Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Месть Слизерина. Фанфик Гп. Гет.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.65*168  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайно подслушанный разговор может изменить все твое представление о своей жизни.Гарри узнает что Дамблдор его использует и собирается убить, его родители живы, все Уизли и Снейп сообщники Дамблдора. Гарри все рассказывает Гермионе, она говорит что нашла в старинной книге заклинание и ритуал, которые помогут ему исчезнуть, но не поняла как оно работает.Ритуал срабатывает. Прощай, Гарри Джеймс Поттер. Да здравствует Салазар Слизерин! Закончено.

  Пролог.
  
   Гермиона неторопливо шагала по коридору по направлению к гриффиндорской башне. Каблучки звонко стучали по полу, сумка с книгами оттягивала плечо. Все как обычно. Только на душе было неспокойно.
  
   Год начинался отвратительно. Прошлогодний Тремудрый турнир принес не только победу Хогвартсу, но и смерть Седрику Диггори. Тогда Гарри, в полуневменяемом состоянии после истерики в кабинете директора, сидел у себя на кровати и не реагировал ни на какие раздражители. С Роном он перестал общаться, Малфоя в упор не видел, остальных вообще не замечал. Единственным человеком, с которым он поддерживал отношения, была Гермиона.
  
   Уезжая на каникулы, Гарри был похож на зомби - такой же тихий и молчаливый. Гермиона пыталась его приободрить, писала письма, слала шуточные открытки и очень жалела, что не может его навестить. Вначале Гарри на письма отвечал вяло, но к середине каникул немножко приободрился. Напуганые его видом и поведением Дурсли, решили не замечать парня от греха подальше и исправно кормили. Работой его тоже не доставали, и Гарри, в попытках перебороть депрессию, налег на учебу.
   Сидя у себя в комнатке, он заново перечитывал учебники за прошлые курсы, а после покупки учебников для пятого курса начал читать и их. Букля совершала регулярные грузовые рейсы. Все, что не могла утащить сова, пересылалось обычной почтой - Гермиона регулярно посылала книги и конспекты. Также по совету своей подруги он записался в секцию фехтования. Вначале он ходил туда как на каторгу, но постепенно втянулся и стал тренироваться с мрачным ожесточением - нагрузки помогали спать без снов.
  
   Тренер, бывший отставным военным, только головой качал, видя такое рвение, и показывал все новые и новые приемы. Вначале, посмотрев на тощего подростка, он дал ему шпагу, но через пару дней заменил ее на эсток - длинный прямой узкий меч. Как ни странно, но Гарри меч очень понравился, он ощущал, что это - его оружие. Он приобрел себе тренировочное оружие и решил, что в Хогвартсе продолжит заниматься.
  
   Встретив Гарри в поезде, Гермиона поразилась произошедшим с ним переменам. Хорошее питание и спорт сотворили чудо: он вытянулся и раздался в плечах, мышцы еще больше окрепли, волосы немного отросли, и Гарри завязал их в небольшой хвостик. Но самые большие перемены произошли не снаружи, а внутри: если раньше в глазах плескалась смесь из наивности, упрямства, ярости и веры в то, что хорошее не за горами, то сейчас там ничего из этого не осталось. Стив Барнс, учивший Гарри обращаться с мечом, сумел вытащить парня из депрессии, выматывающие занятия помогли постепенно наладить общение с замкнутым подростком. Выяснив, что парень стал свидетелем убийства и винил в этом себя, он потащил его к своему другу - психологу. Тот постепенно смог объяснить, что в произошедшем нет вины Гарри, и идти с голыми руками на пистолет (Гарри сказал, что стал свидетелем бандитской разборки) не только опасно для жизни, но и попросту глупо, а комплекс героя вреден для здоровья не только героя, но и окружающих, и прежде, чем что то сделать, нужно думать, как это сделать и к чему это приведет.
  
   В поезде Гарри с Гермионой заперлись в купе и просто молчали всю дорогу. К ним стучались, их искали Рон и Драко Малфой, но друзья только молча улыбались друг другу. Гермиона смотрела в мрачные глаза своего лучшего друга и думала, что они похожи на изумруды - такие же холодные.
  
   Войдя в Большой Зал, они молча сели за стол, не обращая ни на кого внимания. Учебный год начался.
  
  
  ГЛАВА 1.
  
   Гарри сидел за столом в Большом Зале, ожидая, когда же закончится пир. Пировать ему не хотелось, настроение неуклонно приближалось к отметке "отвратительное". Распределение прошло мимо его внимания, гул в зале действовал раздражающе, как жужжание насекомого. Гермиона внимательно на него посмотрела и незаметно сжала под столом его руку, оказывая столь необходимую моральную поддержку. Гарри слегка улыбнулся, показывая, что оценил этот жест.
  
   Немного дальше сидел Рон, надувшийся, как мышь на крупу. У Гарри совершенно не было желания с ним разговаривать. В конце-то концов! Ну сколько можно! Тогда, когда ему нужна была помощь, Рон не прислал ему ни одного письма. А во время турнира он вообще вел себя отвратительно. Если бы он действительно был ему таким другом, как он кричал об этом на каждом углу, то он понял бы, что Гарри не хотел участвовать в этом дурацком турнире...
  
   Гарри почувствовал, что начинает заводиться. Настроение испортилось окончательно, хотелось кричать от такой жизненной несправедливости и рушить все подряд. Гарри прикрыл глаза и попытался успокоиться.
  
   Вдооох-выдооох....... Вдооох-выдоох.....
  
   Вроде полегчало.... Фффуууххх...
  
   Гарри мысленно еще раз поблагодарил мистера Ласло - психолога, который помог Гарри прийти в себя, и который вытащил его из беспросветной депрессии. Его уроки очень помогли. Когда Гарри рассказал ему часть своей истории, то Ласло только долго на него смотрел, а затем задал вопрос, который выбил у него почву из-под ног:
  
   - Кто же заставил тебя так себя ненавидеть?
  
   Гарри тогда только и смог, что смотреть на него остановившимся взглядом... Эти встречи помогли Гарри понять многое. И самое главное: он смог наконец понять, что не виноват в смерти Седрика.
  
   Гарри очнулся от того, что Гермиона сжала ему руку. Пора было идти в Гриффиндорскую башню. Гарри встал и скользнул взглядом по залу. Пир закончился, ученики стали расходиться, Снейп сверлил его ненавидящим взглядом, директор все так же мерцал глазами, у стены ехидно чему-то ухмылялся Малфой.
  
   Все было как обычно. Жизнь продолжалась.
  
   ****
  
   Идя по направлению к башне, Гарри размышлял над тем, как изменилась его жизнь. Вот его имя выпало из кубка - и все ему завидуют, ненавидят, вот он победитель - и опять та же самая ситуация. Надоело! Пора начать делать самостоятельно хоть что-то! И начнет он это делать прямо сейчас.
  
   Подойдя к портрету, Гарри буркнул пароль и вошел внутрь. Гостиная встретила его любопытными взглядами и шушуканьем. Не обращая на это никакого внимания, Гарри вошел в спальню. Сундук с вещами уже стоял возле кровати.
  
   - Гарри! Дружище! Почему...
  
   Гарри повернулся и посмотрел на Рона в упор, одним взглядом заткнув ему рот.
  
   - Почему что, Рон? Почему я не хочу с тобой разговаривать? Дай подумать... Может потому, что за лето я не получил от тебя ни одного письма, или потому, что мне надоело, что, когда мне нужна твоя помощь, тебя нет рядом? Решай сам, ты вроде большой мальчик, вон как вымахал.
  
   Гарри отвернулся от изображающего рыбу Рона и направился в ванную. Пора было ложиться спать, пока он кого-нибудь не покалечил. Симус и Невилл переглянулись. Что-то определенно изменилось.
  
   Задернув полог на кровати, и наложив на нее все известные ему защитные чары, Гарри ворочался, пытаясь заснуть. Он попытался расслабиться и стал делать дыхательные упражнения. Вдох-выдох... Вдох-выдох...
  
   Незаметно пришел сон.
  
  ГЛАВА 2.
  
   Проснувшись утром, Гарри еще минут пять валялся в кровати, обдумывая планы на сегодня. Нужно было успеть сделать многое. Необходимо найти место, в котором можно будет заниматься фехтованием, не боясь чужих глаз, нужно продолжать самообразование (надоело выставлять себя неучем), нужно... Да много чего нужно!
  
   И еще эта розовая жаба! Даже несмотря на свое жуткое состояние вчера, он запомнил это розовое безобразие, сидящее за преподавательским столом. Министерство... Ну-ну... Гарри запомнил ее взгляд в свою сторону - цепкий и ненавидящий...
  
   Еще и зелья первой парой... Зелья...
  
   Гарри даже вздрогнул от пришедшей в голову мысли. И почему он не подумал об этом раньше! Если у него скачет настроение и он не может с собой справиться, то нужно что-то, что поможет! А что может помочь? Успокаивающее зелье! И почему он раньше об этом не подумал?
  
   А ведь действительно, почему?
  
   Но думай не думай, а вставать надо. В спальне стояла тишина, даже Рон в кои-то веки не храпел, хвала Мерлину за маленькие милости! Гарри привел себя в порядок, расчесался и, собрав волосы в хвост, задумчиво посмотрел на себя в зеркало. Да, так он определенно выглядит лучше. И почему он раньше об этом не подумал?
  
   Выйдя из спальни и направляясь в большой зал, Гарри продолжал размышлять. А ведь действительно... Почему?
  
   Ведь можно собрать волосы в хвост, если они торчат в стороны. Можно выпить Успокоительное, если нервы не в порядке. И можно почитать книги, если не понимаешь урок, а не придумывать себе оправдания собственной лени. И можно обратиться в полицию, если над тобой регулярно издеваются! Почему же он раньше этого не делал? Как будто что-то мешало рационально мыслить.
  
   Ситуация нравилась Гарри с каждым мгновением все меньше и меньше.
  
   Завтракая, Гарри наблюдал, как постепенно заполняется зал. Вот с надменным лицом прошествовал Малфой с Креббом и Гойлом за спиной, вот пришел Невилл...
  
   Гарри поздоровался и неожиданно обратил внимание на слизеринский стол. Перед тем, как приступить к еде, все ученики (даже первоклашки) делали какие-то пассы над тарелкой.
   - Невилл, что они делают?
  
   Невилл обернулся и посмотрел на слизеринцев.
  
   - Проверяют еду на посторонние примеси: яды, зелья и так далее. А то мало ли что могут бросить или подлить в тарелку.
  
   - Интересно, что это за заклинание?
  
   - Если хочешь, я тебя могу научить - Невилл, смутившись, посмотрел на Гарри.
  
   - Я был бы очень признателен.
  
   - Доброе утро, Гарри, Невилл!
  
   Гарри, улыбнувшись, посмотрел на Гермиону:
  
   - Доброе, Гермиона.
  
   - Привет всем! - громогласный вопль заставил их синхронно поморщиться. На лавку рядом плюхнулся Рон и принялся сгребать в тарелку всю еду, находящуюся в пределах досягаемости.
  
   Неожиданно Гарри краем глаза заметил реакцию Невилла на поведение Рона за столом. Он брезгливо отвернулся, и постарался немного отодвинуться от чавкающего соседа. Осторожно оглядевшись, он заметил, с каким презрением и отвращением окружающие смотрят на рыжего. Не выдержав, Гарри отодвинул тарелку и обратился к Гермионе и Невиллу:
  
   - Вы идете?
  
   Направляясь в подземелья, Гарри внимательно слушал Нева, объясняющего заклинание обнаружения посторонних примесей в еде. Под дверью класса собирались ученики. Гриффиндорцы стояли с вымученными гримасами на лицах и судорожно пытались вспомнить хоть что-то; слизеринцы злорадно на них поглядывали.
  
   * * *
  
   Урок зельеварения шел полным ходом. Снейп фланировал по классу, награждая учеников язвительными комментариями, Невилл трясся над своим котлом, от котла Рона тянуло подозрительным запахом гари.
  
   Гарри изо всех сил пытался быть спокойным и сосредоточенным. Он то и дело поглядывал в учебник, сверяясь с рецептом. Наконец последний ингредиент был добавлен, и он принялся помешивать зелье по часовой стрелке, наблюдая, как оно меняет цвет с серого на прозрачный голубой.
  
   - Так-так! Что это у нас? Мистер Поттер! Сколько раз нужно мешать зелье?
  
   - Семнадцать, сэр!
  
   - Ну надо же! Вы все-таки запомнили что-то из учебника?
  
   - Да, сэр!
  
   Гарри смотрел на Снейпа, чье лицо выражало вселенское презрение ко всем ученикам вообще и лично к Гарри Джеймсу Поттеру в частности, и изо всех сил удерживал на лице спокойное выражение. Неожиданный взрыв заставил зельевара развернуться в сторону. Как и ожидалось, котел Невилла попытался взлететь на Луну, но не смог преодолеть силу земного притяжения.
  
   - Мистер Лонгботтом! - шипению Снейпа могли позавидовать все окрестные змеи, - ВЫ и зелеварение не совместимы! Вон из класса и 'Тролль' за урок! Остальные - сдать работы!
  
   Сдав колбы с зельем, ученики дружной толпой повалили из класса, пытаясь выбраться из него как можно быстрее. Они еще не знали, что их ждет на ЗОТИ.
  
  
  ГЛАВА 3.
  
   Сидя на кровати и вслушиваясь в громогласный храп Рона, Гарри обдумывал прошедший день. То, что Снейп как всегда обливал его презрением... ну так это дело привычное. Хотя, сейчас, вспоминая урок, Гарри не мог избавиться от ощущения, что злоба и ненависть какие-то... наигранные.
  
   Он нахмурился, вспоминая. А ведь действительно! Вся злоба Снейпа была какая-то слишком... Слишком! Слишком яркая, слишком громкая, слишком напоказ!
  
   Словно он играл роль злобного ублюдка.
  
   Гарри мысленно сам себе поаплодировал. Если бы он не кидался на Снейпа, как собака на кошку, то уже давно мог бы это заметить: когда Снейп не орал, не строил презрительные гримасы, и особенно, когда Гарри не смотрел в его сторону, в его глазах проскальзывало странное выражение, словно он о чем-то сожалел. Но стоило Гарри посмотреть на профессора... Как говорится - шоу начинается! Просто театр одного актера в действии!
  
   Тут же ему демонстрировали полный набор: презрительное выражение лица, уничижительные реплики, взгляд вивисектора за работой, гримасы, брезгливые жесты королевы на помойке. Как говорится - все и сразу и прямо сейчас!
  
   Осталось только понять, о чем же именно сожалеет профессор.
  
   Мысли медленно текли дальше. Розовая жаба. Такой ужас Гарри даже в кошмарном сне представить не мог: писклявый голос, розовый костюм, бантик в волосах, грация и стать призовой свиноматки. И это розовое нечто с самого начала отнеслось к нему с враждебностью.
  
   Интересно, почему?
  
   Гарри улегся поудобнее и попытался выстроить логическую цепочку, чтобы обнаружить причину неприязни.
  
   Итак, что мы имеем?
  
   1. Амбридж прислана министерством.
  
   2. Министерство - это Фадж.
  
   3. Фадж не любит Дамблдора, а с недавних пор не любит и Гарри. Достаточно вспомнить, как он швырнул ему выигрыш.
  
   4. Фадж отрицал возрождение Волдеморта.
  
   5. Жаба упирала на то, что ЗОТИ нужно ученикам только теоретически, т.к. сражаться ученики не должны, да и сражаться им не с кем. При этом она смотрела только на Гарри, словно ждала, что он сейчас же вскочит с места и начнет возмущаться!
  
   Гарри хихикнул. Тут ее ждало огромное разочарование. Мало того, что он молчал с совершенно пофигистическим выражением лица, так он еще и Гермиону удержал от возражений. Только Рон возмущался и все время пытался спровоцировать Гарри.
  
   Тут он нахмурился. Точно. Рон пытался его спровоцировать. Интересно, зачем?
  
   Ладно, над этим он подумает позже. А пока план действий такой: на провокации не поддаваться и учиться. Хватит быть безграмотным придурком с шилом в одном месте. А пока пора спать.
  
   * * *
  
   В то время, как Гарри обдумывал прошедший день, еще несколько человек занимались тем же.
  
   Северус Снейп, профессор зельеварения, размышлял о том, что Гарри Поттер вел себя совершенно по-другому. Не устраивал истерики, не встревал в перепалки. На уроке продемонстрировал неплохие знания (неужели удосужился взять учебник в руки?), а так же вел себя очень тихо и спокойно. Совершенно нетипичное для него поведение.
  
   Он сжал кулаки и прошептал в темноту:
  
   - Как же ты могла так поступить?
  
   Директор Хогвартса Альбус Дамблдор в это время напряженно обдумывал поведение Героя Пророчества. Поведение Гарри свидетельствовало о затяжной депрессии: отказ от общения, заторможенное поведение, погружение в себя. Все просто прекрасно. Нужно подождать, когда состояние углубится, и затем - резкий ввод мотивирующего фактора. Нужно будет дать задание Блеку, хватит задницу отсиживать! Пора и поработать на благо общества!
  
   Разработка планов всегда была любимым занятием директора. А самым любимым было наблюдение за их выполнением и пожинание плодов.
  
  
  ГЛАВА 4.
  
   Время шло неделя за неделей. Гарри втянулся в учебный процесс, и он шел своим чередом. Так как в квиддитч играть ему запретили, освободившееся время он тратил на уроки фехтования и физическую подготовку.
  
   Занятия он проводил в заброшенном классе, который случайно обнаружил еще два года назад во время одной из своих ночных вылазок. Его неоспоримыми достоинствами были удаленность, а так же то, что в коридоре, ведущем к помещению, не было никаких портретов, которые могли доложить о подозрительной активности кому не надо.
  
   Гарри прилежно учился, не отвечая на попытки Снейпа его унизить и завалить, на Амбридж не обращал внимания, отделываясь от нее вежливыми фразами, и продолжал общаться только с Гермионой и Невиллом. К своему стыду он обнаружил, что Невилл оказался очень неплохим собеседником. С ним можно было поговорить на любую тему, причем без криков, воплей и махания руками, как это обычно демонстрировал Рон. Оказалось, что бабушка Нева воспитывала его не только строго, но и традиционно. Так Гарри постепенно стал разбираться в этикете: как правильно пользоваться столовыми приборами, как правильно общаться с людьми, а также различным традициям Магического мира.
  
   Каждый раз, узнавая какую-нибудь мелочь, о которой он не слышал, а все рожденные в Магмире воспринимали как должное, он не уставал поражаться собственному невежеству. Детство, проведенное в магловском мире, нанесло ему огромный ущерб. Он не знал правил поведения, не умел нормально говорить и правильно выражать свои мысли, а еще о чем-то пытался судить! С каждым днем он все больше и больше убеждался в том, что Дамблдор его использует в какой-то странной игре, и, наконец, в преддверии Хэллоуина он получил доказательство этому, причем очень болезненным способом.
  
   В ожидании праздника весь замок пропах тыквой. Она была везде! На столе: в запеканках, пирогах, гарнирах и в кувшинах в виде сока. На стенах и потолке - в виде украшений. На огороде Хагрида - здоровенные до ужаса, и могущие послужить каретой для Золушки.
  
   Как обычно, перед праздником у Гарри резко испортилось настроение. Для него Хэллоуинн ассоциировался со смертью его семьи, а не с шутками и веселым карнавалом. Он в очередной раз спрятался ото всех в классе и махал мечом, разучивая очередную связку. Гермиона сидела в углу, читая очередную книгу "для легкого чтения" и время от времени поглядывая на него. В тот раз она не выдержала очередных воплей Рона, долженствующих изображать попытки примирения, и, наорав на него, просто сбежала к Гарри.
  
   Поттер закончил свою тренировку и, спрятав меч в тайник, уселся на стул отдохнуть. Гермиона закрыла книгу и только решила побеседовать с другом, как неожиданно раздался хлопок и перед ними очутился Добби, с виноватым видом выкручивающий себе уши.
  
   - Гарри Поттер, сэр! Добби плохой эльф, плохой!
  
   - Тихо! - гаркнул раздраженный Гарри, которого гиперактивный эльф выводил из себя. - Что случилось?
  
   - Гарри Поттеру хотят сделать плохо! Добби не сможет защитить Гарри Поттера, сэра! - эльф принялся биться головой об пол.
  
   - Замри!
  
   Добби застыл, преданно вылупившись залитыми слезами глазами на своего обожаемого кумира. Гермиона сидела в ступоре, глядя на эту сцену.
  
   - Какую опасность ты имеешь в виду, Добби? Кто хочет сделать мне плохо?
  
   - Директор Дамблдор, Гарри Поттер, сэр!
  
   Гарри и Гермиона переглянулись.
  
   - Чем ты можешь это доказать? - мрачно спросил Гарри.
  
   - Добби все видел! Добби может показать! Но Гарри Поттеру придется спрятаться! Добби может его спрятать и Гарри Поттер, сэр, увидит все сам!
  
   Гарри вскочил и, достав из кармана мантии мантию-невидимку, развернул ее, готовясь одеть. Гермиона мгновенно подбежала к нему.
  
   - Я с тобой!
  
   Спорить у Гарри никаких сил не было и он, закутав их обоих в мантию, скомандовал:
  
   - Добби! Ты сейчас перенесешь нас к тому, кто хочет сделать мне плохо. Ты сделаешь так, что нас никто не увидит, не услышит, не сможет нас обнаружить каким-либо другим способом, магическим или не магическим. Я хочу все увидеть сам. Потом ты так же осторожно доставишь нас сюда. Все то время ты будешь молчать и прятать наше и свое присутствие. Ты все понял?
  
   Добби кивнул и щелкнул пальцами. Прижатые друг к другу друзья ощутили, что не могут двигать телом и говорить. Затем они бесшумно очутились возле стены с дверью. Добби провел рукой, и стена с дверью стали прозрачными. Гарри посмотрел прямо и почувствовал, что леденеет. Прямо напротив него сидели его покойные родители.
  
  
  ГЛАВА 5.
  
  
   Гарри оцепенел. Сначала он решил, что это иллюзия, морок... Но вдруг по телу словно пронеслась огненная волна, оставив кристально-чистые мысли, четкие, как грани бриллианта. Все последующее отпечаталось в сознании вспышками, играющими на алмазных гранях.
  
   Вспышка... Комната. Посреди нее стол, окруженный стульями. За столом сидят Дамблдор, Джеймс Поттер, Лили Поттер, Сириус Блек, Молли Уизли и Артур Уизли, Рон, Джинни и близнецы Уизли; в дальнем углу к стене прислонился Снейп.
  
   Вспышка... Снейп смотрит на собравшуюся компанию с презрением и ненавистью. Гарри отмечает, что они этого не замечают. Не видят или не хотят видеть?
  
   Вспышка... Вид у Сириуса совсем не как у беглеца, вынужденного прятаться в ненавистном месте. И уж совсем он не похож на человека, сбежавшего из Азкабана. Богатая одежда, чистая, ухоженная кожа, прекрасные волосы, кудрявой волной спускающиеся на плечи. Аристократические манеры.
  
   Вспышка... Джеймс Поттер и Лили Поттер совсем не похожи на покойников. Внешний вид кричит о БОГАТСТВЕ. У Джеймса вид избалованного аристократа. А вот Лили Поттер, хотя одета не менее богато и вид имеет не менее ухоженный, до настоящей аристократки слегка не дотягивает. Чувствуется, что выросла она не в аристократической семье и, хоть манеры ей привили и внешний лоск навели, увы и ах, ПОРОДЫ в ней не чувствуется. Гарри мысленно сравнил Лили Поттер и Нарциссу Малфой. Нувориш и аристократ.
  
   Вспышка... Дамблдор раздает указания, отпивая из чашки горячий чай. У Гарри в мозгу отпечатываются его слова и ответы окружающих.
  
   - Сириус. Ты должен продолжать игнорировать мальчишку. Но к рождеству пошли ему открытку или письмо.
  
   - Конечно. Я вообще не понимаю, почему я должен с ним общаться! Ни манер, ни мозгов.
  
   - Рон. Ты плохо стараешься наладить отношения с Гарри. За что я тебе плачу? Бери пример со своих братьев и сестры.
  
   - Но я стараюсь! Все эта бобриха! Она к Гарри никого не пускает! И вообще, почему я должен изображать, что я в нее влюблен? У нее вместо мозгов - библиотека!
  
   - Я тебе это уже объяснял! И неоднократно! Благодаря браку с ней ты избавишься от клейма Предателя Крови! Так что - вперед! Иначе я прекращу твое финансирование. Твои истерики и проблемы меня больше не волнуют, и меня не интересуют твои оправдания! Бери пример с Фреда и Джорджа! Они даже смогли уговорить Гарри отдать им выигрыш! Молодцы!
  
   Близнецы захихикали.
  
   - Да, Ронникинс! Этот придурок даже не составил, как положено, договор! Учись!
  
   - Джинни. С Рождества будешь подливать зелья. Все, что нужно, Северус сварит. Не так ли, мой мальчик?
  
   Снейп смотрит с жуткой ненавистью и презрением. Джеймс Поттер хохочет:
  
   - Давай, Нюниус, за тобой должок. Жизни. А то я могу его и стребовать. А твои жалкие попытки помочь этому отродью тебе не помогут!
  
   Перед Гарри проносится череда случаев, когда профессор ему помогал. Первый курс, второй, третий... Снова и снова.
  
   - Северус. Нужно будет, чтобы ты занялся с Гарри окклюменцией. Надо будет сломать его ментальные щиты. Я хочу, чтобы Лорд лазил в его голову как к себе домой. После Рождества займешься.
  
   Неожиданно Гарри с Гермионой очутились в классе. Гермиона почувствовала, что может двигаться и, сорвав с них мантию, повернулась к Гарри. Сама пребывая в полушоковом состоянии от всего произошедшего, она, тем не менее, понимала, что Гарри сейчас гораздо хуже, чем ей. Она повернулась к нему и почувствовала, что волосы на голове зашевелились от ужаса.
  
   Лицо ее лучшего друга было белым, как мел. Казалось, перед ней стоит ледяная статуя, выточенная из тысячелетнего белого льда, который бывает только где-нибудь в Антарктиде. Глаза... словно два изумруда чистейшей воды. Пустые, холодные.
  
   Но самое страшное, что зрачки стали вертикальными. Как у змеи.
  
   Гарри внимательно посмотрел на нее, а затем перевел взгляд на эльфа. Тот смотрел на него, как кролик на удава, и вел себя подозрительно тихо.
  
   - Добби, почему ты сказал, что не можешь меня защитить?
  
   - Злой директор хозяин всех эльфов Хогвартса! Добби живет и работает в Хогвартсе! Он не может противиться приказам директора! - Добби попытался удариться головой об пол, но Гарри остановил его одним властным "стоять!"
  
   - Что нужно для того, чтобы ты смог?
  
   - Гарри Поттер, сэр, должен стать хозяином Добби!
  
   - Хорошо. Я, Гарри Джеймс Поттер (Гермиона увидела, как он скривился, произнося свои имя и фамилию), беру тебя, Добби, к себе на службу своим личным домовиком, дабы ты служил мне. Да будет так!
  
   Вокруг Гарри и Добби на мгновение вспыхнул свет, сконцентрировавшийся в виде ошейника у Добби и в виде браслета на правой руке у Гарри. На домовике появилась чистая наволочка. Однако ни герба, ни вензеля на ней не было. Гарри удовлетворенно кивнул и обратился к Гермионе:
  
   - Миона. Все вопросы завтра, на этом же месте. А сейчас... Добби. Перенеси нас в наши спальни, только так, чтобы никто не заметил. Выполняй!
  
   Эльф кивнул, и через мгновение они уже лежали на своих кроватях.
  
  
  ГЛАВА 6.
  
   Ночь пролетела незаметно. Гермионе казалось что вот, ее голова только коснулась подушки и в следующий момент уже орет будильник. Приведя себя в порядок, она направилась в гостиную чтобы встретить Гарри, но к ее удивлению его там не было. Гермиона пожала плечами и пошла в сторону Зала.
  
   Войдя в Зал, она посмотрела в сторону гриффиндорского стола. Гарри уже сидел на своем месте и тихо переговаривался с Невиллом. Он слабо улыбнулся подошедшей Гермионе и кивнул в ответ на ее приветствие. Позавтракав, друзья отправились на уроки.
  
   День тянулся медленно. Уроки, обед, уроки, ужин... Казалось, он никогда не кончится. Но, наконец, все закончилось, и Гермиона проскользнула в заброшенный класс. Гарри уже находился там и отрабатывал приемы. Увидев Гермиону, Гарри отложил меч в сторону и присел в кресло, кивнув ей на соседнее. С тихим хлопком появился Добби и поставил на столик перед креслами поднос с чаем и выпечкой. Гермиона села в кресло и тяжело вздохнув, повернулась к Гарри:
  
   - Что будем делать?
  
   - Я хочу уйти.
  
   - Что?!!
  
   - Ми, ты слышала меня. Я хочу уйти. Честно говоря, мне и жить не хотелось после вчерашнего.
  
   Гермиона с ужасом уставилась на Гарри:
  
   - Только не бросай меня, пожалуйста. Я... я не переживу этого... не надо...
  
   Гарри нежно посмотрел на единственного человека, которого мог назвать своим другом:
  
   - Не волнуйся, Герми. Я не собираюсь кончать жизнь самоубийством и радовать Этих своей смертью. Я собираюсь исчезнуть. Не знаю куда, не знаю на сколько, не знаю каким образом. Но я это сделаю.
  
   Гермиона вытерла выступившие слезы и постаралась сконцентрироваться.
  
   - Исчезнуть... - что-то крутилось у нее в голове, отозвавшееся на слова Гарри, но она никак не могла ухватить мысль за хвостик. Неожиданно она встрепенулась и посмотрела Гарри в глаза:
  
   - Знаешь, Гарри, мне кажется, что я о чем-то подобном читала... Я не могу сейчас вспомнить точнее, но я поищу. Да, я совершенно определенно что-то такое видела!
  
   Гермиона решительно смотрела на Гарри и глядя на нее он попытался поверить в то, что у нее получится найти им помощь.
  
   ********
  
   Джеймс Поттер сидел перед камином в своем доме медленно потягивал коллекционный огневиски из стакана. Неожиданно распахнулась дверь, и в комнату вошел подросток лет тринадцати на вид.
  
   - Здравствуй, отец.
  
   - Привет, Себастиан. Как прошел твой день?
  
   - Хорошо. Я сегодня выучил новое заклинание! - похвастался подросток, весело глядя на отца.
  
   - Молодец! - Джеймс с любовью смотрел на своего сына. Подросток был копией своего отца. Черные волосы, карие глаза, бледная кожа. Одет он был также богато. Неожиданно перед ними возник эльф и поклонился хозяину:
  
   - Ужин готов, хозяин!
  
   Джеймс встал и отправился с сыном в столовую. Идя за ним, он неожиданно вспомнил своего первенца и скривился от отвращения.
  
   ...Когда родился Гарольд Джеймс Поттер его отец, Джеймс Карлус Поттер был вне себя от радости. У него родился сын, Наследник! Когда он узнал, что его сын подпадает под пророчество, он все равно гордился. Не каждый имеет шанс убить величайшего темного мага столетия!
  
   Совместно с Дамблдором, который был для него непререкаемым авторитетом он с Лили, Ремусом и Сириусом приготовил ловушку. Пара маглов под Империусом и Оборотным, и вуаля! - Волдеморт развеялся, словно его и не было! А вот потом начались проблемы. Оказалось, что Волдеморт что-то сделал с его сыном. Что-то мерзкое и темномагическое. Ведь дети не шипят на игрушечных змей и не пытаются с ними разговаривать на парселтонге. Когда он это увидел... Для него ребенок стал мерзостью. В тот момент для их семьи Гарольд Джеймс Поттер умер. И они с радостью выкинули отродье под дверь дома Петуньи...
  
   Джеймс тряхнул головой, избавляясь от неуместных мыслей, и вошел в столовую. Там уже сидели Лили, Сириус и их дочь Доротея. Он улыбнулся - вся его семья была в сборе.
  
   **********
  
   Гермиона лихорадочно рылась в своих записях. Она точно помнила, что где-то было упоминание об интересующем ее ритуале. Наконец, вывернув свой сундук на изнанку, она нашла толстенную тетрадку, куда записывала то, что ее заинтересовало, и принялась лихорадочно ее листать. Наконец она нашла интересующую ее запись.
  
   На следующий день она с трудом дождалась вечера. Влетев в класс, Гермиона подбежала к Гарри и всунула ему в руку тетрадку.
  
   - Читай!
  
   Гарри принялся внимательно читать запись. Прочитав, он закрыл тетрадку и задумчиво уставился куда-то в пространство. Гермиона нетерпеливо смотрела на него. Наконец Гарри очнулся и посмотрел на девушку:
  
   - Замечательно, Гермиона. Я думаю это то, что нужно. А теперь идем.
  
   - Куда?
  
   - Туда, где нам помогут его осуществить. В Гринготтс.
  
  
  ГЛАВА 7.
  
   Попасть в Гринготтс оказалось несложно. Закутавшись в мантию-невидимку, Гарри с Гермионой вышли за пределы Хогвартса, а затем их аппарировал прямо к банку Добби. Войдя в банк Гарри направился к кассам. Подойдя, он вежливо поздоровался и попросил встречу с управляющим делами Поттеров. Через пару минут к ним уже подходил представительного вида гоблин. Гарри вежливо поклонился:
  
   - Пусть Ваше золото всегда прибывает, уважаемый мастер Крюкохват.
  
   Брови гоблина взлетели вверх:
  
   - Вы помните, как меня зовут?
  
   - Конечно! - Гарри застенчиво улыбнулся. - Вы были первым гоблином, которого я увидел, и поэтому произвели на меня неизгладимое впечатление.
  
   - Что привело вас сюда? Вы хотите снять денег?
  
   - Нет, - лицо Гарри окаменело, - мне стала известна определенная информация и я решил ее проверить.
  
   Крюкохват внимательно посмотрел Гарри в лицо и кивнул:
  
   - Что ж, пройдемте в мой кабинет.
  
   Войдя в кабинет Крюкохват сел за стол, а молодые люди устроились в креслах напротив.
  
   - Итак, что Вы хотели узнать?
  
   - Недавно я узнал потрясающую новость - оказывается, мои родители живы. Поэтому у меня к Вам такой вопрос - как можно узнать свои родственные связи? И еще... Вы знали?
  
   Гоблин кивнул:
  
   - Да, мистер Поттер, я, как управляющий Вашей семьи, знал. Почему не сказал? Во первых, гоблины не вмешиваются в дела волшебников. А во-вторых... мне было дано указание вам не говорить. Но мне не запретили отвечать на Ваши вопросы. А что касается прояснения вопроса статуса, то мы можем провести проверку.
  
   - Хорошо. Скажите, а можно узнать, какими деньгами я могу распоряжаться и еще, мне наверно понадобиться помощь юриста. Самого лучшего.
  
   - Конечно, мистер Поттер. Есть один ритуал, который может прояснить все интересующие Вас вопросы. Плата за его проведение - 500 галлеонов (Гермиона ахнула) будет списана с Вашего счета. Вы согласны?
  
   Гарри кивнул.
  
   - Тогда приступим.
  
   Гоблин прошептал что-то на гоблидухе и хлопнул в ладоши. Через минуту открылась дверь и в кабинет вошли два молодых гоблина, несущих сундук. Сундук они поставили на пол, возле стола и поклонившись, ушли. Крюкохват достал из сундука лист пергамента розоватого цвета и положив на стол, хлопнул в ладоши. Пергамент развернулся на столе, словно его прижали по углам. Затем он достал каменную чашу, покрытую резьбой, и серебряный нож.
  
   - Надрежьте ладонь и наберите кровь в чашу.
  
   Гарри поднес ладонь к чаше и сделав надрез, стал наблюдать, как кровь течет в чашу. Когда набралась половина чаши, Крюкохват провел ножом по ране и она тут же затянулась. Затем он пропел заклинание на гоблидухе над чашей и вылил ее содержимое на пергамент. Гарри с Гермионой зачарованно наблюдали, как на пергаменте начинает формироваться его генеалогическое дерево, а под деревом появляются надписи. Наконец все надписи проявились, и Крюкохват стал оглашать результат.
  
   - Итак. Гарольд Джеймс Поттер, чистокровный маг в двадцать третьем поколении, совершеннолетний.
  
   Отец - Джеймс Карлус Поттер, чистокровный маг в двадцать втором поколении.
  
   Мать - Лилиана Мелания Поттер, маглорожденная, Новая кровь.
  
   Брат - Себастиан Джеймс Поттер.
  
   Сестра - Доротея Лилиана Поттер.
  
   Крестный отец - Сириус Орион Блек.
  
   Крестная мать - Алисия Миранда Лонгботтом.
  
   Право наследования:
  
   Наследник Поттер по крови и магии, Наследник Певерелл по магии, Наследник Слизерин по магии.
  
   Право наследования имущества:
  
   Преимущественная доля наследника Рода Поттер, полный объем наследования Рода Певерелл, магия Рода Слизерин.
  
   Родовые дары:
  
   - артефакторика (заблокирован),
  
   - некромантия ( заблокирован ),
  
   - ментальная магия ( заблокирована ),
  
   - парселтонг ( активен ),
  
   - зельеделие ( заблокирован ).
  
   Состояние магии на настоящий момент:
  
   - активна 50%
  
   - блокирована 50% ( узы Беара ).
  
   Сейфы и финансы:
  
   - Сейф Рода Поттер - 70 миллионов галлеонов 600 тысяч сиклей 231 кнат,
  
   - Сейф Гарри Джеймса Поттера - 7 миллионов галлеонов 76 сиклей 542 кната,
  
   - Сейф Певереллов - 120 миллионов галлеонов.
  
   Гоблин закончил читать и задумчиво произнес, глядя на оглушенных сведениями подростков:
  
   - Да, теперь мне многое становится понятным.
  
  ГЛАВА 8.
  
   Гарри посмотрел на Крюкохвата и вдохнул:
  
   - Уважаемый мастер Крюкохват, не могли бы Вы объяснить мне все вышесказанное?
  
   - Конечно. - Крюкохват кивнул, - начнем с начала. Вы являетесь совершеннолетним. Догадываетесь, почему?
  
   Гарри кивнул.
  
   - Следующее. Наследование. Так как Вы являетесь первенцем, рожденным в законном браке, вы имеете право на титул Лорда, как Рода Поттер, так и Рода Певерелл, в отличие от Вашего отца. Видите ли, Карлус Поттер, Ваш дедушка, лишил Вашего отца права наследования. Джеймс Поттер может распоряжаться неотчуждаемой долей наследника, лишенного права наследования титула (это школьный сейф с частью наследства - всего 25 миллионов), но получить титул и все к нему прилагающееся он не сможет, пока Вы живы, так же, как и его дети - Ваши брат и сестра. Однако, если Вы погибнете по вине посторонних лиц ( скорее всего имеется в виду Лорд Волдеморт ), то право наследования снова вернется в семью.
  
   - Скажите, являясь совершеннолетним, я могу попробовать получить титул Лорда?
  
   - К сожалению должен сообщить, что скорее всего, проверку Кольцом Лорда Вы не пройдете.
  
   - Почему?
  
   - Узы Беара. Это ограничители, которые ставят на ребенка-мага, что бы заблокировать родовые дары и магию. Их особенностью является то, что их могут поставить только родители и только на своего единокровного ребенка-первенца, являющегося Наследником Рода. Снять их невозможно, они слетают только во время смерти. Это делается, когда хотят, что бы право наследования перешло от нежеланного ребенка к другому. И еще... я не хотел сообщать Вам такое, но у меня нет выхода. Узы Беара ведут к смерти. Скорее всего, Вы не доживете до 17 лет.
  
   Гарри побелел. Гермиона сидела в полуобморочном состоянии, схватив его за руку. Крюкохват с сочувствием смотрел на них. Наконец Гарри неимоверным усилием взял себя в руки и задал вопрос:
  
   - Почему?
  
   - Видите ли, в 16 лет Наследники Рода, а так же полукровки древних Родов получают Родовые дары. Так называемое магическое совершеннолетие. В день своего рождения наследник полностью принимает родовую магию. Но так как на Вас Узы Беара, то Ваша магия заблокирована наполовину. Ядро практически не развивается, родовые дары и способности не развиваются. И когда в Вас хлынет Родовая магия... - гоблин грустно развел руками.
  
   - Меня просто разорвет - хрипло продолжил Гарри. Гоблин кивнул. - Вы сказали, что моя мать - Новая кровь. Что это означает?
  
   - Это значит, что она чистокровна, хотя и родилась в семье маглов. Очень часто такие маги становятся основателями собственных родов.
  
   - Скажите, а что означает магический наследник?
  
   - Видите ли, Салазар Слизерин был Певереллом. Так же, как и Поттеры являются их потомками. Род Певереллов считается угасшим, однако иногда случается, что магия дает роду-продолжателю возможность возродить род-основатель, что и проявилось в Вашем случае. Видимо то, что Ваша мать является Новой кровью, сыграло свою роль. Дети от союза чистокровного и новой крови обычно очищены от родовых проклятий и очень сильны. А на Слизеринах и Певереллах лежит заклятие - взрослый Певерелл или Слизерин не могут убить ребенка-наследника, не достигшего совершеннолетия.
  
   - Поэтому он и развоплотился...
  
   Гоблин кивнул. Гарри обдумал появившуюся мысль и посмотрел на Крюкохвата:
  
   - И поэтому единственным незаблокированным даром является парселтонг, - он посмотрел на бледную Гермиону, с трудом удерживающуюся от слез. - Мастер Крюкохват, я бы хотел, что бы Вы провели для Гермионы проверку, аналогичную моей. Деньги спишите с моего счета.
  
   Гоблин кивнул и достал из сундука новый лист пергамента. Гермиона попыталась протестовать, но Гарри только молча посмотрел на нее и ей пришлось подставлять руку. После того, как процедура была закончена, гоблин зачитал результат.
  
   - Гермиона Джейн Грейнджер, Новая кровь.
  
   **********************
  
   Ворочаясь в кровати, Гермиона пыталась переварить прошедший день. Известие о близкой смерти Гарри произвело на нее шокирующее впечатление. На фоне этого новость о том, что она сама является Новой кровью, то есть чистокровной прошла малозамеченной. Гарри за эти годы стал для нее тем, кого у нее не было - старшим братом. Мысль , что она может его потерять, была невыносимой. Единственное, что ее утешало, была мысль о предстоящем Ритуале. Это был единственный шанс на то, что Гарри будет жить.
  
  
  ГЛАВА 9.
  
   Время летело молниеносно. Казалось, вот они сходили в банк, а вот уже прошла неделя. Все это время Гарри с Гермионой готовились к Ритуалу. За это время Гарри был в банке еще два раза, во время которых он показал Крюкохвату описание ритуала, от которого у гоблина глаза на лоб полезли, и получить консультацию лучшего юриста, которая обошлась ему в тысячу галлеонов, но по мнению парня это того стоило. Гарри, пользуясь любой свободной минутой, читал сборник законов магического мира, которую он взял в банке, делал какие-то выписки, которые без конца правил и переписывал. Когда Гермиона заглянула в его записи, с ней случилась истерика. Гарри писал завещание.
  
   Успокоить ее удалось с трудом. Уроки превратились в пытку. У Гермионы глаза постоянно были на мокром месте. В конце концов, Гарри не выдержал и, затащив в класс-убежище, решил откровенно с ней поговорить.
  
   - Гермиона, прекрати! Сколько можно плакать! Все будет хорошо, ты же меня знаешь, ну пожалуйста, милая... - заглядывая Герми в глаза, Гарри пытался привести ее в адекватное состояние. - Я говорил с Крюкохватом, мы все подготовили. И еще, милая. Мы нашли способ обезопасить тебя от Дамби и его рыжей банды.
  
   - Правда? - хлюпнула носом Гермиона.
  
   - Правда. Кроме того, я придумал, как им всем отомстить, - Гарри улыбнулся жуткой улыбкой. - и еще... ты мне веришь?
  
   Гермиона кивнула и вытерла слезы.
  
   - Хорошо. Мы проанализировали ритуал, гоблины навели справки - порылись в книгах и записях. Так вот, я тебе кое-что расскажу. Первое - ты неправильно перевела название ритуала. На самом деле он называется "Подношение Смерти" и самое главное знаешь что? - он с улыбкой посмотрел на подругу, - он подходит только для некромантов, а у меня есть дар некромантии, хоть он и заблокирован. И еще... - Гарри немного помялся, но посмотрев на умоляющее лицо Гермионы, сдался. - Ритуал работает следующим образом - Я умру, но затем Магия будет решать, какую жизнь мне дать.
  
   - То есть? - изумилась Гермиона.
  
   - То есть, я умру как Гарри Джеймс Поттер, а затем Магия даст мне новые имя, род, возможно даже новую внешность. Гоблины считают, что у меня хорошие шансы. Мои родители не выполняли свой долг передо мной, как перед своим наследником, про крестного я вообще молчу, сплошные нарушения. Все это трактуется в мою пользу. И самое главное... - Гарри торжествующе посмотрел ей в глаза, - с меня слетят все блоки и ограничители! И кроме того, у меня такое чувство... Мы с тобой еще увидимся. Я обещаю.
  
   - Ты даешь слово, что мы еще увидимся? - Гермиона требовательно смотрела ему в лицо.
  
   - Да.
  
   *****
  
   Сидя перед камином и потягивая виски из тяжелого граненого стакана, Северус Снейп размышлял о Гарри Поттере. С начала учебного года парень вел себя совершенно не так, как раньше. Он перестал общаться со своими друзьями, за исключением Гермионы, перестал реагировать на чьи либо замечания. Кроме того парень явно взялся за ум - его оценки резко пошли в гору. Однако последняя неделя... Хотя он исправно делал домашнее задание и отвечал на уроках, создавалось впечатление, что все это стало ему совершенно не нужно. Казалось, что у Гарри появилась какая-то цель и он наконец-то к ней приближается. Северус вздохнул и отложил стакан. Все его инстинкты просто вопили, что скоро что-то произойдет. И это ЧТО-ТО будет просто кошмарным.
  
   Драко Люциус Малфой также напряженно размышлял о Гарри. Мальчик, который когда-то отказался пожать ему руку, постоянно занимал его мысли. Постоянные нападки на Гарри на самом деле преследовали только одну цель - обратить его внимание на себя. Драко очень хотел с ним подружиться, но не смог. А так хотелось... А в последнее время Драко все больше одолевали дурные предчувствия. И от этого становилось плохо.
  
   Попивающий в своем кабинете после напряженного трудового дня чай Дамблдор, был напротив очень доволен. Все шло так, как он и планировал. Парень явно уже на грани. Через недельку можно будет ввести уроки окклюменции с Северусом, а там и Волдеморт подтянется. Приятно когда все твои планы выполняются как надо!
  
   Директор совершенно не представлял, что еще пара дней и все его столь тщательно разрабатываемые планы пойдут ко всем чертям и беда придет с той стороны, от которой он не ждал никакого подвоха.
  
  
  ГЛАВА 10.
  
  
   Наконец наступило воскресенье. День, который Гарри ожидал с огромным нетерпением, так как на него был назначен первый поход в Хогсмит. Самому Гарри Хогсмит был совершенно не нужен, но зато у него был свободен целый день, который он намеревался потратить с пользой. На сегодня было назначено проведение ритуала.
  
   Ребята вышли вместе со всеми учениками, которые решили пойти развеяться в деревню. Чтобы Гермиона не выдала их, Гарри с утра напоил ее Успокоительным, и теперь девушка радовала глаз своим безмятежным видом. Войдя в Хогсмит, они смешались с толпой и нырнули в какой-то переулок. Мгновение - и появившийся Добби перенес их к Банку. Крюкохват их уже ждал, и они сразу прошли в кабинет. Усевшись в кресло, Гарри вытащил из сумки лист со списком дел, которые они должны были сделать, и приготовился отмечать выполненное.
  
   - Мастер Крюкохват, давайте начнем. Итак, мое завещание готово?
  
   Гоблин кивнул и протянул Гарри лист пергамента, украшенный печатями Гринготса. Гарри внимательно его прочитал и взяв протянутое ему перо, размашисто расписался.
  
   - Имущество, которое должно отойти наследователям? - гоблин показал на лежащие на низком столике у стены сундучки. Гарри прошелся вдоль них, читая надписи на сундуках и делая отметки. - Хорошо, с этим разобрались. Деньги, артефакты, одежда?
  
   Гоблин указал на здоровенный сундук, стоящий в углу.
  
   - Прикоснитесь к крышке и скажите слово, которое станет паролем.
  
   - Гермиона.
  
   - Хорошо, а теперь посмотрите на изображение змеи. Прикоснитесь к ней и скажите MINIMUS.
  
   - MINIMUS! - сундук резко уменьшился, став размером со спичечный коробок.
  
   - Что бы произвести обратную трансформацию, скажите MAXIMUS.
  
   Гарри кивнул и засунув сундучок в карман, сделал отметку в списке.
  
   Пока Гарри разбирался со списками, Гермиона вспоминала разговор, который состоялся сутки назад.
  
   - Гермиона. Я долго думал, как тебя защитить. Так как твои родители магглы, то пока ты учишься в школе, твоим опекуном считается директор. Он может сделать с тобой что угодно, в том числе и выдать замуж за нужного ему человека ( Гермиона скривилась, но продолжила внимательно его слушать ) и ты будешь обязана ему подчиниться. Избежать этого можно несколькими способами: выдать тебя замуж, отдать на удочерение в чистокровную семью и... основать собственный Род. Первые два нам не подходят. А вот у третьего способа есть свои нюансы.
  
   - Какие? - Гермиона азартно подалась вперед.
  
   - Во-первых, нужно пройти обряд создания нового Рода. Сам обряд несложен, но решение принимает Магия. Ты должна быть готовой отстаивать интересы своего Рода, причем практически любой ценой. Никаких выходок, типа общества освобождения Эльфов ( Гермиона покраснела ). Ты должна быть взрослой. Кроме того, нужно будет составить Кодекс Рода, но с этим тебе поможет Крюкохват. Я думаю, за основу можно будет взять Кодекс Певереллов. И самое главное - тебе нужно будет принять Вассалитет. Сюзерен сможет тебя защитить, так как его решения директор оспаривать не сможет. -Гарри вздохнул, собираясь с мыслями. - гоблины нашли один ритуал отсроченного Вассалитета.
  
   - Это как? - изумилась Гермиона.
  
   - Я приму у тебя оммаж и ты станешь моим вассалом. Личным. Это значит, что даже если я сменю Имя и Род, ты останешься моим вассалом. Мои решения будут приоритетны для тебя. И для всех остальных. Ты согласна?
  
   - Гермиона, ты готова? - девушка очнулась от воспоминаний и встала с кресла. - Да.
  
   - Тогда идем, тут мы уже закончили.
  
   Гермиона, Гарри и Крюкохват вышли из кабинета и стали спускаться по коридорам вниз, в подвальные помещения. Через десять минут ходьбы они вошли в Ритуальный Зал. Там уже все было готово. На полу была вычерчена сложная фигура, в углах которой горели свечи. Неподалеку стола ширма. Гермиона прошла за ширму и переоделась в ритуальную мантию. Выйдя, она стала в середине фигуры и стала нараспев читать заклинание, которое выучила намертво. Как только она закончила чтение, свечи резко вспыхнули и загорелись черным огнем. По линиям фигуры пробежались фиолетовые огни. Гермиона застыла, как изваяние. В этот момент она была не здесь и не сейчас.
  
   Минуты шли одна за другой и вдруг свечи засияли золотом. Над присутствующими раздался голос:
  
   - Достойна! - и в следующий миг девушка на секунду засияла серебром. Через секунду она очнулась от транса, а ей на руки упал свиток, украшенный печатями.
  
  
  ГЛАВА 11.
  
   Гарри смотрел на Гермиону и восхищался. Девушка и раньше была симпатичной, но сейчас превратилась в красавицу. Кожа стала аристократически бледной, волосы, ранее бывшие просто пушистой копной , теперь превратились в каскад локонов, падающий до пояса, глаза приобрели бронзовый цвет. Он не выдержал и крепко обнял ее.
  
   - Давай посмотрим, что написано в свидетельстве? - Смущенная Гермиона кивнула и поспешно развернув свиток, стала читать:
  
   - Гермиона Джейн Грейнджер, Леди, основательница Рода Грейнджер.
  
   Дата основания Рода - 30 октября 1995 года.
  
   Родовые дары:
  
   - ментальная магия (логика, идеальная память),
  
   - трансфигурация.
  
   Девиз Рода - "Всегда верные".
  
   Цвета Рода - Синий и Золотой.
  
   Герб Рода - золотая роза на синем поле.
  
   Покровитель Рода - ...
  
   - А почему в графе "Покровитель Рода" прочерк? - подняла голову Гермиона. Гарри улыбнулся, - сейчас проведем ритуал оммажа, и имя появится. Ты готова?
  
   Гермиона кивнула. Они стали друг против друга и Гермиона опустилась на колени перед Гарри, вложив в его сложенные лодочкой ладони свои руки.
  
   - Я, Гермиона Джейн Грейнджер, Леди Грейнджер, прошу принять мою клятву верности Гарольда Джеймса Поттера. Клянусь быть твоим верным вассалом, хранить твои тайны, бороться с твоими врагами, охранять твой покой. Верность моя принадлежит Тебе, в каком бы Облике ты не был, какое бы Имя ты не носил, в каком месте бы ты не был. Только и сугубо тебе! Да будет так!
  
   - Я, Гарольд Джеймс Поттер, принимаю клятву верности Гермионы Джейн Грейнджер, Леди Грейнджер и клянусь быть верным сюзереном, хранить ее тайны, защищать ее от врагов, прийти на помощь в случае нужды. В каком бы Облике я не был, какое бы Имя я не носил, в каком бы месте я не был, я приду по твоему Зову. Да будет так!
  
   Вокруг их запястий засияли браслеты из золотого света и вспыхнув, погасли. Гоблины, стоящие рядом, хором произнесли:
  
   - Услышано и засвидетельствовано!
  
   Гермиона встала и сделала реверанс. Гарри наклонил голову.
  
   - Слушайте мое повеление Вам, Леди Грейнджер. Дабы быть истинной Леди, Вы обязаны изучить традиции, обычаи и законы Магического Мира. Также я запрещаю Вам вступать в брак без моего на то благословения до достижения Вами 17 лет, а также заключать помолвки, договоры и контракты с кем-либо до достижения вами 17 лет, вступать в какие-то отношения с Предателями Крови. Да будет так!
  
   - Да будет так! - Гермиона смотрела на Гарри грустными глазами. Он улыбнулся и повернулся к гоблинам:
  
   - Пора.
  
   За это время гоблины привели зал в порядок. На полу вычертили пентаграмму, в углах которой поставили пирамидки из различных материалов, по краям пентаграммы были вычерчены руны. Гарри лег в середину пентаграммы и запел заклинание. Камни стали светиться. Гарри допел последнюю строчку и неожиданно выгнувшись, обмяк.
  
   Все присутствующие напряженно следили за происходящим. Прошла минута, другая... Неожиданно Гарри выгнуло дугой и он с хрипом втянул в себя воздух, а затем его тело стало меняться. Волосы стали расти с неимоверной скоростью и достигли поясницы, кожа стала бледной, рост увеличился. Гарри повернул голову, с трудом улыбнулся и с хлопком исчез. Неожиданно засиял свиток в руке Гермионы. Она торопливо развернула его и не веря своим глазам прочитала появившуюся надпись. Потом прочитала еще раз и посмотрев на Крюкохвата дикими глазами, отдала ему свиток и в шоковом состоянии уселась прямо на пол. Гоблин молниеносно развернул свиток и впился глазами в появившуюся надпись:
  
   - Покровитель Рода - Салазар Игнотиус Слизерин, Лорд Певерелл-Слизерин.
  
  ГЛАВА 12.
  
   Гермиона сидела на полу ритуального зала и пыталась переварить пикантную новость о том, что Гарри стал Слизерином. Гоблины шушукались рядом. Наконец она тряхнула головой и решительно встала.
  
   - Мастер Крюкохват, как у нас со временем?
  
   - Все в порядке, мы успеваем. Пройдемте в кабинет.
  
   Зайдя в кабинет, Гермиона устроилась в кресле, гоблин - напротив.
  
   - Итак, Леди Грейнджер. Ваш Покровитель оставил некоторые распоряжения. Для начала - позвольте представить Вам Вашего Управляющего - Долгорук, мой внук. - гоблин с гордостью посмотрел на стоящего рядом молодого гоблина, который с достоинством поклонился. - Он будет заниматься Вашим состоянием и не только. Его кандидатура одобрена Вашим Покровителем. - Гермиона уважительно кивнула гоблину. - Следующее. Оденьте это, - Долгорук протянул Гермионе простое золотое кольцо, - этот артефакт защищает от ментального вмешательства любого вида - зелья, заклинания, окклюменция и легилеменция. Так же он создаст необходимые воспоминания. А теперь пора. Увидимся через неделю.
  
   Гермиона надела кольцо на мизинец. Оно засветилось и исчезло. Она кивнула гоблинам и вышла из банка. Мгновение- и Добби аппарировал ее в Хогсмит, в пустой переулок. Можно было не бояться, что их с Гарри отсутствие обнаружат - все это время пара нанятых гоблинами магов под Оборотным изображала под их видом бурную деятельность - шатались по магазинам, общались со знакомыми, а затем разошлись в разные стороны. Вот в переулок вошла фальшивая Гермиона, на ходу передала пакет с покупками оригиналу и не останавливаясь, аппарировала. Гермиона вытащила из пакета листок с отчетом и направилась в Хогвартс.
  
   Отсутствие Гарри обнаружили только на следующий день. За обедом Гермиона начала изображать бурную деятельность по поводу поисков пропавшего Героя. Она громко посетовала, что когда найдет Гарри, поотрывает ему все лишнее и мешающее учебе. После этого разразился ад. Ее вызвали в кабинет директора, где Дамблдор, между попытками напоить ее чаем с подозрительного вида конфетами, предпринял пару попыток залезть ей в мозг. Однако артефакт сработал на "Ура" и ничего, кроме воспоминаний о дне, проведенном в Хогсмите, директор не нашел. Члены Ордена Феникса, поднятые по тревоге, тоже не смогли найти ничего определенного. Да, Гарри полдня ходил по деревне - зашел в "Сладкое королевство", походил по магазинам, покупая всякую мелочь, а затем - просто испарился.
  
   Дамблдор напряженно потирал переносицу, на что сидящий напротив Снейп смотрел, чувствуя злорадную радость. Он был уверен, что мальчишка залез в какую-то нору, решив испытать их терпение и привлечь к себе внимание, что он и высказал, глядя директору прямо в глаза. Уже прошло шесть дней, а Героя ни слуху, ни духу. Неожиданно активизировалась метка и Северус, скрипнув зубами, схватился за руку.
  
   - Меня вызывают...
  
   - Да-да, мой мальчик, иди.
  
   Снейп с бешенством посмотрел на него и вылетел из кабинета. Дамблдор вздохнул и сжал кулаки. Все планы летели к Мордреду. Ритуал поиска с помощью крови Гарри показал, что такого человека не существует. Оставалась надежда, что до него добрался Волдеморт. Это было бы неплохо ...
  
   Снейп появился в Малфой-меноре одним из первых. Зал постепенно заполнялся Пожирателями, на что взирал закутавшийся в мантию Волдеморт, сидящий на троне. Наконец, все вызванные явились и Волдеморт начал опрос.
  
   - Какие новосссти вы мне принесссли? Малфой?
  
   - Поттер пропал шесть дней назад, во время прогулки в Хогсмите.
  
   - Это я зссснаю! Что ты можешь ссказссать мне нового?
  
   Люциус Малфой сжался в ожидании Круцио, как вдруг произошло то, что ввело в ступор всех присутствующих. В зал влетела сова в ошейнике, украшенном гербом Гринготса и усевшись на подлокотник трона, протянула изумленному Волдеморту лапку, с привязанным к ней письмом. Волдеморт отвязал письмо, украшенное печатями банка, и развернул его. Как только он это сделал, письмо засветилось, и в зале зазвучал голос
  
   - Уважаемый Лорд Волдеморт! Вам необходимо прибыть в Гринготс завтра, шестого ноября 1995 года, в 11.00 для оглашения завещания Гарольда Джеймса Поттера. Безопасность посещения гарантируется. С уважением, поверенный Рода Поттер, Крюкохват.
  
   Пожиратели зашумели. Неожиданная новость выбила всех присутствующих из колеи. Наконец Лорд не выдержал и гаркнул:
  
   - Тихо!
  
   Зал затих. Присутствующие не знали, как повелитель отреагирует на новость о смерти своего врага, да еще и не от его руки, но предчувствия их одолевали нехорошие.
  
   - Кто посссмел? Кто? - разъяренный Волдеморт обвел своих слуг бешеным взглядом. Неизвестно, что бы могло произойти, но в это время в зал влетели еще две совы и усевшись на руки Снейпу и Малфою, протянули им лапки с привязанными письмами. Как только конверты отвязали, совы улетели прочь. А в тишине зала опять зазвучал голос:
  
   - Уважаемый Лорд Малфой! Вам необходимо сопроводить Вашего сына, Драко Люциуса Малфоя в Гринготс, завтра, шестого ноября 1995 года, в 11.00, для оглашения завещания Гарольда Джеймса Поттера. Безопасность присутствующих гарантируется. С уважением, поверенный Рода Поттер, Крюкохват.
  
   - Уважаемый Лорд Принц! Вам необходимо прибыть в Гринготс завтра, шестого ноября 1995 года в 11.00, для оглашения завещания Гарольда Джеймса Поттера. Безопасность присутствующих гарантируется. С уважением, поверенный Рода Поттер, Крюкохват.
  
   Северус Снейп, шпион со стажем, стоял, судорожно сжимая в руке письмо. В голове набатом стучало только одно слово - "завещание".
  
   - Северус! - Снейп вздрогнул и очнулся. На него смотрел разъяренный Волдеморт, недвусмысленно поигрывая зажатой в пальцах палочкой.
  
   - Я запрещаю тебе говорить об этом старику. Ты понял меня?
  
   - Да, милорд!
  
   - Хорошшшо. Ты скажешшшь, что я приказссал найти мальчишшшку. А чшшто бы ты лучшше понял...Круцио!
  
   ...Снейп ввалился в кабинет директора далеко за полночь. От пережитого тряслись руки.
  
   - Что сказал Том?
  
   - Он в ярости. Дал нам указание найти мальчишку и всыпал Круцио, для профилактики. Я - спать!
  
   - Да-да, иди, мой мальчик.
  
   Погрузившийся в раздумья Дамблдор не подозревал, что его ждет через сутки.
  
  
  ГЛАВА 13.
  
  
   Северусу удалось уйти из Хогвартса не вызывая подозрений. Он пожаловался встреченной в коридоре мадам Помфри на отсутствие жизненно важных ингредиентов и отбыл, эффектно взмахнув черной мантией. Через десять минут он уже активно перебирал сушеных скарабеев в лавке, а еще через десять минут стоял у банка. Как только он вошел в холл, к нему подошел посыльный и проводил в кабинет.
  
   Войдя в кабинет, он тут же наткнулся на сидящих в креслах Люциуса и Драко. Рядом в кресле находился еще один человек, закутанный в мантию с капюшоном. Милорд. Справа от них стояло еще два кресла, в одном из которых сидела незнакомая ему девушка. Северусу не было видно ее лицо, но общее впечатление было прекрасным. Элегантная прическа, изысканная одежда, хотя и строгого покроя. Девушка повернулась, чтобы увидеть вошедшего и Снейп замер.
  
   - Мисс Грейнджер? - не веря собственным глазам, произнес Снейп. Малфои также синхронно уставились на нее. Было видно, что они девушку не узнали.
  
   - Присаживайтесь, Лорд Принц. - Гермиона элегантным жестом показала на кресло рядом с собой. - Все вопросы только после оглашения завещания. Я дам объяснения ВСЕМ присутствующим, - девушка посмотрела на закутанную в черное фигуру.
  
   Гоблин, сидящий за столом откашлялся и встав, обвел взглядом присутствующих.
  
   - Так как все лица, приглашенные на оглашение завещания в сборе, то можно начать. Я -Крюкохват, поверенный Рода Поттер. Сегодня будет оглашена первая часть завещания Гарольда Джеймса Поттера. Начнем. - гоблин положил на стол каменный диск, покрытый рунами и достав пухлый конверт с завещанием, положил его на камень. Диск засветился и в тишине кабинета зазвучал голос Гарри:
  
   - Я, Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Рода Поттер, Наследник Рода Певерелл, Наследник Рода Слизерин (все присутствующие, кроме Гермионы и Гоблинов, вздрогнули), объявляю свою последнюю волю. Начнем с Леди. Гермиона Джейн Грейнджер. Я уверен, что все задуманное получилось и ты прошла испытание. - Гермиона кивнула, с трудом сдерживая слезы. - Я завещаю тебе десять миллионов галлеонов (Драко изумленно уставился на девушку), а также книги, перечень которых я не буду оглашать вслух, во избежание.
  
   Гоблин поставил перед девушкой сундучок. Гермиона кивнула.
  
   - Пользуйся ими с умом и будь достойна своего Рода и Сюзерена. - головы всех присутствующих повернулись в сторону Гермионы и выражали только одно чувство - ИЗУМЛЕНИЕ. Драко не выдержал:
  
   - ЧТООО? Какой ... - рука отца властно закрыла ему рот.
  
   - Манеры, Сын! - Драко, покраснев, кивнул. Гермиона с усмешкой посмотрела на него. Северус мысленно хмыкнул.
  
   - Драко Люциус Малфой. Все эти годы ты делал мне гадости и пытался вывести из себя. Спасибо. Я многому у тебя научился и жалею только об одном - я не успел пожать тебе руку. - Драко вздрогнул.- Поэтому прими от меня на память этот скромный подарок.
  
   Перед Драко поставили узкий длинный футляр. Он раскрыл его и уставился на содержимое в немом восхищении. В футляре лежала метла. Древко из черного дерева, прутья серебряного цвета лежали один к одному. Когда Драко вынул метлу, он увидел, что на ручке было изображение - хорек, гордо стоящий на задних лапках с короной на голове. Вокруг надпись серебром - Принц Слизерина. На черенке метлы мелкими алмазами был выложен герб Малфоев. Люциус задумчиво смотрел на метлу. Было видно, что она стоит ОЧЕНЬ БОЛЬШИХ ДЕНЕГ.
  
   - Эта метла сделана в одном экземпляре. Специально для тебя. Я хочу, что бы ты принес победу Слизерину. Прощай, Драко. Следующее. Северус Тобиас Снейп, Лорд Принц. Да,профессор, я знаю вашу тайну, о которой не в курсе директор. Годы подряд Вы издевались надо мной по мере своих сил и возможностей. Я не могу ответить Вам меньшим. - Гарри злорадно хихикнул. - У меня для Вас несколько подарков.
  
   - Первый. Я, Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Рода Поттер, признаю, что Северус Тобиас Снейп выплатил Долг Жизни перед Родом Поттер. Долг погашен и не существует более. Да будет так!
  
   - Второй. Я, Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Рода Поттер, Наследник Рода Певерелл, по Праву Крови, Плоти и Магии, перед лицом Смерти признаю обеты, принесенные Северусом Тобиасом Снейпом, Лордом Принцем касающиеся меня и только меня, выполненными. Да будет Магия мне свидетелем! Да будет так!
  
   В тот же миг вокруг левой руки Снейпа возникли три браслета и со звоном лопнув, исчезли. Присутствующие смотрели во все глаза. Снейп смотрел на свою руку, не веря в происходящее. Он мечтал об этом долгие годы, и неожиданно мечта сбылась, но какой ценой! Он судорожно сжал руку, не замечая, что по его щекам текут слезы.
  
   - Ну же, профессор! Вдохните глубже! Говорят, воздух свободы крайне полезен для организма! - голос Гарри заставил его очнуться.
  
   - Несносный мальчишка! - прошептал он с благодарностью.
  
   - А теперь - бонус! Четыре года вы пытались вбить в мою пустую голову хоть какие-то знания, и не ваша вина, что у вас ничего не получилось. Такая самоотверженность заслуживает награды. По праву Охоты мне принадлежит василиск. Мне он не понадобится, а вот Вы, я думаю, найдете ему применение. Я дарю Вам свой охотничий трофей.
  
   Перед Снейпом поставили сундук, в который он вцепился, как в самое дорогое в жизни. Люциус мысленно прикидывал, сколько может стоить содержимое сундучка. С учетом того, что василиски - редкость несусветная, а еще яд, шкура, клыки... Выходило, что внутри лежит неплохое состояние -на миллионов десять-пятнадцать потянет. Смотря как, где и кому продавать. Волдеморт молча обдумывал услышанное. Его насторожила фраза о Праве Крови, Плоти и Магии. Таким правом мог воспользоваться только Наследник Рода. И только в двух случаях.
  
   - А теперь я отдам свой последний дар, - голос Гарри был полон горечи. - Томас Марволо Риддл, Лорд Волдеморт. Мой самый верный враг, - фигура в черном вскинула голову. - Ты единственный, кто всегда относился ко мне, как к равному. Ты единственный, кто никогда мне не врал. Ты единственный, кто помнил обо мне. Не твоя вина, что мы стали врагами. Такая верность заслуживает награды. У меня для тебя несколько даров.
  
   Первый дар. Предприняв попытку меня убить, ты заплатил за нее жизнью и магией. Я, Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Рода Слизерин по Магии , назначаю тебя, Томас Марволо Риддл, своим Наследником. Да будет так! - Волдеморт судорожно сжал подлокотники кресла. Люциус и Драко, сидящие рядом, с опаской на него покосились.
  
   Второй дар. Я передаю тебе тридцать миллионов галлеонов. - Люциус мысленно присвистнул, Снейп поднял брови. Гермиона улыбнулась.
  
   Третий дар. Я отдаю тебе воспоминания о некоторых событиях в своей жизни. Они многое тебе объяснят. Воспользуйся ими с умом.
  
   И последнее. Вот тебе мое Повеление - верни себе разум. Когда-то тебя считали гением. Стань им снова! Прощай, Лорд Волдеморт и до свиданья. Я думаю, мы с тобой еще встретимся. Ведь для некоторых смерть - это только начало, мой верный враг.
  
   Диск погас, и гоблин снял письмо.
  
   - Чтение первой части завещания Гарольда Джеймса Поттера окончено.
  
  
  
  ГЛАВА 14.
  
  
   Волдеморт задумчиво открыл поставленный перед ним сундук. Внутри стояли флаконы с серебристой субстанцией и лежали две древнего вида книги. Решив, что сундук от него не убежит, он повернулся к Гермионе.
  
   - Мисс Грейнджер. Вы обещали, что после оглашения завещания ответите на вопросы. - Гермиона кивнула. - Тогда просветите нас по поводу своего Рода, ведь насколько я знаю, Вы - маглорожденная.
  
   - По просьбе Гарри я прошла проверку крови. Как оказалось, я являюсь Новой кровью. - Люциус впился в Гермиону глазами. Было видно, что это известие произвело на него впечатление. Как впрочем и на остальных. - Так же, как и мать Гарри. - Северус, вскинув голову, начал судорожно что-то вспоминать. - А Вы что думали, что Джеймс Поттер просто так на ней женился?
  
   - Вот как... - задумчиво произнес Волдеморт. - Это многое объясняет. Значит, Гарри был чистокровен. И не просто чистокровен, а с обновленной кровью. Очиститель. А что касается Вас.. Являясь Новой кровью Вы смогли пройти ритуал основания Рода. - Гермиона кивнула. Малфои и Снейп напряженно слушали происходящий разговор. - Ведь именно поэтому он стал наследником Певереллов.
  
   - Да. По крови и по магии. И именно поэтому ваша авада не сработала.
  
   - То есть? - Волдеморт резко подался вперед.
  
   - Вы тоже не знали? - грустно улыбнулась девушка. - На Певереллах лежит заклятие. Взрослый маг не может убить ребенка, не достигшего совершеннолетия. А так как Слизерины и Певереллы кровные родственники... выводы сделайте сами.
  
   Волдеморт заскрежетал зубами. Старик определенно знал. Знал и подставил. Младенца! А он тоже хорош, купился. Неожиданно очнулся Снейп:
  
   - Леди Грейнджер. Вы единственный близкий к Гарри человек. Я не верю, что Вы не знаете, что произошло с Гарри. Что произошло?
  
   Гермиона глубоко вздохнула и посмотрела на Снейпа в упор.
  
   - В последнее время Гарри стал чувствовать себя все хуже. У него были частые головные боли, общее состояние ухудшилось, хотя его здоровье итак было подорвано. Спасибо Дурслям. Депрессия. Настроение скакало. Мы думали, может переходный возраст так действует. А потом Гарри кое-что узнал. Одну новость. - девушка судорожно вздохнула. - Эта новость его просто убила - морально. А потом, когда Гарри прошел проверку... Оказалось, что переходный период здесь совершенно не причем. Оказалось, что Гарри умирал. Жить ему оставалось не больше года.
  
   Маги замерли. Драко неверяще смотрел на Гермиону.
  
   - Как умирал?
  
   - А вот так. На него были наложены Узы Беара. - Малфои и Снейп напряженно задумались. Было видно, что они не понимают, о чем речь. Неожиданно на незаданный вопрос ответил Волдеморт:
  
   - Узы Беара могут наложить только родители на своего первенца-наследника. Они блокируют все родовые дары и способности. Ведь Гарри было тяжело учиться? - Гермиона кивнула. - Кроме того блокируется практически вся магия. Снять их невозможно. И он еще умудрялся колдовать! Какой потенциал...
  
   - Гарри просил, что бы воспоминания посмотрели Вы и профессор, - девушка посмотрела на Снейпа.-_Вы многое поймете. Кроме того, он попросил Вам передать, Лорд Волдеморт, чтобы Вы обязательно прошли полную проверку крови. Он сказал, что Вас ждет сюрприз. Приятный. И еще... - Гермиона предвкушающе улыбнулась. - Завтра во время обеда в школе будет оглашена вторая часть завещания. Очень советую присутствовать при этом событии. А теперь, если у Вас больше нет вопросов...
  
   - У меня остался один, - хмыкнул Лорд. - Скажите, почему он назвал меня своим верным врагом?
  
   Гермиона улыбнулась и лукаво посмотрела на изумленного этим Лорда.
  
   - Гарри сказал, что Вы постоянно думаете о нем. Пытаетесь привлечь его внимание. Воспринимаете его как взрослого и постоянно пытаетесь заставить его признать ваше превосходство. Вы хотите, что бы он принадлежат Вам безраздельно. Он сказал, что если это неверность и признание равенства, то значит что-то очень на них похожее, - она поклонилась обалдевшему от этого высказывания Волдеморту и направилась к двери. Ее догнал вопрос Люциуса Малфоя:
  
   - Леди Грейнджер. Что имел в виду Гарольд, когда сказал, что для некоторых смерть - это только начало? Он жив?
  
   Гермиона внимательно посмотрела на Люциуса и уважительно сказала:
  
   - А Вы действительно умны. Гарри мертв как Гарольд Джеймс Поттер. Но он обещал вернуться. А Гарри всегда держит данное им слово... До свидания. - Гермиона сделала книксен и вышла. В кабинет вошел пожилой, солидного вида гоблин и посмотрел на Волдеморта:
  
   - Лорд Волдеморт? Я поверенный Рода Мракс. Прошу Вас пройти в мой кабинет для обсуждения полученного наследства, проверки крови и обсуждения дел Рода Мракс.
  
  
  ГЛАВА 15.
  
  
   Так как чтение было окончено, маги разошлись. Волдеморт направился вслед за поверенным Мраксов в его кабинет, Люциус и Северус направились в Малфой-менор, решив обсудить все произошедшее. Драко направили порт-ключом в школу, чтобы его отсутствие не бросалось в глаза. Драко появился в Хогсмите, где его друзья создавали иллюзию его присутствия. Он поприветствовал их и слизеринцы дружной толпой повалили в школу.
  
