела. Я сама себя с трудом узнала. А я "показала" Дарре наряд Нила. Выслушав наш подробный рассказ (мы ей даже песенку напели), Дарра вздохнула:
   - Вам хорошо, вас мало было, легче запомнить. А у нас на вечеринке было больше сотни народу, я совсем растерялась. Хорошо, Круш меня познакомил с нашими ребятами, с Барруша. Тогда уж мы и повеселились и пообщались. А у вас с Барруша был кто?
   - Вроде трое, - неуверенно сказал Нил.
   "Точно, трое", - подтвердил Жистик. - "Я посчитал для Дарры, я же знал, что она спросит. Один мальчик точно оборотень-пума был".
   - Ты мой хороший, - обняла его Дарра. - Спасибо, что подумал обо мне.
   "Я обо всех вас думаю", - сообщил Жистик, явно довольный отношением Дарры. - "Вы ведь мои друзья. Это так замечательно, когда у тебя есть друзья, которые тоже о тебе думают".
   Нас всех очень тронуло это признание. А я внезапно осознала, что воспринимаю Жистика не как разумного змея, а именно как мальчика-друга, как младшего братишку, которого надо опекать и о котором надо заботиться. Это всё благодаря ментальной связи, поняла я.
   Когда мы пришли в западную часть, оказалось, что здесь находится выставка изделий учеников Школы. На выставке было восемь павильонов, для каждого закрытого мира - свой павильон. Когда мы вошли в павильон "Земля", первое, что мне бросилось в глаза, был огромный глобус, который располагался слева у торцевой стены, между дверью и большим окном. Здесь мы застряли надолго. Я сначала показала друзьям океаны, моря и континенты. Потом они спросили, где моя страна и где именно я там живу. Нил отметил, что моя страна тоже самая большая из всех. Глобус легко крутился в разные стороны, что было удобно, поскольку Дарре пока левитация не давалась. А потом я им провела небольшую экскурсию, типа "вокруг света за полчаса". Глобус был выполнен как физическая карта, так что посмотрели и горы с ледниками, и степи, и тайгу, тундру и джунгли, пустыни и болота. Отдельные части глобуса можно было увеличивать в масштабе, ребята поудивлялись на большие города (мегаполисы). Прогулка по Земле, хоть и недолгая, понравилась всем. Уже отходя от глобуса, Нил задумчиво сказал:
   - Вот чего я понять не могу. Если вы без волшебства, развивая технологию, достигли такого прогресса, почему же ваша цивилизация так деградирует? Если и мой мир к тому же идёт, то я уже не стремлюсь к такому прогрессу. У нас ведь и глобуса такого подробного ещё нет, многие места не исследованы. Зато в обжитых местах всё больше военных конфликтов, нарастает агрессия в мире.
   - Не унывай, Нил, - постаралась я ободрить его. - Вам легче в том отношении, что вы ещё не так сильно исказили свой мир массовыми убийствами и насилием. И надежды у вас больше на будущее, вы сможете быстрее восстановить свой мир, чем мы. Вот даже по вчерашней вечеринке можно судить, что у вас перспективы лучше.
   - А как по ней можно судить? - заинтересовалась Дарра, до сих пор слушавшая нас с сочувствием.
   - С Земли был только один Координатор, это я, - пояснила я. - А с Риннара на отделение Координаторов только на первый курс принято четверо. Наверняка и на старших курсах их много. Так что, - решила я подбодрить друга, - когда наш Нил окончит Школу и начнёт прибирать в свои руки патриархию или патриархат, не знаю, как правильно, то у агрессоров на Риннаре мало шансов останется на то, что их Мир пойдёт по стопам Земли. Ты главное, Нил, подбирай себе команду единомышленников. Вот в следующий выходной вечеринки будут проводиться для каждого мира отдельно, познакомишься со всеми первокурсниками Риннара, выберешь себе сподвижников.
   - Ты откуда всё это знаешь? - удивлённо спросила Дарра.
   - Школа, книги, телевидение, Интернет, - перечислила я. - У нас информация доступна всем, кто жаждет знаний. Толку только от этого мало, - сокрушённо призналась я и предложила: - Ну что, пошли знакомиться с выставкой?
   На домовых, которые обслуживали выставку, комбинезоны были сиреневые. Ну и правильно, что домовые здесь работают, не ученики же будут время тратить, дожидаясь посетителей. Что интересно, каждый стенд состоял из двух частей. Слева было написано "Только смотреть", справа - "Могу подарить". Домовые сообщали, что все экспонаты выполнены собственноручно учениками с Земли. Кстати, мы узнали, что игрушки для тира тоже сначала выставлялись в этих павильонах, потом уже передавались в Парк аттракционов.
   Экспонаты я перечислять не берусь, назову только несколько. Мне очень понравились кружевные изделия учащихся, которые относятся к северным народам Земли. Помню, папа где-то читал, что на Севере кружево представляет собой письменность древней цивилизации. Это примерно как узелковое письмо американских индейцев, только кружево красивее. Домовые сказали, что в этих кружевах записаны древние сказания.
   Ещё мне понравились эмоциональные картины. Пейзажи были земные, так что эти картины можно было и на Земле выставлять. Но эмоции от них исходили такие, что от картин было не оторваться. А домовые рассказывали, какие чувства и эмоции вызывает та или иная картина, как она влияет на организм человека. То есть картина оказывает исцеляющее воздействие. Я даже подумала, не взять ли мне пару картин для прабабушек, но потом решила, что Жан-Жак наверняка позаботился сам о своей бабушке, потому что бабушка Женя в последнее время выглядела намного моложе бабушки Тони. Так что пейзаж для общего укрепления организма я решила взять для бабушки Тони.
   А для мамы я присмотрела диагностический кристалл. К нему прилагалась инструкция по пользованию. Я спросила домового у стенда, может ли этим кристаллом пользоваться врач на нашей Земле, он подтвердил, что может.
   Больше всего меня поразили поделки учеников отделения Психологов. Там было столько развивающих игр и конструкторов, глаза разбегались. Я запомнила конструктор, который был разработан учеником 4-го курса для реабилитации детей с ДЦП. А потом увидела целую секцию таких конструкторов. Сама я брать ничего не стала, но решила сразу при встрече в кафе рассказать об этих конструкторах Дине. Может быть, она его для своего братишки возьмёт.
   Времени на осмотр павильона потратили много, решили другие павильоны осмотреть в следующие дни.
   Мы пошли в кафе, радостно обмениваясь впечатлениями от увиденного.
   *
   И так текли день за днём. Утром я занималась с опекунами, днём мы вчетвером гуляли по городу. Да, вчетвером, потому что Дина присоединилась к Володе и Дарру, и они проводили время втроём. Вместе мы бывали только в кафе ВСТРЕЧА, куда приходили перед возвращением в Школу на вечерние занятия. Вот сегодня, когда мы всемером встретились в кафе, Дина, смущаясь, спросила меня, не обижаюсь ли я на неё, что она общается не со мной, а с Володей и Дарром. Она объяснила, что за этот месяц хочет научиться всему, что ей понадобится для излечения Серёжи, а ребята ей помогают советами. Я её заверила, что нисколько не обижаюсь и всё понимаю, а пообщаться мы успеем, когда вернёмся на Землю. Меня особенно порадовало, что мальчишки (Володя и Дарр) охотно включили Дину в свою компанию. Дарра немного ревниво сказала, что дома, на Барруше, Дарр вообще не замечал девчонок, а здесь охотно общается с Диной.
   - Это потому, что у них общие интересы, - попыталась я успокоить её. - А тебе что, тоже хочется проводить время с ним?
   - Нет, что ты! - замахала руками Дарра. - Мне очень нравится общаться с тобой, Нилом и Жистиком. Просто Дарр ведёт себя немного непривычно, вот я и удивилась.
  
   7-й день
  
   Утром, при мысленном общении, мы подтвердили вчерашний план - сегодня идём в павильон "Риннар". Это мы при выборе решили придерживаться первоначального жребия, который утром пятого дня определил последовательность хождения в гости друг к другу по выходным.
   После утренних занятий и до обеда мы опять в своих апартаментах работали со стихией земли. Знаний прибавилось, осталось только приобретать умения. Мы все понимали, что это дело долгое, так что учились терпеливо и без спешки. Потом пообедали, встретились, как всегда, на развилке, и отправились на выставку.
   В павильоне "Риннар" мы уже привычно обратились сначала к большому глобусу. Но тут нам потребовались объяснения домового, Нил сам ещё очень мало знал о своём мире. Так что мы все чувствовали себя первооткрывателями. Начали с общего обзора, знакомства с континентами, природой. Но всё же учли нетерпение Жистика, его желание скорее показать нам его родную долину и дольше тянуть не стали. Укрупнили панораму, и Жистик вместе с дежурным домовым подробно познакомили нас с жизнью гигантских змей Риннара.
   - Жистик, - спросила я, - а если бы тебе сейчас предложили вернуться домой, ты бы согласился?
   Жистик думал недолго.
   "Нет", - сообщил он, - "мне моя новая жизнь нравится намного больше. Я не хочу расставаться с Нилом, у нас с ним большие планы", - горделиво заявил он. И похвастал: - "И вообще, дедушка Леон обещал, что на втором курсе я уже так освою левитацию и телепортацию, что смогу и дома бывать, когда мы будем на Риннаре".
   - Так тебе же дедушка Леон обещал, что ты левитацию на первом курсе освоишь, - вспомнила Дарра.
   "Начала левитации", - поправил её Жистик. - "Это да, это я скоро начну осваивать. Но по-настоящему буду левитировать не раньше, чем через год. Я ведь тяжёлый", - шутливо посетовал он, но мы чувствовали, что он этим гордится.
   - Ой, ребята, какая у нас жизнь интересная настала! - импульсивно воскликнула Дарра. - Я до сих пор не могу нарадоваться. Иногда ночью проснусь и думаю: "А вдруг мне всё это снится?" И так хорошо становится, когда понимаю, что всё это на самом деле.
   - Я вам ещё нужен? - напомнил о своём присутствии дежурный домовой.
   - Нужен, нужен, - поспешил уверить его Нил. - Мы ведь ещё мало что узнали, правда, девочки? - повернулся он к нам.
   - Правда, - подтвердили мы.
   "Прогулка" по Риннару продолжалась ещё около часа. Конечно, рассказ домового был намного интереснее, чем вчерашний мой "обзор", когда мы "гуляли" по Земле. А что вы хотите? У домового ведь лекция была подготовленной, продуманной. Особенно внимательно слушали Нил с Жистиком, про резиденцию патриарха задали много вопросов. Им же туда возвращаться. Судя по ответам, жизнь их там ждала нелёгкая. Только и надежды, что они вдвоём и уже начали осваивать волшебство. Ну, или магию, если по-научному. Да и магии в мире Риннара было намного больше, чем её оставалось на Земле.
   А потом мы ещё бродили по павильону, рассматривая поделки учеников Школы. Вот и ещё свидетельство того, что волшебников на Риннаре немало. Нил выбрал подарок для своего отца: браслет-индикатор с разноцветными камнями. Нил обрадовался, что к браслету прилагалась инструкция, его отцу будет легче освоить индикатор. Нил пояснил, что это очень полезный браслет. Он распознаёт возможную угрозу и предупреждает своего владельца, что это за угроза: один камень сигнализирует о ядах, другой - о зельях с заклинаниями, третий - о враждебном намерении и т.д.
   Между прочим, здесь было и такое оружие с усыпляющей магией, которое Нил уже опробовал в тире. Но в павильоне мы увидели ещё и модифицированное оружие с такими же зарядами. Оно было выполнено в виде небольшого пистолетика с обоймой из двадцати усыпляющих зарядов. Нил подумал и решил взять один для себя.
   Время пробежало незаметно. Когда мы вышли из павильона, пора было уже идти в кафе. Заверив Дарру, что завтра мы не меньше времени уделим Баррушу, мы бодро зашагали (кое-кто заскользил) в направлении кафе.
   А вечером! Конечно же, очередной живой "фильм". Как они мне нравятся! После этих фильмов и сны волшебные снятся.
  
