Захаров А.А.: другие произведения.

Струны сомнения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Струны сомнения
  /Письма в редакцию - 4/
  
  - Когда люди задаются вопросами: "Что было в начале?", "Что было причиной всего?", они забывают об одной вещи. Любой физик вам скажет, что в начале, в точке того самого Большого взрыва, современные нам законы физики не действовали. Тогда, если можно так говорить о том событии, не было времени, а следовательно не было и причинности, порождаемой им. Поэтому сам вопрос "Что было его причиной?" некорректен. До возникновения времени, до Большого взрыва не было причины, не было, собственно, и самого "до". Если хотите, в той точке была заключена вечность, как, вероятно, эта же самая вечность и находится за пределами расширяющейся Вселенной.
  
  Он стряхнул пепел с сигареты в собственную карманную пепельницу и, заложив ногу на ногу, снова затянулся. Я уже пожалел, что позволил ему курить. Когда он спросил меня о такой возможности, я, вспомнив, как разрешил Ликарису, моему заместителю, прикладываться к электронной сигарете в моём кабинете, не стал возражать. Сам я никогда не курил.
  
  Посетитель, седеющий брюнет, одетый в неброский свитер и видавшие виды брюки, удобно расположился в кресле напротив меня. Войдя, он сразу же представился мне Петром Агафовым, "космическим философом". Услышав такой "титул", я вздрогнул. Но было уже поздно.
  
  Усевшись, он заявил, что пришёл сюда для опровержения "одной вредной теории" и вот уже на протяжении пяти минут вещал мне о космологии, не раскрывая, однако, точную цель своего визита. Меня так и подмывало поинтересоваться у него - что за теорию он пришёл ниспровергать, и как она связана с его разглагольствованиями на тему проблем мироздания? Но вот, наконец, Пётр, кажется, стал подбираться к сути.
  
  - Учёные строят различные теории о прошлом Вселенной. Как вы думаете, есть ли "кирпичик", заложенный в основание мира? Нейтрино, вспомните вы школьные уроки, кварки. Нет, ответят вам, уже нашли бозон Хиггса. А может, спросите вы, есть что-то ещё меньшее? Вам начнут проповедовать теорию струн, которые заполняют собой всю Вселенную. Откуда же они берутся, где берут своё начало? О, ответят вам с большим удовольствием, Вселенных же - миллиарды. Струны пронизывают их все, поддерживая, таким образом, их существование. Наша же - одна из множеств, и мы в ней потому, что так идеально сложились обстоятельства. А что в других, спросите вы. Есть ли там жизнь, и, быть может, разумные живые существа? Боюсь, что достоверно вам никто не скажет. А я, пожалуй, могу ответить: там точно так же могут быть люди, там могут быть даже сами мы, только немножко иные.
  
  Почему, коль уж допускается проникновение струн из других вселенных в наш мир, мы не можем так же сказать, что время, порождённое Большим взрывом, вышло с помощью него из другой Вселенной, и на самом деле струна времени так же дрожит в иных мирах? Почему, в конце концов, нет "частицы времени" (какой-нибудь "темпусино"), или "струны времени", по которой мы можем вернуться в прошлое или, если повезёт, либо наоборот - не повезёт, оказаться в другой, параллельной, а то и перпендикулярной, Вселенной?
  
  На эту тему очень любят писать фантасты - мол, есть параллельные вселенные, где есть мы сами, или где что-то чуть-чуть отлично от нас. До сих пор есть СССР, к примеру. Да, почему бы не допустить такое, раз уж физики берутся спекулировать на тему мультивселенных и утверждать о наличии десяти, да, да, десяти измерений? Давайте же и мы скажем: я одновременно существую в миллиарде вселенных, но там, допустим, я сижу в вашем кабинете в других штанах, или я уже выхожу из кабинета, или я не курю вовсе, или курите вы. Эта множественность вариаций порождает вопрос: а где же истинные мы? И возможно ли задавать вопрос об истинности, коль нас так много, и правд, истин, стало быть, столько же? Ведь другой я в параллельной вселенной также считает себя единственным, как и я здесь. А может, в параллельной вселенной я живу припеваючи, может, там смерти нет, и, погибнув, я просто переселюсь в другой мир, перейду, так сказать, сольюсь со своим другим "я". Не это ли оправдание Бога (я, впрочем, в Него не верю) - мы страдаем здесь, а в параллельной Вселенной мы счастливы, и наши страдания здесь компенсируются в другом месте? Мы забываем об этом мире, мы стираем воспоминания и живём, довольные, не беря в голову параллельную жизнь? Может быть, скажу даже больше, там-то и есть рай, и мы путешествуем по вселенным, созданным Творцом (если мы верим в Него), играя по сути жизненные роли?
  
  Я многозначительно откашлялся. Оратора увело в сторону, и я уже начал терять нить его рассуждений. К чему он ведёт?
  
  - Так вот, - кажется, сам Агафов понял, что увлёкся, - что было в начале всего? Хокинг придумал теорию отсутствия границ. Давайте прямо скажем: отсутствия чего бы то ни было в том самом месте и времени, если так можно об этом говорить. Надо прямо и чётко заявить: до Большого взрыва не было ни "до", ни "почему", ни "зачем". Не было вообще ничего, так как вещество, материя появились также в результате Большого взрыва. Нельзя говорить - почему Вселенная породила сама себя, или как получился Большой взрыв. Никак и ни почему, нигде и ни зачем. Но это нужно принять на веру, воскликните вы. Да, на веру, но научно обоснованную! Времени не было, не было причинности, не было Создателя, потому что Создатель или Творец есть причина. Однако Вселенная, по мнению физиков, сейчас не случайно такая, какая есть. От начала она должна была стать такой. Она не могла быть полностью хаотичной, она должна была иметь определённый образ, последовательность, структуру. В ней есть свои нити, в ней есть свои нейроны. В этом случае выходит, что она разумна? Всё-таки есть Творец? Нет, ответят вам, это не приводит нас к идее Бога, но нельзя отрицать, что во Вселенной есть какая-то закономерность. Откуда он взялась, как так получилось? Не из параллельной Вселенной ли, не от "прошлой" ли жизни нашей Вселенной вышли эти законы? Вот в чём дело - образовались ли современные, точно подогнанные под существование Вселенной физические законы случайно, "как получилось", или - коль мы усматриваем здесь некую логику и даже разумность - что-то подтолкнуло, сформировало этот Большой взрыв, запрограммировало, так сказать, развертывающуюся Вселенную? И нет ли тогда закономерности в образовании жизни?
  
  Я вздохнул. Вот и перескочили на следующую тему. Какой "плавный" переход... Зря я всё же согласился принять с утра посетителя. Впрочем, он был весьма настойчив и, со слов секретаря, хотел рассказать мне нечто действительно важное. Свои фантазии об устройстве Вселенной? Ну-ну.
  
  - Некоторые вопрошают: "Как могла появиться жизнь, когда из неживого не может получиться живое?". На что учёные отвечают, что в тот момент, когда зарождалась жизнь, на планете были такие условия, каких нет сейчас. И повторить их весьма сложно. А я добавлю: за миллиард лет можно перебрать столько вариантов сочетаний температуры, давления, электричества, химических элементов, что в какой-нибудь момент жизнь точно да получится. Но даже получившаяся жизнь не могла "усидеть" на месте. Запрограммирована ли она была прийти к человеческой форме? Есть ли здесь закономерность? Не думаю, как не предполагаю, что у Вселенной была задача - прийти к нашему существованию и быть, скажем так, оболочкой, средой именно нашего обитания. Наивно считать, будто мы - вершина эволюции. Нет и ещё раз нет! Мы всего лишь первая стадия осознающего себя живого существа. Позже, я убеждён, органического человека не будет, а будет единый, ну назовём его, организм, который сможет отправлять в космос свои порождения. Представьте! - вдруг воскликнул Пётр и, потушив сигарету и смяв её в своей пепельнице, поднялся с кресла.
  
  Заметив в шкафу небольшой глобус (подарок мне от автора, повторившего маршрут Фогга из романа Жюля Верна), он, не спрашивая моего разрешения, достал его и стал тыкать пальцем на островки суши.
  
  - Скажем, один человек находится физически в Нью-Йорке, второй - в Лондоне. Хотя... может, к тому времени Лондон всё-таки затопит... Ну пусть так. Сегодня они могут общаться друг с другом по видеосвязи, но в будущем они сами физически будут и там, и там. То есть я, как и вы, смогу быть везде, где есть только человеческая связь. Пусть это называется человечеством - мы всё равно говорим условностями, как и "во время" Большого взрыва. И это человечество сможет отправлять своих особей в космос, и там, на Марсе, этот лондонец будет точно так же присутствовать сознанием и по сути физически, как и на Земле. В конце концов, после открытия кирпичика Вселенной, после того, как человечество овладеет технологией перемещения по этой струне в любую точку мироздания, я не удивлюсь, если за земную наносекунду я смогу (не физическим телом, а сознанием, и быть может, там, куда я перемещусь, будет тело для меня) перенестись отсюда на любую из планет Солнечной системы и дальше. И человечество, несомненно, станет бессмертным, потому что сознание, единое и всецелое, будет неуничтожимым. Мы все будем во всём. Как там в Библии - Бог будет всё во всём. Так вот - мы, как сознающие себя существа, будем всё во всём!
  
  Он торжественно поставил глобус на место и, тяжело дыша от возбуждения, сел в кресло. Я осторожно спросил:
  
  - А я чем могу помочь?
  
  - Я пришёл, - Пётр глубоко вздохнул, - чтобы просить вас не печатать стихи и трактат Ивана Галактионова.
  
  - Что, простите? - я впервые слышал это имя.
  
  Агафов криво усмехнулся.
  
  - Не говорите только, что вы не читали!.. Или и впрямь не читали? - вдруг спохватился он. - Если не читали, то и не читайте, бросьте! Он уверял меня, что давно отправил в вашу редакцию письмо со своими творениями. Мы вместе с ним изучали "философскую физику", как он это назвал, и пришли к разным выводам. Вы понимаете, да - при одном и том же объеме информации мы верим в совершенно различные вещи. Он увидел ваш журнал и решил отправить вам свой небольшой трактат и стихи, уверяя меня, будто вы его непременно напечатаете. А я, как узнал об этом, сразу же пришёл сюда...
  
  - Правда? - я не мог скрыть удивления. Вроде бы я читаю почти всё, что приходит в редакцию. Разве что Серж не стал передавать мне письмо. - Я поищу...
  
  - Нет, не ищите! Забудьте! - засуетился Пётр. Он поднялся и быстрым шагом направился к двери: Зря я пришёл. Только возбудил ваш интерес к нему...
  
  - Но вы пришли, чтобы высказаться? - уточнил я.
  
   - Я пришёл, чтобы вы выслушали меня, мои мысли и моё опровержение его трактата. Сомнение! - вдруг фыркнул Агафов, берясь за ручку двери. - Я нисколько не сомневаюсь в правильности своих взглядов. Я сужу по тому, что наблюдаю, что доказуемо и теоретически обосновано. И никто - ни Иван, ни вы - не обвинит меня в непоследовательности. А вот Галактионова очень даже можно обвинить. Впрочем, читайте, но знайте, что он неправ!.. Нет никакого Бога; в этой теории, как говорил кто-то Наполеону, нет нужды... Я вижу Бога во Вселенной. Бог для меня - это законы природы. Кажущаяся разумность мира есть лишь наша фантазия, подстраивающаяся под факты. Мы хотим видеть в случайности закономерность, мы хотим думать, будто невозможно за миллиарды лет прийти в такое состояние материи, и потому должен быть совершенный разум. Нет-нет!.. Но это уже не моя забота - кому из нас вы поверите. Я свою задачу выполнил - предостерёг вас. Спасибо за уделённое время!
  
  Он, кивнув на прощание, вышел, а я тут же набрал номер Ликариса.
  
  - Серж! - услышал я вялое "Да?". - Ты мне не передавал трактат и стихи некого Ивана Галактионова?
  
  - Дурацкая вещь! - отозвался мой заместитель. - Сомнительное сомнение. Я бы не советовал читать этот сумбур... Авиму, кажется, понравилось, он у меня подглядел. Не знаю, что может там нравиться - бессвязные рассуждения в попытке построить какую-то теорию и сформулировать свою точку зрения... Но впрочем, если уж он сам явился...
  
