Зайцев Константин Александрович: другие произведения.

Fera. Апокалипсис: пособие по выживанию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы расскажем историю о приходе магического апокалипсиса и о том как к нему подготовиться. Представь, что твоя крестная фея оказалась вовсе не доброй волшебницей с крылышками и палочкой, а курящим сигару и пьющим ром чернокожим Владыкой перекрестков, кладбищ и Смерти - самим бароном Самеди. Книга стала финалистом конкурса Миф.Today

FERA. Апокалипсис: пособие по выживанию

 []

Annotation

     Мы расскажем историю о приходе магического апокалипсиса и о том как к нему подготовиться. Представь, что твоя крестная фея оказалась вовсе не доброй волшебницей с крылышками и палочкой, а курящим сигару и пьющим ром чернокожим Владыкой перекрестков, кладбищ и Смерти - самим бароном Самеди.


FERA. Апокалипсис: пособие по выживанию

Пролог

     — Вы ждали этого! Вы хотели это! Поехали! — с пафосом орал толстяк распорядитель с манежа цирковой арены. Зрители поддержали его криками и аплодисментами.
     Нынешняя действительность сильно отличалось от той старой. Сейчас в цирке уже не продавали шарики, и дети не фотографировались с обезьянкой, здесь не сверкали софиты, и веселые клоуны не лили искусственных слез. Вокруг манежа ярко светились монолиты, подобно каменным когтям замыкая защитную сферу. Местная публика в основном состояла из взрослых мужиков, одетых в потрепанную военную форму. Пили они не газировку, а дешевый самогон. Курили тут же. Многое успело измениться за последние годы. Порядки стали жестче, а нравы грубее.
     Изменился мир и миропорядок, но не человеческая суть. Случившийся апокалипсис перекроил быт человека, но был не в силах сломать его природу. Толпа требовала хлеба и зрелищ, и организаторы не собирались их разочаровывать.
     — Сегодня наш вечер открывают новички. Встречайте! В левом углу перспективный свежак из пригорода! Мутант! — На манеж вышел парень лет восемнадцати. Несмотря на возраст, он был крупный. Почти детское лицо смотрелось комично при высоком росте и покатых плечах. Пусть фигура еще не потеряла некую юношескую нескладность, но слабаком паренек не выглядел.
     — Сегодня нам выпал редкий случай. Парень решил вступить в гвардию. Но, наверное, забыл, что абы кого туда не берут, — потешался конферансье. — Что же, милостью Князя ему дадут шанс. Сегодня новичок покажет нам, как правильно пришельцев окучивать! Шкар!
     К краю манежа вывезли клетку с сидящим в ней существом. Оно напоминало человека лишь отчасти, но при этом можно было уверенно сказать, что обладает разумом. Крупная гиеноподобная тварь была лишена растительности на теле, зато имела великолепную гриву, заплетенную в тонкие косицы.
     Передние конечности казались более развитыми и больше напоминали руки, чем лапы — очень крупные когтистые руки. По горбу и частично по правой лапе тянулся причудливый рисунок из шрамов. Ну и, конечно, взгляд. У животного не может быть такого осмысленного и полного злобы взгляда. Черные глаза на вытянутой зубастой морде лучились ненавистью.
     — О, смотри, походу это твой братан, правда, Зверь? — прокричал Саня мне в ухо. Снова над прической моей стебется.
     — Скорее твой, такой же страшный, — беззлобно ругнулся я в ответ.
     — Я красавчик! — безапелляционно заявил Саня.
     Уселись мы с ним в первых рядах, чтобы быть ближе к манежу. Судя по косым взглядам, местному бомонду это не понравилось. Места у самого подиума стоили недешево, и купить их было проблематично.
     Восседали тут в основном сливки местного общества и их окружение. Покупка мест обошлась мне в два рожка патронов и кучу нервов. Пришлось напрячь одного знакомого барыгу, чтобы он подсуетился. Мне бы не продали даже за три рожка. Поэтому плевать, что кого-то не устраивает наш внешний вид.
     Спутать нас с местными было проблематично. Две белые вороны. Мужчины в массе своей носили довоенные костюмы, а женщины платья. В наше время мало кто мог позволить себе такую беспечность. Практичность и удобство — вот что нынче в моде.
     Поэтому наша одежда так выбивалась из общего ансамбля. Костюмы затемненного тактического камуфляжа, щитки, перчатки. А у меня еще и куртка: левый наплечник был изготовлен из медвежьего черепа, а на рукав нашиты амулеты и обереги. Для кого-то это хлам. А для меня все эти колокольчики, черепки, косточки, каменные и металлические пуговицы и статуэтки были очень полезными в профессии инструментами.
     Да и физические кондиции у нас другие. Постоянные походы и тренировки вытопили из тел все лишнее. Вон, тот же Саня до начала всего этого был задохликом. Не то что полным, но около того, и то сильно изменился.
     Теперь рядом со мной сидел молодой мужчина чуть выше среднего роста. Чернявый, правда, на цыгана похож, но это мелочи. Теперь в этом молодом волке уже не узнать того щеголя, что когда-то встретился мне в деревне у деда.
     Да я и сам изменился. Стал крепче, что при моих метр восьмидесяти с хвостиком смотрелось внушительно. Прическу я тоже поменял. Аккуратно выбритые виски и французские косички сменились гривой, в которую вплетены все те же амулеты. Можно было бы и по-другому, но так удобней, да и не так легко теперь найти хорошего парикмахера.
     В общем, среди местной публики мы выделялись даже сильнее белых воронов. Скорее, как два бойцовых пса среди комнатных собачек. И места наши должны были располагаться выше, среди подобных нам вояк. Там початые бутылки переходили из рук в руки. Публика гвалтом и криками требовала прекратить расшаркивание и уже приступить к делу. Люди отдыхали после работы кто как мог.
     Там было веселее, и если бы не дело, мы бы остановились с ними. Лучше уж пить честный самогон с мужиками, чем вино из дорогих бокалов со всякой шушерой. Хотя от него я тоже не откажусь, но после дела.
     Конферансье продолжал свою речь, не обращая внимания на требования скорее приступать. Особо юморные метали на арену помидоры, яблоки и прочие снаряды. Конечно, все это оседало на металлической сетке ограждения. Защитный экран слегка мерцал и вибрировал от редких попаданий, но зрителей это не останавливало. Толпа жаждала зрелищ.
     Уверен, если бы не охрана, в ход пошло бы и что-нибудь помощнее. Огнестрел на время посещения цирка у зрителей забирали, но пустые бутылки и боевая магия вполне могли послужить заменой. Между рядами ходили вооруженные до зубов люди Князя, одним видом успокаивая самых отмороженных. Шутить с Князем и его бойцами было глупой затеей. Толстяк распорядитель тем временем продолжал:
     — Пленный чужак посмел нарушить законы нашего города и за это понесет наказание. Три боя на арене! — хорошо поставленный голос легко перекрывал гвалт арены. Наверняка, тут не обошлось без магии, но видимых артефактов распорядитель не носил, так что, возможно, это его личный талант.
     — Что он хоть сделал? — спросил Саня. Он недавно прибыл в Новосибирск по моей просьбе и еще не был в курсе всех местных новостей.
     — Точно не скажу, лишь краем уха слышал, что порвал кого-то из людей Князя.
     — Да и хрен на них.
     — Не скажи. Князь тут закон, уж лучше так, чем как в первое время.
     — Закон? В гробу я видал такие законы. Да его люди больше беспределят!
     — Нет. Не путай свои личные счеты с делом.
     — Убедил, речистый. Но его люди на востоке нам много крови попили. Даже чуть до крупной войны не дошло.
     — Бывает. Сейчас у каждого, Саня, свои интересы.
     — Народу многовато сегодня, может, кто лишнего сболтнул?
     — Просто большой отряд из похода вернулся. Говорят, притащили нечто серьезное.
     — Ладно, побоку.
     Тем временем распорядитель закончил описывать силы противников и готов был дать отмашку для начала. Шкара выпустили из клетки, лишние люди покинули манеж, и защитные монолиты замкнули прозрачную полусферу вокруг поединщиков.
     Шкар втянул воздух, внимательно оценивая оппонента, и пошел на противника вдоль борта арены, недовольно порыкивая на своем языке. Второй боец резко выдохнул, принимая стойку, но остался на месте, поджидая.
     — Три к одному на шкара, — сказал Саня. — Матерая зверюга, пару раз сталкивался с их десантом, ели ноги уносил. Сейчас эта гиена паренька на лоскуты порвет.
     — Не спеши. В здоровом теле здоровый дух. Я слышал, парень неплох, юное дарование — кинетик.
     — Сильный или тонкий?
     — Сильный. Сам глянь, сколько в нем праны. За раз не меньше тебя, проглота, сможет маны пропустить. Если не дурак и с концентрацией проблем нет, то как кувалдой должен бить. Хотя, пожалуй, ты прав — этот бой возьмет псина. Опыта у нее больше. Вон рисунок видишь, по статусу это сравнимо с нашим боккором или жрецом. — Толком во всей их иерархии я не разбирался, но приходилось повоевать и общее представление об этой расе имел.
     — Дурак парень. Ему бы сейчас напасть и забить чужака ударами, а он сиськи мнет. Ух, сейчас ему туго будет. Чем больше времени у шамана, тем он опасней.
     — Это да. Хотя я никак в толк не возьму, все ваше это шаманство. В чем суть-то? Вот ты, Зверь, можешь мертвого поднять?
     — Ну, теоретически могу.
     — Так ты некромант?
     — Нет. Тут все тоньше и одновременно запутанней… — мои объяснение прервало начало поединка.
     Кинетику все же хватило мозгов на то, чтобы не дожидаться рукопашной. Пусть чужаки и стали последнее время достаточно часто встречаться на матушке Земле, но все же оставались диковинкой. Поэтому легко говорить об уме, когда на тебя не идет человекоподобная гиена.
     Внешний вид пришельцев из других миров разительно контрастен, но большинство почти не отличимы от homo sapiens. Наличие или отсутствие ушей, хвоста, носа, когтей и прочее дряни не в счет. Хотя бывало, попадались и те, кто вообще не имел ничего общего с человеком. Так что паренька можно понять. Зубастая образина в первую очередь пугала и ломала привычные шаблоны.
     Мне разок удалось встретиться с разумными деревьями — неплохие ребята. Но таких пришельцев было очень мало, и в основном они настроены враждебно. Кстати, шкаров еще можно было отнести к нейтралам. То есть туземцы им особо не интересны, если не мешают их планам.
     К чести парня, он смог взять себя в руки. Перекрестившись, взял короткий разбег, сконцентрировал ману и не рядом со шкаром ударил. Сорвавшееся с его рук марево силы было насыщенным и ярким.
     — Охренеть! Ты видел? Это же «Молот Тора»! — Мы оба были просто в шоке. Такой юнец — и такие способности.
     Ему хватило ума не бить в точку. Кинетик увеличил радиус поражения в угоду силе и, как по мне, не прогадал. Удар получился слабее, чем мог бы, но и увернуться от него почти невозможно. По логике, после такого все сто с лишним килограмм шкара должны были воспарить над землей, а потом основательно приложится о защитный купол. Как кинетик парень оказался действительно силен и концентрацией владел на приличном уровне. Третий, а то и четвертый ранг по классификаци — редкость даже сейчас.
     Хотя это и не избавило его от побочных явлений применения магического дара. Чем больше силы, маны ты пропускаешь в единицу времени, тем больше тратишь праны, жизненной силы. Внешняя энергия — мана — очень плохо уживается с внутренней, праной. Лопнувшие капилляры в глазах и пошедшая из уха кровь — это еще малая плата за оперирование таким объемом силы, что сейчас использовал кинетик.
     Вот только чужак ожидаемо оказался непрост, он не собирался подставляться под удар. Шкар вонзил когтистые лапы себе в грудь, рассек толстую синеватую кожу и тут же выбросил их вперед, одновременно припадая к полу манежа.
     Капли бледно-красной крови еще в полете рассеялись облаком и встали на пути кинетического удара. Атака кинетика пробила защиту шкара и даже слегка приласкала самого чужака, но совсем не с тем эффектом, который должен был пройти. Чужак плотно припал к полу и пропустил большую часть волны над собой. Острые когти вцепились в пол манежа, но даже так его протащило добрую пару метров. Если бы парень не был так силен, то уже лежал бы мертвым. Так как он ожидал совершенно другого результата.
     — Вот-вот-вот, — вскричал на ухо Саня. — Я про это говорил, магия крови?
     — Не совсем, это плата духам за защиту.
     «Что?» — хотел возмутиться напарник, но бой продолжился.
     Секундная заминка стоила кинетику потери инициативы. Шкар, до этого прижатый к полу, успел сунуть в пасть одну из своих косиц с какой-то мелкой побрякушкой на конце. Движением мощных челюстей перемолол ее и выплюнул небольшое белое облачко в сторону кинетика. Затем резко рванул с места, сокращая дистанцию.
     Спасла парня от смерти хорошая выучка. Все же кто-то целенаправленно, пусть и однобоко, но занимался его подготовкой. Парень прикрылся щитом от облака, но то спокойно прошло через барьер. Боец на секунду зажмурился, однако ничего не случилось.
     Тут бы все и закончилось, но он встретил кинувшегося на него шкара отличной двоечкой. Усиленной его способностями и прямо в морду. Чужак в последний момент успел убрать мягкий нос из-под удара, но досталось ему все же неплохо. Он поплыл.
     На арене казалось, что парень полностью доминирует в бою, удар шел за ударом, а шкар только защищался, стараясь сливать особо мощные удары. Публика ревела от удовольствия: смотреть, как наш лупит ненашего, было приятно всем. Лапы шкара обильно кровоточили, и он постоянно отступал по кругу.
     — Нет, это не магия крови, это плата лоа — духам — за помощь. Тут пойми, если тебе надо быстро, много и сразу, то заплатить придется немало. Тот же шкар сейчас потратил прану и, пожалуй, ничуть не меньше, чем кинетик. Не знал, с кем будет драться, вот и изобретал на ходу.
     — Ты тоже так можешь?
     — Могу, только не буду. Во мне столько жизненной силы нет, я вешу семьдесят, а не сто двадцать килограмм, как эта гиена. Я после такого фокуса пару дней валяться буду. Зато у меня контрактов больше.
     — Чего? — в который раз вопрошал Саня.
     — Не «чего», а «кого». Лоа, я же не просто так с собой все это ношу, — сказал и одновременно указал на свои амулеты. — Это все мои контракты и инструменты, а вот без них придется платить чистой силой и очень дорого.
     — Демонология?
     — Нет.
     — Запутал. Дай своей отравы. — Саня протянул руку, требуя мою флагу. Для хорошего человека не жалко. Трофейная серебряная фляжка перекочевала в его руку.
     — Как ты эту дрянь пьешь? — сделав глубокий глоток, он закашлялся.
     — Легко. Самогон хорошей очистки. Дубовый экстракт, набор из семи перцев и трав согревают душу и тело.
     — Да ты блин ходячий рекламный проспект.
     — Хана котенку.
     — Ты про что? — вопросительно глянул на меня напарник.
     — Смотри, началось. Шкар свое дело сделал.
     Чужак действительно перешел в наступление. Удары кинетика с момента прямого контакта потеряли свою убойность и теперь мало отличались от обычных, пусть и хорошо поставленных. Всего лишь грубые физические удары, которые более тяжелый и живучий противник игнорирует. Уж очень разные весовые категории.
     Шкар начал огрызаться короткими атаками в ответ, и пусть пока они не достигали цели, но чувствовалось, что так будет недолго.
     — Это то, о чем я думаю? Магия иллюзий?
     — Нет, — в который раз пришлось объяснять. У Сани любознательности на двоих хватит. Только непонятно, зачем ему, все равно сам не сможет. Он силен, но способности узкоспециализированы. — Ты видел, как он погремушку сломал и облако на кинетика наслал?
     — Мало того, я полгода назад, такое на себе испытал. Мысли путаются, руки свинцом наливаются. Какая-то разновидность проклятий?
     — Можно сказать и так, — на этот раз согласился я. — Он на него духов натравил. Они атакуют ментальное и энергетическое тело. Обычному человеку, если целитель не поможет, точно хана. У одаренного гораздо больше шансов выжить и выжечь духов своей энергетикой.
     А положение паренька все ухудшалось. Легкая белесая дымка окутала силуэт кинетика, из-за чего казалась, будто тот надышался какой-то дряни. Он не вовремя дергался, с опозданием блокируя атаки чужака. Движение потеряли былую скорость и сейчас напоминали нечто из разряда «пьяный мастер».
     Пусть тело начало подводить кинетика, но ему все же хватило концентрации возвести динамический щит. Хотя это только оттягивало конец.
     — Кстати, с тобой этот фокус сработал бы хуже, — решил я просветить Саню, все равно спросит. — Сильный источник, особенно при большом объеме прокачанной силы, обжигает лоа.
     — Ну так я потомственный! — гордо заявил тот.
     — Лоа говорят, что в тебе течет древняя кровь.
     — А что они еще говорят? И как давно ты общаешься с невидимыми друзьями? — в голос заржал напарник.
     Я лишь хмыкнул. Понимаю, что он беззлобно стебется. Собственно, понятно почему. Мне тоже не доставляло удовольствия смотреть на этот поединок с почти предсказуемым результатом. Паренек — труп.
     Еще минуту ему удавалось держать динамический щит, но концентрация все больше падала, и парень прибег к последнему резерву. Частично стряхнул с себя «опьянение» и закутался в сферу из чистой силы.
     — Н-да… — грустно вздохнул Саня.
     Подобный фокус дорого обошелся юному кинетику. Человеческое тело не приспособлено к таким объемам враждебной энергии мира, насколько бы молодым и здоровым оно ни было. Кровь уже текла из ушей, носа и даже глаз.
     — Может? — взглянул на меня Саня.
     — Нет. Спалят и по головке не погладят. Мы сюда пришли не для этого.
     Как же мне хотелось сейчас вмешиваться, но нельзя. Нельзя позволить гневу взять над собой верх, только контролируемая ярость и холодный расчет.
     — Сучья жизнь… — только и успел сказать Саня. В этот момент наступила развязка.
     Когтистая лапа шкара выстрелила как катапульта, ударила в сферу и откинула кинетика на несколько шагов. И тут же вой гиены резанул по ушам.
     По телу чужака пробежали синие всполохи, а когти на лапах окутало иномирное пламя. Казалось, будто они стали длиннее сантиметров на десять.
     Шкар резко ударил обеими лапами, словно пытаясь обнять парня. Кинетик вновь попробовал ударить навстречу, но это был финал. Ему не хватило сил. Чужак даже не думал о защите.
     Рванул вперед, с удара загоняя свою когтистую пятерню куда-то под ребра. Дернул на себя и второй лапой ударил в живот. Мог убить легко, но, нет, решил поиграться. Удерживая жертву, он повторял одно и тоже действие: вонзить-выдернуть, вонзить-выдернуть.
     Сжимая умирающего парнишку за шею, шкар начал поворачиваться с ним, показывая, что тот полностью в его власти. От каждого движения кровь летела во все стороны, а на морде чужака сиял довольный оскал. Теперь от свободы его отделяли всего две победы на арене.
     — Убей! Убей! Оторви ему башку! — крики толпы заставляли меня морщится. Ненавижу!
     Шкар ударил — и кровь фонтаном хлынула из порванной шеи парня. Зверь облизнул когти и с вывозов посмотрел на распорядителя. Повтор приема полностью отделил голову несчастного от тела.
     Что ж, парню не повезло, а победа была близко. Ему бы годик другой потренироваться и потом выходить на арену.
     На душе было гадко. Я молча отхлебнул из фляги и протянул напарнику. Тот, так же без слов, принял и приложился к горлышку на два длинных глотка.
     — Осторожней, не налегай.
     — Да знаю я.
     Защитный купол не вовремя начал опускаться, и передние ряды окропила кровь. Отчего там началось оживление. Миленькая девочка подросток с подозрительно расширенными зрачками побледнела, но во взгляде читался скорее не страх, а лихорадочный восторг. Похоже, ей понравилось.
     Что ж, эти люди уже забыли прежний мир. Убийства ради убийства в них не вызывают явного отторжения. В отличие от старшего поколения. Ее отец, а быть может, покровитель лишь пренебрежительно протер платком лицо.
     Хотя, наверное, гуманность не зависела от возраста. Одна дама пожилых лет, на которую вылилась почти чашка крови проигравшего, с аппетитом облизывала пальцы и с вожделением смотрела на победителя. Какая ей разница, что на глазах умер отличный парень, а победитель не имеет никакого отношение к человеческому виду? Главное, это будоражит кровь.
     Князь обладал странными вкусами, и половину его приближенных я бы придушил собственноручно. Но эти люди были ему чем-то полезны, поэтому жили. Такие не все, но они были, и от этого у меня в ярости сводило челюсти. Ничего, скоро их станет на одного меньше.
     Аплодисменты не смолкали. Победил чужак, но бой был красив. Ну а то, что умер парень. Кому какое дело? Хотя взгляды некоторых рейдеров не сулили пришельцу ничего хорошего. Особенно выделялись лица шести суровых бородатых мужиков в черных хламидах, носящих крупные стальные кресты навыпуск.
     — Ты видел, как смотрела команда Расстриги на псину?
     — Видел, похоже, мальчишка из них. Если чужак сможет пережить оставшиеся два боя, то бежать из города ему придется быстро. Очень быстро.
     — Готов? — спросил Саня.
     — Подожди, еще не время, в конце.
     — Ну смотри, дело твое, но часики-то тикают.
     — Ты все сделал.
     — Делов-то. Не обязательно меня было вызывать, мог бы кого и попроще для этого дела найти. Хотя давно не виделись, и рад был приехать.
     Я лишь кивнул. Сегодня одной тварью станет меньше. Пепел, он же левая рука Князя, тварь редкая, но маг очень сильный. И поэтому я позвал Саню. Он первоклассный теневик, приехал по моей просьбе, и все ради того чтобы уравнять шансы в бою с этим магом.
     Он подсыпал тому сильного седативного препарата и проконтролировал прием. По-простому успокоительное. Схема рабочая. Это не яд и не магия, его не определишь. Действие простое, противник будет «подтупливать на поворотах». Почти незаметно, зато даст мне лишние секунды.
     Да прием грязный, но Пепел очень силен, а умирать мне не хочется. Бой будет сложный, это и так понятно. Да и последствия неприятны. Князь за своего дворового мага нас по головке не погладит. Но это единственный шанс его грохнуть, если я убью мага в спину, мне точно не жить. Князь — сильнейший из известных мне некромантов — поднимет и все узнает.
     Бой на арене — хоть какой-то вариант мести. Эта тварь должна сдохнуть. Она ответит за свои злодеяния. Мучения Пики и смерть парней я не прощу.
     Пепел был одним из основателей местного миропорядка. Одним из ближников Князя, нынешнего правителя Новосибирска. Из той информации, что мне удалось собрать, получалось, что этот мудак в старом мире работал простым учителем ОБЖ. Затем открыл свою секцию и преподавал какую-то смесь из рукопашного боя и всевозможных тайных практик. В общем, запутанная биография.
     Неизвестно, что послужило толчком. Но развился до нынешнего уровня силы он достаточно быстро, став одним из сильнейших магов огня. За что и был замечен Князем.
     С самим Князем ситуация еще более мутная, там только слухи. Ранее он был то ли бизнесменом, то ли мелким политиком, а может, и тем, и другим одновременно. Но когда старый мир рухнул, открыл в себе талант некроманта и смог быстро его развить.
     Насколько известно, он один из первых, кто смог перешагнуть через смерть. В старых компьютерных игрушках таких тварей называли «личами». Вот и Князь являлся таковым, хотя и выглядел как живой человек, что называется, во плоти.
     Вот только не каждый «живой» может пережить череду покушений: пулю в лоб, очередь в упор из АКМ, а пуля калибра 7,62 — это вам не шутка. А ведь был еще взорванный автомобиль и несколько подобных эпизодов. Свидетелей «кончин» нынешнего главы города было много, так что предположение о его «бессмертии» базируются на доказательствах.
     Да я и сам могу его сейчас наблюдать. Вот он сидит в своей ложе, прямо над аркой входа. Там, где в старые времена размещался цирковой оркестр. Цветной балдахин скрывал то, что происходило внутри от большинства зрителей. Но я специально выбрал именно эти места, отсюда все прекрасно видно.
     Черная хламида и костяная маска скрывали фигуру и лицо, в прикрытых глазах горело зеленое пламя силы. Несмотря на это, я могу многое про него рассказать, но не сейчас. Сегодня меня интересует его помощник. По левую руку от трона стоял Пепел. Высокая, пожалуй, под два метра ростом, грушевидная фигура, лысина, аккуратно спрятанная за клочками каштановых волос, и одутловатое лицо.
     Этакий молодящийся дяденька. Хотя это не главное, от человека не зависит, каким сложением наделит его природа. Раздражал в нем липкий взгляд сальных глазок из-под совиных бровей. Ну и, слава опережала его самого: извращенец и садист. Правда, очень полезный для города «извращенец и садист». Видимо, поэтому Князь прощает ему мелкие недостатки.
     Почему так происходит? Как человек, имеющий столько власти, может обладать таким количеством пороков? Хотя такое случалось и раньше. Подобные ему работали где угодно: от милиции до судов. Но то раньше. Сейчас же за свои поступки можно ответить. И спросит не купленный с потрохами прокурор, а родственники и друзья жертвы.
     Вот только это не слезливый романтический опус. В реальной жизни подонок не обязан быть слабаком и нюней. Пепел — могущественный маг огня, способный в одиночку уничтожать целые группы противников. Бросить ему вызов хватит смелости не у каждого.
     Но, пожалуй, стоит рассказать с самого начала...
     Наша с Саней встреча произошла давно, еще до всего этого. Пафосное выражение на «заре мира» тут неуместно, зато подойдет не менее пафосное «на его закате». Встретились мы в то время, когда мир вокруг еще не превратился в ад.
     Там меня звали Виктор Сергеевич Строкин по прозвищу Fera, что в переводе с португальского «зверь». Прозвище мне дал Серпенто, мастер капоэйры, который обучал меня более восьми лет. Это не придурь, просто так положено по традиции, но об этом позже.
     Приехал я в поселок Верхние Кичи, что находился на юге Кемеровской области, с четко определенной целью. Проведать основателя династии Строкиных — Валерия Никифоровича Строкина, моего деда. Пожилого, но еще крепкого сибирского мужика, который наотрез отказался покидать родные края в угоду «детской прихоти», как он это называл.
     Дети и уже повзрослевшие внуки наперебой искали аргументы, чтобы перевезти вдовца в город. Каюсь, была в этом личная корысть, постоянный маршрут Новосибирск — Верхние Кичи то еще удовольствие. Полтыщи километров в одну сторону.
     Поэтому на очередном семейном совете решили, что переезду быть. Выполнять семейное постановление было поручено, конечно же, мне — младшему из внуков. С этой почетной миссией я и отбыл.
     Дед встретил, как и полагается, с хлебом и солью. Вот только принимать решение семейного совета патриарх отказался напрочь. Осада так осада, решил старый охотник и перешел на военное положение. Отступать мне было некуда, и вообще, в эту игру можно играть вдвоем. Так и повелось.

Последний вечер

     
      Волна стихийных бедствий прокатилась по всему миру.
      Растет число пострадавших от наводнения в Европе.
      В Германии мужчина упал в бурлящую реку
      и не смог выбраться, его не нашли до сих пор.
      Борются с нашествием воды и в Южной Америке — в Аргентине.
      На Израиль обрушились сразу несколько напастей: от песчаных бурь до торнадо,
      которое для этих мест явление уникальное.
      Новостные каналы
     
     — Доброго, дед. Не передумал? — умышленно бодро произнес я, вытираясь полотенцем. Утренняя разминка и водные процедуры были закончены. Банный день — пятница, а в остальное время приходилось довольствоваться холодной водой. Вот вечером и затоплю, а там будет чай, жарко натопленная парная, душистый веник и душевные разговоры обо всем на свете.
     — Доброго, Витя. Нет, не передумал. — Злится на мои подначки по поводу переезда в город дед уже перестал и с удовольствием принял правила игры. Жизнь вошла в простой и приятный график.
     С утра я занимался под его бдительным присмотром. Бывший офицер погранвойск, а ныне пенсионер беззлобно комментировал и пытался поддеть. Разозлиться — значило проиграть, поэтому приходилось терпеть.
     Я давно подсел на капоэйру режиональ. Ту самую Capoeira, бразильское боевое искусство, совмещающие в себе элементы танца. Привык, когда ее называют «танцем» и «не мужским» спортом, относился к этому со спокойствием растамана. Капоэйра действительно танец, а вот мужской или нет, зависит только от исполнителя.
     — Так чего твоя эта пуэргена говорит?
     — Капоэйра, дед. Пуэр — это чай, а пурген — слабительное.
     — Вот и я говорю, что нельзя было, как все, самбо или боксом заняться?
     — Так я же пробовал, не мое. — Разговаривать, выполняя стойку на руках, было неудобно, но энергия бурлила в теле и требовала выхода. — В боксе нет того ритма, нет музыки, которая поглощает тебя и ведет вперед. Ну, а если по делу, то танцора может обидеть каждый, а вот боксера нет — боксеры молодцы. Только ведь и танцы бывают разные.
     Из стойки выйти в martello cruzado без разгона было сложно, но это я освоил еще на прошлом поясе или, как он называется в капе, корде. Прыжок с разворота и боковой удар ногой ломают стоящую рядом жердь пополам.
     — Ладно, убедил: сила в тебе есть, а вот ума нету. Такую полезную в хозяйстве вещь сломал. Я ей шифер сползающий правил. — Блин, вот тут он меня уел, в попытке прихвастнуть реально не подумал о последствиях.
     — Скучно, дед, что хорошего в боксе? Три удара? Да, когда за год бойца подготовить надо, бокс оптимален. Но тот, кто не бьет ногами, не использует захваты и заломы, в бою без правил будет мясом. А самбо — штука классная, но против нескольких противников слабо работает.
     — Эх, ладно, дело твое, главное, не дури.
     После тренировки мы завтракали и занимались домашними делами. Мало ли работы найдется молодому и сильному парню под надзором опытного и мудрого руководителя? Много. А тут такая сила без дела пропадает, так что ремонт неизбежен.
     В обед вдвоем шли на прогулку или охоту. Дед был знатным охотником и с удовольствием рассказывал обо всех тонкостях этого искусства. Передавал знания и опыт потомкам, а иногда просто травил забавные байки из своей биографии. По взаимной молчаливой договоренности все подначки и серьезные разговоры переносились на вечер.
     Тогда, когда стол был накрыт, печь натоплена и ароматный чай с таежными травами грел руки и души, начинались долгие беседы. Я рассказывал о своей жизни и родне, мягко намекая, что он может увидеть все это сам. Дед же сидел, не спеша пил свой чай и с веселой искрой в выцветших от возраста глазах приводил контраргументы.
     Это было хорошее время. Я оказался достаточно тактичен и, как мне казалось, хитер. Деду же просто было приятно находиться в компании. После того как четыре года назад умерла бабушка, он стал жить один. И я уже не раз замечал, как старик периодически обращается к кому-то невидимому. Наверняка, с ней разговаривает. Жить одному в глухой деревне — то еще испытание для психики, особенно в его возрасте.
     Старый радиоприемник шелестел фоном на окне, а мы вели неспешные разговоры.
     — И вот чаво я в этом вашем городе делоть-то буду, ась?
     — Дед, не переигрывай. Там ведь действительно тебя ждут.
     — Ладно-ладно. Ну в самом деле, Виктор, вот что я там забыл? — ухмыльнувшись очередной раз, патриарх перестал коверкать речь.
     — Тебя там ждут, дед. Вот чего ты тут один сидишь? Там родня, удобства. Не спорю, тут красиво, свежий воздух, охота и все такое. Но семье ты нужен, а добираться сюда не так уж просто.
     — Витя, да пойми ты, тут я занят делом, а в городе что? Сидеть в четырех стенах и смотреть зомбоящик?
     — Разве ты не найдешь, чем заняться?
     — Внучок, не готов я ехать в город, всю жизнь по заставам мотался. Привык, что людей вокруг мало. Пойми и меня, поздно уже привычки менять. А то, что старика не забываете, это вы молодцы. Ладно, хватит спорить, баня натоплена, пора отдать дань хорошему парку.
     — Пошли, дед.
     Тот, кто не был в хорошей хвойной бане, жизни не знает. Пусть европейцы считают эту традицию дикостью, но когда ты меняешь березовый, полынный и хвойный веники по кругу. Затем прямо из парилки ныряешь в заводь. Потом опрокидываешь ковшик домашнего кваску и снова в парилку, вот тогда ты и понимаешь всю прелесть русской бани.
     — Хорошо-то как. Ну что, внучок, по пятьдесят моего фирменного для начала? Или ты у нас за ЗОЖ? — старик ухмыльнулся.
     — А давай.
     Шум автомобильных шин разорвал тишину вечера. Было слышно, как вынырнувший с основной дороги автомобиль сильно подскакивал на ухабах — подвеска жалостливо скрипела.
     — Ишь как мчится, — прокомментировал старик появление машины.
     — Это кто так гоняет?
     — Неместный.
     — А что забыл?
     — А кто ж его знает? Но куда едет догадаться нетрудно, такой транспорт у нас не в чести. А значит, к Анне гости.
     — Это кто?
     — Да знахарка местная. Сама родом из наших, да вот жила где-то, а лет пять назад, как бабка ее умерла, так сюда и перебралась. Народу и техники нагнала, дом отремонтировала. Я как-то по старой памяти заглянул в гости — хорошо живет.
     — Знахарка?
     — Да, ведьма. В смысле, не потому, что страшная, а потому что ведьма всамделишная. Ее род колдовской тут издавна проживает. Считай в надцатом поколении ведьмы да колдуны. Да ты, кстати, и сам их знаешь, коли помнишь. Санька, чернявый такой, по малолетству бегали играли.
     — Так… что-то смутное.
     — Ну, по детству было, — сказал дед.
     Жареная картошка с белыми грибами была заправлена домашней сметаной, а вслед за ней на столе появилась запотевшая бутылка из подпола.
     — Мой особый, на таежных травах.
     — А секрет откроешь?
     — Батьке твоему не открыл, думаешь, тебе открою? — с хитрым прищуром промолвил старый охотник.
     — А я-то тебе чем плох?
     — Вроде всем пригож, да вот прическа и привычки у тебя странные.
     — И чего? Умная голова она с любой прической умная, а дурак хоть налысо подстрижется, умней не станет.
     — И то правда. Говоришь, секцию свою открыл, да народ этой своей капоэйре учишь?
     — Да, открыл. Первый мой набор, пока в зале ремонт делают, вот решил к тебе в гости заскочить. Да и я там так, на подхвате, в основном бразилец ведет. А вот зал мой, все вбухал туда, еще и банку должен остался.
     — Небось деньги большие заколачиваешь?
     — Да куда там?! В кредитах по уши, он мне еще ни копейки не принес, вот только ремонт делаем. Если бы не работа, то давно бы по миру пошел. Я свое обучение еще не закончил. Наставник решил переехать, а дорабатывать нескольких ребят мне оставил.
     — Дела… Иж ты, тренер, — вновь улыбнулся дед. — Вот тебе и дела.
     В этот момент старик отвлекся на очередную фразу из радиоприемника, который весь вечер работал фоном, но сейчас смог привлечь слушателя. Дед подкрутил громкость.
     — А я повторяю, что сегодня у нас в студии Виктор Сергеевич Лац. Ученый климатолог, кандидат физико-математических наук и просто замечательный человек, — проговорил чуть потрескивающий голос. — Виктор Сергеевич, так вы говорили, что все те изменения, что происходят с климатом: аномально теплая погода, осадки, — никоим образом не имеют научного обоснования?
     — Да, Константин. Именно это я и сказал. Попробуйте понять меня правильно, я ученый, пусть и не светило мировой науки, но веду ряд интересных исследований по своей специальности. И то, что мы наблюдаем сейчас, не укладывается ни в какие научные рамки. Можно объяснить неожиданное потепление антициклонами или повышенной солнечной активностью, но тут мы с вами наблюдаем лишь следствие, но не видим причины. Ни один из научных подходов просто не способен объяснить происходящее.
     — Подождите-подождите, то есть вы хотите сказать, что творится какая-то чертовщина?
     — Ну, это сказано очень громко, научное сообщество пока не сдается, но те статистические данные, что сейчас есть в нашем распоряжении, не позволяют сделать однозначных выводов. Не надо приплетать чертей и дьявола, а также ангелов и бога. Просто сейчас мы столкнулись с очень необычным явлением, причину которого пока понять не можем.
     — Многие из наших слушателей с вами не согласятся. Волна стихийных бедствий, прокатившись вчера по планете, будоражит население Земли. И пусть жертвы подобных явлений невелики, но их масштаб поражает. В чем может быть причина, мы стали свидетелями применения какого-то сверхмощного оружия?
     — Что ж, это одна из возможных гипотез, но все мировые державы заявили о своей непричастности к подобным экспериментам. Думается, причина кроется в другом. В частности, перед самим скачком было зафиксирован мощный всплеск во всех диапазонах излучения. От магнитного поля до радиоволн. На секунды пропала вся связь, и уже только потом пошла цепная реакция. Наводнение в Китае, России и Европе, ряд толчков по всем горным системам мира: от Гималаев до Кордильер. Ураганные ветра и смерчи на территории Америки и в акватории Тихого океана. Тектоническая...
     Я дотянулся и выключил радио.
     — Дед, да ну их, опять мир трясет, а нам-то что с этого?
     — Да не скажи, Вить, у нас ведь тоже трясло. Горы наши старые, так что несильно, но было.
     Вечерний разговор плавно перетек с бытовых тем на философские. Нам двоим было о чем поговорить. Казалось, что с каждой пройденной секундой что-то незаметно меняется в мире. Еще никто не понимал сути этих изменений, но каждый чувствовал, спокойные времена уходят безвозвратно.
     

Странные сны

      Россия. Якутия.
      Аварийное отключение линии «Л–104 ВЛ–110кВ Сунтар – Нюрба»,
      протяженностью 397 км.
      Причиной явилось обрушение опоры линии электропередачи.
      Новостные каналы
     
     Сон пришел неожиданно и очень ярко. Еще секунду назад разомлевшее от вечернего отдыха тело раскинулось на кровати, и буквально через мгновение картина изменилась. Недавняя нега сменилась собранностью, а тело налилось силой и энергией.
     Влажный белесый туман закрывал все вокруг. Очертания предметов терялись в повисшей дымке, не позволяя понять местоположение. Но что-то заставляло двигаться вперед, словно стрелка компаса ориентировалась не на север, а на магнит. У меня была цель. Еще непонятная и неопределенная, но в этом полусне полуяви она, определенно, была.
     Сам не понимал, как оказался на улице. Больше всего пугала мертвенная тишина: ни мычания домашней скотины, ни пустозвона собак. Шаг за шагом ноги вели меня дальше, а все вокруг оставалось таким же тихим, спокойным и молчаливым.
     Легкий шум на самой грани слышимости, возникший буквально секунду назад, с каждым шагом становился все громче и громче. В нем слышались знакомые нотки. Голос ритуального барабана — атабаки — звал именно меня.
     Он говорил: «Идем, брат, идем. Ты нужен нам, пора начать игру. Время играть, время показать, чего ты стоишь». Я двигался за этим ритмом, словно в трансе. Неожиданно он ускорился, а туман исчез.
     И вот я оказался на старом деревенском кладбище. Кресты, проржавевшие и поваленные оградки соседствовали с памятниками из гранита и металлическими конусами со звездой на вершине, дань красной армии «что всех на свете сильнее».
     — Долго ходишь, крестник, — глубокий грудной голос вывел меня из равновесия. На земле, где крайне смутно угадывалась осевшая от времени могила, сидел мужчина. Темно-фиолетовый классический костюм на голое тело, цилиндр, украшенный черепом, и трость с рукоятью в виде закрытого гроба. Все это серьезно выбивалось из облика обычного деревенского кладбища в глубинке Сибири. — Иди сюда, парень.
     Как не охренеть, когда тебя на кладбище Богом забытой сибирской деревни зовет крестником негр с нарисованным на лице белой краской черепом? Мой ответ прост — никак. Но раз это сон, отчего бы и не подойти?
     — Что молчишь, крестник? Вижу, удивлен. Но куда деваться, холодно тут у вас, пока доберешься, продрогнешь. Глотнешь? — попыхивая ароматной сигарой, негр протянул флягу, выдолбленную из сушеной тыквы, в которой явно что-то плескалось.
     — А давай. — Это всего лишь сон, пусть и очень реалистичный, но чего бояться? Значит, проснуться можно в любой момент. Протянув руку, взял тыкву и сделал большой глоток, тут же закашлявшись.
     — Твою мать! Что за ад там?
     — Лучший ром, настоянный на перце, малыш. А теперь к делу, — веселый голос негра резко стал холодным и жестким, словно дремлющая змея обратила на тебя взгляд и готовится к броску.
     — Ты знаешь, кто я?
     — Ты воплощение моего подсознания, вот только никогда не думал, что мое подсознательное любит распивать на кладбище ром и пыхтеть сигарой.
     — Нсамби великий! Что за неуч мне попался? Сразу видно, этот лютый холод все мозги тебе отморозил. Крестник, я барон Самьетьер так же известный...
     — Как барон Самеди, барон Суббота, — перебил я негра в цилиндре.
     — Ну хоть что-то ты знаешь. Слушай сюда и не мешай.
     — Дай догадаюсь, у нас мало времени? — Щелчок пальцев — и я онемел.
     — Крестник, ты дурак? Для меня время мало что значит, мне просто не нравится здесь. Это земля еще не насыщена маной, а проклятый холод мерзко щекочет кожу.
     —А-а-а, — только и смог протянуть я. Ну а что скажешь, когда галлюцинация рвет привычные шаблоны повествования.
     — Грядет большая беда. Великий Нсамби, тот, кто защищал наш мир, погиб, и скоро его защитная длань спадет. Нам придется защищаться самим. А значит, вы, люди, должны стать сильными. Ты мой крестник, и поэтому я здесь. Я даю шанс, а сможешь ли ты возвыситься, зависит только от тебя. Мне нужны лишь сильные духом и телом. В запасе у тебя есть пять, а может, и семь лет, но это очень мало. За это время ты должен пробудить силу, что есть в тебе, или останешься таким же бесполезным, как и большинство людей.
     Затянувшись сигарой, он сделал большой глоток из фляги и снова передал ее мне.
     — Но так как ты мой крестник, я тебе чутка помогу. Скажи коню (в вуду человек, которой регулярно становится одержимым) Дамбалы, что если он тебе поможет, я помогу ему в ответ. Его племяшке рановато к предкам, и в этом я могу поспособствовать. Ясно? — видя, что я молчу, Самеди сделал затяжку и снова щелкнул пальцами.
     — Говори и можешь задавать вопросы.
     — Какого хрена происходит? Что это все значит?
     — Нсамби великий! Как же тяжело с вами, белокожими! Ни традиций не знаете, ни правил. Вот тебе первый урок. Ты теперь последователь Водун — шаман вуду. Религии сильных и храбрых. Такие, как мы, зовемся лоа или, по-вашему, духи. Я, например, сильнейший из пантеона лоа Геде, Владыка лоа Геде. А так как ты мой крестник, и на тебе моя метка, то все духи Геде будут относиться к тебе с большим уважением, чем пантеоны лоа Рада или Петре. Чем сильнее ты, тем больше лоа будут говорить с тобой и выполнять твои просьбы. Тем больше ты сможешь заключить контрактов с действительно сильными лоа. Понял хоть что-то?
     Да вроде понял. Духи Геде будут со мной дружить. Что-то помню про остальных Рада и Петре, но надо освежать знания.
     — Немного. А что ты говорил о беде? Что это значит?
     — Это долгая история, но если вкратце. Наш мир был лишен силы, ее полностью поглощал Великий Нсамби для своих битв, а теперь он повержен и погибает. У этого мира больше нет Защитника. Поэтому каждый из нас собирает своих чемпионов, чтобы те сделали нас сильнее. Ведь чем сильнее мои крестники, тем сильнее я. Чем сильнее я, тем сильнее они. Мы существуем в замкнутом цикле, и одно порождает другое. Это как змей Дамбала, кусающий себя за хвост. Раньше я звал бы старика Легбе, спрашивая его из вежливости, чтобы открыть ворота в ваш мир. Теперь же каждый сам за себя, и мир духов будет еще долго сотрясаться от войн за силу и власть.
     — Великий Нсамби — это же Творец, тот, кто создал этот мир? Как он мог проиграть?
     — Мир — это борьба, крестник. Любой может поиграть, вот только теперь защита трещит по швам. И лишь мы сможем его удержать.
     От слов Самеди голова шла просто кругом, и, даже не думая, я поднес флягу ко рту. Глоток — и огненное зелье обожгло глотку.
     — А я-то тут при чем?
     — О Великий Нсамби, чем ты думал, проходя инициации? Ты мой крестник, и у тебя есть талант, а значит, сможешь стать одним из тех, кто удержит это мир. Не думай, что ты уникален и избран, таких тысячи, но каждый из вас важен. У многих найдется желание поживиться остатками со стола мертвого Нсамби. Становись сильнее, крестник. А теперь мне пора, холодно у вас тут. Помни, становись сильнее и напомни коню лоа Домбалы о сделке. Не забывай звать меня.

В сельпо завезли пряники

      Россия. Москва.
      Синоптики из погодного центра «Фобос» заявили,
      что этим лето в столице установится аномально теплая погода.
      В частности, температура воздуха будет на 7 градусов
      выше средних значений за минувшие годы
      и составит 34 градуса по Цельсию.
      Новостные каналы
     
     
     Для меня в этот день утро наступило поздно, открыть глаза удалось только к одиннадцати. В деревне все встают рано, и даже я, лежебока, стал подстраиваться к местному ритму жизни, а тут проспал. Все этот дурацкий сон.
     Нет, надо вставать. Умоюсь, разомнусь, и ночной кошмар выветрится из головы. Вот только странно - обычно после снов остается легкая хмарь или дурацкие обрывки, а тут можно было вспомнить все, вплоть до того, где сидел ночной гость. Тело непривычно ломит и коченеет, а нутро наоборот жжет огнем. Да и голова - как будто пыльным мешком приложили. Простыл, что ли?
     Похоже, дедов самогон под новости употреблять не стоило. Да, точно, во всем виноваты новости, травы в самогоне и богатое воображение. А еще эти мерзкие птицы, вопят так, что снова уже не уснешь. Ладно, пора умываться и готовить обед.
     — Как спалось, внучек? Чего-то ты сегодня припозднился, я тебя с семи будить пытался. — Бодрый и веселый голос деда сейчас вызывал непонятную злость, а воздух, казалось, был налит тяжестью. Так бывает в ясную погоду, когда вроде все хорошо, но ты понимаешь, что скоро грянет гроза.
     — Хреново спалось. Что-то снов много, слишком ярких.
     — Вот за завтраком и расскажешь.
     Яичница с домашним беконом, по пол-литровой кружке чая с вчерашним хлебом, обильно сдобренным свежим маслом, ушли на завтрак под рассказ о сне.
     — Видишь, дед, что мне тут снится, бред полный.
     — Нервный ты какой-то. Сходи, умойся, охолони да в магазин за сахаром сбегай. Бери сразу килограмм десять, если будет — мешок. Подумаешь, сон, мало ли, что присниться может. Я вон, как выпью, вспоминаю, как мы с китайцами на Даманском закусились, много парней полегло. Да и во мне пара дырок была. Так что, внучек, сны — это всего лишь сны. Меньше слушать брехунов надо всяких. Чертовщина, кара господняя, тьфу на них, идиотов. Вот в наше время, наука была — и засилья всех этих попов не ощущалось. Эх, ладно, иди за сахаром, варенье варить не из чего. Земляника испортится.
     Выдох, реально стоит проветриться. До магазина почти километр пешком, домик деда, конечно, хорош, вот только далековато от центра деревушки стоит. Машина или старенький дедов мотоцикл, а может, пешком? Пешком, за руль не тянет, заодно и разомнусь.
     Выбритые виски уже начали отрастать, по приезду в город надо будет обновить стрижку — косицы в хвост. Конечно, не дреды, как у Латифа Кроудера, зато французские косички идут мне гораздо больше. А пока белые свободные штаны, черная майка с веселым Роджером на груди, беговые кроссовки и, в принципе, к выходу готов.
     В небольшой рюкзак к кошельку и телефону полетела литровая бутылка с водой. Вроде и недалеко идти, но хорошие привычки вырабатываются годами, а испортить их можно буквально в считанные дни.
     Беспроводные наушники, плейлист перемешать, «плей» — и вперед. Голоса Макса Кавалера и Корнелиуса Брауна взорвались в ушах треком «Крысы в Манхеттене». Злобный, агрессивный ритм отлично заходит под мое настроение.
     Что за бред мне снился? Надо вспоминать все, что говорил Серпенто на эту тему. В отличии от большинства местре, Серпенто еще и хунган - что-то типа жреца. Пару раз для учеников он проводил обряды посвящения в традицию вуду, много веселья, танцев, музыки и рома, отличная получилась вечеринка.
     Капоэйра в бразильском штате Байа, откуда родом тренер, очень тесно переплетается с кимбанда, бразильской версией вуду. В отличие от гаитянской, в ней больше пантеонов, кроме лоа, они почитают еще и ориша, и нкиси. Последних меньше, но все же.
     В целом религия вуду во всех своих проявлениях насчитывает около пятиста миллионов последователей, тесно переплетена с африканскими верованиями и католицизмом, она даже официально признана Папой Римским.
     Рассуждаем логически. Ко мне в сон явился, по сути, Владыка Смерти и сказал, что я его протеже. А почему именно он, а не какой-нибудь Великий Тенгри — Отец Неба из соседней Монголии? Судя по всему, день и час моего рождения посвящен Барону.
      Я же вроде, как там правильно говорится, canzo. Типа посвященный. Получается складно? Вроде бы.
     И что мне с этого? Ну, теоретически теперь понятно, почему он называл меня крестником.
     Конь Дамбалы — это явно мой учитель Серпенто, он сам из штата Байя, центра кимбанды. Черт! Голова кругом идет. Какая к черту вуду-шмуду в центральной Сибири? Это не Бразилия! Она за океаном, на другом материке.
     Если сейчас не спрошу, то точно двинусь. Так связь есть, хреновая, правда, но думаю, дозвонюсь. Как же я ненавижу ждать.
     — Oi, Fera. — Буквально шесть гудков — и мой тренер взял трубку. Голос Серпенто как всегда заряжает бодростью. Вот помню, я ему в три ночи позвонил, и он был так же бодр.
     — Oi, Serpento. Слушай, у меня к тебе вопрос. Не сочти за психа.
     — Задавай уже.
     — Мне тут приснился Самеди... - Серпенто завис на несколько секунд и после этого прервал меня.
     — Как в городе появишься, срочно ко мне. Это не телефонный разговор. Главное, Fera, запомни, ты не псих. Все, тему закрыли, — Не успел я толком даже спросить, как он нажал на сброс. Вот охрененно, вопросов больше, чем ответов.
     В общем, отвлечься все же удалось и, как обычно, мне помогла природа. Природа у нас всегда хороша особенно тут в горах. Сопки, покрытые лесом, распадки, долины и горные речки. Тем, кто живет в городах, редко удается побывать наедине с ней: горный воздух, звездное небо и шикарные пейзажи. Правда для городского жителя, вроде меня, в деревне есть один существенный минус. Это запах навоза по утрам.
     Многие мои знакомые считают, что в русских деревнях живет только имбецилы и алкашня. Но тем кто хочет жить лучше некогда пьянствовать, они целый день вкалывают на работе, а потом занимаются еще подсобным хозяйством.
     Солнце уже начинало восхождение по небосклону, и день обещал быть жарким. Сельпо встретил приятной прохладой и классической обстановкой. Тут тебе никаких полок супермаркета с броскими брендами товаров. В ходу кулечки-мешочки в большой таре. Мало кто из селян покупает один килограмм гречки, если уж берут, то мешок.
     — Что берем? — обратилась между тем местная "нимфа". Девушка была ничего так, особенно для деревни. Удивительно приятная и добрая улыбка, но на мой вкус полновата да и косметикой пользоваться явно не умеет.
     — Квасу и мешок сахара.
     —Шестьсот семьдесят рублей. — Я молча рассчитался.
     — Э-э, слышь, иди сюда, — раздалось рядом, стоило мне только выйти на крыльцо.
     Двое сидели «на кортах», а третий стоял перед ними, что-то активно доказывая. Да неожиданно, видимо, не все так гладко в деревне, как мне виделось.
     На вид быки обыкновенные. Ну точно гопники, как с картинки. Под копирку их, что ли, делают? Хотя в городах таких уже почти не встретишь. Это только здесь, далеко от цивилизации, могли остаться такие «эталонные» экземпляры — огрызки суровых девяностых.
     Хотя центровой все же чуть отличался, похоже сидевший или просто по воровской теме тащится. Паук в паутине, да еще вверх ползет. Вот надо же так, только настроение вернулось, но нет же, уроды, испортить умудрились.
     — Че хотел? — шпана, быки и наркоманы вызывали у меня неосознанное желание «сломать лицо».
     — Слышь, братан. Подсоби малеха, подкинь пацанам на пиво. У тебя бабки есть, а у нас голяк. Уважь братву. — Не ну прям как с картинки: штаны «абибас», туфли из кожзама на голу ногу, вот где таких дебилов находят? Раньше их тут не встречал, я все же редкий гость. А может, виделись и даже играли в детстве, а сейчас они местные, а я городской.
     — Милостыню не подаю. — Ох, как же прекрасен этот эффект. Такие большие глаза и удивленные лица.
     — Слышь, фраер, бабки гони, а то уроем.
     — Хавальник закрой, воняет, — второй раз поддел я их лидера. Да, нарываюсь. У меня с самого утра плохое настроение, а эти придурки как специально вызвались мне помочь. Вот набью им быстро морды, и должно полегчать.
     В голове зазвучал ритм ритуальный атабаку и голос Саметьера: «...становись сильнее, крестник…» Плохое настроение вкупе с дурацким сном будто отключили в моей голове тормоза.
     — Ты че, козел? — самый здоровый и наглый вскочил и попытался меня ударить, но десятикилограммовый мешок сахара встретил его раньше. Снаряд с тихим «бух» впечатался в грудь гопника, отправляя его в недалекий полет, заканчивающийся встречей затылка со старым потрескавшимся асфальтом.
     Первое правило капы — удиви. Капоэйра — это бой на грязных бразильский улицах, подлые удары и обманки, правило «победи или умри». Хотя спроси у обывателя, и он тебе скажет: «Капоэйра — это ловкость, акробатика, чувство ритма, красивый танец».
     Когда я спросил профессора Серпенто, чему учит капоэйра, тот расплылся в улыбке и сказал: «Подлости и жестокости, это искусство бразильских трущоб, фавел! Нет никаких правил, главное, победить противника и остаться живым. Вот та капоэйра, которой учили меня, и которой я учу тебя».
     Второй придурок подскочил, хватая меня за грудки, растянул майку и дернул на себя. Майку жалко, но я сам ему это позволил.
     Второе правило — будь жесток. Улица не прощает ошибок. Сейчас ты ударил не в полную силу, не сломал противника, а в следующий момент недобитый враг атакует ножом. Как говорится, нож в печень — никто не вечен.
     Для меня время словно замедлилось.
     — Ломай, — знакомый голос негра из сна запустил цепь событий. Адреналин впрыскивается в кровь, а зверь внутри рвется в бой.
     Поддаться движению, чуть скрутить корпус, чтобы удар гопника прошел вскользь. Глядя быку в глаза, хищно улыбнуться и с рыком нанести мощнейший удар коленом в пах. Нечестно? Плевать. Серпенто — хороший учитель.
     И добить. Сabeçada влетает в нос начинающего складываться уркагана. Хорошо поставленный удар головой взметывает брызги крови. Толчок двумя руками в грудь — и тело летит в третьего быка. Заодно и кровь из носа почти не попала на одежду.
     Но это мало, нужно еще. Резкая скрутка корпуса вниз, поворот — и правая нога, как снаряд из катапульты, летит пяткой в ребра. Лови compasso вдогонку ушлепок. Судя по хрусту, однозначно, перелом.
     Ритм барабанов в голове ускорился и начал сопровождаться музыкой беримбау. Вроде и простая штука, по сути, лук, у которого на струну надета сушеная тыква, а небольшой деревяшкой бьешь по струне. Вот только в капе эта игрушка выполняет функцию гитары и задает весь ритм бою.
     
