Заиграев Алексей Александрович: другие произведения.

Искушение Бубякина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жанр – драматическая комедия. Эта пьеса – об относительности ценностей. - А как же любовь? - спросите вы. - А если герой не способен любить? Ну нет у него этого дара, - отвечу я. - Пусть тренируется, - скажете вы. - А он не хочет, - отвечу я. - Нужно заставить, - потребуете вы. Ладно, попробую. Что из этого получилось – читайте в пьесе. С уважением, Алексей Заиграев.

  Искушение Бубякина
  Драматическая комедия в 2-х действиях.
  
  Действующие лица:
  
  Лёша Бубякин - редактор небольшой газеты. 35 лет.
  Юля - жена Лёши Бубякина.
  Серёжа - друг и заместитель Лёши Бубякина.
  Марго - молодая девица.
  Чёрт - обычной человеческой наружности. Без рогов, копыт и прочей атрибутики.
  Танцовщица - спутница Чёрта.
  Дядюшка - дядюшка Лёши Бубякина.
  Котёночек - подружка Лёши Бубякина.
  Муж Котёночка.
  Хозяин гостиницы.
  
   События происходят в небольшом приморском городке.
  
  Первое действие
  
  Комната в небогатой квартире. В центре задней стены - дверь в прихожую. Слева от неё - свадебная фотография Лёши с Юлей и картина с изображением моря. Под картиной - кровать, выдвинутая вперёд настолько, чтобы с неё был виден правый дальний угол комнаты. Справа от двери - двустворчатый шкаф дверцами к зрителям. От него до правой стены - не меньше метра. На правой стене - зашторенные окно и дверь на балкон. У окна - кресло и журнальный столик с телефоном. В центре сцены - стол с тремя стульями. На нём - бутылка минеральной воды и большая чашка. Слева - выход в соседнюю комнату.
  
  (От автора: шкаф, окно и дверь на балкон работают только во втором действии. Я поместил их в первое, чтобы облегчить перестановку.)
  
  Картина 1.
  (Лёша один)
  
   Лёша в халате с компрессом на голове лежит на кровати. Встал, кряхтя дошаркал до стола, выпил воды, опёрся руками о стол и вздохнул.
  
  Лёша. Эк меня прихватило. Будто по голове молотками бьют. От боли даже в глазах рябит. (Пытается нащупать у себя пульс.) У-у... Пульса уже нет. Странно. Сердце бьётся - аж к горлу подпрыгивает, а пульса нет. (Снова щупает пульс.) А, вот он где. Ишь, разогнался. Такой частый, что не успеваю считать. Может, я умираю?.. Рановато вроде, но видно, каждому свой час отмерян. Вон Никешкин - светлая ему память - тот помоложе меня был. Ходил-ходил, всегда такой бодренький... И доходился. Печально, но ничего не попишешь. В вопросах бытия согласия не спрашивают. (Смотрит на висящую на стене свадебную фотографию.) Интересно, Юлька расстроится, когда я умру? Ну прыгать - то от радости она, наверное, не будет. Всё же обижаю её не сильно. Но и огорчаться особо не станет. Ей же и квартира эта отойдёт, и моя газета. Квартирка, правда, не из шикарных, да и газета - далеко не "Нью-Йорк Таймс", но всё же какое-никакое наследство. А наследство - пусть плохонькое - всегда лучше, чем самые хорошие воспоминания... Кстати, о воспоминаниях. (Достаёт из-за картины с изображением моря несколько исписанных листов.) Не знаю, зачем написал эту статью. Видно, блажь нашла. Всыпал здесь мэру по первое число. За то, что городскую казну со своим личным счётом путает. Печатать эту крамолу, конечно же, не собирался: у мэра всё схвачено. Только пикнешь - моментально пикалку оторвут. А вот написать - написал. Вроде как для очистки совести. (Прячет статью за картину.) Пусть лежит. Может, найдут когда, и вспомнят обо мне. Дескать, был такой журналист - Алексей Бубякин. Статьи писал смелые... Интересно, кого Юлька поставит вместо меня главным редактором? Скорее всего, моего заместителя, Срёжу. Он толковый. Знает, где гавкнуть, а где лизнуть...
  
  Звонит телефон.
  
  Лёша (говорит оп телефону). Алло. А, это ты, Серёжа... Да вроде пока жив... Врача? Юлька пыталась вызвать, но в поликлинике не работает телефон. Она пошла их за это строить. Заодно и врача вызовет. Если не забудет... Ладно, приезжай. (Положил трубку.) Хороший у меня заместитель. Заботливый. Юлька его, наверное, вместо меня не только главным редактором, но и мужем назначит. Ну и ладно. Пусть живут и радуются. Пусть будут счастливы, чёрт бы их всех побрал!
  
   Звучит гром. Погас и снова включился свет. Посреди комнаты стоит Чёрт.
  
  Картина 2.
  (Лёша и Чёрт, потом Танцовщица)
  
  Чёрт (радостно). Раб Божий Алексей Бубякин?
  Лёша (кивая). Раб Божий Алексей Бубя... Вы что - с ума сошли? И вообще, как вы сюда попали? Что, дверь была открыта?
  Чёрт. Дверь была открыта.
  Лёша. Наверное, Юлька забыла закрыть.
  Чёрт. Наверное, Юлька забыла закрыть.
  Лёша. Вы из поликлиники?
  Чёрт. Откуда? Из поликлиники? Из такой уж - доложу вам - поликлиники, что обхохотаться можно... Изумительная метафора. Сразу видно, что вы мастер слова. Очень за вас рад.
  Лёша (в сторону). Странный врач. (Чёрту.) Как вы можете радоваться, если я почти при смерти?
  Чёрт. Не страшно. Талант - он и в Аду талант. (Рассмеялся, потом резко оборвал смех.) Шутка. К сожалению, вы - не из моих пациентов.
  Лёша. Пусть не из ваших. Раз уж пришли - так посмотрели бы меня.
  Чёрт (Крайне огорчённо). Да чего там смотреть? И так всё ясно. Безвременно, ох как безвременно... (Смахивает слезу.) Ай-ай-ай, каких людей теряем...
  Лёша. Теряем? Прежде чем делать такие заявления - хоть бы послушали меня.
  Чёрт. Охотно, коль у вас есть что рассказать. Надеюсь, это будет анекдот или фривольная история.
  Лёша. Вот вы всё шутите - я понимаю, это тоже терапия. А у меня давление...
  Чёрт. Обычные дела. Сейчас в потустороннем мире взвешивают ваши грехи. Вот вам и кажется как будто что-то давит.
  Лёша. Что значит "взвешивают грехи"?!
  Чёрт. Это значит, что отпущенное вам время истекает. Жизнь близится к концу. Но вы не огорчайтесь: так у всех бывает.
  Лёша. Назначьте мне лечение!
  Чёрт. Какое? от судьбы?!
  Лёша. Лечение!
  Чёрт. Ладно, только успокойтесь. Считайте, что вам назначено лечение. Теперь мы можем спокойно поговорить?
  Лёша. А рецепт?!
  Чёрт. Надеетесь, что вас спасёт бумажка с надписью на мёртвом языке?
  Лёша. Рецепт!!!
  Чёрт. А вы забавный. (Хлопнул в ладоши.) Подать сюда рецепты!
  
   Входит Танцовщица. Она в костюме для исполнения танца живота. Её лицо скрывает лёгкая паранджа. Танцовщица приносит поднос. На нём разложены рецепты и игральные кости (2-3 кубика). Поставив перед Лёшей поднос, Танцовщица исполняет танец живота и грациозно удаляется.
  
  Лёша (глядя на поднос). Это в каком же смысле?
  Чёрт. Здесь разложены и снадобья, и яды. Их поровну. Бросайте кости и тяните выпавший рецепт.
  Лёша. Наверное, у вас много работы?
  Чёрт. Много - не то слово. Работы - просто тьма. И днём, и ночью, без выходных и перерывов...
  Лёша. Давно не отдыхали?
  Чёрт. От Сотворенья Мира.
  Лёша. Всё ясно. Вы переутомились. Езжайте-ка домой, немного отдохните. И - мой вам дружеский совет - оденьте поприличней вашу медсестру.
  Чёрт. Оно, конечно, отдохнуть неплохо. Пожалуй, так и поступлю. Только вот закончу с вами...
  Лёша. Да плюньте на меня. Мне уже легче. И головная боль прошла...
  Чёрт. Так это ненадолго. Как только я уйду - к вам ваша головная боль немедленно вернётся. Хоть вы и прячете её за морем. (Кивает на картину с изображением моря). Вот за этим морем.
  Лёша. Откуда это вам известно? Кто вы?
  Чёрт. Пока для вас я - мимолётное видение. И благодарный зритель в этой вот (Кивает на поднос) игре.
  Лёша. Ну и зачем мне рисковать? Ведь может выпасть яд.
  Чёрт. Вы ничего не потеряете. Я, видимо, не уточнил, что вы умрёте именно сегодня. Так предначертано. Не надо только делать круглые глаза. Вы это поняли ещё перед моим приходом. Понять-то поняли, а вот принять не захотели.
  Лёша. Вы правы. Кто б вы ни были - вы правы.
  Чёрт. Тогда бросайте кости.
  Лёша. Какой же смысл в игре, если я сегодня всё равно... того. Что с ядом, что без яда - конец один.
  Чёрт. Согласен. Конец один. Но если выпадает яд - то к этому концу меняется дорога. Мы с вами можем посмеяться над судьбой. Над вашей.
  Лёша. За что же мне над ней смеяться? Жил вроде ничего...
  Чёрт. Вот именно, что ничего.
  Лёша. Ну-ка поясните.
  Чёрт. Скажу по-дружески, а потому и перейду на "ты". Ты просто-напросто себе цены не знаешь. И слишком мало размышляешь о своём месте в мироздании. Вернее, о том месте, что ты должен был бы занимать. Но - увы - не занял.
  Лёша. И что это за место?
  Чёрт. Я прочёл все твои статьи.
   Лёша. Я тоже.
  Чёрт. Видишь ли, собственную гениальность очень сложно оценить. Она со стороны виднее. Ну у кого ещё найдёшь порхающую лёгкость фраз, бездонные глубины размышлений? Что - может быть, у Тяпкина?
  Лёша. Тяпкин - ремесленник и бездарь.
  Чёрт. Или у Лютикова?
  Лёша. Тот даже не ремесленник, а просто бездарь.
  Чёрт. Вот видишь, в этой творческой пустыни один оазис - это ты.
  Лёша. Всё это так, но я писал-то, в основном, о мелочах.
  Чёрт. Так потому что в малом ты можешь разглядеть великое. Вспомни свою заметку про каток. Ну тот, что третий год врастает в землю.
  Лёша. О нём писали все, кому ни лень.
  Чёрт. Все писали про ржавеющий каток. А ты - о том, как застывает время.
  Лёша. Застывает время? Солидно. Продолжайте.
  Чёрт. В общем, Лёша, ты не просто великий журналист, а выдающийся художник слова.
  Лёша. Тонко подмечено.
  Чёрт. А как за гениальность тебя судьба вознаградила? Где твоя яхта? Крупный счёт в банке? Где, в конце концов, джакузи? Нет ровным счётом ничего!
  Лёша. Не страшно. Зато меня читают.
  Чёрт. И что же толку? Где слава, где поклонницы, завистливые взгляды? Заслуженные тобою блага несправедливо отданы другим. Тебе же талант досталась только головная боль. Так отомсти судьбе за это. (Насильно вложил кубики в Лёшину руку.) Бросай, а то ещё чего-нибудь скажу.
  Лёша. Ну-ка ну-ка...
  Чёрт. К последнему приюту тебя не на лафете повезут. И салютов в твою честь не будет. Даже из рогатки... Мало? Слушай дальше. Твоя супруга, не истоптав и пары башмаков... Да что там башмаки - даже не помыв посуду после поминок, с твоим же лучшим другом...
  Лёша. С Серёжей? Предадутся блуду?
  Чёрт. Хуже. Они перевернут квартиру...
  Лёша. В порыве страсти?
  Чёрт. В поисках твоих заначек. И, не обнаружив ни копейки, они...
  Лёша. Предадутся блуду?
  Чёрт. Ты можешь хоть минуту не думать о разврате? С тобой поступят гораздо хуже. Тебя недобрым словом помянут.
  Лёша. Вот напугал. Они меня, небось, уже не раз ругали. И ничего.
  Чёрт. Так это в этом мире ничего, а в том... (замолчал, подбирая слова)
  Лёша. И что же в том?
  Чёрт. Вообще-то сложно объяснить... Считай, что так: как только здесь тебя ругнут - там сразу же схлопочешь раскалённую стрелу. И обязательно в чувствительное место... Ага, притих? Задумался? А я продолжу...
  Лёша. О чём теперь?
  Чёрт. О твоём всемирно-историческом значении. К твоему памятнику, Лёша, не зарастёт народная тропа. И знаешь почему? Да потому что никакой тропы не будет!.. И хватит надо мною издеваться! (Ударил Лёшу по руке, и тот выронил кубики.)
  Чёрт. Молодец. (Посмотрел на кубики.) Выпала четвёрка.
  Лёша (Потянулся к рецепту). Что там за рецепт?
  Чёрт. Отведаешь - тогда узнаешь. (Хлопнул в ладоши.) Рецепт номер четыре!
  
  Входит Танцовщица с кубком. Лёша попятился. Танцовщица идёт к нему. Отступая, Лёша споткнулся и пополз от неё.
  
  Чёрт (Леше). Куда? Не надо уползать! (Ставит Лёшу на ноги и подтаскивает к протягивающей кубок Танцовщице.)
  Лёша. Нет!
  Чёрт. Да.
  Лёша. Пустите. Мне нужно в туалет...
  Чёрт. Ай-ай-ай. Не стыдно? Ты же рождён героем.
  Лёша. Кто - я?! Да я всю жизнь был трусом!
  Чёрт. Это потому что ты ни разу не пробовал на вкус отваги, безрассудной удали. Они пьянят... Да что тебе рассказывать - возьми и сам попробуй. (Кивает на кубок.) И, если выживешь - я научу, как правильно прожить последний день на этом недостойном свете. Сам-то ты этого не знаешь. Отсюда головная боль, терзания души и прочие напасти. А мой совет тебе поможет умереть здоровым бодрым и счастливым. Пей.
  
   Лёша взялся за кубок и замер
  
  Чёрт. Не бойся. На тебя же девушка смотрит. (Заглянул под паранджу Танцовщицы.) Красивая. Пей.
  
   Лёша выпил.
  
  Чёрт. Ну как? Понравился настой валерианы? (Положил рецепт на стол.) Это на память о нашей встрече. (Танцовщице.) Спасибо.
  
   Танцовщица уходит. Она уносит кубок поднос и кубики.
  
  Чёрт (Лёше). И тебе спасибо. За потеху. Как голова?
  Лёша. Какая там голова. Пообщавшись с вами, забудешь обо всём.
  Чёрт. Отлично. Для этого весь балаган и был затеян. Теперь настало время дать совет. Он очень дружеский, поэтому я перейду на "ты". Послушай, и попытайся правильно понять. Хоть ты и гений, но где-то в чём-то ты дурак...
  Лёша. Спасибо, я догадывался.
  Чёрт. ...И жизнь ты мог прожить гораздо лучше.
  Лёша. Это в смысле денег?
  Чёрт. Богатство - лишь инструмент для добывания из жизни счастья и веселья.
  Лёша. За ними я всегда гонялся. За весельем - бывало - успевал. А счастья так ни разу не догнал.
  Чёрт. Кто за ним гонится - поймает лишь химеру. Счастье само приходит, но только к тем, кто знает его имя.
  Лёша. И как его зовут?
  Чёрт. Даю подсказку. Оно женского рода.
  Лёша. Любовь?
  Чёрт. Тебе для счастья достаточно одной любви?
  Лёша. Наверное, всё же нет. Хоть я любви ни разу и не видел.
  Чёрт. Думай дальше... Ну брякни первое, что в голову придёт. Хотя бы из того, что видел.
  Лёша. Пожалуйста. Имя счастью - похоть?
  Чёрт. Идиот.
  Лёша. Так это ж мужской род.
  Чёрт. Лёша, идиот - это ты. Имя счастью... Ну же!
  Лёша. Сдаюсь.
  Чёрт. Свобода. Вот имя счастья. Потрудись его понять.
  Лёша. Я где-то видел этот полинявший лозунг. Вот только что с ним делать - не пойму.
  Чёрт. Сейчас объясню. (Очень доверительно.) Пустыня станет райским садом, если в ней вырастут запретные плоды.
  Лёша. Отсюда поподробнее.
  Чёрт. Мне уже пора. (Идет к выходу.)
  Лёша (Схватился за голову). Ой-ё...
  Чёрт. Боль возвращается?
  Лёша. Будто не видите.
  Чёрт. Небось, обидно провести последний день в мучениях?
  Лёша. Убирайтесь.
  Чёрт. Хочешь, чтобы боль прошла?
  Лёша. Ещё бы.
  Чёрт. Тогда ни в чём себе не отказывай. (Уходит.)
  
  Картина 3.
  (Лёша один)
  
  Лёша (Глядя на дверь). Клоун!.. Шарлатан!.. (В зал.) Так, нужно успокоиться и решительно себе сказать: я болен, у меня был бред. Обычная галлюцинация. (Глядя на дверь.) Навязчивое видение!
  
   Ложится на кровать и засыпает. Затемнение.
  
  Картина 4.
  (Лёша и Юля.)
  
  Лёша спит. Щёлкает дверной замок. Входит Юля.
  
  Юля. Лёшик, я уже пришла!
  Лёша. Я сплю! (Накрывает голову подушкой.)
  
   Юля плюхается на кровать, стягивает с Лёши подушку и смачно целует его в компресс.
  
  Юля. Лешунчик! Как твоя голова? Всё ещё болит?
  Лёша. Болит, но вроде уже меньше.
  Юля. Замечательно. Это тебе от чая с мятой полегчало. Мята - она от всего помогает...
  
   Лёша накрывает голову подушкой. Юлька стягивает с него подушку.
  
