Зайцева Ирэна: другие произведения.

Голоса прошлого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.98*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто ты? Песчинка в рутине нашего мира или важное звено в войне вселенной? Что ты знаешь о себе? Уверена ли в своем прошлом? Может все совсем не так, как тебя заставили поверить? Почему сердце тоскливо ноет, а одиночество терзает душу? Готова ли ты вспомнить все? Истина слишком губительна...
    Прода от 1.04.2013.

  
  

 []

  
  
  Я всегда знала, что-то существует в нашей жизни, особенное, таинственное ... то, чему я принадлежу и к чему стремилась всегда.
  Сколько себя помню, я верила, что есть другой мир, скрывающийся за некой завесой, и я должна быть в этом мире ... там мое место. Но я здесь, и дни текут один за другим, а мое время уходит. И эта назойливая мысль, что я что-то упускаю, постоянно бьется в голове. Что-то должно быть по другому, не так ... я не такая ...
  Стоит только сосредоточиться на этой мысли и в голове все разбегается. Я что-то забываю. Странно, что я подобрала именно это слово. Я отлично помню все свои 23 года и знаю, что ничего особенного в них не происходило.
  У меня отличные родители, брат переехал в Чикаго два года назад и работает инженером в строительной фирме. У меня своя просторная квартира в Нью-Йорке. Работаю в небольшой компании по разработке компьютерных программ. Да, свою работу я люблю. Мы с братом приезжаем на праздники к родителям.
  И ни одного поклонника за все это время, кроме разве что школьных увлечений, хотя я вроде и не уродина - классические черты лица, темные волосы чуть ниже средней длины, черные глаза, рост 171 см. Все дело в том, что они чувствуют сами мое отношение ко всем этим свиданиям и построению отношений. Я просто к этому не готова. Лучше даже сказать, что я разбита для отношений, пуста, мне нечего дать, хотя так было не всегда. Раньше меня переполняли теплые эмоции, мне было необходимо изливать их на кого-то, а сейчас только пустота, холод и боязнь потери.
  Это длится уже года два. Иногда я просыпаюсь ночью от собственного крика вся в слезах и не могу вспомнить свой кошмар. Никогда не могу его вспомнить. Рассказать такое психиатру и меня точно отправят в лечебницу.
  Я научилась скрывать свои чувства. Два года назад было совсем трудно. Депрессия была моим сожителем. Это очень странно, ведь ничего не произошло. Может я просто чувствовала себя никому не нужной. Все бывает хорошо, но иногда это снова накатывает на меня.
  Меня зовут Кора ...
  
  * * *
  
  Она как всегда опаздывала на работу. Черт, застегнуть бы еще этот ремень. Знала же, что нужно ставить будильник. Недопитый кофе стоял на столе уже остывший. И где этот ноутбук, куда она его запихнула ... снова! Может на сигнализацию поставить. Хотя она и пульт от него умудрится потерять.
  Гостиную заполнила громкая трель телефона.
  Ну где же он. Вчера, придя домой поздно вечером, она сняла пальто, повесила его в шкафу, прошла в гостиную и ...
  Звонок не прекращался.
  ... и дальше наверх в комнату ...
  Послышался щелчок. Ага, автоответчик.
  ... пустила себе воду, чтобы принять ванну ...
  - Кора, ты опаздываешь на 20 минут. Когда-нибудь это надоест Эндрю и он уволит тебя, несмотря на то, что ты классный специалист.
  ... потом легла спать. Так, и где же в этом промежутке она рассталась со своим ноутбуком?
  - Ты же не забыла, что у нас сегодня совещание?! Ты нужна мне здесь вместе с этими чертовыми разработками сейчас же!!! - послышались короткие гудки.
  Натягивая на ногу туфлю и подпрыгивая на другой, чтобы удержать равновесие, Кора потянулась к обувному шкафу.
  - Вот ты где, мой родненький. - Она уцепилась за ремень от чехла ноутбука и потянула его на себя, попутно вывалив из шкафа кроссовки. Так ... отлично. Ладно, потом уберет.
  Захватив вторую туфлю, она быстренько сбежала по ступенькам вниз к своей машине. Закинув злосчастный ноутбук на соседнее сиденье, она надела туфлю и завела машину. Челси ее убьет за сегодняшнее опоздание.
  Наконец Кора доехала до работы. Проходя по коридору в конференц-зал, она наткнулась на секретаршу.
  - Они все ждут вас, Кора.
  - Гром и молнии?
  - Тихий ужас.
  Это уже было хуже. Кора влетела в конференц-зал и двенадцать пар глаз повернулись к ней. Во главе сидел Эндрю. Проклятье ... и так внимательно на нее смотрит. Как будто что-то выискивает в ней.
  - Я прошу прощение за опоздание. - Она потихоньку села за стол.
  - Где ты была? Я звонила тебе, - прошептала сидящая рядом Челси.
  - В тот самый момент я искала свой ноутбук.
  - Опять! Когда-нибудь ты потеряешь его с концами.
  - Итак, начнем. - Эндрю поднялся и взял слово.
  День пролетел в бешеной суматохе, Кора чувствовала себя как выжатый лимон. Единственное, чего она хотела, так это упасть на свою кровать и уснуть мертвым сном. Но до конца рабочего дня оставался еще час. Вот преимущества собственного кабинета, думала девушка, откинувшись на спинку рабочего кресла и прикрыв глаза.
  - Ты еще здесь? - хорошенькая головка Челси показалась в проеме двери. - Разве не слышала? Эндрю разрешил нам пораньше уйти.
  - Наверно в этот момент я отключилась.
  - Ха, неудивительно. Ты сегодня спасла нас всех своим выступлением. Хотя думаю, что даже если бы ты вовсе ничего не сказала, Эндрю и тогда благосклонно улыбнулся бы тебе.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Кора насторожилась.
  - Ничего такого. Лишь то, что он все время тебя опекает. Незаметно, но если приглядеться, то... Знаешь, это странно. Я хочу сказать, что ведь если бы ты ему нравилась, он уже давно мог пригласить тебя на свидание. Тут что-то другое. И держится он с тобой всегда вежливо, но отстраненно.
  Значит, мне это не показалось, подумала Кора. Внимание Эндрю не проявлялось в чрезмерной опеке. Он даже разговаривал с ней очень редко, но иногда она ловила на себе его внимательный взгляд, который как будто что-то выискивал в ней.
  - Тебе показалось, Челси.
  - Вполне возможно. Так ты идешь домой?
  - Конечно, только вещи соберу.
  Через две минуты она поняла, что не находит несколько документов, с которыми хотела поработать дома.
  - Челси, я догоню тебя внизу. Боюсь, что оставила документы у Эндрю в кабинете, придется забрать их.
  - Кора, подожди. У него какие-то важные люди, он поэтому и отпустил нас.
  - А я тихонько, - подхватив сумку, она вышла из кабинета и направилась к лифту.
  Уже поднявшись на нужный этаж, Кора подумала, что лучше все же было оставить документы и пойти домой, может даже принять горячую ванну с пеной. Но раз уж поднялась, делать нечего, она направилась к кабинету босса. Секретарши уже не было на рабочем месте, да и на всем этаже никого не было. Дверь кабинета была приоткрыта, оттуда доносился резкий голос Эндрю.
  - Мы понимаем, Эндрю. Но то единственный шанс вернуть его.
  - Это ты не понимаешь, Кайл. Я каждый день жду последствий, которые могут в любой момент дать о себе знать. Ты думаешь о том, как вернуть его, а я - как сохранить ее рассудок.
  - Но ведь есть возможность...
  - Ты можешь гарантировать мне правильную реакцию ее мозга на мое вмешательство?! Овощ - вот лучший вариант того, о чем вы меня просите. А может быть суицид. Ее мозг не сможет претерпеть столько информации на таком эмоциональном уровне.
  Разговор явно был не для лишних ушей и неизвестно как отреагирует Эндрю, если застанет ее здесь. Кора уже развернулась, чтобы уйти.
  - И ты предлагаешь оставить все как есть? - послышался вкрадчивый мужской голос.
  Тело ее вдруг покрылось холодными мурашками, руки стали липкими. Кора резко обернулась, и взгляд ее остановился на одной точке на двери. Этот голос. Откуда она его знает? Кора силилась его вспомнить, но мысли разбегались, стоило только сосредоточиться. Опять это чувство, что она что-то упускает.
  - Не все можно изменить, Харт - Эндрю устало вздохнул. - Что-то можно заставить забыть и человек никогда и не вспомнит об этом. Но иногда чувства бывают настолько сильными, что буквально въедаются в душу человека, в саму его суть. Они все равно будут преследовать его, хотя он даже не будет догадываться, в чем причина. Просто будет чувствовать свою неполноценность. Что-то всегда будет манить его и одновременно убивать изнутри. Душеная боль всегда будет жить в нем. Вот что ты сделал, Харт. Ты так и не понял, что иногда лучше оставить все как есть. Не дал ей пережить свои страдания.
  - Ты не видел ее в тот момент. Она будто сошла с ума, - зарычал Харт.
  - Это был ее выбор! Она бы пережила эту боль, а ты отнял у нее этот выбор. Ты все решил за нее! С ней остались бы воспоминания!
  - Я совершил ошибку, но в тот момент сделанное казалось мне единственно верным решением. Мы потеряли его, потерять ее мы не могли себе позволить. Он никогда бы нам этого не простил.
  - И поэтому ты решил ее...
  - Мы не знали о последствиях! Тебя не было, мы были раздавлены случившимся. Нам что же, следовало отпустить ее туда?!
  - Можно было придумать что-нибудь другое, сделать иначе.
  - Ты знаешь, что нет. Она бы набрала слишком большую силу, и никто из нас не смог бы ее остановить. Отчаяние стало бы катализатором ее силы.
  Кора пыталась прислушаться к голосу мужчины. Харт, так его назвал Эндрю. Внутри все дрожало, сердце замедлило свой бег. Чувство узнавания уже прошло, а Кора все пыталась ухватиться за него. Ноги понесли ее к двери кабинета, что-то толкало ее туда.
  - Каждый раз, когда я вижу, как она замирает, и взгляд ее наполняется пустотой, я понимаю, что что-то опять затронуло звенья ее памяти. И каждый раз мне приходится молиться о том, чтобы ее рассудок выдержал, и она не сошла с ума. Она ходит по грани, сама не ведая о том.
  Кора слышала, как один из них вышагивает по кабинету. Заглянув в приоткрытую дверь, она увидела двоих мужчин; один облокотился на рабочий стол Эндрю, второй стоял рядом, скрестив руки на груди и молча наблюдал, как Эндрю маятником вышагивает в открытом пространстве между столом и диваном к высокому окну на всю стену и обратно. Кора никогда еще не видела его в таком состоянии; глаза его были полны гнева, направленного на мужчину стоящего спиной к ней в глубине кабинета. На диване сидел еще один мужчина, светлые волосы, красиво кучерявясь на конце, аккуратно ложились на воротник его рубашки. Даже на таком расстоянии она чувствовала спокойствие, исходящее от него.
  - Она сама бы этого хотела - это снова был Харт.
  Теперь она определила его местоположение; это он стоял к ней спиной, высокий, темноволосый с выступающими из под рубашки мышцами, он был все же скорее сухощав, нежели перекачен. Эндрю резко обернулся и яростно посмотрел на него. Было видно, что внутри него происходит ожесточенная борьба. И тут взгляд его потух, плечи устало опустились.
  - А что думаешь ты, Брэдли? - Он повернулся к блондину, который также сидел на диване и сохранял безмолвие на протяжении всего разговора. Тот задумчиво нахмурился.
  - Это слишком большой риск, но Харт прав. Она сама бы хотела этого.
  - И ты туда же.
  - Скажи мне, Эндрю, что представляет сбой ее жизнь сейчас? Счастлива ли она? Смогла ли все начать сначала? - Эндрю хмуро молчал. Не дождавшись ответа, Брэдли подошел к нему и мягко опустил на его плечо руку, слегка сжав в знак поддержки. - Так есть ли смысл в ее нынешней жизни? Они слишком сильно связаны, она никогда не сможет освободиться от терзаний. Память всегда будет преследовать ее, обманывая, дразня, она будет манить к себе, но так никогда и не откроется. Она будет стремиться к тому, чего не понимает, но не сможет ее достичь и это всегда будет мучить ее. Надо дать ей шанс попробовать.
  - Но ее мозг...
  - Ее мозг достаточно силен, если до сих пор выдерживает такое давление. Она отличается от других, уж ты-то должен был понять это, Эндрю.
  - Я стараюсь не думать о том, что придется сделать, чтобы вернуть ей память. Она может не выдержать даже сам процесс, не говоря уже о том, что будет, когда воспоминания обрушатся на нее все разом.
  - Я знаю.
  - Может ты знаешь и то, кто это сделает? Уж точно не я.
  - Мы решили этот вопрос.
  - Скажи сейчас, Брэдли, ты сможешь это сделать? А может ты, Джулиус? Алекс?
  - Я это сделаю, - мышцы Харта напряглись под рубашкой, Кора поняла это по тому, как натянулась ткань, вырисовывая его плечи. - Я виноват в произошедшем и будет нечестно заставлять кого-либо из вас. Это моя ошибка.
  Брэдли покачал головой:
  - Ты не сможешь, не надо винить себя. Ты хотел как лучше. Пусть это сделает кто-то из нас, ты слишком сильно привязан к ней.
  - Это никак не повлияет на мою исполнительность, я беру эту часть задания на себя.
  - Да ты и в прошлый раз сделал это только потому, что не мог видеть мучений девушки, Так неужели сейчас сможешь причинить ей боль?
  - Я смогу. Я обязан это сделать. Ради нее. Брэдли долго смотрел ему в глаза и наконец неохотно кивнул.
  - Мы еще поговорим об этом, но...
  Кора вдруг почувствовала головокружение, ей стало невыносимо находиться здесь, нужно было срочно глотнуть свежего воздуха. Голова раскалывалась, боль пульсировала, словно стальной обруч стиснул ей виски. Сил хватило только на то, чтобы бесшумно развернувшись, потихоньку выйти из офиса и спуститься в вестибюль. Выбравшись через двойные двери на оживленную улицу, Кора глубоко вздохнула. Ей нужно было подумать о том, что она только что услышала. Хотя нет, разговор ее как раз не касался, свидетелем ему она не должна была быть. Скорее ей нужно было подумать о чувствах, которые сумел вызвать в ней голос этого Харта. Сейчас она могла классифицировать их в одну категорию - страх. Нет, это была скорее больше горечь, чем страх, хотя последнего тоже хватало. Кора так и не сумела разглядеть его лица.
  Девушка была очень рада, что ее никто не застал у кабинета Эндрю. Сейчас она не смогла бы объяснить, почему осталась там, после того, как поняла, что у него важный разговор, даже себе.
  Ехать на машине не хотелось, и девушка направилась к парку, не подозревая, что с высоты двадцатого этажа за ней наблюдает четыре пары глаз, и что скоро все изменится для нее, скоро все вернется на круги своя... жизнь уже не будет прежней.
  
