Зайкина Нина: другие произведения.

Жена некроманта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.29*139  Ваша оценка:

  'Вот все у меня, не как у нормальных людей!' - ворчала я про себя, пока с сынишкой петляла по узеньким улочкам, стараясь никому не попадаться на глаза.
  - Мама, мама! Там есе дядя! - указал мальчик на одну из развилок.
  - Молодец сынок, - утягивая ребенка в противоположный переулок, сказала я.
  Только бы добраться до дома, никем незамеченными. Ни к чему нам лишнее внимание - муж за это не погладит по головке, а кое-что другое сделает с этой самой головой непутевой!
  И зачем только поддалась на уговоры сына посмотреть на торжественное шествие принца. Да, было красочно и ... незабываемо. Самое то слово! Этот день я точно не забуду.
  Нет, я ни в коем случае не виню ребенка в том, что он закричал принцу 'Позлявиляю!' и призывно помахал рукой. И уж тем более он не виноват, когда этот самый злосчастный принц посмотрел на его родительницу и нехорошо прищурился, увидев фингал на пол-лица. А уж когда он подозвал стражника и кивнул в мою сторону, я поняла, что вряд ли нас будет ждать теплый прием. Поэтому не дожидаясь лишнего и абсолютно ненужного нам внимания, мы пробирались домой самыми кривыми тропами.
  Через два поворота стал, виден наш дом, находящийся на самой окраине столицы, и я смогла выдохнуть спокойно. Но вот скорости не сбавляла. Ребенка уже пять минут я несла на руках, что быстроты и маневренности нам не прибавляло.
  Если быть честными, то это скорее не большой дом, а маленький замок. Из-за его размеров я чувствовала себя в нем одиноко. И только сынишка скрашивал пустоту и одиночество моей жизни. Нет, конечно, я не была там единственной жительницей, но теплых отношений не было.
  То ли от старости, то ли от состава камней, из которых были сложены стены, но замок имеет темно-серый цвет, за что его прозвали Черным. Правда я слышала, как слуги шептались, что здесь обитает сама тьма. И вот тут я с ними поспорить не могла, потому что в любом неосвещенном месте я чувствовала, как клубилась тьма. И дай ей волю, поглотила бы все, до чего дотянулась. Но моему мужу она подчиняется беспрекословно.
  Да, у меня есть муж, но одновременно его как бы и нет. У него престижная должность - он королевский некромант. Поднимает умерших для суда, когда требуется выявить наследника состояния, оставшихся без завещания, выяснения обстоятельств умерших насильственной смертью, особенно нужна его помощь при наследовании трона, когда поднимают нескольких предыдущих правителей и путем голосования определяют наследника престола. Поэтому он часто занят и редко бывает дома. Его как игрушку или диковинку держат около престола. Их способности используют и в спорных судебных делах. Просто дар некромантии крайне редок в нашем мире, поэтому все обладатели востребованы, популярны и известны.
  И торопимся домой мы именно из-за него, потому что он не любит, когда мы покидаем стены поместья. Надеюсь, он не придет домой раньше запланированного, а то несдобровать мне будет, потому что он строго-настрого запретил нам выходить за ворота.
  И вообще, я его боюсь! Правильно говорит народ, что добрых некромантов не бывает! То ли это отпечаток общения с мертвецами, то ли просто скверный характер, но он и его коллеги не отличаются заботой и вниманием к окружающим. Так что молю Всеведущего о том, чтобы муж только не узнал о нашем пребывании на празднике. А что будет тогда со стражником, который нас выпустил, даже подумать страшно!
  Ноги уже еле передвигаются, в боку колет от долгого бега, ребенок начинает хныкать, видимо ему передался мой страх, да и устал он уже наверняка. Надо брать себя в руки. Остался последний рывок и мы дома. Всего-то осталось - преодолеть маленькое расстояние и забыть этот день, как страшный сон.
  У ворот снова никого нет. Если мой муж узнает, что охранник отлучался несколько раз, то самое безобидное что он с ним сделает - это уволит без оплаты за последний месяц работы, а в худшем... Надеюсь, он вернется на место до прихода мужа.
  Вот она, спасительная дверь. Теперь добежать до спальни и переодеться. Сынок молодец, почти весь путь молчал и только сейчас сказал:
  - Мам, пи-пи.
  - Сейчас сынок, - забегала я еще быстрее по комнате, по пути запихивая вещи с прогулки в стирку.
  И только усадила ребенка на горшок и потихоньку стала выравнивать дыхание, как, постучавшись и получив разрешение войти, перешагнула порог горничная.
  - Ваша светлость, - присела в книксене женщина, - мы Вас искали, и Вас нигде не было.
  Искали они нас! Небось, Василис тут на уши весь дом поставила, что бы нас нашли. Даже не знаю, кто хуже и жестче мой муж или его матушка. Эта везде свой нос успеет засунуть. Не удивлюсь, если она в курсе, какое я каждый день белье одеваю. И вроде не грубит, но настолько предельно вежлива, что холодом, словно сквозняком, от нее веет. И только благодаря ей я никак не чувствую себя хозяйкой в собственном замке.
  - Гуляли в саду. Странно, что нас не нашли. Наверно, недостаточно хорошо искали, - на лице девушки промелькнул испуг. Еще бы оказаться между молотом и наковальней.
  Еще не хватало, что бы какая-то прислуга меня отчитывала, тем более доложила о нашей пропаже мужу. А сад - это отличное прикрытие, он настолько большой, что пришлось бы долго нас там искать.
  - Вы хорошо себя чувствуете? - пристально разглядывая меня, спросила пожилая женщина.
  Вот привязалась, старуха надоедливая!
  - С чего такие выводы?
  - У вас лицо красное.
  Я бы удивилась, если бы после такого бега оно осталось у меня бледным, как обычно.
  - Чувствую себя хорошо. Но выглядеть еще лучше мне никто не мешает. Так что пришли ко мне Рилу и Бетту. Да, вот еще, пусть ко мне зайдет и леди Василис. За мальчиком нужно присмотреть, пока меня будут готовить к приходу мужа.
  Как только появилась няня для малыша, я забралась в ванну. Не люблю я эту няню, и ребенка с ней оставлять мне совсем не хочется, но находиться рядом каждое мгновение я тоже не могу, и оставлять его без присмотра не могу - душа не на месте сразу.
  В комнате меня уже ждали девушки, а сынок весело играл с няней в кубики. От самой леди Василис мне достался холодный колкийвзгляд. Да рядом с ней снежные вершины гор являются горячей пустыней. И за что это черноволосая, сероглазая женщина так меня не любит? Причем не понравилась я ей сразу, и никакие попытки наладить с ней контакт к успеху не привели. Я тщетно пыталась уговорить мужа рассчитать ее и взять другую, но категорически отказывался и настаивал, что именно она та самая, что нам необходима. В конце концов, я просто смирилась с ее нахождением в нашем доме.
  Девушки принялись меня облачать в голубое платье, которое очень хорошо сочеталось со светлыми волосами и синими глазами. Корсетов я не любила принципиально, но иногда все же приходилась их надевать. И сегодня такой день. Дело в том, что муж требует от меня соблюдение всех новых модных веяний, ведь его жена должна выглядеть лучше всех. Вот только зачем? Во-первых, меня все равно никто, кроме прислуги в этом платье не увидит. Во-вторых, у меня нет даже надежды, соблазнить мужа. Он проводит только те ночи в моей спальне, которые сочтет нужным и зависимость от моего внешнего вида и его присутствия в спальне я не заметила. Он в постели нежен и ласков, но... даже там меня пугала мгла, плескавшаяся в его глазах. Есть во всем его существе некая холодность, скрытость и отстраненность. Лучше уж я с сыном рядышком спать буду. Может из-за его ко мне отношения я и не люблю всякие декольте и разрезы-вырезы направленные в первую очередь на соблазнение мужской половины человечества. А как по мне, так чем дальше он от меня, тем мне спокойнее.
  Мои, настолько светлые волосы, что они казались почти белыми, девушки расчесали и собрали так, чтобы они не лезли в глаза, но при этом большая часть осталась распущенной.
  Чтоб этому принцу, с его Днем рождения... жилось долго и счастливо. Сейчас придет муж выпивший, что ему взбредет на ум, даже представить сложно. Лишь бы не узнал, где мы сегодня были!
  Как только ушла няня со служанками я снова завела разговор с сыном:
  - Солнышко мое, ты помнишь, что никому-никому нельзя рассказывать, где мы сегодня были и кого видели? - он закивал, продолжая строить башню из деревянных кубиков. - И папе тоже нельзя, помнишь?
  И так весь разговор. Я понимаю, что он слишком мал, что бы понимать всю серьезность нашей вылазки и остается надеяться, что он не проговориться. Даже лучше будет, если он уснет до возвращения Орлайна и проснется после его ухода.
  
  Мне вообще по жизни не везет. Вот и сегодня муж вернулся к ужину и навеселе, если так можно про него сказать.
  Я, конечно, бегом спустилась к нему по центральной лестнице. Сынишка, все еще бодрствующий, припустив, обогнал меня и побежал к отцу.
  - Папа, папа! - раскинув руки и, кидаясь на шею мужчине, кричал Вилиал. - Ты знаешь...
  И тут я поняла, что зря я спускаюсь к мужу, потому что мне надо срочно двигаться в абсолютно противоположном направлении. И сделала бы я это незамедлительно и удивительно проворно, если бы не сын. Его оставить наедине с ним я не смогла. Даже если это плохо для меня кончиться, Вилиала я буду защищать всеми силами и даже больше.
  - ...я сегодня... - не обращая никакого внимания, на побелевшую мать, продолжил сын.
  Мое сердце не то, что пропустила удар, а остановилось совсем. И только любовь к сыну заставляла держаться на ногах. А сынишка продолжил, не замечая маминого полуобморочного состояния:
  - ... построил та-а-акую большую...
  Слово 'башню' скрылось в тумане обморока.
  
  Очнулась от того, что кто-то похлопывал меня по щекам, а под нос совали нюхательную соль, от которой начинали слезиться глаза.
  - Я всегда говорила, что здоровье ее подведет в самый ответственный момент. Слаба она слишком, - с этими словами леди Василис забрала у меня из под носа соль, и шурша юбками, удалилась из комнаты.
  Рила, что своими нежными ладошками хлопала мне по щекам поспешила удалиться вслед за надменной дамой.
  Я посмотрела в стальные глаза мужа, что нависал надомной и еще сильнее вжалась в диван.
  - Прости, я не хотела испортить ужин...
  - Не важно. Я все равно был не голоден. Тебе сейчас лучше? - изогнул он смоляную бровь.
  - Да, спасибо. Намного лучше. Это все корсет... - соврала я, стараясь смотреть куда угодно, только не в эти, выворачивающие наизнанку душу и ведающие в ней все тайные уголки, глаза.
  - И что не так с твоим корсетом? - в очередной раз бровь изобразила дугу.
  - Я... мне, - хотела сказать, что затянули его слишком сильно служанки, но потом передумала, иначе им попадет, - мне он немного давит и дышать тяжело.
  Без единого слова, шнуровка на моем корсете была растянута.
  - Лучше?
  - Да, - судорожный вздох, потому что взгляд мужа изучал прелести моего тела.
  От такого взгляда становилось одновременно горячо и холодно. Предательские мурашки поползли по спине, дыхание участилось, а щеки заалели.
  - Где Вилиал? - решилась я увести разговор в другом направлении, от мыслей мужа.
  - Он спит... и нам пора.
  Мое сердце сначала пропустило удар, а потом усиление забилось. Почему-то у всех нормальных людей сердце падает в пятки, а у меня начинает стучать в висках? В очередной раз, я почувствовала себя испуганным зайцем, которому бежать некуда от страшного злого волка.
  А этот страшный 'волк' коснулся синяка на пол моего лица, неопределенно хмыкнул и укоризненно посмотрел на меня. Я виновата, что ли?
  Затем он меня подхватил на руки и понес. И я даже догадываюсь куда. Может изобразить очередной обморок? Идея хороша, но что тогда он будет мне расстегивать? Так что лучше я пока останусь в сознании.
  - Я могу сама идти, - намекнула супругу.
  - Что бы ты очередной раз навернулась со ступенек? - он даже не посмотрел на меня.
  - До комнаты остался только ровный коридор, - напомнила я.
  - А раз осталось совсем чуть-чуть, я уж как-нибудь донесу.
  'Как-нибудь! Хорошо, что еще через плечо, как мешок с мукой, не перекинул' - почему-то подумалось мне.
  Пока он меня нес, я смотрела за его спину и словно сама тьма следовала за его спиной. Все свечи, что горели в коридоре, сами потухали за его спиной. И мне становилось жутко и неуютно. Но самое невероятное, что в такие моменты мне казалось, что только его присутствие спасает меня от полного поглощения тьмой. А она, словно живая, следовала попятам, поджидая момента, что бы настигнуть меня.
  Она пугала меня, заставляя прижиматься сильнее к мужу.
  - Она преследует нас, - не выдержав напряжения, я указала в глубину темной стороны коридора.
  - Я знаю.
  'Я знаю' и все? И все?! Но слезать с его рук я не спешила - некромантам не страшна темнота. Наоборот, она их первый помощник. Ну ладно, второй. Первый - источник.
  А вот и комната нашего сына. И когда я поняла, что тьма пройдется и по его двери, меня охватила паника. Жуткий, всепоглощающий ужас заморозил каждую частичку моего тела.
  - Сын! - закричала я выходя из оцепенения. - Тьма приближается к нему!
  И стала выбираться из сильных мужских рук. Но меня держали крепко, и отпускать не собирались. Но и я не могла отдаться на волю некроманту.
  - Пусти. Отпусти меня сейчас же! Там же наш ребенок.
  - Прекрати дергаться, а то я тебя уроню. Ему ничего не грозит.
  - А если...
  - Я сказал, что с ним все будет в порядке, - удостоили меня сердитым взглядом. - Сегодняшняя ночь моя.
  И распахнув дверь ногой, супруг бережно уложил меня на кровать не сводя гипнотического взгляда. Затем он наклонился и нежно коснулся моих губ. И стоило мне только потянуться навстречу, как моим ртов властно завладели, а рука поползла вниз по ноге, сминая юбку и поднимаясь вверх к кружевному краю чулок. Сам супруг, позволив мне вдохнуть, переместился вниз по шее к ключице. А оттуда в вырез ослабленного корсета, который уже особо и не скрывал женских прелестей.
  Рука на чулках, пройдясь по самому краю легонько скользнула под резинку и левая нога оголилась и тут же получила порцию нежных поцелуев и легкий укус внутренней стороны бедра, вырвав крик из моих уст.
  Настал черед правого чулка. Те же медленные, манящие движения. От ощущения близости все тело покрывается огнем и тянется ему навстречу. Сдерживаюсь буквально из последних сил.
  Второй чулок покинул мою ногу. Рука властно поползла к самому сокровенному, вызывая желание близости. Сам Орлайн навис надомной и пристально вглядываясь в глаза, не забывая ласкать мои бедра под юбкой. Но дальше нежных прикосновений дело не шло.
  Муж перевел возбужденный взгляд с моего лица, на грудь. Место взгляда заняла рука, нырнув под вырез и легонько сжав выпуклость. Его поцелуй властный, горячий обжег кожу на шее и стал двигаться вниз. Коснулся ключицы, и, заставив меня зажмуриться от удовольствия. А потом он коснулся вмиг освободившейся груди. Вот тут я не смогла сдержать вырвавшегося сладострастного стона.
  'Неужели я снова поддалась на его чары?' - пронеслось в моей голове. Хотя он клятвенно заверял, что никогда не применял ко мне магию, я никак это проверить не могла. А за его скрытность и замкнутость я ему еще и не доверяла.
  Оставив чувствительную до умопомрачения грудь, он вернулся изучать мои губы, то слегка покусывая, то едва касаясь, заставляя тянуться ему на встречу.
  Но вдруг он отстранился и спросил:
  - Может, расскажешь?
  Он издевается? Или это пытка? Потому что мой возбужденный мозг отказывался воспринимать какую-либо информацию, поэтому я не ответила.
  - Будем в молчанку играть? - легкий рык из грудной клетки быстро привел меня в чувство и мое сердце снова бешено забилось, уже не от его прикосновений, а от страха, шумом отозвавшись в ушах.
  За этим шумом я никак не могла собрать мысли в кучку и выдать вразумительный ответ, продолжая смотреть на него изумленными глазами.
  - Я жду, - вроде и не было угрозы с его стороны, но жар вмиг прошел. У меня даже ладошки похолодели.
  'Как он узнал? Как он узнал?' - одновременно с ударами сердца билась мысль в моей голове.
  - Что? - после минутной паузы выдала я, так и не придумав, как буду врать.
  Зато я пришла к выводу, что данную ситуацию можно отнести к пыткам, потому что тело хочет продолжения, а сознание требует оказаться отсюда подальше.
  Да... а обморок - это выход.
  - Ты мне расскажешь, что сегодня случилось?
  Я сглотнула и быстренько вознесла молитву всем известным мне Богам, даже тем, что противоречат нашей государственной религии.
  - С чего ты взял, что что-то случилось? - решила я прощупать почву, на предмет осведомленности мужа. Ведь физически от него никуда не деться, остается один выход - отбрехаться.
  - Ты вся напряженная. С того момента, как ты меня увидела, стала натянутая как струна. Сын здоров и доволен жизнью. Значит, проблема лежит где-то между нами. И вот я все жду, когда же ты мне расскажешь, что произошло.
  Все видит! Не люблю врать. Потом эта ложь может затянуться так, что и я распутать ее не смогу.
  - У нас все хорошо, - уклончиво ответила я.
  - Хватит мне ВРАТЬ! - гаркнул у самого моего носа Орлайн. - Вся твоя аура расходиться сполохами лжи. Или ты мне скажешь по-хорошему, или я нарушу обещание не применять к тебе магию! В этом доме не должно быть от меня секретов!
  Да что же это такое! Почему мне не досталось счастье иметь нормальную не магическую семью? Мало того, что он сильный маг, так еще и владеет темной магией. Всю душу из меня вынет, изучит и назад упакует.
  - Дорогой, не надо, - я предприняла попытку слиться с кроватью, - ничего такого не произошло.
  - А не такого, что произошло? - столько злости было в нем, что глаза начали светиться в ночи. Сейчас с ним лучше не шутить.
  - Я не хоте...
  В этот момент до моих ушей донеслось испуганное: 'Мама!' И сразу как-то мне стало все равно, что муж зол, что он нависает сверху и прижимает меня к кровати, что весит он не как пушинка, потому что отлетел он от меня очень даже легко, когда я его толкнула вскакивая и кидаясь к двери. Мне даже стало наплевать на то, что за дверью находиться тьма, что так напугала меня по пути в спальню. Важно было только одно - сын всегда спал крепко, а раз он меня позвал, случилось что-то совсем нехорошее.
  И если еще минуту назад, я собиралась благодарить проведение за любую возможность избежать объяснений с мужем, то сейчас я была готова к абсолютно противоположной ситуации. Уж лучше я с магом буду ругаться, чем что-то случиться с моим сыном.
  В эти несколько прыжков до его комнаты я успела передумать многое: что забрались воры и по ошибке попали к нему в комнату, что заглянула мышь или какая другая живность, в темноте испугав дитя, что просто упал с кровати... И никак не ожидала того, что таки предстало перед мои взором.
  Посреди комнаты, собиралось из сгустка мглы и формировалось нечто, не имеющее форму, но имеющее центр, вокруг которого и формировалось... тело. И даже не смотря на кажущуюся легкость, и на то, что существо пропускало сквозь себя лунный свет, оно держало своими конечностями моего СЫНА. Сейчас я даже порадовалась, что Орлайн растянул шнуровку и мне не грозит обморок.
  Наплевав на опасность, и даже не зная, что я собиралась делать, шагнула к этому чудищу. Уж отобрать у него осязаемого сына я смогу. А мой малыш висел в его лапах безвольной куклой, излучая легкое свечение, которое эта мерзкая гадость просто впитывала.
  Схватив сына за руки, я потянула его на себя. Появившийся в дверях муж, кинул сорвавшийся с рук светящийся шар, который поглотил монстра. Какое заклинание он при этом произносил я не разобрала, да и не пыталась - не до этого мне было... Не до этого, потому что сын все так же висел на моих руках, не подавая признаков жизни.
  - Он не дышит! - положив на пол сын, заорала я мужу.
  Я начала хлопать малыша по щекам, ничего не видя сквозь слезы. Муж меня грубо оттянул от сына и, рыкнув, чтобы не мешалась, прервал все мое сопротивление. Сам же сев на колени около ребенка, стол нараспев читать заклинание водя руками над его бездыханным телом и касаясь в определенных местах. Я в ожидании сидела и раскачивалась взад-вперед и молилась всем, кому только могла, что бы вернули мне сына.
  Когда же я начала предлагать свою жизнь взамен его, меня опять грубо прервал муж, заявив, что бы я не обещала глупостей.
  - Глупость? - завизжала я. - Для тебя жизнь сына глупость? Это ты не смог обеспечить ему защиту. Еще магом называется! - вопила я не переставая.
  - Замолчи, ты мешаешь мне читать заклинание.
  Очень хотелось накричать на него, побить и повыдирать волосы на его голове, за то, что он так поздно появился, но я прекрасно понимала, что кроме него никто сейчас не в состоянии помочь моему сыну. Только он. Так что всю свою злость и бессилие я запихнула куда поглубже и сидела тихонечко... насколько могла. Потому что слезы катились против моей, воли размывая итак нечеткую картинку.
  Муж все так же на распев читал заклинания. Время тянулось нескончаемо медленно - и это было для меня самой страшной пыткой, потому что даже я понимала, что сейчас важно каждое мгновение, но продолжала заламывать руки и иногда поскуливать от осознания собственного бессилия. Я готова была на любую жертву, лишь бы вернуть моего малыша.
  Каждое мгновение было как приговор, каждый удар сердца - напоминание об упущенном времени.
  Наконец муж оторвался от сына, а я вскочила и ринулась так и лежащему неподвижно ребенку. Я так боялась, что он не смог ничего сделать! Но, коснувшись сына, я почувствовала тепло.
  - Он жив... ЖИВ! - я прижала мальчики к своей груди и слезы с новой силой потекли из глаз. А я думала, что уже успела все выплакать. - Спасибо, - обернулась я к мужу, - ты все-таки его спас.
  А он был весь мокрый. Волосы от пота свисали со лба сосульками, рубашка облепила каждый мускул его тела, и взгляд у него был холодный и потухший. Нелегко далось ему это заклинание, очень нелегко.
  Очнувшись от моего голоса и сфокусировав взгляд на мне, он кивнул на кровать. Я послушненько переместилась на указанное место, не выпуская из рук ребенка. Он, шатаясь, тоже сел на край кровати и коснулся ладонью лба ребенка, кивнул каким-то своим мыслям и посмотрел на меня. Я сидела и продолжала прижимать сына раскачиваясь на кровати. Слез уже не было. Они сменились радостью, которая тянула за собой эмоциональную опустошенность. Орлайн коснулся и моего лба.
  
  Когда я открыла глаза, то на кровати сына была одна я. Сын! Его не было рядом! Соскочив с кровати, кинулась к двери и чуть не сбила с ног входящую служанку.
  - Вилиал...
  - Гуляет с няней на улице. А я Вам завтрак принесла. Господин Орлайн велел сначала накормить Вас и только потом выпускать из комнаты.
  Домашний арест? Если раньше нельзя было за ворота, то теперь и за порог комнаты.
  - Хорошо, - кивнула я.
  Потому что если не выполню его условий, Бетта ему доложит и тогда мне же хуже будет.
  Быстренько попив чай с бутербродами, побежала к сыну. Пока жевала бутерброд выведала у Бетты, где конкретно гуляют няня с Вилиалом. Как только был доеден последний бутерброд и выпит чай, настоянный на травах, я поднялась. Потом причешусь и переоденусь, как только буду уверена, что с ним все хорошо.
  А он играл на поляне с Василис. Румяный от бега, малыш счастливо смеялся, когда няня с закрытыми глазами искала его и никак не могла найти. По крайней мере, так думал малыш и с заливистым смехом носился по поляне.
  Как только он увидел меня, протянув ручки побежал ко мне, громко крича: 'Мама!'
  - Привет, солнышко! Как твои дела?
  - Холосо! Меня Лис помать не мосет, - обнимал меня за шею это маленькое чудо.
  - А у тебя ничего не болит? - мальчик усиленно замотал головой. - И головка не болит? Нет? А ручки? Ножки? И животик не болит? - я поцеловал малыша в лобик, приподняв его светлые кудряшки рукой. - Тогда можешь бежать дальше. Вил, ты кушать не хочешь?
  - Не, не хочу. Я кафу ел.
  - Тогда беги, лучик мой.
  Теперь стоит узнать, как давно муж покинул дом и не расспрашивал ли он о вчерашнем дне кого. И как бы мне не хотелось быть подальше от этой леди Василис, но если кто и будет знать все последние новости, то только она.
  А она словно знает, что я хочу с ней поговорить, смотрит на меня и ухмыляется уголком рта. А от взгляда холодных колючих глаз каменеет все внутри. Не зря ее прозвали созвучно с василиском, видно в детстве она была еще та... заноза.
  Вздохнув полной грудью и набравшись смелости, я все же решилась на разговор с этой дамой.
  - Доброе утро, леди Василис! Как Вам спалось?
  - Уже давно не утро, - одарили меня очередным хмурым взглядом.
  Не утро, так не утро. А вот очень интересно, который час и сколько я проспала.
  - И давно проснулся Вил? - продолжила я, пытаясь подойти к нужному мне разговору с другой стороны.
  - Достаточно давно. И Вам, как матери, которая спала рядом, должно быть об этом известно.
  А вот тут я бы и обиделась, если бы не один момент, в котором она права. Я всегда сплю достаточно чутко... кроме сегодняшней ночи.
  - А муж мой давно покинул дом? - спокойно спросила я, собрав всю свою волю в кулак для того, чтобы не начать ругаться с этой 'милой' женщиной.
  Меня с головы до ног и обратно смерили презрительным взглядом, но до ответа все же снизошли:
  - Я повторюсь, что Вам, как любящей жене и матери должно быть известно лучше всех, когда и чем занимаются Ваш муж и сын.
  Я явственно скрипнула зубами, потому что пришлось сжать челюсть, так из нее рвались нелицеприятные слова. Видно поняв мое настроение, Василис продолжала, как ни в чем не бывало:
  - Орлайн покинул дом еще ночью, разбудив меня и Бетту. Заметьте, Вас он будить не стал.
  - Может он не стал этого делать, потому что любит меня.
  - Или причина совсем другом, - будничным тоном произнесла няня, доведя меня до точки кипения. А я раздражительностью никогда не отличалась.
  Что она себе вообще позволяет?! Относиться тепло к себе я и не требую - любить меня никто не обязан, но проявить маломальское уважение она должна.
  - Что вы себе позволяете, леди Василис. Кто дал вам право указывать мне, что и как я должна делать?! Я требую объяснений!
  - Я не хотела оскорбить Вас. Только указала на поведение Вашего мужа. А сейчас прошу извинить меня, у нас с Вилом догонялки по плану. Да, мне кажется, что ваш вид его не обрадует, - добила меня Василис.
  И плевать ей было, что я не закончила и не получила ответ. Она уверенна, что муж в очередной раз за нее заступиться. Как воевать, когда весь мир против тебя? А самое главное, я так и не узнала, расспрашивал ли Орлайн о вчерашнем дне.
  У кого бы узнать? Посмотрев вслед убегающему сыну, который при приближении няни начинал пищать от радости, решила привести себя в порядок и отправиться на поиски новой жертвы. А когда муженек домой придет, устрою ему допрос с пристрастием, что такое он запустил к нам в дом. Я же теперь и уснуть не смогу, буду за сына переживать. Да, и надо будет узнать, как от такого защититься, если его не окажется рядом.
  Но! Прежде чем устроить разборки с мужем, надо узнать, что знает он. Иначе все сведется к избиению младенца, то есть меня. Так что сейчас первым делом на разведку.
  Долго думала у кого лучше спросить. Бетта слишком замкнутая и послушная. Она не станет обсуждать со мной моего мужа. А вот Рила может и поддаться на провокацию. С нее и начну.
  Служанку я застала на кухне и попросила ее помочь с платьем. Пришлось вытащить платье с наибольшем количеством завязочек. Этот день я буду вспоминать долго... Найти бы мне того, кто придумал корсеты и... заставить его в них ходить всю жизнь не снимая, что б понять какое это удовольствие... в переносном смысле.
  Ох уж, эти завязочки и затяжечки... Но пришлось терпеть, потому что простое платье я и сама могу одеть. Так что для конспирации придется потерпеть, нарочито громко охать и всем своим видом показывать, что мне это дело в тягость. Наконец мои мучения возымели должный успех и служанка спросила:
  - У Вас сегодня особенный день?
  - С чего ты так решила? - прикинулась невинной овечкой я, помогая разговору двигаться в нужном направлении.
  - Вы же совсем не любите таких нарядов и одеваете только по особым случаям, потому что господин Орлайн требует чтобы Вы всегда были в платьях самой последней столичной моды.
  - Скажу тебе по секрету - мне кажется, что он совсем меня разлюбил, - грустно-грустно вздохнула я.
  - Да что Вы такое говорите! Не может этого быть. Вот как такое могло прийти Вам в голову?
  - Понимаешь, он сегодня ушел, даже не попрощавшись. Я даже не знаю, когда он покинул дом. Разве любящие мужья так поступают? - со слезами в голосе произнесла я. - Вот и хочу я сегодня выглядеть так, что бы ему понравиться. Именно поэтому одеваю платье, на которое в обычное время я бы и не посмотрела.
  - Может я и не права, может это совсем и не мое дело, но лично мне кажется, что Вы ошибаетесь. Он ушел из дома еще затемно и был уставший и бледный. Мне кажется, что-то случилось у него, а раз он не стал Вас беспокоить. Значит, сильно Вас любит и бережет от невзгод.
  Какая хорошая служанка - я узнала, что мне было надо. Теперь бы узнать, что он знает о вчерашнем моем приключении.
  - Ты действительно так думаешь? А вот мне иногда кажется, что он все время мне что-то недоговаривает, что-то скрывает, - и так горько вздохнула, что сама поверила в то, что сказала.
  - Я думаю, он просто бережет Вас от зла окружающего мира. Там много недобрых людей, которые завидуют Вашему положению и богатству.
  Что есть, то есть - ходят даже слухи, что мой муж богаче самого короля и денег у нас больше, чем у него казне.
  - Но разве это повод скрытничать от меня? Вот был он вчера на празднике по случаю Дня рождения принца, так даже словом не обмолвился как все прошло, что интересного там случилось. Сижу тут взаперти, пока остальные на празднике веселятся. Вот там должно быть было весело!
  Служанка улыбнулась и заговорчески зашептала:
  - Ох, Вы себе даже не представляете, что вчера было... что было!!! Принц во время праздничного шествия увидел женщину с ребенком и малыш что-то ему закричал. Он, заинтересовавшись, решил подъехать поближе, а она сбежала. Так теперь ее ищут по всему королевству! На балу только об этом и говорили.
  - А ты откуда знаешь? Как ты на бал попала?
  - Что Вы! Я вчера на кухне помогала. Это рассказала мне женщина, что приносит продукты с рынка, а ей служанка, что на дворцовой кухне готовит. Сегодня эту новость обсуждает весь город.
  - Интересная новость. И что говорят, найдут незнакомку?
  Вот не думала я никогда, что один единственный выход за пределы поместья может обернуться катастрофой. И вообще, в тот момент я, видимо, думала не тем местом, которым положено думать по определению. И где тогда моя голова была?
  - У них на поиски где-то неделю. Если за это время не найдут, то вряд ли успеют быстрее.
  - А почему именно неделя?
  - Потому что отличительная черта женщины это большой синяк на лице, - в этот момент Рила перестала затягивать мне очередной шнурок и с изумлением посмотрела на меня, - прям как у Вас... А может это Вас разыскивают?
  В этот момент я порадовалась, что была в накидке с капюшоном и мои волосы были скрыты, а то уже бы давно стало ясно, кого ищут.
  - Что ты! Ты же знаешь, что я не могла быть вчера на празднике.
  - Это да... Тогда почему у Вас такой вид стал... испуганный?
  Вот оно как? И чего она такая внимательная? Надо выкручиваться как-то со скользкого диалога. Быть женой - нелегкая доля, а уж женой некроманта, так это совсем тяжкая ноша.
  - Переживаю... за мужа. Как он воспринял такую информацию? Наверняка же нашлись сердобольные, которые не смогли воспользоваться случаем и напомнить ему, что и у него жена с ребенком, - посмотрела я осуждающим взглядом на девушку.
  - А я об этом не подумала. Действительно, наверняка кто-нибудь указал ему на Вас. Но тогда бы он сказал Вам об этом!
  - Ты думаешь? Тогда почему не сказал?
  В принципе я узнала больше, чем рассчитывала. Остался вопрос, почему муж не сказал мне о происшедшем на празднике. Он, конечно, никогда не рассказывает, что происходит во дворце, но разве ему была бы не интересна моя реакция на произошедшее, если бы он меня подозревал. Остается надеяться, что он даже не допустил мысли о том, что я могла оказаться искомой особой.
  Осталось дождаться вечера и оставшуюся информацию выведать у мужа.
  И когда я уже расслабилась, Рила добила меня добавив:
  - Так я же забыла сказать Вам самое главное, теперь ее, ну, незнакомку, не просто ищет весь город, а ищут в каждом доме. Вот бы и к нам принц заглянул, - мечтательно протянула служанка. - Говорят он такой красавец... М-м-м, за его вниманием полдворца барышень готова идти в огонь и воду.
  Я села. Просто потому, что ноги меня держать перестали. Видимо я еще больше побледнела, потому что подбежавшая ко мне Рила с тревогой в голосе и стаканом воды в руках, спросила:
  - Что с Вами? Вас так встревожила новость?
  Вот я тебе так и сказала, что она действительно меня встревожила!
  - Мне кажется, что у меня снова перетянут корсет, - уклончиво ответила я.
  - Может растянуть? Я сейчас...
  - Нет! Не надо. Сейчас привыкну, и все пройдет.
  - А может все же растяну шнуровку? - участливо предложила девушка.
  - Мне уже легче, не волнуйся. Можешь идти.
  Поклонившись, Рила оставила меня одну в невеселых думах. А думалось мне о том, что делать, когда к нам в дверь постучаться нежданные гости. Не могу же я ходить с капюшоном на голове по дому! А если в этот момент Орлайн будет дома... что будет! Что будет? Конец мне будет, ага. Большой такой конец... Убьет он меня и закопает. Наскучит - поднимет и будет измываться. А с Вилиалом что будет? Нет, ни в коем случае нельзя, что бы он об этом узнал!
  Может взять сына и сбежать? Нет, найдет - еще хуже будет, потому что зол будет страшно. Мама, как же тяжело, когда и бежать не к кому! Были бы хоть какие-то родные, у них бы и спряталась. А мучить сына ненужным тасканием без денег и крова нельзя. Он заслуживает нормальной жизни.
  Так что, вздохнув и подавив панику в зародыше, пришла к выводу, что буду решать проблемы по мере их поступления. Может еще муж уговорит не приходить к нам принца. К нам даже мои родители, когда еще живы были, не приходили ни разу. Что моему некроманту какой-то принц, с которым он в хороших отношениях... вроде.
  
  До прихода мужа я успела посидеть в летнем саду за столиком и попить ромашкового чая, пока мой сын игрался на поляне рядом, с деревянной лошадкой.
  День был прекрасным, в меру теплым с легким ветерком, что играл в моих волосах и шелестел кронами деревьев. И пока я обдумывала сложившуюся ситуацию, заметила, что все слуги в доме странно на меня смотрят и перешептываются. Я, конечно, понимала, что Рила не сможет устоять перед тем, чтобы не распространяться о нашей беседе, но это сопутствующий ущерб. Главное, что он не дошел до ушей мужа.
  День стал клониться к вечеру, и мы переместились в дом на ужин. Опять Орлайн пропустит трапезу, но что поделать - работа такая, ночная. Весь ужин малыш весело щебетал, рассказывая, чем занимался с няней, что успел сделать, и что мы будем делать завтра. А завтра у нас планировался поход на озеро, где мы устроим пикник с купанием.
  И когда я уложила малыша спать, на всякий случай, оставив гореть свечу в его комнате, и собралась пойти принять ванну и пристроиться рядом с Вилом, мне сообщили, что у нас в доме гости.
  - Ночью? - не поверила, надеясь, что дворецкий так неудачно пошутил. - У нас? Орлайн кого-то привел?
  - Нет, гость пришел не по приглашению господина Орлайна.
  - А не могла бы его принять леди Василис? - с надеждой спросила я, понимая, что ничего хорошего от ночного визитера ждать не приходится.
  - К сожалению, нет. Он спрашивает хозяйку дома.
  - А мужа моего там не видно на горизонте.
  - Не видно, госпожа.
  - А вообще, скажи гостю, что я устала и легла отдыхать, и что никого не принимаю. Если ему идти некуда, то ему предоставят комнату в гостевом крыле. А я и в самом деле пойду, отдохну.
  - Простите... но я не могу...
  - Это еще почему? - обернулась я, так как планировала быстренько уйти от проблемы. Не вышло...
  - Он велел возвращать только вместе с Вами.
  Значит наш посетитель мужчина, да еще такой, что позволяет указывать моему дворецкому куда и с кем идти. Кажется, я уже догадалась о персоне, посетившей нас. М-да, бежать пора и очень быстро.
  - А скажи-ка мне любезный, кто же явился к нам на ночь глядя? - была бы умной, начала бы с этого вопроса.
  - Сам Его Высочество соизволили посетить нас.
  Вот и сказки конец, а кто слушал - молодец. Мужа слушал... а я глупая и спесивая баба. Надо было дома сидеть и не высовываться!
  - И что, Тиол, совсем нет никакой возможности его как-нибудь спровадить из поместья? - со слабой надеждой поинтересовалась я у убеленного сединою дворецкого.
  Худощавый подтянутый старик грустно улыбнулся и отрицательно помотал головой:
  - Если бы это был кто-то другой, я бы непременно что-нибудь придумал. Но Его Высочество такого отношения к себе не потерпит, даже от законной супругипридворного некроманта.
  - Тогда проводи его в самую темную комнату, где меньше всего освещения, - понимая, что как-то надо оправдать просьбу, что бы она не выглядела столь явной, добавила, - а то слухи поползут, а Орлайну этого совсем не надо.
  Буду опасность встречать лицом к... фингалу. Надеюсь в темноте и неверном свете, он его не заметит.
  Выглянула в окно, так, на всякий случай, что бы посмотреть пути к отступлению, и увидела полный двор, заполненный по периметру поддраконами - личной гвардией самого короля. Они считаются элитой в нашем государстве и подчиняются напрямую королю и его семье. Слывут неподкупными и жестокими. И если они здесь, значит, дела плохи. С другой стороны они всегда сопровождают королевскую семью. Вот угораздило его появится тогда, когда мужа нет дома! Не мог часик-другой подождать.
  Комнату, что выбрал дворецкий, освещала всего одна свеча, но помещение выглядело великолепно. Мы называли ее Хрустальной комнатой. В ней находилось множество вещей из хрусталя и драгоценных камней, что красиво бросали блики отраженного света по всему помещению. Даже подсвечники были из прозрачного материала. Создавалось впечатление воздушности, легкости, магии и таинственности. Дополняли впечатления большие цветные витражные окна. А главное, из-за отраженного света не создавалось ощущения скупости освещения.
  Сразу к назначенному месту не пошла, завернула в сторону спальни. Надо что-то придумать с синяком, что б его, злополучного, никто не заметил и одной полутемной комнаты мало. Дворецкий вздыхал мне в спину, всем своим видом давая понять, что очень и очень нехорошо заставлять ждать такого гостя. Я это и без него прекрасно понимала, но явиться с неприкрытым лицом в моем случае приравнивается к самоубийству. А к убийству можно приравнять его появление здесь.
  - Тиол, не надо так вздыхать! - на бегу упрекнула я старика. - Лучше скажи визитеру, что в виду того, что я уже почивала, то спущусь сразу, как только приведу себя в порядок. Надеюсь, вы не забыли предложить гостю еду и питье. Вино достаньте... покрепче. Все, иди! - и заскочила в свою спальню.
  Сразу за мной заскочили переполошенные Рила и Бетта и затараторили разом:
  - Вы знаете...
  - Они там...
  - Успокоились и по порядку. Где, кто и что натворил? Но сначала скажите мне, мой сын спит?
  - Да, - начала Бетта, - я его недавно проверяла.
  - Хорошо. Так что случилось?
  - Как что? - переглянулись девушки. - Сам принц пожаловал!
  - Значит, его надо и встретить по-королевски. Бетта, подбери служанок покрасивее для обслуживания нужд королевской особы, а с тобой мы сейчас посмотрим, что бы мне одеть. А где леди Василис? - крикнула я уже скрывшейся за дверью служанке.
  И получила удаляющееся:
  - Не пускает никого на этот этаж...
  Вот как! Никогда бы не подумала, что она способна противостоять королевским гвардейцам. Хотя за честь моего мужа она и не такое сделает - меня же она терпит.
  - Что же одеть?.. Что же одеть?.. - причитала я, перебирая висевшие платья.
  - Может это? - поступило предложение от Рилы.
  - Слишком закрытое, - отмахнулась я, и только когда вытянулось лицо служанки, поняла, как прозвучал мой ответ. - Ты меня неправильно поняла! Мне надо, что бы он смотрел куда угодно, только не на мое лицо, и такое, чтобы не компрометировать моего мужа.
  - А-а-а, - протянула девушка, - тогда вот это в самый раз! - и протянула мне кремового цвета платье с темно-красными вставками.
  Да-а... в моем гардеробе вряд ли можно найти более интересное платье. Идеально облегает фигурку, подчеркивает достоинства, но при этом развратным или вульгарным его не назвать. Но самое главное у меня к нему есть замечательное платье с вуалью до самой талии и она темно-красного цвета, то есть фингал просвечивать будет ну очень. Решено!
  Поспешно упаковали меня в это платье и навели порядок на голове, натянули шляпку. Шагая по коридору возносила молитву всем Богам, которых знала, да тем, которых не знала тоже. А слова были просты: 'Лишь бы он ничего не заметил! Лишь бы ничего не случилось! Лишь бы муж не застал меня в таком платье в компании чужого мужчины!..'
  Дойдя до леди Василис, что статуей стояла на верхушке лестницы и впервые за долгое время не меня смиряла презрительным взглядом, а расположившихся в доме поддраконов. Так их прозвали из-за того, что в древности существовала легенда о том, что властители являются потомками Истинных драконов, а те, кто им служил, считались ходящими под покровительством драконов. Так и повелось ходящие под драконами - поддраконы. Как только я поравнялась с леди Василис, она встала позади меня и в сопровождении няни и служанки я проследовала в Хрустальную комнату к мечте всех незамужних девушек королевства - принцу, что б его... домой потянуло!
  С опущенной головой я шла мимо гвардейцев, что вытянулись в струнку, сверкая золотым драконом на серебристых латах.
  На каком кладбище носит мужа, пока в его доме хозяйничает другой мужчина?
  Я шла словно на казнь. Каждый шаг был приговором, каждый вздох - напоминанием о близкой развязке. А самое обидно, чем ближе была комната, тем хуже работала голова, мысли путались и при попытке собрать их в кучку, разбегались в панике. Или это я так паникую, что мысли не желают сотрудничать с головой? Надо собрать и сделать вид, что удивлена визитом, а не шокирована. Вот только как это сделать, когда руки трясутся и вспотели, ноги подкашиваются и не хотят передвигаться?
  Так, панику отставить и быть сильной! В конце концов, не пойман - не вор!
  Вот и злополучная комната с нежданным гостем внутри. У дверей стоят два его гвардейца. Они настолько неподвижны, что создается впечатление, будто они не дышат вовсе. А я чего статуей под дверью замерла? Вон, уже Василис меня подталкивает к двери шепча: 'Не заставляй его ждать. Он этого не любит'.
  Ладно, ладно! Не буду. Один из гвардейцев раскрыл передо мной дверь, и я шагнула в неизвестность. Дверь, как приговор, захлопнулась с глухим стуком за моей спиной. Я даже вздрогнула. Обернулась на закрывшийся путь к отступлению и обнаружила, что мою опору, хоть и не особо надежную, в лице леди Василис, внутрь не пустили. Медленно повернулась назад и наткнулась на изучающий взгляд молодого человека и его охранника.
  Я быстренько присела в реверансе, как можно ниже опустив голову.
  - Рада приветствовать Вас в нашем доме. Разрешите представиться, Тии́ла-Да́ри лим Харитал - хозяйка дома. Чем обязана такой чести? - чуть ли не скороговоркой выдала я, одновременно благодаря слуг и Богов за то, что свеча оказалась справа от меня, так как синяк у меня был на левом.
  - Принц Жуали́н Карма́л лим Садара́т од Хаа́р-Лаа́м, первый наследник трона. Рад нашей встречи и здесь я по делу.
  - Позвольте узнать по какому? - спросила я, ниже склоняя голову. Нет, не от старания быть более воспитанной и признания его величия. А прикрывая синеву на пол-лица.
  - Я ищу девушку.
  И сердце мое замерло. Только этого мне для полного счастья не хватало!
  - Я могу привести всех служанок, что находятся в доме. Позвать? - постаралась я перевести вопрос в другое русло от себя подальше.
  - Не стоит. Мне почему-то кажется, что вряд ли среди них есть та, что мне нужна. Но я обязательно на них посмотрю, как только...
  Что должно было произойти для того, что бы он отвлекся от меня, мне узнать не дал стук в дверь.
  - Я же просил не беспокоить!
  - Извините, я на минутку, - поспешила я к двери. У меня ведь там сын один спит, а вдруг заклинание мужа разрушилось и в комнате снова этот монстр.
  Но еще больше я надеялась, что это муж и я смогу столь дорогого нежданного гостя оставить на его совести. Уж он сможет с ним разобраться.
  Но у двери стояла Василис и смеряла стальным взглядом негодующих гвардейцев.
  - У тебя все хорошо? Помощь нужна? - спросила эта строгая надменная дама.
  Вот от кого, а от нее я меньше всего ожидала такого вопроса. Я тяжко вздохнула, но головой отрицательно помотала.
  - Если что, ты кричи. А за Орлайном я уже послала.
  - Кричать? Он здесь с плохими намерениями? - с легкой дрожью в голосе спросила я.
  - Надеюсь, что нет... - шепотом произнесла леди.
  - Что-то случилось? - послышалось из глубины комнаты.
  - Все в порядке, - отозвалась я, возвращаясь в комнату. А дверь снова захлопнули... Как крышку гроба, честное слово! Особенно жутко было после слов няни. Не удивлюсь, если раздастся звук вбиваемых гвоздей. - За Орлайном уже послали. Если Вы изволите подождать, то сможете лично с ним пообщаться.
  Вот как плохо, что в лицо посмотреть не могу, а так хочется. Потому что после этих слов он поперхнулся вином. Или это разыгралось мое воображение и мне показалось?
  - Боюсь у меня не так много времени. Да и работы у Вашего мужа сегодня достаточно.
  Вот так и мелькнула у меня мысль: не его ли стараниями он на работе задерживается сегодня?
  - Что же Вы спрятались от меня за вуалью? Разрешите мне на Вас взглянуть, - вдруг произнес принц.
  - Я не думаю, что в этом есть такая необходимость, - невольно отступила на шаг ближе к двери.
  Его Высочество ответить не успел, потому что за дверью послышалась возня, 'Руки прочь' нянино и голосок моего сынишки 'Мама?'. Вот тут мне стало глубоко все равно на незваного гостя и его заморочки. Извинялась я уже на пути к двери. Сама распахнула, стукнув одного гвардейца по лбу. А нечего стоять на пути между матерью и ее ребенком!
  - Что случилось, солнышко? - присела я и взяв малыша за плечи.
  - Мне страшно... - всхлипнул малыш.
  - Ну что ты, мальчик мой! Я тут, я рядом и тебе нечего бояться, - крепко обняла сына поглаживая по светленьким волосам.
  - Это Ваш сын? - в дверном проеме показался сам Его Высочество.
  - Да. Вилиал, познакомься - это принц Жуали́н Карма́л лим Садара́т од Хаа́р-Лаа́м.
  Говоря это, думала только о том, что бы это дите неразумное сейчас не выдало, что уже видел его или не выразил восторга по поводу новой встречи.
  Гость слишком пристально приглядывался к сыну. Неужели узнал? Очень хочется верить, что нет, потому что сын был весь встрепанный и сонный, глаза полузакрыты и он все время тер их кулачками. В противном случае нам грозят большие неприятности.
  - Мой хороший, посиди-ка пока с леди Василис, мама немного занята. Как освобожусь, сразу приду к тебе, - пообещала сыну, передавая его няне.
  Василис смерила меня холодным взглядом и вместо того вручила малыша служанке со словами:
  - Рила, возьми Вилиала и расскажи ему сказку о гусенице. А я пока побуду здесь, если госпожа не против?
  Я круглыми глазами смотрела на наглую няню, та в ответ смотрела на меня с задранным подбородком, готовая при первом моем возмущении пуститься в спор.
  - Если у вас есть незаконченные дела, то оставайтесь, - сдалась я, решив, что устраивать дебаты при таком госте как минимум невежливо.
  - Хороший малыш, - нарушил Его Высочество нашу игру в гляделки. - Наверно, он очень любит праздники. Вы наверняка ходили на Шествие?
  - Что Вы! Муж строго настрого запрещает покидать поместье, - произнесла я под прищуренным взглядом леди Василис.
  - Странно, а мне показалась, что я видел этого малыша на празднике...
  - Леди Василис, а вы случаем не ходили с Вилиалом на праздник? - попыталась я переключить внимание с меня на няню.
  - Да разве я посмела бы?! - ответила няня, хмуря брови, словно догадалась, что принц мог и не обознаться.
  - А у Вас еще дети есть? - поинтересовался гость.
  - Нет.
  - Угу, - покивал принц головой своим мыслям. - Что ж, Вас ждет сын, так что не смею больше задерживать столь гостеприимное семейство. Рад был знакомству, - я присела в реверансе. - До свидания.
  И этот гость покинул наше поместье, позволив мне свободно выдохнуть.
  Проводив незваного гостя, который оставил после себя вопросов больше, чем ответов, поспешила к сыну. Вилиал уже спал, а Рила потихоньку продолжала петь. Я жестом показала, что бы она продолжала и побежала приводить себя в порядок.
  - Госпожа, нам надо поговорить, - поймала меня у дверей комнаты Василис. Что б ей... жилось долго и счастливо!
  - Давайте утром. Сегодня я уже устала. Спокойной ночи, леди Василис.
  - Я на счет праздника...
  Пусть думает, что я ее не слышала. В конце концов я хозяйка в доме, а не она. Что она вообще себе позволила в присутствии принца?! Нажалуюсь на нее мужу, пусть знает.
  Орлайн все еще не вернулся домой, и я решила лечь спать с сыном. Забравшись к нему на кровать, обняла такого родного малыша и с наслаждением провалилась в сладкую дрему. Тишина была завораживающе, манящей и успокаивающей.
  
  - Дари! - от испуга я даже вскочила на кровати, чуть не разбудив Ви. Так он меня называет, только когда случается что-то совсем плохое.
  В дверях стаял разъяренный муж. Почему я так решила? Да потому, что в темноте его глаза светились, а это верный признак высшего возбуждения.
  - Что ты так орешь? Сына разбудишь! - шикнула я на супруга.
  - Надо поговорить, - сквозь зубы процедил муж.
  Ой, что будет! Что будет!..
  - Почему я о происшествии в доме узнаю последним? - вопрошал муж, молчаливую меня. - Почему?!
  Он с такой силой треснул по столу кулаком, что я вздрогнула и подскочила на стуле, еще больше пытаясь слиться с обстановкой. Как только стол выдержал?
  - Ты опять молчишь! Почему я должен все выведывать у слуг? Говори, зачем он приходил! - взбешенный муж был страшен.
  - Я не знаю! - в отчаянии зашептала я, когда надомной навис злой и раздраженный муж. - Вроде девушку какую-то ищет.
  - Какую? - с нажимом поинтересовался Орлайн.
  - Я не знаю, - еще тише ответила я.
  - Что он о ней говорил? Какие приметы, цвет волос, возраст? ЧТО, ЧТО он о ней сказал?
  - Ничего... ничего о ней не говорил, - всхлипнула я.
  На пол полетела посуда со стола. Я поджала ноги и вжалась в стул. Из горла мужа послышался рык, руки сжались в кулаки. Он таким бешеным взглядом посмотрел на меня, что я пожалела об этом празднике, как никогда до этого момента.
  - Что ему здесь было надо? - схватился муж за голову. - Что?.. Что он знает?.. Где Василис? - обернулся муж в мою сторону, но, кажется, меня он не видел.
  - Наверно у себя, - робко ответила я.
  - Позови! - мало того, что это было сказано приказным тоном, так я еще и побежала исполнять.
  Мне было страшно. Очень страшно! Поэтому побежала очень быстро. Найдя няню уже в постели передала просьбу и быстренько вернулась к сыну, пока про меня опять не вспомнили.
  Сон ко мне не шел. Наверно тоже мужа испугался. Я же крутилась на кровати и так и эдак. Мысли меня одолевали. Родители вспомнились. День свадьбы... День похорон...
  Зачем только мои родители настояли на этой свадьбе?! Зачем?
  
  День был пасмурным и сырым. Приближалась зима и холода уже стояли на пороге, еще не решаясь выстудить дом, но уже не выпуская босиком за порог.
  - Ти, солнышко, - позвала меня мама, - к нам гости. Одевайся в новое платье.
  Гости у нас бывали очень редко, поэтому приход каждого был настоящим праздником. Жили мы уединенно, в лесу. Мать собирала травы и коренья, дела из них настойки и мази. У отца великолепно выходили работы по дереву. Так что в лесу нам было самое место. Читать, писать и считать меня учили родители. Так же передавали мне свои знания. Но ученицей я была не прилежной. Мне больше нравилось гулять по лесу, слышать шум листьев и представлять, что деревья живые и таким образом переговариваются друг с другом. Еще любила наблюдать за зверьем в лесу. За крупным издалека, а за мелким иногда совсем с близкого расстояния.
  - Ну что ты там копаешься? - вырвала меня мать из раздумий и заставляя поторопиться.
  Единственное нарядное платье было темно синего цвета с белой розой на боку. Так что выбирать мне и не приходилось. И было оно жутко длинное, такое, что я иногда могла и в подоле запутаться.
  Выходя из комнаты, услышала восторженный голос папы:
  - Как же она выросла! Стала такой красавицей!
  И все это при госте, который меня внимательно изучал. Я помню, что тогда покраснела до корней волос.
  - Доченька, гость с дороги проголодался, так что давай не будем заставлять его ждать.
  И выйдя полностью из-за двери я впервые увидела ЕГО! Может просто я редко видела людей и поэтому каждый гость оставлял неизгладимое впечатление. Но он особенно задел мою душу. Была в нем власть и сила. Это чувствовалось даже на расстоянии. К тому же, он был очень красив. Изогнутые брови, волевой подбородок, нос с горбинкой, которая только украшала молодого человека, черные волосы и серые глаза, которые очень внимательно изучали меня.
  От столь явного внимания, я опустила глаза и, кажется, еще больше покраснела, если такое вообще было возможно.
  - Уважаемый Орлайн лим Харита́л, это наша дочь Тиила-Дари. Тиила это многоуважаемый Орлайн лим Харитал, маг. Прошу любить и жаловать.
  Я присела в реверансе, которому меня учила мама, а гость поцеловал мне руку, сказав, что очень рад знакомству.
  - Ну что же мы стоим, - всплеснула руками мама, не сводя с меня взгляда. - Проходите за стол. Угощайтесь!
  Надо признать, что готовила она очень вкусно и все, кто пробовал ее стряпню хвалили. Мама отшучивалась, что это они так проголодались, что обычная еда им кажется столь вкусной. Я же никогда ничьей готовки не пробовала. Папа никогда не брал меня в город и еды оттуда не привозил. Поэтому я не могла сказать, готовит ли кто-нибудь вкуснее.
  На столе стояла тушеная картошечка с дичью, всевозможная зелень с небольшого огородика, козье молоко и хлеб, куда ж без него. Разговор за столом в основном шел о травах. Гость расспрашивал маму о способах сушки и сбора, особенности хранения и использования. Но во время всего разговора изучал меня словно товар на продажу, только что не щупал. Папа был хмур и не весел.
  Купив у мамы трав, у отца древков для стрел и посох, попрощавшись, гость удалился на ночь глядя. Он не боялся темноты и зверья лесного. Это было первое, что меня в нем насторожило.
  
  Всю ночь мне снились его глаза, внимательно меня изучающие и словно что-то пытающиеся найти. Спала я беспокойно. Ощущения его постоянного присутствия в комнате меня не покидало до самого утра.
  Разбудило меня солнышко и сын, который водил перышком по моему лицу.
  - Попался, который кусался! - схватила я сына, который звонко засмеявшись, стал вырываться. - Не пущу! Сейчас я тоже кого-то перышком пощекочу...
  Мы так и возились на кровати, пока к нам не заглянула служанка с сообщением, что муж ждет нас к завтраку. Это было неожиданной новостью, потому что обычно в это время он уже был во дворце.
  Под хмурым взглядом мужа я даже не чувствовала вкуса омлета, что подавали на завтрак. Булочки с яблоком тоже показались мне безвкусными. Весь завтрак проходил под внимательным взором супруга. Так как я сидела с правой стороны от него, то смотрела на него больным глазом, и именно его он внимательно изучал.
  - Примочку делали сегодня? - нарушил напряженную звенящую тишину маг.
  - Нет. Мы сразу пришли сюда,- опустила я глаза, сосредоточившись на чае.
  - После завтрака обязательно сделайте, - бросил он косой взгляд в сторону няни, что помогала сыну есть.
  Василис нахмурилась и еще больше почернела, сжав губы в тонкую полоску. Неужели они вчера поругались? Чем же таким они занимаются, что отруганная прислуга так остро реагирует на замечания?
  - Ты меня слышала? - столько стали было в его голосе, что скажи он это мне, я бы кинулась исполнять немедленно. - Лично проследи, что бы сделали все необходимое моей жене.
  - Хорошо.
  Такой тихой и покорной я ее еще не видела. Видно он винит ее во вчерашнем происшествии. Но разборки с няней закончились, и внимание опять переключилось на меня. Как же мне хотелось слиться с обстановкой и быть тихой, серой, незаметной мышкой!
  - Мне надо с тобой поговорить, - я кивнула. Няня свое получила, настала моя очередь. - Оставьте нас. Василис, поиграй с Вилиалом.
  Я сидела тихо и боялась поднять взгляд на мужа. Сейчас как начнет допрос с пристрастием, каким таким боком к нам принц заглянул?
  - Ти, - обратился ко мне муж так же, как звали меня родители. Уже хорошо, ругаться не будет. - Я хотел извиниться за вчерашнее... мое безобразное поведение. Я вел себя недостойно.
  Хорошо, что я сидела, потому что мне срочно захотелось лечь. Руки сами собой похолодели, и сердце куда-то ускакало, отдаваясь эхом в голове.
  - Ничего страшного, - проблеяла я. По-другому это и назвать нельзя.
  - Какой бы ни была причина твоего поступка, я все же должен был вести себя подобающе. Просто вчера день выдался такой... сумасшедший. Половина кладбища поднялась, а я еще не восстановил резерв после... ночного происшествия. Уложил их из последних сил. Такое ощущение, что кто-то специально изматывал меня.
  Что-то я отвлекся. А с тобой я вот о чем хотел поговорить. Василис сказала, что он общался только с тобой. Расскажи мне в подробностях, о чем ты разговаривала с Жуалином? Мне нужны все подробности разговора, мельчайшие детали. Обещаю, что я не буду кричать и не буду... груб, что бы ты не наделала. Если ты не расскажешь мне все добровольно, то мне придется применить магию, не смотря на мое обещание. И не смотри на меня так - это для твоего же блага.
  Моего блага? Это он имел в виду добровольность рассказа или что-то о моей защите? Эта Василис... И кто ее за язык тянул? Но рассказать пришлось... добровольно. Добровольно, потому что если он применить магию или сыворотку правды я не смогу не рассказать о празднике. А так он просил про встречу с принцем. О ней я и рассказала. То есть только о вчерашнем дне. Рассказала и о вуали, и о выборе комнаты и даже пересказала почти слов в слово наш разговор.
  Муж же только ходил из угла в угол, меряя шагами пространство столовой. Иногда кивал головой, иногда останавливался и с внимательным прищуром смотрел на меня. Но за весь мой монолог не проронил ни слова. У меня же за это время вспотели ладошки и сердце колотилось так, что чуть не выбивало грудную клетку.
  - Значит так, - начал муж, когда я замолчала. - За ворота поместья ни ногой. Если вдруг сильно приспичит прогуляться - посылаешь за мной. Но лучше сидите дома. Вон, на карете покатайтесь до озера. С принцем я сам поговорю, нечего ему здесь без меня делать.
  И еще, чем честнее ты будешь со мной, тем легче тебе будет жить. Понятно? - его бровь изогнулась.
  - Да, - тихо ответила.
  Это угроза или намек, что он знает о нашей вылазке? Пока молчит он, и я молчать буду. Вот когда он спросит напрямую... и тогда что-нибудь придумаю.
  Муж после разговора покинул дом, а я с сыном одевшись, направились к весьма живописному озеру. С одной его стороны был пологий песчаный бережок, где мы купались с Вилиалом, а с другой стояли плакучие ивы, купая свои веточки в воде, среди цветущих кувшинок белого и желтого цвета.
  Лошадей распрягли и отпустили пастись. Мы расположились на песочке, оголившись до безобразия: сын совсем, а я в очень легком и открытом светло-голубом платье. Слишком открытым оно было на мой вкус, а в городе это было самым модным нарядом. Кучер ушел на другой берег ловить рыбу с моего разрешения, а служанки обустраивали поляну.
  Мы побегали по воде в догонялки с сыном, побрызгались водой. В общем, в полной мере наслаждались прекрасным летним деньком. Даже Василис была необычайно молчалива и терпима по отношению ко мне.
  Полдня пролетели незаметно. Солнце уже перевалило далеко за полдень и стало клониться к горизонту, удлиняя тени. Мы сидели на покрывале и перекусывали творожниками, запивая травяным чаем эту вкусноту, когда к нам, поднимая тучу пыли, примчался мальчишка-конюх на вороном жеребце.
  - Госпожа! Госпожа! - буквально свалился парнишка с лошади. - Там это... Там... принц приехал. Изволил ехать к Вам, сюда.
  - Что?! - мы с Василис вскочили одновременно.
  - Зачем? - уточнила няня.
  - Не знаю, не извольте гневаться. Я как узнал, сразу сюда поскакал.
  - Я вижу, - буркнула я. - Взял самого молодого и дурноезженного.
  - Не извольте гневаться, и самого быстрого.
  - Молодец! Завтра золотой получишь за сообразительность. А сейчас иди, коня прошагивай. Отшагаешь и еще быстрее скачи к господину. Пусть при первой же возможности возвращается домой!- Что ему опять от меня понадобилось? - спросила я у небес. Они, естественно мне не ответили.
  Ой! А синяк-то мне и прикрыть нечем! Не покрывало же мне на голову накидывать! Поглядела по сторонам и ничего подходящего не нашла. Что же делать? А на дороге уже столб пыли поднялся. Вот и все! Доигралась и добегалась. Буду встречать принца фингалом к лицу. Снова.
  Четверка, запряженная цугом, остановилась недалеко от нашей компании. Мы все склонились, а из кареты вышел сам Его высочество. И чего только ко мне прицепился?
  - Ваше Высочество! Рады, что Вы снова нас посетили. Если бы Вы только предупредили о своем приезде, мы бы Вас встретили в более подходящей обстановке, - произнесла я, не поднимая головы.
  - Ничего. Здесь даже лучше, я люблю природу. Ну что же Вы? Вставайте!
  Разогнулись все, кроме меня. Я так и продолжала склонять голову в реверансе. А равновесие начинает меня подводить... А дальше произошло то, чего я больше всего боялась. Он подошел ко мне и нежненько за подбородок приподнял мою голову.
  Наши глаза встретились. Сначала я увидела изумление в его глазах, а потом он улыбнулся мне, как старой знакомой. И стало вокруг теплее, ветерок снова ожил, после томительного ожидания нашей встречи. Няня ойкнула и замолчала. А мы продолжали стоять и смотреть друг на друга, словно мы давно расстались и оба ждали этой новой встречи. Как две половинки от единого целого.
  - Прогуляемся?- разорвал зачарованный взгляд принц.
  - Да, конечно, - устыдившись своего поступка, я снова опустила взгляд.
  - Только сначала... Эй, Мит, неси скорей!
  Из-за кареты показался убеленный сединой мужчина, несший большущий букет цветов. В основном были там розы, но встречались и ромашки, придававшие букету пикантность.
  - Спасибо большое, но не стоило беспокоиться! - круглыми от удивления глазами я смотрела на эту красоту.
  - Пустяки. А теперь можно и прогуляться.
  Передав букет ошарашенной Василис, мы пошли вдоль берега. Ветер шумел и трепал мои волосы. Я молчала и смотрела себе под ноги, только бы еще раз не встретиться с синими внимательными глазами. Теперь я понимаю, почему за этим светло-русым красавчиком полдворца бегает. Если бы я только не была замужем... Но я замужем и такие мысли просто недопустимы.
  - Вы молчите. Снова. Вы всегда такая неразговорчивая?
  - Да, - ответила я.
  Мы опять шли молча. Так как я все еще была босиком, то шла по самой кромке воды. Принц, посмотрев на это дело, тоже разулся и пристроился рядышком. Теперь мы вдвоем шли по воде.
  Было такое странное ощущение, словно я одновременно делаю что-то очень правильное и очень неправильное. Неправильное понимаю что, а вот что было правильного в данной ситуации, я так и не смогла понять - нас догнал Вилиал.
  - Мам, а мне мозно погуять? С вами?- дернул меня за подол сын.
  - Конечно! - улыбнулся принц. - Куда ты хочешь сходить?
  - Мам, а мозно на туда? - он указал на берег с ивами.
  - Ты хочешь обойти вокруг озера? - уточнила я.
  - Да! - подпрыгнул малыш.
  Я посмотрела на принца. Куда ж без мнения столь высокой особы!
  - Отличная идея! - улыбнулся гость, присев на корточки, совсем не по-принцевски. - Как тебя зовут, малыш?
  - Ви... Вилиал, - посмотрел на меня, я кивнула, что бы продолжал, - Ваше Высество!
  Принц звонко засмеялся:
  - Зови меня просто Ал.
  Сын посмотрел на меня, я кивнула. Если он ему сам разрешил, зачем я буду мучить ребенка?
  - И Вы можете меня так назвать, - поднялся молодой человек.
  - Что Вы! Простите, но я не смогу, - грустно улыбнулась я.
  - Тогда Жуалина будет достаточно.
  Опять наступило молчание. И напряженную тишину разрушил мой сын, промчавшись мимо нас и поднявший такую тучу брызг так, что окатил нас с принцем чуть ли не с головы до ног. По пояс - это точно. Сначала я испугалась, что такую шалость Его Высокоблагородие не простит, но принц, засмеявшись, побежал за ребенком. На втором кругу они снова меня окатили. Причем сделали это специально. Я не удержалась и обрызгала их в ответ. Не дожидаясь, когда они снова перейдут к атаке, и применила тактику 'позорное бегство'.
  А сама все глядела на дорогу и ждала, когда же вернется муж. Мальчишка-конюх уже давно ускакал за ним, а его все нет... Пока я смотрела на дорогу, ко мне подошел сзади сын и подарил мне букет полевых ромашек. Такой же букет, только побольше преподнес мне и Его Величество. Я, конечно, его поблагодарила, но задалась всерьез вопросом, что ему от меня надо?
  Когда, набегавшись, мы шли вдоль берега, а Вилиал бегал вокруг, вот кто поистине неутомим, принц снова начал разговор:
  - Разрешите спросить, где же ваш муж нашел такую красоту, - кивком головы указывая на меня.
  Я мысленно послала мужу посыл поскорее появиться в доме.
  - У мамы с папой, - улыбаясь, уклончиво ответила я. Не признаваться же ему, что в лесу.
  Гость тоже улыбнулся, значит шутку оценил.
  - А разрешите задать Вам очень нескромный вопрос?
  - А разрешите, Вам не разрешить, - улыбнулась я, одновременно вспоминаю все ругательства, что слышала на конюшне.
  И еще много-много усилий прикладывая к тому, чтобы не выдать вслух все что вспомнилось.
  А высокородный, не обращая внимания на все мои сопротивления, продолжил:
  - И все же я спрошу. Только прошу вас ответить мне честно. Меня очень волнует вопрос появления на вашем лице столь неподобающего вашему положению... объекта.
  - Чистая случайность! - отвернулась.
  Фингал хоть и сходил уже на нет, зелено-желтый цвет, размазанный по лицу, красоты синяка не уменьшал.
  - Неужели? А мне почему-то, кажется, что тут без участия вашего мужа не обошлось.
  - Совершенно беспочвенные обвинения! - возмутилась я.
  - Тогда расскажите мне, как это произошло, пока я с трудом, но сдерживаю желание выписать вашему супругу плетей.
  Разве он оставляет мне выбор? Злой принц в доме - чревато последствиями. Неужели он только ради этого приезжает каждый день к нам? Совсем я ничего не понимаю в мужчинах, ибо кроме отца и мужа более близкого знакомства ни с кем не имела возможности завести.
  - Вилиал прыгал на кровати. Один прыжок был неудачным и ему грозило столкновение со стенкой. Я его поймала и спасла от большущей шишки на лбу, но за это получила коленкой в глаз. Я же говорю, чистая случайность и Орлайн тут вовсе не при чем.
  Он так пристально на меня посмотрел, что у меня волосы на затылке ожили и стали шевелиться. Даже мурашки по спине побежали.
  - И это правда, - наконец рассмеялся принц, констатируя факт, а не спрашивая. - А я был уверен, что это Ваш муж вспылил и... не удержался. За ним есть такой грешок.
  - Мой муж, - медленно проговорила я, - достойный человек и Вы не смеете так о нем отзываться!
  И это была чистая правда, потому что наши с ним дела не касаются больше никого. Ну, кроме сына.
  - Поверю вам на слово, - примирительно улыбнулся гость. - Вы меня извините, но мне пора, - дела зовут, - указал принц на свой экипаж, потому что озеро мы уже обошли, когда на небе стали зажигаться первые звезды. - Я бы хотел просить у вас возможности бывать здесь чаще.
  - Вы Орлайну об этом скажите. Я думаю, он обрадуется столь высокому гостю. И да, спасибо большое за подарки.
  - Пустяки, - на меня недобро сверкнули очами. Но после моего мужа, на меня это не произвело впечатление. - До встречи!
  - Прощайте, - честно ответила я. Если не дурак, то поймет, что он своим присутствием создает мне одни проблемы.
  
