Залесский Владимир Владимирович: другие произведения.

Файлы всемирной истории. Сборник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Литературно-исторический проект: в процессе осуществления.

  Файлы всемирной истории. Сборник.
  
  
  
  Предисловие
  
  С. А. Венгеров в работе 'Гоголь-учёный' пишет, что занятия Николая Гоголя историей 'были очень интенсивны'. Упоминает С.А. Венгеров в этой связи и о 'тетрадях' Н. Гоголя.
  
  Эти тезисы С.А. Венгерова
  
  во-первых, направили мысли автора к попытке расположить исторические миниатюры в историко-хронологическом порядке,
  
  во- вторых, способствовали выбору названия. Конечно, ближе всего 'лежали' 'исторические тетради'. Однако 'файлы' как сохраняют некую логическую общность с 'тетрадями', так и 'придают современности' названию. Какое название лучше? 'Исторические файлы'? 'Файлы всемирной истории'? Наверное, у каждого названия есть свои плюсы и минусы.
  
  Размещение исторических миниатюр в историко-хронологической последовательности: насколько это возможно?
  
  Многие миниатюры вообще невозможно ассоциировать с определенным годом, месяцем, днем.
  
  Другие миниатюры описывают явления, события, процессы, 'распределенные' в длительных временных периодах.
  
  В ряде случаев приходилось идти на явное упрощение, а иногда и делать произвольный выбор.
  
  К наименованиям произведения добавлялась эта условная датировка: условный год. Этот год дается в угловых скобках. Например: Сказка о Луи Антуане де Бугенвиле. <1766>. Этот условный год, указанный в угловых скобках, - принадлежность данного Сборника. Этот условный год не становится элементом названия миниатюры.
  
  Что касается датировки написания миниатюры, завершающей текст миниатюры, - то это другая дата: разумеется, не совпадающая с условным годом в угловых скобках.
  
  Итак, миниатюры размещаются в условном историко-хронологическом порядке.
  
  Но все они (миниатюры) были ранее опубликованы. Если вспомнить историю литературы, то выяснится, что одно и то же произведение включалось в различные сборники.
  
  С.А. Венгеров сообщает и о шутливом намерении Николая Гоголя 'дернуть' 8 томов 'Истории Малороссии'.
  
  Что же, некоторая дерзость, наверное, не помешает.
  
  Далее приводится список миниатюр, размещаемых в данном Сборнике (с условной датировкой).
  
  
  1. Диалог консула с проконсулом. <88 год до н. э.>
  
  2. Рассказ о Новогрудке. <1410>
  
  3. Сказка о танце Васко да Гамы. <1497>
  
  4. Генрих Мореплаватель и судовые журналы, Генрих Шлиман и дневники. Очерк истории дневникового творчества. <1506>
  
  5. Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало-Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк. <1519>
  
  6. Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы". <1520>
  
  7. Диалог о пришельце из прошлого. <1569>
  
  8. Диалог о Деулинском перемирии. <1618>
  
  9. Рассказ о Копорье. <1703>
  
  10. Диалог о Петре Великом. <1709>
  
  11. Культура испытаний и культура успешности. Размышления о книгах успешных путешественников Дж. Слокама, Грэма Грина, А. Бомбара, У. Уиллиса, Ч. Блайта. Очерк. <1719>
  
  12. Вопросы о Ропше. <1762>
  
  13. Сказка о Луи Антуане де Бугенвиле. <1766>
  
  14. Диалог о Екатерине Великой. <1774>
  
  15. Диалог о недосказанном. <1795>
  
  16. Александр I, И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, Н. П. Рязанов. Полицентризм успешного проекта. Очерк. <1806>
  
  17. Сказка о Талейране. <1807>
  
  18. Сказка о Меттернихе. <1807>
  
  19. Диалог о Тильзитском мире. <1807>
  
  20. Диалог об отсутствии предварительной цензуры. <1812>
  
  21. Сказка о Венском конгрессе. <1815>
  
  22. Майкл Фарадей. Индукция читательского интереса. Очерк. <1831>
  
  23. Диалог о великолитовцах. <1840>
  
  24. Сказка о Нессельроде. <1856>
  
  25. Сказка о мини-конференции в кафе-библиотеке М. Горького. <1868>
  
  26. Сказка о немецких археологических проектах XIX века. <1873>
  
  27. Эдисон. Человек освещающий. Культурологический очерк. <1876>
  
  28. Каменский Андрей Васильевич (1843-). Отодвигая мглу. Биографический очерк. <1891>
  
  29. Диалог о первой публикации М. Горького. <1892>
  
  30. Никола Тесла. Что писать о Тесле? Кто и что пишут о Николе Тесле. Литературоведческий очерк. <1895>
  
  31. Успех и признание. К вопросу об успешных путешествиях Г. Ф. Байдукова, Ч. Блайта, А. Бомбара, Н. Г. Гарина-Михайловского, М. Горького, К. Г. Маннергейма, Дж. Слокама, Г. Хьюза. Очерк. <1895>
  
  32. Вопросы о выставке 1896 года. <1896>
  
  33. Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях"). <1899>
  
  34. Сказка об Уильяме Гладстоне и о выставке. <1905>
  
  35. Сказка о Витте. <1905>
  
  36. Сказка о 17 октября. <1905>
  
  37. Лев Толстой. Должники и кредиторы. Очерк. <1910>
  
  38. Диалог о генерале бароне фон Таубе. <1911>
  
  39. Сказка о куропаткинском терпении. <1915>
  
  40. Сказка о беседе Максима Горького и Джека Лондона. <1916>
  
  41. Вопросы о нижегородском цеховом. <1917>
  
  42. Интервью о загадке IV Государственной Думы. <1917>
  
  43. Сказка о Сергее Есенине. <1923>
  
  44. Сказка об Умберто Нобиле. <1926>
  
  45. Сказка о кафе-библиотеке А. М. Горького. <1932>
  
  46. Сказка об академике Тарле. <1942>
  
  47. Сказка о не отправленном письме М. Горького И. А. Бунину. <1946>
  
  48. Рассказ об Игоре Курчатове. <1949>
  
  49. 'Влечет непобедимо'. М. Горький и Ю. Трифонов. Семейная лояльность. Очерк. <1951>
  
  50. Салют Бомбару!!! Или редукция Мопассана. Эссе. <1952>
  
  51. Сказка об одной сотой одного процента. <1953>
  
  52. Сказка о музыке весеннего ветра. <1957>
  
  53. Сказка о Короле звездного творчества. <1961>
  
  54. Сказка о Кшиштофе Барановском. <1972>
  
  55. Сказка о Владимире Высоцком. <1980>
  
  56. Сказка об экскурсии на старинную башню. <1984>
  
  57. Сказка о Пожилом Человеке. <1989>
  
  58. Диалог о приятном кафе. <1991>
  
  59. Вопросы о крупных деньгах. <1992>
  
  60. И. А. Богданов: писатель, бенедиктианец, шлимановед. Биографический очерк. <2010>
  
  61. Сказка о вечернем разговоре. <2012>
  
  62. Сказка о Конфуции. <2012>
  
  63. Сказка об удачливом бароне и гениальном изобретателе.(Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях"). <2014>
  
  64. Сказка о Розовой Шапочке. <2017>
  
  65. Диалог из двух цитат. <2017>
  
  66. Рассказ о мадригалах (стихотворениях-комплиментах) в кафе-библиотеке М. Горького. <2017>
  
  67. Скетч о знаменитой балерине и о чтеце Гамлета. <2017>
  
  68. Диалог о перспективах искусства. <2017>
  
  69. Диалог Диогена и Крёза. <2017>
  
  70. Скетч о театральном критике и о чтице Гомера. <2017>
  
  71. Интервью с артистом цирка. <2017>
  
  72. Скетч о любителе стучать воблой. <2017>
  
  73. Скетч о новом Гулливере. <2017>
  
  74. Сказка о прогулке по осеннему Парижу. <2017>
  
  
  В тексте Сборника имеются:
  
  Список информационных источников,
  Дополнительные сведения об использованных источниках.
  
  
  
  1. Диалог консула с проконсулом. <88 год до н. э.>
  
  
   Итальянское кафе. За столиком сидят Историк и Философ. Беседуют о творчестве.
  
   - Позвольте поинтересоваться Вашим мнением, господин Философ, - проговорил Историк. - Вчера написал фрагмент "Истории Древнего мира" под условным названием "Диалог консула с проконсулом". Не часто приходится с Вами беседовать. Интересно было бы услышать Ваше мнение.
  
   Философ в ответ проговорил:
  
   - История Древнего Рима...
  
   Историк подвинул к Философу лист бумаги. Текст был не особенно большого объема. Заголовок и несколько предложений:
  
   "Диалог консула с проконсулом
  
  
   Произошедшие события создали серьезную проблему!
  
   Проблема требует срочного решения!
  
   Немедленно примите участие в решении этой проблемы! Предпримите самые активные действия!
  
   Ознакомьтесь с ситуацией! Вникните в детали! Подготовьте предложения!
  
   Составьте планы!
  
   Примите решения!
  
   Вовлекайте! Включайте! Объединяйте! Координируйте! Направляйте! Усиливайте! Добивайтесь исполнения!
  
   Контролируйте!
  
   Действуйте предельно решительно! Без сомнений! Добейтесь результата!
  
   Не медлите!
  
   Постоянно информируйте!
  
   Необходимо безотлагательно исправить ситуацию!"
  
   Философ завершил чтение. Его взгляд сосредоточился на чашке кофе, стоящей перед ним.
  
   Не дождавшись от Философа никакого высказывания, Историк решил спросить:
  
   - Что же скажете, господин Философ?
  
   Философ молча смотрел на чашку кофе. Вздохнул. Отодвинул:
  
   - Опять пить?
  
   Историк пожал плечами:
  
   - "Каждый платит сам за себя!"
  
   Философ молчал. Он начал подниматься из-за стола, чтобы направиться к выходу.
  
   За соседним столиком тем временам продолжалась беседа.
  
   Один из туристов излагал свои соображения:
  
   - "...Казак казаку рознь..." "... не было и того, что имеет самый бедный неимущий казак: земельного пая...".
  
   Другой турист добавил:
  
   - "И я лечу туда, где принимают!..".
  
   08.09.2017 - 15.09.2017
  
  
  
  2. Рассказ о Новогрудке. <1410>
  
  
   Читатель отвлекся от толстого тома, страницы которого он листал. Парк, тень деревьев, цветы... Все это отвлекало внимание.
  
   К скамейке, на которой он расположился, подошла Читательница.
  
   - Совсем другое дело! - поприветствовал ее Читатель. - Вижу: хорошее настроение! Именно такое требуется для изучения истории!
  
   - У меня хорошее настроение после изучения истории по "географическому принципу"! После рассказа о Копорье! - ответила Читательница. Она присела на скамейку и заявила:
  
   - Жду еще одного рассказа!
  
   - Когда же я дочитаю этот том? - слегка задумался Читатель. - Впрочем, полезно переключиться с чтения на связное устное изложение исторической информации.
  
   Он на секунду задумался:
  
   - Пожалуй, расскажу о Новогрудке!
  
   - О Новогрудке? - разочаровано отреагировала Читательница. - Как-то странно звучит. Что это за населенный пункт?
  
   - Да, есть такой город. И в названии "Новогрудок", и в истории Новогрудка сконцентрирована весьма объемная историческая информация.
  
   Читательница с недоверием посмотрела на рассказчика.
  
   - В средние века, - продолжал Читатель, - безопасные европейские торговые связи ограничивались прибрежными морями. Назовем "основные": Балтийское и Северное - на севере, Средиземное - на юге. Есть, конечно, и исключения. Например, Португалия омывается не каким-либо морем, а Атлантическим океаном.
  
   - Португалия! Испания! Средиземное море! - ассоциативно высказалась Читательница.
  
   - Через реки, впадающие в Балтийское море, - терпеливо продолжал Читатель, - открывались пути в южном направлении, в глубь европейского континента.
  
   В чем состоял интерес торговых операций в "северо-южном" и обратном "юго-северном" направлениях?
  
   В обмене товарами между Европой (Северной Европой) и Византией, Аравией, Ираном, Индией.
  
   А какие это реки? Текущие с севера на юг? И впадающие в Балтийское море?
  
   Читатель сделал вид, что вопросы - риторические. И продолжил:
  
   - В числе крупных рек, впадающих в Балтийское море, по которым шли торговые пути "север-юг", можно назвать Западную Двину и Неман.
  
   Читатель сделал паузу.
  
   - От географических понятий перейдем к "политическим". Предполагаю, к общеизвестным. Или просто известным: "Киевская Русь", "Полоцкое княжество", "Союз литовских князей", "Великое княжество Литовское".
  
   Эти политические понятия связаны с вышеназванными географическими: "Западная Двина" и "Неман".
  
   Полоцкое княжество с конца IX века входило в состав Киевской Руси.
  
   Это княжество располагалось в бассейнах pек Западная Двина, Березина, Неман, на важном для Руси торговом водном пути.
  
   При впадении Западной Двины (Даугавы) в Балтийское море (в Рижский залив) расположен город Рига.
  
   - Рига! - с некоторым удовольствием повторила Читательница.
  
   - В середине XI - XII веков, - продолжил Читатель, - путь в Иран проходил через Новгород, Смоленск и Полоцк: по Волге, через Итиль и далее по Каспийскому морю
  
   Путь в Византию и Скандинавию (путь "из варяг в греки"), помимо главного направления (Днепр - Ловать), имел ещё ответвление и через Западную Двину.
  
   В чем тут "фишка"? От Днепра по Ловати - значит через Новгород. От Днепра через Западную Двину - значит, через Полоцкое княжество, к Рижскому заливу. Право выбора! Наличие альтернативы. Запасной вариант.
  
   - Да! - отреагировала Читательница.
  
   - На 3апад вели два направления, - добавил Читатель, - из Киева в Центральную Европу (Моравия, Чехия, Польша, Южная Германия) и из Новгорода и Полоцка через Балтийское море в Скандинавию и Южную Прибалтику.
  
   И вот в нашем рассказе появляется Новогрудок.
  
   Читательница насторожилась.
  
   - Местоположения Новогрудка, - пояснил Читатель, - связано с рекой - Неманом (по-польски Niemen, по-литовски Nomunas, по-немепки Memel). Новогрудок так же, как и Полоцк, расположен в глубине континента. При впадении Немана в Балтийское море расположены несколько балтийских портов (наиболее известен Клайпеда - бывший Мемель).
  
   Неподалеку от Новогрудка Неман становится судоходен для небольших судов.
  
   В 1132 Киевская Русь в результате феодальной раздробленности распалась.
  
   Итак, - подвел промежуточный итог Читатель, - "Киевская Русь", "Полоцкое княжество", "Новогрудок", "Неман", "Мемель", "Балтийское море".
  
   - Взаимосвязанные понятия, - высказалась Читательница.
  
   - Допустимый вывод, - подтвердил Читатель. - Рассказываю дальше.
  
   Видимо, к 1132 году уже возникло объединение литовских князей.
  
   По сообщению Галицко-Волынской летописи, в русско-литовском договоре 1219 года упоминается союз литовских князей во главе со "старейшими" князьями, владевшими землями.
  
   Феодальная раздробленность Киевской Руси, нашествие Батыя, размещение на Балтийском побережьи Тевтонского Ордена и Ордена меченосцев способствовали политической реорганизации государственных структур, расположенных в бассейнах pек Западная Двина, Неман.
  
   Мы наблюдаем своего рода "сгущение" исторических событий.
  
   1198 год - Из Палестины в Прибалтику перебазируется Тевтонский Орден.
  
   1201 год - Высадившиеся у устья Двины (Рига) меченосцы объединились в Орден божьих рыцарей меча, известный под именем Ливонского ордена.
  
   1237-1238 Нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь.
  
   Раздробленность и распад Киевской Руси, действия рыцарских Орденов, нашествие Батыя, выгодность использования балтийской торговли (в том числе по рекам Западная Двина и Неман) - все эти обстоятельства способствовали формированию Великого княжества Литовского.
  
   1252-1263 - правление Миндовга, первого князя, возглавившего Великое княжество Литовское.
  
   В 40-е годы XIII в. князь Миндовг объединил земли, населенные будущими литовцами, и Черную Русь с городами Слоним, Новогрудок, Волковыск (земли Полоцкого княжества).
  
   1254 - основание г.Сарая - столицы "Золотой Орды".
  
   Процесс образования Великого княжества Литовского завершился в 50-е годы XIII века.
  
   Похоже, установление вассального подчинения ряда княжеств Золотой Орде не случайно шло параллельно с развитием Великого княжества Литовского. Вхождение в Княжество было, возможно, вполне приемлемой альтернативой подчинению Орде.
  
   Великое княжество Литовское Орде не подчинялось. Иногда успешно противостояло в военных столкновениях. Было самостоятельным.
  
   Поcле распада Киевской Руси в XIII веке земли Южной и Западной Руси (Полоцкого, Киевского, Черниговского и др.) в XIV веке вошли в состав Великого княжества Литовского.
  
   Новогрудок - в составе Великого княжества Литовского. Высказывается мнение, что Новогрудок был столицей, а возможно и первой столицей, Великого княжества Литовского.
  
   - Для современного любителя истории, - Читатель задумчиво посмотрел на листву растущего рядом дерева, - следует сделать терминологическое разъяснение.
  
   Для современного человека слово "Литва" ассоциируется с современной Литвой - государством со сравнительно небольшой территорией на берегу Балтийского моря. Однако такое (или близкое по смыслу) значение в понятие "Литва" стало вкладываться только со второй половины XIX века.
  
   А до второй половины XIX века, то есть примерно до 1850-х годов "Литва" ассоциировалось с наименованием Великого княжества Литовского - другого государства (с другой территорией и другой величины).
  
   В XIV веке, с 1316 года по 1382 год, Великое княжество Литовское значительно расширило свои владения, присоединив волынские, витебские, турово-пинские, киевские, переяславские, подольские, чернигово-северские земли и др.
  
   В целях объединения сил для борьбы с наступлением рыцарских орденов, учитывая усилившиеся экономические связи Литовского княжества и Польши, великий литовский князь Ягайло (1377-1392) заключил с Польшей династическую Кревскую унию 1385 года.
  
   Ягайло вступил в брак с польской королевой Ядвигой. Стал королем Польши.
  
   В 1392 в Великом княжестве Литовском был назначен великим князем Витовт, брат Ягайло.
  
   Витовт довел границы Литовского княжества с Москвой до реки Угры. То есть, Смоленск оказался в границах Литовского княжества.
  
   Династическая уния дала свой политический результат.
  
   15 июля 1410 года объединенная польско-литовско-русская армия под командованием польского короля Владислава II Ягелло (Ягайло) и литовского великого князя Витовта в Грюнвальдской битве разгромили войска Тевтонского ордена.
  
   Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества) в 1569 году прошло почти два века.
  
   Подробно двухвековой период не охарактеризуешь.
  
   Но приведу пару примеров для общей ориентации.
  
   После смерти Казимира (1492) в Литве был отдельный великий князь литовский (господарь) Александр (1492-1506), который с 1501 года одновременно был избран и на польский престол. В 1506 литовцы самостоятельно, без участия польской шляхты, выбрали великим князем (господарем) Сигизмунда I, в 1529 году избрали еще при жизни Сигизмунда I его малолетнего сына Сигизмунда II Августа. Поляки, следуя за литовцами, избирали тех же лиц.
  
   Есть основания для вывода: личная уния поддерживалась в добровольном порядке.
  
   Другие факты из того же двухвекового периода.
  
   Родившийся ориентировочно в 1490 году в Полоцке Франциск Скорина в 1504 году учился в Краковском университете, где получил степень бакалавра философии. В 1512 году Скорина в Падуанском университете сдал экзамен на степень доктора медицины. Издательская деятельность Скорины началась в Праге. В 1517 году он выпустил "Псалтырь" на славянском языке В начале 20-х годов Скорина переехал в Вильнюс (территорию в то время Великого княжества Литовского), где основал первую на территории СССР типографию. В 1522 Скорина выпустил "Малую подорожную книжицу", а в 1525 -"Апостол" на славянском языке.
  
   С именем Скорины связано становление белорусского литературного языка и развитие белорусской письменности.
  
   Раз речь зашла о языке, то попутно замечу, что литовская письменность появилась в XVI веке.
  
   Ливонская война 1558-1583 годов с ее напряжением и неудачами побудила шляхту литовского княжества к более тесному союзу с Польшей. На общем с поляками великом сейме в Люблине в 1569 году акт унии был утвержден: Великое княжество Литовское и Королевство Польское были слиты в одно государство - Речь Посполитую.
  
   В исторической литературе констатируется, что Люблинская уния прекратила самостоятельное существование Литовско-русского княжества.
  
   С одной стороны, сложно оспаривать этот тезис. С другой стороны, так называемый Литовский статут действовал до 1840 года.
  
   Самостоятельная политическая жизнь так называемой литовской шляхты так же имела место. Если Литовское княжество и продолжало существовать, то не как суверенное государство, но как автономная часть федеративного государства Речи Посполитой.
  
   Можно предположить, что новое государство - Речь Посполитая - для литовской шляхты не установило никаких ограничений, сложностей или ухудшений. Жизнь шла "по-прежнему", но с дополнительными правовыми и демократическим гарантиями.
  
   В новом государстве существовало формальное равенство польской и литовской шляхты.
  
   Есть основания полагать, что польская культура имела привлекательность для шляхты Литовского княжества. Уроженцы Великого княжества Литовского, шляхтичи по происхождению, добровольно воспринимали польскую культуру. Они писали, главным образом, по-польски и лишь изредка по-белорусски.
  
   Восприятие шляхтой польской культуры объясняет, возможно, причину частого наименования уже возникшей Речи Посполитой "Польшей".
  
   Естественно, Новогрудок вошел в состав Речи Посполитой.
  
   1569 год, год образования Речи Посполитой, дал старт нескольким историческим процессам.
  
   - Это любопытно! - отреагировала Читательница.
  
   - Во-первых, - продолжил Читатель, - 1569 год дал старт развитию конституционной монархии и такого сословия как шляхта.
  
   Уже до 1569 года (до создания Речи Посполитой) наблюдается политический рост шляхты: она объединяется, знакомится с положением государственных дел, начинает формулировать и выдвигать на сеймах большую "программу реформ" в своих интересах.
  
   Речь Посполитая стала развиваться как сословная выборная конституционная монархия.
  
   Высшей властью был объявлен сейм.
  
   Король стал выборным, причем он обязан был подчиняться постановлениям сейма.
  
   Судебные дела шляхты были изъяты из ведения королевских апелляционных судов и переданы двум трибуналам (один для Польши, а другой для Литвы), состоявшим из выборных от шляхты депутатов.
  
   Шляхте удалось достигнуть полноты государственной власти в таких размерах и формах, которые были недостижимы для дворянства других стран Европы (кроме, наверное, Англии).
  
   В числе важных прав шляхты - участвовать в выборах депутатов в сейм, в выборах короля. В числе существенных правовых гарантий - неприкосновенность имущества и личности и т. п.
  
   Спецификой шляхты была её относительная многочисленность - от 8 процентов до 20 процентов населения в разных районах Речи Посполитой - при наличии категорий малоземельной и безземельной шляхты.
  
   Господствующее привилегированное положение шляхты сочеталось с традиционным запретом "нешляхетских" занятий (ремесло, торговля и др.). Возможно, этот запрет был весьма относительным. Личное участие мелкой шляхты в сельскохозяйственном производстве и шляхты вообще в хлебной торговле было обычным делом.
  
   Переход из других сословий в шляхту, как можно предположить, был в разные исторические периоды подчинен разным правилам. Однако можно отметить, что первоначально под шляхтой понималось рыцарство. И если говорить именно о рыцарстве, то исторические источники свидетельствуют о том, что получение статуса рыцаря было достаточно распространенной и относительно не сложной процедурой.
  
   Одной из мер царского правительства после подавления Польского восстания 1830-1831 годов явился "разбор" шляхты - перевод мелкой шляхты в однодворцы. Такой "разбор", возможно, служит косвенным подтверждением того, что значительный процент шляхты составляло обычное свободное трудовое среднее по достатку крестьянство.
  
   Последовавшие после разделов Речи Посполитой в XVIII веке восстания, массовые конфискации земельной собственности и ссылки привели к появлению на огромных просторах между Днепром и Тихим океаном значительного числа людей энергичных, образованных или склонных к получению образования, подготовленных к интеллектуальному сложному труду, требующему личной инициативы. Имевших культурный кругозор и склонность к интеллектуальным занятиям. Перемещавшихся в ряды интеллигенции.
  
   - Во-вторых, - продолжил Читатель, - 1569 год ускорил развитие ситуации на Украине (в Украине).
  
   Одним из условий Люблинской унии 1569 года был переход юго-восточных земель Литовского государства (Волыни, Подолии, Киевской земли и других) непосредственно под управление Польши.
  
   В результате этого политического изменения возникла напряженность в национально-религиозных вопросах, связанным с церковной унией конца XVI века. Противники унии официально приравнивались в польских государственных актах к уголовным преступникам. Следствием этой политики было ожесточение большинства украинского населения.
  
   В восстаниях участвовали как крестьянство и городские слои, так и реестровое казачество.
  
   Непрерывно обостряясь в течение первой половины XVII века, положение на Украине привело в 1648 году к весьма напряженной вооруженной борьбе.
  
   Борьба на Украине приняла затяжной характер. В поисках поддержки гетман Богдан Хмельницкий пришел к соглашению с Россией, с которой Украину сближали моменты национально-религиозного порядка. В октябре 1653 года царь принял Украину под свою "высокую руку". В 1654 году началась новая война между Россией и Речью Посполитой, закончившаяся лишь в 1667 году Андрусовским договором, по которому Москва получила Левобережную Украину и Киев, а также Смоленск и Северскую землю. Правобережная Украина и Белоруссия остались под властью Речи Посполитой.
  
   В-третьих, есть основания полагать, что создание Речи Посполитой в 1569 году способствовало экономическому подъему.
  
   С конца XV века Польша выступила в качестве "хлебного амбара Европы", снабжая сельскохозяйственными продуктами южно- и западно-европейские страны.
  
   Шляхта монополизировала торговлю хлебом, который она сбывала иностранным купцам или торговой буржуазии формально принадлежавшего Польше, но фактически полунезависимого, города Данцига (Гданьск).
  
   Хлебная торговля в огромной степени повысила экономического значение основного экспортера-шляхты и послужила источником упрочения и расширения ее социально-политического господства.
  
   В 1648 год вывоз хлеба из Польши достигает предельных цифр-1.800 тысяч ц.
  
   В литературных источниках высказывается точка зрения, что политикой шляхты польское купечество было лишено возможности взять в свои руки эту торговлю, что бюргерство (ремесленники и купечество) были поставлены в условия постепенного оскудения из-за иностранной конкуренции и политического бесправия, что польские города в конце XVI и XVII веков приходили в упадок, что, таким образом, Польша якобы лишилась буржуазии.
  
   Насколько верна эта точка зрения - затрудняюсь оценить.
  
   Польша вышла из полосы народных восстаний, разорительных войн середины XVII века с подорванной экономикой. В течение XVIII века вывоз хлеба из Данцига лишь в очень немногие годы превышал 25 процентов вывоза в первой половине XVII века.
  
   Неблагоприятные политические, экономические и другие обстоятельства привели к трем разделам Речи Посполитой в XVIII веке и прекращению ее существования как суверенного государства.
  
   Высказывается мнение, что правительства России, Пруссии и Австрии боялись конституционных и демократических реформ в Речи Посполитой, видя в этом проявление духа французской революции.
  
   Разделы Речи Посполитой в XVIII веке означали не только разделы территории между Россией, Пруссией и Австрийской империей, но и политическое отъединение территорий ранее объединившихся Польши и Великого княжества Литовского.
  
   Что касается территории Великого княжества Литовского, то на его территории постепенно также образуются два самостоятельных государства: Белоруссия и Литва.
  
   - После объединений начались разъединения? - уточнила Читательница.
  
   - В каком-то смысле, - предположил Читатель. И продолжил:
  
   - Основная часть территории великого княжества Литовского досталась России.
  
   Было введено общеимперское губернское деление.
  
   По третьему разделу Речи Посполитой в 1795 году большая часть литовских земель была присоединена к России. На её территории образованы Виленская и Слонимская губернии, которые в 1797 году были слиты в Литовскую губернию, а в 1801 году разделены на Гродненскую и Виленскую губернии. Из последней в 1842 году выделилась Ковенская губерния.
  
   Часть Литвы, расположенная по левом берегу Немана (Нямунаса), в 1795 году отошла к Пруссии, в составе которой оставалась до 1807 года, затем входила в герцогство Варшавское, а в 1815 году присоединена к Российской империи в составе Царства Польского.
  
   Западные литовские земли (Клайпедский край) оставались в составе Пруссии.
  
   После включения земель Великого княжества Литовского в состав Российской империи населению была гарантирована религиозная свобода, неприкосновенность "шляхетских вольностей" и "крепостного права".
  
   Все жители обязаны были принести присягу. Неприсягнувшие должны были уехать за границу и распродать свое имущество. Часть имущества была конфискована и отдана Екатериной II русскому крупному дворянству: было роздано около ста тысяч крепостных крестьян. Правительство Екатерины II проводило политику русификации края. Это вызвало большое раздражение среди литовско-белорусского дворянства, чем и объясняется участие дворянства в восстании Костюшко (1794 год). На коронации Павла I было возбуждено ходатайство об изменении политики. Правительство восстановило суды и литовско-белорусское право.
  
   Русификация, однако, продолжалась.
  
   Литовско-белорусская шляхта надеялась восстановить Речь Посполитую сначала с помощью России, а после 1807 года - при содействии Франции.
  
   В 1795 и 1815 годах этнические территории Литвы (уже в современном понимании) (кроме Клайпедского края) вошли в состав Российской империи.
  
   Как позже подтвердилось, даже литовцы Клайпедского края (Memelland), попавшие в XIII веке под власть Тевтонского ордена, не утратили за несколько веков своего этнического самосознания.
  
   Литовско-белорусская шляхта сочувствовало польскому восстанию 1830 года. После подавления этого восстания, правительство Николая I приняло еще более резкий русификаторский курс. Все местные законодательные особенности были уничтожены.
  
   Эта политика вызвала к жизни некоторое оппозиционное белорусское шляхетское движение.
  
   Польское восстание 1863-1864 годов, которое проходило и на территориях Белоруссии, Литвы, было жестоко подавлено царскими войсками, однако правительство вынуждено было пойти на некоторые уступки. По указу 1 марта 1863 года были прекращены временнообязанные отношения, крестьяне получили право обязательного выкупа надела, при этом на условиях, более благоприятных, чем в других губерниях России: в основном сохранялись прежние наделы, ниже стали выкупные платежи.
  
   Это ускорило развитие капиталистических отношений. Десятки тысяч разорившихся литовских крестьян уезжали в промышленные города (Ригу, Петербург, Одессу), эмигрировали в США, Великобританию.
  
   Во второй половине XIX века в Литве складывается литовская нация. Формируется рабочий класс. Развивается литовская городская и сельская буржуазия.
  
   Образование распространялось все шире. Образованные люди составили интеллигенцию.
  
   В Революции 1905-1907 годов в декабре 1905 года был созван съезд литовцев (Вильнюсский сейм), принявший некоторые антиправительственные решения.
  
   Общеимперское губернское деление действовало до событий первой мировой войны.
  
   С начала первой мировой войны 1914-1918 годов территория Литвы стала ареной военных действий. К осени 1915 года германские войска оккупировали почти всю Литву.
  
   В сентябре 1917 года под контролем германских властей была созвана в Вильно т. н. литовская конференция, в которой приняли участие исключительно представители зажиточного крестьянства и интеллигенции Литвы.
  
   Конференция высказалась за провозглашение независимости Литвы и заключение особой конвенции с Германией.
  
   Литовская конференция создала Литовскую тарибу (государственный совет) из 20 человек.
  
   Литовская тариба 16 февраля 1918 года, т. е. в день, когда Германия объявила о разрыве перемирия с РСФСР, "официально" объявила Литву независимой, тем фактически изъяв ее из обсуждения при мирных переговорах между РСФСР и Германией. Эта независимость Литвы была признана германским кайзером 23 марта 1918 г. Осенью 1918 Литовская тариба образовала правительство.
  
   В середине декабря 1918 года в Вильно и других городах была провозглашена власть Советов. Литовское буржуазное правительство бежало в Ковно, под прикрытие германских войск, оставшихся по требованию Антанты в Прибалтике. Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы провозгласило 16 декабря 1918 года Литовскую Советскую Социалистическую Республику, объединившуюся в феврале 1919 с Белорусской Советской Социалистической Республикой в Советскую Социалистическую Республику Литвы и Белоруссии (Лнтбел). Советская власть в Литве продержалась лишь несколько месяцев. В апреле 1919 года Вильно (Вильнюс) заняли польские войска. Советская Россия, тем не менее, первая признала молодое Литовское (не советское) государство договором от 12 июля 1920 года.
  
   В 1919 -1940 годах Литва - буржуазная республика (Вильнюсский край в 1920-1939 годах был в составе Польши). В 1940 году вошла в Союз ССР.
  
   Объявить и признать независимость еще не означает разрешить территориальные вопросы.
  
   Версальский мирный договор 1919 года не установил границ Литвы.
  
   Однако в октябре 1920 году Польша вновь заняла Вильнюсский край. В 1923 году к Литве были присоединены Клайпеда и Клайпедский край. Таким образом, Клайпеда и Клайпедский край стали территорией Литвы.
  
   Но фашистская Германия 22 марта 1939 года оккупировала Клайпедский край.
  
   В этих условиях 10 октября 1939 года правительство Литвы подписало договор о взаимопомощи с СССР, согласно которому Вильнюсский край, освобождённый Красной Армией в сентябре 1939, был передан Литве.
  
   13 июля 1944 года Красная Армия освободила Вильнюс, 1 августа - Каунас.
  
   28 января 1945 года Красная Армия овладела Клайпедой.
  
   Высказывается мнение, что впервые в истории были воссоединены все литовские земли.
  
   Читатель сделал паузу.
  
   - А как развивались события в Белоруссии? - послышался вопрос Читательницы.
  
   - После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году и до 1917 года белорусские земли находились в составе Российской империи.
  
   Так же, как и на территории будущей независимой Литвы, было введено общеимперское губернское деление.
  
   В 1795 году Новогрудок был присоединён к России. В 1796 - уездный город Слонимского наместничества. С 1842 года в составе Минской губернии
  
   Постепенно в белорусских землях стали появляться идеи об автономной, а потом и - о самостоятельной независимой Белоруссии.
  
   Например, в белорусской среде работала "Белорусская Революционная Громада", организованная в 1902 году группой петербургских студентов.
  
   После начала первой мировой войны в 1914 году постепенно большая часть Белоруссии была оккупирована германскими войсками.
  
   18 февраля 1918 года за перерывом брест-литовских переговоров последовало наступление. Затем - оккупация Белоруссии германскими войсками.
  
   Как только германские войска начали свое наступление, и Совет Народных Комиссаров оставил Минск, Совет Белорусского съезда, распущенный в декабре 1917 года, объявил себя высшей, до созыва Учредительного собрания, властью в стране. 25 февраля 1918 года Минск был занят немцами, не пожелавшими признать Белоруссию отдельным государством.
  
   Однако, организованное накануне их прихода "Белорусское народное правительство" провозгласило Белоруссию самостоятельной народной республикой. Территория этой республики, согласно декларации 24 марта 1918 года, состояла из Минской, Гродненской, Витебской, Виленской, Черниговской и частей др. соседних губерний. Чтобы добиться признания со стороны императора Вильгельма II, Белорусское правительство послало ему приветственную телеграмму, в которой выражало благодарность за "освобождение" Белоруссии от большевиков.
  
   1 января 1919 года сформировалось Временное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии, выпустившее в тот же день манифест, которым Белоруссия объявлялась Советской Социалистической Республикой.
  
   Это правительство просуществовало всего два месяца. На первом съезде Советов Белоруссии принято было решение, что Белорусская Советская Республика объединяется с Литовской Советской Республикой для совместной борьбы против наступления международного капитала.
  
   В начале марта 1919 года в Вильно имел место специальный съезд Советов обеих республик. На этом съезде была создана в Вильно объединенная Литовско-Белорусская Советская Республика (Литбел). Центр этой республики был перенесен в Вильно. 19 апреля 1919 года польские легионеры неожиданно вошли в Вильно и заняли, после двухдневного боя, город. После этого столица Литбел была перенесена в Минск, но тоже не надолго.
  
   Захватив Вильно, польские формирования продолжали наступление в глубь Белоруссии, занимая один город за другим, а в августе 1919 года заняли и Минск, затем почти всю Белоруссию.
  
   В это время главные силы Красной армии были направлены против Колчака, Юденича и др.
  
   11 июля 1920 года Минск был освобожден от польских войск и Белоруссия была провозглашена Независимой Советской Социалистической Республикой. Почти над всей Белоруссией в ее этнографических границах развевался советский флаг. Однако, отступление Красной армии изменило положение вещей. На основании Рижского договора 1921 года, западная часть Белоруссии стала частью территории польского государства.
  
   После Рижского договора 1921 года Белорусская Советская Республика состояла всего из нескольких уездов бывшей Минской губернии...
  
   На территории Западной Белоруссии, отошедшей к Польше на основании Рижского договора, было образовано, в частности, Новогрудское воеводство.
  
   В 1939 году Западная Белоруссия и Западная Украина были включены в состав СССР.
  
   Новогрудок стал одним из городов советской Белоруссии.
  
   - Полоцкое княжество, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Российская империя, Польша, Советская Белоруссия ...- начала было бодро перечислять Читательница. Потом взяла паузу и добавила:
  
   - Надо освежить память...
  
   - Конечно! Информация общедоступная! Интересный город Новогрудок! С богатой историей! - подвел итог Читатель.
  
   - Да! - согласилась Читательница.
  
  
   04 июня 2017 года - 05 июня 2017 года.
  
  
  
  3. Сказка о танце Васко да Гамы. <1497>
  
  
   День 2 декабря 1497 года выдался превосходный. Португальские каравеллы, направлявшиеся из Лиссабона в Земли Пряностей, стояли в южноафриканском заливе, имеющем современное наименование Моссель-Бей.
  
   Мыс Бурь (сегодняшний мыс Доброй Надежды) остался позади, каравеллы благополучно прошли через ураганы и штормы. Мятежи были подавлены командиром эскадры.
  
   "Что же далее?" - думал Васко да Гама, командир эскадры. Этот вопрос задавали, наверняка, все участники экспедиции. Еще никто из европейцев не доходил на кораблях, обогнув южную оконечность Африки, до легендарных Земель Пряностей.
  
   Как-то сама собой пришла командиру эскадры мысль: "Найдем лоцмана и пройдем от берегов Африки через Индийский океан".
  
   И почему-то не было тревоги. И почему-то наполняла уверенность.
  
   Потрепанные штормами, но показавшие свою мореходную мощь, португальские каравеллы. Команды, набравшиеся опыта, приведенные к повиновению. Бесстрашные, умелые солдаты.
  
   Их ждут Земли Пряностей.
  
   Земли Пряностей - это богатство!
  
   Земли Пряностей - это изобилие!
  
   Земли Пряностей - это успех!
  
   Что может остановить его, Васко да Гаму? Что может остановить его матросов?
  
   Штормы? Они прошли сквозь штормы!
  
   Отсутствие знаний? У них есть знания!
  
   Противники? При разумной осторожности по крайней мере один корабль вернется на родину. А оттуда придет в десять раз больше кораблей, на которых будет в двадцать раз больше пушек и в тридцать раз больше солдат! И победа все равно будет достигнута.
  
   Внезапно в его сознании замелькали видения, обрывки легенд, мысли-воспоминания.
  
   ...Годы-десятилетия-столетия изматывающего выживания на пределе возможностей, на узкой полосе прибрежных гор - в самых малодоступных и незначительных по площади районах благодатного полуострова. Отчаянная, бесконечно трудная борьба за выживание, оставлявшая без сил, но наполнявшая мрачной, беспощадной энергией...
  
   ...Некое изменение в Высших - НЕБЕСНЫХ - сферах, и изменения на земле, на полуострове...
  
   ...И вот - внезапно - португальское королевство!..
  
   ... Их Португалия!..
  
   ...Их родина!..
  
   ...Вот легендарный принц Генрих-мореплаватель, открывший новые перспективы! Новые корабли! Новые походы! Новые знания! Новые надежды! Стремление к легендарным Землям Пряностей!..
  
   Командир эскадры Васко да Гама прочел молитву. Направился на палубу стоящей в южноафриканском заливе каравеллы.
  
   Сквозь облака на него упал луч Солнца.
  
   И вдруг он, командир эскадры, понял, что в нем, удачливом, смелом и решительном, а временами - мрачном, жестоком и беспощадном человеке спрессовались энергия, история. И никто и ничто не смогут, не сможет ему противостоять. Будет победа!
  
   Судьба направила Васко да Гаму по жизненному пути мореплавателя, первооткрывателя, воина. Странно было бы видеть в таком человеке тонкую сентиментальность. Факты его биографии позволяют предположить в нем смелость и хладнокровие, упорство, равнодушие (иногда) и к жизни, и к смерти, волны ярости. Все эти качества доходят - временами - до уровня мрачности, исключительной жестокости.
  
   Что скрывалось за хладнокровием и волнами ярости, за случаями непонятной необычной жестокости этого выдающегося мореплавателя?
  
   Годы, десятилетия, столетия жизни в неприступной горной приморской Астурии тех людей, чьи потомки в итоге стали португальцами? Попытки сохранить независимость в малодоступных гористых приморских областях к северу от реки Дору? Столетия жизни без запаса прочности на гористых, прижатых к морскому берегу, относительно тесных участках земли. Когда нельзя было допустить ни одной существенной ошибки, ни одного существенного поражения?
  
   Даже на южных склонах Пиренеев было, возможно, в то время легче. В тылу была Европа, а не море.
  
   На что могли надеяться эти люди, пытавшиеся сохранить независимость на этих - двух? трех?.. - нескольких относительно тесных, гористых приморских участках земли - люди, чьи потомки стали португальцами?
  
   Только на сверхъестественную помощь.
  
   Они надеялись и - получали ее. И - одновременно - их (некоторых из них) постепенно наполняла мрачная, хладнокровная, беспощадная к себе и другим, упорная, яростная, жестокая энергия выживания.
  
   Биография Васко да Гамы позволяет предположить соединение в нем и этой мистической удачливости, и этой мрачной, скопленной за годы, десятилетия, столетия энергия выживания. Конечно, присутствовала и энергия цивилизации, энергия познания.
  
   Возможно, португальский король понимал, что он, стоящий во главе государства, является частью этой сложной энергетики...
  
   Бесстрашие, энергия, удачливость были свойственны всем мореплавателям и первооткрывателям. Однако вряд ли кому-либо, кроме Васко да Гамы, португальский король мог написать оправдательное письмо в таком стиле:
  
   "Дорогой адмирал, мы приказываем вам остаться в нашем королевстве до конца декабря этого года, и мы надеемся, что за это время вы увидите, какую ошибку вы хотели совершить, и пожелаете и впредь служить нам и не вступать на задуманный вами опасный путь. Но если вы и тогда захотите уехать, мы не будем задерживать ни вас, ни жену, ни детей ваших, ни вашего движимого имущества.
   Дано в Лиссабоне. 17 августа 1518 года.
   Король".
  
   Речь в этом письме - под угрозой намерения адмирала переехать в Испанию - шла о части (неисполненных) обязательств короля перед Васко да Гамой и о намерении исполнить их в полном объеме - пусть и с запозданием.
  
   Кто-то различит в этом письме проступающие контуры прав и вольностей (фуэрос), которые даровались в то время на Пиренейском полуострове в особых грамотах и защищали от произвола королей.
  
   Сложное время. Португальское государство сформировано. Оно накапливает силы, возможности. Но возникла угроза уже не для тех - немногих - людей, которые отстаивали независимость на нескольких относительно тесных, гористых приморских участках земли.
  
   В 1453 году по Европе ударом небесного грома пронеслось известие: "Пал Константинополь!". Римский Папа призвал тогда читать специальную молитву. Читали. Возможно, читал и маленький Васко да Гама. В 1480 году, повторяя - но лишь отчасти - участь Константинополя, пал город Отранто в юго-восточной Италии. Васко да Гаме в 1480 году исполнилось 20 лет.
  
   Очередная "перспектива выживания"?
  
   Ну уж нет! "Объевшимся" "выживанием" португальцам такая перспектива "не улыбалась"!
  
   В 1487 году португальский король направил через Египет и Палестину негласного представителя, добравшегося до Земель Пряностей. Этот представитель исследовал географические условия личными осмотрами и расспросами бывалых людей, купцов. Представитель отправил в Португалию подтверждение реальности принципиального плана: обогнув морским путем Африку, добраться на каравеллах от побережья Африки через Индийский океан до Земель Пряностей.
  
   Бартоломеу Диаш направился в экспедицию в 1487 году. Он обогнул южную оконечность Африки, открыл Мыс Бурь (Мыс Доброй Надежды). Он понимал, что у него есть шанс добраться до Земель Пряностей. Но участники экспедиции, опасаясь гибели, коллективно заставили его повернуть на родину. Якобы Бартоломеу Диаш составил документ, подписанный всеми участниками экспедиции, где говорилось о необходимости возвращения. Этот документ был представлен королю. Экспедиция Бартоломеу Диаша возвратилась из плавания, и португальские моряки уже в 1488 году узнали, что Африку можно обогнуть, что Земли Пряностей - в пределах досягаемости.
  
   8 июля 1497 года вышла в море эскадра Васко да Гамы. Зная об открытии Бартоломеу Диаша, Васко да Гама на требования участников экспедиции о возвращении на родину реагировал: "Отплывая от Лиссабона, я поклялся не поворачивать назад. Всех, кто заикнется об этом, - выброшу за борт".
  
   Торговый обмен с африканцами в заливе Моссель-Бей прошел благополучно.
  
   Были довольны и африканцы, и португальцы.
  
   Африканцы решили отметить удачную торговлю музыкой и танцами - прямо на берегу.
  
   Они начали играть на нескольких флейтах. Некоторые издавали высокие ноты, другие - низкие. Создавалась прелестная гармония. И местные жители танцевали под звуки флейт.
  
   Вдохновляющие воспоминания, предстоящие победы, ясный свежий день, сверкнувший сквозь облака луч Солнца - все это привело Васко да Гаму в особо хорошее настроение. Глядя на танцующих африканцев, он улыбнулся. Лицо этого человека, еще недавно беспощадно подавлявшего мятежи в эскадре, словно осветилось.
  
   Матросы были изумлены: этот решительный мрачный жестокий человек улыбается!
  
   Его хорошее настроение передалось команде.
  
   Матросы выстроились, командир эскадры приказал трубачам играть, раздались слова старинной песни португальских моряков, начался матросский танец.
  
   Вдруг Васко да Гама осознал то, что еще было - пока - будущим: он и матросы - португальские моряки - открыли морской путь вокруг Африки в Земли Пряностей.
  
   На мгновения его личность и их личности высвободилась из тяжких забот прошлого и будущего.
  
   Звучали шутливые слова матросской песни о глазах подруги: черных и неверных.
  
   Под звуки песни моряки танцевали старинный любимый танец. Танцевали с нарастающим ускорением темпа. Сначала медленно, с приседаниями и поклонами, а затем все быстрей. Вместе с матросами танцевал и сам Васко да Гама. На время танца забыты были и мятежи, и трудно преодолимая иерархическая дистанция, отделявшая матросов от капитана.
  
   С танцующими моряками и с их каравеллой происходило волшебное превращение.
  
   Из людей, выживавших веками на пределе возможностей, они превращались в людей свободных - в пределах тех возможностей, которые предоставляли та эпоха и та цивилизация.
  
   Они, их танец, их каравелла перемещались в вечность. Они и их Португалия становились вечной частью истории, мира.
  
   С каждым шагом их танца мистически изменялась цивилизация. Но - по воле Судьбы - менялась не со скрипом, не с мукой, стонами, плачем и слезами, а с веселыми звуками ритмичного все ускоряющегося танца.
  
   Васко да Гама и матросы танцевали ритмичный танец, а ветер нес над океаном звуки музыки, слова песни.
  
   Впереди были географические открытия, дипломатия, бои, ужасы беспощадности и жестокости, мучения, стоны, слезы, болезни, торговля, морские походы, награды и назначения...
  
   Сейчас был танец. Понимание удачи...
  
   Вечный танец побеждающих мужественных людей. Упорных, удачливых, знающих моряков. Вечные звуки музыки, несущиеся над океаном.
  
  
   02 апреля 2017 года - 06 апреля 2017 года.
  
  
  
  4. Генрих Мореплаватель и судовые журналы, Генрих Шлиман и дневники. Очерк истории дневникового творчества. <1506>
  
  1.Античность и дневниковое творчество
  
  Завершив написание книги 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки' и начав писать книгу о закономерностях интеллектуального успеха на примере Генриха Шлимана, Николы Теслы, Томаса Эдисона (в сопоставлении), я продолжал анализировать систему саморазвития Г. Шлимана, 'три кита' этой системы:
  (1) заучивание,
  (2) написание писем,
  (3) ведение дневника.
  Генрих Шлиман вел дневники. В этом был смысл, это давало результаты. Но как возникли 'дневники', как возникло дневниковое творчество?
  11 августа 2016 года заглянул в Википедию, в статью 'Дневник', и в Большую Советскую Энциклопедию (1969-1978 гг.), в статьи 'Эпистолярная литература' и 'Дневник'.
  Полученная информация меня несколько удивила.
  Эпистолярное творчество было широко представлено в античности (В. С. Муравьев называет, в частности, Эпикура и Цицерона, Плиния Младшего, Катона и Сенеку).
  Что же касается ведения дневников, то И. Б. Воскресенская излагает следующую мысль: 'реальные дневники' 'впервые' получили 'широкое распространение в Англии 17 века'. В числе примеров на первой позиции - 'судовой дневник мореплавателя Дж. Кука'.
  В статье Википедии 'Дневник' делается следующее замечание: 'Определенное воздействие на практику ведения дневника оказал протестантизм с его навыками рационального управления 'душевным хозяйством' - учетом сделанного, продуманного, перечувствованного за день. (...) Подавляющая часть известных дневников относится к XIX - XX вв. и приходится на Европу'.
  Какова причина того, что античные авторы - зачастую выдающиеся по уровню культуры люди - не проявили себя в дневниковом творчестве? Да и вообще, верна ли такая точка зрения?
  Что же в прошлом?
  
  2.Флетчер, Пигафетта, Лас Касас, Шпренгер
  
  На память пришел Фрэнсис Флетчер, протестантский священник, который вел 'журнал' плавания - дневник в ходе второго (в мировой истории) кругосветного плавания Фрэнсиса Дрейка (годы плавания 1577-1580).
  Еще глубже в прошлое: дневник Пигафетты Антонио Франческо, итальянца, участника первой в истории кругосветной экспедиции Магеллана - Эль Кано (годы кругосветной экспедиции Магеллана 1519-1522).
  Еще глубже: дневники Христофора Колумба (годы первой экспедиции 1492-1493). Однако с дневниками Колумба ситуация оказалась не такой уж простой. В тексте 'дневников' о Христофоре Колумбе пишется в третьем лице. В размещенных в интернете 'дневниках' Колумба указывается автор: Бартоломе де Лас Касас. В Википедии имеется упоминание: 'Лас Касас... был редактором опубликованного судового журнала Христофора Колумба'. Видимо, на сто процентов нельзя исключать создание Лас Касасом самостоятельного исторического труда, представленного в виде дневника.
  Между 'дневником' Колумба и дневником Антонио Пигафетты, участника кругосветного плавания Магеллана, на хронологической шкале находятся дневники немецких приказчиков (купцов или представителей купцов), принявших участие в португальской экспедиции в Индию (к этой португальской экспедиции, начавшейся в 1505 году, был причастен и Магеллан).
  Достоверность и ценность этих дневников, в частности, дневника немецкого приказчика Балтазара Шпренгера из Фильса на Лехе, судя по литературе, сомнений не вызывает.
  Таким образом, историко культурные поиски результатов дневникового творчества привели меня к рубежу между 1400 ми и 1500 ми годами.
  На этом рубеже находятся два документа: (1) первый (под некоторым вопросом) судовой журнал Колумба (мне встретилось упоминание этого судового журнала лишь в связи с его гипотетической обработкой Лас Касасом),
  (2) второй (бесспорный) дневники немецких купцов (представителей немецких купцов), участников португальской экспедиции в Индию, начавшейся в 1505 году, в их числе выделяется дневник немецкого приказчика Балтазара Шпренгера из Фильса на Лехе.
  В этой хронологической точке мы встречаем два важных упоминания. Во первых, о судовых журналах, во вторых, о купцах.
  
  3. Великие мгновения мировой истории
  
  Характеризуя события, состоявшиеся сразу после завершения кругосветной экспедиции Магеллана (вокруг света прошло одно судно - под управлением Эль Кано - из пяти отправившихся; Магеллан погиб в ходе плавания) Стефан Цвейг пишет:
  'Император Карл только что вернулся из Германии - одно за другим переживает он два великих мгновения мировой истории. На сейме в Вормсе он воочию видел, как Лютер решительным ударом навеки разрушил духовное единство церкви; здесь он узнает, что одновременно другой человек перевернул представление о вселенной и ценой жизни доказал пространственное единство морей' [Цвейг С.].
  Таким образом, к упоминаниям о купцах и судовых журналах, добавим упоминания Вормса, немецкого города (порта) на берегу Рейна, Вормсского рейхстага, Лютера, одного из основоположников протестантизма. (Вормсский эдикт 1521 года, указ, изданный императором 'Священной Римской империи' Карлом V в мае 1521 года, объявлял Лютера еретиком и ставил его вне закона; этот эдикт был оглашён на рейхстаге в г. Вормсе).
  Русскоязычная статья 'Лютер', размещенная в Википедии, содержит следующие высказывания: 'Одним из центральных и востребованных положений взглядов Лютера считается концепция 'призвания'... ...Лютер полагал, что и в мирской жизни на профессиональном поприще осуществляется Божья благодать. Бог предназначает людей к тому или иному виду деятельности, вкладывая в них различные таланты или способности, и долг человека прилежно трудиться, исполняя своё призвание. В глазах Бога нет труда благородного или презренного'.
  Принятие человеком такого тезиса предполагало периодическую или регулярную самооценку, чему способствовало ведение дневника.
  Если еще принять во внимание то, что авторами дневников, составленных в ходе португальской экспедиции в Индию, были немецкие купцы, то приходит на память Ганзейский союз (Ганза), даты существования: 1370 - 1669 гг. (Даты весьма ориентировочные. 'Закат' Ганзы происходил весьма постепенно: к примеру, в 1494 году в Новгороде ликвидируется немецкий двор).
  Размышление в таком направлении является довольно таки логичным, поскольку купцы, объединявшиеся Ганзейским союзом, зачастую были и мореплавателями, и торговцами.
  И торговля, и мореплавание способствовали систематическому ведению записей. Купцы вели торговые книги, мореплаватели в какой либо форме вели более или менее систематические записи об обстоятельствах экспедиций. И торговля и мореплавание предполагали некоторый уровень образования и грамотности. Таким образом, формировалась культура систематической непрерывной последовательной подневной письменной фиксации происходящих событий.
  Конечно, такая письменная фиксация должна была с 'уровня' торговой фирмы или с 'уровня' корабля дойти до 'уровня' конкретного человека. Видимо, здесь определенную роль сыграли те духовные и культурные тенденции, которые привели к появлению протестантизма.
  Не будем, конечно, фокусироваться исключительно на Ганзе. Вспомним, например, о Генуе и о Венеции, если шире - то об Италии. В торгово культурных центрах Италии были представлены и купечество и мореплавание.
  Наверное, итальянец Антонио Пигафетта был культурно подготовлен к ведению дневника в ходе первого кругосветного плавания Магеллана. Винченца, родной город А. Пифагетты, насколько можно судить, входил в сферу управления Венеции. Отметим, что Антонио Пигафетта был и религиозным деятелем - рыцарем Родосского ордена.
  С едва уловимым недоумением Стефан Цвейг пишет, что 'Пигафетта добивается зачисления под именем Антонио Ломбардо (из Ломбардии) на флагманское судно 'Тринидад'' [Цвейг С.].
  Поясним: одной из версий разъяснения такого переименования является довод, что Ломбардия примерно с 1508 года начинает переходить в состав земель, подвластных испанским монархам. А 'устроить' в экспедицию 'подданного' легче, чем 'чужого'.
  Дневник энергичного Антонио Пигафетты завершается фразой: 'После этого я поехал в Италию, где и обосновался, посвятив скромный свой труд преславному и знаменитому синьору Филиппу Вилье Лиль Адану, достойнейшему великому магистру Родосского ордена'. Прочитав эти слова и задумавшись на мгновение, я воскликнул: 'Где же дневник, описывающий события, связанные с обороной острова Родос?!'
  
  4.Генрих Мореплаватель
  
  Настойчиво 'стучится в память', напоминает о себе мореходная школа, основанная в Португалии принцем Генрихом Мореплавателем (годы жизни: 1394-1460) на средства Ордена Христа. Кроме организации мореходной школы к числу исторических заслуг Генриха Мореплавателя относятся, в частности, учреждение обсерватории, развитие португальского кораблестроения (преобладающей стала каравелла), организация морских экспедиций в Африку (португальские капитаны Н. Триштан, Д. Диаш, А. Фернандиш и другие в 1434-1460 годах обследовали и нанесли на карту около 3500 км западно африканского побережья).
  Наверное, и в таком направлении размышлений есть логика, поскольку судовой журнал как общеобязательный документ велся не во все времена. Существует некая хронологическая точка его возникновения. В какой то момент культура мореплавания сделала скачок, и из добровольных, самостоятельных, инициативных, более или менее фрагментарных судовых записей, каких либо иных документов (отчетов, например) возник судовой журнал в современном смысле слова. Возможно, мореходная школа, основанная Генрихом Мореплавателем, сыграла в этом процессе появления судового журнала либо главное, либо важного значение.
  Рискну предположить, что именно мореходная школа, основанная Генрихом Мореплавателем, стала основоположником культуры дальних морских и океанских плаваний как сегмента общеевропейской культуры.
  Существовавшая в более древние времена культура дальних морских плаваний викингов была элементом достаточно особенной этно религиозной культуры.
  Поэтичное описание Стефаном Цвейгом деятельности Генриха Мореплавателя стоит того, чтобы его процитировать в данном очерке:
  'Быть может, инфант слыхал от работорговцев мавров, что по ту сторону... Западной Сахары - лежит 'страна изобилия'..., и правда, на карту, составленную в 1150 году космографом арабом для норманнского короля Роджера II, ... совершенно правильно нанесена нынешняя Гвинея. (...)
  Но подлинно высокоморальное значение инфанта Энрике в том, что... благородное смирение заставило его понять, что сам он не увидит, как сбудется его мечта, ибо срок больший, чем человеческая жизнь, потребуется для подготовки столь гигантского предприятия. (...)
  Не ведая далеких дерзновенных целей, без верных компасов, без правильных карт опасливо пробираются вдоль берегов, от гавани к гавани, утлые суденышки, в вечном страхе перед бурями и грозными пиратами. При таком упадке космографии, со столь жалкими кораблями еще не время было усмирять океаны, покорять заморские царства. (...)
  Согласно, быть может, романтизирующим сообщениям португальских хроник, он повелел доставить себе книги и атласы со всех частей света, призвал арабских и еврейских ученых и поручил им изготовление более точных навигационных приборов и таблиц. Каждого моряка, каждого капитана, возвратившегося из плавания, он зазывал к себе и подробно расспрашивал. Все эти сведения тщательно хранились в секретном архиве... Неустанно содействовал инфант Энрике развитию кораблестроения; за несколько лет прежние barcas - небольшие открытые рыбачьи лодки, команда которых состоит из восемнадцати человек, - превращаются в настоящие naos - устойчивые корабли водоизмещением в восемьдесят, даже сто тонн, способные и в бурную погоду плавать в открытом море.
  Этот новый, годный для дальнего плавания тип корабля обусловил и возникновение нового типа моряков. На помощь кормчему является 'мастер астрологии' - специалист по навигационному делу, умеющий разбираться в портуланах, определять девиацию компаса, отмечать на карте меридианы.
  Теория и практика творчески сливаются воедино, и постепенно в этих экспедициях из простых рыбаков и матросов вырастает новое племя мореходов и исследователей...
  ...Папе, дабы хоть как нибудь доставить инфанту моряков, пришлось обещать каждому участнику экспедиции полное отпущение грехов; только после этого удалось завербовать несколько смельчаков, согласных отправиться в неведомые края. (...)
  С каждым новым, благополучно завершенным путешествием отвага мореходов растет, и вдруг налицо оказывается целое поколение молодых людей... А когда новое поколение сплоченно и решительно приступает к делу, мир меняет свой облик. (...)
  Почти внезапно Португалия стала первой морской державой мира. (...) Еще одно десятилетие - и самая малая из всех европейских наций будет притязать на владычество и управление пространствами, превосходящими пространства Римской империи в период ее наибольшего могущества. (...)
  В продолжение одного незабываемого часа всемирной истории Португалия была первой нацией Европы, предводительницей человечества. (...) ...При всех дворах, во всех университетах с лихорадочным нетерпением следят за новыми вестями из Лиссабона.
  ...Долгая эпоха Средневековья кончилась и начинается новая эра - 'новое время'...
  ...Энрике Мореплаватель предусмотрительно выхлопотал у папы буллу, отдававшую все земли, моря и острова, которые будут открыты за мысом Боядор, в полную, исключительную собственность Португалии, и трое пап, сменившихся с того времени, подтвердили эту своеобразную 'дарственную запись', одним росчерком пера признавшую весь еще неведомый Восток с миллионами его обитателей законным владением династии Визеу' [Цвейг С.].
  Хорошо сказано: '...Вдруг налицо оказывается целое поколение молодых людей... А когда новое поколение сплоченно и решительно приступает к делу, мир меняет свой облик'!
  А какое точное видение будущего!
  Итак: ...Долгая эпоха Средневековья кончилась и начинается новая эра - 'Новое время'...!
  
  5.Церковные книги
  
  Однако еще ранее - до организации длительных морских экспедиций в открытом море и появления более или менее систематических судовых записей - появилась культура церковных систематических записей.
  Поскольку настоящий очерк начат с упоминания системы саморазвития Генриха Шлимана (1822-1890), то можно вспомнить церковные книги, которые в детстве любил читать Г. Шлиман. Отец Генриха Шлимана был протестантским пастором. Однако, церковные книги были присущи, конечно, не только протестантизму. В биографиях многих выдающихся культурных деятелей встречаются церковные книги, содержащие, в частности, записи о рождении и крещении, например, в биографии Н. Гоголя. Хотя ведение церковных книг не совпадает с ведением дневниковых записей (содержание не совпадает), но, однако, способствует развитию культуры систематической непрерывной последовательной подневной письменной фиксации происходящих событий.
  В статье Википедии 'Бенедиктинцы' упоминается, что в библиотеках бенедиктинских монастырей велись хроники.
  Общеизвестны церковные летописи.
  Конечно, односторонняя концентрация на культуре систематических церковных записей в связи с характеристикой возникновения дневникового творчества была бы упрощением.
  
  6. Древние цивилизации
  
  Так или иначе, системность записей возникает с появлением грамотности. Грамотный человек более или менее регулярно делает некие записи. Другой вопрос: степень регулярности, полнота, тематика.
  Если связывать появление более или менее систематических записей с появлением письма и грамотности, то, наверное, можно упомянуть Древний Шумер, Древний Египет, древние цивилизации, существовавшие за несколько тысяч лет до Новой Эры.
  Но если от 'более или менее' систематичных записей переходить к регулярным, то следует назвать погодные записи ('анналы'), хроники, летописи, хронографы, исторические работы. Сам термин 'анналы' - древнеримского происхождения.
  Итак, конспективно можно констатировать следующие пункты неперсонализированного 'дневникового' творчества: погодные записи (анналы) - хроники (летописи) -систематические судовые записи, систематические торговые записи купеческих фирм (купцов). Наверное, уместно отметить ведение церковных книг.
  
  7. Никто или почти 'всё'?
  
  В какой то момент происходит скачок от неперсонализированного к личному персональному дневниковому творчеству.
  Изменение отношения человека к собственной личности, возникновение таких задач самосовершенствования как самоанализ, самоконтроль, саморазвитие, повышение эффективности использования личного времени, учет и рациональное использование каждого дня, распространение грамотности, появление навыков регулярных записей, (а может быть, и упрощение и удешевление самого процесса записывания с переходом от пергамента и папируса к бумаге) приводят к появлению такого вида деятельности как ведение личного дневника конкретным человеком.
  Еще раз обратимся к хронологическому рубежу между 1400 ми и 1500 ми годами. В основном - если не брать расчет некоторые исключения (например, Ганзу, отдельные самоуправляемые города, в частности, итальянские, а так же - казачьи социумы) - это была эпоха иерархичности, эпоха сеньоро вассалитета. В иерархичном обществе важна не столько личность, сколько иерархия.
  Но вот Магеллан, не особенно удачливый солдат и коммерсант, служивый португальский дворянин, весьма дистанцированный от португальского двора и властных кругов, не обладающий поместьем или состоянием, трудно существовавший в Португалии на пенсию, заключает договор с испанским монархом. Как могло такое случиться?! ВОПРОС. По понятиям иерархичного общества, он, Магеллан, в общем, - почти никто. Кроме того, в Испании он, португалец, отчасти - чужак.
  НО! Он знаком с мореходным делом, обладает отвагой, интуицией, новейшими знаниями в навигации, картографии, опытом, смелостью, волей, навыками морехода и командира; он способен составить проект дальней океанской экспедиции, представить его на рассмотрение, защитить его, и приступить к выполнению этого проекта. У Магеллана есть сторонники, более того, его боевой друг дистанцировался от португальской короны, обосновался и стал влиятельным лицом в неизведанных землях и ожидает появления там Магеллана. (Если и не испанская морская база, то, по крайней мере, какой то опорный пункт, готовый оказать гостеприимство и поддержку, предоставить информацию). Магеллан соединяет в себе целый ряд эксклюзивных свойств. Если в ментальности сеньоро вассалитета он - никто, то по понятиям Нового времени он, Магеллан, - почти всё.
  
  8. Магеллан, Эратосфен, Архимед, Тесла
  
  В этом пункте предлагаю задержаться для освещения нескольких деталей. При критическом обсуждении проекта Колумба высказывался, в частности, следующий контрдовод: '...Если Земля - шар, то окружность ее должна быть так велика, что кораблю, отправившемуся на открытие новых стран, придется ехать не менее трех лет: каким же образом можно поместить на корабле достаточный запас пресной воды и съестных припасов для такого долгого срока?' Стефан Цвейг в книге о Магеллане, видимо для 'поднятия градуса' трагедизации отмечает (1938): '...Никто еще не измерил окружности земли, а церковь и вовсе не соглашается признать ее шарообразность' [Цвейг С.].
  Константин Кунин пишет (1940): '...Проект Магеллана и Фалейро состоял в следующем: исходя из господствовавших тогда представлений о величине земного шара, Магеллан и Фалейро полагали, что окружность нашей планеты по экватору равна двумстам одной тысяче стадий, или тридцати семи тысячам километров' [Кунин К. И.].
  Однако географ и математик Эратосфен (ок. 276-194 до н. э.) написал книги 'Об измерении Земли', 'Об измерении Солнца'. Его измерения позволили сделать выводы: 'окружность экватора равна 39 250 км, а диаметр - 12 625 км. Здесь ошибка против действительной длины земной оси всего около 75 км' [Лурье С. Я. С. 50].
  Эратосфен и Архимед были ровесниками, находились в дружеских отношениях, входили на протяжении определенного периода времени в интеллектуальное сообщество, группировавшееся вокруг Александрийского Музея.
  Александрийский Музей был организован Птолемеем I Сотером, царем Египта. 'Идея, легшая в основание организации Музея, была весьма гуманной: собрать в Александрии крупных, зарекомендовавших себя ученых, освободить их от всяких жизненных забот, предоставить им максимальный досуг и дать им, таким образом, возможность заниматься, чем каждый желает, без всякого давления с чьей бы то ни было стороны. Знаменитые ученые, собранные с различных концов мира, жили при храме Муз на полном иждивении царя... Серьезная научная работа и тогда уже требовала больших расходов: историки и литературоведы нуждались в хорошей библиотеке; астрономы, физики, естествоиспытатели и географы - в сложном инструментарии и дорогостоящих экспедициях. На все эти нужды щедро выдавались деньги из царской казны. Так, географ и математик Эратосфен... измерил земной радиус на основании астрономических наблюдений, произведенных в Родосе, Александрии и Сиене; на это предприятие понадобились огромные средства, и они были даны александрийским двором' [Лурье С. Я., с. 43-44].
  Александрийский Музей - довольно таки необычное учреждение для древнего мира, тем более, для иерархичного Древнего Египта. Знал ли Магеллан об открытии Эратосфена? Дошли ли выводы до Магеллана, а если дошли, то с какой полнотой и точностью? Проект Магеллана исходил из предположения о протяженности окружности экватора 37000 км, что отличалось от данных Эратосфена примерно на 2000 км. Так или иначе, участники интеллектуального сообщества при Александрийском музее влияли своими личностями и результатами деятельности на последующие поколения. Например, Никола Тесла считал Архимеда образцом для подражания.
  Александрийский музей формирует и демонстрирует любопытную фигуру: самостоятельного ученого, ведущего инициативные исследования, пользующегося поддержкой со стороны государственных структур.
  
  9. Сообщить всем!
  
  Вернемся к рубежу между 1400 ми и 1500 ми годами.
  Конечно, изображать Магеллана некоей неразличимой социальной единицей в существовавшей иерархии - упрощение. Так или иначе, он определенное время прослужил при португальском дворе, участвовал в боевых действиях в составе португальских вооруженных сил, имел право просить португальского короля о личном приеме, имел право доступа в секретный морской португальский архив (где провел немало времени), получал - пусть и не большую - пенсию от португальского государства.
  Может быть, целесообразно упомянуть и о том, что и Карл V (испанский монарх), и Магеллан входили в состав католического военного ордена Сантьяго (были рыцарями этого ордена), однако автор не располагает информацией, было ли их членство в этом ордене одновременным.
  Отчасти художественно преувеличивая, Стефан Цвейг пишет: 'Издается еще особое постановление, предписывающее всем правительственным учреждениям и чиновникам Испании, от высших до низших, отныне и впредь..., ознакомиться с этим договором, дабы оказывать Магеллану и Фалейру содействие во всех делах вообще и в каждом деле в частности, причем приказ об этом надлежит сообщить (...) '...светлейшему инфанту дону Фернандо и инфантам, прелатам, герцогам, графам, маркизам, вельможам, магистрам орденов, командорам и вице командорам, алькайдам, альгвасилам нашего света и двора и канцелярий и всем советникам, губернаторам, коррехидорам и заседателям, алькайдам, альгвасилам, старшинам, начальникам стражи, рехидорам и прочим лицам, состоящим в судебных и гражданских должностях во всех городах, селениях и местностях наших королевств и владений', то есть всем сословиям, и учреждениям, и отдельным лицам, от наследника престола и до последнего солдата, это постановление черным по белому возвещает, что с данной минуты, в сущности, все испанское государство поставлено на службу двум безвестным португальским эмигрантам' [Цвейг С.].
  Сама персональная история Магеллана показывает возможность признания в европейском обществе того времени - еще во многом иерархичном - ценности личности как таковой, причем независимо от каких либо крупных и очевидных социальных катаклизмов, революционных преобразований.
  Изменяется положение личности, изменяется ценность личности.
  Определенное влияние на развитие дневникового творчества, возможно, оказало и изменение 'чувства времени', ощущение ограниченности времени (не только персонального, а времени в широком смысле - времени существования мира; к религиозным воззрениям добавлялся исторический опыт: сокрушались империи, казавшиеся вечными; были осознаны границы времени плюс границы мира?); за этим изменением, возможно, следует ощущение как ценности каждого дня, так и ценности персонального опыта каждого конкретного индивидуума.
  Время становится ресурсом. Существенными оказываются показатели скорости.
  
  10.'Новое Время' и 'Новый Мир'
  
  У каких то отдельных исторических персонажей начинавшегося Нового времени возникало ощущение - скорее всего, не особенно отчетливое , что они строят некий Новый Мир; соответственно, они стремились письменно зафиксировать свое участие в этом созидании.
  Может быть, возникли некие дополнительные ощущения персонального контроля над собственной жизнью и самоосознание персональной ответственности конкретного человека за свою индивидуальную жизнь.
  Не исключено, что этими соображениями - новое самоощущение личности, новая ценность личности, новые личностные задачи, изменившиеся 'ощущение времени' и исторических перспектив - можно объяснить начало интенсивного развития дневникового творчества примерно с рубежа между 1400 ми и 1500 ми годами, отчасти объяснить полную или относительную неразвитость дневникового творчества в период весьма культурной античности.
  Так или иначе, дневниковое творчество получает развитие в период цивилизационного скачка на рубеже между 1400 ми и 1500 -ми годами: начинаются дальние морские плавания (новые формы деятельности), возникает новый взгляд на мироздание, на планету Земля.
  С долей условности (очень большой, конечно) можно назвать дневниковое творчество признаком человека Нового времени.
  Конечно, можно вспомнить примеры ведения дневников отрицательными историческими персонажами. Бросает ли это обстоятельство тень на само дневниковое творчество? Ведение дневников предполагало грамотность. Бросает ли тень на грамотность как таковую то обстоятельство, что отрицательные исторические персонажи умели писать и читать?
  
  11. 18 дневников на 10 языках. 'Дрейк - великий моряк!'
  
  Наверное, упоминание таких корней дневникового творчества как церковные записи, как торговые записи, воспоминание о Ганзе, могут показаться не случайными, а неким закономерным образом связанными с именем Генриха Шлимана, одного из выдающихся представителей дневникового творчества, потомка ганзейских купцов (к числу его литературного наследия относятся 18 дневников на 10 языках). (Даже при возможном уточнении этих цифр - найдется ли аналогичный пример?).
  Впрочем, уникальность условий ведения дневника также может привлекать внимание: трансатлантическое одиночное плавание (с исследовательскими целями) Алена Бомбара, состоявшееся в 1952 году, сопровождалось ведением дневника.
  Отметим и еще некоторые гипотетические размышления о взаимосвязи событий рубежа между 1400 ми и 1500 ми годами и деятельностью Генриха Шлимана.
  Экспедиции Колумба и Магеллана демонстрируют - кроме появления (развития) дневникового творчества и еще один любопытный феномен: договор между монархом и автором проекта морской экспедиции.
  Если рассматривать этот феномен в очень широком контексте, то можно обнаружить появление через два с половиной века Жан Жака Руссо с его трактатом 'Об общественном договоре' (1762).
  Но если не выходить на такой уровень обобщения, то можно увидеть именно ту фигуру, которая возникла: фигуру человека знания и действия - автора некоего сложного социального проекта, фигуру относительно самостоятельную, стоящую в некотором смысле вровень с руководителем государства. Не будем переоценивать роль договоров, заключенных с Колумбом и Магелланом. И Колумб, и Магеллан в полной мере воспользоваться соответствующим договором не смогли. Тем не менее, складывается культура и традиция взаимоотношений - в какой то мере равноправных - между государством и талантливой инициативной личностью, капитал которой выражен в знаниях, энергии, интуиции, организаторском таланте, отваге, опыте, способности к риску, иногда - в деньгах. Такая культура и традиция получали развитие. Не всегда эта культура и эта традиция была культурой и традицией договора. Но в значительной степени это были культура и традиция относительного равноправия, уважения и взаимной лояльности. Деятельность, например, ставшего национальным символом США Томаса Эдисона - хороший тому пример.
  Конечно, примеры можно подобрать разные. Не все выдающиеся люди и не всегда встречали позитивное отношение к своей деятельности со стороны государства. Но, все же, позитивная тенденция вполне ощутима. Например, гиперболизируя, можно утверждать, что в схватке с Испанией Английское государство поставило на 'иерархическое ничто', на Фрэнсиса Дрейка. И выиграло! Якобы, узнав о разгроме Непобедимой Армады, Римский Папа восклицал: 'Дрейк - великий моряк!'
  Об этих культуре и традиции взаимоотношений между государством и талантливой инициативной личностью вспоминаешь при ознакомлении с общественной археологической дипломатией Генриха Шлимана.
  'Ничто' или 'все'? Вот в чем вопрос!
  Думается, что именно существование в европейском обществе этой культуры и этой традиции способствовало успеху Генриха Шлимана, способствовало осуществлению археологических проектов Генриха Шлимана, способствовало появлению троянской, микенской археологии.
  
  16 сентября 2016 года
  
  
  
  5. Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало-Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк. <1519>
  
  
  Посвящается пятисотлетию со дня начала первого кругосветного плавания.
  
  
  'В понедельник, 8 сентября, мы бросили якорь у набережной Севильи и дали залп из всех наших пушек. Во вторник все мы в рубахах и на босу ногу, держа каждый свечу в руке, отправились на богомолье в храм Св. Марии Победы и в храм Св. Марии Древности.
  Покинув Севилью, я направился в Вальядолид, где преподнес его священному величеству дону Карлу не золото и не серебро, а предметы, гораздо более ценимые столь могущественным государем. Между прочими предметами я дал ему книгу, собственноручно мною написанную и содержащую описание всего того, что происходило изо дня в день на всем протяжении нашего плавания'.
  Рыцарь Антонио Пигафетта.
  
  
  1. Предисловие
  
  Чтение книг о выдающихся путешественниках, мореходах, привело меня к размышлениям о 'порядке' и об 'импровизации' в морском деле.
  Понятия эти - обобщающие. Под 'порядком' понимаются рациональность, интеллектуальность, планомерность, организованность, дисциплина и т. д. Под 'импровизацией' - интуитивность, индивидуальная талантливость, внезапность и другие понятия этого ряда.
  На одном 'полюсе' появилась фигура Генриха Мореплавателя, персонифицировавшего системность, рациональность, интеллектуальность, планомерность, организованность, дисциплину, порядок.
  На другом - фигура Фрэнсиса Дрейка, персонифицировавшего интуитивность, индивидуальную талантливость, внезапность, импровизацию.
  Насколько правомерно сопоставление фигур Генриха Мореплавателя и Фрэнсиса Дрейка?
  Ясно, что это фигуры различного цивилизационного значения.
  Основоположник культуры дальних океанских плаваний, с одной стороны.
  С другой стороны, второй в истории кругосветный мореплаватель, удачливый моряк и воин, а возможно, и 'пират'. Добавим к произнесенному 'капитан', а, может быть, и - 'флотоводец'.
  И Генрих Мореплаватель, и Фрэнсис Дрейк были людьми успешными. Может быть, сопоставление отдельных черт, слагаемых параметра успешности - допустимо.
  Отметим - для исторической отчетливости - что португальский принц Генрих Мореплаватель (1394 - 1460) жил существенно раньше английского моряка Фрэнсиса Дрейка (ок. 1540 - 1596), родившегося примерно через 80 лет после завершения жизненного пути великого португальского принца.
  Естественно, Генрих Мореплаватель не мог воспользоваться чем либо из опыта или из открытий сэра Фрэнсиса Дрейка.
  Наоборот, и в ходе второго в истории кругосветного плавания (1577-1580), и в ходе иных экспедиций Фрэнсис Дрейк так или иначе использовал тот культурный потенциал, формированию которого дал старт Генрих Мореплаватель. В плаваниях Фрэнсиса Дрейка мы видим, что стали реальностью и новая 'техника' и новый культурный 'формат' мореплавания.
  Как ни привлекательны интуитивность, импровизационность, внезапность Дрейка, но Фрэнсис Дрейк не смог бы совершить сколько нибудь дальнее плавание без тех планомерности, рациональности, дисциплины, интеллектуальности (активного использования знаний и умений), которые в результате цивилизационных усилий Генриха Мореплавателя сделали из корабля не просто плавательное средство, а небольшую территорию единой (христианской в то время) Европы.
  Понятно, что элемент противопоставления, с одной стороны, дисциплины, планомерности, интеллектуальности, и, с другой, - импровизации, интуитивности, удачливости, - отчасти условен, иллюстративен.
  Ясно, что Генрих Мореплаватель, снаряжая все новые и новые экспедиции вдоль Африканского побережья, действовал отчасти интуитивно, а Фрэнсис Дрейк не мог обойтись в своих плаваниях без порядка, дисциплины и расчета.
  Рассмотрение темы 'порядок и импровизация', рассмотрение деятельности Генриха Мореплавателя и Фрэнсиса Дрейка естественным образом делает предметом внимания действия участников первого кругосветного плавания: Фернана Магеллана, Хуана Себастьяна дель Кано, Гонсало Гомеса де Эспиносы.
  Исторически за Генрихом Мореплавателем (годы жизни: 1394 - 1460) следовали Фернан Магеллан (годы жизни: ок. 1480 - 1521), Хуан Себастьян дель Кано (годы жизни: 1486-1526), Гонсало Гомес де Эспиноса (один из предположительных вариантов датировки рождения и смерти: ок.1490 - после 1550), а за ними - Фрэнсис Дрейк (годы жизни: ок.1540-1596).
  
  2. Генрих Мореплаватель (рациональность и планомерность, дисциплина)
  
  С именем Генриха Мореплавателя связан культурный переворот в европейском (и мировом) мореплавании.
  Во первых, прибрежные морские относительно краткие плавания на весельных судах (галерах) постепенно стали уходить в прошлое (или отходить на второй план). На смену им пришли дальние, океанские - дальние и долгие - плавания на парусных судах (каравеллах).
  В этом пункте рассуждения мы вправе вспомнить о викингах и об их дальних океанских плаваниях. Те наиболее древние образцы кораблей викингов, которые сохранились до настоящего времени, датируются IX веком. Они предназначены как для гребли, так и для хода под парусом [Симпсон Ж. С. 85, 87]. Но в XI веке у викингов были и чистые парусники (наряду с весельно парусными кораблями) [Симпсон Ж. С. 96].
  'Благодаря мастерству своих моряков и искусству кораблестроителей викинги были повелителями морей, и их смелые указания мореплавателям продолжают уверенно звучать сквозь века: 'От Хернара в Норвегии плыви прямо на запад, в Гренландию...' [Симпсон Ж. С. 106].
  Культура дальних морских плаваний викингов была элементом достаточно особенной этно религиозной культуры.
  Воспоминание о дальних океанских плаваниях викингов отчетливо показывает еще одну культурную заслугу Генриха Мореплавателя - заслугу, может быть, превосходящую 'техническую' замену галер на каравеллы.
  Во вторых, Генрих Мореплаватель сделал корабль территорией общеевропейской культуры, небольшой территорией большой (христианской в то время) Европы.
  Тезисы об 'общеевропейской культуре', о 'европейском сообществе' применительно к рубежу 1400 х - 1500 х годов могут кому то показаться гипотетическими. Однако состав дальних морских экспедиций, в том числе экспедиции Магеллана, позволяет использовать такие термины. Значительная часть личного состава первой кругосветной экспедиции - испанцы. Руководитель - Фернан Магеллан - португалец. Антонио Пигафетта, составивший дневник экспедиции, - итальянец.
  С Магелланом в экспедицию отправилось 'много иностранцев: по меньшей мере тридцать семь португальцев, семнадцать итальянцев, пять фламандцев (главным образом бомбардиров), несколько немцев, англичане, негры, арабы, баски, греки, жители Азорских островов и Мадейры' [Кунин К. И.].
  Так или иначе, участники экспедиции понимали друг друга, сотрудничали, совместно преодолевали значительные трудности.
  'Благодаря скрещению династических линий Карл получил в наследство огромные территории в Западной, Южной и Центральной Европе, доныне никогда не объединявшиеся... (...) Де факто Карл был первым правителем единой Испании в 1516-1556 годах... Сам Карл официально был королём Арагона (как Карл I, исп. Carlos I, 1516-1556), а в Кастилии был регентом своей матери...' ['Карл V (император Священной Римской империи)'].
  Возможно, существуют основания для вывода об общеевропейском составе первой кругосветной экспедиции.
  Корабль на рубеже 1400 х - 1500 х годов стал местом веры, дисциплины, накопления знаний.
  Корабль уходил в дальнее плавание с определенными целями, капитан получал достаточно подробные инструкции. В плавании действовали определенные правила, поддерживающие дисциплину, сплачивающие экипаж, направляющие его к достижению поставленных целей. Не имевший связи с родиной корабль, тем не менее, в целом придерживался норм и правил, выработанных (обще) европейской практикой; возвратившись из плавания, экипаж экспедиции обогащал полученными знаниями европейское общество в целом. Отметим, что к моменту начала первой кругосветной экспедиции уже существовали те старейшие университеты, в которых прослушал циклы лекций в XIX веке Генрих Шлиман: Парижский университет, основанный в 1215 году, и Неаполитанский (Неапольский) университет, основанный в 1224 году. Ориентировочно 1440 годом датируется начало европейского книгопечатания (Иоганн Гутенберг).
  Обсерватория и мореходная школа Генриха Мореплавателя привели в действие колоссальные, глобальные процессы.
  
  3.Фернан Магеллан (талант, интуиция, решительность, дисциплина)
  
  Хотя Генрих Мореплаватель и Фернан Магеллан и не могли быть лично знакомы, но мы вправе сделать вывод, что Магеллан был представителем культурных традиций дальних морских плаваний, инициированных Генрихом Мореплавателем.
  '20 сентября 1519 года эскадра Магеллана вышла в открытое море' [Кунин К. И.].
  В ходе первого кругосветного плавания Магеллана дель Кано (1519-1522) можно выделить несколько кульминационных моментов.
  Один из них - мятеж, произошедший в первых числах апреля 1520 года, еще до прохождения пролива, названного позднее именем Магеллана.
  Не всем участникам испанской экспедиции нравилось, что ее возглавляет португалец. Но если бы плавание - на 'начальном' этапе сопровождалось очевидными успехами и ощущением безопасности, то вряд ли национальная принадлежность руководителя имела бы существенное значение. Но успех был еще далек, а ощущение опасности витало в воздухе. В какой то мере мятеж мотивировался противостоянием 'чуждому' португальцу.
  Слова, сказанные Магелланом за день до подавления мятежа: 'Мое решение твердо: я лучше испытаю самые тяжкие лишения, чем с позором поверну обратно в Испанию' [Кунин К. И.].
  Корабль экспедиции Магеллана - часть европейской цивилизации; на нем уже действуют более или менее стандартные европейские порядки. В составе экспедиции имеются должностные лица со специальными функциями. Один из таких представителей королевской власти - испанец - отвечает за соблюдение правопорядка. Его должности, видимо, не может быть подобрана однозначная аналогия из современных примеров. В одних книгах его называют судьей, главным судьей, в других - полицейским офицером. Существует и такая версия перевода понятия 'альгвасил' в современные реалии: судебный пристав. Стефан Цвейг использует оригинальное наименование должности: он называет Гонсало Гомеса де Эспиносу 'альгвасилом флота' [Цвейг С.]. Судя по литературе, Гонсало Гомес де Эспиноса выступил в качестве судьи над участниками мятежа.
  Возможно, приблизительно правильным будет обобщенное понимание: 'ответственный за правопорядок с судебными и административными функциями'. (Параллельно еще раз отметим, что Гонсало Гомес де Эспиноса - заведомо не мореход; он - деятель сферы управления).
  Фернан Магеллан направляет альгвасила Гонсало Гомеса де Эспиносу к одному из руководителей мятежа с приказанием потребовать подчинения и прекращения мятежа, а при сопротивлении - применить силу.
  Встретив сопротивление, альгвасил закалывает кинжалом одного из руководителей мятежа. (Ранее бунтовщики убили одного из сторонников Магеллана). Поступок альгвасила производит авторитетное впечатление на состав экспедиции. Альгвасил - испанец, он - представитель королевской власти. К этому поступку альгвасила добавляются умелые действия Магеллана. И мятеж заканчивается провалом. Экспедиция продолжается.
  Мятежники были испанцами знатного происхождения, должностными лицами, назначенными королевской властью. Один из организаторов мятежа, вроде бы, состоял в родственных отношениях с испанским монархом... Кто то в поведении альгвасила де Эспиносы может увидеть своего рода моральный подвиг. Какие 'блага' могла принести лояльность не совсем понятному Фернану Магеллану? Неужели не было никаких предчувствий, предположений? Не проще было бы 'морально прогнуться'? Интерпретировать поведение Магеллана с негативных позиций? Вернуться в безопасную Испанию? Присоединиться к позиции влиятельных противников Магеллана? Какие были мотивы продолжать плавание в казавшуюся гибельной неизвестность? Долг? 'Просто' 'долг'!? А жизнь, а безопасность, а благополучие, а семейная жизнь? А понятная солидарность со знатными испанцами? Не забудем и заповеди...
  Сразу после подавления мятежа альгвасил де Эспиноса провел на южноамериканском берегу судебный процесс. В числе подсудимых (и осужденных) был дель Кано, один из участников мятежа... Подавляющее число осужденных было помиловано Магелланом.
  
  4. Гонсало Гомес де Эспиноса ('просто' ... 'долг')
  
  Судьба Гонсало Гомеса де Эспиносы весьма любопытна. После гибели Магеллана на Филлипинских островах в апреле 1521 года он (де Эспиноса) избегает гибели (часть личного состава экспедиции была убита жителями одного из далеких заморских островов, но де Эспиноса по какому то внутреннему импульсу успел до этих трагических событий вернуться с берега на корабль). (Погибли, в частности, Дуарте Барбоза, заменивший Магеллана на посту руководителя экспедиции, капитан 'Консепсьона' Жуан Серран, главный кормчий, картограф и астролог Сан Мартин).
  Альгвасил Де Эспиноса становится одним из соруководителей экспедиции. Стефан Цвейг говорит о 'триумвирате в составе капитана 'Тринидад' Гомеса де Эспиносы, капитана 'Виктории' Себастьяна дель Кано и облеченного званием командира армады кормчего Понсеро' [Цвейг С.].
  За исключением этого случая сколько нибудь значимые упоминания о кормчем Понсеро не встречаются. Реальными соруководителями экспедиции стали Хуан Себастьян дель Кано и Гонсало Гомес де Эспиноса.
  Неплохая основа для эмоциональной драмы какого либо великого драматурга. Можно ожидать увидеть пылкое противостояние пылких мужчин. Но наблюдается не драматический спектакль, а настойчивое стремление успешно завершить экспедицию.
  Корабль 'Виктория' под командованием дель Кано отправляется через Индийский и Атлантический океаны в Испанию.
  'Глубоко волнующее прощание на краю света: сорока семи морякам - офицерам и матросам 'Виктории' - предстоит отправиться на родину, а пятидесяти одному - остаться с 'Тринидад' на Тидоре. До самого отплытия остающиеся пребывают на борту с товарищами, чтобы еще раз обнять их, передать им письма, приветы; два с половиной года совместных тягот давно уже спаяли разноязычную и разноплеменную команду бывшей армады в единое целое. Никакие раздоры, никакие распри уже не в силах разъединить их' [Цвейг С.].
  'Тринидад', руководимый де Эспиносой, плыть не может. Корабль ремонтируется. '...'Тринидад' после починки попытается пересечь Тихий океан в обратном направлении, с целью у Панамы достичь заокеанских владений Испании...' [Цвейг С.].
  По всей видимости, после понесенных экспедицией потерь в экипаже 'Тринидада' не было достаточно умелых, знающих навигаторов, мореходов. Корабль длительное время блуждает в океане, ветшает, утрачивает мореходные качества.
  Сохранялись и дисциплина, и настойчивость в достижении цели, стремление возвратиться в Испанию.
  Но, как можно сделать вывод, выпал элемент 'интеллектуальности', не было квалифицированных навигатора, штурмана, капитана, затруднены были правильное определение местоположения корабля, поддержание правильного курса. Корабль был обречен на скитания, блуждания.
  Гипотетическая траектория блужданий, излагаемая на иллюстративных картах, позволяет предположить, что протяженность этих скитаний в какой то мере сопоставима с протяженностью гипотетического пути (не ставшего реальностью) 'Тринидада' через Тихий океан до испанских владений в Панаме.
  За то время, которое обстоятельства отвели 'Тринидаду' для блужданий по океанским просторам, 'Виктория' добралась до Испании.
  Отметим также и то, что, несмотря на постепенную утрату мореходных качеств и отсутствие на его борту специалистов морского дела достаточного уровня квалификации, 'Тринидад' не затонул, не стал местом внутренних конфликтов или мятежа.
  Как происходило плавание 'Тринидада'? Документы, находившиеся на корабле, оказались в руках португальцев. Некоторые из них (например, документ, написанный рукой Магеллана) стали достоянием историков. Но вообще то само плавание, воспринимаемое как неуспешное, не вызывает особого внимания. Например, Стефан Цвейг, упоминая о самостоятельном плавании 'Тринидада', предельно лаконичен.
  Но все же определенного интереса это плавание заслуживает. По океану через штормы движется корабль, руководимый сухопутным, по существу, человеком. На корабле отсутствуют опытные мореходы...
  Как то косвенно представить атмосферу на 'Тринидаде' может цитата, относящаяся к совершенно к другому плаванию, состоявшемуся почти через два века. Но ассоциативно она может осветить какие то нюансы плавания 'Тринидада'. '12 января 1710 г. все четыре корабля - 'Дюк', 'Датчис', 'Маркиз' и 'Бетчелор' - покинули берега Калифорнии и начали плавание через Тихий океан, наметив стоянку на острове Гуам. Дампир был единственным из команды, кто имел опыт такого плавания. Поэтому его советы оказались весьма ценными. С его помощью рассчитали количество продовольствия и питьевой воды, необходимых для этого перехода. По его расчетам, корабли должны были достичь Гуама за 60-70 дней. В действительности англичане пришли к острову за 69 дней, преодолевая за сутки минимально 41, максимально 168 миль. Плавание проходило спокойно, без каких либо инцидентов на кораблях. Роджерс умел держать людей в крепкой узде, но в то же время понимал, что надо давать им некоторую разрядку в трудном монотонном плавании. Воспользовавшись днем Св. Валентина, он распорядился раздать вино, чтобы люди пили, провозглашая по старым морским традициям тосты за здоровье возлюбленных и жен. 'Я составил список прекрасных дам Бристоля, - писал Роджерс, - которые в той или иной степени имели отношение к членам экипажей наших кораблей, и послал его моим офицерам в каюты, где каждый, читая его, пил за здоровье дам и их благополучие. Таким образом, я обращал их мысли к дому'' [Малаховский К. В.].
  Когда испанский 'Тринадада' почти утратил мореходные качества, и стала ясна безнадежность ситуации, командир корабля Гонсало Гомес де Эспиноса обратился за помощью к португальцам. В тот период между Испанией и Португалией было состояние мира.
  Де Эпиноса голодает, бедствует, возможно, просит милостыню, привлекается к принудительным работам, проводит достаточно времени под арестом, в заключении. Из более чем пятидесяти человек, оставшихся под командованием де Эспиносы на корабле 'Тринидад', почти все умирают.
  'Несчастных бросили в лиссабонскую тюрьму, и они просидели там семь месяцев. За это время умер еще один моряк - немец мастер Ганс. Лишь три моряка злосчастного корабля 'Тринидад' добрались в начале 1527 года на родину.
  (...)
  Лишь после долгих хлопот и просьб моряки с 'Тринидада' получили все, что им причиталось. Де Эспиноса получил потом почетную и ответственную должность королевского инспектора кораблей, отправлявшихся в Индию. Еще в 1550 году шестидесятилетний де Эспиноса работал в Севильском порту и проверял готовность к плаванию каждого корабля, отплывавшего за море' [Кунин К. И.].
  Пример 'Тринидада' подтверждает важность всех тех элементов культуры дальних океанских плаваний, которые стали общепринятыми после цивилизационных усилий Генриха Мореплавателя: планомерности, рациональности, дисциплины, интеллектуальности (активное использование знаний и умений) и других.
  Гонсало Гомес де Эспиноса де Эспиноса, участник и (некоторое время) соруководитель экспедиции Магеллана - один из тех, кто также обошел вокруг света. Правда, определенный отрезок его путешествия оказался весьма трагичным. Этот этап путешествия он осуществил на положении пленника, и на судах, принадлежащих португальцам, португальской короне. Но, может быть, это потребовало мужества и непоколебимости особого типа.
  О жизни де Эспиносы за пределами периода 1519-1527 годов известно не так уж и много.
  Есть основания полагать, что не известны ни точная дата рождения, ни точная дата смерти Гонсало Гомеса де Эспиносы. (Во всяком случае, автором данного очерка не встречены в информационных источниках указания на конкретные архивные документы).
  По версии К. И. Кунина де Эспиносе в 1550 году шестьдесят лет [Кунин К. И.]. Из этого следует один из предположительных вариантов датировки рождения и смерти де Эспиносы: ок. 1490 - после 1550.
  Один из Викиресурсов содержит испаноязычную статью 'Gonzalo Gomez de Espinosa'. В статье имеется указание на ресурс: Wikidata, и ссылка на источник, откуда почерпнута информация для статьи: сайт mcnbiografias. И статья на викиресурсе, и оригинальная статья на биографическом сайте mcnbiografias не имеют указания авторства.
  В статье 'Gonzalo Gomez de Espinosa' предположительно указаны его (де Эспиносы) годы жизни: 1479-1530 ['Gonzalo Gomez de Espinosa'].
  Бесспорные, со ссылкой на архивные документы, данные о годе смерти де Эспиносы пока, вроде бы, не опубликованы.
  Уровень трагизма личной истории де Эспиносы затуманен исторической дистанцией, а слава осталась!
  Да и награда оказалась не так уж и мала.
  Во первых, если основываться на версии К. И. Кунина, и учесть, что Магеллан погиб в 1521 году, а дель Кано - в 1526 году, то - при всех злоключениях и бедствиях - де Эспиноса пережил и Магеллана, и дель Кано более чем на 20 лет!
  Во вторых, констатируется, что в 1528 испанский монарх дал Гонсало Гомесу де Эспиносе герб и пенсию в 300 дукатов ['Gonzalo Gomez de Espinosa'].
  В третьих, по версии К. И. Кунина де Эспиноса получил почетную и ответственную должность королевского инспектора кораблей, отправлявшихся в Индию [Кунин К. И.].
  Изложим несколько дополнительных соображений о мотивации Гонсало Гомеса де Эспиносы, соруководителя экспедиции (после гибели Магеллана), ставшего командиром корабля 'Тринидад'.
  Иллюстрацией тому, насколько сложным является формирование профессионального капитана и командира, может служить замечание К. В. Малаховского об английском пирате, капитане, мореходе, исследователе и известном писателе У. Дампире, трижды совершившем кругосветное путешествие: 'Видимо, у этого опытного навигатора, вдумчивого наблюдателя, интересного исследователя не было настоящих командирских данных, недоставало и личной храбрости' [Малаховский К. В.].
  Даже у человека колоссального опыта разные качества могут быть развиты в различной степени. Де Эспиноса по 'основной' специальности не был ни мореходом, ни капитаном, его специальность была административной. (Безвыходные) обстоятельства заставили стать его во главе корабля.
  Если де Эспиноса был в современных понятиях работником сферы управления, то дель Кано являлся профессиональным и опытным мореходом.
  К. И. Кунин называют дель Кано 'штурманом' [Кунин К. И.]. 'Это был еще молодой человек - в 1519 году ему было тридцать два года, но он уже отличился в сражениях в Африке и в итальянских походах' [Кунин К. И.].
  Еще раз подчеркнем, что дель Кано был профессиональным мореходом.
  Вполне логичным было бы у любого участника экспедиции представление, что у дель Кано, у 'Виктории' есть пусть и не большие, но реальные шансы достичь Испании.
  '...Выбрал плыть по морям португальским, к западу, огибая Африку, по пути известных...' ['Juan Sebastian Elcano'].
  Логичным является и допущение, что 'Виктория' не могла вместить (для длительного плавания) всех членов экспедиции. В силу чего состав экспедиции по необходимости разделился на тех, кто далее двигался на 'Виктории' (более 40 человек), и тех, кто пытался достичь Испании на 'Тринидаде' (более 50 участников экспедиции).
  Вполне обоснованным было бы стремление де Эспиносы продолжить плавание на 'Виктории'.
  Конечно, такому стремлению психологически препятствовал факт осуждения Хуана Себастьяна дель Кано де Эспиносой в апреле 1520 года.
  Но знатный человек, человек сухопутной профессии, представитель королевской власти де Эспиноса мог достаточно обоснованно претендовать на - пусть и психологически дискомфортное - плавание на 'Виктории' в Испанию.
  Дополнительно можно предположить и другой (кроме судебного преследования дель Кано в апреле 1520 года) мотив, препятствовавший отправлению де Эспиносы в плавание на 'Виктории'.
  Члены экспедиции, оставленные без авторитетного руководителя, стали бы дезорганизованным коллективом, просто - толпой, имеющей тенденцию превратиться в обыкновенный прибрежный сброд, в вынужденных (невольных) дезертиров. Такое развитие событий не укладывалось бы в понятия европейского менталитета, означало бы дискредитацию экспедиции, дискредитацию командиров. Бросило бы тень и на экспедицию в целом, и на командиров, и на рядовых участников.
  Так что предположительно мы можем обнаружить в поступке де Эспиносы, оставшегося с 'Тринидадом', возвышенные мотивы.
  Для сопоставления с поступком Де Эспиносы приведем факт из биографии Магеллана, имевший место примерно за девять лет до начала первой кругосветной экспедиции.
  'Безлунной ночью эскадра шла мимо рифов Падуа, находящихся недалеко от индийского берега, в ста милях от Каннанора. Передний корабль благополучно миновал опасное место, но два других наскочили на камни. На одном из этих кораблей был Магеллан.
  (...)
  Командиры быстро нашли выход: все знатные португальцы, все командиры, взяв с собой самое ценное имущество, отправятся на лодках к берегу, а матросы и солдаты останутся на отмели и будут ждать, пока с берега за ними пришлют судно.
  (...)
  Командиры объявили о своем решений. Наступило молчание. Тогда Магеллан шагнул вперед и заявил, что остается с матросами. Он взял с уезжавших командиров клятву, что они при первой возможности пришлют помощь.
  (...)
  Магеллан не спал. Взошло солнце второго дня. Моряки уже подумывали о постройке плота, когда Магеллан, стоявший на ящиках, тихо сказал: 'Парус'.
  Это была каравелла, посланная на выручку из Каннанора.
  Благородный поступок Магеллана произвел большое впечатление. В те времена казалось необычайным, чтобы португальский командир рисковал своей жизнью для спасения рядовых бойцов - матросов и солдат. Даже португальские летописцы, которые вообще относятся к Магеллану враждебно, сочли нужным упомянуть о героическом поведении его во время кораблекрушения у рифов Падуа' [Кунин К. И.]. (Предположительно этот случай можно датировать 1510 годом).
  То, что в составе части экспедиции, оставшейся на 'Тринидаде', не было достаточно опытных и знающих мореходов - это обстоятельство нельзя поставить в вину лично де Эспиносе.
  Обращение де Эспиносы к португальцам за помощью в безнадежной ситуации (Португалия и Испания не находились в состоянии войны) так же не может быть поставлено в вину де Эспиносе.
  Та линия поведения, которая была избрана португальскими властями по отношению к участникам экспедиции, не может быть поставлена в вину де Эспиносе.
  Обстоятельства сложились так, как они сложились. И не по вине Гонсало Гомеса де Эспиносы.
  Если уж смотреть на ситуацию с сегодняшних позиций, то сам по себе факт прохождения части пути до Испании де Эспиносой и его спутниками на португальских кораблях никого не порочит и не унижает; может быть, добавляет интернациональности к итак изначально интернациональной экспедиции.
  Что касается лично де Эспиносы, то существуют основания считать его, соруководителя экспедиции (после смерти Магеллана), человеком долга, человеком, достойно исполнившим свой долг. Долг перед всеми: перед Магелланом, перед членами экспедиции, перед Испанией.
  Почему то возникает ощущение, что плавание 'Виктории' и путь в Испанию тех, кто плыл на 'Тринидаде', внутренне взаимосвязаны. Хочется воскликнуть: если уж человек немореходной профессии - Гонсало Гомес де Эспиноса - сумел руководить кораблем, длительное время бороздившим Тихий океан и не затонувшим, сумел после всех испытаний возвратиться в Испанию, то тем более имели шансы успешно обогнуть земной шар мореход дель Кано и сопутствовавшие ему члены экспедиции!
  Какую реакцию может вызывать путь Гонсало Гомеса де Эспиносы в Испанию: стыд или гордость?
  Факты обращения де Эспиносы за помощью к португальцам и последующее нахождение на положении пленника (и заключенного) вызывают стыд за де Эспиносу?
  Но совершенно определенно, что после возвращения в Испанию де Эспиноса ни в чем не был обвинен.
  Если кому то за де Эспиносу стыдно, то можно шутливо прокомментировать: не надо быть стыдливее испанского монарха! Он, король Carlos I, император Карл V, гораздо лучше нас, современных людей, понимал нюансы ситуации.
  А если принять версии К. И. Кунина и анонимного автора статьи 'Gonzalo Gomez de Espinosa', то де Эспиноса по воле испанского монарха занял весьма почетное положение (де Эспиноса получил герб, пенсию, высокую должность).
  За Гонсало Гомеса де Эспиносу не нужно стыдиться. Об этом говорят исторические факты.
  Будем объективны. Кто то тонул. Кто то погибал в конфликтах с местными жителями экзотических территорий. Кто то дезертировал. Кто то умирал от болезней и других причин...
  Де Эспиноса оказался в числе тех, кто остался в живых, обогнул земной шар, ВЕРНУЛСЯ в Испанию.
  Степень успешности дель Кано и де Эспиносы - разная. Дель Кано возвратился в Испанию почетно, салютуя выстрелами из бомбард. А де Эспиноса - после своего рода португальского плена. Но то, что де Эспиноса так же был успешен (хотя и в меньшей степени) - вне сомнения. Потери были в обеих частях экспедиции. И сделаем поправку на то, что де Эспиноса - 'сухопутный' человек, не моряк, не мореход.
  Существуют достаточные основания к двум названиям первой в истории кругосветной экспедиции (основному - 'экспедиция Магеллана' и дополнительному 'экспедиция Магеллана - дель Кано') добавить третье, дополнительное, 'экспедиция Магеллана - дель Кано - де Эспиносы'.
  Кроме того, есть основания принять дополнительную (факультативную, историко детализирующую) датировку экспедиции - 1519-1527 (кроме основной датировки 1519-1522): учитывая год возвращения де Эспиносы и других членов кругосветной экспедиции в Испанию (1527 год).
  Какие события происходили между 1522 годом (годом возвращения в Испанию дель Кано на 'Виктории') и 1527 годом (годом возвращения де Эспиносы)?
  'Создавшаяся ситуация заставила Испанию и Португалию вновь обсудить проблему раздела мира. Теперь уже надо было делить и земли Тихоокеанского бассейна. Представители испанского и португальского монархов встретились для переговоров в 1524 г. на границе своих государств в местечке Бадахос. Просто и быстро решить проблему раздела земного шара не удалось. Переговоры затянулись. Каждая из сторон стремилась добиться такой линии раздела, чтобы именно к ней отошли Молуккские острова. (...)
  Не надеясь на благополучное завершение переговоров, Карл V пытался окончить затянувшийся спор, захватив Молуккские острова. 24 июля 1525 г. семь кораблей под командой Гарсия де Лоайсы (в состав экспедиции входил и Эль Кано) вышли из Испании, направляясь к Молуккским островам. Плавание сложилось трагично. К Молуккским островам дошел лишь один корабль - 'Санта Мария де ла Виктория'. В пути погибли Лоайса и Эль Кано. Треть команды корабля умерла от болезней.
  (...)
  После неудачных попыток захватить Молуккские острова Карл V, испытывая острую нужду в деньгах, согласился, получив от португальцев 350 тыс. дукатов, провести линию раздела в 17® к востоку от Молуккских островов. Это было зафиксировано в Сарагосском договоре в апреле 1529 г.' [Малаховский К. В.].
  Экспедиция Магеллана - дель Кано - де Эспиносы привела в действие мощные мировые силы!
  Кстати. Невольно возникает желание пошутить: вернись де Эспиноса в Испанию существенно раньше 1527 года, он имел бы шансы занять не почетную должность королевского инспектора кораблей, отправлявшихся в Индию, а почетную должность альгвасила флота в экспедиции Гарсия де Лоайсы.
  Некоторое время Фрэнсис Дрейк, родившийся около 1540 года, мог быть современником де Эспиносы (если тот действительно работал в Севильском порту в 1550 году в шестидесятилетнем возрасте).
  Юному Дрейку приходилось бывать в портах Нидерландов и Франции. Не располагая на момент написания данного очерка документально подтвержденными данными о дате смерти де Эспиносы, и придерживаясь логических моделей 'Державин - Пушкин' и 'Пульман - Эдисон', мы можем художественно домыслить случайную встречу Фрэнсиса Дрейка с Гонсало Гомесом де Эспиносой, допустим, в Амстердамском порту, и слова опытного, успешного, величавого де Эспиносы, случайно сказанные в присутствии юного Фрэнсиса: 'Чтобы стать успешным, нужно совершить кругосветное путешествие!'
  'С помощью Хокинсов Эдмунд Дрейк устроился корабельным священником. Домом Фрэнсиса, как и родившихся за ним еще одиннадцати детей Эдмунда Дрейка, стал корабль. Читать и писать Фрэнсис научился у отца и, надо сказать, до конца жизни не был особенно силен ни в том, ни в другом. (...) Но оратором Фрэнсис стал прекрасным, о чем свидетельствовали впоследствии его коллеги по парламенту. По видимому, Фрэнсису было не больше десяти лет, когда отец определил его юнгой на торговый корабль, совершавший рейсы во французские и нидерландские порты' [Малаховский К. В.].
  