     Quem vem la, sou eu
     Quem vem la, sou eu
     Berimbau bateu
     Capoeira sou eu
     
     Eu venho de longue
     Venho da Bahia
     Jogue Capoeira
     Capoeira sou eu
     
     — Я играю капоэйру, капоэйра — это я, — мой голос стал ниже на такт и больше напоминал приглушенный рык. Это прошло неосознанно, в моменты сильной ярости у меня просто перехватывало дыхание.
     Шаг вперед, сальто назад с прогибом, и из au floris выйти в базовую джингу. Третий из этой гоп-компании, которого подгреб покалеченный товарищ, орал и пытался вырваться.
     Вначале для них все выглядело просто: городской тип поделится деньгами, они возьмут водочки, пивка и отметят удачный день. А типок пойдет дальше и будет думать о своей лоховской доле.
     — Слушай сюда, ушлепок, бери своих дружков, и валите отсюда подальше. Увижу еще раз — переломаю оставшиеся кости. Если есть претензии, я к деду Строкину приехал. Вопросы есть? — Судя по мотающейся голове, вопросов не было.
     Какое же сладкое чувство победа, ты словно обретаешь крылья. Хотя противник был так себе. Ребята хоть и крепкие, но тупые. Кто же заставлял этих идиотов нападать на бойца с синей кордой инструктора? Я уже имею право набирать и обучать свою группу.
     — Круто, реально круто. Вот только глупо и излишне жестоко, — на крыльце магазина стоял и аплодировал высокий, смуглолицый, ухоженный парень в стильном костюме.
     «Этот-то хрен с горы откуда?» — мелькнула мысль.
     —Ты с ними и хочешь добавки? — Разбираться, кто тут с кем дружит, я не буду. Сегодня никто не уйдет обиженным.
     — Нет. — Франт поправил идеально отглаженный лацкан пиджака и примирительно выставил руки перед собой. — С такими дружбу не вожу. Что-то ты слишком жестко . Проблемы будут, ты им явно кости сломал.
     Только сейчас меня отпустила ярость и до меня дошло, что я сделал. Двое в нокауте: один с черепно-мозговой травмой неизвестной тяжести, у второго лицо в кашу и перелом двух-трех ребер. Лишь третий, не успевший поучаствовать в драке, целехонек. Бросил друзей на улице и свалил.
     Да. Что-то меня накрыло. Завелся с пол-оборота и отработал по придуркам в полную силу. Ментов вызовут? Да и черт с ними. Самооборона в чистом виде. Хотя законодательство у нас в этом отношении сложное.
     — Сами напросились, — не очень уверенно проговорил я.
     — Верю. Александр, — протянул руку незнакомец.
     — Виктор.
     — Строкин, как понимаю?
     — Откуда знаешь?
     — Да ты сам представился этим потерпевшим. А я вроде как местный, часто тут бываю. Сашка Чурнак, помнишь?
     — Примерно. — Дед же вчера о нем что-то говорил. Так что улыбнулся в ответ я вполне искренне.
     — Ну ладно, Виктор. Если ментов вызовут, то зови, буду свидетелем.
     ****
     Проблемы себя ждать не заставили. Не успело пройти и часа, как к дому деда пришла целая делегация местных. Я не стал скрывать от деда произошедшее, так что к встрече гостей мы были готовы.
     Около забора шумела небольшая толпа. Если бы не две собаки, то незваные гости уже бы были во дворе. Двое плечистых мужиков, трое поменьше и женщины, а также «бегун», который, похоже, в очередной раз пересказывал, как злобный я напал на троицу ничего не подозревающих друзей со спины. Классическая история.
     — Никифорович, это че за дела? Чего это твой внучек буянит?! — сходу начал наезжать один из плечистых. — За что племяша моего покалечил?!
     — Ты, Платон, почем зря воздух не сотрясай, а то голова заболит, — спокойно отвечал патриарх на слова соседа.
     — А ты меня, старый, не затыкай. Тут дело непростое, надо бы за участковым послать. Побои снимать будем! — названный Платоном здоровенный мужик и не думал успокаиваться, чувствуя поддержку за спиной.
     — Снимем, отчего же не снять. Без проблем. И заодно расскажем, как дело было. Как твой племяш с дружками на моего внука кинулся: ответку получил и сразу к ментам побежал.
     — Это было превышение самообороны, сядет твой внучек, — заученно выкрикнула одна из раскрасневшихся дам в возрасте. И уже глядя на меня добавила: — Сядешь, ирод! За Витьку моего! Напал, ирод, и избил! Как есть сядешь! А ну плати за побои!
     — Не шуми, Надя, — одернул главный переговорщик задушенную горем мать. — Так вот. Надька-то дело говорит. Надо бы за это дело заплатить, Никифорович, а то не по правде получается.
     После чего воровато стрельнул глазами на припаркованную во дворе машину. Моя старенька Honda-HRV по местным меркам была весьма дорогой машиной. И, похоже, родня «обиженных» имела на нее виды.
     — Да, Платон, совсем ты страх потерял, а ведь раньше неплохим мужиком был. Но, походу, весь вышел, — со скучающим видом произнес дед. — Вот только было-то все по-другому. Ваши придурки зря на внука полезли…
     — А ты мне не рассказывай, как дело было. У меня своих свидетелей пятеро, вот они, видели все!
     Дед вопросительно глянул на меня. А что я могу сказать, на крыльце нас было четверо. Откуда взялись еще двое свидетелей? Не может у них быть свидетелей того, чего не было, а вот лжесвидетелей — хоть целый десяток. Если бы были камеры, но это деревня. Классическая подстава, эти вымогатели просто хотят нажиться на мне. Машину отдавать ну очень не хочется, не за двоих покалеченных ушлепков.
     Урыть их, что ли, всех? Хотя нет, многовато. Толпой уронят, и дед не поможет, а то и хуже сделает. Я видел, как он поставил заряженное ружье на веранде. Стрельбы допустить нельзя. Суки.
     — Ну и сука же ты, Платоша. Ой, сука. — Дед, похоже, пришел к тем же выводам, что и я. — Отца твоего знал — хороший человек был, а сын не в его породу пошел.
     — А ты не сукай мне тут! — грозно взорвался односельчанин. — А ответь за дело! И ты, щенок, за спиной деда не прячься! Накосячил — отвечай!
     — Отвечу, — спокойно, как мне казалось, сказал я. — Эти дебилы получили по заслугам, и зови хоть участкового, хоть черта лысого, но тут моя правда. Пошли, дед.
     — А ты, щенок, на меня зверем не скалься, — неожиданно угадал мое прозвище Платон. — Мы тут сами пуганные. А за косяк ответить придется! Гони четыреста тысяч или машину свою отдавай. Можем и хату спалить. Вот беда будет: внук — ЗЭК, а дед — погорелец.
     Давайте, уроды, рискните, я вас с того света достану. Хищная улыбка появилась на моем лице.
     Вот только дед думал по-другому и пускать дело на самотек не собирался. Наоборот после последних слов переговорщика он воспылал нешуточным гневом и готов был сам попробовать на прочность лицо односельчанина. Так что мне пришлось его слегка придержать. Боевой у меня дед, хоть и возрасте.
     — А ты, Платошка, не глубоко ли себе яму роешь? Денег тебе, говоришь? Машину тебе, говоришь? Хочешь оклеветать? Шиш тебе с маслом. Ну смотри, и на тебя управа найдется. У нас ведь тоже свидетель есть. Пошлите-ка, соседушки ненаглядные, к Анне Георгиевне в гости, пусть она нас и рассудит.
     Говорливые односельчане тут же притихли. Даже разговорчивый Платон остыл после упоминания знахарки. У меня сегодня уже не осталось сил даже на вялое удивление, но масштаб трагедии оценил. Видимо, эта дама действительно пользовалось изрядным уважением среди местных.
     — А она-то тут при чем? — все же нашелся Платон. — Тут она не при делах. Тут участковый нужен! Так что давайте решайте. Деньги или машину? — вновь потребовал дипломат.
     — Ну ты смотри, Платоша, думай и делай как хочешь. А мы, пожалуй, сходим. А потом, глядишь, и тебя пригласят.
     Переобуваться на ходу этому дипломату явно было не с руки. Но идти к местной знахарке он не хотел. Я лишь злорадно ухмыльнулся, предвкушая веселье. Есть у меня подозрение, что внук ведьмы имеет больше веса, чем эти вымогатели.
     И вроде все начало нормально складываться. Вот только было понимание, что вымогатели испугались не меня: молодого и сильного, — а какую-то местную старуху. Это ощутимо било по самолюбию.
     Дом ведьмы, действительно, внушал. Было ощущение, что стоит он давно. Минимум пару сотен лет. Серьезное каменное строение прошло через талантливые руки дизайнера, иначе подобное преображение не объяснишь. Старый фундамент был искусно декорирован диким камнем, что дополнительно создавало ощущение старины.
     В сам дом нас не пригласили. Но всей делегации хватило места в обширном дворе. Даже присесть нашлось где. Большая беседка из аккуратных лакированных бревен могла вместить и большее число народа.
     Присутствовали почти все вымогатели, кроме той самой дородной дамы, что так переживала за «бедного Витеньку», и не было одного из мужиков. Остальные разместились компактной группой. Мы с дедом держались в стороне на другом краю беседки.
     Но центром этого собрания была сама знахарка. Вначале я не понял, о ком идет речь, и к кому так почтительно обращаются собравшиеся. Дед говорил, что они знакомы с детства. Пожилая дама восьмидесяти лет не могла быть его старой знакомой, ведь сам он в свои шестьдесят девять выглядел от силы лет на шестьдесят.
     Простое серое платье создавало некий налет домашнего уюта и не наводило на мысли о власти своей обладательницы. Из образа милой деревенской бабушки выбивались лишь дорогие золотые украшения и колючий, злой взгляд черных глаз. Почти таких же, как у внука.
     Мой свидетель тоже был здесь, сменил щегольской наряд на спортивную одежду и замер за креслом знахарки.
     Колючий взгляд еще раз прошелся по собравшимся. Мерзкое ощущение, как будто наждачной бумагой скребут по коже, аж слезы из глаз выступают. Чертовщина какая-то.
     Ведьма, точно ведьма, родилась у меня мысль. Мой внутренний зверь если и не поджал хвост, то ощетинился, готовый уносить ноги от пожилой дамы. Могу поклясться, что нет ничего угрожающего в этой сморщенной бабке. Но стоит встретиться с ней взглядом, как все существо начинает вопить от фантомной боли. Это невозможно, но факт.
     Бред какой-то! Я современный человек. Не верю в чертей, духов, ангелов, богов, магию и прочую ересь. Да я сам являюсь адептом мистической школы и обучаюсь у профессоров, но это совсем другое. Все эти ритуалы являются лишь частью загадочной и интересной культуры, которая манила к себе из холодной Сибири.
     Нет во мне искренней веры. Все, о чем рассказывал мне бразилец Серпенто, я воспринимал как красивую сказку. Да, эффектно, да, загадочно и интересно, но не более. Прагматичный подход к жизни. Здесь же творится какая-то чертовщина. Причем не во сне, а наяву. В недавнем кошмаре не было такого острого ощущения нереальности происходящего.
     Дополнительно пугало, что такой эффект ведьма успела произвести не только на меня. Остальные и вовсе ежились и старались спрятаться друг за другом. Единственный, кто чувствовал себя более-менее комфортно, был Платон. Он хоть и ежился, но взгляда не отводил. Хотя покрасневшие белки глаз говорили о том, что ему это дается нелегко.
     — Так. Может, мне расскажут, по какому поводу собрание? — прервал затянувшееся молчание старческий голос с надломом.
     Мне даже стало стыдно за собственную слабость. Никогда не был тряпкой! Не зря прозвали Fera, и сейчас, несмотря на интуитивный страх, решился заговорить первым:
     — Я….
     — Мы.... — долей мгновения позже проговорил Платон.
     — По очереди, — вновь прозвучал голос, и уже нешуточная боль обожгла оголенные нервы.
     Я оглянулся на Платона, тот тоже смотрел на меня. Наглый, гад, но ладно, будем соблюдать традиции. В начале судебного заседания высказывается обвинитель.
     — Да тут, баба Аня… — попытался начать с панибратства односельчанин, но скривился от боли под колючим взглядом ведьмы. — Анна Георгиевна, дело простое. Этот вот внучек Никифоровский наших двоих покалечил: Витьку племяша моего и Игорька Васильевича сына. Кинулся да кости пацанам поломал. Мы к нему по всей правде, что ж мы звери какие? Мол, так и так, покалечил парней, а у Игорька семья, надо бы возместить потерю кормильцев. А то где ж это видано? Мы же люди гостеприимные, не какие-то там, а они давай ментами стращать и вот к тебе повели. Да мы и сами не против. Рассуди. Парней покалечил, факт? Факт. Платить не хочет, факт? Факт.
     Ведьма повернулась ко мне. На этот раз я был готов и лишь уперся взглядом в черные глаза колдуньи. Правда была на моей стороне. Да перестарался и сломал обоих, но эти дебилы сами нарывались.
     — Ну а ты что скажешь? — старуха решила все же не играть в гляделки, а обратилась ко мне напрямую.
     — А что тут говорить, Анна Георгиевна? Моя версия короче и правдивее. Трое придурков решили по-легкому денег срубить, да не на того напали. Вот и получили по первое число.
     — Правду он говорит, с детства врать не обучен. Моя порода, — попытался вступиться старший Строкин.
     — Помолчи, Валерий, сама чай не слепая.
     — Так вот. Согласен, может, переусердствовал, да больно день неудачный, а тут еще эти идиоты подвернулись. Угрожать начали, да и в драку первые полезли. Пришлось наказать, чтобы неповадно было. - Начал объяснять ситуацию со своей стороны с вызовом подражая местному говору.
     Старческий смех очень неприятно прозвучал в наступившей тишине.
     — Говоришь, день неудачный? Ну, может, для кого и неудачный, но уж точно не для тебя. А ты что скажешь, Александр? — обратилась ведьма уже к своему внуку, но тот не стал высказывать свое мнение во всеуслышание, лишь шепнул старухе пару слов на ухо.
     — Дело ясное, что дело темное. Значит, так. Произошло у вас не разбойное нападение с целью ограбления, совершенное группой лиц по предварительному сговору и не последующие превышение самообороны, а всего лишь бытовое недопонимание. Ты, Виктор, и вправду переусердствовал и кое-что должен этим дитяткам. — После слов знахарки родственники пострадавших значительно оживились, но прерывать ведьму не решились. — Но вы не радуйтесь! Дай им по десятке и пусть идут с миром. Вот такое мое решение.
     Родственники пострадавших во главе с Платоном уже хотели оспорить. Но взгляд пожилой колдуньи прервал возникшее возмущение, и те потихоньку потянулись на выход. Мы с дедом тоже хотели последовать их примеру, но нас остановили.
     — Виктор, Валерий Никифорович, останьтесь, пожалуйста. У нас есть к вам деловое предложение.

Поход на Кудыкину гору

      Европа. Дрезден.
      Уровень воды в Эльбе продолжает повышаться.
      В районе немецкого Дрездена прекратилось движение судов,
      власти закрывают порты.
      Новостные каналы.
     
     
     Что же это происходит, черт побери? Вот уже шесть часов я вместе с дедом, Александром и одним из деревенских иду по лесу. И ведь не просто иду, а по заданию деревенской ведьмы. Не рассчитывал, что поездка к деду обернется пешей прогулкой.
     Знахарка действительно выдвинула странное предложение. За свою «небольшую помощь» она попросила сопроводить ее внука до одного места в сутках пути от поселка и принести обратно какую-то вещь. В награду обещала не только деньги, но и ответить на некоторые мои вопросы, чем, собственно, и купила.
     Выдвинулись в дорогу на следующее утро после злополучного разговора. Пара часов ушла на сборы. Подходящей одежды у меня не было, но у деда нашелся потрепанный, однако подходящий комплект. Я терпеть не мог, когда меня пытаются использовать втемную. Но старуха умела убеждать и втянула-таки нас в эту мутную историю.
     Еще загадочнее она стала, когда выяснились некоторые детали. Например, Николай, широкоплечий мужик с лопатообразной бородой и угрюмым взглядом, был чем-то обязан ведьме и поэтому отправился с нами по первому ее слову. В то время как Александра нам дали просто в нагрузку и как наблюдателя. Парень он вроде был неплохой, но опять же какой-то мутный, хотя и вел себя открыто и рассказывал все без утайки.
     Понятней мир от этого не стал. Даже наоборот, все окончательно запуталось. Поверить в реальность происходящего становилась все труднее. С его слов в мир вернулась магия. Это произошло как раз позавчера.
     — Не поверишь, Витек. Сижу я у себя, принимаю постоянную клиентку. Хм… тут стоит начать сначала. В общем, мы колдуны. Самые настоящие. Да не смотри ты на меня как на придурка. Вот самые простые и настоящие колдуны.
     — Может, маги?
     — Нет, маги — это другое. Мой род издавна имеет талант . Он из поколения в поколение передает, но не суть. В общем, принимаю постоянную клиентку, жути там нагоняю, а сам сижу скучаю. И тут чувствую, как тонкий ручеек силы резко, безо всякого перехода, превращается в реку. Как же тебе объяснить… Вот смотри, ты пьешь из стакана, и тут его заменяют графином, и вода начинает литься через край. В итоге и не выпил, и все морда мокрая. Вот и тут так.
     — И что?
     — В смысле, и что? Ты не понимаешь! Это что-то с чем-то. Сила струится по жилам! В общем, клиентку ошарашил, стол с перепугу в пыль разнес этим всплеском. Потом в машину прыгнул — и сюда. За четыре часа пятьсот двадцать километров. Бабушка лучше знает, что к чему, она старейшая в нашем роду.
     — И что, много вас таких «колдунов»?
     — Нас? Нас трое всего осталось. А тех, кто магию чувствует, много. Вот бабушка говорит, и ты способный, школа у тебя, пусть и не здешняя, но правильная. Правда, пользоваться не умеешь, тут без постоянной практики и навыков никуда.
     В общем, то ли лыжи не едут, то ли… лыжи не едут. Весь мир живет своей привычной жизнью, а мы, как три идиота, чешем по тайге с какой-то эфемерной целью. Тут возникает один простой вопрос. Готов ли я поверить в реальность всего происходящего или нет?
     Скажу честного, пока у меня в голове изрядно троит. Есть какие-то предпосылки, чтобы принять все происходящее: мое предыдущее обучение у Серпенто, плюс его слова, сон, в котором я общался с самим Бароном Субботой, способности ведьмы. Но этого слишком мало. Я прагматик и верю в науку.
     Ради подтверждения даже попытался проверить магию в действии. Провел пару экспериментов. Вот только неудачно. Суп в тарелке не разошелся в стороны по моей воле, свеча не вспыхнула. Ветер, правда, подул в нужную сторону, но это могло быть просто совпадение. Фиаско. И кто тут теперь сумасшедший: окружающие или я?
     Что из этого следует? Если не считать того, что я, возможно, сумасшедший, и принять за правду всю ту чушь про вуду что я слышал. То теперь я могу заключать контракты с духами смерти — лоа Геде — гораздо проще. Насколько я помню, у каждого боккора, черного колдуна, или хунгана, светлого жреца, есть любимые духи, с которыми он общается, договаривается, приносит им плату, а те взамен помогают.
     В теории это работает так. Чертим veve — ритуальный рисунок — любым сыпучим материалом, но в идеале кукурузной мукой. Зовем Папу Легбе — владыку ворот и перекрестков, — просим разрешения и призываем нужного лоа.
     Потом договариваемся, чего стоят его услуги, или же заключаем отложенный контракт, вносим, грубо говоря, предоплату. Причем все это происходит весело: под музыку барабанов, пение и ритуальные танцы. Вроде как-то так, если ничего не путаю.
     С такими невеселыми мыслями я и двигался по лесу. Да и в целом наш поход больше походил на прогулку. А чего бояться-то? Дед и Николай — опытные охотники, знают эти места как свои пять пальцев. Я пусть и не такой ходок по горам, но тоже привычен к физическим нагрузкам. Самым слабым звеном был Александр, он хоть и сменил свой щегольской костюм на таежную горку, но остался все тем же городским жителем. Ну так и у нас не марш бросок в полной выкладке. Идем да идем себе спокойно. Хотя чего выпендриваться? По сравнению с дедом и Николаем, мы тут оба-два увальни. Вот кто действительно был в своей стихии, несмотря на возраст, они давали нам фору.
     Разношерстная подобралась компания, но это не мешало двигаться к цели. Плато, на котором располагался поселок, миновали быстро, а дальше пошли сопки, распадки и перевалы. Горная местность сама по себе неудобна для передвижения, а если еще и перемежается выходами скальных пород, то приятного становится еще меньше.
     Тем не менее до первого привала мы успели преодолеть значительное расстояние. Единственное, Саня постанывал с непривычки, сбил ноги на неудобном маршруте.
     Дальше легче, втянулись и к вечеру уже были на одном из зимовий. Такие домики-землянки были разбросаны по всей тайге. Строили их промысловики и просто охотники, которым приглянулся участок, но остановиться там мог почти любой. Стоило соблюдать лишь ряд простых правил.
     Не пакости — это просто. Бери все, что видишь, но если есть возможность, оставь что-то из продуктов. Этот пункт тоже не вызывал проблем. В целом ничего сложного.
     Ночи теплые, и, в принципе, можно было устроить ночлег на природе, но в домике все же удобней.
     С восходом солнца мы уже были на ногах, быстрый завтрак, состоящий из крепкого чая и разогретых на огне консервов, и ноги вновь несут в дорогу. Вверх-вниз, вверх-вниз. В этих двух словах можно описать весь наш маршрут.
     Нет, конечно, природные красоты были и они великолепны. Даже бывалые охотники, такие, как дед с Николаем, иной раз замирали, делали глубокий вдох и молча шли дальше. Они просто любили природу своей странной любовью.
     Брали то, что им было нужно, но при этом точно знали, сколько можно взять и когда стоит остановиться. Пару раз я слышал от деда, что он думает о всяких горе-охотниках. Понапокупают оружия и идут в лес за ощущениями. Стреляют почем зря. Суть удалось уловить, хотя и не сразу.
     Если человек бывалый, то выстрелит только наверняка. Оставить подранка считается большим позором, и дело вовсе не в меткости и чести стрелка. Раненный зверь не достанется тебе — он уйдет и сдохнет, а это расточительство. Вот в этом и суть: огромная тайга, а лишнего зверя в ней нет. Вот так.
     Ближе к полудню миновали предпоследний распадок и уперлись в горную речку. Хорошо, что к лету она сильно обмелела, и нам удалось без особых проблем перебраться на другой берег. Еще через час мы вплотную приблизились к цели похода. Нам оставалось перемахнуть последнюю сопку.
     — Быстро добрались.
     — Ну так лето на дворе. Самое время для пеших прогулок. Вот по весне или не дай бог зимой я бы сюда без подготовки не сунулся.
     — Так…
     — Стойте! — окликнул нас Александр. Мы с дедом слегка заболтались и незаметно ускорились, оставив остальных чуть позади.
     — Чего копаемся? — недовольно высказался мой старик.
     — Ух… Стойте, говорю, дальше так нельзя. Мы уже недалеко, и там может быть опасно.
     — Какие тут опасности-то? — возразил дед. — Я эти места назубок знаю, нет тут ничего такого страшного. Звери нынче сытые, нафиг мы им не нужны. Разве что сам решишь «прыгнуть со скалы», патлатый, — закончил патриарх Строкин подколкой. Ну не вязались длинные волосы Сани и мои косички в его голове с мужественностью.
     — Хватит. Помолчите, — мне что-то послышалось, и я призвал всех к тишине. Не уверен, но было ощущение, что какой-то звук нет-нет, да доносился до ушей.
     В округе действительно что-то изменилось. Незаметно. Это не относилось к визуальному восприятию мира и даже к запахам, я просто не мог этого описать. Пришлось сосредоточиться, для того чтобы понять, в чем проблема. Восприятие сбивчиво пыталось донести до сознания непонятный хор шепотов на самой грани сознания. Шепот, точнее, хор голосов. Ничего нельзя было разобрать.
     — Слышите?
     — Что? — разом спросили оба собеседника, удивленно уставившись на меня.
     — Как будто кто-то перешептывается.
     Дед с Саней замерли, внимательно вслушиваясь. Саня даже от усердия ушами зашевелил.
     — Да вроде ничего. Разве что птиц нету, вот это странно, — заметил бывалый охотник.
     — Все может быть, — глубокомысленно протянул Саня. — А описать можешь?
     — Да какой там, хрен опишешь. Пока вы молчите, вроде как на самом краешке восприятия что-то ощущается, но черт его разберешь. - С раздражением ответил я.
     — Ладно, чего тогда попусту стоять? Веди, Виктор.
     Веди? Ага. Щас. Я на краю пропасти безумия стою, а эти двое «веди». Может, у меня галлюцинации? Да кажется нет, но в том-то и весь прикол, нельзя быть уверенным до конца.
     Свыкнуться с такими странностями и принять? На это требуется время и желание. Я что совсем двинутый? В теории я понимаю, что все происходящее может случиться. Вот только понимать и принимать — это разные вещи. Разум упорно советует поскорее набрать заветный номер психбольницы.
     Тут нужно понимание того, кем я являюсь. До классического мага с посохом или волшебной палочкой мне далеко. Равно как и до метателя огня и молний. Магия вуду — это магия ритуалов, лоа, духов. А за духов у нас кто отвечает? Правильно, Шаманы!
     Так что вчера с супом по-дурацки получилось. Но у меня есть оправдание! Простой и обычный человеческий шок. Был очень насыщенный день.
     Из меня может получиться толковый шаман. Занятие капой у Серпенто дали много информации об этой культуре… теоретически. Да, знаю я об этом только теоретически. По жизни я придерживаюсь мнения: если человек разговаривает с богом — это молитва, а вот если бог с человеком — шизофрения. Меняем слово «бог» на «дух» — и результат будет тот же.
     В общем, на практике мне подобное испытывать не приходилось. Да и пробовать сейчас не очень хотелось. Условия не те. Для начала я бы проводил такие опыты в одиночестве. Если ничего не получится, можно все списать на разыгравшееся воображение. В иных случаях только родственников и знакомых напугаю.
     Каждый шаман по-своему ощущает лоа. Если предположить, что я не псих, может, это духи мне пытаются что-то показать и рассказать? Возможно. Ладно, не время и не место. Надо идти, от топтания на месте ничего не решится.
     — Готовимся — и вперед.
     Мы с дедом и Николаем взялись проверять ружья. Патриарх Строкин щеголял новеньким «Тигром» (карабин на базе СВД) под патрон 7.62х54, вес пули 13 грамм, скорость 730 м/с. Пластиковый приклад и буржуйский прицел Nikon Monarch 3 5-20x44SF W/NP.
     Откуда я все это знаю? Ну, вначале я, как и остальные представители моего семейства, был вынужден выслушать, какой подарок хочет получить любимый дедушка на юбилей. А потом еще и скинуться на этот дорогой, но желанный гостинец. Все просто.
     Сам я взял старенький ИЖ-27. Причем, это ружье нигде не числилось — нелегал. Деду оно досталось от старинного армейского друга, что периодически приезжал в гости. Потом была печальная история и рак, вот так ружье осталось на вечное хранение.
     Выбрано мной это творение советских оружейников было по двум причинам. Во-первых, опыт. Матерым охотником или стрелком я себя не считаю. Мой уровень где-то между «по баночкам» и «пошли, внучек, прогуляемся по лесу».
     С этим ружьем у меня хоть какой-то настрел есть. Это только кажется, что взял в руки ружье — и сразу герой. Практика показывает обратное: из него еще и стрелять надо уметь. Нет, конечно, если ты профи и отбарабанил свои сто тысяч патронов, то честь тебе и хвала. Почти любой ствол будет как родной. Для таких нет разницы, что отечественный АК, что буржуйский Heckler & Koch или вообще кошерный TAR.
     Если не относишься к элите военных структур или не редкий фанат стрелкового дела, то о какой-либо вменяемой стрельбе на дистанцию свыше тридцати-сорока метров можно забыть. В этом вопросе я был достаточно самокритичен. И хватать, пусть и хороший, но необстрелянный карабин не стал.
     Во-вторых. Нелегальный ствол — это очень даже хорошо. Особенно, когда надо делать какую-нибудь дурость. И просто незаменим в походе уровня «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Глюки у меня или нет, но нужно подстраховаться. Особенно, когда тебе это ничего не стоит.
     Николай тоже пользовался отечественным ружьем ИЖ-43. В конструкции оно не сильно отличалось, только у моего стволы были расположены вертикально, а у того горизонтально.
     Смотря на сборы товарищей по походу, Саня лишь топтался на месте. Своего ружья у него не было, а чужое ему никто предлагать не стал. Да и на опытного стрелка, равно как и на таежника, он походил мало.
     Собственно, мы с дедом еще накануне решили, что на сопровождающего, в случае чего, надеяться не стоит — турист. Неприятностей не предвиделось, но проговорить такие, пусть очевидные, вещи стоило.
     — Готов, — отрапортовал старший Строкин. Александр лишь кивнул, голому одеться — только подпоясаться.
     — Двинули.
     — Осторожней, — вновь напомнил Александр.
     Хорошо. Осторожно так осторожно. Я решил не пренебрегать советом, мало ли. Отряд выдвинулся вперед к следующей сопке. Где-то там находилась цель нашего маршрута. Двинули.
     Полуденное солнце освещало распадок, через который отряду еще предстояло пройти, и все вокруг просматривалось великолепно. Вершину скалистой сопки венчали пики монолитного камня, подобно пальцам гиганта, смотрящим в небо. Я залюбовался этим зрелищем.
     Подобные образования были нетипичны для региона. Вертикальные скалы можно было встретить нечасто: Ленские столбы, горы Хуаньшань в Китае, скалы Киселева в Краснодаре. Может, и еще где есть, но я не знаток.
     Подъем выдался тяжелым. Нагромождения скальника мешали двигаться по прямой, и приходилось искать тропы, которые позволят подняться на самый верх. Экспериментировать с альпинизмом не стали. Зачем? Чтобы лезть, необходимо иметь для этого определенную цель, например, спорт. Нам же нужно было подняться на вершину, и по возможности, с минимальными усилиями.
     Когда добрались до основания первого каменного пальца, вся команда валилась с ног. Даже Николай, который показал себя в походе самым выносливым, пыхтел как паровоз, что уж говорить о других. Тяжелей всего подъем дался деду и Сане. Возраст и отсутствие подготовки. На середине мне пришлось забрать у старика карабин и идти с утяжелением.
     — Ты чувствуешь? — запыхавшись, выдавил Саня.
     — Что?
     — Ты чувствуешь силу? — несмотря на пот, ручьями заливающий лицо, глаза у парня лихорадочно блестели, а руки активно жестикулировали, показывая крайнюю степень возбуждения. Он то начинал взмахивать руками, то переминался с ноги на ногу, при этом пытаясь восстановить сбившееся дыхание и вернуть контроль над голосом.
     — Сила! Здесь... разлито неимоверное количество...! Да я столько за всю жизнь не...! Это нечто! Да я...! Я смогу! — сквозь волнение прорывались лишь части слов, но общий смысл улавливался легко.
     У меня ощущения были куда менее восторженные. Тело, с одной стороны, словно звенело от ощущения мощи, разлитой вокруг. Но что-то на самой грани сознания продолжало беспокоить. Словно ночью одинокий комар противно жужжит в запертой комнате. И с каждой секундой тревога лишь усиливалась.
     — Саня, ничего не понимаю. Но что-то мне подсказывает, что у нас неприятности. Ты колдануть что-нибудь полезное можешь?
     — Как тебе сказать, разведка не мой профиль. Но центр этого места там, и нам явно нужно туда, — внук ведьмы махнул рукой выше по склону.
     — Как скажешь, ведьмак доморощенный. Но говорю тебе, что чую неприятности, такое ощущение, когда заходишь в подворотню, а там толпа шпаны.
     — Ну, как ты шпану любишь, мы уже знаем, — усмехнулся Саня.
     — Тьфу на тебя. Дед, ты как? Отдышался?
     — Да как сказать, внучек. Давай «Тигра» сюда, ощущениям верить надо. Я если б не верил им, пулю получил бы не в плечо, а промеж глаз. Но раз надо, значит, надо, только давайте не спешить. — Валерий Никифорович поднялся, по-стариковски кряхтя, вот только глаза опытного пограничника цепко осматривали округу.
     Солнце светило все сильнее, и если бы не высота и легкий ветерок, при такой погоде можно было просто изжариться.
     Что там ведьмин внук говорил. «Силы» — очень-очень много силы. По уму все сделать не получится. Нет у меня ни свечей, ни муки, собственно, как и сахара и разных трав. Но можно попробовать обойтись чем-то попроще. Почему бы не прочесть призыв к открытию врат духов.
     
     Ibarokou mollumba eshu ibaco moyumba ibaco moyumba,
     Omote conicu ibacoo омоте ako mollumba eshu kulona,
     Ibarakou mollumba omole ko ibarakou mollumba omole ko…
     
     — Что за наговор? Экспериментируешь? — Александр вопросительно посмотрел на меня.
     — Ну да, если это все не плод моего больного воображения, то надо как-то привыкать. Вот этот текст, к примеру, на креольском, по сути, молитва об открытии врат для духов.
     
     — Сам почувствуешь — поверишь. Мне-то легче было, в семье к магии приучают с младенчества.
     — А вот как вы такие все из себя колдуны живете? Ведь есть всякие секретные службы, неужели никто не докопался до правды?
     — Ну ты смешной, Вить. Да нам даже прятаться не приходится. Вот смотри, до позавчерашнего дня всей моей силы хватало только чуть-чуть повлиять на человека. Максимум глаза отвести и то на пару секунд. Никакой тебе телепатии, огненных шаров и прочих спецэффектов. А еще представь, сколько всяких колдунов, магистров черной, белой и даже зеленой в пупырышек магии проживает в городе. Да за все свои двадцать пять лет я лишь единожды встретил человека с даром и то, когда отдыхал в Таиланде. И учти, недостаточно иметь способности, их еще и применять надо уметь. Силы-энергии-маны, называй как хочешь, стало больше, но умения от этого не прибавилось.
     — А как же Анна Георгиевна? Скажу честно. У меня аж душа в пятки ушла, когда она первый раз по мне этим своим взглядом прошлась, как наждачкой.
     — А вот тут все сложнее. Бабушка, она старейшая в роду, и талант у нее весьма специфический, да и опыт огромный. Вот только не слушает меня, я ей поберечься говорю, а она, как маленькая, все в дебри лезет.
     — Тоже экспериментирует?
     — Ну, типа того. Опасное это занятие.
     — Че, молодежь, отдохнули? Веди, Виктор. — Десяток минут позволил деду перевести дух, и старый пограничник вновь был готов к движению.
     Теперь, находясь почти у цели нашего путешествия, имело смысл вести себя потише. В общем-то и разговор этот был лишний, но уж очень интересный. Саня мог четко указать направление на центр этой странной области, так что ему пришлось быть ведущим. За ним шел я, ну а замыкали Николай с дедом.
     Здесь подъем стал круче, и добавилось больше скальника. Двигаться стало еще тяжелее. Мало того, гнетущее впечатление только усилилось. Потусторонние шепоты начали обретать какие-то инфернальные ноты. Будто дьявол на плече невнятно наговаривает какие-то гнусности.
     Интересное приключение сменилось какой-то жутью. Дед правильно заметил, что живность как будто избегает этого участка. Тишина вокруг сама собой заставила нас двигаться тише и соблюдать молчание. Пришлось обогнуть еще два каменных пика, перед тем как мы вышли на площадку.
     Вид открывался просто сумасшедший, рядом в небо уходили каменные дольмены. Ощущение вечности и силы. Складывалась иллюзия, будто находишься в кругу Стоунхенджа, и каждый пролет между каменными гигантами является аркой в другой мир. Я никогда не бывал в Англии, но мне казалось, что если легенды не врут, так бы все и выглядело.
     От раздумий отвлек дед, чтобы не нарушать тишину, он молча дернул меня за руку, привлекая внимание. Поднес палец к губам и махнул рукой, показывая направление движения. Я аккуратно последовал за ним.
     Ровная площадка заканчивалась каменным карнизом, из-за которого слышался негромкий, но отчетливый хруст. Видимо, мое сознание было поглощено другим, так как ранее я не обратил на него внимания, а может, слух таежного охотника лучше, чем у жителя города. В целом без разницы, главное, что мы здесь не одни.
     Место тут красивое и приметное, но от туристических троп далеко. Дикого зверя с тремя стволами и двумя опытными охотниками бояться не стоит.
     Я осторожно выглянул за край карниза и онемел.
     Мне потребовалось не меньше минуты, чтобы прийти в себя и вернуть способность связно мыслить. То, что он я там увидел, было неправильно, нелогично, путало все принципы мироздания, а еще заставляло покрыться спину холодным, липким потом. Только по возвращении к основному отряду я смог вернуть дар речи.
     — Вашу мать…. — кое-как удалось сложились ощущения в слова. — Гляньте туда и скажите, что мне это не снится.

Кошмары наяву.

     Кошмары на яву.
     
     — Что там?
     — А ты, Сань, сам посмотри. Только очень тихо и аккуратно.
     Мужики сходили до карниза. Судя по побледневшим лицам, проникся каждый. Еще бы, ожившие кадры из фильмов ужаса в реальности — это страшно.
     Под карнизом странные существа пожирали горного козла. Все было бы ничего, если бы эти уроды не выглядели как мумифицированные люди. Сквозь обрывки одежды проглядывалась пергаментная кожа, а через нее — рельефные мышцы. Кожу растянуло так сильно, будто изначально тело обладало куда меньшим мышечным каркасом. Вместо ногтей их пальцы заканчивались когтями наподобие медвежьих.
     Да и вели они себя жутко. Странные, дерганые, будто плохо сделанные куклы. Они впивались лапами в тушу животного и тащили куски сырого мяса в зубастые пасти.
     Когда весь отряд смог насладиться зрелищем и перевести дух, возникли вопросы, но задавали их почему-то еле слышным шепотом. Внешний вид монстров был слишком жив в памяти, и никто из присутствующих не стремился свести с ними знакомство раньше времени.
     — Сынок, а ты точно уверен, что нам туда? Что-то мне не хочется идти в эту пещеру.
     — Дед Валер, бабушка говорила надо именно туда. Я сам не знаю, что это за твари. Уговор был, что мы забираем добычу, а не просто посмотрели и назад свалили.
     — А я что вам говорил? Что чую неприятности, а вы «веди». Думаю, все понимают, что это явно не люди? Твари какие-то. Не зомби, те подохлее будут. На упырей похожи или вампиров в своем истинном обличии.
     — И что ты предлагаешь?
     — Чтобы ты колданул, и мы спокойно забрали то, что ищем.
     — Ты издеваешься? У меня опыта чуть больше твоего. Может, сам?
     — Хватит вам спорить. Ходят эти твари? Жрут? А раз так, значит, и пристрелить можно. Витя, помнишь, как учил? Стреляй на выдохе, но лучше подпустить их поближе. Так что пальбу начну я. Все поняли?
     —Да, — почти одновременно ответили мы.
     Дед у меня был боевой. Пока мы тут слюни развозили, все сам решил. Снайпером он не был, но опыт двадцати лет армейской службы в погранвойсках и долгая жизнь охотника сделали из него первоклассного стрелка.
     Николай и Александр были расставлены на позиции. Они должны будут встретить тварей на подъеме. Николай взял на прицел единственную тропу, по которой могли подняться монстры. А Саня замер за ним, закрыл глаза, свел руки вместе и начал что-то нашептывать себе под нос. Колдует — не иначе, но спецэффектов пока не было.
     Меня же дед забрал с собой на карниз. Правильней было бы взять Николая, он стрелок получше, но сейчас не время для споров. Сам занял позицию и прильнул к оптике своего «Тигра».
     Гром выстрела разлетелся по горам. Пуля ударила в голову самого крупного существа. Я, затаив дыхание, ожидал, что тварь сейчас рухнет. Пуля попала прямо в затылок, и я видел, как на выходе она вырвала нижнюю челюсть вместе с кусками мяса. Но вместо падения тварь лишь дернулась, и ее повело в сторону.
     Дед был опытным стрелком, щелчок затвора — и вторая ударила сразу за первой, но уже в шею. Опять попадание. Тварь пробило насквозь, но видимого эффекта это не возымело.
     Три оставшихся создания сразу после первого выстрела заозирались, ища того, кто производит столько шума. Было видно, что монстры несколько заторможены.
     Ну что ж, пришла и моя очередь. Я выбрал жертву и учел опыт деда. Кто играл в компьютерные игры, может представить, что подобную тварь пулей не возьмешь. А я играл, пусть и недолго. Будучи подростком целый год яростно расстреливал разных тварей на экране компьютера.
     Выдох, выбрать ход спускового крючка, выстрел — отдача бьет в плечо. Я был не лучшим стрелком, но с расстояния в двадцать метров с упора могу показать неплохой результат. Пуля двенадцатого калибра ударила в одну из щурившихся морд.
     Легко пробила лоб и нашла выход с другой стороны черепа, а я тут же дал второй залп, что называется, дуплетом. Рядом с первой дырой, только чуть ниже, образовалось вторая.
     А вот это уже результат! Тварь закачало, и она упала. Вот только дальше произошло то, чего никто из нас не ожидал. Оставшиеся три твари взвыли.
     Жуткий, утробный вой ударил по сознанию. Дед успел до этого сделать третий выстрел, вновь пробив шею монстра, но после уронил голову на камень. Меня самого неслабо приложило: сознание погасло на пару мгновений, сердце кольнуло, замерло, — но тут же вновь начало гнать кровь по жилам. В голове застучали барабаны, отмечая каждый удар приступом боли. Нехило приложили.
     Твари, вместо того чтобы оббегать препятствия, попытались достать затаившихся наверху стрелков. Короткий разбег и прыжок. Им удалось подскочить метра на три, но зацепится удалось лишь одной. Упырь вскарабкался на пару метров, затем тело его подвело, и тот упал вниз.
     Незадачливый прыгун еще скатывался вниз, а две оставшиеся твари уже рванул в обход. Смотреть на вторую попытку я не стал, судорожно переломил ружье для перезарядки. Быстрее, еще быстрее.
     Перезарядка, в общем-то, простое действие, но не тогда, когда от этого зависит твоя жизнь. И ведь знал, что просто не будет, победа требует усилий, но враг нестандартный и нервы не железные.
     Мельком бросить взгляд в сторону. У мужиков дела шли тоже не лучшим образом. Николай лежал ничком там, где его накрыл чудовищный рев тварей, а вот Саня держался. Прижав руки к сердцу, он оперся спиной о дерево и продолжал что-то нашептывать.
     — Саня, готовься! Они идут! — Тот не ответил, лишь еле заметно кивнул.
     Казалась, твари уже давно должны были быть здесь, но за десять секунд, прошедших с момента первого выстрела, так никто и не появился. Стоило только нервам чуть-чуть успокоиться, как ниже по склону раздалось голодное урчание, и пульс снова стремительно рванул вверх.
     Я всегда был уверен, что люди четко делятся на два типа. Первые, такие, как я, в момент сильного стресса краснеют и их способности выходят на новый уровень. Организм вкидывает огромную порцию адреналина, ускоряет реакцию и силу.
     И вторые. Те, оказавшись в стрессовой ситуации, наоборот бледнеют и затормаживаются. Прав я или нет с точки зрения физиологии, но такой вывод мной сделан на основе жизненных наблюдений.
     В момент появления противника, я был собран и готов к бою. Первая пуля вошла точно в открытую пасть, а вот вторая пролетела мимо. Тварь резко вильнула в сторону, а затем скакнула вперед к валяющемуся без сознания Николаю.
     Крючковатые когти мелькнули в воздухе, и тело мужика дернулось. Побледневший как полотно, Саня только сейчас смог ударить в ответ. Серебряное пламя потоком хлынуло из развернутых к монстру ладоней. Таранный удар магии уничтожил тварь на месте, а самого колдуна качнуло и повело в сторону.
     — Саня, не спи, бля! — ругнулся я, уже во второй раз вытряхивая отстрелянные гильзы.
     Надо добить этих гадов. Мы должны выжить. Если справимся, то и деда откачаю.
     Следующая тварь оказалась не одна, и я уже собирался читать по нам отходную молитву. Но жизнь преподнесла сюрприз. Первой бежала подстреленная дедом, отсутствие половины морды, одного глаза и две пули в шее сильно сказались на ее восприятии и маневренности. Ее периодически заносило, и та врезалась в уступы. За ней следовала вторая, у которой не хватало части левой лапы. Чуть ниже локтя начиналась культя, что тоже не способствовало быстрому передвижению.
     Я готов был поклясться, что в нее никто не стрелял, возможно, травма была старая, но сейчас разбираться в этом некогда. Положить цевье ружья на валяющийся рядом камень, вдох и медленный выдох, одновременно совместить прицельную планку с мушкой и выбрать курок, огонь!
     В этот раз результат был хуже, надо стрелять с рук. Упор только мешал перемещать прицел вслед за движением монстра. Пуля с силой ударила в ствол некрупной сосенки в стороне и далеко позади цели. Тут же взять поправку — и второй выстрел.
     В этот раз лучше. Пуля ударила в ключицу и оторвала ее вместе с когтистой лапой. Все, времени на перезарядку больше нет, теперь исход поединка решит ближний бой.
     Хрен вы получите мою кровь, твари! Опыт множества схваток в восьмиугольнике и на улице дал себя знать. Недолго думая, я рванул навстречу и с разбегу влетел двумя ногами в грудь бегущего впереди умертвия.
     Все как учил Серпенто: разбег, вытянуть тело в струну, — и пятки пробивают грудь противника. Удар, предназначенный сокрушить ребра оппоненту и отбросить его как можно дальше.
     — Крестный, Самеди, помоги! — из груди вырвался непроизвольный крик, когда полудохлая тварь улетела вниз.
     — Помочь тебе с этим? Да тут же жалкие букашки, которые только начали просыпаться. Если я на любой такой зов буду откликаться, то зачем мне нужен ты? Справишься — зови, а пока не мешай, — тягучий голос негра звучал в моей голове, а тело действовало на автомате. Скрут, уйти в мягкий кувырок и тут же в стойку.
     Какая разница живой твой противник или нет? Если у него есть кости, значит, их можно сломать. Перехват ружья за дуло и вперед. Подкат, уйти от когтей твари. Шаг с линии — и словно бейсбольная бита приклад ружья врезается в челюсть мертвеца. Хруст сломанных костей звучал в моих ушах как музыка. Свист когтей перед лицом заставил отпрыгнуть в бок.
     Восприятие вновь творит чудеса со временем. Любое движение ощущается, словно я двигаюсь в густом киселе. Твари слишком сильно дергаются при движении, и надо пользоваться этим по полной. Раз они не чувствуют боли, но им можно сломать кости, значит, бьем по голове.
     Во всех фильмах и легендах, чтобы гарантированно убить зомби, надо отрубить ему башку. Хрен знает, что за тварь передо мной, но у нее есть голова, и приклад ружья отлично работает.
     — Я играю капоэйру. Капоэйра — это я. — Чем отличается джинга с мачете от джинги с ружьем? Да ничем. Двигаешься по треугольнику, постоянно работая корпусом, отличная техника уклонения. Каждое маховое движение позволяет быстро набрать скорость и инерцию для мощного удара.
     Шаг — и когти проносятся мимо, а раз тебя так заносит, получи вдогонку прикладом по ключице. Джинга — и ты уже сбоку от мертвеца, лови, красавчик, еще один удар. Шаг — и ритмы режиональ тебя ведут. Никогда не стой на месте, ты не груша для битья.
     Удар — уход, удар — уход. Никакого риска, никакой сложной акробатики, только голая эффективность. Раз — и тяжелый деревянный приклад вламывается в височную кость мертвяка. Два — проваливаются носовые кости. Три — и затылочная кость пробивается очередным ударом.
     Поймав это трансовое состояние, я понял, что мертвец уже ничего не может мне сделать. Удар за ударом — и через пару минут тот получил целую кучу переломов от ударов тяжелым прикладом.
     — Саня, живой?
     — Да вроде, выложился только сильно. — До конца боя Саня так и просидел, скрючившись под деревом, и только сейчас начал приходить в себя.
     — Давай оживай, а я гляну, что с дедом и Колей.
     В три прыжка оказался возле деда. Старому пограничнику повезло, он остался жив. Старое, но закаленное сельской жизнью сердце выдержало вопль монстров. Он был бледен, но пульс прощупывался. Опасения были: сердце старика стучало неровно. Радовало только то, что с каждой минутой ему становилось лучше. Самое главное, живой.
     А вот Николаю не повезло. Вроде бы тварь просто походя ударила по нему, а вот три полосы от паха до груди и большая лужа крови под телом говорили, что передо мной труп. Жаль его, хороший был мужик. Несмотря на брутальную внешность, он был веселым, с огоньком.
     Вот и не верь старым сказкам, что никогда нельзя заключать сделок с ведьмами. Хотя сам-то я чем лучше? А тем, что как минимум живой и не отключился.
     Минут десять пришлось потратить, чтобы привести деда в чувства, и лучше всего помогла старая солдатская фляга с его же самогоном. Кряхтя и матерясь, Валерий Никифорович присосался к фляге, не обращая никакого внимания на крепость напитка.
     — Живы? Уже радует, Колю жалко. Я ж мать его еще помню. Ох и материть она меня будет на том свете, что сына ее не уберег. Вот скажи мне, Саша, а стоила ли жизнь хорошего человека какой-то непонятной хрени? Не много ли бабка твоя на себя взяла? — голос старика наполнился льдом.
     — Ты, дед Валер, давай без этого, меня пугать не стоит. Хочешь, сам у бабки спроси, — чернявый даже не думал тушеваться.
     — Стой, деда. Правильно мы поступили, что тварей этих положили. Ты и сам это понял раньше нас, иначе бы не взялся командовать. Эти твари слабые были, точнее, силу еще не набрали, а представь, если бы они через недельку-другую отъелись и вышли к поселку? Я тебе не зря говорил, что сон у меня был плохой. Мне советовали готовиться, становиться сильнее. И что дальше будет только хуже, гораздо хуже, — я старался говорить медленно и спокойно, но внутри была лишь горечь. Чертов негр. Чертовы мертвецы. Как же все бесит.
     Молчание затянулось на минуту. Каждому требовалось время осмыслить происходящее.
     — Так мы за этими тварями шли? — спросил дед.
     — Нет, — Саня ненадолго замолчал и продолжил: — Мы ищем вещь, похожую на кинжал. По крайней мере, так было на старой гравюре, что бабушка показывала. Надо искать дальше.
     — Если дальше, то давайте осмотрим мертвецов и сделаем носилки для Николая.
     — Согласен. Надо до деревни его донести, а то как-то не по-людски. Держите, — старик протянул фляжку мне, а потом и Сашке. Мы сделали по глотку в память о хорошем человеке, рабе божием Николае. Вот только, если верить Барону Субботе, умер его бог, и никто не спишет его грехи и не организует достойное посмертие.
     Чтобы аккуратно спуститься, пришлось потратить несколько минут. Чудесный вид долины словно говорил о том, что это горы, а здесь всякое бывает. За одной вершиной жизнь, а за другой смерть.
     Мы перезарядили оружие, Николаевскую двустволку хотели отдать Сане, но он отказался. Внук Анны Гавриловны шел с одним топором.
     — Стоять, кажется, вон там кто-то валяется. — Старик наметанным взглядом увидел тело, пытающееся встать.
     — Похоже, это тварь, которую я вышвырнул сверху, надо добить, а то мало ли.
     Под прикрытием опытного стрелка мы быстро расчленили мертвеца. Нескольких ударов приклада и топора хватило, чтобы переломанное тело перестало шевелиться.
     — Так, сынки, слушайте внимательно, пока вы тут возились, я успел осмотреться и, похоже, у нас проблема. Единственное место, откуда могли вылезти эти твари, вон та пещера. Фонарь налобный у меня только один, так что, Саня, он твой, мы с Витьком на ружья изолентой приматываем обычные. Идем так, чтобы не слепить друг друга и не закрывать линию стрельбы. Все ясно?
     Что требуется, чтобы три русских мужика, не боясь, полезли в пещеру, в которой могут быть ходячие мертвецы? А немного: ярость за погибшего товарища, сделка с ведьмой, фонари, моток синей изоленты и по глотку из фляги для храбрости.
     Медленно готовясь в любой момент встретить противника огнем и сталью, мы втроем двинулись к мрачному зеву пещеры. Высокий, почти два с лишним метра, потолок позволял идти, не сгибаясь, а лучи фонарей вычерчивали причудливые узоры.
     Саня шел впереди, сжимая топор и подсвечивая дорогу. Сразу видно, что обычную пещеру облагородили человеческие руки: стесанные с пола сталагмиты, выровненные местами стены с непонятными и затертыми временем рисунками.
     Может, конечно, стоило тут задержаться и изучить все детальнее. Вот только желания любоваться местными достопримечательностями дольше необходимого ни у кого не возникло. Пещера шла с небольшим уклоном, временами сужаясь. Абсолютная тишина все больше действовала на нервы. Лишь легкий стук ботинок по каменному полу раздавался в округе.
     На краю сознания зудело предчувствие неприятностей. Твою ж ты мать. Вот расскажи хоть кому-то, чем я здесь занимаюсь, поверят? Вряд ли.
     В какой-то пещере с незарегистрированным стволом иду искать какую-то непонятную хрень, которую сможет определить внук реальной ведьмы, идущий рядом. Так и тянет сходить к психиатру, вот только, что я скажу?
     «Дяденька, я тут ночью по кладбищам бегаю, с духами общаюсь и договора с ведьмами подписываю. Нет, при чем здесь кровь? Так, на словах договорились. А еще мы с товарищами и дедом пятерых мертвецов вот с такими когтями расстреляли и топором порубили». Да мне точно скажут: « Все хорошо, дружок, расскажи подробнее, как давно у тебя все это началось?»
     А сам в это время нажмет незаметно красную кнопочку, и прибегут амбалы-санитары с галоперидолом. Или чем сейчас буйно помешанных колют для успокоения? Нет, так не пойдет, поэтому к врачам я обращаться не буду. Вон Саня пламенем из рук пуляется — и ничего. К врачам не торопится, ну, ему, видимо, привычно.
     Маты Сашки вывели меня из разговора с внутренним я. Луч фонарей высветил полноценный обвал, заблокировавший наш дальнейший путь. И все бы ничего, я с радостью вернусь назад в деревню, а старуха пусть сама ищет динамит и толпу гастарбайтеров, чтобы пробиться дальше. Вот только судьбе захотелось, чтобы произошло по-иному.
     Луч налобного фонаря выхватил из тьмы придавленную камнями тварь. Из-под завала торчала лишь верхняя часть груди, голова и когтистые лапы. Зверюга взмахнула одной — и время снова замедлилось. Прямо на моих глазах наполовину засыпанный камнями упырь направил на Саню что-то среднее между жезлом и кинжалом.
     Грязно-белые с налетом какой-то мертвенно-зеленой гадости лучи засверкали на конце лезвия, и с него сорвалась клякса, летящая прямо во внука ведьмы. Сознание автоматом определило, что мчится эта штука со скоростью брошенного ножа. Парень закрылся руками, и вокруг него образовался странный серебристый щит. Мои пальцы действовали быстрее мозгов, выстрел дуплетом разворотил твари грудь.
     Фонари закрутились во тьме подземелья. Сашкин задрало куда-то вверх, мой, похоже, был неправильно прикручен и светил куда угодно, только не в сторону ствола. Единственный, у кого все было в порядке, оказался дед.
     В бледном свете успеваю заметить, как рука мертвяка начала поворачиваться в мою сторону. Выстрел — и от кляксы, пущенной в меня, спасает лишь скорость. Прыжок по диагонали с перекатом. Больно, но лучше, чем попасть под эту кляксу. Судя по тому, как Саня с воплями катается по полу, ему явно не по душе подарочек от дохлой твари.
     Дед же одну за другой всаживает пули в голову и грудь твари, но без особого результата. Эх, если бы попал в голову, но стрелок из меня в такой ситуации так себе. Значит, единственный шанс выжить — действовать. Радует одно: скорострельность этой штуки — секунд пять на выстрел. Дед уже меняет магазин.
     Оставшиеся метров пять преодолел как на крыльях, есть нечто окрыляющее, когда тебя хотят убить, а ты немножко против. Сам Пеле позавидовал бы моему удару с ноги. Пинок выворачивает голову твари, ломая позвонки, а теперь вновь за ружье. После седьмого удара кости черепа не выдерживают, тварь затихает.

Как жить дальше?