   8-й день
  
   Между прочим, на восьмой день Нил ухитрился-таки заболеть и чуть не поссорил меня с дедушкой Леоном. А при чём здесь я, если он заболел? - спросите вы. Сейчас расскажу. В тот день мы ходили в павильон "Барруш". А когда потом пришли в кафе и сделали свои заказы, Нил, прежде чем приступить к еде, мечтательно вздохнул и сказал:
   - Мороженого бы сейчас!
   - А кто тебе не даёт? - удивилась я. - Вон, набери в табличке название Земли, в менюшке "Предпочтительные блюда" набери "Мороженое" и ешь на здоровье.
   - И правда! - обрадовался Нил. - Как это я сам не сообразил?!
   - Жара повлияла? - насмешливо спросила я.
   А потом я отвлеклась на рассказ Дарры. Поскольку мы были в павильоне её мира, она начала рассказывать Дарру, что там было выставлено. Да и остальным было это интересно. Рассказывала она долго, а когда я потом взглянула на Нила, то увидела, что он ест мороженое из креманки.
   - Ну, видишь, и сам смог заказать! - обрадовалась я.
   - Смог, - насмешливо сказала Дина, - а ты знаешь, какая это порция по счёту?
   - Ты что, несколько порций съел? - ужаснулась я.
   - Да что ты, Женя, волнуешься? - удивился Нил. - Подумаешь, заказал несколько порций! Ничего со мной не будет, зато нашёл самое вкусное, теперь только его буду заказывать.
   Когда мы вернулись домой, и я готовилась к вечерним занятиям, пришёл вызов от Леона.
   - Здравствуй, дедушка Леон, - обрадовалась я ему.
   Но Леон был непривычно мрачен.
   - Ты чем это мальчика накормила? - сразу спросил он, даже не ответив на приветствие.
   Честно говоря, я обиделась. Так он со мной ещё не разговаривал. Мне даже разговаривать с ним расхотелось. Я молчала, чтобы не расплакаться.
   - А что с твоим мальчиком? - поинтересовалась Нонна.
   - Горло болит, хрипит, температура высокая, - начал перечислять Леон.
   - Ангина, - догадалась я.
   - Вот, ты даже сразу поняла, что с ним, - обвиняюще сказал Леон.
   - Во-первых, я его ничем не кормила, - с трудом сдерживаясь, сказала я. - Он сам дорвался до бесплатного, как у нас говорят. Во-вторых, я его ещё в первый раз предупреждала, что мороженого много есть нельзя, и сегодня ему говорила. Так какие ко мне претензии?
   - Леон, - послышался хриплый голос Нила, который появился из своей комнаты. - Ты чего Женю ругаешь? Это я во всём виноват, что не послушал. Она меня действительно предупреждала, и не раз.
   - Ну что, Леон, - послышался ехидный голос Яра, - на этот раз тебе придётся своего дорогого мальчика пожурить, а не искать виноватых на стороне.
   Конечно, с Леоном мы помирились, он долго и искренне извинялся и очень раскаивался. Нила в тот же вечер вылечили. А зато Нонна уговорила Леона включить наше мороженое в меню праздничного ужина на следующей вечеринке, которая будет проводиться в пятнадцатый день месяца. Почему Леона надо было уговаривать? А он был Старшим над домовыми первого курса нашего отделения. И входил в Совет Школы.
   *
   Моя учёба прогрессировала довольно заметно. В утреннюю разминку включили бег. Нонна подготовила очень удобную дорожку, замощённую плиткой, похожей на ту, которой в нашем городе мостили набережную и ближние к ней тротуары. Дорожка была длиной ровно два километра, уходила от веранды в парк, огибала пруд справа, пересекала ручей (через него был перекинут красивый деревянный мостик) и возвращалась снова к веранде. В пробежках компанию мне охотно составила Тяпа. Она неслась впереди меня, победно распушив хвост, и временами оглядывалась, чтобы убедиться, не отстаю ли я. Если на первых порах я пыталась облегчить вес тела, поскольку сначала очень уставала, то Тяпа возмущённо мяукала, и я стыдливо возвращалась к нормальному весу. Потом стало легче. И втянулась, да и лечение-исправление моего организма на утренних занятиях тоже шло полным ходом. Нонна сообщила, что и дома Тяпа намеревается сопровождать меня на пробежках. Дома по утрам регулярно бегали только папа и мама, я ленилась, если честно. Теперь не буду.
   В конце первой декады мы уже всемером свободно общались по ментальной связи не только друг с другом, но и с нашими кураторами и опекунами. У Дины куратором тоже была домовушка, Ринна, домового Володи звали Старр, а домового Дарра - Стоян.
  
   10-й день
  
   После утренних занятий десятого дня мы с Нилом и Жистиком начали осваивать то, что раньше нас освоила Дарра - устанавливать контакт со стихией воды.
   На второй выходной (в 10-й день) мы были в гостях у Нила. Из общей гостиной у него был выход в королевский парк развлечений в столице Азонии. Мы катались на лодках по цепи прудов, а Жистик скользил рядом с лодками, иногда подталкивая их лбом.
   А ещё мы любовались роскошными цветами на клумбах, ни на Земле, ни на Барруше таких мы не видели, признались мы с Даррой, чем очень порадовали Нила. А потом Нил потащил нас в оранжереи и теплицы, примыкавшие к парку. Там мы пробовали разные ягоды и фрукты (это в теплицах), Нил показывал экзотические (для Азонии) растения. Ну, что скажу. На Земле нет ничего похожего, даже сравнивать не стоит.
   Пробовать фрукты нам особенно понравилось. А ещё Нил провёл для нас экскурсию по парку. Там были не отдельные скульптуры, как обычно в земных парках, а групповые скульптурные картины. Вот Нил нам и рассказывал легенды, по которым эти скульптурные группы и создавались. Показал и скульптуру своего прадеда, Нилана Седьмого, который с отрядом своих гвардейцев отражал нападение вражеского войска. Вот интересно, у нас это, насколько я помню, называется батальной живописью, а у них вот такие батальные скульптурные группы. Фигурки были небольшие, каждая скульптурная группа располагалась на невысоком постаменте, её можно было обходить и рассматривать со всех сторон. А мы даже поднялись над ними (Дарра тоже уже начала осваивать левитацию), внимательно рассматривая искусно выполненные фигурки людей, верховых животных и змей. Скажу откровенно, мне такое искусство очень понравилось. Я подумываю рассказать о таком виде искусства моему братишке Марику. Он очень любит лепить из пластилина, надо будет надоумить его создавать такие скульптурные группы по его любимым мультикам. А что, можно на небольших планшетах лепить сценки из наших сказок. В общем, я сделала вывод, что скульптура интереснее живописи, нагляднее.
   Мы так напробовались фруктов и ягод, что на полднике только с удовольствием напились отвара из бодрящих ягод. Этот напиток на Риннаре употребляется, как у нас чай. Риннарский чай нам понравился, очень вкусный.
  
   Вечеринка второго выходного
  
   Вторая вечеринка проводилась для первокурсников каждого закрытого мира в отдельности. Хорошо, что мы с Диной были вдвоём, все остальные были незнакомы друг с другом. Потом, во время общения, мы выяснили, что дольмены Кубани являются самыми активными Вратами. Через них проходит больше всего учеников, причём зачастую из других мест и даже стран. Во всяком случае, мы выявили троих, которые поступили в Школу, пройдя через наши дольмены. Они приехали с родителями на отдых в наш город, Лена из Якутии, Тарас из Украины, а Дитер и вовсе из ФРГ. И вот на экскурсиях на дольмены они, нечаянно, послали вызов и их перевели в волшебный мир. Лену приняли на отделение Стихийников (у неё была оранжево-голубая полоска), Тарас попал к Целителям, а Дитер к Психологам. А за соседним столиком я увидела девочку, её звали Одри, на бейджике было указано, что она из Канады. Одри сказала, что попала в Школу из Стоунхенджа, когда была там на экскурсии. Родители привезли её в Англию, чтобы она познакомилась с родиной предков. А приехать в Англию и не посетить Стоунхендж, это считалось неправильным. Одри тоже училась у Целителей, так что они с Диной нашли общие темы в учёбе. Потом выяснилось, что Одри живёт в Квебеке и даже слышала про фирму Ардью. Я ей предложила познакомить её с моим кузеном, предварительно мысленно спросив у него разрешения. Жани у нас очень добрый и общительный, он согласился. Но Одри застеснялась и сказала, что она сначала тут освоится, а потом обратится ко мне, лучше на следующей вечеринке (это значит, через десять дней). Поскольку нас всего было сорок человек, то мы все разместились за восемью столами, которые стояли по краю поляны. Когда мы рассаживались, Нонна и подсадила к нам Лену, Тараса и Дитера. Одри, как я уже говорила, сидела за соседним столом.
   Игры у нас тоже были интересные, но другие, не такие, как на первой вечеринке. И здесь были организованы командные игры и викторины. Сначала было две команды: 17 девочек и 23 мальчика. Мы соревновались на ловкость, смекалку и сообразительность. А потом мы разбились на команды по континентам. Каждая команда, посоветовавшись, поручала домовым изготовить самое вкусное, по их мнению, блюдо. На поляне перед столами возникло шесть площадок, каждой команде по кухонной площадке, и домовые готовили выбранное нами блюдо.
   Мы все и входили в жюри, мы должны были попробовать все шесть блюд и определить лучшее. Почему шести, ведь шестым континентом считается Антарктида? А у нас были такие континенты: Северная Америка, Центральная с Южной Америкой, Европа, Азия, Африка и Австралия. Угадайте, кто победил? Азия с шашлыком! Мы с Диной тоже вошли в команду азиатов, мы и предложили шашлык. Когда его распробовали, домовым посыпалось столько заказов, они только успевали шампуры с шашлыком приносить на столы. В общем, праздник получился обалденный.
   Когда мы с Нонной вернулись домой, я поинтересовалась, а где же проходила вечеринка. В прошлый раз вроде в нашем вестибюле, а сейчас? Нонна объяснила, что на Острове для проведения таких вечеринок специально выделены восемь площадей, по числу закрытых миров. На каждой площади есть пространство для вечеринок первокурсников, ещё больше места выделено для проведения вечеринок вторых-пятых курсов, а дальше я вникать не стала - пока неактуально, да и спать очень хотелось. Кратко обменявшись впечатлениями с друзьями (Дарре и Нилу с Жистиком их вечеринки тоже понравились), мы договорились завтра на прогулке поделиться подробностями и отправились отдыхать.
  

