Захарченко Елена Михайловна: другие произведения.

Сказ о походе князя за счастьем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ироническая сказка о князе Владимире, который отправился в поход за славой и богатством, в надежде завоевать сердце импозантной девицы Забавы...

  
   Давным-давно, во времена минувших дней, когда земли были ещё не изведаны человеком, а человек боролся с чудовищами невиданными, и родилась эта легенда о богатыре русском.
  - Не отговаривайте меня, матушка с батюшкой, - молвил князь Владимир, в дорогу собираясь, - Вернусь с женой-красавицей.
   Решил Владимир, что счастье его далеко и ждет, когда молодой князь придет за ним. Решил и засобирался в путь. Попрощавшись с родителями, взяв с собой узелок с едой, немного монет и старый ржавый отцовский меч отправился на встречу к неизведанному.
   Долго ли шел, коротко ли, но вот открылся ему дивный град. Большие терема с расписными крышами, всюду люди суетятся, в лавках товары заморские красоты невиданной. Остановив прохожего, опросил его, где невесты есть на выданье. Рассказал ему прохожий про красавицу, что сосватать никто не может. Мол, отказывает она женихам своим из-за вредности и привередливости. Вот пришел князь Владимир к ней свататься. Посреди светлой палаты восседала на подушках бархатных ярким золотом вышитых девица в наряде роскошном. Няньки то и дело подправляли подушки, да кланялись. Осмотрела его девица-Забава, сверху донизу, и рассмеялась.
  -Неужели, ты, решил, что я пара тебе? Глянь-ка на себя со стороны. Ты на князя-то не похож, ржавый меч без ножен, без подарков заморских и рубаха на тебе простятская. А вот если бы ты в богатстве пришел, да под стать князю великому, мы с тобой сватовство обсудили бы.
   Камнем в сердце застыла обида. Никогда над князем так еще не потешались. Решил тогда князь, чего бы то не стоило, заслужить себе славу великую. Решил и отправился в путь туда, где никто никогда ни бывал. Долго ли он шел, коротко ли, только не слыхать совсем стало, звона колоколов деревень русских, да и на тропах звериных не являлись взору следы человеческие.
  
  
   Словно чудо, закат охватил старый лес, придавая деревьям дивные очертания. В сумерках на розоватом фоне переливались листья огромных папоротников. Ветер в кронах деревьев играл шелестом листьев свои напевы. Усталость окутала путника своим невидимым покрывалом. Неподалёку послышалось нежное девичье пение и шепот воды. Князь решил следовать за голосом, в надежде встретить хоть какого-нибудь человека и заночевать в безопасности.
   Когда Владимир раздвинул очередные ветви кустарников, что обычно у берега рек разрастаются, его взору открылось побережье заводи. Сам берег был песчаным. Легкие маленькие волны то и дело набегали на песок. А в самых уголках заводи, где вода потише, растут восхитительной красоты цветы. Розовые, жёлтые, белые пышные большие как короны, а их круглые, огромные листья похожи на царские подносы. В стороне, откуда доносилось пение, виднелась груда огромных скальных камней, спадающая в воду. Как открытые ворота в заводь. На камнях расположились девицы, одна из которых расчёсывала голубые волосы, спадающие с плеч, концы которых уходили в воду. Другая девица сидела, обняв колени, её розовое платье так блестело на заходящем солнце, что глазам становилось больно смотреть. Края платья сливались с волосами и уходили в воду. Она пела, и голос её можно было сравнить с пением дивной птицы. Третья девица вообще находилась полностью в воде, только маленькая головка, подпёртая тоненькими ручками о камне, выглядывала из воды.
   Что же это за диво такое? Не русалки ли это? Ведь в народе издавна ходили разговоры о том, что водятся в заводях русалки невиданной красоты, завлекают пением усталых путников и уводят их за собою в воду. И живыми их больше не видывают. У русалок особенность есть отличительная - хвост у них рыбий с пояса, и волосы у них длиннющие, так как от рождения они не стригутся.
   Подойти решил князь, подумавши, расспросить о печали своей. Вдруг, помогут ему эти девицы, дадут умный совет! И по кромке лесной стал он к ним пробираться тихонечко, как медведь на водопой.
  - Эй! - крикнул он, подойдя поближе.
  Испугались девицы, попрыгали в воду, только шум воды и послышался.
  - Что за невидаль, такая! Зря боитесь. Русский воин, я - богатырь, только правде служу и справедливости! - молвил он, удивлённо оглядывая камни, что в воде лежат.
   Делать нечего, тишь да гладь кругом, только филины, да совы перекрикиваются, да луна с водной рябью играется. Стал он на ночь устраиваться. Постелил траву, чтоб помягче спать, да развёл костёр, чтоб согреться и поесть в тепле. Костёр отпугивает хищников и различную нечисть. Но беда его в том, что он имеет свойство угасать, если в него не подбрасывать дровишек. Заготовился Владимир впрок, поохотился на зверушку местную, да поесть сготовил. А на всякий случай привязал себя к дереву и вокруг пристанища веточек сухих набросал. Чтобы зверь, какой, надумав подкрасться, тут же выдал себя треском веток ломающихся под лапами. Вот сидит он к дереву привязанный, да зайчатину потрескивает жаренную, а кругом тишина, глядит на водную гладь, взгляда не отводит, но, увы, ничего не происходит. А когда сладкая дремота стала закрывать веки, и костёр догорать, к берегу подплыла одна из девиц.
  - Здравствуй добрый молодец, - запела она тихонечко хрустальным голосочком переливистым, - откуда ты здесь и куда путь держишь?
   Заворожённый князь не мог пошевелить ни ногой, ни рукой, такая слабость навалилась на всё тело, и сковало его. Всё же найдя в себе силы, он потянулся за горстью хвороста, чтобы бросить в огонь. Когда пламя стало ярче, он смог разглядеть её лучше. Она прекрасна, так же как и её голос. В огромных глазах отражался свет от огня. Сердце сжалось от такой неведомой, до селе, красоты.
  - Эка, дивный, вы, народ, однако! - начал он разговор свой не хитрый, - голос я услышал. Думал, люди здесь. А тут, вы!
  - А чем мы тебе не по нраву? - задумчиво спросила русалка.
  - Как чем? Говорят, вы, молодцев наших в воду затягиваете и топите...
  - Страх, какой! Чего же ты, тогда кликал нас? Али не боишься?
  - Волю свою проверить хочу. Да узнать, так ли это.
  - Эка, какой смелый нашёлся! Да только зря волю свою испытываешь на нас. Мы - существа мирные, - русалочка недовольно поморщилась, - просто среди вас олухи встречаются, перед красотой устоять не могут вот и топятся. Мы-то тут причём?
  - Так уж и не могут?!
  - Люди разные встречаются. Что одним странно, для других обыденно. На себя вон посмотри. Сидишь как дурачок привязанный. Волю он испытывает, ха!
  - Зря стараешься. Не заденешь. Всё равно не отвяжусь, мне жить пока что хочется. А себя испытать причина имеется.
  - Это что же за причина такая, привела тебя в заводь нашу, чтобы волю свою испытать? - усмехнувшись, спросила она.
  - Ладно, ночь длинна, расскажу тебе про беду свою. Если хочешь, конечно, слушать.
   Рассказал ей князь про тоску свою, про любовь свою безответную. Долго они беседовали. Уж и звёзды на небе гаснуть стали. Говорит ему ясна-девица:
  - Да, не стоит любовь подвига. Зря затеял ты, путь свой дальний.
  - Не скажи, не скажи, красавица, докажу я ей, что достоин, быть героем и князем великим. И полюбит Забава меня.
  - Ну, я спорить с тобой не буду. Что упрямый ты, убедилась. А я вот что тебе скажу: 'Ты, возьми меня в поход свой дальний. Я тебе ещё пригожусь'.
  - С чего бы это, мне, тебя хвостатую на себе таскать?!
  - Ты ложись, да спи, перед дорогою. До полудня меня дожидайся. Коли до полудня я не вернусь, можешь смело идти один, - посмотрела она на него испытывающее и прибавила к окончанию, - Ну, так что, дождёшься?
  - Что изменится-то? - но, подумав, ответил, - да, куда уж, дождусь. Но, не более, - пальцем в небо потряс.
   Ну, на этом и распрощались. Делать нечего, впереди путь далёкий, лёг Владимир спать, сил набираться. А тем временем русалочка отправилась во дворец морской, за благословением деда своего любимого.
  