  - Не он, а его... оппонент что ли. Пётр Агафов.
  
  - Правда? - Ликарис оживился. - Я к тебе скоро забегу, сейчас через Авима передам трактатик. Стихи он сбросил по "электронке". Лови файл.
  
  Я открыл присланный им текст. Строк было много. Здесь было явно не одно и не два произведения.
  
  - Почитай. Там что-то недурно... но тебе видней. Скоро загляну!
  
  Он повесил трубку, а я бегло пробежался по стихам:
  
  ***
  Жизнь продолжится, жизнь не перестанет.
  Её не погубит даже взрыв Солнца.
  В другой далёкой галактике
  Маленький комочек приживётся...
  Пусть и не будет нас до тех лет миллиардных.
  Кто увидит Земли дни последние?
  Роботы на космических станциях,
  Люди, ставшие нейтрино материи?
  Жизнь продолжится, как и до нас длилась.
  А может, ничего из нынешнего не останется.
  Что создавали, для чего трудились -
  Сотрётся из вселенской памяти.
  Мы мелочны - думаем о дне сегодняшнем,
  А день - меньше кварка в масштабах Вселенной.
  Неважно, что будет после взрыва Солнца,
  Важно - есть ли что-то после нашей смерти.
  
  ***
  Ты не чувствуешь, как под ногами
  Земля летит в бескрайнем космосе,
  Как внутри неё полыхает пламя,
  Как ядро бурлит раскалённое.
  Ты не чувствуешь столкновения атомов,
  Полёт и разрушение астероидов,
  Дуновение ветра на Уране,
  Разрастание вселенской плоти...
  Жизнь так скучно-материальна.
  Что ни день - то энтропия.
  Кажется, что мы в сознании,
  Но это - относительно.
  Некому оценить Вселенную.
  Может, чтобы понять себя, нас создала
  И сбросит потом нашу Землю
  С самовоздвигнутого пьедестала?
  И будет жить по-своему,
  Расширяясь и сворачиваясь.
  И может, потом произвольно,
  Через лет пару миллиардов,
  Создаст такое же море,
  Такую же сушу,
  Но существ - новых,
  Получше...
  
  ***
  Пофилософствуй, подумай:
  Есть ли теория всего,
  Что мир и жизнь бы объясняла,
  И конечно, была бы проверяема
  Без всяких "верь, и больше ничего"?
  Объяснишь ли всё циклами,
  Скажешь ли, что измерений больше трёх.
  Поумничаешь про бозон Хиггса,
  Поразмышляешь, откуда взялось вещество.
  Даже обмолвишься о струнах,
  И вроде даже ловко объяснишь.
  И вроде почти по науке,
  Обоснованный атеизм.
  Жаль, в мире не всё проверяемо,
  Жаль, ещё не доросли умы.
  Технологии подкачали,
  В теории все хороши...
  Но здесь и сейчас бы ответить,
  Ведь мы не живём двести лет.
  Хотя б - что все мы смертны,
  И за трёхмерностью ничего нет.
  Нам бы как-то доказали почётче,
  А не прятались за бесконечностью фаз,
  Загадками холодного космоса
  И обманутостью чувственных глаз.
  Пофилософствуй, подумай,
  Есть ли теория всего,
  Рождаются ли наши души,
  И заодно - есть ли Бог.
  
  ***
  Когда-нибудь всё заканчивается.
  Бег времени - вот что неизбежно.
  Созданное будто накапливается,
  А материя - будто и не делится.
  Как вырвалась когда-то в пространство,
  Так и остаётся в тех же количествах.
  А может, она расширяется,
  Умножаясь избыточно.
  Куда-то рвётся всё время
  И всё время распадается.
  Когда же закончится Вселенная?
  Когда будет вновь сворачиваться.
  И может, достигнув цели,
  Или пределов, нам неведомых,
  Она вновь запустит процессы -
  И свитком свернётся небо,
  И снова втянется в точку,
  Схлопнется, закрыв сюда двери.
  И где-то лучом света ворвётся
  В новый мир новое время.
  
  ***
  Как не потеряться в частицах?
  В фермионах, гравитонах, бозонах.
  Тебе скажут - всё симметрично
  И меняется свободно.
  Они могут превращаться друг в друга.
  И кажется, вот ответ на всё - суперсимметрия.
  Всё объединяют струны,
  Все вселенные в десятимерной системе.
  Так сходятся порядок и хаос,
  Так сливаются пространство и время...
  Потом тебе скажут: есть мембраны,
  И пять десятимерных дочерей одиннадцатимерной...
  Как не потеряться в частицах?
  Как не потеряться в измерениях?
  Говорят, ещё будут открытия,
  И мы сможем перейти в другие вселенные.
  А может, мы - лишь призраки в пространстве,
  Несущие отблеск истинных "я" на струнах.
  Может, мы трёхмерная тень нас реальных,
  В остальных семи мирах существующих.
  
  ***
  Итак, до начала времён,
  До начала всех вселенных
  Вечно пребывало Ничто,
  Всё время пространственно пенясь.
  Вечно бурлили пузырьки,
  Выскакивали и исчезали.
  И вдруг - какой-то взрыв,
  Из квантовых флуктуаций
  Вышло Нечто и из мелких частиц
  Начало создавать время и место,
  Уходить вдаль, не зная границ,
  Формируя галактики, планеты...
  Вернётся ли, откуда пришло,
  Или родившись, не погибнет?
  Наша жизнь - вечная любовь,
  Или в ничто мелькнувшая искорка?
  
  ***
  Отсеки ничто от нечто.
  Нечто - труднее объяснить.
  Была пустота до Вселенной,
  И не было причин.
  Не было времён и сроков,
  Не было ни света, ни тьмы.
  И само "было" тоже непросто,
  А значит и ему не быть.
  Ничто - вакуума бесплотней,
  Ничто - просто и легко.
  Так говорят о Боге тоже.
  Но Он - нечто, а не ничто.
  И говорят, что Он всему причина.
  А Ему - причины нет.
  Мы знаем, что всё появилось,
  Но для того ль, чтоб умереть?
  
  ***
  Кирпичик Вселенной -
  Маленький, юркий, пронизывающий.
  Назови его энергией,
  Бозоном, фотино.
  Тебе скажут: он не отсюда,
  Не местный, залётный.
  Вселенных, скажут, мульти,
  Но мы всё равно одиноки.
  И все - бесконечны и вечны,
  И все переходят друг в друга.
  В чём же и где их целое,
  Кто создал ограниченность круга,
  Кто и зачем их множит,
  Начало и конец есть ли этому?
  Не создали ещё технологии
  Для подкреплённого фактами ответа.
  А я? Мне-то что делать?
  Верить ли в могущество человека,
  Кто не может понять ткань Вселенной,
  Кто не может преодолеть свою смертность?
  Кирпичик маленький, юркий,
  Проткни миллиарды вселенных
  И найди Бога, что мою душу
  Примет, дав новое тело.
  
  Я даже не услышал, как в кабинет тихо вошёл Авим, мой секретарь, и положил на стол прозрачную папку с бумагами.
  
  - Что это? - невольно вырвалось у меня, хотя было понятно, что это за текст.
  
  - Это, как сказал Серж Григорьевич, "трактат".
  
  - Хорошо, Авим, спасибо! - я сразу же пододвинул к себе папку и, закрыв файл со стихами, принялся читать текст под заголовком "Струны сомнения".
  