  Через полчаса после отъезда гостя в дверь влетел муж. Как вовремя! Ужин как раз готов.
  - Ты к ужину, - мило улыбнулась я в надежде, что при всех он не будет устраивать скандал.
  - ВСЕ ВОН! - рявкнул мужчина и прислугу, как ветром сдуло.
  Благо Вилиал сейчас с Василис и не слышал этого.
  Ну, да, при всех и не устроил.
  Стоило мне только попытаться присоединиться к толпе, как меня остановили:
  - А ты, будь добра, - сквозь стиснутые зубы произнес супруг, - останься.
  Я послушненько склонила головку, понимая, что меня по ней сейчас не погладят. И хорошо, если не оторвут. Назад он, конечно, сможет ее приклепать, но это уже буду не я, а один из его ходячих трупов.
  - ЧТО. ПРОИСХОДИТ. В. ЭТОМ. ДОМЕ? - по слогам спросил муж.
  Я благоразумно молчала, желая слиться с обоями за моей спиной.
  - Опять в молчанку со мной играешь?! КТО БЫЛ ЗДЕСЬ В МОЕ ОТСУТСТВИЕ?
  Тут не ответить я не могла:
  - Жуали́н Карма́л лим Садара́т од Хаа́р-Лаа́м.
  - Молодец. Сама призналась. И чем это вы тут занимались? - муж опасно близко подошел. Я даже чувствовала исходящий от него жар и видела как тень, что была в доме, сгущалась вокруг его ног. Выше колен я все еще не видела, так как посмотреть на мага не решалась.
  
  - Ты опять молчишь?- глухо произнес супруг.
  'И откуда он только узнал?' - вместо ответа билось в моей голове.
  - Я спросил, чем вы занимались?! - еще более сердито произнес он.
  - Гуля-яли, - с испугу я проблеяла.
  - И?..
  Вот ничего хорошего мне его тон не предвещал. Совсем-совсем. Меня даже колени слушаться перестали.
  - И все, - еле слышно выдохнула я.
  - Посмотри на меня, - приказал ледяным тоном супруг.
  Я послушно подняла глаза на супруга и увидела в сердитых глаза привычное свечение, поняв, что он на грани. Еще чуть-чуть и снова потеряет контроль.
  - Я же говорил тебе, чтобы ты не ходила?! Говорил?
  - Да, - прошептала я, наблюдая, как мужа охватывает сияние, притягивающее тьму. Они словно сливались воедино. Тьма и свет.
  - Тогда зачем ты это сделала? - на этот вопрос я уже отвечала, поэтому в этот раз, просто молчала. Не вижу смысла повторяться, а то будем ходить по кругу. - ЗАЧЕМ?!!
  Никогда не думала, что я не могу покинуть это поместье. Вроде и не пленница, но заключенная - это точно. Любой шаг за ворота приравнивается к смерти. Ворота, кстати, охраняют два скелета. Очень удобно - они ни есть, ни пить не просят и работают усердно, а главное бесплатно. Муж заклинание прочел, зафиксировал его на живых домочадцах и готов идеальный охранник, который смерти не боится.
  - ЗАЧЕМ? - раздалось над самым ухом, разрушая всю стену отчужденности, что я возвела, отвлекая себя на другую тему.
  - Мне скучно одной дома! - рявкнула я в ответ.
  И словно этим прорвала переполненную плотину, что залила меня с головой. Мне внезапно стало нечем дышать, мир резко потерял четкие очертания и потемнел. Последнее, что я видела - это рука скелета, сжимавшая мне горло и магический всплеск на том месте, где был мой муж, сопровождаемый такой отборной бранью, что конюхи бы покраснели.
  
  Очнулась я в своей кровати от кашля, который нещадно драл горло. Вдохи и выдохи сопровождались жуткой болью и привкусом крови. Надомной нависал муж, шепча заклинание. От его рук по горлу разлилось приятное тепло и боль потихоньку отступала.
  - Я не целитель, но чем мог... Прости меня, - внимательные серые глаза с надеждой посмотрели на меня.
  - Что произошло?..
  - Я не сдержался... Я чуть тебя не убил! - он схватил меня за руки, прижимая к своей груди. - Когда ты закричала на меня, я не сдержал рвущийся наружу гнев и он, слившись с моей магией, побудил стража защищать хозяина. Это был случайный выброс энергии, но я даже подумать боюсь, что могла произойти трагедия.
  Несмотря на его извинения и испуганный взгляд, я сделала для себя вывод, что любая, хоть маломальская, потеря контроля с его стороны грозит мне если не смертью, то увечьем - это точно.
  Или он читает мысли, или у меня все написано на лбу то, о чем я думаю, но посмотрев на меня, он произнес:
  - Клянусь Невидимым, я никогда больше не применю к тебе магию!
  Я кивнула, но осторожность никогда не бывает лишней.
  
  Он снова злиться. Неужели он забыл об обещании?
  - Мы просто шли вдоль берега, - твердо, как мне показалось, сказала я.
  - Значит, просто гуляли? И цветы он просто так подарил? - зло сказал супруг.
  - Я не знаю! - закричала я, потому что нервы не железные. Непрошенные слезы покатились по щекам. - У него бы и спросил!
  - Принеприменно спрошу! - оттолкнулся муж от стены.
  Свечение растворилось в темноте и все свечи в помещении погасли. Мне вспомнился недавний вечер и тьма идущая по пятам, я непроизвольно схватила Орлайна за руку, потому что того клубящегося чудища я боялась больше. Муж, глубоко вздохнув, щелкнул пальцами, прошептал под нос что-то и свечи снова загорелись.
  - Ви!- дернула я мужа за руку, что все еще держала.
  - Я обновил заклинание, так что темного бояться не надо.
  Я быстренько отпустила его руку. Лучше все же я сама это проверю. И не проронив ни слова, умчалась к спальне, где Василис должна была укладывать моего сына спать. Но сына в комнате не оказалось, как и няни. Я позвала, никто не откликнулся. Бегом спустилась к мужу, а там уже и сын, и няня. Они дружненько между собой что-то обсуждали. Когда увидели меня - замолчали. Я услышала только: '... я все сказал!' - предназначенное для Василис.
  - Что тут происходит? Почему Вилиал еще не в постели? - спросила я у няни.
  - Мы уже идем... - ответила дама, косясь на моего мужа.
  - Не надо. Вы уже там были и результат... на лицо. Так что я лучше сама. Ви, сыночек, пошли с мамой, - протянула я руку сынишке.
  Тот с радостью побежал ко мне, и мы поднялись в его комнату.
  Когда укладывала ребенка спать, он у меня неожиданно спросил:
  - Мам, а дядя Ал к нам еще плидет?
  - Надеюсь, что нет, сынок.
  Я порадовалась, что в свете свечи не видно, как мои щеки против воли заалели, при упоминании нежданного гостя.
  - Почему? Он холоший и с ним весео!
  - У него много дел, мой хороший. А сейчас спи! - я поцеловала в лобик сынишку и запела нашу колыбельную.
  Когда я была маленькой, мама всегда мне пела колыбельную.
  
  Как трава у дома шевелит листвой,
  Как Луна на небе освещает путь,
  Так и ты будь счастлив!
  Маму не забудь.
  
  Будет вечер ласков,
  Будет радость, смех.
  Но найди под маской
  Тех, кто хуже всех.
  
  Когда сын уснул, я потихоньку направилась к выходу, что бы привести себя в порядок перед сном и смыть все события сегодняшнего дня. Но стоило мне приоткрыть дверь, как дверь в комнату мужа открылась и оттуда вышла Василис. Оглядев коридор, она направилась на первый этаж. А что она собственно дела в комнате Орлайна? Неужели они...
  Нет, такого просто не может быть! Он, конечно, ее защищает, доверяет... А может все же такое может быть?
  Я, как только представила, что они там вдвоем... наслаждались друг другом, меня бросило в жар и захотелось кричать, вырвать волосы этой выдре, некроманту засунуть его магию в то место, откуда не вытащить. И вспомнился его вечно снисходительный взгляд.
  А я, дура, от Жуалина, как от огня шарахалась! Да он в тысячу раз лучше этого... изменника... предателя!
  Как он мог так со мной поступить? КАК? Разве я не была хорошей послушно женой? Разве я не дарила ему ночи любви, когда он этого хотел? Неужели я заслужила такого отношения к себе?
  Предатель! Предатель! Зачем он так со мной? Зачем? Что я делаю не так? ЧТО?!
  Я так и стояла у приоткрытой двери не решаясь сделать шаг в коридор. Может, мне все показалось? Может, я вообще сплю?
  Из раздумий меня вырвал заворочавшийся сын. Нечего стоять в проходе, надо двигаться вперед.
  Когда я проходила мимо спальни мужа, меня так и подмывало зайти и сказать ему все, что я о нем думаю. Удержало от порыва только то, что он итак на меня сегодня зол. А разве я виновата, что этот принц к нам зачастил?! Дома чаще бывать надо, а то когда-нибудь и я могу оказаться в спальне не одна.
  В раздумьях остановилась у своей комнаты. Нет, не пойду к нему! Пусть давится своей Василис! Но меня он тоже не получит! Одной ему более, чем достаточно!
  Я решительно распахнула дверь, но шагнуть за порог не успела - открылась дверь в спальню мужа. Мелькнула мысль, какая дама на этот раз покажется из-за двери. Но смотрела на меня совсем даже не дама. Смотрел супруг, и я это чувствовала спиной.
  - Ты долго сына укладывала, - констатировал Орлайн.
  Мне так хотелось сказать что, зато он управился быстро, но гневить итак злого некроманта - это верх глупости. Поэтому я ничего не ответила и продолжала стоять не поворачиваясь.
  - Ты видела, - догадался муж о странности моего поведения. - Все совсем не так, как тебе показалось!
  - Мне... - еле сдержала всхлип, - ничего не казалось. Спокойной но..., - голос предательски дрогнул, - ...ночи.
  Я уверенно, по крайней мере, мне хотелось считать, что выглядело это именно так, шагнула за порог в свою комнату и закрыла за собой дверь. Ровная спина продержалась ровно до скрытия с глаз мужа. Дальше плечи поникли и содрогнулись в первом беззвучном рыдании. Потом во-втором, третьем... Упала на кровать и зашлась рыданиями.
  Корила себя за все! В первую очередь за глупость. Это какой дурой надо быть, что бы совсем не замечать очевидных вещей. Я, как идиотка, надеялась, что она его какая-нибудь дальняя родственница, но никак не... Зачем они так со мной? Чем я заслужила такое отношение?
  - Ты и сейчас мне скажешь, что он лучшее, что могло произойти со мной? - посмотрела я в темное ночное небо, безмолвно смотрящее на меня из оконного проема, обращаясь к давно почившей матери. - Это ты имела ввиду, когда говорила, что я много для него значу? ЭТО?!
  
  Он пришел еще затемно. Весь в строгом черном костюме. И сам весь строгий, но глаза... глаза улыбались и смотрели на меня с нежностью. И я улыбнулась в ответ, не смотря на то, что внутри меня перемешалась радость с беспокойством. Беспокойство вызывало все его существо. Его близость заставляла внутри все сжаться в маленький комочек и сидеть тихо-тихо.
  Но было что-то в его взгляде... я бы назвала это восхищением, но я так мало знаю людей, что могу и ошибиться. Оно притягивало, располагало и давало надежду на тепло около него. И сколько бы он не хмурил брови, я всегда видела эту маленькую искру, стоило только посмотреть в его глаза.
  - Не бойся, родная, - тепло улыбнулась мама. - Иди к нему. С ним тебе будет хорошо.
  Мама никогда меня не обманывала, поэтому я ей поверила и на этот раз. Тихонечко шагала навстречу своему будущему мужу. И задавалась вопросом, как мне с ним жить дальше? Как себя вести? Как говорить? Ведь для меня он был чужим человеком, хмурым, неразговорчивым и замкнутым.
  Я приближалась к нему, а он продолжал стоять и ждать, даже не шагнув за порог. Платье белоснежным каскадом обозначало каждый шаг на встречу к нему.
  Что ждет меня за порогом? Не узнаю, пока не перешагну.
  Как только я переступила порог родного дома, он протянул ко мне руку. В ответ я протянула свою. Он достал из кармашка коробочку.
  - Носи это до тех пор, пока я не разрешу снять.
  И надо было мне в тот момент догадаться, что семейная жизнь не должна начинаться с условий. Но откуда мне было знать?
  За поддержкой я обернулась к отцу. Тот кивнул мне, продолжая приобнимать свою жену. Как только отец дал согласие, он вытащил из коробочки серебряный браслет украшенный сапфирами. Защелкнув украшение на моем запястье и мы двинулись к Илитарру - Священному дубу, где, как рассказала мне мама, совершаются таинства союза двух людей.
  Мы шли тропинкой, видимой лишь моим родителям. Я испугалась за платье, что сшила мне мама. Думала из белого - цвета чистоты и невинности, грязным и совсем станет, а это очень плохой знак.
  Но, на мое удивление, у поляны Илитарра мое платье все так же сияло первозданной белизной. Неужели я настолько аккуратная?
  Но когда в сумерках я смогла распознать очертания Дуба, да-да, именно с большой буквы, я почувствовала себя песчинкой в мире творящихся судеб и свершающихся предназначений. Илитарр упирался вершиной в самое небо, и казалось, что если взобраться на самую его макушку, то можно будет пожать руку умершим родственникам.
  Нижняя ветка дуба была на уровне моего пояса и представляла собой чашу или миску, но из живого дерева.
  Нас поставили напротив чаши. И как только мы встали на колени перед Илитарром, макушки этого сильного и непоколебимого дерева коснулся первый лучик солнца. Настало время молитвы-клятвы. Мы заговорили в унисон:
  - Пред Дубом священным, и пред Богами, что взирают на нас,
  Приносим мы клятву смиренно, подальше от чу́ждых глаз.
  Обещанием хранить любовь вечно, скрепляем мы верный союз.
  И не разлучит нас вечность от брачных и данных здесь уз.
  
  Пока мы читали, как в трансе, слова, лучи солнышка подбирались к корням дерева. И как только первый лучик коснулся чаши, в ней образовалась жидкость. Прозрачная и запаха я не чувствовала.
  В этот момент некромант достал кинжал и спросил у меня:
  - Готова ли ты быть моей до тех пор, пока смерть не разлучит нас?
  Я с опаской покосилась на кинжал. Даже представить боюсь, что он им собирается делать после таких слов!
  Опять за поддержкой обратилась к родителям. Но те только улыбались и наблюдали за нами. Значит, решение должно быть за мной. Если развернусь и убегу, будет ли это очень трусливо? Оглянулась по сторонам в поисках пути отступления, на случай, если меня захотят убить.
  - Боишься? - улыбнулся молодой человек, и в глазах снова мелькнула теплота. - Не бойся! Мне нужна только капля твоей крови.
  - Если только капля, - протянула руку я.
  И в самом деле, он легонько уколол мне палец над чашей. Но я все равно вздрогнула, а он снова тепло улыбнулся. Как только капля крови упала в чашу, наполненную жидкостью, он сделал порез на своей руке, и вторая капля, уже его, присоединилась к первой.
  И тут произошло то, чего я совсем не ожидала. Мама, конечно, рассказывала мне о магии и об ее силе, но я никогда не видела ее своими глазами. А сейчас, едва его кровь коснулась поверхности воды, она засияла золотистым цветом и окутала нас своим теплом. То, что нас поднимает над землей, я поняла только потому, что мы сидели на коленях, а сейчас я до земли и пальчиками ног не достаю.
  Орлайн взял меня за руки. Его волосы шевелились, глаза горели, а на губах блуждала улыбка. Я бы даже сказала, что он был счастлив. Я улыбнулась в ответ. Ведь сделать человека счастливым - это большое дело, и не каждому оно по плечу. И если я могу подарить ему крупицу счастья, пусть так оно и будет.
  Стоило мне только закончить мысль, как сияние обвило наши руки. Такое приятное тепло... Нежное, ласковое, словно руки мамы. Потом сияние стало подниматься по нашим запястьям вверх. Сначала под сиянием было просто тепло, но постепенно стало теплее, еще теплее, горячо... В один прекрасный момент мое запястье словно огнем обожгло. От неожиданности я даже вскрикнула и попыталась выдернуть руку, но Орлайн держал крепко.
  - Потерпи, - произнес он. - Сейчас боль пройдет. Это Боги приняли нашу клятву и согласились на наш союз. Отныне и навеки Печать Богов соединила нас.
  Только он закончил говорить, как сияние исчезло, и мы стали падать вниз. Вот только разбиться в день свадьбы мне и не хватало! Но на то Орлайн и маг, что подхватив в полете меня на руки, замедлил падение. Так мы и приземлились. Он держала меня на руках, а я, испугавшись, крепко обнимала его за шею. Маг улыбался глядя на мое перепуганное лицо. Вот хоть бы кто предупредил, что нас от середины Дуба вниз кидать будут!
  Меня соизволили опустить на землю.
  - Дети мои, - подбежал отец и обнял нас, - я так счастлив, что даже Боги одобрили ваш союз! Живите счастливо! Любите Друг друга! И береги ее! - это отец уже обратился к моему... мужу.
  Слово какое-то странное, непонятное и... чужое, что ли. Словно и не со мной все это происходит, словно все это сон. Муж... Новая жизнь, новые встречи, новые знакомства. Теперь я уже не буду с такой радостью ждать новостей от редких гостей. Теперь я буду создавать эти новости.
  - Непременно, пуще, чем зеницу ока буду беречь ее, - отвечая мой муж... м-м-м-м... прижимая меня еще крепче.
  - Добрый путь, дорогие мои, - вся в слезах обняла меня мать. - Пусть Боги сделают вас счастливыми! А сейчас вам пора. Прощай, моя дорогая! - мама чмокнула меня в щечку, вытирая слезы. - Будь счастлива!
  Я кинулась на шею к матери:
  - Но я не хочу уходить от вас! Я думала, вы пойдете со мной!
  - Прости родная, но тебе придется пойти одной. Наш дом здесь, а там тебя ждет целая жизнь!
  - Мама, мне страшно! - прошептала я, и крепче обняла ее за шею.
  - Поверь, моя хорошая, он лучшее, что могло произойти с тобой!
  
  - Видишь, мама, ты была неправа! - плакала я в подушку. - Худшего со мной произойти и не могло. А я... как и обещала, была примерной женой. Зачем? Есть ли смысл в таком поведении?
  Почему ты согласились на нерушимый союз? Почему ты мне не рассказала о венчании в церкви, где союз может быть временным? Почему ты настояла на союзе с Орлайном? Почему именно он?!
  - Потому что только у меня хватит сил защитить тебя, - легла рука на мое плечо, от чего я вздрогнула, но не обернулась. - Почему ты плачешь?
  Я не ответила. А что я могла сказать, что мне больно, когда об меня вытирают ноги? Или когда мне, законной жене, предпочитают прислугу у меня на глазах? Есть ли смысл в данном разговоре? Не уверена, поэтому и молчала.
  - Защитить? От чего? Или кого?
  - Я не могу тебе сказать, пока. Прости. Как только я буду уверен, что никто не сможет прочитать твои мысли, я обязательно тебе все подробно расскажу. А сейчас просто попрошу ограничить твое общение с внешним миром, особенно с принцем.
  Вот сейчас мне стало очень обидно. Говорит загадками, да еще объяснить ничего не хочет.
  - Значит тебе позволительно близкое общение с няней втвой спальне, а мне с принцем просто поговорить нельзя?
  От нахлынувшей злости у меня даже высохли слезы. Или они просто иссякли, потому что я их всех выплакала?
  - Значит мне не показалось и ты все видела, -кивнул своим мысля супруг.
  - Да, я видела! - высохшие слезы снова потекли ручейком. Я честно пыталась их сдержать, но они оказались сильнее. - Видела! Как ты мог?! Как? Неужели прошли все твои чувства ко мне? Или я хоть чем-то заслужила такое отношение к себе? Что я сделала не так?!
  - Ты все делаешь правильно, кроме того, что ты покидала поместье. И этим спровоцировала появление здесь человека королевских кровей.
  Откуда он знает? Откуда?! Я инстинктивно вжалась в спинку кровати.
  - И ты снова меня боишься. Согласись, что я сдержался даже тогда, когда узнал о вашем присутствии на шествии. Или ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы не понять, кого искал принц? Особенно когда он появился здесь во второй раз?
  - Ты... - голос у меня совсем сел и я даже не сказала, я прохрипела. Потому что ясно помнила, что он делает с неугодными ему людьми.
  - Я! Я - стена между враждебным миром и тобой! Я - твой законный супруг! Я - единственный, кто в состоянии уберечь тебя от беды! Ну что ты так дрожишь? Разве я хоть раз тебя обидел?
  Бежать некуда. Да от него и не сбежишь. Так что, собрав всю волю в кулак, я выложила все, что о нем думаю. Потом я точно об этом пожалею, но если не скажу, жалеть буду еще больше.
  - А когда ты убил на моих глазах стражника, который мне просто подарил цветок. Всего один цветок!!! А ты за это вырвал ему сердце и, призвав его тело, заставил снова стоять на воротах! Как тебя можно не бояться?! Как? Ты же опасен сам для себя? Меня защищать нужно в первую очередь от тебя и... твоей любовницы! Она каждый день мне спокойно жить не дает!
  - Так, - нахмурил брови некромант. - Я-то, дурак, думал, что ты так холодно ко мне относишься, потому что не любишь. А ты просто-напросто боишься меня?!
  Я активненько закивала головой, пока он в благостном настроении после посещения Василис. Мысль о том, что она хорошо постаралась, больно царапнула по самому сердцу, увлажнив глаза солеными слезами.
  - И плакала ты сейчас потому... - изогну бровь супруг, явно ожидая ответа.
  - Потому что я видела, как она выходила из твоей спальни! - выпалила я, боясь собственной смелости.
  - Угу, - получила я вполне вразумительный ответ. - А если я скажу, что у меня с ней ничего не было, ты поверишь?
  - Нет! - почти гавкнула я, пока решительность меня не оставила.
  - Позволь узнать, почему? Я не вызываю доверия? - улыбнулся краешком губ некромант и это выглядело жутко.
  - Потому что ты... - я набрала в грудь побольше воздуха, - мужчина в самом расцвете сил, красивый, уверенный в себе... Но ты так редко бываешь со мной, что меня терзают смутные сомнения о том, что я у тебя единственная.
  Мужчина, подмигнув мне, рассмеялся. Звонко, задорно так, что я не смогла не улыбнуться в ответ. Веду себя, как невоспитанный некромант - так прыгает настроение от слез до смеха.
  - А что смешного? - наконец спросила я.
  - Я поражаюсь чистоте твоей души, несмотря на то, что ты живешь с... таким, как я.
  Я перестала смеяться и, хлопая ресничками, пыталась осмыслить сказанное. Я даже не задумывалась, что могла вести себя как-то по-другому. Мама с папой всегда мне говорили, что важнее семьи нет ничего и все силы надо отдавать именно ей. Я так и поступала. А что, надо было по-другому?
  Муж провел пальцем по моему лбу. Я сразу поняла, что он у меня весь в морщинках от поднявшихся бровей. Так, беру себя в руки.
  - Теперь я еще больше тебя люблю, хоть думал, что это уже не возможно. И знаешь почему? - я отрицательно помотала головой. Какой-то сумбурный вечер у меня. Все перемешалось и спуталось в моей голове. - А по той же причине, по которой почти никто не хочет заключать союз благословленный Илитарром. И дело даже не в том, что такой союз нельзя разрушить, а в том, что при нем любая измена будет сопровождаться жуткой болью там, где сияние скрепило союз. Проще говоря, при уединении не с законным супругом связанного Илитарром постигает боль, вместо удовольствия.А того, кто покусится на благословенного ждет еще большая кара. И судя по твоему изумленному лицу, ты действительно хранила мне верность. И если бы я сейчас с Василис был... близок, то об этом услышали бы все в поместье. Потому что терпеть такую боль невозможно, ибо она ниспослана Богами.
  - Тогда что она делала в твоей комнате? - задала я вопрос, все еще переваривая полученную информацию.
  - Она... Приходила прояснить сложившуюся ситуацию.
  - В твою спальню? - не поверила я.
  - Там стоит блокировка магии и в ней никто бы не смог подслушать наш разговор, - терпеливо пояснил муж.
  - И о чем шел разговор?
  - Сейчас не время и не место для выяснения этого момента. Зато, - супруг приблизился к самому моему лицу, нависнув надомной, - кто-то тут выразил недовольство моим редким вниманием к своей жене. Надо это исправить...
  И нежно-нежно коснулся моих губ. Сердце, пропустив удар, пустилось вскачь. Я прильнула к его губам нежно, робко. Он, развеяв мои сомнения, властно и страстно завладел мои ртом.
  Я не заметила, как мои руки успели растянуть его рубашку и уже стягивали эту часть одежды с супруга, оголяя умопомрачительный торс. Не удержалась и провела рукой по мышцам, задержавшись на квадратиках на животе и продолжив движение к ремню, удерживающему штаны.
  Орлайн замер, не поверив своим глазам. Я никогда не проявляла инициативы, только участие. Но сегодня что-то сломалось или открылось во мне и действительно хотелось провести с ним ночь так, что бы до следующей ночи он не могу думать ни о чем, кроме меня в его объятьях. А он зставляет меня чувствовать, как его дыхание обжигает кожу, как его губы шепчут мое имя, как его руки ласкают кожу, оставляя чувственные жгучие дорожки, как его губы исследуют каждую клеточку моего тела, как желание пожирает меня изнутри, заставляя от каждого прикосновения гореть еще сильнее и требовать большего.
  Он был всюду, его прикосновения будоражили и побуждали к ответным действиям. Я его ласкала, гладила, целовала... и мне было мало, мне хотелось дарить ему еще больше ласки, больше любви, больше прикосновений. Словно расплачиваясь за всего годы сдержанности, сегодня я ему отдавалась без остатка. Позволила не только владеть моим телом, но и моей душой.
  Когда от ласк стала сходить с ума, а он все продолжал эту пытку, взяла дело в свои руки и оказалась сверху изумленного разгоряченного мужа. Впервые в жизни я позволила себе такую вольность... и не пожалела. Когда горячий и возбужденный он оказался во мне, заполняя меня всю и когда каждое движение отдавало волной наслаждения, все остальное перестало иметь значение. Сейчас в мире существовала только я, супруг и наше желание.
  Каждый его толчок, каждое мое движение ему навстречу вызывало такую бурю наслаждения, что затуманивало мозг и избавляло от посторонних мыслей. Хотелось только чувствовать его в себе, не потерять ни одного прикосновения, блаженствовать от его страсти и нежности. Ощущать всем существом, что вся буря чувств взаимна.
  А когда он, схватив меня за бедра, стал ускорять темп движения, мир взорвался. Рассыпая миллионами искр все мое существо по необъятной вселенной.
  Когда же вселенная меня отпустила, то я увидела блаженную улыбку на устах мужа и не смогла сдержать чувств, покрыв их поцелуем. Меня прижали к крепкому телу, отвечая на поцелуй. Ночь продолжалась...
  
  Просыпаться, прижимаясь спиной к супругу, в его теплых и нежных объятьях обнаженной - сущее удовольствие. Вот если бы еще кто-то так настойчиво не колотил в дверь, то утро было бы просто неповторимым.
  - Кому тут жить надоело? - гаркнул муж над самым ухом, выпуская меня из объятий и целуя попутно в плечо. Аж мурашки побежали.
  - Прибыл посыльный от короля, - раздался презрительный голос Василис из-за двери. Вот прям вижу, как она морщится, представляя, чем мы тут занимаемся. И так на душе хорошо стало...
  И одиноко, потому что муж уже наполовину оделся. Молча оделся, молча вышел. Неужели ему не понравилось? И мне пора собираться к завтраку.
  Как оказалось, завтрак давно прошел, и встали мы только обеду. Сын давно игрался на улице, наслаждаясь летними деньками. После обеда гулять мы пошли вместе. День выдался чудесный. Легкий ветерок снимал летнюю жару, птички услаждали слух трелью, а небо было необыкновенно-голубым. Или это у меня просто настроение такое?
  Но знают Боги, как подпортить так хорошо начавшийся день.
  - К нашим воротам прибыл новый гонец из дворца, - с поджатыми губами сообщила Василис, - и требует передать послание Вам лично в руки.
  - Что-то случилось? - испугалась я за мужа. А так день хорошо начался. Эх...
  - Не могу знать.
  Что ж, поспешила к гонцу, который испортил мне весь день. Он топтался у ворот, теребя конверт в руках.
  - Я слушаю, - окинула я взглядом паренька.
  - Вот, велено передать Вам лично в руки.
  - От кого? - уточнила я, потому что срочное послание передали бы и с Василис.
  - Там все написано.
  - Хорошо. Можешь идти, - кивнула я, рассматривая гербовую печать королевского дворца.
  - Простите, но мне велено дождаться ответа.
  - Даже так? - паренек скромненько потупился. И ведь попадет ему, если отправлю его восвояси, а он ни в чем не виноват.
  Ох, что делать, надо прочесть и ответ дать, что ему не влетело от пославшей его королевской особы.
  - Да, а кто послание передал? - спросила шепотом у гонца, так как леди Василис крутилась с Вилиалом рядом, явно слушая наш разговор. Уверенна, она при первой возможности и подглядеть попытается.
  Парень только взглядом указал на письмо. Ясно, значит там все написано.
  Поломав гербовую королевскую печать начала читать:
  'Приветствую Вас, Леди Харитал. Искренне сожалею, что делаю это на бумаге, а не лично. Как бы я хотел еще раз увидеть Ваши удивительные синие глаза, улыбку, что так Вас красит.
  К сожалению, я не могу видеть Вас так часто, как мне бы хотелось. Но это не помешает мне попросить Вас об аудиенции. Вы не подумайте ничего предосудительного. Мне просто хочется увидеть Вас еще хоть один-единственный раз.
  Не откажите мне в невинной просьбе встретиться с Вами в городском парке.
  Искренне Ваш, принц Жуалин'.
  Я оторвала взгляд от листка, что бы передать отказ, но встретила такой испуганный взгляд юноши, что слова сами застряли в горле.
  - Ты меня боишься? - спросила я у парнишки.
  Он потупился:
  - Нет, что Вы!
  -Тогда почему ты такой испуганный? - спросила я.
  - Мне было велено без положительного ответа не возвращаться.
  Вот оно что. Ладно некроманта слуги побаиваются, но он-то зачем запугивает прислугу?
  - Прям так и сказал? - парень, все так же, не поднимая взгляда, кивнул.
  Он не один такой, я тоже прекрасно его понимаю - оказаться между принцем и некромантов никто не захочет.
  - Тогда скажи ему, что я не против, но, к сожалению, завтрашний день у нас занят.
  Парень улыбнулся и расцвел. Поклонившись вскочил на гнедка и галопом ускакал с ответом.
  О, Боги! Совсем никак нельзя меня оградить от такой назойливости? А сама еще раз, глупо улыбаясь, перечитала письмо. Неужели я произвела на него такое впечатление?
  - Что он хотел, - кивнула в сторону дороги Василис.
  Вот интересно, успела она прочитать содержимое послания или нет?
  - Я не думаю, что принц одобрит ваше любопытство, - отчеканила я.
  Я уверенна, что она видела гербовую печать и сопоставила, что вряд ли мне будет писать король.
  Зато теперь передо мной стоит вопрос: рассказать мужу о содержимом или спалить и сделать вид, что ничего интересного не было?
  Но была не судьба дойти мне до дверей дома, потому что в ворота поместья ворвался муж с развивающийся накидкой за плечами, жутко напоминая грозовую тучу. Еще чуть-чуть и начнет молнии мелькать.
  - Зачем гонец приезжал? - едва его сапоги коснулись земли, прогремел муж. Гром был, будут и молнии.
  Спалить не успею, так что надо признаваться. Страшно! Но надо.
  - Письмо доставил.
  - Кому оно адресовано? - сверлил меня взглядом супруг. Нехорошим таким взглядом.
  - М-мне, - чуть заикаясь, ответила я.
  - Давай сюда, - не предполагая возражений муж протянул руку.
  Возражения-то как раз были. Это вообще первое письмо, что написали мне. Мне еще никогда не присылали писем! Но я благоразумно все возражения оставила при себе. Злить итак сердитого мужа - верх глупости, которую я могла совершить.
  Я смиренно достало письмо, и отдала мужу. Будь, что будет. Может он меня и не убьет.
  С замиранием сердца наблюдала, как супруг пробегается глазами по строчкам письма и все больше и больше хмурится. Когда дошел до конца, смял бумагу и бросил с ненавистью: 'УБЬЮ ГАДА!', вскочил на лошадь и ускакал, даже не посмотрев в мою сторону. Ой, что будет... Что будет!!!
  Растерянной я стояла не долго. Смертоубийства не допущу! Так что я рванула в конюшню, велела мне подать лошадь немедленно и поскакала к воротам с огромной надеждой догнать мужа и сказать, что б принца не трогал. Ему же не простят, а как я без него буду?..
  Это день такой или меня окружают такие ненормальные люди? В воротах стояла Василис, расставив руки так, что ее не объехать никак. Если только перепрыгнуть.
  - Уйди! - крикнула я на ходу.
  - Ты не покинешь это поместье! - уверено заявила няня.
  - Прочь с дороги! - натянула поводья и лошадь остановилась нос к носу с упертой дамой-самоубийцей. - Мне надо проехать.
  - Орлайн приказал Вас ни при каких обстоятельствах не выпускать из поместья.
  - Пра-авда? - протянула я. - А он не давал инструкций на счет того, как мне себя вести, когда он людей убивает?!
  - Это его дело и он сам с этим разберетсяразберется.
  - А если его за эти разборки казнят, что тогда? - злилась я все больше. Какой-никакой, а муж, свой, родной.
  - Тогда все поместье достанется Вам.
  Кто о чем! Может она рассчитывает часть поместья получить, потому у них с Орлайном такие отношения?
  - Да сдалось мне это все! ПУСТИ Я СКАЗАЛА! А ТО ХЕЖЕ БУДЕТ...
  Я так и не поняла, что произошло, потому что вмиг оказалась на земле связанной голубой полупрозрачной нитью. Приземляясь, больно приложилась головой. То, что хуже будет - это понятно, но почему именно мне, вот вопрос?
  Оглядела себя и поняла - она маг! И как она умудрялась столько лет это скрывать?! Тут же в моей, сильно гудевшей и нестерпимо болевшей, голове родилась мысль, а знает ли дражайший супруг, кого к сыну приставил? Потому что если не знает - не сносить ей головы, а если знает, то головы не сносить уже ему - отгрызу к драконьей матери.
  Хотела крикнуть страже, что бы подняли, ибо сама не могу, и освободили, но сделать этого не смогла. Снова магия? Убью гадину сорокалетнюю! Зато эта выдра тощая сама подозвала стражников и приказала отнести меня в мои покои.
  Я сопротивлялась и мычала, но меня никто не поставил и не выслушал, словно и не я здесь хозяйка, а она. Но на меня не обращали никакого внимания, как на мешок с картошкой! Ненавижу ее!
  Радует одно, сын ушел с Рилой играть в салочки, и не видел моего позора.
  Меня на кровать сгрузили, словно я не благородная дама, а так, мешок муки. Я снова забилась и замычала, давая всем своим видом понять, что мне не нравиться нынешнее положение, но стражник на удивление хладнокровно проигнорировал мое поведение, молча скрывшись за дверью. Василис осталась в комнате и высокомерно смерила меня взглядом.
  - Ты можешь на меня сердиться, ругаться, но поверь, для тебя так будет лучше.
  - Мумо? Но нинене? - это все, что я могла сказать, пытаясь произнести: 'Лучше? Да неужели?'
  - Потом 'спасибо' скажешь, - уверенная в своей правоте, продолжала Василис. - А сейчас отдохни. Не советую кричать и пытаться сбежать, здесь заклинание тишины и тебя никто не услышит.
  - Ый! Ыи меи ыа! - нет, вряд ли она поймет, что это было: 'Сын! Верни мне сына!'
  - А? Давай так! - и, махнув рукой, эта кикимора сняла с меня заклятие молчание.
  Зря! Ой, как зря! Потому что мне так много сказать хотелось, что меня изнутри разрывало от количества скопившихся весьма нелестных эпитетов в ее адрес.
  - Я сказала, верни мне сына, ты... выдра недовыдранная! Знаешь, что я с тоои еаю! Олай!
  - Будет тебе сын, - закрывая за собой дверь, милостиво разрешила дама.
  'Она труп! И если не муж, сама грязную работу сделаю. А потом пусть хоть подымает ее и будет она служить тихой, мирной и послушной!' - сквозь бессильные слезы думала я.
  Через несколько минут мне привели сына. Как только дверь захлопнулась, я смогла двигаться. Слезы вытерла, нечего сыну такое видеть. Его мама самая счастливая и сама хорошая.
  Пока я проверяла, не откроется ли какая-нибудь дверь, сынишка весело играл с деревянной лошадкой. Как назло все выходы были закрыты. И когда я отбила все кулаки, стуча в дверь, принялась стучать ногами. Но никто не открыл. То ли не услышали, то ли не захотели.
  Окно выходом не являлось, потому что если я сама и рискнула бы на связанных простынях спуститься, то сына так спустить, я бы не рискнула. А ну как упадет?
  Так что до вечера мы с сыном успели поиграть в догонялки, ладушки и даже поспали немного. Обед нам принесли в комнату два стражника. Пока я прыгала на одного, требуя, что бы нас выпустили или хотя бы прорваться к двери, второй поставил еду на стол и оба вышли, не забыв запереть дверь. Что б вас!..
  Когда нам в окошко заглянула сочувствующая луна, дверь открылась, и на пороге появился муж. За все время проведенное здесь, моя злость, проиграв битву с моим бессилием, сменилась безразличием. И все это безразличие показала мужу, полностью проигнорировав его появление в комнате. Только сын повис у него на руках, рассказывая, чем мы с ним занимались целый день.
  Внимательно осмотрев комнату, его взгляд снова остановился на мне.
  - Что здесь происходит?
  Нет! Он еще и у меня спрашивает?! Я к нему даже не повернулась, продолжая смотреть в окно на тихую ночь. Но злость снова стала подниматься.
  - Рила, - рявкнул муж так, что я вздрогнула.
  - Да господин, - почти сразу явилась служанка. Они, что, под дверью подслушивают?
  - Уложи Вилиала в его кровать. Только осторожно, постарайся не разбудить.
  - Хорошо, господин, - поклонилась девушка и, взяв мальчика на руки, вышла из комнаты.
  Закрыв за служанкой дверь, он подошел ко мне:
  - Расскажи.
  Я молчу. Луна серебрит верхушки деревьев, ветер мирно их раскачивает, а травка колышется в такт деревьям, поддаваясь легкому порыву ветра. По лунной дорожке крадется черный кот.
  - Ты так и будешь молчать? - раздалось у самой макушки.
  Исходящее от него напряжение я чувствовала всей спиной. А что я скажу? Нажаловаться на них, как маленькая девочка? Да эта выдра небось уже свою версию выложила, пока он сюда шел!
  А я не буду жаловаться. Вот не буду и все! Я сильная, я сама справлюсь. Пусть это будет тяжело, пусть мне будет очень сложно, но я смогу! Смогу...
  Я всхлипнула. Я не хотела, но скопившиеся за сегодняшний день обида и зло, пошатнули мои нервы. Вот я и не сдержалась, всхлипнув второй раз.
  На мои вздрагивающие плечи легли его руки. Губы коснулись моей макушки.
  - Прошу тебя не надо! Не молчи, не замыкайся снова в себе! - он повернул меня к себе лицом и наклонился, что бы заглянуть в глаза, потому что я смотрела в пол. - Мы только начали,наконец, понимать друг друга! Не дай потеряться этому, расскажи, что произошло. И не важно, что до этого говорили остальные.
  Значит все-таки нажаловалась змеюка. А теперь нажалуюсь я, и посмотрим, чья возьмет.
  Я подняла на него полные слез и обид глаза. Всхлипнув в очередной раз, обняла его, пряча стыд и позор в его рубашке. Он тут же обнял меня, поглаживая одной рукой по голове, а второй еще сильнее прижимая к себе.
  - Так ты расскажешь мне, что и как здесь произошло и кто посмел обидеть мою жену?
  - А ты не знаешь? - удивленно посмотрела на него. Ну не может он не знать. И точно, он улыбнулся своей шикарной кривой улыбочкой:
  - Знаю, конечно, но я хочу, что бы ты сама рассказала... что бы ты научилась мне доверять.
  - Если знаешь, зачем тебе мое мнение?
  Странный он какой-то! Было бы ему интересно моя точка зрения, я бы не сидела взаперти.
  - Ну что ты опять молчишь? - после затяжной паузы спросил супруг.
  - А что я могу сказать? Что твое слово не имеет никакой силы?
  - Когда это я не держал слова?! - вскинулся муж. - Говори!
  - А вот сегодня и не сдержал.
  На лице Орлайна отразилось такое изумление, что мне стало его на мгновение жалко. Но себя мне сегодня точно жальче, так что и дальше будем давить, пока своего не добьюсь - чтоб уволил эту несносную дамочку.
  - Я не понимаю...
  - И я вот не понимаю, какое право имела няня применять ко мне магию, когда ты обещал, что никогда этого не сделаешь! - всхлипнула я для пущей убедительности.
  - Да обещал. Но я обещал, что я не буду применять к тебе магию, за других я не ручался.
  Мне так обидно стало, даже здесь он защищает эту выдру. Не меня - жену, а ее. Да кто она такая, чтоб рушить мою семью, мой мир, мое счастье? Я не выдержала и слезы с новой силой поспешили оросить мои щеки влагой.
  - Правда? - всхлипнула я. - А я думала, что если это нельзя даже моему мужу, то всем остальным его подчиненным это и вовсе запрещено. А оказывается, всякие няни могут меня связывать и головой об камни бить?
  - ГДЕ?! - он так сжал мои плечи, что я к головной боли еще и переломанные кости добавятся. Вот бы Василис так трепал!
  - Больно, - пискнула я.
  Хватка тут же ослабла.
  - Где ударилась, показывай!
  Я с горестным вздохом указала на затылок, там явственно ощущалась шишка.
  - Твою темную! - ругнулся некромант. - Как она посмела!
  - Вот и я у нее это спросила. А она сказала, что ты сам разрешил.
  - Я? - и такое изумление в глазах.
  Со вздохом я пояснила:
  - Она сказала, что ты разрешил применять ей любые средства, лишь бы меня из поместья не выпускать. Это правда?
  - Отчасти, - задумчиво кивнул муж, смотря поверх моей головы в окно.
  - Что значит отчасти? Ты хочешь сказать, что она может меня и покалечить, лишь бы я за забор не выходила?
  Он крепче прижал меня к себе и, посмотрев мне в глаза, сказал:
  - Нет, конечно! Как тебе такое могло прийти в голову?
  - А она меня все время обижает, а ты ей и слова поперек не скажешь. Что мне прикажешь думать по этому поводу?
  - А ты не думала, что на все есть свои причины? - он внимательно на меня посмотрел.
  - Думала. И если я могу предположить, что ты не выпускаешь меня за ворота из ревности, то когда я думаю о твоих отношениях с леди Василис... мне очень грустно.
  - Грустно? Почему? - его бровь изогнулась дугой.
  - Я не знаю, как это объяснить. Вот ты мне сказал, что не можешь иметь связи с кем-либо, но при этом ты ее мнением дорожишь больше, чем моим. Она что-то для тебя значит?
  - Разве может кто-то сравниться с тобой? - с этими словами в его глазах опять зажегся тот огонек, что и в день нашей свадьбы. Какое это редкое явление!
  - Тогда я совсем ничего не понимаю! - вздохнула я.
  - Я обязательно тебе все объясню, когда придет время. А сейчас давай соберем вещи, потому что утром мы уезжаем.
  -Ты убил принца?! - ужаснулась я, представив причину столь спешного отъезда.
  Как только представлю, какие последствия этого поступка нас ждут... Первая мысль, что приходит в голову - спасать сына!
  Видно весь страх отразился в моих глазах, потому что муж нежно погладил меня по голове и сказал:
  - Жив твой принц. Потрепан, но жив! Можешь не волноваться, - я выдохнула. - Что-то ты сильно за него переживаешь, - удостоилась я сурового взгляда за выдох. Все, пока на этом закончим. Иди собирайся.
  - А мы куда? - робко поинтересовалась я.
  - Подальше отсюда. Было глупостью привозить тебя сюда.
  - А няня? Надеюсь, она останется здесь? - с затаенной надеждой уточнила я.
  - Я с ней разберусь, - сквозь зубы процедил супруг. - Она больше не посмеет причинить тебе вред!
  Неужели она поедет с нами? Спрашивать не буду, дабы не подтолкнуть его мысли в этом направлении. А еще я буду от всей души надеется, что он ее просто прибьет. Она не принц - ее можно.
  В доме царила суматоха. Слуги куда-то носились, что-то таскали, толкались, ругались и спешили, спешили, спешили...
  Муж как скрылся за дверью, так больше и не показывался. Няни тоже негде не было видно. Может он ее все же прогнал?
  
  Посреди ночи меня разбудил не шум суетливых, собирающих нас в дорогу слуг, а как кто-то крадется к кровати, на которой спала я с сыном.
  Подкравшийся занес руку надомной. В этот момент я порадовалась, что проснулась и, перехватив занесенную руку, другой ударила в живот. Сама от себя не ожидала такой прыти, но видно, сказался нервный день. Муж согнулся пополам, я испуганно пискнула, понимая кого ударила.
  - Я... думал... ты... спишь, - выдавил сквозь хрипы супруг.
  - Прости, - положила я руку на место удара. - Больно?
  - Терпимо. Ты зачем дерешься?
  - А ты чего крался? - ответила я вопросом на вопрос.
  - Я думал, ты спишь и не хотел вас разбудить, - прошептал Орлайн.
  - Поспишь тут в такой беготне. А шел сюда зачем? - уточнила я.
  Муж не ответил, молча сев на край кровати. Приобняв меня за плечи, он вздохнул.
  - Что происходит? Ты встревожен!
  - Я вот зачем приходил - хотел спросить, ты сегодня тут останешься или... пойдешь в нашу спальню?
  Теперь пришла моя очередь задуматься. А вот хочу ли я таких отношений, когда он метается между мной и другой женщиной. Я понимаю, что связь обязывает не иметь другого партнера, но она не запрещает любить другого.
  - А ты ее любишь? - тихонько спросила я.
  - Кого? - кажется, я вырвала его из задумчивости.
  - Василис, - так же тихо ответила я, даже боясь на него взглянуть, тысячу раз кляня себя за то, что решилась спросить. Надо было молчать! Глупее поступка я еще не совершала.
  - Нет. И никогда не испытывал к ней чувств, таких сильных, как к тебе. Ты мой свет.
  Я вздохнула. Мне так хотелось ему сказать, что раз он к ней равнодушен, то пусть отправить ее на все четыре стороны. Почему она все еще с нами? Но я сдержалась. Он, наконец, стал прислушиваться ко мне, и пока я не буду этим злоупотреблять и капризничать.
  Муж нежно коснулся моей щеки, заставив посмотреть на него и не давая отвернуться. Луна очерчивала его бесподобные скулы, играла бликами в его глазах и ласкала его губы серебристым лучиком. Я невольно сглотнула, вспоминая вчерашнюю ночь и нежность этих губ.
  Орлайн поймал мой взгляд и склонился к самым моим губам, выдохнув:
  - Значит, в нашу спальню, - и легко коснувшись моих губ, отстранился с улыбкой.
  Подхватив меня на руки, легко понес из комнаты. А я улыбалась. Не знаю почему, просто мне было хорошо.
  - Ты улыбаешься, - с этими словами муж меня уложил на кровать и подарил ответную улыбку.
  Не дожидаясь моего ответа, Орлайн тут же растянулся рядом и провел рукой, спуская с моего плеча лямку. Как только плечо оголилось, муж прикоснулся губами к коже. Тут же толпа мурашек побежала по телу. Я неосознанно прерывисто вздохнула. Супруг расплывшись в улыбке, стал поднимать выше.
  Сегодня не было необузданной страсти, только нежность и ласка. Мы ласкали друг друга, целовали, изучали наиболее чувствительные места. Никогда бы не подумала, что для него верх наслаждения, когда я прикусила ему шею.
  Это была невероятная ночь. Мы сегодня стали ближе друг другу, но не столько физически, сколько духовно.
  А какое блаженство, когда утром тебя будят нежные поглаживания и легкие поцелуи! Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Вот и эту блаженную ночь сменило солнечное утро.
  
  За завтраком, где мы собрались готовые отправиться в путь, царило уныние и тягучая тишина. Я привыкла к этому месту, к этим стенам, просторам и буду по ним скучать.
  Я даже не знала, куда мы отправляемся. Часть слуг отправлялась с нами, а часть оставалась присматривать за поместьем, дабы оно не пришло в запустение. Смотреть за всем остался управляющий, а вот несносная няня ехала с нами.
  Вчера у Орлайна с ней состоялся разговор. Рила рассказала, что он много на нее кричал, читал морали и взял клятву, что больше она никогда не посмеет применить магию ко мне или к Вилиалу. А еще он потребовал от нее больше не предпринимать плохо обдуманные поступки. Служанка выразила удивление тем, как Василис отвечала ему - твердо и уверенно. Словно она лучше знала, что нужно для меня, чем он. Чувствую, я еще не один раз пожалею, что она поехала с нами.
  Слуги стояли тихие и присмиревшие. Даже няня в мою сторону не смотрела. Охранников, что вчера меня не выпускали, не видела. Очень надеюсь, что они живы.
  Повисшую тишину за завтраком нарушили частые шаги дворецкого. И действительно, из-за двери показался наш дворецкий, неся на серебряном подносе письмо. И от кого в такую рань может прийти послание?
  Пока муж пробегал глазами написанное и с каждым прочитанным словом все больше темнел, в моей голове пронеслись мысли о содержании письма: от того, что поездка отменяется, до того, что он принца все-таки побил, и тот скончался.
  Наконец муж смял письмо и в приступе гнева смахнул посуду со стола. Затем он вскочил. Слуги моментально разметались по углам. На месте осталась только я, сын и Василис.
  Зло посмотрев на меня, муж вышел из столовой. А я что-то натворила? Подумав, я решила прояснить этот вопрос.
  - Леди Василис, проследите, что бы Вилиал поел и погулял. И будьте готовы в любой момент уехать.
  Получив утвердительный и, что удивительно весьма почтительный, ответ от няни, я пошла искать вылетевшего в дверь мужа. И где мне его искать. Начнем с кабинета, куда я обычно не хожу. Там запрещено появляться всем без исключения. Что особенно приятно, даже Василис. Я один раз попробовала пробраться, когда Орлайна дома не было, так я даже дверь открыть не смогла. И не пожалуешься, что магию применил - к двери же, не ко мне.
  Супруг на самом деле оказался в своем кабинете и ругался такими словами, которых я даже в конюшне не слышала. Даже мелькнула мысль к нему не заходить, пусть перебесится, остынет, тогда можно будет и разузнать. Но эту мысль я отмела, вроде он муж мне и мы должны все горести и радости делить на двоих. А вдруг я чем-то помочь смогу.
  С этой глупой мыслью я и открыла без стука дверь в его кабинет. И остановилась в дверях под сверкающим взглядом мужа. Ну, да, два огненных шара на его руках, готовые сорваться в любой момент, тоже сыграли свою роль в моем застревании в дверном проеме.
  - Ти? - муж моргнул и его глаза стали привычного серого цвета, а горящие руки потухли.
  Я оглядела комнату и поняла, что предотвратила большой пожар, потому что по всему кабинету валялись свитки и бумаги, а единственная бумага на столе была скомкана. И судя по всему, именно ее он и хотел спалить таким варварским способом. Как будто каминов ему мало!
  - Я совсем не вовремя, да? - подняла я на него глаза.
  - Зачем пришла? - потер виски муж.
  - Хотела узнать, что тебя так расстроило.
  - Содержание письма, - как-то раздраженно ответил супруг.
  Я догадалась и сама. Это он так уклоняется от ответа? Ладно, сама посмотрю. Вдруг снова принц мне написал, а он устраивает тут сцены ревности. Вздохнув и набравшись смелости, я перешагнула порог и направилась к столу. Но стоило мне протянуть руку к бумажке, как тут же его рука легла сверху. Я вопросительно посмотрела на мужа, а тот только отрицательно помотал головой.
  - Может, тогда сам расскажешь? - попросила я.
  Он внимательно на меня посмотрел, словно впервые увидел. Еще бы, такой наглости я еще не проявляла в его присутствии.
  - Мы задержимся здесь на два дня. Но вещи не разбирай, после бала, сразу же уедем подальше отсюда.
  - Ты устраиваешь бал? - не поверила я.
  И правильно сделала, потому что муж, посмотрев на меня горько улыбнулся и произнес:
  - Если бы! Нет бал будет во дворце. И мы приглашены как почетные гости.
  - И нам обязательно идти? Может, сошлемся на мое плохое самочувствие? - я накрыла руку мужа, что все еще держала меня, своей.
  В его глазах мелькнула такая искренняя благодарность, что я не смогла не улыбнуться в ответ.
  - Все же нам придется идти, иначе могут быть совсем нежелательные последствия. Непослушание прямому приказу короля карается смертной казнью. Нам обоим, - грустно покачал головой Орлайн.
  - Приказ? Король прислал приглашение в виде приказа?
  Мне показалось, что я неправильно поняла услышанное, но муж развеял мои сомнения, подтвердив. Да-а, а я-то думала, что королевская семья порядочная.
  Утро выдалось еще хуже вечера. И не смотря на то, что бал должен был состояться только завтра вечером, портные начали заниматься мной с утра. За целый день я устала стоять расставив руки, пока меня мерили, обматывали тканями и снова мерили. Это был сплошной кошмар. И ведь предлагала мужу одеть платье из уже готовых. Меня в них все равно никто не видел. Так нет, видите ли, не пристало на балы в ношенном ходить. А какие они ношенные, когда по разу одетые?
  Пока меня мучали портные, я все думала о том, почему такая срочность в бале и почему нам присутствовать обязательно. Обычно Орлайн на такие мероприятия ходил один, меня с собой не брал. Что изменилось в этот раз? Ответ я видела только один: принц не нашел другого способа увидеться со мной. Но зачем я ему? Я замужняя женщина, да еще и с ребенком.
  - А могу я не поехать? - через полдня мучений спросила я у супруга.
  - К моему огромно сожалению, ты не можешь не поехать. Было четко сказано, что женатые пары должны быть с супругами, - покачал головой муж. А потом неожиданно добавил: - Я не могу не пойти - будут неприятности. Но то, что мне приходится брать тебя с собой еще хуже...
  Как мне стало обидно! И не важно, что он скажет дальше! Это уже не имеет значение, потому что он меня стесняется. Ладно бы синяк его смущал, но завтра от него не останется и следа, благодаря примочкам. А мне уже было показалось, что он меня любит...
  - Ты меня слышишь? - вырвал меня из грустных мыслей супруг. - Посмотри на меня, - приподнял меня за подбородок супруг. Это что еще за слезы? Испугалась бала? - я отрицательно помотала головой. Говорить не стала, могла и расплакаться. - Платье не нравится? - снова не то. - Тогда я не понимаю в чем дело! Объяснишь?
  Я мочу. Как я могу сказать ему такое, при всей прислуге? Муж верно истолковал мою заминку и грозно рыкнул на слуг. Ветер даже листву так быстро не сдувает, как они скрылись с глаз долой.
  - Теперь скажешь? - грозно спросил супруг.
  - Ты... ты меня стесняешься! - выпалила я, прикрывая лицо руками, пытаясь сдержать рвущуюся наружу слезы.
  - С-стесняюсь? - заикаясь, произнес Орлайн и засмеялся.
  А я вот ничего смешного в этом не вижу! Вот ни капельки!
  - Тебя действительно расстроило именно это? Не плачь! Я тебя ни капельки не стесняюсь, а даже горжусь, что у меня жена такая красавица! А не беру я тебя с собой, потому что твои родители взяли с меня клятву на крови, что я буду тебя беречь. Они, между прочим, за твою безопасность жизнь отдали...
  
  Это был единственный раз, когда я покидала поместье. Супруг как всегда был молчалив и мрачен. Уехали мы верхом через задние ворота и ехали лесами под охраной десятка стражников. По неизвестной причине мне достался самый быстрый конь из нашей конюшни. И это не смотря на то, что на нем мне ездить не разрешалось. Для меня в конюшне стояла смирная серая в яблоках кобылка.
  Ехали мы лесами и ни разу не проехали мимо населенного пункта. Привалы без костров, тишина и никаких разговоров. Только редкие команды и никаких лишних слов. Все отмалчивались, когда я спрашивала, куда мы едем. Даже Орлайн только грустно на меня смотрел, но ничего не объяснял, говоря, что все узнаю, когда прибудем на место.
  А когда мы, оставив лошадей двум стражникам, с остальными пошли пешком, я стала узнавать места. Мы шли ко мне домой! Я была так счастлива, что мы навестим родителей! Что, наконец, я их увижу, расскажу им все-все-все!
  Мне так хотелось нажаловаться родным людям на некроманта, что он не разговорчив, груб со слугами, что из дома меня никуда не выпускает. Я даже города еще ни разу не видела! Три месяца сижу в заточении, а мне так хочется посмотреть, как люди живут.
  По знакомой тропинке я уже бежала впереди всех, давно сняв неудобные туфли. Но выбежав на поляну, я остановилась так, словно стена стояла между лесом и моим домом. А там... вся полянка перед домом была усыпана каплями крови.
  Я боялась даже подумать, чья эта кровь. Но червячок где-то глубоко внутри твердил, что ответ вот он, ясень, как день. Но я не хотела его признавать. Не хотела. Они просто не могли... не могли. Я сейчас зайду в дом и увижу, как отец разделывает кабанчика, чья кровь разбрызгана здесь на поляне. Просто он имел неосторожность заскочить за оградку, вот и...
  - Ты должна с ними попрощаться. Пойдем, - потянул меня Орлайн к дому, а сам кивнул стражникам и что-то быстро сказал.
  И только сейчас я поняла, что буквально вишу на его руках, и ноги меня совсем не держат. А идти туда мне совсем-совсем не хочется. Потому что пока я не увижу собственными глазами их тела... они для меня все еще живы. Живы!
  Я медленно двигалась в черный проем входа. Ноги уже были покрыты неприятно-бурой грязью. Запах стоял тоже не самый лучший. Неужели их уже нет со мной уже несколько дней? Нет, такого просто не может быть... Не может...
  В комнате лежало два тела, накрытых грязной, пропитавшейся кровью, простыней. Вокруг все было перевернуто, все, что можно было разбить - разбито, мебель поломана. Единственные целые вещи во всем доме - это два стула, под которыми валяются обрывки веревок. Как только я поняла предназначение сей конструкции, меня согнуло пополам и из дома я поддерживаемая мужем, буквально выползла на четвереньках до ближайшего куста. Под кустом мне стало плохо. Очень плохо. Супруг терпеливо ждал, когда у меня закончатся позывы, и я смогу принять вертикальное положение. Когда мой желудок пришел к выводу, что избавляться ему больше не от чего, Орлайн тихонечко произнес:
  - Я знаю, что это жестоко, но ты должна с ними попрощаться. Скоро это место перестанет существовать.
  Не могу я их отпустить. Кроме них у меня больше никого нет. Совсем. С мужем я живу всего три месяца и, должна признать, не самых лучших в моей жизни.
  - Идем, у нас не так много времени.
  И меня снова привели в это ужасное место. Я готова была на все, лишь бы это оказалось просто страшным сном и это были не мои родители. Но рука с серебристым тоненьким колечком, выглядывающая из-под простыни, свидетельствовала об обратном.
  - Их... - подавила я судорожный всхлип. - Их пытали?
  - Они знали, что их ждет. Они сами выбрали свою судьбу. Прощайся, нам надо уходить.
  - За что?!
  - Сейчас не место и не время. Вставай, пора.
  А мне казалось, что самое время об этом спросить, но никого не интересовало мое мнение.
  Я сидела на коленях, прикрывая льющиеся слезы руками. Только всхлипы нарушали царившую здесь мертвую тишину.
  - Почему Вы их у меня забрали? За что? - спрашивала я у вечно безмолвных Богов.
  Мне дали выплакаться. Пока не кончились слезы и меня просто стала бить истерика. Тогда меня под белы рученьки вывели за пределы ограды.
  За дальнейшим происходящим наблюдала, словно я и не я одновременно. Мой супруг подошел к дому, читая заклинание, а когда он закончил, дом вспыхнул, словно перышко от основания и до самого конька крыши. Я дернулась, хотела его остановить, ведь их похоронить надо, что б я могла хоть на могилку к ним приходить. Но меня удержали охранники.
  - Нет! Не надо! Дай мне их похоронить, - упала я к ногам мужа.
  - Так будет лучше, - обронил супруг, не обращая внимания на мои страдания.
  Дом сгорел моментально, только жаром опалило. Вот была жизнь, радость и надежда - и нет ничего, только пепел и пустота. Но даже пеплу было не суждено остаться. Орлайн снова принялся читать заклинание, и ветер развеял прах и пепел по лесу, а на месте пожарища, зазеленела травка, пробившись из-под обгоревшей земли. И уродливы шрам, что остался на месте моего дома, зажил новой жизнью. От прежнего бытия не осталось ничего, даже забор и тот сгорел. У моих ног рос маленький синий цветочек водосбора. Его я и положила на место гибели моих родителей.
  