ТРЕТЬЯ ПЯТИДНЕВКА

  
   11-й день
  
   Когда я встретилась после обеда с друзьями, Нил предложил снова перебраться на то озеро, где когда-то резвился Жистик. Мы втроём потренируемся в своих контактах с водой, а потом поделимся впечатлениями от наших вечеринок. Оказалось, что скамейки, сотворённые Володей и Дарром, не исчезли, так что мы смогли там удобно разместиться.
   У Дарры на вечеринке было 42 человека (вернее, оборотня), она впервые увидела (раньше только читала), какие у них оборотни. На Барруше было шесть видов оборотней (каждый биокомп, оказывается, опекал отдельный вид). Так что во время вечеринки они оборачивались в зверей и соревновались в ловкости, умении скрадывать добычу (добыча была выращена из биомяса) и прочих способностях. И в человеческом облике они много общались, пели, водили хороводы и рассказывали о жизни в общинах на островах с биокомпами и на тех территориях, где живут свободные от биокомпов оборотни. Когда Дарра закончила рассказ, мы обе повернулись к Нилу. Он понял нас правильно.
   - А у нас на вечеринке главной сенсацией был Жист, - сказал Нил, а Жистик гордо приосанился.
   - А сколько вас всего было, ты посчитал? - поинтересовалась я.
   - Посчитал, - подтвердил Нил, - людей было 37, Жист был 38-м.
   - А из Азонии сколько? - спросила Дарра.
   - Со мной восемь, Жист девятый, - сообщил Нил.
   - Слушай, - возмутилась я, - а чего это мы из тебя сведения вытягиваем как на допросе? Вот Дарра и без вопросов рассказывала. А ты что, сам рассказать толком не можешь?
   - Не хочу портить тебе удовольствие, - лукаво улыбнулся Нил.
   - Какое удовольствие? - удивилась я.
   Судя по сдерживаемому хихиканью Дарры, ей объяснения не требовалось.
   - А вот добывать сведения вопросами, - ехидно пояснил Нил и поинтересовался с невинным выражением лица, - Ты случайно в выборе профессии не ошиблась? Может, тебе лучше дознавателем стать или как там у вас эта профессия называется?
   - Ах ты! - я замахнулась, чтобы наградить провокатора щелбаном, но под мою руку подсунулся лоб Жистика.
   "Все шишки для Нила теперь должны доставаться мне" - пояснил он.
   - Нет, Жистик, тебя я бить не буду, ты здесь не будешь мальчиком для битья у этого зловредного принца, - сказала я и погладила змея по голове. А Нилу ответила: - У нас эта профессия называется следователь, и нет, Нил, в тот гадюшник, где следователи работают, меня арканом не затащишь. Но ты не увиливай, рассказывай о вечеринке.
   - Хорошо прошла вечеринка, - довольно улыбнулся Нил. - Вот бы во дворце такие устраивать, - мечтательно протянул он. - А то там на первом месте этикет, а это так скучно.
   - Ты о вечеринке рассказывай, а не о скуке во дворце, - постаралась я направить его в нужную сторону.
   - На вечеринке хорошо было уже то, что я был знаком с Лином и девочками. Они быстро дали понять остальным, что со мной можно просто общаться. Что мне понравилось - они быстро забыли о моём титуле, так что проблем в общении не было. Да и Жист помог, все им восхищались и хотели познакомиться.
   Я посмотрела на переливающуюся цветами радости ауру Жистика и нарочито озабоченно спросила:
   "Жистик, а ты не зазнаешься от такого внимания к себе?"
   "Нет, Женя", - донёсся успокаивающий ответ Жистика. - "Мне дедушка Леон не даст зазнаться, он за мной строго следит. И учит не забывать, что главная моя задача - безопасность Нила. А радуюсь я так потому, что дома на меня мало обращали внимание. Люди меня боялись, считали монстром. А так приятно, когда к тебе дружески относятся".
   - За Жиста не беспокойся, - подтвердил Нил. - Леон хоть и любит нас, но воспитывает строго, поблажек не даёт.
   - Возвращайся к вечеринке, - напомнила Дарра.
   - Знакомились, играли, танцевали, - перечислял Нил. - А главное, мы с Жистом нашли себе товарища. Он тоже будет учиться в той школе в резиденции патриарха, куда мы с Жистом ехали. Его зовут Коннар, он вообще-то с другого континента, где его отец глава филиала Церкви. Кон приехал в школу на пару дней раньше нас и, пока не начались занятия, гулял по крепости. Здесь Кон учится на отделении Стихийников, его стихии Огонь и Земля, вот такое сочетание. А в нашу Школу он попал, когда забрёл в ту нишу в башне ворот крепости, где на нас с Жистом напали. И зашёл он туда, когда там как раз велись приготовления к нападению. Это он уже здесь понял, на вечеринке я ему рассказал, как попал сюда, вот он и догадался, чем эти люди там занимались. А тогда он просто почувствовал опасность от них и попытался спрятаться в башне, и тоже задействовал Врата, вот его и провели сюда. Мы с ним уже договорились, что на последней вечеринке перед возвращением домой обсудим, как он сможет нам помочь отбить нападение, когда мы с Жистом будем возвращаться. Он ведь попадёт на Риннар раньше нас, а с землёй он к тому времени легко научится контакт устанавливать. Подготовит для нас ход из башни, он там за два дня многое разведал. А когда узнал, что Леон нам макет крепости патриарха сделал, предложил показать, что он там уже знает.
   - Ты и здесь теперь с ним будешь дружить? - ревниво спросила Дарра. - Будешь с ним время проводить?
   - Я как Женя, - засмеялся Нил. - Она ведь привела сюда подругу, а нас не бросила. С подругой она на Земле будет общаться, так и мы с Коном. У него уже своя компания. Кстати, Иола с его континента, так что они здесь вместе время проводят. А дружить мы с ним договорились на Риннаре. Кон рассказал, какие порядки в той школе, где мы учиться будем. Хоть и при Храме, а раздоров хватает. Ну, у нас Жист есть, так что мы в выигрыше.
   Жистик, внимательно слушавший его рассказ, радостно встрепенулся и попытался положить голову Нилу на плечо. Вся она там не поместилась, но Нил понял и ласково погладил друга по голове.
   - В общем, ты на этой вечеринке не столько веселился, сколько планы на будущее строил вместе с новым товарищем, - подвела я итог.
   - Ну, в общем, да, - смущённо ответил Нил.
   Потом настал мой черёд рассказывать о нашей вечеринке. Когда я рассказала о конкурсе блюд, Нил оживился.
   - Жаль, что мы до такого не додумались. Я обязательно на следующей вечеринке предложу устроить такой конкурс, тоже по континентам. Может интересно получиться.
   - А что это у вас за шашлык такой? - поинтересовалась Дарра. - Может, мы его закажем сегодня в кафе, попробуем?
   - Нет, - помотала я головой, - шашлык в кафе и шашлык на природе - это две большие разницы, как говорят у нас в Одессе.
   - Где? - не понял Нил.
   - Есть на Земле такой город, который славится тем, что его жители - непревзойдённые юмористы. У нас в стране их высказывания часто цитируют, хотя город теперь находится в другом государстве. Но Одесса - это мировое достояние.
   - То Нил от темы отвлекался, теперь ты, - проворчала Дарра. - Возвращайся к шашлыку.
   - А знаете что? - обрадовалась я пришедшей ко мне в голову идее. - А давайте позовём ребят и устроим здесь пикник вместо полдника в кафе. Они ведь наверняка знают, как это организовать.
   Все поняли, каких ребят я предлагала позвать. Конечно, Володю, Дарра и Дину. Мы послали зов, и вскоре на берегу появились все трое. Ребята держали за руки Дину, она ведь ещё не умела телепортироваться.
   - Привет, ребята, - поздоровалась с нами Дина. - Вовремя вы нас позвали.
   - Почему вовремя? - заинтересовалась я. - А где вы были?
   - Мы сегодня всё же разыскали тот тир, о котором вы нам рассказывали, - засмеялась Дина. - И мальчишки с треском там опозорились, не смогли ни в кого попасть. А тут вы позвали, и они смогли уйти достойно, а не сбежать от позора.
   - Ну уж и позора, - проворчал Дарр. - Хорошо Нилу, его с детства обучали. А у нас и умения такого не вырабатывали.
   - Ты знаешь, Дарр, - серьёзно заметил Нил, - я бы предпочёл, как ты, опозориться в тире, чем с детства тренироваться в стрельбе, чтобы убивать.
   - Это да, - с пониманием отозвался Дарр, - это я не подумав сказал, извини.
   - Ну что ты, - смутился Нил, - это же я не в упрёк тебе сказал, просто поделился своим отношением к воинским умениям. Меня ведь для Церкви готовили, учил заповедь "Не убий!", и в то же время учили убивать.
   - Ладно, - закрыл тему Володя, - вы зачем звали?
   - У нас идея появилась, - взялась объяснять я. - Вчера у нас на вечеринке шашлыки получились блюдом номер один на Земле. Вам Дина ведь рассказывала?
   - Рассказывала, - подтвердил Володя. - Дарр ещё интересовался, что это за шашлыки. Но потом мы отвлеклись на другое. Так что? - догадался он, - ты предлагаешь сейчас шашлыками заняться?
   - Если это можно организовать не в кафе, а здесь, то было бы замечательно, - предложила я.
   - Сейчас выясним, - сказал Володя и задал вопрос в пространство: - Есть свободные дежурные домовые?
   Перед нами появились два пушистика в зелёных комбинезонах.
   - Мы свободны, можем помочь, - заявили они.
   - Вау, - восхитилась я, - прям двое из ларца.
   - Из какого ларца? - удивилась Дарра.
   - Это у нас на Земле сказка такая, - пояснила я, - потом расскажу.
   - Сказка - ложь, да в ней намёк, - процитировал один из домовых.
   - Добру молодцу урок, - подхватил второй.
   - Это они чего? - шёпотом спросил у меня Нил.
   - Это они наш фольклор цитируют, - пояснила Дина.
   Мы познакомились. Домовых звали Слив и Весень, они заботились о природе Острова, ну и дежурили в городке, когда их очередь подходила. Володя им объяснил, что нам хочется организовать здесь, на берегу, пикник с шашлыками, и спросил, можно ли это сделать.
   - Сделаем, - пообещал Слив, - только придётся подождать полчасика, пока мясо замаринуется. Подождёте?
   Мы дружно заверили, что подождём, а потом с интересом следили за действиями домовых. Недалеко от берега они аккуратно убрали дёрн и сделали на этом месте каменную площадку. На площадке появился мангал, в него положили дрова и подожгли. Пока мясо мариновалось, домовые вырастили стол около наших скамеек, накрыли его вышитой скатертью, разместили столовые приборы, закуски и напитки. Дрова догорели, над углями домовые аккуратно разместили шампуры с нанизанными на них кусочками мяса, перемежаемыми луком, помидорами и чем-то ещё. Над берегом поплыл такой аромат, что мы просто сидели и глотали слюни в ожидании.