  Юля. Врач был?
  Лёша. Нет.
  Юля. Странно. Мне зав поликлиникой обещал срочно кого-нибудь прислать. И даже сам собирался заглянуть... Ну, чтобы тебя посмотреть. Такой обаятельный мужчина, дал свой телефон... (Вытащила из сумочки бумажку.) Так, это домашний... Ага, вот рабочий. Позвоню-ка ему, напомню о вызове. (Идёт к телефону и замечает на столе рецепт.) Лёшенька, ну вот же рецепт. Значит, врач приходил?
  Лёша. Нет.
  Юля. А рецепт? Откуда он взялся?
  Лёша. Юленька, у меня голова болит, я ничего не помню... Дай мне поспать!
  Юля. Лешунчик, соберись. Если есть рецепт - значит, его кто-то выписал?
  Лёша. Возможно.
  Юля. Умница. Идём дальше. Кто обычно выписывает рецепты?
  Лёша. Все, кому ни лень.
  Юля. Сосредоточься.
  Лёша. Я не знаю!
  Юля. Рецепты выписывают врачи. Потому что им за это платят деньги. Согласен?
  Лёша. Я и не подозревал, что у меня такая умная жена.
  Юля. Ты согласен или нет?!
  Лёша. Согласен, Юленька. Дай мне спокойно умереть.
  Юля. Подождёшь. Итак, тебе выписали рецепт. Сделать это мог только врач. Значит, врач приходил?
  
   Лёша захныкал. Юлька погладила его по голове.
  
  Юля. Успокойся. Попробуем зайти с другой стороны. К больным обычно приходит... Ну же!
  Лёша (рыдая). Погибель.
  Юля. Лёшенька, куда тебя несёт? К больным обычно приходит врач. Значит, у тебя был кто?
  Лёша. Кто?
  Юля. Всё. Я вызываю психиатра. (Идет к телефону.)
  Лёша. А у меня был врач. (улыбка отличника, ответившего на очередную пятёрку.)
  Юля. Ты уверен?
  Лёша. Абсолютно.
  Юля. Что он сказал?
  Лёша (очень бойко). Сказал, что я болею.
  Юля. Чем?
  Лёша. Болезнью.
  Юля (очень тщательно выговаривая слова). Какой у тебя диагноз?
  Лёша. Труднопроизносимый.
  Юля. Что-то с нервами?
  Лёша. Что-то с нервами... Ты дашь мне поспать?!
  Юля. Конечно. (Пытается прочесть рецепт.) "Тинктура Валерианае"... Не пойму что тебе прописали.
  Лёша. Настой валерианы. Теперь можно отдохнуть?
  Юля. Вот теперь можно. (Вдруг вспомнив.) А больничный? Где больничный?
  Лёша. Юленька, я работаю в своей собственной газете. И не кем-нибудь, а главным редактором. Кому я этот больничный буду показывать? Самому себе?
  Юля. Ах да. Ты же у меня важная птица. Правда, глядя на нашу квартиру, этого не скажешь...
  Лёша. Юля...
  Юля. И, глядя на моё платье, этого тоже не скажешь...
  Лёша. Юля! Пиявок мне не прописывали.
  Юля. Причём здесь пиявки?
  Лёша. Не пей из меня кровь! Дай хоть немного поправиться... Ну вот, теперь мне точно понадобится валерьянка.
  Юля. Извини. Просто обидно быть пешеходом. Вот и сейчас я должна тащиться в аптеку на своих двоих.
  Лёша. Целых четыреста метров. Почти марафон.
  Юля. Дело не в расстоянии. Все знакомые на машинах разъезжают; твой заместитель - и тот с машиной. А я, как дура, хожу по разбитым улицам на шпильках.
  Лёша. Ходи как умная - в кроссовках. В них полгорода ходит.
  Юля. Мне в кроссовках нельзя. Я должна быть элегантной. Положение обязывает. (Идёт к двери.)
  Лёша. Ну не ходи. Скоро приедет Серёжа, он тебя и отвезёт.
  Юля. Правильно. Твой заместитель меня возит; твой заместитель со мной общается, твой заместитель меня...
  Лёша. Ну-ка ну-ка, чего он тебя?!
  Юля. Твой заместитель меня за человека считает.
  Лёша. Это как?
  Юля. Разговаривает со мной, может слово ласковое сказать...
  Лёша. Ого?!
  Юля. Да. В отличие от тебя, он всегда такой внимательный...
  Лёша. Это потому что ты - моя жена.
  Юля. Только помнит об этом почему-то только Серёжа... Ладно, не буду его ждать - пойду пешком. Но учти: если на какой-нибудь колдобине я сломаю каблук - придётся покупать мне новые туфли.
  Лёша. Купим, Юленька. Всё купим... Шла бы ты за валерьянкой!
  Юля. А я уже присмотрела туфли. Такие, лимонного цвета...
  Лёша. Хо-ро-шо! Дверь можешь не закрывать.
  Юля. Ой, знаешь, о чём я сейчас подумала?
  Лёша. О своей душе?
  Юля. Какая душа? Зачем душа?.. Нет, я подумала о том, что, может быть, мы не будем ждать, когда сломается каблук, и купим эти туфли сейчас.
  Лёша. Сколько?
  Юля. Умница. Я знала, что ты меня любишь. Зинка умрёт от зависти...
  Лёша. Сколько?
  Юля. Ну, сами туфли - двести...
  Лёша. Что значит "сами туфли"?
  Юля. Так ведь к ним и колготки нужны новые... Ты не представляешь, что будет с Зинкой...
  Лёша. Юленька, у меня давление, голова не на месте... Я спать хочу!
  Юля. Что ты хочешь этим сказать?
  Лёша. Меня не интересует, что будет с Зинкой!
  Юля. А что тебя может интересовать?
  Лёша. Одна-единственная вещь. Сколько тебе нужно дать денег, чтобы ты, наконец, ушла?!
  Юля. Ах, ты так ставишь вопрос? Тогда триста.
  Лёша. Хорошо. Пусть будет триста. Бери деньги и уходи. А я уже сплю.
  
   Лёша ложится и накрывает голову подушкой. Юля берёт деньги, стягивает с Лёши подушку, целует его и уходит.
  
  Картина 5.
  (Лёша один)
  
  Лёша (кричит вслед Юле). Рецепт забыла! (Смотрит на рецепт.) Бумажка с надписью на мёртвом языке... Неужто это было в самом деле? Дурацкая игра, я пил из кубка... И странный врач сказал, что я живу последний день... Судя по самочувствию - действительно последний... Да, мой посетитель говорил: чтоб стало легче, я должен делать всё, что захочу... Ну и чего же я хочу? (Задумался.) Вот досада. Сегодня можно всё, а у меня ни одного желания... (Вздыхает.) Не жизнь - одно расстройство. Эх, чем огорчаться - лучше уж посплю. (Ложится. Звонит дверной звонок. Лёша впускает Котёночка. Она пытается броситься ему на шею. Лёша выскальзывает из её объятий.
  
  Картина 6.
  (Лёша, и Котёночек)
  
  Котёночек (надувшись). Мой павианчик мне не рад?
  Лёша (шёпотом). Котёночек, ты что? У меня жена дома...
  Котёночек. Твоя жена только что ушла. Я чуть не столкнулась с ней на лестнице.
  Лёша. Правда? А я и не заметил, что она ушла.
  Котёночек. Теперь заметил?
  Лёша. Угу.
  Котёночек. Тогда чего мы стоим? (Подтаскивает Лёшу к кровати.)
  Лёша. Ты права, мне нужно прилечь. Вот только тебя провожу... (Тянет Котёночка к выходу.)
  Котёночек. Стоять! (Лёша замер. Котёночек снимает с себя шляпку, бросает её на кровать и выжидающе смотрит на Лёшу. Тот берёт с кровати шляпку и нахлобучивает её на Котёночка.)
  Котёночек. В чём дело?
  Лёша. Мы больше не увидимся.
  Котёночек. Ты нашёл мне замену?
  Лёша. Да.
  Котёночек. Она лучше меня?
  Лёша. Нет.
  Котёночек. Ну хоть красивая?
  Лёша. Очень. Такая, с косой.
  Котёночек. С длинной?
  Лёша. С острой.
  Котёночек. Ты это всерьёз?
  Лёша. Увы.
  Котёночек. Жаль.
  Лёша. Мне тоже.
  Котёночек. Может, попрощаемся? (Кивает на кровать.)
  Лёша. Извини, мне что-то нездорово.
  Котёночек. Ах да... Как-то по-дурацки всё получилось.
  Лёша. Сейчас иди вообще?
  Котёночек. Не знаю... Такое чувство, будто мы что-то друг другу не сказали. (Пауза.)
  Лёша. Мне было хорошо с тобой.
  Котёночек. Врёшь?
  Лёша. Вру.
  Котёночек. Спасибо... Ты это... В общем, если что - звони. (Уходит.)
  
  Картина 7.
  (Лёша один)
  
   Лёша начал взбивать подушку. Внезапно остановился, чертыхнулся и швырнул подушку на кровать.
  
  Лёша (всердцах). Прав был классик. Скучно на этом свете, господа! (Лёг и накрыл голову подушкой.)
  
   Звонит дверной звонок.
  
  Лёша. Открыто!
  
   Звонок.
  
  Лёша. Да открыто же!
  
  Лёша впускает Марго. Она в шортах, майке, и кроссовках. Из носка торчит свёрнутая в трубочку бумажка. Марго входит, увлечённо разговаривая по мобильному телефону.
  
  Картина 8.
  (Лёша и Марго)
  
  Марго (в трубку). А ты ему что?.. А он тебе?.. Даже так?!
  Лёша. Я вам не мешаю?
  Марго. (Лёше) Тише!
  Лёша. Чего?!
  Марго. Ну я же по телефону разговариваю. Неужели не видно? (В трубку.) Прямо так и сказал?
  Лёша. Юная леди...
  Марго. (В сторону.) Вот привязался... (Лёше.) Одну минуту можешь подождать?
  Лёша. Вы к кому?
  Марго. (В трубку.) Слушай, здесь невозможно разговаривать. Я тебе позже перезвоню. (Лёше, мстительно.) Что у тебя с головой? Рога растут?
  Лёша. Это новое приветствие?
  Марго. Это старая шутка. Ладно, не обижайся.
  Лёша. А здороваться уже не надо?
  Марго. Если хочешь показать свою культуру, то сначала даме сесть предложи.
  Лёша. Садитесь.
  Марго. Спасибо. Я не устала.
  Лёша. Вы к кому?
  Марго. Да уж не к тебе, не обольщайся. Папу позови.
  Лёша. Чьего папу?
  Марго. Ну не моего же.
  Лёша. Какого папу?!
  Марго. А у тебя их несколько?
  Лёша. Девушка, у меня болит голова...
  Марго. Заметно.
  Лёша. По-моему, вы не туда попали.
  Марго. Алексей Бубякин здесь живёт?
  Лёша. Увы.
  Марго. Почему увы?
  Лёша. Потому что Алексей Бубякин - это я. И мне, похоже, придётся с вами общаться.
  Марго. Ты... То есть вы - главный редактор? Я думала, что вы старый... Извините.
  Лёша. Ладно, давай на "ты". Как тебя зовут?
  Марго. Марго.
  Лёша. Так уж и Марго?
  Марго. Это для друзей. А по паспорту я - Маргарита.
  Лёша. Красивое имя.
  Марго. Красивое, но слишком длинное. Пока выговоришь - все мухи передохнут.
  Лёша. Какие мухи?
  Марго. Это я образно. Учусь как-никак на журналистке.
  Лёша. Учиться можно на журфаке. А на журналистке можно, к примеру, съесть собаку.
  Марго. Это тоже образно? В смысле "заработать"?
  Лёша. В смысле "знать".
  Марго. Ну я и говорю. Знать - значит уметь заработать.
  Лёша. Бред.
  Марго. Этот бред здравым смыслом зовётся. Вот ты китайский язык учишь?
  Лёша. Всыпать бы тебе плетей на конюшне.
  Марго. Ты садомазохист? Уважаю... Так вот, ты не учишь китайский язык... Нет, не так. Ты не учишь китайского языка... В общем, ты его не учишь потому, что не надеешься им заработать.
  Лёша. А ты, похоже, и русским зарабатывать не собираешься. Падежи путаешь...
  Марго. У меня компьютер грамотный. Все ошибки враз исправляет.
  Лёша. Твоя фамилия, случайно, не Обломова?
  Марго. Ага, значит я тебя обломала?
  Лёша. Так, ещё и Гончарова не читала. Видно, в пещере росла.
  Марго. Да я пять лет в Лондоне проучилась. В лучшей школе.
  Лёша. С таким же успехом ты могла бы учиться у папуасов.
  Марго. Это ещё почему?
  Лёша. Там тоже русскую классику не учат.
  Марго. А я учила! И Пушкина, между прочим, учила. Которому не мил русский язык без грамматической ошибки.
  Лёша. Размахивая этим лозунгом, ты далеко пойдёшь.
  Марго. Да уж подальше, чем редактор паршивой газетёнки.
  Лёша. Вон отсюда.
  Марго. Щас.
  Лёша. Я сказал вон! (Схватился за голову.) Боже, моя голова...
  Марго. Что-нибудь помассажировать?
  Лёша. Я понял. Ты - моя сумасшедшая поклонница.
  Марго. Поклонница?.. Окей, я твоя фанатка. Давай автограф. (Вытаскивает из носка бумажку и протягивает её Лёше. Он отворачивается.)
  Лёша. Духовно-нищим не подаю.
  Марго. Сама возьму.
  Лёша. Попробуй.
  Марго. (Кричит.) Насилуют!
  Лёша. Так бы сразу и сказала, что очень нужно. На какое место тебе поставить автограф?
  Марго. Ещё раз крикнуть?
  Лёша. Я же просто спросил, где расписаться.
  Марго. (Протягивает ему бумажку, прикрывая написанный на ней текст.) Черкни вот здесь.
  Лёша. Интересно, в Англии ты так же себя вела?
  Марго. Ты что? Там же Англия.
  Лёша. А здесь обезьяний питомник?
  Марго. Не кощунствуй. Здесь наша Родина.
  Лёша. Поэтому можно безобразничать?
  Марго. Поэтому не нужно лицемерить.
  Лёша. Понятно... А что это на твоей бумажке написано?
  Марго. (Прикрывая текст.) Не обращай внимания. Подпиши, и я уйду.
  Лёша. Нет, я всё-таки прочту.
  Марго. (Забрав бумажку.) Ну чего ты такой вредный? Не хочешь, чтобы я уходила - тогда подпиши, и я останусь. Ненадолго.
  Лёша. Детка, а ты страшнее, чем выглядишь. Бумажку на стол!
  Марго. На, только не плачь. (Отдаёт бумажку.)
  Лёша. (Читает.) "Справка о прохождении производственной практики". Марго, как это понимать?
  Марго. Да очень просто. Я должна была стажироваться в твоей газете.
  Лёша. А почему не стажировалась?
  Марго. Лёша, я приехала в этот замечательный приморский городок из душной столицы. Приехала всего на две недели. Встретила здесь друзей... Ой, меня же ждут на яхте!
  Лёша. Попутного ветра. (Положил справку на стол.)
  Марго. Дать тебе денег?
  Лёша. Убеждениями не торгую.
  Марго. Что же ты тогда делаешь в журналистике? А, поняла. Ты пишешь только безобидные статейки о домашних животных.
  Лёша. Что?! (Вынимает из-за картины статью и протягивает её Марго.) На, посмотри о каких хищниках я пишу.
  Марго. Такая страшная рукопись, что её приходится прятать?
  Лёша. Конечно!.. От врагов, чтобы не выкрали.
  Марго. (Наскоро просмотрев статью.) Статейка сильная. Но даже для меня, приезжей, здесь нет ничего нового. О том, что мэр ворует - у вас и так все знают. И все об этом говорят.
  Лёша. Пусть говорят. А я рождён писать. Талантливо писать.
  Марго. Так что же ты свой дар впустую тратишь? Попробуй того же мэра талантливо хвалить. Глядишь - отблагодарит.
  Лёша. Талантливо хвалить нельзя.
  Марго. С чего ты взял?
  Лёша. Художник должен быть...
  Марго. Кто-кто?
  Лёша. Художник слова должен быть в конфликте с миром.
  Марго. Почему?
  Лёша. Да потому что наш мир несовершенен. А талант даётся лишь для того, чтобы исправить мир.
  Марго. Талант - это старинная монета. Ты понимаешь, о чём я говорю? Если каким-то ремеслом ты заработал неплохие деньги - значит, в этом деле у тебя талант.
  Лёша. Справку я не подпишу.
  Марго. Что так?
  Лёша. С вашими взглядами в журналистике делать нечего.
  Марго. (Думая о чём-то своём.) Ты мне не выкай. Меня культурой не напугаешь.
  Лёша. (Схватился за сердце.) Мама... Всё! Как говорится, не смею больше задерживать.
  Марго. (Глядя на Лёшину статью.) Пока не подпишешь - никуда не уйду.
  Лёша. Марго, ну зачем тебе журналистика? Разве мало других древнейших профессий?
  Марго. Значит, ты очень правильный...
  Лёша. Уж какой есть.
  Марго. Что-то от этой дискуссии у меня пересохло в горле... Ну чего смотришь? Прояви хорошие манеры - предложи даме выпить.
  
   Лёша уходит на кухню. Марго снова просматривает Лёшину статью. Потом, косясь на дверь, звонит по мобильному телефону.
  
  Марго. (В трубку) Пупсик, о тебе готовится паршивая статейка...
  
   Дверь в комнату открывается. Марго прячет телефон. Входит Лёша со стаканом воды.
  
