Заботин Дмитрий Олегович: другие произведения.

Длинная жизнь. Повесть в пяти кошмарных и одном счастливом фрагментах.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сподвигло меня поучаствовать в конкурсе на написание ужастика. А какой может быть ужастик от психолога-любителя, никогда ужастиками не интересовавшегося? Каждый несчастный несчастен по своему, есть шанс проявиться личности.

Длинная жизнь

Повесть в пяти кошмарных и одном счастливом фрагментах



Это пока еще не кошмар, это только пролог


Привет! Меня зовут Вася. Это от Василисы, но длинно меня решаются звать только некоторые старшие родственники, для остальных я Вася.
Сегодня мы едем в лес праздновать Новый Год. Нарядим живую елку, разожжем костер, поставим палатки, хотя не очень понятно, зачем они нам, мы ведь гулять едем, зимней ночью веселиться. Мы, это наша институтская группа и еще несколько человек, в том числе и мой Вадик. Ну вот, уже пора ехать, наши по машинам рассаживаются. Эй! Потеснитесь, посадите кто-нибудь на руки. Нет, к Вадику не сяду, он за рулем, ему руки понадобятся...

Уф! Приехали. Выгружаемся!

Вадик уехал на станцию, забирать с электрички ребят, не всем места в машинах не хватило. У Вадика машинка ничего, по студенческим, конечно, меркам, восьмерка приличного вида, машину ему отец отдал, когда себе покупал что-то поновее.
Остальные занялись кто чем. Есть у нас в группе серьезный человек - Саша. В отличие от остальных мальчишек, он успел в армии послужить, кем-то там покомандовал, будучи сержантом, по шабашкам в Сибири поездил, теперь вот, учится. Серьезный мужчина, мы против него как детский сад. Саша занялся костром, едой, палатками, нагрузил работой всех окружающих, а я улизнула, погулять по лесу, пока они там все приготовят.

Хорошо в лесу. Снега очень мало, под Питером вообще снега мало бывает, а в этот год его еще меньше обычного. Деревья все в таких маленьких сосулечках, стукнешь ствол, они осыпаются, как будто покрывало сдергивают. Хожу я, стучу по стволам, радуюсь рукотворному снегопадику. Треск за спиной. Повернуться я успела, а отскочить уже времени не осталось, очередное обстуканное мной дерево валится на меня всей своей тушей.



Кошмар первый: В плену сухого дерева


Больно, очень больно! Где это я? Что-то сверху привалилось, надо выбираться, ох как больно...
...поосторожнее надо дергаться, без сознания я никуда не выберусь. Посмотрим, что можно сделать. Это то дерево! На меня свалилось! Прижало... Где у меня что? Голова движется, ногами тоже двинуть могу, только протыкает насквозь, когда шевелю ими. Руками лучше и не пытаться, в них, наверное, костей целых не осталось, так болит. Дерево как раз поперек меня улеглось, если бы не так больно было, можно бы прокопать под ним попытаться. Руку одну вижу, между мной и деревом кончик перчатки торчит. Я, наверное, его оттолкнуть пыталась, вот оно мне по рукам и садануло.

Где же наши? Они ведь должны заметить, что меня нет! Надо покричать, вдруг кто рядом. - Эй! Памаг...- Как бы погромче крикнуть. Не получается громко! И как я дышу вообще?! Воздуха в грудь не набрать толком. Надо силы поберечь, иначе, когда кто-нибудь рядом окажется, я и пискнуть не сумею.
Откуда я пришла? В какую сторону кричать? Кажется оттуда, нет, не обязательно, откуда угодно могла придти, я же петляла.

Надо послушать. Должна же я услышать что-нибудь! Машина по дороге проедет, буду знать с какой стороны дорога, или наши расшумятся... Кажется, что-то шумит... Это машина?... или ветер?... нет, машина... нет, ветер.
Болеть поменьше стало, может сейчас пошевелиться смогу? Нет! Никак! Засела как пробка в бутылке.
А ведь темнеет, скоро совсем ничего не видно будет. Должны же меня искать! Вадик наверняка давно со станции приехал, не мог же он не заметить, что меня нет!
Как они меня найдут? По следам? Так здесь следы вокруг каждого дерева. Мои, наверное, отличаются, но в темноте они их не рассмотрят. У них фонари есть! Когда подойдут поближе, я их издалека увижу. Нет, пока ничего не видно.

А если ночью на найдут? До утра терпеть? Уже почти не болит ничего, только зубы стучат, не остановить. Сколько же времени прошло? Может уже утро скоро? Хоть бы часы увидеть! Я бы поплакала, если бы знать что это поможет...

По прежнему не шевельнуться, но не болит ничего, только спать очень хочется. Вот посплю, а утром все будет хорошо...
Нет! Во сне замерзают. Что там надо делать, чтобы не спать? До тысячи считаем. Раз... два... стоп, все наоборот, считают, чтобы заснуть, а мне что делать? Ага, двигаться. Легко сказать, двигать могу только ногами и головой немножко. Ногами подвигаем, раз-два-три... Сил не хватает, вот сейчас отдохну немножко и еще подвигаю...



Кошмар второй: Пробуждение


- Мама, это ты? Был кошмарный сон, будто меня деревом придавило и я умерла.
- Тихо, тихо... Это был не сон, но ты живая, мы в больнице...

