Захаров Владимир Иванович: другие произведения.

Уносимые одной планетой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Владимир ЗАХАРОВ

УНОСИМЫЕ ОДНОЙ ПЛАНЕТОЙ


Сценарий

публицистического видеофильма.

г. МОСКВА - 2003 г., 20 марта

Содержание

  
   часть первая: НЕЗАБЫВАЕМОЕ ПЛАМЯ
  
  

часть первая:
НЕЗАБЫВАЕМОЕ ПЛАМЯ

Перед нами пустая сцена.

В глубине экран, закрытый занавесом.

   Занавес медленно открывается и на экране видны изображения лиц, расположенных в один ряд.
   Это - 12 величайших апостолов физики ХХ-го века.
   (Масштаб реальной величины). В центре - Эйнштейн. Справа от него - Ферми, Жолио-Кюри, Отто Ган, Сциллард, Оппенгеймер.
   Слева - Нильс Бор, Резерфорд, Нернст, Гейзенберг, Капица, Курчатов.
   Перед экраном - длинный стол. За столом, спиной к зрителям, сидят физики. Они тихо переговариваются между собой, посматривают на Эйнштейна.

ЭЙНШТЕЙН молчит.

   Их разговоры таинственны и неразличимы. Долетают только отдельные слова:
   - Прогресс... Люди... Уровень... Не в силах... Факел... Обезьяна... Не остановить... Грех... Апокалипсис... Необратим... Процесс...

Но вот Эйнштейн встает. Все умолкают. Пауза.

   ЭЙНШТЕЙН. Итак... Нильс Бор?
   НИЛЬС БОР (после паузы) Нет... Нет. Это...
   ЭЙНШТЕЙН. Так... Ферми?
   ФЕРМИ. Мм... Нет. Нет.
   ЭЙНШТЕЙН. Жолио-Кюри?
   ЖОЛИО-КЮРИ. Нет-нет-нет-нет.
   ЭЙНШТЕЙН. Резерфорд?
   РЕЗЕРФОРД (вздохнув) Нет.
   ЭЙНШТЕЙН. Отто Ган?
   ОТТО ГАН (вздохнул, отрицательно покачал головой).
   ЭЙНШТЕЙН. Сциллард?
   СЦИЛЛАРД. Нет! Нет!!
   ЭЙНШТЕЙН. Капица? Курчатов?
   КАПИЦА. Нет...
   КУРЧАТОВ. Но. (Оба посмотрели на Оппенгеймера.)
   ЭЙНШТЕЙН. Оппенгеймер?
   ОППЕНГЕЙМЕР. (Молчит.)
   ЭЙНШТЕЙН. Роберт Оппенгеймер?!
   ОППЕНГЕЙМЕР (тихо) Да.

Все смотрят на него. Звучит МЕТРОНОМ.

   ОППЕНГЕЙМЕР. Да! Да! Не вина физиков, что их открытия превращаются в факел в лапах обезьяны!!

Метроном.

   ЭЙНШТЕЙН. Беда...

Звучит счетчик Гейгера.

Сперва все слушают, как в оцепенении, потом вдруг вскакивают со своих мест.

   - Прогресс! Люди! Уровень! Не в силах!.. Факел! Обезьяна!.. Не остановить!.. Грех!.. Апокалипсис!.. Необратим!.. Процесс!..
   Мы слышим за кадром короткое и сухое двухголосие на английском и русском языках:
   FIVE
   ПЯТЬ
   FORE
   ЧЕТЫРЕ
   THREE
   ТРИ
   TWO
   ДВЕ
   ONE
   ОДНА
   Взрыв - другой. На экране, слева и справа разрастаются два ядерных гриба.

Титры:

НЕЗАБЫВАЕМОЕ ПЛАМЯ

Сквозь звуки проходящих ударных волн слышен далёкий смех.

На экране ещё взрыв, - красивый, цветной.

   ГОЛОС з/к. Это придумал, создал и совершил человек...
   Увидев такое впервые, - не на экране, а наяву, - он воскликнул... из какого-то древнего стиха:
   "... Ярче тысячи солнц
   В небе свет разорвётся, -
   Будто Всевышний прорвётся,
   Необъятным сиянием полн! "
   На последних кадрах камера отъезжает, и мы видим сцену и зрительный зал, заполненный журналистами.
   ГОЛОС з/к (продолжает). Спустя некоторое время, он признается самому себе:
   "Это то, что, возможно, увидит человечество в последние секунды своей жизни на земле..."
   Камера продолжает панорамировать зрительный зал. В самой глубине, над последним рядом открывается большой телеэкран. Мы видим в нём ЖУРНАЛИСТА, -комментатора международных событий, голос которого только что слышали за кадром.

Плавно, на тексте, камера "наезжает" на телеэкран.