      Европа. Венгрия.
      После паводка на Дунае и Тисе
      под воду ушли двести пятьдесят тысяч гектаров земли.
      Жители уверяют, что их не предупредили об опасности.
      Новостные каналы
     
     Обратная дорога выдалась нелегкой. Саня со своей травмой еле плелся, а местами его и вовсе приходилось тянуть на себе. Края у раны были откровенно паршивые. Будто его руку облили кислотой. Поднялась температура, и его постоянно тошнило.
     Я молча скрипел зубами, но тянул выживших в деревню. Николая пришлось похоронить там, на злосчастной сопке у старого кургана. Вдвоем с дедом и раненым донести тело до деревни было нереально, а оставлять на растерзание зверям или еще какой нечисти совесть не позволяла. А ведь придется еще объясняться с его семьей, но это уже проблемы ведьмы. Она затеяла этот поход, ей и разгребать результаты.
     Первую ночевку сделали рано, зато выспались и уже с рассветом двинулись дальше.
     В деревню вошли тайно, как ночные тати. Зачем попусту пугать людей своим видом? И сразу двинулись к дому ведьмы.
     Встретили нас на удивление тепло. Тут же на столе в комнате с жарко натопленным камином появилась еда и травяной взвар. Сама хозяйка преобразилась, уже не напоминая ту жесткую женщину. Она, как наседка, хлопотала над внуком. Саня смущался в присутствии посторонних, но, походу, в этой семье детей любили и баловали. Удивительно, как он смог вырасти при этом нормальным человеком.
     Хотя понятно как. Стоило ведьме убедиться, что жизни единственного наследника ничто не угрожает, она преобразилась обратно. Перед нами вновь предстала не добрая бабушка, а жесткий и волевой человек.
     Она сидела в глубоком кресле у камина, укутанная пледом, и молча наблюдала за нами. Как только первый голод был утолен, я решил брать ситуацию в свои руки.
     — Николай умер.
     — Что же, так иногда случается. Человек смертен, а иногда внезапно смертен, — без капли жалости произнесла хозяйка.
     — Его порвали какие-то твари, которых не могло быть вообще.
     — Ты правильно сказал, не могло. А вот теперь они есть, и еще многие им подобные скоро проснутся.
     — В смысле проснутся?
     — Александр наверняка рассказывал тебе о наших мыслях на эту тему. Но мне несложно, я повторю, — спокойно ответила хозяйка. — Со времен моей молодости и по седьмое число сего месяца все было статично-неизменно. Жалкие крохи силы рассеяны в пространстве, их не хватало даже на самое простое колдовство. Приходилось долго копить и беречь. Теперь же что-то изменилось в мире. Не спрашивай, что. Я не знаю. Но все теперь иначе, сила возвращается. Совсем по чуть-чуть, по крупицам, но она просачивается.
     — В наш мир, а есть еще и не наш?
     — Не строй из себя глупца, эти твои косички и амулеты не просто так. Миров много. Я не знаю, какие они, как далеко находятся, как проникнуть в них, ангелы ли там обитают, духи или дьяволы, но они точно есть.
     — Ну, про миры духов я кое-что знаю.
     — И не один ты, а ведь их множество.
     — И кстати, я знаю, по каким причинам мир начал меняться. — Удивленный взгляд ведьмы скользнул по мне.
     — Говори, коли знаешь.
     — Нет, уважаемая, так не пойдет. Вы с меня за информацию плату взяли изрядную.
     — И чего же ты хочешь в ответ?
     — А хотя бы закончить с этой дурацкой игрой «вопрос-ответ». Сами скажите, что черт побери происходит, и что вы по этому поводу думаете?
     Вначале взгляд ведьмы обжег меня, а потом потеплел.
     — Что ж, это честная сделка.
     — Самеди сказал, что защитник нашего мира пал в бою.
     — Не может быть! — сказанное явно напугало ведьму. Она надолго задумалась.— Что ж, это многое объясняет. Но по этой теме я мало что могу рассказать. В делах божественных разбираются разве что сами боги и их жрецы. Но это очень похоже на правду. Я могу допустить, что он каким-то образом забирал всю или почти всю магии из мира. Особенно хорошо это ощущалось в его храмах, они буквально выпивают людей досуха. Человечество оказалось чрезвычайно живучим видом, для поддержания жизни нам не требуется магический фон. Но сейчас не об этом. В этой теории есть только одно слабое место. Смерть бога почувствовали бы все, такие создания просто не могут уйти тихо.
     — Ну, деталей я не знаю. За что купил, за то и продаю. — Мне оставалось лишь развести руками. В целом, мысль ведьмы была понятна и проста.
     Старуха тоже ненадолго задумалась и продолжила рассказ:
     — Если все обстоит таким образом, то нам стоит ждать худшего. Уверена, когда силы будет больше, станет возможным проникнуть за грань, но беда не в этом. А в том, что и к нам могут пожаловать гости из иных миров. И что-то мне подсказывает, что рады мы им не будем. А ведь есть еще старые хозяева этого мира?!
     — Старые?
     — А ты думал, это мир всегда принадлежал нам — людям? Нет, у него были другие хозяева до нас и, возможно, будут после.
     —А какие?
     — Кто его знает, мыслей по этому поводу много. Причем не все из них принадлежат каналу Рен-ТВ. Я могу лишь предположить, что ответ можно найти в старых сказках и легендах. Старые хозяева уснули так давно, что никто из ныне живущих их не помнит. Если судить по сказкам про Сидов или Ши (эльфов), добрыми они не были. В старых сказках вообще мало добра.
     Ведьма вздохнула, что-то обдумывая, и продолжила:
     — Однажды мне удалось почувствовать отголоски существования древних. Когда-то, когда трава была позеленее, а я помоложе и с удовольствием путешествовала по миру. Тогда силы во мне было больше, чем сейчас. Старость и магия, знаешь ли, плохо совместимы. Но что-то я увлеклась. Может, слышал такое Церковь Сан Бернардино алле Осса в Милане?
     — Испания. Церковь из костей?
     — Да, одна из многих. Подобных построек полно в Европе, и далеко не все их них новоделы, многие стоят на более старых фундаментах и местах силы. Там огонь магии еще теплится, пусть и слабо, как пламя свечи на ветру. Так вот, там я почувствовала, что старые хозяева еще живы. Они спали где-то глубоко-глубоко под землей, но были живы. До сих пор мурашки пробирают. Поток завораживающей древней силы тонким ручейком выбивался наружу. Мне так и не удалось узнать, кто там скрывается. Но само присутствие столь чужеродного человеку разума ощущалось отчетливо. А ведь таких мест тысячи, если не десятки тысяч. И знаем мы о них очень мало. Старые курганы и склепы, тайные святилища, затерянные в непроходимых лесах, джунглях, пустынях. Когда внешний фон станет пригодным для их существования, они проснутся. Теперь ты понимаешь, о чем я говорю?
     — И что мы можем сделать?
     — Молиться, балбес… — скрипучий смех пронесся по комнате. — Молиться и дать себя покорно сожрать. Думай головой! Единственный наш шанс выжить — это стать сильнее и убить их, пока они не успели набраться сил и убить нас.
     — А сколько они спали?
     — Ты задаешь глупые вопросы. Откуда я могу знать ответ? Могу сказать, долго, очень долго по нашим меркам. Моя бабка и бабка моей бабки рассказывали что так, как есть сейчас, было всегда. Никто из ныне живущих не помнит те времена, когда ушла магия. Это было очень давно. Но, судя по всему, из местных обитателей только мы — люди — смогли существовать в условиях пониженного магического фона.
     — Так он есть? В смысле, магия была всегда?
     — Конечно. Ты сам являешься ее источником, пусть и очень слабым. Просто развиваться в таких условия почти невозможно. А ведь есть еще естественный отбор. Если магия стала малоэффективна, то зачем ее развивать? В условиях жесткой конкуренции магические семьи выродились. Нашему роду потребовалось не меньше десяти поколений тщательной селекции, в мои времена это называли «хороший род», перед тем как колдовской дар закрепился.
     — А сколько ваш род практикует магию?
     — Не твоего ума дело.
     — Но вы сказали, что расскажите все без утайки.
     — Может, тебе и о первом любовнике моем рассказать? — скрипучий смех вновь наполнил комнату.
     — Ладно, забыли. Тогда, что нам нужно сделать, чтобы стать сильнее?
     — А вот это дельный вопрос. У каждого таланта свои пути. То, что хорошо для меня, тебе не подойдет, но кое-чему и я могу обучить. Не многому, да и у всякого знания есть своя плата.
     — Бабушка, — подал голос Саня.
     — Цыц! Наш род по крупицам собирал эти знания! Не для того чтобы вот так взять и все раздать! — старуха от гнева зашлась кашлем.
     — И какую же плату вы хотите?
     — Есть цена. — Вредная старуха, похоже, сама не знала, чего хочет. Но просто так расставаться с крупицами заветных знаний была не готова. В общем, Анна Георгиевна женщина волевая, хозяйственная, но склочная. В доме царил идеальный порядок, который наводила молчаливая служанка, что по нашим дням «дорого-богато». Да и обстановка говорила, что в деньгах бабка не нуждается.
     — Как я могу заплатить, если вы цену не называете?
     — Вот цена, — ведьма аккуратно положила на стол тот самый кинжал, что мы забрали с трупа. — Я чувствую, что это не простая вещица, но сама экспериментировать с ней не буду. И Сашке не позволю. А ты, если хочешь моих знаний, поможешь. Готов?
     Я задумался. Уж сильно это все похоже на какую-то комедию. Старая грымза решила использовать меня как подопытного кролика? С одной стороны, хотелось топнуть ножкой и сказать старой ведьме: «Подавись своими знаниями и неровно мехом обрасти». Но это будет поступок мальчишки, а не взрослого мужчины.
     У всего есть цена. За здоровое тело и способность набить морду любому обидчику мне пришлось заплатил годами тренировок. А что я готов отдать за новые знания, которые помогут выжить?
     Да и действительно, не будет же она меня сознательно убивать. Нет, я уверен, что при необходимости, ведьма готова пойти на что угодно. Нрав у нее крутой, и всякое может случиться. Но видно, что выпендривается она больше из стариковской вредности, чем по делу. Дед так же себя иногда ведет. Да и с внуком ее я нормально сошелся.
     Самеди четко дал понять, что дальше без силы жить будет тяжело.
     — Да. Согласен. — Заветные знания явно стоят уплаченной за них цены.
     — Витя, ты уверен? — дед моих мыслей не разделял, но тут решать не ему. Я не Саня, мной так вертеть не получится. Если решу, что надо, сделаю.
     — Да, дед, дальше будет хуже. Надо становиться сильнее и как-то попытаться донести информацию до людей. Вот только, боюсь, в дурку меня упекут. Так что пока есть время, надо учиться. Сделаю охотничий билет, оружие и патронов прикуплю. Запасы еды начну собирать. Попробую своих все-таки к тебе отправить.
     — Что ж с богом тогда, внучок.
     — Бога нет, дед, он умер. Теперь мы сами решаем, жить нам или умереть.

Теория и практика. Первый блин комом

      Индонезия. Остров Ломбок.
      Жертвы: двенадцать человек
      Землетрясение магнитудой свыше шести баллов
      всколыхнуло остров Ломбок,
      где проживают более трех миллионов человек.
      Число жертв землетрясения составляло
      двенадцать человек, еще сорок пострадали.
      От подземных толчков разрушены сотни тысяч зданий.
      Новостные каналы
     
     Я хотел уехать домой в течение недели, но учеба у ведьмы растянулась. Прошло двадцать дней после памятного боя в пещере. Все это время я торчал у старой ведьмы.
     Если теорию ритуалов я с пятое на десятое помнил, то к практической магии никакого отношения до сих пор не имел. В этом-то и заключалась главная проблема, я просто не мог направить эту самую магическую энергию — ману — на какое-то действие. Для того чтобы ее применить, ее надо ощутить. Это то же самое, что почувствовать у себя третью руку или, скажем, хвост. Вот и у меня была именно эта проблема.
     Головой я понимал, что магия есть, более того, был свидетелем ее проявления. Но сам воспользоваться не мог. Я потратил два дня в надежде ощутить отвалившийся в ходе эволюции хвост, но так и не получил результата. Что удивительно, с этой проблемой мне помог разобраться Саня.
     Не скажу, что Анна Гиоргиевна была плохим учителем, но все же возраст затруднял понимание. С внуком ведьмы мне было легче. Терминология ее резко отличалась от привычной мне. Иной раз старухе удавалось в одном предложении смешать научный и церковный язык с элементами кабалы, даосизма и других мистических учений в произвольном порядке. В итоге получалась жуткая смесь из терминов и представлений.
     С Саней же «Благость» стала манной, жизненная сила — праной — и никакой зубодробительной лексики, одно поколение.
     В целом картина выглядела следующим образом. Маны всегда больше на местах, где активна любая из стихий, и там, где есть плотное скопление людей. Еще был разговор о местах силы, и, как выяснилось, их немного, и, как правило, отдавали силу они лишь в особые периоды времени. Иначе на этих местах уже бы стояли замки магов. Кстати, может, и стоят. Не зря храмы строились на места языческих капищ.
     Таким образом, на третий день я все же смог ощутить некий гул. Точнее, это был не просто звук, а ощущение, будто ты находишься у источника сильного электромагнитного поля — трансформаторной подстанции.
     Но, как оказалось, наличие самой маны не является, по сути, магией — это сырая сила. Чтобы она стала полезной, ее надо было поглотить и переработать. Сложность же заключалась в том, что мана отвратительно уживалась с праной.
     Другими словами, внешняя энергия разрушает внутреннюю. Только после этого мне стали понятны слова ведьмы о том, что магия и старость плохо совместимы. Как работает этот механизм, у меня в голове пока укладывалось плохо. При использовании большого количества маны можно было просто умереть.
     По крайней мере, я после первого опыта чувствовал себя не очень. Тело реально болело, было полное ощущение, что я провел хороший спарринг с кем-то уровня Серпенто. Даже небольшие синяки появились. Но лиха беда начало.
     Интересно, что поглощать ману можно разным образом. Все зависело лишь от предпочтений и способностей самого мага. Мне больше нравилась медитация, в то время как Александр, с его слов, раскручивал «маховик» и буквально затягивал сырую ману в себя, как пылесос.
     Здесь, кстати, крылась первая из загадок. Мне требовался длительный период адаптации, от часа и более, в то время как ведьма и ее внук могли использовать собранную силу почти мгновенно. Вначале я подумал, что просто не готов к такому, мало опыта. Но ведьма дала понять, что это их родовая особенность. Тем не менее на заметку такой прием я себе оставил.
     Фактически мое обучение на этом и закончилось. Те несколько приемов, что пытались показать колдуны мне не давались от слова совсем. Я не мог сжать свою силу в тугой жгут, она просто отказывалась повиноваться. И это было второе разочарование. Чувствовать себя слабаком, когда тебя с легкостью обгоняют какой-то мажор и его бабка, было до боли обидно.
     К сожалению, мое фиаско признали и оба учителя. Только их диагноз несколько отличался от моего. Другой дар, у каждого свой путь к силе и мастерству — точка. Как бы я ни надрывался последующую неделю, но так и не смог усвоить ни одного приема.
     Параллельно с обучением ведьма не забывала и об артефакте. Пожалуй, это была самая скучная часть из всего произошедшего со мной за последнюю пару недель. Мне приходилось часами смотреть на него, постоянно носить с собой, тереть и даже разговаривать как мысленно, так и вслух. Толку было примерно, как и от моих попыток освоить магию ведьмы, — никакого. Может, будь у меня больше знаний и способностей, я бы разгадал его тайны, но увы и ах.
     Отчаиваться было рано, но провести работу над ошибками действительно стоило. Если эти двое не могут мне помочь, то я знаю, кто может. Вот только стыдно сразу идти с просьбой. А то снова отчитают, как нашкодившего кутенка.
     Свои собственные потуги я решил начать с новой ступени посвящения. Вуду — это все-таки не только магия, но и религия. Свой путь как хунгана мне следовало начать с представления духам. Требовалось получить разрешение у Владык сферы Ле Гуини управлять другими лоа.
     Обряд решил проводить в лесу на поляне подальше от деревенских. Ритуал был простой и не требовал от начинающего шамана множества элементов, но побегать все же пришлось. По два локтя красной, желтой и белой ткани — это просто. Живую птицу купил тут, в деревне, но с цветными свечами, кукурузной мукой и ромом возникла проблема. Пришлось ехать в райцентр. Там же приобрел и все необходимое для призыва крестного.
     Стоит уточнить, что вуду в массе своей — это не темная магия, не зомби, одержимость и сведение в могилу врагов. Это заговоры на удачу, любовь и здоровье. А как же голливудские фильмы? Да все просто. Даже самый добрый хунган знает, как убить врага с помощью лоа. Как договориться с духами о здоровье для маленького ребенка и какую жертву надо отдать духам, чтобы свести с ума разлучницу.
     В вуду нет понятий свет и тьма, есть намерения и склонности. Именно на основе этого религия делится на пантеоны или семейства так называемые нанчон. На деле это все крайне условно, как говорится, сколько хунганов столько и пантеонов. Но в целом можно выделить основные:
     Нанчон Рада считаются наиболее добрыми из лоа. Их цвет белый, они даруют радость и стабильность. Эрзули Владычица Красоты — яркий пример таких лоа.
     Нанчон Петро — злобные ребята. Они потомки боли, ярости и гнева. Их цвет красный. Самый могущественный из них это Ти-Джиан-Петро — владыка границ, одержимости и самой черной магии. Вот кого злить просто не рекомендуется, а в жертву лучше приносить свинью. Ходят слухи, что на том же Гаити лоа Петро до сих пор приносят в жертвы «длинных свиней» — людей.
     Нанчон Геде — воплощение смерти. Могут быть как добрыми, так и злыми, это зависит от ситуации. К примеру, мой патрон, барон Самеди легко убивает, но и лечить умеет. Говорят, он чаще всего помогает маленьким детям.
     Вроде бы логично: дети, мир, добро. Ага, щаз. Барон очень любит пообщаться с умершими, а какой собеседник из ребенка, у которого в жизни ничего не произошло? Правильно, никакой, так что пусть живет, растет, влипает в ситуации, а там уже поговорить будет о чем.
     К вторичным пантеонам можно отнести:
     Нанчон Ориша — это духи народа йоруба, все они разные, но главное, похожи на людей. Со своими слабостями и предпочтениями. Особенно их почитают на Кубе и в Бразилии.
     Есть еще нанчон Ошоси — это пантеон индейских духов. И так продолжать можно очень долго.
     В общем, пантеонов действительно много, и каждый хунган выделяет свои собственные. На том же Гаити тринадцать основных пантеонов. Но главное одно, никогда не стоит оценивать Лоа по одной его грани, у каждого их как минимум две. А у некоторых и того больше, куда там шумерскому богу Мардуку с его пятьюдесятью с лишним обликами.
     Первые ступени посвящения у меня пройдены, по идее, следующую надо преодолевать с хунганом. Но, как всегда, есть лазейки. Если ты не боишься, если готов пролить кровь не только жертвенного петуха, но и свою, то у тебя всегда есть возможность самоинициации.
     С помощью ткани украшаем дерево, сегодня это будет минтан — столб духов — то, что соединяет все миры. Чертим veve Папы Легбе, он был первым из Лоа, и именно у него надо спрашивать разрешения. Зажигаем свечи, а дальше все просто.
     
     Gran, Legba!
     Seyè a antre yo ak sòti,
     Seyè a kadna ak pòt yo,
     Gad pòtay louvri wout la nan konesans sekrè nan linivè la
     Papa Legba, louvri pòt la pou mwen, louvri!
     Legba, louvri pòt la pou mwen.
     Louvri pòt la, Papa, pou m kapab antre,
     Lè m retounen, m ap remèsye Loa
     
     «Великий, Легба!
     Властелин входов и выходов,
     Повелитель замков и дверей,
     Страж ворот, открывающий путь к тайным знаниям Вселенной
     Папа Легба, открой врата для меня, открой!
     Легба, открой мне врата.
     Открой врата, Папа, чтобы я мог войти,
     Когда я вернусь, я возблагодарю Лоа».
     
     Вот за что люблю вуду, звать ты можешь на любом языке. И тебе откликнутся, но лучше звать на креольском, так отклик быстрее. По крайне мере, Серпенто говорил именно так. Танец Легбе прост, и в ходе движения тяжелый нож срубает голову петуху над veve великого Лоа. Следующие взмахи острого лезвия — и моя кровь смешивается с жертвенной и падает на рисунок.
     Неожиданный порыв воздуха в спину чуть не сбил меня с шага, но практика капоэйры помогла удержаться. Словно плита упала с плеч, Папа Легбе признал меня, и теперь я Houngan Si pwen — младший хунган. Вторая вещь, за которую я люблю вуду, — это практичность.
     Духам нужна эманация, поэтому ром я посвящаю Папаше, вот только часть уходит дезинфицировать рану, а часть мне в желудок. Из петуха выйдет отличное жаркое. Практично и очень удобно. Справился тут — надо будет теперь призвать и крестного.

Практика без теории

      Япония. Остров Хоккайдо
      Жертвы: 44 человека.
      Произошло сильное землетрясение магнитудой 6,6.
      Оно унесло жизни по меньшей мере четырех десятков
      человек, сотни пострадавших.
      Новостные каналы
     
     Кладбище встретило меня ночной тишиной. Старая кирпичная церковь высилась посреди погоста, а простой деревянный крест в высоте отбрасывал тень под светом луны. В этот раз никакого тумана и ритма режиональ, только приглушенные звуки спящей деревни и ночной лес поблизости.
     На секунду страх попытался заставить повернуть обратно. Морды мертвых тварей мерещились за тенью дерева, а шорохи заставляли нервно озираться.
     Пришлось взять себя в руки. Со слов ведьмы и Барона время ночных тварей пока не наступило. Им еще предстоит проснуться и набраться сил.
     У входа я оставил несколько монет — дар для Мамаши Бриджит, чтобы, так сказать, заплатить за то, что отвлекаю ее мужа.
     Кубок, куда нужно налить воду или ром, второе предпочтительнее. За пол-литра «Бакарди» в районном сельпо с меня взяли две с половиной тысячи рублей, просто грабеж какой-то. Два отрезка ткани: фиолетовый и белый. И две пары таких же свечей. Белые в наличии были, а вот с фиолетовыми оказалось сложнее, только мелкие рассохшиеся аромасвечи. Видимо, продавцу было просто жалко их выкинуть. А мне куда деваться? Вот и пришлось покупать это ароматическое убожище. Еще добавил колоду карт, игральные кости и два охотничьих ножа. Вроде все. Пора начинать.
     По правильному надо снова звать Папу Легбе, чтобы он открыл врата, но Барон сказал, что теперь каждый сам по себе, и лучше отдать больше силы покровителю. Да и кладбище — его земля, тут он имеет полное право появиться сам.
     Вдох-выдох мысли разбегаются, а руки уже сами все делают. Отрезки белой и фиолетовой ткани накрывают столик рядом с могилой. Сегодня она послужит мне алтарем. Зажигаем свечи. Хм, а зря я ругался на эти аромасвечи, запах лаванды тут будет нелишним.
     Вместо кубка сегодня армейский котелок. Заливаем туда полбутылки рома. Копченое мясо, колбаса и острые перцы ложатся рядом в качестве дара. В виде символов Барона игральные карты и кости. Ну, хватит бояться, пора начинать.
     Кукурузной мукой перед алтарем черчу veve Барона. Благо в райцентре интернет работает получше, скачал рисунок, а потом уже дома песком тренировался, пока не начало получаться. Но как дошло до практики, накосячил. С непривычки рука дрогнула, и рисунок вышел так себе. Должен был изобразить постамент с крестом, но основание вышло кривое. Пришлось исправлять. Грубо говоря, символ — это способ дать ему большую власть в этом мире. Готово.
     Теперь этап номер два — набрать ром в рот и распылить его на все четыре стороны, упрощая дорогу владыке Геде. Глотнул — и понеслась.
     Раз танец призыва я не знаю, будем импровизировать. Танцор из меня, конечно, тот еще, но шесть лет занятий капоэйрой научили чувствовать ритм и движения. Ножи в руки, они сегодня символизируют опасность. Барона очень любят темные дельцы всех мастей, и он дарует им удачу, если те живут по его законам.
     Джинга, чтобы набрать скорость и прочувствовать ритм, тут же выход в Au Sem Mao и колесом без использования рук начинаю танец, уход в Meia Lua de Compasso — круговой удар ногой с опорой на руку — и снова ускоряемся в джингу. С ножами этот прием сделать сложновато, но практика решает все.
     Капа учит чувствовать ритм и играть под музыку, а с учетом того, что все молитвы в вуду очень ритмичны, они идеально сочетаются.
     Двигаясь и постоянно меняя стойки, нанося удары невидимым соперникам, совершая акробатические кульбиты, я продолжал напевать:
     
     Ibarokou mollumba eshu ibaco moyumba ibaco moyumba,
     Omote conicu ibacoo omote ako mollumba eshu kulona,
     Ibarakou mollumba omole ko ibarakou mollumba omole ko…
     
     Сознание неожиданно мигнуло вспышкой, и мир перед моими глазами изменился…
     — Oi, крестник! — все тот же глубокий голос, фиолетовый костюм, цилиндр, трость, ароматная сигара в черной ладони и начертанный белой краской череп на лице. — Долго же ты ждал, но, будем считать, твоя упертость оценена по достоинству. В конце концов, не каждый сахарок будет делать все по канону. А ты молодец, справился.
     — Oi, Барон. Да решился. Лоа Геде, мне нужна твоя помощь.
     — Что ж, спрашивай — и если смогу помочь, то попробую.
     — Что, вот так просто, без всякого торга?
     — Без. Ola, ты так и не понял правил этой игры. — Грудной смех раскатился по округе. — Мне нужно, чтобы такие, как ты, становились сильнее. Просто взять и дать тебе силу, я, конечно, могу, но не буду. Даже горы сырой силы не сделают из слабака хунгана. Этот путь ты должен пройти сам. Но никто не может запретить мне помочь тебе советом и знаниями. Хотя это и не значит, что я буду тратить на тебя время.
     — Что ж, это приятно. А то уже начали утомлять все эти договора. Ты же знаешь, зачем я тебя позвал?
     — Соскучился по моей настойке? — сквозь дым сигары раздался смех.
     — Почти. Я так и не смог освоить ничего из магии и разобраться вот с этой побрякушкой, — я достал из сумки уже порядком надоевший нож.
     — И не сможешь, потому что выбрал не тех учителей. Их дороги закрыты для тебя, зато имеются другие, но ты отказываешься по ним ходить.
     — Да как отказываюсь?! Я прошел Представление Папе и честно пытался призвать мелких духов, но они не приходят. Вот я и хотел спросить, почему?
     — Ola! Sim. Это просто, крестник. Сильные еще спят, а слабых тут нет. Пока что ты можешь договориться только с теми, кто совсем недавно потерял материальную оболочку. Пойми, этот мир долгое время был лишен силы, и многие лоа забыли в него дорогу. А мелкие просто не выживали, развоплощаясь сразу после смерти. Расскажи мне, какие бывают лоа?
     — В сфере Ле Гвени обитают все лоа, которые были рождены в мире. Делятся они по атрибуту, знаку, предназначению и, конечно, силе.
     — Расскажи мне про силу.
     — Самые слабые — это лоа животных, птиц и людей без веры. Потом идут слабые духи мест, праведников. Затем тотемные лоа, стихийные и бокоро — духи покойных колдунов, магов, шаманов. Следом господа: стихий, мест и сильнейшие из хунганов, — те же души колдунов-магов, но наделенные при жизни огромной силой. Сюда же можно отнести свиты великих лоа Геде, Рада и Петре. Естественно, бывают очень сильные тотемные духи, но с ними особый случай. Ну а дальше уже такие, как ты, Владыки сферы Ле Гвени, мира лоа. И выше всех стоит Великий Нсамби, он же Бонди.
     — Почти, крестник, ты почти прав, но это ты поймешь сам и позже. Теперь же я объясню тебе одну очень простую вещь. Сила, сокрытая в тебе, особенная, ты не можешь останавливать реки и разрушать горы, но это не значит, что она бесполезна. Сырая мана, проходя через твой источник, преобразуется в gros bon ange — энергию души. И именно она может питать духов, ты полезен для нас, а мы можем быть полезны для тебя. Самые слабые лоа тупы и являются лишь злобными тварями, потерявшими свою физическую оболочку. За маленькую часть твоей силы они будут верно служить тебе. Достаточно лишь поддерживать их, чтобы не развоплотились. Даже большая часть праведных душ и тотемных духов будут готовы на служение. Но не забывай, что их разум разрушен смертью физической оболочки, и они почти не способны тебя правильно понять. Старайся отдавать четкие приказы, а не длинные списки просьб. Что же касается остальных лоа, тут много сложнее. Те из них, кто обрел разум, могут потребовать солидную плату за свои услуги. Но и услуги, которые они могут оказать, будут полезны: убить твоих врагов, задавать вопросы и получать ответы, увидеть мир их глазами, найти клады, а может, и нечто большее. Собственно, здесь все ограничивается только твоими знаниями и способностями.
     — А чем я могу быть полезен тебе, Барон?
     — Тебе пока нечего предложить мне, маленький Водун. Возможно, когда-нибудь я попрошу об услуге.
     — Все-таки своя цена есть и у твоей помощи.
     Смех вновь разнесся по кладбищу.
     — Да не переживай, крестник, так устроен мир. Будем считать, что сейчас ты должен мне всего лишь бутылку хорошего рома. Такая цена тебе не кажется непомерной?
     — Договорились. — У меня аж от сердца отлегло. Все же требовать мою душу или неведомую услугу пока никто не собирался. Хотя с душами вроде как работает другая контора.
     — Теперь по твоей второй просьбе. Будем считать, что тебе повезло, не то чтобы сильно, но все же. Полезная и распространенная вещь. Боевой артефакт или боевой амулет, называй как хочешь. Суть же проста: не надо ничего уметь, просто напитываешь его силой, и он сам создает плетение. Тут установлена какая-то версия заклинания Могильного Тлена. Думаю, этого достаточно.
     ****
     Получать помощь высших сил оказалась до нельзя удобно. Даже как-то сверхсильно, самому почти и думать не пришлось. Нашелся Большой Брат, который все разложил по полочкам. Пусть я пока что не могу использовать магию так эффективно, как ведьма и ее внук, но оказывается, и у меня есть свои козыри.
     В дальнейшем время закрутилось. Вернул артефакт, с пояснением как его использовать и так как ведьма не смогла оказать обещанные услуги в полной мере, мне удалось выторговать немного денег. Двадцать тысяч как раз покрыли издержки. Старуха привычно пыталась надавить, но за прошедшие недели я уже пообвыкся, и ведьма успокоилась. Тем не менее прощание вышло достаточно теплым. Анна Георгиевна пожелала мне удачи, а с ее внуком мы расстались если и не закадычными друзьями, то уж приятелями точно.
     Еще после первых новостей о грядущих проблемах мы с дедом крепко задумались о будущем и о том, как жить дальше. Предстояло сделать очень многое, если привычный мир вокруг начнет рушиться, надо сделать запасы, но это мелочи, пока-то магазины работают.
     Сложность возникла, когда разговор зашел о наших родственниках. После долгих обсуждений мы с дедом пришли к выводу, что здесь — в глухой Алтайской деревеньке — будет наиболее безопасно. Вот только как собрать всех Строкиных в кучу?
     У меня двое братьев: у старшего семья, средний, пусть и не женат, но тоже живет своей жизнью, а ведь есть еще тетки и дядьки со своими детьми. Семейство у нас не самое большое, но десяток человек наберется. Как заставить их — городских жителей — бросить работу, привычный образ жизни и переехать на постоянное место жительства к черту на кулички? Да никак.
     Даже если рассказать правду и показать пару трюков, которым еще предстоит научиться, в лучшем случае посчитают «фокусником» и чудаком. А вот в худшем — сдадут милые родственнички добрым врачам и не со зла, а только в надежде на скорейшее излечение.
     В общем, глобального плана разработать не получилось, придется действовать по обстоятельствам. Хотя кое-какие меры придумать все же удалось. Родителям договорились, как придет время, сказать, что дед плох и собирается помирать. Сорвутся как миленькие, а уж как их тут задержать на месяц-другой старик сам придумает. На том и порешили.
     С утра, попрощавшись с дедом, я загрузил рюкзак в машину и уехал. Дорога прошла спокойно. Уже к вечеру удалось добраться до Новосибирска. На трассе главное не дергаться, держать свою сотку и все будет хорошо.

Дом милый дом

      Гаити.
      Жертвы: 11 человек
      У берегов Гаити произошло мощное землетрясение магнитудой 5,9.
      Погибли, по меньшей мере, одиннадцать человек.
      Стихия разрушила много зданий, десятки людей оказались под завалами.
      Новостные каналы
     
     Пустая квартира встретила домашним уютом. Вроде отсутствовал полтора месяца, и дом должен был зарасти пылью, но моя маленькая берлога оставалась все такой же родной и уютной. Собирался в поездку не в спешке, но все равно бардак был изрядный, так что поставил чайник и принялся за уборку. Дорога отняла весь день, и сегодня уже никуда не успею.
     Крепкий чай помог стряхнуть сонливость, а трубка с ароматным табаком настраивала на философский лад. Ночной город с балкона был, как всегда, прекрасен. Огни рекламы и освещения призывно манили, а свежий воздух гнал на улицу. Все было бы хорошо, если бы не понимание, что скоро это закончится. Вопрос только в том, когда? По какому сценарию пойдет будущий апокалипсис? Неизвестно.
     Практика показала, что ходячих мертвецов можно убить, так что зомби-апокалипсис не так страшен, как его малюют. Да стандартные боеприпасы рассчитаны на человека и работают по мертвым хуже. Зато гладкоствольное оружие показало себя выше всяких похвал.
     Пули 7,62 пробивали тварь навылет, но не причинили особого вреда, а вот двенадцатый калибр буквально вырывали куски. Хотя патроны тоже бывают разные, тут я не специалист. Может, есть и для автоматов какой-то тип пули, рассчитанный на максимальное поражение плоти, надо будет поискать.
     С огнестрелом надо решать и решать серьезно. Если твари будут быстрыми, то хрен по ним из двустволки попадешь. Барон назвал умертвий слабаками, а значит, будут монстры и посерьезней. Не знаю какие, но готовится, стоит к худшему. Самый сложный противник, которого я мог себе вообразить, — вампир. Разумная и очень быстрая тварь, обладающая многовековым опытом.
     При таком раскладе надевать на себя латный доспех нет никакого желания. Да и спасет ли он? Сомневаюсь. Любое из тех умертвий, с которыми мы воевали, в легкую открутило бы мне голову, будь я менее подвижен.
     Значит, в первую очередь надо будет получить охотничий билет и прикупить себе что-нибудь этакое. Денег потребуется очень много. В любом случае это будет правильно. Потом надо озаботиться холодным оружием. Куплю топор или меч.
     Во, катану! Почти во всех фильмах про зомби есть меч. Острый и плоть должен нарезать как масло. Так и представилась картина, как я с двустволкой за спиной и катаной в руках лихо срубаю головы мертвецов. Красота блин.
     Но что-то я увлекся. Мечом еще надо уметь пользоваться, а значит, предстоит учиться. База у меня хорошая, освоюсь быстро. Кто у нас научит такому? Есть всякие эльфо-гномо-орки, но что-то подсказывает, что мне не к ним.
     Спортивное фехтование я отбросил сразу. Изящно проколоть противника шпагой — это прекрасно. Но если врага не берет пуля, то и шпага ничего не сделает. В общем, мечта о голубой мушкетерской накидке рассыпалась прахом.
     Так, еще есть реконструкторы, эти ребята серьезно бьются на железе, но с катанами вроде не бегают. Этим мечом учат пользоваться в кендо. Зайду туда и гляну, что да как.
     Да и с разными выживальщиками надо навести мосты. Самому поучиться — костер без зажигалки я не разведу. С другой стороны, сейчас на любой оптовке за тысячу рублей можно накупить этих зажигалок на год вперед. Но, думаю, там могут научить и другим полезным вещам. В общем, стоит попробовать.
     Но это все касается только сценария с зомби-апокалипсисом. А могут быть другие? Легко. От неведомых магических болезней до всяких вторженцев из иных планов. Судя по амулету и косвенным данным, полученным от Барона, большая часть вторженцев должна обладать схожей с нами физиологией. Да способности могут быть невероятные по нашим меркам, но это, по крайней мере, дает хоть какое-то представление о будущем противнике. А значит, и справиться с ним можно.
     Строить догадки о неведомом достаточно глупо, но хоть элементарное понимание должно быть. Надо внимательно отслеживать ситуацию в мире. Пропустить сам апокалипсис я не боюсь, это невозможно. Но вот не уловить его начала вполне реально. Надо поискать вменяемые новостные агентства, из которых можно черпать информацию.
     Буду отслеживать новости. Нет, всякая политика меня не интересует, а вот повышение магического фона очень. Если один-два зомби потеряются на общем информационном поле, то большое количество точно вызовет ажиотаж. То же самое начнется и при появлении неизвестной болезни или еще какой гадости. Будет хотя бы пара дней на реагирование.
     Главное, не пропустить этот момент, ведь это начало конца этого мира. Ну и проблема найти нормальный источник информации. Всяким Рен-ТВ веры нет, по их мнению, жидориптелойды уже давно захватили Землю.
     Еще надо получить медицинское образование, понятно, что высшее или даже средне специальное учебное заведение за оставшееся время закончить не успею. Но хотя бы курсы первой медицинской помощи не помешают. В теории-то я знаю, как перевязать рану или наложить жгут, но практики нет. Насколько можно накладывать этот самый жгут? Вопрос так вопрос. Гугл говорит, что на два часа. А будет ли время лезть в гугл, если случится что-то серьезное? Нет, для этого и нужны курсы, да и не факт, что интернет работать будет.
     Еще было бы неплохо научиться обращаться со взрывчаткой, но это явно не успею. Надо стать сапером или подрывником? Чем они отличаются? Да хрен его знает. Профессионально таких специалистов обучают только в армии и военных училищах. Говорят, можно по самоучителям, но если есть запасные конечности или две жизни.
     Небезопасное это дело — на домашней кухне взрывчатку изготавливать, она же и рвануть может. Понятно, что большим профессионалом стать не успею, но, может, есть какие экспресс-курсы «Взрывное дело для чайников»? Мечты. Вряд ли, законы у нас не те, не хочет государство видеть таких специалистов вне собственных силовых структур.
     С удивлением понял, что простоял на балконе больше часа. Чай в кружке давно остыл, и трубка прогорела. Но ко мне, наконец-то, пришло спокойствие и уверенность. Проблем много, и их надо решать, а значит, пора спать, завтра начинается новая жизнь.
     ****
     Как же хорошо просыпаться дома в своей любимой постели. На работу идти не надо, так что можно спокойно размяться, а уж потом и позавтракать. Контрастный душ взбодрил — самое время для зарядки.
     Для начала растяжка, гибкость полезна для бойца. Потом общая разминка — и я готов. Ноги загружу уже в зале. А пока кинуть овсянку в мультиварку и собрать вещи.
     В зеркале уже отчетливо видны заросшие виски, надо записаться к Грише, пусть подстрижет. Чем хорош современный мир, зашел в Instagram, пара кликов — и вот меня уже ждут в Cut Man, небольшой парикмахерской. Да ценник выше, чем у тети Зины из соседнего подъезда, но стригут быстро, качественно, да и место приятное.
     Полтора часа на все про все — и я снова в лучшей форме. А то еще не хватало появиться в зале небритым и растрепанным, Sombra и Flagelo потом засмеют так, что замучаешься отшучиваться. Недаром одну прозвали Плетью за ее хлесткие высказывания, а вторую Тенью, потому что она постоянно рядом с подругой.
     — Oi, Serpento. — Буквально через мгновение Бенино взял трубку
     — Oi, Fera.
     — Ты в зале?
     — Через десять минут буду, ты уже вернулся?
     — Да, тогда готовь кофе, я через двадцать минут буду.
     — Договорились.
     За что люблю ездить по городу днем, пробок почти нет. А то попробуй с правого на левый берег перебраться вечером в час пик. Потратишь минут сорок, а то и больше, как повезет. Днем же спокойно: от ЖД вокзала до Горской полчаса езды.
     В наушниках негромко играет «Ангола». Плавные ритмы настраивают на медитативное состояние. Легкий ветерок через приоткрытое окно приятно холодит голову. Июньское солнце радостно светит — и мне хорошо.
     Когда в голове есть план, жить сразу становится легче. Настроение не испортил даже дебил на «Мазде», который решил поиграть в шашечки на дороге. В плохом настроении я бы вылез и объяснил ему, что дорога одна для всех, и что тише едешь — дальше будешь. Вот смысл прыгать из ряда в ряд?
     Двигайся с одной скоростью в потоке, сам спокойно доедешь и не создашь аварийную ситуацию. Вот честно, выходит-то плюс-минус пара минут. В Китае с его полутора миллиардами так и ездят. И все работает. Но таким разве объяснишь, да и не хочется. Сдохнет он через год-другой — и дело с концом.
     Зал находился в подвальном помещении. Даже на левом берегу купить что-то вменяемое за те деньги, что были у меня в наличии тяжело. И пусть на мне висит кредит, я ни минуты не жалею об этой покупке.
     Знакомая вывеска «Vale Tudo», сделанная на фоне бразильского флага. Скинуть кроссовки и вперед в тренерскую.
     — Oi, бродяга, давно не виделись. — Серпенто поднялся из-за стола, где священнодействовал с газовой горелкой и туркой.
     — Oi, старый Змей. — Мулат сгреб меня в охапку и чуть не раздавил. — Сначала кофе, а потом поговорим о серьезном, договорились, Fera? — Змей серьезен, что для него нехарактерно. Да и выглядит он сегодня не очень. Сильно старше своих тридцати двух, тем более что на темнокожих возраст сказывается медленнее.
     — Договорились, давай свой кофе.
     Полчаса мы пили кофе. Горячий, терпкий напиток располагал к ничего не значащей болтовне о пустяках. Серпенто не признает зерна, что продают в России. После каждой поездки домой, он привозит несколько упаковок своего любимого сорта «Бразилия Можиана». Я не то чтобы фанат, но в нем есть что-то такое, что даже я могу пить без сахара. Этот черный боец уже давно стал не только моим учителем, но и другом.
     — Рассказывай все в деталях и не бойся, что как на психа смотреть буду. У меня прадед был настоящим, посвященным Дамбалле-Ведо хунганом. А я так, только функции могу выполнять. Силы лоа нет ни на грош. — Наставник уставился на меня своими карими немигающими глазами. Вот силы, может, у него и нет, но змеиный взгляд есть. За это ему и дали такое apelido — Serpento.
     — Я дважды говорил с Бароном, притом первый раз он пришел сам, а потом я его призвал.
     — Барон — могущественный Лоа, сильный и опасный покровитель. Ты родился в его время, значит, он присматривает за тобой. Не могу сказать, хорошо это или плохо, тут только тебе решать. Но одно точно: Барон не любит слабаков и нытиков и всегда ведет свою игру. В любом случае будь осторожен. Многие хунганы сложили головы, втянутые в игры великих Лоа. Кстати, что он потребовать у тебя успел?
     — Ты даже не спросишь, была ли сделка?
     — Виктор, не смеши меня. Ты, конечно, классный парень, отличный боец, но не хунган. Кому, как не мне знать, что такое Лоа? С могущественными владыками ты все равно заключишь сделку. Вопрос в другом. Какую плату с тебя потребуют? Так что он попросил за услугу?
     — Не поверишь, бутылку хорошего рома. В следующую субботу съезжу на кладбище, разопью на могиле ром на пару с ним.
     — Правильно мыслишь, он не из тех, кто понимает задержки в оплате. И вообще, старайся не брать в долг. Даже если сделка пустячная, а ты ему нравишься. Запомни, он не человек. А теперь, пожалуйста, послушай меня очень внимательно. У меня есть неделя на то, чтобы обучить тебя базе, потом я улетаю в Байю. Надо ухаживать за матерью, а тут еще племянник, парнишка сестры, заболел серьезно.
     — Погоди. Барон сказал, если ты окажешь мне услугу, он поможет твоей сестре с ребенком.
     — А вот это уже серьезные и очень приятные новости. Я бы в любом случае тебе помог, но так даже лучше. Исцеляет он не хуже, чем убивает. За неделю я передам тебе основы ритуалов и техники работы с духами. Объясню, кому какие жертвы лучше подходят. Что еще сказал, Барон?
     — Что миру хана. Грядет апокалипсис: мертвые будут восставать, живые сходить с ума и убивать друг друга, старые хозяева начнут просыпаться. А если и это нас не добьет, то придут чужаки из других миров и закончат дело. И хочешь верь, хочешь нет, я видел оживших. — Слово за словом, я рассказал все, что произошло со мной у деда.
     — Тогда мне тем более надо домой. Кроме меня мать и сестру никто не сможет защитить. Мое место дома, рядом с родными. Я вырос в фавелах и видел многое на улицах трущоб. Поэтому я тебе верю. А сейчас переодевайся и разомнись как следует. Сегодня новичков будем пугать родой в полный контакт. Спляшем?
     — Конечно! Но, Серпенто, я хотел еще одно сказать…
     — Зал хочешь закрыть?
     — Да, как ты догадался? — я реально не мог понять, как он угадал.
     — Для подготовки нужны деньги, это понятно. Ты еще молод, проживи хотя бы с мое и сам начнешь читать людей, как открытые книги. Я не против, но с одним условием. Если выживешь, открой новый, согласен?
     — Сделаю.
     — Вот и хорошо, а теперь переодевайся: надо закончить красиво.
     Натянув форму, я выдвинулся в зал. Лоа и все духи в округе, как же здорово снова оказаться в родных стенах. А вот и старички разминаются. Ящер отжимается, стоя на руках вниз головой, Сомбре и Жиганте играют на легкой скорости. Отличный вид открывается, когда смотришь на эту блондинку сзади. А вот увалень Василий, похоже, поднабрал лишнего.
     — Привет, пропажа, — ко мне с улыбкой во все тридцать два зуба расслабленной походкой шел Gato de rua — Уличный кот. Он так же, как и я, практиковал полноконтактную капоэйру. Мы не то, чтобы друзья, скорее, даже наоборот, соперники. Он самоуверенный и самовлюбленный хлыщ, но как спарринг-партнер просто шикарен. Уж больно фантазия у него гибкая для боя.
     — Здравствуй, Кошак. — Хлопаю по протянутой ладони и тут же ухожу влево смещением в нижнюю стойку от летящей в голову ноги.
     Мгновенно распрямляюсь с ударом стопы в его живот. Сальто назад в его исполнении тут же становится атакой в мою челюсть. Крутанулся на месте, уходя от удара, и моя пятка летит в его грудь.
     Вновь смещение, и теперь уже стопа Кота целит пяткой сверху в мою ключицу. Рывок вперед — и удар проходит надо мной, а мои ноги захватывают корпус соперника. Скрут телом — и мы летим кубарем вместе с Котом. Выход в стойку — и улыбка у обоих на губах. Это была хорошая игра.
     — А ты не растерял сноровку, Fera? Все такой же резкий. Участвуешь сегодня?
     — Ты тоже ничего, Gato. Обязательно.
     — Где пропадал? Мне было скучно без любимого мешка для битья.
     — Да к деду мотался. Мешок тут один, и это ты — Стоило рассказать ему, да и остальным ребятам, да вот только никто не поверит.
     Разминка вкупе с пикировкой со старыми знакомыми шла еще с полчаса. Когда планируется такая долгая рода-игра лучше размяться полностью и потом не волноваться по пустякам. Новички все подтягивались, кто-то жался к стенам, кто-то присоединялся. А потом началось веселье.
     — Ну что, ребята, покажем, что такое рода по правилам фавел? — голос Серпента просто лучился от задора и энергии. Сразу и не поверишь, что только что мы обсуждали, как выживать в условиях грядущего апокалипсиса.
     Ребята с желтыми кордами заняли места у барабанов. Плеть взяла в руки беримбау — что-то типа лука с закрепленной на струне тыквой, именно им ускоряют или замедляют игру в капоэйре. А если он в руках у Иринки, дело пойдет жестко.
     Черно-белый боец ткнул в меня пальцем. Ну что ж, значит, мы начинаем joga на пару с Серпенто.
     Глаза в глаза, легкий наклон беримбау — и мир сузился до круга из поющих и хлопающих людей. Прыжок назад с опорой на руку, уход от удара в лицо. Сразу видно, Серпенто не сдерживается — учитель знает мой уровень. Значит, не стоит его разочаровывать.
     Есть нечто сумасшедшее в том, что два человека добровольно под музыку пытаются угробить друг друга. Кто сказал, что сальто — это просто акробатический элемент? Вы просто не прыгали сальто в противника двумя ногами вперед, у нас такой прием называется envergado. Плеть задрала ритм еще выше.
     Наставник превратился в черно-белую молнию. Чего не отнять у Серпенто, он работает одинаково хорошо на всех уровнях, я же в бою на нижнем пока слабее. Моя стихия — это скорость и стойка.
     Удар и ответ — в этом вся суть капы. А вот и мой шанс. Chapa frontal — прямой удар ногой летит в голову. Все бы ничего, вот только переводится он как «плита». Как некоторые шутят, «плита на твоей могиле», если такой попадет в голову. Уход с подхватом ноги, подсечка — и Серпенто летит кубарем в одну сторону, а я через спину в другую. Вечно этот змей умудряется извернуться и послать вдогонку еще один удар.
     Пляска со смертью продолжается.

Что круче, бокс или каратэ?

     Гватемала. Фуэго.
     Жертвы: более 100 человек
     В Гватемале начал извергаться вулкан Фуэго.
     Это извержение признали одним из сильнейших за последние годы.
     От стихии погибли 109 человек,
      несколько тысяч пришлось эвакуировать из близлежащих районов.
     Новостные каналы
     
     Время летело вскачь. Я решил начать сначала. Приступать к тренировкам надо было «уже вчера», но пока элементарно не хватало средств. Месяц без работы, пока сидел у деда, больно ударил по кошельку. Десятка на карточке, а данное ведьмой позволяло разве что не умереть с голоду и закупить зажигалок. Об огнестрельном оружии можно было забыть.
     Посетил три агентства недвижимости и выставил все на продажу. В ближайшее время мне потребуется много денег. Думаю, как только все начнется, ситуация со свободным жильем будет простая. Численность населения начнет сокращаться по вполне понятным причинам, и то, что сейчас стоит миллионы, будет стоять пустым. Так что смысла держаться за такие вещи, как квартира и машина, нет.
     Цену не ломил, даже выставил чуть меньше рыночной. За свою однокомнатную рассчитывал выручить около полутора миллионов. А вот с залом возникли проблемы. Я до сих пор выплачивал кредит, но риэлторы пообещали что-нибудь придумать. Однако сразу предупредили, что по цене придется падать процентов на сорок. На безрыбье и рак рыба.
     Было бы отлично, если бы удалось то же самое провернуть с собственностью родителей и остальных родственников. Тогда можно было бы развернуться. Сумма в двадцать пять-тридцать миллионов звучит обнадеживающе, но это все мечты.
     Родители ни за что не продадут квартиру. Даже если я каки-то образом смогу им доказать реальность происходящего. Инертность мышления — страшная вещь. Когда они осознают необходимость подобного шага, будет уже поздно.
     Обдумал идею взять какой-нибудь космический кредит под любые проценты. Но возможности не было. Ипотека не позволит. Ни один банк не даст даже ста тысяч, пока не рассчитаюсь по старым счетам. Пятьдесят тысяч, которые мне предлагали, тоже деньги, но не те, которые могут что-то серьезно решить в моей ситуации.
     Ладно, в течение месяца вопрос с деньгами должен решиться. Но сидеть и ждать было выше моих сил. Обзвонил всех должников. Пятнадцать тысяч особой погоды не сделают, но пока каждая копейка на счету.
     Назначил встречу друзьям через пару недель. В голове сумбур, так что торопиться не стоит. Я пока еще сам не определился, о чем и как рассказать.
     На старую работу выходить я не собирался. Позвонил и сказал, что увольняюсь, никто не опечалился потерей ценного специалиста. Сфера торговли она такая. Свободного времени теперь уйма.
     В стрелковые клубы пока решил не соваться. Даже патроны стоят денег. Час занятий обойдется минимум в тысячу рублей, так еще и за один выстрел из гладкоствольного ружья придется выложить около сорока, вот и считай. Пока карман не позволяет. Решил начать с холодного оружия, как с самого бюджетного варианта.
     На практике все оказалось не так гладко, как мне думалось.
     Найти секцию кендо было легко. Реклама новомодного спорткомплекса прямо-таки приглашала зайти и ощутить себя самураем. Отказываться не стал, тем более первая тренировка была бесплатной. Припарковал свою старенькую Honda среди новеньких иномарок — и вперед.
     Стоять в спортивном костюме посреди одетых в кимоно людей, было неудобно, но с этим я смирился.
     Комплекс упражнений был интересен, но особого опыта в этой области у меня не имелось, так что понять его ценность оказалось сложновато. Тренеровка прошла штатно, и мне даже предложили облачиться и попробовать свои силы в реальном поединке. Что могу сказать, я проиграл.
     Мужики действительно умели махать этими деревяшками. Точные удары в голову сыпались на меня один за другим, и давать достойный отпор получалось через раз. Такая результативность меня откровенно порадовала. Вот что значит серьезный подход. У них стоит поучиться.
     Опечалила же меня лишь цена этой красоты. За простой деревянный бокен придется выложить от семисот до полутора тысяч рублей. Фирменные и вовсе могли стоить по пятнадцать. Когда я узнал стоимость остальной экипировки, то вообще впал в уныние. Цена за защитный комплект колебалась от одной до пяти тысяч долларов. Я даже почти дал себе зарок, что как только появятся деньги, куплю все необходимое для занятий.
     И все же решил попробовать и остальное из списка.
     С реконструкторами все получилось легко и просто. Позвонил, узнал расписание, пришел, получил по голове. Нет, все было несколько сложнее. Мне выдали на тренировку кусок сырого железа, по недоразумению названного мечом, и я с остервенением полтора часа лупил покрышку. Умения мне это не добавило, но своеобразный кайф получил. После тренировки выяснилось, что ребята и сами используют подобное снаряжение, чисто как тренировочное.
     Кстати, спарринг по просьбе мне тоже устроили. Один из ребят одолжил свой комплект, так что даже удалось сойтись врукопашную. Я уже давно не новичок и физические кондиции у меня на высоком уровне.
     В общем, первого противника я разделал под орех. Достаточно было прикрыться небольшим щитом от самых сильных ударов и что есть силы лупить в ответ. Так же можно было бить оппонента закованными в железо кулаками и даже бороться. Правда, нельзя выпускать из рук оружие и щит.
     Металлические доспехи прекрасно защищали от повреждений. Примерно половина пропущенных ударов оставляла синяки, несмотря на защиту. Возможно, была вероятность нанести друг другу серьезные травмы, но цели такой не стояло. Кроме махания были еще тонкости, правда, сходу я их не заметил.
     После первой легкой победы, против меня вышел уже другой противник, и тут пришлось трудно. Парень почти не уступал мне ростом, но был шире в плечах. Как следствие, его удары были намного сильнее, да и бил он уже значительно хитрее. Его клинок так и норовил ударить из слепой зоны.
     В итоге мне все же удалось блокировать пару ударов, хотя один чисто случайно. А когда противник входил в клинч или борьбу, тут я проигрывал почти вчистую. Сильно сковывало непривычное снаряжение, да и его умения были выше. После четвертого броска пришлось поднять меч и щит кверху, прекращая поединок. Мазохизм — это на любителя, а падать в доспехах — удовольствие ниже среднего.
     После боя мы пообщались, и мне объяснили, в чем разница. Как правило, хорошие результаты в таких боях показывают бывшие профессиональные спортсмены. Особенно борцы. К примеру, Максим — мой второй соперник — с юности занимался вольной борьбой.
     Из-за травмы в двадцать пять лет был вынужден закончить спортивную карьеру. Сюда же его привел Павел — мой первый соперник. Приятели давно общались, но после того как Макс остался не у дел, друг соблазнил его прийти на тренировку, и бывшего борца зацепило.
     Его до слез растрогало, что в исторических боях можно и нужно со всей силы бить противника железной палкой — это уже позже он поднабрался опыта, а вначале просто лупил что есть дури.
     В общем, хорошие физические данные и спортивная подготовка решают все. Почти идеально мой вариант, немного опыта — и смогу показать достойный результаты. Да и цена более чем вменяемая. От пяти до пятнадцати тысяч за клинок, и от тридцати до ста за комплект доспехов.
     Посоветовавшись с новыми приятелями, я получил предложение попробовать еще HEMA. Этой аббревиатурой называлось историческое европейское фехтование. Европейское, потому что использовалось соответствующее оружие. А фехтование, потому что они осваивали бой мечами на базе исторических традиций — по старым учебникам.
     Это занятие, как и прошлое, проходило в обычном спортивном зале. Те же стальные клинки, только выбор шире: сабли, полуторные мечи с непроизносимым немецким названием. Было еще парное оружие — шпага-дага: длинный меч и кинжал во вторую руку, но с колющим связываться я уже зарекся.
     Здесь ситуация выглядела несколько иначе. Новичков своего уровня я легко побеждал за счет тренированной скорости и гибкости, а более опытные противники рубили меня, нанося хитрые удары. Их клинки легко обходили мои неумелые попытки защититься и наносили пусть не болезненные, но обидные удары.
     Думаю, со временем я бы смог показать результаты, но это потребовало много усилий и времени. Хотя цена тут была еще ниже. Меч или сабля обошлись бы мне от пяти до семи тысяч за полуторный клинок. Вполне приемлемо.
     В общем, после пары недель экспериментов я сел и составил список с плюсами и минусами всех вариантов. Перечень получился изрядный, но каждый пункт я старался вписывать, только тщательно обдумав. Подход «нравится-не нравится» тут был плохим советчиком. Получилось у меня следующее: ни одна из школ не походила.
     Кендо — отличная техника, но там мне бы пришлось ломать себя, так как занятие капой выработало определенные рефлексы. Я просто не способен двигаться всегда по прямой. Капа — это хитрость, трюки и круговая динамика, а кендо прямые удары в голову и линейное движение. Даже постановка задней — толчковой — ноги на носок об этом говорит. Рывок-удар — это не мое. В другом случае мой выбор пал бы именно на это единоборство.
     Исторические бои в доспехах тоже были отвергнуты. Там я бы быстро показал хороший результат, но для кого? Доспехи оказались не такими тяжелыми, как я думал ранее, но все же сильно мешали.
     А еще я пытался оценить свои возможности с таким стилем в бою с умертвиями. Твари бы просто уронили и порвали меня. Второе сравнение было значительно глупее, но я представил толпу зомби из кинофильма и себя, облаченного в сияющий доспех со сверкающим мечом и щитом. Красиво, но тупо.
     Порвали бы меня как тузик грелку. Зомби не бьют, они хватают, кусают и рвут, пока не доберутся до плоти. Прокусить сталь у них точно не получится, хотя в доспехах все же есть слабые места, но дело вовсе не в этом. Они хватают! Чего стоит доспех и щит, если тебя схватили? Да ничего. Уронят и рано или поздно порвут, даже дернуться не сможешь. В доспехах не побегаешь, да и гремят они, пусть не так, как в голливудских фильмах, но все же изрядно.
     Что же касается исторического фехтования, то его я сравнивал с кендо. Кендо — это бокс. Если надо в короткие сроки сделать бойца на мечах — это ваш выбор. Три основных удара в голову и шею, потом один укол.
     В HEMA арсенал значительно шире и интересней, но для его освоения потребовалось бы непозволительно много времени. А еще она была специализирована для боя с людьми. Как все эти финты помогут мне в противостоянии с мертвецами? У них нет мечей, зато есть первоклассный набор зубов и устрашающие когти.
     Может, я где-то и ошибся, не профессионал, но выводы получились именно такие. Ни один из стилей мне не подходит. Придется изобретать что-то свое на базе капы.
     Стоит думать логически. Поскольку мы не в средневековье, то в первую очередь надо заморочиться огнестрелом, выправить себе охотничий билет — и вперед за покупками. Но перед этим надо понять, что мне лучше подходит. Благо есть к кому обратиться, чтобы помогли решить эту проблему.
     Но огнестрел шумный, да и по городу с ним не погуляешь. Так что нужно что-то, чем я смогу адекватно ушатать мертвеца. Вспоминаю драку с умертвиями, первым на ум приходит бейсбольная бита. Всем хороша, вот только она под две руки, а это минус.
     В идеале, конечно, иметь булаву или шестопер. И головы проламывает и конечности на раз, но, как говорится, есть одно но. И то и другое однозначно квалифицируется как оружие, а встречать начало апокалипсиса, глядя на небо в клеточку, меня не тянет. Не уверен, что государственная машина сломается моментально, поэтому надо быть аккуратнее. С таким набором любой патруль ППС начнет докапываться до тебя, так что нафиг эту идею.
     Можно взять топор. Дешево-сердито. Но у топора куча минусов, в частности ограниченная плоскость удара и длинный замах.
     В общем, нужно что-то, обладающее мощным дробящим эффектом или таким же рубящим, при этом являющееся хозяйственно-бытовым орудием или инструментом. Что спасает современного человека в такой ситуации? Правильно «Youtube».
     После просмотра кучи роликов вырисовались два основных кандидата: мачете и кукри. И с тем, и с другим я могу спокойно использовать свое преимущество в скорости и подвижности, и одна рука будет свободна.
     Осталось определить, что лучше применить, и где это взять. По сути, плюс мачете в том, что им можно копать, а мне это как бы не особо важно. В то же время кукри можно наносить сильные рубящие удара, плюс у него удобнее баланс. Мой выбор — кукри, оружие непальских воинов-наемников гхурков.
     Полчаса серфа в интернете — и идеальный вариант выбран, осталось только найти денег на этого красавца. Тактический ремень с ножнами позволяет таскать его под курткой или на бедре. А любого, кто докопается, можно слать лесом, хозбыт нынче крутой пошел. Да, длиннее обычного кукри, скорее, кукри-мачете, но и до меча махайры не дотягивает.
     В принципе техника боя становится понятной. За основу взять макулеле — боевой танец с мачете, там, правда, парные используются, но, по мне, это глупости.
     Зомби медленнее, и нужно использовать это по максимуму. Значит, никаких доспехов, они будут только снижать скорость. Никаких клинчей, постоянно двигаться и прорабатывать пути отхода. Если я героически помру, Барон мне спасибо не скажет. Душа, судя по поверьям, уйдет на круг перерождения лишь через его вотчину. А зная характер моего покровителя, рад я там точно не буду.
     Значит, главная цель — выжить и стать нормальным хунганом. Хотя, судя по всему, я, скорее, стану боккором — шаманом, практикующим темные разновидности вуду.
     ****Где-то в городе
     В старом деревянном доме на широкой кровати уже десять лет умирала старушка. Рядом стоял реанимационный комплекс, который за последний месяц использовали дважды. Она очень не хотела покидать этот мир.
     — Милочка, подай бабушке воды, — раздался злой старческий голос.
     Одна из трех сиделок, которые посменно дежурили у кровати умирающей, послушно принесла стакан. С бабкой лучше не спорить — это девушка поняла сразу. Сварливая старая грымза, по-другому между собой они ее не называли.
     — Что, милочка, ждешь, когда бабушка помрет, чтобы обокрасть? — вновь начала свою любимую тему старушка.
     — Что вы, Аксинья Дамировна, мы здесь, чтобы помогать вам.
     — Да не обманывай ты меня, врунья! Или думаешь, я не слышу, как вы между собой меня называете? — от ярости старческий подбородок затрясся, и тонкая нитка слюны потекла вниз.
     — Не знаю, о чем вы, Аксинья Дамировна, — все так же спокойно продолжила девушка. Старуха хоть и была жутко вредная и неадекватная, но ее представитель платил большие деньги за уход.
     — А ведь когда-то, милочка, я блистала на балах еще при дворе Николая I. Ах, какой молодой я была тогда.
     Девушка послушно кивала каждому слову вредной бабки. Она даже ради интереса посмотрела историю. Та снова бредила. Николай I родился в 1796 году, а умер в 1855. Старуха никак не могла жить в то время. По документам ей было девяносто четыре года, а это значит, что родилась она где-то в 1924 году. Старая, но не настолько, чтобы помнить последнего из рода Романовых.
     — Вижу, не веришь бабушке, соплячка. Не верь, а ведь я всех их пережила. Помню, как революция случилась, я тогда в Париж перебралась. Ох, какие деньки были.
     — Какие?
     — Веселые, дурында, какие они еще могут быть в Париже?! — старуха обожгла девушку злым взглядом и закашлялась.
     — Вам плохо, Аксинья Дамировна? Вызвать врача?
     — Не надо больше врачей. Надоели вы мне все и жизнь такая надоела. А знаешь, милочка, почему бабушка все еще жива?
     — Нет, Аксиния Дамировна.
     — А потому, что бабушка ведьма, — невесело усмехнулась старуха. — Очень старая и больная ведьма. И жива бабушка только потому, что домик ее не на простом месте стоит, — особое оно. Сильное место.
     Старуха на время замолчала, что-то обдумывая.
     — В следующий раз, милочка, как мне плохо станет, ты вон ту шкатулку с полки сними и мне подай. Большего и не надо.
     — Вот эту белую?
     — Да ее самую, будь она неладна.
     — А что в ней, Аксинья Дамировна?
     — Эх, любопытная егоза. Зло там древнее притаилось. Последнее дело такие вещи открывать, но, видать, и вправду, век мой к концу подходит, и другого выбора более нет… — старуха осеклась, не закончив фразу.
     Глаза лихорадочно заблестели, морщинистое тело завозилось под одеялом.
     — А знаешь что, милочка, я тебе рассказывала, что гадать по руке умею?
     — Нет, Аксинья Дамировна.
     — Давай-ка я тебе погадаю? Дай мне руку. — Глаза старухи были наполнены заботой.
     Девушка неуверенно протянула ладонь. Эту бабку никто не любил, но было любопытно, что же она увидит в линиях ее руки.
     Морщинистые пальцы неожиданно сильно обвили запястье сиделки, в глазах старухи загорелись зловещие красные искры.
     — Печальная судьба у тебя, соплячка, — прошептала старуха, и жизненные силы покинули сиделку, выпитые древней ведьмой.
     
