Захаров Алексей: другие произведения.

Единобожник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Единобожник
  
  1
  
  Данакт закончил вырезать бога и, с благоговением поставив священное изображение на полку, вышел из мастерской.
  Светило солнце; день, Служители обещали, должен быть погожим. Утро Мастер посвящал вырезанию богов, днем он, как и все горожане, присутствовал на богослужении, вечером он, как и положено Мастеру, занимался либо высечением грандиозной фигуры бога для какого-нибудь города, либо выслушивал очередные инструкции Главы гильдии Мастеров - Руфа.
  Зайдя в столовую, Данакт заказал себе легкий завтрак и, удобно расположившись на мягких подушках, с удовольствием принялся слушать местные сплетни и истории. Сегодня свою историю рассказывал Азат - подмастерье Руфа, еще не создавший своего шедевра, но уже подающий большие надежды:
  -... беру я кусок священного древа Куш, - Данакт пропустил всего несколько предложений в начале рассказа, - а Мастер бьет меня по руке и говорит: "Как берешь ты, недомерок, священное древо? Знаешь ли ты, что оно растет из самого центра земли, концентрируя в себе энергию, идущую от самих богов? Знаешь ли ты, несчастный, что в этом древе присутствуют сами боги, когда им заблагорассудится вселиться в него? Ибо только это древо предназначено для их обиталища, ибо только оно способно вместить в себя бога". Я чуть не выронил священное древо из рук. Говорю: "Как же, о великий Мастер, я должен прикасаться к нему?"
  Данакт сочувственно улыбнулся. Подмастерье явно рассказывал историю своего первого опыта вырезания бога. Что ж, иногда полезно вернуться в то время, когда ты, ничего не знающий, ничего не соображающий в тонкостях божественного искусства, приступаешь под руководством Мастера к изготовлению своего первого бога. Точнее даже не приступаешь, нет, а только начинаешь постигать это искусство, только вводишься в этот мир, только готовишь Мастеру древо для вырезания.
  - И Мастер отвечал мне, - продолжал Азат, - и сказал он: "Только после молитвы богу, которого ты собираешься вырезать, ты можешь приступить к заготовке. Все куски древа Куш, поступающие в Мастерские, освящаются Служителями. Они возносят молитвы и совершают каждения священным дымом над древами Куш, после чего древа передаются гильдии. Затем мы, Мастера, перед тем, как изготовить бога, возносим свои личные молитвы к нему, а создав бога, относим его Служителю, чтобы тот, окропив его жертвенной кровью, умолил бога вселиться в это древо. Знаешь ли ты, несчастный, что мы создаем только дома для богов, пусть и называем их богами, но когда они вселяются в них, то воистину, и мы веруем так, этот дом становится самим богом! И все жертвы, всесожжения, приносимые перед его священным изображением, отдаются самому богу...". И я позволил себе спросить Мастера: "Как же мы создаем жилище для богов в конкретном месте? Ведь изображений множество, как бог может быть в каждом изображении в разных частях страны?" Мастер рассмеялся мне в лицо.
  Данакт тоже чуть не рассмеялся. И он сам был таким же глупым юнцом, когда его взял к себе в подмастерья Мастер Ермей.
  - "Боги могут жить и в двух, и в трех домах, и более", - сказал мне Мастер. - "Они боги, а их священные изображения дают нам доступ к ним, открывают к ним двери...". И когда я создал своего первого бога, Мастер, осмотрев его, бросил фигуру в огонь. "Не годится", - сказал он мне. - "Бог не может жить в таком уродливом доме, бог не может быть таким безобразным! Ты можешь лучше! Делай лучше! Не для себя стараешься, а для бога. Молись сильнее!"... И я пошел в храм, молился богу Арху, которому я намеревался посвятить свое первое изображение, и бог услышал меня...
  Данакт потянулся. Пора было выходить ко храму. Мастера и подмастерья, быстро проглотив свои завтраки, вышли на улицу.
  Гильдии Мастеров принадлежал один из самых больших храмов города. Каждый район города и каждая гильдия имела свое культовое сооружение со своим сонмом богов. Самое вместительное религиозное здание располагалось в центре города - его могли посещать все без исключения горожане. В храмы же гильдии могли входить только члены гильдии и, разумеется, Служители.
  Мастера владели исключительным правом на создание богов. Маленькие изображения приобретали горожане для себя (чтобы носить с собою или выставлять дома). Большие - так называемые "шедевры" - поставлялись в храмы. Грандиозные - предназначались для площадей, центральных храмов городов, императорского дворца (для последнего необязательно "грандиозно большие", но обязательно "грандиозно искусные", "грандиозно изящные") и делались либо несколькими Мастерами, либо Главой гильдии лично.
  На сегодняшнее богослужение в честь праздника Создания мира должен был прибыть Великий Служитель столицы - Антор. Со вчерашнего вечера местные Служители готовились к его появлению: боги были начищены, дорожки, ведущие с четырех сторон света к главному алтарю, устланы опилками священного древа Куш, загодя было заготовлено множество жертвенных животных - птиц Куш.
  Сами Служители, облаченные в белые одежды, выстраивались сейчас у входа в храм. Мастера запрудили площадь и, переговариваясь, ждали Великого.
  Антор появился внезапно: неожиданно из рядов Служителей протиснулась высокая фигура, мгновенно накинувшая голубую мантию, и, легко взбежав на первую ступень храма, обернулась к собравшейся толпе. Это и был Великий Служитель.
  Вскинув руки вверх, он громко прочитал слова молитвы, благословляющей вход в храм, приветствия богам Мастеров и богам столицы. Затем, развернувшись, он зашагал внутрь храма, за ним потянулись прочие Служители и все остальные прихожане.
  Внутри было просторно. Уходящая ввысь башня была полой, так что стоя внизу, можно было видеть небо за прозрачной перегородкой, защищавшей внутреннее убранство храма от ветра и осадков.