   На дне синя моря, где царство Нептуна Великого непутевая внучка-царевишна на землю запросилась. От гнева царского все попрятались по углам да по раковинам. Во дворце белокаменном, что из подводной скалы высечен, где Нептун на троне своем восседает, внучка Лили, его с мольбой уговаривает:
  - Отпусти меня, милый Дидядько! Я мир земной повидаю и вернусь. Обещаю тебе, ничего со мной не случиться. Я ведь с князем отправлюсь в путь.
  - То-то и оно, что с князем. С человеком стало быть. Ничего хорошего не выйдет. Не пара он тебе, внученька! Бросит он тебя, вот увидишь. Тут и думать нечего. Не пущу! Ты же сиротушка моя единственная, кто тебя, как не я приголубит. Да и не на что там смотреть особо, так хорошо как здесь нигде не будет. Ты, вон глянь на самоцветы, каково? А цветы какие красочные, - да уж прав был Нептун, красота морская ничем не сравнима, - Нет там ничего подобного. И опасность кругом неведомая. Пожалей старика несчастного. Оставь затею глупую.
  
  - Умоляю тебя! Отпусти! Сердце рвётся туда. Знать судьба у меня такая.
  - Нет, Лили. И думать забудь. Не пущу! - стукнул он посохом своим морским трезубцем так, что круги по воде пошли.
   Битый час она уговаривала. Но в пустую. Нептун не пускал. Поплыла она, восвояси, бирюзовые слёзы, теряя, ничего вокруг не замечая.
  - Лили! Лили! - вдруг послышался зов сестрицы, - ты, поди, ко мне, что скажу.
   Подплыла к ней Лили, та сказала, что поможет горю её. Схоронились они в сторонке так, чтоб их никто не услышал. Говорит ей тогда сестрёнка, что на землю есть способ уйти.
  - Ты на землю из воды выйди. Осушись хорошенечко. Платье возьми какое-нибудь, не пойдешь же к нему голою, - огляделась сестрица по сторонам, и продолжила речь не затейливую, - вот тебе волшебные ножницы, мне от бабки остались в наследство, - протянула она ей ножницы, красоты не описуемой, рукоять вся резная с каменьями, а сами они все из золота, - Остриги ими волосы на мизинец. И увидишь, что получиться. Только помни, что раз в сутки, когда день сменяется ночью, остригать ты должна концы волос, чтоб не вырос заново хвост.
   Взяла ножницы сестрица Лили и поплыла на поиски одёжи. Раздобыть платье на дне морском не просто. Вот и приходится бедным жителям довольствоваться за малостью, затонувшие корабли осматривать, да сундуки переворачивать с гардеробами купеческими. А товар, там не ахти какой, изрядно морской водой подпорченный. Подобрав себе одёжу под стать, подплыла она к берегу, что наискосок от княжеского пристанища находился. Оглядевшись, выбралась из воды, да вытянула хвост, искрящийся под солнышко ясное.
   Осушив себя, сверху донизу отмерила, волосы и щелкнула ножницами. Боль сковала ее судорожная, дернулся хвост и осыпался, осветив блеском, слепящим чешуи рыбьей. Встала девица, а идти то не может. Пришлось ей ползком до одежды добираться, да долго в ней разбираться, что-куда пристраивать. Ну, к обеду слегка управилась, одолев боль свою, поплелась к костру вчерашнему, за веточки кустарников попутно цепляясь.
   Подойдя к пристанищу села на песок и горько заплакала. А вокруг ни души, только солнышко жаркое. Много ли слез, она выплакала, долго ли кручинилась, кто его знает! Только не услышала она, как подошел к ней князь:
  - Ты чегой-то тут сырость разводишь, делать, что ли нечего? - усмехнулся он, оглядев девицу, - Ну хоть ноги есть, и то ладно!
  - Я думала, ты ушел восвояси! - всхлипнула девица.
  - Так и было! Только воешь ты как зверушка подраненная. Весь лес переполошила. Вот и пришлось вернуться. Ну, что расселась, пошли что ли!
  - Мне идти больно, в обузу я тебе добрый молодец.
  - Не тебе решать женщина, на вот пару лаптиков, чтоб ступать легче было, по дороге свяжем еще, - улыбнулся он с нежностью и молвил, - вдвоем веселее как-то, а то так и речь забыть недолго человеческую!
   Шли они лесом полем, дни на ночи сменяя. Волосы русалки становились короче, а здоровье все слабее и слабее. Только княже по незнанию, или по не ведению своему не замечал беды по шагу спутницы. Уж со счету сбились, сколько лаптей сплели, да истоптали. Добрались они до леса дремучего, старыми деревьями украшенного, что увесистыми ветвями тень на землю бросающими. Шум привлек их внимание, да потрескивание веток сухих. Подойдя ближе, голову наверх запрокинули, видят, старичок-лесовичек на сучке болтается.
  - Что случилось-то батенька? - спросил его молодец, путь наверх приглядывая.
  - Ты бы помог для начала, а потом расспрашивал!
  -Так дурное дело не хитрое, - ловко взобравшись на дерево, освободив тело повисшее, княже спрыгнул вниз с дерева.
   Постоял старичок, отряхнувшись, покрякивая, а затем перевел взгляд на путников.
  - Ну, ничего в мире не меняется! - возмутился он, на русалку недовольно поглядывая, - что вам дома-то не сидится?!
  - Как же вы поняли дедушка, что я человек не обычный? - Лили удивленно всматривалась в забавного старичка.
  - А ты себя со стороны видела? - старик недовольно хмыкнул, - кожа у тебя больно светлая, солнцем не поджарая. Глаза большие ясные, как у дитя наивного, тело хрупкое, нежное...
  - Ты дед, зачем на дерево лазил? - Владимир с нетерпением перебил старика.
  - Я то? - старичок растерянно посмотрел на юношу, - мне синица доложила о непорядке на дальней опушке. Ну, я чтобы не ходить на дерево и влез. А там уже, балдахинами своими зацепился и никак!
  - Ну и, чего увидел то?
  - Да, ничего! Все ж кругом зелено, ничего не видать!
  - Ты чего, местный смотритель что ли. Сколь ходим по лесам, а первый раз натыкаемся на лесничего!
  - Ну, живу я здесь, вон тама, не далеко, стало быть, - он указал в сторону рукой, - заодно и за порядком приглядываю! Устали, поди, бродить то! Может, ко мне зайдете, заночуете?!
  - С удовольствием дидядко! - личико Лили осветилось улыбкой!
   Домик старичка был ухожен. Чистота и уют радовали глаз. По всему чувствовалось, что хозяин добрый и гостеприимный человек. Стали они на ночь укладываться. Вот уже и на дворе стемнело, зажгли лучину, поужинали. Девицу на печи уложили, сами лавки застелили. Разговор начали не затейливый. Мужики же! Лили совсем уставшая, притомилась больно, вот, быстро и уснула, оставив их без внимания.
  - Ты, мне вот, что скажи добрый молодец. Зачем русалку с собой в путь взял? Ради забавы?
  - Попросилась она, а мне поди, одному скучно. Вот, и взял ее. Вместе всё веселее!
  - Ради забавы значит. А судьбу ее не слыхививал?
  - Да, где уж там? - отмахнулся князюшка.
  - Во, то-то и оно! - с укором погрозил пальцем дед, - еще бы дня три и померла бы она, без воды-то.
  - Это как так?
  - Гляжу я на тебя, вроде, не слепой! А дурак дураком. Ты волосья ее видел? Коротки они больно!
  - И что с этого-то?
  - А то! Стрижет она их, чтоб путь с тобой продолжать в человечьем обличье. Знать не пустил ее владыка морской. Убежала самовольно! Как мать в свое время!
  - Ты старик говори, да не заговаривайся. Мать-то тут причем?
  - Мамка ее в свое время с таким же чудиком здесь проходила. Туда шли, такая же была. Та еще парочка! Только обратно еще пуще было! Да, ты пей чаек-то, не стесняйся!
  - Чем же они так вас поразили?
  - Девку мы вылечим, главное вам через болото перебраться, а там ей помогут. Там Ядвига живет. Она знает, как русалке твоей помочь, - попытался уйти от разговора старик, да, не тут-то было.
  - Ты, что знаешь, рассказывай! Не юли! Разберусь не маленький!
   Делать нечего, пришлось старику рассказать, как не много не мало, а столь лет назад, сколь ныне девице, побывала у них ее мать.
  - ... Он такой важный был, правильный. Все богатым хотел стать и прославиться. Она молчаливая такая, застенчивая, - старик Пантелей прищурился, - это когда туда, значит, шли. А обратно она одна была...
  - А он?
  - Да, шут с ним! - выругался Пантелей, - тяжелая она была, здесь Ядвига младенца-то и приняла. Лили стало быть.
  - А он? - недоумевал княже.
  - Нашел, стало быть, что искал, - старик причмокнул и отвернулся.
  - Это как?
  - Да, вот так! Не нужён ему был малыш с рыбьим хвостом! Понял? - помолчав, добавил, - они же такой же люд, как и мы. Только живут в водном царстве... И то - магия!
   Задумался Владимир о несправедливой судьбе.
  - Она болела очень, на руках у нас и померла. Дитя мы с Ядвигой в заводь снесли и владыке морскому отдали. Ох, и горевал он! Все болота с озёрами вокруг тогда осушил. Ну, да спать пора! Утро вечера мудренее.
  
