Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Хардкор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 9.43*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Только Оби-Ван! Только хардкор!

  Звездные Войны
  
   Пэйринг и персонажи: Оби-Ван Кеноби, Люк Скайуокер, Энакин Скайуокер
  
   Рейтинг:PG-13
  
   Жанры:Юмор, Фантастика, AU
  
   Предупреждения:OOC, Насилие
  
   Размер:серия драблов
  
   Статус:в процессе
  
  
   Описание:Только Оби-Ван! Только хардкор!
  
   Посвящение:Всем, кто любит старый канон так же сильно, как и я!
  
   Публикация на других ресурсах:Уточнять у автора/переводчика
  
   Примечания автора:
   Серия драбликов, вдохновленных Убивашкой.
  
  
  

Драбл первый. От кутюр

  
  
  Люк выдохнул, поправил пошитую точно по мерке перчатку из натуральной кожи. Поднял голову к темному небу.
  
  Там, в высоте, невидимый с планеты, висели "Палач" и Звезда Смерти, и Скайуокер отлично ощущал веющие на него с неба тьму, агрессию и безумие.
  
  Он еще раз вздохнул, пытаясь себя подбодрить.
  
  Умирать не хотелось.
  
  Но и сбежать - не вариант. Мало того, что если ему и удастся ускользнуть незамеченным, так это не спасет его друзей да и всех остальных, так еще и сам себя он перестанет уважать.
  
  Единственное, что оставалось - нервно поправлять и так идеально сидящую щегольскую одежду: Люк не хотел умирать бомжом и помоечником, поэтому принарядился. Все-таки, шансы умереть были высокими, а так хоть в гробу будет красавцем.
  
  Успокаивая себя такими мыслями, мужчина хмыкнул.
  
  - Эх, Бен, как мне тебя не хватает!
  
  - Мне тоже, - раздался полный скрытого юмора приятный голос, и Люк расплылся в улыбке:
  
  - Бен?!
  
  - Здравствуй, Люк! - появившийся перед ним призрак из седого старика перетек в форму элегантного молодого мужчины: рыжеволосого, с щегольской бородкой, в волнах складок плаща.
  
  Молодой Кеноби обошел Люка, одобрительно кивая.
  
  - Весь в меня! Стильно и элегантно!
  
  - Бен, прекрати! - махнул рукой в перчатке, стоящей, как штурмовая винтовка, Люк, довольно покосившись на начищенные щегольские сапоги. Тоже кожаные, между прочим.
  
  - А что такого? - небрежно пожал плечами призрак. - Ты даже представить не можешь, сколько раз мои противники покупались на мой тщательно продуманный образ. И скольких союзников я приобрел! Шарм и грация! - Кеноби лукаво подмигнул, поправляя широкий рукав.
  
  - Мне бы тоже такая способность пригодилась! - вздохнул Люк. - Только боюсь, ни Ве... Отец, ни император меня с этой точки зрения не оценят.
  
  - Как сказать... - пропел Оби-Ван, расплываясь в полной предвкушения коварной улыбке. - Думаю, я могу преподать тебе один урок, который никто в Храме так и не освоил.
  
  - Это какой? - озадачился Люк. - Какие-то ката? Медитация? Техника Силы?
  
  - Ну что ты... Это гораздо более важное и потрясающее психику окружающих умение! - победно вздел руку вверх Оби-Ван. - Итак! Учимся снимать плащ! И учти, твой... хм... отец этому так и не обучился.
  
  - А?
  
  - Смотри! - одним элегантным движением призрак сбросил с себя полупрозрачный плащ. Скайуокер восхищенно присвистнул. - Ну как?
  
  - Один момент! - Люк огляделся, и рванул к оставленной на скамье накидке.
  
  - Браво! - призрак внимательно проследил за тем, как Люк расправляет на плечах накидку. - Мой юный падаван... Учимся действовать врагу на нервы!
  
