Загородникова Екатерина: другие произведения.

Белая Волчица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бета: Flaming_girl Рейтинг: R (скорее из-за стеба внутри и крепких словец) Пейринг: НЖП/ Джейкоб Блэк * З.ы. Будут участвовать: Стая, Белла, Эдвард, Аро и кто-то из Воллтури* Ворнинг: Игнорирование 4 книги, много новых персов, а так же своё представление бытия волков, так как Майрес умолчала больше чем о половине... Возможен мат. Сммари: У славянский народов существует легенда о Белом Волке, князе волков. К сожалению белым, может быть только волк. Белых волчиц не бывает. Только вот волки никогда не были людьми, а люди волками. В одной северной стране существует легенда, что однажды родится Белый Волк, один единственный на все времена, для того что бы защитить и отомстить, но для этого ему нужно будет собрать стаю. Не простою стаю... Плей лист: Альбом Мельницы " Дикие Травы" Так же заглавной песней будет Кошка Сашка " Созвездие Белой волчицы" Слова посвящения: Я посвящаю эту работу своей сестре близняшке Венере. Самому сильному волку на планете и в моей жизни


  
   Пролог.
  
   Две малышки лежали в своей постельке. Необыкновенные близняшки, неразлучная двойка. Они казались ангелочками, когда спали. Одна схватилась своими маленькими пальчиками за ладошку другой и крепко прижала её к щеке.
   Старуха умиленно взирала на эту картину, наблюдаемую в теплом свете ночника. Небывалое событие - близнецы. Они не рождались уже пять поколений, только не в их поселении, и были настоящим подарком для всей деревни. Веселые болтливые проказницы, с ними невозможно было сладить, и вот они мирно спят, даже во сне не имея возможности оторваться друг от друга. Может и вправду говорят, что близнецы делят одну душу на двоих? Только женщина потянулась для того, чтобы погасить ночник, как с кроватки раздался тихий сонный голос одной из девочек:
   - Бабушка, расскажи сказку.
   Женщина улыбнулась, садясь на край кровати. Глаза девчушки слипались, но она через силу заставляла веки быть открытыми, зевала, широко открывая рот... Женщина коснулась волос цвета светлого золота, мягкими волнами лежащих на подушке, и глухо засмеялась.
   - Хорошо, но после этого ты тут же уснешь, договорились?
   Девочка кивнула и завозилась, утопая в одеяле по самый нос так, видны были лишь голубоватые глаза, холодные и настороженные. Даже улыбка не могла смягчить этот взгляд. А ведь девчушке всего шесть.
   - Тем ужасным днем с утра лил проливной дождь. Стена воды не пускала никого на улицу, да и дольше двух шагов не видно было ничего. Молнии рассекали небо, но не громыхал гром, да и ветер не тревожил макушки столетних деревьев. Тишина и страх, словно вода, разлились по селу, проникая в каждый дом, предупреждая о чем-то страшном и необратимом.
   У печи мерзли дети, малыши хныкали в колыбельках, а испуганные матери укачивали их, чтобы они не накликали беду в их дом. Страшный был день. Не было объяснения этому страху, безотчетному ужасу, но страшнее всего была тихая гроза. Где это видано, чтобы молнии огненными стрелами летели с неба и не громыхали при этом колеса повозки бога грозы. Не к добру, ой не к добру. Разговаривали шепотом, закрывали ставни, и делалась деревня с каждой минутой все безлюдней. Будто не жилая становилась деревня.
   Ходила по улицам беда в обличие волка в тот день. Шла по улице, и прибивал дождь зверя к земле, и не чуял нос его запахов, и не слышало ухо ничего кроме шума воды. Обходил он село дом за домом, крыльцо за крыльцом, хлев за хлевом и выл, протяжно зовя кого-то, кто не мог услышать его.
   Дошел проклятый зверь до конца деревни, единственная изба не разделяла деревенского ужаса. Затеплила старуха знахарка огонь в печи, распахнула настежь окна и двери, села у порога и закурила трубку. Странно дело, не уничтожал дождь дыма, проходил дым кружевом сквозь пелену воды, будто и не было её. Волк заметил старуху и бросился к ней со всех ног. Как ступила лапа на древний порог, так обернулся он и стал прекрасным юношей. Смуглый, ногой и длинноволосый он приклонил колено перед знахаркой.
   - Я Таха Ви, сын вождя племени квилеттов, моя жизнь в твоих руках.
   Женщина улыбнулась и обняла парня старческими руками.
   - Пришел таки, целую жизнь ждала я тебя, и на пороге смерти пришел таки.
   Волк молчал, и дождь смывал слезы с его лица так, что доселе неизвестно, плакал ли он тогда вообще, но старики говорят - рыдал как младенец, обнимая старую женщину за шею.
   - Пообещай мне одно.
   - Все, что угодно.
   Слишком поспешно выговорил парень, и старуха засмеялась глубоким гортанным смехом.
   - Ой, не торопись, долгожданный, не торопись.
   Она помолчала и продолжила, видя непоколебимость юноши.
   - Как наступит мой час, и упокоюсь я с духами. Обещай, что не сразу последуешь ты за мной. Там, где вечность, успеем и наговорится, и налюбоваться друг на друга. Некуда нам будет торопиться уже. Обещай, что, как закопаешь моё тело, вернёшься в деревню и женишься на молодой Травинушке, и будешь беречь её до самой смерти своей...
   Юноша прижался к старухе, и сотрясались его плечи. Сильные пальцы гладили редкие седые пряди, но он молчал.
   - Пускай подарит она тебе наследников и продолжит род твой, квилеттский волк. Не горюй, мой волк, не плачь, дни пролетят быстро, словно птицы, оглянуться не успеешь, как рядом буду я, но обещай мне, что выполнишь просьбу мою. Важнее она, чем любовь наша, важнее всего на свете твоё обещание...
   Отстранился мужчина и, со взглядом решительным, покачал головой. Немыслима была просьба старухи, невозможна она была для него. Ни дня не собирался он жить без знахарки, и в миг, как последний раз опустится её грудь, умрет с ней рядом. Кажется, знахарка без слов понимала, о чем думает молодой волк, она подняла руку и коснулась ею мокрого лица юноши. Улыбнулась и зашептала, словно стараясь скрыть правду от всех кроме него.
   - Родится на свет Белый Волк, и станет он князем всех волков. Будет белоснежна его шерсть, будут голубыми глаза. Он будет безжалостен и непоколебим. Все волки в человеческой шкуре не смогут пойти против него, и будет он княжить над ними. Родится же он тут, на нашей земле, в ночь, когда красная луна спалит деревню дотла. Восстанет из пепла, прыгнет через голову и обернётся князем. Будет тяжелая судьба его, чтобы отомстить, должен будет собрать стаю небывалую и убить хладных демонов, отомстить за дом загубленный. Но не печалься за него, он волк. Не вечно быть ему первым, потому что не бывает на свете Белых...
   Старуха не договорила. Её руки вдруг потеряли всякую силу и опустились вдоль тела. Морщинистое лицо разгладилось, и глаза - огромные темные колодца - смотрели на прекрасное лицо Таха Ви, сына вождя, но уже не видели они его. Таха Ви вскинул голову и закричал нечеловеческим голосом. Заплакала в тот же миг природа, завыл ветер и раздался долгожданный гром, будто скрепляя обещание между двумя нареченными...
   Выполнил обещание преданный волк. С рассветом вернулся в деревню и взял в жены прекрасную Травушку. Девушка рада была радешенька. Давно уже знахарка чужака ей в мужья предрекала, и вот пришел красивый, молодой... только уж больно молчалив был и мрачен. Все время на небо смотрел, будто ждал чего-то, взгляд отрешенный, словно жил он не здесь, а где то совсем в ином мире. Когда же Травушка разродилась близнецами, которые стали в их семье последними детьми, Таха Ви встал с лавки и ушел в ночь. Больше никто не видел сына вождя квилеттов. Поговаривают, умер он в ту же ночь и воссоединился со своей возлюбленной в палатах богов....
   - Бабушка. - Прошептала девчушка. - А Белый Волк уже пришел? Спас всех от гибели и стал героем, да?
   Старуха рассмеялась, и странным светом загорелись её глаза. Сестра завозилась рядом, настойчиво дернула близняшку за руку и сморщилась, будто готовясь заплакать. Женщина замерла и прижила палец ко рту.
   -Тише, Ноюшка, тише, не буди сестрицу... Это же всего лишь легенда, старая сказка, которую мне бабушка рассказывала, а я маме твоей и вот тебе теперь. Спи, дорогая.
   Она наклонилась и поцеловала девчушку в волосы. Та улыбнулась и покорно закрыла глаза. Для расспросов будет завтра, а сегодня она так устала, что не было сил больше говорить. Женщина смотрела, как выровнялось её дыхание и разгладилось маленькое личико, дитя отправилось в мир снов и фантазий. Она подошла к ночнику и погасила его. Комната погрузилась во тьму и тишину.
   Когда бабушка вышла, Ноя распахнула глаза и посмотрела на сестру. Та смотрела на неё таким же удивленным взглядом.
   - Как думаешь, мы станем волками, когда вырастим?
   - Конечно станем и будем бегать по лесу белок пугать.
   Они засмеялись и прижались ближе друг к другу. Ноя смотрела на окно, из-за штор не пробивался не единый лучик, а ей так хотелось увидеть луну... Она и не заметила, как провалилась в сон, где по полям бегал Белый Волк. Князь волков.
  

Глава N 1 Волки.

Я пришла бедой, дождевой водой

Горькою слезой, слепой грозой.

Так напейся меня и умойся мной

Осыпается время за спиной...

Что мне делать с собой?

Князь мой, враг мой,

Моя боль, мой свет

Если жизни нет,

Если ночь темна

Велика цена?

Мне не уйти

Ты прости, прости,

прости мне....*

  
  
   - Леа, остановись.
   Сэт выскочил из дома вслед за сестрой. Та, перекинув сумку через плечо, успела дойти до дороги и повернуть к домам Колина и Бредли, за которыми начинался лес. Уверенным шагом девушка пересекла шоссе и скрылась за первыми деревьями. Сэт побежал следом и нагнал её уже у самой опушки, где девушка стягивала кофту через голову.
   - Леа, это же не серьёзно. Ты не можешь вот так взять и бросить нас с матерью!
   Девушка повернулась, и Сэт отшатнулся, таким свирепым взглядом она его встретила. Бросив рюкзак на землю, при этом с силой пнув его ногой, она в пару шагов преодолела расстояние между ними. Секунда, и Сэт уже был схвачен за воротник и утыкался носом в её подбородок. Леа, кажется, даже не замечала этого.
   - Ещё как могу, Сэт. Вы во мне не нуждаетесь. Я должна была уйти еще много лет назад, когда была возможность поступить в колледж и уехать от вас на край земли, но нет. Вы с матерью умоляли меня остаться, и я осталась. А что потом? Я уже несколько лет наблюдаю за Сэмом, становлюсь волком, слушаю бредни озабоченных кретинов, каждый из которых думает только о своей заднице... Я устала, Сэт! С меня хватит.
   Она отпустила его, и Сэт, пошатываясь, оступился, сев на мокрую от росы траву. Он взирал на сестру ошарашенным взглядом и не находил, что ответить. Она давно не была в таком бешенстве. С того самого дня, как узнала, что Эмили и Сэм, что Сэм... запечатлел Эмили. Это случилось ровно через месяц после того, как она приняла решение не уезжать в колледж и остаться с ним. В один миг её жизнь рухнула, и Леа стала невыносима. Ну, в точности как сейчас.
   - Я устала. Вампиры, запечатленные, тайны и Белла. Все крутятся вокруг этой Беллы как вокруг пупа земли. Особенно Джейкоб, и что теперь? Все кончено, а эта девка даже спасибо не сказала. Замучила Джейка, а, когда он ушел, ты не бросился его возвращать... Так почему я не могу уйти? Я чертовски устала от вас. От тебя, Сэма, Джейкоба... от всех. Вы до печенок осточертели мне.
   Она стянула рубашку и засунула её в рюкзак. Юбка скользнула с тонких ног и в миг оказалась там же. Леа гневно взглянула на Сэта и обернулась. Волк подхватил рюкзак и попробовал побежать с ним, но рюкзак был слишком плотно набит, да и нести его в пасти было явно не удобно. Леа в гневе дергала лямку, пока совсем не оборвала ее. Смех прозвучал как выстрел. Сэт обхватил себя руками и сотрясался от смеха, в уголках его глаз появились слезы. Волк резко обернулся и в один прыжок преодолел расстояние между ними, заваливая парня на землю.
   - О боги, ты серьезно думала, что поднимешь рюкзак и сможешь тащить его в зубах? Ты такая наивная, сестренка...
   Волк тявкнул и зарычал.
   - Все, прекращай дурить. Мама ждет.
   Леа отскочила от него, словно ошпарившись. Не обращая внимания на валявшийся рюкзак, она перепрыгнула через старый пень и исчезла в глуши.
   -Черт, вот дурная...
   Сэт скинул футболку и, обратившись, погнался за ней.
   "Леа, остановись, это глупости".
   "Пошел прочь из моей головы, Сэт. Я устала от вашего постоянного присутствия в ней".
   "Леа" .
   Голос Сэма никто не ожидал услышать, но девушка только зарычала и побежала быстрее, оставляя брата далеко позади. Лес мелькал перед глазами. Волчице казалось, что она не бежит, а летит сквозь зеленое море. Ветви хлестали её по бокам, а мелкий сор застревал в шерсти, но она не обращала внимания на это. Лишь бег составлял её сущность. Она слышала далекие мысли Джейкоба, который превратился в волка и жил лишь инстинктами. Сейчас он думал об олене, который мирно пасся около реки и совершенно не беспокоился о том, что Леа решила уйти.
   Волк выскочил перед ней, преграждая дорогу. Леа хотела обойти его слева, но он разгадал её маневр и они в одном страшном прыжке встретились в воздухе. Волчицу откинуло назад, но она, тяжело дыша, стала подниматься. Волк приземлился рядом и тут же обратился в парня. В Сэма. Он подскочил к волчице и крепко сжал её лапы.
   -А теперь прекращай дурить. Ты хоть понимаешь, что делаешь? Как ты сможешь жить вдали от нас?
   -Джейк может, и я смогу. - Взвизгнула девушка. Её совсем не волновало, что вот она лежит нагая перед ним, и все её тело дрожит от гнева и боли. Того и гляди, снова станет волком.
   -Джейк сходит с ума от боли, но он не уходил от нас. Он просто... лечится. А ты не можешь ещё хорошо контролировать себя до конца. От любой вспышки гнева становишься волком. Даже мне контроль дается с трудом... А теперь представь, если люди узнают о нас?
   Девушка молчала, но по её лицу было ясно, что упорствовать дальше глупо. Она приняла решение и не отступится.
   - Когда ты последний раз вот так меня обнимал?
   Вопрос застал Сэма врасплох. Он вдруг остро ощутил кожей голое тело девушки, и краска прилила к его щекам. Леа лежала под ним и давно не сопротивлялась. В глазах появилась та самая затаённая боль, которую он видит уже в течение нескольких лет.
   - Я не убежала, как Джейк, поджав хвост и жалея себя. Я осталась в надежде, что все не так... Но, Сэм, я хочу сделать это сейчас... Я больше не могу.
   Последние слова она сказала одними губами, но он услышал их всей душой. Сколько боли он причинил ей, и все, что им приходилось терпеть все это время, было лишь отголосками его поступка.
   В этот момент из леса выскочил запыхавшийся Сэт и застыл, как будто наткнувшись на стену. Молодой волк удивленно взвизгнул, разрывая образовавшуюся магию понимания между Сэмом и Леей.
   - Отпусти меня.
   Леа, кажется, не видела Сэта, и ей не было до этого дела. Она смотрела на Сэма и ждала его решения. Она хотела избавиться от него. Сейчас и навсегда. Сэм встал и, обернувшись, скрылся в лесу. Леа смотрела на верх, где сквозь листву пробивался солнечный свет, после дождя иногда ненадолго выглядывало солнце, но через пару часов оно должно было исчезнуть, а тучевые облака снова сомкнуться над Форксом, образуя нерушимый Сумерек. Леа смотрела на солнце и чувствовала, как слезы обжигают её лицо. Две дорожки бежали от края глаза вниз к уху и волосам. Она открывала рот, ловила воздух и хотела одного: избавиться от этой многогодовой боли. Она хотела уйти.
   Сэт мялся поблизости, а потом, заскулив, припал мордой к её лицу и стал слизывать её слезы. Девушка запустила руки в его шерсть и громко зарыдала. Впервые за много лет.
   ***
  
   Дождь барабанил по крыше и стеклу. Лея слушала его мерный стук и не хотела открывать глаза. Ещё немного понежится в постели, пока суровая реальность не ворвется с новой силой и болью. Откуда она черпала силы для нового дня, она и сама не знала. Просто, иногда ей казалось, что завтра будет лучше чем сегодня и вчера.
   Снова снились волки. Сегодня они были отчетливы как никогда. Три волка неслись сквозь лес, высунув языки. Они спешили вперед и останавливались изредка при крайней нужде и абсолютной усталости. Одиним из них был огромный снежный волк ростом не меньше полутора метров в холке. Другой - светло-серый, а третий - коричневый. Они неслись как молнии сквозь мир, и она знала, что они бежали к ней. Она всегда знала это во сне.
   Говорят, волки снятся к врагам, и это верно, они живут бок о бок со своими врагами, не мудрено, что они ей постоянно снятся. Предательство - дело времени. Хрупкое взаимопонимание может рухнуть в любую секунду.
   Она не помнила, как оказалась дома, почему спала на диване в гостиной и который сейчас час. Видимо, когда она выплакалась, Сэт отнес её домой, уложил тут, заботливо укрыв пледом. Желание уйти из стаи не стало меньше, но Леа решила, что еще раз все хорошо обдумает. А именно: что ей делать дальше и куда идти. Возможно, ей стоит пойти поискать Джейка и скитаться с ним, постепенно превращаясь в волка. Эта идея прельщала, но было одно но. Леа ненавидела охотиться, прибывая в шкуре волка. Это вызывало в ней откровенное отвращение. Свежая кровь и сырое мясо были ужасны на вкус. Уж лучше быть человеком и есть мясо в прожаренном виде. Хотя, сырое мясо мало кому нравилось кроме Джейка. Блэк, казалось, родился волчонком. Его искреннее восхищала охота, мясо и вкус крови на клыках. Ему нравилась скорость, как и ей, но ему нравилась и шкура волка. Запахи леса, жизнь под открытым небом... Ему нравилось быть волком даже больше, чем быть человеком. Белла - вот что его держало в мире людей. Только она давала ему вкус к человеческой жизни. Если бы и ей было так же просто...
   Девушка поморщилась и заворочалась, сильнее укутываясь пледом. Дождь успокаивал и убаюкивал.
   - Не вини меня, Сэт.
   Свистящий шепот вывел её из дремы. Леа против воли навострила уши и стала прислушиваться. Голоса доносились с кухни. Вообще-то их дом был не типичным для обитателей Ла-Пуш. Двухэтажный с подвалом и чердаком, он совмещал гостиную и кухню в одном помещение. Когда-то отец построил фанерную перегородку между кухней и гостиной. Она сдерживала запахи, но не звуки. Все, что говорилось на кухне, легко можно было услышать в гостиной. Особенно волку. Девушка безошибочно угадала голос Сэма.
   А он что тут делает?
   Удивленно подумала она и привстала на локтях, вслушиваясь в разговор:
   - Как мне не винить тебя? Если бы ты не подумал о том, что...
   - Это случилось бы, рано или поздно.
   Он вздохнул, и девушка услышала, как отодвинулся стул, а затем и звук тяжелых шагов, раздавшийся на кухне.
   - Сейчас, потом... какая разница? Ей было бы менее больнее?
   - Нет, черт возьми!
   Сэт звучно брякнул кулаком по столу, и Леа вздрогнула. Она опустилась на подушку и стала изучать потолок. Напрягать слух было уже незачем. Парни так орали, что лишь глухой мог их не услышать.
   - Но ты мог бы повременить. Настолько насколько смог бы.
   Повисло молчание, и снова этот дождь. Леи казалось, что он барабанит похоронный марш в её честь. Да, он мог бы повременить. Хотя бы на день, на два... Было бы не так больно. Не так тяжело. Хоть маленькая отсрочка от правды казалась ей сейчас отдушиной. С тем, что он с Эмили, она справлялась, но с этим... Девушка закрыла глаза. Вот поэтому она и не хотела просыпаться. Снова придется быть сильной.
   Злость накатила волной. Снова - это море злости и горечи. Если бы не это дурацкое запечатление, они были бы вместе. Он бы не ушел от неё и не переехал бы к Эмили. Они бы жили в своем маленькой домике на окраине резервации, по вечерам бы она готовила ему ужин. Встречала бы с работы, целовала и обнимала бы. Ночами грелась бы в его объятьях, касание его рук обжигало бы кожу, а губы были бы такими мягкими. Леа помнила все это как вчера. Она помнила себя беззаботной девчонкой, которую он всегда мог рассмешить. Как она скучала по тем дням. Жизнь впереди расстилалась огромной дорогой, где было все. Любовь и радость. Счастье, удача... Ей верилось, что сказка, она есть. Она не верила в зло, и пускай совсем в конце Сэм изменился из-за своей волчий сущности... но если бы не было Эмили, она бы приняла его любым.
   Она не сможет уйти. Эта мысль поразила её как гром среди ясного неба. Не сможет оставить его. Она так срослась корнями в это место, в эту боль. Её будет тянуть обратно, она не сможет спать, не зная, что с Сэмом все в порядке.
   Она не сможет уйти.
   - Сэт. Эмили беременна, и этот факт не отменить не опровергнуть. Я ничего, ровным счетом ничего, не могу поделать с болью Леи. Её спасет только запечатление или... уход из стаи.
   Вот он и сказал. Снова сказал это. Эмили беременна и у них будет крепкая семья, построенная на любви и счастье. У Джареда с Ким, у Квила с Клэр... а она будет носить подгузники в подарок Эмили и сидеть с ребенком, когда потребуется. Делать счастливое лицо и охранять его дом по ночам. Эта вечная боль... Как же ей надоело быть сильной.
   - Куда она пойдет? Мы - единственные оборотни на земле! Ты думаешь, что говоришь?
   - Я не вижу иного выхода. Прошло уже столько лет, а ей больно так, будто все случилось вчера...
   Они снова замолчали. Леа не заметила, как снова заплакала. Она вытерла слезы краем пледа и снова попробовала сосредоточиться на потолке. По нему бродили тени, и был видны разводы дождевой воды на стекле. Скоро уже стемнеет окончательно и ничего не будет видно. Тогда она перевернётся на бок и постарается заснуть.
   Только бы Сэм быстрее ушел ...
   - Я не отпущу её. Мама не вынесет ещё одной потери... Остается запечатление.
   - И я от всего сердца ей его желаю!
   - Тише ты... - остановил его Сэт.
   - Запечатление такое редкое, что не каждому везет, но, думаю, духи сделают для моей сестренки исключение..
   Сэм глухо засмеялся.
   - В нашем поселении запечатление становится подобно эпидемии, так что, надеюсь, и Лею она не обойдет.
   Оба сдавленно фыркнули, и Сэм засобирался.
   - Ладно, Сэт, надеюсь с ней все будет в порядке, но если что...
   - Да да, сразу звать тебя... но ты ведь знаешь, что я не позову?
   Сэм промолчал, он прекрасно знал, почему Сэт не позовет его, если что-то случится. Лея была благодарна брату. Черт, этот малец знал Лею и совсем неплохо знал, а Лея никогда не замечала этого. Эгоистка.
   Девушка закусила губу от досады. За своей болью она не видела ничего и никого... Как же хочется уйти.
   Черная дверь в кухню хлопнула, и холодный ветер с дождём ворвался в дом. Кто-то вошел внутрь, и Лея услышала взволнованный голос Сэма.
   - Пол, что такое?
   - Бредли...
   Парень задыхался, и слова давались ему с трудом.
   - ... его уже начало трясти. Когда я выбегал, его било как в лихорадке. Обращение вот-вот произойдет.
   Сэт засмеялся, и Лея услышала, как парень хлопнул Сэма по плечу.
   - Давайте, парни, бегите, вам больше одежды снимать. Я обернусь прям тут и поддержу его, если он обернётся раньше, чем вы придете.
   - Хорошо. Пол, пошли.
   Дом опустел в одно мгновение, и стало так тихо и непривычно. Они, естественно, не закрыли за собой дверь, и холодный ветер задувал в кухню и гостиную. Лея поежилась.
   Ну вот, плюс один. Добро пожаловать в наш кошмар, Бредли.
   Она повернулась на бок и постаралась заснуть, впереди была длинная и тяжелая ночь. А за ней, не менее трудный день, и Лея должна будет выстоять все невзгоды, которые выпадут на её долю.
   ***
  