  Марго. Это что - вода?
  Лёша. Керосин.
  Марго. Из крана?
  Лёша. Не бойся, кипячёная.
  Марго. Ты пьёшь воду из крана? Какой же ты после этого главный редактор? Чему можно научить читателей, напившись водопроводной воды? Пить из лужи?
  Лёша. Унести?
  Марго. Я просила не попить, а выпить. Правда, меня уже терзают сомнения по поводу выбора напитков в твоём баре. Если там вообще есть выбор. Если у тебя вообще есть бар...
  Лёша. Я от тебя так укачался, что, пожалуй, тоже выпью. (Выходит. Марго звонит по мобильному телефону.)
  Марго. (В трубку.) Пупсик, эта статья выйдет в газете "Приморский вестник"... Откуда я знаю когда. Может быть даже завтра... Ладно, я постараюсь вразумить редактора, а ты - на всякий случай - тоже подстрахуйся. Всё. Целую. (Прячет телефон. Входит Лёша. У него в руках бутылка коньяка и два бокала.)
  Лёша. Коньяк будешь?
  Марго. Хороший?
  Лёша. Надеюсь. Это мне подарили на юбилей. Берёг пять лет. Всё ждал какого-нибудь особо торжественного случая.
  Марго. Вроде меня? Я польщена... Коньяк-то из хороших. Тебе его действительно не жаль?
  Лёша. Нет. И знаешь почему?
  Марго. Решил пустить мне пыль в глаза?
  Лёша. Ну зачем же? Если мы оба знаем, что это пыль - то стоит ли об ней мараться?
  Марго. А ты попробуй. Не для меня, а для себя попробуй. Глядишь, и потускнеет вся твоя провинциальная позолота, а с ней - и прочая мишура, которой ты размахивал, когда говорил о предназначении журналиста.
  Лёша. С тобою рядом что угодно потускнеет.
  Марго. Лёша! Блеск фальшивых ценностей слепит тебе глаза. И ты не замечаешь, что серьёзно болен. Неправильным мировоззрением. Я вижу все его симптомы: убогая квартирка да провинциальная газетка. И в придачу злишься на весь мир.
  Лёша. Про злость-то ты с чего взяла?
  Марго. Так ты мне уже полчаса без повода грубишь. Статью про мэра написал от злости. И справку подписать не хочешь совсем не от избытка доброты.
  Лёша. Марго, а ты за эту справку на всё готова?
  Марго. Ты про деньги или про интим?
  Лёша. Я про мировоззрение. Так что - готова на любые жертвы?
  Марго. Так это ж на алтарь карьеры... Хотя деньжат немного жалко. А вот интим - совсем не жертва. Особенно когда с хорошим человеком.
  Лёша. А с плохим?
  Марго. Наверное, всё же жертва.
  Лёша. И ты...
  Марго. Чего не сделаешь из-за любви к профессии.
  Голос Чёрта. Лёша, ни в чём себе не отказывай!
  Лёша. Аминь. (Начал снимать халат.)
  Марго. Я что-то не пойму. Ты этим вот подобием стриптиза решил меня обидеть или соблазнить?
  Лёша. Как хочешь - так и понимай. В конце концов, со стороны виднее.
  Марго. Нет, ты уж объясни. Мне от восторга в ладоши хлопать, или эту вот бутылку у тебя на голове разбить?
  Лёша. Ну ты сама же говорила про мишуру с фальшивой позолотой. Я понял, принял. Действительно - бывало, и не раз - я вёл себя прилично. Да что прилично - хуже: поступал по совести. В общем, как дурак. Терял на этом деньги, связи... И упивался добродетелью. Всё ждал, что мне за праведность мою когда-нибудь воздастся. Пусть не деньгами, а хотя бы маленьким кусочком счастья. Или хотя бы верой в то, что жизнь прожил не зря... Пять лет надеялся, что мир перевернётся. Хранил на этот случай бутылку коньяка. Вот этого. (Кивает на бутылку.)
  Марго. И что же мир?
  Лёша. Даже не шевельнулся. Грешники сверху, а святые по-прежнему внизу.
  Марго (кивая на бутылку). Может быть, побережёшь ещё немного свой символ веры? Завтрашний день может преподнести сюрпризы...
  Лёша. Завтра не наступит никогда. Уж для меня-то точно не наступит... Всё. Теряем драгоценные минуты. Сейчас допьём и ляжем на алтарь твоей карьеры. А хочешь - так сначала ляжем, а потом это событие запьём. (Обнимает Марго. Она вырывается.)
  Марго. Так. Руки убери.
  Лёша. В чём дело? За справку ты разве не готова с кем попало...
  Марго. Но только не с тобой... (Лёша пытается обнять Марго. Она вырывается.) Да убери же руки... вернее, крылья, мой падающий ангел.
  Лёша. Но почему?!
  Марго. У меня с детства аллергия на перо.
  Лёша. Да какой я ангел? У меня в кабинете есть диван. Тоже своего рода алтарь карьеры. Для многих журналисток. Ты не представляешь, сколько народа через него прошло.
  Марго. Врёшь. Только сейчас придумал... Пусти!
  Лёша. Я в церковь не хожу!
  Марго. А ты и так святой. Тебе уже не надо... Отстань! Попей водички из-под крана. Или прогуляйся босиком как Лев Толстой.
  Лёша. Вот ещё грех: я с дядюшкой своим общаюсь только чтобы получить наследство.
  Марго. Зачтётся как добродетель. Если твой дядюшка тебя переживёт... Да убери же руки!
  Лёша. Марго, пойми: мне на сегодня прописана свобода. Хочу немедленно твоей любви!
  Марго. Тебе не стыдно называть любовью тело?
  Лёша. Плевать на термины. На всё плевать. Желаю наслаждаться жизнью!
  Марго. Смотрите-ка: передо мною грешный человек. Куда же делся ангел?
  Лёша. Я просто сбросил маску.
  Марго. Не верю. Докажи!
  Лёша. Так я же и пытаюсь!
  Марго. Сперва влюбись в меня!
  Лёша. Готово!
  Марго. Не верю. Докажи!
  Лёша. Но как же я любовь продемонстрирую без ложа?!
  Марго. Назови меня Богиней!
  Лёша. Моя Богиня.
  Марго. Отлично. Встань на колени предо мной!
  Лёша. Ты это мне?! Да никогда!
  
   Марго снимает майку.
  
  Лёша. Хотя, наверное, всё же да. (Опустился на колени.) Марго... то есть, Богиня, давай сыграем в интересную игру. Я исполняю твои прихоти, а ты за это каждый раз снимаешь что-то из одежды.
  Марго. Идёт. Налей-ка мне коньяк.
  
   Лёша налил два бокала. Выпили.
  
  Лёша. Было налито два бокала. С тебя за это не один, а два предмета туалета.
  Марго. Ладно. Можешь снять с меня кроссовки.
  
   Лёша разул её.
  
  Лёша. Не хочет ли чего моя Богиня? Может быть, ещё по коньячку?
  Марго. Твоя Богиня хочет жертву.
  Лёша. Здесь самая большая ценность - это я. Бери меня всего.
  Марго. Хочу другую жертву. И за неё я всё с себя сниму.
  Лёша. Какую же? Ну не томи!
  Марго. Здесь и немедленно сожги свою статью.
  Лёша. Зачем?!
  Марго. Чтобы расставить приоритеты. Я для тебя дороже, чем несколько исписанных листков?
  Лёша. Давай-ка лучше подпишу твою справку. Прямо сейчас...
  Марго. Богине нужен очищающий огонь! Ну докажи, что ты не ангел, а нормальный грешный человек. Сожги статейку. Что - крылышки боишься опалить?
  Лёша. Марго...
  Марго. Лёша, ты хочешь изысканного секса?
  Лёша. Пока ещё хочу.
  Марго. Секс будет. Но лишь на кучке жертвенного пепла. Ну что ты смотришь? Поджигай статью!
  Лёша. Марго, не надо...
  Марго. Я так хочу!
  
   Лёша начинает одевать Марго.
  
  Марго. Эй, ты что?! Не смей меня одевать!
  Лёша. Тогда сама оденься. Оденься и ступай.
  Марго. А справку? Подпиши Богине справку...
  Лёша. Подпишешь там, у себя... В Преисподней!
  Марго. Не стыдно девушку-то обижать?
  Лёша. Ты не девушка, а воплощение зла.
  Марго. Тебе напомнить о непротивлении злу?
  Лёша. Гуд бай, и побыстрее. А то скажу по-русски.
  Марго. Как страсти разжигать - ты Казанова. А как платить за них - так строишь из себя святошу. Подлый двуличный тип. И обе твои личины - подлые. (Забрав справку, Марго идёт к двери.)
  Лёша. Стой, дьяволица! (Отобрал у неё справку.)
  Марго. Порвёшь? Ты что - больной?
  Лёша. Возможно я больной. Но и злодеек вроде тебя нужно лечить самым радикальным средством. Добром. (Подписал справку и отдал её Марго.)
  Марго (посмотрев на Лёшину подпись, потом на него). Так и есть. Полный придурок... Я что-то должна?
  Лёша. Скорее, должен я тебе. Сказать спасибо.
  Марго. За что?
  Лёша. Ты мне глаза немного приоткрыла на самого себя... Теперь я понял, чего я хочу... Всё. Будь здорова. И катись.
  
   За дверью шум падающих чемоданов и ругань. Входит Дядюшка.
  
  Картина 9.
  (Те же и Дядюшка, потом Серёжа.)
  
  Лёша (скривившись). О Господи, дядюшку принесло.
  
   Дядюшка, махнув на него рукой, набрасывается на Марго.
  
  Дядюшка. (Марго) Что творится в вашем городе? Таксист отказался занести мои чемоданы и бросил их у двери.
  Лёша. Дядюшка, я здесь. Говорите мне.
  Дядюшка. О чём с тобой можно разговаривать, если ты круглый болван?
  Лёша(в сторону). Убил бы.
  Дядюшка (в сторону). Только и думает, что о наследстве.
  Марго. Я пойду.
  Дядюшка. Не споткнитесь о мой багаж.
  
   Едва не падая, в комнату влетает Серёжа.
  
  Серёжа. Какой идиот поставил у двери чемоданы?
  Лёша. (Серёже.) Мой дядюшка.
   (Дядюшке.) Это Серёжа, мой заместитель.
  Дядюшка. (Серёже.) Ну чего встал? Кто чемоданы будет заносить?
  
   Серёжа уходит.
  
  Дядюшка. (Заметив коньяк.) Какая прелесть... (Тянется к бутылке.)
  Марго. (Перехватывая бутылку.) Это не прелесть, а символ веры. И опрокину его я. Гуд бай, мальчики. (Уходит и уносит бутылку.)
  Лёша. Дядюшка, вы по делам своего фонда?
  Дядюшка. В здешнем медицинском институте хотят послушать мой доклад.
  Лёша. Денег ваших они хотят.
  Дядюшка. И они получат деньги. За то, что сумели оценить мой вклад в науку. Завтра я выступаю перед будущими хирургами. Можешь придти послушать.
  Лёша. Боюсь, не сумею оценить ваше выступление.
  Дядюшка. Тогда оценишь хоть аплодисменты.
  Лёша. Дядюшка, мне сказали, что завтра я умру. (Протягивает руку за деньгами.)
  Дядюшка. Доклад в одном из чемоданов. Надеюсь, ты успеешь прочитать.
  
   Серёжа принёс чемоданы.
  
  Дядюшка. (Лёше.) Крепись.
  Лёша. (С чувством.) Спасибо.
  Дядюшка. (Серёже.) Идём. Поймаешь мне такси.
  
  Дядюшка и Серёжа уходят.
  
  Картина 10.
  (Лёша один)
  
  Лёша. Ну наконец-то я один. Вернее, я и головная боль. Итого двое. А то и трое, если на небе кто-то есть.
  (Небу.) Эй вы там, сверху. (Берёт в одну руку рецепт, а в другую - свою статью. ) Вот два лекарства. И я не знаю которое принять. Так подсказали бы. Послали бы хоть знак, хоть мысль шальную! (Пауза.)
  (В зал.) Помалкивают Небеса.
  (Небу.) Ну и молчите. А я вам всё равно скажу. (Бросает рецепт на стол, и у него в руках остаётся только статья.) Думаете, эту статью я не печатал из-за трусости? Да чёрта с два! Дело не в трусости, а в том, что я не верю в справедливость. Вот напечатаю, а дальше что? Ну мне-то всё равно. Я в скором времени умру. А с моей газетой, с Юлькой и с Серёжей - что будет? Не знаете? Ну так подумайте. Я эту головную боль с себя снимаю, и вам передаю. (Снимает с головы компресс.)
  
  Входит Серёжа.
  Картина 11.
  (Лёша и Серёжа)
  
  Серёжа. (Глядя на статью.) Ты всё работаешь? Уж мог бы отдохнуть, пока болеешь. Статья готова?
  Лёша. Она давно готова. А вот готов ли ты?
   Серёжа. Успеем дать в завтрашний номер. (Берёт статью, но Лёша её не отпускает.)
  Лёша. Это ты предложил её печатать. (Отдал статью.)
  Серёжа. (Просматривая статью.) Работа у меня такая - наполнять газету материалами... Что - мэра, наконец, снимают?
  Лёша. Нет.
  Серёжа. Тогда зачем ты его здесь ругаешь? Я что-то не пойму.
  Лёша. В твои обязанности не входит понимать.
  Серёжа. Лёша, мы с тобой друзья...
  Лёша. Поэтому - как друг - ты сам, не поручая никому другому, дождёшься, когда начнут печатать номер, и привезёшь мне первый экземпляр.
  Серёжа. Ты хоть представляешь, что будет завтра?
  Лёша. Завтра мне уже будет всё равно.
  Серёжа. Надумал умирать?
  Лёша. Решил пожить всего лишь один день. Пожить для самого себя.
  Серёжа. Может, подождёшь немного? Поправишься, придёшь в себя...
  Лёша. Я не поправлюсь.
  Серёжа. С чего ты взял?
  Лёша. Сообщили.
  Серёжа. Головы нужно отрывать за такие сообщения. Это тебя врач порадовал? (Берёт телефонную трубку, набирает номер.) Как фамилия врача?
  Лёша. Да я так и не понял: был это сон, а может бред...
  Серёжа. Видения невсчёт. (Положил трубку.)
  Лёша. Моё видение было во многом умнее меня.
  Серёжа. Это оно тебе статью надиктовало? Давай покажем это чтиво психиатру. У меня есть один знакомый. Устраивает выставки произведений своих больных.
  Лёша. Довольно ёрничать. Моё видение мне принесло рецепт.
  Серёжа. И что же прописало?
  Лёша. Делать всё, что в голову взбредёт.
  Серёжа. И ты отважился напасть на мэра. Убогое решение. Да я бы на твоём месте... (Задумался.)
  Лёша. Что бы ты?!
  Серёжа. Махнул в Париж. Влюбился бы в актрису. Потом шампанское на Эйфелевой башне, и бутылку - вдребезги об Елисейские поля.
  Лёша. Хоть в Лувр бы заглянул.
  Серёжа. Чего я там не видел? Хотя, после шампанского, можно и в Лувр... Да, и ещё: пронёсся бы по Сене на водных лыжах... А ты решил сделать несчастными двух самых близких тебе людей. За эту выходку (кивает на статью) газету обязательно закроют. Юлька станет нищей...
  Лёша. Ты о ней позаботишься.
  Серёжа. Ладно. Вот только как? Вернее, на какие деньги? Ведь я же стану безработным.
  Лёша. Я в тебя верю. Ты прорвёшься. Конечно же, прорвёшься. Не бойся: в мире справедливость есть. Должна быть.
  Серёжа. Да с чего ей взяться, если эта твоя справедливость никому не нужна? Большинство людей грешит по семь раз на день, не говоря уж о ночных утехах. Зачем нам справедливость? Чтобы ещё при жизни нас черти жарили на сковородках? По полчаса за каждый мелкий грех...
  Лёша. Оказывается, мой заместитель - убеждённый негодяй.
  Серёжа. Возможно. Я не праведник и не герой. Но только потому, что за героизм и прочую самоотверженность мне всегда влетало. Не по карману - так по голове. Помнишь, как я месяц пролежал в больнице? И за что? За очень смелую и очень нужную статью. И после этого я негодяй?
  Лёша. Ну ладно. За негодяя извини. Ты просто трус.
  Серёжа. Знаешь, чем разумный человек отличается от собаки Павлова? У человека, благодаря уму, быстрее вырабатываются рефлексы.
  Лёша. Недалеко же ты ушёл от четвероногих.
  Серёжа. Так ведь жизнь у нас такая. Гавкнешь не на того - тебя стукнут. Снова гавкнешь - снова стукнут. А уж на третий-то раз человек начинает соображать.
  Лёша. И поджимает хвост, позволяя себя дрессировать. Знаешь, почему в мире нет справедливости? Потому что люди в неё не верят.
  Серёжа. Нельзя верить в то, чего нет.
  Лёша. А ты веди себя так, будто веришь в справедливость. Глядишь, и человеком себя почувствуешь.
  Серёжа. Зачем?
  Лёша. Чтобы не болела голова. У меня, например, вся боль уже прошла.
  Серёжа. А у меня её и не было.
  Лёша. Была. Просто ты в этом себе не признавался. Всё. Жду тебя с газетой... Да, и ещё: когда меня уже не будет - вы с Юлькой моих заначек не ищите. Все деньги будут у неё.
  Серёжа. Всё сказал?
  Лёша. Живите счастливо. И не поминайте меня лихом слишком часто. (Подталкивает Серёжу к двери) Иди.
  
   Входит Юля.
  
  Картина 12.
  (Лёша, Серёжа и Юля)
  
  Серёжа. Здравствуй, Юля.
  Юля. Отстань. (Лёше.) Туфли уже купили. Без меня. Теперь в них кто-то ходит.
  Лёша. Сказала бы раньше, что хочешь их купить...
  Юля. Как же, тебе скажешь. Ты же всю душу вымотаешь пред тем, как деньги дашь.
  Серёжа. Юля, похоже, Лёша сильно болен...
  Юля. Кого ты защищаешь? Этого изверга?
  Серёжа. Твой изверг сейчас плохо соображает, поэтому скажу тебе. Ты, Юля, денежки пока побереги. Они нам ещё могут пригодиться.
  Юля. По-моему, ты хамишь.
  Серёжа. Готовлюсь исполнить волю одного знакомого покойника. (Забирает статью и уходит.)
  
