Захаров Евгений Валериевич: другие произведения.

Как в страшной сказке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПостАпокалипсис. Рассказ попал в финал конкурса фантастического рассказа "КЛФ"

1

Как в страшной сказке

- Скажи: "Дэн".

- Ммввв...

- Скажи: "Денис".

- Ккххх...

- Ну, пожалуйста! "Дэн"!

- Ммм!

Дэн с тоской посмотрел в лишенные всякого выражения серые глаза. Никакой реакции. Но он не отступится. Какого черта? Не выйдет в сотый раз - выйдет в сто первый. Может быть.

- ...Денис! - донесся до его слуха пронзительный голос Анжелы. - Ты опять возишься с этой мумией? Научи ее чему попроще, например, "Попка - дурак"!

- Твою мать, - выругался Дэн. - Коровам слова не давали!

Естественно, он постарался, чтобы до "коровы" не донесся его крик души.

- Мм, - потребовала внимания Кристина.

- Извини. Скажи "Кристина".

- Ииннаа...

- Уже лучше!

Дэн привстал с кресла и воодушевленно потрепал девушку по плечу. Ничего, капля камень точит! Еще немного, и у нее получится произносить слоги. А дальше - чем черт не шутит! - возможно, Кристина будет выражать свои мысли (если они у нее есть) словами. Пусть даже примитивными, но это был бы такой шаг вперед!

Он задрал голову. Мягкий свет заходящего солнца заливал темную синеву неба, землю, дом и лица - его, румяное и обветренное, и Кристины, серое и безжизненное. Тепло, черт возьми! Хотя уже октябрь. Спасибо природе, хоть она не подводит.

Дэн не знал, сколько им удастся продержаться на этом клочке обжитой земли. Возможно, месяц. Если повезет, год. А если гавкнется чудом еще работающая ТЭЦ, то срываться придется уже завтра. У практичных американцев, судя по их фильмам, чуть ли не в каждом доме есть мини-электростанция. У наших же "фермеров" в лучшем случае найдется примус и запас свечей. И то хлеб.

Представив себе их троицу, с воодушевлением уплетающую свечные бутерброды, Дэн усмехнулся. Сидящая напротив Кристина раздвинула губы в ухмылке. Обезьянничала.

- Очень смешно, - Дэн поежился.

Улыбка Кристины продрала до костей. Еще этого не хватало, и так Анжела всю плешь проела - "отделайся от нее", "прогони ее", "у меня от нее, образины, с души воротит" и те де, и те пе. Но он не мог, а вернее - не хотел ни избавляться от Кристины, ни понимать, что она может кому-то причинить вред. Так же, как не верится, что кому-то может причинить вред твоя любимая кошка или морская свинка.

Нет, Кристина не могла причинить вред. "Овощи" вообще никому не могли причинить вреда. Это доказывала вся история их появления - то есть все последние два месяца. Именно два месяца назад все и произошло.

Вернее, что произошло - Денис не знал. Да и кто бы ему рассказал? Те ученые, которым взбрело в голову испытать новую версию нейтронной бомбы? Они погибли первыми - их просто не стало. Пуф-ф. Как не стало и всех, кто находился в непосредственной от них близости - то есть на том земном полушарии, на котором располагалась родина ученых. Денис не знал о том, какой из компонентов нового оружия умертвил семьдесят процентов населения планеты, а какой - оставил в живых оставшиеся тридцать. Ему это было попросту неинтересно. Хотя тех слов, которыми он ежедневно костерил этих людей, было явно недостаточно. Для него, естественно. Ученым, собственно говоря, было уже все равно.

Итак, где-то около 30 процентов населения осталось в живых. И лишь пять из них сохранили свой человеческий облик. Нет, остальные не стали мутантами, нет! Не стали они и вампирами, оборотнями, зелеными человечками, или какими-нибудь динозаврами вследствие запущенной вспять эволюции.

Они стали... Ближе всего применительно к ним было наименование "зомби" - причем в его истинном значении: "ходячий мертвец". Они утратили все, кроме телесной оболочки. Ходячие овощи. Они бродили по городам и странам, натыкаясь друг на друга, на стены и предметы, абсолютно не нуждаясь ни в чем, кроме еды и питья.

