Зайнеев Эмиль Шамильевич: другие произведения.

Иштар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

32

Эмиль Зайнеев

ИШТАР

I walk the path

To the land of the Dark Immortals

Where the hungry ones will carry my soul

As the wild hunt careers through the boughs

Cradle of filth

1

В жизни каждого человека наступает день, который решает все в его жизни. В большинстве случаев он проходит незамеченным, но некоторые, впоследствии, прокручивая события этого дня, понимают, что он был решающим.

Судьба именно в этот день вершит участь человека. Вершит со свойственной ей жестокостью и практичностью. Она насмехается, решая за него при помощи какой-то мелочи. Чего-то совершенно не стоящего и не принимаемого нами за что-то серьезное.

2

В тот день я ничего особенного не планировал. Единственное, о чем думал, так это о том, что мне не мешало бы заглянуть в салон звукозаписи. Чем черт не шутит, думал я, может быть там появилось что-то новенькое. Моя фонотека росла не по-дням, а по-часам и я прилагал максимум усилий, чтобы раздобыть музыку покруче.

В нашем городе очень редко появлялось действительно что-то стоящее, в особенности для такого меломана как я.

На музыку я тратил всю свою наличность, и родители не уставали меня попрекать, что я выбрасываю деньги на ветер.

Лето в этом году выдалось чересчур жаркое. В один день температура подскочила до 49 градусов - за свою короткую жизнь я такого еще не помнил.

С утра пораньше - пока не началось немилосердное пекло, сел в автобус и поехал в этот самый салон звукозаписи, о котором я начал было рассказывать, но меня занесло в сторону погоды.

Парень, который работает в этом салоне, как только меня увидел, заулыбался и сказал:

- У тебя прямо нюх. Сегодня новую группу принесли.

- Какую? - живо спросил я, а про себя отметил, что вероятно заболел психическим заболеванием. Какой-то фобией. Страстью к коллекционированию.

- Тебе понравится.

- А тебе как? Пришлась по вкусу?

- Я для такого староват, но кое-что понравилось.

- Ладно, запишем. На одну больше, на одну меньше… Как она называется?

- Сейчас. Айн момент… Land of Tears Land of tears - Земля слез (англ.).

Я уже рылся в сумке в поисках кассеты. Раз пришло масло, значит день выдался удачным.

- А кто принес запись? - мимоходом спросил я.

- Да парнишка один. Недавно приехал из Германии и несколько дисков прихватил оттудава.

- А что за остальные диски? Не для широкой публики?

- Наоборот, - он улыбнулся. - Это слушают все.

- Попса значит. Ну ладно. - Теперь я выкладывал на прилавок деньги.

- Хо-о-о-рошо. - Возникла небольшая пауза в разговоре, во время которой он вставлял в кассету бумажку с названием группы и деньги. - Приходи дней через пять. Устроит?

Сукин кот! - Недовольно подумал я. - Мог бы и пораньше.

- Да, - сказал я без видимого энтузиазма. Перспектива ждать почти всю неделю новой записи меня не устраивала. Ладно, как-нибудь переживем.

- Если что придет новенькое, я тебя извещу.

- Давай, извещай.

Мы попрощались. Выйдя под палящее солнце, я подумал, что не так уж все и плохо. По крайней мере в мой список добавилось еще одно наименование.

3

Пять дней прошли практически незаметно. Когда работаешь от звонка до звонка, то время пролетает быстро. Иногда я себе говорил, что так, за работой, и прочей бытовой мелочью пройдет жизнь. Можно не заметить как наступит сорок, а потом и шестьдесят лет и пора уже будет собирать деньги на собственные похороны.

Просиживая на работе по 8 часов в сутки, я не замечал хода времени. Вот наступил понедельник после радостных двух выходных дней, а затем сразу наступает пятница.

Жизнь для меня сводилась к простому принципу - постараться прожить между понедельником и пятницей, а из субботы и воскресенья выжать как можно больше удовольствия. Но увы, это только на словах. Так как выходные дни сильно напоминали будни.

Иногда я развеивал свое бренное существование тем, что раз в месяц или того реже ходил на рок-тусовки. Возвращался домой вдрызг пьяный и полуоглохший. Но мне это нравилось. Шататься там в кругу своих знакомых, прыгать и орать, трясти башками так, что на утро нельзя безболезненно держать голову прямо.

В субботу я поехал забирать свой заказ, предвкушая новую кассету у себя в ящике и то, как развалившись в кресле, врублю на всю катушку магнитофон и буду наслаждаться музыкой.

Но переступив порог магазина, к своему глубокому разочарованию и обиде отметил, что конторка звукозаписи закрыта.

Вот скотина!

Все же я решил немного постоять. Может быть он задерживается или поехал на своем велосипеде "Салют" купить чего-нибудь на обед.

Простояв так примерно с четверть часа, я решил подойти к прилавку напротив и поинтересоваться его судьбой.

- Извините, - молодая девушка, разговаривавшая в это время с покупателем, повернула ко мне свое лицо. - Скажите, парень из звукозаписи сегодня не появлялся?

- Нет. Его сегодня не будет.

Черт! Вот козел!

От злости я был готов разнести его коморку в клочья. Но тут девушка что-то по-видимому вспомнив, сказала:

- Вас случаем не Артур зовут?

- Артур, - я утвердительно кивнул.

- Андрей просил передать вам, если вы сегодня придете, вот это. - И она достала из-под прилавка кассету. - Это ваше?

Уважает!

- Мое. Спасибо большое!

Честно говоря, такого я на своем веку припомнить не мог. Что бы Андрей проявил о своем клиенте такую заботу... Ну, это нонсенс!

- Да не за что. - Она мне сдержанно улыбнулась.

Еще раз ее поблагодарив, я вышел на улицу.

Интересно. Что это подвигло Андрея на такое? Оставил мне кассету. Наверно его совесть замучила. Я потратил на кассеты кучу денег. И почти все они осели в его кармане. Так, что ему не грех было бы мне и сюрприз сделать.

Я чувствовал, как барометр моего настроения поднимается к самой высокой отметке.

Хорошее настроение - такое случалось со мной редко. И я был рад тому, что это небольшое происшествие способствовало этому.

Теперь передо мной стояла одна цель - поскорее добраться до дому, включить магнитофон и наслаждаться (если она этого стоит) новой группой.

4

Постепенно мрак рассеялся. Тусклый свет вокруг. Лес и ничего больше. Я иду по тропинке сквозь чащу и… большой дом.

Скорее, старый собор. Огромные каменные стены, по которым вьется плющ. Окна или то что когда-то было ими. Из прогнившей древесины оконных рам торчат осколки цветных стекол. Паутина и запах сырости. Когда-то это здание должно было поражать своим великолепием, а теперь это всего лишь развалины. Стены, выложенные из камня, теряющие свою белизну под бархатистым покрывалом зеленого мха.

Я захожу внутрь. Под ногами скрипит битое стекло. Тускло, и кажется, что стены тянутся далеко вверх, в бесконечность.

Ненавязчиво какая-то неведомая сила толкает меня вперед.

Под самым потолком испуганно закричала ворона. Покрутившись немного в воздухе, садится на оконную раму.

Я иду дальше, то и дело спотыкаясь о доски, во множестве разбросанные по полу.

До моих ушей доносится странный звук, а через мгновение я понимаю - это плач. Кто-то тихо плачет в этом богом забытом месте.

У алтаря стоит на коленях поникшая фигура и тихо всхлипывает. Я подхожу все ближе и начинаю понимать, что это женщина или девушка. Из-под капюшона ниспадают темные волосы и сияют в тусклом свете, пробивающемся из разбитых, оплетенных паутиной окон.

Сделав еще несколько шагов, я оказался настолько к ней близко, что вижу ее белые руки, сложенные в молитвенном жесте. Теперь и она замечает мое присутствие, поворачивает голову,… я вижу огромные черные глаза, бездонные и наполненные до краев слезами…

5

…Я очнулся. Тот мир померк и исчез, его подменила квартира. С ее монотонными обоями, обшарпанной мебелью, старым телевизором и новеньким японским магнитофоном.

Перемена в обстановке была столь необыкновенной, что я чуть не закричал от страха и удивления. Сидел, обхватив голову руками, и катал из одного угла мозга в другой одну мысль: Что это было?

Медленно, но верно начала вырабатываться идея о сверхъестественности происходящего, которую мне без особого труда удалось подавить.