   Грязь чавкала под ногами. Парни бежали так быстро как могли, но время от времени кто-то из них поскальзывался на жидкой и мягкой породе. Пол отставал, и не мудрено, он и так пробежал это расстояние максимально быстро, и теперь ему было сложно нестись обратно с той же скоростью.
   Дома мелькали перед глазами, сливаясь в одну нескончаемую цветную полосу. Ещё немного и из-за поворота выйдет дом Блэков. Странно, что это случилось именно там, но Пол мог достать кого угодно и где угодно. Почему же Билли не осадил парня, и что они вообще там делали? Сэм не знал ответы на эти вопросы, но об этом он позаботится потом. Важно, чтобы Бредли не натворил делов во время обращения и не перепугал жителей, не посвященных в эту тайну. То, что в Ла-Пуш жили волки, которые могли быть людьми, ну, или на оборот, не знали те, кого это не касалось напрямую. За исключением старейшин и тех, кого запечатлели сами волки. Это было предпринято только для безопасности и для того, чтобы страх не поселился в резервации. Так же, чтобы люди не узнали о них. Сэму все это втюкали в голову, когда он впервые обернулся и не знал, что делать. Он был как щенок - потерян и напуган. Много дней бегал по лесу, не в состоянии обернуться обратно, а когда это случилось, то старейшины, кто ещё помнил это старое придание, объяснили юному оборотню в чем дело. Казалось, это было так давно, словно вечность назад. Теперь он вожак стаи и ответственный за семь душ, включая свою, и за Эмили... Эмили. Он улыбнулся, подумав о ней. Сейчас она дома и ждет его. Как же ему хотелось вернуться домой, обнять любимую и забыть об этом кошмарном дне, но у него были дела поважнее. Бедный Бредли, для которого это обращение было первым и самым кошмарным. Интересно, когда он сможет овладеть собой достаточно хорошо, чтобы вернутся в резервацию. А вместе с ним и Сэм? Может пройти пара дней, а может и больше.
   Дом Блэков словно выпрыгнул на них с Полом. Дверь была широко распахнута, и теплый желтый свет освещал крыльцо. Внутри дома слышался шум и ругательства, видимо Билли, отец Джейкоба, своими силами боролся с Бредли. Сэм перепрыгнул порог и сразу оказался в доме. Бредли лежал на полу, придавленный Билли сверху. Блэк-старший прижимал парня своим телом, а голову вдавливал руками в ковер.
   - А ну, тихо, щенок. Не хватало мне, чтобы ты мне весь дом разгромил!
   Бредли что-то невнятно промычал и изогнулся. По его телу пробежала еле заметная рябь, а на шее выступила черная шерсть.
   - Билли, пусти его. - Закричал Сэм, понимая, что у них остались какие-то секунды. Блэк не стал спорить и резко отклонился в сторону, заваливаясь на доски за лежащим парнем. Сэм подхватил извивающееся тело парня на руки и вылетел с ним из дома. Пол нагнал его уже у леса, и они оба нырнули в мокрую листву низких кустов у кромки. Сэм не смог нести Бредли долго. Парень перевоплощался на глазах. Странно было то, что он превращался постепенно, кусками. Шерсть появилась на скуле и запястьях. Лодыжка стала лапой.
   - Боже, как он борется. - Восхищенно взвопил Пол.
   - Эй, Бред, расслабься и получай удовольствие, это не страшно, брат!
   Лицо Бредли исказилось болью, и он протяжно взвыл, извиваясь еще сильнее.
   - Эм... ему что... Больно?
   - Что?
   Сэм внимательно вглядывался в черты Бредли и понимал, что Пол прав. Парень корчился, хватая землю руками, и что есть сил стискивал зуб. То, что раньше казалось Сэму протяжным нытьем, вдруг оказалось скрипом зубов. Самое страшное, что он не мог обратиться. Как Бредли не старался, он не мог ни вернутся обратно, ни превратится дальше. Он словно толкался в пустоту, двигая хаотично руками и ногами, стараясь найти баланс, но не находил его, и, как видно с каждой, секундой ему становилось все больнее и больнее.
   - Черт. Беги к Билли, собирай старейшин и пришли всех, кого сможешь найти из наших...
   - Сэм, но как ты....
   - Иди, я сказал. - Заорал во весь голос Сэм, и Бредли ему вторил душераздирающим воплем.
   Пол испуганно отшатнулся и, развернувшись, исчез за кустами. Сэм и Бредли остались одни. Дождь, который Сэм до этого не замечал, усилился. Капли ударялись об листья и ветви, разлетаясь на мельчайшие частички воды, и холодным душем обдавали двоих парней. Одного, застрявшего на половине обращения, и второго, совершенно потерянного и напуганного. Да, в этом момент Сэм был напуган как ребенок, столкнувшийся с неизвестным и новым. Он ощущал себя Бредли. Правда, пару лет назад обращение произошло так быстро, что он сам не смог определить, в какой момент он был человеком, а в какой стал волком. Только ошметки порванной одежды указывали на то, что это произошло. Ему не было больно, и никому из стаи не было. Что же происходит с Бредли? Но, для начала Сэм должен быть уверенным, что парню действительно больно. Возможно, он сумеет услышать его мысли, если обернётся.
   Как только он стал волком, его голову пронзил крик, но уже мысленный. Бредли вопил как ненормальный сразу на два фронта.
   "Боги, как же больно. Будто мне в зад раскаленных прутьев напихали. Черт, и язык не ворочается совсем. Сэм, черт возьми, убей меня уже".
   Если бы все было не так печально, Сэм бы заржал, но все было хуже, чем просто печально.
   "Сэм, что с ним такое? Так ведь так не должно быть?"
   "Мать честная, что с ним?"
   Джаред уже бежал к ним от дома. Кажется, он тоже был в шоке.
   "Эй, Бред, тыменя слышишь? Держись, брат, мы уже близко", - поддерживал парня Квил, Эмбри вторил другу.
   Каждый из них старался как-то помочь несчастному. Квил даже посоветовал ему попробовать разозлиться еще сильнее, но это не помогло, и только два голоса молчали. Лея и Джейкоб не принимали участия в том, что творилось с Бредли. Сэм присутствовал, но он как-то отдалился от раскатистых мыслей. Он лишь бегал вокруг парня и старался понять что происходит, найти хоть какой-нибудь выход... Но ничего на ум не приходило. Бредли по-прежнему корчился в судорогах и не мог выйти из этого состояния. Положение становилось отчаянным. Пол появился в сознании вспышкой, и его мысли вдруг погасили все другие мысли.
   "Билл идет. Он говорит, что такое уже было. У нас огромные проблемы"
   Квил сдавленно ахнул и грязно выругался. Джаред уже был на поляне и ткнулся носом в Бердли. Парень только сильнее вздрогнул и забился в очередной судороге. Джаред испуганно отошел и припал на лапы к земле.
   "Прости".
   "Что сказал Билл?" - заглушил извинения Джареда Сэм.
   Пол промолчал, он старательно пытался не думать о том, что сказал Билли Блэк, и это раздражало его. Он завыл, от чего все, кто в этот момент находились на поляне, испуганно отошли на пару шагов и замерли. Сэт даже поджал хвост под себя и прижал уши к черепу. Сэм уже хотел наорать на Пола, но в этот момент из кустов выехал Билли. Сэм тут же обернулся в человека, и голоса стихли. Не прекратились лишь только крики Бердли, лежащего на земле.
   - Билли, Пол сказал..
   - Помолчи.
   Билли обошел парня, посмотрел на шерсть и лапу. Коснулся руки. Дождь смывал с лица Бредли пот, но боль он смыть не мог. Парень приоткрыл глаза и с мольбой посмотрел на мужчину. У Сэма сердце обливалось кровью.
   - Он... он же не умрет?
   - Бери его и неси за мной.
   Сэм осторожно поднял Бредли, его тело казалось легким. Бердли успел потерять вес перед тем, как обратится окончательно. Сейчас он весил как средний волк, такой как Джаред или Пол. Явно меньше Джейкоба, но это не важно. Его обращение почти завершилось. Сэм нес парня, крепко прижимая его к груди. Он что-то шептал ему, старался успокоить, вытирал лицо от дождя и, как он подозревал, от слез. Это не помогало.
   - Я должен был догадаться, что так и будет. Вот я старый дурень.
   Билли, казалось, шептал это сам себе, старательно крутя колеса, которые частенько буксовали в вязкой грязи. Наверное зрелище было ужасным. Инвалид, едущий через грязь и бубнящий что-то себе под нос. Голый парень, несущий на руках вздрагивающее и извивающиеся тело юноши, а за ними шли волки. Шли молча, опустив головы. Хорошо, что уже достаточно стемнело, и погода была им на руку, так что вряд ли какой-нибудь случайный прохожий мог заметить это странное шествие.
   Дверь в доме Блэков была по-прежнему открыта, но на пороге кто-то стоял. Это был один из старейшин. Он пропустил Билли в дом, а за ним и Сэма, но все остальные благоразумно остались ждать снаружи.
   В комнате было слишком жарко. Не смотря на то, что дверь была нараспашку все это время, дом будто прибывал в жерле вулкана. Сэм мгновенно взмок, пот струился по его рукам и ногам, ему было дискомфортно стоять вот так, перед всеми, но что он боялся больше всего, так это отпустить Бредли и оставить его одного. Сэм испытывал острую ответственность за этого паренька. Он не мог сломать ещё одну жизнь, только не сейчас...
   - Положи его на ковер.
   Сэм медлил.
   - Живо.
   Билли впервые кричал. Этого Сэм никогда не забудет, но сейчас он осторожно опустился на колени и бережно уложил вздрагивающее тело парня. Плотное кольцо из людей замкнулось вокруг Бредли. Сейчас в комнате находились не только ныне живущие старейшины и родители. Комната вдруг стала больше, шире и вмещала в себя не только живых. Сэм не знал, как это объяснить лучше. Он будто видел кого-то ещё в колебаниях горячего воздуха, кого-то настолько же старого ,как и легенда, которую им рассказывали. Кого-то, кто все это и начал много столетий назад...
   - Бредли, ты слышишь нас?
   Парень простонал и кивнул. Сквозь боль и слезы он взирал на людей вокруг с надеждой, что ему помогут.
   - Бредли, ты должен слушать нас внимательно. Это прекратится в тот самый момент, как ты примешь себя таким, каков ты есть. Когда ты простишь себя за все, что сделал. Бредли, никто не властен над твоей жизнью, никто не смеет указывать тебе, только ты выбираешь свой путь.
   Парнишка замотал головой, и тут же его снова пронзила эта острая боль. Тело выгнулось в почти неестественную для него дугу, и он стиснул зубы, чтобы в очередной раз не заорать. Этот парень был очень силен, и сила его духа превышала все вообразимые пределы. Только, видимо, сила его ненависти к самому себе была не меньше.
   - Бредли... - тихо заговорил Билли. - ... Это все происходит потому, что твое тело находится в конфликте с духом. Тебе надо принять себя. Успокой свою душу и прими её. Этого не изменить....
   Оставшиеся слова потонули в жалобном крике, и потом... все кончилось. Перед Сэмом стоял абсолютно черный волк с ярко желтыми глазами. Он радостно взвизгнул и обернулся вокруг себя. После чего вылетел между ног старейшин и исчез в темноте, но никто не кинулся вслед за ним. Стая так и осталась сидеть около крыльца, и, казалось, они были ошарашены не меньше Сэма.
   - Сэм, оставьте его на это вечер, а завтра нагоните и верните. Он член твоей стаи, сынок, и то, кто он есть, не отметает этого факта.
   Сэм непонимающе кивнул и вышел в темноту. Когда волк взял в нем свои права, на него вдруг обрушилась страшная правда о Бредли Кроуле.
   ***
   - Как, как такое может быть? Нет, ты не подумай, я знаю кто такие... Геи...
   Лея поперхнулась мясом, которое жевала, и вытерла рот тыльной стороной ладони. Танцы в лесу она мирно проспала, убаюканная дождем, и, если честно, совсем об этом не жалела. Было только жаль малыша Бредли. Он совсем не заслуживал того холодного тона, которым о нем говорили. В данной ситуации это делал Сэт:
   - Но разве среди нас... то есть. Разве это не вызовет трудностей?
   - А разве они уже не появились?
   - Ну да, но я о другом....
   Лея улыбнулась, но постаралась скрыть свою улыбку, замаскировав её под слишком шумный глоток чая. Сэт в данный момент прибывал полностью в своих мыслях, поэтому даже не заметил этого. Утро выдалось погожим. Солнечным и теплым. Весна в Форксе наступала медленно, с тяжелым боем пока часто уступая дождям, но все-таки радовала своими солнечными, правда, редкими деньками. Лее хотелось верить, что солнце продержится весь день.
   - Ты бы видела, о чем он думал... это... ужасно!
   - А что он при этом чувствовал, вас не волновало?
   Лее хотелось накричать на брата за его слепоту и помочь Бредли, потому что она понимала, как ему тяжело. Ей самой было так же, когда она обратилась. Только она постоянно думала о Сэме, а он вот... о мужиках будет думать. Всем будет тошно думать вместе с ним, а он будет испытывать постоянную вину за это. Лея при этом реагировала агрессивно, Бредли может реагировать иначе. Ей хотелось поскорее обратиться и поддержать беднягу, но Билли запретил это делать до полудня, чтобы дать парню пообвыкнуть, и только потом начать догонять и искать его.
   - Эм... он... ненавидел себя.
   Сэт шаркнул ногой по полу и задумчиво прикусил губу. Да, мыслительный процесс был задачей не из простых. Лея вздохнула. Бедняга Бредли.
   - Ты не подумал о том, что он ненавидит себя как раз потому, что хочет быть как все мы, а не может? Просто не может потому, что он такой, какой есть? Я уверена, Бред будет стараться не сильно вас задевать...
   - Я ему нравился.
   Сэт покраснел, а Лея уронила кусок пирога, который уже было поднесла ко рту.
   - Всегда нравился, в школе, на тренировках... Он следил за мной. Точнее наблюдал... а я и не замечал.
   Лея фыркнула, старательно пытаясь соскрести остаток крема со стола. Облизнув пальцы, она встала и потянулась. Сэту многое нужно было обдумать. Им всем следовало о многом подумать. Лея подошла к брату и обняла его. Делала она это ужасно редко, но сейчас Сэт нуждался в этом как никто.
   - Ну, посмотри на это с другой стороны, можете тебе тоже пересмотреть свою ориентацию?
   Сэт стал выворачиваться из её рук, и его обиженное личико говорило само за себя. Лея засмеялась и выскользнула из дома, оставляя Сэта наедине с собой. Она хотела пойти и начать бороться с отвращением. То есть - поздравить Эмили с прибавлением.
  
   Девушка топталась перед дверью, не решаясь постучать. Она то подходила к двери ближе, то делала пару шагов назад в полной уверенности, что не сделает этого, не сможет. Она так бы и топталась, не зная как поступить, если бы дверь, в которую она хотела постучать, не открылась бы сама собой. Эмили вышла на крыльцо, вид у неё был заспанный, но довольный. Она сонно потянулась, вдыхая свежий чистый воздух весеннего утра.
   - Эмили.
   Лея все-таки сделала это. Позвала её, и теперь пути назад не было. Лея любила свою двоюродную сестру, но сейчас её черты значительно изменились. От той Эмили мало что осталось, а шрам на её щеке лишний раз напоминал об этом.
   - Доброе утро, Лея. - Приветливо отозвалась девушка, и приоткрыла дверь позади себя приглашая девушку войти. Лее ничего не оставалось, кроме как принять это незамысловатое приглашение.
   В доме было тепло и уютно. Эмили была умелой хозяйкой и смогла свить для себя и Сэма подходящее гнездышко. На плите как всегда что-то шкворчало, а включенный телевизор служил каким-то странным фоном для всего этого домашнего покоя. Если бы не та боль, которую Лея испытывала каждый раз, когда входила сюда, то ей бы тут нравилось. Сэма не было, и это облегчало ее задачу.
   - Ты, видимо, уже слышала о случившимся ночью? - сказал хозяйка, ставя перед Леей кружку с дымящимся чаем. Девушка покрутила чашку в руке и глотнула.
   - Ну да. Странно это, но, думаю, ребята смирятся.
   - Да, Сэм до сих пор у старейшин. Разбирается в нюансах... этой пикантной ситуации. Такое уже однажды было.
   Эмили сама села напротив неё. Лее очень хотелось взять её за руку, но она не смогла перебороть себя. Наверное, она слишком сильно лелеяла эту боль в душе. И не могла по-настоящему открыто любить Эмили.
   - И что же случилось? Ну, тогда... - пытаясь отвлечься от ненужных сейчас мыслей, задала вопрос Лея. Эмили закусила губу, словно размышляя говорить ей или нет, потом, видимо, пришла к выводу, что Лея все равно узнает.
   - Тот мужчина спрыгнул со скалы на отвесные камни. Не выдержал давления со стороны стаи.
   В комнате повисло молчание. По спине девушки побежали мурашки, и вдруг стало так зябко в теплом помещении, и откуда-то повеяло сыростью. Лея испытала прилив новой жалости к Бредли. Нет, она не допустит такого с ним. Бредли хороший парень, несмотря ни на что.
   - Ты думаешь что сейчас...
   Эмили слишком поспешно закивала головой и ободряюще улыбнулась.
   - Нет, Сэм не допустит этого, да и мы живем уже не в том времени. Сейчас у Бредли есть выбор... Ведь он может просто начать старится, оборвав свои превращения. Когда сможет, конечно. - Поспешно добавила она, увидев как поменялось лицо Леи.
   Призрак все не рассеивался. Лея пыталась представить того несчастного, который погиб не найдя понимания у тех, кто был просто обязан понять. Ужаснее этого не было ничего на свете. Если не знать.
   - Я рада, что Сэм хотя бы пытается.
   - А разве он мог бы поступить иначе?
   Лея опустила глаза и промолчала. Долгая минута показалась ей вечностью. Она считала вдохи и выдохи, когда становилось невмоготу - задерживала дыхание. Эмили, казалось, не замечала, а потом коснулась своей мягкой теплой ручкой её холодных пальцев. Лея вздрогнула, и предательская слеза скатилась по ее щеке. Она в последние два дня плакала чаще, чем раньше. Чаще чем за годы этой боли. Что с ней теперь не так? Девушка позволила привычной безболезненной ярости затопить себя. Она с наслаждением вдыхала ненависть и упивалась тем, что ей больше не придется чувствовать, что она делает что-то не так... Через секунду она снова станет во всем правой, а все вокруг будут виноваты. Ещё пару секунд...
   Лея вздернула подбородок:
   - Мог, Эмили, ещё как! Твой ребенок тому доказательство.
   Девушка отдернула руку от её пальцев и неосознанно прижала её к животу. На лице читалось удивление и... боль. Опять. Жалость, как она может жалеть её? Кто она такая?
   Лея впервые чувствовала такую ненависть к Эмили, но сейчас не было Сэма, который обычно принимал удар на себя. Была только Эмили, её любимая и драгоценная сестричка, которая посмела сунуться в Форкс и встретиться с Сэмом. Посмела забеременеть от него. Посмела остаться. Девушка, которая родит ему ребенка и воплотит ее, Леи, мечту в реальность. Это она будет вечерами готовить ему еду. Она будет встречать его у порога и улыбаться. Это до её кожи он будет дотрагиваться и нежно касаться губами каждой ее родинки... Эмили, Эмили, Эмили...
   - Лея, я...
   - Замолчи. - Вскрикнула девушка и вскочила со стула. - Я ничего не желаю слышать от тебя. Надеюсь, твой ребенок родится здоровым.
   С этими словами она вылетела из дома как пробка из-под шампанского. Зачем она приходила к ним? Чтобы наорать на сестру? Чтобы убедиться, что у них с Сэмом все хорошо... ещё раз увидеть Сэма? Лея неслась к дому на всех парах. Она не позволит так поступить с Бредли. Хоть у кого-то сказка должна кончиться хэпи эндом.
  
   - Ты вовремя. - Сэт встретил сестру в дверях. Он не стал расспрашивать её, просто махнул рукой, чтобы она следовала за ним. Лея подчинилась, радуясь передышке. Она уже корила себя за то, что сорвалась на сестру и в очередной раз подтвердила свое кредо "злобной стервы". Сэт все ещё был задумчив, видимо история с Бредли не на шутку его задела, но теперь у Бредли был союзник в её лице, а вдвоем они справятся. Лее очень хотелось в это верить.
   По дороге они встретили Пола и Джареда. Парни были такими же, как и Сэт. Между собой они старались не пересекаться взглядами, будто это могло выдать их мысли, и никто не торопился становиться волком. Да, это обращение будет не из легких.
   - Сэм будет ждать нас у Квила. Эмбри уже там.
   - Откуда ты знаешь?
   Сэт усмехнулся:
   - Я звонил Билли сегодня, и он сказал приходить. Кажется, нам будут читать лекцию, Пол.
   Парень только фыркнул и ускорил шаг. Молчание стало неотъемлемой частью последних двух дней. Неловкость, впервые после обращения Леи, посетила их резервацию, а битва с новообращенными вампирами казалась такой далекой... Безумные два дня. Лея уже мечтала, чтобы они закончились, но что-то ей подсказывало, что история только началась.
  