- Ну мисс.. хватит спать! Эдак можно совсем не проснуться! Давайте, поднимайте ваши глазки!
- Кто вы?
- Я ваш доктор, а мама тут рядом, не волнуйтесь.
- Что со мной случилось, почему я почти ничего не чувствую?
- Не чувствуете, потому что наркоз был слишком длительным, вы очень сильно пострадали, нам пришлось хорошо потрудиться. Однако, собрали мы вас не полностью...
- Руки ваши вы больше никогда не почувствуете, нет их. Поверьте, никто не смог бы их спасти. Сначала их выдернуло из суставов, прижало, и нашли вас только на следующий день.
- Я вам не верю.
- Сами посмотрите...
Доктор отдергивает простыню, вращает передо мной зеркалом средних размеров. В зеркале, действительно я, вокруг плечей коконы из бинтов, рук не видно. Это, наверное, какой-нибудь фокус...

И все-таки это не фокус, пришлось поверить. Теперь я инвалид, урод для цирка. Даже не для цирка, теперь цирков таких не существует... Кажется, их запретили очень давно, или они сами исчезли... интересно, почему? Может людям противно стало смотреть на уродов? Я и сама теперь на себя смотреть не буду... урод...



Нет, нет, это не кошмар, это так... перерывчик между кошмарами: Осваиваем новый мир


Что бы там ни случилось, но пришла пора встать и оглядеться. Пока лежала, было почти даже хорошо. Больница, мама, с ложечки кормят, смотрят ласково. Приятно почувствовать себя совсем маленькой, однако попытка встать разрушила всю иллюзию. Я теперь ничего не могу сделать сама. Встать с кровать, может быть со временем мне и удастся самостоятельно, но дальше то что делать? Так и стоять как связанная? Лучше было умереть там под деревом.

Бинты с плеч окончательно сняли, плечи приобрели нормальные размеры, даже меньше, чем нормальные, вогнутые ямки какие-то. Говорят, теперь дело за протезистом. Интересно, на что будут похожи протезы?

Вот и протезист, он почему то не любит, когда его называют доктором. Может оно и верно, место его обитания мало похоже на кабинет врача, станки какие-то, стеллажи, недоделанные руки и ноги повсюду.
Протезы похожи на крюки, которые в книжках рисуют у пиратов. Еще у пиратов есть деревянные ноги, но их в мастерской что-то не видно. Протезист говорит, что пиратские крюки лишь отдаленно напоминают сегодняшние приспособления. Он показывает, как они отпираются, запираются, поворачиваются, но выясняется, что это все не для меня.

Видите ли, говорит он, у вас совсем нет культей. По мне, так без разницы, что с половинками рук, что совсем без них, урод он и есть урод, но для протезов разница есть. Дядечка показывает, как захваты управляются. Захватами сейчас предпочитают называть крюки. Смотрите, говорит он, движением плеча можно передвигать любую часть протеза, но надо еще чем-то переключать, какая часть будет двигаться. Какой бы маленький пенек от руки у вас ни оставался, он сможет переключить. В случае полного отсутствия, придется переключать движением другого плеча. Так делают, но не нашлось еще пациента, который предпочитал бы подобное приспособление использованию собственных ног. Короче, он советует обходиться без протезов. Чтож, ногами, так ногами, мне все равно...

Из больницы меня забирают. Плечи зажили, протезы, как выяснилось, мне не помогут. Домой...

Мда... дома как в больнице жить не получается, все время хочется что-то сделать самой, что там говорили про ноги? Начинаем пробовать. Наверное, у меня никогда на получится.

В поликлиниках, оказывается, обучают инвалидов. Меня хотят обучить пользоваться ногами. Мы ходим в какую-то дальнюю поликлинику, мама говорит, что в нашей только бюллетени умеют выписывать.

Девушка показывает, что ногами можно дотянуться буквально куда угодно, раньше я думала, что так могут только гимнастки, которых тренируют с младенческого возраста. Взрослому труднее, но когда выхода нет, чему угодно научишься. Первая моя потребность научиться есть самостоятельно, надоело, что с ложечки кормят. Для этого надо как минимум дотягиваться ногой до рта, обещают, что за несколько недель научусь. Что-то не верится...

Оказывается дома очень мало приспособлений, которыми нельзя управлять ногами. Телевизор я научилась включать чуть ли не сразу, но он не слишком уж отвлекает от мрачных мыслей. Самым трудным оказалось повернуть круглые дверные ручки. Один раз мне это удалось сделать, но пришлось лечь на пол и действовать двумя ногами. Говорят, мужики вышибают двери плечом, если не удалось их открыть, для этого надо быть мужиком и иметь плечо. Падать на то, что у меня от него осталось, очень больно. Дело даже не в шраме, в выступающей лопатке. На спину падать, говорят, опасно, это я и сама понимаю, остается падать на живот. Женские груди, оказывается, бывают полезны для смягчения падения, надеюсь, это обойдется без последствий, хотя какие уж тут последствия...

Ем теперь самостоятельно, с ложками-вилками управляюсь, с ножами труднее, но тоже приноровлюсь. С одеванием пока не очень, но пытаюсь. Моет меня мама, надо бы как-нибудь самой... может о стенку потереться, как свинка...