  "Никто и никогда не сможет доказать бытие Бога как внеземного, внемирного существа земными, естественнонаучными методами. Материалисты берутся доказывать отсутствие Бога, применяя свои приборы, аппараты, проводя эксперименты и опросы. Однако как, при помощи адронного коллайдера, раскопок и наблюдений, препарирования животных и разглядывания в телескоп далёких звёзд, ясно и точно, обоснованно и по-научному аргументированно доказать отсутствие Существа, которое не измеримо, которое внечувственно и находится (если мы прибегаем к категориям места и времени) вне мира? Бог уклоняется Своей нематериальностью от измерения приборами. Бог не волна и не частица. Поэтому спор о доказательствах - бессмысленен. Нельзя сказать - сделай вот так-то и так и почувствуешь (измеримо и проверяемо неоднократно) присутствие Бога. Нельзя сказать - исполняй все заповеди, и ты поймёшь, что Бог есть. Включение в систему подразумевает принятие ценностей, веру, открытое сердце без лукавства и готовность к смирению. Можно ли измерить степень смирения, можно ли рассчитать величину веры, если даже с верой с горчичное зерно человек способен переставлять горы?
  Значит правильно говорить не о твёрдых атеистах, а об агностиках - людях, признающих, что Бога невозможно измерить, что человек не в состоянии познать, есть Бог или нет.
  Верующие также могут предъявить материалистам вполне резонные вопросы, касающиеся создания мира (Вселенной). Теория Большого взрыва вполне может быть совместима с идеей сотворения мира Богом (почему Бог не мог сказать "Да будет свет", и не произошёл Большой взрыв?), однако при отсутствии Бога неизбежно возникает вопрос - что было до Большого взрыва? Современная наука не в состоянии ответить - как на самом деле (доказательно и обоснованно) всё начиналось.
  В современной физике очень популярной является теория струн, предполагающая наличие так называемых струн (нитей), пронизывающих не только нашу Вселенную, но и другие вселенные (мультивселенную) (можно также обмолвиться и об М-теории, рассматривающей вероятность существования одиннадцати измерений (включая время)). Математически всё выглядит красиво (учёные, занимающиеся разработкой теории, делают акцент на красоте и симметрии), однако проверить её пока невозможно (технологии не позволяют). Кроме того, она пока и остаётся теорией, то есть недоказуемой, не слишком даже научной (доказательств маловато) идеей, а значит учёные, придерживающиеся этой теории, по сути тоже являются "верующими" (хотя бы в то, что в результате прогресса будет доказана состоятельность этой теории. Впрочем, она точно так же может быть и опровергнута).
  Итак, человеку предлагается верить в науку, которая сама признаётся в том, что досконально не знает (ну уж в будущем-то точно всё узнает) о создании мира, в которой сами учёные, не являющиеся верующими в Бога, верят в свои теории без проверяемых данных и твёрдых оснований. Точно так же, ниже я скажу об этом, обстоит дело с эволюцией, которая будто бы отрицает божественное вмешательство.
  Вообще, все аргументы за и против существования Бога давно известны. Повторюсь, атеисты не могут доказать, что Бога нет, а верующие - что Он есть. Все доказательства разбиваются о фразу "ну так же могло быть!". Целесообразность устройства мира - чем не аргумент? Так - и что? Неужели за миллиарды лет такого не могло произойти? Могло ж? Сформировался вот так и не иначе. Жизнь появилась - ну условия вот такие тогда были, уникальные и неповторимые в нашей обстановке. Могло так быть? Могло. Обезьяноподобное существо могло взять палку и начать превращаться в человека? Могло. Промежуточные формы частично находятся археологами. Там австралопитек, тут денисовец. Прекрасно. Зато верующие не могут чётко сказать - жил ли Адам с динозаврами, внук ли Евы неандерталец, был ли потоп на всей Земле или где-то локально, как все животные разместились в ковчеге и позже, после выхода, размножились и распространились по всему миру (сколько детёнышей, к примеру, рождают слоны и носороги? Если их было всего по двое - как они наплодили такую кучу потомков?). А может, Бог, затопив один мир, просто вывел Ноя в другой, наш мир; пока он со своей семьёй сидел в закупоренном ковчеге, воды унесли их в другое измерение? То есть вопросов-то к верующим масса: как состыковать Писание и научные данные. Однако и научные аргументы грешат оспоримостью в ключевых моментах, превращаясь в ту же веру: в самопоявление мира, в самозарождение жизни, в отсутствие всякого потустороннего присутствия.
  Итак, доказательства той и другой стороны известны и опровержимы человеческим умом, человеческими эмоциями, здравым смыслом и обыкновенной логикой (как доказать с помощью средств этого мира, что Нечто, не принадлежащее ему, существует?).
  Поэтому обе стороны вполне могут обменяться утверждениями о недоказуемости своей веры силами естественных наук и перейти к философским аргументам.
  Ваша жизнь бессмысленна, могут сказать атеистам верующие; атеисты ответят: ваша тоже, потому что вы никогда не можете быть уверены в правильности выбора своей религии. Верующие возразят: вам лучше поскорее умереть, потому что наслаждаться жизнью могут лишь избранные, страдание - вот что всегда есть в человеческой жизни. Атеисты защитятся: ваша жизнь тоже страдание, потому что вы изнуряете себя исполнением религиозных предписаний, отказываясь от наслаждений жизни, будучи не до конца уверены в существовании потустороннего мира.
  Я примирю их, сказав, что сомнение - вот во что истинно можно верить.
  Сомнение порождает веру, сомнение отнимает веру. Сомнение заставляет исследователя усилить поиск, сомнение заставляет его отказаться от продолжения поиска. Никто не может быть уверен в правильности своего пути.
  В религиозной вере всегда есть место сомнению: прав ли я, что избрал такую веру; прав ли я, что грешу, оправдываясь; не осудит ли Бог, простит ли, если я поступлю вот так. В религиозной системе всегда есть место сомнению - как согласовать проверяемые данные науки с верой, как обойти острые углы в вопросе о благости Бога и Его предведении, как ответить на противоречия в религиозных текстах, на нарушения самими последователями религии её предписаний.
  В атеистической вере всегда есть место сомнению: есть ли душа, как объяснить чудеса, как обосновать причинность мира без скатывания в бездоказательную веру и указать на смысл человеческого существования, особенно тем, кто имеет физические, телесные недостатки. Как, чем утешить родителей смертельно больного ребёнка, родственников погибших от несчастного случая, как оправдать претерпевание жертвой жестоких истязаний и последующее убийство, как, в конце концов, примириться со смертью?
  И везде, всюду сомнения - так ли всё на самом деле, не напрасно ли я придерживаюсь этой точки зрения, не зря ли я верю в вечную жизнь или вечную смерть.
  Бывает и так, что явное чудо воспринимается как элементарная случайность, помрачение сознания и галлюцинация. Сомнение в чуде превращает его в банальное событие.
  Бывает и так, что кажущаяся случайность принимается как знак, как указание свыше, и помнится человеком всю жизнь. Есть ли здесь место сомнению? Есть. Человек не сомневается в том, что это был знамение, но сомневается, что это была случайность. Для постороннего - это стечение обстоятельств, для самого человека - перст Божий.
  А что из этого реально, что - правда? Всё зависит от веры? От способности воспринимать, от человеческой души, состояния в определённый момент времени, от внешних факторов? Будь ты в спокойной обстановке, в мирном расположении духа - чуда бы не было. Но когда ты в смятении, когда у тебя тяжёлая жизненная ситуация - не рядовое ли событие может стать чудесным? Не об этом ли говорят философы, когда подозревают человека в неправде, не об этом ли суждение о том, что более вероятна человеческая ложь, чем случившееся чудо? И правда - люди лгали испокон веков, а чудеса - разве они не противоречат естественному ходу вещей, сложившемуся укладу и вообще всему, что мы видим? И значит, стало быть, легче и проще, обоснованнее и "здравомыслительнее" поверить в ложь человека, уверяющего, что видел чудо, чем в само чудо.
  Сомнения, сомнения...
  Я верю в сомнение. В то, что во всём можно усомниться. В Боге и Вселенной, в астрале и привидениях, в материализме и дуализме, в любви и в смерти. Всюду есть подвох, везде - второе дно. В каждом - нет однозначности, в любом - нетвёрдость духа. Такой вот солипсизм.
  Когда я вижу человека, я сомневаюсь, вижу ли я его на самом деле. Потому что мой глаз устроен для восприятия этого мира, он видит лишь то, что ему дано, и не может узреть внутреннее, потустороннее, глубинное. Когда человек говорит мне, я сомневаюсь, истинны ли его слова, потому что истина - относительна, то есть сомнительна. Человек говорит свою правду, то, как он понимает её и как чувствует, исходя из своего ума, обстановки, опыта.
  Итак, всё сомнительно. Нет ничего абсолютного. Нет запретов, потому что они сомнительны. Нет предписаний, потому что сомнительна власть их делающих. Нет свободы, потому что всюду несвобода, и нет несвободы, потому что есть место свободе. Бог сомнителен, потому что есть аргументы, веские и доказательные, против. Атеизм сомнителен, потому что есть доказательства, основательные и аргументированные, против однозначного материализма.
  Даже если я увижу Бога перед собой, я усомнюсь, потому что Его "видит" моё сознание, мои чувственные глаза и мой материальный мозг. Я усомнюсь, что "вижу" Его духом (душой), ибо её существование сомнительно.
  Пустоту же, разумеется, не ощутить материально, и она будто и есть абсолют. Но сомнительный абсолют, ибо понять её сущность, её пустотность, может лишь сознающий себя, а следовательно не пустой, субъект. Значит пустоты нет. Если же она есть, то её нет самой по себе как абсолюта. Издаёт ли звук падающее дерево в буреломе, если нет слушателя?
  Страдание будто бы абсолютно - оно претерпеваемо всеми, оно - неизбежное чувство нашего мира, оно - всегда и всюду с нами. Но и оно - сомнительно. Бог, говорят, исцелит, Бог, пророчествуют, отрёт слезу всякого страдающего. И не сделает ли Бог страдание радостью, не восполнит ли его, то есть переменит случившееся на счастье, изменит сущность страдания на сущность радости? Если же Бога нет, то страдание сомнительно, потому что терзания плоти - естественны, терзания духа - невозможны, и само по себе оно - плоть от плоти этого мира, а следовательно - не зло и не противоположность счастья, оно, как и мнимое счастье, заложено в самой сути материи, оно - и есть материя, оно - сам мир, который не может не распадаться, не деформироваться и, следовательно, не страдать.
  Итак, что бы ни сказал дух, всё можно перевернуть на плоть и чувства, дела плоти. Что бы ни сказала плоть, всё можно подвести под дух, найти душевные причины и объяснить духовными законами. Стало быть, всё сомнительно - и те, и другие аргументы, и атеизм, и религиозные учения.
  Где же позитивная вера? Во что же верить, коль всё отрицаемо и опровержимо? Не в себя, нет, потому что из себя не вычерпать силы для всего. У одного получилось, у второго - не выйдет. Нет абсолютного закона веры в себя и неисчерпанности собственных сил. Это тоже сомнительно - самоверие.
  Что же делать? Сомневаться во всём? Да. Быть в чём-то уверенным? Нет. Любовь может стать предательством, вера может обернуться безверием, мир - войной, а добро - злом. Нет "золотых середин", нет баланса и кармы. Есть сомнение, которое нужно держать в уме при всяком случае.
  Сомневаешься в сомнении? Сомневаешься в истинности моих слов? Ты тоже прав. Ибо всё относительно. И знаешь - отталкиваясь от сомнений, ты и находишь абсолют. Каждый для себя свой - в этом и есть относительность истины. И этот абсолют, соединяясь в результате общения, передачи информации, расширяется, становясь абсолютом нескольких человек, сотен, тысяч. И вот уже кажется, что он и есть абсолютный абсолют, что он и есть истина. Но усомнись - и он распадётся для тебя. Для кого-то, не сомневающегося, он останется абсолютом, для тебя - нет. Ты прицепишься к новому абсолюту, но усомнись - и он тоже падёт.
  И потому - хоть раз усомнись в своём сомнении. Скажи себе - разве сомнительно моё сомнение о религии? Оттолкнись от этой мысли. Если твоё сомнение несомненно, меняй религию. Если твоё сомнение сомненно, то ищи аргументы, ищи ещё больше, чтобы утвердиться в своей вере.
  И когда-то, когда аргументов будет достаточно, когда в твоей душе воцарится твёрдое убеждение, ты поймёшь - ты сомневаешься не в своей вере, которая есть у тебя в сердце, душе и уме, а ты сомневаешься в сомнительности её для других. Ты сомневаешься в чужой убеждённости и истинности их религий, их атеизма, но не в своей.
  Я желаю тебе найти свою веру. Несомненную для тебя, абсолютную и истинную".
  
  От чтения меня отвлёк стук в дверь. Не дочитав до конца, я громко сказал: "Войдите". В кабинет ввалился взъерошенный Ликарис.
  
  - Читаешь трактат? - Серж ловко опустился в кресло. - Что за человек-то приходил к тебе? Что за "оппонент"?
  
  - Он представился Петром Агафовым, - я отодвинул от себя листы бумаги. - Сказал, что пришёл опровергнуть теорию Ивана Галактионова. Мол, они вместе изучали научные данные, но пришли к разным выводам.
  
  - Изучали они как же! - мой заместитель иронично покачал головой. - Не удивлюсь, если это был сам Галактионов.
  
  - В смысле?
  
  - В прямом. Сам написал эти стихи и "трактат", сам же пришёл опровергать его... Не знаю, выдумал себе десятимерного двойника, или правда, с головой не дружит. А может, это "фишка" такая: мол, если что, это писал не я, а мой "коллега".
  
  - Ерунда какая-то! - я откинулся в кресле. - Он так уверенно говорил, что пришёл опровергнуть тезисы Ивана Галактионова.
  
  - Ну да. Он сам себя и опровергает. Шизофреник, может. Или соткан из противоречий. Как и его произведение. Если он сомневается во всём, то что бы ни говорили учёные - в этом можно усомниться, в тех же самых научных данных. Вообще, в целом-то, выходит - зачем жить, коль всё сомнительно? Как он сам-то ещё живой ходит?!
  
  - Ну, в чём-то он прав, - я вспомнил рассуждения Агафова о космологии и почти повторяющие его слова тезисы Галактионова. - Как бы то ни было, действительно, ведь нет теории всего. Есть разные воззрения на тему множественности вселенных, пронзительности струн, игры эонов и переходов из одного состояния в другое. Однако никто не может ответить на вопрос о начале, - я поднялся, чтобы проветрить кабинет. Только с приходом Ликариса я понял, как в нём накурено. Из приоткрытого окна хлынул свежий воздух. Я сел на место. - После всех этих мультивселенных я начинаю думать - а не был ли рай в одной из них, и не изгнал ли Бог в нашу Вселенную Адама?.. Уже после динозавров и неандертальца... Адам родил с Евой Каина, который нашёл жену среди "аборигенов", населявших эту Вселенную. И пошло-поехало...
  
  - Нет-нет! - воодушевился вдруг Серж. - Ты читал, что он по этому поводу пишет? Адам и Ева, как я его понял, это не реальные персонажи... Мне даже такая мысль пришла в голову - а почему Адам и Ева не столько первые люди, сколько предки Авраама, Исаака, Израиля, Давида и вслед за всеми - Иисуса Христа? Почему родословие у Луки идёт как раз вплоть до Адама (ну и Бога тоже)? Не потому ли, что Адам и Ева - это предки из родословной, и вся книга Бытия - это рассказ именно об их линии, приведшей ко Христу?
  
  - То есть ты хочешь сказать, что они не были единственными первыми людьми, а Библия рассказывает о них только потому, что они важны для истории Израиля как прародители?
  
  - Именно! Ведь Каин, как ты верно заметил, взял какую-то женщину в жёны, не свою же сестру, верно? Как, впрочем, видимо, внуки и внучки Ноя - не сами же с собой женились... Лота-то живо осудили, а тут... В первой главе книги Бытия ясно написано - Бог сотворил людей. Мужчину и женщину - и им сказал: плодитесь и размножайтесь. А во второй главе уже речь идёт об Адаме и Еве, как одних из множества. Может, потому что они жили в раю, в отличие от остальных. Может, потому что они были выделенной ветвью...
  
  - Но грехопадение, Серж, - я не разделял энтузиазма Ликариса, - если пали только они, в отличие, как ты говоришь, от иных, то на других-то, выходит, печати греха нет? Значит есть "чистые" люди, свободные от греха Адама и Евы, а есть "нечистые" - их потомки. Это уже попахивает, сам знаешь, чем...
  
  - Печать греха, как ты выразился, есть на всех, - усмехнулся мой заместитель. - Ведь потом всё человечество вновь свелось к Ною. Ной же потомок Адама и Евы, от его сыновей уже пошло новое человечество. То есть, - он немного приуныл, - всё снова свелось к кровосмесительству...
  