   В доме Квила было тепло и очень влажно. Собрались почти все, кроме Джейкоба. Сейчас его остро не хватало. Лея чувствовала это. Он незримо был тут, как будто ходил между ними, прикалывался, улыбался своей солнечной улыбкой и просил всех расслабиться. Он делал так всегда, особенно в первые дни, когда Лея была волком. Он уговаривал всех, не относиться к ней строго. Просил помогать... но это было по началу. Затем была Белла, были вампиры и проблемы связанные с ними, Джейкоб чах на глазах. Их солнце потухло, и ни одна искра не могла его зажжешь. Лея злилась на него, потом она доставала его, но не вызывала у парня ничего, кроме головной боли. Джейкоб, прежний Джейкоб, сейчас бродил между ними, а настоящий бегал по лесам и ловил оленей.
   Как же его не хватало. Всем не хватало, а в первую очередь - Билли.
   - Итак, раз все уселись, у нас на повестки дня Бредли. Мальчик-гей.
   Все сразу стихли и стали слушать Билли. Тот восседал на своей инвалидной коляске как на троне, а чашку в руках держал прямо как скипетр.
   - Если вы думаете, что такое его поведение было последний раз - вы ошибаетесь. Каждый раз, когда он захочет обратиться в какой-то из образов, будь то человек или волк, эта история будет повторяться. Будет же она длится ровно столько, сколько ему потребуется на то, чтобы простить себя на короткое мгновение и завершить превращение. Поэтому я вас умоляю, давайте сделаем так, чтобы не все легенды в нашей резервации стали былью.
   Джаред недовольно заерзал. Сэт нахмурился и отвернулся. Сэм смотрел прямо перед собой. Остальные ребята повторили примерно то же самое, но у всех на лицах было написано - они не хотят иметь с этим ничего общего.
   - Ребята. Да что это с вами? Вы разве не понимаете, как ему сейчас тяжело. - Лея вскочила с места и встала рядом с Билли. - Мало того, что все узнали о его тайне, так вы ещё и осуждать его собрались... Как вам не стыдно? Сэт...
   Девушка резко повернулась к брату. Тот сразу словно уменьшился в размерах и вдавился в диван, стараясь слиться с его обивкой.
   - Разве не Бредли дела за тебя домашнюю работу, пока ты гонял мяч с Колином? Пол, это случайно не Бредли тянул провода электричества к твоему дому, да ещё в дождь! Ребята, он хотя бы раз. ХОТЬ ОДИН ДОЛБАННЫЙ РАЗ намекнул вам, что с ним что-то не так? Вы относились к нему как к равному. Поддерживали, когда он болел. Играли с ним, учились... Он рос вместе с вами, и теперь вы осуждаете его? Что за дискриминация!? Вначале я, потом Бредли? Всех, кто не похож на вас, вы будете вот так, холодно ТЕРПЕТЬ?
   Сэм сделал шаг вперёд и протянул руку, чтобы коснуться Леи и, возможно, успокоить её.
   - Признайся, ты принесла нам массу хлопот...
   - ...и ненужной информации. - Вставил Пол, а Квил отвесил ему подзатыльник.
   Лея одарила обоих взглядом гневным, от которого взрываются ядерные бомбы. Часовой механизм был запущен:
   - Да, Пол. Я ДЕВУШКА, меня вы тоже терпели, как и Бредли. Да, Сэм, мне, как и ему, нравятся парни. Так что, видимо, я буду в его стае, а не в вашей.
   Резко сорвавшись с места, Лея на ходу сорвала с себя кофту и обернулась уже на пороге. После неё остались только кроссовки и разорванная клочья одежда.
   Послышался глухой раскатистый смех. Все, кто сидел, как один повернулись к его источнику и застыли, понимая, что смеется Билли.
   - Да парни. Хорошо вы облажались. А ну бегом, догоняйте её, а то и правда уведет Бредли.
   Парни словно очнулись. Первым с места сорвались Сэт и Сэм, за ними побежали все остальные. Впервые с той ночи, они снова слышали мысли друг друга... и мысли Бредли тоже.
  
   "Бредли, остановись. Где ты сейчас?"
   Лея бежала сквозь лес. Уловить запах Бредли было сложно, дождь смыл все следы и стер отпечатки лап, оставляя лес девственно чистым.
   "Теперь я ещё и монстр. За что мне это? Кого из духов я прогневал?! Это потому что я гей, да? Потому, что не такой как все?"
   "Чушь. Бредли, ты особенный! Я вот, например, девушка. За что наказали меня?"
   Лея чувствовала его смятение, он не мог дать ей ответа, но ненавидеть себя меньше не стал. Его мысли стали более отчаянными.
   "Я честно старался быть таким как все! Даже ухаживал за Ким, помнишь?"
   "Нашел за кем ухаживать, тогда я понимаю, почему ты гей - она же стерва! Бредли, совсем не важно, кто ты, прошу тебя, не вини себя в этом".
   Тут появились Сэт и Сэм.
   "Бред, где ты сейчас? Мы поможем тебе, только скажи, куда нам бежать. Давай поговорим. Никто не винит тебя".
   "Сэт, я прошу тебя, только не ты. Я так виноват перед тобой... Я не хотел, чтобы ты узнал! Я так старался быть тебе другом"
   "Бередли, никто не будет тебя винить. Мы понимаем. Где ты?"
   Сэм старательно копошился в его мыслях, в надежде найти хоть какие-то образы леса, где он был, но Бредли полностью отдался отчаянию и не понимал, куда бежит.
   "Бред, сосредоточься на местности, что вокруг тебя?"
   Казалось, парень услышал его, и Сэм с волками увидели знакомую поляну, где они прикончили Логана. Сэм завопил.
   "Бред остановись и жди нас там, мы скоро будем. Ребята, на поляну"
   Повторять еще раз не пришлось. Стая побежала к поляне, по возможности тихо. Они затормозили около шоссе, надеясь, что машин не будет, и быстро проскочили вниз, поднимаясь затем на возвышенность. Бредли был там. Он припал к земле и жалобно скулил, роя носом мягкую землю. Его черная шесть была мокрая от дождя вся в колючках и мусоре. Лея подбежала к нему первая и облизала морду, заставляя парня остановиться и больше не причинять себе вреда. Стая окружила молодого волка. Все старались не думать ни о чем и ни о ком, кроме Бредли. Не допускать недовольства и любых замечаний, которые могли бы его ранить. Все, кроме Джареда. Он оторвался от стаи и сейчас был немного впереди их. Он настороженно нюхал воздух, и Сэм слышал. Его что-то настораживало.
   "Сэм, ты чуешь этот запах?"
   Вожак повернулся в сторону Джареда и тоже поднял нос, вдыхая аромат леса. Он был таким же, как и вчера, но ветер, дувший с севера, нес с собой сильный запах волков. Не его волков.
   "Джаред, возвращайся. Квил, Эмбри бегите к северу, но обойдите запах с двух сторон. Сэт, Лея, Пол оставайтесь с Брэдли... и постарайтесь..."
   "Твою мать. Они уже здесь! Сэм".
   В мыслях Джареда была паника. Запах стал резким, отчетливым. Волки были ближе, чем они думали.
   "Ребята, становитесь так, чтобы Бредли и Лея были сзади. У нас гости".
   Первыми чужаков увидел Джаред, но через секунду их увидела вся стая. На всей скорости к ним бежали два волка, с высунутыми от долгого и напряженного бега языками. Один из волков поражал своими размерами. Он был больше и мощнее любого ранее виданного Сэмом волка. Стая разделяла мнение Сэма. Под ослепительно белоснежной шкурой играли огромные и накаченные мускулы, и волк был как минимум полтора метров в холке. Таких волков Сэму не приходилось видеть никогда. Рядом с ним бежал обычный волк серой окраски. На спине белого волка сидела девушка, вцепившись в его шкуру двумя руками. Волки остановились в трех метрах от стаи.
   Девушка один прыжком соскочила со спины волка, и её темные волосы волнами рассыпались по плечам. Белая розоватая кожа говорила, что она не вампир, от неё пахло волком. Так же как от любого члена стаи Сэма.
   Незнакомка приближалась, вытянув перед собой руку. Присела на корточки:
   - Стойте, мы пришли с миром. - Это Белый Волк князь волков, - вам придется подчиниться.
   "Черта-с два, мы подчинимся. Убирайтесь с нашей территории!"
   Сэм прыгнул на неё, и Лее показалось, что этот прыжок длился вечность. Она как завороженная смотрела на его гибкое волчье тело, которое уже оторвалось от земли, и вдруг она впервые услышала этот голос у себя в голове.
   "Стой"
   Это была не просьба, это был приказ, и Сэм тут же рухнул на землю, как будто наткнувшись на невидимую стену. Он пытался подняться, но его морда раз за разом утыкалась в землю. Он рычал и ничего не мог поделать. Это неизвестный волк подчинил своей власти их вожака. Их Альфу.
   "Мы пришли за волчицей. Отдайте её нам"
  

Глава N 2. Свадьба.

Поздно зовете, друзья,
Я сама себе незнакома,
Ведь я -- я уже не я, мама,
И дом мой -- уже не дом мой.*

***

Но недвижен мир, и темно, и тесно,
В горле горячо.
Сквозь мои уста мерно, бестелесно
Пустота течет...*

   Мир перевернулся. Леа сделала пару шагов навстречу, но её стая не пропустила её к ним, они наоборот стали отталкивать её в сторону. Ожили, пришли в себя. Пол припал на лапы и зарычал, заставляя её отступить обратно к Бредли. Сэт ткнул в нее носом, и она услышала, что он просил её бежать отсюда, пока остальные займутся пришельцами, но Лея не двигалась. Через все мысли и сквозь шерсть она то и дело встречалась со взглядом белого волка. Острый колючий взгляд белесо-серых глаз, он будто поражал насквозь, приковывал и был холодным, совершенно недвижимым. Лее стало страшно, она отвела взгляд, но в мыслях все также продолжала смотреть в эти глаза.
   Бредли прижал уши к голове и думал о том, что это он во всем виноват, это из-за него пришли эти волки. Лея вздохнула и попыталась скрыть раздражение, но Бредли все равно его почувствовал и расстроился ещё больше, тогда девушка решила поговорить с волчицами. Она повернулась и пошла навстречу волкам. Пол зарычал и начал орать на неё. Джаред и ребята бросились ей навстречу, но она будто не видела их. Она шла прямиком на волков...
   "Тебе не обязательно делать это. Ты можешь подумать".
   Холодный ничего не выражающий голос заглушил все остальные мысли. Лея зарычала.
   "Спасибо, что разрешила". - Огрызнулась девушка.
   "Пожалуйста".
   Все тот же холодный голос, и Лея снова почувствовала этот внимательный колючий взгляд. Серый волк, стоящий рядом с ней, оскалился, но продолжил стоять смирно. А девушка внимательно смотрела на неё сверху вниз. Она улыбалась. Странно, за плечами у неё висел огромный рюкзак, видимо совсем не легкий, так как он сильно оттягивал ее плечо. Она придерживала его за лямку и время от времени слегка подбрасывала, устраивая удобнее и распределяя тяжесть.
   Волки собрались за спиной Леи, и Сэм умолял быть её осторожнее, он просил не делать глупостей. Он волновался, его мысли скакали в голове, и их было сложно понять. Волк кивнул и посмотрел на Сэма.
   "Вы не могли бы отвернуться. Нам надо перекинуться"
   "Да, разбежался"
   "Хорошо"
   Безразлично ответил волк, и вмиг на месте Белого Волка возникла обнаженная девушка. Лея услышала, как выругался Сэм, и все волки как по команде отвернулись в сторону. Рядом с Белой Волчицей обернулся и серый волк, и Лея ошарашено тявкнула. Обе девушки были совершенно одинаковыми. Волосы светлого золота едва касались плеч и большими волнами трепетали на легком ветру. Они казались совсем невесомыми, будто пух. Широкие не покатые плечи, упругая грудь. Тела девушек были сложены так же, как и у Леи. Поджарые, все в мышцах с проступающими кубиками пресса. Широкие женственные бедра и мощные голени. Девушки явно были не местными. Кожа у них была светлая, почти бледная. Не знай Лея, что эти девушки только что были волками, никогда бы об этом не догадалась. Темноволосая девушка тяжело вздохнула.
   - Вот, и на фига я тогда как человек верхом скакала? Чтобы вы свои прелести раскрывали?
   Она уронила рюкзак на землю и стала там копаться, вытаскивая вещи. Девушки брали их и одевались не торопясь. Стая Леи покорно ждала, и ей захотелось засмеяться - такой нелепой была эта ситуация. Будто старые родственники пожаловали денег просить.
   "Ты права, Лея".
   Волчица взвизгнула от неожиданности. Белая Волчица натянула кофту, и потом внимательно посмотрела на неё:
   "Можешь считать - мы родственники, и ты права даже больше, чем ты можешь предположить"

***

   Волчицы оккупировали побережье. Сэм ничего не мог с этим поделать. Совершенно ничего. Он злился, он кричал. Были приступы необоснованно ненависти, но он не мог им запретить разбить лагерь на территории побережья. Когда они вошли в резервацию, Сэм так им и сказал:
   - Я не буду терпеть вас на своей территории.
   - Ещё как будешь, Сэмюэль.
   Ноя равнодушно взирала на вожака стаи Леи, и его это бесило больше всего. Даже больше вторжения на их землю. Да, девушек звали Ноя - Белая Волчица, Нона - её сестра близняшка и их спутница Магдалена.
   Нона и Магдалена были живыми, Лея даже не знала, как это правильно описать. Они реагировали на мир вокруг них. Нона часто улыбалась, а Магдалена как-то странно поглядывала на Бредли, чем очень пугала парня. А вот Ноя, относилась ко всем равнодушно. Ни на какие провокации она не отвечала. Она не говорила больше, чем было нужно, и позволяла Ноне и Магдалене самим решать, что говорить, а что нет. Девушки, казалось, совершенно не замечали такого странного поведения Нои. Вот теперь они сидели на побережье с разведенным костром, и, как говорила Ноя, полностью обосновались там, и никто не посмел к ним подойти. Сэм буйствовал.
   Комната показалась тесной, когда они сели в ней всей стаей. Выбрали дом Клируотеров, так как он ближе всех находился к побережью. Если бы был Джейкоб, выбрали бы его дом, но его не было.
   Из окна побережья видно не было. Был уже вечер, и на резервацию опускался туман. Густой туман, который рассеется только с наступление полной темноты. Хорошо, что дождя не было. Лея немного переживала из-за того, где бы тогда ночевали волчицы. Сидели бы под дождем, или бы просили ночлег, или...
   - Лея, я к тебе обращаюсь.
   Сэм стоял прямо перед ней, грозно упираясь руками в бока. Он говорил ей что-то и, судя по всему, уже несколько раз успел ей это повторить.
   - Эм... Что? - наивно поинтересовалась Лея, и Сэм взорвался.
   - Тебе все равно, да? Ты сидишь и витаешь в облаках, когда у нас тут такая ерунда происходит. Голубые, прости Бердли, волчицы, родственники... а ты сидишь и мечтаешь! А ведь они пришли за тобой, Лея!
   Девушка пожала плечами и отвернулась к окну.
   - Ну и что? Мы, что, инопланетяне? Я не удивляюсь тому, что мы не единственные оборотни на планете. Все-таки легенды об оборотнях должны иметь какой-то источник, верно?
   - Боже мой, Лея!
   Сэм всплеснул руками и закатил глаза.
   - Неужели ты не понимаешь, что они просят? Они просят тебя перейти в их стаю и отказаться от нас. Ты хочешь этого, Лея? Хочешь уйти от нас?
   В комнате наступила тишина. Каждый из ребят внимательно смотрел на них, на неё. Лея обводила ребят взглядом. Вот сидел Пол, он смотрел ей прямо в глаза, и Лея видела, как улыбаются его взволнованные глаза. Когда она была маленькой, мама не пускала её в лес, тогда Пол уговорил маму и показал Лие своё тайное место. Квил и Эмбри, в школе ещё, избили парня, который оскорбил её. Избили его и не сказали ей, а об этой истории она узнала намного позже, когда Сэм рассказал об их поступке. Джаред ободряюще улыбнулся ей, когда их взгляды встретились. Когда-то Лее очень нравился Джаред. Угрюмый Джа, который всегда говорил что-то умное и умел улыбаться так, что хотелось жить. Больше всего в этой жизни на неё повлияли две личности: Сэм и Джейкоб. Джейкоб, умением превращать мир вокруг себя в солнечную поляну и быть собой, с ним было так просто... раньше. Про Сэма и Сэта девушка не хотела даже думать.
   Да, она злилась на них. Порой они на неё, но когда пришли другие, не их волки, Лея впервые осознала, что любит их всех.
   - Я не знаю .Возможно я и хочу, но это решать только мне, ведь правда?
   Она говорила почти шепотом, но слышали её все. Лея встала со своего места и направилась к двери. Никто не остановил её, не окликнул, и она спокойно вышла в туман. Возможно впервые в истории их стаи, ребята приняли единодушное решение - лучше отпустить её погулять и проявить интуицию. Иногда, такое бывало.
  
   Лея долго бродила по резервации. Туман уже давно опустился и осел расой на траве. Редкие машины озаряли их дома светом белых фар и уносились вдаль, унося с собой свет. Ночь обещала быть безлунной и тихой. Ноги сами собой несли Лею к побережью, она любила его с детства и ещё совсем малышкой носилась босыми ножками по песку. Помнила, как бегал по тому же песку Сэт, когда научился твердо стоять на ногах... Как она могла уехать отсюда с незнакомой стаей? Как она вообще могла все это бросить? Хотя всего лишь утром мечтала об этом, как о единственном избавлении. Удивительная штука жизнь.
   Шум воды привел её в чувство. Прибрежный ветер швырнул в лицо брызги и запах прелых водорослей выброшенных на берег прибоем. Лея очнулась и стала крутить головой. Она стояла у самой кромки пляжа на легкой возвышенности. Там, внизу, около каменистой насыпи, расположились незваные гости. Они развели костер и что-то готовили. Откуда-то появился навес из веток и удобные деревянные лежаки, застеленные соломой. Так же образовалась гитара, и что-то шкварчало на огне. Две девушки смеялись, а третья, Ноя, скрестив ноги на песке, смотрела на воду совершенно безжизненным взглядом. Её фигура была напряжена как натянутая тетива, будто готовясь вскочить и напасть. Тут Лея заметила одну странность. Около девушек кто-то крутился. Похож на волка, и был он черным, прям как Бредли. Лея не могла ручаться, что с такого расстояния правильно все рассмотрела, и решила спуститься до первой насыпи и там посмотреть получше.
   Песок забивался в кроссовки, но выругаться девушка себе не позволяла. Она почти съезжала вниз, и теперь надеялась, что осталась незамеченной. Выглянув из-за своего укрытия Лея, действительно увидела Бредли. Он так и не обратился обратно в человека, и теперь крутился вокруг девушек. Ноя следила за ним краем глаза.
   - Ладно тебе, хватит уже себя самобичевать, иначе так и останешься волком.
   Бердли заскулил, и темноволосая Магдален фыркнула, гладя его по голове.
   - Не пугай ребенка, я же не осталась.
   - Ты не осталась, потому что знала легенду, а Бред вряд ли её слышал.
   Отозвалась близняшка Нои. Бредли поднял на неё морду и тявкнул.
   - Он просит рассказать ему.
   Магдален и Нона переглянулись. Нона кивнула и девушка заулыбалась, садясь на деревянный настил. Бредли улегся у неё в ногах. Магдалена запустила пальцы в его шерсть и начала.
   Давным-давно, когда волки только осознали свою бытность и осваивали новые качества, нежданно-негаданно случилось у них то, что изменило волков навсегда. В их деревушке жил парень, и звали его Пелко. Красивый был юноша, статный. Окрашенный в золото красным солнышком, умытый водой - голубоглазый, одаренный матушкой землей - сильный. Диву довались местные ребята, как быстро и ладно он делал все поручения. Говорили, что коровий мор не вывести не сжечь, и беда на деревню обрушится страшная, коли не прогонят злую. Пелко первый брался за дело. Собирал коров, ставил в ряд и никогда не промахивался, кидая через них топор. Уходила зараза и долго не приближалась к деревне... Все любили Пелко. Добрый парень, красивый и умный.
   В первую зиму, как усы на лице пробились и заменили пушок юношеский, обратился он как все. Стал исиння-черным, при золотых волосах. Удивлялись: как такой светлый Ярилов сын мог стать чернее ночи. Глаз голубизна, так шла к шерсти его. Радовалась стая, такому приобретению, все его за равного себе считали. Девка любая в его руки шла, будто привязал кто, и тут однажды погожим днем забрел путник из станы далекой. Взглянул на него Пелко и пропал пропадом. Девка не люба и не мила ему стала, квас рот горчт, коли не родные руки чашу подают. Думали старейшины, околдовал Пелко странник, навел порчу злую, привязал себе силушкой страшной, и не может Пелко избавится от тяги могучей. Сам же чужак, был из другого племени изменяющихся. Из тех несчастных, кто не принял свою сущность иную. Обращался и становился человеком с песьей головой. Псиглавым кровожадным демоном с душой собаки. Боялись старейшины - отвернет от пути Пелко окаянный, заберет его силушку небывалую. Потушит золотой блеск в волосах, заболомутит омут глаз голубых и не будет больше Пелко. Станет Псиглавым, до войны жадным демоном, не человеком и не волком.
   Шли дни, а Пелко не приходил в себя, да и Псиглавый менялся на глазах. Коснется его Пелко, так и задрожит под горячей ладонью, проступит шерсть на коже там где рука Пелко коснется. Дважды завершал он превращение и становился волком, дважды возвращался, и поняли люди. Есть метод излечить Псиглавых, заставить их становится теми, кем родили их боги, но не знали люди, что Пелко поил друга своего травой особой, что рождалась в ночь пред Иваном Купалой на месте страшном у подножья Горы Лысой. Была эта трава для люда обычного ядом страшным. Вырывал Пелко траву с корнем, как ведуны советовали, настаивал её и натирал Псиглавого под мышками. Вздыхал облегченно Псиглавый и оборачивался зверем черным.
   Успокоились люди, поняли, что не изменить судьбы, которую Боги дали Пелко и Псиглавому. Приняла их стая, и стали они жить поживать и добра наживать. Спокойное то время было. Ни войн, ни колдовства не знала деревенька и обзавелась мало-помалу стая семьями крепкими. Сынками здоровыми. Ничто не предрекало беду, грядущую на деревушку незащищенную, и только Пелко с Псиглавым не завели семьи. Жили они на окраине в самом старом доме, где раньше колдунья жила, и каждый вечер обходили они земли, которые стае принадлежали. Забавы ради.
   Ох, как славил их тогда люд. Если бы не было волков странных, не избежать беды страшной. Никто не предупредил бы деревню спящую о беде грядущей. А так, ворвался Пелко в деревню и сказал, что чужеземцы с огнем и железом идут. Лес губят. Поднял всех волков, и повели они с Псиглавым их на врагов. Успели они остановить чужеземцев, и не дать деревни, мастерски припрятанной, в лесу найти. Спасли жителей и прославились на веки вечные как герои.
   Больше не чурался люд волков необычных, поняли, что боги не пошлют негодного. Каждый из волков люб был их оку.
  