Кошмар третий: Жалость


Как ни странно, Вадик все еще здесь, приходит регулярно. Пока еще приходит. Механический он стал какой-то. Интересно, ему приятно до меня дотрагиваться? Не похоже. Отвращения тоже нет. Безразлично. Конечно... если бы он сразу пропал, ему бы не простили, вот он и ходит, выжидает момента, когда можно безнаказанно исчезнуть. Хорошо, а пока он здесь, будем использовать его как инструмент для чесания животика...

В поликлинику ходим регулярно, там, как обычно, очереди. Сидим. Ждем. Пытаясь не смотреть прямо, наблюдаю за девочкой, сидящей неподалеку. Девочка тоже без рук, но у нее отсутствуют только кисти. Она моложе меня или старше? Вроде моложе, но глаза потухшие, даже у стариков таких не бывает.
- Доктор! Что мне с ней делать? Протезы носить не хочет, вот так вот и сидит целыми днями! - Это, наверное, ее мама суетится, поймав врача в коридоре.
- Пойдемте, пойдемте - они уходят в кабинет.

Где-то я такие глаза видела. Точно, видела. У тети Зины в коммуналке сосед пьет в одиночку. Сколько я себя помню, он все такой же и все пьет. "Спустил свою жизнь в унитаз", как он любит комментировать. Не хулиганит, соседей не обижает, а только пьет и жалеет себя. Вот у него такие же глаза.
Неужели и я так выгляжу? Не хочу!

Вот и до дома добрались. Надо бы посмотреть на себя. Зеркало, надо найти зеркало, раньше их много было, а сейчас куда-то все попрятались. Мама их, наверное, поубирала. Я на себя смотреть не желала, она это почувствовала. В коридоре зеркало на месте, только занавешено, плотно закрыто, не сдернуть. Еще есть зеркало в ванной, но в нем ничего не разглядеть. У мамы в комнате только осталось.
Вглядываюсь в глаза, вроде тоски не видно, или не созрела еще, или растерялась, пока шла из поликлиники.
Хватит горевать, пора разглядеть, что у меня осталось! Так... личико бледненькое, но это поправимо. Посмотрим как смотрятся новые части тела. Футболку надо стащить. Уф! Справилась. Вместо рук маленькие крылышки, под ними ямка, посередине ямки впадинка. Кругленькое плечико было бы привычнее, но так тоже ничего. Шрам только... замазать его что ли... Нет, пусть будет, на круглом плече шрам бы смотрелся неправильно, а здесь он на месте. Посмотрим с другой стороны, все почти также, только шрам другой, замысловатой формы. Будет небольшая несимметричность, для разглядывающих внимательно. Тоже хорошо, если бы это было не так, стоило бы придумать какую-нибудь "мушку". В целом фигурка - что надо, плечи развернуты, животик надо подобрать, вот так, пройдемся.
Это теперь я, а кому не нравится - его проблемы. С одеждой завтра начнем экспериментировать, сейчас мама вернется, надо попросить мое зеркало вернуть.

Мама на меня несколько дней глядела недоверчиво, но теперь ожила. Она, наверное, думала, что я на всю жизнь останусь ее маленькой девочкой, которую пеленать нужно. А ведь так могло быть, и даже то, что мама не вечна, ничего бы не меняло, нашлось бы кому обо мне позаботиться. Вон, тетя Лиза эстафету перехватила бы или Ольга. А можно было мужа жалостливого найти, такого, как дядя Степа во дворе. Он постоянно находит кого пожалеть и приласкать, вот и была бы я у него любимой подраненной собачкой.

Не знаю, что бы я без мамы со своей одеждой делала. Конечно, я многое могу делать ногами, но шить еще пока не научилась. А перешивать много приходится, если уж у меня рук нет, то не надо создавать иллюзию, что они есть. Долой всевозможные рукава! Фасоны все наличие рук подразумевают, приходится выкручиваться, что-то все время подправлять и перекраивать. Открытые плечи мы тоже попробуем, но это позже. Хоть я и решила шрамы не прятать, но не вывешивать же их впереди себя. Вот на следующее лето они должны стать менее явными, тогда и покажем. Сколько же времени прошло? В книжках, когда героя спрашивают, когда случилась катастрофа, он лихо называет число дней и часов, прошедшее с тех пор, а я даже количество месяцев сразу назвать не могу, вычислять приходится. Тогда была зима, сейчас лето, больше чем полгода прошло.

С лицом надо что-то делать... Ногами придется размахивать много, спортивный стиль получается, много краски такой стиль не требует, будем чуть-чуть подправлять, по минимуму, ни одного лишнего штриха. Можно ли ресницы не красить? Не будем. Цвет у них от природы нормальный, пушистость хорошая, вблизи некрашеные лучше. Подводкой обеспечим, чтобы издалека глаза видны стали. Пробуем, главное карандашом в глаз не заехать, непросто ногами орудовать. Еще раз... Ничего, тяжело в учении - легко в бою! Брови чуть-чуть подкрасить не получится, или совсем ничего, или по полной программе. Смотрится хорошо и так, и эдак, оставим это на волю случая, прихоти и настроения. Губы не красить... говорят, в прошлые века женщины их кусали, чтобы они красными стали... бррр... нет, помада лучше, подберем цвет поестественнее. С остальным проще, всякие пудры да румяна я никогда не использовала раньше, а сейчас им тем более не место. Щечки бледненькие? Ну и ладно, страна северная, смуглых людей не водится, может, я их специально отбелила. Прическа у меня короткая, подстриглась, чтобы за волосами проще было ухаживать, а теперь это еще и по стилю подходит. Глаза, опять же, не надо специально увеличивать, они и так достаточно большими кажутся.