   Драко цепко прижимал к себе футляр с метлой. Он никак не мог поверить, что ему принадлежит такое сокровище. Он не мог дождаться момента, когда они придут в Хогвартс, что бы всласть похвастаться. И еще он с нетерпением ожидал момента, когда будет оглашена вторая часть завещания. Что-то ему подсказывало, что зрелище будет феерическим.
  
   В это время Люциус и Северус сидели в кабинете Люциуса и обсуждали произошедшее. Снейп нежно поглядывал на сундучок, стоящий в углу. Наконец Люциус не выдержал и засмеялся:
  
   - Давай, Северус. Ты ведь просто умрешь, если не посмотришь, что там внутри.
  
   Снейпа просить дважды было не нужно. Он капнул на крышку сундука каплю крови и сундук начал открываться. Сначала откинулась крышка, затем стенки сундука раздвинулись вдвое и изнутри выдвинулась лестница. Люциус присвистнул:
  
   - Ну надо же... Тебе подарили целый дом. - Северус фыркнул и, встав на лестницу, спустился в сундук. Люциус шагал следом. Внутри магически расширенного сундука оказался целый зал. Возле стен стояли шкафы, заставленные различными банками, колбами, коробками, инструментами, котлами - в общем, всем тем оборудованием, что может понадобиться зельевару. А посреди зала, на специальном постаменте, лежало то, от чего у магов перехватило дыхание. Здоровенный василиск, толщиной с хорошую дубовую бочку, лежал, раскрыв пасть, под чарами сохранения и нетления, вытянувшись во всю свою немаленькую длину. Люциус изумленно смотрел на огромную пасть и кошмарные клыки, бронированную шкуру:
  
   - И он убил Это в двенадцать лет? Как? Как ребенок мог это сделать? На василисков ходят отрядами!
  
   - Не знаю, Люц. - тяжело вздохнул Снейп. - Сейчас я понимаю, что он был действительно сильным волшебником. И жалею, что был такой сволочью по отношению к нему...
  
   **********************
  
   Волдеморт стоял посреди роскошного зала и неверяще рассматривал его обстановку. У него появился дом. СОБСТВЕННЫЙ ДОМ. Сокровенная мечта голодного приютского детства и тяжелой юности, заполненной борьбой за выживание. Повзрослев, он постарался забыть о ней, ведь у него не было денег на приобретение поместья, к тому же постоянно приходилось переезжать и хотя Пожиратели принимали его в своих поместьях, но это было не то. Хотелось СВОЕ. А сейчас... Неожиданно перед ним возник пожилой домовик, наряженный в ливрею черно-зеленого цвета.
  
   - Хозяин? - неверяще прошептал он. - Хозяин! Добро пожаловать в Мракс-менор!
  
   ...Идя за семенящим домовиком по дому, Волдеморт разглядывал обстановку и раздавал указания о найме домовиков и ведении домашних дел. Наконец он присел отдохнуть в библиотеке и развалившись в кресле стал вспоминать прошедший день и разговор с поверенным Мраксов...
  
   *************
  
   - Прежде чем мы начнем, позвольте представиться - Живоед, поверенный Рода Мракс. К сожалению, я уже давно не вел дел Вашего Рода, однако теперь есть надежда, что сия прискорбная ситуация изменится. - гоблин алчно посмотрел на Волдеморта, полностью оправдав свое имя. - Итак, начнем с процедуры проверки. Для Вас заказали и оплатили полную проверку. Начнем...
  
   Волдеморт напряженно следил, как кровь пишет на пергаменте его родословную. Когда в юности он попытался претендовать на Наследие Слизерина, у него ничего не вышло. И эта неудача долгие годы грызла его изнутри. Но сейчас... Гоблин взял пергамент и внимательно вчитался в него. Потом посмотрел на застывшего в кресле мага и огласил вердикт:
   - Томас Марволо Мракс (урожденный Томас Марволо Риддл), чистокровный в двадцать пятом поколении.
  
   Отец по рождению - Томас Риддл ( мертв ).
  
   Отец по крови и магии - Гарольд Джеймс Поттер ( мертв ).
  
   Мать - Меропа Меллина Мракс ( мертва ).
  
   Право наследования:
  
   Наследник Рода Мракс по крови и магии; Наследник Рода Слизерин по магии.
  
   Право наследования имущества:
  
   Полный объем наследования Рода Мракс, Магия Рода Слизерин.
  
   Родовые дары:
  
   - ментальная магия ( окклюменция, легилеменция ) - активна,
  
   - магия разума - активна,
  
   - магия крови - активна,
  
   - зельеделие - активна.
  
   - парселтонг - активен.
  
   - анимагия - активна.
  
   Сняты блоки с магии крови, анимагии, магии разума.
  
   Состояние магии на настоящий момент:
  
   - активна на 100%. Все блоки сняты.
  
   Сейфы и финансы:
  
   Сейф Рода Мракс - 10 миллионов галлеонов.
  
   Сейф Томаса Марволо Мракса ( Риддла ) - 30 миллионов галлеонов.
  
   - У Вас есть какие то вопросы? - гоблин отложил пергамент и посмотрел на ошеломленного услышанным мага.
  
   - Да. - очнулся Волдеморт. - Во-первых, каким образом Поттер стал моим отцом? И что значит - отец по рождению?
  
   - Отец по рождению означает, что он Ваш Родитель. Тот, от кого Вы родились. Вы ведь были полукровкой с отцом-маглом? - Волдеморт скривился, но кивнул. - А во время ритуала воскрешения Вы воспользовались кровью чистокровного мага, который к тому же является Вашим отдаленным родственником и Наследником в некотором роде. Благодаря этому кровь магла была выжжена и заменена на кровь мага. Таким образом, магически у Вас появился еще один отец. Теперь Вы - чистокровный и можете претендовать на Кольцо и Титул Рода Мракс.
  
   - Скажите, а почему Марволо Мракс жил в нищете?
  
   - Он не смог претендовать на титул и кольцо. Ваш прапрадед лишил его отца, Морбиуса Мелва Мракса наследства за мотовство и поведение, недостойное Наследника еще в молодости. И за близкородственный брак, ведущий к вырождению и совершенный против воли отца. А у остальных не хватило сил претендовать на Принцессу Змей.
  
   - То есть? - удивился Лорд.
  
   Гоблин улыбнулся и поставил перед Лордом маленькую коробочку. Тот раскрыл ее и пораженно уставился внутрь. В коробочке лежал серебряный перстень в форме свернувшейся в кольцо змеи в короне наследного принца. Каждая чешуйка была видна. В глазницах мерцали рубины.
  
   - Это кольцо сделал Салазар Слизерин для своей дочери Мариав, так как она смогла претендовать на создание собственного Рода. Попробуйте его надеть. -Волдеморт взял кольцо и тут змея ожила - она развернула кольца и укусила его за палец. Волдеморт вздрогнул, но удержал кольцо. Змея на некоторое время застыла, а затем заползла на указательный палец и обвив его несколько раз, застыла.
  
   - Поздравляю, Лорд Мракс! Кстати, это кольцо так же является порт-ключом в Мракс-менор. Теперь разберемся с финансами... - гоблин плотоядно оскалился. Наконец, решив все вопросы, Волдеморт произнес "Мракс-менор" и отбыл в свой дом...
  
   *****************
  
   Лежа в кровати после сытного ужина он думал о том, что надо будет взять воспоминания у Северуса об оглашении завещания в школе... Впервые за много лет Темный Лорд Волдеморт спокойно спал в собственной кровати.
  
  
  ГЛАВА 16.
  
  
   Понедельник. День, которого некоторые ждали с нетерпением. Драко, сидя за завтраком, изредка поглядывал на гриффиндорский стол. Гермиона была в привычном глазу облике заучки - копна волос, никакой косметики, простая одежда. Никакого сравнения с тем великолепием, что было в банке!
  
   Снейп также присутствовал на завтраке и так же как и Драко, изредка поглядывал на Гермиону. Он вспоминал, как она выглядела в банке, и мысленно признавал, что она произвела на него впечатление. А сейчас, судя по всему, на ней какой-то артефакт, скрывающий изменения во внешности. Причем очень сильный, раз директор не видит иллюзию сквозь свои очки.
  
   День проходил своим чередом. Уроки шли, как обычно. Приближался момент истины - обед. Зайдя в зал, Гермиона увидела сидящего за столом преподавателей Люциуса Малфоя. Она понимающе хмыкнула - Лорд Волдеморт хотел посмотреть зрелище из первого ряда. Оно и понятно! Кто же откажется от вида врага, которого старательно пинают ногами, уронив предварительно в лужу. Глубокую и вонючую. Наконец все преподаватели и ученики заняли свои места. Слизеринский стол тихо переговаривался в ожидании обещанного развлечения. Вчера Драко, как бы между прочим, сумел намекнуть друзьям о том, что за обедом директору сделают огромную гадость. Через полчаса об этом знал весь факультет. Еще через полчаса - Равенкло и половина барсуков (те, кто являлся родственниками или друзьями слизеринцев). Только достойные последователи Годрика ничего не знали, а Гермиона просвещать их не собиралась.
  
   Учащиеся звякали ложками и вилками, за гриффиндорским столом разносилось чавканье Рона. Ничто не предвещало беды. Неожиданно двери Большого зала распахнулись и вошла необычная процессия - несколько гоблинов, сопровождаемые магом - высоким мужчиной лет пятидесяти, одетым в строгую серую мантию. Ученики дружно повернули головы к вошедшим. Люциус прищурился - он узнал самого лучшего (и самого дорогого) адвоката Англии. Директор встал.
  
   - Мистер Дамблдор, - сухо поздоровался маг. - Позвольте представиться - Рейнард Кассиус Клейм, адвокат. Я нахожусь здесь по печальной причине - выполнение завещания Гарри Джеймса Поттера. - В зале резко наступила тишина. Внимательно наблюдающий за директором Люциус заметил, как на его лице на мгновенье отразилась ярость и как он судорожно сжал кулаки. Однако Дамблдор молниеносно взял себя в руки и произнес доброжелательным голосом:
  
   - Простите, мальчик мой...
  
   - Я не давал Вам право обращаться ко мне так фамильярно! - ледяным голосом прервал его Клейм. - К тому же я давно вышел из детского возраста.
  
   - Простите, мистер Клейм. Но как Вы можете быть уверены, что Гарри мертв?
  
   - На этот вопрос отвечу я. - расплылся в жуткой улыбке гоблин, стоящий во главе процессии. - Меня зовут Крюкохват. Я - поверенный Рода Поттер. - Неделю назад погас Камень Наследника в моем кабинете. После чего активизировались чары на Завещании. Выполняя волю покойного, я пригласил указанного в документе адвоката, дабы огласить его последнюю волю.
  
   - Могу добавить только следующее, - сухо добавил Клейм, неприязненно глядя на директора. - Так как Вы являетесь директором Хогвартса, то вы можете заглянуть в Книгу душ Хогвартса. Там указываются все учащиеся данного заведения и их статус. А сейчас приступим.
  
   Крюкохват положил на пол уже знакомый некоторым присутствующим диск и положил на него свиток. Северус мысленно хихикнул,глядя на приготовления. Судя по всему Гарри хорошо приготовился и некоторых ждет сюрприз. Правда он и представить не мог, какой именно. Диск засиял и под сводами зала в последний раз зазвучал голос Гарри Поттера:
  
   - Я, Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Рода Поттер, оглашаю свою последнюю волю. Невилл Лонгботтом. Ты был мне настоящим другом, поддерживая меня, когда мне было плохо. В отличие от других, ты не отвернулся от меня в трудное для меня время. Я знаю, как ты любишь растения и все что с ними связано. Я оставляю тебе на память этот сундук. В нем собрана коллекция из тысячи различных растений - редких и очень редких. Список прилагается. Будь счастлив, Невилл и прощай.
  
   Перед Невиллом поставили опечатанный сундук, на который он посмотрел одновременно с радостью и грустью.
  
   - Спасибо, Гарри. - прошептал он.
  
   - Следующее. Гермиона Грейнджер, моя верная подруга. Больше всего на свете ты ценишь знания, поэтому я передаю тебе в подарок книги для легкого чтения. Развлекайся! - Гермиона всхлипнула, глядя на поставленный перед ней сундучок.
  
   - А теперь (Северус поразился сквозящей в голосе ненависти) я хочу одарить тех, кто считал меня своим сыном, братом, другом. Семья Уизли. Начнем по порядку. Фред и Джордж Уизли. Вы так любили меня ( Братья польщенно улыбнулись). Так любили, что обманом вырвали у меня деньги, полученные за участие в турнире. Даже не составив, как следует, договор. Вот только тут вы немножечко ошиблись (зал замер, напряженно вслушиваясь в каждое слово, лица братьев вытянулись). Являясь полноправным партнером Братьев Уизли в их предприятии, я передаю свою долю тому, кто получит от этого огромное удовлетворение. А именно - мистеру Филчу, завхозу Хогвартса! Долгие годы вы своими кретинскими шутками отравляли ему жизнь. Теперь настало время возместить ему ущерб!
  
   Зал ахнул. Близнецы сидели с перекошенными лицами, в красках представляя свое будущее партнерство. В углу злорадно скалился Филч.
  
   - Следущий. Рональд Биллиус Уизли. Достойный представитель этой семейки. Ты так кричал, что ты мой друг. Ты всегда был рядом. Настоящий Друг Героя. Но ведь дружба с Героем это такой тяжкий труд, что ты потребовал себе зарплату, которую выплачивали из моего сейфа без моего ведома! Тридцать галлеонов в месяц - вот цена твоей дружбы! - лица всех присутствующих повернулись в сторону Рона. Тот сидел багровый от ярости. - Свои тридцать сребреников ты уже получил. Поэтому я оставляю тебе в наследство то, чего ты так жаждал - славу! Радуйся, теперь она у тебя есть!
  
   По залу прокатилась волна злорадных смешков. Маглорожденные, кто был в курсе, с удовольствием рассказывали сидящим рядом, что означают тридцать сребреников. Рон находился в предынфарктном состоянии.
  
   - Ну и наконец, прекрасная Джиневра Уизли. Ты так мечтала стать миссис Поттер, что решила пойти на все ради достижения своей цели. Даже на применение приворотных средств. Вот только ты кое-чего не учла. Я, Гарольд Джеймс Поттер, в качестве оплаты Долга Жизни требую от Джиневры Меллинды Уизли следующее - ты никогда не будешь общаться и пытаться причинить душевный, физический или моральный вред каким - либо способом Невиллу Лонгботтому, Гермионе Грейнджер или (тут Гарри злорадно хихикнул) Драко Малфою! Да будет так! Ну а остальные предупреждены. - Люциус мысленно восхищался. Одним махом суметь защитить своих друзей, при этом опустив врагов ниже плинтуса - уметь надо! Ясно видно, что директору он поломал прорву планов, вон как его перекосило - смотреть одно удовольствие! Милорд явно будет в восторге!
  
   - Ну и наконец десерт! - голос Гарри переполняла ненависть. - Моя семья. - все замерли. Какая семья? Гарри же сирота. Директор побелел от ярости. - Сириус Орион Блек, мой любимый крестный. Который настолько сильно меня любил, что выкинул на помойку. Какое счастье, что больше ты мне не крестный. За неисполнение обязанностей магического крестного отца пусть тебя наказывает магия. Я отрекаюсь от тебя, Сириус Орион Блек и разрываю все связи Дома Поттер и Дома Блек. Да будет так! И кстати, информация об этом доведена до твоих славных предков. Наслаждайся!
  
   - И, наконец, те, кто, как я считал, погибли. Джеймс Карлус Поттер и Лилиана Поттер. Мои дорогие папа и мама. - голос Гарри сочился сарказмом. - Я оплакивал Вас много лет, а Вы оказывается, живы! Правда мне об этом забыли сообщить. - в зале настала гробовая тишина. Все боялись издать хоть какой-либо звук. - Вы бросили меня умирать, навесив на меня Узы Беара. Я не могу ответить Вам меньшим. Но так как я не могу придумать адекватное наказание, то пусть за неисполнение родительских обязанностей Вас наказывает магия! Такие твари, как Вы, заслуживают Волдеморта во всей его красе. И что Вы теперь будете делать, когда Ваш Спаситель мертв? Прощайте!
  
   Диск погас и гоблин забрал завещание.
  
   - Завещание оглашено. Прощайте. - Клейм и гоблины поклонились и вышли из зала. Северус сидел в экстазе. Он много лет мечтал отомстить, но реальность превзошла все его ожидания. Неожиданно до него дотронулся Люциус:
  
   - Вечером у меня. - Снейп кивнул. Учащиеся начали переговариваться все громче. Минерва повернулась к Дамблдору:
  
   - Что это значит? - Директор не успел ничего сказать. Один из старшекурсников встал и бормоча, что папа должен об этом знать, вылетел из зала. Плотину прорвало. Учащиеся толпой повалили в совятню, делиться новостями. Шалость удалась!
  
  ГЛАВА 17.
  
  
   Школа бурлила. С огромным трудом успокоив учащихся и разогнав их по урокам, Дамблдор влетел в кабинет. Его переполняла ярость. Бешенство застилало глаза кровавой пеленой. Как этот поганец узнал, что его родители живы?! КАК? Все планы пошли демонам под хвост! На Избранного было завязано очень многое и теперь все планы придется менять, а ведь все было продумано до мельчайшей детали... И память учащимся не сотрешь - совы уже отправлены, да и этот адвокат, Мордред его побери! Дамблдор опустошил флакон с успокоительным зельем и сел обдумывать сложившуюся ситуацию.
  
   В это время Лорд Люциус Малфой стоял навытяжку перед своим Лордом в кабинете Малфой-мэнора и неторопливо помещал воспоминания в думосброс, а затем просматривал их вместе с Лордом. Волдеморт изрядно повеселился, просматривая сцену оглашения завещания. Однако потом, когда прозвучало распоряжение, касающееся Поттеров...
  
   - Значит, они живы... - задумчиво посмотрел на Малфоя Лорд, когда они вынырнули из думосброса.-Интересссно, каким образссом... И почему Сссеверусс об этом не ссказсал... - Люциус сглотнул. Тон Волдеморта не обещал ничего хорошего Снейпу. Тут сработала сигнализация, оповещая хозяина мэнора о том, что у него гости.
  
   - А вот и Северусс... - радостно прошипел Лорд.
  
   **********
  
   Драко Малфой сидел в слизеринской гостиной и мысленно костерил Поттера на все лады. Даже с того света умудрился сделать ему пакость, шрамоголовый придурок! Его окружили учащиеся ВСЕХ СЕМИ КУРСОВ Слизеринского Факультета и требовали по примеру древних римлян, хлеба и зрелищ.
  
   - Драко. Ты вчера хвастался, что получил в наследство метлу. При этом ты делал многозначительные намеки, но ее нам все таки не показал - поигрывая палочкой, Маркус Флинт стоял перед загнанным в угол Драко. - Учитывая произошедшее сегодня... Итак, мы увидим это чудо? - Драко вздохнул и сдался под напором обстоятельств. Он принес футляр и открыл его под изумленные и восхищенные вздохи. Маркус осторожно вынул метлу и принялся ее разглядывать. Затем он поднял на Драко тяжелый взгляд.
  
   - Я знаю только одного человека, у которого кишка не тонка сделать тебе такой подарок. - он щелкнул пальцем по изображению хорька. - Это тот, о ком я думаю? - Драко кивнул.
  
   - Нас пригласили на оглашение ПЕРВОЙ ЧАСТИ завещания в воскресенье, с утра.
  
   - Нас? И кто еще был? - ученики напряженно смотрели на Драко.
  
   - Я, мой отец, наш декан, Грейнджер и... - Драко улыбнулся. - Лорд.
  
   - Рассказывай!
  
   **************
  
   Северус стоял на коленях перед Лордом и рассказывал. О самой большой ошибке в его жизни , приведшей его практически к рабскому существованию. О Долге Жизни перед Поттером, о любви к Лили, выбросившей ребенка, о Непреложном обете, от которого его смог освободить умирающий подросток. Лорд внимательно слушал, как тот, кого он подозревал в предательстве, каялся в своих грехах. Под конец он наклонился к Снейпу и приказал:
  
   - Северус, убери щиты. Все.
  
   Просмотрев память Снейпа, Лорд погрузился в задумчивость. Он размышлял о том, что теперь делать в свете открывшейся информации. В последнее время он стал чувствовать, что пелена безумия, обволакивающая разум с момента воскрешения, стала понемногу рассеиваться, и небезосновательно считал, что причиной послужило Веление Гарри. Все-таки посмертная воля - не шутка! Северус замер перед ним, не смея дышать. Выйти отсюда живым он уже не надеялся.
  
   - Северус, кому теперь принадлежит твоя верность? - Лорд в упор смотрел на него.
  
   - Вам, Милорд. Теперь, когда обеты пали... Только Вам.
  
   - Хорошо. Будешь сообщать мне, что твориться в ордене. Больше ничего. Пока. Люциус. - Малфой вопросительно посмотрел на Лорда. - Я переезжаю от тебя. Вычисти мэнор. Не должно быть ничего компрометирующего. Сейчас мы должны затаиться. А ты, Северус... Круцио!
  
   **********
  
   Сириус Блек стоял перед родовым гобеленом, не в силах отвести взор от своего имени, появившемся на нем. Когда его выгнали из дома, то выжгли его имя с гобелена и появление его вновь должно было бы принести ему радость .Но только не в этом случае. Имя было помещено в черную рамку с изображением перевернутого герба под ней. Полное поражение в правах. Как? Почему? Неожиданно он получил ответ. Перед ним появился домовик и переместил его в Семейный зал - комнату, где были размещены портреты всех его предков.
  
   - Сириус Орион Блек. - начал речь Найджелус Блек. - За все твои поступки, недостойные потомка Рода Блек, ты лишен всех своих прав. Ты не можешь более пользоваться Именем и Магией Рода Блек. Сейфы для тебя закрыты. Пошел вон, безродный! - после этих слов его выкинуло на улицу, словно мусор. Лежа в луже, он мог только в ужасе наблюдать, как дом исчез. Полное поражение в правах.
  
   ***********
  
   Семья Поттеров мирно ужинала в столовой, когда сова в ошейнике с гербом банка скинула им письмо и вылетела прочь. Джеймс развернул письмо и замер. Перед глазами пылали строчки "Завещание Гарольда Джеймса Поттера". Глаза выхватывали слова "выбросили на помойку", "достойны Волдеморта", "разорвал связи с Родом Блек"... Мысли заметались. Как он узнал? Блек! Разорванную связь может восстановить только Лорд, являющийся Главой Рода! А он не Лорд! И в Роду Блек Лорда нет... Ненавистное отродье отомстило так, что в аду позавидуют. Джеймс сидел, судорожно комкая письмо и не замечая семью, в ужасе глядящую на него.
  
  ГЛАВА 18.
  
  
   Англия,замок Певереллов "Цитадель иносущих",990 год н.э.
  
   Некогда величественное здание начало ветшать. У хозяев не хватало сил уследить за всей громадной территорией, а домовики сбивались с ног, латая повреждения. Престарелый Игнотус Певерелл грелся у камина, размышляя о будущем своего Рода.
  
   Игнотус был младшим среди своих братьев - Антиоха и Кадмуса. Когда-то они были молоды и сильны. А теперь от Рода, чьим величием и силой восхищались, чьих знаний боялись, осталось два человека - Игнотус и его маленькая дочь Селена, которой сейчас было только три года. Братья Игнотуса умерли бездетными, а сам он женился очень поздно - в шестьдесят лет. Хорошо что маги живут долго и выглядят гораздо моложе своего реального возраста. Он женился на Нимуэ, сидхе-полукровке. От своего отца-сидхе она унаследовала ослепительную красоту и магический талант, но от матери ей досталась смертность. Игнотус встретил ее, когда Нимуэ было тринадцать. Уже в этом возрасте она поражала своей красотой, вот только защитить ее от разных жадных до развлечений уродов было некому - она была незаконнорожденной, рожденной от единственной встречи загулявшего волшебного существа и смертной женщины-магглы. В тот день Игнотус возвращался в свой замок и решился пройтись пешком, когда ему под ноги буквально рухнуло нечто чумазое и отчаянно ревущее. Потом это нечто подняло голову, и Игнотус утонул в невероятных глазах цвета фиалок.
  
   В тот миг Игнотус впервые влюбился за всю свою жизнь. Он забрал Нимуэ в свой замок и когда ей исполнилось шестнадцать, они поженились. Счастье Игнотуса оказалось недолгим - всего-навсего десять лет. Через десять лет после свадьбы Нимуэ умерла родами. Игнотус старался как мог. Нанял кормилицу, не выпускал свою дочь из поля зрения. Девочка подрастала и уже довольно шустро бегала по замку. Однако возглавить род его дочь не сможет, наследие Певереллов передавалось только по мужской линии. Ее дети может быть и смогут претендовать на Наследие, но не факт. Для этого они должны быть очень сильны. Кольцо и титул Лорда Певерелла никогда не достанется слабаку или посредственности.
  
   Можно было бы снова жениться, но при мысли об этом Игнотус скривился. Он не потерпел бы в своей жизни другую женщину. Приемный ребенок тоже не решит проблему - кровь Певереллов ядовита и приемыш просто умрет, не пережив ритуала кровного введения в род - пробовали уже, знаем. Оставался только один вариант - обратиться к Покровительнице Рода напрямую. Игнотус вздохнул и, собравшись с духом, пошел отдавать распоряжения о подготовке к ритуалу домовикам. Иного выхода у него все равно не было.
  
   Через четыре дня все было готово. Нужные предметы и зелья доставлены, алтарь подготовлен, подношения собраны, дочь под присмотром нянек закрыта в своих покоях. Маг провел очистительные ритуалы и облачившись в ритуальные одежды, спустился в Алтарный зал - сердце замка.
  
   Первым делом он уложил на алтарь подношения - связка колосьев, особо подобранные цветы и чаша с его кровью. Затем взмахом ладони зажег установленные на алтаре свечи. Пламя взметнулось ровными языками и застыло. Маг встал на колени и запел песню-просьбу о помощи. Зал стал наполняться энергией. Закончив петь, маг четко проговорил заклинание вызова. Неожиданно свечи вспыхнули и молниеносно сгорели, подношения исчезли, и на совершенно чистый алтарь рухнуло тело. Ледяной голос, шедший из всех уголков зала сразу, произнес:
  
   - Твоя просьба услышана, дар принят. - После чего наступила тишина. Ощущение ЧУЖДОГО и нечеловеческого присутствия исчезло. Игнотус поднялся с колен и не веря своим глазам, подошел к алтарю. На алтаре лежал подросток лет пятнадцати с бледной кожей и длинными черными волосами, одетый в немного необычную одежду, довольно дорогую на вид. На его груди лежал пергамент, который Игнотус развернул дрожащими руками. Прочитав написанное , он в шоковом состоянии уставился на юношу, после чего робко дотронулся до его руки, пытаясь убедиться в реальности лежащего. Запись в пергаменте свидетельствовала, что перед ним лежит Салазар Игнотус Слизерин-Певерелл. Игнотус снял с пальца родовое кольцо и одел его юноше на палец. Камень засветился черным светом с алыми и белыми искрами.
  
   Маг рухнул на пол, из его глаз текли слезы, он не отрывал взгляда от юноши на алтаре, а губы непрерывно шептали слова благодарности Покровительнице. Перед ним лежал его Наследник. Наследник Рода Певерелл по Крови и Магии.
  
  ГЛАВА 19.
  
  
   Игнотус Певерелл сидел у кровати, куда перенесли его Наследника и не мог на него налюбоваться. Когда он готовился к обряду, то на такой исход даже не рассчитывал. Обряд был актом отчаяния. Игнотус не хотел остаться последним в Роду. Селена оказалась его первым и последним ребенком. Он провел множество проверок и выяснил ужасающий факт - он стал бесплодным. Принять в Род какого-нибудь ребенка - кровь Певереллов была ядовита, нести наследие некромантов имеет как преимущества, так и недостатки. Певерелл просил дать ему наследника, питая надежду, что Покровительница снимет печать бесплодия и он сможет зачать еще одного ребенка. Он совершенно не ожидал, что его просьба о наследнике выполниться так БУКВАЛЬНО.
  
   Время от времени Игнотус касался парня, просто что бы убедиться, что он ему не мерещиться. Подросток был силен. Игнотус чувствовал переполняющую его магию, она впечатляла. О его силе свидетельствовал и пергамент, гласящий, что парень стал основателем своего собственного Рода-редкость для чистокровных. Маглорожденным было проще - их кровь не несла устоявшегося Наследия и Родовых даров, им обряд создания Рода давался гораздо легче. Он прикоснулся к руке лежащего и произнес его имя - "Салазар". Неожиданно глаза спящего распахнулись и в упор уставились на Игнотуса. Маг замер, глядя как в невероятно изумрудного цвета глазах вытягивается зрачок, словно у змеи. Его внимательно осмотрели, затем взгляд оббежал комнату и вернулся к Игнотусу.
  
   - Здравствуйте. Кто Вы и где я нахожусь?
  
   - Здравствуй, Салазар. Мое имя - Игнотус Александр Певерелл. Ты находишься в моем замке "Обитель иносущих".
  
   - Почему Вы зовете меня Салазаром? - юноша внимательно смотрел на мужчину.
  
   - Так написано в пергаменте. - маг протянул парню свиток. Юноша внимательно прочитал его, на лице отразилось изумление и практически шок. Потом прочел его еще раз и рассмеялся. По комнате разнесся чистый смех искренне развеселившегося человека. Наконец, юноша вытер выступившие на глазах слезы, и признёс, слегка задыхаясь:
  
   - Нда, когда я проводил обряд, ТАКОГО я не ожидал! Ну надо же! Забавно... - зрачки в его глазах снова приняли округлую форму. - Вы сказали, что Вы - Певерелл? Мы, получается, родственники?
  
   - Да, Салазар. - маг внимательно посмотрел на юношу и улыбнулся. - Родственники. Ты - мой сын и Наследник.
  
   - Сын?! - Салазар в шоке уставился на Игнотуса. - Сын... Отец... - из его глаз медленно катились слезы. Игнотус подхватил парня и прижал к себе.
  
   - Ну что ты... Тише... Не надо...
  
   - Я мечтал это услышать четырнадцать лет... - прошептал Салазар. Игнотус прижал его сильнее и предложил:
  
   - Давай ты приведешь себя в порядок, потом мы спустимся в зал, пообедаем. Я хочу тебя кое с кем познакомить. И потом ты расскажешь все, что сочтешь нужным. Как тебе мое предложение?
  
   - Прекрасно. - слабо улыбнулся Салазар. - Прекрасно.
  
   Замок оказался оборудованным по римскому образцу, с поправкой на магию и английский климат-трубопровод, в ванной целый бассейн (назвать ванной мраморную емкость размером три на два язык не поворачивался), но при этом изумительной работы таз и кувшин для умывания на столике и туалет интересной конструкции. Пол так же мраморный, как и стены. И при этом - теплый! Новоявленный Слизерин даже потрогал его - точно теплый, ощущения его не обманывают. На полочках стоят стройными рядами баночки и флакончики, лежат расчески. Полотенца белые, как свежевыпавший снег. Гарри подошел к зеркалу и внимательно осмотрел свою новую внешность - кожа стала аристократически бледной, волосы опускались гладкой черной волной до пояса, никаких лохм не поддающихся никакой расческе, черты лица утончились, приобрели резкость. И только глаза сияли, словно два изумруда. И главное - никаких очков! Парень стал настоящим красавцем.
  
   - Ну здравствуй, Салазар. - вздохнул он. Потом решительно кивнул. Хватит, никаких Гарри. Эта часть его жизни закончилась. Салазар вышел из ванной, приведя себя в порядок. На кровати была разложена одежда - штаны из тонкого хлопка, рядом рубашка из того же материала черного цвета и туника зеленого цвета без рукавов из шелка, кожаный ремень, сапожки. Салазар оделся и осмотрел себя - в черно-зеленом он выглялел прекрасно. С хлопком перед ним возник домашний эльф и поклонившись, пригласил в Малый обеденный зал.
  
   Войдя в столовую, Салазар на мгновение замер, осматриваясь. Малый обеденный зал судя по всему, предназначался для семейных обедов и представлял собой прямоугольное помещение с высоким потолком, каменные стены покрыты деревянными резными панелями и украшены яркими гобеленами. Под потолком люстра из серебра и хрусталя в виде венка из лилий с нетающими свечами, заливающая помещение светом. Пол из серого мрамора. В центре - обеденный стол на двадцать человек, за которым в настоящее время сидел хозяин замка, пожилой мужчина сурового вида, три строгого вида средних лет женщины и маленькая девочка, с любопытством смотрящая на него. Игнотус встал и подошел к юноше. Взяв его под руку, он подвел Салазара к столу и, улыбаясь, представил сидящим:
  
   - Позвольте представить Вам моего сына и наследника Салазара Игнотуса Слизерина-Певерелла.- Все встали и поклонились. - Салазар, позволь я представлю тебе мою семью. Вот эта юная красавица ( девочка лет трех в красивом розовом платьице, с черными волосами, заплетенными в косички с розовыми лентами, покраснев, посмотрела на него фиолетовыми глазами ) - моя дочь, Селена Нимуэ Певерелл. Это ее няни - Мари Ангелина Белл, Люсиль Анна Варгос и Камилла Анна Варгос. Это мой управляющий - Джон Джозеф Мастерс. Ну а теперь, обед!
  
   ***
  
   Англия, 1995 год. Хогвартс.
  
   Драко чувствовал себя лимоном, из которого сначала выдавили весь сок, дали полежать и выдавили остатки. Учеников интересовало ВСЕ! Кто был на оглашении завещания, как все происходило, кто что получил и как на это отреагировал. Особенно всех интересовал Лорд. Драко рассказал только о материальных ценностях, сказав, что не имеет права рассказывать об остальном, но замороченный вопросами, сам не заметил, как проговорился о статусе Гермионы. В Гостиной наступила потрясенная тишина. Драко, в первый момент сам не понявший, что он ляпнул, был готов биться головой о стену. В глазах он видел потрясение, которое сменялось расчетом.
  
   - Даа...Поттер умеет удивлять. - задумчиво протянул Флинт. - Вернее умел. Ну надо же, суметь найти Новую кровь. А мы-то думали, чего он в нее так вцепился... И отомстить сумел! Интересно, а она получила Родовые дары? И если да, то какие? - в гостиной начался бурный процесс обсуждения этого животрепещущего вопроса. Драко готов был взвыть в голос. Наконец он не выдержал:
  
   - Тихо! - все замолчали, уставившись на него. - Это не должно выйти за пределы Слизерина. Как вы думаете, что сделает директор, если узнает? Я не думаю, что ему об этом сообщили!
  
   Учащиеся погрузились в размышления.
  
   - Значит так. - подвел итог Флинт. - Делаем вид, что мы ничего не знаем. На нее внимания не обращать. К ней внимания не привлекать! Всем ясно? - ученики согласно загудели.
  
   - А Уизелы? - спросил кто-то.
  
   - Полная свобода действий! - хищно улыбнулся Маркус.
  
  
  ГЛАВА 20.
  
  
   Салазар внимательно рассматривал сидящих за обеденным столом. Игнотус Певерелл был высоким мужчиной сухопарого телосложения. Глядя на него чувствовалось, что это - воин. Широкие плечи, крепкие кисти рук, на ладонях можно было заметить мозоли от меча. Тягучие, плавные движения выдавали опытного бойца. Длинные черные волосы до поясницы, собранные в хвост, прекрасно оттеняли белую кожу и серые глаза. Игнотус выглядел моложе своих реальных лет - на лет пятьдесят. А сейчас, когда у него появилась цель в жизни - воспитать СЫНА и НАСЛЕДНИКА, он начал буквально на глазах молодеть.
  
   Сидящая по левую руку возле отца, Селена застенчиво посматривала на сидящего напротив нее брата. Малышка была необычайно хорошенькой и обещала вырасти в настоящую красавицу, как ее мать. Глядя на нее, Салазар все не мог поверить, что у него появилась сестра. Малышка очень старалась вести себя достойно и прилично - было видно, что усилия нянек не прошли даром. Она аккуратно ела и внимательно слушала сидящих рядом нянек - сестер Варгос, подсказывающих ей, как нужно правильно кушать и пить.
  
   Сестры были довольно похожи - каштановые кудри, золотистая кожа, невысокий рост, только глаза отличались - у Люсиль были светло-карие, а у Камиллы - темно-карие. Женщины выглядели лет на сорок и было прекрасно видно, что свою подопечную они обожают. Рядом с Камиллой сидела еще одна няня - Мари Ангелина Белл, высокая, строгая на вид женщина лет шестидесяти на вид, одетая в синее простое платье, подходящее к ее русым волосам и голубым глазам.
  
   Управляющий сидел возле Салазара, которого он украдкой рассматривал. Это был среднего роста худощавый мужчина с каштановыми волосами и карими глазами, одетый в темно-серую тунику и черные штаны с сапожками. Лицо было в морщинах, выглядел он лет на семьдесят, но живые и молодые глаза показывали, что внешность может быть обманчива.
  
   Пообедав, все разошлись кто куда. Управляющий пошел проверять выполнение работ, а няньки увели девочку. Салазар с Игнотусом прошли в его кабинет и устроились в креслах у зажженного камина. Салазар некоторое время молчал, собираясь с силами под внимательным взглядом Игнотуса, а затем заговорил. Медленно, не видя ничего вокруг, он рассказывал о своей жизни, как Гарри Поттера. О голоде, холоде и издевательствах с самого раннего детства, о том, как обрел тех, кого считал друзьями и почти родственниками и об их предательстве. Рассказал о своих родителях, директоре, Волдеморте. Обо всем. Неожиданно он обнаружил, что свернулся в комок на коленях Игнотуса и рыдает, уткнувшись ему в плечо. Шок, в котором он находился с того момента, как увидел родителей, наконец прошел и его неестественное состояние разлетелось клочьями, давая дорогу чувствам.
  
   Игнотус прижимал к себе заходящегося от рыданий сына и гладил его по спине, успокаивая, окутывая своей магией, даря столь необходимую ему поддержку. Мысли его одолевали самые мрачные. В голове не укладывалось, как можно поступить так с ребенком. С МЛАДЕНЦЕМ! Дети для магов были неприкосновенным сокровищем, над которым тряслись сильнее, чем гоблины над золотом. Ведь каждый ребенок - это продолжатель Рода и носитель магии. В их роду ситуация вообще была достаточно напряженной. Родство со Смертью давало как преимущества, так и недостатки. Детей было мало, рождались они редко. То, что их было три ребенка от одного отца и одной матери, вообще было чудом! И что? Ребенок родился только у него.
  
   Поэтому сейчас маг не мог понять, как можно было отказаться от своей родной крови. От своего Наследника! Магия такое не прощает...
  
   Некромант, темный маг и заботливый отец обнял своего уснувшего СЫНА и мгновенно переместился в его спальню. Игнотус положил его на кровать, и щелчком пальцев переодев в ночную рубашку, заботливо укрыл одеялом. Постоял некоторое время, любуясь, затем переместился в кабинет. Ему многое следовало обдумать.
  
   *****
  
   Салазар медленно шел по равнине, скрытой туманом. Вокруг стояла тишина. Темные силуэты деревьев изредка выступали по бокам. Под ногами что-то хрустело. Неожиданно туман стал рассеиваться и Салазар обнаружил, что стоит перед какой-то не то скалой, не то холмом, окруженным круглыми камнями. Случайно зацепив один ногой, он поразился его легкости и какой-то странной форме. Когда туман рассеялся окончательно, Салазар обнаружил, что холм покрыт чешуей. Неожиданно это нечто зашевелилось и под потрясенным взглядом подростка оказался гигантский василиск, разворачивающий свои кольца. К его лицу приблизилась здоровенная голова и язык молниеносно облизал его лицо. Пылающие, как два маленьких солнца глаза, внимательно смотрели на него. Страха не было. Совсем. Салазар зачарованно огладил голову змеи и рассмеялся, когда тот довольно прижмурился и зашипел. Змей подхватил хвостом парня и посадил на себя. Тело змеи оказалось неожиданно горячим. Парень обхватил его руками и счастливо улыбался, слушая его шипение и чувствуя, как расслабляются мышцы, уходит тревога и легчает на душе.
  
   Салазар спал и счастливо улыбался. Ему снился василиск, лежащий в груде человеческих черепов и шипящий ему колыбельную.
  
   *****
  
   Ремус Люпин сидел в своем доме в лесах Шотландии и неторопливо завтракал. Скоро надо будет одеваться и идти искать стаю Грейбека. Надо будет одеть старые, потертые вещи, что бы выглядеть нищим, забитым безработным оборотнем, которого он мастерски изображал перед всеми. Допивая чашку кофе, Люпин поглядывал на часы - скоро должен прийти Джеймс. Раздавшийся стук в дверь заставил его улыбнуться. Он подошел к двери и распахнув ее получил мощный удар в лоб, отправивший его в беспамятство.
  
   Приходил в себя он тяжело. Голова раскалывалась от боли, перед глазами все плавало. Тот, кто его ударил, должен был быть очень сильным и быстрым - все же Люпин был оборотнем, человек с ним чисто физически бы не справился. Ремус проморгался и со стоном огляделся. Он сидел в кресле, скованный серебряными цепями, покрытыми рунами, а перед ним... Люпин похолодел. Хотелось скулить от ужаса и предчувствия грядущих неприятностей.
  
   Прямо напротив Люпина стояло кресло, в котором сидел рослый, мощного телосложения мужчина, одетый как магл-байкер - в кожаные штаны, заправленные в тяжелые шнурованные ботинки до середины голени, футболку и кожаную куртку. С его грубоватого, но обладающего какой-то хищной привлекательностью лица, на Люпина смотрели янтарно-желтые глаза. По обе стороны от кресла стояли двое мужчин, одетых аналогично. Их взгляды были полны ненависти...
  
   Ремус попытался справиться с приступом ужаса. Теперь ему никуда идти не надо. Грейбек пришел к нему сам.
  
   Фенрир молча смотрел на сидящего перед ним оборотня. Ремус... Когда-то он сам инициировал его, надеясь увидеть Наследником, а в будущем и Вожаком стаи. Кто же знал, что все повернется именно так... Когда Ремус пошел в Хогвартс, Грейбек, да и Стая, так радовались этому событию! Наконец они получили шанс показать себя не как животных, а как разумных и вменяемых существ. Это казалось прекрасным началом нового будущего. Без унизительного статуса, охоты на них как на диких зверей, вечного напряжения и постоянной борьбы за существование...
  
   Вот только получилось как всегда. Ремус влился в веселую компанию под названием "Мародеры" и забыл про свою Стаю. Под крылышком директора оказалось гораздо уютнее. Вседозволенность вскружила ему голову. И он отрекся от тех, кто всегда был рядом, учил, утешал и помогал. От Стаи.
  
   *****
  
   Когда Ремус объявил себя как волка-одиночку, Фенрир напился. Потом махнул на него рукой - не судьба и выпустил из поля зрения. А потом началось противостояние Лорда Волдеморта и Дамблдора, названное Первой Магической войной ( словно маги до этого не воевали ) и Фенриру стало не до отщепенца. После падения Лорда и в последующие годы до Грейбека доходили слухи, что Люпин влачит жалкое существование где-то на задворках цивилизации и иногда присоединяется к каким-либо группам оборотней... Вот только правда оказалась шокирующей.
  
   Пару дней назад в поселение оборотней в лесу прилетела сова. Все, кто присутствовал при этом знаменательном событии, выпучили глаза. И было от чего. Сова оказалась полярной. Все присутствующие знали, кому она принадлежит. Точнее, принадлежала. Сова села на плечо к Грейбеку и оглядев его с царственным видом, милостиво протянула лапу с письмом. Мысленно поражаясь, что у отмороженного гриффиндорца и сова такая же, Грейбек отвязал письмо и протянул ей кусочек мяса. Сова его благосклонно приняла, съела и потершись о щеку ошарашенного оборотня, удалилась, сделав на прощание круг почета над поселением.
  
   Грейбек проводил ее изумленным взглядом и развернул письмо. Прочитав его, оборотень в трансе уставился перед собой. Затем перечитал его еще раз, внимательно и тщательно. Стая напряженно следила за своим Вожаком. Фенрир смотрел на лист пергамента и чувствовал, что его сердце разрывается на куски. В письме было указано текущее местожительство Ремуса Люпина и были подколоты банковские выписки о поступлениях на счет в Гринготсе. Читая перечень дат, Грейбек сначала ничего не понял, но что-то в них было знакомое. И только просмотрев даты еще раз, до него дошло. Все они были ему знакомы. В эти дни происходили нападения авроров на оборотней, часто заканчивающиеся смертями последних.
  
   Оборотень поднял голову к небу и горестно завыл. Теперь ему было известно, кто навел на его собратьев убийц.
  
   На следующий день оборотень отправился на разведку и обнаружил дом по указанному адресу, только предателя не было. Но это ничего. На следующее утро они вернулись.
  
   ***********
  
   Фенрир рассматривал обстановку дома, дожидаясь, когда оглушенный Ремус придет в себя. Обстановка была не бедной, как можно было бы предполагать, основываясь на слухах. Совсем не бедной. Дорогая, со вкусом подобранная мебель, паркет, ковры. Все говорило о хорошем достатке. Тут очнулся Люпин и Фенрир уставился на скукожившегося мужчину. Некоторое время он внимательно рассматривал его, чуствуя исходящий запах страха, а затем оскалился:
  
   - Ну здравствуй, Ремус. Давно не виделись. Я слышал, ты меня искал?...
  
   ******
  
   Слизеринцы стройными рядами шли завтракать. Все как один, ученики обдумывали планы пакостей семейке Предателей Крови. На Грейнджер никто даже не смотрел. Никому не хотелось попасть Флинту под тяжелую руку. За пределами Слизерина никто не знал, что Маркус имеет на факультете огромный авторитет. Причем то, что он капитан Квиддичной команды, отношения к делу не имеет. Семья Флинтов была чистокровной, достаточно богатой и имела некоторое влияние в обществе. А все потому, что в семье передавалась одна интересная способность. Время от времени Флинты видели сны. Сны, в которых говорилось о будущих событиях. Эти сны помогли семье составить неплохой капитал, правильно выбрать брачных партнеров, иметь влияние в обществе.
  
   В прошлом году, незадолго до выпуска Маркус увидел сон. Он не помнил, что ему снилось, но это было неважно. Важно было ощущение от сна. Маркус твердо ЗНАЛ, что он должен остаться в школе на следующий год. Невзирая на то, что через пару месяцев он станет выпускником. Маркус посоветовался с отцом и тот велел ему не волноваться. Он все сделает. Надо - значит надо. Кейрос Флинт подал прошение в Попечительский совет и Маркуса оставили на следующий год. Причина - он хочет повысить оценки и улучшить образование.
  
   И сейчас, в свете всего происходящего, Маркус чувствовал, что все только начинается.
  
  
  
  ГЛАВА 21.
  
  
   Англия, замок Певереллов "Цитадель иносущих", 990 год н.э.
  
   Проснулся Салазар с тяжелой головой. На душе было легко. Вместе со слезами он выплеснул из себя все отчаяние, боль и гнев, которые давили на него, начиная с конца четвертого курса. Он чувствовал себя заново родившимся. У него появился шанс начать все сначала, и он им воспользуется.
  
   Он встал и направился в ванную, приводить себя в порядок. Закончив процедуры, оделся в приготовленную заботливыми домовиками одежду. Потом задумчиво посмотрел на лежащий на столике возле кровати сундучок размером со спичечный коробок. Наконец, Салазар встряхнул головой и оставив сундучок в покое, отправился искать отца.
  
   Не успел он пройти по коридору половину пути, как послышался радостный визг, и из-за поворота выбежала Селена. Увидев Салазара, она притормозила, а затем побежала к нему и принялась прыгать с писком:
  
   - На ручки, на ручки, на ручки!
  
   Салазар не выдержал и, рассмеявшись, подхватил девочку на руки. Из-за поворота выбежали сестры Варгос.
  
   - Леди Селена! - хором простонали они, пытаясь отдышаться. - Разве можно так делать? Не стоит убегать! Наследник ... - сестры присели в реверансе.
  
   - Доброе утро, - Салазар вежливо кивнул, прижимая к себе довольную малышку. - Где сейчас мой отец?
  
   - Милорд находится у себя в кабинете.
  
   - Пожелаем ему доброго утра? - Салазар посмотрел на свою сестру.
  
   - Да! - девочка в полном восторге принялась подпрыгивать у него на руках.
  
   - Ну тогда пошли. Покажешь, где кабинет? Ты знаешь дорогу?
  
   Девочка важно кивнула и протянула руку.
  
   - Туда!
  
   Сестры синхронно хихикнули и пошли вслед за Салазаром. Дойдя до кабинета он вежливо постучал в дверь.
  
   - Войдите! - донеслось из-за двери.
  
   Увидев входящих, Игнотус расплылся в улыбке. Со стороны было видно, что брат и сестра очень похожи, и не скажешь, что они изначально не родные.
  
   - Мы пришли пожелать Вам доброго утра, отец. - улыбнулся Салазар. Селена протянула ручки и Игнотиус с готовностью подхватил ее.
  
   - Доброе утро, прекрасная леди. - поцеловал ее в щечку Игнотиус. - Ты себя хорошо ведешь?
  
   - Да!
  
   - Хорошо, а теперь иди, поиграй, мне нужно поговорить с Салазаром. Хорошо?
  
   Девочка кивнула, и он передал ее на руки нянек. Они поклонились и вышли.
  
   - Присаживайся, Салазар. - показал на кресло Игнотус, с улыбкой глядя на своего сына. От одной мысли, что у него есть сын, сладко замирало сердце.
  
   - Нужно обсудить некоторые моменты. Во-первых, нужно представить тебя обществу. Для этого нужно будет продумать твою историю. Во-вторых - твое обучение. У нашего Рода есть свои специфические умения и особенности, которые ты должен знать, да и насколько я понял, тебя нормально никто не учил? - он вопросительно посмотрел на Салазара. Тот кивнул. - Значит, буду тебя обучать. Тебе нужно изучить многое.
  
   - Хорошо. Я и сам хотел попросить Вас об обучении - Салазар сконфуженно посмотрел на отца. - Я практически ничего не знаю об окружающем мире, моих знаний - недостаточно.
  
   - Прекрасно, что ты трезво оцениваешь ситуацию, - уважительно протянул Игнотус. - Тогда давай сделаем так: сейчас мы позавтракаем, а потом составим с тобой список всего, что тебе надо знать и на его основе составим расписание занятий.
  
   Запретный лес, поселение оборотней. 1995 г.
  
   Все оборотни, что входили в стаю Грейбека, собрались сегодня вместе. Они собрались, чтобы судить и вынести приговор предателю. Связанного серебряными цепями Люпина поставили на колени в центре небольшой площади, и разгневанные оборотни окружили его кольцом. Вперед вышел Фенрир.
  
   - Много лет назад, когда твои родители пришли ко мне с просьбой обратить тебя, я был против. Не дело обращать детей. Но они настаивали - ты умирал от болезни и это был единственный шанс вылечить тебя. Ты также был согласен стать одним из нас. Мы дали тебе жизнь, поддержку, все, что в наших силах. Потом ты принял решение стать одиночкой. Мы не препятствовали. И как ты нам отплатил? Ты нас предал и продал. И этому есть доказательства. Каждый раз, когда кто-то из нас погибал, на твой счет поступали деньги.
  
   Оборотни потрясенно слушали. Гул все нарастал. Глаза стали сиять золотом, слышалось рычание. Тем временем Фенрир продолжил:
  
   - За предательство есть только одно наказание. Смерть.
  
   Люпин в ужасе слушал Фенрира. Шансов выбраться не было. Фенрир подошел к Люпину и взмахнул рукой, держащей серебряный меч. Неуловимое обычным глазом движение и голова предателя упала на землю. Оборотни взвыли.
  
   Хогвартс.
  
   Жизнь рыжеволосой семьи превратилась в ад. Началось все с того, что все гриффиндорцы обьявили им бойкот. У Уизли, как у семьи Предателей крови и так было мало приятелей. Полукровки и чистокровные с ними общаться не хотели - клеймо Предателей крови не дается просто так, маглорожденные обращали внимание на внешний вид и манеры - а с этим у рыжих была напряженка. К тому же, близнецы совершенно не имели тормозов, испытывая свои приколы на всех, кто не мог себя защитить - то есть на перво и второкурсниках, причем маглорожденных, поэтому их только терпели. Но теперь, когда их натура вылезла наружу во всей красе, а директор прикрыть не смог... Началось все с того, что с ними демонстративно прекратили общаться.
  
   Гриффиндорцы демонстративно проходили мимо, глядя, как на пустое место. За завтраком ученики, рядом с которыми сели Уизли, стали напоказ отодвигаться и проверять тарелки на наличие посторонних примесей. Неожиданно весь факультет стал изучать заклинания, проверяющие еду. Также стол Гриффиндора, ранее не блиставший манерами, неожиданно стал их изучать. Началось все с того, что какой-то полукровка-третьекурсник, рядом с которым нагло уселся Рон, полюбовавшись на чавкающего соседа, неожиданно вспомнил о том, как его гоняли дома по этикету. Он демонстративно заткнул за ворот салфетку и принялся есть с помощью ножа и вилки. Когда сидящие напротив удивились этому (вслух), он так же вслух демонстративно ответил, что он, в отличие от некоторых, воспитанный маг. На обеде столовыми приборами стали пользоваться ВСЕ. Кто-то успешно, кто-то не очень, но теперь манеры стали демонстрировать все ученики.
  
   Близнецы обратились в банк, что бы узнать, как можно расторгнуть партнерство с Филчем. Гоблины злорадно объяснили, что хотя они и не заверили договор на бумаге, они заключили устный договор, что и было зафиксировано магией и поверенным Рода Поттер. Когда Гарри отдавал им мешок с галлеонами, он вложил деньги в партнерство и предложил, что бы доли были равными и они согласились. Поэтому со своей долей он мог делать все, что хотел. И сделал. А пойти против воли покойного, заверенной магией... Тут гоблин облил их презрением - если хотите, вперед, Уизли. В воздухе повисло недосказанное - Предатели магии.
  
   Директор был в ярости. Все его планы потерпели крах. Пришлось спешно все менять и обдумывать новые. А время идет. Впрочем, он что-то придумает.
  
  
  ГЛАВА 22.
  
  
   Салазар со стоном разогнулся, опершись на учебный меч. Руки и ноги дрожали, дыхания не хватало. Болело - ВСЕ! Игнотус с усмешкой наблюдал за своим сыном. Сам он был бодр и свеж, словно не гонял Салазара два часа по учебному залу.
  
   Как объяснил отец, для начала надо поставить базовые навыки. Положение тела, рук и ног, как надо держать меч, как дышать... Прорва всего, без чего не начнешь нормальное обучение, старые навыки не помогали, скорее мешали. Нужно было переучиваться.
  
   Игнотус решил, что всему, что необходимо, он научит Салазара сам. Никаких наемных наставников, дальних родственников и вассалов. Игнотус не хотел терять ни секунды, проводя с сыном как можно больше времени.
  
   Он достался ему чудом, а чудо, как хорошо всем известно, не повторяется.
  
   Просто уму непостижимо, сколько всего ему предстояло выучить! Уже после первых дней занятий, Салазар смог по достоинству оценить всю убогость обучения в Хогвартсе. Ведь чему там учили?
  
   Трансфигурация, причем азы и даже эти азы подавались на заумном языке.
  
   История магии - даже вспоминать смешно. Призрак, невесть что бубнящий под дружный храп учеников.
  
   ЗОТИ - пародия на боевую магию.
  
   УЗМС - ну что тут сказать... Учитель из Хагрида аховый. Ни о какой технике безопасности речь даже не идет. Все его "милые зверушки" вызывали у учеников только ужас и желание сбежать как подальше. Хагрид - полувеликан, а ученики?
  
   Прорицания... Отдельный разговор. Алкоголичка и наркоманка в одном флаконе в качестве учителя. Изумительно! При том, что дар прорицания штука редкая и должен идти факультативом для тех, у кого он есть, а не служить массовым развлечением для учеников.
  
   Чары. Более-менее. Маленький потомок гоблинов свой предмет любил и умел преподнести. Но! Им не рассказывали истоков науки, не учили составлять новые заклинания. Давался только набор готового, бери и пользуйся! И никакого развития....
  
   Зелья... Притча во языцех... Снейп свой предмет знал. Знал и любил. Это факт, против которого не попрешь. Но вот как он его преподавал... Да, зелья очень опасны. Техника безопасности превыше всего! Иначе такого можно натворить... Но ведь можно не орать, а сказать спокойно... Можно рассказать и показать, как и что нарезать, как и когда что закладывать в котел, зачем помешивать так, а не иначе... Все те мелочи, что очень важны... Увы... Снейп не учитель, он - ученый, а это - совершенно разные вещи...
  
   Арифмантика... Этим нужно уметь заинтересовать... Так же, как и рунами.
  
   Полеты... Ну, полеты... Добавить нечего!
  
   Где все остальное? Где бытовые чары? Или ученики дома не живут? Где этикет? Где артефакторика, политология и социология, где танцы и основы изобразительного искуства вместе с умением слагать стихи? Да этому даже магглы в этой глубокой древности учат! Где основы дипломатии? Дети не умеют общаться. Они не знают как вести себя в обществе, особенно маглорожденные! И естественно, отношение к ним будет презрительное...
  
   Никто не преподает традиции и обычаи, не ведет физическую подготовку, не объясняет истоки магии... Артефакторика, магия крови и многое, многое другое - непонятные иностранные слова.
  
   И кто-то еще говорит, что Хогвартс - лучшая школа!
  
   По сравнению с чем?
  
   Когда Игнотус рассказал Салазару, сколько всего ему нужно изучить, тот впал в ступор. О половине названий он даже не слышал, а про остальное даже не задумывался.
  
   Но хочешь не хочешь, назвался Слизерином - изволь соответствовать!
  
   И Салазар старался. Изо всех своих сил.
  
   Когда тебя учит человек, которому ты небезразличен и у которого любой твой маленький успех вызывает вспышку радости... Даже самая тяжелая учеба приносит удовольствие.
  
   И теперь Салазар грыз гранит науки. Скоро его представят обществу.
  
   Он не должен ударить в грязь лицом и опозорить своего отца.
  
   ***
  
   Сириус, теперь уже бывший Блек, находился в депрессии. Непривычное для него состояние. Обычно он сам вызывал у других депрессию, а теперь пришлось испытать то, до чего он доводил окружающих, на своей шкуре.
  
   ... Первое, что он сделал, когда отошел от шока, это поход в банк. Аппарировав, Сириус с трудом удержался на ногах. Странно... Раньше такого не было... Отдышавшись, он вошел по ступенькам в холл и подошел к первому попавшемуся гоблину.
  
   - Я хочу видеть управляющего делами Рода Блек.
  
   Через пару минут к Сириусу подошел представительного вида гоблин в камзоле, богато расшитом золотом. Он окинул его презрительным взглядом и скучающе поинтересовался:
  
   - Вы что-то хотели, мистер?
  
   - Да, хотел! - рявкнул Сириус. Он и так был на взводе, так еще и эта мерзость зубы скалит! - Я хочу узнать, что с моими счетами!
  
   - Простите? - гоблин поднял бровь. Присутствующие в холле волшебники и гоблины стали с интересом прислушиваться и присматриваться к происходящему. Судя по всему, здесь и сейчас разгорался скандал. И все уже предвкушали, как будут обсасывать пикантные подробности. Стоявший в очереди неприметный маг подошел поближе, стараясь не упустить ни слова. Информация - это ВЛАСТЬ, а за возможность ее увеличить, всегда неплохо платят.
  
   - Мои счета! Счета Рода Блек!
  
   Гоблин медленно и с интересом оглядел стоящего перед ним волшебника. Зрелище перед его глазами предстало удручающее. Одежда дорогая, хорошего качества, это да. Но все остальное... Волосы дыбом, лицо то краснеет, то бледнеет, руки дрожат, магический фон... Гоблин поморщился. Уровень магии упал наполовину, став, как у слабого маглорожденного. Или Предателя Крови.
  
   - Прошу прощения, но какое отношение Вы имеете к этому Роду?
  
   - Я Сириус Бкхххх, - Сириус закашлялся, не в силах произнести свою фамилию, - я, кккххх...
  
   Гоблин брезгливо на него посмотрел.
  
   - А теперь послушайте меня, Мистер Кхх. (окружающие хмыкнули) Вы изгнаны из Рода Блек и полностью поражены в правах. ( толпа ахнула, в шоке глядя на остолбеневшего Сириуса ) У Вас нет в этом Банке счетов. Советую принять новую фамилию. Фамилия Блек не является более вашей. Вы не имеете на нее никакого права, так же, как и на все остальное, связанное с Родом Блек. А теперь извините, у меня много дел. - гоблин развернулся и ушел в боковой коридор.
  
   Сириус обвел стоящих людей безумным взглядом. Это - конец. Он надеялся, что еще есть шанс... Но его не было. Он развернулся и с хриплым воем выбежал из банка.
  
   Неприметный маг проводил его взглядом и поспешил выйти из банка. Ему только что крупно повезло. Люциус Малфой хорошо платит своим информаторам, а в этот раз ( маг мечтательно улыбнулся ) он будет очень щедр. Главное - успеть первым. И маг аппарировал.
  
   Люциус внимательно выслушал своего информатора и молча положил перед ним увесистый мешочек.
  
   - Благодарю вас, Дейв. Новость просто превосходна.
  
   Дейв поклонился и подхватив мешочек, поспешил домой. Люциус прикрыл глаза, обдумывая открывающиеся перед ним перспективы. Сириус поражен в правах. Род Блек остался без главы. Хоть какого! Андромеда не в счет, она выжжена с гобелена за брак с маглорожденным, Белла ушла в род мужа, Нарцисса... На губах сиятельного лорда появилась нежная улыбка. Нарцисса урожденная Блек. Имеет все права. И их сын... Драко - Блек наполовину. И у него есть все шансы стать Главой Рода Блек.
  
   Лорд уже встал, чтобы аппарировать, когда в его голову пришла мысль. А ведь Поттер ЗНАЛ, что так будет. Он сообщил все портретам. Очевидно, нашел способ связаться с ними, ведь он был крестником Блека! И предоставил Блекам возможность самим разобраться с паршивой овцой.
  
   Неожиданно Люциуса пробил холодный пот. Покойный оказался страшным противником. Какое счастье, что он не успел сделать ЕМУ крупных гадостей лично! И счастье, что Поттер не внес его в списки своих врагов. Страшно представить, что он мог придумать.
  
   Лорда передернуло. А ведь теперь понятно, почему Поттер подарил только метлу. Он подарил Драко возможность стать дважды Лордом. Нужно будет принести благодарственные жертвы его духу, где бы он ни был.
  
   Лорд Малфой хорошо знал законы магии. Он задумчиво кивнул. Да, решено. Сегодня же. И надо наладить отношения с Леди Грейнджер. Судя по всему, она находится под его покровительством.
  
   А покойный Победитель, как оказалось, был очень достойным противником. И может быть им в настоящий момент. Про Лорда тоже думали, что он мертв, а в итоге? Жив и здравствует, всем своим врагам назло! Тем более в их мире и покойники могут нагадить, причем крупно. Бывший Блек это уже прочувствовал на своей шкуре.
  
   Так что, жертвы не помешают.
  
   А теперь нужно вызвать Драко и Нарциссу.
  
   Им предстоит поход в банк.
  
  
  ГЛАВА 23.
  
  Вошедший через камин Северус Снейп не поверил собственным глазам.
  
   Еще бы! Такое зрелище увидишь не каждый день!
  
   Люциус Малфой, сиятельный Лорд, воплощение аристократизма, сидел в своем кабинете и трясущимися руками наливал себе виски. Судя по его внешнему виду, он или отмечал какое-то радостное событие или заливал горе. Или и то и другое сразу.
  
   Снейп осмотрел лорда, поднявшего на него мутные глаза и более никак не реагировавшего, вздохнул и приступил к решительным действиям. Первым делом он отобрал у начинающего алкоголика стакан и бутылку и отставил их в сторону. Потом достал из шкафа, стоящего у стены, флакон с Антипохмельным зельем и насильно споил его подопытному.
  
   Результат наступил незамедлительно. Сначала лорда скрутило, а затем наступило долгожданное протрезвление.
  
   Снейп наблюдал за происходящим, как за интересным экспериментом. Наконец, Малфой привел себя в порядок.
  
   - Спасибо, Сев.
  
   - Не за что. Что произошло?
  
   - Есть две новости. Одна хорошая, другая - очень хорошая. И третья. Странная. С какой начать?
  
   - С очень хорошей, - хмыкнул Снейп, поудобнее устраиваясь в кресле. - Она как-то связана с тем, что ты забрал сегодня Драко?
  
   - Да. Напрямую. Итак. ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ НОВОСТЬ. Сириуса Блека более не существует.
  
   - То есть? - в руке Снейпа хрустнул бокал и тот машинально наложил на него "Репаро". - Эта жалкая псина сдохла?!
  
   - Нееет, Сев. - Люциус довольно улыбнулся. - Он жив. Но для него было бы лучше, если бы он сдох!
  
   Люциус сделал театральную паузу, разглядывая подавшегося вперед друга. И, наконец, смилостивился.
  
   - Сириус Блек полностью поражен в правах!
  
   Снейп замер, неверяще глядя на развеселившегося Люциуса. Наконец, он смог выдохнуть:
  
   - Не может быть...
  
   - Может, может. Гоблины это УЖЕ ПОДТВЕРДИЛИ. Причем публично.
  
   Северус откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. Это просто невероятно. Просто праздник какой-то! Годы унижений и мечтаний о мести... Больше Блек, вернее БЫВШИЙ БЛЕК, не сможет ничего ему сделать. Он вообще не сможет теперь что-то делать! Полное поражение в правах... Это хуже смерти! Гораздо хуже! Мозг заработал, выдавая гипотезы. Через пару секунд он посмотрел на друга и выдал причину произошедшего с врагом:
  
   - Поттер. Гарри.
  
   Люциус довольно кивнул. Мозги у его друга всегда хорошо работали.
  
   - Он самый. Вторая новость. Драко теперь Лорд Блек.
  
   - Благодаря Нарциссе?
  
   - Да. И в гораздо большей степени благодаря Поттеру.
  
   Снейп задумчиво покивал. Просто невероятная ситуация.
  
   - Поздравляю тебя, друг мой. Вы делали объявление?
  
   - Нет. Пусть добрый дедушка подергается. - друзья злорадно рассмеялись, представляя лицо директора, когда он узнает, что его верный песик лишился всего. И денег в особенности.
  
   - Ну а третья новость?
  
   Малфой вздохнул и покосился на бутылку. Северус тут же отодвинул ее подальше. Малфой вздохнул еще раз и начал рассказывать.
  
   - Когда мне рассказали о Блеке, я подумал, что мне очень повезло. И Драко. Тоже, очень повезло. Я не успел сделать Поттеру ничего такого, за что он счел бы меня своим врагом. Вражду с Драко он воспринял, как детские шалости...
  
   Снейп смотрел на Люциуса и видел, что тот нервничает. Тем временем, Малфой продолжил.
  
   - И тогда я решил. Раз ОН сделал моей семье такой дар, то я должен сделать ответный. Я решил принести ЕМУ благодарственные жертвы.
  
   - И... как? - Снейп, не утерпев, спросил замершего Малфоя. Тот потер переносицу и продолжил.
  
   - После того, как мы вернулись из банка, я решил исполнить обещанное. Пошел в парк, в закрытую часть. И там провел обряд...
  
   ***
  
   Лорд Малфой всегда держал данное им слово. И поэтому он стоял перед сложенным лично костром, находящимся в центре рунного круга. Он положил последнее полено и придирчиво оглядел результат. Сложенные шестигранным колодцем поленья лежали прочно. Каждая грань имела свою символику: огонь, воздух, вода, земля, жизнь, смерть. Руны вокруг костра означали жизнь, смерть, память, благодарность, дар, путь.
  
   С одной стороны круга лорд написал имя дарителя, с противоположной - имя того, кому предназначался дар. Костер накрыла решетка из толстых прутьев, на которую он поместил подарок - завернутый в белоснежный шелк букет из асфоделей, спелых пшеничных колосьев, ветвей яблони и кипариса. Сверху лорд положил новенький, сияющий золотой снитч. Самую лучшую модель, которую только смог найти.
  
   Подарок должен был быть символическим и одновременно быть очень приятным для покойного. Малфой практически ничего не знал о жизни Гарри, за исключением того, что тот был первоклассным ловцом. Настоящим талантом. Поэтому подарок определился сразу.
  
   Малфой отошел от костра на три шага и взмахнув палочкой, зажег костер. После чего поклонился и произнес слова благодарности за щедрый дар покойного и просьбу принять ответный.
  
   Пламя вспыхнуло сразу с шести сторон и взметнулось выше его роста. Поленья затрещали, разгораясь.
  
   Лорд много раз проводил этот ритуал и знал его наизусть. Костер горит минут десять, после чего остатки надо развеять по ветру. Но неожиданно все пошло не так.
  
   Пламя загудело и выросло колонной на высоту трех ярдов. Цвет из красно-оранжевого стал изумрудно-зеленым с серебряными искрами. Снитч золотой кометой взлетел в небо, застыл, словно его поймала рука ловца и рассыпался золотыми искрами. Через секунду пламя опало, оставив совершенно чистую землю.
  
   А в голове застывшего от изумления лорда прозвучал звонкий юношеский смех и шелестом ветра донеслось - спасибо...
  
   Сколько Люциус простоял, приходя в себя, он не знал. Но судя по всему, долго. Потом он отмер и аппарировал в менор. Лечить нервы.
  
   ***
  
   Снейп смотрел на Люциуса потрясенным взглядом. От Поттера и при жизни можно было ожидать что угодно, а теперь оказалось, что и после его смерти ситуация не изменилась! Он взял бутылку и наполнил стаканы. После ТАКОГО действительно не грех выпить.
  
   ***
  
   Салазар, после тяжелого, наполненного трудом и учебой дня, спал в своей комнате мертвым сном. Снилась ему разная белиберда: учебники, летающие за ним по замку; говорящие лошади и гиппогрифы, метлы, танцующие канкан.
  
   Неожиданно сон изменился. Перед ним предстал Люциус Малфой, с поклоном и благодарностями протягивающий ему белый шелковый пакет с лежащим на нем снитчем. Неожиданно снитч взлетел и стал виться вокруг Салазара. Напряженно застыв, парень внимательно следил за сверкающим золотым мячиком, отчаянно машущим крылышками. Резкий рывок и снитч пойман. Салазар рассмеялся и сказал "спасибо". Ответом ему стало выражение крайнего удивления на лице лорда.
  
   Проснулся Салазар в прекрасном настроении. Рука все еще хранила ощущение пойманного снитча.
  
   ... Прошло полгода. Салазар все больше и больше соответствовал гордому титулу Наследника. Столько, сколько он выучил за это время, он не выучил за все время обучения в школе. И речь шла не только о количестве знаний. Но и о качестве. Каждая тема разбиралась по косточкам. Каждый урок заканчивался практическим занятием. Теперь Гарри свободно гарцевал на лошади и вполне прилично владел мечом. До настоящего Мастера ему было, конечно, далеко... Но и так, успехи были впечатляющими.
  
   И кроме того, Салазар нашел себе любимый предмет. К его собственному удивлению, это оказалось Зельеварение.
  
   Тонкая наука, на уроки которой он некогда ходил, как на каторгу, оказалась чрезвычайно интересной. И захватывающей. И еще оказалось, что у Салазара настоящий Дар. Обнаружилось это случайно. Игнотус, рассказывая и показывая, как варится зелье, останавливающее кровь, отвлекся на шум за стеной. И уронил в котел пять капель крови грифа, а не две. Зелье забурлило. Внимательно наблюдающий за варкой Салазар, неожиданно даже для себя, схватил лист кровохлебки и бросил его в котел. Зелье, которое уже готовилось вырваться из котла, неожиданно успокоилось и приняло положенный красный цвет.
  
   Изумленно наблюдавший за действиями сына Игнотус спросил:
  
   - Зачем ты бросил лист?
  
   - Это было... правильно. Да, правильно. - пожал плечами Салазар.
  
   Игнотус потрясенно уставился на него:
  
   - Да ты - интуит! Невероятно!
  
   - Это как? - не понял Салазар.
  
   - Это очень просто! - возбужденно стал рассказывать Игнотус. - Все зельевары делятся на несколько категорий. В зависимости от таланта. Предрасположенности, так сказать. Ученые - те, кто варит по четкой схеме. Исследователь - тот, кто может составлять эти схемы путем долгих экспериментов и практики. И Интуит. Тот, кому не нужны схемы и исследования. Он ЧУВСТВУЕТ, что и когда нужно положить, как порезать, как соединить. Крайне редкий дар. И очень хрупкий. Если внушить отвращение к предмету, начинает работать в обратную сторону. Зелья не приносят интереса и удовольствия, получаются через раз да и то, отвратительно.
  
   - У меня так и было... - задумчиво кивнул Салазар. - На первом же уроке мой учитель выставил меня дураком и с тех пор я зелья ненавидел.
  
   - А они платили тебе взаимностью... - Игнотус внимательно смотрел на сына и заметил промелькнувшую грусть в его глазах.
  
   - Да.
  
   - Ничего, сын, - маг крепко обнял подростка. - теперь все будет по другому. Совершенно по другому.
  
   ***
  
   Самый страшный маг столетия, Лорд Волдеморт, расслаблено сидел у камина в СВОЕМ СОБСТВЕННОМ ДОМЕ и неторопливо попивал чай. Он решил устроить себе каникулы. На это было несколько причин.
  
   Первая. Ему банально хотелось передохнуть. многолетняя борьба за выживание утомит кого угодно. Расслабляться тоже полезно.
  
   Второе. Его бездействие собьет с толку старика. Возможно, даже, заставит его совершить какие-нибудь ошибки.
  
   Третье. Ему надо было разобраться с наследством.
  
   Первым делом Лорд просмотрел воспоминания. Вначале он думал пригласить Снейпа, как советовал Поттер, но потом решил для начала просмотреть их в одиночестве. Предчувствие.
  
   Предчувствие его не обмануло. В хрустальных флакончиках содержались воспоминания Поттера о его жизни. С самого детства. Увиденные сцены жизни ребенка в чулане заставили его вспомнить собственное детство в приюте. Жутко хотелось напиться до беспамятства. Но Лорд не позволил себе такой кошмарной слабости.
  
   Он просто сел перед камином и велел эльфу принести чай. Для успокоения нервов. Теперь Лорд понимал, что то, что он принимал за наглость и самоуверенность, было попытками скрыть свою неуверенность. Ребенок, выросший в чулане и использующийся в качестве домового эльфа, не мог быть наглым. Из него это выбили. Буквально.
  
   В тот день, когда он просмотрел первые пять воспоминаний, Лорд, сидя у камина, молча оплакивал их детство, разрушенное в угоду амбициям властолюбивого старика.
  
   ***
  
   Альбус Дамблдор, великий белый маг, задумчиво глядел на спящего на своем насесте феникса. Происходящее все меньше и меньше ему нравилось. После феерического оглашения завещания ЭТОЙ СВОЛОЧИ, как он мысленно теперь называл покойного Гарри Поттера, неприятности посыпались, как из рога изобилия.
  
   Ремус , его верный оборотень и незаменимый шпион и наводчик в стане темных тварей, мертв. Его отрубленная голова не оставляла в этом никаких сомнений.
  
   Уизли стали отверженными. И если раньше еще были им сочувствующие, то теперь... И в школе, и в обществе они стали париями.
  
   А теперь еще и ЭТО!
  
   Блек, служивший щедрой казной, поражен в правах. И сделать ничего нельзя. Дом закрыт, счета закрыты. А ведь он содержал весь Орден! И что теперь? О щедрых тратах можно забыть!
  
   Факультеты медленно отбиваются от рук.
  
   Нужно что-то делать...
  
   Старик за столом, машинально отхлебнул чай и бросил в рот конфету, пытаясь хоть так подсластить себе настроение.
  
  ГЛАВА 24.
  
  
   Бал. Как много всего связано с этим понятием...
  
