Захаров Алексей: другие произведения.

Записки застенчивого христианина 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть трилогии. 3 части по 40 "мыслей-размышлений" в каждой.

   I
  
  1. В какой-то момент времени ты молишься: "Господи, пусть будет так-то - пусть этот человек сейчас придет, или убереги того-то от всякой напасти". И случается так - по твоей молитве. Кто-то скажет - это случайность, это так совпало, это не Бог действует.
  Читали ли вы фантастику? Там-то всё может быть, там-то всё объясняется, как следует из жанра, фантастическими явлениями. Фантастика - это подготовка к вере в чудеса, или собственно - вера в чудеса. И механизм исполнения молитвы согласно фантастическому жанру достаточно прост: во временной точке А ты молишься о том, чтобы событие в точке Б не произошло или произошло. Это кажется невозможным - например, кирпич с крыши просто должен упасть на человека в определенный момент времени. Но представим, что Бог изменяет время. Время для тебя самого, для молящегося - все то же, твое прошлое остается твоим прошлым, но время изменяется для того, о ком ты молишься.
  Например, он вышел из дома и идет рядом со зданием. Кирпич уже падает на него... Твоя молитва в эту секунду изменяет ход времени. Время отматывается назад. Пешеход, выходя из дому, видит, скажем, денежную купюру, нагибается за ней, тратит время. Кирпич, который должен был упасть на его голову, падает за секунды до того времени, как пешеход дойдет до нужной точки.
  Время изменилось. Оно не совпало, оно не стало иным в ту же секунду. Оно стало иным в другой, прошедший промежуток.
  Так, машина выскакивает за доли секунды до того, как ты поставил ногу на "зебру". Не совпало так - кто-то помолился за тебя, и ты несколько минут назад потратил время, и машина пронеслась раньше, прямо перед твоим носом.
  Или машина может пронестись позже, если шофер за несколько минут или секунд до этого потратил время...
  Бог - властитель времени. Бог может изменять структуру и материи, и времени - всего. И изменять так, что никто, ни один прибор и ни один медиум не заметят. По искренней молитве человека Бог может всё.
  Так, пророки видели будущее, так, изрекали будущее старцы, так, по молитвам многих и многих людей изменялось время, становясь вечностью. Вечность же это или гибель времени, или его отец, причина его бытия.
  
  2. Люди ищут старца, который бы указал им, как жить. Люди ищут того, на кого возложат ответственность за свою дальнейшую судьбу. Людям нужен пастырь, людям нужен вождь, людям нужен указующий путь.
  Вокруг все говорят - надо жить по своей воле; что хочется, то и делай; живи по своим стандартам. Это удобно тем, кто сформулировал свои жизненные приоритеты и к ним стремится. Если человек хочет построить карьеру, он знает, к какой вершине движется. Но хорошо - жить по своей воле, кажется, правильным и верным. Жить по своему разумению и никого не слушать - верно и мудро. А вот задай себе вопрос - действительно ли ты живешь по своей воле? Ты ли определяешь свою жизнь, ты ли волишь?
  Обстоятельства складываются против тебя - кого винить? Дела рушатся, люди предают, всюду интриги и козни - кто виноват? И если ты живешь по своей воле, вынужден признать - не только твоя воля определяет твою жизнь. Советы друзей ты приемлешь? Советов наставников слушаешься? Если не знаешь, как поступить, к кому идешь? И если ошибся - кого винишь?
  Вот тебе и твоя воля. Получай по полной программе! Если абстрагироваться от всех остальных воль, то не сохранишь и свою. Ты отовсюду зависим, ты отовсюду уловляем. Попробуй сманеврируй, когда на тебя несется выехавший на "встречку" грузовик! Где здесь твоя воля? Попробуй останови цунами, попробуй верни брошенное гневное слово!..
  Если ты живешь по своей воле, умей и брать ответственность за ошибки, за случайности, за чужие дела против тебя. И к чему ты придешь в итоге? К чему стремится твоя воля? К власти? К почету, славе? Ты слушаешь только себя, но разве никогда ты не ощущал пустоты в отдельные минуты, разве никогда ты не кусал губы в замешательстве, в растерянности? Разве никогда ты не хотел, чтобы кто-то вместо тебя решил твою задачу?..
  Но хорошо - ты властитель и правишь страной. От твоих решений зависят судьбы миллионов. И здесь - ты тоже не полновластен. На "местах" сидят лентяи, в министрах - растяпы; ты кричишь на всех них и распекаешь почем зря. Они принимают решения, но отвечаешь за них всех - ты. И ты можешь решать что-то глобальное, но на низшем уровне все равно будут ждать милостей от местных князьков. Твоя бы воля - всю страну бы изменил. Но где там!.. Твоя бы воля - всех бы осчастливил. Но попробуй!..
  И ищут люди указания своей судьбы, четкости, ясности. Люди ищут ориентиры и маячки, верстовые столбы и конечную цель.
  А разве она - конечная цель - в земной жизни? Разве вершина горы - это конец? А как же небо? А как же космос? Скажи мне - что выше космоса, что выше облаков, стратосферы, что выше Солнечной системы, что выше... выше... выше...
  Во Вселенной, за пределами Земли, теряется высота. Там все по-другому. Там иная вечность... Так будет и после смерти. Ты жил здесь, ставя свои цели, метки, ориентиры, сверяясь с компасом. А в космосе нужен ли компас? А в вечности разве есть километры?
  Твоя воля приведет тебя к себе. Ты обернешься вокруг Земли и скажешь - а здесь я уже был. Так и вершины все во многом схожи. Лишь небо не имеет конца. Пусть небес три, пусть небес девять или десять, пусть прав был Данте, но... где кончается Бог? Где кончается вечность? И вот туда бы направить волю, туда бы стремиться, тем бы жить...
  И значит - жить не по своей воле, которая бьется, глупая, на земле, воле человека, разум которого не выше небес, воле человека, ограниченного во всем - местом, временем и прочим. Жить Божественной волей, которая и поможет тебе и устремит тебя выше небес.
  
  3. По-человечески можно взгрустнуть о прошедшей жизни. Когда ты молод, всё видится в ином свете: мир полон перспектив и возможностей, и трудности не пугают тебя. Когда ты стар, тебе естественнее думать о смерти, но ты грустишь о прошлой жизни, сетуя на несостоявшуюся судьбу.
  А что грустить? Когда я был неверующим, я сожалел о том, что умру и покину этот мир, полный чудес. И мне было по-человечески тяжело расставаться с этим миром, я был чувствителен и романтичен. Мне думалось, что после смерти пустота или во всяком случае теневая жизнь, нечто иное, но мрачное и беспросветное.
  Вера в Бога открывает другую перспективу. Этот мир - лишь отблеск, отражение, малая доля воображения того, что предстоит увидеть, ощутить после смерти. Именно там - за порогом, после прожитых лет, после следования воле Божией, после научения жизни с Богом - истинная жизнь, настоящие чудеса, настоящее умиление...
  Кто-то кончает жизнь самоубийством, не в силах жить, не в силах бороться с охватившими чувствами. Кто-то плачет, не желая расставаться с этим миром, с его сентиментальностями - каплями росы на лугу и прочим. А кто-то видит в этом мире и доброе, и злое, кто-то видит в нем и благодать Божию, изливающуюся на нас, Его энергии, по которым мы узнаем Его, и злую волю, которой мы поддаемся и которую так и не научились распознавать в своей жизни.
  Взгрустнешь ли ты на смертном одре, оставляя сей мир? Или, исповедавшись и причастившись, ты с миром (то есть в умиротворении духа) отдашь Богу свою душу, с упованием на Его милосердие? Стоит ли этот мир того, чтобы жалеть о нем, уходя? Стоят ли люди, остающиеся в нем, жалости?.. Сам мир, материя - ничто, пыль, а вот те бессмертные души, те люди, что еще остаются в нем до Судного дня, - их жаль. Куда они пойдут, кем они станут, сколько из них спасутся?.. Спаси, Господи, и помилуй весь мир - сказал один из святых, почивших не так давно. И на смертном одре думал он не о себе, точнее не только о себе...
  
  4. Если люди не хотят думать о вечности, как им говорить о ней? Они живут своей жизнью - привычной и обычной. Даже если в ней случаются какие-то экстраординарные события, то таковые воспринимаются ими как явления, которые вполне могут произойти в жизни. Чудеса их не удивляют - мало ль, что другие говорят да придумывают, а чудеса в их жизни они и не замечают - случайности и совпадения.
  Как же растормошить людей? Как дать им понять, что эта жизнь имеет продолжение в вечности, устремляется, как вектор, имеющий начало, в бесконечность. Или точнее говоря, луч - в геометрическом смысле. Но выходит, что жизнь - это отрезок, имеющий начало, но имеющий и конец. Есть точка отсчета, есть и точка завершения.
  А может, им и вправду ничего больше не нужно? Не нужен Бог - они без Него прекрасно справляются с ударами судьбы, не нужна вечность - им бы дожить эту временную жизнь. Они не верят ни в ад, ни в рай, потому что хорошо потрудились советские атеисты и сами верующие, прибавившие к вере языческие камлания.
  И все равно - хочется верить в то, что эти люди - пусть в самом конце жизни, пусть через десятки лет, но вспомнят о Боге, но в конце концов - в вечности уже - будут с Ним.
  
  5. Многие христиане хотели бы умереть мученически за Христа, а многие - молят о том, чтобы это не случилось. Физические страдания для кого-то страшнее, мучительнее и пронзительнее страданий душевных. Может быть, потому что душевных страданий по-настоящему они не испытывали?
  Вообрази страшнейшие земные муки, самые ужасные страдания на земле - физические, телесные, и подумай - вот, после них, претерпев их, ты получишь неизмеримое, невообразимое благо, которое превзойдет по своей силе все эти муки. Согласишься ли ты пройти муки ради последующей славы?
  Возразят - так то ж не ясно, не очевидно и не точно, что после мук будет благость, радость и счастье. Ответим - так и испытывается вера. Если веришь - пройдешь, испытаешь, согласишься, а если нет - в твоей вере есть червоточинка, она слаба еще. Посему Господь и не попускает тебе такие страдания, потому что ты слаб. И гордиться этим, упиваться этим совершенно не стоит. Люди призваны к тому, чтобы укреплять свою веру, возрастать в ней, не оставаться слабыми и жалкими. Люди должны быть сильными духом, сильными настолько, чтобы, не задумываясь, не раздумывая и не воображая ничего о себе, идти на смерть - любую, с любыми страданиями - на смерть ради Христа.
  И мысль - умереть мученически можно ведь даже не заметив, не проанализировав про себя, что умираешь этой смертью. Все может случиться внезапно - удар сзади, или резкий выпад. Человек не успеет сообразить даже, что его противник наносит ему удар именно из ненависти ко Христу. Человек может и не успеть сообразить, что он умирает...
  А можно идти сознательно на смерть. Можно сделать шаг вперед, когда это нужно, можно нарочно пойти на смерть, зная о ней. Можно идти на муки, не задумываясь об их времени, об их продолжительности.
  Самое главное в этих двух случаях - это готовность. Если ты готов умереть за Христа - Господь может попустить и внезапную смерть. Если ты готов к этому, ты можешь быть испытан в мучениях.
  Но если встанет вопрос - готов ли ты к мученической смерти, когда все вокруг тебя в мирно и спокойно, то что ответишь? Вот, спросят тебя, и ты гордо скажешь - готов, и тут же, внезапно потащат на муки - пожалеешь ли о своих словах? Вот, спросят тебя, и ты в раздумьях решишь, что не готов, и тебя потащат на муки, сможешь ли с Божией помощью претерпеть их?
  И может быть, не нужно думать об этом, не нужно представлять себе тяжкие мучения, но предать всё на волю Божию. Попустит - так тому и быть, Ему виднее, а нет - и слава Богу, значит с помощью иных средств войдешь в Царство Небесное.
  
  6. Люди зачастую глупы. Идут на убийства, насилие, разбой и грабеж, не задумываясь о последствиях и о том, как бы спланировать свое нападение. Люди думают, что они неуловимы, или что им будет сопутствовать удача. Нет никакого плана или тщательно продуманных действий. Люди делают так, как им сейчас захотелось. Пьяная ссора - и нож в сердце; стащил что-то, а о камерах и не подумал.
  В духовной жизни так же. Люди не задумываются над тем, что "потребляют". Они не сопоставляют одно с другим, что одно исключает другое, что одна практика противоречит другой. В головах всё сходится, всё как будто бы приложимо и сопоставимо. Продумывают ли они тщательно план своей духовной жизни? Считают ли они, что живут правильно, поступают верно?
  Странные судьбы. Кого-то может привести к вере благодарность, кого-то - скорбь, а кому-то нужно пройти через все круги ада, чтобы понять, что это ад. Кому-то, чтобы понять, что убийство - грех, нужно "сесть". Кому-то, чтобы понять, что определенная религия верна, нужно пройти по болоту других верований.
  Попробуй скажи вору, "прожженному" вору, что он грешит. Он найдет десятки оправданий, его совесть надежно спрятана, как и большинство украденных им вещей. Попробуй скажи настоящему верующему, "прожженному" верующему, что его вера ложна. Он приведет тысячу аргументов, убедительных, с его точки зрения, его вера надежно хранится в его сердце.
  Но бывает и так, что воры раскаиваются, бывает и так, что истово верующие люди меняют веру или разувериваются... Глупость ли это, слабость ли это? Или все-таки, наконец, они подумали над своей жизнью, над планом ее?
  
  7. Есть притчи в Евангелии, в которых "герои" поступают, мягко говоря, не совсем нравственно и справедливо.
  Вот неумелый домоправитель, который при угрозе увольнения заставляет должников своего господина переписывать долговые расписки, и господин, проведав, не упрекает, не увольняет этого управителя, а хвалит его за догадливость!
  Вот хозяин, нанимающий работников и договаривающийся с ними о плате в один динарий. Казалось бы - договорился с работниками первых часов за динарий, а вот с теми, кто был нанят позже, причем значительно позже - за час до окончания рабочего дня, - надо договариваться на куда меньшую сумму. Тем не менее, все получают по динарию - и те, кто трудился весь день, и те, кто трудился час. Где справедливость? Где право на справедливое вознаграждение за труд? Правда, хозяин резонно говорит - не за динарий ли договаривались мы с тобой, работник первых часов? Мол, чего ты ропщешь - сам же подвизался, сам захотел за динарий работать, и какая тебе разница, сколько будет заплачено другим? Ты завистлив? Ты считаешь чужие деньги? Работник вроде бы не возражает, но наверняка думает про себя - эге, брат, в следующий раз я к тебе приду в одиннадцатом часу, нарочно приду так, и не буду трудиться на тебя весь день. Раз ты такой щедрый, то никто, прознав про твою "расточительность", не будет на тебя работать весь день, все придут в последний час... А будет ли последний час? Будут ли еще работы? Успеют ли наняться?..
  Вот сын, получивший свою часть наследства и расточивший его, живя блудно. Возвращается домой с намерением стать наемником у своего отца. Но отец, завидев его издали - видимо, ждал его, видимо, надеялся на его возвращение, - не дает ему сказать слов о наемничестве. Он лишь принимает покаяние сына, но прерывает его, подзывая слуг и давая понять, что его сын - вновь его сын, наследник. И все пьют и веселятся. И казалось бы, совершенно прав старший сын, обидевшийся на такую "расточительность" (снова!) отца...
  Что же это за притчи? Бог все дает даром, только - приди, вернись, наймись, согласись... Только осознай свою немощь, только не завидуй ближнему, которого тоже спасает Бог. Или ты не хочешь, чтобы Господь спасал всех? Так каждого и спасает Он своими путями.
  
  8. Вечером ты думаешь - начну следующий день не так, как предыдущие, я буду лучше, чем сегодня, я буду заставлять себя творить добро, я буду принуждать себя к добрым делам, я буду писать и жить так, как пишу.
  Но вот наступает следующий день, вот он длится, вот он подходит к концу. И смотришь на него, живешь им, и чувствуешь - нет, вот именно сейчас я ничего не могу сделать, именно сейчас мне хочется полениться, позевать. Я не хочу проповедовать, я не хочу даже стараться что-то сделать для кого бы то ни было. Оставьте меня в покое, дайте побыть одному!
  Отчего так? Отчего еще вчера казалось, будто сегодня ты можешь воротить горы и трудиться, не покладая рук? Отчего еще вчера ты был полон сил и энергии, полон идей, в то время как сегодня ты мрачен и тускл, ты задумчив и ленив? Что помрачило твой рассудок, что отняло силы и что, наконец, сокрушило тебя? Ты сам. Твоя леность, твоя слабость, твое отношение к себе и твоя мечтательность. Ты сам расслабил себя, ты сам не можешь сосредоточиться на деле, валя всё на погоду, на обстоятельства, на душевное состояние. Взгляни объективно, не щадя себя - в чем проблема? И ты увидишь, что проблема только в тебе самом.
  
  9. Когда человек узнает нечто, что кардинально меняет его жизнь к лучшему, он хочет поделиться этой информацией с ближними. Когда человек вдруг обретает смысл жизни, он хочет рассказать о нем всем. Когда человек открывает для себя путь спасения, он хочет, чтобы этим путем шли и его близкие.
  Но кто поймет человека? Не сочтут ли его фанатиком, пропагандирующим свои идеи и убежденного в своей правоте только потому, что он познал некое учение? Не пожмут ли плечами в ответ на его "исповедания" и "проповеди"? Не скажут ли ему - мы знаем тебя, знаем, кто ты, с чего вдруг ты стал таким убежденным?.. Даже Иисус не мог ничего чудесного сделать в Капернауме, потому что все были уверены, что Он сын плотника, и посему не может сотворить ничего божественного.
  Человек, прожив несколько лет с близкими людьми, обращается в веру, становится прихожанином церкви, членом общины. Он старается жить по заповедям, старается изменить образ своей жизни. А люди, еще не так давно видевшие его совершенно иным, не могут привыкнуть к переменам в нем. "Чудит", "Бесится", "Играется"...
  Да мало ль верующих на свете? Один - православный, другой - католик, третий - мусульманин, и еще много кого. Ну выбрал ты определенного Бога, ну живи Им, трудись для Него, только других людей не тяни в свои убеждения. Не прикасайся к нам, - говорят ближние, - это твое дело, твоя вера, что нам до нее? Смотри сам.
  А человек хочет, чтоб эти люди спаслись. Он видит смысл жизни, познал его и хочет донести до них истину. Но люди - не понимают. Для них его слова - не истина, для них - все религии, веры - суть простые учения, каких много на свете. Им не нужна его вера, им комфортно в своей жизни, им приятно быть такими, какие они есть, им удобно жить так, как они живут.
  С чего же начнет человек?
  С призывов к покаянию? А с чего вдруг каяться? С чего вдруг моя жизнь - скажут ему люди - так плоха и никчемна? Как раз всё слава Богу - и работа есть, супруг (-а), дети... Всё хорошо.
  С призывов задуматься о смысле жизни? Так смысл прост - вот земля, вот лопух. Не в Библии ли говорится - ты земля и в землю уйдешь? Так и есть.
  Пока душа не болит - как понять, что она есть? Пока всё хорошо, как задуматься о Боге? Пока нет болезней, пока нет смертей в кругу близких и друзей - как помыслить о собственной кончине?
  Вот и кажутся чудаковатыми и немного глуповатыми верующие. Странные ортодоксы с претензией на знание о смысле жизни...
  
  10. Хочется придумать мысль, которая поразит воображение прочитавшего, услышавшего. Но нейдет! Выходит одна банальщина и небывальщина. Да и что нового под луной? Грехи - те же, глупости - те же, упреки и претензии - те же. Что изменилось-то? Только материальное, а духовное и душевное - все одно и то же.
  Значит, чтобы высказать поразительную мысль, надо мыслить о материальном. Придумать некое устройство, приносящее пользу обществу, разработать план спасения страны из кризиса и прочее. Может, правда - если всё материальное сложится, если всем человек будет обеспечен, то вот тогда - и о душе подумает?
  А зачем? Зачем ему тогда о душе думать? Вот есть у него богатство, власть - что ему, до души? Что ему, до духовного своего развития? Сохранить бы то материальное, что есть, озаботиться бы и преумножением его. А душа? Да что душа! Живет себе и живет, не страдает же.
  И так всегда. Можно углубиться в политику и достичь президентских высот. Можно сделать карьеру в частном секторе и добиться тех же президентских высот в крупной фирме. И банальнейший вопрос - а что дальше, и что с того, что ты президент? Финис глориа мунди. И что дальше?
  Значит все же мысль должна поражать именно своей... нематериальностью, пронзать сердца и души. И чего ее придумывать? Всё уже сказано, всё уже известно.
  Принять бы. Согласиться бы. Да кто ж согласится с тем, чего не видел? Кто уверует, если не слышал? Да и от слышания - появится ли вера? Хоть в ухо кричи - кто услышит?
  Вот если бы кто из пророков воскрес - тогда да, потянулись бы. Но Писание же есть. Но никто не слушает...
  
  11. Одна смерть способна всё перевернуть. Если человек умеет, конечно, понимать знаки. Если человек имеет привычку задумываться и анализировать случившееся.
  Всегда легко обвинить Бога. Мол, почему не вмешался, почему не явил Свою силу, почему допустил? В общем, когда Бог не нужен, когда всё в порядке, тогда и незачем Ему появляться на авансцене, а вот когда дела плохи, тогда без Него никак. И человек считает вправе обращаться к Богу с претензией, выставлять Ему счет и обвинять Его. Потому ли, что Бог "молчит" и явно не отвечает? В противном случае, может быть, сказал: "Только так можно достучаться до тебя. Я и так стучу без передышки целыми днями, а ты не слышишь. И что нужно было для того, чтобы ты хотя бы вспомнил обо мне?"
  А зачем, спросит человек, мне Бог? Что Он до меня "докапывается"? что Ему от меня надо? Пристает со Своей любовью, навязывается хуже девочки-школьницы. Что за Бог такой, Который жить не может без ответной любви? Это Бог себялюбец!..
  Но взгляни, человек, что дает тебе любовь к Богу? Подумай - а что без Его любви ты можешь, куда ты устремлен и что с тобой произойдет в итоге? Бог хочет, чтобы ты жил, чтобы ты был вечен, чтобы ты вкусил Его благ, а ты, неразумный, бежишь от Бога, думая, что в куче отбросов - рай.
  Как странно, но человек отвергает любовь Бога, полагая, что он сам со всем справится, что он сам разберется со всеми проблемами и сам решит, кого ему любить. Но так выходит, что любит человек только самого себя, что любит он земное, что привязывается к тленным и преходящим вещам, но не обращается к Источнику, к Создателю этих вещей.
  Как Богу достучаться до человека? Как дать ему понять, что без Бога человек идет не туда, неверной дорогой, обманным, ложным путем? Что человек, пользуясь дарованной ему Богом свободой воли, уходит прочь от Бога, в смерть, во тьму, предпочитая ее Свету, предпочитая навоз и гниль райским благам. Рай - не на земле, а человек, отуманенный миром, думает, что на земле он сможет создать рай. Смертный рай.
  Человек способен обратиться и быть живым. Человек способен увидеть верный путь. Но как ему, без ориентиров, без указателя, понять даже простую вещь - он заблудился? Если человек не слышит стука, если человек глух и гонит прочь от себя слуховые видения, если человек не признает явных чудес и явного присутствия Бога на земле, что еще остается Богу делать, как не жестко, может быть, даже жестоко указывать ему, заставляя задумываться и заставляя искать Бога?
  Может быть, человек вразумится. Может быть, человек поймет. Может быть, он, наконец, свернет с ложного пути.
  
  12. Так легко умничать где-то в сторонке, подальше от реальных дел и острых конфликтных ситуаций. Легко рассуждать о том, как всё должно быть и что делать, не шевеля даже пальцем, чтобы сдвинуться с начальной точки.
  Легко высказывать свои мысли, сидя в теплой комнате, попивая чай и предвкушая горячую ванну. От того и мысли о бедствиях, о невзгодах и о болезнях, о страданиях, о вечности кажутся несколько... напыщенными и надуманными. И в самом деле - что можно ожидать от человека, который "жизни не нюхал", который блаженствует вдали от настоящей жизни? Что можно ожидать от теоретика, никогда и не соприкасавшегося с практикой?
  Зато сей теоретик сам себя почитает философом и мудрецом. К нему должны приходить на поклон и раздавать ему комплименты. Его должны прославлять и восхищаться должны им прилюдно. Разумеется, пока он недооценен, разумеется, вскоре выяснится его гениальность и его безграничная мудрость и глубина мыслей. Со временем...
  И выходит так, что замкнувшись в четырех стенах, философствуя и измышляя небылицы, человек закрывается от всех - от ближних, от друзей, от живой жизни. Он смотрит на вещи теоретически, он привык мыслить абстрактно, не касаясь существа и не применяя свои измышления к реалиям.
  Так легко замкнуться в собственном мирке. Закрыться в футляре и не чувствовать ничьих ни радостей, ни скорбей. Быть с собою и радовать себя. Жить в своих мыслях и купаться в собственной славе.
  И при этом уверять себя, что того желает Бог...
  
  13. Меняется ли нравственность со временем? В Средние века - одна, в век Просвещения - другая, сейчас - третья? В Ветхом Завете - одна, в Новом Завете - другая? И если так - кто знает, какой она будет лет через сто? Если все так переменчиво, почему я должен останавливаться на нравственности Нового Завета или соблюдать нормы приличия века сего?
  Кто хочет жить по нормам морали и нравственности средневековья? Кто не постесняется правил Древнего Рима и Греции? Кто скажет - я буду жить по иным законам, и будет жить строго по ним?
  Государство не поймет такого "изменника". Люди вокруг пожмут плечами и отойдут от него. А может быть, он найдет единомышленников, и будут они жить так, как хотят.
  Скажи же - всё ли так переменчиво? Всё ли меняется, всё ли переходит из одного состояния в другое и возвращается вспять? Скажи - есть ли что-то вечное и неизменное, есть ли то, к чему можно устремиться и на том успокоиться? Можно ли быть уверенным в совпадении представлений о нравственности и морали конкретного человека?
  
  14. Смотри - миллионы не верят в Бога, миллионы верят в Бога. Многие неверующие прекрасно устроились в этом мире, их ничего не смущает, и ничто не тревожит их покой. Многие верующие тоже превосходно обжились в этом мире - они и верят в Бога, и приносят пользу обществу, они проникают в тайны наук и учат людей, они умеют и верить, и жить в этом мире.
  А что умеешь ты? А что делаешь ты? Для Бога, для ближних, для общества, государства, мира. Нельзя замыкаться в себе, потому что это ведет к одиночеству, к безбожному, и значит страшному, одиночеству. Может быть одиночество с Богом - но не в миру. В миру ты всем и всюду обязан, в миру ты должен отдавать себя. Чтобы уединиться, надо затвориться. Чтобы быть одиноким с Богом, надо удалиться в пустыню. Да, кажется, можно и жить в квартире и уединиться с Богом. Попробуй. Попробуй убеги от телевизора, Интернета, соседей, прохожих на улице, от сигналов клаксонов и мигалок спецтранспорта. Попробуй остаться без друзей и близких в мире. Не получится...
  А хочешь ли ты этого одиночества? Или ты хочешь признания в миру? Или ты хочешь жить так, как хочешь? Но что для этого нужно? Что нужно для твоего счастья, достижимо ли оно? Может быть, ты уже счастлив, только не понимаешь этого?
  И все же - если ты счастлив, поделись счастьем с другими людьми, у которых его нет. Если ты несчастлив - подумай над тем, что есть твое счастье, и устремись к нему. Если ты в растерянности, подумай глубже - в чем твой путь. Если тебе нужна помощь - подумай, куда обратиться, чтобы не попасть впросак. Если тебе нужен Бог - подумай, какой...
  