  ****
  - Это тебе больше не понадобиться... - дряхлый и страшный как смерть Император небрежно повел рукой. Наручники щелкнули, раскрываясь, и упали на пол с глухим стуком. Люк, стоящий в небрежно-вызывающей позе, демонстративно растер живую руку. Стоящий слева от трона Вейдер передал сейбер сына в костлявую руку Палпатина, и озадаченно нахмурился под маской.
  
  Эта поза. Эта легкая полуулыбка, играющая на губах. Это ощущение ходящего от безоружного пленника превосходства.
  
  В мозгу аж засвербело от формирующейся догадки, которую ситх усердно отпихивал в глубины подсознания, не желая выпускать наружу.
  
  Палпатин закончил пафосную речь о могуществе Тьмы, и бросил сейбер к ногам Скайуокера.
  
  - Ты станешь моим учеником! - проскрипел старик, и Люк, скептично шевельнув бровями, одним невыразимо элегантным движением рук сбросил с себя накидку, раскинувшуюся складчатым полукругом в
   округ его ног.
  
  Палпатин захрипел в шокированном узнавании, приподнялся на троне, ткнув в сторону подхватившего Силой сейбер Люка, булькнул что-то вроде: "Ке..." и... рухнул, оплыв черной грудой. Вейдер застыл на середине движения. Люк небрежно поправил волосы, подстриженные у известного куафера - пришлось постараться, чтобы не поймали имперцы, но это того стоило.
  
  - М? И это... Всё?
  
  - Вейдер машинально схватился за сердце, огоньки на нагрудной панели бешено замигали.
  
  - Кеноби!!! - взревел ситх, сжимая кулаки. Ответом ему послужил тихий издевательский смех и шепот в уши:
  
  - Завидуй молча, неуч!
  
  
  
  * Для тех, кто не в курсе.
  
  Кеноби ходил, как и все джедаи, в плаще: он с рукавами.
  Люк ни разу ни в одном из фильмов не надел ПЛАЩ. В шестой части в сцене прихода во дворец Джаббы Люк одет в накидку, которую - вот сюрприз! - предпочитала аристократия и ситхи. Это тот же плащ, но без рукавов. В седьмой и восьмой части он себе не изменяет - только накидка теперь светлая, в тон остальной одежды. Вот такой вот у нас интересный джедай получается:))
  
  
  https://media.tumblr.com/325dee75390488a784cb63658298feb1/tumblr_o5p79mbus71rwlhrfo3_400.gif
  
  

Драбл второй. Магнит

  
  
  Все началось еще в Храме. Мелкий Оби-Ван, еще юнлинг, заблудился в коридоре, добрался до нижних уровней - темных, пыльных и мрачных - и с визгом умчался обратно, увидев, как сгущающиеся тени алчно тянут к нему когтистые лапы, сверкая золотыми глазами.
  
  Он несколько недель заикался и плохо спал, но с течением времени все наладилось, и Оби-Ван выкинул воспоминания из головы, сочтя игрой разбушевавшегося воображения, пока не появились новые.
  
  Ксанатос.
  
  Падший джедай, слетевший с катушек, тянул свои алчные лапы точно так же, как и призраки, вот только, в отличие от них, был совершенно реальным. Он бросил ничего не понимающего мальчишку в шахты, заковал в шоковый ошейник и всячески измывался словесно, стараясь довести до нервного срыва. Побег Оби-Вана с Джинном привел Ксанатоса в бешенство, и тогда началось противостояние, длившееся несколько лет. Ксанатос всячески вредил, пытаясь угробить Кеноби и Джинна, но иногда - в приступах благодушия - старался совратить падавана с пути истинного и сделать своим учеником.
  
  Оби-Ван отбивался как мог, прокачивал боевые навыки и сарказм, а самоубийство сбрендившего предшественника на стезе падаванства воспринял с огромным облегчением, искренне надеясь, что больше не встретится с таким навязчивым вниманием.
  
  Наивный!
  
  Встреча с ситхом на Татуине, плавно переросшая в бой насмерть на Набу, заставила преисполниться нехорошими подозрениями, которые перешли в уверенность в тот момент, когда его гроссмейстер, прославленный мастер-джедай Ян Дуку, неожиданно активировал сейбер шокирующе-алого цвета и пафосно предложил стать его учеником.
  