   Салазар готовился к первому балу в своей жизни. Бал Чемпионов, в котором он когда-то участвовал, он за бал не считал. Во-первых, это было в кошмарном сне, который он считал своей жизнью. Во-вторых, это было сущее позорище. И в третьих, в нем участвовал Гарри Поттер. А не Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин.
  
   В его жизни это самый первый бал. Конечно балом это действо не называлось. Это был Праздник Объявления Наследника Рода. Но суть от этого не менялась. Будет вся местная и не местная знать, будет музыка и танцы, угощение, фейерверки (их магические аналоги), а также много, много этикета.
  
   И все это в его честь.
  
   Впервые за много лет родовое гнездо Певереллов готовилось к принятию гостей. Велись ремонтные работы, все начищалось, чинилось, украшалось, заменялось в случае нужды. С этим справлялась целая армия домовиков. С тех пор как Игнотус обрел наследника и провел ритуал введения в Род, как и положено, силы Родового камня заметно возросли. Если раньше он практически наполовину уснул, то теперь магия изливалась из него щедрым потоком. Заинтересованному Салазару Игнотус объяснил это так:
  
   - Родовой камень - это не только хранилище магии Рода и ее источник. Но и своеобразное мерило силы Рода. Чем сильнее представители Рода, тем больше они отдают магию камню и тем сильнее он отдает ее в ответ. Обоюдный процесс. А также сила рода измеряется очень простым показателем - домовые эльфы. Чем больше магии - тем больше домовиков. До твоего появления в замке оставалось с десяток домовиков. Сейчас их количество увеличилось вдвое. И судя по всему, это не предел. Чем сильнее ты будешь становиться, тем больше будет их количество. Домовые эльфы полностью зависят от магии менора и его хозяев, они живут за счет их магии. Если домовика отсечь от магии хозяина, он постепенно умрет, перед этим сойдя с ума. Поэтому они никогда не предадут хозяина.
  
   Неожиданно Салазар вспомнил Добби ( не к ночи будь помянут ) и рассказал о нем отцу. Игнотус задумался. Наконец, он огласил вердикт:
  
   - Скорее всего, с магией его предыдущего хозяина были нелады. Какие-то нарушения, слабость. Иначе сумашествие домовика не объяснить. И то, что он выбрал тебя, показывает, что ты был сильнее его хозяина. Домовик пытался найти сильный источник магии. Хотя такое очень редко случается. Просто этот эльф был... нестандартный.
  
   Салазар рассмеялся. Да уж... точно нестандартный. Еще какой.
  
   - И что с ним стало? - полюбопытствовал Игнотус.
  
   - Я сделал его своим личным домовиком. А уходя, привязал его к своему вассалу.
  
   - Молодец, хороший ход, - одобрил отец. - А теперь... продолжим. Нам еще многое нужно сделать.
  
   Наконец все приготовления к празднику были закончены, приглашения - разосланы, наряды - готовы. Все находились в предвкушении праздника. Даже Селена, несмотря на свой крайне юный возраст, прониклась важностью момента. Особенно этому помогло то, что ей приготовили новый наряд.
  
   Увидев его, девочка аж завизжала от счастья и восторга. Игнотус и Салазар только рассмеялись, глядя на ее реакцию. Тем более, наряд этого стоил. Он представлял собой целый набор одежды. Первой шла нижняя туника, используемая в качестве белья - из тончайшего льняного полотна, без рукавов и длиной до колена. По низу шла роскошная вышивка белым шелком. На нее надевалась вторая туника - с длинными узкими рукавами, длиной до середины голени, прекрасного бордового цвета, шелковая, расшитая шелком по подолу и вокруг горловины. И последней одевалась верхняя туника - также шелковая, густого фиолетового цвета, расшитая фиолетовыми цветами, длиной по щиколотку, с широкими разрезными рукавами.
  
   Дополнялся наряд фиолетовыми башмачками из тончайшей кожи, фиолетовыми и бордовыми шелковыми лентами в волосах. Девочка в нем выглядела настоящей маленькой принцессой. Когда ее нарядили и поставили перед большим серебряным зеркалом, она только пищала от восторга, вызывая приступы умиления у своих нянек и отца с братом.
  
   Впрочем, новыми нарядами щеголяли все. И Игнотус с Салазаром не были исключениями.
  
   Игнотус был одет в родовые цвета: черные штаны из плотного шелка. Нижняя туника была из белоснежного шелка, длиной до середины бедра. Сверху была одета также черная туника, густо расшитая черным шелком, с широкими рукавами и длиной до колена. В разрезах мелькал белый шелк. Дополняли наряд черные кожаные сапоги и широкий, черный шелковый плащ с белоснежным подбоем. По мнению Салазара, его отец выглядел настоящим Жнецом - только косы не хватало.
  
   Сам Салазар выглядел просто сказочно. Так как его представляли как Наследника Рода Певереллов, сначала также решили одеть его в родовые цвета Певереллов. Однако подумав, Игнотус решил продемонстрировать обществу, что его Сын - Основатель собственного Рода. И было решено одеть его в цвета ЕГО Рода. Когда портной, вызванный в замок, спросил, какие у него цвета, Салазар рассмеялся и сказал, что изумрудный с серебром. Мысленно он хихикал - эти цвета он пять лет видел в Большом зале. Также, как и герб.
  
   Когда он вышел в наряде к отцу, у того отняло дар речи. Мысленно Игнотус попрощался со спокойной жизнью - покоя ему на приеме не будет. Он четко чувствовал, что уже через пять минут после начала празднования, его завалят предложениями о помолвке. Еще бы! Создать СВОЙ РОД не достигнув шестнадцати лет... Он вздохнул и еще раз посмотрел на сына, крутящегося перед зеркалом.
  
   На Салазаре был наряд в его цветах. Штаны из плотного шелка изумрудного цвета, заправленные в такого же цвета сапоги из кожи василиска. чешуя отблескивала в свете свечей. Нижняя туника цвета серебра выглядывала из-под густо расшитой серебром верхней туники изумрудного цвета. От этого его глаза сверкали еще ярче. Довершали наряд пояс и плащ изумрудного цвета из шкуры василиска. На правой руке сверкал Перстень Лорда. Салазар сделал его собственноручно, с помощью подсказанного Игнотусом ритуала.
  
   Для этого он взял серебряный самородок и крупный, с ноготь большого пальца, изумруд. Провел обращение к Магии и попросил ЕЕ помочь создать Символ Власти Лорда. После чего сосредоточился и представил, как текущая сквозь его руки магия изменяет металл и камень, придавая им форму.
  
   После чего почувствовал сильное истощение и свалился в кратковременный обморок.
  
   Когда он пришел в себя, перед ним лежал Перстень - кольцо в виде василиска, обвивающего изумруд, ограненный короной. Пять граней разбрасывали блики, на змее была видна каждая чешуйка, изумрудные глазки сверкали.
  
   И теперь его Перстень сверкал на пальце, притягивая взгляд.
  
   Салазар еще раз внимательно осмотрел себя, убедился, что выглядит идеально и кивнул отцу. Певереллы вышли из комнаты и оправились вниз, в холл, встречать гостей.
  
   Игнотус стал напротив парадных дверей, Салазар стоял справа от него. Эльф распахнул двери и торжественно поклонился. В дверь вошла пара волшебников - среднего возраста маг и его жена, судя по цветам их нарядов и гербам. За ними чинно следовали два подростка - сыновья. Распорядитель громко произнес имена:
  
   - Лорд Эртан Мартен и Леди Элея Мартен. Наследники Джастин Мартен и Джаред Мартен.
  
   - Добро пожаловать в мой Замок, Лорд и Леди. - вежливо кивнул Игнотус. Салазар молча наклонил голову - от него говорить не требовалось.
  
   Прием гостей начался.
  
  
  ГЛАВА 25.
  
  
   Игнотус мысленно застонал. К нему целенаправленно продвигалась очередная Леди. По выражению лица и твердой походке сразу становилось ясно, что Леди настроена очень серьезно. Судя по всему, его ожидает очередное, крайне выгодное предложение о помолвке.
  
   Предчувствия мага не обманули. После того, как он объявил Наследника Рода Певерелл, на Салазара обрушилось все внимание аристократии. Ну а после того, как он объявил, что его Сын и Наследник создал СВОЙ РОД...
  
   Эффект получился необычайный. Сначала потрясенная тишина... А потом... Гости уставились на его сына с таким жадным интересом, что Игнотусу показалось, что тот сейчас задымится.
  
   С трудом вытерпев положенное объявление и здравицы в честь Наследника, аристократы стали подбираться поближе, в поисках информации. ну а когда они узнали, что Салазар даже не помолвлен... Лорды и Леди стали напоминать хищников, дерущихся возле добычи. Магу казалось, что еще немного и гости перейдут от слов к делу. Еще немного и начались бы дуэли, а то и рукопашная. Во всяком случае, некоторые юные и не очень леди были готовы отстаивать свое право претендовать на Салазара с кинжалом в руках, а то и с мечом ( в зависимости от роста и комплекции, а также степени наглости ).
  
   Салазар вел себя безупречно. Вежливо кивал, ослепительно улыбался, источал комплименты, изумительно танцевал. Со стороны он напоминал своему отцу змею: неторопливую и в тоже время с потрясающей реакцией, вальяжную, красивую и очень, очень опасную.
  
   Чешуйчатый плащ и сапоги только усиливали это впечатление. А если учесть, что когда Салазар волновался, зрачки его глаз становились вертикальными и в голосе появлялись шипящие интонации... Сходство было на лицо.
  
   Настоящий василиск. Царь змей, только в человеческом облике.
  
   Когда Салазар показал ему в своих воспоминаниях, как он убил василиска, у мага волосы встали дыбом. Двенадцатилетний ребенок очень негероических пропорций, совершенно не имеющий опыта противостояния волшебным монстрам, смог прибить змею в пару сотен раз тяжелее и больше, чем он сам. Иначе, чем чудом, такое не назовешь. Можно было бы счесть произошедшее галлюцинацией, вот только от галлюцинаций не остаются клыки длиной в фут и шкура неимоверной длины. А так же шрамы от укуса.
  
   И теперь Игнотусу казалось, что вместе с ядом, старый василиск передал Салазару и свою силу, магию и характер.
  
   Он вздохнул и повернулся к очередной претендентке на руку Салазара.
  
   Салазар кружился в танце, пропуская между ушей щебет очередной охотницы на его тушку. Девушка призывно стреляла глазками, хихикала и пыталась расточать ему комплименты. Еще бы! Такой экземпляр и не окольцованный!
  
   Породниться с Певереллами мечтали все. Род Певерелл был символом ВЛАСТИ, Магической силы и богатства. Их боялись, это да. Все таки не все имеют ТАКИЕ СИЛЫ в покровителях. Но получить хоть какой-то шанс стать ближе к Роду Певерелл... А тут мало того, что Наследник Рода, так еще и СОБСТВЕННЫЙ РОД основал!
  
   Магическая мощь налицо. А ведь парень еще даже не достиг магического совершеннолетия. Нужно хватать, пока не схватили другие!
  
   Вот Леди и старалась изо всех своих сил.
  
   Салазар снисходительно смотрел на ее потуги. Увы, но пока он не встретил ту, ради которой можно совершать подвиги в виде женитьбы. Но, парень надеялся, что когда-нибудь, это изменится.
   Наконец танец завершился и Салазар, раскланявшись, наложил на себя чары, рассеивающие внимание и отошел в угол зала, отдохнуть.
  
   Неожиданно рядом раздалось хихиканье.
  
   - Что, леди загнали в угол?
  
   Салазар повернул голову. Рядом с ним стоял высокий, мощного телосложения подросток с длинными золотыми волосами, настоящей львиной гривой. Впечатление усиливали янтарные глаза, точь в точь львиные. Видно было, что парень очень молод - не больше шестнадцати. Одет он был в алое, расшитое золотом, одеяние.
  
   - Позвольте представиться. Годрик Аларик Гриффиндор, мы с отцом немного опоздали.
  
   - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин. Приятно познакомится.
  
   Подростки смерили друг друга оценивающими взглядами. Сейчас они напоминали двух хищников, неожиданно встретившихся на одной поляне. Каждый приценивался к своему вероятному противнику, оценивая его боевые качества.
  
   - Леди трудно загнать меня в угол. Я из него всегда выскользну, - хмыкнул Салазар.
  
   - Такой скользкий? Или шустрый? - приподнял бровь Годрик, лениво глядя на своего визави.
  
   - Такой страшный, - улыбнулся Салазар. Он чувствовал, что им начинает овладевать азарт и какое-то боевое настроение. Хотелось проверить, так ли хорош будущий Основатель, как о нем будут говорить потомки.
  
   Годрик сверкнул глазами. Его снедало желание вывести из себя эту ледяную статую, снисходительно за ним наблюдающую.
  
   - Страшный? Ой, я ужжже дрожжжу... - протянул он.
  
   Салазар почувствовал, что им овладевает нестерпимое желание набить противнику морду.
  
   - Могу доказать.
  
   - Где?
  
   Игнотус с изумлением наблюдал, как его выдержанный, спокойный Наследник с азартом препирается с Наследником Гриффиндором. Подростки пытались уколоть друг друга, не пытаясь, впрочем, нарушить правила приличия. Наконец они не выдержали и осторожно вышли из зала.
  
   ... Годрик, тяжело дыша, смотрел на своего противника. Салазар потерял свой идеальный вид - волосы растрепались, одежда помялась, на щеках румянец, глаза горят. Зеленоглазый маг оказался сильным противником. Годрик с трудом сдерживал его атаки, Салазар оказался очень быстрым. Сначала они перебрасывались простыми заклинаниями, затем в ход пошли сильные и сложные. И теперь оба подростка посматривали друг на друга с уважением.
  
   - Мир? - предложил Годрик.
  
   - Мир! - кивнул Салазар, разминая руку.
  
   Оглядев друг друга, парни расхохотались. Вид явно потрепанный. Хорошо, что есть соответствующие заклинания! Одежды разгладили, волосы причесали, лица и руки почистили. Теперь можно и вернуться, не пугая гостей.
  
   Возвращаясь в Зал, парни оживленно болтали, обсуждая самые различные темы. Сегодня они заложили фундамент дружбы, прошедшей сквозь века.
  
  
  ГЛАВА 26.
  
  
   Годрик Гриффиндор оказался занятной личностью. Чем-то он напоминал льва. Обычно веселый и добродушный (более-менее), в минуты гнева он был страшен. Но надо отдать ему должное, Годрик никогда не терял головы. Даже в минуты бешенства он мог анализировать ситуацию и не бросался напролом, неизвестно куда.
  
   Игнотус только хмыкал, глядя на их общение. Спокойный, вежливый, ехидный Салазар и веселый, энергичный Годрик. Они прекрасно дополняли друг друга.
  
   А у Игнотуса появилась проблема. Даже не так, ПРОБЛЕМА. Его продолжали атаковать Лорды и Леди. На приеме Салазар произвел на них такое впечатление, что теперь Игнотус не знал как отбиться от желающих породниться. В конце концов, через месяц непрерывных атак он не выдержал и решил поговорить с сыном.
  
   Отец и сын устроились в креслах перед камином и пили горячий травяной отвар. Отвар делал лично Салазар и теперь они пытались оценить его вкусовые качества. Игнотус сделал глоток и прижмурился от удовольствия. Кисловатый, с легкой горчинкой отвар был просто превосходен - горячий, густой, то что надо для сырой погоды.
  
   - Ну как? - спросил Салазар, делая еще один глоток.
  
   - Превосходно. А какие у него свойства? - полюбопытствовал Игнотус, наливая отвар в чашку.
  
   - Согревающие, успокаивающие, укрепляющие. Всего понемногу. - улыбнулся Салазар, глядя, как отец наполняет третью чашку. - О чем ты хотел поговорить?
  
   - О твоей помолвке... - поморщился Игнотус.
  
   - То есть? - глаза Салазара сузились, а пальцы крепко сжались вокруг чашки. - Ты хочешь меня обручить?
  
   - Я бы хотел, но у нас проблема. - вздохнул Игнотус. - Меня завалили письмами с предложениями. Я мог бы выбрать кого-то, но не буду.
  
   - Почему? - Салазар внимательно смотрел на отца. Игнотус отметил, что зрачки стали вертикальными - верный признак волнения, как он уже успел запомнить.
  
   - Видишь ли, Салазар... - начал маг. - Я не скрою, я очень бы хотел, чтобы ты женился и обзавелся детьми, но ты все-таки Певерелл, поэтому есть сложности. Ни один Певерелл никогда не вступал в брак только потому, что это решили за него. В таком браке не будет детей. Мы можем иметь детей только по любви.
  
   - Почему? - Салазар подался вперед, с интересом слушая отца.
  
   - Мы - некроманты, маги смерти. В этом наша сила и наша слабость. Ты знаешь, кто является нашей покровительницей. - Салазар кивнул, - так вот, Основателем Рода Певерелл является Хорес Певерелл. Он был тем, кого сейчас называют Новая кровь, маглорожденным с даром. Его даром являлась предрасположенность к магии смерти - невероятная редкость. Он учился у разных мастеров, взрослел, развивал дар и не влюблялся ни в кого - хотя и был очень привлекательным, на него заглядывались. Но дальше коротких, не обязывающих связей дело не доходило. Пока в возрасте сорока лет он не встретил странную девушку, когда шел с кладбища после очередного ритуала. Мимолетная встреча, но ему хватило - в ту ночь он влюбился в первый и последний раз в жизни.
  
   Салазар с интересом слушал историю возникновения своего рода. Это явно были не сказки барда Бидля. А Игнотус, вылил остатки отвара в чашку и сделав глоток, продолжил:
  
   - Девушка исчезла, хотя он приложил все силы для поиска. Через неделю, после тяжелого ритуала, он опять ее встретил. И успел признаться ей в любви до того, как она исчезла. Следующая встреча была через месяц. Хорес участвовал в битве и его ранили, смертельно. Все лекари развели руками, рана была смертельной, жить ему оставалось пару суток, не больше. Ночью к нему пришла незнакомка и сказав, что ему еще не время, исцелила рану, просто прикоснувшись к ней. Хорес опять сказал, что влюбился и встав на колени, просил ее стать его женой. На вопрос, ему что, все равно, кто она, он сказал что да. Даже если она является Смертью во плоти. Тогда девушка рассмеялась и сказала, что его за язык никто не тянул и она согласна.
  
   Салазар зачарованно слушал, представляя себе своего великого предка, его встречу с девушкой, оказавшейся Смертью, вселившейся по своей прихоти в человеческое тело. Он представлял себе их свадьбу, прошедшую по всем законам магии, счастье мага от согласия его возлюбленной, как они идут к алтарю, расположенном в месте Силы - там, где теперь возвышается замок Певереллов. Оказалось, что замок построили на старом, заброшенном кладбище, после того, как на нем провели целую серию ритуалов - связывающих, подчиняющих, скрывающих. Селеста, так звали ту, что стала женой Хореса, не только помогла ему начать строить Родовое гнездо, но и многому его научила. Они прожили вместе тридцать три года, у них родилось трое детей - два сына и дочь, а затем она ушла. Хорес прожил еще двадцать лет после этого, увидел своих внуков, окончание строительства Замка и только затем ушел. А в Кодексе Рода было записано как непреложный закон, что все Певереллы женятся и выходят замуж ТОЛЬКО по любви - так повелела Селеста.
  
   - Почему?
  
   - В записях Хореса написано, что Смерть является дочерью Любви. Ее мать единственная, кому она оказывает поблажки. Только ради нее она может кого-то отпустить. Поэтому на всех Певереллах, как на потомках Смерти, лежит... заклятие, не заклятие... не знаю, как это назвать, правило, что мы женимся по любви, как это сделал Хорес.
  
   - А как она выглядела? - с горящими глазами спросил Салазар.
  
   - Пойдем. - улыбнулся Игнотус.
  
   Они прошли в подвальную часть замка, туда, где располагался Ритуальный зал. Рядом был расположен еще один зал - Зал Предков. Игнотус открыл двери и провел сына к статуям, стоявшим возле стены. Они изображали мужчину лет сорока, высокого, с гордым разворотом широких плеч, длинными волосами до пояса и резкими чертами симпатичного лица. Не красавец, но обаятельный. Он с нежностью смотрел на стоящую напротив него девушку - невысокого роста, ему по плечо, с длинными, до пят, волосами и невероятно красивым лицом - брови вразлет, высокие скулы, пухлые губы в полуулыбке, длинная шея и изумительная фигура.
  
   - Теперь я понимаю, почему Хорес влюбился.
  
   Игнотус согласно кивнул. Маги поклонились статуям и вышли из зала.
  
   - И что теперь? - спросил Салазар, направляясь вместе с отцом в кабинет.
  
   - Ничего. - пожал плечами маг. - Просто смотри по сторонам, вдруг тебе повезет. - Он остановился, и внимательно посмотрев на сына, неожиданно его обнял. - Надеюсь, тебе повезет. Пусть тебе повезет.
  
   - А у тебя так же было? - тихо спросил подросток.
  
   Игнотус мечтательно улыбнулся. Перед глазами пронеслась его встреча со своей будущей женой, свадьба, рождение дочери.
  
   - Да, также. Это было как удар молнии - быстро и неотвратимо.
  
   Салазар смотрел на улыбающегося отца и чувствовал, как внутри все замирает. Кто знает, может и ему повезет, и он тоже встретит кого-то, кто полюбит его. Хотя, кто знает, кто это будет. Тем более, с его удачей.
  
   ***
  
   Гермиона стояла у окна и думала. В голове бегали самые разные мысли. Но все они касались того, кто стал для нее старшим братом, другом, а теперь и сюзереном. Гарри, а вернее, Салазар, был вне досягаемости, и разделяли их не мили, а годы - надежная преграда. Но девушка надеялась, что Гарри вернется, а пока ей остается только ждать. И надеяться на чудо.
  
   ***
  
   Мрачный, как инфернал, Джеймс Поттер и его жена сидели в кабинете управляющего делами своего рода. Гоблин с трудом удерживал на лице равнодушное выражение, не давая проявится той гримассе омерзения, что так и норовила выползти наружу. после того, как он узнал, что эти люди сотворили со своим собственным сыном, первенцем... Гоблины были жестоки и коварны, но они никогда не нарушали законы магии и не считали себя умнее всех. Да, они казнили, пытали, но не забывали, что такое честь и достоинство. А эти мерзости... Крюкохвата внутренне перекривило. Он будет заниматься делами этой семьи, это его работа, но на большее им рассчитывать нечего. Он отложил бумаги и с невероятным внутренним удовольствием ввел Поттера в состояние его дел. Состояние было удручающим. Финансово, конечно, было неплохо, даже очень, невзирая на то, что Джеймс мог пользоваться только своей долей наследства. А вот магически...
  
   - Итак, мистер Поттер, я могу сообщить вам следующее. Первое - связи между вами и бывшим Блеком (Джеймса перекосило) разорваны. Восстановить их невозможно, Главой Рода Поттер вы не являетесь. Принять его в Род вы также не можете - после обрыва связей это невозможно. Разве что, это сделает кто-то другой. Поищите, может найдете - Крюкохват оскалился. - Следующее. После смерти Гарри Джеймса Поттера, титул Лорда Поттер остается в подвешенном состоянии. Ваш сын, Себастиан, может попробовать принять кольцо лорда в семнадцать лет. Возможно, ему повезет.
  
   - Что значит - возможно, ему повезет?! Он станет Лордом! - взорвался Джеймс. Крюкохват неприязненно на него посмотрел.
  
   - То и значит. Если он будет соответствовать параметрам, определенным родовой магией. Не нам это решать. - процедил взбешенный гоблин. Джеймс заскрежетал зубами. Это невыносимо! Мало того, что в газетах без конца мусолят их имя, в связи с оглашением завещания этого отродья, так еще и эта зеленая тварь нотации читает! Скоро придется выходить из подполья, хотя не планировалось делать это так рано. Общество бурлит, версии выдвигают дикие, Ремус мертв, Сириус практически мертв, от покойника отличаясь только тем, что дышит. А все из-за этой твари! Надо было убить его, доделать то, что не смог Волдеморт.
  
   Джеймс костерил своего покойного первенца, совершенно не считая, что они в чем-то виноваты. Он вообще считал себя всегда и во всем правым. А на остальных плевать.
  
   ***
  
   Гермиона прочитала письмо, украдкой сунутое ей Малфоем. В нем Люциус Малфой предлагал встретиться в Хогсмите, в воскресенье. И давал адрес места, где это можно спокойно сделать. Гермиона запомнила адрес и сожгла письмо. Осторожность еще никому не вредила. Она решила пойти на встречу. Интересно, чего хочет Люциус?
  
   ***
  
   Волдеморт просмотрел последнее воспоминание Гарри Поттера и устало откинулся на спинку кресла. Сидящий рядом Снейп замер в кресле и украдкой вытирал появившиеся в уголках глаз слезы. Такого он не ожидал. Он конечно видел, что ребенок был зашуганным, но не подозревал, что у него была такая жизнь.
  
   Волдеморт теперь многое понимал. Дамблдор закрутил гениальнейшую интригу. И у него могло все выгореть. Рано или поздно они с Гарри столкнулись бы в бою и скорее всего, оба умерли. А старик бы пожал плоды своих многолетних трудов. Как же! Воспитатель Героя, его чуткий и мудрый наставник! Какая жалость, что он умер! Но, увы, герои долго не живут!
   Жаль, что все это вскрылось только с его смертью.
  
  
  ГЛАВА 27.
  
  
  Хогсмит, воскресенье.
  
   Гермиона неторопливо шла по Хогсмиту, лениво поглядывая по сторонам. Погода для ноября была достаточно теплой, но девушка все равно надела теплую мантию. Теперь, когда у нее появились средства, она могла позволить себе приобретать красивые, качественные вещи. Конечно, она и раньше не одевалась в рубище, все-таки ее родители были достаточно обеспеченными людьми для того, чтобы их дочь ни в чем не нуждалась, но проблема была в другом - Гермиону просто не волновала ее внешность.
  
   Но теперь ситуация изменилась. Гермиона начала понимать, что внешний вид очень важен, все-таки недаром говорят, что встречают по одежке. Она повзрослела, резко, неожиданно для себя, но повзрослела, и теперь ей приходилось обдумывать не только домашние задания. Кроме того, Гарри дал ей Повеление стать настоящей аристократкой, истинной Леди. И Гермиона не хотела разочаровывать своего друга и сюзерена.
  
   К тому же Повеление стало незаметно влиять на ее поведение: теперь у нее стали появляться мысли о том, как воспримут тот или иной ее поступок, соответствует ли он нормам морали, не повлияет ли это на ее Род и его репутацию, и если повлияет, то каким образом.
   Гермиона училась быть Леди.
  
   Поэтому на встречу, назначенную Малфоем-старшим, девушка оделась просто, но очень изящно - та самая простота, которая зачастую стоит гораздо дороже вычурной роскоши. Она надела теплое облегающее платье с высоким горлом из мягкого кашемира, ботинки высотой по щиколотку на каблуке и теплую мантию на шелковой подкладке. Платье было синего, густого цвета, мантия и ботинки на тон темнее, также как и сумочка, которую Гермиона взяла с собой, так как Леди неприлично таскать что-то в руках.
  
   Волосы Гермиона уложила короной вокруг головы - длина пышных локонов позволяла. Скромный макияж довершал привлекательный образ.
  
   Так что теперь, идя по Хогсмиту, Гермиона ловила на себе не презрительно-жалостливые, как часто бывало, взгляды, а восхищенные, одобрительные и оценивающие. И это начинало ей нравиться.
  
   Встреча была назначена в одном из многочисленных кафе, и до нее еще оставалось время. Девушка неторопливо зашла в пару лавок, полюбовалась украшениями, выставленными в окне-витрине, прикупила себе новое перо и вошла в кафе, в котором имелись отдельные кабинеты. Найдя кабинет с изображенной на двери бабочкой, девушка постучала и вошла.
  
   На часах было ровно двенадцать.
  
   ***
   Снейп и Волдеморт стояли перед ритуальным костром и задумчиво глядели на него. Услышав рассказ Люциуса о том, чем кончился ритуал благодарения, проведенный им, Лорд и сам загорелся желанием провести такой. А так как в это время у него находился мастер зельеварения, то Лорд решил припахать и его - Снейпу полезно и вообще, нечего вассалу отлынивать, когда сюзерен пашет в поте лица.
  
   Северус, на удивление, даже не брыкался, услышав предложение-приказ о проведении ритуала. Единственное, что заставило задуматься, это выбор подарка покойному. Снитч уже был подарен, так что этот вариант не годился. Магам пришлось поломать себе головы в попытках придумать достойный дар, когда через час ожесточенных споров и мозгового штурма, Лорда осенило.
  
   Маги никогда не хотели замечать очевидного, и никто не обращал внимания на то, что Победитель, Спаситель и прочая страдает от голода, холода и одиночества. Ведь друзей у него практически не было. И не было места, которое он мог бы назвать своим домом.
  
   В воспоминаниях Гарри, просмотренными Лордом и Снейпом сквозила неприкрытая тоска по общению и тем маленьким подаркам, которые часто делают близкие друг другу люди. Так что маги решили исполнить мечту Гарри и подарить ему праздник, пусть и даже после смерти. Хотя Лорд в последнее время все больше сомневался, что неугомонный гриффиндорец успокоился после своей кончины.
  
   На подготовку подарков ушло несколько дней, в течении которых Снейп не вылезал из лаборатории, а Лорд - из библиотеки. Наконец подарки были готовы, завернуты в шелк, костер сложен и маги стояли у сложенных "колодцем" поленьев, странно медля.
  
   Наконец Лорд вздохнул и взмахнул палочкой, зажигая дрова.
  
   Пламя охватило поленья, сухое, хорошо просушенное дерево затрещало. Маги поклонились и произнесли положенные слова. Казалось, все идет, как должно, и нет причин для беспокойства. Северус уже даже вздохнул с облегчением, когда все изменилось.
  
   Пламя взревело, с гулом возносясь колонной к небу. Красный цвет сменился ярко-изумрудным. Потрясенным магам казалось, что перед ними разросшийся луч Авады. Неожиданно появились серебряные искры и закружились вихрем в изумрудном пламени, от земли поднялись черные ленты, которые по спирали оплели столб пламени.
  
   Маги в шоке наблюдали за невероятным зрелищем. Неожиданно раздался звук, от которого у Снейпа волосы встали дыбом, а Лорд в шоке распахнул глаза. Казалось, в костре сидит гигантская змея и довольно смеется, шипя от удовольствия. Охваченные пламенем подарки взлетели и, вспыхнув, исчезли. Пламя опало, оставив совершенно чистую землю с лежащими на ней двумя угольками, подкатившимися к ногам магов.
  
   Лорд протянул руку и поднял уголек. Тот был теплым и остывать, судя по всему, не собирался. Снейп подобрал свой экземпляр и внимательно его разглядывал, его руки тряслись.
  
   Лорд задумчиво уставился куда-то в пространство, подбрасывая на ладони уголек. Наконец он очнулся и внимательно посмотрел на шокированного Снейпа.
  
   - Знаешшшь, Северуссс, - протянул он, - нам совершшшенно необходимо выпить.
  
   - Да, мой Лорд, - согласился Снейп, - Вы совершенно правы.
  
   И маги зашагали в дом, расслабляться и обсуждать произошедшее.
  
   Лорд и Снейп прошли в кабинет и рухнули в кресла у камина. Лорд щелкнул пальцами:
  
   - Грампи!
  
   Раздался хлопок и появившийся эльф склонился в поклоне:
  
   - Грампи прибыл, Хозяин! Хозяин...
  
   Эльф уставился на стол, где лежал уголек Лорда. Его глаза выпучились еще больше, престарелый домовик затрясся и неожиданно заплакав, рухнул на колени и стал подвывать:
  
   - Хозяин! Хозяин могуч! Хозяин силен! Недостойный Грампи счастлив, что его Хозяин так силен! Хозяин!!!
  
   Лорд со Снейпом шокировано наблюдали за странным поведением домовика. Наконец Волдеморт не выдержал и рявкнул:
  
   - Грампи! Объясни свое поведение! Я приказываю!
  
   - Грампи рад, что Хозяин силен! Хозяин принес Душу Огня! Это счастье для домовиков Хозяина! - заверещал домовик. У Снейпа отвисла челюсть. Он достал свой уголек и поднес его к глазам, рассматривая. Уголек, размером с крупный грецкий орех, был до сих пор теплым. Неожиданно Северус увидел, что его поверхность покрыта пламенем, светлым, практически невидимым, окутывающим уголек, словно бархат. Он поднял на Лорда обалдевший взгляд.
  
   Марволо в трансе смотрел на вещь, считающуюся легендарной. Душа Огня была невероятной редкостью, далеко не все благородные Рода могли похвастаться наличием такого Родового артефакта. Когда-то за Душу огня платили целые состояния и считали это выгодной сделкой.
  
   Все дело было в том, что Душа Огня приносила в Род то, что очень часто нельзя измерить никакими деньгами - плодовитость. Те Рода, в которых был такой артефакт могли быть спокойны за свое будущее - в них всегда будут рождаться здоровые, крепкие дети, им не грозит вырождение, они будут сильными и самое главное - их будет много. Не один-единственный наследник, а несколько. И все будут с родовыми дарами. Все.
  
   Снейп тут же достал бездонный кошелек и положил в него уголек. Теперь его невозможно будет потерять, его не украдут и главное, никто не узнает раньше времени о его наличии. Теперь ему, полукровке, есть что предложить потенциальной невесте, даже самой чистокровной. Наличие Души Огня автоматически выводит его на уровень чистокровного - этот артефакт сохранит Род и поднимет его среди прочих. У него гарантированно будут дети.
  
   Марволо в шоке протянул руку и взяв уголек, прижал к своей груди. Он был в трансе.
  
   У него теперь есть шанс возродить свой Род.
  
   ***
  
   Гермиона возвращалась в Хогвартс совершенно довольная прошедшей встречей. Теперь она сможет достойно выполнить Повеление Гарри. В этом ей помогут. Лорд и Леди Малфой.
  
   В кафе она встретилась с четой Малфоев. Леди Малфой предложила ей помощь, помощь с становлением Гермионы как высокородной Леди. Они обсуждали будущее сотрудничество несколько часов, наслаждаясь беседой и чаем с восхитительными сладостями. Так же лорд Малфой ненавязчиво пытался расспросить Гермиону о ее матримониальных планах. Девушка в ответ на вопросы поведала, что пока что свободна, но раньше семнадцати она и думать не может не то, что о свадьбе, но даже о помолвке. В ответ на недоуменный вопрос, почему так, она кокетливо поправила рукав и сообщила, что таково распоряжение ее Сюзерена.
  
   Малфои только переглянулись на такое заявление. На попытки узнать имя сюзерена девушка потупилась и сообщила, что это чрезвычайно сильный и родовитый маг, но в настоящее время он в отъезде, и встретится с ним не получится, однако он приедет, правда когда, ей неизвестно, но девушка надеется, что скоро.
  
   В целом, встреча прошла очень хорошо и Герми рассчитывала со следующей недели приступить к занятиям. Так же она продолжала встречаться со своим поверенным. Она составляла Кодекс Рода и гоблин помогал ей, предоставив с помощью другого поверенного Кодекс Рода Певерелл. И при его изучении у Герми возникало множество вопросов, на которые отвечал гоблин.
  
   Девушка вошла в гостиную и прошла в спальню девочек, провожаемая завистливыми взглядами Джинни.
  
   ***
  
   Салазар проснулся и потянулся в кровати. Настроение было радужным. Ему снился Снейп с Волдемортом на пару, преподнесшие ему подарки. Когда Салазар развернул первый подарок, от Лорда, его глазам предстала изготовленная вручную открытка с поздравлениями. Его поздравляли с Днем Рождения, Йолем и другими праздниками. Нарисованные на открытке змейки хором шипели поздравления, умильно подмигивая глазками и дергая в такт хвостами. Бантики на шеях и колокольчики на хвостах придавали картинкам веселья. Кроме того, в пакете были маленькие хлопушки, взорвавшиеся и окутавшие безмерно счастливого Салазара облаком разноцветных бабочек, с крыльев которых сыпалась радужная пыльца. Во втором пакете находился флакон с надписью - "Взболтать и открыть". Салазар тут же проделал все требуемое и в восторге открыл рот: из флакона вылетел рой радужных пузырей, которые стали кружится вокруг него, сияя и переливаясь.
  
   Салазару дико захотелось сделать ответный подарок. Он нагнулся и подняв два уголька, по какому то наитию попросил Магию помочь ему сделать ответный дар. Угольки засветились и от них пошло тепло. Он протянул их магам и... проснулся.
  
   Салазар некоторое время полежал, улыбаясь, но вскоре встал. Ему хотелось понять, как делать такие прекрасные пузырьки.
  
  
  ГЛАВА 28.
  
  
   Англия, 994 г. Замок Иносущих.
  
   Игнотус Певерелл с улыбкой смотрел на Салазара, летающего на гиппогрифе перед замком. За эти четыре года Игнотус полюбил своего сына еще сильнее. Угольно-черный гиппогриф взмахивал огромными крыльями и пытался догнать белоснежного собрата, на котором восседал Годрик. Его хохот доносился до земли. За это время Годрик с Салазаром стали неразлучны, хотя их интересы лежали в разных областях: Салазар все больше увлекался зельями, некромантией и ментальными дисциплинами, а Годрик - трансфигурацией и волшебными животными.
  
   Правда, была у них общая страсть - боевая магия и артефакторика. Юноши часами могли отрабатывать заклинания или пытаться составлять новые, пропадать в лаборатории, пытаясь создать что-нибудь этакое, причем, иногда, у них даже получалось.
  
   Например, три года назад, Игнотус был крайне удивлен, когда мимо него промчалась галопом чернильница. Она бодро перебирала длинными суставчатыми ногами, махала перьями и метко стреляла струями чернил в преследователей. За чернильницей промчались Салазар с Годриком, причем Годрик махал здоровенным сачком, в который можно было поймать гиппогрифа.
  
   Через полчаса непрерывной беготни, подростки одержали победу в борьбе с канцелярскими принадлежностями, и пришли к Игнотусу, хвастаться. Как оказалось, им удалось создать чернильницу, которая сама точит перья, следит за их состоянием, заправляется чернилами (пять цветов, на выбор) и всегда находится под рукой. Ну а беговые способности - это так, мелкий побочный эффект.
  
   Игнотус долго смеялся, скаковая чернильница произвела на него сильное впечатление.
  
   После этой первой попытки были и следующие. Удачные и не очень, смешные и не совсем. Постепенно мастерство юных артефакторов росло, и Игнотус видел, что лет через пять-десять, они станут настоящими мастерами.
  
   Салазар заложил крутой вираж и с хохотом обогнал Годрика. Потом махнул рукой и пришпорил гиппогрифа, Годрик рванул за ним.
  
   Салазар с восторгом чувствовал, как ветер треплет его волосы. Разве мог он подумать в своем детстве, что его жизнь ТАК изменится?
  
   С каждым днем, прожитым здесь, прошлое становилось все незначительнее. Но забывать он не собирался. Никого и ничего.
  
   ***
  
   Гермиона вышла из гостиной, провожаемая ненавидящим взглядом Джинни. Девушка уже собралась и приготовила сундук к отъезду. Начинались рождественские каникулы (Йольские, как поправила себя Гермиона) и она не собиралась оставаться в Хогвартсе, ей и так хватало завидующе-ненавидящих взглядов Джинни и неуклюжих попыток восстановить былые отношения Рона. Рыжик не обладал даром дипломатии, поэтому выглядело это неуклюже и жалко, особенно учитывая самодовольную рожу Рона при этом. Он был свято уверен, что стоит ему сказать " Прости", как сердце Гермионы растает и она тут же кинется ему в объятия, попутно раскрывая конспекты и кошелек.
  
   Но не тут-то было! После всего, что она увидела и услышала тем памятным вечером, девушка не хотела иметь с ним никаких отношений. Сейчас, после того, как она начала обучение у леди Нарциссы, Гермиона все больше понимала, что звание Предателей Крови дается не просто так, а также то, что дается оно отнюдь не за общение с маглами, как бы не уверял в этом директор.
  
   Для рыжиков в школе наступили тяжелые времена. У гриффиндорцев было много недостатков, но прощение предательства в этот перечень не входило. После оглашения завещания Гарри факультет забурлил. Ученики пытались во всем разобраться и после долгих дискуссий они потребовали информацию из первоисточника, то есть у Гермионы.
  
   Девушка рассказала о том, как рыжики выманили у Гарри деньги за турнир, о том, в каких условиях жил Национальный Герой, о том, чем ему аукались его приключения.
  
   После рассказа гриффиндорцы ходили, как пришибленные. Еще бы! Они смотрели на обложку, а вот содержимым никто не интересовался. Тем более, невзирая на все ухищрения директора, ученики слепцами не были и все-таки замечали разные нестыковки.
  
   Гриффиндорцы стали задавать вопросы.
  
   На Слизерине также сложилась интересная ситуация. Все-таки ученики этого факультета в большинстве своем были аристократами и образование получали соответствующее. И теперь ученики анализировали факты, ставшие им известными, и ждали дальнейшего развития событий. Тем более, все заметили, что их декан стал меняться. И судя по всему, в лучшую сторону.
  
   ***
  
   Дамблдор сидел в своем кабинете и мрачно обдумывал свои дальнейшие действия. Чем дальше, тем больше ситуация выходила из под контроля. Если раньше он спокойно мог прогнозировать действия большинства магов, то теперь он уже не мог сделать это с полной уверенностью.
  
   Волдеморт затаился. Чего он ждет - непонятно. Если раньше Поттер был для него, как красная тряпка для быка, источником раздражения, то теперь, с исчезновением мальчишки, непонятно было, на что его выманивать. Аристократы постепенно стали сплачиваться, зашевелился Совет Лордов. Северус изменился, стал каким-то... уверенным? Ученики отбиваются от рук, гриффиндорцы стали интересоваться миром вокруг!
  
   Старый маг чувствовал, что грядет что-то... ЧТО-ТО! Только вот что, он и сам не знал. А пока, надо решать, что делать с Поттерами и кого назначить новым Избранным.
  
   ***
  
   Сириус, бывший Блек, раскачивался, сидя под деревом в саду Поттер-менора. Джеймс пытался вывести своего друга и подельника из хандры, но у него ничего не получалось. Перед глазами Сириуса стояло зрелище мертвого Ремуса: тот, с кем они столько всего совершили, валялся кучей мусора в фонтане на Косой Аллее. Туловище лежало отдельно, голова - отдельно. На спине была надпись "Собаке - собачья смерть". Лицо искажено маской ужаса.
  
   Сириус подвывал и даже не замечал этого. После того, как его вышвырнули из дома с полным поражением в правах, Сириус сильно сдал. Он не интересовался раньше, чем грозит неисполнение обязанностей крестного, а зря. Самым первым, что у него отняли, была его сила. Как чистокровный, принадлежащий к древнему Роду, Сириус был очень сильным магом, он привык к этому с детства и воспринимал, как само собой разумеющееся. Он мог выполнять заклинания высшей магии, не все, конечно, но многие. Да, то, что его выжгли с Родового гобелена, лишило его возможности получить полный доступ к некоторым аспектам Родовой магии, ему не подчинялись многие артефакты, но по большому счету, Сириуса это никогда не волновало.
  
   И теперь, когда у него отняли силу чистокровного... Вот теперь он стал поневоле понимать, в чем состоит разница между чистокровными и маглорожденными. Он стал вполовину слабее! Аппарация требовала усилий, заклинания получались через раз, память давала сбои.
  
   Но что хуже всего, теперь, не сдерживаемое магией Рода, на него стало наваливаться безумие. Все Блеки отличались бешеным темпераментом и буйством эмоций. Особенность Рода. Для того, чтобы не сильно пугать окружающих и нормально (по меркам Блеков) реагировать, на каждого отпрыска Блеков в детстве накладывали специальные заклинания. Эти заклинания питались силой Рода и теперь, после отлучения, они с Сириуса просто слетели.
  
   Сириус не замечал, но с каждым днем его разум все больше расшатывался. И настанет день, когда его уже ничто не спасет.
  
   ***
  
   Сидя в уютном кресле у камина, Лорд Волдеморт раскрыл книгу, полученную в наследство от Гарри. Теперь Лорд называл покойного только по имени, чтобы не смешивать его с семьей Поттеров. Он огладил толстую обложку из черной кожи, покрытой тиснеными серебряными узорами. Надпись на обложке гласила: "Магия смерти. Краткий обзор ритуалов и ошибок, при их проведении совершаемых.". Автор - Игнотус Певерелл.
  
   Когда Волдеморт раскрыл ткань, в которую была завернута книга, и прочитал название, у него едва не случился инфаркт. О легендарной семье некромантов было крайне мало сведений, а уж про такое и говорить нечего, Волдеморт не встречал упоминаний о том, что от Певереллов остались книги. Тем более, такие.
  
   Он некоторое время просто гладил фолиант, обрисовывая вытисненные на обложке черепа и пытаясь успокоиться. он и раньше пытался посмотреть, что же за книги ему подарили, но ткань не разворачивалась. Проведя проверку, Волдеморт сумел определить, что на нее наложено специальное заклинание, не дающее рассмотреть содержимое свертка до тех пор, пока он не просмотрит воспоминания во флаконах.
  
   И теперь настал этот знаменательный момент.
  
   Волдеморт открыл книгу и погрузился в источник знаний.
  
   ***
  
   Салазар с Годриком приземлились и слезли с гиппогрифов. Салазар поклонился и поблагодарил Сильное Крыло за прекрасный полет. Гиппогриф щелкнул клювом и склонил голову, после чего пошел в стойло, белоснежный Снежный Цветок направился за ним. Игнотус гордо смотрел на своего сына: за эти годы Салазар вытянулся, окреп и теперь мог похвастаться высоким ростом, как у отца, и широкими плечами. Подбежала Селина и Годрик подхватил ее на руки и закружил. Девочка визжала от восторга.
  
   - Ну как поживает моя маленькая невеста? - улыбаясь, пробасил Годрик.
  
   - Хорошо поживает! - заулыбалась Селена, устраиваясь на руках жениха поудобнее. Игнотус и Салазар только хмыкнули, глядя на ее наглые действия.
  
   Ко всеобщему удивлению, Селена поняла, кто составит ей счастье в жизни, еще год назад. Годрик покорил ее сердце раз и навсегда, с того момента, как девочка увидела, как он сражается с ее братом на учебной дуэли. Размахивающий длинным мечом Годрик, с львиной гривой и могучими мускулами, влюбил ее в себя в один момент. Это была любовь с первого взгляда. Как ни странно, но Годрик против ничего не имел, более того, он все больше привязывался к Селене с каждым годом и с нетерпением ждал, когда же она вырастет.
  
   А пока была заключена помолвка, во время проведения которой на головы жениха и невесты просыпался дождь из лепестков черных роз, показывая одобрение Основательницы Рода.
  
   А вот Салазар пока так никого и не встретил, но продолжал надеяться. Ведь у него вся жизнь впереди.
  
   - У нас гости. - проинформировал его Игнотус.
  
   - Да? И кто?
  
   - Лорд Равенкло и его дочь, Ровена.
  
   Салазар замер. Еще одна Основательница! Интересно, какая она? По прошлой жизни он помнил, что Ровена была очень умной и сильной ведьмой. И факультет она основала соответствующий.
  
   После того, как юноши привели себя в порядок, они направились в Малый обеденный зал. То, что обед накрыли там, говорило о многом. О том, что гость и хозяин находятся в дружеских отношениях, что они достаточно близки для того, чтобы обедать в неформальной обстановке.
  
   Войдя, юноши поклонились гостям. Игнотус повел рукой, представляя их:
  
   - Лорд Валерий Кассиус Равенкло и его дочь, Ровена Вельма Равенкло.
  
   Салазар с интересом их рассмотрел. Лорд Равенкло оказался высоким, мощного телосложения мужчиной, с буйными черными кудрями и черными глазами на смуглом лице. Ровена удивительно походила на своего отца: те же черные кудри, те же пронзительные черные глаза, только кожа у нее была светлой, очевидно досталась от матери.
  
   Все расселись и эльфы подали первую перемену блюд.
  
   За обедом завязался разговор, Игнотус и Валерий обсуждали своих знакомых и интересовались тем, что произошло с момента их последней встречи. Салазар с Ровеной неожиданно стали обсуждать Руны. Они беседовали, время от времени выслушивая соображения Годрика, пока не закончился обед. Неожиданно Салазар обратил внимание на то, что в собранных в пышный узел на затылке волосах Ровены что-то шевелится. Сначала он решил, что ему показалось, но потом понял, что нет.
  
   - Леди Ровена... - произнес он, глядя на волосы девушки, - скажите, что у Вас в волосах?
  
   - Ах, это! - рассмеялась Ровена. - Это подарок моей кузины, Хельги.
  
   Она повернула голову и Салазар с изумлением увидел алую розу, обвивающую волосы Ровены. Роза шевелилась и пыталась листочками поправить вылезшую прядку.
  
   - Невероятно! - выдохнул Салазар, глядя на это чудо.
  
   - У Хельги настоящий талант к магии земли и жизни! - гордо сказала девушка, наслаждаясь произведенным розой эффектом.
  
   - Это точно! - произнес Годрик, с изумлением рассматривая живое украшение.
  
   - Вы знаете, леди Ровена, я с удовольствием бы познакомился с вашей кузиной.
  
   - Тогда я пошлю ей сову, - улыбнулась Ровена.
  
   Салазар кивнул. Он чувствовал, что встреча с кузиной Ровены будет потрясающей.
  
   ***
  
   Сойдя с Хогвартс-экспресса Гермиона сжала в ладони порт-ключ. Через мгновение она уже стояла перед воротами Малфой-менора. Ворота распахнулись и девушка шагнула на мощеную дорожку.
  
  ГЛАВА 29.
  
  
   Через три дня приехала кузина Ровены, Хельга. Вернее, она не приехала, а прибыла с помощью отправленного ей совой портключа, причем не только она, но и ее мать, а также гора вещей.
  
   Когда Салазар увидел Хельгу, он решил, что это очень нежная, домашняя девушка (ведь у нее так прекрасно получаются живые розы!), тем более, выглядела она соответствующе: изумительные голубые глаза, фарфоровая кожа, густое облако золотых волос, изумительная фигура и высокий, для девушки, рост. Хельга застенчиво поздоровалась, пообнималась с Ровеной и познакомила всех со своей матерью, выглядящей, как ее более старшая версия.
  
   Увы, жизнь показала, что никогда нельзя доверять внешнему виду...
  
   Гости жили в замке уже вторую неделю, когда Салазар лично убедился в том, что внешность бывает обманчива. Каким образом в лес, растущий неподалеку от Замка, попал тролль, осталось неизвестным, но скорее всего, его туда переправил кто-то недружелюбный. Ровена, Хельга, Салазар и Годрик, сопровождаемые матерью Хельги, Магдой, решили устроить прогулку и наслаждались поездкой на лошадях, когда раздался жуткий рев, и ломая кусты и подлесок, из-за деревьев вывалилась громадная туша с дубиной.
  
   Лошади захрипели и подались назад, Годрик потянул меч, Салазар выхватил палочку, Ровена смотрела на все с интересом истинного ученого, когда неожиданно раздался радостный визг и мимо Салазара пронесся белокурый вихрь. Резкий взмах рукой, звон, гудение вспарываемого тяжелым предметом воздуха и на глазах изумленной публики тролль с грохотом повалился на землю со смятой в кашу головой.
  
   Хельга довольно улыбнулась и вытащив из кровавой массы шар моргенштерна, заботливо очистила его заклинанием и повернувшись к матери, гордо произнесла:
  
   - Шестьдесят!
  
   Магда умильно посмотрела на свою дочь:
  
   - Хельга, милая! Круглое число! Нужно устроить малый пир, дабы достойно отметить этот день!
  
   - Эээ... Вы о чем? - Годрик спрятал меч и теперь ошалело смотрел на них круглыми, от удивления, глазами, переводя взгляд с Хельги на Магду и обратно.
  
   - Это был шестидесятый тролль, которого убила Хельга! - гордо ответила Магда, смотря на покрывшуюся румянцем смущения дочь.
  
   Как выяснилось из дальнейших вопросов и ответов, все оказалось очень просто. Магда, волшебница, родившаяся в семье, насчитывающей четыре поколения, в юности влюбилась, влюбилась раз и навсегда. Предметом ее любви оказался датчанин, здоровенный светловолосый красавец, причем, оказавшийся маглорожденным магом. Магом он был не очень сильным, зато воином оказался отменным, к тому же, обладающим неплохими мозгами.
  
   Все вместе позволило ему выбиться в ярлы, нажить богатство и успешно ходить в походы, а рождение двух детей стало поводом для отцовской гордости. Хельга была младшей, но жизнь в семье ярла наложила на нее свой отпечаток: невзирая на внешность, а может и благодаря ей, она научилась обращаться с моргенштерном, управлять ладьей, командовать воинами и, самое главное, колдовать.
  
   В отличие от своего брата, Свена, обладавшего средними способностями, Хельга была невероятно сильной колдуньей. Ей очень легко давалась магия земли, растения буквально ластились к ней, расцветая на глазах при прикосновениях. Мать научила ее всему, что знала, но потенциал девушки был очень высок и ей требовался наставник, который поможет раскрыть ее таланты.
  
   Салазар во время пира, задумчиво смотрел на Хельгу. Кто бы мог подумать, что Основатели Хогвартса были знакомы задолго, задолго до того, как собрались начать Стройку Века? Хоть и говорилось, что они были друзьями, но не с юности, вроде... Годрик ухаживал за Селеной, посмеиваясь над ее попытками флиртовать. Хельга, после ее подвига, воспринималась им, как парень в юбке. Ровена расспрашивала Игнотуса насчет рунного письма, ее отец вел неспешную беседу с Магдой, Хельга тискала зверушку, похожую на помесь барсука и кота: что-то пушистое, черно-желтое и когтисто-хвостатое.
  
   Как жаль, что он плохо помнит историю создания школы... Неожиданно Салазар замер. И что, что не помнит? Какое это имеет значение, теперь? Никакого! Кто сказал, что все должно идти так, как написано в лживой книженции: изгнание Слизерина, ссоры и прочее?
  
   Он сам себе хозяин! У него есть шанс, и он им воспользуется! И кроме того, не следует забывать про верную Герми.
  
   СВОИ ОБЕЩАНИЯ И КЛЯТВЫ НАДО ИСПОЛНЯТЬ!
  
   Салазар взял себя в руки и улыбнулся отцу, с тревогой глядящему на него.
  
   У него появилась цель.
  
   Он построит Хогвартс, а затем вернется в будущее и отомстит. Всем, кто причинил ему вред.
  
   Слизерин ничего не прощает и не забывает.
  
   Он отставил тарелку и обратился к Хельге:
  
   -Леди Хельга, Мастерство в каких областях вы хотите получить?
  
   ***
  
   Каникулы в Малфой-меноре оказались крайне познавательными. Гермиона получила столько знаний, что ей казалось, что у нее распухла голова. Леди Нарцисса оказалась крайне интересной собеседницей, она смогла обучить Гермиону очень многому за такой крайне малый срок, но самое главное, она смогла многое объяснить, то, что не пишут в книгах, а передают от матери к дочери, кроме того, они договорились о продолжении занятий.
  
   Также Гермиона не раз замечала расчетливые взгляды, бросаемые Нарциссой на нее и Драко. Да и Люциус иногда крайне внимательно на нее смотрел. Гермиона дурой не была и понимала, что Малфои совсем не против принять ее в семью в качестве невесты, а затем и жены их сына. В предпоследний день каникул, они даже завели об этом разговор, хотя и знали, что у девушки есть сюзерен.
  
   - Гермиона, - Нарцисса неторопливо отпила чай из тончайшей фарфоровой чашечки, расписанной пионами, - а каким вы видите своего супруга? Гипотетически?
  
   - Гипотетически? - девушка задумалась. - Ну, если гипотетически, то это должен быть сильный, уверенный в себе мужчина, который сможет защитить семью, а самое главное, хочет ее иметь. Он должен быть умным, желательно получившим Мастерство, чтобы мне было о чем с ним поговорить. И вообще, я считаю, что сексуальный мужчина - это умный мужчина, причем умеющий применить свой ум. Если у него есть ум, то будет и богатство, и власть, и все остальное тоже приложится.
  
   Присутствующий при беседе Северус Снейп с интересом выслушал эту тираду, при упоминании звания Мастера его глаза расчетливо блеснули. Драко только поднял брови:
  
   - Гермиона, а не слишком ли многого ты хочешь?
  
   - Нет, - девушка пожала плечами. - Я хочу не многого, я хочу все!
  
   - А если такие качества присутствуют в двух, что ты будешь делать? - хихикнул Драко.
  
   - Тогда я соглашусь на триаду, - пожала плечами Гермиона, не заметив расчетливый взгляд, брошенный Люциусом на Драко и сидящего рядом Северуса.
  
   - Леди Грейнджер, - вкрадчиво произнес Северус бархатным голосом, - а вы понимаете, что вам придется рожать не менее трех детей? В случае с триадой?
  
   - Естественно! - девушка посмотрела на профессора, как на умственно неполноценного. - Я планирую иметь большую семью! Мой потенциал это позволяет! Главное, чтобы мой муж или мужья смогли мне обеспечить этих детей! Ведь у многих чистокровных, очень много родовых проклятий!
  
   - Это не проблема. - самодовольно улыбнулся зельевар. - Это легко решает такой артефакт, как "Душа огня".
  
   Люциус подавился чаем, Драко разинул рот, Нарцисса застыла.
  
   - "Душа огня"? Ты... - оклемался Люциус.
  
   - У меня он есть, - зельевар обвел присутствующих гордым взглядом.
  
   - Гхм. - прокашлялся Люциус. - Северус, ты можешь уделить мне внимание? И Драко...
  
   - Конечно, Люциус. Дамы. - профессор изящно встал и грациозно поклонился, после чего мужская часть семьи вышла из комнаты. Гермиона посмотрела на ошарашенную Нарциссу.
  
   - Это то, о чем я думаю?
  
   ***
  
   Директор Дамблдор сидел в своем кабинете и недовольно рассматривал газеты. Везде одно и тоже. Избранный мертв, что делать, что случилось с Поттерами, где они и так далее и тому подобное! Он с отвращением отшвырнул экземпляр "Пророка" и встав, принялся расхаживать по комнате.
  
   Пора было выводить в свет Поттеров. Нужно было продумать легенду, так как старая не годилась, после того, как в прессу просочился скандал с завещанием. Или может объявить Избранным Лонгботтома? Но его бабуля... Дамблдор скривился. Может решить вопрос радикально? Это стоит обдумать! А пока, самое важное, это Поттеры!
  
   Директор сел и решительно притянул к себе лист пергамента.
  
   ***
  
   Молли Уизли презрительно смотрела на своего младшего сына: сплошное разочарование, а не сын! Вырос каланча каланчой, а мозгов нет! Весь в папеньку!
  
   - Значит так! Ты сделаешь все, чтобы Гермиона стала твоей невестой! Ты меня понял?! - она грозно посмотрела на съежившегося Рона.
  
   - Да, мама!
  
   ***
  
   - Невилл, нам нужно поговорить. - Августа Лонгботтом строго смотрела на своего единственного внука.
  
   - Конечно, бабушка. - улыбнулся внук.
  
   - После того, как не стало Гарри, ты в опасности. Директор запросто может сказать, что Избранный - ты. Поэтому мы сделаем следующее...
  
   ***
  
   Каникулы закончились и ученики, гудя, как рой пчел, потоком вливались в двери Хогвартса. Для многих эти каникулы принесли много нового, но еще больше новинок произойдет в последующие месяцы, остающиеся до конца учебного года. Гермиона заходила в Большой зал со смешанным чувством: с одной стороны, она была рада вернуться в стены, ставшие родными за эти годы, с другой, она помнила, что именно здесь она узнала, что свет не синоним добра. Неожиданно она заметила, что Хогвартс словно дрожит, невидимо глазу, но ощутимо. Она оглянулась и убедилась, что никто ничего не замечает. Хогвартс словно медленно, еле-еле просыпался.
  
   Она прижала руку к застучавшему сердцу. Гарри...
  
  
  ГЛАВА 30.
  
  
  
   Англия, Черное озеро, окрестности. 999 г.н.э.
  
   Салазар и его друзья стояли возле озера и рассматривали территорию, на которой решили построить школу. Школу, где будут учить магии.
  
   Салазар навел друзей на мысль построить школу именно здесь достаточно простым способом. Он указал, что нужно достаточно удаленное от людских селений место, которое легко защитить, так как безопасность детей превыше всего, куда можно проложить дорогу, где рядом имеется поселение магов, и где можно построить очень большое здание.
  
   Годрик и Хельга согласились сразу с этой идеей, Ровена подумала и только затем согласилась. Сейчас будущие основатели стояли на пригорке и осматривали очередной кусок земли, решая, где и как расположить будущий оплот знаний.
  
   ***
  
   Гермиона поражалась и процесс этот длился уже неделю: периодически вспыхивал и угасал и так уже семь дней! Семь дней Хогвартс дрожит мелкой-мелкой дрожью, чего никто не замечает. Дамблдор, судя по всему, тоже ничего не чувствовал, правда, пару раз Гермиона видела, как он хмурится, сидя в большом зале, но, затем директор слегка пожимал плечами, как бы говоря, что показалось и... все.
  
   Она недоумевала, почему так происходит. Ведь директора можно сравнить с лордом в родовом замке, на него завязано очень и очень многое. А тут... ничего. Единственное, что приходило в голову девушке, так это, что Хогвартс СОЗНАТЕЛЬНО не доводит до ведома директора происходящие изменения.
  
   ***
  
   После каникул, проведенных в обществе Гермионы и памятного разговора в гостиной, Драко находился в самом прекрасном состоянии духа.
  
   Если сказать честно, то Гермиона и раньше занимала его мысли, как какой-то раздражающий фактор, от которого невозможно избавиться, но день, когда он увидел ее в банке, изменил его мнение о гриффиндорской заучке самым кардинальным образом.
  
   Гадкий утенок вырос в прекраснейшего лебедя и эта красота только будет расцветать с годами. К тому же, у Гермионы было то, что Драко всегда хотел видеть в своей невесте, а затем и жене: прекрасный ум и умение его применять.
  
   Драко всегда восхищался своей матерью, которая, хотя и играла на публике роль блондинки, была очень умной, прекрасно образованной женщиной. Для Люциуса она была настоящей опорой и истинной хранительницей домашнего очага.
  
   Конечно, запросы у леди Грейнджер большие, впрочем, кто сказал, что она не имеет на это права?
  
   Драко раздраженно откинул волосы и продолжил обдумывать сложившуюся ситуацию. Крестный всегда был для Драко непререкаемым авторитетом: гениальный зельевар, ставший Мастером в сопливом возрасте, имеющий кучу наград от Гильдии Зельеваров, умеющий составлять заклинания, необыкновенно начитанный и умный... Правда, характер у него.... ммм... как бы это сказать помягче... крутой, но это ничего. При правильном подходе даже с драконом можно поладить, правда, от дракона можно удрать, а вот от крестного...
  
   Малфой вздохнул и открыл толстенную книгу с говорящим названием: "Руны. Все, что нужно знать будущему Мастеру. Основы. Том первый, дополненный".
  
   Ожиданиям девушек нужно соответствовать.
  
   ***
  
   Рон, насупясь, следил злобными глазами за Гермионой. Бывшая подруга совершенно не хотела с ним общаться, как, впрочем, и практически весь факультет. Оценки Рона скатились ниже плинтуса, так как списать теперь было не у кого, а думать своими мозгами рыжик не любил и не хотел. Но приказ матери надо было исполнять, рука у матриарха семьи Уизли была тяжелой. Рон вздохнул и принялся следить за окопавшейся в библиотеке заучкой, дожидаясь удобного момента.
  
   ***
  
   Первый звоночек, что происходит что-то не то, прозвенел примерно в середине января. Лил с утра пожаловалась на головную боль, но вызванный колдомедик ничего не обнаружил и поэтому недомоганию не придали никакого значения. Мало ли, голова разболелась, может на погоду... Через пару дней боль в висках появилась опять, но минуты через две прошла и Лили снова не придала этому значения: боль была кратковременной, не больше минуты - двух, так что, о чем тут беспокоиться?
  
   Хотя Лили и была Новой кровью, пусть она и была достаточно умной женщиной, а также состояла в браке с чистокровным магом уже долгое время, знаний, которые чистокровные дети, а особенно девочки, получают практически с рождения, у нее не было. Кроме того, колдомедик, который занимался их семьей, был маглорожденным. Многих нюансов он не знал, а Лили не пришло в голову рассказать о том, на что чистокровная леди тут же обратила бы внимание.
  
   И это тоже сыграло свою роль.
  
   ***
  
   Марволо сидел, уставившись невидящим взглядом в камин. Пламя плясало между коваными решетками, но Лорд этого не видел. Перед его глазами стояли строчки древнего фолианта, четко и жестоко описывающие последствия для мага, решившего пойти по пути обретения фальшивого бессмертия.
  
   Не верить этому было нельзя: кому, как не магу из легендарного рода потомков Вечной госпожи знать такое?
  
   Марволо трансфигурировал салфетку в зеркало и посмотрел в него. Картина как была неприглядной, так и осталась: синюшная кожа, чешуйки, щели вместо носа, рубиновые глаза.
  
   Все признаки налицо. А ведь они стали проявляться уже после третьего кресстража, а он, идиот, не обращал на это никакого внимания! Как же! Это признаки его отличия от обычных магов! Да уж... скорее признаки его слабоумия...
  
   Он отложил зеркало и вновь взялся за книгу. Выход должен быть. И он его найдет.
  
   ***
  
   С того момента, когда Салазар решил все изменить, прошло несколько лет. Изменилось за это время многое. Все они стали Мастерами, чьи таланты и сила признавались всеми. Все они стали друзьями, причем, не просто на словах. Салазар уговорил своих друзей на Обряд Кровного побратимства и все согласились с этим. Данный обряд создавал между магами нерушимую связь, те, кто прошел такой обряд, всегда будут верны друг другу, невзирая ни на какие внешние факторы, они никогда не смогут причинить друг другу вред и всегда будут рядом, помогая и поддерживая.
  
   Особенно радовалась Хельга, имеющая романтичный склад характера: Салазара она воспринимала, как старшего брата и теперь с огромным удовольствием так его и называла.
  
   Они все были молоды, и жизнь казалась прекрасной. Годрик не мог дождаться, когда же его обожаемой Селене исполнится пятнадцать, Ровена, неожиданно для всех, завела роман с молодым лордом Кейросом, сраженным красотой и умом блистательной ведьмы, Хельга активно толкала своего избранника, здоровенного, светловолосого ярла Харальда к алтарю, тот упирался, но как то вяло...
  
   И только сам Салазар оставался одиноким. Пока что он не чувствовал, что хоть кто-то его заинтересовал, не говоря уже о чем-то большем. Но все чаще он ощущал, что скоро, очень скоро все переменится. И ждал этого момента с нетерпением.
  
   За эти годы ему удалось наладить отношения с гоблинами: богатство, которое он принес с собой в это время, следовало пустить в оборот, да и вообще, семейное достояние нужно приумножать, а не тратить на всякие глупости.
  
   Прообраз будущего столпа финансового благополучия уже появился, причем, его услугами пользовались, но Салазар желал большего. Поэтому, он стал вести переговоры с главой клана Грин, раззадоривая зеленокожего коротышку возможностью возвышения его рода и невиданными перспективами.
  
   Будущее своих потомков и потомков его друзей надо было обеспечить.
  
   ***
  
   Северус Снейп предавался мечтаниям. Сидя у себя в кабинете, дабы не шокировать окружающих мечтательным выражением лица, он вспоминал тот взгляд, каким его окинула леди Грейнджер на следующий день после того, как он объявил о наличии у него Души Огня: заинтересованный, оценивающий.
  
   Впервые на него смотрела леди ТАКИМ ОБРАЗОМ. И нельзя сказать, что зельевару это не понравилось. Перевозбужденный Люциус, утащивший его и Драко в кабинет для переговоров о создании триады, долго допытывался, откуда у него ТАКОЙ артефакт. Снейп напустил на себя таинственный вид и сообщил, что на все воля Магии и достав бездонный кошель, продемонстрировал сокровище.
  
   В глазах Люциуса, пожирающего глазами камень, стройными рядами шли потомки Рода Малфой, идущие в будущее с гордо поднятой головой, впрочем, как и в глазах его сына. Снейп сильно подозревал, что и в его глазах отражается то же самое.
  
   ***
  
   Дамблдор отослал последнее послание и с удовлетворенным вздохом откинулся на спинку стула. Теперь все снова будет под контролем, все наладится и будет таким, как ему надо. Через месяц Поттеры начнут выходить из тени. Жаль, конечно, что Ремус мертв, да и бывший Блек от него не сильно отличается, но на его планы это не сильно повлияет. В войне всегда приходится кем-то жертвовать. Вот и все.
  
   А пока нужно подвести мисс Грейнджер к необходимости замужества с мистером Рональдом Уизли.
  
  
  ГЛАВА 31.
  
   Гермиона собрала учебник и пергаменты в сумку и невозмутимо направилась в сторону выхода из аудитории. Ученики галдели, образуя пробку в дверях и медленно просачиваясь наружу, впрочем девушке это было на руку: она ловко смешалась с толпой и поспешила исчезнуть в коридоре. В последнее время Рон просто не давал ей прохода, все пытался зажать ее где-нибудь в углу или схватить за руку.
  
   После третьей такой попытки Гермиона на всю гостиную Гриффиндора четко и внятно объяснила приставучему придурку, что она совершенно не хочет с ним общаться, а если он продолжит свои поползновения, то ему будет плохо, ОЧЕНЬ ПЛОХО.
  
   Через час об ультиматуме Гермионы знал весь Гриффиндор и Равенкло, через два - вся школа. Когда на следующее утро девушка вошла в зал, завтракать, ее встретили бурными аплодисментами. Рональд кипел, как чайник, поставленный на слишком большой огонь, сопел и яростно сверлил неуступчивую зубрилку глазами. После завтрака к девушке подошла МакГонагалл и сухо уведомила, что ее желает видеть директор. Гермиона пожала плечами и направилась в кабинет Дамблдора.
  
   Директор встретил ее мерцанием глаз и насквозь фальшивой улыбкой. Сейчас Гермиона недоумевала: как можно было не замечать очевидного? Ведь ясно же видно, что вся ласковость директора просто маска! Или на нее так давил авторитет Великого белого мага, что все критические функции мозга просто отключились? Или дело было в чем-то другом?
  
   Гермиона благовоспитанно сложила руки на коленях и приготовилась внимать. Сидящий напротив Дамблдор взмахнул палочкой и на столе появился чайный набор. Он неторопливо налил чашку чая и предложил ее Гермионе:
   - Чаю, девочка моя?
   - Благодарю Вас, но нет. Я только позавтракала, - поспешила отказаться девушка, гадая, что именно плещется в чашке и осталось ли там хоть что-то от чая, кроме названия.
  
   - Зря, сегодня чай на удивление душистый... - Альбус вдохнул аромат, витающий над чашкой, и сделал первый глоток. - Гермиона, Вы ведете себя недопустимо.
  
   - Прошу прощения?... - у девушки от услышанного глаза на лоб полезли. - Что вы имеете в виду?
  
   - Вы угрожали мистеру Уизли.
  
   - Естественно, - пожала плечами Гермиона, - так поступила бы любая девушка на моем месте. Он приставал ко мне с нехорошими намерениями, и я указала ему на недопустимость такого поведения.
  
   В голубых глазах директора на миг мелькнула злость, вновь сменившаяся приторным мерцанием.
  
   - Вы ошибаетесь, Гермиона, Рон очень хороший юноша и не станет вести себя недопустимо... -
  
   Гермиона слушала бред, который нес директор, и ей хотелось рассмеяться. Он что, действительно думает, что она поверит во всю эту чушь? Тем временем директор продолжал:
  
   - ... и породниться с его семьей большая честь.
  
   - Господин директор. - ледяным голосом начала Гермиона. - с каких пор породниться с семьей Предателей крови стало честью? Это позор, а не честь! И, честно говоря, я не понимаю, какое отношение имеет эта тема ко мне? Я превосходно учусь, у меня хорошая репутация и марать ее неподходящими поступками я не собираюсь. Тем более, мое замужество, это абсолютно не Ваша забота.
  
   Директор сжал пальцами чашку. Жалкая соплюшка! Да как она смеет! Она еще пожалеет об этом! Он приторно улыбнулся:
  
   - Ну что Вы, Гермиона! Я желаю Вам только добра! Подумайте!
  
   Гермиона вышла из кабинета с достоинством, но внутри она готова была убивать наглого старика медленно и жестоко. Она прислонилась к стене и прикрыла глаза, пытаясь успокоиться. Придется принимать меры. Она поправила сумку и твердым шагом направилась на урок.
  
   ***
   Салазар с гордостью смотрел на неумолимо растущие вверх стены будущего Хогвартса. Замок строили гоблины, сразу пять бригад и в результате замок рос, как на дрожжах. За три месяца был полностью готов фундамент и подземная часть, а сейчас строители возводили несущие стены. Издали стройка напоминала муравейник: работа не прекращалась ни на минуту, постоянно кто-то бегал, но не суетливо, а только по делу.
  
   Строить решили, как родовой замок, с тем исключением, что его настраивали на четырех человек. Это помогало избежать множества проблем в будущем: исключалась возможность изгнать кого-либо, потомки Основателей всегда будут чувствовать себя здесь, как дома, им никто не сможет навредить. Салазар пытался предусмотреть все, что только возможно. За его спиной послышались шаги.
  
   - Что, любуешься? - пробасил Годрик, осторожно сжав плечо своего побратима.
  
   - Да, Рик, любуюсь. Нам придется здорово поработать, чтобы этот замок стал школой.
  
   Годрик задумчиво кивнул.
  
   - Да, работы предстоит много. Причем, не только с замком. Впрочем, мы справимся.
  
   - Конечно, брат. - Салазар с нежностью посмотрел на того, кого с полным правом мог назвать своим братом. За прошедшие годы Годрик подрос еще на пять дюймов, теперь он возвышался над высоким Салазаром на два дюйма, широкие плечи и мощные мускулы говорили о недюжинной силе, а резкие, отточенные жесты - о быстроте и ловкости.
  
   Годрик полностью оправдывал свою анимагическую форму.
  
   Когда два года назад друзья разговорились о магических умениях, Салазар вспомнил об анимагии. Ему всегда хотелось узнать, кем он может стать. В прошлой жизни, все, что он узнал об анимагии, сводилось к нескольким фактам: будущий анимаг должен сделать очень сложные расчеты, получить форму получается не у всех, маг должен зарегистрироваться. Негусто, если честно.
  
   Присутствующий при этом Игнотиус просветил заинтересовавшихся новой отраслью знаний друзей, а теперь, после обряда, детей, которых он считал своими собственными. Оказалось, что анимагия бывает разная: спонтанная или дикая и специальная, которой долго учатся. Спонтанная случается, когда маг находится в опасной ситуации, но происходит такое редко. Опасность ее состоит в том, что испуганный маг может потеряться в звериных инстинктах, навсегда остаться зверем.
  
   Учатся анимагии под присмотром наставника, который поможет, если разум начнут захлестывать животные желания, а такое происходит практически со всеми в первое превращение. Но и это было не все. Оказывается, сильные маги могут иметь не одну форму, а несколько, тут все зависит от личной силы и родовой предрасположенности. Но самые сильные маги были способны превращаться в волшебных существ.
  
   Это уже было неимоверной редкостью. По преданиям, Мерлин превращался в разумного дракона, который очень сильно отличается от обычных, Моргана превращалась в феникса, было известно про магов, которые превращались в единорогов и грифонов.
  
   Когда Салазар услышал об этом, то тут же решил стать анимагом. Игнотус только посмеивался, глядя, как неразлучная четверка что-то вычисляет, таскает какие-то травы и ветки и без конца экспериментирует.
  
   Через три месяца он с отвисшей челюстью наблюдал результат их изысканий...
  