  Народ быстро заполнял пространство. Служители, преклонив колени у алтарей - главного и трех других, - молились о ниспослании помощи и укреплении веры для проведения обряда. Великий Служитель, стоя у главного алтаря, ждал момента, когда можно было возгласить о принесении жертв.
  Жертвы, как много раз поясняли сами Служители и как уяснил себе Данакт, приносились за каждого Мастера и представляли собой образ человека. Так, каждый человек вольно или невольно согрешает против богов - хульными помыслами, нечестивыми поступками и прочими своими делами или мыслями, оскорбляющими богов. За это бог вправе предать нарушителя смерти, но он откладывает казнь, ожидая исправления человека. "А что может человек?" - вопрошали Служители. И сами же отвечали: "Принести жертву. Сердце лукаво, сердце неправдиво, чувства могут обманывать человека. Жертва - явная и весомая - не может обмануть бога. Человек осознает свой грех, понимает, что заслуживает смерти, но приносит жертву вместо себя, давая крови животного стечь на священное древо Куш, чтобы оно, впитав в себя душу животного, заключенную в крови, соединило бы эту душу с богом".
  "Жертва умилостивляет бога", - говорили Служители. - "Жертва показывает богу, что человек раскаивается. А душа жертвы возвращается к своим истокам - к богам, наполняя их духовными силами".
  "Слабы ли боги?" - воскликнул как-то на одной из проповедей Флакт - Главный Служитель храма гильдии Мастеров. - "Нет, не слабы, но их духовные силы требуют жертв, требуют душ. Однако только правильная жертва, только жертва, принесенная в храме надлежаще поставленным Служителем, только жертва на священном древе Куш способна вернуть душу богам. В противном случае - это не жертва, а убийство, в противном случае - это отдание души злым демонам, которые во множестве слетаются и завладевают душой, разрывая ее на части... Так", - заключал Флакт, - "демоны поддерживают свою жизнь. Оторвавшись от источника жизни - древа Куш, охраняемого богами, злые демоны не могут иначе пребывать, как вкушая погибшие души, и этой пищей поддерживать свое временное существование. Они живут убийствами, они живут неправильно принесенными жертвами, они живут неблагоговейным отношением людей к богам".
  Данакт помнил эту историю. Ее еще сегодня - в день Создания мира - вновь должен был рассказать Великий Служитель.
  Великий не торопился. Совершив положенное число молений, он обернулся к пастве и возгласил: "Время жертв!".
  Служители, вынув жертвенные ножи, выстроились вокруг алтарей. Жертвы полагалось заколоть на алтарях, а затем вынести на площадь для всесожжений. Мастера, заранее подавшие на жертву, показывали Служителям таблички из древа Куш с обозначенным числом, и Служитель, выхватив из корзины птиц Куш по числу, указанному на табличке, закалывал их на алтаре и сбрасывал в корзины, которые, по мере наполнения, уносились служками на площадь, где уже были разожжены костры.
  "Внимай, небо! Примите, боги, жертвы наши!" - послышался еще один возглас Великого Служителя.
  Данакт не успел вчера приобрести животное, поэтому сегодня он, качая головой от цен на жертвы, расплатился со служкой, который выдал ему табличку. Отстояв очередь, Данакт показал число Служителю, который молча заколол маленькую птичку и так же молча бросил тельце в корзину.
  Положив табличку у ног одного из богов, Данакт вышел из храма и растворился в толпе...
  "Слушай, народ!" - зычно рыкнул Антор, когда жертвы были принесены, а боги - умилостивлены. - "Сегодня день Создания мира. День торжества богов. Вы все помните Священную историю, вы все прекрасно знаете о вечности Единого начала... Но мой долг - напомнить вам о том.
  Единое начало - вечно, как сама жизнь. Оно и есть жизнь, живое, непрекращающееся течение жизни, изменяющееся и неизменное, движущееся и неподвижное. Кажется, будто оно неразумно, но оно упорядочивает наш мир. Мы - люди - разве можем сказать о себе, что мы и есть порядок? Что мы не есть хаос? Быть может, хаос и есть порядок, а мы - хаос? Разве то, что я имею руки и ноги, делает меня упорядоченным и систематически сложенным?.. Но оставим эти разговоры.
  Божество создает формы, и одной из таких форм стали изначальные боги.
  Нет и не было времени, когда появились боги, нет и не было времени, когда они осознали себя и свою вечность, нет и не было времени, когда они обнаружили, что они разумны и стали личностями, что источник жизни вокруг них, что они внутри него, и вне его ничего нет. Куш - источник всякой жизни, само являющееся жизнью, - это энергии Единого, которые оно бессознательно испускает, это жизнь, бьющая ключом от источника, сама являющаяся источником! Боги сумели упорядочить эти энергии так, чтобы они питали их, чтобы мир, созданный богами и в котором живут боги, процветал. Так была создана энергия Куш - упорядоченная сила бессознательного Единого начала.
  Боги жили в радости, они множились и пребывали в мире, пока один из богов - Арнук - не захотел оторваться от источника жизни и быть вне его. Он воспротивился такому положению вещей, когда боги вынуждены питаться энергией Куш и жить только в ней и благодаря ей, и возжелал слиться с Единым началом, чтобы влить в него разум, и самому, таким образом, стать вечным и верховным божеством, самому встать на место источника энергии и жизни, самому решать, куда направить жизнь, а откуда отнять ее. Он увлек своими идеями множество богов, он обхитрил их, сказав, что всем даст власть и даст им жить так, как они хотят, не будучи привязанными к источнику жизни.
  Против Арнука выступил Арх. Но битвы, которой так жаждал Арнук, не случилось: оторвавшись от источника жизни, выделившись из мира богов, отрезав себя от энергии Куш, боги превратились в демонов - призраков, подобия жизни, бледные тени живых существ. Им был отмерен срок - они вошли во временное существование: постепенное угасание до полного развоплощения.