   - Ребята, - сказал Володя, - а вы не будете возражать, если я ещё троих позову. Они все из нашего города, - пояснил он нам с Диной.
   - Да мы в общем-то не возражаем, - сказала Дарра. - Только вот, хватит ли шашлыка на всех?
   - Хватит, если что, на весь городок, - отозвался Весень, ловко управляясь у мангала. - Мы шашлык дублировать будем, - пояснил он в ответ на недоверчивый взгляд Дарры.
   Володя послал зов, и вскоре на нашем берегу появились девушка, парень и девочка - это я по старшинству их перечислила. Девушку мы с Диной сразу узнали, это и была Марина Никонова из 11-го класса нашей земной школы, а здесь ученица пятого курса отделения Психологов. Парня, кого-то нам напоминавшего, звали Ростислав. Когда Володя назвал его фамилию (Веснин), до нас дошло - это же сын Инессы Степановны, это её серо-голубые глаза на его лице. Мы знали, что у неё сын учится в Нахимовском училище в Санкт-Петербурге, но не были с ним знакомы. Он уехал туда учиться после четвёртого класса, а сейчас бы учился в десятом. На плече Ростислава мерцали четыре терракотово-сине-голубых полоски. Ого, Стихийник с тремя стихиями! А девочка оказалась Соней Морозовой со второго курса отделения Целителей.
   Познакомившись с вызванной Володей троицей, я решила порадовать шашлыком и кузена.
   - Ребята, - обратилась я к нашей компании, - а можно, я моего кузена позову? Он шашлыки тоже очень любит. Когда он приезжает к нам в гости, они с папой обязательно шашлыки готовят. Жан-Жак шутит, что в Канаде они не такие вкусные, как на своей исторической родине.
   - Конечно, зови, - выразил общее согласие Володя.
   - Ой, - спохватилась я, - а я не знаю, услышит ли он меня. До сих пор я его только дома вызывала. Раз мы в одном корпусе живём, то он всегда откликался. А сейчас ведь он тоже где-то в городке.
   - Ничего, Остров поможет, - ободрил меня Дарр. - Просто представь себе своего кузена и зови. Заодно и потренируешься.
   "Жани", - мысленно позвала я. Образ Жан-Жака перед моим внутренним взором начал удаляться, причём я ясно видела "ниточку", идущую от него ко мне. И почти сразу с того направления пришёл отклик.
   "Жени? Я тебе нужен?"
   "Шашлыков хочешь?" - спросила я.
   "А что, у тебя есть?" - пришёл заинтересованный вопрос.
   "Сейчас готовится", - сообщила я. - "Присоединяйся к нашей компании".
   "Сейчас буду", - пообещал Жан-Жак.
   Я только открыла глаза и хотела сообщить собравшимся о разговоре с кузеном, как он уже появился на берегу.
   - Привет честной компании, как говорят на Руси, - сказал Жан-Жак. - Позвольте представиться. Меня зовут Жан-Жак Ардью, я кузен вот этой милой девочки, - он кивнул в мою сторону. - Если точнее, я кузен её отца, но это неважно, я у неё за старшего брата. Живу я в Канаде, но поклонник русской кухни. У меня бабушка из России, так что с детства люблю щи, кашу, пельмени. О, и ещё хлебный квас! Из всех присутствующих знаком только с Диной. Здравствуй, Дина, рад тебя видеть. А теперь знакомь с остальными, - повернулся он ко мне.
   - А почему ты сейчас так чисто говоришь по-русски? - спросила Дина. - А на Земле притворялся, - упрекнула она.
   - На Земле осторожничал, - поправил её Жан-Жак. - Между прочим, я сейчас говорю по-французски, просто магия Острова обеспечивает нас пониманием друг друга.
   - Ладно, потом выясните, кто и как говорит, - вмешалась я в их разговор. - Знакомься по старшинству. Это Марина Никонова, на Земле она учится в нашей школе в выпускном классе, через год будет поступать в институт.
   - Очарован, мадмуазель, - галантно поклонился Жан-Жак.
   - А вы случайно не родственники? - вырвалось у Дарры. Все посмотрели на неё, а потом на Жан-Жака с Мариной. - Ну, правда же похожи, - Дарра даже смутилась от общего внимания.
   - И правда похожи, - поддержал её Нил. - Ты больше похож на кузена Марины, чем на кузена Жени, - сказал он Жан-Жаку.
   Хочу сразу пояснить. Семья Ардью была из французских канадцев, так что Жан-Жак был типичным французом, черноглазым и с чёрными кудрями.
   - Знакомься дальше, - снова вступила я в разговор и подвела кузена к Ростиславу. - Это Ростислав Веснин, будущий флотоводец, а пока курсант Нахимовского училища.
   - Трудную, но достойную профессию ты себе выбрал, - пожимая руку Ростиславу, сказал Жан-Жак.
   - Это Дарр и Дарра, - представила я, - они с Барруша.
   - Если не ошибаюсь, пумы? - прищурился Жан-Жак, обмениваясь рукопожатием с Дарром и кланяясь его сестре.
   - А откуда ты узнал? - опешила Дарра.
   - У нас на курсе учится оборотень-гепард из общины, опекаемой третьим биокомпом. Он будет Координатором, как и я. Он и научил меня распознавать все шесть видов оборотней Барруша. Если хотите, я вас с ним познакомлю, - предложил Жан-Жак.
   По тому, как радостно кивнули брат с сестрой, было понятно, что они этого очень хотят.
   А я тянула кузена дальше.
   - Это Володя Марков, он учится в нашей школе. Будет медиком, откроет свою клинику и возьмёт меня на работу, - перечислила я.
   - Я смотрю, моя маленькая сестричка времени не теряет, - рассмеялся Жан-Жак, пожимая руку Володе, - уже нашла себе работодателя.
   - Да я не против, - улыбнулся Володя.
   - Это Соня Морозова, - представила я. - Она тоже из нашего города, но учится в другой школе, так что я сама только что с ней познакомилась, но теперь надеюсь, что и на Земле будем встречаться.
   Жан-Жак так же галантно поклонился Соне. А я повернула его к Нилу.
   - Знакомься, это Нил и Жистар, обитатели Риннара.
   - Принц? - то ли вопросительно, то ли утвердительно сказал Жан-Жак.
   У меня отвисла челюсть.
   - А как ты догадался? - спросила я. Остальные тоже удивлённо посмотрели на моего кузена.
   - По Жистару, - просто объяснил Жан-Жак. - Мы же изучали закрытые миры, а на Риннаре гигантские змеи дружат только с правящей фамилией Азонии.
   В это время послышался голосок Слива:
   - Шашлыки готовы, садитесь все за стол и приятного вам аппетита.
   Пока все устраивались за столами, я озабоченно спросила у Нила:
   - Слушай, ты не обиделся, что я тебя знакомила последним? Ведь по вашему этикету тебя надо представлять раньше других?
   - Сама видишь, что не обиделся, - улыбнулся Нил. - Знала бы ты, как мне этот этикет осточертел!
   Действительно, в его ауре не было и следа обиды, так что я успокоилась. А потом мы все занялись шашлыками. Некоторое время слышались только восхищённые вздохи, все дружно и с аппетитом жевали.
   Шашлык нас быстро сдружил. Дарра, преодолев застенчивость, вцепилась в Ростислава, забросав его вопросами по своей учёбе. Они так увлеклись разговором, что у меня даже начало появляться какое-то чувство с оттенком то ли ревности, то ли зависти, которое я задавила на корню. Если честно, то Ростислав мне очень понравился, мне ещё ни один мальчик так не нравился. "Наверное, ещё и потому", - рассуждала я, - "что он очень похож на свою маму, а Инессу Степановну мы любим".
   Зато потом, поговорив с Даррой, Ростислав подсел к нам с Диной. И мы поговорили с ним о нашем городе и о его маме. Он очень обрадовался, когда узнал, что Инесса Степановна наша классная руководительница, и весь класс её любит. А он сказал, что очень скучает по своей маме, ведь он уже шестой год живёт в Санкт-Петербурге и маму видит только на каникулах.
   Я спросила Ростислава (он предложил звать его Славой, а Володя зовёт его Рост), почему он не телепортируется домой, когда соскучится. Ведь он уже может телепортироваться? А Слава сказал, что на Земле дальняя телепортация не приветствуется, потому что в силовых ведомствах, в частности, российских, есть специальные подразделения, где ведутся работы по обнаружению аномальных возмущений земной биосферы. Вот как-то так. А если проще, то пока на Земле не рекомендуется часто проявлять способности волшебника, особенно в больших городах. Я спросила, кем не рекомендуется. Ростислав ответил, что Советом волшебников. О, у нас оказывается на Земле и Совет такой есть!
   И Марина Никонова тоже нашим друзьям из других миров понравилась. Что вы хотите, Психолог! С её подачи мы познакомили Дарра, Дарру с Нилом и Жистиком с таким понятием, как анекдот, так что над берегом далеко разносился наш смех и шуточки. В общем, замечательно время провели.
   Когда мы поели и наговорили кучу благодарностей домовым, они всё убрали и восстановили прежний вид берега. Только скамейки остались. А мы ещё немного посидели, любуясь водной гладью и скользящим по ней Жистиком. А потом Ростислав и Дарра затянули нас с Нилом на поверхность воды, и мы опять катались на водных горках, которые нам гнал Жистик. Остальные смотрели на нас и вели неспешный разговор. Я с озера видела, как Жан-Жак что-то настойчиво говорит Марине, а та слушает его очень внимательно.
   Потом мы распрощались с остальными, и наша четвёрка отправилась по проторённому пути в Школу.
   *
   Когда я дома рассказывала Нонне, как прошла наша прогулка (между прочим, она при этом учит меня "сжимать" мой рассказ в пакет и передавать ей этот пакет ментально), она подтвердила, что во всех закрытых мирах действительно образованы Советы волшебников, которые координируют действия всех волшебников этого мира. Руководит Советом обычно кто-то из Координаторов, они для этого больше всего обучены. Так что Нонна меня "обрадовала", что со временем и мне такую ответственную должность могут поручить. Правда, до этого ещё много лет, так что я особенно не беспокоюсь.
   Вечером мы с кузеном разговаривали о новых знакомых. Он сказал, что постарается уговорить Марину выбрать себе другую профессию. Дело в том, что Марина решила на Земле учиться на психиатра, а Жан-Жак считал, что сейчас это опасная профессия. Слишком много среди психиатров интриг и даже вредительства, много преступлений. А ещё Жан-Жак сказал мне, что Марина ему очень нравится, и он хотел бы подружиться с ней. А я ему призналась, что мне очень понравился Ростислав. У него такая солнечная аура, мне хочется, чтобы он стал моим другом. Жан-Жак отнёсся к моему признанию одобрительно. Он сказал, что Ростислав очень харизматичный парень. Я спросила, что это значит, он ответил, что так называют людей, излучающих обаяние.
  