  Картина 13.
  (Лёша и Юля)
  
  Лёша. Ну что, любящая супруга, рецептик-то забыла взять? Конечно, где уж вспомнить об умирающем муже, когда на жизненном горизонте замаячили новые туфли.
  Юля. Вот твоя валерьянка. (Ставит на стол пузырёк.) Пей на здоровье.
  Лёша. Она что - продаётся без рецепта?
  Юля. Валерьянка всегда продавалась без рецепта. Непонятно зачем тебе его выписали.
  Лёша. Наверное, на память о встрече... А откуда ты знаешь, что валерьянка всегда продавалась без рецепта? Ты её что - уже покупала?
  Юля. С тобой не то, что успокоительные - иногда и сердечные капли глотать приходится. Да ещё и валидолом закусывать... (Пауза.)
  Лёша. Юлька...
  Юля. Ладно, проехали.
  Лёша. Нет, не проехали. Расстроила ты меня этой своей валерьянкой. Ох, как расстроила... Мы с тобой живём два года. Всё это время ты просидела у меня на шее и не заработала ни копейки.
  Юля. Конечно, ты же мне за обслуживание не платишь.
  Лёша. Возьми в соседней комнате толковый словарь, открой на букве "б"...
  
   Юля отвесила Лёше подзатыльник.
  
  Лёша. Я не в этом смысле. Найди слово "благодарность" и посмотри, что оно значит. Узнаешь много нового.
  Юля. И кто кого должен благодарить?
  Лёша. Кем ты была до встречи со мной? Несчастной горничной в жуткой, похожей на развалины гостинице. Этой, как бишь её...
  Юля. "Старый замок".
  Лёша. Да, "Старый замок". Я вытащил тебя из руин. Да что там вытащил - ты села на меня верхом и въехала в счастливую жизнь. Сама меня охмурила, и сама же жалуешься.
  Юля. Я? Я тебя охмурила? Кем ты тогда был, чтобы тебя охмурять? Ты же потому и остановился в гостинице, что жить было негде. Тоже мне ещё - приехал покорять город... Ну и покорял бы себе... Без меня. Мы же целый год прожили во времянке на самой окраине. Денег, видите ли, не было на нормальную квартиру.
  Лёша. Да, не было. А ты тогда ещё из гостиницы уволилась. Сразу решила стать домохозяйкой.
  Юля. Ну не хватало у меня сил и работать, и дом на себе тащить. Ты же с утра до ночи возился со своей газетой.
  Лёша. Конечно. Ведь на первых порах там было всего два сотрудника - я и Серёжа. Приходилось столько мотаться, что к вечеру начинали дымиться подошвы.
  Юля. Поэтому я и взвалила на себя всю работу по дому.
  Лёша. Будто я тебе не помогал.
  Юля. А если помогал, то скажи, сколько раз нужно было сбегать к колодцу, чтобы набрать ванну? Или сколько времени уходило на то, чтобы эту воду нагреть?
  Лёша. Чего там греть? Поставила на плиту, и сиди отдыхай.
  Юля. А я-то дура на крышу лазила.
  Лёша. Зачем?
  Юля. А кто перекрыл всю крышу? Думаешь, она сама по себе перестала протекать?
  Лёша. Ты её перекрыла? Никогда не поверю, что ты таскала наверх шифер.
  Юля. Спасибо, соседи помогали.
  Лёша. Бесплатно?
  Юля. Конечно.
  Лёша. С чего это вдруг? У тебя с ними что - шашни были?
  Юля. Шашни... Соседи думали, что ты у меня слабоумный, вот и помогали.
  Лёша. Почему это слабоумный?
  Юля. Потому что у нормальных мужей жёны крышу не перекрывают.
  Лёша. Попросила бы меня...
  Юля. Что с тебя толку? Во-первых, тебя постоянно нет дома. А во-вторых, ты хоть представляешь как ложат шифер?
  Лёша. Не ложат, а кладут... Наверное, внахлёст, чтобы не было дырок. Я угадал?
  Юля. А как в шифер забиваются гвозди? Ты это знаешь?
  Лёша. Наверное, молотком... (Обнимает Юлю.)
  Юля. (Передразнивая.) Наверное...
  Лёша. Я не думал, что ты у меня такая...
  Юля. (Высвобождаясь из объятий.) Хозяйственная?
  Лёша. Хорошая... Знаешь что, тебе нужно отдохнуть. Езжай-ка на пару деньков к родителям. Развеешься...
  Юля. С тобой развеешься. Те же потом всю жизнь будешь вспоминать, что я бросила тебя умирающего.
  Лёша. Не буду. Честное слово, не буду. И чувствую я себя просто изумительно. Поезжай, а? Гостинцев привезёшь...
  Юля. Мамины пирожки ты обычно швыряешь с балкона бездомным собакам. Что - пёсики уже проголодались?
  Лёша. Если выжили... Ну хватит разговоров. Собирайся, а то опоздаешь на поезд.
  Юля. Я не солдат, чтобы собираться по тревоге. Поеду завтра.
  Лёша. Зачем же терять время? Лучше сегодня.
  Юля. К чему такая спешка?
  Лёша. Ты совсем замоталась, выглядишь замученной...
  Юля. Спасибо за комплимент.
  Лёша. Я не это хотел сказать. Зачем тебе - здоровой, красивой...
  Юля. И свежей!
  Лёша. ...И свежей сидеть со мной - больным и скучным?
  Юля. И, к тому же, коварным. Не пытайся строить из себя заботливого мужа - всё равно не поверю. Ну-ка признавайся: чего это вдруг ты решил меня выставить?
  Лёша. Юля, у меня мало времени, и я не хочу провести его в уговорах. Ты можешь просто ради меня съездить к родителям?
  Юля. Конечно нет. Ты же ради меня ничего не делаешь.
  Лёша. Ради тебя я всю жизнь отказывал себе в самом главном!
  Юля. Это в чём же?
  Лёша. В свободе.
  Юля. Значит, ты выставляешь меня из дома, чтобы как следует порезвиться??
  Лёша. Не выставляю, а эвакуирую.
  Юля. Здесь будет что-то страшное? Мой суслик решил разбушеваться?
  Лёша. Я не хочу, чтобы ты видела тот цирк, который здесь начнётся очень скоро.
  
   (Звонит телефон. Юля берёт трубку.)
  
  Юля (берёт трубку). Слушаю...(Лёше.) Тебя. Из приёмной мэра.
  Лёша (в трубку). Меня нет дома. (Положил трубку.)
  Юля. (Похлопав в ладоши.) Браво. Очень смело. И, главное, смешно. В программе ещё будут номера?
  Лёша. Немного позже. Ты ещё успеешь уехать.
  
   Звонит дверной звонок.
  
  Лёша. Похоже, не успела.
  
   Звонок.
  
  Юля. Звонят.
  Лёша. Слышу.
  Юля. Может быть, кто-нибудь откроет?
  Лёша. Не стоит. Нас нет дома.
  
  Звонок.
  
  Юля. Обманывать нехорошо.
  Лёша. Зря ты не поехала к родителям.
  
   Звонок.
  
  Юля. Что происходит?
  Лёша. Хочешь узнать? Тогда устраивайся поудобнее. Мы начинаем Парад Алле!
  
   Лёша впускает Серёжу. Тот слегка навеселе, с початой бутылкой водки в руке)
  
  Картина 14.
  (Лёша, Юля и Серёжа)
  
  Лёша. (Комментирует выход Серёжи.) Парад открывают представители интеллигенции. Их пускают вперёд только в цирке. Потому что из всех клоунов они - самые смешные.
  
   Серёжа, покачнувшись, кланяется. На Лёшу он не обращает внимания.
  
  Юля (Серёже). Ты пьян?
  Серёжа. К сожалению, не совсем. Ну ничего, сейчас допьём и поправим дело.
  Юля. Как ты посмел явиться в таком виде?
  Серёжа. Привыкай.
  Юля. Почему это я должна привыкать к таким визитам?
  Лёша. Потому что теперь я буду о тебе заботиться. (Протягивает Юле бутылку.) Хочешь?
  Юля. Лёша, чего ты молчишь? Скажи ему что-нибудь.
  Серёжа (заметил Лёшу). Юля, он ещё жив или это уже мумия?
  Юля. Как ты смеешь? Пойди-ка лучше проспись. (Пытается выставить Сёрёжу, но тот мягко освобождается и сажает её на кресло.) Так, с тобой я уже поговорил. (Поворачивается к Лёше.) Теперь пообщаюсь с этим телом. (Лёше.) Значит, ты жив. А о нашей газете этого уже не скажешь.
  Лёша. Что-то уж больно быстро.
  Серёжа. Твой опус я вставил в завтрашний номер за пять минут.
  Лёша. Не дрогнули ручонки-то?
  Серёжа. Было дело, но макет газеты я всё же отвёз в типографию. А там сказали, что не будут ничего печатать, пока я не побеседую с мэром.
  Лёша. Врёшь! Ты сам к нему поехал, чтобы прикрыть свою...
  Серёжа. Очнись! Знаешь, кто сидел в кабинете у мэра? Та девица, которая недавно у тебя была.
  Юля. Так сюда ходят девицы?
  Лёша и Серёжа (хором). Юля, помолчи!
  
   Юля капает в чашку валерьянку.
  
  Лёша (Серёже). Там была Марго?
  Юля. Марго?
  Лёша и Серёжа (одновременно стукнув по столу кулаками, хором). Ты дашь поговорить?
  Лёша. (Серёже.) Продолжай.
  Серёжа. Мэр попросил убрать из номера твою статью.
  Лёша. А ты?
  Серёжа. Отказался.
  Лёша. А мэр?
  Серёжа. Огорчился. Так расстроился, что пепельницу разбил.
  Лёша. Не об тебя?
  Серёжа. О стену. Я уклонился.
  Лёша. А потом?
  Серёжа. Мэр позвонил в суд. И по телефону продиктовал...
  Лёша (иронично). Чистосердечное признание?
  Серёжа. При мне по телефону он продиктовал решение суда.
  Лёша. Чего-чего?!
  Серёжа. Да-да, решение о закрытии нашей газеты. И вскоре я уже читал эту бумажку. Всё чин - по чину, только число стоит завтрашнее.
  Лёша. Почему завтрашнее?
  Серёжа. Потому что газета с твоей статьёй выйдет только завтра. Один-единственный экземпляр. Для судебного архива.
  Лёша. Н-да... Я думал...
  Серёжа. Ты думал о венце из роз? Так получи его с шипами. Знаешь, в какую сумму мэр... то есть, суд оценил моральный ущерб? Завтра твоя квартира пойдёт с молотка.
  
   Юля капает валерьянку в чашку.
  
  Серёжа (Юле). Разбавь минералкой. (Лёше.) В редакции уже описывают имущество. Компьютеры, мебель...
  Лёша. Что же тебя не описали. Ведь ты в редакции - то же что-то вроде мебели. Впрочем, как и остальные наши акулы пера...
  Серёжа. Лёша, ты мне уже не начальник. Могу и по сусалам надавать.
  Лёша. Вот она, позиция независимого журналиста. Можешь кусать лишь тех, от кого не зависишь.
  Юля. Лёшенька, что же ты натворил?
  Лёша. Не поверишь. Я напечатал правду.
  Юля. Про мэра? Ты сошёл с ума...
  Серёжа. А что? Это меняет дело. Дурачков у нас любят, им всё прощают. Правда, придётся немного полежать в больнице...
  Юля (Серёже). Я пойду собирать ему вещи, а ты позвони мэру. Извинись и объясни ситуацию.
  
   (Серёжа не двигается.)
  
  Лёша. Так, на арене ещё один клоун. Вернее, клоунесса.
  Юля (Лёше). Расскажешь об этом доктору, и у нас всё получится... (Серёже.) Ну что же ты стоишь?
  Серёжа. По-моему, он не хочет.
  Юля. Лёшенька...
  Лёша. Супруга моя любимая! Ты и в самом деле готова объявить меня психом, чтобы сохранить своё благополучие?
  Юля. Наше, Лёшенька, наше благополучие.
  Лёша. А в чём оно? В набитом холодильнике? В лимонных туфлях?
  Серёжа. В спокойствии души.
  Лёша. Так я его не видел ни минуты. С тех пор, как спрятал за картину свою лучшую статью.
  Серёжа. Её никто не прочитает.
  Лёша. Это не беда. Ведь главное, что я свою статью уже не прячу. Не прячу от самого себя... (Серёже.) Друг мой, (Юле) моя супруга, порадуйтесь же за меня!Я умираю с лёгким сердцем.
  Юля. С чего ты взял, что умираешь? Это тебе врач сказал?
  Серёжа. Не важно кто сказал. Важно, что он поверил.
  Лёша. Ладно, вы тут пообщайтесь... (Ложится на кровать и складывает руки на груди.)
  Юля. Эй, ты чего?
  Лёша. Я умываю руки.
  
   Пауза. Юля глотает валерьянку, Серёжа - водку.
  
  Серёжа. (Лёше.) Послушай, эгоист, тебе не стыдно, что оставил нищей свою вдову? Ведь у неё же ни копейки за душой.
  
   Леша берёт из сахарницы деньги. Одну купюру воровато прячет в карман, а остальные протягивает Юле.
  
  Юля. Я так не могу.
  Серёжа. А я могу. (Взял у Лёши деньги и пересчитал их.) Не густо.
  Лёша. Вы на поминках сильно не гуляйте. И вообще, учитесь жить скромнее. (Лег на кровать и сложил на груди руки.)
  
   Юля попыталась взвыть, но Лёша и Серёжа на неё шикнули. Пауза.
  
  Лёша. Хоть бы кто слово хорошее сказал.
  Серёжа (поднимает тост). Отъезжающим - счастливого пути... Послушай, Лёша, может тоже выпьешь?
  Лёша. Ещё чего. Хочешь, чтобы к воротам рая я пришёл навеселе?
  Серёжа. Куда-куда? Ты адресок не перепутал?
  Юля. Серёжа, ты, наверное, иди домой.
  Серёжа. Сейчас пойду. Вот только кой-кому испорчу настроение. (Лёше.) Чтобы не путал место назначения, позволь напомнить о некоторых грешках. Твоих излюбленных.
  Юля. Серёжа...
  Серёжа. Ладно уж, пойду. (Юле.) Как только он того...
  Юля. Ну что ты...
  Серёжа (Юле). В общем, поживёшь у меня. (Лёше.) Не возражаешь? Ведь твоя квартирка завтра-то тю-тю... (Идёт к двери и ворчит.) Душу он облегчил. Процента где-то так на два.
  Лёша. (Вслед Серёже.) Привет собаке Павлова. Ты там, в своём питомнике, напомни, что в некоторых словарях ещё осталось слово "правда". И слово "честь".
  Серёжа. Напомню. И тебе напомню. Нельзя быть честным лишь наполовину. Долг журналиста ты исполнил. Браво. А как справляешься ты с долгом семьянина?.. В святые метишь? Так сначала Юльке правду расскажи. О секретаршах, практикантках... Про расшатанный диванчик расскажи.
  Юля. Лёша, ты...
  Серёжа. Да, он. Что, Лёшенька, язык отсох? Прощай святоша. (Идёт к двери.)
  Юля. Серёжа, подожди. Я тоже ухожу.
  Лёша (с пафосом). Живите счастливо.
  Юля (Лёше). Уж поживём. Ты не волнуйся. Гораздо лучше, чем с тобой. (Серёже.) Подари мне страстный поцелуй. (Остервенело целует Серёжу.)
  Лёша. Распутники! Дождались бы, когда остынет тело.
  Юля. Ещё чего. Я с тобой два года жизни потеряла. Мне надоело ждать. Хочу нормальную семью. Хочу любви! Хочу детей!!
  Лёша. Благословляю вас. Плодитесь и размножайтесь!
  Юля. Начнём немедленно. (Делает вид, что пытается раздеть Серёжу. Тот слабо сопротивляется.)
  Серёжа. (Юле.) Ну что ты. Неудобно.
  Юля. (Серёже) Перед кем неудобно? (Кивает на Лёшу.) Перед этим говорящим матрасом? (Лёше.) Подвинься. Или лучше уступи-ка нам кровать. (Тащит Серёжу к кровати. Тот упирается.)
  Лёша. Может, мне вообще уйти?
  Юля. Ну зачем же. Посмотри, как это делают нормальные мужчины.
  Лёша. Чего?!
  Юля. Впрочем, тебе уже не пригодится. Так что посиди пока на кухне. А заодно свари нам кофейку.
  Лёша. (Очень медленно поднимаясь с кровати.) Убью. Обоих.
  Серёжа. (Юле) Похоже, он не шутит.
  Юля (Лёше). Ладно уж, прощай. (Идёт к двери.)
  Лёша (вслед ей). Вещички не забудь!
  Юля. Мы за вещами приедем позже. После ресторана, где будем праздновать начало новой жизни... Серёжа, жду тебя внизу. (Уходит.)
  Лёша (Серёже). Все деньги Юльке сразу не давай. Но завтра же купи ей туфли. Лимонного цвета. И к ним - колготки.
  
   Врывается Юля.
  
  Юля (Лёше). Ты... Ты... Да пропади ты пропадом! (Выбегает из комнаты.)
  Лёша (Серёже). Колготки ей не покупай!
  Серёжа. Ты лучше бы о покаянии подумал. Забыл, что значит это слово - загляни в словарь. (Уходит.)
  
  Картина 15.
  (Лёша один)
  
  Лёша. Вот смеху будет, если не умру. Неужто стану одиноким бомжем? (Листает блокнот) Так, вот буква "Р". Редакции. (Звонит по телефону.) Здравствуйте, это Алексей Бубякин...
  (В зал.) Повесили трубку.
  (Набирает следующий номер.) Здравствуйте, я хочу у вас работать... Редактором... Опыт? Конечно есть. У меня была своя газета... Да, Алексей Бубякин - это я.
  (В зал.) Повесили трубку.
  (Набирает следующий номер.) Здравствуйте, я насчёт работы... Да кем угодно, хоть простым репортёром... Меня зовут Алексей Бубякин... Даже уборщиком не возьмёте? (Положил трубку. Вышел, и вернулся с газетой.)
  (Читает объявления.) "На высокооплачиваемую работу требуются молодые"... Ладно, смотрим дальше... Это не подходит. Это тоже не подходит... Вот. Нашёл. Одно-единственное объявление. Это судьба.
  (Звонит по телефону.) Здравствуйте. Я хочу у вас работать... Опыта нет, но есть большое желание... Я не шучу: с детства мечтал стать мусорщиком... записаться на собеседование? Ладно, пишите. Меня зовут Алексей Бубякин...
  (В зал.) Повесили трубку... Мир всё-таки неправильно устроен. Ну и пусть катится ко всем чертям!
  