  '...Дрейк... внимательно изучал книгу о плавании Магеллана, с которой не расставался' [Малаховский К. В.].
  
  5. Хуан Себастьян дель Кано (интеллектуальность, упрямство, непоколебимая победная твердость)
  
  'Считается, что Хуан Себастьян принадлежал семье зажиточных рыбаков и моряков, имевших собственные дома и корабли (вариант перевода: лодки)' ['Juan Sebastian Elcano'].
  В семье было девять братьев; Хуан Себастьян был первенцем. О некоторых братьях известны биографические данные. Один из них был священником. Несколько братьев были моряками, участвовали в экспедициях, причем один из этих братьев был пилотом (так испанцы и португальцы называли штурманов кораблей и лоцманов) ['Juan Sebastian Elcano'].
  Возможно, по причине продажи иностранцу принадлежащего ему (дель Кано) корабля (что было запрещено законом, но стало вынужденным шагом из за накопившихся долгов), дель Кано подвергся в Испании еще до отплытия экспедиции судебному преследованию. Можно предположить, что участие в экспедиции Магеллана было для дель Кано окололегальной возможностью освободиться от претензий со стороны закона.
  Если одним кульминационным эпизодом экспедиции Магеллана была названа выше ситуация мятежа в апреле 1520 года, то другим кульминационным эпизодом может быть названа ситуация выбывания Магеллана из состава экспедиции в апреле 1521 года. Личный состав экспедиция не деморализуется, не разбегается. Не ощущается тенденции к криминализации. Коллектив, в общем, сплочен, подчиняется дисциплине, командирам. Команда смещает одного из зарвавшихся командиров, ставших во главе экспедиции после Магеллана. Соруководителями становятся дель Кано и де Эспиноса - представители королевской власти.
  Корабль 'Виктория', возглавляемый дель Кано, способен продолжать плавание без значительного ремонта. 'Виктория' направляется к западу, через Индийский и Атлантический океаны, огибая Африку, в Испанию. Несмотря на значительные трудности, болезни, голод, в команде поддерживается дисциплина, сохраняется стойкость.
  Антонио Пигафетта, рыцарь Родосского ордена, зачисленный в экспедицию в качестве резервиста, продолжает вести дневник.
  Стефан Цвейг передает следующие слова дел Кано: 'Мы решили лучше умереть, нежели предать себя в руки португальцев', - сможет он впоследствии гордо рапортовать императору' [Цвейг С.].
  Упрямство дель Кано оказалось победной твердостью.
  'Но еще судно не возвратилось на родину. Еще ветхая 'Виктория', напрягая последние силы, тяжело кряхтя, медленно, устало тащится по морю. Из всех, кто отплыл на ней с Молуккских островов, на борту осталось только восемнадцать человек, вместо ста двадцати рук работают всего тридцать шесть, а крепкие кулаки были бы нынче к месту, ибо почти у самой цели судну вновь угрожает авария. Ветхие доски вышли из пазов, вода неустанно просачивается во все расширяющиеся щели. Сначала пытаются откачивать ее насосом, но этого недостаточно. Самым целесообразным было бы теперь выбросить за борт как лишний балласт хотя бы часть из семисот центнеров пряностей, тем самым уменьшив осадку, но дель Кано не хочет расточать достояние императора. День и ночь чередуются изнуренные моряки у двух насосов - это каторжный труд, а ведь надо еще и зарифлять паруса, и стоять у руля, и дежурить на марсе, и выполнять множество других повседневных работ. Люди изнемогают; подобно лунатикам, шатаясь из стороны в сторону, бредут к своим постам уже много ночей не знавшие сна матросы, 'tanto debili quanto mai uomini furono' - 'ослабевшие до такой степени, как никогда еще не ослабевали люди', - докладывает дель Кано императору. И несмотря на это, каждому из них приходится работать за двоих и за троих. Они работают из последних сил, уже изменяющих им, ибо все ближе, все ближе желанная цель.
  (...)
  Величайший мореходный подвиг всех времен завершился в день 6 сентября 1522 года.
  (...)
  На следующее утро другое судно буксирует победоносный корабль вверх по Гвадалквивиру до Севильи. Совершившая кругосветное плавание 'Виктория' уже не в силах идти против течения. (...)
  Наконец вдали блеснула Хиральда - белая колокольня - Севилья! Севилья! Уже видна гавань Жерновов, откуда они отплыли. 'К бомбардам!' - приказывает дель Кано; это последняя команда в этом плавании. И уже грохочут над рекой орудийные залпы' [Цвейг С.].
  
  'Всеобщим было восхищение великой победой человеческого духа в этом плавании. Даже снарядившие экспедицию купцы предприниматели, Casa de la Contratacion и Христофор де Аро имеют все основания быть довольными. Они уже собирались списать в убыток восемь миллионов мараведисов, потраченных на снаряжение пяти судов, когда внезапно возвратившееся судно не только сразу окупило все расходы, но и принесло нежданный барыш. Продажа пятисот двадцати квинталов (около двадцати шести тонн) пряностей, доставленных 'Викторией' с Молуккских островов, дает за покрытием всех расходов еще около пятисот золотых дукатов чистой прибыли; груз одного единственного корабля полностью возместил утрату четырех остальных - правда, при этом подсчете ценность двухсот с лишним человеческих жизней признана равной нулю' [Цвейг С.].
  Дополним вышеизложенную информацию некоторыми деталями, связанными с вариантами написания фамилии дель Кано.
  Хуан Себастьян дель Кано, живший примерно 500 лет тому назад, относится к числу тех исторических деятелей, по поводу написания фамилии которых и в наше время выдвигаются суждения, активируются пусть и небольшие, но - дискуссии. 'Энергия Успеха'!
  Во первых, в русскоязычных источниках можно встретить мнение, что дель Кано для 'благозвучности' трансформировалось в Элькано (Эль Кано) ['Элькано, Хуан Себастьян'].
  Отметим, что перевод ЯндексПереводчика слова 'Cano' с испанского языка на русский дает следующие значения:
  Cano: прилагательное: седой, седовласый; белоснежный; старый.
  Cano: существительное: труба, трубопровод, трубка, струя, ручей.
  В таком варианте перевода нет никакой неблагозвучности, наоборот, присутствует элемент аквалистичности (лат. aqua - вода), что для моряка и морехода вполне адекватно. (Для примера напомним, что яхта первого одиночного кругосветного мореплавателя была названа 'Спрей', что в переводе с английского означает 'брызги'; наверное, такое название яхты можно считать аквалистичным).
  Во вторых, написание 'Элькано' предоставляет возможность локализовать место рождения великого моряка (или его отца).
  'Есть небольшие сомнения по местe рождения знаменитого моряка...' ['Juan Sebastian Elcano']. 'Elcano ... - это скромный район деревни...' ['Juan Sebastian Elcano'].
  Впрочем, есть и другая версия относительно места рождения. 'Местная традиция говорит, что он родился в уже исчезнувшем доме башне, находившемся на участке в районе улицы Сан Роке Старого города' ['Juan Sebastian Elcano'].
  '...Если не сам Хуан Себастьян, то, по крайней мере, его семья отца была родом из Elcano, ближайшем к поселению Guetaria...'; 'О семье матери есть основания полагать, что она была из самого порта Guetaria' ['Juan Sebastian Elcano'].
  Русскоязычная статья Википедии приводит сведения о месте рождения дель Кано: 'Гетария, Страна Басков, провинция Гипускоа, Королевство Кастилия, ныне Испания' ['Элькано, Хуан Себастьян'].
  В третьих, читая статью 'Juan Sebastian Elcano', в той части текста, где обсуждаются варианты написания фамилии великого моряка, встречаем термин castellanizacion ['Juan Sebastian Elcano']. Однако затруднительно расшифровать однозначно, что стоит за этим термином, и в чем именно проявляется или может проявляться castellanizacion.
  'В современности стал допустимым вариант написания 'Elkano', согласно современной баскской орфографии' ['Juan Sebastian Elcano'].
  В четвертых. В ряде публикаций о Хуане Себастьяне дель Кано приводится фотокопия нескольких подписей участников экспедиции Магеллана. Если не ставить эту фотокопию под сомнение, то дель Кано подписался отчетливо. Мы видим два слова: 'del' и 'Cano'. Такая констатация позволяет при написании фамилии 'дель Кано' ссылаться на написание фамилии самим великим моряком.
  Подведем краткие промежуточные итоги.
  Успех экспедиции Магеллана стал реализацией того культурного потенциала, основы которого были заложены Генрихом Мореплавателем, его мореходной школой.
  Отчетливо видны дисциплина, планомерность - стремление достичь поставленной цели.
  И не на последнем месте - рациональность: на плохо управляемом корабле 'Виктория' был привезен груз пряностей, стоимость которого компенсировала финансовые затраты на всю экспедицию.
  На одном из этапов экспедиция подчинялась железной воле Магеллана, но другом - твердой воле дель Кано. Да и каких то особых нарушений дисциплины на 'Тринидаде', руководимом де Эспиносой, не обнаруживается.
  Наверное, в первой кругосветной экспедиции присутствовали и импровизация, и интуитивность, внезапность, удачливость. (Магеллан был уверен в существовании пролива, позже названного его именем. Интуиция?) Но авторы, пишущие об этой экспедиции, на таких понятиях особого акцента не делают. На переднем месте - цель, долг, дисциплина, сотрудничество, намеченный план, интеллектуальность (навигационные и иные знания, навыки, умения), рациональные соображения, и - много, много труда. В общем, все то, что является культурной основой существования флота дальних морских и океанских плаваний.
  
  6. Фрэнсис Дрейк (импровизация, интуитивность, индивидуальная талантливость, внезапность, удачливость)
  
  История дает не только пример Генриха Мореплавателя (накопление знаний и опыта, системность и планомерность), но и пример Фрэнсиса Дрейка (вдохновение, внезапность, интуиция, удачливость).
  Кругосветное плавание Фрэнсиса Дрейка (1577-1580), второе в мировой истории, - в значительной степени - импровизация.
  Дрейк пересек Атлантический океан, далее следовал до Магелланова пролива вдоль побережья Южной Америки. Выйдя в Тихий океан, он направился вдоль Южноамериканского побережья на север, где и совершил ряд удачных грабительских нападений на испанцев. Естественно, встала проблема: как возвращаться обратно в Англию. Повторение плавания через Магелланов пролив было рискованным: там его могли поджидать испанские корабли. Сам факт того, что Дрейк после захвата испанского золота пытался найти путь на родину, обогнув Америку с севера (что ему не удалось), говорит о том, что план его плавания был лишь примерным. Захват испанского золота был не только пиратской импровизацией (как некая последовательность боестолкновений), но и импровизацией правовой (Англия и Испания не находились в тот момент в состоянии войны).
  Правительство Англии после возвращения Дрейка оказалось перед непростой ситуацией. В возникшем положении не было однозначно правильного или однозначно неправильного решения.
  Существовало мнение, что необходимо возвратить захваченные Дрейком ценности Испании.
  Современный человек вряд ли может осознать весь тот комплекс соображений, которыми руководствовались люди, руководившие Англией, после возвращения Дрейка с драгоценным грузом из кругосветного плавания.
  'Прежде чем отпустить 'своего пирата' в Плимут, Елизавета решила узнать мнение членов Тайного совета о том, что им следует предпринять в создавшейся ситуации. В заседании участвовали лишь пять человек, и они дискутировали в течении шест часов. В конце концов решили произвести опись захваченного серебра и отправить его на хранение в Тауэр. Когда об этом узнали Лейстер, Хэттон и Уолсингем, не присутствовавшие на заседании, они категорически отказались поставить подпись под этим решением. Переговорив с королевой наедине, высокопоставленные инвесторы экспедиции добились ее согласия приостановить исполнение принятого на совете решения; одновременно был пущен слух, что Дрейк привез на родину не очень много денег'. 'Бернардино де Мендоса с горечью писал королю Филиппу из Лондона: 'Дрейк... передал королеве корону... Она появилась в этой короне в день Нового года'' [Губарев В. К.].
  Если принять во внимание шестичасовое обсуждение ситуации в Тайном совете, принятое (но приостановленное) решение об изъятии драгоценного груза и перемещении его в Тауэр, что могло предвещать его (груза) возвращение Испании, то следует сделать вывод: все кругосветное плавание Дрейка было отчасти талантливой импровизацией.
  В произведениях о Фрэнсисе Дрейке описывается факт оставления им в одну из летних ночей 1588 года английского флота и функций руководителя флота в период противостояния с Непобедимой Армадой.
  Дрейк 'отлучился' для захвата в личных интересах поврежденного испанского галеона 'Росарио' с большим грузом золота. Фрэнсис Дрейк, которому было передано командование английским флотом, погасив сигнальные огни, тайком ночью покинул со своим кораблем вверенный флот для захвата испанского галеона. Такой поступок в представления о системности и планомерности, о дисциплине, разумной осторожности мало укладывается. Однако, он укладывался в представления о вдохновении, внезапности, интуиции, удачливости.
  После окончания морских сражений эти действия Дрейка стали предметом рассмотрения специального суда, принявшего объяснения Дрейка и оправдавшего его.
  В ходе морских сражений между испанской Непобедимой Армадой и английским флотом, длившихся несколько недель, весьма сомнительный поступок Дрейка оказался не таким уж однозначно отрицательным.
  Во первых, в удобный для английского флота момент Дрейк поддержал инициативу совершить атаку на испанский флот брандерами, выделил для атаки вполне пригодное вместительное судно (принадлежавшее Дрейку).
  '...Дрейк предложил использовать в качестве брандера свое судно 'Томас'. (...) Всего в акции должны были принять участие восемь парусников, включая пять судов из состава плимутской эскадры. Ниже приводится полный список этих 'зажигательных судов' с указанием тоннажа и стоимости:
  (...)
  'Томас' из Плимута - 200 т, 1000 фунтов стерлингов
  (...)' [Губарев В. К.].
  Вроде бы, из восьми парусников 'Томас' был самым дорогим и одним из самых вместительных.
  Брандерная атака дезорганизовала Непобедимую Армаду, стала одним из факторов итоговой стратегической победы. Поддержать брандерную атаку с выделением для нее одного из своих кораблей (достаточно дорогостоящего и вместительного) мог человек, понимающий, что он уже застраховал свое материальное положение недавним захватом испанского призового корабля.
  Во вторых, захват испанского корабля (с нарушением флотской дисциплины) привел еще к одному полезному для англичан результату: один из офицеров захваченного испанского корабля стал источником информации о планах Непобедимой Армады. Знание этих планов резко повысило уверенность командования английского флота, эффективность применения сравнительно небольших в то время флотских ресурсов Англии.
  В третьих. После завершения сражений с Армадой команды английских кораблей были уволены на берег. Возникла проблема расчетов государства с моряками. Решалась эта проблема долго и тяжело. Тем временем Дрейк формулировал новые планы противостояния с Испанией: набег на гавани Пиренейского полуострова.
  Из исторического далека мы можем задать вопрос: что было полезнее для Англии: деятельность Дрейка по отстаиванию перед английской казной своих материальных интересов или его активная позиция по защите интересов Англии в противостоянии с Испанией? Возможно, захват испанского судна, золота на нем находившегося, и материальная 'застрахованность' обеспечили последующую весьма полезную для Англии функциональность Дрейка.
  Случай с захватом испанского галеона 'Росарио' является одним из эпизодов многодневного сражения английского и испанского флотов в 1588 году. В этом многодневном сражении не могла не возникать тема дисциплины. Приведем пример.
  Командующий Непобедимой Армадой, ссылаясь на данные испанским королем инструкции, упустил возможность начать сражение с английским флотом в крайне выгодных для испанской Армады условиях.
  'Ветер дул с юго запада, армада находилась к западу от Плимута, и испанцы имели возможность атаковать английский флот на его базе, пустив в гавань брандеры. Если верить Алонсо Ванегасу, капитану 'Сан Мартина', то именно на этом настаивал Алонсо де Лейва. Однако герцога терзали сомнения. Он напомнил членам совета, что в королевских инструкциях содержится приказ уклоняться от сражений в Ла Манше и как можно быстрее идти на соединение с армией Пармы' [Губарев В. К.]. Благоприятные возможности были упущены.
  Можно подчеркнуть стремление соблюсти дисциплину и порядок, при этом отмечая итоговое поражение.
  Навязанный Дрейком (или - при его участии) испанской Армаде формат длящегося многодневного боестолкновения без отчетливой победы какой либо стороны (кто то может представить отдаленную аналогию со стратегией Фабия Максима Кунктатора) привел к успеху. Отсутствие формальной, привычно выраженной победы английского флота при дезорганизации Армады, срыве ее планов, ее расчленении и фрагментарном уничтожении штормами, голодом, жаждой стали стратегической победой Англии. Это была победа относительно малочисленного, относительно слабо оснащенного, слабо обеспеченного флота над превосходившим противником, имеющим колоссальные ресурсы. (История дает и пример Перл Харбора, да и другие примеры, когда победа на море отнюдь не была итоговой победой). Англия, в общем, не претендовала на европейские территории Испании, и стратегическая победа привела к новому состоянию европейского политического равновесия.
  'Путь на родину был для испанцев ужасен. Люди были истощены до предела. Запасы продовольствия и воды кончались. Штормы и туманы разбросали корабли. Десятки судов разбились о скалы у шотландских и голландских берегов. Когда в сентябре корабли бывшей 'Непобедимой армады' стали прибывать в испанские порты, стали известны размеры потерь. (...) Погибло не менее 20 тыс. матросов и солдат. (...)
  Потери английского флота были незначительны. Не был потоплен ни один корабль, число убитых не превышало 100 человек' [Малаховский К. В.].
  Сформулируем гипотетическую ситуацию: дисциплинированный Дрейк ждет точных указаний от главнокомандующего флота, лорд адмирала Чарлза Хоуарда, лорд адмирал ждет точных указаний от Королевского совета, Королевский совет - от английской королевы девственницы Елизаветы I... И каждый уровень дисциплинированно выполняет инструкции полученные 'сверху'...
  Конечно, доказать правильность выбора стратегии, основанной на вдохновении, внезапности, интуиции, удачливости можно лишь итоговым результатом, но не формальными доводами. Выбор такой стратегии - риск. И этот риск ложится на того, кто эту стратегию выбирает.
  Разумеется, все вышеприведенные соображения не могут поставить под сомнение принцип дисциплины. Без дисциплины нет флота, а без флота нет талантов, подобных Дрейку.
  Часть испанского флота возвратилась в родные порты, один из вернувшихся кораблей уже в порту взорвался, погибло много людей.
  'В довершение трагедии огромный флагман Окендо 'Санта Ана' взорвался в порту Сантандера и затонул вместе со ста людьми на борту.
  - Такова была Божья воля, - меланхолично заметил король Филипп' [Губарев В. К.].
  
  'Елизавета I решила увековечить победу над испанцами выпуском памятной медали. Надпись на ней гласила: 'Дунул Господь, и они рассеялись'' [Губарев В. К.].
  
  Из нашего времени трудно понять реальное отношение Елизаветы I к Фрэнсису Дрейку. Их разделяла большая разница в положении. Однако, это реальное отношение может быть - хотя бы отчасти - понято при ознакомлении с таким эпизодом. Командиром испанского галеона 'Росарио', захваченного Фрэнсисом Дрейком, был дон Педро де Вальдес.
  'Дон Педро провел в английском плену несколько лет. После окончания военной кампании Дрейк взял своего знатного пленника, чтобы представить его королеве в Сент Джеймс парке. Елизавета не захотела пообщаться с доном Педро, но, окинув его пристальным взглядом, сказала сэру Фрэнсису:
  - Дрейк, Господь послал этого пленника тебе на радость' [Губарев В. К.].
  
  7.Краткое послесловие
  
  Как видим, существует весьма тонкая трудноуловимая грань между интуитивностью, импровизацией, индивидуальной талантливостью и дисциплиной.
  Можно предположить, что отчасти искусственное противопоставление ПОРЯДКА и ИМПРОВИЗАЦИИ характеризует еще одну общекультурную проблему: проблему взаимоотношений иерархической структуры и талантливой личности (эта проблема стала одной из тем нашего очерка 'Генрих Мореплаватель и судовые журналы, Генрих Шлиман и дневники. Очерк истории дневникового творчества)'.
  В другом очерке - 'Успех и признание. К вопросу об успешных путешествиях Г. Ф. Байдукова, Ч. Блайта, А. Бомбара, Н. Г. Гарина Михайловского, М. Горького, К. Г. Маннергейма, Дж. Слокама, Г. Хьюза' - поставлен вопрос о 'накоплении успеха', достигаемом в процессе признания успешных личностей и общественной консолидации в ходе признания достигаемых успехов.
  И еще одно суждение: около пятисот лет прошло со дня начала первой кругосветной экспедиции, но интерес к ней не исчезает!
  Более того, авторы продолжают попытки раскрыть все новые и новые исторические и биографические нюансы, связанные с кругосветными экспедициями и людьми, их осуществившими.
  
  11 декабря 2016 года, 24 декабря 2016 года.
  
  
  
  6. Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы". <1520>
  
  
   Около пятисот лет прошло со дня начала первой кругосветной экспедиции, но интерес к ней не исчезает!
  
   Более того, авторы продолжают попытки раскрыть все новые и новые исторические и биографические нюансы, связанные с кругосветными экспедициями и людьми, их осуществившими.
  
   Судовой журнал как общеобязательный документ велся не во все времена. Существует некая хронологическая точка его возникновения. В какой то момент культура мореплавания сделала скачок, и из добровольных, самостоятельных, инициативных, более или менее фрагментарных судовых записей, каких либо иных документов (отчетов, например) возник судовой журнал в современном смысле слова. Возможно, деятельность Генриха Мореплавателя (годы жизни: 1394 - 1460) сыграла в этом процессе появления судового журнала либо главное, либо важного значение.
  
   Конечно, в событиях 500-летней давности мы можем обнаружить не только появление судовых журналов.
  
   Вот еще один комплекс интересных исторических вопросов.
  
   В ходе первой кругосветной экспедиции (1519-1522; дополнительная датировка: 1519-1527) возник мятеж.
  
   Бунт случился в апреле 1520 года у берегов Южной Америки, еще до прохождения пролива Магеллана (современное название). Фернан Магеллан направил альгвасила Гонсало Гомеса де Эспиносу к одному из руководителей мятежа с приказанием потребовать подчинения и прекращения мятежа, а при сопротивлении - применить силу.
  
   Встретив сопротивление, альгвасил заколол кинжалом одного из руководителей мятежа. (Ранее бунтовщики убили одного из сторонников Магеллана). Мятеж заканчивается провалом. Экспедиция продолжается.
  
   При переводе с русского на английский и испанский языки очерка о первом кругосветном плавании ("Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк") 'рядом' с понятием 'кинжал' 'обнаружилось' слово 'кортик'.
  
   Как следует из статей Википедии, из других работ 'кортик' - разновидность кинжала.
  
   Рядом с понятием 'кортик' - такие понятия как 'меч' и 'кинжал'. Цепочку наименований холодного оружия можно продолжить. Конечно, можно спросить: 'А причем тут меч?'. В ответ можно задать встречный вопрос: 'а о чем 'говорят' погоны?'. Получится отдельный разговор о европейском понятии 'офицер'.
  
   Вернемся к 'кортику'. Обыкновение быть при оружии, быть вооруженным присуще различным общественным группам. Например, традиционные национальные костюмы различных этнических групп включают в себя такой элемент как холодное оружие.
  
   Однако, почему кортик был и остается устойчивым элементом военно-морской формы, устойчивым символом в ряде флотов мира? Разве современный флот предполагает применение холодного оружия?
  
   Если полагать, что кортик является не столько оружием, сколько символом. - То: символом чего?
  
   Вернемся к ситуации бунта в экспедиции Магеллана.
  
   Мятежники были испанцами знатного происхождения, должностными лицами, назначенными королевской властью. Один из организаторов мятежа, вроде бы, состоял в родственных отношениях с испанским монархом... Экспедиция двигалась в неизвестность. Эта неизвестность многим казалась гибельной. Не всем современникам был понятен Магеллан.
  
   Напомним, что Магеллан добивался решения властей Испании об отправке экспедиции совместно с ученым астрологом и навигатором сеньором Рюи Фалейро (Руй Фалейру). В документах испанских властей говорилось об организации экспедиции 'Магеллана и Фалейро'. Испанский король присвоил Магеллану и Фалейро титул капитанов-командиров, назначил жалование.
  
   К. И. Кунин, автор книги "Магеллан" (1940), пишет, что астролог перед началом экспедиции составил новый гороскоп. Звезды предсказали астрологу смерть во время плавания. Рюи Фалейро наотрез отказался участвовать в морском походе.
  
   В общем, любое дальнее океанское плавание в то время было опасным. Но плавание Магеллана было сверх опасным. Поведение Фалейро это подтверждает. Человек, добившийся у властей Испании решения об организации экспедиции, человек, названный официально и публично одним из организаторов экспедиции, человек, ставший стороной в договорных отношениях с испанским королем, - отказался участвовать в морском походе!
  
   Поведение Фалейро подтверждает предельную рискованность экспедиции Магеллана. Опасность экспедиции была подтверждена последовавшими событиями.
  
   Кто то в поведении альгвасила де Эспиносы может увидеть своего рода моральный подвиг.
  
   Какие 'блага' могла принести лояльность не совсем понятному Фернану Магеллану? Неужели не было никаких предчувствий, предположений? Не проще было бы 'морально прогнуться'? Интерпретировать поведение Магеллана с негативных позиций? Вернуться в безопасную Испанию? Присоединиться к позиции влиятельных противников Магеллана? Какие были мотивы продолжать плавание в казавшуюся гибельной неизвестность? Долг? 'Просто' 'долг'!? А жизнь, а безопасность, а благополучие, а семейная жизнь? А понятная солидарность со знатными испанцами? Не забудем и заповеди...
  
   Для 'нормального' человека поведение де Эспиносы, знатного испанца, не поддержавшего своих знатных соотечественников, не предпринявшего мер к 'разумному' возвращению в Испанию, является необъяснимым.
  
   Сразу после подавления мятежа альгвасил де Эспиноса провел на южноамериканском берегу судебный процесс. В числе подсудимых (и осужденных) был дель Кано, один из участников мятежа... Подавляющее число осужденных было помиловано Магелланом.
  
   Далее мы наблюдаем другие события. Постепенно кортик входит в состав формы офицеров флота.
  
   А ведь применение холодного оружия в современных флотах, в общем, не реально.
  
   Тем не менее, кортик 'продолжает жить'!
  
   Например, в Википедии (en), в статье 'Dirk' говорится 'In the Royal Navy, the naval dirk is still presented to junior officers; their basic design has changed little in the last 500 years'.
  
   Кортику (морскому кортику), - возможно, - 500 лет! Кортик, - возможно, - современник первого кругосветного плавания!
  
   Кортик является символом героизма, выполненного долга, преодоления непреодолимых препятствий, бесстрашия. Достижения победы. Он символизирует мужество мореплавателей.
  
   Вполне допустимо сделать предположительный вывод, что кортик - как символ - берет начало с первой кругосветной экспедиции 'Магеллана - дель Кано - де Эспиносы'.
  
   В любом случае, КОРТИК, как символ, - это результат усилий разных людей, разных процессов, разных событий. Назовем, - в частности, - Генриха Мореплавателя, первые дальние победные океанские плавания на каравеллах.
  
   18.09.2017 - 19.09.2017
  
  
  
  7. Диалог о пришельце из прошлого. <1569>
  
   Горький решил сделать небольшой перерыв, отвлечься от обязанностей библиотекаря, выпить чашку кофе.
  
   Присев за столик, он услышал обсуждение за соседним столом двумя читателями недавно прочитанной ими книги Георгия Александровича Соломона (Исецкого) "Среди красных вождей". Книга эта была впервые издана в Париже в 1930 году.
  
   Конструктор излагал Строителю свои соображения:
  
   - Так и вижу этого Соломона (Исецкого), отпрыска почтенной дворянской фамилии Исецких, на выборной должности в Речи Посполитой, в эпоху "золотого века шляхты". Вокруг свободные, обеспеченные, религиозные люди, склонные к образованию, обладающие чувством собственного достоинства и сознанием, что "государство - это мы".
  
   - Шляхетский гонор! - развеселившись, шутливо и смачно произнес Строитель.
  
   - Культ образованности, деловитости, честности, уважения к окружающим, правильного, грамотного, ответственного исполнения обязанностей, - продолжал Конструктор.
  
   - Конечно, автор напоминает пришельца из прошлого, - согласился Строитель.
  
   - Обратите внимание, что всю эту книгу можно разделить на ряд новелл - с одним и тем же сюжетом, - продолжал Конструктор. - Во-первых, проявляется сложная проблема, которую не решить без образованного, широко мыслящего, энергичного, честного человека.
  
   Во-вторых, автора уговаривают подключиться к решению этой проблемы. Озвучиваются романтические мотивы: общегосударственная, историческая важность и тому подобное. Естественно, играет не последнюю роль и стремление самого автора к самореализации... Человек склонен к самореализации, а вот - уговаривают... Он соглашается.
  
   В-третьих, автор налаживает дело, реализует проект. Вписывает проект в окружающую среду. Формулирует, нарабатывает алгоритмы, типовые решения. В общем, решает наиболее ответственную, сложную и трудную часть работы... После "отладки" проекта дело в каком-то смысле может двигаться само по себе, по инерции.
  
   Похоже на работу изобретателя: если паровой двигатель в его работоспособном варианте создал гений Джеймс Уатт, то производство и пользование - это уже удел многих - обладающих уровнем знаний, настойчивости и энергичности.
  
   - Изобретателю всегда непросто, - согласился Строитель. - Что интересно, - если вернуться к книге "Среди красных вождей" - после начальной стадии каждого проекта следовали типичные ситуации: проект у автора "изымался" и передавался кому-то другому. А автора некоторое время "мариновали". Чтобы он легче соглашался на следующий проект, требующий честности, образованности, энергичности, широкого кругозора. И он снова соглашался...
  
   - Любопытно, - отметил Конструктор, - что автор работал практически за идею. Конечно и за паек, и за зарплату... Но что значат паек и зарплата в сопоставлении с налаженной работой, например, Народного комиссариата внешней торговли, создания "Государственного хранилища" (сокращенно "Госхран") и налаживания его деятельности, создания и развития других учреждений и отраслей? Что значит умеренная зарплата в сопоставлении с умением организовать экономию десятков (сотен?) миллионов золотых рублей (при нищете в России в начале 20-х годов XX века)?
  
   Не будет преувеличением сказать, что автор решал проблему за проблемой - за идею... Не получая ни реального вознаграждения, ни отчетливой благодарности...
  
   - Да, - согласился Строитель. И, подумав, шутливо, отчасти иронически, озвучил риторические вопросы: "Шляхетская закалка? Государство - это мы?"
  
   Собеседники съели по кусочку хлеба, запив кофе.
  
   Строитель продолжил:
  
   - Интересно, что содержание гипотетических новелл типизируется в части условий работы автора в каждом проекте.
  
   В каждом случае вот что мы видим.
  
   Во-первых, враждебную, в целом, внутреннюю и внешнюю среду (включая "верхи").
  
   Во-вторых, некоторое - незначительное - число союзников, без которых просто нельзя запустить проект.
  
   В-третьих, неразрешимый и тянущийся от начала и до окончания проекта конфликт. Почему-то, хочется употребить словосочетание "управляемый конфликт". А для каких-то случаев применимо слово "травля".
  
   - Это вполне понятно и естественно, - отметил Конструктор. - Автору волей обстоятельств передавали определенную долю власти, ресурсов. Но с этими властью и ресурсами автора надлежит направить по определенной траектории. Широкое признание заслуг или расширение сферы компетенции не предполагаются.
  
   Поэтому роль автора - решать проблему, превращать проект в реальность, предаваться романтическим настроениям. А затем - передавать сделанное намеченным кандидатам. Самого же решателя проблемы - или "в расход", или - к решению новой задачи, за новый проект.
  
   - Под "расходом" что понимаете? - уточнил Строитель.
  
   - Это я - образно, в переносном смысле, - ответил Конструктор. - Приведение в беспомощное, растерянное, безденежное состояние. Хотя... можно предположить варианты и по-жестче.
  
   - По воспоминаниям автора "Среди красных вождей", - высказался Строитель, - его (автора) друг - народный комиссар Леонид Борисович Красин - при возвращении из Лондона через Ревель в Россию - высказывал в Ревеле (Таллине) опасение, что в России его (Красина) арестуют. Красин добился заключения с Британией торгового договора. И опасения ареста, расстрела были у Красина постоянно.
  
   - Горький написал и опубликовал в 1926 году о Красине биографический очерк, - отметил Конструктор.- В этом очерке есть дореволюционные слова миллионера Саввы Морозова о Красине: "Прежде всего - идеальный работник. Сам любит работу и других умеет заставить. И - умён. Во все стороны умён. Глазок хозяйский есть: сразу видит цену дела. (...) Если найдётся человек тридцать таких, как этот, они создадут партию покрепче немецкой".
  
   От себя Горький в этом очерке добавил: "...Все видели, что Леонид Красин, - исключительный человек".
  
   - Как-то рано Красин умер, - отреагировал Строитель. - Родился в 1870, а умер в 1926. Конечно, здоровых людей - нет. Но все-таки...
  
   Горький допил кофе и, оставив читателей продолжать обмен мнениями, направился к стойке библиотекаря.
  
  
   18 июля 2017 года
  
  
  
  8. Диалог о Деулинском перемирии. <1618>
  
  
   Выйдя из издательства, Х.Г. Инсаров догнал задумчиво идущего по улице М.Л. Песковского.
  
   - Разрешите немного пройтись с Вами, господин Песковский? О чем размышляете? - поинтересовался Инсаров.
  
   - Собираюсь писать о Суворове Александре Васильевиче. Невольно вспомнил о Деулинском перемирии 1618 года.
  
   - Деулинское перемирие? Предания старины глубокой? Что есть интересное для Вас в этом историческом событии, господин Песковский?
  
   - Пытаюсь размышлять с позиций формальной логики. - Песковский был явно настроен на философский лад.
  
   - Историки не очень-то детализируют этот исторический факт. Почему у Вас появился к нему интерес? - допытывался Инсаров.
  
   - Я размышлял следующим образом, - ответил Песковский. - После нашествия Батыя исторические судьбы русских княжеств были разными.
  
   Земли Южной и Западной Руси вошли в состав Великого княжества Литовского, которое превратилось в одно из сильнейших государств Восточной Европы.
  
   Северо-Восточная Русь оказалась в вассальном подчинении Золотой Орде.
  
   В период власти Золотой Орды над княжествами Северо-Восточной Руси существование Великого княжества Литовского создавало для некоторой части населения определенную возможность выбора. Переехать, переселиться было не так-то просто, но все же для каких-то особо энергичных людей - возможно. Тем более, что существовала историческая, культурная, религиозная общность.
  
   Имеются примеры переезда из Великого княжества Литовского в Русь Московскую.
  
   В общем, существовало некоторое взаимодополнение.
  
   Начинались в Великом княжестве Литовском религиозные гонения - увеличивалась привлекательность Руси Московской.
  
   Выявлялась привлекательность магдебургского права, начавшего действовать в некоторых городах Великого княжества Литовского, - возрастала притягательность западного направления.
  
   Войны, попытки захвата территорий также имели место.
  
   Для Великого Княжества Литовского - весьма могущественной военной державы - была свойственна определенная политическая гибкость.
  
   Возрастает угроза со стороны Тевтонского ордена?
  
   В 1385 году создается династическая уния с Польшей.
  
   Началась Ливонская война (1558-1583)?
  
   Укрепляется союз с Польшей, в 1569 году создается Речь Посполитая - своего рода равноправный союз Польши и Великого княжества Литовского.
  
   В период "Бескрулья" (в 1572-1577 годах) было сделано предложение Ивану Грозному занять освободившийся трон - возглавить Речь Посполитую - самому или одному из его сыновей. Иван Грозный отказался, выдвинув неприемлемые условия, связанные в основном с различиями в вероисповедании. Некоторые историки высказывают мнение, что был упущен уникальный шанс династического объединения Руси, Литвы и Польши в единое государство. Высказывается также мнение, что многим в Литве и Польше импонировало сближение с Россией для совместной защиты от экспансии Крымского ханства и Османской империи.
  
   Считается, что кандидатура Ивана Грозного пользовалась определенной популярностью в среде мелкого шляхетства, которое было заинтересовано в нем как правителе, способном покончить с засильем крупной аристократии.
  
   Так или иначе, активность вокруг проекта поставить во главе Речи Посполитой русского царя свидетельствовала об отсутствии антагонизма между западными землями и Россией.
  
   Попытки объединить в какой-то форме Русь, Литву и Польшу в единое государство продолжались. Один из мотивов такой активности был очевиден: минимизировать взаимное вооруженное противоборство.
  
   В Смутное время, то есть в период от смерти Ивана IV Васильевича Грозного (1584) до воцарения на русском престоле Михаила Фёдоровича Романова (1613), после свержения в июле 1610 года царя В. И. Шуйского, в России было создано правительство, названное "Семибоярщина" ("седьмочисленные бояре"). В его состав вошли члены Боярской думы, оказавшиеся к этому времени в Москве: князь Ф. И. Мстиславский, князь И. М. Воротынский, князь А. В. Трубецкой, князь А. В. Голицын, князь Б. М. Лыков, И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев. Одним из первых решений "Семибоярщины" было постановление не избирать царём представителей русских родов. 17(27) августа 1610 года "Семибоярщина" заключила со стоявшими под Москвой силами Речи Посполитой договор, признававший русским царём сына польского короля Сигизмунда III Владислава. Ограждая свои привилегии, аристократическое правительство добилось включения статей, ограничивавших права Владислава (необходимость принятия им православия ещё в Смоленске, обязательство жениться только на русской, ограничение количества приближённых лиц из Польши и т. п.).
  
   Опасаясь выступлений москвичей и не доверяя русским войскам, правительство "Семибоярщина" совершило акт национальной измены: в ночь на 21 сентября 1610 года тайно впустило в Москву войска Речи Посполитой.
  
   С октября 1610 года вся реальная власть сосредоточилась в руках военных руководителей Речи Посполитой С. Жолкевского и А. Гонсевского.
  
   Однако "Семибоярщина" номинально функционировала вплоть до освобождения Москвы Народным ополчением под руководством Минина и Пожарского.
  
   Каждый игрок политической игры видит историческую панораму со своего конкретного места. Ориентируясь на заключенный с Семибоярщиной договор, Владислав, возможно, ощущал себя русским царем.
  
   Однако, Народное ополчение под руководством Минина и Пожарского принудило к капитуляции гарнизоны в Кремле и Китай городе 22-26 октября 1612 года.
  
   В ноябре 1612 года руководители ополчения разослали по городам грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя.
  
   3емский собор 1613 года избрал на престол первого Романова - Михаила Фёдоровича. В его царствование (1613-45) и было заключено то самое Деулинское перемирие 1618 года (между Русским государством и Речью Посполитой), с которого начался наш разговор, господин Инсаров.
  
   Чтобы получить передышку, русское правительство было вынуждено уступить Речи Посполитой смоленские (за исключением Вязьмы), черниговские, новгород-северские земли с 29 городами, в том числе, Смоленск. Королевич Владислав, ссылаясь на соглашение с боярами-изменниками в 1610 году и на то, что некоторые москвичи признали его царём в 1611 году, не отказывался от претензии на русский престол. После Деулинского перемирия был проведён размен пленными, в результате которого в Москву вернулся находившийся в плену отец царя Михаила Романова патриарх Филарет и другие.
  
   - Что же заставляет Вас подвергать Деулинское перемирие 1618 года логическому анализу? - иронически улыбнулся Инсаров.
  
   - Мне представляется не очень-то логичным, - ответил Песковский, - что Владислав, ссылаясь на соглашение с боярами-изменниками в 1610 году и на то, что некоторые москвичи признали его царём в 1611 году, полагая себя русским царем, способствовал уступке Россией в пользу Речи Посполитой весьма обширных территорий.
  
   - Логически если подойти, - согласился Инсаров, - царь претендует на власть над всей территорией, а не над ее частью. И уж тем более не способствует передаче части территории своего государства другой державе.
  
   Есть вопросы к логике.
  
   Слишком много было эмоций, сложно было остановиться. Возможно, присутствовал эффект психологической инерции.
  
   Но в какой-то момент стало общепонятно, кто является русским царем?
  
   - Конечно, - ответил Песковский. - Последовала Русско-Польская война ("Смоленская война") 1632-1634 годов. По ее итогам был заключен Поляновский мир (1634). По Поляновскому миру Речь Посполитая в основном закрепляла за собой захваченные в Смутное время земли. При этом Владислав отказался от притязаний на московский престол и признал, наконец, Михаила Романова законным царем. России были возвращены все документы, связанные с избранием Владислава русским царем в 1610 г. (крестоцеловальная запись бояр и др.). Поляновский мир зафиксировал западную границу России после Смутного времени.
  
   Далее последовала Русско-Польская война 1654-1667 годов. Эта война стала весьма длительной, она растянулась с перерывами на тринадцать лет. Ее завершил Андрусовский договор 1667 года. Условия Андрусовского перемирия подтверждены "Вечным миром" в 1686 году. В исторической литературе высказывается мнение, что после этой войны Речь Посполитая перестала представлять серьезную опасность для Москвы. На почве совместных действий против Османской империи, а затем и против Швеции происходит сближение России и Речи Посполитой.
  
   - Мда, - неопределенно отреагировал Инсаров. И продолжил:
  
   - События Смутного времени, противостояние России и Речи Посполитой оставили неприятный эмоциональный след в общественной психологии.
  
   - Возможно более логичное поведение Владислава по отношению к правам на царский престол и к перечисленным в Деулинском перемирии территориям способствовало бы понижению уровня негативных эмоций, - высказался Песковский.
  
   - Размышления бесконечные, - констатировал Инсаров. - Переключайтесь на биографический очерк о Суворове.
  
   Писатели улыбнулись друг другу и направились каждый по своим делам.
  
  
   30 мая 2017 года
  
  
  
  9. Рассказ о Копорье. <1703>
  
  
   Взяв на выдаче книги и направляясь к одному из библиотечных столов, Читатель заметил скучающую Читательницу:
  
   - Почему такой вялый вид?
  
   - Пытаюсь изучать историю, но нет настроения.
  
   - Может быть, изменить метод получения исторических знаний: с хронологического принципа перейти, например, на географический?
  
   - Поподробнее? - заинтересовалась Читательница.
  
   - Существуют точки на карте, которые - одновременно - являются центрами исторической энергии. Начинаешь узнавать побольше об этих географических пунктах - одновременно усваиваешь исторические знания.
  
   - Например? - потребовала конкретности Читательница.
  
   - Допустим, населенный пункт Копорье. Расположен практически на берегу Финского залива. Недалеко от Санкт-Петербурга. В границах России.
  
   Читатель внимательно посмотрел на Читательницу и добавил:
  
   - Балтийское море образует три больших залива: Ботнический, Финский и Рижский. В восточную часть Финского залива впадает река Нева.
  
   - Да, три больших залива, - отреагировала Читательница.
  
   Читатель продолжил:
  
   - Великий водный путь "из варяг в греки" - известное историческое явление.
  
   - Да, - подтвердила Читательница.
  
   - В районе Копорья был северный конец этого Великого водного пути в IX-XI веках. В те времена Санкт-Петербурга еще не существовало. Четких государственных границ также не существовало. В этом регионе доминировал Новгород.
  
   Новгород - один из самых древних русских городов; впервые упоминается в Новгородской летописи под 859 годом.
  
   Претензии на побережье Финского залива с конца XII - начала XIII вв. заявлялись со стороны как Швеции, так и рыцарей Ливонского ордена.
  
   - Что представляли собой "конкуренты"? - спросила Читательница.
  
   - Изложу несколько подробностей о Швеции и Ливонском ордене, - отреагировал Читатель. - В древности территорию современной Швеции населяли германские племена. В конце VIII - XI веков шведы участвовали в походах викингов.
  
   Шведские викинги (в Западной Европе были известны под названием норманнов, на Руси - варягов) с целью торговли и грабежа совершали набеги (в конце VIII - середине XI веков) на соседние земли, а также на Русь, Византию, волжских булгар и хазар, Арабский халифат.
  
   В 1164 в Упсале, религиозном и политическом центре древней Швеции, учреждено архиепископство.
  
   В период 1250-1363 годов завершилась раннефеодальная централизация Швеции.
  
   Высадившиеся у устья Двины (Рига) меченосцы в 1201 объединились в Орден божьих рыцарей меча, известный под именем Ливонского ордена. Все захваченные Орденом земли носили общее название Ливонии, составлявшей ленную провинцию священной Римской империи (Германии). Высказывается точка зрения, что Ливония (Livonia), или нем. Лифляндия, средневековое обозначение территории нынешних Латвии и Эстонии.
  
   Для наглядности представь Финский залив. Восточная точка - место впадения Невы. Исторические реальности того времени можно проиллюстрировать тремя условными векторами. Один - крупный вектор - направлен с востока и юго-востока - со стороны Новгорода. Два других: с севера - со стороны Швеции, с запада - со стороны Ливонии, Ливонских рыцарей.
  
   - Интересно, - отметила Читательница. - Что это Копорье - вместе с побережьем Финского залива - медом были намазаны?
  
   - Места в те времена были глухие, но стратегически важные, - продолжил Читатель. - В средние века безопасные торговые связи ограничивались прибрежными морями. Через реки, впадающие в Финский и Рижский заливы, открывались пути в глубь восточно-европейской равнины. Нахождение на речном торговом пути дало преимущество Новгороду. У устьев Западной Двины и Вислы возникли и быстро развились Рига и Данциг (Гданьск). В течение нескольких веков Балтийское море играло важнейшее значение для торговли европейских стран. Но затем были открыты морские пути в Индию и Америку, что несколько снизило значение Балтийского моря.
  
   Для России Балтийское море являлось и является кратчайшим из морских путей для экономических связей с промышленными и торговыми странами Западной Европы (например, с Германией, Великобританией и Голландией).
  
   Через систему каналов Балтийское море соединяется с другими морями. Восточная часть Финского залива имеет громаднейшее значение как выход к морю всей северной области внутренних водных путей, сообщающихся с речными системами России, и обширной сети железных дорог.
  
   - А что же Копорье? - напомнила Читательница.
  
   - Новгородцы утвердились в этом крае и основали ряд укрепленных городов: Копорье, Яма, Ивангород.
  
   В 1240 году Александр Ярославич, князь новгородский, отправился в поход для защиты северных границ русских владений от вторгнувшихся шведов. Поход закончился блестящей победой русских в битве на реке Неве 15 июля 1240 года. За эту победу князь Александр получил прозвание "Невского". В это же время с запада на Русь наступали ливонские рыцари.
  
   В зиму 1240 - 1241 годов рыцари вторглись в Водьскую пятину Новгородской земли, старинную данницу Новгорода, заложили свой опорный пункт в этом крае - крепость Копорье.
  
   Александр взял в 1241 году опорный пункт ливонских рыцарей - крепость Копорье - и разрушил его укрепления.
  
   5 апреля 1242 года состоялась знаменитая битва русского войска на льду южной части Чудского озера с ливонскими рыцарями. Битва получила название "Ледовое побоище".
  
   - Если крепость в Копорье разрушили, то в чем смысл рассказа о Копорье? - уточнила Читательница.
  
   - Смысл - в так называемом "Балтийском вопросе". Этот термин использовался в исторической науке, например, в 20-е годы XX века. Если упростить, то получится, что "Балтийский вопрос" сводился к двум темам: контроль над территориями и контроль над торговлей в Балтийском море.
  
   Контроль над территориями давал возможность контролировать торговлю. Лишение доступа к побережью, к портам, создавало возможность для навязывания искусственного посредничества, для поборов. Например, контроль над побережьем Балтийского моря, и - конкретно - над побережьем Финского залива мог поставить под контроль торговлю России с западными странами через Балтийское море.
  
   Если еще больше упростить "балтийский вопрос", то можно условно полагать, что он сводился к получению больших денег от монополизации балтийской торговли. Как получать эти деньги? За счет навязываемых посреднических операций: посредник "накручивает" прибавку в цене и обращает в свою пользу. За счет разного рода налогов, пошлин, сборов. За счет оттеснения конкурентов.
  
   Первую настойчивую попытку овладеть морскими путями Балтики мы встречаем еще в XIII и XIV веках, когда союз Ганзейских городов (Ганза) пытался при помощи вооруженных сил обеспечить на водах Балтики безопасное плавание для своих торговых караванов.
  
   2-я половина XIV - начало XV вв. были периодом наибольшего расцвета Ганзы. В неё входило до 100 городов [в т. ч. прибалтийские города: Ревель (Таллин), Дерпт (Тарту), Рига и др.], но рамки Ганзы не были строго очерчены.
  
   Экономическая роль Ганзы заключалась в монопольном торговом посредничестве между производящими районами Северной, Западной, Восточной и отчасти Центральной Европы и даже Средиземноморья: Фландрия, Англия и Северная Германия поставляли сукна, Центральная Европа, Англия и Скандинавия - металлы, Северная Германия и западное побережье Франции - соль, Италия - шёлк, ткани, Восточная Европа - главным образом пушнину и воск, с XVI века - хлеб, Швеция - медь, Норвегия - рыбу и т. д.
  
   В XV веке Ганза оттесняется с ее балтийских позиций. С началом упадка Ганзы остро встал вопрос о господстве на Балтийском море. Швеция стремилась занять доминирующее положение, овладеть и берегами Невы.
  
   Удержавший за собой устье Невы Новгород вошел в 1478 году в состав централизованного Московского государства.
  
   - Итак, Копорье - "наше", - констатировала Читательница.
  
   - Исторические весы колебались, - ответил Читатель. И продолжил:
  
   - В 1558-1583 годах шла Ливонская воина. Это была война России с Ливонским орденом, а также со Швецией, Польшей и Великим княжеством Литовским за Прибалтику и выход к Балтийскому морю. Завершилась для Московского государства неблагоприятно.
  
   По итогам Ливонской войны было, в частности, подписано Плюсское перемирие 1583 года со шведами, по которому в их владение перешли Нарва и захваченные ими русские города Ям, Копорье и Ивангород.
  
   Удачной войной со Швецией в 1590-1593 годах (период царствования царя Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, при фактическом управлении Бориса Годунова, ставшего царем в 1598 году) были возвращены Ям, Ивангород и Копорье, а вместе с тем и выход в Балтийское море (Тявзинский мир 1595 года).
  
   После "Смутного времени" в 1617 году между Московским государством и Швецией был заключен Столбовский мир, условия которого, в целом, действовали более ста лет (1617-1721). События Смутного времени были причиной вторичной утраты побережья Финского залива - городов Ям, Копорье и Ивангород , и даже и Орешка, запиравшего течение реки Невы. При заключении Столбовского мира шведы выговорили себе монопольное право торговли на Балтийском море. Немцы, датчане, поляки, голландцы, англичане, итальянцы и другие лишались права торговли с русскими; свои товары русские должны были свозить в Нарву, Або, Выборг и Ревель.
  
   Такое положение продолжалось до начала XVIII в. В течение XVII в. на Балтийском море господствовала Швеция.
  
   С таким положением Русское государство не могло мириться, и в 1656 была объявлена война Швеции. Но эта война завершилась для России неудачно.
  
   Размах политики Швеции вызывал отпор не только со стороны ее вековой соперницы - Дании, но и со стороны других соседних государств.
  
   Петр I, заключив союз с Польшей и Данией против Швеции (1 октября 1609 года) и закончив войну с Турцией (июль 1700 года), начал войну со Швецией за берега Балтийского моря ("Северная война"). Северная война продолжалась 21 год и закончилась Ништадтским миром, по которому за Россией были закреплены берега Балтийского моря, "прорублено окно в Западную Европу"; Россия вступила в систему государств Европы как великая держава.
  
   Вести длительную борьбу на четырех фронтах (с Москвой, Польшей, враждебными германскими государствами и Данией) Швеции было не под силу. Не справившись в начале XVIII века с двумя враждебными ей союзами, состоявшими сначала из Москвы, Польши и Дании, а потом из Москвы, Саксонии, Ганновера и Пруссии, Швеция потерпела полное поражение и окончательно утратила свое первенствующее политическое значение на берегах Балтийского моря.
  
   Поражение в Северной войне низвело Швецию до положения государства среднего ранга.
  
   Высказывается мнение, что в смысле военной, и - возможно - экономической мощи, преобладающее значение на Балтийском море в XVIII и XIX веках переходит к России.
  
   - По Плюсскому перемирию 1583 года, после Ливонской войны, Швеция приобретает Копорье, по Тявзинскому миру 1595 года возвращает его России. По условиям Столбовского мира (1617), после Смутного времени, Швеция снова приобрела Копорье. Согласно Ништадтскому миру (1721), завершившему Северную войну, Швеция вновь возвратила Копорье России, - обобщила Читательница.
  
   - Около ста лет у шведов было отчасти монопольное право торговли на Балтийском море. И связанные с этим положением доходы, - уточнил Читатель.
  
   - Как оказалось, - продолжил Читатель, - с заключением Ништадтского мира в 1721 году, утратой Копорья и других территорий, шведское государство стало интенсивно изменяться.
  
   "Шведский ответ" на "балтийский вопрос" можно условно разделить на два этапа. Между этими этапами - Ништадтский мир 1721 года.
  
   До 1721 года мы можем обнаружить стремление Швеции к захватам территорий на берегах Балтийского моря, к получению монопольных прав в балтийской торговле.
  
   После 1721 года "приобретенные" территории постепенно утрачиваются Швецией, но все более отчетливо видны "накопление", "экономическое развитие", "политическая трансформация".
  
   Формулировка "шведского ответа" на "балтийский вопрос" определяется, в частности, значительной протяженностью балтийского шведского побережья. Береговая линия Швеции "выходит" на Балтийское море (отчасти на Северное море). Даже после утраты ряда территорий у Швеции осталась протяженная береговая линия.
  
   Обращает на себя практичность шведского решения балтийского вопроса. Невольно вспоминаешь о практичности Петра Великого, который разрешал только те задачи, какие ставила ему сама жизнь, ясно сознавая свои цели, силы и средства, никогда не добиваясь невозможного.
  
   Сложно сказать, какое количество жителей Швеции после заключения Столбовского мира 1617 года было убеждено в том, что побережье Финского залива навечно станет шведской территорией.
  
   Во всяком случае, есть основания сделать вывод, что те деньги, которые были получены Швецией, ее жителями в XVII веке, когда на Балтийском море господствовала Швеция, и когда она доминировала в балтийской торговле, был потрачены эффективно.
  
   С конца XVI века возросла внешняя торговля Швеции (особенно экспорт металлов). В 1-й половине XVII века расширилась горно-металлургическая промышленность, увеличилась добыча меди и железа. В середине XVII в. развивается раннекапиталистическое предпринимательство (главным образом, в горном деле и металлообработке), происходит накопление шведских капиталов.
  
   К началу XVIII века Швеция стала главным экспортёром железа в Европе и импортёром зерна; в дворянских хозяйствах всё шире применялся наёмный труд, часть дворян занялась промышленно-предпринимательской деятельностью.
  
   Это не натуральное хозяйство с применением крепостного труда!
  
   Аграрные реформы (1807- 1827 годов) разрушили поземельную общину; в XIX веке сельское хозяйство Швеции стало хуторским. Широко распространилась рассеянная мануфактура, горнопромышленники и купцы являлись влиятельной частью имущих верхов, дворянство обуржуазилось.
  
   Можно предположить изменение личности гипотетического "среднего шведа".
  
   До Северной войны и Ништадтского мира шведы были известны как купцы, моряки, солдаты.
  
   После 1721 года "массовый швед" - и дворянин, и купец, и хуторянин - медленно, но верно превращался в наполненного знаниями предпринимателя, способного организовать технологически сложное производство, представить продукцию на европейский и мировой рынки, наладить гармоничные отношения с наемными работниками, эффективно участвовать в политическом процессе.
  
   Постепенно у шведских предпринимательских кругов складывалась и весьма достойная мировая деловая репутация.
  
   В 30-х годах XIX века в Швеции начался экономический подъем и, вместе с тем, - промышленный переворот (переход к механическому прядению, внедрение новых способов ковки железа, собственное производство машин).
  
   В 50 - 60-е годы XIX века в Швеции проведены первые железные дороги, телеграф, основаны крупные частные банки, акционерные общества; в 1864 объявлена полная свобода торгово-промышленной деятельности.
  
   Создание крупной промышленности не поспевало за аграрным переворотом, что вынуждало массы сельского населения эмигрировать (в основном в США).
  
   Последняя треть XIX века - апогей индустриализации Швеции. Её внешнеторговый оборот вырос за это время в 5 раз и достиг 1 млрд. золотых крон. На севере страны были освоены крупные лесные массивы, железорудные залежи; развернулось железнодорожное строительство.
  
   К началу 1-й мировой войны 1914-18 годов Швеция превратилась в индустриально-аграрное государство. Сложились разнообразные отрасли машиностроения, возросла роль крупных частных банков в финансировании промышленности.
  
   При короле Оскаре II (правил в 1872-1907) Швеция стала традиционно нейтральной страной.
  
   В 1-й мировой войне нейтральная Швеция в 1914-16 годах была загружена иностранными заказами.
  
   В 20-е годы XX века Швеция стала крупным экспортёром капитала (в 1922-1937 годах - 2 млрд. крон), шведские компании приобрели мировую известность.
  
   В начале 2-й мировой войны Швеция провозгласила строгий нейтралитет и поспешила заключить торговые соглашения как с Германией, так и с Великобританией.
  
   Швеция сохраняла экономические связи и с Великобританией и США (зафрахтовавшими примерно тридцать процентов шведского морского транспорта).
  
   Промышленное производство в Швеции увеличилось с 1937 года по 1945 года на 13%.
  
   Возможно, после Ништадтского мира Швеция утратила статус великой державы. Но она стала передовой экономикой.
  
   Швеция проводила политические реформы, "встраивалась" в европейские коалиции, стремилась занять положение нейтральной страны.
  
   - Любопытно, - отметила Читательница. - Хотя роль Копорья и не однозначна. А что же с Ливонским орденом?
  
   - Сила Ливонского ордена была ослаблена упадком рыцарской конницы в связи с распространением огнестрельного оружия.
  
   Одновременно ухудшилось международное положение Ливонии. Рыцарство в погоне за имениями присоединилось к церковной реформации (1554), но вместе с этим Ливония лишилась поддержки могущественной католической церковной организации. Раздробленная Германская империя не в состоянии была оказывать помощь Ливонии, когда в XVI веке она стала яблоком раздора между Московским царством, Польшей, Швецией и Данией, вступившими в борьбу из-за господства на Балтийском море.
  
   В 1561 году старая Ливония политически перестала существовать. Северная ее часть - Эстляндия - отошла к Швеции, остров Эзель - к Дании, собственно Лифляндия и позднейшая Латгалия - к Польше, Курляндия в виде герцогства оказалась в вассальной зависимости от Польши.
  
   В какой-то мере дальнейшая историческая судьба отдельных частей Ливонии характеризуется через историю Латвии и Эстонии.
  
   - А какова судьба Копорья?
  
   - Побережье Финского залива стало весьма активно развиваться после начала Северной войны в 1700 году и заключения Ништадтского мира 1721 года.
  
   Весной 1703 года русскими войсками были заняты Ниеншанц, Ям и Копорье. 16(27) мая заложена Петропавловская крепость, положившая начало Петербургу.
  
   Желая поставить шведов к моменту заключения мира перед совершившимся фактом освоения устья Невы и заселения нового города, Петр I придавал постройке города исключительные для того времени темп и напряженность.
  
   30 августа 1721 года Швеция принуждена была заключить с Россией Ништадтский мир, по которому Россия вернула себе прежние свои земли Вотской пятины Великого Новгорода, кроме того получила Эстляндию, Лифляидию и часть Финляндии с Выборгом, земли у берегов Рижского и Финского заливов.
  
   22 октября 1721 года Сенат преподнес Петру I титул императора всероссийского.
  
   Порт, расположенный в восточной оконечности Финского залива - один из крупнейших портов России.
  
   Если говорить конкретно о Копорье... Это населенный пункт. Сохранились развалины крепостных стен (толщиной около 5 метров) и башен (высотой до 20 метров).
  
   - Так-так, - задумчиво произнесла Читательница.
  
   - Изобретатель динамита шведский инженер-химик, изобретатель и промышленник Альфред Бернхард Нобель оставил человечеству необычное завещание о судьбе своего капитала, - добавил Читатель. - В 1900 году на основе оговоренных условий был создан Нобелевский фонд, а затем началось присуждение Нобелевских премий выдающимся естествоиспытателям, литераторам и борцам за мир. Эти функции были возложены на Шведскую королевскую академию наук и стортинг (парламент) Норвегии.
  
   - Нобелевская премия мира! - воскликнула Читательница.
  
   - Согласно одному из справочников, выпущенных к началу нового тысячелетия, - Читатель, завершая рассказ, поднялся со стула и взял в руки стопку книг, - Швеция входит в число стран с наиболее высоким уровнем жизни.
  
   Читатель посмотрел на свои книги:
  
   - А когда же я буду читать отобранные мною книги?
  
   - Спасибо за рассказ о Копорье! - поблагодарила Читательница. - Буду продолжать изучение исторических вопросов. Но - с хорошим настроением!
  
   - Не за что! Информация общеизвестная! Желаю успеха! - Читатель направился к свободному столу.
  
  
   31 мая 2017 года - 02 июня 2017 года.
  
  
  
  10. Диалог о Петре Великом. <1709>
  
  
   - Господин Иванов! - обратился Флорентий Федорович Павленков к приглашенному на беседу писателю.- В серии "Жизнь замечательных людей" запланированы к публикации биографии государственных деятелей.
  
   Читательский интерес и читательский спрос на данный момент таковы, что максимальной популярностью пользуются биографии русских писателей.
  
   Приглашенный для беседы автор, соглашаясь, кивнул головой.
  
   Павленков продолжал:
  
   - Сейчас, когда завершается XIX век, в России сложно достичь согласия в вопросах об оценках тех или иных российских исторических деятелей.
  
   - Да, это так, - отреагировал Иванов.
  
   - Но читатели относятся к нашей серии с доверием. Идя навстречу их доверию, их желанию получить основные представления об истории России, о российских государственных деятелях, мы должны, как я полагаю, издать биографию Петра Великого.
  
   Иванов вновь в знак согласия кивнул головой.
  
   - Как Вы полагаете, господин Иванов, правильно ли видеть в биографии Петра Великого две биографии: его личную биографию, характеризующие его жизненный путь, и биографию Российской империи? - поинтересовался Павленков.
  
   - Пётр I объявил в 1721 году Русское государство Империей, - отреагировал Иванов. - Существуют научные определения понятия "Империя". Империя определяется как обширное государство, включившее в свой состав территории других народов и государств. О содержании научного определения ведутся дискуссии.
  
   В обыденном сознании империя - это мощное, "блестящее" государство.
  
   Судьбы Петра Великого и Российской империи взаимосвязаны.
  
   Те процессы, которые привели к появлению Российской империи, начались задолго до Петра I.
  
   Существуют задачи, которые стоят перед любым государством. Например, обеспечение независимости, безопасности, развитие торговых и культурных связей с другими странами.
  
   Есть основания полагать, что решение этих "стандартных" задач в специфических условиях России привело к появлению Российской Империи.
  
   Павленков заинтересованно смотрел на Иванова. Тот продолжил:
  
   - Победа в Куликовской битве 1380 года - одно из важнейших событий обретения Россией независимости. Но эта победа была результатом сложения разных факторов. Например, значительную роль сыграли междуусобицы в Золотой Орде. Войска Золотой Орды были неоднократно разбиты армией Тамерлана. Стояние на Угре 1480 года завершило обретение Россией практически полной политической независимости.
  
   Однако, до безопасности было далеко. Один из примеров - существование так называемого Касимовского царства в пределах России с 1445 года по 1681 год.
  
   Перед Иваном IV Васильевичем Грозным стояли задачи и централизации, и безопасности.
  
   Иван IV Васильевич Грозный родился в 1530 году; великий князь с 1533 года, первый русский царь с 1547 года. Умер он в 1584 году.
  
   Пётр I Великий родился в 1672 году; русский царь с 1682 года, российский император с 1721 года.
  
   Довольно условно мы можем полагать, что периоды деятельности Ивана IV Васильевича Грозного и Петра I Великого отделяют сто пятьдесят лет.
  
   Существуют фамилии и географические названия, которые "соединяют" периоды царствования Ивана IV Васильевича Грозного и Петра I Великого.
  
   В 1558 Григорий Строганов получает грамоту от Ивана IV на право владения пустынными землями по обе стороны Камы, от устья Лысьвы до реки Чусовой.
  
   В 1568 году жалованная грамота Ивана IV присоединяет к владениям Строгановых земли на 20 вёрст вверх по реке Чусовой.
  
   В 1574 Иван IV грамотой присоединяет к владениям Строгановых земли по р. Тоболу.
  
   Строгановы получили право заселять земли людьми "неписьменными и нетяглыми", судить их и в точение 20 лет, не платить за них государственных налогов и повинностей. У Строгановых было право строить города, иметь ратных людей, лить пушки.
  
   На приобретённых землях Строгановы развивали соляные, рыбные, рудные промыслы, хлебопашество.
  
   Строгановы владели огромными землями, получали большие доходы от соляных варниц и торговли пушниной. Они не были подвластны царским наместникам и воеводам и подлежали только личному царскому суду.
  
   В 1581 Строгановы снаряжают отряд казаков под командой атамана Ермака Тимофеевича.
  
   В 1582 году Ермак разбивает войска хана Кучума и вступает в столицу Сибирского царства Искер.
  
   В 1584 году завершается период царствования Ивана Грозного, но Строгановы продолжают активно действовать в российской истории.
  
   Строгановы оказали существенную денежную и ратную помощь второму народному ополчению.
  
   В первые годы царствования Михаила Фёдоровича, первого русского царя из династии Романовых, когда казна была истощена, и часто не хватало средств для содержания ратных людей, Строгановы оказывали значительную денежную и продовольственную помощь государству.
  
   Во время Северной войны Строгановы оказали большую денежную помощь Петру I.
  
   Возможно, - Иванов пристально посмотрел на Павленкова, - мы получаем первую группу понятий, характеризующих историю Империи:
  
   Независимость,
  
   Безопасность,
  
   Централизация,
  
   Урал,
  
   Сибирь,
  
   Инициативность торговых, промышленных и вольных людей.
  
   Павленков задумчиво смотрел на Иванова.
  
   Иванов продолжал:
  
   - Стремление к развитию торговых и культурных связей с Европой было одном из мотивов начала Иваном IV Васильевичем Грозным Ливонской войны 1558-1583 годов.
  
   Успешное начало Ливонской войны показало важность положительного реформирования армии и государственного аппарата.
  
   Однако, выявилась проблема "коалиционности". России пришлось вести войну одновременно против Литвы, Польши, Дании и Швеции. Много сил отвлекали набеги крымских татар хана Девлет-Гирея на южные окраины государства. Несмотря на это, Иван IV отказался от перемирия в 1566 году и продолжал борьбу с блоком государств при отсутствии союзников.
  
   В конце 70-х - начале 80-х годов русские войска вынуждены были оставить всю завоёванную территорию. Ливонская война окончилась безрезультатно. В итоге Ливонская война кончилась для России неудачно, и выход России к Балтийскому морю был осуществлён лишь в начале 18 века. Под руководством Петра Великого. В результате Северной войны 1700-1721 годов.
  
   Итак, размышляя о Ливонской войне, мы приходим к еще одной группе понятий характеризующих историю Империи:
  
   - коалиционность,
  
   - реформирование армии (Петр Великий добавил еще и задачу создания флота),
  
   - положительное реформирование государственного аппарата (создание профессиональной армии Петром Великим потребовало изменения налоговой системы, совершенствования бюджетного процесса).
  
   - Конспективно! - оценил услышанное Павленков. - Но - в целом - соответствует общепринятым историческим представлениям.
  
   - Деятельность Петра Великого - это положительное практическое развитие понятий, характеризующих историю Империи, - продолжил Иванов.
  
   - Во-первых, обеспечение государственной независимости, безопасности, стремление к централизация,
  
   Во-вторых, освоение Урала и Сибири, развитие промышленности в этих регионах,
  
   В-третьих, коалиционность. Петр Великий стремился активно действовать в "Священной лиге", объединявшей Австрию, Венецию, Польшу, Россию. "Священная лига" противостояла Османской империи.
  
   Петр Великий способствовал созданию антишведской коалиции (так называемого Северного союза). В разные периоды в Северный союз входили Россия, Дания, Саксония, Речь Посполитая, Ганновер и Пруссия.
  
   Петру I удалось добиться сближения с Францией и заключить Амстердамский договор 1717 о союзе и дружбе между Россией, Францией и Пруссией.
  
   Россия вошла в число великих европейских держав.
  
   В-четвертых, реформирование армии и создание флота, положительное реформирование государственного аппарата относятся к общепризнанным заслугам Петра Великого.
  
   В-пятых, реформирование налоговой системы, совершенствование бюджетного процесса, обеспечило финансирование армии, флота, других государственных расходов.
  
   Высказывается мнение, что чрезмерный рост расходов на военные надобности и тяжесть податного обложения - таковы главнейшие черты государственного хозяйства при Петре Великом
  
   Государственный бюджет достигал в конце царствования Петра до 8 с половиной миллионов. Новый подушный оклад заменил старые подати: табельные, повсегодные и запросные, и дал значительный против прежнего излишек (2,8 млн.); 3/4 государственных средств расходовались на содержание военного ведомства, сухопутного (4,6 млн.) и флота (1,4 млн.). Из остальной же четверти покрывались расходы на дипломатию, администрацию, двор, общественные постройки и прочее. Должно заметить, что подушная подать установлена была, когда казенные издержки выросли из рамок табели; все свободные средства центральных и местных касс были израсходованы на покрытие содержания армии и флота, и старые способы увеличения государственных доходов оказались недействительными перед грозным фактом истощения платежных средств и уменьшения коренного населения России.
  
   Петр говорил, что с народа собранные деньги должен употребить на государство: в них обязан дать отчет самому Богу.
  
   Положительные изменения дали результат: изменился статус государства.
  
   Совершенствование, профессионализация государственного аппарата, создание обновленной армии, появление флота, строительство портов на Балтийском море, изменение положения Российского государства на международной арене, другие прогрессивные явления позволили объявить Россию Империей. Петр I Великий стал первым Российским Императором.
  
   Иванов сделал паузу и отдельно добавил:
  
   - Развитие инициативности торговых, промышленных и вольных людей, что проявилось в деятельности Строгановых, Ермака и других инициативных личностей, похоже, стало "затухать". Наоборот, бюрократия стала доминировать, преобладать. Однозначно положительных последствий от господства бюрократии ждать не приходится.
  
   - Сложно с Вами спорить, господин Иванов, - отреагировал Павленков. - Вы знаете, что книги нашей серии "Жизнь замечательных людей" рассчитаны на самый широкий круг читателей. Каждая книга - примерно 100 страниц. Понятно, что без конспективности не обойтись.
  
   - Конечно, господин Павленков, - констатировал Иванов, - широкий круг читателей не планирует приобретения научных исторических монографий. Для покупки и чтения "толстых" книг у многих читателей зачастую недостаточно средств, не хватает времени. У серии есть своя репутация и свой читатель. В книге для серии "Жизнь замечательных людей" придется балансировать информацию о подробностях личной жизни Петра Великого и сведения по истории Империи.
  
   Как бы не была компактна 100 страничная книга о Петре Великом, читатель должен составить представление не только об истории Империи, но и о его, Петра Великого, личности, о его биографии.
  
   Существует мнение, что Петр сознательно подражал Иоанну Грозному, авторитет которого чтил высоко.
  
   Наверное, любому российскому читателю полезно узнать, что занимавшийся самообразованием Петр в итоге приобрел образование всестороннее и энциклопедическое.
  
   С "искусствами" знакомился практически.
  
   Он был мастером четырнадцати ремесел.
  
   Петр сформировался как великий полководец, который хотел, мог и умел все сделать сам.
  
   Например, целый месяц царь продержал себя на солдатском пайке, исполняя все обязанности рядового, и ознакомился таким образом с условиями и со всеми трудностями службы низших чинов: личный опыт дал ему достоверные данные для определения силы и выносливости своей армии. Обучение вновь сформированных полков производилось всегда под его непосредственным присмотром.
  
   Петр вел войну, как практический мудрец, разрешая только те задачи, какие ставила ему сама жизнь; он ясно сознавал свои цели, силы и средства, какими располагал, и никогда не добивался невозможного.
  
   Перед решающей схваткой в ходе Полтавской битвы российский государь обратился к своим воинам со словами:
  
   "Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество... Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним доказывали...
  
   А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния нашего".
  
   В ходе Полтавской битвы шведская армия приняла линейный боевой порядок и в 9 часов утра пошла в атаку. В ожесточенной рукопашной схватке шведам удалось потеснить центр русских, но в эти минуты Петр I лично повел в контратаку второй батальон Новгородского полка и восстановил положение. В ходе этого боя одна шведская пуля пробила ему шляпу, другая застряла в седле, а третья, попав в грудь, расплющилась о золотой нательный крест.
  
   Практический тип мышления Петра Великого сочетался с философскими обобщениями. За некоторое время до момента смерти у Петра, среди невыносимых страданий, достало силы сказать им полное иронии поучение: "Из меня познайте, какое бедное животное есть человек!"
  
   Приобретения и реформы Петра Великого оказались настолько существенны и прочны, что, несмотря на смуты в России, ее политическое могущество не пошатнулось.
  
   Довольно метко и красноречиво охарактеризована многообразная преобразовательная деятельность Петра Великого известным русским историком Погодиным:
  
   "Мы просыпаемся. Какой ныне день? 1 января 1841 года. Петр Великий велел считать годы от Рождества Христова, Петр Великий велел считать месяцы от января. Пора одеваться - наше платье сшито по фасону иностранному, данному Петром Первым. Сукно выткано на фабрике, которую завел он; шерсть настрижена с овец, которых развел он. Попадается на глаза книга - Петр Великий ввел в употребление этот шрифт, и сам вырезал буквы. Вы начнете читать ее - этот язык при Петре Первом сделался письменным, литературным, вытеснив прежний, церковный. Приносятся газеты - Петр Великий их начал. Вам нужно купить разные вещи - все оне, от шейного шелкового платка до сапожной подошвы, будут напоминать вам о Петре Великом: одне выписаны им, другие введены им в употребление, улучшены, привезены на его корабле, в его гавань, по его каналу, по его дороге. За обедом от соленых сельдей до виноградного вина, им разведенного, все блюда будут говорить вам о Петре Великом. После обеда вы едете в гости - это ассамблеи Петра Великого. Встречаете там дам, допущенных в мужскую компанию по требованию Петра Великого. Пойдем в университет - первое светское училище учреждено при Петре Великом и т. д.".
  
   В беседе с Вами, господин Павленков, издателем, не могу не отметить, - Иванов постучал пальцами по лежащей рядом газете. - Выучившись некоторым иностранным языкам, Петр находил время на чтение книг исторических и технических. После обеда он обыкновенно читал голландские газеты, делая отметки карандашом для "С.-Петербургских ведомостей". Деятельно занимался выборкою книг для переводов; редактировал учебники, руководил составлением географических карт и описанием различных местностей, принимал участие в типографском и издательском деле. Указы и законодательные акты эпохи преобразования - большей частью труды самого царя или составлены под его непосредственным руководством.
  
   Петр I являлся автором и редактором ряда уставов, военно-теоретических и исторических трудов. Среди них - "Книга Устав воинский", "Книга Устав морской", "Регламент о управлении Адмиралтейства и верфи...", "Книга Марсова или воинских дел..."
  
   Сочинения "История Свейской войны" и "Рассуждения о причинах Северной войны" составлены при близком сотрудничестве Петра.
  
   Величавая фигура Преобразователя, пропорционально сложенная, не подавляла своими размерами. От полного, смуглого, точно изваянного лица веяло спокойствием и глубокой сознательностью. Быстрый, проницательный, немного презрительный взгляд, крупный массивный лоб останавливали на себе внимание наблюдателя.
  
   Как бы подводя итог размышлениям о содержании компактной 100 страничной книги о Петре Великом, Иванов сформулировал пожелание:
  
   - Впрочем, не будем терять надежды на то, что массовый читатель будет - с течением времени - приобретать и читать все более "толстые", насыщенные деталями, подробностями, цифрами, размышлениями, версиями и толкованиями книги...
  
   - Материальные условия сотрудничества авторов с нашей серией "Жизнь замечательных людей" не являются секретом, - продолжил Павленков.
  
   - Да. Я о них - в общем - знаю, - отреагировал Иванов.
  
   - Готовы ли вы приступить к написанию биографического очерка о жизни и государственной деятельности Петра Великого для серии "Жизнь замечательных людей"? С примерным объемом книги - 100 страниц? - уточнил Павленков.
  
   - Да, - коротко ответил Иванов.
  
   - В таком случае, - за работу! - подвел итог переговорам Павленков.
  
  
   27 мая 2017 года.
  
  
  
  11. Культура испытаний и культура успешности. Размышления о книгах успешных путешественников Дж. Слокама, Грэма Грина, А. Бомбара, У. Уиллиса, Ч. Блайта. Очерк. <1719>
  
  1.Краткое предисловие
  
  Человечеству свойственно размышлять об успехе и успешности. Одним из подтверждений этого тезиса может быть написание Эратосфеном (ок. 276-194 до н. э.) трактата 'Об искусстве жить, не скорбя'.
  Книги о правилах, закономерностях успеха широко представлены в мировой литературе.
  Какие то из них имеют чисто познавательный характер, другие - практически применимы.
  Если Вы прочтете, например, книгу Брайана Трейси 'Сто абсолютных законов успеха в бизнесе' [Трейси Б.], то не только узнаете что то новое, но и, с большой долей вероятности, почерпнете какую либо полезную практически применимую рекомендацию.
  Аналогичное предположение можно высказать относительно чтения книг, в которых рассматриваются закономерности успешности выдающихся личностей. Назовем для примера книгу 'Учебник писательского успеха. Часть I. Генрих Шлиман и его уроки'.
  Человечество формирует объем знаний об 'успешности', практических рекомендаций о достижении успеха. Можно сделать вывод о существовании культуры успешности.
  Рассмотрение культуры успешности - имеет практическую ценность? Использование автомобиля для целей передвижения вовсе не означает знания всеми водителями наименований всех элементов, конструктивных узлов, деталей автомобиля. В то же время для определенных ситуаций (обучение, модернизация, ремонт и других) такое знание (во всяком случае, ряда элементов, узлов и деталей) может оказаться необходимым или полезным. Совсем не обязательно успешный человек будет задумываться о закономерностях успеха. Генрих Шлиман, например, научился множеству иностранных языков практически без учителей и по собственной методике. Но это не отрицает полезности для многих людей - в ходе освоения языков - занятий с преподавателями по общепринятым методикам.
  Аналогичным образом можно воспринимать размышления о культуре успешности.
  Кто то успешен интуитивно и в дополнительных знаниях не заинтересован. А кому то полезен чужой опыт и обобщение чужого опыта.
  В данном очерке рассматриваются тема 'культура успешности'. Естественно, автор не претендует ни на всеохватывающий анализ, ни на формулирование неких окончательных суждений. Ясно, что тема 'культуры успешности' имеет значительный потенциал развития.
  Для иллюстрации некоторых суждений используются книги успешных путешественников: Дж. Слокама, Грэма Грина, А. Бомбара, У. Уиллиса, Ч. Блайта. Но эти книги - не только средства 'иллюстрации суждений'. Эти книги стали одним из побуждающих факторов к написанию этого очерка.
  В данном очерке использованы некоторые выводы из моей публикации 'Успех и признание. К вопросу об успешных путешествиях Г. Ф. Байдукова, Ч. Блайта, А. Бомбара, Н. Г. Гарина Михайловского, М. Горького, К. Г. Маннергейма, Дж. Слокама, Г. Хьюза'.
  
  2. Культура испытаний
  
  Прогнозирование - необходимый элемент человеческой деятельности. Но, что бы прогнозировать, нужно знать, на какой потенциал можно рассчитывать. Человеку свойственно испытывать себя, проверять себя, свои качества. Испытание - это получение дополнительной информации о самом себе, о своих возможностях.
  Культура испытаний складывалась с древних времен.
  В Древней Греции широкое развитие получили спортивные состязания.
  Испытания были частью религиозных практик. Вспомним монашество, обеты, послушничество. Наверное, и духовные подвиги святых, подвижников веры могут быть названы испытаниями.
  Не забудем рыцарские турниры и состязания.
  На рубеже 1400 х и 1500 х годов нашей эры в культуре испытаний произошли существенные изменения.
  Длительный, многовековой, окрашенный пессимизмом период разрушения Римской империи завершился. 29 мая 1453 Константинополь был взят штурмом армией Османской империи.
  Христианская европейская цивилизация оказывается под мощным напором с юга.
  Поводов для пессимизма довольно много.
  Внезапно и отчетливо выявляется взаимосвязь между (1) верой (духовная основа, стойкость), (2) знаниями (мореходная школа Генриха Мореплавателя), (3) дальними морскими плаваниями (практическая реализация знаний - путешествия, испытания), (4) приращением могущества и обретением благосостояния.
  
  'Почти внезапно Португалия стала первой морской державой мира. Достижения ее моряков закрепили за ней не только новые области, но и целые материки. Еще одно десятилетие - и самая малая из всех европейских наций будет притязать на владычество и управление пространствами, превосходящими пространства Римской империи в период ее наибольшего могущества' [Цвейг С.].
  
  Изменяются европейские центры силы, с уточнением географических карт меняется и политическая карта мира.
  Оказывается, 'испытание' - это не только путь духовного самосовершенствования, не только путь почета и чести - а часто и победы - на полях сражений, но и способ - не во всех, но в достаточно многих случаях - сделать свою жизнь более материально обеспеченной, насыщенной приключениями и впечатлениями, способ повидать мир.
  
  3.Путешествие - (опережающее) испытание
  
  В европейскую культуру прочно входит такой вид испытаний как относительно дальние, относительно долгие, относительно сложные и относительно трудные путешествия.
  Конечно и уровень тяжести, и уровень сложности путешествий весьма различен.
  Во первых, весьма условная граница отделяет такие понятия как пешеходная прогулка, поездка, плавание по морю, или реке от понятия 'путешествие'.
  Во вторых, само 'путешествие' для кого то и в каких то конкретных обстоятельствах перестает быть 'испытанием' (впрочем, если вспомнить аварии колоссальных океанских туристических лайнеров, то можно представить, что маленький, латентный элемент испытания в путешествии, даже предельно комфортабельном, сохраняется).
  Путешествия стали практичными, социально одобряемыми испытаниями.
  Из числа дальних путешествий в отдельную 'категорию' выделяются путешествия кругосветные.
  
  4.Пессимизм и оптимизм
  
  Итак, рубеж между 1400 ми и 1500 ми годами нашей эры.
  Продолжается мощное давление на христианскую европейскую цивилизацию с юга. Еще впереди сражение под Веной в 1683 году и победа.
  Но уже появляется совершенно не пессимистичный вид человека. В каких то случаях можно увидеть итальянскую энергичность и подвижность (Христофор Колумб). В других случаях все более отчетливой является предельная решительность, по своей сути - оптимистичная (кто то может заметить легкую меланхоличность - уж очень трудна была жизнь) (Фернан Магеллан). К энергичности, подвижности и решительности добавляется что то вроде несокрушимого упрямства, упорства, превращающегося в эффективную твердость (Хуан Себастьян Эль Кано). В историческом тумане прорисовывается веселая неодолимая хищная (надоело жить скудно!) авантюристичность и удачливость Фрэнсиса Дрейка.
  По пятам за конкистадорами идут неутомимые представители торгового дома Вельзеров.
  Деятельность нового - оптимистичного - человека документально освещается судовыми журналами и личными дневниками.
  Рациональность и системность оказываются небезрезультатными.
  Взяв на борт корабля 'Надежда' в состав экспедиции 'астронома' швейцарца Горнера, капитан И. Ф. Крузенштерн огибает мыс Горн, а затем и весь земной шар, за три года плавания не теряет умершим почти ни одного члена экипажа, и почти ничего из такелажа ('На 'Надежде' во все время нашего плавания не потеряно не только мачты, ни стенги, ни рея, ни якоря, ни каната') (упоминает о некоторых оздоровившихся участниках трехлетнего плавания), из Камчатки отправляет в Петербург через Сибирь графа Федора Толстого, а после возвращения в Россию почти наполовину заполняет свою книгу о кругосветном плавании записями о навигационных исчислениях.
  Вернемся мысленно к первому кругосветному путешествию (годы кругосветной экспедиции Магеллана 1519-1522). Фернан Магеллан отправляется в плавание. Состав экспедиции постоянно сокращается. Этот процесс 'выбывания' 'захватывает' и самого Магеллана, погибающего в ходе плавания. На смену упорству Магеллана приходит упрямство Х. С. Элькано. Возникает эффект накопления упорства. Это интегральное упорство оказывается успешным.
  Можно задуматься и над таким гипотетическим вопросом: а если бы Х. С. Элькано остался на борту один, то могла бы экспедиция Магеллана завершиться в формате одиночного плавания? Смотря, конечно, какой был бы расклад обстоятельств. Но представим себе обнаруженную где либо поблизости от испанского побережья каравеллу, на которой, поставив небольшой парус, стремится завершить кругосветное плавание упрямый (оптимистичный?) Элькано. А после плавания направляется со свечой в руке для молитвы в храм. В таком гипотетическом варианте нет ничего невероятного. И такой гипотетический вариант мог бы стать дополнительной иллюстрацией к тенденции нарастания потенциала успешности, возрастания уровня оптимизма.
  
  'Прекраснейшая одиссея в истории человечества - это плавание двухсот шестидесяти пяти мужественных людей, из которых только восемнадцать возвратились на полуразбитом корабле, но с флагом величайшей победы, реющим на мачте', - пишет Стефан Цвейг об экспедиции Магеллана - Элькано [Цвейг С.].
  
  Кому то может показаться, что вслед за путешествиями, за дальними морскими плаваниями в духовной жизни Европы все более отчетливо начинает проявляться оптимизм.
  Не так много проходит времени с момента победы под Веной в 1683 году, а Европа, в общем, оптимистична. Вена кружится в танцах, слушает музыку Франца Йозефа Гайдна, Вольфганга Амадея Моцарта.
  Но, наверное, оптимизм, танцы и музыка, не 'списали в архив' воспоминания о 'трудных временах', да к тому же никуда не исчезли практики испытаний, практическая польза от мобильности и динамичности.
  
  5. Путешествие как суперспорт
  
  Опережающие испытания - это занятия, все же, элитарные. Они - удел наиболее готовых, наиболее опытных, наиболее жизнеспособных людей. Они предполагают не только физические, но и духовные достижения. Один из признаков опережающих испытаний - необходимость действовать в измененной среде жизнедеятельности.
  Спорт - это сопоставление достижений, выраженных в количественных показателях (в метрах, килограммах, секундах, баллах и т.д.). Испытание, путешествие тестирует состояние тела и духа.
  Естественно, между спортом, с одной стороны, и суперспортом, испытаниями, с другой стороны, - нет непроходимой границы. Если согласиться, что спорт - это дистиллированные испытания, то ведь и степень дистилляции может быть разной.
  В конце концов, и пешеходное путешествие можно дистиллировать до спортивного ориентирования длительностью в несколько часов. А марш бросок можно усложнить и удлинить до уровня пешеходного путешествия. Спортивный марафон (более 40 км.) может на кого то произвести впечатление небольшого путешествия.
  
  6.От 'испытаний' - к 'опережающим испытаниям'
  
  Культура (опережающих) испытаний в формате путешествий становиться неотъемлемой частью европейской культуры.
  Культура испытаний - не только культура преодоления трудностей, но и культура опережающего познания и самопознания. В чем разница между 'просто' испытаниями и 'опережающими' испытаниями?
  Можно составить историю катастроф, трудных ситуаций с описанием поведения людей в момент происходивших событий. Обобщить соответствующую информацию, составить рекомендации. В таком описании и обобщении присутствует полезное культурное движение.
  Но культура опережающих испытаний, опережающего познания и самопознания предполагает не 'ожидание' каких либо катастроф или неблагоприятных ситуаций с их последующим осмыслением и анализом, а 'выдвижение' навстречу этим ситуациям, опережающее накопление опыта, знаний, навыков, полезных качеств.
  В том то и дело! И трудности, и пессимизм нужно предупредить, опередить! А в этом опережении и состоит один из важных рецептов успешности.
  Культура опережающих испытаний - это, с одной стороны, что то эфемерное. С другой стороны, это что то весьма реальное, становящееся достоянием всей европейской цивилизации.
  В этом смысле массовая помощь путешественникам, о которой мы узнаем из книг Джошуа Слокама (первое одиночное кругосветное плавание на яхте 'Спрей' ['Слокам, Джошуа']), Уильяма Уиллиса (в одиночку переплыл Тихий океан на самодельном парусном плоту в 1954 и 1964 годах ['Уиллис, Уильям']), Чэя Блая (одиночное кругосветное плавание на яхте 'Бритиш стил' по весьма сложному маршруту без заходов в порты ['Chay Blyth']), других одиночных мореплавателей - это не только филантропическое желание помочь, не только уважение к мужеству и отваге, но и, предполагаю, интуитивный прагматичный разумный эгоизм. Ведь путешественники ставят на себе прививку пессимизма, трудностей, испытаний и делают общекультурным достоянием оптимизм и успешность.
  Отвлечемся от темы мореплавателей, но останемся в теме 'путешествия', на некоторое время переключимся на (пешеходные) путешествия по Африке. Британский писатель (и государственный служащий - в некоторые периоды) Грэм Грин в своей книге 'Путешествие без карты' описывает 'прелести' путешествия по отдаленным районам одной из африканских стран в 1935 году: невозможно нормально есть и пить, отсутствуют общепринятые возможности обычных гигиенических процедур (пища не качественна, вода без фильтра не годна), невозможно нормально спать (крысы и насекомые), невозможно после сна беззаботно стать на пол (следует заражение тропической блохой), невозможно безопасно переправляться через реки, искупаться в водоемах (реальный риск заражения паразитами), само путешествие сопровождается различными расстройствами здоровья Грэма Грина и заболеванием его тропической лихорадкой. Вокруг Грэма Грина - массовая заболеваемость населения инфекционными болезнями. Тем не менее, путешествие Грэма Грина завершается достижением поставленных целей.
  'Ранняя' история человечества демонстрирует формирование у человека вполне естественной потребности - 'потребности в племени'.
  Проблемы безопасности и обеспечения питанием было практически невозможно решить вне сообщества.
  Проходит время. Происходит накопление знаний, умений, опыта, культурного потенциала. Появляется фигура Александра Селкирка, уроженца Британии, проведшего на острове Хуан Фернандес в полном одиночестве четыре года и четыре месяца (1704-1709). А за ним и литературный образ Робинзона Круза, созданный Даниэлем Дефо (один из вариантов датировки первой публикации 'Робинзона Крузо' - апрель 1719 года).
  Человек то, оказывается, самодостаточен. Он способен к самооценке, самоорганизации. Он сам, самостоятельно, способен организовывать, устраивать, создавать, делать комфортной собственную жизнь.
  