  Над демонами сжалилась богиня Аэта. Она обвила вокруг энергии Куш материальную землю и дала им соединиться. И энергия проросла внутри земли. Она являет себя нам в черных древах Куш, приносящих плоды. Однако демоны не могли их есть, и Аэта создала жизнь: вдохнула свое дыхание в птиц, которые бы питаясь от древа Куш, причащаясь соединенной с источником жизни материей, впитывали бы ее в свою плоть и кровь, а саму энергию Куш - в свои души и, умирая, становились бы живыми, безликими и бессознательными духовными сущностями - пищей для демонов.
  Узнав о совершенном Аэтой деянии, остальные боги возмутились. Как - питать отщепенцев, питать противников богов и источника жизни? Они сами оторвали Аэту от энергии Куш и вытолкнули богиню во тьму кромешную - к демонам. Но Арнук приказал своим подчиненным не трогать изгнанницу и взял ее к себе в личное услужение.
  В противовес легкокрылым тварям каждый бог создал свое животное в соответствии со своим разумением и замыслом. Это было развитие мира - рождение жизни и восхождение ее от низших к высшим созданиям.
  Но и этого не было достаточно, чтобы воспрепятствовать жизни птиц Куш. Посему Арх вместе с остальными богами, соединив силы, сотворили человека!
  Видите, как велико наше предназначение! Боги создали нас, разумных существ, тварей с верою в сердцах, чтобы противостоять демонам, но не только для этого! Боги создали нас и для того, чтобы мы сами стали богами! Ведь сам Арх сказал после создания человека: "Этот человек рожден для борьбы с темными силами, этот человек сам станет богом, если останется верным нам. Да будет вся земля и все живое - в помощь ему для борьбы, для владычества над всякой жизнью".
  Человек, созданный богами, был совершенным творением. Он создал алтарь из древа Куш и на нем приносил жертвы богам из птиц Куш. И души животных, едва покинув тело, исчезали в алтаре, ибо они от древа питаемы были, и энергия Куш притягивает к себе самою себя в измененном виде. Так души птиц возвращаются в древо.
  Однако птицы и древа Куш так расплодились в мире, что богами решено было оставить всё, как есть. Боги решили не уничтожать своей властью материальный мир - они пожалели ту жизнь, что уже была создана, и им самим было радостно создавать жизни, творить животных и все разнообразие жизненных форм на земле... В этом смысле мы можем быть благодарны Аэте, которая открыла земную, материальную жизнь для богов, которая показала богам, что они могут быть творцами и создателями жизни!
   Человек не мог перебить всех птиц и порубить все древа, но он мог вырезать из древ Куш богов, чтобы те, присутствуя в своих изображениях, помогали просящим у них помощи. Для человека же плоды древа Куш смертельны - так захотели боги, так распорядились они, чтобы наша утроба, наша плоть не могла стать вечной от древа Куш.
  Всё потому, что человек - совершенное творение - был обманут лукавой богиней Аэтой. Богиня (а в ту пору уже демонесса), улучив момент, когда боги были заняты, открыла ему, что человек сам может стать богом, если поест плодов с древа Куш. "Причащаясь этих плодов", - сказала богиня, - "ты станешь богом, ты будешь жить вечно". И человек вместо того, чтобы приносить в жертву птиц Куш и питаться другими плодами и животными, съел плоды от древа Куш...
  И боги, разгневавшись, предали его на смерть, лишив его вечной жизни в теле и отняв у него корону владычества над всею жизнью. И с тех пор человек не может вкушать плодов древа Куш, и с тех пор человек потерял цельность своей души. Он хочет быть вечным, но как это сделать?
  Слушай, народ! Мы не можем в силу своей ограниченности воспринять источник жизни. Но и умерев, лишив себя жизни, мы не сможем приобщиться к нему. Насильственная смерть привлекает демонов. Самоубийство лишает человека помощи богов и отдает его душу во власть демонов, которые разрывают ее на части и питаются ею. Да, люди! Демоны-мучители рвут душу самоубийцы на части и едят ее! Не допускайте никого до самоубийства, не допускайте и убийства, ибо тогда происходит брань за душу между демонами и богами. Если душа питала богов, если душа приносила жертвы, очищаясь сама и давая богам силы бороться за себя, то погибнув, душа обретет мощь и силу, чтобы справиться с демонами. И боги помогут ей.
  Цель нашей жизни - обрести вновь ту цельность души, что была у первоначального человека. Он был почти равен богам, только телом он еще был привязан к земле. Но душа его была чиста... Отпав же от богов, человек повредился: он стал смертным, он стал все более и более привязываться к тленным вещам и все более и более отходить от богов...
  Кто ныне чтит богов и благоговеет перед ними? Сколько людей вокруг вас говорят - нет богов! Сколько людей вокруг вас говорят - вы кланяетесь пустышкам и ядовитым растениям! Если б знали они, что мы кланяемся не древу самому по себе, но той духовной силе, что стоит за ним, что наполняет его в те мгновения, когда это нам наиболее необходимо.
  Люди! Мы можем стать богами! Мы можем стать, как они. Что для этого нужно? Вера! Взаимная любовь и поддержка - ибо наша борьба не против птиц самих по себе, но против тех демонов, что набрасываются на них, когда птица погибает. Нас воззвали к жизни, чтобы мы умножали число богов, чтобы мы тоже приобщились к их сонму и жили в мире и радости, чтобы мы восполнили собою число отпавших и превратившихся в демонов. Нас ждет вечность, если только мы победим, если только боги в посмертной борьбе победят вместе с нами. Будьте с богами, будьте со священным древом Куш, будьте верны обещанию человека служить богам! И тогда мы победим!"
  
  2
  
  Данакт уже собирался спать, когда в его дверь неожиданно постучали. Незнакомый торопливый стук в такое время удивил Мастера. Подмастерья спали в отдельном доме, с друзьями он встречался на нейтральной территории, в гости никого не звал.
  Тем не менее, Данакт отпер дверь и с изумлением узнал в стучавшем Ученого.
  Гильдия Ученых жила в специально отведенном районе города - Научном городке. У них был свой храм, свои больницы и свои продовольственные склады. Гильдии мало общались друг с другом.