  * * *
  
  Собираясь с утра на работу, Коре явно было не до вчерашнего. Всю ночь ей снился все тот же кошмар. Хоть она и не знала, что же было в этом кошмаре, но была уверена, что это он. Только после него она бывала настолько опустошена. Глаза горели от выплаканных во сне слез, да и голова раскалывалась.
  Признаваться Эндрю в том, что подслушала разговор, не предназначенный для ее ушей, девушка не собиралась. Кора не знала, о ком они говорили, но рассудила, что ее это не касается. Успокоившись после вчерашних впечатлений, она больше не задумывалась о своей странной реакции на тот мужской голос в кабинете у Эндрю, хотя так и не смогла ее объяснить даже себе.
  В суете утреннего Нью-Йорка Кора и вовсе забыла об этом. Работа полностью захватила ее время и , главное, внимание. Новый заказ на разработку защитной программы пришел неожиданно, а сроки выполнения были очень сжатыми и весь отдел стоял на ушах. Было принято решение временно использовать конференц-зал для совместной работы. Шум стоял невообразимый, бумага летела в разные стороны. К обеду Кора была не в состоянии больше находиться в этом бедламе и сбежала с Челси и еще двумя сотрудниками в свой кабинет. Работа шла полным ходом, когда голод дал о себе знать. Благо пиццу курьер доставил быстро. Челси аккуратно освободила уголок стола, на который и водрузили сие чудо кулинарного искусства.
  - Может еще кофе выпьем?
  - Самая умная мысль за все утро, - Томас улыбнулся и вскинул бровь, приглашая девушку. - Кора?
  - Спасибо, но мне нужно спуститься в отдел наработок. Шон не сделал эскиз наглядного видения параметров. Надо бы попросить там кого-нибудь подготовить их к вечеру.
  - Занеси тогда и эти документы шефу, - в руках у Коры оказалась папка внушительных размеров.
  - Врядли я буду проходить мимо его кабинета, но постараюсь.
  Спуcкаясь в отдел графики, Кора думала о том, что сам дьявол не затащит ее сейчас в кабинет Эндрю. Нехорошо, конечно врать Челси, но если бы она так явно отказалась, то вызвала бы ненужные вопросы. Скажет, что его не было на месте. В любом случае, после того, как она подслушала вчера его разговор с теми людьми, врядли сможет посмотреть ему в глаза, а Эндрю сразу же заподозрит неладное.
  Однако ей не повезло. Через полчаса ее нашла секретарша Эндрю и попросила подняться к боссу. Если Кора и удивилась тому, что Лора сама спустилась вниз, чтобы сообщить ей об этом, а не позвонила ей просто в отдел, чтобы передать приказ, то не подала и виду. Значит Эндрю срочно ее вызывает. Неужели он узнал? Нет... Никто ее вчера так и не заметил. Но зачем тогда он хочет ее видеть?
  Кора направилась вслед за Лорой, гадая о причинах такой спешки. Темный ковер все также заглушал ее шаги. Дверь в кабинет была приоткрыта, Кора тихонько постучала и шагнув в помещение, закрыла за собой дверь, оттягивая момнент, когда ей все-же придется посмотреть в глаза Эндрю.
  Однако когда девушка обернулась, это были не карие глаза Эндрю, а черные бездонные незнакомца. Сердце пропустило удар, забившись вновь с удвоенной силой. Это был один из вчерашних посетителей шефа. Он внимательно смотрел на нее, и девушка подумала, что еще никогда не видела такого красивого мужчину.
  - Простите, я искала Эндрю.
  Незнакомец поднял бровь, будто бы сомневаясь в ее словах. Он стоял около стола, облокотившись на его край и засунув руки в карманы брюк.
  - Боюсь, его нет.
  'Его нет... его больше нет... ты не сможешь вернуть его...'
  У Коры закружилась голова, в мозгу что-то щелкнуло. Голос... снова этот голос... Харт, так его называли другие. Она пыталась ухватиться за ускользающие фразы, но мысли расплывались, тело охватила слабость. Было такое ощущение, будто перед ней приоткрылась дверь и тут же захлопнулась. Черные глаза цепко следили за девушкой, улавливая все. Она попыталась собраться, откинула голову, чтобы лучше видеть его, так как мужчина подошел вплотную: все-таки ее состояние не прошло для него незаметным. Черные как смоль волосы, слегка растрепанные, загорелое лицо, твердый подбородок и неприлично полные для мужчины губы. Прекрасно сшитый черный костюм подчеркивал его сильную, гибкую и стройную фигуру.
  - Простите, что вы сказали?
  - Эндрю вышел буквально пятнадцать минут назад, но вы можете подождать его здесь, - нет, она все же определенно где то уже слышала его голос, но вот где?
  - Я лучше зайду попозже...
  Уже нащупав ручку двери, Кора услышала:
  - Я не кусаюсь... или вас что-то смущает?
  - Я и не думала ни о чем подобном, - голос ее наполнился надменностью. Подняв голову еще выше, она окинула его неласковым взглядом. Гордость взыграла в девушке.
  - Вот и отлично. Кстати, я Харт Мэрроу друг и коллега Эндрю.
  Кора настороженно ответила на рукопожатие:
  - Корделия Дьюмон. - ее ладонь утонула в его теплой сильной руке. Пальцы тонкие, красивые. - Странно, что я никогда о вас не слышала раз вы с Эндрю коллеги?
  - У нас с ним несколько иная сфера деятельности. Выпьете со мной?
  -Я на работе.
  - Представьте, что я тоже, - лениво протянул он.
  - Я не пью, - а вот здесь она слукавила. Кора любила посмаковать иногда перед сном бокал хорошего сладкого вина. Однако сейчас у нее не было никакого желания пить что либо, тем более в обществе этого мужчины. Что-то ее в нем настораживало, все ее инстинкты буквально вопили о том, что его стоит опасаться.
  - А я все же выпью - Харт направился к бару.
  - И сколько же вы работаете у Эндрю, что знаете обо всех его делах? - протянул он, наполнив бокал дорогим коньяком. - Точнее почти обо всех. - на красивых губах мелькнула усмешка.
  - Два года.
  - И...
  - Харт, хватит мучить Кору вопросами.
  Девушка резко оглянулась, в дверях стоял Эндрю. Поза его выражала расслабленность, но взгляд был слишком сосредоточен. А вот Харт даже не пошевелился.
  - Что ты здесь делаешь, Кора?
  - Я?! Но это ты послал за мной Лору.
  - Вот как? Я и забыл. Как продвигается заказ? Его нужно сдать ко вторнику, он прикрыл дверь.
  - Мы успеем.
  - Отлично.
  - Челси просила передать тебе документы по заказу.
  - Они должны были быть у меня еще с утра! - Кора недоуменно проследила за тем, как, забрав у нее папку, Эндрю закинул его на диван.
  - Отдел и так на ушах, Эндрю! Мы делаем все, что в наших силах. Нам и так пришлось отложить остальные заказы, чтобы уложиться в сроки с этим!
  - Это утешает. Что ж, можешь идти, Кора. И попроси Лору никого к нам не впускать.
  Гневно сверкая глазами, она стремительно открыла дверь и чуть не столкнулась с высоким стройным блондином. Проскользнув мимо него, девушка направилась к лифту, мысленно ругая вздорное начальство и их посетителей.
  
  * * *
  
  Провожая девушку взглядом, Джулиус ухватился за ручку двери и, когда она уже скрылась в лифте, щелкнул дверью.
  - Что она здесь делала? - спросил он, поворачиваясь к друзьям.
  - Спроси об этом Харта.
  Харт облокотился на стол, Эндрю кипел от злости.
  - Я попросил твою секретаршу позвать ее сюда от твоего имени.
  - Ты придурок! В ее неустойчивом состоянии могла пойти любая реакция!
  - Я это понял, - голос его был еле слышен.
  Джулиус медленно подошел к нему:
  - Ты что-то хочешь этим сказать?
  - Я нашел ее слабое место - это я, точнее мой голос, те последние слова. Вот ее точка отсчета.
  - И как же ты это обнаружил?
  - Сказал, что Эндрю нет ... его нет... в кабинете. Только потом сообразил, что та же фраза звучала тогда.
  - Дьявол, о чем ты думал?!
  - Я должен был убедиться, - длинные пальцы его сжались в кулаки. - Я не думал, что... это моя вина. - Он отвернулся к окну, устремив взгляд вниз на оживленный город. Глаза его ничего не выражали, спина напряженно замерла, когда на плечо опустилась ладонь Джулиуса.
  - Ты хотел как лучше и не мог предвидеть результата. Мы все были там, и никто из нас не остановил тебя, потому что мы думали, что это единственно правильный выход. Мы согласились. Это наша общая вина.
  - И мы должны ее исправить...
  
  * * *
  
  Нещадно раскалывалась голова, смазывая все звуки, превращая в сплошной беспрерывный гул. Лекарство уже не помогало. Кора никак не могла успокоиться. Снова и снова накатывали волны меланхолии. Цвета теряли яркость, отодвигая на задний план все, что еще недавно казалось столь важным. Вяло проскользнула мысль, что все же хорошо, что они так вовремя закончили заказ. Даа... собраться сейчас она бы не смогла для этого.
  Прошла целая неделя с тех пор, как Кора в последний раз видела Эндрю, после чего он исчез со своими мифическими друзьями, которых кроме него никто и не знал. Нет, партнеры по бизнесу конечно были в курсе того, где он и с кем. Они и сами были знакомы, как выяснилось впоследствии, с этими странными субъектами, но вот сказать что-то большее, чем их имена так и не смогли, что само по себе было очень странно, так как они сами были из той категории людей, которым любопытно все, точнее все, кто хоть что-то из себя представляет в мире бизнеса. А недавние посетители явно были не простыми людьми. Это было видно и по одежде, и по манере поведения того же Харта. Та еще темная лошадка.
  Кора все еще злилась на Эндрю, но его длительное отсутствие на работе ее взволновало. Она все никак не могла понять смысла его вызова к нему в кабинет, да еще в таком срочном порядке. Да и потом его отсутствие там. Все это было более чем непонятно. Девушка пыталась ему дозвониться, чтобы обсудить некоторые рабочие моменты, но каждый раз срабатывал автоответчик, а разговаривать с бездушной машиной у нее не было никакого желания. Пришлось связаться с партнерами шефа, которые долго и громко возмущались о том, что данные вопросы должен решать сам Эндрю, но ровно до того момента, как им не объяснили, что за посетители были у нас в офисе. Однако сегодня он был на работе, о чем свидетельствовала его машина, которую она видела на парковке. Голова все так же раскалывалась и Кора не стала сразу подниматься к нему в кабинет. Ей опять снился кошмар. Она проснулась от собственного крика среди смятых простыней. Сердце неистово билось в груди, дыхание обрывалось. Девушка задыхалась от эмоций, навеянных кошмаром, которые еще не развеялись. Отчаяние было доминирующим в ее кошмаре. Оно захватило всю ее сущность, отказываясь отпускать даже после того, как она просыпалась. Это единственное, что она помнила о своем кошмаре, но знала, что каждый раз он бывает один и тот же.
  Кора больше не смогла заснуть, поэтому сейчас было сложно сосредоточиться на работе. Но когда Эндрю сам заглянул в их отдел, она не могла его проигнорировать. Взгляд его задержался на темных кругах под ее глазами, которые так и не удалось скрыть несмотря на все ее старания.
  - Я слишком тебя загоняю?
  - Как и всех остальных.
  - Опять кошмары?
  - Не беспокойся. Теперь, когда мы сдали заказ, у меня будет больше времени поспать. - Кора улыбнулась, пытаясь скрыть свое душевное состояние. Черт, она на самом деле плохо выглядит, если Эндрю это заметил.
  - Опять смотрела ужастики? - он вскинул бровь.
  - Ты же знаешь - я их обожаю.
  На его губах появился намек на улыбку, но она не затронула его глаз. Что-то в Эндрю сегодня было не так, хотя внешне этого нельзя было бы заметить.
  - Тебе лучше взять сегодня отгул и отоспаться.
  - Но...
  - В конце концов, я твой шеф и можешь рассматривать мое предложение как приказ.
  - Я должна бы возмутиться, - Кора невольно улыбнулась, - но, так уж и быть, не буду.
  - Я на это надеялся.
  
  До дома она доехала час спустя. Эндрю буквально выпроводил ее из офиса. Сил на душ уже не хватало, поэтому, успев только раздеться и проваливаясь в сон, Кора упала в ласковые объятия кровати.
  
  - Нет... его больше нет...
  Тяжелая дымка охватывала ее, сковывая движения, раздирая в клочья душу. Она чувствовала, как задыхается.
  - ... его больше нет...
  Грудь разрывалась от боли, крошечные глотки воздуха давались с большим трудом. Губы двигались, пытаясь сложиться в отдельные слова, фразы выходили корявыми, неполноценными в своей борьбе за право быть услышанными. Неподатливое тело не слушало ее.
  - Его больше нет... Кора...ты не сможешь вернуть его...
  Она судорожно пыталась вырваться из железной хватки, не понимая смысла его слов, отторгая их от себя всеми фибрами души, не веря ему, более не доверяя. Мысли как в тумане не желали сосредоточиться. Еле выдавливая из себя слова, Кора слабо отбивалась, чувствуя, как он сжимает ее в объятиях, не давая вырваться
  - Кора... - она знала, что нужно бежать, но кольцо стальных объятий не желало ее отпускать. Страх накрыл с головой, едва она увидела в его глазах свой приговор. Тяжелые ладони нежно и вместе с тем настойчиво обхватили ее голову, цепкий взгляд темных глаз не давал вырваться, подчиняя, принуждая отдать все, что ей было так дорого. И только тогда пришло отчаяние от безысходности всего происходящего. Только теперь она услышала и поняла смысл фраз, так яростно срывающихся с ее губ.
  - Не надо! - она извивалась, пытаясь вырваться. - Отпусти меня!!! Пожалуйста, не надо!!! - не успеет, она не успеет. В ушах громко отдавался собственный стук сердца. - Не смей!!!
  Она знала - все кончено. Знала, что со следующим ударом сердца больше ничего не вспомнит. Он заберет все, считая себя как никогда правым. Знала, что у нее нет ни единого шанса. Черная пелена отчаяния окутала ее, завладев всей сущностью, пролетела между двумя ударами сердца, сжигая истерзанную душу. Ее предали, пытаясь спасти!
  - Нет!!!!!
  Кора проснулась от собственного крика. Сердце бешено стучало. Она никак не могла успокоиться. Пальцы впивались в белые простыни, судорожно комкая их. Ночная рубашка неприятно липла к коже. В комнате было темно, задернутые шторы не пропускали лунный свет. Девушка потянулась, чтобы включить торшер в изголовье кровати. И только когда стала убирать налипшие после сна волосы с лица, поняла, что щеки были мокрыми от слез. Господи! Что же это за кошмар, раз она плачет наяву!
  Поднявшись, Кора медленно направилась в душевую. Остаточные чувства из сна все еще накатывали на нее волнами. Они были достаточно сильными, несмотря на то, что были всего лишь отголосками сна. Горячие струи потихоньку приводили ее в себя. Сердцебиение постепенно замедлялось, пока не пришло в норму, дыхание выровнялось. Впервые она смогла что-то запомнить из своего кошмара. Кора до сих пор чувствовала, как ее сжимали мужские руки, не давая вырваться, как душа разрывалась от боли и отчаяния. Однако это ничем не помогло. Наоборот, возникло еще больше вопросов. Кто ее держал? Что хотел с ней сделать? Почему ее постоянно преследует этот кошмар? И главное, что он означает?
  