  7.От опережающих испытаний к (комфорту, удовольствию и) успешности
  
  Любопытен качественный скачек в накоплении культурного потенциала опережающих испытаний в формате морских одиночных плаваний.
  Морской опыт Дж. Слокама и У. Уиллиса (каждый из них 'начинал' 'простым матросом', постепенно увеличивая квалификацию, уровень 'морской опытности').
  Дж. Слокам, как видно из его книги, вырос с уровня простого матроса до уровня капитана ('капитан торгового судна'). С оттенком шутливости Дж. Слокам пишет о себе: 'Я - старый моряк торгового флота...'.
  И Дж. Слокам, и У. Уиллис постепенно накопили мореходный опыт и стали мореходами.
  И у Слокама и у Уиллиса имелся опыт кораблестроителя, корабела.
  Каждый из них во многом самостоятельно моделировал свое будущее плавательное средство (Дж. Слокам - яхту, У. Уиллис - два плота для двух последовательных одиночных тихоокеанских плаваний).
  Наибольшая квалификация кораблестроителя была, как видно из его книги, у Дж. Слокама. Фактически он самостоятельно восстановил из ветхого подаренного (или проданного за символическую оплату) экземпляра свою яхту (по сути дела - заново построил), а затем неоднократно ее ремонтировал и модернизировал (даже в период кругосветного плавания).
  Кораблестроительный опыт Дж. Слокама позволил превратил само первое в истории трехлетнее одиночное кругосветное плавание в период накопления опыта и модернизации яхты.
  А опыт 'моряка торгового флота' позволил запустить бизнес процессы, лекционные программы и обеспечивать себя финансами непосредственно в процессе плавания.
  У. Уиллис почти самостоятельно построил свой первый плот (из семи бальсовых деревьев), и участвовал в строительстве второго (из металлических труб, заполненных затвердевшим полиуретаном).
  Соединение опыта кораблестроителя и опыта морехода и в случае Дж. Слоками, и в случае У. Уиллиса дало свои результаты.
  Во первых, их опыт стал достоянием других мореплавателей.
  Разве опыт Дж. Слокама не был творчески впитан и реализован, например, А. Бомбаром, производившим в процессе трансатлантического плавания на надувной лодке постоянные действия по поддержанию лодки в 'дееспособном' состоянии? Можно полагать, что к моменту плавания А. Бомбара в 1952 году культура мореплавания абсорбировала опыт Дж. Слокама, и Ален Бомбар был отчасти психологически готов к постоянным действиям по поддержанию плавательного средства в рабочем состоянии.
  Сам по себе ремонт судна в ходе плавания - не новость. Можно вспомнить, например, кругосветное (второе в истории) плавание Френсиса Дрейка. Но у одиночного мореплавателя - иной психологический контекст деятельности; у одиночного мореплавателя всегда есть набор вариантов, и когда он выбирает тяжелый ненормированный труд на своем плавательном средстве, то духовной опорой и культурным ориентиром для него являются примеры предшественников, нашедших в себе силы и сумевших решить возникающие по ходу плавания проблемы.
  Во вторых, если сопоставлять такой субъективный определяемый фактор как уровень удовольствия от плавания, то для Дж. Слокама и У. Уиллиса этот уровень был наивысшим.
  Иными словами был накоплен такой культурный потенциал одиночного морского плавания, что испытание, не перестав быть таковым, превратилось в удовольствие.
  Особенно отчетливо это видно по книге Дж. Слокама. Его первое в мире одиночное кругосветное плавание длилось почти три года. Оно было наполнено трудностями, удачами и удовольствиями. Его опыт морехода и конструкция построенной и неоднократно модернизированной им яхты позволяли ему на длительные периоды времени отвлекаться от управления яхтой (та шла в эти периоды самостоятельно по заданному курсу). У Дж. Слокама было время для сна, отдыха, чтения, приготовления и принятия пищи, текущего ремонта, обозревания морских видов, в общем, для комфортной жизни.
  Достаточно отчетливо удовольствие от плаваний проявляется и в книгах У. Уиллиса.
  А. Бомбар, Ч. Блайт не были конструкторами и строителями своих плавательных средств (Бомбар - надувной лодки, Блай - уникальной стальной яхты).
  На мой взгляд, в их книгах существенно больше рассуждений о тех конструктивных проблемах, которые обнаруживались в ходе плаваний, чем в книге Дж. Слокама (и книгах У. Уиллиса).
  И Дж. Слокам, и У. Уиллис, и А. Бомбар, и Ч. Блайт успешно завершили свои плавания. Грэм Грин успешно завершил свое африканское пешеходное путешествие, состоявшееся в 1935 году. Справились с испытаниями, стали успешными людьми.
  Каждый из них либо в ходе путешествия, либо по его завершению получил признание.
  Каждый из них продемонстрировал на практике работу модели 'опыт плюс знания плюс стойкость в испытаниях равно успех'.
  
  8.'Опыт плюс знания плюс стойкость равно успех'
  
  Индивидуальный успех воспринимался европейским сообществом с интересом, абсорбировался, становился коллективным успехом.
  Такое утверждение может выглядеть гипотетическим.
  Но вспомним ту модель успешности, которая реализовывалась в опережающих испытаниях: 'опыт плюс знания плюс стойкость в испытаниях равно успех'. Кто то по этой модели делал открытия, проводя много лет в лаборатории. Кто то, несмотря на усталость, во время военных действий ухаживал за ранеными. Кто то выполнял свой долг в тяжелых, непривычных условиях. Культурный потенциал преодоления (опережающих) испытаний накапливался, появлялись комфорт, оптимизм, успех.
  В каком то смысле этот непрерывный процесс индивидуальных испытаний был процессом социального контроля за адаптированностью к среде обитания, был непрерывной перестройкой среды существования - перестройкой в сознании. Но в необходимых случаях изменение среды становилось реальностью.
  Индивидуальная успешность становилась для многих наблюдателей возможностью 'вовлечения' в успешность, возможностью консолидации в процессе признания успешности.
  
  9.Признание успеха - элемент культуры. Самопризнание
  
  Читая, например, книги Грэма Грина, Ч. Блайта, А. Бомбара, Дж. Слокама, У. Уиллиса мы можем прийти к выводу, что признание успеха становится отдельным элементом культуры успешности и культуры в целом.
  В определенных случаях, например, в обществах с общинной психологией, мы можем встретить и неблагоприятные реакции на успех, попытки похищения успеха.
  Более подробно тема 'признание успеха' представлена в моем очерке 'Успех и признание'.
  Самостоятельный логический пункт темы 'признание успеха' - самопризнание. Формой такого самопризнания является написание успешным человеком, например, успешным путешественником, книги об испытаниях и об успехе.
  И Грэм Грин, и Ч. Блайт, и А. Бомбар, и Дж. Слокам, и У. Уиллис стали авторами книг, в которых были описаны их путешествия.
  
  10.Краткое послесловие
  
  '(Опережающие) испытания' - 'успешность',
  'пессимизм' - 'оптимизм',
  'спорт' - 'суперспорт',
  'неблагоприятные реакции на успех, попытки похищения успеха' - 'безразличие к успеху' - 'признание успеха'
  - эти понятия, как показывает реальность, взаимосвязаны и характеризуют культуру успешности. Естественно, лишь этими - перечисленными - понятиями характеристика культуры успешности не исчерпывается.
  Можно предположить, что по мере развития культуры успешности происходит накопление успешности, а общество становится все более успешным.
  Для определенных случаев, наверное, можно сформулировать и иной (обратный) тезис: об утрате потенциала успешности и все менее успешном социуме. Возможно, история конкисты (ориентировочно рубеж между 1400 ми и 1500 годами нашей эры) демонстрирует пример взаимодействия обществ с потенциалом накопления успешности и обществ с общинной психологией.
  Естественно, изложенные обобщения и выводы не претендуют на бесспорность.
  
  2 декабря 2016 г.
  
  
  
  12. Вопросы о Ропше. <1762>
  
  
   - Разве не бывает населенных пунктов без истории? - внезапно спросила Читательница шагающего рядом Читателя.
  
   - Например? - миролюбиво и рассеяно отозвался Читатель.
  
   - Разве неподалеку от Копорья не расположен населенный пункт Ропша?
  
   - Читатель недоуменно посмотрел на Читательницу.
  
   - Разве Ропша не населенный пункт без истории? - настаивала Читательница.
  
   - Ропша - населенный пункт без истории? - начал "включаться в тему" Читатель. Затем добавил:
  
   - А стоит ли трогать эту тему?
  
   - И все-таки? - требовала ясности Читательница.
  
   - А разве имена Петра III, Екатерины II, Алексея Орлова не связаны с Ропшей? - удивился Читатель.
  
   - С Ропшей или с Россией? - в голосе Читательницы появилась ирония.
  
   - А что сказать о революционере и противнике большевизма Борисе Савинкове? - выдвинул версию Читатель.
  
   - Как связаны Савинков и Ропша? - изумилась Читательница.
  
   - Почему политик, боевик, писатель Савинков взял литературный псевдоним "Ропшин"? - направил мысль Читатель. - Хорошо знал историю?
  
   - Как вышло, что "поймали"? ...Что "не поймали"? - начала запутываться Читательница.
  
   После секундной паузы она попыталась поправиться:
  
   - Уловили? Или все же не уловили?
  
   - Емельян Пугачёв? - задумался Читатель. И непроизвольно вымолвил:
  
   - Отчего ощущение не уютности?
  
   Читательница пожала плечами.
  
   - Есть другие темы? Допустим, победы у Наварина и в Чесменском бою? - высказался Читатель.
  
   - Разве мало исторических мест? - согласилась Читательница.
  
   - Помолчим минуту? - предложил Читатель.
  
   Читательница не ответила, углубившись в размышления об истории.
  
  
   7 июня 2017 года
  
  
  
  13. Сказка о Луи Антуане де Бугенвиле. <1766>
  
  
   Луи Антуан де Бугенвиль - один из людей удивительной удачливости.
  
   Он родился в Париже в 1729 году. Рано потерял свою мать - в возрасте пяти лет. Но семейные связи с Версалем, с королевским двором обеспечили мальчику и опеку, и воспитание, и образование.
  
   Случайно оказавшись маленьким мальчиком в Версальском парке без сопровождения взрослых, Луи Антуан увлеченно рассматривал растущие там разнообразные цветы.
  
   "Существуют ли в природе цветы, которые не растут здесь, монсеньор?" - непроизвольно спросил он подошедшего мужчину. "Если только в другом полушарии", - пошутил тот в ответ, и подарил мальчику красивый цветок.
  
   Дамы, к которым мальчика отвели, смеясь, объяснили, что королю Франции вопросы задавать не полагается.
  
   Во время учебы в колледже де Бугенвиль показывает таланты математика.
  
   1754 и 1756 - годы его первой крупной публикации (вышли два тома).
  
   Он готовится к карьере юриста, изучает право.
  
   Но его планы корректируются: шагая по улице с учебником римского права в руке, де Бугенвиль наблюдает сцену: блестящий офицер вручает прекрасный букет прекрасной даме.
  
   Де Бугенвиль начинает военную и дипломатическую карьеры. Участвует в боях в Канаде.
  
   Интересы исследователя не оставляют его. Вращаясь в научных кругах, он слышит фразу: "Южная Америка - континент необычных цветов". Военная карьера становится военно-морской.
  
   Де Бугенвиль возглавляет экспедицию для создания французской колонии в Порт-Сен-Луи на Фолклендских островах, в то время незанятых.
  
   В 1766-69 годах он становится во главе первой французской кругосветной экспедиции на кораблях "Будёз" и "Этуаль".
  
   В Бразилии ботаник Филибер Коммерсон, входивший в состав первой французской кругосветной экспедиции, обнаружил цветок, названный позже Бугенвиллея (Bougainvillea).
  
   Плавание не обошлось и без других приятных событий.
  
   Например, в мае 1768 года, де Бугенвиль выясняет, что один из слуг, плывущих с экспедицией, - на самом деле женщина, замаскированная под мужчину. Это была подруга ботаника Филибера Коммерсона; считается, что она была первой женщиной в мире, прошедшей вокруг света на корабле.
  
   В силу такого обстоятельства де Бугенвиль получил возможность совершить галантный поступок, но не столько по отношению к конкретной женщине, сколько по отношению к женскому полу вообще.
  
   Кому еще в мировой истории представилась подобная возможность? Сандро Боттичелли?
  
   Первая французская кругосветная экспедиция проводит обширные исследования и делает значительные открытия. Обнаруженному 30 июня 1768 года острову было дано имя руководителя экспедиции: Бугенвиль.
  
   Экспедиция возвращается во Францию. Книга де Бугенвиля о кругосветном путешествии получает общеевропейскую популярность.
  
   Далее де Бугенвиль участвует в войне за независимость США. Результат известен. По Версальскому мирному договору 1783 Великобритания признала независимость США.
  
   Де Бугенвиль готовит проект экспедиции на Северный полюс. Но слышит слова министра: бессмысленно искать экзотические цветки и прекрасные сорта винограда на Северном полюсе, особенно если их там нет. Де Бугенвиль со временем признал, что министр проявил предусмотрительность мудреца.
  
   Во время Революции де Бугенвиль остается верен Людовику XVI.
  
   По состоянию на 1 января 1792 де Бугенвиль - вице-адмирал. Выходит в отставку, чтобы посвятить себя наукам и семье.
  
   Де Бугенвиль был арестован "во время Террора" в качестве подозреваемого. За решеткой оказался человек, обладавший общенациональной, и даже общеевропейской, известностью.
  
   В атмосфере возникло необычное напряжение. Возможно, Робеспьер ощутил какую-то перемену в ситуации, какие-то неясные сигналы из будущего.
  
   В конце июня 1794 года Робеспьер отошёл от работы в Комитете общественного спасения, в течение 1,5 месяцев (до 26 июля 1794 года) не выступал в Конвенте... 28 июля 1794 года Робеспьер был гильотинирован. Через некоторое время де Бугенвиль был освобожден.
  
   Последующая жизнь де Бугенвиля была также весьма насыщена. Де Бугенвиль выступил в качестве покровителя садоводства. Он нанял молодого мастера садовника Christophe Cochet (1777-1819), в возрасте 22 лет. Предложил Кристофу, чтобы тот сосредоточился на выращивании роз. Начатое при содействии де Бугевиля дело разведения роз достигло большого размаха и получило широкую известность.
  
   Однажды - уже в холодное время года - де Бугенвиль наблюдал дождь со снегом. Парковые и садовые розы к тому моменту давно отцвели. Внезапно на его ладонь вместе со снежинкой опустился лепесток. Как исследователь, де Бугенвиль задумался: а не летят ли подхваченные ветром лепестки вокруг света? Растаявшая снежинка почему-то напомнила о морских брызгах, падавших на лицо во время кругосветного путешествия.
  
   При Наполеоне Бонапарте де Бугенвиль становится сенатором (1799 год), графом Империи (1808 год), занимает важные должности, получает высокие награды.
  
   Де Бугенвиль умер в Париже 31 августа 1811 года. Его тело покоится в Пантеоне.
  
   В 1766 году де Бугенвиль начал первое французское кругосветное путешествие (5 декабря 1766 года из Бреста). А через 250 лет - 6 ноября 2016 года - начал свое кругосветное, одиночное безостановочное путешествие на тримаране другой француз - Томас Ковиль. В том же 2016 году (25 декабря 2016 года) он его и завершил, поставив рекорд скорости. Переночевав на тримаране после рекорда, 26 декабря 2016 года Томас Ковиль сошел на берег, в Бресте.
  
  
   14 января 2017 года.
  
  
  
  14. Диалог о Екатерине Великой. <1774>
  
  
   В одной из комнат издательства А.В. Каменский увидел В.В. Огаркова. Огарков стоял у окна и задумчиво смотрел на улицу.
  
   - Размышляете над очередным проектом?- поинтересовался Каменский.
  
   - Иванов работает над книгой о Петре Великом, - ответил Огарков. - Мне предложено написать биографический очерк о Екатерине Великой. Размышляю над предложением...
  
   - О Екатерине Великой? Интересное время, - констатировал Каменский. - Обратите внимание, господин Огарков, на последовательность первых лиц после Петра Великого.
  
   Гвардия приводит в 1725 году к власти Екатерину I. После Екатерины I в 1727 году появляется быстро сошедший со сцены Петр II, умерший 14 летним. Верховный Тайный совет приглашает в 1730 году на престол Анну Иоанновну, правившую весьма длительный срок - около десяти лет. В 1740-1741 годах мелькают регенты - Бирон и Анна Леопольдовна - при императоре-младенце Иване VI Антоновиче. Гвардия снова говорит свое слово и приводит в 1741 году к власти Елизавету I. Елизавета Петровна правит весьма внушительный срок - более 10 лет. Законный наследник Елизаветы I, Петр III, правит примерно пол года. Далее снова гвардия говорит свое слово, и к власти в 1762 году приходит Екатерина II Великая. Она правила до 1796 года. Ее царствование продолжалось 34 года.
  
   Итак, за период с 1725 года по 1796 год, что составляет примерно 70 лет, у власти около 60 лет находились преимущественно женщины. (Цифры округлены для наглядности).
  
   - Историческая эпоха - интересная, - согласился Огарков. - Однако, признаюсь Вам, господин Каменский, нет особого желания писать биографический очерк о Екатерине Великой. Так или иначе, придется характеризовать ее личную жизнь. Если детали ее личной жизни наполнят книгу, то я стану автором не исторического, а художественного произведения. Биографический материал обладает собственной энергетикой. Материал - предчувствую - возьмет верх над автором. Снова писать по обкатанной схеме? Бедная немецкая принцесса? Возможно, незаконная дочь прусского короля? Стала по прихоти судьбы супругой российского наследника престола? Любовники? С помощью гвардии захватила власть? Снова любовники? Победы над османскими армиями? Матушка-императрица?..
  
   Как-то нет никакого желания, господин Каменский, повторять все эти широко известные высказывания. А получится ли написать что-то новое? Не уверен. Размышляю над планами...
  
   - Обратите внимание на персону Остермана Андрея Ивановича. Он же - Генрих Иоганн Фридрих, - посоветовал Каменский. Сын лютеранского пастора. С 1703 на русской службе. Служил под руководством Петра Великого. Активно участвовал в заключении Ништадтского мира (1721). С 1723 года вице-президент Коллегии иностранных дел, в 1725-1741 годах вице-канцлер. С 1731 года был фактическим руководителем внешней и внутренней политики России. После дворцового переворота 1741 года, возведшего на престол Елизавету Петровну, был предан суду, приговорён к смертной казни, заменённой пожизненной ссылкой в Берёзов, где умер.
  
   А.И. Остерман - выходец из Вестфалии.
  
   Если смотреть на даты, то деятельность А.И. Остермана охватывала и период деятельности Петра I (с 1703 года), и периоды правления Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны, регентов при младенце-императоре Иване Антоновиче.
  
   Правители разные, а на важнейшей должности - один и тот же человек.
  
   Читая о временах Анны Иоанновны, мы встречаем много критических суждений относительно преобладания выходцев из "немецкой среды".
  
   Однако, проходит период правления Елизаветы Петровны, и на престоле оказывается родившаяся в городе Штеттин, происходившая из бедного немецкого княжеского рода Екатерина II. В историю вошла как Екатерина Великая. На первый взгляд, - парадокс.
  
   Странная "настойчивость истории". Женщины - почти тотально. Выходцы из "немецкой среды" - весьма заметно...
  
   - Иванов планирует затронуть в своем очерке о Петре Великом тему "коалиционности". Станут ли читатели этим интересоваться? - высказал сомнения Огарков.
  
   - Во-первых, насколько это понятие является точным? - отреагировал Каменский. - Во-вторых, объем "представления" этого понятия в биографическом очерке может быть разным. В-третьих, как мне говорили, у Иванова в числе направлений размышлений - еще и "Сибирь", - ответил Каменский. - Какие-то основания для выделения "европейского", "османского", "сибирского" направления, у Иванова, возможно, имеются.
  
   Более или менее отчетливо эти направления "прорисовываются" в эпоху Ивана Грозного.
  
   Если говорить о "европейском направлении", то что мы видим?
  
   Действия на "европейском направлении" связывались в общественном сознании со сложными историческими ассоциациями.
  
   Противостояния на этом направлении были долгими, результаты противостояний - переменчивыми.
  
   Особенно сильное влияние на коллективную историческую память могли оказывать события Ливонской войны, происходившей в эпоху Ивана Грозного.
  
   Продолжительность Ливонской войны 1558-1583 годов превышала 20 лет. Ливонская война окончилась безрезультатно, неудачно. Последовали потрясения, "Смутное время", смена династии Рюриковичей на династию Романовых.
  
   Возможно, после всех этих событий возникло интуитивно настороженное отношение к действиям на "европейском направлении". Может быть, возникло и понимание необходимости той самой "коалиционности".
  
   "Османское направление" было предпочтительным по нескольким причинам.
  
   Во-первых, показали преимущество европейской военной культуры две важные победы. Победа в 1571 году объединенного флота ряда европейских государств (в Священную лигу объединились Венеция, Испания, Папа Римский, Мальта и ряд итальянских государств: Генуя, Неаполь, Сицилия, Савойя, Тоскана, Парма и др.). Победа под Веной в 1683 году.
  
   Эти победы при возможности тактических поражений позволяли прогнозировать итоговое военное превосходство европейской коалиции.
  
   Во-вторых, "османское направление" создавало тенденцию европейской коалиции (или европейских коалиций). "Коалиционность" ("европейская коалиционность") - как результат действий на "османском направлении" - имела самостоятельную ценность.
  
   В-третьих, и государственным аппаратом, и армией, и широкими массами населения в силу исторических и иных причин действиям на "османском направлении" давалась позитивная оценка.
  
   Что касается "сибирского направления", то действия в этом направлении осуществлялись. С разными, конечно, уровнями энергичности в разные периоды.
  
   Например, Строгановы, осваивавшие Урал и Сибирь.
  
   Строгановы активны при Иване IV Грозном.
  
   Строгановы оказали существенную денежную и ратную помощь второму народному ополчению.
  
   Строгановы оказывали значительную денежную и продовольственную помощь Михаилу Фёдоровичу, первому русскому царю из династии Романовых.
  
   Оказали большую денежную помощь Петру I во время Северной войны.
  
   Да и не только фамилия Строгановых осталась в истории.
  
   21 октября 1727 года (в период царствования Петра Второго) Россия и Китай подписали Кяхтинский договор. Он устанавливал российско-китайскую границу от Забайкалья до Западных Саян.
  
   15 августа 1728 года (так же в период царствования Петра Второго) открыт Берингов пролив между Азией и Америкой
  
   Все события не перечислишь. Но упомяну 1784 год (период царствования Екатерины Великой): купец Г.И. Шелихов основал первое русское поселение на острове Кадьяк (Аляска).
  
   - Выделение этих трех "направлений" - для чего, господин Каменский? - спросил Огарков.
  
   - А почему бы не выдвинуть рабочую версию, господин Огарков? - предположил Каменский. - Если принять, что длительная Ливонская война на "европейском" направлении практически без союзников завершилась не благополучно... Если учесть, что за длительной Ливонской войной последовало "Смутное время", смена династий и прочие неблагоприятные события...
  
   То появились ли в общественном сознании такие понятия как "миролюбие" и "коалиционность" (по крайней мере, на "европейском направлении")?
  
   Миролюбие все же является в большей степени женским качеством.
  
   Анна Иоанновна и Екатерина Великая на "европейском" направлении были довольно-таки миролюбивы.
  
   Екатерина II участвовала в разделах Польши коллективно, в коалициях, обеспечивая явное преимущество.
  
   Военное противостояние России со Швецией в период царствования Екатерины II носило какой-то "остаточный" характер, и сводилось, главным образом, к сражениям на море. Завершилось явной победой России.
  
   Вступление России в 1757 году в Семилетнюю войну при Елизавете I можно рассматривать как исключение из правила. Но - с какой точки зрения смотреть. При жизни Елизаветы I эта война не завершилась. Были славные победы русского оружия. Но, так или иначе, несмотря на долгие военные действия, так ни к каким положительным итогам эта война не привела.
  
   Можно сделать вывод, что исключение подтвердило правило.
  
   "Разделы", если смотреть с исторической точки зрения, так же выглядят или бессмысленно, или сомнительно.
  
   - "Женский фактор" и определенное "миролюбие", - с легкой иронией обобщил Огарков. - Плюс "иностранные специалисты", плюс "европейская коалиционность"... Предположения, версии, размышления...
  
   - Как рабочая версия для объяснения "женского фактора", - так же с легкой иронией отреагировал Каменский. - Но не забудьте о гипотетической "коллективной исторической памяти", о длительной Ливонской войне без союзников (у России), о последующем "Смутном времени"... Это так же элементы рассуждения.
  
   - Если учитывать Ваши высказывания, господин Каменский, то это уменьшит "интимную составляющую" в биографии Екатерины Великой, - вздохнул Огарков. - Уменьшит, но не на много. Придется, так или иначе, детально рассматривать ее личную жизнь.
  
   - Сделайте "ход конем", господин Огарков, - предложил возможный выход Каменский. - Пишите биографический очерк о Григории Александровиче Потемкине.
  
   Потемкин действовал на "основном" направлении - "Османском". Конечно, Вам не удастся обойтись без упоминания его личных отношений с Екатериной II.
  
   Но подчеркните, что Потемкин мыслил стратегически. Ощущается его отчетливая организационная связь с графом Петром Александровичем Румянцевым (Румянцевым-Задунайским).
  
   Так, Григорий Потемкин прибыл в Петербург в конце 1770 года с отличными рекомендациями П.А. Румянцева. В письме победоносного П.А. Румянцева к государыне перечислялись заслуги Г.А. Потемкина и, между прочим, говорилось:
  
   "Сей чиновник, имеющий большие способности, может сделать о земле, где театр войны состоял, обширные и дальновидные замечания, которые по свойствам своим заслуживают быть удостоенными высочайшего внимания и уважения, а посему и вверяю ему для донесения Вам многие обстоятельства, к пользе службы и славы империи относящиеся..."
  
   Потемкин настоял на усилении армии Задунайского новыми подкреплениями из России и о нестеснении его инструкциями.
  
   Таким образом, Потемкин был не только фаворитом. Он появился при дворе как компетентный представитель тех сил Империи, которые действовали на "Османском направлении".
  
   Потемкин часто писал государыне письма. Переписка с Императрицей позволяла сделать выводы о грамотности, знаниях и кругозоре Потемкина.
  
   Сосредоточившись на написании биографического очерка о Григории Потемкине, о его славных свершениях, Вы, господин Огарков, сможете одновременно рассказать о деятельности Екатерины Великой без лишних подробностей о ее личной жизни.
  
   - Значит, о Потемкине? - проявляя колебания, произнес Огарков.
  
   - Пишите об эпохе, господин Огарков. Пишите об исторических процессах, о событиях, о свершениях. Заинтересуйте читателя! А если нет желания копаться в интимных подробностях, то упомяните о предположениях, об исторических версиях, размышлениях. Очерк - не безразмерный. Сместите акценты.
  
   - Вы правы, господин Каменский, - Огарков принял решение. - Сосредоточусь на биографии Григория Потемкина и на его делах. Расскажу, по возможности, о Екатерине Великой, о ее предшественниках и предшественницах на троне. Если будет уместно, то упомяну и об исторических версиях. Благодарю за беседу.
  
   Писатели пожали друг другу руки.
  
  
   28 мая 2017 года - 29 мая 2017 года.
  
  
  
  15. Диалог о недосказанном. <1795>
  
  
   Читатель и Читательница шли по улице, обсуждая недавно прочитанные книги.
  
   Уличный шум заглушал их слова и мешал отчетливо слышать друг друга.
  
   - Читал Юрия Трифонова, - заявил Читатель
  
   - Николай Михайлович Карамзин в своей "Истории" писал об отношениях России (Московской Руси) и Великого Княжества Литовского. Как называть жителей России - вопроса не возникает. А как назвать жителей Великого княжества Литовского? - делилась впечатлениями Читательница.
  
   - "Нам, советским людям, понятны и близки мысли и чувства чеховских героев! Ведь наша страна изменилась неузнаваемо, изменились нравы, быт людей, строй жизни, весь мир, нас окружающий. И однако - как близки, как понятны!" - процитировал Читатель слова Ю. Трифонова.
  
   - Великое княжество Литовское Карамзин называет Литвой, а жителей этого государства (княжества) литовцами. "Литовцы" - этот термин у Карамзина доминирует. Как-то "неудобно". И этнические литовцы, и Литва (этническая территория) существовали и при Карамзине. "Та" - небольшая - "этническая" Литва (частично) входила несколько веков в состав очень значительного по территории Великого княжества Литовского. Тем более, называть "литовцами" всех жителей Княжества "неудобно" в наше время, когда существует прибалтийское небольшое государство Литва. Неудобство, смешение смыслов.
  
   - О своей бабушке со стороны матери, Татьяне Александровне Словатинской, Ю. Трифонов упоминает: "Когда-то она училась музыке в Вильно...", - заметил Читатель.
  
   - Как же назвать жителей Великого княжества Литовского? - излагала сомнения Читательница. - Посполитными шляхтичами? Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества в Речь Посполитую) в 1569 году прошло почти два века... Княжество существовало. У него были жители. Как же их назвать? У Карамзина мелькает слово "литвин". Но, видимо, это слово странно звучало и во времена Карамзина. Тем более странно оно звучит сейчас.
  
   - Ю. Трифонов написал о своем соседе по даче - писателе, выдающемся поэте, литературном функционере, главном редакторе журнала - А.Т. Твардовском: "Позднее, когда я узнал Александра Трифоновича ближе, я понял, какой это затейливый характер, как он наивен и подозрителен одновременно, как много в нем простодушия, гордыни, ясновельможного гонора и крестьянского добросердечия...", - продолжал Читатель.
  
   Читателя и Читательницу обогнал любитель поэзии, бормотавший под нос: "Сказания давно минувших лет. Преданья старины глубокой".
  
   Впереди по ходу собеседников разместилась группа туристов.
  
   Стоявшая перед группой туристов экскурсовод пыталась, перекрикивая уличный шум, что-то упомянуть о колокольне "Иван Великий".
  
   Проезжавшая по улице машина с дипломатическими номерами побудила кого-то к комментарию о ее государственной принадлежности.
  
   Голоса сливались и перекрывались. Слова накладывались друг на друга. До Читательницы донеслось: "велико..." ... "литовцы...".
  
   - "Он открыл великую силу недосказанного", - продолжал Читатель.
  
   На светофоре зажегся зеленый свет.
  
   Читатель и Читательница начали переходить улицу.
  
   27 августа 2017 г. - 28 августа 2017 г.
  
  
  
  16. Александр I, И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, Н. П. Рязанов. Полицентризм успешного проекта. Очерк. <1806>
  
  1.А был ли Вашингтон? Краткое предисловие
  
  Со дня завершения первой российской кругосветной экспедиции - кругосветных плаваний Крузенштерна и Лисянского - прошло почти 210 лет.
  Об этой экспедиции написано довольно таки много работ (списки литературы приведены, например, в книгах В. М. Пасецкого и И.И.Фирсова [Пасецкий В. М.] [Фирсов И. И.]).
  Но, однако, известная и популярная тема имеет и 'скользкие' фрагменты. Почему такие фрагменты существуют? Причины разные. Одна из причин - определенная 'лояльность' того или иного автора к одному из кругосветных мореплавателей. Впрочем, и 'равноудаленность' не всегда добавляет определенности, ясности, бесспорности.
  Еще одна из причин - тенденция к 'фикшионализации' (англ. fiction - художественная литература) первой российской кругосветной экспедиции. Вроде бы, автор пишет о реальных событиях, но - иногда, может быть, против его воли - герои становятся персонажами легенды или сказки, и читателям остается только разгадывать, как обстояли дела на самом деле.
  Вроде бы никто не отрицает того, что Ю. Ф. Лисянский встречался с президентом США Дж. Вашингтоном.
  Но вот открываем одну из книг для детей о И. Ф. Крузенштерне и читаем, что с президентом США Джорджем Вашингтоном встречался... Крузенштерн. О Ю. Ф. Лисянском в данном эпизоде книга вообще не упоминает.
  
  Читаем насыщенные информацией, подробные книги Е. Л. Штейнберга и И. И. Фирсова: с президентом США Вашингтоном встречался Ю. Ф. Лисянский. Причем эта встреча произошла в ходе достаточно длительного многоэпизодного путешествия. И. Ф. Крузенштерн в качестве спутника Ю. Ф. Лисянского в этом путешествии по США не упоминается [Штейнберг Е. Л.] [Фирсов И. И.].
  Но вот новый вариант. Открываем книгу В. М. Пасецкого. 'Между моряками, которым впоследствии предстояло командовать кораблями Первой русской кругосветной экспедиции, установились дружеские отношения. Они посетили президента США Вашингтона. На русских офицеров эта встреча произвела неизгладимое впечатление' [Пасецкий В. М.]. И что же: с президентом США встречались вместе И. Ф. Крузенштерн и Ю.Ф.Лисянский?
  
  'Вернувшись в гостиницу, Лисянский прежде всего открыл свой дневник: '...Президент Вашингтон обласкал меня таким образом, что я по гроб жизни моей должен ему остаться благодарным и всегда сказать, что не было в свете величее мужа сего. Простота его жизни и благосклонность в обхождении таковы, что в одно мгновение поражают и удивляют чувства'' [Фирсов И. И.].
  У темы есть и иной 'оборот'. Невольно вспоминаются записи в дневнике Генриха Шлимана о встречах с президентами США и комментарии к этим записям.
  'В декабре 1850 года Генрих Шлиман, взяв с собой 30 000 долларов наличными (50 000 талеров), через Амстердам и Ливерпуль отправился в США. (...) Дневник Шлимана содержит многочисленные описания, биографы доказали, что их основой были газетные публикации. Полностью были вымышлены визит в Белый дом и общение с президентом США Миллардом Филлмором - Шлиман не был ни настолько известен, ни настолько богат, чтобы президент Соединённых Штатов Америки мог заинтересоваться им' ['Шлиман, Генрих'].
  
  18 сентября 1867 года 'на пароходе 'Америка' Шлиман отбыл в Нью Йорк ... ... Шлиман лично провёл маркетинговое исследование - под видом пассажира объездил дороги разных компаний по маршруту Нью Йорк - Толидо - Кливленд - Чикаго. В результате он продал почти все свои акции (на сумму 300 000 долларов), а вырученную сумму вложил в железные дороги. В то же время сомнительны его сообщения, что он встречался с президентом США Джонсоном и генералом Улиссом Грантом' ['Шлиман, Генрих'].
  Биографы Г. Шлимана более или менее дружно консолидируются: встреча с Миллардом Филлмором, якобы, выдумана Генрихом Шлиманом. Г. Шлиман был, оказывается, недостаточно значительной фигурой.
  А офицер Ю. Ф. Лисянский не самого высокого воинского чина (в тот момент) был столь значительной фигурой, что имел возможность встретиться и поговорить с президентом США.
  Предположим, что президенты США общаются (общались) с людьми разного социального положения.
  Вернемся к описаниям первой российской кругосветной экспедиции. Пристрастность авторов, неоднозначность излагаемой информации: это 'плохо' или 'хорошо'? Больше, наверное, 'хорошо', чем 'плохо': это означает, что к теме сохраняется интерес, что тема продолжает волновать новые поколения, что тема актуальна, интересна.
  Читая различные книги о Ю. Ф. Лисянском и И. Ф. Крузенштерне, сопоставляя прочитанное, автор решил изложить некоторые свои размышления, выводы, обобщения в данном очерке.
  Автор не ставил задачу реализовать своего рода 'равноудаленность' по отношению к двум великим кругосветным мореплавателям. Хотя такая 'равноудаленность' - в идеале - была бы желательной. И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский вошли в историю как выдающиеся люди. И. Ф. Крузенштерн сделал много полезного и для России, и для всего мира, и для мировой науки в период кругосветного плавания 1803-1806 годов и после его завершения. Вместе с тем, если в данном очерке и будет проявляться некая 'несбалансированность' по отношению к участникам кругосветной экспедиции, то такая 'несбалансированность' будет, все же, естественной: на аптекарских весах информацию и оценки не взвесишь.
  
  2.'Они проектируют объехать вокруг света', 'совершить больше, чем Лаперуз'
  
  'Можете ли представить себе, что не умея и не имея средств строить суда, они проектируют объехать вокруг света. У них недостаток во всем: не могут найти для путешествия ни астронома, ни ученого, ни натуралиста, ни приличного врача. С подобным снаряжением, даже если бы матросы и офицеры были хороши, какой из всего этого может получиться толк?.. Одним словом, они берутся совершить больше, чем Лаперуз, который натолкнулся на немалые трудности, несмотря на то, что он и его сотрудники располагали значительно большими возможностями. Не надеюсь, чтобы это хорошо кончилось, и буду весьма недоволен, если мы потеряем дюжину довольно хороших офицеров, которых у нас не так то много' (Из письма министра военно морских сил российскому послу в Англии. Цит. по: [Фирсов И. И.]).
  
  Первый в мире проект кругосветного плавания, наверное, сформулировал и представил для рассмотрения Фернан Магеллан на рубеже 1400 х - 1500 х годов (организованная Магелланом кругосветная экспедиция - первая в мировой истории - состоялась в 1519-1522 годах).
  Россия не была отделена от западно европейских стран непреодолимой стеной. Так или иначе, информация о планах кругосветных плаваний и об осуществлении этих планов доходила до жителей России.
  20 октября 1696 года Петр I провел через Боярскую Думу предложение 'Морским судам быть...". Эта дата ныне чествуется, как День основания русского регулярного военно морского флота [Авадяева Е. Н.].
  Появились люди, имевшие мореходные знания высокого уровня, появился профессиональный флот.
  С того времени идея кругосветного плавания явно или латентно присутствовала в умах жителей Империи.
  По версии И. И. Фирсова первый отчетливый проект организации кругосветного плавания с заходом на Камчатку возник у вице адмирала графа Николая Головина в связи с организацией экспедиции Беринга (1732 год) [Фирсов И. И.]. В то время проект Н. Головина не нашел поддержки.
  Кругосветное плавание стало реальным в царствование Екатерины II. Идею поддержал Александр Андреевич Безбородко (1747 1799), секретарь императрицы. Вице президент Адмиралтейств коллегии граф Иван Григорьевич Чернышев 'в 1781 году начал за свой счет снаряжение кругосветной экспедиции. Командовать кораблем должен был его генеральс адъютант лейтенант Григорий Иванович Муловский. В сентябре 1787 года корабли экспедиции 'были в полной готовности к походу'. Однако '7 сентября 1787 года вышел Манифест с объявлением войны Турции'. 4 октября 1787 года капитан 1 го ранга Г. И. Муловский попросил разрешения на выход в море для начала экспедиции. Ответа не последовало. 28 октября 1787 года вышел указ императрицы об отмене экспедиции. В 1789 году в ходе морских сражений со шведским флотом Г. И. Муловский погиб [Фирсов И. И.].
  В ряде литературных источников авторы художественно домысливают размышления и переживания И. Ф. Крузенштерна, Ю. В. Лисянского, других моряков в связи с (готовой к осуществлению, но несостоявшейся) экспедицией Г. И. Муловского. Если идти по пути художественного моделирования, то можно предположить, во первых, что возник 'синдром Муловского' ('что то может сорваться в последний момент'), и, во вторых, что 'синдром Муловского' стал одной из причин самостоятельного (отдельно от И. Ф. Крузенштерна) безостановочного плавания Ю. Ф. Лисянского из Кантона (Китай), в Портсмут (Англия).
  В 1796 году завершилось царствование Екатерины II. После срыва экспедиции Г. И. Муловского реальные попытки организовать кругосветное плавание при императрице не возобновлялись.
  Екатерину II сменил у руля государства Павел I. Его царствование было достаточно коротким и противоречивым. Обострились отношения с Англией. Серьезных попыток организовать кругосветное плавание при нем не предпринималось.
  12 марта 1801 года на российский престол вступил Александр I.
  'Александр I положил конец конфликту в отношениях с Англией и Испанией, разгоревшемуся в последние годы царствования Павла I, подписав одновременно секретную конвенцию с Францией. Эта мирная пауза, свидетельствовавшая о намерении России отстраниться от участия в англо французском соперничестве в Европе и заняться решением задач своей хозяйственной жизни, была использована для подготовки и осуществления мероприятий по укреплению позиций России на севере Тихого океана и в том числе для организации Первой русской кругосветной экспедиции' [Пасецкий В. М.].
  
  'В 1793 г. Крузенштерн, Беринг, Лисянский и несколько других офицеров русского флота получили командировку в Англию, длившуюся 6 лет' [Пасецкий В. М.].
  Годы жизни Ивана Фёдоровича Крузенштерна: 1770 - 1846, Юрия Фёдоровича Лисянского: 1773 - 1837. (Сообщим и годы жизни Николая Петровича Резанова: 1764 - 1807).
  В период 'командировки' после различных событий И. Ф. Крузенштерн оказался в Индии, где встретился с Г. С. Лебедевым, признаваемым сейчас одним из основоположников востоковедения в России.
  'Назвавшись Герасимом Степановичем Лебедевым, он стал рассказывать историю своей необычайной жизни. (...) Лебедев просил Воронцова испросить позволение снарядить три трехмачтовых судна под русским флагом из Калькутты в Петербург. (...) Крузенштерн долго размышлял по поводу услышанного. Его замысел, сперва неясный и расплывчатый, принимал все более отчетливые очертания' [Штейнберг Е. Л.].
  
  'Вернувшись на родину, Крузенштерн собирался представить свою записку президенту Коммерц коллегии П. П. Соймонову (...) ...Поскольку именно он выдвинул идею о посылке экспедиции Муловского, Крузенштерн надеялся найти в его лице единомышленника... (...) Однако Соймонов уехал в Москву и вскоре скончался' [Пасецкий В. М.].
  Говоря о проекте И. Ф. Крузенштерна, В. М. Пасецкий отмечает:
  'Не случайно он был воспринят современниками как памфлет. Высшие сановные лица Петербурга не рискнули полностью доложить о записках И. Ф. Крузенштерна ни Павлу I, ни Александу I - столь опасны были они своей вольностью мыслей. Более того, они были изъяты из документов правительственных учреждений и впервые обнаружены в личном архиве мореплавателя, когда собирались материалы для научной биографии И. Ф. Крузенштерна' [Пасецкий В. М.].
  Вот как описывает В. М. Пасецкий тот текст проекта, который был обнаружен в личном архиве мореплавателя: ''Записка министру коммерции Соймонову, написанная на борту судна 'Бомбей' под командой Гамильтона, с проектом организации русской экспедиции в интересах развития торговли и обогащения страны'. Документ представляет писарскую копию рукописи на французском языке с правкой Крузенштерна (ЦГАВМФ, ф. 14, on. 1, д. 22)' [Пасецкий В. М.].
  
  'Проект снабжения русских североамериканских колоний морским путём через два океана был представлен правительству министром коммерции, графом Николаем Петровичем Румянцевым, известным государственным деятелем эпохи Александра I' [Дмитрашко Н. В.].
  
  3.Сфинкс: одна экспедиция, два кругосветных плавания. Плюс посольство. Троецентрие и энергия конкурентности
  
  Аляска - А лиска - А лузка...
  
  Русско Американская компания - креативность и экзотика в бюрократическом Порядке. Продукт необычной активности императора Павла I.
  Приведу - почти полностью - статью из Большой Советской Энциклопеции (БСЭ) (1969-1978):
  'РОССИЙСКО АМЕРИКАНСКАЯ КОМПАНИЯ, торговое объединение, учреждённое 8 (19) июля 1799 в России в целях освоения территорий Русской Америки, Курильских и других островов. Компания имела правление в Иркутске, с 1800 - в Петербурге. Ей предоставлялись в монопольное пользование все промыслы и ископаемые, находившиеся на этих территориях, право организовывать экспедиции, занимать вновь открытые земли и торговать с соседними странами. На территориях русских владений в Америке был создан ряд постоянных поселений, построены судостроительные верфи, мастерские и др. В 1804-40 Р. а. к. при содействии русского правительства организовала 25 экспедиций, в т. ч. 15 кругосветных (И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского и др.), произвела исследовательские работы на Аляске, участвовала в заселении о. Сахалин и Приамурского края. Главное правление компании с 1824 помещалось в доме ?72 на Мойке в Петербурге. Здесь часто проходили собрания чл. Сев. об ва декабристов. В этом доме жил К. Ф. Рылеев, служивший в 1824-25 правителем дел Р. а. к. За годы существования компании изучалась география и этнография Русской Америки (М. Д. Тебеньков, В. С. Хромченко, А. К. Этолин, А. Ф. Кашеваров, Л. А. Загоскин, И. Г. Вознесенский и др.). Компания содействовала введению в ряде районов хлебопашества, огородничества, скотоводства'.
  Прочитав эти фразы, хочется шутливо прокомментировать: 'какое то правление... Что за правление? А где дворяне, где крепостные?'
  А аналогичная статья из БСЭ (1926-1947) добавляет: 'В 1812 недалеко от бухты Сан Франциско было основано русское поселение Росс. В 1816-18 Российско американская торговая компания делала попытку обосноваться на Гавайских островах'.
  Как то трудно представить себе комедию Гоголя 'Ревизор' или поэму 'Мертвые души' применительно к Сан Франциско или к Гавайским островам. Предположу, что и стремительный Хлестаков, и углубленный в задачу Чичиков после многодневного путешествия по суше и морю (или только по морю) прибыли бы на место назначения совсем другими людьми ('куда несешься, птица парусник? Дай ответ!'). Да и в поселении Росс или на Гавайских островах их (Хлестакова и Чичикова) встретили бы совершенно не те люди, которые фигурируют в произведениях Н. Гоголя.
  Но ведь не все сразу, сначала нужно разобраться. Акции, пушнина, доходы... На первых порах, вроде бы, прибавилось престижа... Поначалу все выглядело привлекательно.
  Да и Александр I начинал правление с хорошими надеждами и планами.
  В общем, будущее было солнечным.
  Насколько сложным был круг вопросов, связанных с организацией первой кругосветной экспедиции, можно сделать вывод, например, из следующих фрагментов.
  'Александр I создал 'Комитет образования флота' и председателем назначил не Мордвинова, а в пику ему дряхлого графа Александра Воронцова, брата посла в Англии. Комитету царь дал наказ - 'определить всякое излишество, привести все в возможную краткость и ясность'.
  До чего же додумался Воронцов, ни одного дня не прослуживший на флоте?
  'По многим причинам физическим и локальным России быть нельзя в числе первенствующих морских держав. Да в том ни надобности, ни пользы не предвидится. Прямое могущество и сила наша должны быть в сухопутных войсках...'
  (...)
  Зимний Лондон встретил неприветливо. Воронцов уже знал о цели его приезда и отнесся к этому холодно.
  - Не рано ли вздумали тягаться с просвещенными мореплавателями, милостивый государь? - скептически произнес Воронцов. - Британские мореходы, подобные Куку, многоопытны и познания имеют великие. Россия и судов порядочных не имеет' [Фирсов И. И.].
  Но проект первого кругосветного плавания был одобрен императором Александром I, и нижестоящие чиновники отменить этот проект не могли. Не отменили его и объективные обстоятельства (как это произошло при Екатерине II).
  Сделаем несколько замечаний относительно отношения императора Александра I к кругосветной экспедиции, состоявшейся в период 1803-1806 годов.
  Александр I в связи с направлением и возвращением экспедиции вел себя как человек широких взглядов и весьма достойно.
  Во первых, одобрил проект и способствовал направлению экспедиции.
  Во вторых, согласился с назначением руководителями кораблей именно тех моряков (И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского), которые были способны справиться с поставленной задачей - обойти вокруг света.
  В третьих, оснащение одного из судов принял на свой счет.
  В четвертых, лично прибыл на отправляющиеся в экспедицию корабли.
  Затронем и период после завершения экспедиции.
  В пятых, лично прибыл на прибывшую из экспедиции 'Неву'. Уважительно отпробовал флотской пищи.
  'Попробовав солонину, сухари, царь запил водой, взятой в тропиках, и одобрительно причмокнул губами' [Фирсов И. И.]. На душе, наверное, было хорошо; успех был историческим, мирового уровня.
  В шестых, командиры кораблей экспедиции получили почетные и весомые награды (ордена, пенсии, единовременные премии, присвоения очередных званий, назначения на достойные должности). Награждены были и другие участники экспедиции.
  
  Одна экспедиция, два кругосветных плавания
  
  Экспедиция - как проект и как организационное мероприятие - была одна. А кругосветных плаваний было два.
  Изначально корабли 'Надежда' и 'Нева' были загружены с расчетом на два относительно самостоятельных плавания.
  'Надежде' под руководством И. Ф. Крузенштерна предстояло достичь берегов Японии и Камчатки, но не планировался ее визит на Аляску.
  'Неве' по руководством Ю. Ф. Лисянского было дано задание направиться к берегам Аляски. Что касается Японии, то плавание 'Невы' к берегам этой страны не планировалось.
  Однако после решения задач 'Надежды' на Камчатке и у берегов Японии, а 'Невы' - на Аляске, они (оба корабля) должны были встретиться в Китае, в Кантоне. После решения коммерческих задач продолжить совместный путь в Европейскую Россию, в Санкт Петербург, в Кронштадт.
  'План и маршрут экспедиции были уже окончательно определены. Правительственная инструкция возлагала на нее следующие задачи:
  Снабдить русские колонии в Америке различными припасами;
  перевезти из Америки в Кантон груз пушнины для торговых операций с китайскими купцами;
  доставить в Японию русское посольство' [Штейнберг Е. Л.].
  
  'В плавании 'Нева' пребывала три полных года, без двух дней. Прошла за сие время более сорока пяти тысяч миль. Две трети сего пути шлюп наш плавал самостоятельно, без соплавателя нашего 'Надежды'' [Фирсов И. И.].
  
  'Еще один немаловажный штрих подчеркнул полвека назад писатель историк В. Невский в книге 'Первое путешествие россиян вокруг света': 'В литературные источники о первом русском кругосветном путешествии вошла в обыкновение ошибочная тенденция писать о Ю. Ф. Лисянском лишь как о спутнике И. Ф. Крузенштерна. Однако приводимые данные показывают, что большую часть плавания Лисянский совершил самостоятельно.
  В течение 532 ходовых суток корабли прошли более 45 000 миль, причем только 41,5% по времени и 42,8% по числу миль падает на часть путешествия, совершенную 'Невою' совместно с 'Надеждою', а самостоятельного плавания соответственно 58,5% и 57,2%.
  Из 1095 дней, в течение которых продолжалось историческое путешествие, в совместном плавании корабли находились только 375 дней, в самостоятельном плавании 'Нева' находилась 720 дней, что соответственно составляет 34,3% и 65,7%'.
  Таким образом, командир 'Невы' фактически совершал вояж без опеки Крузенштерна и произвел открытия и новации самостоятельно' [Фирсов И. И.].
  Итак, экспедиция, как проект и как некое организационное мероприятие, - одна. И два плавания вокруг света.
  
  Плюс посольство и научные исследования
  
  Проект не ограничивался двумя кругосветными плаваниями. Он также включал направление посольства в Японию и проведение в период плаваний научных исследований.
  'В организации посылки экспедиции в русские североамериканские колонии сыграл также известную роль и действительный статский советник Николай Петрович Резанов. Резанов был тестем Г. И. Шелехова и поэтому был тесно связан с интересами русских колоний в Северной Америке. Именно Резанову принадлежит прошение на высочайшее имя, поданное в 1795 году, об учреждении Российско Американской компании. Представителем Компании в Петербурге Резанов был в течение ряда лет.
  10 июня 1803 года Резанов был награждён орденом Св. Анны I степени, пожалован званием камергера и назначен посланником в Японию. Одновременно он получил рескрипт от Александра I с подробной инструкцией относительно осуществления его дипломатических полномочий в Японии. Целью посольства было получение разрешения от японского императора на торговлю русских судов в японском порту Нагасаки или организации меновой торговли на острове Матсмае (Иезо). В рескрипте, адресованном Резанову, Александр I писал: 'Избрав вас на подвиг, пользу отечеству обещающий, как со стороны японской торговли, так и в рассуждении образования американского края, в котором вам вверяется участь тамошних жителей, поручил я канцлеру вручить вам грамоту, от меня японскому императору назначенную, а министру коммерции по обоим предметам снабдить вас надлежащими инструкциями, которые уже утверждены мною'. С послом решено было отправить богатые подарки японскому императору и его главным сановникам, а также ряд товаров для начала торговых операций.
  По настоянию графа Румянцева, Александр I разрешил отправить русского посла в Японию на тех же кораблях, которые должны были доставить товары в русские североамериканские колонии. С посольством решено было послать научную экспедицию для исследования побережий Тихого океана' [Фирсов И. И.].
  
  'Посланником в Японию был назначен камергер Н. П. Резанов, один из активных деятелей Российско Американской компании. Первая русская кругосветная экспедиция превращалась в важное политическое предприятие. Однако главной ее задачей, как видно из 'Инструкции, данной действительному камергеру Резанову', оставалась 'торговля Российско Американской компании', на чьи средства были куплены и снабжены суда экспедиции - 'Надежда' и 'Нева'. (В связи с отправкой дипломатической миссии, находившейся на борту 'Надежды', этот корабль был принят на государственный счет, включая и двухгодичное содержание его экипажа.)
  Не были забыты и научные задачи. Уже в первых правительственных документах, где рассматривался главный предмет экспедиции, шла речь о естественнонаучном исследовании русских владений в Америке и других мест и стран, которые должны посетить корабли. Для этого предполагалось в состав экспедиции включить ученого натуралиста, ботаника и несколько студентов минералогов.
  От ученых, круг которых оказался гораздо шире, ожидались подробные описания посещенных земель и коллекции геологических пород, металлов, почвы, полезных ископаемых, растений, семян, зверей, рыб, кораллов, раковин, насекомых и т. д. Каждая 'вещь' должна быть описана и пронумерована. Весьма важное значение придавалось этнографическим исследованиям, включая изучение образа жизни, обычаев, религии, промыслов, искусства, жилищ, оружия, одежды и т. д. Художникам экспедиции предписывалось доставить зарисовки костюмов и видов русских поселений в Америке.
  Следующее место отводилось производству точных метеорологических наблюдений - за северными сияниями и другими 'примечания достойными' явлениями природы.
  Медикам же надлежало не только изучать болезни и способы их лечения, но и сделать все от них зависящее 'к обеспечению страждущего человечества'. Кроме того, в случае благоприятных обстоятельств предполагалось исследование северо западных берегов Америки' [Фирсов И. И.].
  
  И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский. Некоторые детали к характеристикам личностей
  
  И И. Ф. Крузенштерн, и Ю. Ф. Лисянский были выдающимися людьми. Оба имели опыт морских плаваний, опыт боевых действий в составе российского и английского флотов, опыт путешествий.
  И. Ф. Крузенштерну была свойственна какая то особая удачливость. В период службы добровольцем на кораблях английского флота (это был формат командировки для приобретения знаний и навыков) он постепенно двигался от мыса Доброй Надежды на восток, часть пути преодолел на корабле с пробитым днищем (пробоину заткнул застрявший камень), и, в принципе, имел некоторые шансы еще в тот период совершить кругосветное путешествие (из Азии - обогнув южную оконечность Южной Америки, далее через Атлантический океан - в Европу). Но в тот период не сложились обстоятельства. И. Ф. Крузенштерн вернулся в Англию, а затем и в Россию обратным путем, следуя вдоль Африканского побережья.
  'Академия наук, учитывая широту познаний Крузенштерна, 25 апреля 1803 г. избрала его своим членом корреспондентом. Русские ученые возлагали большие надежды на кругосветное плавание и, как известно, они оправдались' [Пасецкий В. М.].
  Таким образом, Академия, во первых, высоко оценила офицера И. Ф. Крузенштерна, не столь давно возвратившегося из Англии, где он служил на правах волонтера, и, во вторых, как бы 'подтвердила' научный характер предстоящий экспедиции.
  Поясним, что корабли 'Надежда' и 'Нева' отправились в плавание 7 августа 1803 года.
  И И. Ф. Крузенштерну, и Ю. Ф. Лисянскому еще до начала кругосветной экспедиции довелось побывать в Новом Свете, в США.
  И. И. Фирсов раздумчиво отмечает: 'Поскольку ни Крузенштерн, ни Баскаков не оставили для потомков каких либо записок о пребывании в Новом Свете, обратим внимание на некоторые примечательные и прозорливые замечания и выводы, сделанные Юрием Лисянским. (...) Зарисовки Лисянского гораздо более интересны, систематичны и разнообразны, чем заметки первого русского человека, побывавшего перед тем в Америке, - Федора Каржавина' [Фирсов И. И.].
  Может быть, есть некоторые основания для вывода о 'государственно дипломатических качествах' И. Ф. Крузенштерна и 'простодушно романтичности' Ю. Ф. Лисянского?
  Один из биографов И. Ф. Крузенштерна использует интересное и меткое словосочетание: 'Величие этого научного подвига может быть оценено только при раскрытии всех перипетий 'войны нервов', которую ему пришлось выдержать, прежде чем он добился издания своего детища' [Пасецкий В. М.]. 'Война нервов' - настойчивость - упорство... Есть основания полагать, что это понятия из одного ряда.
  О Ю. Ф. Лисянском встречаем такое мнение: 'Проглядывалась в нем какая то душевная благость. 'Быть может, он чересчур увлечен богословием. Потому и матросы лучше других его слушают', - подумал невольно Гревенс. Не пропускает ни одного богослужения, на полке у него рядом сочинения Ломоносова, Хераскова и Библия, которая разве что у иеромонаха имеется. В каюте в углу иконка Николая Чудотворца, и перед ней день и ночь зажжена лампада...' [Фирсов И. И.]. Добавим, Что Ю. Ф. Лисянский был одним из сыновей протоиерея церкви Иоанна Богословской в г. Нежине.
  Во всех информационных источниках подчеркивается интеллектуальность и Ю. Ф. Лисянского и И. Ф. Крузенштерна.
  ' - Подтверждаю, сей опытный капитан, - отозвался о Лисянском Мордвинов, - много лет плавал в Английском флоте в Ост и Вест Индию, в Африке и Америке побывал. К тому же вдумчивый и любознательный. Ныне по высочайшему соизволению печатается его перевод английского ученого трактата по морской части. Есть на примете, - добавил Мордвинов, - также капитан Крузенштерн, его соплаватель. Нынче представил занимательный проект о пользе плавания в Великий океан' [Фирсов И. И.].
  В 1803 году была в России была издана книга Джона Клерка 'Опыт морской тактики', переведенная Ю. Ф. Лисянским (в русском переводе книга получила название 'Движение флотов, в 2 х частях. Сочинение г на Джона Клерка. Перевод с английского флота капитан лейтенанта Ю. Лисянского') [Фирсов И. И.].
  Существуют ли основания для вывода о 'взаимодополнении' И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского? Сложно дать однозначный ответ на такой вопрос. Но такой вопрос, и такой термин - 'взаимодополнение' - могут возникнуть при размышлениях о сотрудничестве И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского.
  
  Троецентрие власти и энергия соревновательности
  
  Как распределились формальные и реальные функции (роли) между И. Ф. Крузенштерном и Ю. Ф. Лисянским (как руководителем экспедиции и подчиненным соответственно)?
  Наверное, для правильного ответа на этот вопрос мы можем выделить два относительно самостоятельных экспедиционных периода:
  (1) период подготовки экспедиции
  и
  (2) период непосредственных плаваний.
  На обоих этапах формальным руководителем был И. Ф. Крузенштерн, а Ю. Ф. Лисянский находился у него в подчинении. Сложилось общее мнение, что основанием для назначения И. Ф. Крузенштерна руководителем экспедиции была подготовка им проекта первого кругосветного плавания. По формальным, действовавшим в то время правилам, Ю. Ф. Лисянский имел преимущество к назначению руководителем экспедиции.
  'Выбор Начальника другого корабля предоставлен был моей воле. Я избрал Капитан Лейтенанта Лисянского, отличного морского Офицера, служившего со мною вместе во время последней войны в Аглинском флоте, и уже бывшего в Америке и Ост Индии; почему я и имел случай узнать его. Путешествие наше долженствовало быть продолжительно, и для благополучного окончания оного требовалось общей ревности, всегдашнего единодушие, честных и беспристрастных поступков. Противное сему могло бы подвергнуть нас многим весьма неприятным, а может быть и бедственным приключениям, тем более, что вся Экспедиция хотя и состояла из людей военных, однако была не совсем военною, но частию и коммерческою. Таковые причины налагали на меня обязанность избрать Начальником другого корабля человека беспристрастного, послушного, усердного к общей пользе. Таковым признал я Капитан Лейтенанта Лисянского, имевшего как о морях, по коим нам плыть надлежало, так и о морской Астрономии в нынешнем усовершенствованном её состоянии достаточные познания' [Крузенштерн И. Ф.].
  
  'Начальство над этой экспедицией и над первым из упомянутых кораблей было поручено флота капитан лейтенанту Крузенштерну, а мне предоставлено командование вторым. Долговременное моё знакомство с этим человеком отличных дарований, прежнее путешествие наше в Америку и Восточную Индию, а больше всего желание быть полезным отечеству в столь важном случае, были причиной того, что я, невзирая на старшинство своей службы, с великой охотой согласился совершить столь отдалённое путешествие под его начальством, с тем, однако, чтобы мне самому было позволено избрать для корабля, вверенного моему управлению, офицеров и команду по собственному моему усмотрению' [Лисянский Ю. Ф.].
  Разные периоды большого дела обладают разной 'весомостью'.
  
  Приведу для иллюстрации этого утверждения строки из книги Г. Ф. Байдукова 'Чкалов':
  '...я много раз перебирал сотни хорошо и мало знакомых пилотов, но все чаще останавливался на Чкалове.
  - Но почему я? Ведь я типичный истребитель... - не вытерпел Валерий.
  - Мой дорогой товарищ! Незваным гостем я завалился к тебе потому, что нам нужен самый умелый, самый храбрый и самый авторитетный в стране летчик.
  - Ах, Ягор! Любишь ты подковыривать товарищей. Ну что ты меня, 'штрафника', делаешь богом? Ни слепых полетов, ни астро и радионавигации, ни радиотелеграфии я не знаю...
  - Добьешься разрешения на полет, поднимешь сверхперегруженный 'АНТ 25' с бетонной полосы - и, считай, пятьдесят процентов важного, государственного дела ты выполнил... А полеты в облачности - это мое дело, все остальное мы с Сашей обеспечим, не беспокойся...
  - Ну если так, в компанию вступить не отказываюсь' [Байдуков Г. Ф.].
  В период подготовки экспедиции Ю. Ф. Лисянский выступал как эксперт, финансист, корабел, снабженец, специалист по кадровым вопросам.
  Во первых, он должен был выбрать для приобретения корабли, пригодные по качествам мореходности для кругосветного плавания.
  Во вторых, он должен был принять решения по финансовым вопросам: соотношение цены и качества, согласовать финансовые условия сделки.
  В третьих, на нем лежала функция ремонта кораблей перед долгой экспедицией.
  В четвертых, он должен был закупить все необходимые принадлежности, приборы.
  'После долгих поисков наконец нашли подходящие суда: 16 пушечный 'Леандр' в 450 тонн и 14 пушечную 'Темзу' в 370 тонн водоизмещением. По документам суда были построены три года тому назад, но требовали ремонта. Пока суда ремонтировали под присмотром Разумовского, Лисянский отбирал и закупал хронометры, секстаны, барометры и другие инструменты' [Фирсов И. И.].
  В пятых, он занимался подбором офицеров и матросов (преимущественно для комплектования экипажа корабля 'Нева'. Кадры для 'Надежды' подбирал И. Ф. Крузенштерн).
  Насколько можно понять, женившийся незадолго до начала экспедиции И. Ф. Крузенштерн ожидал прибавления семейства и был в период подготовки экспедиции занят преимущественно семейными делами.
  'Лисянский одновременно подбирает матросов и унтер офицеров для вояжа. Крузенштерн далеко, и Лисянский держит его в курсе своих дел' [Фирсов И. И.].
  Справедливости ради отметим, что весь набор этих функций, возложенных на одного человека (эксперт, финансист, корабел, снабженец, специалист по кадровым вопросам), свидетельствует как о высочайшей квалификации такого человека, так и о том, что Ю. Ф. Лисянский стал по набору фактически возложенных функций соруководителем экспедиции.
  Выбор и закупка кораблей, их ремонт, приобретение инструментов, доставка приобретенных кораблей в Кронштадт - все эти задачи Ю. Ф. Лисянский решил практически самостоятельно, почти без участия И. Ф. Крузенштерна.
  Важнейшие вопросы решил Ю. Ф. Лисянский до начала плавания. Он не только показал себя в качестве квалифицированного корабела, но и в качестве эффективного организатора (руководителя) экспедиции! Можно предположить, что не каждый капитан (командир корабля) обладал такими качествами.
  Отметим и то, что ему были вверены большие деньги. Из литературных источников не ощущается, что относительно способности Ю. Ф. Лисянского распорядиться деньгами у кого то из имперского руководства были какие то сомнения. Словно Ю. Ф. Лисянский покупал уже пятый корабль, и все покупки были успешными; на самом деле, как можно понять, соответствующего опыта у него не было. Да и у кого такой опыт имелся?
  У берегов Южной Америки обнаружилось подгнивание двух мачт на 'Неве'. Мачты были заменены. История свидетельствует, что без ремонта не обходилась ни одно кругосветное плавание. (Более того, Дж. Слокам, первый одиночный кругосветный мореплаватель совмещал ремонт с модернизацией своей яхты).
  Что касается возможной недобросовестности продавцов (или простоватости покупателей), то, как видно из описания ситуации, недостаток в мачтах выявился после того, как в Бразилии 'сняли фор стеньгу и эзельгофт'. Насколько был обычен демонтаж корабля при его покупке (в Англии)? За чей счет и чьими силами проводился бы такой демонтаж в Англии? И до какой 'глубины' следовало бы такой демонтаж осуществлять? Да и вообще, может быть, было лучше строить новые корабли? Только сколько бы стоила такая постройка? И какого времени она потребовала? И не состоялось ли плавание еще лет через 50? Из описания экспедиции видно, что за период стоянки и ремонта личный состав экспедиции, радушно встреченный португальскими властями, сумел отдохнуть, набраться сил. ('Экспедиции был оказан радушный прием. ... Подполковник португальской службы дон Иозеф де Курада, потомок славного мореплавателя Васко де Гама, был чрезвычайно гостеприимен' [Нозиков Н. Н.]).
  Каким же образом Ю. Ф. Лисянский приобрел опыт, позволивший ему выполнить подготовку экспедиции: закупить и отремонтировать корабли?
  'Наступила весна, и Лисянский отправился на север. Он побывал в Нью Йорке, Нью Порте. Его интересовали верфи, доки, постановка кораблестроительного дела' [Фирсов И. И.].
  
  Аналогичным образом он вел себя и в других странах. Пример: 'По совету посольских чиновников Лисянский и Баскаков сначала наведались в Гринвич, но потом перебрались в лондонский пригород Комбервелл. (...) Первую поездку совершили в Вулвич, осмотрели досконально знаменитые верфи, мастерские, хранилища' [Фирсов И. И.].
  Отметим, что на первой кругосветной экспедиции 1803-1806 годов процесс организации дальних морских плаваний не остановился; последовали новые, И. Ф. Крузенштерн принимал в инициировании и подготовке ряда таких экспедиций активнейшее участие.
  Можно предположить, что на момент начала подготовки экспедиции Ю. Ф. Лисянский был самым подготовленным для кругосветных путешествий из числа российских подданных: как корабел, как организатор экспедиции, как боевой моряк, как навигатор, как человек, имевший знания, относящиеся к кругосветным плаваниям, как человек, владеющий английским языком и умеющий сориентироваться не только в британском обществе, но и в локальной среде русского посольства в Лондоне.
  Отметим, что как навигатор и как командир корабля И. Ф. Крузенштерн имел также отличный опыт. Сравнивать боевую подготовку Крузенштерна и Лисянского затруднительно; во всяком случае, в русской Америке именно Ю. Ф. Лисянскому, но не И. Ф. Крузенштерну, пришлось применить боевые навыки.
  Можно обоснованно предположить, что на момент начала подготовки (начала именно подготовки экспедиции, а не начала самого плавания) только Ю. Ф. Лисянский был способен решить поставленные и возникающие задачи.
  Несколько суждений выскажем и относительно периода непосредственных плаваний.
  В чем заключались функции И. Ф. Крузенштерна как руководителя экспедиции - отчетливо из информационных источников не ясно. Совместное плавание парусных кораблей не всегда было удобным: оно требовало значительного времени для координации.
  И 'Виктория' под руководством Хуана Себастьяна дель Кано, и 'Золотая лань' Фрэнсиса Дрейка финишировали в одиночестве.
  Формат отчасти совместного плавания, безусловно, оказывал некоторое психологически стабилизирующее влияние на капитанов Крузенштерна и Лисянского.
  Автор не имеет возможности ознакомиться с текстом инструкции, определявшей полномочия И. Ф. Крузенштерна, но из информационных источников следует, что по факту он выполнял фрагментарные координирующие функции.
  Самое интересное заключается в том, что с формальной стороны, И. Ф. Крузенштерн - вроде бы - не являлся руководителем экспедиции.
  '10 июля 1803 года Н. П. Резанов был назначен российским послом в Японию. Ему были даны инструкции, утвержденные самим Александром I. (...) Вообще с тех пор, как выяснилось, что Резанов будет лично участвовать в экспедиции, оба моряка оказались как бы в тени' [Штейнберг Е. Л.].
  
  'Первая стычка произошла в Копенгагене, где Резанов отказался взять в свою свиту Лангсдорфа. Но упрямый Крузенштерн категорически настаивал, и, не желая обострять отношения, посланник уступил' [Фирсов И. И.].
  
  '...Спустя несколько недель после отплытия из Кронштадта Резанов заявил права на руководство Первой русской кругосветной экспедицией. При этом он предъявил Крузенштерну инструкцию, утвержденную Александром I. В ней говорилось следующее: 'Сии оба судна с офицерами и служителями, в службе компании находящимися, поручаются начальству Вашему'. Однако эта инструкция была скрыта от Крузенштерна. Впервые он увидел ее на Тенерифе, когда корабли находились далеко от берегов России.
  В свою очередь у Крузенштерна была инструкция Российско Американской компании, которая возлагала на него руководство экспедицией и общее командование кораблями. Заявление Резанова, объявившего на Тенерифе, что он 'начальник обоих судов', глубоко возмутило Крузенштерна, и он отказался подчиниться посланнику. Однако на острове Св. Екатерины Резанов снова заговорил о своих правах на руководство экспедицией. Крузенштерн поставил об этих претензиях в известность Румянцева и Чичагова и обратился с пространным письмом к Александру I, в котором сообщал, что 'будет противоборствовать' всем попыткам Резанова вмешиваться в его руководство плаванием и. никогда не согласится признать правомерность инструкции посланника. Напряженная обстановка, создававшаяся из за претензий Резанова, продолжал он, 'истощает силы человеческие'. В Петропавловске на Камчатке Крузенштерн собирался сдать командование судами другим офицерам. Это был ультиматум' [Пасецкий В. М.].
  
  'Крузенштерн лукавил. Он прекрасно знал о решении Александра I. Еще в Кронштадте ему сообщил Резанов о высочайшей воле. Правление компании в инструкции ему, Крузенштерну, писало о Резанове, что 'уполномачивая его полным хозяйским лицом не только во время вояжа, но и в Америке', обязывало Крузенштерна: 'Вы не оставите руководствоваться его советами во всем'' [Фирсов И. И.].
  Итак, мы можем констатировать, что в экспедиции объективно были созданы три центра власти (троецентрие).
  Само многоцентрие, но в формате не троецентрия, а двоецентрия, вовсе не является чем то уникальным. В глубине истории мы наблюдаем, например, двух римских консулов. В эпоху Александра I, после начала Отечественной войны 1812 года, мы видим относительно равноправных Багратиона и Барклая де Толли. Наверное, можно вспомнить и комиссаров, которые в некоторые периоды могли отменять приказы командиров.
  С. П. Мельгунов назвал свою книгу 'Александр I. Сфинкс на престоле'.
  В троецентрии мы можем увидеть загадочную улыбку Сфинкса.
  Была ли рациональная мотивировка троецентрия?
  Наверное, можно говорить о следующих рациональных обоснованиях трехцентричного управления:
  (1) Приоритет посольства (государственной задачи).
  Примечание: после 'войны нервов' и самоизоляции Н. П. Резанова у себя в каюте управление экспедицией становится двуцентричным де факто.
  Двуцентричным де юре управление экспедицией становится с момента завершения попыток размещения посольства в Японии, оставления Резановым 'Надежды' (1805) и направления Н. П. Резанова в Россию через Сибирь (в пути Н. П. Резанов умер от болезни в 1807 году).
  Полицентричность (двуцентричность) 'обнуляется' после выхода из Кантона и прохождения кораблями мыса Доброй Надежды. Корабли потеряли друг друга из вида, и далее двигались независимо друг от друга по различным траекториям.
  (2) Полицентричность способствовала взаимодополнению. В определенные периоды плавания (особенно в начальный период) оба капитана действовали совместно, что позволяло начинающим капитанам (относительно начинающим) опираться на сотрудничество и взаимопомощь, накапливая опыт. В иностранных портах два корабля выглядели солиднее, чем один.
  (3) Полицентричность обеспечивала взаимный контроль.
  (4) Полицентричность формировала атмосферу соревновательности. Хотя стремление Ю. Ф. Лисянского к самостоятельному плаванию вскоре после прохождения мыса Доброй Надежды и может вызывать некоторые вопросы, оно, это стремление, было запрограммировано самой полицентричностью управления экспедицией.
  'Напряженная обстановка, создававшаяся из за претензий Резанова, ... 'истощает силы человеческие'. В Петропавловске на Камчатке Крузенштерн собирался сдать командование судами другим офицерам. Это был ультиматум.
  В письме к морскому министру П. В. Чичагову Лисянский писал: 'Предпринявши вояж вокруг света под командою моего друга, ... я токмо ожидал минуты сего важного предмета, но в островах Маркизских все превратилось в мечту. Там г. Резанов объявил нам публично, что он есть наш начальник. Рисковавши ежеминутно жизнью для славы нашего государя и Отечества, возможно ли нам было ожидать командующего столь важной экспедиции, который перед сим не видел почти моря?' Командир 'Невы' обратился в Главное правление Российско Американской компании и к министру коммерции Румянцеву с просьбой уволить его от командования судном 'или исключить из повеления того, от которого, кроме несчастного конца всех наших трудов ничего ожидать невозможно'. Однако прошения Крузенштерна и Лисянского об отставке не были приняты во внимание. Румянцев, у которого сходились документы враждующих сторон, не только не сделал ни посланнику, ни офицерам ни одного упрека, но даже позаботился о том, чтобы они получили награды. По сравнению с успехом плавания кораблей из Кронштадта к Камчатке и северо западным берегам Америки эта ссора представлялась не столь уже значительным событием. Румянцев не считал Крузенштерна виновником недоразумения. Более того, Румянцев сделал Крузенштерна своим научным советником по вопросам морских и полярных исследований и сохранил дружеские отношения с ним до последних дней своей жизни' [Пасецкий В. М.].
  Сложно сказать, в чем именно стеснил Н. П. Резанов И. Ф. Крузенштерна (но все же указания человека, не имевшего морского опыта и морской интуиции, не могли не быть стеснительными).
  Естественно, указания человека, не имевшего морского опыта, не понимавшего важности специальных знаний и мореходной интуиции, не могли не быть опасными. В этом смысле И. Ф. Крузенштерн боролся за свободу действий командира, за безопасное и успешное плавание.
  Но к этим общепонятным соображениям можно добавить еще такие размышления.
  Что было бы, если бы экспедиция возвратилась в составе двух судов и с Н. П. Резановым на борту одного из них?
  Какое бы наименование она получила? Кругосветная экспедиция Резанова? Резанова Крузенштерна? Резанова Крузенштерна Лисянского?
  Гиперболизируя и фантазируя, можно сказать, что на кону стояло место в истории.
  Итак, игра шла за немаловажные вещи:
  (1) За безопасность плавания,
  (2) За успешность плавания (не посольской миссии и не компанейской - хозяйственной - миссии), а именно за успех кругосветного плавания и научно познавательной миссии.
  (3) За место в истории.
  Сфинкс таинственно усмехнулся: 'Играйте! Ваши фигуры - это ваши успехи. Побеждайте!'
  
  Энергия соревновательности и создание успеха
  
  Разумеется, полицентричность создает специфическую психологическую ситуацию.
  Пересказывать в данном очерке всю информацию, которая излагается в источниках относительно взаимоотношений И. Ф. Крузенштерна и Н. П. Резанова, не целесообразно.
  Отметим лишь кульминационные моменты.
  Любопытно, что одной из кульминаций конфликт достиг после выхода в Тихий океан, прохождения значительной дистанции в Тихом океане, но до прибытия на Камчатку (и в Японию), и до начала раздельных плаваний 'Надежды' (к Японии и Камчатке) и 'Невы' (к Аляске).
  К этому моменту ('Надежда' и 'Нева' были в районе Гавайских островов) стали ясны (1) квалификация капитанов, (2) реальные перспективы успеха кругосветного плавания.
  Что касается посла Н. П. Резанова, то он был еще 'вещью в себе', ни на какие достижения или успехи он еще сослаться не мог.
  И. Ф. Крузенштерн использовал высказанное Н. П. Резановым по отношению к нему (Крузенштерну) слово 'ребячитесь' для организации коллективного разбирательства (с участием Лисянского и представителей офицерского состава 'Надежды' и 'Невы').
  ' - Хозяйственные дела напрочь не ваша компетенция, приказчики променивают компанейские предметы. - Резанов слегка усмехнулся. - Думается, это для вас не солидно и полно вам ребячиться.
  Крузенштерн оторопело уставился на Резанова, лицо его стало пунцовым, и он вскрикнул:
  - Как вы смеете мне говорить, что я ребячусь?!' [Фирсов И. И.].
  Из источников следует, что Ю. Ф. Лисянский поддержал И. Ф. Крузенштерна.
  И. Ф. Крузенштерн обостряет ситуацию до предела в момент коллективного разбирательства слова 'ребячитесь'. В конфликт вовлекается Ю. Ф. Лисянский. Резанов предъявляет документ, подписанный лично императором Александром I. Ю. Ф. Лисянский в запале произносит неуместные слова: что император это не писал, а только подписал.
  '- Это кто писал? - спросил Лисянский, глядя на Резанова в упор.
  (...)
  - Да писал то кто? - повторил Лисянский.
  (...)
  - Вот то то и есть! - сказал Лисянский иронически. - Мы хотим знать, кто писал, а подписать... он все подпишет. Нам это известно...' [Штейнберг Е. Л.].
  Вроде бы, Н. П. Резанов - получив такую возможность - официально известил Петербург о словах Ю. Ф. Лисянского.
  Формально Н. П. Резанов прав, заявляя о своих полномочиях, эту правоту признают все. Но существует психологическая инерция: офицеры имеют опыт морской службы, а на корабле принято единоначалие, руководит кораблем капитан единолично.
  Н. П. Резанов или не имеет права сместить капитана (такая перспектива возникает лишь после прибытия 'Надежды' на Камчатку), или не имеет на это решимости, или просто не умеет этого сделать (он человек не флотский). Офицерский состав подобран лично Крузенштерном, некоторые члены экипажа являются его (Крузенштерна) родственниками. Крузенштерн справедливо объявляет офицерскому составу, что он - командир корабля, и что он берет всю ответственность за конфликт с Н. П. Резановым на себя. Императорский документ о полномочиях Резанова оглашен, он (императорский документ) формально признан, но в положении Н. П. Резанова это мало что меняет, он продолжает плавание в изоляции.
  Психологическое давление оказалось настолько сильным, что дальнейший путь (до Камчатки) Н. П. Резанов проделал, самоизолировавшись, в своей каюте.
  'Объяснение состоялось, но облегчения оно не принесло. Резанов не выходил из своей каюты до самого Петропавловска' [Фирсов И. И.].
  Тем не менее, после этого конфликта происходят не очень заметные, но крайне важные изменения в положении и в настроениях И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского.
  Е. Л. Штейнберг художественно - но предельно реалистично - домысливает слова Крузенштерна и Лисянского:
  'Все это я беру на себя, - сказал Крузенштерн... - ...пройдя треть пути, должны мы его со славой закончить... что бы ни случилось и на какие бы жертвы не пришлось пойти!
  Лисянский возвратился на 'Неву' в мрачном настроении. (...)
  - Да! Сказал вслух офицер. - Крузенштерн прав: путешествие нужно закончить со славой... чтобы ни случилось!' [Штейнберг Е. Л.].
  Еще утром Ю. Ф. Лисянский был лицом, относительно не вовлеченным в конфликт Крузенштерна с Резановым. Но, высказав неосторожные слова об императоре в волнующей атмосфере коллективного разбирательства, организованного И. Ф. Крузенштерном, он (Лисянский) должен напрячь все силы для своего рода реабилитации, 'на какие бы жертвы не пришлось пойти', 'что бы ни случилось'. Запущенный механизм троецентрия сработал: у Ю. Ф. Лисянского не оставалось иного выхода кроме очевидного, отчетливого и бесспорного успеха.
  
  Еще впереди были и тонкий дипломатический ход И. Ф. Крузенштерна с первоначальным заходом на Камчатку, и относительная неудача посольства, и решение Н. П. Резанова сойти с корабля 'Надежда', и несостоявшаяся встреча Резанова с 'Невой' на Аляске, но уже в латентном виде появилось - еще не сформулированное решение Ю. Ф. Лисянского, в явной форме принятое позже, у мыса Доброй Надежды - самостоятельно, с максимально возможной скоростью прибыть в Кронштадт. САМОСТОЯТЕЛЬНО! ПЕРВЫМ!
  
  Возникает вопрос, на который нет однозначного ответа: какой вариант в действительности был бы безопаснее? Вариант совместного или вариант раздельного плавания?
  А разве прибытие одного - любого их двух - корабля не стало бы успехом в глазах императора Александра I? Даже при условии неприбытия второго? Мировой опыт позволял полагать: благополучное завершение морского похода даже одним из кораблей бесспорно оценивалось бы как успешное завершение экспедиции. Но успешно прибыли оба корабля!!! ('должны мы его со славой закончить... что бы ни случилось и на какие бы жертвы не пришлось пойти!'). Все прошло успешно (из того что было в компетенции капитанов): и плавание, и военная помощь Российско Американской компании, и торговля, и исследования! Россия стала в один ряд с ведущими мировыми морскими державами. ('А не рано ли в Куки, молодой человек?' (Из слов посла Воронцова. Цит. по [Штейнберг Е. Л.]).
  Но пока корабль Крузенштерна 'Надежда' направляется к Японии.
  Великолепный дипломатичный ход Крузенштерна: Иван Федорович меняет последовательность достижения целей. Сначала не доставка посольства в Японию. Сначала посещение Камчатки. Мотивировка трудно оспариваемая: грузы нужно срочно доставить на Камчатку. Во первых, представители Компании ожидают грузы, во вторых, условия плавания могут измениться. Н. П. Резанов вынужден согласиться.
  Резанов морально дезорганизован, в Петропавловске 'начинает выпускать пар', начинается официальное разбирательство. Крузенштерну грозит отстранение, но Крузенштерн делает новый мощный дипломатический шаг: извиняется.
  Н. П. Резанов, может быть, и хотел бы его отстранить, но не позволяют сроки: ситуация затянется. Она и так затянута: непредвиденное время стояли, ремонтируясь, в Бразилии, непредвиденный переход в Петропавловск (вместо Японии).
  Нужно спешить с посольством.
  Капитаны уже показали свою квалификацию, и было ясно, что успех экспедиции реален.
  Н. П. Резанов же похвалиться никакими достижениями на момент разбирательства конфликта на Камчатке не мог.
  Если действительно еще в Бразилии Н. П. Резанов посылал доклады о 'непослушании' капитанов в Петербург, то он мог бы ожидать какой то реакции, прибыв на Камчатку. (Это суждение, конечно, предположительное. Автор не располагает информацией о скорости перемещения почтовых отправлений).
  Но в любом случае, информационные источники не содержат сведений о получении Н. П. Резановым на Камчатке каких либо отчетливых ответов из Петербурга на свои доклады относительно 'непослушания' капитанов.
  Угроза капитанов отставкой и неочевидная реакция имперского руководства на сообщения Н. П. Резанова были одним из латентно кульминационных пунктов экспедиции.
  Н. П. Резанов понял, что нужно 'сдать назад'.
  Н. П. Резанов принимает извинения И. Ф. Крузенштерна. Посольство оканчивается относительной неудачей. Японский император подарки не принял, на установление дипломатических отношений не согласился. В общем, в этом не было какой то особенной неудачи. Такова была в то время политика Японии. Насколько можно судить, Япония в то время 'дистанцировалась' от всех европейских стран (если не считать Голландии).
  Неудачу посольства - если бы таковая случилась сразу после конфликта с Крузенштерном - Резанов мог интерпретировать по разному, в том числе переадресовав какую то долю ответственности Крузенштерну. Но формальное примирение на Камчатке состоялась. У Рязанова не было оснований и повода в чем то упрекать Крузенштерна.
  Конечно, на успех посольства в России надеялись, но, с другой стороны, ни для кого не были секретами политика и позиция Японии. Скорее всего, император Александр I принимал в расчет возможность неуспеха как весьма реальную. И итоги посольской миссии его не расстроили.
  Нетерпимая обстановка на корабле вокруг Н. П. Резанова, относительная неудача посольства. Н. П. Резанов оказывается в роли неудачливого посла. Объективно его упрекнуть не в чем. Н. П. Резанов съезжает с корабля (1805). Направляется на Аляску. Там - 'Нева'. Ю. Ф. Лисянский узнает о скором прибытии Н. П. Резанова. Но время не терпит. Лисянский спешит в Китай, в Кантон.
  Н. П. Резанов остается на Аляске. Остается в положении человека с двойными проблемами (1) историей конфликта на корабле и (2) фактом относительной неудачи посольства.
  Н. П. Резанов возвращается через Сибирь в Петербург.
  Объективно он ни в чем не виноват. И формально его обвинить было не в чем. Человек с меньшим самолюбием, может быть, и легче переживал бы ситуацию.
  Естественно, положение человека, не добившегося успеха, не прибавляет жизненных сил. В пути Н. П. Резанов умирает (1807).
  Итак, Н. П. Резанов из экспедиции 'выбыл'.
  Вернемся к И. Ф. Крузенштерну и Ю. Ф. Лисянскому.
  Им предстоит встреча в Кантоне, а после решения торговых задач в Кантоне - совместное плавание в Санкт Петербург (огибая мыс Доброй Надежды).
  И в присутствии на 'Надежде' Н. П. Резанова, и в его отсутствии психологический механизм троецентрия, приведенный в действие мудрым Сфинксом, продолжает успешно действовать в направлении создания успеха.
  После вовлечения в конфликт с Н. П. Резановым и после неосторожных слов в адрес императора у Ю. Ф. Лисянского не остается другого выбора кроме явного и очевидного успеха.
  По некоторым упоминаниям в книгах И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского можно сделать вывод, что 'Нева' показывала большую быстроходность (по сравнению с 'Надеждой'). (Квалифицированно ремонтировались? Сказались знания корабела?)
  
  Ю. Ф. Лисянский пишет в своей книге:
  '15 апреля. Ветер свежий, юго восточный, погода пасмурная. Корабль 'Надежда' скрылся от нас из виду. Ночью пушечными выстрелами и зажжёнными ракетами я давал ему знать о месте, где мы находились. Поутру я употребил всё своё старание его отыскать, но мои усилия остались тщетными. К полудню появился густой туман и принудил меня держать надлежащий курс, тем более что ветер дул благоприятный, которым обязательно следует пользоваться там, где несколько часов дают иногда величайшую разность в плавании. Итак, мы уже в третий раз разлучаемся внезапным образом.
  (...)
  24 апреля. Сегодня мы могли себя поздравить, что не только благополучно обошли южную оконечность Африки, но и получили юго восточные пассатные ветры.
  Освидетельствовав количество съестных припасов, я увидел, что, при хозяйственном употреблении, их было бы достаточно на три месяца. Полагая, что в течение этого времени мы можем достигнуть Европы, я решился оставить прежнее своё намерение итти к острову Св. Елены, а направил свой путь прямо в Англию, будучи уверен, что столь отважное предприятие доставит нам большую честь. Еще ни один, подобный нам мореплаватель не отваживался на такой далёкий путь, не заходя куда либо для отдыха. К этому смелому подвигу меня побуждало также и само желание моих подчинённых, которые, будучи в совершенном здоровье, только о том и помышляли, чтобы отличиться чем нибудь чрезвычайным. Я сожалел единственно об одном, что подобное путешествие должно нас разлучить с кораблём 'Надежда' до самого нашего прибытия в Россию. Но что делать? Имея случай доказать свету, что мы заслуживаем в полной мере ту доверенность, какую оказало нам отечество, нельзя было не пожертвовать этим удовольствием' [Лисянский Ю. Ф.].
  
  События описаны и И. Ф. Крузенштерном:
  'Апрель. 15
  (...) Ход корабля под зарифельными марселями был 9 1/2 узлов. Но не взирая на сей свежий благополучной ветр, разлучились мы с Невою.
  (...)
  Я... делал многократно сигналы пушечными выстрелами, а в продолжение ночи жгли мы фальшвеер через каждые два часа, но не получали на то никакого ответа, и мы отчаялись соединиться с Невою до прибытия нашего к острову Св. Елены, как месту назначенному для соединения.
  (...)
  Апреля 26 го увидели мы два корабля... Первой признали мы Невою, но как Надежда ходила хуже; то Нева скоро ушла опять из виду, и мы ее уже не видали до нашего прибытия в Кронштат. (...)
  Четыредневное пребывание наше у острова Св. Елены... (...)
  По получении мною здесь достоверного известия о начавшейся войне между Россиею и Франциею, много сожалел я, что Г н Лисянский, не уважив назначения моего, не зашел к острову Св. Елены. Взаимная безопасность требовала непременно находиться нам теперь вместе. Правда, данные нам от француского правительства паспорты, обнадеживали безопасностию от неприятельских с нами поступков военных кораблей; однако от каперов могли мы ожидать противное. Сии нередко не уважают даже повелений своего правительства. В продолжении нынешней войны было много примеров, доказывающих разнообразие их мыслей от начальников кораблей военных. (...)
  В таковых обстоятельствах не почел я надежным проходить Аглинским каналом, около коего по большей части крейсеруют Француские каперы. И так, обошед острова Азорские, направили мы курс свой к северной оконечности Шотландии для того, чтобы, проплыв между оною и Оркадскими островами, войти в Северное море. Сей путь долженствовал быть продолжительнее, как то подтвердилось и на самом деле; но я признал его надежнейшим по обстоятельствам' [Крузенштерн И. Ф.].
  
  4. 'Не рано ли в Куки, молодой человек?' 'С Куком мы не согласны...'. В шеренге Фернана Магеллана, Хуана Себастьяна дель Кано, Фрэнсиса Дрейка и других кругосветных мореплавателей
  
  'После открытия Америки (Колумб, 1492) и морского пути в Индию (Васко да Гама, 1498) важнейшим географическим событием эпохи великих открытий является первое кругосветное плавание, совершенное Фернандом Магелланом. (...) Второе после Магеллана кругосветное плавание было совершено английским капером Франсисом Дреком (1577-80). (...) Из многочисленных подражателей Дрека самым 'выдающимся' считается Томас Кавендиш, совершивший кругосветное плавание в 1586- 1588. Первым голландским мореплавателем, совершившим кругосветное плавание, является Де Ноорт ... (1598-1601) ... (...) Попытка отыскания нового пути, предпринятая в 1615 амстердамским купцом Лемером совместно с моряком Схоутеном, увенчалась успехом... В самом конце 17 века английский пират Демпир совершает три кругосветных плавания (1679-1700). За первую половину 18 века можно отметить три кругосветных плавания англичан Роджерса (1708-10) и Ансона (1740) и голландца Роггевена (1721). (...) В течение второй половины 18 в. насчитывается 8 кругосветных плаваний: английская экспедиция Джона Байрона (1764-66) - первое кругосветное плавание, предпринятое с научными целями; английская экспедиция Валлиса и Картерета (1766-69); большая французская географическая экспедиция Бугенвиля (1706-09); три кругосветных плавания Джемса Кука; трагически окончившееся плавание Лаперуза; экспедиция Ванкувера (1790-92). В первой половине 19 века снаряжается 6 русских кругосветных экспедиций: Крузенштерна (1803-06)...' ['Кругосветные плавания'].
  
  'С Куком мы не согласны...' [Лисянский Ю. Ф.].
  
  'Кругосветная экспедиция наделала вначале много шума, - писал Чичагов посланнику в Лондоне С. Р. Воронцову. - Все экспедиции, когда либо совершавшиеся в мире до сего времени, охвачены в этой одной, не исключая и египетской экспедиции Буонапарте, которая по сравнению с этой - просто детская игра. Ибо тот имел с собой ученых, естествоиспытателей, философов, а здесь один уполномоченный Лисянский, да несколько учеников одной из наших специальных школ заменяют собой всех'. С. Р. Воронцов отвечал в тон своему корреспонденту, что посетивший его недавно Лисянский - не более как легкомысленный и чрезмерно самонадеянный человек. Его имя (разумеется, как и имя Крузенштерна) не будет занесено в один список с именем Кука...' [Пасецкий В. М.].
  
  'Не моя вина, если со мною случаются такие диковины... Это потому, что я люблю путешествовать и вечно ищу приключений, а вы сидите дома и ничего не видите, кроме четырех стен своей комнаты' (Э. Распэ. Приключения барона Мюнхаузена).
  
  5.Безостановочный мореплаватель Ю. Ф. Лисянский. Между Дрейком и Блайтом
  
  К числу сложных морских плаваний относятся как кругосветные плавания, так и достаточно дальние безостановочные (без захода в порты) плавания.
  Безостановочное дальнее мореплавание является отличной проверкой морского искусства. Разумеется, выделение безостановочных плаваний в отдельный вид (или класс) достаточно условно. Любое плавание является в каком то смысле безостановочным. Основание для применения такого термина возникает тогда, когда ставится специальная цель - пройти максимальную, необычно длительную дистанцию без захода в порт (причаливания).
  К числу безостановочных мореплавателей, наверное, можно отнести и Фрэнсиса Дрейка, и Ю. Ф. Лисянского, и (бесспорно) Чэя Блайта. Чэй Блайт в 1970-1971 годах осуществил одновременно и кругосветное, и безостановочное (non stop) одиночное плавание на яхте 'Бритиш стил'.
  'Пять дней после разлуки с 'Надеждой' командир 'Невы' проводит в раздумье. Он вспоминает историю мореплавания со времен Магеллана, перебирает в памяти все кругосветные вояжи испанцев, англичан, относительно недавнее плавание француза Бугенвиля. Нет, ни один из них не совершил беспрерывного плавания из восточной части Индийского океана к берегам Европы. Джеймс Кук прославил Британию двумя кругосветными плаваниями, Ванкувер - вояжем по Великому океану, французы пока совершили один вояж кругом света. И вообще он не помнит, чтобы кто нибудь из мореходов решился пройти из Кантона в Англию без передышки. 'Чем же хуже мы, россияне? - задается вопросом капитан лейтенант Лисянский. - Неужто упустим свой шанс? И когда он еще выпадет?' К тому же сколько раз сталкивался Лисянский с придворными вельможами и морскими чинами, относящимися с пренебрежением и скептицизмом к мастерству и выучке русских моряков. Такими, как братья графы Воронцовы, их приятель адмирал Павел Чичагов, кому по должности определено пестовать русский флот. Надо на примере доказать им, на что способны русские моряки. Главное - Лисянский считает первым своим долгом 'доставить честь и славу русскому флагу'' [Фирсов И. И.].
  
  'За 140 дней 'Нева' прошла без захода в какой либо порт и без якорной стоянки 13 923 мили. Обычно к таким длительным дальним плаваниям мореплаватели готовятся заранее и не один месяц, тщательно оснащают корабли, запасают провизию и воду, подбирают экипаж. При плавании 'Невы' такой подготовки не было. Тем более значимы успех и заслуга командира и его подчиненных.
  Длительный беспримерный переход русских моряков говорит о прекрасной морской выучке командира и всего экипажа. Плавание показало знание, умение и ответственность Лисянского за порученное дело. Ведь покидая Кантон, он не предполагал такое испытание, но, как всегда, скрупулезно готовил к выходу в море 'Неву', которая уже преодолела 30 000 миль плавания в штормовых условиях и непогоду. Три с половиной месяца экипаж находился в отрыве от берегов - и ни одного нарекания со стороны начальства, недовольства и жалоб подчиненных. Это ли не пример стойкости и отваги русских мореходов, совершающих первый кругосветный вояж?!
  'Таким образом, мы закончили весьма длинное плавание прямо из Кантона, не заходя никуда в порты. При этом находившиеся на моем корабле люди были совершенно здоровы и не терпели ни в чем ни малейшего недостатка', - отметил командир.
  Утром он съехал на берег, и его приветливо принял губернатор Джон Прево. На следующий день все газеты сообщили о первом русском кругосветном плавании. На шлюп повалили толпы любопытных англичан' [Фирсов И. И.].
  Отмечу, что Фрэнсис Дрейк в период кругосветного плавания, завершив 'этап обогащения', после удара корабля о скалу в районе острова Ява (примерно 9-10 января 1580 года) вынужден был выбросить за борт значительное число грузов, в том числе и боевых припасов. Возможно, в числе сброшенных за борт грузов были и пушки. Дрейк сумел сняться со скалы. Затем после остановки на Яве, с отчасти безоружным кораблем Дрейк, стараясь нигде не останавливаться и не встречаться с кораблями, направился в Плимут.
  Дрейк все же остановился для поисков воды у африканского берега.
  Не вызывает сомнения, что Ю. Ф. Лисянский был знаком с историей кругосветного плавания Фрэнсиса Дрейка, которое было осуществлено в 1577-1580 годах.
  'Нева' следовала в Англию, пройдя недалеко от берегов Явы.
  Таким образом, Ю. Ф. Лисянский отчасти повторял и траекторию, и формат (по возможности, безостановочного - после Явы - плавания) Фрэнсиса Дрейка.
  'Утром 9 июня показались Азорские острова. К шлюпу под всеми парусами спешил катер под английским флагом. Капитан катера сообщил о состоянии войны между Россией и Францией. Он передал кипу газет, коротко рассказал о событиях в Европе' [Фирсов И. И.].
  Как можно сделать вывод, читаю книгу Ю. Ф. Лисянского, некоторое время 'Неву' преследовал большой корабль, видимо, французский. Однако, к этому времени Ю. Ф. Лисянский знал и 'Неву', и экипаж своего корабля. Он вполне обоснованно полагался на высокую скорость хода. 'Нева' оторвалась от преследования.
  'Нуждаясь в отдыхе и желая также поправить корабль в некоторых частях, я был принуждён простоять в Портсмутском рейде около двух недель. Пользуясь этим временем, я решился побывать в Лондоне, где публика и все мои знакомые осыпали меня лестными приветствиями. Во время нашего пребывания в Портсмуте корабль 'Нева' посещали многие англичане, а особенно дамы, которые очень интересовались увидеть первый русский корабль, совершивший столь важное путешествие' [Лисянский Ю. Ф.].
  Примерно через полтора века после Ю. Ф. Лисянского совершил безостановочное кругосветное одиночное плавание Чэй Блайт. Так же как и 'Нева', яхта Ч. Блайта 'Бритиш стил' после возвращения привлекла внимание британцев.
  'Когда я увидел огромное скопление людей на набережной Хэмбла, у меня перехватило горло. Я был страшно горд и польщен и глубоко благодарен всем встречавшим, но я понимал и понимаю, что желание видеть меня, Чэя Блайта, было только одной из причин, которые привели их туда. Главным была не моя личность, а нечто другое - я как бы олицетворял способность человечества бросить вызов опасности и победить. Так уж вышло, что на мою долю выпала такая большая честь. И значит, я плыл не зря. Нам нужна романтика. Человечество всегда нуждалось в романтике...' [Блайт Ч.].
  13 июля 1806 года 'Нева' покинула Портсмут и 5 августа 1806 года пришла в Кронштадт. 19 августа 1806 года в Кронштадт пришла и 'Надежда'.
  Экспедиция, в целом, успешно выполнила свои задачи. Кругосветные плавания завершились успешно!
  
