Захаров Алексей: другие произведения.

Великодушный-2. Месть

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Великодушный-2. Месть
  
  Мы сидим у костра. Вокруг нас - тьма, поглощающая всё, кроме наших лиц. Мы молчим и смотрим на огонь, вечное пламя, разделяющее и объединяющее нас. Нас пятеро, пять лиц со своей историей, жизнью и памятью, общими и частными одновременно. Сейчас мы - едины в одном, ничто не может быть сокрыто от других, никто не может уйти от костра.
  
  - На этом спутнике ничего нет, - говорит Фредерик, - нам пора отправляться дальше. Здесь наша работа закончена.
  
  - Роботы ничего не нашли, - вторит ему Богдан. - Оставаться опасно.
  
  - Вчера передали, что в нашу сторону летит космолёт типа "исследователь". На одного человека, - вставляет Амели.
  
  - Как тебе вчера было на вахте? Не одиноко? - поддевает её Франц. - Ты боишься того, кто летит к нам?
  
  - Я тоже боюсь, - отвечает за Амели Агата. - Всем известно, что мы здесь уже неделю. Разве нашего корабля недостаточно для изучения спутника?..
  
  - Может быть, нам доставят ещё роботов? - предполагает Фредерик.
  
  - Ага! И "Нектара"... - фыркает Богдан.
  
  - Я серьёзно! - не уступает Фредерик. - Нам передали только, что летит космолёт-одиночка, а есть ли кто-то на его борту помимо...
  
  - Ты сам в это веришь? - взрывается Франц. - Наверняка кто-то есть. Такой же, как мы, или... сам по себе. Тем более это "исследователь". У нас точно такой же...
  
  - Да, - берёт слово Агата. - Непонятно... Надо попробовать вызвать его...
  
  - Он молчит, - говорит Амели. - Я пробовала вчера. Хочешь, сегодня сама попытайся? Думаю, правда, что он уже на подлёте...
  
  - Тш-ш! - шикает Фредерик. - Смотрите на приборы. Он садится в двух милях от нас...
  
  Мы замираем, ждём. Нам видно, как из "исследователя" выходит человек в скафандре и не спеша идёт к нам.
  
  - Будем выходить навстречу? - спрашивает Агата.
  
  - Сидим, - бросает Фредерик. - Пусть подойдёт поближе. Посмотрим, вооружён ли он. Если нет, то можно и впустить его, послушаем, зачем он здесь... "Пробейте" пока, что за космолёт, чей...
  
  Результата нет. Не то, чтобы это было неопознанное судно, но в нашей базе данных "исследователь" с такими идентификационными номерами не числится. Или... или кто-то попросту стёр информацию.
  
  - Вот этого я и боялась, - шепчет Амели. - Неизвестности.
  
  - Мало ли, отчего это может быть, - мужественно говорит Франц. - Может, случайно закрасили букву на борту... Или это новый космолёт, и его ещё не успели внести в базу...
  
  Мы слышим стук. Надо ли открывать шлюз гостю? Наши сканеры показывают, что при нём нет оружия, разве что он его съел. Никто не хочет шевельнуть пальцем, чтобы нажать на кнопку. Кто-то должен решиться действовать: либо отсидеться, либо... Фредерик вытягивает руку.
  
  - Будем настороже! - говорит он, впуская неизвестного. - Если что, Франц, ты должен успеть выстрелить. Аккуратно и точно, как только ты можешь.
  
  Мы ждём. Через несколько минут перед нами предстаёт человек. Амели и Агата не считают его симпатичным, Фредерик напрягается, Франц выжидает, Богдан издаёт протяжный стон.
  
  Мужчина невысокого роста садится напротив нашего костра. Все мы обращены к нему, мы смотрим на него и изучаем. На старом лице, изборождённом морщинами, блестят серые глаза, внимательно разглядывающие нас; седые волосы изрядно поредели и торчат клочками с висков; костистые руки в пигментных пятнах ложатся на колени.
  
  - Это Эмиль, - испуганно говорит нам Богдан. - Я вспомнил его...
  
  - Кажется, ты меня узнал, - усмехается гость. - По твоему лицу не прочесть, но я уверен! Да, и я тебя тоже знаю, хоть ты и выглядишь теперь как... эти все... - он хочет сплюнуть, но сдерживается. - И да, если ты не заметил, я не из ваших... Я сам по себе, одиночка. Так-то.
  
  - Вас зовут Эмиль, - Фредерик начинает вести разговор. Богдан в ужасе молчит. Амели и Агата замирают в страхе. Франц жаждет вцепиться мужчине в горло. - Эмиль Странге. Вы с Земли...
  
  - Да, Богдан, я оттуда, - гость смело смотрит на нас. - Сколько вас тут? Скажи сам.
  
  - Нас пятеро.
  
  - Боже! - Эмиль шутовски хватается за голову. - Ну что ж... тем хуже для остальных...
  