  И до сего момента я была уверенна, что веревки и стулья мне только померещились, но сейчас становиться понятно, что смерть моих родителей была совсем не простой случайностью. Но как их смерть связанна с моей безопасностью? Это-то я у мужа и спросила.
  - Неужели я виновата в смерти родителей?
  - Это был их выбор и их судьба. Они не первые, но, надеюсь, последние. Хватит об этом.
  Развернувшись, он вышел, оставив меня в полной растерянности.
  Если я его правильно поняла, то виновата я. Но как? Что я сделал не так? И самый важный вопрос: если моих родителей убили, то кто это сделал?
  Ответы на эти вопросы я могу узнать только у Орлайна, но почему он не хочет об этом говорить. Недолго думая поспешила за ним. Но муж, предвидя мою реакцию, уехал по делам. Неужели он думает, что всегда сможет избегать этого разговора?
  
  Портные мучили меня до самого вечера, так что на ужин я шла вымотанная, хоть целый день ничего не делала, кроме того, что стояла и терпеливо ожидала конца примеров, примоток и подгонок. Так что шла я, не спеша, предвкушая ночной отдых. Но не судьба была мне спокойно дойти до столовой, потому что из кабинета мужа раздавались до боли знакомые голоса. Разговаривали Орлай и Василис. Точнее спорили.
  - Она никуда не пойдет! - почти кричала няня.
  - Ты думаешь, я испытываю радость от предстоящего мероприятия? Но если мы не пойдем, то даже до ворот города не доедем. А так хоть у тебя, но будет шанс...
  - То есть ты готов пожертвовать ей? - в голосе Василис скользила доля иронии.
  - Да как ты смеешь! Я не позволю и волоску упасть с ее головы! - взревел мой супруг.
  - О! Неужели она смогла растопить ледяное сердце некроманта? - язвительно удивилась няня.
  - Тебя это не касается! - стукнул кулаком по столу маг. - Твое дело - безопасность моего сына, с ней я разберусь сам, без посторонней помощи!
  - Как скажешь. Но не забудь свою клятву и истинную цель твоей жизни!
  Няня зашагала к двери, а я поспешила скрыться, дабы не быть замеченной. До столовой я шла как во сне и пыталась понять и разложить по полочкам услышанное. Выводы напрашивались странные. Начать хотя бы с того, что на бал Василис не хочет меня пускать. Возникает вопрос почему? Это зависть, злость или что-то другое? Но что? А о каком шансе для Василис шла речь? Ох, что-то у меня вопросов возникло больше, чем ответов.
  - Ты почему не ешь? - поинтересовался супруг.
  И вот мне сейчас лучше сказать, что я слышала разговор или сделать вид, что я его не слышала?
  - Я переживаю, как воспримут мое появление во дворце. А еще, я думаю, раз мы туда ненадолго, то надо взять сына с собой.
  - Нет! - в два голоса ответили муж и няня.
  А вот это уже интересно...
  - Почему? - я постаралась изобразит искреннее удивление.
  - Нечего ему делать в таком месте, - сухо ответил супруг, при этом, не сводя взгляда Василис.
  Тут что-то явно не чисто. Такое поразительное единодушие. Создается ощущение, что очень много мне не договаривают. Вот с кого бы стрясти правду? Попробовать с мужа, что ли?
  
  Уложив сына спать, ушла в нашу спальню, ждать мужа. Я же имею права знать, когда дело касается меня или сына.
  Чтобы не тратить время попусту, решила принять ванну. Он все равно редко раньше полуночи ложиться спать, так что времени у меня более чем достаточно. Я блаженно растянулась в горячей воде, расслабляясь и отдыхая. Но самое главное - это возможность подумать в тишине. А подумать было о чем. Начиная с поведения мужа, заканчивая этим странным приказом-приглашением на бал. И почему это все так резко свалилось на меня? Неужели это все как-то связанно с моим хождением на праздник. И вообще, странно, что Орлайн меня не убил, когда узнал о нашей вылазке. Я уж думала, нам не жить.
  - О чем задумалась? - раздалось у самого уха.
  Я попыталась вскочить, но вместо этого зарядила макушкой мужу по подбородку, да так, что тот аж челюстью щелкнул. Но и этого злодейке судьбе оказалось мало и я, поскользнувшись пяткой на дне, ушла с головой под воду. Голова-то ушла, а вот ноги вышли за пределы ванны. И приспичило же супругу пощекотать меня за пятку. А я с детства очень-очень боюсь щекотки, а он даже не удосужился этим вопросом поинтересоваться. Ну, я не утерпела и дернула ногой. Куда попала, узнать не успела, потому что меня под водой придавил свалившийся сверху муж. Моя попытка утопиться сопровождалась возмущенным бульканьем, потому что одно дело, когда этот процесс добровольный и совсем другое, когда тебе в этом неблагодарном деле помогает собственный супруг.
  - Буль-буль-буль, - пыталась сообщить топящему, что мне воздух необходим, а в воде его катастрофически мало.
  Он меня то ли понял, то ли самому дышать стало нечем, но мне не только полегчало, но и как-то резко воздуха прибавилось. Сделав глубокий вздох, я посмотрела на корчившегося на краю ванной мужа. Это он от смеха или от боли?
  - Э-э-э... Дорогой, с тобой все в порядке? - осторожненько уточнила я.
  - Угу, - покивал муж головой. Но понятнее от этого мне не стало.
  - У тебя ничего не болит? - решила приблизить я интересующий меня вопрос.
  - О... Очень болит, - ответил муж, продолжая корчиться, - живот...
  - Прости, пожалуйста! Я не хотела тебе сделать больно! Очень болит, да?
  - Ага... от смеха, - тут муж с диким хохотом сполз ко мне в воду, снова прижав меня ко дну. Ну, хоть голова над поверхностью осталась, а не под.
  Я не смогла удержаться, смотря, как он хохочет и тоже присоединилась. Сейчас на эту истерику сбежится вся прислуга, а мы... в таком виде!
  Когда я смогла более-менее четко связать хоть два слова, решилась уточнить нанесенный ущерб. А то вдруг что-то непоправимое?
  - Я сильно тебе попала?
  - Да нет, еле задела по плечу.
  - А тогда почему ты на меня в воду свалился?
  - Потому что поскользнулся на разлитой воде, - улыбнулся муж, деля со мной ванну.
  - Я уж испугалась, что прибила тебя ненароком.
  - Меня? Что бы меня убить, одних брыканий маловато будет, - и снова рассмеялся.
  Я же улыбнулась. Вот никогда даже представить себе не могла, что он может быть таким теплым и уютным. Он всегда был холоден и расчетлив. Что же изменилось?
  Поймав на себе мой изучающий взгляд, он улыбнулся.
  - Знаешь, когда ты рядом, я словно заново живу и мне не тридцать лет, а лет восемнадцать! - он коснулся моей щеки, продолжая улыбаться сводящей с ума улыбкой.
  - А мне тогда сколько? Ой, в десять лет мне нечего делать в одной ванне со взрослым дядькой, да еще в таком виде! Папенька не одобрит! - притворно ужаснулась я.
  Но вместо того, что бы засмеяться, его взгляд стал медленно опускаться. А вода-то прозрачная...
  Когда его взгляд коснулся груди, он выдал совершенно неожиданную фразу:
  - Да, в таком одетом виде, дядьке здесь делать нечего...
  Но вылезти я ему не дала:
  - Дяденька, а вы сами разденетесь или вам помочь? - невинно похлопала глазками.
  И не дожидаясь ответа, осторожненько принялась за верхнюю пуговку. Муж замер. Да что там говорить! Я и сама испугалась своей смелости. Но он вроде не сопротивляется, так что я, справившись с первой пуговкой, что было вовсе нелегко на прилипшей мокрой рубашке, принялась за вторую.
  Вторая пошла легче, а третья совсем замечательно. Видно опыта набираюсь с каждой пуговкой. Пока я занималась освобождением мужа от оков одежды, он занимался изучением моих изгибов, доводя меня до мурашек.
  - Ты удивительная, - между поцелуями в шею выдохнул супруг. - Как я раньше был глуп!
  - А почему ты так холодно ко мне относился? - спросила я и прикусила мочку его уха.
  Сначала раздался протяжный стон, и я оказалась в крепких мужских объятьях и награждена горячим страстным поцелуем. И только когда мне перестало хватать воздуха, он меня отпустил, и нежно посмотрев глаза, произнес:
  - Потому что я полный идиот! Я был уверен, что твои родители заставили тебя выйти за меня замуж и что ты ко мне не испытываешь ничего, кроме отвращения. А я слишком горд, что бы не получить желаемое! Я хотел тебя - я получил! И только когда ты стала моей, я задумался, что это значит для тебя. А ты меня боялась и сторонилась! А о какой любви может идти речь, когда тебя боятся?
  - Так нечего было меня пугать! - стукнула кулачком по его плечу! - Вот зачем ты это делал?
  - Прости, виноват. Но когда ты рядом, я теряю над собой контроль! Я становлюсь не властен над своими желаниями! Я готов перевернуть весь мир, а ты смотришь на меня своими испуганными глазами и я чувствую себя последним мерзавцем и не достойным твоей любви.
  - Дурак ты, а не некромант! Я уверенна, родители бы не отдали меня в плохие руки.
  Улыбнувшись, я легонько коснулась его губ, чуть прикусив и отстранилась. Ну, попыталась, потому что меня снова окружили волной страсти и желания. Штаны покинули пределы ванны, за ними последовали остатки одежды мужа. И пока я занималась раздеванием супруга, он целовал и ласкал все доступные места, что к его оголению меня только торопило.
  И эта ночь была окрашена новыми, ранее неведомыми мне красками. Яркими и страстными, горячими и нежными, строгими и ласковыми. Каждое прикосновение наполнено любовью, пониманием и терпением. Каждый поцелуй, словно первый в жизни... и последний, наполнен жизнью и влечением.
  
  С каждым утром мне все тяжелее и тяжелее просыпаться. Но просыпаться надо. Я еле успела позавтракать, как меня утянули на примерку. Потом меня драили, натирали, снова драили. Создалась такое ощущение, что с меня пытаются содрать кожу и заменить на новую, надеюсь, не змеиную.
  Орлайна тоже утянули на примерку. И на людях он вел себя совсем по-другому, чем наедине. Становился снова холодным и недоступным. За завтраком даже не улыбнулся мне. Странный он, честное слово! Ночью я была уверенна, что что-то для него значу, но вот утром меня уже терзали сомнения. И как мне с ним быть? Какой он настоящий, а где скрывается под маской?
  Когда же пришло время одеваться к балу, в комнату вошел Орлайн. Он был сер лицом и очень мрачен.
  - Вилайн?! - испугалась я за сына. - С ним что-то случилось?
  - Нет, с ним все в порядке. Я просто хотел тебя попросить... - замялся супруг.
  - О чем?
  - Я очень прошу тебя, когда мы будем во дворце, не рассказывай ничего о себе. Совсем ничего! Ни о родителях, ни о наших отношения и ни в коем случае о Вилиале.
  - Хорошо. А в этом есть что-то плохое?
  - Плохого ничего нет, но распространяться об этом не стоит. Ты поняла? - хмуро глянул на меня Орлайн.
  - Да, - растеряно кивнула я.
  Видимо удовлетворенный моим ответом он развернулся и вышел. А я села. Вот где стояла, там и села. Пол, конечно, жестче стульчика, но в данный момент для меня это не играло роли. Меня больше волновало поведение мужа. Он, конечно, всегда был странный, но за последние сутки он этой странности хватил с перебором.
  - Госпожа, с Вами все хорошо? - зашел с готовым платьем в комнату один их портных.
  - Да... - встала я, все еще приходя в себя и пытаясь разложить по полочкам творившуюся в моей голове кашу.
  Но каша на полочках лежать не желала, растекаясь неприятно жижей по всему сознанию и выскакивая мурашками на коже.
  - Пора одеваться, госпожа.
  - Да-да, конечно, - я встала.
  Портной вышел, а служанки принялись за мой наряд. Платье, надо сказать, вышло великолепное! В меру богатое, в меру изящное, в меру закрытое, как я люблю.
  Как только меня облачили в платье, тут же принялись за мою прическу. Тут уж девочки расстарались и, придав волнистую форму волосам, расплетя косы после мокрых волос, часть приподняли наверх, а часть оставили распущенными. Подвели угольком глазки, пощипали за щечки, под мои ахи и охи, поправили локоны и отправили к мужу, который ждал меня в холле.
  Меня приятно удивило его вытянувшееся изумленное лицо, когда я спускалась со ступенек. Да что там говорить! Я сама себе сегодня нравилось. Особенно радовало то, что синяк, наконец, сошел и лицо стало выглядеть приемлемо.
  - Ты неотразима, - сглотнув, выдохнул супруг, когда я остановилась перед ним.
  Ну да, мое платье в пол, с длинным шлейфом, бледного желтовато-розового цвета с изящным рисунком на тон темнее сидел на мне идеально.
  - Благодарю, - я склонила голову. - Ты тоже прекрасно выглядишь.
  Муж расплылся в довольной улыбке. А я ни капельки не соврала, потому что темный костюм мужа, подчеркнутый белоснежной рубашкой придавал ему таинственность и отчужденность.
  Под восторженные вздохи прислуги мы с мужем вышли из дома. Прошли по центральной аллее и вышли к воротам у которых нас ждали... королевские поддраконы.
  Как только они появились в поле зрения, муж снова стал хмурым и серьезным.
  - А они что тут делают? - спросила я у супруга, трясясь в карете по направлению во дворец.
  - Они... сопровождают, что бы мы по дороге не заблудились, - скорчил кислую гримасу Орлайн.
  - Зачем?
  - Личный приказ Его Величества. Я еще раз попрошу тебя, - взял мои ладони в свои руки супруг, - не рассказывай ничего о себе. Ни где родилась, ни как звали твоих родителей, совсем ничего. Если будут спрашивать, сделай вид, что ты захотела пить или тебе надо отойти, ну или придумай что-нибудь, только не отвечай. А если будут настаивать, то скажи, что если будешь об этом распространяться, муж будет очень-очень недоволен. Хорошо?
  - Ладно. Только я совсем ничего не понимаю! Зачем такие предосторожности? Охраны столько!.. Создается впечатление, что они или тебя так боятся, или очень хотят, что бы ты попал на бал.
  - Отчасти ты права. Но только отчасти. Но давай отложим обсуждение до того момента, пока не останемся одни, - он указал взглядом на едущего напротив окна поддракона.
  Мы еще минут сорок трусились в карете, пока достигли королевского дворца. До этого момента в шторках была лишь маленькая щелочка и я не имела возможности любоваться вечерним городом, но как только мы пересекли огромные кованные ворота, я не смогла удержаться от созерцания парка и приоткрыла шторку. Причудливо украшенный фонарями, он был словно из сказки. Больше всего поражали деревья в форме животных. Все началось с того, что пред одним из фонарей сидела собака в человеческий рост. Я даже забыла, что отсидела пятую точку. Стала дергать мужа за рукав, требуя объяснить, почему такую огромную собаку где-то не заперли, она же может гостей не то, что покусать - съесть! Вот тогда и получила объяснение, что это так пострижены кусты. И заодно получила замечание, что девушке моего положение не пристало таращиться, как деревенской простушке. Мне так хотелось сказать, что я еще дремучее, но посмотрев в мрачное лицо супруга, прикусила язык. Ничего, подожду и дома скажу.
  Поддраконы сопровождали нас через всю аллею украшенную такими необыкновенными живыми скульптурами, до самого парадного входа. На повороте я увидела, что только вокруг нашего экипажа едут стражники. Почему?
  Наконец, карета остановилась, и лакей открыл дверцу, подставив ступеньку к порогу. Муж вышел первым и подал мне руку, помогая спуститься. Но как тяжело мне было спускаться! Все мое внимание притягивал дворец - белоснежный, с высоким колоннами в два этажа, с резными перилами, витражными высоченными окнами, с огромными дверьми и украшенный вьющемся плющом в виде танцующих людей. Красота!
  По ковру в сторону открытых ворот поднималась пара, что приехала перед нами. Высокая стройная женщина, в красивом красном платье и ее спутник с непослушными белобрысыми волосами.
  - Леди Риран лим Садарат и ее супруг лорд Доолас лим Садарат, - увидев мой интерес, пояснил супруг шепотом. - Двоюродный брат короля. Спинку прямо и ни на кого не обращай внимание. Наш род породовитее королевского будет, - краешком рта улыбнулся супруг.
  Как мне хотелось разъяснить этот вопрос! Я даже чуть не споткнулась! Потому что я читала его родословную, и я бы не сказала, что там прям уж такой великий род. Наверно, я неправильно смотрела.
  
  Мы поднимались по лестнице молча и величественно. Но каких сил мне это стоило! Меня разрывало изнутри любопытство. Мне хотелось все посмотреть, потрогать и покрутить головой. Но ударить в грязь лицом я не могла, так что просто зарабатываю косоглазие, дабы не посрамить мужа.
  Наконец, ступеньки закончились, и я смогла слегка выдохнуть, что не запуталась в подоле и позорно не кувыркнулась с лестницы. Орлайн бы меня, конечно, удержал, но махание руками, аки ветряная мельница статуса бы в глаза окружающих мне не прибавило.
  На пороге стоял солидный мужчина со свитком длинной до самого пола. Как только мы поравнялись с ним, он проверил, есть ли мы в списке, сравнив наше приглашение и свой лист.
  - Лорд Орлайн лим Харитал и его супрга! - громогласно провозгласил мужчина и стукнул посохом так, что я чуть не подпрыгнула от испуга.
  Тут же появился мальчик лет двенадцати.
  - Это Готил, - произнес мужчина, - ваш сопровождающий на сегодня. Прошу проследовать за ним в Залу.
  Мы вошли в двери и оказались в сказке. Здесь все сияло, сверкало, искрилось, переливалось, и было насыщенно красотой и роскошью. Всюду позолота и мрамор, резные узоры и замысловатые завитушки.
  Перед моим взором предстал невероятных размеров холл. Напротив двери, в которую мы вошли, находилась лестница из белого мрамора такой ширины, что на ней бы разъехались две кареты. Перила ее были витыми и украшены золотом. Доходя до противоположной стены, она делилась надвое. На стенах висели портреты прежних правителей. Часть из них я знала еще по урокам, что давал мне учитель, которого нанял мой супруг. Орлайн вообще много уделял внимание моему обучению, будто мне это когда пригодиться! Зачем мне, замарашке из лесной глуши уроки этикета? Что бы один раз показаться перед королем? Да я и без этого прекрасно бы прожила. Учитель у меня был великолепный! Он и музыке меня обучал, и танцам, и этикета. Я никогда не понимала, зачем столько заморочек мне? Ладно, танцы мне еще нравились, особенно когда занятия проходили в паре с Орлайном. Он был прекрасным партнером! Уверенно вел в танце, поддерживал, когда сбивалась, и мягко выравнивал в такт музыке. Правда делал это все с каменным лицом, словно это ему не очень-то и нравилось, но выбирать не приходилось.
  Пол был выложен серой гранитной плиткой, украшенной белыми и черными вставками. Красиво, бесспорно, но я люблю ковры, как у нас в замке. Там и босиком можно пробежаться не заморозив ножки. А здесь? Только в туфлях пройтись мирно и чинно. А на потолке были такие огромные люстры, что королевская семья имела все шансы разориться на свечах. Это понятно, они должны быть первыми во всем, но экономку их жаль, она ж за голову, наверно, хватается, когда оплачивает освещение. Кроме свечей здесь были и магические светильники, но их было не так много. Выглядели они как пламя от факела, только разных цветов, в основном белый, голубой и золотистого. Более того они имели разные формы: круга, квадрата, сферы, конуса треугольника и многих других. Еще они словно танцевали, выписывая замысловатые линии. Я таких не видела, мы такие не использовали, почему-то. Хотя чего я удивляюсь? У нас ни разу не было гостей за все время моего замужества. Мой учитель - единственный человек, который был временно приглашен для моего обучения.
  - Прошу, вот сюда, - указал паренек на лестницу.
  Я невольно вздохнула, потому что лестница в моем платье - это настоящее испытание. Ладно, держу мужа под локоток и если что, падаем вдвоем. Хоть не так обидно будет. И лучше, если я окажусь сверху.
  Сверху доносилась музыка и шум голосов. Топота не было, а значит и сам бал еще не начат. Так что мы вовремя.
  Пока поднимались по лестнице, муж, положив свою ладонь на мою руку, которой я за него держалась, тихонечко произнес:
  - Хватит трястись, как осиновый лист. Вон, руки уже ледяные! Все будет хорошо. Мы станцуем два танца и уедем домой.
  Вот что за муж у меня такой?! Даже не предложил остаться подольше, если мне понравится. Хотя если учесть его последнюю встречу с принцем, то становится понятно его стремление поскорее покинуть столь прекрасное место. Может он и прав, что так торопится. Мне, конечно, хотелось бы полюбоваться балом, нарядами, пообщаться с людьми, но с другой стороны у меня сын дома наедине с Василис.
  Как только подумаю об этом, так сразу становится понятно, что мне и одного танца много. Я бы прям сейчас рванула домой впереди кареты. Но кто ж меня пустит?
  Остановились мы перед огромными резными дверями, которые охраняли поддраконы. Рядом с ними стоял старик - герольд. Готил подбежал к нему и что-то сказал. Старик кивнул и ударил деревянным посохом по двери и та, словно по волшебству, открылась. Теперь меня затрусило так, что если бы все так же не придерживал супруг, то я бы уже давно лежала.
  Как только двери открылись нараспашку, герольд, ударив три раза посохом об пол, произнес наши имена и титулы. Голос был настолько звучным и громким, что даже смог пересилить музыку и гомон разговоров. А может это была и магия.
  Все разом обернулись на нас, и стало как-то очень тихо. Столько народу в одном месте я не видела еще ни разу! И только когда муж потянул меня внутрь, я поняла, что застыла статуей на входе. По ходу движения перед нами расступались, давая дорогу и как-то уж очень опасливо поглядывали на Орлайна. Но тот сохранял ледяное спокойствие, словно так и должно быть.
  По мере нашего продвижения вглубь народ стал возвращаться к разговорам. Но у меня создалось впечатление, что обсуждают они именно нас, потому что почти все провожали каждый наш шаг взглядом. Но стоило обернуться супругу, как тут же все замолкали. Его тут боялись - это стало понятно даже мне.
  Середина зала пустовала, а по всему периметру огромного помещения стояли кресла с диванчиками и около них толпился народ, разбившись на компании по несколько человек. Орлайн повел меня к одному из свободных диванчиков у окна.
  Пока мы пересекали весь Залу, я рассматривала богатое убранство помещения. Пол был мраморным с очень интересным рисунком в виде переплетающихся линий. Как же это сделали? Стены и потолок украшали фрески невероятной красоты. Художник здесь постарался на славу. Всюду лепнина, украшенная позолотой. Во всех деталях присутствует богатство и роскошь. А когда я увидела люстры, украшавшие зал, то поняла, что в холле была совсем маленькая. Тяжелые шторы, бежево-золотистого цвета, прикрывали огромные окна.
  Если присутствующие здесь мужчины предпочитали богатую строгость в одежде, то на фоне дам, мое закрытое платье выглядело очень скромно. Принцип модного платья у нынешних дам выглядел так - чем более откровенный наряд, тем моднее. Невообразимое множество рюшечек было абсолютно на всех нарядах. Женское достоинство у большинства дам грозило вот-вот выпрыгнуть из корсетов. У двух леди я даже видела вырез до самой поясницы!
  И смотря на все это яркое великолепие, я задавалась вопросом, а что собственно здесь делаю я? Потому что, не смотря на всю красоту и изящество этого места, что так пленила меня, я была здесь чужая. И если все присутствующие были на своих местах, то мне тут места не было вовсе. Я была здесь лишней, гадким утенком на празднике жизни. А вот мой супруг прекрасно смотрелся при дворе.
  И это подтвердилось, когда дорогу нам преградила шикарная брюнетка в черно-красном наряде.
  При виде столь шикарного бюста, на грани приличия прикрытого корсетом, я почувствовала себя совсем ребенком. А дама, пройдясь взглядом от моей прически до туфелек на невысоком каблуке и обратно, надув губки, произнесла:
  - А я всегда была уверена, что у тебя прекрасный вкус.
  И сказала это так, что совсем не понятно, был ли это комплимент или совсем наоборот.
  - И ты не ошиблась - у меня великолепный вкус. Я, как всегда, выбираю только лучшее, - оскалился на леди супруг. - Разреши представить тебе мою супругу - леди Тиилу. Ти, дорогая - это Лолиам Неснос, двоюродная племянница принца.
  - Приятно познакомиться со столь высокопоставленной особой, - мило улыбнулась я. - Вы удивительны! Я даже представить не могла, что у самого короля есть столь экстравагантная родственница.
  Леди бросила на меня уничижающий взгляд, вздернула подбородок, поджав губы, но смолчала.
  - Увидимся позже, - обронила Лолиам и удалилась.
  Вот стоит мне сейчас спросить у мужа об его отношениях с этой... дамой или подождать, когда он сам объяснится? Он же может ничего и не сказать.
  - Очень интересная и загадочная леди... - обратилась я к мужу, когда женщина скрылась среди присутствующих.
  - Ничего интересного, никакой загадки, - продолжал вести меня к диванчику супруг.
  - И давно вы знакомы? - невинно поинтересовалась я, разглядывая фреску на стене.
  А фреска была ужасная! Мужчина заносил нож над младенцем. Растрепанная мать, пыталась его остановить, но ее крепко держали поддраконы, а толпа вокруг ликовала. Неужели, присутствующим нравиться изображенный здесь ужас?!
  - Еще с Академии, - отвлек от созерцания и попытки осмысления картины супруг.
  - Она тоже маг?
  - Да.
  Вот клещами из него вытягивать приходится!
  - Она тоже некромантии училась?
  - Нет. Она на факультете боевиков была, - раздраженно ответил муж.
  - Так она боевой маг! Сильная? - уточнила я.
  - Не очень, - поморщился муж.
  Так они еще и силой мерились! Что же там у них было такое? Как бы спросить? Или лучше не стоит - меньше знаю, крепче сплю?
  - Нет, с ней у меня ничего не было, - произнес муж, словно уловив мои мысли.
  - А почему ты мне это говоришь? - подозрительно уточнила я.
  - У тебя этот вопрос написан на лбу большими буквами, вот я и отвечаю, пока кто-то еще не прочитал, - улыбнулся муж.
  Но улыбка была мимолетной. С пьедестала к нам сошел сам принц. А мы даже до диванчика не дошли. Мы не сговариваясь, пошли в сторону от пути следования монаршей особы. Тогда и он сменил направление и стало понятно, что жертвами его внимания стали мы.
  Как только стало понятно, что среди присутствующих нам затеряться не удастся, мы вышли навстречу Алу. Я присела в реверансе, а муж склонил голову, и поморщился при этом так, словно сильная зубная боль скрутила его.
  - Рад приветствовать вас на этом мероприятии. Надеюсь, вам все здесь нравится? - спросил Жуалин, а я покосилась на заинтересовавшую меня фреску с младенцем, но промолчала.
  Зато ответил Орлайн:
  - А уж как я рад приветствовать Ваше Высочество! Бал великолепен! Жаль у нас не так много времени насладиться всем этим,- мне показалось, что Орлайн это сказал, не разжимая зубов.
  - Что так? - изогнул светлую бровь принц.
  - К сожалению, мы будем вынуждены Вас покинуть в ближайшее время. Дела, - притворно вздохнул супруг.
  - Бал еще и не начался, а ты уже хочешь покинуть нас? Неужели ты лишишь свою супругу возможности насладиться высшим обществом? Мне кажется, ей надоело сидеть одной, среди слуг. Она достойна большего!
  - Поверьте, Ваше Высочество, я, как никто другой, осведомлен обо всех достоинствах моей нежной супруги. И уж тем более только нам решать, как провести сегодняшний вечер, - Орлайн так мило улыбнулся, а в глазах холод.
  Высокородного перекосило так, словно он разом съел целый лимон. Справившись с минутной слабостью, Жуалин снова напустил маску безразличия и с премилейшей улыбкой, продолжил:
  - Надеюсь, что столь прекрасная леди не удалиться, оставив меня без танца? Иначе мне придется устраивать балы до тех пор, пока не удостоюсь этой чести.
  Я посмотрела на мужа. И угораздило же меня оказаться между двух огней!
  - Только один танец и не более, - очень жестко ответил супруг и одарил наглеца таким взглядом, что тот невольно вздрогнули и сглотнул.
  - Позволи ...те ли вы украсть вашу даму? - как-то слишком испуганно для монаршей особы, обратился принц к Орлайну.
  Какая я молодец - сняла с себя ответственность. Главное, чтоб Орлайн себя в руках держал.
  - Украсть ее у меня я не позволю никому! - жестко отчеканил супруг, прямо смотря в глаза принцу. - Но если на то будет ее желание, то один танец будет тво... Вашим.
  - Что ж, на том и решим. А за сим разрешите удалиться и начать бал. Дабы поскорее насладиться вашим обществом, - взяв себя в руки, и перестав затравлено смотреть на некроманта, склонился и коснулся губами моей руки.
  Да, его даже я боюсь, что говорить о совершенно чужих ему людях. Некромант, он и есть некромант. Что с него взять?
  Да, а когда это я успела согласиться? В поисках ответа посмотрела на мужа, но он не отрывал злого взгляда, со злым прищуром, от Ала. Следом раздался зубовный скрежет. А у меня возник вопрос, что между ними происходит? И зачем Жуалин осознанно провоцирует Орлайна? Да, и давно ли они враждуют?
  Как только спина принца гордо удалилась, я посмотрела на мужа. Поймав мой взгляд, он сквозь стиснутые зубы произнес:
  - Хлыщ недобитый! Мало ему развлечений! Зря надеется, что я ему позволю с тобой играть, как коту с мышкой!
  - Тебя же во дворце уважают... и побаиваются! Тогда что происходит с ним?
  - Уважают, не совсем верное слово. Скорее я им необходим, как маг. Ибо те заклинания, что они здесь понаплели, не каждый сможет удержать.
  Я открыла рот, что бы задать очередной вопрос Орлайну, но в этот момент со своего возвышения встал король. Меня так и подмывало сделать замечание королю, что перебивать даму на таком важном моменте, просто неприлично! Но он король и тут ничего не поделаешь. Пришлось закрыть рот и уделить внимания столь мало меня интересующей персоне.
  Вся пафосная речь короля сводилась к смыслу - да начнется бал. А вот в то, что он всех рад видеть не поверю ни за что! Король решив, что разговоров хватит, спустился с пьедестала и подошел к Лолиам, приглашая ее на танец.
  Принц же шел в нашем направлении. Мой супруг пробормотав: 'Ну, не дождешься! Уж первый танец точно мой!', - обратился ко мне:
  - Дорогая, разреши пригласить тебя на танец?
  А мне так захотелось отказать ему! Я для него что, игрушка? Перетягивают меня, словно канат! Кто сильнее - тот и владелец. Обидно так стало, что сил моих больше не было. Мне так захотелось почувствовать себя действительно нужной, желанной! Не просто женой и матерью - женщиной.
  И пока я раздумывала с ответом, Его Величество уже танцевал и к ним постепенно присоединялись другие пары, втягиваясь в танец.
  - Ну, что же ты молчишь? - поторопил меня с ответом супруг. - Идем!
  - Я... я боюсь! У меня так не получится! - кивнула я на порхающих по центру зала пары.
  Орлайн рассмеялся:
  - Ты же прекрасно танцуешь! Не волнуйся, у тебя все получится! Идем.
  Как только мы сдвинулись с места в сторону танцующих, Жуалин остановился и сменил направление. И шел он уже не к нам, что несказанно радовало.
  Встав напротив супруга, я все же решила уточнить:
  - Откуда тебе известно, что я хорошо танцую? Ты же ни разу со мной не танцевал, только во время уроков, но там у меня все время что-то не получалось! Сам же ругался!
  - Уже танцую. И убедился, что я был неправ.
  Сказать, что я очень удивилась его ответу - не сказать ничего. Я чуть не сбилась с шага.
  - Когда ты мог видеть?
  - Важно ли это? Скорее имеет большее значение причина, по которой ты отменила занятия.
  - Я решила, что это пустая трата времени и что мне это никогда не пригодится.
  - Ты так же думаешь и сейчас? - крутанул он меня вокруг оси и снова взял за две руки.
  - Ради одного раза? Да, для меня это все равно впустую потраченное время. Я лучше бы с Вилиалом позанималась.
  - Что? Даже если этот один раз на королевском балу? Да ради этого люди годами учатся танцевать! И прикладывают немало усилий, что бы сюда попасть.
  - Очень за них рада! - буркнула я.
  Разве ему не понятно, что я чувствую себя более чем неуютно в окружении такого количества народу. Иногда мне кажется, что жить в лесу - это очень хорошо!
  - Ты хочешь домой? - словно прочитав мои мысли, спросил Орлайн.
  Я кивнула. Домой уже хотелось сильно. Еще очень переживала, как там Вилиал справляется с няней. Да и внимание принца хоть мне и льстило, но конфликта с мужем я не желала. В общем все было за то, что бы поскорее отправиться домой.
  - Обещаю, что при первой же возможности мы поедем домой, - улыбнуться краешком губ супруг.
  Но видно судьба злодейка имеет на нас свои планы, не совпадающие с нашими. Потому что стоило мелодии смениться, как к нам подошел сам Его Величество. Только его для полного счастья нам и не хватало. Я присела в реверансе, муж поклонился, а король выждал театральную паузу, дабы насладиться этим зрелищем.
  Когда я уже решила, что равновесие меня сейчас подведет, Его Высочество произнес:
  - Орлайн! Рад видеть тебя! Может, представишь мне свою спутницу?
  - С Вашего позволения, леди Тии́ла-Да́ри лим Харитал - моя законная супруга.
  Король мило улыбнулся:
  - Рад! Очень рад знакомству! Меня, надеюсь не надо представлять?
  - Нет, что Вы! Конечно, нет! - улыбнулась я.
  - Вот скажи мне, Орлайн, - переключился король на моего мужа, - почему ты прятал от нас такую красоту? Ай-яй-яй, - вздохнул король, но в уголках глаз его плясали смешинки.
  - Я не прятал. Я - оберегал, - чуть ли не сквозь зубы процедил супруг.
  - От кого же? Уж, не от нас ли? - Его Величество продолжало улыбаться, словно его вовсе не волновала напряженная поза моего супруга.
  - Да разве от Вас спрячешься? - улыбнулся муж.
  - И то верно, от нас не спрячешься, - улыбнулся король. - Я вообще тебя нашел для дела. У меня, кажется, заклинание не работает.
  - Сейчас отвезу супругу домой и вернусь к Вашему заклинанию, - поджал губы муж.
  - Я уверен, что это не терпит отлагательств.
  Муж весь превратился в струну, натянут, напряжен и дергаться начинает.
  - Тогда я буду вынужден взять ее с собой.
  - Орлайн, ты же самолично подписывал договор: никаких посторонних при плетении заклинания!
  - Но я не могу ее оставить здесь одну! - чуть ли не в полный голос возмутился супруг.
  - Не волнуйтесь! Я о ней позабочусь, - мило улыбнулся Жуалин, когда мы с мужем повернулись на его голос. И когда только подойти успел?
  У мужа брови почти сошлись на переносице, а глаза начинали светиться. Ох, если он не сдержит себя в руках - быть беде.
  - Может я одна домой доеду? - предложила я супругу.
  Но не успел мой благоверный открыть рот, как Жуалин наигранно возмутился:
  - А как же обещанный мне танец?!
  - Вот и славненько! Жуалин развлечет нашу леди, а ты мне заменишь заклинание.
  Кулаки мужа сжались, опасное сияние разрасталось, а меня начала охватывать паника из-за поведения супруга.
  - Много времени займет заклинание? - посмотрела я в глаза супругу.
  - Минут двадцать...
  - Ну что за это время со мной может случиться? Я буду здесь ждать твоего возвращения.
  Орлайн кивнул каким-то своим мыслям и поцеловав мне руку, произнес:
  - Я постараюсь побыстрее...
  - И покачественнее, - перебил его король, утягивая в сторону выхода.
  Я ошарашенно наблюдала за удаляющимися мужскими спинами, пытаясь разобраться, как мне вести себя дальше.
  Тут, как специально, заиграла новая мелодия. Я постаралась проскользнуть мимо принца к диванчику и на нем дождаться супруга. Но мой маневр был замечен и пресечен на корню.
  - А вот и время нашего первого танца! - улыбнулся новоиспеченный кавалер.
  А вот у меня в голове вертелось, что лучше бы он был последним.
  - Так вы разрешите пригласить вас на танец? - вырвал меня из задумчивости Ал, явно повторяя вопрос не в первый раз.
  И не покиваешь уже на мужа, мол, он не пускает.
  - Конечно. Я же обещала.
  И почему все на нас смотрят? Не стоило мне с ним танцевать, ох, не стоило! Его руки обжигали мне кожу - настолько горячими были его прикосновения. Когда же его рука ложилась мне на талию, я чувствовала себя хрупким сосудом, который может разбиться от легчайшего дуновения ветра. Его внимательный взгляд заманивал и затягивал, окрашивая реальность в цвет его глаз. Губы так и просились, что бы я их коснулась, хоть пальчиком. Жуалин вызывал во мне настолько яркое чувство, которое меня все мое представление о мире.
  А он продолжал улыбаться, и мы молча кружились в танце. И мне, почему-то, нравилось происходящее. Я понимала, что замужем, но это почему-то имело второстепенное значение. Зато, как только вспомнилось, что у меня от мужа есть сын, вся эйфория улетучилась, оставив прекрасного и очень далекого принца рядом.
  - Ты загрустила, - чуть наклонился ко мне принц, когда стихла мелодия. - Хочешь, постоим на балкончике? Здесь слишком шумно.
  - Я... я не думаю, что это хорошая идея, - склонила голову я и, почему-то, краснея.
  - Ты боишься... Я тебя чем-то напугал или сделал что-то не так? - у него был такой сочувствующий голос, что я невольно почувствовала смущение от его присутствия.
  - Идем, ты мне расскажешь о причине твоего беспокойства.
  - Я не могу! - почему-то испугалась я. - Я обещала Орлайну никуда отсюда не уходить.
  - Ты и не уйдешь. Вон, между теми диванчиками, открытая дверь - это балкончик, о котором я тебе говорил. Мы будем на балу и в тоже время на свежем воздухе. Обещаю, что если тебе не понравиться, то мы тут же вернемся обратно в Залу.
  Мы сели на два кресла, что стояли перед столом с фруктами. Нам тут же принесли золотистое вино, но я благоразумно отказалась. Свежий воздух, сразу привел мою затуманенную голову и мысли в порядок. Звезды мирно сияли на небосклоне, ветерок шевелил волосы и ласкал кожу и настроение поднималось.
  И, несмотря на все действия принца, я чувствовала себя уютно, словно я долгожданный гость и мне здесь рады. Но в то же время скользила какая-то напряженность в поведении Ала. У нас дома он был немного другим... более спокойным и веселым, что ли.
  От танцующих и веселящихся гостей нас отделяли легкие непрозрачные шторки и два под дракона стоящих со стороны Залы.
  - Ты снова со мной молчишь... - начал разговор Жуалин, но, не добившись от меня ничего, кроме кивка, решил на этом не останавливаться. - Скажи, тебе нравиться бал?
  - Да, он... невероятен, - честно призналась я. Только я думала, что их устраивают с какай-то конкретной целью.
  - И ты не ошиблась. Это очередной бал, для поиска кандидатки в мои супруги. На этом настаивает отец.
  - Но тогда зачем Вы пригласили нас? Здесь же должны присутствовать незамужние дамы, - пристально посмотрела я на принца.
  Он улыбнулся, глядя на мое удивленное лицо.
  - Я бы и рад видеть тебя претенденткой, но, к моему огромному сожалению, у тебя есть супруг и сын. Такого выбора отец мне не простит. А если говорить о самом приглашении, то Орлайн регулярно присутствует на таких мероприятиях. В его обязанности входит следить, чтобы правящая семья не пострадала от магической атаки. А твое присутствие - мое личное пожелание. Надеюсь ты не против?
  - А разве Вы не должны сейчас быть там? - я кивнула в сторону Залы, где гремела музыка и шумели голоса вперемешку со смехом, заодно переводя разговор подальше от моей скромной персоны.
  - Должен, - кивнул собеседник. - Но здесь мне гораздо лучше. Ой, есть еще одно место, которое мне безумно нравиться - Зеркальная комната. Такой у вас точно нет! Пошли скорее! - вскочил принц, хватая меня за руку и утягивая в сторону Залы.
  Я, сначала поддалась его порыву, но как только оказалась среди гостей, вспомнила, что муж просил его дождаться тут и никуда не уходить.
  - Простите, - пискнула я уже у дверей, - но я, пожалуй, в другой раз воспользуюсь Вашим предложением.
  - Почему? Потому что Орлайн сказал ждать тебе здесь?! Он тебя запер в доме, вдали от людей и ты ни капельки не хочешь взбунтоваться?
  Ой, взбунтоваться иногда даже очень хочется. Но вот в данный момент я предпочту подождать тут.
  - Ты чего к девушке пристал? - раздалось над моим плечом. Я аж вздрогнула от неожиданности.
  Когда повернулась, обнаружила Лолиам собственной персоной. Вот когда хрен редьки не слаще!
  - Он тебя не обидит, - улыбнулась дама. - У меня к тебе разговор... на счет Орлайна. Тебе интересно?
  Еще как интересно! Но в том, что это хорошая идея я была вовсе не уверена. Но с другой стороны сам он мне ничего не расскажет, а мне интересно. А что я, собственно, о нем знаю? Вот он обо мне все знает, а о муже мне и рассказать некому. Все, что я знаю, так это, что родители его давно умерли, оставив неплохое состояние. Сам он жил всегда уединенно. Друзья его никогда не посещали поместье. Уж про подруг и не заикаюсь вовсе.
  - Очень...
  - А ты мне расскажешь, какой он дома, а не под маской, - подмигнула Лолиам.
  И с чего она такая добренькая? Решила, что нашла новую игрушку и может поиграть с ней? Но в эту игру можно поиграть и вдвоем.
  - Та-а-ак. Свидетели нам ни к чему? - я отрицательно помотала головой. - Тогда предлагаю поискать более уединенное место.
  - Я не могу уходить из зала, - воспротивилась я в очередной раз.
  Жуалин, наблюдавший всю эту сцену, заулыбался.
  - Знаю я комнатку, где нас никто не под слушает, - сменила принца взглядом Лолиам. Пошли, у нас мало времени.
  Пока мы спускались по лестнице, я решила не терять времени даром, которого итак было мало.
  - Лодиам, скажи, у тебя было... что-то с моим мужем?
  - Если бы у меня с ним хоть что-то было, то его женой точно была бы я, - раздраженно ответила она. - Он вообще, для мужчины, слишком неприступен. Что, кстати, только разогревает к нему интерес женской половины. И уж если у него было это 'что-то', то могло быть только с ней.
  - С кем? Она сегодня присутствует здесь? Я хочу с ней поговорить, где мне ее найти? - засыпала спутницу вопросами я, когда она открывала неприметную дверцу под лестницей.
  За дверью оказались ступеньки в подвал. А это уже не совсем то, что я себе представляла.
  - А зачем нам в подвал? - уточнила я, не дождавшись ответов на предыдущие вопросы. - Нас и здесь, в принципе, никто не услышит.
  - Там комната с чарами, не пропускающими звуки. Там нас никто не услышит, и мы сможем вдоволь наговориться.
  - Не вижу необходимости в такой конспирации, - упиралась я, стоя на верхней ступеньке темной лестницы. - Я, пожалуй, все же вернусь в Залу. А с тобой поговорим в более спокойной обста-а-а-а-а, - кричала я, потому что это тварь толкнула меня и я полетела кубарем вниз.
  Кроме жуткой боли, в голове бились еще две мысли: первая - что я полная идиотка и дурнее бабы не найти, и вторая -лишь бы шею не свернуть, пока падаю. Мне показалось, что пока завершилось падение и я пересчитала все многочисленные ступеньки, прошла целая вечность. Остановила падение деревянная дверь вся увитая железом, рисунок которого напоминал какие-то символы.
  Под конец я все же приложилась головой об дверь и теперь символы слегка расплывались перед глазами и никак не хотели оформляться в четкий рисунок.
  Сбоку раздались шаги, приподняв голову, я увидела Лолиам.
  - Ты чего развалилась, тряпка? Вставай и пошли! - пнула меня эта тварь.
  - Не могу, все болит, - простонала я.
  За это меня еще раз пнули и за шиворот, как котенка подняли на ноги. Распахнув ногой дверь, эта мымра буквально зашвырнула меня внутрь помещения к самым ногам короля. Только я смогла поднять на него голову, как от стен, словно змеи, отползли две цепи и сомкнулись у меня на запястьях. Я думала, мои беды на этом закончатся. Но нет! Эти цепи поползли обратно, волоча меня, полубесчувственную за собой. В конце концов, я повисла распятая на стене. Мысли путаются, в глазах все расплывается. Все голоса раздаются так, словно я в бочке - все приглушенное и не очень разборчивое. Да еще и голова кружиться начала так, как будто комнату раскачивают. Внутренности все болят, каждый вздох отзывается острой болью в ребрах, во рту металлический привкус крови, а по плечу стекает струйка крови.
  С огромным трудом разлепила веки, когда меня какой-то мужик обрызгал водой. Когда он перестал расплываться перед глазами и приобрел более-менее четкие очертания, он произнес:
  - Она пришла в себя. Можете приступать.
  Как только небрита физиономия мужика перестала закрывать обзор, предо мной предстал сам Его Величество рядышком с Лолиам. Остальных двух присутствующих я не знала.
  - А она сильнее, чем кажется на первый взгляд - ей хватило и трех минут, что бы прийти в себя.
  - Отпустите меня! Что вам надо?! - задергалась в цепях, как только поняла, что происходит вокруг, и где я нахожусь.
  - Нам? - король со смешинками в глазах посмотрел на спутницу. - Нам всего лишь надо знать, где сейчас твой сын. Расскажешь нам, и можешь быть свободна, - мило улыбнулся король.
  Вот тут я прикусила язык. Сына в их грязные лапы я не отдам, даже под страхом смерти!
  - Лучше умереть в муках, чем позволить вам добраться до моего ребенка! Орлайн вас и вовсе в порошок сотрет, когда узнает! - в полном бессилии выкрикнула я.
  - Да неужели? - пропела Лолиам. - Да я ему одолжение сделаю, когда он освободиться от такой обузы как ты!
  А мне так обидно стало! Обидно, страшно, одиноко... что я не сдержала позорные слезы, что потекли по щека́м.
  - Правильно плачешь! Потому что ты ему и не нужна вовсе! Такой как он, должен быть достоин лучшего, чем скромняшка-замарашка. Где он только тебя раздобыл. В лесу, что ли откопал? Родители твои кто?
  - Родители мои достойные люди! И попрошу их не трогать! Они были явно достойнее некоторых! - в свой адрес оскорбления я потерплю любые, а вот о моих маме и папе - ни за что!
  - Были... Значит их уже нет? А где могилки их - я цветочки кактусы им отнесу?
  Так и читалась в ее голосе пропитанном ядом, что она еще и потанцует на их костях. Но могилы у них нет, как и костей не осталось после пожара. Так что пусть ищет себе на здоровье.
  - Родители ее похоронены где-то в лесу, - сказал худощавый мужчина, сидящий сгорбившись и опустив голову в самом углу.
  Как он узнал? Я же ничего не сказала, только цветочек, что положила на месте дома вспомнила и зеленый лес кругом? Неужели он читает мои мысли? Тогда ни о чем думать нельзя, тем более о сы... о лягушке на болоте, зеленой такой лягушке. Прыгает она по бережку: прыг-прыг-прыг...
  - Сможешь воспроизвести место? - обратился король к мужчине?
  - Да, но это потребует много сил, - вздохнул мужчина.
  - Давай! Мне надо знать, где они, что бы выследить всю цепочку наследования, а то, не дай Боги, опять потеряется.
  - Как скажите, Ваше Величество, - мужчина поднялся и стал совершать какие-то пассы руками.
  От его рук пошло свечение, потом оно стало приобретать цвета и вот, перед моим взором предстала поляна, на которой не осталось и следа от ...от цветочков и травки, пока не выросла новая.
  Случайно поймала косой взгляд мага и косую улыбку. Он все еще меня читает! Вот гад! А я буду думать о лягушке, что прыгает с кочки на кочку...
  - Ты знаешь, где это место? - грозно спросил король.
  Но мужчина на удивление ответил спокойно:
  - К сожалению, это может быть любым местом в лесу, ибо никаких ориентиров нет в ее памяти.
  Значит читает мои мысли. Вот и славненько! Мне вот только интересно, он видит то, что вижу я или может проникнуть глубже и видеть то, что надо ему, а не то о чем я думаю? Если последний вариант, то дело плохо.
  - Ладно, с этим разберемся потом. Сейчас гораздо важнее узнать, где ее сын! Ты видел?
  - Она думала о поместье некроманта, когда Вы говорили о сыне.
  - Но его там НЕТ! - взревел король, покрывшись красными пятнами. - Мне надо знать, где он! Знать немедленно! Я итак слишком долго ждал этого момента и упускать его не собираюсь. Живо узнай, где он находиться! - обратился он к Лолиам.
  - Хорошо, - склонила голову та. - Но, может, сначала узнаем, не ошибся ли Ал? Иначе потратим время впустую.
  - Ты права. Дорк, займись ею. Я хочу видеть изменения в ее глазах или ты лишишься своих. Ты меня понял?
  Рослый мужик подошел ко мне в плотную и со смрадом, исходящим изо рта, спросил:
  - Сама покажешь или мне помочь? - и расхохотался.
  А потом со всей силы, ударил меня так, что к горлу поднялось что-то и я выплюнула кровь.
  - Да с тобой и младенец справиться!
  Отойдя на несколько шагов этот мерзавец начал читать заклинание. С его пальцев сорвалось несколько светящихся объектов то ли молнии, то ли стрелы и стали поражать меня в грудь. Возникло сильное жжение, которое, в принципе, я могла и потерпеть, но потом она стала разрастаться и поражать все внутри нестерпимой болью.
  Я закричала. В попытке облегчить боль, я закричала так, как никогда до этого не кричала. Заклинание пронзало каждую клеточку моего тела, оно выворачивала мне кости, сводило мышцы и заставляло выгибаться под неестественным углом.
  - Готова показать нам свою сущность, - ослабил заклинание Дорк.
  С горем пополам, сквозь ослабшую, но не отступившую боль, я смога приоткрыть глаза. Король брезгливо отвернулся, а Лолиам явно наслаждалась происходящим. Я бессильно висела на цепях, потому что та боль, что причинял мне каждый вздох, была ничем, по сравнению с той, что я испытывала сейчас. Силы меня покинули и голова безвольно повисла, оставляя крохи сознания в тле.
  - Посмотри на меня! - вздернул мою голову за подбородок мучитель. - Тебе этого недостаточно? Так мы живенько добавим! Или ты все же покажешь нам свои истинные глазки? Нет? Это хорошо, - улыбнулся изверг и отступил на несколько шагов, снова увеличивая силу заклятья.
  Я молила Богов даровать мне, если смерть, то хотя бы потерю сознания. Но как только я подходила к грани, этот мерзавец ослаблял заклятие, не давая мне уплыть в небытие.
  И когда я решила, что помощь мне больше не придет, распахнулась дверь. Мучитель отвлекшись, распустил заклинание. На пороге стоял злой... Жуалин. Вот бы никогда не подумала, что буду рада видеть его после того, как по его вине я оказалась здесь. Хоть на несколько секунд, но свобода от невыносимой боли.
  - ОТЕЦ! Я же просил... - начал с порога принц.
  - А я просил тебя развлекать гостей! Как думаешь, они не заметят пропажу короля с принцем, идиот!
  - Как только ты ей расскажешь о нашей условности, и она ответит - я уйду! Но не раньше!
  - А если они не сдержат договоренности? Что тогда? Ты хоть понимаешь своей головой, какие последствия нагрянут?! Я считаю, что это не вариант!
  - А мы закрепим договор заклинанием Нерушимости, - направился ко мне Жуалин.
  Встав напротив меня, он убрал сбившиеся пряди волос с моего лица, погладив по щеке. Я дернула головой из последних сил. Хотела еще и плюнуть в его наглую морду, но во рту, как назло, пересохло от крика.
  - Я виноват, - прошептал он, почки касаясь губами моей щеки. - Я никогда бы не подумал, что именно я найду тебя. И тем более я не надеялся, что ей окажешься ты. Но раз судьба свела нас в таком свете, я хочу предложить тебе... Нам важно, что бы от твоего сына были потомки нашего рода. То есть, что бы у нас были общие внуки. И если только ты согласишься, то это все прекратиться сразу. Пожалуйста, будь умницей. Сейчас все в твоих руках!
  Это предложение, от которого нельзя отказаться. И при здравом размышлении я бы может его и приняла. Но то, что они здесь натворили, навсегда отбила веру в благородность их поступков.
  Но открыть рот я не успела, потому что двери просто снесло, припечатав одного их мужиков и привлекая всеобщее внимание. Наконец я увидела такого долгожданного спасителя - мужа.
  Выглядел он еще хуже, чем я.Висок был рассечен и кровоточил, как и нижняя губа, на скуле намечался огромный синяк, волосы в склоченные, руки, словно в ожогах и явные следы от веревок на запястье. Рубашки и штаны порваны в нескольких местах и запачканы кровью.
  - Раламс олта, - сорвалось с губ некроманта, и всех присутствующих раскидало по помещению.
  - Правра, - ответила Лолиам прежде, чем ударная волна коснулась и ее, и все дальнейшее сказанное супругом осталось в неизвестности, потому что он, сколько не открывал рот, оттуда не доносилось ни звука.
  Удовлетворившись полученным эффектом, дама произнесла заклинание и в Орлайна полетели два огненных шара. Если от первого муж увернулся, то второй достиг цели. Супруг повалился на спину и остался лежать недвижим.
  - Орлайн! - закричала я, что было сил и стала вырываться из оков. - Пожалуйста, очнись!
  - Какая же все же ты глупая! Неужели, мы не подумали о возможности его появления здесь? - оскалилась в улыбке дама. - Итак, на чем мы остановились? Ах, да, ты должна нам показать свою сущность. Готова? Эй, Дорк. Если она сама не сдается, давай-ка попробуем через него, - кивнула на распростертое тело некроманта эта тварь.
  - НЕТ!!! Прошу вас, не трогайте его! - закричала я, хотя казалась, что голос сел окончательно.
  - Тебе его жалко? А он тебя не пожалел, запер в доме. Сколько лет ты сидела взаперти?
  - Отпусти, прошу, - не сводила я взгляда от нее.
  - Сейчас мы узнаем, насколько он тебе дорог, - поравнялся с Лолиам король. - Дорк, приведи-ка его в чувство.
  Дорк не церемонясь, вылил на него целый ушат воды. Орлай закашлялся и открыл глаза. Но ему даже не дали подняться на ноги. Кроль скомандовал: 'Давай!' И Дорк применил то же заклинание, что испытывал на мне. Лицо мужа исказилось и он выгнулся под неестественным углом.
  - Согласись на наши условия и это все сразу прекратиться, - снова подошел с предложением принц.
  Меня охватило полное бессилие, сменившееся гневом и негодованием! За что они так с нами? Что им сделали плохого я или сын? К чему такая жестокость? И Орлайну я помочь ничем не могу!
  В глазах начало темнеть, но злость не давала провалиться в беспамятство. А еще я очень боялась, что могут эти сделать мужу. И в этот момент все вокруг прояснилось, стало более четким, ясным и невероятно обидным.
  - Орлайн! Ты должен что-то сделать! - я даже не кричала, но наступила такая тишина, что я сама удивилась. Дорк даже перестал пытать Орлайна.
  Все взгляды обратились ко мне. Наконец Лолиам выдала:
  - Это ОНА! Мы ее нашли!..
  - Только не это! - выкрикнул Жуалин.
  Не слушая дальше, я снова обратилась к единственному человеку, которому доверяла:
  - Орлайн, не сдавайся! Ты сможешь!
  - Смотри, отец, я же говорил, что видел у нее вертикальный зрачок! И на цепи, смотри на цепи... ОНА!
  Все внимание переключилось на меня. А мне и посмотреться не во что, что бы увидеть то, о чем они говорили.
  Но разглядывать меня им не дал Орлайн, который открыл глаза, и они сияли, как всегда, когда магические потоки бушевали у него внутри. Он даже не встал, а лежа прочел заклинание. Из середины комнаты вырвались лучи, такие же, как выпустила Василис и опутали всех присутствующих, исключая меня. Рот у них тоже был прикрыт этим голубым сиянием, так что вокруг царила тишина, если не считать извивающихся на полу тел.
  - Нам уже давно пора домой, дорогая, - с трудом вставая на ноги, произнес супруг.
  - Да я бы рада, но сам видишь, меня отсюда не хотят выпускать, - слабо улыбнулась я, радуясь тому, что муж смог справиться с моими мучителями.
  - У нас мало времени, так что быстренько снимаем оковы и уходим отсюда.
  Орлайн направился ко мне и, подойдя вплотную, выругался сквозь зубы. Даже в свете четырех факелов было понятно, что ему требуется перевязать голову и руки, и туловище... и в общем, всего.
  - Что не так?
  - Магические оковы, что их... Без антизаклятия не снять, - сверкнул очами муж.
  - И ты его не знаешь?
  - Нет. Заклинание настроено на создателя. Кто приковал тебя?
  Вот она, моя маленькая месть. Даже на душе радостнее стало.
  - Она, - кивнула я на мегеру.
  И как вообще женщине могут нравиться такие забавы?
  - Ах, Лолиам! Какая неожиданная встреча! - голос ядом сочился из уст супруга, проливаясь елеем на мое сердце. - Ну, как по-хорошему будем заклинание снимать или тебя сначала убить и поднять твое остывающее тело?
  Кляп был снят, а вот развязывать он ее не стал. Правильно сделал. Рядом с ней корчился сам высокородный, явно намекая на то, что не следует ей ничего рассказывать. Дама молчала.
  Тогда Орлайн наклонился к самому ее лицо и тихо, но так, что мурашки поползли даже по моей спине, произнес:
  - У меня нет времени играть с тобой в молчанку. Если я не развяжу тебе язык живой, то сделаю это с мертвой.
  - И что, что тебе это даст? Кто она тебе? Ровня? А она знает, кто она на самом деле или ты как всегда забыл кое-что рассказать? О! Значит, не знает! Ха-ха-ха! - разразилась истерическим смехом мегера. - И когда ты собираешься ей рассказать?
  - Не твое дело! Живо! Заклинание или это будет последнее, что ты скажешь, - процедил сквозь стиснутые зубы Орлайн.
  - Ралра тросм, - выплюнула гадина и цепи засветившись голубовытыми символами опали, освобождая меня.
  - Вот и умничка, - супруг презрительно глянул на Лолиам. - А теперь, Ти, нам надо быстренько отсюда убраться.
  Взяв меня за руку, супруг двинулся к единственному выходу. Как только мы шагнули за порог, Орлайн обратился ко мне:
  - Разреши воспользоваться твоей помощью?
  - Конечно, - кивнула я. - А что мне надо делать?
  - Просто не сопротивляйся.
  Меня слегка передернуло от этой фразы, потому что значение ее весьма двусмысленное. Но ему я верю. Не сопротивляться, так не сопротивляться. Буду расслабленно наблюдать, если получиться.
  А муж, не отпуская мою руку, начал колдовать. Место соприкосновения наших рук стало горячим. Так всегда, когда магичат или это особый случай? Постепенно проход комнаты, которую мы покинули, засиял зелеными сполохами, словно пленкой. Со связанных спало заклинание. Но радовались они рано, потому что прямо из пола стали подниматься тени, похожие на ту, что была в комнате у сына. Некоторые приобретали конкретные формы, напоминающие людей. Первым закричал король. Лолиам, ругнувшись, стала плести ответное заклинание. А супруг, со словами:
  - Посмотрим, как теперь они будут петь, - потянул меня вверх по лестнице.
  - А что ты сделал? - с трудом ковыляя по ступенькам, спросила я.
  - Я вызвал души замученных ими людей, - недобро усмехнулся муж. - Кто еще помнит, как он выглядел при жизни, приобретет прежнюю форму, а кто нет - останутся теневиками.
  - И что они им сделают?
  - Попортят жизнь и души, - буквально оскалился супруг. - И если слуги успеют прийти к ним на помощь, то они останутся живы.
  - Но ты же дверь... закрыл. Как попадут туда другие? - посмотрела я на мужа, а потом на виднеющееся белое пятно впереди, потому что факелы потушила Лолиам, когда спустилась.
  - Заклятие одностороннее. Оттуда выйти они не смогут, но к ним можно войти. Первый вошедший и разрушит защиту. А у нас впереди другая задача - выбраться с наименьшими потерями.
  Мы поднялись по лестнице. У входа стояли два поддракона. Надо было видеть их лица, когда они увидели нас. Еще чуть-чуть и они бы подбирали челюсти с пола.
  - Что стоите! Бегом за лекарем! - рявкнул муж так, что оба поддракона вздрогнули и переглянувшись разделились. Один убежал вглубь дворца, а второй преградил нам путь.
  - Что бы сейчас не случилось, ты с гордо поднятой головой идешь на выход, садишься в карету и уезжаешь. Кучер знает, куда тебя везти, - сказал, не глядя на меня супруг. - Ты все поняла?
  - Но я могу тебе помочь... - заикнулась я.
  - Я СКАЗАЛ УХОДИ! - бешеными глазами зыркнул на меня Орлайн.
  Я таким его еще никогда не видела. Холодный, липкий страх пробрал меня до самых костей. Сейчас передо мной стоял вовсе не мой супруг, а некромант во всех его проявлениях. Сейчас передо мной стоял вовсе не мой супруг, а некромант во всех его проявлениях. И сразу мне стало понятно, почему такие жуткие слухи ходят о некромантах.
  Когда поддракон постарался ударить отвлеченного некроманта, тот поднырнул под копье, схватил древко и, вынырнув с другой стороны, вырвал оружие из рук стражника, с разворота ударив тупым концом по затылку.
  Поддракон пошатнулся. Я же гордо удалялась, пытаясь не заработать косоглазие, наблюдая за действиями Орлайна. Нет, вопреки всем моим ожиданиям, поддракон не упал, а принял боевую стойку. Вот гад, честное слово! Нет бы, упасть и не вставать!
  Продолжая косить на драку мужа и стражника, я потихоньку двигалась к выходу. У Орлайна чувствовался опыт и мастерство, но он сильно ослаб, после произошедшего. Меня так и тянуло вернуться, но я боялась, что малейшее отвлечение супруга от противника может закончиться фатально.
  Вот из-за того, что смотрела не вперед, а назад, я и не заметила идущего мимо молодого человека. А увидела я его тогда, когда он воскликнул: 'Леди! О, Боги! Что с Вами? Вам нужна помощь?'
  - Э-э... - выдала я в качестве ответа. Но потом сообразила, что от меня ждут более членораздельного варианта.
  - Мне нет, но там... там бьют моего супруга! - и не важно, что пока верх одерживал некромант.
  - Сколько напало на Вас?
  - Один, - опешила я от такого варианта ответа.
  - Тогда я провожу Вас до кареты и пойду на помощь вашему супругу.
  И почему у меня не вызвало восторга его предложение? Может потому, что я перестала доверять людям?
  - Спасибо, я и сама дойду. А ему нужна помощь.
  Мужчина заглянул мне за спину и вынес вердикт:
  - Он прекрасно справится и сам. Идемте.
  И меня повели, точнее, потащили, как овцу на заклание, к выходу из этого, еще час назад казавшегося прекрасным, места.
  - Отпустите, - пискнула я. - Я не хочу идти с Вами!
  Мои попытки вырвать ни к чему не приводили. Мужчина держал меня крепко и втолковывал:
  - Здесь опасно. Идемте скорее! Вас надо отвезти в безопасное место.
  - Никуда я с Вами не поеду! - испугалась я.
  Сегодня мне итак приключений досталось на всю оставшуюся жизнь. К новым я еще не готова. Хочу домой, залезть в ванну и чтоб меня никто не беспокоил часика два. Но в руках этого типа оставаться не хочу!
  - Леди, если вы не перестанете сопротивляться, я буду вынужден применить меры! - строго предупредил меня незнакомец.
  - Не надо никаких мер! Просто отпустите меня и идите своей дорогой!
  - Хватит, - резко присев, мужчина перекинул меня через плечо и пошел.
  Я не стала болтаться как мешок и сопротивлялась всеми силами, то есть била его спину кулаками, сучила ногами, стараясь хоть куда-то ими попасть. Но этот тип держал меня крепко и никуда не отпускал.
  - Орлайн! - решилась я отвлечь мужа от драки с поддраконом, но он, наверно, меня не услышал, потому что никак не обратил на меня внимания.
  Меня так и вынесли из дворца. Причем сделал он это через какие-то коридоры сразу к тому месту, где находился наш экипаж.
  - Палан, карету сюда, быстро! - во всю глотку заорал этот, с виду приличный, молодой человек.
  Ну, раз зовет нашего кучера, то сопротивляюсь не так рьяно, ведь условие Орлайна пока соблюдается. А этот нахал сгрузил меня в подъехавшую карету и сел напротив, постучав по стенке кучеру, что бы трогал.
  - Ты как посмел ко мне прикоснуться! - завопила я. - И Орлайна бросил, когда сам обещал ему помочь! Ты вообще, кто такой?
  Парень улыбнулся мне и спокойно ответил:
  - Зови меня Раном.
  - Ну ты, Ран, попал! - и кинулась на него с кулаками.
  Нет, я ни в коем случае не злобная, просто день у меня такой, слишком нервный, вот они эти самые нервы и ищут выхода наружу. И кто виноват этому Рану, что он попался под мою горячую руку?
  Парень пропустил два удара, а потом, схватил мои руки за запястья и повалив меня на сиденье, прижал мои руки к моей груди и тихо произнес:
  - Леди Тиила-Дари, не советую Вам повторять то, что Вы сделали сейчас, ибо это чревато последствиями. А то еще подумаю, что Вы ко мне пристаете, - и улыбнулся от уха до уха, в то время как я стала абсолютно пунцовой.
  Меня отпустили. Я, от греха подальше, вернулась на сиденье напротив спутника. Потом подумав, выглянула в окно.
  - Эй, Палан. Мы куда едем? - спросила я у кучера.
  - По приказу лорда Орлайна, я не имею права говорить никому пункт Вашего назначения.
  А что б вас!
  - Мне надо срочно к сыну! - крикнула я в ответ!
  - Мне велено не возвращаться в поместье без особого приказа.
  - А кто его отдает, этот приказ? - начала злиться я.
  Еще и карета попала на кочку, а я от толчка стукнулась макушкой об раму окна. Это совсем не прибавило мне настроения.
  - Простите, леди Тиила, но и этого я тоже не могу разглашать.
  - Тогда я сейчас выпрыгну на ходу и пойду пешком за сыном! - пригрозила я.
  Заодно оглядела местность, что бы примериться, как лучше совершить маневр покидания экипажа.
  Но кучер ничего сказать не успел. Меня, ухватив за талию, втащил внутрь Ран, усадил силком на кресло и погрозил пальчиком:
  - А не позволить Вам покинуть карету - это уже моя забота. Так что давайте не будем прибегать к крайним мерам.
  Все! Злость меня охватила с головой! Всю жизнь я вечно чья-то игрушка! Хватит! Натерпелась!
  - Какое право ты имеешь указывать мне, что и как делать?!
  - Никакого, даже наоборот, - и этот улыбчивый молодой человек потупился под моим строгим взором.
  - Хоть туда, куда мы едем, будет мой сын? - со вздохом, уточнила я, смиряясь с необузданной реальностью.
  - Нет, - ответил парень, не поднимая головы.
  Я окончательно потерялась в этой жизни. Зачем мне ехать туда, где не будет моего сына? ЗАЧЕМ?!
  - Я ничего не понимаю, - схватилась за голову, пытаясь не дать ей просто разлететься на маленькие куски.
  - Не волнуйтесь! Ваш сын с Василис в безопасности. И Вас мы везем в безопасное место. Как только оторвемся от погони, так сразу поедем к Вашему сыну.
  - За нами погоня? - в изумлении я уставилась на Рана.
  - Ее е может не быть, - вздохнул парень.
  Почему требуется всего один день, что бы всю жизнь поставить с ног на голову? Узнать, что симпатичный приятный во всех отношениях молодой человек хочет твоей смерти вместе со всем государством, что собственный муж скрывает от тебя, тебя же саму, что ты угроза собственному ребенку...
  - Леди, у Вас все хорошо? - переместился ко мне Ран и взял за руки, заглядывая - Орлайн Вам ничего не рассказал, да? - догадался он.
  - Может ты мне расскажешь, что за сумасшествие сегодня было?
  - Мне кажется, что лучше будет, если Вам обо всем расскажет сам лорд. От себя я могу только добавить, что скорее мы умрем, чем позволим упасть волосу с вашей головы.
  - Кто 'мы'? - посмотрела я на парня. - И почему вы меня защищаете?
  Но судьба против того, что бы я узнала правду - напротив нашего окна появился поддракон на всем скаку, пытающийся открыть дверцу кареты.
  Ран выхватил нож из под сиденья - откуда он там только появился? - и рубанул по пальцам на ручке. Вот и выведен из строя под дракон.
  Только я захотела вздохнуть спокойно, как на круге раздались шаги.
  - Леди, держите кинжал и применяйте его к любому, кто попытается залезть в карету.
  - Но я не умею им пользоваться, - но кинжал взяла.
  - Самое время научиться, - бросил через плечо Ран, вылезая из кареты.
  На крыше начался топот, шум борьбы и лязг метала. Когда меч проткнул надежную, в общем-то крышу, я не сдержала испуганного возгласа. Но побояться мне не дал поддракон, открывший дверцу и сейчас стоящий на пороге с бешеным оскалом на лице.
  - Извините, пожалуйста, - подошла я в плотную к готовящемуся прыгнуть на меня мужчине.
  Тот слегка опешил от такой наглости и замешкался. Это и стало для него роковой ошибкой.
  Протянула ему руку я не для поцелуя или приветствия, а для того, что бы толкнуть из, едущей на полном ходу, кареты. Но поддракон оказался вовсе не плох и падая уцепился за открытую дверцу.
  С этим разобраться не успела, как с другой сторону появился другой. И этого уже не вытолкнешь, так как того, он уже стоит не на ступеньке. Спас меня Ран, зацепившийся руками за крышу кареты и с размаху такнувший ногами поддракона. Последний пролетел мимо меня и выпав из кареты столкнулся с весящим на двери. Оба покатились по земле.
  Оторвал меня от созерцания поверженных врагов раздавшийся сзади стон. Я обернулась и увидела окровавленный наконечник стрелы, торчащий из плеча Рана. Парень пошатнулся и опасно накренился. Я, как могла, подхватила его и усадила. Оперение стрелы задело стену кареты, вызвав новый стон. Как только я наклонилась к парню, в открытую дверцу кареты влетела стрела. Правда никого она не задела.
  - Сейчас, сейчас, - приговаривала я, - потерпи немного. Я ее обязательно вытащу.
  А сама ни разу ничего такого не делала и не имею представления о том, как ему правильно помочь, чтобы не навредить.
  Мужчина, что стрелял в нас из лука, был поражен метким броском кинжала в самое горло и, захрипев, свалился с лошади. Его сменил... Орлайн! Я даже улыбнулась от облегчения.
  Радовалась я рано, потому что, подарив мне ответную улыбку, муж проскакал мимо кареты. Я даже не нашлась не то, что сказать, а то, что подумать! Сегодняшний день побил все возможные рекорды по неожиданным ситуациям. А я девушка домашняя и к таким поворотам судьбы не готовая.
  Но смотреть, куда ускакал непостоянный супруг, времени не было. У меня обливался кровью раненый. Присев на корточки перед парнем, я оглядела кинжал. Наконец он мне пригодиться, а то держу в руках железяку бесполезную. Сняв с него аккуратно рубашку, я ее располосовала. Потом обрезала древко стрелы и резким движением выдернула стрелу. От крика заложило уши. Но мне было не до этого. Я быстренько с двух сторон приложила бывшую рубашку, нынешнюю тряпку и обмотала исполосованными остатками. Уложила парня на сиденье. А вот накрыть мне его было и нечем. Так что я, недолго думая, сорвала шторки с кареты и как могла, накрыла парня. Он мне все-таки жизнь спас.
  Только я устало опустилась на сиденье, как карета стала тормозить. Наконец, она остановилась вовсе. Я взглянула на отложенный кинжал, и после недолгих раздумий зажала его в руке. Защитить меня сейчас некому, потому что Ран лежит без сознания, а муж ускакал в неизвестном направлении. Жуткий-жуткий день!
  Я прислушалась - кучер спрыгнул и направился в нашу сторону. Что ж, буду защищаться, как смогу, если это не Палан. Дверца открылась и... я чуть не заколола мужа, стоящего у входа.
  Кинжал сам выпал из моих ослабевших пальцев и со слезами на глазах я повисла у супруга на шее. Он обнял меня, от чего слезы покатились еще быстрей и стали сопровождаться всхлипами, грозя перерасти в истерику.
  - Ти, солнышко! Не плачь! Уже все хорошо! Я рядом и не дам тебя никому в обиду. Ну, что ты маленькая, не надо...
  А я еще пуще прежнего лила слезы. Он жив, ЖИВ!
  - Я... я так ис.., - всхлипнула я, - испуга-галась за те-тебя! Та-а-а-ак ис, - новый схлип, - пугалась...
  - Все, все, моя хорошая, - коснулся губами моей макушки Орлайн, крепче прижимая к себе.
  И мне стало так тепло и хорошо в его руках, словно солнышко самолично коснулось меня своим лучиком.
  - Там Ран ранен, - подняла глаза я на супруга.
  - Давай посмотрим.
  Судя по лицу некроманта, ранение было серьезным. Он ощупал его рану по краям, провел ладонями над раной и тихо выругался.
  - Да мне проще его убить и воскресить, чем залатать!
  - Ты совсем не владеешь лекарским делом? Вас не учили в Академии? - удивилась я.
  - Учили, конечно. На основе жизни построена вся некромантия. Но мне она давалось с трудом и зубным скрежетом. Я даже тебе не смог помочь, когда у тебя синяк был. Только мази из трав в голову пришли. А здесь все гораздо серьезней. Я могу помочь срастись тканям, а вот срастить кровеносные сосуды и нервы, увы, к сожалению, это мне удается из рук вон плохо.
  - Помоги насколько можешь, а там посмотрим.
  Супруг наградил меня таким жалостливым взглядом, словно он лежит здесь раненый, а не Ран. Хотя он тоже плохо выглядел. Очень плохо. Синяков и ссадин прибавилось, рубака вся разорвана, штаны держаться на честном слове... а он еще и меня успокаивал. Да я, по сравнению с ним, целая и невредимая. Только испуганная малость.
  - А кто его перевязывал? - изогнул бровь супруг, подняв взгляд на меня.
  Я быстренько потупилась, понимая, что то, что я намотала на его плече... в общем перевязать в данном случае - это комплимент.
  - Я, конечно. Больше некому, - со вздохом призналась я, не поднимая глаз на супруга.
  - И почему я не удивлен? - со смешинкой в глазах произнес Орлайн. - а теперь смотри, как это правильно делать, - начал разматывать мое творение муж. - Все должно быть туже, что бы остановить кровь, - он парня перемести в сидячее положение. - Но идея у тебя была правильная, - ага, ложка меда в бочке дегтя, - прикладываешь ткань с одной и другой стороны и как можно туже заматываешь. Главное остановить кровотечение. Я, насколько смог, срастил такни, остальное заживет. Ты ему жизнь спасла, ты об этом знаешь?
  Отрицательно помотала головой, устало сидя на сиденье. Все что сейчас мне объяснял Орлайн я еле восприняла. Нестерпимо хотелось лечь, и что бы никто меня не беспокоил в течение суток.
  - Устала, родная? - оценивающим взглядом прошелся по мне муж.
  Покивала головой, все так же, не произнося ни слова. Силы с каждой минутой покидали меня. Хотелось покоя и тишины.
  - Ложись, мне надо осмотреть твои... повреждения, - произнес муж, почему-то даже не смотря на меня.
  Я послушно, насколько могла, разместилась на сиденье. Вытянула руки вдоль тела и расслабилась. Слабая надежда теплилась внутри, что это просто ночной кошмар и он скоро закончится.
  Встав на колени, Орлайн стал водить надомной руками и что-то шептать еле шевеля губами. Такое он уже проделывал, когда у меня синяк на пол-лица нарисовался благодаря стараниям Вилиала. Как он там без меня? Справляется с Василис или нет?
  - Прошу тебя, расслабься. Я не могу сосредоточиться, когда ты так беспокойно себя ведешь.
  - Я же не шевелюсь! - я даже глаза открыла, что бы убедиться в том, что эта фраза относиться именно ко мне.
  А муж сидел, нахмурившись и сведя брови, всем своим видом показывая жуткое недовольство.
  - Что-то не так? - уточнила я.
  Вместо ответа, морщинки на его лбу разгладились, взгляд стал таким несчастным, что мне стало его просто жаль. Он же то же сегодня пережил не меньше меня, если и не больше. Я протянула руку и коснулась его щеки. Супруг прижал мою руку своей и, смотря в глаза произнес:
  - Прости, я так виноват перед тобой! Не будь я последним глупцом, все было хорошо!
  - Мы и сын живы - пока это главное. С остальным мы что-нибудь придумаем, - краешком губ улыбнулась я, несмотря на то, что очень хотелось его отругать. Сейчас не время.
  - Живы... - зло бросил муж. - Да эти скоты чуть тебя не убили! И я хорош, в змеиное логово сам тебя привел, идиот! У тебя поломаны ребра, отбиты внутренности... Как ты а ногах еще держишься, ума не приложу!
  - Ты тоже ранен!Кто будет заниматься тобой, если не я? Вот, перевязывать раны уже научилась, - грустно улыбнулась я, кивая в сторону бессознательного Рана.
  - Вот и я о том же! Ты предназначена для роскоши и богатства, а не раны перевязывать малознакомым мужчинам. А сейчас отдыхай, тебе надо.
  - А ты? - встрепенулась я, памятуя о том, что ему тоже хорошо досталось.
  - А у меня еще остались дела. Как закончу, тоже отдохну.
  - Я с тобой! - тут же подскочила я.
  А вдруг опять что-то случиться и мы снова разлучимся. Нет, больше я такого не хочу! Мне хватает беспокойства о сыне.
  - Да я быстро! Не волнуйся, - попытался уговорить меня муж.
  - Можешь даже долго, но только со мной. И никак иначе!
  - Любимая, моя хорошая, тебе лучше не видеть того, что здесь будет происходить. Побереги свои нервы.
  Вот зря он это сказал - очень зря! Потому что я пришла к выводу, что просто обязана в такой момент быть с ним. Так что я решительно села, хоть и тело сильно сопротивлялось. Ничего, я лучше в обморок в его руки свалюсь, чем здесь... мало ли кого опять нелегкая принесет.
  - Я не думаю, что тебе стоит видеть...
  - Я закрою глаза и видеть не буду, но буду с тобой рядом. Мне этого будет вполне достаточно.
  - Ты так сильно испугалась? - я активно закивала, пока он не передумал. - Хорошо, но если тебе вдруг станет... плохо, вернешься сюда.
  Я снова закивала с удвоенной силой. Вернусь-вернусь, как же, жди.
  Придерживая меня, мы покинули карету. Даже скорее не он меня придерживал, а я на нем просто висела, потому что ноги слушаться никак не хотели, а уж покидать сиденье кареты - они такой подлости от меня явно не ожидали.
  На небе светила полная луна, так что было очень светло. Мне представилась возможность рассмотреть все внешние повреждения мужа. Выглядел он совсем плохо, множество синяков и ссадин, порезов, некоторые еще кровоточили, правда, несильно.
  Я не отпускала мужа, крепко держа его за руку. Он недалеко отошел от кареты, легонько меня отцепил и, вздохнув, начал читать заклинание. Наши волосы затрепетали от поднявшегося ветра. Присмотревшись, я поняла, что и тени наши шевелятся, словно жили они своей, не касающийся нас жизнью. И может даже покинули бы нас, если бы мы на них не наступили. Глаза мужа светились, губы шевелились, шепотом произнося непонятное мне заклинание, руки исполняли танец, а во всем его теле ощущалась напряженность.
  Я стояла рядышком, ища изменения вокруг, кроме поднявшегося ветра и переминалась с ноги на ногу, потому что очень хотелось присесть, а еще лучше прилечь. Но ничего не происходило, только Палан слез с козлов, что бы присоединиться к нам. Но когда он подошел, меня охватил немой ужас, и я невольно прижалась к мужу в поисках защиты. Потому что из груди мужчины торчала стрела, вся одежда была запачкана в крови и глаза ему были поддернуты сияющей дымкой. Он умер и его поднял мой муж - поняла я.
  Наконец, Орлайн дочитал заклинание. Пот лил с него градом, рубашка вся промокла, а сам он еле стоял на ногах.
  - Ты как? - поддержала я мужа.
  Он улыбнулся. Да уж, смешно ему. Стоят двое, если хоть один отойдет второй просто упадет.
  - Все в порядке. Сейчас сделаем дело и будем отдыхать.
  - А какое у нас дело? - при слове нас муж поморщился, но ему придется смириться, потому что отныне и вовеки ему придется смириться с моим участием во всех делах.
  - Нам надо похоронить людей, иначе могут быть последствия.
  - Так Палан действительно умер?
  - Да, - вздохнул муж, хотя кто-кто, а он уже к смерти должен быть привычный.
  - Жалко. Хороший был человек. Ой, а это кто! - я испуганно вжалась в мужа, указывая на идущих к нам людей.
  - Это те, кого я призвал. И их похоронить надо тоже.
  - Да они не заслужили это! - в сердцах топнула ногой я. - Они нас чуть не убили! Может пусть в наказание они нас защищают после смерти?
  - Жестокая, ты моя, - чмокнул меня в макушку супруг. - Но если их не придать земле и провести обряд, то они выйдут из-под моего повиновения и тогда последствия будут... нехорошими.
  К нам подошло около восьми поддраконов. Один из них, был без руки, другой с явно поломанной ногой сюда приковылял, третий с перерезанным горлом, четвертый тот, которого поразил супруг, да и остальные выглядели не лучше. Приковыляли и несколько коней, за одним из которых волочились внутренности по земле, у другого была поломана нога, у рыжего висел на кусочке кожи отрезанное ухо...
  - И этих, что ли хоронить надо? - кивнула я на лошадей, зажмурившись.
  У меня не было сил даже удивляться толком. Я уже готова была на все, лишь бы поскорее отдохнуть. Но смотреть на это - увольте! Я после спать вовсе могу перестать.
  - Животных не обязательно. А вот если не похоронить насильственно умерших людей, то они могут восстать и принести мор за собой.
  - Но моих родителей ты не похоронил! Ты их сжег!
  - Огонь тоже хорошо, после него некому восставать и некого искать, - начал терять терпение супруг.
  - А можно мне с этого момента поподробнее? - решила начать допрос я, хотя и не была уверенна в том, что смогу адекватно переваривать информацию.
  - Ты хочешь прямо сейчас или подождем, когда закончим с этими.
  С кем 'этими' я прекрасно поняла и с закрытыми глазами. Мой вздох был расценен ка положительный ответ.
  - Посиди, я сейчас приду, - попытался отцепиться от меня Орлайн. Как бы не так!
  - И ты оставишь меня здесь одну, среди этих... ? - мой голос дрогнул.
  В общем у моего супруга не осталось выбора и мы проследовали до кареты вдвоем. Ему пришлось вести меня за руку до тех пор, пока я не нащупала карету. Открыв глаза назад смотреть я не решилась. Орлайн же сдвинул половицу с пола кареты, где обнаружился люк. Из этого отверстия он достал лопату, несколько одеял и темный мешочек.
  - А что в мешочке? - полюбопытствовала я.
  - Еда, - улыбнулся супруг. А у меня тошнота подступила к горлу от одной мысли о еде.
  - И что ты собираешься делать... со всем этим? - подозрительно уточнила я.
  - А как по-твоему, для чего оделяла и еда? Правильно, для отдыха. А лопата... а лопата для ямы. Не руками же ее копать.
  Вздохнув, полезла проверять Рана. Ну его, этого мужа, с его заморочками. Ран дышал, но был все так же был без сознания.
  - А у тебя нет там повязок, случайно? А то у Рана повязка вся пропиталась кровью? - обернулась я к мужу. Но его и след простыл. Он уже вручил одному из поддраконов лопату и тот копал ямы. А сам Орлайн возвращался к карете. Я поскорее отвернулась - трупы меня никогда в благостное расположение духа не приводили.
  - Ти, солнце, что ты там делаешь? - задал вопрос моей попе Орлайн.
  - Ищу чем бы перевязать раненого, - копаясь в проеме, ответила я.
  - Там ничего такого нет, к сожалению.
  - Но у него вся повязка пропиталась кровью. Ее надо сменить, - повернулась я к мужу.
  - Предлагаешь мою дорвать или твое платье на лоскутки пустить? - изогнул бровь супруг.
  - Боюсь, ошметки от твоей рубашки не подойдут, они грязные и из них ни одной ленточки не оторвать. Лучше платье. Мне все рано в нем не очень удобно. Поможешь? - попросила я мужа, после бесполезных попыток оторвать кусок подола руками.
  - Ох, не нравиться мне эта идея, - поднимая кинжал и делая надрез, ворчал некромант.
  - Виноват тот, кто собирал вещи в этот люк. Надо было не только еду предусмотреть, но и что-нибудь на вот такой случай.
  В итоге платье стало чуть длиннее коленок, а Ран обмотан по новой дорогой тканью. Пока Орлайн его перевязывала, а я внимательно наблюдала, раненый все время повторял мое имя, а муж при этом морщился.
  - А сейчас, давай уведем лошадей с дороги, - разогнулся муж и коснулся губами моей щеки легко, так невесомо, словно случайно.
  Ага, мы уведем. Я преспокойненько сидела себе в карете, пока супруг сворачивал с дороги в сторону лесочка. Распрягать и стреноживать коней ему помогал Палан. Я же прислонясь к стеночке, наблюдала за действиями супруга сквозь прикрытые веки.
  То, что произошло после, заставило мои глаза открыться. Неупокоенные трупики сами залезли в могилку, а мой муж приговаривая: 'Сверху земля - свободна душа', засыпал их землей. Да, занятное зрелище - некромант, в серебристом свете полной луны, закапывающий, а не подымающий, трупиков. Оказывается, и такое бывает.
  Я, улыбаясь, снова привалилась к стенке, наблюдая за монотонной работой Орлайна. 'И откуда у него столько сил?' - и это была последняя мысль, посетившая мою светлую голову. И мне уже было все равно, что ночью на улице прохладно, что место незнакомое, что запасами еды я так и не воспользовалась...
  