  15. Если человек привык злословить, как его отучить относиться с пренебрежением и с самодовольством к святым (священным) вещам? Если в характере человека уже сидит та противоречивость, дух противоборства, несмирения, то как ему подчиниться Богу, словам проповедника, вдохновленного Духом Святым?
  Если человек привык иронизировать, то и в храме он найдет, за что зацепиться ехидным умом. Он даже не поймет, что неправильно (неправедно, нелицеприятно) поступает. Он привык насмешничать, он привык искать в окружающих его вещах нечто смешное и забавное.
  В мире нет ничего идеального, и ко всему можно применить критический анализ. Со всем можно поспорить и всё можно осудить. Даже благочестивые поступки кому-то покажутся бестактными или лицемерными. Даже незыблемые, казалось, законы морали и нравственности для кого-то будут не более чем пустым звуком. Разве что физические законы - тяготения и прочее - останутся неоскверненными: на Земле с ними не поспоришь. Зато с общественными законами, порядками, нормами можно и спорить, и не соглашаться, и над ними можно иронизировать.
  Говорят про какого-нибудь человека - у него нет ничего святого. И правда - кроме самого себя, своей гордыни, своего "эго", у него нет ничего святого. Он всюду найдет, над чем пошутить и что принизить, унизить, оскорбить. Но попробуйте - коснитесь его, и увидите, как он вспыхнет. Вот где "святость" его!..
  И как же научить циника относиться с благоговением к святыням? Для него - это какие-то побрякушки, непонятные обряды и бесполезные песнопения. Для него - это повод в очередной раз посетовать на "опиум для народа" и "мракобесие" населения. Для него - это игра и сшибание денег с доверчивого народа. Разумеется, он умнее, и он единственный видит "истинное" лицо святыни.
  Пожалуй, такой человек и в раю найдет, над чем посмеяться... И как его туда впустить? Может быть, в аду больше поводов для проявления чувства юмора?
  
  16. Всё может измениться в любую минуту. Люди умирают рано или поздно. Хочется многое успеть, а время уже поджимает. Странно - в детстве ты торопишь время, чтобы повзрослеть поскорее, а в зрелом возрасте наоборот - хочется вернуться в детство.
  Люди жалеют о том, что не имеют. Радость от покупки машины или квартиры пропадает через некоторое время. Радость поддерживалась процессом покупки, процессом ремонта, процессом творческой деятельности по подбору, установке, обработке и прочего. Когда же все процессы завершены, когда виден итог, когда нечего больше улучшать - проходит всего несколько дней, недель, и чувствуется уныние, чувствуется апатия, радость проходит...
  Так и жизнь, так и душа. Пока ты деятелен, пока ты активен, пока ты в творчестве, тебе есть, к чему приложить силы - жизнь интересна, жизнь приятна, жизнь неисчерпаема. Душа поет и дышит. Когда же горизонт невидим, когда цели изучены и достигнуты, когда амбициозные идеи разбиваются о суровость мира, то и жить, понимает душа, незачем. Незачем успевать жить, незачем дышать невинностью детства, незачем стремиться завоевать землю вплоть до горизонта...
  И появляется жалость и зависть к тому, что другие имеют больше, чем ты, что у других-то есть и цели и задачи, есть средства для их реализации, есть сноровка и разум, есть инициативность и ревность, есть жажда жизни.
  Всё может измениться в любую минуту. Ты можешь восстать от уныния или наоборот - в него впасть. Ты можешь выдвинуться вперед или сбежать в глубокий тыл. Ты можешь кричать от желания жить или стонать о том, что смерть к тебе не заходит... В мире нет постоянства, как нет постоянства в настроении, нет постоянства целей, нет постоянства убеждений... Даже веру так трудно сохранить в неповрежденности, так трудно сберечь любовь, так нелегко пронести через всю жизнь ясное мировоззрение.
  
  17. Интересно - после смерти меня встретят те святые, которым я молился. Я обращался к ним за помощью, толком их не зная. От их жизни осталось житие, от их лиц остались иконы. Кто они, как выглядели на самом деле? О многих мы и не знаем, каковы были они на самом деле телом и лицом. Нам гораздо важнее их души - их духовные и душевные состояния, их писания, их мысли.
  Обращаясь к ним за помощью, молясь им, я не представляю их лиц, я не могу побеседовать с ними об их жизни. А после смерти я вдруг смогу увидеть их лицом к лицу. Все те, кому я молился, вдруг предстанут предо мной и скажут - вот мы, те, кто помогал тебе, те, кто подавал тебе помощь. Но есть Тот, Кто выше, есть Тот, от Которого мы получили эту благодать. Иди к Нему!
  Я смогу с ними познакомиться получше. Я смогу побеседовать с Иоанном Златоустом, с Василием Великим, с Иоанном Кронштадтским и другими. Они ждут меня, они готовы помочь, только бы я сам не отверг их руку...
  
  18. Когда ты не болен смертельно, или во всяком случае не подозреваешь об этом, то рассуждать о смерти даже неприлично. Ну где она и где ты?!
  Но лежа на смертном одре, терзаясь от мучительной болезни, вспомнишь ли ты о Боге? Помыслишь ли ты о Нем как о Любящем?
  Задумайся и представь. Вот ты лежишь на постели. Дни сочтены, смерть не сегодня завтра придет через открытую дверь. Неизбежная и неумолимая. Пред тобой твои родственники, друзья, коллеги. Что им сказать? Как им передать свои чувства?
  Будешь ли ты вести себя, как Вольтер перед смертью - изрыгать ругательства и поносить Бога? Будет ли страшна твоя смерть? Будешь ли ты сомневаться в том, что тебя ожидает?
  Или скажешь - я поручаю себя Милостивому Богу, как Ему будет угодно, так и произойдет?.. И исповедуешься, признавая за собой всякие прегрешения, называя вещи своими именами, не лукавя и не жалея себя?
  И вправду - что жалеть тело, оболочку, которая не сегодня завтра будет оставлена душой, спешащей на Суд Божий? Что жалеть и душу, которая уже должна собирать "вещи", собирать себя, сосредотачиваться, оставлять ненужное и брать с собою только необходимое, присущее ей, ставшее ею... Воистину - всё свое ношу с собой. Это - о душе. О душе, которая возьмет, унесет с собой только то, что стало ею, сроднилось с нею, стало ее частью. И не дай Бог, чтобы вся душа была пропитана грехом и страстями.
  Итак, что ты скажешь? Как ты поведешь себя? Сможешь ли ты успокоиться, умиротвориться? Сможешь ли ты причащаться и жить каждым днем, словно в последний раз? И сможешь ли ты понимать, куда ты идешь? Сможешь ли ты понять, что покидаешь худший мир и место по сравнению с тем, куда ты направляешься?
  В каком возрасте ты уходишь от нас? В молодом? Прочти в Книге Премудрости, что праведник умирает рано. В пожилом? Значит ты можешь оглянуться назад, на всю жизнь и сказать, что ты сделал дурного или хорошего в ней. Хорошим - не гордись, а дурное - оплакивай. О, если б такое настроение было у тебя в час смерти!
  Подумай - в каком настроении, в каком миросозерцании и мировоззрении ты подойдешь к последнему порогу?
  
  19. Кто-то творит множество добрых дел, помогая больным, немощным, бездомным. Кто-то всю жизнь посвящает другим и отдает им все свое время, заботу и внимание. Кто-то живет для других.
  А для кого живешь ты? Для кого ты проводишь дни, и чем они наполнены? Как проходит твое время, и зачем оно так проходит? Каждое движение должно иметь смысл. Но если все движения направлены на убийство времени, то в этом ли ты видишь смысл жизни? В убийстве времени, и стало быть - и самой жизни? Говорят - прожечь жизнь. И она действительно сжигается, время ее сжигается, ты сам сжигаешься собою...
  И потом, в конце концов - тебя спросят: как ты жил, зачем ты жил? Бог дал тебе жизнь, подарил ее тебе. А зачем? Как ты распорядился ею? Этим хоть и одним, но талантом? Что ты сделал? Ты сжег ее. Ты прокутил ее, ты "обесцелил" и обесценил ее. Талант потерял свою цену.
  Странная мысль пришла в голову. Кто ты - если судить по притче о талантах? Тот, кто закопал его и принес господину? Или иной, новый персонаж - потративший талант до конца и не получивший с него никакой выгоды? Тебе и нести нечего на Суд, нечего и показать господину. У сохранившего остался хотя бы сам талант, но что есть у тебя?
  Быть может, ты и есть тот, сохранивший талант раб. Сохранивший не в смысле сберегший, а в смысле не приобретший, не пустивший в оборот, не использовавший его. Ведь если бы талант был использован - пусть даже и прибыли с него было получено, то на Суде можно было б сказать - я старался, я тратил талант, но - моя ли вина или не моя, не ведаю - талант я весь истратил, прибыли же не получил. Каюсь.
  Если истратил - стало быть, старался, стало быть, пользовался, пытался, делал! Что же до того, кто просто зарыл его и не использовал - вот тот, лукавый раб, и должен быть бит много.
  Кто же ты - сжегший свою жизнь и не получивший никакой прибыли? До смерти, до Суда успеешь ли покаяться, сказав - зря я прожил жизнь, Господин, дай мне хотя бы быть наемником твоим в одиннадцатый час!..
  И как знать - что ответит тебе на это?
  
  20. Один кровеносный сосуд - и ты мертв. Достаточно одного спазма, одного тромба, одного кусочка плоти...
  Подумай, как хрупка жизнь. Легко рассуждать, когда ты молод, болезни не имеют над тобой власти, а самочувствие не оставляет желать лучшего. И ты думаешь - а, это старики умирают от инсультов и инфарктов, от падений на льду и от отказа почек. Но как знать - может быть, в эту минуту в твоей голове происходит что-то неприятное? Может быть, что-то уже движется, и это движение - к твоей смерти?
  Достаточно кусочка, какой-то капли яда - и ты мертв. Сколько нужно цианида, чтобы убить человека? Сколько нужно граммов свинца, чтобы пробить сердце? Да и простым валенком можно убить, если психологически надавить на человека...
  И если каждую минуту ты можешь умереть, то подумай и о том, какой будет эта минута. Кто-то бежал из театра, со спектакля "Гугеноты", думая о своем смертном часе. Кто-то после вразумлений с неба, после неоднократных случаев чудесных спасений обращался к Богу, поняв Его руку над своею судьбой.
  Но человек беспечен. Даже если сегодня и случилось несчастье, даже если сегодня ты упал в обморок, то ведь это не значит, что он повторится. Так ты утешаешь себя, продолжая грешить, продолжая жить своей прежней жизнью...
  Бог долготерпелив. Он, быть может, не раз и не два пошлет еще "наставления", Он, быть может, не раз и не два явит тебе чудеса, которые ты, в силу узости своего мышления, в силу своей веры в случай, и не разглядишь... А быть может, видя твое упорство, видя твое противление, Он отдаст тебя самому себе, предаст тебя в твою же волю, и ты будешь жить сам, подчиняясь своей воле, которая так удобопреклонна ко греху.
  
  21. Попробуй - спроси себя, творя грех: осознаешь ли ты, что ты делаешь сейчас? И ответишь - да, я осознаю, что творю грех. Но что же мешает тебе отвратиться, что мешает тебе прекратить творить беззаконие и обратиться к Богу? Сладость греха? Упование на всепрощение Его? Вера в то, что с тобой ничего не случится, даже если ты позволишь себе хоть немножечко греха?
  Как странно ты себя ведешь! Ты сознательно грешишь и веришь в Бога. Представь - словно перед Его Ликом (да что там словно! Перед Самым Его Ликом) ты творишь свой грех. И отмахиваешься, или наоборот - стараешься забыть о Нем.
  Как странно - тебя не страшит ни одно из возможных наказаний, тебя не страшат муки ада и не пугает вечная жизнь вне Бога. Ты сознательно уходишь от Него, надеясь, что Он тебя примет. Подумай, как это странно - ты уходишь вдаль, надеясь, что ты будешь с тем, от кого уходишь. Земля круглая - может, и придешь в исходную точку, но как там - в вечности, будет ли круг, будет ли шар?
  Взгляни - ты бросаешь Бога, надеясь на Его прощение. И крамольная мысль - Он тебя уже простил, уже ты прощен, когда совершаешь грех, но обернешься ли ты, вернешься ли ты за тем, чтобы попросить прощение, вернешься ли ты сказать - "прости"? И если нет, если ты все еще стоишь спиной к Богу, то как же простить тебя? Как же сказать тебе - "Ты прощен", когда ты далеко и не услышишь, не хочешь услышать даже? Ты хочешь быть прощенным, не прося прощения, ты хочешь быть с Богом, находясь вне Его. Как это - объясни!
  И зачем тебе в таком случае Бог, ответь. Ты прекрасно, кажется, живешь без Него, грешишь вовсю и не жалеешь даже о содеянном. Ты не стесняешься Его, даже не занавешиваешь иконы... Все пусть будет так, как есть...
  Когда же каяться, кому и зачем каяться? Нет причин. Нет поводов. А болезни, а трудные жизненные обстоятельства, которые, вроде бы, должны натолкнуть тебя на мысль о Боге - они ведь у всех есть, куда ж без них...
  И уходишь все дальше, и машешь все чаще... Только потом не спрашивай - а где же был Бог, когда меня то-то или то, когда со мной это и то. Ты сам ушел от Него, сам бросился в объятия мира, который не принял Его. А ты принял мир, и мир принял тебя. Подобное соединилось с подобным, и где здесь место Богу?.. Так что не обвиняй Его потом, когда тебе станет совсем невмоготу... А может и не станет - надеешься ты... Надежда хороша, когда она соединена с Богом, а надежда без Бога что парусник без парусов.
  
  22. Безумец скажет в сердце своем - нет Бога. А что же есть? Если нет чего-то высшего, нематериального, не слитого с этим миром, чистого, пусть даже (пока допустим так) не личностного, то что есть жизнь? Так, смирение перед смертью.
  И говорят - прими, как есть, мы умрем и исчезнем. И глупцы те, кто рассуждают о вечной жизни, нет ее! Есть вечная смерть, и прими этот факт. Смирись с вечной тьмой.
  Трудно принять. Трудно согласиться. Даже свое естество приходится пересиливать - как это, я исчезну? Душа - нечто внутреннее во мне - сопротивляется такому рассуждению.
  Но что противопоставить? Логику? Нет. Веру? Но она так ненадежна, особенно в сердцах безумцев. Какие-то умозрительные построения? Но достаточно слов - не верю, нет такого, и всё рушится.
  Найдите упорствующего атеиста. Что ему мешает поверить? И как он будет отвечать на ваши вопросы? На все вопросы можно ответить - не верю! Пусть будут какие угодно доказательства - не верю! Наука доказала, что Бога нет, будет он вам твердить, человек произошел от обезьяны. И попробуйте поправьте его веру, его убежденность. Нет, не согласится с вами. Он выложит перед вами все статьи и монографии, все учебники и брошюры, которые подтверждают его мнение. Он представит вам самим десятки доказательств, что Бога нет! А вы в ответ - что Он есть.
  И дело всего лишь в вере. Потому что как доказать, что Бога нет? Если Его нельзя ощутить физически, ощутить всеми чувствами, всеми сенсорами этого мира, то как доказать убедительно, окончательно, что Его нет? Так и наоборот... Всё дело в вере.
  Однако есть ли "чистый" атеист? Есть ли тот, кто не стучит по дереву, не плюет три раза, не заглядывает в гороскоп, не говорит "Господи", "Бог с ним", "Боже мой!"? Есть ли тот, кто не верит в полтергейсты и НЛО, кто верит в случайности и простые совпадения, кто верит, что в природе так все само собой устроилось, а о появлении мира мы пока ничего не можем сказать точно, но обязательно (!) скажем в будущем? Есть ли такой атеист, который не верит вообще в духовные силы, кто не верит в любовь и дружбу, кто говорит о ненависти, равно как и о любви, как просто об ускоренном беге крови в сосудах? Есть ли тот, кто все может объяснить материальными причинами, а что не может объяснить, на то отвечает, что в будущем все прояснится?
  Так есть ли настоящие атеисты?
  
  23. Если бы ты умел каяться... Да как же забросишь жизнь, такую привычную, такую удобную и скажешь вдруг, ни с того ни с сего Богу "Прости"? Да за что же - возмутишься, - за что просить у Бога прощения, что Он для меня сделал, я сам себя создал, сам до всего дошел, сам всему научился, и теперь я отчего-то оказываюсь пред Ним виноват? И говоришь - все это басни и придумки попов, не бери в голову много, а то перевесит...
  Жизнь может течь размеренно и ритмично. Жизнь может вдруг повернуть под откос. И кого-то размеренность побуждает к мысли о Боге, а кого-то только несчастья могут привести в храм. Но есть те, кого ни то, ни другое не научает и не вразумляет. Есть те, кто даже в своем падении, даже в самой тяжелой болезни не хотят и слышать о Боге. Есть те, кто, купаясь в богатстве и роскоши, не хотят поблагодарить Его.
  Как Бог привел тебя к Себе? Как Он показал тебе Себя? Как Он - не в результате твоих умственных усилий или глубокого анализа книжного материала - доказал тебе Свое существование? И если ты открыл Его в своем сердце, то как не воскликнуть "Прости!"? Да, нужно и благодарить, нужно и славить, но нужно уметь сказать "Прости".
  За что? Хотя бы за то, что ты не верил в Него. Это не грех - не верить в Бога? И уже потом ты, стоя в невыразимом ощущении Его присутствия, скажешь - я хочу быть с Тобой!.. И Он тебе отвечает - неслышно, но очевидно для любящего сердца - будь!.. И тогда-то ты и поймешь, что именно тебе мешает, препятствует быть с Ним. Что нарушает твой покой, что ослабляет твою любовь к Нему, что отвращает, тянет назад, от Него. Эти-то качества, эти-то поступки, эти-то падения - и есть грехи, страсти. Они были совершены тобой, они были сделаны твоим душой и телом. И если они были сделаны тобой, значит ты - в них, твоя душа и твое тело, твой ум и твое сердце - в этих поступках, в этих грехах. И чтобы разорвать эту связь, сказать Богу - то был не я! - чтобы презреть себя самого, грешного и падшего, чтобы не отождествлять себя нынешнего и себя прошлого - ты и должен (и можешь) покаяться...
  Чтобы исцелиться, чтобы перестать быть тем, кем ты был, чтобы совершать иные поступки, чтобы творить добрые дела. Чтобы быть Божиим.
  
  24. Люди видят несоответствие жизни убеждениям. Ты можешь проповедовать словом, говоря с силой и благоговением, говоря о морали и нравственности, о правилах жизни и воздаянии после смерти, но если ты не проповедуешь делом, кто поверит твоим словам? Если ты говоришь о любви, то покажи ее. Если ты говоришь о прощении, о терпении, о смирении, то яви это.
  Так легко уловить в противоречии людей! И так легко, оказывается, не иметь убеждений или иметь шаткую позицию. Можно ни во что не верить или верить в свободу мнений и жизни, и тогда так просто объявить вопрошающим о твоей нравственности, что твоя нравственность - это твое личное дело, это нравственность, созданная тобою, это твоя норма, твое убеждение. И когда нет стойкости, твердости, когда нет основания для системы, то любое действие может быть истолковано так или иначе. Ты можешь сказать - а вот в эту минуту я так решил, а вот в ту у меня была другая мораль, и тебе вынуждены будут поверить, потому что люди признают за каждым право на свою собственную мораль.
  Легко жить тогда! Твоя мораль и нравственность колеблются каждый день - то в одну, то в другую сторону. Твои убеждения меняются по нескольку раз в день. Ты поступаешь так, как хочешь в данную минуту, не будучи связанным никакими наставлениями и правилами.
  Но допусти и до других такую мораль! Если ты позволяешь себе такое поведение, что ж ты осуждаешь других за их поступки? Если у тебя свободные нравы, то не плюй в сторону тех, у кого свои правила. Тогда не будь и зол на тех, кто придерживается раз и навсегда для него установленных порядков. Будь терпимей тогда к другим. Свободная мораль диктует и терпимость к свободной же морали других.
  И подумай - если у каждого будет своя мораль, к чему это приведет общество? Каким будет государство? Какими вырастут дети, если им прививать свободные нравы, не зависящие ни от религиозных убеждений, ни от общественных ценностей, ни от культуры? И скажи - а кто ты есть, если сегодня ты позволяешь себе одно, завтра другое, послезавтра третье? Ты перевертыш, ты масочник, но ты - никто по сути. Ведь кто-то, личность, - это стержень, это некая основа, фундамент, это нечто незыблемое, то, что и является тобою, в то время как все остальное может меняться. Итак, кто ты тогда, если ты так переменчив во всем?
  И подумай теперь - а каково жить людям по одному порядку? Скучно? Трудно? Уныло? А если этот порядок - совершенен? Если это - небесная высота и чистота? Если это идеал, эталон для всех? И люди, грешные, кающиеся, стараются соответствовать этому идеалу, жить по нему... И задумайся - вот неумеха, вот ученик первого класса, - сразу ли достигает высот? Сразу ли и немедленно ли неофит, начинающий почти с нуля или даже с нуля, заживет ангельской жизнью?
  И задумайся - а ведь так может пройти вся жизнь, вся жизнь может пройти в приближении к идеалу, в поучении, в попытках научиться жить по-ангельски. Но учиться надо.
  Если тот, кто говорит, как правильно жить, живет иначе - то надо, думается, взглянуть: как иначе живет. Совсем противоположно? Или только чуть-чуть? Может быть, он старается исправиться, может быть, он и оговаривает это свое поведение, может быть, он кается в том, что живет не так, как говорит?
  Многие, многие знают, как жить. Учат, говорят, судят. Но когда жизнь оборачивается так, что они должны принять решение, именно то решение, о котором они столько твердили, то часто оказывается так, что они бывают неспособны, не в силах или даже "не в желании" принять то решение, поступить так, как говорили. Люди часто осуждают других за те грехи, которые, как кажется, они сами не совершат. И как часто выходит так, что через некоторое время они сами впадают в тот грех, в его подобие или сходное с тем грехом, за который они осуждали других.
  
  25. Человеку трудно понять, что другой хочет его спасти. Некто, просвещенный одним учением, пытается убедить всех окружающих его в правильности этого учения, пытается донести до них истину, открывшуюся ему.
  И подумай - все, все верующие той или иной религии убеждены, что истина с ними, у них, они знают истину. Сектанты тоже убеждены, что истина за ними. И каждый стремится "помочь" другим людям понять ее.
  Посему так трудно проповедовать, посему так трудно бывает достучаться до сердец, потому что слишком много правд, слишком много убеждающих и уверенных в своей правоте людей.
  Представь, что ты сам готов проповедовать, что ты сам, разумеется, уверенный в правильности своего учения, религии, веры, хочешь открыть ее другим людям, что ты желаешь им спасения, ибо без знания об этой вере, без веры они погибнут. И ты подходишь к людям, начинаешь говорить им, а они видят в тебе очередного фанатика, очередного уличного проповедника, который хочет им "втереть" некое учение, будто бы открывающее истину.
  И значит нужен особый подход. Но какой? Собственный пример? Любовь? Личное обаяние? Готовность услужить, помочь? И не будет ли, размышляешь, лучшей проповедью твоей веры твоя жизнь, твое отношение к людям, работе, дому, семье? Люди, видя твою доброту, твою нравственность, твою открытость, твое бескорыстие и, скажу больше, праведность, не заинтересуются ли твоей верой, которую ты проповедуешь собою, своим примером, своей жизнью? И когда спросят - а как тебе удается быть таким, как ты стал таким, отчего ты такой, ты сможешь дать ответ, рассказав им о своей вере.
  
  26. Цель жизни как будто проста - выжить. Жить до конца, жить до тех пор, пока не наступит смерть. Если абстрагироваться от иных целей и задач, то эта цель будет очевидна и ясна.
  Есть ли религии, предлагающие мгновенную смерть? Есть ли те исповедания, в которых поверившие в них должны тут же убить себя? Может быть, есть те, где подготовка к самоубийству занимает продолжительное время? Может быть, есть те, где нужно пренебречь жизнью и умереть при определенных условиях, по строго заданному ритуалу?
  А есть ли те, где нужно выжить любой ценой? Ценой другой жизни, ценой миллионов смертей, разрушений и насилия? Есть ли те веры, где жизнь одного, конкретного человека настолько обожествляется, что жизнь других людей уже не важна, ничтожна и в ней нет цены?
  Можешь ли ты смириться с тем, что ты чей-то сон, что тебя не существует, что ты лишь некое скопление материи, случайность в этом придуманном мире? Даже если ты незапланированный ребенок, тебе должны быть рады, но кто порадуется очередной фантазии в ирреальном мире?
  Сможешь ли ты смириться с тем, что ты должен медленно умирать, отрекаясь от всех чувств и эмоций? Можешь ли ты отвергнуть все желания и все стремления, все свои задачи и цели ради одной - умереть? Сможешь ли ты так сосредоточиться, что прервешь сам в себе жизнедеятельность на десятки лет? Или лучше просто броситься на меч, пусть и не подготовленным к очередному повороту колеса?
  И можешь ли ты принять, как данность, что ты лишь творение Бога, что ты кусок глины, в которой бьется искорка вечности?.. Это было бы ужасно и страшно, если бы Бог Сам не сказал через Свое Слово, что Он любит тебя. Тебя - кусок глины с дыханием жизни, тебя - отрекавшегося от Него и стремящегося найти только свою выгоду, тебя - ненавидящего и завистливого, тебя - уродливого и мерзкого... Тебя - таким, какой ты есть.
  И зачем тогда жить? Чтобы научиться любви? Чтобы научиться, навыкнуть в вере и правде, добре и благочестии? Чтобы устремиться к Источнику жизни?
  Так кто же ты? Так кто же я? Почему я еще живу, хотя, как кажется, ничто вокруг не должно связывать меня? Ни семья, ни друзья, ни страна. Ведь это все эфемерность, это все - исчезнет, когда я умру... Ведь так мыслят многие. И умирают, отчего-то, в последний миг надеясь увидеться, надеясь еще жить...
  А я верю и живу. Трудно и то, и другое. Трудно сохранить себя, трудно сохранить мир, трудно получить любовь, потому что ветхий человек сопротивляется. Но цель одна - выжить, жить. Только она неразрывно связана и с другими целями. Не может быть она сама по себе. Иначе - это просто долгий путь, бессмысленный путь. Жить ради того, чтобы жить. Здесь нет духа, нет идеала, нет стремления. И я знаю, что я сам наполняю их, от меня зависит, чем я наполню этот, тот же самый путь к смерти.
  От меня зависит, каким он будет. И от того, в Кого я верю.
  
  27. Труднее всего - жить. Умереть просто, просто даже тем, кто считает, что это трудно. Просто, потому что жить труднее. Кто-то скажет - убить себя это сила. Но я скажу - жить это сила. Жить - труднее, сложнее, жить - значит проявлять силу, а не слабость. И самоубийство это слабость, хотя бы потому что это отказ от дальнейшей жизни, от борьбы, от страданий, от радости, от всех благ и трудностей ее.
  Убийство себя - уход из мира, уход от Бога, уход от вечности. Убийство себя - это легкий путь. Но куда? К Богу? А звал ли тебя Бог? Или ты незваным хочешь прийти туда, откуда и званых-то гонят, оставляя лишь избранных? А ты хочешь вломиться в дверь и сказать - хоть меня и не звали, но я сам пришел? Или ты хочешь уйти в небытие? Увы, законы бытия таковы, что жизнь души неуничтожима, даже дьяволу не под силу прервать ее жизнь. Бог установил этот незыблемый закон вечности рожденной души, и никто не может - даже Сам Бог - отменить его ради кого бы то ни было. Может быть, дьявол хотел бы умереть, исчезнуть, самоуничтожиться, ибо он есть само разрушительное зло, пусть и имеющее природу ангельскую, но даже дьявол не может убить себя, стерев свою личность из вечности...
  Так куда же ты спешишь, совершая самоубийство? К кому или чему? Небытия нет, а Бог не привечает незваных. Вот если б ты совершил подвиг... Вот если б ты остался жить... Вот если б ты умер ради Него... Но нет - ты умираешь ради себя и во имя свое. И как же поступить с тобой?
  