  4.6.Завершение кругосветной экспедиции и Александр I. Вместо послесловия
  
  'В какое мы пришли восхищение, когда открылся Кронштадт глазам нашим! - делился последними впечатлениями Коробицын. - (...) В 1/2 9 го часу достигли мы Кронштадтский рейд и в расстоянии 1/2 мили от гавани встали на якорь. В 9 часов салютовали мы с корабля Кронштадтской крепости 13 ю выстрелами пушек, на что и с оной ответствовано нам равным числом выстрелов; стены же Кронштадтской гавани наполнены были множеством обоего пола зрителей, а корабль наш тот же час окружен был приезжающими из Кронштадта шлюпками' [Фирсов И. И.].
  
  Александр I 'пожелал наведаться в Кронштадт и побывать на 'Неве'. (...)
  Рано утром из Петербурга прибыл Александр I. Он прошел по верхней палубе, поздоровался с офицерами и матросами. В каюте командира разглядывал диковинки: раковины, кораллы, деревянные поделки, маски из Русской Америки. Удивился, узнав, что до сих пор в бочках сохранилась солонина, заготовленная три года назад.
  - И что же, она съедобна? - спросил слащаво Александр I.
  - Ваше величество, вчера на обед команда кушала, и все здоровы, - ответил Лисянский.
  - И можно попробовать?
  - Извольте, ваше величество, через четверть часа фуршет будет в кают компании приготовлен, - заверил командир.
  - Ну ну, подождем, - Александр I продолжал рассматривать коллекции, а Коробицын бросился накрывать стол.
  Попробовав солонину, сухари, царь запил водой, взятой в тропиках, и одобрительно причмокнул губами.
  Вскоре после визита Александра I Юрий Федорович узнал о высочайшей награде - император пожаловал его орденом Владимира 3 й степени. Его срочно вызвали в Петербург для вручения награды. Указ гласил: 'Во уважение на усердную и ревностную службу флота капитан лейтенанта Лисянского и особливые труды понесенные им в совершении благополучного плавания нашей волею всемилостивейше пожаловали мы его кавалером ордена нашего Св. Владимира третьей степени...'
  После вручения награды министр коммерции Румянцев объявил о денежном вознаграждении:
  - Его императорское величество повелели выдать вам ежегодную пенсию из Государственного казначейства три тысячи рублей. А кроме того, - Румянцев добродушно покашливал, - Российско Американская компания в знак ваших заслуг перед нею дарует вам десять тысяч.
  В тот же день ему объявили о присвоении звания капитана 2 го ранга. Прошел день, и из Петергофа пожаловало царское семейство - императрица Мария Федоровна с великими князьями Николаем и Михаилом и великими княжнами Екатериной и Анной. После осмотра шлюпа их угостили чаем...
  (...)
  Лисянский сдал шлюп и тепло простился с экипажем. Офицеры преподнесли ему золотую шпагу с надписью на эфесе: 'Благодарность команды корабля 'Нева' [Фирсов И. И.].
  Вообще, возникает впечатление, что император Александр I неплохо относился к Ю. Ф. Лисянскому. Возможно, в отношении императора к Лисянскому присутствовало уважение. А, может быть, это было удовлетворение успехом: не ошибся в выборе.
  Якобы Наполеон при встрече с Александром I в Тильзите прозрачно намекнул о том, что немецкий капитан Крузенштерн возглавлял первое кругосветное плавание русских моряков [Фирсов И. И.]. Видимо, тревожило Наполеона кругосветное плавание 1803 - 1806 года; ощущал он, может быть, в этом событии какое то неприятное предвестие.
  'По возвращении из крейсирства Юрию Федоровичу объявили о новом назначении - командиром экипажей 'всех личных яхт его императорского величества'' [Фирсов И. И.].
  Допустимо предположение, что с Лисянским были связаны какие то кадровые планы, может быть, император ожидал какой то просьбы, инициативы...
  Император Александр I, человек высокого положения и широкого кругозора, понимал, что И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский своими кругосветными плаваниями - первыми в истории России - придавали его царствованию больше блеска, чем многие бриллианты в его короне.
  Возможно, Ю. Ф. Лисянскому нужно было пользоваться ситуацией и дрейфовать в сторону научных структур империи.
  И. Ф. Крузенштерн пошл по педагогической, научной, литературной и организационной линиям.
  ''Неужели предстоит навсегда покинуть флот?' Во время крейсирства в прошлую кампанию он почувствовал недомогание - ломило голову, часто хворал, но каждый день проводил на шканцах. Видимо, давала себя знать давняя контузия, полученная в бою во время службы в английском флоте' [Фирсов И. И.].
  
  'В январе 1809 года Лисянский уволился со службы, а спустя месяц состоялся 'Указ об отставке Ю. Ф. Лисянского капитаном I го ранга'' [Фирсов И. И.].
  
  В марте 1812 года Ю. Ф. Лисянский обратился с письмом к Александру I 'с просьбой быть крестным отцом только что родившегося сына Александра' [Фирсов И. И.].
  
  Не все в бюрократической структуре империи позитивно относились к Ю. Ф. Лисянскому. Кто он? Из каких? И откуда? Человек 'никто' и человек из 'ниоткуда'? Из Нежина? Что такое Нежин? Тогда эти вопросы оставались, возможно, без ответа. Сегодня мы знаем, что с Нежиным связаны имена и Ю. Ф. Лисянского, и Н. В. Гоголя, и С. П. Королева, и многих других выдающихся, талантливых людей.
  Император Александр I, похоже, не оставлял Ю. Ф. Лисянского без своего благоволения.
  Ю. Ф. Лисянский написал книгу о своем плавании вокруг света, издал ее за свой счет в России, затем сам перевел ее на английский язык, опубликовал в Англии.
  'Успех книги за границей оказал некоторое влияние на твердолобых царских чиновников. В 1814 году Лисянский снова обратился в адмиралтейский департамент с просьбой принять русское издание его сочинения на казенный счет. На этот раз ходатайство было удовлетворено' [Штейнберг Е. Л.].
  ('Издание обошлось в 18 500 рублей, сумма для того времени огромная...' [Фирсов И. И.]).
  В 1965 году в СССР был построен дизель электрический ледокол проекта 97, получивший имя 'Юрий Лисянский'. Ледокол продолжает работать, в 2008 году он получил разрешение на эксплуатацию до 2017.
  В 1974 году в г. Нежине Черниговской обл. (Украина) был установлен памятник в одноименном сквере в центре города рядом с домом, где родился Ю. Ф. Лисянский и церковью, где он был крещен и где служил протоиереем его отец.
  В 2008 году авиакомпания Аэрофлот в честь Юрия Лисянского назвала один из своих самолетов Airbus A320 (VP BZQ).
  ['Лисянский, Юрий Фёдорович'].
  
  'Судьба не баловала Лисянского славой при жизни, но моряки не забывали первопроходца. Восемь раз 'вспоминали' они Лисянского, обследуя акватории и берега Тихого океана, и присвоили его имя новым открытиям. Справедливости ради заметим, что шесть из них принадлежат американским исследователям' [Фирсов И. И.].
  
  Не остался без наград при жизни и многочисленных знаков памяти И. Ф. Крузенштерн.
  6 ноября 1873 года в Санкт Петербурге, напротив морского корпуса, был открыт памятник Крузенштерну, сооружённый по проекту скульптора И. Н. Шредера и архитектора И. А. Монтигетти. Монумент устанавливался на частные средства, но небольшое пособие удалось получить и от государства.
  В честь И. Ф. Крузенштерна названы:
  Остров Крузенштерна,
  Пролив Крузенштерна,
  Риф Крузенштерна.
  В 1935 г. Международный астрономический союз присвоил имя И. Ф. Крузенштерна кратеру на видимой стороне Луны.
  Его имя носят:
  Крузенштерн (барк)
  Airbus A320 с номером VP BKC авиакомпании Аэрофлот носит имя Ивана Крузенштерна.
  ['Крузенштерн, Иван Фёдорович']
  
  17 декабря 2016 г., 24 декабря 2016 г.
  
  
  
  17. Сказка о Талейране. <1807>
  
  
   Погода в Петербурге стояла хорошая. Флорентий Фёдорович Павленков направился на Стрелку. Здесь он увидел на скамейке, обращенной к морю, Андрея Васильевича Каменского и Христиана Георгиевича Инсарова.
  
   Флорентий Фёдорович подсел к ним.
  
   - Господа! Мы - точнее, вы - готовим книги о Гладстоне и о князе Меттернихе. А как вы относитесь к замыслу издать книгу о Талейране?
  
   - Выдающийся человек, выдающийся политический деятель, выдающийся дипломат, - отреагировал Инсаров. - Подобно Клеменсу Венцелю Лотару Меттерниху, Шарль Морис Талейран - из древнего аристократического рода. Предки Талейрана "обнаруживаются" в истории Франции еще с X века.
  
   Каменский кивнул в знак согласия. Свое высказывание он счел целесообразным начать с Гладстона:
  
   - Предки Уильяма Юарта Гладстона в XIII веке были рыцарями короля Эдуарда I и жили в своем имении Глэдстейнс - Ястребиные скалы, - от которого и заимствовали свое изменившееся потом имя. Но с тех пор обстоятельства изменились: род обеднел, имение было продано, и прадед "нынешнего" Гладстона уже занимался торговлею солодом в одном шотландском городке, а дед его, Томас Гладстон, переехал в конце прошлого столетия в порт Лейт и там вел довольно обширную торговлю хлебом, нажил состояние, оделил 16 своих детей приличным наследством.
  
   Пояснив происхождение Гладстона, Каменский добавил:
  
   - И Гладстон, и Талейран изучали богословие. В разном объеме, конечно. Талейран получил образование в семинарии Сен-Сюльпис.
  
   Если о детстве, школьных и студенческих годах Гладстона у нас есть определенные сведения, то о детстве и годах учебы Талейрана мы мало что знаем.
  
   Одно можно предположить с определенностью: в семинарии учили не плохо. Вообще не плохо. И тем более хорошо изучали исторические дисциплины.
  
   Думаю, что Талейран со времен учебы усвоил: за революцией с большой долей вероятности следует эпоха нестабильности, перемены правительств, смены правящих групп. И на этот период постреволюционной политической турбулентности затрачивается несколько десятков лет.
  
   - Для большинства исторических примеров эта схема - верная, - высказался Флорентий Фёдорович Павленков. - Можно сделать предположительный вывод: Талейран хорошо учил историю в юности, и поэтому прожил успешную жизнь.
  
   Обратите внимание, господа, что Талейран входит в число успешных государственных деятелей. Почему я делаю на этом акцент? Да потому, что не мало выдающихся людей получали жизненные нокдауны и нокауты. А Талейран был от этого события в своей жизни свободен.
  
   - Существует легенда, - вспомнил Каменский, - что Наполеон, обвиняя Талейрана в предполагаемой измене, пытался нанести ему удар. Но тот отшатнулся. И удар не состоялся.
  
   Павленков покачал головой.
  
   - В адрес Талейрана высказано довольно много обвинений в корыстолюбии, в предательстве, вероломстве, - уточнил Инсаров. - Вообще, он приобрел славу порочного человека. Якобы за свою жизнь он принес принес 14 противоречивших одна другой присяг. Впрочем, чем известнее человек, тем больше шансов у него заслужить славу "порочного". Известный человек рассматривается под микроскопом. Не помню, например, чтобы Талейрана кто-то обвинял в собственноручном убийстве или в приказе совершить убийство. Больше его упрекают в непостоянстве. В личных и политических предательствах. В обмане.
  
   Однако, пристрастный читатель может прийти к несколько умозрительному выводу, что именно на период наиболее кровопролитных наполеоновских войн Талейран вышел в отставку в 1807 году. Якобы Талейран не захотел быть "палачом Европы"...
  
   Наверное, можно говорить о косвенной причастности Талейрана к преследованию революционеров и бонапартистов после возвращения в 1814 году к власти династии Бурбонов. Талейран, также вернувшийся к власти, спас от репрессий по меньшей мере сорока трех преследуемых. Но, естественно, не всех тех, кто попадал под репрессии. Далее 24 сентября 1815 года случилась отставка Талейрана. Снова "вышел" из "игры".
  
   - Склонность Талейрана к предательству - это распространенная точка зрения, - произнес Павленков.
  
   - Можно высказать суждение, противоположное этому сложившемуся мнению, - уточнил Каменский. - В литературе встречается противопоставление белой кокарды и трехцветки. Но забывают о том, что с предложением к революционно настроенным гражданам носить трёхцветную, красно-бело-синюю, кокарду обратился маркиз де Лафайет. Красный и синий издавна считались цветами Парижа (и этим воспользовались революционеры в день штурма Бастилии), а белый был цветом французский монархии. (Старым королевским флагом были золотые лилии на белом фоне). С 1790 появился французский флаг - триколор. Он был переработан, но не принципиально, и остаётся флагом Франции до сих пор.
  
   Таким образом, Талейран и в варианте белой кокарды, и в варианте трехцветки - но в обоих случаях был сторонником белого.
  
   - Когда восставший народ 14 июля 1789 года взял Бастилию, - дополнил Инсаров, - Талейран ночью прибыл в королевский дворец и уговаривал брата короля начать вооруженное сопротивление. Тот пошел к королю. Выяснилось, что король решил не проливать крови. Талейран, узнав об отказе короля от энергичной борьбы, высказался, что "каждому из нас остается лишь думать о своих собственных интересах". Высказывание ясное. И вынужденное. В чем вероломство или предательство?
  
   - Интересная картина, - отметил Павленков. - Со времени обучения он был убежден в том, что почти наверняка за революцией последует длительный период нестабильности. А в 1789 году Талейран из первых рук - от брата короля - получает информацию, что революция стала фактом. Следовательно, вся его последующая жизнь шла с пониманием того, что любой политический режим - временный, любое правительство - временное.
  
   - Не просто "временное". "Временное" - это констатация, - уточнил Инсаров. - Мы можем прийти к выводу, что Талейран не просто предвидел "временность" любого современного ему правительства, но что он способствовал - в большей или меньшей времени - его смене на новое.
  
   - Тысячу ли можно пройти за тысячу лет. А можно - за тысячу секунд, - пошутил Павленков. - Из ваших слов можно сделать предположение, что Талейран способствовал скорейшему прохождению периода нестабильности. Смелое предположение. Гуманизм?
  
   Инсаров молча посмотрел на Павленкова.
  
   - Любопытны обстоятельства вступления Талейрана в должность министра иностранных дел Франции 18 июля 1797 года, - вопросительно сказал Каменский. - Дипломатический опыт у него был незначительный. Образование он получил хорошее, но вряд ли в то время этому обстоятельству уделялось внимание. Казалось бы, возвратился человек из длительной эмиграции - и почти сразу занимает кресло министра иностранных дел. Всего лишь через знакомство с любовницей одного из членов Директории? Малоубедительно.
  
   - Всех обстоятельств этого назначения мы все равно не узнаем достоверно, -высказался Павленков. - Кто-то может строить догадки. Но все соглашаются в том, что Талейран был человеком талантливым и полезным. Представьте, господа, аналогию между двумя типами отношений: "издатель-писатель" и "руководитель государства-министр иностранных дел". Издатель заключает с писателем договор на подготовку книги. Одно дело, если писатель сразу понимает замысел, задачу, а книга пишется максимально быстро и качественно. Совсем другое дело, если писатель не может адекватно понять, что от него требуется, а книга пишется долго, некачественно, появляется нечитаемый текст. И что, издатель должен сам ее писать?
  
   Если мы будем следовать этой аналогии, то придем к выводу, что перед министром иностранных дел стоит определенный объем задач и забот. Желательно, что бы человек на этом посту решал задачи быстро и эффективно. Ясно, что министры назначались и до, и после Талейрана. Его кандидатура - не единственная возможная. Но в то же время понятно, что он умел решать поставленные перед ним задачи.
  
   Он отличался и талантом, и полезностью.
  
   О его полезности можно говорить не только как о полезности профессионального дипломата. Он бывал и главой французского правительства. Можно говорить о его полезности в более широком смысле. Вот примеры.
  
   Он депутат Учредительного собрания. Будучи епископом, ссылаясь на свой церковный статус, хотя и входя в противоречие с позицией церковных властей, способствует в октябре 1789 года укреплению французской валюты за счет национализации земельных владений церкви. То есть способствует укреплению формирующегося революционного режима. (После этих деяний он со статусом епископа расстается и становится "мирянином").
  
   Он способствует приходу к власти во Франции Наполеона в 1799 году.
  
   Он способствует победе союзников над Наполеоном в 1814 году, дав своевременный совет союзникам идти прямо на Париж. Наверное, способствует сохранению Парижа от разрушений и произвольного насилия в 1814 году...
  
   Он способствует возвращению к власти Бурбонов после отречения Наполеона в 1814 году.
  
   Он способствует сохранению целостности территории Франции в 1814 и 1815 годах.
  
   Он способствует провозглашению королем в 1830 году Луи-Филиппа Орлеанского.
  
   Он способствует налаживанию в 1830 - 1832 годах отношений с Англией, укреплению положения нового французского режима. Годы жизни Талейрана: 1754 -1838...
  
   Естественно, этот перечень "полезных" действий не исчерпывающий. Но он показывает, что деятельность Талейрана способствовала достижению конкретных результатов.
  
   - Таким образом, - суммировал свое высказывание Павленков, - в карьере Талейрана была логика. Он был талантлив. Он был продуктивен, он был полезен.
  
   Итак, мы можем произнести: талантливость, полезность, успешность. Знаете, господа, у читателей пользуются популярности и книги о скандальности, о пороках. И книги об успехе. Вопрос в акценте, в преобладающем фокусе внимания.
  
   - А в какое понятие "вписать" "ускорение" Талейраном периода политической нестабильности? - спросил Каменский. - Способствовал смене власти Директории на власть Наполеона. Если верить Наполеону, Талейран склонял Наполеона к явно беззаконному расстрелу герцога Энгиенского в 1804 году, к военным действиям против Испании и Португалии в 1808 году. Затем с исторической сцены сошел Наполеон: при его, Талейрана, содействии... Талейран способствовал событиям, которые не обходились без избыточного насилия...
  
   - Секретное платное сотрудничество Талейрана с правительствами России и Австрии неплохо характеризуется словами Меттерниха "Люди, подобные Талейрану, - как режущие лезвия, играть с которыми опасно..." - добавил Инсаров. - Возможно, Российский Император Александр I ощутил правильность такого тезиса...
  
   - Над этими вопросами следует размышлять... При написании книги о Талейране... - ответил Павленков. - Если считать верными тезисы о том, что Талейран способствовал сохранению территориальной целостности Франции в 1814 и 1815 годах и сохранению Парижа в 1814 году, то следует считать его выдающимся историческим деятелем. И, в любом случае, Талейран - активный участник важнейших исторических событий.
  
   ... Почему-то приходят на память воспоминания и размышления М. Горького относительно его встречи с С.Ю. Витте накануне девятого января 1905 года. После издания Манифеста 17 октября 1905 года Витте 22 апреля 1906 года ушел в отставку с поста Председателя Совета Министров. Большого ума был человек! Но не будем переключаться на другие темы.
  
   - Книга о Талейране получится, конечно, интересная, - высказался Каменский. - Но необходима работа в архивах, широкий доступ к публикациям на французском языке. Уважаемому Томасу Эдисону мы написали письмо с просьбой порекомендовать литературу о нем. Он любезно ответил. С учетом его ответа и был написан о нем биографический очерк. Кому писать относительно Талейрана? Французскому правительству? Вряд ли оно порекомендует литературные источники для написания биографического очерка о Талейране.
  
   Павленков перевел взгляд на Инсарова. Тот высказался иносказательно и поэтично:
  
   - "С моря дует влажный, холодный ветер...Его порывы приносят с собой сморщенные, жёлтые листья и бросают их в костёр, раздувая пламя..."
  
   - Понятно, - улыбаясь, вздохнул Павленков. - Придется обращаться к Горькому. Об опубликовании книги о Талейране. В Горьковской серии "Жизнь замечательных людей".
  
  
   18 мая 2017 года
  
  
  
  18. Сказка о Меттернихе. <1807>
  
  
   - Господа! - Е.В. Тарле посмотрел на Х.Г. Инсарова и А.В. Каменского. - Я рад нашей встрече на набережной Невы.
  
   Сообщаю вам, что направляюсь брать интервью у господина Меттерниха. Он сейчас находится в Петербурге, живет в Зимнем дворце. На набережной совершает утренние прогулки.
  
   Я заручился рекомендацией. Надеюсь, что в небольшом интервью князь не откажет.
  
   Приглашаю вас присоединиться ко мне. Ясно, что в короткой беседе мы много вопросов задать не сможем. Но проявим интерес с разных точек зрения. Для работы над нашими книгами это будет полезно. Князь Меттерних - историческая личность, его годы жизни:1773-1859.
  
   Инсаров улыбнулся.
  
   - Кто же откажется от такого предложения? Конечно, я с удовольствием соглашаюсь, - произнес Каменский.
  
   - Спешу присоединиться, - добавил Инсаров.
  
   Писатели пошли по набережной к предполагаемому месту встречи с князем Меттернихом.
  
   Впереди показались три фигуры.
  
   Один из этих трех людей отличался от своих незаметных спутников одеждой, походкой, выражением лица.
  
   Академик Тарле сопоставил ранее виденные им портреты князя Меттерниха с внешностью идущего навстречу человека. Понял, что перед писателями - князь Меттерних. По-видимому, незаметные люди были охраной.
  
   Е.В. Тарле приблизился к Меттерниху, приподнял шляпу и произнес:
  
   - Разрешите представиться, господин Меттерних. Академик Тарле.
  
   Князь доброжелательно взглянул на Е.В. Тарле и его спутников.
  
   Е.В. Тарле добавил:
  
   - Сергей Юльевич Витте порекомендовал мне обратиться к Вам, сославшись на его положительные рекомендации. И попросить Вас дать интервью. Я и мои коллеги - господа Инсаров и Каменский - пишем книги на исторические темы, об исторических личностях. Мы бы хотели задать Вам вопросы о Вашей личности, о Вашей деятельности.
  
   - Сергей Юльевич!.. - повторил князь названное имя. - Что же... Я готов услышать вопросы от Вас, уважаемый академик Тарле, и от Ваших коллег, уважаемых писателей Инсарова и Каменского. Прошу составить мне компанию на время прогулки.
  
   Князь и писатели направились по набережной. За ними следовала охрана князя.
  
   - Господин Меттерних! - начал академик Тарле. - Вы были одним из известнейших европейских деятелей в эпоху Наполеона и после его ухода с политической арены. В заслугу князя Талейрана ставят сохранение целостности территории Франции в 1814 и 1815 годах. Но ведь до сохранения территории Франции существовали обстоятельства, потребовавшие сохранения территории Габсбургской монархии.
  
   - Уважаемый академик! Позволю себе некоторую инициативу в нашей беседе. Вы, насколько я услышал, намереваетесь задавать мне вопросы о моей личности, о моей деятельности. Для упорядоченного изложения информации в процессе последующей беседы сформулирую общий биографический тезис: "Я создавал историю!".
  
   Е.В. Тарле, Х.Г. Инсаров и А.В. Каменский с явным уважением посмотрели на Меттерниха.
  
   Князь Меттерних продолжил:
  
   - Я состоял на службе у Габсбургской монархии. В 1867 году Габсбургская империя превратилась в дуалистическую монархию - Австро-Венгрию. И до, и после 1867 года империя входила в число крупнейших и влиятельнейших европейских государств. Именно поэтому, находясь на службе у этой империи, я создавал историю.
  
   Дополню, что с 1438 по 1806 представители австрийских Габсбургов носили титул императора Священной Римской империи германской нации (за исключением императора Карла V, представителя испанских Габсбургов, 1519-1556). Основана Священная Римская империя была в 962 году. В период наполеоновских войн Франц II вынужден был в 1806 отказаться от титула императора "Священной Римской империи", сохранив за собой принятый им в 1804 году титул австрийского императора.
  
   Вернусь к Вашему вопросу, уважаемый академик.
  
   До 1812 года военные действия между войсками Наполеона и армиями Габсбургской монархии завершались, в основном, в пользу Наполеона. Победы Наполеона в этот период привели к полной - внутренней и внешней - дезорганизации Габсбургской монархии.
  
   Но мы получили передышку путем заключения династического брака между дочерью императора Франца, Марией Луизой, и Наполеоном.
  
   Габсбургская монархия на время стала зависимым от наполеоновской Франции государством. Тем не менее, сохранила существенную часть территории. Территорию удалось сохранить по стечению обстоятельств, в результате военных и дипломатических усилий. Моя деятельность в дипломатической сфере была весьма энергичной.
  
   После 1812 года положение Габсбургской монархии как влиятельного государства Европы стало восстанавливаться. Восстановилась и территория. Габсбургская монархия вновь стала одним из ведущих европейских государств. В таком развитии событий есть и моя заслуга.
  
   И в тяжкие, и в благоприятные времена я занимал важнейшие посты. Поэтому я мог создавать историю. И поэтому я создавал историю.
  
   В 1806 - 1809 годах я был послом в Париже, часто общался с Наполеоном. В 1809-1821 годах я - министр иностранных дел и фактически глава правительства Австрийской империи. В 1821 -1848 годах я - канцлер империи.
  
   Писатели уважительно смотрели на князя.
  
   - Какова была Ваша миссия, господин Меттерних, при исполнении обязанностей фактического главы правительства и на должности канцлера? - задал вопрос Инсаров.
  
   - Миссия определялась культурными, историческими и географическими условиями. Габсбургскую империю называли и "Дунайской". Дунай - река протяженная.
  
   Империя объединяла разные народы. Преимущественно - европейские. Австрийская империя была европейской страной. Поэтому одна из составных частей моей миссии - культурная. Развитие европейской культуры.
  
   Дунай определял и определяет транспортное, экономическое, хозяйственное взаимодействие народов. Вряд ли правительство может добиться того, что бы каждый подданный всегда и везде был доволен жизнью. Но империя стремилась обеспечить более или менее мирное и комфортное взаимодействие народов. Получалось ли? В какой-то мере. Итак, другая часть моей миссии - мирное взаимодействие народов.
  
   Далее. Пока существовала - пусть и номинально - Священная Римская империя германской нации, на нас, руководителях государства, лежала функция общеевропейской интеграции. С ней была связана функция обороны Европы: вспомните Карловицкий мир 1699 года, вспомните те события, которые этому миру предшествовали. Да и Карловицким миром 1699 года дело-то, ведь, не окончилось.
  
   В 1806 году Священная Римская империя прекратила свое - пусть и номинальное - существование. Ваш покорный слуга стал одним из основоположников эпохи конгрессов. Я инициировал многочисленные и постоянные многосторонние, - а не двусторонние, - переговоры! Дипломатия - ранее преимущественно двусторонняя - получила новые измерения. Она стала дипломатией конференционной!
  
   Напомню о моей роли на Венском конгрессе. "Танцующий конгресс" слегка удивлял современников. Но лучше танцевать, чем воевать! Вспомните о музыкальных традициях Австрии!
  
   Обобщу. Еще одна часть моей миссии - европейская интеграция и общеевропейская оборона.
  
   Можно также констатировать, что я - автор проекта постоянной конференции послов, регулярного проведения конгрессов глав государств и их министров иностранных дел.
  
   - Уважаемый господин Меттерних! - обратился Каменский к князю, - прокомментируйте итоги отставания Габсбургской монархии в научно-технической сфере.
  
   - Отставание относительное. Все не могут быть первыми одновременно. По мере возможности я содействовал промышленной революции, способствовал повышению образованности населения, строительству железных дорог.
  
   - Ваше мнение, господин Меттерних, о роли углеводородов? - задал еще один вопрос Каменский.
  
   - Общеевропейская проблема. Общеевропейское решение, -лаконично ответил Меттерних.
  
   - Высказывается мнение, что абсолютная монархия тормозит развитие предпринимательской среды, и, в итоге, всегда отстает экономически от наиболее развитых стран. Какова Ваша позиция по этому вопросу, господин Меттерних? - поинтересовался Инсаров.
  
   - Я был "лекарем революций". Бывают ситуации, когда общество достигает своего зенита. При таких обстоятельствах идти вперед означает скатиться вниз.
  
   - В 1807 году Фултон построил первый речной пароход "Клермонт", совершивший свой первый рейс по реке Гудзон от Нью-Йорка до Олбани. А в Крымской (Восточной) войне 1853-1856 годов английская и французская эскадры широко использовали военные пароходы. Как Ваше мнение, господин Меттерних, не свидетельствует ли это обстоятельство в пользу снижения транспортного значения Дуная? Не подтверждает ли союз Османской империи с западноевропейскими странами понижение роли Габсбургской монархии как участника общеевропейской безопасности?
  
   - Как оценить значимость этих факторов? Как определить силу их влияния? - ответил Меттерних. - Моя самая сокровенная мысль заключается в том, что наступило начало конца старой Европы. Я решился погибнуть вместе с ней, исполнив предварительно свой долг. Я европеец. Политическая карта изменяется. Европа остается!
  
   Собеседники подошли к Зимнему дворцу.
  
   - Благодарю за беседу, господа! - произнес Меттерних.
  
   - Разрешите, господин Меттерних, высказать Вам нашу общую благодарность за Ваше согласие дать интервью, за Ваши интереснейшие ответы, - произнес Е.В. Тарле.
  
   - Мои самые лучшие пожелания господину Витте, - добавил князь.
  
   Е.В. Тарле, Х.Г. Инсаров и А.В. Каменский слегка поклонились.
  
   Меттерних развернулся и направился в Зимний дворец.
  
   Е.В. Тарле обратился к Х.Г. Инсарову и А.В. Каменскому:
  
   - Благодарю за сотрудничество, господа. Давайте скажем друг другу "до свидания" и поспешим изложить услышанное на бумаге.
  
   Писателям показалось, что до них донеслась фраза, произнесенная князем: "Что значит два-три столетия в анналах истории?"
  
  
   20 мая 2017 года.
  
  
  
  19. Диалог о Тильзитском мире. <1807>
  
  
   В Петербурге была хорошая погода. На Стрелке, на скамейке, любуясь видами, беседовали писатели Христиан Георгиевич Инсаров и Андрей Васильевич Каменский.
  
   Инсаров поинтересовался:
  
   - Ваши впечатления, господин Каменский, от встречи с князем Меттернихом? От полученного у него интервью?
  
   - Отличное интервью! - ответил Каменский. - Конечно, князь был ограничен во времени...
  
   - Человек, беседовавший почти шесть месяцев с Наполеоном - после брака императора и австрийской принцессы в 1810 году - не мог не быть мастером дипломатии, - Инсаров расширил контекст обмена мнениями.
  
   - Армия Австрийской империи потерпела от Наполеона тяжкое мгновенное поражение под Ваграмом 5-6 июля 1809 года. У Меттерниха, назначенного после этого разгрома министром иностранных дел Габсбургской монархии, возникла мощная мотивация для плотного и длительного общения с Наполеоном в 1810 году. Военные действия остановились, наступило время личного общения, - заметил Каменский.
  
   - События, поражающие воображение! Необычные! Молниеносные победы - Аустерлиц, Иена, Фридланд, Ваграм. Молниеносные разгромы крупных европейских государств - Пруссии, Австрийской империи. Беззащитность государств небольших. Вопросительное и тревожное настроение, - продолжил мысль Каменский.
  
   - Прейсиш-Эйлау вошло в историю, - напомнил Инсаров. - Это одно из немногих сражений, в которых командовал лично Наполеон, и которое закончилось без очевидной победы его войск. Русские войска противостояли французским практически на равных в том зимнем сражении начала 1807 года. Завершалась русско-прусско-французская война 1806-1807 годов. Пруссия была разгромлена и деморализована.
  
   Держава Наполеона расширялась, и у нее появилась общая граница с Россией.
  
   - Постепенно Западная и Восточная Европа оказывалась под властью Наполеона - высказался Каменский. - Полный разгром войск Австрийской империи под Ваграмом в 1809 году был еще впереди. Но Наполеон стремился оформить отношения с Россией. Россия уточняла свои исторические перспективы. Потому и был заключен Тильзитский мир летом 1807 года.
  
   - По Тильзитскому миру Россия получила некое территориальное приобретение, - напомнил Инсаров. - К Российской империи от разгромленной Пруссии по согласию Наполеона "отошел" Белостокский округ. Этот округ "погоды не делал". Площадь его территории была относительно не велика. Но одно дело признать на бумаге изменения, произведённые Наполеоном I в Европе. Бумага многое вытерпит. Другое дело подтвердить согласие действиями. Стать участником территориальных приобретений. Возможно, определенную часть враждебности со стороны покоренных и непокоренных европейских стран воинственный Наполеон - передачей Белостокского округа - разделил с Россией.
  
   - Не так уж долго и действовал Тильзитский мир, - заметил Каменский. - В 1807 году, летом, он был заключен. А летом 1812 года началось Наполеоновское нашествие на Россию. И Тильзитский мир утратил силу.
  
   Инсаров вспомнил:
  
   - В книге академика Тарле "Наполеон" подмечено изменение позиции в России относительно Наполеона:
  
   "В 1807 г. до июня он был с церковного амвона провозглашен предтечей антихриста, а в разговорах - самим антихристом и истребителем христианской веры, с июня того же 1807 г. антихрист стал внезапно, без малейших переходов и объяснений, другом и союзником русского царя. Теперь он снова оказался антихристом и пол России завоевал почти без сопротивления".
  
   - Есть такие строки... - согласился Каменский. И добавил:
  
   - Австрийская империя была разгромлена под Ваграмом в 1809 году, после чего стала послушным союзником Наполеона. Тем не менее, начиная нашествие на Россию в 1812 году, Наполеон воевал фактически на два фронта: с Россией и с Англией. Между прочим, Англия была довольно активна в Испании, народ которой оказывал мужественное сопротивление вторжению войск Наполеона.
  
   - Ситуация вроде бы упрощалась, - дополнил Инсаров. - Наполеон господствует практически над всей Западной и Центральной Европой. Наступает момент, когда завершается период его блестящих мгновенных побед, проходит относительно короткий период Тильзитского мира, начинается ожесточенная борьба Наполеона на два фронта: против России и против Англии.
  
   Но на самом деле, ситуация оставалась сложной. Лето 1807 года, когда был заключен Тильзитский мир, отделяет от сентября 1814 года, когда начался Венский конгресс, семь лет. И кто мог знать, что произойдет за этот семилетний период...
  
   Инсаров помолчал и продолжил:
  
   - О том, как развивались события после Тильзитского мира, мы сейчас знаем. Нашествие Наполеона на Россию. Сдача Москвы. Искусные действия Кутузова. Ранняя зима и другие, неблагоприятные для французской армии, обстоятельства. Солдаты Великой армии остались на снежных просторах России.
  
   Не менее интересно другое. Как развивались бы события для России, не будь заключен Тильзитский мир?
  
   Каменский заинтересованно посмотрел на Инсарова:
  
   - Проявляете склонность к своеобразному жанру исторических гипотез, к выстраиванию исторических аналогий, господин Инсаров?
  
   Очевидно, что без заключения Тильзитского мира наполеоновская Франция и Россия продолжили бы столкновения. Несмотря на то, что их армиям требовались отдых, пополнение, восстановление сил.
  
   Политическая судьба Пруссии была бы не завидна.
  
   Инсаров продолжил свое размышление:
  
   - Тильзитский мир не имел целью противопоставить Англию Наполеону. Не Тильзитский мир сделал Англию и Россию союзниками в 1812 году, после начала нашествия. К 1807 году, к моменту заключения Тильзитского мира Англия уже находилась с Наполеоном в состоянии войны.
  
   Англия боролась с донаполеоновской и наполеоновской Францией с 1792 года - за исключением короткого периода Амьенского мира (1802-1803 годы).
  
   Во-первых, между Англией и Францией существовали торговые противоречия. И возникли эти противоречия задолго до 1792 года.
  
   Во-вторых, народное восстание 10 августа 1792 года свергло Людовика XVI с престола, и он с семьёй был заключён в Тампль. В январе 1793 года Людовик XVI был казнен. Казнь бывшего короля была охарактеризована Англией как "самое гнусное из всех известных в истории злодеяний". Для европейских монархий - значимый аргумент.
  
   Наполеон стал руководителем Франции в ноябре 1799 года.
  
   - В чем была целесообразность Тильзитского мира? - направил внимание собеседника Инсаров. И продолжил:
  
   - Получение Белостокского округа? Существенной заинтересованности для России в этой территории не было. На одну чашу весов была положена небольшая территория. На другую - историческая репутация...
  
   Время для подготовки к новому столкновению с Наполеоном? Но к противостоянию с Наполеоном Россия готовилась после начала русско-прусско-французской войны 1806-1807 годов. А, может быть, и раньше? Вспомним Итальянский поход Суворова 1799 года - в период существования 2-й антифранцузской коалиции. Россия вошла в коалицию против республиканской Франции еще в марте 1793 года.
  
   Англия непрерывно находилась в состоянии войны с Наполеоном с 1803 года - и до момента окончательного ухода его с политической сцены в 1815 году.
  
   С одной стороны, в заключении Тильзитского мира есть логика. Во-первых, вообще худой мир лучше доброй ссоры. Во-вторых, существовала же вероятность того, что этот мир станет "вечным"? Или нет?
  
   Если смотреть на Тильзитский мир, как на свершившийся исторический факт, то он может кому-то напоминать не мир, а перемирие. Перемирие перед решительным столкновением.
  
   С другой стороны, за период с 1807 года по 1812 год Наполеон собрал, организовал, обеспечил питанием и вооружением колоссальную армию. После чего организованно вторгся в Россию.
  
   Кто-то обнаружит в Тильзитском мире и "плюсы", и минусы".
  
   Что же перевешивает?
  
   Впрочем, исторические деяния редко заслуживают однозначно положительную оценку. Или однозначно отрицательную.
  
   Обратите внимание, господин Каменский, на такую особенность противостояния, как его длительность. Если брать для примеров такие противостоящие Наполеону державы как Англия и Россия, то вырисовывается следующая картина.
  
   Французская революция 1789 года сначала привлекла некоторые симпатии английской буржуазии.
  
   Радикализм Французской революции и параллельный рост радикализма в Англии встревожил господствующие классы.
  
   Успехи Французской революции, занятие Бельгии, главного пути английского сбыта на континент, и угроза занятия Голландии заставили Англию присоединиться к врагам революционной Франции; началась война (в начале 1793).
  
   В Англии было приостановлено законодательство, защищающее неприкосновенность личности, и изданы законы, ограничившие свободу печати и собраний; радикальные клубы были закрыты.
  
   Война - по одной из оценок ее длительности - продолжалась 22 года. В исторической литературе высказано мнение, что эта война была войной как на внешнем, так и на внутреннем фронте. Например, приходилось разрешать и социальные, и национальные противоречия.
  
   Между 1803 годом и Ватерлоо (18 июня 1815 года; 7 антифранцузская коалиция) состоялись 3-я, 4-я, 5-я, 6-я антинаполеоновские коалиции. Как можно догадываться, все эти перечисленные 3-я, 4-я, 5-я, 6-я коалиции завершались таким образом, что понадобилась 7-я коалиция.
  
   И, несмотря на то, что на смену одной коалиции приходила другая, Англия не прекращала непрерывно - почти 12 лет (если считать с 1803 года) - бороться с Наполеоном.
  
   А если считать не с 1803 года, а с начала 1793 года, когда французский Конвент объявил войну Англии, и вычесть примерно один год Амьенского мира, то получается - около 21 года!
  
   Примерно 21 год состояния активного противостояния! Вам не кажется такой исторический феномен заслуживающим внимания, уважаемый господин Каменский? В таком непростом положении у Англии возникал комплекс сложнейших вопросов: бюджетных, кадровых, внутриполитических и других!
  
   - Англию отделял от армии Наполеона пролив, - напомнил Каменский. - У Англии был сильный флот, разбивший испано-французский флот в Трафальгарском сражении в 1805 году. Англия могла противостоять Наполеону почти 12 лет непрерывно (с 1803 года по 1815 год): Наполеон не мог уничтожить Англию.
  
   Совсем иное дело Россия, получившая в 1807 году протяженную сухопутную границу с державой Наполеона.
  
   И какова была бы история России, если бы не был заключен Тильзитский мир?
  
   Россия, как и все континентальные европейские державы, включая Францию, обнаруживала стремление к быстрейшему разрешению накопившихся вопросов в сражениях.
  
   Аустерлиц: Кутузов был склонен уклоняться от решительной битвы; император Александр I ускорял события.
  
   Быстрые, стремительные победы были в стиле Наполеона.
  
   Можно предположить, что континентальным европейским державам было свойственно минимизировать длительность прямого вооруженного противостояния.
  
   Привычка? Особенности экономического и государственного устройства?
  
   Позволю себе для сравнения иллюстрацию из другой эпохи: Фрэнсис Дрейк. Целые периоды его жизни были периодами вооруженного противостояния. Морская битва английского флота с испанской Непобедимой Армадой в 1588 году не проходила в форме генерального сражения. Это было многодневное боестолкновение, максимально использующее в пользу английского флота природные факторы, сложившиеся обстоятельства.
  
   Во времена Фрэнсиса Дрейка Англия была не богатой страной. А теперь предположим, что страна становится богатой, что экономическое и государственное устройство позволяют противостояние распределить на много лет. Например, на 20 лет.
  
   Борьба армий превращается в борьбу государственных, бюджетных систем!
  
   Каменский усмехнулся.
  
   - Вы, господин Инсаров, дойдете в Ваших фантастических построениях до того, что вспомните, кроме Англии, еще и Испанию, чье население противостояло войскам Наполеона в 1808-1814 годах. Почти 6 лет! Найдете некоторые аналогии между обороной Сарагоссы в 1809 году ("каждый дом превратился в крепость") и боями за Сталинград в 1942 году. Да еще и включите в последовательность своих рассуждений Центральный штаб партизанского движения. Будете вспоминать массовую эвакуацию на Урал и за Урал. Обновление высших военных кадров...
  
   Вы, господин Инсаров, дойдете в Ваших фантастических построениях до "соединения" Тильзитского мира с "англо-испанским образцом противостояния"...
  
   - То есть, у Тильзитского мира не было альтернативы? - подвел итог гипотетическим рассуждениям Инсаров.
  
   Каменский улыбнулся:
  
   - Кто может сказать, были ли у России достаточные ресурсы для длительного и непрерывного противостояния по "английскому образцу". Ресурсы для многолетнего (вооруженного) противостояния? Отсутствовал "фактор пролива". А бюджетный процесс? Финансирование расходов на армию, других расходов? А общая функциональность и гибкость государственной машины?
  
   Несколько лет оборонительной вооруженной борьбы на своей территории - без отделяющего "пролива" - ставят перед государством колоссальные, превосходящие любые фантазии, задачи!
  
   Быстрая победа воспринимается как проявление военного искусства. Затяжная война всегда понималась как бедствие.
  
   Борьба испанских народных масс против французских оккупантов сопровождалась бедствиями. Альтернативой было подчинение. Испанцы выбрали неподчинение и затяжную войну в период 1808-1814 годов. Впрочем, это была преимущественно партизанская война.
  
   Любопытно, что талантливый французский генерал Моро, враждебно относившийся к Наполеону, давал руководителям антинаполеоновской коалиции в 1813 году совет: ""Не нападайте на те части армии, где сам Наполеон, нападайте только на маршалов".
  
   Генерал Моро ставил победу на первое место? Любой ценой?
  
   Наряду с партизанскими отрядами на территории Португалии и в близлежащих районах Испании действовал высадившийся в 1808 году на Пиренейском полуострове английский экспедиционный корпус, в который входили и остатки испанской армии.
  
   Возник уникальный англо-испанский опыт затяжной войны: основанной на весьма функциональных государственных структурах (английских), эффективном бюджетном процессе (английском), на широком народном партизанском движении (испанском).
  
   А Наполеон говорил "Война должна кормить себя сама". Вряд ли такой подход подходил под признаки общепонимаемого эффективного бюджетного процесса. Его маневрирование в период военных действий отличали быстрота и искусность. Его сокрушающие победы достаточно быстро превращались в условия мира, в дипломатические достижения.
  
   Можно гипотетически полагать, что история "прорисовывала" две модели противостояния: англо-испанскую и наполеоновскую.
  
   Инсаров, поняв, что рассуждения приобретают все более предположительный характер, решил сделать паузу.
  
   Каменский, однако, увлекся обсуждением:
  
   - Допустим, Россия решила заключить Тильзитский мир. Допустим, Тильзитский мир предполагал напряженную подготовку сторон к ожидаемому столкновению (наполеоновская Франция готовилась к походу на Россию примерно с 1810 года). Допустим, за напряженной и относительно длительной подготовкой следовало относительно краткое по времени вооруженное противостояние.
  
   В июне 1812 года наполеоновская армия без объявления войны перешла русскую границу на реке Неман в районе Ковно (Каунаса).
  
   21 декабря 1812 года (2 января 1813 года) Кутузов в приказе по армии поздравил войска с изгнанием врага из пределов России и призвал их "довершить поражение неприятеля на собственных полях его".
  
   Разгром наполеоновского нашествия на Россию длился примерно 7 месяцев. 7 месяцев - не несколько дней, но и не несколько лет. Будем считать этот период относительно кратким. Конечно, период с 1812 года по 1815 год - так же не малый.
  
   Кто же эффективнее использовал выбранный вариант: "относительно длительная подготовка и относительно краткое вооруженное противостояние"? Наполеоновская Франция или Россия?
  
   Так или иначе, готовились и Франция, и Россия. Кто "лучше" "долго" готовился? Кто "лучше" "быстро" воевал?
  
   Инсаров обратил внимание Каменского на неоднозначность понятий:
  
   - Что значит "подготовился"? Понятие довольно широкое.
  
   У России в 1812 году был Кутузов, ученик Суворова. И Суворов, и Кутузов формировались как военачальники в эпоху Екатерины II. В 1812 году проявились стойкость народа и армии.
  
   В какой мере можно "наличие" Кутузова, проявления стойкости считать результатом целенаправленной подготовки Российского государства к вторжению Наполеона? Может быть, это результаты более широких и длительных исторических процессов?
  
   Пожалуй, ранние морозы в 1812 году, да и некоторые другие события, можно отнести к счастливому для России стечению обстоятельств.
  
   Гениальный и мудрый Кутузов стратегически опирался на стойкость народа и армии. Сумел "подставить паруса" под ветер благоприятных исторических обстоятельств.
  
   Наполеон настойчиво искал генерального сражения, стремился разбить русскую армию по частям. Но - не вышло.
  
   У Наполеона близ Немана в июне 1812 года было около 420 тысяч человек. С ними он перешел границу. К Бородинскому полю он привел 135 тысяч.
  
   Кто-то вспомнит высказывание французского императора: "Фортуна переменила адрес на поздравлениях!"
  
   Инсаров решил перевести разговор на одну из любимых тем: о практической пользе чтения исторической литературы:
  
   - Полководческое искусство шведского короля Карла XII оценивается крайне противоречиво. Высказывается мнение, что победы Карла XII были бесплодны. Якобы одерживая долгое время победы над слабыми и неподготовленными войсками противников, Карл XII стал пренебрегать основными требованиями военного искусства, результатом чего явились: наступление недостаточными силами при необеспеченных коммуникациях (например, на Россию в 1708-1709 годах), недооценка противника, плохая разведка, отсутствие плана боя, нереальные расчёты на помощь союзников и др.
  
   - Издавались ли до начала XIX века, до 1812 года, на французском языке исторические работы о полководческом искусстве шведского короля Карла XII? - задумался Каменский.
  
   - Александр Сергеевич Пушкин создал поэму "Полтава" уже после Отечественной войны 1812 года. После 1812 года создавал свои исторические труды и академик Тарле, - шутливо отреагировал Инсаров. - Отмечу, что в числе работ Е.В. Тарле - "Крымская война".
  
   В период Крымской войны 1853-1856 года проблемы эффективности бюджетного процесса и функциональности государственного аппарата России проявили себя весьма существенно и неблагоприятно. Добавилась проблема научно-технической отсталости.
  
   - Воздержимся от однозначных выводов: кто "лучше" "долго" готовился до -, кто "лучше" "быстро" воевал в период нашествия 1812 года. Стратегическая победа была за Кутузовым, за Россией.
  
   Но из исторических уроков можно сделать другие - однозначные - выводы. О пользе чтения.
  
   Итак, читаем Пушкина! Читаем историческую литературу! Читаем книги об истории Европы и европейских стран!- завершил обсуждение Каменский.
  
  
   23-25 мая 2017 года.
  
  
  
  20. Диалог об отсутствии предварительной цензуры. <1812>
  
  
   Читатель и Читательница шли по парку, обсуждая прочитанные в кафе-библиотеке М. Горького книги.
  
   - Где-то я встретила вопрос: а издавались ли во Франции во времена Наполеона I книги о вторжении шведских войск Карла XII в Россию. Странный вопрос, - призналась Читательница. - Общеизвестно, что Наполеон I был одним из наиболее знающих, компетентных правителей.
  
   Читатель улыбнулся:
  
   - Наполеон не установил для газет предварительной цензуры.
  
   - Расцвет печати! - улыбнулась в ответ Читательница. - После уничтожения Директории и прихода к власти генерала Бонапарта он уничтожил все парижские политические газеты, кроме тринадцати (60 из 73). По распоряжению министра Фуше в каждую редакцию более распространенных газет было назначено по одному редактору-цензору, который должен был получать жалованье из средств газеты в размере 2/12 доходов газеты.
  
   - И как же насчет книг о вторжении шведских войск? - потребовал выводов Читатель. - На книги цензура распространялась?
  
   - В феврале 1811 г. цензура запретила французский перевод некоторых псалмов Давида, ибо "злонамеренные" могли бы увидеть в плаче Давида намек на угнетение папы Наполеоном I. "...Иногда оказывался подлежащим конфискации даже царь Соломон со своими притчами...", - напомнила Читательница. - Е.В. Тарле писал о Наполеоне I, что "он начисто изъял из сферы обсуждения всю внутреннюю и всю внешнюю политику и считал великой милостью дозволение редким уцелевшим при нем органам прессы помещения лишь самых коротеньких чисто информационных заметок "политического характера", т. е. попросту заметок о новостях, коротеньких сообщений о фактах".
  
   "Я не придаю никакого значения спорам этих дурачков",- говорил Наполеон...
  
   Общая линия в управлении "сферой печати" была направлена на сокращение числа дискуссий, обсуждений, эмоциональных тем, на сокращение числа газет...
  
   "Когда же каждый человек будет иметь достаточно здравого смысла, чтобы замкнуться в круг своих обязанностей?" - пытался понять пришедший к власти французский властитель.
  
   Чем торговали в то время французские книжные торговцы? Старыми изданиями с картинками, анекдотами, историями о красивых женщинах, списками и изображениями красивых женщин...
  
   - "Голые задницы"? - насторожился Читатель.
  
   - В привилегированном положении находились научные, профессиональные издания, хотя и они были под "давлением", - попыталась нейтрализовать настороженность Читательница.
  
   - А защита закона? - возмутился Читатель. - Принципы Великой Французской революции? Закону и принципам показали голую спину (нижнюю часть)?
  
   Читательница вздохнула:
  
   - Министр полиции Франции Фуше по поводу законности шутил: "Дорогой мой, конституция - это красивая женщина, на которую позволяется, проходя мимо, бросать взор восхищения, но которая не принадлежит публике".
  
   Полиция следила и за типографиями, и за авторами рукописей, и за покупателями печатных изданий. Книжные лавки были под постоянным, пристальным наблюдением властей.
  
   Но следует упомянуть и о примерах лояльного отношения власти к литераторам.
  
   В эпоху женитьбы Наполеона I на австрийской принцессе большое количество авторов, прославляя это событие, сочинили стихи. Для их вознаграждения была отпущена из казны сумма 88 400 франков. От брака императора родился ребенок, получивший титул римского короля. В честь рождения римского короля был написан ряд произведений; для вознаграждения авторов были отпущены 30 тысяч франков.
  
   - Если какая-либо структура может сама обеспечивать себя работой, то подобная ситуация для такой структуры комфортна, - предположил Читатель. - Приведу пример результативности. Министр полиции Франции, к величайшему своему возмущению, узнал, что цензура, подчиненная министру внутренних дел, конфискует даже и книги, которые он (министр полиции) выписывает из Англии. То есть, сотрудники министерства внутренних дел выяснили, что министр полиции получает и читает "нежелательные" книги. Каков результат, какова польза такой информации? Но - все при (важном) деле.
  
   А вот Англия печатала и читала любые книги (и продолжает это делать), придерживается - вроде бы, - принципов свободы слова и свободы информации - и, наверное, не страдает.
  
   В принципе, можно сделать объектом контроля осмотр архитектурных достопримечательностей. Взгляд осматривающего падает на чужие окна. А что осматривающий там видит? К каким убеждениям приходит? К каким действиям побуждается? Большое нужное дело. Собрать информацию, обобщить, принять меры...
  
   Большинство говорило и говорит о просвещенном режиме единоличной власти Наполеона I. Но кто-то мог высказаться о риске наступления "царства невежества".
  
   - Были и положительные явления, - старался сохранить объективность Читатель. - Отставной кавалерийский капитан Мартэн вознамерился издавать в Бордо "Journal des dames", посвященный специально "дамам, любви, красоте и грациям". Разрешение последовало. Хотя все-таки понадобились справки о капитане, переписка, торжественное разрешение со стороны министра полиции.
  
   - Но существует не только польза, но и вред от свободы слова. Встречаются высказывания, например, в том смысле, что пресса "дезориентирует", "запутывает", "возбуждает", "втягивает", "очерняет", "натравливает", "оскорбляет", "провоцирует", "создает нежелательные настроения"... - заметила Читательница.
  
   - Действие рождает противодействие...- проговорил Читатель. - Связаны ли планирование нашествия Наполеона на Россию в 1812 году и последующая гибель Великой армии с отсутствием публикаций, дискуссий, книг о вторжении в Россию войск шведского короля Карла XII? - продолжил рассуждения Читатель. - О России, о ее климате? Об истории России? Затрудняюсь сделать вывод.
  
   - Мрачноватая картина ... "Давка" читателей, литераторов, издателей, типографщиков, книжных торговцев на историческом мосту между Великой Французской революцией и зрелым государственным устройством... "Березина"... - оценила Читательница.
  
   - Не стоит сгущать краски, - сделал поправку Читатель. - Франция известна своей выдающейся литературой, в том числе, произведениями по военной тематике.
  
   - Можно вспомнить о выразительном описании Е. В. Тарле процесса принятия губительного, самоубийственного для кайзеровской Германии решения о начале неограниченной подводной войны, - вспомнила Читательница. - "Лидеры рейхстага" "обсуждали" вопрос; но надлежащей информации у них не было. Счет подводных лодок шел на десятки, при таком количестве подводный флот Германии кардинального противодействия противнику оказать не мог. Однако точное число подлодок не называлось; оно было засекречено. За решением деятелей кайзеровской Германии - в условиях дефицита информации - о начале неограниченной подводной войны последовала не победа, но объявление войны Америкой и "автоматическое" поражение Германии в 1918 году. Полагалось "мало знать", не знать "лишнего", "иметь достаточно здравого смысла, чтобы замкнуться в круг своих обязанностей"!
  
   - В работах Е.В. Тарле я не встретил подробных оценок состояния свободы слова в Англии, - развивал мысль Читатель. - Однако, со слегка ироничным описанием принятия решения о начале неограниченной подводной войны корреспондируется краткое описание Е.В. Тарле управлением войной в Англии. Любопытна сама по себе тональность этого лаконичного описания: "...Военный кабинет решал в окончательной инстанции все вопросы - военные, дипломатические, хозяйственные, финансовые, вопросы снабжения и продовольствия,- словом, все проблемы, связанные с ведением войны; все же министерства являлись лишь орудиями, выполнявшими его приказы. Военный кабинет заседал дважды в день, ежедневно в течение всех лет своего существования... Передаточным, а отчасти исполнительным органом военного кабинета являлся громадный, созданный одновременно с кабинетом секретариат (сначала 36, потом 98 и наконец 136 человек), не только передававший министерствам, армиям и флотам приказы военного кабинета, но деятельно следивший за их точным и быстрым выполнением". Руководитель военного кабинета "Ллойд-Джордж обратился к Голландии, Норвегии, Дании, Швеции с настойчивой просьбой выдать Англии их торговый флот "для временного пользования" (for temporary use)...". "Давались выгоднейшие гарантии и материальные компенсации. (...) На этом-то и провалились окончательно все расчеты германского главного командования, которые, впрочем, и без этой чрезвычайной меры долго еще не могли бы осуществиться".
  
   Упомяну, что к 1914 году - когда началась первая мировая война - политик и парламентарий У. Черчилль написал ряд книг. Он имел опыт офицера и военного корреспондента. В этих книгах описывались, в частности, военные действия с участием английских войск (своего рода "локальные войны") в период до начала первой мировой войны. Эти книги мог прочесть любой желающий, они были популярны.
  
   - Что ж, многие русские генералы, принимавшие участие в первой мировой войне, имели литературные таланты, - заметила Читательница. - Многие генералы разных армий написали мемуары.
  
   - В мемуарах Вальтера Шелленберга, одного из руководителей спецслужб, - вновь стала вспоминать Читательница, - есть рассказ о том, как он представил руководителям гитлеровской Германии в начале 1942 года доклад о потенциале военной промышленности Америки и о возможностях ВВС США. Гейдрих был поражен содержанием доклада; особенно его изумили данные о выпуске стали. Геринг назвал доклад "чепухой". Гитлер был очень раздосадован и заявил, что не верит ни единому слову. Уже после окончания войны Геринг сказал Шелленбергу: "Да, оказалось, что вы говорили не ерунду".
  
   - В гитлеровской Германии отрицательно относились к свободе информации, к свободе слова, - флегматично проговорил Читатель.
  
   - Сопоставление наполеоновского, кайзеровского и гитлеровского режимов, как мне кажется, - не правомерно. Даже - некорректно, - призналась Читательница.
  
   - Сопоставляются не политические режимы, а уровень, качество решений в условиях дефицита информации, в условиях отсутствия или ограниченности свободы слова, свободы информации, - направил внимание Читатель. - Кто-то мог и может свободно читать ЛЮБЫЕ книги ЛЮБЫХ авторов, а кто-то - свободно любоваться на "голые задницы".
  
   - Если углубляться в историю, то ведь можно вспомнить, что Императорским Манифестом Николая II 17 октября 1905 года населению России была дарована, в частности, свобода слова, - дополнила Читательница.
  
   - И эта свобода была реальной, - не стал возражать Читатель. - В.Н. Коковцов вспоминал, как, будучи во главе правительства России с 1911 года по 1914 год, он неоднократно противодействовал инициативам "обуздания печати". Тот же В.Н. Коковцов писал о "замечательном" экономическом расцвете России в десятилетие между 1904 и 1914 годами. Случайное совпадение?
  
   - Живущий в просвещенном и прогрессивном обществе, в гуманной, доброжелательной среде гражданин (или подданный), - высказалась Читательница, - как правило, увлечен позитивными целями этого общества, вовлечен в его (общества) прогрессивные процессы. Он не нуждается в запретах "вредных" книг. Он (гражданин) или не будет (иметь времени) их читать, или они оставят его равнодушным, или породят у него недоумение либо неприятие... Считать ли представление на всеобщее обозрение "голой задницы" элементом свободы слова, свободы печати, свободы информации?.. Свободы творчества, наконец?
  
   - "Голые задницы" не противоречат свободе слова, свободе печати, свободе информации, свободе (научного) творчества: об этом свидетельствуют общедоступные анатомические атласы, - предположил Читатель.
  
   - Каков "мэсидж", каково "сообщение" творцов "голых задниц"? - настаивала Читательница.
  
   Читатель и Читательница присели на парковую скамейку. После дуновений ветра ощущалась жара. Затем вновь приходила прохлада.
  
  
   05 августа 2017 года - 12 августа 2017 года.
  
  
  
  21. Сказка о Венском конгрессе. <1815>
  
  
   Читатель и Читательница вышли из кафе-библиотеки.
  
   - У тебя сегодня настроение хорошее, - отметил Читатель.
  
   - Инсаров интересно рассказывал о своей книге "Клеменс Меттерних. Его жизнь и политическая деятельность. Биографический очерк". Делал сопоставления с книгой Е.В. Тарле "Талейран", - ответила Читательница. - Не напрасно мы пришли на встречу с писателем.
  
   - Размышления Инсарова о Венском конгрессе очень любопытны, - добавил Читатель.
  
   - О многом мы знали и без его рассказа. Хотя и не полностью понимали, в чем "секреты шкатулки".
  
   Во-первых, общеизвестно, что Венский конгресс проходил в Вене в сентябре 1814 - июне 1815, - признала Читательница. - Что начался он уже после поражения Наполеона, его отречения, его попытки самоубийства и отбытия на остров Эльба в Средиземном море.
  
   Во-вторых, общепонятно, что Наполеон не ушел с исторической сцены сам по себе. И можно попытаться сопоставить роль разных держав в достижении этого результата. Возможно, одно или несколько государств в результате такого сопоставления окажутся в приоритетном положении, как сделавшие самый весомый вклад в победу коалиции.
  
   В-третьих, как-то само собой разумелось, что в период боевых действий против Наполеона центр тяжести усилий участников антинаполеоновской коалиции сместился в сторону военных усилий. А почти весь объем дипломатических усилий был смещен на период после победы, то есть на период, когда военные усилия уже были - как казалось - завершены.
  
   В-четвертых, из книги в книгу повторяется, что "Конгресс танцевал".
  
   Что на Конгрессе было всё: и интриги, и подкупы, и женщины, и громкие слова, за которыми скрывались низменные, эгоистичные интересы, и торжественные празднества в честь "Согласия и мира", на которых подготовлялись измена и вероломство...
  
   - Инсаров сделал несколько интересных смысловых акцентов, - признал Читатель. - Вот что в его высказываниях мне показалось наиболее интересным.
  
   Во-первых, проведение Конгресса в Вене создавало преимущество одному из государств-участников коалиции. Князя Меттерниха называли председателем Венского конгресса.
  
   Во-вторых, в Конгрессе участвовали представители всех европейских государств (кроме Турции). Хотя Конгресс в полном составе на общее заседание никогда не собирался, тем не менее, формировались некие ментальные "проекции": "проекция "большинства"", "проекция голосования". Какие-то представительные органы, принимающие решение большинством голосов, бывали во все эпохи. А тем более, они "зазвучали" в эпоху революций. Так или иначе, влияние "большинства" ощущалось.
  
   В-третьих, многочисленные участники Конгресса создавали публику, формировали общественное мнение. И было ли это выгодно тем государствам, которые внесли наиболее существенный вклад в победу над Наполеоном? На полях сражения вопросы решались не голосованием, не общественным мнением, не публикой...
  
   В-четвертых, еще до начала Конгресса при входе войск союзников в Париж было создано временное правительство Франции во главе с князем Талейраном. Талейран настоял на возвращении к власти французской династии Бурбонов.
  
   Побежденная Франция получило легитимное правительство. Стала участником Конгресса.
  
   Возвращение к власти династии Бурбонов "обновляло" ситуацию. Воинственный Наполеон оказывался в прошлом, выводился за пределы политического процесса. В каком-то смысле исчезал субъект, к которому можно было предъявлять претензии.
  
   Талейран стал представителем Франции на Венском конгрессе.
  
   В-пятых, князь Талейран, представитель Франции, человек с хорошим церковным образованием, колоссальным политическим опытом, громадными связями, великим авторитетом сумел навязать дискуссию вокруг ряда выдвинутых им принципов (например, принципов легитимности, равновесия).
  
   После усилий князя Талейрана Франция вышла из относительной международной изоляции. Стала одним из наиболее влиятельных государств-участников Конгресса.
  
   Читатель улыбнулся:
  
   - Инсаров отдельно отметил хорошее образование князя Талейрана. Его искусство читать проповеди. Его искусство схоластических рассуждений и схоластических споров.
  
   В-шестых, Конгресс танцевал! И он мог бы танцевать бесконечно. Куда спешить? Из памяти постепенно выветривались жертвы и усилия тех, кто внес наибольший вклад в победу над Наполеоном.
  
   Но последовало его (Конгресса) принудительное, отчасти "естественное", завершение. Конгресс завершился после заключения 3 января 1815 года тайного союза между Австрией, Англией и (побежденной) Францией против России и Пруссии...
  
   Наполеон как-то очень своевременно бежал с острова Эльба (кое-кто прогнозировал такое развитие событий еще до отправки императора на этот остров) и высадился 1 марта 1815 во Франции.
  
   Участники Венского конгресса образовали новую (7-ю) коалицию против Наполеона. 9 июня 1815 года был подписан заключительный (генеральный) акт Венского конгресса.
  
   - Еще более любопытным выглядело конспективное размышление Инсарова на тему "Имеют ли исторические труды практическое значение", - высказалась Читательница.
  
   - Он не исключает того, что и книга Е.В. Тарле "Наполеон", и книга Х.Г. Инсарова "Меттерних", да и другие исторические работы стали предметом самого пристального изучения в конце 30-х - начале 40-х годов XX века, - уточнил Читатель.
  
   - Почему мы должны исключать такую возможность? - согласилась Читательница.
  
   - Вспомним почёт, которым был окружен Е.В. Тарле, автор книг "Наполеон" и "Талейран". Он имел "выход" на самый "верх".
  
   - Инсаров взял для примера Тегеранскую (1943 г.), Ялтинскую (1945 г.), Потсдамскую (1945 г.) конференции, - отметил Читатель. - И Ялтинская, и Потсдамская конференции прошли в 1945 году. Но Ялтинская состоялась до капитуляции гитлеровской Германии, в период активных военных действий. А Потсдамская была созвана уже после Победы.
  
   Получается, что из этих трех конференций две - Тегеранская и Ялтинская - были проведены еще до завершения военных действий. Когда вклад в победу каждого из союзников был очевиден. Это создавало преимущество для участника антигитлеровской коалиции, сделавшего наиболее весомый вклад в Победу.
  
   Лишь одна из этих трех конференций проводилась на территории страны-участника - Ялтинская (1945). Возможно, такой шаг был признанием вклада в Победу одного из участников со стороны других союзников.
  
   Участники всех трех конференций - основные участники антигитлеровской коалиции. Никакой многочисленности. Никакой "публики".
  
   Гитлеровская Германия в Тегеранской и Ялтинской конференциях участия не принимала. Не принимала побежденная Германия участия в Потсдамской конференции.
  
   Инсаров сделал предположение, что на этих конференциях ни проповеди, ни схоластические рассуждения, ни схоластические споры не звучали.
  
   Читатель помолчал:
  
   - Участниками антинаполеоновской коалиции были Австрийская империя, Англия, Россия, Пруссия... Но на короткое время, после Тильзитского мира 1807 года, наполеоновская Франция и Россия становятся союзниками. Затем следует так называемое наполеоновское нашествие на Россию... С началом Отечественной войны 1812 года Тильзитский мир потерял силу... Похоже на историческую аналогию.
  
   - Какой же можно сделать вывод? - забеспокоилась Читательница. - Историческая литература может иметь практическое значение? Заинтересованные люди читали книги Тарле, Инсарова, других авторов - и обнаружили "секреты шкатулки"? Если так, то почему мы вышли из библиотеки, не прочитав сегодня положенные каждому 500 страниц? Срочно возвращаемся!
  
   - Мы уже рядом с книжным магазином, - ответил Читатель. - Зайдем на пол часа. А потом уже отправимся обратно, в кафе-библиотеку.
  
  
   21 мая 2017 года - 22 мая 2017 года
  
  
  
  22. Майкл Фарадей. Индукция читательского интереса. Очерк. <1831>
  
  
  1.'Географическая индукция'. Лондон - Порт Гурон - Вена - Ниагарский водопад
  
  В жизнеописании Томаса Эдисона мы встречаем - среди других - географические названия: Порт Гурон, Вена. Обратившись к географической карте, обнаруживаем относительно недалеко от Порт Гурона географические обозначения: Лондон и Ниагарский водопад.
  Конечно, селение на северном берегу озера Эри под названием Вена было совсем не тем славным европейским столичным городом, расположенном в XIX веке в пределах Австро Венгерской империи.
  А американский Лондон был не тем историческим столичным Лондоном, который находится в Англии.
  Но построенная на Ниагарском водопаде электростанция была именно тем техническим сооружением, в котором воплотились знания, открытия и усилия Майкла Фарадея (1791 - 1867), родившегося в столичном британском Лондоне, Томаса Эдисона (1847 - 1931), выросшего поблизости от американских Великих Озер и жившего в детстве в Порт Гуроне, Николы Теслы (1856 - 1943), уроженца Австро Венгерской империи, Военной Границы (Краины).
  И Никола Тесла, и Томас Эдисон признавали значимость, величие фигуры Майкла Фарадея.
  'Эдисон родился на заре новой технической революции, произведенной электричеством. Шестнадцать лет тому назад Майкл Фарадей, вращая медный диск между полюсами подковообразного магнита, получил электрический ток. Однако прошли десятилетия, пока гениальное открытие электромагнитной индукции стало действующей силой промышленной техники' [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'].
  
  'В Бостоне Эдисон впервые ознакомился с произведениями Фарадея, которые он случайно приобрел у букиниста. Это имело огромное значение для всей будущей деятельности Эдисона. Живший в то время вместе с ним Адамс рассказывает, как Эдисон, гордый приобретением таких замечательных книг, пришел домой в четыре часа утра после ночного дежурства на телеграфе, сел за книгу и оторвался только во время обеда, чтобы побежать в столовую. Вставая из за стола, Эдисон заявил: 'Адамс, мне так много нужно еще сделать, а жизнь так коротка; я должен торопиться'' [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'].
  
  'В год приезда Эдисона в Бостон (1867) скончался величайший экспериментатор и гениальный создатель теории электричества Фарадей. В конце XIX века широкий путь идеям Фарадея открыла блестящая плеяда его последователей - ученых, экспериментаторов, инженеров. Эдисон был в их числе.
  Как то в последний год его жизни Эдисону был задан вопрос: какая книга принесла ему наибольшую пользу в течение его жизни? Он кратко ответил: 'Книга Фарадеевых экспериментов'' [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'].
  При посещении Николой Теслой Лондона в 1892 году ему было выражено признание его научных заслуг, а Н. Тесла, в свою очередь, продемонстрировал признание научного вклада М. Фарадея и уважение к этому великому ученому. Как можно понять, британцы настаивали на дополнительной лекции, чтение которой не входило в первоначальные планы Николы Теслы. Маргарет Чейни так описывает эти события.
  'Его лекция обществу электроинженеров в Лондоне была названа главным научным событием, и когда она кончилась, британцы не хотели его отпускать.
  'Сэр Джеймс Дьюар настаивал на моем появлении перед Королевским Обществом, - вспоминал Тесла. - Я был человеком, твердо следующим принятому решению, но легко поддался убедительным доводам великого шотландца. Он усадил меня в кресло и налил в стакан удивительной коричневой жидкости, которая искрилась всеми цветами радуги и на вкус была подобна нектару'.
  К его удивлению, Дьюар сказал: 'Сейчас вы сидите в кресле Фарадея и наслаждаетесь виски, которое любил он' .... Когда Тесла получил заверения, что никто во всем мире больше не заслужил таких почестей, он принял предложение Дьюара. Французы могли подождать еще один день.
  Его лекция перед Королевским Обществом Великобритании, на которой присутствовала элита научного мира, принесла множество похвал молодому изобретателю' [Чейни М. 'Тесла. Человек из будущего'].
  
  'Майкл (Михаил) Фарадей является основоположником современной электротехники. Своими теоретическими достижениями он указал простой и экономичный метод превращения механической работы в энергию электрического тока. Величайшие открытия Фарадея являются научной базой электротехники наших дней.
  Всюду, где мы призываем на службу человеку электронный поток, мы идем путем Фарадея. Впрягаем ли мы в работу мотор, зажигаем ли электрическую лампочку, разговариваем ли по телефону, одеваем ли сумку почтальона на электромагнитные волны, слушаем ли радио, заставляем ли служить себе современную электрохимию, смотрим ли телевизионную программу или принимаем сигналы спутников - мы во всех этих случаях пользуемся в той или иной степени трудами Фарадея' [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'].
  И Никола Тесла, и Томас Эдисон понимали, что они используют те открытия и те знания, которые были сделаны и получены Майклом Фарадеем.
  Ознакомление с биографиями Николы Теслы и Томаса Эдисона естественным образом сделало предметом моего рассмотрения жизнеописания Майкла Фарадея.
  Поиск в интернете дал несколько заметных и общедоступных русскоязычных биографических источников о жизни и деятельности Майкла Фарадея.
  
  2. Стрелы Робина Гуда и стрелки приборов Майкла Фарадея
  
  'Литературные секреты' существуют
  
  Доступные мне биографические работы о Майкле Фарадее характеризовались разным уровнем моего личного читательского интереса.
  Читая их, я обратил внимание, что наиболее интересно и легко читаемой - на мой субъективный взгляд - была работа М. И. Радовского. (Радовский М. И. 'Фарадей'. М., 1936. - 176 с. [Радовский М. И. 'Фарадей']).
  Задал вопрос: почему?
  Как и все биографы, М. И. Радовский констатирует, что Майкл Фарадей - исследователь знаменитый и заслуженный, человек необычайный.
  Но сама по себе эта констатация вряд ли бы сделала талантливую биографическую работу М. И. Радовского характерно читательски привлекательной. О необычайности и заслуженности М. Фарадея пишут все его биографы, авторы работ по истории физики и химии. (См., например: Абрамов Я. В. Фарадей: Его жизнь и научная деятельность. 1892. - 80 с. - 8100 экз. [Абрамов Я. В. 'Майкл Фарадей. Его жизнь и научная деятельность']; 'Наука. Величайшие теории: выпуск 19: Наука высокого напряжения. Фарадей. Электромагнитная индукция. / Пер. с исп. - М.: Де Агостини, 2015 - 160 с.' [Фарадей. Электромагнитная индукция]).
  'Открытия Эрстеда, Араго, Ампера заинтересовали гениального английского физика Майкла Фарадея и побудили его заняться всем кругом вопросов о превращении электрической и магнитной энергии в механическую. В 1821 году он нашел еще одно решение поставленной задачи превращения электрической и магнитной энергии в механическую и продемонстрировал свой прибор, в котором он получал явление непрерывного электромагнитного вращения. В тот же день Фарадей записал в свой рабочий дневник обратную задачу: 'Превратить магнетизм в электричество'. Более десяти лет потребовалось, чтобы решить ее и найти способ получения электрической энергии из магнитной и механической. Лишь в конце 1831 года Фарадей сообщил об открытии им явления, названного затем электромагнитной индукцией и составляющего основу всей современной электроэнергетики' [Ржонсницкий Б. Н. 'Никола Тесла'].
  В чем же заключаются 'литературные секреты' М. И. Радовского?
  Во первых, общее доброжелательное - даже 'теплое' - изложение. Не исключено, что подсознательно влияет выбранный М. И. Радовским вариант имени - 'Михаил' (а не Майкл). Михаил - русскоязычный вариант имени.
  Во вторых, по ходу изложения читатель встречает значительное число занимательных биографических деталей.
  Отдельными информационными сегментами в книге М. И. Радовского идут (1) отношения М. Фарадея с детьми, (2) его интерес к животным. Коротко говорит М. Радовский о склонности и о возможностях М. Фарадея (в период недомоганий) проводить больше времени на природе, у моря.
  В третьих, характерной является фокусировка авторского внимания М. И. Радовского.
  Как же оно, это авторское внимание, фокусируется?
  
  'Информационное затенение' как литературный прием
  
  С одной стороны, читатели практически не найдут в его книге таких биографических элементов, как
  (a) глубокая религиозность Майкла Фарадея, его включенность в деятельность религиозной общины, его положение в религиозной общине (возможно, такая особенность обусловлена политической и идеологической обстановкой, в которой писалась работа М. И. Радовского)
  ('...Часть его успеха, наверное, опирается на религиозные убеждения ученого, который был сандеманианцем - членом протестантской общины, которая строго и буквально трактует Священное Писание'; 'Сандеманианцы считали бедность достоинством человека, ведь сам Иисус, бывший бедным, говорил, что легче пройти верблюду сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 17, 23]).
  (b) предоставление М. Фарадею дома английской королевой на завершающем этапе жизни исследователя. ('В 1858 году королева Виктория предоставила Фарадею в пожизненное пользование дом...' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 137]. О предоставлении королевой Викторией дома стареющему и нездоровому М. Фарадею я в книге М. И. Радовского сведений не нашел.
  Слегка расплывчато у М. И. Радовского показана помощь со стороны британского государства малоимущим, находящимся на грани голодной смерти, жителям Лондона (в их число вошла семья Фарадеев, когда Майкл был еще в юном возрасте). 'Наполеоновские войны начала XIX века сопровождались неслыханным обнищанием народных масс большинства европейских стран. Материальное положение Джемса Фарадея, несмотря на его трудолюбие и неутомимость, было настолько тяжелым, что в 1801 году ему пришлось обратиться к общественной помощи' [Радовский М. И. 'Фарадей'. С. 7-8].
  ('Фарадеи получали от английского правительства пособие: семье выделялся хлеб на неделю, и располагая только этой помощью, в поисках постоянного заработка, они были вынуждены в 1796 году переехать в северный район Лондона, на Веймут стрит' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 22-23]).
  
  Неотчетливо упомянута М. И. Радовским помощь Дэнса Джунра: 'Фарадей пользовался также вниманием и расположением ученых посетителей магазина и переплетной мастерской Рибо. Один из них, некто Дэнс, член Королевского общества, посоветовал усердному переплетчику посещать публичные лекции Дэви, знаменитого английского химика, который читал их в Королевском институте, где состоял профессором и директором лаборатории' [Радовский М. И. 'Фарадей'. С. 15-16]. Отметим, что билеты стоили существенных денег; М. Фарадей мечтал о посещении этих лекций, но его материальное положение не позволяло приобрести билеты на них.
  
  ('Однажды человек по имени Дэнс Джунр, член Королевского института, вошел в лавку Рибо. Джунр заинтересовался одной из книг, переплетенных Фарадеем: на страницах, заключенных во внушительный переплет, были пометки самого Фарадея, которые он делал на собрании Татума. Джунр попросил книгу на некоторое время, и Рибо согласился. Через несколько недель книга вернулась в лавку, а среди ее страниц лежало четыре листка. Фарадей с большим удивлением обнаружил, что это были билеты на следующий цикл публичных лекций Гемфри Дэви' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 30]).
  Как то невольно вспоминается цитата из А. В. Каменского: 'Читая дружескую переписку... между Болтоном, Веджвудом и другими, не знаешь, чему больше удивляться в этих людях XVIII века: верности ли понимания своих общественных обязанностей или искренней симпатии, деликатности и скромности, с которыми они помогали друг другу' [Каменский А. В. 'Джемс Уатт']. Переформулируем: 'не знаешь, чему больше удивляться в этих людях XIX века...'.
  
  Поскольку выше был упомянут Королевский институт, приведем цитату для разъяснения 'устройства' этого учреждения.
  'Королевский институт, несмотря на свое официальное название, подобно большинству научных учреждений Англии, представляет собою создание частной инициативы, будучи основан частным обществом, в ведении которого находится и поныне. Название 'Королевского' он получил потому, что в числе основателей института находился и король Георг III. Королевский институт создан с целью предоставления ученым удобств для научных занятий, объединения их работ, а главным образом - в видах распространения научных знаний путем популярных чтений по разным отраслям естествознания. (...) Институт владеет собственным домом в одной из отдаленных нешумных улиц западного Лондона, где находятся химическая лаборатория, богатейшая естественнонаучная библиотека, коллекции научных инструментов, комнаты для чтения, аудитории и так далее' [Абрамов Я. В. 'Майкл Фарадей. Его жизнь и научная деятельность'].
  Такой биографический элемент, как пенсия, назначенная Британским государством М. Фарадею (постепенно утрачивающему работоспособность), М. И. Радовским упомянут, но в контексте 'отчасти конфликтного взаимодействия' с премьер министром.
  Для широты восприятия приведем в изложении Я. В. Абрамова этот биографический эпизод (назначение государственной пенсии начавшему испытывать проблемы со здоровьем М. Фарадею):
  'В 1835 году тогдашний первый министр Англии, сэр Роберт Пил, умевший ценить людей науки и знавший скромность материальных средств Фарадея, предложил ему государственную пенсию как слабое вознаграждение за его великие открытия. Фарадей ответил письмом, в котором он выражает свое мнение, что 'правительство поступает совершенно справедливо, награждая и поддерживая науку', но вместе с тем категорически отказывается от пенсии, находя, что он 'сам еще в состоянии заработать себе средства к жизни'. Пил, однако, настаивал на своем предложении; друзья и родные убеждали Фарадея принять пенсию, и он, наконец, согласился. В это время произошла перемена министерства, и новый министр лорд Мельбурн оказался, как это часто бывает, не имеющим даже понятия о величайшем ученом своей страны. Просматривая списки недавно назначенных пенсионеров, он с удивлением остановился на имени 'какого то Фарадея' и пожелал лично посмотреть на него. Фарадея пригласили в министерство. Фарадей, ничего не подозревая, явился к министру и должен был выслушать от него целый трактат о странности награждать пенсиями ученых и писателей, словно они могут и вправду оказать такие же бесценные услуги отечеству, как бравые генералы или секретари и архивариусы государственных учреждений. Фарадей, конечно, тотчас же отказался от назначенной ему пенсии. Лорд Мельбурн был очень удивлен, что 'какой то химик' также имеет чувство собственного достоинства и почувствовал к Фарадею глубокое уважение. Он написал Фарадею письмо, в котором извинялся за свои слова и просил его не отказываться от пенсии; но Фарадей остался непреклонен в своем решении 'самому зарабатывать свой кусок хлеба'' [Абрамов Я. В. 'Майкл Фарадей. Его жизнь и научная деятельность'].
  Отметим, что в других биографических работах этот эпизод излагается несколько по иному. (Как то неравнодушны были к М. Фарадею премьер министры).
  'В 1835 году ему назначили пожизненную пенсию в 300 фунтов ежегодно' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 121].
  Для примерного перевода 'тех' 300 фунтов в современные реалии воспользуемся словосочетанием Томаса Эдисона: '...составляет приблизительно годовое жалованье председателя железнодорожной компании...' (Цит. по: [Лапиров Скобло]).
  Вопрос об индивидуальном саморазвитии самого Фарадея в книге М. И. Радовского представлен недостаточно. Во всяком случае, нет отчетливого упоминания занятий М. Фарадея по книге Исаака Уоттса. 'Рибо в письме 1813 года так передает жажду Фарадея к изучению нового по книгам: 'Еще он часто читал произведение доктора Уоттса 'Совершенствование разума', носил его с собой в кармане...'' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 25].
  '...Нужно подчеркнуть и его приверженность в исследованиях некоторым интеллектуальным установкам, которые помогли ему добиться признания. Эти установки ученый почерпнул в книге 'Совершенствование разума' (1815, The improvement of the mind) Исаака Уоттса (1674 - 1748), которую он в юности переплел в книжной лавке Рибо' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 58].
  В то же время, М. И. Радовский сообщает и о ведении М. Фарадеем регулярных записей, и о развитии им устной речи (но без ссылки на И. Уоттса). О необходимости развития этих навыков говорилось, в частности, в названной книге Исаака Уоттса.
  
  Коллективное саморазвитие и самообразование
  
  Вопрос о коллективном саморазвитии в Британии того времени М. И. Радовским изложен, но, как мне представляется, недостаточно отчетливо.
  Культура и практика британского коллективного самообразования оказали на жизнь М. Фарадея, как мне кажется, одно из решающих влияний. Он вошел в мощную и полноводную реку, которая вынесла его к берегу жизненной удачи. Человек из 'низов', не имеющий формального образования, стал одним из лидеров мировой науки.
  'Фарадей, не обладая ни деньгами, ни связями, умудрился получить такое же образование, как и любой другой студент высокого происхождения' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 49].
  Чтение биографических работ о Майкле Фарадее дает интересную информацию не только о нем самом, но и о Британии того времени. Например, возникает ощущение, что система британского коллективного самообразования представляла некий формат светской жизни: люди знакомятся, общаются, обмениваются мнениями, конкурируют, соревнуются, поддерживают друг друга, создают систему знакомств, личностных связей.
  'Писатели и ученые, практики и теоретики, синие чулки и модно одетые дамы, старики и молодежь - все эти взволнованные люди переполняли лекционный зал' - сделал М. Фарадей запись о своем первом посещении лекции в Королевском институте 29 февраля 1812 года.
  'Синие чулки и модно одетые дамы', 'Старики и молодежь'!
  'Взволнованные люди'!!
  'Переполняли лекционный зал'!!!
  М. Фарадей на этой первой лекции сделал ряд записей и зарисовок на 96 страницах. (См.: [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 30]).
  Можно прийти к отдаленной аналогии с российским движением народников. Только не народники двинулись в крестьянскую среду для ее просвещения, а широкие массы британского населения, в том числе, потомки крестьян, ремесленников, рабочих двинулись в разнообразные научные общества и на широкодоступные научные лекции для повышения образовательного и социального уровней. (Для 'глубины картины' отметим: сколько физических и духовных сил потратил юный Алексей Пешков, напряженно отыскивая рядом с собой такие - или аналогичные - научные общества, широкодоступные лекции, таких - интересующихся знаниями и саморазвитием - людей! Как напряженно и цепко юный Алексей Пешков стремился удержаться рядом с такими точками, фрагментарными центрами интеллектуальности! Насколько, например, в Алексее Пешкове было сильным стремление лично увидеть Льва Толстого).
  Может быть, и некий молодой человек из провинциального английского селения испытывал бы примерно такие же трудности, как и юный Максим Горький, ощущавший 'давление среды'? Сложно сказать...
  Не является ли картина этакого 'лунного общества' с множеством научных организаций, публичных лекций, развитым коллективным самообразованием приукрашенным, идеализированным изображением действительности?
  Не является ли Майкл Фарадей своего рода счастливым одиночкой, оказавшимся в нужное время в нужном месте?
  '... Грандиозный по своим социально экономическим последствиям технический переворот прежде всего происходит в Англии - передовой стране того времени. Здесь возникают и получают применение такие изобретения, как механическое прядение, механический ткацкий станок, паровая машина, важнейшие усовершенствования в области металлургии и металлообработки. Английскими же изобретателями Тревитиком и Стефенсоном была возвещена эра железных дорог. В Англии слагаются весьма благоприятные условия для эксплоатации чужих изобретений. Например, такие крупные достижения в области химической промышленности, как беление тканей хлором, искусственное получение соды, изобретенное во Франции, впервые находят практическое применение в промышленном масштабе именно в Англии. (...) Перед такими областями физики и химии, как учение о теплоте, о силах, о превращении вещества, ставится задача не только объяснить и осознать процессы, с которыми имеет дело техническая практика, но и отыскать пути дальнейшего прогресса. Наука, обогащаемая данными практики, властно внедряется в само производство. (...) В передовых странах, и прежде всего в Англии, возникают учебные и научные учреждения, где готовятся кадры технической интеллигенции и где происходит научная разработка практических вопросов производства' [Радовский М. И. 'Фарадей'. С. 16-17].
  Прочитав эту цитату, можно с долей шутки сказать: 'Наверное, вся Британия оказалась в нужное время в нужном месте'. А с Британией - и М. Фарадей.
  Констатируем, что в книге М. И. Радовского отчетливо представлена моральная и материальная поддержка небогатой рабочей семьи, родственников Майклу Фарадею в его усилиях стать на путь образованного человека, исследователя. Ученого.
  Подведем промежуточный итог изложения.
  С одной стороны, вопросы самосовершенствования, саморазвития М. Фарадея, коллективного развития и самообразования, религиозности М. Фарадея, его позитивных взаимоотношений с британским обществом и государством М. И. Радовским изложены не очень отчетливо.
  С другой стороны, многие аспекты жизни Фарадея в книге М. И. Радовского представлены если и не в контексте 'борьбы' (это слишком сильно было бы сказано и стало бы явным преувеличением), то, во всяком случае, некоего конфликтного взаимодействия.
  
  'Борьба' как литературный прием
  
  Каково это гипотетическое 'конфликтное взаимодействие'? Какой литературный эффект дает его представление в книге?
  С некоторой долей художественного преувеличения можно так переформулировать читаемые в книге М. И. Радовского биографические элементы, характеризующие жизненный путь М. Фарадея.
  (a) М. Фарадей борется за получение знаний.
  (b) М. Фарадей, получивший специальность переплетчика, и поступивший в качестве подмастерья в лавку хозяина француза, борется за человеческие условия жизни.
  (c) М. Фарадей борется за поступление в Королевский институт.
  (d) М. Фарадей борется за человеческое достоинство в период путешествия по Европе с Гемфри Дэви.
  (e) М. Фарадей борется за избрание в Королевское общество.
  (f) М. Фарадей борется за научный приоритет.
  (g) М. Фарадей в оппозиции тем высокопоставленным представителям британского общества, которые, не занимаясь непосредственно исследованиями, включались в состав высшего руководства научных организаций.
  Конечно, в моей интерпретации есть доля художественного преувеличения. Подчеркну, что это моя (искусственно гиперболизированная) интерпретация моих впечатлений от чтения книги М. И. Радовского.
  
  'Информационное затенение' плюс 'борьба' равно 'Робин Гуд'
  
  Но все же еле уловимый ветерок литературной стилизации ощущается: начинает потягивать Робином Гудом (защитник слабых, борец с сильными).
  Появление такой литературной стилизации - это хорошо или плохо?
  Русскоязычных работ о Майкле Фарадее относительно не много. В его жизнеописаниях не так уж много ярких, выразительных деталей; он был углублен в труд, в исследования.
  Из существующих русскоязычных работ не все являются легко и общедоступными.
  Представим, что сравнительно небольшое число биографических работ о Майкле Фарадее будут составлять произведения, хотя и 'всесторонние', биографически точные, но не вызывающие интереса широкого круга читателей. Что эти произведения обращают на себя внимание лишь узкого круга заинтересованных лиц - тех, кто желает узнать специальные детали из жизни М. Фарадея. Такое гипотетическое положение вряд ли будет заслуживать положительной оценки.
  Наверное, более предпочтительным можно считать другой вариант, при котором - хотя и с некоторыми смещениями биографических акцентов - но о Майкле Фарадее будут знать все те люди, которые относят себя к числу получивших среднее образование.
  С этой точки зрения книга М. И. Радовского
  (1) как - в общем - полноценная биографическая работа, и
  (2) как безусловно ценный популяризационный материал
  заслуживает однозначно положительной оценки.
  В конце концов, если выбирать между книгой, которая не создает эффекта индукции читательского интереса, и той книгой, которая читательский интерес возбуждает, то следует отдать предпочтение той, которая легко и охотно читается широким кругом читателей.
  Робин Гуд - характерный литературный герой. Он ярок, иллюстративен; его личность легко привлекает внимание. Он доступен пониманию людей разных специальностей и разных возрастов. Меткая стрельба из лука и общепонятная легендарная забота о 'простых' людях привлекают и внимание, и симпатии.
  А вот в этих пробирках, реактивах, магнитах, проводах, десятках, сотнях, тысячах опытов, бесконечных рабочих записях - в них нужно не только не запутаться, но еще и разобраться. Вот отклонилась стрелка прибора... И что? Да тут требуется целое исследование. Или - некоторое размышление.
  Другой вопрос - под влиянием ветра отклонилась стрела меткого Робина Гуда. Это может изменить сюжетную линию, привести к новым приключениям. Все понятно, наглядно и занимательно.
  Что ж... отклонилась стрелка прибора Майкла Фарадея, и развитие человеческой цивилизации изменилось... Электрификация мира стала реальной...
  
  3. Спокойное мужество и молчаливый героизм
  
  Сосредоточенный исследовательский героизм
  
  Героизм Майкла Фарадея, как и героизм многих иных выдающихся деятелей науки (вообще, деятелей цивилизации) - он другого (не наглядного) типа.
  Героизм М. Фарадея, проявляющийся в колоссальных затратах энергии и здоровья во время исследовательского процесса, в чем то напоминает исследовательский героизм Г. Шлимана, работавшего на холме Гиссарлык в сорокоградусную жару при наличии собственного заболевания. Но Г. Шлиман работал все же публично (так или иначе, рядом были река, море, а над головой - средиземноморское солнце). А Майкл Фарадей действовал в лаборатории.
  А если от легкой стилизации под Робина Гуда вернуться к тому Майклу Фарадею, каким он был в реальной жизни? Лаборатория и многодневный, сложный и тяжелый (в тоже время, увлекательный) исследовательский труд?
  
  'Лаборатория' - понятие развивающееся
  
  Значительная часть - возможно, не менее половины - жизни Майкла Фарадея прошла в его лаборатории.
  Сделаем заметки вот какого содержания.
  Во первых, до широкого развития электрического освещения дело еще не дошло (это станет одной из важнейших заслуг Томаса Эдисона).
  Во вторых, лаборатория М. Фарадея находилась в пределах городской черты Лондона. Снова вспомним Томаса Эдисона, этого великого деятеля культуры научных исследований. Он стремился к организации исследований за пределами крупных мегаполисов. Ощущение простора, определенное озеленение, возможно - птицы, в какие то периоды - тишина: все это положительно влияло и на жизненный тонус, и на здоровье исследователей.
  'В начале 1800 х ядовитый смог и недостаток света от уличного освещения превращали Лондон в неприветливый темный город' [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 15].
  
  'Он отправлялся рано утром в свою лабораторию и возвращался в лоно семьи лишь поздно вечером, проводя все время среди своих приборов. И так он провел всю деятельную часть своей жизни, решительно ничем не отвлекаясь от своих научных занятий' [Абрамов Я. В. 'Майкл Фарадей. Его жизнь и научная деятельность'].
  Вспомним слова Генриха Шлимана, сказанные в тот период, когда он входил в немногочисленное число любителей купаться в Финском заливе: я хочу на свежий воздух, к животным, к крестьянам. (Но уже давно вызрело у него желание 'оставить торговлю' ('я не могу больше выносить треволнений', 'в Греции философия и история с пользой займут мои дни', 'я хочу на свежий воздух к крестьянам и животным' [Богданов И. А. Генрих Шлиман. Русская авантюра / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008. С. 260])).
  Вернемся к теме биографии М. Фарадея: объективно он, увлеченный исследованиями человек, провел значительную часть жизни в помещении с не самым оптимальным (хотя и не с самым плохим) освещением, вдали от 'природы', просторности, широкого озеленения, свежего воздуха. В этом, естественно, не было ничьего злого умысла, таковы были условия тогдашней жизни, да и сам Майкл Фарадей, выходец из 'низов', считал за счастье посвятить свою жизнь исследованиям, науке. Предполагаю, что условия своей работы он считал превосходными. Этот биографический аспект оттеняется лишь для того, что бы показать относительную сложность изложения жизнеописания Майкла Фарадея в привлекательной для широкого круга читателей манере (а такое изложение является заслугой М. И. Радовского), и чтобы подчеркнуть важность настойчивости и самоотверженности в жизненной позиции исследователя (М. Фарадея).
  Отчасти объем исследовательских трудов Майкла Фарадея характеризуется его рабочим дневником, который содержит последовательность абзацев от 1 до 16041. М. Фарадей вел его 30 лет [Фарадей. Электромагнитная индукция. С. 11].
  
  Призвание
  
  Прочитав ряд русскоязычных жизнеописаний Майкла Фарадея, и размышляя о том, как сформулировать итоговые обобщающие впечатления и суждения относительно личности и деятельности Майкла Фарадея, я пришел к тем понятиям, которые прозвучали в очерке о Льве Толстом: 'спокойное мужество' и 'молчаливый героизм'.
  Кроме того, вспомнилась и цитата, приведенная в очерке об истории дневникового творчества.
  Русскоязычная статья 'Лютер', размещенная в Википедии, содержит следующие высказывания: 'Одним из центральных и востребованных положений взглядов Лютера считается концепция 'призвания'... ...Лютер полагал, что и в мирской жизни на профессиональном поприще осуществляется Божья благодать. Бог предназначает людей к тому или иному виду деятельности, вкладывая в них различные таланты или способности, и долг человека прилежно трудиться, исполняя своё призвание. В глазах Бога нет труда благородного или презренного'.
  Л. Б. Репин художественно моделирует ситуацию:
  'Он знал точно: все в жизни, что он должен был сделать, он сделал. Он был почетным членом множества крупных академий и носителем целой коллекции научных титулов. Но от дворянства почему то отказался. Говорят, он сказал при этом такую фразу: 'Благодарю. Но я хочу называться просто: Майкл Фарадей' (Л. Б. Репин 'Люди и формулы. Новеллы об ученых'. М., 1972). Эта фраза передается биографами в нескольких вариантах ('Я должен оставаться просто Майклом Фарадеем до конца, и точка'; 'Я хочу остаться до конца жизни просто Майклом Фарадеем...').
  Наверное, как и многие другие выдающиеся личности, Майкл Фарадей был человеком европейской (в то время - преимущественно христианской) культуры и человеком европейского кругозора.
  Проходя через жизненные испытания, Майкл Фарадей проявлял спокойное мужество.
  Когда его опыты становились рискованными, опасными для его здоровья, он проявлял элементы молчаливого героизма.
  Он выполнил свой долг: прилежно и настойчиво трудился, исполняя свое призвание.
  Как отмечает М. И. Радовский, Майкл Фарадей переплел все выданные ему дипломы. Получился 'большой и тщательно отделанный том, который доныне хранится в Королевском институте' [Радовский М. И. 'Фарадей'. С 13].
  Часть жизни Майкл Фарадей проработал переплетчиком. Возможно, его символическую личную работу по переплету этого тома можно перевести на общепонятный язык следующим образом: 'Мне не стыдно за мою жизнь!'
  
  23 октября 2016 года
  
  
  
  23. Диалог о великолитовцах. <1840>
  
  
   Читатель и Читательница перешли улицу на зеленый свет светофора.
  
   Читатель решил продемонстрировать способность внимательно слушать собеседницу и превосходную память:
  
   - Великое княжество Литовское Карамзин называет Литвой, а жителей этого государства (княжества) литовцами. "Литовцы" - этот термин у Карамзина доминирует. Как-то "неудобно". И этнические литовцы, и Литва (этническая территория) существовали и при Карамзине. "Та" - небольшая - "этническая" Литва (частично) входила несколько веков в состав очень значительного по территории Великого княжества Литовского. Тем более, называть "литовцами" всех жителей Княжества "неудобно" в наше время, когда существует прибалтийское небольшое государство Литва. Неудобство, смешение смыслов.
  