  Проснулась я из-за того, что солнце настойчиво светило в глаза. Ну, как проснулась... перевернулась на другой бок, прижалась спиной к мужу с намерением и дальше поспать. Но как тут поспишь, если прижимаешься к голому мужскому торсу. А уж если обладатель оного, легонько касается губами твоего плеча, с которого ночью сползло платье, то о сне и речи быть не может.
  Я шевельнула плечом, сильнее оголяя кожу. Орлайн, поняв намек, спустился губами ниже. Я чуть развернулась ему навстречу, и когда супруг дошел до ключицы, мы услышали: 'Ти-и-и... леди Тиила... Ти...'. Это наш раненый все еще бредит. Это плохо.
  Раненый?! Так мне все это не приснилось. Открыла глаза и точно, я лежу в карете, рядом лежит супруг... или он в воздухе висит, потому что вдвоем на сиденье мы бы точно не поместились.
  - Надеюсь, утро доброе? - посмотрела я на Орлайна.
  - Относительно, - коснулся губами он моего лба.
  - Относительно чего? - подозрительно прищурилась я.
  - Да чего ни возьми! Вот, например, почему он, - муж кивнул за спину, - тебя зовет по имени? И о чем вы говорили перед нападением.
  Я нахмурила бровки вспоминая.
  - Я спрашивала его о Вилиале, а он сказал, что сын в безопасности. А еще они не хотели говорить, куда меня везут. И вообще, что это было? - перешла в наступление я, делая утро совсем недобрым.
  - Они действовали по моему распоряжению, а я действительно не разрешил им говорить, куда они направляются...
  - Почему? - возмутилась я, даже приподнявшись на локте.
  - И с Вилиалом Василис, - не ответил, точнее ответил не на последний вопрос, супруг. - Они в безопасном месте, не волнуйся.
  - Почему я об этом не знаю?! - так и хотелось треснуть по башке этого упертого... некроманта!
  - Не шуми! Давай выйдем отсюда, и я все тебе расскажу. Пусть Ран отдыхает, ему наши ссоры ни к чему, - начал вставать муж.
  Значит, он настроен на ссору - это хорошо, потому что у меня настроение такое боевое... такое боевое, что прям... рр-р-р-р-р!
  Меня даже не впечатлило то, что сиденье раскладывалось и при помощи ножек превращалось в маленькую лежанку. А вот пропитанная за ночь кровью повязка раненого меня все же задела. Надо сменить. О чем и сообщила мужу. И получила лаконичный ответ:
  - Нет.
  - Но ему надо! - настаивала я.
  - А ты тогда раздетой ходить будешь? - нахмурился супруг.
  - Ну, почему раздетой? У меня еще есть откуда отрезать, - приподняла я подол.
  Орлайн, оценив длину, точнее, короткость платья, сглотнул. Взгляд постепенно переместился наверх, пока не встретился с моими глазами. Я ответила улыбкой.
  - И рукава можно пустить, - протянула я руку.
  - Ты собираешься ходить в столь откровенном наряде? - наконец, обрел дар речи супруг.
  - Я не одна, - у некроманта брови попытались слиться с линией волос, - я с тобой, - решив не доводить до греха сероглазого, продолжила я.
  - Ты издеваешься надо мной? - повысил голос некромант.
  Зря. Ох, зря он это сделал.
  - Тебе не нравятся мои ножки? - покрутилась я туда-сюда, выставляя вперед попеременно ноги, что бы лучше их рассмотреть.
  - Ти, - чуть хрипловатым голосом произнес Орлайн, - прекрати, пожалуйста! Мы же не дома.
  - Ну, начнем с того, что кроме нас здесь никого нет. А закончим тем, что его, - я ткнула пальцем в сторону Рана, - надо перевязать в не зависимости хочешь ты того или нет.
  - У меня такое ощущение, что передо мной не моя Ти, а какая-то другая, - сокрушенно покачал головой супруг.
  Я спустилась со ступенек, случайно показывая коленки. Подойдя к мужу, погладила его по щеке, заглянула в глаза и тихо произнесла:
  - Я все та же. Просто когда угрожают моему сыну, во мне просыпается зверь.
  - Зверь... - тихо произнес супруг. - О нем и пришло время поговорить.
  Он смотрел поверх головы и словно боролся сам с собой. Ну, королевская семейка и правда зверская. Тут и спорить даже не буду!
  - Вообще поговорить пришло время, как только перевяжем Рана, - и вытащив из-за пояса Орлайна кинжал, который супруг успел прицепить после сна, не жалея резанула подол. - С рукавами поможешь? - я подняла глаза на растеряно моргающего супруга.
  Вот ни в жизнь бы не подумала, что его можно довести до такого состояния. В итоге и рукава были оторваны, Ран перевязан, а мы с супругом, который все косился на меня, мирно шли. Я ждала, когда он начнет разговор, а он молчал.
  Мы дошли до поваленного дерева, перед которым бежал маленький ручеек. Я поспешила умыться и мало-мальски привести себя в порядок. Супруг, сполоснув лицо, сидел на бревне и наблюдал за мной. Да, вид у меня в таком коротком платьице тот еще! Наконец я переместилась к некроманту и выжидательно на него посмотрела. Надо же уже начинать, сколько он молчать будет?
  - Я давно должен был бы тебе рассказать, но не мог, - со вздохом начал Орлайн. Все крутящиеся на языке вопросы я проглотила, стараясь не мешать набравшемуся смелости мужу. - Не мог, потому что тебе не удержать ментальный щит - магия в тебе не проснулась, - так я маг! Никогда бы не подумала. Но вот что странно, Орлайн в моем возрасте уже Академию окончил, а у меня она еще не проснулась. - Но магия не главное в тебе - главное, что ты наследница древнего рода, - посмотрел на меня муж. А хорошо, что я сидела, иначе непременно бы прилегла. Древний род живущий в дремучем лесу. С чего бы это? - И именно этот род мешает королевской семье полноценно править. Мелкие восстания они подавляют без пыли и шума. Всех, даже свидетелей они не оставляют в живых. Но грядет нечто большее, и ты нужна своему народу...
  Все! С меня на сегодня информации хватит! День только начался, а мозги уже начали дымиться.
  - Так... - начала я вслух, чтобы убедиться, что не сошла с ума, и все сказанное поняла правильно. - Если следовать твоей логике, то я и мой сын как-то мешаем править королевской семье? - Орлайн кивнул. - Но как девушка, живущая в дремучем лесу, а затем сидящая взаперти, - супруг при этих словах поморщился, ничего, мне сейчас гораздо тяжелее, - может мешать правящей династии?
  - Ты королева по праву крови. И если ты предъявишь свои права на трон, то они обязаны будут тебе его отдать. Но ты же понимаешь, что добровольно они этого делать не станут?
  - Именно поэтому Жуалин предлагал сочетать его будущую дочку и моего сына браком! Но почему не согласиться на это?
  - Поверь, они заслуживают одного - смерти, - зло бросил муж. - То, что они творили все те годы, пока мы прятали потомков Истинных драконов, не передать словами!
  - А собственно, зачем вы прятали... мой род, - как звучит! - И кто эти 'вы'?
  - Мы - это тайное сообщество, помогающее потомкам Истинных.
  - Да какой из меня потомок?! - вскочила я на ноги, пытаясь втолковать сошедшему с ума мужу, что он ошибается. Или все же я сошла с ума? - Я кроме леса и четырех стен поместья больше ничего и не видела! Я точно не та, кого они ищут!
  - Если бы ты видела только четыре стены поместья, то мы бы сейчас и продолжали там находиться. Но ты поскакала на праздник! Зачем? Ведь там тебя увидел принц. Даже не тебя, наверняка твои глаза! У тебя начался период становления. Там, в подземелье... они изменились. Это может происходить, если ты сильно волнуешься, или тебе страшно... при любых сильных эмоциях, - вздохнул муж. - Но это начало происходить слишком рано. Обычно сущность начинает просыпаться годам к двадцати пяти, а в тридцать раскрывается дракон.
  - Я - дракон! Смешно, ага. Доберемся домой и обязательно посмеемся!
  - Солнышко мое, мы уже никогда не вернемся домой, пока на троне сидят они, - посмотрел на меня своими печальными глазами супруг.
  - Ладно, домой не поедем. Но сейчас едем к Вилиалу? Он, кстати, где?
  - Пока не убедимся, что нас больше никто не преследует, мы не сможем увидеться с сыном, не подвергнув его опасности.
  - Да что же это такое? - спросила я у небес. - Неужели это не страшный сон и мне надо через это все пройти? Да если бы я знала, чем обернется просьба сына - я бы и носа из дома не высунула!
  - Радость моя, - муж встал, подошел ко мне и обнял, крепко прижав к себе, - мы обязательно со всем справимся.
  Я не выдержала и разрыдалась. Он гладил меня по голове, а я плакала, плакала, плакала... до тех пор, пока не кончились слезы, и остались только всхлипы. Орлайн поцелуями снимал все слезинки и говорил, говорил... говорил, что любит, что все будет хорошо, что мы со всем справимся, что я сильная, что нам помогут, что он никому меня не отдаст, что без меня у него жизни нет, что этот мир создан для меня, говорил, что убьет всех, кто заставил меня плакать, всех, по чьей вине я пролью хоть одну слезинку... Он меня гладил по голове, рукам, поправлял выбившиеся пряди, а второй рукой крепко-крепко меня прижимал. Я же только и могла произносить: 'Почему?' и 'За что?'
  Когда всхлипы прекратились, супруг ссадив мен с колен на бревно, приносил в ладонях водицы умыться и напиться.
  - Ти, ласточка моя, ты как?
  - Беру себя в руки и думаю как жить дальше с этим... проклятьем, - вздохнула я.
  - Это Дар! Великий дар быть наследницей величайшего рода, - обнял меня Орлайн.
  - Я в этом не уверена. Девушкой из леса мне жилось лучше. Могу я у тебя спросить?
  - Конечно! Все что угодно! - улыбнулся супруг.
  - И ты ответишь честно, без утайки? - уточнила я. Орлайн подтвердил кивком. - Тогда скажи, ты женился на мне из-за того, что я наследница трона?
  Он улыбнулся. Как же ему к лицу улыбка! И поймав мой взгляд спросил:
  - Скажи, достаточно ли у меня денег, чтобы прожить не работая всю оставшуюся жизнь и еще внукам оставить большое наследство?
  Вопрос поставил меня в тупик, потому что одно дело слухи и совсем другое то, как у него дела обстоят на самом деле. Я ответила честно:
  - Не знаю.
  - Я так и подумал, что ты ни разу не заглянула ни в сокровищницу, - а она у него есть? - ни в накладные бумаги. Поэтому, надеюсь, ты поверишь мне на слово, что я не нуждаюсь в деньгах, которые сулит твое положение. Я в состоянии купить себе государство - да хоть это! - и подарить его тебе!
  - Значит и власть тебе не нужна? - уточнила я.
  - Мне, придворному магу? И что мне может дать власть из того, что я не имею? Еще более сильным магом она меня не сделает, как бы я около тебя не крутился и драконом мне не стать. Так что мне может дать власть?
  - Не знаю, - призналась я.
  - Вот и я не знаю, зачем мне все это без тебя? - снова улыбнулся некромант.
  - Тогда зачем тебе в жены такая замарашка, как я? Ты красив, богат, влиятелен... Ты хотел, чтобы твой ребенок сел на трон?
  - Что за глупые мысли приходят тебе в голову?! Ладно, спишу это на пережитый стресс. Я безумно рад, что у нас с тобой общий ребенок! И это самое большое счастье, что ты могла подарить мне, если, конечно, ты не подаришь мне еще детей, - я невольно покраснела. - А то, что он наследник престола только добавляет нам проблем.
  - Я все равно не могу понять, почему ты выбрал именно меня? Среди того выбора, - я аж содрогнулась вспоминая пестрых дам на балу, - что у тебя был и есть, ты остановился на мне?
  - Ответ, потому что я тебя люблю, ты не примешь? - я неопределенно пожала плечами. После вчерашнего, я пока верю только в сына. - А потому, что очень люблю? - я невольно улыбнулась. - Тоже нет? А так? - и он поцеловал мои коленки. - Нет, все еще не веришь, - притворно вздохнул лукавый некромант.
  Поднявшись с поцелуями чуть выше, он повторил вопрос верю ли я. И чувствую, что эту битву я проиграю первой! А он с каждым безответным вопросом поднимался все выше и выше. Вот он уже целует внутреннюю сторону моего бедра, и я уже не хочу отвечать на поставленный вопрос просто потому, что не хочу прекращать сладкую пытку. Поймав мой взгляд полный желания, супруг одним движением умудрился сесть и усадить меня сверху. Я даже не успела понять, как он это сделал. Я сквозь нижнее белье почувствовала всю силу его желания.
  - Мм-м... я и не представлял всю прелесть коротеньких платьев, - провел рукой от коленки вверх по бедру супруг.
  А затем, схватив меня за ягодицы, придвинул вплотную к себе, так, что я ощущала каждую выпуклость его страсти. И целуя попеременно то губы, то шею снова задал допрос:
  - Неужели я еще не доказал, что люблю тебя больше жизни?
  Мне после его страстных поцелуев, уже просто не хватало дыхания ответить на этот вопрос и терпения на болтовню не было. Все мое тело горело огнем, желая большего, желая продолжения доказательства.
  - Да, - это все, на что я была способна сейчас.
  А этот изверг отстранился и глядя лукавым взглядом на меня уточнил:
  - 'Да' - это не доказал, или 'да' - доказал?
  Ну как он может надомной так издеваться? Мое сознание ничего вразумительного выдавать не хотело, кроме 'хочу' и 'прямо здесь', поэтому чуть поерзав и вырвав глухой стон из мужа, я, проведя холодными пальцами по его груди, затем кубикам на животе, полезла расстегивать ему штаны, не переставая при этом его целовать.
  Орлайн перехватил мои руки, поцеловал каждый пальчик, доводя меня до состояния полной невменяемости от жгучего желания. Внутри все опаляло жаром страсти, и я ничего не могла с собой поделать. Он нужен мне здесь и сейчас. Я хочу, чтобы меня любил страстно и неистово.
  - Любимая, - наконец, выдохнул супруг. - Я не могу перестать думать о том, что ты так и не поверила в искренность моих чувств, - жаркий поцелуй в губы, а рукой он неспеша растягивал мое платье. - Скажи, как я могу дарить тебе любовь, зная, что ты в нее не веришь? - второй рукой он, окончательно задрав подол, потихоньку снимал с меня нижнее белье.
  - Верю, - выдохнула я в его шею, не в силах больше терпеть этой сладостной муки.
  - Во что веришь, хорошая моя? - чуть касаясь губами моего ушка, обжег дыханием Орлайн.
  В этот момент муж справился со всеми пуговками-завязками на моем платье и оно соскользнуло, оголив плечо. Чем тут же воспользовался супруг, горячим поцелуем пройдясь по ключице, слегка ее прикусывая, отчего я выгнулась дугой, снова ощутив упругость его достоинства.
  - Во все верю, - я готова была признаться во всех грехах, лишь бы наконец наступило блаженство соединения.
  - Солнце мое, - оторвался от изучения оголившейся части супруг и заглянул мне в глаза, - во все не надо. Только в то, что я люблю тебя больше жизни. Веришь?
  - Конечно верю, - призналась я, впиваясь поцелуем в супруга и попутно снова потянувшись к штанам.
  Но мои попытки были снова пресечены со словами:
  - А вот мне кажется, что ты сейчас немного слукавила, - и снова этот хитрый огонек в глазах.
  Да он надомной издевается! Теперь он хочет, что б я его еще и уговаривала. Хорошо, поиграем...
  Я вздохнула, опустила глазки и невзначай шевельнула плечиком, на котором держалась платье.
  - Ох! - придержала я ворот, не дав обнажиться груди. - Прости. Ты видимо меня разлюбил.
  Муж сглотнул, перевел взгляд с округлостей на мои глаза, руками за попу придвинул меня как можно ближе.
  - С чего такие выводы, - и губами прошелся по руке и краю платья, тяжело дыша. - Очень тебя люблю! - стал подниматься выше, по шее к самому ушку. - Ты сводишь меня с ума.
  - Неправда! - отстранила я голову от мужа, зато еще теснее придалась к нему снизу, у него аж зубы заскрипели. - Ты, вот прямо здесь, меня отталкиваешь. Я хочу от тебя любви, а ты мне задаешь вопросы, ответы на которые и так знаешь.
  - Я... не даю?! - обхватив мою голову руками, он впился в меня поцелуем. На грани боли он владел моим ртом, столько страсти было в этом поцелуе.
  Я не смогла не ответить, отдалась, отдалась вся без остатка. Я упивалась его желанием, его огнем. Он уже не сопротивлялся, когда я расстегнула пряжку штанов. В следующее мгновение я стояла, и на мне не оказалось платья. Оно лежало у моих ног. Муж завладел моим телом, и пока его рот гулял по моей груди, а мои руки ласкали его спину и зарывались в волосы, меня покинуло оставшееся нижнее белье.
  - Как же я испугался, что потеряю тебя, - между жаркими поцелуями шептал Орлайн. - Какой же я дурак!
  Супруг прижимал меня себе одной рукой, вторая блуждала по ягодице, то чуть сжимая ее, то нежно поглаживая. Губы смещались от моего рта, по шее, к груди и обратно, заставляя меня выгибаться от наслаждения и всепоглощающего желания.
  Я зарывалась руками в его волосы, цеплялась в плечи и вся горела от желания познать близость родного человека. Изо рта вырывались чуть слышные стоны, от которых ласки стали горячее и настойчивее. Рука супруга легла на живот и потихоньку стала смещаться вниз. В этот момент мне хотелось только, что бы рука нашла недвусмысленную цель поскорее.
  - Тиила, - страстный шепот на ушко.
   - Тиила! - раздалось чуть дальше.
  Муж зарычал:
  - Если он еще раз назовет тебя по имени, он отправиться туда, откуда мы его еле вытащили.
  - Леди Тиила-Дар, Вы где?
  - Идем, посмотрим, что у него случилось, - погладила я мужа по плечу и чмокнула в щечку.
  - А если мы не пойдем? - проворковал супруг, прижимая меня к себе, не дав поднять платье.
  - А если мы не пойдем, - провела пальчиком по его груди, - кое-кто придет сюда, и мне будет очень-очень неловко в... таком виде, - вздохнула я.
  Когда мы уже шли к карете, из которой меня все еще звал Ран, муж оглядел меня и скептически фыркнул.
  - Знаешь, в этом платье ты не на много более одета, чем без него, - и демонстративно прошелся взглядом от бедер до лодыжек и обратно.
  От его взгляда внутри пробежалась огненная волна, но сейчас не место и не время. Вот когда мы будем в безопасности...
  Рана мы застали выползающим - по-другому его попытки покинуть убежище не назовешь - из кареты.
  - О, леди Тиила, я так переживал! - заметив нас, выходящих из-за деревьев, воскликнул парень.
  - Не выходи, тебе нужен отдых, - предупредила я раненого.
  - А что с вашим платьем? - наконец, рассмотрел мой весьма откровенный вид Ран.
  - Это платье тебе жизнь спасло, - буркнул супруг. - Ты что не слышал, что тебе леди сказала? Иди, ложись. Осмотрю твою рану. Раз уж ты пришел в себя, то скоро двинемся в путь.
  
  Я долго ворчала на Орлайна, когда после осмотра и легкого перекуса припасенной едой, он предложил ехать дальше. Верхом.
  - Ты хоть понимаешь, что он свалиться на ближайшем повороте? - наступала я на мужа, никак не желавшего признавать всю жестокость его предложения.
  - А на карете мы ехать не можем, слишком уж она приметная! - и добавил после небольшой паузы, внимательно рассматривая мои ноги: - Мне и одной тебя хватит, что б привлечь лишнего внимания больше, чем нужно.
  - Но он не выдержит дороги! - настаивала я.
  - Если я услышу еще хоть одно слово в его защиту, то это будет последние прижизненное упоминание.
  - Орлайн, прекрати! Что ты ведешь себя как... - запнулась, подбирая слово.
  - Как злой некромант?
  - Нет, как злой человек!
  Муж неопределенно хмыкнул и пошел ловить лошадей. Вот упертый! И как я с ним раньше жила?
  Он все таки усадил раненого на коня, пытаясь оправдать тем, что это самый спокойный из четверки. Двух заняли мы, а на последнюю повесили припасы и одеяла. Отъехав подальше от места стояния кареты, Орлайн прочел то же заклинание, что и на могиле моих родителей. Мы постояли, подождали, когда проросла первая травка на том месте, где стояло транспортное средство, и поехали дальше.
  Ехали молча, потому что я с мужем не разговаривала, Ран все силы тратил на то, что бы не свалиться с коня, а Орлайн просто молчал, как он обычно это делал. Мне же был жутко интересно куда мы едем и когда я увижу сына. Но спросить об этом первой гордость не позволяла, а супруг делал вид, что его не напрягает молчание.
  Тогда я решила сыграть на его чувствах, и когда на очередном повороте бледный Ран стал сползать с лошади, я соскочила и помогла ему слезть. Быстренько расстелила под деревом одеяло и уложила парня отдыхать.
  - Нам некогда разлеживаться, - супруг так и не слез с лошади.
  - Ты что, не видишь, что ему совсем плохо?
  - Нет-нет! Я могу ехать. Нам действительно нельзя задерживаться. А еще лучше вы поезжайте, я вас догоню. Да и Василис бы одобрила такой подход.
  - Отличная идея, - кивнул Орлайн. - Василис действительно одобрит.
  Все. Это было последней каплей. Мои нервы не железные, держались как могли. Но спрашивать разрешения не у меня, а у нее. Да за кого он меня держит?
  - Вот и уезжай к своей Василис, а я останусь с Раном, хотя бы до тех пор, пока он не поправиться.
  - Моя жена не останется одна в лесу с мужчиной, - грозно произнес супруг.
  - Что ты! В лесу мы и не останемся. Доберемся до ближайшей деревни, и вот там...
  Муж зарычал, срыгнул с лошади и навис надомной.
  - Ты специально меня дразнишь, да? - и глаза так опасно засветились.
  - А ты? - задала вопрос в лоб.
  Это дома я была тихой мышкой. Но после произошедшего моя жизнь неуловимо поменялась. Я стала сильнее, увереннее и немножечко наглее. Если раньше у меня была одна цель - воспитать сына, то теперь от меня зависит его судьба и сдаваться или пасовать я не собираюсь, даже перед разъяренным мужем. Плохо только то, что если ему не понравлюсь новая я, развестись мы уже не сможем, а вот жить отдельно...
  Додумать я не смогла, потому что, поймав мой взгляд, супруг сначала дернулся, а потом обхватив мое лицо ладонями, впился поцелуем.
  Совсем обнаглел - на нас же смотрят! Я стала его отпихивать, но чем больше я сопротивлялась, тем требовательнее становились его губы. И продолжалось это до тех пор, пока я не расслабилась и не ответила на поцелуй, забыв о смущении и о присутствии ненужного свидетеля.
  Наконец, разорвав этот долгий страстный поцелуй, от которого у меня перехватило дыхание, и сейчас я дышала так, словно весь путь проехала не на лошади, а прошла пешком, супруг строго произнес:
  - Чтобы таких мыслей в твоей голове я больше не видел. Иначе запру в самой высокой башне под замок!
  - Ты! Ты применил ко мне магию, да еще и мысли читал?! - возмутилась я до глубины души. - Ты же обещал не применять ко мне магию! Обещал! - я вскочила и топнула ножкой от бессилия.
  - Не кричи, - поморщился супруг. - Когда ты была в окруженном заклинаниями доме, тогда обещание сдержать не составляло труда. Но сейчас, когда твоя жизнь в опасности, прости, но мне придется нарушить обещание. Это ради твоего же блага.
  - А если я хочу хоть иногда быть наедине со своими мыслями?
  - Просто попроси об этом, - вздохнул муж.
  - То есть ты и сейчас читаешь?
  Муж не ответил.
  Молчишь, значит, и читаешь. Еще не вечер, я знаю, как с тобой разделаться. Посмотрим, у кого терпения больше. Вечер уже не за горами, небо темнеет.
  Расположились там же, где и остановились. Супруг развел костер, поколдовал над полонянкой и сел греться у костра. Я сидела рядом с Раном, у которого начался жар. Сам парень ничего не поел. Зато много пил. Орлайн сказал, что это хорошо, и ему нужен отдых. Как только супруг коснулся лба Рана, тот уснул. Это же он и в поместье со мной проделал, когда теневик напал. А ведь обещал...
  Я, может быть, и не стала бы мстить, но когда я меняла очередную тряпку на горячем лбе парня, он схватил меня за руку и не отпускал, одними губами произнося мое имя. И тут в моей голове созрел один очень интересный, но опасный план. Памятуя о судьбе стражника, надо быть осторожнее.
  Посмотрела на руку, что меня крепко держала. Прошлась взглядом по мышцам предплечья. Глянула на мужа. Сидит, весь напряженный словно струна. Хорошо, двигаюсь дальше. Подняла взгляд на лицо. Чуть вытянутый благородный овал. Темные волосы прилипли ко лбу, глаза закрыты, зрачки под веками бегают, губы шевелятся. А губы у него очень красивые, чуть полноватые. Представила, как касаюсь этих губ рукой. Потом наклоняюсь и касаюсь их губами, ощущая горячее тепло и мягкость.
  Но почему-то этот вкус мне знаком... Поняла, так пахнет Орлайн. Открыла глаза, супруг все еще сидит спиной ко мне, но натянут как струна. Я улыбнулась - работает. Прикрыла глаза и вспомнила сегодняшнее утро, как его горячие губы добивались взаимности, как руки шаловливо блуждали по телу, как платье оголило плечо, как горячие волны желания одна сильнее другой пробегали по моему телу, как жаждала близости с ним, как сладкая мука заставляла тянуться к нему всем естеством...
  Открыла глаза и снова посмотрела на супруга. Смотрит на меня, в глазах напряжение, кулаки сжаты. Я улыбнулась самой обворожительной улыбкой, на какую была способна. Итак, продолжим. В этот раз глаза не закрывала, а стала рассматривать Орлайна так, как вижу я. Его руки, что сейчас были сжаты в кулаки, до побелевших костяшек, но которые могли быть невероятно нежными, ласковыми и теплыми. Как они крепко обнимали меня! А сколько удовольствия они могли мне доставить!
  Его глаза, что иногда холоднее и жестче стали, а иногда... настолько невероятно притягательные, что я забывала обо всех тревогах, глядя в них.
  Его губы, страстные, жгучие, что покрывали все мое тело. Пока вспоминала все места, где прошлись его озорные губки, даже покраснеть успела.
  - Прекрати, - одними губами попросил муж.
  Я бы и рада, но не могу. Память сама вырывает воспоминания о незаконченном утром свидании. Об ожидании так и не состоявшейся близости. О его любви, страсти и нежности. О его настойчивости и ласках...
  Орлайн схватился за голову, и сжал виски руками. А мне вспоминалось его горячее, очень чувственное дыхание на моей коже, вызвашее кучу мурашек по всему телу. Даже холодно как-то стало.
  Желание, отвердевшим естеством сообщавшее о его чувствах ко мне. О том, как на его прикосновение реагировало мое тело. Как каждая частичка моего тела желает его любви.
  Уже даже и не знаю, кого я испытываю больше - его или меня. Потому что воспоминания настолько меня взбудоражили, что я готова сдаться первой и кинуться в его объятья. Мне просто необходимо, почувствовать его прикосновения, его желание, его движения, его близость...
  - Ти, - одними губами прошептал супруг.
  Я не смогла ответить, только опустила глаза, пытаясь справиться со своими чувствами.
  - Ти, родная, - супруг в два шага оказался рядом, обхватив мое лицо ладонями. - Что ты со мной делаешь? Я же не железный!
  - Иногда мне кажется, что ты не железный, просто холодный и жестокий, - тихонечко произнесла я.
  - Все мои поступки и помыслы только о том, что бы защитить тебя и сына. В этом мире царит жестокость и тебе несказанно повезло, что родители сумели тебя от этого уберечь. И если в моих поступках проскользнуло пугающая тебя жестокость, то только ради твоего блага.
  - И стражника тогда ради блага убил, да? - наконец посмотрела в глаза мужа.
  - Да, - видимо на моем лице отразилось такое изумление, то он решил продолжить. - Тот стражник догадался, почему я прячу тебя, и решил воспользоваться ситуацией. Он был прямой угрозой для тебя - у меня не было выбора.
  - Не может быть! Он был таким приветливым и внимательным, - вздохнула я.
  - Чаще всего самые близки наносят самые тяжелые раны. Я и этому, - муж кивнул в сторону Рана, - руку сейчас оторву, если он тебя не отпустит.
  Я поспешила отцепить руку, потому что опять глаза супруга опасно полыхнули. В любом случае я своего добилась - он подошел первым.
  - Конечно добилась! Так надомной издеваться! - чуть хрипловатым голосом произнес Орлайн. - Ты сводишь меня с ума...
  После этих слов он впился в меня таким страстным и требовательным поцелуем, что я потеряла ощущение времени и пространства, растворившись в его неге.
  - Мне так тяжело держаться рядом с тобой, - горячий поцелуй обжег шею, вырвав у меня стон. - А ты еще так со мной поступаешь! - под горячие губы попала ключица.
  Его рука легла на бедро, и пока он отвлекал меня поцелуями, планомерно поднималась все выше и выше. Я переместилась так, чтобы удобнее было подставлять наиболее чувственные места и... задела Рана. Тот издал тихий стон, но не проснулся.
  - Я точно его убью! - прошептал супруг.
  - Пусть живет. А мне вот кажется, что за теми кустиками замечательная полянка, где прекрасно разместится наше одеяло, - многообещающим взглядом прошлась по груди мужа и остановилась на пряжке ремня.
  Дважды супругу предлагать не пришлось. Он, схватив одеяло, побежал устраивать нам любовное гнездышко. Я же неспеша встала, отряхнулась, проверила повязку парня и двинулась в сторону хлопотавшего мужа. Но прошла совсем немного, потому что нетерпеливый супруг прибежал за мной и, подхватив на руки, унес на подготовленное место. Я крепко обняла его за шею и положила голову на грудь, наслаждаясь его теплом и нежностью. Какое это счастье - быть любимой!
  Меня нежно уложили на покрывало и тут же одарили поцелуем. Пока его губы дразнились легким прикосновениями, руки методично занимались шнуровкой. Когда я в нетерпении стала помогать, получила ответ: 'Я сам', - и оставила эти попытки, просто получая удовольствие от его близости. Одной рукой обхватила его за плечи, другой зарылась в волосы. А сама впилась в него поцелуем, стараясь показать все: как я его люблю, как мне хочется его близости, как дорог он моему сердцу, как он делает меня самой счастливой!
  Муж не выдержал и, бросив завязки, провел рукой от колена по бедру, остановившись у самого края нижнего белья. Я непроизвольно приподнялась навстречу его руке, выдохнув сладкий стон нетерпения прямо ему в губы. Глаза супруга блеснули, и он стал очень медленно поднимать руку выше, к самому лону. Я уже не стесняясь выгнулась дугой, только бы поскорее его рука утолила жар, что пылал внутри. Но нежно коснувшись рукой самого горячего места, муж удовлетворенно рыкнул и стал поднимать руку выше, под платье.
  Мой разочарованный стон он поймал поцелуем, который обещал ласку и нежность. Чуть отстранившись от меня, супруг довольно посмотрел в мой затуманенный желанием взор и перешел к более настойчивым ласкам. Стянув платье с плеч и оголив грудь, он легонько, словно пробуя в первый раз, прикоснулся губами к моей груди. Я потянулась к нему на встречу, но его губы сменила рука, чуть сжав владения. Мое терпение было на исходе! Эта сладкая мука сводила с ума, заставляя все тело гореть нестерпимым огнем, который мог удалить только он. Но он продолжал меня мучить, прикусив свободную от руки грудь. Стоны я больше не сдерживала. Мне было уже все равно, кто нас может здесь найти, лишь бы свершилось поскорее желаемое.
  Я и так была на взводе, на пределе, поэтому растягивать удовольствие не стала и сразу принялась за ремень, который мне всю дорогу не давал покоя. Муж милостиво позволил рывком стянуть с него штаны. Я в нетерпении впилась в него поцелуем, а он, обняв меня, упал на спину. Положив руки на ягодицы, он освободил меня от мешающего наше близости белья. Как только я получила свободу, тут же пристроилась сверху и очень медленно, смакуя каждое движение соединилась с мужем в единое целое.
  И сразу меня охватило чувство правильности происходящего. Словно по-другому и быть не могло. Каждое его движение, каждое напряжение отзывалось во мне сладкой дрожью, пока опаляющая волна не охватила и не выжгла реальность, оставив нас двоих в целом мире. Только я и он. Только мы вместе. Стон эйфории вырвался из наших губ одновременно, заполняя мир такими желанными красками.
  - Люблю, - поймал мои губы Орлайн, завладев моим, враз ослабевшим телом.
  Пока я пребывала в неге супруг вырисовывал пальцем рисунки на моей коже, не забывая покрывать поцелуями оставленную дорожку. Наконец, мое тело отдохнув, стало отзываться на ласки возрастающим огнем желания. И тогда я поняла, что он не просто ласкал меня, он делал это специально. 'Ненасытный', - улыбнулась я про себя, за что меня слегка прикусили за губу, потом нежно провели по месту укуса языком. Процесс повторялся до тех пор, пока я не стала выгибалась под поцелуем, в ожидании легкой искорки укуса. И чем больше я распалялась, тем дольше он с этим тянул.
  Сейчас он не спешил, изучая мое тело, как новую книгу, задерживаясь на местах, где ощущения были более острыми. Наконец, он вернулся к губам. И в то время, как его губы играли с моими, шаловливые ручки мужа поползли от бедра к колену, с колена... У Орлайна не такие длинные руки.
  Распахнула глаза, муж так же удивленно смотрит на меня. Переводим взгляд на мою ногу, а там...
  - Аа-а-а-а-а!!! - заголосила я на всю округу.
  Если кто-то нас еще не слышал, то теперь нас точно слышали все. И виноват во всем этот здоровый черный мохнатый паук, что перебирал лапками у меня на лодыжке. Вскочив, я начала скакать по поляне исполняя ритуальные танцы северных племен. Наконец, я дернула ногой отправляя насекомое в долгий полет, при этом не переставая голосить.
  Привел меня в чувство хохот. Я оглянулась - на покрывале, схватившись за живот, катался мой супруг. До меня не сразу дошло, что это он из-за меня. Ну да, голая дама выплясывающая неизвестные науке па - это еще то зрелище. А когда она при этом заткнет любую певицу за пояс тональностью... Да, паучка даже жалко стало.
  - За... что? - сквозь смех выдал муж. - За что... бедную животинку?!
  - Вот тебе смешно, а я, знаешь, как испугалась! - топнула ножкой. - Вот сейчас я тебе...
  Это, наверно, день такой. Я споткнулась о корень дерева и растянулась поперек Орлайна, явно хорошо так придавив последнего. Смех резко прекратился.
  Супруг не растерялся, повернул меня вдоль себя и поглаживая по спинке, произнес:
  - Бедненький, бедненький паучок. Пришел к тебе познакомиться, а ты так некультурно его швырнула. Вот обидится, придет и за попку ка-ак цапнет тебя! - не упустил случая он продемонстрировать действия насекомого.
  Я вздрогнула и обернулась. Но на мне покоились только руки Орлайна. И это хорошо. Второй встречи не выдержит или паук, или я.
  И только я расслабилась в нежных ласках мужа, только доверилась его рукам, как он решил пошутить и стал перебирать пальцами по спине. У меня аж мурашки побежали. Насторожилась я, когда обе ладони мужа покрыли каждая свою половинку ягодиц. Тогда кто гладит меня по спине?
  Я медленно повернулась, что бы почти нос к... жвалам столкнуться с восьмиглазым монстром. Несчастного паука сдуло криком, а я ползком по мужу двигалась в противоположном направлении. Все! Что бы я еще раз любила супруга на природе Да ни за что!!!
  Помятый и оглушенный мужчина уже не смеялся, только с укором смотрел то на меня, то на сидящего в противоположном углу покрывала паука.
  - Ладно, пошли, раненого проверим. А то не дают тут всякие расслабиться, - супруг грозно глянул на восьмилапого.
  Под этим взглядом мохнатый даже как-то меньше стал. Так-то связываться с моим мужем!
  Ран все еще спал, так что мы расстелили одеяло у костра и тоже легли отдыхать. Как же приятно после всех бед и треволнений забраться под бочок к мужу, вдыхать родной аромат и просто расслабиться. Ночь окончательно поглотила последние крупицы света. Остался только слегка потрескивающий костер.
  - Как думаешь, у Вилиала все хорошо? - спросила я.
  - Конечно! В противном случае я бы уже знал, - муж крепче меня обнял.
  - Как? - удивилась я.
  Супруг вздохнул и сказал:
  - После первого появления принца в нашем поместье я поставил на тебя с сыном маячки. Так что во дворце я нашел тебя именно по ним. И если что-то случится с сыном, я тоже об этом узнаю. А сейчас спи. У нас впереди трудный путь.
  Сквозь зевки я все же решила уточнить мою догадку:
  - Так зна-а-а-ачит, ты нашел меня в том подва-а-а-а-а-а-але, потому что на мне маяк?
  - Почти, - погладил меня по плечу супруг. - В той комнате стоит магический блок, а найти я тебя смог только благодаря связи, которой благословил нас Дуб. У него настолько мощная магия, что ее даже блок не смог перекрыть.
  - Ух, ты! А почему-у-у-у-у, я не чувствую?
  - Потому что еще не овладела магией. Но у тебя все впереди. А сейчас спи, мы с рассветом тронемся в путь, - теплые губы коснулись макушки.
  Утро началось с ужаса. Только я открыла глаза, как уперлась взглядом в восемь глаз. После секундной немой сцены, я разразилась новым воплем. Благо в таком коротком платье легко вскакивать и прыгать на руки к мужу с криком: 'ПАУ-У-У-УК!!!' Хорошо, что муж поймал, а то я бы приземлилась на это восьмилапое недоразумение. Или плохо, что поймал, тогда бы раздавила этого ползучего?
  От моего истошного визга даже Ран проснулся и вскочил.
  - Вот нормальные леди заводят себе кошечек или собачек. Ну, или зайчиков, на крайний случай. Но ты! Ты же умудрилась притянуть лохматого паучка к себе, - рассмеялся муж, не отпуская меня из рук. Может он и хотел бы это сделать, но я вцепилась в него мертвой хваткой. - Ти, солнце мое, мне, конечно очень нравиться держать тебя на руках, - прошептал мне на ухо супруг, - но платье для таких кульбитов слишком короткое, - и указал глазами в сторону встрепанного Рана. - Может, ты слезешь?
  Я отрицательно помотала головой безуспешно натягивая подол, глядя на перебирающего лапками виновника моего недостойного поведения.
  - Леди Тиила? - оглядел нас Ран. - Что случилось?
   - Паук, - мило покраснела и опустила глазки я.
   - А-а-а, - правильно понял причину переполоха раненный. - Сейчас я его убью.
   - НЕТ! - выкрикнула я. Мне так жалко стало паучка! Ведь он виноват только в том, что оказалось поблизости от меня. - Его достаточно будет прогнать.
  Дальше я, не слезая с рук мужа, наблюдала картину, как чуть живой Ран кругами вокруг нас бегает за живностью. Не знаю даже, кого мне было больше жаль: раненого чуть живого парня или паука, на которого вот-вот свалиться обессиливший Ран.
  - Орлайн, может, ты прогонишь паучка? - посмотрела я на мужа.
  - А ты просто постоишь? - поднял бровь супруг.
  - Нет, конечно! Я посижу во-о-он на том дереве, - указала я на раскидистую липу.
  Но у этой настырной живности были явно другие планы на этот счет.Он, описав неполный круг, побежал к нам со спины Орлайна. Узнала я об этом, когда его волосатое тельце оказалось на плече супруга и именно с той стороны, где была моя голова.
  На этот раз я пищала не так громко, но одним движением оказалась у лежанки Рана, подальше от мохнатого. Вот что ему от меня надо?
  - Хочешь, я его убью? - будничным тоном спросил супруг, словно это не живое существо, а его очередной трупик.
  - А нельзя ли его куда-нибудь отправить? - уточнила я, одновременно прикидывая, смогу ли я забраться на ближайшее дерево с первого раза. Про то, что я еще и нижним бельем сверкну, думать не хотелось.
  - Тратить весь резерв на открытие портала для такого недоразумения неразумно, если не сказать глупо, потому что тогда мы останемся без магической защиты. Ты уверена, что хочешь именно этого? - я отрицательно помотала головой, не сводя взгляда с насекомого. - Тогда давай я отнесу его подальше в лес, и мы тронемся в путь, раз уж все встали, - посмотрел наРана супруг. - Позавтракаем чуть позже.
  Мы согласно кивнули. Ран, потому что у него не было выбора, а я потому что очень сильно хотела оказаться подальше от этого паука.
  Как только Орлайн скрылся за деревьями, я быстренько собрала пожитки и погрузила все это на лошадей. Помогла забраться раненому и села сама, готовая в любой момент покинуть это недружелюбное место. Но муж так и не появлялся. Он что, в поместье его понес что ли?
  - Что-то долго его нет, - озвучил нашу общую мысль Ран. - Нам надо трогаться. Вы готовы?
  - Я без него не поеду! - топнула бы в придачу ножкой, но если сидеть на лошади, это не произведет никакого эффекта. - Он сказал его ждать.
  Ран смерил меня взглядом и вздохнул.
  - Орлайн нас догонит. Но его отсутствие свидетельствует о том, что произошло что-то не очень хорошее, и нам здесь делать нечего.
  - Тогда надо спасти его! - я заерзала на коне. - Мы не можем бросить его!
  - Мы должны. Ваша безопасность превыше всего остального. И если мне для этого придется Васм связать - я это сделаю.
  Я фыркнула. Хочет заставить - пусть попробует! Но переживания за супруга только возросли. Ведь кроме нас никто не знает, что с ним что-то случилось.
  -Все! Поехали, - подъехал ко мне парень.
  - Ни за что! - честно ответила я.
  - Сами напросились, - с этими словами он веточкой, что подгонял своего коня, хлестнул по крупу моего. Вороной с места рванул так, что чуть меня не потерял.
  Так как эта тупая скотина поскакал в самую гущу деревьев, у меня остался только один вариант - обнять его за шею и молиться, что бы он не обтер мной деревья. А еще я очень злилась на глупейший поступок парня. Вроде ранен в плечо, а не работает голова.
  Когда я, наконец, смогла разогнуться, натянуть поводья и остановиться, я была среди чистого поля. Поравнявшегося со мной Рана я была готова убить!
  - Ты меня не спасаешь, а пытаешься убить! - накинулась я на парня.
  - Я должен доставить Вас в безопасное место, как можно скорее, - защищался Ран.
  Парень огляделся и, указав направление, тронул лошадь. Мне ничего и не оставалось, как последовать за ним.
  Я ехала рядом молча. А помолчать мне было о чем! Я даже не стала спорить и сопротивляться решению Рана. А все потому, что в лесу, пока я обнимала коня, увидела Орлайна в сопровождении двух поддраконов. И мне было обидно и больно. Я все силилась понять, что сие могло значить, и как это объяснить. Что моему мужу потребовалось от этих людей или что им потребовалось от него? Что стражники делали в лесу и как они там оказались? Друг ли мне муж... или он стал мне врагом?
  Ран тоже молчал. Может он плохо себя чувствовал, может просто сам по себе он такой молчаливый.
  В обед мы остановились на привал. Еда катастрофически быстро заканчивалась. Тело нестерпимо требовало вымыться. Но никакого водоемчика поблизости не наблюдалось. Нам даже нечем было протереть грязных коней.
  - Вечером доберемся до условленного места, - видя мои мучения, сообщил Ран.
  - Это хорошо. А Орлайн знает об этом месте?
  - Конечно! Только я уже не уверен, что ему там будут рады.
  - Почему?! - не поняла я.
  - То, что я видел сегодня... - мне почему-то сразу вспомнилась я, нагишом ползающая по супругу. - Простите, леди, но боюсь, ему не позволят быть рядом с Вами.
  - Что значит, не позволят? Кто посмеет пойти против воли Илитарра и Богов?
  - Те, кто ставит Вашу безопасность и безопасность Вашего сына превыше своих жизней. Ибо такова воля Богов.
  Фанатики! Так вот кто эти таинственные 'они'!
  - Просто отведи меня к сыну, - вздохнула я. - А с остальным будем разбираться потом.
  - Как скажите, леди Тиила. Всему свое время. Сначала нам надо запастись провиантом. Едемте, - и поднял коня в рысь.
  Вот он беспокоится о хлебе насущном, а меня волнует мой супруг. Что бы я там не видела, я хочу услышать объяснения от него лично. Не мог он беречь меня столько лет, а сейчас предать. Я в это просто отказываюсь верить! Пусть это глупо и наивно, но так хочется думать, что я неправильно поняла увиденное.
  - Ваш брак связан Священным Дубом? - вырвал меня из задумчивости Ран.
  - Да. Так захотели мои родители.
  - Они настолько верили в Орлайна? - удивился парень. - Или это он предложил сам?
  - Не могу сказать - я просто этого не знаю. Нас представили друг другу, он еще несколько раз приходил к нам, а потом нас отвели к Илитарру.
  - Вам даже не дали выбора? - еще чуть-чуть и Ран свалиться с лошади от удивления.
  Я не ответила, только отвела глаза. Я всегда считала, что родителям виднее, что и как лучше. Я и сейчас верю в них и их выбор, хоть и понимаю, что они могли ошибиться.
  Я снова молчала. А что еще сказать - вся моя жизнь катится куда-то, не пойми куда. И что мне с этим делать? Как все вернуть на круги своя? И возможно ли это в принципе?
  - Вон там, где кончаются деревья, - указал Ран рукой, - будет деревушка. Нас там ждут. Только, - парень посмотрел на мои голые ноги, - Вас бы сначала переодеть. У Вас есть запасная одежда? - я отрицательно помотала головой. - Как же быть?
  Решения не было, а кромка леса неумолимо приближалась.
  - А так нельзя? - уточнила я. Вдруг это не так смертельно, как кажется?
  - Что подумают люди, когда увидят тебя в таком виде?
  Да, видок у меня еще тот. И этот стыд надо бы прикрыть... Точно! Я полезла в седельные сумки и, достав оттуда одеяло, накинула его на ноги. Вот, уже не так срамно. Ран оценил, хмыкнув.
  А деревушка представляла собой домов двадцать и поля по ту сторону. Уже скоро урожай собирать будет пора.
  Первым увидел нас какой-то мальчишка, потому что залаяла собака, с которой он играл. Мальчик явно испугался нашего появления и куда-то побежал.
  - Ран, - позвала я спутника, - а чего испугался мальчик?
  - Вернее сказать кого. Нас.
  - Почему? - спросила я, когда мы въехали к ограждавшему деревеньку забору.
  - Потому что гости здесь редки. Добавьте к этому наш внешний вид.
  Я вздохнула. Хочу помыться и поесть нормально...
  А навстречу нам высыпал народ. В основном мужчины. С вилами, топорами и прочим хозяйственным инструментом. Мы остановились, Ран выехал вперед, загораживая меня.
  К нам вышел мужчина, остальные остались за забором. Ран спешился и пошел ему на встречу. Они остановились друг на против друга, потом мужчина прищурился и когда разглядел парня выронил топор и кинулся его обнимать. Ран отстранился и перекинулся несколькими словами с этим человеком. После чего мужчина отдал приказ. Пока моего коня под уздцы вели по деревне, из толпы звучали приветственные выкрики.
  А сама деревушка была пустой, даже детей не было видно на улице. Здесь всегда так или это из-за нашего появления?
  Нас отвели в самый большой дом. А там Рила и Бетта уже ждали меня. Еще тут было несколько слуг из поместья и четыре неизвестных мне бугая. А вот Вилиала нигде не было видно. Как и Орлайна. А я так надеялась, что он будет здесь раньше меня. Эх!
  Служанки кинулись ко мне и начали щебетать, что волновались и очень переживали за меня. Из соседней комнаты, куда ушел Ран с несколькими здоровяки и встречавшими нас селянами, доносились голоса.
  - Девушки, тише! - попросила я болтушек. - Я же ничего не слышу!
  - Вы хотите знать, о чем они говорят? - спросила Бета, а я кивнула. - Они обсуждают, как лучше Вас разместить, где и с кем. Лорд Орлайн же не приехал с Вами. Он, кстати, где?
  Я смерила любопытную девушку взглядом.
  - Обещал скоро быть, - досадуя на женское любопытство, ответила я. Если промолчу, слухи нехорошие поползут.
  А вот то, что обсуждают меня и без моего личного присутствия - непорядок. Пойду это самое присутствие осуществлю. Постучалась и, не дожидаясь ответа, шагнула в комнатку.
  Мужчины синхронно склонили головы. Я кивнула в ответ. Большего от меня и не требовалось, потому что я, как жена лорда придворного некроманта, была по статусу выше, чем они. Еще бы вспомнить, что я там по этикету читала.
  - Я бы хотела тоже поучаствовать в дискуссии касательно моей персоны, - пошла я в атаку.
  - Как пожелаете, - произнес Ран. - Мы тут решаем, как лучше Вас разместить, чтобы это было соответственно статусу.
  - Мне хватит отдельной комнатки и горячей ванны. А я вот хотела спросить, почему здесь нет моего сына. Где он? - обвела строгим взглядом присутствующих.
  - Леди Тиила, здесь Вашего сына нет... - начал Ран.
  - Это я и так вижу. Вот я и спрашиваю, почему я здесь, а мой сын где-то еще? Я требую, что бы меня к нему отвели.
  - Мы завтра отправимся к нему. А сегодня надо собрать достаточное сопровождение.
  - Сопровождение? Есть какая-то проблема с этим? - холодно уточнила я.
  - Мы думаем, кто должен пойти с Вами.
  - Много народа привлечет ненужное внимание, - оглядела я присутствующих. - Значит так, вы двое идете со мной, - указала я на наименее бандитские рожи мужчин. - Еще едет Рила или Бетта, они мне пригодятся. А тебе Ран, лучше отлежаться. Выдвигаемся через три-четыре часа. Ночевать будем в пути. Еще вопросы?
  Мужчины стояли с вытянувшимися лицами. Я бы и сама так же на себя посмотрела, но очень сильно переживала за сына. Удивляться своей смелости буду тогда, когда обниму сына.
  Девочки-служанки молодцы, уже наливали мне горячую ванну, пока я беседовала с мужчинами. Хоть ванна и была в бане, топиться нам было некогда, так что простое мытье без заморочек и в путь, к сыну.
  - Да, Бетта, принеси мне платье. Деньги сейчас тебе дам.
  - Не надо. Мы уже подобрали Вам платье из привезенных, - поклонилась Бетта.
  - Когда все утрясется, напомните мне, чтобы я не забыла вас отблагодарить за расторопность, - залезая в ванну, сообщила я мигом повеселевшим девушкам.
  Какая прелесть. И жизнь сразу стала не так плоха, как казалась еще час назад. Я выгнала всех и стала надраивать себя мочалкой до красноты смывая весь страх, всю боль, весь тот ужас, что произошел в моей жизни. Эх, если бы это все можно было просто смыть водой...
  Но разлеживаться мне некогда. Меня ждет сын, так что еще разок мою голову и вылезаю.
  Когда я вошла в избу, мне уже приготовили кровать в лучшей комнате. С огромным сожалением пришлось отказаться. Комфорт - это очень хорошо, но сын еще лучше. Жаль, Орлайна рядом нет - мне было бы гораздо спокойнее. А так остается только поторапливаться и надеяться, что супруг нас найдет.
  - Вы уверены, что не хотите остаться? - потравил мне душу Ран. Молча покачала головой, надо идти. - Вы уж простите мою наглость, - начал парень. Я даже напряглась, потому что начало мне уже не нравится. - Но я вынужден Вас сопровождать. Только я могу Вас провести к месту нахождения Вилиала.
  - Но ты ранен и тебе требуется отдых. А ждать, пока ты поднимешься на ноги я не могу. Прости.
  - Меня не надо ждать. Я себя прекрасно чувствую. Видимо лорд Орлайн подлечил меня.
  - Покажи, - потребовала я у парня.
  Он снял рубашку. Перед мои взором предстала почти затянувшееся рана. Это просто невероятно! Я прикоснулась к коже. Он не была горячей, воспаленной, а имела вполне нормальный, чуть розоватый, цвет. Я чуть надавила. Вдруг пойдет гной, а это просто обман зрения? Но Ран даже не поморщился. Значит, он говорит правду.
  И в этот момент дверь распахнулась с такой силой, что впечаталась в стену, а на пороге стоял разъяренный муж, и глаза его просто полыхали магией. Ой, беда сейчас будет!
  - Вот нельзя тебя одну оставить! - раздалось от порога очень грозно.
  - Нельзя, - невинно опустила глазки долу. - А уж как ненужно! - лукаво глянула на реакцию мужа.
  Тот видимо хотел что-то сказать, но слова выйти отказывались и супруг застыл с полуоткрытым ртом.
  - Я так волновалась, - пользуясь заминкой супруга, я кинулась его обнимать.
  Сначала Орлайн замер, как истукан, а потом крепко меня обнял. Ран бочком, бочком покинул помещение, оставив нас наедине.
  - Что это было? - грозно вопросил супруг, после того, как проводил взглядом парня.
  - Я осматривала его рану, - пискнула я, стараясь не смотреть в глаза, наполненные магией.
  Но потом, подумав, решила, что спрятанный взгляд будет выглядеть, как сокрытие чего-то нелицеприятного, и решительно посмотрела в полыхавшие глаза.
  Не передать словами, как я боюсь его, когда в нем поднимается не просто магия, а магия смерти. Меня пробирает дрожь, коленки выбивают дробь, а сердце бешено колотится. Я очень редко видела его таким, но когда это происходило, неизбежно случалось что-то очень плохое.
  А там непроглядная тьма стала сменяться ярким голубым цветом. Неужели успокаивается? Пока он справляется со своими чувствами, потянулась к губам мужа. Надеюсь, поможет, а не усугубит.
  Прильнула к губам супруга. Сначала поцелуй был легким и невесомым, но постепенно стал требовательнее и настойчивее. Орлайн пах хвойным лесом, мхом и землей. Видно трудный путь у него был.
  Открыла глаза и уперлась взглядом в голубую бездну. Сразу все вопросы улетучились и разбежались, категорически отказываясь приобретать первоначальную форму. Дыхание становилось прерывистым, воздуха не хватало, но сил оторвать не было. Я вкладывала в поцелуй все свое переживание. Старалась показать, как я по нему соскучилась, и как мне без него было тяжело. Руки сами стянули с него грязную рубашку и потянулись к ремню.
  Он легким движением руки оголил мне плечо и поцелуями, начиная с шеи, стал опускаться ниже... и резко отстранился.
  - Орлайн? - в моем голосе удивление пополам с разочарованием.
  - Посмотри, что я натворил. Я тебя всю запачкал.
  Глянула на плечо. Действительно, там, где прошлась его рука серый след.
  - Ничего страшного. Это все отмывается, - улыбнулась я.
  И тут нам одновременно пришла одна и та же мысль в голову. Почему я так решила? Да потому, что мы, не сговариваясь, лукаво улыбнулись друг другу. То, что мы начинаем понимать друг друга без слов обнадеживает.
  - Рила, там осталась горячая вода для купания? - крикнула я, не сводя возбужденного взгляда с Орлайна и стараясь не выдать моего сбившегося дыхания.
  - Еще есть, - отозвалась девушка. - Наполнить ванну?
  - Было бы неплохо, - облизнув губы, выдохнула я.
  - Я быстро, - хлопнула дверью служанка. Надо будет ей еще доплатить за догадливость и расторопность.
  - Ты готова к купанию? - навис сверху муж.
  В его голосе было столько обещания, что я невольно сглотнула, представив, что мы сейчас будем вытворять.
  Я коснулась его лица, проведя пальцами по скуле и коснувшись губ.
  - Люблю тебя, - выдохнул некромант и, не давая мне возможности ответить, накрыл мой рот поцелуем.
  Движение, и я оказалась сидящей верхом на супруге. При этом мы не прерывали поцелуя. Но от происходящего нас оторвал робкий стук в дверь и скромненькое: 'Ванна готова'.
  - Пойду, проверю водичку, - подмигнула я мужу. - Вдруг она недостаточно теплая.
  И едва коснувшись губ, сползла на пол, отметив его выпирающее возбуждение, и вышла из комнаты. Могли бы выйти и вместе, но зачем давать людям лишний повод для сплетен. А так вроде мы случайно вдвоем в бане задержимся.
  - Ты мне спинку не потрешь? - скосил лукавый глаз на меня супруг.
  - Конечно, потру, - улыбнулась я, беря мочалку в руки.
  Сначала я действительно занялась мытьем мужа, но потом...
  - Смотри, здесь еще грязь осталась, - показал на плечо Орлайн.
  - Я не вижу, - наклонилась я.
  - Попробуй потереть, - предложил муж.
  Я пожала плечами:
  - Как скажешь.
  - И вот тут, чуть ниже. Ти, смотри, ты сейчас забрызгаешь платье. В чем до дома дойдешь? Мне, кажется, лучше снять одежду.
  Я улыбнулась, принимая намек и со вздохом призналась, что он прав. Нам обоим нравилась эта игра. Я не спеша сняла платье, наблюдая за переставшим улыбаться мужем. Так же медленно сложила одежду и, провокационно нагнувшись спиной к мужу, уложила все это на скамеечку.
  - Здесь она намокнуть не должна, - повернулась я к мужу.
  Орлайн смотрел на меня потемневшим взглядом и ничего не ответил.
  - Тебе не нравится? - прикрыла я стратегические места рукой.
  - ... наоборот, - прокашлялся муж.
  Я вернулась к ванне, в которой сидел супруг, и уже потянулась за мочалкой, но меня схватили и затянули в воду.
  - Я уже помылась, - наигранно возмутилась.
  - Правда? А почему тогда плечо было грязным? - изогнул бровь супруг.
  - Ах, это! Был тут один невероятный мужчина. Оставил о себе не только приятные воспоминания, но и след на моем теле.
  - Воспоминания значит? - уточнил супруг. Я послушно закивала. - Воспоминания надо обновлять, чтобы они не забывались и дополнять новыми. Как вы на это смотрите, обворожительная леди?
  - Благосклонно, - захлопала ресницами я.
  - Тогда приступим...
  Новых воспоминаний за это купание у меня значительно прибавилось.
  