Вот теперь можно и на публику, мир завоевывать. Вылезаем из норы!

Что-то не желает мир завоевываться. Как смотрели на меня жалостливо, так и смотрят. Но это ничего, главное, что я сама на себя так больше не смотрю!

Надо бы повысить степень моей самостоятельности. Гуляя вокруг дома, мир не увидишь, новых людей не встретишь.
Дома я почти все могу делать, но в дороге сложнее. А если вдруг одежду подправить придется? Туалеты как использовать? Деньги доставать? У нас тут не Америка, присесть не всегда найдется место такое, чтобы не в грязь. Пора учиться на весу кое-что делать, моей гибкости для этого явно не достаточно. Тренировки и еще раз тренировки! Мало куда-либо дотянуться, надо еще и сделать это красиво, не искривиться и не упасть. Жалко, что дома нет таких больших зеркал, как в физкультурном зале поликлиники. Не будешь же пару раз в день туда ходить, даже если бы пустили.

Кажется, нет больше места, куда я не могла бы дотянуться. Или есть? Пожалуй, на спине найдется такое место, пробуем туда добраться, изгибаемся, ой, что-то заскочило, ногу из-за спины обратно не выпрямить. Мама! Помоги, пожалуйста! Наверное, не стоит туда доставать, нет в этом большой потребности, многие люди и руками себе за спину достать не могут.
С одеванием теперь никаких проблем. Воротничок поправляем, сумочку через плечо. К походам на полдня можно считать себя готовой.

Транспорт. Что мне доступно? Автобусы, троллейбусы, трамваи, с ними все просто, входи и едь. А час пик, наверное, никто даже внимания не обратит, одной рукой у тебя больше, двумя меньше, в толчее не заметно. Однако, основным транспортом они считаться не могут, слишком уж редко ходят, иногда их можно вовсе не дождаться, сколько ни стой на остановке. Есть еще маршрутки, но как их поймать? Ногой размахивать? А если остановится кто-то другой? Отбивайся потом от предложений подвезти, голосование ногой у людей неправильно ассоциируется. Решение нашлось. Идем ножками к ближайшему перекрестку, там маршрутки сами притормаживают, стоит только на них пристально посмотреть, глазами голосуем. Что там дальше, метро. С метро проблемы, непонятно как на эскалаторе ездить. Остановись он резко, как это нередко случается, лететь мне вперед до самого низа, если только кто не поймает. Приходится каждый раз просить кого-нибудь подстраховать, самостоятельность называется... В крайнем случае, можно и на ступеньку сесть, но придется потом с теткой объясняться, ей же издалека не видно, кто и почему правила нарушает. При подъеме лучше, но не намного. Шею не сломаю, но синяки мне ни к чему, особенно на видных местах. Оставляем метро на крайние случаи. Если уж просить кого-либо помочь, так можно и знакомого с машиной вызвонить, пока никто не отказывался меня возить, вот только не хочется все время от других зависеть.
Некоторые опасения были с карманниками, напрасно беспокоилась. Все на меня глазеют, воришке не подступиться. Его ведь и линчевать могут за попытку обидеть "бедную девушку". У всеобщей жалости есть свои преимущества.

Пока я осваивалась на улице, лето прошло, скоро теплее одеваться придется, снова осваиваться, в зимней одежде. С башмаками надо что-то придумывать. Летом оказалось все просто, подошла даже часть старой обуви. Всякие босоножки "ни шагу назад" раньше казались странными и неудобными, а они просто для безруких создавались, чуть шевельнешь ногой и она уже не нога, а рука. О зимней обуви надо побеспокоиться заранее, вот и займемся походами по магазинам.

Это оказалось увлекательным. Не в деревне живем, магазинов много. Ну и что с того, что в большинстве для меня ничего не найдется. Погоняем продавцов, пусть потрудятся, не пустые капризы исполняют, самим видно. Нечасто находятся башмаки, такие чтобы и тепло было, и красивые, и устойчивые, и снимались одним движением.
Очередной магазин. Продавец смотрит на меня как обычно, он бы пристрелил бы бедняжку, чтобы не мучилась. Прошу помочь, оживляется, бегает, целый час мы с ним подбираем варианты. Ухожу с покупкой. Я довольна, он доволен. Доволен и мной и собой, от жалости и следа не осталось. Смог помочь по-настоящему, профессионально, это перевесило. Врожденная у людей жалость или ее вбивают семья и школа? Была бы врожденная, он бы с ней так легко не расстался. Значит воспитывают. Как? Что-то не припомнится специальных занятий по жалости. Может, я их не замечаю потому, что сама такая? Как бы проверить? Ну-ка, представим, сидит кто-то покалеченный, ручки-ножки худые и скрюченные, голова дергается... Нет, не могу смотреть... не противно, нет... Жалко? Может быть, только эта жалость странная, я ведь помочь не бросаюсь, я боюсь, я хочу, чтобы этого не было. Так наверное и меня воспринимают... или по-другому? Мне-то помочь предлагают. Наверное, других, которые отворачиваются, я просто не замечаю.