Ели они все подряд - что могли переварить и чего не могли. Некоторые пытались попробовать живой человечинки... Но как-то вяло, без энтузиазма. Дэн в своих странствиях пытался обходить "овощей" стороной, но не из опасений за свою жизнь, а больше из брезгливости. Начнет вот так какая-нибудь месяц немытая тетка в обносках тупо хватать за руки, придется отталкивать, а то и съездить по морде. А привычка соблюдать правила приличия отмирает медленно.

Зато кладбища облеплены "овощами", как навозными мухами. Чуют они хорошо, роют тоже, свободного времени навалом. У Дениса до сих пор загривок дыбом, как вспомнит свалку тел на кладбище одного небольшого поселка, попавшегося ему по дороге. Он потом три дня крошки в рот взять не мог, все в кустики нес.

Мерли они тоже как мухи. Мерли от всего подряд: от некачественной пищи, от падения с большой высоты, от неумения плавать - в своем бесконечном движении многие заходили в воду и тонули.

Дэн, как и многие оставшиеся в живых, поначалу долго не мог понять, что произошло. Просто в тот самый день по дороге на каждодневную работу в магазинчик видеопроката его (опять-таки, как и прочих выживших) просто потрясло зрелище разом осевших на землю десятков и сотен людей. Одновременно с этим весь город, в котором на тот момент проживал Дэн, потрясла серия ударов, взрывов и толчков: весь городской транспорт одновременно потерял шоферов. Даже сейчас, спустя два месяца, Дэн мог определить местоположение крупных городов по черным дымовым столбам. Эти пожары не могли затушить слабые дожди, проливавшиеся за эти два месяца всего три или четыре раза.

Денис, впрочем, не особо паниковал. Нет, конечно, когда это случилось, он был в ужасе. Но сейчас, спустя два месяца, он свыкся с ситуацией, оценил ее со всех сторон и даже нашел в ней приятные стороны. Оценил он ее так: какие-то мудаки взорвали что-то, что убило почти всех людей, а остальных превратило в овощей. Что-то вроде нейтронной бомбы. Дэн был безумно рад, что бомба оказалась не атомной. Но еще больше он был рад тому, что овощи оказались не агрессивными - иначе "зомби-апокалипсис", как его видели Стивен Кинг и Джордж Ромеро, добил бы ту горстку людей, что отчаянно пыталась спастись в нынешней ситуации.

- Дени-и-ис! Сколько можно орать! Иди сюда!

- Зачем? Тебе надо - ты и иди! - огрызнулся Дэн.

- Ты же знаешь, я не могу видеть эту тварь!

- На себя посмотри.

- Ах, так?

- Так!

Анжела выскочила на порог. Нет слов, сначала, когда Дэн повстречал ее, трясущуюся от страха, в одном из городков, оставшихся без света и еды (консервы не в счет), он был очень рад живому существу. Хотя у него уже тогда была Кристина...

- Опять ты дурью маешься с этим баклажаном! - истерично закричала Анжела.

- Умолкни, - хмуро ответил Дэн. - Заладила одно и то же.

- Тогда я сама ее выгоню!

Анжела толкнула в грудь безвольно качнувшуюся Кристину.

- Ну, ну! - прикрикнул Дэн, становясь между ними. - Начинается!

- Давно уже началось! И не закончится, пока ты не поймешь!

- Чего?

- Либо ты избавишься от нее...

- Либо?

- Либо это сделаю я!

- Да что ты говоришь? - Дэн прищурился. - Я скорее избавлюсь от тебя.

- Ч-что? - Анжела чуть не подавилась. - От меня? А сам с кем останешься, с дохлой стервой?

- Она ничем не хуже тебя. Даже наоборот - шуму от нее меньше.

- Трахайся тогда тоже с ней, некрофил чертов!

Что правда, то правда. Дэн был готов признать, что в этом отношении от Анжелы больше толку. Когда он только нашел Анжелу, секретаршу, которая пряталась в бывшем офисе своей фирмы, первое время они постоянно занимались бурным и яростным сексом - снимали напряжение после шокирующих событий последних дней. Но по мере того, как Дэн все лучше узнавал Анжелу, нравилась она ему все меньше и меньше. Хотя на количестве сексуальных упражнений это никак не сказалось. В конце концов Дэн был готов терпеть ее брюзжание по поводу их постоянных переходов из одного поселка в другой (в крупные города Дэн не лез: они даже издалека напоминали овощные ряды в супермаркете - ощущение не из приятных), по поводу однообразной еды или чего угодно еще, но ее выпады в адрес Кристины становились все злобнее. А этого Дэн, и без того измученный, выносить был уже не в состоянии.