  - Видимо, на первых порах иначе было нельзя...
  
  - Индейцы, интересно, про то знали? - Ликарис посмотрел в окно. - Я откуда эту теорию-то взял? Было такое течение - преадамизм. Мол, жили и другие люди, кроме Адама и Евы. Церковь это не одобрила. Хотя... нашли же тут недавно митохондриальную Еву, и Адама тоже отыскали. Впрочем, говорят, что все остальные мужские ветви прервались, а только его и осталась - поэтому, мол, все мы происходим от него. Ну и чем не попытка примирить науку и религию? Был же общий предок, а? Да и про Ноя я тебе тоже загнул. Многие верующие учёные сомневаются в реальности Всемирного потопа, а следовательно и реальности Ноя. Легенда, миф, говорят они. Сколько было наводнений в Месопотамии - вот и выдумали потоп. Красивая аллегория, мол, этот ковчег - все мы разные в одной лодке, весь мир, животный и растительный, вместе с человеком в одном ковчеге... М-да... А почему не всё - легенда-то, почему вот именно этот эпизод - легенда, а Вавилонская башня, остановка солнца Иисусом Навином, казни египетские вкупе с прохождением через Красное море - чистейшая историческая правда?..
  
  - Не кипятись, Серж! - я вынужден был остановить поток красноречия своего заместителя. Но он с горечью продолжал:
  
  - Знаешь, из-за чего я кипячусь? Ещё в школе, когда мы изучали Достоевского, меня в его романе одна фраза зацепила... Одна... Там кто-то у кого-то спросил - ты в воскрешение Лазаря веруешь? Мол, натурально веришь, так что оно на самом деле реально было? И я подумал себе - это вопрос, который применим к любому случаю в Библии: ты веришь в реальность этого всего? Ладно, там Иисуса, пусть, Моисея и прочего. Но Адама и Евы, но Ноя и его ковчега... Когда наука доказала, что переход от общего предка к человеку разумному был постепенным, что имеется куча промежуточных звеньев, и невозможно установить, когда точно человек стал человеком - кроманьонец, неандерталец или австралопитек, то какой же, кто из них те самые Адам и Ева? Они кто ж были-то - кроманьонцы, а? И снова, вот читаю, наука говорит, что все мы настоящие произошли от примерно 10 тысяч человек. Значит Адам и Ева - это либо аллегория (значит лжёт апостол Павел, говоря о преступлении Адама, о том, что первый человек стал душой живой, что прежде был создан Адам, а потом Ева; или он лишь цитирует Писание и толкует его, и потому апостола нельзя обвинить во лжи?), либо собирательный образ первых людей (однако тот же апостол Павел говорит о Христе как новом Адаме). Кто же из них (все что ли?) так нагрешил, что наделил всех последующих людей первородным грехом? Кто виноват, что мы грешны? От чего ж тогда нас спасают и церкви для чего строят? Коль реального Адама не было, так и греха нет!
  
  Серж сокрушённо покачал головой. Я не мог не заметить:
  
  - Всё могло быть реально, но изложено в Библии, подано людям, тем древним людям, так, как это удобно для их восприятия. Помню, один учёный вопрошал - отчего Бог не вдохновил Моисея написать историю мира без всяких аллегорий, а по-научному, с формулами, выкладками, ведь мы бы сейчас поняли её сразу. Но те книги писались для живших тогда людей. Да, на все будущие времена, однако люди той эпохи должны были правильно понять текст, истины, которые до них хочет донести Бог. Изъясняйся Он физическими и химическими формулами, кто бы из них тогда это понял, вынес, донёс до нас, кто бы вообще поверил в эту тарабарщину? Текст пишется здесь и сейчас для людей, современных автору. Можно написать текст для будущего, но тогда он не будет понят современниками. Что важнее было Богу - дать точные формулировки для нас, сегодняшних, живущих через столько эпох, или уверить тогдашних людей? Вот и думай...
  
  - Я-то всё понимаю, - мой заместитель стал искать по карманам. - Это всё из-за мультивселенных меня понесло... С такой идеей нет никаких препятствий для фантазии, напридумывать можно всё, что угодно. К примеру, сказать, что где-то история идёт иначе, как в "Человеке в высоком замке"... А вообще, чем эта идея отлична от всезнания и "всеведущности" Бога? Если Вселенная может расщепляться каждое мгновение, порождая миллиарды вариантов, то почему Бог как Абсолют не может знать их все, раз они происходят в Нём? Это вопрос к нашему специалисту по "абсолюту", у нас тут и про пришельцев есть кому рассказать, и про абсолют есть кому задвинуть...
  
  - Это точно, - согласился я. - Поэтому и все учёные на вопрос "А куда расширяется Вселенная?" тут же бормочут про четвёртое измерение. А почему не в пятом, шестом?
  
  - Будь я теоретиком-любителем, - Ликарис, наконец, нашёл, что искал: из кармана он вынул электронную сигарету, - я бы предположил, что наша Вселенная расширяется за счёт другой вселенной, так сказать, в неё входит.
  
  - Опять клубничный вкус? - поморщился я, но не стал запрещать ему курить. - Да, забросили эти два "учёных мужа" идею. Признаться, я так и не понял, во что они сами верят. Агафов вроде верит в отсутствие Бога, а вот Галактионов...
  
  - А ты дочитал до конца? - спросил Серж и, услышав мой отрицательный ответ, посоветовал: Ты прочти. Прямо сейчас.
  
  Я взял оставшиеся листы бумаги.
  