   Магдален закончила рассказывать легенду и посмотрела на Бредли.
   - А вообще, открою тебе тайну, волчонок. Сколько стай мы не встречали на своем пути, а двое геев были в ней стабильно. Ты несешь в себе незаменимую пользу своей стае, и совсем не должен этого стыдиться. Вот увидишь, когда-нибудь найдешь пару, и цены вам не будет.
   Бредли заскулил, а Лея отошла немного назад и улыбнулась. Она была ошарашена и удивленна добротой пришедших к ним волков. Костер казался ей совсем не чужим местом, а чем-то родным. Он манил её к себе, и она была благодарна Магдалене, которая помогала Бредли, хотя совсем не знала его. Волчонок хоть и был похож на взрослого мужчину и внушал трепет видевшим его, но в душе он был ещё робким ребенком. Наивным и странным. Он нуждался в понимании и ласке.
   Ноя резко обернулась и посмотрела на Лею.
   - Теперь ты убедилась, что мы вам не враги? Может выйдешь и сядешь с нами?
   Лея открыла и закрыла рот. Как могла волчица узнать, что она тут? Лея умела хорошо скрываться, если хотела, а сейчас она хотела этого больше всего, но волчица все же узнала о ее присутствии, и ей не оставалось ничего, кроме как выйти на свет.
   ***
   Нона подала ей чашку с горячим отваром каких-то трав. Лея сделала пару глотков. Она без опаски пила и ела их пищу, она поняла, что ей не следовало их бояться и остерегаться. Легенда про Белого Волка поразила её, а Нона смотрела на неё теплым, понимающим взглядом.
   - Вот так вот, нам бабушка рассказывала эту сказку в детстве, мы и подумать не могли, что такое случится с нами...
   Лея задумчиво покрутила кружку в руках и оглядела сидящих. Бредли принял человеческий облик и, прикрывшись одеялом, хлебал травяную настойку из чашки, громко чавкая. Он осторожно держал небольшую для его ладоней деревянную посудину, стараясь не раздавить её ненароком. Магдалена с ироничной улыбкой наблюдала за его попытками, прям как человек за обезьяной из-за решетки вольера. Ноя затачивала большой охотничий нож и не принимала участия в беседе. Только иногда поднимала глаза и пустым взглядом смотрела на воду. Она не проронила ни слова, ни одна мышца не дрогнула на её лице, когда как её сестра была само очарование, лицо которой было подвижно, будто она говорила мимикой, а не словами.
   - А что может этот Белый Волк, то есть... Что может Ноя? Ведь она тот самый легендарный волк, восставший из пепла?
   Нона кивнула и посмотрела на Ною. Её сестра взглянула на нож, и лезвие отразило огонь. Она поймала взгляд сестры и кивнула.
   - Ноя может многое. Во-первых, она сильнее любого волка, который существует ныне. Так же она может подчинить своей воле любого из них и услышать мысли изменяющегося, который узнал про неё. Из легенды или по рассказам - не важно. Главное, он слышал про легенду, и это связывает его с Ноей получше запечатления. А ещё мысли. Духовная сила Волчицы такая сильная, что она может слышать мысли даже тогда, когда изменяющийся в человеческом обличии. По желанию и разговаривать с ним... а ещё....
   В этот момент Магдалена напряглась, с лица девушки исчезла обычная улыбка. Она внимательно посмотрела на Лею, и Нона тоже перестала улыбаться. Близняшка изучала безразличное лицо сестры с какой-то грустью, отчего уже сама Лея перевела на неё взгляд.
   - ... Ноя не чувствует. Совершенно ничего. В плане душевной боли. Она не переживает, не страдает, не мучается угрызениями совести или сочувствием. Короче, всем тем, что терзает обычного человека. Ни любви, ни ненависти. Только желание идти вперед по заданной цели, которая дала ей жизнь...
   Лея широко распахнула глаза и уставилась на Ною. Она не верила в такое. Не мог человек существовать без эмоций. Это было так же не возможно, как то, что солнце не взойдет на небосвод утром, и при этом все будут жить, так же как и жили...
   - Хотя бы для примера. - Продолжала Нона.
   - Если меня сейчас убьют на её глазах. Разделают и вытащат кишки, Ноя не испытает НИЧЕГО совершенно НИЧЕГО. Она будет действовать по памяти, или по чьему-то житейскому опыту, но эмоций испытывать не будет.
   Ноя фыркнула, равнодушно изучая Лею взглядом, а девушке показалось, что её вдруг окатило ледяной водой и мурашки побежали по спине. Она смотрела на Ною во все глаза, и... сочувствовала ей. Эта девушка была величайшем Волком. Она могла управлять любым из них. Слушать все мысли, но.... ничего не испытывала сама. Как будто не жила, а лишь существовала.
   - А ведь ещё утром ты хотела быть мной. - Усмехнувшись, произнесла Лея. - Думаешь, я не слышала твоих мыслей во время вашего собрания сегодня вечером? Я слышала их.
   Она говорила совершенно механическим голосом. Не упрекала Лею, не пыталась её уколоть, просто констатировала факт:
   - Ты хотела уйти от них. Утром... что же тебя останавливает? Только ли любовь к своей стае?
   Лея потупила взгляд, а Бредли с преувеличенным рвением стал хлюпать чаем, будто стараясь заглушить грядущую бурю. Он слишком хорошо знал взрывной характер Леи. Девушка удивила его.
   - Нет, я не уйду от них не поэтому. Если ты читаешь мои мысли, ты должна это знать, я не хочу произносить это вслух.
   Ноя кивнула:
   - У тебя есть ещё время подумать. Месяц или два мы будем тут. Этого времени должно хватить, чтобы волчицы, которые сейчас в пути, добрались досюда.
   - Есть ещё волки?
   Удивлению Леи не было границ. Она забыла про то, что думала, и в недоверии перевела глаза.
   - Сколько их всего? То есть... неужели мы не единственные?
   Нона засмеялась, а Магдален усмехнулась.
   - Наивная. Конечно, нас очень много. За те столетия, которые мы существуем, многие носители гена уехали, увозя его с собой. Некоторые из них так и не стали волками, что дало повод забыть все легенды, но их родственники, сталкиваясь с неизвестным и страшным, оборачивались и заводили отдельные семьи... Так было часто. Неужели никто ни разу не уезжал из вашей резервации??
   Лея задумалась. Она понимала логику этих слов. Взять хотя бы сестру Джейкоба - Рейчел. Она уехала в другой город учиться, и, как говорил Билл, не собиралась возвращаться в резервацию после окончания колледжа. Сама Рейчел бывала в резервации только на каникулах. С Леей было бы то же самое, не прими она решение остаться. Никто не держал их тут насильно, каждый выбирал свою судьбу. Так почему она удивлялась их существованию?
   Магдалена все поняла по выражению лица Леи и подсела ближе к девушке.
   - В нашей с близнецами деревне волки были всегда. Ровно в шестнадцать лет носящий ген оборачивался и становился членом стаи, а те, кто не становился, уезжал учиться в колледж. Многие возвращались, ну а кто-то нет. До обращения никто не знает, что он волк. Нам только рассказывали про них. В сказках, легендах... Мы с детства росли на таких историях. Кто же знал, что Волк на самом деле Волчица?
   Магдалена засмеялась, но её смех никто не поддержал. Нона как-то странно посмотрела на Ною, а потом встала и селя рядом. Они долго смотрели друг на друга, после чего случилось странное. Нона положила свою руку на руку сестры, и они обе заулыбались. Лицо близняшек озарилось солнечным светом. Ноя словно ожила и стала смеяться, будто Магдален не рассказывала ужасную историю о том, что она бесчувственная фурия. Лея удивленно посмотрела на Магдалену, а та, пожав плечами, наклонилась:
   - Ещё одна странность нашего трио. В деревне, где мы жили, никогда не рождались близнецы. Это было только однажды, но они обладали такой силой, что даже вдвоем не смогли её носить и умерли, едва достигнув пяти лет. Это были последние дети Таха Ви. Все боялись, что вскоре после того происшествия появятся ещё одни, но их не было, и до Ноны с Ноей никого не рождалось. Девочки стали подарком судьбы, и все страхи отступили, едва они появились на свет. Суеверные старейшены решили, что девочки будут носить одно имя. Имя месяца, в котором родились - Ноябрь, то есть Ноябрина. Тогда, возможно, духи не увидят, что родились двое, раз их зовут как одну. Сила не обошла их стороной, как видишь, ни одну, ни вторую. Сила Ноны проснулась сразу после того, как Ноя стала Волчицей, и заключается в том, что по желанию она может заставить человека чувствовать то же самое, что и она. Когда она касается Нои, та, может быть, хоть ненадолго становится нормальным человеком, а не просто Волчицей.
   - Ты сказала - трио... Чем обладаешь ты?
   У Леи гудела голова от такого количества информации. Бредли не выдержал первый и, перебравшись ближе к костру, смотрел на огонь и о чем-то думал. Лея завидовала ему, ей бы тоже хотелось вот так гипнотизировать огонь, а не чувствовать, как водоворот чужой жизни затягивает её, словно воронка. С каждым витком все сильнее и сильнее. Кажется, что если она не найдет сейчас то, за что можно уцепиться руками, то так и не сможет выбраться...
   - Я такая же, как Бредли. Просто волк-охранник. Напросилась к Ноям, чтобы найти свое запечатление. Вдруг мне повезет?
   Девушка улыбнулась и провела рукой по волосам Леи.
   - Жаль, что это не ты.
   У Лее пересохло во рту. Она вскочила с места и, скомкано попрощавшись, схватила Бредли за руку и потащила подальше от пляжа. С неё хватит. С Бредли хватит. С них всех хватит. Внутри творился кавардак, а в голове ещё долго слышался смех близнецов. Мир вокруг казался ирреальным искусственно созданным кошмаром. Ей нужно время, чтобы принять все это. И она сомневалась, что это произойдет скоро.
   ***
   Ноя смотрела на небо и слышала, как прибой бьется об берег. Нона давно спала, держа её за руку. Магдалена заснула пару минут назад и теперь храпела во весь голос. Небо было черным со спокойным мерцанием звезд на нем. Их свет был таким же ровным и холодным, как и сама Ноя. Сейчас, когда Нона держала её за руку, она не слышала голоса в своей голове. Сотни волков не переговаривались, не ругались и не плакали. Никто не злился, и она не принимала этот поток чужих страданий. Были только разноцветные разводы чувств Ноны и тишина. Ноя была абсолютно пустой внутри, сейчас, правда, наполненная Ноной до краев, но это были не её чувства. Свои она помнила только слегка, точнее она думала, что помнила, какого это - чувствовать. Весь мир стал для неё площадкой, на которой она строила стратегию для грядущей войны. Каждая жизнь - пешкой. Ни любви, ни жалости.
   Ей так хотелось перестать быть куклой. Нона поморщилась, и Ною затопил страх. Она повернулась к сестре и провела рукой по её теплой щеке. Девушка расслабилась, и страх немого потух. Да, Нона боялась неизбежного исхода, боялась войны и боли. Боялась подвести её... Она уже год как боялась того дня, когда ей придется оскалить морду и вцепиться в горло вампира. Ноя знала - ни один страх не позволит девушке отступить, но страх был больше её.
   Если бы она могла любить кого-то, то этим кем-то была бы Нона, но она чувствовала только её любовь к себе и иногда позволяла себе забыться и думать, что это её собственные чувства.
   Как тяжело и пусто без чувств. Будто пустыня Сахара в груди. Ноя не могла испытывать даже тяжести на душе. Она была бы рада и ей...
   Лея последняя в её плане. Как только она примет и согласится, они заберут волчицу и нападут. Все уже почти готово, остались легкие штрихи на полотне плана. Последние мазки, и обратного пути не будет... А был ли вообще этот путь назад? Воллтури будут уничтожать стаю за стаей, семью за семьей, всех, кто мог бы хоть частично иметь отношение к изменяющимся. Остается только идти вперед, чтобы не дать умереть множеству таких же невинных людей, как и её семья.
   Ноя повернулась на бок и крепко сжала руку сестры. Она смотрела на спящее лицо и надеялась, что после того, как выполнит долг и умрет, её сестра не будет плакать. Да, ей будет тяжело без нее, но она справится.
   Ветер дул со стороны леса. Утром должен был пойти дождь, и к этому ветру примешался ещё какой-то запах. Девушка втянула воздух носом и вскочила, резко выпуская руку сестры из своей. Голоса тут же затопили сознание. Чувства исчезли, будто кто-то стер их тряпкой, и Ноя принялась вытеснять ненужные голоса, ища голоса стаи Сэма. Она услышала мысли Сэта. Он был в лесу, а рядом с ним были двое вампиров и человек.
   ***
   Сэт вышел из-за дерева и улыбнулся вампирам. Эдвард и Эллис кивнули ему, а Белла улыбнулась своей неповторимой теплой улыбкой. Парень удивленно смотрел на троицу и не знал с чего начать.
   - Не мучайся, Сэт, все в порядке. - Успокоил его Эдвард. Сэт переводил взгляд с него на Беллу и все же спросил это вслух:
   - Тогда зачем вы пришли?
   Белла поймала взгляд Эдварда, и тот взял её за руку. Эллис безразлично смотрела на дерево поблизости и, казалось, сама не понимала, что делает здесь.
   - Сэт, мы бы хотели пригласить тебя, Лею и Джейкоба на нашу свадьбу. Если вы, конечно, захотите прийти на неё.
   Парень заулыбался.
   - Я обязательно приду, но не могу ручаться за Лею, а вот Джейкоб...
   Он замолчал, а Эдвард, прочитав его мысли, нахмурился. Его губы вытянулись в тонкую ниточку, но он промолчал, давая Сэту самому закончить.
   - Джейкоб не вернулся ещё. Разве Билли не сказал тебе, Белла?
   Ему на секунду показалось, что Белла сейчас упадет. Даже в темноте Сэт видел, как она побледнела и покачнулась, но заботливые руки Эдвара подхватили её, крепко прижав к себе.
   - Как давно... он ушел?
   Голос был тихим и настойчивым. В отличие от всех других в стае, Сэт единственный, кто испытывал хоть какие-то дружеские чувства к вампирам и Белле. Он сочувственно улыбнулся.
   - Сразу после того как оправился. Сэм не останавливал его, давая ему право самому выбирать своё будущее. Сейчас он бродит в виде волка и живет лишь инстинктами. Кажется, ему так легче, но он вернется, когда оправится. Я уверен в этом.
   Он старался успокоить Беллу, видя как она страдает. Эдвард не изменил выражения своего лица, а Эллис впервые повернулась к ним, и её лицо стало настороженным. С секунду они с Эдвардом изучали друг друга взглядом, а потом вампир резко оттолкнул Беллу себе за спину и глухо зарычал в темноту. Сэт непонимающе обернулся и увидел, как из-за деревьев выходят их гости. Трое девушек были напряженны, их лица так и горели гневом. Точнее, гневом светились только два лица, третье было совершенно бесстрастным. Они шли быстро, перепрыгивая через ветки и кочки. Эдвард тряхнул головой и будто успокоился. Он удивленно переводил взгляд с Эллис на девушек и, казалось, был ошарашен.
   - Сэт, отойди от них. - Произнесла Ноя, делая два шага вперед. Сэт испуганно отошел, но не назад, а вперед преграждая собой путь между вампирами и девушками.
   - Ноя, ты не понимаешь... они не такие как другие вампиры. Они не убивают людей.
   - Это всего лишь дело времени. - Отрезала Ноя и пошла навстречу Эдварду. Сэт не отходил. Его лицо стало жестким:
   - Я не позволю тебе.
   Ноя изогнула бровь, и Сэт завыл и упал на колени, забившись в судорогах обращения. Через секунду перед ними уже был другой Сэт. Он припал на лапы и скулил от боли и унижения не в силах оторвать морды от земли. Белла вскрикнула за Эдвардом, взгляд Нои переместился с Сэта на неё. Она изучала девушку, а потом проговорила, всячески игнорируя угрожающий вид вампиров.
   - Иди сюда. Ты можешь не боятся их. Давай.
   Она протянула ей руку, но Белла не пошевелилась. Она во все глаза смотрела на Сэта и не могла сдержать гнева, который постепенно приходил на смену удивлению и страху.
   - Прекрати это, оставь Сэта в покое. - Тихо попросила она. Ноя никак не отреагировала, так и стояла, протянув ей руку. Девушки встретились взглядом, а Эллис глухо засмеялась. Она озорно переводила взгляд с девушки на девушку и не могла сдержать улыбки. Сэт только задавался вопросом: видела ли что-то Эллис, или она просто душевнобольная?
   - Я сказала: оставь Сэта в покое. Я никуда не пойду с тобой.
   Голос стал жестким и сухим. Белла словно выплевывала эти слова из себя.
   - Они не такие, как другие.
   - Они такие же, как и все, и заслуживают смерти.
   Голос Нои был спокоен, а Эдвард вдруг проговорил.
   - Волттури... что они...
   И замолчал, так и не закончив фразы. Ноя одарила его взглядом, а потом её глаза понимающе расширились. Она отступила на шаг назад и взяла руку сестры. Эдвард выдохнул, но, казалось, удивиться еще больше он был не в состоянии.
   - Кто вы такие? - Задал он вопрос, и прочел ответ в голове Сэта.
   Вампир изучал взглядом трио и старался побольше узнать о них, слушая их мысли. Его до глубины души поразила девушка, которая стояла сейчас и протягивала Белле руку. Всего секунду назад он думал, что сходит с ума. В её голове какофонией звучали сотни голосов, каждый из которых слышала эта девушка ,и её мозг каким-то образом справлялся с информацией и распределял её. Также она спокойно прибывала в реальности, ни на каплю не придерживая и не заглушая мысли у себя в голове. Вот теперь она стояла и в голове у неё была глухая пустота. Она образовалась тогда, когда девушка взяла за руку близняшку. Эдвард не мог понять, что случилось, как вдруг началось это...
   Он услышал мысли Нои. Девушка пристально смотрела на него, ее губы искривились в странной улыбке.
   - Мы такие же изменяющиеся как те, про которых вы знаете. - Говорил её голос, но мысли её были далеки от слов.
   Девушка смотрела, стараясь не мигать, а Эдвард жадно слушал её мысли, стараясь понять хоть что-то. Его лицо напряглось в желании докопаться до сути...Он увидел себя. Её мысли были кристально прозрачны и чисты, ничего не затуманивало картины. Он сам стоял перед ней и улыбался, протягивая руки, которые она с охотой взяла. Её лицо светилось желанием и улыбкой. Он привстала на цыпочки и коснулась губами его губ, он с жаром отвечал на поцелуй, но в последний момент оттолкнул её. Видения изменились. Он опять видел себя, но на этот раз Эдвард расстегивал рубашку, оголяя грудную клетку и живот. Он вытягивал ткань из брюк, а девушка делала шаг вперед и касалась его тела, проводя рукой по кубикам пресса под холодной кожей. Рядом восторженно взвизгнула Эллис, и через миг Эдвард увидел, как девушка делает шаг к нему с намереньем осуществить то, о чем думает.
   Эдвард шагнул назад и наткнулся на Беллу. Видение рассеялось, а Эллис заливисто смеялась. Все непонимающе смотрели на них.
   - Ну и испугался же ты, пиявка. Нельзя без спросу лазить в чужие головы. - С иронией уронила Ноя и, Эдвард понял, что его обманули. Он разозлился и подался вперед, но Эллис остановила его:
   - Не надо, Эдвард, идем.
   Вампиры переглянулись, и Эдвард сдался. Он обнял Беллу за талию, и они пошли к своему дому подальше от границы, которую Эдвард чуть не нарушил. Волки долго смотрели ему вслед, а потом Ноя отпустила руку сестры. Вампиры ей не нравились, но Сэт все это время пытался убедить её в обратном, и она поверила ему. Потому что и среди волков бывают исключения.
   - Надеюсь, Сэт, мне не придется пожалеть о сделанном.
   Волк зарычал и убежал в лес, а девушки вернулись в лагерь.
   ***
   - Нет, нет и нет. Я передумала и никуда не пойду.
   Лея стояла в дверях и держалась за косяк руками. Сэт тянул её двумя руками из дома. Девушка держалась крепко и ни в какую не хотела его отпускать. Позади них просигналила машина Клируотеров. Их мама вызвалась подвести детей до дома Каленов, где и должна была состояться церемония бракосочетания
   - Лея, уже поздно, к тому же я обещал, что мы придем.
   Лея с неохотой отпустила дерево и позволила Сэту увести себя.
   Тот инцидент в лесу произошел неделю назад. Белла и Эдвард по каким-то причинами пригласили их на свадьбу, и Сэт как приличный мальчик согласился придти. Волчицы по-прежнему жили на побережье. Как выяснилось, дождь им был не страшен. Они быстро соорудили навес и ушли подальше от воды. Приблизиться к ним, Лея так и не решалась, но Бредли наведывался к ним каждый день. Стая хранила странное молчание и делала вид, что ничего не происходит. Им было совершенно не любопытно, почему девушки пришли и кто они такие. Волки смиренно приняли правду о их предках и о способностях Нои, ни чем не выказав своего волнения. Хотя каждый раз, когда они обращались, Лея сходила с ума от их причитаний.
   Джейкоб молчал. Даже узнав про свадьбу, он, казалось, только сильнее углубился в себя и не хотел возвращаться ни в какую. Лея скучала по нему, но прятала это чувство за чем-то другим. Ей было страшно показать это чувство остальным. Некоторые стали уже обвинять Джейкоба за его поведение. Все ждали, когда он придет в себя и вернется. Но с каждым днем Лея сомневалась в этом все больше и больше.
   Её терзало странное предчувствие, будто что-то должно случиться. Возможно, просто волнение, но Сэт сидел такой же подавленный и тихий. Им было сложно ехать туда, там соберутся вампиры и другие люди, и им надо будет радоваться, но... Это же Белла попросила их, и Сэт не смог ей отказать. Они приехали быстро.
   Дом был превосходно украшен. Море лампочек теплого желтого оттенка украшали его снаружи, когда они вошли внутрь, то вздохнули от обилия белых роз и лилий, чей пряный аромат хоть чуть-чуть, да перебивал запах вампиров. Гостей было много, и больше половины из них они не знали. В холе промелькнула смеющаяся Эллис и весело подмигнула им. Карлайл светился от гордости и мягко поздоровался с ними. Лея вздрогнула, когда его холодная ладонь пожала её руку. Она никак не могла привыкнуть к этому холоду. Беллы и Эдварда нигде не было видно.
   - О, Лея Сэт. Я так рад вас видеть!
   Чарли, отец Беллы, вышел из толпы, и вид у него был слегка взволнованный. Казалось, он не спал несколько ночей, и у него под глазами залегли тени.
   - Мы тоже, мистер Свон, поздравляем вас.
   - Спасибо, малыш, а где ваша мама?
   - Она пошла в зал. - Ответил Сэт и Чарли ушел на её поиски.
   Ребята отошли к дальней стене, Лея жадно разглядывала толпу и морщилась каждый раз, когда видела кого-то из вампиров.
   - Здесь целый террариум этим кровопийц. - Прошипела она. - Зачем ты меня сюда притащил?
   - Прекрати, Лея, это, возможно, последний раз, когда мы видим Беллу... живой.
   Девушка поджала губы и отвернулась от брата. Толпа все прибывала и прибывала. Девушка удивлялась, как такая уйма людей и нелюдей умещаются под одной крышей. Они разговаривали, смеялись и старались скрыть свою сущность друг от друга. Лея и Сэт не участвовали в этом празднике жизни. Вскоре настроение в зале изменилось. Толпа схлынула, и все устремились на задний двор. Они последовали за всеми туда, где все было уже готово. Расставленные стулья шли ровными рядами друг за другом, а впереди всех стоял небольшой навес, украшенный все теми же цветами. Играл приглашенный на праздник оркестр, и все было так мило и красиво, что Лея чуть не расплакалась от умиления и отвращения. Ей захотелось убежать подальше от этого места, которое, будто в насмешку, выглядело именно так, как она бы хотела, чтобы выглядела её свадьба.
   - Ребята, поторопитесь. Скоро все начнется.
   Мама выплыла из толпы и мягко подтолкнула их в спину. За ней шел Чарли и мама Беллы - Рене - со своим мужем - Филом. Ребятам показали их места, и они сели. Чарли весело улыбнулся и, извинившись, ушел. Он должен был вести дочь к алтарю и очень гордился этим. Мистер Свон пребывал в каком-то странно приподнятом настроении, Лее стало жаль его. Что придумали Эдвард и Белла, чтобы Чарли не искал дочь? Неужели трагическую гибель обоих на следующий же день после свадьбы? Они разобьют его сердце на мелкие осколки так, что, возможно, этот раз был последним и для него. Для него и Беллы.
   Белла была прекрасна в своем подвенечном платье. Она выплыла из дома как ангел, которого несли крылья. Её лицо было обеспокоенным, но озарялось улыбкой. Усталой, но все же счастливой. Эдвард стоял у алтаря и не мог оторвать свой взгляд от неё. Над шатром и, казалось, всем миром расплылась атмосфера любви и гармонии. Лея как завороженная смотрела на Беллу. На прекрасную хрупкую Беллу Свон, которая была так добра к ним, которая была храброй и смелой. Вот теперь она вышагивала свои последние шаги, разделяющие её и смерть, и никто в мире не был так счастлив как она, решившись на этот шаг. Эдвард протянул ей руку, и пальцы их сплелись. Чарли поцеловал дочь и опустился на стул рядом с Рене. Мать Беллы плакала, вытирая лицо носовым платком. Гости замолкли, восторженно смотря на восхитительную пару, застывшую у алтаря.
   - Дорогие Дамы и Господа. В этот прекрасный день мы собрались для того, чтобы обвенчать двоих влюбленных...
   Дальше Лея не слушала. Она смотрела на лицо Беллы, которая, не отрываясь, смотрела на своего возлюбленного. Они оба были уже где-то далеко отсюда, и церемония была лишь формальностью, на которую они решились. Они были счастливы и так молоды. С каждым словом сердце Леи сжималось. Ей никогда не встать у алтаря под руку с Сэмом и не сказать своими губами это сладкое слово "Да", и она никогда не услышит "Да" в ответ. Все её мечты давно разрушены, и эта свадьба как пиршество на останках её души. Невыносимая горечь заставляла её улыбаться, как и всех. Ей так хотелось плакать.
   - Вы, Изабелла Свон, согласны взять Эдварда Калена в законные мужья?
   -Да. - Без промедления ответила Белла.
   - А Вы, Эдвард Кален, согласны взять в жены Изабеллу Свон?
   - Да, согласен.
   - Я объявляю вас мужем и женой, вы можете поцеловать невесту.
   Все взорвались аплодисментами, а Эдвард притянул к себе Беллу, и они поцеловались. Сэт рядом сдержанно выпустил воздух сквозь зубы, но тоже захлопал. А что им оставалось? Только хлопать, это был выбор Беллы, и они не могли ему помешать. Лея была рада, что Джейка не было на свадьбе. Это было бы последней каплей для него. Все, что не делается, все к лучшему. Ей хотелось в это верить, верить в то, что теперь Джейкоб может быть свободен.
  