Кристина была с ним дольше. Собственно, это он ее таскал с собой, как мог, умывал, расчесывал, переодевал. Как ее звали на самом деле, он не знал - слышал краем уха: то ли Оля, то ли Юля... Кристиной он назвал ее в честь Кристины Риччи, любимой актрисы, на которую "то ли Оля, то ли Юля" была немного похожа. Еще в той, нормальной жизни, Кристина была его соседкой - познакомиться с ней Дэн мечтал давно, но природная неуверенность в себе мешала ему сделать первый шаг. Каждое утро они сталкивались то на выходе из подъезда, то у остановки, где оба ожидали трамвая. Далее обоюдных "приветов" дело не заходило, но Дэн мечтал, что когда-нибудь, когда-нибудь...

"Когда-нибудь" наступило через неделю после того, как за смерть проголосовало 70 процентов землян. Дэн уже узнал, что он - единственный выживший в своем поселке, уже стащил тела родителей, брата и все валяющиеся по ближайшим улицам трупы в овраг и вылил в него все найденные в магазинах запасы "Белизны". Не узнал он одного - что все кошки и собаки, равно как все звери и птицы планеты, вымерли наряду с людьми. Поэтому царапанье, раздавшееся в два часа ночи в его заднюю дверь (замок на которой с недавних пор он проверял каждый божий день), он приписал наконец вернувшемуся сиамскому коту. Открыв дверь, он чуть не заорал от радости - за ней стояла Кристина, чье настоящее имя он так и не узнал. Спустя мгновение его радость поблекла - девушка была явным овощем. Но в ее когда-то безумно красивых серых глазах Дэн прочел немую просьбу принять и защитить. Или ему просто показалось тогда, что прочел. И он принял. И теперь был вынужден защищать от нападок Анжелы.

- Не лезь в бутылку, - попросил он и попытался перевести все в шутку. - Воспринимай ее как волнистого попугайчика. Сама же сказала про попку, помнишь?

- Не заговаривай мне зубы, Дениска, - она оттолкнула Кристину и присела к нему на колени. - Я не могу. Я устала. Мне все время кажется, что ночью она ворвется к нам и загрызет обоих.

- Мы вместе уже почти месяц, - сказал Дэн. - Месяц мы видим таких же, как Кристина, на каждом шагу. Скажи, хотя бы один из них попытался напасть на тебя? Поэтому пообещай, что не причинишь Кристине вреда.

- Я не собираюсь причинять этой...

- Кристине.

- ...этой Кристине вред. Я просто хочу, чтобы она исчезла из нашей жизни.

- Да в чем дело, я не понял? - Дэн опять начал заводиться. - Что это еще за "наша" жизнь? Мы выжили, ты понимаешь это, мы - не только мы с тобой, но и овощи! Они тоже живые! Может быть даже, где-то в глубине мозга, у них сохранилась капля разума?

- Не понимаю, причем тут она? - Анжела поджала губы.

- При том, что я пытаюсь наладить с ней контакт! Если у меня получится с ней, значит, получится и с остальными! А ты, вместо того, чтобы помочь, устраиваешь идиотские сцены ревности!

- Я - ревную? К кому? К дохлячке?

- Прекрати!

- Я последний раз тебя прошу!

- А то что? Уйдешь от нас?

- Возьму - и уйду!

- Ха-ха, - выразительно сказал Дэн.

Анжела возмущенно фыркнула:

- Мое дело предупредить! - и хлопнула дверью, уйдя в дом.

- Вот так каждый раз, - сказал Дэн, обращаясь к Кристине. Все равно как в пустоту. Внезапно его самого охватило чувство отчаяния. И вправду, зачем он старается пробить головой стену? Если задуматься, Анжела не так уж и неправа.

Недавно - кажется, дней десять назад - они наблюдали такую сцену. Ворота одного из ближних домов, мимо которых они проходили не один раз, распахнулись, и оттуда выскочил человек. Это был пузатый мужчина с огромным молотком наперевес. Видимо, он сидел "в осаде" все время после взрыва - по крайней мере, ни Дэн, на Анжела не видели его все то время, что пребывали в городе - и передумал все возможные методы "спасения". Скорее всего, он не знал, что происходит, и делал свои собственные выводы, сравнивая их с многочисленными сценариями фильмов ужасов, а также обильно заливая душевные травмы горячительными напитками. В любом случае, ни Дэн, ни Анжела не смогли помешать тому, что произошло на их глазах.