  * * *
  
   Не спалось в ту ночь княже. Злость какая-то навалилась и сковала. Все бока он измял, а понять не смог, как такое могло случиться.
   Утро раннее пеньем птиц разбудило. Беспокойно и назойливо как-то пели они, будто, что-то сказать хотели. Старик, выслушав птиц, засобирался в дорогу.
  - И куда это, вы, спозаранку дидятько собираетесь? - Лили, остригла еще часть волос.
  - Птице горе на крыльях принесли, на дальнем пригорке зверь рысиху изранил, малышок у нее без присмотра остался.
  - И я с вами!
  - Ну, пошли, коль не шутишь.
  - С вами надо? - спросил княже, в горницу заходя.
  - Не. Управимся, чай, до обеду.
  - Ну, тогда я здесь по хозяйству пока. Крышу надо подлатать, да заборчик подправить.
  - Ну, бывай!
  
  
   Еле уговорила старика Пантелея Лили рысёнка с собою взять. Убежден был старик, что без мамки дитенку не выжить. И в дороге обузой им станет. На обратной дороге поведал старик, как им через болото пройти.
  - Я уж больно давно не хаживал. Мы через живность связь держим. Черти в том болоте живут. Ох, и ликом они страшные, глаза как уголь горят, кожа черная, вместо носа - пятак, а вместо ног - копыта. До чего ж они хитрые и вертлявые. Но слабинка одна у них есть! Грибочки они одни любят. Вот энти самые! - он указал на забавные грибы, - при созревании они хлопают, испуская дымок. Вот они их находят и нюхают. Если одного из них поймать, да грибочком таким поманить, проведет он вас через болото. Выходить за пределы круга болотного они не могут. Вот и довольствуются тем, что неподалеку растет. Поутру, они их ищут, когда солнце еще не жарко.
   Собрала Лили грибов, чтобы было, чем черта манить. В дороге, что только не пригодится.
  