   - Боже, я так хочу пить. Пойду схожу принесу что-нибудь. Ты будешь?
   Сэт отрицательно покачал головой. Он все пытался пробиться к Белле, чтобы поздравить её, но она была так плотно окружена, что это не представляло никакой возможности. Лея же, наоборот, нашла брешь в плотной толпе и теперь пыталась сбежать, чтобы не пришлось поздравлять.
   Она прошла по стеночке и нырнула в дом. Внутри почти никого не было, где-то были слышны звуки голосов, но Лея постаралась обойти их стороной, чтобы, не дай боги, не с кем не начать разговаривать. Кухня располагалась в другой части дома, туда-то и направлялась Лея. Она рассчитывала стащить бутылочку минералки и посидеть, пока это все не утихнет, и она не утащит Сэта и маму домой под каким-нибудь благовидным предлогом. Она как раз размышляла на эту тему, когда подходила к кухне, но остановилась в двух шагах, так и не успев туда завернуть. В помещении кто-то был, а Лея так и не загорелась желанием с кем-то пообщаться. Она замерла, ожидая, что говорившие покинут кухню и ненароком прислушалась.
   - Эдвард. Когда вы уезжаете?
   - Сегодня ночью. Белла приняла приглашение Эсме погостить в медовый месяц на острове.
   Карлайл тяжело вздохнул, и табурет, на котором он сидел, скрипнул.
   - Тебе нужно поторопиться, Эдвард, я вчера получил послание от Аро. Они с Маркусом хотят навестить вас, поздравить со свадьбой лично. Я думаю - это проверка Беллы... откладывать больше нельзя.
   - Да, я понимаю. Если бы не это условие Аро... Я бы уговорил Беллу побыть человеком ещё какое то время. Может быть год или два...
   - Я бы тоже с радостью поддержал тебя. Белла прекрасна как человек, и ей следовало бы насладиться этой жизнью, но они убьют её, если ты не выполнишь условие.
   Мужчины замолчали, а Лея обрела дар мыслить. Разговор прокрутился у неё в голове ещё раз, прежде чем смысл дошел до неё. Она вздохнула, но её мысли стали достоянием Эдварда ещё раньше. Он в одно мгновение оказался подле девушки:
   - Что ты тут делаешь?
   - Я... я.. - Лея начала заикаться. - Просто хотела попить и не думала, что... в общем...
   - Эдвард, перестань. Лея, проходи, мы уже закончили. Эдвард, тебе следовало бы вернуться к гостям.
   Эдвард крепко сжал кулаки и поспешно вышел, громко хлопнув парадной дверью, Каралайл спокойно смотрел на испуганную девушку.
   - Ты понимаешь, что об этом разговоре никто не должен знать?
   - Я не могу вам этого обещать. Мои мысли - достояние стаи, и, пока я в ней, они будут знать все..
   Каралйл вздохнул и развел руками.
   - Тогда постарайся смягчить удар.
   Он вышел, оставив растерянную Лею наедине с собой. Девушка не сразу поняла, что имел в виду Карлайл под словами "смягчи удар", и только позднее в машине поняла. Он имел в виду Джейкоба, который обязательно услышит то, что Белла умрет из-за договора Эдварда с Воллтури.
   ***
   Ноя сидела у воды и слушала новости в голове. Одна из последних волчиц дала согласие и теперь вместе с двумя другими бежала в Форкс. Их путь сюда займет месяц или чуть больше, но они будут здесь. Ноя надеялась, что этого времени хватит, чтобы уговорить Лею. Приказывать ей Ноя не могла. Точнее могла, но Нона просила не делать этого. Давать хоть кому-то право выбирать. Воевать или нет. Умирать или нет. Пускай с Леей разговора ещё не было, но он будет, как только девушка сама придет и захочет поговорить.
   "Интересно, как там Белла? Должно быть в резервации совсем тепло..."
   Мысли Джейкоба Блэка отвлек её от всех остальных мыслей, и она стала прислушиваться к тому, что он думал. За месяц он впервые думал как человек. А его мысли Ноя слышала впервые.
   "Когда я уходил, было ещё холодно и шли дожди. Билли скользил по грязи на коляске, и его колеса увязали до середины шин. Мне стоило бы вернуться, хотя бы ради него. В голове пусто, где они все? Поговорить хоть с кем..."
   "Поговори со мной".
   Ноя присела на поваленное дерево у воды, которое было очень похоже на диван, а ещё оно было потерто, и, видимо, на нем часто кто-то сидел.
   "Кто ты?" - настороженно подумал Блэк, и тут же сам ответил на свой вопрос. - "ТЫ та самая Белая Волчица?"
   "Да, это я. Хорошо, что ты возвращаешься. Они скучали по тебе".
   "Откуда тебе знать. Ты же не читаешь их мыслей".
   "Читаю, так же как и твои, если ты не заметил".
   Джейкоб не думал, точнее он выбирал из нескольких ответов и боролся с собой. Она видела, как он прилег на мху и положил голову на лапы.
   "Расскажи мне про них".
   Ноя стала рассказывать про Бредли, Лею, других членов стаи. Она сухо констатировала факты, ничего не приукрашивая. Просто давала ему пищу для размышлений. Информацию, которой он был лишен весь этот месяц. К концу рассказа Блэк знал уже все.
   "Спасибо тебе. Думаю, мне пора домой".
   Его мысли были тяжелыми и сквозили безысходностью. Где-то в глубине Ное показалось, что сейчас она бы почувствовала жалость к нему, если бы могла. Джейкоб уже собирался было оборачиваться и пробовать походить в человеческом обличие, как в их головы ворвалась Лея. Её мысли невнятным хороводом пронеслись по растерянному сознанию Джейка. Девушка была сметена и угнетена. Она волновалась.
   "Боже... Блэк, черт тебя дери... Где же ты был? Ты мог бы остановить её не отдавть Эдварду, а теперь она умрет только потому, что они договорились об этом с Воллтури. Она должна умереть... Если бы не их договор, Эдвард бы позволил ей жить дальше..."
   Джейкоба перевернуло. Его боль поднималась из самых глубин. Он протяжно завыл, а потом его голова вдруг прояснилась
   "Лея, ты хочешь сказать, если не станет Воллтури, то Белла будет человеком?"
   "Да".
   Лея не раздумывала ни секунды. Она не смягчала удара, она вылила на него все это как ушак с грязью, и Джейкоб принял удар так, как не приняла бы она.
   " Тогда я направляюсь в Вольтеру".
   С этими мыслями коричневый волк сорвался с места и побежал к городу. Ему нужна была одежда и деньги.
  
   Глава N 3 Предупреждение
"Самое главное глазами не увидишь" (с.Экзюпери)
Что бы вы почувствовали, когда на вас вдруг свалилась бы небывалая ответственность? При этом она не заключалась бы в подготовке праздника или домашней работе. От вас бы не зависело, кто придет на собрание в среду... все было бы на много хуже. На ваши плечи вдруг неожиданно легла бы ответственность за чужую жизнь. Полностью и безраздельно. Что бы вы делали в этом случае?

Лея стояла на крою утеса и смотрела в низ. Джейкоб игнорировал любые попытки заговорить с ним и сейчас высыпался перед долгим плаванием. Он был глух и слеп, ему было все равно даже на то, что говорил Сэм. Он был самым упрямым из всех, но то все ничего...
   Теперь стая, за исключением Бредли, игнорировала её. Никто не разговаривал с ней, и когда они встречались - отводили взгляд. Это было мучительно и невыносимо. Девушка все чаще приходила сюда, отсюда было видно все побережье, и подолгу сидела на холодных камнях, надеясь, что её сдует ураганным ветром. Игнорирование - она заслужила такое отношение к себе, ведь ясно, что Джейкоб сорвется с места лишь только заслышав, что появилась маленькая надежда на то, что Белла может остаться человеком. Никто не сомневался в этом... Даже Карлайл догадался, а она, Лея, решила рубануть с плеча, на долю секунды испытав удовольствие от чужой боли. Когда она только собиралась обращаться, она крепко накрепко запретила себе думать о том, что подслушала на свадьбе. Когда же она нырнула и услышала беседу Нои и Джейка, то её словно переключило. Ненависть захлестнула её, и она была выбита этой мирной беседой из равновесия. Он не разговаривал ни с кем из своей стаи, но при этом с охотой отвечал ей, непонятной пришелице, которая один за другим вербовала себе её близких....
Лея не выдержала и сделала ему больно. Быстро, остро и не скрашивая красками ужасную реальность. Она упивалась тем его криком, а потом... пришло понимание своей ошибки. Джейкоб отправился в Вольтеру, на верную смерть. Это Лея обрекла его на неё ради своей минутной ревности.
Они правильно делали, что игнорировали её. Она заслужила это.
Уже два дня бесполезных уговоров, два дня как Джейкоб снова начал жить, а не существовать. Два дня полных кошмарного молчания. Казалось, хуже некуда, но Лея ошибалась. Могло быть и хуже. Хотя бы то, что Колин, сосед Бредли, стал прибавлять в весе и быстро расти. Позавчера ей казалось, что он был немного ниже, но она откинула подозрительные мысли, а вчера, будучи волком, услышала, как об этом говорили Сэм и Бредли, и её мысли подтвердились.
У парня оставались считанные дни, возможно месяц, и стая с трепетом ждала его, но они и боялись. Боялись, что он будет как Бредли. Таких мыслей не было, но они витали где-то между строк. Сам Бредли прибывал в каком-то оцепенении. Колину нельзя было ещё ничего говорить. Все волки могли крупно ошибаться, и Колин просто, наконец, начал расти, а не готовиться к обращению. Поэтому они с Бердли как обычно встречались утром и шли в школу, заходили за Сэтом и обсуждали какую-то ерунду. Лея видела взгляд Бредли, он смотрел на Колина с надеждой, он ждал его обращения больше, чем другие, и в его мыслях то и дело проскакивал Колин. Сэт обижался.
Кстати, Сэт. Он так и не смог до конца смериться с Бредли. Они общались и прикалывались, учились вместе и по-прежнему вели себя как лучшие друзья, но после того, как пару дней назад начали замечать изменения Колина, Сэт стал часто хмуриться и огрызаться на Колина, который частенько заходил к ним на чай с Бредли. Лея сказала бы, что это ревность, но язык у неё не поворачивался. Уж слишком дико это звучало: Сэт ревнует Бредли. На самом деле её брат просто не знал как себя теперь вести с Бредли, и тот чувствовал напряжение.

Стало слишком холодно и зябко, подходил к концу третий день полного молчания. У Леи было много времени, чтобы обдумать то, что она сделала. Она решила обернуться, чтобы ещё раз попробовать переубедить Джейкоба.
Лавина мыслей снова заставила девушку вздрогнуть. Сэм кричал на Джейкоба, а ребята испуганно молчали. Точнее, слушали их. В мыслях бродило ощущение конца. Ссора стала не на шутку напоминать уход из стаи. Джейкоб, кажется, стоял на границе между этим решением и просто ссорой.
"Джейк, это не смешно. Как ты не понимаешь, если ты и пойдешь в Вольтеру, то Белла все равно станет вампиром".
"Ты слышал, что сказала Лея? Если бы не Волльтури, у Беллы была бы ешё пара лет. Эдвард тоже не горит желанием обращать её".
Все вздохнули. Лея понимала, что это все бессмысленно. Её мысли были услышаны, и Пол едко заметил.
"Ну что, довольна?"
"Да пошел ты, Пол!" - Грубо ответила Лея, злясь не на него, а на саму себя и свой отвратительный характер. Тем временем Джейк и Сэм, казалось, на замечали этой дружеской перепалки.
"Эдвард может и против, но ты забываешь... про Беллу".
Молчание повисло даже в мыслях. Все ждали взрыва со стороны Джейкоба, но всех вдруг затопила эта безысходность с его стороны. Он держался, он крепко схватился за мысль о Вольтури и не хотел её так просто отпускать.... И он сделал это, как только почувствовал, что его оборона дает сбой. Как только ощутил правоту Сэма. Ещё же есть Белла, которая мечтает стать вампиром...
"Я ухожу".
"Что?" - Завопили, кажется, все сразу.
"Ты не уйдешь. Я тебе не позволю".
"Ещё как позволишь. Я оставляю стаю, Сэм", - уверенно проговорил Джейкоб. Вся стая увидела, как Джейкоб разворачивается и несется к докам, сегодня в ночь он собрался сесть на пароход. Собрался прятаться в трюмах в образе волка. Так он занимал меньше места.
"Стой".
Это был приказ. Первый приказ Сэма, и стая застыла в невозможности пошевелиться от ужаса. Джейкоб тоже замер, но не так, как остальные. Он боролся с приказом Сэма, он старательно рвал эти узы, связывающие его и стаю. Лея отчетливо понимала, что делает сейчас Джейкоб. Он остается один. Совершенно один, и никто ему не поможет, если он действительно уйдет от них. Никто не узнает о нем, если вдруг что случится. Леи казалось, что Джейкоб умрет, как только порвется связь между ними. Мысли Джейкоба становились все глуше, и сопротивление давалось ему все легче. Лея хваталась за мысли Джейкоба, как за спасительный канат.
"Не надо. Джейк, не уходи".
Шептала она, но он не слышал её... Мгновение, и тишина. Сэм вздохнул и завыл. Вой прокатился по лесу и обрушился на побережье. Лея услышала его именно там, ей самой хотелось завыть, таким острым было ощущение потери. Джейкоба больше не было у неё в голове. Стая паниковала и негодовала. Джейкоб смог освободиться от приказа, а Сэм смог приказать. Страх, сковывающий всех, не рассеивался, он обрастал мелкими деталями и искал выход, и вот, наконец, он нашел его. Выход.
"Неужели тебе не ясно было сказано? Карлайл, наверное, понимал, о чем тебя просил?"
Сэм накинулся на неё, и каждый в её голове встал на его защиту.
"Ты никогда не умела вести себя достойно, Лея. Преследовала только свои тщеславные интересы. Лелеяла свою боль как единственно важную! Теперь, надеюсь, ты довольна!"
Эта тирада с каждым словом все больше и больше хлестала Лею по лицу, и она знала, что заслужила это. Сэм был прав.
"Прости".
"Не у меня стоит просить прощение, а у Джейка, но, боюсь, уже слишком поздно".
Он больше ничего не добавил и обернулся, пропадая из её головы. Один за одним пропадали все оборотни, не желая слушать её мысли. Сэт и Бредли обернулись последними. Сэт был смущен, но тоже считал, что правда за Сэмом, только он не обвинял Лею. Он же её брат, просто он видел другой выход из ситуации и считал поступок необдуманным и глупым. Он надеялся на что-то, а Бредли... Бредли просто не знал, что такое - потерять Джейкоба, так как не был с ним хорошо знаком. Поэтому Бредли и старался успокоить её, а она стала человеком, чтобы жалость Бредли перестала её душить. Нет ничего хуже жалости человека, который считает это помощью.
***
Магдалена видела, что происходит на самом деле. Ей было смешно и в тоже время хотелось плакать. Ноя попросила её приглядывать за Леей, так как её немного настораживали депрессивные мысли той, и Магдалена скрипя зубами согласилась. Вот теперь она сидела около дома Леи и смотрела на то, как играют в мяч эти четверо. Волейбольная сетка была натянута слишком низко, и мяч легко перелетал её. Было ещё очень зябко для пляжного волейбола в купальниках, но ребят это не смущало. Трое волков и подросток отлично смотрелись в футболках по колено в грязи. Они смеялись и резвились как дети, разбившись по парам. Бредли с Сэтом и Лея с Колином.
Магдалена усмехалась, понимая, что происходит между Бредли и Сэтом, а самым смешным было то, что ребята сами не понимали этих очевидных вещей. Вот мяч ударяет Сэта по лбу, и тот делает пару шагов назад, схватившись место, куда попал мяч. Бредли подлетает к нему и обнимает руку, внимательно рассматривая место ушиба, но, конечно, даже если там и был синяк, тот он тут же исчез... Кажется, это называется "все заживает, как на собаке", и они продолжают игру.
   Сэт засматривается на то, как Бредли отстраненно вглядывается в Колина, и в очередной раз теряет мяч. Лея ликует и называет брата лопухом. Ох, Лея, неужели ты ничего не замечаешь в своем брате и его друге?
Магдалена качает мохнатой головой и ложится, удобно кладя морду на лапы. Этот треугольник обещает вот-вот что-то выдать. Кто же останется в нем?
Пожалуй, ей стало смешно на это смотреть только сейчас, а раньше она бы только посочувствовала Бредли. Быть не таким как все, одиноким в своем жизненном пути - и не отстранится, и не признаться. Дело не в легенде и не в понимании стаи... Дело в самом себе, это понимание обреченности и возможного одиночества. Он не может быть даже обыкновенным геем. Просто уехать из резервации и найти себе пару он теперь не может... Только запечатление или кто-то из стаи. Понятно, почему он так разглядывает Колина. Он надеется, что, обратившись, Колин запечатлит его, и тогда... Тогда он будет не так одинок. Не так одинок, как сама Магдалена.
Когда это началось? Да, кажется, с самого детства, ещё до того, как она стала волком. Задолго до того, как Ноя и Нона стали отчетливо понимать окружающий мир. До того, как она сама поняла, что парни не для неё.
Да, она знала, что такая, все то время, как могла себя понимать. Девушки ей нравились всегда, но она отличалась излишней скромностью. Потому что никогда ни на кого не вешалась. Никогда ни за кем не бегала. Наоборот, обычно все бегали за ней. Магдалена была и остается одной из самых обаятельных волчиц в стае. Ее улыбка, ее смех, они просто притягивали. Не только парней, в них недостатка у нее никогда не было, но и девушек. Она вела довольно разгульный образ жизни, оставаясь верной только себе. Да, она действительно надеялась, что когда-нибудь она встретит ту самую, ту единственную. И потом случилась Инея. Холодная также, как и ее имя. Немного циничная, не верящая в любовь. И очень красивая. Платиновые длинные волосы, заплетенные в косу, которые она не имела права стричь до замужества или обращения. Светло-голубые практически прозрачные глаза, изящный изгиб бровей.
У неё были тонкие запястья и хрупкая фигурка, она действительно напоминала острый росчерк инея на стекле. Как могла её пропускать Магдалена столько лет - казалось невероятным, но когда они обе перешли в старшую школу, Инея стала её прекрасной королевой. Холодной и недоступной. Появилось острое желание ей обладать. Вначале, Магдалена как первая ученица предложила Инеи своё репетиторство. Магде нуден был хоть какой-то повод, чтобы быть рядом, но ни одна уловка не помогла ей добиться своего. Инея не замечала ничего вокруг себя, она была прилежной ученицей и делала успехи, но была отстраненной и часто не слышала, что ей говорила Магдалена. В какой-то момент Магда хотела было уже сдаться, но вдруг лед треснул. Это была поздняя весна. Деревья давно покрылись молодой листвой, а подсохшая земля дала зеленые побеги. На улице было страсть как тепло и хорошо. Инея как обычно созерцала эту красоту сквозь школьное окно, краем уха ловя то, о чем говорила Магдалена.
- Тебе не кажется, что наша деревня слишком странная?
- Что ты имеешь в виду?
Магда отложила книгу и посмотрела на Инею:
- Мы живем на отшибе, далеко от города, и носим странные имена, которыми уже веками никого не называли. По-моему, глупая дань традициям...
- Тебе не нравится твое имя?
- Нет, но я рада, что меня зовут именно так, а не иначе. Могла же быть и Желанной и Зорюшкой... ужасные имена. А я Инея.
Они замолчали, потому что Магдалене не хотелось с ней спорить, а Инея снова погрузилась в свой мир.
- Давай вернемся к английскому.
Они снова углубились в чужой язык, но занятие пошло скомкано. Инея отвечала невпопад и совершенно не интересовалась уроком. Она разглядывала свои ногти, а затем стала теребить ухоженные волосы, и для Магдалены что-то открылось тогда. Она вдруг осознала, что совершенно не интересуется ей как человеком. Внешность - вот все, что было у Инеи, и то, длинные волосы никогда не нравились Магде. Пожалуй, единственная традиция, которую она бы нарушила - это разрешить девушкам делать короткие прически.
Магдалена больше не делала попыток сблизиться с холодной королевой. Она оказалась такой же пустой, как и глыба льда. Замысловатое имя, совершенно не несло в себе сложного узора, простая случайность.
Один единственный раз Магда изменила своему правилу и больше никогда так и не делала. Вскоре она обратилась, и ей срезали волосы. Длинная коса упала к ногам, и ветер впервые растрепал короткие пряди. Она с удовольствием провела по ним рукой и забыла все свое прошлое. Её переселили в другую часть деревни, а Инея уехала в колледж. Много лет прошло с того дня. Ноябрины выросли, и в шестнадцать лет Нона стала волком. Её волосы тоже обрезали, а вот Ноя так и не стала. Все случилось гораздо позднее и совершенно безрадостно...
- ...ох ты. Корова.
Подумала Магда, когда мяч врезался точно между ушей. Волк вскочил и, заскулив, отпрянул, желая разгрызть мяч. Это же надо! Так замечталась, что пропустила тот момент, когда эта неуклюжая девица вознамерилась её прикончить, но надо было спешить. Лея не обрадуется, если застукает Магдалену тут.
Волчица отбежала в сторону и упала за насыпью, Лея так и не увидела её. Она подобрала мяч и на мгновение застыла, смотря в сторону побережья. Её взгляд стал задумчивым и грустным. Девушка прокрутила мяч в руках и, заправив прядь волос за ухо, вернулась к ребятам.
Магдалена же обрадовалась. Она не знала, о чем думала девушка, но ей показалось, что о чем бы она не думала, то это лучше, чем если бы она не думала вообще о волках на побережье. Это дает им шанс.
***
"Как они?"
"Теперь тебе интересно?"
Ноя вложила нож в миниатюрные ножны и уселась на дерево-диван.
"Я слышу в твоем голосе иронию".
"Ты не можешь её там слышать".
Ноя была непреклонна, сейчас у неё были дела куда более важные, чем разговор с Блэком, но парень был на взводе и ещё не остыл после ухода из стаи. Ей стоило бы закрыть его мысли от себя сейчас, но она почему-то этого не делала. Просто волчица не выходила на связь и думала о ерунде, а не о деле. Её шпионка притаилась на главной площади Вольтеры и стояла в тени, наблюдая за прохожими. Ноя могла позволить Блэку поныть пару минут. Кажется, для него сейчас это было важно... Эмоции. Да, он сейчас их испытывал, и Ноя, словно страдающая от жажды, не могла отказаться хоть издали хлебнуть их вместе с ним, пускай она их не чувствовала, но слышала.
"Это ещё почему? Тебе так на меня наплевать?"
"Да".
Просто ответила Ноя, и Блэк подавился фразой, которая крутилась у него на языке. Он начинал злиться.
"О, замечательно! У великой Волчицы нет на меня времени?"
"Если бы его не было, я бы с тобой не разговаривала".
Блэк молчал, точнее, он не рисковал полноценно озвучить то, что проскакивало у него в голове, а потом она увидела это. Поцелуй его и Беллы, то, как жадно она рвала его губы, желая унести с собой какую-то часть его, на которую не имела права. Он как мазохист наслаждался этими воспоминаниями и с каждым разом все больше и больше приукрашивал так, что эти воспоминания перестали быть настоящими.
"Ты хотел показать мне свою интимную жизнь? Я могу тебя расстроить - мне нет до неё дела. Какую полезную информацию она мне принесет?"
Джейкоб вспылил, его мысли так и взорвались гневом, когда Ноя задела больную точку.
"Ты сухарь".
"Да".
Лаконичные ответы выводили его из себя. Он никак не мог понять - издевалась ли над ним Ноя или нет, но то, что она думала именно так, не вызывало подозрений.
"Джейкоб, я не умею чувствовать. Твои эмоции мне непонятны, и я нахожу их глупыми. Поэтому, либо говори со мной, либо перестань заниматься ерундой".
"Как это может быть?"
"Так же как и то, что я вообще существую".
Её сухой голос. Джейкоб вслушивался в его однотонное звучание и неменяющийся на интонации. Словно робот или механическая шкатулка, ему стало не по себе, а потом... он утонул в зависти. Если она, правда, не умела чувствовать, то он хотел бы оказаться на её месте.
"Не захотел бы".
Просто отвечала она, и он опять вспомнил, что все его мысли для неё как раскрытая книга.
"Сейчас бы захотел, ты тоже считаешь, что я сделал глупость, отправившись в Вольтеру?"
"А тебя действительно волнует мое мнение?"
Вопрос удивил Джейка, и он задумался, а имел ли для него какое-то значение её ответ, и вдруг понял, что да - имел. По непонятным для него причинам, он хотел, чтобы Ноя была на его стороне, но она не сможет этого понять. Ведь чувства для неё не существовали.
"Пожалуй".
Раздумывая, произнес он, и Ноя хмыкнула.
"Ты мне не мешаешь в Вольтере, поступай, как считаешь нужным, но я готова предупредить, что такой поступок может стоить тебе жизни".
"Я знаю"
"Тогда удачи тебе, Джейкоб Блэк, твоя безрассудность, граничащая с безумием, достойна похвалы и порицания, но я не дам тебе ни того, ни другого".
Джейкоб молча смотрел вокруг себя, и мыслей не было, только образы дока, в котором он сейчас притаился. Корабль должен был вот-вот тронуться, и он уже бежал по трапу, прошмыгнув у матроса между ног. Тот весело рассмеялся ему в след и крикнул напутственные слова. Его считали просто большой собакой, возможно, каким-то метисом. Никто не ожидал волка.
"Будь осторожен" .
Блэк остановился и обернулся. Свежий ветер растрепал его шерсть, и в нос ударил запах соли, но ему вдруг на секунду показалось, что он услышал в её голосе участие. Ему не нужно было ничего говорить. Он больше не ощущал Нои в своей голове, она ушла сразу после этих слов, но они все ещё звучали в его голове. "Будь осторожен".
   Костер разгорался все ярче и ярче. Жар опалил Ноне лицо, и она зажмурилась. Руки все ещё были холодны, а с волос капала вода, но она не обращала на это внимание. Внутри все горело и пылало, а губы словно обжигало, но не огненным пламенем костра, а чем-то более сладким. Колин проводил её до побережья и, смущенно пряча глаза, исчез в темноте. Нона чувствовала, как пылали её щёки, и ей хотелось, чтобы все вокруг думали, что это из-за огня. Ноя не проявила никакого любопытства и даже не подала виду, хотя Нона знала - она следит за её мыслями каждую секунду, не упускает её жизнь из своих рук. Впервые Ноне хотелось скрыть что-то от неё. Хотелось укрыть Колина от её внимательных глаз, спрятать их день от зоркого ока холодной волчицы. Ноне хотелось видеть перед собой просто сестру, но её не было. Была лишь Белая Волчица, и этой волчице было все равно, почему у неё капала с волос вода и почему губы горели. Она повернула голову и всматривалась в темноту, казалось, вот-вот, и она разойдется, а из неё выступит улыбающееся лицо Колина, протягивающего ей руку. Она, конечно же, вмиг вскочит и побежит к нему. Она постарается улыбнуться как можно сдержаннее, не выдавая своей радости, она будет делать вид, что ничего не было, и Магда не увидит того, что должна была, а когда они отойдут подальше, темнота сослужит им хорошую службу. Она прижмется к нему так крепко как сможет, поднимет голову, взглядом умоляя о поцелуе. Возможно, он услышит эти мысли, которые она хотела бы скрыть от Нои.