  Ученый был явно испуган. Его тонкая бороденка тряслась в такт содроганиям тела, а на лысой голове выступили крупные капли пота, хотя на улице было весьма прохладно. Запахнутый в тогу, человек затравленно оглядывался по сторонам.
  - Что вам угодно? - с некоторой брезгливостью спросил Данакт.
  - Не приютите ли вы на ночь странника? - дрожащий голос Ученого говорил о том, что ему нужно больше убежище, чем ночлег.
  - Ничем не могу помочь, - холодно произнес Мастер.
  Где-то неподалеку послышались крики, и раздались звуки труб Хранителей. "Кого-то ищут", - подумал Данакт. - "Уж не этого ли Ученого? Если Хранители вышли на охоту, жди беды... Вряд ли это убийство, вряд ли простой грабеж... Дело попахивает хулой на богов... Впущу - и соберу на свою голову гнев богов, отправлю восвояси - заработаю их милость".
  - Вы верите в Бога? - вдруг задал вопрос беглец. - В Единого Бога? В Творца мира?
  - Видимый мир был создан богиней Аэтой, - назидательно ответил Мастер. - Невидимый мир - мир богов - был создан энергиями...
  - Случайно? - порывисто воскликнул Ученый. - Случайно образовалась жизнь в невидимом мире? Случайно из небытия появились боги?
  - Можно и так сказать, - чуть замешкавшийся хозяин дома не был настроен на диспут. Ему хотелось спать. - Вам здесь не место! Прощайте!
  И прежде чем Ученый смог что-либо возразить, Данакт захлопнул дверь. Какая-то мысль вдруг поразила его. Но сейчас не время было размышлять, и эта мысль, едва возникнув, отложилась где-то на задворках сознания. Мастер, выбросив из головы Ученого, лег на постель.
  Он не слышал, как его собеседник бросился бежать прочь, как буквально в десятке шагов от дома Мастера его настигли Хранители, как он был связан и отведен в крепость...
  Наутро Данакт привычно расположился в столовой и приготовился было слушать рассказ Эдо, подмастерья, как его внимание и слух привлек разговор - тихий, почти не слышный. За столом рядом, наклонившись низко друг к другу, беседовали два подмастерья. Мастер сделал вид, что всецело поглощен историей Эдо, сам же погрузился весь в слух, желая ничего не пропустить из соседней беседы.
  - ... его вчера схватили, - шептал один из подмастерьев. - Посадили в крепость. Сегодня днем должны состояться суд и казнь. Надо сходить посмотреть, это интересно.
  - А за что его так? - спросил второй.
  - О, брат!.. Здесь дело в общем-то обычное, но... впервые был пойман Ученый!.. Ты знаешь, наверно, что существуют такие еретики - единобожники. Это один из них. И я слышал вчера ночью весь допрос его... Занимательная, доложу тебе, это штука - допрос. Все слова, все богохульства там излагаются так обыденно и невозмутимо, что аж дух захватывает...
  - Расскажи, расскажи, - заторопил его второй.
  - Ну... по порядку... Этот Ученый по имени Филумен, как выяснилось, довольно известен своими научными трудами в области космоса. Конечно, он говорил прописные истины - о том, что видимый нами мир небеспределен, что сотворенное богиней Аэтой материальное пространство небезгранично. Но при этом он указал - после чего и началось его преследование, - что раз этот мир сотворен богиней не для человека, но для демонов, раз этот мир, вся материя его предназначена для демонов, то человеку здесь не место. Ему возражали, что боги позднее перехватили мир у Аэты, что боги отдали мир под власть человека, но Филумен был неумолим: мир создан не для человека, а значит человек в нем - чуждое творение. Он говорил также о том, что человек сотворен с сугубо утилитарной целью - послужить орудием богов в их борьбе с демонами. Человек, по Филумену, это игрушка, или пусть даже и оружие, но лишь средство для богов. Человек не ценен для богов, человек существует лишь постольку, поскольку существуют демоны, и богам нужно с ними бороться. Человек сам по себе не высок по своему предназначению. Он может стать богом, но для этого ему надлежит фактически отречься от плоти, служить богам, бороться с демонами, внушающими человеку злые мысли и побуждающими на неблаговидные поступки. Служители, допрашивающие Ученого, воскликнули: "Человек может стать богом, когда умрет. Душа, отлетев от тела, сочетается с теми силами, к которым стремилась в течение своей земной жизни: к богам, если она воздавала им поклонение и приносила жертвы, или к демонам, если она служила земным похотям и страстям, прилеплялась к земле, которая есть только лишь творение, которая создана под и для демонов". И здесь Филумен вскричал в ответ: "Вот, вы сами говорите о том, что земля - для демонов!". Служители, несколько опешив, упрекнули его в крючкотворстве: "Земля была создана для демонов, но отдана человеку, дабы он владычествовал над ней, был над ней, но не с ней, жил над землей и правил ею, но не становился землей и не прилеплялся душой к ней. Земля тленна, и душа, сочетавшаяся с ней, так же становится тленной..."
  - Это не лишено разумности, - задумчиво произнес второй.
  - Безусловно... Но Филумен продолжал: "Человек создан не для земли, но для другой жизни". "Конечно", - отвечали ему. - "Для жизни с богами. И после смерти, после разлучения с телом душа отходит к богам или к демонам". И тогда Ученый раскрыл свою истинную сущность. Он сказал: "Нет других богов, кроме Единого!" "Как?" - ухватились за это Служители и Хранители. - "Что же ты врал нам про сотворение мира Аэтой, что же ты говорил про богов, как о существующих?" И Филумен ответил им: "Я - единобожник. Я верую, что Бог изначален и разумен, что Он Жив и действует Сам непосредственно на мир..." Вот тут-то его и принялись пытать. Ибо известно, что единобожники - это сплошь колдуны и маги, они не испытывают никаких страданий от обычных истязаний, но на особо изощренных пытках либо отказываются от единобожия, либо умирают... К нему применили несколько разного рода пыток, но он не отрекся. И тогда постановили - предать его смерти без оглашения приговора, тайно...