  А тем временем князь все дела завершил. Сел на лавку, своих дожидаться. Вокруг живность снует разная. Белка орешков принесла, ёж грибов! Эка дед-то, какой непростой, коль любовь у животных к нему!
   Поворчал он на девицу, но рысенка взять всё же согласился. Стали в путь собираться.
  - Помните, хитрые они больно! Зато свой срок на болоте и коротают! Осторожней там будьте! - прощаясь, повторял безустали старик Пантелей.
   Вот и тронулись они в путь. На сей раз втроем с рысенком. Благо малыш крепкий был, сам топал рядышком. Рассказала Лили по дороге князю всё, о чём Пантелей наказывал. Владимир слушал молча. Переживал, успеют ли до Ядвиги добраться раньше, чем волосы у русалки закончатся. Вон как она исхудала и побледнела вся. А молчит, не жалуется! Странный народ, эти хвостатые.
   Добрались до места без особого труда. Сели у пригорка. Стали ждать.
  - Что-то зябко как-то! - Лили потирала ладони.
  - И впрямь холодновато. На-ка возьми, - князь протянул из заплечного мешка ей вязаную материнскими руками рубаху.
  - Спасибо, - она робко приняла дар.
   В кустах неподалеку послышалось шевеление. Солнечные лучи осветили влажное массивное иссиня-черное тело огромного, больше обычного человека, черта. Из взъерошенных черных волос были еле видны рожки. Все как старик говорил. По пояс человек, а дальше густая шерсть до самых копыт. Зрелище еще то! Глаза горят, с пятака пар. Жуть! Еще и хвост длиннющий в придачу с кистью на конце.
  - Сидите тут! - приказал Владимир, а сам ловко перемахнул через пригорок и исчез в кустах.
   Черт остановился, стал оглядываться по сторонам, принюхиваясь. Почуял что-то, не иначе. Или посторонний звук услышал. Князю это только на руку. Не успела Лили опомниться, как хвост черта на руку князя намотан. Сам черт на четвереньки упал и взмолился.
  - Чего ты хочешь, добрый молодец? Зачем меня скрутил за хвост?
  - Мне на тот берег надобно! - молвил Владимир, и затянул хвост потуже.
  - Да, легко!
  - Знаю я вашего брата. За вами глаз, да глаз нужен. Не один я, за них беспокоюсь, - указал князь в сторону пригорка, где Лили с рысенком схоронилась, - гляди обманешь, убью!
  - Что ты, что ты! Проведу я вас! - моська черта приобрела забавные черты, - идти, правда, долго день и полночи.
  - То-то же! Справимся.
   Лили вышла из укрытия, и они направились в сторону болота. Хвост князь так и держал намотанным на руке, а в другой меч ржавехонький. Лили шла позади, на руках рысенка несла, так как в некоторых местах вода по пояс доставала. Как темнеть стало, привал на опушке сделали. Князь из своего чуда мешка бутыль неведомо достал, факел смастерил. Черт вообще от огня опешил. Шерсть ощетинилась, сердце билось так, что все вокруг слышали. По всему видно было, что Лили жалко его бедного, но молчала она, князю не перечила. Отдохнув, снова двинулись в путь.
   Когда совсем стемнело, послышалось множество всплесков со всех сторон. Князь стал в воздухе факелом водить, все вокруг освещая. Кругом шевеление жуткое началось, от страха аж сердце зашлось.
  - Окружили! Мать вашу! Лили вперед, - почти толкнул он девушку вперед себя.
  - Стой! Мы тебе ничего не сделаем. Разговор у нас к тебе, - перед лицом Лили показалась бородатая морда черта, - старейшина я. Дело у меня к вам тонкое.
  - Чего же окружили тогда? - отпустил хвост черта князь, взяв рукоять меча двумя руками.
  - Говорю же, дело есть! - спокойно ответил старейшина, - здесь болтать будем или на сухое место пойдем?
   Пришлось согласиться. Не дюже как-то от гостеприимства отказываться. Вот и пошли они, в чертов омут. На чаек так сказать. Сухое место оказалось опушкой, с разбитым на ней интересными постройками лагерем. Черти, а живут не хуже людей!
  - Яства свои предлагать не стану. По всему знаю, не каждый есть чужую пищу захочет, - объяснился старейшина, на каменный трон, вскарабкиваясь, - сразу к делу. Младенчик у нас один приболел. Сами вылечить не можем. А вы мимо Ядвиги идти будете. Вот и просим его донесть до нее, а она уж поможет, не откажет.
  - А что же сами не снесете?
  - Если бы могли, уже снесли бы. А нам только до определенного предела ходить разрешено.
  - Дак, тогда получается, что и младенцу не выжить. За пределами то, - с умным видом рассуждал князь.