Нет! - жестко, четко и ясно. - Это был сон. Я уснул за прослушиванием кассеты и мне приснилась эта чепуха... Да, так оно и было.

Я повернул голову в сторону магнитофона - кассета закончилась.

Значит, проспал всю кассету. Какая лажа! Я даже не узнал, что играет эта хреновина под названием Land of tears.

Но и желания перемотать пленку и прослушать все по новой у меня не возникло.

Решение оставить прослушивание пленки на неопределенное время было принято на ура и сопровождалось бурными аплодисментами.

6

Серые будни подменяли серые выходные. Жизнь стала походить на черно-белое кино. Краски меркли и я все стал воспринимать в едином цвете. Цель жизни все дальше и дальше уходила, таяла за горизонтом.

Однообразие, в котором протекала моя жизнь, осточертело, не давало покоя.

Но в один момент пришла до гениальности простая мысль:

Отвлечься! Пойти на тусовку!

Рок-тусовка - сборище наркоманов и пропойц. Злачное место, где подростки могут себе позволить вести себя вне рамок дозволенного. Могут раскуривать травку до слепоты и полного угара. Пить водку и пиво, пока не упадут замертво в арык в заблеванных шмотках. Здесь можно запросто снять девчонку, не особенно берегущую свое здоровье, ищущую удовольствий и свободы от родителей.

Здесь можно трясти головами и орать во все горло, пытаясь перекричать огромные колонки с несущейся вон ревущей музыкой. Можно отдохнуть от множества житейских проблем, но и приобрести новые в виде венерической болезни или ножевого ранения. Но такое, как правило, случается довольно редко и за пределами концертного зала, где беснуется основная масса, впитывая в себя звуки ревущих электрогитар и надрывающего глотку вокалиста.

В голове у меня началась революция. Алкоголь, принятый мной за вечер в изрядном количестве, дал о себе знать. Звуки, доносящиеся из гигантских динамиков, казались мне странно нереальными - с демоническим оттенком. Они вливались стремительным темным потоком, заволакивая сознание. Я находился в центре беснующейся толпы, но чувствовал себя потерянным в бесплодной пустыне. Одиночество давило мне на сердце, боль... она давила мне на глаза и хотелось рыдать и рыдать, забиться в истерике на полу и умереть.

Я мотал головой в такт музыке, четко осознавая то, что завтра повернуть голову даже на сантиметр будет невозможно. Отдался полностью тому чувству безысходности, которое захватило мой разум.

Мысли вертелись в голове бешеным танцем - я вспоминал все свои ошибки, все промахи - вспомнил все то, что делал не так. Это все давило на мой разум с такой силой, что я не удержался и грохнулся на колени. Орать, кричать - вот в чем кайф. Опустошить себя криком.

Но сделать это мне не удалось. Две сильные руки схватили меня подмышки и рывком подняли вверх. От неожиданности я вскрикнул.

- Спокойно, парень. Не дергайся. - Говорили прямо в ухо, иначе бы я не смог услышать ни единого слова. Музыка ревела и грохотала со всех сторон.

Обернувшись, увидел высокого паренька в разукрашенной черепами и страшными мордами воскресших мертвецов футболке и банданой на голове.

- Все нормально? - Участливо осведомился он. Я же тем временем пытался сообразить, что же все-таки происходит.

- Вроде бы да - ответил я, комкая слова. - Спасибо... я, наверное, перебухал сегодня…

- Не ты один. Сходи на свежий воздух... проветрись. - Я кивнул в ответ и тут увидел ее.

Она, прислонившись к подоконнику, смотрела на сцену и медленно затягивалась сигаретой. В мерцающем свете ламп ее лицо было мертвенно бледным, глаза горели огнем. Иссиня-черные волосы опускались почти до пояса. Обтягивающие синие джинсы четко очерчивали округлость ее бедер. За мгновение я понял, что она - это то, что надеялся найти здесь сегодня.

Я обернулся к своему спасителю.

- Извини, кажется я кое-кого встретил. - И шепотом прибавил: - Кого-то из моих снов.

Не поворачиваясь на его "Угу" я направился через толпу к ней. Глубокий вздох. Мотнул головой, пытаясь таким движением привести мои мысли в относительный порядок.

Потом себе говорил - не будь я навеселе, ни за что бы к ней не подошел, не заговорил.

Незнакомка последний раз глубоко затянулась и бросила сигарету на паркетный пол. Оторвав глаза от бычка она их тут же устремила на меня. Я настолько был ошарашен ее взглядом, что на мгновение остановился.

Какие глаза!

Но секундой позже шел с твердым намерением познакомиться с ней.

- Привет, - я подошел настолько близко, что ощущал аромат ее духов.

Она пронзила меня своим взглядом и я вновь почувствовал это отвратительное чувство одиночества которое так сильно было еще несколько минут назад. Сердце болезненно сжалось, дыхание перехватило и в одно мгновение я потерял былую уверенность в том, что смогу с ней заговорить.

Но она немного смягчила взгляд и сказала с небольшим намеком на кокетливую улыбку.

- Привет.

В мозгу начала разрастаться паника. Я не знал, как дальше продолжить разговор, но следующая фраза не заставила себя долго ждать.

- Почему ты стоишь одна и не танцуешь? - На последнем слове я понял, что несу чушь, но уже было поздно отступать.

- Стою, курю, смотрю на остальных. - Она посмотрела на сцену, а я тем временем лихорадочно начал продумывать новую фразу для продолжения жизненно важного для меня диалога. Да-да, именно так. Это я понял как только подошел к ней и почувствовал на себе ее взгляд.

Попытавшись стряхнуть с себя хмель, сказал:

- Но ведь так не интересно. Не интересно чувствовать себя зрителем в этом спектакле.

- Почему? Достаточно интересно. - Она оценивающе взглянула на меня. Глаза соскользнули сверху вниз, и на мгновение, как мне показалось, задержались на моих кроссовках. - Вот сегодня, например, я увидела действительно нечто интересное. - И с азартом заглянула мне в глаза.

Я понял. Девчонка видела как я грохнулся на колени посреди зала и чуть не заорал от переполнявшего меня чувства великой безысходности.

В этот момент ребята из местной группы заиграли некое подобие медленного танца. Она схватила меня за руку и потащила.

- Пошли потанцуем.

Скованность как ветром сдуло. Мои руки лежали у нее на бедрах, которыми она покачивала в такт музыке. Положив голову мне на плечо, мягко говорила мне на ухо. Говорила и говорила, а я слушал и постепенно до меня доходило, что этот вечер, эта ночь останутся в моей памяти на всю жизнь.

- Почему ты упал? - Спросила она наконец.

- Не знаю… Музыка повлияла, да и выпил порядочно.

- А… Мне так не показалось.

Я прижал губы к ее уху.

- А зачем тебе знать. Все равно мне помочь не сможешь.

- Да? А мне кажется я уже начала тебе помогать.

Я испытал страх. Страх за то, что кто-то проникнет в мою тайну, узнает мои страхи, мое одиночество.

Мы продолжали медленно двигаться в такт музыке, ее руки уже лежали на моих бедрах и в какой-то момент мне показалось, что наши губы сольются, но тут, как назло, кончилась песня. Мы остановились, тяжело дыша и смотря друг другу в глаза.

Она отступила на шаг, умело высвободившись из моих объятий.

- Пошли присядем.

В дальнем углу зала я заприметил свободный столик, и направился туда, держа ее за руку.

- Пиво будешь?

- Да.

- Расскажи мне о себе. - Мне хотелось как можно больше узнать о ней. Об этой прекрасной незнакомке, которая танцевала со мной, положив голову мне на плечо и нежно шепча на ухо всякую ерунду.

- Рассказывать в общем-то нечего - она вытрясла сигарету.

7

То, что произошло потом - это то, что я хотел получить.

Мы занимались любовью в весьма романтическом месте. В вагончике, который когда-то служил временным жилищем строителей, а теперь превратился в место свиданий.

Переступая через пустые бутылки, бумажные обертки и прочую дребедень, мы добрались до небольшой изодранной и пролинявшей тахты, приткнутой в угол вагончика.

В таких вот местах и зачинаются гении человечества - рассеянно думал я, расстегивая ее блузку.

- Странно все это - проговорила она.

- Что странно?

- Все. Я тебя знаю всего пару часов, но уже собралась с тобой это сделать.

Какого черта ее потянуло на философские мыслишки?

- Да, есть чему удивляться, это точно. Но, по-моему, ничего сверхъестественного в этом нет.

Она долго молчала, устремив взгляд в темноту.

