Захаров Алексей: другие произведения.

Новый мир. Часть 1. Когда богов много...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Часть 1. Когда богов много...
  
  До появления времени не было ничего. Ничего в человеческом понимании. Потому что люди, живя в мире причин и следствий, не могут анализировать своим ограниченным умом и понимать то, что находится вне пределов этого материального мира. Человеческий ум заключен в этом мире и не может представить себе, как может быть начало без начала, как может быть бесконечность без конца, и как может быть расширение в ничто...
  
  Но кто сказал им, что их мир единственный и неповторимый? Могут ли они предположить, что за его пределами или в начале бытия его был и есть иной мир со своими законами, которые неподвластны их разуму? Мир, в котором нет начала и конца, мир, который не мог быть создан, потому что у него нет ни точки отсчета, ни точки завершения. Мир, который был, есть и будет.
  
  Задумываются ли вообще сегодня и сейчас люди: кто они - клочки сознания, появляющиеся на миг, или сгустки энергии, влетающие в этот мир из другого, дабы здесь, обретя сознание, приобретя опыт этого мира, вновь вернуться в некогда покинутый ими или в иной, следующий, в котором их опыт пригодится?
  
  Я слышал, как философы, проходящие мимо дуба, говорили друг с другом: "Кто мы, блуждающие в космосе на земном шарике? Случайности, которые могут исчезнуть и превратиться в прах, или духовная сила, бьющая сквозь материю, побуждающая ее к движению и действию, покидающая ее, когда приходит то, что мы называем смертью? Куда отправляется она, куда бежит?" - "Нет, не бежит, потому что ее нет, не бежит, потому что всё движение человека - это реакции крови, это сплошь разгорячение ее или охлаждение, излияние или замирание, и никакой духовности нет в человеке, он сам придумал ее, чтобы спокойнее было жить".
  
  Так вот, люди, в начале не было ничего - и даже не пытайтесь представить это ничто, потому что это не под силу человеческому уму, ограниченному рамками материального мира. Я знаю истину и говорю ее.
  
  Я называю ничто хаосом, поскольку оно не упорядочено, как люди понимают это, поскольку оно не приведено в некую систему, воспринимаемую как таковую человеческим умом.
  
  Итак, был и есть и будет хаос, великое ничто. В безвременье, в вечности он бурлил и кипел в самом себе, ища формы. Наконец, когда он из миллиардов миллионов вариантов, перебранных и отвергнутых, нашел тот единственный, из коего и возник изначальный духовный мир, он сформировал богов - духовные сущности, которые вышли из него, первые осознавшие сами себя.
  
  Они были первыми, кто открыл этот мир, мир хаоса, осознал его, воспринял его. Тогда хаос понял, что надлежит делать, что нужно творить. И боги вышли из него бесчисленным множеством... Впрочем, он и до сих пор продолжает творить богов, как говорили мне, но возможно, процесс этот уже прекращен.
  
  Люди недоумевают: "Как наш мир был создан, когда вероятность его появления из ничего ничтожно мала?" Вот, если можете принять, ответ (хоть он и неправдив потому, что материальный мир создали мы, боги, однако же и мы имеем вечное происхождение из ничто, которое непостижимо умом): хаос и перебрал все эти варианты в безвременьи. Не было времени, чтобы измерить процесс, не было и людей, чтобы наблюдать за тем, как хаос отвергает все хрупкие построения формы... Все неустойчивые связи рвались, но упорство взяло верх. Если мы перебираем камешки в безвременьи, то кто может сказать, когда мы построим из них замок? Кто может сосчитать отвергнутые варианты и сказать, какова вероятность случайного возникновения замка из груды камней? Точно так же "случаен" ваш мир: ничтожная доля вероятности его появления рождена в ничто, в нигде и в никогда. Не трудитесь просчитывать варианты: у хаоса было достаточно "времени", чтобы перебрать их все.
  
  Из бесформенности хаоса, из отсутствия содержания, из ничего, которое люди не смогут понять, потому что живут во вторичном мире, в последствии последствия этого ничто, во времени, сформированном нами, подчиненные закону причин и следствий, вышли боги. Один из них - я сам.
  
  Меня зовут Хоргальд, я, как это ни странно прозвучит, - бог дуба. Всего одного, конкретного и четко определенного. В этом мире я могу применить всю данную мне духовную силу только в пределах своего растения, я могу сидеть на дубе и править им, сколько пожелаю (точнее, пока он не умрет, а мне не достанется новый) - не состарюсь, как люди, и не умру от жажды и голода.
  
  Разумеется, когда мы осознали сами себя, никакого дуба не было и в помине. Хаос, сотворивший нас в бесчисленном множестве, продолжал рождать нас. Духовный мир хоть и безграничен, но оказывается весьма ограничен, когда вокруг тебя толкутся тысячи богов, не знающих, чем занять себя.
  
  Тогда один из нас - Руб - предложил по примеру хаоса создать формы. Кто-то тут же слепил из духовной энергии шар, но толку от этого шара было мало. Кто-то сотворил длинную нить, но и она никому не была нужна. Все находились в замешательстве, пока будущий бог солнца Элет не создал свет, который вышел из нашего мира и наполнил пространство вне его.
  
  Мы удивились. Неужели можно создать что-то вне нас, вне хаоса? К свету прибавили каждый понемногу: моря, земли, растения, животных... Наша фантазия работала на полную катушку, мы выкладывались полностью, создавая новый мир.
  
  - Мы будем жить в нем? - спросил Велан, будущий бог неба.
  
  - Этот мир хорош, - признал Элет, - однако нам лучше оставаться в нашем мире. Впрочем, мы можем влиять на свое творение. Наш мир - духовный, а этот мир... материальный, более грубый, приземленный, так сказать.
  
  - Должны ли мы соединяться с ним? - кто-то задал вопрос.
  
  - Нет, зачем же, мы ничего не прибавим к своей сущности, но обретем лишь дополнительные обременения... Разве хочет кто стать животным, а? Или как-то иначе материализоваться в нем? Животная плоть вроде хороша - она может бегать, может познавать, видеть, чувствовать...
  
  - Я не хочу материализовываться, - заявил Руб, будущий бог грома и молнии. - Разве что приму на себя образ животного и пройду по миру...
  
  - Ха! - рассмеялась Аэрта, будущая богиня земли. - Чтобы по-настоящему материализоваться, или воплотиться, восприняв на себя плоть животного, нужно родиться им, пройти все возрасты и умереть. Вот тогда это будет настоящий путь бога во плоти. А призрачные появления, призраки, - это всё иллюзии на потеху.
  
  - Сотворим тогда существо, подобное нам, которое может познавать этот мир не как обычные животные, не осознающие себя в его пространстве, но как разумное животное, могущее познать, что есть мы. Которое бы возделывало этот мир и правило бы в нем, знало о нас и служило бы нам, - предложил Слан, будущий бог дождя.
  
  - А зачем? - возразил Харрар, будущий властитель адовых глубин. - Мы достаточно пошутили, создав этот мир. Это всё идея Руба... Хватит с нас и духовного мира, на что нам материя?
  
  - Мы будем править каждый... какой-нибудь стихией, - сказал Руб.
  
  - Это что, игра? Наиграешься вволю, а дальше-то что? У тебя есть план развития этого мира? Слан предлагает создать какое-то существо, которое бы правило в нем... Пусть бы это существо и разбиралось, как и чего. А мы бы наблюдали.
  