   ... Игнотус потрясенно смотрел на здоровенную, ярдов семь, толщиной с бочонок, змею серебряного цвета с изумрудными глазами и узором по телу в тон глазам. Змей горделиво встал в стойку, демонстрируя корону из рожек на голове, и стал медленно сворачивать и разворачивать кольца, сверкая чешуей в свете свечей, и тихо, насмешливо шипя.
  
   Он, не веря своим глазам, подошел, и осторожно погладил гладкую, как полированный металл, чешую. Неожиданно змей подхватил его хвостом и поставил к себе на спину, после чего стремительно начал нарезать круги по тренировочному залу. Игнотус вцепился в шею змея, с восторгом чувствуя, как перекатываются под чешуей могучие мышцы. Наконец, змей закончил резвиться и остановился, после чего осторожно снял хвостом мага и поставил рядом. Миг и перед Игнотусом стоит веселый Салазар, сверкающий змеиными глазами.
  
   -Ну как, отец? - весело спросил он, поблескивая изумрудами глаз. Игнотус восхищенно покрутил головой и обнял зардевшегося юношу.
  
   - У меня нет слов, Салазар! Как тебе это удалось? - потрясенно спросил маг.
  
   - Очень просто, отец. Ровена сделала расчет, Годрик и Хельга принесли нужные ингредиенты, а я сварил зелье. И мы все его опробовали. И, кстати, - лукаво улыбнулся юноша, - у нас есть еще одна порция. Для тебя.
  
   - Невероятно... - выдохнул Игнотус. - Ты такой здоровый в этом облике...
  
   - Здоровый? - рассмеялся Салазар. - Папа, да я по меркам василисков мелкий и плюгавый змееныш, совсем ребенок, практически, свежевылупившийся! Вот так! До настоящих размеров мне еще расти и расти!
  
   - Какой же величины был тот василиск, которого ты убил? - поразился его отец.
  
   - В два с половиной раза больше, а то и три и гораздо толще!
  
   Формы остальных также потрясали. Годрик стал мантикорой, Ровена - Адским вороном, а Хельга - странным существом, похожим на помесь кота и лисы (только издали и спьяну), которое Игнотус опознал, как химеру, правда, не ту, что в мифах рубил в капусту Беллерофонт, а одноглавую.
  
   Впрочем, сам маг от них не сильно отстал. Он превратился в адскую гончую, оправдывая свое происхождение, чем очень гордился. По семейным преданиям, в такую же оборачивался основатель рода, Хорес.
  
   ****
  
   Гермиона с трудом дождалась, когда все уснут и выскользнула из школы, с помощью верного Добби перенесшись к банку. Поверенный ее уже ждал, так же, как и адвокат. Через час она вернулась в школу, окрыленная, прижимая к груди здоровенную книгу с законами. Закладкой была заложена страница, содержащая все, что ей нужно для защиты от поползновений старика.
  
   ***
  
   Салазар возвращался домой, в замок Певереллов, когда неожиданно заметил пару чужих гиппогрифов. Он приостановился, рассматривая угольно-черных красавцев. Рассмотрев их, он вошел в холл и остановился, словно пораженный ударом молнии.
  
   На него с мраморно-белого лица смотрели самые прекрасные в мире черные, как безлунная ночь, глаза.
  
  ГЛАВА 32.
  
   Англия. Замок Иносущих. 1004 г.н.э.
  
   Салазар нервно стискивал пальцы, бегая перед закрытыми дверями. Он понимал, что сделал все, что мог, теперь остается только ждать, но присесть и успокоиться было выше его сил. Там, за закрытыми дверями, готовился прийти в этот мир его Наследник.
  
   Игнотус насмешливо наблюдал за мечущимся сыном, хотя и сам волновался. Мог ли он надеяться еще двадцать лет назад, что увидит своего внука, продолжателя его Рода?
  
   А ведь дождался! И день, когда в его замке появились два мага-беглеца, он считал теперь одним из счастливейших в своей жизни.
  
   Эстебан Принц и его сестра, Изабо Принц, родились в Кастилии, но, спасаясь от врагов, истребивших весь род, в Англии они появились, имея на руках только родовые ценности и сундук с золотом и артефактами, все остальное было уничтожено и разграблено. Хотя Род был очень молод, всего три поколения, удачные браки и сильный родовой дар помогли ему стать богатым, а также нажить могущественных противников.
  
   Враги не пощадили никого, из всего рода уцелели только дети-наследники - Эстебану было двенадцать, а Изабо - тринадцать. Родители успели совершить ритуал, перемещая детей туда, где им смогут помочь, но сами при этом не выжили.
  
   Так что, Игнотус очень удивился, когда охранные артефакты дали сигнал о том, что на территории, принадлежащей роду, появились чужаки и творится магия.
  
   Аппарировав к месту возмущения магических потоков в полной боевой готовности, Игнотус увидел двух полубессознательных подростков и сундук. Дети пытались прийти в себя, но получалось плохо. Наконец мальчик смог встать на ноги и, увидев Игнотуса, повалился на колени, испуганно глядя на него.
  
   Маг действительно представлял собой жуткое зрелище: традиционный боевой наряд его Рода, представляющий собой штаны, тунику и сапоги из драконьей кожи, черная мантия из кожи виверны, и белая костяная маска в виде черепа на лице, а если учесть, что от него распространялся жуткий холод, то его смело можно было принять за Жнеца, за каким-то надом пришедшего в бренный мир.
  
   - Кто вы и почему нарушили границы моих владений? - холодно спросил Игнотус.
  
   - Милорд, я прошу Вас о милости. Мы последние из Рода Принц, все остальные погибли. Молю вас о покровительстве... - мальчик пытался держаться с достоинством, но его выдавали дрожащие губы и срывающийся голос. Изабо в ужасе рассматривала жуткую фигуру неизвестного Владетеля, во владения которого они попали.
  
   Игнотус некоторое время размышлял, глядя на невольных нарушителей, а затем подошел поближе и щелчком пальцев развеял маску.
  
   - Меня зовут Игнотус Певерелл, лорд Певерелл. Поговорим позже, а сейчас приглашаю вас в мой замок.
  
   Игнотус твердо решил принять оммаж Наследников, ведь вассалы делают сюзерена сильнее и наоборот. К тому же, не каждый день маги падают на голову, значит, это милость Госпожи Магии.
  
   Дети потрясенно рассматривали огромный замок, от которого просто веяло древностью и неимоверной мощью, а уж когда попали внутрь...
  
   Принцы были богаты, но титула лордов не имели, поэтому жили просто в большом, комфортном доме. В замок Лорда Магии они попали впервые и он, да и его хозяин, произвели на детскую психику неизгладимое впечатление. Мощь и роскошь, власть и сила...
  
   Детям предоставили комнаты, одежду, домовиков и оставили в покое, сообщив, что через три часа ужин. Переодевшись и приведя себя в порядок, дети собрались на совет.
  
   - Эстебан, ты уверен? - Изабо внимательно вглядывалась в лицо брата. Тот вздохнул и упрямо вскинул подбородок.
  
   - А у нас есть выбор? Этот маг нас в обиду не даст, я это чувствую.
  
   Войдя в столовую, дети воспитанно поклонились лорду и присутствующим, и хозяин представил сидящих за столом. Особенно поразила Изабо невероятно красивая девочка лет тринадцати, оказавшаяся дочерью лорда.
  
   - Мой сын сейчас отсутствует, но скоро должен вернуться, так что с ним познакомитесь позже, - накладывая в тарелку салат, Игнотус вел непринужденную беседу, пытаясь успокоить подростков. Он внимательно следил за ними, одобрительно отмечая прекрасное воспитание: дети ели очень аккуратно, сидели ровно, правильно пользуясь приборами, говорили четко и красиво - их явно обучали риторике.
  
   Следующие две недели подростки жили в замке, все больше оттаивая. Игнотус взял их под свое крыло, решив, что клятвы вассалитета дети принесут на Йоль, до которого было еще четыре месяца. Он ожидал сына со дня на день, и не ожидал сюрпризов, но жизнь весьма непредсказуема.
  
   Дети вернулись с прогулки на гиппогрифах и стояли в холле вместе с Игнотусом, ожидая Селену, с которой подружились, когда дверь распахнулась, и в помещение быстрым шагом вошел высокий молодой маг в роскошной одежде. Все обернулись и тут маг, увидев Изабо, застыл. Игнотус оторопело посмотрел на замершего сына и вдруг заулыбался. Эстебан недоуменно посмотрел на него: лорд счастливо смеялся, глядя на вошедшего и залившуюся румянцем Изабо. Маг отмер и, окинув розовую от смущения девочку жарким взглядом, стремительно подошел к лорду и крепко его обнял.
  
   - Отец...
  
   Эстебан поразился теплоте и нежности, плещущихся в изумрудных глазах мага при взгляде на Игнотуса. Тот сжал пришельца в объятиях и развернул к Изабо и Эстебану:
  
   - Позвольте представить моего сына - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, Наследник Певерелл, лорд Слизерин. Салазар, перед тобой Эстебан Джулиус Принц и его сестра, Изабо Мирабель Принц.
  
   Первая мысль, что мелькнула в голове Салазара при виде Эстебана, была: "Снейп!". У Эстебана был гордый профиль испанского гранда, которым потрясал общественность незабвенный профессор, и черные глаза, только выглядел он очень юным. Изабо повезло больше, горбинки на носу у нее не было. Вообще девочка была очень красива: изящное, хрупкое телосложение, мраморная кожа, большие черные глаза и копна смоляных волос.
  
   Для Салазара она стала олицетворением красоты.
  
   Следующие два года он ждал, когда его любимая подрастет, и терпеливо завоевывал ее сердце. Когда Изабо исполнилось пятнадцать, заключили магическую помолвку по всем правилам. Еще через год сыграли двойную свадьбу: Годрик, наконец, заполучил в свои объятия Селену, а Салазар - Изабо.
  
   Еще несколько лет спустя случилось то, чего все ожидали с нетерпением: Изабо забеременела и вот-вот должна была разродиться. Салазар отнесся к свалившейся на него ответственности очень серьезно: он варил для жены специальные зелья, облегчающие течение беременности, надел на нее кучу артефактов и неусыпно следил за ее состоянием. Годрик также оказался крайне заботливым мужем, но у него пока детей не было.
  
   Эстебан принес вассальные клятвы Салазару и теперь, под руководством Игнотуса и Салазара, учился быть главой Рода и собирался строить родовое гнездо: вложенные в банк и доходные предприятия деньги принесли немалый доход. Кроме того, он собирался стать Мастером ментальных наук и хотел пройти испытание на звание Лорда Магии, а это требовало большой магической силы, твердой воли и огромных знаний, но парень рассчитывал, что лет через десять он получит титул.
  
   Ровена и Хельга также создали семьи и нянчили детей, впрочем, это не мешало им заниматься делом, на которое пошла уйма времени, сил и средств: Хогвартсом.
  
   Школу открыли два года назад и она уже учила два набора учеников. Конечно, были и проблемы, и веселые моменты, - в общем, всего хватало, но Салазар твердо решил, что сумеет сделать все по-своему.
  
   Салазар нашел в своих сестрах и брате самых верных сторонников. Рассказав им свои замыслы по созданию школы, он вскоре услышал массу предложений по осуществлению планов. Ученики проходили распределение не по чертам характера, а по магической силе и склонностям к той или иной отрасли магии. Хогвартс изначально ориентировался на чистокровных магов и чистую кровь, а также сильных маглорожденных. Правда, для последних была создана специальная подготовительная школа, которая занималась их образованием в самых различных областях, и принимала детей с шести лет.
  
   Однако, сколько бы времени не отнимали школьные дела, семья была на первом месте. Салазар совершенно не хотел, чтобы его семья погибла от рук маглов, как он смутно помнил из прошлой жизни, поэтому принял меры: Хогвартс окружили специальными щитами, также, как и замок отца, и землю, на которой он решил построить замок Рода Слизерин.
  
   Салазар мечтал о большой семье с множеством детей, внуков и правнуков, и начало этому уже было положено.
  
   Неожиданно отворилась дверь и вышедшая повитуха, улыбаясь, присела в реверансе:
  
   - Милорд, у вас сын, - после чего проворно отскочила в сторону, давая дорогу Салазару и Игнотусу с Эстебаном. Изабо устало повернула голову и улыбнулась, прижимая к себе закутанного в тончайшие пеленки младенца. Салазар осторожно взял сопящий сверток на руки и заулыбался, поворачиваясь к отцу.
  
   - Как ты его назовешь? - тихо, чтобы не разбудить младенца, спросил осчастливленный дед.
  
   - Сайевус, Сайевус Салазар Слизерин-Певерелл.
  
   ***
  
   Время бежит быстро и еще через два года Изабо родила еще одного ребенка, тоже мальчика. Его назвали Сайрус Игнотус, в честь счастливого деда. Селена также родила (девочку), и теперь Годрик частенько изображал лошадь, катая малышку на шее.
  
   Годрик, Салазар, Хельга и Ровена продолжали учиться и учить других. Салазар упросил отца написать книгу о ритуалах и теперь Игнотус пропадал в кабинете, систематизируя свои знания по магии смерти. Салазар изучал наследственность и магию крови, а Годрик стал Мастером Боя. Жизнь шла своим чередом.
  
  
  ГЛАВА 33.
  
  
   1028 год.
  
   Салазар гордо смотрел, как его сыновья и наследники гарцуют перед ним на лошадях. Сайевус и Сайрус уверенно сидели в седлах, демонстрируя прекрасную посадку и великолепное умение управляться с лошадьми, достойные истинных лордов. Неожиданно раздался топот и ему в спину кто-то уткнулся, с визгом:
  
   - Отец!
  
   Салазар расплылся в улыбке:
  
   - Моя прекрасная принцесса! Неужели Вы меня почтили своим вниманием, недостойного?
  
   Из-под руки вынырнула черноволосая кудрявая голова, сверкающая темно-карими, практически черными глазами:
  
   - Конечно, почтила! Отеееец.... - заныла девочка-подросток, умильно заглядывая магу в глаза.
  
   - Чего Вам, чудовище?
  
   - Ну, паааапа..... - девочка стала перед Слизерином и молитвенно сложила ручки на груди, хлюпнув носом.
  
   - И почему я не верю? - риторически спросил Салазар, поднимая глаза к небу. Ответом стали показательно дрожащие губки и громкое сопение. - Все равно, НЕ ВЕРЮ!
  
   Девочка напряглась и попыталась выдавить на глаза слезы, вспоминая, как ее в наказание лишили сладкого, Слизерин с интересом наблюдал за разыгрывающимся перед ним представлением. Братья подъехали поближе и стали обсуждать шансы своей сестры добиться желаемого: Сайевус ставил на то, что слезы появятся, а Сайрус упирал, что змеи, особенно такие злобные и ядовитые, не плачут. Наконец, девочка резко ущипнула себя за руку и добилась появления пары слезинок в уголках глаз: увидев это, братья зааплодировали такой находчивости.
  
   Салазар иронично поднял бровь:
  
   - И это все?
  
   Девочка картинно достала платочек и промокнула глаза, душераздирающе вздохнув. Салазар оценил представление и кивнул:
  
   - Хорошо. Учтите, леди, Вы сами этого захотели!
  
   Девочка взвизгнула и чмокнув отца в щеку, помчалась к заклинательным покоям, Салазар, не торопясь, пошел следом. Направляясь к заклинательным покоям, лорд вспоминал, как в его жизнь пришло это ЧУДО.
  
   ***
  
   1014 год.
  
   Салазар нежно укачивал на руках спящую дочку. Мариав родилась три дня назад, и совершенно покорила сердце своего отца. Малышка пошла в Изабо: такая же белокожая, с темными глазками и черным кудрявым пушком. Салазар уже представлял, как будет отгонять разных нахалов, посягающих на его сокровище, и хорошо, если не Непростительными. С течением времени выяснилось, что характером малышка Мариав пошла в папу - такая же сильная, умная и готовая идти к своей цели, напрягая все силы.
  
   Салазар безумно любил свою семью и старался дать своим близким все, что только возможно, всю любовь, нежность, внимание...
  
   Поэтому, в отличие от многих семей, здесь царили любовь и гармония, детей воспитывали родители и дед, а не слуги и домовые эльфы. Салазар старался воспитывать своих детей так, как воспитывал его Игнотус: не балуя бездумно, не давя авторитетом. Дети его обожали, особенно они полюбили слушать сказки и историю происхождения Рода. Обычно, вся семья собиралась в гостиной и Салазар или Игнотус, из которого дети веревки вили, рассказывали о том, как Хорес Певерелл встретил прекрасную Селесту, как создавался родовой Замок, какие для этого проводили ритуалы.
  
   Юные Слизерины-Певереллы росли, впитывая знания о магии. Уже в три года Сайевус научился метко перекрашивать волосы окружающих в совершенно дикие цвета, Сайрус в четыре призывал сладости со стола, и все дети унаследовали способность Салазара разговаривать со змеями.
  
   Сестры и брат Салазара уже даже не дергались, когда мимо них проползали змеи, за которыми азартно бегали детишки, шипя не хуже пресмыкающихся. Не зная ограничений, побоев и угроз, их магия развивалась, как должно, а не с уклоном в боевую, как это произошло с Салазаром. Как когда-то объяснил Игнотус, если бы он прожил, как Гарри Поттер еще год, и не умер, то вся его магия, не связанная с боевой направленностью, не смогла бы более развиваться, а так, своевременно проведенные ритуалы смогли исправить положение и дать возможность дарам раскрыться.
  
   Мариав росла, мечтая о силе и могуществе, а после того, как она узнала, что ее отец смог создать собственный Род, то загорелась желанием основать свой. Она долго упрашивала отца начать занятия с ней, которые помогут осуществить ее мечту и, наконец, ее мечта сбылась...
  
   ***
  
   За эти годы произошло много событий: у Годрика родилась еще одна дочь, Салазар стал Мастером Артефактором, это - уже второе Мастерство, после Зельеварения, Ровена начала писать учебники, на пару с Годриком, а Хельга отпраздновала юбилей - сотый поверженный тролль.
  
   Эстебан смог исполнить свою мечту и стал Лордом Магии - испытание, которое проходили очень немногие.
  
   Испытание Магией проходило торжественно, в Родовом Замке, который построили по заказу Эстебана гоблины. Замок получился красивым, несмотря на мощные стены. Высокие башни поднимались в небо, камень темно-серого и черного цвета тускло отблескивал в лучах солнца, просторные комнаты и залы были наполнены светом.
  
   После того, как он стал свидетелем гибели своей семьи, Эстэбан был одержим идеей защиты своих владений, так что, стены едва не искрили от наложенных при строительстве заклинаний. Все эти годы он учился, достигнув мастерства в Ментальных науках, и теперь собрался получить титул Лорда.
  
   В определенный путем сложных вычислений день Эстэбан стоял в заклинательных покоях, разложив на алтаре подношения: редкие ингредиенты, сложные зелья, драгоценные книги и чаша с кровью, все эти дары были добыты или сделаны собственными руками. По углам пентаграммы стояли Игнотус и Салазар, исполняя роль свидетелей и поручителей. Если ритуал пройдет успешно, все дары останутся на своих местах, за исключением чаши с кровью, а если нет, то кровь останется, а все остальное будет уничтожено.
  
   Свидетельство Игнотуса и Салазара было не только почетно - если их подопечный станет Лордом, они тоже получат вознаграждение за то, что смогли подготовить все для того, чтобы возник еще один Род. Произойдет обмен родовыми дарами, их Рода окажутся связанными родством и магическими связями.
  
   Эстэбан встал на колени и стал произносить ритуальное воззвание к Магии, прося испытать его и даровать награду. Как только отзвучало последнее слово, алтарь стал мягко сиять, прошла минута - и чаша с кровью вспыхнула, превратившись в слиток металла, рядом лежал темный камень, похожий на морион. Теперь из него Эстебан сделает, с помощью Магии, перстень лорда.
  
   Эстебан поклонился и, взяв в руки слиток и камень, воззвал к Великой Матери, прося даровать милость. Вокруг мага закружились потоки магии, и неожиданно юноша упал ничком, истощенный.
  
   Салазар и Игнотус внимательно наблюдали, не вмешиваясь - маг должен справиться сам. Через пару минут он очнулся и встал на неверные ноги, поклонившись и поднимая вверх руку, на указательном пальце которой ярко сверкал серебристый перстень с темным камнем.
  
   Маги хором произнесли:
  
   - Свидетельствуем!
  
   Эстебан не веря смотрел на перстень и облегченно улыбался.
  
   Родовым гербом Принцев стало изображение розы, вокруг которой обвивалась змея в короне. Как оказалось, теперь Эстэбан мог спокойно стать Мастером Зельеварения - дар к этой науке усилился, благодаря связи с Салазаром, также, появилась предрасположенность к боевой магии. Парень был счастлив - его мечта осуществилась.
  
   ***
  
   Вскоре после этого, Эстэбан женился. Его избранницей оказалась младшая дочь лорда Мирвель, Каспиана. Мрачного вида молодой маг с необычной внешностью, покорил сердце девушки с первого взгляда и когда Эстэбан сделал брачное предложение, ответом ему был вопль радости, вырвавшийся, невзирая на воспитание. Лорд Мирвель был горд - еще бы, Основатель Рода, да еще состоящий в родстве с Певереллами! Кто от такого откажется? Идиотов нет!
  
   Свадьбу сыграли летом, а через два года Замок огласил первый детский крик.
  
   ***
  
   Салазар делил свое время между Хогвартсом и занятиями с Мариав, растолковывал дочери тонкости ритуалов, через два года, когда ей исполнится пятнадцать, можно будет сделать первую попытку воззвания к Магии для создания Рода. Жизнь шла своим чередом, Салазару казалось, что все будет хорошо, когда случилось то, чего он опасался.
  
   Произошло нападение.
  
   Однако напали не на его жену или детей, объектом нападения стал его отец.
  
   ***
  
   Персиваль Уизли прятался. После трудового дня, наполненного беготней и головной болью, он сидел в углу кабинета, в кресле для посетителей и отдыхал, отходя от шума и гама. В Министерстве было тихо: все работники давно разошлись, только изредка проходил кто-то задержавшийся, хотя таких трудоголиков было немного.
  
   Перси взглянул на чашку, подаренную Пенелопой Кристалл, и грустно улыбнулся. С тех пор, как огласили завещание Гарри Поттера, жизнь его семьи изменилась в худшую сторону. Несколько лет назад, когда Перси заканчивал Хогвартс и мечтал о карьере, разве мог он предположить, что на самом деле все далеко не так радужно, как ему представлялось?
  
   Перси был честолюбив. С самого детства он мечтал выбраться из нищеты, он не хотел влачить жалкое существование, как его отец, из-за которого страдала вся семья. Билл и Чарли также были себе на уме: первый смог устроиться в Гринготс, а второй - в драконий заповедник. Когда Перси удалось устроиться в Министерство, сначала мелким клерком, а потом секретарем - он был просто счастлив: появился шанс выбиться в люди.
  
   Но его родня сумела и здесь им подгадить! После обнародования данных о том, как младшие обворовали Поттера, с попустительства и под чутким присмотром старших (а никто не поверил, что это была инициатива детей), на старших обрушилась волна презрения, шепотков и отвращения.
  
   Перси терпел, сжав зубы, Билл не вылезал из командировок, Чарли спрятался в драконятнике. С каждым днем было все хуже. Услышав фамилию Перси, маги окидывали его брезгливыми взглядами, в их глазах легко читалось: "Вор, Предатель крови". Юноша вздохнул и повертел в руках записку от Билла. Брат сообщал, что узнал крайне важную информацию и назначил встречу, отметив, что будет и Чарли.
  
   Уизли встал и, поставив чашку на место, вышел из кабинета.
  
   Через полчаса он сидел на кухне квартиры, которую снимал, в компании братьев. Билл мрачно сжимал какие-то бумаги, Чарли пил чай, бездумно глядя в стену. Наконец, старший Уизли отмер:
  
   - Перси, Чарли, у меня плохие новости. Все знают, что произошло несколько месяцев назад?
  
   - На собственной шкуре прочувствовали! - фыркнул Чарли, Перси согласно кивнул.
  
   - Так вот, я выполнил кое-какое задание для банка, в качестве части оплаты попросив предоставить мне определенные сведения. Вы знаете, что наша семья носит Клеймо Предателей Крови, так вот, в связи с последними событиями, я попросил гоблинов рассказать мне, что это такое и чем грозит... - Билл покрутил головой, собираясь с духом. - Они предоставили мне книги, с лекциями Основателей. Это стоило мне дорого, но оно того стоило. Читайте.
  
   Братья погрузились в чтение, с каждой прочитанной страницей их лица мрачнели все больше. Перси поднял на брата больные глаза:
  
   - Великий Мерлин... что же они наделали...
  
   - Кто? Предки?
  
   - И предки, и потомки. Неужели близнецы и Рон с Джинни не поняли, что они совершают? Ведь у Джинни Долг Жизни! А близнецы? Воровство! Это кончится рабством!
  
   - Гоблины сказали, что выход есть, - мрачно продолжил Билл. - Нас может спасти отречение от семьи и фамилии, и последующий переход в семью жениха или невесты. Я уже решил. У меня есть... девушка, я войду в её Род. Вот так. - Билл обвел тяжелым взглядом братьев. - А вы... решайте.
  
   Братья сидели на кухне еще с час. Первым ушел Билл, потом откланялся Чарли, пробормотав, что у него тоже есть кто-то на примете. Перси долго смотрел на пустой стол (Билл забрал бумаги), а потом пошел за пергаментом.
  
   Через три дня состоялась помолвка - Персиваль Уизли исчез, теперь он Персиваль Кристалл.
  
  
  ГЛАВА 34.
  
  
   Салазар молча смотрел в окно, не обращая ни на что внимания. В Замке царила тишина: дети, утомленные пережитым потрясением спали, так же, как и Изабо, Игнотус дремал, время от времени открывая глаза и посматривая на стоящего сына.
  
   Игнотус поморщился и с трудом приподнялся: раны на боку и левой ноге прострелили тупой болью: процесс излечения уже начался, но приятного в этом было мало. Салазар повернулся на шорох и, увидев, что его отец пытается сесть, стремительно подлетел к кровати и осторожно помог ему, подкладывая подушки под спину, после чего, внимательно посмотрев на Игнотуса, осторожно обнял, пряча повлажневшие глаза.
  
   Игнотус приобнял сына и тихо произнес:
  
   - Успокойся, Зар, все хорошо.
  
   Салазар резко выпрямился:
  
   - Хорошо?! Ты едва не погиб! Ты хоть понимаешь, что ты для меня значишь?! - сильный и жестокий маг, которого боялись и уважали, смотрел на своего отца с отчаянием, вцепившись в его плечи. Игнотус с нежностью посмотрел на сына и приобнял его, неловко поведя рукой. Салазар встряхнул головой и, вскочив, подхватил со стола кубок с дымящимся зельем, нежно пахнущим мятой, после чего подал его магу.
  
   - Пей. Это поможет... - тихо сказал Слизерин, поправляя подушки. Игнотус принюхался и, одобрительно кивнув, осторожно отпил, оценивая вкус. Салазар вздохнул, подняв глаза к потолку, и простонал:
  
   - Залпом, отец, залпом...
  
   Певерелл хмыкнул и выпил зелье. Результат наступил незамедлительно: мага обдало жаром, он тяжело задышал и скривился, чувствуя, как начинают зудеть раны, срастаясь с невероятной скоростью. Мучения продолжались десять минут, после чего Игнотус изумленно ощупал чистую и гладкую кожу без рубцов на том месте, где были глубокие, рваные раны от магического оружия, и потрясенно поднял на сына глаза:
  
   - Как?
  
   - Просто, - хмыкнул тот. - Яд василиска, данный добровольно.
  
   Певерелл закашлялся.
  
   - Ты все-таки его вывел?
  
   - Да. Сссахессс очень умный, - гордо произнес Салазар. - Он стал моим фамильяром.
  
   - Мдаа...
  
   ***
  
   С момента нападения на Певерелла прошел год. Салазар и Годрик перерыли все вверх дном, задействовали все свои связи, но смогли установить личность заказчика покушения - все маги, напавшие на Игнотуса и умершие от его руки, были наемниками: изгнанниками из родов, бастардами, были маглорожденные. Как оказалось, истинным заказчиком был маглорожденный маг, воспитывающийся у маглов. Хемлик Хелси, выросший в разбойничьей шайке, с детства мечтал разбогатеть, а имея перед глазами пример разбойников, захватывающих замки и объявляющих себя баронами, решил, что и он так сможет. Воспитывал его также маглорожденный, не сумевший вбить в голову воспитанника осознание того факта, что магический мир отличается от обычного и за просто так титул и замок не получишь.
  
   Увидев как-то лорда Певерелла на прогулке и разузнав, что мужчина живет практически один, Хелси решил, что маг-одиночка будет простой и легкой добычей. Почему, даже расспросив о том, есть ли у лорда наследники, а также о репутации мага, Хелси решил напасть на Игнотуса, Салазар с Годриком так и не поняли, но решили, что алчность, зависть и безумие застили ему глаза. Поняв, что одному не справиться, Хемлик собрал банду из тридцати магов-наемников и, соблазнив их посулами о богатстве и знатной добыче, натравил на Певерелла, умолчав при этом о репутации лорда.
  
   Привыкшие захватывать дома и замки обычных людей практически не напрягаясь, маги решили, что и здесь будет тоже самое, но жестоко просчитались. Выехавший на обычную каждодневную прогулку, Игнотус, тем не менее, не расслаблялся и, почувствовав направленное на него внимание множества людей с самыми нехорошими намерениями, тут же начал действовать, так что, активизировавшие артефакт антиаппарационного барьера нападающие встретили боевого некроманта. Через десять минут все было кончено: взбесившись от того, что один удачливый нападающий смог ранить его кинжалом, ударив в бок и бедро, Игнотус убил последних магов с особой жестокостью - брошенные им заклинания сорвали с мужчин кожу и раздробили кости, после чего Певерелл вырвал им сердца голыми руками и направился к последнему оставшемуся в живых, радостно улыбаясь.
  
   Через десять минут интенсивного допроса наемник, визжа от непереносимой боли в оторванных конечностях, назвал имя заказчика, а маг аппарировал в замок. Как выяснилось позже, тот, кого наемники считали заказчиком, был всего лишь посредником, причем даже не первым.
  
   Хемлик подстраховался, считая себя самым умным, но не учел одного - от потомка Смерти удрать невозможно, даже на тот свет... ОСОБЕННО на тот свет, так что через шесть месяцев после нападения на Игнотуса его достойный потомок получил Мастерство в одной из самых жутких и редкоиспользуемых отраслей магии - некромантии, подтвердив силу своего Рода.
  
   ***
  
   ... Пробуждение Хемлика было... безрадостным, а если сказать откровенно - жутким: очнуться, лежа прикованным на каменном алтаре, под ласковым взглядом двух некромантов в ритуальных одеяниях и с кошмарного вида серпами в руках... приятного в этом мало. Хелси заорал, но из горла не вырвалось ни звука: Силенцио у Салазара всегда было отменным. Певерелл одобрительно посмотрел на сына: молодец, позаботился об их нежном слухе, ведь в ритуальном зале такая отменная акустика! Он в последний раз провел оселком по лезвию серпа и придирчиво проверил заточку - прекрасно, в самый раз! После чего нежно улыбнулся пленнику и запел первый катрен во славу Прародительницы...
  
   Умирал Хелси долго и мучительно, но его мучения на этом не закончились: некромантия позволяет сделать очень многое, и практически все эти вещи кошмарны.
  
   Когда на следующий день Годрик увиделся с Салазаром, он сначала озадаченно принюхался, внимательно глядя на брата наливающимися золотом глазами с вертикальными зрачками, после чего одобрительно кивнул, и завел разговор о трансфигурации - кротостью и всепрощением маг, оборачивающийся в мантикору, отродясь не страдал, а уж после того, как обрел свою анимагическую форму - и подавно, а семья всегда была для него на первом месте.
  
   ***
  
   После этого жизнь опять вошла в спокойное русло: Игнотус закончил писать книгу, Сайевус женился, обещая порадовать внуками-правнуками, Мариав исполнила-таки свою заветную мечту, основав свой собственный Род. Так как она была женщиной, то ее Род полностью отделился от отцовского и дедовского, правда, получив их дары: родовым даром Рода Мракс стало зельеварение, а также предрасположенность к ментальным наукам и боевой магии. Салазар дочерью неимоверно гордился, он обратился к Магии с просьбой и создал для нее Родовое кольцо - Принцессу Змей, как он его назвал, на что имел право, как отец. Мариав была счастлива: теперь она Основательница Рода, наследование пойдет по обеим линиям - мужской и женской, так что гибель ее Роду не грозит, пока жив хоть один потомок. Тем более, хотя Мраксы и вышли из Слизеринов, они стали отдельным родом и, если возникнет нужда, их потомки смогут вступать в браки между собой и наследовать друг другу, так как их магии схожи.
  
   Через несколько лет, когда ей исполнилось девятнадцать, Мариав Изабо Мракс, леди Мракс, вышла замуж за маглорожденного мага, оказавшегося Чистой кровью. Глекенн Мерв Джасперс был полностью покорен своей женой и с радостью вошел в ее Род, породнившись, таким образом, сразу с несколькими влиятельными Родами. Еще через год Мариав родила сына, Наследника Мракс, которого назвали Морбиус, основав традицию называть потомков Рода именами на "М".
  
   Хогвартс уверенно приобретал славу школы для сливок общества, попасть туда стало делом престижным и желанным, выпускники выходили в свет, получив огромное количество знаний и массу полезных знакомств. Салазар радостно нянчил внуков, потрясая детское воображение волшебными историями и захватывающими фокусами; Годрик не успевал отгонять от своих внучек ухажеров, стеная от их количества, наглости и вездесущности; Хельга командовала своими детьми, внуками, правнуками и мужем, как отрядом в походе; Ровена переживала гибель своей первой дочери и ее жениха от рук врагов, находя утешение в своих внуках, подаренных сыном.
  
   Салазар думал, что все обойдется, когда судьба напомнила ему о том, что с ней не спорят: Изабо, свет его жизни и любовь, погибла вместе с защищавшим ее до конца свекром во время путешествия на родину своего рода. Как оказалось, известие о том, что в Кастилии через много лет после гибели Принцев появился потомок ее кузена, было ловушкой. Слизерин не хотел отпускать родных в другую страну, мучаясь дурными предчувствиями, но Изабо умоляла его, упирая на то, что она может найти еще одного родного ей по крови человека, потомка ее давно погибшего родственника.
  
   Отпускал он их с тяжелым сердцем, а еще через неделю проснулся от собственного дикого вопля, чувствуя, как вокруг него кружит магия, превращая его из Наследника в Лорда, а сердце рвется на части, вопя, что его жена, его вторая половина мертва.
  
   ***
  
   Месть разом осиротевшего и овдовевшего мага была страшной. От Родов, посмевших прервать жизни его родных, остались только дети, - всех остальных Слизерин убивал долго и крайне мучительно. Детей он не тронул, не смея нарушать законы Магии, передав их в боковые ветви Родов и приказав четко и внятно объяснить тем, когда подрастут, почему их семьи были уничтожены. Наследники родов Перрера и Вильялобос от мести отказались: маг был в своем праве, кроме того, он оставил их в живых, давая шанс на возрождение - несказанная милость, которой трудно было ожидать.
  
   Потерю Салазар переживал очень тяжело, но его дети, внуки и брат с сестрами смогли вытащить его из мрачного состояния души и вернуть волю к жизни.
  
   А еще через двадцать лет Певерелл-Слизерин ощутил то, что он думал, никогда не произойдет. Промозглой осенней ночью, когда Салазар лежал в своей одинокой теперь постели, мучаясь от бессонницы, он услышал зов, зов о помощи взывающего к своему сюзерену вассала.
  
   ***
  
   На следующее утро его дети были потрясены, увидев перед собой бодрого и сосредоточенного мага, развившего бешеную деятельность. Салазар приводил свои дела в порядок, прощаясь с родными и близкими, назначая управляющих и оставляя распоряжения для потомков. Маг чувствовал, что его время стремительно заканчивается, утекает, как вода в горной реке, спеша все успеть до своего исчезновения.
  
   Он успел. Салазар попрощался со всеми, отдал распоряжения своему фамилиару, укладывая его в спячку в подземельях Хогвартса, собрал все необходимое и попрощался с могилами родных. В канун Йоля, белой от кружащегося в воздухе снега ночью, Салазар Певерелл-Слизерин, темный маг и любящий глава семьи, исчез, породив этим множество слухов.
  
   ***
  
   Обед в Хогвартсе проходил, как обычно, когда директор сделал ход, который Гермиона ожидала и встретила во всеоружии. Дамблдор встал и, откашлявшись, призвал учеников к тишине. Учащиеся замерли, настороженно глядя на неугомонного старца - в результате всего произошедшего любви к директору практически никто уже не испытывал. Альбус обвел взглядом замерших детей и подростков и начал:
  
   - Дорогие друзья! С радостью сообщаю вам о прекрасном событии, произошедшем в стенах этого древнего замка! Скоро соединятся два любящих сердца двух прекрасных учеников!
  
   Учителя и ученики изумленно слушали распинающегося директора, гадая, кто же эти "два любящих сердца". Северус напряженно слушал, краем глаза замечая, как у Гермионы от бешенства начинают трепетать ноздри, а лицо каменеет.
  
   - И это - Рональд Биллиус Уизли и Гермиона Джейн Грейнджер! Поздравляем!
  
   Зал замер, слышно было только мяуканье Миссис Норрис. Гермиона медленно, сдерживая себя, встала, с отвращением глядя на расплывшуюся в довольной улыбке конопатую рожу Рона, и ледяным голосом произнесла, выплевывая каждое слово:
  
   - Не имеете права, мистер Дамблдор. Я отказываюсь иметь дело с Предателями Крови.
  
   - Мисс Грейнджер!... - гневно начал директор, сверкая очками.
  
   - Леди Грейнджер! - отрезала Гермиона, проявляя родовой перстень. - ЛЕДИ Грейнджер! Вы не являетесь моим опекуном, родственником или сюзереном. ПОЭТОМУ вы не имеете никакого права решать, за кого я выйду замуж! Согласно закону от 1365 года, маг, основавший свой Род и имеющий родовой кодекс, признается совершеннолетним с момента основания Рода, ПОЛНОСТЬЮ совершеннолетним, не подлежащем чьей-либо опеке, за исключением своего Сюзерена, если таковой есть, и такой маг может исполнять только его распоряжения. У меня есть сюзерен, и это не Вы.
  
   Зал потрясенно молчал, Снейп и Малфой торжествующе переглянулись, директор вцепился пальцами в край стола, пережидая приступ бешенства. Он дрожащим от гнева голосом начал:
  
   - И кто же ваш сюзерен, ЛЕДИ Грейнджер? Я сомневаюсь, что такой есть!
  
   Гермиона гордо выпрямилась, презрительно глядя на застывшего с отвисшей челюстью Рона:
  
   - Мой Сюзерен...
  
   - Я!
  
  
  ГЛАВА 35.
  
  Англия, 1995 год, Йоль, ночь.
  
   Салазар медленно приходил в себя после перемещения во времени. Голова кружилась, тело было как ватное, перед глазами взрывались фейерверки. Маг вздохнул и, прикрыв глаза, постарался расслабиться, чувствуя, как его начинает отпускать. Оправившись, он огляделся и удивленно поднял брови - где он? Маг стал внимательно осматривать помещение и через полминуты облегченно выдохнул: он - дома! Салазар стоял в Ритуальном зале Замка Слизерин.
  
   Салазар еще раз огляделся и нахмурился: помещение выглядело заброшенным и давно не используемым: везде толстенный слой пыли, затхлый воздух, и это несмотря на специальные чары! Что произошло? Неужели его Род все-таки прекратил свое существование, невзирая на все усилия? Он приложил руку к полу и прислушался: Замок молчал. Это могло значить только одно - Замок спит, так как слишком давно не было Лордов и Наследников. Слишком!
  
   Дурные предчувствия накатывали волнами, но Салазар не впадал в отчаяние: жизнь приучила его стойко держать удары судьбы и оборачивать поражения себе на пользу. Оглядев еще раз помещение со следами запустения и начавшегося разрушения, маг вздохнул и, встряхнув головой, решительным шагом направился к Родовому камню - надо было начинать с пробуждения замка. А там - посмотрим.
  
   ***
  
   Замок пробуждался медленно, словно тяжело больной, выходящий из комы. Родовой камень едва не высосал Салазара досуха, вытягивая из него магию для пробуждения и обновления. Выжатый, как лимон, маг полулежал в кресле в гостиной, потягивая из кубка восстанавливающий отвар, который сварил на скорую руку - как оказалось, запасы трав, ингредиентов, лабораторное оборудование, все находилось в полном порядке, запечатанное и под стазисом. Салазар открыл небольшую сумку, взятую с собой из прошлого, и, засунув руку внутрь, сосредоточился, призывая нужное. Сумку ему когда-то подарили гоблины, являющиеся непревзойденными мастерами в пространственной магии, в благодарность за то, что ушлый маг предложил им прекрасную идею о том, как можно неплохо заработать.
  
   Достав нужное зелье, Салазар капнул пять капель в кубок и залпом выпил забурлившую жидкость. Эффект был потрясающим: пот полился ручьем, волосы встали дыбом, тело затрясло, но это того стоило: через пару минут магический резерв восстановился полностью, тело стало легким и бодрым - как всегда, его гений не подвел. Слизерин посидел еще пару минут и, встав, направился в ванную, приводить себя в человеческий вид. Все приходилось делать самому - домовиков не было, судя по всему, они погибли, уйдя вслед за хозяевами.
  
   Хорошо, что он постарался предусмотреть и такое развитие событий и взял с собой все необходимое! Приведя себя в порядок, Салазар поел и снова переместился в Ритуальный зал - Йоль только раз в году, поэтому, следовало провести все необходимые ритуалы: жертвования предкам, благодарения Магии и Покровительнице Рода, благоденствия и процветания и ряд других. Ночь будет насыщенной...
  
   ... Слизерин, довольно улыбаясь, поклонился алтарю в последний раз и вышел из Зала. Чувствовал он себя просто превосходно: все ритуалы прошли идеально, Замок восстановился практически полностью, родовой камень напитан, теперь можно заняться и всем остальным. Для начала нужно сходить в Гринготтс, узнать, как обстоят дела, приобрести домовиков, заказать поиск необходимой информации. Кроме того, нужно освежить в памяти события, произошедшие с ним, когда он был Поттером, с этим превосходно справится думосброс, разузнать, что произошло за время его отсутствия, узнать судьбу его потомков и потомков его брата и сестер, пробудить Замок Иносущих, да много чего! Но, начнем по порядку. Гринготтс.
  
   ***
  
   Освежив в памяти события практически вековой (для него) давности, Салазар аппарировал в Гринготс. У него уже не было сомнений в том, что он остался последним Слизерином - об этом недвусмысленно свидетельствовал Родовой гобелен, все еще висящий в специальной комнате. Разглядывая его, Салазар все больше хмурился: отражающаяся на нем картина была безрадостной. Могучий и многочисленный Род словно начала косить неведомая болезнь, начавшаяся примерно в середине пятнадцатого века. За сто лет ( всего лишь за СТО лет!) Род исчез с лица земли, причем, судя по датам, смерти потомков вряд ли были естественными. Погибли все: и взрослые и дети, причем, даже женщины, которые состояли в браке.
  
   Больше всего это походило на организованную травлю. Но кто? Единственное, что хоть как-то подняло настроение, это тоненькая серебряная ниточка, отходящая от отражающейся на гобелене рамки с именем Мариав - Томас Марволо Мракс, лорд Мракс, Наследник Слизерин. Имя Волдеморта было заключено в рамку, окруженную серебряной цепочкой - наследование по Магии, не по крови. Слизерин хмыкнул и провел пальцами по рамке: скоро он увидит своего... Наследника, и горе ему, если не взялся за ум! Рассмеявшись от представшей перед глазами картинки с Волдемортом, которого поставили в угол и лишили сладкого, Салазар собрался и отправился в банк.
  
   ***
  
   Раннее утро. Банк уже открыт, но посетителей еще нет, просто отлично. Маг размашистым шагом пересек холл и подошел к стоящему возле стены гоблину:
  
   - Пусть ваше золото течет рекой, а враги корчатся в агонии вечно! Я хочу увидеть Директора Банка, а также управляющего рода Слизерин и Певерелл.
  
   У гоблина банально отвисла челюсть, но через пару секунд он взял себя в руки:
  
   - Как вас представить, уважаемый?
  
   - Лорд Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин.
  
   Гоблин выпучил глаза и, потрясенно оглядев мага, деревянной походкой направился к конторке, после чего положил руку на каменный шар и затараторил на гоблидухе, выслушав ответ, он подошел к Салазару и, низко поклонившись, пригласил следовать за собой. Через пару минут маг уже входил в невероятно роскошный кабинет и приветствовал пожилого гоблина с невероятно умными и цепкими глазами. Директор банка внимательно оглядел Слизерина и откашлялся:
  
   - Гхм... Приветствую Вас, Лорд Певерелл-Слизерин. Я - Директор Гродх. Прежде, чем мы начнем, позвольте провести проверку...
  
   - Разумеется, Гриехе*.
  
   Глаза гоблина вспыхнули, и присутствующий в кабинете помощник развил бурную деятельность. Следя, как кровь выписывает родословную мага на специальном пергаменте, Гродх все больше раскрывал глаза. Наконец, процесс закончился и гоблин, встав, поклонился:
  
   - Приветствую Вас, Оказавший Благодеяние. Сегодня воистину знаменательный день, которого мы ждали практически тысячу лет. Вашим управляющим является мой сын - Гродхарт. Прежде, чем мы перейдем к финансовым делам, подтвердите Ваше Право Лорда.
  
   Гродхард принес две шкатулки и Салазар открыл их, с грустью глядя на перстни: он хотел их видеть на своих потомках, а не на подушечках из бархата. Перстни сели, как влитые, после чего приступили к разбору дел.
  
   Через пять часов Салазар разогнал по делам целую армию домовиков и направился в кабинет: ожидать обед и обдумывать полученные сведения. Новости были двух типов: очень хорошие и просто ужасные. К хорошим относилось состояние финансов (десять больших сейфов, доверху набитых галлеонами), как оказалось, гоблины, в благодарность за идею создания банка, отчисляли с каждой сделки определенный процент, и за прошедшие века сумма стала просто неимоверной, кроме того, все главы банка проходили обучение именно на его сейфах, что также способствовало росту благосостояния Родов Певерелл и Слизерин.
  
   Увы, все остальное находилось не в столь радужном состоянии. Оба Рода были прерваны: Слизерины исчезли в шестнадцатом веке, а Певереллы и того раньше - в тринадцатом! Салазар сгорбился в кресле, глядя на пляшущий в камине огонь - он опять остался один... Из мрачных дум его вывел домовик, доложивший, что обед готов. Маг потер переносицу и отправился в столовую. Через час Слизерин уже стоял в Зале Предков и прояснял ситуацию с Родами.
  
   Портреты наперебой рассказывали все, что знали, вываливая на внезапно обретенного Главу все увиденное, услышанное, догадки и намеки. Сайевус и Сайрус плакали, в унисон с Мариав, вновь видя своего отца, также, как и их дети. Салазар утешал их, как мог, расспрашивая и отвлекая внимание. Постепенно вырисовывалась все более ужасающая картина.
  
   После того, как Салазар исчез, Сайевус стал лордом Слизерин, а Сайрус - лордом Певерелл. Их сыновья также продолжили Род, каждый - свой, все было хорошо, но затем стали происходить странные события. На потомков Основателей словно объявили охоту. Первым прервался Род Певереллов, затем погибли Гриффиндоры, их наследниками стали Поттеры, благодаря браку, следом, практически одновременно прервались Равенкло, Хаффлпафф, Слизерины. Как смогли разузнать портреты, которые иногда выбирались в другие картины, до того, как Замок закрылся окончательно, к семнадцатому веку потомков Основателей по прямым линиям не осталось, а из боковых уцелели три: Поттеры, Мраксы и Лонгботтомы, косвенно связанные с Родом Хаффлпафф. И все!
  
   Такое впечатление, что его семью (а Салазар воспринимал Годрика, Хельгу и Ровену как своих брата и сестер) искореняли долго, вдумчиво и целенаправлено. Слизерин напряженно уставился на гомонящих потомков: только что у него появилась ЦЕЛЬ.
  
   ***
  
   Приведя Замок Слизерин в порядок, Салазар отправился в Замок Иносущих - будить и возрождать. Замок Некромантов выглядел вполне прилично, если учесть, что уже несколько столетий он был полностью необитаем: на стенах змеились трещины, обстановка обветшала, многое просто развалилось, но ничего непоправимого не было.
  
  
   Проведя все необходимые ритуалы, Салазар подошел к портрету отца и с нежностью улыбнулся:
  
   - Отец...
  
   Игнотус с гордостью смотрел на сына:
  
   - Зар... Ты все-таки вернулся...
  
   - Конечно, отец.
  
   - Что ты собираешься делать?
  
   На лице Слизерина расцвела жуткая ухмылка:
  
   - Приводить все в порядок.
  
   ****
  
   Через два дня Салазар стоял на неприметной поляне в Запретном лесу и с удовольствием вдыхал морозный воздух, напоенный запахом хвои. Постояв пару минут, маг подошел к камню в центре поляны и капнул на него каплю крови. Камень исчез, открывая темный зев прохода. Слизерин неторопливо спустился по лестнице внутрь и проход за его спиной закрылся, приобретая прежний вид.
  
   Салазар размашисто шел по туннелю, загоравшиеся и гаснувшие за его спиной магические светильники давали прекрасное освещение, так что маг не рисковал вступить в что-то непотребное. Когда-то давно, при постройке Хогвартса, Салазар построил свою Тайную комнату, а так же, Покои, но, кроме этого, он озаботился созданием тайного пути, ведущего в подземелья, просто так, на всякий случай, ведь мало ли, что в жизни случается. Тайный путь начинался задолго до щитов Хогвартса и открывался только ему, так что, враги проникнуть незаметно в школу не могли.
  
   Слизерин вышел в Тайную комнату и поморщился, разглядывая царивший в ней бардак. Покачав неодобрительно головой, Салазар подошел к невидимой для всех, кроме него, двери и трижды постучал по ней палочкой. Дверь распахнулась, и маг вошел в просторный зал, в центре которого свернулся клубком здоровенный василиск. Подойдя к нему, он прошипел на парселтанге:
  
   - Сссахессс, пора просыпаться...
  
   Змей пошевелился и поднял голову, выстреливая языком и недоверчиво разглядывая стоящего перед ним:
  
   - Хоззссяин?... Хозззссяин!
  
   Язык облизал лицо мага, а сам змей, прижмурившись, принялся тереться головой об шатающегося от ласк василиска мага. Салазар гладил морду змеи и ласково шептал, как он соскучился, что все теперь будет хорошо, что змей все сделал правильно и такой молодец...
  
   - Хоззссяин... Мы идем в гнеззссдо?
  
   - Да, Сссахессс, в гнезззссдо...
  
   ***
   Через три часа василиск уже обживал свое новое место жительства, комментируя обстановку и капризничая. Салазар смеялся и менял все, что хотел змей. Наконец, василиск решил, что гнездо, устроенное в недрах Замка Слизерин, получилось достаточно уютным и, пообедав целым выводком кроликов, устроился отдыхать, нежась на подогретом полу, среди шкур и ковров. Налюбовавшись на своего фамилиара, Салазар поужинал и лег спать: переезд его просто вымотал.
  
   На следующее утро, Салазар окинул взглядом стопки газет и книги с законами, вздохнул и принялся ознакамливаться с тем, что произошло за время его отсутствия.
  
   С каждой прочитанной строчкой маг хмурился все сильнее. То, что происходило в Магической Британии за последний век, можно было описать всего парой слов: упадок и деградация. Образование остановилось на уровне, пригодном только для безголового идиота, законы просто кошмарны, аристократы превратились из элиты в быдло и отребье, разве что с титулами и деньгами. Авторитет страны упал в сточную канаву и делать хоть какие-то попытки исправить положение никто не собирался, Совет Лордов превратился в непонятно что, какой-то клуб-говорильню.
  
   Такое ли он ожидал встретить?
  
   А ведь эти Авгиевы конюшни придется разгребать ему! Ведь он - Лорд Магии! И прекрасно осознает не только свои привилегии, но и обязанности! О которых нынешнее поколение благополучно забыло, не желая утруждаться. Что ж... сами виноваты... На лице Слизерина появился жуткий оскал, способный насмерть испугать даже инфернала. Он еще заставит их землю жрать, и умываться кровавыми слезами. Но, прежде чем он появится на публике, необходимо привести себя в порядок.
  
   ****
  
   Салазар задумчиво смотрел в зеркало, решая, на какой возраст он будет выглядеть, после приема зелья. В зеркале отражался высокий, прекрасно сложенный мужчина, со все еще крепким телом, морщин было немного , в густой гриве антрацитово-черных волос лунным серебром светились широкие пряди седины, которые появились отнюдь не от возраста - почти сто лет для чистокровного мага - это совсем не старость, первые пряди появились после того, как напали на Игнотуса, а после смерти жены и отца, Салазар поседел наполовину, хотя глаза сверкали все так же ярко, показывая, что маг бодр и энергичен.
  
   Скептически осмотрев себя, Основатель подхватил колбу и направился к фамилиару - нацедить яда и ободрать пару чешуек с хвоста. Собрав все остальные ингредиенты, зельевар достал котел из золота, и одним щелчком пальцев разведя под ним огонь, надрезал вену и стал цедить в мерную кружку кровь. Зелье, которое он собирался приготовить, было его личным изобретением, вершиной мастерства. Именно после того, как он его изобрел, маг получил степень Магистра Зелий и Ядов.
  
   Следующий час он бросал в кипящий яд мелко нарезанные перья феникса, натертые корни женьшеня, толченые драгоценные камни и жемчуг, по капле лил кровь, неторопливо помешивая густеющую на глазах жидкость. Через час все было готово. Салазар перелил содержимое котла в кубок и твердым шагом направился в спальню. Выпив зелье, маг разделся и, нырнув под одеяло, провалился в глубокий сон.
  
   ***
  
   На следующее утро он с довольным выражением лица осматривал свое тело, выглядящее на тридцать пять-тридцать семь лет: то, что надо, в меру молод, но не сопляк. Вызванный домовик принес одежду и Салазар принялся одеваться: нужно было осмотреть Хогвартс, да и разведать обстановку не мешало.
  
   ... Стоя невидимым в коридоре, маг с нежностью смотрел на Гермиону. Девушка невероятно похорошела и изменилась за то время, что его не было, теперь она действительно выглядела настоящей Леди: скромная, но дорогая одежда, простая, элегантная прическа, уверенный взгляд бронзовых глаз. Неожиданно маг прищурился: судя по всему, Гермиона ЧУВСТВУЕТ пробуждение Хогвартса. Это было видно по тому, как она, прекрасно скрывая недоумение, СМОТРИТ на стены замка, дрожащие от токов магии. Слизерин довольно улыбнулся - замечательно, он в силе своего вассала не сомневался. Дальнейшие наблюдения заставили его гадливо морщиться, а уж активность директора и вовсе вывела из себя. Маг подготовил все необходимое и ждал момента, чтобы раскрыться, и директор ему эту возможность предоставил.
  
   Слушая речь Дамблдора, Слизерин злорадно улыбался, предчувствуя реакцию на свое появление, и его не разочаровали. И, когда директор ПОТРЕБОВАЛ (!) от Гермионы представить ему Сюзерена, Салазар распахнул двери Большого Зала и вошел во всем блеске своей силы и могущества.
  
   * - Гриехе - Достойный глава Рода (гоблидух)
  
  
  
  ГЛАВА36.
  
  
   В Большом зале нарастало напряжение. Ученики вытягивали шеи, чтобы лучше разглядеть стоящего в дверях мага. Дамблдор нахмурился, пальцы рук слегка подрагивали от сдерживаемого напряжения и ярости, которая все сильнее поднималась в его душе, сидящий практически рядом Северус это отлично видел и радовался: гнев - плохой советчик, так что, есть шанс что старик совершит ошибку. Драко во все глаза смотрел на неизвестного, ощущая, что сейчас произойдет что-то, что изменит всю его жизнь, впрочем, не только его.
  
   Гермиона резко обернулась и уставилась на вошедшего широко распахнутыми глазами. Ее губы задрожали, а руки прижались к груди, в попытке справиться с волнением. Девушка глубоко вздохнула и взяв себя в руки, вышла из-за стола. Она сделала глубокий реверанс и громко и четко произнесла, глядя на мага:
  
   - Приветствую Вас, мой Лорд!
  
   Маг подошел к девушке и вежливо наклонил голову:
  
   - Приветствую вас, леди Грейнджер.
  
   Директор злобно смотрел на стоящую в середине зала пару:
  
   - Кто вы?
  
   Все присутствующие рассматривали неизвестного. Перед ними стоял высокий, широкоплечий мужчина, по виду - настоящий аристократ: холодное, красивое мужественное лицо, гордый разворот плеч, длинные, до пояса, антрацитово-черные волосы, заплетенные в сложную косу, усыпанную драгоценностями, перстни Главы Рода и, самое главное, одежда: маг был одет так, как одевались очень и очень давно - серебряная туника и штаны изумрудного цвета, заправленные в высокие сапоги, и плащ, вместо мантии, также изумрудно-зеленый, украшенный вышивкой в виде маленьких серебряных змеек.
  
   В зале нарастало напряжение, ученики зашушукались, слизеринцы и равенкловцы все больше приходили в недоумение. Мужчина презрительно и холодно посмотрел на белого от ярости директора и процедил:
  
   - Позвольте представиться - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, Лорд Магии.
  
   В зале наступила гробовая тишина, ученики замерли, не в силах шевелиться, учителя смотрели с невероятно глупыми лицами, в глазах Дамблдора мелькнуло что-то непонятное, наконец, директор очнулся и задрал подбородок:
  
   - Слизерин? Не знаю, кто вы, юноша, но это очень глупая шутка! Слизерин умер тысячу лет назад!
  
   Салазар, подняв бровь, презрительно смотрел на старика, непрошибаемого в своем самомнении и ударными темпами роющего себе сейчас могилу. От стола Гриффиндора послышался злобный вопль:
  
   - Мерзкий слизень! Ты думаешь, мы поверим? Очень смешно! - Рон, не выдержав всего произошедшего, как всегда распустил свой язык, не думая о последствиях, послышалось еще несколько смешков, впрочем, тут же стихших под ледяным взглядом Слизерина. Он сделал несколько шагов и обвел взглядом зал:
  
   - Я знал, что все просто ужасно, но я даже не догадывался, что до ТАКОЙ степени. Итак, начнем с начала, - маг поднял правую руку и произнес, - Магией клянусь, что я - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, Лорд Магии и Основатель Школы магии Хогвартс.
  
   Яркая вспышка засвидетельствовала его слова. Маг усмехнулся и небрежно произнес:
  
   - Люмос.
  
   Перед ним в воздухе закружился шарик света, размером с яблоко. Ученики тихо ахнули, глядя на это небрежное проявление невероятного могущества. Директор пошатнулся, вцепившись в стол, и осел на свой золотой трон. Слизерин презрительно оглядел его, враз постаревшего и повернулся к позеленевшему Рону:
  
   - Теперь Вы, юноша. Как Вас зовут? Полное имя?
  
   - Рональд Биллиус Уизли... - прошептал тот, все больше зеленея. До Рона медленно доходило, что он что-то сделал неправильно. Привыкший к попустительству директора и безнаказанности, Уизли никогда не сдерживался и не утруждал себя раздумьями, за что и должен был когда-то поплатиться. И этот день настал. Сидящие рядом с ним близнецы тревожно переглянулись.
  
   - За оскорбление чести и достоинства Лорда магии есть только одно наказание. Я, Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, Лорд Магии, вызываю Вас, Рональд Биллиус Уизли, на дуэль, которая состоится здесь и сейчас. Будьте так добры, выйдите из-за стола. Немедленно.
  
   Под ледяным взглядом Основателя Уизли стал медленно выбираться из-за стола, как кролик перед удавом. Минерва, не выдержав, вскочила:
  
   - Что Вы себе позволяете? Это...
  
   - Молчать! - громыхнул маг, и МакГонагал схватилась за перехваченное спазмами горло.
  
   - Я вижу, что деканы и директор не читают устав и не знают законов! Хогвартс превратился в помойку! Если бы мои брат и сестры видели это, они разорвали бы вас на части собственными руками! - Слизерин, гневно раздувая ноздри, обвел взглядом сидящих за учительским столом. Учителя жались и старались казаться незаметнее, за исключением Снейпа - он единственный смотрел прямо и не прятал глаза. Директор попытался спасти ситуацию, под умоляющими взглядами Рона:
  
   - Мистер Слизерин...
  
   - ЛОРД. Я - ЛОРД МАГИИ и прошу обращаться ко мне соответственно, чего вы не делаете, демонстрируя собственное невежество. Я вижу, что вы не можете быть достойным директором, значит, я это исправлю, сегодня же.
  
   Маг щелкнул пальцами и учеников и учителей отгородил мерцающий барьер. Гермиона, сидя возле Драко, злорадно смотрела на Рона, все больше приходящего в отчаяние, у остальных учеников, за редким исключением, в глазах было тоже самое: рыжего Предателя в школе не любили и с трудом терпели, особенно после определенных событий. Уизли вышел на середину зала, судорожно сжимая в руке палочку. Впервые в жизни Рон проклинал свой язык, живущий и действующий отдельно от тела и головы. Но выхода не было, вызов на дуэль проигнорировать нельзя - это позор, причем такой, что лучше сдохнуть.
  
   Дамблдор, незаметно пытаясь снять барьер, установленный Основателем, выскочившим из небытия, как черт из табакерки, напряженно размышлял, как исправить ситуацию, которая ухудшалась с каждой секундой. Барьер совершенно не поддавался даже диагностике, феникс также не отзывался, что делать - непонятно. И еще эта дуэль... И ведь не запретишь - Закон не позволит! Конечно, он плевал на законы, изворачивая их в свою пользу и заставляя расплачиваться за нарушения других, но в этот раз номер не пройдет.
  
   Тем временем, дуэлянты поклонились (Слизерин - неимоверно изящно, Рон - неуклюже) и дуэль, если это так можно назвать, началась. Легкое движение палочкой, и Рон, превратившийся в груду окровавленного мяса, летит на пол, корчась в агонии. Все действие заняло секунду.
  
   Все присутствующие в шоке смотрели на то, что осталось от Рона. Но, что самое ужасное, он еще был жив. Слизеринцы смотрели на Основателя с немым обожанием. Все ученики Слизерина всегда с благоговением относились к магу и чтили его, но реальность превзошла все их мысли, мечты и ожидания. В глазах присутствующих он только что вознесся на невероятную высоту, на Гермиону смотрели с неприкрытой завистью. В глазах читался только один вопрос: КАК?! Как это ей удалось?
  
   Гермиона смотрела на мага в полном восторге и обожании. Гарри из прошлого превратился в невероятного мужчину, но для девушки он все равно оставался ее первым и единственным другом, рискующим из-за нее своей жизнью и утешающим в минуты отчаяния.
  
   Драко поглядывал на Гермиону горящими глазами. Только что девушка приобрела в его глазах полубожественный статус - прямой вассалитет у рода Слизерин! Что тут сказать? Сказать нечего, надо только хватать и побыстрее, пока это сокровище не отняли! Вон как глядят! Сволочи! Пусть не разевают рты! Малфой был готов перегрызть за свою будущую жену глотки всем, кто встанет на его пути и будет тянуть свои загребущие лапы к его сокровищу. Он совершенно не замечал, что оглядывает окружающих с видом дракона, лежащего на груде золота.
  
   Снейп мысленно орал от радости. Мог ли он ожидать, что когда-нибудь увидит, как Рон, которого он терпеть не мог за хамство и непроходимую тупость, будет валяться на его глазах куском мяса, отбитого молотком? При жизни Альбуса - никогда! А тут... да еще появление поистине легендарного мага! Гений Зельеварения, варивший невероятные составы и сделавший множество открытий, имеющий мастерство еще в нескольких областях, один из величайших магов в истории Англии.
  
   Салазара считали Темным Лордом, причем самым сильным за всю историю, и теперь этот самый маг стоит перед ними и с ходу объяснил некоторым, где он их видел и какое у него о них мнение. Что же дальше будет?
  
   Слизерин равнодушно осмотрел слегка подергивающееся тело, вызвал домовиков и начал командовать:
  
   - Перенесите это в больничное крыло. Пусть им займутся.
  
   Домовики, радостно скалясь, выполнили приказ, убрав кровавую лужу, а маг, развеяв барьер. подошел к столу учителей.
  
   - Итак, господин директор. Я вижу, что вы не соблюдаете устав Хогвартса, это раз, под вашим начальством школа деградировала, это два, вы попираете все нормы и законы общества, это три. Молчать! - маг рявкнул на попытавшегося что-то сказать Альбуса. - Согласно Уставу, пункт 10, Основатели Хогвартса имеют право назначать и снимать директора с должности. Являясь Основателем, я имею все права и отстраняю Вас, Альбус Дамблдор, от должности, которую вы превратили в посмешище. Да будет так!
  
   Яркая вспышка на миг ослепила зал, и все увидели результат. Альбус, осев в кресле, смотрел на Слизерина дикими глазами: его связь с Хогвартсом была разорвана, и маг тут же лишился едва ли не половины своих сил. Он словно постарел еще лет на двадцать, руки мага затряслись, он уставился на Слизерина диким взглядом и взвыв, вскочил и попытался кинуть в него проклятье.
  
   Неуловимое движение и в левой руке Основателя крепко зажата палочка странного, узловатого вида. Салазар укоризненно покачал головой:
  
   - Да... это ж надо иметь такие проблемы с памятью в частности и с головой в общем! Неужели вы думали, что Родовой Артефакт моей семьи причинит мне вред? Я - Певерелл! А это означает многое. Очень многое!
  
   Директор смотрел на палочку в руке Основателя безумным взглядом. Маг одним своим появлением перечеркнул годы трудов и все его планы. Мысли в голове Альбуса путались, он неотвратимо впадал в шоковое состояние.
  
   - Ситуация в школе, да и не только в ней, ужасающая. Надо принимать меры. И я их приму. Итак. Господа учащиеся, - маг повернулся к ученикам, - на сегодня все занятия отменяются, так что, вы можете отдыхать. С завтрашнего дня я начну проводить проверки учителей и перераспределение учеников, поэтому, пользуйтесь моментом, отдыхайте.
  
   Ученики Слизерина и Равенкло встали и поклонились, их примеру последовали примерно половина Хафлпаффа и треть Гриффиндора. Основатель слегка наклонил голову в ответ и повернулся к учителям:
  
   - Всем присутствующим собраться в кабинете директора через пять минут.
  
   После чего он подошел к Гермионе и ласково проговорил:
  
   - Леди Грейнджер, я Вас еще позову.
  
   Девушка поклонилась и улыбнулась. Маг резко развернулся и подойдя к Альбусу схватил его за руку и аппарировал. Все разинули рты. На Гермиону уставились десятки горящих возбуждением глаз. Драко ревниво подвинул слишком близко, по его мнению, стоящих:
  
   - Леди Грейнджер, я хотел бы с Вами поговорить. Мы хотели бы поговорить.
  
   - Конечно, Наследник Малфой.
  
   Стоящий неподалеку Флинт покачал головой:
  
   - Я, конечно, чувствовал, что что-то будет, но ТАКОГО я не ожидал!
  
   ***
  
   Учителя робко входили в кабинет, привычный до зубовного скрежета и рассаживались за столом. Во главе сидел Слизерин, рядом с ним - понурый Дамблдор. Фоукс тихо сидел на своей жердочке, не глядя по сторонам и ведя себя ниже травы, тише воды. Когда все расселись, а Хагрид трубно высморкался в огромный клетчатый платок, Основатель встал:
  
   - Итак, господа, готовьтесь.
  
   ***
  
   Салазар был просто счастлив - то, что окружающие сочли экспромтом, пусть и удачным, было результатом тщательного планирования и долгого обдумывания. Он в очередной раз поблагодарил себя за прозорливость и за то, что ввел в Устав пункт 10, дающий основателям школы право снимать директора с должности, хотя остальные и удивлялись, зачем. Ну а Рон... приятный подарок Судьбы, не иначе! Он обвел взглядом присутствующих и ласково улыбнулся. Игра началась.
  
  
  ГЛАВА 37.
  
  
   Салазар хмуро рассматривал робко рассаживающихся вокруг стола преподавателей. Цепкий взгляд отмечал судорожно сжатые пальцы, нахмуренные брови и поджатые губы, взгляды исподлобья и жадный интерес, трясущиеся руки и неуверенные движения.
  
   Маги и ведьмы входили в знакомый кабинет, где им регулярно полоскали мозги, с внутренним, а кое у кого и внешним, трепетом. Перед ними сидела ЛЕГЕНДА, маг, имя которого стало нарицательным, о жизни которого было известно крайне мало, а сведения зачастую бывали противоречивы; тот, кого считали первым и самым сильным Темным Лордом, гений и изобретатель, совершивший множество открытий и человек, славящийся жестокостью и злопамятностью. Крайне противоречивая и неоднозначная личность.
  
   Потерянно сидящий слева Дамблдор, погруженный в себя, положительных эмоций также не вызывал. Бывший директор смотрел в одну точку, его руки, покрытые старческими пятнами, мелко дрожали. Казалось, великий белый маг сдал еще больше за то время, что маги добирались до кабинета, он напоминал древнюю развалину, непонятно как еще коптящую небо, разве что песок не сыпался. Но, судя по всему, до этого оставалось недолго.
  
   Что поражало еще больше - феникс. Фоукс, практически всегда, за исключением времени перед перерождением, радовал глаза ярко-алым с золотом цветами, бодростью и песнями, но сейчас птица сидела, как в воду опущенная. Скромно притулившись на жердочке и скукожившись, он старался как можно меньше привлекать к себе внимание. Создавалось впечатление, что фениксу... СТЫДНО.
  
   Вошедшие расселись и Слизерин начал:
  
   - Приветствую еще раз, дамы и господа. Как вы уже знаете, меня зовут Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, лорд Певерелл, лорд Слизерин. Прежде, чем мы начнем наше долгое или нет, сотрудничество, представьтесь. Прошу.
  
   Первыми назвались деканы, за ними - остальные, самым последним свое имя прогундосил Хагрид, высморкавшийся в огромный клетчатый платок, на заявление которого, что он " дык это.. учитель я, по зверушкам..." Слизерин отреагировал ироничным взглядом и дрогнувшими уголками губ.
  
   Дождавшись окончания этой прочувствованной речи, Слизерин обвел всех тяжелым взглядом.
  
   - Итак, начнем. Прежде всего, я объясню, почему я вызвал на дуэль ученика. Да, мисс МакГонагалл, это была не прихоть! - резко посмотрел на вскинувшуюся было Минерву маг. - Каждый маг, начиная с пятнадцати лет, независимо от своего происхождения, может участвовать в дуэлях, так как наступает неполная ответственность, если он не сирота, конечно. Мистер Уизли оскорбил меня, даже не задумавшись над тем, что говорит и ответил за свои слова. Являясь Предателем крови, он несет ПОЛНУЮ ответственность с тринадцати лет, или вы не удосужились просветить своего ученика об особенностях его статуса? - Слизерин повернулся к стушевавшейся МакГонагалл, - судя по всему, нет. Впрочем, незнание Законов не освобождает от ответственности. Я еще поступил достаточно милосердно... будь на моем месте Годрик, он забил бы его кнутом, насмерть.
  
   - Гриффиндор бы такого не сделал! - не выдержала ведьма. Слизерин рассмеялся.
  
   - Да что вы говорите? Не сделал? Откуда Вам знать, что он мог сделать, а что нет! Или вы его сестра, что так хорошо знаете моего брата?
  
   - Брата? - побледнела Минерва.
  
   - Брата, - невозмутимо кивнул маг. - Годрик был моим Кровным Побратимом, также, как и Ровена и Хельга. Странно, что вы об этом не знаете.
  
   - Я тоже не знал... - пробормотал Флитвик.
  
   - Странно, об этом всем было известно, - пожал плечами Салазар. Снейп смотрел на Основателя во все глаза. Мощь мага просто подавляла, Дамблдор и Лорд явно не дотягивали, это было все равно, что сравнить море и океан: вроде и то, и другое большое, но разница очень даже есть. Меж тем, Салазар продолжил:
  
   - Ученик имел полное право потребовать доказательств, проявляя недоверие - это естественно и понятно. Но он не имел никакого права меня оскорблять! Если бы я не ответил на оскорбление, то Магия наказала бы его сама, и поверьте мне, переломами и небольшой кровопотерей дело бы не ограничилось! Или вы думаете, что я не видел, что помимо Печати Предательства на нем уже практически сформирован Ошейник Отверженного?
  
   Маги переглянулись, в глазах ясно было видно полное непонимание слов Салазара, только Флитвик и Снейп задумались, после минуты размышления полугоблин радостно вскинулся:
  
   - Вспомнил! Но ведь это... сказки!
  
   Слизерин смерил преподавателя чар таким взглядом, что тот съежился, жалея, что не может провалиться сквозь пол.
  
   - Сказки... - презрительно процедил Салазар. - Сказки... И это говорит декан Факультета Равенкло. Какой... позор... Я вижу, что школа под руководством Дамблдора и вашим, превратилась в... даже не знаю, как сказать вежливо... мммм.... рассадник невежества, а те, кто должен учить детей знаниям и реалиям жизни, мало того, что сами ничего не знают, так еще и заставляют деградировать учеников. Я здесь уже неделю. Семь дней, за которые я навел справки и разузнал реальное положение дел. Авторитет Хогвартса упал в сточную канаву, впрочем, авторитет страны находиться там же, английских магов считают... дикарями, по своему развитию и знаниям недалеко ушедших от мокриц. Ситуация просто ужасающа, и это не преувеличение. Значит, будем ее исправлять.
  
   - Итак, вот, что мы будем делать. Следущую неделю я буду проводить проверки. Это значит, что я буду присутствовать на уроках и смотреть, чему и как вы учите детей. Через неделю вы или продолжите работать, или вылетите отсюда к Мордредовой бабушке. Если Вас интересует, на каком основании я могу все это сделать, то советую заглянуть в Устав Хогвартса, там все сказано. От себя добавлю, что Хогвартс строился, как Родовой Замок для четырех Родов. Так как прямых Наследников моих брата и сестер не осталось, только косвенные, я имею Приоритет и все права на него, впрочем, о потомках своих родственников я позабочусь, это самое малое, что я могу сделать. Дальше....
  
   ***
  
   Возбужденно галдящие ученики обступили Гермиону, пылая жаждой знаний. Драко бесился, отпихивая от девушки самых наглых и ругаясь, в конце концов, она не выдержала:
  
   - Тихо! Успокойтесь, я все расскажу! - ученики затихли и немного раздались в стороны, давая девушке пространство.
  
   - Перед смертью Гарри мы пошли в Гринготтс, надо было кое-что проверить. Гарри настоял на том, чтобы я провела полную проверку своей родословной, он говорил, что подозревает две вещи - или я потомок рода, ушедшего в тень, или Новая или, как еще называют, Чистая Кровь. При проверке выяснилось, что я являюсь Новой Кровью, поэтому могу провести ритуал Основания Рода, что я и сделала. При проведении ритуала Магия дала мне Сюзерена, это оказался лорд Слизерин, которому я принесла личный Оммаж. Больше я вам раскрыть не могу.
  
   Ученики загомонили. Слизеринцы смотрели на Гермиону алчными глазами, завидуя от того, что у нее Сюзерен - САМ СЛИЗЕРИН! Гриффиндорцы немного посмурнели, вспомнив Поттера, но также не высказывали неприязни, те кто не знал, что такое Оммаж, интересовались у чистокровных учеников, хафлпаффцы шумно обсуждали наглость Рона, от которой тот и пострадал, равенкловцы принялись строить теории о том, каким образом Слизерин из прошлого появился в настоящем. Уизли всем составом отсутствовали, направившись в больничное крыло. Шум, гам, суета.
  