   Т/ВЕДУЩИЙ. Мы находимся с вами в Пресс-центре, - том самом, где на брифингах и пресс конференциях обсуждаются важнейшие проблемы наших дней, -проблемы, которые овладели всеми людьми на всех континентах.
   Камера "отъезжает" от экрана, открывая общий план зрительного зала, заполненного журналистами, корреспондентами, аккредитованными. Хлопочут около своих телекамер операторы, щёлкают затворами фотокорреспонденты.
   В первом ряду - люди в генеральских мундирах и чёрных смокингах. Мы видим их спины. Они сидят в строгой очерёдности: мундир - смокинг. Их застывшие фигуры освещены боковыми лучами, из-за чего их лица темны.

В центре из зала на сцену ведут ступеньки.

На сцене микрофонные установки.

В глубине, около экрана, стоит на деревянной ножке вешалка.
На вешалке висит черная судейская мантия и судейская шляпа.

   Некто подходит к вешалке-стойке, снимает висящую на ней судейскую мантию, набрасывает себе ее на плечи, надевает шляпу и идет на авансцену, к микрофонам. Этого Некто условно будем называть - "Судья".

В зале устанавливается тишина.

   СУДЬЯ (после паузы) Ну... думается, не надо нам подробно раскрывать то, что и так, всем ясно, - почему мы сегодня здесь собрались? Снова, - вот уже в который раз замаячила эта, так называемая последняя черта, за которой, по общеизвестному выражению, - не останется достаточно живых, чтобы схоронить мертвых...
   Ни для кого не секрет, что при наличии в мире ядерного оружия, любая война, малая или большая, способна непредсказуемо перерасти во всеядерный взрыв на земле. Вот почему всякий, наделенный властью, кто свои интересы, - политические или экономические, связывает с применением такого оружия против народов отдельных стран или континентов, является заведомым преступником перед человечеством, - т. е. преступником  1.
   Основной смысл и цель нашего сегодняшнего собрания, нашей не совсем обычной пресс-конференции состоит в том, что нам хотелось бы предложить уважаемым представителям общественной деятельности высказаться в свете основных аспектов, связанных с представленным обвинением.
   Какие будут предложения?
   (В Зрительном зале поднимается рука.)
   Пожалуйста.
   ДЖОНАТАН ШЕЛЛ (поднимаясь) Шелл Джонатан, - США, журналист. Мне думается, что главный вопрос, на котором мы должны заострить наше внимание, заключается в том, как перенесет катаклизм экологическая сфера, от состояния которой зависит дальнейшее существование всех без исключения форм жизни.
   Единственным источником, позволяющим заглянуть в будущее, являются свидетельства оставшихся в живых после Хиросимы и Нагасаки...
   Я бы попросил воспользоваться их услугами, - в частности, г-жи Харуко Огасавары. В своей книге "Незабываемое пламя" она пишет, что...
   В то августовское утро она сначала потеряла сознание...
   СУДЬЯ. Харуко Огасаваро!
   На сцену из зрительного зала медленно поднимается немолодая женщина, и пока она поднимается, Джонатан Шелл продолжает:
   ДЖОНАТАН ШЕЛЛ (з/к, тихо). Это случилось 6 августа 1945 года в 8 часов 15 минут утра. В одно мгновение десятки тысяч сгорели, были унесены ураганным ветром, погибли под обломками, от облучения. Огненный шторм неистовствовал в течение 6 часов.
   С 9 часов утра и до вечера поливал "чёрный дождь". Около полудня начался сильный ураган. Через несколько минут после взрыва поднялись облака пыли и дыма, померкло солнце, воцарилась ночь...
   ХАРУКО ОГАСАВАРО (после некоторой паузы, - тихо)... Не могу сказать, сколько секунд или минут прошло, но когда я пришла в себя, я лежала на полу, засыпанная щепками. Когда я поднялась и в отчаянии попыталась сориентироваться, вокруг было темно. В ужасе и страхе я подумала, что нахожусь одна в царстве смерти, и попыталась ощупью выбраться на свет. Не верю, чтобы кто-нибудь мог испытать страх, подобный моему. Когда ко мне вернулась способность думать, я увидела, что платье на мне разорвано, а сандалии исчезли.
   (На экране возникают рисунки из книги "Незабываемое пламя").
   Вскоре воздух наполнился криками боли и призывами о помощи. Оставшиеся в живых узнавали в темноте голоса своих родных и друзей.
   Вдруг до меня дошло: а что же сталось с моею матерью и сестрой?! Маме тогда было 45 лет, а сестре - 5. Когда темнота начала понемногу отступать, я заметила, что вокруг меня ничего нет. Наш дом, дом соседей рядом, дом позади - всё исчезло. Я стояла посреди руин нашего дома. Вокруг - никого... Было тихо, очень тихо - всё казалось призрачно-нереальным.