  Теплый ветер ласково трепал волосы сквозь открытое окно автомобиля. Иначе было невозможно, жара в салоне стояла невыносимая. Асфальт так и плавился под колесами.
  Все-таки здорово выбраться из Нью-Йорка на уикенд к родителям, сменить городскую жару на прохладу сельской местности. И ничего, что ехать к ним нужно почти полтора часа. Упасть в мамины уютные объятия, услышать папин бас, потрепаться с Сойером о его очередной пассии - вот чего ей не хватало сейчас. Особенно учитывая то, как долго она не приезжала в родительский дом. Года два назад родители решили переехать из Нью-Йорка в Статен-Айленд и обосноваться в сельской глуши, объяснив это тем, что устали от городского шума и суеты. Я незадолго до этого сняла квартиру, а Сойер решил, что Чикаго привлекает его больше. Так мы и упорхнули из-под родительской опеки. Так что теперь мама занималась единственно доступным для нее любимым делом - она всегда мечтала о саде, в котором могла бы разбить клумбы с розами. Розы были ее страстью. А еще магнолии. Даа... сад у нее был целым произведением искусства. Ну а папа ей во всем потакал.
  Чем дальше она отъезжала от огромного города, тем прохладнее был воздух, Кора облегченно вздохнула. Если бы не мамин звонок в конце рабочего дня, она бы, скорее всего, решила остаться дома, но родители настоятельно просили навестить их, так как Сойер тоже приедет, а семья давно не собиралась вместе.
  Вот и нужный поворот. Скинув скорость, Кора аккуратно завернула с магистрали и в скором времени уже парковалась у родительского дома. Первой выглянула мама, я еще даже не успела до конца вытащить из машины свою тушку.
  - Милая, мы ждали тебя чуть позже, - все еще вытирая руки о передник, она медленно приближалась, радостно улыбаясь.
  Вот оно, думала я, упав в мамины объятия и вдыхая запах сладкой выпечки, то, что мне было так необходимо.
  - Я соскучилась, мам.
  - Ну конечно, тебя не было... дайка вспомнить... два месяца. Корделия Дьюмон, потрудитесь объяснить, чем таким важным вы были заняты, что не могли навестить родителей целых два месяца! - руки она при этом уперла в бока, сделав серьезное лицо, а в глазах сверкали ласковые смешинки.
  - Мам, у меня работы было знаешь скооолько! - сама уже явно хихикаю себе под нос. - Вот-вот, и я не знаю, столько много. Даже думать не хочу.
  - Работа, как говорится, не волк, не убежит. Никогда не слышала? Или я тебя плохо учила в детстве?
  - Не помню, может эту часть описания трудовой деятельности ты переложила на папу? Кстати, где он? - скинув ботинки и выудив простые тапки, прошлепала в гостиную и скинула там свою сумку с туалетными принадлежностями. Все же на ночь остается.
  - На заднем дворе. Чинит перила на веранде. Старые они уже совсем, менять их надо, а не чинить. Сколько раз я ему говорила, так нет же, еще лет пять простоят. Знаю я, как они будут стоять.
  - Я к нему, помогу, - уже на бегу крикнула она.
  - Только не долго, дорогая, скоро обед будет готов...
  Отца она нашла сидящим на корточках с молотком в руке и гвоздями в зубах. Он методично забивал в дерево очередной гвоздь. Высокий, с сединой на висках, он все еще был очень красивым мужчиной.
  - Привет, пап! - так, явно не надо было так тихо подкрадываться.
  Молоток выпал из рук, перелетел через него и приземлился прямо посреди клумбы.
  - Твоя мать меня убьет, - проследив за полетом злосчастного молотка, прокомментировал отец. - Привет, зайчонок! Ты когда приехала?
  - Только что. Вот, решила помочь...
  Снова посмотрела на куст с молотком и уже совсем тихо:
  - Помогла... может она все же не заметит?
  - Она бы не заметила, если бы роза осталась цела, - усмехнулся он.
  - И что будем делать?
  - Букет будем делать, зайчонок, и надеяться, что пронесет, - тут отец сграбастал ее в крепкие родные объятия и чмокнул в макушку. - Будешь помогать?
  - Конечно, - радостно улыбнулась она и оба резво стали срезать полураспустившиеся розы к уже сбитым молотком.
  Время пролетело слишком быстро, Кора рассказывала о том, что нового у нее на работе, о новом заказе, о друзьях. Но о странных знакомых своего босса она так и не смогла ему рассказать. Не смогла себя заставить. Родители так и не узнали о кошмарах дочери. Они появились уже после того, как она съехала из отчего дома. А тревожить их лишний раз она не хотела. Все равно они бы ничем не смогли помочь, разве что переживали за нее. Да и опека бы стократно возросла.
  Полчаса пролетели незаметно. Звать к обеду пришлось уже обоих, а сделал это только что прибывший Саймон, которого мама погнала к ним с наказом мыть руки. Это был высокий, худой молодой человек, с отросшими каштановыми волосами, вытянутым лицом с ярко выраженными скулами. Челка небрежно спадала на глаза, скрывая их природный голубой цвет. Черные джинсы, чуть приспущенные на талии, создавали ощущение совсем подростка, хотя он был старше Коры на три года. Он был точной копией родителей, в отличие от сестры.
  Розы заняли свое почетное место в центре стола. Отец вздохнул с облегчением, пронесло. Часто такое не практикуется. Обед, конечно же затянулся. Коре пришлось по новой рассказывать о том, что нового у нее появилось уже всей семье, далее на очереди был Саймон. Без подружки, как всегда, не обошлось, о чем Кора не замедлила его шутливо подколоть. Ну и семейный вечер, который затянулся допоздна. По комнатам все расходились уже в двенадцатом часу. Несмотря на то, что дети уже с ними не жили, переехав в новый дом, Люси и Карл Дьюмон оставили за ними собственные комнаты. Ее комната была вся в золотисто-кремовых оттенках. Широкая кровать в центре комнаты, комод с мягким пуфом, стеллажи с книгами и мягкий диван, на который можно присесть, когда читаешь, тумбы в изголовье кровати. Остановившись возле стеллажа с книгами, Кора слегка провела пальцами по корешкам. Странно. Она еще раз прошлась по названиям книг, но так и не нашла не одной прочитанной книги. Да и авторов таких она не читает. Зачем тогда мама их здесь поставила? Сама она тоже такое не читает, ей больше садоводческие издания подавай. Разделить их по какой либо тематике она также не смогла. Это был набор самых разных жанровых книг и ни одним из них она не увлекалась. Где же ее книги?
  Что-то во всем этом настораживало, но мысль пока не сформировалась, и уцепиться за нее было невозможно. Взгляд медленно блуждал по комнате. Вытащив из сумки спальные принадлежности, Кора направилась в ванную, быстренько приняла душ, почистила зубы и юркнула в постель. Несмотря на то, что свет девушка выключила, было достаточно светло. Кора решила не зашторивать окно, и сейчас лунный свет хорошо освещал комнату. Лениво стянув сережки, которые забыла снять во время душа, она положила их на тумбу рядом с фотографиями. А фотографий было много. Все они были в красивых серебристых рамках. Улыбка медленно расцвела на губах. Подтянув к себе парочку, она разглядывала себя с отцом. Фотография была сделана почти два года назад. Под глазами у нее были большие синяки от недосыпа, кошмары тогда особенно сильно беспокоили, а папа ласково прижимал ее к себе. На другой фотографии она была с мамой и Саймоном. Этой чуть больше года. Они тогда решили устроить барбекю. Только здесь она тоже казалась себе какой-то... забитой, что-ли. Кора потянулась за еще одной фотографией. Эта была единственная фотография, на которой она улыбалась. Сойер поймал ее тогда в беседке и щекотал до тех пор, пока я не пообещала, что больше не буду подтрунивать над очередной любовью всей его жизни. Именно этот кадр и поймала мама.
  Резко подскочив, Кора нащупала торшер, включив сразу на всю мощность, и сгребла с тумбы все фотографии на кровать. Потом проделала ту же процедуру и с другими фотографиями, которые находились в комнате. Раскладывая их на кровати, она пыталась найти хотя бы одну свою детскую фотографию или хотя бы подростковую. Их не было. Ни одной. Все фотографии были сделаны в течение последних двух лет.
  Перерыв все полки, она так и не смогла найти более ранних. Да где же они? Неужели мама их убрала? Надо будет попросить утром найти их. Успокоившись, Кора наконец смогла заснуть.
  Теплые блики ласково скользили по щеке, нежно вырывая ее из объятий сна. Комнату заливал яркий солнечный свет. Вставать не хотелось. Это была первая за всю неделю спокойная ночь. Хотелось растянуть ее подольше.
  Дверь шумно распахнулась, впуская сладкий запах домашней выпечки. Одеяло резко полетело на пол, благо на ней были топ и шорты.
  - Соня! Пора вставать! Уже полдень скоро, а ты все дрыхнешь!
  - Отстань, Сойер!
  - Что? Ах, так! Что ж, я тоже имею право поспать подольше, - с этими словами он плюхнулся на кровать.
  - Сойер, иди в свою постель! Дай еще поспать! - проныла Кора, натягивая одеяло обратно.
  - Да я бы с радостью, но там наша маман бушует.
  - Что? - приоткрыв один глаз. - И что же ты натворил?
  - Я как раз ничего. Но вот кто-то разбил в пух и прах ее клумбу с тем самым сортом роз, который она выводила с тех пор как они переехали. Ты случайно не знаешь, кто это мог быть? - ехидно поглядывая на меня.
  Запустив в него подушкой, Девушка подскочила и, быстренько приведя себя в порядок, спустилась вниз. Сойер шел хвостом.
  - Кстати, хотела спросить, у тебя в комнате книги есть?
  - Кора, дай потрогаю лоб... да-да, вынужден сообщить, молодая девушка, что у вас начальная стадия припадка под названием мисс самый идиотский вопрос.
  - Сойер, я серьезно.
  - Ну так, стоит парочка старых книг.
  - То есть, это твои книги?
  - Ну не твои же, если только ты не начала увлекаться инженерингом. Может, ты уже скажешь, что именно тебя интересует?
  - Мне уже просто поинтересоваться нельзя?
  - Теперь ты из меня делаешь идиота? Признавайся уже, что ты там темнишь?
  - Ничего...
  - Дети спускайтесь вниз, и хватит препираться. Взрослые уже, - мамин голос доносился из кухни.
  Мы дружно потопали к ней. Да, в отчем доме мы снова становимся детьми. Этого у нас не отнять. Рядом за столом сидел отец, попивая чашку кофе.
  Сойеру нужно было выехать пораньше, до обеда. Кора благополучно забыла на время о фотографиях и вспомнила только после его отъезда.
  - Даже не знаю, дочка. При переезде мы все ненужные вещи отнесли в чулан, может, фотографии среди них завалялись? Надо посмотреть.
  Чулан был пыльный, с запахом старого дерева. Перерыв его полностью, уже отчаявшись, они нашли коробку с альбомами в самом углу. Позже, когда они вместе рассматривали их, выяснилось, что ни на одной фотографии ее не было.
  - Странно, я помню, как фотографировала тебя еще совсем маленькой. Наверно они в другой коробке. Я обязательно найду их к следующему твоему приезду, дорогая.
  - Мам, я тебя очень прошу, как найдешь их, позвони мне, - во всей этой ситуации что-то не складывалось.
  - Конечно, Кора. Они где-то в доме, их просто надо поискать. Я обязательно позвоню.
  Кора и не поняла, как быстро пролетел день, пора было собираться обратно в Нью-Йорк.
  
  - Ты все сделал?
  - Да, я ослабил контроль.
  - И как успехи?
  - Она умная девочка. Ей не понадобится много времени, чтобы понять все неровности своей жизни.
  - Мы приняли правильное решение, Эндрю.
  - Надеюсь, ты прав, потому что вернуть все как было, мы уже не сможем, Брэдли.
  