- И мне так кажется. - С этими словами она притянула меня за воротник рубашки и оглушительно чмокнула в щеку.

- Ну… Так и оглохнуть не долго - проворчал я, скорее для вида, чем от громкого поцелуя, который она мне отвесила.

Боже мой, какими прекрасными и по сей момент кажутся мне те первые часы нашего знакомства. Ее ласки, страсть… Увы, бумага не способна передать все то наслаждение, которое я получил в эту ночь.

Три часа спустя я посадил ее на такси, а сам поплелся восвояси. Хотелось пройтись, все обдумать.

А в кармане лежала бумажка с ее телефоном.

8

Я прекрасно понимал, что отношения, которые начались таким непосредственным образом, долго не продлятся. Понимал, что просто переспал с дающей девушкой, которая это делает не редко, но и не за деньги. И максимум, на что я могу надеяться, так это на то, что при следующей нашей встрече все повторится.

Увы, у меня никогда не было друга, а я хотел, как ни странно, чтобы эта девчонка стала другом. Тем человеком, которому я мог бы доверить почти все, что в моей душе.

Но кому интересно слушать мои больные мысли? Мои идеи, радости и страдания. Мне надо дарить кому-то свои чувства. Но к этому я еще и от нее кое-что должен получать. Ее откровенность, ее любовь.

ХВАТИТ!

Что-то сильно размечтался. Я знаком с ней меньше дня, а уже начал строить планы на такое далекое будущее, аж голова кружиться начинает.

Но тут-то и была вся загвоздка. Я чувствовал, что она будет чем-то особенным. Испытывал не чувство влюбленности, а ощущение того, что будет не только влюбленность, но и что-то покруче.

Так я шел по ночному городу, монотонно переставляя ноги, отдавшись грезам о будущем, которое уже началось.

9

Я стоял у раскрытого ящика и искал ту кассету, которую сегодня вечером можно послушать. Глаза скользили вдоль стройных рядов с надписями, которые у обычного человека вызвали бы недоумение, а то и отвращение. Dissection, Grave, Internal bleeding, Carcass, The blood divine, Death Разложение, Могила, Внутреннее кровотечение, Труп, Божественная кровь, Смерть…(англ.)...

И тут увидел то, что в принципе не должно было быть в моем ящике. Кассета без вкладыша! Я, как правило, новоприбывшим кассетам печатал вкладыш. Но эта…

Я извлек ее и повертел в руках в поисках опознавательных знаков, но их не было. Только через двадцать секунд упорного размышления до меня дошло, что эта кассета с Land of tears.

Ну вот, и представился случай ее прослушать.

Откинувшись поудобнее в кресле, я нажал на воспроизведение.

Заиграла музыка - клавишная композиция, на которую постепенно стали накладываться барабаны, цимбалы, потом орган. Ужасающе прекрасный звук лился из колонок. Я ощутил прилив адреналина в кровь, сердце сжалось, что-то сдавило мне горло, а на глаза навернулись слезы. Опять чувство полной безысходности наполнило сердце. Я закрыл глаза...

Подъем крут, осторожно переставляю ноги, чтобы не сорваться, и поднимаюсь все выше и выше. Камни то и дело осыпаются под ногами и летят вниз. Я не смотрю на их падение, прекрасно понимая, что высота неимоверная, а внизу - бурный поток.

Все выше и выше, пальцы изодраны в кровь, но вершины не видно. Кажется, что скала тянется в бесконечность, прорывает небесный свод и уходит далеко за пределы Земли.

Туман окутывает ноги, и уже не видно серой каменной поверхности, по которой мне надо ползти вверх до бесконечности.

Час, два, три, ...вечность. Но вершина уже близка. Я ее не вижу, но все мое существо ликует и кричит - конец достигнут.

Наверху нет ничего, за что мог бы зацепиться взгляд. Голое плато из серого камня, от которого не отражается солнце. Чахлое деревце с поникшими листьями. А вокруг ревет ветер, бешено разрывая облака.

Несмотря на всю мрачность и злую силу, место кажется прекрасным и до боли знакомым. Что-то родное, свое. Странное чувство того, что этот мир - мой мир. Здесь я жил... Здесь живу...

И в то же время жуткая злость и раздраженность. Я карабкался, рвал ладони в кровь и все ради того, чтобы увидеть это гиблое место. Где ветер бог и хозяин, способный убить или выколоть глаза.

И опять я не один в этом месте… Может это деревце, ветер или... ОНА.

Я вижу ее и иду к ней, ни понимая ничего, ощущая полное отсутствие мыслей. Ее красота затмевает сознание, впивается в каждую клетку моего тела и заставляет дрожа упасть перед ней на колени.

Белая рука ложится мне на голову, я вижу ее глаза, светящиеся мрачным светом, алые губы, вытянутые в печальной улыбке. Белые одежды опускаются до самой земли, развеваясь на ветру.

- Добро пожаловать, Артур! - ее улыбка стала еще шире. - В мое королевство... Встань! - Властный и вместе с тем нежный, возбуждающий тайные желания голос. - В моем королевстве все равны.

Но понимаю, что ее власть велика. Я перед ней карлик и чувствую себя уютно только на коленях. Я никто - ничтожество по сравнению с ней, с ее красотой, голосом и силой.

Я поднимаюсь и все равно она смотрит на меня свысока. Богиня, сверкая глазами и загадочно улыбаясь, берет меня за руку.

- Идем... Мир не может так долго ждать. - Холодные пальцы сжимают мое запястье и тянут.

Но куда идти за ней? Ведь там пропасть... Ничего не происходит. Я не падаю вниз, а иду по воздуху, влекомый ею. Она идет и идет, увлекая меня за собой, как маленького мальчика, который упирается и не хочет послушно идти за своей мамой.

А под нами, в тумане, простирается бесконечная долина.

10

Мир покрытый мраком, оплетенный паутиной страха тонет в слезах безумия. Пьющие кровь - нектар любви. Меч рассекающий мир пополам - тьма умерщвляет свет. Воздух тягучий сироп - боль в ее глазах. Глоток за глотком и он умрет не видя в ней зла. Надежда застынет в пустых глазах. Несбывшихся грез.

11

Сердце бешено колотилось, перед глазами плясали круги. Тишина, разрываемая тиканьем часов. Я дома.

Мысли путались в голове, покрытые липким потом руки нервно теребили подлокотники кресла.

Опять это произошло. Эта музыка... эта женщина.

Когда я немного пришел в себя, первой мыслью было разбить молотком кассету, а Андрею набить морду, за то что он заставил меня пережить такое.

Постепенно вспоминая все то, что пригрезилось, мне пришлось отказаться от этой идиотской мысли. Музыка явно обладала магическими свойствами, уносила в мир неведомый никому. Терять такое глупо, а то и просто безумно.

Но было и страшно. Страх перед неизвестным, как известно, простая защитная реакция организма. Не стоит перегружать и без того загруженные мозги еще и боязнью какой-то кассеты с музыкой.

Я решил продолжать жить как ни в чем не бывало. Не о чем серьезном не думая, отдавшись тому же течению, которое несло меня и прежде по реке жизни.

Надо работать, думать, делать карьеру, гулять с девушками, читать книги и слушать музыку. Брать, что можно взять. Философия современного молодого человека, пытающегося жить так, как ему хотелось бы. Замки на песке.

Я был рад двум новым приобретениям - кассете с Land of tears и девчонке по имени Оксана.

Надо бы ей позвонить.

Эту мысль перекрыла другая. Не давало покоя увиденное. Та женщина, из видений, кто она? Реальность ли, плод моего разыгравшегося воображения?

С ужасом и благоговейным трепетом я понял, что начатое уже не бросить. Я буду слушать дальше, открою для себя вторую реальность. И впоследствии буду гордиться тем, что у меня больше в жизни ощущений, чем у других.

Но было еще что-то посильнее…

12

Я сидел на удобном пластиковом стуле за белым столиком, который, вероятно, протирали всего один раз за все время существования этого бара под открытым небом, и вяло выколачивал сигарету из только что распечатанной пачки.

Пора бросать курить - подумалось в сотый, если не в тысячный раз. - Для здоровья вредно.

Передо мной стояли четыре бутылочки пива и пепельница, в которую я непрерывно смахивал пепел. Она запаздывала, и довольно прилично. Полчаса я сидел, вожделенно смотря на пиво, и курил. Спокойствие постепенно переросло в озабоченность, которая в свою очередь стала страхом и пять минут назад сменилась чувством безразличия.