  Выехали мы не через четыре часа, как планировали, а через пять. Сначала Орлайн предложил остаться на ночь, но я пресекла все попытки на корню, заявив, что и так слишком долго не видела сына, и материнское сердце разрывается от переживаний. Тут супруг спорить не стал, и мы выдвинулись в путь. За все время пребывания в этом доме, мы толком не успели поговорить, только общие фразы. Все время заняли сборы. Ран выехал с нами, под неодобрительные взгляды мужа.
  Провожали нас всей деревней и твердили, что верят в меня и желали победы. Это не могло не насторожить.
  Радовало то, что я в приличной одежде и вымытая. Расстраивало положение дел в принципе.
  - Дорогой, - подъехала я к мужу, - что это была за деревня? И почему нас встретили вилами?
  Лицо Орлайна вытянулось, глаза округлились, а потом он хохотнул.
  - Вот уж не ожидал, что они настолько их ненавидят.
  - Кого? - подтолкнула мужа для дальнейшего рассказа.
  - Мы, насколько могли, защищали тебя от жестокой реальности. Но ничто не может длиться вечно и пришло время прекратить кровавое правление нынешней королевской династии. Те люди в деревне, они фактически являются сопротивлением королевской власти. И поверь, таких очень-очень много.
  - Кажется, я снова ничего не понимаю... - пробормотала я. - Я не претендую на трон или власть. Я хочу жить спокойно с тобой и сыном подальше от таких треволнений.
  - В этом вся ирония, - хмыкнул супруг.
  - А нельзя ли это как-то отменить или предложить на другие плечи?
  Орлайн тепло улыбнуться и отрицательно покачал головой.
  - Это, к сожалению, выпало на твою долю. Но я сделаю все, чтобы это прошло мимо нас, - он сжал мою ладонь и ободряюще улыбнулся. - Я буду рядом, что бы не случилось.
  Я ответила благодарной улыбкой, а самой хотелось плакать. Неужели, мне придется принять вызов, который я не бросала. Ради чего? Ради веры крестьян в неизвестной мне деревушке? Нет, для меня важнее безопасность и спокойствие сына. И ни в какую борьбу, тем более за трон, я ввязываться не буду. Кому надо, тот пусть и воюет. А мне и так неплохо. Когда Вилиал будет рядом, станет совсем хорошо.
  
  Мы ехали до самой темноты. Я бы и в темноте продолжала продвигаться, но Орлайн аккуратно направил мои мысли в то русло, что завтра не только лошади падут, но и их всадники. И что мне сто́ит пожалеть девушек-служанок, что не решили, кто поедет, кто останется, и теперь обе тряслись на лошадях, морщились, но терпели. Ночь прошла беспокойно. Я крутилась и не могла уснуть. Даже объятья мужа не приносили покоя и тепла. Что-то происходит. Где и с кем понять не могу, но такое беспокойство на душе, что сон совсем не шел. Наконец мне стало настолько нехорошо, что съеденный ужин попросился наружу. Я спешно уползла в кусты, как можно дальше от спящих, чтобы не будить. Пока свершалось общение с природой, пришел обеспокоенный супруг. Дотронулся до моего лба.
  - О, Боги, Ти! Ты вся горишь! - шепотом воскликнул супруг. - Ты заболела?
  - Не... знаю... - прохрипела я между приступами рвоты. - Но у меня все тело ломит и кости крутит. Наверно, простыла. Как не вовремя, - вздохнула я, прикидывая, что я могу сделать, чтобы не задержать наш поход.
  - Сейчас, воды принесу, - встал супруг.
  А у меня от одной мысли что-то засунуть внутрь начался новый приступ. По всей видимости он был последним, и я как была на четвереньках, так и поползла навстречу мужу. И мне было все равно, что обо мне подумают. Ползла, пока на пути не показался супруг. Он меня взял на руки и отнес к месту стоянки. Там, на краю полянки он меня умыл и, завернув во все свободные одеяла, уложил около заново разведенного костра. И все время приговаривал:
  - Потерпи, моя хорошая. Скоро приедем и мы тебя вылечим. Потерпи, скоро все пройдет.
  Слова доносились, как сквозь густой туман, в голове была пустота, а тело сотрясала крупная дрожь. Тепло почему-то не шло. Ни от костра, ни от одеял.
  Рассвет я всретила в полузабытьи и под звон. Сначала я думала, что это звенит в ушах от температуры. Но когда звук стал настойчивее, и я открыла глаза, то увидела дерущихся с поддраконами мужчин. У меня один вопрос к Богам: 'За что?'
  Мои попытки встать привели только к поднятию на четвереньки. На большее сил не хватило. Тогда я приняла решение прикинуться трупиком, но меня заметили.
  - Это она! - раздалось сзади.
  - Только посмей ее тронуть! - и звон стали.
  Я перевернулась на другой бок. Там Рила и Бетта стояли прижавшись друг к другу и держали маленькие кинжалы. Откуда только добыли?
  Тут в нашу сторону полетел огненный шар. Девочки разом пригнулись, мне ниже падать уже было некуда, потому что и так лежала. И врезался шарик прямиком в поддракона. Мужчина вскрикнул и повалился наземь.
  - Ты цела? - крикнул муж, прежде, чем сотворить новое заклинание?
  Ну, как цела? Ран нет, если он об этом спрашивает. А внутренняя разбитость, я думаю, не в счет. Так что я подтверждающее кивнула. Новое заклинание пробороздило небо над моей головой. На этот раз это было больше похоже на шаровую молнию.
  Я не знаю, сколько четверо мужчин смогут удерживать отряд хорошо подготовленных пддраконов. На служанок надежды почти не было, а я и вовсе легкая добыча.
  И тут меня озарила мысль, что из-за меня гибнут ни в чем неповинные люди. И я в который раз убедилась, что Боги не справедливы. Скольких еще уложит магией Орлайн? Наши силы явно не равны, и у меня велики шансы никогда больше не увидеть сына. А я ведь с ним даже не попрощалась. И так обидно стало, что хоть плачь! Но кто верит слезам? Мои слезы никому не нужны и делу не помогут. И когда я уже попрощалась с жизнью, Орлайн прокричал:
  - Кому вы служите, поддраконы?!
  И столько упрека было в его голосе, что один из нападавших буркнул:
  - Королю, кому ж еще!
  А другой его перебил:
  - Не ваше дело! Вы все равно уже трупы!
  - А кто-нибудь из вас поинтересовался, почему с такой страстью король хочет убить юную леди, о которой и не слышал до недавнего времени?
  - Да какая... нам... разница! Приказ... есть приказ! - между атаками на Рана проворчал командир отряда.
  - В том и разница. И снова вопрос: кому служите вы, поддраконы?! Кому вы приносили клятву?
  - Слушай, ты надоел, - перестал махать мечом один из поддраконов. - Ну, потомкам Истинных. От смерти тебя это не спасет.
  - А теперь внимательно посмотрите на ту женщину, что хоте убить. Очень внимательно. Что вы видите? Если не увидите ничего, то мы сдадимся вам без боя.
  Командир отряда вздохнул и поднял руку. Его подчиненные перестали нас атаковать. Интересно, что они в предрассветном сумраке смогут у меня разглядеть, кроме пылающих щек?
  - Куда с мечом? - рыкнул муж. - Оружие положи.
  - Сначала вы сложите оружие, - сдвинул брови поддракон.
  - Хорошо. Ребята, отдать оружие, - скомандовал Орлайн, тоном, не терпящем возражений.
  - Я не отдам ее им, пока бьется мое сердце! - возразил Ран.
  - Ран, будь хорошим мальчиком и положи меч. Я знаю, что делаю.
  Парень посмотрел на меня, я еле заметно кивнула. Раз Орлайн уверен, пусть будет по его слову.
  - Мы безоружны. Теперь отложи свой меч и посмотри в глаза той, которую хочешь убить.
  И поддракон действительно положил оружие и двинулся ко мне. Я взмолилась всем известным мне богам, чтобы у меня сейчас отрасли драконьи крылья. Но, видно, Богам не было до меня дела, потому что крылья не появились даже тогда, когда поддракон схватил меня за подбородок, что бы я не отворачивалась.
  Через мгновение от меня шарахнулся со словами:
  - Этого не может быть! Ведь королевская семья...
  - Когда последний раз королевская семья принимала обличие Истинных? - грозно вопросил супруг.
  Ответом ему было молчание. Наступила такая тишина, что слышно было о чем поет ветер в листве.
  - Когда? - повторил Орлай свой вопрос.
  - Уже несколько поколений никто не видел драконов, но списали это на вырождение крови, - ответил глава отряда. - Неужели все это время мы служили не настоящим правителям?! Ведь именно их мы клянемся оберегать, когда приносим клятву. Как нас моли так долго дурачить?
  - Что за бред ты несешь! - возмутился один из стоящих поодаль поддракон.
  - Иди сюда - увидишь сам.
  А мне нельзя ли показать, что они там увидели? Мне ж тоже интересно! Но пока нас не убивают и видят то, что хотят, буду молчать. Спрошу потом, когда это закончиться.
  Возмутившийся поддракон подошел и тоже присел на корточки передо мной.
  - Видишь? - спросил командир.
  - Вижу, но не верю. Это могут быть и его фокусы, - он кивнул в сторону Орлайна. - Убить их и вернуться с их головами к королю. Он сказал, что только ее выблюдок им нужен живым.
  Я дернулась, но смола только приподняться на руках.
  - Ты умрешь за эти слова, - процедила я по слогам, вкладывая всю злость, что накопилась за это время.
  Меня они могут оскорблять сколько им угодно, но вот обижать моего сына, пусть и на словах, я не позволю никому!
  - И убью тебя я, - грозно повернулся командир. - Потому что, если то, что я вижу, правда и это будет доказано, то ее сын прямой наследник престола.
  - Ты слишком доверчив! Они могли это сотворить и магией, потому что им нас не одолеть. Если ты настолько слаб духом, что не можешь ее прикончить, то это сделаю я.
  С этими словами он вытащил из-за голенища кинжал. Я даже уже забыла, сколько раз за утро обращалась к Богам! И помочь мне никто не мог. Все мои защитники стояли с ножом у горла, а свободных поддраконов было слишком много. Что ж за жизнь такая ненормальная!
  И когда я уже была готова принять смерть, лишь бы она была легкой, командир перехватил руку подданого за запястье, чуть сдвинул лезвие и ударил по рукояти. Кинжал вошел в горло хозяина, словно нож в масло. Мужчина захрипел и стал заваливаться на спину. По кромке лезвия потекла кровь. Через несколько секунд глаза мужчины застыли.
  Смерть ужасна! Мне никогда не забыть испуга в глазах нападавшего перед тем, как смерть забрала его. Теперь во сне я буду кричать от ужаса.
  А командир встал, словно и не он только что убил человека на глазах у всех, и спросил, цедя каждое слово:
  - Еще есть желающие доказать, что я слеп? А теперь каждый подойдите и убедитесь сами!
  А сам встал на одно колено передо мной, прижав сжатый кулак к груди.
  И каждый из них действительно подходил и смотрел на меня и становился рядом со своим командиров в такой же позе. Последними подошли те, что держали моих спутников. Когда четырнадцатый встал в той же позе, командир не поднимая головы произнес:
  - Нет нам прощения, за посягательство на святыню, что оставили Божественные Драконы. Клянемся верно и преданно служить Вам до последнего вздоха. Любой Ваш приказ - это прямое руководство к действию. Приказывайте нам, мы внемлем Вашим словам.
  Нет, я помру от любопытства, пока узнаю, что они все находят в моем лице! Может у меня надпись на лбу 'ДРАКОН'? Но что бы там не было, я без сил плюхнулась обратно на землю. Приоткрыла глаз. Эти так и стоят, а Орлайн воды мне несет. И весь его вид так и показывает, что он был прав. Гордость из всех щелей лезет. Но пока никто не издал ни звука.
  Только когда живительная влага полилась в мое горло, я поняла насколько сильно мне хотелось пить.
  - Спасибо! - я благодарно улыбнулась супругу.
  - Они ждут, - указал глазами супруг на не менявших позы поддраконов.
  - Мне тут подумалось, если начнут исчезать из дворца поддраконы - это вызовет ненужное подозрение. Ведь все знают в какую сторону отправился тот или иной отряд. Так? - муж кивнул. - Вот мне и кажется, что не надо им с нами идти. Лучше пусть сделаю вид, что нас не встретили. Так у нас и свои люди во дворце будут, и следы наши проще замести. А этот, - я несмотря, - кивнула в сторону мертвого тела, - пусть его смерть будет платой за предательство. Только мы знаем, что он предал нас, а король пусть думает наоборот, что предал он нынешнюю власть и не захотел помогать короне.
  - Да ты злобный гений! - засмеялся муж.
  А я густо покраснела. Потому что такие мысли мне могут прийти только во время жара.
  - Как вы смотрите на это? - спросила я у командира.
  - Идея неплохая. Что не удивительно, Вы же потомок Истинных, - мне б еще самой смириться с этой мыслью. Сама пока не привыкла к тому, что все то, что происходит сейчас - это результат моего происхождения, а не чья-то злая шутка. - Но мы бы предпочли обеспечить Вам безопасность. Неизвестно кто встретиться на Вашем пути.
  Я устало посмотрела на супруга. Тот мгновенно понял, что мне не до разговоров, принял правильное решение ответить за меня. А я поняла, какая это тяжесть - власть, и когда от тебя постоянно чего-то ждут. Не, я так не хочу.
  - Как воспримут окружающие сопровождение поддраконами группки людей? - спросил муж. Новоподанные понурились. - Вот я и говорю, что слишком подозрительно. Тем более, если вы бросите выполнение своей миссии. Так что вы нас не видели и идете дальше по маршруту. Можете продолжить прямо сейчас, - посмотрел на меня супруг. Я кивнула и закрыла глаза.
  Вот так мы нашли первых союзников. И кто бы мог подумать, что они первоначально были врагами. Пока все собирались в дорогу, я лежала и трусилась под одеялом в легком забытьи. Ждать, пока мне станет легче, я отказалась наотрез. Пока мы будем рассиживаться, я помру от беспокойства за Вилиала. Так что теперь я тряслась на одной лошади с Орлайном. Коню, несшему двойную тяжесть, сочувствовала, но помочь ничем не могла, потому что держаться в седле сама я была не в состоянии.
  Мы добрались до какого-то городка, название которого я даже не уточнила. Предстала я в очень неприглядном виде - обмотанная платком, чтоб волос видно не было, поверх одежды покрывало, потому что озноб еще не отпустил.
  Орлайн снял несколько комнат для всех нас. Служанки сразу же проверили на чистоту комнату, которую мне отвели. Наконец, суматоху успокоилась, и я смогла расслабиться и задремать. Хотя и не уверена вовсе, что я сегодня просыпалась. По крайней мере, надолго.
  Проснулась я в поту. Но не потому, что я была укрыта двумя одеялами, а потому, что мне было страшно. Очень страшно... за себя, за сына, за Орлайна. Пот холодными ручьями скользил по спине, добавляя дрожи моему телу. Давно мне не снились кошмары. А такие, и вовсе никогда.
  - Орлайн! - позвала я.
  В ответ была тишина. За окошком были сумерки, так что спала я не очень много. Но где все? Почему такая тишина?
  - Рила! Бетта! Да куда ж вы все подевались?! А может, случилось чего?
  Я со вздохом сползла кровати. В ночной рубашке было холодно, так что одеяло я накинула на плечи. Вот даже поболеть нельзя! Мне б еще тут дверь найти. Ага, кажется она.
  Вышла из комнаты и попала в ванную. Да, с дверью-то ошибочка вышла. Вернулась и снова пошла вдоль стеночки в поисках выхода. Если я сюда зашла, значит должна и выйти. В стене нашла еще одну дверь и она, к моему огромному облегчению вела в коридор.
  Но и в коридоре не было людей. Везде царствовала темнота и тишина. Словно не только постоялый двор опустел, но и весь город. Вокруг ни одной живой души. Я заглянула в ближайшую комнату, там пусто, кровати застелены. Вздохнув, поползла дальше. Я уставала очень быстро, тело тяжелело, ноги с трудом переставлялись, дыхание стало вырываться с хрипами. Я так далеко не уйду.
  Что же здесь случилось? Что произошло? Драки не было, вся мебель целая и невредимая. Все в идеальном состоянии. И тут я поняла, что меня так сильно смущало в обстановке вокруг - все было слишком правильно, словно здесь никто и никогда не жил, как будто это макет или что-то в этом роде. Но я же не сплю, значит это реальность. Я ущипнула себя за руку. Боль не заставила себя ждать. Значит, я не сплю. Тогда как объяснить все происходящее, точнее не происходящее.
  Потопталась в размышлении куда же пойти. И видела только один путь - на улицу. Может там хоть что-то проясниться?
  Дверь открылась без скрипа. На улице было настолько тихо, что звенело в ушах. Даже ветерок испуганно не подавал признаков присутствия. А мне становилось все страшнее и страшнее. И когда мной начала овладевать паника, я увидела человека, стоящего под сенью дерева.
  Так как вокруг больше не было ни единой живой души, даже кузнечики молчали, я пошла туда. Надо же узнать, что это такое и с чем это едят. Когда я подошла достаточно близко, поняла, что этого человека я хочу видеть в последнюю очередь, и поспешила развернуться обратно. Ну, на счет поспешила - это я преувеличила, потому что я и так еле ноги волочила, а сейчас меня и улитка могла догнать.
  - Боишься, - донеслось сзади.
  - Опасаюсь, - поправила я.
  - Я не хотел, чтобы так получилось.
  Я приподняла бровь, но вряд ли он увидел это в сумерках да еще и со спины. Но продолжил, поняв мой скептицизм:
  - Я действительно не думал, что отец зайдет настолько далеко. Они обманули меня, и если бы я только мог все исправить, я бы не допустил того, что произошло. Ты мне веришь?
  Верю ли я ему? Глупее вопроса он задать не мог! А казался вполне умным человеком. Дальше слушать я не стала и пошла обратно на постоялый двор.
  Но он остановил меня, положив руку на мое плечо.
  - Я докажу, что мне можно доверять. Расскажи то, что сейчас происходит, своему Орлайну. Он поймет, что я знаю, где вас искать, но я не стану посылать сюда никого, что бы вас убить.
  - Пока твои люди сюда доберутся, нас уже здесь не будет, - дернула я плечом, скидывая его руку.
  Он легко встал передо мной и сказал, глядя прямо в глаза:
  - Я знаю, куда вы держите путь. Мне не составляет труда отслеживать твои передвижения. А сейчас иди, я отпускаю тебя ненадолго, - и, коснувшись щеки, провел большим пальцем по коже.
  Ощущение было такое легкое и нежное, словно перышком кто-то щекотал. А когда открыла глаза на меня смотрели целых восемь маленьких черных бусинок. А хозяин этого сомнительного достоинства, передней лапкой водил по моей щеке. Даже знать не хочу, как он оказался здесь. Предотвращая оглушительный визг, Орлайн поспешно снял с моего лица мохнатое чудище и улыбнулся.
  - Я уж испугался не на шутку, что мы можем тебя не разбудить.
  - Что здесь делает паук?! - на грани истерики, сдерживаясь из последних сил, спросила я.
  - Это все, что тебя сейчас волнует? - усмехнулся муж. - Да ты счастливый человек! А это мохнатое чудо выбрало тебя своей хозяйкой и сидело в твоей дорожной сумке, которую ты не удосужилась разобрать.
  - Но как он туда попал?
  Прям заговор какой-то! Неужели без паука в сумке мне никак нельзя?
  - Вот у него и спроси, - почему-то веселился муж. И вмиг став серьезным спросил: - А теперь расскажи, что тебе снилось?
  Я и рассказала. Таких витиеватых ругательств я еще никогда не слышала.
  - Это был не просто сон? Он действительно следит за нами? - спросила я у супруга, когда он остановился.
  - Это было привязанное заклинание поиска. И привязанное на тебя. Ты ему давала личную вещь?
  - Ничего я ему не давала! - возмутилась я.
  - Тогда все становится еще интересней, - постучал пальцами по подбородку супруг. - Надо бы тебя сокрыть. Это будет сложно, он сильный поисковик.
  - И как меня скрыть?
  Уж в том, чтобы его больше не видеть, я была заинтересована больше, чем кто-либо.
  - Я думаю над этим вопросом. Вот Вилиала спрятать проще, чем тебя - в нем моя кровь, и пряча свою, я прячу его. А ты... Раньше тебя прятало поместье, а сейчас...
  - В смысле, поместье? - не поняла я формулировки вопроса.
  - Понимаешь, то место, где мы жили, там когда-то воевали твои предки и их кровь пропитала землю. Вот с помощью ее я тебя и скрыл от любых поисковых заклинаний. И это был идеальный вариант, если бы кому-то сиделось дома! - зыркнул на меня супруг.
  Я только и смогла, что виновато потупиться. Ведь и в самом деле совершила глупость. Но кто знал, что маленькая шалость обернется таким большими неприятностями?!
  - Может, ее прикрыть кем-то другим? - предложил Ран.
  Они вообще были тут все в полном сборе. Видно, действительно долго меня разбудить не могли.
  - НЕТ! - рявкнул муж так, что даже я вздрогнула. Что я, паук подпрыгнул на всех своих восьми лапках.
  Но на парня это не произвело никакого впечатления. Он только бросил уничижающий взгляд на супруга и процедил сквозь стиснутые зубы:
  - Все дело в том, уважаемый, что вашу кровь, они засекут сразу. Поэтому вы как защитник сейчас можете только навредить.
  Муж сверлил наглеца злобным взглядом, но молчал.
  - Но тогда они и Вилиала могут найти! - с надеждой на опровержение, посмотрела я на Орлайна.
  - Для того, чтобы найти его, им придется меня убить. Что не так-то легко сделать.
  Я выдохнула и только после этого поняла, что пока ждала ответа, не дышала.
  - А почему нельзя использовать твою кровь для моих поисков? - уточнила я вопрос.
  - Потому что тебя придется довести до грани смерти, чтобы заклятие начало действовать. Но уже даже это не сработает.
  - Почему? - удивилась я.
  - Потому, что дракон просыпается, и моя кровь не сможет перебить кровь Истинных. Я сначала подумал, что ввиду всех этих перипетий ты простыла, когда у тебя был жар, но утром, когда на нас напали, я увидел твой зрачок. Он и сейчас вертикален. Пока ты не научишься это контролировать, тебе опасно показываться на людях.
  Я поспешила найти зеркало. Рила мне его тут же поднесла. Да-а-а, действительно вертикальный. Выгляжу я и так жутко, а с такими глазами я вообще на ведьму похожа. Селяне заколют и глазом не моргнут.
  -Как себя чувствуешь? - уточнил супруг, отрывая меня от любования зрелищем.
  - Да вроде ничего, - я зачем-то ощупала себя. - Можно в путь трогаться. Вилиал уже заждался.
  - Прости, любимая, но пока мы не спрячем тебя от поисковых заклинаний, я не могу рисковать безопасностью сына.
  Я еле сдержала рвущийся наружу рык. Ну, нельзя же так! И если мы сейчас же не найдем выход из сложившийся ситуации, я точно выйду из себя.
  - Дракон. Самый настоящий дракон. А была такой тихой и спокойной, - буквально выдернул меня из оцепенения голос супруга.
  - Что? - не поняла я.
  Орлайн засмеялся.
  - Ты сейчас такая сердитая, что только пар из ноздрей не пускаешь!
  Теперь засмеялись все присутствующие. А я вздохнула. Им смешно, а я сына даже увидеть не могу из-за этого принца. И тут ко мне подошел Ран. Все разом замолчали и посмотрели на нас. Орлайн и вовсе застыл статуей.
  А парень улыбнулся и произнес:
  - Я готов сокрыть Вас.
  - Это неприемлемо! - вскочил мой муж. - Она нам этого не простит!
  - Это мне решать, - буквально ощерился парень.
  - А можно и мне присоединиться к дискуссии, - робко спросила я, получив слабую надежду увидеться с сыном. - Ран, что ты предлагаешь?
  - Я предлагаю закрыть собой, - улыбнулся парень.
  - И что для этого надо?
  Ран опустил взгляд и вздохнул.
  - Для этого нужны все мои жизненные силы, - и увидев, как вытянулось мое лицо, быстро продолжил: - Но он, как некромант, может в последний миг вернуть меня обратно.
  - А если я опоздаю хоть на маленькую толику этого мига, - тут же продолжил супруг, - то я верну неподчиняющийся труп, и тогда все будет гораздо хуже, потому что в это время мне надо будет поддерживать заклинание пока ты не очнешься. А, следовательно, я не смогу упокоить недоупокоенного. А что он может натворить, одни Боги знают.
  И все посмотрели на меня. Это что, я должна выбрать убить человека или увидеть сына? Они тут все с ума сошли? А ведь все ждут от меня ответа. С тоской вспоминаю тихое время в поместье. Хочу назад! Я даже обещаю, что за пределы поместья не выйду.
  - Мой супруг слишком хорошо меня знает. Я не смогу поставить твою жизнь под угрозу. Предлагаю искать другой выход. Еще есть варианты?
  Мне показалось или все выдохнули?
  - Другой вариант - это тебе самой стать сильным магом. Но в виду твоего формирующегося дракончика, колдовать тебе не рекомендовано, - и поняв мой немой вопрос без слов, Орлайн продолжил: - Потому что весь магический резерв, который у тебя только начал формироваться, идет на 'рождение' дракона. Потому что он по сути своей является чистой магией во плоти. И ты его можешь просто убить. Как ни странно, беременным колдовать можно, а ждущим драконов - нельзя.
  И снова тишина, но уже никто на меня не смотрит, все потупили взгляд и отводят глаза. Отлично, целое представление.
  - Если уж выбирать между драконом и сыном, то я выбираю Вилиала.
  - Не имеешь права, - грустно и строго произнес супруг.
  Вот это заявление!
  - И кто меня остановит? - ехидненько так уточнила я.
  - Я, - посмотрел прямо в глаза супруг. - Я обязан клятвой. И пока нашему сыну ничего не угрожает, я не позволю тебе убить надежду целой страны.
  И почему весь мир против меня? Я же хочу как лучше! Я же переживаю за сына! Без сил я опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Так хотелось заплакать, но в присутствии такого количества народу приходилось держаться. Орлайн присел рядышком и приобнял меня за плечи.
  - Хочешь, мы Рана оправим к Вилиалу. - Парень фыркнул и скрестил руки на груди. - Он проведает его и вернется с вестями. Его отслеживать не будут. Никто не знает, что он связан с нами.
  И в этот момент я поняла, насколько мне повезло с супругом. Кроме того, что он оказался очень красивым и сильным магом с редким даром, так еще он и очень умный.
  Я подняла умоляющий взгляд на Рана. Тот стоял надутый, словно индюк, но под моим взглядом сдулся и, склонив голову и приложив правый кулак к сердцу, сказал:
  - Как скажите, так я и поступлю. Если Вам будет спокойнее, после того, как я навещу Вашего сына, я рад буду Вам услужить.
  - Ран, спасибо тебе огромное, - подарила я самую теплую улыбку парню, на какую только была способна.
  - С Вашего позволения, я пойду собираться, - поклонился парень.
  - Я помогу, - покраснела Рила, - чтобы все необходимое в пути было.
  Парень пропустил служанку вперед, чем немало удивил все присутствующих. Я много проболела, да.
  За ними потянулись остальные. Осталась я почти наедине с мужем. Почему почти? Да потому, что этот злосчастный паук стоял у двери и смотрел на нас. - Что ему от меня надо?! - прижалась я поплотнее к мужу.
  - Вот, что надо - это как раз понятно. В нем есть магия. Я долго разбирал ее составные и пришел к выводу, что он должен был за тобой следить, но обратную связь наложить не успели. Так что теперь куда ты, туда и он, - усмехнулся муж.
  - Но я не хочу, что бы он меня преследовал. Мне этого добра и так хватает!
  - Боюсь, тут один выход - его убить. Но ты не захотела, так что придется тебе смириться с его присутствием, - покрепче прижал меня муж.
  Он это за игру принимает? Ну, раз ему так хочется...
  - А кто ж меня защищать-то от него будет? - еще теснее прижалась к супругу.
  - Я! Кто же еще? Я защищу тебя от всех, насколько это будет в моих силах. А вообще, - наклонился к самому уху Орлайн и защекотал дыханием, - я бы увез тебя далеко-далеко. Туда, где никто не помешал бы нам быть счастливыми. Там были бы только ты, я и наш сын.
  Его губы коснулись шеи, вызвав стайку мурашек, бросившихся вниз по спине.
  - Что ты делаешь? - шевельнула я плечом, вроде как для того, что бы он прекратил, а на деле еще больше его оголяя.
  - Целую любимую жену. Разве не видно?
  - Видно. И не только жене, - я кивнула на не менявшего положения, наблюдающего за нами паука, потому что он очень меня смущал не только своим присутствием, но и видом.
  - Ему жить надоело, - вздохнул некромант и так недобро, с толикой магии глянул на живность. То ли паук не дурак попался, то ли муж беззвучно колданул, но это пушистого с места сдуло в момент. Проскочив мимо нас, он нырнул в окно. А мне почему-то подумалось: 'Лишь бы не разбился!'.
  - Такие теплые мысли о каком-то пауке, которого ты еще и боишься? Ты меня удивляешь!
  - Я сама себя удивляю. А еще я просила тебя не читать мои мысли, - надулась я.
  - А как я тогда узнаю, нравиться ли тебе, когда я целую тебя здесь, - и он снова коснулся губами изгиба шеи. Предательские мурашки снова промчались галопом по спине. - Или здесь, - продолжил супруг, переключившись на ключицу, - или здесь, - губы, отодвинув ворот, опустились ниже.
  - Можешь просто спросить, как это делают обычные люди, - стоически сопротивлялась я горячей волне, поднимавшейся во мне.
  - А ты можешь не сказать правды, а вот мысли не скроешь. И я точно уверен, что так, - он коснулся губами груди, расстегнув попутно несколько пуговок на вороте, - очень нравится, - под мой легкий стон уверенно закончил он.
  - Угу, здесь хорошо. А тут? - он поднял руку по коленке вверх.
  Он меня тут же приподнял и, не оправдывая моих ожиданий о конечном месте назначения руки, провел ею вверх, раздевая меня. Осталась я перед ним в одном нижнем белье.
  - М-м-м, - невнятно протянул супруг, поднимаясь поцелуями вверх по животу.
  Вместе с ним поднималась и волна желания, ворочаясь внизу живота. А когда его губы коснулись еще не балованной сегодня груди, я не сдержала очередного стона. Орлайн же поймал его ртом, полностью поглотив вместе поцелуем.
  - Люблю тебя, - прошептал он, садясь на диван и усаживая сверху меня. - Безумно люблю!
  Я не теряла времени даром, спешно стягивала с него рубашку. Когда торс был обнажен, настала очередь штанов.
  - Ты так торопишься, - улыбнулся супруг.
  Я только обворожительно улыбнулась. Сейчас не тот момент, чтобы напоминать супругу о незапертой двери, а то испорчу его боевой настрой.
  Муж дарил мне ласку и нежность, я старалась ответить ему тем же. Жаль только, что я мысли читать не научилась, а то тоже бы поискала места на мысленном уровне, а не ориентируясь на внешние признаки.
  Зря, очень зря мы не закрыли дверь, потому что в нее постучали.
  - Занято! - рыкнул муж, невольно вырвав из меня смешок.
  Так и хотелось уточнить, какое конкретно место занято, но я сдержалась. От Орлайна не ускользнула моя улыбка, и он со вздохом отстранился, натянул штаны и направился к двери. Я же забралась под одеяло и думала накрыться с головой или посмотреть, как злой муж убьет незваного гостя. Вдруг получится заступиться?
  - Что надо? - рыкнул некромант так, что я все же натянула одеяло по самые глаза, а оказавшийся за дверью корчмарь попытался слиться с противоположной стеной и вякнул:
  - Вам, - протянул руку с бумажкой.
  А сам побледнел еще больше и стал оседать на пол. Супруг окинул его презрительным взглядом и бросил:
  - Молись за мою супругу. Если бы не она, за такое ты бы уже на кладбище лежал. Но раз ты жив, то быстренько сообрази нам ужин и принеси сюда.
  Даже я не поняла, за что он его убить хотел, а вот об ужине Орлайн правильно позаботился, потому что при упоминании о еде мой живот требовательно заурчал, под одобрительную усмешку супруга.
  - Ты еще здесь?! - свел брови супруг, на полусидящего корчмаря. - А ну, живо еду неси!
  Последнего как ветром сдуло. Ему даже не помешал большой лишний вес быстро преодолеть все ступеньки и скрыться за дверью на кухню.
  - Мой дракончик проголодался? - приподнял бровь супруг.
  Я отрицательно помотала головой, потому что я хотела, но не есть, а мой живот предательски заурчал снова, опровергая все мои слова, вызвав смешок у супруга.
  За окном намечались сумерки, окрасив все пространство вокруг в прозрачную синеву, отчего глаза мужа, легшего рядом на одеяло, казались темнее и глубже.
  - Что там? - я кивком указала на бумагу, лежащую на столе.
  Вместо ответа Орлайн улыбнулся и коснулся кончиками пальцев моей щеки. Но потом все же снизошел до ответа:
  - Там вести о Вилиале, - равнодушным тоном сообщил муж.
  - Что с ним? - я даже приподнялась на локтях, чтобы лучше рассмотреть выражение лица супруга.
  - Не волнуйся. Просто Василис сообщила, что не дождется нас и поменяет место.
  - Как не дождется?! Когда же мы теперь с ним встретимся? - простонала я, падая обратно на подушку.
  - Как только избавимся от хвоста в виде принца, так сразу и отправимся. А пока будем запутывать следы. Ведь чем дольше от нашего сына Жуалин, тем лучше.
  Я согласно вздохнула, но материнское сердце продолжало болеть. Как же можно не переживать за собственного ребенка, если даже мать является для него угрозой?
  - Я сейчас приду, - встал Орлайн. - Скажу только, куда ехать Рану.
  - Мне же, конечно, нельзя знать куда, - вздохнула я.
  - Все образуется. Вот увидишь.
  Дверь за супругом закрылась, а на моих глазах выступили слезы - так обидно мне стало. Получается, что сама себе не даю увидеться с сыном. А все из-за этого противного принца. И чего, спрашивается, прицепился? Что ему от меня надо? Трон? Да пусть забирает и катится ко всем воскресшим!
  Через некоторое время дверь открылась, на пороге стоял Ран. Он вошел в комнату и, поклонившись, произнес:
  - Я пришел попрощаться. Обещаю вернуться как можно скорее.
  - Счастливого пути. Я буду ждать, - села я на кровати, прикрываясь одеялом.
  Ран склонился еще ниже и попытался задом выйти в дверь, но уперся в стоящего в проеме Орлайна и, вздрогнув, заторопился еще сильнее.
  - Что ты ему такого наговорил? - спросила я у супруга, когда конь Рана поскакал по дороге.
  - А пусть мысли свои не распускает, - глядя в окно, зло бросил супруг.
  - Ты и его мысли читаешь? - изумилась я.
  - Я читаю мысли всех, чью защиту могу обойти.
  - Но зачем?
  - Чтобы увидеть малейшую угрозу в твой или в адрес Вилиала.
  - А доводить парня зачем было? Он же не враг и нам помогает! - возмутилась я.
  - Из врагов нельзя исключать никого, кроме тебя и сына. Ну, может еще Василис.
  Опять эта Василис! Нет, я понимаю, она нам помогает и сына прячет, но иногда она меня так раздражает, что сил моих нет!
  - А почему ты не подозреваешь Василис? - сдерживая поднявшийся гнев, спросила я.
  - Потому что именно она защищала вас, пока меня не было рядом. И если бы она хотела причинить вам вред, то сделала бы это давно. Благо, возможностей у нее было предостаточно.
  Тут даже я спорить не стала. Мне почему-то вспомнилось ее неприязненный взгляд в сторону принца и поддракона. А еще как она спрашивала, не нужна ли мне помощь. Может, зря я так на нее сержусь?
  - Значит, план у нас такой: сейчас ложимся спать, а утром в путь, - вырвал меня из раздумий Орлайн.
  - А если я выспалась? - поинтересовалась я.
  - Это с растущим-то драконом? Ой, вряд ли, - улыбнулся муж. - Сейчас тебе служанки принесут воды горячей, чтобы помыться и спать.
  Уже лежа в кровати после мытья, я почему-то вспомнила, что Ран маг, о чем и спросила мужа. И получила совершенно ошеломляющий ответ, что все, кто меня окружает, включая слуг, маги.
  - Это сколько же надо было им платить, чтобы одаренный согласился работать слугой?
  Муж только фыркнул, сказав, что все вполне окупаемо.
  Я ужаснулась количеству денег у мужа, потому что маги в нашем государстве после окончания Академии очень хорошо зарабатывали. Одаренных было не очень много, и труд их ценился дорого. Я ни за что бы не подумала, что маг согласится работать слугой, потому что даже простолюдин-маг по иерархии был выше благородного. Нет, ну не то, что выше, просто эти высокорожденные питали некий страх к могуществу и силе магов, прикрытый пиететом.
  Устроившись поудобнее на плече супруга, я прижалась к нему еще ближе. Кровать казалась слишком большой для нас двоих.
  - Что, вся-вся челядь маги? - я даже почувствовала себя ущемленной из-за того, что только я колдовать не могу.
  - Нет, конечно. Столько магов мы бы не смогли набрать. В основном только те, кто чаще всего с тобой общался.
  'Одна я ненужная' - подумала я.
  Очень сложно принимать жизнь с тем условием, что все, что ты знаешь - обман. Что слуги не слуги, что ты - не ты вовсе, а что-то страшное и непостижимое.
  - А как происходит превращение? - взглянула я на супруга и напряглась потому, что что-то неуловимо изменилось
  Вроде и комната та же, и поза та же, но вот муж - не муж. В темноте трудно определить кто, но все же я догадалась.
  Я отпрянула от мужчины и бочком сместилась с кровати, не забывая прикрываться одеялом.
  - Какого восставшего ты здесь делаешь?! - возмутилась я.
  - Хочу убедиться, что ты мне поверила, - донесся спокойный голос принца.
  - Не дождешься! Для того, чтобы можно было тебе доверять, ты не должен был первоначально меня предавать! - нахмурилась я, закутываясь в одеяло поплотнее.
  - Я и не предавал. Моя вина только в том, что я позволил тебе уйти с этой мегерой, - при упоминании злополучной дамы он поморщился. - Но я вовсе не хотел причинять боль. Мы с отцом договорились обвенчать наших детей, и тогда бы все проблемы решились.
  - Ты совсем совесть потерял? Как ты можешь сейчас о таком, после того, что с нами совершил твой отец?
  Я даже задохнулась от возмущения. Этим и воспользовался Жуалин.
  - Я не прошу тебя ни о чем. По крайней мере, сейчас. Просто напоминаю о том, что я знаю, где ты находишься. И прошу заметить, что вы до сих пор еще живы.
  - Случаем мохнатый паучок не твой лазутчик? - подозрительно уточнила я.
  - Так он тебя нашел! - улыбнулся Ал, а я подумала, что не зря я так от этого мохнатого чудища хотела избавиться. - Но он не лазутчик, честно, - угу, так я и поверила. - Его создавали, как источник слежения за тобой, но он сбежал на середине заклинания, в которое мы успели вплести только следование за целью. А вот заклинание слежения за тобой вплести не успели. Вот даже не знаю, к счастью это или к сожалению.
  - В моем случае, я уверена, к счастью, - постаралась сказать так, чтобы в моем голосе было много-много яда.
  - Я понимаю твое отношение. И сделаю все, чтобы ты изменила мнение обо мне.
  - Ну да, очередного разочарования мне как раз и не хватает, - саркастически заметила я.
  Во время разговора я потихоньку пятилась к выходу, в надежде избавиться от нежелательного гостя и найти хоть кого-нибудь. Но мои маневры были замечены.
  - И далеко ты собралась? - иронично хмыкнул Жуалин.
  - Подальше отсюда, - ляпнула я.
  - Не уходи, прошу тебя! Я исправлюсь, - как-то даже не по-королевски искренне произнес он.
  Угу, а я возьму и поверю!
  - Предавший раз, предаст и дважды, - выдала я прописную истину и толкнула дверь.
  Не дожидаясь ответа побежала к лестнице. Одеяло мешало сильно, но остаться в ночной рубашке я не хотела. Так хоть какое-то чувство защищенности.
  Вот и лестница. Бегом спускалась, стараясь, что бы он меня не догнал. Пока он встанет, пока выбежит... может и успею добежать до двери и запереть ее снаружи. Эх, не подумала подпереть дверь в комнату.
  Стоило мне только подумать об Але, и он словно из неоткуда появился на ступеньках. От неожиданности, я не заметила, упавшего под ногу одеяла. Запуталась и полетела со ступенек вниз уже без одеяла прямо в расставленные руки принца. Помянув всех не святых разом я-таки приземлилась точно в его объятья. Прижав меня крепко Ал произнес с усмешкой:
  - Аккуратнее, красавица. А то, стараясь избежать моего общества, свернешь себе прелестную шейку и останешься здесь со мной навсегда.
  Меня передернуло. То ли от перспективы вечности в его обществе, то ли от его тона, то ли от всего сразу. Я поспешила выпутаться из его рук. Сначала он прижал меня чуть крепче, но в следующее мгновение отпустил.
  - Я даже не знаю, что хуже: сама смерть или твое общество? - мой первоначальный испуг, что я разобьюсь, перерос в откровенный гнев от бессилия против магии принца.
  - Даже так! - брови высокородного поползли вверх. - Но я все же надеюсь на прощение. И время меня не волнует, я готов ждать сколько потребуется. Правда, не могу, у нас не так много времени, - покачал головой принц. - Предлагаю прогуляться, - повернувшись боком, Ал отставил левый локоть.
  Я взяться за него не решилась, потому что обеими руками прикрывала стратегические места.
  - А выбора у меня нет? - жалобно уточнила я и получила в ответ отрицательное качание головой в купе с обворожительной улыбкой.
  Со вздохом я поднялась на несколько ступенек выше за оставленным одеялом. А сзади раздался судорожный выдох. Я резко обернулась и поняла весь свой прокол - сзади я не прикрывалась. В один миг он оказался рядом и крепко меня прижал.
  - Не надо одеяла, - настолько жарко прошептал он, что у меня покраснели щеки.
  - Наглец! - выпалила, прикидывая, что со взрослым мужчиной мне не совладать.
  А вот со ступенек столкнуть смогу. Ну, или упадем вместе. Но бесчестья я не допущу!
  - Я согласен быть наглецом, если эта наглость подарит мне хоть мгновение твоей ласки, - еще теснее прижался гад, обжигая жарким дыханием кожу. Нас разделяли только мои руки, упиравшиеся в его грудь.
  - С каких это пор ласки добиваются силой и навязчивостью? - строго произнесла я.
  - Согласен, - после долгого молчания произнес принц.
  За это время я успела испугаться до легкого головокружения. Даже надежда на благополучное разрешение вопроса пропала, когда у его переносицы собрались складочки. Но какое облегчение накрыло меня, когда он сам отстранился от меня и, подняв одеяло, сам накинул его мне на плечи, аж ноги подкосились и я невольно повисла на руках, успевшего поймать меня принца. А то так бы и скатилась по ступенькам.
  - Тебе не кажется, что само провидение толкает нас друг к другу? - поднял изящную белесую бровь мужчина.
  - Нет, мне кажется, что это нервный тик в купе со ступеньками, - встав ровно, ощетинилась я.
  На это принц только загадочно улыбнулся и снова предложил взяться за его локоть. Жаль перила были с его стороны, так что, скривившись, словно объелась кислой смородины, я-таки взяла под руку. Должен же этот кошмар когда-нибудь закончиться?
  Мы чинно спустились с лестницы, у двери он пропустил меня вперед и повел. Куда? Только он знал ответ на этот вопрос. Мы прошли двор, вышли на дорогу и пошли по ней в неизвестном мне направлении. И все это молча, просто шли. Полная Луна выглядывала из-за макушек деревьев, обливая своим серебристым светом все вокруг. Хоть здесь и царил сумрак и серость, но было во всем этом что-то волшебное, притягательное. Тишина и спокойствие укутывали и дарили умиротворение.
  - А куда мы идем? - я иногда оборачивалась, чтобы запомнить дорогу назад.
  - Скоро узнаешь, - мило улыбался принц, чуть крепче прижимая локоть с моей рукой.
  Я только покачала головой. Вот как в мире, где мы единственные живые души, справиться с таким настырным?
  Наконец, мы свернули с дороги на тропинку и по ней вышли к реке. Я невольно ахнула. Такая красота: река в лунном свете!
  - Я рад, что смог тебя удивить. Садись, - он снял свою куртку и постелил ее на траву, - а я расскажу тебе легенду о Луне.
  Это было так давно, что имя возлюбленного Луанны не сохранилось. В те времена ночью царила кромешная тьма. Что не мешало влюбленным встречаться ночами, а наоборот, подзадоривало.
  Суженного Луанны не приняли ее родные, потому что он был из бедной семьи и не мог обеспечить достойный жизни девушке высокого происхождения. Тогда пара решилась на отчаянный шаг, и условились они, что сбегут вдвоем под покровом ночи.
  Но кто знал, что влюбленная в этого юношу другая девушка встанет у него на пути. В буквальном смысле. Никто не знает, каким образом она прознала о месте встречи, но ждала парня на его пути, а так как парень скрывался, то и шел без фонаря. Наутро он проснулся далеко от дома в объятьях нелюбимой девушки. Что он мог сделать? Он мог только жениться на обесчещенной им девушке.
  А нашей Луанне, найденной утром у обочине, в грязи и слезах, осталось терпеть боль разлуки. И тогда она решила смыть свой позор, но так, чтобы ее ошибок никто не повторял. И попросив силы у Истинных, она бросилась в бурную реку.
  Утопив свой позор, она обратилась ночным светилом, дабы ночные свидания проходили без таких ошибок. А люди со временем переименовали Луанну в Луну, которую мы видим каждую ночь.
  - Краси-и-ивая легенда, - протянула я.
  - Я рад, что она затронула твою душу. А видишь, вон там три крупные звезды? Вот рядом с ними та россыпь звезд и вот эта, в сторонке, - он указал на небо. - Это созвездие Лучника. О нем я расскажу при следующей нашей встрече, - он одарил меня улыбкой и уверенным взглядом.
  А мне бы эту встречу пережить. Но не успела я мысль додумать, как небо озарила яркая вспышка, за ней вторая, через некоторое время третья.
  - Тебе пора возвращаться, - вздохнул Ал.
  От четвертой вспышки у меня в глазах все побелело, потом потемнело. Я так испугалась, что ослепла. Но, зажмурившись и снова открыв глаза, увидела испуганное лицо Орлайна.
  - Ти, родная! - крепко обнял меня муж.
  Я чмокнула его в щечку и облегченно выдохнула.
  - Сиди здесь и ни в коем случае не засыпай. Я скоро вернусь! - так и не спросив меня, что я видела, супруг покинул комнату.
  - Ты куда? - спросила я закрывшуюся дверь.
  Ясное дело, что она мне не ответила! Было бы более чем странно, если бы она мне сказала, куда пошел мой муж.
  Сладко потянувшись, я встала и направилась в ванну. Там стояла бадья с уже теплой, а не горячей водой, но это все же лучше, чем ничего. Приведя себя в порядок, я надела синее платье с белым кружевом.
  И только я закончила с давно остывшим завтраком, как в дверях появился Орлайн.
  - Ты вернулся! - поспешила я в объятия супруга. - Куда же ты ходил?
  - А вот за этим, - на мое обозрение были представлены серьги и кольцо с сапфирами. - Зашел к знакомому ювелиру. Надо же жену от назойливого принца спасать.
  Супруг вроде в шутку сказал последнюю фразу, но от меня не ускользнуло полыхнувшая в глазах магия. Как же он на него зол!
  Я тут же протянула руку, чтобы он надел мне кольцо.
  - Подожди, оно еще не зачарованное.
  Закрыв за собой дверь и ставни на окнах, муж порезал себе палец и начертил на столе круг с полосками и непонятными символами внутри. От меня тоже потребовалась кровь, правда, только по капельке на каждое изделие. Затем он снял с себя рубашку и, расставив руки, начал читать заклинание. Слова разобрать я не смогла, потому что это был скорее набор гортанных звуком, чем слова. Последний громко произнесенный звук - и его глаза покрыла черная пелена. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных.
  Подчиняясь магической формуле, предметы поднялись до уровня глаз Орлайна и стали кружиться по кругу пентаграммы. Следующие слова заставили засветиться черным сиянием камни изнутри, но через секунду они приняли свой цвет. Глаза мужа приобрели нормальный вид, а украшения упали на стол.
  - Все, теперь он не сможет держать тебя дольше, чем ты захочешь. Просто коснись одного из камней - и ты проснешься.
  Я горячо поблагодарила мужа за этот поистине бесценный подарок. А саму меня не покидала мысль, что мне теперь придется вовсе не спать, потому что камни меня будят, а во сне принц. Лучше бы камни принца будили - быстрее бы отстал.
  - Я смотрю, ты уже позавтракала. Значит, можем собираться в путь, - отстранился от меня супруг.
  - Зачем? Они же все равно знают, где мы. Может, останемся здесь и ты покажешь мне город? - видя, что Орлайн готов возразить, я быстренько опустила глазки и тихонечко добавила: - А то я кроме поместья и дома родителей и не видела ничего больше.
  - Я думаю, не стоит тебе напоминать о твоем походе на празднество? - холодно произнес муж, приподняв бровь.
  Я виновато вздохнула. Вот один единственный раз решилась ослушаться мужа, и к чему это привело! Такого я точно не забуду никогда!
  Но мой виноватый вид растопил холодное сердце некроманта и он, обняв меня, согласился на один день задержаться, чтобы показать ярмарку, которая как раз сегодня началась.
  Мне не надо было слов, чтобы выразить Орлайну благодарность - у меня для этого был поцелуй искренний, горячий и порывистый.
  Когда муж от меня оторвался, то с заметной хрипотцой произнес, что таким образом мы скорее останемся в комнате, чем выйдем погулять.
  Задержаться мы всегда можем, а вот ярмарка нас ждать не будет. Так что со вздохом я призналась, что мне очень хочется все это увидеть своими глазами. Орлайн с сожалением меня отпустил, заметив, что начатое мы продолжим, даже если к вечеру я совсем устану. Я отпираться не стала, тем более, что я совсем не против.
  Служанки покряхтели, покачали головами, но нацепили мне на голову модный, но жутко неудобный чепец, торчащий на затылке, где закалывались волосы. А вот спрятать глаза могла только я. Так что к вечеру у меня будет полное косоглазие, ибо рассмотреть прилавки не поднимая головы - это жутко неудобно.
  