  
   12-й день
  
   Когда мы втроём вышли из нашего корпуса после обеда и встретились с Даррой, мы увидели, что следом за ней идёт незнакомый мальчишка, явно с Риннара, поскольку фигурой был похож на Нила, а вот внешностью больше похож на Иолу: такая же шапочка каштановых волос и большие глаза цвета молочного шоколада. Он подошёл к нам и поклонился Нилу.
   - Мой принц, - сказал он.
   - Да ладно тебе, Кон, - досадливо поморщился Нил, - договорились ведь подождать до возвращения.
   - А это я тренируюсь, - ухмыльнулся мальчишка. - Не представишь меня своим спутницам? Вас, сударыня, - поклонился он Дарре, - я видел на первой вечеринке в нашем отделении, но не был представлен.
   - Это Дарра, она из мира, который называется Барруш, человек-оборотень, вторая ипостась - пума, - обстоятельно объяснил Нил и повернулся ко мне: - это Женя, она из мира, который называется Земля. А это, девочки, тот самый Кон, про которого я вам вчера рассказывал.
   - Надеюсь, только хорошее, - пошутил Кон.
   - Плохое, если узнаю, я им расскажу через месяц, - тоже шутливо ответил Нил.
   Я тут же прицепилась к Нилу.
   - А чего это он тебя принцем обозвал, и о чём вы договорились?
   - Видишь ли, - ответил Нил, - Кон говорит, что в школе при патриархе такие порядки, что наставники сами определяют, с кем могут дружить их подопечные. Нам могут и не позволить общаться. Так мы договорились, что когда я появлюсь в крепости и пойду в Храм, чтобы принести благодарственную молитву за благополучное прибытие (Ничего себе, благополучное - буркнула Дарра.), то Кон уже будет поджидать меня в Храме. Он сразу же принесёт мне вассальную клятву. Тогда нас уже разлучить не смогут. А Кону придётся тогда обращаться ко мне "мой принц", - ехидно заметил Нил.
   - Понятно, - кивнула я и спросила у Кона: - А ты далеко собрался?
   Это меня бабуля приучает спрашивать не "куда ты ...", а "далеко ...". Так что я постепенно привыкаю.
   - Наши ребята были вчера в тире в Парке аттракционов, - объяснил Кон. - Говорят, там можно кугура подстрелить, но они все промазали. А вторую попытку делать не разрешается. Так что я решил пойти, может, мне повезёт.
   - Кугура? - загорелся Нил. - А нам можно с тобой?
   - Ну, пойдём, - разом поскучнев, вздохнул Кон. С нами идти ему явно не хотелось.
   - Да ты не расстраивайся, - поспешил успокоить его Нил. - Не претендую я на твоего кугура. Просто посмотреть хочу. И потом, вдруг там не один кугур.
   - Тогда пойдёмте скорее, - повеселев, заторопился Кон. - А то вдруг ещё кто перехватит.
   Треть пути мы прошли по движущемуся тротуару, потом сошли с него с правой стороны и пошли к тиру. По дороге я попросила Нила рассказать, что это за кугур такой. Кстати, Нил предложил Кону воспользоваться Переходом, если он торопится. Но Кон, обнадёженный обещанием Нила не перехватывать у него возможности добраться до вожделенного кугура, решил идти с нами.
   А про кугура Нил рассказал следующее. Никто на Риннаре не знает, откуда берутся эти магические существа, просто иногда они появляются среди людей. И счастлив тот человек, которого кугур выберет в свои друзья. Именно в друзья, не в хозяина. Кугур не терпит неволи или принуждения. Его нельзя поймать, а если кто-то попытается убить чужого кугура, то это самый надёжный способ навлечь на себя все несчастья. Кугур считается талисманом удачи, человеку, которого кугур выбирает в друзья, всё в жизни удаётся.
   Услышав такое, мы с Диной прибавили шагу, нам не терпелось тоже увидеть это чудо. Когда мы пришли в тир, Гром нас узнал и тепло ответил на наше приветствие. Особенно тепло он встретил Нила.
   - А, меткий стрелок! - воскликнул он. - Вижу, у тебя какая-то определённая цель сегодня.
   - Сначала вопрос, если можно, - сказал Нил.
   - Задавай, - согласился Гром.
   - Вот у вас в тире есть кугур, да? - спросил Нил.
   - И даже не один, а пара, - сообщил Гром.
   Мальчишки восхищённо переглянулись, потом озабоченно нахмурились. Причину озабоченности пояснил Нил.
   - У нас дома, на Риннаре, - сказал он, - сами кугуры находят себе друзей среди людей. А здесь как? Если я подстрелю кугура, он согласится стать моим другом?
   - А у нас тоже всё зависит от кугура, - сообщил Гром. - Если он тебя выберет, ты в него попадёшь, а если нет, то будь ты самым метким стрелком Вселенной, он тебе не дастся.
   - Тогда хорошо, - облегчённо вздохнул Нил и повернулся к товарищу. - Давай, Кон, испытай удачу. Твой выстрел первый.
   Кон вздохнул, закрыл глаза, расслабился, потом снова открыл, осмотрел лук, стрелу, наложил стрелу на тетиву и серьёзно кивнул Грому:
   - Я готов.
   И почти сразу спустил тетиву. Я решила, что или поторопился, или промахнулся, но тут же заметила, как в его руках появился какой-то комочек.
   - Попал, - закричали мальчишки, а Жистик радостно засвистел.
   - Тебя самочка выбрала, так что подружка у тебя будет, - пояснил Гром. - Будешь проводить обряд или подождёшь, пока товарищ счастья попытает? - кивнул он на Нила.
   - Подожду, - с готовностью согласился Кон.
   - Какой обряд? - тут же спросила я.
   - Обряд запечатления, - непонятно ответил Гром и спросил Нила: - Ну, что, и ты попробуешь?
   - Попробую, - сдерживая возбуждение, кивнул Нил и повернулся к Жистику: - Ну что, Жист, позовём к себе третьего друга?
   Надо было видеть, какой радостью заполыхала аура Жистика, и он торопливо закивал головой. Нил тоже сначала расслабился, успокоился, приготовил оружие, выстрел - и вот ещё один комочек, теперь в его руках.
   Сейчас уже от радости вопили мы все, хлопали друг друга по плечам, гладили Жистика, а потом уже начали рассматривать новых друзей.
   Кугур телом был похож на динозаврика с крылышками, в общем, дракончик. Но головка у него была скорее птичья, круглая, с маленьким аккуратным клювиком. А весь он был покрыт небольшой шёрсткой, вроде как плюшевая, вернее, велюровая игрушка. Никак слова не подберу. А самое удивительное - это какие мелодичные трели вылетали из их горлышек - канарейки отдыхают.
   - Не тяните, проводите обряд запечатления, - поторопил Гром.
   Мальчики оба вытянули левые руки ладонью вверх, кугуры опустились к ним на ладони. Клювиками кугуры дотронулись до вен на запястьях, там появились капли крови. Кугуры горлышками приникли к этим каплям. Когда они выпрямились, руки у мальчиков были чистые, никаких следов порезов или крови. Горлышки кугуров тоже были чистые. И тут они начали менять цвет. Если сначала они были тёмно-серыми, то теперь кугур Нила получил такой же узор, как на шкуре Жистика (если вы помните, парадный костюм Нила был с таким же узором). А кугур-девочка стала голубенькой с синими узорами.
   - А почему у неё такая расцветка? - спросила я.
   - Это цвета моего парадного костюма, - пояснил Кон, бережно прижимая к себе подружку.
   - А кугуры разумные? - спросила я Грома.
   - И разумные, и сильные магические существа, - пояснил Гром. И повернувшись к мальчикам, посоветовал: - Дома со своими кураторами сегодня же установите с ними полноценную ментальную связь.
   - Жаль, что у нас кугуров нет, - вздохнула я.
   - К вам, на Землю, их пускать опасно, - возразил Гром. - Так что, если бы даже какой кугур тебя, предположим, выбрал, он был бы вынужден ждать тебя здесь, когда ты будешь уходить на Землю.
   - Ладно, у меня Тяпа есть, - махнула я рукой. - Я за мальчиков рада, что каждый получил свою Птицу Счастья.
   - Птица Счастья, - прошептал Кон, нежно поглаживая своего кугура. - Как ты её здорово назвала.
   - Да это не я назвала, - сказала я. - Это у нас на Земле так говорят о мифической птице, которую никто никогда не видел, но все увидеть мечтают. А мы вот с Даррой увидели, правда, здорово? - повернулась я к Дарре.
   - Здорово, - согласилась Дарра. - Я тоже за вас очень рада, поздравляю всех пятерых.
   - Точно, - сообразила я. - Вы же теперь в крепости впятером будете. Будем от вас ждать сообщений о вашей Великолепной Пятёрке, - пошутила я. - А как вы своих друзей назовёте?
   - Их не надо никак называть, - вмешался Гром. - У них уже есть свои имена. Дома и познакомитесь.
   Мы вышли из тира. Мальчишки нерешительно мялись, поглядывая то на нас, то на своих кугуров. А те смирно сидели у них в руках, весело поблёскивая глазами. Интересно, что глаза кугуров стали такого же цвета, как у выбранных ими друзей: у девочки-кугура - шоколадные, у мальчика - лазоревые.
   - Да не тяните время, - поняла их переживания Дарра, - мы с Женей отлично проведём время вдвоём. А вы идите к своим кураторам и заканчивайте процедуры знакомства с кугурами.
   - Спасибо, девочки, за понимание, - просиял Нил и торопливо попрощался, - тогда до завтра.
   - Благодарю вас, сударыни, - церемонно раскланялся Кон.
   И вся волшебная пятёрка поспешила в направлении Школы.
   Дарра повернулась ко мне, хотела что-то сказать, но тут её взгляд переместился за мою спину, и она радостно улыбнулась:
   - Привет, Слава, рада тебя видеть.
   Я почувствовала, как меня всю обдало жаром. Я немного помедлила, постаралась успокоиться и повернулась к подошедшему к нам Ростиславу. Его серо-голубые глаза выражали радость от встречи.
   "Всё, влюбилась!", - с отчаянием подумала я.
   Вы спросите, почему с отчаянием? А вот потому! Тринадцать лет ни в кого не влюблялась, а тут сразу. Не готова я была к такому!
   - Здравствуйте, девочки, - приветствовал нас Ростислав. - Я вижу, кавалеры вас покинули. Причина хоть уважительная?
   - Уважительная, даже очень, - пихая меня локтем в бок, ответила Дарра.
   Этот тычок помог мне прийти в себя.
   - Здравствуй, Слава, - тоже сказала я, пытаясь успокоиться. Позже разберусь в себе, а сейчас надо вести себя, как обычно, а то что они оба обо мне подумают.
   - И что же это за очень уважительная причина, можете сказать? - спросил Ростислав.
   - Они в тире оба подстрелили себе кугуров, - ответила Дарра, с недоумением поглядывая на меня. Ну да, обычно же я активнее всех участвовала в разговорах, а сейчас уступила ей ведущую роль.
   - Кугуров? - восхитился Ростислав. - Действительно, повезло парням. А вам в тире ничего не надо? Если хотите, могу попытаться подстрелить кого-нибудь. Я, правда, с луком и арбалетом хуже управляюсь, чем с земным оружием, но могу попытаться.
   - Нет, спасибо, нам не надо, - продолжала разговор Дарра. - Нам Нил в прошлое посещение тира настрелял подарков.
   - А кого, если не секрет? - заинтересовался Ростислав.
   - Мне - птицу-говоруна, - сказала Дарра. - Нам на Барруше такая птица очень пригодится, связь-то между свободными островами мы ещё не создали. Технология биокомпов нам недоступна, а магией пока немногие владеют.
   Пока они разговаривали, я почти пришла в норму. Просто я на себя разозлилась. С чего это я тормозить начала? Потом, дома, разберусь со своими чувствами. Сейчас мне помог Ростислав.
   - А тебе что Нил подарил? - спросил он меня.
   Спросил так по-дружески, что мне сразу стало легче. И день опять стал светлым и радостным.
   - А мне дикую кошку с Гимара, - сказала я. - Это мне Нонна, моя кураторша, рассказала про магических кошек с Гимара. Это мир, где живут орки, - пояснила я.
   - Я знаю, - кивнул Ростислав. - На втором курсе мы изучали все миры. А в нашем отделении много людей и орков с Гимара. Про кошек нам тоже рассказывали. Знаю, что они магически одарённые, но очень трудно приручаются.
   - Мне Нонна перенастроила Тяпу, она сейчас совсем домашняя по отношению к своим, зато по-прежнему опасна для врагов, - начала объяснять я, с радостью ощущая, как уходит сковавшее было меня оцепенение и возвращается естественность общения. Дарра тоже расслабилась, а то сначала насторожилась от моего непонятного поведения. Всё-таки оборотни очень чуткие.
   - А какие у вас сейчас планы? - спросил Ростислав. - Чем решили заняться?
   - Мы как раз над этим думали, - сообщила ему Дарра и весело добавила. - И мы открыты для предложений.
   - Открыты? - ненадолго задумался Ростислав. - Тогда могу предложить интересную тренировку. Вы ведь обе, насколько я знаю, уже усвоили начала в установлении контакта со стихиями земли и воды?
   - Усвоили, - радостно подтвердила Дарра. - А какую тренировку ты предлагаешь?
   - На самом восточном краю парка находится каньон с водопадами, там можно славно порезвиться, - сказал Ростислав. - Он специально создавался для Стихийников земли и воды. Хотите туда?
   - Конечно же, хотим, - радостно воскликнула Дарра и повернулась ко мне, - ведь правда, Женя?
   Я согласно кивнула.
   - Тогда прошу в Переход, - предложил Ростислав.
   - Ой, а мы уже собрались пешком идти, - спохватилась Дарра. - С тех пор, как в нашу компанию Жистар попал, мы Переходами не пользуемся, он же в них не поместится, - пояснила она.
   Мы вошли в Переход и Ростислав сказал: "Каньон, пожалуйста". Переход открылся, мы вышли на крутой обрыв и замерли в восхищении. Открывшийся нам вид немного напоминал водопады Игуасу в Южной Америке, я видела фильм о них.
   В общем, натренировались мы вдоволь. Ростислав вёл себя с нами как заботливый старший брат, с ним было так легко, просто, интересно, что я забыла о своей стеснительности, которая до этого охватывала меня в его присутствии. А Дарра так вообще была в диком восторге от того, насколько она за эти два часа продвинулась в умении взаимодействовать со своими стихиями.
   А на полдник Ростислав предложил нам отправиться в кафе "Земляки", где тоже было много учеников с Земли. Мы там, кстати, встретились с Дианой. Помните, та девушка, что рассказала нам о Переходах? В кафе на больших столах стояли вазы с дарами Земли: овощи, ягоды, фрукты. Дарра постаралась попробовать как можно больше из этих плодов. Ей очень понравились морковь, репка (мы ей заодно сказку о репке рассказали), арбуз, дыня. А потом она попробовала бананы и больше ничего пробовать не стала.
   - Просто глаза разбегаются, - призналась Дарра. - Всё такое вкусное, необычное. У нас на свободных островах намного меньше растений со съедобными плодами.
   - Есть идея, - сказал Ростислав. - Давайте завтра отправимся снова в северо-западную часть городка. Там, рядом с озером, много огородов, плодовых деревьев, теплиц с экзотическими фруктами. Посоветуемся с домовыми, у нас ведь есть два знакомых садовода, попросим их подобрать для Дарры семена и саженцы растений, которые подходят для Барруша.
   Дарра с восторгом и благодарностью согласилась. Мы распрощались с Ростиславом у Перехода (ему-то Переход не нужен, он сразу телепортировался к себе), а Дарра спохватилась и тут же связалась с Нилом, чтобы выяснить, нет ли у него других планов на завтра. Нил выслушал её рассказ о наших похождениях и сообщил, что они трое завтра с удовольствием присоединятся к нам. А я спросила Нила, знает ли он уже имя своего кугура. Оказывается, его кугура зовут Люм. А я попросила его спросить Люма, можно ли мне звать его Люмчик, так ласковее. Дарре тоже это имя понравилось. А Нил нам сказал, что Люм разрешает нам называть его Люмчиком.
   *
   Когда я вернулась домой, опекунов ещё не было, чему я в общем-то порадовалась. Мне хотелось посоветоваться с Нонной.
   - Нонна, - жалобно позвала я, усаживаясь на диване в передней части общего зала. - Мне кажется, что я влюбилась, и я не знаю, как себя вести.
   - Да, это самое сложное в твоём возрасте, - посочувствовала мне Нонна. - Я думаю, здесь главное - просто принять это чувство и осознать его естественность. Не надо стараться что-то изменить в себе. Живи, как жила, радуйся жизни и этому новому чувству. Это ведь у тебя пока ещё просто влюблённость, любовь приходит позже.
   - Может, мне его скрывать, это чувство? - неуверенно предположила я. - Я почему-то стесняюсь, что все будут знать, как я отношусь к Ростиславу.
   - Решать тебе, конечно, - сказала Нонна, - но ты пойми, что здесь не Земля, здесь другие отношения. Здесь все поймут, порадуются за тебя и поддержат. Старайся быть как можно более естественной, открытой. А знаешь что? - оживилась Нонна. - Слова, произнесённые вслух, теряют большую часть своего воздействия, быстро забываются. Давай я тебе передам чувства и ощущения молодых обитателей нашего мира, тогда тебе будет легче определяться со своими чувствами и поступками.
   - Давай, - охотно согласилась я, понимая правоту Нонны, что слова не задерживаются в памяти, требуют частого повторения, чтобы полностью осознать их смысл.
   Вот это передача! Мой мир вспыхнул фейерверком и далеко расширил свои границы. Главное, что я успокоилась. Появилась радость от того, что я встретила Ростислава, который становится для меня очень значимым человеком. Я ведь всегда мечтала, что я встречу свою половинку, вот как папа с мамой. Станет ли Ростислав со временем моей половинкой - это решит будущее, это пока не важно. Важно, что в моей жизни появился ещё один дорогой мне человек...
   В общем, размышляла я долго и всё в позитивном ключе. А рассказать об этом у меня всё равно не получается, вон сколько уже пытаюсь, а перечитала и поняла, что словами мои чувства и мысли всё равно не выразить.
  