     Друзья чтобы делать хорошо нужна мотивация, а лучшая мотивация это ваши оценки, комментарии и награды.

Барон, ром, и почему я люблю вуду

      Килауэа на Гавайях
      Пострадавшие: около двадцати человек
      На Гавайях началось извержение вулкана Килауэа.
      Стихия уничтожила сотни домов.
      Лава сожгла все на своем пути.
      Из-за извержения пришлось эвакуировать тысячу семьсот человек.
      Новостные каналы
     
     Через две недели удалось продать квартиру. Вещи были давно собраны, так что выезд много времени не занял. За день подобрал неплохую однушку в соседнем доме. Нравился мне этот район, перебрался туда.
     Заодно с помощью цветного принтера и обычной проги сделал липовое свидетельство на эту квартиру. Родители у меня появлялись редко, но мама обязательно спросит, почему квартиру продал. А так совру, что выгодно обменял, проверять документы не станут, все же я вполне самостоятельный мальчик, но на всякий случай пусть будет.
     Зато теперь у меня были деньги на реализацию планов. Вопрос только один. Каких планов?
     Последние недели я метался между секциями, пытаясь остановиться на чем-то одном.
     Были только глобальные идеи: выжить, как-то спасти семью и близких, разобраться с магией, научиться владеть оружием, да и все, пожалуй.
     Вроде и немного позиций, но каждая по отдельности — целая задача. Как оказалось, даже выбор холодного оружия — та еще мука. А я ведь даже толком не занимался огнестрелами, а там разброс еще больше. Одних только калибров более полусотни.
     Есть у меня полтора миллиона рублей, но достаточно ли их, чтобы подготовиться к апокалипсису? Ох, не знаю. С одной стороны, этого явно мало, чтобы построить крепость или подземный бункер, но вполне достаточно, чтобы купить, скажем, вагон тушенки. Дилемма.
     Хотя, на самом деле, все просто. Как видится мне, все начнется с зомби-апокалипсиса… Хотя тоже не факт, что-то я на этих зомби зациклился. В оправдание могу сказать, что любой бы поехал, побывай он в моей ситуации. Тот бой еще долго будет преследовать меня в кошмарах.
     Но допустим, все действительно будет так. Значит, надо не ломать голову, а собираться и валить к деду. А братья, а друзья? Я ведь не смогу их забрать с собой, точнее, они сами не поедут, но бросить здесь тоже не могу. Что же делать?
     Ладно, попробуем сначала. Если трупы начнут массово разгуливать по улицам, то валить из города, так или иначе, придется. Одного-двух я, может, еще и одолею, а десяток? Нет, от десятка придется убегать и прятаться.
     Был хороший вариант. Купить дом за городом и подготовить его к будущему концу света. А потяну? Даже хорошая дача — это как минимум миллион, а дом и пять может стоить. Не думаю, что меня устроит дом из дерева или газобетона. Кирпич дорогой: от трех и выше. Не стоит забывать, что кроме разных монстров будут еще и люди, что могут оказаться похуже любой твари. Хотя дом — это вполне вариант, мне нужна только коробка с крышей, внутренняя отделка — это уже роскошь.
     Что еще можно придумать? Гараж на окраине города? Вариант, скажем прямо, отличный! И бюджет скромный — тысяч двести. Ну, пусть еще на утепление, отделку, генераторы, бензин и прочее уйдет триста тысяч. Зато я получу удаленное от людей и тварей укрепление. Единственный минус — разместить там хотя бы с минимальными удобствами больше десятка человек не получится.
     Да и вообще, создавать общину считаю крайне дурацкой идеей. Из меня управленец, как из бабуина банкир. Хотя. А кто сказал, что я обязательно должен кем-то управлять? Моя задача — подготовить место для себя и близких, а остальное не мои проблемы. Значит, базе быть.
     Судя по моим рассуждениям, будущее жилье должно иметь следующие качества: крепкое, удаленное от людей, обладающее вместимостью и желательно минимальным комфортом. Да, задачка.
     Хотя у меня есть на нее ответ. Тут и думать сильно не надо, все уже придумали до меня. Бомбоубежище. Их ведь в свое время специально для подобных случаев и строили. Причем по всей стране и в большом количестве. Надо просто подобрать такое, чтобы было на окраине города. А если рядом еще окажутся склады с продовольствием, то это вообще отличный вариант.
     А еще, насколько я помню, у них всегда есть два выхода! Следовательно, если зомбаки прижмут с одной стороны, то мы всегда сможем выйти с другой. Да там и двери стальные, их и взрывом просто так не вышибешь. Отличная идея!
     Так, кажется, я упустил два очень важный момента. Хватит ли у меня на это денег? И кто мне вообще его продаст?
     Но идея меня зацепила. Почему бы не попробовать? Купить гараж я всегда успею, а вот поискать подходящее бомбоубежище стоит. Подобрать ключик к сердцу ответственного за него чиновника всегда можно. Мне ведь даже покупать его не обязательно. Возьму в аренду под, скажем, нужды частного музея «Бомбоубежище». Я чертов гений или мечтатель.
     Ладно, с местом будущей базы все более-менее понятно. Если сумею все грамотно организовать, это решает очень много проблем. Что мне потребуется дальше? Если есть дом, то его придется охранять. Мне потребуется оружие, но этот момент я уже проходил. Стрелять-то я умею, но вот что конкретно выбрать — вопрос.
     Но с этим полегче. Недавно разговаривал с Костей, старинным моим приятелем, он помог. Подсказал, куда обратиться по этому поводу. Нет, никакого криминала, просто хороший стрелковый клуб в черте города, где могут научить обращаться с огнестрелом. Схожу, узнаю, а там и думать буду. Костя фанат оружия, даже повоевать успел, так что плохого не посоветует.
     Так, с двумя из четырех пунктов потихоньку решаю. Осталась магия. Тут сложнее, пока на этом фронте успехи весьма скромны. Я так и не смог поймать ни одного духа. Даже на кладбище ходил, но и там тишина. То ли духи еще не окрепли, то ли мне просто не везет. Барон говорил, что стоит попытать счастья с недавно умершими, но как он себе это представляет? Пробраться в морг? Или в квартиру, где родственники оплакивают покойного? Бред.
     Дальше в области магии без экспериментов двигаться было некуда. Остается только ждать. Хотя было два варианта: господа и великие лоа. Они-то точно живы, но с ними шутки плохи. Если Барон Саметьер сам пришел ко мне и откликается на зов, это еще не значит, что Дамбале Веда или тот же Ти-Джиан-Петре не надают мне за такое по башке. В общем, риск — дело благородное, но пока воздержусь.
     Как и планировал, съездил на кладбище с моей старой доброй подругой — бутылкой 0,7л Bacardi Oakheart. Половину вылил на могилу, половину выпил, сидя рядом. Все как требуется по канону. Вуду в этом плане очень удобная религия. Считается, что лоа забирают духовную составляющую даров. В принципе, я не против: мне хватило его физической. Ром был, как всегда, просто отличный.
     Мелочь в кармане, которая раньше бесила, теперь спокойно уходила к воротам кладбища. О жене моего патрона опасно забывать. Мамаша Бриджит не та дама, которую можно игнорировать. Говорят, в отличие от большинства Лоа, она не черная, а ирландка. Вот и бойцовский характер у нее оттуда же. Зато из всего нанчон Геде она лучше всех разбирается в целительстве.
     Магия для меня пока темный лес. А если брать те места, откуда моя сила, то скорее темные джунгли. Зато результаты в околомагических делах лучше.
     Занимаюсь повторением теоретической части и осваиваю все, что мне передал Серпенто. Надо знать помнить известных лоа и не только знать в общих чертах их veve, но и понимать принцип начертания.
     Потихоньку распечатываю все, что удается найти. Будет работать интернет или нет, еще вопрос. Так что пока собираю свою магическую книгу. Глядишь, пройдут века, и люди будут говорить: «Да чушь все, что говоришь, я вот читал в гримуаре Fera, что духов надо заклинать именно так». С одной стороны, конечно, смешно, но чем черт не шутит.
     Художник из меня так себе, и раньше приходилось тратить полчаса на вычерчивание veve. Сейчас же наверно сказывалась уверенность в реальности происходящего. Одно дело рисовать фиг пойми что, и совсем другое — знать, что оно должно сработать. Поменялся подход и, как следствие, результат. Теперь буквально минут пять — и veve Самеди готов. С магическими рисунками других Великих лоа Геде, конечно, не так радужно, но в целом прогресс наметился серьезный.
     Судя по моим шкафам, если апокалипсис произойдет завтра, на лепешках из кукурузной муки и роме я смогу продержаться месяца два. При этом все будет освещено свечами на любой вкус. Хочешь, черные зажгу, хочешь красные. Любишь больше классику, тогда белые идеально подойдут. Что-нибудь оригинальное? Легко! Зеленые и пурпурные тоже есть.
     Когда есть деньги и «Икеа» в городе, почти все, что нужно для вуду-ритуала, найти легко. Ну, кроме живности и редких неэкспортируемых растений, однако тут могут выручить близлежащие деревни и интернет-магазины. Да к тому же еще и доставят на следующий день прямо до дверей.
     Кстати про сайт, я все же оплатил свой кукри, и этот красавец уже едет ко мне. Да, кукри — это он, боевой нож, хотя ножом его назвать трудно. Полтора килограмма отличного оружейного сплава, лезвие длиной в сорок сантиметров и удобная анатомическая рукоять из полимеров. Доставку выбрал курьером, нефиг пугать почтовых работников такой игрушкой. Еще одна задача большого плана выполнена.
     Современность дает возможность собрать все необходимые ингредиенты, не выходя из дома. Боюсь представить, сколько времени тратили древние колдуны, чтобы отыскать все, что им нужно для ритуалов. Хотя и у меня тоже была проблема в этой области.
     Самым сложным оказалось найти место под алтарь. В идеале это должно быть кладбище, еще лучше — старое кладбище от ста лет. И подальше от людей.
     Это на деревенском погосте можно творить ритуалы, не скрываясь, и то по ночам и не афишируя свою деятельность. В городе с этим сложнее, тут тебе и подсветка, и сторожа, и две статьи: УК РФ 224 «Надругательство над местами захоронений» и УК РФ 148 «Оскорбление чувств верующих». И попробуй объяснить, что я ничего не копаю, не ломаю и не оскверняю.
     Интернет спас меня и в этот раз. Недалеко от Академгородка есть заброшенное кладбище, стоит себе спокойно, разрушается, никому не мешает. Вот оно мне и приглянулось.
     Территория около той части Ботанического сада, мягко говоря, не самая популярная. Первое кладбище, которое я там нашел, не совсем подходило под условия. Ему было чуть меньше сотни лет, но, поискав еще, я обнаружил любопытные сведения.
     Как оказалось, еще в 19 веке на территории нынешнего Центрального сибирского ботанического сада была маленькая деревня Зырянка. Говорят, что и речка Зырянка была названа в честь нее. Деревенька же получила свое имя либо от фамилии Зырянинов (большинство ее жителей в 19 веке так прозывались), либо от зырян (устаревшее название народа коми), перебравшихся сюда в начале позапрошлого века в поисках лучшей жизни.
     Так же выяснилось, что деревня находилась в районе здания ЦСБС. Хоронить «за тридевять земель» было не принято, поэтому умершие жители несуществующей давно деревни Зырянки остались лежать на территории ботанического сада.
     В начале 20 века близ железной дороги образовалось поселение под названием «31 километр» — маленький поселок железнодорожников. Сегодня здесь осталось несколько частных домов, стоящих на улице с диковинным названием «Казарма 31 км». В те годы, скорее всего, деревни Зырянки уже не было, или от нее осталось несколько дворов, но кладбище имелось. Вблизи него хоронили умерших жителей поселка «31 километр». То есть совпадение или нет, но в оба эти периода людей хоронили в одном и том же месте. Такие вот городские легенды выясняются, если хорошо поискать. И это кладбище устраивало меня полностью.
     После найденной информации, я даже слегка проникся скепсисом старой ведьмы. Ведь действительно в округе много различных захоронений, и кто даст гарантию, что там не лежит нечто древнее и злое?
     Относительную надежду внушало только то, что количество людей на этой территории Сибири никогда не было велико, и даже если трупы начнут подниматься, то не так обильно, как в европейской части России. Про Европу, Китай и другие регионы я даже старался не думать. Было страшно представлять те ужасы, что их ожидают в ближайшем будущем. Вот как-то так.
     Навигатор показывал, что от моего дома ехать до кладбища почти сорок километров, если через район ОбьГЭС. В целом, наверное, лучшего места и не найти. Тридцать-сорок минут езды, если пробок не будет, — и я уже там.
     Загрузил в пластиковый ящик все необходимые ингредиенты для ритуала. Быстро оделся и закинул в багажник. Лопата с собой, фонарь тоже. Пора ехать, готовить схрон на кладбище, чтобы в случае чего все было под рукой.
     Будним днем после восьми вечера ты нафиг никому не нужен. Едь себе спокойно и наслаждайся жизнью. «Orishas» в колонках, спокойная дорога впереди. Радует меня, что машинка у меня далеко не пузотерка, по дороге к кладбищу уже давно никто не ездил. Что ж еще один плюс в пользу выбранного места.
      Я, конечно, предполагал, что все будет запущено, но не настолько. За могилами уже давно никто не ухаживал, поваленные деревья переломали оградки. Каким-то чудом посреди кладбища уцелел металлический столик со скамейкой. Если я хочу сделать это место алтарем Барона, то придется поработать руками. Кладбища — его земля, а призыв в такое убожище может только разозлить. Но сперва надо найти хорошее место под схрон.
     Минут пятнадцать поисков — и таковое отыскалось. Выкорчеванная, судя по всему, ураганом сосна на склоне оврага своими корнями сделала небольшую пещерку. Немного работы лопатой — и схрон готов.
     Я крайне сомневаюсь, что такая маскировка спасет от человека, который целенаправленно будет что-то тут искать, но вот от всяких готов и прочих неформалов должно хватить. Хотя перестраховываюсь. Откуда им тут взяться? Без машины здесь делать нечего.
     Вот кому расскажи, чем я занимаюсь, и дурка меня точно будет ждать с открытыми дверями и красной ковровой дорожкой. Вообще, что-то слишком много я думаю о ней. Похоже, я все-таки не псих. Говорят, что они как раз на такие темы даже не парятся. Для них шиза —норма жизни.
     ****Где-то в городе
     Кошмары наяву терзают разум, а боль разрывает нутро. Черт, как же больно. Проклятые тени вновь догнали меня. Кое-как удалось подняться со старого дивана.
     Обшарпанные обои старой хрущевки исписаны рисунками людей, и сейчас пришло время добавить еще одну картину, но сначала надо заглушить боль. С трудом добираюсь до кухни. Запах помоев из мусорного ведра, надо его вынести. Позже. Вспышка головной боли заставила ухватиться за раковину.
     Открываю дребезжащий холодильник и достаю початую бутылку. Паленая водка льется в горло. Хорошо, теперь хорошо. Боль отступает. Жалко, что это ненадолго.
     Собраться. Надо добавить новую картину, только она уймет боль. Одеться. Старые джинсы с трудом налезают на голую ногу. Становится тяжело думать, черные тени сгущаются по углам прихожей. Быстрее, иначе они вцепятся в меня, их надо пустить по ложному следу.
     Последним достаю спрятанный под полом нож. Да, сегодня будет написана новая картина.
     Я встретил ее в одиночестве, гуляющей по набережной, ее образ светится желтым. Керамбит входит ей в бедро, и она кричит. Как же хорошо, крики отгоняют тени. Рвануть лезвие вверх, вспарывая ногу до бедренной кости. Как же она красива, сегодня она — моё спасение.
     Второй удар в живот, рвануть в сторону и вверх. Всхлип, она больше не может голосить. Я поторопился. Случается. Ничего, тени уже ушли, сегодня они насытились. Я нарисую ее портрет и усну до следующего раза.

Игры, в которые играют люди

     ****Глава одиннадцатая. Игры, в которые играют люди
     
      Жителей села Чекунда, которое может затопить из-за оползня на реке Бурее, переселят в другие населенные пункты. По данным гидрологов, под воду при уровне в 267 метров по Балтийской системе уйдут больше половины домов.
      Новостные каналы
     
     Трель телефонного звонка вырвала меня из уютных объятий утреннего сна. Какого хрена, сегодня воскресенье, а на часах еще нет даже восьми.
     — Говори. — Мой тон откровенно демонстрировал все, что я думаю о собеседнике.
     — Fera, просыпайся, через полтора часа я заеду за тобой. Ты со своим деревенским вояжем, забыл, что сегодня cacada. Давай поднимай свою задницу и собирайся, будет весело. Gigante новичков обещал притащить. — По голосу сразу стало понятно, кто мог быть настолько дерзок, чтобы позвонить мне ранним утром в воскресенье. Голос моей головной боли был голосом Gatto.
     В одном он прав, я действительно забыл, что сегодня cacada или — с португальского — охота. Она была бы одним из лучших способов для тренировки, но, к сожалению, чаще раза в месяц проводить такую не получалось. Организовать большое количество людей — проблема.
     Cacada — это чисто наше развлечение. Придумали мы его случайно, когда смотрели ролики про отца паркура — Давида Беля. Наша акробатика заточена под другое, но и мы кое-что можем. Идея сразу зацепила умы, и мы быстро переработали ее под себя. Так и родилась cacada.
     Суть простая: есть трасса, есть охотники и есть добыча. Задача добычи — пройти через четыре чек-пойнта, задача охоты — поймать добычу раньше, задача стражи — раздать всем люлей и не дать пройти чек-пойнты. Фишка в том, что добыча знает маршрут, а вот охотники и стража — нет. Развлечения часа на два, а потом, как всегда, посиделки в кабаке.
     Легкий завтрак, разминка и короткие сборы, до приезда Кошака еще пятнадцать минут. Интересно, сколько сегодня будет народу? В прошлый раз собралось двадцать человек. Добавить в нашу дружную компанию паркурщиков было отличной идеей. К сожалению, не все из них бойцы, но со скоростью, ловкостью и мышлением у них все в порядке. А если учесть, что у большой части за спиной есть какой-никакой опыт в боевых искусствах, все становится куда интереснее и не так однозначно. Для большинства обывателей мы адреналиновые наркоманы, экстремалы и отморозки, зато весело.
     Сообщение на WhatsApp — отлично, Кошак на месте. Рюкзак с бутылкой воды — и вперед развлекаться.
     — Ola, Fera.
     — Ola, Gatto, ты омерзительно бодр для раннего утра! Ola, Gigante, может, ты знаешь, как он умудряется вечно быть таким бодрым? — На лице Кошака расплылась его мерзкая улыбочка. Реально никак не могу понять, почему этот ушлепок всегда полон сил и энергии. На моей памяти, а тренируемся вместе мы очень давно, не было ни раза, чтобы он прогулял или пропустил тренировку по причине болезни.
     — Это все, потому что я не такой гундос, как некоторые, и всегда улыбаюсь жизни. Даже доктор Ливси про это говорил, а он знал толк в этом деле. — Улыбчивый Gatto сидел за рулем свеженькой Camry.
     — Слушать тебя, трепло, опять какой-нибудь дурью закинулся, вот и на бодряках. Сегодня трейсеры обещали подтянуть с собой какого-то крутого типа, говорят, он всех порвет. — Вася, отодвинув кресло на максимум, возлежал на соседнем с водителем сиденье.
     — Ну, посмотрим, на что он способен.
     — Конечно посмотрим, а потом удивим. Сегодня я распорядитель, эта охота вам запомнится надолго. — Ох, не нравится мне этот тон. Я точно знаю, что он приготовил какую-то гадость, а вот эта хитрая улыбка прямо говорит, что подлянка будет не одна. При этом сам этот злодей утверждает, что делает их не от злобы, а от большой любви к искусству. Он творец, он так видит.
     На территории заброшенной стройки уже потихоньку собирался народ. Все, как один, подтянутые, ни у кого нет банок культуристов, только «сухие» мышцы людей, каждый день занимающихся аэробными нагрузками.
     — Ну что, бродяги? Все готовы к охоте? — Гул двадцати с лишним голосов подтвердил, что все готовы, и какого художника все так тянется, пора начинать.
     — Раз все готовы, давайте начинать. Для новичков напоминаю правила. Есть добыча, у нее три жизни, которые отображаются вот такими красными повязками. Добыча — единственная, кто знает весь маршрут от старта до финиша, и где находятся все четыре чек-пойнта, через которые она должна пройти. — Gatto вытянул руку с тремя красными повязками на липучке, чтобы все могли видеть. — Есть охотники, у них одна жизнь и желтые повязки, они стартуют на три минуты позже добычи с разных точек, их цель загнать. И есть стражи, у них две жизни и зеленые повязки, они мочат всех. Их цель — угробить любого, кто попытается пройти чек-пойнты. Победа за добычей, если она прошла по маршруту и собрала четыре знака. Знаком может являться что угодно, помеченное вот таким символом. — С этими словами он показал листок с красным крестом, нарисованным в желтым круге. — Побеждают охотники, если они успели снять с добычи все жизни. Стражи выигрывают, если они остановили добычу и уничтожили охотников. Разрешено использовать удары, захваты, броски. Но я очень надеюсь, что вы не будете целенаправленно калечить друг друга.
     — Слышь, хватит уже разглагольствовать, давай начинать. — Высокий жилистый парень с сиренево-синими волосами в майке с изображением паука прервал Кошака.
     — О, да это же наш знаменитый гость, сам мистер Паук. Ну, раз ты такой крутой, то тащи жребий, кем будешь. — Ох, не нравится мне этот прищур Gatto. И, уже обращаясь ко всем, добавил: — И помним, если добыча повержена, то выигрыш делится в зависимости от количества жизней добычи.
     — Fera, ты тянешь последним, как проспавший. Подходи, народ.
     Восьмерка стражников оказалась внушительной: увалень Gigante, братья-близнецы тхэквондисты, двое наших новичков, еще один парень, но мне незнакомый и пара паркурщиков. Как их звать я не знаю, но в деле видел, они реально хороши. Теперь расклад простой: или добыча, или охотник. В целом пойдет и тот, и другой вариант, но охотником быть куда приятнее.
     Когда последний из парней достал черный камень, я понял, в чем подстава. Эта сволочь просто не положил туда красный камень беглеца. Зло глядя в глаза этому махинатору, достаю свой жребий — красный. Теперь мне придется побегать.
     Первыми ушли стражники, четверти часа мне хватило для изучения маршрута, настала моя очередь, а через три минуты вслед пойдут охотники. Прикинув, как буду строить маршрут движения, я решил действовать.
     Понеслась. Оттолкнуться от полуразрушенной стены, прыжок, зацепиться за оконный проем второго этажа, выход силы — и вот он уже второй этаж, а если по земле, то потерял бы минуты три времени и мог нарваться на стражу, — лестницы перекрывают обычно в первую очередь. Осмотреться — чисто.
     Первый чек-пойнт на крыше. Этот хитрый жук закольцевал трассу, причем обратная дорога будет на порядок сложнее, и, уверен, что именно там-то и развернется основная бойня. Зная мышление этого говнюка, понимаю, он постарается подтянуть к точке как можно больше народу и устроит бой, скорей всего, с трансляцией на свой канал youtube.
     Обходя лестницы, я побежал в соседнее крыло, там можно подняться на два этажа по обвалившейся кирпичной стене. Стражи и охотников не видно, так что нужно действовать быстро. Бегом преодолев переход, я юркнул в неприметный коридор и устремился к своей цели. Стараясь не шуметь и при этом максимально быстро преодолевать расстояние, перепрыгивал кучи строительного мусора. Почти у цели. Выглянуть, осмотреться.
     Пара охотников убегала от стража, который поджидал их на лестнице. Отлично. Еще раз пробежав взглядом, я одним рывком добрался до заветной стены и поднялся на два этажа. Быстро домчал до строительных лесов — и я на месте.
     Первый чек-пойнт, его может увидеть каждый. Обычный флаг с красным крестом в желтом круге болтался у всех на виду. Кошак, зараза, спрятал, называется.
     Естественно, что такой символ увидел не я один. Двое стражей обосновались на моей точке в ожидании, что рано или поздно здесь кто-нибудь появится. Тхэквондисты — эти оболтусы — отлично умеют работать в паре. Реально смесь double dragon и Хваран из Теккена в одном флаконе. Биться с ними, конечно, весело, но не вижу смысла, а значит, возьмем наглостью и скоростью. Тем более что на моей стороне преимущество, они не ожидали, что я зайду со стороны стены.
     Осколок кирпича отвлекает братьев, и я словно знаменитый Besuro Майский жук вылетаю из окна. Мощный толчок — и аrmada pulada круговым ударом в спину сносит одного из братьев. Прости, мужик, но лично я предпочитаю побеждать любыми способами. Второй оказался несколько шустрее, и реакция на высоте, он успел развернуться, вот и мне есть, чем удивить. Хрен я с тобой в стойке драться буду, уж больно ты грозен.
     Выход в Negativa de regional — и я стелюсь по земле. Пятка последователя генерала Чхве Хон Хи должна была встретиться с моим лбом, но я резко воспротивился и увернулся. Rabo de arraia — и вместо лба она встречает пустоту, а мой удар подрубает ноги бойца, как сосну топор дровосека. Перекат — и, пока парни пытаются очухаться, хватаю флаг и бегом вниз.
     Бегать с развевающимся полотнищем за спиной удобно только супергероям, за два пролета я успел трижды зацепиться и основательно порвать знамя. Пофигу, мне его добыть надо, а не сохранить — и такое сойдет. Быстро оторвал ткань и намотал на тело как пояс.
     Топот множества ног ниже по лестнице говорит, что меня заменители, а значит, сворачиваем и бегом по этажу. В конце коридора появляется охотник и, заметив меня, мчится наперехват. Разминуться не получится, мне надо уйти на вторую лестницу, которая находится у него за спиной.
     Расстояние сокращается и охотник со звучным «ки-ий-я» наносит прямой удар ногой, а я, чуть смещаясь в сторону, принимаю его тело на плечо. Мощный удар на противоходе выбивает воздух из легких парня. Чуть придерживаю рукой, чтобы он ничего себе не сломал об стену, и срываю желтую повязку с его руки. Отлично, минус один. Вперед, топот за спиной усилился.
     Не добегая до заветной лестницы, залетаю в комнату. Охотник изрядно нашумел своим этим «ки-ий-я», и кто-нибудь мог услышать, придется менять маршрут. «Удивить — значит победить».
     Подбежав к окну, я бесстрашно прыгнул вперед. Второй этаж — это, без сомнения, значительная высота, даже если речь идет о гражданском строительстве, — производственное, как правило, больше, но я мягко приземляюсь и ухожу в перекат, гася инерцию падения. До профи паркура мне далеко, так быстро и ловко преодолевать препятствия у меня не получится, но прыгать и я умею.
     Приземлившись, услышал крики, но не стал обращать внимания и рванул вперед. Следующий чек-пойнт, как назло, на просматриваемой со всех сторон территории, так что таиться смысла нет. Пробежав полсотни метров, резко повернул за здание и сходу нарвался на трех стражей. Пришлось разворачиваться и убегать.
     Со второго, повторяя мой маршрут, выпрыгнул Паук. Вслед за ним еще двое стражей, а из подъезда выбежала пара охотников. Это даже хорошо, что такая толпа собралась, хотя бы не за одним мной будут гоняться. Уже не сомневаясь, я помчался к подъезду с паровозом из стражи на хвосте.
     Пара охотников на секунду замерла, а потом устремилась навстречу. Еще бы, сорвав с меня все повязки и донеся их до финиша, они тут же выиграют раунд, так что игра стоит свеч. Вот только я так просто сдаваться не намерен.
     Когда до них осталась всего пара метров, я резко свернул в сторону и побежал в обход здания. Мне нужно добраться до второй точки. Почти уверен, что среди преследователей найдутся более быстрые бегуны, вот только мы играем не в догонялки. Стражи сцепились с охотниками, и у меня остался только один преследователь.
     Я бежал быстро, но преследователь отстал всего на четыре метра, — шустрый. Завернув за угол, я не секунду пропал из его видимости и решил этим воспользоваться. Рывком кинув себя к стене, замер, дожидаясь преследователя.
     Страж потерял первую зеленую повязку, еще даже не поняв, что случилось. Он вылетел из-за угла, и мне лишь осталось подцепить ее пальцами, все остальное он сделал сам. Развернувшись страж напал на меня, грамотно работая руками. От пары джепов с левой руки я уклонился. Похоже, боксер. Бокс — это хорошо, но не тогда, когда против тебя работает борец. Кто сказал, что в капе нет захватов и бросков?
     Буквально нарываясь на удары, я кинулся на него, но в последний момент начал заваливаться на спину. В прыжке успел поймать его тело ногами и еще в полете начал скручивать его, а как только руки коснулись земли, резко усилил вращение. Доворот — и противник летит ногами вверх, терять время на вторую повязку не стал. Хватит и этой форы.
     Быстро вскочил на ноги и кинулся к точке. Это дорога была длиннее, пришлось оббегать здания в окружную, зато меня никто не преследовал. Удивительно, но когда я подбежал к ней, не встретил ни одного противника. На плане она была обозначена как «металлическая емкость», а по факту оказалась мусорным баком. Хорошо хоть чистый, но, Котяра, я тебе это припомню. Сменю тебе прозвище на Gato de lixo — «Помойный Кот».
     Вторым флагом оказался детский рюкзак веселенькой розовой расцветки со слониками. Ну, это уже несерьезно. Котяра, скатываешься, даже не смешно. Благо хоть лямки длинные, быстро нацепил его на спину и побежал дальше.
     Третий чек-пойнт находился в подвале здания. Туда я проник через одно из окон, спрыгнул в неглубокий колодец и просто залез в окно, бежать снова к подъездам и идти через лестницу не хотелось. Крики охотников и стражей недвусмысленно говорили, что там шла война. Это мне на руку и облегчит дело.
     Шарить без фонаря в темном подвале оказалось не так интересно, как может показаться. Периодически встречающиеся окна не давали достаточно света, и пару раз я здорово отбил пальцы ног, обутые в легкие кеды. Оставалась надеяться лишь на чувство направления. Судя по карте, третий флаг должен был находиться в восточном углу здания.
     Идиотов шарить по темному подвалу, кроме меня, не нашлось. Пару раз я слышал топот ног, но, спустившись сюда, ребята быстро понимали, что ловить тут нечего, и убегали развлекаться наверх. Поиски затянулись, но в итоге я все же нашел то, что искал.
     На этот раз Кошак превзошел сам себя. Это юмор? Красный крест с желтым кругом был нанесен на обычный кирпич, какие в изобилии валялись вокруг. Если бы не рассеянный свет из окна, то хрен бы я его нашел.
     А если бы я решил идти вначале сюда, то мне бы пришлось бегать по всей стройке с этим знаком? Кошак, ты дебил. Хотя этот гад меня давно знает. Неужели я настолько предсказуемый? Со вздохом положив третий знак в девчачий рюкзак, я пошел искать выход.
     Чертов подвал, пока выбрался, все веселье прошло мимо. Стройка наполнилась тишиной, судя по следам крови, воюющие стороны потеряли какое-то количество бойцов и разошлись. Теперь охота уже пойдет серьезная, и печально, что я сегодня дичь.
     Четвертый чек-пойнт находился на первом ярусе, теоретически я мог бы его взять вторым, но в прошлый раз мне не дали до него добраться, пришлось сбрасывать погоню со следа.
     Чтобы не светиться во дворе, вновь воспользовался окном первого этажа, только на этот раз обошелся без акробатики. Надо было действовать максимально тихо. Прислонил валяющуюся доску к подоконнику и забрался по ней. Стараясь не шуметь, двинулся вперед.
     Где на втором этаже переговаривалась пара стражей. Густой бас Gigante тяжело спутать с чьим-то другим. Стоите, вот и стойте себе спокойно. Теперь вопрос: победили стражи или кто-то из охотников еще остался? Да хрен его знает, мне остался последний знак — и все, победа, но расслабляться рано.
     Крадясь между куч строительного мусора, я старался определить, где затаился противник. Тишина, но ведь буквально нутром чую, что кто-то прячется. Попробуем подождать, когда надо, я умею это делать.
     Противник оказался менее терпелив, через минуты в соседней комнате я услышал приглушенный шепот.
     — Может, его уже стражи поймали?
     — Может, но вряд ли. В общей потасовке я его не видел. В любом случае знак у нас, так что ждем.
     — Блин, а этот Кот затейник. Прикинь, как Зверь удивится, когда найдет кирпич.
     Че, еще один? Радуют в этой ситуации только два момента. Еще остались охотники, я узнал по голосу Кирилла. Он вроде борьбой занимается, а в нашей компании через кого-то из парней оказался. Парень неплохой и боец серьезный. Жалко, что второго не знаю. Можно было хотя бы понять, с кем предстоит сойтись.
     И второй момент — я все же не так предсказуем. Скорей всего, я должен был найти этот кирпич первым, ну, или вторым, и только в самом конце рюкзак. Ага, забавная картина: по кирпичу в руках и флаг в зубах. Gatto, я тебе отомщу, и месть моя будет страшна! Вдох-выдох. Спокойствие, игра еще не окончена.
     Надо действовать, вечно меня эти двое ждать не будут, и не стоит забывать, что этажом выше Gigante с как минимум одним напарником.
     Прикинув план действий, я швырнул камешек в комнату, — шорох движения. Работаем. Два шага на разбег, ухватиться за дверной косяк руками и, используя инерцию, ударить двумя ногами прямо в лицо замерзшему сбоку от входа Кириллу. Понимая, чем все закончится, в последнее мгновение успеваю чуть согнуть ноги, но все равно удар получается хороший. Борца откидывает в сторону со сломанным носом. Я рассчитывал, что попаду в грудь, но он присел, - борец.
     Тут же откатился в сторону от второго охотника, но эта предосторожность оказалась излишней. Парень замер, выпучив глаза и раскрыв рот, — новичок. Одним движением я сорвал с него желтую повязку охотника и подошел к Кириллу.
     — Кир, ты как? Жив? — Кроме разбитого носа и нокаута борец вроде был в порядке. Глаза открыты, взгляд осмысленный, но штормило его неслабо. Ему потребовалось секунд десять, чтобы прийти в себя. Повязку рвать с него не стал, он мужик правильный, все сам понимает.
     — Зверь, ты реально псих! Но блин, это было красиво. Удачи на маршруте. — Кирилл, наконец, полностью пришел в себя и уже мог подняться.
     — Спасибо, дружище.
     Вроде сильно не нашумели, но действовать надо быстро. Закинув последний кирпич в рюкзак, быстро сменил позицию. Теперь надо умудриться донести этот «ценный» груз до финиша — и победа в кармане.
     Народа на площадке стало меньше, но шуметь я по-прежнему опасался, так что старался не афишировать свое присутствие. Пробрался до окна, через которое залез, и покинул задание. А вот теперь можно ускориться.
     Бегать с кирпичами за спиной нихрена не удобно, но делать нефиг, раз взялся — надо сделать хорошо. Вперед и с песней. Натянув посильнее лямки руками, чтобы кирпичи при каждом шаге не так чувствительно били по спине, я одним рывком преодолел двор. Сзади слышались крики, но я уже вышел на финишную прямую. Мне почти удалось.
     На самом конце мне преградили дорогу три охотника: два трейсера и Паук. Ребят я в деле видел, а вот гость меня заинтересовал, — стойка у него любопытная. Тайский боксер, что ли?
     В любом случае многовато для меня одного. Пройти не дадут, биться честно один против троих — я что идиот?
     На финише столпилась изрядная толпа выбывших игроков, и кто-то из наших начал отбивать ладонями ритм Malandro. Старый припев про капоэйру и обманщика, что ее играет.
     
     Malandragem
     Malandro, malandro
     Capoeira
     Malandro, malandro
     Na Bahia
     Malandro, malandro
     Na ladeira
     Malandro, malandro
     Malandragem
     Malandro, malandro
     Na cultura
     Malandro, malandro
     Negro canta
     Malandro, malandro
     Joga e Malandro, malandro
     
     Похоже, да. Веселая злость привычно заволокла сознание, и хищная ухмылка скользнула на лицо. Похрен — пляшем. Раз Кот хочет шоу, он его получит и получит сполна. Лямка рюкзака на одно плечо — и вперед. Будет им сюрприз. Лесом все честные драки.
     Разбег — и вперед, прыжок в Aú sem mão — колесо без рук, Паук что-то там кричит, но мне плевать. Рюкзак с кирпичами, как из пращи, сносит одного из ребят, надеюсь, ребра я тебе не сломал. Aú batido — и новое колесо несет меня на охотников, вот только если гость явно что-то заподозрил, то трейсер решил пробить в меня лоу киком. Вот хрен тебе, мальчик. Рука выстреливает вниз, и движение колеса останавливается, а для гашения инерции ноги раскрываются с ударом. Пятка в лоб — и еще один не боец.
     Но и мне достается. Подлетевший с прыжка Паук пробивает коленом в левую сторону груди, я все же успел свернуть корпус, и срывает одну из повязок, а меня от удара сносит назад. Точно, таец, эти парни недаром одни из самых жестких бойцов. Ну, мистер Паук, я, конечно, не Латиф, но и ты не Тони Джаа.
     Удары посыпались один за другим: лоу кик, второй, колено, двойка руками. Да он, похоже, решил, что я груша для битья! Мне еле удается блокировать самые жесткие удары. Его кулаки выбивают частую дробь по моему телу не хуже чем ритм атабаку. Еще одна повязка ушла! Хана тебе, урод!
     Через джингу уйти вниз влево и резко выпрыгнуть вверх вправо. Лови Cutavelada с левого локтя. Что, не ожидал, тварь? Мы тоже умеем работать локтями и коленями. Противник пытается разорвать дистанцию, вот только кто его отпустит? Теперь моя очередь.
     Escorpião — и пятка, как хлыст, пробивает ему в ребра, руки на земле, можно и понтануться. Стойка на одной руке, крутануться, глупая стойка, правда же, давай не стесняйся, подходи. Рывок с двойкой — и получи навстречу au batido — клюв попугая, жесткий удар ногой. Что, Спайди, рука отсохла? Кувырок — и вот она повязка, победное сальто — и вперед за рюкзаком.
     — Что, Кошара, доволен?
     — Не то слово, прирост к каналу за твои выкрутасы почти две тысяча за пять минут. С меня бутылка.
     — Одной не отделаешься.
     
     ****Где-то в городе
     — О, гляди, очухался фраер.
     — Слышь, ты хоть к сединам уважение имей.
     — Слышь, иди ты. Плевать я на этого деда хотел.
     Пожилой мужчина начал приходить в себя. Темнота потихоньку отпускала. Голова раскалывалась, левый глаз заплыл и практически ничего не видел.
     — Слышь, старик, я не изверг. Рассказывай, где ценности, и все будет хорошо. — Звероватого вида лысый мужик поигрывал ножом.
     Несмотря на почтенный возраст, пожилой антиквар соображал хорошо. Бандиты без масок, значит, в живых его оставлять не планируют. Кто навел этих тварей? Что они ищут?
     — Ты же все равно меня живым не оставишь. Так зачем мне что-то тебе говорить?
     — Дедуля, уйти можно быстро, ножичком по горлу чик — и все. А можно умирать долго, очень долго. У меня вон Фикса — мастер этого дела. Так что скажешь?
     — Богом клянись, что если расскажу и покажу все, то мучений не будет!
     — Господь свидетель, смысл мне лгать? Отдашь все ценное, мгновение — и ты на небесах.
     — Хорошо, развязывай, покажу, где самое ценное лежит. Если сам полезешь — на ловушки нарвешься.
     — Слышь, Сержо, этот Володя вшивый на небо тайгой едет, давай я ему один бебик вырву, и он сразу соловьем запоет. — Щуплый казах с золотыми зубами сплюнул на пол и ощерился на старика.
     — Что за бред несет этот полоумный?
     — Да вот, Фикса говорит, врешь ты, как дышишь, старик, и предлагает глаз тебе вырвать, чтобы фигню болтать не вздумал. — Названный Сержо продолжал смотреть и недобро улыбаться.
     — Раз не веришь мне, дело твое. За моей спиной висит картина с охотником, отодвинь ее влево и увидишь сейф.
     — Фикса, сделай, как он говорит.
     — Зачем вас послали?
     — Старая золотая монета, очень тяжелая. С одной стороны должно быть выбито восходящее солнце, а с другой — какие-то символы. Мне сказали, что я ее сразу узнаю, как увижу.
     — Слышь, реально сейф.
     — Набирай 1, 2, 8, 5. Там внутри деньги и шкатулка резная. С ней аккуратно, она стоит больше, чем твоя жизнь.
     — Поговори мне еще, фраер.
     — Тихо, Фикса. Старик, что в шкатулке?
     — То, что ты ищешь и даже больше, там две таких, но шкатулка с секретом. Давай я открою. - Старый антиквар знал о чем говорил. Во Флоренции умели делать хорошие вещи, а с ядом он не поскупился. Кто ее откроет умрет в муках.
     — Смотри без шуток, старик.
     Наручники раскрылись, отпуская старика. Узловатые морщинистые пальцы пробежались по шкатулке, нажимая на одни ему известные механизмы, и коробка работы флорентийских мастеров с легким щелчком открылась. Пары смертельно ядовитого газа стали вырватся их скрытой в шкатулке емкости.
     — А вот и она. Лови. — Фарфоровая колба и пара золотых монет полетели в лицо здоровяку, и в его руке дернулся нож.
     Жизнь покидала коллекционера, а в мыслях умирающего мелькнуло только одно: «Я родился язычником коми, язычником и умру. Нет во мне христианского всепрощения. Прости меня, Агафья, но дети Чераня вновь увидят свет. Зато я уйду в чертоги Ена отомщенным».

Техника безопасности

     ****Глава двенадцатая. Техника безопасности.
     США. Техас.
     Из-за проливных дождей, принесенных ураганом «Харви»,
      уровень воды в хранилище поднялся до критического,
     она начала переливаться через дамбу Аддикс в Хьюстоне.
     Новостные каналы
     
     Практическая магия замерла на отметке ноль, но это не значит, что я не пытался. Вечерами, прогуливаясь по городу, я внимательно вслушивался, пытаясь уловить тот странный, потусторонний шепот, что померещился мне тогда на кургане.
     Пока безрезультатно, несколько раз мне казалось, будто вот-вот найду. Но идя на еле уловимое ощущения, я натыкался на вполне бытовые вещи: громко текущие в колодце сточные воды или вентиляционные шахты метро.
     Даже ходил на кладбище к свежим могилам. Безрезультатно. Как правило захоронение у нас происходит на третий день, а в некоторых случаях и позже. Слабый магический фон не позволял духам протянуть более суток без посторонней поддержки.
     В общем, никак, но надежды не терял.
     Через пару дней, когда карта перспективных бомбоубежищ была составлена, совершил длинный забег по администрациям. Подходящих нашлось аж четыре штуки. Правда, они были серьезно раскиданы, и пришлось помотаться по городу, но это нормально. Оставил заявки на аренду и на этом успокоился.
     Пока есть запас времени, надрываться не стоит. Можно заехать в бомбарь и в последний момент, только есть вероятность, что кто-то займет место раньше. А если ускориться, то я успею обжиться, сменить замки, чтобы ни один посторонний не смог зайти.
     Так же съездил на кладбище с граблями и лопатой, привел его в более-менее божеский вид, теперь там не так стыдно звать Барона.
     Тем вечером уже никуда не пошел, привычно прогулялся по близлежащим улицам в поисках неведомого. Оно все никак не находилось.
     С утра собрался и отправился в стрелковый клуб, как мне подсказал товарищ. Старое кирпичное здание на окраине города встретило меня рекламными вывесками на фасаде, но я уже знал, что меня интересует центральный вход и лестница на цоколь.
     — Доброго, мне бы Семена Васильева, я от Кости. — Пароль так себе, до шпионских страстей не дотягивает, зато работает. Через пару минут Семен нашелся. Им оказался грузный мужчина в возрасте около сорока лет. Темные круги под глазами и желтоватый цвет кожи намекал, что ему надо больше бывать на солнце и вплотную заняться здоровьем. Но я же не свататься к нему пришел.
     Семен не задавал лишних вопросов, не пытался выяснить, зачем мне это надо. Просто попытались узнать, чему конкретно я хочу научиться. Золотой человек. Я, конечно, приготовил отговорку, но зачем обманывать, когда этого можно избежать?
     Так как четкого понимания у меня не было, а желание заниматься имелось, решили попробовать все, а дальше уже смотреть по обстоятельствам. Он меня коротко и доступно ввел в курс дела, объяснил расценки. Так как я хотел всего, сразу и много, то цена получилась немаленькая. Сто восемьдесят две тысячи родных деревянных рублей, и это с учетом скидки.
     Прикинул, с патронами примерно так и выходило. За сколько автомат Калашникова выстрелит магазин? Три-четыре секунды? Быстро. Понятно, что я не все время буду лупить очередями, но фирма должна заработать, так что цена была вполне обоснованной. В целом, каких-то таких сумм я и ожидал.
     С другой стороны, я смогу стрелять по четыре-пять часов в день из всего ассортимента этого клуба. Плюс услуги инструктора. Думаю, за месяц определюсь, что мне действительно надо и сосредоточусь на этом. Не в моем положении распыляться, но хотя бы в базе надо понимать, как и что действует.
     Первое занятие началось, стоило мне только подписать договор и произвести оплату. Стрельбище находилось в этом самом подвале, дальше по коридору. Длинное пустое помещение с огневым рубежом, мишенями и, само собой, звукоизоляцией.
     Начали мы с техники безопасности, в целом пользоваться оружием я умею, но если решил учиться, то филонить не стоит. Внимательно выслушал прописные истины, расписался в журнале, и только после этого меня допустили до стрельбы.
     Начали мы с пистолетов. Первая пятерка была выложена на стол, наушники для стрельбы надеты — и пошла потеха. К концу занятия моя правая рука просто отваливалась с непривычки. Мне удалось попробовать более двух десятков различных стволов, услышать об их истории, плюсах и минусах.
     При всей своей неказистой внешности Семен оказался вполне нормальным мужиком, без заскоков, и, самое главное, профессионалом высшего класса. Такой огромный ассортимент с его слов объяснялся простым словом «вкус». У меня должен был появиться этот самый вкус только после того, как я настреляю хотя бы тысячу-другую патронов на разном оружии. И тогда же смогу понять, что мне нравится больше.
     Собственно, на этом моменте мы с ним и остановились. Ближайшая неделя будет посвящена именно пистолетам. Попрощались уже дружески, приятно пообщаться с увлеченным человеком, который может доступно объяснить суть.
     Тем же днем посетил еще одного знакомого и основательно закупился спортивным питанием. Не то чтобы я чувствовал себя плохо, но ближайшее время предстоит сосредоточиться на тренировках, а значит, без допинга не обойтись. Никаких анаболиков и прочей гадости, так кое-что для костей, связок, аминокислоты и витаминные комплексы.
     Так устроена природа. Почти как в упрощенной версии закона сохранения энергии: она не берется из пустоты и не исчезает в никуда. Ровно так же происходит и у нашего организма. Если тратишь больше положенного, то его придется восстанавливать, а съесть я столько не смогу просто физически. Да и продуктовая корзина выйдет дороговато, если начну питаться форелью для восстановления аминокислот и жиров. Так что спортпит — мой выбор.
     Тратить деньги оказалось неожиданно приятно. Ранее мне удавалось зарабатывать неплохие суммы, но это были больше разовые акции, чем постоянство. И я откладывал деньги на покупку чего-нибудь нужного. Впервые случилось так, что у меня на руках была значительная сумма, и я не боялся ее потратить. Сколько эти бумажки еще будут представлять какую-то ценность? Год, ну, может, три, а что дальше?
     А дальше ими останется только подтереться. Я не верю, что наше государство сможет выдержать тот беспредел, что начнется, когда мертвецы восстанут из своих могил. Как и любой русский, я люблю родину, но не доверяю власти.
     Почему так? Да потому что у власти одни мудаки. В общем, так себе история, но, как говорится, народ достоин той власти, которую он выбирает. Что говорить, когда хватает кучи людей, которые за тысячу рублей готовы проголосовать хоть за черта лысого. Ладно, дела правительства — это дела правительства, а у меня задачи попроще.
     Завтра после обеда меня ожидала встреча с выживальщиками, надо попробовать навести мосты с этими ребятами. Так что еще пару часов побродив по вечернему городу, я отправился домой.
     Свое жилье хорошо тем, что никто не мешает тебе заниматься тем, чем хочешь. Протеиновый коктейль вместо ужина — и вперед. Надо систематизировать все, что есть в моей голове и записях Серпенто о вуду.
     Первое и самое главное — это техника безопасности: никогда не призывай лоа, если у тебя нет подходящих даров. Конечно, всегда есть исключения, типа как у меня с Бароном. Он мой крестный, и значит, я могу брать у него в долг, но эта практика крайне опасна. Никто не знает, что взбредет в голову могущественному духу, и когда он потребует долг обратно.
     Собственно, всех лоа можно сравнить с торговыми корпорациями. Они предоставляют свои услуги в обмен на три вида валюты: ману, ба хионь и прану. Что касается духов, им подходит не любая мана, а специфическая, все зависит от строения Истока — магического начала души. В этом и есть разница между колдунами, магами и прочими. Основное отличие шаманов в том, что они способны заменять своей маной остальные дары.
     Ба Хионь — это очень сложно, если грубо, она является особый видом энергии, которая незначительно вырабатывается любым, у кого есть Исток. Вознося молитву или жертвуя дары, можно отдать часть этой силы. Вот только ее объем у всех столь незначителен, что этой платы, как правило, недостаточно.
     А вот третий и всегда востребованный ресурс — это прана, жизненная сила. Сами духи производить ее не могут, так как у них нет материального тела, и вынуждены покупать. Ну как покупать, все зависит от продавца.
     Рада предпочитают честные сделки и делают ставку на длительное сотрудничество. Петре могут честно купить, а могут и ободрать как липку. Ну а Геде забирают остатки у мертвых, но дарят успокоение. Сложная и запутанная система.
     Единственное, что можно предположить, что война за новый рынок будет серьезная. Когда магия ушла, большая часть лоа должны были покинуть наш мир. Сейчас же рынок заново открылся.
     Второе и не менее важное — лоа делятся по уровню сил. Самые сильные называются Владыками, именно они управляют всеми остальными. Но короля играет свита, и следом за Владыками идут лоа ранга Господ — мощные духи, которые хуже контролируют свою мощь и при этом менее человечны. За ними следуют Старшие лоа — личность этих существ нарисована крупными мазками, но мощи уже хоть отбавляй. Далее лоа ранга Слуга: злобные, сильные, но обладающие зачатками разума. Последний и самый слабый ранг — Низшие, все, что им надо, это жрать.
     Почему все молитвы обращены к Владыкам и Господам? Ну, как я понимаю, поскольку маны стало мало, лишь эти два ранга смогли хоть как-то существовать на gros bon ange — энергии человеческой души и веры. А все остальные лежат в спячке и ожидают, когда маны снова станет достаточно.
     Третье правило следует из первых двух: мало иметь подходящие дары и вызвать подходящего лоа, надо владеть волей, чтобы не отдать эти дары просто так.
     Четвертое правило: будь вежлив, наглый шаман — мертвый шаман. И это в лучшем случае. Сильный лоа может просто захватить твое тело, и ты будешь всего лишь жалкой куклой. А дух станет наслаждаться всей полнотой жизнью вместо тебя. И если хунган добровольно становится конем Владыки — это одно, то одержимость — совсем другое.
     Боюсь даже представить, сколько шаманов расстались с жизнями прежде, чем этот немудреный список правил был составлен. Раз у меня все плохо с практикой, будем и дальше штурмовать теорию.
     Магия — это наука, даже такая архаичная, как шаманизм. В ней множество законов и взаимосвязей, подчас абсолютно нелогичных.
     ****Где-то в области
     — Благослови, отче. — Суровый чернобородый мужчина лет тридцати пяти преклонил колени перед стариком, одетым в залатанную и застиранную рясу.
     — Вставай, Борис. Пошли, почаевничаем, да расскажешь, зачем явился. — Перекрестив мужчину, старик удивительно бодро для своих лет двинулся в сторону небольшого сруба. Весь облик дома говорил об аскетизме хозяина. Стол, шкафы, стулья и даже массивный сундук были сделаны из грубых пиленых досок. Оба мужчины перекрестились на иконы, стоящие в «красном» углу.
     — Садись, в ногах правды нет.
     — Вы ждали меня, отче, или я не вовремя? — названный Борисом кивнул на горячий самовар, две большие алюминиевые кружки и небольшую вазочку с медом.
     — Ты угощайся, Боря. Медку попробуй, не то что в городе, сам у диких пчел собирал.
     — Отче? — мужчина встретился взглядом с хозяином дома. С лица, искрещенного морщинами, на гостя смотрели не по-старчески яркие голубые глаза человека с могучей волей. И чем дольше шло противостояние взглядов, тем сильнее чувствовалась сила старца.
     — Прости, отче, за маловерие мое. — Борис первым отвел взгляд.
     — Выпей чаю, сын мой, и расскажи, зачем к старому-отшельнику приехал кортеж из трех машин с вооруженными людьми. А старший над ними сам Борис, правая рука архимандрита Павла. — Взгляд старика выражал внутреннюю мощь, а голос умение командовать. Сила его была такова, что ему было сложно не подчиниться.
     — Отец Павел велел кланяться вам и просил навестить его.
     — Зачем? — короткий вопрос прозвучал необычно резко. Борис знал, что между его наставником и отшельником когда-то произошла большая ссора, после чего старик ушел из церкви.
     — Рассыпалась в пыль Скрижаль Завета, что хранились в Русской православной церкви, и достоверно известно, что то же самое произошло в Ватикане. Так же ходят слухи, что Кааба в Мекке закрыта для посещения, мы подозреваем, так же и Черный камень разрушен.
     — Три из трех реликвий, сотворенных лично Творцом, уничтожены?
     — Да, отче.
     — А что же с Терновым венцом в Париже, Туринской плащаницей в Италии, Волосами Мухаммеда в Стамбуле, Зубом Будды в Канди и остальными реликвиями?
     — Все на месте, ничто не пострадало. И у нас появился отрок Богдан, который смог зажечь свечу, не касаясь ее, и утверждает, что с ним разговариваете Архангел Михаил.
     — Три из трех, — печально повторил отшельник. — Первая печать сломана, они возвращаются.
     — Прошу, отче, помоги нам, лучше тебя никто не разбирается в старых текстах.
     — Значит, Павел решил пойти дорогой веры в окружении праведных? Отделяете зерна от плевел?
     — Мы хотим спасти всех, отче, но мы не Бог Всемогущий. Мы лишь люди, и поэтому я здесь смиренно прошу вашей помощи.
     — Что, чадо-капитан, дошло до вас наконец-то?
     — Дошло, отец-полковник, и молю Бога и всех его святых, чтобы было не поздно.
     — Допивай чай, я пока соберусь. Оставь кого-то из своих остолопов, чтобы приглядели за скитом.
     ****
     — Рассказывай, Борис, что творится в мире, о чем мне следует узнать? — Отшельник откинулся на заднем сиденье джипа.
     — Много, отче, проще показать. И самое страшное — это не монтаж, мы проверили. — С этими словами он достал планшет и запустил первое видео из цикла.
     Камера видеонаблюдения с окраины Шанхая показывала, как три чудовища пожирали человеческое тело. Спутать этих тварей с людьми было сложно. Желтая пергаментная кожа, гипертрофированный мышечный каркас, безразмерные пасти и страшного вида когти. Двигались они как деревянные куклы, дергались, но это им не мешало.
     — Матерь Божья, началось. Борис, почему я? Почему не Алексий или Даниил, да хотя бы не Агафья? — Видео явно вывела старика из равновесия.
     С мрачным лицом Борис достал из портфеля папку бумаг и протянул ее старцу. Раскрыв, тот начал читать, а через минуту вновь посмотрел на своего спутника.
     — Это тоже правда?
     — Да, отче, из восьми, известных нам, специалистов по древним книгам осталось трое. Но Радик принципиально не будет работать с нами, с возрастом он все дальше уходит в изучение книг и все меньше понимает людей вокруг. А отец Тер-Акопян ныне невыездной из Варгашапата. Остаетесь только вы.
     — Свое мнение дай, сколько смертей естественны?
     — Вы знаете мое мнение. Ни одной. Официально все умерли от естественных причин. Поэтому нас сопровождает вооруженный конвой.
     ****
     — Богдан, познакомься, это отец Никодим. Он будет твоим наставником, — представил Борис отшельника.
     — Вот ты какой, отрок Богдан, наслышан. Расскажи мне обо всем как на исповеди, а после приму решение, что с тобой дальше делать.
     Молодой парнишка с глубокими глазами внимательно изучил старца. Мальчишка кивнул светловолосой головой и начал свой рассказ:
     — Сам глава святого воинства Ангелов и Архангелов Архистратиг Михаил явился ко мне во время молебна, отчего все свечи в храме вспыхнули, и вести он принес мне. - Голос отрока дрогнул и изменился, а в глазах загорелся свет. Устами юноши заговорил кто-то значительно больший чем человек. - Грядет время Страшного суда: восстанут мертвые из могил, нечестивцы поднимут головы свои и будут смущать тех, чья вера слаба, и придут к ним слуги Диаволов изо всех кругов Ада, и будут они смущать умы людские. Для того чтобы мир выстоял, сыны церкви должны быть сильны духом и верой, возносить молитвы Богу и воинству ангельскому.
     — Борис, скажи отцу Павлу, я останусь и буду учить этого отрока, — старик не терпел возражений, и Борис, кивнув, вышел из кельи. Никодим достал из-под рясы потертый металлический крест и, поцеловав его, начал говорить:
     — А теперь слушай меня внимательно, отрок, и не перебивай. Возможно, то, что я расскажу, спасет тебе жизнь в будущем. Ты не безумен и действительно избран архангелом Михаилом. В тебе сильна благодать божья, в других верованиях она называется по-разному. Кто-то зовет ее «ба хионь», кто-то «энергия Творца», кто-то «gros bon ange». Названий много, но все они означают одно — это энергия веры и человеческой души. Таких как ты называют - теурги, твоя душа чиста и сила твоя велика. Слуг Диавола зовут тоже по-разному. Старшие, Древние, Отродья, Твари, Они, Дети Тьмы, но все они означают лишь одно — они враги рода человеческого и веры нашей. Я научу тебя, как находить их и уничтожить...