Не придет - и не надо. Мне больше достанется. Но все же я решил не торопиться с поспешными выводами. Всем известно, что стопроцентные вертихвостки и много о себе понимающие особы стараются как бы невзначай опоздать на свидание.

Время шло, сигарет в пачке поубавилось. Мне начало казаться, что на меня смотрят с соседних столиков как на круглого идиота. Который курит сигарету за сигаретой и никак не решается открыть пиво, тем самым признав свое поражение.

Что их заставляет так поступать? У них это наследственное от Евы или от самого Дьявола?

Еще одна сигарета, щелчок зажигалки, крепкий затяг. Она опаздывает почти на час. Черт побери!

- Вы кого-то ждете?

Это была она. Одного взгляда на Оксану было достаточно, чтобы злость сменилась восхищением.

Она была великолепна в своем простеньком наряде. Легкое коротенькое платье светло-зеленого цвета. Черная сумочка, висящая на плече, и все.

Не дожидаясь ответа, она уселась напротив, бесцеремонно вытрясла сигарету, прикурила и уставилась на меня.

На секунду я потерял дар речи. Глаза ее с азартом смотрели на меня, а на губах играла легкая улыбка.

- Извини, что опоздала. - Но ни тени сожаления в голосе.

Устроить бы ей вздрючку. Но как я могу? Как?

Я улыбнулся тоже.

- Ничего страшного, моя радость. Иногда нам полезно поволноваться.

Завязалась неторопливая беседа. Оксана методично прикладывалась к пиву и говорила. Рассказывала о себе, о своих мелких проблемах. О паскудных подружках, которые при любом удобном случае кинут ее и глазом не моргнут. Оксана не верила в дружбу, в глубокие и искренние чувства. Я видел ее разочарованность в жизни и неверие в людей.

Помочь ей или оставить так как есть?

Я опасался становиться другом для женщин. Личный горький опыт.

- О чем ты задумался? - она заглянула в мои глаза.

- О тебе. - Можно и немного соврать.

- Да?..

- Ну да. А о чем я еще могу думать, сидя здесь с тобой.

- Не знаю. - Она отвела глаза.

Возникла пауза, затянувшаяся на несколько минут.

- А знаешь, - начал я, - забудь о своих проблемах, хотя бы на время, и посмотри на мир другими глазами. Все не так уж плохо.

Подумать только, еще пару недель назад я не мог лечь спать, не подумав о том, не пора ли все это завершать к чертовой матери. А теперь я ей говорю, что все не так плохо.

- Может ты и прав, но иной раз я не хочу смотреть на все другими глазами.

- Нравится страдать и чувствовать себя несчастной?

Она вымученно улыбнулась.

- Да.

- Ладно, не будем больше касаться этой темы, хорошо?

Она загадочно улыбнулась и подмигнула.

- Может молодой человек еще пива принесет?

- А не вредно много пить?

Она расхохоталась.

- Не думаю. - Ее глаза были мокрыми от смеха. Кажется, девочка уже готовенькая.

Еще две бутылки и беседа вышла на финишную прямую, которая ведет к интересной ночи. Может быть...

Она зажгла очередную сигарету и в ее глазах заплясали язычки пламени.

- Пошли? - предложила она.

И обнявшись, мы вышли.

13

Тысячи звезд упадут с неба когда это произойдет. Свет - мгновение. А потом будем лежать и слушать наше дыхание. Молчать и думать о том, что мгновение - это так мало. А их - мгновений - должно быть неисчислимое множество.

Пустота - когда в жизни нет мгновений. Когда она заполнена лишь наполовину, да и то только страхами, обидами и ненавистью.

Я довел Оксану до дома. Мы весело болтали, смеялись, и все это время я думал о том, что должно произойти.

Но как только мы остановились возле ворот, она нежно улыбнулась мне и

- Спасибо, Артур, это был замечательный вечер... Позвони, как только у тебя появится время. - блеск ее зубов в темноте и - До скорого.

А я-то размечтался. Ладно, раз на раз не приходится.

- Спокойной ночи, - выдавил я из себя. - Позвоню обязательно.

Мой голос звучал слегка обиженно. Испугавшись, что он меня выдаст, поспешил широко улыбнуться.

- Пока, - и калитка захлопнулась. Послышался радостный лай собаки и невнятный голос Оксаны.

Свет - мгновение, остальное - тьма.

Я старался себя успокоить. Сколько раз нужно повторять, нечего распахивать варежку? Слишком много хорошего вредно. Сработает закон равновесия. Горько усмехнувшись, начал выбивать сигарету.

Неподалеку послышались голоса, и из ближайшего переулка показалось несколько парней. Боже мой, до чего же здоровые на вид.

- Эй братан, - паршивый, дерзкий голос. - Не угостишь сигареткой? - их было четверо.

- Конечно. - я полез в карман.

Не прошло и секунды, как меня ударили в лицо и мгновение спустя в живот.

Да, слишком много хорошего вредно.

- Слышь ты, пацан, если тебя еще раз с ней застукаем, то тебе конец. Понял? - Последовал увесистый пинок.

Скрючившись, я лежал и пытался схватить ртом воздух. Перед глазами плыли радужные круги.

- Я тебя спрашиваю, - опять тот же голос. - Ты понял, или как?

- Понял.

- Вот и хорошо.

Я чувствовал как они ухмылялись. Им это нравилось.

Неподалеку послышались голоса.

- Ну чё? Валим?

А я остался валяться на земле в полном одиночестве.

Суки! Что б вы сдохли!

Вот тебе и счастливый конец прекрасного вечера. Занавес, пожалуйста!

14

Я на вершине холма. К горизонту тянется прекрасная долина. Зеленая и сверкающая. Ветер играет моими волосами и шепчет нежно в уши. Тихую и странную песню, мотив которой прекрасен как сам мир. Он проникает вглубь сердца, заставляя ворочаться и скрипеть старую дверь, открывая ее и выпуская на волю все то, что годами пряталось за ней. То, что было недоступно чужому взгляду и принадлежало только мне.

Как много всего здесь было. И неразделенная любовь юношества, и затаенная обида на друга... Ненависть к себе за все, что было здесь спрятано. Да, это был склад всех моих ошибок, обид и поражений. Коллекция мрака, которую я оберегал всеми силами, не позволяя никому даже взглянуть на нее.

Дверь со скрипом открывается, и перед глазами предстают монстры прятавшиеся там годами. Грязь льется нескончаемым потоком, поглощая мое сознание. Заставляя понять, какое я ничтожество, растратившее жизнь на ошибки. Сколько их было, ошибок? Я не помню. Кажется, что их череда бесконечна. Ни одного правильного решения за всю жизнь. Тупик. Конец.

А ветер нежно дует, повторяя снова и снова свой мотив... На мои плечи ложатся мягкие, но уверенные руки. Вздрогнув, я поворачиваюсь, точно зная, что увижу Ее.

Богиня, которую видел в снах. С сияющими огромными глазами. Она, улыбаясь, вытирает ладонями слезы текущие по моим щекам. И мрак рассеивается. Ее прикосновение заставляет забыть все, что мучило меня мгновение назад.

- Вы... - Она не дает мне договорить, прижимает пальцы к моим губам.

- Молчи, я и так все знаю, - ее взгляд нежен и успокаивает. - Пойдем. Я покажу тебе свою обитель.

Обитель? Странно звучит...

Она быстро спускается к подножию холма. Полы ее белого платья развеваются на ветру.

Боже, какой величественный у нее шаг! Она не идет, а парит над землей. Не подминая ни единой травинки.

- Я знаю о тебе все. Мне известны все твои проблемы. И поверь мне, Артур, я смогу тебе помочь разобраться с ними. От тебя требуется только одно... - Она выразительно смотрит на меня. - ...Доверься мне, и у тебя все и всегда будет в порядке.

- Но чем ты можешь помочь мне?

- Ты думаешь, что меня нет. Что я эфемерна и существую только в твоем воображении?

Действительно, кто она? Плод моего воображения или... Или это женщина действительно также реальна как я сам? Кто она на самом деле?

- Я об этом не думал. Я не вспоминаю о тебе пока не оказываюсь рядом с тобой.

Ее лицо меняется, становится более жестоким, а в глазах искрится огонь. - Я есть от плоти и крови. - Она говорит с расстановкой, внушая свою правоту.

- Но чем и как ты мне можешь помочь?