   Не знаю, сколько времени прошло, когда моего слуха достигли первые крики ищущих людей. Дети звали родителей, родители - детей. Мы с мамой в отчаянии выкрикивали имя моей сестры, прислушивались, не услышим ли ее голос, и повсюду её высматривали. Вдруг мама воскликнула: "О, Эйко!" На расстоянии четырех или пяти метров от нас появилась головка моей сестры, она звала маму. В отчаянии мы с мамой разгребали обломки и балки и наконец, с большим трудом вытащили из-под них сестру. Тело ее было пурпурного цвета от ушибов и контузии, а рука была сильно изуродована.
   Другим меньше повезло в их поисках и попытках спасти близких.
   Какая-то мать, наполовину обезумевшая от страха за своего ребёнка, звала его по имени. Наконец, она его нашла. Голова его походила на вареную каракатицу, с полузакрытым глазами, с белыми, распухшими и выпяченными губами.
   Кино Нисидо вспоминает, что когда он вынес свою тяжелораненую жену на берег реки, протекающей у холма Накахиромати, он страшно перепугался при виде человека, стоявшего совершенно нагим под дождём и державшего в раскрытой ладони свой глаз.
   Хиросима исчезла.
   Улица представляла собой хаотическое нагромождение развалин, поваленных телеграфных столбов и оборванных телефонных проводов. Доносились голоса засыпанных и брошенных на произвол судьбы людей. Это был один и тот же чрезвычайно вежливый призыв: "Тасукэтэ курэ! Помогите, пожалуйста, если можете!" В некоторых руинах священники узнавали жилища своих друзей, но они не могли им больше помочь, так как всё было объято пламенем.
   Вскоре от центра города в направлении окраин потянулись процессии пострадавших... Часто их кожа была чёрного цвета и свисала лоскутьями... Она свисала не только с рук, но и с лица, и с тела... Эти люди встречались мне повсюду... Многие из них умирали на обочине, - они проходили мимо меня, словно призраки. Они не были похожи на людей из этого мира..."
   Пауза. Тишина. Камера панарамарует зрительный зал.
   Слышно, как скрипят половицы. Харуко Огасаваро медленно сходит по ступенькам и спускается в зрительный зал.
   На фоне общего оцепенения неожиданно поднимается строго одетая немолодая красивая женщина с белыми волосами.
   ЖЕНЩИНА (крупно, едва сдерживает слезы) Сара Лидман, - Швеция. (На экране высвечивается её фото, имя, страна и краткая информация о ней.)
   "Я могу себе представить ограниченную войну с применением ядерного оружия в Европе"... - раздалось из Белого дома. Когда ищешь ответ на это, рот у тебя словно набит золой.
   То, что сбросили на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года, было из класса двадцатикилограммовых, всего лишь пара субботних продуктовых сумок. Но какая смерть изверглась из этих капсул, как неостановима она была, как до сих пор пронизывает лучевой болезнью мозг и кости, как невозможно все это себе представить! А ведь те бомбы были такие маленькие, их радиус действия был так ограничен рядом с тем, что нынче именуют тактическим оружием, - с тем, что в Белом доме могут себе представить в сердце Европы.
   Существует древнее представление о слитности человечества. Если части человечества нанесен ущерб, всем людям становится плохо...
   Вот почему у нас язык прилип к гортани от стыда в тот первый день, когда там, на другом берегу Атлантики, представили себе, как за несколько секунд уничтожат нас по эту сторону Атлантики...
   Требуя свободы от ядерного оружия на нашем Севере, во всей Европе, в мире, мы делаем это и потому, что хотим жить, и потому, что хотим дать жить другим.
   Есть африканское приветствие, распространённое в Зимбабве. Оно звучит столь жизнерадостно, что его стоило бы вписать в Устав ООН. Когда двое встречаются, один говорит "Такафари", что означает "Я вижу тебя", а также имеет подтекст "Я узнаю тебя". Другой отвечает. "Макадини", что означает: "Надеюсь, ты здоров!"
   Такафари! Макадини!
   ЭГОН БАР (тянет руку, поднимается со своего места). Федеративная Республика Германии, депутат Бундестага.
   Эйнштейн как-то сказал, что атомная бомба изменила мир, но не мышление людей. Это, в общем-то, простое, но гениальное высказывание не утратило актуальности и сегодня. Политическое мышление осталось фактически на уровне доатомного века. Сдерживает только страх перед адом. Но насколько?!
   Насколько ещё хватит этого страха? По сути, речь идёт только об отсрочке гибели человечества. Что из того, что те немногие, кто выживет, будут спорить о том, где допущена ошибка? Когда всё это взорвётся, не будет ни правых, ни виноватых.

(Пауза. Садится.)

   ВЕДУЩИЙ (з/к) Значит, правду говорят люди, если Бог захочет наказать человека, он прежде всего отнимет у него разум.

(Все поворачиваются в сторону телеэкрана).