  Кеноби тогда настолько обалдел от этого неожиданного откровения, что даже не смог как следует послать бывшего гроссмейстера приличествующим его почтенному возрасту пешим туром по памятным местам бурной молодости и молча бросился в бой.
  
  Мастер Макаши, конечно, всыпал им с Энакином по первое число и сбежал, но Оби-Ван был не в обиде: живы - и ладно.
  
  В том, что все гораздо хуже, чем он думал, Кеноби убедился, когда встретил в один отвратительный день неведомым образом выкопавшегося из могилы Мола.
  
  Дикий вопль "Кеноби!" еще долго снился по ночам.
  
  После этого все покатилось по наклонной. Рядом с Молом совершено неожиданно возник его брат: здоровенный, тупой и злобный, как ранкор.
  
  Ладно, их внимание еще можно было пережить, но затем подтянулась дурная, как лихорадка, Вентресс, с Датомира повалили ведьмы; Дуку, словно нерф-производитель, наплодил ситхов-недоучек во главе с Гривусом, и вся эта толпа принялась гоняться за ним, мечтая то ли прибить, то ли совратить.
  
  Кеноби отбивался, отгавкивался, отмахивался, рубил в капусту и сводил с ума занудными моралями и саркастичным флиртом, иногда не имея ни сил, ни времени слетать к своему куаферу, чтобы привести в порядок прическу и бороду.
  
  Ситхи лезли с сейберами и объятиями наперевес, пускали слюни от любви и бешенства и дружно орали: "Кеноби!".
  
  Оби-Ван похудел, в попытках снять стресс пил до умопомрачения, медитировал до полного просветления в пораженных алкоголем мозгах и ставил зарубки на рукояти сейбера, ведя кропотливый учёт отрубленных голов и конечностей.
  
  Ситхи все не кончались.
  
  Нервный параноидальный джедай стал косо смотреть на всех окружающих: никогда не знаешь, кто окажется подпольным ситхом - и Падение ученика воспринял почти философски.
  
  Впрочем, это не помешало сделать еще пару зарубок на сейбере и отправиться в изгнание лечить нервы.
  
  Попытка оказалась провальной: одним жарким пыльным вечером, полным навеянного сивухой благодушия, Кеноби, греющийся у костерка, на котором жарил зефирки, едва не подавился какавой, услышав хорошо знакомый вопль.
  
  - Кеноби!
  
  Целеустремленно несущийся к нему неубиваемый Мол стал последней каплей, насмерть прибившей крайт-дракона.
  
  Терпение джедая лопнуло, и Кеноби, озверевший от того, что ему так некстати прервали отдых, плюнул на принципы милосердия и прочего гуманизма, разделав врага показательно четко и быстро, как по учебнику.
  
  Угроза в адрес мелкого Люка подействовала живительным пинком, выбив тоску, сомнения и рефлексии.
  
  Кеноби закатал рукава, надавал по ушам попытавшемуся что-то вякнуть Ларсу и взялся за Люка, затерроризировав мальчишку до полного нестояния.
  
  Галактику ждало сотрясение в виде вернувшейся Команды, пусть и в обновленном составе.
  
  Появление очередного ситха Оби-Ван воспринял с юмором. Старкиллер оказался подвержен тому же недугу, что и остальные - тоже пускал слюни, сжимая потными от восхищения ладошками сейберы: мозги ему Вейдер прополоскал знатно, без конца зудя о том, как он ненавидит своего бывшего мастера, устроившего ему четвертование.
  
  Убивать бедолагу было почти жалко, но с этим справились и без него.
  
  Сдвоенный вопль в спину от Сидиуса и Вейдера, увидевших своего врага живым, бодрым и здоровым, был как бальзам на израненную душу.
  
  Кеноби свалил в закат, показывая неприличные жесты, хихикая и делясь с Люком пикантными подробностями боевого прошлого.
  
  Мурлыкающее "Кеноби" от какой-то страшной, как орбитальная бомбардировка, бабы в явно не идущем ей кожаном прикиде, вообще заставило горделиво бросить в пространство:
  
  - Я просто магнит!
  