- Ты задаешь много вопросов, мальчик. - Она улыбается, но все внутри меня вздрагивает. По спине заструился холодок. - Главное, это доверие. В свое время ты узнаешь.

И с этими словами она исчезает.

15

Прошло четыре недели с того момента как я впервые увидел Оксану. И теперь с полной уверенностью можно было сказать - у меня начался грандиозный роман.

Мы подолгу засиживались в каком-нибудь барчике под открытым небом. Или ходили по вечернему городу, любуясь огнями, наполнявшими атмосферу ночи волшебным сиянием. Любовались звездами, и вдыхали свежесть ночного воздуха.

Романтика захватила нас и мы отдавались ей целиком и полностью, иной раз забывая обо всем на свете. Чувствуя только свою влюбленность и счастье.

Наконец-то я обрел смысл жизни - говорил я себе, не переставая удивляться происходящему.

До встречи с ней, почти два года, я ни с кем не встречался. Мрак одиночества окутывал меня и я нередко задумывался над насильственным завершением своего жизненного пути.

Переходя по мосту речку, я вдруг представлял, что мгновение - и все будет кончено… я полечу вниз головой, в бурный поток, наберу полные легкие грязной воды, и умру, всплыв где-нибудь за сто километров от этого мостика, с посиневшим лицом и выпученными глазами.

Или стоя на крыше своего дома, я смаковал в воображении картину того, что через пару секунд с жутким чавкающим звуком грохнусь на асфальтированную дорожку, разбрызгивая мозги и кровь на десяток метров вокруг.

Стоя напротив железной дороги, и ожидая когда проедет поезд, с неизменной четкостью представлял, как этот с ревом несущийся состав сметет меня со шпал, нарезая плоть на мелкие кусочки, как тесак мясника.

Но с появлением в моей жизни любви к Оксане, а не к книгам или кассетам, понял, что мне есть ради чего жить. Вполне достаточно и того, что я могу с ней видеться и говорить. Обнимать и чувствовать ее тепло.

Оказывается, все так просто.

16

Но в наших отношениях был один омрачающий фактор. Я не забыл, как мне навшивали той ночью. То происшествие черной грозовой тучей нависало надо мной, не давало полностью расслабиться и думать только о ней.

После этого случая я понял, что у нее кто-то был до меня. И я не отметал возможности, что с этим кем-то она встречается и по сей день.

Долго догадками я себя мучить не хотел и решил поговорить.

Выбрав момент, когда она пребывала в том состоянии духа, когда могла говорить обо всем и вся, задал ей так долго не дававший мне покоя вопрос, перед этим без обиняков рассказав ей о том, что со мной приключилось.

Она долго и испытующе смотрела мне в глаза. Румянец схлынул с ее лица, носик слегка заострился, и мне на мгновение показалось, что она вся сжалась и стала какой-то запуганной и несчастной. Но девушка прекрасно умела владеть собой. Через мгновение она пришла в себя.

Я продолжал смотреть на нее, ожидая ответа на мой вопрос. Я дал ей время подумать. В это время, пока она взвешивала все за и против, решалась судьба наших дальнейших отношений. Как ни старалась она скрыть свое волнение, на ее спокойном и слегка подернутом насмешливой улыбкой лице отражались следы внутренней борьбы.

Она заговорила раньше, чем я предполагал:

- Я тебе расскажу все. С самого начала. - Голос ее слегка дрожал и казалась, что она говорит не мне, а в пустоту. - Слушай и постарайся понять меня… - Ее губы превратились в тонкую линию и побелели. Глаза злобно и неестественно сверкали.

Я молча ждал продолжения.

17

…Она ждала этот день три с лишним года. Казалось, он обладал магической силой. Бередил воображение, рисуя страстные картины свершающихся желаний. Он позволит поверить во все то, что так страшно желает изголодавшееся по любви сердце.

Она верила в волшебство выпускного вечера. Старой традиции - школьники, вступающие в эту ночь веселья, войдут в совершенно новый для себя мир. Мир других понятий и надежд. Мир полу-взрослых, полу-детей. Мир, в котором реальность жизни странным образом переплетается с детскими фантазиями и устремлениями.

После церемонии вручения аттестатов началась самая интересная часть вечера. Основная масса молодняка пыталась быстрее нажраться, несмотря на присутствие родителей, и балдеть всю ночь напролет. Кое-кто, забившись под лестницу, в тесном кругу пытался получить кайф, окутавшись дымом заплесневелого косячка.

А Оксана ждала чуда. Ждала своего рыцаря на белом коне, который обязательно должен появиться. Должен!

С апатичным видом наблюдая за танцующими, она молила судьбу не разрушать красоту этой ночи.

- Что это ты сидишь и не танцуешь как все?

Повернув голову, она увидела высокого белобрысого парня, бесцеремонно разглядывающего ее. Его голубые глаза мерцали сатанинскими огоньками в полутьме актового зала.

Неужели это Он? - подумалось со смешанным чувством разочарования и радости.

- А я не такая как все - сказала она с некоторым вызовом.

- Пойдем. Сейчас будет медленный танец.

И она подчинилась. Она поверила в то, что он тот, кого она ждала. Мечтала встретить этой ночью.

Как закончился медленный танец, так и канула в небытие романтика этого вечера.

Он сделал это под лестницей, зажав ей рот рукой. Бог свидетель, она этого не хотела. Нет! Не это ей было нужно. Совсем другое. Она ждала любовь, а над ней надругались. Растоптали все ее мечты и чувства.

Оксана навсегда возненавидела его - выпускной вечер.

18

Третья или четвертая сигарета медленно тлела, окутывая дымом ее пальцы. Сбивчивый и сумбурный рассказ, поведанный мне секунду назад, метался из угла в угол моего сознания. Пытался вырваться наружу, в крике боли и ненависти к этому гаду - Виктору.

Кто бы он ни был и где бы ни был! Я прикончу тебя, хрен ты моржовый!

Она прочитала дикую злобу на моем лице и до боли сжала запястье правой руки. Я вздрогнул, а она продолжала смотреть мне в глаза не мигая.

- Успокойся! - она почти кричала, - не думай об этой твари. Не надо. Он опасен. Тебе еще повезло, ты остался цел и невредим.

Я почувствовал, как кровь отлила от моего лица, в голове шумело так, словно там работало с полдюжины огромных тракторов, перевозящих с места на место тонны злобных и кровавых мыслей.

- Я его убью, - прошипел я и сам испугался решительности, звучавшей в моем голосе.

- Да успокойся ты наконец! - взмолилась Оксана. Что-то в выражении моих глаз напугало ее до предела. Она почти плакала. - Не надо о нем думать! Не надо.

Через некоторое время я смог взять себя в руки и попытался мыслить логично (по крайней мере трезво).

Кое-что явно не сходилось. Она не рассказала всего. Я схватил ее за плечи и заставил посмотреть мне в глаза.

- Это ведь не конец истории? Договори все!

По щеке потекла слеза - предвестница бурного потока.

- Да, это не все. Потом было страшнее. - И она разразилась бурными рыданиями.

Захлебываясь слезами и неустанно отирая руками щеки, она рассказа все до конца.

19

Конечно же, на этом все не закончилось.

Это был шок. Рана, нанесенная ей на выпускном вечере, только перестала кровоточить, как он с холодностью и издевкой безумца нанес ей очередную.

Звонил телефон. Казалось, за сто километров от ее комнаты. Страшно не хотелось слышать его дребезжащие позывные. Оксана хотела остаться одна. Ей невыносим был чей либо голос.

Привстав с кровати, она попыталась дотянуться до трубки, но пальцы зацепили шнур и телефон со звоном полетел на пол.

Теперь еще и это! Когда все это закончится?

Она сгребла телефон с пола и кое-как подтянула трубку к уху.

- Алло?

- Привет, красавица.

Она похолодела.

- Кто это? - она чуть ли не орала в трубку.

- Что, красавица, не узнаешь?

На том конце провода усмехались.

- Нет! И пошел-ка ты к такой-то матери!

Оксана начала опускать трубку на рычаг. Но она так ее и не повесила - ее остановил голос идущий из динамика.

- Послушай, девочка, не валяй дуру и вникай в то, что я тебе сейчас скажу.

Она поднесла трубку к уху.

- Я слушаю.

- Если ты меня не узнала, то представлюсь. Я Виктор. Тот самый, с которым ты имела честь познакомится несколько дней назад.

Она узнала. С первого его слова.

- Какого черта тебе надо? Ты, говно! - казалось, злоба идущая от нее, должна была испепелить того, кто был на другом конце провода.