   Драко не выдержал такого внимания и поволок Гермиону за собой, злобными взглядами отпугивая любителей поболтать. Выскользнув в коридор, Гермиона с облегчением вздохнула, с благодарностью глядя на слизеринца.
  
   - Спасибо, Драко, - улыбнулась девушка, поправляя ему съехавший воротник мантии. Драко покраснел, но сделал невозмутимый вид.
  
   - Пожалуйста, - невозмутимо кивнув, поправил галстук парень, но через секунду замялся.
  
   - Ммм... Гермиона... ничего, что ты согласилась рассмотреть наше предложение о браке?
  
   - Все хорошо. Я не могу заключить контракт, но вот выбрать... этого мне никто не запрещал!
  
   ****
  
   После феерического разноса, устроенного Слизерином, преподаватели чувствовали себя так, словно их окунули в огромную, невероятно грязную лужу. Салазар не ругался, не повышал голос. О, ничего унизительного! Он просто цитировал Устав Хогвартса и перечислял те предметы, которые преподавались в школе после ее открытия. Из того, что было, осталось едва ли не пятая часть, а то и меньше. К концу совещания бывший директор немного очнулся от своих дум и даже попытался что-то вякнуть. Слизерин смерил его брезгливым взглядом и вновь процитировал Устав, указав на очередную ошибку.
  
   Долорес млела, только любуясь поверженным Альбусом и не говоря ни слова протеста. Наконец, маг закончил размазывать присутствующих по полу и обратился к Амбридж.
  
   - Миссис Амбридж, не так ли?
  
   Долорес кокетливо улыбнулась, поправляя манжет розовой кофточки манерным жестом.
  
   - Да, лорд Певерелл-Слизерин, - пропела она.
  
   - Вы - представитель Правительства Англии, не так ли?
  
   - И снова, да, лорд Певерелл-Слизерин.
  
   - Прекрасно. В настоящий момент я не могу покинуть школу, сами понимаете, обстоятельства, - брезгливо оглядев бывшего директора, процедил маг, - поэтому, не могли бы вы оказать мне услугу? Передайте, пожалуйста, министру Фаджу, мое приветствие и предложение встречи. Так как у Министра наверняка есть дела, то время и место пусть назначит он.
  
   - Конечно, лорд! - лучезарно улыбнулась Амбридж и Салазара внутренне перекосило. - Я сегодня же это сделаю!
  
   - Благодарю.
  
   ***
  
   Люциус Малфой, как всегда перед ужином, работал в своем кабинете. День был тихим и спокойным, дела лорд уже закончил и теперь сортировал бумаги, отбирая те, что понадобятся завтра. Неожиданно раздался стук и Люциус, обернувшись к окну, увидел черного филина, принадлежавшего Драко. На лапе птицы было привязано письмо. Встревожившись, Малфой открыл окно, и дождавшись, когда филин протянет лапу, отвязал письмо, сломал печать и погрузился в чтение. С каждой строчкой его брови взлетали все выше. Дочитав до конца, лорд потер переносицу и перечел послание снова. После чего, накинув мантию, схватил пергамент и быстрым шагом направился к камину.
  
   - Мракс-мэнор!
  
   ***
  
   Гермиона подошла к горгулье и та вежливо отодвинулась в сторону. Зайдя в кабинет она с волнением посмотрела на стоящего посреди кабинета мага. Зеленые глаза заискрились теплотой.
  
   - Здравствуй, Миона, - тепло произнес мужчина, раскрывая объятия. Девушка всхлипнула и подбежав к нему, с силой обняла, зарыдав. Маг ласково гладил ее по голове, дожидаясь, когда Гермиона успокоится. Девушка вытерла слезы и робко улыбнулась:
  
   - Я так надеялась... А потом замок задрожал... Га...
  
   Маг приложил палец к ее губам, останавливая рвущееся на свободу имя.
  
   - Нет, Миона. Уже давно - нет. Только... Салазар.
  
   - Я понимаю... - грустно кивнула Гермиона. - Ты расскажешь? Ведь это так интересно! И ты общался с Годриком и...
  
   - Расскажу, - рассмеялся Слизерин. - Но не здесь и не сейчас, хорошо? А пока, давай подождем и приведем тебя в порядок. Сейчас должен подойти еще кое-кто.
  
   Несколько пассов и все следы слез исчезли, разгладились складки, уложились растрепавшиеся волосы. Неожиданно девушка нахмурилась:
  
   - А Дамблдор где?
  
   - Заперт в своих новых покоях. Нечего ему лазить где попало и воду мутить. Войдите!
  
   Дверь открылась и в кабинет настороженно вошел Невилл.
  
   - Приветствую вас, Наследник Лонгботтом.
  
   Невилл чопорно поклонился и присел на предложенный стул.
  
   - Не уверен, знаете ли вы, но ваша семья является потомками Хельги Хафлпафф.
  
   Невилл кивнул и устроился поудобнее. Салазар продолжил:
  
   - Хельга являлась моей сестрой, так что, можно сказать, что мы в какой-то мере родственники. Поэтому, я хотел бы узнать у вас следующее...
  
   ***
  
   Школа бурлила, ученики опустошили совятню, отправляя послания. Маги еще не знали, что этот день войдет в историю, а Магический мир Великобритании ждут огромные перемены.
  
  
  ГЛАВА 38.
  
   Волдеморт смотрел на Люциуса остановившимся взглядом, не веря собственным ушам. Очнувшись, он подозрительно посмотрел на стакан с виски в руке и отставил его в сторону, после чего потер подбородок и протянул руку. Люциус отдал магу послание и замер в кресле, наблюдая, как Лорд читает послание Драко.
  
   Волдеморт внимательно перечитал письмо и задумался. Салазар Слизерин появился в Хогвартсе! От одной мысли о том, что его Великий Предок (именно так - с большой буквы) ЖИВ, ум впадал в кому, выходить из которой отказывался напрочь. Да и как иначе реагировать? Салазар жил тысячу лет назад, став для магов какой-то абстрактной фигурой, набором штампов, так сказать, за которыми совершенно ускользали сведения о том, КАКИМ он был на самом деле. Но, если раньше великого мага вспоминали с восхищением, то в последнее время, благодаря усилиям определенных личностей, его имя стало нарицательным, причем, неся при этом негативный смысл. Впрочем, не ему тыкать пальцем... Он сам, своими поступками, делал все, чтобы оправдать эту жуткую славу...
  
   Каким идиотом он был! Лорд вздохнул. И как он теперь посмотрит ему в глаза? Что он скажет? Я хотел как лучше? Да, хотел! Только вот, получилось, как всегда!
  
   Волдеморт покосился на лежащее на столе письмо и неожиданно развеселился. Да уж, Салазар прибыл с помпой! И какой! За несколько минут он обезвредил директора - деяние, совершить которое маг мечтал с тех пор, как был Томом Риддлом...
  
   Люциус пошевелился в кресле, и Лорд очнулся от сумбурных мыслей.
  
   - Люциус... свяжись с Драко, пусть он пишет как можно чаще о том, что происходит в школе. А ты завтра отправляйся в Хогвартс. Ты ведь член Попечительского Совета? Вот и выполняй свои обязанности... А мне надо подумать и кое-что сделать.
  
   Люциус кивнул и вышел из кабинета. Марволо вздохнул и схватился за стакан. Виски обожгло горло, но маг этого не почувствовал. Он размышлял, как отреагирует на него его великий предок. Что он скажет... Что СДЕЛАЕТ... Неизвестность нервировала. Впервые в жизни, самый страшный Темный Лорд двадцатого века боялся.
  
   ***
  
   На ужин ученики шли со смешанными чувствами: с одной стороны - жутко интересно, с другой - страшновато. Проявленный Основателем характер ясно показывал, что это не Дамблдор и не деканы, он снимать баллы и капать на мозги не будет. А будет он... тут мнения расходились. Слизеринцы, находящиеся в перманентном состоянии восхищения, считали, что Салазар суров и требователен, но справедлив. Равенкловцы их в целом поддерживали, выдвигая предположения о границах этой суровости и направлении справедливости, хаффлпаффцы не определились, они размышляли, а гриффиндорцы находились в состоянии полной боевой готовности. Львята на ужин шли, как на войну, и ничего хорошего от него не ждали.
  
   ***
  
   Входя в зал, ученики приостанавливались, с восхищением начиная разглядывать обновившуюся обстановку. Большой Зал сверкал чистотой, древние стены блестели полированным камнем, гобелены расцвели яркими красками, факелодержатели изменили форму: если раньше это были простые конусы из темного металла, то теперь факелы держали мантикоры, змеи, и необычного вида зверьки, а вороны образовывали люстры с магическими светильниками в виде хрустальных шаров.
  
   Потолок сверкал чистым звездным небом, пол стал гладким, оказалось, что плитки образовывают абстрактные узоры цветов факультетских знамен. Сами знамена сверкали чистотой, при этом, было видно, что изображения на них изменились, но разглядеть подробности было невозможно: что-то словно не давало глазам зацепиться за нарисованное.
  
   Столы покрылись хрустящими скатертями, посуда сияла белоснежным фаянсом, количество вилок, ложек и ножей просто ужасало и вгоняло в дрожь.
  
   Сидящие за преподавательским столом учителя вели себя несколько скованно и настороженно. МакГонагалл сидела с прямой спиной, словно палку проглотила и поджатыми губами, Хагрид что-то бубнил под нос о великом волшебнике Дамблдоре, пока Салазар, одним убийственным взглядом в его сторону, не совершил настоящее чудо: лесник заткнулся, с недоумением начав разглядывать вилку для рыбы.
  
   Ужин проходил, сопровождаемый тихими перешептываниями учеников, учителя молчали, пока Снейп, внаглую севший рядом со своим кумиром, не задал вопрос:
  
   - Лорд Певерелл-Слизерин, позвольте задать Вам вопрос.
  
   Салазар прожевал кусочек мяса в соусе и кивнул. Снейп повернулся к нему, глядя горящими от жажды знаний глазами:
  
   - Лорд Слизерин, скажите пожалуйста, почему Вы носите фамилию Певерелл? Разве этот род не угас в незапамятные времена?
  
   Салазар повернулся к Снейпу и хмыкнул, складывая салфетку и оглядывая навостривших уши преподавателей. Ученики резко прекратили галдеть и стали внимательно прислушиваться к начавшемуся разговору.
  
   - Я принадлежу к Роду Певерелл, так как мой отец - Игнотус Александр Певерелл, Лорд Певерелл.
  
   - Игнотус? - Снейп нахмурился. - Очень знакомое имя... скажите, а он не имеет никакого отношения к Сказкам Барда Бидля?
  
   - Этого недоумка? - иронично фыркнул Салазар, отчего на него уставились круглые от изумления глаза окружающих. - Можно сказать, что имеет. Одна из Сказок именно о моем отце и его братьях, только этот... мммм... не буду говорить, кто... все переврал.
  
   - То есть? - пискнул Флитвик, едва не падая со стула от возбуждения. Ученики с горящими интересом глазами, слушали разговор, боясь шевелиться, чтобы не пропустить ни одного слова.
  
   - Мой отец не являлся основателем Рода, как написал этот врунишка, им был Хорес Певерелл, маг-некромант, и произошло это знаменательное событие за более, чем тысячу лет до моего рождения. Да, отец был очень недоволен тем, как этот... бард... переврал историю его Рода. Очень, что и... высказал... лично... - Слизерин хихикнул вспоминая, КАК ИМЕННО Игнотус Александр Певерелл, некромант со стажем, ВЫСКАЗЫВАЛ свое недовольство этому жалкому писаке. Даааа, есть что вспомнить...
  
   - А Дары? - недоуменно спросила МакГонагалл. Салазар недоуменно поднял бровь.
  
   - Так называемые Дары Смерти были и являются родовыми артефактами и передавались из поколения в поколение. Вот и все.
  
   Невольно глаза учителей скрестились на палочке, которую достал Слизерин - старая даже на вид, со странными узлами по всей длине. Маг спрятал палочку и взял чашечку с чаем.
  
   - Но, если вы - Певерелл, то почему носите фамилию Слизерин?
  
   - Потому, - жестко посмотрел на стушевавшегося Филиуса маг, - что в пятнадцать я основал по воле Магии свой собственный Род, и она даровала мне титул Лорда и еще одно имя. Этот факт был обнародован моим отцом при моем Представлении, и никакой тайны не представлял, - пожал плечами мужчина. Слизеринцы восхищенно переглянулись: только что на постамент, на котором в их глазах стоял маг, нанесли еще пару фунтов сусального золота. Равенкловцы загудели, обсуждая, как такое могло произойти, Гриффиндор забурлил. Неожиданно поднялся Невилл.
  
   - Лорд Певерелл-Слизерин. Вы говорили, что Гриффиндор был вашим братом. Вы могли бы рассказать об этом подробнее? - парень почтительно поклонился и сел на свое место, игнорируя злобные взгляды Джинни. Маг оглядел зал. Ученики зашумели, бурно высказывая свой интерес.
  
   - Всем интересно узнать подробнее? Хорошо. Тогда, начиная с сегодняшнего дня, каждый день, после ужина, я буду рассказывать вам историю Хогвартса и моих брата и сестер. Судя по всему, ученики вопиюще безграмотны в этих вопросах, так что, надо ликвидировать данный досадный пробел. Итак, с Годриком я познакомился на своем Представлении. Мой отец устроил праздник в честь обретения мною титула Лорда, а также выхода в общество, как Наследника Певереллов. Было шумно и ....
  
   Салазар рассказывал, а ученики, сохраняя небывалую тишину, слушали и перед их глазами вставали картины бала, дуэль с Годриком, положившая начало крепкой дружбе. Основатель оказался парнем, любящим загнать кабана и создавать артефакты, необычайно умным и преданным своей семье, веселым и, в тоже время, очень серьёзным и вдумчивым, с прекрасным чувством юмора.
  
   Рассказывая о Годрике и своей жизни, Салазар преследовал несколько целей: теперь ученикам будет гораздо тяжелее конфликтовать, только потому, что они с разных факультетов; также, он пояснял им основы Законов Магии, просвещал, а через учеников, влиял на их родителей. Он не сомневался, что письма полетят нескончаемым потоком, воспоминания просмотрят, рассказы будут один другого восторженнее. То, что ему нужно, для восстановления доброго имени своей семьи, а то, стыдно сказать, слово "гриффиндорец" стало синонимом безрассудной глупости! И это при том, что Годрик был истинным боевым магом, которому безрассудство противопоказано!
  
   Слизерин ужасался тому, как вывернуты оказались все знания и понятия, за то время, что его не было. Работа предстоит тяжелая, но интересная. И он еще посмотрит, кто кого!
  
   ***
  
   Завтрак проходил в стенаниях: Зелья были кошмаром многих. А если еще вот так, прямо с утра... Ученики уже готовы были идти на урок, когда распахнулись двери, и в зал вошла целая процессия из богато одетых магов, возглавляемая платиноволосым мужчиной с тростью в руках. Совет Попечителей. Салазар про себя довольно оскалился: на ловца и зверь бежит! Господа Попечители пришли к нему сами, он их на аркане не тянул, так что, готовьтесь, господа, будете получать профилактическую взбучку, а то, расслабились, только штаны на задницах просиживают.
  
   Ученики нехотя отправились на уроки, а Салазар поприветствовал вошедших.
  
   - Здравствуйте, господа.
  
   - Лорд Слизерин, - поклонились вошедшие, внимательно разглядывая мага. Посмотреть определенно было на что. Сегодня Слизерин надел изумрудную мантию узкого покроя, напоминающую длинный плащ, серебряную рубашку и зеленые штаны с такого же цвета сапогами. Родовые перстни дополняли наряд, волосы были собраны в низкий хвост. Просто и элегантно.
  
   - Лорд Певерелл-Слизерин, - поправил их мужчина. - Прошу за мной, в кабинет.
  
   Когда все представились и расселись, Слизерин неодобрительно посмотрел на магов.
  
   - Итак, господа. Вы пришли сюда проверить законность снятия Дамблдора с должности и слухи, естественно. Прекрасное намерение, вот только, где были ваши намерения раньше? Пояснить? - маги закивали, чувствуя, что надвигаются неприятности. - Превосходно. Начнем. Вы - Попечительский совет. Вы должны следить за школой, выделять средства на нее, хотя это второстепенно, я потом объясню, почему, выделять гранты ( маги недоуменно переглянулись), нанимать учителей, следить за выполнением директором и деканами своих обязанностей, а так же исполнять еще много других обязанностей, записанных в Уставе Хогвартса. Что-то я не вижу, чтобы вы хоть что-то из всего перечисленного делали, чем же вы занимаетесь, позвольте спросить?
  
   Маги попытались что-то сказать, но исходящая от Слизерина волна магии тут же заткнула им рты. Салазар чувствовал, что начинает злиться: эти идиоты пришли поглазеть на него, как на экспонат в зоопарке, вместо того, чтобы выполнять свои прямые обязанности! Малфой напрягся: все происходящее стало напоминать ему собрание у Лорда, до того, как он стал адекватным.
  
   - Пояснить? Я навел справки. За последнее время (а это годы и годы) в Хогвартсе не проводилось ни одной проверки. Все начинания, созданные нами - уничтожены или искажены самым извращенным способом. Девяносто процентов из того, что преподавалось - отменено. Так вы относитесь к своим обязанностям? - Салазар обвел взглядом сжавшихся магов. Малфой откашлялся.
  
   - Лорд Певерелл-Слизерин, позвольте объяснить, - начал он, под горячими от благодарности взглядами присутствующих, что вызвал огонь на себя, - мы не читали Устав Хогвартса. Свои обязанности мы пытались выполнять, но директор Дамблдор превратил школу в свое личное имущество и мы ничего не могли сделать.
  
   - Могли, - отрезал маг, - но не пытались. Почему ученикам назначали отработки в Запретном лесу, да еще и ночью? Запретный лес потому и Запретный, что там не прогуляешься, как в парке! Почему Историю, важнейший предмет, ведет призрак? Почему по школе бегал одержимый, превращая ее в поле боя? Почему учитель УЗМС не имеет палочки, образования и не может связно сказать даже пару слов? Почему убрана школа для сквибов? Почему закрыты курсы для маглорожденных? Почему нет проверок перед распределением, а само оно превратилось в фарс? Почему родители не навещают своих детей? - последние слова Слизерин процедил, с презрением взирая на понурившихся магов. - Молчите? Молчите... Первое, что вы сделаете, прочитаете Устав, и выучите свои обязанности наизусть, - перед магами возникли книжки толщиной с палец. - Далее. Я начинаю проводить проверки качества обучения и соответствия занимаемой должности. Это продлится неделю. К концу недели вы должны представить кандидатуры тех, кто достоин учить ваших детей.
  
   - Лорд Слизерин. Каковы критерии отбора? - поинтересовался Игнатиус Прюэтт, пожилой рыжеволосый маг, одобрительно слушавший разнос, устроенный магом.
  
   - Профессионализм и желание работать с детьми, наличие рекомендаций и я буду спрашивать с вас, если они окажутся фальшивками. Мне не нужен профессионал и знаток своего дела, ненавидящий учеников.
  
   Маги хмыкнули: перед глазами встал, как живой, Снейп. Дальнейший разговор получился необычайно конструктивным. Ощутив сильную руку мага, попечители с готовностью включились в обсуждение проблем. Конечно, за первую встречу они решили только несколько вопросов, но, начало было положено. После окончания собрания маги ретировались, а Малфой напросился на приватный разговор.
  
   - Лорд Слизерин, - несколько замявшись, Люциус приступил к исполнению щекотливого задания. - Меня попросили передать Вам просьбу о встрече.
  
   - Кто? - Слизерин откинулся на спинку кресла, сверля Малфоя взглядом. Он отлично понимал, какого мага имеет в виду белобрысый лорд.
  
   - Ваш... Наследник, Томас Марволо Мракс...
  
   - Потомок моей прекрасной дочери, носящий в миру скромное имя Волдеморт, - непринужденно продолжил Салазар, издевательски глядя на побледневшего Люциуса. - Да, да, мне многое известно и разузнать это оказалось нетрудно. Передайте Томасу, что я жду его в своем замке через два дня. А до этого момента, пусть сидит тихо, а то розгами не отделается.
  
   Люциус закашлялся, раскрыв глаза и потрясенно смотря на мага. Слизерин весело улыбнулся, положив на стол кольцо из серебра.
  
   -Шутка. Почти... Это многоразовый портал в Слизерин-менор. Он сработает в три часа дня. Пора Томасу приобщаться к истории его семьи.
  
   Люциус шел по коридорам школы, обдумывая встречу с Основателем. Да уж, теперь ясно, в кого у его Лорда ТАКОЙ характер. Если дочь Слизерина была хоть вполовину такой, как ее отец... Люциус передернулся. Хвала всем, кто есть, что его Нарси не такая! Пусть даже она и урожденная Блек!
  
   ***
  
   Слизерин вошел в комнату, где сидел в кресле старик, с тоской глядящий в газеты. Феникс сиротливо примостился на жердочке рядом. Альбус поднял на вошедшего злые глаза.
  
   - Доволен? - резко спросил он. - Выкинул меня из директорского кресла и думаешь, что тебе это сойдет с рук? Не выйдет! Пусть даже ты и Слизерин!
  
   Альбус гневно распинался, а маг презрительно смотрел на него. Когда-то, когда он был наивным глупым ребенком, этот старик был его кумиром. До того, как правда разрушила его веру в Свет.
  
   - Знаете, Альбус. Вы такую речь тут произнесли... О Добре, Зле и прочем... Меня интересует один вопрос. Скажите, вы что, никогда не задумывались об откате? О плате за свои преступления? Через неделю вы сможете высказать все наболевшее при большом собрании множества заинтересованных в этом лиц. А пока... Фоукс...
  
   Феникс стыдливо отвернулся, пряча глаза.
  
   - Вот ты как отплатил за свое проживание в Хогвартсе. Да, Альбус, тот, кого вы считаете своим фамилиаром, является жильцом Хогвартса практически с его основания. Хельга нашла искалеченного феникса и принесла его сюда, она вечно подбирала разных несчастных, зверей и людей. Этот красавчик дрался за территорию и проиграл, так как соплив оказался против своего соперника. Так бы и сдох, но Хельга его спасла, выходила и позволила, с нашего общего согласия, поселиться здесь: слезы феникса достаточно ценный и редкий ингредиент, а дети без конца зарабатывают травмы. По условиям соглашения, в качестве платы за постой, феникс раз в полгода плачет, давая определенное количество слезной жидкости. Меня не было несколько веков, за исполнением Договора никто не следил, как выясняется. И что же я вижу? Ни одного флакона со слезами, только жрет и позволяет использовать себя в качестве средства передвижения, повышая самомнение своего, так называемого, хозяина. Какой же ты фамилиар? Или тебе напомнить пункты Договора? Что скажешь, птичка? - издевательски спросил маг.
  
   Фоукс зачирикал, нервно расхаживая на своем насесте. Создавалось полное впечатление, что птица оправдывается, разводя крыльями - дескать, все для общего блага, не для себя! Альбус с изумлением уставился на феникса, а Салазар оскалился:
  
   - Общее благо, говоришь? Ну что ж, сделаем следующее....
  
  ГЛАВА 39.
   Ученики, спешащие по своим делам, провожали Основателя, стремительно проходящего по коридорам, изумленными взглядами: под мышкой у мага, словно курица, купленная на базаре, был небрежно зажат Фоукс, смотрящий на проносящиеся мимо стены самым печальным взглядом.
  
   Слизерин ностальгически вздыхал: у него с этими коридорами и всем остальным были связаны самые разнообразные воспоминания. Наконец, дойдя до нужной двери, Салазар остановился и, перехватив птицу поудобнее, постучался. Через пару секунд дверь распахнулась и Снейп с огромным удивлением уставился на стоящего на пороге мага. Но, все-таки декан факультета Слизерин был взрослым и битым жизнью магом, он позволил себе только пару секунд растерянности и взял себя в руки.
  
   - Милорд, добро пожаловать. Прошу, - Северус посторонился, давая войти магу и захлопывая дверь. Слизерин огляделся и слегка нахмурился: в покоях, несмотря на горящий камин, было холодно - щиты Хогвартса и сцепленная с ними система жизнеобеспечения пострадали от произвола Дамблдора очень сильно. Ничего, это он исправит.
  
   Маг небрежно швырнул понурого феникса на стол и присел в кресло, рассматривая стоящего навытяжку Снейпа.
  
   - Присаживайтесь.
  
   Проследив, как Северус устраивается в кресле, Салазар посмотрел на Фоукса тяжелым взглядом, от которого тот скукожился еще сильнее, и повернулся к Снейпу:
  
   - Лорд Принц... я знаю, что Вы являетесь зельеваром, Мастером Зелий, если точнее, причем, очень хорошим...
  
   Снейп польщенно наклонил голову, чувствуя, что у него порозовели скулы. Салазар продолжил:
  
   - Как Вы видите, я принес феникса. Почему... когда-то давно, его спасла Хельга и поселила здесь, в Замке, с нашего общего разрешения. Так как феникс является магическим существом, причем разумным, был заключен Договор, - Фоукс отвернулся, дико изумив Снейпа. Салазар продолжил, презрительно глядя на птицу:
  
   - Согласно этого Договора, мы предоставили Фоуксу место для проживания, территорию, в которой он нуждался. Взамен, в качестве арендной платы, так сказать, Фоукс должен был поставлять следующие ингредиенты: слезы - один флакон объёмом в треть пинты* раз в полгода, а также, перья, десять штук, в течении года и прах феникса - раз в цикл возрождения, все, что осталось после воскрешения, излишки, оставшиеся после перерождения.
  
   Пока я находился в Хогвартсе, он исправно исполнял свои обязанности, впрочем, он исправно исполнял их пять веков, пока были живы потомки моего Рода, следящие за исполнением договора... - Снейп с потрясением слушал рассказ Основателя, поглядывая на смущенную птицу, - однако, как только мой Род прервался, - голос Салазара заледенел, - тут же начались перебои в поставке всего требуемого, а с течением времени, так и вовсе, все прекратилось. И, что самое интересное, вернувшись в Хогвартс, что я вижу? Наш бессмертный приживал превратился в фамильяра! Хотя, согласно его природе, такое попросту невозможно!
  
   - То есть? - ошеломленно поинтересовался Снейп.
  
   - То есть, фениксы НИКОГДА не становятся фамильярами. НИ-КО-ГДА! Вы когда-нибудь читали о том, что у волшебника фамильяр - Феникс?
  
   Снейп задумался. Он был очень начитанным и эрудированным магом, причем, в самых различных областях: запас карман не тянет, а что пригодится в жизни, никогда заранее не скажешь. Северус стал вспоминать, что сказано о фамильярах в тех книгах, что доводилось читать. Про магических созданий говорилось мало: там была масса ограничений, исключений, типичных примеров и всего прочего. О фениксах никто ничего не упоминал.
  
   - Нет, - с удивлением констатировал он. - Не могу вспомнить ничего подобного...
  
   - Вот именно. Феникс может быть только Спутником, но не Фамилиаром. Однако, мы отвлеклись. Так как Договор был Магическим, то его исполнение контролируется Магией. И теперь я имею полное право взыскать не только недополученное, но и пеню со штрафами и процентами. Так что... - маг иронично посмотрел на грустного феникса, всем своим видом выражающего раскаяние, - с Фоукса надлежит взыскать пару бочек слез, бутыль праха, а также перья, в количестве, достаточном, чтобы набить перину. Мне этим заниматься некогда. Так что, коллега, - Слизерин злобно оскалился, весело глядя на птицу, находящуюся в предынфарктном состоянии, - прошу. Хотите, так доите, хотите, в миску с луком засовывайте. Что хотите, то и делайте, но, я хочу, чтобы в течении суток первый флакон со слезами был в Больничном крыле.
  
   Снейп алчно уставился на Фоукса, в ужасе попятившегося к стене. Он годами мечтал заполучить в руки феникса хоть на пять минут, а тут ему выдали карт-бланш! Невероятно! Слизерин весело рассмеялся и взяв с полки пустой флакон, со стуком поставил его перед Фоуксом.
  
   - Вперед. А чтобы ты не сбежал... - Основатель прикоснулся к стене и та на пару секунд засияла. - Все. Теперь не улетишь. И да... это все для всеобщего блага!
  
   Последнее, что услышал Салазар, перед тем, как закрыть дверь, был жалобный писк феникса.
  
   ***
  
   Поттер-мэнор.
  
   Лили стонала, чувствуя, что головная боль, которая началась несколько месяцев назад, сводит ее с ума. Кратковременные приступы с каждым разом становились все сильнее, кроме того, начались нелады с магией. Заклинания получались то слабыми, то невероятно сильными, всплески стихийной магии портили жизнь и настроение, но самое странное заключалось в том, что Поттер-мэнор стал ее воспринимать как гостью, а не как хозяйку, впрочем, он и раньше ее не слишком радовал.
  
   Джеймс вызвал колдомедика, но тот только развел руками: упадок сил и перенапряжение магического ядра (с чего бы это?), больше ничего не ясно.
  
   Джеймс, отправив несколько писем Дамблдору, ответа не дождался и привел другого колдомедика, целителя Высшей категории.
  
   Целитель осмотрел миссис Поттер, наложил кучу диагностических заклинаний, все больше хмурясь при виде результата. Он внимательно посмотрел на женщину и попросив встать, наложил длинное заклинание, сопровождающееся причудливыми росчерками палочки. Вокруг Лили засиял кокон, сплетенный из разноцветных нитей. С одной стороны этот кокон был темным, нити переплетались в странный узор, с другой стороны узоры зияли прорехами, словно проеденное молью кружево.
  
   Колдомедик, все больше бледнея, смотрел на шевеление узоров. Джеймс нетерпеливо рявкнул:
  
   - Ну, что? Что это значит?
  
   Целитель отменил заклинание и посмотрел на стоящую перед ним чету. В глазах его стояло отвращение. Он собрал свои вещи и повернулся к разъяренному Джеймсу:
  
   - Магия вашего Рода отторгает вашу жену. Она превращается в сквиба. Что вы такое совершили?
  
   Целитель резко повернулся и воспользовался камином. Джеймс взвыл и помчался к Гобелену. Хотя он и был лишен звания Наследника, Мэнор оставался его домом. Примчавшись к Гобелену, Джеймс с яростью увидел, что цепочка, связывающая его и Лили меняет цвет с серебряной на черную, а табличка с ее именем начинает менять цвет на желтый - цвет сквибов.
  
   Джеймс в ярости заорал, глядя на бесстрастный кусок ткани, отображающий все изменения, происходящие с членами Рода. Он задыхался от бессильного гнева, не имея возможности выплеснуть бешенство на виновника происходящего:
  
   - Ненавижу!!! Ненавижу, сволочь!
  
   В ушах звучал голос ненавистного выродка, зачитывающего свое завещание.
  
   ***
  
   Себастиан и Доротея Поттеры росли в роскоши, не зная ни в чем отказа. Избалованные представители Золотой молодежи, получающие все, что хотят, по первому слову. Однако, это было не совсем так. Дети росли не в вакууме, они посещали учителей и получали прекрасное образование и не могли не заметить нестыковки в рассказах родителей. Кроме того, Себастиан заметил, что хотя он считается первенцем, НАСЛЕДНИКОМ его не называют. Родители от вопросов отмахивались, а Джеймс, придя как-то после очередного посещения Сириуса подшофе, даже дал пощечину сыну, после осторожного вопроса.
  
   Себастиан и Дорея были упрямы и своенравны, как и все Поттеры, они восприняли все происходящее, как вызов. В последнее время все вообще пошло кувырком, Ремус исчез, потом они узнали, что его убили, Сириус сошел с ума, странное письмо из Гринготса, а теперь еще и это...
  
   Дождавшись Джеймса, вылетевшего из комнаты с дикими ругательствами, дети, спрятавшиеся в нише, проследили, как их отец пронесся по коридору и осторожно вошли туда, куда их никогда не пускали. Тихо дойдя до Гобелена, они подошли к нему и стали рассматривать Родовое дерево. Нашли своих деда и бабушку, отца, мать, и проследили нити, отходящие от них. К их огромному удивлению, их было ТРИ.
  
   Доротея подошла поближе и изумленно прочитала надпись: "Гарольд Джеймс Поттер".
  
   И статус - мертв.
  
   ***
  
   Люциус, нервничая, стоял перед своим Лордом, не зная, как поступить. Хотелось удрать, но это было невозможно. Волдеморт наклонил голову:
  
   - Итак, как прошла встреча?
  
   - Милорд, будет лучше, если я покажу. Но перед этим, я отдам вам кольцо. Это порт-ключ в Слизерин-холл. Он сработает через два дня, в три часа.
  
   Волдеморт испытующе посмотрел на Малфоя и призвал думосброс. Люциус выгрузил воспоминания и отошел. Лорд нырнул в серебристый туман, а Малфой метнулся за успокоительным. Лорду оно понадобится. Очень.
  
   ***
  
   Драко Люциус Малфой, Наследник Малфой, спешил к своему декану. Он только что поговорил с Гермионой, и девушка посоветовала ему не медлить и попросить разрешения на начало ухаживания. Он летел по коридору, не замечая того, что за ним следят злобные глаза, и, когда он заворачивал за угол, в спину ему крикнули:
  
   - Ступефай!
  
   ***
  
   Минерва МакГонагалл понуро сидела в своем кабинете. Исчезновение Дамблдора наводило на очень невеселые мысли. Вообще, с тех пор, как в школе появился Слизерин, все завертелось в сумасшедшем ритме. Впрочем, зачем себя обманывать, все стало ужасным с момента смерти Гарри.
  
   Старая ведьма всей душой поддерживала идеалы своего факультета, не замечая, что трактует их так, как ей выгодно, оправдывая творящиеся во имя всеобщего блага мерзости. Ее верность давно принадлежала Альбусу, он отлично постарался, превратив ее в свою ручную собачку, даром, что ее анимагическая форма была представителем семейства кошачьих.
  
   Она решительно встала и вышла из кабинета, направляясь в кабинет директора. Она узнает, что этот мерзавец сделал со светлым магом, но перед этим, надо зайти к Северусу.
  
   Пройдя коридором, она стала спускаться в подземелья, когда из-за угла послышались удары и стоны. Прибавив шаг, она с изумлением увидела лежащего на полу Малфоя, которого избивали ногами два ученика.
  
   * - пинта - 0,568 л.
  
  
  
  ГЛАВА 40.
  
  
   Минерва потрясенно уставилась на открывшуюся ее глазам картину: на полу коридора, сейчас пустынного, лежал Драко Малфой, судя по всему, обездвиженный, а находящиеся рядом два ученика Хогвартса, судя по мантиям, били его ногами. Лица разглядеть было невозможно, так как на нападавших были маски, а волосы скрыли капюшоны.
  
   Минерва на секунду застыла, опешив, и агрессоры молниеносно воспользовались заминкой. Один из них кинул какой-то пакет в сторону женщины, и коридор заволокла тьма. МакГонагалл услышала только топот, удаляющийся по коридору и злорадный смех, неожиданно оборвавшийся и глухой стук.
  
   Послышались тихие, но уверенные шаги. МакГонагалл попыталась разогнать тьму, заполонившую коридор, но она не поддавалась. Профессор попробовала уже пятое заклинание, когда тьма стала рассеиваться, превращаясь в туман и, наконец, исчезла.
  
   От увиденного у Минервы волосы встали дыбом: Малфой, весь скривившись, скорчился на полу, изо рта у него текла тонкая струйка крови, а ярдах в тридцати от нее валялись скованные цепями неизвестные. Возле них стоял Салазар, гневно осматривающий окружающее пространство. Он брезгливо посмотрел на яростно извивающихся неизвестных и стремительно подошел к лежащему Малфою. Один взгляд на потерявшего сознание парня, щелчок пальцами и появившийся домовик аппарировал с ним в Больничное крыло.
  
   Минерва торопливо подошла к лежащим, одним взмахом палочки сорвала с них маски и капюшоны и потрясенно ахнула:
  
   - Мистер Уизли! И мистер Уизли! Как вы могли! Пятьдесят баллов с Гриффиндора!
  
   Лежащие на полу парни только кинули на нее злобные взгляды и что-то неразборчиво промычали сквозь кляпы. Подошедший Слизерин бросил на Минерву непонятный взгляд.
  
   - Пятьдесят баллов? Ну-ну. И это все?
  
   - И отработка с Филчем в течение месяца! - выпрямилась профессор.
  
   - Изумительно! - саркастично констатировал Салазар. - Ваши ученики едва не забили насмерть другого ученика, а вы сняли баллы и назначили отработки! Великолепно! Я смотрю, что хотя вы и пропагандируете Свет, вот только о морали знаете понаслышке!
  
   Минерва вспыхнула и выпрямилась еще сильнее, прожигая Салазара взглядом.
  
   - Да как вы смеете! Не Вам об этом говорить! Куда вы дели Альбуса?! Вы...
  
   - Я! - резко сказал потерявший терпение Слизерин. - Вы забываетесь! Альбус в покоях, готовится к суду! А вот вам стоит задуматься о том, на кого повышаете голос. Проверки еще не закончены... А насчет ваших учеников... Это ваша вина в том, что они так себя ведут! Ваша! Если бы вы исполняли свои обязанности как надо, ничего этого бы не было! А что касается вас, молодые люди... - маг скривился, глядя на Уизли, - то я с удовольствием объясню, в какую канаву вы попали. Через час будет обед? Превосходно!
  
   Слизерин махнул рукой и Уизли приподняло над полом, после чего они поплыли по воздуху следом за направившимся к своему кабинету магом. МакГонагалл отправилась за ними. Маг прошел в помещение и взмахом руки приковал парней к стене. На возмущенное высказывание МакГонагалл он только безразлично бросил:
  
   - Пусть привыкают.
  
   После чего развернулся и жестом приказав профессору выйти, направился в Больничное крыло. Минерва, возмущаясь про себя, следовала за ним. Она совершенно не понимала, в чем проблема: Малфой жив, а отработки вправят близнецам мозги.
  
   Салазар молча шел в Больничное крыло и тихо кипел от ярости. Это уже переходило все границы. Мало того, что в школе творится беспредел, так еще и руководство его просто поощряет! А как это еще назвать? И ведь Минерва совершенно не считает, что она в чем-то неправа! Бедный Годрик! Если бы он увидел то, что творится на его факультете, он бы разнес тут все по камешку, а виновных распял на воротах... Кстати, о Годрике... Где портреты? Ведь они все заказали свои изображения, и не одни, выполненные на прошитой металлическими нитями ткани, специально изготовленной и зачарованной так, чтобы портреты гарантированно дожили до нужного момента!
  
   Салазар отлично помнил, что они висели в кабинете директора, в Большом зале и еще кое-где. Однако за это время он не увидел ни одного! Ладно, его изображения! Он все-таки жив, поэтому, его портреты оживут не скоро! Но где Годрик? Где Ровена и Хельга?
  
   Все это было очень подозрительно, ведь портреты Основателей очень сильно отличались от обычных. Салазар мысленно хмыкнул - им пришлось попотеть, накладывая огромное количество чар и следя, чтобы они не вошли в конфронтацию друг с другом, но это того стоило!
  
   Маг подошел к двери, и та сама распахнулась перед ним. Он быстро прошел в помещение, Минерва с недовольным видом проследовала за ним. Поппи выскочила из-за ширмы, отгораживающей кровать, ее чепчик качнулся, воинственно вздыбив накрахмаленные уголки.
  
   - Мадам Помфри, - вежливо наклонил голову маг, - как здоровье мистера Малфоя?
  
   - Плохо, но это поправимо, - вздохнула медведьма, - сломано несколько костей, повреждены почки, желудок, селезенка, несколько ударов пришлось на горло, хвала Мерлину, что вскользь! Если бы прямо, то он бы мог умереть на месте... Сотрясение мозга, ушибы...
  
   - Профессор Снейп уже принес слезы феникса? - деловито спросил осматривающий погруженного в сон парня Салазар.
  
   - Да, полчаса назад. Но, ведь это редкость! И...
  
   - Мадам Помфри! - оборвал причитания медведьмы маг. - Слезы принесены сюда именно для того, чтобы лечить! А не для того, чтобы причитать об их редкости! Если бы Дамблдор исполнял свои обязанности и следил за исполнением Договора, как и должен был делать директор, то слезы в Больничном крыле были бы совершенно обыденным явлением! Где флакон?
  
   Медведьма метнулась к стеллажу и тут же вернулась с высоким хрустальным флаконом с притертой пробкой. Салазар наколдовал стакан воды, капнул туда пять капель из флакона и осторожно приподняв бессознательного парня, принялся аккуратно поить его. Напоив Малфоя, он уложил парня и подошел к женщинам.
  
   - К завтрашнему дню будет, как новенький.
  
   Минерва яростно посмотрела на мага.
  
   - Что это значит? - гневно начала она.
  
   - Что именно? - поднял бровь Салазар, равнодушно глядя на приставучую Минерву.
  
   - Вы сказали, что флакон принес Северус! Почему феникс у него? Это фамильяр Альбуса! Вы не имеете права их разлучать!
  
   - Молчать. - тихо, но очень внушительно произнес маг. - Меня поражает ваша наглость и ваша необразованность. Назвать феникса фамилиаром! - маг покачал головой, глядя на изумленных его словами женщин. - Что ж, надо будет прочитать об этом лекцию за обедом. А сейчас извините, но меня ждут дела.
  
   Маг стремительно вышел из помещения, оставив Минерву гневно поджимать губы, и направился к Снейпу, ставить его в известность о случившемся.
  
   Обед начался необычно. Вошедшие ученики с изумлением обнаружили сидящих за столом гриффиндора близнецов Уизли, понуро глядящих в стену. Вылеченный Рон, которого выпустили из Больничного крыла, сел рядом с ними и своей сестрой. Начавшийся шум Слизерин пресек одним взглядом.
  
   - Поешьте, объяснения после обеда.
  
   Через полчаса, когда от тарелок отвалились даже самые прожорливые, маг осмотрел зал и наступила тишина. Все понимали, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Близнецы злобно смотрели на Слизерина, но молчали. Салазар еще раз обвел взглядом зал и начал:
  
   - Сегодня я стал свидетелем отвратительного поступка. Двое учеников факультета Гриффиндор, напали на ученика факультета Слизерин. Напали подло, со спины, спрятав лица под масками, обездвижив его, а затем избив ногами. Очевидно они рассчитывали, что так как свидетелей данного проступка не было, то им удастся выйти сухими из воды. На их несчастье, их заметили: я и профессор МакГонагалл. Мисс МакГонагалл, так ли это было?
  
   Минерва скривилась, но деваться было некуда. Она кивнула:
  
   - К своему стыду вынуждена признать, что все было именно так.
  
   - Прежде, чем я оглашу наказание, я хочу рассказать вам о том, что такое Статус Крови. Как я уже успел убедиться, ни один учитель не рассказывал вам о том, что это такое, так же, как и ваши родители, хотя эту лекцию обязательно читали на первом курсе! Она была одной из обязательных вводных лекций, предваряющих специальные проверки, которые также отменены. Придется исправить упущение.
  
   - Итак, что такое статус крови. Как известно, в магическом мире есть несколько градаций волшебников: чистокровные, полукровки, маглорожденные, Предатели крови. Каждое из этих понятий имеет определенный смысл, который в данное время совершенно искажен. Статус крови - это понятие, отражающее потенциал мага, его происхождение, особенности присущей ему магии. Начнем по порядку.
  
   Ученики сидели, как зачарованные, даже учителя сохраняли гробовое молчание: ничего подобного им не рассказывали и теперь все присутствующие внимательно слушали и запоминали, самые умные и сообразительные достали перья и пергаменты, самые хитрые - Прытко пишущие перья.
  
   - Итак, чистокровные. Чистокровный маг это маг, в роду которого на протяжении последних двух поколений не было вливаний крови маглов. Вливание крови магических существ не влияет на этот статус. Есть так же один нюанс - потомок от маглорожденного и чистокровного считается чистокровным. Это аксиома. Также есть одно исключение - маглорожденные со статусом Новая или Чистая кровь - они также приравнены к чистокровным, - ученики зашумели, переглядываясь и Салазар постучал по столу. Шум тут же стих.
  
   - Чем старше Род, тем сильнее кровь и магия его членов. В стремлении к усилению Рода, многие чистокровные заключают браки только с чистокровными и в этом состоит их ошибка. Да, ошибка. Браки между чистокровными магами ведут к увеличению потенциала только до двенадцатого поколения. Затем, еще четыре поколения сила остается на одном уровне, а начиная с семнадцатого поколения наступает деградация. Род начинает вырождаться.
  
   Слизеринцы сидели, как громом пораженные. Еще бы! Им постоянно внушали, что браки надо заключать только с чистокровными, а оказывается это не всегда хорошо! Равенкловцы усиленно анализировали полученную информацию и оценивающе поглядывали на представителей древних родов, ища на них признаки вырождения. Гриффиндорцы и хаффлпафцы просто зачарованно слушали интересную лекцию, ведь и на этих факультетах хватало чистокровных.
  
   - И если в этот момент не принять меры, Род может просто вымереть, исчезнуть с лица земли. Но об этом чуть позже. Далее. Следующие - полукровки. Полукровки делятся на две группы: те, у которых один родитель магл, и те, у кого один родитель волшебное существо. Полукровки с кровью магических существ обозначаются как чистокровные с пробужденной кровью. Такие маги очень сильны, они вливают в Род сильную, обновленную кровь, НО! Здесь есть опасность. Такой маг может потеряться в инстинктах и уйти в Наследие полностью, стать волшебным существом. Чтобы этого избежать, для них рекомендуется заключение полного магического брака с магическим партнером.
  
   - Маги, у которых один из родителей магл в свою очередь, делятся на две группы. Первая - когда маг или ведьма вступают в отношения с маглом... ммм... просто так... Их потомок будет слабее вполовину, у него могут быть проблемы со здоровьем, с Наследием... в общем, хорошего мало. И исправлять такое придется долго, еще два поколения.
  
   - Следующая группа - Обновленные. Что это означает? Представьте такую ситуацию: древний Род, который давно не обновлял свою кровь, больше двадцати поколений. Он вырождается, кровь сильна, но она не помогает магам, а наоборот, вредит. Такие маги часто имеют не слишком приятную внешность, небольшой магический потенциал, неравномерно развитые Родовые дары. И тут Магия приходит на помощь, спасая своих детей. Она посылает Зов. Чаще всего поддаются Зову ведьмы, мужчины - реже. Такая ведьма испытывает неодолимое желание вступить в брак с маглом и очень часто применяет для этого не самые законные средства. В ход идет все: приворотные, шантаж, угрозы... От такого союза рождается только один ребенок, как правило, мальчик. Этот ребенок будет наголову превосходить своих предков, неся в себе огромный потенциал, он примет родовые дары, Наследие, если есть...
  
   Северус слушал лекцию и потрясенно вспоминал свое детство: бесконечная грызня родителей, нищета, побои... и нежелание матери бросить того, кто над ней издевался, а ведь она могла стереть Тобиаса в порошок одним взмахом палочки! Что это? Неужели именно Зов...
  
   - Следующая группа - маглорожденные. Их можно условно разделить на две группы: истинные маглорожденные и потомки сквибов. Итак, первая группа. Магия присутствует во всем. И во всех. И в магах и в маглах. Именно поэтому случается, что у пары маглов рождается маг. Это невероятное чудо, которое сейчас поливают помоями. Такие маги слабее, чем чистокровные, у них нет Даров, Наследия, небольшой магический потенциал, но это совсем не значит, что они существа второго сорта. При наличии определенных знаний и терпения, такие маги могут создать прекрасную основу для нового магического рода или семьи, и я знаю много таких примеров, просто, этот процесс растянется на несколько поколений. Однако, случается, что происходит качественный скачок и тогда в семье маглов рождается маг с силой чистокровного. Таких называют Новая или Чистая кровь. Они могут создать свой Род с нуля, их с радостью примет любая образованная чистокровная семья. Дети от таких браков очень сильны, очищены от родовых проклятий, имеют огромный потенциал.
  
   - Вторая группа - потомки сквибов или потерянных магов. К огромному моему сожалению, я узнал, что сейчас в Англии сквибов изгоняют из Рода. Это недопустимо! Сквибы несут все Дары и Наследия, просто они запечатаны. Правильные браки с легкостью решают данную проблему. Для того, чтобы выявить, к какой категории относятся маглорожденные, в Хогвартсе в течении первой недели, перед распределением, проводились проверки. Которые, опять-таки, отменены. Но это я исправлю.
  
   - И, наконец, последняя группа - Предатели Крови. Кто знает, что означает данный термин? - Слизерин обвел взглядом Зал. За столом Слизерина взметнулась рука.
  
   - Прошу вас.
  
   - Так называют тех, кто якшается с маглами! - задрал нос какой-то первокурсник, ожидая одобрения мага. Слизерин посмотрел на него, как на объект для опытов и медленно процедил:
  
   - Дааа... и это ученик моего факультета! Какой позор...
  
   Первокурсник побледнел и съежился. Окружающие окинули его презрительными и угрожающими взглядами - ляпнуть такое! И перед кем!
  
   - Предатели крови это чистокровные маги, нарушившие Законы магии. Это... звание дает только Магия, но не люди. Статус Предателя крови подтверждается Печатью, которая прекрасно видна магическим зрением и имеет свои нюансы. - Основатель придавил сидящих рядком Уизли (всех четверых) тяжелым взглядом. - А именно: совершеннолетие наступает в пятнадцать, но с тринадцати лет маг несет полную ответственность за свои действия. Магия будет взыскивать с него за каждый проступок, но страшнее всего предательство. За это магия наказывает совершенно определенным способом, надевая на мага Ошейник Отверженного. Ошейник Отверженного означает, что маг окончательно утратил свой статус разумного и исправить это может только рабство. Если Печать можно снять, то Ошейник не снимается, за одним исключением: полное раскаяние и признание этого факта Магией, но выполнить это условие крайне нелегко.
  
   - На Вас, господа Уизли, - иронично хмыкнул маг, - Ошейник уже практически сформирован. Мало вам Печати, так вы решили своими действиями окончательно загнать себя в сточную канаву. Браво. А теперь наказание. Я исключаю вас из списка учеников школы Хогвартс. Скажите спасибо за это себе. Поздравляю.
  
   - Лорд Слизерин! Как вы можете? - вскочила Минерва. - Они же дети! И...
  
   - Эти дети едва не убили ученика. Я бы еще понял, если бы это была дуэль! Но они просто напали исподтишка... Эти дети подсовывали ученикам всякую дрянь, ставя на них опыты, причем, на первокусниках, которые даже не могут защититься. Сильно помогли ваши снятия баллов и отработки? Судя по всему, не очень.
  
   Ученики согласно загудели, близнецы действительно довели всех до белого каления своими жестокими шутками. Салазар присел и продолжил:
  
   - Также, сегодня я хочу рассказать о Фениксах. Все знают, кто такие фамилиары - это призванное животное или магическое существо, связанное с магом Узами Сродства и верности. И длятся эти отношения до смерти одного из партнеров. Так вот, загвоздка в том, что Феникс НИКОГДА не бывает чьим-то фамилиаром. Он может быть только Спутником, то есть добровольным сопровождающим, не связанным никакими клятвами. Его природа такова, что на нем не держатся никакие Узы: смерть и возрождение птицы снимает с нее все обеты, чем она и пользуется. С фениксом можно только заключить Договор об оказании услуг, что и было проделано нами еще при постройке Хогвартса.
  
   Зал ахнул, Салазар усмехнулся.
  
   - Да, феникс Фоукс заключил с нами договор о проживании, взамен предоставляя слезы, перья и прах. И не выполнял свои обязательства пять веков, за что теперь и расплачивается. А теперь - все на уроки.
  
   Ученики с шумом выходили из зала, обмениваясь впечатлениями, учителя тихо переваривали услышанное. Домовики собрали вещи близнецов и шустро выставили их из замка, вручив бумагу об отчислении и порт-ключ до Лондона. Парни стояли перед воротами Хогвартса и тупо смотрели на возвышающийся над ними замок. Шутка над Малфоем, которого они решили наказать за слишком наглые поползновения к Гермионе, которую уже считали собственностью своей семьи, обернулась катастрофой. И помочь им было некому.
  
   ***
  
   После того, как все разошлись, к Слизерину подошла Амбридж.
  
   - Лорд Певерелл-Слизерин. У меня есть послание от мистера Фаджа.
  
   - Слушаю вас, мисс Амбридж, - Салазар вежливо наклонил голову, мысленно усмехаясь.
  
   - Мистер Фадж сейчас занят, но он мог бы встретиться с вами завтра, в десять часов утра, в Кафе "Рояль", неподалеку.
  
   - Передайте Министру мое согласие.
  
   Салазар обдумывал предложение. Интересно... министр решил представить себя неофициально, своим в доску парнем. Ну-ну. Пусть... этот ход ему отлично развязывает руки! Радостно насвистывая песенку, Слизерин запечатал очередное письмо и привязал его к лапе свирепого вида ворона, после чего распахнул окно.
  
   - Вперед, Деймос!
  
   Ворон каркнул и неторопливо вылетел, постепенно набирая скорость. Салазар проследил его взглядом и отправился искать портреты.
  
   ***
  
   Волдеморт молча смотрел на стену, покрытую черными пятнами и выбоинами. Успокоительное подействовало не сразу... Малфой, предусмотрительно спрятавшийся за дверью, осторожно постучался и аккуратно, одним глазком, заглянул в комнату.
  
   - Мой Лорд? - тихо позвал он.
  
   - Входи, Люциус, - вяло взмахнул рукой Волдеморт, взмахом палочки убирая мусор. Малфой медленно зашел и сел в кресло.
  
   - Что скажешь, Люциус?
  
   - У Основателя очень неординарное чувство юмора, - развел руками Малфой.
  
   - Это уж точно... - задумчиво покивал Лорд. - Значит, через два дня... это хорошо... успею морально приготовиться...
  
   ***
  
   Невилл запечатал письмо и отдал его своей сове.
  
   - Отнеси бабушке, в Лонгботтом-мэнор, милая...
  
   Сова ухнула и вылетела из совятни. Невил неторопливо пошел в Башню, обдумывая свой разговор с Основателем. Значит, не даром говорили, что их Род связан с Хельгой Хаффлпафф! Боковая ветвь, но все же! Теперь понятно, откуда в их семье тяга к магии земли, к Гербологии... Слизерин очень любил свою семью, это сразу было видно. Кроме того, он очень серьёзно относился к своим обязанностям и обязательствам: сказал, что предоставит ему для изучения книги, написанные Хельгой, а когда найдет портрет, то и с ней самой познакомит. И еще хочет встретиться с бабушкой... Невилл представил эту встречу и хихикнул. Кроме всего прочего, он очень хотел, чтобы Основатель осмотрел его мать и отца - вдруг у него получится их вылечить? Если есть хоть маленькая надежда...
  
   ***
  
   Гермиона осторожно заглянула в палату и получив разрешение от Помфри, тихо прошла к кровати Драко. Слизеринец уже очнулся, но вид все еще был нездоровым. Увидев девушку, он робко улыбнулся:
  
   - Гермиона...
  
   Девушка села рядом на стул и заботливо поправила на нем сползшее одеяло:
  
   - Я рада, что все в порядке... Как хорошо, что Салазар был там! Я... я так волновалась...
  
   Драко взял ее за руку и нежно поцеловал ладонь:
  
   - Спасибо. За это - спасибо.
  
   Тихо подошедший Снейп улыбнулся уголками губ, глядя на эту сцену. Он подошел и приобнял вздрогнувшую Гермиону за плечи:
  
   - Тише, мисс Грейнджер... это всего лишь я...
  
   Гермиона смотрела на Драко, ощущая молчаливую поддержку Северуса и думала о том, что судя по всему, у нее будет очень неплохая семья.
  
  
  
  ГЛАВА 41.
  
  
   Салазар неторопливо шел к кафе, поглядывая по сторонам. Да, как хорошо, что он освежил свои воспоминания в думосбросе! Хотя, если честно, то и вспоминать было особенно нечего... Ну, где он успел побывать в магическом мире в бытность свою Гарри Поттером? Гринготс, Косая аллея, Хогсмид... Большой выбор, что еще сказать... Да и увиденное могло впечатлить только ребенка, выросшего у маглов. Не то, что его жизнь в прошлом! Салазар ностальгически вздохнул... Жизнь в Магическом мире с тех пор сильно изменилась, что бы ни кричали маглорожденные о магах, застрявших в средневековье. И изменилась она явно в худшую, по его мнению, сторону.
  
   Нет всадников на гиппогрифах и пегасах, не видно рассекающих небеса могучих драконов и вертких грифонов, не летают с любовными посланиями феечки. Никто не носится по улице, догоняя своих любимых, никто не ведет философские разговоры, прогуливаясь в тени деревьев, на лицах застарелый страх и желание свалить ответственность на кого-то другого. Маги перестали быть воинами, превратившись в обывателей. Маги стали похожи на маглов, причем, самых ленивых, только с палочками.
  
   Салазар вздохнул: работы было непочатый край... и начнет он, пожалуй, с министра. А вот и кафе. Слизерин оглядел небольшое, крайне уютное даже на вид здание, источающее потрясающие запахи кофе, чая, шоколада и свежей выпечки, и вошел.
  
   Как только Слизерин вошел, его окутало мягкое тепло, а нос защекотали аппетитные запахи. Подошедший официант охватил цепким взглядом мантию и сапоги стоимостью в небольшое состояние и вежливо осведомился, чего желает господин. Господин желал, чтобы его проводили к столику министра - его ждали. Молоденький парень только распахнул глаза и проводил мага в отдельный, дорого обставленный кабинет.
  
   Фадж не произвел на Салазара никакого впечатления: среднего роста полноватый мужчина за пятьдесят, одетый в строгий магловский костюм-тройку коричневого цвета, такие же туфли и черную мантию, строгую и официальную, фирменный котелок висел на вешалке. По сравнению с ним, Слизерин казался выходцем из совсем другой эпохи, впрочем, так оно и было: льняная, вышитая шелком рубаха, поверх туника из тончайшей шерсти и такие же штаны, заправленные в высокие, по колено, сапоги, а также шерстяная мантия широкого покроя. Все изумрудного цвета, за исключением белоснежной рубахи.
  
   Фадж с добродушным видом сидел за столиком, как бы показывая, какой он весь из себя понимающий, добрый и всепрощающий, прямо-таки истинный отец нации. Мысленно хмыкнув, Слизерин подошел к столу и вставшему при его появлении министру и слегка поклонился. Следующий час собеседники приглядывались друг к другу, обмениваясь общими фразами.
  
   Салазар незаметно прощупал министра ментально и мысленно скривился: насквозь меркантильные побуждения и желания, завязанные на укреплении своей власти, скидывание Дамблдора с его золотого трона и вхождение в аристократический круг, где его не слишком привечали, даром, что министр. И никаких мыслей о благе государства или о чем-то похожем, ни-ни, упаси Мерлин! Хотя и идиотом, как его пытались представить Дамблдор и сочувствующие, он не был: просто жадноватый и властолюбивый маг, вот и все.
  
   Фадж отодвинул чашечку в сторону и сделал умное лицо. Салазар слушал его словоизлияния и не знал, что ему делать: рыдать или биться в истерике от смеха? Министр хотел, ни много, ни мало, поддержки Слизерина во всех своих начинаниях, его денег, власти и известности, поступивших на службу лично к нему. Салазар мысленно рассмеялся и поймал взглядом глаза Фаджа. Ты сам напросился, глупец. Теперь получай.
  
   ***
  
   Близнецы Уизли понуро сидели в своей комнате, пережидая бурю. Когда Молли увидела близнецов стоящими на пороге дома с вещами и бумагой об исключении, у нее на некоторое время отнялся дар речи. За это время близнецы успели галопом проскакать в свою комнату и закрыться. Как только дверь захлопнулась, из гостиной раздался жуткий визг:
  
   - А ну, идите сюда, паршивцы! Что вы уже натворили?! Немедленно вниз!
  
   Братья совсем уж идиотами не были и держали оборону изо всех своих сил. Поорав три часа кряду, Молли немного успокоилась и занялась домашними делами. Близнецы переглянулись:
  
   - Что будем делать?
  
   - Нужно в Гринготс, - вздохнул Фред, кисло глядя на злополучный пергамент.
  
   - Наверное, - покивал Джордж. - Да и с Биллом надо встретиться, может, посоветует чего. Идем?
  
   - Идем...
  
   Через полчаса братья уже стояли перед зданием банка. Мысленно помянув Мерлина, близнецы вошли в холл и направились к кассиру. Все встреченные гоблины смотрели на них странным взглядом: они задерживали глаза на их шеях и презрительно улыбались. Фред внутренне сжался, видя это. Тем временем Джордж поговорил с кассиром, и братьев провели в кабинет к их управляющему.
  
   Гоблин окинул их презрительным взглядом и хмыкнул:
  
   - И чего вы хотите на этот раз, господа Уизли?
  
   Братья переглянулись, и Фред выдохнул:
  
   - Уважаемый мастер. Мы бы хотели узнать, что такое Ошейник Отверженного и чем он грозит?
  
   Гоблин посмотрел на близнецов нечитаемым взглядом и принялся рассказывать. Через десять минут близнецы, со стоящими дыбом волосами, переглянулись и попросили гоблина сказать, есть ли на них подобное украшение. Гоблин пожевал губами:
  
   - Почти есть. Ошейник начал формироваться. Если не возьметесь за ум... - он пожал плечами, показывая, что это не его проблема.
  
   - А его можно... снять?
  
   - Раскаяние. Деяния на благо Магии. Только так. Что-то еще?
  
   - Скажите... - Джордж прерывисто вздохнул, - можно встретиться с Биллом?
  
   - Каким именно? - гоблин с интересом наклонил голову.
  
   - С нашим братом, Биллом Уизли... - обескураженно сказал Фред.
  
   - Простите, но у нас такой не работает, - хмыкнул гоблин. - У нас есть только Билл Дарквуд. Связаться с ним?
  
   Близнецы в шоке молча кивнули.
  
   - Пройдите в холл. Он будет вас ждать.
  
   Подошедший к братьям в холле Билл привел их в шоковое состояние. Рыжие волосы стали каштанового цвета с оттенком красного дерева, кожа очистилась от веснушек, приобретя гладкий, ровный сливочный цвет, глаза стали еще ярче.
  
   - Билл, что с тобой произошло? - прошептал Джордж. Сил как-то реагировать у него уже не было. Билл вздохнул и повел их в ближайшее кафе.
  
   - Поговорим?
  
   ***
  
   Волдеморт нервничал. Сегодня он увидится с магом, который олицетворял для него идеал чистокровного лорда. Как он его встретит? Как отнесется? Проявит снисходительность или проклянет так, что небо с овчинку покажется?
  
   Маг метался по дому, не зная, что делать, и накручивая себя все больше и больше. В конце концов, не выдержав, он напился Успокаивающего и рухнул в кресло, пытаясь взять себя в руки и следя за неуклонно приближающейся к назначенному времени стрелкой часов.
  
   Уже скоро ему вынесут приговор.
  
   ***
  
   Близнецы понуро сидели, переваривая обрушившуюся на них лавину информации. Старшие братья отреклись от семьи и стали совершенно посторонними людьми, войдя в семьи своих избранников. Печать Предательства получена их семьей совершенно заслужено - за преступление против Магии: оказывается, Род Уэсли стал Предателями Уизли сразу за несколько проступков, совершенных последовательно. Вначале они помогли прерваться Роду Слизерин (услышав это, братьев едва не хватил инфаркт) - убийство нескольких его представителей, так что Род полностью исчез с лица земли и, словно этого было мало, вражда с Малфоями, вылившаяся в вероломное нападение на Анри Малфоя, приведшее к гибели его беременной невесты!
  
   Магия жестока, но справедлива: Род Уэсли исчез, потеряв все: имя, богатство, положение, магию, Родовые дары, дом; а Уизли стали влачить жалкое, нищенское существование, продолжающееся уже который век. Им бы раскаяться, искупить свою вину служением, но Уизли только накапливали и накапливали грехи. Даже Артур отличился, соблазнив с помощью приворотных Мелинду Прюэтт и заключив скорый магический брак в надежде на богатое приданое, но ее отец тут же отсек гнилую ветвь от своего семейного древа, и хитроумный (как ему казалось) план провалился, только туже затягивая на их шеях невидимую удавку.
  
   - Мне пришлось пройти пять очистительных ритуалов, и не скажу, что это было приятно, - не глядя на своих бывших братьев, рассказывал Билл, - кроме того, в качестве искупления перед Магией мне пришлось взять на себя несколько обетов, которые я обязан выполнить. Насколько я знаю, у Чарли и Перси тоже самое. Мне дали шанс, и я не собираюсь его терять. А вы... что хотите, то и делайте. Хотите - шалите дальше, если у вас мозгов нет, хотите - постарайтесь исправить то, что натворили. Меня это больше не касается. Нас это больше не касается. И пусть Дамблдор идет лесом. Он помог Артуру провернуть аферу с Молли, вот пусть и расхлебывает то, что заварил.
  
   Билл выложил на стол копии бумаг, когда-то полученных от гоблинов, и, не прощаясь, вышел из кафе. Совершенно убитые близнецы перечитали их еще раз и погрузились в тяжелое, мрачное состояние. Мир, еще несколько дней назад такой простой и понятный, разрушился, показывая себя во всей своей жестокой красе.
  
   - Что будем делать? - вздохнул Фред, тоскливо глядя на колышущиеся за окном деревья.
  
   - А что тут делать? - вытер слезы Джордж. - Остается только одно.
  
   - Это точно. Ты со мной, брат?
  
   - С тобой.
  
   Близнецы поднялись и, собрав бумаги, вышли из кафе, направляясь домой. К тому, что они задумали, следовало подготовиться.
  
   ***
  
   Салазар с самой сердечной улыбкой прощался с Фаджем: встреча прошла просто превосходно. Благодаря тонкому вмешательству министр теперь его самый верный друг и горячий поклонник, который сделает все для того, чтобы утопить Альбуса. Был заключен договор, в котором оговаривались условия взаимопомощи и невмешательства. Теперь у Салазара официально развязаны руки, и Фадж окажет ему содействие в нужную (для Слизерина, естественно) сторону.
  
   Маги распрощались, и Слизерин сверился со временем: прекрасно, у него есть еще час до встречи с Волдемортом. Как раз можно успеть отдать нужные распоряжения. Маг встал и аппарировал в Хогвартс утрясать некоторые мелочи, а затем домой, в Замок.
  
   ***
  
   Волдеморт вздохнул, приготовившись: рывок в районе пупка, неприятные ощущения - и он стоит посреди роскошно отделанного холла. Маг огляделся: большое, светлое помещение, серебристый камень и мозаика из малахита всех оттенков зеленого; на стенах гербы, в окнах витражи, даже на вид стоящие целое состояние; люстра из хрусталя в виде клубка змей, держащих в пастях ветви роз с горящими в глубине цветков огнями; мебель из эбена. И магия, океаном наполняющая зал, источаемая каждым камнем древнего Замка.
  
   Он повернул голову к лестнице и замер, разглядывая хозяина всего этого великолепия. Слизерин стоял на последней ступеньке во всем блеске своего могущества: одежда в родовых цветах, блеск драгоценностей, спокойное, гордое лицо, водоворот кружащей вокруг него магии...
  
   Сердце Волдеморта бешено застучало, пускаясь в галоп. Он замер, пожирая глазами мага, стоящего напротив, и с трудом удерживаясь от желаний, разрывавших его на части. Хотелось броситься к нему, упасть в ноги, молить хотя бы о ничтожном знаке внимания и одновременно хотелось сбежать, пряча обезображенное лицо.
  
   Слизерин с интересом смотрел на закутанную в черную мантию высокую фигуру, судорожно сжимающую и разжимающую руки. Он прислушался к своей магии, потянувшейся к пришельцу и нежно ласкавшей его магию, ощущая то, что когда-то давно он почувствовал при виде своих детей. Ощущение родного человека. Наследника.
   ***
  
   Феникс загнанно посмотрел на свою Немезиду и жалобно пискнул. Снейп в ответ только оскалился и сделал отметку в журнале, отмечая очередной наполненный слезами флакон. Хвост пернатого халявщика поредел, так же, как и крылья, лишившись своего великолепия и пышности.
  
   - А вот не надо было отлынивать от своих обязанностей! - наставительно произнес зельевар, любовно оглядывая свою добычу. - Ладно, на сегодня все - завтра продолжим. А теперь, ешь.
  
   Фоукс едва не рухнул от облегчения, услышав о прекращении на сегодня своих мучений. Измученная птица вяло поклевала отборные зерна различных злаков и утомленно сгорбилась на насесте. Продолжаться эта каторга будет еще ой, как долго! А теперь... спать...
  
   ***
  
   Дамблдор в очередной раз попробовал свою тюрьму на прочность. Щиты даже не шелохнулись, оставаясь незыблемыми и прочными. Заклинания переплетались между собой, плавно переходя друг в друга, постоянно меняясь и маскируясь. Альбус недаром считался очень сильным и знающим магом, но даже он спасовал перед той защитой, что установил Слизерин.
  
   Силой проломить ее было невозможно, а распутать... Альбус не понимал половины плетений, да и принципа, по которому они располагались, тоже. Он в сердцах выругался и сел за стол. Слизерин сказал, что его ждет суд. Прекрасно! За время своего председательства в Визенгамоте директор времени зря не терял, насобирав компромат и связав две трети входящих в него магов различными обязательствами.
  
   Нужно составить речь, которая приведет его к свободе, а Слизерина - к поражению. Альбус придвинул к себе пергамент и сосредоточился: в этом деле нет мелочей.
  
   ***
  
   Юные Поттеры внимательно смотрели друг на друга. Увиденное на Гобелене повергло их в шок: оказывается, у них был старший брат! Сведения о котором скрывались, и о котором никогда не упоминалось в их семье. Жизнь за границей наложила свой отпечаток: газеты об Англии и происходящем там писали мало, считая все происходящее сугубо внутренним конфликтом, а английские газеты Джеймс читал только в своем кабинете и детям не давал, впрочем, они ими не сильно и интересовались.
  
   - Что будем делать? - Себастиан требовательно посмотрел на сестру. Та пожала плечами:
  
   - Как что? Идем в банк! Если гоблины ничего не скажут, то точно никто не скажет! Только делать это надо аккуратно. Подождем подходящего момента.
  
   - Подождем, - согласился мальчик. - А то папа какой-то слишком нервный. Да и мама... тоже. Через два дня они уезжают на пару дней, так что... время будет.
  
   - Да, я хочу знать, что происходит, - насупилась Доротея. - Мне эта ситуация ну совсем не нравится.
  
   Дети еще не знали, что открывшаяся правда перевернет всю их жизнь.
  
  
  ГЛАВА 42.
  
  
   Близнецы проводили улетевшую в неизведанные дали сову тоскливыми взглядами и понуро поплелись назад в комнату. Теперь им оставалось только ждать и молиться о милосердии и снисхождении. Настроение было паршивейшим и отвратнейшим. Да, после прочитанной гоблинами и Биллом лекции парни понимали, во что они с гиканьем и свистом влетели, радуясь при этом глубине канавы и консистенции ее содержимого. ТЕПЕРЬ ПОНИМАЛИ... Наивные придурки, мнящие себя умнее всех... Фред вздохнул:
  
   - Интересно, а директор знал?
  
   - Скорее всего. Ведь именно он помогал Артуру опаивать мать... - скривился Джордж. - Да и все остальное! Впрочем, мы сами виноваты! - злобно продолжил парень. - Сами! Обирать нуждающегося, а мы радовались, как последние сволочи! Великий Мерлин, теперь одна надежда на то, что нас не пошлют куда подальше! Иначе...
  
   - Иначе, лучше сдохнуть... - мрачно констатировал Фред. - Да, лучше...
  
   Братья погрузились в размышления о своей судьбе. Когда директор расписывал им перспективы и аплодировал удачному изъятию денег у замученного ребенка, они почему-то не задумывались о том, как это выглядит даже просто с точки зрения обычной морали, не говоря уже обо всем остальном. Как же! Они такие умные, хитрые... куда всем остальным до них! Вот только почему-то никто не говорил, что они стоят по горло в нечистотах и быстро погружаются, причем, добровольно. Никто не предупреждал, что на их шеях засияет украшение, свидетельствующее, что его хозяин преступил законы и находится по своему положению ниже домовых эльфов... Да их может убить любой, и его не осудят, потому что они не лучше грязи под ногами!
  
   Пошутили и повеселились, называется... Одно слово: Предатели крови...
  
   ***
  
   Салазар окинул напряженно застывшего Волдеморта странным взглядом, прикрыл на секунду глаза и слегка улыбнулся. Это будет... интересно. Даже очень! Неужели ему дали шанс? Благодарю тебя, Великая мать! Хотя у тебя очень специфическое чувство юмора...
  
   - Приветствую Вас, Лорд Мракс, Наследник Слизерин, в моем Замке.
  
   - Приветствую Вас, лорд Певерелл-Слизерин, и благодарю за оказанную честь, - поклонился Волдеморт, медленно успокаиваясь. Салазар осмотрел его еще раз и неожиданно улыбнулся, заставив сердце Тома вновь радостно забиться.. Улыбка осветила лицо Салазара, придав ему невероятное обаяние.
  
   - Чаю? - лукаво улыбнулся Основатель, и Волдеморт только и смог, что молча кивнуть и пройти за своим провожатым в гостиную, обставленную не менее роскошно: на стенах висели невероятные по красоте гобелены с изображениями магических животных; паркетный пол застелен пушистым ковром цвета топленого молока; мягкие кресла цвета шоколада так и манили присесть; столик орехового дерева и... огромный василиск, свернувшийся в клубок в углу, зарывшийся в кучу подушек и мягких шкур и наслаждающийся теплом горящего камина.
  
   При их приближении огромный змей открыл один глаз, обозрел вошедших и снова зажмурился. Судя по всему, ему было очень хорошо, и покидать свое лежбище василиск не собирался. Салазар погладил его по голове и повернулся к обалдевшему от этого зрелища Волдеморту:
  
   - Позвольте представить - мой фамилиар, Сссахессс.
  
   - Но... - озадаченно произнес Том, глядя на спящего змея, - его ведь убили? Или... нет?
  
   - Вы имеете в виду юного Поттера? - осведомился Салазар. Волдеморт кивнул. - Он убил другого василиска, брата Сссахессса. Дело в том, что Суахх был... немного неполноценным: его разум был поврежден, он часто вел себя неадекватно, то впадал в спячку, то выходил из нее... его разум был очень слаб и примитивен, практически одни инстинкты. Поэтому я и поставил его сторожить мои покои и малыша, - пальцы мага ласково пробежались по носу змея.
   Встряхнув головой, , маг присел в кресло, и домовик тут же поставил на столик чайник, чашки, бутерброды и выпечку. Основатель взял чашку и взглядом пригласил своего гостя присоединяться. Волдеморт осторожно отпил невероятно ароматный напиток и прикрыл глаза от удовольствия: травяной чай с кусочками фруктов и лепестками цветов.
  
   Некоторое время маги наслаждались чаем и бутербродами, собираясь с мыслями и обдумывая дальнейший разговор. Наконец, Салазар отставил чашку, и Волдеморт последовал его примеру. Основатель внимательно посмотрел на прячущего за капюшоном лицо мага и начал издалека:
  
   - Итак, лорд Мракс. Что вы знаете о происхождении своей семьи?
  
   - Род Мракс происходит от вашей дочери, вышедшей замуж за Мракса, и является боковой ветвью Рода Слизерин и... - маг осекся, глядя на изумленное лицо Слизерина. - Простите, что-то не так?
  
   - Совсем не так, - мрачно констатировал Салазар. - Род Мракс НЕ ЯВЛЯЕТСЯ боковой ветвью Рода Слизерин. Моя любимая дочь, Мариав, основала свой собственный Род - это раз. Ее муж, являющийся Новой кровью, вошел в ее Род - это два. Откуда вы взяли такую чушь? Мда... - маг покачал головой и резко поднялся. - Идемте. Я покажу вам портрет Основательницы Рода Мракс.
  
   ***
  
   Волдеморт потрясенно рассматривал портреты и вежливо раскланивался с изображенными там Слизеринами. Дети Салазара произвели на него ошеломляющее впечатление. Холодные, гордые аристократы волшебно преображались при виде своего отца: они не стеснялись выражать свои чувства, шутить и плакать...
  