  Здесь говорившего прервали, потому что подошло время начала богослужения. Данакт, выходя из столовой, переваривал в своем уме содержание разговора.
  Он уже слышал о единобожниках, но только лишь то, что они погибали в тюрьмах, не желая отрекаться от своей веры. Подробностей их учения Данакт не знал: Служители на сей счет молчали, а Мастерам было не до этого. И сейчас мозг Мастера, до этого анализировавший только параметры и технику вырезания будущего бога, неожиданно для самого Данакта заработал в совершенно другом направлении...
  Антор, оставшийся еще на день у Мастеров, вновь появился внезапно: он вышел из дыма от разгоравшихся костров. Великий на этот раз был молчалив и молился сосредоточенно и внимательно. Богослужение вел Флакт, изредка поглядывавший на Великого. Однако тот не обращал ни на кого внимания.
  Настало время проповеди, и здесь Антор, отстранив уже было открывшего рот Главного, начал говорить сам:
  - Народ! Я хотел сегодня напомнить вам значение праздника, который мы отмечаем - Дня благодарения богов от всех людей за создание нас самих и этого мира. Этот праздник служит продолжением вчерашнего торжества... Но событие, случившееся сегодня ночью, побуждает меня говорить о нем, а не о празднике, хотя и к событию праздника оно тоже имеет некоторое отношение.
  Вы все знаете, что в нашем мире еще остаются непросвещенные народы. Что свет истины еще не достиг всех пределов земли, и что древо Куш почитается далеко не всеми людьми. Среди них есть и те, кого мы называем единобожниками. О них-то я и хочу сказать... Эта ересь зародилась давно: некий Дисан, будучи далеко не в здравом уме, вообразил, будто Единое начало, из которого вышли боги, разумно. Это учение он развил и увлек за собою множество мнительных и внушаемых людей. Они ворвались в главный храм своего города и, перебив изображения богов, сожгли его. Хранителям удалось выбить их из города, и они обосновались в пустыне Хаш. Оттуда-то и проистекают корни этого лжеучения, оттуда-то и рассылаются по всему свету проповедники... И сегодня ночью... мы захватили Ученого, единобожника, который проник к Мастерам...
  В толпе послышался гул. Кто-то выкрикнул: "Смерть ему!" Этот возглас подхватили все и дружно начали скандировать: "Смерть! Смерть! Смерть!". Антор поднял руку, и в мгновение ока все замолчали.
  - Мы устроили ему допрос в надежде узнать точное место расположения единобожников... Он не выдал нам его, и суд приговорил его к смерти... Однако ночью некий человек помог ему бежать... Человек, несомненно, имеющий отношение к гильдии и доступ к тюрьмам в этом районе... Хранителям удалось установить это лицо...
  Антор поклонился, и тотчас же в толпе появились крепкие фигуры Хранителей и, наложив руки на одного человека, вывели его из рядов Мастеров.
  - Этот подмастерье - единобожник... Так ведь, Хорис? - и когда подмастерье исповедал свою веру, Великий, утвердительно кивнув, вновь обратился к народу:
  - Полагаю, этого достаточно! Вы все слышали богохульства его. И несомненно должно быть для вас, что он повинен смерти!.. Но не он один сегодня будет предан огню!
  Великий Служитель сделал жест, и из дыма выступили двое Служителей и двое Хранителей, державших за руки Ученого, который накануне пытался пробиться к Данакту.
  - Они оба будут преданы смерти через сожжение... Но перед этим я скажу им: вы не увидите по смерти живого единого бога, вы не увидите по смерти и богов, в которых мы верим. Демоны уже ждут ваши души, они ждут, чтобы расправиться с ними, и никто вам не поможет. Боги помогают тем, кто верит в них и им, кто приносит им жертвы и старается жить так, как завещал Пророк Арха - Вдин. Как написал Пророк, так мы и служим; как сказал он, так мы и действуем. Чтобы быть вместе с богами, нужно служить им по установленному ими закону... Вы презрели закон! Вы презрели богов! Демоны ждут вас, чтобы вы стали такими же, как и они сами - тенями, а не богами, бессильными призраками, влачащими жалкое существование в потустороннем мире! Вас не допустят до пищи богов, вас оттолкнут от врывающихся в духовное пространство душ. Потому что вы презрели не только богов, но и самих демонов! Идите же прочь!
  Хранители, накрепко привязав единобожников к столбу, отошли в сторону. К осужденным приблизились Служители, держа в руках зажженные факелы...
  
  3
  
  Данакт долго не мог уснуть. Публичные сожжения для него не были в новинку. Сжигали еретиков, сжигали рецидивистов, сжигали кровавых преступников... Особенно ему запомнилось сожжение Эксура, убивавшего людей с особой жестокостью и обкладывавшего своих жертв птицами Куш, чтобы по смерти человека на "запах" душ птиц во множестве слетались демоны и вместе со своей привычной "пищей" потребляли бы и душу погибшего. "У них не было шансов спастись!" - хохотал безумец на суде. - "Сам Арнук говорил мне, чтобы я продолжал делать то, что должен!.. И я делал!.. Смерть не страшит меня! Я иду к Арнуку и буду с ним. Что вы можете мне сделать?". И тогда Флакт сказал ему: "Разве Арнук спасет тебя, если ты умрешь, окруженный изображениями богов? Разве кто-то спасет тебя, если ты умрешь близ храма?.. Боги дадут тебе место вне себя и вне демонов..."
  Боги, как не раз повторял в своих проповедях Флакт, создали в своем мире особое место для тех душ, кого они не могут принять в свои обители. Поддерживать существование там помогает слабый отросток от древа Куш. Души не могут ни выйти оттуда, ни общаться друг с другом. Они просто пребывают там - в нигде, в ни в чем и в никогда. Демоны знают, что такое место существуют, однако чтобы попасть туда, нужно объявить войну богам и устроить поход на них. Сил на это у демонов нет.