  Утро понедельника встретило ее унылым холодным дождем. Машина никак не хотела заводиться, поэтому на работу Кора попала с опозданием. В отделе никого не было, точнее было даже больше людей, чем обычно. Но вот что ее смутило - это были маляры, перестройщики и другие рабочие. Да и офис не походил на себя: мебель вынесли, обои успели содрать, на полу расстелили старые газеты в некоторых местах, там и тут лежали различные строймателиалы. Споткнувшись о рулонный утеплитель, она едва не упала, если бы ее не поддержал невысокий, крепко сбитый мужчина.
  - Девушка, вы что здесь делаете?
  - Я работаю здесь? А что происходит?
  - Как? Разве ваш шеф не предупредил всех? Остальные сотрудники уже освободили свои рабочие места. Да и ваши вещи наверняка перенесли. Спросите у начальства.
  - Куда перенесли? Зачем? - меня потихоньку настойчиво направляли в сторону лифта и уже оказавшись внутри, услышала ответ.
  - Ремонт у нас, на прошлой неделе еще контракт заключили на строительно-ремонтные работы.
  Лифт плавно понес ее на двадцатый этаж. Мяго звякнув двери распахнулись. Лора привычно сидела на своем рабочем месте.
  - Доброе утро, шеф у себя?
  - Да, проходи. Я сейчас сообщу, что ты пришла.
  Эндрю сидел за рабочим столом, напротив расположился светловолосый мужчина.
  - Если ты занят, я могу зайти попозже, Эндрю.
  - Позволь познакомить тебя с Брэдли Купером, моим другом детства. А это Кора.
  Легко неторопливо встав из кресла, блондин развернулся к ней. Высокий, намного выше ее, не меньше двух метров. Это был один из тех незнакомцев. Ее ладонь уронула в его руке.
  - Корделия... интересное имя, - глубокий голос будто обволакивал ее, даря спокойствие. - Мы с вами нигде не встречались?
  - Не думаю, я наверняка бы вас запомнила, - его рука все еще удерживала ее.
  Глаза его медленно завораживали, затягивая все глубже. С трудом оторвавшись, она опустила голову вниз, пытаясь высвободить руку. Взгляд резко затуманился, и уже другая ладонь держала ее, нежно поглаживая запястье, потихоньку поднимаясь все выше и выше. Вот она уже на предплечье, кончики пальцев выписывают маленькие круги на оголенной коже.
  'Я так боюсь тебя потерять... что я без тебя...'
  Еще не понимая, она вопросительно подняла глаза, наткнулась на задумчивый взгляд. Снова посмотрела вниз. Его рука все также держала ее ладонь, и никаких поглаживаний плеч.
  - Брэдли будет у нас теперь частым гостем. Так же, как и Харт и еще несколько человек. С Хартом ты уже знакома, верно?
  - Да, конечно, - внутри нее все вопило об опасности. После подслушанного разговора они и так настораживали ее. Особенно этот Харт. Было в нем что-то темное, пугающее. И теперь столь близкий контакт со всей компанией ее не радовал.
  - Я хотела узнать, куда переселили наш отдел, пока идет ремонт.
  - Я спустил их на два этажа, но ты будешь пока что работать здесь, в офисе. Отдел еле смог целиком разместиться на новом месте. На тебя места уже не хватило. Так что я разместил тебя на своем этаже.
  Так, а вот это ей уже совсем не нравится.
  - Может все же найдется место для меня с остальными. Я уверенна, что Челси приютит меня.
  - Я так не думаю. К тому же твои вещи уже перенесли сюда. Они в соседнем кабинете.
  - Но...
  - Что-то не так?
  - Нет, все отлично, - обреченно вздохнула девушка. - Я могу идти?
  - Да, осваивайся пока на новом месте.
  Уже на выходе она спросила:
  - Ремонт... сколько он будет длиться?
  - Две недели.
  Раздраженная, злая, она возмущенно вышагивала в сторону нового кабинета. Ей совсем не улыбалось быть на виду у этого Харта, Брэдли и еще черт знает кого. Ну не внушали они ей доверия, и она ничего не могла с этим поделать. У них у всех на лицах было крупными буквами написано: "ОСТОРОЖНО, ОПАСНЫ".
  Кабинет ее располагался совсем рядом с Эндрю, метрах в пяти от него вдоль по коридору. Стеклянные двери не оставляли места уединению. Однако приятным сюрпризом для нее стали размеры помещения, раза в три больше ее старого кабинета. Темный дубовый стол стоял в центре, а за ним окно на всю стену с видом на парк. Светлый ковер покрывал пол, он буквально заворожил Кору. Появилось острое желание скинуть туфли и зарыться в него пальцами ног. Тут же небольшой кремовый диванчик - небывалая роскошь для нее.
  Вещи свои, аккуратно сложенные в коробке, девушка нашла за вышеупомянутом столом. Потихоньку распаковываясь, в голову ей лезли мысли, что может, не так все и плохо. К тому же, это всего лишь на две недели. Через полчаса, разложив все по местам, она приступила к работе и уже окончательно забылись все переживания. Несколько раз Кора спускалась вниз, к товарищам-"переселенцам" за документами. Челси тоже успела заскочить, чтобы позвать на обед, и осмотрев кабинет, шутливо посетовала на несправедливость жизни, после чего они все же спустились в кафе.
  Уже значительно позже, выходя из лифта обратно в свой кабинет, Кора столкнулась с Хартом. Сумочка полетела на пол, еще чуть-чуть, и ее постигла бы такая же участь, если бы Харт не успел поддержать ее за плечи.
  "Стальные оковы из объятий не давали ей вырваться, сжимая все крепче. Бежать... нужно бежать!!! Тонкие руки били по груди, плечам, лицу, но это не помогало. Он просто не чувствовал ее ударов. Как мало сил... Душа заходилась от крика. Черные глаза проникали все глубже, забирая все, что было ей так дорого. Господи! Она не успеет!"
  - Не смей!!!
  Руки на плечах резко разжались, она снова чуть не упала, сориентировавшись в последний момент. В глазах мужчины проскользнула боль, но Кора этого не заметила, стараясь выровнять сбившееся дыхание. Сердце бешенно стучало, разрываясь от боли. Руки мелко тряслись, ватные ноги отказывались держать ее. Голова тупо ныла. Она даже не осознавала, что кричала несколько мгновений назад.
  Резко вскинув голову, девушка поймала на себе взгляд темных глаз. Темных... не черных... облегченно вздохнула, успокаиваясь.
  - Кора, - позвал Харт.
  Дыхание потихоньку выровнялось, руки перестали дрожать.
  - Кора, посмотри на меня.
  Девушка обернулась, пытаясь выдавить из себя улыбку и заверения о том, что все в порядке. Но они так и замерли на губах, когда белки его глаз стали покрываться мглой. Сознание быстро от нее ускользало, принося блаженный покой, и девушка рухнула на пол.
  Очнулась Кора на диване у себя в кабинете. Над ней нависали Брэдли и Эндрю, тревожно вглядываясь в лицо. Зрение еще не сфокусировалось.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Мм... голова болит... немного, - Кора попробовала приподняться, но боль дала о себе знать сильнее и, застонав, она откинулась обратно на мягкий подлокотник дивана.
  - Странно, что всего лишь немного. При таком-то громком ударе об пол. Не могла выбрать место поудобней? На тот же ковер свой грохнулась бы, что-ли. Посмотри, какой он ворсистый. По ощущениям это было бы все равно, что упасть на подушки. На, выпей аспирин. Да лежи, куда встаешь-то!
  Сделав несколько глотков воды, Кора обессиленно откинулась. Эндрю присел рядом, а Брэдли остался стоять у нее в ногах.
  - Кстати, не расскажешь, что послужило причиной твоего обморока?
  Девушка представила, как будет рассказывать ему о своих странных видениях. Представила его реакцию и... Да, хороший терапевт заработал бы на ней целое состояние. Ничего она не скажет!
  - Даже не знаю, скорее всего от жары.
  - Хм, а я то думал, у нас работают кондиционеры, - протянул из глубины комнаты Харт.
  Кора резко приподнялась и обвела комнату взглядом. Виновник обморока сидел на ее кресле за столом, сосредоточенно раскачиваясь.
  Сердце испуганно забилось.
  - Ви... видимо... - она прочистила горло, - перепады климата на меня сильно влияют. На улице так душно, а я как раз возвращалась с обеда. Да еще вы так резко появились из-за угла и напугали меня, - объяснения выходили путанными.
  - Тебе не кажется, что пора бы уже перейти на ты? Вот, уже и у ног моих лежала! - наконец он посмотрел на нее и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил, - Извини, что напугал. Я спускался вниз, меня там ждали Эндрю с Брэдли, когда ты выскочила.
  - Я шла к себе, и падать кому либо в ноги не собиралась, знаешь ли!
  Громкий смех заполнил комнату.
  - Вижу, тебе лучше! Что ж, мы, пожалуй, пойдем. Рабочий день еще никто не отменял. А ты пока полежи, встанешь, когда почувствуешь себя лучше.
  - Кстати, - обернулся у двери Харт, - поздравляю с новым кабинетом.
  Кора с облегчением вздохнула, стоило ему выйти за порог. Голова все еще побаливала, на затылке нарастала внушительная шишка.Что же все таки произошло в лифте? Неужели у нее начались галюцинации? Ей стало страшно. Почему ее преследуют эти странные видения?
  Взгляд ее медленно блуждал по стенам, картинам, развешанным на них, опустился на пол орехового оттенка, зацепился за ковер нежного светлого оттенка. Насколько он здесь неуместен. Такой так и хочется представить у горящего камина, рядом бокал вина, себя, раскинувшуюся на нем, наслаждающейся теплом, исходящим от потрескивающих дров. Хотелось окунуться в нег пальцами, почувствовать голой спиной пушистые ворсинки. Чем больше она на него смотрела, тем больше он притягивал ее взгляд. Тело потихоньку расслабилось, мысли рассеянно бродили в голове.
  Кора не могла сказать, в какой момент ей стало мерещиться мужское тело на ковре. Красивое, поджарое. Мускулы бугрились на руках, закинутых за голову, туго натягивая золотистую кожу. Отросшие черные волосы красивыми прядями ложились на толстый ворс, ярко выделяясь на кремовом фоне. Широкая, обнаженная грудь плавно переходила в узкую талию. От пупка вниз по животу спускалась, кучерявясь, полоска темных волос, скрываясь под поясом джинс. Одна нога небрежно, согнутая в колене, другая лежит на полу . Голые ступни потихоньку скользят по ковру, время от времени зарываясь в него пальцами ног. Мужчина явно наслаждался ощущениями. Лицо его она увидеть не могла, он смотрел в противоположную от нее сторону, явно кого-то высматривая.
  - Кто ты?
  Словно услышав ее, мужчина вскинул голову, слегка оборачиваясь и когда она уже думала, что вот сейчас увидет его лицо, иллюзия рассыпалась. Моргнула... еще раз... ничего. Образ сексуального самца бесследно исчез, оставив за собой чувство щемящей тоски.
  Работать абсолютно не хотелось после стольких эмоций. Кора буквально заставила себя оторваться от дивана. Кое-как взяв себя в руки, она наконец обложилась необходимыми документами. Вникать в них сейчас было все равно, что продираться сквозь непроходимые лесные дебри.
  Спустя два часа, девушка все также сидела за столом, полностью окунувшись в работу. За это время Эндрю дважды к ней заходил, чтобы поинтересоваться самочувствием и предупредить, что отпускает ее пораньше. Она не возражала.
  Легкий стук в дверь отвлек девушку.
  - Тук-тук. Можно?
  - С каких пор ты стала спрашивать разрешение?
  - С тех самых, как тебя переселили к шефу на один этаж, - честно ответила Челси и тут-же оккупировала диван. - Кстати, ты не говорила мне о том, что здесь обитают такие убийственно красивые представители мужского пола.
  - Смотря о ком речь.
  - Один ченоволосый, черноглазый, а другой блондин. Оба высокие, - мечтательно закатила глаза.
  - Харт и Брэдли, друзья Эндрю... и коллеги, правда не знаю, по какому бизнесу. И где же ты их встретила?
  - Я как раз выходила из лифта, когда они его вызывали. Ммм... была бы я на твоем месте... да, просто так бы они от меня не отделались!
  - Могу уступить свое место ради счастья подруги, только договариваться с Эндрю будешь сама, - засмеялась Кора.
  - Я серьезно. Рядом с тобой такие, нет... ТАКИЕ мужчины, а тебе все равно! Это не нормально, в конце концов. И куда ты смотришь? Не пойму.
  - Просто они не то, о чем я мечтаю.
  - Хорошо. Ну и какой же он, мужчина твоей мечты?
  Он... - вдруг вспомнился босой полуголый мужчина на ковре.
  - Ну?
  - Он... Это точно не они, Челси! Я знаю, какой мужчина мне нужен!
  - Ну ну, детка. Главное, чтобы ТЫ знала, - насмешливо протянула подруга. - Ты ведь знаешь?
  - Конечно! - надменно протянула она.
  - Вот и отлично. Значит ты не откажешься пойти со мной в кино сегодня вечером? Мы с Брайаном договорились на сегодня встретиться, но он не сможет. А так хоть развлечемся, развеемся! Хватит быть канцелярской мышкой! Долой стереотипы! - Челси чуть не подпрыгивала.
  - Нууу...
  - Кора, хатит издеваться! Пожалей меня!
  Потянув еще минуты две, чтобы позлить интриганку, Кора согласилась.
  - Поход в семь вечера, встречаемся у кафе "Берта".
  Комедия Коре понравилась. Она давно столько не смеялась, чему способствовала и Челси, которая комментировала все и вся, начиная от игры актеров и заканчивая самими посетителями. После сеанса девушки выпили по чашечке кофе в "Берте", прошлись по вечерним бульварам, наслаждаясь прохладой и делясь полученными впечатлениями.
  Домой Кора попала поздно, на душе было тепло и уютно. На автоответчике светилось одно оставленное сообщение от мамы. Взглянув на часы, она решила, что в такое время перезванивать ей не стоит. Мама наверняка уже спала и видела десятый сон. Приятная нега усталости наполняла все тело, прося заслуженного отдыха. Теплый душ лишь слегка взбодрил ее, но стоило коснуться головой подушки, и она сразу заснула.
  Утром Кора проснулась сама, без помощи будильника, бодрая, полная энергии. На работу она добралась без всяких проволочек. Эндрю еще не было у себя, чему она тайно порадовалась. В последнее время он странно себя вел, подолгу рассматривая ее, словно изучая. Лора сидела за рабочим столом, разбирая почту.
  - Доброе утро, Лора. Я сегодня слишком рано?
  - Да нет. Это Эндрю опаздывает. Что впрочем не удивительно. Они вчера просидели здесь допоздна.
  - Они?
  - Эндрю со своими друзьями, - протянула секретарша. - Что за мужчины! Мечта! Если бы я не была замужем...
  - Да да, мне об этом уже говорили, - улыбнулась явному восторгу женщины Кора. - Очередь за ними уже набралась.
  - Знаю, - Лора тяжело вздохнула. - Недаром девочки из соседних офисов стали к нам заглядывать: то кофе у них закончилось, то сахар. Да и я своего никуда не дену, люблю все-таки.
  - Странно, что мы раньше его друзей не видели, если они партнеры по бизнесу.
  - Ничего удивительного. Они на другом континенте живут, работы много. Вот, только сейчас и смогли вырваться. Вроде как у Эндрю доля в их бизнесе. Да и они не просто так приехали, хотят заказать у нас пару прибамбасов для работы.
  - Правда? А я и не знала. Значит, наши возможные будущие клиенты? Интересно. - мозг переваривал полученную информацию.
  - Вот и я о том же.
  Тут звякнул лифт, возвещая о том, что кто-то поднимается на нем и Кора быстренько прошла в кабинет, надеясь, что ее не заметят. Однако через пять минут в дверь все же постучали. Гадать кто это не пришлось; через стеклянную дверь она увидела Эндрю, который неспеша вошел.
  - Доброе утро, Кора. А ты ранняя пташка. Не знал, - улыбнулся он. - С твоей-то паталогической любовью к опозданиям.
  - Доброе, - стараясь не показать своей растерянности, ответила она.
  - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего? Голова не болит? Никаких осложнений не было?
  - Все замечательно. Прекрасно себя чувствую и готова к трудовой обороне, - улыбнулась Кора его заботе, было приятно.
  - Не перенагружай себя и если что заболит, сразу домой. Мне нужны здоровые работники. Понятно?
  - Со мной все в порядке, но я обязательно скажу, если буду плохо себя чувствовать. Спасибо за заботу.
  - И еще, - Эндрю неторопливо осустился в кресло напротив стола. - Харт тебя напрягает?
  Улыбка сползла с лица девушки:
  - Прости, что?
  - Я заметил, что ты его сторонишься. Может он позволил себе что-то лишнее, и я просто об этом не знаю?
  - Ничего подобного, - настороженно промолвила она, нервы напряглись.
  Неужели Эндрю заметил ее скованность в присутствии своего друга? Господи! Кто еще это понял? Харт. Наверняка он тоже! Мысли метались в голове.
  - Кора, я слышал как ты кричала вчера перед тем, как упасть в обморок. И не только я. Мы с Брэдли как раз выходили из лифта. Да и потом ты не особо радовалась его присутствию.
  Обманывать дальше Эндрю становилось бессмысленно. Молчание затянулось.
  - Он меня настораживает, - наконец призналась Кора. - Есть в нем что-то такое... не знаю, как это объяснить. что-то отталкивающее. Но ничего лишнего Харт не позволял себе по отношению ко мне. Это все мои опасения.
  Опять этот внимательный, задумчивый взгляд.
  - Ты его боишься?
  - Скорее опасаюсь.
  Снова молчание.
  - Причина?
  - Ее нет, Эндрю, - вздохнула девушка. - Это мои тараканы. Я с ними справлюсь.
  - Я позабочусь о том, чтобы ты как можно меньше сталкивалась с ним.
  - Все в порядке! Скорее всего это от недосыпания, меня снова мучают кошмары. Пожалуйста, Эндрю, не говори ничего Харту. Мне и так неудобно перед ним за свое вчерашнее поведение!
  - Ему полезно для разнообразия, - весело хмыкнул Эндрю. - Не все же девушки должны падать перед ним на колени от восторга. А о том, что случилось вчера, не волнуйся. Думаю, он поймет.
  С этими словами он вышел.
  Работа продвигалась медленно, но верно. Спешить было некуда, сроки заказов не поджимали. Дважды Кора спускалась вниз в отдел за наработками по ним. Челси радостно встретила ее, выдав на руки все необходимое и обговорила встречу с одним из клиентов. В данном случае необходима была значительная степень участия заказчика в рабочем процесседля того, чтобы учесть все нюансы.
  - Шаблонное тестирование в данном случае не подойдет. Контроль и вовлеченность будут очень весомыми, Челси.
  - Но заказчик в командировке.
  - Дозвонись ему в любом случае. Необходимо поставить его в известность о возникших вопросах и договориться перенести срок сдачи объекта, до момента обсуждения этих самых вопросов персонально с ним.
  Вернувшись после обеда в офис, Кора вспомнила о материнском звонке и решила ей перезвонить. Телефон поднял отец после третьего гудка.
  - Привет, заяц! И где же ты вчера пропадала? Мама переживала.
  - Пап, я ходила с подругой в кино.
  - Хмм, в наше время в кино ходили с поклонниками.
  - Сейчас они для этого уже не нужны, пап, - рассмеялась Кора.
  - Это весьма печалит, - послышался тяжкий вздох.
  - Не притворяйся, пап. Я знаю, что ты ни капли не расстроен. Где мама?
  - Рядом. Сейчас передам трубку.
  - Корделия Метьюс, что за безобразие! Зачем тебе мобильник, если ты оставляешь его дома?
  - Прости, мам. Я совсем забыла про него.
  - Как ты, заяц?
  - Все отлично. Мама, ты нашла мои детские фотографии?
  - Я поэтому тебе и звонила. Сама не знаю, как так получилось, но в доме их нет. Может они остались в бывшем доме? Странно то, что все остальные фотографии с нами и Сойером на месте. Нету только твоих фотографий. Прямо фантастика какая-то.
  - Что значит нет? Ни одной?
  - Нет, доча. Мы с папой обязательно съездим в старый дом. Если они остались там, то нынешние жильцы при въезде должны были обнаружить их.
  - Хорошо, мам.
  - Кора, не расстраивайся.
  - Я не расстраиваюсь, но все это похоже на то, как будто меня и не было с вами никогда. Меня не существовало!
  - Что за глупости! Тебя не существовало и я не твоя мать? Оригинально. Какие еще идеи? Тебя подбросили инопланетяне? Кошмар! Как же я раньше этого не заметила! - пошутила Люси, потихоньку разрядив обстановку.
  Кора это поняла и оценила.
  - Мам, я тебя очень люблю. И папу.
  - Мы знаем, дорогая. Мы тебя тоже очень любим.
  Голова разболелась от мыслей о фотографиях. Где они? Каким образом могли потеряться? Почему они так ее волнуют? Что такого важного в них, что она не может раастаться с идеей найти эти проклятые фотографии? Пропали и пропали. Но она не могла успокоиться. Что-то важное ускользало от нее. Что-то, чего она пока не могла понять. Это мучило девушку.
  Взгляд медленно скользил по ковру. Мягкий, пушистый, он манил, успокаивая, даря легкость. Дыхание замедлилось. Так и хотелось встать и прилечь на него, ощутить кожей, провести ладонями, лаская ворсинки. Мысли рассеянно бродили в голове, ни на чем не сосредотачиваясь, порхая от одного к другому. Тело расслабилось. Стоило только отпустить все проблемы и стало намного легче. Все заботы и тревоги отошли на задний план. Полуприкрытые глаза все так-же смотрели на ковер, потихоньку вырисовывая на нем очертания мужского силуэта. Из воздуха словно проступали сначала нечеткие линии, с каждой секундой набирая все больше силы, прочерчивая все больше контуров крупного литого тела. Большая ладонь равномерно скользила по ворсу, поглаживала, словно лаская ее. Прозрачные холодные линии потихоньку наполнялись красками, насыщаясь различными их оттенками. Мужчина расслабленно раскинулся на мягкой поверхности. Черные волосы до плеч, рассыпавшиеся по ковру, выделялись темным пятном на светлом. Мощная загорелая шея переходила в широкие плечи, накачанные руки, такую же широкую грудь; узкая талия, мощные бедра - все это завораживало, притягивая взгляд, не давая оторваться от вожделенного тела. Ладони зудели от нестерпимого желания провести ими по обнаженной груди, коснуться темных, плоских сосков, почувствовать, как они твердеют под ее маленькими пальчиками, опуститься к животу. Кора мучительно пыталась разглядеть его лицо, увидеть наконец целиком.
  И тут стали появляться другие линии, другие контуры. Более хрупкие, более нежные, словно фарфоровая статуэтка. Воздух словно сгущался, уплотняясь вокруг него, дорисовывая картину. Другая мягкая ладонь лежала на его груди, другие хрупкие пальчики, лаская, скользили по темной, упругой коже, спускаясь все ниже. Персиковое тело, обнаженное, частично скрытое от ее взора, прижималось к мужскому, сильному. Жесткие пальцы легли на ее ладонь, прижимая крепче к себе, не давая уйти.
  Кора затаила дыхание, не в силах понять свои чувства. Внутри ее сжигало страстное желание оказаться на месте незнакомки. Бесконечная гармония овевала два распростертых перед ней тела. Счатье... Оно стало почти осязаемым. Кора чувствовала их любовь. Она буквально пропитала все рядом с собой, причиняя сладостную боль.
  Послышался глухой стук двери. Вскинув голову, девушка никого не увидела ни в кабинете, ни в коридоре. Снова опустила взгляд, но картина, настолько заворожившая ее, уже рассыпалась, оставляя за собой легкое чувство тоски. Прозрачные слезы тяжелыми каплями срывались с ресниц, не принося успокоения.
  