  Поодаль за нами шли два сопровождающих, но делали вид, что и не с нами вовсе. Началась ярмарка с гула толпы, словно здесь рой пчел и они все шумят и шумят. И чем мы ближе, тем гул громче. Уже на подходе к ярмарке нас подхватила толпа и в гуще людей и прилавков мы оказались неожиданно быстро. Я даже вывеску толком рассмотреть не успела.
  Зато сам рынок был необъятен! Мне казалось, что и недели не хватит, чтобы обойти все прилавки и посмотреть на все товары. Тут и там торговцы звали ознакомиться с их 'самыми лучшими товарами, привезенными из заморских стран'.
  Первое, куда мы попали, был ряд с тканями. Ох, какая же здесь красота! Я тщательно осматривала каждую ткань, особо понравившиеся трогала. Все было настолько разным и на цвет, и на ощупь... Ткань с сосновыми веточками и шишечками была выделана так, что каждый узор имел выпуклость, создавая впечатления реальности рисунка, только запаха хвойного леса не хватало. А вот ткань с морскими волнами на ощупь была гладкой, шелковистой и прохладной. У другого торговца были нарисованы рукодельницы за вышиванием и когда я провела рукой по невероятно реалистичному рисунку, иголка в руке девушки словно уколола меня в палец. Отдернув руку я увидела кровь, сочащуюся из ранки.
  - Ор, - обратилась я к мужу и показала руку. Он заранее предупредил, что бы полным именем я его не называла.
  Супруг тут же осмотрел мой палец, а торговец, увидев наши действия затараторил:
  - Ох, извините, великодушно! Видно, я не все скрепляющие иголочки вытащил. Прости меня, простите! - и кинулся ощупывать тот край ткани, где я укололась. - Ах, вот и она, негодница! И как только я просмотрел?! Подслеповат к старости стал, - вздохнул мужчина.
  - Впредь смотрите лучше, что выкладываете на прилавок! - зло процедил Орлайн.
  И взяв меня за руку, увел подальше от тканей. По его настоянию зашли туда, где продавали всякие мази, микстуры, порошки и прочее, прочее. Там он купил черную хну, заявив, что я хоть и неотразимая блондинка, но для конспирации надо будет побыть жгучей брюнеткой.
  Разглядывая прилавки и кусая петушка на палочке, я испытывала невероятное ощущение счастья! Мне было хорошо среди людей, среди их жизненных проблем и радостей.
  Наконец, к радости терпеливого мужа, я стала уставать и сама попросилась домой. Пока дошла до кровати, умудрилась вся вспотеть и повалиться на постель без сил. Брови супруга от такого зрелища нахмурились. Глаза стали закрываться сами собой и мое сопротивление в счет не принималось. Что, я опять к принцу? Буду слушать новую сказку?
  Темнота поглотила меня быстро, но ненадолго. Вскоре я увидела стоящего надо мной принца, который тряс меня за плечи и вперемешку с моим именем звучали весьма неблагопристойные слова. Чего это он? Не преминула у него об этом спросить.
  - Хвала Истинным, ты пришла в себя! Кто посмел сотворить с тобой такое?! - хмурясь, строго спросил Ал.
  - А 'такое' - это что? - робко уточнила я.
  - Кто-то высасывает из тебя жизненные силы. Я здесь не могу убрать это, но вполне в состоянии делиться с тобой силой. Сейчас ты очнешься - сразу скажи Орлайну, пусть снимет заклятие 'Нраир'. Он знает, о чем речь. На счет три ты очнешься. Готова?
  'Раз'... 'Два'... 'Три'...
  На 'три' я распахнула глаза и ужаснулась увиденному. На полу расчерчена кровавая пентаграмма со мной посередине. Рядом стоит Орлайн и из надреза на его вене кровь капает в чащу.
  - Ты очнулась? - удивленно посмотрел на меня супруг. - Но ты не должна была... Как?..
  - Жуалин меня... э-э-э-э... в общем, он сказал, что я на счет 'три' очнусь и вот... Да, он просил передать тебе что-то на счет раина... нет, наира...
  - Нраир? - я кивнула. - Да я и без него об этом давно догадался. Заклятие 'червя' не так просто снять, - вздохнул муж. - Ты лежи, а мне надо закончить.
  Тут же его глаза полыхнули голубым, и он продолжил бормотать, тоненькой струей выливая на меня свою кровь. Когда последняя капля крови коснулась моего полуобнаженного тела, он провел надо мной руками и со словами: 'Рбаркан караэ нраир' поднял руки по направлению к себе. От кровавого рисунка пошел черный дым и стал перемещаться в сторону мужа по траектории движения его рук, пока не коснулось его тела. В этот момент меня пронзила острая боль, словно сквозь меня пропускали множество тонюсеньких иголок. Я не сдержалась и закричала.
  Когда боль немного отпустила, и я смогла открыть глаза, увидела, как этот темный сгусток укутал Орлайна и, сжавшись, исчез.
  - Ты что сделал? Ты перенес на себя мой недуг?! - заорала я, не обращая внимания на слабость и не отпустившую боль.
  - За меня не волнуйся. Мне с этим справиться легче, чем тебе. А когда вернется Ран, то сможем снять заклятие полностью.
  - Зачем ты это сделал? Зачем! - я обняла супруга.
  - А иначе бы он убил тебя. А этого я не могу позволить никому, - глядя по волосам, произнес Орлайн.
  - То есть он сейчас убивает тебя! - отстранилась я в ужасе.
  - Я ему не по зубам, - улыбнулся муж, но не было в его голосе уверенности. - А сейчас давай-ка отдыхать. А утром у меня жена будет брюнеткой, - скользнула улыбка на его губах.
  И он на руках перенес меня на кровать. Мне на самом деле становилось легче и, вдыхая родной аромат, я задремала.
  Вот не ожидала я увидеть снова принца. Встреча три раза за сутки - это перебор, честное слово!
  - Отпусти меня, - вместо приветствия обратилась я к принцу.
  - Давай об этом потом. Сейчас важно то, что твоему мужу нужен хороший маг. И мне надо знать, кто есть рядом с ним, чтобы быть уверенным в том, что ему окажут всю необходимую помощь.
  - Конечно! Врага надо знать в лицо! - всплеснула я руками.
  Жуалин горько вздохнул и посмотрел на меня глазами, в которых плескалась такая боль, что даже мне на миг стало его жаль. Но только лишь на миг, потому что я вспомнила ту БОЛЬ, что он мне причинил.
  - Я понимаю, что мне придется за свою ошибку долго расплачиваться, и я готов. А сейчас времени у нас очень мало. Твой муж перетянул на себя заклятие, и оно теперь медленно его убивает.
  - Он сказал, что заклятие не причинит ему вреда, - возмутилась я.
  - И ты ему поверила?
  - У меня нет повода не доверять ему, - насупилась я.
  - Значит, первый повод он тебе дал, - улыбнулся Ал.
  Я фыркнула и хотела возразить, но он, приложив палец к моим губам, заставил замолчать.
  - Я найду способ помочь ему... ради тебя. Время расстаться ненадолго настало.
  Я распахнула глаза. Рядом спал супруг. Его лицо в лунном свете сияло маленькими бисеринками пота.
  - Дурак! - в сердцах шептала я, вытирая платочком его пот и мои слезы. - Как ты мог так со мной поступить? Зачем ты меня бросаешь? Я же не смогу без тебя! Я люблю тебя!
  Тут приоткрылся хитрый глаз:
  - Ты никогда не говорила, что любишь меня.
  - Вот ты глупый! А я думала, что ты у меня самый умный, - усмехнулась я. - А как же у Дуба обещание 'хранить любовь вечно'?
  - Ты не путай! Одно дело любить и совсем другое - хранить любовь. Ты можешь хранить мою любовь, но о твоей там ни слова нет!
  - Да ты покорил мое сердце, еще когда в первый раз я тебя увидела!
  - А почему тогда ты об этом никогда не говорила?
  - Почему не говорила? Ну, начну с того, что боялась. Боялась, что ты ко мне не испытываешь похожих чувств и отвергнешь мою любовь. А после того, как мы переехали в поместье, ты и вовсе стал холоден и отстранен, - вздохнула я.
  - Я отстранился ради твоей же безопасности! - мои брови поползли вверх. И Орлайну пришлось пояснить: - Проще всего воздействовать на человека через его слабые места. Мои - это ты и Ви. Для того, чтобы вас не коснулись дворцовые интриги, мне пришлось притворяться, что вы у меня для порядка и не более.
  - Я об этом и не подумала... Прости меня!
  - Сам виноват, - вздохнул супруг. - Во всем виноват я. У меня только одно оправдание - я хотел, как лучше.
  - Знаешь, в чем ты виноват? - разозлилась я. - Знаешь??? - и не дожидаясь ответа продолжила: - В том, что ты дурак! Как есть дурак! - я стала лупить его кулаками и сквозь слезы приговаривала: - Ты зачем забрал у меня заклятие? Зачем, я спрашиваю!
  Я лупила его по рукам, груди, пытаясь гневом выгнать всю тревогу и боль, что остались после того, как я узнала правду. Сквозь пелену слез, что застилала реальность, я уже даже не смотрела, как реагирует на мое поведение муж. Мне хотелось только повернуть прошлое вспять и изменить его. Тогда бы я не дала ему прочитать то дурацкое заклинание, не дала...
  - Ну что ты, моя хорошая, - гладя по волосам, обнял меня Орлайн. - Не переживай, ничего со мной не сделает это заклятие.
  - Опять ты мне врешь! Жуалин сказал, что оно тебя убьет! - всхлипнула я, и слезы с новой силой потекли по щекам,
  - Значит, Жуалин сказал? - сурово произнес супруг. - Что еще он сказал? И почему ты не дотронулась до кольца?
  Я приподняла руку и посмотрела на красующееся до сих пор там украшение. Я и забыла совсем про него.
  - Или тебе нравится его общество?
  Я положила голову ему на плечо.
  - Надеюсь, что это просто ревность и ничего более, - потерлась щекой о его голую кожу. Она такая теплая и запах у нее родной...
  Супруг ничего не ответил, только хмыкнул и прижал меня крепче. Но не утерпел и все же сказал:
  - Имей в виду, я тебя так просто ему не отдам.
  - Я тоже люблю тебя, - с нажимом на последнем слове произнесла я.
  За это получила поцелуй в макушку и еще более крепкое объятие.
  - А сейчас отдыхать. И не забывай про кольцо с серьгами.
  - Хорошо.
  Вот если я сейчас опять увижу этого наглого белобрысого, точно кольцо сожму. Я и легла так, чтобы одна рука лежала на другой, чтобы к украшению долго не тянуться. Но он не появился. Окутывающая темнота была, а принца не было. Вот если быть честной с самой собой, то я расстроилась. Не знаю даже почему. Может, мне интересно было узнать про Лучника? Проснусь, пусть Орлайн расскажет, может, тогда я не буду ждать встречи с этим наглым и жестоким?
  Проснулась я легко. Орлайн все еще спал, дыхание было размеренным, и у меня появилась возможность полюбоваться на мужа. Спящий он такой умиротворенный, длинные черные ресницы чуть загнуты, губы так и манят, я даже потянулась рукой, что бы очертить их красивый контур, но вовремя опомнилась, что его разбужу. Руку-то убрала, но желание поцеловать никуда не делось, так что уже рассматривала его, покусывая губы и ощущая поднимающееся во мне желание. И так нестерпимо захотелось увидеть его глаза, ощутить его руки на своей обнаженной коже...
  Но судьба-злодейка приготовила мне совершенно другую неожиданность. Явился тот, которого ночью я не дождалась. Сзади раздался щелчок или хлопок и стук по полу. Я обернулась, Орлайн же проснулся и одним движением спрятал меня за спину. А у нас в комнате в беловатой дымке стоял Ал собственной персоной! И в дверь он не входил.
  -Убрался, откуда пришел! - встал с кровати супруг и прошипел на появившегося принца.
  - Не могу. На новый портал не хватит резерва, - виновато развел руками Жуалин.
  - Значит, тебе сейчас выдадут лошадь, и ты поскачешь... отсюда.
  - Я так вымотался, что просто свалюсь с коня. Хотел спросить, уж не хочешь ли ты моей смерти, но спрашивать не стану - чувствую, ответ мне не понравится.
  - Очень, - подтвердил кивком догадку принца Орлайн.
  Дальше диалог проходил в полной тишине. То ли они общались мысленно, то ли просто сверлили друг друга недобрым взглядом. Я же разумно предпочитала помолчать, укрывшись одеялом до самых глаз. А то еще обратят на меня свой гневный взор. И длилась вся эта немая сцена ровно до того момента, пока резко открывшаяся дверь не треснула Ала по макушке. Раздался глухой звук, а затем в принца полетели два огненных шара: один от Рилы, другой от Бетты. Принц вскинул руки со словами: 'Что б вас...'. Дальше последовала яркая вспышка. Когда я проморгалась, то увидела слегка подпаленного гостя и служанок с новыми шариками.
  - Убрали заклинание, - сказано это было спокойно, но таким тоном, что служанки послушались. Вот что значит всю жизнь отдавать приказы - даже враги слушаются!
  И все почему-то посмотрели на меня. Я вернула свой растерянный взгляд Орлайну, на что тот ответил:
  -Ти, ты ему доверяешь? - я пожала плечами.
  - Ты же знаешь, что другой помощи просто не успеешь дождаться, - обратился Ал к моему супругу.
  Орлайн не обратил на него никакого внимания и продолжал смотреть на меня.
  - Только тебе решать: доверять ли ему и до какой степени.
  Я сглотнула. Вот боюсь я ему доверять, но есть одно большое такое 'но', что...
  - Орлайн, он сейчас сказал правду? - спустив одеяло до подбородка, уточнила я.
  - Что бы он ни сказал, это не имеет никакого значения, - отмахнулся муж.
  - Ты не ответил на вопрос, - выразительно глянула я на мужа.
  Орлайн посмотрел на поток, вздохнул и снова посмотрел на меня.
  - Он отчасти прав. Но мы можем найти сильного мага, чтобы провести ритуал без его помощи.
  - И как быстро мы сможем найти такого мага? - задала я вопрос.
  - Их вообще мало, - вставил принц, которого никто не спрашивал.
  Мой взгляд снова вернулся к мужу. Он отвернулся и произнес:
  - Мы найдем.
  - А он может помочь? - кивком указала на Ала.
  Орлайн совсем стал грустным и кивнул. Понятно...
  Я встала, подошла под напряженными взглядами присутствующих к принцу и ткнула пальцем ему в грудь.
  - ТЫ! - я даже забыла, что я в ночной рубашке. - Ты ничего не сделал, когда меня... пытали, - голос предательски дрогнул, и невольно увлажнились глаза. - Ни-че-го! И хочешь, чтобы я сейчас доверила тебе жизнь дорогого мне человека?! Как ты вообще можешь о таком просить? Как?!
  - Я единственный, кто настаивал на мирном исходе встречи. А еще... еще я не думал, что отец банально скатится до пыток. Он обещал мне запереть тебя в замке, но не пытать. Это они с Лолиам сговорились за моей спиной!
  - И ты думаешь, что это извиняет твое бездействие? - взревела взбешенная я.
  И в полной тишине прозвучало приглушенное:
  - Нет.
  И снова все смотрят на меня. А мне так хотелось сделать ему хоть капельку больно, чтоб он почувствовал, как больно мне было тогда.
  - Предатель, - зло бросила я.
  - Так могу ли я вам помочь? - после минутного молчания спросил принц.
  А есть у меня выход? Если ставить на чашу весов мое недоверие Алу и жизнь мужа, могу ли я выбрать недоверие?
  - Я предупреждаю тебя, если с моим мужем будет что-то не так, то мне не потребуется никакая магия, никакая драконья кровь, чтобы убить тебя. Я сделаю это своими руками и не пожалею об этом никогда!
  - Я понял, - только и был ответ Жуалина. А лица всех присутствующих расслабились, Орлайн и вовсе сел на стул.
  Сразу стало видно, что этот разговор отнял очень много сил у моего мужа.
  - Ты как? - присела я рядом с супругом.
  Орлайн устало посмотрел на меня и, наклонившись, стал шептать мне на ухо. От его слов я покраснела и попросила всех удалиться и, заодно, найти комнату Жуалину. А сама спешно побежала одеваться. Это же надо было так опозориться и перед всеми в ночной рубашке ходить! Это ж как меня надо было из себя вывести?!
  И только я успела переодеться, как Орлайн, шатаясь, добрел до кровати и повалился на нее. У меня сердце сначала пропустило несколько ударов, а затем просто упало в пятки и отказалось подниматься наверх.
  - Любимый, тебе плохо? - задала я глупейший в своей жизни вопрос, падая на колени рядом с кроватью.
  - Когда ты так меня называешь, мне очень даже хорошо, - чуть слышно прошептал супруг, сделав попытку улыбнуться.
  - Нашел время шутить! - нахмурилась я. - Сейчас позову на помощь.
  Я поспешила к девушкам-служанкам. Те не замедлили прийти, но Орлайн уже был без сознания и весь покрытый испариной.
  - О, Боги! Что вы стоите! Сделайте что-нибудь!!! - крикнула я застывшим служанкам.
  Те от моего окрика вздрогнули и, засучив рукава, стали магичить. А я выбежала в дверь и уткнулась в обнаженную грудь Жуалина. Он, наверно, принимал ванну, когда я переполох устроила. Его руки легли мне на плечи.
  - Там Орлайн... - подняла полный паники взгляд на принца.
  Он ничего не сказал, только кивнул и, слегка отодвинув меня в сторону, вошел в комнату. Встав над моим мужем, он провел над ним руками. Его брови нахмурились, и лицо приняло сосредоточенное выражение.
  - Ты магией не владеешь? - обратился он ко мне.
  Я смогла только отрицательно покачать головой и пожалеть, как не жалела никогда в жизни, что не владею этой гранью человеческих возможностей.
  Больше не обращая ни на что внимания, Ал стал читать заклинание.
  С его волос стекала вода, и только стук капель нарушал тишину во время чтения заклинания. Я сжала кулаки и не сводила взгляда с неподвижного супруга.
  А когда он стал покрываться кровавым потом, я не смогла сдержать возгласа.
  - Что ты с ним делаешь?! - кинулась я на Жуалина.
  Орлайн со мной ничего такого не делал, значит и этот так не должен делать с ним!
  - Я спасаю ему жизнь, не мешай.
  - Ты его убьешь!
  - Если бы я хотел его убить, он бы уже не дышал. А сейчас не мешай.
  И не обращая больше ни на кого внимания, стал шептать непонятные слова заклинания. Я вопросительно глянула на Рилу с Беттой, но они лишь пожали плечами. Ясно, уровнем не дотягивают. Как и я.
  Я заняла свободный стул, но все время порывалась вскочить и оттащить этого белобрысого от моего мужа.
  А еще иногда меня посещали мысли, что мой враг вполне себе симпатично выглядит. И себя ругала за эти мысли, и его ругала за то, что не оделся. Но мысли продолжали сверлить мой мозг. Отвлекало только бледное лицо Орлайна, с которого капал кровавый пот.
  И когда я пришла к выводу, что заклинание не может занимать столько времени, в окно влетели два арбалетных болта. Никого не задели, но благородный Жуалин так выразился, что я невольно покраснела. А еще у меня застряли все обвинительные слова в его адрес, потому что стало ясно, что и для него было неожиданностью вторжение.
  - Отошли от окон! - рявкнул Ал, но никто уже и не стоял в том месте, где его можно было бы увидеть из окна. - Выход отсюда еще есть?
  - Какой выход? Здесь и вход-то один, - глядя на окно и слыша раздающиеся с улицы голоса, произнесла я.
  - Сейчас я беру Орлайна и мы отсюда уходим. Готова? - я отрицательно помотала головой.
  Меня одарили сногсшибательной улыбкой. Но стоило только Алу встать, как в окно влетел огненный шар. Зависнув посреди комнаты, он под принцевское: 'Вот брах!', взорвался яркой вспышкой и осыпался на пол жидким огнем. Но видела я это смутно: Жуалин обнял меня, защищая своим телом. Так что основной удар пришелся по нему. Даже капельки пота выступили на лбу.
  - Больно, - посмотрела я на него.
  Он только поморщился и стал читать заклинание. Служанки и охрана уже вышли за границы огня, но Орлайн все так же лежал без сознания на кровати. Ал, дочитав заклинание, коснулся пола и вокруг нас появилось свободное от огня пространство. Я пришла к выводу, что надо срочно учиться управлять магией.
  - Пошли, - скомандовал принц, продвигаясь к кровати моего мужа. Защищенное от огня пространство двигалось вместе с ним.
  Приподняв бессознательное тело, он запрокинул его руку себе на шею. Я сделала тоже самое с другой рукой. Так мы и дошли до выхода из комнаты.
  - Куда дальше? - спросил у стражников Ал. Те кивнули на черный выход. - Нет. Туда нельзя, там точно будут ждать, - оглядев помещение придирчивым взглядом, принц вынес вердикт: - На крышу, через комнату прислуги.
  Меня сменил один из стражников. Я вздохнула с облегчением. Никогда не думала, что взрослые люди такие тяжелые.
  - Итак, - обвел взглядом присутствующих Ал, - кто умеет накладывать невидимость?
  Все скромненько потупились. Принц вздохнув, посмотрел на потолок и что-то ему беззвучно прошептал.
  - А отводом глаз хоть кто-то владеет? - снова обратился к присутствующим принц. Бетта скромно подняла руку. - Неужели! - саркастически произнес Ал. - Давай, показывай, что умеешь. Но так, что бы мы друг друга видели!
  Девушка поспешно кивнула. А я только сейчас поняла, что всем командует принц. Вот только куда он нас заведет?
  Для чтения заклинания нам пришлось встать плотным кружком. Из рук служанки вылетела зеленоватая нить и стала спиралью закручиваться вокруг нас. Остановившись над головой Беты, нить стала терять очертания и сформировала сферу с нами внутри. Засияв, она лопнула. Вот не заметила разницы: как была я, так и осталась.
  - Все, пошли! - не дав нам времени опомниться, поторопил принц.
  И мы полезли через окно на крышу. Сложнее всего было переправить Орлайна и меня. Некроманта потому, что он был без сознания, и его пришлось перевязывать простынями. А вот я была в принципе не готова к таким маневрам. Но кто меня спрашивал?
  Но помог мне, как ни странно, появившийся мохнатый монстр. Когда он своими лапками защекотал мне ногу, то помощь не потребовалась, потому что из окна я просто вылетела арбалетным болтом. Правда, сей маневр сопровождался голосом. Поддраконы внизу озирались в поиске объекта звука, но отвод глаз работал.
  Я ж не могла залезть и не зацепиться! Разорвала подол и теперь при забеге по крышам сверкала голой ногой. Хорошо хоть никому до этого дела не было.
  - А мы куда? - уточнила я, скатываясь на попе с очередной крыши.
  - От города подальше, - ответил принц.
  Сейчас Орлайна нес один из стражников. Он так и не пришел в себя.
  Поймав мой обеспокоенный взгляд, Ал произнес:
  - Очень плохо, что я не смог дочитать заклинание. Это может пагубно на нем отразиться.
  Я вцепилась в его руку и шепотом произнесла, с круглыми от ужаса глазами:
  - Ты же сделаешь все возможное, что б его спасти? - он кивнул. - ОБЕЩАЙ!
  - Обещаю, - послушно согласился он.
  Когда окружившие нас поддраконы остались позади, у нас наметился спуск вниз. Но все оказалось не настолько страшно, как могло показаться на первый взгляд. Нет, мы не прыгали с крыш на землю, мы полезли в чердачное окно. По улицам шли молча, чтобы не привлекать лишнего внимания.
  - А мы куда? - шепотом уточнила я у принца.
  - Сейчас главное - покинуть город. Как только окажемся за стенами, решим, что делать и куда двигаться дальше.
  Если он думает, что я поведу его к сыну, он глубоко ошибается!
  - Ты мне не веришь, - вздохнул белобрысый.
  - А должна? - поинтересовалась я. - Что ты сделал, чтобы я тебе доверяла? Убить меня хотел? Хотел! Оралайна не спас? Не спас. Насильно во снах приходил? Приходил. С какой стати я должна тебе доверять? - шипела я.
  - У тебя выбора нет, - обезоружил своей фразой меня принц.
  И улыбнулся. Этот гад широко и самодовольно улыбнулся. Аж руки зачесались подправить ему эту улыбку. А он, видя мой настрой, тихо прошептал так, чтобы только я услышала:
  - От ненависти до любви один шаг, - и благоразумно отошел сменить одного из стражников в нелегком деле перемещения моего мужа.
  Вот большой вопрос, чего он от меня добивается? Неужели он настолько наивен, что верит в то, что я его не то, что полюбить, простить смогу? Вряд ли. Тогда что ему надо?
  Пока я думала, ко мне подошла Рила.
  - Госпожа, не доверяйте ему, он волк в овечьей шкуре.
  - Я и не верю. Но что ему от нас надо? - посмотрела я на служанку.
  Она лишь пожала плечами.
  - Послушай, Рила, а почему ты - маг и вдруг служанка?
  - Потому, что мне повезло родиться вторым ребенком в семье, - я вопросительно на девушку. И она пояснила: - Я осталась жить, а вот мой брат...
  Я обняла начавшую всхлипывать девушку. Я не совсем поняла, что она имела в виду, но терять родных очень тяжело. Мы так и стояли бы посреди площади, если бы нас не поторопили наши охранники.
  
  Как только мы зашли поглубже в лес, где нас не буду искать никакие поддраконы, силы покинули меня и я опустилась под ближайшее дерево. Но стоило стражникам положить Орлайна на землю, как я забыла про усталость и поспешила посмотреть, как он там. Кровавого пота больше не было, был обычный, прозрачный, но красные подтеки остались на всем теле, создавая жуткую картину.
  - Когда ты его долечивать будешь? - сердито посмотрела я на принца.
   - Могу и сейчас, но резерв у меня не полон, может сил и не хватить, -вздохнул Ал.
  - И что тебе надо, чтобы восстановить резерв? - подозрительно уточнила я.
  - Время.
  - Которого у нас нет? - язвительно уточнила я.
  - А если мы поделимся резервом, хватит тебе сил спасти его? - спросила Бета.
  - Не уверен, - признался принц.
  - А может, ты просто не хочешь, чтобы он поправился? - я не стала играть в его игры и спросила напрямую.
  - Давай я прямо сейчас произнесу заклинание! - явно разозлился принц. - Пойдемте, девушки.
  Он и вправду стал читать заклинание, снова мой супруг покрылся кровавым потом, но Ал не останавливался. Он сам уже покрылся потом, одна капелька стекла по его виску, а он все шептал и шептал. Но вдруг он упал на одно колено, и тогда на его плечи положили руки стоящие рядом служанки.
  Заклинание все длилось и длилось, и я видела, как медленно тает надежда в глазах девушек. Таяла не только надежда, но и силы.
  Я не удержалась и рванула к супругу, упала перед ним на колени, взяла за руку и стала звать, не обращая внимания на зеленоватое плетение, окутывающее его тело:
  - Очнись! Пожалуйста!!! Только не бросай меня! Прошу тебя!
  Вдруг сияние стало таять, и сзади раздалось обреченное:
  - Нам не хватило сил...
  Это было последнее, что я слышала, потому что в глазах сначала потемнело, а потом стало слишком четко и ясно, как тогда, во дворце. Но на этом изменения не прекратились. Мои руки стали светиться изнутри и приобрели золотистый чешуйчатый вид с когтями вместо ногтей. И рука мужа, которую я держала, сразу стала маленькой и хрупкой. На спине появилась какая-то тяжесть, и я обернулась узнать, что это. Оказалось, я свечусь вся, а спину мне оттягивают крылья лежащие мешком. И хвост. У меня ХВОСТ!
  И вместе с обращением мне пришло знание. Я встала, расправила крылья и дыхнула огнем. Нет, не в небо, а на Орлайна. Белым таким огнем, дарующим жизненные силы. Правда, мои жизненные силы, но сейчас это такие мелочи. И видела я, как сгорает сгусток чужеродной темной энергии на груди супруга, как возвращаются к нему силы, как дыхание становиться ровнее.
  А еще я чувствовала восхищение окружающих. Но насладиться новыми впечатлениями я не успела, потому что вскочивший Орлайн кинулся к принцу и, схватив его за горло, стал старательно душить.
  'Орлайн?' - нет, я не говорила вслух, но все прекрасно меня услышали.
  - Он опасен сейчас как никогда. Он видел твой истинный облик и теперь всеми силами постарается избавиться от тебя. Других доказательств ему теперь не надо.
  Сам душимый произнести уже ничего не мог, кроме хрипов, и цвет лица его угрожающе багровел.
  'Он спас тебе жизнь', - объяснила очевидное мужу.
  - Нет, это сделала ты. А вот что делал он? - полузадушенный принц удостоился злого взгляда.
  Как ни странно, но он даже не предпринимал попыток высвободится.
  'Жизнь тебе спасал. Девочки подтвердят', - служанки активно закивали, и после недолгих раздумий Ал был отпущен.
  Принц быстренько отполз от Орлайна, держась за горло, пока тот не передумал.
  Наконец, все внимание супруга было обращено на меня:
  - Ты великолепна! - выдохнул он, оглядывая меня с головы до ног.
  Интересно, а через чешую видно, как я покраснела? В благодарность за комплимент я коснулась носом лба мужа, а он тут же погладил мои чешуйки.
  И почему идиллия не может длиться вечно? Я засекла какое-то движение в нашем направлении и, рыча, развернулась туда.
  Из кустов к нам нежданно-негаданно выпали 'романтики большой дороги', а проще - разбойники. Абсолютно все присутствующие уставились на них недобро, но именно я заставила их попятиться обратно в кусты.
  - Ку-уда? - протянул Орлайн. - А ну, стоять!
  Разбойники, где были, там и замерли, продолжая смотреть на меня немигающими глазами. А я на них.
  - Кто такие и куда собрались? - не обращая внимания на их состояние, спросил супруг.
  Мужчины еще некоторое время молчали, но потом все же один из них, видимо, главарь, ответил:
  - А... а... а... м... м... м... мы... это... - все, на больше он был не способен, потому что элементарно стал заваливаться на спину. А еще мужиком называется!
  Одновременно с моими мыслями хмыкнули Орлайн и Ал.
  - Ну, кто смелый? - обвел недобрым взглядом муж появившуюся компанию.
  Появившиеся и не обрадовавшиеся встрече люди стали даже как-то меньше и старались спрятаться друг за другом.
  - Несмелые у тебя разбойники, - обратился к принцу Орлайн, рассматривая разнообразное оружие у мужчин.
  Там были и ножи во множестве, и топоры, и даже один арбалет. Но, видно, зарабатывали они не очень или экономили на оружии и его уходе.
  - Сейчас еще и будут мертвыми, - зло процедил Ал.
  Только вот на кого он злился? Действительно ли на них или на ожившего некроманта?
  'Так что вы тут потеряли?' - зря я к ним обратилась. Они, бедняги, побелели, потом позеленели и были на грани нервного срыва.
  - Ва-Ваше Ве-Ве-Велич-ч-чество! - бухнулся на колени один, а за ним и остальные. - Не каз-ните!!! - стукнулся лбом об землю. Жаль не мрамор - запомнил бы. - Мы готовы хоть сейчас на каторгу, только не губите!
  - Не губите! - раздалось на несколько голосов.
  'Это они к кому обращаются?' - посмотрела я на мужа.
  - Они приняли тебя за короля, ведь только истинный правящий может принимать сей могучий облик.
  И мы почему-то одновременно посмотрели на принца. Вид у него был понурый и какой-то совсем не королевский. Это и не удивительно! Если я действительно дракон, то они незаконно занимают трон.
  Если я сейчас разбойникам скажу, что я не та, за кого они меня принимают - быть смуте, а вот если оставить все как есть...
  'А может, пусть они думают, что я король?' - спросила у Орлайна.
  - Ты хочешь все оставшиеся дни бояться за жизнь сына, потом внука, потом правнука? Сама видела, что король ищет вашей смерти.
  Да, всю прелесть королевской нелюбви ощутила на собственной шкуре.
  Вдруг я заметила, что разбойники стали пятиться.
  'Чего это они?' - изумилась я.
  - Так у тебя гребень дыбом встал. Вспоминаешь королевский прием?
  Я даже отвечать не стала. Наверно, мне следовало вернуться в свое хрупкое человеческое тело, но так не хотелось! Наоборот, меня сжигало изнутри желание расправить крылья и отправиться в свой первый полет!
  - Ти, - позвал Орлайн. - Вернись ко мне.
  Я повернулась к мужу, а он протягивал ко мне руку. Как только я коснулась... мордой, он обхватил меня двумя руками и поцеловал. И мне захотелось ответить ему взаимностью...
  И вот мы стоим вдвоем и упоенно целуемся при всех. И не важно, что там разбойники ошарашено на нас таращатся; принц, который непонятно кто: то ли друг, то ли враг; еще служанки и стражники. Все это неважно! Потому что в этот миг есть только он и я.
  - Ти, ты мое солнышко невероятное!!! - оторвался от меня супруг, чтобы покрыть поцелуями оставшиеся не при деле части лица. - Какой у тебя невероятный дракон! Но! - он отошел на длину вытянутых рук. - Чтобы это было в последний раз! Ты или себя угробишь, или дракона, что равносильно!
  - Но я же... что бы тебя спасти, - не ожидавшая такой перемены, промямлила я.
  - Моя жизнь не стоит таких жертв. Поняла? Не. Сто-ит. Только наш сын может стоить, но, надеюсь, обойдется, - и выразительно посмотрел на принца.
  Тот еще больше понурился и уже не напоминал того гордого и слегка заносчивого молодого человека, которого я знала.
  - А с ними что? - я кивнула к замершим на грани обморока разбойникам.
  - Вы видели, кто потомок Истинных! Не тот, кто сидит на троне, а она и ее потомок. Идите и разнесите весть о том, что Драконы не покинули нас!
  Мужиков как ветром сдуло, некоторые даже оружие капиталодобывательное позабывали. Но не пришедшего в сознание члена банды захватить не забыли. И это хорошо, а то пришлось бы нам его тащить.
  - Ты же не против, чтобы это известие достигло простого люда? - спросил Орлайн у Ала таким ледяным и нетерпящим возражений голосом, словно это он тут правящий монарх.
  - Я никогда не был против! - выплюнул принц, выпрямившись. - Злодеяния отца не лежат грузом на моих плечах!
  - Да неужели? - саркастически поинтересовался мой муж. - Мы уже не отвечаем за грехи отцов наших, да? Но, согласись, что все произошедшее было с твоего молчаливого одобрения?
  - А что я мог?! - вскинулся принц. - ЧТО???
  - Помешать, - очень спокойно ответил супруг и прижал меня к себе, чмокнув в макушку. И уже не обращая внимания на доведенного до ручки Ала, обратился ко мне: - Теперь у нас одна дорога - к сыну.
  - Но он... - начала я.
  - А он уже нам не будет такой помехой, потому что народ будет знать, кто истинный правитель.
  И почему-то мнения принца он уже не учитывал, как будто тот был для него пустым местом и не более того. Или Орлайн просто приучает Жуалина к безвестности?
  - Орлайн, - прошептала я, - ты уверен в том, что сейчас делаешь?
  - Звездочка моя, я уверен только в том, что порву любого, кто вам причинит хоть малейшую боль. И этот, - он обернулся и одарил зло молчавшего ненавидящим взглядом, - один из трех лидирующих кандидатов.
  - Чего же ты ждешь? Можешь начинать прямо сейчас, - гордо вскинулся принц.
  Действительно, мне сейчас для полного счастья только выяснений, кто круче, и не хватает!
  Орлайн, словно прочитав мои мысли, ответил:
  - Лежачих не бью, - и это при том, что Ал прекрасно стоял на ногах. И уже не обращая на открывающего и закрывающего рот, словно рыба на суше, принца, муж скомандовал: - Пошли!
  И, приобняв меня за плечи, он потянул меня вглубь леса. А впереди всей команды бежало мохнатое чудо, в любой ситуации чувствующее себя на месте, в отличие от меня.
  - Любимый, я не совсем понимаю, при чем тут 'лежачих не бью', если он стоял? - я посмотрела на нахмуренного супруга.
  - Тут не ищи прямой связи - это переносное значение. Ты своим превращением уложила его на обе лопатки. Ему осталось только осознать это и смириться.
  - Но я не хотела... Я просто испугалась за тебя!
  - Я знаю, моя ненаглядная, знаю. А теперь представь, что будет, если ты разозлишься?
  Я представила. Меня передернуло. С той силой и мощью, которую я ощутила в теле дракона... Воистину, чем больше сила - тем больше ответственность.
  - Мы справимся, - вырвал меня из задумчивости муж. - Мы со всем этим справимся.
  И я поверила ему. Поверила, что он не бросит, не предаст и обязательно поддержит, как бы тяжело мне ни было.
  И всю благодарность и признательность я вместила в:
  - Я тоже тебя люблю!
  Сзади раздалось фырканье. Мы с Орлайном одновременно обернулись. Принц только закатил глаза к небу.
  - Ты что себе позволяешь! - не спросил, рыкнул муж.
  - А вот не верю я в такую любовь! Не верю!
  - Если бы хоть кого-то интересовало твое мнение, им бы поинтересовались, - скривился некромант. - Ты вообще чего идешь за нами?
  - Благодарность жду, - не моргнув взглядом, вздернул подбородок Ал.
  Получила от супруга вопросительный взгляд и кивнула. Да, он действительно помогал.... Надеюсь.
  - Спасибо, - спокойно произнес недавний больной.
  Жуалин продолжал идти за нами.
  - И почему ты до сих пор идешь в том же направлении, что и мы?
  Ал фыркнул, но до ответа снизошел:
  - Начнем с того, что я на тебя, неблагодарного, потратил весь свой резерв и теперь просто не в состоянии открыть портал. И закончим тем, что оставаться в лесу одному просто глупо. Ну, и добавлю, что с вами интересней.
  - Угу, приключений захотелось, - сделал вывод из всего сказанного Орлайн. - Как ты попал к нам в комнату? Хвост привел?
  - Хвост невероятным образом пришел сам, а я до вас добрался только третьим порталом по зигзагообразной траектории, - предотвращая возмущение некроманта, Жуалин быстро добавил: - Я к нему не имею никакого касательства. Он точно пришел не за мной, и как вас нашли, я понятия не имею.
  У Орлайна уже начали светиться глаза, предвещая беду. Освободившись от моей руки, муж шагнул на встречу к принцу.
  - Мне магия не нужна, чтобы тебя убить! - зло бросил он и молниеносно кинулся на Ала.
  Реакция принца была столь же стремительна, и выпад правой руки некроманта был встречен блоком. Контрудар не заставил себя ждать.
  Даже я, переживающая за мужа, видела, что ему ничего не стоит управиться с принцем. Но оба, с упорством горных доров, продолжали кидаться друг на друга.
  В конце концов, ожидаемо Орлайн бросил через бедро Ала на землю и припечатал:
  - Возвращаю тебе долг. И отныне мы квиты.
  - Вы только на него посмотрите! Я тащил его через весь город, а он считает, что маханул пару раз кулаками - и рассчитался за спасенную жизнь?
  Мне пришлось схватить за руку только подошедшего ко мне мужа, чтобы он не вернулся к прерванному занятию. И зачем Ал нарывается? Как будто ему других проблем мало!
  - Послушай, Ал. Признайся сразу, что тебе надо, и иди отсюда с миром, пока я все кости тебе не переломал на радостях.
  - Ты не дашь мне того, что я хочу. Но я могу взять это сам. Так что, пока мой резерв не восстановится, тебе придется потерпеть мое присутствие.
  Орлайн на это только фыркнул и, не оборачиваясь, последовал дальше за мохнатым чудом. Да и двигались мы в ту же сторону, в которую убежали разбойники.
  
  Как хорошо, что есть знающие люди! Проторенная разбойниками тропинка вскоре вывела нас к небольшому селению. К этому моменту выдохлись все, кроме бодренького Орлайна. А принца даже мне жалко стало, потому что он не только устал физически, но и истощен магически.
  - Вот и отличненько. Сейчас купим еды и одежды, - меня красноречиво рассмотрели, задержавшись на образовавшемся разрезе.
  - А деньги у нас есть? - осторожно уточнила я, памятуя о том, что сбежали мы второпях.
  Все переглянулись и скромненько потупились.
  - Как это могло случиться? - грозно обвел взглядом присутствующих Орлайн, заставив нас еще больше понуриться.
  - Ха-ха-ха! - раздался сзади смех принца. - Вы снова во мне нуждаетесь! Как вы вообще дожили до этого момента без меня?
  И снова Ал зашелся хохотом, а мой супруг наградил всех таким взглядом, что показалось: здесь сейчас будут стоять ледяные скульптуры, а не люди. Ну, или трупиками от него разбежимся...
  - Кому я доверил заботу о наследнице Истинных! - взревел Орлайн. - А если бы я умер? - снова тяжелый взгляд прошелся по всем присутствующим.
  Все благоразумно молчали, да и сказать было нечего в свое оправдание. И сплоховали не только они, но и я. Я же не дите неразумное, за которого все надо делать!
  - Орлайн, - взяла за руку мужа, - они не виноваты. Это я их всех поторопила и не дала возможности подготовиться к спешному покиданию негостеприимных горожан.
  - Да, на счет покидания. Что конкретно там произошло?
  Хоть вопрос и предназначался Жуалину, ответила я:
  - К нам в окна влетели огненные шары, и комната загорелась. Но Ал нас спас, создав безогненный контур.
  - Ал? А не по твоей ли наводке огоньки залетели?
  Вот я бы на месте принца уже бы самолично себе могилку выкопала и в ней же закопалась!
  - Это не мог быть мой хвост. Я использовал три портала, чтобы добраться до вас. Отследить такое под силу только тебе. Из-за этих зигзагов я и прибыл магически истощенным. Так что в произошедшем нет моей вины.
  Если судить по виду Орлайна, он ему не поверил, но промолчал.
  В деревню пошли все вместе. Открыто, смело и не скрываясь. Впереди шла я с мужем и принцем, а за нами уже остальные. Как только мы достигли частокола, народ стал выходить на улицы. Я ждала теплого приема и улыбки от селян, но из-за ближайшего забора донеслось:
  - УБИЙЦА!!!
  - Убийца! Убийца!!! - подхватили остальные.
  Я по наивности, не иначе, подумала, что это они про принца. Судя по его посеревшему лицу, он тоже воспринял возглас на свой счет. Но первый камень почему-то полетел в меня. Но промахнулись! У самого моего носа летуна поймал Орлайн. Следом полетели еще, и основная их часть была направлена в меня. Орлайн прочел заклинание и меня окружил прозрачный купол с легким сиреневатым свечением. Все мои спутники приняли боевые стойки. Сжатые кулаки супруга покрылись пламенем.
  - Уходим! - скомандовал мой муж, потихоньку оттесняя меня назад.
  - Они это кричали мне, не принцу? - уточнила я.
  Ответом мне было молчание, которое я восприняла, как согласие. Да и камни лететь престали, хотя на Але защиты не было.
  - За что? - растерянно спросила я. И уже громче спросила у столпившегося люда: - За что?!
  - Ты еще смеешь спрашивать? - взвилась темноволосая женщина. - Как у тебя наглости на такое хватает! Пока ты, тварь, прячешься, убивают наших детей! Из-за тебя убивают, слышишь?!
  Сказать, что я была в полной растерянности - это не сказать ничего. Я совсем утратила связь с реальностью. Я уже не могла понять, снится это мне или нет, потому что такого просто не может быть...
  - Орлайн? - после сильно затянувшейся паузы я обратилась к единственному, кому доверяла.
  - Ты не причем. Все, что они наговорили, касается только правящей сейчас семьи. Твоей вины в этом нет. Жуалин, ты ничего сказать не хочешь? - обратился к побелевшему принцу мой защитник.
  - Ты думаешь, что мои извинения изменят ситуацию? - язвительно уточнил белобрысый.
  - Я думаю, - с нажимом произнес муж, - что попробовать бы стоило.
  - Дорогой, я считаю, не стоит его заставлять. Слова извинения должны быть искренними, а не вытянутыми за уши, - обратилась я к мужу, понимая, что ничего хорошего разговор не принесет. - Может, мы в лес вернемся.
  - Нам действительно пора, а то мы слишком злоупотребили здешним доверием, - зло глянул на мигом притихшую толпу муж.
  И мы покинули столь негостеприимное селение, отправившись по дороге в надежде встретить другую деревню. Но нам не повезло, и мы до темноты не достигли долгожданной крыши над головой. Пришлось разбивать лагерь в лесу и есть то, что смогли добыть по дороге. А раздобыть мы смогли мало. Несколько грибов и ягоды. Так что спать мы легли не очень сытые. Благо хоть воды было вдоволь, потому что мы расположились у маленького ручейка.
  Спать я легла в объятьях любимого мужчины. Как же я по ним соскучилась!
  - Сегодня был тяжелый день, но ты молодец, - шелохнул дыханием волосы около моего уха Орлайн, обнимавший меня сзади.
  - Мне есть за что бороться, и для вас я приложу все усилия, на какие буду способна.
  - Ты сильная. Ты - потомок Истинных. Я это понял, еще когда ты отправила группу диверсантов поддраконов во дворец. Дракон пробуждается, и ты становишься немножко другой. Но все равно остаешься моей Ти, - и он коснулся губами моей шеи.
  - Я сама от себя не ожидала такого! Никогда бы не подумала, что я смогу так поступить. Вот только теперь переживаю, а что если их раскроют и... их могут убить? - я повернулась к мужу.
  - Могут. Но за тебя они погибнут с радостью.
  - Но так нельзя! - повысила я голос.
  - Тс-с-с... Не волнуйся. Как только смогу, я отправлю им помощь.
  Я с благодарностью посмотрела на мужа и вместо слов подарила ему поцелуй, стараясь вложить в него всю ту бурю чувств, что сейчас царила в моей душе.
  - Люблю тебя, - наконец, смогла выговорить я, как только перевела дыхание. - Люблю всей душой.
  - О! А у драконов душа просто огромная! Ты об этом знаешь? - я отрицательно помотала головой. - Ничего, скоро ты будешь знать о них все. А я люблю тебя, мой свет, больше жизни! И никому никогда не позволю обидеть тебя.
  Нам не нужны были слова, мы прекрасно общались на языке тела. Правда получить удовольствие в полной мере нам мешали находящиеся неподалеку спутники. Придется потерпеть до тех пор, пока не сможем остаться наедине.
  
  Утро началось неожиданно с букета цветов. За самим букетом находился Ал и мило улыбался.
  - Это что? - сонно потерла я глаза, все еще надеясь, что мне это снится.
  - Это тебе, - продемонстрировал он полевые ромашки со всех сторон. - Я подумал, что они поднимут тебе настроение с утра.
  Я критически осмотрела букет. Не то что бы я никогда цветов не получала, смущает сам даритель. С чего такое внимание? А принц все продолжает улыбаться и смотреть на меня.
  Вдруг он охнул и выронил букет из рук. Цветы упали мне на колени, а сам хозяин букета повалился рядом со страшными стонами. Я испугалась, потому что подумала, что на нас напали. Но вскочив я увидела причину столь странного поведения Жуалина. На краю поляны стоял некромант с перекошенным от ярости лицом и явно читал заклинание. От каждого шевеления пальца принц стонал все сильнее и скрючивался все больше.
  Наконец, к побелевшему Алу вплотную подошел супруг и, взяв его за грудки, оторвал от земли.
  - Еще раз подойдешь к МОЕЙ жене, ты - труп, - процедил чуть ли не по слогам Орлайн, не сводя сияющего, от плещущейся там магии, взгляда от принца.
  Даже у меня холодок по спине пробежал, потому что стало ясно, что это не угроза и не предупреждение - это констатация факта.
  - Орлайн, отпусти его. Он все понял, - заступилась я за побелевшего белобрысого.
  - Очень на это надеюсь, - голос мужа был холоден. - Иначе за последствия я не ручаюсь.
  Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять того, что он не шутит.
  Взяв меня за руку, Орлан повел с собой. Зато выяснилось, где был муж с утра - он собирал хворост для костра. В том месте, где он увидел принца валялась кучка хвороста. Теперь нам предстояло эту кучку пополнить.
  - Я вот думаю, как нам сейчас лучше поступить, куда податься? - посмотрел на меня супруг. - Какие идеи есть у тебя.
  - К Вилиалу хочу, - вздохнула я. - Я соскучилась.
  - Я тоже, - грустная улыбка мелькнула на его устах.
  - Как думаешь, я смогу теперь защитить сына? - с надеждой посмотрела на супруга.
  - Ты теперь сможешь защитить не только его, но и свой народ.
  - А нельзя ли избежать всех этих тронных дел? - робко поинтересовалась я.
  - Знаешь, что имели в виду те люди, что кричали 'убийца'?
  Неужели он решил рассказать? Вот почему он не ответил, когда я спрашивала, а сейчас решил снизойти до объяснения?!
  - И что же?
  - Жестокость короля, только перенесенную на тебя.
  Вот умный человек объяснил и все сразу понятно стало!
  - Что ты под этим подразумеваешь?
  - Король творит ужасные вещи, и народ от бессилия стал обвинять тебя, хоть твоей вины здесь и нет.
  Нет, понятнее не стало. От досады я даже заскрипела зубами. Вот сколько можно избегать ответов на прямые вопросы?
  
  Завтрак прошел в тишине и косых взглядах на ненормального принца, который даже после утренней стычки сел рядом со мной. Я, на всякий случай, чуть ближе придвинулась к мужу. А потому, что страшно, когда человек настолько с головой не дружит.
  И правильно я его боялась! До вечера все было нормально, исключая то, что Ал старался держаться недалеко от меня. Селения теперь мы обходили и на вопросы, куда идем, Орлайн отвечал уклончиво, мол, оставим в надежных руках принца и двинемся дальше. А началось все с того, что супруг отошел по нужде в кустики, оставив около меня одного из охранников. Но последний оказался недостаточно расторопным, и подошедший Жуалин одним движением открыл портал и, схватив меня, прыгнул в образовавшее свечение. Несколько заклинаний и охранник не успели. Мои попытки вырваться тоже не имели успеха, пока мы не оказались в темном помещении. То ли окна закрыты ставнями, то ли здесь была глубокая ночь.
  Стоя со спины принц тихонечко произнес мне на ушко, продолжая прикрывать мне рот:
  - Любой звук привлечет лишнее внимание, и тогда тебя убьют. Поэтому ради твоего же блага не шуми, когда я тебя отпущу, и тогда я смогу тебе все объяснить. Если ты меня поняла - кивни.
  Я кивнула, и меня отпустили. Точнее Ал перестал зажимать рот, но меня по прежнему держал.
  - ТЫ! - зашипела я. - ТЫ... скотина ты! Ты что творишь? Какого неуспокоенного я здесь делаю?! И где это 'здесь'? Тебе точно жить надоело! Орлайн быстро с тебя шкуру спустит!
  - Не шуми. Это мои личные апартаменты в загородном доме. Тут только прислуга и немного стражи. А ты здесь для того, чтобы мы могли спокойно поговорить, только и всего.
  - И потом ты меня отпустишь? - уточнила я.
  - Как пожелаешь, - я спиной почувствовала, как он пожал плечами. - Сейчас я тебя отпущу, и ты будешь вести себя прилично.
  - С чего бы это? - ляпнула я не подумав.
  И получила ответ:
  - А с того, что в противном случае, мы так спать и ляжем.
  Тут я поняла, что вести себя буду очень прилично. До поры до времени.
  - Я отпускаю, - словно я могу на части развалится, тихо произнес принц, потихоньку разжал руки и зажег пульсар.
  Я тут же сделала шаг вперед, развернулась и со всего маху дала ему пощечину. Удар получился хлестки и звонким, эхом разлетевшись по комнате. А сила его была такой, что Ал пошатнулся. Он так и замер. Боялась пошевелиться и я, продолжая гневно сверлить его глазами и ожидая ответной реакции.
  Но Ал продолжал стоять и даже на меня не смотрел. Прошла минута, никто из нас позы не поменял. От тишины звенело в ушах.
  Наконец, все так же не смотря на меня, белобрысый произнес:
  - Я же просил не шуметь, - я демонстративно фыркнула - мало ли о чем он меня просил! - Но согласен, я заслужил это, - не обращая внимания на мой скептицизм, продолжил принц.
  Я вздохнула. У кого бы спросить, как быть с человеком, который не дружит со своей головой?
  - Ты - сумасшедший, - констатировала я факт.
  - Это твоя вина, - ответил Ал.
  Я открыла было рот, закрыла и только со второй попытки смогла произнести вмиг осипшим голосом:
  - Моя?! - до сих пор не верила своим ушам. Уверена, что мне это послышалось.
  - Я не понимаю, что тебя удивляет? Или Орлайн недостаточно убедительно доказывал тебе, что ты невероятно красива?
  Я поняла, что дар речи совсем меня покинул, и я не знаю, что на такое ответить. Это он так в любви признается или что-то другое имеет в виду?
  - Муж у меня был более чем убедителен - он был великолепен! - вздернула я носик, обидевшись за супруга.
  - Тебе просто не с кем сравнить, - теперь фыркнул принц, а я снова не нашлась, что бы такого поязвительнее ответить. - Но об этом потом, а сейчас предлагаю попить чаю и чем-нибудь перекусить из того, что можно утянуть с кухни.
  И он направился к дверям, но вдруг остановился и спросил:
  - Ты пульсары создавать умеешь? - я отрицательно помотала головой.
  Это он спрашивает, чтобы в очередной раз убедиться в моей беспомощности?
  - Понял, - и вернулся назад, прошел мимо меня и, прочитав заклинание, зажег свечу на прикроватном столике.
  Мне захотелось упасть в обморок, потому что оказаться в ЕГО спальне, на ЕГО кровати мне очень и очень не хотелось.
  - Я... я не хочу есть! Просто скажи, что тебе от меня надо и отпусти, - решилась я.
  - Ну, ты, может, есть и не хочешь, а мне вот очень даже хочется. Так что жди здесь, я скоро вернусь, - и он покинул комнату.
  Ага, буду я его ждать! Конечно! Еще и цветочков ему нарву, что б романтичнее было. Так, окно. Распахнула створки в неверном свете свечи с надеждой покинуть это неприятное место. Но моим ожиданиям не суждено было сбыться. Очень далеко внизу шумела река, а сама комната была над обрывом. Значит, ищем другой выход.
  Но обойдя комнату по кругу, я так и не нашла больше дверей, кроме той, в которую вышел Ал. Но и она была закрыта - это выяснилось, когда я усиленно дергала за ручку. Вот попала!
  Ну не стоять же мне, сложа руки, пока надо мной поиздеваются? Так, а что у нас имеется в комнате, что можно использовать против похитителя?
  Я еще раз обошла по периметру помещение, освещая каждый уголок свечой. Ничего примечательного. Большая кровать, с двух сторон которой стоят тумбочки с цветами, столик, вокруг которого стоят два кресла, и камин, а перед ним диванчик. План созрел, и я принялась воплощать его в жизнь.
  Закончила я быстро, и к приходу принца стояла у распахнутого окна, наслаждалась звездным небом, свежим ветерком и простором. Как только он перешагнул порог и закрыл дверь, раздался щелчок. Значит, дверь он запер магией и мне ее не открыть!
  Поставив поднос на стол, он подошел ко мне и сказал:
  - Идем, там чаек горячий и пирожки вкусные.
  Я бы не пошла, но для исполнения моей мсти это было нужно. Так что я чинно прошла и села в кресло. Принц, соответственно и вполне ожидаемо, расположился в кресле напротив. А зря, потому что мокрые штаны и капающая жидкость из-под мягкого места никого не красит, тем более принца. Жаль, придворные не видят, такой случай упускают! Мстя свершена!
  И даже гневный возглас: 'ТИ-И-И-И!' не смог испортить мне поднявшееся настроение, и я продолжала хихикать. Зубовный скрежет пролился мне бальзамом на душу, а гневное пыхтение принца было лучшей музыкой для моих ушей - месть удалась!
  Принц, все еще скрепя зубами встал, кресло противно чавкнуло, но его высокоблагородие и бровью не повел, даже пульсар не зажег, оставив на столе свечу. Отодвинул кресло и принялся к столику передвигать диванчик. Ну-ну.
  Диван со страшным скрипом, от которого сводило скулы, наконец занял свою позицию по ту сторону столика и со вздохом облегчения Ал сел на диван. Диван повторил трюк кресла, правда, в меньшем объеме, а из аристократического рта Жуалина вырвалось какое-то ругательство, которого я не знаю. Я стала хохотать в голос.
  - Ты. Зачем. Это. Сделала? - вопросил чуть ли не по слогам злющий принц.
  - А зачем ты меня похитил? - не осталась я в долгу.
  Мужчина громко выдохнул сквозь плотно сжатые зубы и встал с кресла. Направился он к камину, протянул руку и что-то прошептал, от его рук скользнули языки пламени и загорелись дрова. Встав, это наглец бросил на меня хитрый взгляд, развернулся ко мне лицом и... стал расстегивать камзол.
  - Ты что это удумал? - подала я полный изумления голос на второй пуговке.
  - Снимаю мокрую одежду, - улыбнулся принц.
  - А сделать это в другой комнате не хочешь? - уточнила я.
  - Нет, - последовал ответ. - Ведь ты для чего-то намочила мою одежду. Теперь я выясню для чего.
  - Для мести! - рявкнула я, потому что была расстегнута уже шестая пуговка.
  - Ты абсолютно в этом уверена? Я вижу сомнение в твоих глазах, - промурлыкал принц.
  - Ты в темноте путаешь злость с сомнением.
  Я, правда, преувеличила, потому что мое лицо освещала свеча. Но это не значит, что он имеет право здесь безобразничать!
  Имела глупость с ехидцей наблюдать, за медленным расстегиванием пуговок, надеясь, что здравый смыл победит его спесь. Но когда камзол был на полу, пришла очередь жилетки. Как в загадке про капусту, честное слово.
  А я сижу, улыбаюсь его глупости, он улыбается мне и продолжает раздевание. Вот и жилетка оказалась у ног принца, и настала очередь белоснежной рубашки. И когда из ворота показалась обнаженное тело принца, я поняла: он не шутит.
  Выйти из комнаты я не могу, пусть. Но я ведь могу и не смотреть! Развернула кресло к нему спиной и сделал вид, что происходящее за спиной меня совершенно не касается. Но кресло само по себе развернулось. Точнее его магией развернул Ал.
  - Ну что ж ты такая упрямая! Я же даже не прикасаюсь к тебе. Я показываю себя.
  - Ты даже не спросил, надо ли мне это! - скрестила я руки на груди.
  - Мне и не надо спрашивать, мне достаточно твоего заинтересованного взгляда, - улыбнулся этот... этот наглец.
  - Конечно заинтересованного, должна же я знать, насколько тебе хватит наглости и как далеко ты сможешь зайти.
  - До конца, - признался с ехидной улыбкой Ал.
  - Совести у тебя нет! - вспылила я.
  - Совесть есть, моя красавица. А вот терпения уже никакого нет.
  Я, фыркнув, встала и, развернувшись к нему спиной, перестала замечать его присутствие. Жаль, лечь спать в при нем не могу.
  Сзади раздалось шуршание, а затем шаги. Встав позади меня, принц откинул мои волосы за спину, открывая ушко. Наклонившись, прошептал:
  - Я не могу без тебя! Ты заполняешь каждый миг моей жизни. Я готов умереть только за один твой благосклонный взгляд, я отдам жизнь за твою улыбку. Откажусь от всего, что мне дорого, ради твоего счастья.
  У меня перехватило дыхание. От его горячего дыхания, от близости его разгоряченного тела, от осознания всего того, что он сейчас сказал.
  - Твоя слова - ЛОЖЬ! - дернулась я, но он удержал меня за плечи. - Ложь и яд! Тебе что-то от меня надо, вот ты и говоришь всякие глупости. Я не верю тебе! Не верю!
  Я вырывалась, он меня держал. И чем больше я предпринимала попыток освободится - тем сильнее он меня сжимал. Я перестала сопротивляться и замерла, тогда он медленно меня отпустил.
  - Я не причиню тебе вреда, поверь. Тебе нечего боятся, - все так же раздалось над моим ухом.
  - Если бы мне нечего было боятся, я бы сейчас была рядом с мужем. Но я здесь, и для этого должны быть причины. И судя по тому, каким образом я здесь оказалась, мне они вряд ли понравятся.
  - Хорошо. Давай присядем и я тебе все объясню.
  Он подошел к дивану, но, вспомнив последствия, взял чашку и пошел к кровати.
  - Ты пей-пей, тебе надо сил набраться, переход занимает очень много сил. А то я не смогу вернуть тебя обратно.
  Я взяла чашку и со вздохом понюхала содержимое кружки. Чай с мятой, ничего особенного. Я отхлебнула еще горячий напиток. А принц сел на кровать и с криком подскочил обратно, разбив чашку и держась за мягкое место.
  Конечно, я оторвала половину у каждого стебелька розы, что стояли в вазах, и разложила их под легкое покрывало. На результат моего труда и сел Ал.
  - А ты опасный противник! - усмехнулся Жуалин, когда перестал ругаться. - Хорошо, что ты мой друг.
  Я элементарно подавилась чаем. Каков наглец, а?
  - Тебе помочь? - ринулся ко мне принц.
  Я предупреждающе выставила руку и сквозь слезы произнесла:
  - Спасибо! Не надо, - и Ал остановился.
  - Как скажешь, - и, вернувшись, он стал убирать шипы из постели. Это хорошо еще, что чай он мимо пролил.
  Собственноручно принц перетряхнул всю постель. Жаль, никто не видит, весело бы было - принц в роли горничной.
  - А где белый передничек? - ляпнула я.
  Принц замер буквально на секунду, после чего повернулся ко мне и протянул:
  - А-а, так ты любишь поиграть.
  - Только не с тобой, - открестилась я от греха подальше, не совсем понимая, что он имеет в виду.
  - Ну, с мужем это понятно. Надо же разнообразить семейные будни, - понятливо закивал он.
  - Естественно, с мужем, - фыркнула.
  Ну а с кем у меня могут быть еще семейные будни? Не с ним же!
  Но от мыслей меня отвлек шарахнувшейся от постели принц:
  - А ты что тут делаешь?! - изумление в его голосе было столь глубоким, что я поспешила посмотреть на того, с кем он разговаривает.
  И была не меньше поражена, увидишь моего знакомого паучка в боевой позе растопырившего лапки на Ала.
  - Вот, у меня одним защитником больше! - улыбнулась я.
  - Да кто ж тебя обижает? - возмутился Жуалин. - Тебя никто и пальцем не тронул!
  - А это ты ему скажи, - кивком указала на паучка. - Сам натравил - сам и спасайся. Да, я надеюсь, ты не собираешься ночевать со мной в одной комнате? - между зевками спросила я.
  - Понял. Покидаю тебя до утра. Сладких снов, - и, не одеваясь, он подхватил вещи и покинул комнату, не забыв запереть дверь. Чтоб его!
  Одиночество - это хорошо, проще обдумать план побега. Раздевшись до нижнего белья, легла под одеяло на холодную постель. 'Еще бы ванну принять не помешало бы. Но за неимением лучшего, сойдет и это', - подумалось мне. И натянув одеяло до самого подбородка, стала обдумывать способы возвращения к мужу и сыну.
  