  28. Ты можешь кричать о своей вере, говорить о ней пред десятками и сотнями людей. Но кто-то все равно останется убежденным в своем. Как тебе доказать, как "продвинуть" свою веру? Как тебе показать ложность веры другого человека?
  Положим, собственный пример не всегда удачен, особенно если сам ты неидеален. Да и в других верах вполне могут оказаться люди, которые в нравственном отношении, в любви, во внешних проявлениях превзойдут тебя в глазах окружающих.
  В теоретических, догматических спорах тоже можно потерпеть неудачу. В конце концов все действительно зависит от веры, и если другой человек убежден в одном, а ты в другом, то теоретизировать можно бесконечно. И для тебя, и для него этот спор ничем не окончится. Все останутся при своем.
  Да, ты можешь стоять в растерянности от той реакции, которую вызовет твое заявление о вере. Да, ты можешь столкнуться с агрессией и недовольством окружающих. Да, тебя могут запросто оскорбить и обидеть - причем просто так, походя и мимоходом. Люди даже не возьмут в голову твои слова, пропустят мимо ушей, и свои слова не сочтут оскорбительными или унижающими тебя. Нет. Это обыденность, это банальность и повседневность.
  Итак, не думай, что раскрыв рот, ты привлечешь к себе всеобщее внимание и благоговение. Скорее наоборот - будь готов к хуле и ропоту. Тебе будут задавать вопросы, не ожидая ответов. Твои умные речи будут прерываться смехом и грубыми шутками. Твоя проповедь в не подготовленной и в не готовой тебя слушать аудитории вызовет только хохот и насмешки. Да, быть может, кто-то и услышит, да, быть может, кого-то и "зацепит", и наверное, ради этого стоит рискнуть своей репутацией и быть даже смешным в этом диком обществе. Но рискнешь ли ты?
  И сидишь, молча. Однако готовый в любое время дать ответ вопрошающему о своем уповании.
  
  29. Можно зачерпнуть песок ладонями и смотреть, как он течет сквозь пальцы. Можно провести вечность, черпая песок... Чем отличается беготня за ценностями века сего от подобного занятия? Найдет волна и утащит за собою твой песок. Придет смерть и заберет из твоих рук все богатства, что ты скопил.
  А есть ли неветшающие склады? Есть ли тайники души, куда можно спрятать сокровища для вечности?
  Если нет вечной жизни, то незачем и складывать что-то в душу, незачем вкладываться в нее. Ведь и души-то нет, тайников нет, а есть только тело, которое, разумеется, нужно ублажать. Ведь тело живет так недолго, ведь сознание так недолговечно.
  
  30. Жаль ли тебе уходить, оставив всё? Как будто все сгорело или утонуло, как будто вся жизнь началась сначала. И так случится, так будет после смерти. Безо всего, только с тем, что внутри.
  Встанешь тогда перед Богом. Без денег, без квартиры и без работы. Только сам, только твоя личность. И чем оправдаться, что сказать на слова - что доброго сделал ты в жизни? Есть ли, что принести на алтарь Богу? Есть ли какие-то добрые дела?
  И подумай - а может, тебе и не придется ничего говорить. Все и так ясно - Богу виднее и яснее. Над тобою могут вынести суд без твоих слов. Или нет - тебя спросят: хочешь ли ты к Богу? И совсем не станут спрашивать, если отправят в ад. Ты туда явно не хочешь, но тебе туда... надо.
  Подумай - на Страшном суде ты будешь молчать. Ибо что говорить? Оправдываться? Гордиться добрыми делами? Суетиться пред престолами и умолять о пощаде? Что ты можешь сказать всеведущему Богу? Что ты можешь представить Ему на суде? Тебе, быть может, останется только стоять и молчать, внимать и оплакивать свои грехи.
  И быть может, этот суд будет судом милости, а не судом гнева. Хотя... смотря что натворил.
  И самое главное - там не откупиться. Ни деньгами, ни квартирами; Бога не подкупить красивой внешностью. Он Сам тебя создал, как и всех других. И фотомодель Он любит равно, как самого безобразного с точки зрения общества человека. И равно, как кто-то сказал, любит Гитлера и Богородицу. Вот только ответная любовь никак не равна...
  И посему, стоя на суде, ты можешь представить Богу только самого себя. Твои дела известны, твои мысли и поступки пронесутся пред тобою. И вот он ты - раскаявшийся или гордый, вот ты, ждущий решения своей вечной судьбы. Вспомни еще об одном - будет два суда, и могут быть два решения. Тебя после смерти могут сослать в ад, но оттуда могут "вытянуть" тебя молитвы живых. И на последнем или Страшном (наверно, потому что последнем) суде будет вынесено окончательное решение. Ты можешь быть спасен. Если только... Если только кто-то будет молиться за нераскаявшегося грешника.
  
  31. Испытания закаляют. Когда все спокойно, притупляется бдительность и кажется, что не благодаря Богу, но тебе самому покой вокруг тебя и в тебе. Но когда настают бури, когда неоткуда ждать помощи, тогда вспоминаешь о Боге, о сверхъестественной силе выше тебя.
  Но кто-то обращается к другим силам. Кто-то хочет "действенной" и быстрой помощи, явных чудес и гарантированного благополучия. Однако с чего взял сей человек, что там, где он ищет, правда и истина? Почему он считает, что гадалки, колдуны и целители действительно помогут? И в чем их отличие от Церкви, по его мнению?
  Люди говорят, я не верю Церкви. Почему? Потому что священники плохи? А целители и колдуны, стало быть, хороши и праведны? Астрологи, выходит, не могут ошибиться и живут чистой жизнью? Почему же им отдается предпочтение? Почему одни святы, а другие нет, хотя человек мало что знает собственно о колдуне, о его личной жизни, о его личной праведности, внутреннем мире, и тем не менее обращается за помощью именно к нему?
  Многие вообще не верят в сверхъестественные силы. Как же они, эти люди, преодолевают те состояния, что выше человеческих сил, откуда они черпают энергию? И наконец, если нет души, если нет ничего возвышенного и нравственного, то где критерии добра и зла, где критерии внутреннего человека? Если я веду себя внешне безупречно, стало быть, я свят? Пусть и внутри меня сжигают зависть и гордость, пусть внутри у меня пышным цветом расцветают страсти, но внешне я буду для всех праведен. И не важно, выходит, мое внутреннее состояние - оно мое личное, индивидуальное, эгоистичное - оно принадлежит мне, а не обществу, оно - моя проблема или мое удовольствие. И не важен сам человек, с его душою, проблемами, исканиями. Не важен его внутренний мир, а важна лишь функция, внешнее поведение. Ибо если все равно все мы умрем и исчезнем, то какая разница, что я чувствовал, как я жил, чем жил... Не важно - творил ли я добро или зло, не важно, убивал ли я, насильничал или постился в пустыне. Это для общества, для потомков важно, что я внешне сделал - написал книгу или картину, построил дом или вырастил дерево.
  И если нет сверхъестественного ничего, то какой смысл в религиях, астрологии, целительстве словом? Зачем вообще какие-то храмы, гороскопы, святая вода и прочие "игрушки"? Зачем вообще молитва и пост, свечи и мантры?
  Но когда тебе самому плохо, не хочется ли (ах, это малодушие!) поверить в нечто... нечто "что-то там", некое безличное начало (для начала)? Не хочется ли не расставаться с самим собою? Или... ты настолько уже сам себе надоел, что только стирание твоей личности, полное исчезновение поможет тебе? Ирония - только исчезновение поможет личности.
  
  32. Как "утешительно" думать, что где-то люди ошибаются в выборе жизненного пути, где-то люди идут в пропасть, где-то люди, поверив чужим богам и лжеучениям, противятся Богу, в Которого ты веришь. Тебе есть с чем сравнить свою жизнь и веру. Тебе "приятно" думать, что они-то идут в погибель, а ты, хоть и еле жив душою, хоть твоя жизнь тебе самому кажется дурной, тем не менее веришь, что спасешься, что Бог не отвергнет тебя.
  Как странно думать и рассуждать так! Выходит, нужно радоваться, что миллионы людей ошиблись и гибнут? Нужно возвеличивать себя и ликовать, что ты-то спасен, а другие, глупцы и невежды, идут в ад? Нужно радоваться, что твоя никчемная жизнь гораздо лучше и чище, праведнее и успешнее с точки зрения вечности, чем жизнь миллионов погибающих?
  И конечно, ты говоришь - я вижу свои грехи, у меня их много, я грешен. И совершенно не думаешь о том, действительно ли ты их видишь, действительно ли сокрушаешься о том, что они в тебе, что ты поддаешься им, что ты до сих пор увлечен ими. Тонкая грань между гордостью за то, что у тебя есть грехи и ты их видишь, и истинным покаянием. Тебе кажется, что ты каешься, что ты просишь Бога простить тебя, что ты исправляешь свою жизнь, и тонко-тонко гордишься тем, что ты все это ощущаешь и видишь в себе.
  Но ты сравниваешь себя с другими, но ты в уме своем полагаешь - о, я спасусь, а они нет, я выше их! Ты уже почти принят в рай (для тебя - это само собой разумеется), а вот с ними, теми глупцами - Бог разберется, но ты о них свой личный суд уже вынес.
  Подумай - не скажет ли Бог тебе: "Я не знаю тебя. Отойди от меня, делатель неправды!", хоть ты бы и кричал - "Господи! Господи!"...
  
  33. Никто не знает, что внутри человека. Даже он сам, открываясь, не говорит всей правды - что-то остается при нем, личное, что-то искажается в его понимании и выражении словом, что-то не понято и им самим.
  Судить людей и сложно, и легко. Сложно - если понимаешь, что не все открыто и не все так уж ясно с первого взгляда; не заглянуть в глубины человеческого сердца и помыслов, не раскрыть его душу и не увидеть предысторию и последствия поступка. Легко - потому что внешнее всегда проще, чем внешнее и внутреннее. Внешне видны факты, внешне видны действия, которые и породили поступок, которые и являются поступком, и о которых и выносится суд. Нетрудно построить цепочку умозаключений, основываясь на видимых фактах, нетрудно распознать и грехи, которые совершает другой человек.
  И как часто судим мы внешним судом. Исходя из собственных представлений и убеждений, опыта и мировоззрения - легко раздаем ярлыки направо и налево, легко определяем степень греховности человека.
  И мы не можем сказать - пусть его, пусть живет, как живет, пусть так, это его. Мы обсуждаем его, раскладываем по полочкам его поступки, припоминаем его прошлые действия, все валим в кучу и выносим приговор...
  А что внутри у него? Бог знает. Важно ли это? Важно ли закону, праву какими мотивами руководствовался человек? Иногда да, но зачастую нет. Что-то может смягчить твою вину, что-то может помочь тебе освободиться от наказания, но поступок, действие совершены, сделаны. И если мысль родилась и погасла в мозгу, так и не выразившись в действии, то действие, пусть и без мысли, осуждается. И пока тебя терзают гордость и самомнение, зависть и злоба, это никому не интересно, это твое, это никому не мешает, только тебе и вредит. Но если это выплескивается в действия, во внешние выражения, то жди - общество отреагирует на это.
  И тогда задумываешься - слава Богу, что мы не можем читать мысли других людей. Мало что ли нам злых действий, обидчивых слов, угроз? А к ним бы еще присоединились мысли, которые так трудно удержать на поводу.
  
  34. Как - возложить упование и надежду на Бога, предать Ему всю свою жизнь и одновременно с этим не сидеть, сложа руки? Где та грань - между преданием себя в руки Божии и собственными усилиями или бездельем?
  Как рассчитать свои силы - с этим ты справишься, а это раздавит тебя? Как жить, ходя пред Богом, и действуя? Сможешь ли каждый день говорить Ему - как Ты благословишь, так пусть и будет; дай мне жить по Твоей воле, открой ее для меня, помоги мне поступать согласно ей?
  И может быть, жить так, как живется, но в те моменты жизни, когда представляется шанс, когда нужно сделать выбор или решиться на какое-то важное дело, тогда и предавать себя в руки Божии, молиться, просить благословения и прислушиваться к своей совести - как решить это дело?
  И тогда, быть может, не встанет трудный выбор с местом работы или жительства, с поступлением или не поступлением в вузы, тогда и супруг будет тот, которого достоин. Жить в соответствии со своим укладом, с тем, который уже благословлен Богом, который угоден Ему. И если жизнь уже идет по Его воле, если уже ранее ты получил Его благословение на именно эту жизнь, тем легче будет жить дальше, ибо в этом русле жизнь и будет течь. И все варианты, встречающиеся на ней, будут вытекать уже из совершенных, благословленных действий...
  Значит главное - положить начало, главное - выбрать раз и навсегда путь по Богу, к Богу. И тогда, что бы ни встретилось тебе на пути жизни, то будет ожидаемо и по твоим силам. И любые несчастья, невзгоды, любые трудности - ничто не отвратит тебя от избранного раз и навсегда пути, ибо все эти случаи и обстоятельства будут лишь укреплять тебя и лишь помогать, поддерживать тебя, твою веру, твою жизнь. И ты будешь жить, действовать, трудиться, а все случающееся воспримешь из рук Божиих. В этой синергии и будешь жить... И после смерти как отринет тебя Бог, если уже в этой жизни ты был с Ним и шел к Нему?
  И сможешь тогда сказать... странная мысль... "Вот, Господи, я, наконец, навсегда с Тобой!"
  
  35. Есть ли чудеса в современном мире? Кто хочет, кто верит, тот и видит. Есть множество необъяснимых явлений, однако пытливый ум, неверующий ум стремится всюду увидеть ложь, подделку, людские ухищрения, мошенничества верующих.
  Но верующие и сами в некоторой степени дискредитируют чудеса. Требуя чуда, мы словно говорим - без явного, демонстративного вмешательства Бога в нашу жизнь, без такого действия, которое бы было видно не только нам, но и неверующим, мы не сможем до конца быть уверенными в Твоем бытии. Странно, но мы требуем чудес, странно, но мы не видим их каждый день в нашей жизни, не умеем понять их и оценить по достоинству.
  Всюду неверующему чудится подвох. Не доверяя "этим фанатикам", он выискивает возможность опровержения их веры, их чудес. Он ждет своего часа, ждет и с упорством ищет своего шанса. Встав в позу и скорчив презрительную мину, он легко начнет поучать невежественные массы, едва только он найдет, за что уцепиться в их веровании. Вообще, оспорить (особенно голословно) можно любой догмат, любое положения вероучения. Против фактов же бороться трудно, но можно измыслить некоторые конструкции, типа - "это все позднейшие вставки", "это вы придумали", "никто так не писал" и так далее. Верующий может объяснить, как и почему он верит, но он не может силой логических доказательств убедить неверующего в истинности своей веры.
  Подспорьем ему могли бы служить чудеса, но пока чудо не случится с самим неверующим, он не поверит. И думается, что величайшее чудо будет состоять не в видении сверхъестественного, не в ощущении ирреального, но в том, что неверующий станет верующим, в том, что он обратится от своих путей и станет Божиим. Вера в сердце - вот, думается, величайшее чудо на земле.
  
  36. Смерть не страшит, если ты уверен в том, что тебя ожидает после нее. А как быть уверенным? Вера это и есть уверенность, это внутренняя убежденность в том, что произойдет с тобою. Но как не испугаться, как не сомневаться и как не отвратиться от веры перед лицом смерти?
  По-человечески трудно понять, осознать, как вытерпели великомученики те страдания, те мучения, которым их подвергали. Даже вообразить и представить тяжело. Но, быть может, в том и заключается смысл - человеческому уму, человеческому сердцу то не под силу. Без Бога никто бы не выдержал, без Бога даже от воображения, от представления этих мучений щемит сердце. И конечно, думается, сами мученики без Бога, без Его помощи, без Его поддержки и укрепления тоже, как и мы сейчас, с трудом бы представляли - как можно человеку выдержать такие терзания и пытки. И думается, что от одной уже пытки, от одного уже истязания человек без Божией помощи испустил бы дух. Но поддержка Бога настолько укрепляла их, делала их неуязвимыми, что они, пройдя через все испытания, только укрепили в себе и в палачах веру. Великомученики же на то и великие мученики, что претерпели испытания, такие страдания, которые ни один человек не выдержал бы.
  С другой стороны человек неверующий возмутится - как Бог и зачем Бог допустил до таких страданий человека, зачем было Богу держать так долго человека на этой земле, заставляя его испытывать различные мучения? Ведь отпусти Бог человека, дай ему умереть от первой же пытки - и вот, он мученик, вот он святой! Но нет, великим испытаниям подвергает Бог человека, и зачем же? Только за тем, чтобы укрепить его веру? Только за тем, чтобы мы укреплялись его примером? Только за тем, чтобы прославить его?.. Но слабее ли по святости мученик? Обычный простой, если можно так сказать, мученик слабее, меньше по святости, чем великомученик?
  Иная слава у звезд, иная у солнца, иная у луны. Кто-то славит Бога как праведный, кто-то как мученик, кто-то как преподобный или святитель. И может быть, если б, скажем, Ориген подвергся мучениям или пыткам и был бы умерщвлен за Христа, он бы стал святым. И может быть, если б мученики не пострадали так за веру, они бы и не спаслись. Да что там может быть! И не спаслись бы! Иначе Бог не допустил бы такой их смерти. Ничего у Бога не бывает напрасно. И нужна очень большая вера, и даже доверие Богу, чтобы не быть сраженным наповал и не потерять ее от видения смерти младенцев, от войн и убийств, от ненависти и мучений, пыток, от зла в мире, от несправедливости в мире. Так испытывается вера. Пытками испытывается. И в пытках познается. И как бы ни цинично это звучало для ветхого человека - что важнее: мучения на земле или вечная жизнь с Богом? Что перевешивает?
  Но кто-то вслед за Иваном Карамазовым скажет - я не принимаю Бога из-за того, что Он допускает страдания детей! Допускает казни в газовых камерах, пытки и мучения!.. Но задумывается ли такой человек о той славе, о том воздаянии, о том, что будет с погибшим, пострадавшим, умученным после его смерти? Какая бы ни была компенсация, возразит скептик, она не перевесит!..
  И не станет задумываться он над словами Серафима Саровского о тысяче лет в яме с червями, не станет размышлять над примером сотен мучеников, готовых пострадать, жизнь отдать ради Христа. Дикими покажутся скептику примеры святых Тимофея и Мавры, Софии и чад ее - Веры, Надежды и Любови. Нет доверия Богу, нет веры в Его Промысел и Его... веру в человека. Веру в то, что человек любит Бога, что человек выстоит, выдержит, что он сможет, что он хочет быть с Богом, и тогда Бог может помочь ему в ответ. Тогда когда человек раскроется, раскроет свое сердце и душу, тогда Бог сможет быть с ним. И тогда человек будет способен выдержать все испытания, пытки и мучения.
  
  37. Есть тонкая гордость - если пишешь складно, то превозносишься, если пишешь кое-как, если подвергаешься критике, то думаешь про себя: ты непризнанный пока гений.
  И трудно для самого себя признать - твои мысли вторичны и неоригинальны, твой стиль это не стиль вовсе, а смесь слов, твои идеи это азбучные истины для профессионалов. И выходит, что кругом ты принижен, глуп и слаб.
  Но и здесь гордость играет с тобою: она внушает тебе, будто ты велик, будто тебя не узнают сейчас только из-за того, что сами (они, а не ты) глупы, их ум еще не достиг, не постиг твоего размаха мыслей. И когда ты пишешь ерунду и чушь, тебе кажется, что ты творишь гениальные произведения. Ослепленный гордостью, ты не замечаешь истины. Да и трудно тебе признать ее, трудно расписаться в собственной несостоятельности. Как ты признаешь, что ты хуже многих? Нет, ты лучше, просто об этом еще не подозревают.
  И как странно - тебя утешает эта мысль. Тебе приятно думать, что окружающие тебя ничего не знают о твоем "гении", зато позже... позже они узнают о нем. Или узнают те, кто придут им на смену. Так случится!.. И вот ты, жалкий графоман, пишешь снова. Пишешь, уверяя себя, что уж под это произведение все издательства наперебой будут предлагать тебе космические гонорары и бороться за авторские и смежные права...
  
  38. Можно ли умереть ради материальных предметов? Ради икон, потира или алтаря? Можно ли поставить человеческую жизнь вровень, а то и ниже каких бы то ни было предметов этого мира?
  В начале советского времени тысячи людей вставали на защиту храмов. Тысячи людей пытались отстоять церковные ценности, утварь, иконы. И готовы были умереть за материальный предмет.
  Войны, битвы... Люди идут друг на друга со знаменами и барабанным боем. И насмерть будут стоять знаменосцы, насмерть будут стоять воины за свое знамя - жалкий материальный предмет.
  Костры, на которых сжигаются книги. Кто-то бросится следом, кто-то воспротивится. Но зачем? Это жалкие материальные предметы - книги, и какая разница будут ли они сожжены или нет? Главное ведь - дух...
  Если ничего в себе не несут предметы - то давайте предадим земле тело Ленина, уберем все его памятники. Если предметы ничего не значат, зачем Президент вручает органам госвласти знамена? Зачем строить храмы любой религии, зачем говорить о каких-то сакральных свойствах святой воды, "заряженных" предметов и прочем?
  Если предмет ничто, если предмет не стоит жизни, то что святого тогда на земле останется? Что будет свято? Жизнь человека? Как пар, появляющийся на время и исчезающий? Любая картина может пережить своего создателя на сотни лет, любая скульптура или архитектурное сооружение "живут" дольше, чем человек. Да, не все они святы, не все они ценны...
  Но разве идеи, за которые умирают люди, не пишутся на книгах? Разве люди не умирают из-за пустяков? Из-за "неразделенной любви" или страха наказания? Разве эти "идеи" ценнее человеческой жизни? Разве их нематериальность оправдывает их равновеликость жизни самоубийцы?
  А за что бы умер ты? Не за идею, нет, не за веру, но за какой материальный предмет?.. В конце концов можно дойти и до безумия, признав и человека предметом, младенца - предметом, умалишенного - предметом... Всего лишь потому что двое последних еще не "стали или перестали быть людьми" с точки зрения прогрессивно мыслящего атеиста. Так и подумай - умер бы ты за младенца? За чужого, а не своего сына. Умер бы ты за сумасшедшего, пускающего слюни или ядущего собственные извержения? Но кто-то умрет ради Ницше, который и был таковым, кто-то умрет ради собственных детей... Но кто-то, ах, какой ужасный пример, не поддастся на уговоры врагов, кто-то сам будет смотреть, как терзают ее трех дочерей, и кто-то умрет на их могиле чуть позже, так и не отрекшись от Бога.
  Ради чего умрешь ты?
  
  39. Сложно представить себе Суд Божий. Сложно представить кроткого Господа, грозно судящего людей. Сложно представить себя, душу свою, после смерти, дрожащую перед решением собственной судьбы...
  А кто-то махнет и скажет - нет этого ничего! Нет ни грозных судей, ни воздаяния за грехи. Да и грехов нет! А если и есть нечто, то все равно всем будет хорошо, пусть и сейчас царит в мире земном несправедливость.
  А хочется, чтоб была любовь. Любовь чтобы царила в мире - в сердце каждого и всех. Но взгляни - возможна ли она, возможна ли такая утопическая идея, такое действительное ее претворение в жизнь? Мы если и знаем, что нечто является злым, делаем, тем не менее, совершаем это нечто. Потому что это легко и просто, слаще и удобнее.
  А что такое всеобщая любовь? Любовь всех друг ко другу, чем она будет поддерживаться? Если бы все и вдруг возлюбили друг друга, то сколько бы продлилось то мгновение?
  Может быть, поэтому нужен строгий отбор в Царство Любви? Может быть, поэтому ничто нечистое не может войти туда? Разве злу и злому там место? Разве он сам не почувствует себя не в своей тарелке, едва попав туда? Но иным только дай волю - они разгромят рай. Но иным дай власть - они подомнут под себя и любовь.
  Да и достаточно, увы, взглянуть на лица прохожих, послушать разговоры и почитать интернет... С кем строить любовь? К какому Царству стремиться с "этими" людьми? - невольно вырвется восклицание... И так трудно, прочитав, увидев, осознав, так трудно все же - любить людей...
  Но любить абстрактно - легко. Легко сказать "Я люблю всех", гораздо труднее полюбить конкретного человека, конкретного ближнего, полюбить, явив делом свою любовь к нему.
  И если человек сможет полюбить, если сможет делами - накормить, приютить, навестить и прочее - доказать, показать, явить свою любовь, пусть и не всем людям, пусть только Богу, то разве на Суде он не встанет справа от Христа?
  
  40. Многим хочется выделиться, показать себя. Они со страстью дают интервью и позируют перед фотокамерами. Это их жизнь, их выбор, их, если угодно, стиль.
  А я скроюсь. Я, пожалуй, буду в тени. Это, наверно, неудобно и не хорошо, это, наверно, осуждается и выглядит ребячеством. Но я не хочу высовываться...
  И подумалось - а что должно случиться в жизни человека, чтобы он кардинально изменил себя, чтобы он изменился так, что знавшие его люди воскликнули бы - это тот самый человек, но в нем сходное с прежним только лицо!.. Что - взорвет изнутри твое болотце, что - вырвет тебя из повседневных серых будней, что - раскроет твой потенциал?..
  Подумай - в какие условия ты поставлен, подумай над тем, сколько у тебя возможностей и сколько ты можешь сделать разных дел. И выбери. В конечном счете всё определяет личный выбор - добро или зло, Бог или дьявол... Подумай и решись. Ведь ты это не только ты, каким ты видишь себя, ты и тот, кем видят тебя, ты и тот, кто внутри тебя. И на всех их лежит некоторая мгла, некоторая ложь. И себя ты видишь превратно, и другие видят тебя чуть искаженно, и внутри себя ты либо не раскрыт до конца, либо еще не определился. Однако должен (и будет) настать тот день, когда шелуха спадет, когда настоящая душа, настоящий человек, настоящий ты покажет себя... О, если б это случилось до Страшного суда...
  
   II
  
  1. Вряд ли ты сможешь ответить - спасешься ли ты. У тебя есть надежда, есть упование, есть вера. Но где гарантии, где точное и ясное, очевидное и принятое сердцем и умом состояние, что ты спасен?
  Протестанты уверены, что стоит поставить "галочку" под определенным исповеданием, где принимается Иисус Христос как Бог, где признается, что Он умер за грехи всех людей, - и человек, таким образом, согласившийся с этим исповеданием, уже спасен.
  Почему бы и нет? - спросят иные. Приняв Христа как Бога, ты подтверждаешь тем самым веру в Него. А верующий в Него спасен будет.
  Однако как эти слова сочетаются с другими словами Христа о том, что не всякий, говорящий Ему "Господи, Господи", не всякий, творящий чудеса Именем Его, спасен будет? Таковым Он вполне может сказать - отойдите от Меня, Я никогда не знал вас, делающие беззакония!
  Как это соотносится и с историями из патериков, в которых творящие чудеса, достигшие небывалых высот подвижники, тем не менее, падали вниз? По лествице вверх восходят различные мужи и жены, но скольких из них почти у самого верха, почти у облака, стаскивают вниз "черные люди"?
  И каковы же гарантии спасения, спросит расчетливый человек, не привыкший тратить свое время понапрасну. Если я исполню то, что написано, если я буду жить так, как заповедует Церковь, то спасусь? А если я паду, то, исповедавшись, вновь могу вернуться на свой путь?
  А можно ли, тут же влезет другой, не менее расчетливый человек, исполнить весь закон и пророков? Можно ли исполнить всё то, что заповедал Христос? Можно ли быть таким совершенным? Очевидно, что нет, сам же и ответит он. И значит вряд ли кто-то вообще спасется...
  Странно слышать такие речи. Спасение, получается, некий механический путь, спасение будто не подразумевает Живого Бога, но становится длинным шоссе, уходящим вдаль, представляющимся бесконечным. Ведь в таком случае можно совершить легкую подмену, сказав, что если выполнить всё нельзя и, следовательно, ты попадаешь в ад, то зачем же исполнять заведомо невыполнимое? Зачем стараться жить добродетельно, если выполнить всё заповеданное Христом нельзя? Может, лучше тогда, начнет искушать человек, или не человек, договориться с тем, кто в аду? Может быть, лучше исполнять ту волю, которую очевидно можешь выполнить, и тогда, исполнив бесовский закон и бесовских пророков, ты попадешь в круг избранных в аду?
  Логика будто неопровержима, логика будто и проста, и ясна. Но о Боге здесь не говорится ни слова. Будто Бога здесь и нет. Нет ни Его Личности, ни Его милосердия, нет ни Любви, нет ни Таинств церковных, нет прощения, нет милости... Есть только кармический путь, непреложный и беспощадный.
  А какое же спасение в аду? Спасение в объятиях обманщика? Да и кто сказал - где гарантии? - что в аду будет легче и лучше, если ты начнешь исполнять волю князя бесовского? Чем он-то скрепил договор? Обманом и ложью. Почему Бог представляется обманщиком, а дьявол - праведным? Почему Бог непременно "упечет" не исполнившего, но старавшегося исполнять по мере сил Его заповеди человека в ад, а дьявол непременно приблизит и облагодетельствует исполняющего его волю? Почему человек так легко верит дьяволу и не верит Богу? В конце концов кто создатель мира? В конце концов Кто создал самого дьявола? Творение ли указывает Творцу, как поступить с прочими творениями? Не Сам ли Творец волен определять судьбу творения? И кто же даст гарантии, что дьявол предоставит "прохладное место в аду"?
  Однозначного ответа о спасении нет. Можно жить всю жизнь праведно и пасть в последний миг. Можно жить всю жизнь непотребно и покаяться в последний миг. Всё возможно. Но все же лучше жить так, чтобы в любую минуту, в любой миг ты был готов дать ответ Богу.
  