Четвертый кошмар: Поклонники


Все! Дальше так нельзя! Нужно чем-нибудь заняться, окунуться в мир, где люди чем-то увлечены, где есть с кем поговорить не только на бытовые темы. В студенты! Вот только куда? В свою старую группу я уже не попаду, больше года прошло, да и что я там забыла, за все время никто даже не навестил. Специальность надо выбрать поинтереснее. Раньше я как-то не интересовалась, чем буду заниматься, чему учиться, определили родители в институт, я и пошла, также как раньше в школу отправлялась. Стала бы бакалавром неизвестно чего. Это стоит поменять. Что же мне интересно изучать?... А какие профессии для меня вообще открыты? Где безрукость не будет решающим недостатком? Пожалуй, не стоит идти в учителя. Десятилетние ребятишки меня просто съедят. Это взрослые все такие жалостливые, а детишкам дай только повод поиздеваться. Страшно вспомнить, какие козни мы учителям устраивали.

Остановилась на изучении истории, новейшей истории. Это, должно быть, очень интересно раскапывать намеренно искаженные факты. Вроде и недавно все было, а концы отыскать мало кто может. Вот и займемся. Превратится это в серьезную работу или нет - будет видно, а пока надо же с чего-то начинать. С поступлением в институт проблем быть не должно, возьмут как миленькие, стоит только изъявить желание.

Взяли. Правда, только на первый курс, я на втором раньше училась. Ну да ничего, моя цель не в скорейшем окончании института.

Хожу на лекции. Все пишут конспекты, одна я сижу, просто слушаю. Никто не требует, чтобы я писала. Нет, конечно, написать я могу, но не настолько быстро и не настолько понятно, чтобы потом это прочитать. Наверное, и экзамены сдавать могут не потребовать... но только зачем я тогда сюда пришла, диплом-бумажка мне не нужна вовсе.

Забавно, что от физкультуры меня не освободили. Здесь вообще освобождать не принято, вместо этого есть спецгруппа. В школе "спец" означало элитарность, повышенные требования. В данном случае "спец" - значит никаких нормативов. Ходим на занятия, резвимся в меру своих слабых сил, зачет ставят только за посещаемость. Раздают индивидуальные комплексы упражнений. На самом деле, не такие уж они и индивидуальные, у физкультурника есть набор заготовок, в зависимости от недостатков и заболеваний. Со мной такое не пройдет, нет у него годных комплексов, занимаюсь своей гимнастикой, той же что и по утрам, вроде его это устраивает. Но зачем тогда сюда ходить, если все делать также? Что он там говорил вначале? Рассказывал, как работал на заводе, проводил зарядку для рабочих. Поначалу над ним смеялись, они там тяжести целый день таскают, а тут еще "оздоровительную" нагрузку на мышцы предлагают. А он давал нагрузку на те мышцы, которые у них не работают, говорит, что потом многие благодарили за улучшенное самочувствие. Наверное, это стандартная байка, которую он рассказывает многим поколениям студентов, но что-то здравое в ней есть.
Осталось найти неработающие мышцы у меня, что не просто, гнуться и вертеться приходится во всех направлениях. Разве что ушами научиться шевелить. Один парень очень давно показывал как это делают, значит мышца есть. Шутки шутками, а что же у меня не работает? Есть! Плечи не работают, незачем. Крюк-протез их бы задействовал, но я без него обхожусь. Нужны упражнения. Что бы такого придумать? На что-нибудь опереться и поднимать себя. Пробуем на скамейке... не получается, не поднять, слишком давно они у меня не работают. Пробуем полегче, обопремся на стенку и двигаем... так лучше. Физкультурник наблюдает, не вмешивается. Наверное, он понял, чем я занята, но советов не дает. Сама задачка нагрузить мои мышцы вызова ему не бросает, он бы их нагрузил, но ему интересно, как это сделаю я.

Со студентами общаться значительно проще. Даже если у них жалость и присутствует, они умеют ее не проявлять на каждом шагу, иногда удается забыть, что я от них отличаюсь. Опять же, привычка вырабатывается и у них, и у меня, каждый день друг друга видим. На групповых сборищах нормально себя чувствую, как будто в прежнюю жизнь вернулась, не совсем, правда. Девчонки между собой периодически ссорятся, а со мной нет, наверное, не видят во мне конкурентку. Парни все предельно вежливы, но и только. С одной стороны я в их компании, но как зритель. Может, это я так себя настроила? Парни здесь вообще не загульные, на женский пол реагируют слабовато. Все чем-то заняты, решают мировые проблемы, к серьезным отношениям не готовы или не хотят их. Забавно наблюдать, как пытаются привлечь их внимание. С большим трудом это иногда удается, но очень не надолго. Есть и другие, готовые гулять непрерывно разом со всеми, но они девчонкам не интересны, слишком легкий, недостойный трофей.