  Разбудило меня солнышко и чей-то очень пристальный взгляд. И чего паучку не спится? Надо имя ему придумать, защитнику моему. Приоткрыла глаза и вижу: стоит, лапки мохнатые растопырил, глазками-бусинками сверкает. 'Защитничек!' - улыбнулась я про себя: - 'Будешь Храбрецом'.
  Да, а паук-то на меня и не смотрит, и поза у него агрессивная. Распахнула глаза, повернула голову в сторону от мохнатика, и напоролось на голубые глаза!
  - А ты что здесь делаешь? - истерично запищала я.
  - Любуюсь, - лучезарно улыбнулся принц.
  - Послушай, ты обещал меня отпустить вчера, но я все еще здесь.
  Улыбка не исчезла с его лица, как я надеялась. Радовало только то, что он лежит на одеяле, а не под ним. А мне и встать нет никакой возможности - прикрыться нечем и одеяло из-под него не вытащу. Да я и никогда бы не подумала, что ему хватит наглости заявится ко мне до утреннего туалета.
  - Обещал. Но не будить же мне тебя было?
  Действительно, спать я вчера и не собиралась, как же так случилось, что за окном уже утро, а я все еще здесь?
  - Ты мне подлил что-то в чай! - выдвинула догадку. - Что было в чае?
  -Только успокоительное. Ты вчера была слишком возбуждена! - еще наглее улыбнулся этот хлыщ.
  - Я на взводе? Сейчас я тебе покажу, что такое дракон на взводе! - зарычала я, готовая его придушить голыми руками, пока он моим нижним бельем будет любоваться, потому что вытащить руки и не оголится невозможно.
  Паучок, поняв мое настроение, прыгнул с одеяла на моей груди на принца. Последний только шевельнул пальцами и мой Храбрец повис в сфере с оранжевыми сполохами под самым потолком.
  - Ах, ты... - начала я и, все же вытащив руки, хотела ударить этого аспида.
  Но он перехватил оба мои запястья, закинул их мне над головой и навис надомной.
  - Пусти, - зашипела я. - Хуже будет!
  - Свет мой, куда уж хуже? Хуже, чем любить ту, которая никогда не будет твоей, и быть не может, - не сводя с меня взгляда с чуть расширившимися зрачками, прошептал Ал. - А сейчас я хочу сделать тебе предложение...
  - А тебе не кажется, что для этого у нас слишком неудобная поза? - возмутилась я, пытаясь вырваться из его захвата.
  И чем больше я дергалась, тем больше сползало одеяло с меня. Это не ускользнуло от ненормального принца. Проследив взглядом за краем одеяла, он облизнул пересохшие губы и с явным усилием перевел уже затуманенный взгляд на меня.
  - Мама, - пискнула я.
  - Нет, всего лишь я. И я хочу, чтобы ты стала моей женой. Подожди, дай договорить, - перебил он мою попытку сказать все, что я о нем думаю. - Ты только подумай, что этот брак принесет тебе и твоей семье? Твой сын будет наследником, я даже закрою глаза на то, что он не мой сын, буду любить его и оберегать, как родного, и ничто не будет угрожать его жизни. Ты станешь королевой. Не будет никакого кровопролития и захвата власти, за что народ сразу же тебя полюбит. В нашем государстве наступит мир и покой. И все это только от одного твоего 'да'.
  - Ты - сумасшедший! - прошипела я. - Я, даже если допустить мысль о том, что соглашусь на это, не смогу быть твоей. Я уже замужем!
  - А это как раз и не является проблемой. Орлайн, ради вашего счастья и благополучия не задумываясь, отдаст свою жизнь, - победно улыбнулся принц. - И тогда нам никто и ничто не помешает быть вместе.
  - Это ты сейчас мне предлагаешь согласиться на убийство собственного мужа? - с сарказмом произнесла я. - Даже не знаю, в чьем здравомыслии я сейчас сомневаюсь больше: твоем или моем. Ты же ведь понимаешь, что я на это никогда не соглашусь.
  - Ты - нет, не согласишься, а вот если предложить это Орлайну... - протянул Ал, еще ближе склоняясь ко мне. - Уверен, ради вашего блага он согласится.
  - Ты - ненормальный! - задергалась я изо всех сил, наплевав и на одеяло, и на открывающиеся прелести, лишь бы быть подальше отсюда.
  А он не обращая внимания на все мои попытки вырваться, все ниже склонялся, не сводя горящего взгляда с моих губ.
  - Ты не посмеешь! У меня защита Илитарра. Ты не сможешь...
  - Так у меня тоже защита есть. Вот сейчас и узнаю, чья крепче, - расплылся в улыбке, словно кот объевшийся сметаны, принц.
  А я запаниковала. То, что он явно намеревается делать, я терпеть не хочу!
  - Неет, - прошептала в ужасе я.
  И этот страх парализовал меня. Ни руки, ни ноги уже мне не подчинялись, о том, что я еще жива, свидетельствовали только слезы, покатившиеся из уголков глаз.
  - Не плачь, я не причиню тебе вреда. Если бы ты сама пожелала пойти мне на встречу, то наш первый поцелуй был бы совсем другим...
  И он впился в мои губы. Я же не шевелилась и никак на его ласку не отвечала, даже зажмурилась, надеясь, что он остановится. Но из его уст вырвался стон. За ним следующий и еще. Вот тогда я поняла, что разница между первым стоном и последующим огромная. Если первый еще, можно сказать, был от удовольствия, то последний от боли.
  Я распахнула глаза в тот момент, когда всю комнату осветило сияние, как тогда у Илитарра, и принц со стоном, отпустив меня и скрючившись, свалился с кровати. Да так и остался лежать, поджав колени к груди и крича не своим голосом.
  С потолка, когда лопнула сфера, прямо на кровать свалился Храбрец. Это и заставило меня пошевелиться.
  - Надо бежать, - мелькнула шальная мысль. Пока он не может меня удержать, надо быстро отсюда уходить.
  Вскочив, рванула к двери. Заперта зараза. Оглянулась в поисках выхода. А в голове росла паника. Ведь если не сбегу сейчас, потом мне может быть еще хуже!
  - Где выход? Где выход? - металась по комнате, пока мой взгляд не упал на окно.
  Свежий ветер растрепал волосы и немного освежил мысли. Мне даже идея пришла в голову. Подбежав к постели, похватала вещи и быстро их натянула.
  - Ты со мной, Храбрец? - глянула я на паучка. Тот подполз к краю кровати и посмотрел на меня. Эх, была не была! Я протянула руку, и это членистоногое полезло мне на ладонь. Внутри все сжалось от противоречивых чувств: от омерзения до банальной щекотки.
  Оглянулась у самого окна на все еще валяющегося принца, я прошептала: 'Прощай!' и, секунду поколебавшись, выпрыгнула из окна.
  Полет вниз был потрясающим, потому что потряс до самых основ души, которая позорно сбежала. Такой скорости у меня еще никогда не было! И это невероятно ощущение захватывало и завораживало! Хотелось провести так много времени в полете!
  'Ну же, крылья, вырастайте!' - подумала я. Но мое человеческое тело продолжало полет вниз, стремительно приближаясь к камням.
  'Зато смерть будет быстрой!' - мелькнула мысль.
  Острые грани камней стремительно приближались, и я поняла, что никак не могу избежать смерти. Инстинктивно выставила руки перед лицом и с закрытыми глазами стала ждать удара. Но его все не было и не было, а меня трясло, наверно от страха.
  Устав ждать боли от удара и смерти, я приоткрыла глаза и увидела, что камни подомной на расстоянии вытянутой руки, но они не приближаются. И я выяснила почему меня трясет - я махала крыльями.
  'УРААААА! У меня получилось!' - я оглядела свои... лапы и, вывернув шею, глянула на распахнутые крылья.
  На спине обнаружился и паук. Как он там оказался, понятия не имею. Мне как-то не до него было, пока падала.
  'Ну что? Полетели домой?' - поинтересовалась я у наездника и получила волну положительных эмоций.
  Ух, ты! Я и так умею?
  А куда лететь-то, где Орлайн? Но стоило мне только о нем подумать, как я сразу поняла, в какой стороне он находится. И больше не раздумывая ни секунды, стала махать крыльями в том направлении. Правда сам полет больше походил на полет бабочки, отведавшей перебродивших яблок. Меня швыряло из стороны в сторону, болтало так, что если бы у меня был полный желудок, то содержимое бы в нем и не задержалось. Так что я порадовалась, что вчера вечером обошлась только несколькими глотками чая.
  Летать было здорово! Особенно, когда меня перестало штормить, и я смогла более-менее нормально держаться на одной высоте и пользоваться потоками воздуха. Я даже поднялась к самым облакам, слегка коснувшись их крылом, а затем и вовсе нырнув в молочную белизну. Чувство безграничной свободы было непередаваемо-упоительным! Казалось сейчас весь мир принадлежит мне и хотелось раскинуть пошире руки... лапы и обнять весь мир! Внутри все ликовало и будь я человеком, визжала бы от восторга. Но я дракон и потому подставив крылья ветру иногда мирно парила, а иногда неслась наперегонки с ветром. Встречные птицы мельтеша крыльями спешно улепетывали с моего пути. Только стриж оглянулся и курса не сменил, пришлось щелкнуть зубами у его хвоста, придавая ускорения. Еще я посоревновалась с орлом во взятии высоты. И там, над облаками, крутанулась вокруг своей оси. Затем, сложив крылья, камнем устремилась вниз. Расправив крылья, затормозила у самой кромки воды, прошлась по ней лапами, поднимая целую тучу брызг и мощными толчками опять устремилась ввысь. Это восхитительно чувство - быть драконом!
  
  К вечеру я уже еле махала крыльями и чуть живая приземлилась на полянке возле речушки. Отличное место для ночлега, и помыться можно.
  Так что, обернувшись обратно человеком, сполоснулась и задумалась об ужине. Я, может быть, его бы и пропустила, но мой желудок категорически был не согласен этой мыслью. Я еще в обед хотела поохотится и добыть себе зверушку на ужин. Драконьим бы огнем прожарила и поела, но стоило мне только начать гонять косулю или зайца, как я чувствовала их страх и панику. Я не смогла их убить - это было выше моих сил, поэтому больше не останавливалась и летела дальше навстречу к мужу.
  Хорошо, что не очень далеко я нашла землянику, так что, свернувшись калачиком, я легла спать без урчания в животе.
  Но мне не спалось, в воспоминаниях все всплывали картины деревень и городов, что я пролетала. Все, кто видел меня, тыкали в меня пальцем, испытывая при этом самые разнообразные эмоции. Преобладало в основном восхищение, но был там и интерес, и страх, и боль, и даже ненависть. Из чего я сделала вывод, что к настоящей власти у людей разное отношение, и если страх я еще могла понять, то почему жители испытывали боль, я не понимала категорически. И только сейчас я поняла, что надо было подлететь ближе и послушать о чем думают эти люди. Что ж, значит, я сделаю это завтра.
  
  Вставать категорически не хотелось, да и сил не было, чтобы встать - такая слабость меня одолела. Но если не встану, то не увижу Ви и Орлайна. Значит, я должна подняться и умыться. Может, тогда взбодрюсь, и станет легче.
  Вода действительно немного сняла усталость. Но разлеживаться времени не было, поэтому обсохнув на солнышке, я оделась. Теперь стоя у края реки, где деревьев было меньше, потому что понятия не имела, как взлетают драконы - с места или с разбега, я пыталась снова стать драконом. Но эта золотисто-чешуйчатая морда так вчера устала, что спряталась, и показываться совершенно не хотела. Мы с паучком, который расположился на моем плече, только вздыхали. А я снова и снова закрывала глаза, представляя себя драконом, но результата так и не было.
  Тогда я вспомнила, как мне понравилось летать и раскинула руки в стороны, словно готовая ими замахать и взлететь. Открыла глаза и на поверхности воды увидела огромного зверя. У меня получилось. И чуть присев, я всеми четырьмя лапами оттолкнулась от земли и взмахом мощных крыльев оторвалась от земли.
  Развернувшись в ту сторону, в которую я летела вчера, поняла, что Орлайн совсем близко, и лететь мне осталось недолго.
  
  Так и случилось - и часа полета не прошло, как увидела отряд, едущий мне навстречу, во главе с моим супругом.
  - Ти-и-и! - услышала радостный возглас из любимых уст.
  И я камнем бросилась вниз на встречу с таким родным и пока далеким человеком. У самой земли распахнула крылья и мягко приземлилась. Едва коснувшись земли, уже человеком побежала к спрыгнувшему с шарахающейся лошади Орлану, который со всех ног бежал мне навстречу. Поймав меня в крепкие объятья, он закружил меня, не стесняясь окружающих, страстно целуя в губы. Я была так счастлива в этот момент, что отвечала с таким чувством, будто мы не среди людей, а дома, и рядом никого нет. Как же я по нему соскучилась!
  - Ти... солнышко... любимая... - целуя меня в заплаканные глаза - и когда только слезы потекли? - шептал муж. - Все позади... все прошло... Ты справилась!.. Я убью его!.. Ты как?.. Он обидел тебя?..
  И Орлайн так сжал меня в объятьях, что у меня захрустели кости, и я пискнула.
  - Ох, прости! Я безумно переживал! Я чуть с ума не сошел! Я глупец, я полный идиот! Надо было его убить сразу, как увидел!
  - Не волнуйся, я в полном порядке, - улыбнулась я. - Давай мы сейчас полетим к сыну? - попросила я.
  - Полетим? Ты предлагаешь мне лететь на тебе? - и такое изумление промелькнуло в глазах супруга, что я поняла - сморозила какую-то глупость. Но вот какую, я не поняла.
  - Что-то не так? - удивленно спросила я.
  - Ну, есть несколько моментов. Можно начать с того, что ты обессилена настолько, что буквально не держишься на ногах, - и действительно, сейчас меня супруг держал на весу, и возвращаться на землю у меня не было никакого желания. Но Орлайн продолжал дальше: - И закончить тем, что ты не даешь развиться дракону. Он и так слишком рано появился, а ему еще лет шесть зреть, не меньше.
  - Ничего не знаю! Я уверенна, что смогу защитить сына и не буду ему угрозой. Полетели, а?
  - Прямо сейчас? - я кивнула. - И что, ты совсем есть не хочешь?
  Я, конечно, отрицательно помотала головой, но вот мой живот при упоминании о еде предательски заурчал, вызвав смех у супруга.
  - Предлагаю такой план действий: ты сейчас кушаешь, немного спишь, а то синяки под глазами! - Отвернувшись, тихо-тихо добавил: - Убью гада! - после уже громче мне: - Вот тогда полетим, - и так улыбнулся, что я просто не смогла не растаять в его руках и не согласиться.
  За мной ехал целый отряд из двадцати человек, среди которых были Рила и Бетта. Когда Орлайн донес меня до основной группы, громко произнес:
  - Это - леди Тиила-Дари лим Харитал од Хаар-Лаам и моя супруга. Прошу любить и жаловать!
  И все присутствующие склонили головы, вогнав меня в краску. Любимый же обвел всех довольным взглядом и скомандовал, чтобы развели костер и нагрели мне еду, заявив, что в сухомятку я есть не буду. Так что группа мужчин сразу отелилась в направлении ближайших деревьев, а девушки принялись за подготовку к обеду. Были тут еще две девушки, но я их не знала.
  Муж, так и не отпуская меня из рук, сел, а я, крепко обнимая его за шею, тихонечко прошептала на ушко:
  - Орлайн, но я только лим Харитал, но никак не од Хаар-Лаам.
  - Любимая, - поцеловал меня в висок мой ненаглядный, - ты всегда была од Хаар-Лаам. Сейчас просто это уже можно не скрывать. Знаешь, что значат эти слова? - я отрицательно помотала головой. - Они переводятся как 'Рожденные от Дракона' или 'Драконорожденные'. А так как ты относишься к этой категории, значит, тебя смело можно называть од Хаар-Лаам.
  - Я уверенна, что это преждевременно, - осознавая всю степень ответственности, накладываемую этим именем, я даже загрустила.
  Орлайн хмыкнул, но ответил:
  - Время покажет. А сейчас отдыхай, родная, - и меня весьма не целомудренно поцеловали.
  - И ты хочешь, чтобы я после такого уснула? - приводя дыхание в порядок, спросила я.
  - Тебе надо отдохнуть, - и легонечко коснулся губами моего лба.
  Когда он отстранился, я вздохнула, но устроилась поудобнее на его коленях. Один из сопровождающих принес плащ, которым супруг меня незамедлительно накрыл. И действительно, сон довольно быстро меня сморил. Очень надеюсь, что ему удобно, потому что я ни за что не слезу. Во-первых, мне так очень хорошо, а во-вторых, не хочу хоть на минутку расставаться.
  
  Я еще не проснулась, но уже почувствовала тепло родного тела, которое я обвивала руками и ногами. Когда же открыла глаза, солнышко уже вставало из-за горизонта. Ничего себе я поспала!
  Подняв глаза, увидела, что за мной внимательно наблюдают.
  - Выспалась? - шепотом спросил Орлайн, потому что мы спали в самом центре, и вокруг нас раздавалось то мерное посапывание, то громогласный храп.
  - А ты чего не спишь? - так же тихо произнесла я.
  - Я так соскучился... - и меня притянули сверху, чтобы продемонстрировать насколько супруг соскучился по моему обществу. Это 'соскучился' прекрасно чувствовалось даже сквозь одежду.
  - Тут люди, - шепотом напомнила мужу, что мы далеко не одни.
  - Да, но ради... утра с тобой я их убью не задумываясь, - с ленцой протянул муж, искоса оглядывая поле деятельности.
  - Орлайн! - стукнула его кулачком по груди и тихо возмутилась, чтобы не разбудить потенциальных жертв.
  Супруг негоромко рассмеялся и чмокнул меня в нос. Я не растерялась и подставила губы, на что получила хриплый ответ:
  - Мне же действительно придется от них избавиться, потому что поцелуем я точно не ограничусь.
  Сказано было очень тихо и спокойно, но я почему-то сразу поверила, что он не шутит.
  - Тогда предлагаю лететь к сыну. И пусть только попробует его кто-нибудь тронуть хоть пальцем - откушу конечность! - и у самого носа супруга щелкнула зубами.
  - Да-а, - протянул Орлайн. - Голодный дракон - это действительно страшно! Предлагаю перекусить для начала.
  - Но только быстро, к Ви хочу, - мечтательно прикрыла глаза, представляя, как обнимаю сына.
  
  Стоило нам только подняться, как все вокруг зашевелились и начали суетиться. Так что позавтракали мы разогретым мясом и хлебом.
  Поблагодарив всех за завтрак, мы с Орлайном отошли на расстояние, где я, прикрыв глаза и представив, как крылом касаюсь облаков, превратилась в дракона. Подставив лапу, помогла мужу забраться к себе на спину, прислушиваясь к одновременному ворчанию и восхищению мужа.
  Ему совершенно не нравилось, что я превращаюсь в дракона, но не потому, что становлюсь сильной и независимой, а потому, что мой дракон от раннего перевоплощения становится слабее. Но при этом он не мог скрыть восхищения мной, что было весьма приятно.
  Оглядела стоящих поодаль людей и уловила такой неподдельный восторг и надежду, что невольно улыбнулась про себя. А вод драконий оскал оставила при себе, ведь не поймут и напугаю людей до обмороков. Был только один человек, которого терзали переживания: Рила все никак не могла дождаться Рана. Действительно, ему бы пора уже давно вернуться, а его все нет... Ничего, обязательно найдем и к девушке вернем. И ни приведи Истинные, с ним что-то случилось!
  Взмах мощных крыльев - и мы в полете! Ветер нежно ласкает сильное тело, от мужа исходит волна восхищения вперемешку со страхом.
  'Я буду аккуратно', - улыбнулась мысленно мужу.
  'Я знаю, но это настолько невероятно!.. Даже магия не дает таких ощущений. Ты бесподобна!'
  Мне не надо было спрашивать, где сын: как только я стала драконом, направление перестало быть проблемой для меня. А вот червячок сомнения не переставал грызть изнутри. Потому что вопрос, правильно ли я поступаю, и не найдет ли его принц, покоя не давали. Но теперь я смогу его защитить. Смогу! Р-р-р!
  
  Под нами проносились деревушки, леса, поля, реки и озера. А мы все летели и летели. Иногда я парила на потоках воздуха, иногда, наоборот, приходилось махать крыльями против ветра, но я не прекращала приближаться к самому дорогому мне существу - сыну.
  Первое приземление мы совершили только вечером у озера, окруженного сосновым лесом. Я побродила по окрестностям, собирая ягоды, а муж с помощью магии поймал зайца, которого и зажарил на костре.
  После ужина я сполоснула руки в воде. Но стоило только прикоснуться к теплой поверхности озера, возникло стойкое желание окунуться полностью. Войдя по грудь, я остановилась, наслаждаясь теплом озера, что обволакивало меня и ласкало уставшее тело. Даже не плавала. Замерла и блаженствовала, пока сзади не раздался плеск. Когда я обернулась, то увидела ступающего ко мне мужа. Он уже был по пояс в воде, и я любовалась его видом, пока он приближался ко мне.
  Протянув руки навстречу, прильнула к его обнаженному телу. Страстный поцелуй взорвал реальность. Орлайн прижал меня к себе одной рукой, второй придержал голову не давая разорвать наши уста. Я же обвила такое желанное тело ногами и обе руки запустила в волосы. Вожделение супруга было весьма недвусмысленным. Я ощущала его остро, как никогда. Мне казалось, будто весь мир исчез - растворился в ласковых руках мужа, в его страсти и нежности.
  Его губы, оставив сладкий след на моих, опустились на шею. Прикусив мочку уха и вызвав во мне невольный стон, он опустился к ключице. Мои губы шептали его имя и молили о большем.
  Его руки, ласкали и обещали наслаждение. Левая перебралась и завладела грудью, а правая опустилась на ягодицу и чуть приподняв, стала устраивать меня поудобнее.
  Но стоило только мне обрадоваться, как вода вокруг нас засияла белыми расходящимися кругами.
  - Орлайн, - прошептала я, - что-то не так...
  Оторвавшись от меня, он стал озираться. Но стоило нам прекратить, как сияние пошло на убыль и вода стала холоднее.
  - Что это было? - посмотрела я в удивленные глаза мужа. - И вода... она стала холоднее.
  - Хм, - выдал разумное объяснение супруг и, посмотрев на меня, словно невзначай нежно коснулся моих губ.
  Я потянулась навстречу, и стоило нам увлечься друг другом, как вода снова стала теплее. И чем горячее становились поцелуи, чем жарче объятья, тем теплее вода, и когда я от желания начала сходить с ума, снова появилось сияние.
  - Это из-за нас, - куснув его за ушко, промолвила я.
  Орлайн посмотрел на воду и выдал вердикт:
  - Значит, не останавливаемся.
  И мы не остановились. Сияние росло, окутывало нас, но мы были не здесь. Нас уже не волновала глубина озера и происходящее вокруг. Мы были в своем невообразимо сладком мире, где ловили каждое движение друг друга, каждый вздох и вскрик. Мы стремились к вершине наслаждения, сплетая наши тела в страстном, неистовом танце любви. Где были только мы, и не было больше ничего и никого. Малейшее его движение вызывало во мне сладкую негу, и я старалась доставить ему не меньшее удовольствие. И наш мир взорвался, оставив нас рассыпаться бесконечным числом сверкающих ярких искр. Казалось, что мы и вселенная сейчас единое целое, и это было правильно!
  Когда мир приобрел привычные очертания, и я смогла восстановить дыхание, муж все еще крепко меня обнимал.
  - Это магия? - провела я рукой по щеке супруга.
  - Я думаю, что да. Про такое я никогда не слышал. Но обязательно выясню. Мне почему-то кажется, что это было благословение Истинных. Но утверждать я не возьмусь.
  Вылезать из воды мы не спешили, наслаждаясь легкими касаниям и прикосновениями друг другу. Нежные поцелуи и ненавязчивые ласки не переходили в страсть. Нам просто было хорошо вместе.
  - Я никому тебя не отдам, - вдруг нарушил тишину супруг.
  - И не надо, - я обвила его шею руками и пощекотала языком ушко.
  Звезды мерно покачивались на водной глади, отражаясь в небесах. Луна обливала своим светом, словно боясь нас потерять из виду. И тишина вокруг, нарушаемая только трелью соловья, мерным успокаивающим плеском воды и нашим редким шепотом.
  Рядом с Орлайном мой мир приобретал новые краски, которые мне не мог подарить никто другой. И я благодарна моим родителям за их выбор.
  
  На исходе третьего дня показался замок, в котором был Вилиал. В предвкушении встречи сердце забилось быстрее, а взмахи стали мощнее и чаще. Скорее бы обнять мое чудо ненаглядное. Опустившись на поляне и спустив супруга с небес на землю, я уже своими ногами побежала к замку. Вскоре оттуда выбежал Ви. Кинувшись навстречу сыну, я забыла обо всем на свете. Меня переполняла такая радость, что я готова была обнять весь мир. Сейчас на душе была такая благодать, что я бы могла осветить всю вселенную.
  А уж когда в мои объятья прыгнул сыночек, счастью моему не было предела и оно вылилось слезами.
  - Не пачь, мама! - еще крепче обнял меня Ви за шею, от чего влажные дорожки стали еще больше.
  Я расцеловала сына куда только можно! Даже задушила бы в объятьях ,если бы не было чревато.
  Супруг, подошедший сзади, тоже нас обнял. И в этот момент я поняла, что значит быть по-настоящему счастливой. Мне не нужны были горы золота и богатства, власть и привилегии. Я мечтала только о том, чтобы этот миг длился вечно. Потому что лучше него для меня быть ничего не может.
  - Я скучала, - чмокнула в щечку сына я.
  - И я!
  - Больше никогда тебя от себя не отпущу! Как тебе было с леди Василис? Она тебя не обижала?
  - Не-е! - помотал головой сын.
  Тут над нами раздался голос Василис:
  - Я бы никогда не посмела обидеть потомка Истинных, - и разрушила мой мирок блаженства.
  - Здравствуйте, леди Василис, - поднялась я с колен, взяв сына на руки.
  - Здравствуй, моя родная, - и, подойдя ближе, крепко меня обняла, напрочь лишив дара речи.
  Отпустив меня, она подошла к Орлайну и, посмотрев в его глаза, спросила:
  - Как ты, сын?
  Все! Меня с полянки можно было уносить, потому что я совсем потерялась в этой реальности. Или Василис сошла с ума, или я... Меня больше устраивает первый вариант.
  - С... сын? - осипшим голосом спросила я, когда смогла хоть что-то выдавить из пересохшего горла.
  Перевела потерянный взгляд на супруга, а он мне лукаво улыбнулся.
  - Убью! - был мой вердикт по отношению к супругу.
  Это же надо было такое от меня скрывать?! Я все это время к свекрови относилась, как к прислуге. Ой, ма-ама!
  - Я не мог, прости, - потянулся ко мне супруг. Но я как была с сыном на руках, так синхронно шагнула в сторону от супруга.
  - Ну, что ты! Я же не избегал твоей матери, хотя знал, кто она на самом деле!
  - Именно! Ты знал! А мне, почему-то, столь интересную подробность никто сообщить не удосужился! - вспылила я.
  - Пойми, пожалуйста, нас правильно, - примирительно сказала... мама. - Для тебя с Ви правильнее было не знать всей правды. Это подвергло бы вас дополнительной опасности. Ты и сейчас не сможешь удержать ментальный щит. Одно спасение - обратившегося дракона уже никто не сможет прочитать. Поэтому и смысла скрывать правду, уже нет. Нам с тобой еще о многом надо побеседовать.
  Тут я была с ней полностью согласна, обсудить нам предстояло не просто много, а очень много!
  - Но сначала, - не дала мне опомниться леди, - вас надо помыть и накормить. Вон, с лица оба спали. А пока будете кушать, расскажете о ваших приключениях.
  - Только после того, как узнаю в подробностях о жизни сына в мое отсутствие.
  И не обращая внимания на их переглядывание пошла к замку. А сзади донеслось удивленное: 'А она сильно изменилась'.
  'Ты не представляешь насколько!' - хохотнул Орлайн.
  Я еще ни раз их удивлю, пусть привыкают. Оставили бы меня в лесу, и все было бы спокойно. Но тут я вспомнила смерть родителей и поняла, что в покое меня даже там не оставят.
  Слуга услужливо распахнул дверь при моем приближении. Сына я все так же держала на руках.
  - Покажите мою комнату, - обратилась я к суетящимся слугам.
  Ко мне тут же подбежала девушка и попросила следовать за ней.
  Пока поднимались по лестнице в прохладном полумраке, я украдкой рассматривая обстановку, спросила у сынишки:
  - Чем ты занимался после моего отъезда?
  - Иглал и купайся. Тут озело есть! Показу! - заерзал сынишка на руках.
  - Давай мама немножко отдохнет, и завтра обязательно сходим, покажешь мне озеро. Хорошо?
  - ДА!
  - Ваша комната, - служанка открыла дверь просторной светлой комнаты. - Горячую воду сейчас принесут. У Вас есть какие-то пожелания?
  - Как тебя зовут?
  Девушка явно не ожидала такого вопроса, потому что сначала ее глаза изумленно распахнулись, а потом она покраснела и потупилась:
  - Юлтар, госпожа.
  - Ты можешь быть свободна, Юлтар.
  - Хорошо, госпожа, - и, поклонившись, девушка оставила нас.
  Помещение было очень светлым, с выходом на южную сторону. Но это был кабинет. Обойдя комнату нашла еще спальню и ванную. Преобладали бежевый и золотой с зелеными вставками. Опустив сын на пол - тяжелый стал уже - и, взяв его за руку, подошла к окну посмотреть на вид.
  А вид был завораживающий. Кругом ухоженные цветочные поляны и много зелени, радовавшей глаз. И много простора, настолько много, что хотелось высунуться из окна, распахнуть руки навстречу ветру и закричать миру, что вот она я, свободная и непокоренная. Или это во мне дракон уже говорит?
  - А там, - сын указал пальцем за деревья, - озело.
  - Значит, завтра у нас будет обед на бережку? - улыбнулась я Ви.
  - Да! - стал попрыгивать сынишка.
  Нас разговор прервал робкий стук в дверь.
  - Войдите, - разочаровано протянула я, потому что общение с Вилиалом наполняло меня счастьем.
  - Я прошу прощения, - седовласый вышколенный мужчина поклонился, - но леди Василис просила Вас быть за ужином.
  - И через сколько он будет? - раздраженнее, чем хотелось, спросила я.
  - Часа через полтора, - поклонился мужчина. - Что мне передать леди Василис?
  - Если я откажусь, она сильно будет на тебя ругаться? - уточнила я.
  Мужчина сказал, что нет, но даже за вышколеностью я видела, как он напрягся. Из чего я смело сделал вывод, что достанется ему на булочки.
  - Как мне к тебе обращаться? - надо со слугами знакомиться и списочек писать, кого как зовут, чтобы не перепутать.
  - Диатрим, госпожа, - поклонился мужчина.
  - Диатрим, не стоит столько кланяться, если нет посторонних. Одного раза более чем достаточно. И передай многоуважаемой, - сквозь зубы произнесла я, - леди, что я приду.
  Мужчина заметно расслабился, улыбнулся и, еще раз извинившись за беспокойство, покинул комнату.
  - Ну, ужинать будем? - посмотрела я на Ви.
  - Угу, - покивал головой сын, направился в спальную комнату и там, забравшись на кровать, начал на ней прыгать.
  Я невольно потрогала глаз, где недавно красовался синяк, но запрещать ребенку не стала, только попросила:
  - Ви, прошу тебя, будь осторожнее. Хорошо?
  - Да, мама. Я не будю так высоко плыгать.
  Я улыбнулась, смотря на радостную мордашку сына. Но на всякий случай подошла ближе. А потом не удержалась и, забравшись на кровать, взяла сына за руки и мы стали прыгать вдвоем.
  Вот за этим занятием нас и застал Орлайн. Я прыгать перестала, угрюмо посмотрев на вравшего мне все это время мужа.
  - Теперь понимаю, почему на мой стук никто не ответил. Можно к вам присоединиться?
  - ДА! - крикнул довольный Вилиал.
  Я мысленно пожалела кровать, явно не приспособленную для такого изуверства. Но руку, для того, что бы супруг мог встать с нами в круг, подала.
  - У тебя ледяные руки. Замерзла? - внимательно посмотрел на меня муж.
  - Нет, - я просто смотрела на сына и пыталась подавить возрастающий гнев.
  Больше ничего не ответила - смыла не было. Если уж в столь касающемся меня вопросе, как свекровь, они умудряли не говорить правды, то что говорить об остальном?
  - Злишься?
  Я не ответила, только указала глазами на сына, давая понять, что при нем не стоит заводить этот разговор. Муж у меня был далеко не глупый, а потому понял, что я от него хочу, и больше вопросов не задавал.
  - Стучат, - сообщил Орлайн, когда я уже заметно устала.
  Слезла с кровати, заправила растрепавшиеся волосы и разрешила:
  - Войдите.
  На пороге стояла Юлтар. Поклонившись, она сказала, что принесли воду для моего омовения.
  - Я заберу Вилиала, пока ты приводишь себя в порядок, - улыбнулся вышедший за мной супруг.
  И они с сыном покинули мои комнаты, а я с грустью смотрела вслед уходящему Ви. Ничего, сегодня даже ночь проведу с ним. Теперь никто и никогда не посмеет обидеть мою семью.
  Споро приготовив воду, слуги покинули помещение и я, раздевшись, окунулась, наслаждаясь покоем и тишиной.
  Сколько времени наслаждалась мгновениями одиночества, я не знаю, но из полудремы меня вырвали руки, что легли на плечи.
  - Спинку потереть? - раздался мягкий бархатистый голос над головой.
  - Ви? - спросила я о самом важном.
  - Он с Василис, - последовал ответ.
  Мои плечи напряглись, и я хотела было уже вылезти из воды, но меня мягко придержали любимые руки.
  - У них все хорошо. А я хотел с тобой поговорить, - и переместившись так, чтобы видеть мои глаза, Орлайн продолжил: - Даже не поговорить, а извиниться.
  Я вздохнула и отвернулась. Мне нечего ему было ответить. Меня действительно начала злить вся эта таинственность и скрытость. Он был прав - я изменилась. Я уже не та тихая и скромная лесная девушка. Я - дракон! Я - истинный правитель по крови. И как бы мне ни хотелось оставаться милой и безмятежной, я уже никогда не стану прежней. На мои плечи Боги положили груз, о котором я не просила, и избавиться от него я не вижу возможности.
  - Не вздыхай, прошу. Я действительно во многом виноват - признаю. Но все что я совершил, я делал, чтобы оградить тебя и сына от той ноши, что постигла вас. Не молчи! Скажи хоть что-нибудь! - взмолился муж.
  - Что я могу сказать? - вспылила я. Видимо, сказалось напряжение, сковывавшее душу все это время. - Я не виню тебя. Каждый из нас сам выбирает свой путь. Каждый... только не я. Мне не оставили выбора. Меня всю жизнь ставили перед фактом: отныне это твой муж, отныне ты живешь тут, отныне у тебя нет родителей, отныне ты дракон...
  - Но все это делалось для твоего же блага!
  - Это я уже слышала, - некрасиво перебила я мужа. - Только все остается, как есть. И я с этим смирилась.
  - Мы ждем тебя ужинать.
  Обиженный Орлайн покинул помещение. Вот и помирились... И поймет ли он когда-нибудь, что я просто уже устала от всего свалившегося на мои плечи?
  
  Еда была великолепной, я даже передала благодарность повару. В остальном все действо прошло в скупых вопросах о нашем путешествии. Я более чем уверена, что Васлис успела обо всем расспросить... сына, так что утруждать себя подробными ответами не стала.
  Поблагодарив за еду, я вместе с сыном, покинула столовую. Нас проводили в детскую, где я, сполоснув сына и спев ему колыбельную, уложила ребенка спать.
  - Ти, - позвал вошедший супруг, - идем.
  - Куда? - не глядя на него, спросила я.
  Орлайн подошел, приобнял меня за плечи и шепотом сказал:
  - Мне надо многое объяснить тебе.
  - Почему это не сделать здесь?
  - Потому что Василис тоже надо многое тебе сказать. Но если ты сильно устала, мы отложим разговор на потом.
  Есть ли в женщине черта сильнее любопытства? Да я же не усну, пока все не узнаю! Так что выбор: спать или все узнать, передо мной не стоял.
  Василис ждала нас в малой зале и даже встала из кресла при нашем появлении. Муж усадил меня на диван около камина, напротив няни... или бабушки. Сам прошелся по комнате, шепча заклинание.
  На мой вопросительный взгляд, объяснил, что это дополнительная страховка. Мне осталось только терпеливо ждать.
  После разрешающего кивка Орлайна, Василис начала, а мой супруг пристроился рядышком:
  - Я понимаю, что тебе выпала нелегкая доля, и моя вина в твоей неподготовленности непростительна. И все же я хочу попросить прощения за все, что говорила и делала против твоей воли. Но на все мои действия есть оправдание - мы хотели как лучше.
  - Кто 'мы'? - подала я голос, прерывая ее речь и сворачивая в интересующее меня русло. Я действительно слишком устала, чтобы высидеть длинную монолог.
  Мать с сыном обменялись понимающими взглядами, а я закатила глаза к потолку. Сколько можно этих секретов?!
  - 'Мы' - это организация, защищающая истинных наследников трона от правящей семьи, - спокойно произнесла леди. - Я являюсь ее главой.
  - И почему я не удивлена, что ваш сын является моим мужем? Ведь не спроста же это?
  - Нет, конечно. Он выбран не потому, что он мой сын, а потому, что он искуснейший маг государства. И он один из немногих, кто может тебя защитить. Его работа во дворце позволяла быть в курсе событий поисков твоего местонахождения. И уж они никак не могли подумать, что мы спрячем тебя у них под носом. Вот если бы кое-кто не высовывался из поместья, то они бы и дальше были в неведении. Но что ни делается - все к лучшему. Потому что время пришло.
  - И к чему оно пришло? - уже с интересом спросила я.
  - К возвращению правящей семьи на престол.
  - А, поняла! - я все же еще на них сердилась. - Вы хотите сделать сына королем!
  За это получила два укоризненных взгляда. А я что? Я к власти не стремлюсь. Мне хочется тишины и покоя, желательно без таких вот жизненных встрясок.
  - Ти, солнце мое! Ни мне, ни маме не нужен трон. Он нужен людям, живущим на ТВОЕЙ земле и нуждающиеся в ТВОЕЙ защите, - на меня это не произвело особого впечатления. - А еще и нашему сыну, только так он будет в безопасности, и его жизни не будет ничего угрожать.
  - Мы можем уехать и жить как мои родители, - предложила я.
  - Это совсем другая история. И если ты готова ее услышать сейчас, я расскажу, - вставила Василис.
  - Рассказывайте, - милостиво согласилась я.
  Василис встала, обошла кресло и, смотря на горящие дрова, стала рассказывать. И речь ее была преисполнена грусти и печали. Да и мне веселее после ее рассказа не стало.
  А началось все с моего прапрадедушки Бириара. Мне уже было известно, что наследие Истинных передается только первому потомку рода, мне от матери, а от меня Вилиалу и его первенцу. Остальные дети, если будут, останутся простыми людьми с очень большим магическим потенциалом, как Жуалин.
  Случилось так, что по глупости и молодости прапрадед обрюхатил понравившуюся ему служанку. А она, юная и неопытная, испугалась гнева короля и сбежала, боясь, что у нее отнимут дочь. Боялась она вполне обосновано. Надо сказать, довольно долго о ней никто не вспоминал. Ровно до тех пор, пока не настало время Бириару обзавестись потомством. Его жена родила наследника, но когда ему исполнилось тридцать лет, он так и не превратился в дракона. Стали выяснять что, да как. Тут и вспомнил он о служанке, с которой провел не одну ночь. Кинулись ее искать, но ее и след простыл.
  Естественно королевская семья оставила это в страшной тайне, а невозможность перевоплощения сына списала на окончание действия божественной крови. На этом историю с потерянными истинными можно было оставить в покое, но женская мстительность не знает границ. И супруга Бириара стала искать истинных наследников втайне от мужа. Для этого даже создала тайную организацию. Это они нашли моих родителей, и они виновны в их смерти.
  Орлайн положил руки на мои сжавшиеся кулаки. Я даже не заметила, как это история тронула меня до глубины души. Вот что ей стоило не трогать нашу семью?
  А Василис продолжала рассказывать, и огненные сполохи играли на ее решительном и таком уставшем лице. Теперь я видела ее печаль и груз ответственности, что был на ее хрупких плечах. Зато я много уже поняла. Почему она так опекала нас. Да и разговор, состоявшийся у нее с Орлайном перед балом приобрел абсолютно другой смысл. Он боялась ЗА МЕНЯ! А я не ценила того, что она делала для меня и Вилиала. Я просто не знала...
  А служанка, как только услыхала слухи, про необращающегося сына правителя, отправила свою взрослую дочь к знакомым, чтобы они ее выдали замуж. Она знала, что ее найдут, и была права.
  Больше она никогда не видела свою дочь, да и внуков тоже. Начались поиски следующего наследника.
  Но когда дочь смогла обратиться у людей, которые ее прятали, стали понятны истинные причины ее нахождения так далеко от дома. И тогда собрались добровольцы, поклявшиеся на крови всеми силами защищать истинных наследников.
  Идею поиска поддержала власть. Это был приговор в чистом виде.
  - Мы их прятали, скрывали магически, но королевские ищейки всегда наступали нам на хвост. Невероятных сил стоило сохранить вашу линию наследования.
  Мое место еще принадлежало моему предшественнику, когда нынешний, тогда еще молодой, король, отчаявшись найти потомков, издал указ об уничтожении всех первенцев в государстве, чтобы прервать линию.
  Я вскрикнула от ужаса и испуганно прикрыла рот рукой. И вспомнилась фреска из дворца. У меня вся кожа покрылась мурашками от осознания творившегося ужаса. Но вместе с этим пришло понимание, что только я могу защитить невинных - больше некому.
  - Вот откуда в той деревне считали, что я виновата в гибели их детей. Потому что я не сдалась на милость короля. Но я же не знала!
  - Тш-ш-ш, тихо, моя хорошая. Ты не виновата. Ответственность лежит не на твоих плечах, а на наших. Это мы принимали решение не показывать наследников обществу, а прятать их. Мы боялись потерять потомков. Очень боялись. Вы - единственная надежда народа на нормальное существование.
  - Да, - это снова Василис, - пролилось много, слишком много невинной крови. Но наравне с этим королевские слуги стали распространять направленную на драконов и их наследников ненависть. Наша организация вела обратную деятельность. Мы старались вселить в людей уверенность, что только тот, кто принимает драконий облик, сможет их защитить. Вся страна расколота на два лагеря. Одни ждут твоего пришествия, другие люто тебя ненавидят. Но ты нужна и тем и другим. Хотя бы для того, чтобы прекратить убийства первенцев.
  Чем дальше говорила Василис, тем страшнее становилась реальность. Я неосознанно придвинулась к Орлайну, а он меня крепко обнял. Достав платок из кармана, стал вытирать слезы. Я плачу? Да что мои слезы наравне со слезами матерей, на глазах которых убивали детей? Что может быть страшнее?
  А Орлайн? Он же столько лет оберегал меня от реалий жизни! Сколько сил он приложил, чтобы не допустить протекания столь важной информации до меняи позволил мне жить в счастливом неведении. Зато вопрос принца о сыне встал на свое место. И настороженность няни тоже получила свое объяснение. Мамы, а не няни...
  - Я хотела спросить, почему вы мне сразу о своем родстве не сказали? - видно мой мозг пытался найти не столь скорбную пищу для размышлений.
  - Ну, мы не совсем в родстве состоим, - тихо произнес супруг.
  - Это как? - я даже голову подняла и переводила ошарашенный взгляд с одного на другую.
  Они между собой переглянулись, и ответила Василис:
  - Дело в том, что я его воспитала, когда... случилась беда с родителями.
  Я посмотрела на Орлайна, но он не заметил этого, видно погрузившись в свои мысли.
  А... мама продолжала:
  - Ему было всего пять. Испуганный и несчастный ребенок. Я не смогла пройти мимо. Просто не смогла. И до сих пор об этом не жалею, - в ее глазах грусть сменилась гордостью.
  И я ее понимаю. Орлайн вырос достойным мужчиной. Гордым, умным, внимательным. Рядом с ним я чувствую себя не только защищенной, но и любимой. От избытка чувств потерлась макушкой о его плечо, за что и получила легкий невесомый поцелуй в волосы, а я расплылась в счастливой улыбке. Даже обиды уходили и забывались в этих сильных и заботливых руках.
  - Мама, я думаю, на сегодня Ти хватит информации, пусть она отдохнет.
  Василис замялась и как-то даже воровато на меня стала поглядывать.
  - Вы что-то хотели спросить? - догадалась я.
  - Расскажи мне про дракона! - улыбнулась леди.
  - Я думаю, Орлайн уже рассказал, - искоса глянула на мужа.
  Леди кивнула, но с мольбой и блеском в глазах сказала:
  - Одно дело это услышать от сына и совсем другое, от самого дракона!
  - Хм... Быть драконом... Это значит ощутить невероятную мощь и свободу. Весь мир становиться маленьким и хрупким по сравнению с той силой, что переполняет перевоплощенного. Словно от одной твоей мысли горы могут ходить, а небо днем покрыться звездами. Будто все, что есть в этом мире подчиненно твоей воле! Это невероятная сила и... ответственность. Хочется расправить крылья и раствориться в этом мире, стать с ним единым целым. А еще совсем не хочется возвращаться в слабое человеческое тело.
  - Да-да! Многие, обратившись, надолго покидали пределы государства. Некоторые так и не вернулись. Но как ты смогла так быстро вернуться в человеческое обличие?
  Я снова улыбнулась и еще крепче прижалась к мужу.
  - Орлайн меня позвал. Я не смогла отказаться от него даже ради свободы.
  От этих слов Василис расцвела, словно весенняя роза. Такой счастливой я ее еще не видела. Но стоило мне посмотреть на супруга, как он, проигнорировав присутствие матери, подарил мне нежнейший поцелуй, полный благодарности и любви. В очередной раз, подтверждая правильность моего поступка.
  - Рано, слишком рано! - вмиг став серьезной, сказала Василис.
  - Почему? - задала я вопрос, ответ на который Орлан так толком и не дал.
  - Все очень просто. К двадцати пяти годам, когда человек осознает последствия своих поступков и умеет принимать правильные решения, отринув эмоции, пробуждается дракон. Но он только пробуждается. Еще как минимум пять лет он развивается... Ну, как цыплята из яйца, только эта сущность - вторая ипостась человека, и ее развитие визуально определить сложно. Для того, чтобы вылетел здоровый, полностью сформировавшийся и почти неуязвимый дракон требуется около пяти лет. А теперь соотнеси ранее пробуждение сущности и еще более несвоевременное ее появление. Твой дракон недоразвит. Это как... как... - и видно было, что слово это она знает, но мне произнести не хочет, - как младенец, появившийся раньше срока. Маленький, беззащитный и 'неоперившийся'.
  Очень бы хотела попросить тебя, в свете этого, больше не принимать драконий облик, чтобы еще больше не навредить твоей второй сущности.
  Я ничего не ответила - я обиделась. Потому что мой дракончик здоровый и восхитительный, несмотря ни на что! Видимо, уловив ход моих мыслей, леди продолжила:
  - Я понимаю, что для тебя это обидно, но все же это так. Поэтому прошу быть осторожней. Ты - наша единственная надежда на положительный исход сражения.
  - Это еще какого? - изумлению моему не было предела.
  Василис удивленно посмотрела на своего приемного сына и еще более изумленно спросила:
  - Ты ей не сказал?
  - На нее и так свалилось слишком много! Ей на сегодня хватит!
  С этими словами супруг встал и протянул руку мне, помогая подняться. Потом обнял меня за талию и повел к выходу.
  - Но... - начала Василис.
  Но Орлайн ее перебил:
  - Я сказал, на сегодня хватит. Вопрос закрыт. Остальные вопросы решим завтра. Спокойной ночи, матушка!
  - Спокойной, - пискнула я, уводимая супругом в коридор.
  - Спите спокойно... дети мои.
  Я споткнулась. Не упала только потому, что муж меня держал. К этой своеобразной леди в роли моей свекрови мне еще предстоит привыкнуть.
  
  - Это не моя комната, - сообразила я, когда дверь за мной закрылась.
  - Это моя, - муж встал за спиной так, что я ощущала, как его дыхание шевелит волосы на моей макушке. - Вилиал уже давно спит, так что ты останешься здесь.
  - Я, вообще-то, на тебя обижена, - скрестила руки на груди и вздернула носик.
  - А если я извинюсь? - встал передо мной супруг.
  Милостиво кивнула:
  - Попробуй.
  Я же не знала, что он собирается делать! А Орлайн, откинув мои волосы назад, крепко обнял и прижал так, что пришлось выгнуться и упереться руками ему в грудь. Этим он и воспользовался, коснувшись губами открывшейся шейки.
  Мой судорожный вдох потонул в его вопросе:
  - Такое извинение принимается?
  Я решила быть твердой и непоколебимой, да и перспектива дальнейшего развития подтолкнула меня к единственному правильному ответу:
  - Нет.
  - К-хм, - раздалось у самого уха, обжигая дыханием. - А если так...
  И от самого ушка до ключицы он прошелся легкими невесомыми поцелуями, поднимая во мне волну жара. А потом спустился еще ниже. Руки его блуждали по спине, как я думала, без цели. Но стоило супругу отодвинуть корсет, освобождая мои формы, как до меня сквозь пелену его горячих ласк дошло, что он все это время расшнуровывал платье.
  - Орлайн...
  - Т-ш-ш-ш! Я еще не извинился. Вот когда закончу...
  Теперь он поднимался наверх, слегка прикусив ключицу и тут же лизнув укус, а потом впился властным поцелуем в мои губы, сминая их, пока я не ответила. И только вырвав стон из моей груди, он сделал шаг вперед, и я уперлась спиной в дверь. Прижав меня всем своим корпусом, он, не переставая целовать, стал снимать платье. Не разрывая поцелуя, немного отодвинулся лишь за тем, чтобы оно упало к нашим ногам. И я снова была прижата к двери, ощущая холод дерева спиной. Но мне нестерпимо хотелось почувствовать тепло его тела, а он в рубашке.
  Застонав от досады, я попыталась протиснуть между нами руки, чтобы ощутить под руками обнажённый торс. Но мою попытку пресекли, поймав за запястья и подняв руки над головой.
  - Я... - поцелуй, - еще, - провел языком по контуру губ, - не извинился, - и укусил меня за губу.
  Но вместо боли, меня обожгло жаром, и я потянулась ему навстречу настолько, насколько позволяло мое положение.
  - Моя горячая девочка жаждет продолжения извинений, - жарко прошептал у самого уха супруг.
  И я ответила:
  - Да-а-а... - хотя вопрос и не требовал ответа.
  Орлайн, усмехнувшись, теперь удерживал мои руки одной своей, а другой ласковыми прикосновениями опускался ниже, проведя пальцами по губам, шее, не забыл и про ключицу, опускался вниз, до самой груди. Когда его пальцы очертили мой сосок и сжали после этого грудь, я застонала. И супруг с нескрываемым удовольствием выпил мой стон.
  Уделив должное внимание груди, он стал спускаться ниже, выписывая новые узоры на моём животе, пока его рука не опустилась к самому заветному месту, которое уже горело огнём, и замерла. Я опять застонала и заерзала, стараясь приблизиться к его пальцам настолько, насколько могла. Это пытка! Самая настоящая пытка! Ничего, в следующий раз я 'извинюсь'!
  Супруг с самодовольной ухмылкой, не отрывая от меня глаз, отпустил мои руки и, обхватив меня за ягодицы, приподнял, заставив обхватить его ногами, и снова прижал к двери.
  Он всё ещё был одет, и я решила исправить ситуацию. Отвлекая поцелуем, спешно начала расстегивать его рубаху, ощущая его горячую кожу и мечтая поскорее ощутить то чувства наполненности и блаженства, сто может подарить мне только он. Супруг уже не сопротивлялся, а уделил всё внимание моим грудям, заставляя выгибаться ему навстречу и еще явственнее ощущать его напряженное достоинство.
  Когда белоснежная рубашка была скинута, меня, придерживая, перенесли на кровать, уложили на холодные простыни и нависли сверху. Приспустившись, он нежно поцеловал мою грудь, и когда я выгнулась ему навстречу, он ее прикусил, но тут же обвел языком, извиняясь за причинённую боль. А шаловливая рука, пока меня отвлекали, опускалась все ниже и ниже. И когда я подалась навстречу его рука спустилась еще ниже, дотронувшись до самой чувствительной точки. Я застонала и подалась вперед и вверх, желая большего. Но Орлайн не спешил и лишь тихонечко еще раз провел по бугорку, вызывая сладостную волну, что затмевала все вокруг, меняла реальность, оставляя только меня, мое желание и его. Он стал ласкать рукой там, заставив забыть обо всем и мечтать только о том, что бы он не останавливался. Когда же волна наслаждения приблизилась настолько, что была готова накрыть меня с головой, он убрал руку.
  - Неет! - вырвалось у меня.
  - Да-а, - и супруг быстро освободился от штанов и устроился у меня между ног, не спеша входить, а лишь дразня меня.
  - Даа, - выдохнула, стараясь прижаться к нему плотнее.
  Потянувшись к его губам, нежно прикоснулась, и мне тут же ответили взаимностью. Мои губы ласкали, над ними властвовали. Но мое тело, горящее огнем, требовало большего. Намного большего.
  И супруг подарил мне наполненность, что затмила весь мир. Я замерла, боясь спугнуть эту страстную негу и потерять хоть маленькую частицу невероятных и желаемых ощущений.
  - Ты простишь меня? - толчок.
  - Да-а-а...
  Горячий поцелуй, и еще один толчок, что сводил с ума и дарил незабываемое блаженство.
  - Простишь ли ты мне мою глупость?
  - Да-а-а!
  - Я люблю тебя!
  И больше не было слов, были движения, которые с каждым моментом все больше возносили меня на вершину блаженства, пока эта самая вершина не взорвалась миллионами искр, разметав меня по вселенной. И лишь с огромным трудом, выплывая из неги, я смогла прийти в себя, чтобы прошептать:
  - Люблю тебя! - и в награду получить умопомрачительный поцелуй.
  А дальше была ночь, в объятиях любимого. Его теплые и нежные руки и мерное дыхание. А еще было счастье, огромное, безграничное и бесконечно нежное.
  
  Завтрак начался с сообщения, что ожидается общий сбор, на котором мое присутствие обязательно. А я рассчитывала с сыном поиграть подольше.
  - Надолго собрание? - со вздохом уточнила я, бросив взгляд на уплетающего кашу сына.
  Он так вырос, пока меня не было. И пусть мне твердят, что мы не так уж и долго отсутствовали, но для меня это упущенное время.
  С завтрака я ушла с Вилиалом на улицу. Орлайн пошел с нами. И пока мы с сыном играли в мяч Василис наблюдала за нами с балкона и даже тени улыбки не было на ее лице.
  - Чего это с ней? - спросила я у мужа, когда сын стал бегать за бабочкой.
  - Она переживает за тебя. Тебе предстоит нелегкий выбор. И он должен быть только твоим - выбором наследника Истинных, - пояснил супруг.
  - Ты сейчас о чем? - уточнила я, потому что в душу закралось нехорошее подозрение.
  - Тебе придется принять решение о возвращении на престол.
  - А это обязательно?
  Ведь если я соглашусь, вряд ли я смогу вот так спокойно проиграть с сыном, стоять в нежных объятьях мужа... Все, абсолютно все будет по-другому.
  - Решать тебе и только тебе. Но когда ты будешь принимать решение не забудь о тех тысячах матерей, что потеряют детей, пока незаконная власть будет тебя бояться.
  - То есть выхода у меня нет, - вздохнула я.
  - Мне жаль, любимая. Я бы больше всего хотел подарить тебе мирную счастливую жизнь, но иногда обстоятельства сильнее наших желаний.
  Я потерлась головой о его плечо. Он не виноват, именно я свершила глупость, перевернувшую всю мою жизнь с ног на голову. Или же наоборот, вернувшую все на свои места, просто это надо принять и пережить.
  - Спасибо, - тихо произнесла я.
  - За что? - раздалось удивленное над головой.
  - За все. За заботу, за сына, за поддержку, за неведение, потому что правда слишком страшная, и справедливости в этой жизни не видать.
  - Ты справишься, - и он прижал меня крепче. - Ради сына, ради меня. Все трудности мы преодолеем вместе.
  И мне показалось, что солнце стало светить ярче, что воздух стал прозрачней, и сын счастливей. Все же мои родители правильно выбрали мне супруга. И я верю, что я в нем не разочаруюсь. Каким бы пугающим он иногда не был, в душе он самый лучший человек на земле. И да, я люблю его.
  
  За время пребывания в замке я прочла все, что могла, о драконах и Истинных. Толстенный фолиант гласил, что драконы - это не существа в прямом смысле слова. Да, они осязаемы, да они реальны, но они состоят из чистой магии. И по легенде у них в жилах не кровь, а эфир. Только вот очень жаль, что так и не удалось ни одного дракона на декокты разобрать.
  Появились же драконы благодаря благословению Истинных. Считается, что Боги создали себе на земле детей, чтобы они присматривали и направляли народ. И действительно, при правлении драконов население процветало. Но стоило к власти прийти не прямому потомку, как началось твориться то, с чем мы сейчас и пытаемся бороться.
  Престолонаследие переходит к первенцу. Как ни странно, в истории больше двух драконов одновременно еще ни разу не было. Поэтому можно сказать, что это закономерность. Но причины не ясны.
  С потомками все тоже очень даже интересно. Драконом становится только первенец. Последующие дети рождаются обычными людьми. Единственное отличие потомков драконов заключается в наибольшем резерве. Сильнее их магов нет. Но никто не мешает победить их умением. Да, это сложно, но нет ничего невозможного.
  Соседние государства никогда не идут войной на драконов. Поэтому во все времена правления этих удивительных существ мир гарантирован.
  В выборе спутника жизни они свободны. В виду этого обстоятельства браки почти всегда счастливые. Еще драконы собственники. Все, что они считают своим, отнять у них нереально. И не важно, идет речь о какой-то вещи или человеке. Это же делает их невероятно верными друзьями. Так как драконы не предают, сами очень тяжело переживают измены и потери.
  Самое сложное - это воспитание подрастающего поколения. Радует, что за все время существования драконов не погиб до полного развития ни один.
  Развитие проходит очень сложно. До двадцати пяти лет - это самые обычные люди. Они даже не владеют магией. Но в указанном возрасте просыпаются драконьи сущности. Но они очень слабы. Несмотря на то, что они могут обращаться, делать этого строго не рекомендуется. Это как начать объезжать под седлом новорожденного жеребенка. Хуже будет, а пользы - нет. И чем больше магии использует молодой дракон, чем чаще обращается, тем слабее он будет, когда возродится. Поэтому самое хорошее - потерпеть пять лет и обратиться уже сформировавшемся сильным и мощным существом.
  Победить такого дракона магией или мечом невозможно. У него наивысшая защита - защита данная Истинными. После полного созревания яды им так же не страшны. Это фактически высшая смертная форма существования.
  Смерть обычно наступает в возрасте около восьмидесяти лет, от старости.
  Это примерное содержание гримуара, если опустить мелкие детали и подробности.
  
  Собралось огромное количество народа. Каждого проверили магически, перед тем, как пустить за ворота. Чтобы все уместились, собрание решено было устроить в Большом зале. Во главе усадили меня и Орлайна. Справа посадили Василис. На столах, кроме воды больше ничего не было. Как не было и смеха, который обычно присутствует на таких больших мероприятиях.
  Я чувствовала себя здесь лишней, и если бы не Орлайн, держащий меня за руку под столом - уже бы давно сбежала. Но на мне груз ответственности, от которой я бы отказалась с удовольствием, и моя благодарность за поддержку супруга была безмерна.
  Наконец, все уселись и наша леди Василис встала. Сразу наступила такая тишина, что я услышала собственное сердцебиение.
  - Я рада всех вас приветствовать здесь. Понимаю, каких трудов стоило в столько короткий срок прибыть сюда, но время не ждет. Нашу Наследницу нашел сам лжекороль.
  Раздался удивленный шепоток, и все посмотрели на меня.
  - Да, это именно она, - продолжила леди. - И у Тиилы-Дари лим Харитал од Хаар-Лаам не только пробудился дракон - она даже уже не раз обращалась. Так что в истинности Наследника сомневаться не приходиться. Тиила-Дари лим Харитал од Хаа́р-Лаа́м тебе слово.
  И я встала во вновь наступившей тишине. Все утро мы втроем писали мою речь. Трудились над ней долго и усердно. Но сейчас, когда я встала, и все взоры принадлежали мне, выученные слова улетучились, но на их место пришли другие, те, что подсказывало мое сердце. Но имею ли я право менять все по своему усмотрению?
  - Уважаемые дамы и господа! - обвела взглядом присутствующих. - Для меня великая честь приветствовать вас на этом собрании. Ваша поддержка много для меня значит, и я всегда буду помнить, на какой риск вы пошли, чтобы поддержать меня. Мое сердце переполнено благодарностью за вашу самоотверженность и преданность.
  Я сумела завладеть вниманием каждого. Мне внимали. Но у нас впереди не только благодарность, у нас вопросы, которые решают судьбу многих. А это страшно. Просто страшно. У меня даже ладошки вспотели и появилась слабость в ногах, но я не имею права отступать. За мной сын, а потому я могу идти только вперед.
  И собравшись с силами, я продолжила:
  - Но ваша преданность в ближайшем будущем претерпит самое жесткое испытание. И для меня важен каждый из вас. Я понимаю, что прошу о почти невозможном. Но вместе мы сумеем преодолеть любые преграды.
  И это были не пустые слова - я в каждое верила, а значит, и вложила силу, как объяснила Василис. Но не все еще готовы ринуться за мной в бой. Оно и понятно - рискнуть всем, ради веры в то, что я потомок Истинных сможет не каждый. Теперь моя задача - убедить самых скептично настроенных. И для этого мы припасли им неожиданность. Долго спорили между собой, стоит ли испытывать моего дракона на прочность, если он и так неокрепший. В итоге пришли к выводу, что лишних союзников не бывает.
  Теперь пришла очередь проявить дракона. И я перешла к трансформации. Сначала у меня изменились зрение. Я видела мельчайшие детали. И не только. Вокруг сидящих людей я вила сияние разных цветов. Потом пришло осознание мыслей присутствующих. Большинство выражали искреннее изумление моим представлением. Недовольных пока не было.
  Настала очередь чешуи и когтей на руках. Изумленный возглас пронесся по залу.
  - Я не обманываю вас. Я - потомок Истинных! И я зову вас за собой, чтобы с вашей поддержкой я могла занять полагающееся мне место и прекратить творящуюся несправедливость.
  У некоторых я почувствовала волну недовольства. Что ж ожидаемо, когда столько лет матери теряли детей, другого ожидать и не приходится.
  - Представьтесь, - посмотрела я на самого недовольного.
  Мужчину охватил ужас. Сначала это почувствовала я, а потом увидели и окружающие.
  - Ну же, смелее.
  - Д-д-д-дилам лл-л-лим Б-булат, - заикаясь и трясясь, произнёс мужчина.
  - И что же вас смущает в моем призыве? Или вас устраивает текущее положение дел? - как можно спокойнее спросила я.
  'Дела-то как раз в гору идут, но мой внук... его уже не вернуть никому' - услышала я то, что произносить и не собирался наш Булат.
  А сказал он совершенно другое:
  - Что Вы! Я всегда поддерживал Василис. Как и мой отец, и отец моего отца...
  - Ваша преданность достойна высочайших похвал! - улыбнулась я, надеясь, что клыки не выступают, а то народ откачивать придется. - Я это очень ценю. Как и вашу смелость. Потому что, решившись прийти сюда, вы фактически выступили против нынешней власти. Той власти, что убивает чужих детей без сожаления, - и я почувствовала, как волна недовольства пронеслась среди присутствующих, хоть они и старались сохранить невозмутимость. - Мы должны отомстить за каждую слезинку, пророненную безутешными матерями. И именно на нас лежит груз ответственности за будущее наших детей и внуков. Мы сейчас и здесь решаем, как они будут жить дальше: в страхе или мире, с ужасом ожидая следующего дня или встречая его с улыбкой, моля Истинных не иметь первенцев или воздавая им хвалу за улыбку своего первого малыша?
  Мы с вами сейчас творим будущее! И оно зависит только от нас!
  Теперь я спрашиваю вас: пойдете ли вы за мной в бой, который решит судьбу наших детей? Решитесь ли преодолеть страх ради радости наших потомков?
  И я смогла! Смогла зажечь сердца даже самых неуверенных, и сладостным 'ДА-А-А-А' разнеслось согласие, отражаясь эхом от стен.
  Я расслабилась, отпуская трансформацию и напряжение. Но тут же на меня накатила слабость, и я буквально плюхнулась на подставленное Орлайном кресло.
  - Ты молодец! - прошептал мне на ухо супруг. Я же слабо улыбнулась, зная, что он скажет дальше. - Но во дворец ты не пойдешь!
  Это было огромным камнем преткновения. Я верила в то, что должна быть со всеми... Даже не так, я должна быть впереди всех, чтобы победить, но Василис с Орлайном категорически против и никаких доводов не принимают.
  Так что у меня впереди еще более страшный бой, против моих родных и их любви. Я должна быть там. Это знаю я и это знают они, но так боятся меня потерять, что готовы снова запереть, лишь бы уберечь меня. Первый раз их ничему не научил.
  - И не думай даже! Ты туда не пойдешь! - зашипел муж, который все это время внимательно на меня смотрел.
  - И никаких 'но'! - перебил муж, видя, что я опять готова пуститься в спор.
  - Так нечестно! Ты будешь рисковать жизнью, пока я буду отсиживаться за толстыми стенами! - возмутилась я.
  Хоть это и не было вопросом, супруг ответил твердое: 'Да!'
  Никакой справедливости в этой жизни!
  