   Звучит гром, вспыхивают молнии.
  
  Лёша. Последние салюты? И на том спасибо.
  
   Слышен порыв ветра. Входит Чёрт, ставит на стол портфель и садится.
  
  Картина 16.
  (Лёша и Чёрт)
  
  Чёрт (Устало, глядя на портфель). Портфельчик-то совсем поистрепался. Всё не хватает времени, чтобы заменить. Дела и днём, и ночью. (Доверительно, глядя на Лёшу.) Меня от грешников уже тошнит. (Порывшись в портфеле, выкладывает на стол паку с надписью "Раб Божий Алексей Бубякин".) Итак, раб Божий Алексей Бубякин, присаживайся. Будем говорить.
  Лёша. Вы - Сатана?
  Чёрт. Всего лишь его родственник. (Вздыхает.) И очень дальний.
  Лёша (Глядя на папку). А почему моё дело в вашем ведомстве? Я, честно говоря, собрался в Рай. И ждал с минуты на минуту... этого, ну как его... Такого - в белом, с крылышками. (С испугом.) Что со мной будет?!
  Чёрт. А то, что заслужил.
  Лёша. Тогда меня ждёт райское блаженство. И не о чем нам с вами говорить.
  Чёрт. Обратимся к фактам. (Открывает папку и посматривает бумаги.) Вот. В яслях няньку укусил...
  Лёша. Так это молодые годы. Кто не был юн - тот не был грешен.
  Чёрт. Ладно, пропускаем. В школе ты...
  Лёша. Школу тоже пропускаем.
  Чёрт. Почему?
  Лёша. Тогда была тоталитарная система. Научный атеизм...
  Чёрт. Ладно. Вот наш мальчик вырос, и что мы видим? (Читает бумаги.) Случался мелкий блуд, платил не все налоги, ещё кое-какие пустяки... Ага! Ты в церковь не ходил. (Лёше.) Молодец. (Снова читает бумаги.) ...Но в Бога часто верил... Так, на каждый грех - раскаяние... Теперь посмотрим добрые дела... (Лёше.) Ну что ж, ты мог попасть на Небеса. Конечно же, не сразу. Попарился бы век-другой в Чистилище, и с чистою душой топтал бы райские газоны.
  Лёша. Так в чём же дело?
  Чёрт. (Вынимает из портфеля Лешину статью и кладёт её на стол.) Всё дело в этой маленькой статейке.
  Лёша. Чего-чего? Разве попытка напечатать правду - не добродетель? В конце концов, я показал своим сотрудникам пример...
  Чёрт. Пример того, как умный человек не должен поступать. Но впрочем, это бесполезно. Всех, кто с тобой работал, не то, что в самую паршивую газету - их даже фантики печатать не возьмут.
  Лёша. Я дам им хорошие рекомендации...
  Чёрт. Теперь твоя хорошая рекомендация - это печать проклятия честного журналиста. От твоих сотрудников уже шарахаются, как от чумы. Боятся, что нахватались от тебя заразы. Половина твоих журналистов сопьётся, а остальные будут влачить жалкое существование. Знаешь, кем станет Серёжа? Коридорным в ужасной, похожей на развалины гостинице. Этой, как бишь её...
  Лёша. "Старый замок"?
  Чёрт. Да, "Старый замок". Туда же устроится и Юлька. Горничной. Подвыпившие постояльцы будут щипать её целыми днями, с утра до вечера!
  Лёша (хлопнув ладонью по столу). Не страшно! Война Добра и Зла предполагает кой-какие жертвы.
  Чёрт. Кой-какие?! Знаешь, чем сейчас пахнет в Доме прессы? Гарью. Там жгут все мало-мальски смелые статьи. И их сжигают сами журналисты. Но это лишь начало. Завтра жуткой историей о том, как ты пытался напечатать правду, начнут пугать детей. А послезавтра их начнут пороть за честность. Чтобы не повторяли твоих ошибок. Город превратится в скопище лжецов.
  Лёша. Вот ими и займётесь. Пусть каждый отвечает за себя. Я поступил достойно. За это потерял квартиру, друга и газету. Жену, опять же, потерял... Да я же мученик!
  Чёрт. Формально ты, конечно, прав...
  Лёша. И в этом месте мы поставим точку. Я прав, и всё. Дискуссия закрыта. (Небу.) Эй, Небеса! Тут один чёрт мне портит настроение. Пришлите ангела покрепче. Пусть с ним поговорит.
  Чёрт. Ангел-хранитель от тебя сегодня отказался. И твоё дело передали мне. (Звучит гром.)
  Лёша. За что?!
  Чёрт. Если бы твоя газета завтра вышла, то Серёжу скормили бы крабам на дне залива.
  Лёша. А Серёжу-то за что?
  Чёрт. Вместо тебя. Ведь ты и так бы сегодня трусливо умер. А Серёжа - твой заместитель. И за выпуск завтрашнего номера отвечал именно он. Вот и ответил бы. С твоей лёгкой руки. Теперь понятно, почему твоё дело у меня?
  Лёша (с отчаянием). И что же будет дальше?!
  Чёрт. (Задумчиво провёл пальцем по портфелю.) Похоже, снова не успею портфельчик заменить.
  Лёша. Со мной что будет?!
  Чёрт. В последний век у нас прибавилось работы. И это хорошо...
  Лёша. Я рад за вас.
  Чёрт. Спасибо. Но грешник нынче пошёл уже не тот. Мельчаете... Где в ваших замыслах надменное величие?
  Лёша. А у меня?
  Чёрт. Какой-то вроде был намёк... А как вы стали каяться? Ведь это же сплошные сопли, в которых и под микроскопом не разглядишь терзания души.
  Лёша. Вас это огорчает?
  Чёрт. Во всяком случае, уже не веселит. А ты меня потешил славно. Затея с цирком - просто блеск. Каскад забавных трюков, и клоунов - удачнейший подбор. Я даже кой-кого из них приметил. Для своих шуток. Ты хочешь знать - кого?
  Лёша. Нет.
  Чёрт. Тогда узнаешь. Я присмотрел... тебя. И дам тебе пожить, покуда мне не станет скучно.
  Лёша. Предупреждаю: вы умрёте именно от скуки. Завтра я стану нищим. И уж где-где, а на паперти я никого не собираюсь веселить.
  Чёрт. Тогда разбогатей.
  Лёша. Но как?
  Чёрт. Сейчас сюда придёт твой дядюшка. Если придушишь его подушкой - я помогу подделать завещание.
  Лёша. На преступление не пойду.
  Чёрт. Что так?
  Лёша. Не позволяет самоуважение.
  Чёрт. Тогда готовься ползать на коленях. Надеюсь, самоуважение тебе позволит унижаться два часа?
  Голос Дядюшки (из прихожей). Мой дорогой племянник, ты напрасно не закрываешь дверь. Вдруг кто-нибудь утащит мой багаж.
  Лёша. (Чёрту.) Спрячься.
  Чёрт. Не бойся. Меня никто не видит и не слышит, пока я этого не захочу.
  
   Входит Дядюшка. Не замечая Чёрта, он проходит к своим чемоданам и начинает в них что-то перебирать.
  
  Картина 17.
  (Лёша, Чёрт и Дядюшка)
  
  Лёша. Дядюшка, мне сказали, что я ещё поживу.
  Дядюшка (Не отрываясь от чемоданов.). Замечательно.
  Чёрт. Вот только жить мне будет негде. Эту квартиру у меня завтра отберут.
  Дядюшка. Какая жалость. Значит, мне придётся тратиться на гостиницу. (Снова копается в чемоданах.)
  Чёрт. (Лёше.) Ну кто же так просит? (Вытаскивает из портфеля верёвку с завязанной на ней петлёй и надевает петлю на Лёшину шею.) Теперь шмыгни носом и проси.
  Лёша (Шмыгнув носом). Дядюшка, у меня финансовая проблема. (Демонстрирует петлю на шее.) Большая проблема.
  Дядюшка. Вижу. И даже сам унесу чемоданы. Чтобы тебя не отвлекать. (Уходит с чемоданами.)
  
  Картина 18.
  (Лёша и Чёрт)
  
  Чёрт. (Вслед Дядюшке.) Браво! (Лёше.) А ты грозился, будто я умру от скуки.
  
   Лёша снимает с себя петлю и ложится на кровать.
  
  Чёрт. Ну что ты скис? Веселье только начинается.
  Лёша. Разбудите, когда оно начнётся.
  Чёрт. Посмотрим, как ты уснёшь, когда узнаешь, что сюда спешит богатая невеста.
  Лёша. Чья невеста?
  Чёрт. Конечно же, твоя!
  Лёша. Молоденькая?
  Чёрт. Свежа.
  Лёша. Красивая?
  Чёрт. У неё симпатичный банковский счёт.
  Лёша. И как зовут мою избранницу?
  Чёрт. Марго.
  Лёша (Улыбаясь, очень мягко). Марго? Та, что предупредила мэра о моей статье?
  Чёрт. Не обижайся. Ведь у них... мягко выражаясь, роман.
  Лёша. Я в восторге.
  Чёрт. Ну не роман, а так - туда-сюда...
  Лёша. Туда-сюда?
  Чёрт. Интимно-деловая связь. Очень полезная. Завтра мэр сделает Марго роскошнейший подарок - твоё имущество.
  Лёша. Вот как?
  Чёрт. Да ты не огорчайся. Ведь всё вернётся в дом... Кстати, газетёнку она планирует закрыть. Если, конечно, ты не станешь её мужем.
  Лёша. Зачем я ей?
  Чёрт. Всему виной твоя статья. Из-за неё Марго считает, что ты - оживший сказочный герой. Этакий сгусток чести и отваги.
  Лёша. Кто- я?!
  Чёрт. В сравнении с её друзьями ты - действительно святой. Правда, немного с придурью.
  Лёша. Зачем же ей придурковатый муж?
  Чёрт. Вот именно на этом я её приворожил. Душа твоей невесты, конечно же, темна, но даже в этом мраке есть просветы. Марго решила опекать тебя, чтобы самой себе при жизни памятник построить. Дескать, не просто так жила-грешила, а сделала и кой-чего из добра.
  Лёша. Ну какой из меня памятник?
  Чёрт. В её глазах ты - целый Мавзолей... Иметь такого мужа - далеко не сахар. И, упиваясь этой мыслью, Марго дойдёт до преисподней со спокойною душой.
  Лёша. О Боже...
  Чёрт. Ты Его всуе не поминай.
  Лёша. Знаешь что, психолог. Катись ты к дьяволу!
  Чёрт. И покачусь. Увидимся на паперти. Я тебя там завтра навещу.
  Лёша. К сожалению, на завтра у меня другие планы. (Надевает петлю на шею, забирается на стул и начинает забрасывать свободный конец верёвки на люстру.)
  Чёрт. Не так. Дай покажу. (Стащил Лёшу со стула, снял с его шеи петлю и начал сматывать верёвку.) Тебя ждёт очень тёплое местечко. В сравнении с которым твоя невеста - не такое уж большое зло. Поверь, что не бывает плохих людей. Каждый из вас хороший. И все раздоры оттого, что каждый хочет другим добра. Но видит это самое добро по-своему. Да что другие? Ты - вон сколько горя своим близким причинил. Ведь исключительно из чистых побуждений?
  Лёша. Газета завтра выйдет?
  Чёрт. Если захочешь - то даже с твоей статьёй. (Прячет верёвку в портфель.)
  Лёша. Плевал я на статью. Кому она нужна? Только тебе и пригодилась, чтобы отдать меня на растерзание Марго... Кстати, а если я её разочарую? Возьму и докажу, что не святой.
  Чёрт. Как только вы расстанетесь - я очень сильно заскучаю. И твою душу моментально заберу. Куда - сам знаешь.
  Лёша (махнув рукой). Знаю-знаю. Лучше скажи: Марго в газете журналистов не заменит?
  Чёрт. Кого-нибудь, наверное, заменит.
  Лёша. Сделка не состоялась. (Вытащить из портфеля веревку.)
  Чёрт. Ну ты и вредный. (Отобрал верёвку.) Ладно уж. Оставит на работе всех твоих беззубых акул пера. (Прячет верёвку в портфель.) Готов?
  Лёша. Готов.
  Чёрт. Подать сюда невесту! (Хлопнул в ладоши.)
  
   Входит Марго.
  
  Картина 19
  (Лёша, Чёрт и Марго)
  
  Чёрт (Марго, кивая на Лёшу). Он согласен.
  Марго (Ткнув пальцем в висящую на стене свадебную фотографию). Убрать.
  
   Лёша снимает со стены фотографию.
  
  Марго. Ключи от квартиры - на стол.
  Чёрт (Лёше). Не заставляй её ждать. А то нам обоим перепадёт.
  
   Лёша положил ключи на стол.
  
  Лёша. Здесь от квартиры и от моего кабинета.
  
  Марго забрала ключи.
  
  Марго. (Лёше.) Окей. Теперь давай жениться.
  
   Звучит барабанная дробь. Чёрт вытаскивает из портфеля фату и одевает её на Марго. Взяв Лёшу за руку, подводит его к невесте.
  
  Чёрт (в зал). Если кто-то из присутствующих знает о причинах, по которым этот брак не может состояться - рекомендую держать язык за зубами. (Молодожёнам.) Горько!
  
   Марго хищно целует Лёшу. Чёрт открывает дверь и, поманив кого-то пальцем, впускает Серёжу и Юлю.
  
  Картина 20.
  (Те же и Серёжа с Юлей.)
  
  Чёрт (Вошедшим). Заходите, гости дорогие. Без вас как-то скучно. (Сделав всем ручкой, Чёрт уходит.)
  Серёжа. (Глядя на целующихся.) До чего же красиво некоторые умирают!
  Юля. Алексей, что происходит?
  Лёша. (Виновато.) У нас тут свадьба.
  Серёжа. Чья?
  Лёша. Моя.
  Серёжа. По-моему, твоя агония немного затянулась.
  Юля. И движется куда-то не туда.
  Лёша. Вы уж извините, но я решил пожить ещё немного. Так будет лучше. Во всяком случае, для вас.
  Серёжа. По-моему, мне уже хорошо.
  Юля. А мне - так просто замечательно.
  Марго (Лёше). Это твои друзья?
  Лёша. Да.
  Юля и Серёжа (хором.) Нет!
  Марго. Не поняла.
  Лёша. Марго, знакомься: это Серёжа - мой заместитель.
  Серёжа. Бывший заместитель.
  Лёша. Спешу тебя обрадовать: газету мне вернули.
  Марго. Только теперь она - моя.
  Лёша. Так что, Серёжа, жду тебя завтра на работе.
  Марго. И не вздумай опоздать!
  Юля. Может, меня хоть кто-нибудь представит?
  
   Лёша и Серёжа притихли.
  
  Марго. (Юле.) Наверное, ты Серёжина жена?
  Юля. Серёжа, ну не молчи. Кто я тебе?
  Серёжа. Это... Это моя...
  Лёша. (Серёже.) Это твоя невеста. Запомнил? Повтори.
  Серёжа (Юле). Не возражаешь?
  Юля. Ну что ты. Отхватить такого парня. И это после негодяя-мужа...
  Марго. Всем негодяям нужно наставлять рога.
  Юля. Ну это уж за мной не заржавело.
  Лёша. Вот как? (Кивает на Серёжу.) Уж не с ним ли ты блудила?
  Марго. (Лёше.) Тебе-то что?
  Лёша. Меня волнует моральный облик моих журналистов.
  Юля. Ну ты-то в этом смысле чист кристально.
  Марго. Лёшик, в самом деле? Вот уж не ждала.
  Юля. Напрасно. Наш Алексей Бубякин - настоящий столп морали. Этакая кладезь целомудрия.
  Марго. Кто - Лёшик?!
  Лёша. Друзья, давайте лучше о погоде...
  Марго. (Лёше.) Помолчи. Должна же я тобой похвастаться.
  Юля. Ну-ка ну-ка...
  Лёша. Марго, не надо.
  Марго. Ещё как надо. Разве не стыдно, что тебя считают импотентом? (Лёша схватился за голову.)
  Юля. Чего же тут стыдиться? Не состоялся как мужчина - зато отличный журналист.
  Марго. Это Лёшик не состоялся?! Да он сегодня на меня набросился как зверь. Даже компресса с головы не снял.
  Юля. Бубякин, как же так? Ты ведь сегодня умирал...
  Марго. Да он так умирал, что здесь качалась люстра!
  
   Юля рвётся к Марго. Серёжа её удерживает.
  
  Серёжа (Юле). Успокойся. Наверное, это были судороги. Последние конвульсии.
  
   Юля попыталась что-то ответить, но Серёжа закрыл ей рот и выставил её за дверь.
  
  Серёжа (Удерживая дверь, чтобы не вошла рвущаяся в комнату Юля). Марго, был счастлив с вами познакомиться. И Юлька моя тоже очень рада. Нам, к сожалению, пора.
   (Лёше.) Господин Бубякин, до завтра.
  Марго. Постой. У меня закончились сигареты. (Протягивает Серёже купюру.) Сгоняй за пачкой "Парламента".
  Серёжа (гордо). Я журналист.
  Марго. Ну так сдачу возьми себе.
  Лёша. Марго, не надо. Я схожу...
  Марго. (Лёше) Отвянь. (Серёже.) Хочешь, чтобы твоего начальника гоняли за сигаретами? Он тебе что - мальчик на побегушках?
  Серёжа. Кстати, Лёша. Чуть не забыл. Я решил сменить работу. Так что с газетой теперь будешь управляться без меня.
  