  
  И полные страдания крики Вейдера это только подтверждали.
  
  
  

Драбл третий. Высокое положение

  
  
  
  Оби-Ван всегда был перфекционистом и стремился занять подобающее ему высокое положение.
  
  Всегда.
  
  С самого детства.
  
  Сначала, в очень глубоком детстве, он, конечно, еще был как все, но, подрастая, маленький Кеноби все больше проявлял стремление к совершенству.
  
  Проблемный юнлинг, которого грозились отправить копаться в навозе, пришел в дикий ужас от одной мысли о сельском хозяйстве, тут же мобилизовав все свои силы, и начал превращаться в плакатного джедая.
  
  Поначалу в идеального юнлинга.
  
  Процесс шел с переменным успехом, но это было простительно - юный возраст и недостаток опыта.
  
  Заимев вожделенную косичку, Оби-Ван продолжил идти выбранным курсом, представая перед окружающими уже идеальным падаваном. Это требовало недюжинной силы воли и очень шустро соображающих мозгов, но Кеноби не жаловался: когда тебя всем ставят в пример, это, знаете ли, очень греет самомнение.
  
  Пусть это и не джедайское чувство.
  
  Кеноби рос, набирался опыта, наживая шишки на тернистом и полном ухабов пути воина Света, попутно накрепко усвоив простую истину: в жизни идеального джедая главное - не попадаться. А любое правило можно выполнить так, как необходимо тебе, нужно только посмотреть с правильной точки зрения.
  
  Такая жизненная позиция приносила как бонусы, так и некоторые неприятные моменты.
  
  Но Оби-Ван научился как получать удовольствие от первых, так и мастерски уворачиваться от вторых.
  
  В целом Кеноби был доволен своей жизнью и занимаемым положением: лучший падаван своего поколения; джедай, встретивший и убивший ситха впервые за тысячу лет; рыцарь и учитель Избранного; мастер и магистр, входящий в Высший Совет джедаев; Переговорщик и Высший генерал; известный на всю галактику дипломат.
  
  Да, Кеноби был доволен, хотя иногда постоянная необходимость "держать лицо" в окружении личностей, настойчиво требующих его внимания, нагло вторгаясь в личное пространство, немного напрягала.
  
  В такие моменты Оби-Ван жутко хотел применить на практике все свои знания ненормативной лексики по назначению для полной деморализации наглецов, но, увы, вбитая насмерть вежливость дипломата не давала пасть столь низко, чтобы презрительно процедить сквозь губу: "В очередь, сукины дети! В очередь!"
  
  Вот как сейчас.
  
  Поэтому он только бросил пренебрежительный взгляд, поправил элегантным жестом лезущую в глаза челку, ослепительно улыбнулся рычащим и скалящим зубы Молу с Саважем и протянул с хрустящим акцентом высшего корусантского общества:
  
  - Следующий! Только не торопитесь, пожалуйста!
  
  

Драббл четвертый. Если

  
  
  Сам Оби-Ван считал, что это только из-за того, что он умеет шевелить извилинами и не стесняется использовать инсайдерскую и не только информацию, поступающую к нему самыми разными путями. И немножко Сила. Разумеется. Предчувствия, они такие. Никогда не знаешь, когда прилетят.
  
  Прилетали оные достаточно часто, чтобы случайности и совпадения превратились в закономерности. Кеноби вздыхал, разводил руками, стыдливо отводил взгляд от взбешенных в очередной раз сбывшейся неприятностью попутчиков. Ему было искренне жаль, выступать вестником дурных новостей не хотелось, но именно так постоянно и получалось.
  
  Снова. И снова. И снова.
  
  Впрочем, Оби-Ван никогда не говорил, что он же предупреждал. Что стоило обдумать его предупреждение. Внять. Принять меры. А не пускать все на самотек, надеясь, что пронесет.
  
  Не проносило.
  
  Никак и никогда.
  
  Наоборот, только приваливало еще больше.
  