  - Он совсем маленький, чист еще...
  - Странно как-то, - задумался князь, внимательно разглядывая собеседника. Но особых эмоций, кроме раздражения старейшина не выражал. По всему стало ясно, что историю своего народа не расскажет. Видимо помощи на судьбу ихнюю не имеется.
   Щелкнул пальцами своими костлявыми старейшина, и вынесли им кулек тряпичный. Подали его девице. Заглянула Лили в кулек, а там чертенок маленький. Худенький такой.
  - Мы проводим вас, до сколь можно, авось успеете...
  - Хорошо, - согласился князь, не раздумывая.
   Снова в путь поспешили. На конце пути отдала им Лили мешочек с грибочками. Поблагодарили черти за помощь оказанную, попрощались с мальцом своим, и ушли в болото.
   Наконец добрались до избушки Ядвиги. Вот что по истине диво! Изба ее живая, на курьих ножках. Еще и свое гнездо имеется. Растерялись они, как хозяйку-то кликать. Чай, не каждый раз такое чудо встречается.
  - Эй, есть кто дома? - на вопрос княжеский повернулась к нему изба задом. Князь от неожиданности такой возмутился, - ты чегой-то, пререкаться удумала?! А ну, повернись ко мне передом, а к лесу задом! А то, ткну в тебя мечом!
   Повернулась изба дверями к гостям не прошенным. Встала, как вкопанная.
  - Это ктой-то тут раскомандовался, мечом своим угрожая истыкать? - послышался голос из лесу, - а знаю, птицы весть от Пантелея принесли. Стало быть, князь с Лили пожаловали! Меч-то ржавый, поди гангрену занести им можешь!
   Из дебрей вышла худощавая старушка. Изба помялась, гнездо разгребая, а затем уселась, уютно пристроившись. Отворила дверь старушка, гостей в горницу пропуская.
  - Нам тут черти задание дали, - молвила Лили кулек, протягивая, - сказали, что знаете вы, что с энтим делать.
  - Тьфу ты, господи! - выругалась Яга, заглянув в кулек, - вы идите в дом, я сейчас.
   Они прошли в светлую горницу, по не обыкновению просторную и наполненную уютом и теплом. С наружи дом казался меньше, внутри же места было намного больше. Чудеса, какие! Мягкие плетеные кресла зазывали присесть и отдохнуть. Всюду кружева плетенные пленили взгляд. Расположившись удобно, они незаметно для себя уснули. Проснулись уже, когда обед поспел.
   Когда русалка потянулась ножницами волосы остригать, Ядвига ее остановила.
  - Не надо! Прими лучше отварчика энтого. Он тебе поможет, - девица, не сопротивляясь, выпила его до дна. Тут же упала без сил, - не волнуйся за нее, отоспится, все нормально будет. Еще бы чуть-чуть и все.
  - Она же не лысая? - удивился князь.
  - Дело не в длине волос, а в их силе. Не от большой любви ей энти ножницы достались. С каждым остригом они часть ее жизненную силу забирают.
  - То-то она так слаба! Бедняжка! - он бережно переложил ее на печь.
  - Теперь она человек. Чтоб обратно русалкой стать переродиться надо будет.
  - Так она же...
  - Гляжу, Пантелей уже рассказал ее судьбинушку сиротскую. Да, водный люд, как и мы, человеческий облик имеют. А в воде жить им особая магия помогает. Выбор они такой в свое время сделали. Водный мир им больше по нраву, чем местные пейзажи.
  - Чего же тогда он мамку ее бросил?
  - Страх разум застлал. Может еще что-то, бог его знает. Не нам судить. Ты, вон, тоже зачем-то ее с собой взял.
  - Глупый был.
  - Да, нет. У нас у каждого судьба своя.
  - По вашему, так и должно было быть?
  - Знать должно, раз случилось. Батьку ее найдете, сильно не серчай на него. Поди, у него тоже жизнь не сахар. Грех такой на себе полжизни таскать.
  - Ой, мудрая вы женщина! Чего же тогда здесь свой век доживаете, как и старец Пантелей, в одиночестве.
  - Кто тебе сказал, что в одиночестве? Вон сколько здесь зверя всякого. Кто-то должен за ними приглядывать, да чертям помогать. Ты доедай, да снеси гостинцев на болото. Скажи, что малыш у меня еще пару дней побудет. Застудился он больно. Да водицы в речке, что неподалеку набери, ведра там. Искупать бесенка надобно, ножки попарить. Она еще долго спать будет.
  - А почему чертям только до определенного круга ходить можно? И что значит чист?
  - О, это длинная история. Я вам ее вечерком расскажу. Вы, поди, заночуете.
  - Конечно, я тебе по хозяйству помогу. Всё что скажешь, сделаю, - старушка в ответ мило улыбнулась.
  - Вот и договорились, значит.
  