   Входит Чёрт.
  
  Чёрт (протягивая Серёже небольшую бумажку). Вот телефончик. Позвони насчёт работы. И носом сильно не крути.
  Серёжа (взяв бумажку). Это почему же я не должен им крутить?
  Чёрт. Потому что кроме этого места тебя больше никуда не возьмут.
  Серёжа. Кто вы?
  Чёрт. Друг.
  Серёжа. Чей?
  Лёша. Друг рода человеческого.
  
   Серёжа уходит.
  
  Картина 21.
  (Лёша, Марго и Чёрт.)
  
  Чёрт (протягивает Марго пачку сигарет). "Парламент".
  Марго. Спасибо, я не курю.
  
  Чёрт, спрятав сигареты в карман, протягивает Марго конверт.
  
  Марго. Что там? Ещё какая-нибудь отрава?
  Чёрт. Это свадебный подарок. Путёвка выходного дня.
  Лёша. Куда путёвка? На Гавайи?
  Чёрт. Гораздо лучше. Вы проведёте уик-энд в отеле "Старый замок"
  
   Лёша схватился за голову.
  
  Конец первого действия.
  
  Второе действие.
  
   Номер в гостинице "Старый замок". Обстановка - та же, что и в первом действии, только вместо стола и стульев посреди комнаты лежит ковёр. На журнальном столике - телефон, зеркало и большой телефонный справочник. На спинке кровати висит полотенце.
   Дверь в номер - в центре задней стены. Ход в ванную - слева. Над комнатой - большая вывеска "ОТЕЛЬ "СТАРЫЙ ЗАМОК". Под надписью - несколько неровно нарисованных звёздочек.
  
  Картина 1.
  (Хозяин гостиницы, потом Юля.)
  
   Входит Хозяин гостиницы. Он в очках с толстыми стёклами.
  
  Хозяин. Ну где же она ходит?. (Кричит в коридор.) Юля!
  
   Входит Юля с пылесосом. Она одета горничной.
  
  Хозяин. Юленька, ты вернулась очень вовремя. Надеюсь, за два года не разучилась убирать?
  Юля. Только этим и занималась.
  Хозяин. Вот и славно. Этот номер должен быть вырезан до блеска.
  Юля. Ожидаются важные гости?
  Хозяин. Такие важные, что насчёт них звонил сам мэр. Распорядился... (Вынимает из кармана бумажку и читает вслух.) "Обеспечить все удобства". (Спрятал бумажку в карман.) Так что, Юленька, будь с этими постояльцам поласковее. И поторопись с уборкой. Они должны скоро приехать.
  
   Входит Серёжа, одетый коридорным. У него в руках - плеер.
  Картина 2.
  (Те же и Серёжа.)
  
  Хозяин (Серёже). У входа в гостиницу раскатаешь красную ковровую дорожку.
  Серёжа (ехидно.). Хлеб-соль не забудьте.
  Хозяин. Спасибо, что напомнил. Захватишь на кухне солонку и каравай.
  Серёжа. Караваев нет.
  Хозяин. А что есть?
  Серёжа. Батоны.
  Хозяин. Значит, возьмёшь солонку и батон. И пулей вниз.
  Серёжа. Сейчас иду. Только скажу своей невесте пару слов.
  Хозяин. Не задерживайся. (Уходит.)
  
  Картина 3.
  (Юля и Серёжа.)
  
  Серёжа (отдав Юле плеер). Знаешь, кто здесь будет жить?
  Юля. Какой-нибудь политик?
  Серёжа. Хуже.
  Юля. Маньяк-убийца?
  Серёжа. Гораздо хуже. Здесь будет жить твой бывший муж.
  
   Юля выронила плеер. Затемнение.
  
  Картина 4.
  (Юля, потом Хозяин и Лёша.)
  
   Юля, слушая плеер, убирает номер пылесосом, и что-то напевает себе под нос.
   Входят Хозяин и Лёша. У Лёши в руках - надкушенный батон и солонка.
   Юля, мельком взглянув на них, продолжает уборку.
  
  Хозяин (Лёше, перекрикивая пылесос). Господин Бубякин...
  Лёша. Для вас - просто Лёша.
  Хозяин. Господин Лёша, ваш номер почти готов.
  Лёша. А по-моему, он уже готов.
  Хозяин (Юле). Спасибо, Юля.
  
   Юля продолжает уборку. Хозяин выключает пылесос.
  
  Хозяин. Спасибо, Юля.
  
   Юля не реагирует. Хозяин снимает с неё наушники.
  
  Хозяин. Спасибо, Юля.
  
   Юля встаёт в позу ожидания чаевых. Лёша смотрит на Хозяина. Тот даёт Юле немного мелочи. Тщательно пересчитав деньги, она хмыкает и уходит.
   Хозяин уносит из номера пылесос и сразу же возвращается.
  
  Картина 5.
  ( Лёша и Хозяин)
  
  Лёша. Какая трогательная забота о служащих.
  Хозяин. А что делать? У этой девушки глубокая душевная рана. Два года ей истязал сумасшедший муж-негодяй...
  Лёша. Что же она так долго терпела?
  Хозяин. Жалела этого ирода, пыталась исправить. Всё впустую. Закончилось тем, что мерзавец выгнал её из дома. Разве можно после этого быть с бедняжкой слишком строгим?
   Входит Серёжа.
  Картина 6.
  (Те же и Серёжа)
  
   Серёжа принёс чемодан и встал в позу ожидания чаевых. Лёша заплатил, и Серёжа ушёл.
   Хозяин раздвигает шторы. На подоконнике лежит пустая бутылка. Хозяин прячет её в карман.
  
  Хозяин. По-моему, в прошлый раз вы останавливались именно в этом номере.
  Лёша (глядя на подоконник). Похоже, что в память об этом событии здесь ни разу не убирали. (Проводит рукой по подоконнику и показывает ей хозяину.)
  Хозяин. Это морская пыль. Она полезна для здоровья. Так что открывайте окно и дышите полными лёгкими.
  
   Хозяин открыл окно. С улицы донёсся шум проезжающих машин. Хозяин закашлялся и закрыл окно. Потом провёл рукой по подоконнику, посмотрел на неё, и закрыл шторы.
   Серёжа принёс чемодан и протянул руку за чаевыми. Лёша заплатил.
  
  Серёжа (пересчитав деньги). Маловато будет.
  Лёша. Почему это маловато?
  Серёжа. А у меня высшее образование.
  Лёша. Умеешь унижаться на четырёх языках?
  Серёжа. Ну почему же унижаться? На четырёх языках я могу объяснить, куда вам нужно идти.
  Лёша. А ты нахал.
  Серёжа (показывая на свою ладонь). Мани-мани вот сюда.
  
   Лёша смотрит на Хозяина. Тот отворачивается. Лёша даёт Серёже немного мелочи и выставляет его из номера.
  
  Лёша. (Кивая вслед Серёже.) У него тоже душевная рана?
  Хозяин. Как вы догадались? Сумасшедший негодяй два года истязал его на работе, а потом безжалостно вышвырнул на улицу.
  
   Серёжа принёс зонтик и протянул руку за чаевыми.
  
  Лёша. (Серёже.) Значит, над тобой издевался сумасшедший начальник?
  Хозяин. Сумасшедший негодяй.
  Лёша. (Серёже). Тебе не стыдно?
  Серёжа. (Тянет руку за деньгами.) Мани-мани.
  Лёша. Ну нахал...
  Хозяин. Не сердитесь на него. Бедняжка хочет жениться на несчастной горничной...
  Лёша. В самом деле бедняжка.
  Хозяин. ...И теперь собирает на свадьбу.
  Серёжа. Мани-мани вот сюда. (Тянет руку за деньгами.)
  Лёша. Что ж, пожалуй, и я поучаствую. (Кивает на свои чемоданы.) В этих двух чемоданах - вещи моей бывшей жены. Я их специально собрал, чтобы раздать бедным. Как там тебя - Серёжа, что ли? Забирай всё. Пусть это будет приданое для твоей невесты.
  Хозяин (Лёше). Воздастся вам за щедрость. Непременно воздастся. (Серёже.) Серёженька, ну что же ты стоишь? За такой подарок нужно господину Бубякину в ножки поклониться.
  Лёша. Да, Серёженька, не стесняйся. Тут все свои.
  
   Серёжа, сжав зубы, исполнил поклон.
  
  Лёша. Молодец. Неси чемоданы невесте. А о моём багаже больше не беспокойся. Зонтик моей супруги я сам принесу.
  
   Серёжа уходит с чемоданами.
  
  Хозяин (засуетившись). Ой, нужно же встретить вашу жену... Она осталась внизу?
  Лёша. Успокойтесь. Сейчас она опустошает магазины. Делает себе свадебные подарки.
  Хозяин. Свадебные? Примите мои поздравления. Я распоряжусь, чтобы в номере поставили цветы.
  Лёша. Можете не торопиться. После магазинов она сразу отправится на морскую прогулку, и будет кататься на яхте до вечера.
  Хозяин. А вы?
  Лёша. Морская болезнь, дружище.
  Хозяин. Надеюсь, вы не будет скучать. (Понизив голос.) В этой гостинице водятся привидения.
  Лёша. Знаю-знаю. Вы рассказывали об этом здесь же два года назад.
  Хозяин. Как быстро летит время. Из никому не известного молодого человека вы превратились в знаменитого журналиста, а о наших привидениях так и не написали.
  Лёша. Хотите заманить сюда туристов?
  Хозяин. Нужно же что-то делать. Сами видите: гостиница в упадке. Вот в этом люксе на моей памяти только вы и жили.
  Лёша. Напрасно надеетесь поправить дела. Все туристы моментально разбегутся, напуганные...
  Хозяин. Привидениями?
  Лёша. Вашим персоналом. Сначала заставьте своих сотрудников нормально работать, а уж потом думайте о рекламной кампании.
  Хозяин. Люди просто устали. Этот номер для вас приводили в порядок всю ночь. Выскабливали и стены и потолок...
  Лёша. Вот только про пол забыли. (Вытаскивает из-под кровати бюстгальтер.)
  Хозяин (изучив находку). Клянусь, утром здесь этого не было. Наверное, обронил кто-нибудь из привидений. Разве не убедительное доказательство того, что они существуют?
  Лёша. (Читает этикетку на бюстгальтере.) "Армани".
  Хозяин. Дамы есть дамы. Даже лишённые тела, они хотят следовать моде... Ну теперь-то вы напишете о наших призраках?
  Лёша. Напишу, когда сам их увижу.
  Хозяин. Увидите. Непременно увидите.
  Лёша. Тогда попросите их принести сюда фрукты и шампанское.
  Хозяин. Шампанское уже охлаждается. Специально для вас.
  Лёша. Спасибо. Сколько с меня?
  Хозяин. Ну что вы. Всё за счёт отеля.
  Лёша. Уговорили.
  
   Хозяин уходит.
  
  Картина 7.
  (Лёша один)
  
  Лёша. (Звонит по телефону). Котёночек! Я ещё жив. Жду тебя в гостинице "Старый замок"... Жена? Она на яхте, бороздит залив. Так что до вечера я - твой... Нет, я твой всегда, но сегодня - только до вечера! (Положил трубку.)
  
   Дверь открывается. На пороге - Юля со столиком-каталкой. На нём - фрукты, шампанское и два бокала.
  
  Картина 8.
  (Лёша и Юля, потом Хозяин)
  
  Юля (не заходя в номер). Это кому тут шампанского захотелось?
  Лёша (робко). Мне.
  Юля. Так забирайте!
  
   Лёша втаскивает каталку в номер. Юля входит следом.
  
  Лёша. Спасибо, вы свободны.
  Юля. Нет, мы заняты. (Прикрыла дверь. Потом улыбнулась самой ядовитой улыбкой.) Как вам здесь отдыхается?
  Лёша. Отдыхается нам здесь неплохо. Только мы не понимаем, чем вызван ваш интерес к этому глубоко личному и даже - в некоторой степени - деликатному вопросу.
  Юля. Наш интерес к этому личному и - как вы совершенно справедливо заметили - деликатному вопросу сугубо профессиональный. Мне велели обеспечить вам особый комфорт, и я его обеспечу. Так обеспечу, что вы запомните это на всю жизнь. Я буду сдувать с вас пылинки. (Берёт со спинки кровати полотенце и скручивает его в жгут.)
  Лёша (глядя на полотенце). Юленька, мы же интеллигентные люди...
  Юля (наступая на него). Кто клялся мне в вечной любви?
  Лёша (отступая). Кто?
  Юля. Сейчас напомню. (Замахивается полотенцем.)
  Лёша. Вспомнил. Я клялся. Но ведь не от хорошей жизни. Ты же сама цеплялась ко мне как пиявка и начинала зудеть: "Скажи, что любишь, скажи, что любишь"... И моменты же выбирала всегда самые неподходящие. Мне бы отдохнуть или фильм посмотреть, а ты - тут как тут. "Ты меня любишь? Ты меня любишь?" А я что - мне не жалко. Под пытками и не в таком признаются. Чего не брякнешь, лишь бы ты отстала. Так что моральных обязательств в этих клятвах - никаких.
  Юля. Ах никаких?! Два года надо мной издевался, а теперь имеешь наглость заявлять, что не любил? Всё, Бубякин, ты допрыгался.
  
   Юля наступает на Лёшу. Он пятится и упирается спиною в шкаф.
  
  Юля (замахивается полотенцем). Именем всех обманутых женщин...
  
   Входит Хозяин.
  
  Хозяин. Юля, тебя ждут в семнадцатом номере... (Замечает сцену у шкафа.) Что здесь творится?
  Юля. Господин Бубякин просили вытереть пыль. (Смахивает пыль со шкафа, потом с господина Бубякина.)
  Лёша. (Хозяину.) Всё в порядке.
  Хозяин (забрав у Юли полотенце). Юля, не задерживайся. (Уходит.)
  Юля (немного успокоившись). Ты зачем приехал?
  Лёша (на секунду задумавшись). Привёз твои вещи.
  Юля. Вещи уже у меня. А ты ещё здесь. Почему?
  Лёша. У меня тут свадебное путешествие.
  Юля. По этой гостинице?
  Лёша. Да.
  Юля. Без жены?
  Лёша. Она будет вечером.
  Юля. А шампанское для кого?
  Лёша. У меня запланирован ряд деловых встреч.
  Юля. С шампанским?
  Лёша. Нет, с водой из-под крана... Юля, я должен подготовиться, набросать некоторые тезисы...
  Юля. Тебе не кажется, что нам нужно поговорить?
  Лёша. О чём? Пожили вместе и разбежались. Так бывает сплошь и рядом. Я тебя никогда не любил. Ты меня - так просто ненавидишь...
  Юля. С чего ты взял?
  Лёша. Вспомни, что вы с Серёжей вытворяли у моего смертного ложа... Кстати, не я от тебя ушёл, я ты бросила меня умирающего.
  Юля. Я ушла, потому что узнала о твоих изменах.
  Лёша. А теперь ты о них забыла? Так я напомню.
  Юля. Теперь я готова тебя простить.
  Лёша. К этому я не готов... Послушай, Юлька, вещи твои я вернул. Отдал бы и всё остальное, но у меня больше ничего нет. (Открывает бумажник и показывает, что в нём - одна-единственная купюра.) Вот видишь, это вся моя наличность. Ключи от квартиры - и те отобрали. Так что торчу я здесь не для того, чтобы тебя расстраивать, а потому, что идти мне некуда.
  Юля. Похоже, что ты не слишком счастлив.
  Лёша. Я жив. И этого достаточно, чтобы не биться головой о стену.
  Юля. От таких девиц, как Марго ты всегда шарахался. Что случилось? Зачем ты с ней связался?
  Лёша. Затем, чтобы десяток журналистов не остался без работы. Затем, чтобы твой чистоплюй-жених мог вернуться в редакцию. Впрочем, если ему нравится - может оставаться здесь. Не хочет ходить за сигаретами и иметь приличную зарплату - пусть за копейки таскает чемоданы. Так ему и передай. Всё. До свидания.
  Юля. Не уйду, пока не пойму, что ты за человек. Имею я право узнать, с кем прожила два года?
  Лёша. С законченным негодяем. Не веришь - спроси у хозяина гостиницы.
  Юля. Тебя сегодня кормили?
  Лёша. Утром разогрел твой супчик.
  Юля. Вкусный?
  Лёша. Угу.
  Юля. Принести что-нибудь поесть?
  Лёша. Юлька, золотая ты моя... Возможно, я перед тобой виноват. И жили мы, наверное, не хуже других. Но так уж получилось, что расстались. И изменить здесь ничего нельзя. Ну просто не судьба.
  Юля. Я пытаюсь понять, что вчера произошло. И не могу.
  Лёша (взглянув на часы). Значит так. Жил-жил. Вроде как и неплохо, но непонятно зачем. Кушал, телевизор смотрел. Что-то там писал. Тоже как будто неплохо, и тоже непонятно зачем. А вчера взял, и задумался: зачем живу? Зачем пишу? Чтобы есть, телевизор смотреть и тебя содержать? Извини, он мне этого мало.
  Юля. А вот мэра в газете ругнуть - в самый раз. И чего ты добился?
  Лёша. Голова болеть перестала. И больше не заболит никогда.
  Юля. Что ж, и то слава Богу. Может быть, нам всё с начала начать? Переедем отсюда, покоришь ещё один город. Помнишь, как мы начинали тогда?
  Лёша. Тебе что - не купили лимонные туфли?
  Юля. Чтоб ты лопнул, мерзавец. (Идёт к двери.)
  Лёша. Юля, постой! (Догнал её и обнял.) Извини. Я уже не хочу покорять города. В этом нет никакого смысла.
  Юля. Вчера, когда мы виделись в последний раз, твои глаз мне что-то кричали. А я так и не поняла что.
  Лёша. Они кричали: "Будь счастлива".
  Юля. Ты это честно?
  Лёша. Честнее некуда.
  Юля. Без тебя я счастливой не стану.
  Лёша. Пойми, что тот Лёша, которого ты знала раньше, умер. Скончался в кругу родных и близких, причём с их же помощью. И вы, и помалкивающие небеса убили всё лучшее, что во мне было. Убили и закопали веру в справедливость, дружбу и тот намёк на светлое чувство, который заменял мне любовь. Словом, всё, что мешало мне наслаждаться жизнью.
  Юля. Лёшенька, мы всё исправим...
  Лёша. Беги отсюда, безумная женщина. С минуты на минуту здесь начнётся оргия, и я не хочу омрачать её убийством.
  Юля. Что здесь начнётся?
  Лёша. Жуткая оргия.
  