  2. А ты будешь никем. В глазах мира - всего лишь одним из миллиардов живших. Память о тебе сотрется, когда умрут те, кто знал тебя, видел и слышал. Может быть, еще немного времени пройдет, пока твои следы, следы твоего пребывания на земле окончательно пропадут. И что останется? Безвестные кости в безвестной могиле, ну или надпись на памятнике, который скоро употребят для мощения улицы.
  И кому в таком случае нужна твоя жизнь на земле? Родителям? Детям, которые если и есть, то так же могут умереть в безвестьи, в одиночестве? Друзьям? Стране? Миру?.. Ты не величайший гений эпохи, чтобы о тебе помнили, чтобы тебя изучали и твою биографию скрупулезно рассматривали, бережно храня каждый написанный тобою листок.
  Графоманы долго не живут. Они могут исписать тонны бумаг, они могут занять своими "измышлениями" миллионы байт. Но что толку? Если день прожит, и пришла ночь, то кому есть дело до того, что было?
  Это всё - рассуждения об одиночестве, это всё - мысли одинокого, неверующего человека. Но если ты веришь в Бога, если ты веришь, что Бог любит тебя, и при твоем желании и усердии ты можешь быть с Ним? Ведь это значит, что ты не будешь забыт. Что ты, даже умерев в пустыне, даже почив в глубине леса, даже углубившись в молитве и отдав Богу душу, ты не будешь одинок!.. Тебя введут в общество, тебя оживят, ты будешь не один - там, в будущей жизни. И ты будешь с Богом, Который любит тебя, как и каждого человека.
  И не ревнуй Его к другим людям, и не ревнуй, что Он приближает к Себе отдельных лиц. Они "добре" подвизались, они более постарались, и динарий их - хоть и один и тот же с тобою, но он более "солнечный", чем твой "лунный". Чьи звезды затемнят своим блеском солнце?
  Но ты все равно будешь с Богом. Он не оставит тебя, не оставит души твоей в аде и не даст тебе увидеть истления в будущем веке.
  И значит у верующих есть надежда. Надежда не быть одинокими, надежда не исчезнуть, не быть стертыми с лица земли и неба. У них есть надежда на вечность, на личность, на общение с Богом. А что есть у атеистов? Пустота, с которой нужно смириться? Безвестие и одиночество, ощущение которых становится тем острее, чем ближе ты подходишь к порогу смерти и жизни?..
  А что лучше - верить в Бога и получить пустоту, или верить в ничто и получить пустоту? Чья жизнь действительно будет наполнена собственно жизнью? Чье существование будет более осмысленно? Если даже сжечь эту жизнь ради других людей и уйти в безвестность, чем это хуже упорного безверия?
  Но нет, нет пустоты, нет безвестности. И как бы ни хотелось закрыться, спрятаться, как Адам в кустах - не получится. И эти игры с совестью - верю, не верю, сделаю или нет - когда-то будут обнажены и явлены. И как укрыться тогда от взгляда Любви, Которую презрел? Какими глазами посмотреть на Лик Того, Кто любит тебя? И как жаль, что на земле мы сами обижаем тех, кого любим, и называем себя верующими. И как жаль, что на земле мы не учимся быть вместе.
  
  3. Что есть имя? Просто ярлык или сущность вещи? Если твое имя что-то означает в переводе - то таков ли ты? И если таков, значит оно отражает твою сущность? А если не таков, стало быть, оно всего лишь этикетка?
  И если вдуматься в Имя Бога - что оно есть? Бог? Его энергия? Или оно тоже - этикетка? Почему же до Христа иудеи даже не смели вслух произнести священную тетраграмму? Почему лишь раз в году и то - первосвященник мог шепотом произнести Имя Бога в святое святых? И если такое значение придавалось этому Имени, то Христос, можно сказать, запросто говорил его вслух - и когда Его пришли арестовывать в Гефсиманском саду, и ранее, когда Он шел по воде, и в других случаях.
  А Иисусова молитва? Бесов отгоняет Имя Божие, или Господь, действующий через Свое Имя? И нужно ли воздавать поклонение звукам и буквам Имени? И нужно ли писать Бог через черточку, без буквы "о"?
  Многим покажется это смешным - вот, дескать, нашли из-за чего спорить. Но ведь из-за такого, казалось бы, простого явления, из-за Имени Божия, сколько в начале ХХ века пострадало людей. Сколько было споров и склок! А все из-за чего? Из-за новой ереси? Из-за обожествления Имени и отделения собственно Имени от Бога?
  Так что же значит имя? При желании "Алексей" можно перевести и как "защитник", и как "беззаконник". А все Петры - разве камни? И может быть, такого значения не стоит придавать имени? Мало ли как тебя назовут? Даздраперма или Электрон, Трактор или Атеист? Это ведь неважно? Или нет?
  Некоторые люди даже подбирают имя новорожденному так, чтобы оно было благозвучно в сочетании с отчеством и фамилией. Кому-то просто нравится конкретное имя. Кто-то отдает дань традиции - так звали отца и деда, значит так будут звать и сына. Кто-то скажет - да и неважно, как звать. Полно Иванов, Александров и еще много кого. Есть полные тезки, которых немного смущает подобное сходство.
  Но если имени придавать сегодня такое значение, какое оно имело в древности, то тогда следует обратить внимание и на отчество и фамилию. Мало ль неблагозвучных фамилий? Мало ль фамилий, отражающих сущность человека?
  И не махнуть ли рукой на все эти споры и пререкания, сказав - спор о понятиях бесполезен?
  
  4. Общее - это сущность, особенное - ипостась. И как радуга имеет в себе семь цветов, но один луч, так и Три могут быть Единым.
  Что есть свет? Волна или частица, или и то, и другое? Что есть вектор? И что есть река?
  Уму не представить возможность соединения разъединенного. Как в одно и то же время Три, и Одно? Как человек - это сущность, конкретный человек - это ипостась, но то же самое нельзя сказать о Боге, ибо не три Бога, но Один?
  И если человек - это сущность, а Петр, Павел и Иван - ее проявления, особенности, и мы их можем пересчитать, то как сказать о Простом Существе - вот три Их, и в то же время Одно?
  Одна воля, одно существо, один образ (кто видел Иисуса, то видел и Отца). И как отличить Существо с одной волей, с одним как бы составом (точнее с одной своей простотой), от другого точно такого же Существа? Отличие же трех ипостасей друг от друга одно - Бог-Отец нерожден, Сын - рожден от Отца прежде времен, Дух - исходит от Отца. И это различие - единственное. И мы имеем трех, но единых в существе, единых в воле, единых во всем, кроме некоей частности, которая и зовется ипостасью и которая позволяет отличить их один от другого.
  Однако, обращаясь к Богу, мы обращаемся ко всем Трем. Обращаясь к Отцу, молимся ли мы и Сыну? Един Ходатай за нас - Иисус Христос. Никто не может назвать Иисуса Господом, кроме как только Духом Святым. И причащаясь Тела и Крови Христа, мы имеем в себе всю Троицу, а не отдельно только Христа.
  Ум цепляется за образы. Радуга, река, солнце. Ум хочет представить, как это - три и одно? Но если Существо имеет одну волю, ибо воля Отца не отличается от воли Сына и Духа, если Существо просто, ибо сложное - изменяется и значит совершенствуется, и стало быть - ущербно, если Оно само создало твой ум, то и невозможно составить полное впечатление, невозможно и объять это Существо.
  Ковы земного бытия, ограниченность разума в познании не позволяют ему выйти за пределы земной системы, которая создана Богом. Ум изначально, в существе своем, в сути своей ограничен и скован. Его образы и действия, его рассуждения и воображение, примышления его - это всё охватывается рамками этого мира. И только Бог способен дать ему нечто совершенное, нечто, не сводимое к устройству этого мира, нечто извне этого мира. Но для этого, для получения этого дара нужно так подготовить ум, так подготовить душу и сердце, всего человека, чтобы он был способен принять этот дар.
  И если Сам Бог дал нам разум, то что бы мы ни назвали, оно будет почерпнуто из природы этого мира. Но Бог и Сам может дать нам внеприродный разум. Да только - сможем ли мы вместить? Сможет ли наш ум, как система фат32, "переварить" такой объемистый файл? Сможем ли мы переформатировать наше сознание, изменить его, уразумев сущность мира, встав как бы вне его? Кто, как не Бог, может взять нас на третье небо и сказать нам такие слова, аналогов которым мы не найдем в земном языке и не сможем даже вообразить нашим умом? Равно как и райские блага нам не представить, потому что там будет иная реальность, иное бытие, иной формат.
  И как мы, имея такие ограничения, дерзаем судить о Троице? О том, что Бог Сам нам изволил открыть и то только в той мере, в той ничтожной ее части, в коей мы можем вместить? Он дал нам знамение Троицы, а мы требуем, чтобы Он стал всецело, как мы, вместился в наш мир, чтобы мы могли Его познать. Мы хотим познать Совершенство несовершенным разумом. Как мы дерзки...
  
  5. Религиозные люди в глазах "умствующих" всегда кажутся немного странными. Можно сказать - не от мира сего. Их легко уловить в слове, потому что они верят в то, что непостижимо, потому что их вера необъяснима, и не укладывается в разумные рамки. Их логика отлична от атеистической, их мировоззрение руководит ими совершенно в другом направлении, нежели атеистическое. Они - другие. И потому - идиоты, странные люди, сумасшедшие.
  И пусть бы - пусть верующие кажутся безумными. Пусть мудрость людей века сего оправдывает их самих и упрекает верующих. Мудрствующим легко указывать на недостатки чужой веры, им легко говорить - а вот вы верите так, а вот то и то не делаете. Им "сверху" виднее, кто и чем виноват.
  Но не менее безумный, может быть, вопрос - а какое дело тем, внешним, до того, что внутри некоего общества людей? Почему со своим уставом лезут во все монастыри? Как же, скажут они, ведь если вы обманываете людей, сами делаете не то, о чем проповедуете, сами лицемерите, то наш долг прежде всего указать на этот обман всем людям, чтобы они не шли к вам, врунам.
  Но кто знает все обстоятельства? Кто знает - откуда проистекает этот "обман", откуда растут ноги у слухов и кто слушает потом объяснения нелепостей, успевших распространиться в Сети? Кто слышит голос опровержения, кто читает возражения и доводы "против"? Главное - произвести скандал, главное - разжечь пламя, которое само разгорится и разойдется. И никому неинтересно слышать объяснения, рассуждения о том, как на самом деле всё получилось. Нет! Ложь уже разошлась, ложь о лжи. И голос правды мало кому интересен.
  Но кто умеет прощать? Кто умеет любить и покрывать любовью недостатки других? Кто говорит - вы должны терпеть, а сам - не терпит? Кто говорит - вы должны их простить, а сам не прощает и мелочь? Почему же люди сами не смотрят на себя, но с радостью и удовольствием обсуждают и осуждают других, не замечая тех же грехов за собой? Почему когда прощают тебе десять тысяч, ты душишь своего должника из-за сотни? Почему так легко расходятся скандальные слухи и так трудно говорить о добре и добрых делах? Почему никто не порадуется о рождении, но со смаком обсуждают чужую смерть? Почему успешному завершению дела уделяется минута, а гибели и нерасторопности, глупости и бесстыдству - чуть ли не всё эфирное время?..
  И кто в таком случае "более сумасшедший"? Кто более нетерпим и злословен, кто более едок и лжив? И кто готов сам выслушать критику в свой адрес, кто готов сам признаться, что солгал? Нет... поводы, причины для самооправдания всегда найдутся. Нет, даже покраснев, человек умом изыскивает возможность оправдаться, ищет пути отступления, ищет, к чему бы придраться в словах собеседника. Агрессия, нетерпимость...
  Почему же так легко говорить о зле, о разрушениях? Почему так трудно, тяжело и почти невозможно обсуждать добрые новости? Почему сплетни можно "обсасывать" часами, а о правде и справедливости сказать пару минут?
  Кто же безумен?
  
  6. Как узнать волю Божию о себе? Как в течении событий, в текучести слов и действий ясно и четко осознать - вот это, воля Божия, а вот это делать совсем не следует?
  Кажется, что только подталкиванием и можно подвести человека к пониманию. Кажется, что должен греметь гром, и тогда человек поймет, что в жизни нужно что-то менять. Но человек ленив, человек самолюбив, человек слаб. Когда видно, что нужно сделать, он стремится всеми силами уйти, избежать. Когда видно, куда нужно двигаться, он идет прочь. Вовсе не потому, что не понимает, но потому, что ему представляется более удобным, комфортным именно противоположный путь. И если сказать человеку - воля Божия есть в том, чтобы действовать таким-то образом, он ответит - нет, я так не смогу, я слаб, я не потяну, это мне не по силам. Но если Бог того требует, желает, значит, во-первых, это благо для самого человека, во-вторых, неужто Бог оставит человека без Своей помощи, и в-третьих, человек хочет жить по-своему, так тогда и не нужно искать волю Божию о себе.
  Человек отбрыкивается от слов Божиих. Он не приемлет их, не желает следовать Его воле. Но тем не менее ищет ее, ищет у старцев, ищет у священников, ищет у гадалок. Вопрос один и тот же - как жить дальше? И кто-то разводит руками при таком вопросе - всё явлено человеку, воля Божия открыта ему, путь указан. Почему же человек не следует этому пути? Очень просто - не хочет. Не хочет тревожиться, не хочет прилагать усилий, не хочет жить "по чужой указке". Живя же по своим страстям и похотям, человек попадает впросак - в бездну суеты, в бездну интриг и склок. И через некоторое время слышен его вопль - за что? За что Бог наказал меня?.. Разве наказание Божие то, что человек исполнял свою волю и несет за это ответственность? Если Бог, сожалея и скорбя, отпускает человека в объятия дьявола, то вовсе не потому, что Бог этого хочет и воля Божия состоит в том. А потому, что человек сам желает быть не с Богом.
  Так кто же готов, узнав волю Божию о себе, предаться ей и жить ею? Кто готов, услышав, принять? Кто готов не сворачивать с узкого пути? Если не готовы, зачем же знать ее? Зачем же знать тот путь, на который вы и не собираетесь ступать?.. И не от того ли, закрыто ведение о нем для вас, чтобы вы не соблазнялись, чтобы вы не унывали, чтобы вы, пожелав предать себя Богу, наконец, открыв глаза, увидели его?
  
  7. Выдавить из себя некую чувствительность, показаться кем-то, кем не являешься. Зачем? Чтобы со стороны казаться благостным и умиленным сердцем?..
  Быть может, это самая страшная ложь - когда человек начинает играть в церкви роль праведника, когда человек сам осознает, что он вовсе не таков, каким он хочет показаться, что он не чувствует все то, что показывает, что он не видит того, что должен. Окружающие легко думают - вот, пример истинного благочестия, вот пример кротости и умиротворения, молитвенности и праведности. Да только - кто заглянул в его душу? Кто открыл его мысли?
  На самом же деле все вокруг - праведники. Ты не должен мыслить о них худо, ибо не знаешь их жизни, ты не должен возводить на них напраслину, потому что тебе неведомы их мысли. Если они кланяются - то от души, если крестятся - молятся чистым сердцем. Не как ты, но как должно.
  И снова - не лови себя на мысли, что ты не чувствуешь так, что ты грешишь осуждением и гордостью, что ты вовсе и не думаешь о них хорошо. Скажи - что лучше: сосредотачиваться на дурных мыслях или добрых? Не лучше ль думать доброе о предстоящих, чем обвинять их в тех грехах, которых на них нет? И пусть твое доброе мнение будет неправильно, но кто ж ведает про правильное? Только Богу известно, что истина, а что ложь. Посему даже пусть с усилием, но должно думать доброе о людях. И самому не казаться лживым, актером, но быть естественным, быть собой, и тогда всё будет стройно и честно, всё будет достодолжно и правильно. И может, тогда все и будут по-настоящему молиться, если каждый будет думать доброе о близстоящих, благословлять их, будучи уверенным в их честности и искренности перед Богом.
  
  8. Про Церковь всегда будут говорить дурно. И то не так, и это. Церковнослужителей, как обычно, будут обвинять во всех смертных грехах, о конкретной Поместной Церкви будут отзываться, как о порочной, погрязшей в страстях организации. Как обычно, будут "выцеплять" из церковной жизни отдельные эпизоды, отдельные стороны жизни Церкви, умалчивая о других, умалчивая о иной жизни.
  Если нужно очернить некое явление, то повод всегда найдется. Разве не гнали святых? Разве не выгнали Иоанна Златоуста? Разве не возводили клевету на Иоанна Кронштадтского? Разве в юродивых не видели сумасшедших? Когда Церковь и ее служители жили спокойно? Всегда были поводы для беспокойства - ереси, разделения, смуты, войны, присоединение Церкви к государству, и запрет Патриаршества. Разве когда-то переводились хулители и злопыхатели? Да и в конце концов Христа разве злочестивые распяли? Как раз наоборот - самые "праведные" последователи закона. Руками государства, к слову, действовали - не сами распяли, но предали Его государственным властям, которые и вынесли свой приговор, правда, не без участия народа...
  Те, кто обвиняет Церковь в сращивании с государством, сами же и говорят другие слова - про то, что Церковь должна за кого-то заступиться, на что-то повлиять, за кого-то замолвить словечко, чтобы того не осудили. То есть хотят, чтобы Церковь влияла на государство, чтобы Церковь влияла на принятие государством решений по его компетенции. И не возопят ли тут же хулители, что Церковь, вступаясь за кого-то, молвя то "словечко", сращивается с государством?
  А где же, к слову, сращивание? Вверху церковной иерархии? Разве попы у власти? Разве в Госдуме, Совете Федерации сидят священнослужители? Разве Президент у нас - глава Церкви? В конце концов - поезжайте по стране, посмотрите на жизнь батюшек на приходах. Где там сращивание с государством? У них те же проблемы, что и у всех организаций - налоги, земля, собственность и прочее. Вот если бы все храмы обеспечивались за счет госбюджета - это было бы сращивание, вот если бы все церковнослужители получали зарплату, как бюджетники, это было бы сращивание, вот если бы попы были во власти и реально могли принимать законы и решения исполнительной власти, это было бы сращивание. А то, что сейчас есть, это похоже на "лоббирование". Есть табачное лобби, есть водочное лобби и много всяких других "лоббей". И есть церковное лобби - те люди, которым Церковь небезразлична, но которые, не состоя в церковной иерархии, тем не менее руководствуются в принятии решений моральными и нравственными ценностями, изложенными в Священном Писании и Предании.
  Что же до обвинений в "стяжательстве", так съездите, вновь говорю, по приходам, по сельским, по областным и прочим приходам - посмотрите, в каком состоянии там церкви, посмотрите, как живут там батюшки, сколько они получают от своих прихожан. Где ж тут расшиковаться? В городах, особенно мегаполисах, другой вопрос - там много богатых людей, искренне верующих (почему мы должны сомневаться в их вере?), которые жертвуют то, что могут, хотят, и почему священник должен отказываться от подарка? Почему он должен говорить - знаете, мне бы золота в куполе поменьше, машину бы подешевле маркой, с часов бы сбросить десяток другой тысяч. Резонный ответ дарящего - не хочешь, так я тогда ничего и не буду дарить. В конце концов даритель руководствуется собственными соображениями - кому-то и Брегет совсем ничего не стоит подарить, кому-то от лишней пластины золота в карманах не убудет.
  Да и наконец - что мы за другими-то следим, в чужой кошелек смотрим? Что мы к чужой совести взываем? Сами как живем? По средствам? Сами не готовы ли урвать лишнее, взять любой подарок? Сами-то бескорыстны и честны? Не зависть ли говорит - вот у них как все пригоже, а у меня в жизни что? Христос научит жизни своих служителей, а вот учимся ли у Него мы?
  
  9. Кто-то готов разбить драгоценный сосуд мира для того, чтобы помазать ноги Бога. Кто-то жалеет о деньгах, что могли бы быть выручены на это миро и розданы бедным.
  Но кто так заботится о бедных? Иуда. Хочет ли он на самом деле передать эти деньги бедным? Вряд ли.
  Кто-то готов построить храм Богу. Кто-то жалеет о деньгах, которые можно было бы потратить на строительство больниц и школ.
  Но кто так заботится о больницах? Хочет ли этот человек на самом деле построить больницу (что ему мешает организовать фонд и самому поучаствовать в сборе денег на эту цель?)? Говорить можно много и долго, но что мешает приступить к делу? Рассуждать о большей пользе больницы или храма можно долго, но можно ведь построить и то, и другое - если один жертвует на храм, второй, противник его, вполне может свои деньги направить на строительство больницы.
  Если противники действительно так пекутся о строительстве иных, чем религиозные, сооружений, что мешает им, скооперировавшись, от слов перейти к делу и воздвигнуть роскошную больницу или школу? Каждый жертвует свои, заработанные честным трудом деньги, на что он хочет. Почему кто-то должен указывать жертвователю? Почему кто-то обязан жертвовать свои деньги по чьей-то указке?
  
  10. Люди ищут Бога в себе. Дескать, внутри человеческого тела скрыты неисчерпаемые возможности. Тело - эдакий генератор духовных сил и преобразователь их в физические силы. Открыть те или иные шлюзы, освободить то или иное пространство, и вот ты уже можешь быть всесильным.
  Да только кто силен и бессмертен? Кто научился управлять энергиями мира и покорил его? Что значит - освобождение от тела и соединение с духовностью? Если человек не может быть бессмертным в том виде, в каком он есть сейчас, то зачем сии упражнения? А если он изменяем, то остается ли он собой? Приобретая, мы что-то теряем, но оставляем ли в себе стержень? Или мы должны гоняться за ним, сбрасывая с себя тела и души, и лишь овладев, поймем, что обрели, наконец, себя? И стало быть - нынешнее существование наше призрачно, мы это не мы, а истинное Я, наша истинная сущность - вне этого мира? Так где же правда?
  Если люди боги, то почему смертны? Каким усилием заставить себя жить до скончания времен? И почему мы не можем остановить бег времени? Если мы и вправду боги...
  
  11. Что отличает нас от животных? Только разум? А если животные умнее, чем мы думаем? В параноидальном мозгу вполне может зародиться мысль - животные скрывают от нас свою разумность.
  Мы похожи на них, а они на нас. Те же инстинкты, строение тела. Чем мы лучше? Может быть, они лучше потому, что проще и естественнее? Может быть, они - простецы по сравнению с нами, мудрецами самими в себе? Может быть, мы фантазируем о своей разумности, а на самом деле - мы как пациенты психиатрической больницы на планете-клинике с санитарами- и врачами-животными?
  Если любовь это всего лишь стремление к продолжению рода (смотри Шопенгауэра), то все браки - это ширмы для сексуальных утех, это договоры о совместном воспитании детей. Если люди любят друг друга, то наплевать на общество, на религию, на ценности брака и прочее, наплевать на всё - только чтобы быть вместе. Любовь - только на раз, на удовольствие, пресыщение которым наступает быстро. И так просто и легко поступать, когда ты украл чужую жену, отвергнув все "условности" общества, и, получив от нее удовлетворение, тут же переключился на другую. Легко и просто менять объекты наслаждения! К черту общество и религию, мораль и нравственность! Да здравствует половая свобода, и пусть все дети утрутся слезами - пусть их воспитывает общество и мать, а отец... отец пусть ищет других объектов для размножения своих генов.
  Но даже у животных есть привязанности, некое подобие верности, да и сама верность - пусть так. И выходит, мы-то, разумные, куда хуже животных, еще ниже скота. Мы считаем себя разумными, но пьем беспробудно, без остановки, но "казановствуем" без перерыва. Мы подсаживаемся на иглу удовольствий и плывем по течению. Где же разум? Только инстинкты. И чем мы лучше животных?..
  
  12. Кому-то кажется, что жизнь проходит напрасно. Но чем он может помочь ей, как он может прекратить бессмысленность ее существования? Чем наполнит ее? Если человек пуст, то откуда взяться наполнению? Если всё проходит сквозь него, как сквозь сито, что удержится и заставит его жить?
  Кто-то ищет красок, чтобы рисовать на стенах. Кто-то ищет семена, чтобы посадить и ухаживать за живым. Кто-то приобретает животных, чтобы они давали ему настроение. Но кто наполнит свою душу живым, и кто даст ей семя, чтобы самому взращивать его?
  Хочется, чтобы жизнь текла не напрасно. Но разве не в удовольствиях и не в приятности ее смысл? Разве не в развлечениях плоти и играх ума ее очарование? И разве не затем мы живем, чтобы есть, пить и веселиться?
  Мир конечен для каждого из нас. И можно сколь угодно долго ругать христианство, превознося буддизм, или наоборот; можно сколь угодно долго изрыгать хулы на людей и поносить всех. Потом все прервется и покроется мраком. Или будет служить примером глупости для последующих поколений.
  Философ, воображая, будто он открывает секреты мироздания, пишет книги, оказывает ими влияние на умы. А потом его критикуют и поправляют, а потом его переосмысливают... И значит ли - что его вклад ничтожен, значит ли, что он глуп и недальновиден? Кто знает, может быть, древние были гораздо умнее и живее нас. Кто знает, может быть, мы скоро станем "кормом" для остроумцев новых времен.
  Как ни наполняй жизнь, но смысл ее будет смыслом лишь для тебя. Пусть он будет объектом насмешек для "мудрецов", пусть он будет слишком наивным или слишком сложным, но он будет твоим, и он будет смыслом, а не пустотой, которой прикрываются некоторые, полагая, будто она и есть смысл.
  
  13. А может, эволюция началась не с сотворения мира Богом? Может быть, ее процесс был запущен позже - после грехопадения? Может быть, всё было хорошо весьма до тех самых пор, пока человек не пал, и тогда у животных выросли клыки, растения научились убивать, грибы паразитировать, клетки превратились в хищников, а земля начала произрастать тернии и волчцы? Может быть, Адам и Ева, олицетворяющие собой все человечество, стали теми, чьи останки мы находим в земле, называя их по именам мест?
  Но как совместить точные даты, указанные в Библии, с миллионами лет, с десятками тысяч лет существования человека? Бытописатель забыл нолик добавить? Бог заставляет человека думать, предполагать, не давая однозначных ответов, оставляя поле для веры и сомнений.
  Несомненно, природа изменилась после грехопадения. Может быть, от этого и мир сразу постарел лет на миллиард? Как это бывает с людьми, на которых вдруг сваливается горе, или которые много испытали и пережили в жизни.
  А если сказать, что рай - это не место на земле, но Царство Божие, духовное царство, то тогда можно предположить, что земля тем временем - пока человек находился в раю, после того, как он нарек имена животным, - жила своей жизнью, на ней шла эволюция. Животные, которым человек дал имена, развивались. Быть может, человек жил параллельно эволюции до момента грехопадения, когда всё вывернулось наизнанку? И тогда человек пал на землю - низвергся с высот рая до земли, вошел, или вынужден был войти, в мир эволюции и изменений. И поскольку изменения шли, а люди - новые люди умирали, то точно установить возраст их довольно трудно, потому что они жили на уже древней земле, земле, прошедшей эволюцию, а они сами - сами люди - были новыми для этой земли. И может быть так, что вследствие того, что в людях еще сохранялся зачаток рая, еще были следы райской жизни - вплоть, думается, до Ноя, время в их костях, составах, всем том, что мы сейчас находим, оно - ненадежно. Время показывает одно, а на самом деле было несколько иное. Земля менялась, менялся животный состав, менялось всё мироздание, а человек еще нес отпечаток божественного света. Искру нес. Хотя она становилась все меньше и меньше, и совсем почти было угасла, и в эту секунду пришел Христос.
  