   Читательница с изумлением посмотрела на Читателя и подтвердила:
  
   - Карамзин велик!
  
   - Карамзин велик! - вновь воспроизвел слова Читательницы Читатель. И добавил:
  
   - Карамзин - историк эпохи Императора Александра I. Завершены разделы Речи Посполитой. Территории бывшего Великолитовского государства стали - в основном - территориями губерний Российской империи. Период между двумя династиями - Рюриковичей и Романовых - получил наименование Смутного времени.
  
   - Согласно Википедии, - констатировала Читательница. - Император Александр I именным указом от 31 октября 1803 даровал звание историографа Николаю Михайловичу Карамзину; к званию тогда же было добавлено 2 тысячи рублей ежегодного жалования. Освещение русского исторического процесса сблизило Карамзина с двором и царём, поселившим его подле себя в Царском селе.
  
   - Как же назвать жителей Великого княжества Литовского? - с улыбкой Читатель процитировал вопросы Читательницы. - Посполитными шляхтичами? Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества в Речь Посполитую) в 1569 году прошло почти два века... Княжество существовало. У него были жители. Как же их назвать? У Карамзина мелькает слово "литвин". Но, видимо, это слово странно звучало и во времена Карамзина. Тем более странно оно звучит сейчас.
  
   - "Литвин" - слово странное. Похоже, что оно никогда не было распространенным и никогда не воспринималось культурной средой, - констатировала Читательница. - Термин "литовцы" в качестве наименования всех жителей огромного Великолитовского государства создает эффект уменьшения, эффект минимизации. Эффект смыслового сепарирования. Если внимание направляется на небльшую этническую Литву и на небольшой народ литовцев. То за пределами восприятия оказываются и выдающиеся демократические достижения Великолитовского государства, и его славная история, и его территориальные масштабы.
  
   - Любая "История" существует в историческом контексте, - снова улыбнулся Читатель. - Допустим, в исторической литературе можно встретить мнение, что правительства России, Пруссии и Австрии боялись конституционных и демократических реформ в Речи Посполитой, видя в этом проявление духа французской революции.
  
   Маловероятно, что бы такого рода мнения были предметом обсуждения в условиях абсолютной монархии.
  
   - С 1569 года Великолитовское государство - в составе Речи Посполитой. - Добавила Читательница. - Есть некая трудность для восприятия того факта, что существовали такие полтические являения как децентрализаця, конфедерация и федерация, демократия и религиозная толерантность, правовая защита личных свобод. Res Publica? Respublica? Rech Pospolita? Rzeczpospolita? Продолжение демократических традиций античности, Древнего Рима?
  
   - Было ли название "Речь Посполитая" официальным? Впрочем каковы критерии "официальности"? Можно достаточно уверенно полагать, что в официальных документах это наименование использовалось, - высказался Читатель.
  
   - Есть много, друг Горацио, того, что трудно воспринималось в условиях абсолютной монархии! - пошутила Читательница.
  
   26.09.2017 8:44
  
  
  
  24. Сказка о Нессельроде. <1856>
  
  
   Читатель и Читательница - по виду студенты - вышли из кафе-библиотеки М. Горького. Вид у них был слегка растерянный и недовольный.
  
   - Странное ощущение после этой встречи с Автором, - произнесла Читательница.
  
   - Я почувствовал подозрение, еще когда прочитал тему встречи. "Подготавливаемая книга о Нессельроде". "Подготавливаемая"! Можно сломать язык!
  
   - Во-первых, я не поняла замысел, - сказала Читательница. - Ну, ладно. Карл Васильевич Нессельроде родился в 1780 году в Лиссабоне. Вроде бы, в семье российского дипломата. И что? Мало дипломатов? Само по себе это событие еще ничего не значит. Во всяком случае, для широкого читателя интереса не представляет.
  
   Во-вторых. Примерно в 21 год начал карьеру дипломата. И что? В России было мало дипломатов, начавших карьеру в молодом возрасте?
  
   В-третьих. Участник Венского конгресса 1814-1815 годов. Само мероприятие было, конечно, историческое. И для России в чем-то полезное. Но как-то больше говорят о "танцующем конгрессе", о Талейране, который добился раскола союзников и выхода Франции из изоляции. Тем более, что Нессельроде не был руководителем делегации от России. Его заслуги конкретно в чем? Может, я чего-то не понимаю?
  
   - Автор рассказывает, - задумчиво произнес Читатель, - что французский поверенный в делах Ламуссе 3 апреля 1816 года писал: "Господин Нессельроде обычно связан с дипломатическим корпусом и ведет официальные беседы, но ничего сегодня не делается без господина Каподистрии, у которого тайком получают частную аудиенцию". Что это значит?
  
   - Этот Автор явно больше склонен к истории литературы, а не к истории дипломатии и не к вопросам биографии Нессельроде, - высказалась Читательница. - Он бы назвал свою книгу "Нессельроде в судьбе Пушкина". Пушкин-то после Лицея "двинулся" по линии Министерства иностранных дел. Судьбы Пушкина и Нессельроде необъяснимым образом соединились.
  
   - Автор ссылается на Павла Елисеевича Щеголева: мол Нессельроде был в каком-то супердальнем родстве с Дантесом, - уточнил Читатель. - У семьи Дантеса и его приемного отца барона Геккерена сложились якобы неплохие отношения с семьей Нессельроде: уже в Петербурге.
  
   - Неплохие! - воскликнула Читательница. - Барон Геккерен при отъезде из России чуть ли не обвинял Нессельроде в невозвращении барону каких-то личных писем. Какая-то кухня, кухонные дела!
  
   - Венский конгресс был событием историческим, - констатировал Читатель. - Но уже к концу 20-х годов XIX века начала проявляться относительная экономическая слабость Российской империи, вызванная сохранением крепостничества, и началось военно-технического отставание страны от других великих держав. Но не Нессельроде же заниматься этими вопросами: экономическим и военно-техническим развитием. Хотя... Был он и вице-канцлером, и канцлером...
  
   - Поэты поэтами, - продолжала восклицать Читательница. - Но в 10-20-х годах XIX века крупная машинная индустрия в Великобритании одержала решающую победу над мануфактурой и ремесленным производством. Эта страна стала крупной промышленной державой, "мастерской мира".
  
   - С 1816 года Нессельроде управляющий иностранной коллегией. С 1828 года - вице-канцлер, с 1845 - канцлер, - дополнил Читатель.
  
   - И Адрианопольский мир, заключенный 2 сентября 1829 года, и Ункяр-Искелесийский договор, подписанный 26 июня 1833 года, относятся к числу дипломатических успехов России, - задумалась Читательница.
  
   - В обоих случаях непосредственные переговоры в Стамбуле вел А.Ф. Орлов, - заметил Читатель.
  
   - В 1849 году Россия по просьбе австрийского императора вмешалась во внутренние дела Австрийской монархии. В чем состояла польза для России? - снова заволновалась Читательница.
  
   - В 1856 году Алексею Федоровичу Орлову было поручено выполнить сложное, хотя и не особенно почетное, поручение нового царя Александра II - заключить мирный договор с победителями в Крымской войне, - подчеркнул Читатель. - На переговорах у него, Орлова, была ведущая роль. Посылал донесения в Петербург. Некоторых успехов российская делегация добилась. Наверное, сыграли свою роль и руководители внешней политики - Александр II и Нессельроде.
  
   - И что же? - проявила интерес Читательница.
  
   - Император Николай I cкончался в начале 1855 года, устало произнес Читатель. - Согласно официальной версии - вследствие пневмонии (простудился, принимая парад в явно холодную погоду в лёгком мундире, будучи уже больным гриппом). А Нессельроде после Парижского мирного договора 1856 года (по итогам Крымской войны) был уволен в отставку. Умер в 1862 году. 40 лет руководил внешней политикой России!
  
   - Так о чем же "подготавливаемая" книга? О ком и о чем собирается писать Автор? О Пушкине, о Каподистрии, об Алексее Федоровиче Орлове? О Николае I? Об Александре II? - не смогла сдержать эмоций Читательница. - 40 лет в должности! Успехи-то были!
  
   - Напишет - прочтем, ответил Читатель. И любезно купил Читательнице мороженое.
  
  
   20 мая 2017 года.
  
  
  
  25. Сказка о мини-конференции в кафе-библиотеке М. Горького. <1868>
  
  
   - Господа!.. - Горький слегка запнулся. - Товарищи!.. Я попросил вас, наиболее известных читателей нашего кафе-библиотеки - Конструктора, Писателя, Строителя, Политика - собраться на несколько минут для небольшого обсуждения.
  
   Один из наших молодых читателей интересовался личностью Шарля Мориса Талейрана-Перигора. И спросил: а что можно почитать по искусству дипломатии?
  
   У меня возникло предположение: сделать тематическую подборку книг. А на ее основе оформить стенд с выставкой книг по теме.
  
   Заходит посетитель в библиотеку. И видит - стенд с тематической подборкой книг. Посетитель может остаться равнодушным, но может и заинтересоваться. А я готов дать пояснения, рекомендации... Проект потенциально полезный. Во всяком случае - не вредный.
  
   Итак, вопрос первый: как сформулировать тему выставки?
  
   - Дипломатия - это, конечно, "искусство возможного",- высказался Писатель. - Но все же дипломатия воспринимается как решение важных внешнеполитических вопросов именно мирными методами.
  
   - Территории - немаловажный вопрос, - вздохнув, высказался Строитель.
  
   - Проектируешь последовательность действий и получаешь полезный результат, - подключился Конструктор.
  
   - А насилие? - спросил Политик. Участники обсуждения с неудовольствием посмотрели на него.
  
   - Насилия - сколько угодно. Искусство дипломатии - вот вопрос, - ответил Политику Писатель.
  
   - Красиво оформить. Придать вид добровольности, равноправности...- задумчиво произнес Горький. - Что же, территориальные вопросы - тема в истории частая. И дипломатия от соответствующих событий в стороне не остается.
  
   - Насколько будем углубляться в историю при характеристике примера? - задал вопрос участникам обсуждения Писатель.
  
   - Без конспективности не обойдемся, - отреагировал Конструктор. - Но нужно дать общую историческую картину, исторический контекст.
  
   - Господа! - оживился Писатель. - Уважаемый Алексей Максимович в 1906 году посетил США. А между тем, достопочтенный господин Талейран также прожил некоторое время в США. Может быть, обратимся к истории Северо-Американского континента?
  
   Горький как-то занервничал. Пальцы его стали крутить карандаш. Затем он сместил чашку с кофе по какой-то замысловатой траектории. Несколько раз откашлялся.
  
   Политик стал массировать веки глаз.
  
   - Господа! - вмешался Строитель. - Вспомните обсуждаемый вопрос! Будьте дипломатичны!
  
   - Я имел в виду южные, именно южные, регионы континента, - стал оправдываться Писатель.
  
   Горький с интересом посмотрел на него и уточнил:
  
   - Южные регионы Северо-Американского континента?
  
   - Да! - подтвердил Писатель.
  
   - Да! - повторил Политик.
  
   - Отлично, господа! Тогда переходим от первого вопроса к последующим, - включился Конструктор. - Тема определена, и мы сейчас быстренько составим список литературы. А затем, при необходимости, поможем Алексею Максимовичу выставить книги на стенд.
  
   Начнем с тех книг, которые позволят дать общее представление об утверждении европейцев в Северной и Южной Америках. Я имею ввиду сборники о великих мореплавателях, путешественниках, военачальниках, политиках. Детальной информации читатель в этих сборниках не обнаружит. Но он сможет составит общее представление: как на "севере" Северо-Американского континента возникли США, а на "юге" - Мексика.
  
   - Испанцы вписали себя в историю, - задумчиво произнес Писатель.
  
   - Да-да, - подтвердил Политик.
  
   - Темы становления демократии, развития экономики в США будем охватывать списком литературы? - спросил Строитель.
  
   - В общем, понятно, что демократия создает условия для экономического развития...- произнес Горький. - Включить в составляемый список книги из Павленковской дореволюционной серии "Жизнь замечательных людей": об американских изобретателях и политических деятелях? И книги Драйзера для общего представления?
  
   - Стоит ли? - отреагировал Строитель. - Будем считать этот вопрос общепонятным.
  
   - Итак, на "севере" - США, на "юге" - Мексика, - продолжил Политик.
  
   - Демократически устроенные и экономически развивающиеся США...- дополнил Конструктор.
  
   - Не будем абсолютизировать американский опыт, - заметил М. Горький. - Китайцы несколько тысячелетий привержены мудрости древних. К чему призывали древние мудрецы? К человеколюбию, правосудию, повиновению действующим законам и соблюдению установленных обрядов, правдолюбию, верности и честности... В серии Ф.Ф. Павленкова есть, кстати, книга о Конфуции. Издавалась в 1891 и 1897 годах.
  
   - Земля обладает ценностью, - произнес Строитель, словно думая о чем-то своем.
  
   - Если мы будем рассматривать детали военных действий между США и Мексикой, то поможет ли нам такая детализация охарактеризовать искусство дипломатии? - задал риторический вопрос Писатель.
  
   - Поставим в центр внимания договор. - предложил Конструктор. - Гуадалупе-Идальго мирный договор, заключённый между США и Мексикой в Гуадалупе-Идальго 2 февраля 1848 года по итогам американо-мексиканской войны 1846-48 годов, закончившейся поражением Мексики.
  
   Согласно этому договору к США перешла территория площадью 2,3 млн. кв. км. Эта территория составляет около четверти территории современных США (штаты Техас, Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, часть Колорадо и Вайоминга).
  
   По этому договору США выплачивали Мексике за перешедшие территории "компенсацию" в 15 миллионов долларов и, кроме того, американское правительство брало на себя удовлетворение финансовых претензий своих граждан к Мексике в сумме 3,2 миллионов долларов.
  
   - Масштабно! - отметил Политик.
  
   - Для характеристики искусства дипломатии важнее другое, - констатировал Конструктор. - Территории США получили не бесплатно. А за деньги.
  
   - За деньги, господа! - повторил Конструктор, привлекая интонацией внимание участников обсуждения к своим словам. - То есть налицо не "аннексии", и уж тем более не "контрибуции". Мы можем рассмотреть, - для наглядности Конструктор нацепил одной рукой на кончик своего носа очки, а указательным пальцем другой руки слегка постучал по очкам, - и добровольность, и взаимовыгодность, и равноправность. Между прочим, в договоре есть положение, в котором выражается стремление к последующему мирному сосуществованию. Именно в этих "добровольности", "взаимовыгодности", "равноправности", "стремлению к мирному сосуществованию" может быть обнаружено искусство дипломатии.
  
   - Насилие все же имело место. И это вызывает сожаление, - включился Политик.
  
   - М-м, - пробурчал Писатель.
  
   - Что же, господа? - уточнил Горький. - Поставить на выставку несколько книг? Сборники о великих путешественниках, мореплавателях, политиках, военачальниках? И более "узкую" по тематике книгу о политической судьбе южных территорий Северо-Американского континента, содержащую сведения о договоре 1848 года?
  
   - Вы их поставьте чуть пониже, - высказал мнение Писатель. - А на верхний ряд поставьте биографию Талейрана. С его хорошим портретом на обложке. Для сведения - в 1797 году Талейран стал министром иностранных дел. Биография-то - насыщенная. Выставка к юбилею - разве плохо? К какому? А Вы почитайте биографию... Мы же говорили об историческом контексте. Разве биография Талейрана не дает определенного представления об историческом контексте договора 1848 года?
  
   - Озаглавьте эту небольшую книжную выставку следующим образом: "Искусство дипломатии в конкретном историческом примере", - высказался Конструктор.
  
   - Строительное дело - это разве не дипломатия? - произнес Строитель. Участники обсуждения смотрели на него с молчаливым пониманием. И продолжил. - А что, господа, если часть заголовка - "в конкретном историческом примере" - пока не размещать для публичного обозрения. А пока сделать видимыми лишь слова "Искусство дипломатии". Не будет ли такой вариант более дипломатичным?
  
   - Благодарю, господа, за ваши мнения, - произнес Горький. - Я пытаюсь визуально представить предлагаемый стенд. На стенде звучный заголовок и всего несколько книг...
  
   На верхнем уровне - биография Талейрана с хорошим портретом. Ниже - несколько книг-сборников с биографиями великих людей: путешественников, мореплавателей, военачальников, политиков. И - книга более "узкой" тематики, в которой наряду с другой информацией содержатся сведения о договоре 1848 года.
  
   - На ней, этой специальной книге, разве написано, что она - о договоре 1848 года? Если сразу ее не найдете, то поставите позже. Дела давно минувших дней! Стоит ли ворошить старое? Тревожить призраки в шкафах? - заметил Писатель. - Читатель начнет с биографии Талейрана. Она насыщена темой "искусство дипломатии"! А сборники биографий великих людей разве не насыщены сведениями по этой теме?
  
   - Не слишком ли просто? - произнес М. Горький.- Как-то не академично...Но почему бы и нет? Кто может, тот пусть сделает лучше!
  
   Господа! Объявляю наше обсуждение, нашу мини-конференцию завершенными.
  
   Вам желаю хорошего дня и приятного чтения!
  
   А я направляюсь готовить тематическую выставку книг.
  
  
   15 мая 2017 года.
  
  
  
  26. Сказка о немецких археологических проектах XIX века. <1873>
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького за чашками кофе собрались несколько читателей. Они обсуждали прочитанные книги.
  
   - У крупного немецкого писателя (и ученого) Генриха Александра Штоля наиболее известны две книги: "Боги и гиганты" и "Шлиман. Мечта о Трое",- произнес Писатель. - В обеих книгах речь идет об археологических раскопках. Которые осуществлялись на территории Османской империи в XIX веке знаменитыми немецкими учеными.
  
   - Да, интересное впечатление производят эти книги, - согласился Строитель. - Во-первых, отлично написаны. Тонкая литературная работа. Во-вторых, интересны литературные герои.
  
   - Что привлекает внимание в личностях немецких археологов, описанных Генрихом Штолем? - задал вопрос Конструктор. И сам же ответил:
  
   - Целеустремленность, увлеченность, организованность, энергичность, самоотдача, трудоспособность и трудолюбие, чувство долга, образованность, широкий культурный цивилизационный кругозор.
  
   - Генрих Штоль описывал археологов, чьи имена вписаны в историю мировой культуры, - добавил Строитель. - Например, Генриха Шлимана, Карла Хуманна, Теодора Виганда.
  
   - Смотрите, как здорово написано у Штоля, - обратил внимание собеседников Писатель. - "Так же как барон Мюнхгаузен вытащил себя вместе с конем из болота за собственную косичку, так и Виганд схватил сам себя за воротник и поднял на первую ступень лестницы. Археологические же боги одобрили это "из жалости и милосердия к человеку без всяких заслуг и достоинств", как сказано в лютеранском катехизисе.". Превосходно! Книги о сказочных немцах?
  
   - Книга Генриха Штоля "Шлиман. Мечта о Трое" более ориентирована на описание личности, биографии, - уточнил Конструктор. - Книга "Боги и гиганты" - интереснейшее художественное описание исторической судьбы Пергамского алтаря (одного из самых замечательных сохранившихся произведений античного искусства), рассказ об успешной реализации крупного социального, археологического проекта.
  
   - Способность Генриха Штоля изложить материал в двух тематических форматах - "биографическом" и "историко-проектном" - напоминает тонкость навыков древних мастеров, - добавил Писатель. - Например, древние мастера применяли энтазис (утолщение, "припухлость" линий). Современными людьми применение энтазиса в архитектурной практике древних было обнаружено почти через два тысячелетия - нашло подтверждение в ходе пергамских раскопок. Штоль пишет об этом искусстве древних.
  
   - В исторически короткие сроки были успешно осуществлены и завершены масштабные археологические проекты: раскопки, перевозки, размещения артефактов в Европе, формирование экспозиций, - высказался Строитель.
  
   Политик вздохнул:
  
   - Не стоит упрощать. Генрих Шлиман прикладывал большие усилия, чтобы его имя было связано с троянскими раскопками. Что бы его не "оттеснили" от результатов. Подключал прессу, публиковался, организовывал конференции.
  
   - Хуманна поддерживала вся Германская бюрократическая машина. От Императора до стипендиатов, - заметил Конструктор. - Конечно, на практике без затяжек и неувязок не обходилось.
  
   - Европа... - думая о чем-то, меланхолично произнес Писатель. - Один из крупных германских берлинских чиновников (если верить художественной реконструкции Штоля) внушал работавшему на территории Османской империи археологу Карлу Хуманну: "Отечество должно основываться на чести, а не на насилии, хитрость вряд ли даст тот известковый раствор, который сохранит его стены стабильными и прочными. Вы - христианин, и, следовательно, я могу процитировать вам два места из Библии. "Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа" (Второе послание Тимофею, гл. 2, 19), - говорит Библия, а слово "неправда" нам надо понимать очень широко, так я считаю! И еще одно место: "Приобретение сокровища лживым языком - мимолетное дуновение ищущих смерти" (Книга Притчей Соломоновых, гл. 21, 6). Но я не буду читать вам нотации, дорогой друг. Конечно, мы хотим приобрести то, что сможем, чтобы сделать наши музеи большими и красивыми. Но мы хотим получить все честно и никого, как вы сами сказали, - не объегоривать. (...) С "ура-патриотизмом" не выйдет ни большой политики, ни нашей маленькой - музейной." (Цитирую по электронной копии книги Г. Штоля, без сверки").
  
   - Люди "старых" взглядов, "старой закваски"? - задался вопросом Политик. - Образ немного сказочного германского чиновника.
  
   - Карл Хуманн получил признание, славу, должности, деньги, чины по германской табели о рангах (он стал тайным советником), различные ордена, почётную докторскую степень. Еще при жизни его бюст был выставлен в одном из музеев Берлина, - продолжил Конструктор. - Генрих Шлиман заработал большие деньги в первой половине жизни, а вторая половина принесла ему научный успех и мировую блестящую славу.
  
   - Достижения Шлимана, Хуманна, Виганда поражают воображение, - заметил Писатель. - Троя! Столица Атталидов Пергам! Другие символы мировой археологии!
  
   - Сказочная немецкая археологическая машина XIX века! - шутливо произнес Конструктор.
  
   Собеседники с интересом посмотрели на него.
  
  
   29 августа 2017 г.
  
  
  
  27. Эдисон. Человек освещающий. Культурологический очерк. <1876>
  
  
  1.Культурный деятель научно технического переворота. 'На все это у меня нет времени'
  
  Томас Эдисон традиционно воспринимается как выдающийся изобретатель. Результатом деятельности изобретателя является некое существенно новое изделие или усовершенствование, новое техническое решение.
  История жизни Эдисона показывает, что он был не только изобретателем. Он был выдающимся культурным деятелем научно технической области. К числу итогов его жизни можно отнести не только изобретения. Возникла новая сфера жизни - научно техническая - и в этой сфере жизни, благодаря Томасу Эдисону, укоренились новые культурные образцы и формы жизнедеятельности.
  Историческая значимость этих новых образцов и форм в том, что они, во первых, сформировали для возникающей научно технической сферы новый культурные стандарты, культурные стереотипы, общепризнанное понимание долженствующего, во вторых, сформировали могучую привлекательность научно технической сферы для представителей практически всех социальных групп.
  Пять понятий являются ключевыми для описания культурного вклада Томаса Эдисона: (1) 'Инженер электрик', (2) 'Лаборатория', (3) 'Коллективность творчества', (4) 'Инновационное (изобретательское) предпринимательство', (5) 'Доходность изобретений; прибыльность инноваций'.
  
  2.'Инженер электрик'. Маркиз или император?
  
  В книге Митчела Уилсона 'Американские ученые и изобретатели', опубликованной на английском языке в 1954 году, на русском - в 1975 году, ([Уилсон М.]) содержится интересное наблюдение:
  'Эдисон вступил на путь изобретательства, взяв в компаньоны некоего Поупа. Они называли себя 'инженерами электриками', придавая этим словам совершенно новый смысл'.
  Само понятие 'ИНЖЕНЕР' (франц. ingenieur, от лат. ingenium - способность, изобретательность), определяется как 'специалист с высшим техническим образованием'.
  'Первоначально - название лиц, управлявших военными машинами. Понятие гражданский инженер появилось в 16 веке в Голландии применительно к строителям мостов и дорог, затем в Англии и других странах. Первые учебные заведения для подготовки инженеров были созданы в 17 веке в Дании, в 18 веке - в Великобритании, Франции, Германии, Австрии и др. В России первая инженерная школа основана Петром I в 1712 в Москве' (Большая Советская Энциклопедия (1969-1978 гг.)).
  
  '...О слове 'инженер'. Из латинского слова ingenium произошли итальянское ingegno, французское ingenieux и английское enginous. Оно означает... умение найтись в разных практических затруднениях' (В. Г. Горохов 'Петр Климентьевич Энгельмейер. Инженер механик и философ техники. 1855-1941.', книга издана в 1997 году ([Горохов])).
  
  Три предварительных замечания по поводу 'придания нового смысла' термину 'инженер электрик'.
  (1) У Томаса Эдисона не было формального высшего технического образования, но были 'способность' и 'изобретательность'. 'Инженер' Эдисона - это в значительной мере - изобретатель.
  (2) Кому то может показаться интересным: предки Томаса Эдисона были мельниками, выходцами из Голландии, одной из тех стран, где началось формирование понятия 'гражданский инженер'.
  (3) Томас Эдисон (1847-1931) жил в тот период, когда происходили революционные изменения в общественной жизни США и в области техники.
  В 1865 году завершилась Гражданская война в США. К 1877 году в США завершился процесс создания единого национального рынка, что было обусловлено переустройством южных штатов в интересах капиталистического развития. Власть федерального правительства стала существенно мощнее, соответственно, были созданы основы для более эффективного применения федерального законодательства, в том числе, патентного.
  Патент во второй половине XIX - начале XX веков превращается в орудие успеха.
  В технической сфере возникало такое явление как 'электрификация'. Электрификация видов (отраслей) деятельности (например, связи), электрификация домов, районов, стран, всего мира.
  Традиционные сферы приложения усилий 'инженерами' были 'дополнены' электрификацией.
  Наиболее энергичные личности почувствовали, что настает их время. В 1868 году Томас Эдисон получает первый патент, оставшийся невостребованным. Но путь в тысячу ли - то есть, в тысячу патентов - начинается с одного шага. Ориентировочно в 1870 году Эдисон продает за 40 тысяч долларов патент на биржевой тиккер.
  С каким культурным форматом имел дело Томас Эдисон, 'создавая' тип 'инженера электрика'?
  Во первых, наемные работники. Степень инициативности и самостоятельности у них была различной.
  Можно предположить, что у занятых в чертежном деле (чертежников) она была ниже. (Карьеру чертежников 'проходили', попробовали, например, и Колумб, и Магеллан (в варианте 'картограф'), и Никола Тесла, и Чарлз Штейнмец. Никто из названных лиц должностью чертежника не удовлетворился).
  У почти самостоятельных исполнителей инфраструктурных проектов (назовем для примера изобретателя паровой машины Джеймса Уатта, выполнявшего одно время функции подрядчика при создании каналов) степень подчиненности была весьма незначительной; он был фигурой относительно самостоятельной (но работой подрядчика тяготился).
  Инженер путеец Н. Гарин Михайловский в ряде случаев был одной из центральных фигур при определении траектории Великого Сибирского железнодорожного пути (то есть, принимал в отдельных случаях принципиальные исторические решения).
  Во вторых, 'полунаемные' деятели самых ранних стадий электрификации: 'странствующие телеграфисты'. Телеграфисты имели определенный багаж научно технических знаний, практических навыков. Телеграфная связь развивалась, появлялись новые рабочие места. Странствующие телеграфисты перемещались между различными работодателями.
  Интеллектуальный уровень этих людей был не одинаков. Л. Д. Белькинд в своей книге 'Томас Альва Эдисон. 1847-1931', изданной в 1964 году, ([Белькинд, а]) при характеристике трудового пути Эдисона телеграфиста упоминает: 'Среди прежних работников телеграфа в Цинциннати был и Джордж Кеннан... Кеннан работал в Цинциннати еще до поступления туда Эдисона. В 1864 г. он был командирован в Сибирь, где руководил работами по постройке телеграфной линии Русско Американской компании. Кеннан был выдающимся путешественником; в 1864-1868 и 1885-1886 гг. он изучал Сибирь. Его книга 'Сибирь и ссылка', опубликованная в 1891 г., была очень популярна...'.
  В третьих, подчинявшиеся только своей увлеченности, доходившей иногда до экстремального уровня, алхимики.
  Эдисон абсорбировал весь этот культурный багаж, прибавил к нему катализаторы начинающейся электрификации и традиционной американской инициативности, и выдал абсолютно новый социальный и профессиональный тип, тип 'инженера электрика'.
  Этот тип отчетливо персонализирован и идеализирован в Эдисоне. Практическое воплощение этого типа в других личностях может и не совпадать с этим идеальным представлением.
  Для облегчения восприятия темы начнем с внешнего вида.
  В книге Митчела Уилсона 'Американские ученые и изобретатели', в книгах Л. Д. Белькинда 'Томас Альва Эдисон. 1847-1931' и 'Чарлз Протеус Штейнмец. 1865-1923', изданной в 1965 году ([Белькинд, б]), опубликованы фотографии Эдисона и его современников. Несколько идеализируя, можно так сформулировать впечатления от того типа человека - 'инженера электрика' - который предстает на некоторых этих фотографиях.
  Хорошо одет, хорошо выглядит. Он бодр, подтянут, в хорошем жизненном тонусе, его лицо отражает позитивный настрой, позитивные эмоции. Интеллектуален. Фотографии фиксируют пиджак, галстук, белую рубашку. Иногда видны шляпа и жилетка. По позам и выражениям лиц персонажей видно, что одежда для них комфортна.
  В общем, это вид преуспевающего, культурного, интеллектуального человека.
  Естественно, такие фотографии выполняют определенную лакировочную функцию, ведь не всегда условия работы, например, экспериментов, позволяют одеваться таким именно образом, но, тем, не менее, общий стиль отражается.
  Конечно, это идеализированный тип. Л. Д. Белькинд, например, описывает визит делегации Русского технического общества в 1911 году в Европу и США для ознакомления с электротехническими заводами и установками и для создания личных контактов.
  'Основной интерес для русской делегации представляла Америка и G.E.C. как крупнейший электротехнический концерн. (...) Русская делегация в Скинектеди интересовалась не только заводами, но и Штейнмецем. (...) Приехавшие видели, как Штейнмец взял весло и направил свою лодку к домику. (...) Из лодки бодро выскочил седой человек с длинной сигарой во рту, в трусах и майке. Его 'наряд' не соответствовал парадной одежде гостей. Понятно, Штейнмец не знал точно, когда гости приедут, поэтому его внешний вид легко можно было объяснить. Но он и не пытался внести какие либо изменения или дополнения к своему костюму' ([Белькинд, б]).
  Таким образом, реальность многообразнее идеализированного образа. Но заслуга Эдисона как раз и состоит в создании общеусвоенного идеализированного образа.
  К 1868-1869 годам, когда Эдисон на достаточно серьезном уровне занялся изобретательством, научно техническая мысль подошла к качественному рубежу, на повестке дня стояла электрификация, в воздухе ощущался запах грядущей победы электричества.
  Томас Эдисон предложил тип человека побеждающего (хотя, может быть, и не всегда честно), живущего с куражом, весело, с удовольствием, победно.
  'Эдисон рос нахалом и пронырой. Однажды его спросили: 'Не из тех ли вы мальчишек, что торговали конфетами в коробочках с фальшивым, в полдюйма толщиной, дном?' - 'Нет, - ответил Эдисон, - в моих коробках дно всегда было толщиной в дюйм'' ([Уилсон М.]).
  Успешность Эдисона предстает в двух аспектах: личная и изобретательски предпринимательски экономическая.
  Естественно, критерии этой успешности - общепринятые. Для личностей, обладающих особыми способностями, общепринятые критерии не всегда применимы.
  Если говорить об общепризнанной успешности, то Эдисон смог найти 'золотую середину'.
  Для иллюстрации сделаем некоторые сопоставления, исходя из общепринятых критериев успешности.
  Никола Тесла, переехавший в США из Европы (из Австро Венгрии, Хорватии, (Военной (Сербской) Краины) всю жизнь оставался человеком не женатым; в конце жизни стал более тесно общаться с одним из племянников; родственники, в основном, остались в Европе.
  Чарлз Протеус Штейнмец, переехавший в США уроженец Силезии (находившейся в составе Германии), в брак не вступил, усыновил во второй половине жизни одного из сотрудников - женатого человека с детьми; родственники Штейнмеца также остались в Европе.
  Томас Эдисон женился два раза (второй раз он женился, став вдовцом); в обоих браках появились дети; отец Эдисона переехал к начавшему преуспевать сыну (мать Эдисона к этому моменту умерла).
  Никола Тесла почти всю жизнь в США прожил в отелях.
  У Чарлза Протеуса Штейнмеца на склоне лет появился свой дом.
  Томас Эдисон сочетал семейную жизнь с устройством дома. В итоге один из домов Эдисона превратился в некий национальный символ. Л. Д. Белькинд, в частности, писал: '...Отрадно, что эдисоновские лаборатории в Вест Орендже (штат Нью Джерси), где изобретатель проработал около 50 лет, превращены в национальный памятник (Edison Laboratory National Monument), принесенный в дар федеральному правительству США; этот памятник находится в ведении National Park Service of the Department of Interior. Здесь собраны реликвии, относящиеся к жизни Эдисона и близких ему лиц, модели или копии большей части его изобретений, инструмент, которым он пользовался, библиотека. Там сохраняется 3400 записных книжек Эдисона, оригинальные эскизы его изобретений, 250 тысяч единиц хранения - писем, документов и патентов. Для разработки научно технического наследства создана специальная организация - Historical Research Department of T. A. Edison, Incorporated, West Orange, N. Y.' ([Белькинд, a]).
  М. Я. Лапиров Скобло (1889-1947), один из биографов Эдисона, автор русскоязычной книги 'Эдисон', изданной в серии 'ЖЗЛ' в 1935 и 1960 годах ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']), поделился с читателями личными впечатлениями:
  'По возвращении из поездки по Америке, 6 мая 1926 года, группа делегатов Международной конференции посетила Томаса Эдисона. Лаборатория Эдисона в Вест Орандже находится в шестидесяти километрах от Нью Йорка. Подъезжая к имению Эдисона, мы прежде всего услышали гудки фабрик и заводов, расположенных в Вест Орандже и занятых массовым производством разнообразных предметов - изобретений Эдисона.
  Справа от ворот - большой трехэтажный дом. Нас провели в большую, высокую библиотеку Эдисона, где сосредоточено около 60 тысяч книг и журналов, которые Эдисон собирал в течение всей своей долгой жизни'.
  Точных цифр, характеризующих состояние Эдисона, я не встретил, но, полагаю, что без натяжки его можно назвать человеком весьма обеспеченным.
  'Я получал очень много, но то, что мне оставалось, составляет приблизительно годовое жалованье председателя железнодорожной компании, само собой разумеется, председателя большой железнодорожной компании. Деньги у меня тают в руках, так как в течение всей моей жизни я делал опыты, а на это уходит неимоверное количество долларов в год. На лабораторию я трачу ежегодно по крайней мере один миллион долларов' (Цит. по: [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  На фотографиях или в биографиях отсутствуют признаки пристрастия Эдисона к предметам роскоши.
  Можно предположить, что после внедрения в общественное сознание 'культурных стереотипов' Эдисона, принадлежность к интеллектуальной сфере мало совмещалась с пристрастием к предметам роскоши.
  Почему выше была упомянута 'золотая середина' успешности?
  Вот, например, один из известнейших изобретателей - Гулье́льмо Маркони (1874-1937). Статья Википедии 'Маркони, Гульельмо' содержит, в частности, следующие сведения.
  'Родился в Болонье, в семье крупного землевладельца. (...) Тогда же в имении своего отца начал проводить опыты по сигнализации с помощью электромагнитных волн. (...) ...Гипотеза позволила Маркони в декабре 1901 года организовать первую радиосвязь через Атлантический океан (передал букву S азбуки Морзе), о чём сообщил сам лично. Это сообщение не подтверждается источниками, тем не менее в конце следующего года им была налажена регулярная трансатлантическая радиосвязь. (...)
  За заслуги перед государством 30 декабря 1914 года Маркони был назначен пожизненным сенатором Италии. (...)
  В 1919 - полномочный представитель Италии на Парижской мирной конференции. От имени Италии подписал мирные договоры с Австрией и Болгарией.
  В 1932 - установил первую радиотелефонную микроволновую связь. В 1934 году он продемонстрировал возможность применения микроволновой телеграфии для нужд навигации в открытом море.
  Последние годы жизни провёл в Италии. После прихода к власти фашизма Маркони приветствует его и в 1923 году вступил в Фашистскую партию.
  17 июня 1929 король Виктор Иммануил III даровал Маркони наследственный титул маркиза.
  В 1930 году итальянский диктатор Бенито Муссолини назначил его главой Королевской академии Италии. Данный пост сделал его членом главного управляющего органа фашистской Италии - Большого фашистского совета'.
  А вот что пишет Л. Д. Белькинд: 'С тех пор как Эдисон много лет назад покинул работу на телеграфе, он никогда ни у кого не состоял на службе. Много десятков лет Эдисон работал как совершенно независимый человек. (...) В это время, после потопления 'Лузитании' летом 1915 г., США готовились к вступлению в войну. (...) Так Эдисон стал руководителем организации при Морском министерстве, получившей название Naval Advisory Board - Морской консультативный совет' ([Белькинд, a]).
  Конечно, руководитель консультативной организации при одном из министерств (Морском) - это не полномочный представитель страны на Парижской мирной конференции, но все же успешность Томаса Эдисона как то ближе к 'золотой середине'.
  Побывав в ранней юности редактором, издателем и корреспондентом собственной малотиражной газеты, Томас Эдисон умел настраиваться на правильную волну в отношениях с публикой и со СМИ.
  Томаса Эдисона сравнивали с различными выдающимися деятелями. '...Сара Бернар... вежливо отметила его сходство с Наполеоном I' ([Чейни М. 'Тесла. Человек из будущего']).
  С другой стороны, Наполеона I можно в определенном смысле назвать 'инженером'; как профессиональный артиллерист ('управление военными машинами') он имел некоторое право так именоваться.
  Судя по всему, Томас Эдисон любил подчеркивать миролюбивость своего творчества (немногочисленные изобретения Эдисона в военной сфере все же имели место - например, замысловатые варианты торпеды и геликоптера; информация об их фактическом воплощении и применении мне не встретилась).
  Таким образом, идеализированный социальный и профессиональный тип, образ 'инженера электрика', явленный миру Томасом Эдимоном, включал в себя несколько образов:
  1) Человек побеждающий, 2) Человек успешный, 3) Человек знающий, хитроумный, умелый, инициативный, предприимчивый, создающий самые современные научно технические достижения, один из представителей цивилизованного человечества, 4) Человек общительный и привлекательный, 'из народа', 5) Человек миролюбивый.
  Этот идеализированный образ, конечно, был важным культурным фактором, облегчавшим вхождение человечества в эпоху электрификации.
  
  3. 'Лаборатория'. 'На лабораторию я трачу ежегодно по крайней мере один миллион долларов'
  
  Термин 'ЛАБОРАТОРИЯ' происходит от позднелатинского laboratorium, от латинского laboro - работаю. Работа в лаборатории связана с научно исследовательской, проектно конструкторской, учебной, контрольной, экспериментальной деятельностью.
  Томас Эдисон сделал 'лабораторию' одним из признаков успешного изобретателя.
  Как специализированное место для профессиональных занятий понятие 'лаборатория' вырастает из понятий 'кабинет' и 'библиотека' (в смысле: место для размещения книжной коллекции). Сами по себе эти понятия на практике переходят одно в другое: кабинет, библиотека, лаборатория могут размещаться в трех различных помещениях, а могут и совмещаться в одном помещении.
  Рабочее место, специальным образом оборудованное (приборы, реактивы, и т.д.), получает право называться 'лабораторией'.
  Те помещения, территории, где разворачивалась деятельность Эдисона становились объектами посещений экскурсионного типа. Специалисты и представители широкой публики осматривали их как некий образец правильной, успешной организации изобретательского труда.
  'Менло Парк'!..
  Эдисон стал своего рода законодателем мод в области культуры организации изобретательского, интеллектуального труда.
  Эдисон сделал кабинет, библиотеку, лабораторию стандартным комплектом эффективного профессионального изобретателя.
  Лаборатория становится статусным символом, свидетельствующим об уровне, о незаурядности, квалификации, признании, профессионализме ее владельца.
  'Моя лаборатория'!..
  Особым проявлением гениальности можно назвать так называемую 'ментальную лабораторию'. Техническое решение в варианте 'Ментальной лаборатории' доводится до уровня рабочих чертежей в сознании изобретателя. Для иллюстрации приведем слова Николы Теслы:
  '...Мне как вспышка молнии пришла идея. За мгновение я увидел ее всю, и я палочкой нарисовал на песке схемы, которые приведены в моих основополагающих патентах Мая 1888... Мне чрезвычайно трудно представить это переживание читателю в его истинном свете и значении, потому что все это вместе было совершенно исключительным. Когда появляется идея, она обычно сыра и несовершенна. Рождение, рост и развитие - фазы нормальные и естественные. С моим изобретением было по другому. В самый тот момент, когда я осознал его, я увидел его полностью законченным и завершенным. Опять же, теория, сколь бы ни правдоподобная, обычно должна быть подтверждена экспериментом. Но с той, что сформулировал я, было не так... Мои воображаемые образы были эквивалентны реальности' (Н. Тесла 'Некоторые личные воспоминания').
  Затрагивая тему 'ментальной лаборатории', можно упомянуть и другой пример (из воспоминаний П. К. Энгельмейера).
  'В бытность мою в 1883 г. в Лейпциге я посетил завод Руд. Закка, желая лично познакомиться с хозяином, изобретателем всемирно известных плугов и сеялок. (...) Завод его, на котором тогда уже работало 600 рабочих, изготовлял массовым производством, т. е. в большом числе экземпляров, очень небольшое число отдельных номеров машин, которые ежедневно грузились целыми вагонами и отправлялись во все страны света. На заводе я нашел многолюдную контору, но в техническом бюро нашел всего одного конструктора. Этот последний мне рассказал, как Закк изобретает свои машины. Задумав новую машину, Закк ничего не чертит, а вынашивает ее всю в воображении. Только тогда, когда машина в воображении готова во всех мельчайших частях, Закк затворяется со своим конструктором, и тот по его указаниям вычерчивает не то, что называется проектом машины, а то, что называется рабочими чертежами, т. е. каждую деталь прямо в натуральную величину. По этим чертежам заготовляют модели и шаблоны, и под личным руководством изобретателя в мастерской вырастает машина, существовавшая до того лишь в воображении изобретателя. Конструктор уверял меня, что обыкновенно все заготовленные части хорошо приходились друг к другу. А между тем рядовые сеялки Закка - машины довольно сложные' (Цит. по: ([Горохов])).
  Конечно, уровни изобретений Н. Теслы и Р. Закка были различными. Однако у сельскохозяйственных машин было то преимущество, что они - продукты 'ментальной лаборатории' изобретателя - в автоматическом режиме становились бесплатным выставочным техническим экспонатом, своего рода 'посланием' для широких масс населения: техническая революция началась!
  В книге П. Т. Асташенкова 'Курчатов' есть строки о юных Игоре Курчатове и его брате Борисе:
  'Игорь и Борис впервые увидели паровые молотилки. Богатые немцы колонисты устанавливали их за околицей. Равномерный шум многих машин, шипение пара, дымящие трубы - все это волновало и манило ребят. Они крутились возле машин с утра до вечера, мечтали поработать на них. Как то им доверили самим обслуживать паровик, и мальчишки с особым удовольствием подбрасывали солому в топку, накачивали воду в котел, следили за давлением пара, числом оборотов маховика. Запах дыма и горячего масла, колебание почвы в такт ходу машины надолго запомнились Игорю. (...)
  Игорь очень любил представлять себя у невиданных машин, воображать, как он делает послушными неведомые аппараты. Об этом грезилось наяву и снились сны...'.
  Когда юный Игорь Курчатов видел сны о послушных неведомых аппаратах, Томас Эдисон работал в своей лаборатории, а иногда и вспоминал о предшествующих событиях.
  'После лабораторий в подвале отцовского дома в Порт Гуроне, затем в багажном вагоне поезда, после экспериментов в ювелирной мастерской, в темных углах телеграфных контор, после изобретательской работы в неприспособленных помещениях в Ньюарке Эдисон получает, наконец, возможность работать в настоящей, оборудованной лаборатории. Изобретательство становится его основной профессией' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  Лаборатории Томаса Эдисона и его современников - представленные на фотографиях, в воспоминаниях очевидцев - формировали идеализированное представление о неких стандартах дизайна. Современное, 'свежее' здание. Просторное, как правило, светлое помещение. В ряде случаев заметны высокие потолки. Мусор - понятие относительное; почему то возникает впечатление, что внутри помещение - чистое. Когда мы видим общий вид здания с некоторыми деталями окружения, может возникнуть впечатление, которое описывается термином 'просторность'.
  К лаборатории Эдисона 'прирастает' мастерская. Через определенное время мастерская оказывается научно техническим предприятием.
  Естественно, и лаборатория с мастерской, и научно техническое (электротехническое) предприятие не возможны без 'коллективности'.
  Эдисон: '...Мне не нужны обычные утехи богачей. Мне не нужно ни лошадей, ни яхт, на все это у меня нет времени. Мне нужна мастерская!' ([Уилсон М.]).
  Вспоминая раннюю юность, много лет спустя Эдисон говорил: 'Уж каких только злоключений я не переживал, начиная от ранней юности и до глубокой старости, но никогда не был в таком отчаянии, как тогда, когда лишился своей первой лаборатории' ([Белькинд, a]).
  В течение жизни Эдисона Бюро патентов США выдало ему 1093 патента - такого количества никогда не получал ни один человек ([Уилсон М.]).
  
  4.'Коллективность творчества'. 'Мы ничего не платим, и мы работаем все время'
  
  Наука развивается усилиями научного сообщества.
  Однако до Эдисона главным субъектом интеллектуальной активности была отдельная личность. В период деятельности Томаса Эдисона произошел качественный скачок: на первый план выдвинулся такой субъект научной, изобретательской, интеллектуальной деятельности, как научный коллектив.
  'В начале своей изобретательской деятельности у Эдисона было очень мало помощников и исполнителей. Постепенно, по мере развития его работ, не только увеличивается число сотрудников, но происходят и качественные изменения: появляются научные работники, квалифицированные технологи, конструкторы и т. д. Все они работали над осуществлением основных замыслов Эдисона в соответствии с полученными заданиями. В пределах задания сотрудник мог и даже обязан был проявлять творческую инициативу, находить оригинальные решения, но задание Эдисона он не мог видоизменять. Работу распределял Эдисон, хорошо зная своих работников и понимая, кто из них лучше выполнит данную работу. (...) Эдисон... стремился освободить свои руки, чтобы иметь возможность максимально загрузить себя анализом, проверкой работ, проявлением инициативы и предвидения. (...) Любой из его сотрудников охватывал часть проблемы; Эдисон охватывал всю проблему в целом' ([Белькинд, а]).
  Конечно, коллективность творчества не была изобретением Томаса Эдисона.
  Вспомним Александра Дюма (отца) ('Существование 'фабрики' не вызывает сомнений: литературное наследие Дюма составляет сотни томов, и написать столько в одиночку (и даже продиктовать) физически было невозможно даже самому трудолюбивому и работоспособному автору...' (Википедия (рус.). Статья 'Дюма, Александр (отец)')).
  Определенные признаки 'коллективности творчества' имели место и до Эдисона. У мыслителей, ученых, изобретателей были консультанты, советники, сотрудники, помощники, ассистенты, ученики. Но именно Томас Эдисон сделал коллектив постоянным и эффективным - мощным - субъектом научной, изобретательской деятельности.
  Научно технический, изобретательский коллектив успешно интегрировался в социальную и правовую, общекультурную среду.
  Сравним с 'фабрикой' А. Дюма: если научно технический коллектив воспринимается как прогрессивное явление, то на литературной 'фабрике' до сих пор ощущается налет сомнительности.
  Кто же были эти люди, из которых Томас Эдисон создал свой коллектив. Предположу, что эти люди пришли (1) с ферм, на которых применялся в зной и мороз ручной тяжелый труд, зачастую в грязи, (2) с рудников, (3) из лавок, где они работали продавцами, грузчиками, разнорабочими, (4) с лесопилок, где тяжелый труд дополнялся обильной выпивкой и грубыми нравами окружающих, (5) с закопченных мастерских и маленьких достаточно примитивных предприятий с монотонным трудом и примитивным окружением и т. д. У кого то в прошлом случались относительное материальное благополучие и некоторое образование, определенный организационный и предпринимательский опыт. Часть сотрудников Эдисона состояла из образованных эмигрантов из Европы, в том числе - людей с политическими проблемами.
  Во всех этих местах, откуда они пришли, их - многих - ждали годы, десятилетия, целые жизни тяжелой, в общем неинтересной, бесперспективной работы. Людей с политическими проблемами на родине ждали проблемы.
  И вдруг они оказались рядом со всемирно известным кудесником, в интересных развитых коллективах, среди наиболее интеллектуальных и энергичных сверстников, в достаточно просторных, светлых и красивых помещениях, заполненных загадочным, интересным, волшебным оборудованием.
  Конечно, прием на работу осуществлялся по разному. Никола Тесла, например, приехал из Европы с позитивной репутацией и великолепной рекомендацией от Чарльза Батчелора (правда и с личным опытом невыплаты обещанного вознаграждения в сумме 25000 долларов; если предположить, что рекомендация послужила 'заменой', компенсацией невыплаченной премии, то можно определить цену полученной Н. Теслой рекомендации).
  А вот иной пример.
  'Вильям Гаммер рассказывает о своей первой встрече с Эдисоном, к которому мальчиком явился в Менло Парк просить работы.
  - Мистер Эдисон, - сказал Гаммер, - я хочу здесь работать, но мне не нужны деньги, пока я не буду хорошо работать.
  - Ну хорошо, приходите завтра утром, - отвечал изобретатель, - может быть, вы подойдете. Большинство из тех, кто сюда приходит за работою, хотят знать две вещи: сколько мы платим и как долго работаем. Ну так вот: мы ничего не платим, и мы работаем все время.
  На следующий день утром Гаммер явился. Подойдя к Эдисону, он спросил:
  - Я готов работать. Что мне делать?
  Не глядя на него, Эдисон сказал:
  - Найди что нибудь.
  'Я нашел, - говорит Гаммер, - полку с первичными батареями, которую надо было вычистить, и я начал над нею работать. И никогда после этого я не спрашивал Эдисона, что мне надо делать'' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  'Старик' давал им физически не самые трудные, но сложные и интересные задания. Они ощущали, чуяли запах победы. Жизнь становилась интересной, привлекательной. Даже независимо от сумм заработанной оплаты труда.
  Кроме зарплаты они в автоматическом режиме получали на карточку ...то есть, на личную репутацию частицу бренда 'Эдисон'.
  Эдисон нашел правильный формат личных отношений. Они не наемные трудяги, а он - не эксплуататор. Они не 'горбятся' на него. Они вместе охотятся... за успехом. 'Сотрудники Эдисона... называли своего хозяина не иначе, как 'старик'. Его возраст, конечно, не имел ничего общего с этим именем. Он был 'старик', а они его 'племя'' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  Эдисон выбрал правильный формат: американцам не нужно было объяснять, что такое 'племя', 'охота', 'успех'.
  Какими же были коллективы, созданные Эдисоном? Кое какие воспоминания на этот счет сохранились.
  В конце 70 х годов XIX века в Лондоне Бернард Шоу лично ознакомился с одним из коллективов, созданным для продвижения телефона, изобретенного Томасом Эдисоном.
  
  'Эдисоновская телефонная компания, - пишет Бернард Шоу, - занимала нижнюю часть большого здания контор на улице Королевы Виктории, где работали американские мастера. (...) Работали они с нечеловеческим рвением и энергией, которые далеко не оправдывались достигнутыми результатами. (...) ...Английский рабочий был глубоко озадачен поведением юношей иноземцев, которые напрягали все свои силы ради выгоды своего хозяина и совершенно не заботились о собственных интересах. Они боготворили Эдисона и считали его величайшим человеком из всех когда либо существовавших на земле, обладавшим к тому же универсальными познаниями во всех областях науки, искусства и философии; они питали нескрываемую ненависть к изобретателю конкурирующего телефонного аппарата... Беллу, который в их представлении являлся существом, порожденным сатаной. Каждый из них претендовал на собственное усовершенствование телефона; обычно дело шло о новой системе передатчика. Они все были честные парни с сильно развитым чувством солидарности, сентиментальные, веселые и невежественные, люди, которые не прочь были прихвастнуть и солгать' (Цит. по: [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  Кем стали сотрудники, помощники, ученики Эдисона, получавшие по 'кусочку' его бренда?
  Читатель, знакомясь с их именами, наберись терпения! А у кого нет терпения, тот может оценить объем соответствующего текста. (Цитаты содержательно отчасти взаимно дублируют, но частично взаимно дополняют друг друга, дополнительные детали могут оказаться интересными для некоторых читателей).
  
  'Менло Парк - небольшая деревушка, куда в 1876 году переселился Эдисон, - в течение ближайшего десятилетия приобрел мировую известность. (...)
  Среди первых, которые пришли к Эдисону в Менло Парк в эти ранние годы, были: Людвиг К. Бем, бывший стеклодув, Джони Грифин, бывший директор телеграфа, друг изобретателя, ставший его личным секретарем, Джон Лоусон. Вскоре после них поступил Бильям Эндрюс и Чарльз Кларк, впоследствии крупные инженеры Всеобщей компании электричества в Скенектади; Джон Либ, бывший потом долгое время вице президентом нью йоркской эдисоновской компании; Эдвард Ачесон, известный работник в области получения электрохимическим путем карборунда; Эдвард Никольс, позднее профессор в Институте Корнеля; Вильям Гаммер, который являлся представителем изобретателя на многих важных постах в Америке и за границей; его брат Эдвард Гаммер и другие. С первых же дней переехал в Менло Парк из Нью Йорка Чарльз Бэчлор, ставший и здесь правой рукой Эдисона. Умный, деловитый, прекрасно знавший американский быт, Бэчлор быстро улаживал всякие деловые вопросы' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  'Своими успехами он в значительной мере обязан своим сотрудникам и ученикам. Из их рядов выросли 'пионеры Эдисона', знаменитый 'легион Эдисона'. Тут были и Джон Либ, (...) рабочий, а затем 'знаменитый чертежник' в Менло Парке, ставший вице президентом Эдисоновской компании в Нью Йорке, и Чарльз Бэчлор, главный механик, по справедливости получивший название 'рук Эдисона'; и 'честный Джон' Крузи, один из лучших в мире моделистов, и Фрэнсис Элтон, один из лучших математиков, учившийся в Принстоне и бывший учеником Гельмгольца, и Эдуард Джонсон, наиболее близкий друг и консультант Эдисона, и Фрэнсис Джель, 'один из наиспособнейших и вернейших людей в организации', ставший хранителем Эдисоновского музея в Мичигане; Уильям Эндрюс, занимавший крупные должности в компаниях Эдисона, впоследствии видный инженер консультант 'Дженерал Электрик Компани'; Уильям Каммер, исполнявший важные и конфиденциальные поручения Эдисона в Америке и за границей; Эдуард Ачесон, именем которого назван 'ачесоновский' графит. В свое время он производил эксперименты для получения искусственных алмазов и изобрел превосходный искусственный шлифовальный материал - карборунд и карборундовую печь; Чарльз Кларк, главный инженер, ставший впоследствии одним из главных руководителей 'Дженерал Электрик Компани' и участвовавший в создании сильноточной электропромышленности на Ниагаре.
  Из сотрудников Эдисона можно еще назвать следующих: Чарльз Юз работал на первом электровозе Эдисона; Мартин Форс помогал усовершенствовать громкоговорящий телефон; Вэйль работал некоторое время по динамо машинам; Людвиг Бем был стеклодувом, изготовлявшим баллоны для лампочек; Франк Спреги отказался от морской службы ради работы с Эдисоном и впоследствии стал изобретателем электрической системы Спреги; Август Бебер изобрел новый сорт фарфора; Уорд Леонард изобрел электрическую систему для орудийных башен на броненосцах; Филипп Зойбель первый оборудовал электрическими машинами броненосцы. Работал с Эдисоном также известный Артур Кеннеди, избранный впоследствии президентом американского Института инженеров электриков, выдающийся математик' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  'Среди них с самого начала были люди, которым впоследствии суждено было прославиться в области электротехники. У Эдисона работали Шуккерт, основатель знаменитых заводов Сименс Шуккерт в Германии; Круези, впоследствии главный инженер компании 'Дженерал Электрик'; Кеннелли, открывший слой Кеннелли Хэвисайда; Ачесон, который получил карборунд; Флеминг - будущий изобретатель электронной лампы'. 'Молодые люди, бывшие когда то его ассистентами, сами стали всемирными знаменитостями, директорами компаний, лауреатами Нобелевских премий, получили высокие титулы.' ([Уилсон М.]).
  
  Наверное, не будет преувеличением тезис, что у Эдисона было позитивное кармическое влияние.
  'Я работал с Эдисоном'!
  Отметим, что в Википедии есть статья 'Пионеры Эдисона'.
  
  5. 'Инновационное предпринимательство'. 'Существует человеческий мозг, который представляет огромную ценность'
  
  Из лаборатории, мастерской Эдисона естественным образом вырастает предприятие, начинается серийное производство.
  17 октября 1878 г. начала функционировать 'Edison Electric Light Company' с основным капиталом 300 тыс. долларов.
  Как пишет Л. Д. Белькинд, 'Если проследить последовательность возникновения производственных и коммерческих организаций, созданных Эдисоном, и сопоставить ее с возникновением других электропромышленных компаний в США и в других странах, то бросится в глаза тот факт, что до 1878 г. таких компаний вообще почти не было' ([Белькинд, а]).
  Каким было отношение изобретателей к предпринимательской деятельности? Для широты восприятия приведем высказывание из так называемой 'Автобиографии' Николы Теслы.
  Речь идет о периоде работы Николы Теслы в 'Континентальной компании Эдисона', еще до переезда Н. Теслы в США и до его личного знакомства с Эдисоном.
  
  'Здесь я сошелся с несколькими американцами, которые были совершенно очарованы моей искусной... игрой в бильярд. Вот этим то людям я и рассказал о своем изобретении, и один из них, г н Д. Каннингхэм, начальник механического отдела, предложил создать акционерное общество. Предложение показалось мне потешным в высшей степени. Я не имел ни малейшего представления о том, что это значит, разве что слыхал, что это американский способ начинать дело. Ничего из этого, однако же, не вышло, и в течение следующих нескольких месяцев мне пришлось колесить по Франции и Германии, устраняя поломки на электростанциях'.
  
  Это цитата приводится не потому, что эти слова произнес именно Тесла. Дело в другом. Возможно, слова - 'не имел ни малейшего представления о том, что это значит, разве что слыхал, что это американский способ начинать дело. Ничего из этого, однако же, не вышло' - могли произнести многие изобретатели.
  Эдисон тоже многого не знал.
  Вроде бы, когда он в 1870 году получил 40000 долларов за проданный патент, выяснилось, что он не знал о существовании банковских вкладов. Странствующий телеграфист...
  Тем не менее.
  
  '...Работы Эдисона в области ламп накаливания и системы электрического освещения оказались в центре всего развития электротехники в США' ([Белькинд, а]).
  '...Производство электрических лампочек было перенесено из Менло Парка в Гаррисон (штат Нью Джерси). Здесь Эдисон на публичных торгах купил большую фабрику, где ранее производилась клеенка.
  'Мы организовали фабрику в Гаррисоне, - рассказывает Эдисон, - с первоначальным капиталом в 10 тысяч долларов, разделенным на 100 акций. Один из моих сотрудников, находясь в затруднительном положении, продал две свои акции некоему Катенгу. До того времени мы не давали никаких доходов по акциям. Теперь же мы дошли до такого состояния, что могли каждую субботу подсчитывать свои дивиденды. Катенг, увидевший, что каждую неделю в течение трех подряд мы аккуратно выплачиваем дивиденд, протелефонировал нам, а затем и лично пришел узнать, что это за фирма, которая в состоянии так аккуратно уплачивать дивиденд. В то время фабрика уже делала обороты в 1 миллион 85 тысяч долларов'' ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  Л. Д. Белькинд называет ряд 'тех промышленных и коммерческих предприятий, которые Эдисон создавал для развития применения различных своих изобретений: фонографа (Edison Speaking Phonograph Company, 1877; North American Phonograph Company, 1888; National Phonograph Company, 1896; Edison Toy Phonograph Company, 1887), электрических аккумуляторов (Edison Storage Battery Company, 1903) ... ([Белькинд, а]). Список может быть продолжен.
  В 1882 году, например, список электропромышленных компаний Эдисона насчитывал восемь позиций ([Белькинд, а]).
  В 1889 году возникла 'Westinghouse Electric and Manufacturing Company', в 1892 году - 'General Electric Company'. Таким образом, за примерно десятилетие (если считать с 1878 года) в США возникли крупные электротехнические компании, далее продолжила интенсивно развиваться электротехническая промышленность.
  'В статье, помещенной в газете 'Нью Йорк тайме' 24 июня 1923 г., наиболее ярко выразился коммерческий подход в оценке трудов Эдисона. Газета писала:
  
  'Существует человеческий мозг, который представляет огромную ценность: в деловом и промышленном мире его оценивают в 15 миллиардов долларов. Миллиардов, а не миллионов!
  Это составляет 20% стоимости золота, добытого на приисках всего земного шара со времени открытия Америки.
  Этот мозг принадлежит Томасу Альве Эдисону...'
  Откуда же взялась эта цифра? По мнению газеты, это сумма капиталовложений, сделанных в предприятия, эксплуатирующие изобретения Эдисона. Цифра эта, вероятно, вполне соответствовала действительной стоимости предприятий электротехнической и электроэнергетической промышленности' ([Белькинд, а]).
  
  1911 годом датированы стихи Александра Блока:
  
  'Век девятнадцатый, железный,
  Воистину жестокий век!
  Тобою в мрак ночной, беззвездный
  Беспечный брошен человек!'
  
  Кто то с пол оборота 'заводился' стихами А. Блока, а кто то - прочитав, например, биографический очерк А. В. Каменского об Эдисоне - мог ощутить скептицизм знания: и железо временами уступало позиции алюминию и меди для целей электропередач, и мрак уже рассеивался, поддаваясь электрическому свету, и не такими уж беспечными были пионеры и предприниматели технологической революции: стоимость электролампочки для широких продаж предварительно просчитывали. Слегка завышенный уровень поэтической драматизации естественен... Тиражи, цитируемость, гонорары, восторженные поклонники и эмоциональные незнакомки... Да и вообще, человек 'брошен'. А значит - обижен (оскорблен и унижен)! Не о вращающемся магнитном поле, не о фонографах телефонах, не о получении патентов и о создании электротехнических компаний нужно думать, а о свержении царизма!
  Многое зависит от точки зрения.
  Кто кого читал: А. Блок А. В. Каменского или А. В. Каменский А. Блока? Скорее всего, Каменский Блока.
  Тем не менее, предлагаю, с учетом вышеприведенных строк, написанных А. Блоком, и предполагая возможность чтения А. Блоком очерка А. В. Каменского 'Эдисон', других книг об Эдисоне и электрификации, следующий контр вариант поэтического творчества:
  
  Век девятнадцатый, активный,
  Воистину изобретений век!
  Тобою в свет электрификации
  Направлен бодрый человек!
  
  
  6. 'Доходность изобретений, прибыльность инноваций'. 'Могли каждую субботу подсчитывать свои дивиденды'
  
  Судьба изобретателя, творческого человека, наверное, никогда не была совсем уж простой.
  Изобретатель видит мир несколько по иному, если сравнивать с восприятием большинства людей. Соответственно, отношение к нему со стороны большинства бывает смешанным, не всегда позитивным.
  Индивидуальный опыт конкретного творческого человека часто порождал разочарование. М. Горький констатировал существование 'скептицизма невежества'. В чем заключался этот скептицизм? В восприятии образования, знания, культуры как чего то не особенно значительного с точки зрения достижения успеха. Впрочем, такая точка зрения могла на основе личного опыта и опыта окружающих появиться не только у невежественных людей. Слово 'невежества' можно вычеркнуть, оставить только 'скептицизм'. Такой скептицизм по отношению к успешности творческих личностей может быть проиллюстрирован цитатой из очерка А. В. Каменского 'Джеймс Уатт. Его жизнь и научно практическая деятельность' (издан в 1891 году):
  
  'В наше время, как известно, изобретателю, если он не Эдисон какой нибудь, достается очень незавидная доля: за ним ухаживают лишь до тех пор, пока не забрали его в свои руки, то есть не обязали денежным долгом и не заставили продать за бесценок все его труды; а тогда, воспользовавшись его секретами и пустив их в дело, от него понемногу начинают отделываться, чтобы не дать ему доли в прибылях с его же изобретения'.
  
  Впрочем, сам же А. В. Каменский приводит Джеймса Уатта в качестве контр примера своему тезису:
  
  'При его доверчивости, отвращении ко всяким коммерческим сделкам, при крайней деликатности и скромности этого человека, обойти его можно было без большого искусства и даже труда. К счастью, у него были друзья, зорко следившие за его делами и заботившиеся об их устройстве. И нужно сказать правду - он был очень счастлив в своих денежных компаньонах'.
  
  Отметил А. В. Каменский и деловую щепетильность, порядочность самого Джеймса Уатта по отношению к своим деловым партнерам.
  Некоторые интересные оценки 'успешности изобретателя' содержатся в письмах, которыми обменялись П. К. Энгельмейер и Л.Н.Толстой. (Цит. по: ([Горохов])).
  П. К. Энгельмейер в письме от 3 марта 1897 года Л. Н. Толстому констатировал: '...на одного счастливого изобретателя приходится не менее 99 несчастных'.
  Из ответного письма Л. Н. Толстого от 10 марта 1897 года П. К. Энгельмейеру '...всегда бывает жалко ненормального душевного состояния, в котором они большей частью находятся...'
  Конечно, ситуация с успешностью изобретателей, творческих личностей - неоднозначная. 'Еще в одной из своих ранних работ об изобретениях Энгельмейер ставит вопрос: 'Большое ли счастье быть изобретателем?' и сам же отвечает - 'И да и нет'. Счастье - это только тогда, когда выполняются сразу два условия: 'во первых, если идея изобретения имеет практическую цену, во вторых, если изобретатель располагает возможностью ее осуществить'. В противном случае изобретатель несчастен' ([Горохов]).
  'На первом плане по большей части стоит уменье понравиться, житейский такт, самоуверенность, известная доля нахальства и способность прислужиться сильному. Беспокойный, нервный, непокорный талант редко обладает этими добродетелями; но все таки ему приходится толкаться около этих всемогущих людей и добиваться, чтобы его признали' (Каменский А. В. 'Эдисон. Его жизнь и научно практическая деятельность', очерк издан в 1891 г., переиздан в 1900 г.) [Каменский А. В. 'Эдисон'].
  Считать, что положение изобретателя бывало сложным лишь в России - упрощение.
  Сам Томас Эдисон не только демонстрировал экскурсантам свой дом, лабораторию, библиотеку, мастерские, заводы, свои изобретения и разработки. В 1914 году он писал об участи изобретателя:
  
  'Общество никогда не готово принять какие либо изобретения. Каждая новая вещь встречает сопротивление, и изобретатель тратит годы на то, чтобы заставить себя слушать, и еще годы, чтобы внедрять изобретение; а когда это сделано, наши прекрасные законы и судебная процедура используются грабительским торгашеством, чтобы разорить изобретателя. Они не оставляют ему даже средств, достаточных, чтобы начать новые изобретения' (Цит. по: [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  Что ж... Эдисон преодолел сопротивление, потратил годы, не дал себя разорить и всегда имел средства, чтобы начать новые изобретения...
  С какой стороны не смотри на проблему успешности изобретателя, все же нужно признать, что проблема электрификации США и всего мира требовала другой - не скептичной - точки зрения на перспективность изобретательской, интеллектуальной деятельности.
  И заслуга Эдисона в том, что он сформировал эту точку зрения. Какой процент в этом Эдисоновском 'постулате' 'успешности изобретательского, творческого труда' - истины, а какой процент - мифа?..
  Так или иначе, Томас Эдисон был успешен. Во первых, он был трудолюбив и деятелен, неутомим, энергичен, инициативен, во вторых, он был оптимистичен, в третьих, он оказался в нужном месте (стране) в нужное время, в четвертых, он был удачлив, в пятых, он был не только изобретателем, но и продавцом, ньюсмейкером, рекламщиком, в шестых, он сделал не только свою изобретательскую и предпринимательскую деятельность, но и свою собственную жизнь, свой успех предметом своих забот, в седьмых, он интуитивно или сознательно создавал и совершенствовал собственную систему успеха...
  Как интерпретировать случай с Николой Теслой (устно обещанные Тесле, но не выплаченные по завершении работ 50000 долларов со ссылкой на 'непонимание американского юмора' - так описывал ситуацию Н. Тесла), какую роль отвести такому случаю в достижении успешности? Насколько такое деяние соотносится с интеллектуальностью, с изобретательским творчеством, с ролью одного из представителей цивилизованного человечества? Оправдывать такую ситуацию сложно, а может быть, и невозможно. Остается, наверное, с сожалением констатировать: человек (даже выдающийся) - несовершенен. Бывают ли выдающиеся личности без 'пятен' на 'мундирах'?
  Томас Эдисон был не только успешен, он сделал собственную успешность неким символом, общественным стандартом.
  Постулат об 'успешности интеллекта' был впитан и американским, да и мировым общественным мнением.
  Даже если тезис об 'успешности интеллекта' отчасти сказочен... разве сказочность не делает наш мир лучше и гуманнее?.. Пусть и становится порой причиной разочарований...
  Поставим Томасу Эдисону в заслугу формирование этого общественного убеждения: 'Интеллект успешен'!
  
  7.Созвездие гениев. Эпоха электрификации. 'Из этих математических формул, бузинных шариков и вертящихся игрушек будет практическая польза'
  
  Эпоха Возрождения дала миру гениев. Аналогично миру дала гениев и Эпоха Электрификации.
  Определим электрификацию как систему массовых практических действий по практическому применению электричества.
  
  'Прогресс электротехники, по мнению Энгельмейера, весьма показателен: целое столетие тянутся чисто кабинетные исследования и никто не подозревает, что 'из этих математических формул, бузинных шариков и вертящихся игрушек будет практическая польза'' ([Горохов]).
  
  Одним из гениев Эпохи Электрификации был Томас Эдисон. Но не единственным. Кроме многочисленных идей, разработок и изобретений Эдисону можно поставить в заслугу разработку (расчет) и реализацию экономических минимоделей электрификации.
  Эдисон, например, (а) рассчитал проектную стоимость электрической лампочки для массового потребления и направил на рынок лампочки по соответствующей стоимости; (б) подсчитал расход газа, определил его стоимость, представил подробные и обоснованные расчеты стоимости электрического освещения, с цифрами доказал выгодность широкого развития электрического освещения в Нью Йорке. (По аналогии действия Эдисона напоминают правильный экономический расчет Генрихом Шлиманом среднедневных расходов перед предстоявшими раскопками Трои: финансово экономический минипроект успешных троянских раскопок).
  Любопытным индикатором начала технологической революции, показателем роли Эдисона может быть следующий пример.
  
  'Слава Эдисона была так велика, что еще до того, как в 1880 году был выдан первый патент на новое изобретение, слухи о том, что Эдисон решил проблему электрического освещения, повлекли за собой резкое падение акций газовых компаний. После каждой демонстрации, устраиваемой Эдисоном, цены акций начинали колебаться, а однажды на лондонской бирже произошла настоящая паника'. ([Уилсон М.]).
  
  Конечно, Томас Эдисон бы не единственным гением Эпохи Электрификации.
  Отметим лишь некоторые имена, связанные с практическим (именно практическим, а не научно теоретическим) осуществлением электрификации.
  В 1878 году Зигмунд Шуккерт построил в замке Линдерхоф первую в мире тепловую электростанцию. Были смонтированы генераторы с приводом от парового двигателя (https://de.wikipedia.org/wiki/Sigmund_Schuckert).
  1 октября 1880 г. в Менло Парке, принадлежавшем Эдисону, начала работать первая в мире фабрика по производству ламп накаливания ([Белькинд, а]).
  4 сентября 1882 года, в три часа дня, первая центральная электрическая станция в Америке с шестью динамо машинами системы Эдисона, общей мощностью в 540 киловатт, была пущена в ход ([Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']). (Началось осуществление Томасом Эдисоном электрификации городского района в Нью Йорке; технологии еще не позволяли осуществлять электропередачу на достаточно большие расстояния).
  В 1891 году М. О. Доливо Добровольским была осуществлена Лауфен Франкфуртская электропередача на невиданное в те времена расстояние в 170 км.
  
  'Делегации учёных и инженеров из за границы приезжали ознакомиться с устройством невиданной электропередачи даже после закрытия экспозиции. Существует точка зрения, что именно с этого момента берёт своё начало современная электрификация (Википедия. Статья 'Доливо Добровольский, Михаил Осипович'). (С какого конкретного события началась электрификация - вопрос, конечно, философский). 'Кроме того, эволюция электротехники показала, что прогресс науки и техники идет не по прямой линии. (...) Первая действительно практическая лампа (Яблочкова) требовала переменного тока, и все строители набросились на него, но ненадолго: другие лампы, как дуговые, так и кадильные, требовали постоянного тока, и всем показалось, что переменному току песенка спета. Но к 1890 г. появился многофазный ток (благодаря главным образом трудам славянина Доливо Добровольского). Тогда всем показалось, что постоянный ток сдан в архив. А к перелому столетий оба тока нашли себе применение на практике' (П. К. Энгельмейер. Цит. по [Горохов]). (Концентрированный пример эволюции электротехники справедливо дополнить упоминанием имен Н. Теслы и Г. Феррариса).
  
  1878 - 1892 годы. В США возникают крупные электротехнические компании. В числе главных действующих лиц: Джордж Вестингауз, Томас Эдисон, Илайю Томсон, Джон Пирпонт Морган и многие, многие другие.
  В 1895 году на Ниагарском водопаде построена электростанция (мощность в 15000 лошадиных сил). В 1896 году 'Дженерал электрик' закончила строительство ЛЭП и системы распределения, электроэнергия стала поступать на местные промышленные предприятия и предприятия Буффало. Одно из главных действующих лиц в создании электростанции на Ниагарском водопаде - Никола Тесла, 'пионер многофазных токов'. (О роли итальянского ученого Галилео Феррариса в открытии вращающегося магнитного поля с последующим использованием многофазных токов неоднократно упоминается в литературе по истории электротехники).
  Любопытно, что 1895 год признается годом возникновения современного автомобиля ([Горохов]).
  Техническая революция!
  Завершить очерк можно следующими словами Томаса Эдисона: 'Мне приходилось во многих случаях решать разные... вопросы на свой страх, без каких либо прецедентов' (Цит. по: [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон']).
  
  09 сентября 2016 года
  
  
  
  28. Каменский Андрей Васильевич (1843-). Отодвигая мглу. Биографический очерк. <1891>
  
  
  1.Первая русскоязычная книга о Томасе Эдисоне
  
  Начав писать книгу о закономерностях интеллектуального успеха на примере Генриха Шлимана, Николы Теслы, Томаса Эдисона (в сопоставлении), я обнаружил всего трех русскоязычных авторов - современников Томаса Эдисона, написавших более или менее весомые, более или менее системные биографические работы о Томасе Эдисоне:
  (1) Андрея Васильевича Каменского (1843 ?),
  (2) Михаила Яковлевича Лапирова Скобло (1889-1947),
  (3) Льва Давидовича Белькинда (1896-1969).
  Томас Эдисон был и остается знаменитой личностью, написано о нем много (заметки, статьи в газетах, журналах, энциклопедиях, другие работы).
  Три вышеназванных автора выделены по признакам 'весомости' и 'системности' работ: они - авторы книг, именно КНИГ, об Эдисоне.
  И М. Я. Лапиров Скобло, и Л. Д. Белькинд лично видели Томаса Эдисона в ходе поездок в США, соответственно в 1926 году и в 1928 году. (Сведения об этом содержатся в их книгах: М. Я. Лапиров Скобло 'Эдисон', Л. Д. Белькинд 'Томас Альва Эдисон. 1847-1931').
  Книги М. Я. Лапирова Скобло (первое издание) и Л. Д. Белькинда были опубликованы, соответственно, в 1935 году и в 1964 году, при том, что Т. Эдисон умер в 1931 году.
  Приходим к выводу, сопоставляя даты, что книги М. Я. Лапирова Скобло и Л. Д. Белькинда не были, по крайней мере, в законченном виде, написаны еще при жизни Т. Эдисона.
  Таким образом, первой - и единственной прижизненной - книгой о Томасе Эдисоне, написанной русскоязычным автором, является биографический очерк Андрея Васильевича Каменского, опубликованный в 1891 году в павленковской дореволюционной серии 'Жизнь замечательных людей' (повторная публикация этого очерка в той же серии состоялась в 1900 году - так же при жизни Т. Эдисона. Понравилась книга Эдисону? - Остается только догадываться...).
  Приведем данные об этой книге, взяв их из Википедии, статьи 'Жизнь замечательных людей (1890-1924)':
  Каменский А. В. Эдисон и Морзе: Их жизнь и научно практическая деятельность. Два биографических очерка. 1891. - 80 с. - 8100 экз.
  Сейчас эта биографическая работа в первоначальном виде, как правило, не представлена, она 'разделена', видимо для удобства читателей, на два очерка, на две книги: 'Эдисон' и 'Морзе'.
  ('Первой - и единственной прижизненной - книгой': пусть поправит, кто имеет основания; буду признателен).
  Оба очерка А. В. Каменского - и 'Эдисон', и 'Морзе' - представлены и в электронных библиотеках, и в интернет торговле книгами.
  
  2.Обстоятельства жизни не установлены
  
  Книга А. В. Каменского написана очень добросовестно и добропорядочно.
  Я заинтересовался: кто же он, Каменский Андрей Васильевич? 'Зашел' в Интернет 27-29 июля 2016 года.
  Наиболее известный энциклопедический интернет источник: нет статьи, посвященной такому человеку. Но в смежном проекте (интернет ресурсе) определенные сведения имеются.
  Викитека - свободная библиотека. 'Андрей Васильевич Каменский'. Указаны годы жизни: р. 1843, ум. 1913. Литератор и переводчик с английского языка. Что же упомянуто из литературных трудов? Названы 'Переводы'. И перечислены:  Виргинские резолюции (1769)  Декларация независимости США  Статьи Конфедерации  Конституция США.
  Очерк 'Эдисон' не упомянут.
  На сайте http://az.lib.ru/k/kamenskij_a_w/about.shtml)/Классика имеется раздел: 'Каменский Андрей Васильевич: Сочинения и переводы'. Здесь же (Lib.Ru дается справочная информация 'Об авторе': ' - русский литератор и переводчик с английского языка. Родился в 1843 г. Обстоятельства жизни не установлены. Написал семь биографических очерков для библиотеки Ф. Павленкова ('Жизнь замечательных людей). Переводил Чарльза Диккенса, Бульвер Литтона, Э. Чаннинга ('История Соединенных Штатов Северной Америки') и других. Судя по библиографии, литература и переводы были не главным источником существования А. В. Каменского'; Где жил: Россия, Петербург.
  Упоминание об 'Эдисоне' есть, но, наоборот, нет никаких сведений о переводе А. В. Каменским Виргинских резолюций (1769), Декларации независимости США, Статей Конфедерации, Конституции США.
  На этом же интернет ресурсе Lib.Ru дополнительная (полезная ли?) информация: существует возможность перепутать Андрея Васильевича Каменского с переводчиком Алексеем Васильевичем Каменским (1887 г. р.), который 'в частности с 1912 г участвовал в издании собрания сочинений Джека Лондона'.
  Фамилия то распространенная, даже историческая.
  Итак: 'Обстоятельства жизни не установлены'.
  Попробуем прояснить ситуацию, обратившись к одному из наиболее популярных российских интернет поисковиков.
  Библиотека русской литературы (сайт http://lib ru.3dn.ru/publ/kamenskij_andrej_vasilevich_bibliografija/1 1 0 1846). Коротко и ясно: 'Каменский, Андрей Васильевич (1843 ).'
  Точка. Как то чересчур лаконично. Представим себе, что не точка, а - многоточие... (С другой стороны, для литератора - нереально комплементарно. Литературное бессмертие...).
  Сайт 'Всероссийское генеалогическое древо' ('ВГД') (http://baza.vgdru.com/1/14617/10.htm).
  Появляется фигура 'гласного' 'земства' (гласный - член местного выборного органа дореволюционной России).
  Информацию привожу полностью и без каких либо исправлений: 'КАМЕНСКИЙ АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1843. Журналист, переводчик. Инженер механик. Гласный Ногородского земства. Образование получил в Лондонской Королевской коллегии'.
  Образование получил в Англии? Переводчик? Похоже на истину. 'Горячо'. Может написать Томасу Эдисону письмо, получить ответ, прочитать. И не только перевести, но - понять. Способен воспользоваться статьями из специальных американских журналов.
  Те исторические личности, о которых писал А. В. Каменский, или британцы (Уильям Гладстон (William Ewart Gladstone), Даниэль Дефо, Роберт Оуэн, Джеймс Уатт), или американцы (Авраам Линкольн, Томас Эдисон, Самуэль Морзе). Все перечисленные исторические деятели говорили на английском языке.
  Инженер механик: свидетельствует о квалификации и образованности, разбирается в вопросах научно технических.
  'Гласный' 'земства': склонен к политике, вопросам общественного устройства.
  Журналист: знает вкус литературного хлеба.
  Герои биографических очерков А. В. Каменского или из сферы научно технической (Джеймс Уатт, Томас Эдисон, Самуэль Морзе), или общественно политической (Авраам Линкольн, Уильям Гладстон, Роберт Оуэн); Даниэль Дефо - английский писатель и публицист.
  Образовательный и интеллектуальный уровни 'А. В. Каменского из 'ВГД'' позволяют написать ему биографический очерк об Эдисоне.
  Похоже, сайт 'Всероссийское генеалогическое древо' содержит точную информацию о А.В Каменском, авторе семи биографических очерков, изданных Флорентием Федоровичем Павленковым в серии 'Жизнь замечательных людей' ('ЖЗЛ').
  'Гласный' 'земства': еле уловимо звучит в этом словосочетании старомодная добропорядочность. Так же - как увидим дальше - похоже на истину.
  'Образование в Англии' - 'гласный' - 'инженер механик' - 'журналист, переводчик' - 'литератор, переводчик с английского языка' - 'писательство не было главным источником существования'?
  На сайте ФЭБ: ЭНИ 'Словарь псевдонимов'
  (http://feb web.ru/feb/masanov/man/04/man07154.htm) узнаем:
  'Имя: Каменский, Андрей Васильевич (1843 - не ранее 1898) - журналист, переводчик, сотр. журн. 'Сев. Вестник' (1897-98)
  Псевдонимы: Астон; Астон, К.'
  Подведем итог: если ориентироваться на Википедию и на сайт (электронную библиотеку) Lib.Ru, А. В. Каменский 'написал семь биографических очерков для библиотеки Ф. Павленкова ('Жизнь замечательных людей)'. Наименования изданных книг, написанных А. В. Каменским, приведены в Википедии, в статье 'Жизнь замечательных людей (1890-1924)'. В числе этих книг: Каменский А. В. 'Эдисон и Морзе'.
  Период опубликования всех книг Каменского А. В., изданных Ф. Ф. Павле́нковым в серии 'ЖЗЛ': с 1891 по 1893 годы. Одна из книг - 'Эдисон и Морзе' - была повторно издана в 1900 году.
  
  3.Беспокойный талант и всемогущие люди. Закон 'толкучки талантов'
  
  Вернемся к биографической книге А. В. Каменского об Эдисоне.
  Во первых, обращает на себя внимание старомодная авторская добропорядочность. Автор в начале работы информирует читателя о тех информационных источниках, которые были им использованы при написании биографии.
  Оказывается, по поручению Ф. Ф. Павленкова А. В. Каменский лично обращался в письменной форме к Т. Эдисону с просьбою указать те издания, которые могут служить достоверным материалом для описания его жизни.
  На английском писал? Эдисон прочитал, понял, не рассмеялся, принял в серьез, отреагировал? (Неплохо работал издатель Ф. Ф. Павленков! Отличные авторские кадры, мудрые направляющие указания. Все по деловому. Все по честному. Четко. Уровень XXII века).
  Получил ответ. Как я понимаю, Эдисон надиктовал, а секретарь расшифровал, распечатал, подписал и выслал почтой. 'Его обширную корреспонденцию ведет (теперь при помощи фонографа с пишущей машиной) личный секретарь, бывший товарищ по телеграфной службе, Гриффин, который занимается также и его финансовыми делами' (Каменский А. В. 'Эдисон').
  Неплохо работал Т. Эдисон и его сотрудники!; проявлены деловитость, инновационность, а также внимание и уважение к потенциальному биографу. (Уровень XXII века).
  
  'В своем ответе, за подписью его секретаря, продиктованном через фонограф, Эдисон любезно сообщил просимые сведения, а именно: 'Биографию', составленную Касселем, французскую брошюру Дюрера 'Edison, sa vie et oeuvres', a также несколько статей в разных периодических изданиях, которые и послужили материалом для настоящего очерка. Кроме того, составитель пользовался американским изданием 'Edison and his inventions', Chicago, 1889 г., статьями об Эдисоне в журнале 'Scientific American' и, для справок по устройству фонографа и других приборов Эдисона, новым американским изданием 'Experimental Science' by Hopkins.' (Если принять, что А. В. Каменский образование получил в Англии, то ясно, что он владел английским языком. А французскую брошюру переводил самостоятельно?.. Грамотные, образованные люди... Родители их, да и они сами, не зря Н. Гоголя читали ...).
  
  Во вторых, А. В. Каменский в своей книге (и в других очерках) излагает некоторые обобщения в старомодном стиле.
  Изобретатели, описанные А. В. Каменским - и Уатт, и Морзе, и Эдисон - были успешны творчески и материально. После периода трудностей каждого из них встретил успех. Тем интереснее некоторые размышления А. В. Каменского о типичных сложностях, встречаемых талантом в практической деятельности.
  Например, он упоминает о том 'общем законе', 'что во всяком житейском деле работящая, усидчивая посредственность всегда предпочитается беспокойному таланту. Весьма немногие из дельцов, стоящих во главе разных предприятий, могут угадать в человеке талант. На первом плане по большей части стоит уменье понравиться, житейский такт, самоуверенность, известная доля нахальства и способность прислужиться сильному. Беспокойный, нервный, непокорный талант редко обладает этими добродетелями; но все таки ему приходится толкаться около этих всемогущих людей и добиваться, чтобы его признали'.
  Почему бы не назвать этот 'общий закон' 'Законом толкучки талантов'? Ведь важно не то, что 'толкучка', а то, что есть, кому толкаться.
  Сравните с цитатой из очерка А. В. Каменского 'В. Э. Гладстон: Его жизнь и политическая деятельность': '...Успех в жизни здесь зависел во всех известных нам поколениях прежде всего от выдающейся энергии и самодеятельности, а не от благоволения сильных мира сего, наследия отцов или сделок с совестью'.
  Пещерное морализаторство!... Но - как звучит! Впрочем... Кто такой Гладстон?
  Любопытно, что биографический очерк А. В. Каменского о Гладстоне датирован автором: был закончен написанием 25 июля 1892 года, еще при жизни биографируемого.
  Писал и о живущих; есть в этом некая уверенность в себе...
  
  А вот цитата из очерка о Джеймсе Уатте, цитата описывает Уатта отца. 'В его мастерской, рядом со столярными верстаками и кузнечными горнами, стояли целые коллекции морских телескопов, квадрантов и других мореходных инструментов, которые он не только продавал, но и чинил собственными руками.
  В чины большие он, по видимому, лезть не хотел, по крайней мере отказался от звания главного судьи и проводил большую часть времени в своей мастерской или на берегу реки. В то же время в доме его рядом с портретами близких родственников на стенах висели изображения светил математической науки - Исаака Ньютона и Непера, изобретателя логарифмов'.
  
  Читая очерк А. В. Каменского, мы видим в юном, а затем зрелом Джеймсе Уатте пример человека, стремящегося не подчиняться 'закону толкучки', а берущего вопрос материальной независимости под личный контроль, проявлявшего почти сверхъестественную выдержку в вопросе порядочности по отношению к деловым партнерам (что окупилось - в условиях Англии того времени).
  'А он работал - мастерил то модели отцовских машин, то инструменты, а раз даже принялся отливать серебряную монету, которую потом хранил как память об этом времени. (...) И нужно сказать правду - он был очень счастлив в своих денежных компаньонах. (...)'.
  Сказочная серебряная монета! Алхимия! Один ватт порядочности и успеха!
  
  'Доктор Ребак предлагает мне взяться за изготовление машины для трех графств Англии - этого мне делать, по моему, не стоит; но мне стоит делать их для всего света...''.
  
  Да... Маловат Дуврский пролив! Подавай пролив Дрейка!
  В биографической работе об Уатте А. В. Каменский не только описывает его материальные трудности и финансовые успехи, но и - между прочим - формулирует принцип 'анти Эдисона': 'В наше время, как известно, изобретателю, если он не Эдисон ..., достается очень незавидная доля: за ним ухаживают лишь до тех пор, пока не забрали его в свои руки, то есть не обязали денежным долгом и не заставили продать за бесценок все его труды; а тогда, воспользовавшись его секретами и пустив их в дело, от него понемногу начинают отделываться, чтобы не дать ему доли в прибылях с его же изобретения'.
  Прочитать такие умозаключения, наверное, полезно, особенно если они составляются в ходе описания жизнедеятельности успешных людей.
  Не избегает А. В. Каменский и тех выводов наблюдений, которые помогают понять, что добавляло солнечного и лунного света, успешности в жизнь и практическую деятельность талантов.
  Например, любопытна такая цитата: 'По какому то странному стечению обстоятельств Бирмингем семидесятых годов прошлого века, то есть в эпоху всеобщего оживления и пробуждения мысли, сделался центром избранных умов и талантов средней Англии. Философы, ученые и меценаты, инженеры, механики и изобретатели собрались здесь в одну тесную группу и назвались 'Лунным обществом''. В деятельности 'Лунного общества' участвовал и Уатт. 'Читая дружескую переписку... между Болтоном, Веджвудом и другими, не знаешь, чему больше удивляться в этих людях XVIII века: верности ли понимания своих общественных обязанностей или искренней симпатии, деликатности и скромности, с которыми они помогали друг другу' [Каменский А. В. 'Джемс Уатт'].
  В третьих, ответственный автор, как правило, свободен от 'надувания щек', внешних эффектов, свойственных иллюзионистам, от 'понтов' (используя современный сленг), и демонстрирует, порой, непосредственность, эмоциональную живость, искренность. Даже - детскость.
  
  'По собственному опыту мы можем утверждать, что первое впечатление, производимое говорящим фонографом, совершенно незабываемо. Составителю этого очерка пришлось, в числе шести других приглашенных, видеть и слышать этот удивительный аппарат на квартире Ю. Блока (представителя Эдисона), который демонстрировал и объяснял нам его во всех подробностях. (...) По окончании опытов с фонографом все мы вышли на улицу в каком то чаду и долго еще не могли прийти в себя от только что испытанных впечатлений; действительность тут как будто в самом деле переходила в область вымысла' [Каменский А. В. 'Эдисон'].
  
  Еще раз отметим, что первоначальная публикация всех книг А. В. Каменского состоялась в 1891-1893 годах. Таким образом, условно можно считать, что биографическое творчество А. В. Каменского укладывается в трехлетний период: 1891-1892-1893 годы.
  
  4. Вроде бы - Бесспорно - Может быть
  
  Каков же итог моего интереса к биографии А. В. Каменского. Вроде бы, известен год рождения, известно то, что он сотрудничал с Ф. Ф. Павленковым, писал Томасу Эдисону, получил ответ... Бесспорно, что А. В. Каменский - автор семи биографических очерков. Книги изданы, читаются, продаются. Возможно, получил образование в Англии, был 'гласным', был инженером, журналистом. Бесспорно, что был писателем, переводчиком. Может быть, доходы от литературного труда были у него не основным источником доходов. Писал, потому что нравилось? Не хотел 'толкаться'? Общество было не Лунное? Многое - предположительно. Догадки, домысливания. (Художественная) реконструкция реальности. Не густо точной информации. Ожидал определенности, достоверности, связности: 'Детство отрочество юность зрелость...'; с чего начал, как продолжил, чем завершил; хотя бы кратко, конспективно, более менее точно, достоверно.
  Что же остается делать? Всю жизнь посвятить поискам информации об Андрее Васильевиче Каменском, авторе отличной биографической работы 'Эдисон' (и многих шести? - других работ), родившемся в 1843 году и с неизвестной точной датой смерти?
  Сколько прожил? Как жил, чем занимался? Какова биография? Эти все вопросы - по большому счету - остались без ответа.
  А может еще 'перелистать' сотню другую сайтов? А там - полная биография? И напрасны сожаления об отсутствии сколько нибудь связной биографии А. В. Каменского? Просто нужно было глубже копать...? (До Южной Америки? Или до пролива Дрейка?). И к 20?? году еще какие то биографические сведения найдутся?
  Или лежит где то неопубликованный очерк о Каменском Андрее Васильевиче? В архивах фондах? А если и не лежит, то будет написан?
  
  'Одно дело - видеть человека самим собой, в той самой колее, для которой приспособила его природа, - или в искусственной обстановке, не имеющей ничего общего с его склонностями, когда ему нужно жить не так, как хочется, а как можется, не по вдохновению, а по обязанности; он сам кажется тогда себе не хозяином, а батраком своей жизни, а другие люди представляются ему не товарищами по одному общему делу, а недругами, с которыми нужно бороться. Ложность своего собственного положения освещает для него ложным светом и все окружающее, и он подчас теряет из виду свою собственную путеводную нить, и мечется, и отчаивается, не зная, на что решиться. В таком то именно положении мы и видим Уатта в последующие годы' [Каменский А. В. 'Джемс Уатт'].
  
  'У всякого есть какие нибудь дарования, склонности к чему нибудь, но далеко не всякий делается даровитым человеком. Мало ли есть людей, которые во всю свою жизнь так и не нашли себя, не нашли дела, в котором они могли бы проявить свои таланты: и в детстве, и в юности, и в зрелые годы живут они, как велят обстоятельства, делая не то, к чему имеют охоту, а что требуется, - и сходят, наконец, в могилу, даже и не зная, что такое тот священный огонь увлечения и творчества, который при лучших обстоятельствах должен был бы указывать жизненную дорогу всем и каждому' [Каменский А. В. 'Джемс Уатт'].
  
  
  5.Окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала..., пугливо отодвигаясь...
  
  
  'С моря дул влажный, холодный ветер, разнося по степи задумчивую мелодию плеска набегавшей на берег волны и шелеста прибрежных кустов. Изредка его порывы приносили с собой сморщенные, жёлтые листья и бросали их в костёр, раздувая пламя; окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала..., пугливо отодвигаясь...' (М. Горький 'Макар Чудра' (1892)).
  
  'Свойствами чернильной души, по видимому, не обладал ни один из Уаттов, а к науке и полезному знанию тяготели больше или меньше все они' [Каменский А. В. 'Джемс Уатт'].
  
  13 сентября 2016 года
  
  
  
  29. Диалог о первой публикации М. Горького. <1892>
  
  
   Горький вышел из-за стойки библиотекаря и направился к столам, где можно было выпить чашку кофе.
  
   Его окружили несколько читателей и читательниц - посетителей кафе-библиотеки. Кто-то попросил:
  
   - Расскажите, пожалуйста, Алексей Максимович, как был опубликован Ваш первый рассказ.
  
   - Если вы откроете, например, собрание моих сочинений в 30-ти томах, то увидите, что "Макар Чудра" опубликован без какого-либо подзаголовка. Но в примечаниях вы можете встретить слово "рассказ". Однако автор примечаний не я. Я же в своей автобиографии "Алексей Максимович Пешков, псевдоним Максим Горький" называю это произведение "очерком".
  
   - Как же правильно назвать Ваше первое опубликованное произведение "Макар Чудра"? - последовал вопрос от кого-то из читателей. - Историко-литературные поиски обнаружили несколько опубликованных Ваших строк и до "Макара Чудры". Но эти строки самостоятельным произведением не являются. Их мы в расчет не берем.
  
   - Назовите "песней", - пошутил Горький - Песней старого дуба.
  
   - Читатели заулыбались. Горький продолжил:
  
   - В "Макаре Чудре" объединены два произведения.
  
   В одном описывается сам Макар Чудра и наша с ним беседа. Это произведение, наверное, можно назвать очерком.
  
   Второе произведение - это "быль". "Быль", рассказанная бывалым цыганом - Макаром Чудрой. Причем, быль - волшебная. "Ты ее запомни и, как запомнишь, - век свой будешь свободной птицей".
  
   Горький сделал паузу и подчеркнул:
  
   - Я запомнил.
  
   Кто-то из читательниц подала шутливую реплику:
  
   - Цыганский заговор?
  
   Горький улыбнулся в ответ.
  
   Читатели с уважением смотрели на него.
  
   - Так почему же "песня"? - проявил нетерпение кто-то из читателей.
  
   - Макар Чудра, рассказчик волшебной "были",... - начал отвечать на вопрос Горький...
  
   - "был похож на старый дуб, обожженный молнией, но все еще мощный, крепкий и гордый силой своей", - продолжил за Горького читатель - обладатель отличной памяти.
  
   - Учитывая поэтичность волшебной "были", ее можно назвать песней, - догадалась одна из читательниц. - Получается: "песнь старого дуба".
  
   Горький улыбнулся в усы:
  
   - Рассказ - очерк - заговор - быль - песнь...
  
   Предоставив слушателям возможность сделать выбор самостоятельно, Горький продолжил:
  
   - После моих пешеходных путешествий по Руси у меня начала появляться пусть и микроскопическая, но - известность, формироваться какая-никакая репутация.
  
   Расставаясь периодически с положением наемного работника и становясь на некоторое время относительно свободным человеком, я расширял круг общения. Мне стали попадаться культурные доброжелательные меценатствующие - европейского склада? - люди. Благотворители. Добродеятели.
  
   Горький сделал паузу и уточнил:
  
   - Вы должны понять, уважаемые слушатели, что, прибыв в Тифлис (до 1936 название города Тбилиси), я не был в положении человека, обладающего возможностями документировать происходящие со мною события. Бесспорным является факт публикации в тифлисской газете моего очерка-были-рассказа "Макар Чудра".
  
   Этот факт бесспорен. Все остальное - это работа памяти. Памяти моей и тех, с кем я в то время в Тифлисе встречался. Но кто ставил задачу специально запоминать происходящие в то время события? Кто вел дневники? И были ли такие дневники обнаружены?
  
   Мое дальнейшее повествование о первой публикации моего произведения - это весьма близкая к действительности версия, в которую могут быть внесены и какие-то поправки.
  
   В "Дешевой библиотеке" я знакомлюсь с Александром Мефодиевичем Калюжным.
  
   Кто такой А.М. Калюжный - если обобщенно?
  