  - Ты неправ, Харрар, - вмешалась Аэрта. - Мир без нашей поддержки умрет. Как видишь, мы и так уже вмешались в его деятельность, и нашими усилиями он держится. Убери что-то, отними - и мир развалится. Я, например, держу землю, Руб вместе со Сланом и Веланом правят небом, дождем и молнией. Возьми и ты что-нибудь...
  
  - Я возьму, - хитро прищурился Харрар, - то новое существо, которое будет жить на земле. Материя крошится, мир неустойчив - так и существо это будет неустойчиво. Смертно!.. Да, оно родится и умрет, как животное. Будет во всем подобное ему...
  
  - Мы должны дать ему это отличие, - напомнил Велан. - Разум, чтобы оно отличалось от прочих тварей...
  
  - Мы вдохнем в него духовную энергию от нас, - голос Слана окреп. - И пусть это существо - человек - будет соединением материи и духа. Будет одновременно и духовной сущностью, и материальной. Это и будет его отличием от животных, у которых нет божественной частицы. В соединении материи и духа и будет существовать разум - способность понимать мир, раскладывать по полочкам его состояния и связи, различать, анализировать и синтезировать...
  
  - А когда он умрет, - воскликнул Харрар, - я заберу эту духовную энергию от него - себе.
  
  - Не слишком ли много ты хочешь? Не получится ли, что духовная энергия будет скапливаться только у тебя? - обеспокоился Руб.
  
  - Мы установим паритет, - вставила Аэрта. - За каждую взятую в его руки душу, духовную сущность, мы одну берем себе...
  
  - А если все окажутся как один плохие? - лукаво посмотрел на нее Харрар.
  
  - Такого не может случиться, - ответствовала та. - Мы дадим им откровение, мы будем помогать им...
  
  - Голосованием всё решите? Обо всем ли сможете договориться?
  
  - Посмотрим, - подытожил Руб. - А пока... давайте создадим человека.
  
  Эту историю знают все люди мира. Она записана в Книге богов и доступна для прочтения всеми. Вот только кто верит ей? Кто-то - я сам лично слышал разговор под моим дубом - считает богов выдумкой, а книгу - фальшивкой. Кто-то - это я уже слышал от своего приятеля Гупса, бога травной растительности, - полагает, что боги, создав человека, ушли на покой. Точь-в-точь слова Харрара: уж не он ли внушил их людям?
  
  Мне при дележе стихий, предметов и прочего достался дуб. Не могу сказать, что я был рад, только я прекрасно понимаю, что я не так велик и умен, как Руб, и не так красноречив, как многие. Давно я кочую по дубам - пока живет дуб, живу на нем и я. Дубов каждый день рождается по сотне, тысяче... И умирает столько же, вот и перемещаюсь, куда получится.
  
  Но все равно я никак не могу выбросить из головы вопрос: почему такая несправедливость?.. Что мы за боги, коли не можем всего, что хотим? Власть каждого ограничена его деятельностью. Есть множество богов на каждый случай жизни, на каждую форму бытия. Есть бог дуба, бог травы, бог реки, бог неба...
  
  Язвительные люди, не верящие в богов, спрашивают: "Есть ли бог одного облака, бог одной капли, бог одной веточки? Есть ли бог одного атома, бог одной песчинки?" Я не знаю всего, а кто из богов знает? Если уж каждой форме свой бог - то надлежит каждой обрести своего бога. И надлежит каждой вещи, сделанной людьми, получить своего бога - бога топора, бога плуга... И каждому чувству - своего бога: любви, ненависти, злости... "А как назначить бога, скажем, к топору?" - снова вопрошают сомневающиеся. - "Что есть топор - соединение железа и дерева? Какой же бог будет управлять топором? Железа? Дерева? Или новый бог? Откуда ж его взять?"
  
  Почему же люди не предполагают, что хаос не успокоился? Что он не отошел от дел... "Разумен ли он?" - спросят они. А что есть разум нечеловеческий? Или лучше - что есть самоосознание? Разве не осознал себя сам хаос через нас, богов, его части, его порождения? Разве материя, из которой были созданы люди, не осознала самое себя через человеческий разум?
  
  Кто-то из богов сказал, что материи и вещей в мире было создано ровно столько, чтобы хватило на всех богов. Почему бы и нет? Некоторые боги не знают, откуда они взялись. Возникли словно бы из ничего. Из ничего и возникли, отвечу я скептикам. Из ничего - из того хаоса, который не имеет начала и конца, не поддающегося человеческому уразумению, - и продолжают выходить новые боги.
  
  Раз сотворив человека, мы установили непреложный закон: когда зачинается новый человек во чреве женщины, тогда - всякий раз! - рождается новая душа для нового тела, подается духовная энергия, искра, в это формирующееся материальное тело. Даже если силой берется женщина; иначе у дитя от такого соития не было бы души. Так случается с каждой формой в этом мире. Распадается форма, бог покидает ее. Когда погибнет мой дуб, я найду себе другой.
  
  Могут ли родить боги новых богов? Я слышал, когда под моей листвой сидели два философа (надо сказать, что мое древо растет неподалеку от философского университета), их размышления на сей счет.
  
  - Могут ли боги стареть? Мне задали такой вопрос на занятии, - говорил один из них, юноша с курчавыми волосами. - Если могут, тогда могут и умереть. Что ж тогда это за боги? Просто усовершенствованные люди, живущие в другом мире? А если не могут стареть, то как рождаются и достигают зрелого возраста?.. И до какого возраста они растут? Почему именно до такого?
  
  - Боги не старятся и не умирают, - ответил второй философ - зрелый мужчина с бородой. - Однако народная культура постоянно изображает в скульптуре и красках верховного бога Руба как старца с седыми волосами, а его жену - Алюмну - дамой в возрасте. Видимо, по народной вере, боги могут стариться. Или расти? А почему Руб остановился в росте, почему не становится дряхлым старцем? Или почему жена его не превратилась уже в старушенцию? Богинь судьбы изображают старухами, прядущими нити судеб. Когда они успели состариться? В хаосе? Или сразу родились старыми? Вот сколько вопросов возникает. Так и ответь - вопросом на вопрос, пусть подумают.
  
  - Еще люди говорят, что Руб рождает детей, - рассмеялся первый философ. - Совокупляется он и с земными женщинами... Вот, мол, от соития богов возникают боги, а от соития с земными женщинами рождаются мелкие боги - вроде домовых или леших... Непонятно только, они сразу старыми рождаются или все же младенцами...
  
  - Сказки... Бог должен хоть как-то материализоваться, чтобы зачать ребенка от женщины. Станет тебе Руб ради какой-то презренной им материальной формы налагать на свое духовное тело жалкую и тленную материю...
  
  - Материя презренна? А душа возвышенна?
  
  - Душа-то, - фыркнул мужчина. - Есть ли душа вообще... Вот в чем вопрос.
  
  - Да ты и душу отрицаешь! - воскликнул юноша.
  
  - Отрицаю, - не стал спорить его коллега. - Потому что никто не может объяснить мне ее пределы. Мы живем в материальном мире. Скажи мне: где находится душа? Заметь, я не говорю, что ее нет, но где же она? В уме? В сердце? В пятках?
  
  - Она живет в духовном мире и соединяется с материей неизвестным нам способом. Это не поддается научному объяснению.
  
  - Правда?.. А что она есть? Некая оформленная сущность или бесконечная духовность? Она, как рыцарь, надевает на себя материальное тело, как бы влезая в него, или она частично касается его в каком-то месте?
  