   ВЕДУЩИЙ (в кадре телеэкрана) Неужели ХХI-й век оборвется, едва начавшись? Неужели минувшее тысячелетие окажется последним? Неужели... НЕТ НИКОГО, КТО БЫ НАМ ПОМОГ?
   (На экране - залп стратегических ракет с подземных шахт, - из к/ф "На следующий день" - Мы слышим душераздирающий хохот Сатаны) Это же Сон Разума!!
   (На экране - картина Гойи "Сатурн, пожирающий своих детей", затем - залп ракет с подводных атомных лодок, - кадры хроники).
   ВЕДУЩИЙ. Кажется, сам Сатана уже простирает к нам руки в преддверии Ада!
   (Залпы следуют один за другим) Ни былинным народным сказкам, ни фантазиям Жуль Верна, Леонардо, Гойи даже во снах не могло предвидеться то, что уже создано человеком!

(На экране - современный истребитель-бомбардировщик в боевом полете).

   Смотрите! Бедный, сказочный Дракон, или тот же "Сатурн" Гойи, - доведись они встретиться с Этим, а?!
   (Ракетный залп истребителя-бомбардировщика) Вот он - гений человеческий!
   (На экране - фото истребителя).
   Не правда ли, - что-то от дьявола?!
   Или вот!
   (На экране - атомная подводная лодка).
   Чудо-юдо морское! Ни в сказке сказать, ни пером описать.
   (На экране - судоверфь атомных подводных лодок).
   Делаются не на небесах. Вполне земные создания.

(На экране - кадры о "СОИ" и фрагменты из кинофильма "На следующий день").

   И это - не утопия! Это тоже реальность. Мы даже представить не можем сегодня, когда станет возможной и эта сказка. Самые точные компьютеры, просчитав, ошибутся, назвав дату и этой реальности. Может, завтра или послезавтра проснувшись, мы узнаем, что они уже у нас над головами.
   Правда, как говорят страховые агенты, - если будем живы! Если - будем живы.
   ЖУРНАЛИСТ (после паузы, с места, не вставая) Звери пожирают друг друга, чтобы жить. Люди убивают друг друга, чтобы властвовать, чтобы показать свое превосходство. А иные и для удовольствия...
   СУДЬЯ (з/к) Простите.
   ВОЙЦЕХ ЖУХРОВСКИЙ. Войцех Жухровский, - Польша. (Встает. На экране появляется фото его, имя, краткая информация.) Они распоряжаются чужими судьбами, потому что считают себя расой господ.
   Ученые обещают нам "гуманную" бомбу, которая уничтожит только живые существа, а все достояние целых поколений останется нетронутым, станет добычей агрессора. Я не могу себе представить будущую войну, мне достаточно и того, что я пережил в минувшей.
   ВОЙЦЕХ ЖУХРОВСКИЙ садится. Пауза.
   ДЖОНАТАН ШЕЛЛ (с места) Да. Происшедшее во всей второй мировой войне и Хиросиме не дает даже малейшего представления о том, что может натворить сегодня в мире ядерное оружие.
   ГОЛОС ЖУРНАЛИСТА (из глубины зала) Почему не дает? Дает.
   СУДЬЯ. Извините. Представьтесь, пожалуйста
   ГОЛОС ЖУРНАЛИСТА. Михаэль Швелин, - ФРГ.
   СУДЬЯ. Вы не могли бы пройти сюда к нам, на сцену?
   МИХАЭЛЬ ШВЕЛИН. Пожалуйста.

Идет по проходу, поднимается на сцену. На экране появляется его фото, имя, краткая информация.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

часть вторая:
... И ТИХО ПАДАЕТ СНЕГ

  

Журналист идет по проходу, поднимается на сцену.
Пауза. На экране, за его спиной, возникают титры названия второй части.