  14. У человека с рождения есть право на жизнь. А почему не с момента зачатия? Плод - это часть организма матери, или уже формирующийся человек? Если жизнь на земле начинается с момента рождения, то что же находится в утробе матери? Неживое существо? А если живое, то что оно есть? Некий биологический продукт слияния семени и яйцеклетки?
  Право на жизнь рождает право на смерть. Человек волен распорядиться своей жизнью, как угодно. Но почему мы останавливаем самоубийц? Почему мы хватаем за руку пытающихся прыгнуть с моста? Почему мы уговариваем людей не убивать себя? Ведь это их право. Чем оно отличается от права на эвтаназию, которая признается в некоторых государствах? В чем отличие одной смерти от другой? В неких причинах, в поводах к смерти? В страданиях? Но кто сравнивал душевные муки с телесными, кто рисовал шкалу и измерял тяжесть тех и других? Может быть, стоящий на крыше гораздо более мучается душевно, чем лежащий на постели и скрежещущий зубами от физической боли?
  У человека есть право на жизнь. Его должны уважать все - не убивать, не избивать и так далее. Но если человек сам хочет, чтобы его убили, то, выходит, врачи не виноваты, а киллер с пистолетом - виноват? Если человек пытается повеситься и его вынимают, почему его отправляют к психологам, лечат, утешают, в то время как страдающего телесно - даже уговаривают умереть?
  Если б у человека было право на жизнь с момента зачатия, кем была бы в глазах закона мать, делающая аборт? Киллером? Убийцей?.. Но попробуйте сказать женщинам, сделавшим аборт: вы - убийцы своих нерожденных детей! Они вскинутся и закричат, что это не их дети, это и не дети вовсе, а так... биомасса. И избавляются они от нее (от этой биомассы), как от неудобного бремени, как от обузы и вынужденного следствия полового акта. И любопытно узнать - а как они относятся там, внутри себя, в своей душе, к этому событию? Кого они вынимают из себя? Ребенка? Если так - они убийцы. Биомассу? Тогда кто они сами, не биомасса ли? Ибо чем человек отличается от комка плоти? В чем отличие свиной туши от тела человека? И в чем отличие живой свиньи от живого человека? И то, и то - биомасса.
  А что же двигается в животе? Что же бьет ногами изнутри? Кто же перебирает ручками? Кто там?.. Конечно, можно сказать - вот, когда ему месяц, он еще и не человек, а так - промежуточное звено. А когда ему уже третий триместр пошел, то вроде как уже и стал на человека похож.
  Но тогда каково отличие мальчика 3х лет от мужчины 30 лет? Только ли в развитии и возрасте дело? По существу - по плоти, по телесному составу - они одно и то же. Так почему же можно убить месячного, но нельзя убить шестимесячного? Но и шести и более месяцев в утробе - вынимают и выбрасывают...
  Куда девают тела? Выбрасывают на помойку? Расчленяют? Какая несостоявшаяся мать знает о том, куда девается тело ее плода? Кому это интересно?.. Быстрее б убежать и не видеть.
  С чего начинается жизнь и право на нее? Только ли с момента первого крика?
  
  15. Кем лучше быть - усовершенствованной обезьяной или рабом Божиим? Попробуй скажи атеисту - ты животное, он обидится и ответит, что он человек! Попробуй скажи верующему - ты раб Божий, и он с радостью согласится.
  Если человек лишь эволюционировавшее животное, то и отличается от животного он тем, что осознает себя и свое место в мире, знает о своей смерти и пытается перестроить мир под себя. Животное вряд ли хочет изменить этот мир, а человек готов на всё - вырубку деревьев, заболачивание почв, осушение рек и прочее - только чтобы ему было хорошо. Птицы ищут место потеплее, а человек само место хочет сделать теплым. На это и тратится жизнь. Как бы здесь и сейчас стало лучше, как бы за короткую жизнь - 80 лет или меньше - преобразовать окружающую действительность.
  Но взгляни - люди умирают рано, люди рождаются немощными, инвалидами, люди болеют и погибают. Зачем они жили? Убери Бога, загробную жизнь. Зачем жило это животное - человек? Чтобы просто потоптаться на земле? Чтобы съесть свою конфету и афедроном изгнать ее вон? Взглянем и иначе - властители, правители, поэты и другие гении преобразовывали этот мир, подстраивали его под себя. О них помнят до сих пор, им ставят памятники и пишут книги о них. В этом ли смысл жизни - чтобы о тебе помнили люди? В этом ли смысл жизни каждого человека? И если так, подумай о миллиардах безвестно канувших в небытие. Ради того, чтобы помнили об одном, исчез миллиард. Человеческая жизнь обесценивается. Мол, есть титаны духа, есть великие, есть золото, а есть... бесполезная глина, идиоты и жалкие людишки, недостойные, конечно, жить, ибо от них нет никакого толку. Вот почему так легко рассуждать атеистам, что неплохо бы сразу убивать инвалидов по рождении, неплохо бы ввести умерщвление через иглу для стариков, и вообще - нечего государству и обществу заботиться о немощных. Прочь их!.. Те, кто говорят такие слова, думают, что их-то жизнь гораздо ценнее жизни инвалида. Жизнь политического деятеля ценнее жизни бомжа. И задумайся над вопросом - а что ценнее для общества: жизнь героя, отдавшего ее за то, чтобы жили десяток инвалидов, стариков, или жизнь тех инвалидов и стариков? Что ценнее, повторю я, жизнь бомжа или жизнь политика? Ответ для атеистов очевиден - жизнь героя, жизнь молодого, активного мужчины гораздо ценнее, нежели жизнь бесплодных стариков и немощных инвалидов. Герои должны спасаться с тонущего корабля, бросая женщин, детей и стариков, наиболее ценные кадры для общества должны жить, а всякий "хлам" общества должен умереть. Ведь так?
  Если мы все - животные, то конечно, выходит, что альфа-самец должен выжить при любых обстоятельствах, а остальные пусть мрут. Умные, красивые, образованные и активные имеют преимущество в жизни перед неумными, некрасивыми и неактивными. Это ведь естественный отбор. Выживает лучший и сильнейший, ценнейший. Общество должно подвергаться отбору. Жизнь имеет свою цену.
  Но почему-то эту позицию не разделяет ни государство, ни общество. Почему-то эти атеистические пассажи пропадают втуне. И тем не менее общество исповедует атеизм. И тем не менее общество говорит - я не верю в Бога, но верю в естественные права. А откуда взялись эти естественные права? Почему же они такие естественные? Они вытекают из ценности человеческой жизни, но почему же жизнь так бесценна? Ведь мы же... только усовершенствованные животные.
  Почему же мы так много говорим о правах, о праве на жизнь, труд, свободу и прочее, но не думаем - а почему собственно должны быть эти права? Общество так договорилось? Люди так решили? Собрались и решили? Или откуда-то "утянули" эту идею и не хотят признаваться?..
  
  16. Человек говорит - я хочу жить. А как? Жить по своему разумению, хотению, желаниям. Если ребенок постоянно хочет торт, разве родители всегда ему его дают? Разве не оттаскивают ребенка от розетки, когда он пытается засунуть туда пальцы? Разве не боятся отпускать его одного на улицу? Ребенок еще неопытен, скажет человек, а я уже опытен, я знаю, что мне нужно. Знаешь ли?
  Если тебе нужны деньги, то сколько? На что их потратишь? Сможешь ли сохранить ум и не предаваться кутежу каждый день? Сможешь ли ты развивать себя, свои навыки и умения, если постоянно будешь развлекаться? Сможешь ли ты принять обстоятельства, когда умрут близкие, умрут друзья, кончатся деньги? Сможешь ли ты, оставшись без гроша, что-то делать, как-то работать? Если вся жизнь развлечение, то не обессудь, что кому-то покажется шуткой твоя жизнь и он убьет тебя.
  Если тебе нужно здоровье, то откуда его взять и как сохранить? Кого просить о здоровье, кто может дать стопроцентные гарантии? Как не заболеть вообще?
  Если ты хочешь материальных ценностей, то обзаведясь ими, неужто остановишься на "достигнутом"? На обладаемом неужели скажешь "стоп"?
  И почему-то никто не просит кротости, никто не хочет жить мирно и спокойно, никто не хочет жить в гармонии с самим собой, в согласии с окружающими. Никто не скажет - я хочу мира во всем мире, а мне самому ничего не надо.
  Спроси человека - если б ты стал загадывать желание, что б ты пожелал? И ты услышишь почти наверняка желание о какой-нибудь материальной вещи (если, конечно, на этом месте не окажется хваткий делец, который одним "желанием" загадает себе волшебную палочку "на сто желаний", а вторым "желанием" умножит эту сотню еще на миллиард).
  И если пожелать - я хочу жить вечно, то задай себе вопрос: через миллион лет сколько будет людей? Не останешься ли один на голой земле? Не увидишь ли, как гаснут звезды и солнца, но ты будешь вечен в распадающемся вокруг тебя мире. Зачем тебе такая вечность, когда Вселенная вокруг тебя вновь скукожится до атома, и тебе самому придется выполнять роль Бога, чтобы сказать "Да будет свет!".
  
  17. В мире всегда будет много хулящих, неверующих, не желающих знать правды. У них своя правда, и свой путь по жизни. В конце концов не может же Бог заставлять всех любить Его? Каждый руководствуется свободным выбором, каждый делает то, что хочет. А совесть, в таком случае, лишь совокупность навязанных обществом идей, ценностей и поступков. Это не то, что внутри тебя, это не твое, это привнесенное и внешнее. Внутри же ты... светел и чист? Но если таков свет, какова же тьма?
  Всегда найдутся люди, которые бы отыскав в Библии нужные им места, потрясали бы ими и говорили - что ж это за книга, где позволительно убивать сотни людей? Что ж это за книга, где все может быть истолковано по-разному?.. А разве есть такая книга, которая бы понималась однозначно? Разве есть такое учение, которое было бы настолько понятно, что не нуждалось бы в толкователях? Разве есть что-то, что не может извратить человеческий ум и понять превратно? А если Библия - совместный труд человека и Бога, то кого винить в ошибке? Кого винить в "опущении" отдельных деталей?
  Подумайте. Вот целый народ. Вокруг него языческие племена, не то что не знающие, а даже не понимающие, что есть Единый Бог - про Троицу там даже заикнуться было нельзя, они и так многобожники. И вот народ - без традиций, без культуры, без какого бы то ни было единения. Как сделать так, чтобы он был единым целым, как сделать так, чтобы он не шатался по язычникам и не перенимал у них дурные нравы, как отучить мужчин народа жениться на иноверках? Есть ли способ? А есть ли способ держать их в узде? Есть ли способ править ими как любящий отец? Не воспользуются ли они слабиной и не расползутся ли, как тараканы, по всей земле? И где тогда будет вера? Где тогда будет истина? Кто донесет до людей истину, и в каком же народе родится Спаситель мира, если все вокруг станут многобожниками?
  Как их вразумить, кроме как жестоких, казалось бы, наказаний? Как их научить быть цельными, как научить их не жить внешним, но внутренним?.. Сколько было сделано, но в итоге - что получилось? И свои Его не приняли. И свои Его не узнали.
  Если вы хулите Бога, Христа, то на чем вы полагаете строить свою культуру? На каких ценностях, на каком основании и с какою моралью? Не вся ли культура Европы выросла из христианства? Не впитал ли в себя ислам положения, писание от христианства и от иудаизма? Будем жить, как на Востоке? Или отвергнем все религии, но на каком фундаменте воздвигнем культуру? Дарвинизм? Естественные потребности и абстрактная мораль? Но кто объяснит тогда мне, чем плох гомосексуализм? Отмените религию, и вы не найдете достойных аргументов. Скажите - чем плохи аборты? Нация должна выживать за счет сильнейших - долой инвалидов и стариков. Пусть будет золотой миллиард. Если мы живем только этой жизнью, значит для нее нужно создать все удобства, нужно комфортабельно устроиться. Разве закон запрещает иметь сотню любовниц? Разве закон запрещает мне завидовать, гневаться и тщеславиться? Разве право ограничивает меня в моей гордыне? Значит я могу культивировать в себе гедонизм, разлагать всех и всюду, потому что у меня такая мораль, такова моя нравственность, и значит я прав. Кто меня накажет? Бога же отменили. Да и совесть у меня - набор привычек. А все разговоры про счастье других - фикция, я себя только люблю, плевать мне на эмпатию. О чем мне договариваться с соседом, которому я завидую? О чем мне говорить с женщиной, на которой эта возмутительная кофточка?! У людей появится гораздо больше различий, чем сходств - если мы уберем религию, мораль и нравственность. Тогда не будет шкалы нормы, тогда любой человек будет сам себе мерою, а уж он себе намерит - будьте уверены...
  Если вы хотите отменить религию, мораль и нравственность - напишите, как и зачем. Напишите, как будет выглядеть мир, но только последовательно, точно, без всяких религиозных отсылок и норм. Следите за своим текстом. И будьте честны, когда пишете... Правда, если мораль отменили, то зачем же быть честным?
  
  18. Каждый спорящий уверен в собственной непогрешимости. Он с увлечением и азартом защищает свое убеждение и, безусловно, не желает сдавать свои позиции. Так что же может опрокинуть его доводы? Какие измышления разума способны отвратить человека от его путей и направить его на противоположную дорогу?
  Кто-то просит, точнее предлагает - уговорите меня, опровергните мои убеждения. Он как бы желает испытать и свою веру - насколько он способен удержаться, чтобы не пасть. И вот, если собравшись, приступят к нему с разными словами вначале двое-трое, затем пять-десять и далее человек, то сможет ли выдержать их натиск сей "дуэлянт"? Сможет ли он устоять умом в этих спорах и не подвергнуться сомнениям в своей вере?
  Гораздо легче стоять, если знаешь, что логически доказать отсутствие или наличие чего-то невозможно. Если ты уверен в бытии Божием, то Его отсутствие доказать для тебя будет сложно, как бы ни пытались это сделать спорщики. И обратно - если ты убежден в отсутствии Бога, то доказательств логичных и убедительных Его бытия, пожалуй, не найти.
  И каждый может махнуть рукой, сказав - нет, я не верю, или нет, я верю. Но встречные аргументы разбиваются о твердость стены веры - ну и что? А я верю так. Такого не может быть. И прочее...
  Как атеисту доказать, что Бог есть? Как верующему в Бога доказать, что Его нет? Доводов за все время существования человечества скопилась масса, а толку? Все верят моментом - был миг, и тебя озарило - ты поверил; случилось событие - и пропала вера, или не родилась вера. Страшнее, наверно, когда вера в Бога была, жила, и человек вдруг или постепенно потерял ее, утратил. Ведь если веры еще пока нет, всегда есть надежда - у других, разумеется, - что она к человеку придет. А если вера утрачена, то как возродить ее? Да и хочет ли сам этот человек возрождения ее? Может быть, он-то как раз и рад ее пропаже - вот жизнь "настоящая" началась!..
  И кто же с кем спорит в итоге? Верующий с тем, кто верил, или с тем, кто еще не поверил. А наоборот - получится ли? Неверующий спорит с... уже поверившим, то есть верующим. Значит "позитивное"-то как раз есть у верующего, у него есть некая вера, которой нет пока или нет уже у другого человека. И эта некая ущербность, некое отсутствие - всегда дает преимущество верующему. Он-то приобрел, у него-то есть вера!.. А у неверующего - уже или пока нет. Зато он может ее приобрести. Равно как и верующий может утратить свое, и тогда оба останутся с... пустотой.
  Так что же лучше, как же лучше? Верить или не верить?
  
  19. Как вразумлять тех, кто не хочет быть вразумлен? Как спасать отвергающих руку спасения?
  Вот был народ, единственный, избранный. Народ, с которым Бог говорил, от которого хотел произвести Спасителя мира. И что же он, этот народ? Как только не пытался рассеяться, как только не пытался раствориться в языческом мире! Куда только не бежали его жены, в какие грехи только не впадали его мужи! Даже цари поклонялись идолам и возносили им жертвы. И если б все пали, кто б остался? От кого произошла бы Истина?
  Вот и Илия кричал, что он один остался. Но нет, были еще тысячи, были еще праведники. А сколько их осталось ко времени Христа? Если даже Савл, будущий Павел, был настолько ревностен в законе, как потом ревностен в вере в Христа.
  Если народ не хотел судей, если народ хотел царя - Бог давал им царя. Если народ хотел манны - она была дана ему. Но кто слушал Бога, кто исполнял заповеди, кто жил верою в Единого?.. И в чем, наконец, заключалась праведность?
  Так что же следовало сделать с этим народом? Как привести его на путь покаяния, на путь праведности? Как произвести из него Спасителя? Кнутом ли? Пряником ли?.. Пряника-то они... не понимают...
  
  20. Есть пять путей покаяния, говорит Златоуст: осуждение своих грехов, отпущение грехов ближним, молитва, милостыня и смиренномудрие. "Итак", - призывает святитель Иоанн, - "не оставайся в праздности, но каждый проходи по всем этим путям".
  Казалось бы - вот пути покаяния, вот пути спасения. Но идет ими, кто помнит о них, кто действует в соответствии с ними?.. Да и кто вообще хочет так жить? Кто хочет быть смиренным и кротким? Не гораздо ли лучше, говорят, быть сильным и агрессивным? Откуда подать милостыню, если самому едва хватает? Как отпускать грехи ближним, когда вокруг одни сволочи?
  Так думают люди, так считают люди. И у кого есть решимость - действовать по заповедям и жить по закону Божиему? Казалось бы, сколько различий у грешника и праведника, но почему один падает, а второй спасается? По слову одного святого, всё дело в решимости.
  Положи бороться с грехом - и борись. Положи себе воевать со страстями - и воюй. Но только последовательно, но только постоянно. И не оставляй недостроенной башню, и не иди безрассудно с десятью тысячами против двадцати тысяч. Решимость хороша, но она должна быть тверда, последовательна и постоянна. Она должна различать грех и негрех, она должна видеть свои средства, она должна понимать, с кем она борется и какой у нее запас сил. И она, разумеется, должна прибегать к Богу, как источнику всех благ, как к энергии, подзаряжающей ее саму. И если решимость будет с Богом, в Боге, то кто сможет устоять против нее? Какой бес не сбежит, какая страсть не будет сокрушена?
  Итак, если взять пути покаяния, если найти в себе решимость и постоянство, то... разве ты не будешь великим грешником, которого позднее назовут святым?
  
  21. Может ли человек сделать так, чтобы всё сложилось в его пользу? Всё ли зависит от него самого, или нужно дать действовать чему-то или Кому-то выше его?
  Обстоятельства жизни различны. Одни указывают - поступи так-то, другие говорят - нет, поступи так. И человек начинает крутиться, теряясь в круговороте вещей. Ему кажется, что и то правильно, и это тоже нужно принять. А где же правда?
  Настает время выбора, время решения своей участи, время действовать. Но всё ли зависит от тебя? Нет, решаешь ты, не всё. Но тогда что же выше тебя? Что сильнее тебя? И здесь свое слово скажет правда. Та правда, что ты выбрал, та правда, которую ты принял. Какова она? Покажи ее. Поверь в нее.
  Ты ясно видишь, что от твоих усилий - да, что-то зависит, но далеко не всё. Важно, чтобы сложились и обстоятельства, события в определенном порядке. Сложатся - и ты можешь преодолеть их, возвыситься над ними. Не сложатся - значит так суждено, решишь ты.
  Так как же суждено, и кто судит? Почему случаи называются случаями, когда они так закономерны? Почему жизнь людей тогда подчинена воле случая, слепому и неизбежному? Ведь кажется - чуть подтолкни, чуть совпади, чуть правее или левее, и всё бы сложилось!.. А иногда бывает - ну всё не так, ну всё невпопад, но выстраивается, но складывается, но удивительным образом совпадает.
  Так что же - и тут случай?..
  И странно, ты думаешь, что всё равно всё зависит лишь от тебя. От тебя в том смысле, что ты должен приложить все свои усилия, все свои возможности, и при этом - если ты веришь в сверхъестественное - ты еще должен попросить это сверхъестественное помочь. Без твоей просьбы, без твоего действия, без твоей ясно выраженной воли - сложится ли всё так, как сложится?
  Если тебе нужно поступить, если ты сам об этом просишь, то твое непоступление станет реальностью лишь по двум причинам - ты сам схалтуришь, или не попросишь никого "внешнего", сверхъестественного помочь тебе. Понадеявшись на себя, ты рискуешь упустить свой шанс. Однако отринув всё мистическое, ты вполне можешь и добиться успеха. Вот только - как он скажется на твоей душе? Не станешь ли ты более самонадеянным, не станешь ли ты гордиться своим умом и талантами, не станешь ли несколько беспечным и самоуверенным? Нет?.. Если дать всё в волю человека, куда ж укатится его душа? Да, он сможет достичь успеха в некоторых делах, да, он даже сможет взобраться на Олимп... Но что будет внутри него?
  Человек, который сам себя создал. А кто ты внутри? А кто ты для самого себя? И скажи - уверенный в себе и верующий в себя - что будет в конце концов? Что будет за пределом успехов, что будет после фанфар и труб?.. Ты верил в себя, но кто будет верить в тебя после твоей смерти?
  
  22. Тщеславишься все равно - пишешь ли, делаешь ли, даже и когда идешь. С каким чувством пишешь? О, прочтут и поймут твою гениальность. С каким чувством делаешь свои дела? Пусть видят, как я хорошо всё делаю. Когда идешь, о чем помышляешь? О том, каков ты в глазах других.
  А почему б не внимать себе? Почему не смотреть на самого себя, разглядывая, как сквозь лупу, с помощью Света, свои грехи? Почему бы не смотреть на себя не как на всем приятного человека, но как на терзающегося страстьми и похотьми?
  Как же увидеть себя? Как вынуть из себя душу и взглянуть хоть на тело со стороны? Как раздвоиться и обозреть себя целиком? В Боге то возможно, а без Бога - тщеславец.
  
  23. Хочется разом избавиться от какой-нибудь страсти или греха. Вот так - попросил, и исчезла (исчез). Очень просто - попросил у Бога, и мигом избавил тебя. Здорово?
  Так ведь если просто так исчезнет страсть, без какого бы то ни было вразумления твоей души, без какого бы то ни было труда, что ж встанет на ее место? Если ты не боролся с нею, если ты не побеждал и не терпел поражения, если ты не восставал на нее и не трудился в борьбе - что же ты извлечешь из мгновенного избавления? Только то, что Бог может в любую секунду стереть в тебе страсть. И значит, решаешь ты, незачем и трудиться, прикладывать усилия - Бог, как источник благ и милости, ото всего избавит, стоит лишь только попросить.
  Легко уходит, легко и придет. Только придет злейшее и, найдя пустое место в душе, некогда занятое исчезнувшей страстью, само и вселится, и будет с душою гораздо хуже прежнего. И тебе будет не справиться с новым злом, потому что ты не научен борьбе, у тебя нет опыта преодоления страсти.
  Зачем же просить избавить душу от легчайшего, чтобы приобрести позже тяжелейшее? Не знаешь ты сам, чего просишь. А ну-ка - потрудись над страстью, поборись с нею, воспитай в себе дух противоборства. И тогда победою увенчается твой подвиг. Победив легчайшую, уже можешь и не допустить появления тяжелейшей, а если и допустишь, то имеешь уже навык борьбы.
  Или подумай - вот ты просишь избавить тебя от какой-то страсти. Случается обстоятельство, слабенькое, легонькое, только прояви себя, выстави себя, сделай сам. Так и не решишься. Но здесь-то и был сокрыт урок тебе. Коли смог бы ты решиться, коли смог бы ты поступить так, как следовало бы, вот и чуть-чуть уже научился бороться, вот уже чуть-чуть приобрел в своей душе навык. И даются тебе обстоятельства, может быть, не сразу видимые и понятные - но по прошению твоему даются. Даются, чтобы ты проявил себя, чтобы ты научился. Но ты не видишь этого. Наоборот думаешь - вот, напали на меня, вот, души моей ищут, вот, опять всё навалилось пагубное и вредное. Так легчайшее навалилось, которое при известном усилии пройдет, и ты, победив, укрепился бы духом.
  Смотри, как в жизни всё воспитательно и умно подается. Ты просишь - но получаешь не так, как представлял, иным образом, таинственно, прикровенно получаешь, и только позже соображаешь - что вот оно, то и было, просимое. А ты уловил момент, а ты воспользовался, а ты исполнил?
  Просишь избавить тебя от застенчивости и робости. Так тебя ставят в самые затруднительные ситуации, тебя ставят произносить речи и учиться, а то и учительствовать, тебя заставляют говорить и рассуждать, тебя вовлекают в общение с десятками людей. Это ли не избавление? Это ли не научение? Это ли не борьба с застенчивостью? Так покажи себя, сделай то, что должен. Ты просил - так получи. Не так, чтобы разом, но чтобы приобрести навык, чтобы потом, когда обстоятельства спадут, ты не вернулся в прежнее состояние, ты не возвратился бы на свою блевотину, но сам бы искал уже людей и общения с ними.
  Так с любой страстью - стоит лишь только увидеть, что просимое тобою исполняется, и решительно действовать. Ибо это дает Бог, чтобы научить своего неразумного сына жизни.
  
  24. Тебе говорят - ты должен. Ты пытаешься, силишься - не получается. И у тебя стресс, ты приходишь в нервное состояние, ты возбуждаешься по малейшему поводу. Психологи судят - убери установку "должен", и тебе станет легче, убери установки "все", "всегда", и живи спокойно, без эмоционального напряжения. Расслабься, следи за собой. Твое поведение изменится к лучшему.
  Но если я уберу установку "должен", то не выйдет ли, что не только мне никто ничего не должен, но и я никому ничего? Не выйдет ли так, что мои эмоциональные переживания становятся выше моих нравственных и моральных принципов? Чтобы обезопасить свои эмоции, я жертвую ради них своей нравственностью. Положим, происходит ситуация, в которой будь у меня установка "я должен поступать так-то" убирается. На ее месте возникает другая, заменяющая ее в нравственном смысле. И у меня, соответственно, рождаются другие мысли и эмоции, и я веду себя иначе. Следовательно, я избавляюсь от ненужных переживаний по поводу неисполнения определенных действий, но порождаю другие действия, которые внутренне оправданы мною, поскольку моя установка в той же самой ситуации нравственно иная.
  Я должен пройти мимо, я должен быть твердым - но я никому ничего не должен, и следовательно, а почему бы не заглянуть, а почему бы и не быть помягче?.. Такая нравственная гибкость появляется, и исчезает гнетущее чувство своей падшести, своей греховности. Я не грешник, нет!.. Казалось бы, я должен, как христианин, поступить здесь (в этой ситуации) так-то, я должен вести себя как христианин, у меня должны быть соответствующие мысли и эмоции, и поведение, порождаемое ими. Но установка, влияющая и на мысли, и на эмоции, изменилась. Я не должен - я свободен. Я выбираю себе другую установку, без долженствования. И я... может быть, уже и перестаю быть христианином?..
  