Учимся стрелять

     ****Глава тринадцатая. Учимся стрелять
      Ливни в Украине. Киев, Львов, Одесса.
      В Украине сохраняются сложные погодные условия:
      мощные ливни и ветер превратили улицы городов в реки,
      тысячи людей остались без света.
      Из-за обильных осадков реки вышли из берегов,
      автомобили уносит потоком, упавшие деревья создают заторы на дорогах.
      Новостные каналы
     
     В таком ритме прошел месяц. Пять дней в неделю по утрам я ходил на стрельбы. Затем тренировка по капе, потом обедал, отдыхал час и вновь занимался капой до вечера. Вечерами же просто бродил по знакомым улицам, в основном один, но иногда кто-то из знакомых составлял компанию.
     Грешно сказать, но при всей занятости я чувствовал себя бездельником. Привычка ходить на работу, как на каторгу, оказывается, крепко во мне засела. Да и деньги таяли на глазах, хотя я особо и не тратился.
     И тем не менее такая жизнь мне нравилась значительно больше, чем та, которую я вел до этого. Не надо было улыбаться неприятному клиенту или общаться с надоевшими коллегами. Живи для себя! Ну, тут я немного перегнул палку. В конечном итоге все вложения, которые я сделал, будут способствовать не только моему выживанию. Но, скажем так, мне начинает нравиться такая жизнь.
     Кстати, инвестиции начали приносить свои плоды. Неделю назад мы с Семеном закончили полный круг. Я не по одному разу отстрелял пистолеты, пистолеты-пулеметы, ружья, карабины, винтовки и автоматы. Не удалось мне опробовать только пулеметы и прочее тяжелое вооружение. Тут его просто не было, да и в других местах хрен найдешь. Это не штат Техас, детка, это РФ — и тут свои законы.
     Из пистолетов мне очень приглянулся «Glock 17». Отличное оружие при прочих равных, его вес и эргономика просто великолепны. Естественно, за месяц я не стал профессионалом, но кое-какое понимание все же получил.
     Даже так скажу, спортивный вариант этого пистолета с обвесом: коллиматорный прицел, лазерный целеуказатель, складной приклад и прочие вкусности, — стал моей мечтой. Да, при таком обвесе он уже мало походил на пистолет, но все же был великолепен. Хочу-хочу-хочу.
     Тем не менее пистолет обладал своими минусами, в частности, пластик и детали из него — товар штучный. Что случится, если в наши Сибирские морозы он треснет? Изготовитель заявляет, что нижний придел -40С, но веры в это немного. Пластик чувствителен к перепаду температур, постреляешь из холодного ствола в морозы и все. Где найду замену? Только это и заставило искать альтернативу. Пришлось выбирать не лучшее, а распространенное. «АПС» был хуже во всем: тяжелый, менее точный, при этом еще и громоздкий, — но он распространен на территории РФ и имеет свою изюминку.
     Двадцать патронов в обойме и возможность вести огонь очередью. Кроме того, у него имелся родной брат «АПБ». Все то же самое, только при наличии глушителя и специального, дозвукового боеприпаса, такой мог использоваться для бесшумного боя. Отличная парочка, но на всякий случай я решил еще и более-менее пристреляться с «ПМ». Он все равно был более распространен.
     Лучшее — враг хорошего, а выбирать приходится из того, что есть. В общем, с пистолетами я разобрался. При необходимости смогу использовать, но каких-то сногсшибательных результатов от себя не ожидаю.
     Тем более что пистолет как основное оружие я даже не рассматривал: не та эффективность. Против людей он бесспорно хорош, но ведь будут и другие противники. Следовательно, уметь пользоваться надо, но концентрировать на нем все силы нерационально.
     Чтобы больше не испытывать подобного разочарования, далее подходил к выбору более осмотрительно. И как бы меня ни манили наши «Винторезы» и «Валы», на которые хрен найдешь патроны, и зарубежные «FN SCAR»-ы и «AR»-ы, с ремонтом будет просто беда, я старался оставаться непреклонным.
     Во-первых, надежность и доступность, во-вторых, только отечественное производство, наиболее распространенный боеприпас и никаких навороченных стволов. Они же будут как красная тряпка для быка. Такую игрушку захочет отжать каждый гопник, встретившийся тебе на большой дороге. А отращивать глаза на затылке я еще не научился. Ну и последним показателем, правда, весьма условным, была легальность.
     Тут все просто: во-первых, тренироваться надо уже сейчас, брать ствол на прокат выходит дорого, так что лучше заиметь свое оружие. Во-вторых, может так оказаться, что применять его придется раньше, чем законы полетят в тартарары, объясняться с представителями власти мне очень не хотелось.
     Дальше на очереди шли пистолеты-пулеметы. Я отстрелял всю «деревянную серию»: «Каштан», «Кипарис», «Кедр» и «Вереск». Но больше всех мне понравился «Бизон-2». Хорошая эргономика, этакий маленький автомат и огромным магазином для такого малыша на шестьдесят четыре патрона, калибра 9 мм.
     Чудо-машинка. Да, иногда шнековый магазин давал ошибку из-за пружины, но в остальном лучшего и желать не надо. Отличные игрушки и опять же прекрасно работают против людей, но против кого посерьезней малоэффективны. Ну и легально его хрен купишь — это боевое оружие.
     Из автоматов очевидным выбором стали «АКМ», «АК74М» и «АК74У», отличия были только в калибре, так что, можно сказать, я научился стрелять из всех моделей этого оружия разом. Михаил Тимофеевич был легендарным конструктором-оружейником, и надежней его автомата пока ничего не придумано. Если человечество сможет протянуть хотя бы еще сто лет, то впоследнии его представители будут отстреливаться от злобных пришельцев из ржавых, но рабочих автоматов Калашникова.
     Из гладкоствольного оружия 12 калибра вариантов тоже было много, но тут я не удержался и решил повыпендриваться. Старенький, надежный «ИЖ-27» хорош всем, но уступит моему любимцу, как суслик медведю. Полуавтоматический, гладкоствольный карабин «Сайга-12» под охотничий патрон 12х76 был просто грандиозен.
     Изготовленный на базе автомата Калашникова он быстро нашел своего покупателя. Выпущенный в 1997 сразу приобрел бешеную популярность как для самозащиты, так и у охотников-промысловиков. Небольшая цена: от тридцати двух тысяч, — и надежность сделали его просто чудесным приобретением.
     Кроме этого, в коробчатый магазин «Сайги» помещалось шесть патронов. Но есть одна хитрость: законодательство РФ запрещает иметь гражданское оружие, в магазин которого помещается более десяти патронов, — однако, как пояснил Семен, обходные пути найдутся всегда.
     Можно купить замечательный барабанный магазин под тот же патрон. Правда, в нем стоит ограничитель на те же десять патронов. В общем, любой продавец понимающе улыбается, когда продает барабанный магазин под охотничий патрон. За пару минут избавляемся от ограничителя — и вот у нас уже не десять, а все двадцать два выстрела в запасе. Конечно, никому не рекомендуется нарушать закон, но мало ли…
     Семен уверял, что покупка такого магазина является бесполезным приобретением: тяжело, громоздко и неудобно.
     — Барабан громоздкий, в комплектации булл-пап он вообще мешает нормальному хвату оружия. В стволах нашего производства с этим попроще, у нас ударно-спусковой механизм находится примерно в центре оружия. Тем не менее на балансе это сказывается. На охоте и восемь патронов за глаза, ну, можешь еще столько же по карманам растолкать.
     Резон в его словах, безусловно, был, вот только я не стал распространяться, на какую дичь собираюсь охотиться. А к мелким неудобствам можно привыкнуть. Еще он предлагал купить за место «Сайги-12», «Вепрь-12» под тот же патрон. Цена была выше на десятку, но, с его слов, ствол был получше.
     Почти на той же базе «РПК», и вроде как понадежней. И барабанный магазин на «Вепря» чуть больше: двадцать пять патронов, — и дополнительные плюсы имеются. Например, ускоренная перезарядка. У «Вепря» есть автоматическая затворная задержка, а у «Сайги» нет.
     Эх! Мне бы сам «Ручной Пулемет Калашникова» достать, да где его возьмешь? Попробую, конечно, но не факт, что получится.
     В общем, если с тактикульным «Glock»-ом я пролетел, то «Сайгу» или «Вепря» решил купить обязательно, как только получу разрешение на охотничье оружие. Патрон 12х76 содержит просто сумасшедшее количество вариантов: от обычной картечи до совсем невероятного «Дыхания дракона».
     Последнее — это вообще нечто. Патроны при выстреле выкидывали горящие частицы фосфора в виде струи пламени на десять-пятнадцать метров. А ведь были еще: «валанди», «полева», «паук», «боло», «танго», «бреннеке», «дьяболо», «маера», «рубейкина» и много-много других. Каждая модель имеет свои достоинства и недостатки. В общем, я и сам пока плаваю в этом вопросе, просто наслушался, как Семен со знанием дела все это рассказывает.
     С его слов, гладкоствольное ружье с правильно подобранным патроном может выполнить почти любую задачу, под которую обычно используется другое оружие. Безусловно, были исключения.
     Совершить прицельный выстрел на дистанцию сто метров из него можно даже не стараться, по крайней мере, при моих навыках, не уверен, что даже на пятидесяти метрах буду достаточно точен. Но я уже представлял, как заряжаю барабан картечью и устраиваю мертвякам ад на земле. Двадцать-двадцать пять патронов 12 калибра — это вам не шутки. Все, кто окажутся поблизости, будут порваны в клочья, почти пулемет без возможности словить рикошет от собственной пули.
     Свыше сотни метров работали только автоматы, нарезные карабины и снайперские винтовки. Проблема заключается в том, что легально ничего из вышеперечисленного я приобрести не могу. Согласно закона, для приобретения нарезного оружия, мне необходимо пять лет проходить с гладкоствольным. А риск встретить конец света в тюрьме заставлял крепко задуматься над тем, стоит ли искать другие варианты. Нет, я не струсил, просто у меня нет нужных знакомых.
     На мои аккуратные намеки Семен не обратил внимания, а позже ко мне приехал сам Костя и доступно объяснил, что такие вопросы разумные люди не задают. А если и задают, то старым, проверенным товарищам. И нет, он не может мне ничего предложить, и на этом разговор закончен. Вот как-то так.
     С одной стороны, я его понимаю, все это сделано из-за беспокойства. Когда к тебе обращается старый друг и говорит, что буквально жаждет обучиться стрельбе — это немного странно. Когда он не может толком объяснить причину такого необычного порыва — это подозрительно. А вот когда он хочет приобрести нелегальное оружие — это уже, черт побери, опасно!
     В целом, я научился палить на дальние дистанции, но снайперской стрельбой это не назовешь. По итогу как основное оружие, на котором буду дальше концентрироваться, был выбран гладкоствольный карабин «Сайга». Документы на оформление охотничьей лицензии и разрешения на оружие я уже подал и даже оружейный сейф купил, осталось только дождаться, когда смогу забрать из магазина свою ласточку.
     Так как я решил, на чем буду делать упор, то часы в тире можно было сократить, но совсем отказываться от его посещения я не собирался. За месяц уже как-то привык, да и практиковаться надо постоянно. Пока апокалипсис не начался, и можно еще хоть на каплю повысить свой скилл, этим стоит заняться.
     Да и цена вопроса теперь совсем другая. Полторы тысячи в день, а если буду ходить со своим ружьем то еще дешевле. В общем, могу себе позволить.
     Тем более что с выживальщиками так толком ничего и не получилось. В смысле, безусловно, полезный опыт был получен, но не сказать, чтобы он оказался особо ценным. Суть современного выживальщика — это куча крутых и подчас абсолютно бесполезных покупок.
     Покупать все эти веревочки, Г-образные фонари и карабинчики? Да ну вас нахрен. Мне вполне хватит небольшого рюкзака, комплекта прочной и удобной формы, термобелья, пары тактических перчаток, комплекта щитков, армейской фляги, ножа, фонарика, зажигалки. Больше на себе таскать смысла не вижу. Другое дело, что подобных комплектов я взял с запасом, но не носить же их с собой.
     А то увешаются, как мулы, по принципу «все свое ношу с собой». Там не выжить, а даже просто ходить и то непросто будет. Если добавить к моему комплекту еще и оружие с патронами, то и я недолго так пробегаю. В общем, к сожалению, или нет, но нам с ними было не по пути.
     Освободившееся время было решено потратить с пользой, и я решил попробовать еще как-то развить свои тактические навыки. Меткая стрельба — это одно, а тактика ведения боя с применением огнестрельного оружия — совсем другое. Навел справки и узнал, что на данный момент занимаются этим два движения: страйкболисты и пейнтболисты.
     Определенное мнение у меня уже сложилось, но я все же решил не выносить скоропалительное решения. Сходил. На свою голову.
     Нет. Страйкболисты оказались ребятами отличными: веселые и адекватные, только на мой вопрос:
     — А когда тренировка?
     Мне ответили:
     — Нескоро, но смотри, как я стильно затюнинговал свой АКСУ.
     С — сарказм. В общем, страйкбол — это, конечно, про пострелять, но не сразу. Сначала надо купить оружие, хорошенько его переделать, чтобы не смотреться бледно на фоне остальных. Купить форму выбранной страны или военного подразделения, рацию, стильные тактические очки и только потом выехать пострелять пять-шесть раз в год. Вся эта реконструкция могла бы обойтись моему совсем не бездонному кошельку в сотню-другую тысяч.
     Конечно, все было не настолько плохо, но примерно. Стреляли чуть чаще, но при этом больше ходили. Страйкбол — это выезды на большие игры, где ты целый день ходишь или сидишь в засаде ради того, чтобы за минуту отстрелять магазин. Все как в жизни.
     Если бы у меня было больше времени, то стоило бы заняться страйкболом вплотную. В жизни ведь военные тоже не изображают из себя Рембо. Война — это долго и утомительно пешком и только потом пострелять, но мне надо было другое. В кратчайшие сроки научиться действовать как в одиночку, так и в составе группы.
     В общем, визит был удачный. Я многое почерпнул для себя и решил не прекращать общение. Во-первых, мужики оказались знатоками в военном снаряжении и могли многое подсказать.
     Я как-то совсем забыл, что есть всякие: разгрузки, каски, бронежилеты и прочие премудрости, которые могут здорово упростить жизни выживальщика и даже ее спасти. Та же разгрузка позволит унести с собой больше полезных вещей, но при этом все будет под рукой, а не где-то там в плотно набитом рюкзаке.
     Однозначно, полезно, вот только понять бы еще, что конкретно нужно. Проведенный краткий экскурс лишь сбил с толку, одних бронежилетов было перечислено с десяток. Но тут, чую, придется долго разбираться.
     Ну а во-вторых, знакомство с такими людьми в ближайшем будущем будет совсем не лишним. У этих ребят шансов на выживание явно больше, чем у офисного планктона. В итоге тепло попрощался и договорился выехать на следующее мероприятие. Минимальный комплект я себе позволить могу, а там разберусь, что да как.
     Следующим пунктом был пейнтбол. Тут пришлось постараться, чтобы найти информацию. В пейнтболе хоть и использовались «маркеры», а не реплики огнестрельного оружия, как в страйкболе, но все было значительно активнее. За день можно провести до десятка стычек, боев, штурмов, захватов и всего остального. Динамика совершенно другая и цена, кстати, тоже.
     И тут, и там использовались реальные тактики военных подразделений, разница была только в подаче материала. Одни топили за олдскул, а вторым нужен был адреналин. Что лучше, пусть каждый решает сам.
     Хотя было и третье мнение по этому поводу. Страйкбол, пейнтбол — фигня. Высказывались так люди, реально воевавшие. С их слов, и те, и другие занимались фигней, не имеющей ничего общего с реальными силовыми операциями.
     Много говорилось о том, что спецподразделения оттачивают узкоспециализированные навыки для конкретных операций. То есть, если «Альфа» мастерски умеет освобождать заложников, она не будет так же эффективна, к примеру, в штурме вражеского укрепрайона. Мол, там требуются совершенно другие навыки и тактические решения. Вот только, чем же мне тогда заняться? Сидеть на жопе ровно? Нет, я так не смогу. Универсального солдата за год из меня все равно не выйдет, но хотя бы получить базовую подготовку я обязан.
     Выбор был сделан, и я напросился в команду по пейнтболу. Как правило, в нем собирались играть корпоративы, реже группы друзей и уж совсем редко команды. Мне пришлось постараться, чтобы убедить одного из капитанов, чтобы тот допустил меня до тренировок с ними.
     На руку мне сыграло, что один из парней в его команде поручился за меня. Имя я не помнил, только прозвище - Тер, он был один из трейсеров что пару раз участвовал в нашей cacada. Короткая демонстрация кое-чего из своего арсенала и клятвенное обещание не пропускать ни одной тренировки. Слово я намерен был сдержать.

Люди, которые играют в игры

     ****Глава четырнадцатая. Люди, которые играют в игры
      Китай. Регион Гуанси.
      На юге Китая более семидесяти тысяч человек страдают от наводнений.
      В некоторых городах спасателям приходится
      вызволять жителей из водной ловушки,
      выбраться самостоятельно не представляется возможным.
      Новостные каналы
     
     В тот день место для очередной войнушки выбрали спонтанно. Игорь обзвонил всех в четверг, и уже в субботу утром команда была на месте. Встретились возле метро, подобрали пешеходов и двинули загород.
     Ведущим был Игорь, так что я просто ехал за ним, периодически перекатываясь репликами с Даней и Саней, что сели ко мне в машину. Свернули с главной в сторону заброшенного еще в девяностые завода Сибсельмаш.
     — Кажись, приехали.
     — Ага, вылазим. — Ребята вытащили сумки со снарягой и пошли слушать нашего лидера.
     Игорь — крупный голубоглазый блондин — возглавлял эту команду уже три года. Собственно, он ее основал, тренировал и вывозил на все значимые, по его мнению, мероприятия. Парень он был двоякий. Не скажу, что сразу проникся к нему симпатией, скорее, мы присматривались друг другу. Он хороший лидер, но чересчур целеустремленный, хотя делу это не мешало, даже помогало. В прошлом году команда первый раз заняла призовое место на крупных Российских соревнованиях, это дорогого стоит.
     — Итак, — начал Игорь, — сегодня работаем по следующей схеме. Заходим без рекогносцировки, девять Каре, потом команда победителей остается, через три минуты Освобождение заложников — Саня, ты сегодня знойная порномодель, которую захватили в плен злобные талибы. Лапать модель нельзя, Миха, если так хочется, то себя полапай.
     Парни откровенно ржали над будущей ролью Сани, а Михаил даже в шутку начал заигрывать.
     — Ну а дальше «Top Gun» до потери костей и пульса.
     Капитан снова придумал команде развлечение. Я уже выучил сленг, так что прекрасно понял, какой насыщенный день меня ожидает. Заходим в здание, в котором ни разу не были, двумя разными командами и стреляемся до победного — и так девять раз. Кто выиграл, тот остается в здании и занимает позиции. Проигравшие собираются у машин, штурмуют, находят заложника и выводят. Это то, что касается командной работы.
     А потом будет «Top Gun», если по-русски, то «Лучшая Пушка». Все против всех, выбывшие уходят к машинам, делают круг почета вокруг комплекса и снова вступают в игру. Насыщенный денек предстоит. Ребята быстро переодевались, заправляли маркеры и цепляли последние части снаряжения.
     Меж тем Игорь уже делил нас на две команды. Я попал в группу с Гореймом, Михой, Саней и единственной нашей девушкой Пикой.
     — Вперед! — Команды устремились в здание.
     Я бежал первым. Как бы круты ни были ребята с маркерами, но по физике я превосходил их всех. Одним рывком взлететь на крыльцо. Большой зал, куча битого стекла и кирпича под ногами, коридор и лестница, ведущая на второй этаж. Командовал нашим отрядом Саня, так что я лишь застолбил за нами право выбора.
     — Зверь, вверх!
     Не останавливаясь, бегу к лестнице и прыжками поднимаюсь на второй этаж. Прямо вперед по коридору, быстрый взгляд в комнату, завернуть и ждать остальных. Ребята присоединились через десять секунд.
     — Отсчет пошел. Минута — и расходимся, где-то тут должна быть вторая лестница. Идем к ней, спускаемся на первый и заходим в спины. Горей, держишь лестницу. Миха, идешь первым, Зверь, прикрываешь его, мы с Пикой контролим фланги и тыл.
     Головой я понимал, что это не реальный бой, но Игорь умеет подбирать ситуации, когда адреналин буквально зашкаливает в крови. Расположение комнат и лестниц неизвестно, приходится ориентироваться только по наитию. Через минуту противоположная команда тоже начнет действовать, и вот тогда станет действительно жарко.
     «Время, пошли», — жестами показал Саня.
     Стараясь не шуметь, наша команда двинулась навстречу приключениям. Горей идет первым по левой стороне коридора, я страхую с правой. Саня с Пикой контролируют двери в боковые помещения. Врагов там быть не должно, но мало ли. Говорят, техника безопасности написана кровью, но, думается мне, что тактика боевых подразделений ею просто пропитана насквозь.
     Маркер весит значительно легче боевого оружия, но я стараюсь не обращать на это внимания. Главное представить, что в моих руках реальное оружие и вокруг боевая обстановка.
     Мы успели пройти пятьдесят метров по коридору, когда позади защелкал маркер Горея, и тут же раздался его голос в динамике наушника:
     — Штурмуют лестницу. Вижу Орба. Держу позицию.
     Нам решили зайти в спину, а может, просто пугают. Места там немного, больше чем вдвоем не подойдешь. Даже чтобы гранату кинуть, придется выйти на линию огня.
     — Вперед-вперед, — шепотом поторапливает Саня.
     Щелчки маркеров продолжали трещать позади, поэтому Саня нас и торопит. Тридцать метров бегом — и Миха открывает огонь, быстрый парень. Из наших, пожалуй, он соперничает только с Тером, местным богом «Top Gun». Поиграете с ним и поймете, почему так, он реально террорист нервных клеток. Парень занимается паркуром. Всегда появляется там, откуда не ждешь, и очень быстро, ну и стрелок отличный.
     Вот, судя по всему, он и нарисовался. Кто-то из противников добежал до лестницы с их стороны. Разглядеть не успел, моя очередь ударила в дверной косяк, за которым скрылся противник. Нам тоже пришлось притормозить и спрятаться в ближайших кабинетах. В такой ситуации даже не самый лучших стрелок может положить идущий в коридоре десяток бойцов.
     Тер, а больше некому, скорей всего, действовал на автомате. Сначала укрыться от вражеского огня и только затем начать обстрел. А то мог бы, как камикадзе, наполучать шаров, но и сам бы зацепил кого-то из нас. В целом, очень правильный рефлекс, неигровой.
     Вот только перед нырком в укрытие я успел закатить ему в помещение подарок, после чего затаился до взрыва. Обычная пейнтбольная граната с начинкой из шаров. Услышал хлопок и, высунувшись из-за угла, дал короткую очередь по коридору.
     Выбор у противника был невелик. Как я успел заметить, в здании остались только голые стены и мусор на полу. Никакого укрытия в его убежище быть не должно. Значит, и выход у него простой: либо подорваться на гранате, либо выскочить в коридор. Он выбрал коридор, и мой маркер разукрасил его грудь тремя красными пятнами. Гранаты решают все, особенно когда ты не самый быстрый стрелок по эту сторону Урала.
     Несмотря на все свои тренировки с огнестрелом, я до сих пор думаю и действую как рукопашник. Поэтому и скорость у меня ниже, чем у того же Михи. Хотя физически я его обгоняю по всем показателям. Мой мозг привык думать по-другому. Но это вполне объяснимо, стрельбой я активно занимаюсь полтора месяца, а капой более восьми лет.
     — Отлично, Зверь, — похвалил меня командир отряда. — Дальше бегом.
     — А может, я через окно, второй этаж всего?
     — Нет. Два раза такой фокус не прокатит. Тыл сейчас только из-за тебя двое держат. Я Игоря знаю. Дважды на один трюк его не возьмешь, — коротко высказал свою мысль наш командир.
     Осторожничать было бессмысленно, нашумел я гранатой, так что пришлось бежать. Миха на бегу палил на каждый шорох, без толку, конечно, и в реале вредно. Но запас шаров в маркере совсем иной, нежели в реальном оружии, он мог себе это позволить.
     К лестнице мы подошли не вовремя. Нас подпустили. Отряд противника уже успел подняться на первый пролет и окопаться. Вот тут и разразилась скоротечная битва. Спешка, как выяснилось, хороша лишь при ловле блох.
     Первым пал Миха, приняв весь огонь на себя, но вроде зацепить никого не успел. То ли клинануло маркер, то ли все шары извел, придурок. В общем, зря он шмалял просто так. Я буквально чудом извернулся и откатился в ближайший кабинет. Помня, что не самый умный, сразу сиганул в окно.
     Земля ударила в ноги, перекат, чуть не угробил маркер и обратно рывком к зданию, чтобы из окна не приложили. Мы хотели обойти, но нас же и поймали. Если бы не Тер, из-за которого потеряли драгоценное время, то успели бы к лестнице первыми. Хреновая диспозиция, однако.
     С нашей стороны минус Миха и, наверняка, Саня с Пикой, они шли позади, просто не успели рассмотреть, что было дальше. Еще есть Горей, но он под вопросом. У противника вроде выбыл из игры только Тер.
     В наушниках вновь зашипел голос Горея.
     — Прием, слышал стрельбу, что у вас? У меня Орб.
     Никто из ребят ему не ответил, и я не буду. Если кто из команды еще жив, то голосом выдадут свое положение, а если все уже мертвы, то кто-то из ближайших врагов может услышать мой ответ.
     Думать в пейнтболе вредно, точнее, наш капитан выразился «рано», но суть та же. Готов поспорить, что это не так. Да, мне не хватает навыка и нужных рефлексов, но голова всегда работала как надо.
     Единственную гранату, данную по условиям этого раунда, я потратил. Было бы неплохо закинуть ее сейчас в оконный проем лестничного пролета, где обосновался противник.
     В общем, идем врукопашную. Только делать то, что от меня ожидает противник, не буду. Саня прав, Игорь не тот человек, что клюет дважды на один и тот же трюк. Тем более, выходом через окно я уже воспользовался. Теперь бегом.
     Я рисковал, ломясь, как лось, через всю площадку до самого входа в комплекс, но риск был оправдан. Сейчас все зависит от скорости. Завалить четверых опытных игроков одному мне пока не светит. А вот одного и в спину — легко. Кирилл, он же Орб, получает в спину два шара. А нефиг переключать все внимание на одного противника. Минус один.
     Горей нашелся на том же пролете, но лезть вперед я не стал. Замер, вслушиваясь в происходящее.
     Похоже, в этот раз Игорь раскусил Саню. Горея лишь шуганули, чтобы мы думали, что они штурмуют лестницу. Орб просто сидел тут и кошмарил его. Значит, сейчас противник будет либо искать меня, либо придут за ним.
     Ловить меня можно долго, но одна группа точно пойдет по первому этажу. Я, конечно, не Тер, но тоже не подарок, и поэтому там их будет двое или трое. Вторая пойдет поверху. Горея они зажмут на лестнице и возьмут тепленьким. Надо бы этому помешать, и надеюсь, что мой план сработает.
     Пришлось забраться аж под самый потолок между лестницей и проходом в коридор. Как опору использовал старый пожарный щиток. Проблема, что все это надо было проделать по возможности тихо и быстро. Находящийся рядом Горей не должен был заподозрить моего присутствия, чтобы не спугнуть противника.
     Ждем-с. Маркер нацелен на вход, перенести огонь на дверь коридора всегда успею. Если кто-то сунется оттуда, то пройдет подо мной и стрелять я буду сверху, в спину или голову. Как правило, взгляд нацелен на грудную мишень, ну, может, еще по севшему противнику, а вот так высоко вверх редко смотрят.
     Два косяка в моей позиции все же есть: пожарный ящик находится не так высоко, как хотелось бы, ноги могут заметить, и я полностью лишен подвижности. Если кто-то все же даст по мне очередь, то попадет почти наверняка.
     Ждать пришлось недолго. Вначале я услышал легкий щелчок лопнувшего под ботинком стекла, а потом из коридора крадущейся походкой вышел Даня. Из приседа и из-за козырька маски он меня не заметил и пошел дальше. Как я и предполагал, они решили зажать Горея с двух сторон. Сразу давить на курок не стал, но перевел прицел в его спину. Он точно не один, значит, сейчас появится второй, и тогда я оторвусь.
     Вот только второй вошел с парадного выхода. Я не успевал перевести прицел на нового врага и дал очередь в спину Данила. А через секунду точно такие же снаряды раскрасили уже мою грудь — это был Игорь. Ну что же, не самый плохой результат, даже отличный. За этот раунд я умудрился положить троих, такое дорогого стоит.
     Следующая пара боев тоже оказалась достаточно динамичной. Приходилось бегать, прыгать и стрелять, много стрелять. Схемы боев, которые пытались воплотить Игорь с Саней, работали через раз. Иногда одной из команд удавалось застать противника врасплох, но чаще все сводилось к битве на короткой дистанции. И тут уже решала численность и личные навыки бойцов.
     В одном из таких поединков мне вновь удалось отличиться. Меня положили первым из нашей команды, но перед смертью я успел снять двоих. Два фрага — отличный результат.
     Хотя, если вдуматься, сомнительное достижение. В реальном бою, если твоя команда победит, — это хорошо, но если ты сам при этом сложишь голову, то результат можно считать отрицательным. Надо постоянно балансировать на грани между необходимым действием и необдуманным риском. В общем, для новичка пять фрага за пять раундов — удачно, но впредь буду действовать аккуратнее.
     Ближе к середине дня мы худо-бедно изучили полигон, на котором пришлось воевать. Поэтому оставшиеся четыре раунда прошли в виде позиционной войны без блицкригов и активной беготни. Тут мои результаты были пожиже.
     Оказывается, грамотно поддержать напарника огнем, не давая противнику даже высунуть нос из-за укрытия, подчас приносит победу чаще, чем личный героизм. Не то, чтобы я этого раньше не понимал, но пока не видел, где и кого мне надо поддержать, воевал так, как умел. По общим результатам побед и поражений нам досталось всего три победы в Каре, и, значит, придется штурмовать здание и освобождать заложника.
     Эта часть игры тоже была интересной. Из ребят я был единственным, кто мог поспорить с Тером в лазании по сложным конструкциям, и Игорь решил чуть переиграть сценарий.
     Горея в нашей команде заменили Тером. Желание Игоря сделать из нас двойку вполне объяснимо. Если мы в тандеме сможем зайти в тыл ничего подозревающему противнику, то сумеем натворить много дел. Сыгранность у нас была так себе, но даже это дало результат.
     Окопались наши террористы качественно, им даже бегать не надо. Сиди себе положенное время раунда — и все. А вот нам пришлось изобретать велосипед.
     Нас с Тером ждали. Ждали, что мы зайдем в тыл из соседних помещений, к которым не было обычных путей. Даже, что мы в наглую полезем в окно третьего этажа, где по легенде находится заложница, но тут мы их смогли удивить.
     Поднявшись по лестнице, я смог закинуть более легкого и цепкого напарника на балку перекрытия. Закрепившись на ржавом двутавре, он с помощью ружейного ремня помог забраться мне. Так мы и оказались над головами наших террористов.
     Ходить по железной конструкции в пяти метрах над полом, под самой крышей, было неприятно, но вполне терпимо. Так мы и подобрались к их позиции сверху. Сообщили тремя щелчком по рации, что на месте и готовы действовать, и пошла потеха.
     Ребята начали поливать террористов огнем. Гранаты было использовать рискованно, а то наша порнозвезда могла погибнуть. Прижатые плотным обстрелом террористы яростно огрызались и угрожали изнасиловать заложника.
     Но наш доблестный отряд спецназа отказался вести торг. Народ лишь ржал в голос и требовал потом скинуть видео, даже обещали приплатить, если качество будет не хуже HD.
     Занятые позиционной войной, террористы не особо смотрели вверх, тут мы их и накрыли. Пара коротких очередей — и бой был закончен. Порнозвезда, в лице Сани, освобождена, и наступило время обеда.
     Перекусывали, чем бог послал. Кто что взял, собрали в кучу и съели. Аппетит все нагуляли изрядный. Полдня активной беготни по развалинам бывшего завода сильно способствует этому делу. После обеда Игорь не стал издеваться и кидать нас сразу в бой — дал час передохнуть. Пока ребята отдыхали в автомобилях, я проверил в машине масло, жидкость в бачках омывателя, подкачал шины и прочее.
     Для меня такая нагрузка была более привычна. Я живу в подобном ритме уже месяц и пока справляюсь. Хотя все чаще замечаю, что где-то на подкорке мечется дрянная мыслишка, а не послать ли мне все лесом. Надоело, гори этот конец света ярким пламенем. Но пока удается отгонять ее морально-волевыми усилиями.
     После отдыха начался «Top Gun». Свободная охота всех против всех — каждый сам за себя. Условно убитый идет на базу, к машинам, пробегает вокруг здания, после чего может снова вернуться в игру через один из входов на свое усмотрение. Отличное развлечение. Нет ограничений ни по боеприпасам, ни по гранатам — развлекайся в свое удовольствие.
     Я с энтузиазмом носился по этажам, отстреливая ребят и получая от них ответные подачи. Мне нравилось забраться повыше, это давало дополнительную свободу действий. Во-первых, никто не мог неожиданно атаковать, а во-вторых, освоил новый трюк. Стоило только начаться перестрелке в комнатах второго и первого этажа, как я, свесившись с подоконника, закидывал туда гранату прямо через оконный проем. Нежданчик.
     Мы крепко зарубились с Тером, но счет был не в мою пользу. Да, в принципе, он редко бывал в мою. На данный момент я самый слабый член команды. Да, у меня есть свои сильные стороны, но не морды же им бить за свой проигрыш.
     Но самое интересное случилось, когда меня дважды подстрелили у одного из входов в здание. После второй смерти до меня дошло, что кто-то там сидит специально и поджидает недавно оживших.
     Из упертости сунулся туда в третий раз, но перед тем, как войти, закатил дымовую гранату. Подождал, пока дым наберет объем, и только потом пошел вперед, стараясь ступать как можно тише. Облако дыма заволокло помещение, если бы не давным-давно выбитые стекла, тут, пожалуй, можно было и задохнуться.
     Память подсказывала, что в вестибюле находится лестница, вход в коридор, а еще должна быть комната охраны. На самом деле там, скорее всего, было заводское КПП, но мне привычнее называть ее так.
     Аккуратно, на ощупь, пробрался вдоль стены до этой комнаты и замер возле двери. Если снявший меня стрелок находится в ней, что вероятней всего, то он рано или поздно выдаст себя звуком. Вот тогда дам на звук длинную очередь или закачу гранату. Опасаться удара в спину сейчас не стоило. Дымовая шашка у входа скажет любому, что здесь кто-то притаился.
     Я замер и прислушался.
     «Давай, ты же не будешь сидеть тут вечно. Выдай себя, получи свое и вали на перерождение».
     Но следующий звук, который я услышал, заставил побеждать мурашки по моему позвоночнику. Тот самый неразборчивый шепот на самой грани слышимости. То, что я так долго искал, наконец-то, само нашло меня, когда я меньше всего этого ожидал.
     Где-то здесь должны быть духи. Свежие и наверняка очень голодные лоа. Первая мысль была, свалить отсюда подальше и как можно быстрее. Воспоминания о встрече с неупокоенными еще не стерлись из памяти. Иррациональный страх перед мертвяками в первое мгновение буквально поглотил мою волю. Через силу я все же справился с ним. Их можно победить! Однажды мне это удалось, а значит, удастся и второй раз.
     Следующая мысль и вовсе успокоила судорожно бьющееся сердце. Я ощущаю присутствие духов, но не обязательно это должны быть ходячие трупы. Просто кто-то здесь недавно умер. Как и почему, эти вопросы меня сейчас мало интересовали. Главное, я нашел то, что искал, вот только слегка не вовремя.
     Кстати, надо бы подумать не только о себе. Тут кто-то из ребят. На практике я, конечно, еще не воевал с духами, но хотя бы знаю, как это делается в теории. Если это низший лоа, то мне он не очень опасен, в отличие от остальных.
     Затаившийся где-то здесь стрелок продолжал сохранять молчание и никак себя не проявлял. А мне при этом надо его отсюда выпроводить для его же безопасности.
     Что ж, решение пришло само собой, тактически выиграть будет сложно, но можно экономически. В ход снова пошли гранаты. Первую закатил в комнату, вторую в коридор. Потом метнул на лестницу и даже под лестницу. Итого шесть штук и одна в запасе.
     На удивление удачной оказалась именно последняя.
     — Ну и мажор же ты, Зверь. Попроще нельзя было? — раздался голос Пики после взрыва. Дымовая шашка все еще мешала обзору, но никому другому этот голос принадлежать не мог. Девушка у нас в команде одна.
     — А на вас только так и охотиться, — пришлось огрызнуться в ответ, чтобы не объяснять причину такой расточительной тактики.
     — Нуб. Давай учись, а то по миру пойдешь с такими расходами. Или ты у нас из богатеньких?
     — Скорее, из состоятельных и самодостаточных.
     — Бизнесмен?
     — Ну, можно сказать и так. Все, дуй на круг, у меня тут еще дел по горло.
     — Ну давай-давай. Загадочный… — Пика фыркнула и на ощупь выбралась из здания, а я решил заняться поисками. Мне предстояло найти своего первого лоа.
     Двигаясь по кругу, я прислушивался к потустороннему шепоту. Все оказалось проще, чем ожидал. Почти как в детской игре «холодно-горячо», только в интерпретации «тихо-громко».
     Чутье вело меня как раз туда, где ранее пряталась Пика. Под лестницей была закрытая дверь, ведущая в подвальные помещения заброшенного завода. Дым от шашки слегка рассеялся, и удалось разглядеть, что закрыта она на новенький навесной замок.
     Странно. Откуда в заброшенном здании взялась такая диковинка? Выяснять сейчас было бессмысленно. Главное, что дверь закрыта, и никто из наших просто так туда не сунется. Но на всякий случай я решил держаться неподалеку. Игра игрой, но это уже незапланированный риск, а значит, стоит остановиться.
     Притвориться, что получил травму не выход, тогда придется сидеть возле машины, а значит, воевать буду здесь. Хорошо, что до конца игры еще час. Граната у меня одна, но в машине есть запас.
     Так до конца игры и просидел рядом с дверью. Дважды меня убивали, но я быстро возвращал свою позицию. Что могу сказать по итогам.
     Лучшим стрелком мне еще долго не быть. Убивали меня все кому не лень. Это не значит, что на моем счету не было фрагов. Даже с учетом, что последний час я просидел на месте, бегать приходилось чаще остальных ребят.
     Соотношение смертей и фрагов явно говорило не в мою пользу: двадцать два убитых против тридцати семи смертей. Иногда мне удавалось положить и двоих за раз. Но потом я сдуру подставлялся под выстрел, и приходилось бежать очередной круг. Ребята были не просто резкими, но еще и очень техничными.
     Частенько, получая пулю, я даже не понимал, откуда она прилетела. Выбор позиции и правильное перемещение — это то, чему мне еще предстоит научиться.
     Особую результативность я показывал с гранатами, что неудивительно. Капа отлично развивает руки и глазомер. Вот только пользоваться одними гранатами в будущем будет затруднительно.
     Во-первых, дорого. Пейнтбольная граната через Игоря обходилась команде в сто семьдесят рублей, рыночная цена двести пятьдесят. Если учесть, что только за сегодня я их потратил больше тридцати штук, математика понятна. А боевые сейчас вообще хрен где достанешь.
     Во-вторых, граната — это обоюдоострое оружие. Использовать ее надо крайне аккуратно, может и самому достаться по первое число. Не зря на том же «Youtube» столько роликов про неудачливых метателей. Но там хотя бы есть укрытие, и опытный инструктор на случай всяких неожиданностей.
     Дальше был общий сбор и разбор полетов. Обсудить было что, Игорь высказывал замечания по тем или иным моментам тактики и объяснял наши основные ошибки. По технической части доставалось в основном мне.
     В первую очередь, из-за того что веду огонь с открытой позиции, это делает меня трупом в восьми случаях из десяти. Второй моей ошибкой было то, что двигаюсь быстро, но при этом громко и бестолково. Не слежу за тем, как и где хожу, не смотрю на растяжки и прочие премудрости. Причем, самое интересное, когда мне надо, я могу двигаться тихо, но обычно не отслеживаю этого. Кто из нас постоянно крадется при передвижении? Да никто.
     Все приходит с опытом. Замечания воспринял и решил провести работу над ошибками. Тем более, нечто подобное уже слышал и от других экспертов. Последнее время пристрастился к «Youtube».
     Раньше смотрел только информацию о капе, а вот за последний месяц подписался на десяток интересных каналов, рассказывающих о тактике, сравнении разных стволов и прочих оружейных темах. Пусть в моих руках побывало уже немало оружия, но узнать что-то новое всегда полезно.
     А как еще выяснить, пробьет ли РПК пенобетон? Или сколько попаданий 7.62 выдержит разрекламированный бронежилет? Возможности провести такой опыт в реале у меня нет. Зато теперь есть понимание, что в доме из пенобетона укрываться от пулеметного огня не самая разумная затея.
     Я не лелеял надежд, что, насмотревшись роликов и месяц потренировавшись в стрельбе, стану профессионалом. Наоборот, считаю, что это невозможно, но развиваться как-то надо. Все с чего-то начинали.

Страх

     ****Глава пятнадцатая. Страх
     Италия. г.Кьявар.
     На Лигурийском побережье пострадал акведук.
     В итоге тридцать тысяч человек остались без питьевой воды.
     В другом лигурийском населенном пункте в результате оползня,
     вызванного дождями, погибла семейная пара.
     Новостные каналы
     
     Что требуется для охоты на лоа? Правильно, первым делом для этого нужен идиотизм. Но, вашу мать, если зомби там, в подвале, то я обязан вмешаться. Так долго искать и отступить в самом конце? Мало того, они могут вылезти и задрать кого-нибудь. Спасти всех мне не удастся, с этим я смирился, но пока могу — буду нести добро.
     Да, можно сказать, что это не мои проблемы, и пусть этим занимается полиция. Сделать анонимный звонок. Пусть выезжают, сами ищут и разбираются. Вот только я упущу свой шанс. В общем, совместим приятное с полезным.
     В подвале темно, а значит, мне понадобится свет. Светодиодный фонарь с собой, но что-то сомневаюсь, что получится спокойно им пользоваться. Если случится бой, то мелькание света будет только мешать, как тогда на кургане.
     Хорошо, если там просто духи — начерчу veve и попробую заключить сделку, а если снова ходячие трупы? Эти твари не будут спокойно стоять и ждать, пока я нашинкую их кукри. Надо бы добавить пяток фаеров в рюкзак.
     Да, дерьмовый свет, да, всего полторы минуты работы. Зато руки свободны — и хрен потушишь. Ножны закрепить на бедре, попрыгать на месте, вроде не мешает. Клинок выпрыгивает из них удобно. Монтировку в сумку, бинты и фляжку с ромом туда же. Мало ли как дело пойдет, а истечь кровью не хочу. Ну что, кажется, все собрано. Пойдем спасать мир. Как говорится, не я это начал, но я это закончу.
     Такси высадило меня за три километра от завода, у заправки.
     Проскользнуть в заброшенный завод дело пяти минут, фонарь сразу на минимальную яркость и максимальный охват. Звенящая тишина бьет по нервам, в точности как тогда у кургана. Легкий шепот на грани восприятия заставляет сильнее вслушиваться.
     Вдох-выдох. Надо попробовать унять пульс, а то в таком состоянии я не боец. Мне тупо страшно. Может, и сюда я пошел только, чтобы победить страх? Хреново ощущать себя трусом, а уж жить с этой мыслью и вовсе противно.
     Страх бывает правильный, а бывает иррациональный — вот как сейчас происходит со мной. Я боюсь даже не встречи с духами, опасаюсь вот этого всего антуража вокруг и неизвестности.
     Надо попробовать расслабиться и понять свои ощущения: понятное уже не так страшно. Вдох за вдохом я начал вслушиваться в это ощущение. Оно становилось сильнее, если двигаться в определенном направлении.
     Немного поразмыслив и перебрав предыдущий опыт, я понял, что мое чувство направления снова ведет меня к тому самому спуску в подвал. Судя по всему, в моей голове появился компас, позволяющий чувствовать неживых, еще бы научиться пользоваться им осознанно.
     Сегодня днем я смог засечь это место только потому, что специально искал затаившегося врага. Если смогу развить эту чувствительность сильнее, то никакая тварь ко мне неожиданно не подберется. Ладно, хватит дрейфить, пора браться за дело. Пара минут — и вот она, дверь, ведущая в подвал.
     Фонарь на пол, чтобы освещал весь проем, фаеры приготовить. А теперь пора поработать руками. Я, конечно, не взломщик, но в моем случае хватит монтировки и грубой силы. Китайский замок поддался с первой попытки. Полминуты — и я смог проникнуть в подвал. Проем двери освещался рассеянным светом фонаря. Кукри в руку, вдох-выдох, пошли.
     Два фаера один за другим улетели вниз. Собрав волю в кулак, решительно подошел к спуску вниз.
     Картина не порадовала. Лестница уходила в темноту и заканчивалась магическим рисунком. Это я определил сходу. Во-первых, сам теперь этим балуюсь, а во-вторых, ну не может начерченный рисунок светиться в темноте сам по себе.
     Кровью на полу был нарисован классический пентакль, вот только что за знаки внутри я не знаю. Почему он и почему кровью? Да потому что пентакль — это пятилучевая магическая печать, а вот кровь угадывалась в запахе и расплывшихся линиях рисунка. Краска так в стороны не разбегается. На концах звезды были видны оплавленные черные свечи явно из «Икеи», сам такие покупал для ритуалов.
     А еще на границе круга с другой стороны стояли три странные псины. Рисунок и фаеры давали достаточно освещения. Но я стоял и не мог поверить глазам, как будто это моя первая встреча с нежитью.
     Три фигуры застыли, уставившись на меня бельмами пустых глаз. Легкое зеленоватое свечение окутало контуры их тел. В одной псине угадывался здоровенный доберман с выпущенными кишками, хотя не уверен, что это ему мешало.
     Две других тоже при жизни были собаками. Вот только один настолько уродлив, что в нем читалась смесь бульдога с носорогом, и габариты соответствующие, чуть меньше теленка. Третья же, наоборот, при жизни была мелкой дворняжкой.
     Три пса все так же молча стояли и разглядывали меня, не нападая. Вначале хотелось дать деру, но потом понял, в чем дело. Пентакль. Рисунок как раз перегораживал подход к лестнице. Кто бы ни сделал подобное с бедными животными, но придурком он не был. Подстраховался, чтобы собственные творения его не сожрали.
     Может, все же сбежать? Стоят псины и пусть себе стоят. Это не мое дело. Навешу новый замок и забуду, как страшный сон. Ага, и потом так и буду бегать от каждого трупа всю оставшуюся жизнь? Нет. Надо закончить это дело здесь и сейчас. Побороть страх, только тогда смогу выжить сам и помочь остальным.
     В любом случае поиски духов закончились с охрененным результатом. Теперь работать мне могильщиком на кладбище домашних животных. Прочь нерешительность, пришло время действовать.
     Углы помещения терялись во мгле подвала, и три фигуры продолжали молча меня разглядывать. Я аккуратно сделал шаг вниз по лестнице. Твари не отреагировали. Замечательно. Все же полной уверенности не было. Рисунок был незнаком, и всех тонкостей его начертания и работы я знать не мог. Поэтому был готов в любой момент сбежать наверх, захлопнуть дверь, вставить в петли фомку и мчаться к выходу.
     Вблизи зрелище оказалось еще более неприглядно. На теле животных было множество глубоких разрезов и рисунков, выполненных их же кровью. И запах. Тошнотворный запах разлагающейся плоти буквально заполонил все пространство подвала. Мерзко, кто бы ни был неизвестный художник, с головой он не дружил — маньяк и ублюдок.
     С каждой секундой зрелище высасывало волю, и я все больше хотел покинуть это неприятное место. Вдох-выдох. Собраться.
     Я начал бой. Au Sem Mao: высокий прыжок с закручиванием колеса без рук со ступенек — и я приземляюсь в стороне. Мертвые биороботы, иначе их не назовешь из-за синхронности, с которой они начали разгон в мою сторону. Самая мелкая тварь с разбегу решила попробовать прокусить мне горло, но рефлексы сработали раньше мозгов.
     Chapa: прямой удар кроссовка в морду — и мерзкая псина летит в противоположную сторону, а я ухожу в новый au, чтобы «теленок» не снес меня своим телом. Черт, какого хрена они такие резвые? Те же уроды были дергаными, а эти псы носятся как угорелые.
     Нсамби покойный, спасибо тебе, Серпенто, за тренировки и отбитые ребра. Ноги при приземлении отбрасывают добермана.
     Как же я люблю свободные пространства, где ничто не мешает двигаться как угодно. Странно одно: те мертвяки были явно опаснее изначально, но при этом словно подвисали. Это же просто ожившие псины, только вот удары, которые заставили бы обычную собаку истечь кровью, им совершенно побоку. Похоже, что всё как фильмах. Надо отрубать головы тварей.
     Джинга превратилась в танец со смертью. Смещение в бок, снова пропуская теленка, высоким прыжком ухожу от очередной и перекатом разрывая дистанцию. Радует, что места для движения в этом подвале хватает. В такой обстановке я могу на полную использовать свою скорость и гибкость.
     На теленке уже с пяток разрубов от моих ударов, вот только его скорость стала лишь чуть меньше. Доберман лишился уха и половины мяса на морде, правда, это не мешало ему пытаться позавтракать моей левой ногой. Единственная, кто не получила ни царапины, это мерзкая дворняга.
     Творюга оказалась на диво проворной и постоянно стремилась зайти с тыла. Только резкий уход сохранил мои штаны и задницу от клыков этой мерзости. Это ж как должны въесться рефлексы, что даже в посмертии она ведет себя как живая. Все как в песне:
     
     Oi Caimao, Caimao
     Onde vai Caimao?
     Vai pra Ilha de Mare
     Onde vai Caimao?
     Vou jogar capoeira
     Onde vai Caimao?
     Lagoa do Abaete
     Onde vai Caimao?
     
     Только вместо каймана у меня тут трупы псины, которые жаждут полакомиться мной. Хрен вам, а не комиссарского тела. Первый страх прошел, и мои движения стали увереннее. Я слишком осторожен. Нанесенные мной удары и травмы опасны для живых, но не для мертвых.
     Доберман решил сбить меня ударом грудь в грудь. Ну, давайте, мои двадцать тысяч рублей не подведите меня. Уход — и сверху в ответном прыжке кукри летит прямо навстречу черепу собаки.
     В старом споре стали и костей побеждает суровая сталь. Вместо целого пса получилось две половинки. Часть черепа улетела в одну сторону, а туша с остатками башки — в другую. Теперь-то мы потанцуем, девочки. Jogo capoeira, joga. Играем.
     Шаг — удар, шаг — уход, я играю капоэйра, капоэйра — это я… Удар кукри, и передняя лапа у здоровой твари висит на остатках кожи. Пинок, и мелочь снова летит в сторону. Ashe — просветление настигает меня, как всегда, неожиданно. Мне больше не нужен свет, мне больше не нужно видеть их. Я все это знаю, знаю, что они будут делать.
     Сегодня я воплощение всех лоа Геде. Сегодня их нежизнь оборвется. Baron La Croix, забери их себе, мертвые должны быть мертвыми, мой клинок возвращает заблудших домой.
     Поворот вокруг себя — и кукри разрубает мелкое тельце пополам. Это нож определенно стоит своих денег. Ну что, псина, теперь мы одни, как там говорил барон? Лоа Геде буду лучше слушаться тебя. А вот сейчас мы это и проверим.
     
     Ibarokou mollumba eshu ibaco moyumba ibaco moyumba…
     
     Слова вызова произнесены. Крестный вот теперь попробуй только отмазаться от моего зова.
     — Не гневи старших. Неплохая работа, крестник, — глубокий голос негра уже привычно звучал в голове. - Добивай эту нелепость, и буду учить тебя, как ловить лоа. Запомни, это работает только с теми, кого ты победил.
     — Поэтому ты говорил, что вуду — это религия сильных и храбрых?
     — А ты догадливый. Похоже, из тебя выйдет толк. — Я прямо ощущал, как Самеди ухмыляется, попыхивая сигарой.
     Шаг — и тяжелый клинок перерубает заднюю лапу пса, пора заканчивать этот фарс. Размашистый удар — и голова отделяется от тела. Вдох — и вдохновение поединка покидает меня.
     И самое хреновое теперь — это запах. Мерзкая, трупная вонь, которая заполняет весь подвал, она снова накатывает. Пережитое напряжение и смрад воздуха спазмами отзываются в желудке и его содержимое изливается прямо посреди пентаграммы.
     — Слабоват ты пока, крестник. Боккором, не замарав рук, не станешь. Слушай сюда. Времени у тебя мало. Сконцентрируйся на силе, смотри внутрь себя, увидь то озеро силы, что сокрыто в тебе. Исток, Источник, Начало, Сердце, как только его ни называют обладающие силой. Видишь его? — Барон продолжал еще что-то говорить, но я уже не слышал самих слов. Ритм его голоса вгонял в транс. Я последовательно выполнял все указания и действительно увидел озеро своей силы. Все нутро говорило о том, что мы с ним едины.
     — Не спи. Зачерпни ману из него и предложи его лоа. Помни, чем сильнее лоа, тем больше ему надо силы.
     Миг — и с моей руки начинает лакомиться белесый сгусток энергии, низший лоа, алчная тень, все, что осталось от прежней оболочки. А в голове возникли образы.
     «Еда. Кормить. Служить. Тебе».
     Зомби, по версии вуду, это лоа, поселенный в мертвое тело. Судя по тому, что мне удалось приручить такого духа, в некромантии они являются почти тем же. Только, если я могу договориться с духом, подпитывая его своей силой, некромантия работает как-то иначе. Скорее всего, принуждая лоа вселиться.
     — Как же ты еще слаб и неопытен, но мои поздравления, крестник. Вот первый лоа и стал служить тебе. Поздравляю, ты теперь настоящий шаман. Основы я тебе показал и многое объяснил, выбирай свой путь сам. У тебя есть сутки, чтобы сделать вместилище для духа.
     — Гри-гри?
     — Не обязательно, этот слишком слаб для такой чести, могут подойти и более простые вещи. Спроси у него, и он сам тебе подскажет. Все, дальше сам, я и так изрядно тебе помог. Первые три души, что ты заберешь, будут посвящены мне!
     — А что черные петухи больше не котируются?
     — Еще как котируются, но мне слишком часто приходится тебе помогать. Так что и плата требуется соответствующая. Это тебе еще один урок: обговаривай все сделки заранее.
     Надо бы разбираться с прирученным духом, но сил нет. Голова идет кругом, и нутро крутит от мерзкого запаха разложения. Оставим это на потом, а пока мне надо сделать так, чтобы слабостью моего желудка никто не смог воспользоваться. Я очень хорошо знаю, что такое вольт и проклятья. В магии вуду на них построено очень много.
     Пара глотков из фляжки убрали мерзкий привкус во рту. Из бинтов сделать повязку, капнуть туда ромом. Уж лучше ощущать запах бухла, чем тлена. Трупы псин стащить на мою рвоту, полить остатками из фляжкии, поджечь. Благо в этот раз у меня сорокапятиградусный ром с собой. Сгорит мало что. Зато никакой вольт от всяких чернокнижников мне точно не грозит.
     Сегодня я кому-то серьезно насолил, но угрызений совести от этого не испытываю. На электрический стул таких экспериментаторов сажать надо.
     Десять минут на все про все, а ощущения такие, будто полдня разгружал вагоны. Нахрен, пора домой, принять ванну, глотнуть кофе и спать. Денек выдался сложным.
     Храни лоа того, кто придумал «Яндекс-такси» и «Убер». Семь минут — и разговорчивый ара на стареньком «Рено» везет меня за квартал от дома к небольшому круглосуточному магазинчику.
     Да, может быть, я параноик, и никто не поставил в подвале камер, но псин явно создали целенаправленно, и сделал это человек. Похоже, тех, кто обладает знанием и умением обращаться с силой, не так уж и мало. Кто-то занимается тренировками. Как еще назвать этот выводок вивисектора? А что, если дальше будут люди?
     Чернокнижие не самая добрая наука, а ожившие мертвецы непрозрачно говорят о том, что в Новосибирске завелся некромант-самоучка. После этого подвала я бы с удовольствием расплатился с Бароном душой этого выродка.
     ****Где-то в городе
     Сон неожиданно прервался болью в сердце. Я подскочил в холодном поту. Что случилось? Лишь через несколько минут пришло осознание: пропало ощущение от трех призванных. Сорвались с поводка или кто-то их упокоил?
     Мне не жалко, это отработанный материал и ценности уже не представляет. Меня уже ждет новый проект. Но почему? Если сорвались, то это не проблема. Вернуть их на место с новыми знаниями и силой будет нетрудно. И совсем другое, если кто-то нашел одно из моих логов. Участникам и свидетелям никто не поверит, но лишнее внимание мне не нужно.
     Да и обидно, в этот ритуал была вложена целая прорва силы. Была мысль стравить их с новыми образцами для пробы. Черт, надо подумать, привычным движением сигарета оказалась в зубах, серебряная Zippo щелкнула колесиком о кремень, и волна обжигающего дыма ринулась в легкие. Поднял со столешницы золотую монету и покатал в пальцах. Спокойствие.
     Думай не думай, а вывод один: без визита на завод не обойтись, а там уже посмотрим, что делать дальше. Отправлю Гришу, пусть покрутится вокруг да посмотрит.