   13-й день
  
   Утром я проснулась в радостном настроении. Я решила последовать совету Нонны - быть естественной. Тем более, что здесь действительно не Земля. Здесь не лгут, не обманывают, не предают. Так что я быстро вскочила, размялась на снарядах и вместе с Тяпой отправилась побегать в своём парке. Мне Нонна ещё на пятый день соорудила там беговую дорожку.
   В очередной раз я повосхищалась школьным комбинезоном. По вечерам он превращался в мягкую пижамку, когда я собиралась ложиться спать. Пижамки каждый раз были разные ("под настроение" - объясняла Нонна). А во время зарядки на мне появлялись разные спортивные костюмчики. Вот интересно устроена психика человека (ну, во всяком случае, у меня). Если в первые дни пребывания на Острове я ещё отмечала каждое проявление волшебства, думала, не забыть бы, когда буду рассказывать дома, то постепенно я так к этому привыкла, что просто радовалась, когда замечала, и продолжала заниматься своими делами.
   Вернувшись с пробежки, я сразу направилась в свой любимый бассейн-ванну. Прыгнула туда, уже привычно отметив исчезновение комбинезона. Я снова ощутила его на себе, когда наплавалась и вылезла на бортик. Зубы я здесь чистила не пастой. Ещё в первый день Нонна показала мне стопку пластинок пастельных тонов. Она объяснила, что по утрам перед умыванием нужно класть пластинку в рот и прижимать её зубами. Под воздействием слюны пластинка становится пористой, охватывая все зубы. Потом нужно вынуть этот комок изо рта и поместить в утилизатор. Вот, про утилизаторы забыла упомянуть. Это вместо мусорного ведра. Только мусорное ведро выносить надо, а здесь убрал ненужное в утилизатор, он сам всё уберёт. Это я так подробно описываю, потому что в то утро задумалась - а как я на Земле буду обходиться без ставших уже привычными мелочей? К хорошему быстро привыкаешь, - со вздохом вспомнила я рассуждения бабули.
   Утренние занятия проходили точно по графику, составленному Нонной и опекунами ещё в первый день. Здесь спешка не приветствовалась. Так что, оздоровив свой организм на запланированные ещё несколько процентов, я связалась с Нилом.
   "Тебе Дарра уже рассказала о наших планах на сегодня?" - спросила я.
   "Она-то ещё вчера вечером рассказала", - нарочито обидчиво сообщил Нил. - "Это ты забыла о старом друге, вернее, друзьях, вот тут Жист подсказывает".
   "И ничего не забыла", - поспешила оправдаться я. - "Просто сегодняшний поход в сады больше всего нужен Дарре, вот я и подумала, что она тебе сама скажет".
   "Ладно, оправдана", - засмеялся Нил. - "До встречи".
   После обеда мы встретились в вестибюле. Увидев Нила и радостно скользнувшего за ним Жистика, я огорчённо поинтересовалась:
   - А что же вы вдвоём только? Люмчика дома оставили? Ой, привет, - спохватилась я, увидев укоризненный взгляд Нила.
   - Привет, Женя, - улыбнулся Нил и посмотрел на Жистика.
   "Привет, Женя", - эхом отозвался Жистик. - "И вовсе мы не вдвоём, а втроём".
   - А третий где? - придирчиво спросила я.
   От головы Жистара донеслась мелодичная, переливчатая трель. А в голове прозвучал звонкий голосок: "Я здесь, привет, Женя". У меня отвисла челюсть. Нил засмеялся.
   - Это мы тебе продемонстрировали ещё одно свойство кугуров, - пояснил он и позвал, - Люм, покажись.
   На голове Жистара появилась фигурка кугура.
   - Он что, невидимым может делаться? - восхитилась я.
   - Нет, - отрицательно мотнул головой Нил. - Кугуры имеют свойства хамелеона, вот и Люм на Жисте смотрится, как часть Жиста, на стене - как часть стены...
   - На потолке будет частью потолка, - подхватила я.
   - Ну, да, - согласился Нил и подозрительно спросил: - Дразнишься?
   - Есть немного, - согласилась я. - Я знаю, что такое хамелеон, так что мог и не так подробно рассказывать. И вообще, пойдёмте скорее, нас ждут.
   Действительно, Дарра нас уже торопила.
   "Мы уже вышли, а вас ещё не видно".
   Мы тоже вышли из дверей и заторопились к развилке, куда уже подходили от своего корпуса Дарра и Ростислав. Кольнувшую было меня мысль "Вот, он с Даррой пришёл" я прогнала прочь, объяснив вдогонку "Конечно, с Даррой, они же с одного отделения".
   Мы поздоровались и познакомили Ростислава с кугуром. Люмчик перебрался на плечо Дарры (она его позвала), и под весёлое щебетание кугура мы направились в северо-западном направлении. Ой, совсем забыла! Перед выходом из дома нам с Нилом кураторы поручили по прибытии на место отыскать в себе знание, как устанавливать контакт с третьей стихией - воздухом. Они уже знали, что с нами будет Ростислав, и посоветовали обратиться за помощью к нему, если у нас появятся какие-либо вопросы. Нонна очень одобрила помощь Ростислава на вчерашних тренировках в каньоне. Круш им тоже, наверное, похвалил, как Дарра продвинулась в своих умениях после занятий в каньоне. Это я сужу по тому, что как только мы тронулись в путь, Нил обратился к Ростиславу:
   - Слава, слушай, а завтра ты тоже сможешь с нами побыть?
   - Смогу, если надо, - охотно согласился Ростислав. - Не только я вам помогаю, но и вы мне тоже. Когда что-то другим объясняешь, сам это лучше усваиваешь. Во всяком случае, мне куратор порекомендовал почаще с вами общаться, от этого и мой уровень повышается. А что ты завтра хочешь? - вернулся он к просьбе Нила.
   - Если девочки не возражают, давайте завтра опять к каньону пойдём, - попросил Нил. - Нам с Жистом особенно с землёй контакт надо укрепить как можно больше. Когда вернёмся на Риннар, от этого контакта наша безопасность будет зависеть.
   - Хорошо, - согласился Ростислав, - сегодня тренируемся в садах и на озере, а завтра - снова на каньон.
   От южного берега озера и начинались сады, о которых говорил Ростислав. Мы нашли наших знакомых, Слива и Весеня. Тут мы ненадолго разделились. Дарра выбирала с домовыми, какие растения они ей могут посоветовать взять с собой на Барруш. В это время Ростислав тренировал нас с Нилом в установлении контакта с воздухом. Это тоже была его стихия, Дарре неподвластная.
   Результатом нашей прогулки были довольны все. Дарра договорилась с Весенем, что к концу месяца тот подготовит для неё выбранные ими совместно семена и саженцы. Она их возьмёт с собой, когда вернётся на Барруш. Особенно Дарра радовалась одному растению, которое ей предложил Слив. В обиходе его называют водохлёб. Растение это высеивают над непроходимыми топями, оно очень быстро разрастается и образует такой прочный покров над топью, что по нему могут слоны ходить. А уж стремительные пумы промчатся по нему, не замочив лап. Так сказала нам Дарра. Так что где-то через полгода чистого времени на Барруше их вид может заселять остров Надежд.
   А я и мальчики радовались тому, что, пока Дарра решала эти вопросы с домовыми, мы очень легко установили контакт со стихией воздуха. Ростислав сам признался в том, что не ожидал от первого занятия таких хороших результатов. Действительно, и нам с Нилом со стихиями воды и земли приходилось сначала труднее. А вот воздух мы восприняли просто как родную стихию для нас троих.
   Но Ростислав сразу предупредил меня:
   - У нас на Земле со стихией воздуха очень трудно договариваться, там она очень агрессивная. Нилу на Риннаре легче будет.
   Я только вздохнула. Бедная наша планета, до чего же мы её довели!
   Потом мы все вернулись к озеру, покачались на волнах. Жистик с Люмчиком поныряли. А потом мы тренировались в левитации, пока без Жистика. Но он не падал духом, помнил, что Леон обещал ему, что и он со временем освоит левитацию. Люмчику левитация была присуща изначально, так же как и телепортация.
   Потом Дарра с нами попрощалась. За ней прибыл Дарр, чтобы забрать её в кафе, где их ждали Жан-Жак и его товарищ с Барруша. Помните, про которого Жан-Жак говорил, что он гепард-оборотень и учится на Координатора? А мы отправились в кафе ВСТРЕЧА, где нас ждали Володя с Диной, и где был пространственный карман для Жистика. Люмчик, познакомившись с нашими приятелями, перелетел на стол Жистика. Нил набрал для кугура семечек и ягод.
   Дина рассказала, что тоже побывала в павильоне "Земля", набрала не только реабилитационных конструкторов для Серёжи, но и развивающих игр для остальных двух братьев и сестры.
   - И как ты всё это потащишь до машины? - поинтересовалась я. - Ты не забыла, что тебе ещё мою сумку с Тяпой и другими подарками надо передать папе?
   Про Тяпу я сразу же ей рассказала и получила её согласие перенести кошку на Землю.
   - Не волнуйся, дотащу, - успокоила меня Дина. - Мне Ринна (если кто забыл, так зовут её кураторшу) сумку безразмерную обещала подарить, все игрушки там поместятся.
  
  
  
  
   14-й день
  
   Когда после обеда мы встретились у развилки, Слава предложил:
   - Женя, Дарра, Нил, отправляйтесь к каньону через Переход. А мы с Люмом перенесём Жиста к каньону.
   Мы втроём направились к Переходу, вышли у каньона и увидели Славу, который сидел на большом валуне и гладил Люмчика, блаженствующего в его ладонях.
   - А где наш Жистик? - спросила я.
   - Исследует пещеры позади водопадов, - улыбнулся Слава. - Вон, смотрите, притаился за тем потоком и думает, что его не видно.
   "Для обычных людей я точно невидим", - прозвучал чуть обиженный голосок Жистика. - "Вот попробуйте меня разглядеть обычным зрением".
   - Прости, Жист, я не хотел тебя обидеть, - извинился Слава. - И ты прав, обычные люди тебя ни за что не обнаружат.
   Довольный Жистик вынырнул из водопада и скользнул к нам.
   "Чем сейчас займёмся?" - спросил он.
   - Я тоже хочу вместе с Жистом пещеры исследовать, - заявил Нил и вопросительно посмотрел на нас.
   - Я с вами, - с энтузиазмом поддержала его Дарра, - мне и дома может пригодиться умение ориентироваться в пещерах. Женя, ты с нами?
   - Да нет, наверное, - протянула я задумчиво.
   Задумчиво, потому что подумала, а оно мне надо? Оказалось, надо, потому что Слава сразу сказал:
   - Не забывай, что ты живёшь среди гор, тебе это умение вполне может понадобиться. Знания лишними не бывают. А знание, как отыскивать пещеры и ориентироваться в них, может быть очень важным. Я вот читал на Земле книгу, в которой говорилось, что на территории России много подземных переходов и пустот.
   - Найдёшь мне эту книгу, когда мы на Землю вернёмся? - попросила я.
   Больше часа мы занимались спелеологией. Ну, это сильно сказано, в глубину пещер мы спускаться не стали, но в верхнем ярусе погуляли славно. Главное, что нас радовало - мы не волновались, что можем заблудиться. Все пройденные пещеры и ходы между ними легко "всплывали" перед мысленным взором. Да и то, что впереди, мы тоже чувствовали. Мы потом себя проверили, когда снова вышли на берег каньона. Слава попросил нас создать голографический план лабиринта пещер, который мы прошли. Мы потом сравнили - планы совпали.
   А потом Дарра и Нил начали сооружать голограмму походного жилища. Размеры дома выбрали большие, чтобы там и Жистик поместился на случай непогоды. А Дарре это умение понадобится при освоении необжитых островов. Жилище у них росло удивительно быстро. Из камня они сложили прочный фундамент. Стены тоже были из камня, а внутри всё отделано деревом. Для отопления соорудили печку, с которой помог Слава. Никто из нас печного дела не знал, так что Славе пришлось объяснять устройство печей, которое и я на всякий случай запомнила. А крышу ребята покрыли черепицей, которую изготовили из имеющейся неподалёку глины. Я наблюдала за друзьями с лёгкой завистью. Дело в том, что Слава предложил мне другое занятие: войти в контакт с природой каньона и получать от неё знания о структуре земли у нас под ногами. То есть, мне надо было узнать, где скальная порода, где земля, то есть мягкий грунт, какие пустоты есть внутри. В результате я должна была составить план уходящих в глубину пещер, при этом указать, где там есть потоки воды, куда они направляются.
   Закончила я свою голограмму раньше друзей. Слава проверил её и похвалил, всё было правильно. Пока мы ждали окончания работы у наших "строителей", я присела рядом со Славой, Люмчик устроился у меня на коленях. Нил рассказывал, что кугуры очень любят ласку, у них от неё магические силы прирастают. Когда мы бывали вместе, Люмчик предпочитал сидеть на руках у меня или у Дарры, довольно чирикая, когда мы его гладили. А мы могли ощущать, как крепнет его магический фон.
   - А почему ты дал мне другое задание? - спросила я. - Я бы тоже хотела строить такие дома.
   - На Земле ты не сможешь этим заниматься, - серьёзно сказал Слава. - Барруш и Риннар заполнены магией, там ребятам будет легко применять такие умения. А на Земле магии очень мало, у тебя просто силёнок пока не хватит, чтобы построить что-то. Да и Земля, даже если она попытается помочь тебе, вряд ли справится так легко, как миры с магией. Поэтому тебе лучше надо научиться находить в теле Земли естественные убежища. Ты ещё удивишься, когда обнаружишь, как их много.
   В это время наши "мастера" позвали нас принимать их работу. У них здорово получилось, так что внутри этого жилища не страшны были ни ветер, ни дождь. Потом нам осталось только привлечь магию для воплощения созданной голограммы на берегу каньона. Этим мы уже занимались все вместе, вшестером. Очень довольные полученным результатом, мы поблагодарили нашего "наставника", попрощались с ним и отправились в кафе. На этот раз Слава с нами не пошёл, у него была назначена встреча в другом месте.
  