   Входит Хозяин.
  
  Хозяин. Юля, в семнадцатом номере тебя уже заждались.
  Юля (Хозяину). Сейчас иду.
  Хозяин. Пожалуйста, поторопись.
  
   Хозяин уходит.
  
  Юля. Не обижайся, Лёшик, но я превращу твою оргию в ад.
  
   Юля уходит.
  
  Лёша (выглянув в коридор, кричит ей вслед). Бойся меня! Я убил свою совесть!
  Юля (кричит из коридора). Пожуй петрушки, а то оргия не получится!
  
  Картина 9.
  (Лёша один)
  
  Лёша (взглянув на часы). Так, свадебное путешествие проходит бездарно. (Звонит по телефону.) Котёночек, ну сколько можно ждать?.. Какие могут быть дела, когда здесь греется шампанское? Бросай всё и лети в мои объятия. Жду. (Положил трубку.)
  
   Звучит гром и гаснет свет.
  
  Лёша. Вы что - обалдели?! (Открывает дверь и, не выходя из номера, кричит в коридор.)
  Ну-ка быстро сюда электрика!
  
   В дверном проёме появляется скелет.
  
  Лёша (отступив назад). О Боже...
  
   Серёжа заносит скелет в номер.
  
  Картина 10.
  (Лёша и Серёжа, потом Дядюшка)
  
  Лёша. Ты что - издеваешься?!
  
   Серёжа ставит скелет посреди комнаты, левым боком к зрителям.
  
  Лёша. Я жду объяснений.
  
   Серёжа щёлкает выключателем. Свет не включается.
  
  Серёжа. Наверное, выбило пробки. (Раздвигает шторы, и в номере светлеет.)
  Лёша (кивая на скелет). Зачем ты притащил эту пакость?
  Серёжа. Твой дядюшка хочет оставить здесь свой багаж.
  Лёша. Вот пусть снимает для этого чучела номер и держит его там.
  Серёжа. Дядюшка сказал, что ты не будешь возражать.
  
   Лёша махнул рукой. Серёжа протянул руку за чаевыми.
  
  Лёша. А это не ко мне.
  
   Серёжа ушёл.
  
  Лёша (разглядывая скелет). Какой антураж для романтической встречи... Ну спасибо тебе, дядюшка!
  
   Серёжа приносит чемодан и включает свет.
  
  Серёжа. Свет исправили. (Протягивает руку за чаевыми.)
  Лёша. А мне и в темноте было неплохо.
  
   Серёжа уходит. Входит Дядюшка.
  
  Лёша (засияв). Дорогой дядюшка!
  Дядюшка (сияя ещё ярче). Дорогой племянник!
  Лёша (в сторону). Старый идиот.
  Дядюшка (в сторону). Молодой болван!
  Лёша (в сторону). Не пустил бы его на порог, если бы не надеялся на наследство.
  Дядюшка (в сторону). Не получит он у меня ни копейки. Всё завещаю медицинскому институту.
  Лёша (кивая на скелет). Дядюшка, где вы взяли эти останки?
  Дядюшка. Это подарок коллег. Его зовут Модест. Как только я узнал, что ты остановился здесь, сразу решил: не буду тратиться на гостиницу и оставлю багаж у тебя. Не возражаешь?
  Лёша (в сторону). Убил бы. (Дядюшке.) Для вас я готов на любые жертвы. (в сторону.) Лишь бы ты упомянул меня в завещании.
  Дядюшка (в сторону). Завещаю ему Модеста. Пусть вспоминает меня и радуется.
  
   Серёжа принёс чемодан, кашлянул и, выжидающе глядя на Дядюшку, протянул руку за чаевыми.
   Дядюшка, шмыгнув носом, кивнул на Лёшу и ушёл.
   Лёша расплатился, и Серёжа ушёл.
  
  Лёша (смотрит на скелет, потом грозит двери кулаком). Ну дядюшка...
  
   Входит Дядюшка. Лёша моментально перестраивается и обнимает его.
  
  Лёша (кивая на скелет). Спасибо. С ним здесь стало как-то уютнее.
  Дядюшка (с чувством). Береги Модеста. Он тебе ещё пригодится. (Уходит.)
  
  Картина 11.
  (Лёша, потом Хозяин)
  
   Лёша снимает пиджак и вешает его на левое плечо скелета. Потом подходит к окну и машет рукой.
  
  Лёша (кричит в окно). До свидания, дорогой дядюшка! (Закрывает шторы.) Глаза бы тебя не видели...
  
   Входит Хозяин. Он без очков. Близорук щурясь, Хозяин подходит к скелету.
  
  Хозяин (скелету). Господин Бубякин, вы не находили мои очки?
  
   Лёша подходит к скелету сзади, берёт его руку и кладёт её Хозяину на плечо.
  
  Лёша. Их утащили привидения.
  Хозяин (радостно, протягивая скелету руку). Так вы поверили в наших призраков??
  
   Лёша суёт ему в ладонь кисть скелета. Сердечное рукопожатие.
  
  Хозяин. Кстати, я уже придумал название для вашей статьи. "Полтергейст в "Старом замке". Нравится?
  Лёша. Очень.
  Хозяин. Тогда садитесь и пишите. Прямо сейчас. Вам же всё равно нечего делать.
  Лёша. Если сюда ещё хоть кто-нибудь войдёт без стука - я напишу о вашей гостинице такое, что от неё будут шарахаться даже любители экстремального отдыха.
  Хозяин. А...
  Лёша. А привидений это тоже касается.
  
   Хозяин уходит. Сразу же без стука входит Серёжа.
  
  Картина 12.
  (Лёша и Серёжа)
  
  
  Лёша. Воспитанные люди иногда стучат.
  Серёжа. И в чужой монастырь со своим уставом не лезут... Говорят, у тебя забрали ключи. (Протягивает Лёше ключи.) Это Юлькины. Они ей уже не нужны.
  Лёша. Какая щедрость. Отдали то, что им не нужно. (Взял ключи.) Благодарить не буду. Не за что.
  
   Серёжа протягивает Лёше деньги.
  
  Лёша. Это за моральный ущерб? Маловато.
  Серёжа. Бери. Ты же остался без копейки. Здесь половина того, что ты нам отдал. Справедливо?
  Лёша. Смотрите, какие благородные люди. Всю жизнь только и делали, что с меня деньги вымогали. Одному премии постоянно давай за то, что создаёт видимость работы. Другой - просто так давай, неизвестно за что. А теперь нате: они, оказывается, хорошие. Не верю! (Смотрит на деньги.) Ладно уж, возьму. (Берёт деньги.) Благодарить всё равно не буду. Недостойны.
  Серёжа. Да больно надо.
  Лёша. В газету вернёшься?
  Серёжа. Что-то не хочется.
  Лёша. Мне тоже не хочется. Но у меня есть обязательства перед коллективом.
  Серёжа (кивая на шампанское). Ох, и трудная же у тебя жизнь.
  Лёша (без интонаций). Пошёл вон.
  
   Серёжа уходит.
  
  Картина 13.
  (Лёша один)
  
  Лёша. Это я ему хорошо сказал. (Снимает галстук и поправляет причёску. Потом заглядывает в шкаф.) Так. Халата, конечно же, нет. (Оставив правую дверцу открытой, звонит по телефону.) Вы всем не даёте халаты, или только мне?.. Да, принесите. И, пожалуйста, побыстрее. (Положив трубку, смотрит на скелет.) Тебя ещё здесь поставили. (Ставит скелет правее шкафа. Так, чтобы открытая правая дверца мешала увидеть скелет входящим в номер. При закрытой дверце скелет должен быть виден с кровати.)
   Лёша (разглядывая стоящие на столике-каталке бокалы). Похоже, в этом веке их ещё не мыли. (Уходит с бокалами в ванную.)
  
   Крадучись, входят Чёрт и Муж Котёночка. Скелет им не виден.
  
  Картина 14.
  (Чёрт и Муж Котёночка)
  
  Муж (шёпотом). Никогда не поверю, что моя жена шастает по гостиницам.
  Чёрт (тоже шёпотом). Тогда зачем ты сюда пришёл?
  Муж (чуть громче). Хочу лишний раз убедиться в том, что я счастливый муж. Имею право?
  Чёрт. Конечно. Иначе ты о своём счастье так и не узнаешь.
  Лёша (из ванной). Котёночек, это ты?!
  Муж (шипит). Котёночек... даже я не позволяю себе давать ей фривольные прозвища.
  Чёрт. Пистолет не забыл?
  Муж (показывает пистолет). Лучший из стартовых. Ни разу осечки не давал.
  Лёша (из ванной). Котёночек! Твой павианчик уже идёт!
  Чёрт (Мужу). Прячься.
  
  Муж пытается залезть под кровать.
  
  Чёрт. Куда?! Там же пыльно. Давай в шкаф.
  
   Муж шмыгнул в шкаф.
  
  Чёрт. Если что - стреляй без предупреждения. (Закрывает шкаф и, подмигнув скелету, уходит.)
  
   Входит Лёша с бокалами.
  
  Картина 15.
  (Муж в шкафу и Лёша)
  
  Лёша. Котёночек!...Странно. Никого нет. Видно, мне послышалось. (Напевая, ставит бокалы на каталку и подвозит её к кровати.) Устроим оргию в духе древних римлян. Будем вкушать яства прямо на ложе.
  
   Дверца шкафа приоткрылась. Муж что-то прошипел и погрозил кулаком. Дверца закрылась.
  
  Лёша (смотрит на шкаф). Мыши, что ли?
  
   Лёша подкрался к шкафу и хорошенько по нему треснул. Дверца шкафа открылась. Муж сидит на корточках, закрыв уши руками. Не замечая его, Лёша возвращается к каталке и раскладывает на ней фрукты. Муж осторожно закрывает дверцу.
  
   Входит Котёночек.
  
  Картина 16.
  (Лёша, Котёночек и Муж в шкафу)
  
   Лёша закрывает дверь на замок и раскрывает объятия. Звучит танго. Исполняя танец, Лёша подводит Котёночка к кровати. Котёночек бросает на кровать шляпку. Лёша темпераментно бросает на кровать Котёночка и нависает над ней, многообещающе рыча. Котёночек смотрит на скелет. Лёша прекращает рычать.
  
  Лёша (обиженно). Нельзя устраивать оргию с умным лицом. Расслабься, или у нас опять ничего не получится.
  Котёночек. Как я могу расслабиться, если на меня глазеет скелет?!
  Лёша. Не обращай внимания. Ему уже всё равно.
  Котёночек. Мне ещё не всё равно.
  
   Лёша хватает скелет и выносит его в коридор. Оттуда визг. Лёша воровато заносит скелет в номер.
  
  Котёночек. Унеси его на балкон.
  
   Лёша уносит скелет на балкон. Слышен визг тормозов, милицейский свисток и звук удара. Лёша, чертыхаясь, заносит скелет в номер.
  
  Котёночек. Спрячь его в шкаф.
  
  Лёша ставит скелет в шкаф. Закрывает дверцу. Открывается другая дверца, и из шкафа вываливается Муж. Без сознания.
  
  Лёша (Котёночку, кивая на Мужа). Твоё?
  Котёночек. Мой муж меня выслеживает. Какая низость!
  
   Стук в дверь.
  
  Лёша (кричит). Сейчас! (Котёночку, кивая на Мужа.) Спрячем его в ванной. Помоги. (Лёша закрывает шкаф, и Мужа уносят в ванную.)
  
   Щёлкает дверной замок. Входит Юля. У неё в руках - халат и связка ключей.
  
  Картина 17.
  (Юля одна)
  
  Юля. Ну сколько можно ждать? Будто у меня нет других дел... (Замечает на кровати дамскую шляпку.) Ну, Бубякин, держись... (Идёт с халатом к шкафу. Открывает его, изучает скелет, потом смотрит на шляпку. ) Ну, Лёшик, сейчас я тебе устрою... (Вскрикивает.) Ах, скелет. Мне дурно! (Аккуратно укладывается на пол и симулирует обморок. Пауза. Встаёт.) Нет, не так. (Берёт с кровати шляпку, бросает её на пол и аккуратно укладывается на шляпку.) Ах! Мне дурно! (Симулирует обморок.)
  
   Входит Лёша.
  
  Картина 18.
  (Лёша и Юля)
  
  Лёша (заметив лежащую на полу Юлю). Нашла время... (Переносит Юлю на кровать. Потом замечает лежащую на полу шляпку.) Юля, прекрати. Я знаю, что ты претворяешься.
  Юля (приподняв голову). Ты меня любишь?
  Лёша. Нет.
  Юля. Тогда мне плохо. (Симулирует обморок.)
  
   Входит Котёночек.
  
  Картина 19.
  (Лёша, Юля и Котёночек)
  
  Котёночек (глядя на Юлю). Чего это она тут разлеглась?
  Лёша. Наверное, испугалась скелета. (Закрывает дверцу шкафа.)
  Котёночек. Очень кстати. Пусть муж подумает, что ты резвился с ней. Он же нас не видел.
  Лёша. Зато слышал.
  Котёночек. В шкафу мог перепутать голоса.
  Муж (стонет в ванной). Котёночек...
  Котёночек. Я задержу его, а ты раздевайся и прыгай к ней в кровать.
  Лёша. Неудобно.
  Котёночек. А разбивать мою семью удобно?
  Муж (стонет в ванной). Котёночек...
  Котёночек. Быстро прыгай в кровать и устраивай оргию!
  Лёша. Я не могу.
  Котёночек. Знаю. Попытайся хоть изобразить разврат.
  
   Котёночек уходит в ванную.
  
  Картина 20.
  (Лёша, Юля, потом Хозяин гостиницы.)
  
   Лёша осторожно садится верхом на Юлю.
  
  Юля. Ой, как интересно...
  Лёша. Предупреждаю: если немедленно не очнёшься - я начну приводить тебя в чувство!
  Юля (делает ему "козу"). Ути-пути.
  Лёша (замахивается для суровой пощёчины). Моё терпение заканчивается!
  
   Юля с интересом смотрит на него. Лёша молитвенно складывает руки.
  
  Лёша. Господи, ну за что?!
  
   Входит Хозяин. Он в очках.
  
  Хозяин. Что вы делаете?!
  Лёша. Привожу её в чувство.
  Хозяин. Нужно дать ей воды. (Идёт к ванной.)
  Лёша. Стоять! (Хозяин замер.) Вода только ухудшит дело.
  Хозяин. А что улучшит?
  Лёша. Шампанское.
  
   Хозяин наливает шампанское. Сначала один бокал, а потом - автоматически - другой. Поднимают бокалы и чокаются.
  
   Входят Котёночек с Мужем.
  
  Картина 21.
  (Те же и Котёночек с Мужем)
  
  Котёночек (Мужу). Ну я же говорила, что здесь жуткая оргия.
  Муж. На троих?
  Котёночек. Ещё не все собрались.
  
   Хозяин плюнул и выскочил из номера.
  
  Муж. А как я сюда попал?
  Котёночек. Мне позвонили из гостиницы. Сказали, что нашли тебя бесчувственного.
  Лёша (язвительно). В шкафу.
  Муж. В шкафу? А что я там делал?
  
   Лёша подходит к Мужу. Юля с интересом следит за дискуссией. Её не замечают.
  
  Лёша. Да, очень хотелось бы узнать, что вы там делали.
  
   Котёночек толкает Лёшу локтем, но поздно: Муж начинает вспоминать.
  
  Муж (Котёночку). Котёночек? (Лёше.) Павианчик?! Оргия?!!
  
   Муж вытаскивает пистолет и целится в Лёшу. Котёночек бьёт Мужа по голове телефонным справочником. Муж падает на пол без сознания.
  
  Лёша. Какие будут предложения?
  Котёночек. Перенесём его на кровать.
  Лёша. Зачем?
  Котёночек. Когда очнётся - застану его в постели с горничной.
  Лёша. И что дальше?
  Котёночек. Устрою такой скандал, что он забудет обо всём на свете.
  Лёша. Не слишком жестоко?
  Котёночек. Нужно же как-то спасать мою семью. А заодно и твою.
  Лёша. Умница.
  
   Мужа укладывают на кровать рядом с Юлей.
  
  Котёночек (глядя на кровать). Не впечатляет.
  Лёша. Да, на оргию не похоже. Лежат слишком целомудренно.
  
   Укладывают Мужа вобнимку с Юлей.
  
  Лёша. Совсем другое дело. Теперь можно звать коридорного.
  Котёночек. Зачем?
  Лёша. Мне испортили свадебное путешествие, я не хочу, чтобы у других было хорошее настроение. (Юле.) Сейчас придёт твой жених.
  
   Юля не реагирует. Котёночек поднимает с пола пистолет и засовывает его Мужу в карман.
  
  Лёша. Зачем? Он же может кого-нибудь убить!
  Котёночек. А если убьют его?
  Лёша. А если он?
  Котёночек. А мы подстрахуемся. (Показывает Лёше телефонный справочник.)
  Лёша (звонит по телефону). Сёрёженька, ну-ка загляни ко мне. Да ни зачем, а просто так. По-дружески. Хочу тебя немного порадовать. (Положил трубку.)
  
   Муж садится на кровати. Котёночек, стоя у него за спиной, замахивается телефонным справочником. Входит Сёрёжа. Его не замечают.
  
  Картина 22.
  (Лёша, Юля, Котёночек, Муж Котёночка и Серёжа)
  
  Муж (держась за голову). Где я?
  
   Котёночек с облегчением вздыхает и опускает справочник.
  