Как ко мне посватался ветер,
Бился в окна, в резные ставни.
Поднималась я на рассвете, мама,
Нареченною ветру стала.

Припев:
Ну, а с ветром кто будет спорить,
Решится ветру перечить?
Вышивай жасмин и левкои,
С женихом ожидая встречи.

Отпусти меня в поле, мама,
Зелены витражи в часовне,
Чтоб с востока в душистых травах
Мой жених пришел невесомый.
Мой жених под луною зеленою
Сердце возьмет в ладони,
Бубенцы рассыплются звоном
В семи широких подолах.*
  
Ноя запела тихо и гладко. Нона вздрогнула и обернулась. Сестра смотрела на неё внимательными глазами и пела. Магдалена выпрыгнула прямо из огня чуть левее Ноны и с интересом посмотрела на девушек.
- Так-так. - Со смехом проговорила она.
- У Ноны появился ухажер!
- Никто у меня не появился.
Защищаясь, ответила девушка, но ответ прозвучал как-то неубедительно и неуверено. Магдалена с полминуты разглядывала её лицо, а потом заразительно рассмеялась.
- О Божества, наша малышка втрескалась по уши! Ноя, что скажешь?
- Да прекрати ты!
Нона схватила что-то с земли и кинула это примерно в сторону Магды. Она не испытывала злости, просто была смущена тем, как быстро её раскусили. Девушка понимала, что Ноя изображает эмоции для неё потому, что ей этого хотелось. Знала, что даже если бы та не умела читать мысли, все было бы видно по её лицу. От этого понимания сжималось сердце. Каждый раз, когда её посещали сильные эмоции, Ноя не могла их разделить. Холодный колючий взгляд и именно то, что она хочет услышать. Это была не её сестра, а Белая Волчица, предводительница стаи. Та, что должна отомстить...
Какой была Ноя раньше? Живая девушка леса. Она с рассветом уходила из дома и частенько пропадала в лесу, но всегда возвращалась домой ночевать. Знала - сестра будет ждать. Она приносила ей сладкие лесные орехи, ягоды и грибы. Она пели на крыльце до восхода луны, и ложились спать, когда совсем уставали. Раньше они были совершенно одинаковыми, и Нона даже на расстояние чувствовала сестру. Даже когда стала волком, она знала, что ты с ней и не могла отделиться, когда её заставляла стая. Ноя была первой из людей, кто, не обратившись, знал тайну. Потому что, они носили одно имя на двоих. До того дня, когда она стала Белой Волчицей, Нона думала, что и судьба у них тоже одна.
- Кто он? - не унималась Магдалена, присев рядом с ней.
   Нона вздрогнула и смущенно заулыбалась. Её душа пела, и теперь, когда одежда слегка пообсохла и стала теплой, девушка набралась смелости поделиться радостью.
- Колин. Он правда замечательный...
Магдалена фыркнула, но как то по-доброму, она обняла Нону за плечи и крепко прижалась своим лбом к её.
- Ну, тогда это здорово. Если перестанет отвечать тебе взаимностью, или, не дай Бог, обидит. Я приду и накажу его. Ты обязательно это ему передай.
Нона слабо улыбнулась, услышав в голосе подруги заботу, которой ей так не хватало от сестры, но Магда не могла её заменить. Как бы ей хотелось, чтобы Ноя стала собой.
- Пора спать. Завтра нас ждет трудный день.
Голос Нои вывел девушек из неги взаимного понимания. Возможно, это была просто метафора, а, возможно, близняшка опять знала больше остальных. Что бы там ни было, Ноне совсем не хотелось об этом думать. Она быстро расстелила их спальники и удобно забралась в сво. Прохладная рука крепко сжала её руку. Стало тепло и уютно. Прямо как далеком детстве, когда Белая Волчица была всего лишь сказкой.

Утро было туманным и промозглым. Лето наступало очень быстро, но погода в этом городе вечных дождей и туманов не менялась, и зябкость оставалась неотъемлемой его частью. Лее не хотелось просыпаться. Её интуиция подсказывала, что что-то изменилось. Это чувство плавало в воздухе, во всех привычных и домашних звуках. В голосе Сета и мамы, в звуке шума дождя в жужжании невидимых мух. В движении воздуха. Она знала, что произошло неисправимое, и этот день не принесет ей счастья. Лея сильнее зарылась в одеяло и отказалась вставать, пока кто-то не придет и не заставит её встать.
- Кофе? Мама психует, тебе бы лучше подняться...
Сэт появился из кухни и сел на диван. Девушка беззвучно выругалась в подушку, проклиная вселенную за молниеносное осуществление принудительного пробуждения. Ей ничего не оставалось кроме как встать. Ощущения не изменились. Она пошла успокаивать мать, приготовила еду и сходила к Блэкам за Билли. Она делала все свои обычные дела, но была словно в тумане. Жужжащее ощущение, как будто она чего-то ждет, не отпускало её. Сет был обычным, Лея даже обняла его по рассеянности. Он ничего не ответил, только странно посмотрел на нее. Лес вокруг был по старому одет в зеленое, но Лея не могла объяснить, что изменилось и откуда это предчувствие опасности. Оно было повсюду, и она хотела обернуться, чтобы убедиться в благополучии стаи. Повседневные дела не отпускали её, и она делала их словно робот.
Днем она, наконец, смогла уйти из дома. Рассеяно поцеловав мать, Лея выскочила в прохладу летнего воздуха и вдохнула полной грудью. Лес был близко, и она, не раздумывая, кинулась к нему, стараясь убежать от своих предчувствий.


- Твои сны.
- Мне не могут сниться сны, ты же знаешь.
Ною можно было назвать раздражительной, но Нона не хотела себя обманывать. Она сворачивала спальник, пока Магдалена разводила давно потухший огонь на отсыревших углях. Этой ночью произошло что-то неслыханное. Нона была уверена, что Ноя видела свои сны впервые за много лет.
- Это были твои сны, Ноя. Мне не могло такое присниться.
- Ты не можешь точно знать, какие видения уготовило тебе твое сознание.
Нона знала, что сестра права, но интуиция шептала, что в этот раз она ошибается.
- Ты ошибаешься, Ноя, это были твои сны. Я знаю.
Она коснулась её руки, чтобы сестра лучше поняла её, но Ноя ушла от контакта, резко отводя руку.
- Интуиция - это всего лишь миф. Разум во сне может подложить тебе любые интересные вещи, о которых в реальной жизни ты даже не думаешь...
- Как ты считаешь, кто этот парень?
Нона говорила дальше, словно не услышав сестры. Ноя молчала. Они уже давно разобрались со спальниками и теперь сидели на них, ожидая, когда Магда разведет огонь, чтобы начать готовить завтрак.
- Я не знаю.
- Мне было его жаль. Столько крови я не видела...
Она сглотнула, шумно выпуская воздух. Сон был ещё свеж в её голове, и забыть его было сложно. Людная улица города, по которой он шел. Обнаженный по пояс, слегка потерянный. Он что-то искал в толпе, когда они нашли его. Две бледные фигуры вскользнули из тени ровно на пару секунд, и вот они уже тащили его по темной лестнице, которая бежала все дальше в темноту. Парень что-то кричал, вырывался, но все было тщетно. Потом это. Его бросили в комнату, где не было окон. Маленькое помещение, тесное и сырое. На полу мусор и гнилая солома. Отвратительный запах гниения, все это было ещё живо в её голове. Он кричал, зовя кого-то, и этот кто-то пришел. ОН вышел из темноты, а когда его рука легла на щеку парня, тот вздрогнул от холода этого прикосновения. Контакт длился недолго. Парень смахнул руку, резко повернув голову, но его заставили держать её ровно. Когда же этот странный человек налюбовался на него, он плотоядно усмехнулся.
- Передай ей, что я жду её. Надежда невозможна.
Он не понял и слова. Он совершенно ничего не понял, но тут же сильный удар вывел его на другой уровень. Боль занимала все его мысли. Они били его и слизывали кровь, струившуюся с губ и порезов. Они ломали ему кости, раздирали его тело, а он кричал, но не молил о пощаде. Эти крики, Нона вздрогнула, когда воспоминания снова их обновили. Они были такими ужасающими, что ей бы хотелось их забыть. Кто бы он ни был, такого отношения к себе он не заслужил.
- Ноя. - Шепнула она.
   Девушка обернулась, и в её глазах, пустых глазах, ничего не отразилось. Нона закрыла рот, потеряв желание что-то ей говорить. Все бесполезно, но внутри неё зрело подозрение, что сестра знала, кто этот нечастный.
- Мы не можем больше ждать. Завтра с утра мы уходим. - Сказала она, снова отвечая на её мысли. Девушка кивнула. Её догадки подтвердились. Ноя знала, кто был тот парень, и она торопил их с завершением миссии, с которой она боялась столкнуться больше всего.
   Он целовал её с жаром. Каждое его прикосновение вызывало волну тепла по её телу, и она боялась не удержать волка внутри себя, так сильны был чувства. Руки приподняли кофту и скользнули по голому телу. Сегодня ему можно это делать. Завтра для них уже не будет.
Нона обещала себе, что если эта война с Волтури завершится, она вернётся к Колину. Вернётся в Ла-Пуш и останется тут навсегда. Она хотела выжить в этой войне вдвое сильнее, чем до этого. Хотя бы ради того, чтобы он снова прикоснулся к ней губами, снова назвал Ноябриною, снова смог пройтись руками по изгибам ее тела как сейчас. Она задыхалась и смотрела в небо, которое скрывала листва леса. Ей нужно было сказать ему, что они уходят завтра. Она была должна это сделать, но ещё пару минут можно потянуть. Пару минут, чтобы он закончил то, что распалил внутри неё. Ей обязательно требовалось это закончить сейчас. Она снова поймала его губы, и он ответил ей незамедлительно. Возможно, лес не самое подходящее место, но другого раза может уже не быть. Никогда. Представляла ли она, как это будет? Нет, никогда. За двадцать лет с того момента, как она стала волком, она не думала о сексе ни разу. Они постоянно куда-то бежали, уговаривали, торопились. Сестра была её миром, всем без остатка, и то, что Колин не знает, сколько ей лет, - самая большая радость в её жизни. Сейчас, это произойдет здесь. Перед тем, как пойдет дождь и весь лес вымокнет без остатка. До того, как она успеет испугаться или пожалеть. Хотя, Нона была уверена - она никогда не пожалеет.
Он уложи леё на листву и нежно заглянул в глаза. Легкий страх, тяжелый вздох, и все закончилось. Вот так просто. Она ощущала руками его тело и волоски на спине. Она чувствовала запах пота и жгущее нутро, которое пылало словно огнем. Она была настолько чувствительной, что волк требовал вырваться, и ей стоило больших трудов держать его внутри. Эти чувства, боль и смесь счастья, которое она ощущала, зная, что секунда, и все пройдет. На таких, как она, все заживало стремительно. Счастье от того, что она нашла то, что искала, и теперь будет молится всем богам, чтобы не потерять.
- Завтра мы покидаем резервацию. - Её хрипловатый голос разорвал тишину между ними. Он резко вскинул голову и уставился на неё так зло, что показалось ещё секунда, и он убьет её.
- Нет! Я не пущу тебя! Они могут...
- Не могут.
Слегка улыбнувшись, оборвала она его. ОН молчал, а желваки на его лице сокращались беспрестанно. Он вскочил на ноги и ухватился руками за длинные волосы. Затем повернулся и не нашелся, что сказать. Нона ждала такой реакции, и ей было так же больно, как и ему. Она улыбалась, стараясь подбодрить его.
- Я не отпущу тебя. Я пойду с тобой.
Он подскочил к ней и крепко сжал плечи.
- Ты не можешь пойти со мной, но я вернусь.
Он не понимал, а она не могла рассказать ему. Сила невысказанных слов, сила их обоюдной потери. Она должна так сделать. Колин крепче сжал её плечи и опустил голову. Его трясло мелкой дрожью. Нона видела, как мурашки покрыли его спину, а через секунду она поняла, что это. Улыбка озарила её лицо, теперь более искренняя, чем раньше. Она нежно провела по его спине и шепнула.
- Не бойся.
Он непонимающе заглянул ей в глаза, а потом более сильная волна заставила его отпустить Нону. Он сделал полшага назад и упал на колени. Гортанный крик вырвался наружу и оборвался. Перед Ноной застыл средних размеров волк кирпичной окраски. Она протянула к нему руку и дотронулась до носа. Волк отпрянул, но не успел убежать. Нона сама дала волю волку и встала с ним рядом. Она не могла слышать его мыслей, не могла помочь и объяснить ему, но могла показать, что такая же как он. Колин шагнул ей навстречу и жалобно заскулил, она ткнулась в него мордой, и это было все, на что она сейчас была способна. Теперь ему расскажут, и он поймет, почему не может пойти. А когда все закончится...
- Нона немедленно беги оттуда.
Голос Нои разбил её мир. Она взвизгнула и обернулась, но было поздно. Члены стаи Колина уже бежали сюда, она слышала их. Скрыться у неё не получится.
- Ноя... - подумала она. Колин был напуган, ей не нужно было читать его мысли, чтобы знать это. Он, видимо, слышал голоса своей стаи, так как развернулся мордой в ту сторону, откуда они должны были прийти. Первой выскочила волчица. Она была ближе всех и встала между ней и Колином. Припав на лапы, Лея зарычала, но не зло, скорее предостерегающе. Нона сделала шаг назад и покорно легла. Вскоре появились Сэм и Сэт. Они поприветствовали друга и все втроем скрылись в лесу. Осталась только Лея. Она стояла перед ней и не уходила, все смотрела и смотрела, а затем в один миг превратилась в человека. Нона последовала её примеру.
- Значит, завтра...
- Да...
Не надо было понимать, о чем она. Колин, конечно, думал о том, что Нона завтра уходит. Именно этот импульс стал последним в ходе его перевоплощения.
- Почему так скоро?
Девушке показалось, или в её голосе прозвучало разочарование. Нона покачала головой и обняла себя руками. Холодные капли уже начинали барабанить по листве.
- Скажи ей. Скажи, что это Блэк.
Нона вздрогнула, но подчинилась сестре. Она не могла не покориться, когда Ноя приказывала.
- Блэка поймали Волтури. Начало войны положено, час пробил.
Как-то зловеще сказала она словами Нои, которые та вкладывала в неё мысленно. Ей самой стало страшно от того, что она сказала. Стало холодно и пусто. Тот парень из сна, значит, он был Блэком. Упрямым волком из стаи Леи. Девушка напротив неё вздрогнула и замотала головой.
- Нет, нет, нет, нет! Ты врешь! Ты все врешь! Этого не может быть. Нет!
Ноне и самой хотелось бы не верить, хотелось успокоить её, но вместо этого Ноя вела бежать ей прочь от раздавленной девушке. Обратно к побережью и как можно скорее. То, что всего пять минут назад было счастливым, стало вдруг страшным проклятьем. Она создала свой мир и разбила другой. Как же она ненавидела сестру в те минуты, та играла всеми ими как пешками в своей войне. Как она ненавидела себя, за то, что была частью всего этого... За спиной раздался дикий крик. Слезы застилали лицо, но она не могла остановиться. Приказы Нои нельзя было отменить.