  
   ЖУРНАЛИСТ (после паузы) Михаэль Швелин, - ФРГ. Начало июня... В Нью-Йорке 11 часов утра. В Москве 6 часов вечера. Ничем не примечательный будний день. Разражается атомная война. Ядерный удар наносится по большинству городов Северного полушария.
   Разрушены ракетные шахты, командные пункты, промышленные объекты, а также "некоторые гражданские и военные цели", такие, как нефтепромыслы, нефтехранилища, нефтеперерабатывающие заводы, химические предприятия, гидроэлектростанции и атомные реакторы. Стало быть, конец всем страхам? Нет, настоящие страхи только начинаются. Несколько лет тому назад Королевская шведская академия наук поручила директору химического института им. Макса Планка в Майнце Паулю Крутцену и американцу Джону Берксу из университета штата Колорадо изучить вопрос о влиянии ядерной войны на атмосферу Земли... И хотя энтузиазма у них это предложение не вызвало, потому что здесь трудно что-либо проверить, тем не менее Крутцен и Беркс взялись за дело.
   В середине 1982 года в журнале Шведской академии наук "Амбио", освещающем проблемы окружающей среды, появился их труд под заглавием.
   "Атмосфера земли после ядерной войны сумерки в полдень".
   Эта публикация сразу привлекла к себе всеобщее внимание. По крайней мере, в Соединенных Штатах и в России. Там уже ни один серьезный ученый и ни один специалист, причастный к стратегическому планированию, не может игнорировать исследование Крутцена и Беркса. В настоящее время теории "ядерной зимы" получили статус почти официального признания Высшая научная инстанция США - Национальный совет по исследованиям - по поручению Пентагона проверила достоверность полученных выводов, Математик Гарвардского университета Джордж Кэрмер подтвердил их...
   До сих пор считалось, что при обмене ядерным ударами взрывной силы от 5 до 10 тысяч мегатонн (в настоящее время суммарный бомбовый арсенал составляет 13 тысяч мегатонн, этого достаточно для уничтожения 700 тысяч Хиросим) немедленно погибнет от 300 миллионов до одного миллиарда человек, прежде всего на территории вовлеченных в войну государств. Примерно столько же людей получат серьезные ранения и будут нуждаться в оказании неотложной медицинской помощи - что вряд ли представится возможным.
   На территории подвергшихся ядерной бомбардировке стран возникнут гигантские пожары, которым будут способствовать ураганные бури, огромное облако дыма и пыли прорвется высоко в слои атмосферы и заслонит собой целые континенты.
   На землю опустится такая мгла, хоть глаз коли, даже в разгар лета температура упадет на много градусов ниже нуля.
   Почему же до сух пор никому не пришла в голову совершенно естественная мысль о том, что возникшие в результате ядерных взрывов пожары и гигантские клубы дыма в свою очередь вызывают резкое понижение температуры?
   Дым, копоть и частицы во взвешенном состоянии.
   "Нас охватила паника, все прежние расчеты, казалось, утратили всякий смысл", -вспоминает Крутцен. Особую озабоченность обоих исследователей вызвал тот факт, что ни один эксперт еще не занимался данной проблемой, и она не рассматривалась ни в одной научной публикации.
   Вскоре после публикации в журнале "Амбио" к авторам обратился американец Зигфрид Герстл. В национальной лаборатории Лос-Аламос он изучал причины гибели динозавров шестьдесят пять миллионов лет тому назад. Ему удалось выяснить, что якобы в начале третичного периода с Землей столкнулся астероид, составлявший в поперечнике примерно 9,5 километров. В результате столкновения образовалось такое огромное количество пыли, что потемнело небо, резко упала интенсивность фотосинтеза как основы жизни, и ящеры оказались лишенными растений, которыми они питались. Не постигнет ли человечество судьба динозавров, изображениями которых можно полюбоваться сегодня лишь в зоологических музеях?
   Но вернемся к сухим научным фактам.
   169 лет тому назад, 4 июля 1816 года, Нью-Йорк был закован в толстый ледяной панцирь. В июне территория штатов Новой Англии оказалась под снежным покровом толщиной до 25 сантиметров. В штате Южная Каролина исследователь и агроном (а прошлом президент Соединенных Штатов) Томас Джефферсон был вынужден взять в банке кредит в связи с неурожаем. В Европе 1816 год вошёл в историю как "год без лета". На Британских островах 65000 человек умерли от тифа. Причины этой эпидемии стал голод, вызванный резким похолоданием.
   Что же случилось?
   В 1815 году в далёкой Индонезии произошло извержение вулкана Тамбера. В атмосферу было выброшено сто кубических километров пепла. Лёгкие частицы носились в воздухе, кружа вокруг земного шара, и заволокли небосвод над Северным полушарием. "Год без лета" оказался мягким и коротким по сравнению с тем, что принесла бы с собой ядерная война. Дело в том, что ядерная война покончила бы со сменой времён года... Вот наиболее важные результаты исследований:
   1. В течение недели попадание солнечного света на землю может сократиться до минимума. Фотосинтез будет нарушен. Продовольственная цепочка прервётся.
   2. Возможен быстрый отток пыли и дыма из Северного полушария в Южное. Последствия этого затронут всю планету.
   3. Даже если война разразится летом, могут последовать снегопады в течение нескольких месяцев. Температура воздуха понизится до минус 15-25 градусов. Внутренние воды промёрзнут на глубину до одного метра. Люди и животные будут умирать от жажды. Народы, зависящие от импорта продовольствия, будут умирать от голода.
   4. Излучение под воздействием радиоактивных осадков будет в десять раз интенсивнее, чем предполагалось ранее.
   5. Бури, вызванные резким перепадом температур, не позволят судам выйти в море.
   6. Обширные пожары в городах приведут к выделению огромного количества ядовитых газов: угарного, цианида и диоксина.
   7. Сократится защитный слой озона, в результате чего возрастёт ультрафиолетовое излучение солнца. Те, кому удастся выжить, ослепнут, заболеют раком и умрут.
   8. Не исключена вероятность исчезновения тропических лесов. Впоследствии начнётся гибель основных видов растений и животных...
   Сколько же продлится этот "послевоенный" период? "Три десятилетия", - единодушно считают исследователи.
   Россия сообщила о результатах своих исследований, которые в общем и целом совпадают с американскими.
   Советник президента США по вопросам науки Джордж Киуорс признал, что данная проблема нуждается в "более тщательной научной оценке", и возложил на добрую дюжину разных учреждений изучение вероятности наступления "ядерной зимы".
   Киуорс является одним из ярых сторонников "стратегической оборонной инициативы", которую окрестили "звездными войнами" Не исключено, что он думает, почему бы тогда не активизировать усилия по созданию обороны в космосе?
   Более простые аргументы выдвигает комментатор газеты "Лос-Анжелес Таймс".
   "К чему новые исследования? Осознание феномена ядерной зимы делает атомную войну НЕПРИЕМЛЕМОЙ " (Уходит).