   Третий выходной
  
   В третий выходной (на 15-й день) мы гостили у Дарры. Из общей гостиной у неё был выход в мир, смоделированный по образцу одного из островов на Барруше, где управлял биокомп. Опекуны не стали моделировать для Дарры сам биокомп, просто решили показать ей, в каких условиях живут люди-оборотни под "руководством" биокомпов. Дарра сама ещё не всё здесь изучила. На Барруше она ведь на таких островах не бывала, биокомпы не допускали инициированных без их разрешения оборотней в свои владения. Так что для нас всех это была познавательная экскурсия, которую для нас провёл куратор Дарры, Круш. Мне в этом искусственном мире решительно не понравилось, моим друзьям тоже. Квартиры все были однотипные, увидел одну - не заблудишься в других. Круш пояснил, что это сделано, чтобы не пробуждать в людях зависть друг к другу - всем блага одинаковые. Ага, одинаковые, на словах. На деле зависть цвела пышным цветом. Только планировка оставалась однотипная, обстановка в жилищах могла отличаться кардинально. Разные размеры экранов головизоров, разное качество изображения, разное количество доступных каналов. Даже в этом "коммунистическом" обществе (биокомпы проповедовали главный принцип коммунизма: "От каждого по способностям, каждому по потребностям") именно биокомпы определяли потребности каждого. Между прочим, Круш сказал, что у нас на Земле тоже такой принцип коммунизма провозглашался, только самого коммунизма нет и вряд ли будет. А вот в Галактическом Содружестве, он, хотя и не провозглашается, зато реально существует.
   Реалистическое искусство в мире биокомпа было в загоне, реалистическую живопись пренебрежительно называли "плохое подражание искусству голографии". Это я потому пишу земными терминами, что именно так они для меня звучали. На баррушском наверняка были свои термины, просто мне в переводе давали аналогичные понятия на моём языке. Так что живописцы и скульпторы изощрялись, кто как мог. Куда там Малевичу с его "Чёрным квадратом"! А искусствоведов на острове было больше, чем художников. И литература была такая же неестественная. Это нам Круш сказал, поверили ему на слово. Дарра подтвердила, что они не могут читать книги, которые выходят на островах биокомпов. Кстати, книги выходят в электронном варианте, бумажные книги на островах неизвестны. А на островах, где живут свободные люди-оборотни, пишут на листах одного растения, которые после соответствующей обработки становятся похожи на листы нашего ватмана. Я такие листы у Дарры видела. Но это я отвлеклась.
   Дарра обещала познакомить нас с тем, как они живут на своих островах, в следующие выходные, когда мы будем приходить к ней. Потому что одной экскурсии в мир биокомпа нам хватило, больше не пойдём. И мы дружно высказались, что жить в таком мире не хотели бы.
  

Четвёртая пятидневка

  
   20-й день
  
   На четвёртый выходной после обеда наша компания снова была в гостях у меня. На этот раз я пригласила их в мой собственный парк. Я его назвала Парк Настроения, потому что за эти дни убедилась, что уголки парка постоянно меняются, подстраиваясь под моё настроение. Постоянна была только поляна с прудом и беговой дорожкой вокруг него. А вот дальше я и сама не знала, что я найду, когда пройду через рощицу, окружающую пруд. Далеко я не заходила, поскольку гуляла там обычно на утренних переменках, но впечатлений хватало. Один раз за рощицей появились заливные луга, и я с восторгом гуляла там босиком по мягкой травке, залитой тёплой водичкой. В другой раз на месте луга была небольшая скала с уютным сухим гротом. Почему выделила определение "сухим"? Потому что, только я в него зашла, как снаружи блеснула молния, громыхнул гром прямо у меня над головой и послышался шум ливня. В гроте было сухо и уютно, лежала большая охапка сена. Но я предпочла стоять у выхода и наблюдать за ливнем. Ливень продолжался минут десять, потом тучи быстро ушли, а на небе развернулась такая шикарная радуга - я просто застыла от восхищения. Правда, домой пришлось добираться по воздуху - идти по мокрой траве не хотелось. Однажды, когда у меня было желание полетать, я наткнулась на глубокий овраг с крутыми склонами, немного напоминавший американский каньон. Я зависла над ним и наблюдала за мелкими животными (или их надо назвать зверьками?), которые там жили. Парк действительно подстраивался под моё настроение, возвращалась я всегда очень довольная тем, что там находила.
   Но это я отвлеклась. А в тот выходной мы вшестером (Нил с Жистиком и Люмчиком, Дарра с говоруном и я) отправились исследовать мой непредсказуемый парк. Я рассказала друзьям, что в моём парке проявляются разные уголки Земли. А сейчас мне почему-то вспомнился рассказ бабушки Тони о том, какой была природа вокруг нашего города пятьдесят лет назад, когда она только приехала туда на жительство. В первые годы они собирали землянику прямо на горах, нависающих над городом. Внимательно слушавшие мои рассказы кугур с говоруном куда-то исчезли, но вскоре издали послышалась призывная трель Люмчика, а перед нами появился говорун.
   - А что мы с Люмом нашли, - мечтательно протянула чёрная голова.
   - Земляничную поляну на холме, - пояснила серая голова.
   Жистик первым исчез в том направлении, откуда слышался зов кугура. Мы поспешили следом. Там, где в прошлый раз я наткнулась на овраг, теперь возвышался холм, усеянный кустиками земляники. Мы стояли у его подножия и, когда смотрели вверх по склону холма, в глазах рябило от множества ягод, прячущихся под листочками. Так что около получаса мы были заняты земляникой. Люмчик и говорун (он, кстати, заявил, что имя себе выберет на Барруше) лакомились ягодами сами и ещё обеспечивали ими Жистика. Время от времени в воздухе перед мордахой змея появлялась пригоршня ягод, которую Жистик с удовольствием подхватывал языком. Ну, а мы трое собирали ягоду по старинке, руками. Призывать ягодки к себе мы пока ещё не умели. За полчаса наелись, а потом присели отдохнуть на мягкой травке в тени ветвистой берёзы.
   - Хорошо, - вздохнула я, с удовольствием вдыхая пахнущий земляникой воздух.
   - Хорошо, - согласились друзья.
   А Дарра добавила:
   - Какая замечательная природа у вас на Земле.
   - Была, - печально сказала я. - Эта природа из воспоминаний бабушки, такой она была лет пятьдесят назад. С каждым годом Землю загрязняют всё больше и больше.
   - Я уже понял, - задумчиво сказал Нил, - что лучше развивать магию, чем технологии. Постараюсь сделать всё, чтобы Риннар в своём развитии не пошёл по стопам Земли.
   - А нам предстоит облагораживать природу, - сказала Дарра, - у нас всё-таки скудный растительный мир.
   - Это потому, - вдруг вмешалась в наш разговор чёрная голова говоруна, - что на Барруше терраформирование было ещё на начальном этапе, когда ваши биокомпы потребовали отдать им планету.
   - Не поняла, - насторожилась Дарра, - а поподробнее?
   Нам с Нилом тоже было интересно узнать подробности.
   - Барруш был сначала непригодной для жизни планетой, - пояснила серая голова. - Да и название у планеты было другое. Маги Содружества как раз занимались терраформированием планеты, чтобы она стала пригодной для жизни. Но тут появился корабль биокомпов. Они потребовали отдать им планету, объявив, что речь идёт о выживаемости обитателей корабля. Планету им уступили, договорившись о добрососедских отношениях. Но, высадившись на планете, биокомпы установили барьеры над занятыми ими островами и не отвечали на попытки связаться с ними. Ну, тогда и наши маги отсекли Барруш барьером и оставили его в покое.
   - А ты откуда это знаешь? - спросила я говоруна.
   - Могу получать знания из Информатория Острова, - важно заявила чёрная голова.
   А серая добавила:
   - Раз я с Даррой отправляюсь на Барруш, то и изучаю сведения о нём.
   Нил поднялся с травы, потянулся и со вздохом спросил:
   - Чем займёмся? Пойдём дальше гулять или ещё что-нибудь пособираем?
   - Грибы, - осенило меня. - Давайте искать грибы. Только я сначала спрошу Нонну, можно ли вам их есть.
   Мы позвали Нонну. Выслушав меня, она сообщила, что грибы, растущие на Острове, пригодны в пищу для всех. И пообещала, если мы соберём достаточно грибов, она их нам на полдник приготовит.
   Искать грибы моим друзьям понравилось даже больше, чем собирать ягоды. Ягоды-то видно, а грибы ещё поискать надо. Наверное в каждом человеке (это я имею в виду разумных обитателей Вселенной) скрыт следопыт. Уже наши корзинки были полны, а Нил с Даррой рвались дальше в заросли.
   - Это даже более увлекательное занятие, чем рыбалка, - возбуждённо сказал Нил. - Просто оторваться невозможно, так и хочется искать ещё и ещё.
   - Точно, - подтвердила Дарра. - Так и тянет идти дальше и дальше.
   На полдник Нонна нам эти грибы и приготовила. Съели мы их моментально, искали намного дольше. Нил и Дарра сказали, что никогда не слышали о грибах раньше. Так что в гостях у меня они ещё расширили перечень их любимых блюд.
   *
   После каждого выходного в вечерние занятия добавлялось что-то новое.
   На второй декаде в мои вечерние занятия вошли ещё дополнения. Мы (я и опекуны с Нонной) начали ходить в земные магазины (естественно, в голографической записи) и на рынки. Кроме изучения эмоций продавцов и посетителей (не все ведь были покупателями), Нонна начала показывать, как находить качественные товары, особенно продукты. Но не только продукты, так как вред здоровью наносили и одежда, и обувь, и игрушки ... да всё не перечислить! Очень много параметров предстояло освоить, а пока знания о них постепенно укладывались на полке моего вместилища знаний. Если кто не понял, это я свою голову имею в виду. Ну, что я могу сказать о наших магазинах? Думаю, вы нисколько не удивитесь, если скажу, что в некоторые вообще можно было не заходить. Уже с порога перед внутренним взором появлялось такое ..., даже не буду пытаться описывать, сразу разворачивалась и выходила.
   Я, честно говоря, радовалась, что меня и этому учат. Как нам нужны эти знания на нашей загрязняемой со всех сторон Земле! Я спросила Дину, учат ли этому и её. Оказалось, учат, для Целителей это особенно важно. А вот Психологов и Стихийников с Земли этому ещё не учили, у них немного другая программа. Этому тоже будут учить, но попозже. Откуда знаю? Так ведь чётные вечеринки устраивались для первокурсников Земли, там я со всеми и познакомилась. Ну, со всеми - это сильно сказано. На этих вечеринках народу было побольше, чем на нечётных, но зато все - земляки, как мы шутили. Вот считайте: 17 Целителей, 12 Психологов, 10 Стихийников и один Координатор, это я. Так что я на четвёртой вечеринке и уточнила у всех, кого чему учат.
   При этом мы вскоре выяснили, что у нас с Нилом более усложнённая программа, чем у Дарры и Дины. Когда я это заметила (это мы обменивались впечатлениями на 17-й день), Володя сочувственно сказал:
   - А я тебе говорил, что у Координаторов самая трудная жизнь.
   Это я им рассказала, что вчера начала учиться распознавать направленное внимание, а также как ставить защиту от него на себя и на других. Нил тоже начал этому учиться, а девочки - нет.
   - Мне Леон сказал, - сообщил Нил, - что для меня это очень важно, поскольку в той школе при резиденции патриарха, куда я ехал, эти умения мне нужны в первую очередь.
   Так что на утренних занятиях нас обучали почти идентично (о, какое слово нашла!), а на вечерних уже появились различия. Причём выяснилось, что различия больше заметны для учеников других отделений, а вот на Координаторов падает тройная нагрузка. Нам предстояло изучать и то, что учат Психологи, Целители и Стихийники (причём для всех четырёх стихий). Так что нагрузка была даже не тройная, а чуть ли не учетверённая.
   После второй декады внутренним взором уже было легко заметно различие в величине поступающей нам информации. Если у Дарры и Дины ручеёк знаний так и тёк тонкой струйкой, то у нас с Нилом ручейки заметно увеличились по ширине. Самое интересное, что то же происходило и с обучением Жистика. Поскольку он на Риннаре являлся телохранителем принца, то Леон и для него составил очень сложную программу обучения. Особенно обрадовало Жистика обещание Леона, что на втором месяце обучения Жистик тоже начнёт осваивать левитацию, а пока он осваивал методику облегчения веса своего тела.
  