  Посему души всех преступников, всех как будто служащих демонам, попадают не в демонские "объятия" (а даже если так - где гарантия того, что душа сядет по правую руку от Арнука и Аэты?), на что они рассчитывали, а в место, отведенное им богами. Даже если человек совершает самоубийство, даже если человек (по примеру Эксура) окружит себя птицами Куш и совершит всесожжение себя и птиц, боги найдут эту душу и поместят ее в место, уготованное таким грешным душам.
  "Почему бы богам не разбить демонов?" - думал Данакт уже не в первый раз в своей жизни. - "Пусть боги пошли бы в поход на демонов и разгромили бы их..." И тут же вспомнил ответ Антора на это: "Боги бессмертны и неуничтожимы в своем мире... Демоны пребывают вне его... Материальный мир - наш мир - стоит посредине мира богов и мира демонов, как и хотела сделать Аэта. Энергия Куш, проходя сквозь землю, служит границей между мирами демонов и богов. Боги могут быть везде на земле, но не могут ворваться в мир демонов. А демоны могут быть также везде на земле, но не могут войти в мир богов, ибо чистая энергия Куш смертельна для них - они не смогут привиться, эти мертвые ветви, к истинному древу Куш. Демоны сами отгородили себя от богов, сами вышли прочь из источника жизни и сами захотели быть вне живительных сил Куш... Земля - место битвы богов и демонов, место их схватки..."
  Данакт встал и подошел к окну. Освещенная улица была пустынна. "Если бы Единое начало имело разум... разве нужны были бы боги, демоны? Разве не дало бы оно всем поровну, разве Его энергии не пронзали бы мир и не были бы в каждом?.. Вот только кто бы принял их. Как задержать в себе эту энергию, удержать эту текучую сущность?.. И неужели что-то неразумное могло создать разумное? Если жизнь была всегда, то как ей трудно было б начать осознавать себя... Это же такой длительный процесс... Но в безвременьи, как говорят Служители, в той первоначальной жизни могло быть всё, что угодно. Жизнь творит себе формы, и почему бы ей не развивать их дальше? Жизнь неразумна, но почему бы ей не шагать от худшего к лучшему? Жизнь жестока, но почему бы ей не уничтожать неживучие формы?.. Если Единый бог разумен, то почему он до сих пор не открылся?.. Неужели эту тайну знают только посвященные? Почему он не заявит о себе, не явит себя миру?.." Данакт, повинуясь какому-то порыву, взял плащ и выскользнул на улицу.
  Было довольно зябко, но Мастер шел быстро и скоро согрелся. Он знал, где живет тот подмастерье, который утром рассказывал историю о Филумене. Вот дом Мастера Гурия, а вот флигель, где живет его единственный подмастерье - Эхтик. Данакт решительно постучал. Не дождавшись скорого ответа, он не переставая стал стучать в дверь.
  Наконец, дверь, скрипнув, отворилась, и подмастерье, позевывая, появился на пороге:
  - Что вам угодно?
  - Я хочу, чтобы ты дорассказал свою утреннюю историю. Чем закончилась она, и как сбежал Филумен, - твердо сказал Мастер.
  Подмастерье, оглядевшись, мотнул головой, приглашая Данакта внутрь.
  В камине догорал огонь. В маленькой комнатке флигеля было не развернуться: за занавеской располагалась кровать, а за столом стояло всего два стула. Низкий шкаф и рабочий станок с заготовками - вот и вся обстановка этого жилища.
  - Вы ведь Мастер, а не Хранитель, так? - Эхтик отпустился на стул. Его черные волосы и темное лицо почти сливались с мраком ночи. Мастер сел на второй стул и спокойно кивнул. - Значит вы хотите узнать о Филумене? Что конкретно вы слышали?
  - Думаю, что я слышал главное... Ты сам-то веришь в богов?
  - Кто нынче искренне верит в богов? - уклонился от прямого ответа Эхтик. - Гораздо легче поверить в Единого, чем в Арха и его свиту...
  - Не боишься, что за такие слова тебя отправят на костер?
  - Вы не Хранитель, вам не поверят... Да и если вы скажете, будто я говорил что-то про богов... я отвечу той же монетой - вы-то пришли ко мне послушать отнюдь не о богах, а о Филумене и единобожии.
  - А если я провокатор?
  - Вы Мастер, которого я знаю давно... Гурий, Руф и другие ценят вас... И говорят, что вы - следующий Глава гильдии... Поэтому если вы станете единобожником, то мы... ха, вот я и признался... будем только рады этому...
  - Значит ты все-таки единобожник?..
  - Я уже ответил вам... К сожалению, я не смог помочь Хорису... Если б я знал, что он тоже из нас... Ведь мы разобщены - в пустыне Хаш есть община, в каждой гильдии есть своя община со своим Блюстителем... Из-за того, что город разделен на районы, из-за жесткой иерархии и наличия гильдий, мы никак не можем стать по-настоящему единым целым... Наша вера ведь в том и состоит, что люди равны, что не должно быть такого разделения на гильдии, на районы, на жестко закрытые системы профессий. Бог создал человека по Своему произволению, Бог создал человека плодиться и размножаться на земле - в обществе равных, в общении друг с другом, во взаимопомощи, любви и содействии. Он создал нас из любви Своей, чтобы мы пришли к осознанию себя, чтобы мы, получив тела и души, посмотрели на них, открыли себя и жили...