  Конец рабочего дня подкрался неожиданно. Вечернее солнце заливало кабинет, просачиваясь сквозь большое окно теплыми лучами. Кора потихоньку собиралась домой, закидывая в сумку все необходимые мелочи: заколку для волос, расческу, блокнот, различные гигиенические принадлежности. Думать ни о чем не хотелось, внутренняя усталость и опустошение сковывали движения. На ковер она и смотреть не могла, подумывая выбросить это безобразие. С нее хватило кошмаров, а тут еще эти видения, которые не иначе как эротическими и не назовешь. Тело требовало отдыха. Хотелось очутиться далеко далеко на песчанном пляже, который омывают голубые пенистые волны. Ласковый ветер будет трепать волосы, нежно лаская босые ступни, утопающие в белом горячем от солнца песке. И никаких навязчивых мыслей, только тишина и покой. Да, внутри она чувствовала себя дряхлой старухой, выжатой досуха.
  Собрав документы на столе в аккуратную стопку и выключив компьютер, девушка направилась к лифту. Лора все также сидела за рабочим столом, тихонько помешивая в чашке свой кофе.
  - Я думала, что ты уже ушла, - удивленно вскинула брови Кора.
  - Я бы с радостью, но Эндрю просил задержаться. Сама понимаешь.
  - И часто тебе приходиться задерживаться?
  - Время от времени когда клиенты назначают поздние встречи, ничего особенного. Да я и не против. Всего то встретить их, принести парочку папок с документами, да сделать кофе, а иногда и того не надо. Бобби правда возмущается, но пусть лучше так, нежели превратиться в домохозяйку с передником на талии и кастрюлями в руках!
  - Бедный Бобби, я заранее ему сочувствую. Он не знал, на что соглашался, когда женился на тебе, - улыбнулась Кора.
  - Я ему то же самое говорю, что поздно жаловаться на жизнь, - фыркнула собеседница.
  Кора сомневалась, что Билли, муж Лоры, на самом деле мог на что-либо жаловался в семейной жизни. Как-то она его видела,когда он заходил к жене на работу. Сказать, что сотрудники тогда были мягко говоря удивлены, ничего не сказать. Лора - высокая, стройная брюнетка с большими голубыми глазами и Билли - ниже ее примерно на четверть ладони с уже достаточно таки большим пузом представляли собой довольно странную картину. Ну что сказать, любовь бывает разной и внешность не главное, как доказал их случай, потому что жили они вместе уже семь лет душа в душу, бережно храня свои чувства.
  - Кстати, завтра друзья Эндрю хотят обсудить возможный заказ с нашей компанией.
  Точно еще не известно, согласятся ли обе стороны на сотрудничество, но ты должна будешь присутствовать в процессе обсуждения.
  - Почему я узнаю об этом только сейчас?
  - По идее тебе вообще не положенно об этом знать пока что, - ухмыльнулась она. - Так что...
  - Я ничего не слышала.
  - Правильно, детка.
  - Что ж, тогда я убегаю. Завтра будет тяжелый трудовой день. Надо к нему подготовиться. Пока, Лора!
  - Удачи!
  
  Мужские фигуры молчаливо стояли, образуя полукруг, закрывая собой вход в тоннель. Хотелось выть от боли, раздирающей грудь изнутри, но она знала, что нужно держаться. Нужно попасть в тоннель. Если она даст волю чувствам, все будет конченно. Они не пропустят ее. Она сама не была уверенна в том, что делает. Она не отпустит его! Он обещал! Господи, как же трудно сдерживать чувства!
  - Ты не сможешь вернуть его...
  Врут. Все врут!!!
  - Его больше нет, Кора...
  Тяжелые ладони опустились на хрупкие плечи, удерживая на месте, не давая вырваться. Жалкие попытки убрать их ни к чему не привели, делая бессмысленным дальнейшее притворство, разбивая в дребезги ее кажущееся спокойствие.
  - Ты не сможешь его вернуть!!!
  Только теперь она осознала, никто ее не выпустит. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит! И никто ей не поможет! Сердце бешенно забилось.
  - Не надо! - Кора судорожно пыталась вырваться, извиваясь всем телом. Ладони только сильнее сжимались, превращаясь в стальные оковы. Бежать. Нужно бежать! Отчаяние буквально захлестывало ее с головой, сбивая дыхание, сковывая движения. не давая бороться в полную силу за свою судьбу. Маленькие кулачки били по широкой груди и плечам, отталкивая изо всех сил, но мужчина будто и не замечал ее усилий, прижимая к себе все крепче. Тени все также стояли рядом. - Пожалуйста, не надо!
  Хрупкое тело сотрясалось от дрожи. Большие ладони обхватили ее лицо, заставляя запрокинуть голову. Взгляд манил, обещая защиту от боли и безмерное успокоение. И когда она отказалась от даров, зрачки стали заполняться равнодушной мглой, принося с собой холод, заставляя отдавать все, что было ей так дорого. Спасения нет!
  - Не смей!!!
  Сердце дико колотилось. Смятые простыни неприятно липли к коже, влажные от испарины. Руки размазывали слезы по щекам, которые непрерывающимся потоком капали по щекам. Дыхание со свистом вырывалось из груди. Она помнила, помнила свой кошмар. Кошмар, который мучил ее вот уже два года. Только смысла от этого не прибавилось. Что это? Ее прошлое? Но ведь она помнит всю свою жизнь буквально по годам. Да и родители не стали бы от нее что-либо скрывать. Все было смазанно, словно в плохой киноленте, ощущения, как сквозь вату просачивались, не давая разглядеть пространство, что окружало ее, лица, которые словно нависали над ней. Фигуры таяли, стоило на них сосредоточиться, рассеивались, как дымка на ветру. Чувства никак не желали успокаиваться, разъедая и так истерзанную душу.
  Что-то не давало ей покоя во всей этой ситуации. Кора упускала что-то важное... Что-то очень очень важное. То, что, если и не является ключом ко всему этому, то хотя бы подсказкой, но никак не могла вспомнить. Накинув легкий халат, девушка подошла к окну и присела на широкий подоконник. Когда она выбирала этот дом, ей очень понравился именно этот подоконник. Кошмары были ее частым гостем, а ночное небо, за которым она наблюдала с этого места, хорошо ее успокаивало. Вот и сейчас паника отступила, позволяя успокоиться бедному сердцу, успокаивая душу, позволяя трезво мыслить. Пустынный переулок окутывала непроглядная мгла, кое-где разрываемая ярким светом фонарных столбов. Мгла...
  Вот оно! Ключ ко всему! Словно наяву Кора вспомнила взгляд, обещающий покой и облегчение, требующий взамен что-то очень ценное, что-то, чего она не хотела отдавать. А потом глаза заволокло непроглядной тьмой, которая отбирала, не спрашивая. Она уже видела такое. Видела только недавно, как белки наполнялись жуткой холодной теменью, заглядывающей прямо в душу. Перед тем как упасть в обморок.
  
  Люди спешили по оживленной улице на работу. Утренний ветерок колыхал листья высоких деревьев, которые росли по краю обочины, образуя живую изгородь. Этот район - сосредоточение больших многоквартирных зданий, элегантных домиков, расположенных рядами вдоль улиц, и очаровательных коттеджей, переделанных когда-то из подсобных помещений. Здесь она раньше жила вместе с родителями в одном из тех самых домов, что так привлекают местную элиту зажиточных семьянинов. Рано утром Кора звонила родным, чтобы узнать номер телефона новых жильцов их дома, старый номер они при покупке сразу решили поменять во избежание всяких недоразумений. Мама долго отговаривала ее, советовала потерпеть до ее приезда, уверяя, что будет лучше съездить в старый дом ей, а не дочери. Но она слышать ничего не хотела. Ей было необходимо увидеть фотографии немедленно, ждать до конца недели девушка не смогла бы.
  - Ты пугаешь меня, Кора. Что с тобой происходит?
  - Ничего, мам. Просто мне нужно найти эти фотографии. Как ты не поймешь! Только так я смогу найти ответы на все вопросы.
  - Какие вопросы? О чем ты, девочка моя?
  - Мам, все хорошо, правда. Тебе не о чем волноваться.
  - Кора, я твоя мать. Я же вижу, тебя что-то мучает. И дело не в простых фотографиях.
  - Я... просто хочу найти свои детские фотографии, неужели это так странно? Это память о себе.
  Так хотелось рассказать матери обо всем, что мучило ее. Пригреться в родных, любящих объятиях, притвориться, что последних нескольких дней не существовало. Но прятать голову в песок она не привыкла.
  И вот Кора стоит на тротуаре, у калитки бывшего дома. Дома, в котором она раньше жила, и ничего в ней не всколыхнулось, ничего внутри не екнуло. Простые сухие обрывочные воспоминания, всплыающие на поверхность сознания, не вызывающие никаких чувств: ни плохих, ни хороших.
  Еще с утра она набрала Лоре и предупредила о том, что немного опоздает. Прошло уже минут пять, как она здесь стояла и не решалась войти. Девушка боялась того, что может обнаружить в этом домике с красочным фасадом из камня. Собравшись с духом, она все же поднялась на порог и постучала в дверь. Ждать долго не пришлось, открыли ее буквально через две минуты. Перед ней стояла женщина лет сорока в переднике и испачканными в муке руками. Светлые волосы, кое-где поблескивающие сединой были перехвачены на затылке.
  - Добрый день, миссис Абигайл. Я звонила вам с утра.
  - Ах да. Старые жильцы. Проходите, пожалуйста, - дверь распахнулась, пропуская девушку вглубь дома. - Правда не знаю, смогу ли я вам чем-нибудь помочь. Когда мы переехали, здесь почи не осталось никаких личных вещей. Разве что парочка коробок. Мы с мужем отнесли все в подвал.
  - Мне бы только осмотреть эти коробки.
  - Простите, я сейчас немного занята, сами видите, - наличие муки на носу хозяйки об этом свидетельствовало. - Но вы можете спуститься сами, поискать их внизу. Они подписаны, вы легко их найдете на дальней полке. Дорогу в подвал должны помнить? - полувопросительно подняла бровь миссис Абигайл.
  - Да, конечно, - губы сами собой растянулись в вежливой улыбке.
  - Ну что ж, если что, зовите, - хозяйка дома проводила ее до конца коридора и оставила там, сама направилась в сторону кухни, откуда доносились восхитительные ароматы яблочных пирогов.
  Покрепче уцепившись за ремень сумки, Кора глубоко вздохнула и прошла сквозь арку в гостиную. Дверь в подвал находилась под лестницей, замаскированная под дерево, лестница же располагалась за гостиной. В свое время мама была оригинальной выдумщицей на разного рода перепланировки.Видимо новым хозяевам дома все понравилось, раз они почти ничего не стали менять даже в интерьере. Ручка от двери под лестницей еле нащупывалась. Человек, не знающий об этой особенности планировки дома, не сразу нашел бы ее. Создавалось ощущение, что за лестницей не подвал, а простая малогабаритная кладовка. Наконец ухватившись за небольшую ручку, Кора потянула ее на себя, открывая дверь. Та поддавшись, со скрипом распахнула свои темные недра. В детстве она, скорее всего, боялась сюда спускаться, такая непроглядная тьма стояла впереди. Насколько девушка помнила, включатель был с левой стороны от двери. Стоило протянуть руку, как она сразу наткнулась на нее. Холодный яркий свет заполнил помещение, в которое вела узкая железная лестница без перил. Небольшие каблучки не давали возможности спуститься вниз без шума, громко цокая по ступенькам. Подвал был на весь дом, повсюду на стены были прибиты пирокие стеллажи. Полки были заполненны различными инструментами, банками из под краски, тут же лежали кисточки в расстворе. Старый разбитый велосипед ютился в углу, наполовину разобранный. Несколько коробок лежали на дальней полке. Они и вправду были подписаны синим фломастером, местами выцветшим за два года.
  Медленно вытащив их, Кора направилась к лестнице, разложила их на полу и, присев на холодную ступеньку, стала аккуратно вскрывать коробки. Первая коробка была заполнена игрушками, практически доверху. Здесь были и мягкие слоники, и деревянный солдатик с оторванной ногой и сломанной саблей, старые машинки различной величины, маленькая подушка в форме черепахи, порванный футбольный мяч. Детские игрушки, и все явно для мальчика. Вытащив из коробки практически все предметы, она так и не обнаружила ни одной куклы, ни одной заколки, ничего, что говорило бы о ее присутствии в прошлой жизни родителей. На дне обнаружился рождественский носок, старый, изъеденный молью с выцветшими узорами, на кромке вышита буква "С". Сойер. Носок был один. Во второй коробке лежали тетради, исписанные вдоль и поперек детским почерком, одна кулинарная книга, пожелтевшие от времени газеты, черные поношенные штаны, разноцветные пуговицы. Больше ничего. Ни одной фотографии, ни одного упоминания о ней.
  