  - Духовный мир не поддается научному изучению. Там нет границ в нашем понимании. Следовательно, можно говорить как и то, что душа есть в теле, потому что она действует в нашем мире через тело, проявляя свои качества, так и то, что душа не есть в теле только, но вне его - в духовном мире.
  
  - Ты и ответил на свой вопрос. Как должен материализоваться бог, чтобы стать человеком?
  
  И он получил ответ, почти тот же, что был дан Аэртой.
  
  - Чтобы стать человеком по-настоящему, бог должен родиться естественным образом, быть младенцем, возрастать и познавать мир, умереть... Он должен ограничить себя, умалить, если хочешь... Была бы цель у него так поступить, он, я думаю, так бы и сделал...
  
  - Вот именно, что цель, - снова фыркнул мужчина. Они поднялись и ушли прочь.
  
  Я подумал тогда: мы похожи на людей, а они - на нас. Мы тоже связаны законами этого мира, хоть и установили их сами. Разумеется, мы можем изменить их в любой момент, но как весь мир был создан при содействии всех богов, так и изменение его одним богом может быть только частичным.
  
  У нас есть и ограничения по перемещению в этом мире. Бог ветра может летать, где хочет. Бог неба может в мгновение переместиться из одного края до другого. Привязанные же к земле, к растительности, подобно мне или моему другу - богу травы, мы не можем отлучиться в иную точку этого мира. Разве что в дни собраний, в дни созыва всех богов, мы оставляем насиженные места и отправляемся к Великой горе - Зубу богов.
  
  Почему я и вспоминаю все эти события и явления, потому что сегодня созывается Великое собрание богов. Должен быть весьма серьезный повод для того, чтобы все боги явились в ту точку, из которой и был создан мир: именно здесь, внутри горы, вышел луч света, посланный Элетом.
  
  Я сошел с дуба и в очередной раз пожалел, что я не бог ветра. Если б можно было оказаться у Зуба богов в то же мгновение, как я помыслил это...
  
  - Почему мы не властны над пространством? - спросил я как-то на одном из собраний Эксудира, бога комаров.
  
  - Потому что наша работа, наша забота - не о том. Потому что мы не можем произвольно выбирать себе род деятельности. Я, может быть, тоже хотел бы быть богом неба или земли, но не могу... Я даже не могу перестать быть богом, самоуничтожиться...
  
  - И все же... чем помешало бы нам перемещение?
  
  - Подумай сам. Зачем оно лично тебе, богу дуба? Тебе с твоим дубом нечего делать на другом конце земли. Твоему приятелю с его травой в поле нечего делать в другом поле. И только когда мы собираемся вместе, когда вся духовная энергия устремляется в Зуб, тогда мы обязаны идти, оставив свои предметы. Встречались мне такие люди, что думали, будто боги могут всё, в том числе переноситься с места на место. Был бы один бог, в котором бы заключалась вся духовная сила, он бы мог носиться по всему миру, а нам только дай волю - так бог стола улетит на небо, бог стула уползет в землю, а бог оконной рамы сбежит к Харрару... Хаос только-только всё упорядочил в духовном мире, а мы стремимся разбежаться в разные стороны в мире материальном, не пытаясь даже договориться. Поэтому, мой недальновидный друг, ограничения необходимы для нас же самих.
  
  - Если б я мог горы сдвигать, разве я был бы богом травы? - влез тогда в наш разговор Гупс. - Даром что богом зовусь, а что могу? Только травинками шелестеть.
  
  - А я - листьями, - добавил я.
  
  - Хаосом ли было так задумано, чтобы уравновесить нас? - вопрошал бог травы. - Нет, мы сами установили. Так давайте договоримся о смене правил.
  
  - Для этого нужно, чтобы мы жили в мире и согласии, помогая друг другу, - кротко улыбнулся бог комаров. - А когда в силах и поле деятельности неравенство, может ли быть мир и дружба? Когда страстишки и пороки, коими мы в свое время наделили людей, в нас самих держатся, будь то зависть или гордость, то как удержишься от соблазна побороться за власть? Если мне по нраву богиня болота, что мешает мне взять ее силой? Только она мне свою силу противопоставит. А кто сильнее? И почему - вот главное.
  
  - Я скажу больше, - горячо воскликнул Гупс. - Почему Рубу отданы гром и молния? Чем он лучше? В конце концов, если задуматься, насколько справедливо распределена власть между нами? Кто сильнее и чем? Если уж брать серьезно, то бог войны круче всех...
  
  - Повторю, что уже сказал. Был бы один бог, не было бы и споров. У него и власть вся, и верховенство. Все остальные духовные сущности были бы у него как служители, получающие власть от него, единого источника. А так - кто полновластен-то из нас? Мы все ограничены. Мы все - неполноценные боги в материальном мире. От недостатка сил и рождаются споры, борьба за власть и первенство. Каждый хочет привлечь на свою сторону множество богов, чтобы духовной энергии было больше.
  
  - Эх, - мечтательно закатил глаза бог травы, - вот бы мне воссесть на престоле Зуба...
  
  - Тебя, дурака, не выберут, - беззлобно рассмеялся Эксудир. - У нас хоть и все равны, но кое-кто равнее. Иерархия, стало быть... кто более говорлив, кому больше духовной энергии досталось. Будешь ли ты спорить с тем, что Руб, Аэрта и многие другие сильнее тебя в духовном мире? Не они ли создали свет, воды и так далее? А тебе досталась трава и то на конкретном участке. От того ли, что ты не успел подсуетиться в дни творения? Вряд ли. Просто ни на что иное ты не годен, уж не обижайся.
  
  - Да, - вздохнул Гупс. - Силенок у меня, наверно, маловато. Но то - в материальном мире. А здесь... Почему вот я не могу править адом? Поменялись бы с Харраром... Эх... Может, нам, в придачу к выборам председателя собрания богов, предложить выбирать властителя ада и рая? Или еще кого - скажем, земли и воды? Или я бы, например, не прочь был бы править любовью... Хотя бы на год.
  
  - Забаллотируют. Разве при множестве мнений и воль придешь к единогласию и согласию? Каждый стремится урвать свое, каждый хочет воссесть выше всех, смирения-то ни у кого нет. Иначе как бы жили? Разве бог ненависти и бог злости не противоречат уже в сути своей богу любви и богу добра?..
  
  Я кивал тогда словам Эксудира, сам же тоже был бы не прочь поменять род деятельности.
  
  Вот и сейчас, двигаясь по направлению к Зубу богов, я думаю: в духовном мире мы тоже лишь отчасти были равны. В существе своем мы различны. Философы, возможно, говорили бы так: разве у бога ненависти может быть добрая природа, или добрый нрав? Как может у бога убийств или бога смерти быть кроткий характер? Следовательно, у богов должна быть разная природа: растительная у тех, кто отвечает за растительный мир, животная у тех, кто следит за животными, некая особая у тех, кто занят явлениями душевных состояний - любви, ненависти и проч. Или нет - у них, т.е. богов, одна природа, но проявляется она по-разному. Или нет - она едина в духовном мире, но применительно к этому материальному миру она приобретает черты материальности, становясь отчасти и материальной.
  
  Пожалуй, я действительно расстраиваюсь, когда погибает мой дуб. Не знаю, истинно ли это чувство, или мне только кажется. Я свыкаюсь со своим деревом и трудно переношу "переезд". А если б мы менялись, скажем, после гибели дерева, я бы правил комарами. Верят же какие-то люди в переселение душ? Почему не может быть переселения богов, почему Руб, бог грома и молнии, не может сказать: "Я устал, пойду управлять лягушками"? Да, сравнение неточно: деревья умирают, гром и молния не исчезают. Хорошо, пусть будет бог конкретного дома - дом разрушился, семью вырезали кочевники после жестокого набега. Куда деваться домовому богу? Править пылью, оседающей в воздухе?
  