  Я был обращен помощником Блюстителя гильдии торговцев - Тертием. Он открыл мне, что те боги, которым мы поклоняемся, суть идолы, творения наших рук и умов, а истинного Бога мы забыли и не чтим. Он открыл мне, что истинный Бог вечен и абсолютен, что Он создал человека, чтобы тот разделил с Ним вечность, чтобы еще кто-то - сознательная личность, осознающая себя жизнь, - могла приобщиться к вечности, чтобы подарить как можно большему числу творений радость и счастье жизни. Но человек употребил во зло дары Бога, захотел сам стать, как Бог... Это-то и видно из нашей космогонии, из наших мифов о создании мира и человека. Кто есть человек для богов? Слуга, который по смерти может быть введен на пир. Кто есть боги? Сосущие из древа жизни существа. Единое начало, вообразили Служители, неразумно и формирует жизнь в бесчисленных вариациях. И боги, таким образом, случайные порождения бессознательной жизни. Вечная жизнь рождает в процессе развития все более и более сложные формы, пока, наконец, не выходят из нее боги. И я не раз спрашивал: если боги это случай, то что мешает или мешало жизни создать еще миллиарды таких же богов, а то и сильнее? Ведь откуда нам знать, быть может, наши боги слабее других, о которых мы и не знаем. А демоны, быть может, наши друзья, потому что воюют против богов, которые хотят, чтобы мы были их слугами. Я хочу общаться с Богом лицом к лицу. На равных, если так можно сказать. Я хочу видеть в Боге любящего отца, творца меня как любимого сына, а не как господина и хозяина, создающего бесчисленные тьмы слуг... Поэтому я и верую, что я хочу видеть такого Бога... Такая вот моя корыстная вера - верить в любящего Бога, без посредников и промежуточных звеньев.
  Данакт молча слушал Эхтика. Он не считал себя фанатично верующим в богов, хотя и с благоговением относился к вырезанию богов и к богослужению. Сейчас же он размышлял над словами подмастерья и думал: "Я всегда полагал, что боги могли появиться, образоваться из ничего - из дышащей энергией жизни, а потом, обретя разум и сознание, смогли упорядочить эту жизненную энергию и создать нашу землю и небо. Это было так естественно и понятно, что я не задумывался над фактической случайностью возникновения богов, над тем, что и до богов могли быть иные сущности, что помимо богов могли образоваться другие боги или как бы их еще назвать... И если так - то отчего мы воздаем поклонение именно этим богам? Потому что мы их рабы? Потому что они создали нас? Но если кто-то пойдет войной на наших богов и побьет их, то не победителям ли мы должны будем служить?.. И как знать... действительно ли так неразумно Единое начало... Может быть, это боги так решили и нам внушили то? А на самом деле Единый разумен, но только не так, чтобы мы поняли это, не так, как разумны мы... Как-то иначе. Как иначе Он жив, чем мы. Ведь именно Он - настоящая жизнь, а мы - лишь подобия настоящей жизни".
  Мастер настолько углубился в раздумья, что не расслышал, как в дверь Эхтика настойчиво постучали. Недоумевая, подмастерье отпер дверь. На пороге стоял патруль Хранителей.
  - Подмастерье Эхтик, вы арестованы! Вы подозреваетесь в богохульстве, отправлении еретических обрядов и служении иному богу... - Старший Хранитель смолк, заметив на стуле Данакта. - Мастер Данакт, вы задерживаетесь до выяснения обстоятельств. Возможно и вам предъявят обвинение в совершении того или иного преступления...
  
  4
  
  Данакт оказался в одиночной камере. По счастью для него, он мог спать где угодно и когда угодно. Уверенный, что Хранителям не в чем его обвинять, Мастер улегся на жесткую постель и мгновенно заснул...
  Был день, когда его вывели на допрос, который, однако, оказался настоящим судом.
  В большой просторной зале было душно. Хранители невозмутимо смотрели, как двое сопровождающих ведут Данакта к трибуне. Не было ни свидетелей, ни писцов. Только три человека сидели за судейским столом и ждали, пока к ним подведут Мастера.
  Трое Судей сурово взирали на задержанного и, едва выслушав Хранителя, докладывавшего дело, предъявили Данакту обвинение в богохульстве и служении иному богу.
  - Признаете ли вы, Мастер Данакт, что верите в Единого Бога и не верите в богов, признаваемых нашим государством?
  - Я не знаю, - честно ответил Данакт. Он в самом себе не мог найти ответа - во что он верит: в богов, которым он служил всё это время, которых он вырезал из древа Куш, или в того Бога, о Котором знал-то всего-ничего, но о Котором говорили, будто Он любит человека.
  - Верите ли вы, Мастер Данакт, что Единый Бог воскресит вас в конце времен и даст жить с Ним в истинном мире?
  - Я хочу быть там... - подбирая слова, ответил Мастер, - где меня любят, и с теми, кто любит меня и кого люблю я.
  - Вы любите Единого Бога?
  - Я еще не решил для себя, есть ли он...
  Судьи переглянулись. Один из них кивнул Хранителю, и тот поднес Мастеру вырезанную из древа Куш фигурку бога Шуту.
  - Бог Шуту - бог справедливости, правды и неминуемого возмездия, - чеканя слова, произнес Судья. - Достаточно одного поцелуя, чтобы узнать истину. Поцелуй бога, Мастер, и ты можешь быть свободен...
  Данакт тяжело вздохнул. Он отвечал судьям честно, он действительно не мог решить сейчас, прямо в эту минуту - кому верить, в кого верить, кого слушать. Поэтому он только повторил уже сказанные им слова:
  - Я не решил еще... Я не могу это сделать... пока...
  - Или уже? - раздался голос одного из Судей. - Вы столько лет вырезали богов и в одну минуту изменили им?
  - А что если правда - есть Единый и Живой Бог?
  - Так можно поверить, во что угодно! - фыркнул Судья. - В каких угодно духов и привидений! Ведь о них тоже можно сказать: а что если правда - они есть?
  - Но Единого нельзя выдумать, - возразил ему было Данакт, но Судья в центре прервал его:
  - Выдумать можно кого угодно и что угодно! Фантазия и ум человеческие дарованы богами. Захотят боги вложить в наш ум ересь, чтобы испытать нас, так мы должны победить ее в себе, чтобы доказать богам, что мы достойны жизни с ними...
  - Но какой жизни? - вдруг спросил Мастер то ли себя самого, то ли Судью.
  - Жизни в мире, радости и любви!
  - Любят ли нас боги? - не выдержал Данакт. - Они создали нас с корыстной целью... Но любовь... она должна быть бескорыстна.
  - Разве? - ехидно спросили его.