  Впрочем, это по молодости Оби-Ван был таким скромным и совестливым. Чем старше он становился, тем меньше обращал внимания на нежные, как фиалки, чувства окружающих, и хоть старался не топтать их грубыми сапогами, но иногда и его терпению приходил конец, и Оби-Ван все больше превращался из просто саркастичного гада в законченного циника, не гнушавшегося танцевать на чужих любимых мозолях.
  
  И желание доказать свою правоту все сильнее поднимало голову, портя и так нелегкий характер, вконец испоганеный татуинскими реалиями.
  
  Бой с Вейдером был похож на насмешку.
  
  Темный лорд, превратившийся в закованный в гибрид доспеха и костюма жизнеобеспечения танк, тупо пер вперед, видимо, надеясь затоптать своего врага. Опытный дуэлянт, Кеноби не видел ни отточенной техники, ни какого-то поражающего разум и тело мастерства, наработанного за десятилетия - только голую мощь усиленного протезами тела. Бешенство и ярость, это да, просто сшибали с ног, отключая критическое мышление, Вейдер даже Силу не использовал, забыл, видимо, при виде того, кого искал безрезультатно все эти годы - а ведь Оби-Ван буквально прятался на самом видном месте.
  
  Зато пару раз изрек пафосные фразы, как дроид, исполняющий вшитую в него программу.
  
  Сам Оби-Ван давно мог или сделать ноги, или вступить в плотное противостояние, или применить Силу, ткнув украдкой в пару кнопочек или закоротив проводок - и прощай тогда Лорд Вейдер, надежда и опора Империи, пусть земля тебе будет гвоздями, а Сила - колючей проволокой. Но такое решение было неправильным, в корне противореча давно идеально выверенному плану, и Кеноби медленно отступал, дожидаясь нужного момента, дразня полуослепшего от бешенства Вейдера взмахами плаща, словно быка, чувствуя, как в душе нарастает злорадство.
  
  Не самое джедайское чувство, но что поделать? Против правды не попрешь.
  
  Вейдер тяжело дышал, позади слышался топот: приближался Люк, почти достигший нужной Оби-Вану точки обзора. Малыш увидит все, что необходимо, а потом успеет удрать - это Кеноби знал четко и ясно. Осталось только подогреть страсти и подготовить почву.
  
  - Если ты убьешь меня, - голос Оби-Вана был уверенным и спокойным, исполненным тайного знания, - я стану сильнее, чем был когда-либо прежде.
  
  Люк вскрикнул. Оби-Ван бросил косой взгляд, убеждаясь, что все идет как надо, и опустил меч.
  
  Пришла пора.
  
  Алый клинок мелькнул молнией, и Кеноби сдался Свету, горящему в его венах, распадаясь на тысячи невидимых глазу частиц. Вейдер, не веря собственным глазам, потыкал опавшую кучкой потрепанную одежду мечом, потоптался сапогами и едва не зарычал: вкус победы напоминал дешевое мыло.
  
  Принцесса с какими-то придурками удрала, на это Лорду было плевать, но вот то, что от Кеноби не осталось ничего материального - одежда не в счет - наводило на тревожные размышления. Прекрасно зная изворотливость своего бывшего мастера, Вейдер практически уверился в том, что все произошедшее - какой-то трюк, и Кеноби удрал, сделав вид, что помер.
  
  С ним надо всегда было держать ухо востро!
  
  Приказав подчиненным собрать оставшиеся материальные свидетельства, ситх прицепил на пояс сейбер Кеноби и тяжелым шагом направился к себе: докладывать и переваривать случившееся.
  
  В голове набатом звучало утверждение Оби-Вана, от которого Вейдер медленно покрывался холодным потом: слишком часто джедай оказывался прав, предсказывая какие-то гнусности, чтобы его слова можно было игнорировать или счесть предсмертным бредом.
  
  Время шло, Вейдер почти поверил в то, что все обойдется, как вдруг события завертелись с бешеной скоростью. Обнаглевшие до потери пульса повстанцы совсем потеряли страх и последние мозги, организовав налет на боевую станцию. Решивший тряхнуть стариной ситх запрыгнул в специально модифицированный именно под него истребитель, принявшись отстреливать наглецов одного за другим, как докучных мух.
  