  25. Иногда кажется, что ты сделал великое открытие - все до тебя понимали эту строку в Евангелии так, а ты открыл, что она должна пониматься иначе. И пусть об этом во множестве писали Святые Отцы, однозначно толкуя сие место, пусть не святые, но авторитетные богословы присоединялись к мнению Отцов - неважно это! Важно, что открытие сделал ты, что ты опроверг их суждения и что отныне надо понимать это место по-твоему.
  Я понимаю, что, допустим, некоторые научные знания изменились со времен Отцов. У св. Иоанна Дамаскина и свт. Василия Великого много чего любопытного написано о строении мира, вполне в духе тех времен. Однако у нас - в наше время - есть объективные научные данные, которые опровергают Отцов. Так кто же прав? Думается, что наука. Если есть действительные данные, современные и практичные, то что бы ни писали 1000 лет назад, это все-таки устарело.
  Но почему, скажите, я должен отвергать тогда все мнения Отцов - вероучительные, толковательные, о духовной жизни? Наука, а вместе с ней и понимание объективного мира, шагнула далеко вперед с тех пор, но разве природа человека стала другой? Да, соглашусь, некоторые места Библии могут пониматься иначе, но для этого должны быть объективные предпосылки - скажем, на одном папирусе или табличке так написано, на другой - иначе, толкуй как хочешь. Но если нет объективных причин, то почему я должен отказываться от слов Отцов? Почему я должен верить сегодняшним "богословам", не прославленным подвижнической жизнью и научными степенями? Они молятся прежде чем писать свое мнение? Они искренни в своих побуждениях?.. Почему через них говорит Бог, а не через Святых Отцов в данном случае?
  
  26. Подумай об одной любопытной вещи. Будешь ли ты иметь развитие своей личности в вечности?
  Если после смерти только смерть, если после смерти - черный квадрат и небытие, то, разумеется, ни о каком развитии не может идти речь. Если же после смерти нирвана или перерождение, то нет развития в вечности личности человека: либо растворение, либо новая жизнь на земле. Если же после смерти - только рай, наслаждение, чувственность, то чему развиваться и к чему стремиться дальше; всё достигнуто и постигнуто.
  А в вечности - в вечности-то как жить? Веселиться и радоваться только, или там будет продолжение постижения Бога? Или там - есть место развитию личности и росту приобретенных качеств?
  
  27. В пору юности меня интересовал такой вопрос - после смерти я смогу увидеть героев древности, средневековья и прочих эпох? Смогу я поздороваться с Петром Первым или с Наполеоном, политиками, королями, полководцами?.. Разумеется, если они окажутся в раю и там же, как ни странно, окажусь я.
  А сейчас я думаю - обителей много, и звезда от звезды разнится в славе. Кто я такой, чтобы запросто ручкаться с теми, кто ближе к Богу, кто приблизился к Нему уже при жизни на земле? С другой стороны на земле я имею дерзновение просить святых, близких святых к Богу, Саму Богородицу, молиться за меня, делать что-то для меня и прочее.
  Так где же я окажусь в вечности? Если в раю - то в каком ряду? А если в аду - в каком кругу? Странные мысли... С земной жизнью бы разобраться, а я уже решаю, определяюсь - какое место занять...
  
  28. Людей все равно так или иначе касается благодать. Мир пронизан божественными энергиями, Дух дышит, где хочет... Да вот только люди способны ли принять и ощутить его?
  Вот едут в монастыри и паломничества, вот входят в храмы люди, подготовленные, проделавшие долгий путь. Они уже потрудились, прибыв сюда, они готовы принять в себя нечто. Благодать касается их, и они чувствуют ее. Чувствуют, потому что здесь они отрешены от суеты, они совершили это путешествие для того, чтобы присутствовать здесь. И если даже они не особо верующие, не церковные люди, все равно они чувствуют, что здесь... как-то по-особенному хорошо. Сколько продлится это чувство? Сколько будет помнится о нем?..
  И жаль, что от них самих услышишь об этом чувстве только: "Душевно, очень душевно!"...
  
  29. Каждому - свое предназначение. Каждому - своя жизнь и свои рамки. Кто установил моей жизни предел и кто дал моей жизни цель? В чем предназначение мое?
  Я поставлен в определенное время и место, обстоятельства жизни складываются определенным образом и не менее определенно будущее. Согласен ли я с ним? Согласен ли я с тем, что имею? Или быть может, имея несколько вариантов, я должен лучшим воспользоваться?
  Не все становятся президентами, не все становятся банкирами и чиновниками. Каждому - свое. Но отчего-то человек часто хочет перестать быть тем, кто он есть. Отчего-то всегда хочется большего, однако же - без усилий и умений. Мало кто хочет учиться, а когда учит Сам Бог, так и тем более кажется, будто жизнь - сплошная череда скорбей и болезней, трудностей и препятствий.
  Кем ты хочешь быть? В чем ты видишь смысл своей жизни, и каково твое занятие в ней? Подумай - а что мешает твоей мечте? Твоя лень? Это правда. Твой характер? Точно. Однако - где же ты настоящий? Где же ты истинный? Если тот, кем ты мечтаешь себя видеть, это совершенно другой человек, нежели ты сейчас, то кто из них - ты нынешний или он будущий - настоящий ты?
  
  30. Трудно придумать принципиально иную Вселенную. С иными законами бытия, с иными существами, с иным веществом и материей. Фантазии авторов, пишущих в литературном жанре sci-fi, хватает разве что на то, чтобы создать подобную нашей Вселенную. Но чья фантазия сможет придумать абсолютно иное существо, иную форму бытия, иную жизнь? И ведь это будет не жизнь в нашем понимании, это будет не существо, как мы его разумеем, это будет нечто, чему мы не сможем подобрать слова-термина-определения. Если к Богу мы можем приклеить ярлык, если Бога мы еще можем как-то назвать, то как обозначить тот мир, те вещества в нем, тех существ, что будут обитать там? Никакой новояз и никакая "заумь" не справятся. Однако для этих "существ" мы - люди - будем такими же непонятными и неопределенными созданиями. Мы не сможем жить с ними, а они не смогут жить с нами...
  Трудно представить иной миропорядок. И в то же время мы так легко рассуждаем о рае и аде, мы так просто говорим об ангелах и Боге, о чертях и духах. А какова форма их бытия? А что они такое в своем существе? Не те же ли "инопланетяне", не те же ли существа из другой Вселенной? Ведь что есть душа - мы не понимаем, что она такое - мы не можем подобрать определения. Это за пределами нашего понимания и нашего лингвистического аппарата. Как трудно было выразить словами Апостолу Павлу слышанное им на небесах, так же трудно и подобрать слова для обозначения души, ангелов и уж тем более Бога. Мы можем выдумывать мир вампиров, вервольфов, вурдалаков, русалок и прочих, мы можем придумывать параллельные миры и "параллельных" существ (вся фантастика полна ими). Но это всё - фантазии, а что реальность? Душа - это реальность, ангелы - это реальность?.. Для кого-то - это то же самое, что лешие, домовые и прочие, а кто-то видел своими глазами и себя мертвого, со стороны, и ангелов, а кто-то разговаривал с Богом... И ничего придумывать не надо - параллельный мир, другая Вселенная - совсем рядом. Вот только веришь ли ты в это?
  
  31. Легко говорить о смерти, не видя ее. А каково будет говорить в морге? На кладбище? Легко ли рассуждать о бренности бытия, сидя ночью у гроба с покойным?
  Кто похоронил одного за другим членов своей семьи, тому, наверно, уже и не очень страшно смотреть смерти в глаза. Кто выжил в аду военных действий, кто видел гибель друзей и сослуживцев, те, наверно, не боятся больше смерти. Они видели ее.
  А каково говорить, представлять, не почувствовав ее дыхания? Каково думать о ней, лишь издали наблюдая ее или глядя сквозь экран телевизора? Мозг подавляет мысли, мозг хочет жить. Инстинкт самосохранения блокирует негативные эмоции.
  Но куда убежать от навязчивых цифр после черточки? Куда деться, зная, четко зная, что все до тебя умирали? Ведь все умирали, все умрут - и неужели ты один не умрешь и не состаришься? И тебе суждено... Но тяжелый дым дискотек и ночных клубов, приятный аромат вина и удовольствия тела - помогают мозгу забыться.
  Но разве забвение убивает реальность?
  
  32. Человек говорит - я не хочу быть запрограммированным на добро, я не хочу во всем слушать Бога и исполнять слепо Его волю, я хочу иметь право на зло, право на ошибку, право на противоречие. И в этом человек видит свободу.
  Цельность легко разрушить, если тащить ее в разные стороны. Из противоречий может сложиться истина, но зачастую споры только уводят от нее. Человек хочет иметь право на зло и жить в мире раздоров, потому что ошибки рождают ошибки, потому что зло рождает зло, и лавина разногласий не приведет к идеальному договору о мире.
  Человек жаждет свободы, которая ему недоступна. Полностью свободен лишь Бог, но и Он, как кажется человеку, запрограммирован на добро, Он не может поменять Свою сущность и стать злым богом. В Боге нет ни тени перемены, нет двойственности, Он - прост, несложен и не подвержен смене настроений. Значит ли, что Он несвободен в своем выборе? А выбор, признаться, богат. Если б человек был богом, именно в том, двойственном состоянии, то что бы получилось? А получились бы греческие, языческие боги, получились бы конфликты и войны...
  
  33. Многим кажется смерть избавлением. Мир и покой - говорят они. Да вот только кто, умерев, чувствует мир и покой? Если после смерти ничего нет, то некому и чувствовать; если после смерти есть жизнь, то почему люди считают, что она для них будет мирной и спокойной?
  Многие думают: ах, смерть - уход от проблем, решение всех дел и сладость отдыха. Думают ли они, что после смерти окажутся в прохладной тени с ледяным бокалом шампанского? Кто-то думает: ах, я умру и всем докажу, все еще пожалеют, что не заботились обо мне и не обращали на меня внимания... Думает только о себе, но не о боли других, не о страданиях других. Это будет последним доказательством, но кому оно нужно, если нет продолжения и некому воспользоваться его плодами?
  Смерть - это не игрушка, не инструмент, которым можно играть в своих интересах, шантажируя общество, конкретных людей. Когда самоубийца стоит на крыше, его отговаривает весь народ, собравшийся внизу, к нему приходят психологи, его готовы поймать пожарные и полиция. Всё и все - ради одного и из-за одной жизни. А сколько людей умирают в одиночестве, скольких даже и не слышно в гуле толпы и за толщиной стен?.. Мы собираемся, чтобы пообщаться с безумцем, и не замечаем, как тихо умирают нуждающиеся в нашей помощи.
  
  34. Как смириться с тем, что будет не по твоему? Не по твоей воле дальнейшая жизнь и не ты делаешь выбор. Как сломать тенденцию и переломить неизбежное?
  В человеке есть бунтарский дух. Хочется вырваться из повседневности и круговорота однообразности. Хочется взять и разом сделать что-то, от чего все придут в восторг... Да вот беда - гениальность редка, и только трудолюбие, опыт рождают удивительное. Но человек не хочет прилагать усилия и длительно трудиться. Сейчас и сразу. Мечта должна быть реализована мгновенно. И именно так, как задумал человек.
  Не всё получается. Не всё идет так, как ты хочешь. Может быть, ты и хотел быть таким-то или тем-то, сделать то-то, в мечтах ты уже таков, ты уже совершаешь те поступки... А в реальности - ты ленив и небрежен, ты созерцателен и неактивен. Люди обходят слева и справа, идя своей дорогой, а человек остается не у дел.
  Так что же случилось? Только ли в Боге проблема, только ли из-за рока, фатума и судьбы, игры случайностей ты не можешь совершить задуманное?.. Может быть, чего-то не хватает в тебе самом? Уверенности, настойчивости, упорства и постепенности? Может быть, как раз воля Бога о тебе и состоит в том, чтобы ты переломил себя и сделал так, как мечтается?.. Однако ты сидишь и ничего не делаешь, сетуя на отсутствие времени и интереса...
  
  35. Даже если ты не веришь в Бога, ответь - что ты сделал на этой земле в отведенное тебе время? Ты ответственно выполнял возложенные на тебя обязанности, проявлял инициативу и помогал людям? Ты защищал природу, все время отдавал на труды на благо общества? Что ты привнес в мир? Не разрушения и зла, не обид и не ненависти - они ничего не дают людям, тем, кто останется после тебя. Что ты сделал позитивного, созидательного? Чем ты хотя бы немного улучшил этот мир?
  И что ответишь? Бездействием не нарушил тишину мира? Пассивностью не сделал зла? Ты - если не веришь в Бога - уходишь навсегда, так скажи, признайся: что ты сделал для людей? Или ты жил для себя и умер для себя? Или ты, замкнувшись в собственных интересах, плюнул на всех и вся? И тогда - зачем ты жил? Просто так? Просто, потому что родился, был "вынужден" родиться в конкретное время и в конкретном месте? Жил по инерции, в силу самой жизни?..
  Если ты посмотрел на свою жизнь и дела и увидел, что еще ничего не сделал, то... пока ты жив - ты еще можешь успеть. У тебя еще есть время.
  
  36. Если ты замкнут и тебе не с кем поделиться - вспомни о Боге. Молитва исцеляет. В кругу друзей часто можно забыть о проблемах, но кто из них по-настоящему вникнет в суть твоих забот? И кто сможет помочь тебе?.. Да, связи и слова могут решить дело, да, жизнь полна сюрпризов, и каждый день не похож на предыдущий, но когда ты сам запутался и не знаешь, каким путем идти, разве кто-то из людей сможет открыть тебе истину?
  Тебе жить. Это твоя жизнь, и никто не сможет залезть в твое тело и душу, став тобой, никто не сможет прожить твою жизнь за тебя, и не на кого спихнуть ее.
  И когда ты один, когда наваливаются отовсюду - как по заказу - проблемы, вспомни - именно в эти мгновения, минуты и часы - вспомни о Боге. Если не Он держит в руке твою жизнь, если не Он руководит тобою, если не Его воля действует, то - кто, чья?
  
  37. Хочется перескочить сразу через два месяца и узнать, что будет. Хочется не проживать эти дни, а проснувшись завтра, узнать, что прошло два месяца. Хочется оказаться в будущем, без затруднений, без борьбы, без терзаний и мучений.
  А опыт? А мужество? А соперничество? А сила? Как приобретаются они? Разве не должен человек пройти через испытания, чтобы была очевидна его мощь? В битве познаются настоящие бойцы, в деле познаются профессионалы. Если тебе скажут - этот человек профи в своем деле, разве ты не переспросишь - а когда он покажет свое искусство, чтобы я смог убедиться?
  И если не будет духовных битв, если не будет духовной борьбы, то как же ты будешь святым, как же ты будешь испытан? За какие заслуги, за что тебя впускать в рай? Только за то, что ты образ Бога? Но многие его попирают и не хотят быть им. За то, что уклонялся от зла? Но сотворил ли благо? За то, что был пассивен в одних делах - но был ли активен, когда было нужно? Даже за смирение, за послушание - вот уж какие дела и подвиги - можно попасть в рай.
  Так может, стоит прожить эти два месяца, чтобы по их истечении сказать - я прошел это, я сделал это, и... другими глазами прочесть эти строки?
  
  38. Кому ты хочешь подражать в своей жизни? Бизнесменам, актерам, фотомоделям? Чья жизнь для тебя - образец? И кто своей внешностью, своими делами, своей позицией привлекает тебя?
  Так, кажется, трудно - жить по-своему. Жить, не завися от чужих суждений, не беря в пример ничьи жизни, не руководствуясь мнением окружающих. Невозможно так жить. Потому что обязательно нужно прислушаться к кому-то - родителям, наставникам и учителям, начальнику, супругу, детям. Если не слышать никого - как жить по своему только уму и разумению? Разве что в старости такое возможно, когда учителей уже нет, родителей тоже, человек предоставлен самому себе и сам уже может служить примером для других. Но в начале, но начиная жизненный путь, разве можно обойтись без образцов?
  Кто-то скажет - для меня примером является жизнь Иисуса. А подражает ли человек жизни Его? А делает ли то, что Он говорил? Кто-то скажет - для меня является примером жизнь такого-то актера. Но если тот актер сыграет неудачно, попадется на преступлении, не померкнет ли его образ в глазах человека?
  Есть ли такие люди, чья жизнь полностью бы отвечала представлениям человека об идеальной жизни? Чья жизнь похожа на житие?
  И быть может, стоит сделать компиляцию "жизней" - из одной взять такие-то эпизоды и примеры, из другой взять иные. И руководствуясь ими, жить своей жизнью. Беря лучшее, создавать свое.
  Может ли хорошее принести дурные плоды? Может ли на добром основании вырасти недоброе здание?
  
  39. Так легко замкнуться в собственном эгоизме. Запретить всем обращаться к тебе за помощью и жить только для себя. Никому ничего не давать, не быть никому ничем обязанным. Жить в свое удовольствие.
  Но могут настать такие времена, когда тебе самому потребуется помощь, внимание и забота. Когда тебе станет одиноко, и ты будешь нуждаться в поддержке. Когда ты захочешь, чтобы служили тебе, чтобы тебе кто-то был должен.
  Окружающие тебя разведут руками - они не виноваты, что ты отверг всех. Что ты замкнулся в себе и воздвиг стену между ними и тобой. И в такие минуты только разрушение стены может спасти тебя...
  Но ты сам сейчас строишь эту стену, ты сам кладешь цемент и кирпичи. Остановись, подумай. Зачем строить, если придется разрушать? Но подлая мысль сквозит в голове - разрушать не придется, и значит надо продолжать строить.
  
  40. За собой следить тяжело. Как углядишь в себе страсть или грех? Нет их! Это всё я, это только я, и значит это всё - естественно, это всё мое - мой характер, особенности и способности. В чем же мне каяться? В своем характере? Такой уж сложился, так воспитали, так получилось. В своих мыслях? Они же мои, никто мне их не навязывает - они сами приходят, уходят, остаются. В делах своих? Да, бывает, что-то совершу по глупости, что-то - по небрежности, о чем-то - пожалуй, жалею. Но, во-первых, есть те, кто поступает куда как хуже, во-вторых, сколько злых дел я не делаю, в-третьих, ну что там - маленькое зло, ничтожная ошибка.
  Во всем человек найдет оправдание. И во всем он может оправдать себя - там разозлили, так воспитали, там так было нужно, так подумал и т.д.
  Если нет дьявола, бесов, равно как и Бога, то и мысли появляются "сами собой", то и дела рождаются как будто ниоткуда, то и все действия можно оправдать скрытыми комплексами, подавляемыми эмоциями и работой подсознания.
  Человек в таком случае недалеко ушел от обезьяны, а раз так - то и обвинять его не в чем: он руководствовался инстинктом и боролся за существование. Оправдать его можно легко и просто - среда, условия воспитания, тяжелое эмоциональное состояние и т.д. и т.п. И всё - человек же несвободен. Человек не свободен от комплексов, от подсознания, от инстинктов, от воспитания, от собственного характера. Везде он подчинен причинно-следственным связям и плывет по течению. Он не виноват - виноваты условия. Он - лишь слепое орудие природы, игрушка, запущенная в поле случайностей. Человек - ничего не решает и ни за что не отвечает: всё решает случай и природа.
  Так может быть, отменить все тюрьмы и наказания? Может быть, отпустить всех на свободу, сказав - это всё природа, будем, как животные? Зачем нам какая-то организованность, зачем нам государства и общества? Какой в них смысл, если не сегодня, завтра мы умрем?
  
   III
  
  1. Не верующий в Бога человек, читающий или слышащий о Божественном свете, не сразу поймет, о чем идет речь. Точнее говоря, совсем не поймет. Быть может, поначалу он отождествит это понятие с солнечным светом и решит, что христиане обожествляют Солнце. Если кто-то начнет разъяснять ему значение праздника Преображения, если кто-то вдруг упомянет о Симеоне Новом Богослове, о Григории Паламе и в общих чертах расскажет неверующему об их сочинениях, то слышащий, думается, ужаснется.
  "Во что верят эти люди?" - станет размышлять он. - "Это какое-то безумие! Люди видят свет, о котором говорят, что он нетварный, что он исходит от Самого Бога... Чем же отличаются такие люди от видевших инопланетян или слышащих потусторонние голоса? Это явления одного порядка".
  Неверующему, решившему с наскока войти в смысл христианского учения, придется несладко. Несомненно, он решит, что христиане это сборище сумасшедших, верящих в сказки. Несомненно, он приравняет все религии и скажет, что все явления "из иных миров" - это выдумки и измышления недалекого ума. Рациональный же ум вынесет свой приговор, не разбираясь. И действительно - если у человека нет духовного опыта, и он не стремится его приобрести, считая, что таким образом он сам станет сумасшедшим, то ему трудно понять любого верующего "в иной мир", любого верующего в Бога.
  Рациональный ум циничен. Жалость к людям, любовь, сострадание - это пороки сердца, чувствительность, за которую приходится расплачиваться здоровьем. Любые апелляции к духовным силам - признак слабости человека. Значит, решает рационалист, я должен верить только в себя. После этих слов недалеко и до других - "Я Бог"!
  Если нет ничего духовного, стало быть, человек - высшее существо во Вселенной (пока, разумеется, не доказано обратное, во что верить не хочется). Высшее - верховное - божественное - абсолютное. Человек - не творение, не создание (какое принижение человеческого естества!), он - результат эволюции, совершенствования, и... может быть, не последняя ее модель. Может быть, человек всего лишь модель 2.0 после неандертальца 1.0 и австралопитека 0.5. Но кто знает, что будет со временем - может быть, вырастет нью-человек, киборг 3.0 и далее...
  Рациональный ум развивается в направлении усовершенствования человеческой жизни. Как сделать так, чтобы справиться без помощи всяких потусторонних сил. Удается ли это ему?.. И как знать ему - может быть, вся жизнь, всё существование Вселенной держится за счет невидимой силы, вся деятельность конкретного человека становится возможной только благодаря потусторонним силам, и вся жизнь человека протекает среди, в русле и вместе с потусторонними силами...
  Если человек не видел русалок - значит ли что их нет? - смеется рациональный ум. А если человек увидел русалку, - отвечу я, - значит ли это что она действительно есть?.. Кто же прав?.. Время, и следовательно, смерть - как порог - покажет...
  
  2. Человек говорит - я хочу быть с Богом, я хочу спастись, я согласен на свое спасение. Хочет ли человек, чтобы Бог жил в нем? Хочет ли он по-настоящему, а не фантазируя, иметь Его в своем сердце? Говорит, что хочет, но что человек готов сделать для того, чтобы стяжать Бога в своем сердце? Разве Бог способен (да, именно так) войти в сердце человека, жить в нем, без воли на то человека, нарушая свободу человека?
  Человек говорит - я согласен, пусть Бог войдет в меня и живет во мне. Но готово ли место Богу? Приготовлено ли тело и душа - как храм Бога - к Его появлению и воцарению? Нет ли там - страстей, нет ли там лжи, коварства, двусмысленности, которая разъедает кирпичи телесного и душевного храма? Нет ли там гордости, что расшатывает фундамент? Нет ли там корысти, ищущей Бога только за тем, чтобы получить от Него "великие и богатые милости"?
  Готов ли человек к тому, чтобы Бог действовал через него, готов ли человек свою волю отдать Богу? То единственное, то свободное, что он имеет - готов ли принести в дар и жертву Богу? Как это выразить, как доказать Богу, что сердце, тело, душа готовы принять Его?
  Исполнены ли заповеди? Есть ли любовь к ближним? Есть ли противление злу? Есть ли действия добра? Если человек стремится быть с Богом, то всю жизнь свою он кладет во имя этой цели, показывая тем, что он если еще не принял, то готов принять благодать, и благодать действует в нем.
  Человек говорит - Бог у меня в душе. Но так ли это? Покажи делами своими, покажи ревностью своей по Боге. Покажи это любовью к ближним, докажи это - и людям, и Богу, - что Он живет в тебе истинно. "Я никому ничего не должен доказывать", - заявит человек. Но показывать-то должен? Но являть миру - разве не должен? Если святой человек живет в мире, то его свет не укроется от мирских людей. Иначе - его место в пустыне, со зверями.
  Так с кем же Бог, в ком же живет Бог? Кто говорит так, или в том, кто делами своими являет миру Бога?
  
  3. Знать Бога и видеть Его не разумом, но всем существом. Опытно познать Бога. Но приходит мысль - твои представления, твои "наслаждения" - это только игры разума, результат умствований и чувствительность сердца. Бог - Живой и Личный, Бог - реальный и везде присутствующий. Можешь ли ты "поймать" Его, уловить Дух Святой? И как понять - это именно Дух, это именно божественное озарение и откровение, этот мир в душе и эта сладость - от Бога, а не придумана твоим мозгом, а не рождена твоими эмоциями и переживаниями?
  От этого-то и боязно. Что пройдешь мимо, что упустишь, пропустишь, что увлечешься ложным и не ухватишь суть. И боязно еще от того, что примешь истину за ложь, что похулишь Дух там, где Он есть. Что понадеешься на себя, когда нужно - на Бога. Боязно от этого...
  И словно стоишь между двух "огней" - не похулить и не принять. Понять и отказаться. Увидеть Бога и отвергнуть фантомы бесов...
  А кто-то скажет - как жаль тебя, что ты мучаешь себя иллюзиями. Бога нет, успокойся и умирай.
  
  4. К кому-то может явиться Господь и сказать: "Те, кто пострадал за заповеди Мои, будут Моими друзьями, а тех, кто хоть раз призывал Мое Имя, я только помилую"...
  Возрадуются некоторые: муки ада не вечны, всех простят.
  От этих фраз разве не радостно становится, и не проникает ли крамольная мысль: а ну-ка, кутнуть на земле, раз уж я призывал Имя Божие, стало быть, спасусь, да и всех спасут, чего ж не кутить, чего ж не прожигать жизнь, если все равны будут, все будут жить? Бог ведь Любовь, а не Справедливость. Был бы только справедлив, кто был бы с Ним? Не надлежало ли первого вошедшего в рай разбойника по справедливости осудить? Бог - Любовь, а Любовь разве может существовать, когда мучаются любимые? Бог все свои создания любит, и стало быть, всех помилует!..
  Во что же верить? Чему же верить?.. Кто-то молится за весь мир, кто-то просит за всех. А кто-то хочет только своего спасения, а с остальными - пусть хоть потоп заберет. Кто-то готов подставить плечо, щеку и подать руку, а кто-то жестко зациклен на себе и своих удовольствиях... Люди неравны, но всем обещано равенство? Люди достигли уже при жизни Неба, и их уравняют с теми, кто боролся с Небом? И Гитлер, и Богородица будут равны?.. Или все же... все же, как у ангелов есть иерархия, так и у спасенных будет своя "лествица", свой стол, за которым каждому будет отведено его место?
  Друзья и просто знакомые. Близкие и далекие. Родственные и чужие. Все увидят всех, или избранные увидят всех, а одетые не в брачную одежду не увидят никого?
  Если где-то есть плач и скрежет зубов, если где-то есть тьма кромешная и геенна огненная, если есть озеро огня, в которое будет брошен диавол, то... зачем же они? Зачем озеро, если всех простят? Зачем тьма, если все будут во Свете? Если слезы всех отрет Бог, зачем и кому еще плакать?
  Так может, не всех простят?.. И разве от этой мысли нужно перестать молиться за мир?
  
  5. Тонкая гордость есть даже в том, что пишу эти строки. Тонкая гордость есть в том, что человек стремится познать Бога логически, умственно, при помощи рациональных средств, отвергая молитвенный опыт.
  "Что такое молитва?" - говорит человек. - "Я читаю книги, общаюсь с умными людьми, я познаю мир, этого достаточно для познания. Зачем я буду обращать свой ум, сердце и душу к Богу? Зачем я буду сидеть целыми днями и долбить про себя одну и ту же фразу? У меня есть более важные дела..."
  Тонкая гордость пролезает всюду. Явную гордость нетрудно различить, а вот тончайшие ее нити, а вот ее сети, которыми опутывается человек и ходит в них, думая, что он свободен от гордости, - их невозможно распознать самому.
  Тонкая гордость есть в том, что человек пытается описать ее, пытается разложить ее умственно на полочки и, выявив, сам бороться с нею. Она ускользнет, и человек будет бороться сам с собой, находясь внутри ее сетей.
  "Что могут эти мистики?" - фыркнет человек. - "Они живут фантазиями, они "спускают" свой ум в сердце, внимают сами себе, принимая какие-то позы и следя за дыханием. Чем отличны они от йогов? Чем они отличаются от бездельников, лежащих на диване? Кто такие эти монахи-схимники, чтобы я их уважал? Они истощают свое тело, когда оно должно наливаться силой; они живут какими-то крохами, едят траву, когда можно есть мясо и купаться в роскоши. Они глупы, потому что не знают элементарных вещей - как заработать деньги, куда их вложить и кто выиграл очередной матч по футболу. Чем они занимаются? Лучше бы работали на общество, чем удаляться в пустыню и на острова. Они упрекают нас в гордости, хотя сами горды донельзя - избегают человеческого общества, негоже им дескать общаться с нами..."
  Вы не слышали этих упреков? Вы не слышали, как поносят верующих, как осуждают христиан, как обсуждают грехи?.. Кто-то захочет объяснить, что значит молитва, что значит - уйти в пустыню, что значит молиться за всех и что значит вообще монашество... А нужно ли? Нужно ли это в первую очередь тем, к кому обращено будет слово? Нужно ли им слышать, чтобы еще больше осудить? Нужно ли им это слышать, чтобы хотя бы немножко понять? Нужно ли им это слышать, чтобы когда-нибудь их пронзила мысль, что есть другой жизненный опыт, другие состояния и другая вера?..
  За тонкой гордостью не увидеть себя. Можно так изваляться в грязи, что не будет чистого места, а можно смотреть в зеркало и видеть только чистую переднюю сторону себя, не видя грязной спины...
  