  Мы, мелкие боги, не можем превысить свою суть, не можем управлять небом и морем. Мы не можем изменить сами себя, свою природу... Даже единый бог, о котором заикнулся Эксудир, не смог бы изменить сам себя или перестать быть самим собой. Мы созданы из противоречий, разные по характеру, разные по мыслям. Отсюда и различие в компетенции - каждому досталось то, что более соответствует его духу и его силе. Однако из противоречий может ли быть что-то доброе? Иногда я думаю: как мы можем вообще существовать, когда вокруг витают наши противоположности? Я не говорю, что есть антидуб, антитрава или антикомары... Но есть бог огня, который хочет пожрать мой дуб, есть бог воды, который может затопить пространство вокруг дуба. Как сочетаются бог войны и мира? Договариваются, а когда война - один плачет, второй рубит головы. Этот мир - мир сдержек и противовесов, уступок и настояний. Мы властвуем в противоречивом мире: он был создан таким, таким и умрет...
  
  Я увидел, как Гупс, оглядываясь по сторонам, движется к Зубу богов. Я окликнул его, и мне показалось, он рад видеть меня. Поле, над которым витали мелкие духи-служители, пело вслед уходящему хозяину. Бог Солнца - Элет - медленно катился на своей колеснице по владениям бога неба - Велана.
  
  - Зачем созывает нас Руб? - спросил Гупс после короткого приветствия. - Опять что-то неладное в стране? Народ забыл богов, или очередной дух напроказничал?
  
  - Я не в курсе.
  
  - Надеюсь, ничего серьезного... В последнее собрание он говорил о людях очень жестко. После таких слов я бы вообще его не избирал снова... На что он годен? Он нас не сильнее, глубоким умом обделен...
  
  - Как и все мы, как и все мы... - я вздохнул.
  
  - Слышал новую байку? Подслушал философов, один из них обмолвился, что кое-кто в народе говорит, будто богов всего семеро...
  
  - С чего это они взяли? - моему возмущению не было предела. - Кто им сказал?
  
  - Якобы один из "семерки"... Даже имя назвал, не вспомню какое.
  
  - А почему он не мог обмануть их? Что, народ нынче всякому духу верит? - я возгорелся духом, и меня понесло. - Прилетит мой шалопай, дух желудя, упадет девице какой-нибудь на голову, а когда та его будет есть, нашепчет, что люди - это боги. Побежит эта доверчивая девица к своему жениху и скажет: "Да мы ж сами боги!"... Ну да, ну да... А кто нашептал ей? Не бог ли? А почему не может быть злого бога, бога лжи? Почему в данную минуту именно он и не говорит сии слова? С чего верит-то народ? И не проверяет даже - от богов ли истинных то исходит... Потом скажут, что весь мир - это живой организм, или что нами, богами, тоже кто-то правит... А где доказательства? От ветра головы своей можно много что напридумывать... Или вот - бог-врунишка придет к вызывательнице духов да и наплетет ей с три короба галиматьи, а та побежит к людям и закричит: "Я знаю все тайны мира! Я имела контакт с духом!"... Ну да, ну да... Имела... Это дух потешался, как глупа женщина, которая верит своим эмоциям, всякому слову из духовного мира. Верит, потому что гордость охватывает, когда чувствует, что говорит с потусторонними силами. Конечно, вся духовная ересь - от гордости. Только с ней, этой вызывательницей, конечно, и может говорить великий дух. Отчего не сам Руб? Или сам хаос? Чем она-то так выделилась, что к ней столько богов пожаловало и тайны все раскрыло? Ах, да что говорить! Доверчив народ, некритичен... Считает себя самым умным всяк человек и горд своим умом. А ум-то есть ли? Фантазии одни. Дай ему настоящую прозорливость, во что обратит её?!
  
  - Я как-то прошелестел одной девице о ее будущем супруге, - поведал бог травы. - Поверила... А потом, при каждой ссоре, являлась на мое поле и причитала, что мол, я - то есть дух, который напророчил ей, - солгал ей, сил нет терпеть мужа... Но мне-то богиня судьбы сама про нее поведала, когда мимо проходила. Добавила, конечно, что терпеть надо, смиряться и не роптать, но что ж - не каждый день коту сметана, понятно должно быть, что бывают ссоры и обиды, но переживаются и стираются... Верит народ, но хочет ведь, что всё было по их воле. Ты говоришь, всякому духу верят... А как еще поступать? Народ же он как, познает мир по природе. Дух явился, значит добрые боги позволили ему явиться. Кто ж говорил про искушения и про духов лжи? Откровение же о нашем мире и о том, как должно поступать, не запишешь в книгу и не отправишь с богом дождя...
  
  - Мы можем свидетельствовать о себе людям, и мы делаем это. Есть Книга богов. Люди верят нам...
  
  - Они верят по компетенции. Слану молятся о ниспослании влаги с неба, Аэрте - о плодородии почвы...
  
  - Строго по полномочиям, да, - задумчиво пробормотал я. - И люди думают, что боги своенравны, когда не получают просимое. Будто мы не личности, а требоисполнители только лишь. Сказал человек все слова, как нужно, сделал все нужные действия - и бог обязан, должен дать, что просит... Прав ты, что каждый волю свою хочет видеть исполненной. Но как бы не так!.. Мы что, неразумные твари? Почему мы должны слушаться их требованиям, когда видим и дальше, и больше их? Если видно, что то неполезно людям, так что же - исполнять должны? Не сами ли потом упрекать будут, что худо вышло? Лучше бы чтили нас за то, какие мы есть, а не за то, какими нас хотят видеть. Их представления зачастую неистинны... Откроешь одному правду - накричат на того, убьют пророка, хотя уста его говорят истину. Праведных гонят и убивают, а глупцов и обманщиков - слушают, затаив дыхание. Потому что те говорят то, что хотят услышать слушающие, такими словами говорят, какие те хотят услышать... А правду же, правду, которая и открывает двери в рай, слышать не хотят, потому что потрудиться нужно, понять, очистить сердце. Зато не чистых духом и сердцем слушают, зато внимают гордым и хищникам...
  
  - Как же отличить одних от других? Разве дашь им совет...
  
  - Не по плодам ли узнается дуб? Разве я рождаю колючки или отраву? Слышен, слышен голос истины, да кто хочет услышать? Все ищут, все хотят? Да нет! Если посмотрят в свое сердце, то увидят, что хотят услышать ложь, утешающую их "правду".
  
  - Жаль, что все-таки мы не всемогущи, - Гупс посмотрел на возвышающуюся над землей гору Зуб богов.
  
  Мы почти уже подошли к ее подножию. Боги группами слетались, сходились к горе и проникали внутрь нее. Впереди мы заметили бога комаров, и я окликнул его. Загадочно улыбаясь, Эксудир подлетел к нам и шепотом осведомился:
  
  - Знаете уже, по какому случаю собрание?
  
  - Нет, - ответили мы хором.
  
  - Скоро узнаете, - не стал просвещать нас Эксудир. Чуть отведя нас в сторону, он продолжил: На этом собрании, сразу предупрежу, необходимо будет достичь единства мнений, иначе оно затянется надолго...
  