  Один проявил себя особенно упорным и везучим: никак не получалось попасть по верткому наглецу. Наконец Вейдер, скрипя зубами от напряжения и азарта, поймал крестокрыл на мушку и, предвкушая попадание, нажал на гашетку, но именно в этот самый момент его кто-то толкнул под руку, и выстрелы ушли левее, чем надо. Повстанец взмыл вверх свечой, "Звезда" дрогнула и взорвалась. Взрывной волной ситха откинуло прочь, и пока он, отчаянно ругаясь, пытался стабилизировать истребитель, за спиной все больше нарастало хорошо знакомое присутствие.
  
  - Если ты убьешь меня, - замурлыкал на ухо еле слышный голос, полный глубокого морального удовлетворения, - я стану сильнее, чем был когда-либо прежде.
  
  Невидимый джедай помолчал, наслаждаясь экспрессивной руганью ситха, едва не воющего от ярости и разочарования, и нанес добивающий удар, решив не отказывать себе в удовольствии унижения соперника.
  
  - Я же говорил.
  
  
  
  
  

Драббл 5. Сделал гадость - на сердце радость

  
  
  'Я не опоздал, а скорректировал свой сегодняшний рабочий день адекватно неадекватному вчерашнему и обратно пропорционально к нормируемому'.
  
  Сидиус моргнул, протер глаза, еще раз перечитал текст. Ничего не изменилось. Император хмыкнул, пошевелил морщинами на лице и отложил очередную писульку, накорябанную ужасающим почерком Избранного, философски подперев подбородок рукой.
  
  Опусы ученика, которые тот строчил по настоятельной просьбе учителя, отличались креативностью и тщательностью подхода к трудному делу написания объяснительных.
  
  Эти шедевры эпистолярного жанра невозможно было читать без слез, Палпатин даже выделил на это определенное время в невероятно загруженном графике. Самое смешное, что поначалу он даже не догадывался, что бойко разговаривающий на десятке языков Вейдер отвратительно пишет, а также косноязычно излагает мысли на флимпси. Хотя печатал с такой скоростью, что любая секретарша от зависти удавится.
  
  Кроме того, Вейдер терпеть не мог оправдываться за свои косяки и ляпы, а их в его разрушительной деятельности было девяносто процентов, пусть и увенчивалось подавляющее большинство успехом. Для привыкшего строить планы на любой чих и планы в планах на случай, если хоть какая-то мелочь пойдет не так, Сидиуса, такая импровизация была чем-то ужасающим.
  
  Палпатин властвовал над искусственно создаваемым хаосом, превращая в нужный именно ему порядок, а Вейдер был этим самым хаосом, причем совершенно неуправляемым - предсказать действия Избранного можно было с трудом, но только в худшую сторону. Если что-то должно было пойти не так, то оно уверенно шло именно той самой ухабистой дорогой, и бодро катящаяся в сторону запланированного Сидиусом будущего повозка Империи скакала по ямкам, кочкам и прочим неудобствам, как живая и обладающая лапами.
  
  По крайней мере, спотыкалась, набивала шишки и обзаводилась синяками.
  
  Вейдер лишь невозмутимо сопел, дежурным тоном бормотал: 'Да, учитель', 'Конечно, учитель', 'Вы совершенно правы, учитель!' - и продолжал в том же духе.
  
  Поначалу это забавляло, потом стало раздражать, потом откровенно злить, а теперь вот веселить. Чувство юмора росло как на дрожжах, Сидиус лишь головой качал, читая очередной шедевр, написанный твердой рукой ученика - Император принципиально не принимал их отпечатанными на датападе, мстительно рассчитывая, что пусть и через годы, но должен же Вейдер научиться писать не так коряво!
  
  Лорд не сдавался, выливая на бумагу незамутненные сознанием мысли.
  
  'Офицер Тинб, раскаиваясь в растаскивании вверенного его заботам имущества со склада, решил покончить жизнь самоубийством, повесившись на моей руке'.
  