Сделки, психи и духи

     ****Глава шестнадцатая. Сделки, психи и духи
     Израиль. Район Мертвого моря.
     Все произошло во время похода учеников школы военной подготовки.
     Группу молодых людей смыло грязевым потоком,
     который был вызван обильными дождями.
     Трагедия унесла жизни девяти человек.
     Еще пятнадцать спаслись — они успели взобраться на возвышенность.
     Новостные каналы
     
     После такого насыщенного дня стоило бы отдохнуть. Но мне назначена важная встреча. Я все-таки выбрал бомбоубежище и даже успел предварительно переговорить о условиях аренды.
     Сегодня с утра мне позвонил Игорь Сергеевич с говорящей фамилией Эткинд, чиновник из городской администрации, начальник отдела управления государственным имуществом. Не такая уж и важная птица, но решать вопросы придется именно с ним.
     Встретились мы в кафе на окраине города. Еще бы, обсуждать такие вещи в центре под прицелом камер не стоит. А так, его слово против моего. Можно, конечно, сделать аудиозапись, но она не является доказательством в суде. Видео тоже можно. Но оно мне надо? Мне нужен результат, да и вообще, серьезные люди в такие детские игры не играют. Обоюдная выгода — лучшая страховка от подстав.
     Чиновник уже ждал меня, я чуть задержался, пробки, черт их подери.
     — Доброго, Виктор. — Мужчина привстал, протягиваю руку. Обычный человек, никаких следов порока на лице. Мужчина средних лет, среднего роста и телосложения, из примечательного только вьющиеся каштановые волосы.
     — Доброго, Игорь. Извините за опоздание, в этом городе скоро нельзя будет пройти, не то что проехать.
     — Ваша правда. Позавтракаете?
     — Нет, спасибо.
     — Тогда к делу?
     — К делу.
     Разговор у нас вышел простой. Чиновник объяснил, что не может ни под каким соусом выделить мне это помещение. Так как его занимает министерство ГО и ЧС. Они осуществляют лишь фактическое управление.
     Естественно, я ему не поверил. Если бы все обстояло действительно так, мы бы тут не сидели. Пришлось, в свою очередь, заверить, что это помещение мне крайне необходимо, и любой вопрос можно решить. Неужели два интеллигентных человека не смогут договориться?
     В первую очередь меня мягко, но настойчиво предупредили, что чиновник и те люди, которых он представляет, с криминалом дел не имеют. И если что случится, то ему хватит связей соскочить, но после меня будут ждать неприятные последствия. Другими словами, помещение может быть использовано под любые нужды, кроме откровенно криминальных: наркотики, проституция, торговля оружием и прочее.
     После на экране его телефона была набрана сумма, которая меня совсем не порадовала. Я хотел никому не нужное бомбоубежище, а не торговые площади в ДК. Цена завышена процентов на семьдесят.
     Торг не дал ожидаемых результатов, удалось сбить всего до семисот тысяч рублей. Вот так и ведут дела серьезные люди. Куда я полез со своими копейками? Я мог себе это позволить, но денег останется совсем немного, а зал так и висит мертвым грузом.
     — И все же. Позвольте узнать, что я получу за эту сумму, Игорь Сергеевич?
     — Достаточно много, Виктор Сергеевич, — вернул мне вежливую улыбку чиновник с говорящей фамилией. — Право аренды на интересующее вас помещение и нашу лояльность. А именно: если вы сами не привлечете внимание служб, то они забудут о вашем существовании. Кроме этого, за небольшую сумму мы готовы помочь вам оформить все документы на общество инвалидов. Это существенно снизит как арендную плату, так и налоговые отчисления.
     Дяденька действительно оказался серьезным. Такой спектр услуг предложить может не каждый. Хорошо у них все поставлено. Я догадывался, что мне удастся договориться, но чтобы так просто. Бомбоубежище должно быть чуть ли не режимным объектом. Что-то прогнило в Датском королевстве.
     Может, стоит поискать другое помещение, время у меня еще есть? Но не уверен, что найду лучше. На кону стоит моя жизнь и жизни моих близких, а значит, выбора нет. Когда начнется кавардак, бежать куда-то далеко времени не будет, а этот вариант почти идеален. Придется согласиться на предложенные условия.
     Я еще рассчитывал купить припасы, медикаменты, бронежилет и прочее снаряжение. Оставшихся денег не хватит даже на обустройство убежища, там работы непочатый край. А с моими текущими расходами, деньги буквально улетали в воздух.
     С другой стороны, у меня будет надежный тыл, а это отлично. Возможность передохнуть и зализать раны дорогого стоит. Мало того, убежище — это еще и место хранения всяких нужных вещей. В моей съемной квартире уже места нет, а ведь я еще даже не развернулся. Еще столько необходимо приобрести.
     Естественно, такой суммы у меня с собой не было, но после формального согласия чиновник молча достал из папки уже подписанные бумаги и передал мне. Разорвать договор они всегда смогут. Деньги передал тем же вечером доверенному человеку, и моя касса тут же показала дно.
     Тяжко вздохнул и поехал вступать в права. Тридцать минут — и я на месте.
     Старые пятиэтажки при разворованном заводе давно стали прибежищем маргинальной публики. Нет, не все там спились и опустились на дно, но многие. Такова жизнь, внешнее окружение и социальная адаптация делают нас такими же, как большинство вокруг. Тяжело быть поэтом, когда все вокруг боксеры.
     Пожалуй, это был единственный минус выбранного варианта. С таким соседством надо будет что-то решать. Поворачиваться к ним спиной не входит в мои планы.
     Интересовала меня отдельно стоящая постройка позади жилых зданий. Между трансформаторной будкой и заброшенным корпусом завода прятался заросший землей козырек. Дверь была заперта на новый качественный замок. Еще в то время, когда перебирал варианты, я сорвал старый, ржавый. Надо было все проверить перед тем, как решать.
     Замок легко открылся, но фонарик я включил, только спустившись на пару метров по ступенькам. Не стоило пока привлекать лишнего внимания.
     Этот бомбарь не прошел модернизацию по государственной программе 2012 года, видимо, помещение заброшенного завода никого не заинтересовало. Обшарпанная штукатурка и массивная стальная дверь внизу. Последний раз, ну, кроме моего визита, люди были здесь давно. Тогда дверь мне удалось открыть далеко не с первой попытки. Думал, придется срезать, когда она неожиданно поддалась и со скрипом распахнулась.
     Оставил ее открытой я тоже не просто так. Хоть воды внутри и не было, но влажность присутствовала. Отопление сюда подведено городское, и влага исправно вытапливалась через вентиляцию, но, видимо, где-то вода нашла себе дорожку. Это тоже надо будет решить. В такой атмосфере можно запросто подхватить болячку. Вода для человека — это лучший друг, но в то же время и страшный враг, когда дело касается жилья. Чтобы сделать все по уму, потребуется немалая сумма.
     Само отопление — тоже проблема. Что произойдет с людьми на глубине пяти метров, если в трубах исчезнет горячая вода? Ну теоретически, это ниже точки промерзания грунта, но проводить опыты на себе как-то не хочется.
     Опять же вопрос с канализацией. Сами унитазы некто заботливо снял и утащил в неизвестном направлении, но вроде система работала. Хотя стоит привлечь специалиста и сделать септик.
     Еще была больше вопросов с электричеством. Можно запитаться от городских сетей, но рано или поздно они могут выйти из строя. Генераторы становятся необходимостью.
     И надо решать, что с запасными выходами. Помещения этого бомбоубежища были рассчитаны на кратковременное пребывание двухсот человек — персонал завода. И на его территорию вели никак не меньше двух ходов. Собственно, этим оно мне и понравилось. Не считая основного и запасных выходов обладать еще парочкой будет не лишним. Вот только подобное преимущество может легко стать недостатком, например, при штурме.
     В основном же, кроме тотальной уборки и вывоза валяющихся на полу гор мусора, особых проблем быть не должно. Лишь хозяйственно-бытовые нужды: смазать, покрасить, кое-что заменить.
     В целом вердикт понятен — один я все это не потяну. Как бы ни хотелось, но придется привлекать наемный труд. Главное, не брать местных, гастарбайтеры подойдут в самый раз. Выполнили работу, рассчитался, уехали и забыл.
     Наверное, неподрассчитал, чтобы достойно оборудовать такой комплект, у меня не хватит средств. Но даже если сделаю минимум, это уже хорошо. Главное, тут будет комфортней и безопаснее, чем в каком-нибудь гараже. Толще стены — надежнее защита, больше места — меньше конфликтов.
     Еще раз обойдя свои владения, я, возможно, впервые за эти два месяца вздохнул с облегчением. Наконец-то, хотя бы один из пунктов удалось довести до приемлемого результата. Работы еще много, но это знаковый шаг вперед.
     Мелкие подвижки были и по другим фронтам, но в том-то и дело, что мелкие. А теперь у меня есть бомбоубежище, и этот факт дает возможность смотреть в будущее с улыбкой.
     ****
     Минуло три месяца с момента боя на старом кургане. Жизнь шла своим чередом. Уверенность в правильности выбранного решения крепла. Мир начало лихорадить.
     Везде, как в самый первый день, начали происходить стихийные бедствия. Масштаб пока не впечатлял, но уже не проходило и дня, чтобы кого-нибудь где-нибудь не трясло или не смывало. У нас все было относительно неплохо, если не считать Дальнего востока. А вот Японию, Индонезию, Тегеран и центральную Америку лихорадило куда серьезней. Слава богу, пока количество жертв исчислялось десятками, но ухудшение ситуации в будущем было очевидным.
     Тем не менее даже от этих стихийных бедствий страдала техногенная среда. Мелкие подвижки земной коры в первую очередь ломали инженерные коммуникации: оптоволоконные сети, автомобильные и железные дороги. Причем, последним доставалось больше всего. На поверку все эти рельсы-шпалы оказались куда мягче, чем думалось. А ремонт железнодорожного полотна не самая простая штука. Линии электропередач держались лучше всех. Обрывы случались, но люфт натяжения позволял всей системе стойко переносить последствия катаклизмов.
     В общем, мир веселился вовсю. В ООН трясли очередными пробирками и говорили о тайных разработках климатического оружия, но доказательств, как всегда, предъявить не могли. Дело осложнялась тем, что всем пострадавшим приходилось помогать. «Красный крест» и прочие гуманитарные организации буквально разрывались. Судя по новостным выпускам, уже сейчас в некоторых странах на ремонтные работы были направлены все гражданские специалисты и даже военные.
     У нас же все было значительно спокойней: о нескольких слабых толчках я бы и не узнал, если бы не отслеживал ситуацию. С другой стороны, более явно стали проявлять себя другие последствия надвигающегося конца света.
     Возможно, всему виной вспышки на солнце или магнитные бури, но я грешил на постоянно повышающийся магический фон. Народ начал дурковать. Наступающая осень и так является любимой порой у больных на голову, но в этом году просто бум обострения.
     Бегающие по улицам голые люди и раньше не вызывали сильного внимания, просто посмеяться. Двадцать первый век на дворе, чего только не бывает. Но сейчас не появлялось желания даже юморить. Ведь были случаи и повеселее: депрессии, фобии, истерики и сексуальные отклонения буквально ждали случая, чтобы показать себя во всей красе. Народ дурковал.
     Раз встретил женщину, что вещала о грядущем конец света и новом приходе мессии. Я честно пытался ее выслушать, но она была не в себе. Видимо, грядущее ощущали многие. И если у меня имелись факты, то большинство могло лишь чувствовать.
     Нет, я и раньше не питал иллюзий насчет психического здоровья человечества, но это уже через край. Пример дурацкий, но в свое время в фашистской Германии действовала программа Т-4. Много всего было, но в данном случае интересна она тем, что фашисты уничтожали людей с психическими отклонениями. И что вы думаете, это помогло? Нет. После войны процент населения с заболеваниями вернулся к норме в три-шесть процентов. Случайность? Не думаю.
     Да, опыт нельзя считать чистым, поскольку в тот период истории произошли две Мировые войны, и Германия участвовала в обеих, мало того, она их и начала. Понятно, что после такого даже у психически здорового человека может потечь крыша. И все же есть над чем задуматься.
     Но у нас-то никакой войны не было, а психи активизировались. И ладно бы, если по мелочи, так нет же. Были случаи и посерьезнее: резко выросло количество тяжких телесных, изнасилований, убийств и прочих преступлений. Пока полиция контролировала процесс, но ведь это только начало.
     Может, я преувеличиваю, и ситуация не была настолько тяжелой, но тенденция пугала. Даже специально позвонил Сане, чтобы узнать, как дело обстоит у них. Оказалось, что почти идентично: природа вела себя спокойно, а вот люди сходили с ума.
     Тут наши взгляды совпадали, они с Анной Георгиевной тоже считали, что виной тому постоянно растущий магический фон. С его слов получалось, что это нормально. Часть людей и так предрасположена к психическим заболеваниям, а у другой открываются спящие до того таланты, и не каждый может подобное выдержать, не поехав головой. Выходило, что это еще не самое худшее. Массовые случаи еще впереди.
     Этот факт, безусловно, меня печалил, но за лавиной дел было проблематично грустить. Я теперь полноценный шаман с целым одним подчиненным духом. И мне надо срочно осваивать новые способности.
     Создание вместилища для моего первого лоа напоминало игру угадайку. За три часа я сумел определить, что нравится ему в качестве места обитания: кости и клыки. А дальше дело техники. Поиск магазина с этническими побрякушками и покупка десятка волчьих, медвежьих, рысьих и кабаньих клыков обошлась мне еще в пять тысяч. Благо хоть скидку за мелкий опт дали.
     Зато теперь на левой руке висит браслет с волчьим клыком, омытым в моей крови. А новый слуга удобно там устроился.
     Дух оказался на редкость тупым и злобным, но деваться некуда, пришлось учиться работать с тем, что имеется. Ну а чего еще ожидать от низшего лоа?
     В первую очередь я хотел выяснить эффективность моего нового оружия. Для экспериментов был куплен десяток самых дешевых мышей в зоомагазине. Вот только результаты оказались никакими. Лоа убивал их буквально за секунду, что не давало мне оценить его возможности.
     Зато выяснил, что для атаки мне достаточно видеть цель на расстоянии двадцати метров. Дальше он просто не чувствовал цель, даже если я ее видел. Лоа накидывался на мышь, полностью игнорируя препятствия из стекла и пластика. Полезный инструмент.
     Выработалась и техника атаки, правда, понадобилось помучиться с взаимопониманием. Пришлось пользоваться методичками по дрессировке собак с положительным закреплением. Теперь, стоило мне направить руку на цель и пожелать смерти объекту, как с ладони срывалось бесформенное облако бесцветно-белесого цвета.
     Лоа вгрызался в цель, забирая прану у очередной мышки. За этот фокус дух получал капельку моей маны. Такой вот взаимовыгодный контракт. Главное, я теперь всегда вооружен, осталось только понять, чем? Что у меня под рукой: глок, ржавый наган или вообще самодельный пугач? Вопрос.
     Тесты на людях или нормальных животных я не проводил, по этическим причинам. Ну не готов я, как самурай древности, проверить остроту клинка на первом попавшемся крестьянине. Не так воспитан.
     Кроме этого мной были предприняты попытки научить лоа другим фокусам. Но этот низший, походу, на большее не был способен. Огрызок себя прежнего, все его базовые инстинкты сводились только к еде и насилию.
     Кстати, про своего коллегу я тоже не забывал. Вечерами продолжал исследовать заброшенные здания. Несмотря на первую реакцию, я все же хотел бы с ним встретиться. Конечно, меня отталкивала мысль, что он сознательно создает нежить. Но главное, чтобы он не перешел черту человечности.
     Но мне как воздух нужны были его знания. То, что он смог сделать с собаками, отвратительно, однако мне до этого уровня еще расти и расти. Дружить мне с ним не обязательно, зато поучиться стоит.
     Впрочем, думаю, мои надежды напрасны. Уж больно это неестественно для нормального человека — потрошить так зверье. Скорей всего, я имею дело с неуравновешенным психом.
     В общем, мысли на этот счет были, и поиски я теперь вел по заброшенным зданиям. Правда, пока безрезультатно. Стройка съедала чуть ли не половину моего времени, но я старался не унывать.
     Стартовал сначала. С подписанным договором аренды на руках подключил электричество, это оказалось плевым делом. Пришлось немного приплатить за срочность, но в целом я остался доволен.
     За прошедшие две недели полностью локализовали воду — нашли и устранили течь. Вынес весь хлам. И с помощью четырех воздушных пушек неделю сушил помещение.
     На месте сидеть не приходилось, так что я искал подходящую бригаду. Лишние и много знающие о моих делах люди мне не нужны. На эту роль идеально подошли гастарбайтеры. Полгода-год отработали и уехали.
     На оставшиеся полмиллиона сильно не развернешься, но я старался прикрыть хотя бы самые главные пробелы. Надо было как-то разделить деньги, чтобы хватило на все. Недостающее можно будет добыть позже, но остаться в сложной ситуации без чего-то жизненно необходимого будет глупо с моей стороны.
     Теперь приходилось еще и вкалывать полдня строителем — экономия. Чистовую отделку стоило бы сделать, но это на данный момент было невыполнимой задачей, поэтому решил ограничиться черновой.
     Бомбоубежище для приведения в нормальное состояние требовало уйму сил и рабочих рук. Слава богу, что есть друзья. Пришлось намекнуть некоторым, и теперь вечерами кто-то из ребят составлял мне компанию в этом непростом деле.
     Кроме самого ремонта на мне висела еще и закупка материалов. С этой задачей я кое-как справлялся. Машина у меня была вместительная, но вот салон за эти две недели уделал в хлам, а на химчистку денег было жалко.
     В один из рейсов серьезно задумался о покупке твердотопливного котла для обогрева помещения, но меня остановили цены. Подходящий по мощности агрегат стоит около ста тысяч, мой бюджет такие траты уже не тянул.
     В общем, проблема на проблеме и проблемой погоняет. Какие-нибудь жалкие два миллиона рублей могли избавить от большей части забот на ближайшее время, но взять их было просто негде. Я старался не унывать, хотя находился на пределе собственной трудоспособности.
     По-прежнему тренировался с пейнтболистами и даже съездил на маневры со страйкболистами. Они мне понравились, но все было, как и предполагал. Много и долго ходить, мало стрелять. Зато меня просветили о множестве тонкостей, которые я не знал до этого. В общем, провел четыре дня с пользой: потренировался на природе, завел новые знакомства, спросил совета у умных людей и немного расслабился.
     Наконец-то была получена лицензия, и я сел за поиски. «Сайгу-12» получилось найти за тридцать четыре тысячи, в то время как «Вепрь-12» стоил чуть дороже — сорок две.
     Но, тщательно все обдумав, решил не торопиться, у меня есть друзья. Так что позвонил Косте и Семену, переложив решение этой важной проблемы на их головы. Так сказать, с больной головы на здоровые. У них связей больше, так что и по цене, и по качеству они мне подберут хороший вариант.
     Так же удалось недорого выкупить через страйкболистов разгрузку, подсумки и бронежилет. Но тут стоит поподробнее. Со всем этим обвесом у меня было большое непонимание, и даже сейчас я не уверен, что сделал правильный выбор.
     Все дело в том, что условно защиту можно разделить на два вида: общеармейская и штурмовая. Так вот, эти вещи, похожи как «теплое» и «мягкое». Общеармейская, как правило, имеет третий класс защиты и в основном обороняет от пистолетов, остальные снаряды выдерживает только на излете. Со штурмовой все несколько лучше, пятый класс, и способна она выдержать пулю из АК.
     Вроде, выбор напрашивается сам собой. Бери, что получше, и не думай о всякой гадости. Вот только общевойсковой комплект весит шесть килограмм, а штурмовой все двенадцать, и это в базовой комплектации. Добавить сюда карабин, примерно три и шесть килограмма, плюс патроны, мой кукри, прочие мелочи. Выходит совсем немало. Этак я сам стану мулом, про которых шутил.
     В итоге я все же решил брать штурмовой комплект. Умные люди советуют вообще при начале военных действий забыть, что такое камуфляж, я уже не говорю про остальные средства защиты.
     Все просто, на гражданского военный обратит внимание, но, скорей всего, стрелять не будет. А вот если на тебе шлем, броник, и сам ты весь такой камуфляжный и тактикульный, то, скорей всего, получишь пулю при первой встрече. Кто в горячке боя будет разбираться?
     Так что штурмовой комплект как нельзя лучше подходит для меня. Постоянно его носить просто нереально, а вот раз-другой и для дела можно и потерпеть.
     Мне крайне приглянулся бронежилет «Ратник 6Б43», он хоть и весил в полном обвесе пятнадцать килограмм, зато давал класс защиты 6А. Его даже пули из СВД не берут. А купил он меня своей системой «быстрого сброса».
     Все крепления бронежилета, как бусы, нанизывались на шнур, и в момент необходимости легким движением руки вся защита разваливалась на части и падала к ногам владельца. Три секунды — и ты свободен. Система была придумана для быстрого доступа к телу раненого бойца, или на случай непредвиденного купания. Для меня такая вещь подходила просто идеально.
     Шлем мне и вовсе достался уникальный, и с ним была связана целая история. Один знаток купил себе «Вулкан-5», редкий образец. Этот шлем обладает, вдумайтесь, пятым классом защиты! При том, что подавляющая масса всего лишь второй, а серийных шлемов третьего и четвертого можно по пальцам пересчитать.
     Мало того, энтузиаста не устроило, что прозрачное забрало носит всего первый класс защиты и способно остановить только пулю из ПМ. И он его модернизировал. Каким-то образом прикрутил лицевой щиток второго класса. И если кто-то думает, что на этом он остановился, то ошибается. Так как шлем стал весить четыре и семь килограмма, он добавил секции, чтобы шлем во время ношения упирался в плечи. Таким образом, нагрузка распределялась более рационально. Но хреновина получилась и вправду монструозная.
     Причем отмечу, что весь комплект я выкупил у страйкболистов за смешные деньги. Чуть ли не в два раза ниже изначальной цены. Многие люди делали ошибки, беря штурмовые комплекты.
     Естественно, про капу, прыжки и прочую акробатику в таком виде можно забыть. С оружием и патронами вес комплекта получался около двадцати шести килограмм. Зато защита хороша, и парень я тренированный, некоторое время выдержу.
     Выбранное мной вооружение не отличалось дальностью. Значит, возможны случаи, когда мне придется принимать бой на короткой дистанции, а травмы никто не отменял. В общем, такой комплект, надежно прикроет мою тушку. А в случае необходимости броник скинуть — это пара секунд, ну а шлем можно и руками стянуть. Скинул — и беги куда хочешь.
     Другой вопрос, что долго в таком снаряжении не походишь, так что носить его двадцать четыре на семь не получится при всем желании. Мысль о том, что мир неидеален, придумана далеко не мной, но я с ней полностью согласен. В данный момент выбираю надежность в ущерб мобильности и возможности пройти за день дополнительный десяток километров.
     Так же пришлось озаботиться небольшим количеством пластиковых комплектов ОМОНа. Эта защита бралась мной сугубо для боя с зомбаками. А то какой фильм не посмотришь, главные герои бегают в футболках, как полудурки, и заражаются от каждого укуса. Дебилы.
     Арматурой такую броню с одного удара не пробить. Да и прокусить не получится. По крайней мере, от песиков в подвале, будь у меня такой комплект, бегать бы пришлось меньше. Прорвать они его не смогут. Очень легко, относительно надежно и в целом должно себя оправдать. Да и цена смешная — две с половиной тысячи за комплект. Совсем не те деньги, которые жалко заплатить за свою безопасность. Кроме того, она может пригодиться не только мне.
     Тем более, если потребуется мобильность и защита, я надену ОМОНовкий комплект и вытащу из броника тяжелые пластины. Арамидная ткань, составляющая основу бронежилета, можно сказать, ничего не весит. Но при этом дает защиту от осколков и укусов. Пять килограмм веса и отличная легкая броня. Вот и думай после этого, каков уровень интеллекта у героев постапокалиптических фильмов и книг. А может, дело в авторах?
     ****Где-то в городе
     Вера очнулась в камере, вокруг царил полумрак, в горле лишь противный привкус лекарства. Откуда-то падал свет, и доносились голоса людей.
     — Георгий Семенович, сколько еще надо?
     — Все, Гриша, больше нам никто не нужен. Мы уходим отсюда.
     — А что делать с этими?
     — Сами успокоятся, когда рисунки потеряют силу. Надо осваиваться на новом месте.
     Свет потух, и Вера осталась в полной темноте. Поначалу она боялась привлечь к себе внимание. Но потом решилась.
     — Люди? Люди?! — Ее слова нашли отклик, где-то в соседних камерах такие же пленники, как она, начали подавать голос. Они что-то невнятно мычали. Вера пыталась разобрать, но, похоже, кляпы мешали им говорить. Через некоторое время она устала и уснула.
     Новое пробуждение ничего не изменило — темнота и тишина. Она заплакала. Аккуратно на четвереньках вновь обследовала в темноте свою камеру. Из полезного только какие-то тряпки и десятилитровое ведро с водой.
     — Где я?! Что вы от меня хотите?! — Тишина, только невнятное мычание нескольких людей за стенкой.
     Время шло, и ничего не менялось, оставались лишь мрак, тишина и холод. Вера собрала все тряпки, которые смогла найти на ощупь.
     Сколько так продолжалось? В полной темноте она продолжала выживать. Нельзя сдаваться, ее обязательно спасут, кто-нибудь найдет это место. Надо только выжить.
     А потом кончилась вода...

Убежище культиста

     ****Глава семнадцатая. Убежище культиста
     Япония. Токио.
     Скоростной поезд «Синкансэн» сошел с рельсов в Японии
      из-за мощного землетрясения,
     которое произошло в четверг на юге страны.
      Новостные каналы
     
     Через неделю я вновь наткнулся на след культиста-самоучки. Вот только он был старым. Все было почти как прежде: пентакль, кровь, свечи и труп. Правда, этот труп был уже окончательный. Да, вот такая тавтология.
     Как я и предполагал, маньяк не ограничился животными. Тело бомжа было примотано цепью к свае фундамента. На теле виднелись те же характерные следы: разрезы и магические символы. Грешно такое говорить, но покойный и при жизни пах не очень. А после воскрешения и вовсе смердел хуже канализационного коллектора. Нет. Как человека мне его, безусловно, жалко, но зачем так опускаться? В любом случае это не оправдывало убийства.
     В общем, цели я добился — нашел то, что искал, но опоздал. Ритуал уже исчерпал силу, и труп само развоплотился. Так себе результат. Даже тщательный обыск помещения ничего не дал. Ни одной зацепки, ну разве что товары из «Икеи», но сколько человек туда ходит?
     Через пару дней позвонил Костя и предложил съездить к Семену, чтобы посмотреть ствол, который они мне подобрали.
     Мужики выбрали «Вепря-12 Молот». Карабин был б/у, но настрел небольшой. Кроме этого, он уже шел в обвесе: новый приклад, тактическая рукоятка на передней планке, коллиматорный прицел, полный чок. Лучшего я бы не нашел.
     По первости у меня было желание установить еще и лазерный целеуказатель, но он имел огромный минус. Умный противник по лучу мог легко догадаться о моем присутствии. Так что оставшееся место занял фонарь. Пригодится, а при случае можно ослепить противника.
     За все про все пришлось выложить сорок три тысячи. Копейки. Один карабин обошелся бы от сорока тысяч, а тут еще и обвес. Докупил два барабанных магазина, патроны — и комплект готов. Невольная улыбка тронула губы. Теперь я вооружен и крайне опасен.
     В общем, задолжал я мужикам. Затягивать не стал и проставился тем же вечером. Шесть бутылок коньяка на троих — это заявка. Сам я не привык к таким возлияниям. Да, выпиваю, но в меру. Что такое двести грамм рома для молодого парня? Так, только для здоровья. Посидели знатно, и весь следующий день я промучился с похмелья. Но оно того стоило: теперь мой «Вепрь» лежал в оружейном сейфе в шаговой доступности.
     С оружием все получилось лучшим образом. В остальном тоже наметился прогресс, разве что финансы показывали дно, и мне пришлось пересесть на диету, состоящую в основном из «Доширака». Как я тогда сказал Пике? «Из состоятельных и самодостаточных»? Три раза «ха». Бомж без собственного жилья и со смутными перспективами на будущее. Ладно, как-нибудь выкарабкаемся.
     Каждый день, как по графику, я отправлялся на поиски культиста, но пока не находил. Можно подумать, зачем я пристал к человеку? Ну, занимается он своими делами, мне-то чего? Нет, я не борец за права животных, хотя и хорошо к ним отношусь. И даже не состою в обществе «Защитим бомжей от чокнутых культистов». Я искал встречи с ним по вполне определенным причинам. Обмен, так сказать, опытом.
     Я слишком мало знаю о магии и не продвигаюсь вперед, а он мог бы помочь. Если он не больной на всю голову ублюдок, мы вполне сможем договориться. В отличие от него, я через себя перешагнуть не могу и человеческими жертвоприношениями заниматься не хочу. Хотя слова Барона о том, что с чистыми руками боккором не станешь, помню. В общем, надо найти культиста, может, у него есть решение моей проблемы.
     Жизнь замкнулась в петлю из тренировок, стройки, поисков и планов на будущее. Еще многому предстоит научиться, сделать и обдумать, голова от этого идет кругом. Даже стал ловить себя на том, что периодически разговариваю сам с собой. Тревожный звоночек, хотя некоторые ученые считают, что таким образом мы наоборот помогаем себе сосредоточиться и оформить мысль. Но мне кажется, что в моем случае это уже перебор.
     Продолжая поиски по заброшенным зданиям, неожиданно понял, что ищу не там. Вот допустим, я бы смог использовать магию. Где бы проводил свои эксперименты? Да где угодно, но тут есть свои тонкости, и понял я их только тогда, когда проанализировал собственные действия в самом начале.
     Я метался. Метался от одного к другому, пока не пришло минимальное понимание самой системы. А вот потом уже нашел подходящее кладбище для своих целей.
     С чего я считаю, что он дурнее меня и продолжит бегать по заброшенным заводам? Как раз все говорит об обратном. То, как грамотно он страхуется от собственных творений, говорит не о тупости, а скорее, об интеллекте и осторожности. Почему-то он не может проводить опыты там, где проживает, и вынужден прятаться. Хотя это как раз понятно, «не гадить там, где живешь». А ведь еще может быть много факторов, например, не позволяют условия проживания: многоэтажка, семья, соседи, да мало ли.
     Если исходить из того, что следующая его лежка должна быть не случайным местом, а неким подобием постоянной базы, то поиск подходящих мест сокращается. Вот только где он мог ее оборудовать?
     А где бы я сам ее разместил? Конечно, подальше от любопытных глаз. Но таких зданий пруд пруди, и надо еще подумать. Желательно наличие скрытого подъезда, а еще звукоизоляция.
     Более того, хорошая шумоизоляция ему просто необходима. А такого просто так не добьешься. Это должно быть или небольшое помещение, или отдельно стоящее здание. В каком-нибудь ангаре звук будет только усиливаться эхом.
     Я не медик и не могу с уверенностью сказать, но мне кажется, что режет он своих подопытных живыми. Псих чертов. С этим будем разбираться, когда его поймаем, там и посмотрим.
     Залез в компьютер и начал шерстить все здания, которые могли бы соответствовать заявленным требованиям. Так-так-так. Небольшое, заброшенное, на отшибе.
     С такими требованиями объектов было меньше, а идеально подходили всего пять. Один пункт из этих пяти я исключил сразу. Пока искал подходящий убежище, я там успел побывать. Заброшенный военный бункер. Его затопило. Итого четыре. Две водонапорные башни, здание гауптвахты и старые военные туннели.
     Решено. За следующий день я успел объехать все четыре объекта. Хотя нашел, что искал, со второй попытки. Просто перепроверял. Заброшенное здание гауптвахты ныне расформированного ракетного полка стояло в лесу. Новенький замок на стальной двери в подвальное помещение говорил сам за себя. Хоть бы дверь поменял, а то повторяется — на заводе было так же. Хотя его можно понять, зачем огород городить, если можно повесить замок и забыть.
     В этот раз взламывать я не стал. Мне нужно с ним договориться. Вряд ли он будет разговаривать с тем, кто вторгся в его убежище. Будем ждать. Набор выживальщика теперь постоянно путешествовал со мной в машине. Так что быстро проверил остальные варианты и вернулся. Началось ожидание.
     Первые сутки я сосредоточенно следил за зданием. Маскировочная сеть, наброшенная на машину, должна была сделать мой наблюдательный пункт невидимым для посторонних.
     Особые надежды возлагал на поздний вечер и начало ночи. Если все так, как я напридумывал, то он не мог позволить себе появляться здесь раньше. Но его не было, что ж логично, у всех дела, и только я, как дурак, уже сутки сижу в машине в ожидании хозяина этого тайника.
     Второй день прошел в муках и фантазиях. Я устал сидеть на одном месте и представлял, как набью рожу этому культисту, когда тот появится. Ждать и догонять — самая извращенная пытка. По итогу не сдержался. В три часа ночи проверил установленные сигналки и с выключенными фарами поехал к трассе. Если он появится, я узнаю. Натянутая на пороге нить и вставленная в дверь щепка помогут это понять.
     На третий день я подъехал только к вечеру. Спрятал машину и пошел на проверку. Все было в порядке, он не приходил. Может, у него отпуск? Бред. Ладно, жду до ночи — и домой.
     Так продолжалось целую неделю. Вечером на пост, дежурство и отсыпаться. Я успел возненавидеть этого гада. То ли он забил на свои опыты, то ли нашел другое убежище.
     На восьмой день я не выдержал. Вооружился, облачился в ОМОНовскую защиту и облегченный бронежилет, черную балаклаву с белым черепом на лицо — и готов. Вскрыл дверь.
     Знакомый запах тухлятины ударил в нос. Смотрю, гад не изменяет своим привычкам. Грохот цепей внизу предупредил, что кто-то там все же есть. Понятно кто, знаем, плавали.
     Кукри привычно скользнула в руку, а фаеры улетели вниз. Прошлые страхи покинули меня. В этот раз все будет по-другому. Я смог переступить через ужас, и тот ушел. О нет, до бесстрашного дебила мне еще далеко. Но есть большая разница между паническим страхом и здоровой опаской.
     Лестница уходила вниз к помещению охраны. Тут культист постарался и убрался. Смел мусор в кучу и затолкал его под лестницу. Кроме этого, он еще и мастерскую себе оборудовал. На потрепанном временем столе лежали инструменты.
     Если честно, то из всего ассортимента я смог распознать только скальпель, хирургическую пилу, зажим, пинцет и кривую иглу для зашивания ран. Все остальное даже не знал, как называется и для чего нужно. Неплохой комплект он тут собрал.
     Руками трогать ничего не стал, но сфотографировал на телефон. Ну а теперь посмотрим, чем же он тут занимался. Из комнаты охраны выходил короткий коридор с камерами для штрафников.
     Из трех на меня поглядывали белые бельма мертвецов. Кроме этого, они ничего больше делать не могли. Даже пасти у них были аккуратно зашиты, а короткие цепи сковывали руки и ноги. Так что они могли лишь смотреть и невнятно мычать.
     Культист обложил их со всех сторон. Даже до решеток камеры было не добраться. Пентакли преграждали путь. Хотя дело не только в защитных кругах, вялые они какие-то. То ли сила магических рисунков на исходе, то ли энергии в них изначально вложено немного. Те же собачки были резвее.
     Внимательно осмотрел все рисунки, пытаясь уловить хоть что-то знакомое. Безрезультатно, эта техника мне не известна. Единственное интуитивно понятное — это то, что он использовал какую-то европейскую школу. Характерная латиница и церковная символика четко прослеживалась, хотя изредка встречались какие-то непонятные печати.
     Подойдя к ближайшему рисунку, я попытался вызвать ощущение силы так, как научил Барон. У меня уже неплохо получалось: натренировался на лоа, но в этот раз требовалось нечто другое. Я хотел почувствовать внешние источники силы, свой-то я ощущал прекрасно.
     Где-то с пятой попытки у меня начало что-то получаться. Не могу сказать точно, но я почувствовал что-то наподобие тепла, исходящего от рисунков. Причем, проверив все три, заметил, что они отличаются. Сильнее всех был тот, что во второй камере слева. Возможно, культист сделал его последним, а может, просто вложил больше силы. В любом случае все три четко ощущались, и в каждом силы было больше, чем в моем амулете. Много это или мало? Ну, больше, чем у меня. Силен.
     Как же трудно без опытного наставника, который может все объяснить. Приходится вот так изгаляться. Хоть я и хвалился своей теоретической базой, но ее явно недостаточно. С другой стороны, а кому сейчас легко? У меня-то есть хоть малая возможность получать информацию. Будущим магам из обычных людей вообще придется собирать знания по крупицам. Магическое искусство сильно деградировало за тысячелетия забвения.
     По итогам могу сказать, что культист учится и развивается. Каждый новый рисунок получается у него все лучше, даже не сравнить с первыми двумя. Где он только берет знания? Что ж, пока его не найду, я это не узнаю.
     Вопрос в другом, что делать с мертвяками? Рубить или не рубить? Если упокоить, то ни о каком мире речи быть не может, второе разоренное логово он мне точно не простит. С другой стороны, желания общаться с этим типом у меня все меньше и меньше. На его счету уже минимум четыре трупа, и мне не хочется стать пятым. Но я нуждаюсь в его знаниях.
     Пошло оно к черту, может, эти люди и заслужили такое посмертие при жизни, но хладнокровно убивать других ради своих целей — это перебор. Зачищу тут все и свалю. Пусть катится этот маньяк-самоучка лесом. Уж как-нибудь и без него разберусь со своими проблемами.
     Хотя. Прочь эмоции. Я хотел знаний? Вот они лежат прямо под ногами, бери не хочу. Три готовых магических круга, пользуйся на здоровье. Но начнем по порядку. Чего я хочу? Ну, для начала мне нужно больше слуг. Могущественным хунганами и боккоро служат множество духов, а не один жалкий лоа. Значит, надо и мне начинать собирать свиту. Хорошо бы попробовать их всех подчинить, но есть сложности.
     Амулеты бывают разными, в частности это зависит от заключенного с лоа соглашения. Если ввести условную классификацию, то они будут делиться на активные и пассивные.
     К примеру, уже прикормленный мной лоа является активным. Потому что существует на этом плане реальности только благодаря моей подпитке. А вот браслет с черными и белыми бусинами, что я ношу на правой руке, пассивный. Он является упрощением ритуала вызова Барона и лишь материальным воплощением договора с ним. Хотя это не самый удачный пример, с ним у нас очень странные отношения.
     Допустим, я бы заключил договор с Геде Урба о вызове дождя и оплатил услугу. Если я использую этот амулет, Урба явится и вызовет дождь. То есть ему моя постоянная подпитка не нужна. Собственно, в этом и разница.
     Держать же Геде Урба рядом с собой, чтобы перевести его амулет из разряда пассивного в активный, у меня никакой энергии не хватит. Могущественному лоа, чтобы постоянно находиться на нашем материальном плане потребуется огромное количество силы, которой у меня нет. Пока нет.
     Как следствие, пассивных амулетов может быть хоть сотни, а вот активных всегда ограниченное количество. Соответственно, управлять большим количеством даже слабых духов не получится из-за потребляемой ими энергии. Сильные вообще редко призываются более чем двое за раз.
     Причем проблема не просто в резерве силы, а еще и в контроле. Управление каждым лоа требует внимания. Низшие больше, высшие меньше, поскольку более разумны. И вроде просто, но нет. Снова проблемы. Духи могут что-то любить или не любить.
     К примеру, лоа Узган незаменимый помощник, когда тебе надо кого-то выследить, но только не в городе. Как только он чувствует, что где-то поблизости занимаются любовью, он тут же бежит туда. Хренов вуареист.
     Кажется дурью, но именно в балансировке этих условностей и состоит часть силы шамана. Какие-то духи агрятся на трехцветных котов, кто-то убегает от огня или атакует плешивых мужиков. Но самое скверное, когда верный и послушный лоа по каким-то своим причинам пытается захватить твое тело. Надолго у него это не получится при любых раскладах, но именно отсюда и берутся рассказы о невменяемых шаманах. Странные они создания, но оценивать лоа с точки зрения человеческой психологии нельзя.
     В общем, повторюсь, магия — это наука, даже такая архаичная, как шаманизм. В ней множество законов и взаимосвязей подчас абсолютно нелогичных.
     Теперь надо понять, каков мой резерв и сколько активных амулетов я смогу поддерживать за раз. Теоретически каждый ученик шамана способен обуздать трех слабых лоа. А то и более. Так описано в книгах.
     А на практике у каждого по-своему. Все зависит от силы источника и от того количества маны, который он может вырабатывать. Лимита резервов своей силы я не знаю, но этих троих захватить мне удастся. Слабаком я себя не ощущаю.
     Сказано — сделано. Вновь пройдясь по всем трем кругам, я старался выбрать сильнейшего из трех духов. Нашел. Говорят, иногда оболочка не соответствует содержанию, но оказывается, бывает и наоборот.
     Тщедушное тело ожившего мертвяка ранее принадлежало какому-то старику. Отсутствие левой руки по локоть и культя говорили, что потерял он ее давно. Не знаю его истории, но, как правило, чем сильнее воля человека при жизни, тем более сильный лоа из него получится.
     Чуть приоткрыл бутылку с ромом и тонкой струйкой начал выводить veve прямо по пентаклю культиста. Теперь поджечь и обязательная капля маны.
     «Еда. Кормить. Служить. Тебе».
     Вновь зашелестело в голове. Плюс один. Вот только тонкая струйка крови из носа меня напрягла. Резкий отток силы вызвал спад праны в моем теле, и открылось легкое кровотечение. Так вот о чем говорила старая ведьма. Ладно, от пошедшей носом крови еще никто не умирал.
     Теперь стоит оценить свой резерв и понять, скольких духов я еще смогу подчинить. Пришлось вновь обратиться к источнику. Теплое озеро силы, еще десять минут назад заполнившее источник, показало дно. До критической отметки, после которой я бы почувствовал слабость, было еще далеко, но такой резкий спад говорил о многом. Один низший лоа моментально сожрал большую часть моей запаса, оставив лишь половину.
     Неприятно признавать факты, но, похоже, я слабее среднестатистического ученика шамана. Еще одного лоа мой резерв просто не потянет. Окочурюсь. И вот как после этого жить? Жить можно. Человеческая психика очень пластична, и я моментально нашел себе оправдание.
     Магический фон еще только начал восстанавливаться, а значит, мой источник просто не может работать в полную силу. Это как залить в двухлитровый двигатель всего десять миллилитров бензина и ожидать, что он выдаст нужное усилие. Отмазался, но надо будет уточнить у Барона при следующей встрече.
     Так, с амулетами на сегодня закончено и можно приступать к экспериментам. Вот только понять бы, чего я хочу и могу сделать. Самое простое — это сломать чужой рисунок и развоплотить мертвяка, такое легко даже для меня. Ломать — не строить, тем более, когда перед тобой дом из соломы.
     Еще можно попробовать переподчинить мертвяка, такое уже значительно интересней. Да, я не понимаю механику работы этих рисунков, но оно мне и не надо. Если смогу подобрать нужного лоа и правильно составить veve, он сам найдет ключи. Вот такой я читер.
     Давай пораскинем мозгами, что да как. Можно позвать Барона — он такое взломает мгновенно, но я и так ему задолжал, и это будет по-детски. Столкнулся с проблемой и сразу побежал звать Большого Брата. Да и желанного мной опыта будет минимум, я ведь ничего нового не сделаю.
     За зомби, одержимость и прочую чернуху отвечает Ти-Жан-Петро. Этот хромой карлик размотает такую задачу мгновенно, но он тоже из Великих Лоа, так что цена будет соответствующая. Надо подумать, кого призвать из его свиты, там и об оплате можно договориться. Да заодно и связями в мире лоа пора обзаводиться.
     Перебрав кучу вариантов, я остановился на Олутже. Дух — надсмотрщик за беглыми рабами из свиты Принца Заандора. Думаю, он подойдет идеально. Только действовать буду аккуратно. Резерв-то не резиновый. Каждая ошибка в начертании магического рисунка будет стоить мне дополнительных трат силы.
     Выводим veve, чтобы навершия трезубца касались своими остриями магического круга культиста. Кусок металлической цепи с ног мертвеца будет у нас сегодня центром всей композиции. К призыву лоа все готово. Осталось попросить Папу-Легбе открыть ворота и выпустить надсмотрщика из мира духов. Распылить на четыре стороны немного рома, закурить трубку и, попыхивая табаком, трижды прочитать:
     
     Elegua laroye akiloe aguro tente onu apagura
     Akama sese areletuse abamula Omubata okoloof ofo okolonini
     Toni kan Ofo omoro agun oyona alayiki ago.
     
     Легкий ветерок пробежал по моей спине, а табачный дым заклубился и резко рассеялся. Спасибо тебе, Папа-Легбе, за то что позволил вратам открыться. Теперь самое главное — договориться с надсмотрщиком.
     Несколько секунд ничего не происходило, потом круг начал тухнуть, а мой рисунок наоборот наливаться силой. И я почувствовал чье-то присутствие.
     Облако удушающей силы заполнило подвал. Это было совсем не так, как я привык. Низшие лоа слабы и не внушают трепета. Владыки сферы Ле Гуини хорошо себя контролируют и не душат всех вокруг мощью. И, как оказалось, совершенно другое дело лоа из Господ. Их личность не так развита, как у лоа Геде, и они не считают нужным себя сдерживать.
     Сотни сияющих глаз Олутже загорелись в темноте, и легкий бездушный шепот проник в мое сознание.
      — Чего ты хочешь?
     Чего я хочу? Да что бы ты свалил отсюда побыстрее. Призыв надсмотрщика мгновенно выпил из меня все силы до донышка. Кровь уже текла из обеих ноздрей и глаз. Я опустился на колени от слабости. Все же не рассчитал свои силы. Придурок! Ну куда я полез?
      — Чего ты хочешь? — вновь прозвучал в сознании бездушный шепот надсмотрщика.
     — Чтобы ты ушел.
      — Плата?
     — Забирай его. — Сил было мало, но я все же смог поднять руку и ткнуть пальцем в привязанного к пентаклю мертвяка.
      — Принято. Зови еще.
     Сотни глаз теперь были устремлены на связанного мертвеца. Секунда — и он начал рассыпаться прахом. Вначале исчезла кожа, затем плоть и в последнюю очередь истаял скелет. Магический рисунок потух. Надсмотрщик Олутже из свиты лоа Петро Принца Заандора покинул наш мир.
     Черт! Черт! Черт! Чертов дебил. Чуть не сдох по собственной тупости. Надо думать головой, а не жопой. Теперь понятно, почему маги так долго учатся, и их немного.
     Если учитель не хотел огромной смертности среди учеников, информация выдавалась дозированно, да еще и не всем подряд. Вначале рассказывают технику безопасности, основы, а лишь потом переходят к более сложному и опасному материалу. Я же, чертов теоретик, начитался в этих интернетах и решил, что самый умный. Да лоа мог бы меня сожрать на раз.
     Пожалуй, на сегодня хватит экспериментов. Опыт получен, и есть, над чем подумать.
     Только через полчаса я достаточно пришел в себя, чтобы начать действовать. Надо было добить оставшегося мертвяка, зачистить пол от собственной крови и валить отсюда. Дело несложное, хотя усталость брала свое.
     Отрубил голову связанному зомбаку и сбрызнул кровь ромом. Было бы неплохо залить тут все бензином и поджечь, но после произошедших приключений бежать до машины оказалось тяжело.
     Я уже собирался покинуть помещение, как в одной пустующих камер раздался стон. Еще тварь? Но я не чувствую присутствия мертвецов. Здесь есть кто-то живой?
     Бегом метнулся к решетке и направил фонарь. На грязных нарах в ворохе какого-то тряпья лежала человеческая фигура. Неудивительно, что я не заметил ее сразу. Фигурка была маленькая: ребенок или женщина, да еще и тряпки сверху. Если бы не стон, то я бы так и ушел. Собраться, приключения еще не закончены.
     Камера, как и остальные, была закрыта на замок, но за последнее время у меня появился кое-какой полезный опыт в обращении с этой несложной техникой. Минута делов — и аккуратно захожу в камеру.
     Человек там или нет, но попусту рисковать не стоит. Битва с мертвяком в узком помещении может оказаться сложной.
     Гляну и, если что, отпрыгну в основной коридор, там и покромсаю. Кстати, не стоит забывать, что у меня теперь два лоа, надо привыкать к этому оружию. Опробовать их на нежити мне еще не доводилось, но теоретически это должно сработать.
     Кукри готово к удару, лоа — к атаке. Левой рукой цепляю тряпье и прыжком назад срываю его. Нда, такого я не ожидал. На скамейке лежала девушка и ей явно было крайне хреново.
     Спутанные сальные волосы, бледная кожа, впалые щеки и потрескавшиеся губы. Одета она была в грязный спортивный костюм и кроссовки. Девочка слабо простонала, но глаза так и не открыла. Сильное истощение и обезвоживание, может еще что-то. Так, девочка, потерпи, сейчас я тебе помогу. Бегом до машины, там у меня есть вода и аптечка.
     Боевик хренов, чуть девчонку не прибил, ей и так досталось. Сколько я в засаде сидел? Неделю, и только на восьмой день пошел на штурм. А она тут все это время в одиночестве без еды и воды. Хотя нет, без воды бы умерла. Там на полу какое-то ведро стояло. Некое количество жидкости этот маньяк ей оставил.
     Но тварь он редкая. Бросить девчонку одну медленно погибать от голода и жажды в темноте рядом с тремя мертвяками. Нет, такой товарищ нам не товарищ. Кончать его надо и чем быстрее, тем лучше.
     За эти мыслями я успел обернуться туда и обратно. Поить человека без сознания категорически запрещается: он просто захлебнется. Так называемый сосательный рефлекс пропадает к концу первого года жизни. Так что перед тем, как дать ей напиться, я почти две минуты потратил на то, чтобы заставить хотя бы немного прийти в себя.
     Экспресс-курсов не проходил, но растирание ушей действует даже на крайне нетрезвых товарищей. После того как девушка очнулась, я аккуратно приподнял ее голову и приложил к губам горлышко фляги. Первые капли упали на потрескавшиеся губы, и она начала пить. Давай, девочка, ты сильная, ты сможешь. Крепись.
     Она жадно выпила всю флягу, и только после этого ее глаза чуть приоткрылись. Я сам не понял, как начал шептать что-то утешительное о том, что все будет хорошо, надо только немного потерпеть, совсем чуть-чуть.
     Нежно, стараясь не причинить боль этому беззащитному созданию, поднял ее на руки и понес к машине. Потерпи, девочка, еще немного, скоро все будет хорошо. Теперь я обязательно найду это маньяка.
     Я отвез ее в ближайшее отделение скорой помощи и сдал с рук на руки врачам. Стоило мне появиться в приемном покое с девушкой на руках, как медицинский персонал забрал ее. Честно, я ожидал, что потребуется орать, угрожать или еще как-то требовать, но оказалось, все намного проще.
     А может, это так сработали бронежилет, ОМОНовская защита, камуфляж и огромный тесак на бедре. Нет, вряд ли, просто есть такой миф, что «скорая помощь» у нас не очень.
     Если ты хотя бы немного разбираешься в медицине, то можешь назвать такие симптомы, что уже через пять минут у твоего дома будет стоять реанимобиль. Вот только стоит ли?
     Даже если у тебя ангина, температура сорок и три, ты не умрешь. Быть может, вызванный тобой врач сейчас мог спасти чью-то жизнь, а приехал к тебе, страдальцу? В общем, не надо так делать. Выпей жаропонижающее, прополощи горло, пей побольше воды и отсыпайся.
     Один мой знакомый рассказывал интересный факт. Мол, только в странах СНГ к тебе абсолютно бесплатно может приехать реаниматолог первой категории. Во всех цивилизованных странах экстренный вызов такого специалиста стоит около шести тысяч евро. Хотя еще он говорил, что может и не приехать: не его смена, тут как повезет.
     В общем, с медицинской помощью проблем не возникло, зато с оформлением просто куча. Чтобы не смущать медсестру приемного отделения и не привлекать к себе лишнее внимание, я снял защиту и кукри.
     Пришлось выдумывать историю, что я турист и люблю погулять на природе. Гулял-гулял и вот нашел девушку в лесу, дотащил до машины и привез сюда. Почти все правда. Только место я, естественно, назову другое, когда меня будут спрашивать. Еще не хватало, чтобы на меня тела из убежища культиста повесили.
      Собственно, вспомнишь — и они тут как тут, нарисовались — не сотрешь. Наряд ППС вошел в кабинет, где меня опрашивал доктор. Представились и сходу пытались уволочь в отделение, но я не дался. Вручил отпирающемуся врачу две тысячи, больше с собой не было, и попросил присмотреть за девушкой. Предупредил, что приеду завтра.
     В отделении я провел четыре часа. Если отечественная медицина меня откровенно порадовала, то полиция с точностью да наоборот. На меня сходу пытались повесить: похищение, изнасилование, издевательства, пытки, хранение холодного оружия.
     Вот только хрен им. Гулял я по лесу, между прочим, имею на это полное гражданское право, нашел девушку, место могу показать, привез в больницу. Кукри не холодное оружие, у меня и справка есть от изготовителя. Забрать на экспертизу вы, гражданин капитан, безусловно, права имеете, но результат и без меня знаете. Еще вопросы имеются?
     ****Где-то в городе
     Тени, они вновь преследуют меня. Рвут мою плоть и терзают разум. Это невозможно. Почему они меня преследуют? Что я им сделал? Крик взрывает тишину хрущевки. Свет фар от проезжающего автомобиля подсвечивает портреты людей, нарисованные карандашом на старых обоях.
     Мне больно. Надо торопиться, необходима новая картина, только она собьет тени со следа.
     Старый сквер, его образ подсвечивался изнутри голубым светом. Керамбит входит в его бедро, рывок — и лезвие вспарывает мышцы. Он кричит — и проклятые тени уходят. Мальчик пытается сопротивляться, но ему уже не убежать.
     Удар в живот и медленно вверх. Сегодня я не буду торопиться. Это будет красивый портрет.