  "Я убеждён, что ты, читатель, найдёшь свою веру. Однако отовсюду слышится, будто наука и религия борются друг с другом, и поневоле начинаешь думать: как бы не попасть впросак, как бы не ошибиться в своей вере? Да, быть может, религия - это ощущение того, что во Вселенной нам уютно, как писал один из философов, но разве она, со всеми её недостатками, противостоит науке? И разве наука, с её недостатками, может объяснить всё? Если есть только теории без чётких доказательств, если наука не может обоснованно заявить об отсутствии Бога исходя из своих возможностей, то почему она обвиняет религию в её убеждённости существования Бога? Чем теория мультивселенных отлична от веры? Тем, что она почти не слепа, что есть какие-то, очень и очень оспоримые, доказательства? Но и религиозный опыт миллиардов людей тоже можно считать доказательством.
  Я обещал остановиться на эволюции.
  Конечно, есть учёные, которые пытаются примирить теорию эволюции и религию, предлагая положения "теистического эволюционизма". Они согласны с возникновением Вселенной 14 миллиардов лет назад, они, как и учёные-материалисты, не говорят конкретно о механизме зарождения жизни, но разделяют мнение о "первичном бульоне", а также сам факт эволюции как процесса восхождения от простейших форм к сложноорганизованным. При этом человек как результат эволюции, по их мнению, в то же время имеет уникальные свойства, которые не могут быть объяснены материализмом: в нём есть нравственный закон и жажда поиска Бога.
  Другая попытка примирить религию и науку (а по большому счёту отделить науку от религии) принадлежит учёным, утверждающим, что миры до грехопадения и после - различны, и если первый - находится за пределами чувственного познания, о нём говорится в первых главах Библии, то второй - мир, познаваемый научными методами, мир падший. В первом, идеальном мире жили Адам и Ева, в нём не было смерти, животные были травоядными, это был мир Эдема, райского состояния всего живого. Что же касается научно познаваемого мира, то этот мир, в котором "тварь покорилась суете не добровольно,... совокупно стенает и мучится", мир со всеми его динозаврами, австралопитеками, смертью и прочим.
  Удовлетворительны ли такие попытки примирения науки и религии? Если вторые учёные попросту отмахиваются от проблемы первых людей (Адама и Евы), по сути говоря: "это не предмет науки", наука пусть занимается падшим миром, а тем идеальным миром должна заниматься религия, то первые учёные обходят стороной тему грехопадения (ведь чем-то согрешили Адам и Ева, и где жили они, в каком Эдеме, и какой смертью Бог угрожал умертвить их, если вокруг и так была смерть). Для меня и то, и другое - сомнительно.
  Какие же основные "болевые точки" соприкосновения науки и религии? Пожалуй, их можно выявить, последовательно задавая вопросы. Могла ли жизнь появиться сама по себе? Если могла, то Бог "не нужен". Появившаяся жизнь сама развилась до человека, или человек - пусть не весь, но какой-то частью внемирен, нематериален, имеет "духа от Бога"? Если первое утверждение истинно, то Бог "не нужен".
  Есть ли какие-то бесспорные факты о жизни? Несомненно, что на Земле - один вид, одна сущность жизни. Нет какой бы то ни было другой её формы, нам не представить иной образ существования, хотя фантасты и пытаются. Это - молекулярное сходство - и есть доказательство происхождения жизни, однократно возникшей именно в таком варианте и продолжающей своё бытие по сию пору. Получившись раз, она и дальше пошла репродуцироваться, и её модификации не меняют самого её существа. Белки, их структура, способность к воспроизводству - такова жизнь, но откуда она взялась? Была ли занесена извне? С Япета, Фобоса, Титана? Появилась сама, когда органика с далёких небесных тел соединилась с водой на поверхности Земли - и тогда-то произошёл качественный скачок?
  Говорят, что за миллиарды лет чего только не могло произойти. Да, утверждают материалисты, вероятность самовозникновения жизни очень мала, да, если перебирать случайности, может показаться поистине чудом её образование, но это в том случае, если рассматривать уже имеющуюся цепочку белков, аминокислот и т.д. Однако суть существа (само ядро) жизни - лишь в нескольких (кто-то говорит о 5) веществах, которые затем уже "обросли" другими. Сложение их, этого малого числа, при определённых, не повторимых пока, физических обстоятельствах, уже не кажется таким невероятным событием. Их соединение, видимо, и послужило точкой запуска, скачком жизни. То есть при решении вопроса о самозарождении жизни важно, как возникло само ядро жизни (5 или чуть больше веществ), а не вся цепочка, ибо всё остальное, "пристёгнутое" к ядру, могло соединиться с ним в других комбинациях. Так что, заключают учёные, в возникновении жизни нет ничего необычного, главное - понять, как, при каких условиях сформировалось ядро жизни, поскольку остальное - наросло естественным путём.
  Как и в эволюции. Бурно развивающаяся жизнь стала искать себе формы, пока (но не наконец, видимо) не "дошла" до человеческой. Кто-то воскликнет: где же промежуточные звенья между обезьяной и человеком настоящим? Многие учёные укажут - вот они, вот такие-то и такие-то найдены. Пожалуйста, с помощью них можно проследить цепочку развития от общего предка к нам самим. Более того, наше родство можно усмотреть и в сходстве по внутреннему устроению с некоторыми видами обезьян. И конечно, найдутся такие оппоненты, которые ответят, что эти "доказательства" - подтасовки, фальсификации, что на самом деле это кости обычных людей или животных, может быть, чуть мутировавших или видоизменённых мошенниками-учёными.
  Подытожим. Тайна жизни пока всё ещё остаётся тайной, а значит любые утверждения о том, зародилась ли жизнь сама (какова вероятность такой случайности, можно ли повторить условия перехода материи из неживого состояния в живое), или её создал Бог, - это вера. Одни, не имея экспериментально доказанного факта, верят, что жизнь зародилась сама, другие верят, что своим появлением она обязана Богу (конечно, также без экспериментально доказанного факта).
  Является ли доказательством чистой материальности человека наше сходство с животными? Кто-то недоумевает: зачем нужно было Богу так уподоблять нас, почему не сделать совсем отличными, раз уж мы созданы Им, чтобы царствовать над всем живым миром (и именно на этой планете)? Но разве Бог обязан давать нам отчёт? Почему нельзя ответить скептикам - "так захотелось", "а почему так не может быть?"? Почему бы Ему не дать такую возможность жизни, живым существам развиваться свободно и поступательно, почему Ему не сделать человека причастным к жизни на этой, его родной, планете, почему не связать всё живое на Земле единым существом жизни - ради ответственности в управлении, ради мудрости в использовании ресурсов, ради общности и умиления, ради снисхождения и благоговения перед изобилием жизни? Может, как утверждают отдельные верующие учёные-эволюционисты, Бог, предвидя всё заранее, попустил упасть метеориту, чтобы убить динозавров, дал "общим предкам" самосознание и открыл Себя, позволив приобщаться к Своей благодати, однако они пренебрегли этим, и от падших, но свободных людей, Адама и Евы как образов мужчины и женщины, повело своё начало человечество?
  Таким образом, и эволюционное развитие жизни не опровергает существование Бога. Да и не может, поскольку - по вере некоторых - Бог, создав мир, удалился от дел и не участвовал в дальнейшем процессе совершенствования форм жизни. В этом смысле эволюция вообще не может служить доказательством наличия или отсутствия Бога.
  Поэтому конфликт науки и религии, по существу, выдуманный. Религия может оперировать данными науки для подтверждения тех или иных событий (историчности тех или иных персонажей Библии, к примеру). Наука же, признавая своё бессилие (временное ли?) в отдельных вопросах космологии и биологии, может оставить их разрешение на усмотрение религии или философии.
  В чём наука всё же противостоит религии, так это в вопросе о чуде. Может ли быть чудо? Происходили ли на самом деле чудесные события, есть ли зафиксированные исторические факты чудес, которые невозможно опровергнуть, в которых никто не может усомниться?
  В чём скептицизм по отношению к чудесам? В том, что нечто чудесное, из ряда вон выходящее событие на самом деле можно объяснить обычным способом, не прибегая к потустороннему миру. Даже если миллионы людей убеждены в чудесности того или иного явления, то это проистекает из свидетельств нескольких человек, которые были "очевидцами" и рассказали о случившемся другим. Но так ли это было на самом деле, как трактуют "свидетели", применимо ли чудесное объяснение к тому событию? Может случится так, что один увидел нечто, второй принял как данность, а третьи, увлечённые, не заметили противоречий и не придали значения сомнениям? Может, пока не найдено опровержение (жаль, что в отдельных случаях оно никогда не будет обнаружено), пока научно не объяснено и не подтверждено проверяемыми фактами, не стоит ажиотироваться и приходить в неописуемый восторг по поводу определённого явления?
  Как, например, могло возникнуть то или иное религиозное течение? Есть группа фанатиков, у которых нет корыстных интересов, которые даже просты, как голуби. Тем не менее их охватывает какое-то религиозное чувство - послание ли с Марса тому виной, Господь ли некий общался с ними, - они вдруг фанатично начинают делать (коллективно и индивидуально) какие-то вещи: петь хором, собираться в одном месте и так далее. И если бы они могли проповедовать, то говорили бы с убеждённостью, твёрдо веруя в свои идеалы. Их не сбили бы с пути аргументы противников, они бы объяснили свою веру вопреки разумным доводам соплеменников, они веровали бы так, как себе вообразили. Вот оно - опровержение христианства, говорят материалисты. Чуда Воскресения не было, чудес, описанных в Новом Завете, тоже не было (как об этом утверждали Лев Толстой, Ренан и прочие штраусы), а были люди, которые - не преследуя цели извлечь выгоду - ходили и проповедовали будто бы случившееся чудо, были убеждены в его реальности и не сомневались, что движимы духом свыше. Что-то им привиделось, что-то позже было записано неверно, интерпретировано по-своему, а что-то просто выдумано. Тем более всё это происходило давно, история переписывается, люди предвзято писали и в те времена, доказательства фабриковались всегда (сколько голов Иоанна Крестителя хранится в мире, а его правых рук? А "истинных" гвоздей с Креста?). Поэтому правду узнать очень сложно. Но чудо, в которое верили, о котором писали, на самом деле объяснимо без привлечения потусторонних сил. Люди склонны верить чуду, и эта потребность человека всегда эксплуатируется "служителями религии", подтасовывающими факты и свидетельства очевидцев. Все религии, добавляют приверженцы материалистического объяснения чудес, проистекают из культуры народа, и предрасположенность к вере в того или иного бога обусловлена именно местными обычаями и традициями. Потому что, воспитываясь, ребёнок с детства впитывает в себя существо религиозной веры родителей, окружения и так далее. В него закладывается основа для веры, а не для атеизма.
  Таким образом, завершают свои рассуждения, нет никаких оснований для веры в чудо, нет смысла верить словам живших несколько веков назад людей. Как сейчас придумывают "фэнтэзи", так и тогда это тоже было своего рода сказкой. Наивные люди верили - так всё и развивалось: одни доверяют выдумкам других. То ли дело сегодняшний прогресс, наука, в которой принимается только доказанное и проверяемое.
  Что ж, я обобщу вышесказанное для себя и буду говорить о себе. Возможно, в чём-то я повторюсь, но в изложенном ниже я буду объяснять своё восприятие полученной от науки и религии информации.
  Я сомневаюсь и в той, и в другой. Я не хочу слепо верить в нерукотворность ежегодного схождения Благодатного огня, в несредневековый возраст Туринской плащаницы, чудесное разжижение крови святого Ианнуария, реальное явление Богоматери в Лурде. Я даже не хочу предполагать, почему в буддизме есть нетленные тела, ушедших в глубокую медитацию, как лама Итигэлов, в христианстве - нетленные тела святых, к примеру, Спиридона Тримифунтского. Я не хочу без доказательств верить в мультивселенные, параллельные миры - несмотря на их вероятность, кто может поручиться, что они есть, и что именно в них происходит?
  Я хочу понимать, обоснованы ли чудеса, нет ли для них простого объяснения. Я, руководствуясь принципом сомнения, обязан скептически относиться к "божественным реалиям". Равно как я сомневаюсь в теориях струн и прочих построениях учёных, которые оперируют теми же "чудесными" фактами обнаружения новых и новых частиц, полей и при этом говорят - ну в будущем это докажут, ну ждали же сколько лет доказательств других теорий, и здесь надо потерпеть. В этом случае, на данный момент, теории остаются такими же вероучениями, а их основатели и "проповедники" - такими же Учителями и гуру, как и религиозные деятели.
  Обращаясь к самому началу, я могу, придерживаясь обоснованного скептицизма, опровергнуть все аргументы в пользу существования Бога. Всему должна быть причина? Но Вселенная точно так же могла существовать вечно (так как время создано Большим взрывом, и до него было то, что мы можем назвать вечностью, - безвременье). Чем эта вероятность меньше или больше вечности Бога? Ничем. Если нельзя задать вопрос о происхождении Бога, то почему необходимо отвечать на вопрос о происхождении Вселенной? Телеологическое доказательство? Дайте время - всё образуется, а времени было достаточно. Во Вселенной до сих пор зажигаются звёзды - и кому (Богу?) это нужно? Зачем Он, благой, создал такую "хорошую" Вселенную со сверхновыми и "чёрными дырами", с энтропией и смертью? Естественный отбор отвечает и за наше сознание (возникло в ходе эволюции), и за наше стремление к гармонии, совершенству (так развились), и за нашу мораль и нравственность - без них выживать нашему роду было бы труднее. Без организации, без общества мы бы вымерли - вот и нужны образующие и связующие общество правила поведения, чтобы мы упорядочили свои инстинкты в угоду общему благу. Религиозный опыт? У каждого он свой - и религий не зря существует уже больше тысячи, если не сотни тысяч. Потому что каждый воспринимает и переживает по-своему, да и в конце концов, как мы знаем, много ментально больных людей, восприятие мира которых искажено.
  Ещё один важный, трудный религиозный вопрос. Как можно спокойно и обоснованно объяснить существование зла при наличии всеблагого и всеведущего Бога? Почему Он не вмешивается, почему допускает, почему не пресекает? Почему не создать всё сразу хорошо, и пусть так будет всегда?
  Пошёл ли Адам против воли Бога и захотел стать свободным, зная добро и зло, а по существу - пойдя против своего предназначения: возделывать и хранить Эдемский сад? Раз человек захотел иметь возможность пойти против Бога, иметь свободу выбора, чтобы желать и мочь делать зло, то не сказал ли ему Бог: пожалуйста, вот твой мир, который ты заслуживаешь, мир, в котором возможно зло, в котором ты сам творишь свою волю и возделываешь землю, в котором действуют и злые духи, потому что идя против Бога, ты отдаёшься их власти? И этот мир, лежащий отныне во зле, отравленный из-за тебя изначального, продолжит источать смрад, в нём будет клубиться неправда и искажения добра, а Бог, уважая свободу человека, будет пытаться, да, пытаться привести ко благу любую случающуюся трагедию. Наши вопли "Где же Ты был?" наивны, если мы верим во всеблагого Бога. Он - рядом, но зло мира, зло сорванной с дерева свободы - уже так въелось в мир, мир так погряз во зле, что действия Бога, Его чудеса кажутся нам противоестественными, редкими явлениями... Верю ли я так, или придумал, чтобы хоть как-то утешить убеждённых материалистов?
  Почему же Бог не явит Себя, чтобы убедить всех скептиков? А как? Явиться на облаках? Скажут - видение. Да и как может невидимый Бог, дух, стать материально видимым (верим ли мы в Бога воплощённого - Иисуса Христа?)?
  И не было ли бы это ограничением нашей свободы? Бог дал писания, дал свидетельства о Себе ровно столько и такие, чтобы у нас, свободных людей, была возможность манёвра, той самой полученной вопреки Его воле свободы, - верить или нет, следовать Ему или нет, устрашиться ли наказанию в геенне или утешиться всеобщим спасением. Ибо если бы всё было однозначно и ясно, если бы не было место сомнению, то мы бы несвободно, не сознательно, а под гнётом Его слова и величия, шли за Ним. Вот зачем нужно сомнение - чтобы в мире свободы по своей воле, ненавязанно, избирать добрый путь.
  Вопрошают - но Бог так откровенен в Библии, почему же не так явны свидетельства о Нём в природе? Прав ли был апостол Павел, говоря, что "вечная сила Его и Божество от создания мира через рассматривание творений видимы"? Может быть, как раз потому, что давая откровение о Себе, Он предоставляет нам возможность исследовать этот мир, свободно принимать Его или не принимать, забавляться, как игрушками, физикой и биологией, считать, что мы если уж не самые крутые существа во Вселенной, то во всяком случае самые крутые в этой Галактике. В конце концов Бог, создав мир, не был обязан говорить людям о Себе, тем более после изгнания из рая Адама - выгнал и забыл, не был обязан, отпустив человека на "вольные хлеба", проявлять заботу о нём и вмешиваться в ход событий. Но Бог по-отечески заботится о нас.
  Тут же учёные воскликнут - с первобытных времён происходят страх перед стихиями мира, молитвы как обращения к божествам об умилостивлении и покорность перед высшими силами. Кто-то из них скажет: мы, люди, все были младенцами, детьми и испытывали страх перед взрослыми, слушались их, доверяли им и превозносили их. Но сейчас, с развитием технологий, в связи с научными достижениями, после познания мира, мы не можем быть больше детьми каких-то богов, провозглашённых нами, помещённых нами на небо. Пора сказать, что мы сами взрослые, что мы сами, пусть и несовершенные, но боги. Однако мы продолжаем снимать с себя ответственность и перекладывать её на неких внеземных существ, мы боимся нарушить своё спокойствие, мы ищем, как сформулировал один писатель, кому бы поклониться.
  Но почему это не вложено в нас? Почему это не есть "образ и подобие"? Почему в нашей физиологии, в нашем происхождении, сотворённости, нет изначально встроенных духовных элементов? Неужели все наши "возбуждения" и психоэмоциональные состояния можно объяснить недостатком тех или иных молекул в теле, и неужели наш религиозный опыт - это всего лишь вызванные внешним раздражителем собственные переживания организма, которые могут быть объяснены химическими и физическими формулами? Наконец, не от гормонов ли произошли религии? Может, даже есть особый фермент, отвечающий за мистическое переживание?
  Именно так, гордо вскинут головы учёные-материалисты, мы всё-всё уже объяснили. Человек - это материя и только материя (ведь вы не доказали существование души как некоей отдельной сущности, или какого бы то ни было духа нематериального свойства). Все религиозные переживания никак не связаны с мистикой, они лишь плод вашего воображения, искажения сознания и бурления множества веществ в вашем организме. Ведь вся суть религии - покорность и успокоение. Съел таблетку молитвы, вколол себе шприц приобщения - и ты уже мирен и тих. Это-то и нужно обществу, которое прикрываясь данными будто от Самого Бога предписаниями, диктует своим членам, как им жить. Религия, выходит, лишь инструмент для управления массами. Для неё важен патриархальный уклад, традиционный взгляд на события в мире (а мир-то ой как далеко шагнул в своих "традициях"). Общество растёт, развивается, и старые, актуальные для прежних поколений, знание и опыт оказываются непригодными в новых реалиях. Понятно, что религия как инструмент воздействия на людей оказывается неплохим орудием в разных районах Земли, но религиозные конфликты, войны за веру могут перечеркнуть миролюбивый характер большинства вероисповеданий. И значит, заключают учёные, главный вопрос, который всегда стоит перед человечеством, как и любым видом животных, - выжить. Если религия помогает в этом, пусть существует. Препятствует - долой её.
  И в то же время эти же учёные не могут дать ответ на вопрос, который бы устраивал всё человечество, - зачем мы живём? Какова цель существования материальной биомассы, в своём мозге вообразившей потустороннюю силу, дающую ей смысл жизни? Зачем нам, теперь уже просвещённым и умным, открывшим бозон Хиггса и запустившим кучу исследовательских аппаратов за пределы Земли, жить на этой планете? Зачем нам, знающим только Землю и только один вид жизни, быть на ней и жить ею? Нет, не в качестве общности (у общности есть цель - выжить), а индивидуально? Зачем мы, то есть конкретный я, живём? Религия отвечает на этот вопрос. Наука будто бы тоже, и этот ответ прост - ни зачем. У конкретного человека нет цели его личной жизни, потому что - несмотря ни на что - он просто организованное в общество животное, да, разумное (а дельфины не разумны?), да, сознательное, но у животного нет цели существования - оно просто есть, просто живёт и всё. Мы - щель тусклого света между двумя вечностями тьмы, по меткому выражению одного писателя. Мы быстренько родились, осознали себя и вернулись в прежнее состояние тьмы, распада и безвестья. И никакие струны, пронизывающие нашу и прочие вселенные, не могут придать жизни цель (путешествовать во времени, пролезать сквозь чёрные дыры - это, конечно, очень-очень важные цели), разве что - будь она доказана - мы бы нашли в других вселенных способ вечного существования, пусть и путём перехода из одной в другую.
  И потому я отвергаю атеистическую науку, я говорю ей - не взирая на её обоснованность и доказательную базу - я говорю ей человеческое (возвышенное и духовное) "нет"! Я не с наукой, отрицающей цель жизни человека, я не теми, кто не может утешить человека, вытолкнутого в этот мир, а лишь разводит руками: "Такова жизнь". Я не могу смириться (а материалистическая наука призывает к тому, при этом упрекая религию в призывах к покорности!) с тем, что я конечен и окончательно смертен. Я сомневаюсь в своём неизбежном распаде как личности, по-человечески, и без каких бы то ни было научно обоснованных доказательств говорю: "Я не верю в бессмысленность существования человека!".
  Пусть пожимают плечами ("ну и дурак"), пусть кривятся и сетуют, что я не хочу принять очевидное, но я готов признать не игрой гормонов, крови и недостатка лития свою религиозную веру. И я готов быть верующим хотя бы потому, что вижу сам для себя (ах, это наверняка желание мозга жить дальше, это эволюционная прихоть сознания) - в человеческой жизни должна быть цель, в ней должен быть смысл, она не может быть по-животному бесцельной. Неужели мы, как собаки, как кошки, как черви, рождаемся и умираем безвозвратно, распадаясь и никогда не собираясь снова? Я не хочу верить глазам, физическим и биологическим законам (но они есть, дорогой друг, скажут учёные, от них никуда не деться), я хочу верить в спасительность для меня, как личности, другого, нематериального мира.
  И если уж цепляться за какую-то научную идею, если уж пытаться совместить физику и религию, то я бы придерживался теории мультивселенных, при этом веруя, что наше сознание, наш опыт, не пропадает втуне, но переходит, минует трёхмерность и начинает жизнь в иных реалиях. Почему бы в новой вселенной, в параллельных семи измерениях я не живу с Богом, почему я, отжив свои три измерения, не соединюсь с Ним в этих семи, и наконец, почему я, сбросив трёхмерную оболочку, душой и духом, этими пятым и шестым измерениями, не вольюсь в духовную жизнь? Почему же эта физика частиц - наука, а не вера?
  Сомневаюсь ли я? Я сомневаюсь в том, что наука окончательно и бесповоротно права в своём материализме. Она сама постулирует возможность существования иных миров, путешествий во времени и вероятности нашего бытия в других измерениях. Это же обоснованно и аргументированно, верно? И кто поручится, что через сто лет не докажут истинность этой теории, и не скажут, что в пятом измерении и был рай? Может, пора начать быть хотя бы агностиками, но не гордыми отрицателями всяческой возможности иного бытия?".
  