  - Снова это множество мнений, - раздосадованно бросил Гупс. - Почему мы никак не можем договориться?
  
  - Это у нас в природе, - вставил было я, а Эксудир ответил:
  
  - Эх, Гупс... Вот он - самый дурацкий закон, которому подчинены и боги. Нет единого бога, в котором всё и к которому всё. Нет единства власти и существа божества.
  
  - А что, так было бы лучше?
  
  - Чем же плоха единая воля и единый разум, которыми обладает единый бог?
  
  - Но может, - продолжал гнуть свое бог травы, - мы сами должны обладать единой волей и разумом? Может быть, это для нас возможно, быть едиными, не будучи соединенными в одно существо...
  
  - Будем ли мы тогда богами? - усомнился я. - Если у нас единая воля, единый разум, единое... существо, пусть и разные лица, если мы находимся все в одном пространстве вечности, то не будем ли мы тогда единым богом? Одним, хоть и во множестве лиц?
  
  - И нас будут называть по-разному Эксудир, Гупс, Руб, но по существу обращаться будут к единому, так? - спросил Гупс.
  
  - Нет, - покачал головой Эксудир. - Они ж обращаются к тебе, как к кому? Богу травы. К тебе - как к богу дуба. Но не как к единому. Вот если бы они мыслили, что мы составляем единство, что мы неразрывно соединены, что мы - существо одно, и что у нас воля одна и та же, единая, то это было бы уже другое обращение. А ведь они различают нас, а ведь они видят, что мы различны... И это не человеческие измышления, а истина. Вот если бы мы действительно были едины существом (сущность-то у нас, кажется, одна, происхождение у нас одно, но единства в существе - в самом составе, в сознании, воле и прочем нет) и говорили бы о том людям, но люди все равно бы нас различали, тогда и была бы неправда у тех, кто обращался бы ко мне как к богу травы только лишь. Поскольку уже открыта правда, дана и известна им истина, то отчего же молятся тогда мне как простому богу, когда я уже не то?
  
  - Каким же он был бы, этот единый бог?
  
  - Единый бог был бы всемогущ, потому что он был бы всё во всем. Он бы соединял в себе всю духовную силу, раздавал бы ее своим служителям... И не было бы компетенции, не было бы узкой специальности, как у нас. И не молились бы нам только о плодах на дереве или о густоте травы, не говоря уж о "молитвах" лягушек об умножении числа комаров. Молились бы одному богу обо всем. И не было бы ссор и обид, не было бы столкновений и козней... Но у нас всё не так. Когда просят любви, то ненависть завидует. Когда просят правды, ложь хочет всё расстроить. Уж такая компетенция... Не может бог переступить через себя!.. Если уж он зол, то может ли он быть милосердным, а если он добр, то может ли быть злым? Для людей это может показаться возможным, но характер, суть бога может ли меняться? Может ли бог зла поступить по любви? Не превысит ли тем самым он свою компетенцию? Однако так и есть - мы построили нестабильный мир, мы в своем духовном мире едва не передрались, а уж в этом... Сколько лет он стоит, сколько лет он живет только благодаря компромиссам на собраниях и благоразумию отдельных богов...
  
  - В едином было бы всё иначе? Он, стало быть, заключал бы в себе и зло, и добро?
  
  - Почему, Гупс? Зло уничтожает самое себя... Бог зла, знаешь, как лютует? Но он же дух, а не материя. Он может уничтожить всю материю, но в духовном мире он не может убить сам себя, хотя может к этому стремиться. Зло всегда хочет уничтожить всё и вся, включая себя самое, но тогда что останется? Бога не будет. Значит - включи ум - бог, коль он будет един, должен быть добрым, совершенным. Любое несовершенство уже рождает противоречие в единстве и нарушает гармонию... Если бог в духовном мире будет состоять из зла и добра, он тогда вечно будет грызть сам себя, пытаясь изжить из себя добро. Добро и зло всегда борются, и противоречия эти не могут быть примиримы. Зло всегда хочет убить добро, и если в боге одном они будут присутствовать... Нет, они не смогут быть вместе.
  
  - Но в людях-то, в людях... - воскликнул Гупс.
  
  - Что же в людях? Сколько живет человек, и из чего он состоит? И за счет чего поддерживает себя? Если б не сила добрых богов, то злые разорвали бы человека на части. Зло убьет человека, если бог любви только отступит от него. Без богов человек беззащитен. А кто поддержит одного бога? Может ли бог умереть? Человек может. Человек может освободиться от зла, душа может очиститься. А куда единому богу, в котором всё, деваться от зла? Если он Абсолют, то зло не может выйти за его пределы.
  
  - Но оно должно необходимо присутствовать в нем, раз он всё и заключает в себе всё, в том числе зло! - воскликнул уже я.
  
  - Разве зло необходимо? - посмотрел на меня Эксудир.
  
  Прозвучал гонг на начало собрания, и мы, не закончив беседу, устремились на свои места в глубине горы. Там находилось (если можно так выразиться, ибо человеческому уму это трудно представить) пространство, не ограниченное пределами этого мира. Там мы присутствовали как бы в материальном мире, внутри горы, но также и в духовном мире, пределы которого бесконечны.
  
  Боги и богини рассаживались рядами перед огромным председательским столом, места за которым уже занимали Руб, Аэрта, Харрар и девять богов. По меркам материального мира мы каждые десять лет выбираем двенадцать богов и обозначаем, кого бы мы хотели видеть председательствующим. Я много лет голосовал за Слана, но последние два раза - по совету Гупса - голосовал сам за себя. И действительно в эти разы практически все голосовали сами за себя. Несколько дурачков, видимо, под давлением, проголосовали не за себя, и так получилось, что мы все-таки избрали и председателя (Руба), и остальных членов Высшего совета.
  
  Снова прозвучал гонг, и голоса умолкли. Из-за стола поднялся Слан и стал говорить:
  
  - Боги! Сегодня и сейчас мы собрались здесь, чтобы обсудить важнейший вопрос о дальнейшем бытии материального мира. В последнее время участились войны, конфликты, люди все более и более превращаются в животных, теряя свой богодухновенный облик. Все меньше праведников отдают нам души, и все больше грешников пополняют ад...
  
  При этих словах Харрар кровожадно улыбнулся, а я подумал: "Уж не против ли властителя ада затеяно это собрание? Что если Харрар скопил уже достаточно сил, и равновесие нарушено? Что если душу за душу уже дают... Что если служение богам нынче не в почете? Как я оторвался от реальности, сидя на дубе!.."
  