  На работу Кора попала значительно позже. Абигайл Торнтон отпустила ее только после второго кусочка сочного пирога, но девушка так и не почувствовала его восхитительного аромата. Мысли ее витали слишком далеко, в попытках разгадать всю загадочность сложившейся ситуации. Не может быть того, чтобы она была приемной. Во-первых, ее самая старая фотография была сделана два года назад, когда ей было двадцать один. Ну не усыновляют в этом возрасте, она уже была совершеннолетней. Во-вторых, если даже представить, что она не дочь Дьюпонов, сама же этого не помнит, значит имеет место потеря памяти. Получается, чужая семья приютила незнакомую девушку. Получалось нескладно, хотя бы даже потому, что она все помнила. Каждый промежуток своей жизни. От всех этих мыслей у девушки разболелась голова. Откинув голову на спинку кресла, она выглянула в окно. Дневное небо успокаивало.
  Стук в дверь отвлек ее от проблем. Лора медленно вплыла в комнату, придерживая рукой поднос с двумя чашками чая.
  - Дорогая, боюсь, ты даже не заметила, что перерыв на обед почти закончился.
  - Что? Странно, что Челси не звонила. Обычно мы идем с ней вместе пообедать.
  Поднос осторожно опустился на край стола. Подав Коре чашку горячего чая, Лора прихватила свою и присела на кресло напротив.
  - Вообще-то она поднималась к тебе, чтобы позвать. Ты не помнишь? - подув на свой чай, чтобы не обжечься, она сделала небольшой глоток.
  - Видимо я пропустила все, о чем она говорила.
  - Кора где ты витаешь? Я бы связала все с тем, что ты влюбилась, но ведь это не так, верно?
  - Лора, все очень сложно, чтобы вот так объяснить двумя словами.
  - У тебя проблемы?
  - Нет... точнее не в том, смысле, в каком спрашиваешь ты.
  - Не хочешь поделиться? Говорят, свежий взгляд проясняет ситуацию.
  - Спасибо, Лора, но я пока не готова.
  - Если что, я рядом. Можешь на меня положиться. Кстати, собрание с новыми клиентами будет ближе к концу рабочего дня. Эндрю решил провести все в неформальной обстановке.
  - Тем лучше, будет время подготовиться, - сказала Кора, задумчиво водя пальцем по ободку нетронутой чашки и уже совсем тихо, чтобы не слышала Лора - чтобы встретиться со всеми сразу.
  - Надеюсь, задерживаться не придется, как вчера. Бобби решил устроить нам романтический вечер. Освежить наши чувства, как говорится.
  - Тебе повезло с Бобби.
  Глаза женщины засверкали от любви, когда она заговорила о муже.
  - Бобби это то, что заставляет меня жить полным сердцем и спасает от собственной циничности. Не знаю, что бы я делала без него. Точнее, я не представляю своей жизни без него. Он самое лучшее, что могло со мной случиться. Только я, конечно, не говорю ему об этом, - рассмеялась она. - Знаешь Корделия, когда ты встретишь мужчину, в которого влюбишься, ты обязательно поймешь, о чем я говорю, когда не можешь дышать без него и каждый день вдалеке прожит зря. Бобби научил меня ценить каждый миг, что мы рядом. Мой тебе совет, когда все же встретишь его, держись за него обеими руками, береги свое счастье. Жизнь не дарит нам вторых шансов.
  Кора горько усмехнулась. Сейчас она не способна была даже просто начать общаться с молодым человеком, не говоря о том, чтобы раскрыть душу. Дышать без него... ей бы просто научиться пока спокойно дышать, без тоски, без боли, без оглядки назад в манящую неизвестность. Чувствовать себя свободной, легкой от всего этого безумия, освободившейся от всех этих кошмаров, страхов.
  Позже, когда Лора уже собралась уходить на свое рабочее место она предупредила девушку о том что Эндрю зайдет к ней позже.
  - Когда он будет говорить тебе о том, что у нас намечается собрание, сделай вид, что ты удивлена и ни о чем не знаешь.
  В два часа рабочий день в офисе был пока в самом разгаре. Кора слышала сквозь неплотно закрытую дверь своего кабинета, как к шефу в кабинет заходили клиенты по текущим заказам, сотрудники отдела, узнала даже голос бухгалтерши. Телефон в приемной не умолкал больше, чем на десять минут. Но сама она не могла сосредоточиться на работе. Механически просматривая графики, вспоминала слова Лоры, представляла, насколько сильна ее любовь к мужу, пыталась почувствовать, каково это - быть на ее месте, любить, быть любимой, жить не только для себя, своих родных, чувствовать себя частичкой кого-то и быть без него неполноценной, потерять свою личность, расствориться в нем, в своих чувствах к нему. В груди так сладостно щемяще кольнуло. А потом представила, каково это - потерять его, все, что с ним связанно, потерять себя во всем этом... Неужели жизнь на самом деле не дает вторых шансов?
  Как и предупреждала Лора, Эндрю заглянул к ней в четыре часа дня.
  - Вечером у нас совещание, явка обязательна.
  - Что за клиент?
  - Ты их знаешь, это Siemax.
  - Ого, крупная рыбка!
  - Да, и директором компании является Брэдли.
  - Хорошие у тебя друзья. Странно, что он никогда не светился в прессе.
  - Не без этого, он не любит излишнего внимания. Как говорится, гений в тени собственной славы. Будут Брэдли и его партнеры. Да, и еще Харт, заместитель директора. С прессой общается он.
  Брови девушки выразительно взлетели вверх.
  - Ах, вот в чем дело. Поэтому мне показалось, что я его откуда-то знаю, но никак не могла понять, где видела его раньше, - задумчиво прошептала она.
  Скорее всего она видела его фотографии в газете или по телефизору в новостях в одном из многочисленных интервью богатых бизнесменов. Кора облегченно улыбнулась, одной загадкой стало меньше.
  - Ты, как одна из лучших работников, будешь представлять свой отдел. В принципе, если мы все же подпишем контракт, ты будешь курировать его.
  - Что конкретно интересует Siemax?
  - Об этом мы узнаем на совещании. Найди о них все, что можешь. Нужно сделать все для того, чтобы они не ушли в конкурентам.
  - Но ведь вы друзья.
  - В бизнесе дружба не аргумент, Корделия, запомни это.
  Siemax представляла собой крупнейший телекоммуникационный концерн по всей Америке. Она, являясь ведущим международным поставщиком комплексных решений в области беспроводной связи, тестирования мобильных сетей и систем обеспечения безопасности, имела на сегодняшний момент представительства в 15 странах мира с головным офисом в Лос-Анджелесе. Акции компании Siemax котируются на Швейцарской фондовой бирже в Цюрихе. Не хило. Знать бы еще, что интересует такого гиганта в небольшой компании по разработке компьютерных программ вроде них.
  В течение всего того времени, что она искала информацию о Siemax, голова не хотела слушаться. Мысли тянулись вдаль, хотелось расслабиться, забыться хоть на мгновение. Кора не давала себе передышки, но взор все время устремлялся на что угодно, изучал интерьер кабинета, лишь бы не на монитор. Ласковый тихий шепот мешал сосредоточиться, ненавязчиво давая о себе знать, подсознательно заставляя отвлечься, словно дальний шум прибоя, постепенно нарастающий, превращаясь в рокот приближающейся волны. Остался только шопот, прерывающийся местами, затихающий, чтобы снова зазвучать в воспаленном мозгу еще более яркими красками.
  Кора четко уловила момент, когда осознала, что твориться вокруг. Просто вдруг почувствовала себя, свое тело, окружающее пространство, неразборчивый шопот, который даже после того, как она вышла из этого своеобразного транса, продолжал отражаться от стен, разбивая гулкую неестественную абсолютную тишину. Кора открыла глаза и, невольно прислушалась. Взгляд резко скользнул с клавиатулы дальше по столу, креслу напротив, ковру. Два тела сплелись, словно единое целое. В вечной сказке любви. Шепот стих наконец, теперь, когда вниманием ее полностью завладело открывшееся действо. В ушах стоял тихий звон, не давая пробиться посторонним звукам. Невозможно было разобрать, где начинаются линии одного тела и кончаются другого, обозначая контуры двух существ. Словно одна душа на двоих.
  Мужчина трепетно ласкал тело девушки, прикрывая ее своим телом, как будто чувствовал чужой взгляд, в стремлении защитить. Стройная женская ступня обвивала его бедра, тонкие пальчики пробежались по широкой обнаженной спине, напряженные мышцы вздрагивали в ответ на ее невинные прикосновения. Другая кисть запуталась в черных как смоль волосах. Мужчина склонил лицо к шее девушки , лаская губами бархатистую кожу, выцеловывая каждый миллиметр. Сильные руки все сильнее прижимали к себе соблазнительное тело. Лицо ее закрывали длинные каштановые пряди. Изогнувшись от страсти, она откинула голову назад, волосы соскользнули с лица.
  Кровь бросилась в лицо Коре, губы невольно приоткрылись в немом вскрике. Взгляд ее утонул в таких знакомых омутах, затянутых пеленой блаженства. Рука невольно взметнулась к голове, в которую вонзились тысячи раскаленных игл, причиняющих нестерпимую боль. Но несмотря на это она никак не могла оторвать взгляд от лица девушки, так доверчиво лежащей в объятиях мужчины. Все в ней, и нос, и губы, и нежный овал лица были ей знакомы... Кроме глаз, чувств, которые плескались в них. Кора каждое утро видела это лицо в зеркале и никогда в ее глазах не было такого бесконечного счастья и любви. И не намека на тоску и разъедающую душу боль.
  Все схлопнулось в мгновение, стоило только прикрыть глаза, словно наваждение. Осталось только чувство утраты чего-то жизненно важного, отчего перехватывало дыхание, не давая ей глотнуть воздуха полной грудью. Одинокая слеза медленно сползала по щеке, оставляя за собой мокрый след, потревоженная душа медленно занималась сжигающей тоской.
  
  Почти все кроме двух-трех стульев были заняты, не считая ее места. Кора опоздала на двадцать минут, успокаивая расшалившиеся нервы, пришлось прошмыгнуть мышкой к своему стулу между Эндрю и начальником отдела по разработкам.
  - Где ты была? - прошептал Эндрю, приглядевшись, сменил тон на более спокойный. - С тобой все в порядке? Выглядишь не очень.
  - Потом оправдаюсь.
  - Сможешь выступить? Мне нужно, чтобы ты их заманила к нам, чтобы даже возможности того, что они уйдут не осталось, Кора.
  - Сделаю все, что в моих силах.
  Вопросы прекратились сами собой, стоило им заметить на себе внимательные взгляды со стороны Брэдли и Джулиуса.
  Обсуждение договора плавно текло своим чередом, набирая обороты. Приходилось жестко контролировать себя, чтобы сосредоточиться на разговоре, не давая себе ускользнуть в свои мрачные мысли. Однако она все же пропустила момент, когда нужно было всзять слово, о чем и намекнул ей Эндрю, осторожно подтолкнув за локоть.
  - И все же, почему мы должны заключить контракт именно с вами? На данном рынке существует большое количество компаний намного более крупного масштаба, уже имевших дело с такими гигантами, как мы. К тому же у нас есть собственный отдел программирования.
  Вот тут вступила Кора:
  - Наша компания представляет весь комплекс услуг в сфере профессиональной разработки заказного программного обеспечения, системной интеграции, стратегического и технологического ИТ-консалтинга, тестирования, сопровождения и поддержки ПО, а также полного цикла веб-разработки. Мы создаем максимальную ценность для вашего бизнеса, внедряя, интегрируя и развивая решения во всех основных областях функционирования предприятия - от маркетинга и продаж до управленической аналитики и автоматизации производства. Мы предоставляем создание программ на заказ любой сложности и для любых задач. Разработка программ на заказ это решения, облегчающие Ваш бизнес или процесс бизнеса в любой отрасли. В течение 48 часов после получения нами технического задания осуществляется предварительная оценка времени и стоимости разработки, после чего оформляется договор на создание программы. Срок выполнения работ, как правило зависит от уровня сложности проекта. В процессе выполнения работ вы получаете промежуточные версии программ для контроля хода выполнения работ, и равными долями вносится предоплата до 50%. Существуют другие способы оплаты, которые обговариваются в дополнительном соглашении. По окончанию работ по разработке программного продукта подписывается акт сдачи-приемки работ, Вами вносится оплата оставшейся суммы за оказанные услуги. После этого Вы получаете разработанное программное обеспечение, документацию, на CD-ROM или DVD-ROM диске. Поставка исходных кодов, оговаривается в дополнительном соглашении. Так или иначе, исходные коды, только написанные за период разработки, поставляются заказчику. Поставка исходных кодов готовых решений оговаривается отдельно.
  - Наш отдел...
  - Правильно, всего лишь отдел, хоть и высококвалифицированных сотрудников, а у нас их целая компания. Уверяю вас, Джулиус, сделав выбор в нашу пользу, вы не пожалеете. У нас богатый опыт успешных внедрений.
  - Хм..., - Харт все же решил удостоить вниманием собрание. Небрежно оперевшись плечом о косяк, он некоторое время смотрел на нее. И когда она уже, собравшись с духом, хотела продолжить, перевел взгляд на сидящих за столом.
  - В любом случае нам надо подумать и в случае положительного ответа мы имеем право четко отслеживать ход работы и все предварительные разработки, - медленно направился к свободному стулу рядом с Брэдли, лениво, словно нехотя отодвинул и, наконец, опустил на него свое тело. - В случае, если нас не удовлетворит что-то, Siemax может разорвать контракт с возмещением заранее оговоренной компенсации.
  Дальше все пошло намного проще. Кора поняла, что ее вмешательство уже не понадобится. Было решено, что Siemax даст окончательный ответ через несколько дней, но условия сотрудничества решили обсудить заранее. Через полчаса собрание распустили, Кора потянулась вместе с Челси к лифту, необходимо было решить несколько вопросов перед тем, как Siemax даст свое окончательное решение, так как на другие заказы времени не будет хватать.
  К семи часам они успели все завершить. Усталые сотрудники покидали свои рабочие места, торопясь домой. Девушка поднялась в свой кабинет, чтобы захватить сумку. Ее беспокоило смутное чувство тревоги. Чего-то неизбежного, надвигающегося на нее всей своей необъятной массой. Оно грозило поглотить, расплющить, раздавить, не давая шанса на спасение. Сердце странно трепыхалось, словно пойманная птица, держа в напряженном состоянии. И она никак не могла отделаться от этого.
  На выходе из кабинета девушка услышала посторонние шумы. Благо ковер полностью заглушал цокот ее каблучков, давая возможность оставить в секрете свое присутствие. Мужские голоса доносились слабым фоном, поэтому Кора сразу поняла, что не одна в помещении. А когда увидела их, было уже слишком поздно.
  - Харт, не надо. Время не пришло... Ты знал, что она еще здесь. Ведь так?
  - Мы не можем ждать, ты сам это знаешь, Брэдли. Она дорога мне также, как и вам, и даже больше. Но наша единственная возможность тает на глазах, с каждым лишним часом, проведенным здесь. Вы сами видели! Город умирает. Он закрывается, уходя в спячку!
  - Кора не сможет помочь! Она не создатель города, - усталые нотки проскальзывали в голосе Эндрю. Кора уловила в нем какое-то чувство обреченности.
  - Эндрю, город живой. Между его создателем и Корой была слишком сильная связь, чтобы она на него не повлияла. Город подчинится ей. Кора живая связь между ним и Дарреном.
  Даррен...
  Почему так больно? Почему так плохо? Туман, везде туман. Надо бороться. Надо найти что-то важное. Оно ускользает прочь.
  Тихий, почти неслышный, словно мурлыканье кота, гул лифта доносился откуда-то снизу, поднимаясь.
  - Его нет. Ее мы убрали сами. Никто не думал, что жилье будет так реагировать. Утратит свои уникальные возможности, закроет источники и погасит искру жизни в себе - да. Все города после гибели создателей теряют свою живую сущность, становясь обычным домом для тысяч людей. Но Грифлайн умирает полностью. Он закрывает комнаты навсегда, свет постепенно потухает. Город уходит в небытие, выдворяя всех жителей. Если он закроется окончательно, Даррен будет следующим в списке окончательных мертвецов. Для него это будет означать, что Коры больше нет.
  О чем они говорят? Они имеют в виду нее, но что за бессмыслицу несут? Девушка осторожно выглянула из-за угла.
  Звонкое дзинь и вот уже двери плавно раскрываются, мягко освещая темное пространство вокруг себя, давая возможность рассмотреть силуэты пятерых мужчин, в ожидании лифта застывших чуть поодаль друг от друга, формирующих некую изогнутую линию. Кора была уверенна, что не издала даже малейшего шума, однако разговор неожиданно оборвался и они один за другим стали оборачиваться. Темные кольца страха стали сжимать свои щупальца, все туже обвивая ее сердце, не давая свободно вздохнуть. Было в этом что-то зловещее. Сначала обернулся Эндрю, он стоял с краю. Почти одновременно с ним Джулиус с другого края. Внутри встрепенулось давно забытое... Время будто замедлилось, сердце замерло, каждый его стук эхом отдавался в ушах. Брэдли и Алекс так же смотрели на нее, не заставив себя долго ждать. Внимательные, сочувствующие взгляды были направлены на нее, словно ожидая. Тихий всхлип сорвался с ее губ. Дыхание замерло, горло свела жесткая судорога, от шквала эмоций.
  Это Харт. Она знала. В центре стоял он, но поворачиваться не спешил, растягивая секунды в мучительные минуты. Восприятие действительности стало искажаться, линии будто расплывались, не давая сосредоточиться на другом, притягивая взор все сильнее и сильнее. Позади них Кора видела уже не лифт, а широкий, наполненный искусственным дневным светом тоннель, покрытый идеально белой плиткой. В мозгу билась мысль, нужно бежать, спрятаться, не дать себя поймать! Но ноги отказывались повиноваться, тело застыло на месте, дрожа в напряжении.
  - Прости...
  Тихий шепот коснулся слуха, когда Харт уже поворачивался к ней. И стоило их взглядам встретиться, мир ее взорвался. Дикая боль скрутила все тело, взрываясь в мозгу, принося невыносимые мучения. Дыхание давалось с трудом, тяжело опадала грудь.
  Кора и не поняла, как оказалась на коленях, руки обхватили голову, тело раскачивалось в разные стороны. Она не слышала вырывающихся из горла хрипов.
  Чужие руки коснулись плеча. Волна ужаса окатила Кору сверху до низу. Судорога прошла по телу, отторгая прикосновение.
  Дернувшись в сторону от заботливо протянутой руки, затравленным взглядом окинула ее обладателя.
  - Прости, Кора.
  Харт снова обхватил твердой ладонью ее плечо, разворачивая к себе, не замечая слабых попыток вырваться из стального захвата. Другой рукой запрокинул ей голову, заставляя посмотреть ему в глаза.
  - Прости, Кора... Прости за эту боль... Я так хотел избавить тебя от нее, а сделал только хуже. Ведь ты на самом деле могла спасти Даррена. Могла... Ты должна вспомнить. Вспомнить все, Кора.
  Словно ручей журчал вдалеке. Или нежная песня, красивая и до боли знакомая. Даррен... Что значит это имя? Сердце щемит тоска, где-то глубоко внутри зарождается стон.
  - Вспомни. Даррена.
  Хочется плакать и кричать от боли. Кто ты? Где ты?
  Хватка Харта становится сильнее. Шум в ушах нарастает, мучительно отдаваясь во всем теле, с каждым мгновением становится все нестерпимее. Глаза мужчины темнеют , гипнотизируя, не давая оторвать от него взгляд. Белки исчезают за черной глубиной, которая все сильнее затягивала ее.
  Страх. Холодный, липкий ужас охватил тело.
  Чужое присутствие. В голове. Маленькие щупальца скользят, выискивая все самое сокровенное, что было в ней и даже больше. Ничего не остается тайной для его взгляда. Темнота сгустилась, отрезая от нее все вокруг, обволакивая в бархатный кокон. Щелчок. Словно подняли невидимую до этого заслонку где-то внутри.
  Голова взорвалась от дикой боли. Прошлое смешалось с настоящим, не давая отделить воспоминания, толчками накатывающие на нее, от нынешней действительности.
  - Прости, - услышала Кора словно издалека.
  Сознание стремительно ускользало в темноту. Это для него брошенные слова казались заботливыми, искренними, пронизанными раскаянием... запоздалым. Для нее же это были камни, что с размаху швыряли, целясь прямо в сердце, тяжелым грузом оседающих на его дне. Поздно. Слишком поздно. Время не повернуть вспять, не заставить работать в соответствии со своими желаниями. Хотя какие желания, она готова была умолять. И из этого ничего не вышло.
  