  - Ну как? - Ликарис всё время моего чтения курил и смотрел в окно. - Вот и пойми, во что он верит. То ли в Бога, то ли в вероятность того, что его после смерти заберут в другую Вселенную.
  
  - Сомнительно и то, и это, с его точки зрения, - я вспомнил горячность Агафова и перемешал листы "трактата". - Я не хочу это печатать. На сей счёт у меня нет сомнений.
  
  - Я бы тоже не стал, но его попытка примирить научные знания и религиозные догмы весьма похвальна. Я много читал по этой теме статеек, вот совсем недавно, кстати, наткнулся на одну. В ней учёный недоумевал - мол, зачем Богу, если Он есть, создавать человека на такой маленькой, ничтожной планете и помещать его в огромном космосе с миллиардами галактик, созвездий и так далее? По его мнению, человек эгоцентричен и тщеславен, выдумал бога на древнем этапе своего развития, чтобы понять небо над головой, чтобы оживить природу и наполнить смыслом своё существование. А потом человеку было нанесено одно унижение за другим: сначала доказали, что Солнце и звёзды не вращаются вокруг Земли, потом, что Земля не центр Галактики, потом исчислили возраст Земли, потом - оскорбительно - привели аргументы в пользу того, что человек родственен всем животным, указали на эволюцию и относительность... И всё - боги были развенчаны!..
  
  - Мне кажется, что всё это не доказывает ни на йоту отсутствие Бога.
  
  - Так и я о том же, - воскликнул Ликарис. - Почему Бог от избытка Своего не мог создать огромную Вселенную? Почему мы думаем, что мы одни в ней разумные и способные ощутить Бога существа? Помнишь "Господь хранит пришельцев"? Выдерживают ли критику доказательства креационистов о создании Земли за шесть суток и её возрасте? Но можно ведь говорить о периодичности создания её Богом. Человек родствен животным? Но "из праха" же Бог создал его. Эволюция? Мол, зачем Богу было перебирать столько вариантов - синантроп, кроманьонец и так далее? Об этом Галактионов тоже пишет: за миллионы лет как только эволюция не могла повернуть, вот в конце концов и "перебрала" все варианты, дойдя до человеческой (разумной) стадии... Но почему Бог должен был так долго ждать? И здесь Галактионов прав: не потому ли, что Бог создал мир свободным, активным, развивающимся и дал ему, как отец - сыну, возможность быть самостоятельным? И может, имеет основания "антропный принцип", что мир создан под и для нас... Тем более при наличии ещё кучи вселенных говорить о начале нашей вообще как-то и нескромно: она могла появиться хоть как, главное - каким образом она существует вместе с другими.
  
  - То есть Вселенная ждала своего рождения?
  
  - Ну, - Серж убрал сигарету, - ты же не считаешь её разумной? Может, это происходило в предыдущей вселенной, может, это было в нематериальной вечности, может, (читал стишата?) это ещё предстоит нашей Вселенной через сколько-то миллиардов лет - снова свернуться и начать перебор для рождения нового мира с новыми физическими законами. Или, как я уже говорил, может, она расширяется за счёт другой... Конечно, мало кто допускает, что эта крошка скатилась с руки Бога, и что Он позволил Вселенной быть такой, какая она есть. А тому учёному я бы ответил, что Земля - это центр мироздания для всех вселенных, в этой точке, затерянной на краю данной Вселенной (но не всех!), сходятся иные миры. Да, человек эгоцентричен, но почему бы ему не быть таким, раз уж мы не встречали ещё разумных существ, и почему несправедливо горделиво думать о себе как о центре мировых (не только этого мира) событий?
  
  Зазвонил телефон. Я снял трубку и услышал тихий голос секретаря. Авим поинтересовался, можно ли принести стихи в новый номер. Я с грустью вспомнил творения Галактионова. Нет, даже если что-то зацепило, то нельзя давать слабину и соглашаться на печать. Но разве я могу отказать Авиму? Во всяком случае почему бы не прочесть его стихотворения? Позже можно будет сказать, что нет места, или честно признаться: они не настолько хороши, чтобы их печатать. Вздохнув про себя, я попросил секретаря принести произведения в кабинет.
  
  Он незамедлительно появился и, тихонько положив бумаги на стол, уже было собирался незаметно удалиться, как его остановил Ликарис:
  
  - Авим, что ты думаешь о теории струн?
  
  Вопрос был неожиданным. Авим был гуманитарием, и я сомневался, что он может дать основанный на научных знаниях ответ.
  
  - Я слышал о ней, Серж Григорьевич, - тем не менее, с готовностью отозвался секретарь, - и знаю только в общих чертах, так что не смогу ни обоснованно опровергнуть её, ни высказаться всецело "за". Мне кажется, как об этом сказал один физик, там только шумиха и ничего по существу. Ведь проверить её пока нельзя. Теоретики говорят, что это будет возможно в будущем, когда зарегистрируют и будут изучать тёмную материю. Что ж, подождём. Пока у меня к ним пара вопросов. Если физики стали искать красоту, то почему они отвергают доказательство Бога через совершенство? И ещё - любые вселенные согласно этой теории имеют право на существование, но она не может сказать, какая из них по-настоящему реальна. Ведь мы, люди, которые находимся здесь и сейчас в трёхмерном мире, считаем, что мы истинны и единственны. Однако это может оказаться неправдой, и по-настоящему реален десятимерный человек...
  
  - Я для себя решил, что реален именно я, сидящий здесь, а не в каком-то другом измерении, - Ликарис побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - А что ты скажешь, Авим, о доказательствах бытия Бога?
  
  - Для меня совесть - самое главное доказательство, - спокойно ответил секретарь. - Я, конечно, не Кант, но нравственный закон, или, если хотите, альтруистический закон, для меня есть доказательство бытия Бога. Здесь я согласен с Коллинзом. У животных его нет, а выводы учёных о том, что этот закон был выработан человечеством в результате эволюции...
  
  - Сомнителен? - вставил Серж. - Да, бывает такое, что совершаешь какой-нибудь бескорыстный поступок и чувствуешь: всё правильно сделал. Но не воспитание ли тому виной, а? Нас ведь с детства учили, что такое хорошо и что такое плохо, это всё и впиталось в нас, это и движет нашими нравственными чувствами, как считаешь? За столько лет эволюции и истории чего только не выработается, а?
  
  - Я не думаю, что всё может быть объяснено биологией и социальной историей, - Авим покачал головой. - Бескорыстные добрые дела никак не вяжутся с естественным отбором и жаждой выжить в обществе. Тем более самоубийственные поступки такие, как спасение кого-то, желание прийти на выручку, тоже не соответствуют стремлению человеческой особи цепляться за жизнь во что бы то ни стало, как это "принято" в животном мире.
  
  - Ну да, ну да, - Серж вольно или невольно вовлекал моего секретаря в дискуссию. Мне это не понравилось. Не хватало ещё диспутов в моём кабинете. - Но Бог тоже благ и желает блага людям, однако же в мире столько зла, что поневоле, ты не задумывался ли, начнёшь сомневаться в Его существовании как совершенства и любви.
  
  - Меня в своё время очень вдохновили слова из книги Премудрости Соломона. Там много ярких строк, но мне особенно запомнилось, что Бог не создал смерти, и что нет царства ада на земле... Многих людей страдания приводили к вере. Многих людей научали случавшиеся с ними события верить в Бога, любить...
  