Бандиты, кредиты и деньги

     ****Глава восемнадцатая. Бандиты, кредиты и деньги
     Россия. Дальний восток.
     Землетрясение с магнитудой 6,7.
     Из-за повреждений на подстанции в с. Краснополье и линиях ОАО «Сахалинэнерго»
     было нарушено электро- и водоснабжение во всех населенных пунктах района,
     отсутствовала устойчивая связь с поселками Поречье, Ольшанка.
     На автодорогу Углегорск-Краснополье сошел оползень (60 км южнее г. Углегорска).
     Длина 350 м, высота 6-8 м.
     На автодороге Красногорск-Углегорск имеются поверхностные разломы дорожного полотна, повреждено четыре моста, в том числе мост в г. Шахтерск.
     Всего в Углегорском районе повреждено: ЛЭП — 29 км,
     теплотрасс — 1,5 км, водопровода — 3,2 км, жилых домов — 188,
     промышленных объектов — 18, объектов соцкультбыта — 1.
     Новостные каналы
     
     Следующим днем мне так и не удалось добраться до больницы, но я позвонил и справился о здоровье пациентки. Девочка была плоха, но ее жизни уже ничто не угрожало. Оказалось, зовут ее Вера Миронова, и я дал себе зарок проведать ее сразу, как только найду время.
     А не смог я, потому что наконец-то нашелся реальный покупатель на помещение спортивного зала. Мне уже приходилось пару раз его показывать, но люди срывались, стоило только сказать, что помещение в ипотеке.
     В общем, сложность состояла в том, что я не мог совершить сделку купли-продажи без закрытия обязательств перед банком. Из миллиона ипотеки мне осталось выплатить половину — около пятисот тысяч. И теоретически я мог бы сразу закрыть их после продажи квартиры, но тогда мне бы не хватило денег на текущую деятельность. Терять время в ожидании желания не было. Если честно, я просто закрутился. Дела и обязанности свалились на голову как снежный ком. Не идеален, согласен.
     В общем, хорошо то, что хорошо кончается. Покупатель все же нашелся. Он был готов внести нужную предоплату и подождать установленные по закону три дня, в течение которых должно произойти снятие обременения с собственности.
     Покупателем оказался некий Вячеслав. Коротко стриженный спортивный мужик тридцати с небольшим лет. Он планировал открыть тут спортивный зал. Я честно рассказал о всех минусах и плюсах зала. Показал систему отопления и водоснабжения, пояснения, в чем могут быть сложности, и куда обращаться в случае проблем.
     Два года назад это подвальное помещение я купил за миллион в абсолютно раздолбанном состоянии. Основательно вложился в ремонт и сейчас согласился продать его за миллион семьсот тысяч. Хотя реальная цена около двух с копейками.
     Сторговались. Цена покупателя устроила благодаря скидке, и чтобы как-то компенсировать потери, пришлось пойти на хитрость. Платить еще и тринадцать процентов налога как-то не хотелось: я и так потерял полмиллиона. Процент с продажи, составил около шестидесяти пяти тысяч, а это больше половины цены котла, который я присмотрел для убежища.
     Работать решили по известной и проверенной схеме. В договоре купле-продажи указывалась фактически меньшая цена. То есть часть денег шла, так сказать, мимо кассы государства. Договор решили оформить на миллион. Оформили, подписали у нотариуса, и мне там же мне передали оговоренную сумму.
     Вячеслав оказался отличным парнем, другой бы из меня душу вынул. Ведь ждать снятия обременения нам пришлось несколько дольше. Это Росреестр согласно закону проводит все операции за три дня, а банк — птица вольная, поэтому затянул операцию по закрытию ипотеки еще на неделю.
     В общем, все проблемы в итоге разрешили и с оформленным правом собственности вышли из здания регистрационной палаты.
     — Хорошо то, что хорошо кончается, — с довольной улыбкой сказал я. — Успели они нам нервы потрепать.
     — Да не говори. Неделю промурыжи, но ладно, что было, то было. Бывай, Виктор, — довольно произнес Вячеслав.
     — Да не вопрос. Давай. Только решим последние формальности и прощаемся, — уже начинал что-то подозревать я.
     — Какие? — удивленно вздернул брови Вячеслав.
     — Деньги, Слава, деньги. Ты должен мне еще семьсот тысяч. — Меня начало накрывать.
     — Проснись, ты бредишь, Вить. Я тебе все деньги, как полагается, в присутствии свидетелей и нотариуса под счет передал. Вопросы? — На лице бывшего «хорошего парня» проступил волчий оскал.
     — Сука ты, Слава, — прошипел я. Вот же сука. Кинул, как ребенка.
     — Витенька, прими как данность: есть лохи — и их кидают, — с этими словами «хороший парень Вячеслав» сел в машину.
     Вот этим самым лохом я себя сейчас и чувствовал. По праву. Развели, как барана, и оправдания здесь неуместны. Да занятость у меня сумасшедшая: одних тренировок две штуки, магия, строительство, поиски культиста, планы развития и прочее. Но это все отмазки, я просто доверился человеку, который оказался волком в овечьей шкуре. Сэкономил, называется.
      Почему я не кинулся бить ему морду? А смысл? Тут камер понатыкано, государственное учреждение, как-никак. Он же сразу на меня заявление напишет, а в наше время при толковом юристе можно и за сломанный нос на пару лет человека закрыть.
     Теперь вопрос в другом. Готов ли я остаться лохом и лишние мне эти семьсот тысяч? Ответ, я думаю, интуитивно понятен — нет. Но вот что делать? Можно под каким-либо предлогом расторгнуть сделку. Но это займет много времени. Этот урод, наверняка, реализует мое помещение в ближайшее время, и потом доказывай, что ты не верблюд. А даже если удастся, то эта волокита на полгода. Что будут стоить эти семьсот тысяч через полгода? Да черт его знает. Мне они позарез нужны сейчас.
     Но тут дело уже не в деньгах. Я к этому уроду отнесся по-нормальному, а мне плюнули в душу. Нет, я не злой человек, но когда люди поступают подобным образом, то должны понимать, что ответная реакция будет зеркальной.
     Тут главное не переборщить и самому не подставиться. Правило «нож в печень — никто не вечен» работает всегда. Вот только не стоит забывать, что за противоправные действия меня могут посадить, а этого бы очень не хотелось. Надо все тщательно обдумать, перед тем как начинать действовать.
     ****
     На все про все у меня ушло полдня, и вечером я уже был готов действовать. Найти человека и узнать о нем информацию в наше время не такая уж и большая проблема. Спасибо социальным сетям. Люди сами выкладывают туда все интересное. Хотя основную информацию: номер паспорта, прописку и дату рождения я взял из договора купли-продажи.
     Интернет мне лишь сказал, что за человек наш Вячеслав: чем увлекается, с кем дружит, какой идеологии придерживается и прочее. Если бы нашел время заглянуть туда раньше, то дважды подумал бы, стоит ли иметь дело с этим уродом?
     На первый взгляд все было красиво. Фоточки из разных вечеринок и стран. Спортсмен, бизнесмен и красавчик, куча друзей и, как сейчас модно говорить, follower-ов. В общем, все, что нравится девушкам.
     Прокололся наш Слава только в одном. В графе «работа» значилось, что он является директором трех разных компаний. Когда я стал гуглить эти конторы, выяснилась вся подноготная.
     По-русски говоря, Вячеслав — кидалово. Множество резко отрицательных отзывов и требований вернуть деньги. Кидал Слава всех: от простых работяг до партнеров по проектам. Удивительно, как его еще не посадили за мошенничество.
     Хотя пару достоинств за ним все же следует признать. Он мастерски входит в доверие, даже меня убедил, что собирается открыть в помещении спортивный зал, чем повысил лояльность. Хитер, изворотлив и знает законы. Он перед ними чист. Вот только я не полиция, и мне плевать на законы, которые покрывают таких уродов.
     В этот вечер Вячеслава собирался отметить удачную покупку на дне рождения одной из подруг. Некая Виктория требовала его обязательного присутствия и угрожала сильно разозлиться. Судя по профилю, Вики — студентка на снежно-белом Porsche Cayenne. Слава этого праздника не пропустит. Собственно, именно это он и сказал в своем комментарии, если опустить все сердечки и прочие смайлики.
     Что ж, сейчас деньги позволяли мне посетить даже элитные клубы города. Так что достаточно было лишь надеть лучший из моих нарядов и проследовать по адресу.
     Скромно и незаметно присев за дальний столик, я потягивал ром и ожидал Вячеслава. Наша звезда появилась где-то через час и тут же стала центром компании. Веселый парень, вот только праздник я ему испорчу.
     Праздники изначально проводились по каким-нибудь знаковым событиям и особым религиозным датам. А кинуть человека и отмечать — это уже называется совсем другим словом. Мне оставалось только дождаться, пока Слава пойдет в туалет.
     Последовав за ним, я накинул на ручку двери заранее подготовленную табличку с надписью «Технические работы 15 минут» и зашел следом. Спокойно прошел в дальнюю кабинку.
     Почти уверен, что в туалете ведется видеонаблюдение, так что избивать Вячеслава я не собирался. Мой план заключался в другом.
     Пока тот, приспустив штаны, справлял малую нужду, я закатал рукав. Полированный волчий клык и куриная кость болтались передо мной на плетеных кожаных шнурках. Ну что же, пришло время проверить мое оружие в действии. Оба духа повиновались приказу и накинулись на моего врага. Камер я не опасался. Низшие слабы и их физическое проявление ничтожно, поэтому заснять можно только на качественную аппаратуру.
      Два клубка белесого тумана вцепились в спину ничего не подозревающего человека. Они не могли нанести какой-то физический урон — это духи. Но вполне способны были повредить ментальное тело и создать утечку праны — жизненной силы. Бойцы из них так себе, разве что фингал поставить могут. Но если долго бить, то можно ведь и убить.
     Резкое головокружение заставило Вячеслава упереться руками в стену. Его прицел сбился, моча оросила модные джинсы и закапала на итальянские туфли.
     Останавливаться я не собирался. Оба лоа вернулись за подзарядкой. Эти низшие были слабы и не могли долго действовать автономно. Зато чем ближе находился враг, тем меньше сил они тратили на перемещение. И вблизи били несколько сильнее, чем издали. Продолжим.
     Тот немного оклемался и выровнял положение тела. Нет, так просто ты не отделаешься. Оба туманных силуэта вновь устремились к Вячеславу прямо через дверь кабинки. Новый удар вновь заставил его опереться о стену. Да, слабоваты мои ребята. Хотя если вызывают такие последствия, то могут быть очень полезны, главное — применить их вовремя.
     Интересно, какие мысли крутятся у Славы в голове? Проблемы со здоровьем? Срочно к врачу? Впрочем, чуть позже узнаем.
     Третья сдвоенная атака уже заставила Вячеслава осесть на пол, не прекращая процесса мочеиспускания. Пожалуй, хватит. Пора приступить к делу.
     Я спокойно вышел из кабинки и направился к писсуару, возле которого скорчился Вячеслав.
     — Э, братан, ты как в порядке? — Не скажу, что я сильно играл на камеру, но если такие здесь имеются, то они увидят только то, как я вышел из кабинки и помог мужику, которому неожиданно стало плохо. — Эх, Слава-Слава, долги надо отдавать. — Он уже начал приходить в себя, во взгляде мелькнуло узнавание.
     — Что? Какого?
     — А все просто, Слава. Это карма, а она, как сам знаешь, неизбежна. Боюсь, этой ночью с именинницей у тебя получится только поговорить. Долги. Надо. Возвращать. Жду, — выделяя каждое слово, проговорил я и еще раз уже демонстративно натравил лоа. Стараясь, чтобы они ударили в область паха.
     Глаза парня округлились, когда от моей левой руки отделились два белесых облака и ударили его в живот. Слава снова согнулся, и его вырвало прямо на спавшие до колен джинсы.
     Не уверен, что мое предсказание сбудется, но уж напугать это должно точно. Я дождался, когда ему вновь полегчает, помог подняться и покинул заведение. Дело сделано, остались только выводы.
     Ну что, можно сказать, пара низших лоа — это не пугач, но и не суперпушка. Предположительно сдвоенная атака низших лоа может убить человека с шести-семи атак. Хотя Слава достаточно силен, придерживается здорового образа жизни. Так что он скорее исключение, и обычному человеку должно хватить пяти.
     Вот только уж больно быстро пациент отходит от ударов. Похоже, наносимые ментальному телу повреждения крайне незначительны и быстро затягиваются естественной регенерацией энергетики. То есть, если я действительно хочу кого-то убить таким образом, мне потребуется произвести эти пять-шесть атак последовательно, без перерывов.
     И насколько это полезно? В общем-то, очень. Да, на полный круг атаки вместе с подзарядкой лоа выходит около пяти секунд. Это двадцать пять секунд на цель. Много это или мало? Да как сказать. В обычное время приемлемо, а в бою бесконечно много. Ладно, не стоит печалиться, я только в начале пути, и что будет дальше пока неизвестно.
     Но мне начинает нравиться быть шаманом. В первую очередь из-за того, что я могу получать информацию там, где остальным придется искать вслепую. Поэтому сейчас я строю основу своего выживания, а остальные живут своей обычной жизнью.
     Деньги опечаленный вечерним конфузом Вячеслав привез с утра пораньше на мою съемную квартиру. Адрес он узнал все из того же договора купли-продажи. Там была указана временная прописка.
     Он очень переживал на тему дисфункции своего детородного органа. На это я лишь открыл ему старую как мир истину: «Карма неумолима», — и закрыл дверь. Урод, нахрен так рано приперся?

Больница. Стройка. Ритуалы

     ****Глава девятнадцатая. Больница. Стройка. Ритуалы
     Россия. Иркутск.
     В Иркутской области на перегоне Делюр – Тыреть
     Восточно-Сибирской железной дороги с рельсов сошли двадцать девять вагонов.
     Новостные каналы
     
     
     Получив деньги, я не кинулся тут же их тратить. Привел себя в порядок и поехал навестить больную.С одной стороны чувствовал некоторую ответственность за спасенную, а с другой это возможная ниточка к маньяку. Медицинское учреждение встретило запахом лекарств и легкой суетой. Пришлось немного подождать, дежурная сестра была чем-то занята. Попросил позвать больную. Откуда я знаю как ее зовут? Все просто, пропуск в общагу оказался выпавшим на заднем сидении. А после моего общения с нашей доблестной полицией передавать им что-то не возникало ни малейшего желания.
     Что сказать, давно я не был в больнице. Последний раз года четыре назад, когда сломал ногу. Как бы я ни грешил на государство, оно все же вкладывало деньги в медицину. Новый корпус, пластиковые окна и все дела.
     Минут пять пришлось подождать, прежде, чем добыча культиста медленно вышла в холл, сопровождаемая медсестрой. Аккуратно усадив ее на ближайшую скамейку, сестра поймала мой взгляд и, улыбнувшись пошла по своим делам. Девушка села, опираясь на стену, с поникшей головой. Лицо было закрыто светло-русыми волосами.
     — Вера? — Обратился я по имени с пропуска, аккуратно подходя к ней.
     Она подняла на меня свое лицо, и я просто опешил. Все мысли улетели в трубу. Фиалковые глаза. Большие! Фиалковые! Глаза! Я не ожидал, что, то грязное, изможденное, едва дышащее существо, которое я вытащил из лап смерти, обладает такой волшебной внешностью. Бледная кожа, темные круги под глазами, усталое лицо - ничто не могло спрятать необъяснимую притягательность ее облика. Такое ощущение, что кто-то сделал вау-эффект лично для меня, я просто не понимаю как такое возможно.
     — Да? — Голос девушки вывел меня из прострации.
     — Привет, я тот самый водитель, который доставил тебя в больницу. Кстати, меня зовут Виктор. Решил навестить тебя, узнать как самочувствие и немного гостинцев завезти, - сказал я, протягивая пакет с фруктами и соком.
     — Так это вы нашли меня в лесу? — бледные губы растянулись в неуверенной улыбке.
     — Да, я. И давай на «ты», мы же, вроде, успели познакомиться. Как ты себя чувствуешь?
     — Уже лучше, только постоянно хочется пить. Не стоило, Виктор. Как только соседки по комнате привезут мои вещи, я сразу вам верну деньги.
     — Забей. Я чувствую себя виноватым - сразу не успел ничего оставить. Привез и сбежал не попрощавшись, — попытался отшутиться я. — Ты потеряла свой пропуск из общежития. В меде учишься?
     —Да, на четвертом курсе. - Вера пыталась быть дружелюбной, но в голосе слышалась усталость. - Хочу стать хирургом.
     —Ну что ж лучей здоровья тебе, давай приходи в себя.
     —Спасибо.
      Я уже шел к выходу из больницы, когда меня осенило, что ничего не спросил у нее о культисте и обстоятельствах ее пленения. Вот как, почти незнакомая девушка, смогла выбить меня из равновесия? Возвращаться было бы странно, да и медперсонал уже начал выпроваживать посетителей.
     
     
     ****
     В этот день я больше никуда не пошел, вернулся домой и целый день провалялся в кровати, думая о вечном. Женщинах, войнах и алкоголе. Почему именно в такой последовательности? Все просто. Встреча с Верой никак не шла из головы. Ее глаза преследовали меня даже после расставания. Странная и красивая девушка.
     При этом мысли постоянно возвращались к грядущему концу света и необходимости действовать. А еще очень хотелось выпить. Скопившееся за последнее время напряжение молотом било по нервам. Если бы не спасенная девушка, я бы, наверно, так и продолжил работать на износ, совершая ошибку за ошибкой.
     Если на секунду прекратить движение, остановиться на вершине, то можно с ее высоты оценить свои свершения. Все ли я правильно сделал? Нет.
     Было допущено много ошибок и теперь их придется исправлять. Да я сильно подрос как боец: теперь неплохо владею огнестрельным оружием, научился тактике, заимел отличное снаряжение и морально готов пролить чужую кровь. Много это или мало? Мало.
     Я так и не стал толковым шаманом. Единственная моя попытка связаться с кем-то, кроме Барона Субботы, с треском провалилась. Два подчиненных лоа и произошедшее с Вячеславом немного оправдывает меня в собственных глазах, но лишь немного. Надо было стараться больше.
     Но это завтра, сегодня я намерен лежать, плевать в потолок и смотреть, как гравитация тянет вниз ниточку слюны. И так до тех пор, пока не появится желание уклониться. Моему мозгу требуется отдых, я чертовски заколебался со всеми эти тренировками, строительством, расчлененкой и магией.
     А ведь со временем будет только хуже. Регулярно отслеживая новости, я начал рисовать неутешительную картину будущего. Все эти изменения погоды могут здорово трансформировать базовые принципы, на которые я ориентировался в своем плане.
     Я не ученый-климатолог, и мне тяжело было отделить зерна от плевел, но, как мне кажется, самое страшное начнется, если проснутся супервулканы. А их, между прочим, двадцать штук на нашей планете. Если все эти гиганты начнут выбрасывать тонны пепла в атмосферу, то жить станет резко неприятно. Извержение одного такого вызовет похолодание на десять градусов сроком на три-четыре года.
     Вулканическую зиму пережить будет сложно, если вообще возможно. Я даже не представляю, что делать в такой ситуации. Относительно радовали только два фактора: на территории Сибири таких гигантов нет, и сама сибирская тектоническая плита является своеобразным «геологическим ковчегом». В общем, весь мир в труху, а нам достанутся только последствия.
     Вот такие невеселые мысли меня одолевали, пока я не добрался до бутылки отличного портвейна. И это было не то пойло, что продают в магазинах под названием «Три Топора», а отличный португальский портвейн «Calem».
     Мне потребовалось три дня, чтобы побороть хандру. Первые два я действительно провалялся на кровати и тупо смотрел сериалы про зомби, люто захотелось поржать. Надо было на что-то отвлечься, чтобы просто слушать и не думать. Сериалы подошли как нельзя лучше. Интеллектуальные способности многих героев просто вызывали приступы смеха, и это потихоньку выводило из депрессии. Хотя некоторые идеи я все же решил со временем реализовать. Мозг перезагрузился и однажды утром я вновь проснулся полным сил и желания действовать.
     Свою работу над ошибками я начал именно с магии. Барон — это отличный патрон, но не наставник и помощник, он не прибежит по первому моему зову и не решит всех проблем. Серпенто прав, у него своя игра, а у меня своя.
     Значит, мне надо развиваться. Практика показала, что иметь дело с господами еще рано, но ведь есть лоа и послабее. Мне нужны новые контракты и способности. Так как одобрение покровителя мной получено, то в первую очередь слуг я буду искать именно из лоа Геде.
     Первым моим приобретением стали лоа Мидже и Солке — эти два духа-близнеца специализировались в аспекте лечения, к ним обращались, когда требовалось победить болезнь или выгнать отраву. Да силы их были невелики, та же Маман Бриджит — супруга моего крестного — справится лучше, но она Владыка Ле Гуини, а связываться с кем-то ранга Господ и выше без особой необходимости я зарекся
     Три жертвенных петуха, ром, две свечи — черная и белая, — обязательная кукурузная мука, разорванный пополам отрез черной ткани и деревянная статуэтка в качестве амулета позволили мне заключить с ними разовый договор. Можно было обойтись и меньшим, но черного петуха найти не удалось. Теперь, если я заболею или получу рану, смогу воспользоваться их помощью.
     Три белых орлиных пера, связанных тесьмой, позволяли воспользоваться услугами лоа Огни и раз в неделю увидеть мир глазами любой птицы. Выглядело это как первоклассная галлюцинация. Смотреть на мир чужими глазами оказалось странно и страшно, после первого опыта я схватил мощную дезориентацию. Потребовалось почти час, для того чтобы мозги встали на место.
     Кусочек черной ткани, пропитанный моей кровью, приглушил звук шагов. Лоа Беджо, покровитель ночных воров, был рангом почти в господина, но все же числился в младшей свите Геде Джани. Только поэтому его договор обошелся мне так дешево. Ягненка было жалко, зато теперь в холодильнике лежит двухнедельный запас баранины. А из меня получится неплохой вор, правда, всего на полчаса. Но такова цена договора.
     Отдельно изготовил амулет для Веры. Лоа Локо — дух целебных трав — согласился на подношения, купленные в аптеке. Сбор душистых трав вполне подошел. Я подарил этот ароматный мешочек из мешковины, перемотанный у горловины трехцветной лентой, Вере. Это не панацея, но почему бы не воспользоваться такой помощью?
     Окончательно осмелев, я решил усилить свое оружие. Зачаровывать каждую пулю выходило накладно, но от этой идея я решил окончательно не отказываться. Когда наберусь опыта, сделаю это скопом. Сейчас же остановился на кукри. Клинок отлично себя зарекомендовал в бою, и поэтому сил на его улучшение решил не жалеть.
     Вначале думал призвать Барона, но обязательства, в том числе долг, заставили решить по-другому. Каким бы добряком он ни казался, но титул Хозяина Кладбищ так просто не дается. Поэтому решил пойти окольным путем. Получить хорошее зачарование от слабых духов — то же самое, что приготовить вкусное блюдо из испорченных продуктов. Но всегда есть лазейки.
     Изначально я думал обратить на себя внимания кого-то из Владык. Папа Легбе — старейший лоа и владыка границ. Кто лучше сможет придать оружию нужные свойства, чем повелитель границы миров, читай - жизни и смерти? Вторым вариантом был лоа Петре Огун — лоа воин-кузнец. С этим персонажем все и так понятно: его сфера деятельности говорила сама за себя.
     Вот только оба чересчур сильны и непредсказуемы, чтобы я осмелился обратиться к ним напрямую. Но у Огуна есть дочь, милосердная Ольфа — лоа сострадания и погребального плача. Вот через нее-то я и решил попробовать достучаться до обоих владык. В худшем случае получу подзатыльник вместо полноценного пинка.
     В полночь на кладбище вычертил veve Ольфы — чаша с капающими из нее слезами, — по бокам расположил два маленьких рисунка Папы Легбе и Огуна. Это не полноценный призыв, а больше знак уважения.
     Сдобрил землю вокруг смесью из рома и жертвенной крови. Накрыл ее сверху большим полотном черной ткани и расположил десяток черных свечей по рисунку самой Ольфы и по красной для Папы и Огуна. В рисунок владыки дорог была положена земля с перекрестка, а во второй — волчий клык и нож. Готово, теперь можно начинать. За основу призыва я взял стихи некого Эльба Айрин и слегка их переработал.
     
     Заброшенный дом, и в нем тишина,
     Лишь волчье рыданье доносит весна.
     Лишь шорохи духов и смех домовых,
     Проклятье окутало смертью двоих.
     Прижавшись друг к другу в последнем объятье,
     Два тела лежат, злым заклятьем объяты.
     
     Veve Ольфы загорелось, прожигая черную ткань, — рисунок призыва сработал. Малые круги слабо замерцали, показывая, что владыкам любопытно. Уже хорошо. Теперь пришла очередь пролить свою кровь. Кукри надрезает запястье, и я начинаю ритуальный танец, рассеивая кровь по двум малым veve.
     Джинга — и первые капли падают на рисунок Папы Легбе. Печать вспыхивает ярче, воздух над ней искрится от силы. Переход на нижний уровень, прыжок с ударом, кувырок — и вторая пригоршня падает на нарисованный кровью рисунок воина. Почет почетом, но владыки не даруют свое благословение без достойной платы.
     А вот теперь самая рискованная часть. Смочить режущую кромку оружия в собственной крови, и новые строки старого наговора сами рвутся из меня. Я понимаю смысл с пятого на десятое, но общая суть, ясна: мы с клинком едины, я становлюсь сильнее с ним в руке, и пусть первой людской кровью будет моя, чтобы он никогда не обернулся против своего хозяина. Чем больше врагов мы будем забирать, тем сильнее станет мой верный товарищ.
     Короткий замах — и кукри входит в могильную землю по самую рукоять. Темная тень встает над рисунком Ольфы. Плакальщица явилась лично, чтобы посмотреть, кто принес ей столь обильные жертвы. Если даров хватит, результат не заставит себя ждать.
     Тяжкий вздох проносится по кладбищу, невыносимая грусть давит грудь, и мое сердце на секунду останавливается. Единственная мысль бьется в голове.
     «Как можно жить, когда в мире столько зла и боли. Надо покончить с этим существованием. Уйти туда, где вечный покой, туда, где меня смогут утешить».
     Нет! Это не мое, это все аура Ольфы так давит на сознание. Сопротивляться. Надо собрать все силы и встать. Колени тряслись, не хватало дыхания, и могильный холод сковывал тело. Сопротивляться. Через силу мне все же удается подняться на колени и вырвать клинок из могильной земли. Кровь, смешанная с землей, создает причудливый рисунок на лезвии. Теперь протянуть его вперед в качестве подношения.
     — Госпожа.
     Рисунки владык вливают свою силу в черную фигуру, вновь горестный вздох сотрясает мои мысли, но на этот раз я готов и удержался от падения. Бледная женская рука еле касается моей щеки, обдавая могильным холодок, а потом аккуратные пальчики трогают клинок, и veve Ольфы вспыхивает черным светом. В режущую кромку меча вплавился рисунок из моей крови — антрацитово-черная кромка поглощает яркость свечей. Мне удалось.
     После этого ритуала пришлось отлеживаться двое суток. Жареная баранина, сдобренная красным вином отлично помогает восстанавливаться, да и на вкус она хороша. Зато клинок получилось зачаровать на славу. Хотя проверить его новые свойства на реальном противнике не удалось.
     Новый узор клинка не давал никаких подсказок. Кукри легко перерубал гвозди, ветки и раскалывал небольшие поленья, но так он делал и прежде. Новый опыт не выявил каких-то особых свойств. Испробовать не на чем. Будем надеяться, что при применении на противниках он все же откроет свои тайны. Можно было, как и в прошлый раз, спросить у Барона, тот легко определит, но предыдущий долг еще не погашен. Да и дел, кроме этого, хватает.
     Полученные деньги позволили вновь заняться обустройством убежища. А несколько дней отдыха прочистили голову. Сбросить напряжение последних месяцев и по-новому посмотреть на текущие проблемы. Сказать, что мне стало легче, не могу. Наоборот, свежий взгляд выявил еще больше дыр, и большая часть из них как раз заключалась в убежище.
     Именно с ним наметился ряд неприятных проблем. Первое впечатление оказалось обманчиво, кроме ремонтов и прочего работы появилась целая череда заморочек. Благо в этом мире многое решают деньги , а раз они есть, то найдется и решение.
     Бригада без моего присутствия не халявила, так что черновую отделку можно было считать законченной, и я перекинул их на новый участок работы. Судя по технической документации бомбоубежища, кирпичные стены имели толщину в тридцать два сантиметра. С учетом слоя земли этого должно хватить с запасом, но было две проблемы.
     Первая — холодные стены. Но это решалось просто. Купил листовой утеплитель и обшил им помещение по периметру.
     Вторая относилась к новой категории, которую я обнаружил недавно. Бомбоубежище было способно противостоять бомбежке, но оказалось абсолютно беззащитно против человека с инструментом и горячим желанием проникнуть внутрь. Пришлось повозиться.
     Стены возле дверных проемов были хлипковаты, чтобы долгое время противостоять отбойнику. Пришлось увеличить толщину кладки еще на четыре кирпича. Не поскупился и заказал нормальный цемент. Обычный мне не подходил, так что пришлось переплатить почти втрое, но оно того стоило. Марка «М 400» отличается от «М 1000» так же, как чугун от высокопрочной стали. Из первого строят кирпичные дома, а второй используется для возведения плотин и взлетно-посадочных полос аэропортов. Есть марки и лучше, но на рынке их хрен найдешь, так как уж больно специфический товар. Теперь можно не переживать, что кто-то сможет пробить кладку.
     Затем настала очередь самих дверей. Даже если исправить то, что они легко открываются снаружи (это бомбоубежище, а не секретный бункер Иосифа Виссарионовича), против газового резака створки беззащитны. Что ж, и этот дефект необходимо устранить. Заказывать новые очень дорого, но можно немного переделать старые.
     С помощью того самого резака были удалены внешние открывающие приспособления, а затем наварены дополнительные листы. Комбинированный пакет из тугоплавкой и высокопрочной стали создаст огромные проблемы любому взломщику. Ну а на десерт под потолком была вмурована замаскированная труба. Установленная заслонка не нарушала герметичность убежища, но давала приятный бонус. Открываешь, засовываешь туда гранату, она катится по желобу и падет с другой стороны. Вуаля. Но это так — импровизация.
     И все это пришлось провернуть со всеми тремя входами, только на материалы ушло порядка двухсот тысяч. Марочная сталь такого качества — очень дорогое удовольствие, зато теперь дверь из крупнокалиберного пулемета не прошибешь. Ранее я опасался, что враг сможет вести огонь прямо через двери.
     Следующим пунктом шла вентиляция, связанная с запасным выходом. В общем-то, ничего нового я не придумал. Поменял фильтры, укрепил стены. Зато для маскировки поставил сверху старый ларёк. Таким образом спрятав вход. Будем надеяться, что обложенные мешками с песком стены сделают свое дело.
     Когда с оборонкой было покончено, занялся отоплением. Трубы, котел и прочие премудрости — главное, теперь не замерзнем, если откажет центральное отопление.
     Сложности возникли с системой водоснабжения. Пришлось бурить неподалеку скважину, подключать насос и на всякий случай устанавливать ручную помпу. Вначале думал затащить в бомбоубежище большую емкость, но потом понял, что она не пролезет в двери. Можно было внести ее по частям и сварить на месте. Но я нашел более простое решение.
     Десяток пластиковых, столитровых бочек послужит прекрасным хранилищем. Даже если кто-то умудрится откопать наш водопровод и отравить воду, то яд попадет только в один из баков, остальные останутся нетронутыми. Ну и коли подумал про отраву, то пришлось купить прибор, определяющий качество питьевой воды. И тут оборонка влезла.
     Но одну задачу решить не получилось, как бы я ни бился. Электричество.
     С электроснабжением выявился целый спектр проблем. Купить генераторы — дело простое, а вот дальше начинаются заморочки. Во-первых, хранить нормальный запас нефтепродуктов мне негде. И как с водой эту проблему не решишь. Держать ГСМ внутри убежища — дурная идея. Отравимся парами или сгорим ко всем чертям. Закопать цистерну снаружи тоже не получится, мы и так нашумели вокруг с этой стройкой. Небольшие запасы горючего я сделал, но надолго этого не хватит.
     Во-вторых, расположить генераторы внутри тоже нельзя, а спрятать шум от их работы оказалось просто невозможно. Была идея использовать под них старую трансформаторную будку, но тогда любой желающий будет иметь доступ к системе электроснабжения моей базы. Не вариант. Пожалуй, эта проблема поставила меня в тупик.
     Кроме таких нужных вещей имелись задачи и попроще. Надо было что-то решать с канализацией. Если центральная выйдет из строя, мы тут все всплывем. Отключиться не проблема, но нужен был какой-то аналог. Обмозговав вопрос, не придумал ничего умнее септика. Экскаватор и бетонные кольца затащить сюда не получится, так что всю работу пришлось делать вручную. Выбрать четыре куба земли, поставить опалубку и залить бетоном. Готово. Если не усердствовать, то естественный дренаж должен справиться.
     Когда пришло время хозяйственных нужд, я уже был готов все проклясть. Погреб для хранения продуктов, под угольное хранилище был приспособлен старый металлический бункер, в котором ранее хранился цемент. Имелся определенный риск, что уголь растаскают, но бункер стоял на территории заброшенного завода — под боком, — и вывезти его тихо не получится.
     И наконец-то, дело дошло до внутреннего убранства. Столы, стулья, кровати, ширмы и прочее-прочее. Финальным аккордом стал завоз необходимых медикаментов, средств гигиены и продуктов.
     Справился. Черт побери! Справился! Мне потребовалось два миллиона семьсот тысяч рублей и три месяца, чтобы закончить все работы с бомбоубежищем. Зато теперь оно готово к длительному проживанию группы людей. Да с комфортом не очень: мраморные фрески, мебель из красного дерева и позолоту пришлось отложить на потом. Шучу.
     Денег хватило впритык, так что удобства на уровне армейской казармы. Но это не такая большая проблема. Главное, бомбоубежище давало приемлемый уровень защиты, а удобства — дело наживное. Купленные мной листы гипсокартона позволяют поделить внутреннее помещение на небольшие комнаты, что вообще отлично. Не стоит забывать, что у людей, которые будут здесь укрываться, есть семьи и маленькие дети. Но об этом будем думать позже.

Спаситель, спасенная и медицина

     ****Глава двадцатая. Спаситель, спасенная и медицина
      Франция.
      Пригородный поезд сошел с рельсов из-за оползня грунта.
      По словам министра транспорта Франции Элизабет Борн,
      жизням пострадавших ничто не угрожает, им уже оказана медицинская помощь.
      Сейчас железнодорожное движение в регионе приостановлено.
      Новостные каналы
     
     
     Очередную попытку выяснить информацию о культисте я предпринял через пару недель. Да и Вера похоже мне очень понравилась, во всяком случае ее образ не выходил у меня из головы.
     В больницах ничего не меняется, все по установленному регламенту. Я обратился с просьбой позвать Веру, в ответ мне сказали что у нее посетитель.
     Выглянув в холл, я увидел ее сидящую рядом с парнем. Правильно было бы молча развернуться и уйти, чтобы не мешать парочке, но Вера успела меня заметить.
     — О, Виктор! Привет!
     — Привет, да вот к тебе пришел, но смотрю не вовремя, — я все же попытался тактично уйти.
     — Да нет, что ты. Знакомься, это Сергей, мой парень, а это Виктор — мой спаситель, — представила она нас.
     Не скажу, что Сергей вызвал к себе симпатию, но и ярко выраженного отторжения не было. Высокий брюнет, сложен неплохо, в общем-то, и все. Так, серединка на половинку.
     — Да, наслышан. Крут, — пробурчал он.
     Не люблю, когда со мной разговаривают, что называется, через губу. Я ему в сваты не набиваюсь.
     — Приятно. Как себя чувствуешь?
     — Неплохо, — односложно буркнул Сергей, перебив девушку. Похоже, он ко мне тоже не воспылал любовью. Не то чтобы мне это требуется, но можно быть и повежливее с незнакомым человеком, к тому же спасшим твою девушку.
     — Вер, а что доктор говорит?
     — Скоро выпишут, — снова перебил Сергей начавшую набирать в грудь воздух Веру.
     Если честно, у меня зародилась мысль дать ему между глаз. Мог бы и спасибо сказать, придурок. Как бы это нескромно ни прозвучало, но я спас Вере жизнь.
     — Ясно, — так же односложно буркнул я.
     Ладно, забить, может, день неудачный у парня. Идти на конфронтацию, тем более в присутствии девушки не хотелось. Ну сделаю я этого балбеса, очков в ее глазах мне это не прибавит. Он и так бледновато смотрится на моем фоне. Я выше, хоть и ненамного, и самое главное, сильнее. Ставлю тысячу против сотни, что в драке разделаю его под орех.
     В общем, с этого момента разговор как-то не заладился. Вера пыталась нас раскачать, но получалось плохо. Чтобы не ставить девушку в неудобное положение, я попрощался и поехал по своим делам. Опять не получилось узнать.
     С недавнего времени у меня добавилось еще одно занятие. Всего пара недель — и закончу курс по оказанию первой медицинской помощи.
     На это меня надоумила специализация Веры. Поговорив с Костей я узнал от него про одного интересного человека. Услышанного мне хватило, чтобы решить с ним познакомиться.
     Виталий Геннадьевич — пожилой уже человек — был немного похож на доктора Айболита, такая же острая бородка и круглые очки, но внешность меня интересовала мало. Главное, он обладал необходимой мне квалификацией.
     В молодые годы врач успел побывать в горячих точках и имел опыт в полевой медицине. Идеально подошел бы военный хирург, но такого я найти не смог. В общем, за небольшое вознаграждение Добрый доктор Айболит был готов передать мне, человеку далекому от медицины, необходимые знания.
     Встречались мы у него дома, и это был уже восьмой визит. Обшарпанный подъезд сталинки контрастировал с уютной квартирой, в которой проживал доктор. Массивная и дорогая мебель, множество книг и высокие потолки наводили на мысль о благородной старине, балах, приемах и прочих атрибутах дворянства. Да и сам доктор порой изъяснялся высоким стилем.
     Мы уже успели пройти переломы, различные черепно-мозговые травмы, шок и в этот раз, наконец-то, добрались до наиболее интересной из тем — огнестрельных ранений.
     — Итак, молодой человек, огнестрельные ранения. Пуля, проникая в тело, наносит последнему повреждения. Эти повреждения имеют определенные отличия от других, что стоит учитывать при оказании первой помощи. Во-первых, раны обычно глубокие, а ранящий предмет часто остается внутри тела. Во-вторых, поверхность часто загрязнена фрагментами тканей, снаряда и осколками костей. Эти особенности стоит учитывать при оказании пострадавшему первой помощи. Тяжесть оценивать следует по месту и виду входного отверстия, поведению пострадавшего и другим признакам. Для этого необходимо знать азы анатомии, а именно, расположение крупных сосудов, строение скелета и черепа, структуру внутренних органов. Для оказания первой медицинской помощи нам потребуется остановить кровотечение и максимально быстро доставить пострадавшего в ближайшее медицинское учреждение.
     — А если такого нет поблизости?
     — А если нет, то вы останавливаете кровотечение и ищите ближайшего квалифицированного медика.
     — А если и такого рядом не окажется?
     — Тогда добейте и не мучайте пациента, — в своей манере произнес Добрый доктор Айболит.
     — Виталий Геннадьевич, давайте серьезно.
     — Молодой человек, а я предельно серьезен. В такой ситуации вы можете лишь потянуть время. В полевых условиях еще можно попробовать что-то сделать с повреждениями мягких тканей конечностей, а вот если речь идет о попаданиях в корпус, то время идет в лучшем случае на часы. Без соответствующего инструмента, материалов и знаний вы можете только продлить агонию.
     — Ну а если у меня с собой будет аптечка?
     — То вы сможете максимально эффективно остановить кровотечение, предотвратить шок, возможно, определить «сосущую рану» — и все.
     — Ну а если…
     — Никаких «если», молодой человек, или вы доставляете раненого в больницу или прощаетесь с ним. Или вы думаете, что за две недели способны освоить знания, которым другие обучаются восемь лет? — прервал меня доктор.
     — Да мне не нужно разбираться в болезнях, научите меня хотя бы полевой медицине!
     — А вы думаете это легче? Ну хорошо, за пару лет при должном усердии я сделаю из вас хотя бы вменяемого помощника, но не более.
     Вот что за упертый дед, и так у нас почти каждый раз, стоит только зайти речи об отсутствии профессиональной медицинской помощи. Я не дурак и понимаю, что даже извлечь пулю не так просто, как это показывают в фильмах, пациент умрет от болевого шока, но как ему объяснить, что в будущем больниц не будет. К черту! Надо уже что-то решать, и таиться дальше смысла не вижу.
     — Валерий Геннадьевич, а давайте я расскажу вам одну интересную историю, а вы обещаете выслушать и сделать выводы. Согласны?
     — Ну отчего же не попробовать. Вы, Виктор, большой выдумщик, и меня в определенной степени забавляют ваши попытки играть втемную. Цели ваши мне более-менее понятны, но я бы на вашем месте трижды подумал перед тем, как становиться наемником.
     Что? Вот черт, а дедушка почти угадал. Только выводы сделал неверные. Он подумал, что я хочу вступить в ряды «солдат удачи» или, как их сейчас принято называть, «частные военные компании». Что ж логично, действительно, в какой-нибудь Сирии или Ираке это вполне популярная тема и деньги неплохие. Насколько я слышал, от двух до пяти тысяч рублей в день, в зависимости от вида деятельности, и боевые х2.
     — Виталий Геннадьевич, расскажите, что вы сейчас видите? — с этими словами я призвал лоа. Доктор некоторое время внимательно всматривался в еле различимые белесые облачка, затем протер очки и повторил процесс.
     — Кхм… Ну, судя по всему, галлюцинация. Что-то добавили в мой чай или распылили в воздухе? Дурацкая шутка, Виктор.
     Вот этого я и опасался, но бесконечные споры мне уже надоели. Да и пожилой доктор прав, я не успею получить нужную квалификацию, а выживать как-то надо. Если я смогу убедить этого седовласого ученика Авиценны примкнуть к нам, то это здорово повысит шансы. Надо смотреть правде в глаза, без профессиональной медицинской помощи современный человек долго не протянет. А лечить всех с помощью духов крайне накладно. Да еще и непонятно насколько эффективно.
     — А вот так галлюцинации умеют? — Старого пса новым фокусам не обучить, так же и с низшими лоа. Но за небольшое поощрение они способны не только кого-нибудь сожрать, но и сбегать до коридора и обратно.
     — Кхм… — вновь прокашлялся доктор. — Маловероятно, но допустим, что мой чай и воздух здесь ни при чем. Что же тогда я вижу?
     — Магию, уважаемый Виталий Геннадьевич. Магию. Но позвольте начать сначала.
     Что ж, в этот день наше занятие затянулось допоздна, и я стер язык, рассказывая мое видение будущего. Не скажу, что дешевыми фокусом мне удалось склонить пожилого скептика на свою сторону, но заставить его задуматься все же получилось. Он обещал поразмыслить над моими словами и перезвонить. Более споров между нами не было. Одной проблемой меньше.
     Да и по остальным фронтам имелись успехи. Закончил стройку и даже магические навыки подтянул. Не скажу, что достиг особых успехов, но результат все же был. Моя теоретическая база наконец-то начала состыковаться с практикой, что вселяло надежды на будущие успехи.
     К сожалению, так было не везде. После спасения Веры я четко решил найти культиста и свернуть ему шею. Но на этот раз потерял его след надолго. Все мои поиски не давали результатов, я проверил все заброшенные строения вокруг города. Лазил по подвалам и туннелям, поднимался на чердаки. Он просто испарился, даже старых следов не было. Или же я просто ищу не там.
     Какие предложения я только ни строил, но все оказалось безрезультатно. Даже спускался на глубину двадцати метров, к руслу реки Каменка, и брел пять километров по колено в воде, параллельно выискивая тайные ответвления в его убежище. Это был тот еще ад. Фонарь спасал, но вонь и атмосфера сырых подземелий серьезно давили на психику.
     Самое интересное, что раньше я бы хрен сунулся в такое место, да еще и один. Что-то пережитые бои и приключения во мне поменяли или даже надломили. Темнота, подвалы, одиночество теперь перестали внушать страх. Надо залезть в канализационный коллектор и отрубить башку восставшему мертвецу? Да легко. Надеюсь, это не крыша потекла, а просто привык, но сам отметил, что характер у меня стал неприятнее. Былая общительность ушла, и я стал больше таиться от людей. Вот что делает с человеком жизнь.
     В конце концов, когда стало очевидно, что моя охота не приносит результата, пришлось подключать голову. Тыкаясь наугад по разным заброшкам, я, конечно, смогу найти что-то интересное, но это будет удача. Надо бросать маяться дурью и подходить к делу серьезно.
     Начал со сделанных в его убежище фотографий. Камеры, пентакли, связанные зомбаки, медицинские инструменты. Что из этого может быть полезно? Да, наверное, все, только я не Шерлок Холмс и по размеру рисунка не смогу определить длину рук и рост преступника.
     Единственное, на мой взгляд, что может иметь ценность, — это медицинские инструменты. Марка четко читалась «MANI», и по ценам можно было сориентироваться в респектабельности моего визави. А он совсем не скромник. Все эти шунты, медицинские зонды и прочий инструмент, что я смог опознать по фотографиям, стоил недешево.
     Судя по маркам хирургической дряни, то, что он купил, не самое дешевое оборудование. По моим прикидкам в той заброшке инструмента осталось где-то на тысячу с лишним евро, я, например, себе такого расточительства позволить точно не могу.
     Отсюда вывод: наш культист-самоучка — весьма состоятельный человек. Ну, или такой же бомж, как я. Хотя вероятнее первое. Если подумать, то становится понятно, что деньги и связи у него есть. Не один же он ловил людей для своих опытов? Похитить пять человек, если считать найденного мной бомжа, и не поднять шума — дело не такое простое, как кажется. Тут надо головой работать.
     В общем, выводы напрашиваются неутешительные. Либо это один, но достаточно богатый и влиятельный человек, способный оплатить такого рода услуги, либо целая секта. Если ты богат, то не факт, что сможешь найти нужных исполнителей, объявление-то в интернете не выложишь. А с сектой и так все понятно.
     Если мой визави не так прост, то мне стоит трижды подумать над одной простой мыслью. А может, ну его к черту? Зачем связываться с таким серьезным противником? Меня самого он вряд ли найдет. Лицо у меня было в маске, ну, кроме самого первого случая на заводе. Значит, искать меня не должны.
     Дружбы у нас уже не будет, это и так понятно. После разгрома его логов и спасения Веры он меня наверняка грохнет. Да и я, если его прибью, грустить не буду. Надо решать.
     Он зло, а я парень в белом, ну, допустим в камуфляже, но это дела не меняет. Такого маньяка надо грохнуть раньше, чем он успеет набрать достаточно силы. Решено, охота продолжается, только надо сделать правильные выводы из полученных данных. На удачу рассчитывать не приходится, особенно если открываешь охоту на умного и сильного противника.
     Вот только я точно что-то упускаю, и это что-то, скорей всего, на виду. Начав детально просматривать фотографии, я зацепился взглядом за пентаграммы. Слава великому Интернету, поколдовав с переводчиком, поисковиками и парой форумов фанатов лингвистов, я нарисовал себе следующую картину.
     В надписях использовалась так называемая вульгарная или солдатская латынь, возможно, германские диалекты. При этом слова даны отсылки к прелюбопытной книге «Откровения Иоанна Богослова», она же «Апокалипсис».
     А там рассказывается о втором пришествии, страшном суде и о том, что мертвые восстанут. Там же всадники Апокалипсиса — и все такое. Честно говоря, я посмотрел краткое содержание в Википедии. Картина получалась неприятная.
     Похоже, мы имеем богатого психопата, разбирающегося в анатомии, не гнушающегося ритуальными убийствами людей, при этом он или сектант, или же имеет источник информации. А все, что он делает, судя по всему, подготовка к концу света. При этом он очень осторожен и явно неглуп.
     Вариантов действий не так много. Я кое-что узнал о нем, но осталось слишком много пробелов и вопросов. Так что придется составлять mind map — карту мыслей. Меня этому приему научил научный руководитель — серьезный практикующий маркетолог в известной компании. По сути, это всего лишь один из вариантов визуализации и систематизации того, что у тебя есть в голове по конкретному вопросу.
     Прикрепив лист ватмана к стене, английскими булавками приколол все точные данные о своем оппоненте, на зеленых стикерах желтыми обозначил предположения и соединил их синими лентами с теми данными, из которых был сделан подобный вывод. Ну, теперь хотя бы становится понятно, кого я ищу и где могу ошибаться, делая ложные выводы на непроверенных фактах.
     Затем купил большую карту Новосибирска и его окрестностей. Замечательно. Теперь можно хотя бы видеть, что и где расположено. Надо обдумать, что конкретно искать? Понятно, что некроманта-психопата. Но где? Конечно, на кладбище.
     Вначале отметил все известные захоронения. Двадцать два официальных, из них только восемь работающих. Кстати, выбранное мной в списке не обозначено, а значит, могут быть и такие. Обдумав ситуацию, я на два дня закопался в историю города. И как результат на карту легли еще два десятка меток. Наверняка, есть еще, но мне не под силу их найти.
     Карта наполнилась отметками, и я уже стал путаться. Надо как-то их разделить по самому правильному принципу цветовой дифференциации штанов. Так, зеленый цветом будут отмечены кладбища, где еще производятся захоронения. Синий — для закрытых, желтыми выделил потенциально интересные, возле которых можно встретить людей. И красными — самые перспективные опасные кладбища, где людей давно нет.
     Так, а почему такая косность мышления, почему я ограничиваюсь только кладбищами? Неужели за историю города людей хоронили только там. Да трупы, если не в каждом подвале жилого дома, то уж в каждом пятом точно лежат. Мало ли кто кого убил и закопал от лишних глаз подальше? Просто надо поискать.
     Для получения необходимой информации вновь пришлось обратиться к интернету. Оказывается, у города удивительно интересная история. Битвы времен освоения Сибири, Гражданская война и просто мрачные места, пользующиеся дурной славой. Земли массовых убийств и казней. Количество меток резко возросло, но я старался распределять их по тому же принципу, который использовал ранее.
     Твою ж мать! На карте было явное преобладание красного. И это в Новосибирске, в городе, которому еще и ста тридцати лет нет. Боюсь представить, что же творится в действительно старых городах. Там история напитана человеческой кровью: битвы, осады, казни и моровые поветрия. Так что мне, можно сказать, повезло. Если бы кто-то решил повторить мою карту, к примеру, с Казанью или Новгородом, то, опасаюсь, ему пришлось бы потратить пару недель только на поиск и анализ исторических материалов. Страшно жить, а ведь большая часть людей не догадывается, что их любимые парки — это бывшие могилы.
     Ситуация жуткая, но сейчас надо вернуться к моей проблеме. Где же тебя искать, гад ты этакий? Столько красных меток? Кровавые места с повышенным магическим фоном, где можно заниматься своими делами без постороннего внимания.
     Да сейчас бы вызвать нужного духа и спросить. Но в миллионном городе нужен лоа как минимум ранга Господин, а после Надсмотрщика уверенности в собственных силах у меня поубавилось. Надо поднабраться опыта и только после делать такие шаги. Так что надеемся на интеллект и логику.
     С чего же начать, взгляд бегал с одной отметки на другую. Уже минут семь я смотрю на карту как баран на новые ворота. Где же ты можешь устроить своего логово, чертов маньяк? И тут взгляд падает на отметку рядом с туннелем. Заброшенная психбольница. Где еще искать психа? Только там.
     Забросили ее не так давно, и даже новый собственник появился, вот только ничего не изменилось. Как стояла пустой, так и стоит. А история у нее богатая и кровавая.
     Психушка — это бывшая так называемая Красная казарма на улице Владимировской. Построили этот комплекс из красного кирпича еще в царские времена. А дальше кто там только ни обретался: местные полки, казачьи сотни, даже чехословацкий корпус успел постоять. Но и гражданские отличились: отстойник для инфекционных больных, пересыльная тюрьма, зэков по этапу тут прошло просто немеряно.
     Вот только красными они стали не только из-за цвета кирпича. Временами кровь людская лилась там не хуже, чем на иной скотобойне. В подвалах здания проводились казни заключённых. Зачастую массовые и без суда.
     Ходят слухи, что в подвале несколько этажей, а сколько трупов захоронено в ее стенах никто точно не знает. Сейчас нижние этажи подвала вроде как замуровали, но кто ищет, тот всегда найдет. Мне кажется, это идеальное место для безумного культиста-самоучки. Так что решено, поиск я начну именно оттуда.
     ****Где-то в городе
     Паленая водка льется в рот, и боль немного отступает. Тени клубятся по углам комнаты, они снова проголодались и требуют очередной портрет. Надо торопиться. Час, может, полтора, и они примутся за меня.
     Одеться. Старая майка, спортивные штаны, кроссовки.
     Его я встретил на школьном стадионе, молодой-спортивный, его образ светился красным. Это будет отличный портрет, он надолго собьет тени со следа.
     Дождался когда он подбежит к деревьям. Удар в бедро и рывок. Лезвие поднимается до самой бедренной кости, он кричит. Второго удара в живот и медленно вверх, он не хочет умирать, я прочел это в его карих глазах.
     Наконец-то я смогу уснуть.