Лея боялась становиться волком. От одной мысли, что ей в голову сейчас влезут все кому не лень, становилось холодно. Она шла сквозь лес, крепко обхватив свои обнаженные плечи руками. После того, как она выплакалась и эмоционально вымоталась, в душе осталась пустота. Вокруг все двигалось как в замедленной съемке. Она с запозданием что-то замечала и шла, постоянно спотыкаясь. Ранки на ногах не успевали появиться, как уже затягивались. Она была измучена, ей требовался отдых, но она не собиралась об этом думать, она просто шла вперед, стараясь как можно дольше никуда не приходить.
Вернувшись в дом, она обнаружила что одна. Холодное здание встретило её равнодушием. Все так же тикали часы на стене, подсчитывая прожитые минуты.
   Все по-прежнему гудели трубы за тонкими перекрытиями. На чердаке как обычно гулял ветер. Лею вдруг затошнило от всей этой обыденности, которая привела её к такому будущему. Ей хотелось начать методично разрушать этот дом. Вырывать панельные перекрытия, несущие стены превратить в пыли и позволить зданию подкоситься от веса крыши. Ей хотелось разорвать в клочья диван, на котором она проспала много лет. Разбить рамки с фотографиями, уничтожить документы... ей хотелось вскрыть себе вены, но она знала, что это бесполезно, да и выход. Просто отчаянная мысль проскочила в голове, да так и не вернулась обратно.
Вместо всего этого она уселась на пол, прислонившись к стене, медленно раскачиваясь, обхватила голову руками.
Джейкоб Блэк оказался на грани смерти по вине её эгоизма. По причинам ревности и ненависти. Лея ненавидела себя, но больше этого она боялась, что все оправдается. Джейкоб может быть уже мертв, и от этой мысли ей скручивало живот и жгло горло. Она не могла вынести неизвестность и слепоту своего прошлого. Как же дорого приходится платить за прозрение и свою глупость.
Решение пришло спонтанно. Она вдруг поняла, что надо было делать, и, если бы она сделала это раньше, подобного никогда бы не произошло. Джейкоб бы не узнал о Белле и не ринулся в Вольтеру. Её стая бы вернула его обратно взамен на неё, и, возможно, у Блэка было бы счастье в будущем. А теперь его может не быть или уже нет. Вещи летели в дорожную сумку, собирала она их, исходя из практичных задумок. Пара теплых вещей пара не очень. Какое-то покрывало и ещё что-то, Лея не осознавала, что и как собирает. Она делала это больше на автопилоте и старалась управиться быстрее, чем придет домой Сэт. Вся стая наверняка ещё возится с Колином, и им точно не до того, где гуляет своенравная Лея. Они старались не трогать её, и сейчас это было так непросто принять. Лее казалось, если Сэт придет чуть раньше и остановит её, отговорит, она не сможет уже уйти. Принятое решение потеряет смысл или она испугается. Возможно, Сэт будет мотивировать это тем, что мать не сможет потерять ещё одного члена семьи. Может быть, напросится вместе с ней. В любом случае, её побег отложится, а, возможно, и вообще не состоится. Какая-то часть её очень этого хотела, но Сэт не пришел и не спас положение. Лея собрала сумку и резко закинула её за плечо. Быстрее, прочь из дома, не оглядываясь, через скользкую грязь. Она бежала все вперед и вперед. Девушка решила не идти напрямик к пляжу, до которого было рукой подать. Она боялась, что её увидят на открытом пространстве, и она решила осторожно зайти с леса как можно ближе к расположенному на побережье лагерю.
Её дом быстро потерялся среди других домов резервации. Она не скучала по нему, но и не хотела уходить. Лея знала, что так будет правильно и только так она сможет исправить то зло, которое причинила всем им.
Когда она миновала дом Блэков, она услышала за спиной вой её стаи. Лея не задумывалась, пригнулась ниже к земле и понадеялась только на то, что им сейчас не до странного запаха Леи вблизи дома Джейкоба. Они промчались далеко от неё, но она прижималась к земле, пока все совсем не стихло. Тишина казалась оглушительной. Даже шум дождя будто перестал скрывать её шагов и постоянных тяжелых вздохов, когда она в очередной раз оскальзывалась. Остался всего один дом на краю леса. Дом Сэма. Лея понимала, что шла сюда не из-за желания скрыться. Она шла к кромке леса лишь из-за того, чтобы последний раз увидеть дом Сэма.
Дом казался безжизненным и пустым. Свет в окнах не горел, и они пустыми глазницами смотрели на неё, словно укоряли в принятом решении. Уйти в новую стаю. Решение, которое она приняла так необдуманно, быстро и так бесповоротно. Вот так вот рвется связь с человеком, который значил для тебя больше, чем жизнь. Любовь, к которому она хотела пронести через все невзгоды. Сэм больше не услышит её мыслей, не будет знать, что с ней. Он будет свободен от неё и через какое-то время поймет все прелести ее решения. Она была его проблемой, была камнем на его шее, была тем единственным, что отравляло его существование. Уже через несколько минут все будет кончено.
Лея взошла на порог и поставила сумку у входа. Что она делает, зачем осторожно дергает ручку и входит внутрь. Почему Сэм никогда не закрывал дверь в свой дом? Тихое жужжание каких-то приборов. Тикающие часы и чье-то мерное дыхание. Лея, как вор, прошла через гостиную, стараясь бесшумно ступать по ковру, оставляя грязные следы на нем. Она открыла дверь в их спальню, где, положив руки на живот, спали Эмили и, обнимая её одной рукой, Сэм. Замерев в проеме двери Лея слышала, как билось её сердце за ребрами. Ей казалось, что биение её сердца было оглушительно громким. Громче, чем если бы она заговорила вслух, но она не попятилась к выходу, а наоборот приблизилась к их кровати. Присев на корточки, она заглянула ему в лицо. Расслабленное и умиротворенное. Одеяло сползло почти до бедер, и его широкая грудь была незащищена и в темноте белела как мраморная плита. Рот был приоткрыт и со свистом выпускал воздух. Легкая щетина на щеках. Даже сейчас он был как никогда прекрасен, и Лея, не удержавшись, коснулась пальцами его щеки. Он поморщился и мотнул головой. Лея еле-еле сдержала сдавленный смешок и почувствовала, как теплая слеза прокатилась по щеке. Ей было больно и тяжело оставлять его. Того, кто столько лет был смыслом её мира, был основой её сознания. Того, кто каждым своим вздохом дарил ей болезненное счастье. Сейчас она любила его так сильно, что была на грани того, чтобы отказаться от всего и доверить спасение Джейкоба волчицам. Она не сможет уйти и оставить своё сердце тут. Это так непереносимо больно... Пальцы, дрожа, спустились по шее и прикоснулись к островку волос на груди.
- Я люблю тебя. - Прохрипела она и ужаснулась, как громко это прозвучало. Он улыбнулся во сне.
- Эмили. - Ответили ей его губы, и она встала слишком поспешно. Голова закружилась, но боль в сердце была сильнее. Уже не заботясь о том, что создает шум, Лея выскочила из дома, подхватила сумку и исчезла в лесу. Слез больше не было, она делает все правильно, а её любовь ничего не решает. Она исправит свои ошибки.
- Прощай, Сэм. - Подумала девушка.

Ноя, Нона и Магдалена уже собрались. Они ждали её и не удивились, когда Лея появилась из-за деревьев. Нона не могла смотреть ей в глаза и отвернулась. Ноя встретила её холодным взглядом, а выражение лица Магдалены Лея так и не смогла понять. Она осторожно поставила сумку на песок.
- Я согласна идти с вами.
Ноя кивнула.
- Скажи мне, ты поможешь мне спасти Джейкоба?
- Если это будет в моих силах. Я не буду тебе обещать этого, но и остановлю, если ты решишь сделать это сама.
Лея кивнула и протянула ей руку.
- Я хочу стать членом твоей стаи.
- Я принимаю тебя в стаю. Отныне ты больше не член стаи Сэма Адли.
Где-то за деревьями раздался крик. Лея вздрогнула, узнав в этом крике голос Сэма. Она сама не ощутила разницы или дискомфорта, но что-то изменилось. Она обернулась и всмотрелась в темноту, но, конечно, ничего там не увидела.
- Пойдем, Лея. Нам надо спешить.
Ноя скинула одежду, и другие последовали её примеру. Обратившись в волков, Ноя и Нона замерли подле неё. Магдалена со вздохом закинула их вещи за спину и устроилась у Белой Волчицы на спине.
   Это было что-то новое, невообразимо сложное, но теперь ставшее её частью. Смысла сомневаться больше не было, и Лея обратилась в волка. Несясь следом за Волчицей она надеялась, что когда-нибудь сможет вернуться домой.
  
   Глава 4. История
   Я видела это во сне,
Как цветы умирают в огне,
Пепла лёгкого лепестки
Распадаются на куски.
   Пепелинки, пепельный снег
Тёплый воздух уносит вверх.
Только так долетают до рая,
До легчайшего пепла сгорая.
   это был случайный ожог
И земля ушла из-под ног.
Ты пепел, я пепел.
Нас друзья, убитые горем,
Со скалы развеют над морем.
Ты пепел, я пепел.
*
   ***
   Твой путь по костям земли,
   Твой путь по цепям воды
   На упругих лапах звери шли,
   Чуя запах беды*
  
  
  
   Машина ехала, быстро набирая скорость, но теперь эта гонка казалась Белле детской забавой. Слишком медленно авто рассекало дорогу, она может быстрее. Эдвард улыбался краешком губ. Она подумала, что, наверное, это выражение лица обозначает то, что он доволен.
   - Да, именно, я доволен. - Промурлыкал он, повернувшись к Белле. Девушка смущенно отвернулась, но её щеки больше не могли заполыхать румянцем. Мертвое тело вообще мало что могло из прежних его функций.
   Это случилось неделю назад. Как только их свадьба отгремела, Эдвард увез её в ночь на остров Эсме. Единственное, чего он не смог сделать, так это выполнить её просьбу - быть с ней до того, как она станет вампиром. Самообладание Эдварда не хватило, и он укусил её в самый ненужный момент. Белла была расстроена. Она была просто раздавлена и, прежде чем потерять сознание от боли, она кричала о том, что он обманщик. Теперь она чувствовала свою вину за это. Эдвард сделал все возможное, он тысячу раз предупреждал её, чтобы они не ходили по краю. Он убеждал и молил, но она не слушала. Никогда не слушала его... Но все это в прошлом. Она касалась его руки, и они оба испытывали облегчение. Он иногда вздрагивал от того, что их тела были одной температуры. Также Белла лишилась своего дара, и Эдвард с удовольствием читал её мысли. Все встало на свои места, это-то и было необычно.
   - Я люблю тебя. - Прошептала она, и он, потянувшись, поцеловал жену.
   Машина вильнула, но Эдвард справился с управлением, даже если бы все было бы по-другому, автокатастрофа не причинила бы вампирам большого вреда.
   - Как ты думаешь, чего хочет Эллис?
   Эдвард пожал печами:
   - Если бы это не было настолько срочным, она бы не прервала нашего медового месяца.
   - Я немного волнуюсь...
   Она волновалась не о словах Эллис. Она переживала из-за того, что могла кого-то укусить. Кого-то из близких. Пока она не обуздает свою жажду, любой человек вблизи нескольких миль будет в опасности.
   - Не переживай, в доме Эммет и Джаспер, они не позволят тебе наделать глупостей.
   - Я знаю, но что, если...
   - Никаких "если". Все будет в порядке.
   Он сжал её руку и ободряюще улыбнулся. Белла немного успокоилась и отвернулась к окну. За поднятыми стеклами запах чужой крови не достигал её обоняния. Только приторный аромат освежителя, а ещё бензина и масла. Горло жгло и раздирало, но Белла справлялась. Она тяжело вздохнула и снова вернулась мыслями к Джейкобу. Внутри надсадно ныло, она знала, что ничего из её органов не могло болеть, но ощущение напоминало сердечную боль. Переживания за Джейка не давали ей покоя, а теперь её мысли стали доступны и Эдварду. Нельзя сказать, рад он был таким мыслям или нет. Сейчас его лицо ровным счетом ничего не выражало.
   Дом Каленов появился из моря зелени очень близко к обочине. Эдвард зарулил к подъездной дорожке и припарковался. Они ещё посидели в машине, но не смогли остаться не замеченными. К ним навстречу бежала Эллис, и вид её был весьма встревоженным.
  
   - А где все? - спросила Белла, входя в совершенно пустой дом.
   Эллис зажгла свет, в этом не было никакой необходимости, но Белле стало немного удобнее. Эдвард подошел к ней и приобнял за талию, успокаивая своим прикосновением. Нежилой дом был пугающим местом.
   - Они ушли вперед и будут ждать вас.
   - Куда они ушли?
   - В Вольтеру. - Вместо Эллис ответил Эдвард.
   Беллу словно молнией поразило. Она, не веря своим ушам, медленно повернулась к Эдварду и не смогла ничего сказать из-за обрушавшегося на неё потрясения.
   - Как к Вольтеру?
   Эдвард открыл рот, но Эллис остановила его властным и не привычным взмахом руки.
   - Постой, Эдвард, дай мне объяснить ей.
   Эдвард кивнул. Эллис медленно прошлась по комнате, казалось, набирая в грудь воздуха и готовясь сказать что-то совсем не приятное. Когда их взгляды встретились, глаза Эллис были страшнее, чем у Беллы, бордово-красные глаза новорожденного вампира, они светились страхом.
   - Я могу видеть будущее это белой волчицы.
   - Но как...
   Эллис снова жестом попросила её остановиться и позволить ей продолжить.
   - Когда я увидела её, то подумала, что вижу то, что ждет Эдварда, и не сразу сообразила. Будущее, связанное с оборотнями, я не могу видеть совсем. СОВСЕМ. Это распространялось на всех обращающихся в Ла-Пуш, также, когда ты была с Джейком, я не могла видеть и твоего. Видения с её грядущим стали приходить ко мне после той встречи. Это были банальные мелочи. Сборы вещей, какие-то разговоры, но я не могла отделаться от них, словно меня связали с ней пуповиной. Позавчера я увидела это.
   Эллис вздохнула, Белла поняла, что девушка подходила к самой важной части всего этого повествования. Эллис сжала ладонь Эдварда, который, конечно, все уже прочитал в её голове. Он в ответ стиснул её пальцы и глухо зарычал. Вампирша предупредительно посмотрела на него.
   - Она потерпела поражение в войне с Вольтури, в самый ответственный момент она вдруг исчезла, и вампиры одержали верх. Затем они перебили всех оборотней. Всех до единого, никто не выжил. Джейк был первым после стаи Нои.
   Белла в ужасе зажала рот ладонями. Если бы она была человеком, то расплакалась бы, но её глаза упорно не могли дать влаги, и она только смотрела на Эллис.
   - Я знаю одно, это случилось тогда, когда она побежала к камерам с заключенными, я увидела железную дверь и то, как она открыла её, а потом темнота.
   Все молчали, и тишина дома угнетала все сильнее. Белла не могла описать того, что с ней происходило. Она знала - ей надо быть там, в Вольтере, и постараться сделать хоть что-то.
   - А где сейчас Блэк?
   Эдвард и Эллис переглянулись.
   - Белла. Джейкоб в Вольтере. - Сказал Эдвард.
  
  
   Лея еле передвигала ноги. Они казались ей свинцовыми, и идти было тяжело. Вначале ей казалось, что рюкзак был легким, совсем невесомым. Они давно уже покинули территорию Ла-Пуш. Так же много времени прошло с того момента, когда они ушли из Сиэтла. Лея давно потерялась во всех тех местах, где они были, и неделя в её голове совершенно замылилась. Каждый день происходило одно и то же. Рано с утра Ноя вставала, и все просыпались как по команде. Тридцать минут на сборы, и они трогались в путь. Если было слишком рано, они бежали как волки, но стоило им приблизиться к густо населенным местам, и они снова превращались в людей. Ноя никогда не уставала и не сбавляла шага. Они не ловили попутку и не спрашивали дороги. Поздно ночью они ложились спать, и она засыпала, стоило ей коснуться головой отсыревшего спальника. Девушки редко переговаривались между собой и ещё реже с ней. В их маленьком мирке повисло напряжение, которому не было объяснения.
   Каждый день ей казалось, что они не успеют, что Джейкоб либо умирает, либо уже умер, но вечером перед сном Ноя скупо говорила, что Джейк ещё жив. Так уже неделю, а ей казалось - год.
   Иногда Лея думала о доме. Ей казалось, что вот-вот, и стая нагонит беглянку. Отберет её у Нои и защитит от того, что ей предстоит сделать. Лея прокручивала в голове то, что мог бы сказать Сэм Ное, и то, что бы она ответила ему. Лея представляла схватку между ними, видела Сэта, оттаскивающего её в сторону. Слышала себя, говорящую, что никуда не пойдет, что она обязана спасти Джейка... Часто оглядывалась на пустую дорогу, но прежняя жизнь осталась слишком далеко за спиной. Она туда больше не вернётся.
   - В Вольтере будем через месяц. По дороге мы встретим стаю Эмильен.
   Ноя остановилась и опустила сумку на землю. Нона устроилась рядом, а Магда как ни в чем не бывало встала напротив неё.
   - Это хорошо. - Кивнула Нона.
   - С этого дня у нас новая диета. Через пару часов мы дойдем до города и там сможем купить все необходимое. Имейте в виду, ничего кроме того, что мы купим, есть нельзя. Иначе в Вольтере нас вычислят в первые пять минут.
   Ноя произнесла эти слова, в упор смотря на Лею. Девушка поморщилась, она ненавидела, когда Ноя смотрела так, будто она только и думала о том, чтобы сорвать операцию.
   - В чем смысл этой диеты?
   Лея бросила надоевший рюкзак к ногам и с удовольствием села на него, растирая уставшие ноги.
   - Она поможет нам не пахнуть по-волчьи. Также, скорее всего, мы перестанем оборачиваться. Это усиливает наш запах. Есть придется только очень острые продукты, что-то в духе мексиканской кухни. Будем питаться этим постоянно и до тех пор, пока не затошнит. Надеюсь, месяца хватит, чтобы наш запах изменился настолько, что в нас невозможно будет учуять волков...
   - Не вижу в этом смысла, - раздраженно буркнула Лея.
   - Острое и соленое дает самый противный и резкий запах. От усиленной ходьбы мы будем потеть, и эта дрянь выделится с потом. Мы будем пахнуть как куча говна, но это лучше, чем естественный аромат. Он запудрит им мозги, и мы сможем незаметно проникнуть в город.
   Лея по-прежнему не находила эту идею хорошей, но промолчала. С Волчицей спорить было бесполезно.
   - А дальше, что будет, когда мы дойдем до Вольтеры? Вы так и не сказали, какой у вас план на этот счет.
   Девушки переглянулись. Что-то странное мелькнуло на лице у Ноны, но это долилось всего секунду. Магдалена откашлялась:
   - Думаю, нам следует организовать привал...
   - Нет, - резко оборвала её Ноя.
   - Вначале мы дойдем до города и купим все необходимое. Вечером ты все узнаешь.
   Она встала и подхватила рюкзак с земли. Их долгий и утомительный путь продолжился.
  
  
   Они сидели, подперев головы кулаками. Плечи Сэта дергались от нервного смеха.
   - Быть этого не может. Черт, я не верю в это...
   - Придется поверить, - сказал Пол.
   - Точно, - давясь смехом, кашлянул Джаред. - Не поверишь, они заставят.
   Через секунду Пол и Джаред заливались смехом как умалишенные. Сэт тяжело вздохнул и постарался не улыбаться. Ему казалось, что это будет не корректно по отношению к новенькому.
   - Мы -- стая извращенцев.
   Все так же надрываясь, гоготал Джаред.
   - И совсем это не смешно, - обиженный голос заставил их снова заржать, как коней.
   Пол вытирал навернувшиеся в уголках глаз слезы, но остановить смех был не в силе. Вчера ночью произошло немыслимое. Коллин запечатлел Брэдли, как тот и надеялся. Также Белая Волчица Ноя получила Лею. Пока Сэм и Квил прочесывали окружные леса, ребята привыкали к новому члену стаи.
   - Теперь мы официально стая пидарасов. Лею забрали, и оправдаться нам нечем. - Продолжал Джаред.
   Они с Полом пришли сутра и старательно выводили новичка из равновесия. Все было бессмысленно. Он совершенно на это не реагировал, иногда только смотрел очень хмуро, словно взвешивая, кого убить первым. Чаще всего у ребят начинался новый приступ смеха после таких его взглядов.
   - Все, прекращайте, вы потратили на это весь день! Того глядишь - придется, и его во время оборачивания спасать.
   - Этого? - Пол ткнул в него пальцем.
   - Мне кажется, это нас придется от него спасать. Волк -- маньяк. Охота на самцов началась...
   Сэт закатил глаза, он в очередной раз увидел, как у Бредли задрожала нижняя губа. Колин сильнее сжал его руку.
   Им придется не сладко. Сэт уже видел, как это будет. Бредли и Коллин будут постоянно думать друг о друге, иногда не совсем прилично. Раньше, когда кто-то из парней думал о своей половине похабно, это возбуждало его. Ему было стыдно за это, но он ничего не мог поделать. Картины в голове, создаваемые его собратьями, были настолько красочными, словно он сам переживал это вместо них. Отделаться от этих мыслей совсем не получалось ни у кого из стаи. Во времена обхода территории в одиночку они забывались, что не одни, и придавались фантазиям. Это было нормальным, это было между мужчиной и женщиной, в этом никогда не было ничего того, что не ждало бы их впереди.
   Сэт вздрогнул в страхе, а что если и мысли Коллина и Брэдли станут заводить его? Заставлять бабочек плясать в его паху, давить на что-то внутри него. Если он тоже захочет присоединиться к тому безумию, которое у них называется любовью?
   Сэт с ужасом ждал этого момента. Если бы только была Лея... Она бы смогла поставить его на место. У неё бы нашлось пара колкостей, чтобы отбить у Сэта последний страх и стыд. Она умела остудить его возбуждение получше холодного дождя зимой. Лея была ему необходима. Почему он не пошел вместе с Сэмом?
   - Все, вы меня достали. - Коллин схватил подсвечник и швырнул его в сторону Пола. Парень, улюлюкая, отскочил в сторону и заржал.
   - Тихо, тихо пёсик, я дам тебе косточку.
   - Придурок, ты у меня еще попляшешь. Только стань волком...
   На лице Колина заиграла злорадная усмешка. Пол в притворном ужасе прижал ладони к щекам.
   - Ооо, я тебя уже боюсь...
   - Ну перестаньте а?
   Сэту было тяжело оставаться в комнате, осознавая, что его друзья непереносимые уроды. Только их потасовка хоть как-то отвлекала его от мыслей, что Леи больше не будет в их стае никогда.
  
   - Мы прочесали всю округу и не нашли не единого следа.
   Сэм натягивал штаны на пороге, и, входя в дом, стряхивал с волос оставшиеся капли дождя.
   - Мы знаем точно, что они ушли к югу, но на краю нашей территории следы обрываются, будто их стерли.
   Квил упал в кресло и с недоверием покосился на Коллина и Брэдли.
   - Там везде запах вампиров, я думаю, они виноваты в том, что нам не найти следов.
   Сэм расхаживал по комнате, заложив руки за спину.
   - Но они не нарушили нашей территории?
   Сэту передавалось волнение Сэма. Без следов Стаи Волчицы они не смогут отыскать Лею и убедить её вернуться.
   - Нет, ни на сантиметр. Мне кажется, нам следует навестить их.
   Он застыл посередине комнаты и уставился на горящую лампу. В комнате ждали, когда он продолжит. Если они заявятся на территорию вампиров, то, скорее всего, сами же и нарушат договор.
   - Тогда давайте прямо сейчас и нагрянем к ним!
   Пол как всегда был нетерпелив и рвался в бой. Он вскочил и пошел к двери, снимая футболку через голову на ходу.
   - Стой. Всем нам ходить не следует. Я думаю, хватит одного.
   Сем повернулся и в упор посмотрел на Сэта.
   - Сэт, ты неплохо с ними ладишь, возможно, тебе они скажут больше, чем всей стае.
   Сэт встал и оглядел присутствующих. Впервые его не укоряли за отношения с вампирами. Он мог принести пользу в поисках Леи, и он сделает это.
   - Я попробую. - Сказал он, и Сэм кивнул.
   - Мы проводим тебя до границы и будем ждать там. Поспеши, малыш.
  