   Пока Ядвига ворожила над бедняжкой Лили, княже выполнил все её наказы. Когда ходил за водой, нашел уникальную вещь. Пластина абсолютно правильной продолговатой формы, размером с ладонь, переливалась всеми цветами радуги.
  
  Эко диво невиданное! - подумал князь, - снесу-ка я эту вещицу девице, пусть полюбуется! Глядишь, не видела, раньше такого, пусть в нее, как в зеркальце смотрится! - сунул вещицу за пазуху и пошел восвояси.
  
  - На-ка, это тебе, - он робко протянул найденную вещь Лили, - играйся! Чай, интересная штучка!
  - Ой! Такая прелесть! Бабушка посмотрите, - Лили стала играть ею на свету, любуясь переливом красок.
  - Дай-ка сюда! - Ядвига взяла вещицу в руки, - Ах, ты ж! Вот, хулиганка, сколько можно говорить...
  - Вы, о ком?
  - Да, здесь не далеко, - она испытующе посмотрела на князя, но подумав, продолжила, - да, дракониха в пещере неподалеку живет, молодая, резвая. Сколько ей не говорю, что беду чешую разбрасывая, накликает. Все едино!
  - Ух, ты! Как интересно!
  - Ты, гляжу, заинтересовался больно! - она посмотрела на него с тоской, - не уж такой, как все? Сразиться хочешь?
  - А что?
  - Да, ничего... Жаль... Она молодая совсем. Жить, да жить...
  - Да, ладно вам, - махнул князюшка, - хоть взглянуть-то на неё можно?
  - Это можно, - глаза бабули повеселели.
  - Ну, вот и договорились.
  