   Основательница Рода Мракс оказалась невероятно умной, сильной, целеустремленной и властной красавицей. Её муж, Глекенн Мерв Джасперс, смотрел на жену влюбленным взглядом, ясно показывавшим, кто в этой семье хозяин. Они живо разговорили своего потомка и потребовали сведений о его жизни. Возмущению магов не было границ. Портреты гомонили, яростно обсуждая услышанное, сочувствуя Волдеморту, но затем леди Мракс вежливо поинтересовалась, почему ее потомок скрывает свое лицо...
  
   От воплей Слизеринов и ругани Мраксов вяли уши. Волдеморту казалось, что еще немного, и леди Мракс вывалится из картины и, взяв палку потолще, отмелетит его по самое не балуйся! Салазар только ухмылялся и поддакивал своим потомкам, веселясь, как на цирковом представлении. Мариав высказывала все, что она думает о своем потомке и его идее создания кресстражей, не стесняясь в выражениях, а Волдеморт чувствовал себя маленьким ребенком, которого отчитывают родители.
  
   Что сказать... встреча удалась!
  
   ***
  
   Люциус Малфой внимательно читал конспекты лекций Основателя, присланные Драко, и потирал переносицу, пытаясь унять начинающуюся мигрень. Когда Северус сообщил ему о нападении на Драко, лорда едва не хватил инфаркт. Он бросился за Снейпом в камин и потом облегченно рассматривал лицо спящего сына, вылеченного слезами феникса.
  
   Понурая птица, кукующая в покоях декана Слизерина, привела его в полный восторг, а рассказ о том, как Фокус дошел до жизни такой, вообще изрядно повеселил. А уж когда он рассказал об участи Уизли... Позже сын прислал ему конспекты, и Люциус схватился за голову. За несколько часов Основатель рассказал ученикам больше, чем многие маги узнавали за всю свою жизнь.
  
   Малфой задумчиво смотрел на конспекты, обдумывая пришедшую в голову идею. Обдумав все, как следует, он подошел к камину и, бросив горсть дымолетного пороха, произнес:
  
   - Прюэтт-мэнор!
  
   ***
  
   Волдеморт лежал в своей комнате в Мракс-мэноре и вспоминал встречу с Салазаром. На губах мага блуждала мягкая улыбка, перед глазами проплывали сцены насыщенного событиями дня. Он вздохнул и уткнулся в подушку. Слизерин отчитал его, как нерадивого малолетку, как будто ему Мариав было мало! Правда, выругав, Основатель успокоился и за роскошным обедом, где Волдеморт снял, наконец, капюшон, объяснил, что, как, когда и где они будут делать, чтобы исправить последствия его глупости и чужой прозорливости.
  
   Теперь у него есть надежда на то, что после исправления недостатков... внешности, его отношения с Основателем наладяться. В конце концов, он недаром стал Темным Лордом! Да и Салазар... С другой стороны, Слизерин теперь Глава над ним... как все странно...
  
   ***
  
   Слизерин внимательно анализировал свои ощущения и весело улыбался, вспоминая реакцию Волдеморта. Судя по всему, общение с его... Наследником... будет крайне интересным. И его задача в том, чтобы оно состоялось, невзирая ни на чьи планы. Маг сосредоточился и принялся составлять список того, что ему нужно сделать, чтобы приблизить этот светлый момент.
  
   Неожиданно возникший эльф протянул на серебряном подносе письмо. Салазар его распечатал и погрузился в чтение. С каждой строкой его брови поднимались все выше. Да уж, такого он от близнецов не ожидал. Он написал ответ и вручил его эльфу. Надо же... Маг хмыкнул и вновь перечитал письмо. Содержащиеся там сведения были крайне интересными. Значит... в банк.
  
   ***
  
   Близнецы с трепетом развернули пергамент и прочитали ответ великого мага, после чего переглянулись и отправились собирать свои вещи. Пути назад нет, и не будет. Это они решили твердо.
  
   ***
  
   Себастиан и Дорея Поттеры решительно вошли в банк и направились к кассе. Родители отбыли в Испанию для консультаций и лечения, и дети решили использовать отпущенное им время свободы с пользой. Через десять минут они уже сидели в кабинете управляющего Рода Поттер и, бледнея с каждым словом, слушали историю своей семьи и своего никогда не виденного брата.
  
   ***
  
   Слизерин, находящийся под скрывающими чарами, внимательно смотрел, как проходит урок Чар, и морщился от убогости преподаваемого материала. Проверки шли уже несколько дней, и с каждым днем масштаб убогости и деградации ужасал Основателя все сильнее. Салазар покачал головой и аппарировал в кабинет. Кошмар, просто кошмар. Он взглянул на часы и аппарировал в Замок. Эльфы привели близнецов, и маг внимательно их осмотрел.
  
   - Вы понимаете, что пути назад не будет? Решение принимать будет Магия, а не маги. ЕЕ не обманешь.
  
   - Мы решили, - мрачно кивнули парни.
  
   - Хорошо. Вот текст клятвы, ознакомьтесь.
  
   Уизли прочитали написанное и встали на колени. Синхронно зазвучали голоса:
  
   - Я, Джордж Артур Уизли...
  
   - Я, Фредерик Артур Уизли...
  
   - Передаю себя в полное владение Салазару Игнотусу Певереллу-Слизерину, лорду Певерелл, лорду Слизерин, дабы очистить имя, магию и кровь свою служением на благо Магии и детей ее, и пусть Великая Мать снизойдет ко мне и позволит очиститься от вины. Да будет так!
  
   Сияние разлилось вокруг коленопреклоненных фигур и сформировало на руках Оковы Раскаяния - широкие, дюймов по пять браслеты черного цвета с вырезанными в металле рунами. Снять их будет невозможно, только если Магия решит, что они этого достойны. С этого момента они полностью принадлежат Слизерину.
  
   ***
  
   Молли Уизли уронила половник, круглыми глазами глядя на отвалившиеся с часов стрелки с именами Фреда и Джорджа. Стрелки с именами Билла, Чарли и Перси уже давно застыли в неопределенном положении. Она развернулась и побежала искать мужа.
  
   ***
  
   Дети тихо сидели в комнате Себастиана, перебирая газетные статьи, повествующие о жизни их брата. Доротея тихо плакала, вытирая платком текущие слезы. Правда оказалась невероятно жестокой.
  
   - Теперь я понимаю, что творится с родителями. Откат. Как у них язык повернулся сказать такое? И как они осмелились такое сделать? Что делать будем? - девочка повернулась к хмурому брату. Тот повернулся в ее сторону.
  
   - Надо попасть в Семейный зал. Предки должны знать, что здесь творится. И пусть помогут советом. Одни мы не справимся.
  
   - Но он закрыт!
  
   - Ничего... - хищно улыбнулся мальчик, сейчас невероятно похожий на своего прадеда. - Найдем способ открыть!
  
   ***
  
   Фадж раскланялся с прибывшим международным порт-ключом магом и, радушно улыбаясь, пригласил его в свой кабинет. Работы предстояло крайне много: выбрать помещение, согласовать порядок прибытия магов, также создание портала, рассылка повесток... Международный суд - это не игрушки!
  
   ***
  
   Собравшиеся полным составом маги Попечительского совета бурно обсуждали две вещи: подбор квалифицированных кадров для Хогвартса и лекции Слизерина. Впервые за долгое время они занимались делом.
  Глава 43.
   Салазар внимательно следил за уроком трансфигурации. Сегодня - последний день проверок. От осознания, сколько всего ему предстоит исправить, хотелось выть, как Люпин на луну. Полный мрак. И это маги? Где полет фантазии? Где буйство мыслей и сияние идей? Где?
  
   Нет. Совсем. А есть тупое заучивание жестов и слов без полнейшего понимания, ЗАЧЕМ это надо. И что это вообще означает.
  
   МакГонагалл была в своем репертуаре: сухая теория, причем мизерная, - и тут же практика. По мнению Салазара, то, что она преподавала, совершенно не годилось к применению в реальных условиях. Кому нужно превращать ежиков в подушечки для иголок? Идиотизм.
  
   Вспомнив, что творил Годрик на своих занятиях, Салазар скривился еще больше. Гриффиндор никогда не ограничивал полет фантазии, отдаваясь любимому делу всей душой... не то, что Минерва...
  
   Маг вздохнул и аппарировал в свой кабинет. На столе его ждало письмо. Распечатав его, Слизерин радостно потер руки: Фадж сообщал, что маги из Международного суда уже прибыли и начали подготовку к процессу. Присутствие Салазара понадобится через пару часов.
  
   Слизерин сверился со своими записями и довольно покивал: время есть, кроме того, нужно приложить результаты проверок, это не помешает.
  
   ***
  
   Министерство.
  
   Фадж уже второй час разглагольствовал о том, сколько вреда принесло магическому обществу правление Дамблдора: и законы, ущемляющие права разных слоев населения; и общий уровень образования, бывший крайне низким; и застой, поглощающий всё и вся... В общем, мрак и ужас...
  
   Маги, прибывшие из МСМ, вежливо слушали, кивали, хмыкали и молча делали своё дело. Их начальство в лице пожилого мага самой суровой наружности внимательно следило за трудящимися подчиненными. Полностью седой маг взирал на уверенные действия своих людей, осматривающих помещения министерства, и размышлял о том, что скоро встретится с ожившей легендой.
  
   Он слегка улыбнулся под капюшоном и прикрыл глаза. Узнав, что в Англии появился Салазар Слизерин, маг был готов бросить все и бежать для лицезрения данного чуда, как неожиданно пришла жалоба в Суд.
  
   Упускать такую возможность было нельзя ни в коем случае, так что маг с радостью отправился выполнять свою работу, попутно намереваясь встретиться со Слизерином. Маги закончили осмотр помещений и вынесли решение. Одобрив их выбор, маг снова присел в кресло, краем уха слушая разглагольствования не умолкавшего ни на секунду Фаджа (И это Министр? Какой кошмар...), как неожиданно помещение затопила чужая сила.
  
   Магия залила комнату, как волна цунами: в детстве он как-то видел наводнение и был потрясен мощью стихии. Прохладная, с ледяными струями, словно течения в океане, слегка шипящая, как потревоженная змея, предупреждающая о своем недовольстве... Хотелось находиться в этих потоках и чувствовать их странное, родное очарование. Его собственная магия рванулась навстречу, приветствуя входящего.
  
   Маг прерывисто вздохнул, раздувая ноздри, попутно отметив, что Фадж словно не ощущает всей красоты магии, и нетерпеливо глядя на дверь.
  
   Дверь неторопливо распахнулась, и в комнату вошел высокий черноволосый маг, одетый по моде тысячелетней давности в роскошные одеяния черного и изумрудного цвета и сверкающие украшения. Гордое лицо, широкий разворот плеч, выправка... настоящий правитель и воин, не то, что ничтожество, бросившееся его приветствовать.
  
   Фадж горделиво надулся и обернулся к магу:
  
   - Позвольте представить вам лорда Салазара Игнотуса Певерелла-Слизерина.
  
   Маг неторопливо встал, подошел на положенное этикетом расстояние и вежливо поклонился:
  
   - Приветствую вас, лорд Певерелл-Слизерин. Позвольте представиться: лорд Герберт Густав Шварцвальд.
  
   Салазар с интересом осмотрел мага и улыбнулся уголками губ:
  
   - Приветствую собрата по Искусству.
  
   Лорд Шварцвальд с потрясением уставился на сидящее на большом пальце левой руки Салазара черное кольцо с гравировкой в виде маленьких черепов, чувствуя, как его магия ластится к Основателю и понимая, что это означает. Он поклонился и уважительно констатировал:
  
   - Магистр.
  
   ***
  
   Волдеморт внимательно читал полученные от Слизерина бумаги. Великий маг прислал ему зелья, которые необходимо принимать для укрепления тела перед тем, как будет проведен ритуал Слияния, а также подробно описывал состав, способ приготовления и последствия приема.
  
   Мракс только качал головой, вчитываясь в строки послания. Рецепт был прост и в тоже время сложен: конфликтующие компоненты гасились нейтрализаторами, катализаторы реакций полностью меняли состав, приобретая в результате совершенно не те свойства, что обычно. Одно слово - гений. Снейпу до него далеко, это точно...
  
   Он посмотрел на пузырек, наполненный золотистым содержимым, и, осторожно откупорив его, понюхал. Кардамон и яблоки... Совсем не те ароматы, которых ожидаешь от лечебного зелья, во всяком случае, те, что варит Северус, такие же кошмарные, как и их изготовитель. Выпив залпом содержимое, Томас встал и направился в свои покои выполнять предписания Салазара.
  
   Маг прерывисто вздохнул и устроился в широком кресле. Может, после того, как к нему вернется внешность, у него появится надежда? Хоть самая маленькая?
  
   ***
  
   Близнецы сидели за небольшим письменным столом в предоставленной им комнате и внимательно изучали Свод Магических Законов. Самих Законов, в принципе, было немного, основную часть книги занимали длинные комментарии, подробно объясняющие, чем грозит их несоблюдение.
  
   После проведения ритуала близнецы сохранили только имена: права на фамилию они потеряли так же, как и на свободу. Им вообще теперь ничего не принадлежало, даже их тела, полностью ставшие собственностью Салазара.
  
   Маг, прочитав бумаги, принесенные братьями, долго сидел, тяжело молчá, и разглядывая братьев так, словно еще немного, и он утащит их на разделочный стол. Парни дрожали под этим взглядом, ощущая, как чужая магия скользит вокруг них, словно левиафан в подводной глубине: одно неверное движение, и ты - труп.
  
   На их счастье, Салазар прекрасно знал Законы, именно поэтому они остались живы, ведь если у них хватило мужества пойти на это, значит, не безнадежны.
  
   Разъяснив подробно последствия решения, принятого ими, маг предоставил им комнату, выдал одежду (старую сожгли) и Свод, приказав заучить наизусть.
  
   И теперь парни исполняли приказ своего Хозяина.
  
   ***
  
   Себастиан и Доротея стояли перед дверью в Зал, изучая наложенные заклинания и тяжко вздыхая: распутать их не было никакой возможности. Неожиданно сзади раздался тонкий голосок:
  
   - Юные Хозяева хотят войти?
  
   Резко обернувшись, дети уставились на домовика. Себастиан кивнул:
  
   - Да, нам надо войти! Мы хотим говорить со своими предками!
  
   - Таппи поможет!
  
   Дети переглянулись, молча поднимая брови в удивлении: домовики мэнора исполняли приказы их родителей, но делали это словно из-под палки, недовольно. А тут такое рвение... что изменилось?
  
   Детям было невдомек, что, как только они приняли решение разузнать правду, магия Рода вцепилась в крошечный шанс получить достойных носителей, как утопающий в соломинку. Джеймса магия Рода практически не признавала, что уж говорить о его супруге!
  
   Выпавший шанс использовался на полную катушку: дети всегда податливей взрослых, поэтому родовой магии легче на них влиять. Ощутив перемену, активизировались и домовики, которые тесно связаны с Родом, мэнором и хозяевами.
  
   Таппи взял детей за руки и перенес в Зал. Дети настороженно огляделись. Стены Зала были увешаны портретами, с которых на детей смотрели Лорды и Леди Поттер: сильные, красивые, властные. Себастиан смотрел на них и вздыхал: отец по сравнению с ними выглядел не очень - не было внутреннего достоинства, только гонор и ничего больше.
  
   Молчание прервал портрет властного мужчины, лет пятидесяти на вид, с черными волосами и янтарными глазами:
  
   - Кто вы, дети?
  
   Вдолбленный учителями этикет сделал свое дело - дети поклонились и представились:
  
   - Себастиан Джеймс Поттер, Доротея Лилиана Поттер.
  
   - Лорд Райвен Годрик Поттер. Основатель Рода Поттер.
  
   Мужчина обвел детей тяжелым взглядом, остальные портреты молчали.
  
   - Рассказывайте.
  
   ***
  
   Альбус постукивал пальцами по столу, обдумывая еще один вариант речи. Через пару дней, не больше, суд. Не страшно. Визенгамот давно у него в руке и не трепыхается. Но подготовиться не мешает. Старик вздохнул и взял перо.
  
   ****
  
   Джеймс Поттер закрыл глаза, уткнувшись лбом в оконное стекло, прозрачное, как слеза. В приемных покоях стояла такая тишина, что можно было услышать стук своего сердца. Лили и Целитель все еще находились в кабинете. Неожиданно дверь отворилась, и колдомедик пригласил мужчину зайти.
  
   Лили понуро сидела в кресле, невидяще смотря куда-то в стену, Джеймс сел рядом. Целитель равнодушно смотрел на них, скрывая взгляд упавшей на глаза челкой.
  
   - Итак, сеньор Поттер. Новости у меня для вас неутешительные. Ядро вашей супруги постепенно разрушается, она теряет магию. Еще год, максимум два, и она станет сквибом, в лучшем случае, крайне слабой волшебницей. Помочь вам я ничем не могу, к сожалению. Единственное, что могу посоветовать... найдите хорошего Мастера Крови, он может помочь немного замедлить этот процесс...
  
   - Крови?! Это Темная Магия! Да я лучше сдохну, чем воспользуюсь такими умениями! - взорвался Джеймс. Целитель холодно посмотрел на него.
  
   - Как хотите.
  
   Дождавшись ухода английских магов, сеньор Сиприани пожал плечами:
  
   - Какая мерзость...
  
   ***
  
   Портреты молча слушали рассказ детей. После того, как Себастиан рассказал все, что знал, Зал взорвался. Предки гомонили, не в силах сдержаться, выплескивая свой ужас и свое возмущение. Неожиданно гомон перекрыл бас Райвена, и все замолчали.
  
   - Вы молодцы, что нашли в себе силы узнать правду. Теперь понятно, почему нас здесь закрыли. Итак, юные господа... - маг придавил детей взглядом. Себастиан выпрямился, гордо задрав подбородок, Доротея стиснула его ладошку, пытаясь скрыть свое волнение. Поттеры одобрительно улыбались, глядя на своих потомков.
  
   - Выход есть. Но он крайне тяжелый. И пути назад не будет... - Райвен испытующе смотрел на детей. Карлус Поттер отвернулся, пряча выступившие на глазах слезы. Он отлично знал, ЧТО придется сделать детям и ЧТО произойдет с его сыном. Маг корил себя за то, что ненадлежаще воспитывал Джеймса и результат был совершенно предсказуемым, но вот того, что его сын поступит ТАК, даже он не ожидал. Впрочем, о чем теперь говорить... он вытер слезинку и решительно повернулся к детям. Поздно. Нужно идти вперед. Он Поттер и обязан позаботиться о своем Роде.
  
   - Итак, тебе нужно сделать следующее...
  
   Таппи принес пергамент и перо с чернильницей, и Себастиан принялся записывать указания своего далекого много-раз-прадедушки. Мальчик выглядел бледно, но решительно сжимал губы. Закончив записывать, он прочитал вслух запись и вопросительно посмотрел на лорда. Райвен вздохнул.
  
   - Себастиан... это - ваш единственный шанс. Если этого не сделать - последствия затронут и вас. Так как теперь вы все знаете, следовательно, у вас есть выбор. Понятно?
  
   Доротея кивнула, Себастиан вздохнул.
  
   - Понятно... но что потом? Нам не к кому идти... не к Слизерину же...
  
   - То есть? - встрепенулся Райвен.
  
   - Мы вчера узнали, что в Хогвартс вернулся Певерелл-Слизерин, - объяснил мальчик. Портреты зашумели.
  
   - Какой Слизерин... - Райвен осекся. Он неверяще посмотрел на мальчика. - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин?! Дедушка?!
  
   - Что?! - четверть портретов не веря уставилась на Райвена. - Это как?
  
   Райвен разъяренно обвел взглядом сжавшихся потомков.
  
   - КАК?! Салазар Слизерин был братом Годрика Гриффиндора, моего деда! И не говорите, что не знали! Это Салазар? - маг требовательно посмотрел на Себастиана. Мальчик кивнул.
  
   - Превосходно! - выдохнул Райвен. - Дедушка вам поможет! Немедленно пиши письмо!
  
   ***
  
   Салазар с удовольствием общался с Густавом, обсуждая некоторые нюансы создания высокоуровневого умертвия. Приятно поговорить с тем, кто понимает! Маг оказался Мастером Некромантии и теперь с удовольствием выспрашивал Салазара о тонкостях, которые не пишут в учебниках.
  
   Тем временем его подчиненные начали готовить выбранное помещение. Суд состоится через день.
  
   ***
  
   Когда Салазар попрощался и аппарировал на Косую аллею, решив зайти в магазинчик сладостей, ему на руку приземлилась сова с посланием. Развернув и прочитав его, Слизерин в удивлении поднял брови: ему написали Себастиан и Доротея Поттер.
  
   - Темпус.
  
   Узнав время, Слизерин неторопливо направился в кафе. Время у него еще есть.
  
   ***
  
   Войдя в кабинет управляющего Рода Поттер, Слизерин поприветствовал гоблина и улыбнулся:
  
   - Рад снова видеть вас, мастер Крюкохват.
  
   Глаза гоблина весело блеснули. Сидящие в креслах дети при его появлении встали: мальчик поклонился, девочка сделала книксен.
  
   - Себастиан Джеймс Поттер.
  
   - Доротея Лилиана Поттер.
  
   Салазар разглядывал своих бывших брата и сестру, отмечая, что мальчик похож на Джеймса, девочка была похожа на свою мать, но и на отца так же. Дети смотрели на него с отчаянием и надеждой.
  
   - Милорд, - тихо начал мальчик. - Молю вас о милости.
  
   ***
  
   Гермиона и Драко сидели в покоях Северуса, и пили терпкий травяной чай, собранный зельеваром собственноручно. Снейп увлеченно рассказывал о том, где и как он собрал травы, Гермиона с интересом уточняла детали.
  
   - ... также я добавил цветки фиалки, для аромата...
  
   - Очень необычно! - девушка сделала глоток и взяла маленькое пирожное. - А как прошел ваш последний опыт?
  
   - С новой модификацией Заживляющего зелья? В целом неплохо... но доработка требуется...
  
   Фоукс прислушивался к беседе и прятал голову под крыло.
  
   ***
  
   Салазар задумчиво смотрел на детей и размышлял, что они, к своему счастью, совершенно не похожи на своих родителей. Мальчик очень походил характером на Годрика, такой же сильный и несгибаемый, в глазах читалась решимость и воля. Да и девочка так же упрямо и гордо смотрела на него.
  
   Достойные потомки Годрика, что ни говори. Хватило силы воли решиться идти против воли родителей. Это заслуживало уважения. Маг наклонил голову:
  
   - Хорошо. Я согласен.
  
   ***
  
   Через полчаса гоблины все приготовили, и дети, взявшись за руки, встали и громко и четко стали произносить слова Ритуала Изгнания.
  
  
  
  ГЛАВА 44.
  
  
   Себастиан тихо плакал, прижимая к себе сестру.
  
   Вот и все.
  
   У него нет больше родителей.
  
   Только что закончился Ритуал Изгнания.
  
   Как же больно понимать, что это единственный шанс на жизнь!
  
   Перед глазами стоял портрет Райвена, объясняющий, что сотворили его родители и чем это им грозит. А также, что будет с их потомками.
  
   ... Райвен хватал ртом воздух, не в силах заговорить. Остальные портреты выглядели не лучше, в Зале слышались только невнятные звуки. Наконец, минут через пять, Райвен смог взять себя в руки и перевести дыхание.
  
   - ЧТО они сделали?! - просипел он. В ответ Себастиан еще раз зачитал свидетельство, составленное гоблинами и заверенное печатью Гринготса, свидетельствующей о том, что написанное - истинная правда и гоблины ручаются в этом своей честью и жизнью.
  
   - Великая тьма! - простонал лорд, закрывая лицо руками. - За что? За что ты так караешь мой Род?!
  
   Лорды и Леди Поттер тихо переглядывались, глядя на детей с ужасом, болью и жалостью. Райвен встряхнулся, карие глаза засияли золотом.
  
   - Карлус! Сюда, немедленно!!! - прорычал лорд. На портрете немедленно объявился отец Джеймса. Райвен свирепо уставился на своего потомка, с трудом удерживаясь от рукоприкладства.
  
   - Карлус! Что ты скажешь в свое оправдание?
  
   Карлус вздохнул.
  
   - Моя вина, Милорд. Я недоглядел, спуская ему шалости...
  
   - Шалости! - рыкнул Райвен, сверкая глазами не хуже своего деда. - И ЭТО ты называешь шалостями! Поздравляю! Благодаря ТВОЕМУ попустительству Род практически уничтожен! Прочь с глаз моих!
  
   Райвен прикрыл глаза и попытался успокоиться.
  
   - Сейчас наша единственная надежда - это то, что Салазар проявит милосердие и поможет... - тихо произнес он, потирая переносицу. - Я знаю, дети, что вы не понимаете, во что вас втравили родители, и поэтому постараюсь объяснить.
  
   Лорд помолчал, собираясь с мыслями, и стал неторопливо рассказывать, только желваки на скулах выдавали его напряжение.
  
   - Дети - неприкосновенны. Это основной Закон Магии, который нельзя нарушать. Первенец - это надежда всего Рода на выживание, ведь нас мало и каждый потерянный Род - это невосполнимая утрата. Родители обязаны заботиться о своем ребенке, ведь это забота о будущем.
  
   Лорд смотрел куда-то вдаль и монотонно продолжал:
  
   - Твой отец был лишен звания Наследника, а это не просто слова. Это подтверждение факта, что данный маг не может представлять свой Род, и только у его детей есть надежда на получение Даров и Наследий. Джеймс, видимо, решил, что он самый умный, и сможет вернуть себе титул или, в крайнем случае, он перейдет к тебе. Узы Беара нерасторжимы при жизни, они спадают только в момент смерти, их даже наложивший не сможет отменить. Сковав таким образом своего первенца, Наследника, Джеймс попрал все законы и нормы морали. Пока его сын не знал о том, что с ним, у Джеймса был шанс, но узнав... - Райвен прикрыл глаза и помолчал, - узнав, Гарри привел в действие магический откат за преступление против своей крови. И этот откат в первую очередь ударил по тому, кто слабее - по вашей матери, - маг брезгливо скривился.
  
   - Она станет сквибом, может, даже маглой, в лучшем случае - крайне слабой волшебницей. Следующими жертвами отката станете вы, так как вы дети и вы слабы. Последним откат затронет вашего отца. Потеря магии - это только начало, потом может проявиться все, что угодно: от Печати Предательства до Ошейника Отверженных или поражения в правах, в последнем случае вас ждет смерть. В любом случае наш Род прекратит свое существование... Единственное, что может вас спасти - изгнание преступивших закон из Рода.
  
   Дети переглянулись, глаза Доротеи заполнились слезами.
  
   - Неужели ничего нельзя сделать? - прошептала девочка. Маг тяжело посмотрел на нее:
  
   - Дитя, они обрекли твоего старшего брата на смерть, растянутую на годы, а магия всегда наказывает адекватно, око за око. Узнав о произошедшем, вы тоже попали под Закон.
  
   Дети переглянулись, решая свою судьбу. Нелегко и тяжело решать, зная, что выхода-то и нет. Себастиан вздохнул и печально взглянул на сестру. Та, помолчав, кивнула.
  
   - Что нам делать, милорд?
  
   ****
  
   Салазар внимательно рассматривал детей, бывших когда-то его братом и сестрой. Мальчик пытался быть сильным, пряча свои страх и неуверенность за гордо поднятым подбородком. Доротея тихо сжимала его ладошку, ища поддержку.
  
   Себастиан сейчас был очень похож на своего далекого предка - та же воля, сила и твердость духа.
  
   Это Салазару понравилось. Он слегка улыбнулся детям и повернулся к гоблинам. Следовало уладить некоторые формальности.
  
   Еще через час, когда с бумагами было покончено, а у детей жалобно запищало в животиках, Салазар раскланялся с управляющим и поманил детей за собой.
  
   - Дети. Пора домой.
  
   Аппарировав к мэнору (слегка просмотрев мысли Себастиана), Салазар подошел к дверям и погладил резную поверхность рукой. В свое время строители хорошо постарались, создавая дом для боевых магов.
  
   Себастиан церемонно открыл дверь и поклонился:
  
   - Добро пожаловать в Поттер-мэнор, опекун.
  
   - Благодарю, Себастиан. Идем, пора выпустить на волю твоих предков.
  
   В холле уже столпились все домовики, низко кланяющиеся и смотрящие на юных хозяев влюбленными глазами. На Салазара они смотрели, как на божество.
  
   Подойдя к двери в Зал, Салазар осмотрел переплетение заклинаний и хмыкнул, после чего уколол себя в палец булавкой и ткнул в центр двери, оставляя кровавый след. Кровь на мгновение застыла, а затем стремительно впиталась, дверь засияла, и все заклинания спали.
  
   Слизерин хмыкнул: все-таки недаром они с Годриком братались. Распахнув двери настежь, маг неторопливо вошел внутрь, провожаемый потрясенными взглядами портретов. Дойдя до стены, Салазар подошел к портрету, висевшему в роскошной раме, и ласково улыбнулся:
  
   - Райвен... как ты вырос, маленькая бестия...
  
   - Дедушка... - прошептал могучий лорд Поттер, украдкой утирая выступившую слезу.
  
   Лорд Райвен прекрасно помнил своих дедушек и бабушек, Основателей, ставших легендами еще при жизни. Годрик часто катал маленького внука на спине в облике мантикоры. Мальчик с визгом вцеплялся в гриву и оглашал окрестности веселым смехом.
  
   Когда маленький Райви увидел здоровенную змею, в которую превращался Салазар, он просто потерял дар речи. Прокатиться на нем стало заветной мечтой малыша, правда, ему пришлось хорошенько постараться для того, чтобы ее осуществить - не одному ему этого хотелось.
  
   Змееязыкий маг стал для него примером наряду с Годриком, Хельгой и Ровеной, поэтому, когда он узнал, что Салазар исчез, Райвен, ставший к этому моменту боевым магом и Мастером, закрылся в своих покоях и рыдал от горя, нисколько этого не стыдясь.
  
   Увидеть мага вновь... это стало для Райвена просто чудом, неимоверным подарком магии.
  
   Вызванные Салазаром домовики забрали детей обедать, а Салазар остался беседовать с Райвеном. Лорд Поттер беспокоился о своих потомках, он взволнованно уточнял у Салазара детали, интересовался его планами, а также тем, как он вообще очутился в этом времени.
  
   Остальные портреты дышали через раз, боясь пропустить хоть слово. Великий маг ошеломлял с первой же секунды своей мощью, умом, силой духа. Он никого не оставлял равнодушным, и Поттеры не стали исключением.
  
   ***
  
   Джеймс тяжело дышал, валяясь на ковре в гостиной летнего дома в Италии, который он купил пару лет назад. Судороги все еще скручивали тело приступами боли, но уже не так часто, как несколько часов назад. По телу опять прошла болезненная волна, и Джеймс в ярости заскрипел зубами, пережидая.
  
   Он был совсем не дураком, и отлично понимал, что вызвало такой эффект: потеря, и значительная, магии; ощущение, словно кровь закипела; судороги, невероятно болезненные; резкое, одномоментное ухудшение здоровья... а также пятна, напоминающие трупные, проявившиеся на предплечьях.
  
   Джеймс попытался произнести свою фамилию и не смог. Просто язык не повернулся.
  
   Он с ненавистью уставился на потолок и завыл, давясь жгучими слезами.
  
   Было только одно объяснение.
  
   Изгнание из Рода. Окончательное.
  
   Рядом послышался стон.
  
   Мужчина посмотрел на кровать, на которой лежала его жена, и ужаснулся.
  
   Лили резко... постарела, словно ей накинули десяток лет, не меньше: кожа побледнела, появились морщины, волосы стали тусклыми, потеряв блеск.
  
   Но хуже всего было не это.
  
   Он совершенно не чувствовал в ней магию.
  
   ***
  
   Густав с удовлетворением взирал на результат упорных усилий его подчиненных. Зал Высокого Суда был готов. Маг закрыл дверь и своей кровью начертил на поверхности руну, запечатывая зал до начала Суда.
  
   Который состоится уже завтра.
  
   ***
  
   Фред и Джордж дочитали очередную главу и под присмотром домовиков вышли в сад. Деревья укрывал тонкий слой снега, белоснежным пухом окутывающий ветви. Ветерок тихо шевелил их, с неба сыпались редкие снежинки.
  
   Братья смотрели в темное небо, держась за руки, и впервые в жизни молились Магии.
  
   Они просили прощения.
  
   ***
  
   Дети тихо лежали в одной кровати, боясь разлучаться.
  
   Ритуал сильно подействовал на них и физически, и морально.
  
   Салазар присел на край кровати и осторожно поцеловал их в щеки.
  
   - Рассказать вам сказку? - неожиданно спросил он. Себастиан шмыгнул носом, кивнув, Доротея угукнула.
  
   - Хорошо, слушайте. Однажды, давным-давно, жил-был мальчик. Когда ему исполнилось пятнадцать, его отец решил дать в своем замке бал в его честь, представляя его как своего Наследника. И вот, на этом балу он встретил юношу, который был такого же возраста, как и он сам. Звали его... Годрик...
  
   Дети зачарованно слушали, как Салазар рассказывает историю своего знакомства с их далеким предком, и тихо хихикали, постепенно отходя от шока и депрессии. Тихо горел камин, голос Слизерина журчал, убаюкивая, и дети не заметили, как провалились в сон.
  
   Маг тихо провел над ними рукой, навевая приятные сны, и осторожно вышел из комнаты. У него еще остались незаконченные дела.
  
   ***
  
   Волдеморт лежал в кровати, накрытый теплым пуховым одеялом, и мечтал о том дне, когда его лицо снова станет человеческим. Тогда он сможет подойти к своему кумиру, не прячась. И, возможно, он сможет, наконец с гордостью, не прячась, произносить свое имя.
  
   Ведь в жизни все возможно?
  
  
  
  ГЛАВА 45.
  
  
   Джеймс с трудом поднялся и, шатаясь, дошел до шкафа с зельями. Напившись Укрепляющего и Восстанавливающего, он рухнул в кресло, не обращая внимания на свою жену.
  
   Все произошедшее требовало серьезного обдумывания.
  
   Кто-то ИЗГНАЛ его. Это было ясно. Но кто? У кого были такие права?
  
   Дети не могли. Это совершенно определенно. Они несовершеннолетние - это раз, и у них не хватит сил - это два.
  
   Предки? Они тоже не могли изгнать. Поражение в правах, это да, достаточно Сириуса вспомнить. Но вот изгнать... так что они тоже отпадают.
  
   Значит, это тот, кто является Старшим в Роду. Но кто?
  
   Живых родственников нет - все мертвы, дальние не годятся, у них нет таких прав.
  
   Джеймс напряженно размышлял, погрузившись в себя и скрипя зубами от ярости. Неизвестность... пугала.
  
   Узнать, что над тобой появился Старший... да еще и таким образом...
  
   Надо в Банк. Срочно.
  
   Джеймс встал и молча пошел собираться, не обращая внимания на плачущую Лили.
  
   ***
  
   Министерство бурлило. Клерки, начальники отделов, посетители - все обсуждали один животрепещущий вопрос.
  
   ЧТО ПРОИСХОДИТ?
  
   Бурная деятельность прибывших из-за границы магов вызвала нездоровое оживление в среде министерских работников и обострение болтливости.
  
   Тему облизали со всех сторон, перебрали все, даже самые незначительные подробности.
  
   Министерство гудело.
  
   Все знали, что будет суд, но вот над кем?
  
   Волнения добавляли совершенно особые повестки: получив их, уклониться от вызова было невозможно, действие было схоже с Непреложным обетом.
  
   Слухи ширились и множились, плодясь, как бешеные клобкопухи. Все ждали момента истины.
  
   ***
  
   Салазар проснулся очень рано. Пройдя в комнату детей он посмотрел на спящих брата и сестру. Выглядели они бледно - ритуал произвел на них неизгладимое впечатление. Слизерин вздохнул. Надо будет еще раз объяснить детям, что они не могли противиться родовой магии.
  
   Дети выступили только катализатором, Магия уже давно решила наказать их родителей. Тем более, они не могли изгнать родителей, будучи несовершеннолетними.
  
   Это сделал Салазар.
  
   Будучи кровным братом Годрика, он мог спокойно отдавать приказы и решать судьбу потомков Рода Поттер, тем более, что все Лорды и Леди Поттер высказались за то, чтобы отсечь от Рода тех, кто втоптал в грязь все, что свято для каждого человека - семью.
  
   Высказав свою волю, Поттеры практически отрезали Джеймса и Лили от Рода. Это оставалось только подтвердить, выразить, с чем Салазар, проведший Ритуал, справился на "отлично". Дети озвучили только первый катрен, дальше в дело вступил Слизерин, обрубивший мощью своей магии все связи между Родом и Джеймсом.
  
   Маги забыли, что у него были на это все права, так как он не только кровный брат Годрика, но и, в первую очередь, Певерелл.
  
   Согласие Поттеров, изложенное в письме, только добавило этому действию легитимности*.
  
   Салазар погладил детишек по головкам и тихонько вышел.
  
   Настало время отомстить тому, кто решил возомнить себя Богом.
  
   ***
  
   Утро. Министерство понемногу наполнялось жизнью, тихие коридоры заполнились клерками и посетителями. Установленный в центре холла барьер, огораживающий центр зала, засиял, и за ним стали появляться маги. Международные порталы срабатывали идеально, без накладок, маги степенно выходили за барьерчик и останавливались, чтобы подождать остальных. Наконец, появилась последняя партия прибывающих, маги собрались и, провожаемые лично встречавшим их Фаджем, направились к Залу Суда.
  
   Судьи прибыли.
  
   ***
  
   Дамблдор мрачно смотрел на появившийся перед ним свиток, украшенный печатью Министерства Магии. Он осторожно дотронулся до свитка, и тот засиял, печать рассыпалась, а на запястье на миг вспыхнул браслет Обета.
  
   Переждав приступ ярости и паники, Альбус развернул свиток и внимательно прочитал содержимое. Строчки прыгали перед глазами, когда до него медленно доходила ирония ситуации. Маг перечитал послание и, отбросив его в сторону, схватился руками за голову.
  
   Все его приготовления не имеют смысла. Он готовился к суду Визенгамота, надеясь на свою власть, влияние и компромат (как же без него).
  
   Реальность оказалась суровой. Недаром Слизерин, паскуда такая, ТАК многозначительно улыбался при последней встрече. Он знал, знал, что Визенгамот под пятой у Альбуса, знал и принял меры.
  
   Это даже не Международный Суд Магов.
  
   Это Суд Магии.
  
   Старик злобно смотрел на свиток, уйдя в себя и не заметив, что за его спиной открылась дверь.
  
   ***
  
   Маги, получившие повестки, реагировали по-разному. Кто-то радовался, кто-то пожимал плечами, кто-то метался в ужасе. Но все они чувствовали сковавший их Обет и не могли ему противиться.
  
   Магические повестки находили своих адресатов везде, независимо от того, где находился нужный суду маг.
  
   ***
  
   Невысокий полноватый маг с ужасом смотрел на свое запястье, где еще пару секунд назад полыхнул браслет Обета. Свиток, словно насмехаясь, развернулся, демонстрируя написанное.
  
   Маг забегал по комнате, воя и заламывая руки, но выхода не было.
  
   Так, скуля, он и аппарировал к Министерству.
  
   ***
  
   В распахнутые двери чинно заходили маги, сортируемые на входе Невыразимцами, указывавшими, куда надо садиться. Настроение у входящих было разным: от ужаса до злобного удовлетворения и злорадства. Огромный зал постепенно заполнился под завязку. Невыразимцы внимательно оглядели зал, еще раз пересмотрели списки с явившимися, убеждаясь в полной явке всех указанных, и закрыли дверь, на которой тотчас засияли руны.
  
   Теперь отсюда никто не сможет аппарировать, да и просто выйти не получится.
  
   Сидящие на возвышении маги степенно поднялись.
  
   - Господа, прошу встать! Суд начинается!
  
   Все присутствующие встали, поклонились судьям и снова расселись. Маги напряженно смотрели на судей. Вперед вышел неизвестный мужчина в строгой черной мантии и объявил:
  
   - Суд Магии открыт! Да свершится правосудие! Позвольте представить Судей...
  
   Пока секретарь представлял магов, присутствующие сидели, как мешком стукнутые. Еще бы! В Англии, ставшей в последние полвека оплотом фанатизма, с уклоном в светлую сторону (как ее понимал один Светлейший маг) уже давно не видели ни Мастера Некромантии, ни Магистра Магии Крови. Артефакторы превратились в миф, да и многие другие дары прятались и не развивались, опасаясь борцов со Злом.
  
   А тут!.. Абсолютно не скрываясь, за столом сидели темные маги. Даже не так. ТЁМНЫЕ МАГИ, явно гордящиеся этим фактом. Присутствующие недовольно заворчали, но бдительно следящий за порядком секретарь, недовольно оглядев зал, наложил Силенцио, и маги успокоились. Пришлось.
  
   Нервировал также находящийся в центре зала Дамблдор, выглядящий крайне недовольным и постаревшим.
  
   - Итак, сегодня на Суде будет решаться судьба Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора.
  
   Зал взорвался, и секретарь снова наложил Силенцио, решив в этот раз его не снимать.
  
   - Альбуса Дамблдора обвиняют в причинении намеренного вреда Магии и ее детям, в истреблении Родов, в развязывании войны.
  
   Зал замер.
  
   Маги застыли, услышав обвинение. Причинение вреда Магии. Самое страшное, что может быть. Это не взяточничество и даже не убийства.
  
  
   - Это гнусная ложь! - бывший директор засверкал очками. - Я всегда радел о благе магов. А это обвинение просто чудовищно! Я всегда стремился к миру, вся моя жизнь посвящена борьбе со злом! Отвергаю!
  
   - Силенцио! - недовольно посмотрел на него секретарь.
  
   ***
  
   Джеймс с трудом аппарировал, очутившись прямо возле банка. Белоснежное здание величественно возвышалось над площадью, скрывая в своих недрах несметные богатства.
  
   Какие пьесы разыгрывались здесь! Драмы, трагедии и комедии всех видов и форм развлекали работников банка, наблюдающих эти спектакли не для всех, и сегодня в этих стенах разыграется еще одна.
  
   Войдя в холл, Джеймс пересек его быстрым шагом и подошел к конторкам. Сидящий гоблин невозмутимо поднял на него глаза.
  
   - Слушаю, - проскрипел он.
  
   - Я хочу встретится с управляющим Рода Поттер, - отрывисто бросил Джеймс.
  
   Гоблин смерил его странным взглядом и, кивнув, пробормотал что-то на гоблидухе. Джеймс нетерпеливо постукивал носком туфли, ожидая управляющего и стараясь держать себя в руках. Не время показывать свой характер, не время.
  
   Наконец за спиной раздалось покашливание, и маг обернулся.
  
   - Прошу за мной, - пожилой гоблин степенно направился в кабинет. Джеймс, скрипя зубами, пошел за ним.
  
   ***
  
   - Ваше имя?
  
   - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.
  
   - Род занятий?
  
   - Глава Визенгамота.
  
   - Вам предъявлены следующие обвинения: причинение прямого вреда Магии, разжигание войны, истребление родов, финансовые махинации, незаконное присвоение имущества, нарушение Статуса Секретности, создание незаконного силового образования, нарушение учебного процесса, невыполнение обязанностей директора Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.
  
   - Протестую! Я...
  
   - Тихо! Ведите себя прилично!
  
   ***
  
   Маги следили за разыгрывающейся мелодрамой со все возрастающим интересом. Альбус постоянно пытался что-то сказать, вклиниваясь в начавшийся процесс, его одергивали, но маг не прекращал попыток. Зачитав длинный список обвинений, секретарь вызвал обвинителя.
  
   - Обвинитель - Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, лорд Певерелл, лорд Слизерин.
  
   Зал ахнул. Неторопливо вышедший к своему месту маг поражал взгляды присутствующих роскошью одеяний и мощью магии, клубившейся вокруг него грозовым облаком.
  
   ***
  
   Джеймс вошел в дом в невменяемом состоянии. В голове билась одна мысль: он ИЗГНАН, отрезан от Рода вместе с женой. Теперь он не имеет права на фамилию, ее придется сменить, правда, деньги у него остались, но от этого спокойнее не становилось.
  
   Услышав имя того, кто стал старшим в его Роду (бывшем, теперь уже в бывшем), Джеймс не поверил своим ушам.
  
   Каким образом им стал Слизерин?
  
   Он Темный маг, отродье! В его Роду никогда не было Темных!
  
   Когда гоблин услышал это, он рассмеялся, глядя на бывшего Поттера, как на клинического идиота, не подлежащего излечению.
  
   - Да что вы говорите! - издевательски проскрипел он, утирая выступившие на глазах слезы. - Не было! А кто же тогда Певереллы, от которых происходит ваш Род? Так же, как и Гриффиндор, они были Темными! Иначе Игнотус никогда бы не согласился на брак своей дочери!
  
   - Но при чем здесь Слизерин?! - заорал взбешенный Джеймс. Гоблин брезгливо отодвинулся:
  
   - При том, что он Лорд Певерелл и БРАТ, причем кровный, Годрика Гриффиндора. Поэтому, когда милорд вернулся, он стал Старшим в Роду, согласно воле его брата и сестер.
  
   ***
  
   - Мои обвинения не голословны, уважаемые судьи. И я это докажу. Я вызываю свидетеля. Питера Петтигрю.
  
   * - законности.
  
  
  ГЛАВА 46.
  
   Присутствующие в зале маги молчали, боясь пропустить даже одно слово. В Англии уже давно не было Судов Магии... очень давно. Маги забыли, что такое клятва магией, забыли, что такое дуэли чести...
  
   Эти знания, которые когда-то впитывали с молоком матери, теперь относились к разряду забытых, а то и запрещенных. Что уж говорить о Круге Истины!
  
   Английские суды применяли только Веритасерум, а то и вообще обходились без него, а ведь в Круге было совершенно невозможно не то, что солгать, но даже вывернуть смысл наизнанку или промолчать, что Веритасерум вполне позволял сделать, да и сопротивляемость ему также можно было выработать.
  
   Судьи, абсолютно не смущаясь, проводили допросы, при которых всплыло такое...
  
   - Ваше имя?
  
   - Питер Максимилиан Петтигрю.
  
   - Вас объявили мертвым. Как это получилось?
  
   - Я бросил Бомбарду Максима в толпу, чтобы скрыться, предварительно отрезав себе палец и бросив его на месте взрыва. Таким образом, меня сочли погибшим.
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Требовалось обоснование для того, чтобы объявить Сириуса Блека убийцей.
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Сириус Блек объявлялся виновным в совершении преступления и его сажали в Азкабан.
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Надо было дать ему возможность исчезнуть из Англии.
  
   ... - Тишина! Силенцио!... Фините... Продолжайте...
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Чтобы Сириусу не пришлось возиться с этим отродьем и появился повод выкинуть его к маглам.
  
   - С каким отродьем?
  
   - С его крестником, Гарри Поттером.
  
   - Для чего его надо было отправлять к маглам?
  
   - Чтобы сдох.
  
   - Тишина! ... Силенцио!... Фините. Прошу вас, продолжайте...
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Мальчишка получил титул Наследника, он должен был стать лордом. В нем проснулось Наследие Певереллов (зал ахнул), нельзя было допустить его проверку Кольцом.
  
   - Что сделали для того, чтобы это не допустить?
  
   - На отродье навесили Узы Беара. Он должен был сдохнуть еще до своего совершеннолетия.
  
   - Для чего это было сделано?
  
   - Чтобы титул Наследника перешел к Джеймсу или его сыну.
  
   - К какому Джеймсу?
  
   - К Джеймсу Поттеру.
  
   - Он погиб.
  
   - Нет. Дамблдор все устроил.
  
   - Джеймс Карлус Поттер жив?
  
   - Да.
  
   - Лилиана Поттер жива?
  
   - Да.
  
   Зал потрясенно молчал. Все, что они знали, оказалось качественной мистификацией и чем дальше, тем больше открывалась неприглядность картины.
  
   Уже много лет Лили официально считалась матерью-героиней, совершившей ПОДВИГ, Гарри считали Избранным, его смерть повергла население в ужас... и тут выясняется, что все это фикция.
  
   Журналисты строчили, как сумасшедшие, колдокамеры сверкали, ведь здесь и сейчас творилась СЕНСАЦИЯ.
  
   Стоя в Круге Истины, Питер вываливал все, как есть. Он рассказал ВСЁ. И как подготовили ловушку для Волдеморта, и как выкинули маленького Гарри, и как он жил в доме Дурслей, которым здорово промыли мозги легилименцией и щедро накормили зельями.
  
   Чем дальше, тем больше. Питер поведал о жизни Поттеров и Сириуса с Ремусом, себя он тоже не забыл. Также огромный интерес вызвали откровения мага о том, что он специально пошел в Пожиратели - это было частью плана, а иначе как бы Лорд нашел Поттеров?
  
   Фиделиус, господа, очень интересная штука.
  
   Также Питер рассказал о том, как они целенаправленно травили Снейпа, загоняя его в нужном направлении, как зверя на охоте, о Долге Жизни, образовавшемся перед Джеймсом... о многом.
  
   Ему три раза запускали сердце и снимали последствия удушья, последний раз откачали с трудом. К концу допроса у Питера тряслись руки, он на глазах постарел лет на десять, мага трясло, он сипел и морщился под ненавидящими взглядами присутствующих...
  
   Откровения мага произвели фурор.
  
   А ведь это было только начало.
  
   - Ваше имя?
  
   - Аластор Лестер Моуди...
  
   - Вы помогали в организации фальшивого суда над Сириусом Блеком?
  
   - Да.
  
   - Для чего это было нужно?
  
   - Дамблдор приказал.
  
   - Какое право он имел вам приказывать?
  
   - Он глава Ордена Феникса.
  
   - Что такое Орден Феникса?
  
   Аластор поведал о многом. Он рассказал об Ордене - незаконной организации, занимающейся терроризмом; о том, ЧЕМ на самом деле занимались его члены, причем совсем не те, о которых было известно, а другие, которым ОЧЕНЬ щедро платилось; о шантаже и подкупах, о влиянии на Аврорат и Министерство...
  
   Рассказы бывшего аврора о том, как они под видом Упивающихся вырезали тех, кто не желал вставать под знамена Света или пытался уйти в нейтралитет, были жуткими. Авроры - те, кто должны были поддерживать Закон - в компании с наемниками не чурались ничего. Пыточные, Непростительные, банальное насилие без применения магии... они позволяли себе все, что угодно, ведь все эти мерзости спишут на Пожирателей.
  
   О, Пожиратели тоже не были святыми, но по сравнению с фениксовцами они были просто хулиганами.
  
   Через час откровений, когда весь зал, за исключением судей, позеленел, напоминая цветом весенний лужок, а Мастер-Некромант что-то с интересом обдумывал, Аластор захрипел и, схватившись за сердце, рухнул. Дежуривший в зале Мастер-Целитель с чувством глубокого удовлетворения констатировал смерть.
  
   Альбус лукаво улыбнулся в бороду: теперь Аластор ничего не расскажет... К сожалению для Великого Светлого Мага, сегодня явно был не его день.
  
   Аластора ПОДНЯЛИ.
  
   Некромант - это очень неудобный противник. Очень. От него даже на тот свет не сбежишь, а если и сбежишь, то ненадолго.
  
   Так было и в этом случае.
  
   Абсолютно не смущаясь присутствующих, Мастер-некромант, лорд Элси, входящий в состав Суда, продемонстрировал мастер-класс и под взглядами потрясенной публики незамедлительно поднял аврора в виде зомби.
  
   Напряженно следящий за разворачивающимся представлением зал только ахнул, глядя, как труп открыл глаза и встал на место свидетеля.
  
   Юлящий и изворачивающийся при жизни Аластор после смерти стал настоящей находкой для шпиона. Сведения полились чистым, незамутненным недомолвками потоком.
  
   От рассказанного сухим, безжизненным (в самом прямом смысле этого слова) голосом волосы не просто вставали дыбом, а убегали с головы плотной толпой.
  
   Шантаж, запугивания и угрозы, создание препятствий в нахождении работы или учебы, доведение до самоубийства, пытки и убийства, похищения - не было ничего, в чем бы борцы за дело Света не замарали рук.
  
   Выяснились и причины безумия несчастной Беллы. Беременную женщину подвергли Пыточному, и она потеряла ребенка, после перенесенного став совершенно неадекватной. Аластор рассказал, как ее пытали, как ломали легилименцией мозг, превращая в бездумную машину смерти - и все это для того, чтобы она сеяла хаос, став пугалом магов, оправданием для введения некоторых законов и абсолютно незаконных действий.
  
   Ведь если внешнего врага нет, то его стоит придумать.
  
   А еще лучше - создать.
  
   Допросы свидетелей шли один за другим. Общество находилось на грани взрыва, люди не знали, что делать.
  
   Репутация Светлого Мага, истинного Светоча, оказалась не то, что втоптана в грязь, а вкопана глубоко в землю. Перед Судом последовательно представали Мунгундус Флетчер, Арабелла Фигг, Уизли (то, что осталось от семьи), Шеклбот и другие авроры.
  
   Ситуация вырисовывалась ужасающей. Дамблдор как паук обвил паутиной не только Англию, но и некоторых зарубежных магов. Он влез везде. Законодательная власть, исполнительная, контроль школы (а ведь это и есть истинная ВЛАСТЬ), контроль прессы...
  
   Когда речь зашла о Хогвартсе, маги взвыли. Ведь со школой подписывался Контракт, который, как считалось, невозможно расторгнуть, и маги были вынуждены посылать туда детей, независимо от своего желания.
  
   Допросы учителей произвели эффект разорвавшейся в помещении Бомбарды.
  
   Перед судом предстали ВСЕ учителя школы. И то, что выяснилось...
  
   Честная и неподкупная Минерва ненавидела слизеринцев и делала все, чтобы их хоть как-то ущемить, подсуживая своим подопечным. Разве она не видела, что проделки Мародеров, да и не только их, тянут на тюремный срок? Видела. Но пострадавшими были грязнокровки и слизеринцы, а и тех и других Минерва презирала, хотя и признавала иногда их полезность.
  
   Тем более, так распорядился Альбус! А кто она такая, чтобы ему перечить?
  
   Хагрид поверг всех в ступор, рассказав об отработках в Запретном Лесу, о своих милых зверушках и ласковом Пушке.
  
   Филиус со слезами на глазах рассказал, как урезалась программа обучения и как закрывались клубы и кружки.
  
   А Слизнорт поведал о том, как он целенаправленно помогал Дамблдору создать Темного Лорда.
  
   Иначе как бы невероятно талантливый юноша нашел информацию о кресстражах и ПОВЕРИЛ в неё? Создание Темного Лорда дело кропотливое, требующее недюжинного ума и невероятного терпения... зато теперь ему есть, чем гордиться, и есть, что рассказать потрясенным слушателям.
  
   Сидящий в глубине Зала Волдеморт прикрыл глаза, сжимая кулаки и пытаясь успокоиться. Вытаскиваемые на свет божий факты поражали своей чудовищностью и невероятным цинизмом.
  
   Постепенно перед публикой развернулась практически вся жизнь Волдеморта, начиная с приюта, где директор присмотрел перспективный материал для опытов, и заканчивая настоящим.
  
   На третий день суда начались допросы Пожирателей. Малфой, Нотт, Паркинсон, Лестрейнджи (все трое), Снейп...
  
   Да, они были совершенно не ангелами небесными и не нежными фиалками, были и убийства, были и пытки. Все было. Вот только по сравнению с Орденом все это выглядело... бледновато.
  
   Напряжение сгущалось и наконец наступил тот миг, которого Волдеморт боялся и ждал одновременно...
  
   ... - Вызывается Томас Марволо Мракс, он же Лорд Волдеморт.
  
   Присутствующие замерли, когда в Круг шагнула высокая, закутанная в черную мантию, фигура.
  
   - Ваше имя?
  
   - Томас Марволо Мракс, лорд Мракс.
  
   - Что означает имя Волдеморт?
  
   - Это псевдоним.
  
   - Для чего вы его придумали?
  
   ... Впервые в жизни Волдеморт рассказывал о том, как ему жилось все эти годы. Голодное приютское детство, травля детей, не желающих водиться с чудовищем, неприязнь и страх взрослых... Хогвартс - красивая сказка, оказавшаяся миражом и обманом... постоянный прессинг директора, сделавшего все, чтобы его, лучшего ученика, никуда не взяли после окончания школы, нападки авроров, очернение репутации, превратившее его в глазах обывателей в кровожадного монстра... медленное схождение с ума, безумие и, как финал столь достойной жизни, - развоплощение.
  
   Маги молчали. Ситуация была крайне неоднозначной. Как ни крути, в создании славы Волдеморта отметились многие, если не все.
  
   Салазар следил за Томом с сочувствием, но он понимал, что после всего рассказанного магу станет легче. Это как вскрыть нарыв, вычистив гноящиеся части и дав организму возможность выздороветь.
  
   Волдеморт возвращался на свое место в гробовом молчании. Альбус сверлил своего бывшего ученика злобным взглядом: он абсолютно не ожидал, что Волдеморт окажется столь... вменяемым.
  
   Секретарь откашлялся.
  
   - В Круг Истины вызывается Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.
  
   Зал замер.
  
  ГЛАВА 47.
  
  
   Уважаемые читатели! Данная глава далась мне непросто, но я надеюсь, вы будете снисходительны. Это мое видение и я надеюсь, вы меня не закидаете кирзачами. Ваш автор.
   Также, по поводу сходства с фанфом Пуговки. Я поддерживаю ее версию о лицемерии семьи Дамблдоров. Почему больного ребенка не отдали в специальное заведение? Ведь, возможно, специалисты смогли бы ей помочь, психика это крайне тонкая материя. Так что, вот моя точка зрения.
  
  
  
  
   Дамблдор, недовольно кривясь, вошел в Круг Истины. В зале стояла гробовая тишина, всем было невероятно интересно, что скажет главный обвиняемый.
  
   Судьи переглянулись и начали допрос. Минуты истекали одна за другой, а перед потрясенными слушателями постепенно разворачивалась жизнь мага, в угоду своим амбициям развязавшего две кровопролитные войны...
  
   Отцом самого светлого мага современности был чистокровный маг, матерью - маглорожденная волшебница. Казалось, что это очень дружная семья во главе с патриархом Рода, соблюдающая традиции... вот только, все это было иллюзией.
  
   Множество факторов, что называется, сошлись и в результате породили того, кто решил, что Общее благо это высшая цель.
  
   Мать Альбуса была маглорожденной, его отец женился на ней, чтобы обновить кровь. Выросшая в набожной протестансткой семье, девушка не сильно интересовалась смыслом и сутью традиций и обычаев чистокровный, но зато она с детства впитала такое понятие, как внешнее приличие. Неважно, что творится за фасадом, на людях все должно выглядеть идеально.
  
   Никто не хочет выносить свои недостатки на суд общественности, но ужасно, когда пристойность превращается в лицемерие.
  
   Недостатком семьи Дамблдоров стала маленькая Ариана.
  
   После того, как на шестилетнюю девочку напали подростки и жестоко над ней издевались, девочка сошла с ума. Персиваль Дамблдор отомстил и сел в Азкабан, а семье пришлось переехать в Годрикову впадину. Оставшись одна, с тремя детьми, Кендра Дамблдор не смогла уследить за своими отпрысками, подменяя воспитание внешними приличиями, что в конце концов привело к закономерному результату.
  
   Альбус рос сильным магом, причем, магом с амбициями. Вот только развернуться ему было негде, Англия - крайне консервативная страна, и, хотя он и потомок старого Рода, только кроме силы и имени, титула у Рода не было, а так хотелось!
  
   Ведь только с титулом можно стать членом Визенгамота, титул открывает множество дверей, титул дает возможность общаться с высшей аристократией на равных... а его нет и не предвидится! Юношеский максимализм и желание иметь все и сразу толкали на авантюры, вот только толку от этого не было.
  
   Как бы Альбус не надувал щеки, высшая аристократия принимать его в свои сплоченные ряды не спешила.
  
   И тут подвернулся шанс.
  
   Гриндевальд. Юный, сильный, амбициозный потомок древнего аристократического Рода. Такой же одержимый желанием изучить все и изменить многое, он с легкостью входил туда, куда Альбусу хода не было и с легкостью общался с теми, кто на Дамблдора и глядеть не хотел.
  
   Все было прекрасно, Альбус сумел его заинтересовать, стать другом и не только и эту идеальную картину портила только одна досадная помеха - Ариана.
  
   За слабоумной сестрой, не могущей сдержать свою магию, надо было присматривать, а ему хотелось свободы! По-хорошему, сестру давно надо было отдать в Святого Мунго, НО ВНЕШНИЕ ПРИЛИЧИЯ! Что люди скажут?!
  
   Сестра превратилась в кандалы, не дающие взлететь и расправить крылья. В юности хочется гулять и сходить с ума от любви, а не смотреть за увечным созданием. А меж тем, болезнь девушки прогрессировала, она уже убила свою мать в приступе безумия и Альбус остался только с братом.
  
   Гриндевальд, меж тем, тоже бредил Всеобщим благом, но еще больше он бредил легендарными Дарами Смерти. Семена упали на благодатную почву, Альбус мечтал найти Воскрешающий камень и вернуть к жизни своих родителей, чтобы снять с себя, наконец, груз ответственности за сестру, он уже планировал путешествие, когда его резко обломал Аберфорт, напомнивший об Ариане.
  
   Альбус вскипел, пришедший в гости Геллерт неожиданно втянулся в потасовку меж братьями, вышедшая из комнаты Ариана оказалась в эпицентре сражения и погибла.
  
   Этот момент стал переломным. Умом Альбус понимал, что именно его заклинание прервало жизнь сестры, вот только принимать это он не захотел, свалив всю вину на Геллерта, хотя и не обвиняя его напрямую.
  
   Они общались и дальше, идея найти легендарные артефакты все сильнее овладевала умом Альбуса, и все сильнее им овладевала жажда власти. Находясь рядом с Геллертом, видя недоступную ему роскошь и вращаясь в недоступных ему ранее кругах, Альбус все сильнее хотел стать таким же аристократом, вот только путь, который предложил Геллерт...
  
   Быть всего-лишь соратником, вторым номером... он мечтал не о таком!
  
   Это его Род должны чествовать, это ему должны повиноваться! Впрочем, участь Геллерта решило не это, а Бузинная палочка. Интерес к артефактам к этому моменту перешел в самую настоящую манию, так что... не повезло.
  
   А меж тем в мире сгущались тучи и вовсю шла подготовка к войне. А Геллерт, подстрекаемый Альбусом, все больше увязал в делах созданного им Ордена и все больше терял связи с реальностью. И если раньше Альбуса это устраивало, как же, его любовник - Темный Лорд (ну почти), и вовсю толкал его в большую политику, используя как прикрытие для себя, то теперь он уже просто не мог остановиться.
  
   Лавина сорвалась с вершин и надо было успеть удрать, пока не раздавило.
  
   Альбус недаром был учеником Фламеля, древний маг его многому научил, и в первую очередь, терпению и пренебрежению к окружающим. Ведь кто для бессмертного люди, даже долгоживущие маги? Бабочки-однодневки, не больше...
  
   Альбус демонстративно разругался с Геллертом, используя предложение стать официальным соратником как предлог и принялся неторопливо создавать коалицию против нового Темного Лорда.
  
   Все шло по накатанной, как гоблинские тележки по колее.
  
   Альбус хотел власти и признания, он искал выход и нашел. Школа.
  
   Власть над неокрепшими умами и над древним Замком, хранящим множество секретов.
  
   Постепенно магам стала привычна власть Дамблдора, который вызнавал у детей тайны их родителей, не брезгуя легилеменцией, а так же властью опекуна над несовершеннолетними магами, которая также давала многое. И все бы ничего, вот только Аристократия не хотела его принимать и Альбус решил отомстить.
  
   Надо было что-то делать и он придумал. Обнаруженный в приюте последний потомок древнего Рода стал идеальной кандидатурой на роль нового Врага.
  
   Все это требовало времени, но Альбус прекрасно расписал план и стал действовать. Именно поэтому Том Риддл возвращался в адские условия магловского приюта, хотя его с руками бы оторвала любая магическая семья. Именно поэтому лучший ученик Хогвартса не смог найти после выпуска работу.
  
   Именно поэтому Слагхорн поведал ему о кресстражах, забыв упомянуть о чудовищных побочных эффектах.
  
   В своих попытках вырастить пугало, директор не брезговал ничем: зелья, заклятия, артефакты, легилеменция... все шло в ход. Мальчик рос озлобленным и мечтающим отомстить своим врагам, то что требовалось.
  
   Тем временем война была в самом разгаре, Гриндевальд находился на пике своего могущества, он был заметно сильнее, у него была поддержка Рода, вот только Альбус умел ждать. И дождался.
  
   Потрепанный в противостоянии с магами Восточной Европы, Геллерт не смог оказать сопротивление и был побежден в дуэли, для которой был выбран самый подходящий момент - Альбус был не дурак и переть на заведомо более сильного противника не стал, дождавшись его слабости и зарабатывая политический вес.
  
   Маги чествовали Победителя, вот только титул так у него и не появился, хотя его и уважали. Но все равно это было не то!
  
   Да, ему предлагали попробоваться на пост Министра, но у этой должности есть огромный недостаток - она на определенный срок, это раз, реальная власть все-равно в руках других, это два.
  
  
   Толпой управлять проще, если она не образована. Постепенно исчезли обязательные проверки крови, отошли в прошлое уроки множества дисциплин, все, требующее силы, объявлялось темным и запретным. Магический мир Британии превращался в болото.
  
   Орден Вальпурги, созданный изначально с высокими целями, постепенно превратился в террористическую организацию, именем которой очень удобно оказалось стращать обывателей и прикрывать свои неблаговидные дела. Маги не желали вступать под знамена Света, значит... участь нейтральных семей была решена, так же, как и многих светлых. Ведь у них было то, что отсутствовало у директора - деньги. Много денег. А опекунство решало множество проблем.
  
   Участь старших Поттеров была решена, когда Альбус узнал о мантии-невидимке. Зачем она юному лоботрясу? Пакости делать? Такие вещи должны служить делу Света, а не принадлежать непонятно кому!
  
   Меж тем Риддл осознал свою проблему и начал предпринимать попытки ее решить, этого допустить было нельзя. И тут на свет божий выползла Трелони, единственным достоинством которой было отдаленное родство со знаменитой предсказательницей.
  
   Сцена была обставлена, что надо. Обиженный на весь белый свет Снейп даже не задумался, почему собеседование проводится не в кабинете директора, а в каком-то клоповнике, хотя его и должна была насторожить фамилия владельца "Кабаньей головы". Но заигравшийся в шпиона маг совсем об этом не подумал, даже когда его поймали за шкирку.
  
   Преподнеся безумному Лорду пророчество, он только захлопнул ловушку, в которую попались многие.
  
   Назначенные на роль избранной семьи, Поттеры демонстративно погибли, а вот с ребенком вышла заминка, но это было даже на руку. Став самовольно опекуном младенца, Альбус получил доступ к сейфу и, самое главное, не нужно было возвращать мантию. А родные отказались от малыша, в котором активировалось наследие, за которое многие отдали бы правую руку, а то и жизнь. Наследие Певереллов.
  
   Все было идеально, угроза Волдеморта носилась в воздухе, Избранный был где-то там, все просто замечательно, вот только марионетка узнала о кукловоде и обрезала нити, жертвуя собой, чтобы дать свободу другой кукле.
  
   И после этого все пошло под откос...
  
   Маги сидели тихо, словно оглушенные Ступефаем. То, что рассказывал почтенный старец, просто сводило с ума. Сотни и тысячи жизней в угоду амбициям.
  
   Директор с трудом держался на ногах, его лицо посерело и осунулось, руки покрылись старческими пятнами и сильно дрожали. К концу рассказа он был наполовину мертв, жизнь в нем поддерживали десять целителей и три некроманта, не дающие уйти ему за грань.
  
   Никто не хотел, чтобы директор сбежал от правосудия на тот свет.
  
   Судьи переглянулись:
  
   - Вердикт?
   - Виновен!
  
  
  
  ГЛАВА 48.
  
  
   Салазар, прищурясь, смотрел на стоящего в Круге Истины Дамблдора. Старик, а теперь он действительно так выглядел, злобно, с невероятной ненавистью, сверлил глазами судей.
  
   Директор не хотел смириться с поражением. Он еще стоит, он еще дышит и неважно, что его осудили. Он делал это для всеобщего блага! Почему они не хотят этого понимать?!
  
   Огласив вердикт, Судьи встали. Теперь предстоит Суд Магии. Она подтвердит, действительно ли бывший директор виновен.
  
   Неожиданно для всех, Слизерин сделал шаг вперед.
  
   - Уважаемые судьи! Прежде чем магия подтвердит вердикт, я прошу позволения задать мистеру Дамблдору несколько вопросов.
  
   Судьи переглянулись и, посовещавшись, кивнули.
  
   - Три вопроса, не более. Прошу вас, лорд Певерелл-Слизерин.
  
   - Благодарю.
  
   Салазар подошел к Кругу и некоторое время поизучав Альбуса, тихо спросил:
  
   - Где находятся портреты Основателей?
  
   Директор скривился, но магия Круга не давала ни малейшей возможности соврать или как-то утаить информацию.
  
   - Под полом Большого Зала. Заперты в Сфере Лонгина.
  
   Салазар зашипел, но сумел взять себя в руки. Теперь ему было понятно, почему не только он не смог их найти, но и домовики.
  
   - Кто посмел их запереть?
  
   - Диппет. В начале своей карьеры.
  
   - Ясно... - лицо Салазара исказила злобная усмешка. - Я это ему еще припомню. Хорошо... и еще одно... - Салазар придавил мага взглядом, обещавшим все муки ада, - еще одно... ваш Род принимал участие в истреблении потомков Основателей прямо или косвенно?
  
   Альбус вздрогнул. Его затрясло, по вискам потек пот, пальцы рук скрючило. Целители и некроманты переглянулись и дружно составили Круг удержания, не давая возможности телу развалиться и отказать окончательно, а душе сбежать на тот свет.
  
   Салазар молча смотрел на корчащегося, но не произносящего ни звука, Дамблдора. Этот приступ полностью прояснял ситуацию и, прежде чем судьи решили прервать допрос, маг произнес фразу отказа от вопроса.
  
   Серо-зеленый Альбус, тяжело, загнанно хрипя, осел в Круге, утирая рукавом текущую из уголка рта слюну и глядя на стену глазами с полопавшимися сосудами.
  
   Зал потрясенно молчал и шушукался, обсуждая все увиденное. Через полчаса, когда мага привели в порядок и подняли на ноги, судьи подошли к Кругу и начали речитативом читать воззвание к Магии, моля о вынесении решения. Слова рокочуще разносились по помещению, падая в тишине, словно могильная земля на гроб.
  
   Неожиданно засветился Круг. Стоящий на подрагивающих от усталости ногах Альбус застыл, вперясь невидящим взглядом куда-то в неизвестность. Судьи замерли, словно статуи, их глаза засветились серебристым светом, словно маленькие луны, маги сейчас полностью находились во власти Магии.
  
   - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, - слаженно произнес трехголосый хор, - Вы признаны виновным. Приговор окончательный и изменению не подлежит. В наказание за свои преступления вы будете подвержены превращению в Живой камень, а на ваш дух налагается Обет Правдивости. Отныне вы будете стоять в виде статуи в определенном судьями месте. Каждый желающий сможет задать вопрос и получить от вас ответ. И будет это продолжаться до тех пор, пока вы не раскаетесь в совершенных вами преступлениях. Если раскаяние наступит, душа отправится на Большой круг перерождений, начиная с тварей бессловесных. Да будет так!
  
   Последние слова прогремели громом. Застывшие маги в ужасе наблюдали, как начиная с пальцев ног Дамблдор начал каменеть: мантия почернела, превращаясь в базальт, холод пронзил все тело. Маг дернулся, но это было бесполезно и, через десять минут жутких хрипов, перед потрясенными наблюдателями застыла статуя из отполированного черного камня - жуткий конец жизни, но не существования того, кого по иронии судьбы назвали Белым.
  
   ***
  
   Слизерин удовлетворенно смотрел на черную статую, сквозь которую прекрасно видел душу Альбуса, не имеющую сил покинуть ставшую капканом неразрушимую оболочку. Живой Камень - кошмарнейшее наказание... тот, кто становился статуей, все видел, слышал и чувствовал, но не мог не то, что умереть, а даже впасть в забытье или сойти с ума... воистину страшное наказание. А уж зная характер Альбуса... стоять он будет долго. Если не вечно. С его манией величия раскаяние ему не грозит, по крайней мере, не в ближайшее столетие.
  
   Меж тем, служитель аккуратно отлевитировал статую в сторону, и разбирательства продолжились. Все, кто участвовал в Суде, получали Приговор.
  
   Обделенным никто не остался. Кого-то, как наемников Ордена, приговорили к смерти, кого-то к заключению... но чаще всего, приговором становилось требование исправить причиненный вред.
  
   МакГонагалл, например, осталась в Хогвартсе, но должности декана и заместителя директора с нее сняли, оставив только должность профессора трансфигурации, причем, чтобы преподавать, она должна была пройти переаттестацию в Гильдии мастеров, и только тогда у нее появлялась возможность вернуться в школу.
  
   Флитвика также обязали пройти переаттестацию, чем маленький профессор остался очень доволен, ведь теперь он сможет преподавать так, как надо, а не так, как от него требовали.
  
   Мадам Помфри лишили звания и права лечить, теперь она будет только уборщицей в клинике Святого Мунго, в отделении для безнадежных больных - магию там использовать все равно нельзя, так что, придется ручками...
  
   ... - Питер Максимилиан Петигрю! В Наказание за предательство, вы будете находиться в своей анимагической форме до конца своих дней! И срок вашей жизни будет сто двадцать лет.
  
   - Аластор Лестер Моуди! Ваше ИМЯ навеки будет предано позору, а ваш Род и все ваше состояние отходят пострадавшему от вас Сэмюэлю Барнсу, который с этого момента будет носить имя Сэмюэль Гавейн Моуди. На него отныне налагается задача восстановить честь Рода Моуди.
  
   - Теодор Родерик Нотт! Убивая невинных, вы заслужили наказание! Вы должны принять в Род троих детей и воспитать их, как должно! Также, вы должны восстановить свое Родовое умение - Оружейник, и стать Мастером. Как Мастер, вы обязаны воспитать пять Учеников.
  
   - Люциус Абрахас Малфой! Вы обязаны приложить все свое умение, дабы восстановить авторитет своей Родины; также вы должны принять двоих детей в Род и воспитать их, как должно!
  
   Имена перечислялись, одно за другим, наказание находилось для каждого. Наконец, когда все маги, которые участвовали в суде, закончились, судьи хором произнесли:
  
   - Лилиана Роза Поттер, Джеймс Карлус Поттер!
  
   Круг Истины засиял и в нем появились те, кто когда-то считались героями. Вид у супругов был неважный: Лили осунулась и как-то резко постарела, Джеймс смотрел злобно, он тоже сдал.
  
   - Джеймс Карлус Поттер! Вы лишаетесь права носить Имя Рода, который вы опозорили своими действиями. Отныне имя ваше Ноун. Вы лишаетесь своего статуса чистокровного, а также своей магии.
  
   - Лилиана Роза Поттер! Вы извратили понятие "мать" своим отказом от ребенка, поэтому вы, также как и ваш супруг, лишаетесь магии и Имени. Вы лишаетесь права на имущество Рода Поттер, вам остается только триста двадцать галлеонов - именно столько, сколько потратил ваш сын за свою жизнь. Все связи с Родом Поттер оборваны, также, как и связи с другими родами. За пренебрежение своими родительскими обязанностями, на вас накладывается бесплодие.
  
   Круг вспыхнул и маги исчезли. Зал потрясенно молчал, переваривая приговоры.
  