Пауза.

В глубине, около экрана, одиноко маячит фигура Судьи. В зале тишина, никто не шелохнется. Судья подходит к микрофонам, некоторое время стоит, смотря в пол.

   СУДЬЯ (тихо) В 1950 году Альберт Эйнштейн, долго не веривший в реальность извлечения ядерной энергия, констатировал: "Радиоактивное отравление атмосферы и, следовательно, полное уничтожение всякой жизни на земле сделалось теперь технически возможным..."
   (Спускается в зал, идет между сценой и первым рядом, не глядя на тех, кто сидит в первом ряду. Их затылки медленно, как одна голова, поворачиваются вслед за его движением. Дойдя до края, он вдруг неожиданно оборачивается, смотрит им в упор.)
   СУДЬЯ (все так же тихо) Здесь не должно быть никаких иллюзий. Каждое следующее мгновение может оказаться последним.
   (Проходит за их спины. Идёт между 1-ым и 2-ым рядами.)
   Мир неделим... Мы должны выиграть для него пари вечности...
   Вдруг в глубине зала кто-то вскакивает со своего места, стремительно идет по проходу.
   - "Пять минут ..." - у Достоевского, Федора Михайловича, помните? - "Пять минут, всего, всего только пять минут опоздал!"
   Поднимается на сцену, становится у микрофонов
   КАРЯКИН. Карякин Юрий Федорович, - Россия.

На экране - титры:

КАРЯКИН Юрий Федорович, - русский публицист и литературовед.

   ... Раньше мы жили словно по гарантированному закону вечного круговорота жизни:
   "И пусть у гробового входа
   Младая будет жизнь играть..."
   (А. Пушкин).
   А если не будет?.. если грозит "абсолютный нуль"?! - вот страшный и мужественный вопрос Достоевского...
   ... Веками, тысячелетиями - все мироощущение, все мировоззрение наше строилось (пусть даже бессознательно) на том, что хотя человек отдельный - смертен, зато человечество практически бессмертно. Человек умирает. Но остаются дети. Остаются плоды труда его. Будет жить народ, человечество.
   Раньше все расчеты, все надежды людские на лучшее будущее опирались на незыблемое убеждение в том, что будущее вообще - будет, а потому рано или поздно, будет и лучшее будущее.
   Теперь другое, смерть грозит всему человечеству, весь род людской стал практически смертен, причем единственным способом смерти для него оказалось - самоубийство.
   Человек мечтал о своем бессмертии, уже начал было надеяться на удвоение сроков жизни - и вдруг все перевернулось. Отдельный человек, отдельные люди могут принести в жертву своим, в сущности, сиюминутным, суетным интересам всю бесконечную жизнь всего человеческого рода...
   ... Какая точность нужна при запуске и выведении космического корабля с двумя-тремя людьми на определенную орбиту! Малейшая ошибка - и он сгорит или превратится в мёртвый снаряд, затерянный в глубинах вселенной. Не меньшая - несравненно большая точность нужна и сейчас при "запуске" нашего общего "корабля" - Земли с её человечеством, с её жизнью, с её прошлым, с её возможным будущим и при "выведении" её на новую спасительную социальную, духовную орбиту.
   В 1955 году в Манифесте Эйнштейна - Рассела - Жолио-Кюри (программном документе Пагуошского движения) говорилось: "Необходимо научиться мыслить по-новому... вопрос, который мы ставим перед вами, - вопрос суровый, ужасный и неизбежный, должны ли мы уничтожить человечество или человечество должно отказаться от войны... Перед нами лежит путь непрерывного прогресса, счастья, знания и мудрости. Изберём ли мы вместо этого смерть?"

В 1977 году Аурелио Печчеи, президент "Римского клуба" писал об этом выборе:

   "... Здесь надо отдавать себе ясный отчёт, что человечеству не даровано никакой отсрочки... современный человек не имеет сейчас права ошибиться... мобилизация всех человеческих способностей может потребовать от нас весьма трудных, а возможно, и прямо-таки героических решений, и тем не менее она вполне реальна!"
   Всё, всё свелось к одному: НЕ ОПОЗДАТЬ, НЕ ОПОЗДАТЬ С ТОЧНЫМ РЕШЕНИЕМ И С РЕШАЮЩИМИ ДЕЙСТВИЯМИ.

(На экране эти слова его дублируются текстом.)