Похоже, жизнь удается, на меня тоже обращают внимание. Вот и сейчас подсел ко мне на лекции паренек из параллельной группы, Андреем его зовут. Ведет какие-то разговоры, развлечь пытается. По привычке недоверчиво присматриваюсь, не жалость ли? Не похоже. Поиграем, а там видно будет.
Вот такого я совсем не ожидала! До сих пор меня никто на улицах не хватал. Это Андрей подловил по дороге из института и теперь сжимает. Я дергаюсь, но не помогает, а он никуда не спешит, держит, смотрит. Да он, ведь, получает удовольствие от моих дерганий! Вот так ухажер!
- Эй, придурок, отпусти девушку! Отпусти, сейчас тебе самому руки пообрываю!
Кто-то вступился! Андрея как ветром сдуло, он уже далеко, через плечо как-то странно огладывается.
- Ты в порядке? Не бойся, я подобных сволочей знаю, он больше не пристанет. Они только беззащитных обижать умеют.
- Не такая уж я и беззащитная... Хотя, вы правы, без потерь бы не обошлось. Спасибо большое!
Значит, Андрея интересовала моя беспомощность, настоящая или мнимая. Он, наверное, в детстве и кошек мучил...
Спасителя зовут Александром, он меня знает, а я его нет. Оно и понятно, я же институтская достопримечательность, даже те, кто меня не видел, знают в пересказах.

Все же удается некоторым девчонкам найти жениха. Светка, из нашей группы, подцепила паренька, только он на два года старше нас учится. И это на первом курсе, хоть и в самом его конце! Сколько же наших барышень дойдет до диплома? На свадьбу приглашают чуть ли не всех, меня тоже пригласили.
Свадьба. Кафе. Гости. Непонятно кто тут кто, знакомиться не спешат. Много старших, вероятно, это все родственники, ближние и дальние. Мужичок напротив как-то странно на меня смотрит. Я уже привыкла к взглядам, но этот уж очень нехорошо смотрит, аж дрожь пробирает. Глаза горят, блуждают, улыбка мерзкая. Слюна, конечно, не течет, но полное ощущение, что она бежит струйкой. И смотрит он куда-то не совсем на меня. Он же глаз не может оторвать от мест, где были мои руки! Это невозможно! Бежать!
- Уведи меня отсюда, пожалуйста! - Это я к Виктору из нашей группы, выбравшемуся на свежий воздух покурить.
- Тебя так Светкин родственничек перепугал? Видел, как он на тебя смотрел... Пошли. Я и сам уже собирался уходить. Ничего интересного больше не будет, все дошли до кондиции, слушают только себя.

Уф! Вырвалась! Дома! Вот как, оказывается, выглядит страсть. В книжках все безобидно, видят друг друга, бросаются, обнимаются, жить не могут. Как увидят, так и сходят с ума, но красиво сходят, без пускания слюней и пожирания заживо. Наверное, если бы у меня руки были на месте, тот родственник их бы отпилил. Только попадись я к нему в лапы...

... зеленое и ушастое, с глазами и улыбкой Светкиного родственника, пилит мне руки.
Покончив с руками, принимается за ноги.
Заглядывая в лицо, начинает отпиливать голову.
- А слюна у него, все же течет...

- Бррр! Приснится же такое!
Ничуть не страшно, противно только до дрожи...



Обещанная счатливая часть: Новые встречи, новые друзья, новая семья


Надо бы попробовать проявить себя по специальности. Занятия - занятиями, но там излагают официальную точку зрения, пусть даже с вариациями. Я хотела раскопать что-нибудь спрятанное, пора приступать к раскопкам! Только где искать? Историки обычно ищут в архивах, меня туда пустят? Туда, это куда? Архивов разных много. Я же не знаю, что хочу найти. Говорят, что в архивах десятилетиями копаются, чтобы подтвердить или опровергнуть какую-либо мелкую догадку. Нет, нужен другой путь.
Есть у меня мыслишка. В тридцатые годы наука и техника развивались бурными темпами, литературы много издавалось. Политическую литературу всю подчистили, но может на техническую не обратили внимания? Разбирать схемы и формулы никто не заставляет, в книжках не только они, есть еще повествовательная часть. Вперед! В публичку! В читальный зал!

Народу много, все сидят, читают. Стопку книг мне девушка-библиотекарь до места доносит, даже без просьбы с моей стороны. Чтобы читать, мне нога нужна, как бы не восприняли ногу на столе за оскорбление... Они же меня сейчас не замечают, но нечаянно увидят, возмутятся, и лишь потом разберутся. Тут не прятать отсутствие рук надо, а наоборот ярко разрисовывать, чуть ли ни плакат вывешивать, как темные очки у слепых. Но сейчас я поздно спохватилась, дома что-нибудь придумаю. Странно... никто не косится, не замечают. Ну да, поза у меня вполне естественная для читального зала, а нога и на ногу не похожа, обычный человек так ее не изогнет. Вот если бы я как американский ковбой развалилась с ногами на стол... Хорошо, спецодежда не понадобится.

Сегодня, наверное, праздник. Такое ощущение, что весь город навеселе. Снежок, тающий под ногами, Питерские зимние сумерки, дедок вываливается из какого-то подвальчика. Стоит, слегка покачиваясь, похоже, не видит никого и ничего, но всему радуется. Очнулся, меня увидел.
- Девушка! Разрешите, я вас конфеткой угощу! - он хочет, чтобы я тоже порадовалась. Руку мою ищет, не находит, еще ищет.
- Куда же вы их запрятали! Как? Совсем нет? - Это он, отчаявшись найти руку снизу, проводит по моим плечам. Кажется, трезвеет на глазах.
Теперь можно сказать, что он зрячий. Меня, во всяком случае, он зрением воспринимает, а не шестым чувством. В глазах неподдельный интерес.
- Как же вы без них?
- А вот как. - подправляю сумочку на плече, вставляю ногу обратно в ботинок, прохожу чуть вперед, оборачиваюсь.
Дедок стоит в задумчивости, подбородок теребит. Лесовичок. Прямо как в сказке...