  - Этот мир близится к своему концу, - продолжал Слан. - Люди развращены, люди безжалостны и жестоки. Род праведных угасает. Всё чаще чистые души уходят подальше от мира и не рождают потомков. Всё чаще пророческое слово заглушается ударом топора. Всё чаще из-за опустошительных набегов диких кочевников, не чтущих нас, богов-творцов, люди переселяются в города, где подвергаются воздействию тленных страстей и пороков. Жрецы заботятся о собственном богатстве, мало кто среди них достоин своего высокого служения. Мы все чаще вынуждены отнимать наши дары у них, чтобы они, наконец, образумились. Но к сожалению, становится только хуже... Философы своими учениями ставят под сомнение истинную веру. Людские умы запорошены ересями и магией... Ересь о "семерых" глубоко пустила корни в городах... Разумеется, мы знаем, кто распространил ее, знаем, зачем, но... - Слан выразительно посмотрел на Харрара. - Так заведено у нас, что мы действуем по правилам, и в данном случае правила борьбы были соблюдены... Человек оказался слаб. Он подвергся влиянию темных сил, он не смог удержать данную ему духовную силу. Ему больше по нраву пришлась материальная сторона его существования. Животные страсти взяли верх над душой. Животное тленно, но человек не задумывается над этим. Пусть тело умрет, а душа идет в ад, зато я повеселюсь здесь и сейчас на земле - так можно охарактеризовать современные нравы... Мы не будем разбирать вопрос, кто виноват. Человек был задуман для иных целей - для вечности, для совершенства, для духовного развития. Но ему милее стал тлен, но ему прекраснее показалось не развитие собственного ума в сторону божественных истин, но развитие собственного тела и ума для разврата и плотских удовольствий... Что ж, это выбор человека, его свободное произволение... Однако совершенно очевидно - и председатель Руб это подтвердит, как и богини судеб, - что человечество катится к закату. Прогноз богинь - от двух до пяти поколений еще продлится эта агония человечества, а потом не останется истинно чтущих богов, не останется и искры веры... Мы не найдем более веру на земле! И даже если мы придем к ним, это ничего не изменит. "Иллюзия", - скажут они. - "Вы, боги, - наши иллюзии, галлюцинации. Вы - порождения массового гипноза..." И гром и молнии не убедят человечество... А если и убедят, то разве страхом спасаются? Разве мы хотим страхом искоренить неверие из их сердец?.. Насилием делу не поможешь... И посему мы, посовещавшись, решили поставить вопрос на всеобщее обсуждение: быть или не быть далее человечеству, жить или не жить ему дальше... Мы готовы выслушать всех. Мы готовы выслушать все варианты как гибели, так и спасения человечества. Мы слушаем вас, боги!
  
  Слан сел, и слово попросила Аэрта.
  
  - Сразу скажу, что я голосовала против гибели человечества вообще. Я предлагаю изменить человеческую природу. Надо признать, что мы создали несовершенное творение, надо признать, что мы позволили материи, дали ей возможность одержать победу над духом. Дух оказался слаб, а должна быть немощной плоть! Мы не можем допустить, чтобы человек в нынешнем его состоянии жил дальше. Он низок и гадок. Он мерзок... Вы сами знаете и видите, что он творит и как поступает. Вы видите их сердца и знаете, на что способен человек. Мало кто из них желает постичь духовный мир, зато все более и более людей стремятся глубже увязнуть в разврате, забыть о богах, забыть о смерти, забыть о своей душе... Помните ли вы пророчество, данное в Книге богов? "В конце же боги, устав от борьбы за души людские, объявят о конце мира... И неумерших людей обновят, рассудив по делам их - определят, кого в ад, кого в рай... И будет новая земля, и новый мир - мир ада, где мучаются люди, и мир рая, где радуются люди вместе с богами...". Хотим ли мы совершить, наконец, то, что написано в Книге? Должно ли наступить уже последнее время? Дадим ли мы знаки и знамения, которые написаны в Книге?.. Я предлагаю сказать "Нет". Тех, кто уже умер и отдал нам души, - сохранить в их райском состоянии. Тем, кто отдал души аду, - дать еще один шанс в другом, новом мире. В мире, который будет лучше этого, в мире, куда мы поселим обновленных людей, живущих сегодня и сейчас в этом материальном мире. Я предлагаю изменить тела людей и материальный мир, приспособить их к иной жизни и иному восприятию. Дать человечеству еще один шанс - быть другими, новыми. В телах, в которых борьба духа и плоти велась бы на равных... Это мое предложение.
  
  - Позволено ли мне будет ответить уважаемой Аэрте? - поднялся Лаус, бог вулканов, член Высшего совета. - Человек не оправдал свое предназначение, это очевидно. Ты говоришь, дать ему шанс в новом мире? За что? На каком основании? Кроме того, мы станем лжецами, коли не исполним пророчеств Книги богов! Мы должны закрыть этот мир, распределить души, и только тогда (тогда!) создавать абсолютно новый мир с новыми другими душами и телами. Создавать других людей, а не обновлять старых. Посему и предлагается уничтожить этот мир согласно Книге богов, и думать над тем, стоит ли создавать новый и каков он будет. И подумай сама: мы дали человеку свободу, мы дали ему тело. Ты говоришь, борьба тела и духа в новом мире была бы на равных. А сейчас что, такое невозможно? Откуда по-твоему берутся праведники? Почему одни люди верят в богов и совершают духовные подвиги, а другие ленивы? И мы в угоду последним будем снижать планку? Не обесценим ли мы подвиги праведных? Да и с чего мы должны делать поблажки? Человеку созданы все условия для духовного развития: всюду есть храмы, всюду есть экземпляры Книги богов, всюду говорят о духовности... Ну не хочет человек жить духом! Не хочет!.. Поэтому мы и говорим: тогда хватит жить этому миру. Хватит! А можем сказать: человек восхотел жить по плоти - пусть живет, оставим его в покое, и этот мир лишим своего присутствия. Оставим свой дух лишь на тех, кто ищет нас. И посмотрим, сколько лет (да что лет! Месяцев) продержится этот мир. И какой смертью умрут праведники, за коими устроят охоту... Сам Харрар с большим удовольствием поведет войска... Да, Харрар?
  
  Властитель ада кивнул.
  
  - Да, я знаю, что он так поступит. Он натравит грешников на праведников. Он устроит царство разврата и насилия. И пока все люди не будут перебиты, он не успокоится... И я спрошу: зачем же будет существовать этот мир, если в нем не будет человека? А если и будет, то останется подобный животному жалкий сгусток плоти... Нет, это нужно, необходимо пресечь!.. Хаос вечно рождает нас, потому что времени в нем нет, а мы, породив людей, создали и время, которое отсчитывает сроки. Пора нам объявить людям, что их срок вышел! Настало время... Дадим им знамения, дадим им возможность покаяния, дадим им шанс за краткое мгновение трех или четырех лет уверовать и принять нас. И за это время мы пошлем на землю бедствия, бичи богов... Пусть исполнятся пророчества Книги. Харрару же и прочим богам злых сил дадим возможность уравновесить чашу... Я закончил.
  
  Слово взял Марук, бог подземных вод.
  
  - Может быть, нам... как-то помочь людям? Подтолкнуть их к вере, исцелить их, не меняя природы, но как-то обновив ее, как предлагает Аэрта. Я не говорю, что нужно изменить ее разом, и не предлагаю менять заодно и весь материальный мир. Но думаю, что стоит дать людям шанс понять божественный замысел о них. Пусть у человека будет возможность исцелиться, пусть он сможет каким-то мистическим образом (можно обсудить каким) приобщиться через материю к духовному миру, как бы через материю впустить в себя божественное. Пусть у него будет возможность телесно исцелиться, придя к какому-то источнику... К богу...
  
  - Уж не хочешь ли ты воплотиться ради человека? - фыркнула Аэрта с места. - И дать ему съесть тебя?
  
  - Нет, - смешался Марук.
  
  - Никто не хочет ради человека выйти из духовного мира и вочеловечиться? Нет желающих? - Аэрта насмешливо оглядела собравшихся. Никто не изъявил желания. - Вы не любите человека?
  
  - Если можно поступить иначе, зачем так делать? - пробормотал кто-то рядом со мной. - Или уничтожить, или силой преобразовать... Чего церемониться с ним?
  
  - Он же игрушка... - подали голос.
  
  - Горшок из глины, - вторили ему. - Можно разбить и новый сделать. Неужели мы слабы создать нового человека лучше этого?
  