  - Да... И я думаю, что если и любить богов, Бога, то не за то, что они или Он дарят нам, не за то, что будет в "райской вечности", и не из страха перед наказанием... Любят, потому что хотят отдать себя, любят, потому что хотят жить ради того, кого любят... Не объяснить, почему именно к конкретному человеку или богу рождается любовь, но любить нужно, не ища своего интереса в другом... А боги... у богов свой интерес относительно нас - мы должны помочь им в их борьбе... Мы как их орудия в противостоянии с демонами.
  Судьи пошептались, и один из них сказал Хранителю:
  - С ним всё ясно... Приговор тот же.
  Мастера вывели из залы и по длинному коридору провели к повозке. В ней уже сидел Эхтик и еще двое осужденных.
  - Вот и вы, Данакт, - грустно улыбнулся подмастерье. - Я думал, вас-то отпустят, хоть кто-то из наших будет на свободе... Но видимо, сейчас власть тьмы, и наш час пробил.
  - Нас повезут на площадь? - спросил Мастер. Он еще не успел осознать, что сейчас, вот именно сейчас его повезут на казнь.
  - Куда ж еще, - отозвался один из осужденных. - Сожгут... Чтоб наши души по их вере отправились прямиком к их богам, а уж те найдут для нас теплое местечко.
  - Мы отправимся к нашему Богу, а не к их богам, - подключился к разговору второй. - В этом наша вера - что есть один Бог, истинный и вечный, а их боги - ложные. Они поклоняются древу Куш, а это обычное черное дерево...
  Данакт молча смотрел, как повозка тронулась, как вслед за ними ехали Хранители, высматривая, не попытаются ли единомышленники отбить осужденных.
  Народ уже столпился на площади, слышались протяжные моления, и уже клубился дым от жертвенных костров.
  - Нас тоже принесут в жертву, - пробормотал один из осужденных. - Знали бы они, что они дают нам бесплатный билет к нашему Богу. Себя мы сами умертвить не можем, других просить - тоже. Зато люди посторонние, люди, не приверженные к нашей вере, с легкостью лишают нас жизни и делают из нас мучеников, свидетелей и исповедников нашей веры в Единого Бога. Их и просить не надо, сами всё сделают...
  - Народ! - зычный голос Антора зазвучал над площадью. - Сегодня у нас необычный день. Мы снова судили и вынесли смертный приговор четырем еретикам... Но смерть одного из них воистину должна послужить уроком всем нам. Один из вас, один из Мастеров, оказался единобожником!
  Толпа недоверчиво загудела.
  - Это Мастер Данакт, - поспешил раскрыть тайну Великий.
  - Неправда! - выкрикнули из толпы. - Он не мог стать единобожником! Нет! Нет!
  Народ взволновался. Послышались обвинения в подтасовке фактов. Кто-то призвал выслушать Мастера, кто-то, нагнетая страх, закричал, что сейчас всех Мастеров перебьют без суда.
  И казалось, Антор испугался народного волнения. Посему он, воздев вверх руки, воскликнул:
  - Если вы не верите мне, то пусть он сам скажет, во что и в кого он верит.
  Хранители вытащили из повозки Данакта и подвели его к Антору.
  - Говори, Мастер! - Великий уступил ему место на ступенях храма. Здесь была идеальная акустика. С этого места нужно было говорить чуть громче, чем обычно, и тогда тебя могли слышать все находящиеся на площади люди.
  - Друзья! - начал Данакт. - Вы все знаете, как я верой и правдой долгое время служил богам. Я воспитал двух Мастеров, я вырезал бога для этого храма... Но я никогда не думал глубоко о том, кто есть боги. Я всегда считал, что это дело Ученых - доказывать, показывать, думать, а наше, мастерское дело - вырезать и служить. Но последние разговоры, последняя казнь растормошили меня. Я стал думать - кто есть боги, кто есть мы для них. И я вдруг понял для себя, что боги - результат случайного движения энергии, боги всего лишь одно из порождений Единого начала...
  Хранители наложили на него руки, Служители громко начали обвинять его в ереси, но толпа закричала: "Дайте ему договорить!". И Антор вынужден был уступить и дать знак Служителям и Хранителям отойти от Данакта.
  - А сколько их всего - этих порождений Единого начала? А нет ли среди них - возникших до наших богов или даже после - более сильных? А нет ли среди них - создателей лучшего мира? И нет ли среди них иного сознания, благого и совершенного, чем наши боги? И я подумал затем: кто есть мы для них? Лишь орудие в борьбе с землей. Лишь только средства для умерщвления птиц Куш. Лишь только служители, но не сыновья и не друзья. Для чего создали нас боги? Для развлечения? Для войны? Для противовеса материальному миру, насыщенному энергией Куш?.. Мой мозг заработал, и я... я уже не верю богам... Но кому мне было верить? Я узнал о том, что Эхтик - единобожник. Я решил у него узнать подробнее об этой вере, и от него я больше узнал о Едином... Но все равно я мало знаю о Нем, но по тому, что я слышал, по тому, что я узнал, я верю, что скорее Он создатель и Творец мира, чем наши боги. Он создал нас по любви, а не для услужения. Для того, чтобы мы приобщились к жизни, чтобы мы пришли в сознание из небытия, чтобы мы увидели сами себя и были вечны, вечно живы только от того и только по тому, что он по Своей любви захотел сделать нас вечно живыми... Он воззвал нас из бездны, из бессознания, из несуществования, Он осуществил нас, дал нам вещественное тело и вечную душу, чтобы мы жили!.. И я верю Любви, а не подчинению. Я верю Любви, а не рабству. Я верю Любви, а не войне богов...
  Здесь уже Антор не выдержал, и Хранители вместе со Служителями стащили Данакта со ступеней. "В костер его!" - приказал Великий, но толпа безмолвствовала. Бывшего Мастера привязали к столбу, где ранее был сожжен Ученый. Антор лично поднес факел к разложенным дровам и соломе. Весело заплясали огоньки, и пламя принялось пожирать свою пищу...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"