  6. Если человек скажет: я видел Бога, я чувствовал Его внутри, рядом, вблизи себя, пусть замолчит. Не говорит никому. Соблазнятся многие, рассмеются иные, не поверят третьи, а четвертые попросят рассказать поподробнее и увезут в клинику...
  А кому-то нужен этот рассказ. Одному из сотни, быть может. Для одного и должен рассказать видевший, чтобы его свидетельством ожила душа другого человека. Так смолчит ли увидевший? Подберет ли нужные, правильные слова? Скажет ли в нужном месте и в нужное время?.. Или скроет внутри себя, или смолчит... Но наверное, так смолчит, что свет, благодать, которая была с ним и остается в нем, будут явны и явлены окружающим. Его молчание будет осияно светом, и не нужны будут слова, потому что всё и так очевидно.
  
  7. Может так быть, что избавление тебя от некоего зла или болезни, твое обращение к Богу или твое спасение в конкретной ситуации зависело не от тебя самого, а от другого человека, который молился за тебя. Быть может, сегодня ты оказался избавлен от горя потому, что кто-то, услышав о твоем бедственном положении, вздохнул о тебе к Богу, и Бог услышал его. И вчера - да, именно так, - вчера Бог избавил тебя от твоего горя, помог тебе еще вчера потому, что сегодня о тебе услышал великий молитвенник...
  Подумай, как трудно нам представить время и пространство, как трудно нам объяснить и понять законы мироздания. И как легко это Богу - путешествовать сквозь них, действовать сквозь них... А мы думаем, что время неизменно, что прошлое не ответит нам сегодня, а будущее не даст нам пощечину. Кто знает, от чего избавил его Господь в эту конкретную секунду? Кто-то вздохнул: "Пронеси мимо", и случилось. Кто-то сказал: "Исцели" - и вот оно. Кто-то помог тебе, а ты и не увидел; кто-то подал о тебе записку на молебен, а ты и живешь, как жил...
  А в мире всё переплетено. В духовном мире - также. Если Дух дышит, где хочет, почему Он не может коснуться и тебя? Почему и ты не можешь почувствовать Его благодатную силу? Другое дело - ощутил, а она прошла мимо, краем лишь задев твою душу... И вот ты уже не находишь покоя, и вот ты ищешь ту самую частичку, не зная, что есть целое. Кто-то вздохнул: "Просвети", кто-то умолил: "Открой, подай"... И ты в поиске и беспокойстве, и ты в тяготах и заботах думаешь о той секунде, что когда-то просветила тебя...
  
  8. Разве не от Бога всё? Жизнь, деньги, работа, брак? Разве не от Бога ситуации, обстоятельства и препятствия, испытания, скорби и болезни? По воле и попущению, по явному действию и некоему отстранению...
  Человек думает: о, как я крут, умен и силен. Я велик и могуч. Я сам себя создал, я сам сделал всё. Чем помог мне Бог? Что Он мне дал? Везде и всюду я действовал сам.
  А Бог смиренный. Он скажет: да, ты сам, сам... Вот только - отпустишь тебя самого, только отойдешь от тебя на секунду, только оставишь тебя одного, совсем одного, и что останется от тебя?
  
  9. Истин много, говорят. Сегодня одна, завтра другая. Стабильности нет, всё относительно и всё возможно. Что был Христос, и что не был. Что Богом был, и что не был. Объективности нет.
  И вправду кажется, вся философия доказала, что истины нет. Ее ищут тысячи лет, ее создают и открывают, да где ж она? Сегодня одна, завтра другая. Сегодня ты прав, а завтра не очень. Сегодня твое поведение было аморальным, а завтра - оно окажется образцом добродетели.
  Смотришь на себя: да жив ли ты? В этом начнешь сомневаться. Что есть жизнь? Токи крови по телу? Биение сердца, как насоса, запущенного в определенный момент времени? Нарушь его законы - и нет жизни. И всё, что думал - бытие, небытие, сущее, абсолют, аксиология и прочее, - где же оно? Есть только труп, которого скоро тоже не будет. И костей вскоре не будет...
  Твоя истина умрет с тобой, но неужели нет ничего постоянного? Иной скажет - Бог, а кто-то махнет рукой - одни противоречия. Иной скажет - истина в жизни, да ведь достаточно одного метеорита, и всей жизни конец... Разве будет кто-то ждать на Марсе эволюцию?
  
  10. Тебя нужно искорежить всего. Искорежить изнутри, перелопатить душу, разорвать в клочья и создать заново характер... И чтобы при этом ты оставался собой.
  Человек меняется всю жизнь. Он один в младенчестве, второй в юношестве, третий - в зрелости и четвертый - в старости, не считая других промежутков. И где - истинно он? Везде. Везде он - это он как личность, и везде он немножко другой.
  Так и с тобой надлежит поступить: сделать так, чтобы ты изменился сам, чтобы ты сохранил себя, чтобы ты жил, но другой жизнью, другим характером, другой судьбой...
  
  11. Не ищи в людях лжи. Хотя - кому сейчас можно верить? Хотя - как без веры жить?..
  Вот такие вопросы. Ты рассчитываешь на человека, но он обманывает. Ты слышишь слова человека, но они лживы. Тебе кажется, что человек истинен в своих чувствах, но горькая мысль пронзает тебя - и в этом он лжет.
  Как же распознать правду? Как среди теней увидеть свет? Если подводят верные, то кому вообще можно доверять? Если ради собственных интересов живут люди, то зачем и почему нужно жить ради чужих?
  С какой радости я должен поступать так, будто мой поступок - моральный закон для всех? Почему - в противном случае разрушится моя душа? Почему добродетель исцеляет, а ложь - не живит?
  Опыт, наверное, говорит о том?.. Но может обмануть и опыт в случае с человеком. Человек - непостоянен, человек подвержен всевозможным изменениям и влиянию обстоятельств.
  Так что же - не ожидать ни от кого добродетели? Не верить никому и ни во что?..
  И странная мысль - а тебе самому можно ли верить? Ты сам не являешься ли первейшим из нарушителей? И не думаешь ли, что все другие люди гораздо выше тебя в моральном плане - хотя бы в силу того, что ты не знаешь их, или знаешь их по одной-единственной ситуации? Но себя ты знаешь лучше, себя ты видишь каждый день и чувствуешь себя каждый день... Обратись к себе, в себя и подумай - доверял бы ты сам себе всегда и везде?
  
  12. Ты хочешь логически познать Бога. А Он познается только Духом Святым. Ты хочешь прийти к Нему путем умствования и формальной логики, построив схемы и взаимосвязи. Но Бог открывается через отношение - молитвы и благодати: когда человек молится, то есть обращается к Богу всем своим существом (умом, душой и телом), то в ответ он получает благодать Божию, изливаемую в то же время туне, даром. Бог на всех изливает Свою благодать и энергии, но принять ее можно только при определенном настрое души, ума и тела.
  Чистые сердцем зрят Бога. Освобожденный от пут греха ум чисто молится. Не отягченное страстями тело само встает на молитву. Обращение к Богу, устремление к Нему открывает всё существо человека для действия Божией благодати. Вот тогда и открывается Бог откровением Своим.
  Нет, говоришь ты, это мистическое таинство, на это способны эмоционально неустойчивые люди, которым вдруг видится Бог и ангелы, которые вдруг бывают охвачены неким чувством, которые они ложно именуют благодатью. Они сами приписали себе возбуждение тела, они сами создали свое настроение и ощущение Бога. Бога можно осмыслить логически, разложить Его на составляющие, и если мы чего-то еще не знаем, то скоро узнаем. Наука не знала радиоактивности, элементарных частиц, но открыла их. Так и Бог скоро будет открыт и ясен.
  Нет, с горечью думается, Бог не создал именно такой мир для именно таких людей - чтобы они видели в нем объект для исследования, чтобы они углублялись в свою ложь и искали истину в невидимом, чтобы пытались чувственно понять сверхчувственное и измерить бесконечное. Нет, Бог хочет всем спастись, для всех открыться. Но понять Его, хотя бы приблизиться, хотя бы начать догадываться о Нем может только тот, кто обратится сам к Нему. А без обращения, без вопроса - разве будет ответ? Бог может толкнуть человека, но человек, не обращаясь к Нему, разве не примет этот толчок за набор случайностей и не отмахнется от иррационального объяснения?
  
  13. Ты видишь, как в тебя попала стрела, ядовитая стрела греховной мысли. Ты чувствуешь, как яд проник в твое сердце, и твой ум обратился к нему. Вот ты смотришь, глядя на себя как бы со стороны, как твой ум изучает мысль, как он проникается ею, охватывается ею, и вот тебе самому приходит обновленная мысль - а почему бы не совершить тот грех?
  Это не раздвоение личности, это не разделение ума. Это взгляд самосознания на сознание, это взгляд духа на душу. Когда ты внимаешь себе, ты видишь, как приходят помыслы, как они принимаются умом, и как ум, отравленный ими, ищет варианты осуществления помысла.
  Но что ужаснее всего - ты понимаешь, что не в силах бороться. Что легче всего - поддаться, что проще всего - поступить так, как велит ум. И воля - то ли согласна с ним, то ли колеблется. Дух противится, но разве он управляет волей? Это разделение началось с первородного греха, это бессилие самого человека началось с тех времен.
  Ум предлагает оправдания, ум выстраивает цепочки возможностей, ищет пути. Ум настаивает, воля слаба, а дух почему-то мало обращается к Богу. Дух не зовет Бога, дух вроде бы и сопротивляется, но как-то пассивно, без энтузиазма... Зачем сопротивляться, если и так всё ясно? - будто говорит он. - Ты все равно поддашься, ты все равно осуществишь, рано или поздно. Яд уже в тебе, ты принял помысел, ты поддался искушению, и теперь дело за малым - найти способ.
  Но может быть... если сам человек не может справиться, если воля так слаба, и помощи от самого себя ждать неоткуда, то почему не обратиться к Богу? Почему не признать, что ты не способен противиться злому, проникнувшему в тебя самого?.. Искаженная природа удобно преклоняется перед искаженным добром. Словно в пазы входит помысел, в нужное место и время бьют злые духи... Они безвременны, они могут ждать, а ты не можешь все секунды жизни внимать себе и бороться...
  Что же будет с тобой? Ты еще не осуществил грех, но в ожидании... И небеса, и бесы - замерли. Что сделаешь ты? С кем будешь ты?
  
  14. Каждый живет в своей суете. Кто-то постоянно ездит за границу, кто-то без удержу катается на машинах, кто-то каждую ночь спит с разными людьми... Это жизнь, так говорят, от этого никуда не деться.
  И вправду - зачем созерцание и остановка? Зачем прерывание суеты и бесконечного тока жизни? Ведь ты уже окунулся в нее, ведь ты уже вошел в ее драйв и движешься в каком-то уже заданном направлении. И отдых твой - это не обращение внутрь себя, а обращение вовне - во впечатления внешние, в смену обстановки, в круг общения... А кто ты есть на самом деле? А отчего в тебе так движутся желания и страсти? Э, машешь рукой, к чему эти вопросы? Главное - научиться жить, научиться хватать свое в этом мире, не отпускать присвоенное и не отдавать заработанное. Главное - жить на полную катушку и сегодняшним днем...
  Да, мы смертны, но кто реально живет страхом смерти каждый день? Кто изо дня в день сжигается и снова восстает? Кто помнит об этом - о суде, об аде - каждый день? Зачем - тут же спросят, ведь это давит на психику, мешая жить... А может, вы неправильно настроили себя, может быть, ваши размышления ведут к унынию и тоске от того, что они - без-божны?
  Нет, важнее всего суета и заботы. Тревоги и обиды сегодняшнего дня. Впечатления и эмоции, наслаждения и удовольствия этого "сейчашнего" времени. Ведь только этот день - правда, только этот миг - истина. Прошлое прошло, а будущее еще не наступило. Нет ничего, нет времени - потому что оно неуловимо, нет Бога, потому что лично Его не чувствуем, нет смерти, потому что она не с нами сейчас...
  Суета ест время, поедает смертную память и уничтожает задумчивость. Тебе всегда есть, чем заняться. Тебе всегда есть дело до чего-то... Ты всегда чем-то занят. Вот только - не собой, не своим характером и душой. Какая есть, такая и есть, какой получился, таким и буду... Вот и ответы, вот и человек.
  
  15. Что такое воля? Стремление к действию. По природе человек был добр, но произошло искажение. Человек сам захотел стать богом, сам захотел решать для себя, что ему благо, а что нет, отрекшись от Бога и Его воли. Своя воля была нужна человеку, он получил ее. Но куда катится она, к чему стремится? Ко греху. Отпав от Бога, человек не может идти никуда иначе, кроме как против Него. Сказав: "да будет по-моему", человек приказал: "да будет грех!", и стал грех...
  И ты можешь видеть по себе - как удобно, как легко грешить. Легко поддаваться гневу, легко завидовать и легко осуждать других. Ты видишь, что без труда грабят и наживаются за чужой счет, что без особых изысков лгут и убивают по пустяковым мотивам, глупо надеясь, что их не найдут...
  И ты можешь видеть, как грех овладевает твоей волей. Как яд, распространяясь по телу, блокирует добрые пожелания, как отвергает слова разума и робкие попытки души высказаться. Как подчиняет себе волю и двигает ее, куда ему рассудится. Стремление ко греху - вот воля...
  И ноги, и руки сами тебя несут, и сами делают то, что нужно греху. Мозг отключается. Бог уходит из мыслей и чувств, вся память о Страшном суде и воздаянии кажется или придуманной, или забывается вовсе... Ты отдаешься в чужую волю. Разве твоя собственная воля такова? Разве ты не осознаешь самого себя, когда творишь свою волю? Но когда ты действуешь по указке, когда тебе говорят, как и что делать, разве ты властен над собой? Разве ты тогда не отдаешься всецело этой чужой воле?.. То же самое можно, думается, сказать и о Боге, действующем в тебе. Если бы ты исполнял Его волю, если бы Бог действовал через тебя, то... разве не забыл бы ты о дьяволе, о злых духах, разве не отдался бы всецело под длань Бога? Разве ты бы не растворился в Духе и не стал бы одухотворенным?..
  Забывая противоположную, чувствуешь действие другой воли. По плодам узнаешь ее.
  
  16. Самое главное - кто ты есть на самом деле. Как ни цинично звучит - мир продолжит жить дальше и после твоей смерти, но за то время, которое отдано тебе, отвечать тебе самому.
  И если ты поймешь, кто ты, какое место занимаешь в мире, чем надлежит заняться, то это будет полшага к познанию себя. Полшага потому, что дальше предстоит самое трудное - поняв, реализовать. Реализоваться и реализовать.
  Ты можешь строить теоретические концепции, воображать себя кем угодно и будто бы делающим что угодно. Важно - что ты на самом деле делаешь. Что ты реально (сейчас, в данную минуту) делаешь, чем занят, каковы плоды и результаты твоего творчества.
  Итак, важно для тебя самого - понять, кто ты есть, и что ты можешь сделать и делаешь. Теория не должна расходиться с практикой, а практика должна быть подкреплена теорией. Добрые дела без веры принесут плод, но очень малый, а по мнению некоторых, и будут без плода (так как человек горд и корыстен). Вера без дел - мертва. Так и с тобою самим, если ты не веришь в Бога, должно быть так: вера в себя это одно, дела - другое. И вера в себя означает не обоготворение себя, но понимание своего места в мире, взаимозависимости людей и уважение свободы и уникальности ближнего. Пусть если не вера, не религия, то хотя бы закон (естественный закон) будет руководить тобою...
  Так кто же ты, и что ты делаешь?
  
  17. Жизнь будет брать свое. Ты не можешь постоянно держать в голове свою смертность. Она могла бы дать тебе толчок к развитию, к поспешности жизни, к стремлению успеть, сделать, смочь... Но жизнь берет свое - успеется, постепенно, всему свое время... И вот ты сидишь и ждешь - когда и что случится.
  А жизнь может оборваться каждую минуту. Она борется сама с собой, отказывая тебе в памяти об этом. Она не хочет уходить из тела, она не желает бросать наслаждения и пустоту времяпрепровождения. Жизнь желает течь сама по себе. А ты будто плывешь на волне, будто и не принадлежишь сам себе, но обстоятельства управляют тобой, ты хватаешься за что-то, ничего не предпринимая самостоятельно...
  Бесполезность бытия сковывает твои движения - ума, тела, духа. Будто бы и есть чем заняться - но снова: потом, завтра, постепенно, всему свое время. Ведь каждую минуту можно занять, каждую минуту можно сделать множество дел - добрых, серьезных, обстоятельных. Отчего же воля не волит? Отчего же мысль не рождает образы?
  Лень. Лень, праздность... Уныние духа, нищета действий. Кажется, вот то бы сделать, вот это можно бы начать, но опускается рука и туманится взор. Не сейчас.
  А потом тебя спросят: что ты делал всю жизнь? И ты вынужден будешь ответить: ленился.
  
  18. Разве жизнь не создана для наслаждений? Если у тебя нет средств для удовлетворения своих желаний, кто виноват в этом? Наверное, ты сам - потому что сам породил такие желания, которые сам же не можешь удовлетворить. Стало быть, надо желать только то, что осуществимо для тебя сейчас. С ростом возможностей вырастут и желания, но никак не наоборот. Рост желаний приводит к гонке за средствами их удовлетворения, а это в свою очередь ведет к напрасным и преждевременным тратам - кредитам, позору, суете и прочему.
  Если желания обгоняют твои возможности, значит нужно смиряться. Да кто способен смириться с тем, что вот то, чем ты хочешь обладать, вроде бы доступно, вроде бы при известных усилиях его можно приобрести, но оно ускользает от тебя... Да и кто, наконец, хочет приложить усилия сверх необходимых? Кто для заграничной жизни прилежно учит язык? Кто усердно готовится к экзаменам, не надеясь на свой опыт списывания?
  Если же у тебя в избытке возможностей, то не сам ли ты начнешь искать желания, в которые можно было бы их вложить? Говорят, богачи с жиру бесятся - покупают золотые игрушки, дополнительные дорогие аксессуары... Это от того, что желаний больше нет, фантазии нет и широты взгляда. В мире есть миллионы вещей, миллионы явлений и желаний, в которые можно вложить деньги. Да кто захочет? Люди кричат - вместо золочения куполов постройте больницы. Так же можно сказать и о тех, кто тратит миллионы на безделушки. Тратьте на больницы!.. А есть ли желание такое у них? Возможности есть, но желания нет. Так и в случае с куполами - хотят люди золотить купола, украшать иконы, пусть украшают, это их желание и их возможности. Не другим (посторонним) людям указывать, на что потратить деньги человеку. И в другом случае - не нам указывать, тратить ли миллионы на безделушки. Это не наши желания, это не наши возможности...
  К сожалению, аппетиты растут. В этом "виноваты" и реклама, и окружающие люди, и заграница, и новости... Все вокруг пробуждает желания и предлагает себя. А что в карманах? Так, мелочишко... И от этого противоречия люди озлобляются. Им внушают - возьми кредит и будешь счастлив, купи то, и это доставит тебе удовольствие. Общество потребления потребляет потребителей... А что в конце концов? Удовольствие угасает, едва тебе дают чек. Радость покупки проходит через день-два пользования ею. И снова - в погоню за наслаждением...
  Земное наслаждение преходяще. А кто ищет вечного, и кто как понимает это вечное наслаждение? Рай с гуриями и садом с яствами и напитками? Стирание личности и растворение в небытии?.. Что будет там - продолжение пира или дно мусорного ведра? А может быть, совсем-совсем иное...
  
  19. Жизнь будто игра. У тебя есть роли, есть маски, есть разные уровни со своей сложностью, которые ты должен пройти. Ты рождаешься, и словно в эту минуту над тобой нависает надпись - "начало игры"". А под конец экран твоей жизни станет темным, и появится другая надпись - "гейм овер"...
  Жизнь как игрушка, в которую ты играешь от первого лица. Вживаясь в себя, ты ощущаешь себя собой, а кто ты на самом деле?.. Смешно.
  Жизнь как победа. В конце, быть может, ты обновишь чей-то рекорд, а может быть, приволочишься на последнем месте. Кто знает законы этой игры и этой погони? Кто лучше тебя, а кто хуже? У кого место повыше?.. Ведь и звезда от звезды разнится в славе, значит "там" тоже дают награду - как жил, так и будешь жить, как смог, так и получишь.
  Жизнь как временное страдание. Испытание твоих сил, веры и души. Выдержишь, не прибегая к дополнительным патронам и оружию? Или нужно где-то подзарядиться энергией, чтобы, собравшись с духом, идти дальше?..
  Жизнь как жизнь. Все игры - это ее копии, компьютерные игрушки - ее модели и жалкие подобия... Жизнь имеет начало, не имея конца. Жизнь не вообще, не в абстрактном смысле, но жизнь каждого, индивидуальная жизнь. Говорят, человек как личность может умереть, уйти, исчезнуть, но жизнь человечества не прекратится, жизнь вообще будет вечной. Но лучше сказать - жизнь отдельного, каждого человека вечна.
  
  20. Что такое время, если абстрагироваться от вращения планет и движения звезд? Если выйти за пределы Солнечной системы, кто сможет сказать мне - который час?
  Зато в своем организме я чувствую время. Не от того ли, что оно задано мне этой планетой? После 18 земных часов бодрствования тянет ко сну. Но на Марсе или на другой планете я точно также буду ощущать себя? Точно так же я буду чувствовать 24-часовой ритм? И в конце концов не условность ли эти 24 часа и 365 суток?
  Наши часы - это большая натяжка, договор между людьми. Решили так - будет грегорианский календарь, и стало так. Решили - будем измерять время по стрелкам часов, и стало так. А почему я не могу жить по другим календарям и пользоваться другими часами? Я выйду из этого общественного договора и войду в свой ритм. И не попаду ни на работу, ни в храм, не отпраздную ни один праздник, и буду вне истории.
  А всё от того, что время в моей голове должно совпадать со временем вне ее. Всё от того, что как бы я ни мухлевал с часами, все вокруг живут по ним. Я могу переставить себе стрелки на час вперед, но разве от этого все стрелки на всех часах мира встанут так же?
  Время - это условность, время - это придумка... Но в своем теле я ощущаю реальность времени. Может быть, на другой планете я не старел бы так быстро, и может быть, стоит воспользоваться эффектом близнецов? Можно ли стать бессмертным, летая между галактиками? Нет. Зато можно стать легендой - вечным странником, так никогда и не нашедшим приюта ни в одном из временных миров.
  
  21. Что движет историю? Люди - личности? Нации? Мировой дух?
  Если есть Бог, то что (Кто) еще может двигать историю? Если в мире действуют воля Бога и воля злых сил, если человек всего лишь делает каждый миг своей жизни выбор между одним и другим, кто же творит историю?
  Бог отделил себе со времен Авраама некую группу людей. Значит ли это, что они сами были не властны над своей судьбой? Они противились, но шли, они спорили, но Он вел их... Что же сказать о других народах? Забыты ли они Богом? Нет, но видимо, отданы другим силам, или своеволию...
  Может ли быть у человека своя воля, отличная, как от воли Бога, так и от воли дьявола? Может ли быть третье, где есть первое и второе? Если я поступлю определенным образом, как я хочу, то поступлю ли я так, как хочет Бог, или поступлю так, как хочет дьявол? Или все же есть в мире некий поступок - личной мой, не охваченный волей потусторонних сил? Если так, то и человек может двигать свою жизнь в угодную ему сторону, народы могут двигать историю... А если же нет, то выходит, что мир - это борьба Бога и дьявола, борьба неравных сил, одна из которых слабее, но все же они могут быть в некотором смысле равны, потому что Бог уступчив, или смирен...
  
  22. Если Бога нет, зачем я должен делать моральный поступок? Зачем мне быть моральным, когда Бог умер? Зачем мне смиряться или уступать кому-то, зачем прощать и зачем подавать милостыню? Из чувства солидарности? Из некоего абстрактного долга? Из-за того, что все мы "человеки"?.. И как жить дальше в солидарности, когда я вижу, как вокруг все хотят урвать свое, пользуясь смертью Бога? Зачем мне быть моральным, когда не морален другой? Зачем мне любовь к ближнему, когда он пользуется мною, крадет, лжет и грозится убить меня? Почему б не погрозить в ответ? Кто мне указ?
  Государство может ограничить меня, но если совесть моя сожжена - моральный закон мертв! - значит я могу мелко пакостить. Я могу пилить кресты, я могу портить имущество, я могу выступать против всех. Ведь я живу один раз, и значит я должен "оторваться по полной".
  
  23. Ты живешь, ловя себя в течении жизни. Она движется - круговорот истории и людей вокруг, - а ты, попав в эту реку, барахтаешься среди обстоятельств, пытаясь найти свой путь к своему берегу.
  Жизнь подбрасывает тебе рыбешку, жизнь ставит препятствия и рифы, заливает волнами и иногда тихо плещется рядом. Но ты не вырвешься из ее объятий, ты не выйдешь из биения сердца и вздыманий грудной клетки. Твоя жизнь задана ритмом, и ты живешь в нем, подчиняясь ему.
  Если б можно было всецело управлять собою, своим телом, что сделал бы ты, свободный человек? Не разорвал бы все физические связи, не отринул бы пространство и время, не воспарил бы к звездам, ища приюта для одинокой души? Где свобода - там одиночество. Ибо если ты не одинок, ибо если ты хочешь быть вместе с таким же свободным существом - значит ты должен ограничить себя, смирить себя, договориться с другим, отдав часть своей свободы во имя доброго мира...
  Плюхнешься в реку - снова среди жизни, снова среди необходимости и причинности. Где же свобода? Свобода в том, чтобы плыть в трехмерном пространстве? Свобода в том, чтобы выбирать среди заданного? Свобода в том, чтобы перебирать из предложенных вариантов?..
  Но что есть свобода, как не выбор и ответственность за выбор? Есть ли разница - выбирать из двух вариантов или из миллиарда? Все равно останется нечто, что не входит в них, все равно будет то, что ты сделать не сможешь, хотя бы и предполагал.
  Жизнь тоже не может перестать быть жизнью. Она не может умертвить себя, ибо уже ворвалась в мир, она уже живет в нем... Впрочем, достаточно одного метеорита, достаточно всего одного катаклизма - и все живое станет неживым, и снимется тем самым проблема свободы. Ибо неживое не может быть свободным.
  
  24. Человек властвует, но вряд ли правит. Он может уничтожить природу, он может отравить всю Землю и стереть с ее лица все живое. Впрочем, может ли человек "выпить" океаны? Может ли он добраться до самых низких слоев их и перебить там всё живое?.. Человек - хозяин природы, но добрый ли хозяин?
  Человек сам по себе слаб. Его может убить вирус - ничтожное создание, его может победить медведь или слон, или даже кабан. Но в броне городов, в броне орудий и оружия человек чувствует себя сильнее.
  Человек разумнее животного - он может создать оружие, которое убьет животное. Животное, в ответ, не может создать оружие, которое бы убило человека. Оно всегда борется само, надеясь на себя, а человек надеется на кольт.
  В сущности, любой правитель слабее своих подданных. Это не стая и не племя, где вождем обычно был самый крепкий. В государстве властителем может стать физически неразвитый человек. Значит ли это, что разум важнее? Значит ли это, что разум победит любое препятствие?
  Природа тоже умеет бороться. Пусть она и не обладает разумом, но в нее заложены громадные силы жизни. Трава прорастает сквозь асфальт, а нефть и радиоактивные частицы пусть и за длительное время, но могут быть "переварены".
  Достижимо ли единство, мир и согласие человека и природы? Достижим ли компромисс между человеком постиндустриальным и природой?
  