Но он продолжал в той же покровительственно-издевательской манере.

- Чё это ты так разошлась, а? Я тут, понимаешь ли, интересуюсь тобой, твоим здоровьем, а тебе все поровну. Так что ли?

- Представь себе, козел!

- А теперь послушай внимательно. - Вся напускная доброжелательность в его голосе испарилась. - Если ты вознамеришься настучать на меня, то не доживешь до следующей менструации, поняла?

Молчание.

- Поняла?! - рявкнул он.

- Да.

- Вот и прекрасно.

Он повесил трубку.

20

- Потом было еще много звонков… Он меня доставал каждый день. Добивался встречи со мной, но я постоянно посылала его.

Он переходил на угрозы, но я не показывала вида, что мне страшно. После каждого телефонного звонка я бежала к себе в комнату, закрывала плотно дверь и рыдала.

Постоянно вопрошала у Бога:

За что мне такое? За что?

Я почти не выходила из дома. Только по крайней необходимости. Родители бросали на меня обеспокоенные взгляды, но как мне кажется, они так ничего и не поняли.

Она замолчала. Сидела сгорбленная и бесконечно несчастная. Я не мог себе представить, что она может быть и такой - униженной и потерявшей веру в людей.

- Все это прекратилось в одночасье. Виктор перестал звонить, а через несколько дней до меня дошли слухи о том, что он загремел за бандитизм. Я старалась восстановить в себе потерянное, но делала это не так как надо. Через полгода я начала курить, а немногим позже не отказывалась и от косячка.

Учеба в университете пошатнулась. Пришлось крепко потрудиться, чтобы исправить положение.

Жизнь стала бешено вертящейся каруселью. Я постоянно торчала на дискотеках. Накуривалась в подворотнях и спала с кем попало.

Однажды мне посоветовали сходить на рок-тусовку, послушать живой звук... Так я встретила тебя.

- Теперь все опять может пойти кувырком, вернулся этот гад. Все полетит к чертям собачьим. Все! Ты понимаешь!?

И она опять заплакала.

- Ничего. Мы выкрутимся. Слышишь, выкрутимся! - Но в это я не верил. Уже рисовал перед собой кучу проблем, в которые входили и сломанные носы, руки, фингалы и прочие прелести неравного боя, когда на одного наваливаются четверо.

21

Оставшись один в доме, я врубил магнитофон. Да, с той самой кассетой.

Наполняя сознание прекрасными звуками, меня низвергли туда, где властительницей была ОНА.

Огромный темный лес. Деревья, такие зловещие, обступают меня со всех сторон и готовы задушить своими колючими ветками.

Она стоит сложив руки на груди и властно смотрит на меня.

- Что на этот раз тебя привело ко мне, юноша?

- Я не знаю...

- Да? - искреннее изумление отражается на ее лице. - Я не настолько тут одичала, чтобы не понять причину твоего визита. Тебе нужна помощь?

- ...

- Жаль... Но скоро ты узнаешь, наверное, слишком многое. Слишком. - Загадочная улыбка играет на ее губах. - Подойди ближе, нам есть о чем поговорить. Недаром ты нашел дорогу ко мне.

Я подхожу почти вплотную.

- Я подарю тебе кое-что, - говорит она и, складывая руки чашечкой, подносит их к моим глазам. - Смотри.

Внутри ее ладоней что-то горит и переливается всеми цветами радуги. Свет, плескающийся и перекатывающийся.

- Что это? - моему изумлению нет предела.

- Подарок, - просто отвечает она. - Мой подарок тебе. Протяни руки и сложи их так, как я сложила свои.

Через мгновение свет льется в мои ладони. Я чувствую, как это впитывается в кожу и наполняет все мое существо дикой энергией. Кажется, что каждый волос светится и излучает силу.

- Но зачем мне это?

- Какой ты еще глупый... Я ничего не делаю просто так. То, что я дала, поможет тебе, и, наверное, очень скоро.

Она берет мои руки в свои.

- Я как сумрак, похищаю свет.

22

Мне суждено было убедиться в этом.

Через три дня после откровенного разговора с Оксаной я лицом к лицу столкнулся со злым гением моей возлюбленной.

Однажды вечером я направлялся к Оксане. Свернув на улочку, где она жила, заприметил метрах в пятидесяти небольшую толпу. Они стояли возле ворот кирпичного дома и о чем-то оживленно беседовали.

Когда я поравнялся с ними, понял, что меня ждут большие неприятности. В полутьме, боковым зрением я увидел Витька. Его высокую и массивную фигуру трудно было не заметить.

Я прибавил скорость, молясь, чтобы он меня не узнал.

- Эй, брательник!

Черт! Это конец.

Я обернулся, надеясь на лучшее.

- Привет, пацан. Ты что это не здороваешься?

- А я тебя знаю? - Удивился я.

Иногда полезно бывает прикинуться шлангом.

- Думаю, да. У нас общий знакомый.

- Кто? - Я продолжал в том же духе, прекрасно понимая, что ни к чему хорошему это не приведет.

Казалось, я немного озадачил его. Он стоял и почесывал затылок.

- Кажется я тебя не за того принял... Извини если что.

- Какие проблемы. Все нормально.

Он стоял в той же задумчивой позе и отпускать меня не хотел.

- Или знаю?

Он меня узнал, а теперь ведет игру...

- А-а! Я понял! - его осенила мысль и он был счастлив. - Ты тот самый сопляжуй, который ухлестывает за Оксанкой.

Нездоровая ситуация сложилась. Будут бить.

Те, остальные, заинтересовались моей персоной в мгновение ока. Еще секунду назад эти ребята переговаривались меж собой и не замечали меня, а теперь я стал для них целью номер один в жизни.

Один из них обратился к Витьке.

- Витек, так-так. Вот этот чипиздрик вздумал окручивать твою бабу? Ну-у, это наглость. - Он отвратительно ухмыльнулся, обнажив кривые желтые зубы, что так и подмывало затолкать в его пасть кирпич. - Что с ним будем делать?

- Не лезь. Я сам разберусь.

По тону каким это было сказано я понял, что Витька здесь главный и имеет над этим выродками безграничную власть.

Он просто приказал ему. Я испугался. Стоит ему сказать "фасс", и от меня останутся жалкие ошметки.

- Я ж тебя когда-то предупреждал, а ты не послушался. Мне придется сдержать слово и проучить тебя. Как ты считаешь?

Я решил воздержаться от ответа. Сердце бешено колотилось и я ощущал мощный прилив адреналина в кровь.

- Так. - Он выждал какой-то момент. - Но чтобы не вышло накладки, задам тебе один вопрос. Ты с ней встречаешься или ты чисто случайно тут оказался?

Хитер, сукин сын. Хитер. И по шарам я отхвачу прилично.

- И так и так. - Перед смертью я решил немного приколоться. - Я с ней встречаюсь, но в натуре, меня не тянуло тут оказаться.

Витек отрывисто хохотнул.

- Ну ладно.

Они изобьют меня прямо посреди улицы. И ведь никто не выглянет...

Тут все и началось.

Первым ударил он. Следом подключились его дружки, их было четверо. Посыпался град ударов. Били куда попало.

Я повалился на землю после первых же ударов, больно ударившись плечом о бордюрный камень.

Сейчас в ход пойдут ноги, - с ужасом подумал я.

И как по команде они начали дубасить меня пинками. И в этот момент во мне что-то вспыхнуло и разум наполнился чистым светом. Моментально придя в себя, я увидел что с кончиков моих пальцев сочится свет.

- Смотрите, суки! - заорал я. - Смотрите!

На мгновение они опешили.

- Чё остановились?! - заорал Витек.

В этот момент я перекатился на спину, напряг всю свою волю, и, вытянув руки вверх, выбросил огромный пучок света из своих пальцев в их разъяренные лица.

В ужасе они отшатнулись, а через пару секунд все пятеро валялись на земле. В воздухе появился тошнотворный запах паленого мяса…

С трудом встав, я осмотрелся. Пять трупов. Жутко обуглившихся и воняющих... как три сотни шашлычных мангалов.

Убил в одно мгновение пять человек. Боже мой! Пять человек… Я стоял и тупо глядел на кучу обуглившейся плоти. Послышался стон... Кто-то из них был жив.

Наклонившись, чтобы рассмотреть получше, понял, что это Витька. Он что-то пытался сказать, но не мог. Злоба и ненависть к нему зажглись во мне с еще большей силой. Перед моим взором всплыло заплаканное и несчастное лицо Оксаны. Она заливалась неудержными слезами и проклинала его, Витька.