   ***
  
   Мгновение и супруги повалились на холодный, грязный асфальт. Мелко моросил дождик, от земли тянуло стужей. Лили приподняла голову и огляделась, пытаясь прийти в себя: кусты, грязь, асфальтовая дорога, поля, неподалеку одинокий указатель. Она встала и, пошатываясь, подошла к нему. Надпись красноречиво свидетельствовала, что через десять миль они увидят Литтл Хеддингтон, с населением в десять тысяч человек.
  
   Лили захрипела и упала на колени, в кармане пальто что-то зашуршало. Она вытащила из кармана пачку фунтов: довольно тощую, как на ее взгляд. Женщина не сомневалась, что там эквивалент трехсот двадцати галлеонов.
  
   ***
  
   Комната была небольшой, но уютной: маленький камин, два стула, небольшой стол. Солнце ласково светило сквозь тонкие занавески, за окном качались деревья. Близнецы старательно писали ответы на вопросы, сдавая свой первый экзамен по Законам магии.
  
   Списать или подсмотреть было можно, но парни об этом даже не думали: Магию не проведешь. Если они будут хоть в чем-то мухлевать, их рабство растянется на неопределенный срок, а они не этого хотели. Поставив последнюю точку, парни встали и пошли заниматься работой: замок был большим и поддерживать его в хорошем состоянии стоило больших усилий.
  
   ***
  
   Себастиан и Доротея внимательно слушали Райвена, читающего лекцию по трансфигурации. Все Поттеры старались хоть чему-то научить своих потомков и скучать у детей времени не было.
  
   ***
  
   Хогвартс гудел. Получив газеты, в которых были полностью напечатаны приговоры всем присутствующим, ученики принялись обсуждать, как теперь изменится их жизнь: ведь очень многих это касалось напрямую.
  
   ***
  
   Волдеморт, сгорбясь, сидел в кресле в своем кабинете, переваривая свое наказание. Оно было... своеобразным. Маг тяжело откинулся на спинку, смотря в потолок и не видя. Когда-то он о таком мечтал... потом, это стало навязчивой идеей, манией, самой натуральной... а теперь, когда ему расчистили путь и указали, куда идти... Мага трясло, у него был самый натуральный мандраж. Недаром ведь говорят, что нужно боятся своих желаний... они ведь и исполнится могут!
  
   Маг устало потер глаза, вздыхая, как неожиданно почувствовал, что сквозь защитные щиты кто-то прошел, словно горячий нож сквозь масло. Волдеморт вскочил и вылетел в зал с портретами, где находился источник магического возмущения.
  
   От увиденного он резко остановился, не веря своим глазам. Посреди зала стоял Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, собственной великолепной персоной и жутко, очень нехорошо и предвкушающе улыбался. Великий темный маг держал в руках какой-то длинный и тонкий тряпичный сверток.
  
   У Лорда нехорошо закололо и засосало под ложечкой и завыла интуиция: она ничего хорошего от этой улыбки не ждала. Мраксы едва не вываливались из картин, смотря на своего потомка злорадными глазами; Мариав, сложив на груди руки, довольно скалилась.
  
   - Гхм... Приветствую Вас, милорд, - откашлявшись, Волдеморт попытался взять себя в руки. Салазар радостно улыбнулся, от чего Лорду дико захотелось сбежать куда подальше, и небрежно повел рукой. Стены зала на мгновение засияли. Волдеморт сглотнул.
  
   Салазар положил сверток на маленький столик, аккуратно развернул тонкую ткань, и у Волдеморта потемнело в глазах: внутри оказались... розги.
  
   - Мой милый Наследник... - нежно прошипел Салазар на серпентарго, - ты громко и часто называл себя моим Наследником... ты им и оказался... это хорошо...
  
   Маг задумчиво прошелся вдоль стены, глядя на застывшего в шоке Волдеморта, как удав на кролика.
  
   - Но вот задумывался ли ты, что означает титул Наследника... судя по всему... НЕТ! То, что ты творил... да за такое, тебя убить мало! Поэтому, я займусь твоим воспитанием... тем более, этого хочет Магия.
  
   Слизерин задумчиво посмотрел на совершающего странные поползновения мага и злорадно хмыкнул:
  
   - Не поможет. Отсюда тебе не сбежать. Так что, дорогой НАСЛЕДНИК... снимай мантию и ложись на вот эту самую лавку, буду учить тебя уму-разуму. Впрочем, в признание некоторых заслуг, разрешаю тебе самому выбрать розгу. Прошу, - и маг вальяжно повел рукой, указывая на пучок длинных, гибких прутьев.
  
  
  
  ГЛАВА 49.
  
  
  Волдеморт мрачно смотрел в чашку с чаем, пытаясь хоть как-то переварить воспитательные методы Слизерина. Основатель подошел к процессу крайне ответственно: розги были вымочены в специальном зелье, увеличивающем крепость и гибкость прутьев, а каждый удар сопровождался подробным разъяснением, за что и почему...
  
   - Кто позволил Вам, мой дорогой Наследник, говорить про меня всяческие небылицы? Это Вам за то, что приписывали мне то, чего не было! Это за бредни о моей ненависти к маглам! За что мне их ненавидеть? Я их не люблю, но я и магов не очень люблю, так что?
  
   - Это за незнание традиций!
  
   - Это за нежелание узнать традиции!
  
   - Это за недостойное Лорда поведение!
  
   - Это за отвратительную репутацию, появившуюся благодаря вашим усилиям!
  
   - Это за рабское клеймо! Как ты вообще посмел такое сделать?!
  
   - А это за нападения на маглорожденных! Кто вам дал право карать? Вы что, палач? Или Судия?
  
   - Это за убийство своей семьи!
  
   - А это за нападение на ребенка! Дети неприкосновенны!!!
  
   Салазар перечислял долго. И орудовал розгой еще дольше, магу уже начало казаться, что его многострадальная задница распухла до неимоверных размеров и никогда не вернется в прежнюю форму. Каждый последующий удар только заставлял все сильнее стискивать зубы, чтобы не орать.
  
   Так плохо ему никогда не было.
  
   Наконец, лорд угомонился, и рывком поднял застонавшего и перекосившегося от боли Наследника с лавки. После чего вручил ему банку с зельем и отправил в покои, лечиться и переваривать наказание.
  
   Через час, когда мазь подействовала и Мракс, наконец, смог нормально двигаться, его позвали на обед.
  
   Переодевшись, маг спустился в столовую и, морщась от остаточных ощущений, сел во главе стола. Смотреть на Слизерина не хотелось. Такого унижения он никогда не испытывал. Даже в приюте.
  
   - Дуешься? - мягкий голос мага разбил тишину. Мракс скрипнул зубами. Внутри все просто клокотало, как магма в вулкане. Хотелось орать, драться и терзать, пытать, чтобы кровь лилась рекой. Руки тряслись, но Мракс прекрасно понимал, что против Слизерина ему не выстоять. Это будет самоубийство, глупое и крайне мучительное.
  
   - Глупый. Глупый ребенок... - Слизерин неожиданно встал и, подойдя к Волдеморту, сел рядом и прижал его к себе. Маг дернулся, но руки держали крепко и мужчина неожиданно почувствовал, что из глаз катятся слезы. Объятия Слизерина прорвали плотину, воздвигнутую Волдемортом в душе.
  
   - Глупое дитя... тяжело быть одному. Тяжело... я понимаю... у самого жизнь была... веселая... - Слизерин грустно скривился, вспомнив свое детство. - Только запомни. Теперь ты не один.
  
   - Правда? - совершенно по-детски тихо спросил самый страшный Темный маг этого столетия.
  
   - Правда, - твердо ответил самый первый официально признанный Темный лорд Англии. - Истинная правда.
  
   Даже Темным лордам не хочется быть в одиночестве.
  
   ***
  
   Ученики пожирали глазами Слизерина, разламывающего заклинаниями пол Большого зала. Выглядело все неимоверно эффектно: куски пола под взмахом палочки с треском и хрустом отламывались и взлетали в воздух, паря над разломом. Салазар сосредоточенно смотрел в пролом, поднимая куски гранита, пока не показался металл. Один взмах - и над полом повис металлический ящик, размером два на два ярда и толщиной примерно с фут, может больше.
  
   Слизерин слегка улыбнулся и стал возвращать камни на место, после чего прошипел заклинание и пол принял первозданный вид.
  
   Маг, прищурившись, недовольно скривился и принялся вскрывать ящик. Руны на металле горели огнями Святого Эльма, вспыхивая при каждом заклинании. Процесс был медленным и неторопливым. Минуты текли одна за другой, ученики шушукались, обсуждая происходящее, члены Попечительского совета только головами покачивали в изумлении, ощущая, какая мощь вкладывается в произносимые на нескольких языках заклинаниях.
  
   Через полчаса кропотливой работы ящик распался на части, с грохотом свалившиеся на пол, а потрясенной общественности открылось содержимое - три портрета, сложенных стопкой. Салазар пролевитировал их к стене и прикрепил на законное место жительства, после чего взмахом руки скрыл их под тканью.
  
   - Они будут медленно просыпаться, не стоит их тревожить.
  
   - А кто там изображен, милорд? - поинтересовался Прюэтт.
  
   - Мои брат и сестры, - ласково улыбнулся Слизерин.
  
   - Ваши?..
  
   - Хельга, Ровена и Годрик. Моя семья. А теперь займемся делами.
  
   ***
  
   Разнос Салазар решил провести в кабинете директора. Не дело, если на это станут глазеть ученики.
  
   Кабинет расширился, и места хватило всем. Попечительский совет в полном составе, немногочисленные учителя, оставшиеся в школе после всех перетрубаций и кандидаты на это почетное место. Минерва отсутствовала, проходя переаттестацию, Флитвик сиял, Снейп мрачно обдумывал свое будущее. Салазар осмотрел присутствующих, как палач - смертников.
  
   - Господа. Я вами крайне недоволен. То, во что мы вкладывали столько усилий, вы развалили буквально за несколько лет. Да, вы! - резко заткнул начавших возмущаться магов Слизерин. - Попечительский совет был создан не для красоты, а для выполнения совершенно определенных действий! Вместо этого... - маг поджал губы, пытаясь успокоиться, - ладно... об этом позже. Начнем с учителей. Действующих. Итак, господа. Начнем с профессора Флитвика. Да, вы занимались своим факультетом, уделяя ему немного больше внимания, чем ваша коллега МакГонагалл. НО! Почему у вас ученики издеваются друг над другом, а вы не принимаете мер? Луна Лавгуд, если вы, конечно, такую помните.
  
   - Дальше. Профессор Снейп. Притча во языцех... - ядовито ухмыльнулся маг, - декан моего факультета... язва, стервец, мстительное, причем, совершенно не там где надо и не тем, кому надо, создание... Мастер Зелий, вырабатывающий у учащихся восхитительный условный рефлекс - отвращение к своему предмету, не воспитавший ни одного Ученика и гений, не умеющий внятно объяснить варку элементарного зелья. Браво! - лорд несколько раз свел ладони, имитируя аплодисменты. Снейп побледнел, закаменев. Правдивые слова больно ранили чувствительное самомнение. Ситуация ухудшалась тем, что сейчас по его нежно лелеемому самолюбию топтался его кумир. Северус сжал кулаки и принял решение, обдумываемое уже давно. Или сейчас... или уже никогда.
  
   - Что скажете, Мастер?
  
   Снейп рухнул на колени под взглядами обалдевшей публики и, смиренно склонив голову, произнес:
  
   - Уважаемый Магистр, прошу принять мое искреннее раскаяние...
  
   Салазар вскинул бровь, с интересом разглядывая Снейпа, подумал и кивнул:
  
   - Принимаю...
  
   - И прошу принять меня в Ученики, дабы я мог приобщиться к вашей мудрости, - твердо произнес Северус, сверля взглядом пол. Слизерин расхохотался и весело оскалился:
  
   - Ну надо же! Какая наглость! Изумительно! И вас не пугает моя репутация?
  
   - Нет, милорд! Только вдохновляет!
  
   - Хм... это будет интересно... Хорошо! - Слизерин встал и, подойдя к Снейпу, положил ему на голову ладонь. - Я, Салазар Игнотиус, лорд Певерелл, лорд Слизерин, принимаю тебя, Северус Тобиас Снейп, лорд Принц, в Ученики. Да будет так! И так будет!
  
   На большом пальце правой руки Северуса появилось тонкое серебряное кольцо - простой ободок, украшенный изображением маленьких корон, который сообщал всем внимательным, что носящий его является Учеником. Магистра.
  
   Присутствующие рассыпались в поздравлениях, глаза Снейпа довольно блеснули. Слизерин слегка прикрыл глаза: пусть порадуется, наплакаться он еще успеет. Подождав несколько минут, маг кашлянул, привлекая внимание, и продолжил разнос. Досталось всем.
  
   Трелони Слизерин уволил. Алкоголичка и наркоманка с поехавшей крышей ему не нужна. Бинса заменили ЖИВЫМ преподавателем, с привидением маг пообещал разобраться сегодня же. Помона Спраут осталась на своем месте, ей единственной маг был более-менее доволен.
  
   Слизерин не мелочился: он полностью вернул все предметы, которые велись в Хогвартсе в первое столетие. Когда лорды увидели, СКОЛЬКО предметов изучали ученики, они просто обалдели. Еще бы! Сравнить тот позор, который преподавался в настоящее время и то, что было в начале... Небо и земля!
  
   О половине предметов в школе не слыхали уже с пол тысячелетия...
  
   И для всего надо было найти специалистов, которым предлагалось очень неплохое жалование...
  
   Как оказалось, Основатели весьма ОСНОВАТЕЛЬНО позаботились о школе, не желая, чтобы она страдала от недостатка финансирования. С гоблинами был заключен договор, и в сейф каждый месяц ложилась в течение пятидесяти лет определенная сумма, после чего, то, что получилось, было пущено в ход.
  
   За века непрерывного оборота сумма выросла, и даже очень, так что, и через девять веков школа была богатейшей. На недоуменный вопрос попечителей, почему они об этом не знали, Салазар только хмыкнул:
  
   - А вы спрашивали?
  
   Спустя несколько часов, когда все формальности были улажены, домовики подали чай с бутербродами и выпечкой. Салазар отпил глоток из чашки, смачивая пересохшее горло.
  
   Разобравшись с первыми проблемами, следовало решать следующую порцию.
  
   На ужине маг сделал объявление, шокировавшее всех:
  
   - Уважаемые господа учащиеся! С завтрашнего дня школа начнет функционировать так, как должно, так, как она работала при открытии. И начнем мы с того, что почему-то запретили пятьдесят лет назад. С проверок Статуса. Зелья и пергаменты уже заказаны, так что, завтра вы узнаете, кем именно являетесь, а также, кем являются ваши предки.
  
   - Возможно, вы узнаете что-то новое, возможно, нет. Но это необходимо. В зависимости от результата проверки будет выстроена вся ваша учеба. Следующее. После проверок, все пройдут перераспределение. Объясню, почему. Как вы знаете, Шляпа проводит распределение по чертам характера: храбрецы, хитрецы и прочая чушь. Так вот. Распределение проводится не по чертам характера - это крайне эфемерный и ненадежный показатель, а по склонности к тому или иному направлению магии.
  
   - А можно подробнее? - робкий голос какого-то ученика прорезал воцарившуюся тишину. Попечители, так же, как и ученики, сидели с обалдевшими лицами и изумлением в глазах, просто скрывали это получше.
  
   - Можно... - улыбнулся Салазар. - Итак. Гриффиндор. Так называемые храбрецы. - маг скептически хмыкнул. - На этот факультет попадают те, кто имеет склонность к боевой магии и связанным с ней дисциплинам: трансфигурация, артефакторика, магия крови, обращение с оружием всех видов, стихийная магия в некоторых аспектах. Боевой маг это не храбрец, лезущий на рожон и уж никак не благородный рыцарь. Боевой маг это стратег и тактик в одном флаконе, трезво просчитывающий все варианты исполнения задуманного, умеющий осознанно жертвовать и осознанно убивать. Осознанно. Трезво. Здравомысляще. Только так и не иначе. Годрик будет крайне недоволен тем, во что превратили его факультет за прошедшее время.
  
   - Дальше. Хаффлпафф. Целители. Хельга была дочерью ярла, что наложило свой отпечаток. Она с детства ходила с отцом в походы, не брезгуя грабежами и налетами. В его команде она часто выполняла роль целителя, ведь вовремя оказанная помощь это залог успеха, кроме того, у нее был дар к стихийной магии - магии земли. Она могла вырастить все, что угодно. Поэтому ее дом выпускал целителей, гербологов, к которым выстраивались очереди зельеваров, палачей (присутствующие дружно выпучили глаза), Мастеров Зверей. Примером истинного ученика данного факультета можно представить Невилла Лонгботтома. Прирожденный герболог, весь в свою славную прародительницу.
  
   Присутствующие дружно уставились на покрасневшего, но сохраняющего невозмутимое лицо парня. Салазар продолжил:
  
   - Дальше. Равенкло. Ровена была необычайно умной женщиной. Ритуалистика во всех ее формах (демонология, некромантия и так далее), нумерология, чары, исследования. В этом было ее призвание.
  
   - И, наконец, мой факультет. Алхимия. Все, что можно связать с этим понятием. Зелья, яды, химерология, темная магия, защита от темных сил. Никаких хитрецов, никаких храбрецов. Только предрасположенность к определенным видам деятельности. Завтрашний день будет целиком посвящен проверкам, после чего будет проведено Распределение. К моему огромному огорчению, на Шляпу кто-то очень давно, несколько столетий уже как, наложил несколько крайне специфических заклятий, подкрепленных артефактами, из-за чего она стала распределять немного... неправильно. Обещаю, виновные будут наказаны... - Слизерин нежно улыбнулся своим мыслям.
  
   - Но... вы сказали... что очень давно... виновные ведь наверняка мертвы! - озвучил одолевающие всех присутствующих мысли Флинт. Слизерин пожал плечами. - И что? Для Певерелла это совершенно не проблема.
  
   ***
  
   Волдеморт неторопливо принимал ванну, готовясь к предстоящему ритуалу. Уже через пару дней Салазар проведет обряд по воссоединению с крестражами. Маг вздохнул и опрокинул в рот очередной флакончик с зельем. Основатель без обиняков заявил ему, что своим видом он калечит его чувство прекрасного, поэтому пора принимать меры, уже все почти готово.
  
   Мужчина опять вздохнул и вылез из ванны, натираясь очередной мазью. На себя он старался не смотреть. Чувство прекрасного страдало не только у Слизерина.
  
   Закончив с растираниями, маг закутался в теплую домашнюю мантию и сел в кресло у горящего камина. Помимо воли он вспоминал, как рыдал, выплескивая из себя все переживания и стресс за последние месяцы, прижавшись лицом к груди Салазара, словно к отцу, которого у него никогда не было...
   Волдеморт встряхнул головой и решительно кивнул, приняв решение. Он вернет свою внешность, а после... мужчина хищно улыбнулся, рубиновые глаза сверкнули. Да, после он обязательно сделает все, чтобы Слизерин воспринимал его не как капризного ребенка, знающего только свои прихоти, а настоящего Наследника, истинного Лорда!
  
  
  
  
  ГЛАВА 50.
  
  
  Салазар удовлетворенно посмотрел на затухающий на полу рунный круг и слегка улыбнулся. Сегодня он провел последний обряд из целой череды намеченных, пробуждая замок. Маги уже не помнили, но когда-то Хогвартс был совершенно другим... Пора его разбудить.
  
   ***
  
   Ученики потрясенно ахали и вертели головами. И было, от чего! Хогвартс в очередной раз изменился.
  
   Большой зал стал еще больше, почти вдвое, пол сверкал, вымытый и натертый до блеска, выложенные плитками узоры стали еще ярче. На стенах появились мозаики, с изображениями различных волшебных зверей и птиц. Факелодержатели стали еще красивее и разнообразнее. Длинные столы и лавки, за которыми сидели ученики, тоже претерпели изменения: теперь вместо одного длинного стола на каждый факультет появились небольшие столики на четверых, стоящие поближе к стенам, оставляя середину зала свободной, а лавки стали великолепными резными стульями.
  
   Скатерти, расшитые по краям гербами Хогвартса, слепили глаза белизной, сервировка стала еще утонченнее, каждый столик украшал небольшой букет.
  
   Но поражало даже не это.
  
   Взгляд входящих приковывали к себе знамена. Дымка, мешающая разглядеть гербы нормально, исчезла.
  
   Каждый маг, учившийся в Хогвартсе, знал эти гербы и цвета. Как говорится, ночью разбуди и тебе ответят. Но теперь они выглядели по-другому.
  
   Лев стал мантикорой, ворон изменился, вместо барсука появилось странное животное, а змей стал василиском.
  
   Преподаватели, количество которых резко увеличилось, встали за тремя столами, в которые превратился общий. Слизерин вышел на середину зала:
  
   - Уважаемые ученики! Как вы видите, Хогвартс наконец приобрел практически тот вид, какой имел когда-то. Сегодня у нас будет очень интересный и познавательный день, который принесет много открытий. Для вашей моральной поддержки я пригласил ваших родителей, которые прибудут через час, к окончанию завтрака. Как вы видите, столиков много, поэтому, присаживайтесь, и приступим. Всем приятного аппетита!
  
   Через час, когда с едой было покончено, вдоль стен появились стоящие в два ряда стулья, двери открылись, и в Зал стали входить родители учеников. Салазар пригласил всех, невзирая на происхождение. Пришли даже Уизли, правда Молли была подозрительно тихой.
  
   Открылась боковая дверь, в зал вошли гоблины с сундучками в руках. Салазар встал:
  
   - Итак. Сегодня мы проводим то, что когда-то было обязательным действием: проверка крови. Для чего это делается. Как вы знаете, мир магов тесен. Все чистокровные рода связаны между собой различными связями, но... это те, кто известен. Однако, в жизни случается всякое, Рода уходят в тень, умирают и создаются, вырождаются... Очень многие даже не знают о своих корнях и происхождении, а ведь это крайне важно. Зная свой статус, можно найти родственников, получить поддержку, создать новый Род... примером может стать леди Грейнджер, которая стала Основательницей нового чистокровного Рода... деяние, которое, к моему огромному сожалению, стало неимоверной редкостью! А ведь за время управления Хогвартсом моими братом и сестрами, были основаны пятьдесят три Рода! - Салазар покачал головой, оглядывая шушукающийся зал.
  
   - Дальше. Все чистокровные проходят подобную проверку после рождения, это закон. Однако... есть еще и те, кого называют полукровками и маглорожденными. Очень часто они о такой процедуре даже не слышали, а зря. Ведь зная свои дары и предрасположенность, можно их развить. После проверки, которая покажет ваш статус, состояние магии и здоровья, определит дары и способности, будет проведено перераспределение. И в этом мне помогут... очень знакомые вам маги. Еще... информация о ваших дарах и способностях будет полностью конфиденциальна. Начнем!
  
   Гоблины разошлись к столикам и стали раздавать ученикам листы пергамента, объясняя, что необходимо сделать. Ученики зачарованно следили, как возникают надписи и изображения, родители изнывали от любопытства, пытаясь держать себя в руках, гоблины тихо поясняли написанное. То и дело звучали потрясенные и изумленные восклицания, ученики ерзали на местах, спеша поделиться новостями с родителями, некоторые сидели в ступоре, несколько подростков расплакались.
  
   Особенно интересно проходила проверка учеников Гриффиндора, где было больше всего маглорожденных и полукровок, а также выходцев из бедных чистокровных семей. За их столиками царило ошарашенное молчание, некоторые ученики скрипели зубами, читая результаты, Уизли, сидящие за отдельным столиком, были красного цвета, но молчали.
  
   Через полчаса начали оглашать результаты. Если с чистокровными никаких неожиданностей, связанных с происхождением, не было, то вот с полукровками и маглорожденными были казусы. Как оказалось, у большинства маглорожденных были родственники-маги. Так, Симус Финниган оказался дальним родственником хиреющего ирландского рода Финне. Братья Криви были потомками изгнанных из рода Нотт сквибов. Томас Дин с изумлением узнал, что у него есть невероятно дальний кузен - Кингсли Шеклбот. Еще несколько учеников оказались Новой кровью: Пикс Джереми, Аккерли Стюарт, Кут Ричи. Еще одна ученица, Сквирк Орла, оказалась очень дальней родственницей Малфоев. Услышав это, лорд Малфой задумчиво прищурился.
  
   Увидев устремленные на подростков алчные и расчетливые взгляды, Салазар объявил, что возьмет их под свое покровительство. Он лорд Магии, а кто с этим не согласен... А вот со здоровьем дело обстояло не очень. Практически все ученики Гриффиндора и половина Хаффлпаффа могли похвастаться наличием в крови целого букета зелий: вражды, рассеяности, доверия. Через два часа, когда все было выяснено, а ученики и их родители успокоились, началось перераспределение.
  
   Один из преподавателей поставил стул, на который положили шляпу, впервые за много столетий выглядящую не как предмет из лавки старьевщика. Салазар подошел и взял ее в руки.
  
   - Прежде, чем мы начнем перераспределение, я хочу рассказать вам историю создания артефакта. То, что вы видите как шляпу, таковой не является. В создании сего... предмета... принимали участие пять человек: я, Годрик, Хельга, Ровена и Шинейд. Годрик был боевым магом. В полном смысле этого слова. Поэтому, за основу мы взяли его боевой шлем. Ровена сделала расчет необходимого ритуала, Хельга создала вечную иллюзию, а я вселил в Шляпу душу мага, согласившегося на такое посмертие. Шинейд был прекраснейшим воспитателем и очень любил детей и Школу, не пожелав и после смерти с ней расстаться. Так что... приветствуйте! Шинейд!
  
   Маги переглянулись. Да уж... если у кого и были какие-то иллюзии по поводу Основателей, то эта мини-лекция зарубила их на корню. Создание одушевленного артефакта - это вам не порт-ключи клепать на коленке. Салазар, меж тем, слегка улыбнулся и плавно повел рукой. Ткань, скрывающая портреты, исчезла, открывая пустые рамы.
  
   -- Создавая Хогвартс, мы славно потрудились. Однако... маги живут долго, но не бесконечно. Поэтому, были приняты определенные меры. Позвольте представить вам... Годрик, лорд Гриффиндор.
  
   В центре зала появился светящийся шарик света, разросшийся в высокую, могучую фигуру светловолосого мужчины лет сорока, одетого в необычного вида доспех. Зал ахнул, глядя на легендарного мага, окинувшего зал пронзительным взглядом.
  
   - Хельга Хаффлпафф.
  
   Рядом с Годриком появилась высокая блондинка, истинная валькирия, судя по цепному моргенштерну, обвивающему талию.
  
   - Ровена Равенкло.
  
   Статная черноволосая женщина, настоящая роковая красавица, чей образ портили только необычайно умные и проницательные глаза, небрежно повела плечом, в ответ на восхищенные взгляды.
  
   - Мои сестры и брат помогут провести распределение, поэтому приступим. Шинейд.
  
   Сияющая новизной Шляпа раскланялась и откашлялась:
  
   - Уважаемые ученики! После того, как с меня сняли все, навешанное несколькими директорами добро, мой разум снова стал чист. Так что... готовьтесь! Прошу!
  
   Салазар положил Шляпу на стул и отошел. Флитвик развернул список:
  
   - Господа! Начинаем! Маркус Флинт!
  
   Перераспределение шло полным ходом. Большинство так и осталось на своих факультетах, но не все. Сестры Патил обе попали на Равенкло. Невилл вполне ожидаемо очутился в Хаффлпаффе, провожаемый одобрительными взглядами бабушки и Основательницы. Братья Криви отправились в Хаффлпафф. Еще пять слизеринцев попали на Равенкло, а три студента Равенко наоборот, в Слизерин. Но больше всего внимания привлекли Уизли.
  
   Посаженная на голову Рона Шляпа скривилась, "пожевав" складками, и заявила:
  
   - Даже не знаю, что сказать. С вашей Печатью... Родовые дары блокированы, Силы мало, предрасположенностей практически нет... да и вообще... только одно достоинство, и то используется через пень-колоду, - Шляпу немного перекосило. - Ладно... дам вам шанс... может Годрик вправит вам мозги... Гриффиндор.
  
   С Джиневрой Уизли дела были еще веселее.
  
   - Гхм... занятно... крайне занятно... мозги, вроде, есть, только что ж вы их не используете? А если используете, то не там, где надо? Ладно... Хаффлпафф...
  
   После распределения неожиданности не закончились. Как оказалось, в Хогвартсе изменился не только Большой зал. Учеников расселили по двое - с первого по третий курс. Остальные получили каждый по комнате, не считая Невилла. Как оказалось, для потомков Основателей были построены настоящие покои, состоящие из нескольких комнат.
  
   Салазар представил новых учителей и новые предметы, количество которых погрузило зал в шок, после чего Основатели поделили учеников на четыре части, и вместе с родителями развели по общежитию, показывая новые комнаты и отвечая на сыпавшиеся градом вопросы. Родителей интересовало все: и учеба, и отдых, и то, как получилось, что Основатели вполне себе материальны.
  
   ***
  
   Волдеморт стоял на коленях в рунном круге, одетый в ритуальную мантию, окруженный крестражами. Слизерин нашел даже дневник, как оказалось, он был спрятан в кабинете директора.
  
   Салазар, стоя перед кругом, нараспев читал заклинания, проводя Слияние. Воздух в круге загустел, Волдеморт хрипел, с трудом удерживаясь от воплей: его корежило, тело трансформировалось, приобретая тот вид, который у него должен был быть, магия рвала тело, присоединяя к себе недостающие куски.
  
   Когда слияние завершилось, Мракс упал ничком на пол, потеряв сознание. Слизерин аккуратно поднял его и отнес в покои. Теперь оставалось только ждать.
  
   ***
   Волдеморт со стоном открыл глаза. Голова гудела, как пустой котел, по которому со всей дури влупили половником, по телу словно пробежалось стадо гиппогрифов, причем, эти твари промчались по нему не один, и даже не два раза.
   - Пить... - прохрипел он. Чья-то заботливая рука приподняла ему голову и помогла напится чем-то странным. Боль постепенно ушла, голова прояснилась, зрение вернулось в норму. Мракс с изумлением увидел одетого по-домашнему Слизерина, что-то смешивающего на небольшом столике рядом с кроватью.
  
   Мракс помимо воли им залюбовался: четкие, выверенные движения, небрежные и, в то же время, невероятно точные. Сразу видно истинного Мастера. Слизерин повернулся и вручил магу очередной стакан, над которым поднимался дымок.
   - Пей.
   Волдеморт выпил, чувствуя себя новорожденным. Нигде ничего не болело, магия ощущалась цельной, неделимой.
   - Ну, как?
   -Превосходно... - выдохнул маг, поднимая руку и любуясь ее человеческим видом, а не подобием конечности рептилии.
   - Прекрасно. Ритуал прошел успешно. С чем я нас и поздравляю.
   - И как я теперь выгляжу? - осторожно спросил Волдеморт, ощупывая лицо. Слизерин хмыкнул.
   - Превосходно. Просто превосходно. Для бывшей рептилии...
  
   Волдеморт встал и подошел к зеркалу, разглядывая свою новую внешность. То, что он увидел, ему понравилось: в детстве и юности он был смазливым красавчиком, но годы лишений, нагрузок, борьбы и различных издевательств над собой не прошли даром.
  
   В зеркале отражался высокий, широкоплечий мужчина лет тридцати пяти-сорока, с темными кудрявыми волосами до плеч, светлой кожей и неожиданно темными, практически черными глазами.
  
   Он вздохнул и улыбнулся.
  
   Наконец! Наконец он похож на человека, а не на гибрид Нагайны и непонятно кого! Теперь можно выйти из дома, не опасаясь инфаркта у всех встреченных по пути. Теперь можно дойно представить свой Род и не ударить в грязь лицом.
   Впервые за долгие годы...
  
  
  
  ГЛАВА 51.
  
  
   Салазар небрежными жестами чертил пентаграмму сопровождаемый дикими взглядами портретов прошлых директоров. Маги шушукались и вертелись, перебегали с места на место, что-то выкрикивали, возмущались... в общем, создавали шум. Единственное чего они не могли сделать - удрать, маг заблаговременно об этом позаботился, наложив соответствующие чары.
  
   Слизерина шум совершенно не отвлекал, действие предстояло простое и, можно сказать, обыденное. Самый обычный вызов духа. Армандо Диппет обреченно смотрел на подготавливающего все необходимое мага тоскливыми глазами смертника, ожидающего исполнения приговора.
  
   Присутствующий в уголке Северус только задумчиво почесывал кончик носа: теперь он начинал понимать, что имел в виду маг, говоря, что некоторые вещи для Певерелла совершенно не проблема. Решение провести ритуал в кабинете директора также было объяснено: здесь находился портрет Армандо, да и портреты остальных директоров. Что-то подсказывало Снейпу, что одним Диппетом Слизерин не ограничится. Наблюдая за магом, Снейп отмечал привычную небрежность и точность движений, явно сказывался многолетний опыт. И от этого становилось страшно: холодок щекотал внутренности, в горле образовался ком, по коже бегали мурашки.
  
   Только теперь Снейп начал смутно понимать, к кому напросился в Ученики: слишком давно в Англии запрещались многие магические таланты. Слишком давно исчез род Певереллов, превратившись в слегка страшноватые сказки. Слишком давно. Слишком.
  
   Закончив подготовку, Слизерин снял со стены портрет и положил его в центр нарисованной пентаграммы.
  
   - Великая Мать, взываю к тебе...
  
   Над портретом сгустился воздух, превратившись в полупрозрачную фигуру. Армандо Диппет, собственной персоной.
  
   - Ну, здравствуйте, Армандо... - жутко оскалился маг, предвкушающе сверкая глазами.
  
   ***
  
   Томас нервно бегал по своим покоям, остановиться он был просто не в силах. Ритуал Слияния имел крайне интересные последствия, кроме возвращения его душе и магии целостности, а внешности - человеческого вида. К Волдеморту вернулись ЧУВСТВА.
  
   Как оказалось, наличие полузмеиного тела очень сильно влияло на его чувственную сферу. Он мог ощущать эмоции - гнев, ярость, раздражение... то есть, реагировать так, как реагировала бы змея на внешнюю среду. Но чувства... вот с этим была напряженка: змеи не терзаются осознанием ошибок, не мучаются обдумыванием выбора, им не хочется бится головой о стенку, вспоминая свои провалы.
  
   И вот теперь, все то, чего он был практически лишен, вернулось многотонной снежной лавиной, погребая под собой разум.
  
   Волдеморта одолевала паника.
  
   Образ Слизерина постоянно стоял перед глазами, действуя на нервы. Великий Темный маг в воображении Волдеморта постоянно смотрел на него укоризненным (в лучшем случае) взглядом, а чаще просто обливал презрением, указывая на совершенные в прошлом ошибки и последовавшие за этим глобальные проблемы.
  
   Детство, проведенное в приюте, не способствовало развитию нормального чувства достоинства, зато собственное эго, выросшее до неимоверных размеров очень даже присутствовало, так что, жажда признания и славы сильно влияла на его жизнь.
  
   Не выдержав, Волдеморт напился Успокаивающего и, рухнув в кресло, принялся составлять планы осуществления своей мечты , не замечая исчезновения с портрета Мариав, лукаво сверкавшей глазами и зажимавшей себе рот рукой.
  
   ***
  
   Слизерин неторопливо постукивал длинными пальцами по столешнице, слушая покаянные излияния бывшего директора. Северус замер в углу, устроившись на стуле, и только изумленно качал головой.
  
   Тайны открывались очень... дурнопахнущие. Как оказалось, Армандо был не первым и не последним директором, систематически перекраивающим под себя и свои хотелки, школу. До него этим славным делом занимались еще четыре мага. Исключением являлся Финнеас Блек, строго следовавший Уставу, за что и получил клеймо самого ужасного директора. И достаточно быстро сошедшего с арены, в отличие от остальных.
  
   Кроме того, что постепенно школа превращалась непонятно во что, так еще и Слизерина насторожила одна деталь. Армандо систематически подтачивал защиту школы: не торопясь, постепенно, но целенаправленно. Защита на Хогвартсе была очень мощной, ее ставили все Основатели, используя при этом не самые добрые и светлые средства, так что развалить ее было очень непросто.
  
   Снять ее у мага не получалось и он передал это благое начинание своему преемнику, Дамблдору. Тот за много лет хозяйствования в школе сумел подточить ее настолько, что еще год-два и она бы рухнула. Для чего?
  
   Задав этот вопрос Диппету, Слизерин с изумлением увидел, как призрак стал юлить и хрипеть, отказываясь говорить. Кто-то слишком умный поставил блоки, не дающие говорить и после смерти. Слизерин злобно прищурился, с хрустом размял пальцы и зашипел на парселтанге. Армандо скрутило, он завыл, словно под Круциатусом. Маг ломал его блоки, идя напролом и через десять минут дух Диппета сдался.
  
   У Снейпа волосы встали дыбом от хрипов пытаемого духа. Салазар не церемонился, пытая непокорного: для него, как для потомка Смерти, это совершенно не представляло никакого труда, гуманизм из него благополучно выбили еще в детстве, а занятия некромантией вообще не предполагают, что у мага будет наличествовать чистоплюйство и брезгливость.
  
   Окончательно сломленный, Диппет начал каяться, хрипя и стеная. С каждым словом Салазар приходил во все большее бешенство, с трудом удерживаясь от показательной казни или крайне долгих пыток.
  
   Как оказалось, маги целенаправленно ломали защиту, чтобы овладеть замком. Не школой, а Родовым Замком, ведь изначально он строился именно с такой целью: создать здание, способное нести в себе магию четырех родов, объединенных обрядом побратимства.
  
   Услышав это, маг нахмурился. Что-то во всем этом было странно знакомым, какое-то странное ощущение...
  
   Неожиданно он вскинулся, сообразив, что происходит. Защита должна была рухнуть, когда Гарри Поттеру исполнилось бы лет шестнадцать-семнадцать, до момента принятия наследия и смерти, соответственно, или после. Скорее всего, после. И что это значит?
  
   Очень многое.
  
   После его смерти, Род Поттеров перестал бы существовать, как Наследники Гриффиндора, пусть и отдаленные, про Певереллов и говорить не приходится, также, не исключена смерть Невилла, и линия Хельги тоже прерывается, ну а Волдеморт... про Мраксов и Слизеринов даже говорить не стоит.
  
   Таким образом, замок можно брать голыми руками: Салазар не сомневался, что ушлый Альбус непременно подсунул бы ему и Поттерам бумагу о передаче наследования, естественно, хитро замаскированную... Августа долго бы не прожила, Невилл также, скорее всего, что-нибудь этакое подписал... и вуаля! Есть огромный замок, с родовым камнем, с артефактами и не только с ними...
  
   Все убиты горем... годы идут... и тут появляется НАСЛЕДНИК всего этого.
  
   Маг почесал нос, размышляя и не обращая внимания на метания призрака, которого он заткнул одним движением руки. Что-то в этих рассуждениях было... однако, у Альбуса был один недостаток - возраст. К тому же... слишком длительный план, слишком долгоиграющий... словно тому, кто его придумал, было плевать, сколько пройдет времени, прежде, чем он исполнится.
  
   Альбус, конечно, планировал на годы вперед, но не до такой же степени! Хотя...
  
   Неожиданно Слизерин жутко зашипел, перепугав духа и заставив вздрогнуть Снейпа.
  
   - ССССССВОЛОЧЧЧЧЧЬ.....
  
   ***
  
   Фред и Джордж, тоскливо вздохнув, перетащили здоровенную книгу со стола на полку. Проклятущий фолиант весил, как набитый доверху сундук, причем, судя по всему, в качестве набивки использовались кирпичи. Близнецы еще раз вздохнули и взяли следующий фолиант.
  
   От скуки парни не страдали. Весь день они что-то изучали, работали, занимались. Не было времени не то, что на глупости, а даже просто на бесцельное просиживание штанов. Кроме того, парни отлично понимали, что чем больше и лучше они учатся, тем быстрее смогут стать свободными.
  
   И не только от статуса раба.
  
   ***
  
   Дорея и Себастиан с интересом следили за перепалкой своих предков. Портреты изволили выяснять животрепещущий вопрос: как будет продвигаться обучение детей? Каждый предлагал свой вариант, яростно его отстаивая. Дети внимательно слушали, изредка обмениваясь мнениями по тому или иному варианту.
  
   Накал страстей прервал Слизерин, вошедший в зал.
  
   - Леди... Лорды... Наследники...
  
   Дети степенно поклонились и подошли к магу, который не замедлил их обнять.
  
   - Ну, как, не скучаете?
  
   - Тут заскучаешь... - дернул щекой Себастиан.
  
   - Ничего. Скоро вам станет весело, это я гарантирую. А сейчас... знакомьтесь: ваши воспитатели, Джералдина Релея Дарк, а так же, Готфрит Маркус Кунц. Нельзя, чтобы вы скучали в одиночестве. Я, конечно, прихожу вечерами, но днем вы совершенно одни. Это не дело. Ну, что, знакомимся?
  
   Представленные детям воспитатели оказались опытными преподавателями с прекрасными рекомендациями. Джералдина с успехом уже двадцать лет помогала воспитывать Наследников, а Готфрид должен был сопровождать детей, попутно обучая языкам.
  
   Познакомившись, дети одобрили выбор. Как заявил маг, теперь он будет более спокоен за них, но это не значит, что он про Наследников забудет. После долгого и обстоятельного разговора дети с наставниками удалились, а маг остался поговорить с портретами.
  
   Неожиданно в одном из портретов началось мельтешение: кто-то упал, злобные вопли, хихиканье. Портреты дружно направились к источнику шума.
  
   - Мариав? Что-то случилось? - с изумлением и тревогой спросил маг. Мариав расхохоталась:
  
   - Случилось! Еще как! Малыш Том на тебя ТАКИЕ планы составляет... представляешь, он жаждет, чтобы ты признал его себе равным!
  
   - Да ну? - хмыкнул маг, - Неужели? А что он для этого сделал?
  
   - Как что? Провозгласил себя Темным лордом! - пафосно изрекла Мариав. - Так что... берегись!
  
   - Ха! Это еще кто пусть побережется... - предвкушающе улыбнулся Слизерин.
  
   ***
  
   Том неторопливо пил чай, когда защитный контур дома просигналил о госте. Вскочив, Лорд быстрым шагом направился в гостиную. Слизерин только усмехнулся, глядя на напряженные скулы Мракса.
  
   - Томассс... не мог бы ты помочь мне? Необходима одна книга...
  
   - Конечно, милорд... - поклонился маг, твердо глядя на Слизерина. Пройдя в библиотеку, Слизерин споро выбрал то, что его интересовало. Маги вернулись в гостиную, Слизерин вежливо поблагодарил хозяина и попрощался. Том тоскливо оглядел мага и, вздохнув, отвернулся.
  
   Слизерин приподнял бровь.
  
   - Томассс... как мой Наследник, вы должны знать и уметь определенные вещи. Скоро я устрою вам экзамен. Готовьтесь...
   С этими словами маг аппарировал, оставив Волдеморта обдумывать, что именно будет спрашивать Основатель и чем ему это грозит.
  
  
  
  ГЛАВА 52.
  
  
  
   Салазар в сердцах захлопнул книгу и, выругавшись, аппарировал в зал с Родовым гобеленом, после чего принялся внимательно его рассматривать. Не обнаружив ничего подозрительного, маг недовольно что-то прошипел и аппарировал назад в гостиную, заставив отдыхающего василиска слегка приоткрыть один глаз.
  
   Убедившись, что с обожаемым хозяином все в порядке, змей снова уснул, а маг сел в кресло и задумался. Он был четко уверен в своих догадках, магия его никогда не подводила, так что... если гора не идет к Магомету... настало время снова навестить Томаса.
  
   Лицо мага исказила хищная ухмылка, предвещающая Мраксу надвигающиеся проблемы.
  
   Глобальные.
  
   ***
  
   Волдеморт уже три часа сидел в кабинете, пытаясь вникнуть в суть предоставленных гоблинами документов. Получалось... плохо. Вернее, совсем не получалось. Выстроившиеся стройными рядами слова никак не хотели складываться во что-то вразумительное, лорд уже неоднократно пытался хоть что-то понять, но эта задача оказалась ему явно не по силам.
  
   Вместо документов перед глазами стояло лицо Слизерина,а также чудный пучок розог, которыми Основатель с огромным воодушевлением и знанием дела размахивал.
  
   Ночь прошла просто кошмарно. На Волдеморта напал невиданный по своей силе мандраж, довевший Лорда практически до нервного срыва.
  
   Всю ночь Волдеморт чувствовал себя принцессой на горошине: перина слишком мягкая, матрас слишком твердый, простыни колючие, а одеяло - душащий кошмар!
  
   Лорд вертелся, пил зелья, которые отказывались действовать, медитировал с полным отсутствием успеха, пытался занять мозги хоть чем-то, но ничего не получалось.
  
   Воспаленное воображение подсовывало картины одна другой страшнее, так что, через пару часов, сдавшись, Волдеморт напился зелья Сна-без-сновидений и провалился в темноту. Проснулся лорд с гудящей головой и совершенно разбитым телом.
  
   Посетив ванную комнату и с трудом позавтракав, Волдеморт потащился в кабинет. Нервы - нервами, а работу на благо Рода никто не отменял, но увы! Мысли были заняты совершенно посторонними вещами. Томас уже совершенно измучился, когда пришел сигнал о прибытии гостя.
  
   ***
  
   Слизерин с огромным интересом осмотрел осунувшегося Волдеморта и хмыкнул, приподняв бровь. Вид у Лорда был такой, словно на нем всю ночь ездили. Или впрягли в Хогвартские кареты вместо фестралов.
  
   Увидев свой персональный кошмар, Волдеморт замер, а потом мучительно покраснел, как-то странно застыв.
  
   - Приветствую, Томас. Мне опять нужна ваша помощь... - хмыкнул Салазар, внимательно следя за судорожно сглатывающим Мраксом. Маг что-то просипел и кивнул.
  
   - Благодарю... Вы столь любезны... Мне необходимо посмотреть на Родовой гобелен. Вы позволите?
  
   Вместо ответа Лорд кивнул и напряженной походкой направился к нужному залу, пригласив жестом Слизерина следовать за собой.
  
   Слизерин хмыкнул, но ничего не сказал и направился за хозяином.
  
   Родовой гобелен Мраксов подвергся тщательному изучению. Маг внимательно проследил все линии и веточки, не пропуская ни одной. Через четверть часа кропотливого изучения огромного древа, маг издал радостное восклицание.
  
   - Попалиссссь...
  
   Волдеморт присмотрелся и увидел идущую от Мортимера Мракса, жившего очень давно, судя по всему, тонкую линию, обозначенную пунктиром - бастард, причем, непризнанный. Об этом говорило и имя - Перренель.
  
   Мракс нахмурился. Имя было чем-то знакомо, это он четко понимал даже в своем диком состоянии.
  
   - Перренель... что-то знакомое... - пробормотал он.
  
   - Еще бы! - хмыкнул Слизерин. - Хотя ее все знают по фамилии мужа.
  
   - Мужа? - недоуменно спросил Мракс и вдруг застыл. - Фламель...
  
   - Именно. Перренель Фламель. Идемте в Зал Предков. Надо поговорить.
  
   ***
  
   После долгого и обстоятельного разговора с портретами, маги переместились в кабинет, отдохнуть и выпить чай. Рассказав свои размышления о сложившейся ситуации, Слизерин откинулся на спинку кресла и уставился в потолок.
  
   - Понимаете, Томас... все эти допущения имеют смысл только при выполнении одного условия: наличия родства с одним из Основателей. Родовой замок это ведь не груда камней... Хогвартс построен с применением нашей крови и магии, просто так Наследником не станешь, как ни пыхти! Только наличие крови Основателей даст шанс на признание. Мы не хотели, чтобы наше детище захватил какой-нибудь ушлый маг, ставший директором...
  
   Слизерин отпил из чашки и неторопливо продолжил, глядя на внимательно слушающего его Волдеморта.
  
   - Но почему Фламель?
  
   - Видите ли... Фламель подходил по нескольким параметрам: долгая, очень долгая жизнь, опыт, влияние... но у него нет главного - он нам никак не родственник! Вообще, что вы знаете о Фламеле?
  
   - Создатель Философского камня, алхимик, скрывается...
  
   - Философский камень... - фыркнул Слизерин, - притча во языцех... на самом деле этот способ очень... ненадежен. Камень сделать достаточно просто, хотя и муторно... время, ингредиенты... а вот потом... это как вкус крови для вампира: раз попробовав, отказаться просто невозможно. Камень останавливает физическое старение, но его надо принимать постоянно! Иначе... медленная, крайне мучительная смерть... кроме того, неужели вы думаете, что Фламель - единственный, кто создал эту обманку? - Слизерин иронично глянул на Томаса. - Он не первый и далеко не единственный... и есть еще один нюанс... Фламель с подачи Перренель нацелился только на школу. А истребление Родов началось значительно раньше, причем... первыми были Певереллы. А это уже сигнал.
  
   - То есть? - за время разговора Томас смог успокоиться и теперь принимал в беседе активное участие.
  
   - Об этом мало кто помнит, особенно сейчас, но Певереллы были негласными правителями Родов Альбиона.
  
   Мракс замер, переваривая услышанное.
  
   - Правителями?
  
   - Да. Дело в том, что Основателями Рода Певерелл являются Вечная Невеста, с одной стороны, и маглорожденный маг, Новая кровь - Хорес Певерелл, с другой стороны. Он был Лордом Магии. Это выяснилось при ритуале Основания Рода. Вы знаете, что означает этот титул?
  
   - Эээ...
  
   - Понятно. На самом деле все очень и очень просто. Как получают титул ЛОРДА? Есть несколько способов. Раньше оба мира, и магов, и маглов, были взаимосвязаны. Маг мог получить титул от магловского правителя, который передавался по наследству, или заполучить его путем брака. Это просто лорды, так сказать. Чтобы закрепить его, им надо набирать вассалов, создавая Внутренний и Внешний круги, обеспечивая претензии соответствующей поддержкой, у маглов, кстати, тоже самое... А есть второй способ. При создании нового Рода Магия может поместить на герб корону. Это означает, что род имеет достаточный запас энергии, чтобы поддерживать претензии на титул самостоятельно, даже не имея вассалов. Эстебан Принц был Лордом Магии, Хорес Певерелл был лордом Магии, я являюсь Лордом Магии, так же, как и мои брат и сестры...
  
   Слизерин отставил чашку и сел поудобнее.
  
   - Хорес был Лордом магии. Тем более, с такой женой... маги толпами выстраивались, чтобы он принял их оммаж!
  
   - И сколько у вас вассалов? - Мракс с замиранием сердца ждал ответа. Слизерин усмехнулся.
  
   - На настоящий момент две трети родов Альбиона. Я хоть сейчас могу надеть Корону.
  
   Мракс застыл, переваривая услышанное. Известие о том, что его кумир фактический Глава Государства, выбило его из колеи, одновременно заставляя в исступлении вопить внутри: "ДААА!!!". Салазар с интересом наблюдал за Томом, борющимся со своей внутренней манией величия.
  
   Мракс потер лоб, пытаясь успокоиться. Теперь он начал понимать иронию Магии, назначившей ему Наказание. Неожиданно лорд побледнел.
  
   - Скажите... Вы ведь в курсе ситуации с Гарри Поттером?
  
   Слизерин кивнул.
  
   - Он был наследником Певереллов...
  
   - Да. Если бы парень выжил, то мог запросто отправить Зов и призвать вассалов Рода, обеспечив фактическое признание юридическим. Он мог стать Правителем.
  
   - Великая Магия... - простонал Мракс. - Значит...
  
   - Именно поэтому родителей Гарри постигло такое наказание. Скорее всего, долго они не протянут... Даже маглы понимают, что Правитель - это олицетворение Государства. Он ведет, его воля направляет целый народ. Так что... - Слизерин пожал плечами, - магам Англии придется долго разгребать последствия своих поступков. Никто не помог малышу, никто не захотел увидеть его проблемы, хотя... достаточно было посмотреть на его внешний вид. Увы...
  
   Мракс опустил глаза. В этом есть и его вина. Причем, огромная. И он свое наказание отработает сполна.
  
   ***
  
   Хогвартс трясло. Основатели, совершенно не стесняясь, высказывали ученикам и учителям все, что они думают по поводу обучения. Призраки были в ужасе. От школы осталось одно название. Ученики тоже были в ужасе, только по другой причине: на них навалилась УЧЕБА.
  
   Теперь многие начали понимать, почему так злился Слизерин. Ученики не знали элементарных вещей, которые теперь в них пытались впихнуть.
  
   Уроки следовали один за другим, домашнее задание разрослось, какие там пакости ближнему своему!
  
   Особенно тяжело пришлось гриффиндорцам. Альбус приучил их, что учеба - дело второстепенное, если что, квиддич принесет недостающие баллы. Теперь ситуация в корне изменилась. Квиддич остался, но теперь эти баллы не засчитывались, это раз, кроме того, выделять время на тренировки... а домашнее задание? К полетам допускали только тех, кто успешно учится, так что, остались только настоящие фанаты, готовые рыть землю и грызть гранит науки.
  
   Маглорожденные стонали, но на их вопли о потакании чистокровным, Годрик прочел целую лекцию, в которой смешал сторонников уравниловки с грязью.
  
   - Вы попали в другой мир, со своими законами! - рев Гриффиндора разносился по коридорам зловещим эхом. - Все эти законы возникли не просто так! С чего вы решили, что самые умные и можете указывать, что правильно, а что нет?! Идите и выскажите своему правительству свои претензии! Или слабо?! Тоже мне, правдорубы хитрозадые!
  
   - Кхм!
  
   - Что, Хельга?
  
   - А повежливее?
  
   - Ха! Кто бы говорил!
  
   ***
  
   Слизерин продолжал искать. Определив потенциального виновника, теперь его нужно было найти, а это было ой как непросто! Фламель окопался, словно крот, но маг сделал заказ гоблинам и те приступили к поискам. Кроме того, чутье говорило, что Фламель с Перренель только верхушка айсберга, может быть, даже не связанная с истинным виновником истребления.
  
   Посиделки с Томасом продолжались. Слизерина умиляли попытки Волдеморта обратить на него внимание, как на Наследника, доказать, что он тоже чего то стоит... кроме того, дразнить Волдеморта было неимоверно приятно!
  
   Салазар то с невозмутимым видом проверял знание этикета, то задавал каверзные вопросы по законодательству, то начинал пространно рассуждать о том, какие реформы могли бы понадобиться, дабы поднять государство из руин и спрашивал мнение мага...
  
   Волдеморт пахал, как проклятый, штудируя книги, чтобы не ударить в грязь лицом.
  
   Через два месяца, Салазар, доведший Мракса до ручки, выслушав очередное обоснование, высказанное магом, довольно кивнул:
   - Браво, Наследник... Для Волдеморта это был наисчастливейший день в его жизни.
  
  ГЛАВА 53.
  
   Салазар внимательно читал отчет, предоставленный гоблинами. Отчет о жизни двух магов, перешедших ему дорогу: Перренель Фламель и Николя Фламель.
  
   Николас Фламель родился в 1330 году в окрестностях Понтуаза в бедной семье. Чистокровный в третьем поколении, скромная Семья, недавно образованная. Родители мага умерли, когда он был молодым, после их смерти Николас переехал в Париж, где принял Ученичество, а потом и защитил Мастера Зелий.
   После женитьбы на Перренель, девушке красивой, но незаконнорожденной, Фламель арендует две мастерских, одну для себя, другую - для своих подмастерьев. Он начинает изучать Алхимию.
  
   Алхимия - сложная наука, но у Николя оказался талант. Он проводит эксперименты один за другим, его слава растет, деньги текут рекой... вроде, все хорошо, но неожиданно у мага появляется навязчивая идея: бессмертие.
  
   Как ни удивительно, но способов продлить себе жизнь достаточно много: те же пресловутые хоркруксы, Философский камень, Амброзия, Живая и Мертвая вода... У каждого народа, если порыться, всегда отыщется парочка легенд, сказок или преданий, прямо или косвенно рассказывающих, КАК это сделать.
  
   Николя выбрал путь Алхимии. Философский камень: вещество, по легенде помогающее трансмутировать металлы в золото и служащее основой для Эликсира жизни. Обманка. Миф для доверчивых простаков, не подозревающих, что скрывается за пафосным названием, и самый простой способ продлить жизнь. И, одновременно, один из самых страшных.
  
   Большинство считает, что Философский камень - это продукт зельеварного котла. Разные ингредиенты растительного и минерального происхождения, долгие, бессонные ночи выпаривания, вываривания и бдения с черпаком. Чушь.
  
   Самая настоящая чушь.
  
   На самом деле этот продукт не дарует бессмертие, а продлевает жизнь. И продлевает он ее за счет жизней других.
  
   Для создания Камня следует убить несколько тысяч человек. Чудовищное количество... И тут возникает закономерный вопрос: и где же столько взять? Это не репа, не картошка и не сено, чтобы можно было осуществить оптовую закупку!
  
   Ответ, как ни странно, прост.
  
   Войны. Эпидемии. Религиозные гонения.
  
   Всего этого хватало в избытке, так что, Фламель сумел осуществить свою мечту.
  
   Вот только, он забыл один мааааленький нюанс... за все нужно платить.
  
   В этом случае, платой стали несколько вещей: недобрая слава, зависимость от Камня, а также... бесплодие.
  
   Наследников у четы долгожителей не было. Сначала вроде это было не важным... да и страх смерти мешал... а жажда бессмертия, наоборот, застилала глаза.
  
   Что послужило причиной такой одержимости, неизвестно, но факт остается фактом: в возрасте пятидесяти лет Фламель осуществил свою мечту. Правда, тут же появились побочные эффекты: любителей халявы в любом мире достаточно, так что, пришлось срочно прятаться и переходить на анонимный образ жизни.
  
   Впрочем, для четы Фламелей это только сыграло на руку: теперь они могли постепенно наращивать влияние, укреплять связи и обзаводится полезными знакомствами.
  
   Постепенно жизнь наладилась, деньги потекли рекой, влияние появилось... вот только передать их было некому. Своего ребенка они зачать не могли, а усыновить или удочерить... Фламель сделал несколько попыток, которые закончились плачевно для подопытных. Смерть, как и Жизнь, крайне не любит тех, кто считает себя умнее ее, так что, ничего из этой затеи не вышло.
  
   Меж тем, Перренель осуществляла свою мечту. Как оказалось, она была бастардом Мраксов. Непризнанным бастардом... Когда Слизерин, сузив глаза, бешено зашипел, осведомляясь о причинах такой дикости, Мортимер Мракс, стыдливо опустив развратные глазки, промямлил, что это была ошибка буйной молодости, и вообще, с чего такой переполох? Никто ж не знал, а отступные он вывалил, причем немалые!
  
   Портреты замерли, глядя на застывшего мага. Салазар скрипнул зубами, и Томас, присутствующий при разговоре, попятился, пытаясь пригладить вставшие дыбом волосы.
  
   От Слизерина неожиданно пошла волна ледяной, промораживающей насквозь магии, от которой пол покрылся гроздьями ледяных кристаллов черного цвета, а с потолка посыпался снег. В следующий момент Мортимер закричал, корчась на портрете. Слизерин выдохнул и взмахом руки убрал все лишнее и, облив тяжело дышащего Мортимера презрением, молча вышел вон.
  
   Маг, читая отчет, только скрипел зубами. Неумение и нежелание одного мага держать хозяйство в штанах вылезло его Роду боком. Перренель затаила обиду, как и любой человек, вот только возможность отомстить у нее с течением времени появилась. Род Мраксов постепенно хирел, чем безмерно ее радовал, однако до определенного момента, а именно до конца семнадцатого-начала восемнадцатого века ничего особо злокозненного не было: развалить удачную сделку, перехватить выгодный заказ, распустить сплетню... Ничего необычного, ничего запрещенного.
  
   И вдруг, совершенно неожиданно начинает закручиваться интрига вокруг школы. Словно кто-то под руку пошептал...
  
   Фламели неожиданно стали интересоваться нюансами Наследий, а также Наследования. Сам Николя этим не заморачивался, так как был всего лишь третьим поколением, а Перренель, в силу происхождения, никто не учил и не просвещал.
  
   А тут... консультации, встречи, разговоры... кроме того, они завели знакомство, причем, близкое, с Орвудом Бекинсейлом, бывшим тогда директором Хогвартса. Они собирали все сведения об Основателях, их семьях, кто с кем породнился и когда... Словно они к чему-то готовились. Об этом говорили и некоторые обмолвки, в частности, Перренель как-то призналась, что приходится родней, правда дальней, Слизеринам. О незаконнорожденности она благоразумно промолчала...
  
   С появлением сначала Диппета, а затем и Альбуса, все их шевеления обрели... направленность. Словно исполнение плана вошло в решающую фазу.
  
   Прочитав, что сумели выудить из Дамблдора гоблины, Салазар задумался. Все это имело только одно объяснение.
  
   У Фламелей должен был появиться Наследник.
  
   ***
  
   Волдеморт тихо замер в кресле, глядя на пляшущее в камине пламя и не видя его. Верная Нагайна замерла на шкуре перед камином, греясь и наблюдая за хозяином. Заботливая змея внимательно следила за Томом, проверяя, все ли в порядке.
  
   Мракс странно улыбался, словно не веря, что его горячечные мечты, больше похожие на бред, осуществились. Салазар признал его Наследником! Наконец! Том укрылся пледом и свернулся в клубок, пытаясь успокоиться. Неожиданно в темной комнате разлилось нежное серебристое сияние. Том повернул голову и застыл в восхищении: напротив него свернулся кольцами могучий василиск, который прошипел голосом Салазара:
  
   - Томасссс... добрый вечер тебе... скоро буду... Нассследник... готовьсссссяяяяя....
   Передав сообщение, Патронус растаял, оставив мага с бешено бьющимся сердцем.
  
  Томас сидел в гостиной. Он привел себя в порядок, оделся, и теперь маялся. День медленно подходил к концу, за окном уже стемнело, и эльфы зажгли свечи и магические светильники и подбросили дров в камины.
  
   Неожиданно мага окутала магия, словно океанская волна, всей мощью обрушившаяся на берег. Волдеморт вскочил и поклонился.
  
   - Зсссдравввсссствуй, Томассссс.... - тихое шипение подняло волосы на голове. - Идемммссссс? Портуссс!
  
   Вихрь аппарации вынес магов в роскошный холл, который Том сразу же узнал. Замок Слизерина.
   - Мы в моем Гнезззссде... Нассследник...
  
  
  
  - Завтра проведем Признание Наследника. Полный круг ритуалов... и я тебя кое с кем познакомлю... Пора знакомиться с семьей...
  Утро началось с легкого зав трака, после котрого маги прошли в кабинет.
  - Как ты знаешь, Томас, Наследник - это не просто название. Это суть. Это магия Рода, сконцентрированная в одном человеке. Я - Певерелл... и это не просто фамилия рода. Это отображение сути проявляющейся через нас Магии. Все Певереллы подчиняются Кодексу, написанному Бледной госпожой. Один из пунктов которого гласит, что все Певереллы вступают в брак ТОЛЬКО по любви. Никакого расчета, политической или финансовой необходимости или выгоды... только любовь. Это похоже на Партнерство у некоторых рас... Моя жена была моим самым величайшим сокровищем. Я не знаю, встречу ли я кого-то, кого смогу полюбить, потому я решил принять меры. Хоть я и Певерелл, но еще я и Слизерин. Я проведу Признание, и ты сможешь наследовать Род Слизерин. К сожалению, я не могу признать тебя Наследником Певереллов, надеюсь Госпожа даст мне шанс. Поэтому, пока у меня нет детей, ты будешь наследовать. Для этого разработан Полный круг: Представление Семье, Заявление о намерениях, Песнь благодарения. Ритуалы мы проведем в Замке Певереллов.
  ***
  Волдеморт потрясенно разглядывал громаду замка, высящегося перед ним.
  
   - Добро пожаловать в "Замок Иносущих".
  
   Замок потрясал. Могучие, толстенные стены, испещренные рунами, от которых исходила непередаваемая мощь, узкие бойницы, и, как контраст, потрясающее убранство внутренних помещений: роскошные росписи и гобелены, изумительные мозаики, скульптуры и барельефы, невероятной красоты наборной паркет и витражи.
  
   Но больше всего потрясала магия, пропитавшая каждый дюйм этого строения. Холодная, спокойная, давящая...
  
   Словно на дне океана.
  
   Потрясающая красота.
  
   Смерти.
  
   Салазар провел для своего почти сына целую экскурсию, после чего повел его знакомиться с предками.
  
   - Сейчас я познакомлю тебя с Семьей. Это первое, что мы сделаем, - сказал Салазар, распахивая дверь и беря Волдеморта за руку. Портреты провожали их взглядами, внимательно рассматривая Волдеморта.
  
   - Лорды и Леди Певереллы! Сегодня я представляю Вам моего Наследника. Приветствуйте - Томас Марволо Мракс, лорд Мракс!
  
   Неожиданно портреты засияли и из картин стали выходить призраки. Том потрясенно смотрел, как зал заполняется Певереллами. Костюмы становились все древнее, наконец, все призраки построились в два ряда и между ними шагнул высокий мужчина.
  
   - Томас, позволь представить тебе Основателя моего Рода, Хореса Певерелла. Приветствую вас, милорд.
  
   Призрак кивнул головой, улыбнулся и растаял. Остальные стали подходить по одному, поздравлять и возвращаться в портреты. Игнотус обнял сына, Томаса, пожелал им счастья и вернулся в картину. Ровена и Хельга утирали слезы, а Годрик только отсалютовал брату.
  
   - Ну, как? - усмехнулся Салазар. Волдеморт всплеснул руками:
  
   - Невероятно! Но как это возможно?
  
   - Мы - дети Смерти. У нас с ней другие отношения...
  
   ***
  
   - Теперь нас ждет вторая часть, - объявил Слизерин, когда все заняли свои места.
  
   - Я, Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин, лорд Магии, объявляю о намерении признать Томаса Марволо Мракса, лорда Мракса, своим Наследником. Наследником Рода Слизерин.
  
  
   - Свидетельствуем! - грянули призраки.
  
   Салазар взял в свои руки ладони Тома и запел. Под сводами зала звучали чеканные катрены Песни, благодарящей Основательницу за ее милость. Магия медленно окутывала магов, вплетаясь в звонкие строчки, даже сердца бились в унисон.
  
   Том стоял в странном оцепенении, наслаждаясь странными ощущениями. Салазар закончил петь и притянул к себе мага.
  
   - А теперь, самое главное. Признание. Готов?
  
   - Да.
  
   - Тогда идем.
  
   Маги вышли из Зала Предков и прошли в ритуальный зал. Факелы ярко запылали, освещая помещение, родовой камень мягко засиял, приветствуя хозяина.
  
   Маги стали возле камня и положили на него руки.
  
   - Я, Салазар Игнотус Певерелл-Слизерин... обязуюсь принять тебя моим Наследником, равным мне, плоть к плоти, магия к магии, сердце к сердцу, сила к силе. Да будет так!
  
   Одновременно маги соприкоснулись правыми руками и вокруг них вспыхнуло сияние, превратившееся серебряное кольцо на пальце Томаса.
  
  Маги выдохнули и одновременно уставились на украшение.
  
   - Ну, вот... А теперь... нас ждет светская часть... пошли шокировать общество!
  
   Под высокими сводами прозвенел радостный смех людей, готовящих несравненную гадость ближним своим от всей широты души.
  
   ***
  
   Почувствовав жжение в Темной метке, Снейп замер. В голове вспугнутыми тараканами заметались мысли, одна другой ужаснее. Что происходит? Лорд чем-то недоволен? Что-то произошло?
  
   Но, хочешь, не хочешь, а игнорировать вызов глупо. И опасно. Для здоровья... для жизни... для всего. Хорошо, сейчас воскресенье, день. Занятий нет, ученики не донимают, да и Слизерин куда-то запропастился...
  
   С этими мыслями Снейп собрался и аппарировал, ориентируясь на зов метки, с изумлением обнаружив себя стоящим в громадном зале явно древнего строения.
  
   Один за другим прибывали маги. Пожиратели нервно оглядывались, не понимая, куда попали и что вообще происходит. Маги шушукались, обменивались слухами и сплетнями, осматривали стены в поисках подсказок.
  
   - Люц... - Снейп увидел платиновые волосы Малфоя и аккуратно придвинулся к своему другу. - Что происходит?
  
   - Если бы я знал... - вздохнул лорд, - ничего не понимаю...
  
   Неожиданно один из магов поглазастее издал невнятный звук. К нему обернулись.
  
   - Что?
  
   - Вы это видите? - потрясенно произнес Нотт. - Это же герб...
  
   - Певереллов.
  
   Бархатный голос прорезал шум, и наступила тишина. Все, как по команде обернулись и торопливо поклонились. На лестнице стояли Волдеморт и Слизерин.
  
   - Господа! - звучный голос Слизерина наполнил зал, - сегодня у нас знаменательный день. Сегодня я признал лорда Мракс своїм Наследником! Наследником Рода Слизерин! Приветствуйте!
   - Мордреда мне за ногу... - чей-то тихий шепот послужил прекрасным выражением чувств присутствующих.
  
   ***
  
   Сидящий в глубоком кресле среднего возраста мужчина недовольно нахмурился, отшвырнув в сторону свиток. Столько трудов, столько усилий, столько денег, терпения и лет... и все дементорам под хвост!
  
   Из ниоткуда появляется живой, здоровый и очень злобный Слизерин и рушит все то, что потребовало годы для своего выполнения! Сволочь! И не подобраться!
  
   Верный Альбус хуже, чем мертв. Портреты на его зов не откликаются. В Министерстве брожения. Волдеморт оправдан. Орденцы, его верные помощники... кто мертв, кто сидит, кто изгнан... или в такой заднице, что дальше некуда!
  
   И как теперь быть?
  
   Его покровители по головке не погладят!
  
   Разве что...
  
   Мужчина призвал свиток и перо, и принялся что-то быстро строчить.
  
   Может, он еще успеет...
  
  
  ГЛАВА 54.
  
  Фламель низко поклонился, приветствуя входящих через камин в кабинет магов. Четыре человека, аристократы. Почему? Выправку не спрячешь, манеры не пропьешь, гламур прячет только черты лица, но не поведение.
  
   Каждое движение кричало о долгой муштре под предводительством целой армии воспитателей, неусыпно следящих за своими подопечными.
  
   Одно слово, порода.
  
   Маги расселись с хозяйским видом, маг на их фоне казался плебеем. Фламель, невзирая на все свои годы, учебу и прочее, так и не приобрел необходимого лоска. Не внешнего, нет.
  
   Внутреннего.
  
   Когда ребенок еще в утробе матери осознает, что он - ЭЛИТА.
  
   - Итак, господин Фламель, - иронично начал один из магов, - что вы скажете в свое оправдание?
  
   - Господин Нокс, - отозвался Николас, тщательно подбирая слова, - мне не в чем оправдываться. Я сделал все от меня зависящее, дабы исполнилось, наконец, то, о чем мы мечтали долгие годы. Перренель родила, к нашему огромному счастью. А так, как она в родстве с Слизеринами и Мраксами, можно было через нее и малыша предъявить права на Хогвартс! Вы же сами об этом знаете! Еще немного времени, и все! Альбус поспешил и вот результат!
  
   - Альбус! - брезгливо выплюнул маг. - Просто притча во языцех!
  
   ***
  
   Томас и Салазар стояли в Ритуальном зале Мракс-мэнора и напряженно смотрели на меняющийся на глазах Родовой гобелен.
  
   Имя Перренель, ранее соединенное пунктирной линией с родом Мракс, медленно проявлялось, заключаясь в рамку серебряного цвета - цвет признанного бастарда. Ритуал Признания, проведенный десять минут назад, дал свои плоды.
  
   На гобелене проявилось не только ее имя, но и имя Фламеля, как законного мужа, а также, вот сюрприз! проявилось еще одно имя.
  
   Патрик Николас Фламель.
  
   Наследник.
  
   - Яссно... - прошипел Салазар, глядя на Гобелен змеиными глазами, - теперь ясссно, чего они так зашевелилисссь... Ну, вторая часть? - он вопросительно посмотрел на Томаса.
  
   - Да. И прямо сейчас.
  
   - Начнем!
  
   Томас положил руку на рамки с именами Перренелль и ее ребенка и затянул речитатив, начиная Ритуал Окончательного Отречения от Рода.
  
   Слизерин стоял за его спиной, положив руки магу на плечи и щедро делясь магией.
  
   Когда прозвучало последнее слово, Гобелен засиял, и рамки стали двойными, черного цвета. Вся кровь Мраксов была выжжена из Перренель и Патрика. Отныне в ведьме есть кровь только ее матери, а малыш - полностью Фламель.
  
   ***
  
   Перренель дремала на кровати, утомленная за день. Малыш, как любой новорожденный, требовал постоянного внимания, любви и заботы. Он тоже устал от собственных капризов и тихо чмокал во сне, лежа в колыбели.
  
   Спящие не видели, как их окутало серебристое сияние, погрузившее в кратковременную кому. Магия закружилась по комнате, окружая тела и впитываясь в них. Внешность начала меняться: телосложение женщины стало более хрупким, волосы медленно светлели, словно выгорая на солнце, глаза из антрацитовых стали светло-карими.
  
   Волосики ребенка также изменили цвет на каштановый, как у отца, кожа посмуглела.
  
   Серебристое сияние медленно угасло, оставляя магов с навсегда изменившейся внешностью. И кровью.
  
   ***
  
   Перренель с трудом очнулась, медленно поднимая тяжелые, словно свинцовые веки. Тело ломило и горело, словно в лихорадке, легкие с трудом втягивали воздух, конечности ощущались просто неподъемными.
  
   Да что же с ней такое?
  
   Рядом заплакал Патрик и женщина попыталась встать, стеная сквозь зубы.
  
   Она еле поднялась и буквально проковыляла те пару шагов, что отделяли ее от колыбели. Взяв сына на руки, Перренель тихо прошептала, поразившись своему хриплому голосу:
  
   - Тише, милый, тише... Что стряслось? Мамочка уже здесь...
  
   Она присела на кровать, баюкая успокоившегося сына, когда глаза отметили странность. Ведьма нахмурилась, пытаясь сообразить, что ее смутило. Она еще раз внимательно осмотрела ребенка и тут до нее дошло.
  
   Волосы.
  
   Патрик родился с черными волосами, а теперь пушок на голове стал каштановым. Как у Николя... И не только волосы.
  
   Женщина пригляделась и обмерла. Черты лица сына также немного изменились...
  
   Перренель не была дурой, а прожитые годы заставили ее отточить свой ум. Когда живешь не одно столетие, волей-неволей узнаешь и учишься самым разным вещам. Иначе нельзя. Будь ты сколько угодно долгожитель, интриги могут свести в могилу кого угодно. И это самый оптимистический вариант. Она тут же соотнесла изменение внешности сына, свое ужасное состояние и внезапный сон, и пришедшее на ум предположение ей совсем не понравилось.
  
   Она осторожно уложила малыша в колыбель, встала и быстро направилась в свой будуар. К зеркалу.
  
   Слабость постепенно проходила, так что в комнату ведьма практически влетела. Подбежав к огромному ростовому зеркалу, Перренель замерла, не в силах поверить своим собственным глазам: из серебристой поверхности на нее смотрела практически копия ее матери: тот же невысокий рост, те же волосы цвета акациевого меда*, те же карие глаза, разве что посветлее оттенком.
  
   Такое резкое изменение могло произойти только в одном случае: ее кровь выжег Глава Рода. Теперь она полностью Д*Эвре.
  
   Комнату сотряс дикий крик упавшей на колени женщины.
  
   ***
  
   Фламель оправдывался, валя все на Альбуса, благо он теперь ничего сделать не сможет.
  
   Маги кривились, слушая его излияния. Неужели он думает, что может оправдаться? Вся его ценность заключается только в...
  
   С грохотом распахнувшаяся дверь с треском впечаталась в стену. Влетевшая в кабинет женщина напоминала фурию: волосы растрепались, лицо пошло красными пятнами, платье измято. Маги переглянулись, незаметно сжимая палочки, Фламель с удивлением уставился на незнакомку, не понимая, кто это. Постепенно в его глазах стало появляться узнавание, окончательно оформившееся при взгляде на руку, на которой сверкало обручальное кольцо.
  