Учусь. В одном из институтских читальных залов днем набивается много народу. Шум, разговоры, кто-то что-то оформляет, консультируется, кто-то на столе сидит. Книги в другом читальном зале читают, там шумящих выгоняют. Нахожу место, располагаюсь. Парень за столом впереди пытается не смотреть в мою сторону, потом все же оборачивается:
- Извините, можно я на вас посмотрю? Первый раз в жизни вижу дае.
- Как ты меня назвал?
- Дае, это... - он проводит по своим рукам, видимо, не зная как мне объяснить, потом решается:
- Это термин такой медицинский, означает потерю двух рук выше локтей - смотрит извиняющимся взглядом, увидев, что слова не шокируют, продолжает:
- У медиков таких абревитаур многие сотни, никто их не знает, но есть люди, для которых эта особенная.
- Встречала я... А ты то откуда про все это знаешь? Ты тоже такой? Не похож...
- Как бы это объяснить... Интересно мне, понимаешь? Даже не так. Мне интересно внутреннее изменение человека. Скажи, ты ведь не всегда такой была? Вот! Жила ты себе с ручками, с ножками, потом вдруг бах, а ручек то и нет больше. Ты просто вынуждена меняться. Судя по тебе, процесс прошел успешно. Был один человек, а стал другой. И ведь не попросишь рассказать о таком, приходится выискивать всякие описания.
- Где я их выискиваю? В интернете, больше негде. Некоторая часть, конечно, отвратительна, но ничто не мешает читать выборочно. Если хочешь, пойдем в компьютерный класс, покажу. Ты по-английски читаешь? Нет? Плохо. А на русском нет почти ничего. Картинки там тоже есть, но мне, сама понимаешь, они гораздо менее интересны, динамики и душевных терзаний на них не рассмотришь. Самое интересное я тебе пересказать могу. На достоверность не рассчитывай, если история интересная, значит она придуманная.

Парня зовут Володей. Занятно, оказывается у таких, как тот родственник со Светкиной свадьбы, есть чуть ли не свои организации. Володя все не решается показывать мне их творчество, боится, что стошнит или оскорбит, но ничего, выдержим как-нибудь. Не приходило мне в голову, что в интернете может быть что-то полезное.
- Володя, а мужики без рук тебе тоже интересны? - Задумывается.
- А ведь правда, не то, чтобы совсем не интересны, но не настолько. Может я тоже из этих, из озабоченных, только новая разновидность? Или тут смесь интересов? Но у меня это не всегда было и я уверен, что через год-другой и следа не останется, увлекусь чем-нибудь новым. А озабоченные утверждают, что они такие от природы, правда, врать могут. А может быть тема с мужиками-инвалидами достаточно заезжена в классике... Или оттого, что женщинам труднее, для них гораздо более важно, чтобы внешний вид соответствовал представлениям о себе.

С Володей легко. Он все время что-то рассказывает, убеждает, рассуждает, сомневается вслух. Если что с компьютерами понадобится, это тоже все к нему. Подробности о моей жизни он вытягивать даже не пытается, а говорил - интересно. Наверное, он надеется, что сама расскажу когда-нибудь... или не надеется...
А что я смогу рассказать, даже если захочу?
Как он там говорил, был один человек и стал другой? Ну да... наверное. Только я того, первого, человека уже почти не помню. Кажется, что всегда была такой, как сейчас. Понятно, что не могла я такой быть, но из воспоминаний лишь отдельные фрагменты присутствуют, это все равно, что фотоальбом разглядывать. Наверное, все так и должно быть. Детишки растут у всех на глазах, никто их роста не замечает. Раз в год приезжает тетя и начинает охать: "Как изменились! Как выросли!". Попроси ее описать, что же именно изменилось, она перечислит во всех подробностях. А если спросить кого поближе, детишковую маму, например? Еще глупее спрашивать у самого ребенка. Теперь понятно, почему у Володи истории все придуманные, настоящие просто некому рассказывать.

Володя обещал со своими друзьями познакомить. Они регулярно собираются, по поводу и без повода.
Их компания совершенно не похожа на наши групповые сборища. Большинство знает друг друга со школы, они в одной школе учились, хоть и не в одном классе. Сейчас учатся кто где. Володя у нас в институте оказался, вон там о чем-то спорят два программиста, Виталик и Дима, чуть поодаль расположился светленький кудрявенький Денис, он, кажется, по линии физики пошел. Есть еще Тамара, она жена Виталика. С остальными вместе она не училась, Виталик с ней на улице познакомился и женился, чуть ли не сразу.
Интересно, Тамара их понимает? Виталик с Димой говорят на каком-то диком жаргоне, лишь отдаленно напоминающем русский язык, а Тамара сидит, слушает, иногда даже спрашивает что-то, значит понимает. Но как? Она ведь на программиста не училась. Наверное, если все время слушать, то рано или поздно научишься, как маленькие дети говорить обучаются. Может, и я их понимать начну?
Изредка на встречи затесывается Ромка, это младший брат Володи, он еще школьник. Какой-то он в нас во всех влюбленный, мы для него "друзья брата".