- На! Получи! - прошипел я.

Опять из моих растопыренных пальцев вырвался сноп голубого света. Его лицо обуглилось, глаза лопнули и растеклись по щекам. Он ещё пытался кричать, но уже было нечем.

Где-то сзади послышался сдавленный крик и топот.

Пора двигать отсюда, пока милицию не вызвали!

Только через несколько часов, придя в себя, понял, чем меня одарила эта женщина, властительница Земли слез.

23

Звонил телефон.

- Мне надо с тобой поговорить. - Оксана была взволнована.

- О чем?

- Мне кажется, ты знаешь о чем.

Нотки проскользнувшие в ее голосе мне не понравились. Они были жесткие и холодные. Таким голосом вопрошают на допросе.

- Извини, я не понимаю о чем это ты.

Я старался говорить как можно спокойнее, но это разозлило ее еще больше.

- Поймешь. Приезжай и я тебе все разъясню.

- Хорошо, но сегодня я не смогу.

Мне нужно было время, чтобы обдумать все.

- Какие это у тебя дела появились? Будешь стоять с воткнутыми пальцами в розетку и заряжаться?

Страшная догадка мелькнула в голове. Она все видела!

- Хорошо, - медленно проговорил я. - Я приеду. Только шутку про розетку я не догнал.

И не дожидаясь ответа нажал на рычаг.

24

Слово создает и разрушает. Одно слово - и ты воспаряешь к небесам, другое слово - и ты низвергнут в бездну ада.

Оксана могла и то и другое.

Одного взгляда на нее было достаточно, что бы понять наши дела плохи.

Она была смертельно бледна, глаза неестественно блестели.

- А, пришел? Заходи.

Я переступил порог.

- Что произошло? -спросил я. - Почему у тебя такой вид?

- Ничего хорошего, - сухо ответила она. - Виктор умер.

Я изобразил крайнее удивление.

- То есть как умер?

- Очень просто. Витьку и четверых его кентов спалили, как свиной окорок.

Я молча ожидал продолжения.

- Здесь все соседи всполошились. Милиция три дня по округе рыщет в поисках чего-нибудь или кого-нибудь, что могло их так поджарить.

- Ясно, - буркнул я.

Она заглянула в мои глаза.

- Артур, скажи честно, имеешь ли ты к этому хоть какое-нибудь отношение?

Сознаться, или молчать до последнего?

- Имею, и самое прямое, - выдавил я после долгой паузы.

- Хорошо хоть не соврал…

Она нервно теребила юбку.

- Артур, расскажи все! Это важно.

- Всего я тебе рассказать не могу. Это не только моя тайна. Но одно скажу - я не хотел их убивать. Не хотел! Это была самооборона.

-Да-а, интересная у тебя однако самооборона.

- А ты что хотела, чтобы они меня убили?

- Я не про это говорю, а про то, чем ты их сжег.

- Я же тебе говорю - это не только моя тайна.

- Не скажешь?

- Нет.

- Жаль… Я думаю, после этого разговора мы расстанемся. Тихо и мирно. Если тебе есть что скрывать от меня, то как в дальнейшем я могу быть уверена, что следующей жертвой твоей огненной силы не стану я?

- Послушай… так же нельзя. В том, что я их укокошил, моей вины почти нет. Да и к тому же, в тот момент, когда я их… я думал о тебе. О твоих слезах…, о том что этот гад с тобой сделал! Ты не можешь порвать со мной отношения из-за этого. Не можешь!

- Артур, уходи. Я прошу тебя.

В ее глазах стояли слезы.

- Хорошо… Но я еще вернусь, когда ты немного успокоишься.

- Нет. Второго разговора уже не будет.

- Боишься, что потом передумаешь?

- Уходи, - голос ее дрожал и она чуть не плакала.

- Хорошо.

Я громко хлопнул дверью.

25

Пиво медленно перекатывалось во рту. Я старался прочувствовать каждый глоток. Насладиться до конца одной банкой. Пиво хмелило голову и заставляло думать сосредоточенно и со злобой.

Мрак подкатывал к сердцу теплыми волнами, окутывал сознание, заставляя вспоминать все.

Когда-то, почти вечность назад, я встретил ее. Здесь, на этой самой рок-тусовке, куда приходил, спасаясь от скуки и одиночества.

Слезы наворачивались на глаза и не было сил сдерживать их. Пусть думают что хотят! Кому какое до меня дело!

С чего начали, к тому и пришли. Я пришел сюда одиноким. Прошло не более пяти недель, как я опять здесь и опять один.

Потерять все из-за какой-то сволочи!

Я встал из-за столика и вломился в самую гущу народа. Люди прыгали и бесновались. Удары барабанов отдавались эхом в голове. Зло - оно так близко и неприметно… Столкнешься иной раз с ним лицом к лицу, и не заметишь его…

Мотая головой в такт музыке, я вспомнил медленный танец, который, как тогда казалось, играли только для нас двоих.

Господи, ну почему она не поняла меня?

А в это время вокалист на сцене орал во всю глотку Смерть, она спасет нас! Мы с тобой, Смерть!.

Крики и свист, но мне было на это наплевать.

Чему вы радуетесь, придурки! Не видели ее глаза? Не смотрели на ее кровавую усмешку? Но уверяю, ничего еще для вас не потеряно!

Непослушными пальцами я вытряс сигарету и насилу затолкал ее между плотно сжатыми губами. Опалил брови зажигалкой, но все же подкурил.

Надо поговорить с ней! Во что бы то ни стало. Так просто я отступить не могу.

На что ответил очень ехидный голосок из глубин моего сознания:

А если она опять откажется? Если она не сможет понять, что ты это сделал ради нее? Что тогда?

На что я холодно ему ответил:

Тогда я возьму ее с собой.

И в этот момент я почувствовал как он улыбнулся. Улыбнулся своей самой омерзительной ухмылкой. Он был счастлив.

26

- Посмотри мне в глаза, Артур, - тихо говорит Она и смотрит на меня с любовью и лаской. - Я всем сердцем хочу, чтобы ты был счастлив.

Она улыбается и ее лицо освещается магическим светом, а мое сердце трепещет, преисполнившись любовью и преданностью к ней.

- Я вижу, ты страдаешь, - говорит она. - И меня это больно ранит. В твое сердце закралось отчаяние. Ты потерял надежду.

- Да.

Она смотрит мне в глаза, пристально и долго.

- Ты обвиняешь меня в том что произошло? - шепчет она.

- Да... то есть нет... я... я не знаю, что и думать. Ведь ты спасла мою жизнь.

Она откидывает прядь волос с моего лба и целует.

- Я привязалась к тебе. Ты один из немногих, кто пришел повидать меня в моей скромной обители.

- Но я этого не хотел... - не успеваю договорить, она прерывает меня, прижав указательный палец к моим губам.

- К тебе не случайно попала эта кассета - проводник в мой мир. Нет. Все было предрешено свыше.

- Кем? - испуганно спрашиваю, и чувствую, как холодная рука сжимает сердце.

- Это не важно. Важно, что ты здесь и говоришь со мной... Важно то, что я смогла тебе помочь.

Ее пальцы нежно касаются моего живота и расстегивают пуговицу на джинсах.

- Постарайся забыть о ней, - шепчет она, и касается губами уха.

Я пытаюсь отстраниться от нее.

- Нет. Я люблю Оксану.

- А меня? - кажется, мое заявление не задевает ее.

- Тебя? - удивлению моему нет предела. Она всегда казалась мне недосягаемой. Королевой, прикоснуться к которой было бы высочайшим святотатством. - Но ведь ты такая...

- Божественная - заканчивает она мою мысль и смеется звонким и счастливым смехом.

А ее руки продолжают делать свое дело. Со скрипом она расстегивает молнию, наклоняется к самому уху и шепчет:

- Будь моим принцем, Артур. Хоть на миг, но будь.

Все вертится в бешеной карусели. В ее ласках есть что-то дьявольское, ненасытное. В этот миг я понимаю, что значит любовь земная и любовь вечная.

Любовь вечной тьмы.

27

She died to a sky dressed in flame

Eyes full of curses for her killers by choice

Cradle of filth

Я решил поговорить с Оксаной. Чувствовал, что у меня еще есть шанс вернуть ее. Но я не мог рассказать ей о женщине из того, другого мира, с которой теперь был связан еще более крепкими узами.