Мужик с криком набросился на ближайшего овоща и огрел его по голове молотком. Брызнула кровь. Дико закричав, овощ вцепился на мужика, вонзил зубы в его лицо. Два вопля слились в один, два человека слились в смертельном танце. Судорожно молотили по воздуху кулаки, рев укушенного перешел в отчаянный визг, после чего все оборвалось. Тела свалились на землю. Сучащие ноги поднимали облачка пыли.

- Я сейчас, - Дэн метнулся на кухню, схватил огромный мясницкий нож и выскочил на улицу. Зажав нож для верности обеими руками, он буквально вбил его лезвие в затылок овощу. Тот мгновенно обмяк, придавив свою жертву.

- Мужик, встать смо... - слова замерли у Дэна на губах - открывшиеся при звуке его голоса глаза толстяка были пусты, как у акулы. Захрипев и закашляв сквозь полуоткушенный нос и льющуюся в горло кровь, мужик протянул обе руки к Дэну. Шевелящиеся пальцы нащупывали и раздирали воображаемое горло Дэна. Поморщившись, Дэн прицелился и вогнал нож в глазницу судорожно дернувшегося мужика. Анжела за его спиной завизжала и отключилась. После случившегося Дэн обшарил несколько домов, пока не нашел в одном из них старенький, но рабочий дробовик.

Именно этот случай Анжела и припоминала Дэну всякий раз, как у них происходила очередное выяснение отношений. Главным образом они происходили из-за Кристины. Денис защищался, кричал, что мужик мог быть и не мертвым, а просто сдвинутым на всю голову, и овощи, а тем более Кристина, тут совершенно не при чем.

Иногда, дойдя в буквальном смысле слова до отчаяния, Дэн начинал думать, что, возможно, избавление от одной из этих женщин было наилучшим выходом. Но в том-то и дело, что ему они нужны были обе - одну он любил, с другой занимался любовью.

Почему Кристина не уходила от них? Этот вопрос также не давал Дэну покоя. Обычные овощи почти никогда не проявляли интереса к ним с Анжелой. Были ситуации, когда Дэну приходилось проходить сквозь целые толпы бывших людей - и редко те реагировали как-нибудь иначе, чем всегда - молча расступались, обтекали своей массой идущего сквозь них Дэна, и смыкались за его спиной, стремясь куда-то по своим делам. Но он всегда оглядывался - на всякий случай.

Кристина же никогда не делала попыток оставить Дэна. Наоборот, когда в первые дни он забывал о бредущей сзади Кристине, она даже пыталась прибавить скорость, а один раз - именно после этого Дэн стал заниматься с ней речевыми уроками - даже тихонько захныкала, когда подвернула ногу и уселась в пыль, наблюдая, как Дэн удаляется все дальше. Нет, она была не такая, как прочие овощи, и поэтому Дэн не оставлял попыток вернуть ее обратно, в мир любви и заботы, в мир, где так не хватало общения - и человечества.

...Дэн еще раз взглянул на небо. Облака сбивались в стада и наливались чернотой. Может, все-таки пойдет ливень? Октябрь все-таки. Пора бы залить пожары. Именно пожар выгнал его из родных мест, заставил скитаться, искать поселение, в котором можно было бы без затей существовать - о полноценной жизни речи пока можно было не заводить.

Местная электростанция еще работала, и это можно было бы считать чудом. "Долгоиграющие" продукты в магазинах не пропадали, в окрестных домах было вдосталь закруток и картошки, а Анжела, несмотря на свое "офисное" прошлое, прекрасно готовила. Это был один из немногих плюсов, который заставлял Дэна мириться с е существованием. Но все они меркли перед очевидной ненавистью, которую Анжела питала к единственному существу, которое осталось у Дэна из прошлой жизни. И этого он простить не мог.

- Дорогой, иди ложиться! - непривычно мягкий голос Анжелы заставил его очнуться.

- Что это с тобой? - неподдельно удивился Дэн.

- Со мной? Ничего. Просто я уже соскучилась. Сколько мы не были вместе? Два дня? Три?