  - Зачем вы пришли?
  
  - Это Богдан со мной говорит или кто-то другой?
  
  - Неважно, мы все едины...
  
  - Да, да, старая байка, - по его губам бродит ухмылка. - Вы - Великодушные, вместилища душ в механической оболочке... Ты меня слышишь, Богдан? Каково тебе быть там заключённым в одно синтетическое тело с ещё четырьмя людьми? Каково это жить, будучи не самим собою только, а с коллективом в голове? Ты себя видел? Вот ты стоишь передо мной, весь такой важный, непробиваемый, с одной головой, с двумя руками и ногами. Точь-в-точь человек. А внутри - вас пятеро, пять душ, которых не отпустили ни в ад, ни на небо. Зачем, вы спрашивали себя, зачем вас спасли? Зачем, когда вы умирали, когда уже собирались покидать своё личное, собственное, тело, вас за мозги вытащили из него и всунули к чужакам? Все ваши грешки, вся ваша память, всё - оказалось явным перед другими; все ваши тайны, все ваши мыслишки теперь открыты перед остальными... И теперь все вы, ещё четверо, знаете, что Богдан сделал с моим сыном!..
  
  - Нет нужды рассказывать, - отвечает Фредерик. Франц шепчет: "Убьём его, прямо сейчас. Ты не видишь, он пришёл убить нас! Отомстить!..". "У него нет оружия", - бросает ему Фредерик. Богдан молчит. Агата и Амели просят Фредерика выгнать гостя.
  
  - Нет нужды? - восклицает Эмиль. - Из-за него убили моего сына, когда они вдвоём проворачивали ограбление. Что, не так что ли?.. Да, да... Что пошло не по плану? Вы, хакеры-самоучки, просчитались, и когда к вам ломились роботы-полицейские, кто первым удрал, бросив умирать моего Огюста? Его-то не спасли, уничтожили... А тебя... Тебя решили отправить подальше с Земли. На перевоспитание отдали, а, Богдан? Чтобы ты своим компьютерным умом поддерживал здешние системы, да? И теперь не сбежать отсюда - всякая мысль о побеге тут же становится мыслью и всех твоих братьев по разуму... Вы все знаете, кем он был: он всегда был смутьяном, подбивал моего Огюста на мошенничество и грабежи. Я всё надеялся, что тебя убьют, и мой сын освободится от твоего влияния... И я всегда знал, что ты трус, что ты только и можешь подминать под себя слабых и давать им приказы. Жаль, жаль, что тебя не испепелили. Сейчас ты вон, шикуешь на исследовательских кораблях, ты не расщеплён на атомы, как мой сын, ты просто сослан, а для наивных землян - казнён...
  
  - Он исправляется, - говорит Фредерик. - Он помогает нам...
  
  - Чем? - Эмиль плюёт на пол. Маленький робот-уборщик тут же затирает пятно. - Своим общением? Знаю я этот ваш проект "Великодушные". В одно тело впихивают списанную с мозгов память нескольких человек и отправляют исследовать спутники и планеты. Вроде как и один человек... тьфу... не человек даже, а механизм, питающийся "Нектаром", дрянью для продления своего никчёмного существования... один и не один. Есть с кем поболтать и не сойти с ума. А я бы - из чувства справедливости - засунул бы всякую шваль наподобие Богдана, маньяков, серийных убийц, насильников, в одну голову и смотрел бы, как они собачатся, как они бьются о мягкие стены, и в отличие от вас, таких благородных исследователей, учёных, уничтожают морально друг друга. Старый добрый фильм "Идентификация"... И наконец, когда в голове останется один, пусть он сходит с ума, слушая безумные крики остальных; а то - из милосердия - я вышвырнул бы его в открытый космос и смотрел бы, как он мучается без "Нектара"...
  
  - Вы ничего не понимаете в "Великодушии"...
  
  - Не понимаю? Я-то как раз великодушен. Я-то как раз читал всё и знаю, что там у вас... Общий круглый стол? Поляна? Какой образ у вас в голове?
  
  - Костёр, - невольно сорвалась Амели.
  
  - А, как в лагерях... Нет, я, конечно, не могу представить, каково это - быть одному и не одному, иметь спутников внутри себя и в то же время быть одним, механизмом... Это насмешка над человеком, это даже не воплощение пятерых в одном, это... Тюрьма для душ... У вас там женщины есть? Как живётся мужикам без секса?.. Или он у вас как-то происходит в мозгах, а? Я читал, что...
  
  - Уходите! - сурово приказывает Фредерик.
  
  - Кто это мне говорит?
  
  - Фредерик Кортс, капитан воздушного судна...
  
  - А, не тот ли пилот, которого чуть живого вытащили после катастрофы? Погоди, там ещё была твоя жена, Амели, тоже то ли химик, то ли физик?..
  