Кто тут верховодит? Сразу и не скажешь. Но должен ведь быть человек, который не дает компании распасться столько лет, кто подкидывает идейки, когда совместные интересы начинают затухать. Наверное, цементирует их все-таки Володя, хотя явно этого не видно. На каждой встрече есть какая-то заготовленная тема, впустую не сидим. Темой может быть все что угодно, иногда это рассказ, "доклад", как они называют, с последующим обсуждением, иногда игру какую-нибудь развернут, начинают кидать кубики и двигать фишки, если выезжаем на природу, то поездка - сама себе тема.

Сегодня что-то уж совсем необычное. Денис предлагает принять к нам новенького. Конечно примем! Но оказывается все не так просто, начинается игра в демократию. Никто на месте не сидит, готовят тайное голосование, как будто есть что скрывать. Да и не привел бы Денис человека, который нам не подходит. За меня тоже голосовали? Оказывается, голосовали, результаты сообщать не желают, ссылаясь на статьи непонятных, а может и придуманных законов. Я тоже голосовать должна? Нет, нет, я воздерживаюсь. В конце концов, решают избирательную комиссию ко мне на дом не посылать, мол, не голосовать - мое конституционное право. Денис пытается возражать, утверждает, что у меня есть права только голосовать, а про самоустранение от голосования ничего не сказано.

Неделю спустя видим Сергея, это новенького так зовут. Он с Денисом в университете учится. Пока сидит, молчит, наблюдает.

Что-то долго он наблюдает. Шума от него меньше, чем от кого-либо другого. Не то, чтобы он не участвовал во всех наших делах, но у него это получается почти без слов. Зато если он что-то произнес, все дальнейшие обсуждения прекращаются, нечего становится обсуждать, в точку попал. Наверное, он вообще человек такой.

Снова лето приближается. Тепло. Мы теперь не по домам собираемся, а выезжаем то в лес, то на пляж. На пляже забавно наблюдать за соседями. Вот, например, компания неподалеку, полдня рядом, но они, похоже, не замечают никаких моих особенностей. Остальные также. А, вот, один заметил, глядит ошарашено. Я ведь не прячусь, но меня не видно. Кругом сплошные голые тела, но никто друг друга не рассматривает. Досдадут наши экзамены, можно будет хоть каждый день выезжать.
Сергей плавать заставляет, обещает, что не утону. Конечно, в Репино никто не сможет утонуть, даже если захочет. Воды чуть выше колена. Можно идти пока не надоест, наверное, несколько километров, а глубина почти не прибавляется. Ямки встречаются, там и окунаемся.

Лето незаметно пролетело, учеба началась. От летней привычки, каждый день встречаться, трудно отделаться. Встречаемся чаще не полным составом, слишком далеко многие живут и учатся.

Уже почти вечер. Хожу из угла в угол по дому. Только сейчас поняла, что уже очень давно Сергей был все время рядом, а сейчас его нет. Он у себя в университете что-то для диплома делает. Может к нему съездить? Поехали! Я у него в лаборатории еще и не была ни разу, посмотрю, посижу в уголочке. Позвонить? Нет, сейчас не надо его отвлекать, вот приеду в Петергоф, там и позвоню от проходной.
Пугать я его вовсе не желала! Увидев меня, он думал - что-то случилось. Не сразу удалось убедить, что мне просто захотелось приехать.

После того случая Сергей выясняет мои планы на каждый день, чтобы принять в них участие, если потребуется. Диплом у него продвигается, пытаюсь не мешать.

- Знаешь, Василинка, единственная разумная вещь, которую мы можем сделать, это пожениться. Вот закончу диплом...
- А как же красивые слова, всякие там "люблю"?
- Разве ты без слов не знаешь?
- Конечно знаю, но хоть раз ты бы мог произнести вслух?
- Тебя бы устроили чужие слова? Своих у меня нет, есть только чувства.

Для наших намерение пожениться ни для кого сюрпризом не стало. Похоже, они этого ожидали. Денис, тот давно нас обзывает женихом и невестой, пророчит долгую жизнь и много детишек без ручек и без ножек. Дурацкие у него шутки! Понимал бы, о чем говорит!



Одного кошмара пока не досчитались, вот и он


- Поднимайте... поднимайте... Стоп! Держите! Достаем! Все, можете опускать.
- Жива? Моргаешь, значит - жива! Так, проверим... кости, кажется, все целы, чувствительность - ой - пальчики на руках, на ногах реагируют, остальное пусть врачи проверяют.
- Ребята! Похоже, она отделалась легким испугом.

Это же Саша из моей прежней группы! Как давно я его не слышала... Руки... мои руки... я их чувствую... дерево... зима... Неужели все остальное было сном?... Вечер еще... значит, я даже не лежала всю ночь придавленной.

Саша заглядывает мне в глаза, бормочет - И все же, испуг был не очень легким.

Сергей, Володя... выходит, их всех и не было... Это меня так деревом приложило, что вся жизнь перед глазами прошла, будущая жизнь... Или они, мои родные, где-то ходят по свету, надо их только разыскать...
Нет, не стоит обманываться... С этим придется жить, иначе стану как та девочка из поликлиники. Ох, ее ведь тоже не было...


(C) Заботин Дмитрий aka Zab
ноябрь 2004


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"