На самом деле они уже не спали вместе неделю. Она перестала привлекать Дэна с тех пор, как впервые высказала свое мнение о Кристине. До того дня благоразумно помалкивая, выражая свои чувства к "сопернице" недовольными гримасами и презрительным фырканьем. Но затем ее словно прорвало. Не проходило и часа, чтобы Анжела тем или иным боком не зацепила Кристину. Особенно ее раздражало то, что Дэн все время усаживал Кристину с ними за стол ужинать - ею, Анжелой, приготовленной едой! Она постоянно уговаривала Дэна отделаться от "дохлячки", не понимая, как того больно ранят такие слова. Поэтому сегодняшняя перебранка особенно не поразила Дэна - в отличие от внезапно произошедшей в Анжеле перемены.

- Хорошо, - осторожно сказал Дэн. - А Кристина...

- Ой, да перестань! - протянула Анжела из дома. - Кристина то, Кристина се! Надоела она мне. Делай с ней что хочешь, хоть на цепь посади - мне все равно.

- А ужин?

- Я ей приготовила, тарелка на кухне. А нам с тобой ужинать некогда.

- Иду, - все еще ничего не понимая, Дэн поднялся, взял Кристину за безвольную руку и повел в дом. Проводив ее на кухню и усадив за стол (он знал, что Кристина уснет там же, за столом, после того, как поест), он отправился в спальню, где в соблазнительной позе лежала Анжела.

- Что на тебя нашло? - поднял бровь Дэн.

- Я нашла компромисс, - загадочно улыбаясь, сказала Анжела.

- Какой?

- Иди сюда, - вместо ответа она протянула к нему руки.

На мгновение Дэн вспомнил тянущиеся к его горлу руки толстого мужика. Он сморгнул, видение пропало, и он вновь увидел лишь улыбающуюся Анжелу.

- Что за компромисс? - он еще успел задать вопрос, а потом его губы лукаво лизнул язычок Анжелы, и здраво рассуждать Дэн уже был не в состоянии.

....Денис потянулся, затем осторожно повернул голову, чтобы проверить, спит ли Анжела. Она не спала. Она смотрела на него и улыбалась.

- Доброе утро. Как ты? - спросил он сипло. Сглотнул и повторил вопрос более четко.

- Нормально. Что будем делать?

- Надо сходить в торговый центр. Давно мечтал присмотреть нам пальто.

- Еще тепло, зачем нам пальто?

- Потом поздно будет. Чертовски неохота бежать в магазин по холоду в одной рубашке.

- Как знаешь.

- Пойдешь со мной? - Дэн поднялся и принялся натягивать брюки.

- Наверное, нет.

- А вдруг тебе не понравится пальто, которое я выберу для тебя?

- Мне не бери, я сама потом выберу.

- Слушай, а про какой компромисс ты говорила вчера? - вспомнил Дэн, застегивая рубашку.

- Сначала ответь на мой вопрос.

- Давай.

- Тебе понравилось?

- То, что было? Да... Пожалуй, это можно назвать замечательной ночью!

- Прекрасно. Потому что теперь так будет всегда.

- А как же твои вечные разборки с Кристиной? - усмехнулся Дэн.

- С какой Кристиной?

- Да перестань.

- Нет, правда. Про какую Кристину ты говоришь?

- Не дури. Ты все прекрасно знаешь.

Анжела склонила голову и прищурилась.

- Никакой Кристины я не знаю.

Дэн уже галопом несся на кухню. Он распахнул дверь - кухня была пуста.

- Ее здесь нет! - заорал он.

- И никогда не было, - услышал он ответ Анжелы. Она тоже поднялась и теперь стояла за его спиной.

- Что значит - не было?

- То, что было - это мираж. Галлюцинация. Плод твоего воспаленного воображения.

- Ты что, сдурела? Где Кристина?

- Я еще раз повторяю - никакой Кристины нет.

- Что. Ты. С ней. Сделала? - медленно сказал Дэн.

- Не. Твое. Дело, - передразнила его Анжела. - Главное, что ее нет и не будет.

- Отвечай, стерва! Ты ее отравила? - Дэн схватил опустошенную Кристиной тарелку.

- А если бы не подействовало? - цинично отозвалась Анжела.

- Тогда что?

- Ну, если тебе будет легче...

- Будет!

- Пойдем, - буднично сказала Анжела и вышла на улицу. За ней выскочил Дэн.

Они пересекли асфальтированный участок дороги, обошли двух топчущихся на месте овощей, после чего, миновав еще два дома, свернули на тропинку. Дэн в ужасе понял, куда она ведет.

- Ты не могла... - начал было он, но было поздно - тропинка кончилась.