  
   Нона знала, что они должны были доверять Лее. Теперь она часть их стаи, но она не могла заставить себя относиться к ней по-другому, нежели как к чужаку.
   Когда-то давно Ноя пообещала, что в их стае не будет четвертого. Они навсегда останутся втроем, чтобы никто лишний не ковырялся пальцем в их прошлом. Она держала это слово уже вот шестьдесят лет и никогда не нарушала его. Просто с Леей не было другого варианта. Эмильен была слишком далеко от них. Её стая бежала с юга Франции и не успевала подхватить Лею.
   Теперь причитать было поздно. Нона делала все возможное, чтобы не давать Лее лишних знаний. Она старалась не думать о прошлом, но рано или поздно Лея потребовала бы объяснений. Вся стая знала это. Однажды, она настойчиво будет спрашивать, какого хрена её вообще выдернули из стаи почти насильно и увели на войну, причины которой она не знала.
   Сегодня тот самый день, когда кошмар прошлого придется оживить и вспомнить.
   - Ты смеешься, - сколько яда было в этой короткой фразе.
   - Я абсолютно серьезна, как всегда, - без тени иронии отозвалась Ноя.
   - Это же обычный супермаркет!
   Магдалена фыркнула и произнесла:
   - Ты ждала чего-то иного? Знаешь ли, в городе обычно строят супермаркеты, такова уж природа нынешнего времени.
   - Я это знаю и без тебя. Просто...
   - Прекратите этот глупый спор. Лея, если ты хочешь, можешь остаться и сторожить вещи.
   - И не подумаю.
   Девушка вскинула рюкзак на плечо и пошла к магазину, стараясь оторваться от волчиц. Нона и Магда закатили глаза. В последнее время девушка была невыносимой и спорила по любому случаю. Ноя безразлично пошла следом. Нона проводила сестру взглядом. Как ей хотелось, чтобы её Ноя когда-нибудь снова улыбнулась. По-настоящему, а не потому, что так было нужно для окружающих.
   - Магдалена, ты пойдешь со мной. Нона, вы с Леей к консервам. Берите только самое острое... и, Нона.
   Девушка обернулась.
   - Никакого сладкого.
   Нона жалобно захныкала:
   - Ноя, ну пожалуйста, всего одна шоколадка..
   - Нет. Ты не возьмешь ничего сладкого.
   Нона унижено поклонилась, она получила приказ и не могла его оспорить. Её глаза наполнились слезами от горького подчинения. Когда она смогла снова разогнуться, то увидела только спину сестры, уходящей с Магдой. Ноя была безжалостной, и этого уже не изменить. Чувство горечи и страха давно вытеснили обиду и любовь. Она смотрела на удаляющуюся девушку и думала, что вместо сестры она обрела монстра, который теперь ведет её к смерти.
   Теплая рука коснулась плеча. Нона обернулась и встретилась с Леей глазами. В них она увидела что-то новое, непонятное. Сочувствие или жалость, но что-то переполняло её.
   - Идем.
   Нона кивнула и вытерла рукавом глаза. Горевать надо было раньше, теперь осталось только подчиниться.
   Она опасалась расспросов, когда они шли вдвоем к полкам, но Лея молчала. Лишь изучала продукты, которые они проходили, без всякого любопытства и делала все, чтобы не встретиться с Ноной взглядом.
   Последнюю неделю девушка только и делала, что вставляла им палки в колеса, вымещая свою злость и обиду. Пока они были волками, Нона тысячу раз слышала "Эмили" и видела картину, где Сэм лежит на кровати. Лея до сих пор не смерилась с запечатлением её вожака. Ей по-прежнему было больно от этого, но что больнее всего, это то, что выбор его пал на её сестру. В её венах текла та же кровь, в меньшем количестве, но все же. Он мог бы выбрать её. Она надеялась, что это было недоразумение, все ещё ждала изменений, но их никогда не будет. Нона старалась понять её, но не могла. Столько лет хранить в себе боль и не отпускать её совершенно сознательно, словно запрещая душе жить дальше... Она не понимала такой жизни и отвергала её как факт.
   - Эти, - Нона махнула рукой на тушенку и лазанью.
   - На тех слева горчица.
   Лея подчинилась, не задавая вопросов, но все ещё погруженная в свои мысли. Руки складывали продукты, а в глазах пустота, словно она была на чужой планете. Эта девушка не переставала её удивлять, но Ноне совершенно не хотелось знать, что она думает. Хотя бы из-за того, что она боялась разочароваться.
   ***
   Костер разгорелся быстро. Уже три дня не шел дождь, и некоторый хворост стал суше и легче загорался. Сегодня ей не пришлось мерзнуть в ожидании, когда разгорится древесина. Чем дальше они уходили, тем страшнее становилось Лее, но тем теплее были дни. Хоть что-то хорошее в непроглядном омуте.
   Поход в магазин окончательно вымотал всех. Она так устала, что еле ворочала языком, мечтая о сне и отдыхе. Лея могла бы прямо сейчас расстелить спальник и забыть обо всем, но она терпела, ожидая обещанного рассказа.
   Волчицы медлили. Она замечала, что сегодня вещи разбирались с трудом, каждая бумажка просматривалась. Все банки подсчитывались, а она отстраненно сидела на бревне и ждала, смотря в огонь. Лея знала, что Ноя слышит её мысли, она должна догадываться, что ждать, пока она заснет, бессмысленно. Им придется ей рассказать.
   - Нона. - Окликнула сестру Ноя.
   Девушка подошла и села с ней рядом. Магда на той стороне костра вертела в руках кружку и старалась не смотреть на Лею. Нона избегала взгляда, одна только Ноя бесстрастно смотрела на неё.
   - Я привыкла выполнять свои обещания. Боюсь, я не сумею тебе рассказать все, потому что я не помню, как стала такой, возможно в конце я и добавлю что-то от себя... Я хочу, чтобы ты поняла нас, Лея. Эту историю рассказывать совсем не просто. Это наша жизнь, которая закончилась, а мы смертники.ю которые канут в лету вслед за ней.
   - Я не... - начала было Лея, но её прервали. Ноя кивнула Ноне, и та со вздохом разворошила угли, заставляя их взметнуться к небу огненным хороводом.
   - Это случилось шестьдесят лет назад. - Начала Нона. - Наша деревня была чем-то похожа на вашу резервацию. Про нас знали единицы, и иногда кто-то из деревни ездил в город за продуктами или лекарствами. Мы уже много лет жили в мире, и волки стали рождаться редко, оборачивались не все, и те, кто не оборачивался в шестнадцать, уезжали из деревни. Эта была традиция, которую не изменили спокойные дни.
   В ту ночь вся стая мирно спала. Я и Магдалена отправились на охоту. Моя первая охота в облике волка. Не могу передать тебе, как это было упоительно. Я, тогда ещё слюнявый щенок, не умеющий держать себя в руках, превращалась от любого треска ветки. Все смеялись надо мной, а мать гордилась. Как же, одна из её дочерей теперь почетный член стаи. Это достойно уважения.
   Магда и я вышли не задолго до захода солнца. Когда мы заметили зарево, я как раз опрокинула оленя. Магдалена перебила ему шею и зверь затих, истекая кровью. В воздухе мы чуяли запах дыма. Что-то горело в нескольких часах от нас. Подняв морды вверх, мы увидели, как со стороны нашей деревни над деревьями растекается оранжевый огонек. В головах было тихо, никто не звал на помощь, и мы немного успокоились, но через пару часов свечение стало сильнее. Чуткий слух улавливал волнение леса, и мы, не сговариваясь, рванули к деревне. Мы неслись со всех лап, и чем ближе мы приближались к поселению, тем ощутимее был запах гари. А потом вопль разорвал тишину. Дикий, безумный крик, от которого мое сердце сковал лед страха. Больше сомнений не было. Это горела наша деревня. Наш дом. И кричал кто-то близких. Кто-то родной.
   Все дома в деревне были деревянными, а лето стояло жарким. Магда думала, что это простой пожар, который частенько бывает в засушливые и жаркие года. Только когда мы пробегали тропинку к реке, на ней не было следов от ног или слякоти, бывающей, когда в спешке проливается вода. Подозрения жгли нас, и мы мчались так быстро как могли.
   Ворвавшись в деревню, мы словно попали в ад. Пламя бушевало в каждом доме. Повсюду были черные глазницы окон, из которых вырывался огонь. Снопы искр летели к небу, и никого. Деревня выгорала дотла, и никто не пытался это остановить. Крик, который мы слышали в лесу, потонул в реве пламени.
   Я бросилась к своему дому. Он стоял на отшибе деревни, и была маленькая надежда, что огонь ещё не добрался до него. Я знала, что моя сестра невредима. У нас и до этого была связь друг с другом, что позволяло нам даже на расстоянии знать, что происходит с другой. Я чувствовала, что она задыхалась и кашляла, но не слышала ни единой мольбы о помощи. А затем словно кто-то раскупорил мои уши. Сквозь дикий треск и рев я услышала их. Крики десятков голосов. Все в одном месте, они резко обрывались один за другим. В своей голове я видела то, что показывала мне Магда.
   Центральная площадь была полна людей. Они перемешались между собой. Свои и чужие. Знакомые мне с детства лица друзей и родных были исковерканы болью. Они молили о пощаде, не понимая, какое зло совершили и за что их наказывали. Незнакомцы были одеты в широкие балахоны. ИХ лиц не было видно, но руки, которые тянулись к шеям людей, были неестественно бледными. Огонь не позволял Магдалене подойти ближе, и она бегала вокруг кольца, внутри которого были наши соплеменники. Первый круг - ничего, второй, третий... когда она вбежала в четвертый круг, то увидела, как пламя дрогнуло и слегка умерило свой пыл. Образовалась брешь, но ей следовало торопиться. Вот-вот, и огонь снова бы занял свои позиции. Магда прыгнула и в миг, когда огонь поднялся снова, она была уже внутри.
   Пока она сражалась с огнем, я пыталась попасть в наш дом. Крики не давали покоя. Мольбы и плач, предсмертные хрипы. Все это смешалось внутри меня и раздирало в клочья, будто убивало меня и что-то внутри меня...
   Она замолчала, уставившись на огонь. Лея замерла в той позе, в которой села, и не решалась повернуться. Она чувствовала, что девушка делала усилие над собой, чтобы перейти к самому важному. Тому, что снится ей в кошмарах вот уже много лет. Лея была уверена, что эти вещи преследовали волчиц. Не могли не преследовать.
   - Чужак выскочил из моего дома. Крыша не успела ещё провалиться и не была поглощена огнем. Он проломил черепицу и, как пуля, устремился к площади. Сноп искр вырвался в брешь, я поняла, что остаются секунды, чтобы вытащить сестру. О матери и бабушке я старалась не думать. Я хотела спасти хоть кого-то и надеялась, что это будет Ноя.
   Ворвавшись в дом, отметила, что не все несущие балки сгорели, некоторые ещё выдерживали вес крыши, и только поэтому она ещё не провалилась, погребая Ною под собой. Я заметила открытую подвальную дверь, она вела в погреб, где всегда было сыро и прохладно. Не размышляя, я кинулась туда и увидела её. Она лежала на полу и тяжело дышала. Абсолютно нагая, в крови, цепляясь руками за землю. Вдоль позвоночника я заметила пробивающуюся шерсть и не могла поверить своим глазам. Моя сестра оборачивалась, но как-то странно. Не так, как я или Магда - по одному прыжку. Она словно выдавливала из себя волка, что-то шепча, когда позволяли дыхание и кашель. Времени помогать не осталось. Рев стоял невыносимым, и я слышала отчетливый треск балок, которые держались только на моих молитвах. Подскочив к Ное, я хотела подлезть и перекинуть её на спину, но она не далась. Резко отскочив в противоположный угол погреба. Прижавшись к земле, словно она уже волк, Ноя зарычала: "Убью, убью". Я заглянула к ней в глаза и попятилась. Её зрачки стали узкими щелками, как у змеи. Радужка пожелтела и, когда она приподняла губы в оскале, я заметила прорезающиеся клыки. Это было необычное превращение, я чувствовала это. Ноя рычала и всеми силами деформировала свое тело, которое не должно было обернуться в обычной жизни.
   Рычание смешалось с треском балок, которые больше не могли устоять. Искры и дым полностью затопили погреб. Я приготовилась к смерти, но из последних сил рванула к сестре. Быть может у нас был шанс... Мы столкнулись на полдороги. Огромная пасть схватила меня за загривок, и я ощутила рывок и острую боль.
   Мы вылетали через уже проломленную крышу, собрав за собой шлейф огня, отпустившего нас с неохотой. Когда я оказалась на воле, Ноя отшвырнула меня в сторону как тряпичную игрушку, и я ударилась спиной о ствол дерева и ещё минут двадцать не могла встать на лапы.
   Когда я пришла в сознание, то впервые увидела все, что творилось, глазами Белого Волка.
   Площадь была пуста. Родные, друзья, знакомые милые и дорогие лица лежали на земле с разодранными шеями. Их пустые глаза смотрели на огонь и не видели его. Я заскулила губу от боли и переполняющей меня ненависти. Тех, кого я любила, всех... Краем её зрения я заметила задыхающуюся Магдалену, под чьей шкурой было погребено то чудовище, которое скрывалось под черным плащом. Оно было как две капли воды было похоже на человека. Только излишне бледное, с окровавленным ртом и выдающимися вперед резцами. Глаза красные, словно налитые кровью, и в них непогасаемая ненависть. Магдалена перекусила ему шею, словно сбрила её, а затем откинула тело в огонь.
   Волчица больше не смотрела на неё. Три или четыре фигуры окружили ее со всех сторон, но я услышала план, появившийся у нее в голове, она нарисовала его за долю секунды. Ничего лишнего. И в миг, когда первый враг бросился на неё, она без страха понеслась ему прямо в лоб.
   Первые четверо, за ними ещё двое. Я подоспела и уложила еще двоих, но чуть не лишилась лапы. Остался последний. Он до этого стоял, не принимая участия в битве, но когда вся его свита погибла, он постарался удрать. Он рванул сквозь огонь в лес, и Волчица бросилась за ним. Её скорость передвижения потрясала, они бежали на одном расстоянии с тварью, и я не видела даже как мелькают деревья. Сплошная стена, где четко видна только фигура. Тонкая, длинная, неземной красоты. Это был мужчина. Они поравнялись, и я увидела его такие же красные, как и у остальных, глаза. Рот в крови, и клыки выпущены. Ноя сшибла его одним последним прыжком. Тварь была на удивление проворной, и, когда Волчица попробовала перекусить ему шею, он убрал голову в сторону. Зубы клацнули в миллиметре от шеи. Обезумив от страха, тварь толкнула Волчицу в грудь. Неожиданный удар свалил её с ног, и уже уродец в виде человека навис над ней. Он крепко прижал к ней руки, и вдруг его глаза засветились страхом и изумлением. Я не поняла, что случилось, но он вскочил и исчез в лесу. Сколько мы потом не искали, так его и не нашли.
   Повисла тишина. Лея поняла, что зажимает рот руками. Ужас сковывал её, она словно видела все это сама. Испытывала тот ужас и боль, которую несли в себе эти трое. Только одно не клеилось с общей картиной.
   - Нона, но как вы узнали, что это Волтури?
   На вопрос ответила не Ноя. Её сестра пошевелилась, засовывая руку за пазуху. Тихо звякнуло что-то металлическое, и Ноя из кармана вытащила небольшую цепочку, а на ней медальон. Молча, кинула её Лее.
   - Этот медальон я сорвала с его шеи, когда клацнула зубами. Много лет после мы искали тех, кто носит такой медальон. Мы скитались по стаям, оставшимся в живых, пользуясь тем, что я могу слышать всех волков, кто хотя бы отдельно слышал обо мне. Их было не так уж и мало. Легенда, которую несла наша деревня, была популярна и встречалась во многих культурах. Мы предупреждали их об опасности, и забирали волчиц. Кто-то отправлялся в другие стаи, чтобы в короткие сроки собрать всех.
   Попутно мы собирали информацию. По крупицам, шаг за шагом. Убивая и вымогая её у кровососов. Скрыть свои поиски было чертовски сложно. За многие годы мы собрали все крупицы и сложили их воедино. Мы узнали, как перебить запах в нашей крови, где живут наши враги, как к ним подобраться. Многие погибли, но еще больше волков выжило и живет в тылу врага, прямо под боком у Волтури... Волчицы делают свое дело, потому что у них нет другого выбора. Наша деревня была одной из первых, но далеко не последней. Вычислить последовательность было крайне сложно. Волтури до сих пор стараются выловить всех оборачивающихся на планете...
   - Почему?
   Чем больше узнавала Лея, тем сильнее было её удивление. Что общего находили вампиры с оборотнями? Чем они были опасны для них? Действия главенствующего клана вампиров были совершенно не понятными для нее.
   Ноя вздохнула.
   - Задолго до этих событий к нам в деревню попала небольшая семья. Мать, отец и их маленькая дочь. Девочке ещё не исполнилось и десяти лет. У них сломалась машина в пяти километрах от нас, и, увидев достаточно вытоптанную тропинку, они пошли по ней и оказались в деревне. Мы приютили их, и, как оказалось, малышка была серьезно больна. Как утверждала мать девочки, у нее была шизофрения в очень запущенной форме. Она, мать, в начале считала, что у дочери богатая фантазия и ничего больше. Та говорила странные вещи, и некоторые из них действительно происходили. Ручаться за все слова малышки мать не могла, но те, что касались их - происходили. Когда родители отвели дитя к врачу, ей поставили диагноз - шизофрения. Редкое явление у детей, но оно все же случалось. Что они делали в тайге, мы так и не узнали. К тому же семья была американская, но мы поняли, что им посоветовали врача, который отошел от дел и теперь жил в глуши как раз недалеко от нас. На обратном пути случилась эта авария, и они оказались у нас. К тому времени мы уже давно были в контакте с городом. Наши родичи учились языкам, а некоторые даже уезжали за границу. Найти того, кто смог бы нам переводить, не составило труда.
   Девчушка была милой. Курносый носик, короткие волосы в растопырку. Она была веселой и общительной, как и все дети. В тот вечер старейшины решили показать им деревню. Неизвестную для них бытность. Все шло гладко. Они обошли маленькие дома, спустились к реке, но когда развели костер, и девушки стали водить хороводы, малютке стало плохо.
   На руках у матери она обмякла, будто тряпичная кукла. Глаза закатились, и губы задрожали. Её отец бросился с нашим отцом к знахарке, а мы окружили пару. Девочка недолго билась в в объятьях. Она вдруг выпрямилась и уставилась в пустоту невидящим взглядом.
   "ОН родится. Белоснежный, огромный и смертоносный. В огне будет его рождение, и в огне он погибнет. Я вижу крики и кровь, - говорило дитя не своим голосом. - Вижу страдания и трудности. Волк все выстоит, станет самым сильным и всезнающим. Его сила будет казаться безграничной, но не долог его век. Выполнив предназначение, отомстив, он умрет. Его цель - хладные демоны, и главного из них он унесет с собой".
   Затем девочка еще раз задрожала и моргнула. Робко заулыбалась и спросила, что же такого случилось и почему все на неё смотрят. Её мама запричитала, утверждая, что так проявляется заболевание, но мы поняли. Девочка совсем не была больной. Она была ясновидящей, одной из немногих. Подкинула её судьба нам или нет - мы не знаем. Затем семья уехала, и мы не знаем, что с ней сталось.
   Лея похолодела. Странная догадка, нет, подозрение, ещё не сформированное в полноценную мысль, охватило её. Тихим голосом она все же рискнула спросить то, что не могла не спросить.
   - Как... как звали девочку.
   Ноя посмотрела ей в глаза и ответила.
   - Эллис, малютку звали Эллис.
   ***
   Железная дверь со стоном открылась. Несмазанные петли всегда оповещали его, когда кто-то из них шел. Джейкоб напрягся и снова заставил себя собраться с мыслями и быть внимательным. Сколько прошло времени с тех пор, как его бросили сюда? Неделя, день, год? Он не знал, но ему казалось, что вечность. Попытки связаться с Белой Волчицей ни чем хорошим не кончились. Это уже стало его личными ритуалом. Когда они приходили, он собирался с мыслями и не давал себе расслабиться, выжидая подходящего момента, чтобы сбежать. Стоило двери за ними закрыться, и он снова мысленно умолял Волчицу отозваться. Все тщетно, в его голове были только собственные мысли.
   - Отвяжите его.
   Цепи ослабли, Джейк повалился на пол. Запах затхлой соломы и его же испражнений ударил в нос, но эти запахи были приятнее тех, которые испускали сами вампиры.
   - Добрый вечер, Джейкоб, как ты провел день?
   Голос был мягким, но властным. Словно мед, он проникал в каждый уголок его создания.
   Блэк не ответил. Он растирал затекшие запястья онемевшими пальцами, стараясь не думать о посетителе. Глупость, вот что двигало им, когда он решился отправиться в Вольтеру. Горячая голова, молодость, гормоны. Все, что угодно, но не рассудок. Убить Аро в одиночку было не возможно. Это было безумием, кинутся сюда без плана. На что он только надеялся?
   - Ты по-прежнему не желаешь со мной говорить, мой блохастый друг.
   Блэк тихо зарычал. Он попробовал обернуться, но все бессмысленно. Стать волком он не мог. Вампир, кажется, заметил его потуги.
   - Даже не пытайся, выскочка. Мой милый друг, Дориан, любезно согласился помочь мне в обуздании твоих способностей.
   Из полутьмы шагнул мужчина. Также, как и на говорившем, на нем был черный балахон. Поверх балахона, единственным светлым пятном болтался медальон. В слабом свете факела его серебряные отблески были хорошо видны. Дориан скривил губы в усмешке:
   - Давай продолжим.
   Он стал ходить из одного конца темницы в другой. Света едва хватало, чтобы разглядеть его черты, но как уже знал Джейкоб - вампирам свет и не требовался. Факел был принесен исключительно для того, чтобы Джейкоб не терял их из виду.
   - Прошел уже месяц, как ты обитаешь под моей крышей. Заметь, ничего страшного с тобой не случилось. Ты по-прежнему жив и относительно невредим. Мы даже кормим тебя, иногда.
   Дориан не сдержался и заржал. Ему было не у кого учиться приличным манерам. Джейк поморщился, но ничего не ответил. Он кипел изнутри, желая только одного - разорвать этих двоих на мелкие кусочки.
   Вампир остановил Дориана жестом, и тот подавился смехом.
   - Не считаешь ли ты верхом неблагодарности то, что ты по-прежнему позволяешь себе молчать?
   Джейкоб не считал. Скорее наоборот. Ему доставляло особое удовольствие смотреть, как этот упырь старается разговорить его. Блэк прекрасно знал, что его молчание ничего не решает. Говори он или молчи, вампиры знали все о том, что знал он сам. Ещё в первый день он понял это, но продолжал молчать.
   - Ты, ублюдок. Аро задал тебе вопрос!
   Блэк усмехнулся. Значит, его звали Аро, ну что же, хоть что-то. Тот, кого Дориан назвал Аро, поморщился.
   - Не надо опускаться до его уровня, милейший друг.
   Только Аро в полной мере знал его мысли, а вот все остальные терялись в догадках. Это доставляло Джейку особое удовольствие. За то время, что он пробыл тут, к нему в камеру не спустился ни один вампир без "особых" способностей. Джейку стало казаться, что таких и не существует вовсе. Иллюзионист, заставляющий его видеть то, чего не было и нет. Причиняющая дикую боль, читающий мысли... Разные твари жили под боком у здешних людей. Самой страшной из них был Аро. Скорее всего, он и главенствовал над всеми ними.
   Аро продолжил, остановившись напротив Джейкоба.
   - С сегодняшнего дня я больше не намерен оказывать тебе особое почтение, как было до этого. Твоя повелительница бросила тебя тут, и даже не связалась с тобой ни разу после нашей короткой беседы. Возможно, если я начну пытать тебя, такое положение вещей изменится?
   Джейкоб похолодел от той добродушной улыбки, которая появилась на лице вампира.
   - Джейн, милая.
   Из тьмы выплыло ещё одно чудовище. Миниатюрная девчушка на вид не старше тринадцать лет. Он была прекрасна внешне, так же как и все вампиры для людей. Ничто не указывало на её всеразрушающую силу и злобу.
   - Не окажешь ли ты мне честь? Прошу тебя, дорогая, спускайся к нашему другу почаще и постарайся поговорить с ним по душам. Возможно, в тебе он найдет ту гавань, которая ему так необходима.
   Вампирша улыбнулась, и небольшие ямочки образовались на её щеках. Он выставила вперед руку и коснулась волос Джейкоба. Холодное прикосновение пальцев к коже, ледяные мурашки по спине. Глаза Джейкоба раскрылись в ужасе, но менять что-либо было уже поздно.
   Факел потух, треща и чадя черным дымом. Это было уже совсем не важно. Джейкоб и так ничего не видел. В конвульсиях оглушающей боли он метался по каменным плитам, ломая ногти и выплевывая кровь. Новый месяц начался.
   *Флер - Пепел
   **Мельница - Зов крови
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"