   - Николя! Ты!!! ЭТО ТЫ ВО ВСЕМ ВИНОВАТ!!!
  
   От истерического крика блондинки хотелось зажать уши и сбежать, куда подальше.
  
   - Перри? - неуверенно спросил Фламель, вызвав этим очередной виток истерики.
  
   - Я! Я! Посмотри! Посмотри на меня!
  
   Женщина зарыдала. Ее мир разрушился в тот миг, когда она посмотрелась в зеркало и увидела внешность своей давно покойной матери. Несмотря на свою обиду за то, что ее не приняли в Род, в тайне Перренель всегда гордилась своей принадлежностью к Роду Мракс, пусть и не совсем законным способом. У нее проявлялись Родовые дары, пусть и не полностью, она могла говорить на парселтанге... У нее даже внешность была характерной: смоляные кудри, черные глаза, белая кожа. Сразу видно, чей она крови!
  
   Принадлежность к линии, происходящей от самого одиозного из Основателей, грела ей душу, она даже сказала об этом некоторым, что только добавило ей внимания и уважения...
  
   Мысль о том, что ее ребенок сможет претендовать на Род Мракс, а там, чем Моргана не шутит, и на Род Слизерин, вела ее долгое время, превратившись в манию. Да, этого пришлось ждать долго. Да, для этого пришлось истребить не одного мага. Так что! Хочешь что-то, потрудись!
  
   Мерзкий Альбус, правда, все чуть не испортил, но все равно, рано или поздно, но они смогли бы взять Хогвартс под свой контроль!
  
   И все бы свершилось...
  
   Но теперь... надежды нет. Кровь Мраксов отторгнута лордом Мракс, а значит... они только Фламель. Не более.
  
   Все это она выплеснула на сидящих в кабинете, давясь слезами и топая ногами.
  
   Маги переглянулись. Дождавшись ухода полностью разбитой женщины, один из них запечатал дверь и равнодушно бросил:
  
   - Круцио.
  
   Дикий крик заметался между стенами, Фламель корчился на полу под брезгливыми, ненавидящими взглядами.
  
   - Мерзкий червь... мы ведь говорили тебе не высовываться... но ты поспешил... и наследил. Если бы ты не афишировал свое знакомство с Альбусом и не участвовал в его махинациях с Избранным, - маг гадливо скривился, - никто бы ничего не узнал. Но нет, мы хотим фанфар и обожания толпы! Как же! Сам Фламель! Ничтожество! Ты не просто потерял возможность для своего сына претендовать на наследие Змеиного Лорда, твои амбиции разрушили гораздо более глобальные цели!
  
   - Твой ребенок получал возможность породниться с детьми Поттеров! А это возможность получить титул Певереллов! И вероятность этого была велика! А что вы сделали?! Альбус порекомендовал надеть на Наследника узы! А ведь уже тогда была возможность заполучить кровь Некромантов! И что?! Если бы мы узнали вовремя... - маг, сожалея, покачал головой. - Оставалась еще надежда на брак с младшими Поттерами, но теперь и она перекрыта. Лорд Певерелл уже есть, а Смерть - не та сила, которую можно обмануть.
  
   - Слизерин не тот враг, с которым можно бодаться. Он уже знает про твои поползновения. И то, что случилось, только первая ласточка, в этом я уверен.
  
   - Брак? Зачем? - просипел сорванным голосом Фламель. - Но вы не говорили...
  
   - А с чего тебе было об этом докладывать? - маг пнул Николаса ногой под одобрительные взгляды остальных. - Певереллы, это не только наследие Величайшей. Это СИЛА. Это ВЛАСТЬ. Это права на ТРОН.
  
   - Больше от тебя нет никакого толку. Прощай, червь. И помни про Обет.
  
   Маги встали и один за другим исчезли в камине. Фламель, стеная, поднялся с пола.
  
   - Червь, значит... А со Слизерином столкнуться страшно, значит... И про Обет вы напомнили, твари... Что ж... если вы его так боитесь, я вам устрою встречу... мне терять нечего.
  
   ***
  
   Николас неторопливо, внимательно обдумывая каждое слово, писал письмо. Приходилось осторожничать, писать очень иносказательно, используя сравнения и подчас дикие метафоры, но по-другому нельзя. Обет не даст сказать ему не то, что прямо, а даже косвенно! Но умный человек поймет, что за бред написан на пергаменте.
  
   А Слизерин очень, очень умный маг.
  
   Он поймет.
  
  
   * - мед акации очень светлый - от практически белого, до желтого. Перренель стала блондинкой.
  
  
  
  ГЛАВА 55.
  
  Салазар задумчиво смотрел на лежащее перед ним письмо, принесенное почтовым вороном.
  
   Обычный пергамент, мелкий бисерный почерк, стиль повышенной витиеватости... казалось бы, ничего особо примечательного, только вот имя в углу...
  
   Николя Фламель.
  
   И личный, так сказать, знак: возрождающийся из пепла Феникс.
  
   Салазар насмешливо фыркнул. Шестьсот лет, а все еще позер, выбившийся практически из низов... Сколько пафоса! И сколько двуличности...
  
   Неслышно подошедший к нему со спины Томас осторожно спросил:
  
   - От кого это?
  
   - Фламель, - скривился маг. - Корабль тонет и крыса мечется в поисках спасения...
  
   Слизерин повернулся к Тому и улыбнулся:
  
   - Доброе утро. Завтрак?
  
   - Доброе... не возражаю...
  
   Завтрак проходил тихо и как-то... по-семейному, иначе не скажешь. Том неторопливо завтракал, иногда несколько удивленно-недоуменно поглядывая на непривычно-домашнего Слизерина.
  
   - Тебя что-то смущает, Том?
  
   - Да, Салазар, - задумчиво отпил глоток кофе Волдеморт. - Знаешь, я никогда не думал, что у меня такое будет... семья, дом... завтрак вот такой... в детстве я о таком и не мечтал, а потом... - он задумчиво покачал головой, - потом я опять-таки об этом не мечтал...
  
   - Понимаю, - грустно улыбнулся Слизерин, - у меня детство было тоже не сладким... своего отца я обрел в пятнадцать... да, - пожал он плечами в ответ на потрясенный взгляд наследника, - в пятнадцать, а до этого я даже не знал, что он у меня есть, я считал себя сиротой, и меня постоянно хотели убить. Все дество одни сплошные покушения... но потом... потом это было настоящим счастьем... обрести своего отца...
  
   - Каким он был? - интерес Томаса был неподдельным. Все-таки, о Певереллах было известно крайне мало.
  
   - Великим. И настоящим отцом. Он сам обучал меня, все что я знаю, я знаю потому, что он мне рассказал. Теперь ты часть семьи, так что, сможешь с ним побеседовать. И не только с ним, - лукаво улыбнулся Слизерин. - А пока... давай разберемся с письмом... - глаза Салазара на мгновение стали змеиными.
  
   ***
  
   Расшифровывать тот бред сумасшедшего, что наполнял собой свиток длинной в четыре фута, было тяжело. Конечно, два фута этой писанины были логичными и ясными - Фламель униженно ползал на брюхе, скуля о прощении, одновременно, в качестве откупного, вывалив, по мере своих сил, сведения о его бывших руководителях, и вот тут-то пришлось поднапрячься.
  
   Ежу было ясно, что на Фламеле обет, и не один, но маг извернулся как мог. Метафоры, гиперболы, туманнейшие намеки на неявные обстоятельства... в ход шло все, что возможно, и еще капельку сверху.
  
   Волдеморт ожесточенно чесал затылок:
  
   - И вот как это понимать? Словно листья кленовые, они парят! Молоко волчицы! Что он имеет в виду?! Уж какой бред мне иногда попадался, но это!
  
   Слизерин, тем временем, сосредоточенно хмурился, уставясь в стену. Неожиданно он пошевелился:
  
   -Знаешь, а ведь этот бред мне знаком! Напоминает те жалкие потуги стихосложения, которыми меня мучил один трубадур, во всяком случае, так он себя называл.
  
   - И?
  
   - Так вот, он тоже был настоящим профаном в нелегком деле рифмоплетства, но как пыжился! И его сравнения были чрезвычайно похожи вот на это убожество. Поэтому... давай, прочтем еще раз. И затем, еще раз.
  
   Дело пошло. Со скрипом, но все-таки... Пришлось разложить писанину Фламеля на составляющие, как зелье на ингредиенты.
  
   - Смотри. Здесь четыре куска, следовательно, магов - четыре. Это первое, что достаточно ясно... Затем... что можно описать у мага?
  
   - Внешность, магическую силу...
  
   - Герб. Судя по всему, это описания гербов. Значит... они чистокровны, или, как минимум, полукровки, признанные Родом. Они из достаточно старых семей, раз у них есть гербы. Следовательно, надо только понять, что имел в виду этот убогий, когда писал свой шедевр. И ведь странно: он алхимик, так, как они описывали реакции, не каждый пьяный скальд сочинит, но это?! Мда...
  
   ***
  
   Хогвартс дрожал. Здание тряслось от рыка Хельги, которая муштровала факультет Годрика в полном составе.
  
   - Великий отец! Да что же это такое!? Кривоногие отродья Ангрбоды! Да даже безногие черви шевелятся быстрее! Куда руки тычешь?! Вырву! С корнем! Стоять!!! Не смей кромсать эту ветку! Она и так последняя! Великий Один... дай мне терпения... и мозгов, спрятать всю эту кучу будущих трупов!!!
  
   -Гхм!
  
   - В чем дело?!
  
   - Эээ... Хельга, а повежливее?
  
   - От такого же и слышу!
  
   - Гхм... уела...
  
   Общий урок Гербологии шел своим чередом...
  
   ***
  
   Магический мир Британии бурлил. В очередной раз... Известие о объявлении Волдеморта Наследником Слизерина просто сожгло обывателям последние мозги. Масла в огонь подливали Пожиратели, рассказывающие о красочной церемонии (светской, ясное дело!), которой им довелось быть свидетелем...
  
   А какой Замок! А какие богатства! А какая мощь... Маги расплывались восторженными лужицами, живописуя подробности, заставляя остальных скрипеть зубами от зависти и бессильной ненависти.
  
   Министерство молчало... а вот аристократы наперебой слали поздравления лорду Слизерину... и даже несколько штук Волдеморту! Последний даже посмеялся над этим фактом...
  
   Расшифровка послания Фламеля шла медленно. Пока Салазар смог более-менее понять только несколько сравнений, но это уже было что-то. Начало.
  
   ***
  
   Зелья! Как много в этом слове...
  
   Кого ни спроси, что у вас ассоциируется с этим словом, и тут же получишь ответ - СНЕЙП!
  
   Уже давно выпускники Хогвартса не могли похвастаться любовью к этому предмету, уже давно в Англии не появлялись Мастера...
  
   Слизерин прочел Снейпу целую лекцию, в которой популярно разъяснил, почему он не считает его настоящим Мастером,называя так только из вежливости, хотя маг и получил такое звание.
  
   - Лорд Принц... скажите, у вас есть ученики?
  
   - Целый Хогвартс, - пожал плечами Снейп. Салазар отрицательно покачал головой.
  
   - Нет, я имею в виду, Ученики. Те, кого Вы учили своему мастерству лично.
  
   - Нет.
  
   - Значит, Мастером в полной мере вы не являетесь...
  
   Снейп вскинулся, но Слизерин заморозил его взглядом.
  
   - Да, не являетесь. Вы, в настоящий момент, Мастер только для себя. Чтобы стать истинным Мастером, необходимо выучить хотя бы одного Ученика. Только передав свой опыт кому-то, вы сами его осознаете...
  
   - А как было у Вас, милорд? - полюбопытствовал Снейп. Слизерин хмыкнул.
  
   - Забавно. Моим первым учителем Зелий был человек, искренне ненавидящий меня. На первом же уроке он смешал меня с грязью и я возненавидел его, а также все, что с ним было связано. А так как я являюсь интуитом... - маг пожал плечами, краем глаза следя за помрачневшим Снейпом, явно кое-что вспомнившим, - зельеварение стало для меня настоящим мучением, сродни пыткам. И я вполне мог никогда не стать зельеваром, если бы не мой отец. Только благодаря ему, его искренней любви и заботе, я заинтересовался ненавистным ранее делом.
  
   - Гхм...
  
   - В чем дело, лорд Принц? Вспомнили что-то? - язвительно осведомился Основатель.
  
   - К сожалению... - кивнул маг.
  
   - А теперь скажите... сколько учеников Хогвартса стали Зельеварами? Сколько из них стало Мастерами? И есть ли такие вообще? Молчите... крайне красноречивая реакция... что ж... лорд Принц... завтра я проведу занятия по Зельям у всех курсов последовательно. Я думаю, их запросто можно объединить попарно: первый-второй, третий-четвертый, пятый-шестой-седьмой. Вы будете моим помощником... посмотрим, - лицо Основателя стало жестким, - на что вы годитесь, кроме мойки колб.
  
   ***
  
   Неприятно быть мишенью для сарказма. Вдвойне неприятно, если этот сарказм - правдив. Втройне неприятно, если понимаешь, что с тобой поступают так, как ты сам поступал с другими...
  
   Ученики, все, от мала до велика, сидели на лекциях Слизерина открыв рот, развесив уши и замерев от восторга. Даже те, кто Зелья не переваривал органически, восхищенно слушали великого мага, рассказывающего о том, что такое Зелья, что можно сделать с их помощью, и, главное, КАК это делается...
  
   Слизерин рассказывал самые простые и обыденные вещи: нарезка и подготовка ингредиентов, правила обработки, связи и конфликты... но перемежал свои лекции примерами из практики, собственной и своих учеников, так что, скучать не приходилось. В конце каждого урока он показательно варил какое-нибудь простое, но эффектное зелье, чтобы на примере показать процессы.
  
   Для первоклашек он сварил зелье "Радужная буря": в стеклянном котле бурлила разноцветная жидкость, переливающаяся неоновыми огнями, эффектно выстреливающая вверх на целый ярд радужным бураном...
  
   Для детей постарше было сварено зелье "Лунные одуванчики", серебряного цвета, тихо кипящее в котле, из которого вылетали пушинки серебряного цвета, словно кто-то сдул гигантский одуванчик. Когда эти пушинки приземлялись, они превращались в миниатюрные подобия луны, освещавшие пространство, словно ночники.
  
   А вот для старших был продемонстрирован настоящий мастер-класс: Слизерин эффектно нарезал различные ингредиенты, котел то кипел, то утихал, реакции шли одна за другой... а в итоге, было получено странное желеобразное вещество желтого цвета, объемом с кофейную чашку, источающее непередаваемый аромат корицы и теплого, свежевыпеченного хлеба...
  
   Жидкий Патронус.
  
   И это за полчаса!
  
   Все присутствующие, включая Снейпа, с благоговением в глазах смотрели на мага, держащего на руке небольшую баночку, , в который он поместил полученное зелье.
  
   - Это зелье я изобрел для своей дочери, пострадавшей в детстве от боггарта. Принятое внутрь, делает мага невосприимчивым к воздействию дементоров, а также, подобных им тварей: боггартов, пожирателей снов и других. Достаточно чайной ложки на один месяц...
  
   Все молчали. Ученики прекрасно помнили, как дементоры кружили возле школы... а Снейп отлично ощущал это самое воздействие, сидя в тюрьме.
  
   - ... также, принятое с горячим молоком натощак, избавляет от последствий нахождения среди них...
  
   Снейп и практически весь факультет Слизерина пожирали панацею глазами: если первый мечтал его применить лично, то ученики думали о своих родных.
  
   Азкабан даром не проходит.
  
   -... зелье помогает снять мышечные спазмы, тремор, нарушения теплообмена, но, самое главное, оно помогает нормализовать психическое состояние...
  
   Из толпы раздался чей-то умоляющий голос:
  
   - Милорд! Скажите, а вы могли бы научить нас варить это зелье?
  
   Пятикурсник с мольбой смотрел на мага, имеющего в его глазах божественный статус, явно готовясь рухнуть на колени, если это поможет. Слизерин внимательно оглядел аудиторию и слегка улыбнулся:
  
   - Конечно. Все желающие могут прийти на занятие, которое состоится сегодня, через два часа, в кабинете Зельеварения.
  
   ***
  
   Только проведя с Салазаром занятие, где маг сначала показал, как надо все подготовить, и помогая ученикам лично, Снейп смог понять, что имел в виду маг, говоря, что он ученый, но никак не преподаватель. Грустно, конечно, но не смертельно...
  
   Тем более, что мучиться ему осталось недолго, до конца учебного года, а там Салазар обещал привлечь нормального преподавателя. А Северус сможет, наконец, заняться тем, что он действительно любит - исследованиями.
  
   ***
  
   Время текло, словно вода. За неделю маги смогли расшифровать, примерно, два куска. Слизерин составил описания гербов и принялся расшифровывать дальше. Томас дрессировал своих подчиненных. Было решено, что Метку он с них снимет, а чтобы жаждущие этого маги вели себя хорошо, было объявлено, что в первую очередь, снимут ее с тех, кто выполняет предписания Суда.
  
   Настороженно слушающие своего Лорда Пожиратели не верили своим ушам. Как такое может быть? Неужели не будет больше Метки, не будет наказаний...
  
   Адекватный Лорд вызывал еще большее уважение и страх, чем безумный.
  
   И восхищение...
  
   ***
  
   Как Слизерин и обещал, знакомство с семьей продолжилось. Познакомив Тома с мертвыми, он перешел к живым...
  
   Доротея и Себастиан настороженно осмотрели представленного им Мракса и вежливо его поприветствовали. Кидаться на шею дети не спешили: не так воспитаны, да и с чего бы это им делать? Сначала необходимо узнать его получше, составить мнение...
  
   Ненависти к Волдеморту у них не было, они про него практически ничего не слышали до своего приезда в Англию; как человека они его тоже не знали...
  
   Томас включил обаяние и харизму на полную катушку, заняв детей интересным разговором. Как оказалось, Себастиан интересовался артефакторикой, Родовой дар медленно, но уверенно просыпался, а Доротея стала интересоваться Боевой магией.
  
   Томас знал многое, умел тоже немало, рассказывал интересно... уже через час дети стали оттаивать, а через два часа засыпали мага вопросами.
  
   Близнецы тихо сидели в уголке, как и положено имуществу, с жадностью впитывая знания.
  
   В жизни всякое может пригодиться.
  
   ***
  
   Процесс расшифровки продолжался. Как ни странно, к нему подключились и дети. Именно благодаря им удалось опознать третий герб.
  
   Как оказалось, что-то такое они мельком видели в Италии, когда к ним приходили гости. Один из магов ну очень уж... собственнически разглядывал их. Словно скотину, которую он намеревался купить для развода.
  
   - Он так на нас смотрел... - поежился Себастиан. Доротея кивнула, передернувшись.
  
   Просмотрев воспоминания детей, маги сумели рассмотреть герб на одежде мага. А вот лицо...
  
   - Судя по всему, он под оборотным, - заявил Слизерин, постукивая пальцами по столу. - Расхождение... внешность слишком уж непримечательная, а вот поведение... явно сливки общества...
  
   - Теперь у нас есть хоть что-то! - хищно улыбнулся Томас. В крови бурлил адреналин, охотничьи инстинкты звали пойти по следу добычи, преследовать, хватать, рвать на части.
  
   Салазар с удовольствием смотрел на возбужденного Наследника, бегающего по кабинету, чувствуя, что им самим овладевает азарт. И адреналин в крови забурлил...
  
   Давно он уже не ОХОТИЛСЯ... кого-то слишком умного и хитрого ждет сюрприз! Очень, очень неприятный сюрприз...
  
   Маг предвкушающе улыбнулся, блеснув длинными клыками.
   ***
  
   - Мы все следы зачистили?
  
   - Да. Я все проверил. Фламель сидит в своей норе, остальные связи оборваны.
  
   - Может и его?..
  
   - Мммм... нет, к сожалению... хотя и хочется!
  
   - Да, это будет слишком подозрительно!
  
   - Это да... а жаль... очень жаль...
  
   ***
  
   - Что скажешь, Северус?
  
   - Я думаю, пора.
  
   - Ты считаешь, что... он разрешит?
  
   - Не попробуем, не узнаем.
  
   - Да ты философ, крестный!
  
   - Не без этого!
  
   - Ну, что ж... идем! Удача сопутствует смелым!
  
   - Ну надо же, прямо настоящий Гриффиндорец!
  
  
  
  ГЛАВА 56.
  
  Салазар задумчиво смотрел куда-то в окно, машинально поглаживая по лежащим перед ним листам пергамента с нарисованными гербами.
  
   Им удалось расшифровать бредни Фламеля и вычленить из них рациональное зерно. Сначала разобрались с одним гербом, потом со вторым. Третий герб расшифровывался долго...
  
   Все это время Салазара мучили странные ощущения... словно он что-то упустил, или забыл, или не обратил внимание... Эти гербы он не знал, только третий... были в нем некоторые элементы знакомые, но ведь такое можно сказать не только о нем...
  
   А вот с четвертым пришлось помучиться.
  
   Слизерин и Томас смогли расшифровать только треть описаний, а дальше работа застопорилась.
  
   Время шло, Салазар разрывался между школой и семьей, кроме того, появились новые отвлекающие факторы, в виде бабушки Невилла, а также Гермионы.
  
   ***
  
   Августа Лонгботтом была поистине грозной женщиной. Свой Род она держала в ежовых рукавицах, стараясь если не приумножить его влияние, то хотя бы не растерять старое. Письмо внука о появлении у них совершенно неожиданного родственника, пусть и дальнего (или близкого?) стало громом среди ясного неба.
  
   Августа ринулась в родовую библиотеку и подняла архив, отыскивая подтверждение узнанному.
  
   К ее стыду оказалось, что все написанное - правда, от первого до последнего слова. Августа знала, что они происходят от великой Хельги, но вот то, что она была названной сестрой не менее великого Слизерина оказалось сюрпризом.
  
   Ведьму это неприятно кольнуло.
  
   Почему... почему она этого не знала? Ведь отец Августы, Юлиан, превосходно знал историю Рода, гордился ей и великолепно умел ее рассказывать.
  
   Дети заслушивались, когда маг начинал рассказывать о истоках Рода и прочем...
  
   Это заставило задуматься...
  
   Как бы пошла история, если бы она подняла архивы раньше? До того, как на Френка и Алисию напали?
  
   А еще лучше, до того, как ее сын пошел в школу...
  
   Ведь именно благодаря ее рассказам Френк выбрал своим кумиром Гриффиндора и пошел на ало-золотой факультет... считая себя храбрецом... вот только к храбрости всегда требуется добавлять ум, а вот с этим на факультете была беда... и началось это...
  
   Августа задумалась. А когда это началось? Уж точно до того, как Френк пошел в школу.
  
   Впрочем, она тоже хороша! Так зациклилась на сыне, что чуть не упустила внука, хвала Магии, что он оказался умным мальчиком!
  
   Женщина удрученно покачала головой...
  
   Определенно ее внук будет куда лучшим Главой, чем она...
  
   Встреча со Слизерином произвела на нее неизгладимое впечатление.
  
   Невероятно сильный маг, одним своим присутствием заставляющий замирать в сладком ужасе и восторге от исходящей от него мощи, оказался очень умным, властным и харизматичным мужчиной.
  
   Маг принял ее с Невиллом с огромным удовольствием, рассказывая о временах, когда его сестры и брат были живы... Слизерин внимательно расспросил о положении дел, о том, как обстоят дела с финансами и прочим... его интересовали подробности, причем все.
  
   Наконец, выпытав все его интересующее, маг перешел к главному.
  
   - Как обстоят дела у вашего сына и его жены?
  
   Августа на миг опустила глаза.
  
   - Никак. Как и раньше... - она с тоской и сумасшедшей надеждой в глазах молитвенно сложила руки, - милорд, молю вас... есть ли хоть какая-то надежда?
  
   - Надо смотреть, - пожал плечами Слизерин.
  
   ***
   Через три дня маг стоял над кроватью, в которой лежал Френк, и накладывал диагностирующие заклинания. Молча. Заведующий отделения и целая толпа колдомедиков только качали головами: мало того, что заклинания накладывались невербально, так еще и они половину не разбирали!
  
   Через полчаса маг закончил диагностику и повернулся к нервно стискивающей платочек Августе и застывшему, как статуя, Лонгботтому:
  
   - Итак... физически они целы. Оба. Нервы в порядке, мышцы в порядке, организмы чистые... никаких последствий от Круциатуса и это подводит нас к следующему вопросу: почему вы решили, что их психическое состояние это последствие перенесенного ими Непростительного?
  
   Маг обвел взглядом замерших колдомедиков. Заведующий недоуменно нахмурился:
  
   - Но... это было ясно видно! Когда их доставили...
  
   - Вы не поняли... - Слизерин сложил руки на груди, насмешливо глядя на колдомедиков. - Круциатус изначально медицинское плетение, созданное для того, чтобы нивелировать последствия паралича, помогать восстанавливать чувствительность нервных окончаний, выводить из комы, правда не всех видов... Оно НИКОГДА не ведет к нарушению психики, я имею в виду физически, а не психологически... Судя по всему, разум им ломали с помощью легилеменции, причем, крайне грубо и сделано это было специально. Того, кто рылся у них в мозгу, их здоровье ПОСЛЕ не интересовало...
  
   Августа побледнела и схватилась за сердце. Сказанное означало приговор: тела здоровы, но разум погиб безвозвратно...
  
   - Скажите... - сиплый голос пожилой и смертельно уставшей ведьмы разнесся по помещению, - скажите, милорд... есть ли хоть какой-то способ... - по щекам Железной Августы тихо катились слезы. Салазар кивнул:
  
   - Есть. И крайне простой. Необходимо сделать следующее: официально в Роду признать их МЕРТВЫМИ. Это первое. Затем... вы заново принимаете их в Род. Как своих детей... обоих. Полное Кровное Признание. Они перестанут быть Френком и Алисой, мужем и женой... но зато станут вашими сыном и дочерью. Только так. Принять в другой Род Алису не получиться... они связаны брачными узами, так что, для Рода Лонгботтом они воспринимаются одним целым. После этого их разум... восстановится. Они будут новорожденными, развиваться будут быстро... пара лет - и они "вырастут". Имена надо дать другие... Только так. Как личности они мертвы.
  
   Слизерин с сочувствием посмотрел на застывшего Невилла.
  
   - Прости, Невилл, что не могу вернуть тебе родителей...
  
   Парень тряхнул головой и решительно посмотрел на мага:
  
   - Неважно. Зато у меня будут брат и сестра. Они будут ЖИВЫ! А это самое главное...
  
   - Браво! - одобрительно улыбнулся Слизерин. - Ты будешь достойным Главой! Хельга будет тобой гордиться...
  
   Впервые за все разы посещения палаты Невилл счастливо улыбался.
  
   ***
  
   Северус с Драко подошли к самому главному испытанию в своей жизни крайне ответственно. Они проштудировали книги, достали портреты Малфоев и Принцев своими расспросами до того, что предки сбегали куда подальше при одном их появлении, замучили Люциуса, маявшегося уже вторую неделю с не проходящей головной болью, довели до нервного тика владельцев цветочных лавок...
  
   К штурму неприступной крепости под поэтическим названием "Гермиона" они готовились, как к смертельно опасной операции.
  
   Через две недели Слизерин и Мракс, пьющие чай в кабинете в Хогвартсе, были крайне удивлены, когда вошедшие Северус и Драко рухнули на колени и слаженным дуэтом принялись просить разрешения начать Ритуал Ухаживания.
  
   ***
  
   Нарцисса нервно озиралась, стараясь, правда, делать это незаметно по мере возможности.
  
   - В чем дело, дорогая?
  
   - Все жду, что опять из-за угла выскочит Северус или Драко! - леди Малфой нервно обмахнулась веером. Люциус хмыкнул. Неожиданно вспыхнул камин и из него вышла Гермиона.
  
   - Лорд Малфой... леди Малфой... мне нужна ваша помощь...
  
   Люциус малодушно закрылся газетой, Нарцисса обреченно застонала.
  
   ***
  
   Если некоторые бывшие Пожиратели думали, что легко отделались, то они глубоко ошибались. Многие маги сочли Приговор мягким и... необязательным к исполнению... Например, Нотт фыркнул, что загрязнять Род не позволит! Его поддержали и многие другие...
  
   Первым звоночком, что что-то не так, стали перепады магии. Очень неприятно обнаружить, что "Акцио" не работает, а "Люмос" - недостижимая мечта. Потом все возвращалось... НО...
  
   Когда магия стала пропадать, забеспокоились ВСЕ.
  
   Срочно собравшиеся маги были огорошены пришедшим полюбоваться на них Мраксом:
  
   - А чего вы хотели, господа? - бывший Темный Лорд иронично смотрел на бывших Пожирателей. - С Магией шутки плохи! Если не уложитесь в год, станете... маглами.
  
   Вот тогда им стало по-настоящему страшно.
  
   ***
  
   Слизерин отодвинул листок пергамента и уставился куда-то в пространство. Подошедший Волдеморт аккуратно поднял листок и принялся рассматривать незнакомый герб: золотые звезды на лазурном поле.
  
   - Как листья кленовые, они парят... - задумчиво пробормотал он. - Чей это?
  
   - Судя по всему, Вильялобос...
  
   - Кто?
  
   - У них был похожий... только звезд было три, а не пять... - задумчиво проговорил Слизерин, блуждая мыслями в далеком прошлом. - Скорее всего, произошло слияние с боковой ветвью... у них было две звезды...
  
   - Ты их знаешь? - Томас внимательно вглядывался в лицо мага. Тот отрешенно кивнул:
  
   - Конечно, знаю... они убили моего отца... а я в ответ убил их.
  
   - Но...
  
   - Дети неприкосновенны. Я отдал их боковым ветвям... от претензий ко мне они отказались, я был в своем праве... неужели кто-то из потомков решил вот так изощренно отомстить?
  
   ***
  
   Поход в Гринготс закончился к обоюдному удовольствию сторон: гоблинам - звонкие золотые кругляшки, Слизерину - информацию.
  
   Через неделю гоблины предоставили полный отчет: действительно, герб принадлежит Роду Вильялобос... второй - Авельянеда, бывшие Перрера, а третий и четвертый -Бальестерос и Габилондо.
  
   Слизерин узнал, почему он не смог опознать Перрера - они слились в пятнадцатом веке с другим Родом и взяли его Герб.
  
   - Думали, я не узнаю? - от холода в голосе мага замерзали стены. - Ничего... тем приятнее будет их разочаровать...
  
   Маг сверкнул клыками и нервно погладил василиска по голове. Змей зажмурился и потерся об хозяина, от чего тот зашатался.
  
   - Готовьссссся, малышшшш.... скоро мы пойдем на оххххотууууу....
  
   ***
  
   Гермиона медленно развернула свиток, украшенный печатью с гербом Принцев и внимательно прочитала содержимое под алчными взглядами девушек.
  
   Украшенный длинными шелковыми лентами, свиток нес в себе послание... от Северуса. Второй свиток, украшенный гербом Малфоев лежал рядом.
  
   Девушки зашушукались, глядя на Гермиону с завистью... ведь всем чистокровным и полукровкам было прекрасно известно, что украшенные таким образом свитки свидетельствуют о начале Ритуала Ухаживания.
  
   Гермиона прочитала письмо и слегка покраснела от волнения.
  
   Ей нужна помощь.
  
   Нарциссы.
  
  Глава 57.
  
  
   Василиск медленно, неторопливо извивался на полу холла замка Слизерин, под восхищенным взглядом Томаса. Темный лорд не скрывал своего отношения к этому чуду магии.
  
   Величественный.
  
   Воистину царственный... полностью оправдывает свое имя.
  
   Василиск изящно свернулся кольцами, и самодовольно сверкнул глазами.
  
   Магическое существо прекрасно чувствовало эмоции окружающих, а такое искреннее восхищение будет приятно любому. Даже гигантской змее.
  
   Распахнулась дверь, и в помещение стремительно вошел Слизерин, окутанный облаком магии, которую он не считал нужным скрывать.
  
   Томас вздрогнул.
  
   Было полное ощущение, что его тела, души, разума, коснулась ледяная рука Смерти... впрочем, внешний вид мага соответствовал.
  
   Сегодня он надел полное боевое облачение Певереллов: черную мантию из кожи виверны, а также штаны, тунику и сапоги из драконьей кожи. Самый настоящий Жнец.
  
   Маг быстро подошел к василиску и повелительно протянул руку. Гигантский змей прикоснулся мордой к ладони хозяина и стал стремительно уменьшаться в размерах, одновременно ВПОЛЗАЯ на него.
  
   Несколько мгновений - и змея исчезла в рукаве, превратившись в подобие волшебной татуировки. Салазар довольно кивнул и внимательно оглядел Томаса. Маг был одет точно также, как и Слизерин, только подбой мантии был не белым, а алым, как кровь.
  
   - Готов?
  
   - Да.
  
   - Тогда отправляемся. Гоблины достали координаты. Единственное...
  
   Маг раскинул в стороны руки и стал неторопливо говорить в пространство, вкладывая в свои слова Магию:
  
   - Я, Салазар Игнотус, Лорд Певерелл, лорд Слизерин, объявляю Миру: Род Вильялобос да будет уничтожен, Род Авельянеда да будет уничтожен, Род Бальестерос да будет уничтожен, Род Габилондо да будет уничтожен. Объявляю я Охоту Кровавую на кровь, плоть и магию этих родов, за истребление моих крови, плоти и магии. Кровь за кровь, Плоть за плоть, Магию за магию. Не будет мира между нами. Такова моя ВОЛЯ. Магия да рассудит НАС!
  
   Вспышка молнии, сверкнувшей в совершенно ясном небе, подтвердила слова мага. Томас вздрогнул. Прямое обращение к Магии - не игрушки, если обращающийся в чем-то не прав... скажем так, смерть станет для него не избавлением, а только началом мучений.
  
   А подтверждение Намерения... теперь тех, кто истреблял потомков Основателей и Певереллов ничто не спасет.
  
   Магия одобрила их смерть.
  
   ***
  
   Винченцо Алонсо Вильялобос был стар. В этом году ему должно было стукнуть двести лет, круглая дата. Для мира магов, мира долгожителей - ничего из ряда вон выбивающегося... однако Винченцо чувствовал себя просто дряхлой развалиной.
  
   Дело всей его жизни, дело всей жизни нескольких поколений его предков... все было загублено.
  
   С детства Винченцо слышал, как его отец твердил ему о необходимости отомстить потомкам того, кто привел их Род к краху.
  
   С детства он готовился к своей миссии... месть, растянувшаяся на века, должна была прийти к завершению еще при его жизни. Его сын и внуки, уже достаточно взрослые, должны были помочь ему, выполнив свое предназначение. Союзники делали все, от них зависящее, их вассалы также внесли свою лепту в это нелегкое дело... и на тебе!
  
   Проклятый Слизерин!
  
   Такой же сильный и коварный, как и тварь, изображенная на его гербе!
  
   КАК?
  
   КАК он смог возникнуть в этом времени?
  
   Ведь все свидетельства говорили о том, что он мертв!
  
   Также, как и его потомки!
  
   Нечистая кровь!
  
   Винченцо торопливо сплюнул в сторону и сделал пальцами "козу"*. Мысли о маге вызывали у него ощущение какого-то потустороннего ужаса.
  
   Старик поправил плед и погладил морщинистыми руками корешок толстенной книги - Семейные хроники, погружаясь в воспоминания...
  
   ... После того, как Слизерин отомстил за смерть своего отца и жены, судьба Вильялобос и Перрера была под вопросом. Да, Наследники были живы, но... они были малы.
  
   А богатства этих родов были очень большими, и очень привлекательными для посторонних. Судьба сирот всегда незавидна, но Вильялобос повезло. Глава боковой ветви принял тяжелое решение, позволившее обоим Родам избежать незавидной участи - он объявил о слиянии двух ветвей. Это всем было на руку: сироты обрели уверенность и родню, младший род - влияние и богатство старших.
  
   Пошатнувшуюся репутацию восстановили, потерянное влияние - тоже... Перрера так не повезло. Недобросовестные опекуны растащили накопления, не заботясь о будущем детей, так что, через пару веков пришлось остаткам прежде богатого рода влиться в другой, чтобы окончательно не вымереть.
  
   А Вильялобос помнили о том, что произошло.
  
   Себя они виноватыми не считали, скорее злились на предков, что те так глупо попались... Кому в голову пришла мысль отомстить, история не сохранила. Но уже через пару веков после столкновения с Певереллами было принято судьбоносное решение.
  
   Было решено не вступать в открытое противостояние, так как это могло окончится печально и весьма, а по тихому делать гадости.
  
   Еще через пару веков к мстителям присоединились бывшие Перрера, и все закрутилось. После долгих обдумываний маги сочли, что просто истребить потомков Основателя и его родных это слишком ПРОСТО.
  
   Хотелось изощренности...
  
   Винченцо вздохнул и устроился поудобнее. Его разморило, плед мягко грел старческие кости, подогретое вино источало пряный аромат...
  
   ... Решив заполучить себе богатства и наследие их врага, маги не гнушались ничем. Все шло в ход: подкуп, шантаж, заклятия и зелья, они выбрали даже козла отпущения, которым оказался Фламель, на свою беду женившийся на Перренель, в чьих жилах текла кровь Слизерина.
  
   Все шло просто прекрасно... до того злосчастного дня, когда это отродье выползло из тьмы, его породившей! И все рассыпалось в прах...
  
   А ведь осталось совсем немного! Детей Поттеров, Фламеля и Лонгботтома женили бы и выдали замуж за вовремя возникших на их пути отпрысков Вильялобос и Авельянеда, а там...
  
   Детей бы они воспитали, как надо.
  
   И все, что осталось от Певереллов и Основателей перешло бы к ним!
  
   А Фламель и все ненужные люди отправились бы кормить собой рыб...
  
   Придремавший старик сладко причмокивал губами, представляя, как его потомки завладевают богатствами и магией великих магов, не обратив внимание, что доносящийся шум от шагов, разговоров и действий живущих в поместье магов неожиданно смолк.
  
   А взамен воцарилась тишина.
  
   Могильная.
  
   ***
  
   Слизерин небрежным жестом очистил окровавленные руки и жутко оскалился под костяной маской в виде черепа. Дымящиеся руины, оставшиеся на месте еще час назад огромного дворца, кипящего жизнью, были прекрасным элементом пейзажа, на его взгляд.
  
   Пространство перед остатками здания было покрыто воронками, ямами и обломками здания... валялись ошметки тел... матово отблескивали в лучах солнца лужи крови: все, что осталось от магов после пришествия Слизерина, Мракса и давно не разминавшего кости василиска.
  
   Томас только молча поджимал губы: он, конечно, и сам не подарок, но то, что творил на его глазах Слизерин...
  
   Жнец.
  
   ***
  
   После того, как Бальестерос и Габилондо оказались буквально стертыми с лица земли, пришел черед Авельянеда. Бывшие Перрера жили в роскошном палаццо, прекрасном образчике архитекторского исскуства. Вот только для обороны от врага он абсолютно не годился.
  
   Салазар вскрыл защиту за два часа - ничтожно малый срок для родовой защиты, и вообще невиданное дело. Обычно защита родовых гнезд магов держалась до последнего... однако, Слизерин пошел на хитрость.
  
   Он подстерег племянника Главы Рода на Площади цветов и сумел захватить его живым.
  
   После чего Томаса ждал урок некромантии и практическое занятие по ритуальным пыткам.
  
   Взломав защиту, маг ворвался на территорию поместья, как Дикая охота, сея хаос, разрушение и смерть. Вопли ужаса только подстегивали василиска, исполнявшего роль кавалерии. Могучий змей, покрытый нечувствительной к заклинаниям бронированной шкурой, смял защитников в считанные мгновения, после чего начал методично очищать этаж за этажом.
  
   Маги шли позади, добивая раненых и попутно отыскивая спрятавшихся.
  
   Через два часа в живых никого не осталось.
  
   Только Слизерин, довольно скаля клыки, спрятал в сумку несколько маленьких статуэток.
  
   ***
  
   Пробуждение оказалось кошмарным.
  
   Открыть глаза после сладких грез и увидеть перед собой Смерть...
  
   Слизерин ругнулся и наложил на захрипевшего от ужаса старика комплекс чар, не дающих дряхлому телу отдать концы. Винченцо в ужасе завертел головой, трясясь от понимания, ГДЕ он очутился.
  
   Ритуальный зал легендарного Замка Некромантов.
  
   Маг лежал на алтаре, прикованный цепями, напротив него на стене висели прикованные Авельянеда: Глава семьи, его сын и подросток-внук, следящие за происходящим выпученными от ужаса глазами, а также его собственный сын и два внука, потерявшие сознание от страха.
  
   Слизерин, одетый в ритуальную мантию, проверял заточку серпа, готовясь к длительному обряду.
  
   Томас с любопытством следил за его действиями, внимательно оглядывая антураж.
  
   Наконец Певерелл закончил подготовку и, подойдя к алтарю, взмахом руки испарил одежду на лежащем, после чего сделал первый надрез.
  
   Под сводами зала раздался первый крик.
  
   ***
  
   Салазар положил очищенный нож на его место, после чего щелкнул пальцами, очищая алтарь от крови и ошметков плоти: все, что осталось от семи магов, отдавших свою силу и души Родовому источнику некромантов, и с хрустом размял шею. Магия бурлила, адреналин в крови просто бушевал, хотелось...
  
   Он поднял голову, глядя в потолок. Магия настойчиво сигнализировала, что надо подняться наверх, его... ждут? Не здесь? В Хогвартсе?
  
   Он махнул рукой находящемуся в прострации от увиденного Томасу и, шагнув к Наследнику, аппарировал.
  
   Приведя себя в порядок, Салазар сосредоточился и аппарировал в Хогвартс, прямо в кабинет. Как Основатель, он имел множество привилегиий, в том числе и такие.
  
   Раздавшийся стук в дверь, заставил его напрячься.
  
   Что-то происходит. Что-то.
  
   Мысленный приказ горгулье - и двери отворились, а через минуту в дверь шагнул северус Снейп, за которым шла девушка в черно-зеленой мантии.
  
   Звуки замерли... сердце застучало громко, размеренно, словно молот в руках молотобойца... магия взвихрилась...
  
   Маг встал и улыбнулся своей судьбе.
   * - в Италии в средневековье считалось, что этот жест отгоняет нечестивых духов (пальцы собраны в кулак, только указательный и мизинец выставлены вперед, как рога).
  
  
  
  
   ЭПИЛОГ.
  
  
  
  
  
   Салазар собственническим взглядом рассматривал свою невесту. К счастью, девушка этого не видела, так как стояла к нему спиной.
  
   Крайне неосмотрительно с ее стороны. Слизерин еще раз окинул ее взглядом и довольно улыбнулся.
  
   Его невеста. Будущая жена.
  
   К его изумлению, это оказалась Дафна Гринграсс.
  
   Кто бы мог подумать, что судьба и Величайшая вновь дадут ему шанс на семейное счастье?
  
   Получив шанс, Салзар совершенно не собирался его упускать. Мало кому из его предков так везло... его отцу, например, нет. Поэтому...
  
  
   ***
   Арчибальд Гринграсс тупо смотрел на лежащее на столе письмо, запечатанное печатью с гербом Певереллов. Его жена встревоженно покосилась на мужа, после чего встала, взяла письмо и принялась внимательно читать, в надежде понять, от чего ее муж впал в такой ступор.
  
   Дочитав, она издала странный звук, наподобие полузадушенного кашля, после чего положила письмо на место, рухнула в кресло и принялась обмахиваться веером.
  
   Супруги молчали, пытаясь прийти в себя.
  
   - Арчи?
  
   - Да, милая?
  
   - Это ведь не чья-то шутка?
  
   - Не думаю. Так шутить... за такое, милорд и отшутиться может.
  
   - Это уж точно.
  
   - Таппи!
  
   - Да, Хозяин?
  
   - Пригласи сюда Дафну...
  
   Встреча в кабинете, приведшая к такому невероятному повороту судьбы, имела крайне приятные для Главы Рода Гринграсс последствия. Салазар не привык рассусоливать, так что уже через пару часов общения, Арчибальд дал разрешение на ухаживания.
  
   Великий маг включил все свое обаяние и харизму, так что, Дафна была просто сражена наповал. На факультете и так к Основателю относились с определенным пиететом, а уж после того, как он начал вести занятия и прочее... Устоять было совершенно невозможно.
  
   Слизерин подошел к процессу крайне ответственно. Да, он влюбился в девушку с первого взгляда, так сказать... но, хотелось бы, чтобы это было обоюдным. И маг делал все для того, чтобы осуществить свои мечты о крепкой семье.
  
   Два года ухаживаний привели к вполне закономерному результату: Дафна сначала стала воспринимать Слизерина как мужчину, а не как мифическую фигуру на постаменте, появилась заинтересованность, постепенно заинтересованность стала перерастать во влюбленность, а там уже и до любви было рукой подать.
  
   Через два года магическая Англия была ошарашена невероятной свадьбой... а еще через год - новые потрясения.
  
   Астория Гринграсс вышла замуж за лорда Мракса.
  
   ...Когда к лорду Гринграсс обратился Волдеморт с просьбой дать разрешение на начало ухаживаний, главу семьи едва не хватил инфаркт. От счастья...
  
   Однако кроме этих, произошли и другие события... а именно: была восстановлена монархия.
  
   Через полгода после того, как Слизерин уничтожил своих врагов, он начал подготавливать почву для свержения Министерства и восстановления Совета лордов, подчиняющихся Лорду Магии.
  
   Сам он не хотел всходить на трон, но ничто не мешало ему посадить на это прекрасное кресло своего Наследника. Все процессуальные нормы были соблюдены, необходимое количество вассалов было Томасом давно набрано, так что, оставался только ритуал Признания и Коронация.
  
   Это оказался подарок Певерелла своему Наследнику на День Рождения: обещание посадить его на трон.
  
   ***
  
   Салазар сдержал свое обещание, и к концу года брожения в обществе достигли критической отметки, после чего вылились в вотум недоверия Министру и требования восстановить наследия предков, а именно - монархию.
  
   Очень кстати все как-то неожиданно узнали, что Певерелл - Слизерин является сюзереном практически половины всех чистокровных родов Англии, что дает ему право надеть на голову довольно экзотическую золотую шапочку.
  
   Ну а то, что довеском к нему идет Волдеморт... это как-то можно пережить.
  
   Уже пережили.
  
   И то, что монархом станет именно он, тоже можно было пережить.
  
   Через несколько лет Томас также женился, и уже через год его жена порадовала его прибавлением в семействе - замечательными шебутными двойняшками, ставшими Наследниками Слизеринов и Мраксов.
  
  
  
   ***
  
   Однако, мало восстановить монархию, надо еще сделать так, чтобы были этому рады: пахать на благо отечества пришлось много, долго и утомительно.
  
   Окончательно восстановить изувеченную политическими дрязгами страну удалось только через десять лет, и только после этого положение Англии на политической арене перестало быть шатким.
  
   Томас, к своему неудовольствию, обнаружил, что власть является довольно таки тягомотной и проблемной ношей, которую и тяжело нести, и жалко бросить, в тоже самое время, тем более, забота о детях также отнимала очень много времени и нервов.
  
  
  
   Впрочем, Салазар считал, что это того стоит. Его мнения придерживалась и Гермиона, за внимание которой конкурировали Северус и Драко, все-таки уломавшие ее на заключение брака после нескольких лет мытарств, и теперь леди командовала целым отрядом, состоящим из мужей, а также четырех Наследников и двух Наследниц, успевая еще заниматься научной деятельностью в свое удовольствие.
  
   Невилл стал настоящим Главой рода, возмужав не только физически. Он последовал рекомендациям Слизерина и смог вернуть рассудок свои родителям, приобретя брата и сестру. Ему пришлось восстанавливать не только свой Род, но и Род Хаффлпафф, на что дала благословение Хельга, так что, скучать ему не приходилось.
  
   Бывшим Пожирателям также пришлось потрудиться, чтобы сберечь магию и выполнить возложенные на них задачи. Кто-то сделал это быстро и с блеском, кто-то медленно и из-под палки... но выполнили все.
  
   Юные Поттеры выросли и теперь с гордостью развивали наследия предков, в чем им помогали, ко всеобщему удивлению, бывшие близнецы Уизли.
  
   Фред и Джордж через пять лет смогли восстановить статус свободных граждан, после чего Себастиан принял их в Род Поттеров, основывая младшую ветвь. Рыжики перестали быть рыжиками, став жгучими брюнетами, впрочем, изменилась не только внешность, характеры также претерпели существенные изменения.
  
   Теперь парни со стыдом вспоминали, как ради веселья калечили психику и здоровье учеников, испытывая на них свои приколы...
  
   Время не стоит на месте, но теперь Салазар был твердо уверен, что самое трудное - позади.
  
   А впереди у него целая жизнь, которую он проведет со своей семьей.
  
  
  
   КОНЕЦ.
  
  
  
   Месть Слизерина. Нерассказанные истории. История 1.
  
  
  История первая. Когда леди в гостиной или мужской разговор.
  
   Люциус стремительно влетел в рабочий кабинет, за ним не менее быстрой походкой вошел Северус, а Драко пришлось прилагать усилия, чтобы не отстать.
  
   Остановившись возле стола, лорд показал на кресла, а сам просто рухнул в свое и замер, пытаясь успокоится.
  
   Сиятельный лорд нервничал. Сейчас его ждал самый важный в его жизни разговор, даже принятие Метки блекло перед этим, от того, как он его проведет, зависит будущее его Рода. Будущее его сына, и не рожденных еще внуков.
  
   ***
  
   Северус наблюдал за свои другом с невозмутимой миной, но внутри все было готово к схватке.
  
   Как настоящий воин, он чувствовал, что сейчас, в эти мгновения, начинается бой. И он должен его выиграть...
  
   ***
  
   Драко пытался выглядеть спокойным, но у него не было многолетней практики его отца, однако... парень старался. Он знал, о чем пойдет речь, отец просветил его еще в десять лет, сначала рассказав немного, а затем дав более развернутую информацию. Не сказать, что он был безоговорочно "за", но когда на кону стоит выживание Рода...
  
   На многое начинаешь смотреть совершенно по-другому.
  
   ***
  
   Успокоившись, Люциус внимательно посмотрел на Северуса, прикидывая, как начать разговор, но подумав, решил, что сейчас не время увиливать. Только правда. Но прежде...
  
   - Мммм... Северус... скажи, ты действительно владеешь "Душой огня"?
  
   Вместо ответа Снейп достал бездонный кошель, и вынул из него артефакт.
  
   - Но... ОТКУДА?! - Люциус квадратными от шока глазами смотрел на чудеснейшее из сокровищ магического мира. Да за одно упоминание о нем платили бриллиантами! А уж если удавалось отыскать следы... За такое убивали, не колеблясь.
  
   - На все воля Магии, Люциус... на все ЕЁ воля... - довольно хмыкнул Снейп. Малфой прикрыл глаза и твердо посмотрел на своего друга.
  
   - Северус... то, что ты сейчас услышишь, тайна, которая запросто может испортить нам жизнь. Я надеюсь, ты отнесешься с пониманием... - лорд нервно разгладил манжет и продолжил, - как ты знаешь, Северус, наш Род - чистокровный.
  
   Северус кивнул. Это действительно всем было известно, Малфои были редкостными поборниками чистокровности, соперничая в этом с Блеками.
  
   - Даже, я бы сказал... слишком, - Люциус смотрел в лицо Северуса, видя на нем проявляющееся понимание.
  
   Вырождение.
  
   Люциус остро глянул и кивнул, подтверждая мысли.
  
  
  
   - Так вот... все было хорошо до определенного момента, но вот сейчас... - Малфой собрался с духом и продолжил крайне неприятный для него разговор, - сейчас все стало не просто плохо, а ужасно. Ты знаешь, что в нашем роду уже очень давно рождается только один ребенок. Мальчик. Старое Родовое проклятье... Ты думаешь, мы с Нарциссой не старались? - Малфой с горечью в глазах покачал головой. После родов леди Малфой становится бесплодной. Так же, как и Лорд Малфой. У нас даже бастардов нет! Также не получается зачать девочку, а не мальчика, хотя это дало бы шанс на то, что проклятие будет отменено. Чего мы только не делали! Результатов никаких. Мой отец нашел выход... но, когда он его нашел, мне было уже тринадцать лет. И уже была заключена помолвка с Блеками, магическая, и крестный у меня уже давным давно был... один из наших родственников... для меня уже было поздно.
  
   Люциус помолчал, после чего посмотрел на Драко.
  
   - Все браки должны приносить пользу. Все! Основной закон - каждое последующее поколение должно быть сильнее предыдущего... но в нашем случае... Я равен своему отцу. А вот Драко... его потенциал изначально был меньше моего. Понимаешь? Меньше! Уже несколько поколений нет никакого прироста.
  
   Люциус помолчал, покачивая головой.
  
   - Никакого... Когда Драко родился, первым делом я стал проводить проверки. Все до единого показали, что Драко вполовину слабее. И останется! Вполовину! А его внук станет сквибом. Понимаешь? И так будет в браке с любой чистокровной...
  
   Северус прищурился. Чутье говорило, что его каким-то боком все это тоже касается. Уже коснулось... Дальнейшие слова лорда только подтвердили его подозрения.
  
   - Исправить ситуацию оказалось тяжело, но возможно. Как мне рассказал отец, чтобы выправить потенциал Драко, надо было связать его еще с одним источником магии, НЕ РОДСТВЕННЫМ. Это должен был быть сильный маг, темный, желательно с раскрытыми Дарами, идеально - Наследник или Глава. И еще уйма условий. Я перешерстил всех. Даже Лорда, насколько смог... самый лучший показатель был...
  
   - У меня, - ледяным голосом произнес Снейп. Люциус кивнул.
  
   - Да, у тебя. Именно поэтому я пригласил тебя в Крестные. Именно поэтому мы провели ВСЕ обряды. И именно благодаря тебе у Драко выправилась магия. Но и это еще не все.
  
   - Брак?
  
   - Да. Если Драко женится, проблемы не кончатся. Мы слишком давно не обновляли кровь Рода. Слишком. И магия Драко слишком сильно связана с твоей. Выход только один. Как сказала леди Гермиона - триада. Она будет рожать от вас детей, от каждого - для отдельного Рода, но магией подпитывать будете вы их оба.
  
   - Я, вообще-то, собственник, - холодно заметил Северус.
  
   - Драко тоже, но если он хочет иметь сильных детей... ему придется смирится с тем, что у его жены есть любовник. Придется! Или Род вымрет.
  
   - А что ты скажешь, Драко? - Северус испытующе смотрел на своего крестника. Драко вздохнул.
  
   - У меня нет выхода. Я готов для своих детей на ВСЕ. И даже на то, что ты станешь мужем моей жены. Дети - это самое большое богатство. С этим артефактом у меня есть шанс на будущее. Без него и без тебя - нет. Мои желания или нежелания здесь совершенно неуместны. Будущее Рода. Только это имеет значение. И я готов смирить свои собственнические инстинкты и терпеть наличие третьего. Вот так.
  
   Люциус гордо смотрел на своего сына. Драко вырос. Из маленького заносчивого эгоиста, ставящего свои желания во главу угла, он постепенно вырастал в истинного Малфоя, ставящего на первое место благополучие Семьи. В этот момент он искренне гордился своим Наследником.
  
   Северус неожиданно хмыкнул.
  
   - Любовник, значит... что ж, мы еще посмотрим, кто из нас будет ТРЕТЬИМ!
  
   - Посмотрим... - глаза Драко на мгновение сверкнули расплавленным серебром.
  
   ***
  
   Ухаживание началось по всем правилам: письмо с Намерением, приличествующие подарки, цветы и фрукты, небольшие подарки, изготовленные своими руками... Два долгих года ухаживаний, переговоров, обсуждений брачного контракта, подготовки сначала к помолвке, а затем и к свадьбе.
  
   И только когда Гермионе исполнилось семнадцать, все вышло на финишную прямую. Еще полгода специальных ритуалов, - и незадолго до Йоля отпраздновали свадьбу.
  
   ***
  
   Нельзя сказать, что семейная жизнь проходила гладко. Все-таки мужчине тяжело смириться с тем, что его жена не всегда ночует с ним в их общей спальне, но, как сказал Драко - дети - это наше все.
  
   Когда через пять лет Салазар поинтересовался, как Гермиона смотрит на эту ситуацию, та лукаво улыбнулась:
  
   - Что сказать... у меня два мужа и два любовника.
  
   - Это как? - Слизерин с интересом склонил голову к плечу.
  
   - Очень просто. Вот смотрите... Драко - мой муж, а Северус - мой любовник. И превосходный любовник, я вам скажу!
  
   Северус самодовольно хмыкнул, Драко иронично поднял бровь.
  
   - Хотя, - продолжила Гермиона, - если посмотреть с другой стороны... Северус - мой муж, а Драко - мой любовник. И изумительный любовник, к слову!
  
   Леди Принц-Малфой-Грейнджер помолчала и философски добавила:
  
   - Ведь могут же, если захотят!
  
   Это для тех, кто плевался при слове "триада", упорно видя слеш и непотребство. Это размышление на тему, на что может пойти человек для спасения семьи и получения возможности иметь здоровых детей.
  
  
  
  
   Месть Слизерина. Нерассказанные истории. История 2.
  
  История вторая. Норные животные и другие звери.
  
   Полная рыжеволосая женщина посмотрела в окно, услышав стук. Прыгающая на подоконнике сова уставилась на нее круглыми глазами, и снова застучала клювом в стекло. Женщина скривилась, ее лицо исказилось от ненависти. Сорвав с себя грязный, замусоленный передник, она схватила его и взмахнула в сторону настырной почтальонщи.
  
   - Вон! Вон, я тебе сказала! Убирайся!
  
   Птица, которую так настойчиво пытались прогнать, переступила с лапки на лапку, развернулась, и сорвавшись с подоконника, улетела.
  
   - Убирайся... - прошептала Молли, падая на шаткий стул. - Убирайся... видеть их не хочу...
  
   ***
  
   - Ну, что? - молодой рыжий парень с волнением ждал ответа. Его полная копия только расстроенно пожал плечами.
  
   - Ничего.
  
   - Совсем?
  
   - Совсем...
  
   Джордж, понурившись, вздохнул.
  
   - Жаль.
   - Жаль... - согласился Фред, рассматривая оковы на руках, свидетельство их глупости и чужой хитрости и прозорливости.
  
   Нельзя сказать, что Слизерин, который стал их Хозяином, был жесток, или отыгрывался на них за все, что совершили их предки. Нет... Салазар подошел к исполнению своих обязанностей крайне ответственно. Он предоставил в распоряжение Раскаивающихся свою библиотеку, всегда отвечал на вопросы и рассказывал о законах, правилах и обычаях магического мира, хотя бы раз в пару дней проверял, все ли в порядке, кормил-поил-снабжал одеждой.
  
   Если сказать честно, то сейчас рыжики выглядели и чувствовали себя лучше и здоровее, чем в родительском доме.
  
   ***
   Удрав так поспешно, близнецы не поставили в известность своих родителей, так как прекрасно понимали их будущую реакцию. Артура не интересовало ничего, кроме его хобби, он был полностью подконтролен Молли и Главой семьи совершенно не являлся.
  
   А вот Молли... Молли Уизли относилась к аристократии с презрением, виня их во всех своих бедах, так что, от нее братья могли ожидать только криков и побоев, а не понимания. Парни это отлично знали, так что решили просто поставить мать перед фактом, считая, что ей будет легче с этим смирится.
  
   Увы, они недооценили степень ненависти Молли к окружающим. Получив сову с объяснением происходящего и просьбой о встрече, Молли отправила в ответ вопиллер, который полчаса орал о том, что они изверги и отродья. Выпросив у хозяина позволение встретиться с семьей, братья шли к дому с тяжелым сердцем и мрачными предчувствиями.
  
   Убогость дома, в котором они прожили всю свою жизнь, резанула глаз. Кособокое строение, похожее на несколько сараев, поставленных друг на друга, убогость окружающего пространства, чахлый сад... а также гнилой, тухлый привкус магии, заполняющей пространство чахлыми отростками.
  
   После замка Слизерина им было с чем сравнивать. Теперь братья вспоминали, что дом никогда нормально не ремонтировался, а если и пытались что-то чинить, то все делалось спустя рукава и результат получался крайне убогим.
  
   Упыря, живущего на чердаке, никто не гонял, садовые гномы - паразиты, оккупировавшие сад, расплодились до чрезвычайности, кругом грязь и неухоженность. Молли громогласно орала, что она хозяйка, заботящаяся о семье, но никогда нормально не убирала, хотя есть множество бытовых заклинаний, магам нет нужды ползать с тряпкой, или бегать с веником наперевес. Детей к порядку также никогда не приучали, про Артура и говорить нечего, тот еще поросенок, да и сама женщина выглядела крайне неопрятно.
  
   Постучавшись, братья шагнули через порог и попали под гневный взгляд матери.
  
   ... Молли орала долго... братья молчали, ожидая, когда она выдохнется. Дождавшись, парни попытались прояснить ситуацию.
  
   - Мама... у нас не было другого выхода! Своим мерзким поступком мы поставили себя в ужасное положение!
  
   - Да мы стали практически, как домовые эльфы!
  
   - А теперь у нас есть шанс! Ты понимаешь, шанс!
  
   - Шанс на то, что мы снимем печать, станем честными магами!
  
   Братья едва не плакали, пытаясь донести до матери весь ужас своего положения. Молли заорала.
  
   - Да какой ужас?! Все это клевета! Все этот мерзкий мальчишка, жаль, что сдох! Это он все виноват! А вы тоже дурни! Не смогли даже деньги нормально забрать! Идиоты! Что вы! Что ваши братья! Тоже несли какую-то чушь! Нет на нас печати, нет! Это даже Дамблдор говорил! А вы! Бросили свою семью! Денег не даете! Рон, тупица, даже не смог эту девку под себя подгрести! Да и Джинни хороша! А я говорила, что надо было это отродье в койку завалить, так нет! Ни на что не способные, как ваш папенька!
  
   Сжавшись, парни с ужасом слушали крики женщины, понимая, чем могло аукнуться желание Молли вылезти из грязи для них. Теперь-то они это понимали, и тем больнее было слышать, что для Молли ужас ситуации состоит в том, что из семьи ушли те, кто приносил ей деньги, ведь все старшие дети отдавали практически половину заработка своей матери, помогая обеспечивать остальных. Да и претензии к близнецам заключались в том, что их бизнес, на который Молли и младшие строили такие планы, теперь им не принадлежит.
  
   Они с шоком смотрели на беснующуюся женщину, замечая невероятную упертость и полную уверенность в том, что она поступает правильно.
  
   ***
   Вернувшись в замок, братья спрятались в своей комнате, приходя в себя.
  
   - Значит, братья уже были дома... - шмыгнул носом Фред.
  
   - Напишем?
  
   - Давай...
  
   Встреча с братьями прошла гораздо успешнее, чем с матерью.
  
   Как оказалось, за то время, что они не виделись, братья совершенно изменились. Уизли исчезли с лица земли, а на их месте появились совершенно другие люди. Билл стал Дарквудом, Перси - Кристалл, а Чарли совершил невероятный финт ушами. Он стал Прюэттом.
  
   Близнецы поделились своими впечатлениями от встречи с матерью, Чарли хмыкнул.
  
   - Мы все пытались просить у нее благословения... С Артуром разговаривать бесполезно, он просто тряпка, его ничего не интересует. ведь мы могли рекомендовать их, попросить своих новых родственников принять их в семью... да что там! Даже лорд Прюэтт готов был принять их обратно, если бы Молли раскаялась и попросила прощения, прошла ритуалы очищения... но нет! Это все наветы мерзких аристократов! Я говорил с Игнатиусом, он мне многое рассказал... Молли всегда считала себя правой во всем, а после того как отец отторг ее от рода, она его просто возненавидела и даже не делала попыток узнать, чем грозит Печать, и что это такое, вообще.
  
   - Мы пытались... но она в ответ нас только проклинала, орала, что мы предатели... А ведь мы хотели, чтобы она помирилась с отцом...
  
   - Ничего не получилось... правда, теперь это ее проблема. Мы пытались, изо всех сил пытались... я встал перед ней на колени и умолял... - вздохнул Билл. - Она ничего не хотела слушать, а Артур только отвернулся. А потом и Игнатиус кое-что рассказал...
  
   ***
  
   Выросшая в аристократической семье, получившая подобающее леди воспитание, Молли, тем не менее, умом не отличалась. Самая обычная девушка из богатой семьи, золотая молодежь... в голове только тряпки, развлечения и романтика... а также невероятное упрямство.
  
   Лорд Прюэтт прекрасно понимал все недостатки своей дочери и не строил иллюзий на ее счет. Девушке требовалась твердая рука мужа, кандидата на эту роль уже нашли, должна была состояться помолвка, как разразился скандал.
  
   Артур Уизли, достойный отпрыск семьи Предателей крови решил поправить свои финансовые дела самым простым, с его точки зрения, способом. За Молли полагалось прекрасное приданое, на которое рыжик положил алчный глаз, также рассчитывая поправить и социальное положение, но увы!
  
   Лорд Прюэтт оказался магом старой закалки. Узнав, что его дочь предалась разврату до своего совершеннолетия, а потом еще и заключила магический брак с Предателем крови, он отсек ее от Рода, совершив обряд изгнания, и Молли из Прюэтт стала Уизли.
  
   Сделал он это не под влиянием момента, а проведя целое расследование. Связи и деньги сотворили чудеса, так что уже через пару часов после заключения брака Игнатиус знал всю подноготную происходящего. Вся картина вызывала омерзение: применение Артуром амортенции, после чего потерявшую последние мозги девушку затащили в койку, а после заключение брака, и не министерского, а магического, который невозможно разорвать. И все это под отеческим взглядом самого светлого мага.
  
   Директор школы не знает, что в ней творится?
  
   Смешно!
  
   Тем более, он сам провел обряд.
  
   Выгода Дамблдора была видна, как на ладони. Прюэтт был нейтральным, и ни в какую не хотел переходить в стан поборников Света, невзирая на все уговоры Альбуса. До этого директор ограничивался уговорами и уколами на финансовом поле, однако сейчас ситуация обострилась. Волдеморт перешел в наступление, его влияние росло, а власть Альбуса уменьшилась. Сыновья лорда уже несколько раз подвергались нападениям, но теперь видно, самый светлый маг потерял терпение.
  
   Игнатиус был в ужасе, но что он мог поделать? Дура-дочь даже слышать ничего не хотела, хотя Прюэтт умолял ее принять зелье, очищающее от Амортенции, пройти очищающие ритуалы и попросить прощения за свой поступок. Увы, девушка стояла на своем, крича, что он бесчувственный чурбан, ничего не понимающий в любви, что он ей никто, у нее теперь есть муж, Артур только мялся и с вожделением поглядывал на драгоценности мужчины, директор отечески увещевал, что любви все возрасты покорны, и просил простить и принять в семью оступившихся.
  
   Принять?! Предателя Крови? И самому стать таким, а также поставить клеймо на весь Род?
  
   Именно тогда, глядя в довольное лицо Альбуса, Игнатиус принял тяжелое, но правильное решение, произнеся формулу Изгнания, чувствуя, как обрываются магические связи. Бросив дочери, что теперь только от нее зависит, будут ли ее дети носить печать, лорд повернулся и больше никогда не подходил к дочери, и рожденным от нее внукам, продолжая втайне надеяться на то, что Молли возьмется за ум.
  
   Время шло, его сыновья погибли, оставив Игнатиуса в одиночестве, Дамблдор время от времени, на встречах в Визенгамоте нудил о прощении и принятии, магу уже стало казаться, что он так и умрет в одиночестве, оставив титул дальней боковой ветви рода. Но, как говорят, человек предполагает, а бог располагает.
  
   Возникновение Слизерина из ниоткуда всколыхнуло то сонное болото, в которое превратилась Англия за последние годы.
  
   То, как молниеносно маг обезвредил директора и взял под свой контроль Хогвартс и Фаджа, а через него и министерство, вызывало только восхищение и оторопь.
  
   Маг не церемонился, расправляясь с теми, кого он счел своими врагами. Прямо или косвенно, но его действия несли победу ему, а его противникам поражение, и это давало надежду на будущее.
  
   Когда Уизли узнали, за что их семья получила свой позорный статус, они были в шоке. Способ избавится от клейма также не прибавлял спокойствия, невзирая на все закидоны родителей, не хотелось их бросать.
  
   Попытки поговорить не привели ни к чему хорошему, так что, решение было принято, хотя и далось крайне нелегко.
  
   Утешало одно... теперь их дети не будут влачить жалкое существование...
  
   ***
  
   Шли годы. Близнецы учились, все больше изменяясь внутренне. Ушло самомнение, воспоминания о поведении в школе вызывали только стыд и раскаяние, учеба и забота о юных Поттерах занимали все свободное время. Желание экспериментировать приняло упорядоченные формы и принесло пользу. Занимаясь Зельями, Артефакторикой и Чарами братья быстро вывели свой бизнес, находящийся теперь под присмотром Слизерина, на ведущее место, исправно отчисляя часть прибыли Филчу.
  
   И каждую неделю они посылали письма родителям, а также Рону и Джинни.
  
   Их старания принесли свои плоды. Через пять лет, проводя очередной благодарственный ритуал Магии, прося у нее облегчения участи для своих родных, братья с шоком увидели, как с них падают оковы и ошейник.
  
   Они стали свободными, правда, так и оставшись без имени Рода.
  
   Еще через пару дней Себастиан и Доротея, давно уже воспринимавшие братьев, как часть семьи, приняли решение принять их в Род Поттер, основывая младшую ветвь. В результате ритуала, совершенного после одобрения Салазаром и всеми предками, рыжики стали жгучими брюнетами с зелеными глазами, в чем они увидели знак, что Гарри, у которого они так и не смогли попросить прощения при его жизни, простил их после своей смерти.
  
   ***
  
   Джинни сумела взяться за ум. Лекции Основателей сделали свое дело, вправив девушке мозги. Приняв решение, Джинни твердо воплотила его в жизнь: целая серия очищающих ритуалов, ритуалов Раскаяния и Благодарения Магии. Школу она окончила с хорошими оценками, знания помогли занять должность в Министерстве: маленькую, но имеющую перспективы. Предложение Дина Томаса она приняла со слезами на глазах, войдя в семью мужа.
  
   Своего первенца они назвали Гарри.
  
   ***
   Рон так и не смог преодолеть свои дурные стороны характера. Выучившись с грехом пополам, он решил начать карьеру профессионального спортсмена, подав заявку в свою любимую команду. Звезд с неба он не хватал, оставаясь крепким середнячком, на жизнь хватало, не брезгливые девушки скрашивали существование.
  
   Когда карьера спортсмена пришла к концу, он перешел на тренерскую работу.
  
   Изредка встречая своих бывших братьев, он всегда отворачивался и никогда не отвечал на их письма, впрочем, не забывая ждать подарки по праздникам. Больше его ничего не интересовало.
  
   ***
  
   Лили смотрела на свое отражение тусклыми глазами. Раньше она выглядела крайне эффектно, трепетно относясь к своей внешности... она следила за собой, кроме того, маги очень долго не стареют, выглядя молодо и бодро. А теперь...
  
   Яркие, как багряные осенние листья, волосы стали полуседыми, потеряв весь свой блеск. Глаза, которые сравнивали с изумрудами, потускнели, превратившись в мутные стекляшки. Кожа покрылась морщинами...
  
   Она превратилась в старуху.
  
   Когда их выбросило у какого-то городка с жалкой пачкой фунтов в кармане, Лили была в ужасе. Она отвыкла от простой жизни, у нее были домовики и магия, а также деньги, исполнявшие все ее капризы, а теперь ничего. Она уже не помнила, как приготовить поесть, как постирать, как убрать дом... про Джеймса и говорить нечего. Чистокровный маг, в жизни не работавший руками, да и головой, впрочем, тоже, только прожигающий деньги, оставшиеся от предков, он был совершенно не приспособлен к миру обычных людей.
  
   Было плохо и трудно. У них не было никакого образования, ценящегося маглами, никаких документов, кроме паспортов, никаких полезных навыков... только спесь и обида на весь мир.
  
   Несколько раз Джеймса избивали до полусмерти, когда напившись в занюханной забегаловке, тот начинал демонстрировать свое истинное отношение к окружающим его людям, ведь даже у горьких пропоец есть ошметки чувства собственного достоинства. Пришлось браться за самую простую черную работу, чтобы было на что поесть и где поспать: посудомойка, грузчик, уборщик...
  
   Однажды Лили сделала попытку восстановить отношения с Петунией, рассчитывая, что та даст им возможность пожить в нормальном доме, а не в трущобах. Напрасно...
  
   Неведомые доброжелатели сделали несколько вещей: они помогли Дурслям избавиться от коктейля зелий, плавающих в их крови; сняли комплекс чар, висящий на доме и влияющий на психику и отношение к окружающим, а также, к некоторым специфическим вещам и явлениям; а также прислали газеты и дали полное описание всего, что происходило с ними,с Гарри, а также с окружающим миром в течении этих лет. Особенно подчеркнув роль Лили и Джеймса в этой истории.
  
   Петуния была в ужасе. Она любила своего сына всем сердцем, для нее такая ситуация была просто ужасающей. Сейчас, когда на них не давили зелья и чары, Дурсли были в ужасе как от своего поведения, так и от поступков окружающих, Петуния даже несколько раз ходила в церковь и ставила свечи за упокой души своего племянника, откровенно раскаиваясь за все, что было.
  
   Явление блудной сестры спровоцировало взрыв. Женщина высказала ей все, что думала, по поводу ее поступков, с точки зрения матери и выгнала с порога пинками.
  
   На следующий день семья получила посылку, где был целый комплекс зелий, помогающих восстановить работу сердца, восстанавливающих давление и помогающих снизить вес, а также восстановить здоровье, и письмо, где подробно описывался эффект, правила приема, а также клятва, что ни одно зелье не навредит.
  
   Через несколько месяцев Петуния не могла налюбоваться на свою семью: Дадли и Вернон похудели и оздоровились, сама женщина также смотрелась на себя в зеркало с удовольствием. Ее кожа стала гладкой и упругой, волосы пышными и здоровыми, а на костях наросли прекрасные формы.
  
   Подарок заставил ее признать, что и от магии бывает польза...
  
   А Лили вернулась несолоно хлебавши к запойному мужу. Впереди ее ждали только мрак, отчаяние и борьба за выживание, и никакого просвета было не видно.
  
   ***
  
   Сириус, что-то бормоча под нос, медленно ковылял по дороге, куда-то вдаль. Сознание бывшего Блека мутилось, то ему казалось, что мертвый Ремус, держа в руках отрубленную голову, наворачивает вокруг него круги. То обвиняюще смотрел Гарри, которого он никогда не воспринимал как крестника, то появлялся Дамблдор в мантии вырвиглазной расцветки и плясал канкан, дрыгая тощими волосатыми ногами и весело сверкая очками.
  
   С каждым днем было все хуже и хуже. С момента изгнания Сириус все глубже погружался в подсознание, переставая себя контролировать...
  
   Он хрипло, лающе рассмеялся и принял анимагическую форму. В ней было легче. Простые, животные потребности... и никаких мыслей. С каждым разом Сириус все дольше проводил в облике пса, и с каждым разом он все неохотнее становился человеком.
  
   Человеческое гасло, уступая звериному.
  
   ***
   Стоящая посреди дороги собака весело залаяла и бросилась за пробегающим мимо кроликом.
  
  
  
   Вот и все, дорогие читатели! Эта история закончена. Возможно, добавится еще один рассказ, возможно, нет.
  
   Спасибо, что читали и комментировали! Спасибо, что требовали проду и пинали меня и моего Муза, когда он засыпал!
  
   Надеюсь и дальше радовать вас своими рассказами!
  
   Огромное спасибо моим дорогим бетам, чистящим мои ошибки, а также всем, кто помогал им и мне в этом нелегком деле.
  
   С огромным уважением, Ваш Автор.
  
  
Оценка: 5.65*168  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Анастасия "Инициация ведьмы"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"