  - Как же представляешь, Марук, - воззрилась на него Аэрта, - приобщение человека к божественному? Достаточно и тех даров, что мы даем им, достаточно пророков и свидетельств о наших явлениях людям. Или этого мало для их телесного исцеления? Люди сами виноваты в том, что не могут пересилить себя и стать выше. Посему я и предлагаю изменить их. В нынешнем виде человек не способен к борьбе - как по душевному состоянию своему, так и по телесному.
  
  - Я согласен с тем, что нужно что-то менять, - выступил Джорэл, оленевод. - Однако мы забываем о том, что можно воздействовать на человека иначе, не меняя его сущности. Марук предлагает создать способ, при котором человек мог бы, приобщаясь соединенной материи и духовности, получать поддержку для тела и для души. Я считаю это верным... Почему мы не можем создать особых животных или особые воды для людей? Мы бы открыли им, что существуют такие целебные источники, вкусив которые человек может получать духовную поддержку. Разумеется, это связывалось бы с его верой в нас. И разумеется, это было бы добровольным делом... Так мы бы и узрели, сколько людей желает стать богами на земле.
  
  - Мало, очень мало, Джорэл, - заявил член Совета Шолтин, бог глины. - Даже если мы объявим об этом, то поток людей, пусть попервоначалу и будет огромным, постепенно сойдет на нет. Мало праведников осталось. Если б их было много, разве стали бы мы собирать вас всех здесь? Горстка верных, остаток некогда великого народа... И никаких перспектив.
  
  - Тогда нам ничего другого не остается, как объявить конец материального мира... - склонил голову Джорэл. Собрание после его слов одобрительно загудело.
  
  - Согласны? - встал со своего места Руб.
  
  - Да, - раздался почти единый голос. Я предпочел смолчать.
  
  - Слово богу Солнца Элету, - провозгласил Руб.
  
  - Боги! Солнце согласно пророчествам должно скрыться с глаз, - начал Элет. - В означенный час я не дам света на землю, и люди поймут, что пришло время и вышел срок. Солнце - хоть оно всего лишь проводник света, но не источник его, потому что источник света - я сам, - погаснет, и в этот момент должен начаться звездопад...
  
  Началось обсуждение событий конца света, точнее говоря - материального мира. Я не вслушивался в эти прения, поскольку мне не отводилось никакой роли в будущих событиях. Мое дерево будет уничтожено вместе с университетом, который должен погибнуть от падения метеорита. Перед этим будет ужасная гроза, и от молний сгорит большая часть города. После уничтожения дуба я возвращусь в духовный мир, где предстоит обсуждение нового мира: останутся ли рай и ад сами по себе, или "райские" получат возможность жить в новом материальном мире, будут ли созданы абсолютно новые люди - все эти вопросы должны быть разрешены на собрании.
  
  Я пробирался к выходу вместе с группами богов, не занятых в действах конца времен, как меня окликнули Флавмен, бог кузнечиков, и Гупс. Поманив меня в сторону, они вышли из духовного мира. Я последовал за ними в ущелье между Зубом и горой Грозовой. На собрании они были вместе и о чем-то совещались. Оно и понятно: как-никак они должны сотрудничать, иначе в поле не будет мира и покоя. Они были давними друзьями, я же с Флавменом был знаком только на уровне "привет" - "пока".
  
  - Что такое? - глядя на их хитрые лица, спросил я.
  
  - Боги приняли решение, что этот мир никуда не годится, - заговорщицки зашептал Флавмен. - Я же говорю, что человек еще способен на духовные подвиги. Мы подумали с Гупсом и решили, что мы можем часть людей... перенести в другой мир - временный, который мы позже обустроим, или сделаем всё необходимое уже сейчас. В этом мире мы будем богами, и там не будет совершенно никакого зла. Мы будем наставлять людей, будем увещевать их жить кротко и мирно. При этом мы будем явны им и не станем скрываться.
  
  - На что я говорю ему, что лучше скрыться, - проворчал Гупс. - Люди сейчас верят в иноземных существ, которые придут и поработят их. Чем мы будем отличны от этих... иноземцев? Будем господами, как самодержцы, и будем требовать божественных почестей.
  
  - Ты можешь и не являться, - улыбнулся его приятель. - Мы же боги: что хотим, то и делаем... Нам нужны еще двое, чтобы составить четыре стихии... Гупс предложил тебя, а я предложил Ломбио, бога бабочек. Жаль только, что он отказался... Как и Миол, бог стрекоз... Поэтому я взял время на то, чтобы найти подходящую кандидатуру... Ты как, согласен участвовать в нашем деле?
  
  - А как вы хотите поступить? - уточнил я, не говоря ни "да", ни "нет", однако Флавмен решил, будто я уже дал согласие:
  
  - Очень просто... Через пару дней начнется конец света. Мы выбираем любой город или даже район его, который должен быть сметен с лица земли огнем или водой. За секунду до уничтожения мы - все четверо - переносим часть людей или всех людей определенного участка в новый мир. Спасаем их!
  
  - Вы думаете, боги не заметят отсутствия нескольких десятков, а то и сотен душ?
  
  - Я договорился с Харраром, - нехотя признался бог кузнечиков.
  
  - Когда это вы успели договориться? - насторожился я. - Ведь после принятия решения собранием вы...
  
  - Есть ли в вечности расстояния? - вновь улыбнулся Флавмен. - И есть ли время? Ты забыл, что все наши речи не длились и секунды, и все наши "рассадки" не занимали и песчинки...
  
  - Значит Харрар отказался от десятков душ... Но почему? Что вы ему предложили?
  
  Гупс покосился на Флавмена и смолчал. Его приятель же, вздохнув, ответил мне:
  
  - Я пообещал ему, что мы откажемся от возвращения в духовный мир.
  
  - Что? - изумлению моему не было предела. - Вы откажетесь от вечности ради материи? Вы, боги?
  
  - Приходится идти на жертвы, - стал оправдываться бог кузнечиков. - Я привык к своим насекомым... Я не могу больше жить без материи. Сам пойми (или понимаешь меня?): я больше ничего не умею... Но я хочу управлять, я хочу править кем-то... А представь, что мне поручат в новом мире? Камень? Или песок, или скалу какую-нибудь... Облако... А я видел и знаю людей. Я знаю, каковы они, знаю их суть. Придумывать ничего не нужно: бери готовое. Благо под шумок можно утянуть... И там, в своем мире я буду настоящим правящим богом. Я могу делать всё... Понимаешь? Я повторно создам такой же мир и докажу всем, что человек может жить духовно, что человек может сам черпать духовность из мира, что человек, наконец, может стать богом! Харрар презрительно сказал, что я обмирщился. Что ж, пусть так. Пусть он меня осуждает за то, что я предпочитаю верховодить, а не служить.
  
  - Но вы же не одни будете править, - возразил я. - Да и если так, то подобно вам, может быть, тысячи богов хотят иметь свой мир и править в нем, но тем не менее мы же все как-то договорились, как-то распределили полномочия.
  
  - Вот именно, что договорились, - разгорячился мой собеседник. - Каждый тянет одеяло на себя. Каждый хочет председательствовать и руководить. Ты слышал слова Эксудира о едином боге? Если бы так! Если был бы единый бог, в котором нет противоречия, нет сложности и нет споров и борьбы за первенство. Если бы был такой бог, для которого важнее любовь и смирение, милость и все совершенные качества... Но мы не таковы! Я это чувствую по самому себе. Что с того, что я бог, когда я не могу править всем, чем захочу? Я хочу свой мир, где я был бы настоящим божеством!.. В перспективе я хотел бы разделить и новый мир на несколько частей - на четыре, чтобы каждому достался его личный мир... Это было бы справедливо... Мы должны построить совершенный мир...
  