Я плелся к ней домой чувствуя, что это мой последний бой за счастье.

Долго давил на кнопку звонка, но никто не открывал.

Ну куда она могла деться?

Еще минута, другая… Никто не вышел.

Я сидел на земле, прислонившись спиной к воротам ее дома и думал. Воспоминания, воспоминания. Те мгновения, когда был счастлив с ней, и то время, когда ее не было рядом со мной. Я понял, что совершил громадную ошибку, впустив в свое сердце зло.

Я еще тешился надеждой, что все можно вернуть, исправить.

То счастье, которое дала мне Оксана и которое я утерял, стояло за моей спиной и говорило: “Артур, какой же ты дурак! У тебя было все, чтобы пользоваться моей благодатью, но ты отверг это, предпочтя меня ей”. Оно разразилось ехидным смехом. “Быть таким дураком! Ха-ха. Нет, ты с самого начала был недостоин меня!”

- Заткнись, - буркнул я.

Время шло, солнце уже перевалило зенит, а Оксана не подходила.

Я вспомнил, как ласкала меня она в ту ночь, после рок-тусовки, и нестерпимая боль пронзила мое сердце.

Боже, я не хочу ее терять! - взмолился я.

На что мне ответил тот самый ехидный голосок:

Вряд ли Бог тебе поможет. Ты спалил пятерых человек! Как же ты теперь можешь рассчитывать на Его помощь?

Слезы навернулись на глаза.

Сколько раз за последний месяц я плакал? Из меня хреновый мужик получился.

- Что ты тут делаешь?

Оксана стояла рядом и смотрела на меня сверху вниз.

Не меняя позы я ответил:

- Нам надо поговорить.

- А по-моему, нам больше не о чем разговаривать, - отрезала она.

- Нам надо поговорить.

- Что это ты заладил, как попугай. Поговорить, поговорить. Мы все с тобой решили еще на прошлой неделе.

Она обороняется. Не будь ослом, ты сможешь ее убедить.

Наконец я решил приподнять свой затекший зад.

- Нет, не все. Есть еще очень многое, чего мы не сказали друг другу. Пойми, за пятнадцатиминутную ссору нельзя решить все.

- Заходи в дом. Там поговорим.

Я повиновался.

- Дай сигарету, - потребовала Оксана.

- Много куришь.

- Не твое дело.

- Хорошо… - я полез в карман.

- Послушай, Артур, мы зря теряем время. Вернуть уже ничего нельзя.

- Это ты так решила.

- Да, я. Но этого достаточно, по-моему.

- Нет, не достаточно.

- Ну и что ты предлагаешь в таком случае?

- Я… Ты мне предлагаешь компромисс? Я не собираюсь от тебя отказываться, слышишь! Не собираюсь.

- Боже мой… - она сжала виски ладонями. - Ну какой же ты упрямый осел.

- Тогда так, - я принял решение. - Скажи мне, почему ты не можешь оставаться со мной.

- Потому что ты убийца, - она говорила по слогам, как маленькому мальчику, который никак не может понять, что от него хочет мама.

Я сел в кресло.

Ну как ее заставить выкинуть эту блажь из головы?

- Может я тупой, но никак понять не могу с чего ты решила, что раз я убийца, то со мной встречаться больше нельзя?

- Артур, ну что ты привязался ко мне. Отвянь! Найди себе другую…

Она не договорила.

- Что?! Да кроме тебя, мне больше никто не нужен. Я л-ю-б-л-ю тебя! И ни на кого не променяю.

В этот момент понял, что соврал ей.

- Мало того, что ты убийца, так ты еще и законченный романтик.

- Да! И прекрати талдычить, что я убийца!

Я вдруг почувствовал как две мягкие ладони опустились мне на плечи.

- Артур, она тебя предала, - я слышу ее голос.

- Что?! - от неожиданности я вздрогнул. Оксана удивленно уставилась на меня.

- Она меня не видит и не слышит. Для нее я воздух, ничто.

- Как ты…

Оксана с еще большим удивлением и страхом посмотрела на меня.

- Она не поняла тебя, а это равносильно предательству. Убей ее ради меня, как ты убил этого Виктора ради нее.

- Нет! Я не могу

- Потому что ты любишь ее? Но какой от этого прок? Она-то тебя уже нет… Может она вообще тебя не любила? Так, просто с тобой развлеклась, а как только запахло жареным, сразу тебя и бросила. Я была о тебе лучшего мнения. Ты так наивен.

- Артур? - позвала Оксана.

Но ее я почти не слышал.

- Неужели ты думаешь, что раз она поделилась парой проблем и выплакалась тебе в платочек, то автоматически влюбилась тебя?

До какой же степени ее слова правдивы!

- Уничтожь ее. Она не достойна тебя.

Во мне, под действием ее слов начала разгораться ненависть к Оксане.

- Артур, тебе лучше уйти. Ты плохо выглядишь.

Ага, как же! Как будто тебя заботит мое здоровье!

Она предала меня. Бросила в такой тяжелый для меня момент. Но я не могу ее убить. Какой в этом смысл?

- Смысл? Артур, о чем ты говоришь? А разве был смысл в убийстве Витьки и его друзей? Смысл? - она хохотала. - В жизни и в смерти так мало смысла, что этот вопрос просто глуп. Кончай это дело. Будь свободен от предрассудков. - И тут она заорала - УБЕЙ ЕЕ!!!

- Оксана, ты уверена в своем решении?

- Да. Уходи, Артур, пожалуйста.

- Чего ты медлишь?!

Эту проблему я решил почти мгновенно.

Секундой позже ярким пламенем вспыхнул ковер на стене, загорелась мебель и обои. Огонь по полу медленно стал подбираться к ней.

- Нет! - визжала Оксана. - Останови это немедленно!

- Я не могу. Правда. - В этот момент я чувствовал жуткую и самодовольную улыбку на своем лице.

- Я прошу тебя… - взмолилась она.

Ее почти не было видно из-за дыма и языков пламени. Но огонь не трогал меня. В тот момент я чувствовал себя богом, способным убивать и разрушать. Богом, который играл жизнями как шахматными фигурами.

- Нет! - Она перешла на дикий крик, так как горела вся.

- Вот ничего и не осталось от твоей красоты и благородства! - с презрением выкрикнул я. - Гори, стерва!

Через несколько минут все было кончено.

28

За то, что я сделал, прощения мне не будет.

Зло обольстительно, подвергшись лишь раз его чарам устоять более уже не возможно. Душа чернеет и перестает быть восприимчивой к простым человеческим чувствам.

Поверьте мне, приняв однажды тьму в свое сердце, вы будете служить ей вечно. Или... А может вы и устоите перед его силой и останетесь самими собой. Я же - не смог.

В угоду черной страсти я уничтожил самое дорогое, что у меня было. Я принес в жертву свою любовь и свое счастье.

Перед тем, как уйти, я просто рассказал еще одну историю о вечной власти, которая губит все светлое и доброе.

Но я лелею надежду, что ухожу не так далеко. Я иду в ее мир. В мир загадочной темной королевы.

29

In the darkness of endless night

At the down of eternal life

In the coldness of a land without sun

Our spirit dive in the world of silence

Further into infinity

Beyond the nothingness

Samael

Поставив свою подпись в конце этого повествования, написанного в тонкой тетрадке, он встал. Достал из шкафа японский плеер и поплелся на кухню.

Плотно притворив за собой дверь, Артур долго стоял и смотрел в окно. Прекрасный закат окрасил небо. Побагровевшие облака плыли над горами, заслоняя собой снежные вершины.

Листья на деревьях начинали желтеть, окрашивая привычный изумрудный тон зелени фантастическими оттенками.

- Господи, как красиво. Здесь все красиво, а я этого не замечал, - вздохнул он.

Артур сел на пол, напротив газовой плиты. Надел наушники и начал открывать одну за другой газовые конфорки.

Газ с тихим шипением разливался по комнате. Открыв духовку Артур вдохнул в полные легкие.

- Ну, а теперь пора.

Уже слабеющей рукой он нажал на клавишу play.

- Я иду к тебе, - прошептал он и закашлялся. - Жди… Я скоро.

To the morgue... Take him to the morgue

To the morgue... We must all go to the morgue

King Diamond

30

Nocturnal Queen

Forbidden Fruit

Curse the light, bring forth the dark

True beauty erased by sunlight

Cemetary

- Плюс один, - улыбнулась Иштар и перелистнула очередную страничку своей толстой тетради.

Февраль 1998 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"