  На следующий день Владимир отправился в пещеру на встречу с драконихой. Действительно она находилась не далеко за водопадом небольшой горной речки. Подойдя к пещере, он остановился и прислушался, ничего кроме шума падающей воды. Как быть?
  - Ну, чего стоишь, репу чешешь? - услышал он журчащий голос позади себя, - аль, в раздумьях, куда свое ржавое орудие пристроить?
  - Ничего подобного, - не оборачиваясь, ответил князь, - я всего лишь взглянуть на дракониху хотел, а то только в былях слыхивал.
  - А меч свой знамо, просто так взял, чтоб красивым казаться? - голос стал совсем близко, даже ощущалось горячее дыхание в спину.
  - Нет, врать не стану, кто его знает, что у тебя в голове, а вдруг, ты набросишься? - глухой смешок драконихи сменился на кашель.
  - Как нашел-то меня? Не уж-то Яга посоветовала?
   Оглянувшись, князь к своему удивлению никого не увидел, только хорошо всмотревшись, он заметил нечеткие смазанные контуры драконьего тела.
  - Эко диво! - восхитился он, отпрянув на шаг, но, не устояв на мокром камне, пошатнулся.
   Вмиг его подкинуло и забросило в пещеру сила недюжая.
  - Хиляк!
  - Скользко тут у вас, - робко оправдался князь, стряхивая с себя влагу, - в полумрачной пещере было необыкновенно тепло. Даже запаха необычного не было, о котором он в былях слыхивал.
   Сквозь поток воды появилась голова драконихи. Невероятно большие глаза излучали мудрость природы. Перелив мелкой чешуи поражал глаз палитрой красок. Никакого отвращения! Она так же с изумлением смотрела на забавного человечка, как и он на нее.
  - Ну, что проходить будешь, али здесь останешься? - усмехнулась она, встрепенув осторожно головой.
  - Туда? - Князь указал вглубь пещеры, - там же темно!
  - Дак, ты хозяйку впусти, светлее станет! Пещерка моя не простая. В недрах данной горы имеется камень волшебный. Он в себя свет солнца вбирает, а потом в темноте светится. Прямо, как и чешуйки мои. Вот и получается, что когда я на солнышке побуду, то как фитилек, зажигаю здешний камень солнечным светом,
  - Ого-го себе, премудрость! - поразился сказанному князь.
   Она зашла полностью в пещеру, осветив телом своим помещение дневным светом. Яркая вспышка света моментально исчезла, оставив легкую резь в глазах князя. Не смотря на то, что вход пещеры располагался под постоянным потоком воды, в пещере было довольно сухо и тепло. А шум воды видимо поглощался этим же особым камнем, так как скрывшись за поворотом стало удивительно тихо.
   Гладкий камень стен и потолка жилища мерцал, играя светом. Забавно, но тело драконихи оказалось гораздо меньше похоже на змеиное, нежели представлялось князем. Крылья собирались за спиной таким образом, что не выделялись, как, будто их там и не было. Когтистые лапки почти не отличались от человеческих, такие же пятипалые и проворные.
  - У тебя имя есть? - она не глядя на него, достала из ниши блюдо с симпатичными яблоками, вместо сердцевины у которых было вложено что-то на вроде варенья малинового и присыпано белым порошком. Вид надо сказать, аппетитный!
  - Есть! Владимир я!
  - Ага. Значит владыка мира! Вот откуда твои замашки борзятские! - она радушно улыбнулась.
  - Да я что?! Я ничего...
  - Ага, вам людям только волю дай! Тут же на ржавый меч угодишь, - она покосилась на его именное оружие, - небось, семейная реликвия?! Прямо раритет!
  - Чем богат...
  - Ага тем и машешь без устали!
  - Да, ладно. Что уж там, - засмущался юноша, пытаясь спрятать за пазуху меч.
  - Молодец! Присаживайся, - она указала ему коготком на широкий массивный пуфик, сшитый из бордового бархата с золотым узором. Сама уселась напротив, на точно такой же. Их разделял большой круглый деревянный стол, на котором красовались яблоки и две кружки ароматного кваса.
   Не надолго воцарилась неловкая тишина. Гостеприимная хозяйка жестом указала на яства.
  - Ты, поди не в одиночку по миру шастаешь?
  - А как? - совсем растерялся князь.
  - Зрение у меня особое, да и знания хорошие, - прокомментировала она, указав на волосок рыси, - стало быть, куда путь держишь?
  - Хочу земли повидать тамошние, да героем вернуться!
  - Оно тебе надо? Героем то быть.
  - Жениться хочу на Забаве.
  - Чай, девица значит ретивая. А как же русалка?
   Удивился Владимир такому раскладу, даже не знал, как реагировать.
  - А что Лили-то?! Она просто погулять решила.
  - Воно как?! Погулять значит! - дракониха лукаво прищурилась, - ты, не серчай князюшка, ежели что не так. Только вот чтоб русалке погулять в такую даль многим жертвовать надобно.
  - Ее право! Я ей не указ, - не выдержав взгляда, князь сорвался на вопль, - откуда мне было знать?!
  - А сейчас, пораскинуть умишком не хошь? Они народ образованный не чита люду. Твоя Забава небось вся в подушках сидит о богатстве и славе мечтает? А взамен что даст? Не задумывался?
  - Ну, как, - растерялся Владимир, - женою будет. Детишек воспитывать.
  - Ой и дурень же ты, как я погляжу! Ну, да ладно. Ты, мне ко времени пришелся. Поможешь ежели, то награжу. А коли нет, то ступай с миром!
  - А в чем помощь-то? Мож и награды не надо.
  - Это уж мне решать. Давиче у меня зуб разболелся. Так вот, Ягу беспокоить без нужды. Удалить его надобно. Поможешь?
  - А сама что же?
  - Ты себе много зубьев надергал?
  - Не а, боязно!
  - Вот и мне, боязно.
  - Чтож! Было бы сказано. Думаю, в лесу это сделать сподручнее...
  
  ***
  - Вот эта ель пожалуй подойдет для дела! - князь с важным видом загнул молоденькую ель и закрепил ее рогаткой к землице русской, привязав к самой макушке крепкую веревочку, - вот так-то оно лучше! А ну, давай сюда свой зуб больной! Ща мы его сделаем, получше любых дантистов заморских!
   Бочком, недоверчиво подкралась дракониха к князю поближе.
  - Енто что за механизм такой? Мож лучше морской водицей прополоскать?
  - Потом и прополощешь. А сейчас дай-ка свою челюсть красявую! Этот? - переспросил он, касаясь шатающего зуба.
   Услышав положительное мычание, накинул петлю свободного конца веревочки на больной зуб. И охнуть мадам не успела, как он освободил рогатку, и макушка ели взмыла в небо, рассекая воздух. Веревка натянула и... Бац! На петле повис молочный зуб красавицы.
  - Ох! - дракониха схватилась за челюсть лапкой, удивленно уставившись на князя.
  - Делов-то! - довольный князь побрел в сторону пристанища, - а твое имя как же?
  - Дожились. Где это видано, чтоб богатырь у жертвы имя спрошал?
  - Я не у жертвы, а у друга имя спрашиваю.
  - Вон оно как! Марина я! Чай от бриза морского по воздуху на последнем издыхании в эти края меня принесло. Яга с лешиком и откачали.
  - Значится Марина. Зуб себе оставлю?! - дракониха согласно кивнула.
  