  
  Сознание возвращалось неохотно, тяжело давя на виски.
  Тишина. Кровь толчками гоняет по венам, отдавая в ушах. Постепенно сменяется громким звоном, медленно разгоняющим туман в голове. Рука, безвольно повиснув, касалась холодного пола. Пальцы слабо дернулись, задевая поверхность, царапая нежную кожу подушечек. Бетон.
  Тело, словно чужое, отказывалось подчиняться. Кора лежала на боку, на краешке узкой койки, подтянув колени к груди. Под ней был постелен тонкий старый матрас. От него несло сыростью. Но девушку это не волновало. Какое это имеет значение? Теперь, когда его больше не вернуть. Зачем? Кому теперь все это нужно? Ради чего? Бороться больше не за что. Призрачная надежда разбита. Ее ничего не держит.
  Где-то издалека до нее доносился равномерный стук тяжелых капель, с интервалом в несколько секунд шмякающих в образовавшуюся на полу глубокую лужу. Голова тупо ныла в области затылка, Не давая сосредоточиться. Тошнота подкатывала к горлу.
  Собравшись с остатками сил, Кора с трудом подняла веки. Ресницы слабо затрепетали, словно крылья бабочки. Взгляд медленно скользил вокруг, охватывая окружающее пространство. Темная, маленькая комнатка с одной узкой кроватью у стены, на которой сейчас лежала она. Бетонный пол, проем без двери, длинный мрачный коридор за ним, уходящий влево.
  Теперь, когда Харт снял блок, и Кора все вспомнила, ее силы вновь стали возвращаться. Обостренное сознание говорило, что она находится глубоко под землей. Однако девушку это не волновало. Сердце равнодушно билось, камнем лежа в груди, покрытое толстой коркой льда. Потом. Потом придет боль. Слезы. Устала. Она так устала. Устала жить... Без него.
  Медленно перебирала память, вспоминая свою новую... нет, старую, настоящую жизнь. Тихие слезы катились по щекам, намочив подушку под щекой, но Кора даже не чувствовала этого.
  Люди. Они даже не подозревают, что их мир не единственный, населенный разумными существами. Что они не одни в этой вселенной. Что существует множество других, непохожих на этот миров со своим населением, своей культурой, вероисповеданием. Разные расы, разные ценности. Им повезло, их успели спасти, закрыть мир от вторжения. Хаос не достиг этой планеты. Не все такие счастливчики.
  Изначально во вселенной существовал альянс девяти планет: Элиос, Хоррос, Айпион, Теос, Ланриния, Зеон, Мирион, Прокс, Авилон. Сильнейшие, они были не единственными в этой вселенной, но основными, стратегически важными, полностью оснащенными военной технологией для своей защиты и других небольших миров, которые не могли за себя постоять. Не было не космических кораблей, ни иных технологий, с помощью которой бы можно было передвигаться по мирам. Ими правила магия. Она давала все необходимое. А перемещались жители разных миров по межмирью. Источники огромной энергии, предназначенные для поддержания своеобразных межмировых тоннелей, существовали в каждой планете.
  Тьма пришла неожиданно, вторглась в их вселенную триста лет назад. Она как зараза распространялась по мирам, уничтожая все живое, к чему прикасалась. Война была слишком неравной. Планеты погибали одна за другой. Многие небольшие миры были уничтожены в первые же дни вторжения. Оставшиеся нетронутыми были сокрыты, спрятаны в пространстве, чтобы до них не могли добраться. Было решено запечатать на этих планетах источники межмировых тоннелей, чтобы закрыть от возможного проникновения извне. Так появились запретные миры. Одним из них была Земля.
  Здесь на Земле, магия также имела место быть. Просто люди об этом забыли. Они согласились добровольно стереть все воспоминания о других планетах и их возможностях для собственного блага. Рано или поздно какой-нибудь глупец решится, несмотря на опасность, выйти в другие миры, нарушив защитный покров своего мира, и тогда тьма просочится сюда. Контролировать всех невозможно. Поэтому было принято решение избрать несколько кланов, которые оставили свои способности при себе, не загасив в себе магический источник и память о случившемся. Они превратились в стражей Земли. Остались сильнейшие, чтобы, если враг все же сможет пробраться, планета не осталась беззащитной.
  Нельзя защититься от того, чего не ведаешь. Альянс никогда не сталкивался с таким опасным врагом. Практически неуязвимый, враг был непобедим. Айпион - планета с высокоразвитой цивилизацией, была уничтожена. Его жители погибли вместе с ней, так и не сдавшись на милость врага. Хотя какая милость. Пленников просто не существовало, добивали всех от взрослых до детей. Природа погибала, поверхность планеты превращалась в искореженные пласты земли.
  Альянса девяти миров не стало. Когда-то сильнейшие, цветущие миры, сейчас это были выжженные дотла планеты. Темные миры. Жизнь на поверхности стала невозможна. Люди были вынуждены прятаться глубоко под землей, создавая целые города. Огромные, живые города, созданные магией, обладающие искрой жизни, беспрекословно подчиняющиеся своим создателям.
  Война продолжалась более пятидесяти лет, когда наконец враг был побежден. Из девяти планет выжило лишь пять: Хоррос, Теос, Ланриния, Зеон, Мирион. Население миров сократилось в десятки раз. И только когда люди выбрались на поверхность, они поняли, что ничего не кончено. Война была выиграна, но последствия ее были сокрушительны.
  Вирус, обнаруженный в воздухе, порождал неконтролируемую агрессию и жажду крови. Слишком поздно они это осознали. Были выявлены чужеродные примеси в составе воздуха. Поверхность оставалась непригодной для жизни на ней и люди ушли обратно в города, предварительно запустив процесс очистки кислорода. Вирус не сразу проявил себя, однако зло глубоко пустило в некоторых наиболее агрессивных корни, выпуская все самое темное, что было в их душах. Оно крепко прижилось в их сердцах. Инициированное население ушло из городов до того, как разум полностью застлала кровавая пелена, заставляя нападать на своих родных и близких. Они стали темными, единственной их целью было убивать, завоевывать, уничтожать все живое. Тьма, хоть и была побеждена, но оставила свое наследство.
  Даррен.
  Даррен был жителем Теона. Создатель города в своем мире, один из сильнейших магически одаренных, он возглавлял отряд защитников, который состоял из шести человек. Каждый из них обладал уникальными способностями. Брэдли - самый спокойный, разумный из всего отряда, почти никогда не показывающий своих эмоций внешне. Проницательный, с сильно развитым чувством справедливости, он разбирался в человеческой сущности, как никто другой. Все его советы и решения были идеально правильными. Светлые, чуть длинные волосы, худощавый, высокий, в меру накачанный. Алекс и Джулиус - озорники, оба темноволосые, крепко сложенные. По натуре как черти, непоседливые, неугомонные. Вечно веселые, они были вынуждены контролировать в себе огромную силу, являясь универсалами стихий четырех элементов природы: воздуха, воды, огня и земли. Харт - достаточно сложная натура, богатый внутренний мир, похож на Алекса и Джулиуса, при этом иногда несдержан в проявлении эмоций, вспыльчивый, живет чувствами. Людям, которых он любит, отдает себя без остатка. Обладая силой четырех элементов, основной его талант все же заключался в воздействии на мозг человека при близком контакте. Он мог, как вылечить психически больного человека, так и уничтожить совершенно здорового. Эндрю - телепортер по мирам. Для него не существовало каких-либо запретов по части перемещения. Защитный покров выживших миров не действовал на него. Плюсом его силы было то, что он мог перенести только себя, поэтому стражи миров его не трогали, не опасаясь того, что темные воспользуются силой Эндрю, для того, чтобы попасть к ним. Минус - друзей он тоже не мог телепортировать. Помимо этого обладал средними силами элементов. Даррен. Он был создатель и этим все сказано. Таких было мало. Никто так и не изучил их способностей до конца. Бесконечная возможность саморазвития, это были своего рода гении. Их стремились уничтожить в первую очередь. Темные открывали на них настоящую охоту. Больше, чем друзья, они были друг другу как братья. Каждый был готов отдать свою жизнь за другого.
  Она, Кора, жительница Мириона, влюбилась в него в первые же мгновения, стоило их взглядам встретиться. Даррен со своим отрядом, укрываясь от погони, перескочил в ее мир по одному из тоннелей. Они вышли как раз на нее, зажатую в углу одним из темных с закинутым на девушку ножом. Две длинные раны уже украшали ее тело. Тьма в глазах не давала сосредоточиться на чем либо. Кора держалась на чистом адреналине. Последнее, что она помнила, проваливаясь в темноту, как сильные руки ее подхватили, не дав упасть на холодную землю.
  Пришла в себя Кора уже в его мире. Он не смог ее бросить. Лечение протекало медленно и слишком болезненно, но она наслаждалась каждым мгновением. Даррен сам ухаживал за девушкой, не подпуская к ней никого. Высокий, мощный, слишком опасный, и в то же время нежный, чуткий с ней. Темные волосы мягкими прядями вились вокруг шеи в легком беспорядке. Кора часто ловила себя на том, что рука, будто сама тянулась зарыться в них.
  Эти две недели, что длилось ее выздоровление, Даррен не оставлял ее, практически всегда находясь рядом. Поддерживал с особенно трудные моменты, когда боль от ран становилась невыносимой. И в то же время мужчина не подпускал ее к себе, держась на расстоянии. Лишь в самом начале Кора поймала его на проявлении каких-либо чувств в свою сторону. Это случилось через неделю после ее спасения.
  Девушка все еще лежала в лазарете. Они находились во временном убежище, вынужденно задержавшись из-за ее ран. Лихорадка отступила только ночью. Кора медленно отходила ото сна, вялость чувствовалась во всем теле. Рядом кто-то сидел, играя роль заботливой сиделки. Нехотя приоткрыла глаза, все еще сонные, наполненные болью, что испытывала девушка. Хотелось снова заснуть, чтобы не чувствовать ее. Около кровати, на стуле, склонившись над ней, полусидел Даррен. Серые глаза внимательно следили за ней, отмечая все детали. Рука его медленно потянулась к лицу. Осторожно, едва касаясь, он дотронулся до ее подбородка, пальцы нежно прошлись по искусанным от боли губам, словно утешая. Сердце испуганно заколотилось. Поглощенная своими эмоциями, Кора почти не дышала.
  Даррен убрал с ее щеки прядь длинных каштановых волос. Оба внимательно следили за его рукой.
  - Дыши, - только после этого посмотрел ей в глаза. - Воздух нужен всем, сердце мое. Разве что это твой дар - обходиться без него.
  Кора шумно глотнула воздух. Этот красавец явно над ней издевался.
  - Значит, это все же не так, - усмехнулся он. - Меня зовут Даррен. Мы на Теоне. Нам пришлось забрать тебя с собой. Мы не знали, к какому городу в своем мире ты относишься, а оставить тебя там было бы равносильно убийству. После таких ранений люди без должного ухода не выживают.
  - Я... Я Кора, - получился почти шепот.
  - Прости, Кора, но отправить тебя домой в скором времени не получится. Пришлось уничтожить проход в твой мир. Темные сидели у нас на хвосте и обнаружили тоннель. Они как раз пролазили в него, когда ты отключилась. Пришлось взорвать проход. Зато эти твари остались там. Надеюсь, хоть это тебя утешит. Отправим тебя домой по другому тоннелю... Если ты еще захочешь... - рука его ласково поглаживала запястье девушки, вызывая трепет во всем теле, посылая по нему электрические разряды. Губы его оказались неожиданно близко. Кора снова забыла, как нужно дышать. Глаза его были наполнены нежностью, окутывающую ее странным теплом, вызывающую в теле непонятные ей желания. - Тебя кто-нибудь ждет на Мирионе?
  Дыхание мужчины задевало ее губы, вызывая трепет в юном теле. Страх в ней боролся с чувствами, которые она не могла определить и первое явно выигрывало. Странное тепло охватило тело.
  - Нет. Я одна, - прошептала она в ответ, не в силах оторвать от него взгляда.
  Даррен в это время смотрел на ее губы.
  - Ни мужчины, не родных?
  'Соври. Скажи, что тебя ждут на Мирионе. Нельзя допустить ни малейшей близости. Ты его даже не знаешь', шептал ей разум, а тело тянулось к нему, желая, требуя неизвестно чего. Господи, что с ней происходит?
  - У меня никого нет.
  Договорить ей не дали. Теплые губы накрыли ее уста, нежно, ласково, едва касаясь, словно боясь спугнуть ее. Сердце внутри забилось с удвоенной силой, и девушка не могла понять, от чего больше - от страха или от желания. Бороться с собой не было сил. Кончик языка чувственно прошелся по нижней губе Коры, захватив его в плен, слегка прикусив зубами. Кора снова забыла, как нужно дышать. Нельзя! Слишком опасно, она не сможет его остановить. Рука ее уперлась ему в плечо в стремлении остановить, но он не почувствовал ее слабых попыток. Нужно предупредить! Новые чувства накрыли ее с головой, не давая сопротивляться.
  С тихим стоном Даррен оторвался от нее и ласково погладил по щеке.
  - Тебе нужно перенаправить потоки внутренней энергии, чтобы процесс регенерации ускорился.
  Сердце быстро колотилось, туман в голове не давал сосредоточиться.
  - Не могу.
  Рука Даррена застыла в миллиметре от ее лица. Взгляд его сосредоточился на ней.
  - Причина?
  Тишина.
  - Сколько тебе лет?
  Кора опустила ресницы, не в силах смотреть ему в глаза. Почему они не встретились чуть позже? Почему сейчас? Напряженная тишина давила на плечи.
  - Так сколько?
  Молчать дальше не было смысла. Она знала, стоит только ответить на вопрос, и все закончится. Между ними проляжет невидимая пропасть, преодолеть которую будет крайне сложно, если не невозможно.
  - На прошлой неделе мне исполнилось двадцать лет.
  Снова тишина.
  - Твои силы еще не проснулись.
  Руки Даррена сжались в кулаки - единственное, что он мог себе позволить. Во взгляде его на мгновение промелькнуло что-то, похожее на боль, но потом она решила, что ей это показалось, потому что в следующую минуту в глазах уже плескалось холодное равнодушие. Мужчина медленно выпрямился, встал, прошелся по лазарету.
  - Что ж, придется нам здесь задержаться до тех пор, пока ты не встанешь на ноги.
  С этими словами мужчина вышел из помещения. Его голос, не выражающий никаких эмоций, все еще звучал у нее в ушах.
  И дело было не в возрасте. Просто сила просыпалась только по достижении ими двадцати трех лет. До тех пор было необходимо вести целомудренный образ жизни. Энергетическая сетка должна оставаться неизменной, что невозможно при начале половой жизни. Потоки энергии меняют свое направление. Источник сил перестает подпитываться и, не получая развития, постепенно угасает, делая невозможным обретение человеком своих сил. И быть бы Коре счастливой, что она так легко отделалась. Но в груди что-то тоскливо щемило, не давая радоваться данному факту.
  С этого дня Даррен больше не позволял себе ничего лишнего по отношению к ней. Иногда Коре казалось, что ничего и не было, что она сама все придумала. Даррен больше не проявлял к ней своих чувств. Невозможно было догадаться, что творится у него в голове. Всегда холодный, сдержанный, все же ухаживал за ней все же он. И когда она впервые после ранения принимала душ, именно он помогал ей, поддерживая ее слабое после лихорадки тело, что было для девушки настоящим испытанием. У них был по этому поводу настоящий скандал. Даррен не разрешал ей самостоятельно принять душ, аргументируя свой отказ тем, что она еще недостаточно окрепла, а Кора не хотела, чтобы он помогал ей, испытывая естественное для девушки стеснение. Только сказать о своих страхах она не могла. В итоге решение было принято: при первых же признаках слабости девушка должна позвать его. Даррен остался за ширмой.
  С первых же минут было ясно, что это не очень хорошая идея, мягко говоря. Ноги еле держали ее, пришлось опереться спиной о стену. Трясущиеся руки не добавляли Коре уверенности в своих силах. Постояв так несколько минут, чтобы придти в себя, наконец, оттолкнулась от мокрого кафеля и шагнула под горячие струи воды. Она как раз успела намылить губку, когда слабость снова охватила ее, а перед глазами запрыгали черные точки, и Кора прикрыла их. Она не услышала, как отодвинули ширму и рядом оказался голый по пояс Даррен. А когда поняла, было уже слишком поздно. Только мочалка выпала из ослабевших враз рук и сердце испуганно замерло. Мокрые штаны тут же облепили его мускулистые бедра. Смотреть ему в лицо девушка не решалась. Мужская ладонь крепко обхватила ее за талию, прижимая к своей груди.
  - Обхвати меня сильнее, чтобы не упасть, - хриплый голос Даррена прозвучал прямо над ухом. Губы слегка задевали его, вызывая в ее теле мурашки. Теплая волна окатила ее тело, страх отступил.
  Просить дважды ему не пришлось. Ноги и так уже подгибались, но уже не от слабости. Тонкие ручки взлетели, обхватывая шею, чувствуя под своими ладонями его бархатную кожу. Тело рядом с ней напряглось. Волосы мокрыми прядями ложились ей на пальчики, вызывая страстное желание зарыться в них. В какой-то момент Кора почувствовала на своих плечах его руки, осторожно намыливающие кожу под ладонями, неторопливо проводящие по ней вниз к лопаткам, дальше по спине и снова наверх. Ей тело затрепетало, полностью находясь в его власти. И так снова и снова, пока с губ ее не сорвался слабый стон. Руки Даррена замерли на мгновение, затем продолжили свое путешествие дальше, опускаясь еще ниже, намыливая все тело. Неосознанно Кора сама прижалась к нему крепче, касаясь грудью его торса. Даррен застыл. Осознав, что натворила, девушка тут же отодвинулась. Смущение накрыло ее с головой.
  - Спасибо, дальше я сама.
  - Мы еще не закончили спереди.
  Даррен аккуратно развернул ее к себе спиной и снова прижал к груди. Мыльные руки заскользили по упругому животу, бокам, поднялись выше. Сердце гулко забилось, стоило ему коснуться ее груди, нежно едва проводя по ней пальцами. Девушке казалось, что он слышит, как сильно под его ладонью бьется в груди сердце. Руки сжались в кулачки, ногти впились в нежную кожу, оставляя на ней полумесяцы.
  К концу их купания Кора вся горела. Даррен осторожно завернул ее в полотенце и сам отнес обратно на постель. Там мужчина снова осмотрел ее рану и, оставшись довольным увиденным, сделал легкую повязку.
  - Дня через четыре выходим. Твои раны почти зажили. К этому времени силы тоже вернутся.
  Одним гибким движением Даррен поднялся на ноги и направился к выходу.
  - Даррен, - Кора дождалась, когда он обернется. - Спасибо.
  Это было совсем не то, что она хотела сказать, но признаться в своих чувствах так и не смогла. Кора пока даже в себе не могла признаться в том, что за чувства ее обуревают. Знала только, что рядом с ним сердце начинает колотиться в груди намного быстрее, а тело перестает ее слушаться, стремясь к нему. Нельзя. Она пока не получила свои силы и не имеет право отдаться чувствам. И зная это, Даррен точно не прикоснется к ней.
  - Теперь ты одна из нас. А о своих мы заботимся. Отдыхай, Кора. Скоро обед. Харт принесет тебе поесть.
  Иными словами, то же самое Даррен сделала бы для любого другого.
  С группой Кора подружилась практически сразу же, особенно с Хартом. Если Даррен занимался ее лечением, то Харт взял на себя миссию постоянно развлекать девушку, проводя с ней практически все свое свободное время. Потихоньку он рассказывал ей о Грифлайне, городе, в котором они живут. Население его состояло из почти, что полутора тысяч человек. Создателем его был Даррен.
  - Тебе обязательно понравится в Грифлайне, - рассказывал Харт, развалившись на стуле рядом. - Он просто потрясающий. Даррен гений. Жилье полностью адаптируется под своих новых жильцов, создавая максимально комфортные для него условия. У меня, к примеру, в комнатах есть даже джакузи.
  - Комнатах? Не одной? - удивилась Кора.
  - Это одна из положительных моментов жизни в Грифлайне. С каждым новым жильцом он сам расширяется, предоставляя в его распоряжение сразу несколько комнат. У Даррена вообще помимо спальни есть еще огромная библиотека над ней. Я ее до конца так и не обошел. Тебе стоит на нее взглянуть. Думаю, тебе понравится.
  Кора сомневалась в том, что Даррен будет приглашать ее к себе, но решила промолчать.
  - А правду говорят, что между создателем и городом очень тесная связь? Тот, в котором я жила, уже потерял свою живую сущность, когда я родилась. Его создателя убили темные.
  - Правда, - Харт старался подобрать слова, чтобы правильно все объяснить ей. - Между творцами и их творениями идеальная связь. Фактически это часть их энергии, оторванная от себя и материализованная в определенную самостоятельную форму. В данном случае в Грифлайн. И, уверяю тебя, он один из лучших. Поэтому многие стараются переселиться к нам. К тому же, город практически невозможно найти. Он сам идеально скрывается от темных. Они найдут нас, разве что, если только привести их прямо к порогу жилища.
  Кора с легкой завистью в душе слушала его. Чувствовалось, с какой теплотой Харт рассказывал о своем доме.
  - Интересно посмотреть на него.
  - Не бойся. Жилище обязательно тебя примет. Даррен же сделал это, а значит, Грифлайн уже ждет тебя.
  - Даррен даже не замечает меня, - не сдержалась Кора.
  - Дурочка, - добродушно усмехнулся Харт. - Он сходит по тебе с ума.
  - Он такой холодный со мной, вся эта вежливость, равнодушие...
  Как же эта маленькая хрупкая девочка не замечает, как медленно сводит с ума его друга. Харт видел, какими тот глазами смотрел на Кору, когда думал, что все вокруг ничего не замечают. Правда заключалась в том, что их отряд слишком тесно связан. Ребята давно уже все поняли и сочувствовали Даррену. Никто из них не хотел бы оказаться на его месте. Быть настолько близко к объекту своего вожделения и не сметь притронуться к ней, потому что в какой-то момент можешь не сдержать свою страсть и ненароком лишить ее собственного дара. Нет, это слишком тяжело для любого мужчины. Кора не понимала, каким мукам подвергает Даррена. Не специально, нет. Однако каждый день давался ему тяжелее предыдущего. И все же, когда Брэдли предложил лечить Кору вместо него, Даррен отказался от его помощи
  Зная друга, Харт мог с уверенностью сказать, что это не просто страсть. Даррен влюбился и вел себя так холодно, потому что боялся, что в противном случае может не сдержать свою страсть. Один душ чего стоил. Только Боги знают, чего ему стоило не взять ее так же, в душевой, такую теплую, мягкую, восхитительно мокрую. Он знал, что, несмотря на страх, Кора так же хочет его. И от этого было еще слаще и в то же время мучительнее.
  - Даррен заботится о тебе. Кстати, он сказал, что через четыре дня мы выходим. Ты как, сможешь к этому времени поправиться?
  - Рана почти уже не болит, только слабость в теле.
  - Это ерунда. Если что, я поделюсь с тобой своей энергией, - подмигнул ей Харт.
  Девушка, не удержавшись, рассмеялась.
  - Чего только не сделаешь для того, чтобы быстрее попасть домой. Мне уже стало вдвойне интересно посмотреть на Грифлайн.
  Скорчив обиженную рожицу оскорбленного с своих лучших чувствах мужчины, Харт деланно тяжело вздохнул, заставив Кору еще сильнее рассмеяться.
  