  - Иногда хочется, чтоб таких ситуаций было поменьше, - проворчал я. Надо было заканчивать этот диалог, а то можно было бесконечно обсуждать доказательства бытия Бога и их опровержения. - Ладно, - я пододвинул к себе стихи Авима и кивком головы позволил ему выйти. Серж отсалютовал секретарю и тоже поднялся. - Я не хочу печатать ни трактат, ни, - договорил я, когда секретарь вышел, - стихи этого Галактионова, кем бы они ни был - Иваном или Петром.
  
  - Я тебя поэтому и не стал тревожить ни стихами, ни этим текстом, - Ликарис направился к двери. - Мне давно уже хочется выпустить нерелигиозный номер, а чисто научный.
  
  - Чем тебе не научный выпуск? - я потряс "трактатом". - Это же всё наука! Это же всё подаётся под соусом физики и биологии.
  
  - Ну... - протянул мой заместитель.
  
  - Тебе формул не хватает?
  
  - Да я знаю, знаю, - отмахнулся Ликарис. - Вся теория струн заключена в формуле в три сантиметра длиной... Иногда мне кажется, что в поисках смысла жизни мы забываем, что живём здесь и сейчас. Пойду я, спасибо за беседу!
  
  - Тебе спасибо!
  
  Когда он вышел, я мельком глянул на стихи Авима.
  
  ***
  Пусть рождаются и гаснут звёзды,
  Пусть от нас не зависит порядок вещей.
  Пусть мир был до и будет после.
  Для нас важнее - есть ли цель.
  Была ль она, когда всё начиналось,
  Чем закончится, кто знает, всё?
  Жизнь появилась ли случайно,
  Была ль задумана Высшим Существом?
  Мы проверяем всё ли, во что верим?
  И почему всему должна быть цель?
  Почему не может быть холодно небо,
  Почему за пределами всего не может быть твердь?
  Пусть рождаются и умирают звёзды.
  Узнаем ли, как зародился мир,
  Узнаем ли, что будет после?
  Коль Бога нет, не выбраться из тьмы.
  
  ***
  Мы отвлечёмся на развлечения,
  Нам некогда думать о небесах.
  Нам незачем знать о конце Вселенной,
  Наш мозг не хочет умирать.
  Мы рождаем фантомы и небылицы.
  Мы формулируем веру и видений игру.
  Мы говорим, что есть смысл жизни,
  Не желая уйти в вечную тьму.
  А всё достаточно просто:
  Всё - материя, нет смысла, причин.
  Все исчезнут, останется космос,
  Пока и он не превратится в пыль.
  Что будет потом - новое время,
  Новый мир и новые мы?
  Это ли рай, где все, кто умер, воскреснут,
  Иль всё снова родится из чёрной дыры?
  И может, всё повторится,
  И может, так заведено -
  Что было, то всегда случится,
  Что умерло, родится вновь.
  
  ***
  Скажи, почему мы верим,
  Будто обязательно встретимся,
  Будто навсегда будем вместе,
  Будто для нас есть место на небе.
  Скажи, на чём основана вера -
  На испытанных когда-то ощущениях,
  На чувственно-постигнутых сомнениях,
  На игре воображения?
  Скажи, почему я должен верить,
  Будто удел человека -
  Счастье бесконечное и безмерное,
  И непрестанное богообщение?
  Скажи, когда всё закончится,
  Когда прекратит существование тело,
  Я и тогда буду с тобою,
  Или со смертью умрёт и вера?
  
  ***
  А может, нужно принять на веру -
  Рай и ад, Вселенную, эволюцию.
  От закрадывающихся сомнений -
  Отмахнуться.
  И вправду - зачем нам знать досконально;
  Чем это поможет верующим?
  И разве не лучше тайна,
  Чем знание достоверное?
  Должны ли ради потомков стараться,
  Должны ли привлекать и развенчивать?
  От будущего - не отмахаться,
  Прошлое - не изменится.
  И может, нужно принять на веру -
  И подумать: что будет завтра?
  Экология, путешествия во времени,
  Колонизация Марса,
  И рай, всем обещанный,
  Или тьма, всех равняющая.
  Не это ли важнее,
  Чем о Большом взрыве точное знание?
  
  Я отложил бумаги. В конце концов, из всего сказанного и прочитанного сегодня, что я уяснил и понял? Основываясь на уже имеющихся знаниях, имея в виду новые, могу ли я для себя ответить на важнейшие вопросы человечества?
  
  По сути, кем бы я ни был - атеистом-материалистом или верующим в Бога человеком, - я для себя должен решить (должен для самоуспокоения): как я верю, кому я доверяю, как я для самого себя вижу историчность произошедшего? Чьи доводы меня убеждают? Могу ли я принять какую-то точку зрения или придерживаться собственной?
  
  Один скептик-агностик ярко сформулировал свою веру: разберётся в этом наука - хорошо, не разберётся - ну и ладно. Может, и вправду - зачем погружаться, мне, не сведущему ни в физике, ни в химии с биологией и палеонтологией, в минувшие эпохи, в способы познания и реальность случившегося? Если так ненадёжны наши приборы, если есть погрешности в измерениях, если не все физические явления объяснимы, а в теории эволюции есть пробелы, бездоказательные тезисы, подтасованные факты, то крепко ли обоснована вера в историческую реальность Эдема, Адама, Ноя, ковчега, Вавилонской башни? Если закрываются глаза на недостатки научного знания и научных методов, если придумываются теории, пытающиеся согласовать относительность и гравитацию, но не имеющие экспериментально доказанных данных, то чем такой подход "научнее" веры в креационизм, в бессмертный мир до грехопадения, в буквальное понимание строк книги Бытия? Почему нас должны удовлетворить непроверяемые теории и натянутые доводы, но мы с гневом должны противостоять "слепой" вере в реальность Всемирного потопа и райского состояния всего животного мира? В этом я разделяю мнение Галактионова и солидарен с ним.
  
  Итак, удовлетворительным ли будет для верующего человека признать реальное историческое существование (как исторический факт) всех персонажей книги Бытия, действительность происходивших событий, буквальный смысл слов Библии (в переводе, котором он читает), или ему следует соединить в своём сознании научные данные (вроде бы общеизвестные и общепринятые, но на проверку могущие оказаться сфальсифицированными; более того, некоторые теории существуют лишь на бумаге, и в них нужно верить; кроме того, сегодняшние теории могут быть опровергнуты в будущем), возможность аллегорического толкования книги Бытия, здравый смысл, совесть и веру? И как я сам, конкретный человек, отвечаю на "ликарисовский" вопрос - верю ли я в реальность Адама как исторически существовавшего человека?
  
  Если по поводу возникновения Вселенной наука и религия ещё могут найти точки соприкосновения (в конце концов идея о Большом взрыве и расширяющейся Вселенной, как имеющей начало, не отрицает возможность действия Божественной силы. Правда, вырастает другая проблема, по которой уже трудно найти согласие, - когда это всё произошло?), то по вопросу о возникновении жизни, её дальнейшего развития всё гораздо сложнее.
  
  Был ли реальный Эдем и где? В книге Юбилеев (апокрифе) говорится, что Адам был сорок дней в стране, где был сотворён (Елдад), после этого был введён в Эдем, который вместе с женой охранял семь лет от птиц, зверей и скота. После грехопадения они были изгнаны в страну, где были сотворены, а "вся плоть", что была в Эдеме, рассеялась по удобным для них местам. Там же говорится, что Каин взял в жёны свою сестру. Так что всё объяснимо. Нужно лишь понять, во что сам веришь.
  
  И тем не менее - где же всё происходило? На этой Земле или в параллельном нам мире, одной из мультивселенных? Животные, которым Адам дал имена, ели ли друг друга, были ли в то время смерть и тлен (рождение, расцвет и старение)? Если мы верим, что было какое-то отдельное место, где не действовали современные законы физики и биологии, мы вступаем на путь веры, но не науки. Веруя в идеальный мир, мы тем самым полагаем, что эти законы, равно как и смертность, тленность и борьба за существование животных различных видов, о чём нам говорит наука, вошли в наш мир после грехопадения (опять же понимаемом буквально, слово в слово, как написано в книге Бытия). Когда именно? За 7 тысяч лет до нашей эры?
  
  Хронология книги Бытия изучена достаточно подробно - сколько лет прошло с создания мира (кто-то из учёных даже называет точную дату, ну и разумеется, это было в воскресенье), сколько лет назад были те или иные события. Как это согласуется с научными данными? Понятно, что можно подвергнуть сомнению методы постановки датировки (мол, этот радиоуглеродный метод очень приблизителен и неточен). Понятно, что можно, роясь в слоях, найти нестыковки и просто фальсификации. Однако всё же куда деть останки динозавров, кости "предков человека"? Давал ли Адам имя тираннозавру или трицератопсу? Австралопитек - это опустившийся сын Каина?
  
  Если Адам с Евой были изгнаны из Эдема, то куда? В район Багдада? В Африку? В Шри-Ланку, где, как верят многие, Адам оставил на горе след своей стопы? Были изгнаны вместе или раздельно, а потом нашли друг друга? Животные тоже вышли с людьми, и некоторые, "благодаря" Адаму, тут же стали хищными? Лев, едва переступив порог рая, сразу же закусил ягнёнком? Существовала ли жизнь на Земле до грехопадения, или после изгнания Адам с Евой ввели её в мир, запустив в океаны рыб, в небо - птиц, и во все места Земли всякую ползучую "мелочь"?
  
  Вопросы, над которыми можно сломать голову... Но можно и отмахнуться, сказав себе: да кто я такой, чтобы погружаться в эти тонкости? Я мало знаю о себе, чего уж мне знать о мире?! Я не могу довериться науке, которая, по её собственному утверждению, мало что знает и часто повторяет, что в мире остаётся ещё много неизученного. Я не могу буквально верить словам книги Бытия (хотя бы потому, что Бог не может ходить в раю в прохладе дня, ведь это аллегория. Однако что из остального текста - "чистый фактаж", а что - иносказание?), но я могу верить в объяснение происходивших событий авторитетными исследователями, не менее многочисленными, чем материалисты, и это не убавит во мне уверенности в существовании духовного мира. Я не учёный, который - на основе доказательств, фактов - может опровергнуть физические и биологические теории, но я могу поверить тому или иному человеку, убедительно (на мой взгляд) обосновывающему свою точку зрения.
  
  Что же я приму? Теорию струн или креационизм? Поверю ли безусловно в дарвинизм или стану разделять альтеризм? Скажу ли я, что жизнь зародилась на этой Земле, и следовательно, Адам - плоть от плоти этого мира, или заявлю о создании жизни в идеальном мире, о кротких зверях в неземном раю?
  
  Я поднялся, подошёл к шкафу и посмотрел на глобус. Затеряны ли мы в космосе, или всё вокруг, все галактики и взрывающиеся звёзды - созданы для нас? Любит ли каждого Бог, или к нам безразлична охлаждающаяся Вселенная? Может, мультивселенные задуманы Богом, Он Сам "живёт" в шестом измерении, а ангелы Его - в пятом? Может, наше тело - трёхмерное, а душа принадлежит (если мы не считаем время измерением) четвёртому, как и прочий духовный мир, и откликается на него, соприкасается с ним, "чувствует" его? Может, то томление души, которое испытываешь иногда, это тяга из того мира, другого измерения? Может, и у души есть струны, не поддающиеся учёту приборами трёхмерного мира, и эти струны вибрируют, отзываясь на голос из иных плоскостей? Не проникают ли струны из тех миров в наш, в результате чего мы можем видеть, во сне ли, наяву ли, отблески иной реальности?
  