  Дальше пошли суматошные дни. К нам прибывали одни люди, отбывали другие. Привозили оружие гужевым транспортом или порталами, которое потом распределялось между имеющимися отрядами. Сновали слуги. Весь замок был наполнен шумом, гамом и суматохой. Когда я поинтересовалась, а не слишком ли открыто мы завозим оружие, Орлайн ответил, что оно закуплено давно и совершенно несвязанными между собой людьми и его практически невозможно отследить. Ему виднее.
  А вот у меня создавалось впечатление, что мы не короля-тирана свергать будем, а устраиваем настоящую войну. Хоть и разрабатывался план с наименьшим количество жертв, но совсем их избежать никак не получалось, что сильно меня удручало. Я не хотела власти на крови. Я вообще власти не хотела, только кого интересует мое мнение?
  Вилиала и меня было решено спрятать под руководством Василис. Но у меня на этот счет имелись другие планы, которые супруга не порадуют. И готовиться к ним я стала заранее.
  Понимая, что за два месяца я не овладею оружием идеально, но держать мало-мальски научусь, я попросила Орлайна найти мне тренера, мотивировав это тем, что возможно придется защищать сына доступными средствами. И он согласился.
  Но только на них я не остановилась. Порывшись на складе оружия, я выбрала себе доспех, меч мне помог подобрать сам тренер. Когда это безобразие увидел муж, его возмущению не было предела. Я его успокоила все той же необходимостью быть готовой защищать сына. К моему облегчению он с этими доводами он снова огласился.
  Теперь каждое мое утро начиналось с тренировок в полной экипировке. Ну, тренировки - это громко сказано. По сути, это было избиение меня любимой, но я молча терпела все тычки, шлепки и падения. А Дор, мой тренер, надомной еще и издевался, приговаривая, что не женское дело в руках меч держать. И каждый раз после такой фразы я уползала на поиски выбитого оружия.
  - Какой исполнительный! - ворчала я, под насмешливым взглядом мужчины вылезая из кустов с найденным мечом.
  Нет, я понимаю, что сама просила меня не жалеть и быть со мной как можно строже! Но мог бы не послушаться и пожалеть меня бедную, несчастную, избитую.
  Домой я еле ковыляла, с блаженством заваливалась в горячую ванну, заранее приготовленную для меня, и придавалась наслаждению, предварительно отскоблив всю собранную мной за утро грязь. К завтраку я была уставшая и измотанная, а главное жутко голодная, потому что перед тренировкой я ничего не ела, боясь в процессе все съеденное растерять.
  Весь обед я лазила по библиотеке, читая о Драконах и их особенностях. Но литературы сохранилось очень мало, потому что мои коронованные родственники спалили все, что могли, дабы никто не догадался, что драконов среди правящих нет.
  От вечерних тренировок с оружием Дор отказался, сославшись на мое слабое физическое состояние. Зато предложил это самое состояние укреплять. Естественно я согласилась.
  В итоге, каждый вечер еле добиралась до подушки, забиралась под бочок к Орлайну и... засыпала. Муж притворно вздыхал, но не настаивал. За что ему отдельное спасибо.
  
  Так проходил день за днем. И однажды вечером, когда я с упоением рассказывала Орлайну, как меня избивал Дор, муж мне заявил, что все мои старания напрасны.
  - Почему это?! - искренне возмутилась я.
  - Неужели ты думаешь, что я не вижу, зачем ты все это делаешь? Предупреждаю тебя еще раз, чтобы ты не мучилась понапрасну - ты на штурм дворца не пойдешь.
  - А давай так: если я одержу над тобой победу в поединке, то ты меня возьмешь, - предложила я.
  Орлайн вздохнул, покачал головой и с грустью произнес:
  - Солнце мое, даже если ты уложишь на лопатки весь замок, я тебя не возьму.
  Я обиделась. И не просто обиделась, а очень сильно. Я тут стараюсь в поте лица, а он?..
  - А может...
  - Я сказал НЕТ! - довольно грубо оборвал он меня. Но уже мягче добавил: - Пойми меня правильно, я не смогу руководить боем, пока я знаю, что где-то среди воинов есть ты. Я буду стараться тебя защитить и уберечь, потому что без тебя моя жизнь уже не будет иметь смыла. Да и не только моя. Поэтому ты должна быть в безопасности, ради всех нас.
  Умом я понимала, что он прав, но горячее драконье сердце категорически не хотело отсиживаться за спинами других и требовало моего прямого участия.
  
  Чем ближе приближался День Истинных, тем страшнее мне становилось и казалось, что это сон, и не более того. День был выбран не случайно. Он считался праздником общегосударственным, и отпраздновать его в столицу прибывало такое количество народа, что не хватало мест на постоялых дворах. Отчасти из-за этого, отчасти из-за того, что погулять такой толпой возможностей было не так уж много, празднования продолжались до самого утра.
  Этот день всегда считался самым благоприятным для зачатия, что повлияло на некую распущенность в людском поведении. Может еще и поэтому Орлайн не хотел, чтобы я пошла с ним, дабы не видела этого непотребства. А мне жуть как интересно!
  - Ты нервничаешь, - за ужином заметил супруг.
  - А как мне не нервничать? Я отпускаю в смертельный бой самого дорого мне человека! - осерчала я в лучших чувствах.
  - Так надо. И ты это знаешь. Знаешь так же, что никому другому вашу судьбу доверить не могу, и все равно поднимаешь эту тему. Зачем?
  - Затем! Вам без меня не справиться - я это чувствую!
  На меня внимательно посмотрели чуть суженными глазами. Этот разговор повторялся уже далеко не первый раз. И даже не десятый.
  - Значит такова судьба. И уйду я со спокойной душой, зная, что вы в безопасности. А власть... сменят ее другие. И это мое последнее слово.
  - Орлайн! - почти простонала я.
  - ХВАТИТ! Этот вопрос не подлежит обсуждению и точка.
  Припечатав столовые приборы к столу, он рывком поднялся и вышел из кухни, а я осталась рассматривать раздавленные овощи на тарелке. Я их делила на маленькие части, но в горло и кусочка не лезло.
  - Ти, - тихонечко позвала Василис. - Идем, поговорить надо.
  Поручив служанке уложить сына спать, мы со свекровью вышли на террасу. Заходящее солнце окрашивало все в веселый розовый цвет. Ветерок легонько обдувал лицо, холодочком проходясь по мокрым дорожкам от слез.
  - Не расстраивайся так. Он просто боится потерять самое дорогое! - приобняла меня за плечи Василис.
  - Эгоист! - вспылила я.
  Василис немного помолчала, видно обдумывая сказанное, но потом все же спросила:
  - Почему ты так говоришь?
  И я не совсем поняла, чего было больше в ее вопросе: самого вопроса или возмущения.
  - ОН боится потерять самое дорогое. А я, значит, не боюсь, да?
  И слезы опять оросили подсыхающие щеки. Я устала доказывать ему, что я сильная, я справлюсь. Он относится ко мне, как и прежде: проще запереть и ничего не говорить, чем объяснить, почему он не хочет поступать по-другому. Я уже давно не маленькая и наивная девочка! И... никто оттуда не вернется, если я не пойду с ними. НИКТО! Я это просто знаю. Но он и слушать меня не хочет. Он упертый, как... как тролль каменный!
  Я поняла, что уже сквозь рыдания просто это все говорю вслух. Но уже не было сил доказывать ему, что я самостоятельная и сильная!
  - Я понимаю тебя, - мягко улыбнулась эта высокая сухая женщина. - Но и ты пойми его. Он готов за вас отдать свою жизнь! За вашу безопасность! Я никогда не думала, что холодный и расчетливый Орлайн способен так горячо любить. Это стоит ценить, поверь.
  Значит, его чувства и порывы я должна ценить, а мои переживания никого не волнуют. Хор-рошо! Я справлюсь без вас! Сама.
  Слезы прекратились сами собой. Я больше не буду жалеть себя маленькую и всем обиженную, я буду сама строить свое будущее! Да, я ценю вашу преданность и самопожертвование, но я о них не просила.
  - Ти, что ты задумала?
  Проницательности этой леди можно только позавидовать.
  - Я? Ничего, просто устала от ожидания страшного будущего. Вот и все. Мне, пожалуй, стоит отдохнуть. Доброго вечера, леди Василис.
  - Доброго... - подозрительно смотря на меня, ответила свекровь.
  А я, расправив плечи, шагнула навстречу этому самому будущему. И пусть оно меня боится!
  Уверенно я шагала не долго. Ровнёхонько до скелетиков, стоящих у дверей моей спальни. А уж их радостный оскал и клубящаяся в глазницах тьма меня весьма впечатлили и... натолкнули на мысль, что и любая другая комната вполне подойдет для сна, ага. Через мгновение я приняла окончательное решение о смене комнаты, потому что новая охрана, а это была именно она - сомневаться не приходилось, мне изрядно ломала планы.
  О несправедливости в жизни я убедилась, сделав всего два шага назад и уперевшись в твердую мужскую грудь.
  - И куда моя королева собралась?
  А ничего, что я имею права и на свое мнение... которое до поры придется придержать.
  - Подальше от твоих охранников.
  А что, вполне себе честный ответ.
  - Ти, они последуют за тобой... даже в дамскую комнату, - меня мягко приобняли за плечи и чуть подтолкнули в направлении спальни.
  - Ну уж нет! - возмутилась я.
  Это относилось к комнате... дамской, а не спальне.
  - Не серди меня, прошу. Я и так еле сдерживаюсь. Прекрасно понимаю, что молодая бунтарская драконья сущность заставляет тебя быть менее благоразумной, но взови к разуму, и он подскажет правильный ответ.
  Какая речь! Я впечатлилась, но осталась при своем мнении.
  - А как быть, если сердце и разум предлагают два абсолютно разных варианта действий?
  - Значит, спроси у меня, как быть. И я скажу, как поступить.
  Все это время меня целенаправленно сопровождали к двери, у которой стояли недремлющие стражи.
  - А теперь отдыхать, пока я совсем не вышел из себя. За последствия не ручаюсь.
  И произнесено это было таким тоном, что мое сердце и мой разум мигом пришли к единому решению послушаться мудрого совета злого некроманта.
  Сопроводив меня до моих покоев, муж терпеливо дождался пока я совершу вечерние омовение и заберусь в кровать. Но стоило мне накрыться, как Орлайн встал и направился к выходу.
  - Ты не останешься со мной? - изумлению моему не было предела.
  - Нет.
  'Нет' и все?
  - Почему? - спросила я, когда он уже открыл дверь.
  Даже не обернувшись, он произнес:
  - Я все еще так зол на тебя, что боюсь потерять контроль над силой... и причинить тебе вред. Сладких снов.
  После чего закрыл дверь и сами собой погасли свечи. Далее послышались его удаляющие шаги.
  Вот тебе и муж, вот тебе и опора!
  Я лежала и еле сдерживала слезы обиды, не забывая проклинать короля и все королевство в частности за подсунутую мне судьбу, которая все коверкала на свой лад.
  Луна неспешно шагала по небу, осматривая свои владения. Каждая звездочка радостно мигала ей. Исключения составляли провинившиеся и недостойные взирать на сей дивный лик, и поэтому их на небосклоне не было видно. И несмотря на всю гордость и неповторимость ночного светила, оно было одиноко и искало встречу с солнцем. Но пути их пересекались не часто.
  - Ты готовишь мне новый день, - я подошла к окну и завела неспешную беседу с Луной. - Несет ли он в себе свет или очередное разочарование? Я каждый раз жду тепла, он меня окутывает холод отчуждения. Жду света, а меня окружают тьмой и скелетами. Жду тихой и мирной жизни, а меня ожидает мятеж. Неужели мне надо мечтать о смерти, чтобы добро пришло в мой дом? У кого мне узнать ответ: идти ли мне за Орлайном иль нет?
  Я понимаю, что глупо разговаривать с безмолвным светилом, но мне надо было выговориться.
  Еще глупее, когда светило тебе отвечает. Нет, это были не слова. Просто Луна словно стала больше и ярче, окутывая меня своим холодным серебристым сиянием.
  Я даже не успела испугаться, когда свет стал таять, развеявшись. Я обнаружила карету, окруженную стражей и едущую малоприметной тропой в сторону гор. Никто не обращал внимания на меня босую, простоволосую и в ночной рубашке.
  Герб на ней мне был незнаком, но вот людей, сидящих в ней я знала очень хорошо, потому что там сидела я с сыном и Василис.
  - Эй! - крикнула я и вскинула руку.
  Но наши стражи проезжали мимо, даже не повернув головы в мою сторону, и я поняла почему. Моя рука была полупрозрачной, словно сотворенной из лунного света. Может, это сон? Но что он означает?
  Это я поняла через несколько мгновений, когда карета скрылась за поворотом. Потому что меня снова закружил серебристый свет и, растаяв, оставил во дворце. А там шло сражение. Меня же снова никто не замечал.
  Вся королевская рать защищала своего правителя. Но их упорно теснили захватчики, во главе которых бился Орлайн. Когда же его окружили свои, он стал плести заклинания и кидаться ими в противника. Но в пылу боя он не видел того, что видела я - их окружали. Еще из трех коридоров, замыкая все возможные выходы для отряда моего мужа, выбегали поддраконы.
  Я кричала надрывая горло супругу, чтобы они уходили, пока есть шанс. Я даже сквозь битву прошла к нему. Никто не причинил мне вреда, словно я привидение, но стоило мне положить руку на плечо супруга, как он вздрогнул и обернулся.
  Да, он меня почувствовал, но не увидел, потому что произнес:
  - Ти?! Ох, Боги, только бы с тобой все было хорошо!
  Больше он ничего не сказал и стал выплетать новое заклинание. А я сквозь слезы все еще кричала ему, что надо отходить, что слишком много противников. Но он не слышал меня! В его глазах плескалась решимость и толика грусти, но все это периодами перекрывала тьма.
  Как же мне за него страшно было! Я кричала, не обращая внимания на сорванное горло, что их окружили, чтобы он уходил. И все же медленно, но верно его спутники падали замертво, а подданные короля наступали. А я ничем не могла помочь. Все мои попытки бить наступающих не увенчались успехом, мои руки и ноги просто проходили сквозь них не причиняя никакого вреда. Бессильная ярость охватила меня. Я рвала и метала, но никакого результата.
  И вот среди воинства стоит единственный живой - мой Орлайн, но силы его на исходе. Я бьюсь в истерике, на коленях умоляю не убивать его. Я готова на все, лишь бы он остался жив. Даже Богам молитву возношу, но нет мне ответа. Один из поддраконов взмахнул мечом, и к моим ногам падает бездыханное тело моего супруга. Такого кошмара мне не пережить. Я обнимаю его, умолю встать, проклинаю Богов и саму жизнь.
  В таком состоянии меня снова поглотил свет. Когда же он развеялся, я стояла в огромном зале, рядом с Орлайном. Живой! Большего мне и не надо!
  Нас разделяли поддраконы, которые сражались с моим супругом и его соратниками. Себя же я видела стоящей напротив короля. Мы пожирали друг друга взглядом, но к действиям не переходили. И тут Лодилар движением руки выкинул метательный нож, который полетел в меня. Тут же раздалось двойное 'НЕТ!' от Орлайна и Жуалина, выскочившего около нас из портала.
  Но нож неумолимо приближался к моему горлу, я даже не успевала от него увернуться или обратиться драконом.
  Но конец свой я так и не увидела, потому что все пространство снова затопил яркий свет.
  
  - Нет, пожалуйста! Верни меня, я хочу знать! - взмолилась я у света.
  - Что знать, родная?
  Проморгавшись, я увидела Орлайна, держащего меня в объятьях на полу под окном.
  - Что произошло? Прошу, не молчи!
  А я порывисто обняла такого дорого мне человека и расплакалась уже по-настоящему.
  Мы так и сидели. Я радовалась просто возможности быть с ним рядом. Заодно осмысливая увиденное. Если это было будущее, то у меня два пути: я остаюсь в живых, но теряю Орлайна, или живет он, но умру я. Почему-то второй вариант я приняла без сомнений, как единственный правильный. Наследника престола я оставила, а сам некромант будет шикарно смотреться на троне. Сильный, уверенный и благородный. Что еще нужно для королевства?
  Всхлипнув последний раз, я отстранилась с улыбкой и мрачной решимостью.
  - Та-а-ак! И что же мы задумали?
  Я широко улыбнулась и вместо ответа подарила супругу нежный поцелуй.
  Мой порыв восприняли весьма положительно, но последовало следующее умозаключение, повергшее меня в шок:
  - Это прощание.
  Я изумленно взирала на мужа, поражаясь его проницательности. И как с ним общаться, если он, даже не читая мои мысли, видит меня насквозь?
  Орлайн встал, подал мне руку и, дойдя до кресла, опустился в него, усадив меня к себе на колени. Внимательно и в то же время ласково на меня посмотрел, заправил мою выбившуюся прядь за ухо и тихо спросил:
  - Может, ты все же ответишь на мои вопросы? Что происходит?
  Я вздохнула и очень честно ответила:
  - Мне страшно!
  - И поэтому ты ночью падаешь в обмороки у окна, а не спишь в постели? - его правая бровь скептически поднялась. - Я жду правду, - припечатал он. - Потому что такой всплеск магии почувствовали далеко вокруг. Надеюсь, ты не обращалась в дракона? Нет?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Просто... - любуясь каждой чертой любимого лица, я пыталась подобрать слова. Врать смысла не было, но и сказать правду я не могу, он же тогда меня под землю зароет, лишь бы я не явилась во дворец. - Иногда мне кажется, что ничем хорошим наша затея не кончится. И я боюсь того, какие последствия может повлечь наше решение.
  И все это я сказала под пристальным взглядом внимательных глаз.
  - Все будет хорошо! - и столько уверенности в его словах, но я уже знаю, что благополучного исхода для нас двоих не может быть.
  А смерти я его не отдам. Только не его! Если он будет жив, то есть шанс, что король будет низвержен, и у нашего сына будет счастливое будущее.
  Орлайн прижал меня к себе и мерно раскачивался. Надо признать, это меня успокаивало.
  - И ты же понимаешь, что я не позволю совершить тебе глупость? - качка прекратилась, и чуть отстранив, супруг очень внимательно на меня посмотрел.
  Я кивнула. Да, я прекрасно осознавала, что он примет меры для моей же безопасности, но это не тот случай, когда я могу ему уступить. Только не сейчас.
  - Давай спать, - предложила я.
  Орлайн быстро скинул одежду, и мы перебрались на подушки. Я удобно устроилась у него на плече и вдохнула такой родной запах.
  - Где ты был?
  - Злился... заодно поднимал воинство. Это место раньше было кладбищем.
  - На меня злился? - я потерлась макушкой о его плечо.
  - До такой ярости только ты меня можешь довести. Неужели так тяжело понять, насколько ты мне дорога, и не пытаться рисковать своей жизнь, а поберечь мои нервы?
  - Люблю тебя, - я привстала и дотянулась губами к его шее.
  Это наилучший ответ, потому что стоит мне закрыть глаза, и я вижу, как его мертвое тело оседает. Буду прикидываться тихой и послушной, дабы усыпить его бдительность, а то посадит меня под замок, придется имущество портить и охранников из строя выводить.
  - Спи, любовь моя. У нас не так много времени осталось, чтобы осуществить задуманное.
  А у меня не получается уснуть. Я уже просто боюсь закрывать глаза, потому что видеть каждый раз эту ужасную сцену я не могу.
  - Орлайн... - позвала я.
  - Мм?
  - Скажи, а не кажется ли тебе, что именно в этот день нас будут ждать?
  Меня погладили по голове и прижали крепче.
  - Знаешь, этот день еще называют Справедливым днем. Потому что в этот день короли устраивали публичный суд по самым неоднозначным делам. Так что пусть и на этот раз восторжествует справедливость. А сейчас спи.
  
  Я так и не сомкнула глаз до хмурого утра, постоянно прислушиваясь к дыханию и сердцебиению мужа, боясь их не услышать. А с рассветом, Орлайн, думая, что я сплю, тихонечко встал, нежно меня поцеловал, оделся и вышел. Я села, замотавшись в одеяло по самый подбородок, и молила, чтобы время тянулось, как можно медленнее, ведь это мои последние дни рядом с ними.
  Утреннюю тренировку я не пропустила, но была рассеянна и неуклюжа, за что получила множество болезненных тычков. А у меня только начали синяки проходить! Еще, в довесок, пошел дождь. Так что я была не только уставшая и злая, так еще мокрая и грязная.
  После боя и высказанного обо мне мнения тренера, я помылась и пошла к сыну.
  Пришла вовремя, к самому пробуждению. Мое солнышко, открыв глазки, прыгнул мне нашею. Раз уж это мои последние дни, надо провести как можно больше времени рядом с любимыми. До самого вечера я возилась с сыном. Играли в разные игры, даже верхом на лошади его покатала, чем вызвала такой восторг, что на душе посветлело. Пусть прожила я недолго, но свой путь я прошла достойно.
  Вечерняя тренировка была, как всегда, изматывающей. Но, собрав всю свою волю в кулак, я заставила себя приступить к исполнению плана. Для чего в сопровождении скелетов я покинула поместье, под видом того, что очень зла очередным избиением меня и желанием остыть в одиночестве. Заодно, чисто случайно, конечно, под кустиком потеряла меч, когда отлучалась... по нужде.
  Пришла домой расстроенная и нажаловалась мужу на свое головотяпство. Радовало то, что как только я обратилась драконом, он перестал читать мои мысли, а то бы сразу почувствовал неладное. А так мы пошли выбирать мне новый меч. Вот и славненько.
  Через несколько дней, я, купаясь, утопила кольчугу, которую хотела 'помыть'. Орлайн сказал, что это была неважная кольчуга и я не расстраивалась, тем более, что это повод найти новую и гораздо лучше. Изобразив живейший интерес и долго капризничая, я обзавелась новой кольчугой.
  - Лучше, конечно делать под заказ, но не хочу, что бы кто-то лишний раз тебя видел, - признался Орлайн.
  - Ничего страшного, - улыбнулась я. - Я очень надеюсь, что мне все это не пригодится.
  На меня подозрительно посмотрели.
  - Ти, радость моя. Я все понимаю, но что-то с завидной регулярностью ты вещи теряешь. Не находишь?
  - Нет, не нахожу, они так хорошо потерялись, - вздохнула я.
  Только сказа, я поняла всю двусмысленность фразы, а Орлайн хитро улыбнулся и предложил:
  - Хочешь, найдем?
  - Не надо, - слишком поспешно ответила я. - Мне нравится то, что мы подобрали.
  - Как скажешь, как скажешь... - загадочно улыбнулся супруг, но на этом тема была закрыта.
  
  За несколько дней до назначенного дня вещи были собраны, замок опустел, а обитатели молчаливы. Орлайн, я и Ви старались как можно больше быть рядом. Но злосчастный день неумолимо приближался.
  Наконец, настала наша совместная последняя ночь. Сначала мы уложили вместе сына спать, потом часть времени провели в прощании, которое переросло в неистовую ночь. А остаток прошел на кровати с сыном.
  Я никак не могла уснуть, но стоило закрыть глаза и провалиться в дрему, как перед моим взором предстало озеро, в котором отражались звезды. Шумели деревья, и такое умиротворение накатило на меня, что я с благодарностью подумала об Орлайне, подарившем мне такой замечательный сон.
  Гармонию нарушила тень, вышедшая из-за деревьев и направляющаяся явно ко мне. В неверном свете Луны я распознала человеческую фигуру и даже узнала шедшего мне на встречу.
  - Я нашел тебя.
  - Не подходи! - предупредила я, делая шаг назад.
  И вообще, я хочу проснуться и очень срочно! Вот прямо сейчас.
  - Я пришел предупредить, чтобы ты держалась подальше от дворца в День Истинных.
  Фигура продолжала приближаться, а мне отступать было некуда, позади меня только озеро.
  - А если я все же появлюсь? - уточнила я.
  - Боюсь, тогда я могу не успеть тебя спасти, - произнес Жуалин, остановившись на расстоянии вытянутой руки. - Ну, здравствуй, Тиила. Безумно рад тебя видеть!
  - А вот я бы век тебя не видела! - разозлилась я. - И как это понимать?
  Я обвела рукой пространство вокруг.
  - Мне надо было с тобой поговорить и убедиться, что ты будешь далеко от места столкновения.
  - Какого столкновения? - прикинулась невинной овечкой я.
  - Того, которое планирует твой супруг.
  - Откуда ты знаешь?!
  Даже в серебристом неярком свете я увидела горькую ухмылку.
  - У вас завелись предатели, Ти, и я просто обязан тебя предупредить. Откажитесь от этой бессмысленной затеи, король подготовлен к встрече.
  Меня сейчас волновал совсем другой вопрос:
  - Кто предатель?
  - Я не знаю, информацию получает отец и... после некоторых инцидентов он перестал со мной ей делиться.
  - А ты не можешь это узнать каким-либо другим способом? - я даже сделала шаг навстречу стоящему неподвижно Алу.
  - Неужели ты думаешь, что я не пытался? Но король умеет хранить секреты. А с некоторых пор он еще мне и не доверяет. Вполне обосновано, кстати.
  - Что ж, тогда до встречи во дворце, - намекнула на скорое расставание я.
  Намек был нагло проигнорирован.
  - Не смей там появляться! - он даже голос на меня повысил. - Там ловушка, пойми!
  Настала моя очередь горько усмехаться.
  - Другого пути нет. Я бы и сама с радостью там не показывалась, но... не могу. И если ты встанешь у меня на пути, я убью тебя не моргнув и глазом. Так что лучше ты не показывайся мне на глаза.
  - НЕТ! Слышишь, НЕТ! - он хватил меня за плечи. - Даже не думай там появляться! А если так хочется меня убить, то можешь сделать это сейчас.
  - Подействует ли? - усомнилась я.
  - Подействует. Это не сон в прямом его понимании, это перемещение.
  - То есть у меня останутся синяки от твоей хватки?
  - Прости, - тут же отпустил меня принц.
  - Из-за тебя я трачу даже в своем сне время попусту с тобой, вместо того, что бы видеть во сне мужа. Что ты за человек такой?! Почему бы тебе просто не оставить меня в покое?
  Я, вместо того, чтобы наслаждаться последними мгновениями с мужем, стою тут и слушаю весь этот бред! Сколько можно мучить меня? Сколько?!
  - Я пытался. Очень пытался не думать о тебе, но не смог, сколько бы усилий я не прикладывал.
  Он коснулся моей щеки, вытирая слезы.
  - Я и сейчас понимаю, что ты меньше всего в данный момент хочешь видеть меня и жаждешь вернуться в свой Черный замок к мужу и сыну, но мне так сложно отпустить тебя, зная, что я еще долго не смогу увидеть твоих удивительных синих глаз, если ты поступишь правильно и будешь как можно дальше от дворца моего отца. Я уже не властен над собой! Я брежу тобой и не в силах больше бороться с этим...
  Стремительным движением он приблизился ко мне, протянул руку, погладил по щеке. И было в этом столько нежности и боли, что я просто испугалась. Испугалась за себя... Испугалась за него.
  - Я тебя убью... самолично! - пригрозила я.
  - Грозная, моя! - улыбнулся наглец. - Знаешь, ради таких сладких моментов, я готов терпеть любую боль.
  - Если не смогу убить я, это сделает Орлайн! - прошипела я.
  - Посмотрим, - улыбнулся наглец.
  Проснулась я от голоса супруга, в голосе которого проскальзывала тревога. Супруг держал руки мои и вытирал мои слезы. Приснится же такой кошмар!
  - Ти, это был сон, только сон!
  И я утонула в его родных, таких теплых и нежных объятьях. Здесь и сейчас мне было хорошо и уютно. Ровно до тех пор, пока мысли не вернулись к нашему будущему.
  - Ты вся напряглась. Может, ты все расскажешь, что происходит?
  Я только отрицательно помотала головой и крепче обняла мужа.
  
  Вечер начался с чтения заклинания. Тьма окутывала супруга и стелилась у его ног. Ее было так много, что даже клумб не было видно. Но Орлайн продолжал читать заклинание. И повинуясь его воле, из земли, сквозь тьму, стали подниматься скелеты. И ведь не врал, когда говорил, что здесь очень старое кладбище есть. Построив восставших, он покинул замок. Только у ворот обернулся и улыбнулся мне. А я махала ему платочком с балкона и уже ждала скорой встречи, но слез сдержать не смогла. Они против моей воли орошали лицо.
  
  Мы отъехали недалеко от замка и теперь тряслись в карете, пробираясь сквозь густой туман, который так расхваливала Василис. Он скрывал наше передвижение. И еще она радовалась этому явлению, как знаку Богов, которые нас скрывают от ненужных глаз.
  Я слушала ее и все четче понимала, что время пришло. Но мне было так тяжело последние мгновения насмотреться на сына, что не могла найти в себе силы покинуть карету.
  - Люблю тебя! - шепнула я, поцеловав сына. - Будь умничкой и никому не позволяй себя обижать.
  И приказала кучеру остановиться.
  - Леди Харитал? - встала Василис.
  - Прощайте! И заботьтесь о моем сыне, как о нем бы заботилась я.
  Лицо свекрови сначала побелело, а затем приобрело пунцовый цвет.
  - Вы никуда не пойдете! Приказ Орлайна.
  - Мама! Не уходи, - сынишка вскочил и обнял меня.
  Мне и так тяжело покидать его, но даже подумать не могла, что будет так больно.
  - Я вернусь, обещаю! - поцеловала сына я.
  И пусть он, когда вырастет, лучше винит меня, что я не смогла исполнить обещание, чем себя, за то, что не смог меня удержать.
  Пока меня не покинула решимость, я выпрыгнула из кареты, вскочила на запасного коня и помчалась в обратно направлении. Мой паучок, сидящий на крыше кареты, спрыгнул на круп моей лошади.
  - Ты со мной, мой Храбрец? - и кинула последний взгляд на скрывающуюся в густом тумане карету. - Прости, мой хороший. Ты поймешь, когда вырастешь.
  И во всю прыть поскакала к спрятанным вещам. Я до них добралась, и никто меня не остановил. Но стоило мне обрадоваться и полезть в камыши, где и спрятала доспех, меня постигло невероятное разочарование, вырвавшееся стоном. А там была записка: 'Любимая! Ты у меня невероятно изобретательна, но если сказал, что ты не пойдешь во дворец, значит, так и будет. С наилучшими пожеланиями, твой супруг'.
  Вскочив на коня, погнала его к месту, где спрятала меч. Потому что легкая кольчуга на мне есть, а вот оружие осталось в карете, иначе Василис бы костьми легла, но меня не пустила. На месте меча меня снова ждала записка. Проклиная некроманта, я ее развернула. Содержание было следующим: 'Твое оружие я забрал, потому что безопасность моей семьи превыше всего. Надеюсь, ты меня все же любишь и не будешь рисковать собой. Твое геройство может дорого обойтись не только мне, но и королевству'.
  Вот как? Как он узнал? А я, наивная, думала, что смогла скрыть от него этот факт. Однозначно скелеты-охраники сдали, больше некому. От досады даже зубами заскрипела. Но я так просто не сдамся. Значит, меч найду где-нибудь по дороге, а на мне есть кольчуга. Она хоть и легкая, но лучше, чем ничего. А подобранный новый доспех остался в карете. Возвращаться я не буду.
  Я постаралась вспомнить, в чем я была в видении, но никак не могла. Вроде это какое-то простое платье, но утверждать наверняка я не возьмусь. И под ним могло и что-то быть. Да я и в замке могла переодеться.
  То, что во дворец я полечу драконом, решила уже давно, несмотря на запрет Орлайна и Василис. Другого способа успеть у меня не было, это супруг всему своему воинству открыл портал недалеко от города, а я так не умела. Да и Орлайн открывал с помощью амулета. Когда я у него спрашивала ,почему он не открывает порталы, как Жуалин, он уклончиво ответил, что разный уровень волшебства. Тогда я пошла к Василис, и она сказала, что тут вопрос в резерве. У Жуалина он больше, но в мастерстве ему до Орлайна далеко.
  -Ну, Храбрец, ты готов полетать? - паучок перебрал лапками и остался стоять на месте.
  'Да' это или 'нет' я узнала, когда обернулась драконом, и паук полез ко мне на плечо.
  'И нечего на меня так укоризненно смотреть, все равно это мое последнее обращение и дракона беречь не обязательно', - скорее утешая себя, чем обращаясь к членистоногому, подумала я.
  Все очень просто, по всем найденным трактатам выходило, что каждое мое обращение отрицательно сказывается на развитии дракона. Еще пара и пойдет деградация. Но стоит ли беспокоиться о нескольких перевоплощениях, если это будет последним? Вот и я думаю, что нет.
  После обеда показались стены столицы. Дальше путь пролегал пешком. Много народу двигалось в сторону города. Я постаралась смешаться с толпой и быть как можно незаметней.
  Столько людей разом я не видела ни разу. Даже стражники на воротах никого не досматривали, потому что это было просто нереально. Мне же это только на руку. Еще бы оружие раздобыть и мужа найти в этой суматохе.
  Найти сам дворец труда не составило, так как основной поток людей шел именно туда, на площадь. А там веселье было в самом разгаре. Была там и танцевальная площадка и несколько бойцовых арен, были и развлекательны манежи, и торговые лавки. Здесь любой мог найти на свой вкус развлечения. Я же целенаправленно двигалась к воротам дворца.
  Несколько раз ко мне приставали мужчины с предложением отлучиться до ближайшего постоялого двора, но мне везло, и я умудрялась ускользнуть от них в этой толпе.
  И вот я у центральных ворот. А туда-то никого и не пускают. Даже несколько телег с разнообразным скарбом развернули. Полчаса я думала, как же попасть внутрь, пока в голову не пришла до невероятности простая идея, и я ринулась ее исполнять.
  За все время моего стояния ни один слуга не покинул переполненный дворец. Значит, у них есть другой вход, его-то я и пошла искать. Осталось только дождаться служанку и привести мой план в действие.
  Кандидатура появилась довольно быстро. Надеюсь, Храбрец понял, что я от него хочу, и когда девушка вышла за ворота и дошла до нашего поворота тропинки, из-за дерева выпрыгнул паук и встал на задние лапки. От испуга она вскрикнула и выронила корзину. Но когда паук прыгнул ей на лицо, не выдержала и благополучно грохнулась в обморок. Мне осталось только затащить ее за деревья.
  - Умница мой! - хвалила я паучка, которого сама недавно до такого же состояния боялась, быстро меняясь одеждой со служанкой. - Мой ненаглядный и храбрейший! Золотце мое мохнатое!
  Свое платье я засунула в корзинку, а вот кольчугу все же надела. Так, на всякий случай.
  - Ну, Храбрец, пошли, что ли?
  И мы двинулись к калитке. У калитки никого не было. Ну как не было, в тени деревьев стражник зажимал какую-то девку, и та явно была не против. Мне же лучше. Эта распутная ночь мне только на руку.
  Войдя со входа для слуг, я прислушалась и пошла по тому коридору, в котором не было разговоров, надеясь, что и людей там не будет.
  Но через два поворота наткнулась на стражника. Все. Сейчас меня поймают и я подведу Орлайна и его сообщников.
  - Куда? - грозно вопросили у меня.
  - Леди Тарри просила принести сменную одежду, потому что на ее платье разлилось вино. Если я не потороплюсь, не миновать мне наказания от разгневанной госпожи, - пролепетала я, в помине не зная такой леди.
  - Корзинку покажи! - приказал страж, и, не дожидаясь моих действий, откинул край тряпки, прикрывавшей мое платье. - Проходи.
  Мысленно я вознесла хвалу всем известным мне Богам и, стараясь, чтобы стражник не заметил дрожание моих коленей, двинулась дальше по коридору.
  Везде сновал народ. На меня никто не обращал внимание. Так что, опустив голову, прикрытую чепчиком служанки, я пыталась найти Орлайна или его сообщников, что видела в замке. Но народу было много, а знакомых лиц не было. А подходящих лордов и леди я рассматривать не могла.
  Я уже отчаялась найти хоть кого-то знакомого, почти прошла ответвление поворота, когда меня кто-то схватил и уволок в темноту. Я даже пискнуть не могла - мне успели закрыть рот рукой.
  А напавший поставил меня спиной к стене и, наклонившись, буквально прорычал:
  - Я ЖЕ ПРОСИЛ СЮДА НЕ СОВАТЬСЯ, ГЛУПАЯ ЖЕНЩИНА!!!
  А я, вместо того, что бы испугаться, испытала неописуемую радость. Я его нашла! И бросилась его обнимать.
  - Что?! Что ты тут делаешь? - уже почти простонал мой супруг, убирая руку ото рта.
  - Спасаю тебя! - честно ответила я.
  - Нет, это я спасаю тебя. А вот ты ставишь под удар все наши старания.
  Я ради же ради него стараюсь! Неужели он не может этого понять?
  Накатывающую обиду прервал всхлип, который оказался моим.
  - Я... Если меня не будет рядом, ты умрешь. Я это видела!
  - Где?
  - Помнишь, когда ты нашел меня под окном? - Орлайн кивнул. - Тогда мне было ведение, где ты умираешь, а потом другое, где я... - не стала говорить, что там моя смерть, - вместе с тобой, но ты остался жив!
  - Боги благоволят тебе, родная...
  А меня стали сотрясать рыдания, потому что перед глазами снова картина, когда он падает к моим ногам, а я ничего, АБСОЛЮТНО ничего не могу сделать. Боль и бессилие затопили разум в один миг.
  Орлайн обнял меня и погладил по спине.
  - Как же ты не понимаешь, что я готов умереть за ваше спокойное будущее!
  - Как же ты не понимаешь, - в тон ему ответила я, - что я не хочу будущего без тебя!
  - Глупая, импульсивная, любимая жена!
  Я покивала головой в знак согласия. Я готова согласиться со всем, что он скажет - главное, что он рядом, не гонит меня, и он будет жить.
  - Значит так, сейчас передвигаемся к старому переходу. Пошли! - отдал команду Орлайн.
  - А где скелетики? - уточнила я, пока меня за руку вели по неосвещенным коридорам.
  - Они спрятаны до поры, до времени.
  Только наши шаги нарушали тишину в этой части дворца. По шагам я насчитала около шести человек, но точно уверена не была.
  - Вы Рана нашли? - нарушила я молчание.
  - Он в темнице. Им занимаются, не волнуйся.
  И тут Орлайн так резко остановился, что я впечалась в него. За поворотом слышались голоса.
  - Отступаем, - шепнул некромант.
  И все дружненько ускоренным шагом пошли в обратно направлении. Но не успели мы дойти до поворота, как от места нашего бегства появился пульсар.
  - НАПАДЕНИЕ! - заорал кто-то.
  Я обернулась. В этот момент к трем поддраконам присоединился сам Жуалин и выражение у него на лице было такое... Сначала яростное, а потом испуганное. Правильно! Моего мужа бояться надо! Он только меня не обижает, ага. Но на принца я больше не смотрела, потому что Орлайн кинул в них заклинание и мы побежали к покинутому нами повороту.
  - НЕ АТАКОВАТЬ! - раздался крик Ала, но что-то взорвалось под нашими ногами, и нас раскидало в разные стороны.
  Лично я летела на доспех, утыканный шипами. Я даже успела подумать, что смерть моя будет мучительной и видение не сбудется. Но тут раздалось приглушенное: 'Нет!', после чего я упала... на кровать.
  Комната была мне незнакома, да и что можно узнать в кромешной тьме, ставни-то плотно закрыты. Тут прогнулась кровать, принимая тяжесть чьего-то тела.
  - Мама! - только и смогла пискнуть я.
  - Вряд ли я похож на твою маму, - произнес Жуалин, зажигая маленький пульсарчик над головой.
  - Орлайн! - закричала я.
  - Снова не угадала, - улыбнулся принц.
  - О Боже! - это я осознала всю степень своего невезения, и идей по поводу сбегания из комнаты не было?. Я даже дверь не видела!
  - Так меня еще не называли. Но мне нравится, можешь повторить.
  В этот момент испуг сменился злостью. Жена некроманта в гневе страшна! Вскочив на кровати так, чтобы он был мне не выше пояса - удобнее уничтожать его взглядом сверху вниз -- я зашипела:
  - Что ты сделал с моим мужем?! Где он?
  - Как вы в замок пробрались?
  - Я задала вопрос и жду ответа!
  - Ты хоть понимаешь, что подписали себе смертный приговор?
  - Я знаю об этом намного больше, чем ты. Где мой муж?
  На меня с сожалением посмотрели, но до ответа снизошли:
  - Я не знаю. Когда я ушел, он был все в том же коридоре.
  - Мне надо к нему! - соскочила я с кровати и пошла по прямой. Хоть до стены, но я должна прийти, а там уже обойти и найти дверь.
  - И куда ты? - наблюдая за моими манипуляциями, поинтересовался Жуалин.
  - Разве не понятно? К мужу, конечно!
  - Чем ты ему поможешь без оружия? - скептически поинтересовался принц.
  - Можешь дать мне оружие, - милостиво согласилась я, все еще ища дверь. Шкаф я уже нашла.
  - Ти-и, - протянул мужчина, я даже увидела, как он головой покачал.
  И тут я нашла комнату. Поспешно дернула ручку двери на себя. Закрыто. Тогда я дверь толкнула, и она поддалась! Я так обрадовалась, что ринулась в темноту, как в спасение. И очень зря. Потому что что-то ударило меня по коленям и я свалилась в какую-то емкость.
  Пока я пыталась принять горизонтальное положение, в помещение вошел Жуалин, и за ним вплыл пульсар. Зато я увидела место моего позорного падения ногами кверху - это была бадья. Хорошо хоть не отхожее ночное ведро... использованное.
  В общем, эта не та дверь, что мне нужна. Ал осторожно помог мне выбраться, за что получил сухое: 'Благодарю!' и мою гордо удаляющуюся спину.
  - Тиила, ты осознаешь, что я тебя не выпущу. Я вообще должен был убить тебя на месте, - вздохнул белобрысый.
  Я резко развернулась и вздернула подбородок.
  - Так за чем дело стало? Давай, воткни нож в спину безоружной женщине.
  - Ты ничего не понимаешь! - разозлился принц. - Я не буду тебя убивать, но не смогу защитить тебя от отца.
  - Он так силен? - спросила я.
  - Он так проницателен, - получила ответ.
  Я только покачала головой и продолжила поиски двери. Мне надо найти Орлайна и точка.
  За спиной раздались приближающиеся шаги, потом его горячие руки взяли меня за предплечья.
  - Я могу только открыть портал, куда ты скажешь. Но не могу отпустить тебя бродить по дворцу в такое время. Иначе смерть найдет тебя, я спрашивал Богов и получил ответ.
  - Как? - я повернулась к нему, изумленно вглядываясь в его лицо.
  - Лунный свет подарил мне видение, и в нем... я видел, как ты умираешь. Если бы ты только была бы подальше отсюда... Куда тебе открыть портал?
  - Я не брошу его! НЕ БРОШУ! Если уйду я - умрет ОН! Я не могу!
  - И ты предлагаешь мне отправить тебя на верную смерть?!
  Я опустила взгляд и сейчас рассматривала узоры на его камзоле.
  - Да, - тихо прошептала.
  - Ты все больше и больше меня поражаешь, хотя я думал, что это уже невозможно, - скорее себе, чем мне признался Ал. - Дверь там.
  Но стоило мне подойти к ней, как та сама распахнулась, являя взбешенного супруга.
  - Орлайн! - я кинулась его обнимать.
  А он, прижав меня к себе, занес меня внутрь. Следом вошли еще несколько человек. Все они, включая мужа, были в крови.
  - Дорогой, выход там, - я кивнула в сторону двери.
  - Нет, дорогая, там слишком много поддраконов, а мои помощники еще не добрались сюда.
  Это он о скелетиках? Народу поперепугает на празднике армия, костьми гремящая.
  - Будем искать другой выход, когда разберемся с этим, - он указал на принца. - Что он тебе сделал?
  - Он не хотел меня пускать к тебе! - нажаловалась я.
  - И отправить тебя по названному тобой адресу, - вставил Ал, когда его не спрашивали.
  - А ты можешь? - тут же приободрился Орлайн.
  - Если она изъявит желание, то да.
  - Она изъявит, - угрожающе пообещал некромант. - Открывай, да подальше отсюда!
  - Я никуда не уйду! - твердо заявила я и тут же благодарно улыбнулась Алу. Он пока единственный, кого волнует мое мнение. Даже Орлайн считает, что знает больше меня, и все его решения единственные правильные. А он меня услышал и принял мой выбор. - Хочешь от меня избавиться? Не получится! Дракон я или не дракон!
  Ответить супругу не дал грохот в дверь.
  - Другой выход есть? - поинтересовался Орлайн у Жуалина.
  - Есть, но вам туда не надо.
  - Что там? - осведомился мой супруг.
  - Ловушка, - просто ответил принц.
  - И много там человек.
  - Около десяти, но все маги.
  - Вот тьма! А заклинание там работает?
  - Там Тронный зал, - пояснил принц.
  - Плохо, - нахмурился супруг. - Ти, сейчас мы входим туда, и ты, обратившись драконом, покидаешь дворец. Сына сможешь и самостоятельно найти. И на этот раз ты меня послушаешься! Ты все поняла?
  Конечно, я все поняла. Но вот слушаться я не буду. Моя цель однозначно противоположная, но супругу я об этом говорить не стала.
  - Несмотря на все твои поступки, я не могу оставить тебя за спиной, - серьезно посмотрел на Жуалина супруг.
  - А я не могу пойти против родного отца.
  - Тогда тебя ждет смерть! - и вокруг нас стала клубиться тьма.
  - Орлайн, нет! - не ожидая от себя такой глупости, крикнула я. - Он спас меня сегодня. Я должна была приземлиться на латы с шипами, а он не позволил.
  - А то, что он тебя похитил не в счет? - зло уточнил супруг.
  - У каждого свои недостатки, - хмуро посмотрела на человека, который мои желания из-за своих учитывать не хочет. - Он же меня не убил, хотя возможности было, хоть отбавляй.
  - Только потому, что ты просишь, я сохраню ему жизнь... на этот раз. В следующий пусть и не думает спастись. Даже твое заступничество не поможет. А сейчас пошли решать проблемы. Где дверь?
  Жуалин указал за гардину на стене. Туда мы пошли. Но я чувствовала, что не оставит он Ала в живых, для него это принципиальный вопрос.
  - Я бы оставил тебя в этой комнате, но рядом с ним не могу, - прошептал Орлайн, подводя к гардине. И уже Алу добавил: - Ты первый!
  - И не надейтесь. Я останусь здесь. Скажите спасибо, что вы еще живы.
  И пока он все это говорил, не сводил взгляда с меня. А я не останусь, я здесь, чтобы защитить мужа, как бы страшно это ни было.
  Принц на что-то нажал, и стена бесшумно отъехала в сторону, явив нам тронный зал. Вот и пришли мои последние мгновения в жизни! Но я смело шагнула за выплетающим заклинание Орлайном.
  Темнота комнаты сменилась резким светом. Я даже зажмурилась. Когда глаза открыла, увидела шестерых мужчин, скованных тьмой и одного короля, к которому даже тьма подступить не могла.
  - Ти, мне еще нужна твоя кровь, - повернулся Орлайн ко мне с ножиком.
  Да какие вопросы! У меня ее еще много! И я протянула руку с заживающей раной. Именно из нее в прошлый раз он брал мою кровь, которая помогла обойти защиту дворца, так как владелицей являюсь я, а не ныне здравствующий король. Недолго здравствующий, кстати.
  Тут позади себя я услышала скрежет - это один из людей Орлайна придвигал какую-то тумбу к месту нашего выхода. Это она должна удержать принца, который может перемещаться порталами?
  Боль резанула неожиданно. Кровь потекла из только начавшей заживать ранки. Те капли, что приземлялись на пол образовывали круг, а внутри звезду с какими-то символами. И все это вокруг меня.
  - Теперь повтори: араеш доришам грохаф, - произнес супруг.
  Я послушно повторила... как смогла. На третий раз моя кровь засияла, а свободное от тьмы пространство стало стремительно сужаться вокруг короля.
  - Что ты сделал? - почему-то шепотом спросила я.
  - Не я, ты! Произнесла приказ охранять тебя, как владелицу дворца. Твоя кровь подтвердила твое право.
  - То есть мне бы хватило и капли? - возмутилась я.
  - В принципе да, но пентаграмма зафиксировала на тебе все охранные дворцовые заклинания. А сейчас тебе лучше улететь.
  Нашу милую беседу, а заодно и необходимость отвечать, прервал гневный вопль короля. И кричал он: 'ВРЕМЯ!' Такая постановка вопроса нас очень удивила. Но все встало на свои места, когда в распахнувшиеся двери полетели арбалетные болты. Орлайн тут же толкнул меня, и я, поскользнувшись на своей же крови, шмякнулась на пол. Пол каменный кстати, так что приземление мягким не было.
  Над головой летали заклинания и болты, вокруг шум борьбы, и я, безоружная, прикрываю голову руками. В этот момент передо мной появились сапоги. Я даже голову поднять не успела, как меня грубо схватили за плечо и подняли на ноги. Я еще подумала, кто такой наглый, что не боится наказания Орлайна, как моим очам предстала его монаршая мерзкая рожа.
  - Вставай, дрянь! Сейчас ты ответишь на несколько вопросов. И от ответов зависит твоя дальнейшая жизнь.
  Но ему пришлось меня отпустить, потому что одновременно с криком: 'ТИ, УЛЕТАЙ!' в короля врезался огненный сгусток, и того откинуло почти к самой стене.
  Но я не могу... не могу улететь, ведь тогда его...
  - Прости, Орлайн. Моя слабая человеческая натура требует от меня немедленно убраться отсюда подальше, но драконья горячая сущность не может бросить тебя в беде. Я не могу поступить по-другому.
  - Глупая девчонка! Тебе меня не одолеть! Посмотри! Все твое воинство проигрывает! А твое поражение и вовсе его раздавит!
  - Не забывай, я - дракон!
  - Мышь ты мелкая, а не дракон!
  Я сжала кулаки, готовая кинуться на короля голыми руками, осознавая всю бесполезность этой затеи. Он тоже гневно на меня взирал, видимо ожидая моих действий.
  Но я ошиблась. Как же я ошиблась! Легкое движение руки и в меня полетел нож. Орлайн никак не мог мне помочь, он был окружен поддраконами, отбивая от атаки сразу пяти человек. Остальные тоже были в гуще схватки. А здесь и сейчас была только я и... моя смерть. Сверкающее лезвие, словно не торопясь, приближалось. Хотя я понимала, что так реальность воспринимаю только я. Даже попыталась уйти с траектории полета сверкающего оружия, но двигалась слишком медленно, как в кошмарном сне, когда хочешь убежать, а ноги не хотят быстрее шевелиться.
  Но одновременно с ножом появился из портала Жуалин. Злое выражение на его лице сменилось испуганным, и крик: 'НЕТ!' заглушил даже шум боя. Или мне так только показалось. Но как только нож оказался на расстоянии вытянутой руки, передо мной открылся портал. Я в него чуть не шагнула, но остановилась, увидев там короля. А вот лезвию нерешительность неведома и оно влетело в портал, а за ним какой-то синий сгусток энергии.
  Реальность не хотела приобретать скорость, позволяя мне в мельчайших деталях рассмотреть, как пущенное королем лезвие полоснуло по горлу своего же хозяина, и тот стал оседать на пол, схватившись за горло. А вот сгусток прошел сквозь своего хозяина и охватил коконом изумленного принца. Его вопль и разбил осколки стекленеющей реальности, а потом он просто мешком упал на пол.
  Неосознанно я кинулась к своему спасителю. Он был жив. Хвала Богам, жив!
  - Ал, держись, сейчас придет Орлайн и тебе поможет! Ты только держись.
  - Не сможет, - так тихо произнес принц, что мне пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать сказанное. - Больнее мне уже не будет...
  И подняв дрожащую руку, он, дотронувшись до моей щеки, попросил:
  - Наклонись...
  Я повиновалась. Не знаю почему, но чувствовала, что должно произойти что-то важное.
  - Люблю тебя! Люблю с первого взгляда, - и он из последних сил, приподнявшись на локте, прикоснулся к моим губам. Следом раздался полный боли стон и, повалившись, принц выгнулся дугой.
  - Идиот! - вырвалось против воли.
  На губах улыбка, но я видела, как жизнь покидает его тело. Более дурацкого поступка он совершить не мог. Хотела позвать мужа, но ему было не до принца. И тогда я, попрощавшись навеки с драконом, приняла облик, подаренный Богами. Спокойно, я уже это делала - дыхание и жизнь возвращается в тело. Ему теперь нужно только время.
  Из-за переживаний я не сразу заметила, что в Тронном зале стоит полная тишина. Обернулась, а все присутствующие стоят на одном колене, приложив руку к груди. Это они мне? И ведь говорила мужу, что мне надо сразу в таком виде заявиться, и весь дворец наш. Нет, они, видите ли, переживают за мою драконью сущность, которая деградирует. Зато не было бы такого кровопролития. Он у меня, несомненно, очень умный, но когда дело касается меня, у него словно все наоборот происходит.
  - Рада приветствовать моих поданных, - во всем дворце наступила тишина, и зал стали заполнять люди и скелеты Орлайна.
  - Законный правитель вернулся, - шепотом разнеслось по залу от первых рядов и дальше по нарастающей.
  - Дракон вернулся!
  - Потомок Истинных с нами!
  - Невероятно!
  - А говорили, потерянная способность...
  - Орлайн, - обратилась я только к мужу, - можно отсюда выйти не меняя облика?
  Супруг кивнул, не поднимаясь с колен.
  - Тогда выпусти меня, пожалуйста! - взмолилась я, не привыкшая к такому поклонению.
  Только тогда мой муж встал и, подойдя к центральному окну, открыл выход на балкон, который комфортно вмещал даже дракона, то бишь меня.
  - Подданные, поднимитесь и внемлите гласу потомка Истинных.
  Народ встал, а Орлайн, что-то прошептав, зажег множество пульсаров на площади. К нему присоединились те люди, что были атакованы его тьмой, и теперь площадь перед дворцом была светла, словно днем.
  - Рада приветствовать всех вас. Отныне власть вернулась к истинным правителям. Да здравствует королева! - и я извергла пламя, затмившее все магические пульсары на площади.
  - Да здравствует королева! - кричали уже женщине в крестьянском платье.
  И помню же, что встречают по одежке, а королева в обносках служанки - это вообще из ряда вон! Но у меня вечно все не как у всех нормальных людей!
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  - Предатель среди вас. Она и предупредила о вашем появлении на этом празднике. Единственное, вас никак не ждали из потайного выхода моей спальни, иначе вы бы никогда не смогли добраться до Тронного зала, - давал показания принц, все еще находящийся в лазарете.
  - Кто она? - строго спросил Орлайн.
  - Василис лим Харитал.
  - Не может такого быть! - вскочил супруг. - Это наглая ложь!
  И в глазах супруга снова заклубилась тьма. Да и я, если честно, не верила в полученную информацию.
  Ал вздохнул, но продолжил:
  - А то, что с вами не должно было быть дракона, тоже ложь?
  Мы с Орлайном переглянулись, потому что было решено, для поднятия боевого духа нашего сопротивления, пустить слух о том, что я буду там, только под прикрытием и в нужный момент приду на помощь.
  - И еще, подумай над таким моментом: как она могла ее отпустить? - и кивок в мою сторону. - Она же не должна была появиться во дворце, и Василис должна была ее удержать любыми способами. И ты это знаешь.
  - Найти и привести ко мне! - взревел король, но только я видела, как ему больно.
  Взяв его за руку, я вернула его к вытягиванию информации из принца, который охотно ей делился.
  - Что будет со мной? - тихо спросил он в конце.
  - Получишь наказание по заслугам! - бросил Орлайн, и мы удалились из лазарета.
  
  - Нет! Так не пойдет! Я согласен на виселицу, гильотину, четвертование, даже на каторгу! Только не это! Это жестоко даже для Вас, Ваше Величество! - стенал бывший принц, когда услышал наш приговор.
  - Не отвертишься, - коварно улыбнулся мой супруг. - Вы довели государство до такого состояния, тебе его и поднимать. Будешь отвечать за грехи твоих отцов... отца.
  - Это в высшей степени несправедливо! Но если такова Ваша воля, я приму ее безропотно, моя королева, - склонился в поклоне Жуалин.
  - Можете приступать к обязанностям немедленно, - милостиво разрешила я.
  - Ваше великодушие поражает в такой же степени, как и великодушие Вашего супруга! - упрекнул нас бывший принц.
  И мы все втроем улыбнулись. После ссылки Василис, когда подтвердилось ее предательство, мы стали как-то роднее и ближе. Он потерял отца, мы мать. А горе, как известно, людей сближает.
  А как он хотел? Никому не сойдет с рук убийство невинных. Так что теперь ему приходиться посещать все семьи, где произошла трагедия по их вине и приносить не только искренние извинения, но и компенсацию от казны. Это, конечно, не вернет погибших, но хотя бы вселит уверенность в нынешних моих подданных в том, что я от всей души им сопереживаю. А Жуалин пусть посмотри в глаза каждой матери, потерявшей своего ребенка. Пусть их боль коснется и его души - это наказание до конца его ней.
  Надо признать, что Василис не было в том замке, где она должна была укрываться с Ви. И не будь я драконом, мы бы ее и не нашли, потому что она пряталась в пещере вместе с Лолиам и приспешниками.
  - ТЫ! Ты отобрала все, что у меня было! - орала Василис. - У меня была власть! Но нет, ей не сиделось дома! Надо было разрушить все, что строилось с таким трудом столько лет!
  Дальше Орлайн слушать не стал. Они виноваты - это подтвердилось. Смысла задерживать здесь больше не было.
  А мне было невероятно жаль супруга. Такой удар в спину очень сложно перенести, но я знаю, что ему поможет...
  Василис удалось нас немало удивить, когда выяснилась причина столь гнусного поступка - потеря власти. То она королева и бог перед людьми, давшими клятву защищать потомка Истинных, а так она просто мать мужа этой самой Истинной, которая, несмотря на все ее попытки удержать меня в своей тени, умудряется сломать все ее планы по чистой случайности.
  Главное, что мы вовремя смогли ее поймать. Точнее я смогла, обратившись драконом. Да-да, в очередной раз и без последствий.
  Мы долго копались в королевской библиотеке в поисках ответа на вопрос, почему такое обращение не повлияло на моего дракона. И совершенно случайно на ногу супругу упал томик, в котором было о Божественной милости. А заключалась она в том сиянии, что было при нашем с Орлайном слиянии. Именно там Боги подпитали моего дракона своими силами, и ему больше ничего не грозит.
  
  Зато порадовал Ран, которого мы нашли в подземелье, и Рила. И не смотря на то, что ему много пришлось пережить, он смог сохранить себя. Под руководством Орлайна я его подлечила и вернула бодрость духа. Теперь у этой пары бегает двое сорванцов-близнецов, которые за день успевают поставить на уши весь дворец и не дают никому скучать. Не без помощи нашего Ви, который обжился на новом месте. Эта троица уже не одну придворную даму довела до обморочного состояния. И я несказанно за них рада, потому что несмотря на весь пережитый ужас, они смогли пронести свои чувства и теперь счастливо улыбаются, глядя друг на друга.
  
  Если коснуться темы содержимого дворца... Простите, не так выразилась! Его обитателей. Да-да, именно это я и хотела сказать. Так вот, знания моего супруга о тех, кто здесь находился во время моего отсутствия, помогли освободить дворец от недовольных или тех, кто мог бы нам навредить. Про обстановку и моду я вообще молчу! Этот разврат был чуть ли не одним из первых, что стало вне закона. Все-таки в этом месте теперь будут и дети, так что полуголые или раздетые до неприличия мужчины и женщины здесь ни к чему. Недовольства было море, но слава Драконов шла впереди меня, и в лицо никто не посмел высказаться. И правильно, а то услышали бы с вой адрес, если не рык, то пару крепких словечек... от моего мужа, который не давал меня в обиду никому. Не могу не признать, что меня радовало его отношение.
  
  - Тебе нельзя! - настаивал Орлайн.
  - Но нам хочется посмотреть на парад! - мы с сыном переглянулись.
  - Солнышко мое ненаглядное, - терпеливо произнес супруг, - я сам схожу с сыном, а ты, будь так добра, посмотри с балкона, сидя в удобном кресле.
  - Но оттуда не интересно! - закапризничала я хуже сына.
  - Зато там повитуха близко! - не сдержался супруг. Я надула губки и демонстративно отвернулась. Да, я обиделась, так и знай! - Прости, виноват, - и нежно поцеловал мой внушительный животик. - У тебя скоро время, и я не хочу, чтобы что-то с тобой случилось. Будь хоть один раз умничкой и послушайся своего умного и любящего мужа.
  - Пока вы там веселитесь, мне здесь сидеть и грустить, да? - беременность - это вам не хухры-мухры. Это один большой и долгий гормональный взрыв! На целых девять месяцев.
  - Мы можем остаться здесь, с тобой, - миролюбиво, а главное терпеливо улыбнулся мой муж.
  Я соизволила повернуться к собеседнику и нахмурила бровки. 'Только бы не переиграть! Только бы он не заметил!' - молилась я про себя.
  - И потом будете меня винить в том, что я не дала вам повеселиться вволю? Идите уж, я и тут себе приключений найду!
  Орлайн принял боевую стойку, зная, что я такое вполне могу устроить.
  - Я останусь с тобой! - тут же поменял свое решение муж. - А с Вилиалом пойдет Ран. Он и своих возьмет, так что нашему сынишке скучно точно не будет, - и мило мне улыбнулся, добавив: - как и Рану.
  - Иди уже! Я буду примерной девочкой, и если будут от меня сюрпризы, то только положительные.
  Поцеловав на прощание, мои мальчики ушли гулять, а я, скрипя зубами от еле сдерживаемой боли начавшихся схваток, позвала повитуху. Обещала же приятные сюрпризы, надо исполнять.
  Вылизанная до зеркального блеска родильная, точнее комната, отведенная под нее. В соседней комнате можно раздобыть горячей воды. Колодец тоже очень близко. Широкая кровать, застеленная прокипяченными и выбеленными простынями. Точно такие же простынки лежат стопкой на прикроватной тумбочке. Свечей здесь больше, чем в тронной зале. Пользоваться магией во время родов считается плохой приметой. Все должно быть естественно. А мы, роженицы, очень-очень суеверные, да. Так что сказано освещение без магии, значит, оно таким и будет. В общем, все для удобства и комфорта роженицы.
  - Девочка! - возвестила седая старушка, прикладывая к моей груди малютку.
  - Моя крошечка! - я осторожно погладила по маленькой головке это невероятное чудо. - А Орлайн...
  - Его Величеству никто не докладывал, как Вы и просили, - подмигнула старушка, отвечая на мой невысказанный вопрос.
  - ГДЕ МОЯ ЖЕНА!!! - голос моего супруга возвестил о том, что и у стен есть уши. И кто только проболтался?!
  Дверь с грохотом распахнулась и, игнорируя робкое: 'Туда пока нельзя', - от служанки, вошел встрепанный Орлайн.
  - О, Великие Истинные! - на этом его словарный запас иссяк.
  Муж брякнулся на колени у моей кровати. Хорошо, что тут все уже убрали и царила первозданная белизна. А-то помню я первые роды, когда пришлось к этому ретивому супругу применять нюхательные соли, стоило ему ворвался в родильную, услышав первый крик младенца. И ведь говорили ему, что надо немного подождать. Нет! Перепугал меня, перепугался сам, вызвал переполох среди слуг. И кому после этого лучше стало? Правильно, никому. Поэтому мы с повитухой, она, кстати, и старшего у меня принимала, решили, что лучше, если будет возможность его куда-то отправить подальше на время родов. Но упертый Орлайн, плюнув на дела государства, упорно не хотел покидать дворец. Мы уже и так, и эдак, даже Жуалина подключили. Но он был непреклонен. Мы - единственные его родные люди, и он беспокоится о нашем благополучии и никому не может это перепоручить. Так он отвечал каждый раз, когда я просила уехать его или уехать самой. Как же вовремя начался парад, посвященный поддраконам. Мы отправили руководить парадом Жуалина, а сами хотели понаблюдать со стороны и послушать, что говорят простые граждане. Судьба, как всегда, распорядилась совершенно иначе. Но я не жалуюсь, наоборот, я бесконечно рада ей за такую возможность.
  - Я же обещала сюрприз. Надеюсь, дочка - это достойный подарок? - слабо улыбнулась я.
  - Ты - невероятная женщина! Я безумно люблю тебя... и нашу дочь... и сына! - а потом серьезно на меня посмотрел: - Ты ведь специально меня отослала на праздник, зная, что я тут раненым зверем метаться буду и мешаться под ногами?
  - Какой ты проницательный! - улыбнулась я и поймала теплую любящую ответную улыбку супруга.
  Дочку он тронуть не посмел под строгим взглядом повитухи и замечанием о немытых грязных лапах, а вот мое лицо было все зацеловано.
Оценка: 6.29*139  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)В объятиях змея. Адика ОлефирОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСуккуб в квадрате. Чередий ГалинаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"