  - Из негодного материала, - вдруг сказал Гупс. - Я не знаю, Флавмен, что выйдет из этого "старого" человека. Может, вправду его нужно чуть изменить, чтобы он стал лучше, чище? А если негодное еще и продолжит жить, если создать ему условия для процветания, не выйдет ли тот же разврат?.. Я думаю, что надо бы человека поместить в иные условия - в жесткий мир, населенный чудовищами, где человек мог бы вести борьбу за жизнь. Пусть летают по небу кровожадные птицы, пусть огромные ящеры с острыми зубами разгуливают по земле, ища, чем поживиться, а в воде крупные хищники только и ждут, когда кто ступит в их владения... В борьбе за жизнь человек обрел бы самого себя, проявил бы свои лучшие качества. Борьба с природой, я думаю, многому бы его научила. В этом же мире воевать не с кем - всё покоряется, кроме разве что грома и молнии, смерчей и, пожалуй, еще некоторых катаклизмов. Но на то же воля соответствующих богов. А там бы мы отстранились от дел на время и наблюдали бы, как человек выживает без помощи богов.
  
  - Без помощи богов человек погибнет, - заметил я.
  
  - Вовсе нет, - ответил бог травы. - Смотря в каком мире. Если мы создадим такой мир, где мы сами могли бы просто наблюдать, а человек мог бы жить без нас и только в крайних случаях обращаться к нам за помощью, то в таком мире человек и возрастет по-настоящему... Разве нет? Если мы хотим спасти человека, то без нашего участия. Человек сам себя спасет, он сам может стать богом - и это мы сможем доказать!
  
  - Настоящий бог является богом в любом мире, а не только в специально сделанном под него, - их речи начали мне надоедать, я заскучал по своему дубу.
  
  - А мы, выходит, не настоящие боги?
  
  - Наш духовный мир единственный, который существует по-настоящему. Все остальные, если таковых окажется много, хотя пока есть только один, - производны от него, и в них мы боги.
  
  - Каждый из богов, - прервал наш спор Флавмен, - вложил частицу духа в человека. Из этих частиц, безразмерных, нетелесных, невидимых и вневременных, и состоит душа человека. Мы запустили механизм, мы дали человеку самого себя, вдунув в него жизнь. Каждый человек - это как бы часть нас, образ, или подобие наше... Мы создали его потенциально божественным, и он - я верю в него - может это сделать. Он может в нынешнем своем состоянии стать богом... И он будет богом.
  
  - Вы хотите, чтоб он был одним из нас? - уточнил я.
  
  - Он никогда не будет одним из нас, - влез Гупс. - Но он может максимально приблизиться к нашей славе. Но если только мы создадим ему соответствующие условия... Иначе, в таком же мире, как этот, или в мире, где всё ему позволено и любое его желание исполняется, - он развратится. Не так что ли, Флавмен?.. Он попросит тебя - исцели мою дочь, и ты побежишь исполнять. Он скажет - дай мне хлеб с неба, и ты дашь ему, куда ты денешься... И мы будем не боги, свободные существа, а исполнители желаний человека, прислуга в его мире... Это ли не настоящий рай для человека, когда сами боги служат ему?
  
  - Вы, я вижу, так и не решили, каким будет новый мир, - я разочарованно махнул рукой. - Вот когда решите, тогда и зовите. Когда точно будете знать, что к чему...
  
  Оставив их, я отправился к себе. В это время надо мной пролетела комета. Знамения начались...
  
  Я укрылся в листьях дуба и стал ждать конца. Боги договорились между собой, боги разгневались на человека. Так должно было случиться, но никто из людей не знал, когда наступит сей час. А знал ли кто-то из богов? Точно и достоверно? Разве что Харрар... Что будет с миром дальше? Куда боги денут материю? Просто хлопнут в ладоши, и она исчезнет?.. Я думаю, как человек. Видно, я тоже обмирщился. В конце концов что мне за дело до материи и иже с ней? Что, у меня есть другой план? Или я могу создать нового человека?.. Неважно, что боги сделают с миром, важно, что они сделают с человеком. Мне ли, богу дуба, жалеть его? Пожалуй, мне действительно жаль человека, жаль тех философов, что сейчас идут ко мне и укрываются от проливного дождя. Если б Руб появился здесь, они бы бежали прочь от меня, но они прижались к стволу дерева... Знаете ли вы, когда вы умрете? Время близко, а вы так беспечны.
  
  - Что скажешь, Аргир? - спросил один из укрывшихся, темноволосый юноша в тонких штанах и рубахе. На ногах были надеты сандалии, а на плече была сумка, видимо, с едой. - Вот поливает!.. Как бы молния не ударила в дуб.
  
  - Дела, Протион, - отвечал ему мужчина в черном балахоне и капюшоне. - Комета - это был знак. Вчера начался подъем воды. Никак потоп будет... Весь мир словно взбесился, и все силы ада будто брошены на землю... Уж не конец ли времен подошел?..
  
  - Я бы еще жил да жил... Но что ж, раз боги хотят уничтожить мир, то пусть свершится их воля. На то они и боги. Что дали, то взяли. В их власти дать жизнь и взять ее. Всё от них и к ним...
  
  - Тем интереснее будет, - сказал его старший товарищ, - мы увидим, что за новый мир они нам приготовили.
  
  - А мне б еще пожить в старом, - с грустью произнес Протион. - Еще б пожить... Впрочем, богам виднее, когда меня забирать...
  
  Один из духов-служителей ("бесенят") Харрара сел на мои ветви.
  
  - Подслушиваешь? - ехидно осведомился он. - Парня-то заберет к себе слуга Руба через минуту-другую... А вот за Аргиром я прилетел.
  
  - У вас, я вижу, все на учете, - ответил я исключительно с целью поддержать беседу.
  
  - Конечно! - с готовностью включился в нее служитель ада. - Но ловчат как райские, так и мы... Кто-то интересуется дамочками - и их забирает неучтенными в какие-то свои миры, кого-то привлекают мужчины, и они пропадают без вести из этого мира... Учет учетом, а итоги-то подводить никто не будет. Приказ у всех служителей один: если бог наложит вето на душу, то душу не трогать. Так что сейчас все кому не лень разбирают себе людей... Так негласно порешили.
  
  "Значит Флавмен и Гупс могут совершенно спокойно перенести нескольких человек в свой мир", - сообразил я. - "Поведать им, или..." Неожиданная мысль мне пришла в голову.
  
  - Послушай, - обратился я к обитателю ада, - отдай мне Аргира, а о Протионе я договорюсь...
  
  - Не знал, что тебе по духу мужчины, - ухмыльнулся слуга Харрара. - Ладно, бери... Да лучше прямо сейчас, пока молния не ударила... Кстати, и твоему дубу крышка... Ты тоже дашь дуба, ха-ха!.. - прокаркал он и улетел.
   Подняв глаза вверх, я увидел, как с неба на разряде молнии спускается слуга Руба. Движением одной руки я навел сон на прислонившихся к дереву людей, а второй - в мгновение ока перенес их в новое пространство, которое я тут же вообразил себе. Сквозь духовный мир я пронес бессознательные тела и вышел в новом мире...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"