  Лёша. На ложе разврата.
  Муж. А что я тут делаю?
  Лёша. Заездили бедную горничную до потери сознания.
  Серёжа. Когда очнётся - передайте, что у неё больше нет жениха! (Пытается уйти, но Лёша его удерживает.)
  Лёша. Чёрствый, бессердечный человек. Невеста тебя любит...
  Серёжа. Вижу, как она меня любит!
  Лёша. В семейной жизни чего только не бывает. Не веришь мне - так спроси у Котёноч... Тьфу, чёрт. (Котёночку.) Как тебя зовут?
  Котёночек. Мария.
  Лёша. Вот и Мария тебе скажет...
  Муж. Что это, интересно, она может сказать?
  Котёночек. А то, что это похотливое животное (показывает на Мужа) - мой муж. И я его не брошу. Я буду бороться за свою любовь. И ты тоже борись.
  Серёжа. С кем?
  Лёша и Котёночек (хором, показывая на Юлю). С ней!
  Серёжа. Как?
  Лёша. Найди в энциклопедии слово...
  Серёжа. Сам дурак! А она (кивает на Юлю) недостойна моей любви. (Гордо уходит. Сразу же возвращается, забирает у Котёночка телефонный справочник и бьёт им Мужа по голове. Тот падает без сознания. Серёжа отдаёт Котёночку справочник, благодарит её и уходит.)
  
  Картина 23.
  (Лёша, Юля, Котёночек и Муж Котёночка)
  
  Котёночек (взглянув на часы). Ой, мне пора. (подходит к зеркалу, прихорашивается.) Значит так. По-быстрому разъяснишь мужу всю глубину его падения и отправишь домой.
  Лёша. Может быть, сначала привести его в чувство?
  Котёночек. В коридоре я видела аптечку. Там должен быть нашатырный спирт. Только принеси его сам, потому что коридорный - какой-то нервный. Всё. Выходим по очереди. Сначала ты.
  Лёша. Куда это ты торопишься?
  Лёша. Время выгуливать Чаппи!
  
   Лёша уходит.
  
  Котёночек (звонит по телефону). Мой пёсик! Я уже иду!
  
   Юля аплодирует. Котёночек оборачивается. Юля симулирует обморок.
  
   Котёночек уходит. Юля встаёт и начинает прихорашиваться у зеркала.
   Лёша приносит нашатырь.
  
  Картина 24.
  (Лёша, Юля и Муж без сознания.)
  
   Лёша даёт Мужу понюхать нашатырь. Тот приходит в себя.
  
  Муж. Что со мной?
  Лёша (косясь на Юлю). С вами столько всего произошло, что даже не знаю с чего начать... Да вы берите шампанское, не стесняйтесь. Это за счёт заведения.
  
   Взял бокал; проверил, на месте ли пистолет.
  
  Муж. Надеюсь, я никого не убил?
  Лёша. Это единственное, в чём вас нельзя упрекнуть.
  Муж. Расскажите мне всё.
  Юля. Да, Бубякин, расскажи ему всё.
  
   Входит Котёночек.
  
  Картина 25.
  (Те же и Котёночек)
  
  Котёночек. Я забыла шляпку... (Замечает, что Муж пришёл в себя.)
  Муж. А мы тут... (Показывает ей бокал) Вот.
  Котёночек. Тебе рассказали, что здесь произошло?
  Лёша. Ещё нет. Вы уж как-нибудь сами объяснитесь.
  Котёночек. И объяснимся, не переживай.
  Муж. Минуточку. (Допил шампанское.) Теперь рассказывайте.
  Котёночек. Я застигла тебя за чудовищным развратом.
  Муж. Меня? За развратом!? Чудовищным?!! (бросается к телефону и куда-то звонит.) Доктор, ваши таблетки действуют! (Хватает Котёночка на руки.) Дорогая, немедленно домой!
  
   Лёша нахлобучивает на Котёночка шляпку и открывает дверь. Муж уносит Котёночка.
  
  Картина 26.
  (Лёша и Юля)
  
   Юля снимает передник.
  
  Лёша. Что ты хочешь этим сказать?
  Юля. Моя смена закончилась.
  Лёша. Счастливо отдохнуть. (Открывает перед ней дверь.) Спасибо за внимание. Рад был тебя увидеть.
  
   Юля начинает раздеваться. Лёша закрывает дверь. Юля надевает халат.
  
  Юля. Вроде, фасон ничего. Не стыдно будет показаться твоей Марго?
  Лёша. Похоже, пора мирить тебя с женихом. (Снимает телефонную трубку. Юля начинает снимать халат. Лёша положил трубку.)
  Лёша. Я же пытаюсь устроить твою личную жизнь.
  Юля. Спасибо. Ты её уже устроил. Теперь займёмся твоей личной жизнью.
  Лёша. За что?
  Юля. Из благодарности.
  Лёша. Я не хотел...
  Юля. Хотел или нет, но ты действительно сделал мне много добра.
  Лёша. Я не виноват. Ты сама ворвалась в мой номер...
  Юля. А ты ворвался в мою жизнь. Помнишь, как два года назад...
  Лёша. Угораздило же выбрать эту гостиницу.
  Юля. Мне тогда даже жить не хотелось. Дом, работа, назойливые ухаживания чуть трезвых постояльцев... И вдруг ты.
  Лёша. Ну, я-то к тебе не цеплялся.
  Юля. Да, не цеплялся. Ты поступил гораздо коварнее. Взял, и ни с того ни с сего подарил мне цветы.
  Лёша. Я тогда ждал другую, но она не пришла. Не выбрасывать же было букет. Вот и сунул его тебе. Почти как в урну.
  Юля. А я летела домой, как на крыльях. Под дождём, без зонта...
  Лёша. Ты же выклянчила тогда мой зонтик. Между прочим, это был мой любимый. Могла бы вернуть.
  Юля. Я боялась, что ветер сломает цветы. Вот и прижала их к себе двумя руками.
  Лёша. А зонтик? Неужели ты...
  Юля. За меня не волнуйся. Не успела намокнуть. Тот дождь очень быстро прошёл. Всё стало казаться каким-то светлым, чистым. И, отражаясь от мокрой мостовой, в каждом булыжнике мне улыбалось Солнце.
  Лёша. А в лужах плыли облака... Ты всегда всё ставила с ног на голову.
  Юля. Я не спала всю ночь, перешивая старое мамино платье. А ты его даже не заметил.
  Лёша. Ещё как заметил. Ты вошла без стука...
  Юля. Я боялась, что ты скажешь "нельзя".
  Лёша. ... И начала мыть пол. В вечернем платье.
  Юля. А ты забрал у меня швабру и вымыл пол сам.
  Лёша. Чтобы ты не испачкалась. А потом...
  Юля. В тот день я так и не пришла домой.
  Лёша. А всю ночь...
  Юля. Ты рассказывал о своей газете.
  Лёша. Я думал, что тебе интересно.
  Юля. Мне было интересно всё, что связано с тобой... Значит, я всё ставлю с ног на голову, и у нас ничего не было?
  Лёша. Ну не дано мне любить. Не то, что тебя, а вообще. Обошли меня небеса с этим даром... Жили вместе - это было. И хорошего о тебе могу сказать больше, чем плохого. Но не требуй от меня того, что я не в силах дать... пойми, что из всех лишних людей я - самый лишний. И держат меня на том свете только потому, что буду лишним даже в Преисподней.
  Юля. С чего ты взял?
  Лёша. Жил по уму - так совесть грызла. Послушал сердца - вон сколько натворил. Разве мало ты со мной хлебнула горя? Хочешь ещё?
  Юля. Ты мне нужен.
  Лёша. Но только до тех пор, пока живу не так, как я хочу. Собираюсь на рыбалку - ты тащишь к Зинке. По телевизору футбол - тебе охота погулять. И ты меня выгуливаешь. В самых неудобных туфлях... Да я ещё в наш первый общий вечер прекрасно понимал, что мы - не пара.
  Юля. Зачем же ты со мной связался?
  Лёша (немного помолчав). В детстве мне часто снился один и тот же сон. Будто с неба падают птицы. Падают, и разбиваются. Я пытаюсь их подхватывать; бросаюсь к одной, к другой, но всё время не успеваю.
  Юля. И тогда, два года назад...
  Лёша. Ты была похожа на птицу. Красивую и неотвратимо несущуюся к земле. Особенно в этом твоём платье. Вот и сидел с тобой всю ночь, чтобы не шмякнулась. Дальше - следующий вечер. Ты опять притащилась. Уже радостная. Ей, видите ли, призрак любви померещился. Мне бы тогда тебя вежливо выставить, а я пожалел. Вижу: девка из депрессивных. Расстраивать резко нельзя. Снова торчала у меня до утра. Правда, ночь прошла уже более результативно. Потом совсем обнаглела - днём приходить стала. Ладно - думаю - гнать не буду. Узнает меня получше - сама сбежит. Ждал-ждал, а ты всё не уходишь. Что ж - думаю - пусть живёт. С хозяйством справляется, мешает не сильно... Вот тебе, Юля, история нашей совместной жизни без прикрас и фантазий. Поэтому - как говорится - привет жениху.
  Юля. Ты привёз мои вещи в гостиницу.
  
   Лёша молчит, глядя в пол.
  
  Юля. Ты понимаешь, то платье здесь. Оно рядом!
  
   Лёша молчит. Юля идёт к двери.
  
  Лёша. Подожди.
  
   Юля останавливается.
  
  Лёша. Вчера срок моей жизни подошёл к концу. Но я жив. Жив только потому, что заключил сделку.
  Юля. С кем?
  Лёша. Попробуй угадать.
  Юля. С...
  Лёша. Не стоит поминать его лишний раз.
  Юля. Глупые сказки...
  Лёша. Если не веришь, то я тебе могу устроить встречу с этим существом. Хочешь?
  Юля. Нет... Послушай но ведь должны же быть другие силы...
  Лёша. Их нет. Я с Небесами вчера пытался поговорить.
  Юля. И что?
  Лёша. Никто мне не ответил. То ли им дела нет до нас, то ли оттуда все ушли...
  Юля. Вот в это я не верю!
  Лёша. А ты взгляни вокруг. На нашу жизнь взгляни. Сразу поймёшь, кто правит миром.
  Юля. Наверное, ты прав... Послушай, а твоя Марго имеет отношение к этой сделке?
  Лёша. Ещё какое. Если я с ней расстанусь - умру.
  Юля. Ну и что? Побудешь со мной хоть час. Ведь час-то успеешь?
  Лёша. Это будет последний день моей жизни.
  Юля. Тогда пусть он наступит сегодня. Сейчас!
  Лёша. Но зачем?!
  Юля. Ты не видишь, что птица-то падает?!
  Лёша. Я тебя не люблю!
  Юля. Так ты полюби. А не сможешь - так просто побудь со мной рядом.
  Лёша. Юлька, я не хочу умирать!
  Юля. Но ведь птица же падает!!!
  Лёша (подумав). Чертова эгоистка. Надевай своё дурацкое платье!
  Юля. Я... я сейчас. Ты только не уходи. (Выбегает из номера.)
  
   Входят Чёрт и Хозяин. Чёрт ведёт Хозяина за руку.
  
  Картина 27.
  (Лёша, Чёрт и Хозяин)
  
  Чёрт (Лёше). Молодец. Пронзительная сцена. (Хозяину.) Давай... Нет, подожди. (Обнимает Лёшу, сочувственно хлопает его по плечу.) Мужайся. (Хозяину.) Давай!
  Хозяин (Лёше). Ваша супруга ждёт внизу. Она сказала, что вы выезжаете из гостиницы. Просила вас поторопить.
  Лёша (Хозяину). Скажите ей, что...
  Чёрт (зевнул с подвывом). По-моему, я начинаю скучать.
  Лёша (Хозяину). Впрочем, я готов. (Берёт свой зонтик.)
  
  Хозяин берёт Дядюшкины чемоданы
  
   Лёша. Это багаж моего Дядюшки.
  Хозяин. Заберёт его у дежурного.
  
   Все уходят. Сцена некоторое время остаётся пустой. Потом в номер вбегает Юля в платье.
  
  Картина 28.
  (Юля одна)
  
  Юля. Лёша, я в это платье ещё влезаю... (Замечает, что Лёши нет.) А, решил спрятаться. Ну ладно. Лешунчик, раз-два-три-четыре-пять, я иду искать! (Заглядывает в ванную, под кровать, на балкон.) Странно. Не мог же он уйти. (Заглядывает в шкаф, смотрит на скелет.) А, это ты... (Обводит взглядом номер.) Сколько здесь грязи... Придётся долго убирать. Чтобы ни пылинки от него не осталось, не волоска! (Уходит. Пауза. Входят Лёша и Дядюшка.)
  
  Картина 29.
  (Лёша и Дядюшка)
  
  Дядюшка. Мир полон идиотов. Одни освистывают моё выступление. И это в институте, которому я хотел завещать всё своё состояние. Другие (кивает на Лёшу) уходят от очередной жены, и на этом основании отказываются печатать мой доклад в газете.
  Лёша. У меня больше нет газеты.
  Дядюшка. Это ерунда. Газету можно купить. Не одну - так другую.
  Лёша. Мне не нужна газета.
  Дядюшка. Правильно. Тебе нужен журнал. Представляешь, мой доклад - в глянцевом журнале.
  Лёша. Это уж как-нибудь без меня. Я сегодня умру.
  Дядюшка. Опять? Ну ладно, сегодня поумирай, а завтра мы покупаем глянцевый журнал.
  Лёша. Ваш Модест в шкафу.
  Дядюшка (пошёл было к шкафу, но передумал). Да оставь ты себе эту пакость! (Уходит.)
  
   Дверь медленно открывается. Лёша прячется за шкаф. Входит Юля с пылесосом и плеером. Надевает наушники, включает пылесос и приступает к уборке.
  
  Картина 30.
  (Лёша и Юля, потом Чёрт)
  
   Лёша подкрадывается сзади к Юле. Входит Чёрт и выдёргивает шнур пылесоса из розетки. Ничего и никого не замечая, Юля продолжает уборку.
  
  Чёрт (Лёше). Говорят, ты ушёл от Марго.
  Лёша. Говорят.
  Чёрт. Из-за горничной? Ты ж не любишь её.
  Лёша. Но ведь птица же падает.
  Чёрт. Завтра с ней не будет тебя.
  Лёша. Так она же сегодня падает... Дай побыть с ней хоть час.
  Чёрт. У тебя полчаса. (Уходит.)
  
  Картина 31.
  (Лёша и Юля)
  
   Лёша, улыбаясь, смотрит на Юлю. Потом снимает с неё наушника.
  
  Юля (прижавшись к нему). Негодяй, где ты столько ходил?
  Лёша. Эгоистка, у меня всего полчаса.
  Юля. Это целая вечность... (Отстранилась.) А потом?
  Лёша. А потом - тоже вечность. Но уже для меня.
  
   Юля хочет что-то сказать, но Лёша её перебивает.
  
  Лёша. Ты придумала, чем завтра займёшься?
  Юля (пожав плечами). Полы буду мыть.
  Лёша. Если б я не пришёл...
  Юля. То полы бы я больше не мыла. Уже никогда.
  Лёша. Значит, я всё правильно сделал.
  Юля. Ты всегда всё правильно делал.
  Лёша. И вчера?
  Юля. Ну конечно. Ведь иначе бы я не узнала, что ты меня любишь...
  
   Лёша пытается что-то сказать, но Юля его перебивает.
  
  Юля. ... И не вздумай сказать, что это не так.
  Лёша. Может, хоть шампанского тяпнем?
  Юля. Не надо. Ты лучше меня обними и просто побудь со мной рядом.
  
   Обнимаются. Юля смотрит вдаль, а Лёша - на часы. Пауза. Входит Марго с бутылкой Лёшиного коньяка.
  
  Картина 32.
  (Лёша, Юля и Марго. Потом Серёжа.)
  
  Марго (Лёше). Эй, памятник. Я кое-что забыла. Держи свой символ веры.
  Лёша. Бросаешь пить?
  Марго. Ну не с мэром же его глотать.
  
   В номер врывается Серёжа.
  
  Серёжа. Мэра сняли! Только что по радио услышал. И мэра и судью!
  Марго (звонит по мобильному телефону). Пупсик, как дела?.. И яхту отобрали?! Тогда гуд бай. (Прячет телефон.)
  Серёжа (подступает к Марго.) Мэра сняли. Всех сняли... (С нажимом.) Что нужно сделать?
  
   Марго отдаёт Лёше ключи.
  
  Марго. Здесь от квартиры и от кабинета.
  
   Лёша передаёт ключи Юле.
  
  Лёша (Серёже и Марго). Ну дайте же последние минуты побыть вдвоём!
  
   Серёжа и Марго уходят.
  
  Картина 33.
  (Лёша и Юля. Потом Чёрт.)
  
  Лёша (взглянув на часы). Ничего. У нас почти полчаса... Чем займёмся?
  Юля. Не знаю... Может, плеер послушаем?
  
   Слушают плеер.
   Входит Чёрт с портфелем.
  
  Чёрт (Лёше). Обалдуй. Разве так готовятся к вечности?
  Лёша (Чёрту). У меня же ещё осталось время...
  Чёрт. А я не к тебе. (Шагнул к Юле.)
  Лёша. Не смей! (Двинулся к Чёрту.)
  Чёрт. Только не надо рукоприкладства. Я на работе, и исполняю свой служебный долг. (Достаёт из портфеля папку с надписью "Раб Божий Алексей Бубякин") Итак, раб Божий Алексей Бубякин, твоё дело у меня забрали. И я его вручаю... (Отдаёт папку Юле.)
  Лёша. Ангелу-хранителю?! Юлька, ты...
  Чёрт. Она - обыкновенный человек. Видишь ли, ангелов на всех вас не хватает... В общем, я дело передал, а дальше разбирайтесь сами.
  Юля (прижимая папку к груди). И разберёмся!
  Чёрт (Юле). Если что - зови меня.
   Финал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Фролов "Бладхаунд. Играя на инстинктах"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Г.Елена, "Супруги поневоле"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"