   Чтобы понять и принять эти аксиомы, эти альтернативы, чтобы представить и прочувствовать их физически, невозможно, по-моему, обойтись без таких понятий-образов, как время живое и время мёртвое. Живое - когда ещё можно предотвратить катастрофу; ещё можно спасти жизнь. Мёртвое - когда ничего уже сделать нельзя, когда "корабль" улетел не туда и - не вернёшь его обратно, не изменишь его курс...
   Скажут: с одной стороны, такие угрозы, а с другой - такая утопия: сделать за исторически считанные часы и дни то, чего не удалось сделать за века и тысячелетия. Но другого-то выхода и нет! Утопия? Но ведь даже прежняя история доказывает: самая немыслимая утопия не раз становилась реальностью перед лицом смерти...
   Здесь - перелом в мировоззрении, во всём мироощущении. Наше сознание и особенно чувства сначала наотрез отказались даже выслушать эти вопросы, очень долго сопротивлялись им, не впускали их в себя, выталкивали, отторгали как нечто абсолютно инородное, противоестественное, невозможное. Но они, наконец, протиснулись, ворвались к нам, настигли нас и, заставив признать себя, потрясли нас так, как ничто и никогда ещё не потрясало. Как?! самоуничтожение всего человечества?! гибель всей жизни земной?! всей прошлой, настоящей и будущей культуры? нерождение бесконечных будущих поколений? истребление их в генах ген? и время, вечное время сжимается, подобно шагреневой коже?! человек - высшее продление жизни - может уничтожить саму жизнь?! Нет, это слишком, слишком противоестественно. Не может этого быть, потому что этого-то уж действительно не может быть никогда...
   Но все нынче подсчитано. Подсчитано не только политиками и учеными, но и художниками, писателями. И общий результат этого подсчёта таков: живое время исчезает, а мёртвое наступает, с такой же скоростью, с какой растут запасы новейшего оружия, усиливается конфронтация государств, расширяется площадь под ракетами с ядерными зарядами, с какой распоясываются ультралевые и ультраправые террористы. А они охотятся уже и за ядерным оружием и готовы его применить. Разрушается тонкий, нежный озоновый слой нашей планеты, отравляется весь воздух и вся вода земная, вымирают растения, животные, усыпляются, извращаются, убиваются ум, честь, мужество, красота и совесть людская ...
   Раньше действительно была в запасе вечность живого Времени. Теперь - месяцы, годы, едва ли - десятилетия. Будущего может и не быть. Выбор между жизнью и смертью должен быть сделан незамедлительно, безошибочно...

Я хочу напомнить здесь слова американского писателя Уильяма Фолкнера:

"Я отказываюсь, принимать конец человека...

Человек не просто выстоит, ОН ВОСТОРЖЕСТВУЕТ"!

На экране крупными буквами возникают эти слова.

Первый ряд остался сидеть, не шелохнувшись, но в зале, как один человек, все вскочили со своих мест, аплодируя этим великим словам американца.

Карякин сходит со сцены.

В зале постепенно восстанавливается тишина.

Слышно, как стучит метроном.

   ТЕЛЕВЕДУЩИЙ (с телеэкрана). Позвольте и мне, г-н Судья, прибавить к этим словам великого американца слова ещё одного замечательного писателя?

СУДЬЯ молча кивает.

   На экране фото писателя Фёдора АБРАМОВА. Чёрным по белому снизу вверх появляются и плывут следующие строчки под неумолчный стук метронома.
   Ещё совсем недавно, нам, участникам великой битвы с фашизмом, яростным романтикам и мечтателям казалось, что мы навсегда покончили с самым страшным злом человечества - войной и что отныне на нашей планете наконец-то наступит вожделенная эра гуманизма.
   Увы, этим надеждам не суждено было оправдаться.
   Мы живём в такое время, в такую эпоху, когда могут сбыться самые мрачные библейские пророчества, и поэтому сегодня нет важнее дела, чем объединение всех гуманных, всех духовно активных и миролюбивых сил Земли.
   Это зависит и от нас, писателей. Слово всегда было путеводной звездой человечества. В слове сокрыта самая великая энергия, известная на Земле, - энергия человеческого духа. Словом создавалась культура, словом ковалась вера, ковались идеалы, слово двигало народы в борьбе за равенство...

Фёдор АБРАМОВ, писатель, - Россия.

Зрительный зал, кроме первого ряда, встаёт, аплодирует.

И снова - тишина, и снова - МЕТРОНОМ.

Все садятся, смотрят на Судью.

В тяжёлом раздумии он ходит в зрительном зале сбоку около первого ряда.

  
   СУДЬЯ. В истории человечества было около 30 тысяч войн. Человек пережил их.
   Он верил, - придут времена, когда разум изменит нас самих.
   Каждое утро миллионы людей встречают новый день с надеждой на счастье, с верой в будущее, когда придет конец тяжелому труду, наступит эра изобилия.
   В заботах повседневной жизни, в решении личных проблем, мы как-то не заметили, что оказались на грани самого существования! Вообще! Можем исчезнуть с лица земли. Все разом.
   Распространено заблуждение, что ядерная война никогда не будет развязана. Однако реальность нашего времени заставляет думать иначе.
  