  25. Когда, наконец, человек прекратит творить один и тот же грех? Что мешает тебе не творить злое, что ты творишь? Ты знаешь, что это грех, твой ум осознает твои действия - ты, словно раздваиваясь, видишь, как твоя воля слепо подчинена греховному влечению, а твой ум - в стороне, наблюдает за телом и не в силах что-либо сделать. Тебя ничто не может отвлечь, тебя ничто не может отстранить от делания греха - пока не наступит сытость, временная сытость никогда не насыщаемого желания, страсти.
  Ты говоришь Богу: я знаю, что творю грех, я знаю, что Ты видишь это, но я сейчас хочу творить свою волю, мне хорошо именно вот так... Но что потом? Потом, содеяв, ты не продолжаешь насыщаться, но отчего-то тебе становится совестно и тяжко... От того ли, что душа еще жива, совесть еще не сожжена? Они еще дают знать о себе... Но пока твоя воля легко и слепо, без каких бы то ни было препятствий поддается греху, разве можно говорить о том, что ты целен? В этом твоя раздвоенность, в этом твое разделение, нечистота не может войти в мир чистоты...
  В тебе ли проблема или в Боге? Смешно и грустно - ты обвиняешь Бога? Ему ничего не стоит уничтожить твое влечение, но разве так стяжевается навык? Разве в том твоя заслуга и твое предназначение, чтобы клянчить у Бога каждый раз избавления от той или иной страсти? А самому постараться, а приложить силы? И только там, где ты бессилен совсем - там поможет Бог... В синергии, в совместном делании стяжевается подвиг.
  Так хотя бы начни с того, чтобы пробовать. Пробовать обращаться к Богу, пробовать отвлекаться, быть умом с Богом и волю направлять к Богу и на богоугодные дела. Положи начало покаянию, положи начало борьбе, а за Бога не беспокойся - Он поможет в нужный момент.
  
  26. Можно не задумываться о том, как ты живешь. Жить, сообразуясь с состоянием вещей, жить так, как приходится жить и как удается.
  У каждого свои проблемы. Кому-то ничего не стоит купить машину стоимостью выше миллиона, а для кого и 10 тысяч - это огромная сумма. И нет нужды, нет необходимости и никакого резона завидовать как первому, так и второму. Они могут поменяться местами, они могут разойтись после смерти в разные стороны, они могут быть различного здоровья и состояния психики.
  А почему-то одни вечно завидуют другим. А почему-то благосостояние всегда становится предметом зависти. И мало кто задумывается над тем, что у каждого свои проблемы, у каждого есть своя "зазноба", своя трагедия и свой страх.
  Страх, что ты потеряешь всё, страх смерти, страх перед Богом, страх перед унижением или оскорблением, клеветой и предательством... Да мало ли чего можно бояться?!
  Однако бесстрашие не есть мужество. Страх - неотъемлемое чувство человека. Без страха - как жить перед Богом? Если Бога не бояться, то как тогда Его любить? Как бояться не угодить Ему, прогневить Его?..
  Зависть - от незнания чужой жизни. Хочется остаться собой, но обладать тем, что имеет другой. Хочется жить, как живут другие, но со своим "огоньком"... Да кто пустит нищего душою на пир во время чумы? Кто из нищих духом захочет менять свою нищету на душевную полноту? Кто хочет жить в вечно неугасаемом пламени желаний и страстей?
  Это всё слова - махнут рукой завидующие. Нам бы - пообсуждать чужую жизнь, нам быть жить не так, как мы живем... Но если вашу жизнь менять на их - останетесь ли вы сами собою? Если вы без труда хотите получить то же, то не развратится ли еще больше ваша душа? Если вы будете жить чужой жизнью, кто увидит вашу? Если вы продадите свою душу, то с чем вы придете к Богу?
  Мысль очень проста - не завидовать, потому что не знаем. Не завидовать, потому что их жизнь - не наша. Не завидовать, потому что всё индивидуально, и у нас есть то, чего нет у них. Наверняка есть.
  
  27. Можно молиться по четкам и так и не достучаться до Бога. Можно сидеть в келье и биться о пустоту. А можно, перед смертью сказать несколько слов и быть в эту же ночь в раю...
  
  28. Как велико различие между словом, мыслью и делом. Можно много размышлять о том, как бы случилось, как бы получилось, и не сделать ничего, чтобы реализовать мысль. Ты даже знаешь, как нужно поступить, и совесть тихо шепчет: сделай. Но нет, каким-то усилием воли (подначенной или твоей собственной?) ты отказываешься совершать поступок.
  Вот идет человек - ему трудно, можно помочь. Мимо! Вот кто-то волочит тяжелые сумки, можно помочь. Мимо! Вот кто-то просит... мимо, мимо!.. А что, так сложно проявить инициативу? Так невыразимо и непередаваемо трудно хотя бы предложить свои услуги? Пусть пошлют прочь, но ты выполнил свое, ты сделал то, что должен был сделать. И не твоя вина, если ты будешь отослан.
  Так где же правда? Себя можно утешать, как всегда, тем или иным способом. Но люди не видят твоих мыслей, люди не слышат твоих слов внутри себя. Они видят твои дела и по ним судят. А замкнутость и застенчивость ведут к пропасти. А безынициативность и пассивность ввергают в уныние.
  Нужно пересилить себя, сорвать с себя робость и какую-то дурацкую пленку равнодушия. Нужно перекипеть через себя, стать выше себя, и сделать шаг...
  Но где ж воля? Где после сих обличительных слов - воля?.. Она все та же... пассивна и равнодушна.
  
  29. Дни пойдут за днями... а кем будешь ты?.. Тебя не сломать - твой характер закалился, твои привычки пустили корни, твое мировоззрение начинает потихоньку коснеть.
  Измениться - зачем? Зачем стать другим, если ты себя вполне устраиваешь таким? Ради кого и чего? Да и, бросив самого себя прежнего, как не задуматься, оборачиваясь назад, на плуг, - сколько ты теряешь, бросаешь всё, а что приобретешь - неизвестно.
  Как тот юноша, которому Христос сказал: продай всё и иди за Мною. Кто б смог так сделать? Но так делали... Антоний Великий, Киприан Карфагенский и прочие. Они были готовы изменить себя ради Христа. Вот, пожалуй, ради чего точно стоит меняться. А ради людей?.. Разве что любимых...
  Слабый человек... Он, даже обратившись, даже отвергшись себя, все равно грешит, все равно оборачивается против Христа. И любящий разве может сказать, что каждую минуту он думает о любимом (любимой)? Вот здесь-то и кроется неустойчивость: святые стояли и стоят, а грешные только и вертятся из стороны в сторону - куда бы улизнуть... Неверность развращает и уводит прочь... И как важно - вернуться к первой любви, как важно, осознав падение или уход свой, вернуться назад, покаявшись... Христос всегда принимает, а человек? Сможет ли человек пережить такое "отвращение", такую измену? Вот так изменился! Какая ирония...
  Так стоит ли ломать себя, если удобно и привычно оставаться в прежней ветхости? Зачем сбрасывать кожу, если в новой будет тесно? Зачем лить молодое вино в старые вехи?
  Но стоит размыслить над тем - ради чего меняться, ради кого меняться. И если цель дорога, если цель ценна и важна, если без этой цели жизнь представляется скучной и пресной, а то и невыносимой, если человек уже устал от себя такого, привычного и предсказуемого, то... что теряет человек, идя новым путем? Свою ветхость, свои привычки? Если в жизни прежней нет смысла, то чего жалеть о ней?.. Если вечная цель впереди, зачем оглядываться и стремиться к временным, тленным целям?
  
  30. Не понять внутренних причин действий людей. То ли обманывают они, то ли обманываются сами, то ли говорят искренне, то ли вообще не осознают, что говорят и делают.
  Внутренний мир человека можно оценить только внешне - как он поступил в той или иной ситуации, что сказал, что написал, как повел себя. А может быть, он совсем другое имел в виду про себя? Может быть, совершив глупость, он потом каялся неделями? Может быть, обманывая, он имел веские причины так делать?
  Но люди судят по поступкам человека. И прежде всего - христиан. Если ты называешься христианином, будь любезен вести себя по Евангелию. Причем по Евангелию, понимаемому внешними людьми.
  Человек неверующий скажет христианину: ты поступаешь противно своему же вероучению, в Евангелии написано так-то и так, а ты делаешь наоборот. Что ответить ему? Что он не так понял? Что он не читал Святых Отцов и их толкований этих "мест" Священного Писания? Если же неверующий прав и обличил христианина в действительном согрешении, тем более должно каяться и смиряться, терпеть и не оправдываться. Если же он неправ, то чем оправдаться? Преданием? Учением Церкви? Собственной совестью или благословениями духовника?
  Кто же такие христиане? Все на одно лицо и одного поведения? Все смиренные и терпеливые, все правдивые и постники?.. Почему же не быть разнообразию внутри одного вероучения? Почему бы одним не радоваться внешне, а другим - грустить? Почему бы одним не быть молчаливыми, а другими - открытыми и яркими проповедниками?
  Кто же заглянет в душу и увидит скрытые причины поступков? Да и сам поступающий разве до конца осознает причины своих действий? Если сам человек едва понимает себя, свою душу и сердце, мотивы своего поведения, то куда уж судить о них внешним? Все ли - тонкие психологи и опытные в житейских вещах люди? Впрочем, и опытные в житейских делах могут ли понять духовный мир?.. Ах, сколько красивых слов... Да вот какие дела...
  
  31. Говорят, есть разные пути к Богу, и всё равно, в кого верить. Может быть и так для кого-то...
  Может быть, приближение к Богу - это осознание недостаточности своих собственных сил для преодоления своей греховности, для исправления своей жизни, для жизни по совести. И тогда, быть может, в этом смысле действительно все равно, в кого верить, потому что ты живешь по совести, соблюдая нравственные законы и моральные устои, заложенные в тебе самом... Но как это трудно!
  Как трудно жить по совести, не понимая - зачем. Зачем жить согласно моральным принципам, когда вокруг все их не соблюдают? Как жить, сосредотачиваясь на своих личных ошибках и недочетах, на своей испорченности и исправлении ее, когда вокруг не задумываются об этом? И куда, в итоге, приведет такая жизнь по совести? Если все равно куда, если все равно к кому, то чем отличается путь праведника от пути грешника? Если жизнь по совести приводит к неопределенному благому будущему, то почему жизнь грешника не приведет к тому же? Таковы законы потустороннего мира? Но кем они установлены, почему так, а не иначе?
  Христианство предлагает путь жизни и средства для твердой поступи по нему. Жизнь по совести должна поддерживаться, гореть в человеке. Как трудно поддерживать ее в себе самом, не черпая "энергию" извне! Как трудно жить без Бога - источника всех благ!.. Как трудно держать себя в узде, не понимая ясно - для чего ты так живешь. Просто из принципа? Просто - назло всем? Что руководит тобою, что заставляет тебя поступать так?
  И невольно задумаешься над другой стороной вопроса - а пошел ли бы я в гости к тому, которого я не знаю и даже не слышал? Если Бог есть Любовь, Милосердие, то имевший любовь и милосердие в земной жизни естественным образом встретится с Богом. Подобное соединяется с подобным, принимает и узнает его. Если человек обладал качествами, достойными рая, без Христа (хоть это трудно, как написано выше), то разве не естественным будет его соединение с Христом по смерти?.. Душа знала Христа, не зная, что это Он, но тем радостнее будет встреча... Если же человек жил бессовестно, то встреча с неизвестным Христом для него будет хуже пытки...
  И как любопытно бывает, что уже в этой жизни человек чувствует, что что-то в его жизни не так. У тех, у кого не до конца сожжена совесть, она болит, заявляя так о себе. Если же совесть сожжена, погребена под пластами зла, то к какому богу она отойдет? Кто примет ее с распростертыми объятиями и даст ей тот "рай", который ей нужен? И будет ли тогда справедливость и любовь - здесь и вне времени?
  
  32. Падая вновь и вновь, анализируя свое поведение, понимая, откуда возникает грех, не пересилить себя. Не взять себя в руки и не отказаться от влечения воли. Воля слаба, у воли нет навыка сопротивляться. Она привыкла удовлетворяться по первым требованиям, она привыкла жить по желаниям и потребностям. Можно ли ее укротить с ходу? Сразу, без подготовки, без приготовлений обуздать свои желания?..
  Если нет Бога, то нравственность и мораль - удобные игрушки в руках человека, привыкшего оправдывать любой свой поступок. К каждому греху можно подвести целый сонм оправданий. Каждая страсть будет представлена как естественная черта характера, которую никак нельзя ущемлять, принижать и с которой, тем более, никак нельзя бороться. Хочется - делай! Всё, что естественно, всё, что родилось в голове - если это не противоречит прямо закону и не мешает другим людям - позволительно. А полезно ли?.. И пользу можно "оправдать", можно доказать и убедить себя в собственной правоте.
  Как же бороться? Как, видя глубину своей греховности, глубину своих мерзостей, как справиться с самим собой, любящим комфорт и удобства, не приученному сопротивляться самому себе?.. Да можно ли без Бога победить самого себя? Можно ли самоочиститься? Из каких ресурсов почерпать энергию и силы для борьбы? Из самого себя не выжать сил для сопротивления самому себе. Разве можно разделиться и воевать против себя, используя свои же возможности и способности? Не сойдешь ли с ума от такой борьбы?.. И не сходят ли с ума в отчаянии - отчаявшись бороться против иссушающих страстей?
  А с Богом всё возможно...
  
  33. Вот куда нужно направить зависть - на тех людей, кто занят "смысловыми" вещами, кто занят делом и, отдаваясь ему всецело, не щадит себя. Кто приносит пользу другим людям, кто созидает и кто не растрачивает попусту энергию и внимание, кто всегда находит себе полезное занятие и чья деятельность не уходит, как дым... И эта "зависть" должна подвигнуть на подражание таким людям. Пожалуй, для этого зависть и нужна - чтобы наблюдая за другими, не сожалеть о том, как хорошо они делают свое дело, но возбуждать в человеке силы, побуждать человека на подвиги. Другие делают - а я что, не могу? Если не то же, то иное, не менее полезное.
  Тогда жизнь не пройдет мимо, и оглянувшись на нее после смерти, душа скажет: "Я жила для других. Я созидала себя, отдавая свои силы на благо других. Я делала свои добрые дела не за награду, не затем, чтобы меня видели и хвалили, но потому и затем, что я не могу жить иначе, не могу мыслить себя иначе, как помогающей людям"..
  Жалеешь ли ты о своей нынешней жизни? Видишь ли ты, что с ней происходит? Хочешь ли ты что-то изменить в ней?.. Если так, то что сделаешь, как принудишь себя, чтобы измениться?
  
  34. Сколько вокруг тех, кому можно помочь! А мы восклицаем - не знаем, куда тратить деньги. Вот же: хочешь анонимно, хочешь с почетной грамотой, хочешь с медалью - только поделись, пожертвуй.
  Но нам легче сказать - у меня своих забот хватает, у меня есть куда пристроить свои деньги. И тратим их на себя, не скупясь...
  А кто-то голоден. Но я ли должен кормить его? А кто-то без крыши над головой? Но я ли должен приютить его? А кто-то одинок? Но я ли должен уделить ему свое внимание?
  И разумеется, кажется - надо жить для себя. Но отчего-то, как совесть, вновь и вновь возникает мысль - хоть какой-то малостью, а пожертвовать бы для других людей...
  
  35. Жизнь должна быть в удовольствие. Наверно... Иначе - зачем она? Если жизнь в тягость, если она полна страданий и беспросветна, зачем она?
  То ли дело - удовольствия. Когда всё есть и можешь желать одно и то же, когда не пресыщаешься разнообразием и когда чуть-чуть недостаточно средств, чтобы купить всё... в этом и есть пикантность удовольствий - когда ты богат ровно настолько, чтобы быть неудовлетворенным своим состоянием и в то же время не испытывать трудностей в получении тех благ, которые тебе необходимы.
  Самое главное в этом деле - чтобы не "снесло крышу". Жить в достатке и себе в удовольствие возможно тому, кто знает цену бедности, сам вышел из низов и одновременно не рвется в заоблачные выси, не лезет куда не просят, а потихоньку и спокойно живет в доступных наслаждениях. Вот идеал жизни - умеренность в желаниях, разумность в трате средств на удовлетворение незавышенных требований. Когда жена и муж вместе умеют тратить деньги, когда роскошь не выпячивает себя, а манеры не переваливают черту дозволенного и общепринятого, то как не воскликнуть - вот это жизнь!
  Пусть немножко болезни тревожат, пусть немного забот, и работа по силам, пусть друзья, которые не подведут и с которыми не будет проблем, постоянно куда-то зовут... Это жизнь! Немножечко страданий, совсем чуть-чуть нервозности, но зато сколько отдушин, сколько возможностей, сколько открытых дверей, и умение наслаждаться ими, брать от этой жизни не всё, нет, но то, что ты считаешь нужным, то, что тебе хочется в данный момент. Умение ценить жизнь приходит с возрастанием личности, умение брать ценное из нее растет одновременно...
  И пожалуй, умный человек только сможет получить настоящее удовольствие от жизни. Глупец сорвется, глупец где-нибудь да превысит или желания, или средства, или нервы, или порог пошлости. Что-нибудь у него да случится не так. А умный, рассчитав свои силы, возможности, соразмерив их со своими запросами, получит тонкий вкус удовольствия.
  И конечно, он спасется. И конечно, он будет баловнем судьбы или Божиим. Совсем по протестантской этике - чем больше благоволит тебе Бог, тем больше земных благ ты получаешь от этой жизни. Если спасение и вечная жизнь у тебя уже в кармане, разве не стоит чуть-чуть кутнуть в этой земной жизни, провести ее себе в удовольствие, разве Бог против этого, разве Бог имеет что возразить?.. Нет-нет. Бог наоборот благословит, Бог наоборот окажет всяческое содействие и помощь.
  Внешне всё может показаться настолько простым и ясным, что и не задумаешься даже: быть может, человек, проводящий время в таких умеренных удовольствиях, имеет память о Боге, помнит о своем смертном часе, искренне кается и живет христианской жизнью... И без всякой шутки он действительно спасется в отличие от тех завистников, которые судят только по видимым делам его...
  
  36. Где грань между оскорблением чувств и творческим самовыражением? Где грань между свободой одного человека и мировоззрениями других?
  Если за убийство тела "платят" тюрьмой, то чем "платят" за убийство души?
  Человек всегда может оправдаться: я так вижу, это мое творчество, это искусство, вы ничего не понимаете!.. Однако можно ли в таком случае залезть к нему в душу и напакостить там? Можно ли, узнав его идеалы и цели, подобным же образом "ответить" ему и не получить при этом порцию нецензурной брани? Если человек считает нормальным то, что другие считают ненормальным, то из этого логически и неизбежно следует, что то, что он считает ненормальным, другие могут счесть за норму. Если ты полагаешь, что можно кусать людей, то будь любезен не брыкаться и не кричать, когда тебя самого будут кусать или делать, что похуже с тобой.
  Но "ответка" порождает замкнутый круг. Как кровная месть не закончится, пока не будут вырезаны все, так и ответные реакции будут только множиться со временем. И на каждую пощечину будут бить по щеке, на каждое око будет другое, или на выбитое око найдется выбитый зуб... А можно ли остановить этот поток? Можно ли в таком случае подставить другую щеку?.. Или они, ударив и по ней, потом пройдутся сапогами по всему телу? Пусти только на порог, а там уж и в дом ввалятся...
  Кто-то не верит в государственные суды. Но какие еще есть рычаги в государстве? Самосуд? Самоуправство? Выяснение отношений на кулаках? Кто может у нас вести дискуссию без повышенных тонов и переходов на личности? Кто может культурно и вежливо извиниться? Люди предпочитают "выходить" и в сторонке решать свои проблемы, чем идти цивилизованным путем. И правда, решают они - зачем суд, когда можно сжечь? Зачем подавать иск, когда можно разгромить?.. Волна порождает волну. Гнев рождает гнев. И вот уже бушует война внутри государства, подогретая взаимными упреками, погромами и потасовками.
  Так где же конец свободы творчества?.. Наедине с собой можно что угодно и сжигать, и писать, и рисовать. Но вынося свой перформанс на улицы, на публику, человек не только не может, но и должен учитывать, что к его творчеству могут отнестись весьма прохладно, весьма категорично и очень жестко... Что его творчество вызовет скандал, что оно может кого-то оскорбить... И прежде чем представлять его публично, может быть, стоит подумать о людях, об их душах...
  Но нет, махнут рукой, что нам, обо всех думать теперь? Так всё творчество сгниет, так ничего и не выставишь, потому что любой творческий акт может кого угодно оскорбить. Нет, дайте свободу творчеству! Свободу всем идеям! Свободу всякому самовыражению!..
  К чему же это приведет? Бог весть.
  
  37. Ты не знаешь, кем ты будешь, что из тебя в итоге получится. Жизнь может повернуться так или иначе. Всё может сложиться вовсе не так, как развивается в данную минуту.
  И во всем - Бог. В это должно верить и об этом постоянно помнить и знать. Да разве упомнишь в суете? Разве углядишь Промысел, когда тебе худо? Разве захочешь влезать в дело, когда оно кажется неподъемным?
  Тебя нужно толкать, как камень в гору. Сам ты не закатишься на вершину, сам ты - ничто, и только и делаешь, что стремишься вниз. Любую секунду готов использовать впустую и без цели. В то время как можно углублять свои знания, познавать и открывать новое - ты хочешь увильнуть, избежать труда и укрыться в своем панцире...
  Зачем ты живешь?.. Ты сам можешь себе объяснить - зачем ты живешь? Если ты сам себя лишаешь возможностей, развития, если сам ты хочешь быть свиньей, а не цивилизованным и праведным человеком, если сам ты стремишься к грязи и тупому времяпрепровождению - зачем ты живешь?..
  Ты не знаешь, что из тебя получится - так доверься Богу, Он знает точно!.. Верь Ему и смотри на свою жизнь: где виден Его Промысел, где Его рука, где Его указание?.. И бери ту возможность, хватайся за тот миг. И ты увидишь, как будет бить ключом твоя жизнь...
  
  38. Бог протягивает тебе руку, чтобы вести по жизни. Он предлагает тебе помощь и сотрудничество, Он предлагает тебе дружбу и жизнь с Ним не только здесь и сейчас, но и вечно.
  Но ты не подаешь Ему своей руки. Ты не хочешь жить по Его правилам, ты не хочешь, чтобы Он вмешивался в твою жизнь и руководил ею. Ты не хочешь дружить с Богом потому, что придется изменять свою волю, подстраивать ее под волю Бога, согласовывать свои действия и мысли со своей совестью - голосом Бога в тебе.
  Ты хочешь жить по своей воле. Но смотри - духовный мир населен не только Богом и ангелами Его. В духовном мире действуют и силы, противящиеся Богу. Отступая от Бога, уходя от Него, ты идешь прямою дорогой к Его противникам. Кто не с Ним, тот против Него.
  Можешь ли ты оставаться нейтральным в духовном отношении? Вряд ли. Ты не можешь не выбирать между злом и добром, ты не можешь жить в мире и не делать свой выбор ежеминутно... Впрочем, применим ли к каждому поступку человека критерий различения добра и зла? Каждый ли поступок - морален или аморален?.. И можно ли, наконец, прожить жизнь так, чтобы не совершить ни зла, ни добра?.. Это будет жизнь, похожая на жизнь животных - инстинктивная жизнь, жизнь по порыву, жизнь по потребностям плоти...
  Так, если ты противишься Богу, значит ты согласен с дьяволом? Ты отрицаешь его существование, ты говоришь - у меня есть собственная воля, и ею я буду руководствоваться по жизни. Но при выборе добра и зла - в какую сторону ты уклонишься? Или ты не всецело против Бога, но против - только тогда, когда это удобно тебе, отвечает твоим планам и согласуется с твоими взглядами?
  Вот и получается, что человек стоит словно на точке ноль. Его может "качнуть" как к "плюсу", так и к "минусу". А может ли он выйти за пределы этой двойственности? Может ли он сделать шаг в третье измерение? Может ли он, не подавая руки Богу, не отдаваться и дьяволу, оставаясь неподвижным на точке ноль? Может ли человек жить "сам по себе", не превращаясь в животное, детерминированное своей природой, сохраняя себя человеком?.. И тогда - будет ли это человек, если он не сможет различать добра и зла, если он не сможет совершать ни добрых, ни злых поступков?
  
  39. Бог знает, куда привести тебя. Если не будешь рваться от Него, то Он приведет тебя к Себе. Если б только ты хотел оказаться при Нем!.. Если б только ты знал уготованный тебе путь...
  Кому, как не Богу, Создателю, знать тебя? Ты вошел в этот мир в конкретное время и оказался в конкретном месте. Перед тобою расстилаются тысячи путей, и текущая жизнь - если б только от Бога зависела она! - является совокупностью обстоятельств, решений других людей, природы, Бога. Бог может попустить случиться тому или иному обстоятельству, и жизнь этого человека пойдет иначе, не по Божественному замыслу, но она может и повернуть вспять позже, но она может повлиять благоприятно на жизни других людей. Зло одного может быть источником добра для тысяч. "Его пример - другим наука"...
  Так и твоя жизнь. Если б ты знал, каким ты можешь быть! Если б ты знал, сколько в тебе заложено возможностей!.. Хочешь ли ты их реализовать, хочешь ли ты пустить в ход свои таланты?.. Столько обстоятельств, столько потенциальных путей... И какой выберешь ты? Каким ты захочешь воспользоваться?
  
  40. Христос ждет всех. Все придут к Нему так или иначе, познакомятся, узнают о своей участи. Да, это моя вера, впрочем, не только моя...
  Что бы ни было после смерти, я хочу, чтобы там был Христос. Кто-то верит, что каждому будет по его вере по смерти. Что ж, пусть кому-то достанутся золотые горы или бесчисленное количество женщин, мне бы хотелось, чтобы меня там встретил Христос.
  Главное сейчас и в дальнейшей жизни - сохранить и умножить веру. До самого конца - верить в Христа. До самого последнего вздоха - жить с уверенностью в сердце и уме, что встретишься с Ним. Если б так провести всю жизнь! Если бы так верить всегда!..
  Боязнь не сохранить веру ставит под сомнение всемогущество Бога, ставит под сомнение доверие к Богу. Он поможет, если сам человек будет держаться за Него. Никто и ничто не отвратит от Христа без воли на то самого человека. Поврежденная, чужая воля не способна отвратить человека от Бога. Человек свободно принимает или отвергает Его. В этом и заключаются победа или поражение дьявола. В свободе человеческого выбора, в свободе человеческой веры... Ибо если нет свободы, если всё предопределено, то нет и победы, нет и торжества. Так должно случиться и произойти, и нет никакого повода для темной радости. Если же есть свобода, то как приятно, как сладостно уловить миражом свободного человека; используя его волю, отвратить человека от Бога, увести его прочь... В этом и состоит хитрость, в этом и состоит победа, когда свободный увлекается, когда делается свободный выбор против Бога...
  Христос ждет всех. Да только - кто ждет Его? Кто хочет, чтобы Он был там, после смерти? Чья совесть не взыграет при воспоминании о смертном часе? Чей разум не утешит тут же и не даст "пищу" для сознания, что всё будет не так, что после смерти будет совершенно другое бытие? Материальный мир - перед глазами, а Христос - где? Духовные очи слепы, а видят ли они истину у тех, кто утверждает, что видит ими?
  И как бывает в жизни человеческой - жил, не ведая о Христе, но перед самой смертью что-то коснулось сердца и души, и человек умер христианином... Но как это трудно, если ты жил не по-христиански все это время! Как трудно разрывать собственные идеалы, плевать на собственное мировоззрение зараз, сразу, мгновенно!.. Но и как трудно прожить всю жизнь и умереть христианином! Вот какая, пожалуй, главная цель жизни - умереть христианином.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"