   В моей автобиографии, напечатанной в 1899 году, я называю его "человеком вне общества". Почему "вне общества"? А.М. Калюжный был родом из дворян, из хорошей, даже влиятельной, семьи. Родился в 1853 году в Полтавской губернии. Земляк Гоголя. Окончил Полтавскую гимназию. Учился в Харьковском университете. Участвовал в народовольческом движении. Последовали аресты. Возможно, - Карийская каторга. Жизнь в Сибири. Далее с 1890 года - служба в Тифлисе в Управлении Кавказской железной дороги.
  
   Позволю себе предположить, что с какого-то момента революционная деятельность перестала увлекать А.М. Калюжного, он отошел от "движения".
  
   В далеком от Петербурга Тифлисе А.М. Калюжный устроился на работу, требующую интеллекта и образованности. Но его оппозиционное прошлое было известно. В каком-то смысле от одних он отошел, а к другим еще окончательно не возвратился. Вот и стал кем-то вроде человека "вне общества". Возможно, жизненные катаклизмы, опыт сформировали в этом, приближающемся к сорокалетнему возрасту, человеке особую жизненную позицию, стремление к деланию добра.
  
   Летом 1892 года, отправив семью на дачу, Калюжный предлагает мне - в тот период я зарабатывал на жизнь работой грузчика на железной дороге - перейти к нему на квартиру. И предоставляет мне свободную комнату.
  
   Для меня, пешеходного путешественника, такое приглашение открывало возможности: жить в "человеческих" условиях, не платить за съемное жилье, общаться с культурным, образованным, бывалым, опытным человеком.
  
   Я рассказывал ему свои приключения во время странствий. Услышав однажды рассказ о моей встрече с цыганом на берегу Дуная, Калюжный встал, взял меня за плечо и вывел в предоставленную мне комнату.
  
   - На столе - бумага,- сказал он.- Запишите-ка то, что мне рассказывали. А до тех пор, пока не напишете, не выпущу!
  
   Трудно было писать. Но Калюжный и слушать ничего не хотел, пока рассказ не был готов.
  
   Свободная комната и "человеческие" условия сыграли свою роль. Я сумел сосредоточиться. И написал "Макара Чудру".
  
   Я отнес очерк-быль-рассказ в газету "Кавказ". Текст принял знакомый Калюжного - журналист Владимир Цветницкий.
  
   Работая на должности грузчика, я не имел возможностей выяснять биографические детали относительно людей, принявших участие в моей первой публикации. О Владимире Цветницком у меня почти нет сведений. Могу составить предположительное суждение, что Владимир Цветницкий был также до некоторой степени человеком "вне общества". Возможно, он был родом из Малороссии. Если так, то Калюжный и Цветницкий были земляками, что не мало значило в Тифлисе, городе, далеком от центра России.
  
   Владимир Цветницкий вроде бы начал получать религиозное образование на родине, но по каким-то причинам был отчислен из учебного заведения. Религиозное образование, пусть и не законченное, давало хорошую подготовку. В далеком от Петербурга и Москвы Тифлисе, где уровень профессиональной конкуренции был относительно не высок, недоучившийся семинарист (по моим предположительным сведениям) Цветницкий устроился на работу в газету. Снова подчеркну, что мои сведения о Владимире Цветницком - документально не подтвержденные.
  
   Предполагаю, что сотрудник газеты Цветницкий оказал внимание принесенному мною тексту. С рекомендацией Калюжного я был для Цветницкого "не чужой".
  
   Через некоторое время состоялась моя встреча с редактором, худощавым стариком в золотых очках. В редакцию я пришел не как "прохожий с улицы", но как человек, известный служащему Управления Кавказской железной дороги Калюжному и сотруднику газеты Цветницкому.
  
   Редактор внимательно читал рассказ "Макар Чудра". Сама публикация была - судя по беседе - как бы предрешенной. Вопрос был в другом.
  
   - Так...- сказал редактор, кончив чтение, и с удивлением оглядел мою, несколько нескладную, фигуру.- Однако тут нет подписи. Как подписать? Кто вы?
  
   Я колебался. Отсутствие сколько-нибудь длительных дискуссий относительно текста "Макара Чудры" дало мне возможность сосредоточиться. Наконец, махнув рукой, я сказал с решительным видом: "Хорошо, подпишите так: Максим Горький".
  
   Через три дня после написания "Макар Чудра" был опубликован в газете "Кавказ", в ? 242 за 12 сентября 1892 года.
  
   Обычно констатируют факт моей первой публикации в тифлисской газете "Кавказ". А разве удачно выбранный литературный псевдоним - событие меньшего значения?
  
   Слушатели молчали.
  
   - С этого момента у любого любителя литературы появилась возможность прочитать "цыганский заговор" (точнее - "быль"), запомнить его и - после запоминания, - век свой быть свободной птицей, - шутливо добавил Горький. - Я лично так и сделал.
  
   - Появилось новое имя в литературе! - констатировал кто-то из слушателей.
  
   Горький промолчал. Выпив глоток кофе, он продолжил:
  
   - Сама газета "Кавказ", как можно понять, была близка к правительственным кругам. Вроде бы, кто-то использовал оборот: "газета, близкая к губернатору". За точность не ручаюсь. Используя современную терминологию, ее можно назвать проправительственной газетой.
  
   Итак, благодаря проправительственной газете и двум благодетелям, людям "вне общества", один из которых был отошедшим от "дел" оппозиционером, а другой, возможно, - бывшим семинаристом, я - пешеходный путешественник и грузчик, завсегдатай библиотек и любитель литературы - смог опубликовать свое первое произведение.
  
   Обратите внимание, уважаемые слушатели, что в "Макаре Чудре" нет никакой особой "критичности". Отсутствует какой-либо "негатив" по отношению к существующему строю. "Идешь ты, ну и иди своим путем, не сворачивая в сторону. Прямо и иди. Может, и не загинешь даром. Вот и все, сокол!"
  
   Горький промолчал. Снова выпил глоток кофе. Затем улыбнулся:
  
   - Так вот и была опубликована моя "Песнь старого дуба"... Как-то гладко все получилось? Тифлис - Калюжный - Цветницкий - газета "Кавказ" - публикация? Всему этому удачному "комплекту событий" мне было предпослано испытание. Читайте о нем в моем рассказе "Мой спутник".
  
   Горький едва заметно вздохнул.
  
   Читатели приняли рассказ Горького дружными аплодисментами.
  
   - "Я в мир пришел, чтобы не соглашаться", - улыбнулся Горький, подводя итог беседе и рассказу о свой первой публикации.
  
  
   17 июня 2017 года
  
  
  
  30. Никола Тесла. Что писать о Тесле? Кто и что пишут о Николе Тесле. Литературоведческий очерк. <1895>
  
  
  1. Тесла? Очень интересно!
  
  Читая 21 июля 2016 года русскоязычную статью Википедии 'Пиштало, Владимир' я обратил внимание на современное занятие В. Пиштало. Эти занятием было преподавание. Вроде бы 'отложилось в памяти': 'профессор'.
  Весьма и весьма положительное впечатление на меня произвела книга Маргарет Чейни (Margaret Cheney) о Николе Тесле. Решил найти о ней (авторе) информацию. Это оказалось не так то просто, потребовало некоторых усилий. Похоже, безрезультатных. На одном из сайтов указано 'профессор', но есть примечание, что автор, пишущий о Николе Тесле, - это, вроде бы, другой человек, но с таким же именем. Так что в этом случае 'профессор' требует уточнения.
  Наконец, в биографических сведениях о Марке Сейфере (Marc J. Seifer) я снова прочитал: 'профессор'.
  После третьего (или второго?) упоминания я сначала невольно, а потом и намеренно задумался: 'А кто же пишет о Николе Тесле?'. За этим вопросом естественным образом возник другой: 'А что пишут о Николе Тесле?'. Затем у меня, в приливе некоторой дерзости, как то сам собой сформулировался вопрос: 'А что нужно писать о Николе Тесле?'.
  
  2.Кто пишет о Николе Тесле?
  
  Итак, первый вопрос: кто пишет о Николе Тесле? В 'автоматическом режиме', читая биографии Николы Теслы, я нашел некоторые сведения о Томасе Коммерфорде Мартине.
  Он упоминается разными биографами (хотя и не всеми), а в книге Владимира Пиштало содержатся слова 'С теплоглазым Мартином он писал биографию...'.
  В англоязычной Википедии имеется статья о Томасе Коммерфорде Мартине ('Thomas Commerford Martin'), в статье - я ознакомился с ней 23 июля 2016 года - упоминается его книга 'Изобретения, исследования и сочинения Николы Теслы' [...] (1893). Книга на английском языке, доступна в Интернете.
  Также как и Никола Тесла, Томас Коммерфорд Мартин родился в июле 1956 года. (Кто то из поклонников астрологии мог найти в этом обстоятельстве предпосылки личностной совместимости). Томас Коммерфорд Мартин лично общался с Николой Теслой.
  Сделаем некоторое дополнительное факультативное замечание. В вышеназванной статье в Википедии указана в числе иных публикаций Томаса Коммерфорда Мартина: 'Edison, His Life and Inventions, (1910), with Frank Lewis Dryer'. А в числе работ, которыми пользовался А. В. Каменский при написании очерка 'Эдисон' (1891) была работа: ''Edison and his inventions', Chicago, 1889 г.'. Близкие названия. Такое вот совпадение. Это замечание может побудить к выводу, что Томас Коммерфорд Мартин был квалифицированным, опытным и энергичным автором.
  Если идентифицировать такой признак книг о Н. Тесле, как 'биографичность', то упоминание о Томасе Коммерфорде Мартине, возможно является неким индикатором 'биографичности'. (Кроме 'биографичности', наверное, можно говорить и о 'беллетристичности', 'фантастичности', 'реферативности', о других признаках).
  Судя по статье в Википедии, Томас Коммерфорд Мартин - профессиональный литератор (автор публикаций, редактор журнала; он писал и о Николе Тесле, и о Томасе Эдисоне), инженер, преподаватель. Возможно, правомерно его отнести к числу историков науки и техники. Умер он существенно раньше Николы Теслы, 17 мая 1924 года (в возрасте 67 лет).
  В большинстве биографических работ имеется упоминание о Джоне Дж. О'Ниле, называемом 'биографом' Николы Теслы, лично общавшемся с Теслой, опубликовавшем биографию Теслы в 1944 году, на следующий год после смерти Теслы. Джон Дж. О'Нил - журналист, обладатель Пулитцеровской премии. Его годы жизни: 1889-1953, ориентировочно он умер в возрасте 64 лет.
  Сам Никола Тесла обладал литературными способностями, публиковал статьи по разным вопросам, в том числе, по вопросам собственной биографии. (В предисловии к сборнику его лекций и статей имеется фраза: 'Докторская степень была присвоена ему университетами: Сорбонны (Париж), Колумбии, Вены, Праги, Белграда, Загреба, Иеля, Небраски, Гренобля, Брно, Бухареста, Граца, Софии, и др.').
  Итак, можно назвать трех основных биографов-современников Николы Теслы: (1) самого Николу Теслу, (2) Томаса Коммерфорда Мартина, (3) Джона Дж. О'Нила.
  Русскоязычных авторов, пишущих о Николе Тесле достаточно много. Назову (1) Ржонсницкого Б. Н. (1909 - 1983), профессионального литератора (автора публикаций, редактора), архивиста, историка науки и техники, (2) Матонина Е. В. (родился в 1964 году), действующего журналиста и писателя.
  'Пионером в области многофазных токов' называл Николу Теслу автор ряда русскоязычных книг по истории техники Л. Д. Белькинд (годы жизни: 1896-1869).
  Конечно, назвать всех авторов, англоязычных, русскоязычных и пишущих (писавших) на других языках, опубликовавших работы о Николе Тесле - это отдельная весьма непростая задача. Поэтому ограничусь перечисленными именами. Думаю, что те авторы, имена которых в данном очерке не упомянуты, не могут быть задеты или обижены: любой читатель, воспользовавшись 'поисковиком' в Интернете, обнаруживает имена и фамилии различных авторов, писавших и пишущих о Николе Тесле.
  Итак, если подвести некоторые итоги по теме: 'кто пишет о Николе Тесле?', то можно констатировать в биографиях соответствующих авторов наличие терминов и словосочетаний: 'профессор', 'преподаватель', 'профессиональный литератор (автор публикаций, редактор)', 'журналист', 'писатель', 'историк науки и техники', 'архивист', 'инженер'. Встретилось слово 'актер'. В перечень можно добавить и термин 'гений' - ведь Никола Тесла также среди авторов.
  Смотришь на слова 'гений (лат. genius)' и 'инженер (от лат. ingenium - способность, изобретательность) '... И думаешь: в их написании есть что то общее... Или это только кажется?..
  Дополнительно отмечу, что получение сведений из Интернета сопряжено с риском оперирования неточными данными (подтверждение тому, например, не очень ясные или недостаточные данные о Маргарет Чейни). Буду благодарен за указание на неточности, если таковые обнаружатся.
  
  3.Что пишут о Николе Тесле?
  
  Перейдем ко второму вопросу: 'Что пишут о Николе Тесле'?
  Добросовестные биографические публикации находятся в зависимости от источников информации, они основываются на источниках, например, документах, свидетельствах, воспоминаниях очевидцев.
  Для описания разных периодов жизни Николы Теслы используются разные источники. Примером может быть высказывание Марка Сейфера: 'Живая автобиография ученого остается основным источником информации о его детстве' (Марк Сейфер 'Абсолютное оружие Америки').
  Содержательно работы о Николе Тесле не могут обойтись без 'опорных элементов биографической конструкции', например.
  Хронологические опорные элементы: 1856 год - год рождения Николы Теслы. 12 октября 1887 г. - Тесла подает заявку на свои основные патенты: асинхронный электродвигатель и передачу электроэнергии.
  Или. Географические опорные элементы: Лика, Госпич, Грац, Прага, Будапешт... Нью Йорк...
  За 'опорными элементами биографической конструкции' далее упомянем 'сюжеты' (наборы взаимосвязанных событий). Варианты сюжетов:
  'Учеба Теслы в Граце',
  'Тесла в Праге',
  'Тесла в Будапеште',
  'Тесла в Страсбурге',
  'Заболевания Теслы'...
  Кроме 'опорных элементов биографической конструкции' и 'сюжетов' важное место занимают: 'толкования, предположения, версии'.
  Варианты толкований, предположений, версий:
  'Старший брат Данила: инцидент с конем - падение с чердака - падение в погреб; с 'участием'/без 'участия' Николы',
  'Год в горах служба в армии участие в добровольческих формированиях',
  'Суммы, полученные Теслой от Вестингауза за патенты',
  'Какие денежные суммы мог получить Тесла, не расторгнув договор с Вестингаузом об отчислениях',
  'Какого числа умер Тесла',
  'Умер ли Тесла?' и т. д.
  К (1) 'опорным элементам биографической конструкции', (2) 'сюжетам', (3) 'толкованиям, предположениям, версиям' добавим четвертую позицию: 'ТЕМЫ'.
  Многообразие тем отражается в биографическом творчестве.
  Темы:
  'Детство Теслы',
  'Гениальность Теслы',
  'Особенности мышления Теслы',
  'Тесла и азартные игры',
  'Тесла и Эдисон',
  'Тесла и Вестингауз',
  'Тесла и деньги',
  'Тесла и женщины',
  'Личная жизнь Теслы' и другие.
  Вполне логично прибавить тему 'Успешность Теслы и закономерности его успешности'.
  Что я и намереваюсь сделать в начатой написанием книге о закономерностях интеллектуального успеха на примере Генриха Шлимана, Николы Теслы, Томаса Эдисона (в сопоставлении).
  Эта книга логически следует за уже написанной мною книгой 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки' и
  Отдельные комплекты тем:
  'Сказания о судьбоносных научно технических свершениях, невероятных открытиях, таинственных экспериментах Теслы',
  'Подозрения насчет Теслы: вампиризм, каннибализм, прибытие с других планет (вариант: из других миров)',
  '(Секретное/таинственное) наследие Теслы' и другие.
  Каковы закономерности появления новых публикаций о Тесле?
  Одна из самых естественных культурных тенденций связана с загадочностью Теслы. Гений неизбежно загадочен. Загадочность рождает интерес. Результатом интереса становятся все новые публикации, причем каждая последующая - более или менее добросовестная - 'пытается' осмыслить и вобрать содержание предыдущих, высказать что то новое.
  Более локальные тенденции:
  (1) Уточнение биографических деталей через архивные поиски и находки.
  (2) Новые толкования уже известного.
  (3) Выдвижение новых версий.
  (4) Расширение круга тем.
  'Своеобразные' тенденции: 'проявления страхов, надежд, сожалений, восхищений', например:
  'Изобретения Теслы несут угрозу будущему!',
  'Мир станет безопасным/опасным и изобильным/непредсказуемым благодаря изобретениям Теслы!',
  'Как много мог бы сделать и как много не успел (не смог) сделать Тесла!' (вариант: 'Как много сделал Тесла!').
  Если просуммировать. 'Никола Тесла' - тема безбрежная. И для читателей и для писателей.
  А почему так сложилось? Похоже, что Тесла - это персонифицированная наука в формате загадочности. А такая тайна никогда не разгадывается. И разгадывается всегда.
  Никола Тесла - это Загадочность Науки. Большая, интересная ТАЙНА!
  
  4.Что писать о Николе Тесле?
  
  Перейдем к третьему вопросу: 'Что писать о Николе Тесле?'
  Вообще то, каждый пишет о том, что он считает актуальным, нужным, заслуживающим интереса.
  Вместе с тем есть некие культурные доминанты. Например, некий писатель пишет гипотетическое произведение для детей о вымышленных школьниках, занятых конструированием необычного двигательного средства. Но в его (писателя) сознании имеется, например, доминанта: здоровый образ жизни. В самом тексте произведения специальных упоминаний 'здорового образа жизни' нет, но оно построено с учетом этой доминанты: образ жизни героев соответствует понятию 'здоровый'.
  Изложу свое мнение, о возможной доминанте (пусть и латентной) для публикаций применительно к биографии Николы Теслы. Понимаю, что это не истина, а версия, повод для размышлений. Может быть - неких дискуссий.
  Во первых, замечу, что уточнение деталей биографии Николы Теслы не теряет своей важности. Хотя актуальность такого уточнения - не на первом плане. Главное - ясно. Он жил. Он действовал. Он был гениален и успешен.
  Во вторых. Раскрытие технических, научных 'тайн' Теслы - насколько оно актуально? Конечно 'раскрытие' 'тайн' и 'загадок' может принести результаты... В каких то случаях...
  Но будем все же проводить различие между 'раскрытием' чьих то 'тайн' и добросовестным изучением научно технической истории, естественным развитием науки.
  Архивные поиски? Кто и когда возражал против них?
  В третьих. В 'Манифесте Николы Теслы' (ориентировочно - 1904 год) в частности, говорится о 'революционном перевороте в производстве, превращении и передаче энергии, в области транспорта, освещения, изготовления химических компонентов, телеграфа, телефона и других областях промышленности и искусства'; 'эти успехи должны будут последовать в силу всеобщего принятия токов высокого напряжения и высокой частоты...'.
  Важные акценты относительно участия Теслы в электрификации США сделаны, например, в книге Маргарет Чейни 'Тесла. Человек из будущего'.
  Электрификация Америки, а затем и всего мира, означала наступление новой технологической эры.
  Выдающийся деятель электрификации США - наряду с Вестингаузом, Эдисоном и другими выдающимися фигурами - Никола Тесла. Причем, если брать научный, технологический, изобретательский аспекты, то Николе Тесле принадлежит в электрификации США (и всего мира) главная, возможно, роль. У нового мира был первооткрыватель, первооткрыватели...
  Хотя науку 'двигают' и гении, и научное сообщество.
  Одним из первооткрывателей Нового Электрифицированного Мира стал Никола Тесла.
  Разве это не чудо, что человек из далекой Австро Венгрии, из Хорватии, из Военной (Сербской) Краины, стал одним из главных действующих лиц мирового технологического переворота?!
  В какой то мере различные биографы затрагивают эту тему, но, как мне кажется, отчетливого, общепризнанного изложения эта тема еще не получила. Вот Христофор Колумб, похоже, этого - 'нормативного' - изложения 'добился'.
  Каково мое мнение (или размышление) относительно возможной (латентной) доминанты?
  Сосредоточимся не только на раскрытии 'тайн' и изложении 'ожиданий сожалений страхов надежд восхищений' (кто их запретит? Каждый и желает, и имеет право изложить свои мнения, концепции, точки зрения, выразить свои чувства! Да и раскрытые тайны так же сенсационны, как поднятые со дна Карибского моря сундуки со старинными испанскими дублонами), но и на КОНСТАТАЦИИ, на ДЕТАЛЬНОМ - насколько возможно - РАССМОТРЕНИИ простого обстоятельства: Никола Тесла - один из главных деятелей электрификации США и мирового технологического переворота.
  Детальное рассмотрение включает в себя:
  (1) характеристику технологического переворота,
  (2) определение ролей наиболее значимых участников американской и мировой электрификации и - в их числе - Николы Теслы.
  По первой позиции можно назвать возникновение таких инноваций как: генератор, трансформатор, линии электропередач, электродвигатель, множество вариантов электротехники, электроприборов.
  По второй позиции можно выделить Созвездие Гениев Электрификации: с примерным определением сфер занятий и заслуг каждого из выдающихся деятелей.
  Надеюсь, что учесть свое собственное пожелание относительно доминанты и ее реализации, высказанное в данном очерке, я сумел - в какой то мере - в культурологическом очерке 'Эдисон. Человек освещающий' (09.09.2016). В этом очерке изложена и краткая характеристика электрификации, и акцентировано внимание на важности роли Николы Теслы.
  Сегодняшние публикации - от добросовестно научных до возбуждающе загадочных - рассчитаны на взрослых людей: вдумчивых студентов, уставших от работы интеллектуалов.
  Довести 'тематику Теслы' до уровня детского сознания и понимания?
  Получится ли сделать тему 'Тесла - мировая электрификация' настолько ясной, общепонятной и общепринятой, чтобы во все учебники - не только научные монографии, или книги преимущественно художественные, - но именно во все учебники истории вслед за тезисом 'Колумб открыл Америку' вошло положение: 'Один из главных деятелей электрификации США и мира - Никола Тесла'?
  
  18 сентября 2016 года.
  
  
  
  31. Успех и признание. К вопросу об успешных путешествиях Г. Ф. Байдукова, Ч. Блайта, А. Бомбара, Н. Г. Гарина-Михайловского, М. Горького, К. Г. Маннергейма, Дж. Слокама, Г. Хьюза. Очерк. <1895>
  
  1.Вместо предисловия
  
  В процессе подготовки и публикации книг о законах успеха, чтения книг, написанные успешными путешественниками, книг об успешных путешественниках, я обнаружил, что накопился материал, характеризующий тему 'признание успеха'.
  Сформулировались и некоторые обобщения по этому вопросу. Этого материала и этих обобщений было недостаточно для написания задуманного очерка об успешности как культурном феномене. Возникла альтернатива: или (1) включить этот материал и эти обобщения в ранее задуманный очерк, еще не готовый, или (2) попытаться написать самостоятельный очерк, сделав акцент на теме 'признание успеха'.
  ('Признание успеха' - это один из факультативных, необязательных составных элементов 'успешности').
  Приняв во внимание законы успеха Генриха Шлимана 'Публикуйся!' и Майкла Фарадея 'Работай. Заверши. Опубликуй', я выбрал второй вариант (что не препятствует включению соответствующего материала и обобщений - при необходимости - в очерк об успешности как культурном феномене).
  Таким образом, данный очерк посвящен теме 'признание успеха'.
  
  2.Успех: доминанта позитивного восприятия. 'Общинность' и 'успешность'
  
  Отметим, что рассматривается в данном очерке 'успех' преимущественно индивидуальный.
  Конечно, можно поразмышлять и порассуждать на тему: соотношение успеха коллективного (общественного) и успеха индивидуального. Но все же правомерна гипотеза, что именно массовая индивидуальная успешность является основой для успешности коллективной (общественной).
  Предположим, что успех - успех конкретного индивидуума - стал фактом. Каково же отношение к этому факту со стороны социального окружения?
  Примем во внимание, что длительное время - еще с первобытных времен - безопасность и пропитание обеспечивались для человека в формате коллективности, общественности, общинности.
  Социальное окружение ничего не имеет против коллективного успеха. К индивидуальному успеху у социального окружения 'эпохи общинности' отношение - неоднозначное. В каких то случаях - одобрительное. Но неожиданный, не запланированный индивидуальный успех ставит под некоторое сомнение сложившуюся систему социальных связей, и, следовательно, может вызвать определенную отрицательную реакцию.
  Косвенно эту тему затронул М. Горький, размышляя о судьбе тех, кто 'пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое'. По мнению М. Горького, один из вариантов реакции на такую попытку - 'деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее' [Горький М.]. Можно полагать, что эти свои высказывания М. Горький распространял на период до 1917 года.
  В какой то мере эта тема, тема отношения социального окружения к индивидуальному успеху, характеризуется цитатой из очерка Е. Соловьева 'Лев Толстой. Его жизнь и литературная деятельность'.
  
  'Один из таких обходов... Приходит Л. Толстой к Ивану Чурисенку, просившему себе каких то кольев или сошек для того, чтобы подпереть свой развалившийся двор. Видит Толстой, что строение действительно никуда не годится, и Чурисенок рассказывает ему совершенно равнодушно, что у него в избе накатина с потолка его бабу пришибла. 'По спине как колыхнет ее, так она до ночи замертво пролежала'. Толстой, думая облагодетельствовать Чурисенка, предлагает ему переселиться на новый хутор, в новую каменную избу, только что выстроенную по герардовской системе. 'Я, - говорит, - ее, пожалуй, тебе отдам в долг за свою цену; ты когда нибудь отдашь'. Но Чурисенок говорит: 'Воля вашего сиятельства', и в то же время прибавляет, что на новом месте им жить не приходится; а баба, та самая, что замертво лежала, бросается в ноги молодому помещику, начинает выть и умолять барина оставить их на старом месте, в старой развалившейся и опасной избе. Чурисенок, тихий и неговорливый, как большая часть наших крестьян, придавленных бедностью и непосильным трудом, становится даже красноречивым, когда начинает описывать прелесть старого места. 'Здесь на миру место, место веселое, обычное; и дорога, и пруд тебе, белье, что ли, бабе стирать, скотину ли поить, - и все наше заведение мужицкое, тут искони заведенное, и гумно, и огородишка, и ветлы - вот, что мои родители садили; и дед, и батюшка наши здесь Богу душу отдали, и мне только бы век тут свой кончить, ваше сиятельство, больше ничего не прошу'. Что тут будешь делать? Нельзя же благодетельствовать насильно. Толстой отказывается от своего намерения и советует Чурисенку обратиться к крестьянскому миру с просьбой о лесе, необходимом для починки двора. К миру, а не к помещику приходится обращаться в этом случае потому, что Толстой отдал в полное распоряжение самих мужиков тот участок леса, который он определил на починку крестьянского строения. Но у Чурисенка на всякое дело есть свои собственные взгляды, и он говорит очень спокойно, что у мира просить не станет. Толстой дает ему денег на покупку коровы и идет дальше' [Соловьев Е. А.].
  
  Какую роль в мотивации крестьянина, жившего в разваливающемся доме, и отказавшегося переселиться 'на новый хутор, в новую каменную избу, только что выстроенную по герардовской системе' сыграли озвученные доводы ('прелесть старого места'), а какую - РИСК, непривычность успешности в условиях общинного окружения? Об этом каждый может составить свое индивидуальное мнение.
  В произведениях М. Горького о 'дореволюционной жизни' фрагментарно разбросаны упоминания случаев травли индивидуумов (даже не всегда успешных, или - слегка успешных, чуть чуть необычных) со стороны социального окружения.
  И в дореволюционной России, и в иных странах существовали и иные культурные форматы - не только отторжение новаторов, но положительная на них реакция. Многие процессы - развитие торговли, промышленности, освоение новых земель, другие - были мотивированы стремлением достичь индивидуальной успешности.
  Тем более, что на каком то этапе развития цивилизации человек накопил культурный потенциал: в вопросах безопасности и пропитания освободился от общинной зависимости.
  В мировой литературе этот культурный скачок отразился в книге Даниэля Дефо 'Робинзон Крузо'. Робинзон Крузо самодостаточен, он своими собственными силами создает свой индивидуальный мир и благополучно живет в нем. Один из вариантов датировки первой публикации 'Робинзона Крузо' - апрель 1719 года. Уже началось освоение европейцами ранее неизвестных далеких заморских земель, уже состоялись длительные кругосветные плавания. Даниэль Дефо в своей знаменитой книге как бы обобщает уже полученный опыт и делает выводы: ДА МЫ МОЖЕМ! Однако до ПЕРВОГО одиночного трехлетнего кругосветного плавания (1895-1898) американского гражданина Джошуа Слокама на яхте 'Спрей' пройдет - с даты публикации 'Робинзона Крузо' - почти два века (!).
  Книга Дж. Слокама о первом в истории кругосветном одиночном плавании называется 'Sailing Alone Around the Word' (вариант перевода: 'Один под парусом) (впервые книга Дж. Слокама опубликована в 1899 или 1900 году).
  В книге Дж. Слокама ощущается самоуважение автора. Дж. Слокам осознает свой уровень квалификации как кораблестроителя и как мореплавателя, он ощущает свое - пусть и не громкое, но прочное - место в истории человечества. Он ироничен по отношению ко многим персонажам, появляющимся на страницах его книги. К части из встреченных в ходе плавания людей он относится с уважением и признательностью. Но лишь при упоминании одного человека появляется слово 'преклонение'.
  'От мыса Пилар я взял курс на остров Хуан Фернандес, и 26 апреля после пятнадцатидневного плавания увидел перед собой этот вошедший в историю остров - остров Робинзона Крузо. Синие вершины гор Хуан Фернандеса, возвышавшиеся над облаками, были видны за добрые три десятка миль, и когда я увидел остров, тысячи различных чувств стали тесниться во мне, и я низко преклонил голову. Мы иногда посмеиваемся над восточной манерой приветствия, но сейчас я не мог найти иной формы для выражения собственных чувств' [Слокам Дж.].
  Дж. Слокам путешествует вокруг света с комфортом и с удовольствием. Его опыт и уровень квалификации, мореходные качества его яхты позволяли ему так путешествовать. Он своими руками и за свой счет практически заново воссоздал свою яхту 'Спрей'. Он живет в той среде, где коллективность прекрасно сочетается с самостоятельностью, самодостаточностью, с индивидуальной успешностью. Дж. Слокам - американский гражданин. Люди разного гражданства (подданства), разной национальной принадлежности относятся к нему приветливо, выражают ему свое уважение и поддержку, стремятся помочь. С некоторой долей гиперболизации контакты Дж. Слокама с встреченными людьми в период его плавания можно назвать длящимся признанием успеха. Даже убийца и бандит Черный Педро, пиратствовавший в районе Магелланова пролива, нанес мирный визит и произнес в адрес Дж. Слокама: 'Hombre valiente [Сильный человек (исп.).]' [Слокам Дж.].
  Наиболее выразительным мне показалось описание встречи Дж. Слокама в британском Гибралтаре.
  Отмечу, что сам Джошуа Слокам - из простой трудовой семьи; он прошел путь от обычного матроса до капитана. На 'Спрее' он путешествовал под американским флагом, но он никого не представлял кроме самого себя, своего мужества и своей квалификации кораблестроителя и морехода.
  
  '...И мне были переданы наилучшие пожелания старшего военно морского офицера адмирала Брюса, который приказал сообщить мне, что для 'Спрея' отведено место возле арсенала за новым молом. ...Я думал, как хорошо будет 'Спрею' среди линейных кораблей вроде 'Коллингвуда', 'Бальфлера' и 'Корморента', на борту которых меня впоследствии принимали почти по королевски.
  Адмирал Брюс меня сердечно приветствовал, когда я явился отблагодарить его за место у причала и за предоставление парового катера, отбуксировавшего 'Спрей"к новому месту стоянки.
  - Если место стоянки вам нравится, то все в порядке... Но скажите, в каком ремонте нуждается 'Спрей'? С 'Гебы' вам пришлют мастера парусника... Ах, 'Спрею' нужен новый кливер? Сейчас я прикажу ремонтным мастерским осмотреть все на 'Спрее'. Скажите, капитан, вам пришлось таки дать жару 'Спрею', чтобы за 29 дней в одиночку добраться сюда? Но ничего, мы постараемся сделать ваше пребывание здесь приятным...
  'Спрею' жилось в Гибралтаре лучше, чем британскому броненосцу 'Коллингвуду'.
  Позже днем я услышал оклик:
  - На 'Спрее'! Миссис Брюс хотела бы подняться на борт и познакомиться со 'Спреем'.
  Удобно ли, если она посетит вас сегодня?
  - Очень удобно... - радостно отозвался я. А на следующий день губернатор Гибралтара сэр Керрингтон вместе с высшими офицерами гарнизона и в сопровождении командиров всех военных кораблей побывали на 'Спрее' и оставили свои подписи в моем судовом журнале.
  Позднее снова раздался оклик:
  - На 'Спрее'!..
  - Слушаю...
  - Командир линейного корабля 'Коллингвуда' свидетельствует вам свое уважение и просит пожаловать в гости к нему на корабль в половине пятого; но не позже половины шестого. (...)
  Нельзя покинуть Гибралтар, не сказав, что было сделано для того, чтобы я полюбил это гостеприимное место. Ежедневно из роскошных адмиральских владений мне доставлялось молоко, а два раза в неделю овощи. (...)
  Я много бродил по старому городу, и сопровождавший меня артиллерист прошел со мной по пробитым в глубине скал галереям так далеко, как это дозволено иностранцам. Во всем мире нет подземных военных сооружений, подобных здешним по их замыслу, по технике исполнения. Осматривая эти грандиозные сооружения, трудно себе представить, что это сделано на ничтожном, как точка в азбуке Морзе, географическом пункте.
  Перед моим отплытием я был приглашен на пикник, в котором принимали участие губернатор, офицеры гарнизона и командиры расположенных здесь военных кораблей. Все было обставлено по царски!
  (...)
  На следующий день я завтракал у губернатора генерала Керрингтона в здании Лайн Уолл Хауза, ранее бывшим монастырем францисканцев. Это своеобразное здание хранит реликвии четырнадцати осад, которые выдержал Гибралтар. А еще через день я ужинал у адмирала в его резиденции, которая прежде была казармой наемных солдат. Повсюду я чувствовал дружеские рукопожатия, дававшие мне силу преодолеть предстоящие долгие дни плавания в одиночестве. Должен заметить, что прекрасная дисциплина порядок и жизнерадостность были другим чудом этой огромной крепости, где все делалось спокойно, словно на отлично слаженном судне, плывущем в спокойном море. Никто не повышал голоса, за исключением, конечно, боцмана. Когда консул Соединенных Штатов в Гибралтаре почтенный Горацио Спраг посетил 24 августа 'Спрей', он был приятно поражен отношением ко мне со стороны наших британских сородичей' [Слокам Дж.].
  
  Подведем некоторые промежуточные выводы.
  Доминанта позитивного восприятия успешности формируется постепенно. 'Общинное' восприятие успешности противоречиво, иногда - негативно. 'Признание', 'поддержка' индивидуально успешного человека - это элемент культуры. Формирование этого элемента культуры ускоряется после того, как накапливается культурный потенциал такого уровня, что в вопросах безопасности и пропитания отдельный человек обретает способность освободиться от общинной зависимости.
  
  3.Признание успеха. 'Безразличие' (А. Пешков - М. Горький). 'Элитарность' и 'публичность' (Н. Г. Гарин Михайловский, К. Г. Маннергейм, Г. Ф. Байдуков)
  
  Предположим, что индивидуальный успех стал фактом, и далее следует признание успеха.
  Наверное, сам 'формат' 'признания успеха' в каждом конкретном случае индивидуален.
  В то же время, рассмотрение нескольких примеров позволяет - наверное - сделать некоторые обобщения.
  Рассмотрим четыре примера. Четыре путешествия завершились успешно:
  (1) пешеходные 'странствия по Руси' А. Пешкова,
  (2) кругосветное путешествие Николая Георгиевича Гарина Михайловского,
  (3) путешествие по Центральной Азии офицера (в то время) императорской армии Карла Густава Маннергейма,
  (4) полет через Северный полюс из СССР в США самолета 'АНТ 25' с экипажем в составе В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова и А. В. Белякова.
  Алексей Пешков странствует по Руси. Где он только не был!
  
  'Так начались его странствия. Это было в начале апреля 1891 года. (...) Со станции Филоново его путь лежал через Донскую область, Украину и Новороссию. Он добывает себе на месте пропитание: работает грузчиком в ростовском порту, батрачит у крестьян на Украине, в Екатеринославской и Херсонской губерниях. (...) ...Он прошел к Очакову; здесь, на Днепровском лимане, жил с рыбаками и в поисках заработка ходил на соляную добычу. (...) Его дальнейший путь лежал на Бессарабию. Горький пришел туда к сбору винограда, и этот чудесный край дал ему отдых и восстановил силы. Пройдя южной частью Бессарабии до берегов Дуная, он через Аккерман возвратился в Одессу. Из Одессы, где он работал в порту грузчиком, через Николаев, Херсон, Перекоп, Симферополь, Ялту, Феодосию, Керчь, Тамань, Черноморье, Кубань, Терскую область, по Военно Грузинской дороге Горький приходит в ноябре 1891 года в Тифлис' [Груздев И. А.].
  
  Неужели никто из его многочисленных знакомых не знал о начале 'странствий' А. Пешкова, неужели никто из них не встретился Алексею на просторах России, неужели Алексей не написал весточку кому то из приятелей знакомых?
  А может один из 'просвещенных' приятелей Алексея написал другому просвещенному персонажу: 'А Алексей то пол России прошел!' Тут то и забурлила бы интересом 'просвещенная' среда, засновали бы письма, а то и переводы с посылками, появились бы поддержка, признание? Тиснули бы пару тройку статеек в газетах, тех самых, которыми так была насыщена культурная жизнь предреволюционной России...
  Было ли у А. Пешкова ощущение бесперспективности, безнадежности потенциальных попыток заинтересовать публику своим необыкновенным пешеходным путешествием? На все эти вопросы могут быть лишь интуитивные ответы. Свидетельств попыток А. Пешкова заинтересовать кого либо своими 'странствиями' (типа обмена письмами в период путешествия), сведений о появлении интереса со стороны публики, похоже, не сохранилось.
  Конечно, с одной стороны, вопросы о возможном (но фактически не проявившемся) интересе к пешеходному путешествию А. Пешкова выглядят отчасти неожиданно, неуместно и наивно.
  Но, с другой стороны! Откроем в какой либо энциклопедии статью о Владимире Галактионовиче Короленко, своего рода литературном покровителе А. Пешкова (М. Горького) - возвратившегося из странствий.
  Энергичнейший человек! Оппозиционер, успешный общественный деятель, популярный писатель. Алексея Пешкова он к моменту начала странствий уже знал. Неужели не интересно: 'странствует по Руси' А. Пешков? Допустим, А. Пешков еще не оппозиционер, особого интереса его персона пока не привлекала ('бродяга!').
  Допустим, 'бродяга'. Но ведь В. Г. Короленко еще и писатель; хотя бы с этой точки зрения можно было бы 'обработать' информацию? 'Жертва режима скитается по несчастной России; перед удрученным скитальцем разворачиваются картины непрерывного унижения и оскорбления'... Вариант? Можно составить вполне 'сочный' рассказ, попытаться в очередной раз 'пригвоздить' царский режим к позорному столбу...
  Нет, признаков интереса к странствиям А. Пешкова не обнаруживается.
  Естественно, когда А. Пешков (М. Горький) стал одним из ведущих (культурных) деятелей оппозиционного движения, известным оппозиционным писателем, тогда начались его (М. Горького) активные публикации на тему 'странствий'.
  Но само путешествие завершилось следующим образом:
  
  'Когда вошли в Тифлис, Горький на лавочке, под навесом станции конно железной дороги у Верийского моста, часов шесть прождал обещанного возвращения спутника. Потом, сильно промерзнув, отправился искать себе приюта. Он нашел его... в полицейском участке, 'где, - добавляет Горький, - я благополучно и приятно провел первую ночь моего пребывания в столице Кавказа'. Такой горькой иронией кончается первоначальная редакция рассказа 'Мой спутник'' [Груздев И. А.].
  
  Наверное, есть основания говорить о 'безразличии', характерном для такого формата 'признания успеха'.
  О публичных встречах успешно завершивших путешествие Н. Г. Гарина Михайловского и К. Г. Маннергейма никаких свидетельств я не обнаружил. Можно предположить, что публичных встреч в каком то значимом виде организовано не было.
  Путешественники Н. Г. Гарин Михайловский и К. Г. Маннергейм удостаиваются приема Императора России.
  Н. Г. Гарин Михайловский совершил кругосветное путешествие в период с июля по декабрь 1898 года.
  Далее цитирую главу из статьи Википедии о Николае Георгиевиче Гарине Михайловском.
  
  'Встреча с царской семьёй
  Сделавшись известным в столичном обществе не только как литератор, но и как путешественник, Михайловский получил приглашение в царский дворец. Последовала встреча с царской семьёй, точная дата которой до настоящего времени не установлена. Сохранилось два мемуарных свидетельства, записанные по рассказам Михайловского: А. М. Горького и М. К. Куприной Иорданской. Согласно версии Горького, Михайловский официально 'был приглашён в Аничков дворец к вдовствующей царице'. Однако на встрече присутствовали Николай II и его супруга Александра Федоровна (последняя - в сопровождении неких придворных дам).
  Свидетельство Горького, записанное лишь в 1927 г., всё таки сохраняет отголоски ещё не остывших эмоций Михайловского, излившихся, видимо, при первой же встрече с Горьким после возвращения из дворца.
  - Это провинциалы! - недоумённо пожимая плечами, говорил Гарин после приёма во дворце.
  И рассказал о своём визите приблизительно так:
  - Не скрою: я шёл к ним очень подтянувшись и даже несколько робея. Личное знакомство с царём ста тридцати миллионов народа - это не совсем обыкновенное знакомство. Невольно думалось: такой человек должен что то значить, должен импонировать. И вдруг: сидит симпатичный пехотный офицер, курит, мило улыбается, изредка ставит вопросы, но всё не о том, что должно бы интересовать царя, в царствование которого построен действительно великий Сибирский путь и Россия выезжает на берега Тихого океана, где её встречают вовсе не друзья и - не радостно. Может быть, я рассуждаю наивно, царь не должен беседовать о таких вопросах с маленьким человеком? Но тогда - зачем же звать его к себе? А если позвал, то умей отнестись серьёзно и не спрашивай: любят ли нас корейцы? Что ответишь? Я тоже спросил и неудачно: 'Вы кого подразумеваете?' Забыл, что меня предупредили: спрашивать я не могу, должен только отвечать. Но ведь как же не спросить, если сам он спрашивает и скупо и глупо, а дамы - молчат? Старая царица удивлённо поднимает то одну, то другую бровь. Молодая, рядом с ней, точно компаньонка, сидит в застывшей позе, глаза каменные, лицо - обиженное. <...> В общем было очень скучно.
  Известие Куприной Иорданской, слушавшей рассказы Михайловского летом 1903 г., уже не имеет столь яркой эмоциональной окраски, зато гораздо более подробно и насыщено деталями. Михайловский полагал, что царь ждёт его для делового доклада, тщательно готовился к встрече и принёс во дворец портфель, туго набитый планами и чертежами. Однако, начав беседу в тоне чисто деловом, Михайловский быстро сообразил, что 'деловая сторона решительно никого не интересует', и перешел к рассказам о дорожных приключениях (причём царь проявил некоторый интерес к личности техника Н. Е. Борминского, изображённого Михайловским в качестве страстного охотника и превосходного стрелка, немало способствовавшего отражению атаки хунхузов).
  Через несколько дней Борминский и Михайловский получили уведомления о награждениях орденами. Однако Михайловский, согласно воспоминаниям Горького, своего ордена 'не получил, потому что вскоре был административно выслан из Петербурга за то, что вместе с другими литераторами подписал протест против избиения студентов и публики, демонстрировавшей у Казанского собора' (речь идёт о событиях 4 марта 1901 г.). Куприна Иорданская добавляет, что Михайловский был не просто выслан из Петербурга, но ещё и 'отдан под надзор полиции'' ['Гарин Михайловский, Николай Георгиевич'].
  
  Интересно, что Н. Г. Гарин Михайловский - выдающийся человек и энергичный, талантливый, популярный писатель - не оставил (вроде бы) личных письменных воспоминаний о встрече с Императором Николаем II.
  Путешествие Карла Густава Маннергейма по Центральной Азии было осуществлено по заданию Генерального штаба. Оно началось в июле 1906 года и закончилось в июле 1908 года.
  
  'Прибыв в Петербург, я сразу же объявился в Генштабе и вскоре получил приглашение к императору для рассказа о своём путешествии.
  Я спросил, сколько времени мне будет уделено, и услышал, что двадцати минут будет достаточно. Поскольку император не собирался садиться, я спросил, можно ли начинать, на что он утвердительно кивнул. Я докладывал стоя. Вопросы императора показывали, что он слушает мой доклад очень заинтересованно. Подарок далай ламы он принял в соответствии с традицией - на вытянутые руки. Взглянув на настольные часы, я заметил, что прошло уже не двадцать минут, а час двадцать, и тут же попросил извинения, объяснив, что не заметил, как прошло время. Его величество улыбнулся, поблагодарил за интересный рассказ и сказал, что он тоже не заметил, как пролетело время.
  Прощаясь, Его величество поинтересовался моими планами. 'Я надеюсь в ближайшее время получить возможность командовать полком, Ваше величество, ведь на время моего отсутствия я был уволен из армии', - сказал я. Император ответил, что эта проблема не должна меня тревожить. Мол, покомандовать полком я ещё успею, а вот возможность выполнить такое поручение, какое досталось мне, выпадает немногим. Позднее я понял, что Его величество был прав' [Маннергейм К. Г.].
  
  В статье Википедии 'Азиатская экспедиция Маннергейма' сообщается: '21 декабря 1908 года в Малом зале Генштаба полковник Маннергейм дал отчёт о проведённой экспедиции в присутствии всех без исключения офицеров Азиатского и Туркестанского отделов Генштаба, а также Ф. Ф. Палицына и сенатора П. П. Семенова Тян Шаньского. Доклад имел большой успех' ['Азиатская экспедиция Маннергейма'].
  Статья Википедии 'Маннергейм, Карл Густав Эмиль' содержит дополнительную информацию: 'В один из приездов Брусилова во Владимирский полк генерал майор торжественно вручил полковнику орден Святого Владимира - награду за азиатский поход' ['Маннергейм, Карл Густав Эмиль']. Как можно понять, это вручение ордена К. Г. Маннергейму состоялось в 1909 году.
  Возможно, такой формат 'признания успеха', который мы видим в случаях Н. Г. Гарина Михайловского и К. Г. Маннергейма, можно условно назвать 'элитарным'.
  Проходит время, и на некоторое время формат признания успеха изменяется.
  1937 год. Завершен беспосадочный полет В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова и А. В. Белякова из Москвы в США через Северный полюс (18-20 июня 1937 г.; 8504 км за 63 ч. 16 мин.).
  На мгновение отвлечемся и обратимся к дневнику Ю. Трифонова. Ю. Трифонов в то время - школьник.
  1937 год.
  
  '12 июня
  Дело арестованных органами НКВД в разное время Тухачевского, Якира, Уборевича, Корка, Эйдельмана, Фельдмана, Примакова и Путны расследованием закончено и передано в суд. (...)
  12 июня. Передовая
  (...)
  'Все эти Фельдманы, Якиры, Примаковы. Все Тухачевские и Путны - подлый сброд...'
  19 июня
  Беспосадочный перелет Чкалов, Байдуков, Беляков.
  21 июня. Понедельник
  'Блестящая победа Советской авиации''. [Трифонов Ю.].
  
  В ночь с 21 на 22 июня 1937 года был арестован отец Ю. В. Трифонова - Валентин Андреевич Трифонов.
  Вернемся к беспосадочному перелету В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова и А. В. Белякова.
  Вот что пишет Г. Ф. Байдуков о возвращении летного экипажа в Москву.
  
  '...Поезд плавно подошел к перрону Белорусского вокзала. В дверях вагона показался весело улыбающийся Чкалов. Он был взволнован, увидев забитый тысячами людей перрон, услышав восторженные овации.
  ...Проходим через коридор из тысяч людей и появляемся перед десятками тысяч москвичей, заполнивших огромную привокзальную площадь. С женами и детишками поднимаемся на трибуну.
  Площадь неистовствовала. Ливни оваций, приветственные крики. (...)
  Митинг открылся. Один оратор сменял другого. Бурные аплодисменты заставляли их делать частые паузы. По поручению ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР экипаж Чкалова приветствовал нарком оборонной промышленности.
  С краткой ответной речью выступил Валерий Павлович, которому несколько минут тысячи встречающих не давали возможности начать говорить, приветствуя его непрерывными, бурными аплодисментами. (...)
  И вновь долго не смолкающие аплодисменты и крики 'ура!'.
  Митинг окончен. Мы сошли с трибуны. Нас каждого отдельно со своими родными усадили в увитые гирляндами цветов открытые автомобили. Медленно выехали на улицу Горького, эту уже традиционную магистраль героев. Люди плотными шпалерами стояли от Белорусского вокзала до самого Кремля. (...)
  По мере продвижения по Горьковской магистрали сильнее становилась пурга листовок (их бросали с балконов и из окон домов), напоминая Чкалову и его друзьям о тех настоящих полярных циклонах и вьюгах, сквозь которые пробивался 'АНТ 25', летя через пространства 'полюса недоступности'. (...)
  В Георгиевском зале состоялся прием, устроенный ЦК ВКП (б) и правительством СССР. Принимали наш экипаж со всеми нашими чадами и домочадцами и знакомыми' [Байдуков Г. Ф.].
  
  Члены экипажа 'АНТ 25' были награждены орденами Красного Знамени.
  Наверное, встреча Ю. А. Гагарина после первого в истории человечества полета человека в космос в какой то мере напоминала встречу В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова и А. В. Белякова.
  Предположу, что такой формат 'признания успеха' можно условно назвать 'публичным'.
  Но создается впечатление, что в СССР этот 'формат признания успеха' надолго не приживается. Завершаются всемирно известные плавания Тура Хейердала; возвращается в СССР Юрий Александрович Сенкевич, один из участников экспедиций Тура Хейердала. Мне не встретились данные о сколько нибудь масштабных встречах Ю. Сенкевича.
  Обобщая изложенную выше информацию, можно, наверное, сделать вывод, что 'признание успеха' можно дифференцировать по признакам 'элитарность' - 'публичность'. В каких то случаях появляется и 'безразличие'.
  
  4.Признание успеха. 'Индивидуализм' и 'демократизм' (Г. Хьюз и А. Бомбар). 'Консолидация' (Ч. Блайт)
  
  Приведем цитату из статьи Википедии о Говарде Хьюзе. Речь идет о кругосветном перелете.
  
  '10 июля 1938 года, загруженный 1500 галлонами топлива (5 678 литров), Lockheed с шестью членами экипажа на борту, вылетел из Нью Йорка. Несмотря на продолжительную подготовку, организаторы перелета не учли того, что для перегруженного самолёта ВПП окажется слишком короткой. Говард решил не делать вторую попытку перед толпой, собравшейся на проводы и, с риском для жизни, взлетел, оторвавшись от земли уже за пределами дорожки, с грунта, немного повредив шасси. Экипаж взял курс на Париж. Следующим пунктом маршрута была Москва, где путешественников ждал тёплый приём на Центральном аэродроме, но остановка была всего около 2 часов. Затем Омск, Якутск, Фэрбанкс (Аляска), Миннеаполис и, наконец, 14 июля самолёт вернулся в аэропорт Ла Гуардия. Новый рекорд составил 3 дня 19 часов 8 минут и 10 секунд, расстояние 23 612 км. Возвращение было триумфальным. На улицах Нью Йорка героев встречало до миллиона жителей. Такой же восторженный приём ждал авиатора в родном Хьюстоне, где его приветствовало 350 тыс. жителей города. (...) За свои достижения Хьюз был удостоен золотой медали Конгресса США, однако он был настолько занят, что так и не посетил церемонию в Вашингтоне. Медаль позже выслали по почте' ['Хьюз, Говард'].
  
  Сотни тысяч жителей встречали, но медаль Конгресса Говард Хьюз лично не получил.
  Возможно, такой формат признания может быть назван 'индивидуализмом в признании успеха'.
  В книге Алена Бомбара 'За бортом по своей воле' нет упоминания о каких либо государственных наградах.
  Приведем две цитаты из книги А. Бомбара.
  Первая цитата характеризует момент, когда А. Бомбар еще не пересек Атлантический океан; это плавание только на повестке дня в качестве главной и одной из первых позиций. Он 'лишь' пересек Средиземное море. Впереди Канарские острова, затем 65 дней плавания в почти полном одиночестве (с 19 октября по 22 декабря 1952 г.; 4400 км), и - Антильские острова, Америка.
  По пути к Канарским островам А. Бомбар делает остановку в Касабланке.
  'И все таки я не предполагал, что мне будет устроена такая встреча! Больше ста человек собралось на аэродроме. Какая то прелестная девушка даже преподнесла мне букет, подобранный под цвета города Парижа' [Бомбар А.].
  Но приходит время, и после трансатлантического плавания А. Бомбар возвращается на родину.
  
  'Но вот и Париж. Мне указывают на толпу встречающих. Я волнуюсь, как перед экзаменом. Самолет приземляется. Замирают моторы, дверь открывается, и я оказываюсь перед приветливо шумящим морем друзей, собравшихся здесь, чтобы присутствовать при моем вступлении на землю Франции. Я возвратился туда, откуда начал. Круг замкнулся' [Бомбар А.].
  
  'Шумящее море друзей'!
  Были ли А. Бомбар отмечен какими либо государственными наградами - этого из его книги мы узнать не можем. В русскоязычной и франкоязычной статьях Википедии, посвященных Алену Бомбару, упоминаний о наградах - вроде бы - нет (['Бомбар, Ален'] ['Alain Bombard']). Но из книги А. Бомбара мы узнаем о 'прелестной девушке', 'преподнесшей букет, подобранный под цвета города Парижа', о 'шумящем море друзей'.
  Возможно, такой формат признания может быть назван 'демократизмом в признании успеха'.
  Одиночное кругосветное плавание по весьма сложному маршруту без заходов в порты осуществил британец Чэй Блайт. Оно началось 18 октября 1970 года и завершилось 6 августа 1971 года.
  Вот как описал Чэй Блайт свое возвращение в Британию в своей книге 'Немыслимое путешествие'.
  
  'В пятницу, 6 августа 1971 года, через 292 дня после старта, я снова ступил на пристань Королевского Южного яхт клуба в устье реки Хэмбл. Меня встречали принц Уэльский, принцесса Анна, герцог Эдинбургский, премьер министр Эдвард Хит, другие видные деятели и множество так называемых простых людей, которые на самом деле составляют плоть страны. Мистер Хит произнес лестную для меня речь. Вместе с Морин и Сэмэнтой я подошел к микрофону и ответил, как мог' [Блайт Ч.]. (Морин и Сэмэнта - жена и дочь Чэя Блайта, ожидавшие в Британии его возвращения из плавания).
  
  Любопытны и такие подробности, характеризующие несколько дней перед завершением плавания.
  
  'Рано утром в понедельник 2 августа меня отыскал 'Монктон' под командованием лейтенант коммандэра Р. Солта. (...)
  Позже подошел 'Глэссертон' под командованием лейтенант коммандэра Дина. Командир корабля, не спрашивая ни о чем, прислал мне бутылку шампанского, цыпленка, готовый бифштекс, две пинты молока и немного картофеля! Удивительная забота, мне было даже как то неудобно. Кроме того, с 'Глэссертона' передали портативную радиостанцию, чтобы я мог держать связь, не загружая основную установку.
  (...) ...Шампанское пригодилось: я выпил за здоровье команды 'Глэссертона', 'Монктона' и военно морских сил Англии в целом...
  Военные моряки не покидали меня, так что прокладывать курс было несложно. Через переносную станцию я поддерживал связь со своим эскортом, и мне говорили, что и как делать. Радар позволял им издали засекать встречные суда и предупреждать меня. И наступила минута, о которой я мечтал почти десять месяцев - конец плавания. Фрэнк Элин вышел на 'Голубом кристалле', чтобы проводить меня к причалу Королевского Южного яхт клуба' [Блайт Ч.].
  
  На завершающем этапе плавания - эскорт из ВОЕННЫХ кораблей! Неплохо!
  За свое выдающееся плавание Чэй Блайт в 1971 году получает орден Commander of the British Empire ['Chay Blyth'].
  В книге Ч. Блайта приводится запись из его дневника: '18 марта (Чэй). Британская стальная корпорация утвердила строителями фирму 'Филип и сын'' [Блайт Ч.]. Несколько ранее он пишет, что '...БСК берется финансировать плавание,... получили конкретную рекомендацию пригласить конструктором мистера Роберта Кларка и назвать яхту 'Бритиш стил'' [Блайт Ч.].
  Сам Чэй Блайт вырос в небогатой многодетной семье простого железнодорожника, пошел добровольцем служить в армию, в парашютный полк, где - вроде бы - был повышен до сержанта.
  Предметом общественного уважения были не его происхождение, или социальное положение, или богатство, а 'лишь' его мужество, самоотверженность и его успех.
  Возможно, такой формат признания может быть назван 'консолидацией в признании успеха'.
  
  5.Краткое послесловие
  
  Однозначные выводы из представленного выше материала сделать, наверное, невозможно. Но ясно, что признание успеха - это часть общей культуры общества. И при анализе такой культурной традиции как 'признание успеха' мы можем прийти к таким (обобщающим) понятиям как 'доминанта позитивного восприятия', 'безразличие', 'элитарность', 'публичность', 'демократизм', 'индивидуализм', 'консолидация'.
  Возможно, заслуживает упоминания и 'самопризнание'. И Г. Ф. Байдуков, и Ч. Блайт, и А. Бомбар, и Н. Г. Гарин Михайловский, и М. Горький, и К. Г. Маннергейм, и Дж. Слокам стали авторами книг, в которых были описаны их путешествия.
  
  3 декабря 2016 г.
  
  
  
  32. Вопросы о выставке 1896 года. <1896>
  
  
   - Почему вновь и вновь вспоминается Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде? Проходившая в 1896 году? Визит царя с виноватой улыбкой? - Горький ностальгически вздохнул:
  
   - Выставочные павильоны, крутящиеся как в танце, - в полусказочном, тихом, но могучем, - наблюдавшиеся из вагона поезда?
  
   Наглядное понимание громадности державы: от Белого моря до Каспийского и Черного, от балтийских берегов до Владивостока?
  
   Как забыть выступления на выставке сказительницы Ирины Федосовой: о силе тоски - страшной, рвущей сердце? Об удали - полной кипучих сил? О богатырской любви к свободе? Об искании подвигов? Как забыть - в ее исполнении - "солдатскую песню", поражающую своей мелодией, похожую на византийский рисунок, изобилующую тоскливо удалыми выкриками, ахами, эхами, оттягиваниями нот и бесконечными вариациями на основной мотив?
  
   Горький и его гость - приехавший на Капри Алексей Силыч Новиков-Прибой - сидели, любуясь морем.
  
   - Вы, Алексей Максимович, прошли пешком пол России? Сколько зуботычин Вы получили за время своих скитаний? За женщину заступились? И Вас избили? А если "в зубы" каждый день? "Для порядка"? Все ли смотрели на Россию как посетители выставки? - Новиков-Прибой сделал паузу. - Разве мы не простили бы? Если бы - победа?
  
   Новиков-Прибой вздохнул:
  
   - Разве за сданным Порт-Артуром не последовала стойкость Цусимы?
  
   - Сорвёт, батенька, стоп-краны после февраля 1917-го? - прокомментировал невысокий лысоватый лобастый человек, подошедший к беседующим писателям. - Произведут весной 1917-го кронштадтцы впечатление на контрреволюционную публику? А осенью "Аврора" даст орудийный выстрел по Зимнему? В 1918-м в Новороссийске откроют кингстоны?
  
   - В 1921 году в Кронштадте без Тухачевского не обойдется? - с сожалением домыслил Горький.
  
   - В блокаду Ленинграда в 1941-1943 годах моряки разве не покажут еще большую стойкость? - продолжил высказываться Новиков-Прибой.
  
   Горький кивнул в знак согласия; невысокий лобастый человек отошел к этому моменту от собеседников, продолжая прогулку по берегу острова.
  
   - Выставка - громадная, в звуках музыки, вся залитая электрическим светом, фантастичная, - это, пожалуй, самый каприйский образ в наших сегодняшних воспоминаниях? - подумал вслух Горький.
  
   Новиков-Прибой глубоко вздохнул теплый свежий морской воздух.
  
  
   09 июня 2017 года
  
  
  
  33. Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях"). <1899>
  
  
   Октябрь 1899 года.
  
   Николай Коперник вызвал по телефону Исаака Ньютона.
  
   - Здравствуйте, господин Ньютон. Как погода? Ветер надувает паруса?
  
   - Добрый день, господин Коперник. Погода отличная. Солнце светит. Яблоки падают.
  
   - Тема моего звонка, господин Ньютон, - создание авиационной и ракетно-космической промышленности. Ваше участие в создании электротехнической промышленности привело к накоплению опыта и делает весьма полезными обсуждение и обобщение.
  
   В России сейчас активно работают господа Николай Жуковский, Константин Циолковский. Опыты, эксперименты, теоретические разработки, дискуссии. В общем - научная динамика. Определенные достижения - у господ Александра Можайского и Владимира Вернадского. Возможно, в контексте нашего обмена мнениями заслуживает упоминания и Александр Чижевский.
  
   Господин Жуковский считает себя ученым, исследователем, создателем научной теории, научно-технической школы. Но он, похоже, сознательно избегает организационных, человеческих рисков, связанных с выпуском конкретных моделей самолетов. Можно признать это верной линией поведения - у него отсутствует предпринимательский опыт. Брать ответственность за финансы, за человеческие жизни - отдельные задачи.
  
   Те предприниматели-промышленники, которые сейчас активны в России... Они или далеки от науки, или - отдельные энергичные люди - не до конца представляют тот объем рисков и сложностей, с которыми они могли бы столкнуться, начав массовое производство самолетов и ракет. Опыт и готовность российской предпринимательской среды к формированию авиа- и ракетно-космической промышленности сейчас, на рубеже XIX - XX веков, - вызывают большие вопросы.
  
   Господин Циолковский ... Иногда возникает впечатление, что он чем беднее, тем гениальнее... Романтики и бессребреники...
  
   Господин Циолковский сделал отличные разработки. Ничего не скажешь: гениальность, научная интуиция. Отличные научные перспективы у господина Сергея Королева. Есть все основания ожидать от него не только хорошего научного мышления, но и отличных организационных способностей. Однако, ни у господина Циолковского, ни у господина Королева не будет предпринимательского опыта.
  
   Вот ситуация: есть ресурсы, есть знания, есть создатели новых научных направлений. Вопрос: как стартовать? А промедление - нежелательно.
  
   - Действительно, господин Коперник, создание электротехнической промышленности стало фактом. Одно из подтверждений - наш телефонный разговор.
  
   Кстати. Вспомните Наполеоновские войны, континентальную блокаду! Прекращение привоза сала и свечей из Российской империи в Британию заставило британцев искать новые способы освещения квартир и улиц (светильный газ). И проблема освещения вышла на новый уровень, она стала предметом деятельности исследователей, ученых, изобретателей... Электрическая лампочка "зажгла" мировую электрификацию.
  
   Господин Томас Эдисон обладает необходимой энергией, отличной интуицией, хорошей устойчивостью к рискованным ситуациям, достаточным предпринимательским опытом. Ему была своевременно предоставлена "Книга фарадеевых экспериментов".
  
   Понятно, что он действовал и действует не один.
  
   Конечно, понадобились кадры. Их направила Европа: и из Германии, и из Австро-Венгрии (например, из Военной Краины), и из других стран. Включились в дело научные и инженерные кадры, подготовленные в Америке.
  
   Значительная часть молодежи нового континента ощущает склонность переключиться с труда на фермах, лесопилках и в бакалейных лавках на высококвалифицированную деятельность в современных зданиях электротехнических компаний.
  
   Финансисты, банкиры осознали, что общество готово к новому виду освещения, к использованию электродвигателей. Решились рисковать деньгами, осуществили инвестиции.
  
   Создана электростанция на Ниагарском водопаде.
  
   Сформулирую свою оценку длительности периода, который понадобился для появления электротехнической промышленности: ориентировочно 10-20 лет.
  
   Что касается перспектив авиа- и ракетно-космической промышленности...
  
   Оставить без эффективного применения тот научный, экспериментальный, кадровый потенциал, который формируется в России усилиями господ Жуковского и Циолковского (и будет формироваться в будущем господином Королевым), было бы нерациональным. Тем более, что ресурсы и пространства уникальны и адекватны задаче выхода человека в космос.
  
   Наступила пора дополнить Промышленную революцию XVIII века и Электрификацию XIX века Космической революцией XX века. Если нравиться термины "космификация", "космизация" или аналогичные - почему не использовать?!
  
   Кадры имеются. Значительная часть молодежи не против того, чтобы поменять труд в крестьянских хозяйствах, торговых лавках, рудниках на высококвалифицированный труд.
  
   Способствует и появление - по историческим меркам внезапное - интеллигенции высокого профессионального уровня на просторах от Днепра и до Тихого океана.
  
   Не мне Вам рассказывать, что добровольно вошедшие в Речь Посполитую государства - Польша и Великое Княжество Литовское - первые, или почти первые, обладатели в Европе - смотря как сформулировать критерий "первенства"- писаных конституций и изданных королями, официальными властями документов, защитивших правовое положение, "вольность" личности.
  
   За столетия выросли люди, попробовавшие прав и свобод. Понятно, что ни в одном обществе потребление благ, в том числе и благ правовых, не может быть равным для всех. Тем не менее, появление нового человека, новых способностей, новых возможностей было и все еще остается массовым. Цивилизационные инвестиции дали цивилизационный доход.
  
   Вы, господин Коперник, знаете. На великих просторах скоро может прийти к власти сообщество весьма своеобразных политических деятелей. В этом сообществе, кстати, есть и люди с религиозным образованием.
  
   В конце концов, бурная и неоднозначная политическая активность упомянутой группы своеобразных политических деятелей может завершиться так же неоднозначно и оформиться в относительно длительный период энергичного экономического развития. А в таком развитии одной из главных задач может стать создание авиационной и ракетно-космической промышленности...
  
   Экономика и финансы? Разве нельзя решать эти вопросы за счет государства?
  
   Риски для жизни, связанные с аварийностью? Эти вопросы государство также может взять на себя.
  
   Мечты о "новом обществе" могут быть дополнены мечтой о растущих на Марсе яблонях...
  
   Тот потенциал, который создали и создают господа Жуковский и Циолковский, получит возможности для практического воплощения.
  
   Выскажу свое мнение относительно сроков. В середине XX века произойдут весьма существенные события. Полагаю: запуск в космос первого искусственного спутника земли - вторая половина 50-х годов, космической ракеты с человеком на борту - начало 60-х годов.
  
   Что скажете, господин Коперник?
  
   - Могу сказать, господин Ньютон, что нет гарантий, что на Марсе яблоко не упадет на голову гениального ученого.
  
   - Это не будет противоречить принципам гелиоцентрической концепции, господин Коперник. Намекаете на возможность личной встречи на Марсе?
  
   - Благодарю за обсуждение, господин Ньютон! Полагаю, что и геомарсианскую технологическую революцию XXI века, и нашу встречу на Марсе можно характеризовать как весьма вероятные перспективы. До встречи на Марсе!
  
   - Приятно, господин Коперник, ощущать, что научная революция продолжается. Практика покажет, последует ли за Промышленной революцией XVIII века, Электрификацией XIX века, Космической революцией XX века Геомарсианская революция XXI века.
  
   Увидимся на Марсе!
  
  
   15 февраля 2017 года - 26 марта 2017 года.
  
  
  
  34. Сказка об Уильяме Гладстоне и о выставке. <1905>
  
  
   Ноябрь 1877 года. Лондонский музей науки. Выставка археологических находок.
  
   Уильям Гладстон приблизился к одной из двадцати четырех витрин с древними артефактами.
  
   Не мало времени, усилий он затратил, способствуя открытию этой выставки.
  
   Многочисленные посетители расступались.
  
   Все замолкли.
  
   Ждали мнения знатока Гомера, автора книг по теологическим и церковным вопросам.
  
   Внезапно высказался британский офицер - по виду уже имеющий боевой опыт, - так же стоявший рядом с витриной.
  
   - Или - победы, или - судьба археологических находок, - сформулировал офицер свою мысль по-армейски кратко.
  
   Посетители выставки с изумлением перевели взгляды на офицера.
  
   У. Гладстон смотрел на офицера с интересом.
  
   Как бы подбодренный всеобщим изумлением, офицер продолжил:
  
   - Археологи полезны. Азия. Египет и Аравия. Дневники. Топография. Изучение местности. Знания языков и истории. Великолепная выставка! Британия снова впереди!
  
   Офицер любезно взглянул на Уильяма Гладстона, слегка наклонил голову. Затем на секунду вытянулся перед У. Гладстоном по стойке смирно.
  
   "Сколько усилий потребовалось, чтобы отменить практику продажи офицерских патентов, но старались не напрасно", - подумал У. Гладстон.
  
   Вслух он высказался:
  
   - Приверженность народа, простого народа, трону и Британии ценнее армии и флота, золота и серебра. Это честь и слава страны. Данная выставка, первая в истории общедоступная экспозиция необыкновенных археологических находок, которую может посетить любой британец и гость нашего государства, делает честь нашей стране и служит на пользу науке!..
  
   В 1883 году во второе премьерство У. Гладстона офицер был прикомандирован к египетской армии, занимал ответственные посты. А в 1892 году (в этом году У. Гладстон стал премьером в четвертый раз) офицер занял должность "сирдара", то есть главнокомандующего египетской армией.
  
   Зимой 1888 года два европейских ученых с исследовательскими целями поплыли на нанятой яхте вверх по Нилу.
  
   Внезапно их яхта была обстреляна с берега. Возникла опасность захвата и яхты, и экипажа, и ученых.
  
   В критический момент как по волшебству появилась канонерка с британским экипажем и отогнала нападавших.
  
   Выстрел из корабельного орудия можно было трактовать и как способ помощи, и как орудийный салют.
  
   Беседуя через полчаса с командиром канонерки, британским лейтенантом, один из ученых сказал:
  
   - Ваше лицо мне знакомо, господин лейтенант. Мне кажется вы - тогда еще юноша - были десять лет тому назад в числе посетителей на выставке древних сокровищ в Лондонском музее науки.
  
   - Да, сэр, - ответил лейтенант, - в то время я еще учился. Но при первой же возможности посетил эту замечательную экспозицию. И генерал-губернатор - и все мы - помним впечатление, произведенное сокровищами. Мы стараемся знакомиться с новыми археологическими достижениями и новыми публикациями.
  
   - Наука движется вперед! - отметил ученый, вежливо наклонив голову.
  
   К разговору с ученым подключился помощник командира канонерки:
  
   - Отмечу, сэр, что мы под большим впечатлением и от открытий, и от книг, и от интенсивного развития археологии. Ваш пример ведения дневников для нас весьма интересен. И мы готовим для публикации наши дневники. Возможно, они буду интересны и для публики, и для выдающихся ученых. Ориентировочные названия: "Дневник флотского офицера" и "Суданский дневник".
  
   - Полагаю, что публикация книги "Сражения на реке" - событие близкого будущего, - добавил командир канонерки.
  
   Обсудив планы безопасного возвращения яхты к берегу Средиземного моря, ученый добавил: "Археологическая коллекция пополняется. Надеюсь на общую встречу в обновленных музейных залах с расширенной экспозицией древних ценностей!".
  
  
   02 февраля 2017 года - 03 марта 2017 года.
  
  
  
  35. Сказка о Витте. <1905>
  
  
   Большая семья М. Горького собралась вечером в зале на итальянской вилле. Горький сидел в углу комнаты, за столом. В золотых очках. И был похож на старого мастерового.
  
   За окном вдалеке был виден Везувий: его огненная лесенка сверкала в небе.
  
   В числе собравшихся были Поэтесса и Мемуарист. Они также жили в это время под одной крышей с Горьким и его семьей.
  
   Кто-то лежал на диване. Несколько человек сидели в креслах. На ковре лежала собака.
  
   Мемуарист попросил:
  
   - Алексей Максимович, прочитайте нам, пожалуйста, лекцию о Витте.
  
   - Я не считаю себя специалистом по Витте, - ответил Горький. - Много событий было связано с именем Сергея Юльевича. И вряд ли я могу осветить его деятельность в целом. Но мини-лекцию? Пожалуй.
  
   Сначала приведу цитату "из Горького", - Горький улыбнулся.
  
   - Итак.
  
   "Незадолго до кровавых событий 9 января 905-го года Морозов ездил к Витте с депутацией промышленников, пытался убедить министра в необходимости каких-то реформ и потом говорил мне:
  
   - Этот пройдоха, видимо, затевает какую-то подлую игру. Ведет он себя как провокатор. Говорить с ним было, конечно, бесполезно и даже глупо. Хитрый скот.
  
   (...)
  
   Решили ехать к Витте...
  
   Витте не было дома. Часа полтора сидели в библиотеке, ожидая его, наконец он явился и любезно пригласил нас в кабинет.
  
   (...)
  
   Он заговорил тоном сожаления, пожимая плечами, приподнимая жидкие брови, улыбаясь скользящей улыбкой, - это делало его еще более неприятным. Голос звучал гнусавенько, слова сыпались обильно и легко, мне послышалось в них что-то хвастливое, и как будто он жаловался, но смысла слов я не мог уловить, и почти ничего не оставили они в моей памяти. Помню только, что, когда он внушительно сказал: "Мнение правящих сфер непримиримо расходится с вашим, господа..." - я почувствовал в этой фразе что-то наглое, ироническое...
  
   Потом предложил нам перейти в библиотеку на время, пока он переговорит с князем Святополком. Мы ушли, я слышал, что он говорит по телефону, но у меня осталось странное впечатление, что он звонил своему швейцару и беседовал с ним.
  
   Не знаю, каков был ответ Святополка - или швейцара, - я не входил в кабинет на приглашение Витте и не спрашивал об этом членов депутации. Я вообще чувствовал себя не на своем месте в этой депутации. К тому же меня очень интересовал Кузин - я увидал, что он очарованно смотрит на коллекцию орденов в витрине; согнувшись над нею, почти касаясь пуговицей носа стекла ее, он смотрел на ордена, из рта его тянулась нить слюны и капала на стекло. Когда я окликнул его, он с трудом выпрямил спину и, улыбаясь масленой, пьяной улыбкой, сказал, вздохнув:
  
   - Сколько... накопил, черт...
  
   Шмыгнул мокрым носом и крепко вытер лицо рукавом пиджака. Все это было неописуемо противно. Назад, в редакцию, я уже не мог ехать с Кузиным".
  
   - Сейчас, дорогие друзья, - продолжил Горький, - когда иногда высказывается мнение об "ускорении" Талейраном исторического процесса, я могу взглянуть и на 9 января 1905 года, и на последующую цепочку событий по-иному.
  
   Далекая от Европейской России Русско-Японская война 1904-1905 годов. Неудачная для России. 2 января 1905 года пал Порт-Артур.
  
   Объединение практически всех общественных сил вокруг идеи о необходимости конституции.
  
   19 сентября 1905 года началась всеобщая стачка.
  
   С участием С.Ю. Витте перед Императором была поставлена альтернатива: либо политические реформы, либо диктатура.
  
   17 октября 1905 года Высочайшим Манифестом России были дарованы "незыблемые основы гражданской свободы".
  
   7 декабря 1905 года началось декабрьское московское вооруженное восстание, которое продолжалось 12 дней.
  
   Горький глотнул воду из стакана, закурил.
  
   Поэтесса не выдержала:
  
   - При подавлении декабрьского московского вооруженного восстания разыгрывались очень эмоциональные сцены!
  
   - Да! - подтвердил Горький. - В этот период практически все понимали, что конституция, что политические реформы необходимы.
  
   С одной стороны, так называемые революционеры считали себя абсолютно правыми.
  
   С другой стороны, те, кто в них стрелял (представители власти), так же признавали необходимость реформ. Но стрелявшие ощущали влияние присяги, чувства долга, самого факта принятия манифеста 17 октября 1905 года. Когда последовали события 3 июня 1907 года, что-то в душах этих людей треснуло. Пройдет время, и в дневнике Императора появится запись, датированная 2 марта 1917 года: "Кругом измена и трусость и обман!"
  
   Горький сделал паузу.
  
   - Но вернемся к Витте. После принятия Манифеста 17 октября 1905 года и подавления декабрьского московского вооруженного восстания была избрана Государственная Дума.
  
   Накануне открытия I Государственной Думы Император утвердил "Свод основных государственных законов". Статья 86 закрепляла законодательную власть Государственной Думы: "Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственной думы...". Именно это положение было нарушено 3 июня 1907 года.
  
   I Государственная Дума начала работу 27 апреля 1906 года. С одной стороны, она была лояльна существовавшему режиму. С другой стороны, она поставила в повестку дня вопрос уровня Учредительного Собрания - аграрный вопрос. Замечу, что в некоторых исторических работах применительно к Государственной Думе используется словосочетание "Учредительное Собрание".
  
   Представьте, дорогие слушатели! Учредительное Собрание начало работу задолго до 1917 года. В 1906 году! Пусть и под другим названием.
  
   9 июля 1906 года последовал указ о роспуске Государственной думы.
  
   Последующие события "вытряхнули" из Государственной Думы всю ее "соль"! Изменение положения о выборах, принятое 3 июня 1907 года, другие законодательные "усовершенствования", низвели Думу до органа, в основном рассматривающего и утверждающего бюджетно-финансовые документы.
  
   Любопытно, что историки, литераторы без труда выражают сожаления о поводу разгона Учредительного Собрания в 1917 году. Матрос Железняк - очень эффектный образ. А вот судьба I Государственной Думы особых сожалений и сильных эмоций не вызывает.
  
   Итак, 22 апреля 1906 года С.Ю. Витте уходит в отставку.
  
   "За его спиной" остаются:
  
   1.Благополучная, успокоившаяся страна (сил у оппозиции хватило для Манифеста, но не для переворота),
  
   2.Благополучное - в целом - окончание Русско-Японской войны,
  
   3.(Можно спорить о терминах, но - домыслим:) Конституция и Учредительное Собрание, готовое и способное решать аграрный вопрос.
  
   Время для реформ имеется: первая мировая начнется лишь в 1914 году.
  
   Такова, мои дорогие слушатели, моя мини-лекция о Сергее Юльевиче Витте.
  
   - Спасибо Вам, Алексей Максимович, за эту превосходную лекцию. Лекцию очевидца событий, - поблагодарил Мемуарист.
  
   Раздались общие аплодисменты.
  
   - Меня, - добавил Мемуарист, - Ваша лекция привела в творческое настроение.
  
   Горький улыбнулся:
  
   - История - повод для размышлений.
  
   - Хотелось бы высказаться - для проверки правильности усвоения услышанного, - продолжил Мемуарист.
  
   - Пожалуйста, - отреагировал Горький.
  
   - Нельзя ли найти логическую связь между декабрьским московским вооруженным восстанием 1905 года (да и в целом Революцией 1905 года) и событиями 3-8 июля 1917 года? В начале июля 1917 года некоторые части Петроградского гарнизона, рабочие и другие участники событий попытались свергнуть Временное правительство. Большевики хорошо усвоили уроки 1905 года: и не особенно препятствовали событиям (может быть, даже подтолкнули их), но и не втягивались.
  
   Был выполнен своеобразный исторический тест. Своеобразная репетиция. Пробный шар.
  
   Как Ваше мнение, Алексей Максимович?
  
   Было тихо. Горький любовался пейзажем. Красота Везувия привлекла внимание всех присутствующих. Вечер, переходящий в ночь, Италия, вилла, море, Везувий, тишина...
  
  
   19 мая 2017 года
  
  
  
  36. Сказка о 17 октября. <1905>
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького завершалась подготовка к презентации новой многотомной книги: объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова, министра А.П. Извольского, Записки министра П.Н. Дурново, воспоминаний и работ других политических деятелей, литераторов.
  
   К библиотеке сходились и съезжались авторы и читатели.
  
   Стоял жаркий летний день. Многие прибыли на презентацию заранее и не спешили заходить в помещение, непринужденно беседуя и наслаждаясь прекрасной погодой.
  
   На улице перед входом в кафе-библиотеку скапливалось приличное количество людей. Кто-то стоял сам по себе, кто-то - вдвоем с собеседником. Образовались и значительные группы - с известными людьми как центрами всеобщего внимания.
  
   Окруженный слушателями Сергей Юльевич Витте пояснял:
  
   - Государю было благоугодно в своей весьма достойной речи в 1895 году сказать несколько слов о "напрасных бессмысленных мечтаниях". Лучше было бы эти слова не высказывать, так как, к счастью - или несчастью - России, - но эти "напрасные мечтания" после 17 октября 1905 года перестали быть мечтаниями.
  
   Манифест 17 октября 1905 года представляет собою такой акт, который можно временно не исполнить, можно проклинать, но который уничтожить никто не может. Он как бы выгравирован в сердцах и умах громадного большинства населения, составляющего великую Россию.
  
   Публика озадаченно примолкла.
  
   В обсуждение включился Великий Князь Николай Николаевич:
  
   - 17 октября - замечательное число: 17 (октября 1888 года) в Борках была спасена вся Царская семья и в том числе и теперешний Император, будучи Наследником. 17 октября (1905 года) вы, граф Витте, спасаете Государя с Его малолетним Наследником и Его Семьей.
  
   Услышав эти высказывания, публика оживленно зажужжала.
  
   Из публики послышалось:
  
   - Император Александр III настоял на переходе С.Ю. Витте, заранее предупредившего Императора об опасности железнодорожной аварии, на государственную службу. С 1889 и до 1894 года (когда умер Александр III) С.Ю. Витте пользуется полным доверием Императора, занимает самые ответственные государственные должности, проводит важнейшие реформы. Начинается "эпоха Витте"!
  
   Император Николай II почти каждый год 17 октября в своем дневнике вспоминал о крушении поезда и спасении царя и царской семьи 17 октября 1888 года. Была сделана запись и в Тобольске 17 октября 1917 года: "29 лет прошло со дня нашего спасения при крушении поезда".
  
   Это высказывание было встречено молчанием. Некоторые перекрестились.
  
   (Экс) Премьер Иван Логгинович Горемыкин (бывший премьером несколько раз: "между" С.Ю. Витте и П.А. Столыпиным, затем - после В.Н. Коковцова) решил отреагировать на высказывания Сергея Юльевича Витте. Слова Горемыкина звучали скептически:
  
   - Все это чепуха, одни громкие слова, которые не получат никакого применения. Государь (Император Николай II) поверил тому, что Ему наговорили, очень скоро забудет об этом новом курсе, и все пойдет по старому.
  
   Все правительство в одном Царе, и что Он скажет, то и будет нами исполнено, а пока от Него нет ясного указания, мы должны ждать и терпеть.
  
   Я ему не возражал против Его увлечения, потому что считаю, что Вашею ошибкою было всегда то, что Вы принимали все всерьез и старались всегда отстаивать то, что считали правильным. Но это было непрактично. Государю не следует противоречить...
  
   С.Ю. Витте, не обращая внимания на реакцию слушателей, настаивал:
  
   - Манджурия не могла быть нашей... Ни Америка, ни Англия, ни Япония, ни все их союзники явные или тайные, ни Китай никогда не согласились бы нам дать Манджурию. А потому держась убеждения, что так или иначе, а нужно захватить всю Манджурию, устранить войну было невозможно.
  
   К кафе-библиотеке подошел генерал А.Н. Куропаткин. Он остановился под тенистым деревом. Там же стояло несколько солидных людей. Генерал услышал донесенные ветерком отрывочные слова беседовавшего неподалеку С.Ю. Витте, уловил в них "Манчжурия". Извинившись, генерал позаимствовал на минуту портфель у одного из политиков. Положив на портфель лист чистой бумаги, генерал провел на нем горизонтальную черту и в левом углу поставил довольно высоко над чертою звездочку, прося, чтобы публика следила за его изображением.
  
   "Вот - говорил он - это звездочка над горизонтом, это я в данную минуту. Меня носят на руках, подводят мне боевых коней, подносят всякие дары, говорят приветственным речи, считают чуть ли не спасителем отечества, и так будет продолжаться и дальше до самого моего прибытия к войскам, моя звезда будет все возвышаться и возвышаться.
  
   А когда я приеду на место и отдам приказ отходить к северу и стану стягивать силы, поджидая подхода войск из России, те же газеты, которые меня славословят, станут недоумевать, почему же я не бью японцев, и я начну все понижаться и понижаться в оценке, а потом, когда меня станут постигать небольшие, неизбежные неудачи, моя звезда станет все ниже и ниже спускаться к горизонту и затем зайдет совсем за горизонтальную черту.
  
   Вот тут-то Вы меня и поддержите, потому, что тут я начну переходить в наступление, стану нещадно бить японцев, моя звезда снова перейдет за горизонт, пойдет все выше и выше, и где и чем я кончу, - этого я и сам не знаю. Вашей поддержки я никогда не забуду".
  
   А.Н. Куропаткин возвратил портфель владельцу.
  
   Кто-то из публики, вздохнув, с едва уловимой завистью добавил: "Находясь в опале после неудачных сражений русско-японской войны, в своем имении Алексей Николаевич на свои средства открыл сельскохозяйственную школу и библиотеку. Умер А. Н. Куропаткин 16 января 1925 года, а летом 1964-го ученики основанной им сельскохозяйственной школы поставили на могиле мраморное надгробие с надписью "Куропаткин Алексей Николаевич. 1848-1925. Основатель сельскохозяйственной школы".
  
   Публику рисунок генерала А.Н. Куропаткина преисполнил слепой верой в успех.
  
   Раздались восторженные восклицания. Стали желать успеха и адмиралу Зиновию Петровичу Рождественскому по поводу предстоящего бесконечного странствования эскадры кругом Африки, по пути к российскому Дальнему Востоку. Негромко адмирал Рождественский произнес:
  
   - Какой может быть у меня успех. Не следовало бы начинать этого безнадежного дела, да разве я могу отказаться исполнять приказание, когда все верят в успех.
  
   С.Ю. Витте продолжал свою мысль:
  
   - Думали немедленно затушить пожар маленькою струею воды, а пожар именно вследствие малой, хотя продолжительной струи, к тому же пускаемой бездарным брандмейстером, не потушили. Мне его пришлось потушить в Портсмуте 23 августа (5 сентября) 1905 года.
  
   Ночью перед заключением Портсмутского мира я не спал.
  
   Самое ужасное состояние человека, когда внутри, в душе его, что-то двоится. Поэтому, как сравнительно несчастны должны быть слабовольные. С одной стороны, разум и совесть мне говорили: какой будет счастливый день, если завтра я подпишу мир, а с другой стороны, мне внутренний голос подсказывал: "но ты будешь гораздо счастливее, если судьба отведет твою руку от Портсмутского мира, на тебя все свалят, ибо сознаться в своих грехах, своих преступлениях перед отечеством и Богом никто не захочет и даже русский Царь, а в особенности Николай II".
  
   Я провел ночь в какой то усталости, в кошмаре, в рыдании и молитве.
  
   Видя американцев, благодарящих со слезами Бога за дарование мира, у меня явился вопрос - что им до нашего Портсмутского мира? И на это у меня явился ясный ответ: да ведь мы все христиане. Когда я покидал церковь, хоры запели "Боже, Царя храни", под звуки которого я пробрался до автомобиля и, когда гимн затих, уехал.
  
   По моему глубочайшему убежденно, если бы не был заключен Портсмутский мир, то последовали бы такие внешние и внутренние катастрофы, при которых не удержался бы на престоле дом Романовых.
  
   - Поэтому было страшно? Из-за этого - раздвоение? Потому не спали? Молились? Был шанс уклониться от мира и без оттяжек решительно модернизировать Россию? - спросил кто-то из слушателей. - Или Портсмутский мир плюс 17 октября 1905 года - это спасение и обновление России?
  
   - Вернувшись в Петербург и после 17 октября 1905 года вступив во власть, - продолжил С.Ю. Витте, - я ясно увидел, что для того, чтобы Россия (относительно благополучно) пережила революционный кризис, и дом Романовых не был потрясен, необходимы две вещи - добыть посредством займа большую сумму денег, так чтобы не нуждаться в деньгах (т. е. в займах) несколько лет, и вернуть большую часть армии из Забайкалья в Европейскую Россию.
  
   Имея деньги и войско, а затем ведя добросовестно политику в точности согласно обещаниям, данным манифестом 17 октября, я был уверен, что в конце концов все успокоится и войдет в норму, ибо жизнь 150 миллионов населения того потребовала бы.
  
   И.Л. Горемыкин безучастно смотрел куда-то в небо. Невольно он вспомнил: "В 1906 году отставка С.Ю. Витте была окончательной".
  
   - Впрочем..., - С.Ю. Витте слегка засомневался, - заем был бы направлен против Германии и противоречил бы и интересам самой Франции (и России).
  
   Подходившие к кафе-библиотеке Германский Император Вильгельм II и (экс) Министр финансов России Иван Павлович Шипов обменивались мнениями относительно российской альтернативы "иностранный заем (и сохранение размена рубля на золото) - либо отказ от обмена кредитных билетов на золото (что снижает потребность в иностранном займе)".
  
   Министр финансов И.П. Шипов высказал свою точку зрения, находясь в очень мрачном настроении:
  
   - Краткосрочный заем в 267 миллионов франков отнюдь не разрешает вопроса и не устраняет необходимости введения принудительного бумажного обращения... Несколько более благоприятные сведения от многих Казенных Палат о поступлении государственных доходов не заслуживают большой веры, так как они могут смениться такими же катастрофическими известиями, которые уже поступали...
  
   Я полагаю целесообразным неоднократно вносить проект Указа о приостановлении размена кредитных билетов на золото.
  
   Один из участников предстоящей презентации, стоявший неподалеку, подумал: "Прекращение размена рубля на золото, эмиссия бумажных денег облегчили бы начавшийся выкуп государством у помещиков земель и последующую продажу этих земель крестьянам. И кто знает, что важнее - твердый рубль (размен рубля на золото), стимулирование экономического роста, либо - разрешение аграрного вопроса, проведение аграрной реформы, наделение крестьян землей. Впрочем, отказ от обмена кредитных билетов на золото, эмиссия бумажных денег вряд ли бы стали непреодолимым препятствием для стимулирования экономического роста".
  
   Германский Император Вильгельм II довольно сухо и безучастно отреагировал на слова министра И.П. Шипова:
  
   - Я не большой финансист, и не совсем понимаю, почему России так нужно заботиться своей денежной системе, когда у нее столько других забот?
  
   Скажите, пожалуйста, неужели Вы не считаете просто диким, что среди общего развала, среди постоянных волнений, которые могут смести все, что есть еще консервативного в Европе, две Монархические страны не могут соединиться между собою, чтобы составить одно плотное ядро и защищать свое существование.
  
   Разве это не прямое безумие, что вместо этого Монархическая Россия через голову Монархической же Германии ищет опоры в Революционной Франции и вместе с нею идет всегда против своего естественного и исторического друга.
  
   Несколько шагов рядом с Германским Императором и Министром финансов России прошагал Лев Давидович Троцкий (ставший в 1905 году председателем Петербургского совета рабочих депутатов). Как бы рассуждая вслух сам с собою, он заметил:
  
   - Долговые обязательства Романовых не будут признаны победоносным народом. Мы решаем не допускать уплаты долгов по всем тем займам, которые царское правительство заключило. Декрет Совета Народных Комиссаров от 10 февраля 1918 г. объявил начисто аннулированными все царские долги. Неправы те, которые утверждают, будто Октябрьская революция не признает никаких обязательств. Свои обязательства революция признает. Обязательство, которое она взяла на себя 2 декабря 1905 г., она осуществила 10 февраля 1918 г. Кредиторам царизма революция имеет право напомнить: "Господа, вы были своевременно предупреждены!".
  
   Высказавшись, Л.Д. Троцкий отошел в сторону, ожидая начала презентации объеденных в одном издании мемуаров. Неподалеку от него оказался председатель I Государственной Думы Сергей Андреевич Муромцев. С.А. Муромцев бесстрастно проговорил: "Выборгское воззвание, принятое в Выборге 10 июля 1906 в ответ на роспуск I Государственной Думы, призывало граждан всей России до созыва Думы не давать "ни копейки в казну, ни одного солдата в армию". Займы, которые будут заключены без согласия Думы, объявлялись недействительными".
  
   Германский Император и Министр финансов России вежливо поклонились Императрице Марии Федоровне, матери Императора Николая Второго, которая высказывалась в адрес Министра императорского Двора Владимира Борисовича Фредерикса:
  
   "К сожалению, мой сын слишком добр, мягок...
  
   Это на самом деле ужасно, и Я понимаю, что у Столыпина просто опускаются руки, и он не имеет никакой уверенности в том, как ему вести дела.
  
   Государь слишком самолюбив и переживает создавшийся кризис вдвоем с Императрицею, не показывая и вида окружающим, что Он волнуется и ищет исхода.
  
   Я не вижу ничего хорошего впереди.
  
   Чем дальше, тем больше у Государя и все глубже будет расти недовольство Столыпиным, и я почти уверена, что теперь бедный Столыпин выиграет дело, но очень ненадолго, и мы скоро увидим его не у дел, a это очень жаль и для Государя и для всей России. Я лично мало знаю Столыпина, но мне кажется, что он необходим нам, и его уход будет большим горем для нас всех.
  
   Бедный мой сын, как мало у него удачи в людях. Нашелся человек, которого никто не знал здесь, но который оказался и умным и энергичным и сумел ввести порядок после того ужаса, который мы пережили всего 6 лет тому назад, и вот - этого человека толкают в пропасть и кто же? Те, которые говорят, что они любят Государя и Россию, a на самом деле губят и Его, и родину. Это просто ужасно...
  
   В.Б. Фредерикс сочувственно смотрел на Императрицу-Мать.
  
   - В течение моей долгой дипломатической службы, проведенной среди разнообразных народов под всеми широтами, - включился в разговор с Витте и Горемыкиным (экс) министр иностранных дел Александр Петрович Извольский, - я видел много общественных деятелей, которые были известны своим радикализмом, поскольку они оставались в оппозиции, и которые становились ярыми сторонниками порядка, когда они призывались к власти.
  
   Разве можно серьёзно поверить тому, что наиболее влиятельные фигуры I Думы вроде Муромцева, Шипова и князя Львова, которые являются крупными землевладельцами и столь жизненно заинтересованы в поддержании спокойствия и в мирном разрешении аграрного вопроса, были бы менее преданными и менее консервативными, чем бюрократы категории Шванебахов, которые не имеют связи с землей и все благополучие которых состоит в получении жалованья двадцатого числа каждого месяца?
  
   С.Ю. Витте - все более нервно - продолжал излагать свою точку зрения:
  
   - ...Не решились, распуская или разгоняя Думу, не назначить срок для выборов в новую Думу и не дать нового выборного закона, т. е. не решились вполне уничтожить 17 октября или, иначе говоря, уничтожить законодательные учреждения. А только решили сделать такой закон, чтобы Государственная Дума была вполне послушна.
  
   Какие, в конце концов, результаты даст выборный закон 3-го июня (1907 года) - вопрос темный.
  
   Я думаю, что закон этот долго не устоит, или он будет изменен на более разумный, принципиальный, или Думы совсем не будет. Для чего собственно иметь Думу?
  
   Переворот этот по существу заключался в том, что новый выборный закон исключил из Думы народный голос, т. е. голос масс и их представителей, а дал только голос сильным и послушным: дворянству, чиновничеству и частью послушному купечеству и промышленникам.
  
   Таким образом, Государственная Дума перестала быть выразительницей народных желаний, а явилась выразительницей только желаний сильных и богатых, желаний, делаемых притом в такой форме, чтобы не навлечь на себя строгого взгляда сверху.
  
   По форме же переворот этот заключался в том, что он совершенно нарушил основные государственные законы, изданные в мое министерство, после 17-го октября 1905 года.
  
   К группе слушателей, окруживших С.Ю. Витте, подошел (экс) премьер Владимир Николаевич Коковцов (ставший премьером после П.А. Столыпина):
  
   - Я как честный человек, горячо любящий свою Родину и своего Государя, скажу: можно быть спокойным за судьбу страны и династии до тех пор, пока в порядке финансы и армия. Финансы - хороши. Но армия - не в порядке. Она не устроена и дурно управляется. Военного Министра Сухомлинова не уважает никто из видных военных: одни над ним издеваются, другие его презирают, и с таким начальником подготовить армию к победному бою - нельзя.
  
   Дай Бог, чтобы я ошибался, но мною владеет страх за будущее, и я вижу в нем грозные признаки, от которых упаси Господь Императора России и Наследника.
  
   С.Ю. Витте, как бы соглашаясь, наклонил голову.
  
   Кто-то из публики откомментировал: "При влиятельной, дееспособной Думе, - как то предполагалось 17 октября 1905 года, - не бывать бы Сухомлинову военным министром".
  
   В.Н. Коковцов продолжил:
  
   - Когда прошел "медовый месяц" моего премьерства и над моей головой сгустились уже тучи, ликвидация моя (как премьера) близилась к своему разрешению, я в одной из бесед с товарищем Министра Внутренних Дел и Командиром Корпуса Жандармов получил в ответ: "Я ничем не распоряжаюсь и решительно не знаю кто и как получает доступ в места пребывания Царской Семьи". Мне осталось только добавить ему (Командиру Корпуса Жандармов): "так недалеко и до Багрова".
  
   С.Ю. Витте понимающе пристально взглянул на В.Н. Коковцова.
  
   Оказавшийся в рядах публики студент неожиданно заявил:
  
   - Никакого самодержавия фактически нет!
  
   Публика опасливо слегка отодвинулась от студента.
  
   - Об этом ясно выразился Лев Толстой в работе "Бессмысленные мечтания"! - продолжал студент. И процитировал слова Льва Толстого: "Считается и предполагается, что правит делами государства царь; но ведь это только считается и предполагается: править делами государства один царь не может, потому что дела эти слишком сложны... править делами он не может потому, что это совершенно невозможно для одного человека. Правят действительно: министры, члены разных советов, директоры и всякого рода начальники. ...В России в наше время для того, чтобы управлять государством, нужны десять тысяч ежедневных решений. Кто же поставляет эти решения?".
  
   - Вопрос состоит в том, как юридически оформить УЖЕ СОСТОЯВШЕЕСЯ исчезновение самодержавия, - пояснил студент. - Вместо этого сохраняют вывеску "самодержавие" и соответствующий правовой произвол, организационную путаницу, деловую неразбериху. Зачастую наделяют властью малоэффективных людей. "Денонсируют" 17 октября 1905 года. Волей-неволей передают постепенно власть в руки правительства и бюрократического аппарата. А для сохранения вывески меняют-тасуют премьеров и министров.
  
   - Правительство управляет! - отметил В.Н. Коковцов. - России показала за 10-тилетие с 1904 по 1914 год замечательный экономический расцвет.
  
   Наступившее в 1907 году успокоение в стране, укрепление денежного обращения, широкое развитие кредита, накопление и приток свободных капиталов и, одновременно, увеличивающийся крестьянский спрос - все эти явления привели в рассматриваемое десятилетие к замечательному оживлению русской промышленности.
  
   Русское крестьянство крепло, и увеличивалась устойчивость урожаев и производительность посевов. Созидался, укреплялся и расширялся фундамент для здорового и рационального развития всех производительных сил страны.
  
   Оживление русской промышленности в описываемую эпоху было, таким образом, явлением нормальным, имевшим корни во всей хозяйственной и государственной жизни страны и твердую почву, на которой оно, - без большевистской катастрофы, - продолжало бы свое быстрое и мощное развитие с параллельным ростом народного благосостояния.
  