Пролетая над гнездом кукушки, кукуй громче

     ****Глава двадцать первая. Пролетая над гнездом кукушки, кукуй громче
     Индия. Штат Химачал-Прадеш.
     Жертвы: двадцать три.
     Сильные и продолжительные дожди
     обернулись настоящим стихийным бедствием.
     Несколько сотен дорог перекрыты из-за оползней,
     многие шоссе смыты.
     Новостные каналы
     
     В этот раз к охоте я подошел еще более обстоятельно. Если ситуация приведет к противостоянию, а, имея дело с убийцей и садистом, шанс на подобный исход очень вероятен.
     Соблюдать тишину стоило только на верхних этажах, где, скорей всего, пусто. Уже на первом подземном слышимость будет нулевая. Так что взял с собой «Вепря» и два барабана, снаряженных картечью. На дистанции здания эта пушка просто убийственно эффективна, да еще и картечь рикошета не дает. Коробчатый магазин на всякий случай зарядил пулями. Восемь пуль немного, но может пригодиться. Из холодного оружия кукри, большего мне и не надо.
     Долго думал брать ли пластины для бронежилета и шлем. Если я со своими финансами сумел так упаковаться, то где гарантия, что у этого ублюдка с собой нет огнестрела? Поэтому кроме старого комплекта для проникновения на завод, взял весь обвес. Будет у меня сегодня тренировка в условиях, приближенных к боевым.
     Литр бензина в старой пластиковой бутылке и зажигалку. Мало ли какие следы придется заметать, а огонь все скроет. В прошлый раз я на этом моменте прокололся.
     Чтобы не привлекать внимания, сложил все свое добро в походный рюкзак. Шариться по городу в броне и с оружием — это верный шанс нарваться на неприятности. Весит все это добро килограмм двадцать пять, а то и тридцать. Ладно, пора выдвигаться.
     Припарковался недалеко от неприметной дыры в заборе. Компанию мне составляла старенькая «Газель», «Тойота» со спущенными колесами и разбитой лобовухой да низкопосаженная «Лада». Тишина и покой, а буквально через дорогу жизнь бьет ключом. Ездят машины, свет фонарей разгоняет мрак.
     Пора уже привыкнуть, что моя жизнь отныне будет все больше проходить в темноте. Ведь, если я не стану сильнее, не смогу справиться, то мрак расползется дальше. К черту рефлексию, пора действовать.
     Лямки рюкзака резко загрузили плечи, вот тебе и вопрос. Ходить налегке или быть защищенным? Ладно, это разовая акция, я же не собираюсь так постоянно экипироваться. Но лучше потаскать всю защиту, чем получить пулю в живот.
     Облачиться можно было и заранее, но зачем оставлять вероятность, что кто-то увидит вооруженного человека, зачем-то лезущего в заброшенное здание? Благо я представляю, куда мне идти, схемы строений есть в свободном доступе, а вот с подвальными этажами такой лафы не будет.
     Вход в подвалы есть из двух зданий. В остальные соваться нет смысла, максимум, что я там обнаружу, это остатки деятельности бомжей, неформалов или еще каких-либо маргиналов. Ему, как и мне, нужна тишина и спокойствие, а значит, мой путь лежит на нижние этажи. Поскольку все равно я не могу знать, каким входом он пользуется, то начну с ближайшего.
     Двухэтажное здание из красного кирпича с местами провалившейся крышей сиротливо смотрело створками выбитых окон. Граффити, покрывавшие стены, отличались на редкость низкопробным не только качеством, но и содержанием. Сразу видно, школота тут поглумилась изрядно.
     Аккуратно зайдя в дверь, я тихонько двинулся по коридору до ближайшего кабинета. Пора облачаться.
     Балаклава с изображением черепа на лицо, следом наручи и поножи из ОМОНовского комплекта, на левое бедро прикрепить кукри, а потом бронежилет с подсумками, туда барабан и коробчатый магазин. Долго смотрел на дополнительный фартук с керамической пластиной от бронежилета. Без него вся защита весит всего девять килограмм, а с ним уже пятнадцать. Но если решился, надо одеваться полностью. Повесить на шею «Вепрь», ну и шлем на голову. Вот он я, красавчик, упакован по самое не балуй.
     Тело от горла до колена прикрывает противоосколочная арамидная ткань. Спина по 6А классу защиты, бока по 3 классу, а грудь и пах защищают две пластины «гранит». 6А — останавливает все, кроме крупнокалиберных пулеметов и снайперских винтовок калибра 12.7. На голове шлем 5 класса защиты — держит пулю из АК. И даже лицевой щиток 2-го класса остановит многое: дробь, картечь, осколки и пистолетные пули. Самые слабые части — это руки от локтя и ноги ниже колен, но и там пластик, который не пробьешь арматурой и тем более не прокусишь. На ногах сапоги с усиленными носками и подошвой.
     Тактические фонари на шлеме и на «Вепре» дают яркий свет, так что можно лезть в любую пещеру. Да я просто терминатор, и чувствую себя примерно так же.
     — Мне нужна твоя одежда. I’ll be back, блин. — Да нафиг мне чья-то одежда. Я упакован на отлично. Ну и кто там боялся зомби? Да я их пачками могу укладывать и при этом лениво позевывать. Я сейчас одет круче любого спецназовца, те носят 2-3 класс защиты, а на мне полноценный тяжелый штурмовой комплект. И самое смешное, что все это добро вместе с оружием обошлось мне в двести тысяч рублей! Двести, Карл! Ну ладно, брал бы не через руки, а у официальных поставщиков, то вышло бы около трехсот. Но это все равно мало.
     И снова напрашивается вопрос, неужели у всех выживальщиков в мире зомби-апокалипсиса не нашлось такого скромного бюджета? Или, может, не такая интересная история получается? Ладно, проехали.
     Пару месяцев назад я отказался от средневековой брони, но вот это чудо все же приобрел и не жалею. Превосходит по всем параметрам. Не гремит, удобен и эффективен. Мало того что эта защита убережет от осколков и пуль, самое главное — скинуть весь комплект пятисекундное дело. Дольше шлем снимать, чем броник.
     Современная защита крайне эргономичная, но все равно почти треть от моего веса. Да в таком обвесе сильно не побегаешь и можно забыть о любой акробатике. Но уж час-два я выдержу точно, парень крепкий.
     Пока у меня нет реального опыта боевых столкновений, лучше уж так. Подобный комплект сохранит мою жизнь на первых порах и позволит получить тот самый опыт. Конечно, не стоит забывать о заброневых травмах. Пуля она не только проникает в плоть, она еще и передает чудовищное количество кинетической энергии. Иной раз лучше уж пусть пройдет на вылет, чем ударом разорвет печень. Но и с этой проблемой современные бронежилеты справляются отлично Такой, как у меня, благодаря демпферным панелям, почти гарантированно страхует от заброневой травмы от калибра 5.45 и 7.62. Ну, крупнокалиберный 12.7, извините, мир не идеален.
     Зато теперь понятно, почему армейские техники рукопашного боя в массе своей такие простые. Все как в том анекдоте. «Чтобы спецназовец вступил в рукопашный бой, он должен потерять автомат, пистолет, нож, саперную лопатку, каску, ремень, оказаться на абсолютно плоской поверхности, где нет ни палки, ни камня и встретить там второго такого же раздолбая».
     Ну что, лоа Геде, помогайте вашему шаману не облажаться.
     Дверь в подвал обнаружилась в северном крыле здания. Судя по тому, что в отличие от остального здания, мусора перед ней нет, то ей пользуются и при том регулярно. Аккуратно открыв дверь и спустившись по лестнице, я натолкнулся на первую загадку.
     Наверху, несмотря на тишину, звуки были. Тут же словно кто-то выкрутил громкость. При этом чувство опасности и направления только усилилось. Сотни шепотков на грани сознания говорили о том, что меня ждет гибель, что они ждут нового товарища в своих гостеприимных стенах.
     Могли бы и что-то пооригинальней придумать. Шутиха против лишних гостей. Нахер идите! Я боккор Геде, а не добыча! Мне ли бояться? У меня с собой пятьдесят патронов с картечью, восемь пуль и два лоа, выполняющих мои приказы, а еще знания и опыт. Так что бояться тут нужно меня!
     Плотно подогнанные створки открылись от легкого толчка ногой, и тут же на меня обрушился вал ощущений. Шорохи, скребущие звуки, отголоски какой-то инфернальной музыки.
     Шаг вперед, освещаем одну сторону — чисто. Две закрытые двери в пяти метрах. В другую сторону. Луч фонаря выхватил вдалеке проем, судя по всему, мне именно туда. Но сначала надо позаботиться о путях отступления. Оставлять за спиной врагов — дурная идея, так что зачищаем все.
     Надпочечники начали свою работу, вырабатывая адреналин, вес экипировки исчез. Короткий рывок — и, как в боевике, нога влетает в дверь, а та распахивается. Фонарь из стороны в сторону, похоже, архив какой-то. Куча пыльных папок, часть из них лежит на полу.
     Свет фонаря высветил кусок желтой, словно пожухлой, бумаги.
     «...Сексуальные действия преступника можно расценивать как некросадизм (садизм по отношению к трупам), избирательно направленный на подростков. Дело перекликается с убийствами в Кемеровской области. Общее: жестокость, нанесение колото-резаных ран. Большая и наиболее травмирующая часть повреждений наносится в аномальном или посмертном состоянии жертвы. Во всех случаях повреждены или иссечены половые органы. Некоторое изменение “ритуала” в повышении возраста…»
     Твою мать, ну и мерзость. Похоже, что некоторых тут расстреливали точно не зря. Здесь больше ничего интересного. Чисто.
     Удар — и дверь на ржавых петлях падает в комнату. Какая-то подсобка, обломки стульев, ведер и прочего хлама. Чисто. Ну что, пора двигаться дальше. Нижние этажи ждут меня.
     Закрытые створки дверей, ведущих на нижние ярусы подвала, были украшены магической печатью. Похоже, они закрылись, когда я зашел. Минус мне, что не отследил момент. Благодаря интернету эту печать я знаю, так называемый полог молчания или тишины не дает распространяться звукам. Вот и ответ.
     Эту печать я долго искал в надежде решить вопрос с генераторами на базе, и, наконец-то, рабочий вариант. Надо будет скопировать, как тут закончу, а пока сфотографирую. Ладно, ходу.
     Чувствую себя космодесантником во всем этом обвесе, еще и в шлеме толком голову не повернуть. Нервы ощущаются, как натянутые струны. Свет фонаря вырисовывает обшарпанные, явно когда-то побеленные стены. Часть облупилась, часть покрыта плесенью и грибком. В общем, прикасаться к ним нет никакого желания.
     Следующую печать я обнаружил, как только приблизился к проему, а вот это уже знакомая вещь, запрещает передвигаться мертвецам. Вот только странно, тут никого не видно. Ощущение подсказывает, что их много вокруг, но из-за количества не удается выделить источник. Лоа Геде, тяжелая это работа — быть шаманом.
     Перешагнул печать и пошел по короткому коридору, пока не уперся в комнату. Нсамби Великий! Все мои прошлые стычки с мертвецами были всего лишь увеселительной прогулкой.
     В зале пятнадцать на тридцать метров была целая свора тварей. В дальнем конце помещения копошилась куча из собак, крыс, кошек и даже одной свиньи. Такое ощущение, что я на кладбище домашних животных. И самое мерзкое — это запах. Мерзкий сладковато-кислый запах разложения. Если бы не предыдущие разы, меня бы вывернуло прямо на месте. Глядя на эту картину, я остро пожалел, что не в Техасе, там, говорят, можно прикупить себе хоть гранатомет. А вот он бы мне сейчас не помешал.
     Шаг назад — и «Вепрь» выплевывает свою первую гильзу, картечь широким облаком бьет в тварей. Вот только эффект минимальный, разве что какой-то крысе отрывает хвост. Тридцать метров для картечи далековато, даже несмотря на полный чок, но без него было бы еще хуже. На такой дистанции картечь бы не имела необходимой кучности. Чок — это дульное сужение, которое позволяет уменьшить разброс, увеличить дальность и незначительно силу выстрела. Всем хорошо, только пулевые патроны при его использовании надо подбирать осмотрительно. Живое существо такой выстрел убил бы и на этой дистанции, но мертвецам все нипочем. Подпустим до двадцати пяти и повторим.
     Четыре выстрела один за другим, и приклад ощутимо бьет в плечо. Теперь я понимаю, почему «Вепрь-12» называют Молотом, это не Benelli. Все-таки правильно, что я сжег кучу боеприпасов на тренировках. Страха нет совершенно, есть только Зверь — боевой механизм, задача которого уничтожить приближающиеся мишени, до того как они доберутся до тела.
     Двадцать метров до меня — и облако картечи не больше метра, шаг назад, выстрел. Дистанция, кучность и скорострельность — три кита, на которых держится умение стрелять. Первым делом выбить свинью. Два выстрела в ноги — и туша падает с напрочь вырванными суставами.
     Пятнадцать метров — и разлет уже всего полметра, зато какой эффект при попадании. Картечь потрошит мясо, раскалывает кости и рвет в клочья черепные коробки. Теперь устраняем трех здоровенных псов, остальная мелочь просто ничего не сможет сделать. Не зря я оделся, как терминатор. Приклад бьет в плечо, а цели разрываются на части.
     Десять метров — облако свинцовых горошин в тридцать сантиметров. Выстрел отрывает голову еще одному псу. Семь метров — свинцовые горошины рвут мертвую плоть и разносят кости. Пять — и последнюю псину откидывает от попадания. Картечь не успевает разлететься в стороны и на такой дистанции бьет почти как пуля.
     Великий Нсамби, храните того, кто придумал барабанный магазин. Двадцать пять патронов двенадцатого калибра на такой дистанции превратились в косу смерти. Стреляя по основным целям, я накрывал облаком и всю мелочь.
     Часть этой мерзости еще пыталась ползти в мою сторону, особенно комично смотрелась бесхвостая крыса с перебитым картечью хребтом. Несколько взмахов кукри — и нежизнь окончательно покинула это поле боя. Вокруг только шевелящиеся комки из мяса и раздробленных костей. Вот и думай теперь, что лучше, быть шаманом или профессионально уметь обращаться с огнестрелом.
     Убедиться в отсутствии опасности, заменить барабан. Старая привычка еще с игр в CS, иногда того самого последнего патрона может не хватить в нужный момент. Патроны я не считал, стрелял, что называется, «на все». А тут жизнь у меня одна, и рисковать зря я не собираюсь, так что лучше перестраховаться.
     Нашумел я тут изрядно. Самое интересное, что общий хор голосов почти не уменьшился. Да и полудохлые твари шевелились, слегка подвывали, щелкали сломанными суставами, скребли костями и когтями об пол. Все эти щелчки и трески напрягали. Но интересно мне другое.
     Внизу не могли ни услышать устроенной мной бойни. Двенадцатый калибр в закрытом помещении бабахает как надо, если бы не встроенные в шлем активные наушники, то сам бы оглох. Есть там еще один полог тишины или нет? От этого зависят и мои дальнейшие действия. То ли ждать мне гостей и готовить позицию, то ли идти дальше.
     На месте хозяина этого зоопарка я бы отгородился пологом, но я не он. Пришлось отступить обратно в коридор. Погасить фонарь и ждать. Пять минут — ничего, десять — тишина, пятнадцать — надоело. Похоже, что полог есть. Времени было более чем достаточно, чтобы собрать все силы в кулак и вломить непрошенным гостям по самое небалуй.
     Сидеть дальше в темноте было неприятно. Все эти странные звуки просто бесят. Сама атмосфера давит на психику. Ладно, быстро осматриваюсь — и пошли дальше.
     Первым делом сфотографировал новый круг культиста. Этот был больше всех, встреченных мной ранее. Видимо, разом весь этот зверинец поднял.
     Два фонаря лучше, чем один. Нет слепых зон, тот, что на шлеме, всегда подсвечивает вперед, а на «Верпе» подвижный. Света достаточно для комфортного осмотра помещений. Кроме двери, ведущей вниз, я нашел еще одно помещение. Честно? Лучше бы я его не находил.
     Такое ощущение, что попал в мастерскую сумасшедшего вивисектора. Куча полусгнивших останков животных, большая часть которых разобрана на составляющие. Половина туловища пса с двумя пришитыми головами. Благо хоть не шевелится, а то точно бы блеванул.
     Техас, надо срочно в Техас. Там огнемет на деревенской ярмарке купить можно. Да, с монстрами там ситуация будет полегче, чем в мире. Вот только если они между собой решат повоевать, это будет звездец. Там оружия для повторения первой, а возможно, и второй мировой хватит.
     Спуск вниз преграждала еще одна печать, на этот раз куда более сложная. Минут пять я потратил на ее исследование. Все та же латынь, церковная символика и еще что-то.
     Я совсем не уверен, что смогу пройти через нее без последствий. Звать снова надсмотрщика нет ни малейшего желания. Спасибо, научены горьким опытом. Взломать через кровь и силу? Вариант, но что если попробовать перегрузить эту хрень?
     Сказано — сделано. Тушу первого пса печать растворила буквально за секунды. Это сколько же тут силы влито? Радовало одно — сияние потускнело. Выдохлась печать на четвертой тушке, ее она смогла растворить только частично. А теперь мой выход.
     Новая привычка — открывать двери с ноги — мне прямо крайне нравится. Еще бы, как в роликах про ОМОН, закатить вначале гранату. Но на нет и суда нет. С моим шлемом, для того чтобы осмотреться, приходится поворачивать корпус. Пожалуй, именно это меня и спасло.
     Хрен его знает, что было громче: хрип зомби или мой выстрел? Зомби неожиданно выскочил из-за угла и попытался мною позавтракать. При жизни мудак был любителем модных клубов и тату-салонов. Три патрона подряд — и от башки его остались только воспоминания. Твою ж ты мать! Так и обгадиться недолго, а системы дефекации в моем супергеройском костюме не предусмотрено. Ощущение будто в «Silent Hill» играешь или «The Call of Cthulhu» какой-нибудь.
     Я же этого мудака даже не почувствовал, он был каким-то бесцветным на общем фоне. И шепот его был другим. Еще в глаза бросалось отсутствие на трупе привычных следов деятельности культиста. Больше никаких рисунков и разрезов. Освоил новую технику? Скорей всего, да. Растет, гад, не то, что некоторые.
     Это начинает пугать, толпа зомби-животных просто пыталась снести меня своей массой. А этот мудак устроил натуральную засаду. Да плохонькая, но это же зомби, да и двигался он как обычный человек. Что-то мне все меньше начинает нравиться ситуация. Магический фон серьезно повысился, по ощущениям почти как на кургане. Зомби резвые какие-то, хорошо, что еще патронов достаточно.
     Радовало одно — воздух тут был сырым, но свежим, какая-то вентиляция присутствовала. Не было такого мощного аромата гнили.
     Планировка этажа, похоже, совпадает с предыдущим, а значит, действуем по старой схеме. Комнатушки, покрытые зеленым мхом, оказались камерами. В первой стояли развалившиеся двухэтажные нары. А вторая, похоже, использовалась как карцер, причем, недавно.
     Цепи, наручники с остатками кожи и куски грязно-белой ткани, явно бывшие брендовой футболкой. Судя по всему, тут еще недавно сидел модник. Стоп. На теле не было ритуальных разрезов и печатей. Так может это не работа культиста, и он поднялся самопроизвольно? В карцере круга подъема не было, а во всех предыдущих случаях они присутствовали. И большие лоскуты кожи говорят о том же, живой человек вряд ли бы себе так руки ободрал. Хрень какая-то. Ходу. Чем быстрее разберусь с тем, что происходит, тем лучше. Маловато я патронов захватил.
     Коридор встретил меня привычной печатью, запирающей нежить. Почему не сделать ее на входе в зал? Тогда через нее я бы просто расстрелял уродов, в том, что там будут еще зомби, я уже не сомневался.
     Все мое естество просто кричало о близости мертвецов, но самое неприятное ощущалось внизу. Хрен его знает, что там происходит. Хор голосов сливался, но чем ближе я подходил к ним, тем отчетливее выделялись отдельные фигуры. Лоа Геде, благословите своего шамана. Пора принести покой этому кладбищу.
     Уже привычным движением фонарь на «Вепре» мазнул по помещению. Ощущения говорили, что тут шесть зомби, но свет выявил только пятерых. Плевать, разбираться буду позже.
     Стоило только пересечь сдерживающую печать, как вся пятерка рванула ко мне. Где он понабрал этих спринтеров? Бегущий впереди закончился после первого патрона. Вот он плюс картечи. До снайпера мне далеко, а облаком сантиметров тридцать промазать куда сложнее. Картечь снесла лицо у зомбака и превратила голову в дуршлаг. У второго голова и вовсе взорвалась, как тухлая тыква. На двух следующих бомжей-мертвецов потратил еще четыре патрона. На пробу размочалил ногу и добил в голову. Второму с двух выстрелов перебил позвоночный столб.
     Последнего картечь, выпущенная в упор, даже не остановила. Видимо, ударил в край тела, и пробило навылет. Руки мертвеца, покрытые трупными пятнами, тянулись к моему горлу. Мерзкое урчание и открытая пасть. Пытается кусаться. Ага, давай, урод.
     Так тебе и удалось прорвать мой бронескафандр. Силенок у тебя после смерти стало больше? На вид задохлик задохликом, а давит прилично. Обвес себя зарекомендовал с лучшей стороны. Да, господа выживальщики, нам с вами точно не по пути. Десяток штурмовиков в таком обвесе при достаточном количестве патронов могут зачистить небольшой городок и не бояться быть сожранными.
     Ладно, про городок я переборщил, но деревушку на тысячу жителей точно реально сделать, не особо напрягаясь. Тут главное — поддерживать высокую плотность огня и не давать задавить массой. Хрень все эти ваши фильмы про зомби-апокалипсис. Человечество слишком давно убивает друг друга, чтобы неожиданно все мужские игрушки перестали действовать. А пока воспламеняется порох, при достаточном количестве патронов можно устроить ту еще бойню.
     Раз я по факту в безопасности, хоть и относительной, то почему бы и не поэкспериментировать? Я же, в конце концов, шаман. Два белесых облака ударили мертвецу прямо в голову.
     Эффект оказался просто поразительным. Тело повело, как у перепившего школьника, координация движений была полностью нарушена. Целых шесть секунд мертвецу потребовалось, чтобы вновь привести себя в стоячее положение. Отличный результат. Лови еще удар.
     Охрененный сюр, штурмовик в полной экипировке стоит посреди зала и кидается магическими атаками. Вокруг лежат расстрелянные зомбаки, и еще один труп пытается оторвать свое тело от пола.
     Сюр закончился на третьей атаке. Мертвец упал в последний раз и больше не шевелился. Это как? Помнится, Вячеслав выдержал четыре сдвоенных удара низших лоа, а этот окочурился от трех. В чем разница. Ну, на самом деле, она есть. Я еще тогда заметил, что Вячеслав быстро отходил от удара. У мертвеца внутренняя система проще, чем у живого человек. Нет ни естественной защиты ментального тела, ни регенерации, вот и результат. Интересное наблюдение.
     На всякий случай снес мертвецам головы. Надо перезарядиться, тут еще одна комната и минимум еще один этаж вниз. Пятнадцать патронов в этом барабане и еще около десятки во втором. Теперь я понимаю, почему бойцы перед выходом на задание нагружаются боеприпасами, как мулы. Патроны улетают только в путь. Менять барабаны на ходу, как Рэмбо, я точно не смогу. Придется пойти долгим путем.
     Вернулся в камеру с нарами, прикрыл за собой дверь. Кукри воткнул в дверной косяк на уровень руки, чтобы в любой момент можно было схватить. А теперь пора перезаряжаться. Выщелкивать патроны из барабана с учетом того, что приходится быть наготове небыстрое дело. Три минуты — и теперь у меня один пустой, зато второй полностью снаряженный магазин. Похоже, надо еще россыпью брать патронов. Половину уже извел. Двадцать пять, да на охоте за день столько не стреляют, а я все это за двадцать минут высадил. Кукри занял свое законное место в ножнах.
     Ну что, выдвигаемся. На втором этаже осталась одна комната, и, похоже, там еще один мертвец, если меня не обманывают ощущения. Чем сильнее магический фон в округе, тем лучше чувствую нежить, или они начинает сильнее звучать. Пока непонятно.
     Ладно, пора заканчивать этот бардак, слишком много жертв. Очень многим испортили перерождение и чуть не превратили в рабов.
     Свет фонарей еще раз осветил зал, особенно тщательно я проверял углы. Мало ли вдруг модник не один такой хитрый. Но нет, значит, все-таки последняя тварь в комнате. Смущало, что дверь новая и запирается снаружи засовом. Надеюсь, там не очередная лаборатория доктора Моро?
     Сдвигаю засов и от удара дверью отлетаю в сторону. Хрена себе, меня откинуло на добрые три метра. На мое счастье проем был маловат для твари, и она выбралась позже, чем я успел прийти в себя.
     Я не самый маленький человек, но по сравнению с этим был карликом. Кто-то очень творчески изрезал символами кожу здоровенного мужика. Не менее двух двадцати роста и килограмм сто пятьдесят веса — вот это амбал. Так еще и на голове какой-то шлем системы ведроид.
     Стрелять из положения «лежа на спине» меня никто не учил, но с расстояния пяти метров в такую мишень хрен промажешь. Никогда бы не подумал, что звук выстрела и следом падающей гильзы будет настолько приятен моим ушам.
     Выстрел, второй, третий. Лишь на седьмом я понял, что они лишь притормаживают эту гору мяса. А сквозь дыру в брюхе выглядывал кусок металла. Че за херня?! Зомби с вшитым бронежилетом? Да это финиш!
     Мысли роились в голове. Как? Как угробить эту хрень? Идея! Сдвоенная атака лоа, выстрел в одно колено, еще и еще раз. Вот это сработало. Забронировать колено не так легко, как туловище. Три выстрела разворотили мясо и раздробили кости. Под собственным весом туша упала, но продолжила загребать руками. Ее пальцы еле касались моих каблуков. Развести ноги — и выстрел прямо в оскаленную рожу. Гигант перестал шевелиться только после третьего попадания, к тому моменту от головы ничего не осталось. Готов.
     Вот теперь этот культист окончательно меня пугает. Мало того что он режет людей, но еще и создает, и оживляет чудовищ. Не могу представить, что у него с головой. Он серьезно поработал над этим гигантом: вскрыл ему кожу сбоку и отделил жировой слой от тела, именно туда и были помещены металлические пластины. Жесть.
     Хочется просто нажраться после всего, что уже успел увидеть. Если честно, я себя немного накручиваю, чтобы совсем не зачерстветь. Лишние эмоции словно отрубились. Такими темпами недолго таким же стать. Похоже, я начинаю понимать, почему вуду держится на трех китах: силе веры, сексе и бухле. Все это напоминает, что ты человек и смертен.

Пролетая над гнездом кукушки, кукуй громче 2

     ****Глава двадцать вторая. Пролетая над гнездом кукушки, кукуй громче 2
     Третий день продолжается пепловое извержение на камчатском вулкане Шивелуч. Он выбросил очередной столб высотой до 4,7 километра. Расположен в 45 километрах от поселка Ключи Усть-Камчатского района. Его высота - 3283 метра, возраст - 60-70 тысяч лет. Давнее название - Суелич, что на языке коренных жителей означало "курящаяся гора"
     Новостные каналы
     
     Что бы ни происходило. Ни за что на свете не ходите в Африку гулять. В Африке акулы. В Африке гориллы. В Африке большие злые крокодилы. Нахрен отпустите меня в Африку! Какого черта я полез в эту психушку? Гребаный герой-одиночка. Нет чтобы, увидев бардак на первом этаже, сделать ноги. Надо было ментам позвонить, и, может, кто-то из большого начальства поверил бы в происходящее.
     С Красными казармами я оказался полностью прав. Судя по состоянию магического фона, здесь на глубине серьезное место силы. Вот и культист согласен и оборудовал тут логово. Обстоятельно, без размаха, но явно со стилем. И если наверху лаборатории больше напоминали мясницкие цеха и вызывали лишь отвращение, то на нижнем все иначе.
     Чистый воздух нагнетался через систему вентиляции. Отличное диодное освещение запитывалось от генератора в комнатке у входа, а чтобы шум не мешал, его прикрыли очередной печатью тишины. Стены украшены деревянными панелями с начертанными на них магическими письменами. Вроде, латынь или что-то похожее.
     Рабочий стол с бумагами и ноутбуком соседствовал с небольшим, украшенным свечами алтарем. На нем, безвольно раскинув руки, лежала очередная жертва, но спасти ее уже точно не смогу. Открытая рана в районе сердца говорила об этом лучше любых слов. Кровь спеклась, значит, мертв час, а то и два.
     Мерзко, но тут я беспомощен. Собраться. Надо оставить переживания и словесную шелуху на потом. Сейчас впереди только цель. Последние четыре минуты воздух в подвале стал закипать от магии. Не вовремя я заглянул на огонек. Культист собрался творить большое колдовство, и мне это не нравится.
     Я уже выяснил его вкусы, предпочтения и уверен, что, каков бы ни был результат, добрым и пушистым он не станет. Опять какого-нибудь кадавра-тварь собирает. Но с другой стороны, пусть творит, а я найду себе занятие.
     Знания превыше всего, так что записи и бук отправились прямиком в мой рюкзак. Маньяк не маньяк, а мне эти материалы могут помочь развиться и откроют больше о природе магии. Может, что из его арсенала под свои нужды смогу приспособить.
     Вуду смогло стать частью католической веры, глядишь, и я сумею совместить эти наработки со своими способностями. Вот только ощущения кричали «хватай и беги»: культист затеял что-то поистине грандиозное и жуткое.
     Я уже собрался на выход, когда случилась первая неприятность. В комнату вбежал мужик с бледным лицом. Живой и даже почти здоровый, легкая ссадина на виске такому здоровяку не критична. Мы буквально встретились лоб в лоб в дверном проеме.
     Пусть стрелок я не такой отменный, зато рукопашные навыки в меня вбиты накрепко. Удар забралом шлема в лицо уронил мужика на месте. Чисто на автомате перевел ствол на противника и нажал спуск. Грохот — и тело у ног выгибается дугой. Черт…
     Я сейчас убил человека, не мертвую тварь, а живого человека! Это произошло как-то само собой, на автомате. Беда. Такое ощущение, что переиграл в компьютерные игры и потерял связь с реальностью. Все произошло настолько привычно, что времени на обдумывание просто не было. Угрызений совести тоже.
     Ну, сделал и сделал. Человек в бронежилете и с пистолетом не мог быть тут случайным гостем. Подельником некроманта — да, а вот жертвой — нет. Не пропадать же добру, хоть часть долга отдам.
     «Вепрь» повис на ремне, и на свет появился браслет, что я обычно ношу на правой руке. Черные и белые бусины чередовались в нем через одну. Этот инструмент помогал призывать Барона в наш мир.
     
     Барон Ла Круа! Хозяин кладбища!
     Маман Бриджит — королева мёртвых,
     Прекраснейшая из женщин, исцелительница больных!
     Брав Петро, первый из Предков, Папа!
     Приди сюда и прими эти подношения!
     Барон Самеди Брав Геде и мои предки!
     Я предлагаю вам еду и ром.
     Я предлагаю благовония.
     Услышьте меня!
     
     Окунуть амулет в кровь убитого и повторить вызов. Пурпурная дымка возникла вокруг амулета и исчезла. Барон принял дар в счет погашения долга. Уже собирался убирать амулет, как в голове прозвучал хриплый голос лоа Геде. Пара глотков рома из фляжки — плеснуть на бусины. Закрыть глаза, а вот и барон. Черный фрак на голое тело, связка мелких черепов висит на шее, а лицо разрисовано белой краской под череп.
     — Да, владыка? Именем твоим мы заключили сделку, кровь, взятая силой, оборванная жизнь отныне твои. Я закрыл треть сделки.
     — Неплохо, совсем неплохо. Не ожидал, что ты так быстро начнешь отдавать долг. Да и место призыва интересное. Столько страдающих душ и скоро их станет больше. Разберись здесь.
     Разберись. А оно мне надо? Не вовремя я про долг вспомнил, надо было взять бук и бежать без оглядки. Подстава. Не хочу я сейчас вмешиваться в дела культиста, у него столько силы сконцентрировано, что он меня по стенке размажет и не заметит. И ведь не откажешься, когда такой уважаемый лоа недвусмысленно высказал свое видение проблемы. А можно мне в Африку? Круто, нихрена не объяснил, да еще и свалил, оставив меня решать вопросы.
     Уперев в плечо «Вепрь», крадущейся походкой пошел разбираться, что к чему. Прямой коридор и четыре двери. В первой и второй пусто, так лишь кое-какие запасы. В третьей обнаружилась еще одна лаборатория, только тут, в отличие от верхних, все чистенько и опрятно. Никакой тебе кровищи по стенам и трехголовых псов. Четвертая тоже пустая, тут у местного хозяина и его подручных была раздевалка. На простых деревянных скамейках лежали вещи.
     Не хочу я идти дальше, хоть убей. Магия с зеленоватой подсветкой прорывалась сквозь закрытую дверь. Ладно, одним глазком гляну и, если все плохо, сбегу. Барон — серьезный мужик, и напрямую нарушать его приказания мне совсем не улыбается, но и подставлять свою голову под топор очень не хочется.
     На палец приоткрыть дверь и заглянуть. Ну, все, как и ожидалось, в просторной комнате шел магический ритуал.
     На алтарной плите, сделанной из необработанного камня, лежал молодой крупный парень. Жертва была зафиксирована цепями, но уже не дергалась. К началу я не успел. Культист уже успел вырезать сердце жертвы и сейчас вышагивал по магическому рисунку, выводя заклинание. Черная маска скрывала его лицо, а балахон колыхался под порывами неведомого ветра. В стороне от этого действия стоял еще один мордоворот в бронике с автоматом на ремне и завороженно наблюдал за ритуалом. Не зря я весь обвес надел, как чувствовал, что без огнестрела не обойдется.
     Что ж, диспозиция приятная. Прямо как для меня все подготовлено. Лезть к этим придуркам не хотелось. Просунул ствол в дверь и взял на прицел культиста. Вот и конец истории. Может, когда-нибудь кто-то поставит памятник неизвестному шаману, прекратившему ритуал черного мага и этим спасшему город от нашествия черных сил.
     Я уже почти примерил медали, представил будущий памятник и даже начал репетировать торжественную речь, когда началось веселье.
     В большом круге из свечей лежало нечто, напоминающее человека. Худого и скрюченного. С такой пергаментной кожей я уже встречался у древнего кургана. Точь-в-точь, как те умертвия, осталось только подсушить и маникюр сделать.
     В тот момент, когда я уже был готов нажать на курок, бормотания культиста стали тише, а из сердца в его руках прямо в открытую пасть монстра полилась кровь. Ослепительная алая вспышка заставила зажмурить глаза.
     Пока я моргал, пытаясь восстановить зрение, действие не остановилось. Сквозь алые круги перед глазами успел рассмотреть, как обмотанная старыми тряпками фигура добралась до алтаря и буквально высушила остатки жертвы. Свечи вновь резко вспыхнули, но на этот раз зеленым пламенем, а культист неожиданно хорошо поставленным голосом начал новую литанию на латыни:
     
     Nomen Prince Inanis! Nomen Domini Mane!
     Prince navn forgjeves! Navnet på morgenen!
     De Potentia Octo Ventis! Frigus Robore Aeterna Noctem!
     Kraften åtte vind! Cold styrke evig natt!
     DRAUGR parere me Genua flectitis et nunc tantum audi voluntatem meam!
     Draug adlyde mine knær, og nå vil bare høre på meg!
     
     Хриплый каркающий крик мертвеца резанул по ушам. Похоже, заклинание культиста пришлись ему не по душе. Зеленое свечение пыталось замкнуть восставшего в кокон, но тот не дался.
     -A sztyeppek harcos ura vagyok. Kézzel büntetem az ellenségeit. Íj előttem egy wimp! Érdemes csak hívni az uram harcosai árnyékát! — палец мертвеца указывал на культиста, а из его рта лилась каркающая речь. Неожиданно с его пальца сорвалось фиолетовое пламя и рассекло зеленое свечение.
     Где он откопал этого урода, и что это за язык? Хотя пофиг, мне-то что теперь делать? Разберись. Хорошо, не вопрос. А с кем теперь разобраться? С мертвецом, культистом или обоими сразу? Нет, с двумя точно не справлюсь, пупок порвется.
     Пока я пытался понять, что происходит, события понеслись вскачь. Два мага, мертвый и живой, скороговоркой произносили заклинания, делали пассы руками и осыпали друг друга убийственными заклинаниями.
     Черная молния ударила из рук мертвого мага, но культист ушел от смертельного снаряда кувырком. Его тело на секунду дрогнуло, но вновь набрало силу, зеленое пламя свечей вспыхнуло и ударило по сопернику силой. Мертвец стойко принял удар, лишь мелкие чешуйки кожи посыпались с его тела. Подручный некроманта тоже не растерялся. Видя, что босс вступил в схватку, он поддержал его огнем. Автоматные пули пробивали труп насквозь, вместо потрохов и крови на выходе была лишь оболочка праха. Как будто кто выбивает старый ковер, а не из автомата палит.
     В следующий момент мертвый маг ответил на магическую атаку таким же убойным приемом. Дымные змеи вылетели из его пальцев и понеслись к культуристу. Увернуться от такого удара было нереально, и тому пришлось выставлять защиту. Вновь вспыхнули свечи, и зеленое пламя встало на его защиту. Дымные змеи не смогли преодолеть препятствие и рассеялись.
     Все действие сопровождалось грохотом и толчками, старая штукатурка сыпалась с потолка. Стены подвала дрожали, готовые обвалиться в любое мгновение. Мама дорогая, куда я попал?! Они тут дерутся не по-детски, что я могу сделать со своими лоа, когда тут взрослые дядьки раскидываются боевой магией?!
     — Meg fogsz halni! — прошипел мертвец и взревел.
     Черная туча вырвалась из его глотки, ударила во все стороны, зеленое пламя попыталось задержать тьму. Но на этот раз той все же удалось пробиться. Она ударила по стенам, выбивая кирпичную крошку из стен подвала. Культиста приложило в грудь, и он мешком отлетел назад, стоящему рядом стрелку тоже досталось, но волна ударила в броник, парня лишь слегка приложило об стену.
     Меня эта доля тоже не миновала, хлипкая дверь разлетелась в щепки, и если бы не защита, то осколки посекли бы лицо. Но этим дело не ограничилось, темная волна прошила дверь и ударила меня в лоб, только пятки сверкнули.
     Подняться, не время разлеживаться. Надо что-то решать и быстро. Мое личное желание грохнуть культиста сейчас ничего не значит. В ходе боя я успел заметить, что каждое заклинание подтачивает основу его силы. Зеленые свечи прогорели уже на две трети, еще чуть-чуть — и мертвый маг размажет его по стенам. Если это произойдет, тварь вырвется из круга, и мало никому не покажется.
     Хрен с ним, он, конечно, убийца, ублюдок и психопат, но все же человек. Валим нежить, а потом будем разбираться между собой. «Вепрь» выплевывает первую картечь в мертвого мага.
     Нежданчик. Восставший уже готовился добить культиста, когда на шахматной доске появился новая фигура. Картечь ударила в мага и ожидаемо не произвела нужного эффекта. Свинцовые шарики с трудом пробивали пергаментную кожу и не причиняли заметных повреждений.
     Но все было не так плохо, магия магией, но физику никто не отменял. Первые два выстрела сбили мертвеца с ног, а три последующих превратили его лицо в рваную тряпку. Кровь из его ран не бежала, но кожу, мимические мышцы и лицевые кости картечь крошила прекрасно. Мертвец лишился губ, носа и одного уха. Зачет.
     Однако надо развивать успех. В барабане остались три патрона, и я их использовал с толком. Картечь вновь ушли в лицо мертвеца, а я отправился на перезарядку. Отстегнуть барабан, бросить под ноги, взять из подсумка коробчатый магазин с пулями, подсоединить, отщелкнуть затворную задержку предохранителя. Готов. Чертов барабан, отличная вместимость, но как же неудобно с ним работать во время перезарядки. На все про все десять секунд.
     Этого перерыва хватило всем. Мертвец поднялся, от лица осталась одна каша, но прыти его это не уменьшило, пустые глазницы по-прежнему дико светились. Культист и бритый глянули на меня. Только некромант явно соображал быстрее, он сразу переключил внимание на мертвеца, а вот лысый тупил. Он качнул стволом автомата в мою сторону.
     Давай стреляй, а потом разбирайся сам с этой тварью. Придурок все же одумался и вновь открыл огонь по мертвому магу.
     Зря я, наверное, вмешался именно в этот момент, мертвецу очень не понравились такие действия, и следующая атака была направлена на меня. Чтобы не попасть под удар черной молнии, пришлось резко уходить в сторону. Я старался отбежать подальше в надежде, что мертвецу придется крутиться. При такой расстановке он неизбежно оказывался к кому-то из нас спиной.
     Первая стальная пуля ударила в мертвеца. Что, захорошело? Это тебе не 5.45, что пробивает насквозь, это кинетический удар такой силы, что ребра ломаются. Стальные пули ожидаемо работали лучше, роняя мага, но попадать ими стало тяжелее особенно на бегу. А побегать пришлось. Мертвый колдун обиделся на меня.
     Еще раз повторим. Грудь, голова — отличный результат, Семён был бы доволен. Не зря тратил на меня время. Стальные болванки рвали тело мертвеца.
     Культист и бритый тоже не стояли без дела. Маг активно использовал круг в попытках сковать мертвеца, а боец поддерживал его огнем. Но мумия ушла в глухую оборону. Фиолетовое пламя прикрыло его от магических атак.
     Со стороны мы, наверно, смотрелись очень круто. Штурмовик в полном обвесе поливает мертвеца сталью, а колдун сыплет заклинаниями, в то время как боец поддержки бьет короткими очередями, увеличивая плотность огня.
     Вот только реальность внесла свои коррективы. Все шло неплохо, пока у меня не кончились пули. Восемь патронов — это так мало. Последняя гильза из барабана упала на пол.
     — Meghal! — мертвец вновь задрал голову, открыл пасть и взвыл. Только на тот раз вместо тьмы полетел пепел. Вначале это был слабый дымок, но уже через пять секунд поток резко увеличился. Рев бил по ушам, заставляя неосознанно присаживаться.
     Нсамби Великий, дай сил! Сколько же торжества в этом реве. Пепел заполонил все вокруг, а я потерял стены и пол. Чтобы не упасть или сдуру не залезть в магическую печать, замер на месте. Рев все не утихал.
     Еле видимый зеленый свет стал пробиваться через взвесь пепла, помогая хоть как-то ориентироваться. А потом случилось страшное. Свет исчез. Пепел опал. Мы стояли вчетвером в тишине. Мертвый, искалеченный пулями, маг, тяжело дышащий культист, бритый с автоматом и я. Стояли и, не веря, смотрели на тусклый рисунок магического узора. Защита культиста пала. Блин.
     Рывок худощавого тела и удар рукой в живот, бритый сломанной куклой складывается пополам. Готов, не помог даже броник. Но мертвецу этого оказалась мало. Хватает его за голову, мерзкий хруст сломанной шеи бьет по нервам.
     Патронов нет, но кукри уже в руке. Надо добить гада, мы втроем основательно его покалечили. Легче сказать, которая часть осталась целой, чем объяснить, что мы ему травмировали. Но ведь живет, двигается, и он способен убивать.
     Надо продолжать бой, вдвоем с культистом мы его добьем. Вот только этот маньяк думал иначе. Не успело тело бойца осесть на землю, как он оказался около выхода. Выживу — найду эту тварь!
     Мертвец успевает развернуться в мою сторону. Кукри проносится мимо его головы, а нога впечатывается мне в грудь. Ощущения такие, будто конь лягнул. Спасибо обвесу, спас мои ребра от переломов. Но благодаря ему я промазал, мне не хватило скорости. Дернуть стропу — и броник разваливается на части, сорвать шлем. Вот теперь поиграем.
     Что-то невнятное страшно произнес мертвый маг. Я нихрена не понял, но прозвучало жутко.
     Держись, мертвечина, может, свинец тебя не берет, зато зачарованная сталь должна сработать. Посмотрим, насколько будет эффективен кукри в связке с лоа. Раз он весь из себя такой крутой, то играть будем по моим правилам. Амулеты перед глазами, и пара лоа готовы выполнить мой приказ. Кукри в руке. Joga capoeira, урод. Шлем, подцепленный ногой, летит прямо в остатки морды, проворот — и кукри врезается ему в ребра. А хорошо зашло, свинцовая картечь била хуже.
     Этот пережиток времен фараонов снова орет на своем каркающем языке. Кусок стали под ребрами ему не нравится.
     Зря я надеялся на легкую победу. С реакцией у мертвеца все оказалось отлично, похоже, я нарвался на профессионального воина-мага. Что такое клинок, он понимает уж точно лучше меня. Да и двигается, несмотря на все повреждения, чуть быстрее.
     Где маньяк-недоучка откопал этого мертвяка? Нет чтобы, как раньше, всякую мелочь создавать. Хотя у меня тоже есть подобный опыт. До сих пор мутит от воспоминаний о Надсмотрщике Олутже. Видимо, не я один такой идиот.
     Мертвец наседал, активно пытаясь меня достать. Его техника была хороша, но он раньше не встречался с капой, только это меня и спасало. Я вертелся на нижнем уровне, уходя от его пинков. Видно, что он привык вести бой в вертикальном положении. Пинок, кувырок и тут же отскок. Черт, чуть не попался, мои ребра еще помнят, какой силой обладает этот труп, так что, если я сейчас получу удар, это будет последнее, что увижу.
     Продолжая крутиться на нижнем уровне, я кое-как уворачивался от его атак, но рано или поздно он меня поймает. Дай мне только шанс, гад, хоть на секунду прервись, и я ударю в ответ. Но мертвецы, как известно, не потеют и не устают. Шанс на контратаку представился только через десять секунд, которые показались мне вечностью. Он вплотную прижал меня к стене подвала и, наверно, уже праздновал победу, но не знал, с кем связался.
     Русские не сдаются, получи фашист гранату! Оттолкнуться от стены и перепрыгнуть его в высоком прыжке. Еще в полете я смог натравить духов на мертвеца, а при приземлении рубануть ему ногу. Откат.
     Ух, опасно. Стоило только разорвать дистанцию для оценки ситуации, как сразу произошло два знаковых события. Мои лоа заверещали, как девчонки, у мертвого мага оказалось слишком плотное ментальное тело, и оно обжигало более слабых духов. Это не простой зомбак, которого они разделали вдвоем. Но были у этой атаки и свои плюсы, с регенерацией у мертвецов проблемы, и этого воина-мага знатно повело в сторону.
     Он хотел развернуться и кинуться на меня, но вместо этого пролетел в паре метров и упал. Вот он мой ключ к победе. Сейчас я уже не успею воспользоваться его оплошностью, но подождем следующего раза. Пока труп поднимался, я маячил рядом. Нельзя держаться слишком близко, иначе он опять не даст возможности атаковать, но не стоит и рвать дистанцию, как бы ему ни пришла мысль шарахнуть по мне своей магией.
     В этот раз пришлось подпитывать лоа значительно сильней, ожоги ослабили их. Так они и загнуться могут. То есть у меня ограниченное число атак, дальше духи развоплотятся или сбегут.
     Две секунды — ровно столько ему потребовалось, чтобы восстановить контроль над телом. Ну,давай, я тебя жду.
     Уход с линии атаки в нижнюю стойку, и два лоа врезаются в голову мертвеца. Дикий визг моих лоа говорит о том, что они добрались. На этот раз он устоял на ногах, но вот движения совершенно раскоординированы. Удар, и кукри прорубил его левый локоть почти до середины. Пинок против слома, и кукри вторым ударом заставляет его попрощаться с рукой.
     А вот вместо третьего удара мне пришлось уйти в кувырок, иначе мне бы раздавили голову. И опять пляски вокруг, ждать пока духи лоа восстановятся после атаки. Уход от удара, и в голове возникает озарение. DOTA, Troll Warlord, microstun эти три слова дали мне тактику победы.
     Взамен сильного удара двумя лоа я начал бомбардировать его одиночными. После каждой атаки лоа корчились и сжимались, но враг замирал на доли секунды. При этом каждая атака духов сопровождалась ударом моего кукри, не зря я выбрал именно этот клинок. Тугая плоть ожившего мертвеца, хоть и с трудом, но поддавалась ударам зачарованной стали.
     Шесть ударов выдержали мои лоа, прежде чем их амулеты рассыпались в прах, но я победил. С широким замахом кукри отрубает голову мертвеца. Три предыдущих удара в шею основательно ослабили необычайно прочную плоть покойника, но лишь четвертый смог отделить.
     Голова откатилась в сторону, злой взгляд блеклых глаз впился в меня. Поздно доктор, труп остыл. Плоть на мертвом теле начало осыпаться пылью. Это была тяжелая победа.
     Огромный ушиб на левой руке, судя по всему, трещины в ребрах, сломанный палец, ушиб всего тела и, похоже, микросотрясение — вот цена победы.
     Ну что же, крестный, задача выполнена. Этот мертвяк, первый действительно достойный враг, которого я забрал в бою. Как там говорил барон «вера сильных и храбрых», а значит, пришло время собирать основу своей мощи. Ты положишь начало моему амулету гри-гри.
     Первая фаланга указательного пальца правой руки моего врага скакнула на кожаный шнурок. Вот и первый полноценный моджо - талисман. Шнурок длинный, а костяшка пока только одна. Но в грядущее время у меня будет возможность пополнить коллекцию, больше душ врагов будет служить мне, а значит на кожаном шнурке гри-гри этому моджо будет не так одиноко.
      И душа этого некроманта тоже должна принадлежать мне!

Барон, вопросы и ответы

     ****Глава двадцать третья. Барон, вопросы и ответы
     США. Штат Калифорния.
     Жертвы: тридцать одна.
     Город Парадайс сгорел, Малибу эвакуируют.
     В результате лесных пожаров в Калифорнии более двухсот пятидесяти тысяч
      человек были вынуждены покинуть свои дома.
     Новостные каналы
     
     Из логова некроманта пришлось уходить. Не хотелось бы встретиться с этим гадом в моем состоянии. Помял меня мертвяк знатно, так что все, на что меня хватило — это кое-как обыскать помещение, собрать свои вещи в кучу и подняться наверх.
     На улице еще стояла ночь. Судя по часам, вся операция заняла час, но мне казалось, что в этих подвалах я провел сутки. Вот такое вот насыщенное времяпрепровождение, наполненное боями с мертвецами. До машины еле дополз. Загрузился и поехал домой.
     Не помню, как добрался до кровати, но проснулся только на следующий день ближе к обеду. Все тело болело, сломанный палец жгло огнем, он сильно опух. Да, ну и дела, надо бы поехать в больницу. Да и Вере обещал зайти в гости, но как-то закрутился.
     Печалит, что упустил культиста, но трофеи примеряли с потерей. На левую руку был намотан шнурок с одинокой костяшкой — мое гри-гри и первый амулет-моджо. Дух мертвеца оказался очень силен, так что я быстро смирился с потерей других амулетов. Понятно, что он не дотягивает до Господина, но для лоа средней руки он был чертовски хорош. Осталось только обучить его фокусам. Атака — это самое простое.
     Хотя я рассчитывал на большее. То, какими силами он повелевал там, в подвале, говорило о незаурядной мощи. Но практика показывала, что родное тело с его энергетическими оболочками дает многое. Сейчас он просто огрызок. Лич, слабая тень живого мага, так и лоа всего лишь кусочек от целого.
     А может, это к лучшему? Не хотел бы, чтобы этот мертвяк сохранил свой дурной характер и привычку швыряться в меня всякой гадостью. Милосердное забвение и существование в виде инструмента не самая плохая судьба для него.
     Кроме моджо, в наследство от мертвого мага мне досталась странная золотая монета. Золото не блекнет со временем, но готов отдать даже не зуб, а полчелюсти разом, что монета древняя. С одной стороны было выбито восходящее солнце, а другую украшали неизвестные символы. Артефакт явно таил в себе магию, но распознать ее я не смог. Разберусь, у меня есть инструменты для решения подобных задач. Просто надо прийти в себя.
     Показываться Вере в таком виде не хотелось, пришлось ехать в травмпункт. Написал смс с грустным смайликом, что дела совсем поглотили, и предложил встретиться через пару-тройку дней. Ни слова вранья, только правильная подача информации, так что неудивительно, что она согласилась. Да еще и сообщила, что ее вчера выписали.
     Старый усатый травматолог с усталыми глазами, явно любитель заложить за воротник, несмотря на все это, оказался хорошим врачом. Его вердикт, слава Нсамби, перелом оказался без смещения, так что от гипса я отказался. Мазью намажу, подожду, пока спадет опухоль, затем примотаю пластырем к соседнему пальцу, и само заживет недели через три. А может, и быстрее, если вспомнить помощь близнецов. Заодно и выясню, насколько быстрее станут зарастать мои раны.
     Только закончив с текущими делами, я понял, какого дурака свалял. Черт! Вот я подставился, уволок оттуда все, что мне принадлежало, но забыл очень важную вещь. Точнее, пятьдесят восемь вещей. Гильзы. Любая экспертиза выведет культиста на мой ствол, а там связать одно с другим не проблема. Деньги и знакомые у этого гада есть, а значит, и возможность найти меня. Хоть в бега подавайся.
     Ладно, не будем паниковать раньше времени. Я уступаю этому культисту в силе и в прямом столкновении, скорей всего, проиграю. Но и меня так просто не возьмешь. Новый моджо, взятый с мертвого мага, значительно меня усилил. Тем более что для его магии нужен полноценный магический фон, а мне хватает того, что есть. Вот и одно из преимуществ шамана, правда, со временем оно исчезнет, но до этого еще дожить надо. Так что, если он не заманит меня в очередное логово, хрен ему, а не победа.
     Другой момент с гильзами. Но и тут сильно печалиться не стоит. Ментам он меня не сдаст, его следов в логове больше, чем моих. Два трупа подельников чего стоят. А если что-то придумает, то с нарядом милиции справлюсь, я же теперь полноценный шаман. Да и сделано главное — проверка себя в боевых условиях прошла на пять с плюсом.
     Жизнь продолжается, надо двигаться дальше. И начну, пожалуй, разговором с боссом. Уверен, свой прошлый долг я оплатил сполна, так что звать можно, ничего не опасаясь. Фактически была принята только одна жертва, но мертвый маг, которого он меня заставил убить, стоит много-много больше.
     Ночная тишина кладбища и горящие свечи. Еле уловимые удары кукри о гранит могильных плит и мой голос. Двухцветные бусы перед глазами. Черные и белые костяшки еле слышно щелкают, ударяясь друг об друга.
     
     Ibarokou mollumba eshu ibaco moyumba ibaco moyumba,
     Omote conicu ibacoo omote ako mollumba eshu kulona,
     Ibarakou mollumba omole ko ibarakou mollumba omole ko…
     
     — Oi, крестник. — Широкая улыбка на раскрашенном белой краской лице и привычный дым сигары. — Ты молодец, я начинаю понемногу гордиться тобой. Зачем звал?
     — Спасибо, Барон. — Одобрение — штука приятная, пусть и такое. — У меня возникло множество вопросов.
     — Ola удивлен, что ты не задал их раньше.
     — Я и так задолжал тебе.
     — А сейчас думаешь, что рассчитался?
     — Уверен, та тварь в подвалах больницы стоила десятка. Ты не назвал цену, значит, она назначается мной.
     Раскатистый смех, и облака табачного дыма заклубились вокруг.
     — Что ж, ты хорошо запомнил урок. Я признаю, что ты полностью закрыл долг и даже выдал небольшой аванс, — отсмеявшись, продолжил лоа Геде. — Задавай свои вопросы.
     — Зачем тебе было нужно, чтобы я вмешался?
     — Все банально и просто, крестник. Ушедшие не должны возвращаться, и это закон. Есть большая разница между тобой и тем, кого ты преследуешь. Твои действия одобрены мной и другими господами сферы Ле Гуини, а он грязный воришка. Его кровавые обряды коверкают души, и те не могут уйти на перерождение. Никто не заслуживает такой участи.
     — Но ведь бывают случаи, когда зомби сами восстают из могил.
     — Да, бывает и так. Раньше это считалось редкостью и было связано с личностью носителя. Допустим, старый колдун, чувствуя приближающуюся смерть, решил продолжить жизнь в образе лича. Он проводит обряд, приковывая свой дух к телу, и думает, что сможет жить вечно, но это не так. Потери неизбежны, замысел Изначального Творца был велик. Тебе известно, из чего состоит душа?
     — В общих чертах. Атман — ядро души, то, что, по сути, и является лоа, точнее, у самых слабых, кроме него, ничего и не остается. Затем идет ментальное тело, оно несет в себе личность и одновременно работает скрепой для остальных частей. Оно связывает Атман — ядро души, Источник — энергетический центр и физическое тело, которое вырабатывает прану для поддержки всей системы.
     — Да, верно. Таким образом, система сбалансирована, и, если исключить прану, все тело развалится. Поэтому вся нежить так жаждет теплой человеческой крови, их материальные оболочки не способны ее воспроизводить. В случае же с личом точно так же. Чем меньше праны, тем менее стабильным становится его разум, поскольку ее не хватает на поддержку ментального тела. В общем, жизнью такое существование назвать тяжело.
     — То есть высшие духи состоят из центра, остатков личности и источника?
     — Да, примерно так. И чем больше праны они способны получить, тем целостней становится их личность. С этим понятно?
     — Вроде да.
     — А теперь у меня для тебя действительно хреновые новости. Все, что я тебе рассказал, было раньше, тогда вы — смертные — еще помнили нужные обряды. Сейчас магия возвращается, а последнее правильное захоронение заложено более двух сотен лет назад, и поэтому мертвые будут возвращаться. В массе своей это будут тупые твари, которых легко убить. Простые мертвяки, одержимые жаждой живой плоти и крови. Но могут подняться и более серьезные существа, в основном, это будут те, кто обладал даром при жизни, или же те, чья душа темна, а руки залиты чужой кровью. И твоя задача не дать им снять жатву.
     — А мне-то с этого какой резон? Ну как я смогу один справиться с этим?
     — Ola, ты мой крестник, а я, на секунду, не просто так ношу титул Хозяин Кладбищ. Мертвые поднимутся не разом, те, кто правильно и по канонам отдан земле, могут и вовсе не восстать. Первыми встанут умершие плохо, бывшие при жизни колдунами и магами, вот они и придут за теплой людской кровью. Те же, кто был в земле больше сотни лет, без серьезной причины и не вернутся, за редким исключением. И кто сказал, что ты один? Я тебе сразу сказал, таких, как ты, даже у меня сотни. Вас, людей, очень много развелось за последнее время. Правда, бестолковых, в основном, никаких традиций не соблюдаете, а они не на пустом месте возникли. Сил в этом мире много, и у каждой из них есть свои воины, даже тот вор явно служит какой-то. Вот поэтому есть и у вас шансы выжить, когда проснутся Древние, и придут чужаки.
     — А почему ты не сказал этого сразу?
     — Разве ты не понял? Зачем мне тратить на тебя время, если ты ничего не можешь? Из белых ты, пожалуй, один из лучших моих учеников, да и с учетом ситуации, в которой оказался, многим черным дашь фору. Только не загордись и продолжай совершенствоваться, мне нужны лучшие! Ты меня понял, крестник?
     — Да, владыка Геде, но у меня есть еще один вопрос, если позволишь. — Я достал из кармана штанов золотую монету с эмблемой солнца. — Вот это был на том трупе.
     — Ola, да ты везунчик. К тебе постоянно попадает что интересное. Держи в руках амулет и дай мне свою руку.
     Была мысль поартачиться, но, посмотрев в холодные глаза Барона, я ее тут же отбросил. Вот так и комплекс неполноценности можно получить, когда общаешься с такой сущностью. Вся его веселость и «крестник» меня не обманывают: он не человек.
     Пока я протягивал руку, Барон достал заколку в виде черепа, что венчала его цилиндр, и с ухмылкой слегка проколол мне палец, а потом просто сжал мою ладонь. Капли крови упали на амулет, отчего тот начал разгораться неживым зеленоватым пламенем.
     — Ждем, а пока я расскажу, что попало в твои руки. Это артефакт не уникален, но достаточно древний по твоим меркам. Вещь, безусловно, дорогая и полезная. Теперь о главном. Закрой глаза. Да, вот так, расслабься и потянись к амулету.
     Перед глазами расплывался багровый туман. Тук-тук-тук, сердце билось в ускоренном ритме пока туман неожиданно не рассеялся.
     — Пользуйся, я настроил этот ключ на тебя, если больше вопросов нет, тебе пора просыпаться.
     — Ключ?
     — Именно крестник, этот артефакт ключ, а к чему конкретно возможно когда-нибудь найдешь сам. - Толстые губы скривились в усмешке. - Просыпайся спящая красавица.
     — Так я же здесь воплоти.
     — Нет. Твое тело по-прежнему сидит в рисунке veve на кладбище, в мире еще слишком мало силы, чтобы я мог там долго существовать в плоти. Иди и помни, времени остается все меньше, я чувствую, как беспокойные начали подниматься. Будь сильным и помни кем ты стал, отправляй мертвых домой.
     ****Где-то в городе
     Початая бутылка «Марселя» на столе, пепельница забита окурками, золотая монета амулета в руке, все это помогая расслабиться.
     Где? Где я допустил ошибку? Заброшенная психбольница идеально подходили для опытов. Удачное расположение, насыщенный магический фон, который мне удалось еще больше повысить, благодаря сложной системе последовательных печатей. Я целый месяц их накладывал, сколько человеческого материала было потрачено зря. С трудом нашел это древнее чучело, и такой облом в конце.
     Лич должен был подчиниться, все ритуалы проверены по несколько раз. Почему же тогда ритуал из Черной Книги прошел не по правилам? Почему он не сковал нежить? Такого просто не должно было случиться. Не подумал о таком развитии событий, понадеялся на ритуал. Если бы не этот боец, то там бы и умер.
     Теперь придется начинать все с самого начала. Где мне сейчас найти труп, подготовленный по всем правилам? Это две тысячи лет назад можно было создать лича из любого среднего мага, а сейчас в людях маны ни на грош. Вот и приходится искать черных археологов и покупать мумии.
     Еще и двоих помощников потерял. Теперь вот расхлебывай.
     И, кстати, кто этот боец, и что он забыл в моей лаборатории? Явно не спецподразделение, они в одиночку не ходят, но как-то же он там появился. Конкурент? Возможно. Теперь место засвечено, и туда возвращаться нельзя, за такие эксперименты меня к стенке поставят или в дурдоме закроют, никакие деньги и связи не помогут. Но посмотреть надо, Гришу жалко, но отправлю, пусть глянет, что там происходит. Если лич победил, то с Гришей можно попрощаться, но если тот боец взял вверх, то не хочу, чтобы мои исследования попали в чужие руки.
     От остатков сигареты прикурить новую, еще коньяка в бокал. Крутануть по стенкам, взглядом, наблюдая за тем, как легкая пленка стекает вниз. Привычный вкус чуть притупил смертельную усталость и раздражение. Надо выспаться, слишком много ошибок сделано.
     Пусть сейчас меня считают маньяком и психом, но я шанс этого города на то, чтобы выжить и не захлебнуться большой кровью. Лучше пролить малую, чтобы избежать большей. Зеленое пламя магии окутало левую руку, прав был отец Кирилл. «И наступят смутные времена, реки силы потекут по высохшим руслам. Но вместе с ней вернутся и старые господа. И только от сильных будет зависеть, останется ли человек хозяином мира или снова станет домашним животным у престола Владык».
     Все, спать, завтра много дел. Дальше буду действовать по обстоятельствам. Послезавтра ещё надо в администрацию на отраслевой совет.
     Эпилог
     С боя в психушке прошел месяц. Мой недруг куда-то спрятался и больше не появлялся, но я не бросал попыток. Этот маньяк должен ответить за свои дела, да и босс явно дал понять, что мне это зачтется. Я занимался тренировками и магией до изнеможения. Ощущение конца все приближалось, а я по-прежнему не мог с кем-нибудь поделиться.
     Планету продолжало лихорадить. По телевизору все чаще Америка обвиняла Россию и Китай в испытаниях климатического оружия, на что те крутили пальцами у висков и кивали на то, что происходит у них самих.
     Южную Америку и Африку захлестнули военные мятежи. Старая Европа переживала бунты мигрантов, усилились ультраправые настроения. Во Франции и Германии на этой почве вспыхнули акты гражданского неповиновения. В восточной Европе на фоне всего этого бардака развелась куча пророков, мессий и прочих умолишенных, которые на все лады твердили, что надо покаяться и отдать все деньги им.
     Осень и так время депрессивных и психопатов, а то, что начало происходить сейчас, поражало воображение своим масштабом. Не было фактически ни дня, чтобы ни произошло очередное чрезвычайное происшествие: то обычная пробка перерастает в драку со смертоубийством, то сумасшедший с кухонным ножом бросается на людей посреди улицы.
     Что бы ни говорили о государстве, пока оно справлялось. Правда, то, какими мерами это достигалось, нравилось далеко не всем. Был введен комендантский час после девяти вечера, и усиленные патрули в местах скопления людей, эта мера временно выправила ситуацию, но так не могло продолжаться долго.
     Самое жуткое, что на «Youtube» просочились первые ролики с ожившими мертвецами. Пока их высмеивали, говорили, что это монтаж, но, думаю, власти уже в курсе ситуации. Все, как и говорил Барон. Началось.
     Пусть я не один, по словам Барона, но если все сбросить на чужие плечи, то зачем было то, что я уже делал? Зачем все эти изнуряющие тренировки, заигрывания с духами? Нет, именно в боях закаляется дух, и именно охота на неживых делает меня шаманом Геде. Поэтому еженощные патрули города стали для меня нормой. Кукри привычно занимает место на бедре, а я отправляюсь охотиться снова и снова. Самое страшное, что я все чаще чую восставших, и мои охоты уже редко заканчиваются ничем.
     В агонии мир пытается переродиться во что-то новое. Время покажет, какое будущее нас ожидает…
     
     На этом первая книга о Fera - шамане лоа Gede закончена. Спасибо авторам можно сказать написав рецензию или наградой, если уж совсем ленивый, то хотя бы лайк поставь. Но не спешим расстраиваться, первая глава второй книги уже к вашему вниманию https://author.today/work/32746

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"