- Могла, - кивнула Анжела. - Я не собиралась делить своего мужчину с полудохлой девкой - и сделала ее окончательно дохлой.

На дне огромного яра виднелось полускрытое кустами тело с нелепо выкрученными конечностями. Голова Кристины выглядывала из-за особо пышной, украшенной ярко-желтыми листьями ветви. Казалось, что она спряталась от Дэна и теперь подсматривала - найдет ли он ее.

- Ах ты... - Дэн в ярости схватил Анжелу за плечи и потряс. - Ты...

- Ну, давай! Швыряй меня к ней! Хочется? Вижу, что хочется! А потом что? Будешь бродить один, как печальный демон, дух изгнанья, витать над землей? Валяй, кидай!

- С-сука, - Дэн отпустил ее и уселся прямо в пыль. -Какая же ты сука!

- А за такие слова, любезный Денис, я оставляю вас сегодня без сладкого! - Анжела сделала похотливое движение бедрами.

В эту минуту Дэн был как никогда близок к тому, чтобы действительно сбросить ее вниз. Он бросился на Анжелу, но промахнулся и с ужасом понял, что скользит вниз. Сорвавшись, он кубарем покатился в яр.

- Дени-ис! - услышал он позади себя отчаянный вопль.

- Да заткнись, - проворчал он, уже лежа на дне яра и с опаской ощупывая себя. - Вроде живой. Ну, дрянь, дай мне вылезти, я тебе...

Он осекся. Голова Кристины, смотревшая на него из-за куста, сменила положение. Сначала он подумал, что своим падением он задел ее тело, но затем понял, что это не так.

Голова была поднята. Кристина смотрела выпученными глазами дохлой рыбы.

- Крис, - сказал - даже не сказал, а проскрежетал Дэн. - Ты живая?

Кристины уставилась на него. Затем ее синюшные губы разлепились, и голос, от которого каждый волосок на голове Дэна встал дыбом, произнес:

- Скххажи "Кхристинннааа"...

Испуганно заморгав, Дэн наблюдал, как она выволакивает свое изломанное тело из кустов. Рывками она приближалась к нему. Скрюченные, как когти, пальцы вонзались в мягкую землю.

- Крис...

Она вцепилась в его штанину и, оскалившись, потащила к себе.

- Скххажи...

- А-а-а! - Дэн вырвал ногу из окровавленных пальцев подруги и, как гигантский муравей, пополз по склону яра.

Он не оборачивался. За ним слышался шорох ползущего тела и время от времени свистящий шепот:

- Скххажи "Деннииссс"...

- Давай! Давай руку! - Анжела уже вытаскивала его из ямы. Он повалился на нее, она помогла ему встать и потащила к дому.

- Пойдем, Денис, пойдем! Скорее!

Неуклюже переставляя ноги на бегу, наталкиваясь друг на друга, сами похожие на зомби, они приближались к дому.

На пороге Дэн обернулся. Кристина неотвратимо ползла по их следам. И внезапно он понял, что ему сейчас следует сделать.

- Что... Что? ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?

Дэн сосредоточенно отрывал пальцы Анжелы от дверной ручки. Зажав обе ее руки в своих, он притянул Анжелу к себе, как бы намереваясь поцеловать, но на самом деле вглядываясь в ее глаза.

- Зеленые, - сказал Дэн с сожалением. - Не серые.

- Дени-ис!

Повернувшись спиной к двери, он с силой столкнул Анжелу с крыльца - прямо к подползающей Кристине. Затем он вошел в дом, захлопнул дверь и задвинул тяжелый засов - они специально выбирали дом с самой крепкой дверью и мощным засовом. Приложил ухо к двери и некоторое время слушал истошные крики, треск рвущейся ткани и шум бьющихся - одну за жизнь, другую за смерть - девушек.

Потом Дэн пошел в комнату и вскоре вернулся оттуда с ружьем. Проверил - заряжено ли. Подтащил к двери кресло. Усевшись в него, направил дуло на дверь и стал ждать. Ждать победы. Победы Кристины - чтобы принести ей покой. Победы Анжелы - чтобы принести покой себе.

За неожиданно наступившей тишиной раздался первый удар в дверь.

Все равно, кто победит, подумал он. В сказках обычно побеждает добро - значит, это самая страшная сказка.

- По усам текло, а в рот не попало, - прошептал Дэн и положил палец на спусковой крючок.


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"