  
   ***
  
   Воротился Владимир в новых доспехах. Упакованный весь.
   - Ну, вот и приоделся! А Маринку не обидел? - радостно молвила Ядвига, издали завидев молодца.
   - Нет. Разве можно сие чудо обижать?! Она поумней других, будет. Прозорливая!
   - Мало их осталось на земле-то. А все из-за способностей и знаний. Истребил их люд заморский. Если хошь, расскажу, как дело было.
   - Конечно, хочу!
   - Было это в те времена, когда Землюшка наша вместе с солнышком круг почетный обрисовала. В ту пору драконы наравне с людьми существовали. Магов тогда было посвященных видимо невидимо. Боги в ту пору часто на землю спускались по нужде всякой, - Яга лукаво посмотрела на князя, как будто вопроса ждала, но князь молчал. Видать, наслышан был, - напророчили тогда предводителю драконов смертушку от человеческой руки. Да не просто смертушку, а смерть всего рода его драконьего от руки в ближайший оборот Земли рожденого. Испугался царь драконий, велел истребить всех новорожденных людей в царствие своем. Когда указ исполнять стали вассалы его, пожалел он о решении своем. Мало ли что Оракул вещает! Но люд тогда перепугался больно...
   - Еще бы!
   - Малышей своих прятать стали. Одна догада в речку малыша пустила, а второго малыша с собой забрала в земли пустынные. Многие тогда бежали в те земли.
   - Близнецы что ли?
   - Да, они самые. Ну, так вот. Найденыша подобрала жена царева. Жаль ей его стало. Сама будучи на снастях была. Воспитали они его, как родного. Когда молодцем малыш тот стал, позабылось уже давнее. Только при царе жить, знание его получать. Знания те магические. Что там получилось между ними, не знаю. Только молодец пропал тот. По допросам всем бежал, боясь гнева отцовского. Какого гнева не понять, не уж чтоль отец бы его непомиловал. А через некоторое время объявился, только чужой уж больно. Стал он разделения народа требовать.
   - Ну, дак люд, как я понял, царским вассалам прислуживал?
   - Так поведено было испокон веков. Не прислуживал, а работал...
   - Ты же тоже человек, а не дракон, почему же по их сторону сказываешь?
   - Я то? На родословные не делю. Только кара была сильной, жестокой. На родного сына царя кара пала и его народ. Он в то время правил.
   - Брата значит названного?! - хмыкнул недовольно князь.
   - Разделение прошло успешно. Добился сын названный чего хотел. Ушел он с народом своим. Поговаривают, и брат его рядом был. Язык то разный. Вот он речи его принимал телепатически и переводил на родной человеческий.
  - Не понял, это как-жешь он рос, и знания получал, языка не зная.
  - Вот то-то и оно!
  - Сдается мне, брат у него был близнец! Подменили знамо!
  - Я того же мнения, а тот что рядом был обыкновенный переводчик...
   - Складная сказка. Только причем тут истребление?
   - Народ тот, расселившись, знания о драконах получил. И использовал в своих целях. Сформировалось мнение с веками, что драконы опасны. Появились легенды о сердцах их и магии крови драконьей. Мол, в крови омоешься, неуязвимым станешь, сердце мудрость даст вечности. Вот и стали охотиться на драконов, убивая их почем зря. Как вон ты! Кто за славой, кто за мудростью, за богатством несметным.
   - Жуть, какая! Кто их поди, разберет. Зато человек свободным стал!
   - Человек свободным стать не может. Он им всегда и был. Ровно настолько свободным, насколько этого сам желал.
   - Мудро сказано! - в разговор вмешалась Лили, - чай, и наш народ не просто так в воды ушел. На то тоже причины были.
   - Ну, что и у вас прародитель змею на груди пригрел?
   Русалка недовольно фыркнула и отвернулась вовсе.
   - Не совсем, - Яга разлила чай по кружечкам, - их народ еще ранее в воды ушел. Еще боги на земле жили. Они тогда территории делили. Вот ее народу моря и достались.
   - Вот это дележка! Вершки - корешки! - выругался князь, - а черти тоже свою предысторию имеют?!
   - А что они тебе не рассказывали?
   - Нет, - отрезал Владимир.
   - Поумнели хитрявые! Им на болотах вольготно.
   - А чего же тогда за круг выходить нельзя?
   - Этим только волю дай. Ежели им болото в благодать. Представь, каково им везде будет?!
   - Мутно изъясняешься! - князь погрозил пальцем.
   - Натура у них такая, что в омутах им жить вовеки вечные. Хитры больно!
   - Ну, да ладно. Понял, не дурак. Мы на рассвете двинемся. Поди загостилися у вас тут.
   - Хорошо. Я тогда в дорогу вам соберу чего-нибудь, - оторопела бабуля, - утро вечера мудреней. Отдыхайте перед дорогой!
  
  ***
  Глава 2
  
  Шли они лесами, полями по меткам указательным, в сторону, где отец Лили остался. Князь исправно дичь добывал. Лили готовила. Как-то разбив лагерь у озера, прожили там неделю. Места уж больно красивые. И вот они уже собирались в путь, запасы готовили, князь с рысенком на охоту раннюю ушел. Неспокойно рысенку в то утро было. Мявкал, идти отказывался, все в сторону лагеря оглядывался. А когда вернулись, понял князь, что зря к рысенку не прислушался, Лили пропала. Самое загадочное, что рысь след взять не мог, все по кругу ходил, да принюхивался, да песок счихивая.
  - Что же здесь произошло, Серый? - так рысенка Лили назвала, за окрас его дивный, - ну не улетела же она?!
  Три дня и три ночи искал ее Владимир, отчаялся совсем, а что делать и представить не мог. Смирившись с неизбежным, собрался уже далее следовать, только тут рысь в сторону лесной чащи ощетинился.
  - Кто здесь? - растеряно молвил князь.
  - Это ж я, любовь твоя! - ветви деревьев раздвинулись, и из-за них показалась тощая зеленая фигура толи женщины, а толи ребенка.
  - Тьфу ты, жуть какая! - Владимир сплюнул в сторону, - скажешь тоже...
  - А что я хуже этой бледной воблы? - заистерила кикимора.
  - Скажем, не первой свежести, - хохотнул князь, - ты, что давно здесь наблюдаешь, много ль видела? Что же три дня ждала?
  - А с чего ты решил, что я отвечать тебе стану?! - она надула свои губки и набычила взгляд.
  К счастью Владимира такой нечисти у него и дома хватало. Он без труда находил способ разговорить ее сородичей, так что и в этот раз не сомневался в своем остроумии.
  
  
  
  
  
  Продолжение следует...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"