  И - почему бы не предложить такую версию? - Адам первоначальный существовал во всех измерениях, был цельным, единым, и животные, и Эдем - вся материя была иной, многомерной. Но произошло событие, нарушившее гармонию: посчитал ли Адам, что он сам есть бог, открылись ли его глаза на свободу действия и выбора в том числе и зла как отступления от Бога, захотел ли он использовать свою свободу, как дьявол, вопреки своему предназначению, пожелал ли он отречься от связи с Богом, возомнив, будто сможет самостоятельно править в мире, - что бы то ни было, но в итоге Адам был лишён своей многомерности, цельности и превратился в трёхмерное существо, которое лишь душою, не связанной трёхмерностью, а тянущейся, как струна, из другого мира, ещё "помнит" о своём былом величии. Животные также утратили свою многомерность, а с нею, видимо, и всякую связь с иным миром. Их душа, как всецело связанная с телом, тоже стала трёхмерной и принялась бороться за существование на Земле. Душа же человека осталась вне рамок трёхмерности, "зацепилась" за одно из других измерений. Разлучаясь в момент смерти с материальным земным телом, она, освобождённая от связи с трёхмерностью, будет вся находиться в своём, отличном от нашего мире до тех пор, пока... Пока не вернёт Бог цельность всему Своему творению и не восстановит его в прежнем, эдемском состоянии. А пока же, до тех времён, душа пусть и видит трёхмерность, но её не видит никто, ибо она находится за пределами чувственного восприятия.
  
  Итак, если наука говорит о наличии десяти измерений, то почему человек первозданный не мог быть в них всех сразу, почему, коль "наука доказала" существование многомерного мира, мы сами не могли произойти из первоначальной, цельной Вселенной? Почему, наконец, не была Вселенная единой, сотворённой Богом, и не распалась вследствие определённых событий на мультивселенные со своими ангелами, демонами, духовным миром, раем и адом? Почему из неё, единой и цельной, не возник в результате Большого взрыва наш трёхмерный мир? И почему, в конце концов, когда будет воскресение всех, не произойдёт то самое Восстановление, апокатастасис, когда все измерения соединятся, когда трёхмерный человек вновь станет цельным - многомерным, и Бог будет всё во всём?
  
  Версии можно множить до бесконечности. Какая же из них - истинна? Не та ли, в которую верю я сам для себя? И которая будет истинной ровно до тех пор, пока она либо не будет опровергнута ещё здесь (я "переверю"), либо... уже там, после...
  
  На одной из полок стояла Библия. Я взял её в руки и пролистал первые главы книги Бытия, а потом, вспомнив слова секретаря, книгу Премудрости Соломона. Что ж, Авим был прав, в ней есть несколько любопытных, подходящих к теме моего размышления строк. Я поставил Библию на место и вернулся за стол.
  
  Может, прав Авим в своих стихах - отмахнуться от этих вопросов? Жить для будущего сегодняшним днём? Пусть учёные дерутся, выясняя, чьи струны крепче, а верующие - чей бог круче. Что ж, я повертел в руках стихи секретаря, понятное дело, что если я верю, то мне ни к чему доказательства исторического существования Адама и Ноя, но если я хочу поверить, и меня это смущает? Смущает история, которая не может быть доказана силами науки, или наоборот - противоречие научных данных библейским? То есть, если в Библии приводятся аллегории, притчи, то что в ней - исторический факт? Как в житиях, всё перемешано, и правды не найти?
  
  Однако я кое-что уяснил, прочитав Галактионова. Сомнение! Вот, пожалуй, что действительно важно - в чём именно ты сомневаешься. Какие доказательства развеют сомнения, какие факты укрепят или разрушат веру? И можно ли разрушить веру истинно верующего, и можно ли уничтожить материалистическое воззрение атеиста? Только чудо может это сделать. Чудо разрушения "истинной веры", и обращение в другую веру. Чудо нематериалистического свойства, явно выходящее за рамки чувственно-познаваемого мира, и чудо обретения духовной веры...
  
  Я не думаю, что случится чудо, и я вдруг пойму, как всё было на самом деле. До меня были миллиарды людей, которым не открылась эта истина. Впрочем, я, кажется, уже сконструировал возможность соединения измерений, однако же без ответа остался главный вопрос.
  
  Вот Бог создал первоначально идеальный мир, всё буквально и точно, как в Библии. Когда в него вошла смерть? Когда во Вселенной появились разрушение, энтропия, старение, тлен, угасание? Если после грехопадения (пусть понимаемом как утрата многомерности), то стало быть, человек возник раньше, чем стали умирать звёзды? Это и есть главный вопрос, на который не даёт ответа придуманная конструкция многомерности изначального мира.
  
  Загвоздка именно в переходе - от идеала к нашим земным законам физики и биологии. Пусть все существовали, пусть всё было, как написано, но когда перестало быть "хорошо весьма"? Или Вселенная какой была, такая и есть: такой её создал Бог изначала - не хуже и не лучше; она и есть "хороша весьма" именно в этом виде, со смертью животных и позже - людей, с "гибелью" неодушевлённых галактик и столкновением астероидов; она как была создана, так и пребывает по сию пору в том состоянии?
  
  Однако, если мы, следуя мнению одних исследователей, говорим об идеальном мире вне нашей Вселенной, значит наша в нынешнем виде - нехороша, она не была создана Богом такой, какая есть, она - отравлена человеческим грехом? Но осведомлены ли звёзды далёких галактик о грехопадении на Земле? Знают ли за миллионы световых лет от нас расположенные планеты об изменении всей Вселенной в результате греха Адама и Евы?
  
  Какова всё же была последовательность? Был ли Эдем на Земле уединённым местом, вокруг которого взрывались небесные тела, царствовала смерть, и бесились демоны? Был ли Эдем оплотом идеального мира, в котором не было тленности и разрушения, и под угрозой изгнания во внешний, злой мир Бог и наказал Адаму и Еве воздерживаться от вкушения плода с определённого дерева? Были ли в раю животные? В Библии говорится лишь о том, что Бог привёл к Адаму животных, чтобы услышать, какие тот даст им имена, но не сказано, что животные жили в Эдеме. И всё же - были ли тогда у тигра острые клыки? Была ли смерть вокруг Эдема, если внутри, в саду, были лишь люди и растения? И - вот мысль, которую я тоже где-то слышал, - почему понятие "смерть" применяется к животному миру? Смерть - человеческое явление; животные издыхают, околевают, мрут, но не преставляются, не умирают, не отдают Богу душу... Может, смерть была вокруг рая, может, её как наказание упомянул Бог в словах, обращённых к Адаму - мол, смотри, как за пределами Эдема прекращают жизнь животные? Ты так же хочешь? Смертью умрёшь...
  
  Да, так же и по Соломону: Бог не создал смерть, с дьяволом она вошла в мир. Однако "испытывают её принадлежащие уделу его", то есть дьяволу? Странные слова. Или её понимать как смерть духовную, а не физическую? Но Бог в любом случае не создал смерть - ни для человека, ни для животных? Или всё же последние, поскольку смерть - это последствие греха, не умирают в человеческом смысле, а просто - как и растения - увядают, распадаются? Как это соотносится со словами "плодитесь и размножайтесь"? Ведь размножение подразумевает старение, "приход в меру возраста". Невозможно сразу появиться в расцвете сил (разве что способ размножения в том идеальном мире был не таков, как в этом).
  
  Любопытно, что слова "плодитесь и размножайтесь" были обращены не ко всем животным, а лишь к рыбам, пресмыкающимся и пернатым птицам (Быт. 1: 21-22), а скотам, гадам и зверям земным - Бог такие слова не сказал (Быт. 1: 24-25). Что бы это могло значить?!
  
  Крамольно ли предположить: Бог, решив, что в идеальном мире люди, после грехопадения, отныне жить не могут, повернул время вспять, создав под них - Адама и Еву - нашу Вселенную? "Ухудшил" Вселенную из-за Адама, изменил всё вокруг Эдема под человека. Прежде чем выставить их на Землю в человеческом (нашем, а не прежнем, идеальном) облике, Он произвёл Большой взрыв, раскидал созвездия и провёл всю эволюцию уже грешной, под стать человеку, входящему в этот мир, плоти. И когда динозавры были уничтожены, когда мир, изобилующий жизнью, был очищен от кровожадных тварей, Он вывел в него согрешивших людей, одев их в кожаные одежды плоти этого мира, чтобы тела изгнанников могли существовать в материи этой Вселенной, выслал их из Эдема, чтобы возделывать землю, из которой был взят Адам, землю, подобную Эдемской, но проклятой отныне из-за него. Бог указал первым людям их место - в мире, "достойном" их мнения о себе ("как боги"), сказав им о земле, которая будет производить волчцы и терния. Так началась история человека, введённого в мир из идеального места и надевшего кожаные одежды тленной, смертной и удобовлекомой ко греху плоти. Тогда получается, что первые дни творения, жизнь Адама в раю - это не исторический, относящийся к нашему миру, документ, а философский рассказ о Творце мира, жизни и человека. Причём как мира идеального - потерянного рая, так и мира падшего, построенного под телесные потребности изгнанника, которому нужно есть, пить, спать, размножаться.
  
  Вот куда может завести фантазия, усмехнулся я: стало быть, был один идеальный мир - райский, и наш, грешный мир, тоже созданный Богом, но построенный Им под согрешившего человека, человека, не эволюционировавшего вместе с этим миром, но введённого в него. Пока Бог изгонял Адама, Он быстренько провёл всю эволюцию, чтобы у нас, сейчас исследующих её, был повод для сомнения. И мир, который был "хорош весьма", стал миром свободного выбора человека - миром свободы быть без Бога, выбирать зло, творить его и сомневаться в существовании возмездия. Кстати, если Адам вошёл в эволюционный мир, то куда делись животные "старого мира", которым он дал имена? Тоже изменились? Хищничество, как и тленность человеческого тела, не следствие ли изменения, преображения в худшую сторону, природы животного? Выйдя из Эдема, Адам не увидел ли тех же, похожих на прежних, идеальных, животных, но уже с клыками и когтями? Изменился мир, изменились и животные, и стали ли иными их имена? Такие вот "Сказания Земноморья"; может, и вправду, у животных есть имена, наречённые им в том мире, настоящие, "адамовские". Когда же мы узнаем их?
  
  Что ж, тот прежний, идеальный мир, возможно, был точно таким же - с подобными животными, правда, травоядными, с теми же планетами и звёздами. Как знать, не была ли Земля там центром Вселенной, и может, вокруг неё всё там и вращалось?
  
  Вернётся ли человек в Эдем? Когда этот мир, грешный, созданный для изгнанников из рая, будет уничтожен Вторым пришествием, и обновлённый (в не том же ли состоянии до грехопадения?) человек будет с Богом, то войдёт ли он в тот же рай с реками и садом? Или в небесном Иерусалиме, в котором также растёт древо жизни (то же ли самое?) с исцеляющими народы листьями, будет всё совсем иначе? И именно в нём волк будет лежать с ягнёнком, и малое дитя поведет льва...
  
  Я положил лист бумаги на стол и пошёл к кофейному аппарату заваривать кофе.
  
  
  P.S. Книга Премудрости Соломона.
  
  "Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал всё для бытия, и всё в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле (1: 13).
  
  Неправо умствующие говорили сами в себе: "коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада. Случайно мы рождены и после будем как небывшие: дыхание в ноздрях наших - дым, и слово - искра в движении нашего сердца. Когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух; и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдёт, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягчённый теплотою его. Ибо жизнь наша - прохождение тени, и нет нам возврата от смерти: ибо положена печать, и никто не возвращается. Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью; преисполнимся дорогим вином и благовониями, и да не пройдёт мимо нас весенний цвет жизни; увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли; никто из нас не лишай себя участия в нашем наслаждении; везде оставим следы веселья, ибо это наша доля и наш жребий...". (2: 1-9)
  
  Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают её принадлежащие к уделу его (2: 23-24).
  
  Ты любишь всё существующее и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел (11: 25).
   Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего и, взирая на дела, не познали Виновника, а почитали за богов, правящих миром, или огонь, или ветер, или движущийся воздух, или звёздный круг, или бурную воду, или небесные светила. Если, пленяясь их красотою, они почитали их за богов, то должны были бы познать, сколько лучше их Господь, ибо Он, Виновник красоты, создал их. А если удивлялись силе и действию их, то должны были бы узнать из них, сколько могущественнее Тот, Кто сотворил их; ибо от величия красоты созданий сравнительно познаётся Виновник бытия их. Впрочем, они меньше заслуживают порицания, ибо заблуждаются, может быть, ища Бога и желая найти Его: потому что, обращаясь к делам Его, они исследуют и убеждаются зрением, что всё видимое прекрасно. Но и они неизвинительны: если они столько могли разуметь, что в состоянии были исследовать временный мир, то почему они тотчас не обрели Господа его?" (13: 1-9).
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"