  'Мофф Гаруни передышал наркотическими веществами, после чего ускакал в закат, сломав по пути шею'.
  
  'Гранд-мофф Дожра решил, что...'
  
  - Великая Сила, это невыносимо, - Сидиус вытер выступившие на глазах слезы, удрученно покосившись на голопередатчик, погасивший огни. Вейдер только что отчитался со всем присущим ему напором и непрошибаемой уверенностью в своей правоте и благополучно полетел насаждать справедливость в отдаленные регионы Империи, оставив на память головную боль и полную неспособность сообразить, как разрулить нанесенный его энтузиазмом ущерб. - Что ж делать-то?
  
  Вопрос был насущный и злободневный. И задавался с разными интонациями и эмоциями уже десять лет.
  
  - Вот за что мне это? Вариант 'За все хорошее' - не катит.
  
  Ситх, кряхтя, поерзал в кресле, с тоской вспоминая славные времена падаванства будущего Темного лорда. Тогда Палпатину достаточно было выслушать, дать дружеский совет, похлопать по плечу... И все! Кто ж знал...
  
  - Интересно, а как Кеноби справлялся?
  
  Император задумчиво нахмурился, вспоминая магистра, вынужденного плотно общаться с Избранным пять дней в неделю двадцать четыре часа в сутки. Круглый год. Без перерывов. Покосился на замаскированный бар - после общения с Вейдером жутко хотелось выпить. Почесал подбородок, вспоминая Кеноби, от которого иногда тянуло тонким ароматом хорошей выпивки, и его неопределенную улыбку, вызывавшую дрожь у подавляющего большинства разумных, встречавших магистра на своем пути.
  
  - Хм... Да... Тоже... М-да. Бедолага. А ведь он тоже... Десять лет!
  
  Сидиус встал, открыл бар, накапал в рюмку девяностоградусного успокоительного, выпил, занюхал рукавом мантии и икнул.
  
  - Хорошо пошло!
  
  Вздыбленные нервы немного пригладились, но не до конца - явно требовалось повторить процедуру. Ситх вздохнул, забрал бутылку, напластал ветчины на закуску, сам ужасаясь своей распущенности и полному отсутствию манер, поставил на стол датапад с фотографией Кеноби и чокнулся рюмкой с изображением джедая. Сегодня Императору, как никогда, хотелось выговориться! А Кеноби представлялся самой лучшей и, самое главное, понимающей кандидатурой.
  
  - Вот вы представляете, магистр, что учудил сегодня наш ученичок? - начал ситх, опрокидывая в себя рюмку мандалорского ликера. На лице джедая явно проступило сочувственное внимание. Сидиус выпил еще одну рюмку для храбрости, зажевал ветчиной и принялся жаловаться.
  
  
***
  Татуин
  
  Приятно расслабившийся Кеноби лениво завернулся в одеяло, наслаждаясь тишиной и покоем. Никто не бегал с топотом, не ронял детали, не вонял химикатами, не чавкал над ухом, не тормошил, требуя странного, не пакостил, не...
  
  - Великая Сила, хорошо-то как! - простонал в полусне магистр, радуясь отсутствию в ближайшей тысяче парсек дорогого падавана. - Никакого тебе Энакина...
  
  Он спал, и снился ему почему-то Сидиус, наклюкавшийся до состояния нестояния, слезно жалующийся на нерадивого ученика, от которого только вред, а пользы - с бантовый чих. Кеноби во сне сочувственно кивал и поддакивал, в душе злорадно хохоча и потирая руки - сам виноват, пусть теперь мучается! И спихнуть Вейдера теперь некому. Никто его себе не возьмет.
  
  - Ничего... Побудешь теперь в моей шкуре, ситх, - всхрапнул джедай, окончательно проваливаясь в сон и знать не зная, что мелкий Люк выскользнул из дома и поперся с другом по каньону как раз в сторону домика Кеноби - в поисках приключений.
  
  Спать спокойно Кеноби оставалось только полчаса.
  
Оценка: 9.43*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"