   Слова Владимира Николаевича Коковцова публика встретила дружными аплодисментами и общим одобрительным гулом. Кто-то из публики даже выкрикнул (не совсем уместно): "Ура Витте! Ура Коковцов!". Снова аплодисменты.
  
   - Резкий рост производства хлопчатобумажной пряжи, белого сахара, папирос, каменного угля, чугуна! Прогресс железнодорожной сети! Великолепно! - согласился студент. - Это, конечно, не создание авиа- и космической промышленности... Но, ведь, - без крови, без массовых смертей, без социальных катаклизмов... Однако, разве благополучному правительству В.Н. Коковцова, разве ему, эффективному, умеренному, высокопрофессиональному премьеру-трудоголику и - "по совместительству" - министру финансов, дали возможности длительно и беспрепятственно работать?
  
   - Странно получается, - обменивались мнениями двое господ из публики. - Критикуют Императора Николая II... Но кто назначал Витте? Кто назначал Коковцова? При ком состоялся экономический расцвет 1904 - 1914 годов?
  
   - Блеск Витте и Коковцова "смущал", - неопределенно ответил собеседник, - и этот блеск был относительно не долог. Сменились Витте и Коковцев... На смену им пришли новые люди... Новые события сменили экономический расцвет...
  
   - И Вы полагаете, что приход новых людей и событий дает основания для критики Императора Николая II?
  
   Собеседник промолчал. Неопределенно пожал плечами.
  
   В числе собравшихся была необычная личность - по виду деревенский мужик в рубахе на выпуск, шароварах и сапогах, но - с охраной. Сотрудник участливо спросил у сибирского мужичка, почему тот задумчив. Последовал ответ: "Не могу решить, созывать Думу или не созывать?".
  
   - Почему Россия недовольна мною, ведь я к августу 1914 года, к началу мировой войны выставил четыре с половинной миллиона войск? Я был во главе военного ведомства и все было благополучно, - заметил (экс) Военный министр В.А. Сухомлинов.
  
   Студент только вздохнул в ответ на слова В.А. Сухомлинова. Публику охватило какое-то неловкое и тоскливое молчание.
  
   К группе, "возглавляемой" С.Ю. Витте, присоединился прибывший на презентацию многотомной книги Николай Петрович Дурново, выпускник военно-юридической академии, российский государственный деятель (побывавший и директором департамента полиции, и сенатором, и Министром внутренних дел, и членом Государственного совета), автор знаменитой пророческой Записки. Его высказывания привели многих в задумчивое состояние:
  
   - Готовы ли мы к столь упорной борьбе, которою, несомненно, окажется будущая война европейских народов? На этот вопрос приходится, не обинуясь, ответить отрицательно.
  
   Доказательством этого служит огромное количество остающихся нерассмотренными законопроектов военного и морского ведомств и, в частности, представленный в Думу еще при статс-секретаре Столыпине план организации нашей государственной обороны.
  
   Побежденная армия, лишившаяся, к тому же, за время войны наиболее надежного кадрового своего состава, охваченная общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованною, чтобы послужить оплотом законности и порядка.
  
   Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентные партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению.
  
   При исключительных условиях надвигающейся общеевропейской войны, таковая, опять-таки независимо от ее исхода, представит смертельную опасность и для России, и для Германии. В побежденной стране неминуемо разразится социальная революция, которая, силою вещей, перекинется и в страну-победительницу.
  
   Контр-мнение - не очень разборчиво - послышалось от (экс) Военного министра Владимира Александровича Сухомлинова:
  
   - ...Все равно ... нам не миновать, и нам выгоднее начать ... раньше. Тем более, что это (лично) Ваше (министра С.Д. Сазонова) и Председателя Совета Министров (В.Н. Коковцова) убеждение в нашей неготовности. А Государь и я - мы - верим в Армию и знаем, что ... произойдет только одно хорошее для нас.
  
   Собравшиеся перед входом в кафе-библиотеку услышали громкое приглашение Горького:
  
   - Господа! Товарищи! Прошу в библиотеку!
  
  
   10 июля 2017 г. - 23 июля 2017 г.
  
  
  
  37. Лев Толстой. Должники и кредиторы. Очерк. <1910>
  
  
  1.'Я сказал себе, что я литератор'
  
  К творчеству Льва Николаевича Толстого я относился равнодушно.
  Запомнилось, что во время Второй мировой войны в составе американских ВМС служил младший лейтенант, командир торпедного катера. Катер базировался на острове Тулаги (входит в состав Соломоновых островов), и в хижине младшего лейтенанта на видном месте красовалась единственная книга 'Война и мир' Л. Н. Толстого. Якобы командир катера с этой книгой не расставался. Через определенное время младший лейтенант стал президентом США.
  Но даже эти биографические детали не способствовали появлению интереса.
  Например, ни Вронский, ни паровоз, ни Анна Каренина, ни ее (иногда) плохо выговаривающий слова муж (об этой детали упоминалось в какой то комментариальной работе) меня совершенно не интересовали.
  Те, кто так или иначе, прямо или косвенно, были причастны к событиям двух мировых войн, к до и послевоенным периодам, - впечатлило ли бы их описание раненого героя, лежащего на поле сражения и смотрящего в небо? Небо было почти чистым, воздух относительно свежим, герой - более или менее - целым.
  Так или иначе, что то читалось. Застряли в памяти какие то упоминания из 'Войны и мира' о пожертвованиях представителей дворянства для победы в 1812 году. Чуть ли не в долги влезали. Почти что разорялись - а жертвовали.
  Тем не менее, творчество Льва Толстого не привлекало. Как то ближе было что то более актуальное, занимательное.
  Много лет тому назад встретилась повесть Толстого 'Казаки'. Любопытно. Вот он Толстой - молодой, увлеченный, богатый... Ну может быть, не такой удалой, как местные станичники... В общем, не пришелся ко двору...
  Как то встретился рассказ Льва Толстого 'Разжалованный'. Прочел с интересом.
  Далее встретилась информация о Федоре Ивановиче Толстом американце - при чтении о А. С. Пушкине. Ф. И. Толстой американец оказался - в итоге - в числе приятелей А. С. Пушкина.
  Оказалось, что Ф. И. Толстой американец - один из тех русских аристократов, которые не только не владели акциями Российско Американской компании, учрежденной 8 (19) июля 1799 года, не только не получали от этой компании доходы (он то Толстой американец вроде бы акций не имел и таковых доходов не получал), не только не писал проектов Конституций, и не выходил в декабре 1825 года на Сенатскую площадь, возмущенный неправильным устройством жизни, но один из тех (почти) не существовавших аристократов, кто поднял свое тело, переместил его из столичных помещений на корабль, доплыл до Америки, затем в составе кругосветной экспедиции обогнул южным маршрутом Америку, побывал на Камчатке, далее пересек Сибирь от Дальнего Востока до Европейской России. Легенда приписывает ему посещение Аляски (тогда, вроде бы, 'русской'). Таким образом, совершил в 1803-1805 годах кругосветное путешествие. Понятно, что некоторые - очень не многие - морские офицеры (люди так называемого благородного происхождения) также совершили кругосветное путешествие, но что то не слышно о таком деянии со стороны иных представителей высшей столичной аристократии. Куда плыть? Дискомфортно... И зачем?
  В книге М. Филина 'Толстой американец' встретилась любопытная фраза (М. Филин делает ссылку на М. Ф. Каменскую): 'Тогда же Фёдор Иванович заглянул в устроенный им самим из чего то календарь, который носил всегда при себе, и увидел число 12 го декабря; значит, святой, который предстал ему в видении, был не кто иной, как св <ятой> Спиридоний, патрон всех графов Толстых''.
  Ф. И. Толстой американец и Лев Николаевич Толстой - родственники. 'Лев Толстой двоюродный племянник Фёдора Толстого, с которым он был в годы своего детства лично знаком' (Википедия. Статья 'Толстой, Федор Иванович').
  Далее случайно прочел работу Льва Толстого 'Бессмысленные мечтания'. Мы то, живущие в XXI веке, знаем, чем все кончилось. А он, Лев Толстой, жил в государстве, управляемом самодержцем. Писал, стучался. Стучался - и стучался - и стучался. В общем, за всех старался.
  Махатма?
  Не слышали? Или не слушали?
  Все, что было потом, мы то знаем...
  Из исторической мглы выступают тени тех десятков (может быть, более сотни) миллионов, за которых заступался, пытался заступиться граф Л. Н. Толстой...
  Кого было слушать, как не графа Л. Н. Толстого? 'Своего'?
  Внутренняя сила и моральная высота автора мне показались столь высокими и для меня не достижимыми, что я - неожиданно для себя - воспринял его как человека из какого то другого высшего мира. По меньшей мере, это ощущение призывало к осторожности.
  
  2.Молчаливое мужество и спокойный героизм
  
  Лев Толстой своим жизненным путем прошел (прожил) путь от одного колоссального исторического сдвига
  Крымской войны 1853-1856 годов, последующих реформ,
  до другого
  русско японской войны, революции 1905 года и Манифеста 17 октября 1905 года).
  Возможно, в факте принятия Манифеста проявились и усилия Л. Н. Толстого.
  При нем состоялся и третьеиюньский переворот 1907 года. Особо пессимистично настроенный скептик выскажет гипотезу, что после третьеиюньского переворота у тех, кто рассчитывал получить от него выгоду, не стало шансов. Но это - пессимистичная гипотеза.
  Лев Толстой жил и действовал со спокойным героизмом, сделав все, что от него зависело. Как защитники Севастополя.
  
  3.Как древние пророки
  
  Однако же некоторые мистические явления вернули меня к мыслям о Льве Толстом. В моем распоряжении был очерк, написанный еще при жизни Л. Н. Толстого: очерк Евгения Андреевича Соловьева 'Л. Н. Толстой: Его жизнь и литературная деятельность'. Попытался найти современную биографию. Так называемых кратких, вывешенных на сайтах, - достаточно. А вот найти современную, в виде книги - это потребовало некоторых усилий. (Биография Ф. И. Толстого американца нашлась само собой, а поиск книги современной биографии Льва Толстого потребовал нескольких попыток). Вот и книга о Льве Толстом. Какие то аннотации... Вроде один из ее автор умер, не закончив книги... Заканчивал другой, но и он не дожил до выхода книги в свет...
  Т а а а к...
  Начал я с чтения очерка Е. А. Соловьева. Начал - и сразу неожиданность (по крайней мере, для меня лично). Упоминание о родовом древе, которое 'поддерживает святой Михаил, князь Черниговский, погибший когда то смертью мученика в Орде' [Соловьев Е. А.].
  'Еще помолишься о том, чтобы Бог дал счастья всем...' (Цит. по [Соловьев Е. А.]).
  Замелькали слова:
  'Молчаливый героизм',
  'Спокойное мужество',
  'Руссо',
  'Фатализм',
  'Грусть',
  'Пессимизм'...
  Сравнение с пророком Иеремией...
  Читая очерк Е. А. Соловьева я обращался для сопоставления и к современной книге биографии.
  Маленькое отступление. Вот, якобы, 'мы не любопытны'. Ну..., не стоит преувеличивать. Очень даже любопытны, даже - любознательны. 'Был опустевший яснополянский дом, была тетушка Алин со своей восторженной религиозностью и вечным кисловатым запахом несвежего белья'. Разве не любопытная деталь?
  Продолжу. Возвращаюсь к очерку Е. А. Соловьева.
  
  'Грусть как сконцентрированное страдание, как скверный осадок всех жизненных впечатлений никогда не покидала Толстого. Строго говоря, все написанное им невыразимо грустно: грустны и 'Севастопольские рассказы', и удивительный перл 'Три смерти', и 'Война и мир', и 'Анна Каренина'. Как древние пророки, Толстой является в нашем обществе 'с грустным и строгим лицом'. Его признания - разве это не плач Иеремии?...' [Соловьев Е. А.].
  
  Упоминание о фатализме обращает на себя внимание.
  Первое издание очерка Е. А. Соловьева в Павленковской серии 'Жизнь замечательных людей' состоялось в 1894 году, второе в 1897 году, а третье в 1902 году.
  
  'Голодный 1891/92 год прибавил новую блестящую страницу к биографии Толстого, страницу, которой я и позволю себе заключить свой очерк. Мы видели, как он учил и искал правды, как переходил от служения силе к служению труду и наконец - любви' [Соловьев Е. А.].
  
  То есть все три издания состоялись до революции 1905 года. До Манифеста. И до третьеиюньского государственного переворота 1907 года.
  А 7 (20).11.1910 года Л. Н. Толстой умер.
  Что было дальше - мы знаем.
  Таким образом, фатализм, грусть, пессимизм оказались пророческими.
  Е. А. Соловьев (25 июля (6 августа) 1863 - 12 (25) августа 1905 года) не может найти ответа на вопрос о причинах фатализма Л. Н. Толстого, и завершает свои размышления на тему фатализма цитатой: ''Ведь сердце поэта, - говорит Гейне, - центр мира, как же не быть ему в настоящее время разорванным?''.
  
  4.Руссо и терпение
  
  Мое мышление двигалось ассоциативно. Руссо - общественный договор - должники и кредиторы.
  Само собой возникло название очерка 'Должники и кредиторы Льва Толстого'.
  И все расставилось по своим местам.
  Люди молчаливого героизма и спокойного мужества - кредиторы. Те, кто ими командовали - должники.
  В чем состояла позиция Льва Толстого?
  Прежде скажу, что сама схема - схема должников и кредиторов, банкротства, оздоровления, комитата кредиторов - она не отражает трагизма ситуации.
  Является отчасти поверхностной.
  Но она - наглядна и понятна. Это во первых.
  Во вторых, понимание стоящих во мгле теней десятков (может быть, более сотни) миллионов людей - оно тягостно. Оно - даже - пугает.
  Поэтому эта лайт версия (должники и кредиторы, банкротство, оздоровление), и ее использование, является попыткой представить ситуацию наглядно и выйти из под тягостного, пугающего впечатления.
  Итак.
  Первое. С одной стороны - кредиторы. С другой - должники.
  Второе. Постепенно становится ясно, что по долгам рассчитаться не удастся. Самое разумное - процедура добровольного (не принудительного) банкротства. С переходом к оздоровлению.
  Третье. Причастность к числу неисправных должников - неприятна, да и не нужна. Как то попытаться от них дистанцироваться.
  Четвертое. Банкротство всегда малоприятно, почти всегда - трагично. Его следовало сделать наименее трагичным. Объяснить, что будущее - не просто. Что нужно - действовать. Что не нужно обострять отношения с кредиторами. Что нужно подвергнуться добровольному - неприятному, унизительному, но открывающему путь в будущее - оздоровлению.
  Пришла русско японская война 1904-1905 годов. Кредиторы собрались и предъявили к оплате накопившиеся долги.
  Должники долгов не признали.
  Начался напряженный конфликт.
  В конце концов, должники сказали: долги признаем, признаем себя банкротами. Будем стараться оздоровиться. Создаем комитет кредиторов. Будьте спокойны. Расходитесь.
  Кредиторы поверили и разошлись. Хотелось - всем хотелось - по мирному. Возможно, подействовали и литература, и объяснения, и увещания.
  Естественно, из комитета кредиторов доносился шум: не так идет оздоровление, недостаточно быстро и тому подобное.
  Должники - обижены (а значит, оскорблены и унижены)! Не об оздоровлении нужно думать, а о приведении кредиторов к повиновению.
  Должники подумали подумали и объявили: знаете что, мы передумали. Долгов не признаем. Процедуру банкротства завершить. От оздоровления отказываться как то не удобно, оно будет, но - по эксклюзивной схеме. Комитет кредиторов преобразуется в дискуссионный клуб, подлежащий - при необходимости - закрытию.
  Воспитательное воздействие на должников оказалось поверхностным.
  А может быть, должникам нужно было попробовать еще раз? А может быть, кредиторам нужно было потерпеть? 'Терпением вашим спасайте души ваши'.
  Подведем итоги сказанному в формате выбранной 'лайт версии'.
  Стало ясно, что детям нужно адаптироваться к самостоятельной жизни.
  Хотелось громко, символично разорвать с должниками, с миром должников.
  Может быть, хотелось и смерть принять такую, как у богомольцев, странников Божиих, Божиих Людей?
  В 1910 году Лев Толстой умер.
  Что было дальше - общеизвестно.
  Из мглы смотрят тени десятков (может быть, более сотни) миллионов людей.
  У них был заступник - Лев Толстой.
  
  10 октября 2016 года.
  
  
  
  38. Диалог о генерале бароне фон Таубе. <1911>
  
  
   Читатель и Читательница вышли из кафе-библиотеки М. Горького и направились по улице, обсуждая недавно прочитанные ими мемуары генерала Павла Григорьевича Курлова "Гибель Императорской России" ("Конец русского царизма").
  
   - П.Г. Курлов (1860-1923) не относится к числу наиболее известных исторических фигур, - размышлял Читатель. - Более того, с не особенно широкой известностью сочетается своеобразная репутация. В мемуарах П.Г. Курлова и в воспоминаниях о нем появляются имя П.А. Столыпина, имена попа Гапона, Распутина... Не каждый мемуарист может "похвастаться" таким набором имен... Сам П.Г. Курлов (слегка) критически упоминает имена С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова...
  
   - Похоже, - высказалась Читательница, - в биографии П.Г. Курлова можно "выделить" две "части".
  
   Одна "часть" связана с именем П.А. Столыпина... С именами В.А. Сухомлинова, попа Гапона, Распутина... С некоторой критикой П.Г. Курловым С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова.
  
   Другая "часть" - описания его (Курлова) происхождения (он выходец из семьи военнослужащего), его убеждений (патриотически настроенный российский подданный, монархист, "реакционер"), квалификации (чиновник многопрофильного типа, обладающий громадным практическим опытом, образованный, с широким кругозором, решительный, деятельный и энергичный)...
  
   В одном месте своих мемуаров П.Г. Курлов пишет: "Как старый конно-гренадер я был на этом юбилее". В другом: "Для меня, как старого прокурора...". Вообще, многопрофильность П.Г. Курлова может вызывать некоторую симпатию.
  
   К "другой части" можно отнести эволюцию его политических убеждений: если судить по его мемуарам, то он постепенно пришел к выводам о необходимости уравнивания в правах различных национальностей и религиозных групп, о необходимости для России конституции.
  
   Прибавим к этой "части" и его удачливость: для лично П.Г. Курлова разного рода обстоятельства завершались более или менее благополучно.
  
   - С.Ю. Витте писал о П.Г. Курлове, - процитировал Читатель - : "Он человек несомненно не без способностей и, как я мог видеть впоследствии, человек лично храбрый и мужественный... Но он человек с весьма шаткими принципами и начиненный полной произвольностью, поэтому очень мало считался с законами и на каждом шагу произвольничал. Курлов, как оказалось, приобрел особое благоволение союзов русского народа. (...) Дел секретной полиции, конечно, он не знал и был любим всеми крайними монархическими партиями. С полною бесшабашностью тратил он секретные казенные деньги..."
  
   - П.Г. Курлов давал оценки и С.Ю. Витте, и В.Н. Коковцову, - напомнила Читательница. - Вот, например, что писал Курлов: "...Несвоевременная рассылка манифеста ... повлекла за собой неизмеримые, вредные для всей России последствия... В равной мере неопределенен был и высочайше утвержденный доклад графа Витте, так как он далеко не содержал в себе необходимой с точки зрения правильно понимаемой государственной власти точности и твердости". Или: "П. А. Столыпин выдвигал на первый план интересы государства, а В. Н. Коковцов - свои личные. Самолюбие В. Н. Коковцова - мелкий чиновничий эгоизм; его снедало желание занимать при этом выдающееся положение...".
  
   П.Г. Курлов приводил примеры аккуратного расходования им государственных средств.
  
   - Гораздо интереснее лично для меня те места мемуаров П.Г. Курлова, где он демонстрирует цепкость своего ума, - углубился в воспоминания Читатель. - Вот П.Г. Курлов рассказывает о деятельности полицейских чинов в Киеве:
  
   "При представлении мне чинов полиции я обратился с вопросом к одному из околоточных надзирателей о количестве в его участке в месяц входящих и исходящих бумаг и получил в ответ, что тех и других было более 4000 номеров. На дальнейший вопрос, как же он при таких условиях справляется с наружной частью, околоточный надзиратель ответил, что он имеет письмоводителя, которому платит гонорар, равняющийся его собственному содержанию. Продолжать дальнейшие расспросы не представлялось необходимым, так как всякие комментарии были излишни".
  
   А вот другое ироническое замечание П.Г. Курлова:
  
   "... Начальник контрразведывательного отделения, на самой Прусской границе, на мой вопрос о количестве у него секретных агентов с гордостью ответил, что таковых у него имеется полторы тысячи, и когда я, зная размер отпускаемых на этот предмет сумм и думая, что, вследствие важности пункта, он получает какие-либо чрезвычайные ассигнования, спросил его об их размере, он с полной наивностью ответил мне, что получал на агентурные расходы положенные по штату три тысячи рублей в месяц".
  
   Разве не любопытны рассказы П.Г. Курлова о конкуренции различных властей в прифронтовых районах (после начала первой мировой войны), об особенностях эвакуации населения и заводов после начала военных действий?
  
   Много интересных фактов и метких наблюдений.
  
   Вообще роль П.Г. Курлова как своего рода коммуникатора (посредника) между военными и гражданскими властями в период "Австро-Германской войны" (термин П.Г. Курлова) не может не привлекать внимания.
  
   Одно из мест мемуаров П.Г. Курлова наводит на мысль, что он писал соответствующий фрагмент своей книги воспоминаний с мыслями о Н.В. Гоголе:
  
   "Я хочу привести характерный пример, иллюстрирующий господствовавший в этой области [в области управления] хаос... Какой-то комиссией, под председательством подполковника Семенова, в Рижской, Либавской и Виндавской таможнях задержано товаров на много миллионов рублей. Распоряжение это было сделано несколько месяцев тому назад, а затем комиссия исчезла бесследно. Товары выпущены быть не могут, вследствие чего торговые фирмы терпят большие убытки. (...) ...Ни губернатор, ни другие гражданские власти, равно как и начальник гарнизона, ничего о комиссии подполковника Семенова не знали... Наконец, начальник Рижской таможни нашел в своем архиве старую бумажку, из которой было видно, что комиссия подполковника Семенова прибыла в Ригу по приказанию главного начальника снабжений, между тем как канцелярия последнего требовала от главного начальника Двинского военного округа выяснить функции комиссии и личность ее председателя. О таком неожиданном результате я телеграфировал генералу Данилову и в тот же день получил приказание сделать распоряжение о беспрепятственном выпуске из таможен товаров".
  
   - В руках П.Г. Курлова (вообще-то далекого от полицейской деятельности) в 1909 году концентрируется власть товарища (заместителя) министра внутренних дел, заведующего полицией и командира корпуса жандармов, - продолжил Читатель.
  
   Возникает затруднение: необходимо устроить (другое) назначение бывшему в то время командиром корпуса жандармов барону фон Таубе.
  
   П. А. Столыпин поручил генералу В.А. Сухомлинову предоставить барону фон Таубе соответствующую должность по военному ведомству. Генерал Сухомлинов в итоге нашел вакансию. "...Получил высшее назначение наказный атаман войска Донского, и военный министр испросил высочайшее повеление на замену ушедшего атамана генералом бароном фон Таубе".
  
   Некоторые обстоятельства 1905 года и события 1917 года сопоставляет в своих воспоминаниях сам П.Г. Курлов.
  
   В 1905 году во главе воинских частей (например, кавалерийского эскадрона) Курлов противостоит бунтующим крестьянам в Рыльском уезде. Обходится без жертв, но кое-кого из бунтовщиков приходится прилюдно высечь. Курлов прибывает на один из заводов промышленника Терещенко, чтобы предотвратить его (завода) уничтожение бунтующей толпой. На заводе находится пехотная рота. Исправник рапортует Курлову, что "находящаяся на заводе рота пехоты крайне ненадежна. Она наполовину состоит из призванных запасных, большей частью местных рабочих, которые, вступая вчера вечером на завод, дружески раскланивались со своими бывшими товарищами".
  
   В другой части своих воспоминаний, относящейся к 1917 году, П.Г. Курлов рассказывает о "Февральском военном бунте в Петрограде".
  
   И вот обобщающе-сопоставляющие размышления П.Г. Курлова:
  
   "В то время для завода Терещенко опасность в вызове запасных из рабочих для усмирения своих сотоварищей была не особенно велика. Но она оказалась громадной, когда в 1916 и 1917 годах в Петрограде сосредоточивалось около 200 тысяч запасных, среди которых было значительное количество местных фабричных. На этот раз ошибка оказалась роковой, и правительство своими руками создало военный бунт, погубивший Россию".
  
   Концентрацию "запасных" в Петрограде П.Г. Курлов считает одной из причин "февральского бунта" и революции.
  
   В заключительных главах своих мемуарах П.Г. Курлов высказывается и о необходимости конституции, и о необходимости решения аграрного вопроса.
  
   Причины "бунта" П.Г. Курлов называет, но вот о том, в чьей компетенции было разрешение наиболее важных общественных проблем, - умалчивает.
  
   Или считать, что решение этих проблем - в компетенции "правительства"?
  
   Например, С.Ю. Витте и В.Н. Коковцова (руководителей правительства) сложно упрекнуть в концентрации сотен тысяч запасных в Петрограде, в отсутствии конституции, в нерешенности аграрного вопроса.
  
   - Не так-то просто было контролировать сотни тысяч "запасных", - заметила Читательница.
  
   - Вообще, вопрос "контроля" был достаточно сложен, - вздохнул Читатель. - Если использовать примеры П.Г. Курлова из 1905 года, то эскадронам и ротам (а это несколько сот военнослужащих) противостояли "толпы" (тысячи). Проблема "контроля" усложнялась с изменением настроения в войсках.
  
   Вот одно из высказываний генерала Курлова о событиях февраля 1917 года:
  
   "...Бунт этот никогда не захватил бы столь стихийно войска, если бы не было уже и ранее проявлено преступного попустительства со стороны некоторых предателей, стоявших во главе командного состава. Первое место среди них принадлежит по праву генералу Рузскому... Ничего другого от него и нельзя было ожидать. Ведь его любимцем, сотрудником и, говорят, даже вдохновителем был начальник его штаба генерал Бонч-Бруевич,... который впоследствии состоял членом высшего военного совещания при Троцком, а брат генерала Бонч-Бруевича занимал должность начальника канцелярии Совета народных комиссаров.
  
   Прибывшему в это время с фронта к войскам, находившимся под командою генерала Рузского, Государю Императору доложили, что бунтом охвачены все войска, что вернуться назад, в Могилев, невозможно и что от Него зависит предотвратить грозящие стране кровопролития.
  
   (...) "Кровавый Николай", как дерзала называть его подпольная пресса до времени революции и повторяла разнузданная печать уже после февральских дней, не пожелал пролить ни одной капли крови любимого им народа и подписал отречение от престола в пользу своего брата, великого князя Михаила Александровича".
  
   - Верховный главнокомандующий не проконтролировал главнокомандующего армиями Северного фронта, генерал-адъютанта Рузского, генерал Рузский не проконтролировал начальника штаба генерала Бонч-Бруевича..., - стала размышлять Читательница.
  
   - Все выходили из-под "контроля", - с некоторым удивлением пришла к слегка неожиданному для себя выводу Читательница. - Крестьяне, "запасные", войска, генералы, подполковники... Что же оставалось делать? Прилюдно сечь? Стрелять? Но - кому?.. В какой-то момент многие (массово) перестали подчиняться приказам и распоряжениям...
  
   "Затем, - пишет П.Г. Курлов, - произошло серьезное столкновение лейб-гвардии Павловского полка с полицией на Конюшенной площади, причем среди полицейских чинов оказались раненые и убитые. С этой группой мятежников удалось, однако, справиться, несмотря на то, что они встретили стрельбой даже своих офицеров. Задержанные были водворены на гауптвахту Зимнего дворца, откуда ночью бежали. Полиция и жандармы продолжали нести самоотверженно свою службу, но, конечно, были не в силах справиться с войсками".
  
   - Люди изменились, а "начальство" не заметило, - меланхолично констатировал Читатель. - Возможно, именно на эту тему высказался Сергей Юльевич Витте: "Манифест 17 октября 1905 года представляет собою такой акт, который можно временно не исполнить, можно проклинать, но который уничтожить никто не может. Он как бы выгравирован в сердцах и умах громадного большинства населения, составляющего великую Россию".
  
   - Кто-то хотел свобод, кто-то - земли, а кто-то - сохранения своей жизни в ходе "непонятной" и "бесконечной" мировой войны, - предположила Читательница.
  
   - А кто-то бы выдвинул версию, что I Государственная дума была способна еще в 1906 году и решить аграрный вопрос, и - может быть - снизить риск войны. А начавшаяся в 1914 году оборонительная война - при наличии представительной, полномочной, авторитетной Думы - имела все шансы завершиться победой, - рассуждал Читатель.
  
   Читательница шутливо обратилась к дворнику, подметающему улицу: "Что вы думаете о Манифесте 17 октября 1905 года?". На неожиданный вопрос, - возможно, ощущая его шутливость, - дворник реагировал молчанием.
  
   - Ленин в начале 1917 года жил в эмиграции за границей и был не очень-то широко известен, - высказался Читатель. - В газетах и журналах появлялись фото с изображением думских деятелей.
  
   Публика предполагала, что от Императора, от императорской бюрократии именно к благообразным думским деятелям, к заботливому и решительному (в речах) "народному представительству" и перейдет власть.
  
   - При Императоре Николае II (законно и незаконно) менялось выборное законодательство, избиралась, созывалась и распускалась Дума..., - начала вспоминать Читательница. - Но ведь после Февральской революции 1917 года Дума вообще перестала собираться и избираться... Почему? Странно... Готовый, сформированный, (в какой-то мере) законно избранный представительный орган... Представлявший - в отличие от Петроградского Совета - гораздо большие массы населения...
  
   Фокус был исполнен. Но в формате: думские деятели (вошедшие во Временное правительство), но - без Думы... Ловкость рук...
  
   "...Пришли пигмеи, бездарные, безвольные, сами не знавшие, в какую сторону им надо идти", - сообщает генерал Курлов.
  
   Итак: Императора - нет, Думы - тоже нет.
  
   Появились Советы. Но "советы" в условиях тотального беззаконного репрессивного насилия и однопартийности - это был лозунг... В реальности начались: то - комбеды, то - ревкомы...
  
   Императорская армия была демобилизована. Статус "запасных" как защитников "революции" от "царизма" обнулился. Началось формирование Красной Армии. Надежды сотен тысяч "запасных" на уклонение от участия в боевых действиях через участие в свержении царизма - не оправдались. Пришлось "запасным" идти под пули.
  
   Длительность рабочего дня была объявлена сокращенной. Но на положение рабочих влияли многие факторы: и интенсивность труда, и нормы оплаты, и инфляция, и состояние продовольственного и вещевого рынков. Вряд ли рабочие стали жить заметно лучше.
  
   О крестьянах умолчу.
  
   - В конце концов, есть ((западно) европейские) понятия "свобода воли", "стремление к счастью", - напомнил Читатель. И уточнил:
  
   - Как идти к "счастью"? Как сформулировать прогноз? Как составить план, организовать его выполнение?
  
   Если бы бунтующие войска и "восставший народ" знали, что политический режим Николая II (с "безвольным" и "неудачливым" Императором, с "гнилой" и "бессильной" императорской бюрократией) - при всех его (режима) недостатках - будет оставаться формально самым демократичным еще почти пару десятилетий, считая с 1917 года... А (не формально, но) фактически - еще дольше. И, возможно, сравнительно весьма гуманистичным...
  
   - Хотелось большего, - согласилась Читательница. - Без полномочной представительной Думы вышло не лучшим образом. Но и без Императора (и без императорской бюрократии) получилось - дискомфортно.
  
   Читатель и Читательница подошли к витрине книжного магазина и на минуту остановились, что бы посмотреть на заинтересовавшие их книги.
  
  
   28 июля 2017 года - 30 июля 2017 года.
  
  
  
  39. Сказка о куропаткинском терпении. <1915>
  
  
   Собравшиеся перед входом в кафе-библиотеку участники предстоящей презентации объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова, других публикаций услышали громкое приглашение М. Горького:
  
   - Господа! Товарищи! Прошу в библиотеку!
  
   У входа в библиотеку образовалось нечто вроде очереди.
  
   Вспомнив дореволюционные продовольственные очереди в Петрограде, экс-премьер и экс-министр внутренних дел Б.В. Штюрмер припомнил:
  
   - Главной и неразрешимой внутренней проблемой стал продовольственный вопрос!
  
   - Действительно, самой критической проблемой момента считался продовольственный вопрос, - согласился с Б.В. Штюрмером экс-товарищ (экс-заместитель) председателя IV Государственной Думы А.Д. Протопопов, назначенный Николаем II министром внутренних дел. - При первой же аудиенции после назначения Император Николай II сказал: "Ну делайте, что надо - спасайте положение". При первом моем разговоре с Государем он мне поставил вопрос так: "Самое важное - продовольствие".
  
   Вообще все надежды по продовольствию возлагались на меня - что я это устрою. Действительно, мне казалось, что я это сделаю, непременно устрою.
  
   - Я дал телеграмму царю, - проговорил сибирский мужичок в рубахе на выпуск, шароварах и сапогах, - которая начиналась словами: "Все вместе ласково беседуем". Дальше говорилось: "Дай скорее Калинину власть, ему мешают, он накормит народ, все будет хорошо..." (Калинин - полуконспиративная кличка, данная Протопопову, которой широко пользовались при телефонных разговорах и переписке царская чета и Вырубова). Телеграмма была отправлена в Cтавку, но в последний момент Протопопов испугался и под всякими предлогами стал отказываться и в конце концов отказался.
  
   - Вспоминая теперь свое намерение взяться за продовольственное дело, я должен признаться,- вздохнул А.Д. Протопопов,- что недостаточно обдумал это дело и ознакомился с ним. Не скрою, однако, что я полагал, что продовольствие имеется в избытке.
  
   Некий мрачный господин решил высказать и свое мнение:
  
   - Требовалось в корне изменить отношение правительства к общеземским и общегородским организациям, взять их под жесткий правительственный контроль, изъять из их рук продовольственное дело. Я изложил свое мнение в записке на имя Государя!
  
   Кто-то прочел несколько строк из книги по истории:
  
   - Решить же продовольственный вопрос в сложившихся условиях можно было только одним путем - введением государственной монополии на хлеб с опорой на массовые демократические продовольственные органы, охватывающие всю страну, а для этого по меньшей мере в качестве исходной предпосылки надо было ликвидировать царизм.
  
   - Страхи и опасения в связи со сменой в августе 1915 года верховного командования (великого князя Николая Николаевича на Императора Николая II) оказались напрасными,- констатировал начальник штаба Ставки генерал М.В. Алексеев. - Более того, в чисто военном отношении, да и в сфере материального снабжения армии дела пошли значительно лучше. Но все же создавалось впечатление, что заметное улучшение собственно военной конъюнктуры и материально-технического снабжения армии, достигнутое в 1916 году, не являлось достаточным противовесом надвигавшейся катастрофе.
  
   Генерал М.В. Алексеев помолчал и добавил:
  
   - Вот вижу, знаю, что война кончится нашим поражением. Но я вот счастлив, что верю, глубоко верю в бога... Страна должна испытать всю горечь своего падения и подняться из него рукой божьей помощи....
  
   Не принять ли в ожидании такой перспективы меры к спасению того, что можно спасти, "к меньшему краху"?
  
   Мы бессильны... Будущее страшно...
  
   Генерал-квартирмейстер М. С. Пустовойтенко добавил:
  
   - Каков выход? По-моему, куропаткинское терпение.
  
   Возникшее молчание было нарушено обменом мнениями между двумя студентами.
  
   Один из них стал вспоминать особенности продовольственной ситуации в России во время первой мировой войны:
  
   - На момент начала первой мировой войны Россия была более чем на 100 процентов обеспечена продовольствием.
  
   С началом войны был почти полностью прекращен экспорт сельхозпродуктов. С проведением мобилизации и началом войны спрос на сельхозпродукцию был исключительно высок.
  
   Армия за 3 года закупила продовольствия и фуража на 2,5 млрд. рублей, в том числе 574 млн. пудов зерна, 247 млн. пудов мяса, 645 млн. пудов овса, 1,176 млн. пудов сена.
  
   По ряду причин резко упала товарность сельского хозяйства.
  
   Обесценение бумажных денег. Расстройство транспорта.
  
   Сибирское зерно из-за перегруженности железных дорог не имело доступа в промышленные районы Европейской России.
  
   Правительственными мероприятиями были: введение государственных хлебозаготовок, нормирование цен, рационирование продовольственного снабжения в городах и т. п.
  
   Другой студент уточнил:
  
   - Император и императорская бюрократия полагали, что ведение войны и приобретение продовольствия следует оплачивать денежными знаками.
  
   Финансирование войны Россия проводила, главным образом, выпуском бумажных денег и при помощи внутренних и внешних займов. Общая стоимость войны (до 1 сентября 1917 года) для России определяется номинально в 41,4 млрд. рублей. С учетом падения рубля эта сумма выражается в 15-16 млрд. довоенных рублей. Путем внутренних займов было получено 15,8 млрд. (номинальных) рублей, заграничные займы составили 8,1 млрд. рублей; бумажно-денежная эмиссия дала (номинально) 21,8 млрд. рублей. Государственный долг с 8,8 млрд. рублей в 1914 году вырос до 43,9 млрд. рублей к октябрю 1917. Свободный размен на золото был прекращен с самого начала войны. Установление "твердых" цен не в состоянии было сдержать падения покупательной способности рубля; последняя снизилась к началу 1917 на 40%, к концу года-на 70%.
  
   Генерал П.Г. Курлов заметил:
  
   - ...Начиная с двадцатых чисел февраля, в разных местах столицы стали появляться толпы народа, требовавшего хлеба. Народное брожение продолжалось. Массовые волнения постепенно стали переходить в уличные беспорядки.
  
   Генерал-лейтенант С. С. Хабалов, начальник Петроградского военного округа, в руках которого была сосредоточена вся военная и гражданская власть в столице, по военному кратко высказался:
  
   - В городе (Петрограде) к 25 февраля (1917 года) было 5 600 000 пудов запаса муки.
  
   Одни из студентов пробормотал:
  
   - 1 пуд это около 16,38 кг. 5 600 000 пудов это примерно 91 728 000 кг.
  
   Генерал А. П. Балк, петроградский градоначальник, дополнил:
  
   -Если бы Петроград оказался бы в осадном положении, и в столицу не было подаваемо ни одного вагона с продуктами, то жители могли бы оставаться на прежнем продовольственном пайке в течение 22 дней.
  
   Л.Д. Троцкий вспомнил:
  
   - 16-го (февраля 1917 года) власти решили ввести в Петрограде карточки на хлеб.
  
   - С 1914 года воевали, а карточки на хлеб в Петрограде ввели лишь в феврале 1917-го? - хмыкнул кто-то.
  
   - Это новшество ударило по нервам, - продолжил Л.Д. Троцкий. - 19-го возле продовольственных лавок скопилось много народу, особенно женщин, все требовали хлеба. Через день в некоторых частях города произошел разгром булочных. Это были уже зарницы восстания, разразившегося через несколько дней.
  
   Энергичный господин из публики решил сделать небольшое историческое дополнение:
  
   - После Февральской революции Временное правительство создало 21 марта 1917 года общегосударственный продовольственный комитет, а 25 марта 1917 года объявило закон о хлебной монополии с принудительной передачей излишков помещичьего хлеба в руки государства. Помещики, благодаря попустительству правительства, саботировали этот закон, но принесший никакого улучшения продовольственного положения.
  
   "Хвосты" у продовольственных лавок играли роль митингов и действовали как революционные прокламации.
  
   - По состоянию на 26 октября 1917 года, - подключилась женщина-историк, - хлеба в Петрограде было на половину дня.
  
   - Не плохо "поработал" революционный общегосударственный продовольственный комитет, - оценил кто-то из публики.
  
   - У каждого свои убеждения, - не давал себя "сбить" энергичный господин, - и каждый может осуществить самостоятельно сопоставление двух подходов:
  
   (1) закупки продовольствия в условиях войны (что, естественно, сопровождалось опустошением бюджета, инфляцией, и другими негативными явлениями)
  
   или
  
   (2) переход к "государственной монополии на хлеб" (в неразвитой форме - принудительная продажа по "твердым" ценам, реквизиции, продразверстка, а в последовательной форме - раскулачивание, массовая гибель людей, коллективизация, создание системы колхозов и совхозов).
  
   В.И. Ленин констатировал:
  
   - Продразверстка в силу военных обстоятельств была нам навязана с абсолютной необходимостью.
  
   - Надо было бы продержаться еще два месяца,- вздохнул думский деятель А.И. Шингарев - подоспело было весеннее наступление: при неудаче произошла бы революция, при удаче все бы забылось.
  
   - Компьенское перемирие было заключено 11 ноября 1918 года, - напомнил кто-то. - А Гражданская война в России завершилась в 1920 году...
  
   Участники обмена мнениями переключились мыслями на предстоящую презентацию.
  
  
   03 августа 2017 года.
  
  
  
  40. Сказка о беседе Максима Горького и Джека Лондона. <1916>
  
  
   В кафе-библиотеку вошел Джек Лондон и направился к Максиму Горькому.
  
   Тот вышел из-за стойки библиотекаря.
  
   Они дружески пожали друг другу руки.
  
   - Джек! Наконец мы встретились!
  
   - Алексей! Мечтал о нашей встрече.
  
   - Джек! В нашем кафе-библиотеке принято в свободное от чтения время пить кофе. Пойдем, присядем за столик, выпьем по чашечке.
  
   - С удовольствием, Алексей! Раз уж возникла возможность поговорить... Я часто размышляю о совпадениях и различиях в наших с тобой, Алексей, судьбах. Любопытно было бы узнать твое мнение по этому поводу.
  
   - Отлично, Джек! Сравнения и сопоставления помогают лучше понять и оценить самого себя. Для стандартного любителя мировой литературы вполне естественным может стать вопрос: почему в общем здоровый Джек Лондон прожил 40 лет, а Максим Горький - с больными легкими - 68 лет? Я родился в 1868 году, а ты, Джек, - в 1876. В принципе, можно считать нас ровесниками.
  
   - И у тебя, Алексей, и у меня жизнь началась в материально стесненных обстоятельствах.
  
   - Твоя мать, Джек, настояла на твоем участии в литературном конкурсе, в ходе которого ты получил первое место, получил премию, поверил в свои силы, в свой писательский талант.
  
   - Твоя мать, вся твоя семья, Алексей, была далеки от традиционной художественной литературы. Но твоя мать научила тебя грамоте. Твоя бабушка была знатоком народного творчества. Твой дед по Библии выучил тебя церковнославянскому языку. Прежде чем стать приверженцем социализма, ты получил от одного из знакомых "титул" "псалтырника" - то есть, в некотором смысле, знатока Библии.
  
   - Да, Джек. Библию надо знать. Всегда был убежден в этом... И я, и ты, Джек, росли без отцов. В какие-то моменты в наших жизнях появились отчимы.
  
   - И я, и ты, Алексей, в какие-то моменты почувствовали склонность к самоубийству. Выкарабкались из этого психологического состояния. Вели вольную жизнь. Путешествовали, бродяжничали. Много ходили пешком, сплавлялись по рекам.
  
   - Ты, Джек, много плавал по морям-океанам... И еще: даже вдали от своих родных мест ты оставался семейным человеком. Тебя ждали дома мать, сестры... Я же в какой-то момент лишился всех близких родственников...
  
   - И ты, Алексей, и я много работали, что бы прожить-прокормиться в периоды наших бродяжьих путешествий.
  
   - И ты, Джек, и я не смогли получить формальное высшее образование. Занимались самообразованием. Очень много читали. Были постоянными посетителями библиотек. И ты, и я, начали писать. В одной из школ, Джек, директор освободил тебя от утреннего пения, но с условием, что ты должен писать сочинения каждое утро в течение той четверти часа, когда другие поют.
  
   - Тебя, Алексей, в начале жизни никто в литературной карьере не поддерживал. Но ты много путешествовал, много читал. Самостоятельно делал качественные скачки. Будучи мальчиком, читая вслух какое-то произведение в мастерской, среди взрослых людей, ты вдруг ощутил, что повидал и узнал больше каждого из слушателей. Если я мог без особого труда опубликовать свои рассказы в университетском издании - я проучился в университете несколько месяцев, но на учебу не хватило денег, - то тебе пришлось дойти пешком от Волги и Дона до Одессы и от Одессы до Тифлиса. Там в 1892 году в лояльной правительству газете при поддержке журналистов, достаточно индифферентных политически, ты, Алексей, опубликовал первое произведение. Оно - сказочно-романтического содержания. "...Окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева - безграничную степь, справа - бесконечное море...".
  
   - Как-то не получилось, Джек, ни у тебя, ни у меня, остаться вдалеке от политики. И ты, Джек, и я стали приверженцами социализма.
  
   - Все же мне до тебя, Алексей, далеко. Ты смог лично увидеть Витте, председателя Комитата министров, разговаривал с ним. Ленина ты называл другом. Был в хороших отношениях и со Сталиным. Судя по твоему творчеству, ты был лично знаком с Керенским.
  
   - Ты, Джек, знал "генерала" Келлли, руководителя так называемой Рабочей армии Келли. Ты знал деятелей Социалистической партии. Все они имели бы шанс получить власть при условии отсутствия демократических методов формирования органов власти, при нерешенности "аграрного вопроса", при отсутствии возможности появления таких инноваторов как, например, Томас Эдисон. В реальности вожди безработных и социалистов не имели шанса получить власть. Зачем нужно государство, проводящее электрификацию, когда Томас Эдисон и другие предприниматели осуществляют упомянутую электрификацию своими силами и на свои средства?
  
   Ни у "генерала" Келли, ни у деятелей Социалистической партии, ни у тебя, человека с ними знакомого, оказаться во власти шансов не было.
  
   Но из работ твоих биографов, Джек, следует, что твои книги на политические и социально-экономические темы оказали влияние на общественное сознание, способствовали постепенному смягчению общественных противоречий.
  
   В России Томаса Эдисона не было фактически. Он не ожидался в ближайшем будущем. А электрификация была необходима срочно, безотлагательно. Пришлось вспомнить профессию бурлака. Кто-то должен был тянуть Россию...
  
   Для тебя, Джек, понятна разница между понятиями "бурлак" и "революционер".
  
   В России не было действительно демократических методов формирования органов власти, существовал "аграрный вопрос". В итоге - революция, названная социалистической. Может быть, для России была бы полезнее конституционная монархия. Но такой вариант был вне моей персональной компетенции. Если меня называют конституционалистом, то я не ощущаю протеста и не выражаю возражений.
  
   "Мой" "социализм" открывал для меня перспективы интенсивной полезной культурной и филантропической деятельности. "Твой" "социализм", Джек, был и остался лишь словами, пустышкой; была ли от него хоть какая-то для тебя польза ... или только затраты времени... разочарования... полезный, но не отделяемый, не выделяемый вклад в общую политическую культуру...
  
   - И ты, Алексей, и я женились достаточно рано. Насколько я понимаю, твои биографы, Алексей, насчитывают у тебя одну официальную жену, с которой ты официально не развелся, и две гражданских. Причем можно предполагать, что они могли встречаться в твоем доме одновременно. Ясно, что предшествующие личные (интимные) отношения выдыхались при возникновении новых, но сохранялись взаимное уважение, поддержка, взаимная забота. И ты, и твои жены могли бесконфликтно встречаться и, даже, в какие-то периоды жить под одной крышей.
  
   - Твоя первая жена, Джек, родила тебе двух детей. Насколько я понимаю, она не поддерживала после развода с тобой особых отношений. Хотя ты и старался несколько раз в месяц встречаться с детьми. Вмести с тем, стоит заметить, что твоя первая жена непоколебимо верила всю свою жизнь (и после замужества, и после развода), что ты будешь одним из крупнейших писателей в мире.
  
   Вторая жена, как я понимаю, отличалась готовностью к любым приключениям, к помощи в вычитывании и распечатывании рукописей. Помогала в написании писем под диктовку.
  
   Второй брак внес в отношения бывших подруг - первая и вторая твои жены были в определенный период подругами - естественную напряженность, и, наверное, они старались после второго твоего брака не встречаться. Тем более, о каком-то сотрудничестве трудно было вести речь.
  
   - Конечно, Алексей, когда я размышляю - в отчасти предположительном ключе - о твоей уникальной семье... О взаимном сотрудничестве и взаимной поддержке, характерных для тебя и твоих трех жен... Я, с одной стороны, испытываю удивление... С другой стороны, я начинаю понимать, почему при хороших доходах и одинаково легком отношении к деньгам - и у тебя, и у меня, - ты, Алексей, все же никогда после "вхождения" в литературу не испытывал реального недостатка в деньгах... Наверное, и ты, и твои материальные дела ощущали заботу одновременно со стороны различных членов твоей семьи...
  
   - Все члены моей семьи чувствовали заботу со стороны остальных. На меня повлиял период моих одиноких бродяжьих скитаний. Не забудь, Джек, и Библию: нехорошо быть человеку одному.
  
   Меня, Джек, поразил один из финансовых эпизодов твоей биографии. Тебе срочно понадобились 300 долларов. Сумма не очень большая; мальчиком ты занял 300 долларов у своей няни, афро-американки. Ты, Джек, написал письма с просьбой вернуть долг сотням мужчин и женщин. Суммарно они были должны тебе более пятидесяти тысяч долларов. Когда занимали, обещали вернуть долг. До последнего цента. В ответ на свои просьбы ты получил всего пятьдесят долларов.
  
   Однако, финансы финансами, а поэзия поэзией. В литературе, Джек, твой рассказ "Белое безмолвие" называют произведением поэта. Позволь мне вслух процитировать несколько строк: "У природы в запасе немало уловок, чтобы доказать человеку его ничтожество - приливы и отливы, без устали сменяющие друг друга, свирепые бури, могучие землетрясения. Но нет ничего страшнее Белого безмолвия с его леденящим оцепенением. Всякое движение замирает; над головой - ни облака; медным блеском отливают небеса. Чуть слышный шепот, звук собственного голоса пугает, оскорбляет слух. В призрачных просторах мертвого мира движется одинокая песчинка. Это человек. Ему жутко от собственной дерзости. Разве не ясно, что его жизнь ничтожнее, чем жизнь червя? Странные, непрошеные мысли приходят в голову: вот вот ему откроется тайна бытия". Восхищаюсь! Звучит!
  
   - Благодарю! Но все же верну нашу беседу от поэзии к прозе. Мое внимание, Алексей, привлекло то, что ты - обеспеченный всемирно популярный писатель - практически постоянно жил в съемном жилье: на съемных виллах, дачах, в съемных домах. Похоже, ты не имел недвижимости в собственности. Твой капитал - твои литературные произведения, твоя репутация, твои связи.
  
   - Да, Джек, у тебя так же был аналогичный капитал: твои литературные произведения, твоя репутация, твои связи.
  
   Твои попытки конвертации этого капитала в недвижимое и движимое имущество - попытка постройки великолепного дома, приобретение ранчо, лошадей, строительство яхты и прочие приобретения - эти попытки и их результаты могут стать поводами для размышлений.
  
   - Предполагаю, Алексей, что читатели, сопоставляя наши биографии, увидят много сходного, похожего.
  
   В первой половине жизни и ты, Алексей, и я жили в условиях материальных затруднений. Важную роль в нашем воспитании и обучении сыграли ближайшие родственники. Мы не получили формального высшего образования. Много читали, занимались самообразованием. Были частыми посетителями библиотек. Много путешествовали: пешком, сплавлялись по рекам. Много работали. Жили трудно. Наперекор трудностям направились в литературу. Занимались журналистикой, работали корреспондентами. Увлеклись социализмом. Философские и политические тезисы мы перевели на общепонятный язык художественных образов. Пришло время, и мы стали получать хорошие, очень хорошие доходы. Мы легко относились к деньгам. Легко тратили. Нас как писателей узнали во всем мире. В определенные моменты мы стали самыми известными писателями. Ты - в России (Лев Толстой стоит особняком). Я - в Америке. Одна из общих тем наших произведений - судьбы бродяг, любителей путешествий. Были и другие сходные темы литературного творчества...
  
   Можно прийти к выводу, Алексей, что мы с тобой - духовно, культурно, ментально, в сопоставлении наших биографий - напоминаем творческих братьев. И если не близнецов, если не двоюродных, то - троюродных. Волею обстоятельств родившихся на разных континентах.
  
   Джек Лондон улыбнулся и шутливо добавил:
  
   - Может быть, своевременно побеседовав с тобой, братом-"псалтырником", о жизни, о законах писательского успеха я бы дожил не до 1916-го, а до 1946-го года? В 1906 году, когда ты приехал в США, такая беседа у нас вряд ли бы получилась, хотя и была бы для меня очень нужной, своевременной.
  
   - Ты знаешь, Джек, что я слегка сентиментален. Мои биографы пишут, что я частенько пускал слезу. Когда я выдаю книги читателям, и когда они у меня просят произведения Джека Лондона, я слегка умиляюсь. Полагаю, твои произведения трогают сердца читателей нашей библиотеки.
  
   - Понял, Алексей. Считай меня читателем твоей библиотеки. И прошу приготовить к моему следующему визиту рассказ "Мой спутник".
  
   Писатели поднялись и дружески пожали друг другу руки. Попрощавшись, Джек Лондон направился к выходу.
  
   Алексей Максимович возвратился к обязанностям библиотекаря. Выдав книгу одному из читателей, спросил у него:
  
   - Сколько Вы сегодня страниц прочитали? Четыреста? Не плохо, не плохо...
  
   Сделал отметку в своем журнале.
  
  
   8 мая 2017 года - 10 мая 2017 года.
  
  
  
  41. Вопросы о нижегородском цеховом. <1917>
  
  
   Писатели обсуждали стоящие перед ними, литературными работниками, и перед страной задачи.
  
   - Ваше, Алексей Максимович, близкое знакомство с инициированной Сергеем Юльевичем Витте Всероссийской выставкой 1896 года, наверное, позволило Вам понять возможности российской экономики, российского предпринимательства? - спросил один из молодых писателей-прозаиков.
  
   - Со Всероссийской промышленной и художественной выставкой в Нижнем Новгороде?.. - "подключился к теме" Горький.
  
   - У Вас появилось желание пойти по пути предпринимателя? - продолжил тему молодой писатель-прозаик. - С учетом того, что это занятие могло дать деньги, положение, возможности?..
  
   - Вы полагаете, что у меня не было положения? - уточнил Горький. - Думаете, что в большой сословной Империи у меня не было своего маленького, но вполне достойного, места? Пётр I в 1722 году учредил цеховую организацию ремесленников? Не благодаря ли моему дедушке Василию Васильевичу Каширину - цеховому старшине красильного цеха - я стал "цеховым"?
  
   Писатели в удивлении посмотрели на Горького.
  
   - Наверное, Вы читали в моей автобиографии 1899 года, что я с честью и незапятнанно нёс звание цехового малярного цеха? Не близко ли понятие "цеховой" понятию "предприниматель"? - заметил Горький. - Как вам само звучание слов "цех", "цеховой"? Не ощущается ли в них романтичное средневековье?.. Представляя средневековую Европу, мы различаем в историческом тумане фигуры титанов Возрождения?
  
   - Следовательно, Вас можно назвать успешным предпринимателем? - допытывался молодой писатель-прозаик.
  
   - О чём "сигналят" литературные образы моего творчества: моего деда Василия Васильевича Каширина, хозяина хлебопекарни Семенова, организатора деревенской лавки Ромася, миллионера- филантропа-старообрядца Бугрова, романтика-предпринимателя Гарина-Михайловского, крупного промышленника Саввы Морозова?
  
   Кого из них можно считать одновременно и успешным предпринимателем, и довольным жизнью человеком?
  
   Одного Бугрова? Из шести перечисленных?
  
   - Того самого Бугрова - миллионера, крупного торговца хлебом, владельца паровых мельниц, десятка пароходов, флотилии барж, огромных лесов? Который не имел бухгалтерии? У которого вся его бухгалтерия была в его голове? - заинтересовался поэт-песенник.
  
   - Почему мой дед, Василий Васильевич Каширин, обо всех крупных купцах Нижнего Новгорода говорил как о фальшивомонетчиках, грабителях и убийцах? Почему дед мой сказывал мне, что отец Бугрова "разжился" фабрикацией фальшивых денег? - вспомнил Горький. - Почему к этим мнениям деда я чувствовал бессознательное недоверие? Дед недоверчиво относился к перспективам честного бизнеса и поэтому "нагонял жути"? Или судьбой "цеховых" был тяжелый честный труд - без особого материального успеха, но - с социальным скептицизмом?
  
   Однако Алексей Максимович вернулся к своим размышлениям:
  
   - Чем кончили Василий Васильевич Каширин? "Хозяин"-булочник Семенов? "Лавочник"-оппозиционер Ромась? Как завершились деревенский культурно-предпринимательский проект и - в общем - жизнь Гарина-Михайловского? Как "подвел итог" Савва Морозов?
  
   - К предпринимательству - как к роду занятий - жизнь заставляла отнестись скептически? - продолжил вопросы молодой писатель-прозаик. - Но разве Вы не возглавляли газеты, издательства? Еще до 1917 года? И разве они не были экономически успешными?
  
   - Кто-то слышал об обманутых мною кредиторах? - "принял подачу" Горький. - Кто-то знаком с их публичными заявлениями-обвинениями в мой адрес? Имею я моральное право вспоминать о моих предпринимательских проектах без стыда? Я сумел завершить их достойно и своевременно?
  
   Сколько писателей вошло в литературу через книгоиздательское товарищество "Знание"? Сколько литераторов, получив необычно большие гонорары в "Знании", смогли решить свои материальные проблемы? "Стать на ноги"? Побывать за границей, расширить кругозор?
  
   И не моя ли популярность - как писателя - в годы, предшествующие первой русской революции (1905- 1907 годов), была двигателем, вытягивающем тиражи "Знания" до необычно высоких для того времени значений?
  
   - То есть Вы - одни из немногих успешных предпринимателей дореволюционной России? И Вы довольны прожитыми годами? - никак не мог достичь ясности молодой писатель-прозаик.
  
   - Стоит ли делать из меня гиперболизированный образ? - подсказал Горький. - Может быть, положительно оценить хорошее? Например, мою способность вовремя "войти" в проект и вовремя "выйти" из него? Отрицательно - плохое?
  
   Когда я возвратился из-за границы в Россию в 1913 году: как сообщали жандармы? О приезде всемирно известного писателя или о появлении в Петербурге "нижегородского цехового"?
  
   "Правила игры"?
  
   Не парадокс ли? При царе в 1913 году приехал, а при "друге" Ленине в 1921 году уехал?
  
   Можно ли воспринимать "хорошим" предпринимателем того (то есть, меня), кто осенью 1917 года в газете "Новая жизнь" - в 1918 году закрытой советской властью, - опубликовал выступление против готовящегося Октябрьского переворота? Кто назвал Октябрьский переворот "авантюрой"? Кто удостоился резкой критики и угроз со стороны сверхвлиятельных, агрессивных, фактически захвативших власть политиков?
  
   Не повторил ли я в какой-то форме судьбу своего деда Каширина? Других "цеховых"? Других предпринимателей?
  
   Горький процитировал по памяти:
  
   - Статья в "Правде" заключается нижеследующим лирическим вопросом:
   "Когда на светлом празднике народов в одном братском порыве сольются прежние невольные враги, на этом пиршестве мира будет ли желанным гостем Горький, так поспешно ушедший из рядов подлинной революционной демократии?"
  
   Горький улыбнулся - почему-то довольной улыбкой.
  
   Потом зачем-то добавил еще одну цитату "из Горького":
  
   - Грабят ? ...- изумительно?... Артистически?...
  
   - Можно ли ограбить Вас, человека, способного играть одновременно на нескольких досках? - констатировал поэт-песенник.
  
   - А все-таки не случайно образы босяков были популярны в российском обществе? Чего ради работать? Чтобы артистически ограбили? Что если заведомо не питать иллюзий? И жить с ориентацией на "свободную" жизнь? - подсказал Горький. - Снова об уже сказанном: много ли было примеров успешных предпринимателей?
  
   Вот только в какой мере можно ли ставить "замысловатость" судеб предпринимателей в упрек Империи?
  
   - "Бессознательный социализм" народных масс? Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужою землею, рабочий - о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта? И дальше этого их вожделения не идут? Знаменитая "Записка" Петра Николаевича Дурново? - подключился к обсуждению поэт-песенник. И тяжело вздохнул. - Невесело себя чувствовали предприниматели между молотом "артистичного грабежа" и наковальней "бессознательного социализма"? Проблемы не столько (не только) царского режима, сколько социальной среды?
  
   - "В случае удачи меня уничтожат, окончательно испугавшись моих успехов, а в случае неудачи будут рады на меня обрушиться"? - вздохнул Горький, вспоминая одно из высказываний С.Ю. Витте. - Чего мог ожидать талантливый человек? Того, что будут "подтягиваться" до его уровня? Или попыток "привести" его к общему уровню? Уважительной позитивности? Или злобной затаенной сдавленной ревнивости?
  
   - Вовремя "войти" (на подъеме или перед его началом), вовремя "выйти" (на максимуме)? - уточнил молодой писатель-прозаик. - Но не всегда получается "выйти" своевременно?
  
   Горький не спешил с ответом.
  
   - Все-таки не ясно, Алексей Максимович, можно Вас считать успешным предпринимателем? Или нет? - включилась в разговор писательница.
  
   - 1917 год, закрытую советской властью мою газету, настойчивые советы Ленина уехать мне за границу "для лечения", мой отъезд в 1921 году - эти события можно считать символической итоговой чертой, подведенной под периодами моего вхождения в цеховую организацию и моей предпринимательской деятельности? - задумался Горький. - Может быть, знание истории моей семьи - и дедов, и родителей - давало мне правильные ориентиры?
  
   - Не подойти ли к теме "шире"? Поменять тему "удачливого предпринимателя" на тему "успешного человека"? - предложил поэт-песенник. - Может быть, в достижении успеха играли роль интуитивное уклонение - еще со времен детства - от (мелко)уголовных делишек и соблазнов, неподдаваемость "зависимостям", наличие эстетического чувства, стремление к прекрасному, к культурному времяпровождению, к добру? Когда другие шли "сообразить", куда устремлялся юный Алексей? Послушать красивое пение, пусть и в трактире, посмотреть талантливые танцы во дворе соседней воинской части, почитать книгу? Разве он не сокращал время своего сна, что бы полюбоваться рассветом, восходом Солнца?
  
   - Почему не вспомнить Ваше религиозное воспитание, Ваше знание Библии? Ваше трудолюбие? - напомнил поэт-песенник. - Да и епископ Хрисанф, наверное, не просто так записал Ваше имя в свою записную книжку? Молился за Вас епископ? Благословил Вас - и весь школьный класс - епископ "на добрые труды"! Дедушкино воспитание в босяки не пустило? Дрались - не дрались, сомневались - не сомневались, а - честно работали? Жили с достоинством трудового человека? Достоинство цехового (с благословением и молитвами епископа) в жизненной мути Вам создавало правильную ориентацию?
  
   - Аксиома Витте? "Нужно было быть дураком, чтобы не понять, что машина без топлива не пойдет"? - попыталась обобщить писательница. И добавила:
  
   - А ведь пытались въехать в будущее? И что считать топливом? Не считать же топливом примитивность и невежество?
  
   - Последовало начало новых жизненных проектов? - догадался молодой писатель-прозаик.
  
   - Нижегородский цеховой имел моральное право полюбоваться творениями титанов Возрождения? - усмехнулся Горький. - А затем подключиться к титаническим преобразованиям?
  
   - Предстояло идти по исторически "проторенному" пути Петра Великого? - догадался поэт-песенник.
  
   Молодой писатель-прозаик прошептал как бы для уточнения: "Витте выступал сторонником государственного капитализма?"
  
   Горький слегка вздохнул. Кивнул головой, выражая согласие.
  
   Затем пошутил:
  
   - С честью и незапятнанно нести звание цехового малярного цеха - таков путь успеха?
  
   Оглядываясь в прошлое: не вижу ли я Алексея, прожившего жизнь с епископским благословением, но без недвижимости в собственности, затрачивавшего значительную часть своих сил и своих материальных средств для помощи другим людям?
  
  
   21 июня 2017 года - 29 июня 2017 года.
  
  
  
  42. Интервью о загадке IV Государственной Думы. <1917>
  
  
   В числе участников предстоящей презентации можно было увидеть нескольких известных депутатов Государственной Думы Российской Империи IV созыва - В.А. Маклакова, П.Н. Милюкова, А.Ф. Керенского. К ним обратились корреспонденты с намерением выяснить, почему после Февральской революции 1917 года не продолжила работу IV Государственная Дума.
  
   Самым лаконичным оказался Василий Алексеевич Маклаков:
  
   - Лояльные, монархические, конституционные партии, которые составляли тогда Временный Комитет Государственной Думы, Государственной Думы созывать не хотели.
  
   По виду В.А. Маклакова было ясно, что к подробной беседе на эту тему он не расположен.
  
   Студент, заинтересовавшийся высказыванием В.А. Маклакова, вспомнил:
  
   - В манифесте об отречении, датированном 2 марта 1917 года, Император Николай II писал, в частности: "...В согласии с Государственной Думой признали мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть....Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу".
  
   Возникло неловкое молчание.
  
   Корреспонденты переключились на Павла Николаевича Милюкова. Тот был несколько более словоохотлив, хотя тоже лаконичен:
  
   - Государственная Дума и не пыталась, несмотря на требование депутата М. А. Караулова, открыть формальное заседание. (...) Частное совещание членов Думы поручило вместе с тем своему Совету старейшин выбрать Временный комитет членов Думы и определить дальнейшую роль Государственной думы в начавшихся событиях.
  
   - Странное высказывание, - тихо сказал один из корреспондентов другому. - Во-первых, что это за "свой Совет старейшин" у "частного совещания"? Во-вторых, разве "требования депутата (депутатов)" - это не "попытка открыть формальное заседание"? Какая-то логическая не состыковка... И, в-третьих, как легко исчезает-появляется слово "членов"... У В.А. Маклакова "Временный Комитет Государственной Думы". У П.Н. Милюкова "Временный комитет ЧЛЕНОВ Думы". Это же не кролик в цилиндре у фокусника...
  
   П.Н. Милюков дополнил:
  
   - Это не было ни собрание Думы, только что закрытой, ни заседание какой-либо из ее комиссий. Это было частное совещание членов Думы. К собравшимся стали подходить и одиночки, слонявшиеся по другим залам. Не помню, чтобы там председательствовал Родзянко; собрание было бесформенное; в центральной кучке раздались горячие речи. Были предложения вернуться и возобновить формальное заседание Думы, не признавая указа (М. А. Караулов), объявить Думу Учредительным собранием, передать власть диктатору (генералу Маниковскому), взять власть собравшимся и создать свой орган - во всяком случае, не разъезжаться из Петербурга. Я выступил с предложением выждать, пока выяснится характер движения, а тем временем создать временный комитет членов Думы "для восстановления порядка и для сношений с лицами и учреждениями".
  
   - Временный комитет членов Думы! - с удовольствием произнес кто-то из стоящих поблизости. - Какого количества членов? Как проходила баллотировка?
  
   П.Н. Милюков уточнил:
  
   - Предложения немедленно взять всю власть в свои руки и организовать министерство из членов Думы или даже объявить Думу Учредительным собранием, - были отвергнуты, отчасти как несвоевременные, отчасти как принципиально неправильные.
  
   - Опять не ясно, - вновь зашептал корреспондент своему коллеге. - Если Государственная Дума на момент февральских событий 1917 года была единственным более или менее законно избранным, представительным, законодательным органом, то почему предложения использовать ее "демократический потенциал" были названы "принципиально неправильными"? Насчет "несвоевременности"... Когда же было использовать демократический потенциал и авторитет Думы, как не в катастрофические дни февраля 1917 года?
  
   Самым информативным оказался Александр Федорович Керенский:
  
   - В понедельник, 27 февраля 1917 года, первой моей мыслью было: любой ценой продолжить сессию Думы и установить тесный контакт между Думой и вооруженными силами. (...) Добравшись до Думы, я сразу же направился в Екатерининский зал, где встретил Некрасова, Ефремова, Вершинина, Чхеидзе и нескольких других депутатов от оппозиции. Они согласились с моим предложением о проведении официального заседания Думы. (...) Представители левой оппозиции Некрасов, Ефремов, Чхеидзе и я внесли предложение в Совет старейшин немедленно провести официальную сессию Думы, не принимая во внимание царский декрет. Большинство же, включая Родзянко и, несколько неожиданно - Милюкова, высказалось против такого шага. Аргументов не приводилось.
  
   А.Ф. Керенский с элементом политической страстности стал убеждать корреспондентов и стоявших рядом читателей-любителей истории:
  
   - В тот момент, когда авторитет Думы достиг наивысшей точки в стране и в армии и когда этот авторитет мог бы сыграть далеко идущую положительную роль, отказ Думы созвать официальное заседание был равносилен политическому самоубийству. (...) Отказавшись взять в свои руки инициативу, Дума стала неофициальной организацией наравне с Советом рабочих депутатов, который к тому времени только-только начал набирать силу. Осознав на следующий день совершенную ошибку, Родзянко предпринял попытку возродить Думу в качестве официального института. Но было уже слишком поздно. К тому времени в столице уже возникли два центра власти, существованием которых они были обязаны революции. Этими центрами стали Дума, назначившая на неофициальном заседании Временный комитет в качестве своего временного руководящего органа, и Совет рабочих депутатов, возглавляемый его Исполнительным комитетом.
  
   - Существенно больше деталей, - оценил корреспондент своему спутнику-коллеге. - Снова - не ясно: во-первых, что за "большинство"? От присутствовавших в помещении? Неясность. Во-вторых, если Дума стала "центром власти", то почему не начать официальную работу, не приступить к "формальным" заседаниям?
  
   - Кто же оказался демократичнее: Николай Александрович (Романов) или народные избранники-думцы, оказавшиеся участниками "бесформенного собрания"? - послышалось замечание из публики. - Николай II Александрович учредил в 1905 году Государственную Думу Российской Империи. Сколько-нибудь полноценной замены этому представительному органу не возникло ни в феврале 1917 года, ни много лет позже. Насколько полноценной, долговечной и жизнеспособной была "государственная конструкция", созданная в феврале 1917 года некими "членами Думы", если эта "государственная конструкция" не могла опереться на общероссийский представительный орган?
  
   Снова секунда неловкого молчания.
  
   Интервью завершилось само собой. Депутаты уже начали заходить в кафе-библиотеку М. Горького для участия в презентации объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова и других публикаций.
  
   Однако коллега-спутник ответил сомневающемуся корреспонденту:
  
   - Самые информативные слова в высказывании Александра Федоровича Керенского: "Аргументов не приводилось"...
  
   Корреспондент с интересом взглянул на спутника:
  
   - "Загадка IV Государственной Думы"?
  
   - Загадка "Временного Комитета"...- пошутил тот в ответ. И добавил:
  
   - "Выжидали". "Выяснялся характер движения". Дума была не идеальным, но все же демократичным представительным законодательным государственным органом (за который "бились" - и добились - и бюрократ С.Ю. Витте, и его прогрессивные сторонники из императорской бюрократии, и многие-многие другие люди разного общественного положения). Этот представительный орган без привлечения особого внимания был незаметно переадресован в архив истории.
  
  
   09 августа 2017 года - 10 августа 2017 года.
  
  
  
  43. Сказка о Сергее Есенине. <1923>
  
  
   1923 год.
  
   В его сознании мелькали:
  
   - кто-то ушел самостоятельно, но таинственно,
  
   - кто-то самостоятельно, но без какой-либо загадочности,
  
   - кто-то не самостоятельно, а естественно: голод, болезни, нужда, униженность.
  
   Это были более или менее отчетливые нон-конформисты. Люди из железа. Но ведь и железо устает.
  
   В общем, степень нон-конформизма не столь уж и существенна. Любой писатель - пусть и микроскопической степени, но - нон-конформист.
  
   Существенно другое - наличие свидетельства о лояльности. Тот, кто был знаком лично, как бы ручался "по цепочке", за следующего, лично не знакомого. Каждый как бы получал кусочек свидетельства о лояльности. А вместе с этим свидетельством - право жить. Во всяком случае - жить, а не выживать. Филигранной Гоголевской лояльности с проживанием трети жизни в Риме и других краях Западной Европы - не получится: писатели нужны здесь и сейчас для решения конкретных задач. Задач развития экономики, науки и техники.
  
   А мобилизованного и определенного санитаром в Царскосельский полевой военно-санитарный поезд Сергея Есенина, якобы, в 1916 году представляли царице.
  
   Но знакомство 1916 года, если таковое действительно состоялось в придворном госпитале, в 1923 году не просто бесполезно, оно - опасно. Новые времена, новые люди... О знакомстве 1916 года забыть бы, и не вспоминать. Но о нем помнят. Приходится толковать-перетолковывать о "дезертире". "Первом в стране".
  
   С получением свидетельства в 1923 году - сложно. Писать первому? Не сложилась еще традиция, да у него уже расстройства. Обращаться ко второму - пока не уместно, еще не окрепло его положение. К кому звонить, к кому писать, с кем добиваться встречи?
  
   Но ведь и свидетельство о лояльности не так уж важно. Важно - "эмигрант" или нет. Нон-конформиста (в большей или меньшей степени, до определенного предела, пусть и без свидетельства о лояльности), - но НЕ эмигранта, - в период и после завершения стадии выживания печатают, хотя бы и минимально.
  
   Мысль делала причудливые повороты. Айседора... Страсть... Чувства... Выехать с нею за рубеж на долгий срок? Попытаться прожить за границей наиболее опасные годы?
  
   То есть - эмиграция? Но в этом варианте не будут печатать... Запретят читать. Во всяком случае, пока не наступят новые времена.
  
   Да и эмиграция не проста для жизни... Бунин и Набоков? Это люди (западно)европейской культуры.
  
   Как быть за границей тому, кто учил грамоту по церковным книгам, кто вырос среди грамотных простых набожных сельских жителей, кто учился в церковно-учительской школе, тому, чьи взгляды формировались в общении с простым сельским священником?
  
   Кроме того. Нет европейского практицизма со своего рода планом, проектом, отчетливой внутренней дисциплиной, записью доходов и расходов, экономностью, счетом в банке, оформлением нужных документов...
  
   Значит, НЕэмигрант. Но по Гоголю - жить в чужих домах и на гостеприимных хлебах - не получится. Не то воспитание, не те привычки, не то смирение. Не тот страх перед Страшным Судом, наконец. Молодой темперамент. Уникальная внешняя привлекательность ("ангелочек", "херувим"). Легкость поэтического пера.
  
   Значит - лояльность, пусть и ограниченная, и условная, пусть и без свидетельства? Надежды на защищенность, на материальную обеспеченность, на устроенность, на влиятельность, на фрагменты сладкой причастности к беспредельной власти?
  
   Страна изменяется, это очевидно. Разве можно стоять в стороне, не помогать? Как помогать? Естественно, стихами, поэтическим творчеством.
  
   "Земля - корабль!
   Но кто-то вдруг
   За новой жизнью, новой славой
   В прямую гущу бурь и вьюг
   Ее направил величаво."
  
   "Но тот, кто мыслил девой,
   Взойдет в корабль звезды."
  
   Значит - лояльность, пусть и ограниченная, условная. Попробуем коготком - он не увязнет.
  
   Айседора остается в прошлом.
  
   "Анна Снегина"?
  
   Может быть, все эти размышления присутствовали, но - на поверхности?
  
   А в глубине - интуиция гения. Историческая интуиция.
  
   Уедет - почти наверняка запрет: "эмигрант".
  
   Лояльность? Не так-то просто. На деле - сложно. Хотел бы, да книги не пускают. Церковные книги, религиозных родственников, церковно-учительскую школу и сельского священника от своей жизни, все же, не отрежешь. А если отрезать, то - неприятно.
  
   И уехать затруднительно. И остаться - нет перспектив.
  
   А если: "кабак" и "хулиган"?
  
   И что же?
  
   А так: "крестьянский поэт - хулиган".
  
   Повертят в руках книгу - ни "да", ни "нет". Отмолчатся. Ничего не скажут. Пусть и не одобрят (вслух), но и не запретят читать...
  
   ОСТАТЬСЯ В ДУШАХ? ПОМОЧЬ? ПОДДЕРЖАТЬ?
  
   1944 год.
  
   Вышедший из кровавых боев под Белостоком лейтенант - недавний школьник, обнаруживший в себе таланты бесстрашного командира и меткого пулеметчика - вспоминал недавнюю рукопашную, когда он отбивался от атакующих вражеских солдат запасным стволом пулемета, и когда, едва не задушенный, зарубил одного из противников саперной лопаткой.
  
   Его, лейтенанта, ставшего после катастрофичных потерь начальником штаба батальона, ждали через несколько дней кровавые бои на Висле... и далее, далее...Берлин...
  
   203 похоронки будут заполнены новым начальником штаба батальона в эти дни передышки. Один из итогов боев под Белостоком. Сколько из числа погибших читали стихи Сергея Есенина, были почитателями его творчества?.. В событиях Второй мировой войны участвовали десятки, сотни миллионов людей; у них были разные литературные предпочтения, а у кого-то, быть может, не было никаких поэтических пристрастий.
  
   Постирав одежду и вымывшись в речушке, протекающей рядом с польской деревней Новы Двур, оставшийся в живых лейтенант, стоя на берегу, читает вслух:
  
   "Ой ты, Русь, моя родина кроткая,
   Лишь к тебе я любовь берегу.
   Весела твоя радость короткая
   С громкой песней весной на лугу."
  
   "Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
   Словно я весенней гулкой ранью
   Проскакал на розовом коне."
  
   "Дорогая, сядем рядом,
   Поглядим в глаза друг другу.
   Я хочу под кротким взглядом
   Слушать чувственную вьюгу."
  
   "Подхожу ближе, и уже явственно - шепот:
   - Дай ему вечный покой, Господи..." (В.Богомолов. "Кладбище под Белостоком").
  
   Господи, я верую!..
   Но введи в свой рай
   Дождевыми стрелами
   Мой пронзенный край.
  
  
   11 марта 2017 года - 15 марта 2017 года.
  
  
  
  44. Сказка об Умберто Нобиле. <1926>
  
  
   Однажды в октябре 1925 года Умберто Нобиле, шагая по римской улице, увидел фигуру Леонардо да Винчи.
  
   "Здравствуйте, Учитель", - вежливо произнес Умберто.
  
   "Здравствуйте, инженер", - вежливо ответил да Винчи. - "Чем наполнено Ваше сердце?"
  
   "Я захвачен великим проектом; моя цель - полет на дирижабле над Северным полюсом!"
  
   "Над Северным полюсом...", - задумчиво произнес да Винчи. - "И что Вы там надеетесь обрести?"
  
   "Славу Италии! Славу итальянскому гению!!!", - отвечал Нобиле.
  
   "Ну, что ж! - вздохнул да Винчи, - мы это как-нибудь устроим".
  
   Да Винчи помолчал. "А эти ...?", - да Винчи неопределенно пошевелил в воздухе пальцами...
  
   "Что поделать, Учитель",- тоже вздохнул Нобиле. - "Они готовы поддерживать, говорят о славе итальянской нации!"
  
   - Да-да! ...Гений и злодейство... Это легче совершить, чем оправдать...
  
   Да Винчи снова помолчал.
  
   - Ну, это мы как-нибудь тоже решим! Желаю успеха, инженер!
  
   - До свидания, Учитель!
  
   Да Винчи зашагал дальше, поглядывая на римские пейзажи.
  
   Нобиле ускорил подготовку полета.
  
   Вскоре дирижабль "Норвегия" был готов к отправлению. Неожиданно экипаж был дополнен еще одним участником экспедиции: маленькой собачкой весом пять килограмм.
  
   По пути из Италии к Северному полюсу дирижабль приземлился 15 апреля 1926 года на несколько дней в России. Привыкший к теплым краям и оторванный от семьи - жены и дочери - Нобиле чувствовал себя дискомфортно.
  
   Но некоторые встреченные в России люди подбодрили Нобиле. Какая-то пожилая женщина, прислуга, успокаивающе пообщалась и с самим Нобиле, и с его дочерью. Во всяком случае, она взяла со стола портрет дочери Нобиле и провела с ней какую-то заочную беседу.
  
   Не забывала об Умберто и маленькая собачка, постоянно при нем состоявшая с момента вылета из Италии.
  
   Почему-то морально подкрепляли Умберто Нобиле непрерывные молодежные делегации с тихим уважением осматривавшие дирижабль.
  
   Мужчины и женщины всех возрастов и профессий приходили тысячами и стучались в ворота, за которыми возвышался ангар.
  
   А двое юношей попросили Умберто Нобиле показать итальянский флаг, уважительно прикоснулись к потрепанному ветром трехцветному полотнищу.
  
   "Капитан, мы откроем путь в космос!" - беззвучно произнес странную фразу один из юношей, участник планерного кружка.
  
   Подарок - сшитые на заказ меховые унты - Нобиле не снимал с момента вылета из России и до самой Аляски. Сказочные сапоги- самоходы. Точнее, сапоги-быстолеты.
  
   Какай-то человек, воздев руки, бросился к Нобиле уже в ангаре, перед самым вылетом: "Я буду за Вас молиться!". Это было необычно: Нобиле знал об изменениях, происшедших в России. Отметил для себя этот случай уроженец религиозной Италии.
  
   Этот момент Умберто Нобиле вспоминал как переход из реального в ирреальный мир.
  
   Послышался крик: "Да здравствует Италия!". Дирижабль стартовал из России - далее к Полюсу - под звуки итальянского государственного гимна.
  
   От Шпицбергена начался, 11 мая 1926 года, собственно, перелет через Северный ледовитый океан и через Северный полюс.
  
   Полет оставил у Умберто Нобиле два чувства удивления: во-первых, самим собой, во-вторых, дирижаблем.
  
   В составе экспедиции были разные люди. Соруководителями экспедиции были норвежец Руаль Амундсен и американец Линкольн Элсуорт.
  
   Однако достаточной квалификацией для управления дирижаблем из всех участников экспедиции обладал лишь Умберто Нобиле. Он же готовил дирижабль и грузы к полету; он же, Умберто Нобиле, был конструктором и создателем дирижабля.
  
   Умберто Нобиле был вынужден оставаться на вахте почти все время - семьдесят один час непрерывного полета над Северным ледовитым океаном и Беринговым проливом. Столь длительный период бодрствования в постоянном нервном напряжении был практически непосилен для любого человека.
  
   Нобиле сумел собраться с силами, смог не спать и эффективно управлять дирижаблем "Норвегия" в течение нескольких суток. В его памяти осталась маленькая пятикилограммовая собачка, практически весь полет проспавшая в спальном мешке рядом с бодрствующим Нобиле.
  
   Северный полюс оказался безжизненной ледяной пустыней. Несколько раз выглянуло Солнце, позволив уточнить координаты. Нобиле показалось, что на мгновение он увидел отчасти подбадривающую, отчасти снисходительную улыбку Леонардо да Винчи.
  
   Что касается дирижабля. Сам Нобиле порой спрашивал себя, как он решился перелететь на нем над Северным полюсом. Через Ледовитый океан. Дирижабль был сконструирован для относительно недальних полетов над Средиземным морем. При перелете из Италии до Шпицбергена произошел ряд механических поломок в моторной части, при трансарктическом перелете от Шпицбергена до Аляски куски льда, отброшенные пропеллерами, существенно повредили обшивку... Существовали проблемы утраты оболочкой эластичности, обледенения поверхностей. Конечно, дирижабль был доработан и модернизирован, но задача трансарктического перелета на нем, относилась, все же, к области сверхъестественной удачливости.
  
   "Честолюбие и презрение к опасности", "непреодолимая привлекательность имени Амундсена - покорителя Южного полюса", "желание увидеть один из созданных итальянцами дирижаблей в полете, который до тех пор не удалось совершить никому" - таковы были - среди других - побудительные мотивы Умберто Нобиле.
  
   Переутомленный Нобиле, завершая перелет через Ледовитый океан, проследовав над Северным полюсом, сумел организовать 14 мая 1926 года успешную безаварийную посадку дирижабля в Америке, на Аляске.
  
   Последовали чествования, праздники, торжества, награждения. Кто-то выскажется, что событие было каким-то ирреальным, сказочным. И, несомненно, - выдающимся, историческим.
  
   Нобиле чувствовал, что его все плотнее затягивает в логику современной ему (итальянской) истории.
  
   Генерал, выдающийся воздухоплаватель, исторический персонаж! Что могло помешать его "выдающейся" карьере, предстоявшей ему своеобразной славе?
  
   Помешать смог полет на дирижабле "Италия" в 1928 году, очередное достижение Северного полюса, последующая катастрофа. Индивидуальное спасение Нобиле лётчиком шведских ВВС Эйнаром Лундборгом и спасение ряда других членов экипажа дирижабля ледоколом "Красин".
  
   Отношения между Умберто Нобиле и правившей - в то время - в Италии элитой напряглись. Нобиле переехал для консультирования по вопросам дирижаблестроения в Россию (на пять лет, 1931-1936), а затем - в США (1939-1945).
  
   Вернулся в Италию в 1945 году, преподавал в университете г. Неаполя.
  
   На каких весах взвесить его удачливость и неудачливость? Как его - благополучную, в общем - жизнь после второго полярного катастрофичного полета (на дирижабле "Италия") сопоставить с безвестной гибелью Рауля Амундсена, исчезновением других участников других полярных экспедиций?
  
   Умер в Риме в 1978 году в возрасте 93 лет с репутацией талантливого инженера, выдающегося удачливого (и неудачливого) воздухоплавателя. Участника уникального, сказочного трансарктического полета на дирижабле над Северным полюсом.
  
   До одного из жителей Рима порыв ветра донес ответ Леонардо да Винчи на какой-то вопрос Колумба: "Понимаете, капитан... ...там не было, да и не могло быть тропических островов... Умберте Нобиле - генерал. Он склонен к героизму...".
  
  
   17 января 2017 года
  
  
  
  45. Сказка о кафе-библиотеке А. М. Горького. <1932>
  
  
   Флорентий Фёдорович Павленков вошел в незапертую дверь.
  
   Его взору открылся большой зал, разделенный на две части.
  
   В одной полу-зале стояли библиотечного типа столы, стулья, стеллажи с книгами, стойка для библиотекаря. За многими столами сидели читатели.
  
   В другой половине располагались несколько столиков "как в кафе" со стульями. А рядом несколько столов для свободного подхода с выставленной неприхотливой едой: резаным хлебом, квашеной капустой, простыми салатами, порциями картофельного пюре, чем-то еще простым и дешевым.
  
   Можно было свободно переходить из одной половины зала в другую.
  
   Оглядев помещение, Флорентий Фёдорович прошел за библиотечную стойку. Там его с улыбкой встретил Алексей Максимович Горький.
  
   - Прошу-прошу, Флорентий Фёдорович! Стулья стоят у столов читателей. А за стойкой я - как Генрих Шлиман за бюро. Работаю стоя. Если желаете, то проходите в зал, присаживайтесь.
  
   - Нет-нет, Алексей Максимович! Дошли сведения о Вашем кафе-библиотеке, что Вы благодетельствуете молодежи, талантам. Решил зайти. Посмотреть, пообщаться.
  
   - "Благодетельствую" - громко звучит, Флорентий Фёдорович. Привык общаться. Привычка общаться. Прибыв на родину, решил дать свой привычке способ реализации. Вот: кафе-библиотека. В библиотеке читатели берут книги, читают. Бесплатно, естественно.
  
   В кафе можно выпить кофе - бесплатно. Бесплатны также хлеб и квашеная капуста. Остальные продукты не дороги. Оплата наличными или талонами. Если читаете в день 500 страниц, то получаете на руки талоны, номинал которых обеспечивает такого читателя самыми простыми завтраком, обедом и ужином.
  
   Есть и нововведение. Если кто из читателей желает, чтобы я познакомился с его литературным произведением или каким-либо творческим проектом, то я знакомлюсь и высказываю такому читателю свое мнение.
  
   Вот, Флорентий Фёдорович, мое "благодетельствование".
  
   - И что же? Как принимают Ваше кафе-библиотеку? Заходят? - спросил Павленков.
  
   - Как видите. Мест не много. Но большинство мест занято.
  
   - Наверное, в основном - учащиеся? - снова поинтересовался Павленков.
  
   - Сейчас в библиотеке присутствует один известный конструктор. Занимается ракетными космическими запусками. Читает статью о Чеславе Боярском. Тот был талантливым инженером, изобретателем. Получил много патентов. Дело как-то не заладилось. В итоге Чеслав Боярский организовал незаконное производство фальшивых денежных купюр одной европейской страны. Все удивлялись. Печать купюр - сложно дело, требующее использования нестандартного оборудования, привлечения многих узких специалистов. А он - в одиночку. С высоким качеством. Вот так "повернулись" инженерный талант, техническая гениальность. Завершилось изготовление фальшивых купюр судебным процессом.
  
   - Скажите-пожалуйста!.. - удивленно воскликнул Павленков. - А писатели заходят?
  
   - Да, приходят. Люди они разные. Кто пишет о деревне, а кто - о городе. Кто о героизме, а кто - о быте. Не так чтобы все, но многие обзавелись новыми квартирами в домах для литераторов, дачами в поселках для писателей...
  
   Один из известных представителей литературной профессии вчера пришел и взял читать биографию Рона Хаббарда. Рон Хаббард - писатель-фантаст, автор более 600 художественных произведений, изданных на 30 языках мира. На своей лекции в 1949 году Хаббард высказал такую мысль: "Смешно писать, получая пенс за слово. Если кто-то действительно хочет сделать миллион долларов, то лучший путь - основать собственную религию". Хаббард стал основателем церкви сайентологии. И сам основатель, и его церковь преследовались в целом ряде стран. Был вынужден скрываться. Такой, вот, незавидный итог.
  
   Писатель - кстати - читал книгу о Роне Хаббарде внимательно.
  
   - Так-так... - задумчиво произнес Павленков.
  
   - Два дня назад зашел один из читателей. Он входил в число руководителей строительства крупной гидроэлектростанции, из числа созданных в соответствии с планом ГОЭЛРО. Построили её за пять лет. Этот специалист читал о Николае Максимовиче Павленко. Павленко собственным интеллектом и личными организационными усилиями "сотворил" фальсифицированную военно-строительную часть, которая обогащала самого мошенника Павленко и его сообщников. Отзывы о качестве выполненных организацией Павленко работ - вроде бы, положительные. Претензий не было. Закончилось деятельность фальсифицированной военно-строительной части судебным процессом и расстрелами.
  
   - Что Вы говорите...- неопределенно отреагировал Павленков.
  
   - Приходят и политики, - ответил Горький. - Например, один мой давний знакомый. Специализируется на крестьянской теме. Говорят, очень эффектно: этот политик приходит в приемную, а там - бородатые крестьяне со своими заботами. Он их всех обойдет, выслушает, запишет просьбы. Все ли проблемы решит? Не могу сказать. Но сама процедура обхода просителей и бесед с ними выглядит очень солидно. Распространено мнение, что он - представитель крестьянства в Руководстве.
  
   Этот мой знакомый-политик заказывает книги о Григории Распутине. Читает с интересом.
  
   Алексей Максимович сделал паузу. И продолжил.
  
   - Считаю Вас, Флорентий Фёдорович, нашим читателем! Какие книги приготовить к Вашему следующему визиту?
  
   - Может быть, книги Каменского Андрея Васильевича? Герои его биографических очерков или из сферы научно-технической (Джеймс Уатт, Томас Эдисон, Самуэль Морзе), или общественно-политической (Авраам Линкольн, Уильям Гладстон, Роберт Оуэн); Даниэль Дефо - английский писатель и публицист.
  
   - Да, Флорентий Фёдорович, Каменского очерки читают часто.
  
   - Не возражаете, Алексей Максимович, если я - в счет своей будущей деятельности в качестве читателя вашего кафе-библиотеки - выпью чашку кофе?
  
   - На здоровье, Флорентий Фёдорович! Отпробуйте, что приглянется.
  
   Ф.Ф. Павленков поблагодарил, попрощался. Вышел из-за стойки библиотекаря, подошел к одному из столов в кафе, взял с тарелки щепотку квашеной капусты и попробовал на вкус. Затем прожевал и проглотил кусочек хлеба. Выпил чашку кофе. Судя по выражению лица, претензий к качеству не возникло. Вышел на улицу.
  
   Алексей Максимович возвратился к обязанностям библиотекаря. Выдав книгу одному из читателей, спросил у него:
  
   - Сколько Вы сегодня страниц прочитали? Триста? Не плохо, не плохо...
  
   Сделал отметку в своем журнале.
  
  
   30 апреля 2017 года.
  
  
  
  46. Сказка об академике Тарле. <1942>
  
  
   Горький присоединился к читателям кафе-библиотеки, решившим обменяться мнениями за чашками кофе о прочитанных книгах.
  
   - Алексей Максимович, - обратился к нему Писатель. - Вы увлеклись Тарле?
  
   - "Наполеон", господа, - пояснил Горький, положив перед собой на стол книгу Е.В. Тарле "Наполеон".
  
   - Слушайте, господа! - оживился Строитель. - Кого ни возьмите, все слушали лекции Тарле. Кто - до революции, кто - после революции. Кто до Великой Отечественной войны, кто - после. Кто - студентом, кто - уже при чинах и званиях.
  
   - А кто не читал его книг?! - подключился Политик. - Все хотя бы что-нибудь, но - читали. Или, по крайней мере, - слышали.
  
   - Ломились! - Добавил Строитель. - Бывало, он подъезжает к залу, намеченному для выступления, а приходится остановиться за квартал, за два. Все забито автомобилями.
  
   В мирное время, бывало, публика сметала и билетеров, и контролеров, и дежурных.
  
   - Представьте, господа! - не смог унять эмоций Писатель. - Военное время: голод, усталость. Не хватало самого необходимого. А на лекции Тарле валили валом.
  
   Слушали и командиры, и красноармейцы. Раненые в госпиталях. Инженеры и рабочие. Защитники Родины!
  
   - Меня он, кстати, не раз подвозил на своем авто, - подключился Строитель. - У него в распоряжении был не свой личный, а прикрепленный автомобиль. Но в постоянном пользовании. Меньше хлопот и отвлечений. И водитель был у него один и тот же - постоянный. Много помогал академику.
  
   - Меня он "подбросил" "на" своем вагоне-салоне, - поделился Конструктор. - В военный период все жили очень скромно. Голодали. А он передвигался в "собственном" вагоне-салоне. В сопровождении двух проводниц. Благодаря его вагону и его мобильности я быстро и с комфортом переместился из одного города в другой.
  
   - Все это так, господа, - дополнил Писатель. - Но видели бы вы его квартиру в Санкт-Петербурге, то есть в Ленинграде, на набережной Невы близ Зимнего дворца. Он поселился в бывшей квартире графа С.Ю. Витте. Он писал в своем кабинете, глядел на Неву, на силуэт Петропавловского собора... Любил он там работать.
  
   Позволю себе, господа, домыслить. Начинает академик работать. За советами к Витте обращается. Витте был человеком громадных знаний: плохого не посоветует.
  
   - Это Вы фантазируете, уважаемый Писатель, - отреагировал Конструктор. - Знания академика Тарле имели те же источники, которые всем доступны: образование самообучение, библиотеки, архивы. Многие его видели. В разных библиотеках. Одновременно. Как он успевал?
  
   Впрочем, интеллектуальную преемственность отрицать не разумно. Но давайте домыслим академика в обществе Наполеона, Талейрана... Нахимова, Ушакова, Кутузова...
  
   Помолчав, Конструктор добавил:
  
   - А какая у него была дача! В хвойно-лиственном лесу! На берегу Москвы-реки. Любил пройтись, подышать свежим воздухом. Размышлял о покорении космоса.
  
   - Размышлял о покорении космоса? - высказал некоторое сомнение Писатель. - Ему ведь еще и в Москву доводилось ездить по разным делам. По издательским, например. Я у него в московской квартире бывал.
  
   Горький с удовольствием положил ладонь на книгу и смахнул с обложки несуществующую пылинку.
  
   Писатель продолжил:
  
   - Евгений Викторович более двадцати лет был знаком с писателем Е.Л. Ланном. В силу обстоятельств Е.Л. Ланн был однофамильцем наполеоновского маршала Жана Ланна. Писатель Е.Л. Ланн, - по некоторым воспоминаниям, - приобрел гравюру с изображением маршала Жана Ланна на белом коне. Эту гравюру Е.Л. Ланн якобы повесил среди семейных фотографий над письменным столом. Один из мемуаристов сообщает, что Е.Л. Ланн не отрицал того, что является потомком маршала Жана Ланна по прямой линии.
  
   Представьте, господа, аудиторию, - например, огромный концертный зал, - наполненный слушателями. Лекцию о Наполеоне читает Евгений Викторович. А ведь многие знают, что в его окружении, как и в окружении Наполеона, - Ланн.
  
   Увлекается темой Евгений Викторович. Увлекаются его рассказом слушатели. И вот они видят перед собой Наполеона.
  
   Вы бы отказались, господа, пойти на лекцию, посмотреть на Наполеона?
  
   "Был на лекциях Тарле!", "Лично присутствовал: впечатление мощное!", "Слушал неоднократно!", - раздались возгласы участников обсуждения.
  
   - Евгений Викторович любил вспоминать о просьбе Академии наук как можно быстрее прислать точную дату (день, месяц, год) рождения. С примечанием: "Напоминаем, что для перевода из старого стиля в новый следует для XX века прибавить 13 дней, для XIX в. - 12, для XVIII в. - 11", - дополнил Писатель.
  
   Горький с удовольствием похлопал ладонью по книге.
  
   - Нам нужен товарищ Тарле, - вдруг раздался всем знакомый голос. - Не надо вставать. Я нэ князь!
  
   Участники обсуждения замерли.
  
   Человек взял лежавшую перед Горьким книгу Тарле "Наполеон", раскрыл ее и перелистал несколько страниц.
  
   Продолжая держать книгу в руке, он стал неспешно прохаживаться, размышляя вслух:
  
   - К академику Тарле во время войны уставшие и голодные люди приходили на лекции. Почему?
  
   Человек сделал небольшую паузу и продолжил:
  
   - Потому что он рассказывал о нашествии Наполеона, о борьбе против этого нашествия, о победе народа. Его выступления и книги стали важным моральным фактором, укреплявшим уверенность, что тяжелое положение, сложившееся для армии и страны, носит временный, преходящий характер.
  
   Человек снова сделал паузу. И пояснил:
  
   - Люди приходили за надеждой, за уверенностью в себе, за уверенностью в неизбежности Победы!
  
   Человек посмотрел на слушавших его читателей кафе-библиотеки. Продолжая прохаживаться, добавил:
  
   - Нам нужен был Наполеон. Нам необходимо было мобилизовать его на наш идеологический фронт. Академик Тарле выполнил роль "военного комиссариата". Благодаря академику Тарле Наполеон "воевал" в составе антигитлеровской коалиции.
  
   Что касается книги академика Тарле о Талейране... Талейран также был весьма полезен! Вспомните Тегеран, Ялту, Потсдам!
  
   Человек снова посмотрел на своих слушателей. Положил книгу перед Горьким, негромко добавив: "Благодарю, Алексей Максимович!".
  
   Обращаясь к собравшимся, сказал:
  
   - Ехал. Попросил остановить. Решил зайти. Узнать. Продолжайте!
  
   Так же неожиданно, как он появился, направился к выходу из кафе-библиотеки.
  
   Горький и его собеседники постепенно освободились от некоторой растерянности.
  
   Взяв в руки книгу, Горький подвел итог обсуждению:
  
   - Читайте историческую литературу! Читайте Тарле, господа!
  
   И выпил несколько глотков кофе.
  
  
   17 мая 2017 года.
  