  - Она здесь, - отвечает Фредерик.
  
  - Семейный подряд? Так... А остальные двое?
  
  - Агата Суровер, лауреат...
  
  - Да, да! Знаю. Вам же нужны тут физики, химики, биологи для вашей этой... работы... Задумано вроде неплохо, но реализация... Зачем вам Богдан?
  
  - Он программист...
  
  - Он преступник! - Эмиль вскакивает с места. Мы непроизвольно вздрагиваем. - Он не может исправиться! Сколько раз он сидел?! И всегда выходил из тюрьмы и снова совершал преступления; он всегда, всегда хочет только денег! А чуть что, чуть где опасность, бежит сломя голову!.. Он трус.
  
  - На случай опасности у нас есть Франц Курбе, - замечает Фредерик. - Он и надзирает за ним, и защищает всех нас...
  
  - И от меня тоже, конечно, - Эмиль хлопает себя по бёдрам. - Да, кажется, пистолет в космолёте забыл... Сейчас вернусь, ха-ха!..
  
  Богдан шепчет: "Франц, убей его, пожалуйста, он же сумасшедший... Он ещё на суде грозил, что доберётся до меня! Он знал, что меня не казнят на самом деле".
  
  - Как ни несправедливо, но вам всем придётся ответить за Богдана, - гость смотрит на нас. Франц готов в любую секунду выстрелить - оружие, в отличие от Эмиля, у нас при себе. - Каждому из вас. Ведь я не могу убить его, иначе как не прикончив всех. Вас можно восстановить, скажете вы, резервные копии, всё такое... Пришлось попотеть мне, да...
  
  У костра заметно похолодало.
  
  - Вы уничтожили копии? - спрашивает Фредерик.
  
  - Пришлось! - выкрикивает Эмиль. - Не только Богдан и Огюст могут проникать в чужие базы данных... Я стёр всех вас, всю вашу память до вливания в это тело, иначе никак нельзя было с вас, единого, убрать копии. Вас больше нет, нигде, ни в одной базе. И вас не восстановят в послесмертном состоянии, без памяти о настоящем. Только здесь, - он обводит взглядом всё помещение. - Вы только здесь и сейчас ещё существуете. Теперь вы по-настоящему узнаете, что значит смерть!.. И поймёте, как и я, что за нею...
  
  Франц не выдерживает и вскидывает вверх руку. Эмиль с усмешкой смотрит на пистолет.
  
  - Что же вы не стреляете, капитан? Или не ваша рука держит оружие?
  
  "Стреляй!" - оглушительно вопит Богдан. Фредерик усилием воли сдерживает Франца.
  
  - Вы ещё можете уйти, не совершив ошибки.
  
  - Ошибки? - его смех кажется нам натужным. - Я ещё никогда раньше не чувствовал, что так прав! Я вершу правосудие, и я вправду великодушен к вам всем. Я причиняю вам страдание, беру на себя ответственность за вашу невинную смерть, всех, кроме Богдана... Бог, Вселенский Разум вас примет с распростёртыми объятиями...
  
  - Я не верю в жизнь после смерти.
  
  Эмиль удивлён. "Не тяни время, - чуть не кричит Франц. - Дай я выстрелю!". "Он хочет поговорить, пообщаться, я поговорю с ним, он расслабится, и ты выстрелишь". "Нет, - заклинает Фредерика Богдан. - Пожалуйста, надо уже сейчас...".
  
  - Что ж, - говорит гость. - Тогда мне вас жаль... Я пойду в ад, а вы даже не поймёте, как ваша личность, одна из пяти, распадётся и станет ничем...
  
  - Каждый из нас верит по-своему, - Фредерик продолжает удерживать Франца. Эмиль наклоняет голову, слушая его речь. - Я, Фредерик, уверен, что за нею лишь тьма. И нет никакой памяти о том, что было, некому и вспоминать будет. Амели, моя жена, верит, что растворится сознанием в общем, едином, её память распылится, и она, перестав быть лично-собою, впустит и войдёт в воспоминания сознания всего обо всех; её память встроится, как кирпичик, в общее здание, и оно и только оно будет осознавать себя и вспоминать... Агата верит, что после смерти будет продолжение жизни в виде души, и её память - и та, что была в прежнем теле, и та, что есть сейчас, ибо душа, она верит, неуничтожима и всего лишь перешла в новое тело, - будет пребывать в счастливом Небесном Царстве. Как и Франц верит, что тут же воскреснет в раю. Богдан же верит, что переселится в другое тело...
  
  - А как будет на самом деле для каждого, сейчас и проверим, - мрачно отвечает Эмиль. Он резко взмахивает рукой. Франц успевает выстрелить, но тело Эмиля вдруг разрывается на части, и мы все - наш костёр, поглощённый волной огня, наши лица, наше тело - во вспышке света распадаемся в пространстве Вселенной.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"