   Пятый выходной
  
   Я уже говорила, Жистик нам хвастался, что Леон сделал им с Нилом замечательный тренажёр. Когда мы с Даррой на пятый выходной пришли в гости к Нилу и Жистику, первое, что мы увидели за окнами их личных апартаментов, были стены мощной крепости. Оказалось, что Леон и опекуны установили Нилу с Жистиком макет резиденции патриарха, и эта парочка уже активно изучает все тайные ходы и переходы. А на утренней разминке они тренировались в спуске со стен крепости и с крыш башен замка.
   Нил с Жистиком показали нам с Даррой (и нашим опекунам, им тоже было интересно) ту нишу ворот, в которой на них напали злоумышленники. И они уже отрабатывают варианты отражения этой атаки, когда вернутся домой. Надо сказать, что опекуны Нила (Ярослав и Веселина) рассказали Нилу, чем был так поранен Жистар, когда на них напали в воротах крепости. Их попытались обоих облить какой-то жидкостью, по действию которую можно сравнить с нашей серной кислотой. Эту жидкость Жистар к Нилу не подпустил, принял всё на себя, потому и получил такие страшные раны. Леон начал обучать Жистика ставить мгновенную защиту на себя и Нила, да ещё с такой же мгновенной отдачей. То есть, они планировали, что перед возвращением на Риннар Жистик установит эту защиту и остальная жидкость вернётся к нападающим. Может, и жестоко, но отпор нужно дать действенный.

Шестая пятидневка

   В 26-й день мы опять побывали в каньоне вместе с Ростиславом. К большой радости Дарры и Нила оказалось, что их постройка вполне востребована другими обитателями Острова. Только в неё были внесены значительные изменения. Внутреннее пространство было разделено перегородками, появилась мебель, так что Жистик там уже не помещался. Но перегородки мы убирать не стали. На каньон мы выбрались, чтобы лишний раз потренировать Нила с Жистиком в умении скрываться во внутренних пустотах. В этот раз мы не бродили там в полутьме. Поскольку мы с Нилом начали освоение стихии Огня, мы заодно потренировались и в создании разных видов освещения. Мы делали осветительные шарики, которые нас сопровождали, ещё мы создавали осветительные гирлянды в длинных проходах, а также у нас получились светящиеся потолки в больших пещерах.
   Потом мы сидели на краю каньона, любуясь панорамой. Я решилась, наконец, спросить Ростислава о том, о чём давно уже хотела поговорить:
   - Слава, а когда мы вернёмся на Землю, мы с тобой можем общаться по Скайпу?
   - Конечно, можем, - обрадовался Ростислав. - Я давно хотел тебя об этом попросить. Ты не будешь возражать, если мы с тобой по Скайпу будем говорить по-английски? Мне так не хватает практики.
   - Ты только из-за практики хочешь со мной общаться? - немного обиженно спросила я.
   - Конечно, не только, - открыто улыбнулся Слава. - Просто это предлог, чтобы ты не отказалась. Ты ведь очень серьёзно относишься к учёбе, - поддразнил он. - А у меня будет отмазка для нашего офицера-воспитателя, чтобы не запрещал выходить в сеть. У нас самоподготовка с 15 до 17 часов, в это время я и пользуюсь Скайпом.
   Мы ещё помолчали, потом Нил спросил:
   - Слава, а что ты делаешь по выходным?
   - Занимаюсь парусным спортом, - оживился Ростислав. - Кстати, ребята, у меня идея. Хотите ко мне в экипаж? Я хочу перейти с яхты-одиночки на более крупную. Если вы согласитесь, я на следующий месяц закажу для нас яхту побольше.
   Тоже спросил, согласимся ли! Мы так вопили от восторга, что никаких сомнений у него быть не могло.
  
   Последний день месяца
  
   На шестой выходной (если помните, это 30-й день) мы были в гостях у Дарры. У неё в пространственном кармане была воспроизведена часть леса на том острове, который был свободен от власти биокомпов и где жили не принятые биокомпами оборотни.
   Дара опять обратилась в пуму, и они с Жистиком носились по лесу, а мы с Нилом зависли над ними, не решаясь сунуться в эту чащу. Было удивительно, как Жистик, при его немалых размерах, свободно скользил по лесу, ловко обходя все препятствия.
   А потом мы решили построить у Дарры дом такого типа, что они с Нилом строили у каньона. Тогда мне не удалось поучаствовать, поскольку Слава счёл это умение несвоевременным для меня. На Земле пока такое не надо. А мне очень хотелось что-нибудь построить. У моей бабули среди любимых телевизионных передач, на одном из первых мест, стояли "Квартирный вопрос", "Фазенда" и "Дачный ответ". Так что я насмотрелась достаточно, чтобы сейчас продемонстрировать друзьям самые привлекательные проекты. Ну, для меня, конечно. В результате мы втроём (наша магическая троица помогала подсказками) создали голографический проект очень привлекательного дома. Потом вшестером мы этот дом создали, так сказать, в натуре. Первый этаж можно было, по желанию, разделять на зоны сдвижными перегородками. Это Дарра предложила сделать их в этом проекте раздвижными, чтобы там помещался Жистик, когда он будет приходить к ней в гости. Дарра сказала, что на Барруше она будет делать такие дома для всей родни. Да, дом был с мансардой. Я его подробно описывать не буду, кому интересно, смотрите перечисленные мной передачи. Я это не в порядке рекламы, не думайте. Просто Дарра из всего просмотренного выбрала то, что нравится обитателям Барруша. Вы же не они, правда? Так что поверьте на слово, Дарра просто светилась от счастья, предвкушая, как она завтра (уже завтра!) подарит такой дом дедушке с бабушкой.
   *
   Между прочим, напомню, что меня и Нила с Жистиком уже на второй четырёхдневке начали обучать устанавливать контакт со стихиями. Для Нила и Жистика самым важным Леон посчитал в первую очередь устанавливать контакт со стихией земли. Крепости ведь строились из камня, правильно? Ну вот, чтобы не было опасности, что Жистик застрянет в каком-нибудь тесном переходе, Леон и обучал его договариваться с камнями и грунтом.
   Мы также быстро догнали Дарру в умении договариваться с водой. Со стихией Воздуха мы с Нилом установили контакт на 13-й день. А вот стихия Огня оказалась самой трудной, контакт с ней у нас получился только на 21-й день, после 4-го выходного.
   Итак, помимо базовых знаний, обязательных для всех первокурсников: работа со слепком своего тела и распознавание эмоций, мы с Нилом освоили и программы для остальных трёх отделений. Различать качественные и вредные изделия и продукты, этому обучалась и Дина. Устанавливать связь со стихиями, правда, пока ещё на начальном этапе - это обучение для Стихийников, здесь мы вдвое превзошли программу Дарры. А также распознавание признаков внешнего, направленного на нас внимания, и основы защиты от него - это программа Психологов.
   А вот как эти знания все скоординировать (упорядочить) и осваивать уже на практике - это и был наш с Нилом курс.
   Итак, подведём итоги. К концу месяца мы все самостоятельно (!) создавали голографические слепки своих (пока только своих) тел, вместе с Миром - эталонные голограммы, и успели привести свои тела в соответствие с эталоном. Кроме того, на утренних занятиях мы с Нилом научились получать от Мира дополнительную информацию по нашему запросу, причём скорость поступления информации у нас значительно выросла. И Нонна учила меня передавать информацию сжатыми пакетами. Тому же Нил учился у Леона. А это уже из программы Психологов.
   *
   Я подводила эти итоги вечером 30-го дня, когда мы вчетвером (я, Нонна и опекуны) сидели на моей веранде и прощались на месяц, вернее, на следующие четыре недели.
   Вот интересно. Пока мы учились здесь, время на Земле и в других закрытых мирах было застывшим. А когда мы вернёмся домой, время во всех мирах и на Острове потечёт параллельно. Так что, если для наших родных разлуки с нами практически не было, то с кураторами и опекунами мы разлучались надолго.
   Было грустно и немного тревожно. Конечно, домой хотелось, я очень соскучилась по всем родным. Но грустно было расставаться со Школой. Что говорить, я была здесь очень счастлива. И хотя я знала, что обязательно вернусь сюда, у меня было какое-то двойственное чувство: хотелось домой и хотелось остаться здесь.
   - Жаль, что нельзя раздвоиться, - грустно пошутила я. - Одна бы половина здесь училась, а вторая была бы на Земле, и чтобы знания и умения были общими.
   - С тобой ни в чём нельзя быть уверенным, - заметил Микс. - Станешь волшебницей, глядишь, и такое изобретёшь. Пока это никому в голову не приходило, но кто знает, до чего ты ещё додумаешься.
   - Слушай, Микс, - спросила я. - А ты знаешь, что происходит с выпускниками нашей Школы? Они все возвращаются в свои миры или кто-то остаётся у вас, в Содружестве? Вдруг кому-то свой мир разонравится.
   - Все возвращаются, - подтвердил Микс. - Оставаться никому в голову не приходит, они же все учились для того, чтобы помогать своему миру.
   У меня уже был наготове следующий вопрос.
   - Я знаете, о чём думаю? Вот у нас на первом курсе сорок учеников с Земли, так? Если умножить на десять курсов, то это получается 400. Неужели из шести миллиардов землян в волшебники годятся только эти 400?
   - У тебя неправильная статистика, - пояснила Нонна. - Наша Школа работает уже почти 200 лет, вот и прикинь, сколько она уже выпустила волшебников для Земли. Потом, как ты думаешь, чем эти волшебники занимаются?
   - И правда, а чем они занимаются? - с недоумением спросила я. - Что-то непохоже, что они действительно чем-то занимаются. Не замечаю я следов их деятельности.
   - Пока их всё-таки мало, вот и не замечаешь, - выступила на защиту земных волшебников Линни. - Если бы не они, то вашей цивилизации могло бы уже не быть.
   - Даже так? - вырвалось у меня. - А всё же, почему у нас так мало учеников? И отбор идёт только через Врата. А если потенциальные волшебники живут далеко от Врат, то у них никаких шансов нет?
   - Ну, почему нет, - успокаивающе сказала Нонна. - Наши выпускники и занимаются поиском и отбором потенциальных волшебников по всей Земле. В каждой большой стране работают частные школы или интернаты, в которых и учатся будущие волшебники. Их отбор проводится в семилетнем возрасте.
   - А почему у нас с тринадцати? - спросила я.
   - К тринадцати годам уже начинает складываться социальное самосознание, - пояснила Нонна. - Ты уже осознаёшь себя частью огромного мира, а социальное самосознание и помогает осознать важность обучения на волшебника. Цель появляется: учиться не для себя, а ставить глобальные цели, помощь цивилизации. В семь лет тебя интересует судьба цивилизации?
   Я вспомнила моего брата Марика. Интересует ли его судьба цивилизации? У него в активном словаре и слова-то такого, небось, нет. Нет, братишка у меня умный, но он действительно больше занят тем, что есть сейчас, вдаль не заглядывает.
   Мы ещё вместе помолчали, потом Нонна сказала:
   - Не надо грустить, расстаёмся ненадолго. А теперь спать, утром всем в дорогу.
   Я думала, что не засну, так я была взбудоражена тем, что завтра возвращаюсь в привычный мир Земли. Только я вот была уже другой, так что ещё вопрос, восприму ли я свой мир как привычный. Как ни странно, заснула я быстро, но сон был какой-то беспокойный. Мне снилась Земля, и какие-то незнакомые люди с фальшивыми улыбками расспрашивали меня, где это я была целый месяц. А я удивлялась "Какой месяц?" и с ужасом понимала, что не могу поставить ментальную защиту. Просто не помню, как её ставить.
   Меня разбудила Нонна. Было ещё темно. Нонна подала мне небольшой стаканчик с соломинкой.
   - Выпей, Женечка, - посоветовала домовушка, - и кошмары не будут сниться.
   Я послушно выпила содержимое стаканчика, а потом уже до утра спала сладким сном.
  

Конец первой части

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"