  Утром пятого дня группа была уже готова. Кора чувствовала себя намного лучше. Раны практически зажили, а Джулиус обещал, что, как только они доберутся до города, обязательно отведет ее к исцеляющему водоему, чтобы у нее не осталось шрамов. Девушка долго не могла поверить в то, что у них есть водоем под землей, не говоря уже о его целительных свойствах. Однако Брэдли подтвердил слова Джулиуса.
  - Конечно, он не лечит глубокие раны, такие как были у тебя, к примеру, но небольшие царапины, боли, шрамы и другие травмы убирает зараз. А твоя рана уже зажила. Его водоем осилит за два три купания в нем.
  Покидали временное убежище без всякого сожаления. Даррен возглавлял отряд, за ним шел Алекс, следом Харт с Корой, присматривать за которой ему поручили и, в случае чего, защищать от нападения темных. Остальные шли в хвосте. Замыкал процессию Брэдли. Им предстояло пройти через сеть северо-западной части подземных ходов, выйти на основной тоннель и пройти по своим территориям за неделю. Проблема заключалась в том, что начало пути было достаточно опасным для них. Здесь могли обитать темные. Несмотря на то, что основным местом их обитания было северное полушарие планеты, время от времени некоторые из детей тьмы объявлялись и на этих территориях, нападая на людей. Чернь настолько поглощала их души, что они теряли разум и уже не могли контролировать жажду, выползая из своих территорий, уходя далеко вперед. Чувство самосохранения заменялось диким желанием убивать. Безумные в своей жажде, они становились легкой мишенью для отрядов защитников, специально подготовленных для борьбы с ними. Но если безумные выходили на простых необученных людей, это превращалось в бойню. После них не оставалось ни одного живого человека. Только растерзанные тела.
  Повезло, что у группы был в наличии создатель. Даррен со своим внутренним оком мог ощущать любое живое существо на многие мили вперед. Продвигался отряд быстро, часто останавливаясь, чтобы Кора могла передохнуть. Поход давался девушке тяжело. Несмотря на почти зажившие раны, они давали о себе знать. Время от времени Даррен просил Алекса подменить его во главе отряда, сам же возвращался в середину процессии, чтобы самому проверить самочувствие Коры.
  Мрачные, холодные тоннели не добавляли Коре оптимизма. Стены были бетонными. Кое-где взрытый пол обнажал большие куски бурой земли под ногами. Грязные старые лампочки озаряли все приглушенным желтым светом. В некоторых местах они были разбиты, создавая слепые зоны. Алекс и Джулиус боялись пользоваться энергетическими потоками, чтобы создать сопровождающие их разряды света. Темные сразу же чувствовали магию, а лишнее внимание им сейчас было ни к чему. В таких случаях Харт обычно держал ее за руку, помогая ориентироваться в темноте. Стены будто давили на девушку, это чувство не покидало ее. Почти весь первый день их пути она молчала, а если ее о чем-либо спрашивали, отделывалась односложными ответами.
  - Это заброшенные территории. Люди давно ушли отсюда по тем или иным причинам, поэтому все пришло в такой упадок. Но от темных мы эти места охраняем, - объяснял ей Алекс.
  - И долго нам еще по ней идти?
  - Завтра к вечеру должны покинуть ее. Дальше будет лучше. Мы выйдем к основному тоннелю, а там все чисто. Ни одного темного.
  - Хорошо бы, а то эти стены явно не добавляют мне уверенности в завтрашнем дне, - выдохнула раздраженно Кора, смахнув с лица прядь волос.
  - Кора, клянись, что если с нами все же что-нибудь случиться в этих тоннелях, чего не может быть в принципе, потому что с тобой мы, твой последний поцелуй достанется мне, - дурачился Алекс, не давая девушке пройти дальше.
  - А мне в этом случае достанется твой первый поцелуй, - подхватил Джулиус, подходя к застывшей парочке. Парень, не останавливая шага, обхватил ее за талию и потянул за собой дальше вперед, ловко оттеснив Алекса. - Ты не против, детка?
  - Будете целоваться друг с другом, - раздраженно стряхнув его руку с талии, Кора ускорила шаг.
  - Кора, не будь так жестока, - крича вслед, продолжал дурачиться Алекс, но девушка не обернулась.
  - Алекс, тебе жизнь дорога? - протянул насмешливо Харт за его спиной, наблюдая за всей сценой. В ответ на недоуменный взгляд, кивнул в сторону. - В таком случае советую тебе молчать.
  Проследив за кивком друга, наткнулся на весьма мрачный взгляд Даррена.
  - Дар, я всего лишь шутил. По дружески!
  - А я, так вообще ничего не говорил, - подхватил Джулиус.
  - Ладно, ребята, пойдем. Или хотите заночевать здесь? - и Харт пошел нагонять остальных.
  Поравнявшись с Дарреном, многозначительно посмотрел на него и ушел вперед, взяв командование по передвижению группы на себя. Тот не заставил себя долго ждать и пристроился рядом с Корой, подстраховывая. Она так и не поняла, что только что Даррен ясно дал понять всем, что она неприкосновенна для них, потому что принадлежит ему. И никто не мог оспорить его решение, разве что Харт удовлетворенно улыбался всю дорогу.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.98*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"