   Почему же, - спрашиваю я, - почему, невозможно заняться насущными требованиями времени? Защитой природных ресурсов, охраной окружающей среды, мировой экономикой, проблемой безработных?
   В космосе изобилие энергии Солнца! Неограниченной! Почему не научиться передавать её из космоса для жителей Земли? Без проводов! Подобно тому, как осуществляется связь по радио?

"Держитесь за мечтания!

   Ведь если они умрут,

Жизнь птицей бескрылой станет,

Не сможет она лететь!" - говорил американец Лэнгетон Хьюз.

   "Чего ради нам ненавидеть друг друга? Мы все заодно, уносимые одной и той же планетой, мы - команда одного корабля!" - писал француз Экзюпери.

"... Смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо... - сказал англичанин Джон Дон

(Зрительный зал встаёт и подхватывает:)

Я един со всем Человечеством, а потому

Не спрашивай никогда, по ком звонит КОЛОКОЛ:

ОН ЗВОНИТ ПО ТЕБЕ!"

Сцена и зрительный зал аплодируют друг другу, усаживаются.

  
   СУДЬЯ (после паузы): Колокол-то, конечно, звонит. Может быть! Только мы его не слышим. К сожалению.

И опыт жизни ничему не учит.

Есть расхожее мнение: меня... там у нас... не коснётся.

   (После паузы.) А выяснилось, - коснётся. Коснётся. Абсолютная часть человечества хочет мира. Только мира. Мы все, как цивилизация, на грани исчезновения, в то время, как мы все просто помешались на деньгах! И с этим уже ничего не сделать.
   Если каждый вечер ложиться спать и каждое утро просыпаться с одной только мыслью, где взять деньги, тогда... какой Колокол? Тут зов собственной матери не услышишь.
   Под каждую пакость
   Подведёшь любую святость!..
   Оправдаешь любую бойню... и малую и большую. Замаячил призрак Сатаны, который будет править бал в торжествующем одиночестве.
   А то, что не успеет завершить Сатана, завершит сама Природа. Да-да...
   Сама Природа восстанет и уничтожит нас. И будет права. У неё просто нет другого хода.

Всю жизнь мы только брали и брали у неё, - ничего не отдавая взамен. По сути!

   А она не может дольше задыхаться пожарами лесов, дымами заводов, газами машин, ракет, захлёбываться плотинами рек. Не может!..
   А нам всё мало. Нам бы ещё. И ещё. А где же разум, спросим мы? Разум-то человеческий? А разум... "Мани-мани, мани-мани, мани-мани, мани-мани..."
И другого разума явно не предвидится.
   Если у человека чистая рубашка, и у него хорошо повязан галстук, и улицу он переезжает только на зелёный свет, это ещё не значит, что у него и с разумом всё в порядке.
   Человечество зависит от преуспевающих недоделков, для которых своё благо превыше всего! Превыше всего! Это очень опасно.
   Цепочка на пути ко всеядерному залпу - это возможная реальность.
   Этого не могла не заметить Природа. Она ведь живая, господа. Пока. Вот и начала потихоньку затапливать нас. Затапливать. Не напоминает ли это строки из Библии?
   " Все зримое опять покроют воды,
   И Божий лик изобразится в них... "
   Так что не надейтесь, что кого-то не коснётся. Коснётся. Коснётся-коснётся. И ещё неизвестно, кого раньше.

Смех в зале.

   Так что, с Природой... нельзя не считаться. Никаких денег не хватит рассчитаться с ней. Мы ей очень задолжали. Она ведь и спросить может:
   " Как же так? Так трудилась, так старалась, самое гениальное своё творение выдала - Человека. Пусть он ничтожно мал, как может быть ничтожно мала вишнёвая косточка по отношению к шару Земли, но в нём Божественный дар! Где же он?
   Дар созидания, жизни!
   Как случилось, что он стал развиваться на разрушение? На всечасное движение к смерти? Неужели она ошиблась?!
   Человек - дитя Природы, венец уникальных связей материи, - неужели ты окажешься той самой роковой косточкой, о которую мне - Природе суждено споткнуться?! "
   Это вопрос ко всем нам... всем, - без исключения.
   Мы подошли к самому опасному порогу. Могут сбыться самые мрачные библейские пророчества. В течение 2-х минут, всего только 2-х минут! - может быть прервана вся цепочка жизни, которую создавала Природа в течение миллиардов лет.
   Мы просто обязаны противостоять этому безумию! Противостоять энергией здравого смысла...

Конец.

   г. Москва - 2003 г., 20 марта
  
  
   ЗАХАРОВ Владимир Иванович,
   103009 г. Москва, ул. Тверская д. 27, корп. 2, кв. 27
   Тел. 299-97-22 736-63-52
   E-mail ipushkin@informind.ru
   1.
  
  
   22
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"