  
  
  47. Сказка о не отправленном письме М. Горького И. А. Бунину. <1946>
  
  
   М. Горький решил перечитать текст письма. Вот что в нем говорилось:
  
   "Дорогой Иван Алексеевич!
  
   Часто думаю о Вас. О нас.
  
   Вчера в моем кафе-библиотеке беседовал с Джеком Лондоном.
  
   Сегодня пишу Вам письмо. О чем?
  
   Да не так уж это и важно.
  
   Улыбаясь и, шутя, скажу: "Обо всем!"
  
   Возникло желание с Вами поговорить, пусть и заочно. Помните наше знакомство в 1899 году, сотрудничество в издательстве "Знание"? Надеюсь, ни в чем Вас не подвел. Надеюсь, ни в чем Вы "Знание" - возглавляемое мною - упрекнуть не можете. Хорошее было время!
  
   Но, придерживаясь эпистолярной дисциплины, уточняю. Это мое письмо - о писательском творчестве, о творческом сотрудничестве, о писательском успехе, о том, "писать и действовать или воздержаться от действия и написания".
  
   Вспомните, дорогой Иван Алексеевич, один из эпизодов обучения Н.В. Гоголя в Нежинской гимназии. Николай Васильевич на одном из уроков подал преподавателю Никольскому стихотворение Пушкина "Пророк". Никольский происходил из духовенства. Был сочинителем. Знал произведения многих поэтов, писателей, но к творчеству А.С. Пушкина относился недоверчиво, произведения А.С. Пушкина не читал. Никольский прочел... поморщился и начал вносить в текст свою правку. Возвратив стихи мнимому автору, то есть Гоголю, Никольский пристыдил его за недостаточное усердие. Тут Николай Васильевич сознался, что автор этого произведения А.С. Пушкин, и что он, Николай, решил подшутить над Парфением Ивановичем, которому никак не угодишь. Профессор оказался преподавателем высочайшей педагогической квалификации. Он доброжелательно воскликнул: "Ну, что ты понимаешь! Да разве Пушкин-то безграмотно не может писать? Вот тебе явное доказательство... Вникни-ка, у кого лучше вышло...".
  
   Юный Николай Гоголь получает урок проблемного обучения. Возможно, один из важнейших литературных творческих уроков, полученных в Нежинской гимназии.
  
   Но согласитесь, дорогой Иван Алексеевич, что ситуация, благоприятно разрешившаяся благодаря педагогическому гению преподавателя Никольского и удачливости Николая Гоголя, была весьма двусмысленная. Могли прозвучать слова и о недобросовестности, о неуважении, мог быть упомянут плагиат. Конечно, если бы эти слова прозвучали, они были бы произнесены без особой агрессивности, с увещеванием. Но все равно было бы неприятно, если бы они были произнесены.
  
   И преподаватель, и ученик волей обстоятельств вышли из ситуации легко, галантно, непринужденно.
  
   Какой-то оптимизм ощутил Николай от по-доброму смотрящего Никольского.
  
   Пишу это письмо, дорогой Иван Алексеевич, и по мере его написания размышляю над его темой. Вот еще вариант: "Кипучая творческая энергия. Действовать или не действовать?".
  
   Выше я упоминал о вчерашнем моем разговоре с Джеком Лондоном.
  
   Так вот. Он познакомился в январе 1906 года с корреспондентом одной из местных американских газет Льюисом Синклером. Льюис пришел брать у него, Лондона, интервью. В то время Лондон активно агитировал за "социализм". Не мне Вам, дорогой Иван Алексеевич, рассказывать о 1905 годе! Мир бурлил.
  
   Знакомство Лондона и Льюиса состоялось, но не развивалось несколько лет.
  
   Судя по последующим событиям, Льюис был полон кипучей творческой энергии. Той энергии, которая активно ищет себе выход.
  
   Приходит 1913 год. Это год завершения строительства выдающегося дома Джека Лондона. Год, когда сумма ежемесячных долгов Лондона колебалась примерно в границах от 25000 до 50000 долларов.
  
   Джек Лондон был широко известной фигурой. И наверняка корреспондент Льюис Синклер был в той или иной мере осведомлен о делах Лондона.
  
   Необыкновенный образ представал перед читателями американских газет.
  
   Великий писатель. Строитель великого дома. Человек, обремененный великими долгами. Человек, выдающий зарплату многочисленным рабочим из кожаных кисетов для золота, кисетов, привезенных из Клондайка.
  
   По некоторым оценкам его годовой доход от литературной деятельности составлял семьдесят пять тысяч долларов, а годовая сумма затрат составляла сто тысяч долларов. Все, чем он владел, было заложено и перезаложено. Для русской литературы знакомая экономическая модель?
  
   Этот великий писатель был вынужден писать как можно больше. Литературные гонорары направлялись на платежи по текущим расходам, на выплату долгов.
  
   Льюис Синклер знал и о приверженности Джека Лондона "социализму", и о стремлении делать добро, быть меценатом.
  
   Возможно, дорогой Иван Алексеевич, до Льюиса Синклера доходили сведения о творческих затруднениях Джека Лондона: не так-то просто писать много, очень много, запредельно много. Даже логически ясно, что длительные перегрузки отражаются на творчестве в виде усталости, переутомления, в виде снижения активности.
  
   В 1913 году, еще до завершения строительства знаменитого дома, Льюис направляет Лондону письмо. В письме - несколько сюжетных набросков и предложение купить их. Стоимость одного сюжетного наброска колебалась вокруг семи с половиной долларов. В это время у Джека Лондона издатели "покупали" рассказы за 500-750 долларов.
  
   Джек Лондон приобретает у Льюиса Синклера два наброска. Платит 15 долларов. Узнав о приобретении, Льюис сразу же информирует Лондона о приобретении за эти 15 долларов детали пальто, предназначенной для защиты Льюиса от холодного ветра.
  
   Через небольшой период времени Льюис Синклер направляет Джеку Лондону дополнительно более десяти набросков и прейскурант с ценами. В сопроводительном письме сообщает, что он, Льюис, надеется, что Лондон широко воспользуется его сюжетами, и это в конце концов даст Льюису возможность бросить кабалу и вернуться к свободному творчеству.
  
   Джек Лондон какие-то наброски выбирает и направляет Льюису чек на пятьдесят два доллара пятьдесят центов. Льюис немедленно сообщает Лондону, что его (Льюиса) партийный билет члена соцпартии - в полном порядке.
  
   Приближалось завершение строительства знаменитого дома, задуманного Лондоном. Так или иначе, но о какой-либо последующей переписке Льюиса с Лондоном сведений не обнаруживается.
  
   Из биографических сведений можно сделать вывод, что по крайней мере один из набросков Льюиса Лондон использовал: написал произведение и опубликовал его. Опубликовал еще в 1913 году, еще до завершения строительства знаменитого дома.
  
   Согласитесь, дорогой Иван Алексеевич, что с упомянутыми сюжетными набросками ситуация - неоднозначная. С одной стороны, Джек Лондон - писатель, получивший всемирную известность. С другой стороны - один из тысяч (десятков тысяч) журналистов.
  
   Рискованная ситуация.
  
   Положительная реакция Джека Лондона на предложения Льюиса Синклера стала достоянием истории американской литературы. Но реакция Лондона могла быть и отрицательной. Гипотетическая отрицательная реакция так же стала бы достоянием истории американской литературы.
  
   Даже если учесть особые условия 1913 года для Джека Лондона, то все равно риск отрицательной реакции был довольно-таки реальным.
  
   Почему предложения Льюиса Синклера были приняты?.. Момент? Все "совпало"?
  
   Дело не в 15 и не в 52 долларах.
  
   Обмен творческими замыслами, идеями, соображениями - это нормальная вещь.
  
   История литературы знает, например, о получении определенных творческих идей Н.В. Гоголем от А.С. Пушкина. Вспомним литературное общество "Арзамас": в общении происходит обмен творческими идеями, замыслами.
  
   Замечу, что в свое время предметом обсуждения стала роль творческих помощников А. Дюма.
  
   Ваш покорный слуга, дорогой Иван Алексеевич, стал одним из инициаторов создания Центрального Дома литераторов, московского клуба писателей. Хлопотал и об учреждении Литературного института.
  
   Любая форма общения, взаимодействия творческих людей, дорогой Иван Алексеевич, предполагает творческий обмен.
  
   Но иногда требуются не только среда, но и персональное волевое усилие, тактическое действие, настойчивость, инициатива. Интрига, наконец. Рывок. Скачок. Стремительный маневр. Судьбоносный ход конем.
  
   Так вот, продолжу мысль. Дело не в 15 и не в 52 долларах.
  
   Разрешите, я далее отвлекусь от конкретных отношений Джека Лондона с Льюисом Синклером. И буду вести речь об абстрактных "великом писателе", "журналисте", "соавторе", "субсоавторе".
  
   Если великий писатель приобретает у журналиста (одного из тысяч, десятков тысяч) наброски, использует наброски или набросок хотя бы в одном опубликованном произведении, то кто-то может почувствовать еле уловимое появление таких понятий как "соавтор" или "субсоавтор".
  
   Для великого писателя, написавшего десятки томов всемирно известных произведений, значение использования одного или нескольких (чужих) набросков равно нулю.
  
   Для (рядового) журналиста значение использования великим писателем одного или нескольких его (журналиста) набросков бесконечно велико.
  
   Все же, дорогой Иван Алексеевич, как мощен творческий поток, поток творческой энергии! Как она многообразна!
  
   Как многообразны пути прихода, входа в литературу!
  
   Например, кто-то входит в литературу через скитания, путешествия, разного рода испытания, через формирование репутации человека "горькой" судьбы. Кто-то проходит через участие в военных действиях и через их описание. Кто-то постепенно наращивает творческий потенциал, стремится развить способности. Наверное, сотрудничество с издательством "Знание" так же было для кого-то путем в литературу...
  
   Но если - гипотетически представим - человек, твердо решивший стать писателем, без всякой организационной или властной поддержки, без поддержки покровителей или родственников стал соавтором или субсоавтором великого писателя, то тем самым этот твердо решивший человек - став соавтором - вошел в литературу.
  
   Он не становится "приятелем", "собутыльником", "подхалимом", "лакеем"... Он, добавлю, не старается стать постоянным "спичрайтером" ("сюжетных набросков райтером"). Зачем? Он твердо решил стать писателем. Он действует силой своего ума. Он составляет сюжетные наброски и письма. Он ждет, наконец. Ждет, ждет и ждет. Он использует организационные возможности почты. И - он соавтор (субсоавтор) великого писателя. Он уверенно вошел в литературу.
  
   Поражаюсь многообразию этого мира и тех путей, которые пробивает себе творческая энергия.
  
   Переключаюсь, дорогой Иван Алексеевич, на другие размышления о творческом пути Джека Лондона.
  
   Перейдем, дорогой Иван Алексеевич, на более высокий уровень обобщения. Доброта. Добрый человек. Его беззащитность. Его судьба. Ожесточение.
  
   Один из руководителей строительства выдающегося дома так вспоминал о Джеке Лондоне: "Джек был лучшим из людей. Я не встречал никого человечнее. Со всеми добр, никогда не увидишь его без улыбки. Настоящий демократ, благородный человек, джентльмен; любил семью, любил рабочего человека". Такие же примерно оценки в воспоминаниях других людей.
  
   Добрый человек примерно в 1913 году, по-видимому, в минуту психологической угнетенности, в момент ожесточения пишет в одном из писем одному из адресатов: "Грянет гром, и тогда не один день придется вам вымаливать прощение и кланяться перед всем светом; а когда вы станете прахом, отзвуки этой грозы дойдут до тех, кто ныне еще не родился, и вы перевернетесь в гробах".
  
   Спрашивать, Вас, дорогой Иван Алексеевич, что вы думаете о доброте, о беззащитности и о судьбе абстрактного доброго человека, что Вы думаете об ожесточении... Наверное, такие вопросы звучат наивно: вечные темы. Все же, если будет настроение, напишите...
  
   Возвращаюсь, дорогой Иван Алексеевич, к одной из формулировок тем моего письма: "писать и действовать или воздержаться от написания и действия?".
  
   Будет время, напишите ответ, изложите Ваши размышления.
  
   Ваш Максим Горький (Алексей Пешков)."
  
   Прочитав текст письма, Горький задумался.
  
   - Вечные темы! - произнес он.
  
   Вздохнув, написал на верхнем поле первой страницы письма: "В черновики!".
  
   Горький вернулся к выдаче книг читателям кафе-библиотеки.
  
   - Вам кого? Опять Джека Лондона? У нас есть в каталоге раздел "Американская литература". Можете выбрать себе еще книги.
  
   Уточнил услышанные от читателя слова:
  
   - Немного попозже? Предполагаете, попозже - Драйзера? А сейчас желаете - Джека Лондона? Все же после прочтения загляните в каталог...
  
  
   13 мая 2017 года.
  
  
  
  48. Рассказ об Игоре Курчатове. <1949>
  
  
   1949 год. 29 августа.
  
   В командном бункере - руководители испытаний первой советской атомной бомбы.
  
   Раздается объявление по громкой связи:
  
   - Готовность пять минут!
  
   1902 год, 30 декабря. В поселке Сим Уфимской губернии родился Игорь Васильевич Курчатов.
  
   Новая информация по громкой связи:
  
   - Объявляется минутная готовность!
  
   1912 год. Семья Курчатовых переезжает в Крым, в Симферополь. В 1920 году Игорь Курчатов оканчивает Симферопольскую гимназию с золотой медалью. Поступает на первый курс физико-математического факультета Таврического (Крымского) университета. В 1923 году завершает четырёхлетний курс за три года.
  
   Итак, в Крыму Игорь Курчатов проводит важнейшие годы своей жизни. Здесь он учится. Здесь он работает. Здесь он знакомится с будущей женой. Сюда, в Крым, он - став крупным, выдающимся, успешным ученым - приезжает в командировки. Крым становится для него родной землей.
  
   Секунды бегут быстро. По громкой связи начинается обратный отсчет:
  
   - Три!
  
   9 августа 1941 года И.В. Курчатов вылетает из Москвы в Крым, в Севастополь. В составе группы сотрудников Ленинградского физико-технологического института он будет проводить работы по размагничиванию кораблей для защиты флота от действия вражеских неконтактных мин.
  
   - Два!
  
   25-27 октября 1941 года противник прорывает оборону советских войск на Перекопском перешейке. Занимает почти весь Крым. 30 октября - 9 ноября 1941 года войска противника с ходу пытаются овладеть Севастополем.
  
   30 октября 1941 года почти все советские корабли уходят из Севастополя на базы Кавказа.
  
   4 ноября 1941 года плавучая база подводных лодок "Волга" начинает выход из Севастопольской бухты. "Волга" выходит под интенсивной бомбежкой, с риском подорваться на минах. По ней выпускают торпеды. В трюме "Волги" из Крыма, из Севастополя плывет И.В. Курчатов.
  
   На оставленном родном крымском берегу - смерть, смерть, смерть. И разрушения.
  
   К моменту оставления Севастополя у И.В. Курчатова уже были новости о блокаде Ленинграда. 17 сентября 1941 года И.В. Курчатов узнал о смерти отца, о том, что в Ленинграде осталась мать. Ленинградская блокада погубит и ее.
  
   Наверное, разные чувства охватывали И.В. Курчатова, когда он в трюме "Волги" плыл по Черному морю из родного Крыма в Поти.
  
   Если его и посетило ощущение беглеца, лишенного родины и родителей, человека "никто", бегущего в "никуда", то такое ощущение вряд ли ему понравилось.
  
   После решения служебных военно-технических задач на черноморских и каспийских берегах И.В. Курчатов выехал в Казань.
  
   В 1942 году в числе инициаторов нового метода защиты кораблей от мин И.В. Курчатов был удостоен Государственной премии первой степени.
  
   Приехав в Казань в начале 1942 года, И.В. Курчатов тяжело заболел. Какие видения являлись ему в болезненном забытьи? Болезнь обещала стать смертельной. Но он выздоровел.
  
   Отросшую за время болезни бороду решил не сбривать.
  
   Что означала эта борода? Что появился "новый человек"? Мальчиком и юношей Игорь Курчатов жил в Крыму. Жил и при белых, и при красных. И при солдатах армии императора Вильгельма, и при войсках Антанты.
  
   Каких-то резких высказываний со стороны И.В. Курчатова или членов его семьи по поводу какой-либо из этих властей не заметно. Похоже, присутствовало терпеливое отношение к обстоятельствам.
  
   Леонардо да Винчи родился в семье нотариуса. В некотором смысле российский нотариус - это землемер. Землемер обладает специальными знаниями, навыками, нужен любым властям. Аполитичен. И.В. Курчатов - сын землемера.
  
   Получив образование и начав деятельность, И.В. Курчатов стал ученым. Выдающимся, но, в общем, стандартным советским ученым-физиком.
  
   - Один!
  
   Человек с усами думал. "Кого назначить руководителем атомного проекта?".
  
   К руководству государства в 1943 году с письмом обратился Георгий Николаевич Флёров. Г.Н. Флёров ставил вопрос о возобновлении активных разработок по ядерной проблематике.
  
   Почему же именно И.В. Курчатов?
  
   Может быть, Человек с усами расшифровал бороду И.В. Курчатова как знак?
  
   На разных фотографиях она, эта борода, выглядит по-разному. Для того времени и для того круга людей она была необычной. У кого-то может возникнуть мнение, что такая борода была вообще не характерна для российских традиций.
  
   Эта борода была необычной... Профессорской? Наверное, с профессорскими бородами можно было найти отдаленную аналогию... Но, если говорить об отдаленных аналогиях, то эта борода может навести на мысли о создателях древнейшей письменности в Двуречье - клинописи.
  
   Намек Свыше?
  
   Выбор руководителя атомного проекта в условиях ограниченных ресурсов был выбором между успехом и неудачей.
  
   Человек с усами выбрал успех.
  
   - Пуск! Взрыв!! Ужас!!!
  
   Жуткий вид перенесшего атомный взрыв полигона.
  
   Полу-живые - полу-мертвые полу-сожженные птицы. Беспомощные...
  
   И относительный мир на планете. Вот уже почти 70 лет.
  
  
   06 мая 2017 года - 07 мая 2017 года.
  
  
  
  49. 'Влечет непобедимо'. М. Горький и Ю. Трифонов. Семейная лояльность. Очерк. <1951>
  
  
  1.'Вывод'
  
  Читал Ю. Трифонова, читал о Ю. Трифонове.
  
  Вздохнул.
  
  Естественным образом, - в процессе написания книги 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки' - читал М. Горького и о М. Горьком.
  
  22 апреля 2016 года прочел в Википедии статью 'Максим Горький'. 4 мая 2016 года дополнил чтением статьи 'Будберг, Мария Игнатьевна' из Википедии. 1 августа 2016 года зашел в Википедию, открыл статью 'Трифонов, Юрий Валентинович'.
  Вспомнилось: 'Во время ссор и скандалов Нина кричит, выбалтывает непоправимое' [Трифонов Ю.].
  Что за 'непоправимое'?
  
  В рассказе Ю. Трифонова 'Игры в сумерках' есть строки: 'Однажды я видел, как черный автомобиль остановился возле дома на третьей линии... и из машины выпрыгнула Анчик, сняла туфли и, взвизгивая, захлопала босыми ногами к калитке. Следом за ней вылез человек в черной шляпе. Он вдруг остановился прямо в луже, снял шляпу и стоял несколько секунд в странной задумчивости, глядя в землю, подставив лысую голову дождю.
  Анчик была высокая, стройная, с осиной талией, с черными как смоль волосами и с большими глазами, черными и глубокими, как ночь'.
  
  Читая этот фрагмент, я подумал, что, может быть, или Л. Берия оказался рядом с Ю. Трифоновым, или Ю. Трифонов оказался рядом с Л. Берией.
  Читал и другие произведения, в том числе, о Ю. Трифонове.
  Вырисовывается треугольник. Якобы любимая женщина Ю. Трифонова была в близких отношениях с Л. Берия. И, вроде бы, Ю. В. Трифонов об этом знал. (Существует книга, где ситуация описана более определенно, более конкретно. Автор данного очерка ознакомился с такой публикацией в варианте электронной копии; воздержался от прямого цитирования: нельзя исключать каких либо неточностей при сканировании, распознавании и т. д. Но сама мысль - 'была', 'знал' - выражена совершенно отчетливо).
  Может быть, 'была'. Возможно, 'знал'. Могу поверить.
  Снова произведения Ю. Трифонова. Встречаю: 'все это были ошибки чувств, но не ошибки расчетов' (Ю. Трифонов 'Долгое прощание').
  Современный человек устроен по современному. 'Уж не расчет ли?' 'А если не расчет, то не дал ли слабину, не упал ли морально? Лицом вниз?'
  
  2. 'Наперекор всякому разуму, пониманию, опыту жизни, самолюбию, гордыне'
  
  Вспомнился рассказ М. Горького 'Вывод'. О коллективном, публичном и позорном наказании женщины, обвиненной в неверности. Еще у Алексея Пешкова личной жизни почти нет, а он уже как Дон Кихот - в бой за женщину. Пытался защитить. Пострадал. Еле откачали.
  Затем вспомнилась М. И. Закревская, она же - немного позднее - баронесса Будберг, она же 'железная женщина'. Квартира М. Горького. Послереволюционное голодное, холодное, опасное время. М. И. Закревская живет в квартире М. Горького, вошла в его семью, находится от М. Горького в практически полной зависимости.
  Приезд Герберта Уэллса. Останавливается в квартире М. Горького.
  'Все знали, что Мура не прогнала его...' (Н. Берберова 'Железная женщина').
  
  'Близкие называли её Мура, а Максим Горький - 'железная женщина'. Долгие годы находилась в близких отношениях с Горьким, а затем с Гербертом Уэллсом' (Википедия (рус.). Статья 'Будберг, Мария Игнатьевна').
  
  Любил ли Горький Марию Закревскую? Наверное, да. Иначе не рисковал бы в связи с проживанием ее в его квартире (дело доходило до обыска со ссылкой на ее связь с Робертом Брюсом Локкартом), не ездил бы с хлопотами к Ленину, не вытаскивал бы ее, неудачно попытавшуюся перейти через границу по льду Финского залива, из тюрьмы, не посвящал бы М. И. Закревской одно из своих произведений (повесть 'Жизнь Клима Самгина').
  Любил, прощал, был лоялен. Терпел, любил...
  'Почему нельзя соединиться с женщиной, к которой влечет непобедимо? Ведь наперекор всякому разуму, пониманию, опыту жизни, самолюбию, гордыне он бежит к телефону и ищет встречи' (Ю. Трифонов 'Время и место').
  Любовь, по видимому, присутствовала в семейной жизни и М. Горького, и Ю. Трифонова.
  Но, дополнительно к этому, они - как выдающиеся люди - могли оценивать происходящее с ними как испытание и/или послание (О значении 'знаков' излагаются доводы в моей книге 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки').
  Почему то мне ближе Ю. Трифонов, влюбленный Ю. Трифонов, продолжающий жить с (возможно) неверной ему женщиной.
  Ближе - чем гипотетический Ю. Трифонов,
  узнавший о (возможной) неверности любимой женщины и решивший сохранить с нею отношения ('влечет непобедимо'),
  но затем узнавший о том, что 'третьим' является именно Л. Берия,
  взвесивший Л. Берию на внутренних весах и понявший, что уровень 'отрицательности' Л. Берии таков, что он (Ю. Трифонов) отношений с любимой женщиной сохранять не будет.
  Это был бы не великий писатель Ю. Трифонов, а совершенно иной человек.
  Логика иногда не свойственна влюбленному человеку.
  
  3. 'Предлагала обедать с детьми'
  
  Встречаются в биографических материалах детали, которые обладают особой энергетикой.
  Вспомним поведение Т. А. Словатинской, бабушки Ю. Трифонова со стороны матери. Ее поведение после того как арестовали зятя Валентина (отца Ю. Трифонова), дочь Татьяну (мать Ю. Трифонова), сына Павла. Ситуация напоминала давление пресса колоссальной мощи. Но человек (Т. А. Словатинская) не плющился. И не сплющился. А семья сохранилась.
  И когда я читаю о том, что одинокому и бездомному в тот период (1912 год) уроженцу далекого Закавказья Т. А. Словатинская предлагала 'обедать с детьми, оставляла соответствующие указания работнице' (Ю. Трифонов 'Отблеск костра'), то я верю в эту деталь ('предлагала обедать с детьми').
  Она, Т. А. Словатинская, конечно, и деятель (слегка) исторический, и секретарь, и все такое. Но в ней есть качество: забота. Забота женщины о детях, внуках, о семье, о тех, кто в семье.
  И тот момент, та деталь из Трифоновского 'Дома на набережной', где главный герой не мог переступить преграду, 'преграду', 'через которую переступить невозможно'.
  Она, эта деталь, может быть, имеет какое то отношение к 'просила его обедать с детьми'?
  И присуждение Сталинской премии Ю. Трифонову (публикация официального сообщения: 'Правда', 17 марта 1951 года) - Ю. Трифонову, едва подросшему, едва ставшему взрослым - оказывается в другом контексте? Прямо таки бегали за ним, телеграмму отбивали, курьера посылали... А история с удаленной редактриссой?.. Боялся 'не успеть'? Возраст? 'Взял на контроль'? Память то была не плохая; обеды с детьми, возможно, не забылись.
  Берия то... Он не курьера посылал бы, наверное...
  Так или иначе, видна определенная аналогия в стремлении и М. Горького, и Ю. Трифонова сохранить личные, семейные отношения, проявив лояльность.
  'Хорошо' это или - 'плохо' (ТАКОЕ сохранение ТАКИХ отношений) - вопрос философский.
  Следовать этим примерам лояльности или нет? Это вопрос пылкости чувств, темперамента, устройства личности, стечения обстоятельств, других факторов.
  Например, для Генриха Шлимана такой пример, возможно, не подошел бы, хотя его вторая жена и была моложе его на тридцать лет. (О некоторых принципах личной жизни и решения личных проблем Г. Шлимана - в ранее названной книге 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки'). Но отметим, что в жизни Г. Шлимана присутствовали годы переживаний (страданий?) в первом браке, шесть лет воздержания, годы, годы терпения.
  Такого набора обстоятельств, наверное, не было ни в жизни М. Горького, ни в жизни Ю. Трифонова. А может быть, были?
  Хотелось бы как то позитивно отозваться о второй жене Г. Шлимана, Софии. Наверное, о ней лучше всего высказался ее муж, Генрих Шлиман. В браке с Софией Генрих прожил 21 год (с 1869 по 1890). Он писал жене в 1890 году, может быть, подводя итоги: '...Судьба уготовила нам много печалей и много радостей. (...) По моему, наш брак удался. Ты всегда была для меня любящей женой, добрым товарищем, неизменно поддерживала меня в трудную минуту... ты была отличной матерью. Я... уже готов жениться на тебе в следующей жизни' (Цит. по: Богданов И. А. Генрих Шлиман. Торжество мифа / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008. С. 263).
  Да, были лояльны. Но ведь, и Максим Горький, и Юрий Трифонов были - каждый по своему - счастливы в семейной жизни.
  
  22 сентября 2016 года.
  
  
  
  50. Салют Бомбару!!! Или редукция Мопассана. Эссе. <1952>
  
  
  1. Бомбар и Пушкин
  
  Основной объем информации об Алене Бомбаре (фр. Alain Bombard; 27 октября 1924, Париж - 19 июля 2005, Тулон) русскоязычный читатель получает из его книги 'За бортом по своей воле'. По всей видимости, это единственная книга А. Бомбара, изданная на русском языке. Биографические статьи, размещенные в интернете, добавляют сведений об Алене Бомбаре.
  Судя по франкоязычной статье в Википедии, он родился в семье инженера Гастона Бомбара, учился в Париже, получил медицинскую специальность, увлекся темой выживаемости потерпевших кораблекрушение, предпринял попытки, чтобы доказать, что в океане потерпевшие кораблекрушение могут обеспечить себя водой и пищей.
  Совершил одиночное плавание через Атлантический океан на надувной лодке с получением пищи и воды (или заменителя воды) из природных источников.
  О жизни Алена Бомбара до начала его одиночного плавания известно не так уж много.
  Учился... В основном, в Париже.
  Работал... Сначала по медицинской специальности в городе Булонь сюр Мер. Позже - исследователем в Монако, в Институте океанографии.
  В его книге 'За бортом по своей воле' (вариант названия из русскоязычного издания) он описывает, что ему пришлось сделать трудный выбор: какие книги взять в плавание. Очевидно, что Ален Бомбар хорошо знал литературу, в частности, французскую литературу, и не мог не читать рассказа Ги де Мопассана 'Бомбар'.
  Ги де Мопассан жил на много раньше Алена Бомбара. Годы жизни Мопассана: 1850-1893; умер в 42 года. Рассказ 'Бомбар' был напечатан 28 октября 1884 года.
  В 1953 году в Париже публикуется книга Алена Бомбара под названием 'Добровольное кораблекрушение' (наверное, возможен и перевод 'За бортом по своей воле', хотя, строго говоря, находясь 'за бортом', Атлантический океан пересечь затруднительно).
  1953 год - приятный год для французской литературы: в этом году во французской литературе в дополнение к персонажу 1884 года появились еще два Бомбара: (1) автор (нескольких - в будущем -книг) и (2) персонаж книги 'Добровольное кораблекрушение'.
  Что же происходило между 1884 годом (годом публикации рассказа Мопассана 'Бомбар') и 1953 годом публикацией первой книги Алена Бомбара (почти семидесятилетний период)?
  Публиковались и читались произведения Ги де Мопассана. Жили Гастон и Ален Бомбары (отец и сын). Вполне возможно, что на этот период пришлась и жизнь более старших Бомбаров. Могу предположить, что не только жизнь родственников Алена Бомбара пришлась на этот период, но и других Бомбаров: сама фамилия Bombard почти полностью совпадает с французским bombarde и итальянским bombarda; то есть в каком то смысле французский Бомбар - это русский Пушкин.
  Бомбарды... Звучит романтично! Средневековье! В боевых действиях бомбарды были наиболее заметно и эффективно представлены примерно с середины 1300 х годов до конца 1400 х годов; далее их сменяют иные виды орудий. Бомбарды использовались на кораблях и при осадах крепостей... Мастера оружейники и мастера стрельбы были немногочисленными, наиболее искусными, интеллектуальными представителями средневекового общества, выделявшимися из общей массы ремесленников и солдат. Непосредственным участникам сражений требовались такие качества как твердость, отвага и мужество.
  (В скобках отметим, что 'ИНЖЕНЕР' (франц. ingenieur, от лат. ingenium - способность, изобретательность), первоначально - название лиц, управлявших военными машинами).
  Не исключено, что кто то из числа мастеров оружейников или военных моряков, солдат получал фамилию Bombard.
  Бомбары, как люди культурные, с 1884 года знали о существовании литературного Бомбара, человека без чести, созданного творчеством Ги де Мопассана.
  
  2.Бокль и цивилизация
  
  Что за Бомбар появился под пером Ги де Мопассана в 1884 году? Созданный Ги де Мопассаном литературный герой является, в общем, сатирическим персонажем.
  'Бомбар 1884 года' - это необразованный безвольный корыстолюбивый глупый сексуально озабоченный бездельник.
  Рассказ состоит из следующих элементов:
  у литературного героя появляется решимость пойти почти на все 'за десять тысяч франков ренты', ('За десять тысяч франков ренты я готов пойти в палачи!' Иными словами, 'Бомбар 1884 года' - человек без чести),
  знакомство героя с богатой англичанкой (вдовой),
  его женитьба; финансовое обеспечение за счет жены,
  последующие измены жене,
  подпадание жене под каблук,
  ограничение женой возможностей измен,
  попытки героя изменять супруге хотя бы с некрасивой служанкой, не вызывающей подозрений жены.
  Рассказ завершается тем, что литературный герой в темноте поздним вечером в коридоре очередной раз изменяет жене со служанкой. Однако утром выясняется, что он имел дело с собственной женой. В общем, герой настолько примитивен, что даже жене толком изменить не может; жена подчиняет его, и заставляет его иметь дело только с ней.
  Литературный образ 'Бомбара 1884' года можно оспорить даже без знания того, что в 1953 году блеснул молнией и мореплаватель, и литератор Бомбар.
  'За десять тысяч франков ренты я готов пойти в палачи!'
  И какие 'палачи'? Женился на привлекательной вдове англичанке? Ну... Не такие уж и 'палачи'.
  Неявный упрек в необразованности, адресованный 'Бомбару 1884 года' конечно, имеет некоторые моральные основания. Но, однако, многие люди ищут свое призвание долгие годы, десятилетия, иногда всю жизнь. Более того, образование (формальное) вовсе не бывает единственной и главной предпосылкой полезности человека. Многие выдающиеся люди не имели и не имеют формального образования.
  Безделье - так же недостаток относительный. Да и каковы, строго говоря, критерии 'безделья'? Во многих сферах деятельности - политике, предпринимательстве, литературе, кинотворчестве и других - длительные периоды затухания явной, общеизвестной творческой активности являются естественными.
  Женился на вдове со средствами... У каждого своя линия в жизни. Женился бы на девице без средств, то же были бы основания для анекдота.
  Изменяет жене... А если бы не изменял, то пристрастный наблюдатель, тем более французский, и в этом мог усмотреть какую то странность...
  Попал жене 'под каблук'... Финансовое обеспечение за счет жены... Во первых, это дела семейные, для постороннего наблюдателя не понятные. Во вторых, даже если и стал так называемым подкаблучником, то в этом есть и положительный эффект: семья крепче...
  Есть вопросы и по существеннее. Вот, допустим, Ги де Мопассан Бомбара не уличает в психическом расстройстве или в заболевании сифилисом. (Наоборот, подчеркивается здоровье Бомбара). Но отсутствие таких 'упреков' естественно. Ведь и психическое расстройство, и сифилис были присущи не Бомбару, каким бы 'плохим' он ни был, а самому Ги де Мопассану.
  И если освободиться от 'власти анекдота' (когда и обстановка, и мастерство рассказчика заставляют засмеяться или хотя бы для вежливости усмехнуться), то оказывается, что Бомбара если и есть в чем упрекнуть, так это в его несовершенстве. А кто совершенен?
  Можно выйти и на иной уровень обобщения. Так называемая 'праздность' является формой реализации, следствием свободы. И 'праздность' и свобода - это вещи своевольные.
  Вот, предположим, некий выдающийся писатель М. видит путешествующего по Европе англичанина Генри Томаса Бокля.
  Молодой Бокль - человек без формального образования, без профессии, без конкретного 'дела'. Отец оставил ему и другим членам семьи наследство. Бокль около полутора лет путешествует. Выберем момент, увидим Бокля, праздно прогуливающегося по парижскому бульвару, и сделаем констатацию: 'Бокль - паразит!'. Более того, человек не вполне адекватный: даже не женился. А то, что выучил 19 языков, так тоже подозрительно: зачем человеку без профессии и своего дела знать столько языков? Имитация активности. Все от безделья - мог бы поработать, например, конторщиком. Да и в какой мере он знал эти языки? Это еще нужно проверить...
  Почему бы не написать для такого случая рассказ 'Бокль'. Этакую сатиру. Действующие лица: путешествующий по Европе англичанин - бездельник, с графоманскими наклонностями, манией ни на чем не основанного исследовательского величия, имитирующий изучение языков для введения в заблуждение окружающих, комично погруженный в чтение и ничегонеделание. Рассказ завершить каким либо забавным эпизодом: перепутал немецкого издателя с бельгийским официантом: знание языка подкачало... Для антуража добавить нелепую сцену изъявления симпатий Боклем француженке.
  Вот появляется рассказ известного писателя М. под названием 'Бокль'. Публика читает эту сатиру. Ей нравится! Эти умники бездельники много о себе воображают! Задаются! А разберись, так и оказывается, что их самомнение - мыльный пузырь: это просто какие то чудаки ('шутники и выдумщики'? ) ... Публика довольна, доволен и писатель М. Прибавляется популярности, гонораров.
  Проходит время, Генри Томас Бокль издает двухтомную монументальную 'Историю цивилизации в Англии'.
  Что делать писателю М.? Написать, - ради справедливости и приличия - хотя бы коротенький рассказик 'Бокль и Цивилизация'? Хватит ли образованности, ума, 'знания человека и его души'? Публика уже отчасти одурачена, гонорары получены. Да и сам выдающийся писатель М., предположим, уже умер. Остался гипотетический рассказ 'Бокль'. И что с ним (рассказом) делать?
  
  3. Не 'за бортом'
  
  Бомбар, только не Симон (1884 года), а Ален (1952 года) занял место в специально подготовленной резиновой лодке и поплыл. Проект трансатлантического плавания, согласимся, выглядел странно. Этот проект, на первый взгляд, представляется мало мотивированным и совершенно неожиданным. Человек, получивший медицинское образование, не имеющий опыта и навыков океанских плаваний, намеревается переплыть Средиземное море (!?), а затем и Атлантический океан (!!??) на резиновой лодке (!!!???). И выдавливать по капле из рыбы физиологическую жидкость для восполнения недостатка пресной воды.
  (Плавание состоялось в 1952 году. По Средиземному морю А. Бомбар плыл с Г. Мьюир Пальмером; плавание через Атлантический океан А. Бомбар продолжал и совершил в одиночку. Книга о плавании была опубликована в 1953 году).
  Ален Бомбар - человек, мотивированный не корыстными, а общегуманными интересами, образованный, волевой, с громадной сообразительностью, постоянно думающий о семье, жене, ребенке.
  Достаточно сказать, что многие премудрости навигации А. Бомбар осваивал уже в ходе одиночного плавания. Не всегда успешно. Выручили кругозор, стратегическое мышление, выручали качества, называющиеся на латинском ingenium, - то есть, способность, изобретательность.
  Не остановили его ни риск, ни болезни, ни муки одиночества, ни страх смерти.
  Плавание завершается успешно. Он издает книгу. Во франкоязычной Википедии перечислены книги, автором которых является Ален Бомбар.
  Он не 'за бортом'. Он руководит лабораторией в частном океанографическом институте на Лазурном берегу, работает на посту государственного секретаря в Министерстве охраны окружающей среды Франции. С 1981 г и до 1994 г. участвует в качестве депутата в деятельности Европейского парламента. Возглавлял общественные организации. Умер в возрасте 80 лет.
  Интересна фотография его лица, сделанная крупным планом в последние годы его жизни. Видны следы физического увядания, но в глазах светится достоинство, оптимизм и отвага.
  Отличало его отменное здоровье, хотя и попытка самоубийства имела место после одного из неудачных испытаний в 1958 году спасательного оборудования.
  
  4.Марсель. 'Предвестие истины коснулось меня'
  
  В книге Алена Бомбара об одиночном плавании через Атлантический океан есть детали, которые, наверное, сложно полностью расшифровать русскоязычному читателю, но которые обращают на себя внимание.
  Когда Ален Бомбар готовил плавание, французские власти завели на него дело в связи с якобы незаконным выходом в море на надувной лодке (еще до начала 'основного' плавания). Помощник прокурора в судебном заседании высказался:
  'Как известно суду, обвиняемый прибыл из Монако. А оттуда недалеко и до Марселя. Он веселый шутник: вся эта экспедиция существует лишь в его воображении'.
  ('Марсельцев во Франции считают завзятыми шутниками и выдумщиками' - примечание переводчика к русскоязычному переводу. Монако, предполагаю, воспринимается не только как Океанографический институт, но и как место расположения казино. Намек помощника прокурора: 'шутник плюс игрок равняется шумный авантюрист'? Шулер? Человек без чести?).
  (Несколько следующих цитат - из книги Алена Бомбара. Цитаты относятся к разным моментам плавания Алена Бомбара; последовательность цитат соответствует расположению в книге соответствующих частей текста).
  
  'Поднялся легкий бриз, и мы снова стали приближаться к западной оконечности острова, все к тому же мысу Менорка. Мы знаем, что стоит только обогнуть этот мыс и примерно в миле к югу нас ждет маленький порт Сьюдадела, наше спасительное убежище. (...) По случаю нашего прибытия собралась большая толпа. Впереди стоял пожилой испанский офицер, в глазах которого светился ум. Взглянув на наш флаг, он обратился ко мне. Я с трудом держался на ногах, поддерживаемый двумя любезными добровольцами. Завязался быстрый разговор: - Вы француз? - Да. - Откуда вы прибыли? - Из Франции. - Вот на этом? - он взглянул на 'Еретика'. - Да. - Из какого порта? - Монте Карло. - Милостивый государь, для того чтобы я вам поверил... Я протянул ему вырезку из газеты, где сообщалось о нашем предстоящем отплытии. Тогда этот старый испанский офицер отступил на шаг, вытянулся перед нашим флагом и воскликнул: - В таком случае, господа, да здравствует Франция! Справившись с охватившим меня волнением, я попросил его засвидетельствовать неприкосновенность нашего аварийного запаса'.
  
  'И все таки я не предполагал, что мне будет устроена такая встреча! Больше ста человек собралось на аэродроме. Какая то прелестная девушка даже преподнесла мне букет, подобранный под цвета города Парижа. ...Газета 'Пти Марокэн', возмущенная историей с двумя жандармами, открыла подписку, чтобы собрать сумму, равную взятому с меня штрафу. Первым подписался командующий флотом в марокканском секторе адмирал Соль. Подписка продолжается. Наконец то я реабилитирован! Теперь у меня чистая анкета'.
  
  'И наконец, я был удостоен высшей чести: в одно прекрасное утро мне вручили приглашение из Адмиралтейства. Там меня принял маленький живой человек, одетый во все белое, и под видом дружеской беседы устроил мне настоящий допрос с пристрастием. Он интересовался всем: моей целью, моими средствами, экзаменовал меня по морскому делу, в общем старался узнать как можно больше. (...) В заключение этой дружеской, хоть и нелегкой для меня беседы адмирал сказал: - Теперь мы поняли, чего вы хотите, и мы вам поможем. До известной степени благодарен вам, адмирал: когда я потом встречал в море судно под испанским, английским, голландским или еще каким нибудь флагом, я каждый раз ощущал себя частицей французского военно морского флота. Вы дали мне свою личную штурманскую карту Атлантического океана, и вы были первым моряком, который предсказал мне успех. 'Написанное остается'! Вы это знали, адмирал, когда написали на моей карте: 'Вы победите''.
  
  'Словно для того, чтобы меня подбодрить, в том месте, где я решил оставить буксир, совершенно случайно оказалась большая трехмачтовая парусная шхуна - испанское учебное судно военно морской офицерской школы. Я подумал, что видно сама судьба пожелала, чтобы эта шхуна проводила меня в большое плавание, ведь она была, может быть, последней представительницей старого флота ... ... На шхуне в знак приветствия медленно приспустили флаг. Все курсанты выстроились на палубе и, когда я проплывал мимо, обнажили головы. Невольно я подумал, что во всех флотах мира так провожают покойников. Но ведь я поднял свой парус во имя жизни! И вот он уже влечет мою лодку мимо этих быстрых судов, легко скользя во всех направлениях, они прощались со мною флагами или полотнищами парусов. Вскоре они исчезли все. Я уже видел только учебное судно и думал, что остался один в океане, когда мне была оказана последняя и высшая честь: на шхуне зарифили все три грот марселя, а потом вновь распустили их, и ветер с шумом наполнил гудящие полотнища. Это последнее приветствие подхлестнуло меня, как удар бича, словно старая шхуна не прощалась со мной, а уже поздравляла меня с победой'.
  'Кстати о бумаге. Для моих естественных нужд мне необходимо было пожертвовать какую нибудь книгу. Я долго колебался и в конце концов пустил в ход томик Рабле, разрешив таким образом поставленную им задачу, чем лучше всего вытирать... нос'.
  
  Книга Алена Бомбара взбудоражила весь мир и до сих пор вызывает споры и обсуждения. Новый метеор вошел в литературу в 1953 году!
  'Марсельцев во Франции считают завзятыми шутниками и выдумщиками' - это, видимо, необходимый, но слишком лаконичный комментарий. Добавим, что 'марсель' - слово символическое. Марсель - крупнейший порт Франции, 'марсель' - название паруса (одного из видов), 'Марсельеза' - французская революционная песня, государственный гимн Франции.
  Салютование тремя грот марселями - это неплохо!
  
  5. 'В знак приветствия медленно приспустили флаг'
  
  Вспомним - еще раз - о том, что Ги де Мопассан умер в возрасте 42 лет. Исаак Бабель в рассказе 'Гюи де Мопассан' написал:
  
  'И я узнал в эту ночь от Эдуарда де Мениаль, что Мопассан родился в 1850 году от нормандского дворянина и Лауры де Пуатевен, двоюродной сестры Флобера. Двадцати пяти лет он испытал первое нападение наследственного сифилиса. Плодородие и веселье, заключенные в нем, сопротивлялись болезни. Вначале он страдал головными болями и припадками ипохондрии. Потом призрак слепоты стал перед ним. Зрение его слабело. В нем развилась мания подозрительности, нелюдимости и сутяжничество. Он боролся яростно, метался на яхте по Средиземному морю, бежал в Тунис, в Марокко, в Центральную Африку - и писал непрестанно. Достигнув славы, он перерезал себе на сороковом году жизни горло, истек кровью, но остался жив. Его заперли в сумасшедший дом. Он ползал там на четвереньках... Последняя надпись в его скорбном листе гласит: 'Monsieur de Maupassant va s'animaliser' ('Господин Мопассан превратился в животное'). Он умер сорока двух лет. Мать пережила его. Я дочитал книгу до конца и встал с постели. Туман подошел к окну и скрыл вселенную. Сердце мое сжалось. Предвестие истины коснулось меня'.
  
  (Некоторые детали из рассказа И. Бабеля не подтверждаются текстами русскоязычной и франкоязычной статей Википедии о Ги де Мопассане).
  
  'Трагичный юморист, юмористичный трагик, Лукавый гуманист, гуманный ловелас...' (Игорь Северянин 'Гюи де Мопассан'. Сонет).
  
  В чем то Ги де Мопассан оказался прав относительно Бомбара. Бомбар и в 1884, и в 1952 году ловил рыбу, отличался великолепным здоровьем.
  
  07 сентября 2016 года
  
  
  
  51. Сказка об одной сотой одного процента. <1953>
  
  
  Усатый человек вскрыл конверт. Положил перед собой лист.
  
  Заскользил взглядом: '...Совершенно секретно... Клеветники ... переходя все границы... злобные, клеветнические слухи... Предлагаю ... высшую меру'.
  
  В кабинет вошел человек в пенсне.
  
  - У Чехова есть рассказ про купца, который больше всех пожертвовал на храм, а его фамилию в газете написали последней. Купец обиделся. Я не купец... Возьми подписку... Строго предупреди... Отпусти...
  
  Человек в пенсне вышел из кабинета.
  
  Усатый человек подошел к книжным шкафам.
  
  Сначала взял с полки книгу А.Л.Толстой. Полистал. 'По внешности Сталин напомнил мне унтера из бывших гвардейцев или жандармского офицера. Густые, как носили именно такого типа военные, усы, правильные черты лица, узкий лоб, упрямый могучий подбородок, могучее телосложение и совершенно не большевистская любезность. Когда я уходила, он опять встал и проводил меня до двери'.
  
  Затем взял книгу С.В. Михалкова, открыл: '...Провожая нас до дверей, Сталин неожиданно для всех картинно раскланялся с нами, изображая поклон испанского идальго. Этого уж никто не ожидал'.
  
  Усатый человек посмотрел на книжные шкафы. 'Сколько здесь? Два десятка тысяч?' 'Две от двух десятков... Одна сотая одного процента?'.
  
  Поднял трубку: 'Примите меры к сохранению памятника ... генералу Пржевальскому, выдающемуся исследователю и учёному'.
  
  Положил трубку. Перешел к чтению документов, лежащих на столе.
  
  
  13 ноября 2017 г. 19:42
  
  
  
  52. Сказка о музыке весеннего ветра. [О Сергее Павловиче Королёве] <1957>
  
  
   6 мая 1957 года. Тепловоз перемещает ракету. Впереди идет Королёв. Провожает ракету на старт. Создается одна из традиций ракетных запусков. Первый удачный пуск на новом полигоне состоится 21 августа 1957 года.
  
   Герои фантастической повести разместилась в замке, расположенном между отрогами Гималаев. Их шестеро. Выдающиеся ученые: Математик, Физик, Физиолог, Астроном, Просветитель и Энциклопедист.
  
   Наступает обеденный час. Литературные герои - выдающиеся ученые - идут в зал, где накрыт стол. В этот день ученые общаются на русском языке.
  
   Физик комментирует одну из деталей накрытого стола: "Осётр".
  
   Кто-то высказывается: "Ракета!"
  
   Это слово, видимо, отвлекает Энциклопедиста от предстоящего обеда. Он почему-то произносит:
  
   - Антонов!
  
   На это странное высказывание, Физиолог реагирует столь же странным ответом:
  
   - Вернер фон Браун!
  
   - Николай Жуковский! - говорит Энциклопедист.
  
   Пауза.
  
   - Циолковский! - снова высказывается Энциклопедист.
  
   Вновь пауза.
  
   - Глушко! - настаивает Энциклопедист.
  
   - Оберт! - произносит Физиолог.
  
   - Туполев! - реагирует Энциклопедист.
  
   - Вильям Конгрев! Вотсон-Ватт! Виттл! Вилбер и Орвилл Райты! - одновременно добавляют Физик и Просветитель.
  
   Физиолог секунду думает и произносит:
  
   - Лилиенталь!
  
   - Леонардо да Винчи! - добавляет Астроном.
  
   Снова пауза.
  
   - Годдард! - слышится голос Просветителя.
  
   - Дамблан! - реагирует Математик.
  
   Секунды молчания.
  
   Энциклопедист проявляет упрямство; он произносит:...
  
   Ветер приносит восклицание:
  
   - Сергей Павлович! Королёв!
  
   Главный Конструктор смотрит в далекое небо. Шагает навстречу ветру.
  
   С каждым его шагом мистически изменяется цивилизация. Меняется под ноты весеннего степного ветра и со звуками шагов Главного Конструктора.
  
   Вечная музыка весеннего ветра, звучащая над планетой.
  
  
   18 апреля 2017 года - 19 апреля 2017 года
  
  
  
  53. Сказка о Короле звездного творчества. [О Сергее Павловиче Королёве] <1961>
  
  
   Жил-был в Рубиновом городе нищий учитель. У него непрерывно появлялись новые идеи. Он постоянно что-то писал. Год шел за годом. Многое вокруг него менялось и изменилось. К завершению земного этапа научной деятельности нищий учитель пришел с титулом "Энциклопедист", со славой, признанием, материальным благополучием. Оставшаяся после его ухода из жизни алмазная шкатулка с манускриптами оказалась в распоряжении некоего Инженера.
  
   Инженер был очень увлечен всеми теми вопросами, о которых размышлял и писал Энциклопедист. А писал тот ни много ни мало о Мосте. Мосте к звездам.
  
   Судьба не отвела Энциклопедисту и Инженеру значительного времени на общение, но они успели познакомиться и поговорить.
  
   Кроме алмазной шкатулки с манускриптами Энциклопедиста Инженеру были вручены ордер на служебную Избу, и Табличка: "ПРОЕКТ "_ _ _ _ _ ". РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТА: КОРОЛЬ ЗВЕЗДНОГО ТВОРЧЕСТВА".
  
   Инженер, ставший Королем звездного творчества, вписал в оставленное в Табличке место слова: "МОСТ К ЗВЕЗДАМ". Итак, проект стал называться: ПРОЕКТ "МОСТ К ЗВЕЗДАМ".
  
   Король звездного творчества - так называли теперь Инженера - направился в служебную Избу. Изба оказалась с Пауками. Но темп движений Короля звездного творчества и его помощников, образ жизни новых обитателей Избы были таковы, что укусить этих строителей Моста было затруднительно. В итоге Пауки заняли почетное положение в углах Избы, откуда с интересом наблюдали за разворачивающимися событиями. И ловили Мух.
  
   Король звездного творчества начал строить Мост к звездам.
  
   Сначала Мост достиг облаков.
  
   И вот наступил момент. Король звездного творчества подвел Мост к Хрустальному Небу.
  
   Он, Король, не обращал внимания на мелкие события. А они случались. Например, с самыми лучшими намерениями к Избе прибыли трудолюбивые Бобры.
  
   Бобры вытащили из служебной Избы Короля ряд конструктивных элементов и принялись создавать из этих элементов строения собственного изготовления. "Развитие нового, прогрессивного!"
  
   Затем в коллектив Короля влился Индюк из столичного курятника. Индюк был весьма важной и самодовольно птицей, но не повлиял на развитие событий. События развивались по-своему, а Индюк жил по-своему.
  
   После Индюка к Королю прибыла Лисица - для обучения. Лисица оказалась очень шустрой. И через короткое время сменилась Табличка. Теперь на новой табличке была такая надпись: "Проект "Путь во Вселенную". Руководитель проекта: Лисица".
  
   Однако, после этого нововведения с заменой Короля Лисицей все так перепуталось, что первоначальная Табличка была восстановлена, возвращена на место.
  
   Для Лисицы была устроена отдельная избушка в отдалении от Избы Короля.
  
   Король даже - волей- неволей - отрезал от манускрипта Энциклопедиста тоненькую полоску бумаги. Эту полоску вложили в спичечный коробок и отослали Лисице. Для подкрепления важности этой хитроумной личности.
  
   Все же дела у Короля звездного творчества шли успешно.
  
   Избушку - после частичной разборки ее Бобрами - укрепили подпорками. Индюк жил себе по-индюшиному, более или менее автономно. Мост продолжали строить.
  
   Мост достиг Хрустального Неба. И на Небо впервые в истории поднялся по этому мосту Человек.
  
   Во всем мире все были довольны. Мало кто мог предполагать, что такой Мост может быть построен. Событие общемирового значения!
  
   Король его помощники: Герцог и Маркизы - а с ними и Бобры, Индюк, Лисица - оглянулись и ахнули!
  
   Увидели: не Изба! А - Королевство!
  
   Оказалось, что уже - не Изба. А вместо Избы - огромное Королевство!
  
   Выяснилось, что день за днем на месте Избы Король строил Королевство. И оно открылось взорам всего человечества.
  
   Тут пришло известие. Заморская организация вспомнила давний проект о полете человека на Луну в снаряде, выпущенном из огромной пушки. Идея была переформулирована. Организация готовилась запустить на Луну космических спортсменов. Были приготовлены трапеции для раскачки, надлежащие тросы, крепления, специальные скафандры на период полета и прочее оборудование.
  
   Предполагалось, что космические спортсмены раскачаются на трапеции, а затем, набрав нужную скорость, отпустят перекладины, и устремятся к Луне. Аналогичным образом возвратятся. Относительно быстро и относительно дешево. Не так фундаментально, конечно, как основательный и стабильный Мост.
  
   И Бобры, и Индюк, и Лисица заявили: "Луну спортсменам не отдадим!". Сформировалось Авторитетное Мнение.
  
   Мост тем временем продолжал строиться. Он был сориентирован на Ближайшую Звезду. Достижение этой Звезды было реальным и близким по времени.
  
   - Развиваемся! - думал Король звездного творчества. - Сделаем еще шаг вперед!
  
   Однако пришло известие: "Луну спортсменам не отдадим! Мост перестраивать! Луну посетить! И посетить раньше спортсменов!"
  
   Это уже были не мелкие события с Бобрами, Индюком и Лисицей.
  
   Дело запахло авторитетом самого Рубинового города.
  
   А если этот авторитет окажется под сомнением, то Короля звездного творчества можно будет и попросить вон из Избы. Без права возвращения.
  
   Решил Король слукавить. Слишком достижимой казалась Ближайшая Звезда.
  
   ... Может, стоило бы самому уйти в отставку? И даже немного раньше. Еще до "Луны спортсменам не отдадим!"? Но как перешагнуть через себя? Романтизм, увлеченность делом, трудоголизм, отсутствие материальной независимости... Привычка быть занятым Большим Настоящим Делом. Да и голова была переполнена техническими идеями. Как-то не было ни времени, ни энергии, ни здоровья переключаться на всю эту "дипломатию".
  
   К тому же, поручали не просто так, а со ссылкой на "гениальность", с намеком на удачливость и на способность решить любые проблемы... А кто без самолюбия? Кто не надеется на фарт, на везение? На то, что "как-то вывезет"...
  
   Да ведь и этот - пусть небольшой - период, выигранный согласием, будет заполнен важными, нужными, гениальными делами...
  
   И соглашаться нельзя, и отказаться - невозможно...
  
   В общем, Король звездного творчества согласился с "Луну спортсменам не отдадим!". Принял задачу к исполнению.
  
   Перестроить Мост - сложно. Практически невозможно. Это понимали все. И все понимали, что опередить спортсменов с визитом на Луну - нереально.
  
   Тем временем законы природы давали себя знать. Здоровье, все же, с возрастом не всегда и не постоянно улучшается. А если еще впереди маячат события, которые назовут "неудачей" или определят как "провал"... Самолюбивому человеку такая перспектива здоровья не прибавляет.
  
   Король как-то задумался и решил составить Баланс: что - в "плюсе", а что - в "минусе".
  
   В "плюсе" оказались:
  
   1.Созданное Королем Королевство,
  
   2.Построенный Мост (с перспективой доведения его до Ближайшей Звезды),
  
   3. Достижение Человеком Хрустального Неба.
  
   4.Многие другие гениальные достижения.
  
   В "минусе"... Да, ничего серьезного.
  
   А как же согласие с "Луну спортсменам не отдадим!"? Но ведь новаторская деятельность всегда связана с отсевом какого-то количества несостоятельных версий и проектов... "Рабочий момент" - если оценивать объективно и с легкой лояльностью... Однако предощущалось, что это согласие Короля и этот неизбежно неудачный проект агрессивно обернут против Короля. Обвинят Короля в "провале".
  
   Вообще, на историческую сцену выходил Великан Невежества. Откуда бы ему взяться? Население Рубинового города получало сравнительно неплохое образование. Но человек с таким - неплохим - образованием имел очевидное преимущество перед теми, кто подписывал свое имя, ставя крестик. А вот перед теми, кто осуществлял Проект "Мост к звездам", перед Королем и его помощниками, многие люди с "неплохим" образованием чувствовали себя неуверенно. У определенного числа таких людей возникали сомнения по поводу деятельности Короля, чувство собственной неполноценности, зависть, затаенная агрессивность, своего рода скептицизм невежества.
  
   Была, конечно, альтернатива: либо дотягиваться до уровня Короля, либо подтягивать Короля к своему уровню.
  
   В итоге, в воздухе ощущалось появление - из ниоткуда? - Великана Невежества. Ощущалось предстоящее подпадание и Короля, и его Королевства под власть этого Великана.
  
   Король звездного творчества довольно-таки внезапно ушел в мир иной. Кто-то (подавляющее большинство) считал этот уход более или менее естественным (с учетом переутомления, заболеваний). Кто-то (единицы) делал акцент на обстоятельствах, которые полагал странными...
  
   А вот что с Королевством? Какова его судьба? Что его ждет?
  
   На эти вопросы однозначного ответа до сих пор нет. На них пытается ответить История.
  
  
   23 апреля 2017 года - 25 апреля 2017 года.
  
  
  
  54. Сказка о Кшиштофе Барановском. <1972>
  
  
   1972 год. Атлантика. Приближаются берега Канады, Ньюфаундленда.
  
   Поздний вечер. Внезапно Кшиштоф Барановский увидел перед собой Аркадия Фидлера.
  
   - Аркадий, здравствуй. Мне нравится твоя книга "Канада, пахнущая смолой".
  
   - Здравствуй, Кшиштоф. Могу немного рассказать тебе о Канаде 1935 года, о том, что я написал в своей книге. Тебе будет это полезно? Тебе, в одиночку на яхте пересекающему Атлантический океан?
  
   - Аркадий, с интересом принимаю твое предложение. Мы в океане. За бортом - волны. Приятно дружеское общение.
  
   Аркадий Фидлер рассказывал о Канаде. Но не только. Впечатления о природе Канады 1935 года он дополнил биографическими очерками, одиночестве одних эмигрантов, и - сложных, необычных, странных, нелогичных судьбах других. Высказался о "патетических настроениях", о приверженности идее "распятой нации". Упомянул и такие понятия, как "затхлый круг ничтожных интересов", оказавшиеся в его рассказе рядом с "Минщиной" и "панщиной".
  
   Конечно, если бы это была не дружеская беседа двух земляков-путешественников, то Кшиштоф мог бы спросить: "По твоей книге, Аркадий, один из выпускников военно-инженерной школы в Каменск-Подольске стал в эпоху 1860-х -1870-х годов выдающимся известнейшим канадским инженером, а затем, вроде бы, и английским лордом. А другие выпускники? "Глушь Минщины" плюс загадочная, но какая-то страшная, "панщина"? "Погрязали" "в затхлом кругу ничтожных интересов"? Но карты любого масштаба с обозначенной на них сетью железных дорог как-то в "глушь Минщины" не укладываются". Однако, формат встречи двух писателей-земляков на яхте посреди океана не предполагал выдвижения вопросов критической направленности.
  
   Словно наткнувшись мысленно на события 1 сентября 1939 года, Аркадий Фидлер внезапно оборвал свой рассказ.
  
   Ночь завершалась.
  
   - Знаешь, Аркадий, - помолчав произнес Кшиштоф, - Я мореход, путешественник, спортсмен, яхтсмен, литератор. Многие события в моей жизни были своего рода тренировками. Кстати. Ты учел исторические тренировки? Появление новых качеств, новых людей, созданных такими тренировками?
  
   Аркадий Фидлер изумленно смотрел на собеседника.
  
   - Кшиштоф! Мы - на яхте! За бортом - волны! С тобой все в порядке?
  
   - Аркадий!.. В том-то и дело, что сейчас 1972 год, а мы на яхте рассекаем волны Атлантического океана, направляясь из Европы в Америку... Почти как Христофор Колумб... Тебе словосочетание "исторические тренировки" может показаться неожиданным и поверхностным. Пусть так. Не в этом дело. Дело в другом. Если спортсмен оказывается на яхте, плывущей килем вниз, а мачтами вверх, если потом яхта переворачивается, и яхтсмен плывет в перевернувшейся яхте - мачтами вниз, если потом яхта возвращается в прежнее положение килем вниз, а спортсмен, взяв себя в руки и сосредоточившись, продолжает маршрут, то, выжив в этих происшествиях, мореход становится несколько иной личностью. А если он продолжает маршрут после нескольких опрокидываний, то, считай, он приобрел новые качества. Да, яхта - в общем-то - не предназначена для таких событий. Но если уж такие события все же происходят, поход подлежит продолжению.
  
   Аркадий Фидлер с возрастающим изумлением смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
   - А существуют ли такие спортсмены, Кшиштоф? Я, конечно, не могу точно сказать, как оптимально поступить после переворачивания яхты. Наверное, срочный сигнал бедствия выглядит слишком поспешным, а может быть, и не нужным. Но уж во всяком случае, естественными представляются самые энергичные меры к спасению. Продолжение маршрута после переворачивания яхты, а тем более, после нескольких опрокидываний - это выглядит как некая неестественная настойчивость. Из вежливости воздержусь от слова "упрямство".
  
   - Спасибо, Аркадий, за рассказ и за высказанные мнения. Как ты правильно сказал, мы сейчас на яхте. Да, мы посреди океана, и сейчас 1972 год. Так что маршрут продолжается. Кстати. Загляни в себя поглубже, Аркадий!
  
   Некоторое время Аркадий Фидлер молча смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
   Затем произнес: "Кшиштоф, да сопутствует тебе успех!"
  
   И исчез.
  
   Кругосветный поход К. Барановского продолжался. От берегов Америки яхта направилась к Африке. А из Южной Африки - к Австралии. При переходе по водам Индийского океана, в "ревущих сороковых", где яхтсмен встречает мощные течения, штормовые ветра, могучие волны, и где над подводными горными хребтами эти факторы суммируются с целью остановить мореплавателя, яхта Кшиштофа Барановского несколько раз перевернулась.
  
   О возможности таких происшествий яхтсмен знал из книг и историй предшественников. При опрокидываниях деревянные мачты ломались, что вело к катастрофам.
  
   Стальные мачты "Полонеза", яхты К. Барановского, выдержали испытания. Приводя яхту в относительный порядок в бушующем океане, К. Барановский продолжал маршрут.
  
   Очередная остановка состоялась в Австралии. Стало очевидно, что продолжение плавания будет весьма и весьма рискованным.
  
   К. Барановского охватили колебания.
  
   Вспомнились родина, дом, семья. В сознании возникали земляки, корабелы, работники верфи.
  
   Более или менее постоянно в памяти и сознании яхтсмена присутствовали радиолюбители - жители многих стран - стремившиеся оказать эмоциональную поддержку, помочь предоставлением полезной информации. Практически во всех портах К. Барановский встречал позитивное внимание и помощь.
  
   Оказалось, что весь этот комплекс воспоминаний побуждал не столько прекратить плавание, сколько направлял к продолжению похода.
  
   "Исторические тренировки?" - подумал, возможно, К. Барановский.
  
   Он продолжил кругосветное плавание. Обогнул мыс Горн, зашел на Фолкленды. Далее - Британия, Польша.
  
   Великолепная встреча. Поздравления, награды.
  
   В литературе высказано мнение, что К. Барановский стал тринадцатым яхтсменом, кто в одиночку прошел на яхте вокруг света.
  
   Какие критерии не вводи в метод подсчета, успех был очевиден и несомненен.
  
   На одной из выразительных фотографий К. Барановский запечатлен с предшественниками, выдающимися мореходами-яхтсменами. Просится определение: "легендарными". Насколько расширительно можно толковать слово "легендарность"? В книге К. Барановского, судя по ее электронной копии, представлена фотография яхтсмена на трибуне в Щецине с секретарем ЦК ПОРП (24 июня 1973 года).
  
   Включившись в написание книги "Вокруг света на "Полонезе"", К. Барановский работал за письменным столом.
  
   Рядом - в кресле - появился Аркадий Фидлер.
  
   - Поздравляю, Кшиштоф! Великолепный кругосветный поход!
  
   - Наша встреча в Атлантике - одно из моих необычных и приятных воспоминаний, - приветствовал А. Фидлера К. Барановский.
  
   - Кшиштоф! Ориентируясь по небесным светилам, и успешно обойдя вокруг Земли, ты еще раз доказал правильность гелиоцентрической концепции, - шутливо добавил К. Фидлер.
  
   - Я мог поступить иначе, Аркадий?
  
   - Кшиштоф, мне показались интересными мысли относительно качеств, формируемых плаванием в перевернувшейся яхте. Собранность, мужество, умение не теряться в сложных обстоятельствах, способность противостоять трудностям... Тебе не кажется, что все эти качества - из сферы военного дела, спорта и - в некотором смысле - из аналогичных, смежных сфер деятельности?
  
   К. Барановский с любопытством сфокусировался на А. Фидлере. Остановив взгляд на собеседнике, он ждал продолжения.
  
   Помолчав, А. Фидлер добавил:
  
   - Мне кажется, что плавание на яхте до, во время и после переворачивания способствует расширению сознания, развитию кругозора, делает мировоззрение универсальным.
  
   - Можно сказать, "космическим", - мимоходом заметил К. Барановский, (почему-то) ассоциативно вспомнив о коперниковской научной революции, о всемирно известном канонике, написавшем и распространившем среди друзей примерно в 1503-1512 годах рукописный конспект своей теории (в 1854 году Ян Барановский издал полное собрание сочинений Коперника на латинском и польском языках).
  
   - Расширение сознания, развитие кругозора, универсальность мировоззрения, - продолжил А. Фидлер, - способствует формированию научных и литературных способностей.
  
   - Что ж... Можно поразмышлять: кто замышлял, проектировал, строил железные дороги, самолеты, ракеты?.. При желании можем вспомнить и о вертолетах...
  
   А. Фидлер как-то запнулся на мгновение. Затем он задумчиво промерял взглядом толщину рукописи, лежащей перед К. Барановским.
  
   К. Барановский невольно перевел взгляд на стоявшую в книжном шкафу книгу А. Фидлера.
  
   - Не мало листов, - заметил А. Фидлер.
  
   - Весомая книга, - согласился К. Барановский.
  
   Собеседники - путешественники и писатели - рассмеялись.
  
  
   09 февраля 2017 г. - 17 марта 2017 года.
  
  
  
  55. Сказка о Владимире Высоцком. <1980>
  
  
   Москва. Весна 1980-го.
  
   В темном ирреальном пространстве стоит Гамлет. Над ним витают затемненные сущности.
  
   Через полотно картины, напоминающее стену из цветного стекла, Гамлет и сущности могут видеть реальный мир, мастерскую Художника, позирующего в мастерской Поэта.
  
   Художник близок к завершению портрета. На портрете Поэт изображен с удавкой на шее. Над Поэтом, изображенном на портрете, витают затемненные сущности.
  
   В ирреальном пространстве одна из сущностей обратилась к Гамлету:
  
   - А ведь Художник не случайно появился в твоей жизни. Это знак приближающихся событий.
  
   - Есть предчувствие, - ответил Гамлет.
  
   - Может быть, оставить театр, прекратить выступления, разъединиться с поклонниками, друзьями, приятелями? Изменить жизнь? К лучшему? - спросила вторая сущность.
  
   - Я люблю и любим, я востребован, пишу, пою, играю. Меня любят все. Один - кто я и что я? Без публики, без поклонников, без тех, кто мне близок? - отвечал Гамлет.
  
   - Робинзон - или отшельник - это, конечно, совсем другой тип личности, другое устройство мировоззрения, - вступила в обсуждение третья сущность. - Уметь быть в уединении, верить, читать священные тексты. А если "ни во что не верит - назло всем"?
  
   Гамлет промолчал. Пожал плечами. Потом добавил:
  
   - Я тоже - может быть - Робинзон. "И снизу лёд, и сверху - маюсь между". Придет время, вспомню священные тексты.
  
   - Значит, тебе с нами комфортно? - спросила четвертая сущность.
  
   Гамлет снова промолчал.
  
   Удавка не его шее подзатянулась.
  
   В реальном пространстве мастерской Художника Поэт поднялся со стула и сделал стойку на руках: вниз головой и вверх ногами.
  
   - Отлично, - оценил Художник. - Не возникала мысль пройти на яхте в одиночку, от Южной Африки до Австралии? Через Индийский океан, сквозь "ревущие сороковые"?
  
   Поймав мгновение шутливости, Поэт попросил:
  
   - Эти сущности на портрете меня словно раздражают. Нельзя ли затенить их еще более?
  
   - Но я их уже по Вашей просьбе затенил, их почти не видно. Впрочем, можно сделать пару мазков, раз поступила такая просьба.
  
   Художник сделал несколько движений кистью и произнес:
  
   - Но удавка-то никуда не исчезает... Затягивается...
  
   Поэт промолчал. Потом повернулся к портрету.
  
   - Видно мастера, - высказался он. - Страсти, страсти, страсти! Вы великолепный художник, маэстро. Никто, никто, никто не смог бы написать такой портрет!
  
   - Хотелось бы быть похожим на Вас, - вырвалось у Поэта.
  
   - Помолитесь за меня! - добавил Владимир Высоцкий.
  
   - Я молюсь, - ответил Художник, невольно коснувшись рукой Библии, лежавшей рядом с ним.
  
   - Сегодняшний сеанс, видимо, завершен, - уточнил Художник.
  
   - Да, маэстро. Сегодня я снова играю главную роль!.. Обстоятельства сложились так, что я при деньгах. Портрет почти завершен, и я рассчитаюсь досрочно. Мы согласовали двести рублей, но я заплачу двойную сумму - четыреста рублей.
  
   Художник пожал плечами, как бы говоря: "Стоит ли спорить?".
  
   - Меня ждет сцена. Вынужден прощаться, - сказал Поэт.
  
   - Мне этот портрет нравится не меньше, а, может быть, больше, чем Вам. Встреча с Вами - для меня - знак. Никто не мог бы мне дать тот бесценный урок, который дали мне Вы, - сказал Художник. И добавил с оттенком шутки:
  
   - Придет время, я выкуплю этот портрет за сорок тысяч... Долларов.
  
   Поэт пожал плечами, как бы говоря: "Стоит ли спорить?".
  
   Поэт шел по улице.
  
   Ветер принес запах ладана.
  
   "Церкви, свечи, пение, молящаяся Москва", - подумал Поэт.
  
   Творческая натура не дремала. Появилась мысль: "А что, если с посохом - не заходя в театр - богомольцем, странником Божиим, по монастырям, по святым местам? Истлеет, рассыпется в прах удавка!". Следом - сомнение: "Обступят, не дадут пройти, идти, потребуют рассказов, автографов, песен?..".
  
   "Всё человечество давно
   Хронически больно."
  
   Из окон домов по сторонам улицы звучали записанные на магнитофонную ленту строки: "Смотри, какие клоуны!".
  
   Неизвестно откуда в сознании Поэта появились строки:
   "... нет истины...
   ... пагуба...
   ... открытый гроб...
   ... языком своим льстят...".
  
   Когда-то проходил рядом с открытыми дверями церкви? Услышал песнопение? "Отголоском старинных молитв"? Запечатлелись в памяти, в сердце?
  
   "Значит - быть", - подумал Поэт. - "Уединиться... Просить... Не был ни человекохищником, ни кровожадным, ни коварным...".
  
   Вспомнился портрет. "Вот, посмотрел на себя...", - подумал Поэт. "Каюсь! Каюсь, каюсь!".
  
  
   23 февраля 2017 года - 24 февраля 2017 года.
  
  
  
  56. Сказка об экскурсии на старинную башню. <1984>
  
  
  1984 год.
  
  Константин Циолковский направился в поездку.
  
  Посетил Циолково, старинный университет.
  
  Направился к Балтийскому побережью.
  
  Кроме средневековых достопримечательностей его пригласили посетить судоверфь.
  
  Циолковский заинтересовался деталями строительства кораблей, расспросил о кругосветных морских походах. Оживленно беседовал с рабочими и инженерами.
  
  Беседа не завершалась.
  
  Направились к средневековому форту. Поднялись на башню. С башни открывался великолепный вид.
  
  В море торжественно выходил корабль. Раздались аплодисменты.
  
  Участники экскурсии залюбовались открывшимся видом и замолкли.
  
  Циолковский решил оживить ситуацию шуткой:
  
  - Среди моих родственников были генералы. А я - простой учитель. Своими руками создавал передовое научное оборудование. Я - и рабочий, я - и электрик.
  
  Сотрудники верфи и генерал, сопровождавшие Циолковского, улыбнулись.
  
  Из-за туч на башню упал луч Солнца.
  
  Циолковский поднял голову, посмотрел на небо, тучи, Солнце:
  
  - 'Небо решит' - кажется, так говорят мудрецы, - произнес Циолковский.
  
  Рабочие, инженеры, генерал заинтересованно взглянули на учёного.
  
  
  8 ноября 2017 г. - 9 ноября 2017 г.
  
  
  
  57. Сказка о Пожилом Человеке. <1989>
  
  
   Приготовления завершались.
  
   Оставалось отдать приказ. Приказ сложный.
  
   Но кто-то должен его отдать.
  
   Да, для этого требуется человек с опытом, который много лет вел за собой других людей: в бои, к победам. Которому доверяли. Человек, видевший кровь. Человек, который - возможно - способен услышать голоса, мнения предков, великих древних мудрецов.
  
   Который жил и действовал с тем, - уже ушедшим из жизни, - которого называли и называют Великим...
  
   Оставались минуты.
  
   Завершатся приготовления, войдет генерал, и он, пожилой человек, отдаст генералу приказ.
  
   В памяти неслись воспоминания из прошлого.
  
   Вот: он молод, он на учебе. Далекий город. Дружелюбная страна.
  
   Светловолосая девушка звонко читает поэтические строки:
  
   "... не расстроенные тучи
   Несчастных нарвских беглецов,
   А нить полков блестящих, стройных,
   Послушных, быстрых и спокойных,
   И ряд незыблемый штыков".
  
   Блестящих! Стройных! Быстрых и спокойных! Ряд незыблемый!
  
   Подумалось: зачерпнуть энергии успеха, и с этой энергией ехать на родину. И действовать, действовать, действовать!
  
   Новые воспоминания: советники. Разные, конечно, люди. Но так же - с энергией успеха. По-разному складывались события, - при их помощи, - но ведь и мы дождались своих побед! Как-то один из них выразился с улыбкой: "За вашу и нашу вольность!". Романтики? Избыточно простодушные и чрезмерно возвышенные? Все мы были тогда немного романтиками... Много думали о возвышенном, зачастую - о несбыточном... Это была не идеология, но что-то более глубокое. Эта была искренняя симпатия. Взаимная.
  
   Вспомнился тот маршал, который прибыл с Запада на Восток после Великой Победы. И почти за месяц со своими стремительными полками разбил могучую миллионную армию.
  
   После победных разгромов было общее совещание. А за ним, как водится, небольшой праздничный обед. Вышли на свежий воздух. Маршал был в хорошем настроении. С веселым видом спросил: "Да, комиссар... Поднебесная не сгинела?" Прозвучало не совсем обычно, но смысл - в общем - был ясен.
  
   Маршал был рад: и за нас - искренне. Он как-то внутренне собрался в тот момент и тихо сказал: "Господь поддерживает всех падающих и восставляет всех низверженных". Говорили, что отец маршала - священник.
  
   Эта своеобразная энергия своеобразного успеха словно оставалась с нами. Зачерпывали ее вместе с знаниями о космосе, об атоме. Прошли через все трудности. Трудности этого сложного века.
  
   Впрочем, за тысячелетия было много событий: и свершений, и трудностей.
  
   Теперь - некоторые, из нового поколения, на нашей земле родившиеся - пытаются учить.
  
   Кто-то в молодом возрасте учился, кто-то в бои ходил, кто-то писал сочинения о трудах древних мудрецов, кто-то работал библиотекарем...
  
   Имея опыт не маленький - и мирный, и боевой, - не отказывались учиться!..
  
   Молодые люди учатся! Входя в жизнь, стремятся к знаниям, обретают опыт!
  
   Учат мудрецы!
  
   Учит история!
  
   Мы же следуем мудрости: "...Правитель да будет правителем, подданный - подданным...".
  
   Унеслись воспоминания: вошел генерал.
  
   Пожилой человек подошел к генералу и стал перед ним, глядя ему в лицо.
  
   Встретил спокойный взгляд генерала.
  
   "Действуйте генерал! Я приказываю: начать действия! Начинайте!"
  
  
   26 февраля 2017 года - 02 марта 2017 года.
  
  
  
  58. Диалог о приятном кафе. <1991>
  
  
   Кафе в Берлине. Читатель и Читательница пьют кофе.
  
   Читатель решает пошутить:
  
   - Смотри, какой симпатичный человек сидит за соседним столиком. Он похож на Михаила. Сергеевича.
  
   Читательница взглянула на человека за соседним столиком. Тот человек не произвел на нее никакого впечатления. Она ответила на слова Читателя равнодушным молчанием.
  
   Читатель все же решил расшевелить Читательницу. И задумал розыгрыш:
  
   - А напротив симпатичного соседа расположился красивый мужчина в старинных одеждах.
  
   Читательница снисходительно подыграла:
  
   - На кого он похож?
  
   - На Станислава. Августа.
  
   Читательница с непониманием взглянула на Читателя:
  
   - А берлинское кафе?
  
   - Это такое кафе - особенное. Здесь принято молча сидеть друг на против друга. Молча смотреть друг на друга. Традиция безмолвного диалога. Искусство кино! В кино иногда по семнадцать минут смотрят! - продолжил фантазировать Читатель.
  
   - Просто сидеть? И смотреть друг на друга? - не поняв идеи, уточнила Читательница.
  
   - Смотрят, - подтвердил Читатель.
  
   - В общем-то, здесь не плохо, - никак не могла подключиться к теме Читательница.
  
   - Кофе не остыло? - Читатель переключился с фантазий на реальную жизнь.
  
   30.09.2017 21:39
  
  
  
  59. Вопросы о крупных деньгах. <1992>
  
  
   - Не случайно, Вы, Алексей Максимович, вчера Всероссийскую выставку 1896 года вспомнили? - обратился к Горькому Новиков-Прибой.
  
   Писатели - несколько человек - обедали за гостеприимным горьковским столом на каприйской вилле.
  
   - Полагаете, Алексей Силыч? - ответил Горький. И обратился к Мамину-Сибиряку:
  
   - Дмитрий Наркисович, как же получается? И бедным в Вашим произведениях плохо? И тем, кто при крупных деньгах, - тоже плохо? "Царство золотого тельца" - это всеобщая разруха, "убыль жизни", неурядица? Предприятия в Ваших произведениях лопаются, а люди гибнут, морально опустошенные роковой страстью обогащения? При том, что золото "течёт рекой"? На новый "Золотой век" не очень похоже?
  
   - Савву Тимофеевича Морозова и Николая Георгиевича Гарина-Михайловского - обладателей крупных денег, - можно отнести к людям со счастливой судьбой? - отреагировал Мамин-Сибиряк.
  
   - "Ненормальное кровообращение общества"? Чудовищная трагикомедия? Богатство нищих, нищета богатых? Нищие - Алексей божий человек, святые, Иванушка-дурачок? Богатые - "Мёртвые души"? - высказался Горький.
  
   - Бессребреников, романтиков, идеалистов, мечтателей, рыцарей мечты и идеи - их вперед? Равенство людей? Но не равенство проектов? Вперед, то есть, вверх, в космос? - задумался Новиков-Прибой.
  
   - Поменять нищую и голодную жизнь сегодняшних и завтрашних талантов на жизнь обеспеченную и востребованную? Угадать и выдвинуть способную личность? Выделить средства "под проект"? Выйти в космос? - уточнил Горький.
  
   - Почему нет? - согласился Новиков-Прибой.
  
   - Не слишком ли эксклюзивный алгоритм? И не выглядит он наивно? Даже слегка сомнительно? - засомневался Горький. И продолжил:
  
   - Но где брать таланты послезавтра? Через несколько десятков лет? Если культурные корни сегодняшних и завтрашних талантов остаются во все более далеком прошлом? Свободная жизнь когда закончилась? Говорят, и на "нашей улице" был "Золотой век"? Если и был, то сколько времени прошло с той поры?
  
   - Как создать благоприятную среду? Чтобы окружала с детства? Как Томаса Эдисона? Если нет предпринимателей? Как вырастить предпринимателей, если нет среды? - поддержал тему Каменский, автор биографического очерка об Эдисоне.
  
   - Сформировать "привычку крупных денег"? Учесть опыт последователей Конфуция? Обратиться за консультациями к китайским мудрецам? - предположил Карягин.
  
   - Человеколюбие, правосудие, повиновение действующим законам и соблюдение установленных обрядов, правдолюбие, верность и честность?..- начал вспоминать вслух Горький фрагменты биографического очерка о Конфуции.
  
   Несколько минут обед продолжался в молчании.
  
  
   10 июня 2017 года
  
  
  
  
  60. И. А. Богданов: писатель, бенедиктианец, шлимановед. Биографический очерк. <2010>
  
  
  1.'Не привози с собой Гомера...'
  
  Примерно в ноябре 2015 года я прочитал в Википедии статью о Генрихе Шлимане. В статье упоминались работы Игоря Богданова.
  Судьба, 'система успеха' Генриха Шлимана меня заинтересовали. Я предпринял меры по получению в свое распоряжение книг о нем.
  Искал и книги Игоря Богданова. Это был первый момент, когда он (И. А. Богданов) вызвал мое некоторое изумление.
  На интернет запрос, введенный на сайте торговли книгами, 'Игорь Алексеевич Богданов' появилась ответная цифра: 93 товара. 'Ого!' - подумал я.
  Далее там же примечание:
  'Биографическая справка
  Игорь Алексеевич Богданов
  Россия
  Литератор, историк, переводчик. В его переводе публиковались произведения Роальда Даля, Г. Х. Манро, Джорджа Кеннана. Автор книг по истории Петербурга и нескольких книг о Генрихе Шлимане'.
  Бегло ознакомился со списком литературы.
  В сознании у меня даже возник эффект некоей 'спутанности': 'Генрих Шлиман'... 'Сибирь и ссылка'... Почему то мелькнула мысль, чересчур поспешная, что эти понятия - из разных миров, из разных цивилизаций. 'Что то не то', 'какая то несостыковка'.
  Конечно, сведений - не густо, но, все же - некоторая информация.
  В конце ноября 2015 года заказал книги И. А. Богданова о Генрихе Шлимане.
  Попытался найти биографию И. А. Богданова. Заглянул в наиболее популярный энциклопедический интернет источник. Увы. Предпринял еще какие то попытки.
  Безрезультатно.
  Завершался 2015 год. Получил почтой книги И. А. Богданова о Генрихе Шлимане: всего - четыре. 'Долгая дорога в Трою' (1994), 'Генрих Шлиман. Русская авантюра' (2008), 'Генрих Шлиман. Торжество мифа' (2008), ''Не привози с собой Гомера...' Письма Е. П. Шлиман Генриху Шлиману' (1998).
  К сожалению, не удалось получить книгу 'Шлиман Г. Дневник 1866 года. Путешествие по Волге / Подготовил к изданию И. А. Богданов. СПб.: Изд во Гос. Эрмитажа, 1998'. Не было в продаже.
  
  2.'Долгая дорога в Трою'
  
  Начал читать. В то время я не имел цели писать какой либо биографический очерк о И. А. Богданове, специальных заметок не делал. Но при чтении попадалась автобиографическая информация, изложенная самим И. А. Богдановым; в памяти какие то детали оставались. Сейчас, при написании данного биографического очерка я их (эти детали) просуммировал. Вполне логичное действие. Полноценных биографических источников, характеризующих жизнь И. А. Богданова, мне встретить не довелось. Далее цитируются вышеназванные книги И. А. Богданова (иные цитаты оговариваются специально).
  Углубимся - на минутку в довоенное (околореволюционное?) прошлое. Рассказывая об одном из деловых российских партнеров Г. Шлимана П. И. Пономареве, использовавшем в письме словосочетание 'любезный мнук', И. А. Богданов отмечает: 'Точно так же меня называла моя бабушка, М. Д. Савинова. Она была родом, как и П. И. Пономарев, из Ярославской губернии, и примерно из тех же мест'.
  (На сайтах, в интернете я позднее встретил информацию - ничем пока не подтвержденную , что И. А. Богданов родился в 1949 году, окончил филологический факультет Ленинградского университета).
  В 1990 издается книга И. А. Богданова 'Долгая дорога в Трою'. Энергия, заинтересованность, энтузиазм, увлеченность автора в какой то мере опережали процесс получения точных биографических знаний. Книгу 1990 года сам же И. А. Богданов относит к числу работ, 'грешащих неточностями и ошибками'.
  При работе над книгой 1990 года у И. А. Богданова еще не было информации о нахождении в Афинах, в библиотеке Геннадиус, огромного архива Г. Шлимана. Узнав о таком архиве, И. А. Богданов 'употребил еще несколько лет на то, чтобы изыскать возможность добраться до столицы Греции'.
  1990 год для И. А. Богданова, начавшего писать о Генрихе Шлимане, плодотворен на действия и на идеи.
  У И. А. Богданова появляется в 1990 году 'идея установить памятную доску на доме Шлимана в честь столетия со дня смерти археолога'.
  Задумано - сделано!
  Лето 1991 года - памятная доска установлена при непосредственном участии И. А. Богданова. Много инстанций пришлось обойти и подключить. Участвовали историки, художники, скульпторы, другие специалисты. Изготовление памятной доски требует денег. Как можно понять, финансовая проблема была решена 'благодаря попечительству Международного фонда истории науки, президентом которого был в то время А. И. Мелуа'.
  В сентябре октябре 1992 и марте мае 1993 (а, может быть, еще и в 1994 году) И. А. Богданов работает в библиотеке Геннадиус Американской школы классических исследований (Афины, Греция).
  На работу в библиотеке Геннадиус и на результаты этой работы И. А. Богданов ссылается во всех его книгах о Генрихе Шлимане. Позволю себе отметить, что не всякий ученый способен на столь эффективный научный, архивный, литературный труд.
  В книгах И. А. Богданова имеются упоминания и о некоторых бытовых подробностях проживания в Афинах, о 'соблазнах'.
  В 1887 году Генрих Шлиман профинансировал из личных средств строительство здания Германского археологического института в Афинах по проекту Э. Циллера. Здание существует по сей день. В нем есть комнаты для приезжих. Там не раз останавливался И. А. Богданов в 1990 е годы. 'Добро пожаловать, Милостивый Государь, дорогой друг!'
  К соблазнам И. А. Богданов отнес природные, исторические, кулинарные преимущества Греции, 'самое чистое в мире море' и 'один из самых увлекательных в мире архивов'.
  К числу архивных усилий И. А. Богданова в Афинах можно отнести выделение в отдельный архивный блок (сегмент) писем Екатерины Петровны Шлиман (первой жены великого археолога). В последующем эти письма были подготовлены И. А. Богдановым к публикации.
  Но не только архивные документы из библиотеки Геннадиус стали предметом внимания И. А. Богданова.
  И. А. Богданов упоминает о публикации - 'впервые на русском языке' - документов, хранящихся в Музее Г. Шлимана в Анкерсхагене, в Германии.
  Характеризуя свой труд по описанию жизни Генриха Шлимана, И. А. Богданов, в частности, употребляет словосочетание 'использование впервые обширного пласта архивных сведений'.
  Как один из читателей книг И. А. Богданова о Генрихе Шлимане, подтверждаю: использование архивных документов объемное, комплексное и очень добросовестное.
  О Шлимане петербуржце И. А. Богданов опубликовал 'не только книги, но и много статей в разных странах мира'.
  Предисловие к книге 'Долгая дорога в Трою' (1994) завершается конспективным обозначением творческого маршрута автора:
  Ленинград Берлин Анкерсхаген Нойштрелиц Фюрстенберг Гамбург Амстердам Афины Санкт Петербург.
  В этом же предисловии И. А. Богданов выражает благодарность и признательность Еве Марии Шлиман из Гамбурга, директору библиотеки Геннадиус Дэвиду Джордану и Вирджинии Ник, директору Музея Генриха Шлимана в Анкерсхагене д ру В. Бельке, правнучке Г. Шлимана Галине Дмитриевне Андрусовой Влчековой, профессору Афинского университета Г. С. Корресу, историку Александру Константиновичу Гаврилову, сотрудницам Института Германской археологии в Афинах Сабине Рогге и Улле Крайнлингер и сотрудникам библиотеки Геннадиус Суле Панагопулу, Кристине Варда и Андреасу Сидерису.
  В первой половине 1990 х годов И. А. Богданов становится членом Общества Генриха Шлимана (Германия).
  Колоссальный скачек в уровне компетентности в период с 1990 года по 1994 год! Подхватило солнечным ветром творческой продуктивности, литературного и научного успеха!
  
  3. 'Генрих Шлиман. Русская авантюра'
  
  Описывая жизнь Генриха Шлимана, И. А. Богданов стремится дойти до деталей и описать их самым подробным образом.
  Вспоминаются слова С. А. Венгерова, который, характеризуя географические труды Н. Гоголя, отметил:
  
  '...Ни в какой другой области научных занятий Гоголя не сказалась так ярко жилка кабинетного ученого..., та характеристичная черта всякого научного деятеля по призванию, которую я бы назвал бенедиктинством. Под бенедиктинством, вспоминая колоссальные фолианты, созданные вдохновенным трудолюбием западноевропейских бенедиктинцев, я разумею любовь или вернее страсть к научному труду как таковому, почти независимо от результатов, к которому он приводит. Научному работнику по призванию доставляет какое то чисто физиологическое удовольствие самый процесс работы. Приятно делать выборки, переписывать интересные документы, приятно то, что называется 'копаться' в своем материале, дышать 'архивною пылью', перебирать библиографические пособия, самому набирать библиографию, собирать нужные книги, волноваться по поводу того, действительно ли 'всё' узнано, прочитано, подобрано. Без такого увлечения самою механикою работы разве мыслимо собственноручно написать целый том в 250 стр. убористой печати, как это сделал Гоголь?' [Венгеров С. А.].
  
  Кстати. Не всегда объем книги - подтверждение ее качества. Но тем не менее. Объемы (примерные) книг И. А. Богданова: 'Долгая дорога в Трою' (1994 год) - 206 с., 'Генрих Шлиман. Русская авантюра' (2008) - 396 с., 'Генрих Шлиман. Торжество мифа' (2008) - 331 с.
  Наверное, с полным основанием Игоря Алексеевича Богданова можно назвать бенедиктианцем.
  2004 год. В Библиотеке Академии наук в Петербурге проходит выставка книг И. А. Богданова о Генрихе Шлимане.
  
  4.'Историк, переводчик, литератор'
  
  В конце книги 'Не привози с собою Гомера...' (1998) приведена небольшая биографическая справка об авторе. Вот ее текст:
  'Игорь Алексеевич Богданов - историк, переводчик, литератор. Автор многочисленных статей по истории Петербурга, а также нескольких книг. Среди последних работ - 'Гранд отель 'Европа' в С. Петербурге' (Вена, 1996, на английском языке), 'Лахта - Ольгино' (СПб., 1997). Автор двух книг и многих статей о Г. Шлимане. Член Общества Генриха Шлимана (Германия). Член Союза писателей Петербурга и Санкт Петербургского Союза журналистов'.
  Приведена не очень отчетливая фотография И. А. Богданова в полный рост.
  Итак, те биографические детали И. А. Богданова, которые были мною замечены в его книгах, просуммированы.
  
  5.'Таинственное сокровище Трои'
  
  Переместимся в конец 2015 - начало 2016 годов.
  Началось мое чтение книг И. А. Богданова о Генрихе Шлимане.
  На что я обратил внимание?
  Во первых, отличное оформление. Во вторых, качественная подготовка. В третьих, очень добротное содержание; добротная работа.
  Его (слегка эмоциональные) высказывания относительно личной жизни, родственников Генриха Шлимана создавали предположительные проекции на предмет его собственной (И. А. Богданова) личной жизни (у меня возникло умозрительное предположение о наличии у И. А. Богданова замужней дочери).
  Интересен некоторый эмоциональный акцент при упоминании Василия Андреевича Богданова, представителя С. Ф. Соловьева (С. Ф. Соловьев был 'юридическим противником', 'судебным оппонентом' Г. Шлимана); купец и меценат С. Ф. Соловьев получил в книге И. А. Богданова небольшой, но весьма интересный, доброжелательный биографический очерк.
  Отмечу определенное совпадение наших (И. А. Богданова и моих) мыслей относительно, например, оценки эмоциональности писем Г. Шлимана, требующего выезда - к отцу семейства - Екатерины с детьми из России. Или относительно отличного русского языка, которым написаны письма Екатерины.
  Могу также констатировать определенное несогласие мое с некоторыми эмоциональными оттенками оценок И. А. Богданова женитьбы Генриха на Софии или поведения повзрослевшего Сергея Шлимана (сына великого археолога).
  Не совпали наши мнения и по поводу фильма 'Таинственное сокровище Трои' (2007 год).
  По итогам ознакомления со списками книг (автор И. А. Богданов), чтения книг И. А. Богданова у меня возникло ощущение, что это - живой, действующий человек. Попытки найти 'контакты' для возможности, например, направить ему письмо по электронной почте, завершились 'ничем'.
  Я переключился на написание книги 'Учебник писательского успеха. Генрих Шлиман, Николай Гоголь, Максим Горький и их уроки'. Однако где то в подсознании сохранялось желание направить И. А. Богданову e mail.
  
  6.'Ленинградская блокада от А до Я'.
  
  Июнь 2016 го. Наконец я снова вернулся к этому же намерению. Снова обратился к популярному энциклопедическому интернет источнику, снова начал поиск. Опять без особого успеха.
  Интернет: многопозиционные списки книг, книг интересных, хорошо оформленных. Но относиться к этим спискам следует все же с некоторой осторожностью.
  Например, в ответ на один из интернет запросов появился список книг 'Игоря Алексеевича Богданова'. И начинается он с книги о проблеме 'бедности'. Увлеченность энергичного, увлекающегося писателя новой темой? Решаю присмотреться повнимательнее. Оказывается, что второй инициал (имени отчества) автора - не 'А'. Заведомо не 'Алексеевич'. Значит, другой человек? Но - в списке.
  В другом списке книг 'Игоря Алексеевича Богданова' - две достаточно специальные работы по физике.
  Фамилия распространенная. Инициалы - не самые редкие.
  'Во всяком случае, - подумал я, - напишу ему через какую либо организацию, с которой он имеет дело'.
  После достаточно долгих поисков, усложнений формулы интернет запросов мне постепенно начинает попадаться значимая информация.
  На одном из сайтов я обнаруживаю портрет И. А. Богданова, разборчивый. Лицо доброжелательного, добродушного, энергичного интеллектуала. И строки: 'Краткая биография БОГДАНОВ, Игорь Алексеевич - (1949 - 23 марта 2010 г.) Литератор, историк, переводчик. В его переводе публиковались авторы: Р. Даль, Г. Х. Манро, Дж. Кеннан, Э. Несбит, Дж. Тербер, Н. Ройл, Г. Ф. Лавкрафт (...) Сочинения автора (22)'.
  Неужели он уже ушел в мир иной?!
  Далее встречаю: 'Игорь Богданов. Зарегистрировано 16 изданий книг этого автора'.
  На другом сайте обнаруживаю: '21 марта 2010 года в возрасте 60 лет скоропостижно скончался известный историк, краевед Игорь Алексеевич Богданов'. Сообщается, что он - автор ряда очерков и книг о Генрихе Шлимане. О приближающемся выходе в свет книги И. А. Богданова - 'Ленинградская блокада от А до Я'. Упоминается некролог, подписанный Союзом писателей Санкт Петербурга.
  'Листаю' дальше: 'Игорь Алексеевич Богданов - выпускник филологического факультета Ленинградского университета...' (Стал бы филолог писать узкоспециальные книги по физике?.. Маловероятно...).
  'Открываются' несколько статьей И. А. Богданова в Энциклопедии Санкт Петербурга.
  Дальше, дальше...
  Упоминаются книги... 'Гранд отель 'Европа' в Санкт Петербурге', 'Три века петербургской бани', 'Большой Гостиный двор в Петербурге', 'Латкины', 'Вокзалы Петербурга', 'На углу всех улиц'... Приходилось ему бывать и автором, и - переводчиком. Десятки, десятки (а может быть, более сотни?) названий... А 'более десяти книг' - это мало?
  Сайт - вроде бы, Законодательного Собрания Санкт Петербурга - содержит информацию о награждении И. А. Богданова премией имени Маршала Советского Союза Л. А. Говорова. Посмертно. С вручением медали и диплома его сыну.
  
  'Специальным решением конкурсной комиссии была отмечена работа Игоря Алексеевича Богданова 'Ленинградская Блокада от А до Я'. Игорь Богданов - историк, переводчик, краевед, автор более 10 книг о Санкт Петербурге. Это первый опыт литературного издания о блокаде в виде энциклопедии. В книге были собраны события и факты, имеющие отношение к военной, повседневной, культурной, научной жизни осажденного города. К сожалению, Игорь Алексеевич скончался в 2010 году. Сыну автора будут переданы специальный диплом и медаль Литературной премии имени Маршала Советского Союза Л. А. Говорова'.
  
  С этой информацией ассоциируются две даты в конце текста: 29 Апреля 2013 и 06.05.2013, а датой вручения медали и диплома указано, вроде бы, 6 мая 2013 года.
  Попалась, наконец, конкретная (но точная ли?) датировка периода жизни: (30 марта 1949 - 23 марта 2010 г.)
  В интернет версии газеты 'Невское время' 19 июня 2016 года обнаруживаю статью. Как я понял, автор - Владимир Желтов. Статья называется ''Обреченные на героизм' вошли в энциклопедию'. В статье есть, в частности, такие строки (цитирование в сокращенном, но 'неисправленном' варианте):
  'Книгу историка, журналиста, литератора, переводчика Игоря Богданова 'Ленинградская блокада от А до Я' не бралось печатать ни одно издательство. (...) Взаимопонимание Игорь Богданов нашел только в издательстве 'Кентавр'. Решили приложить все усилия, чтобы выпустить книгу к Дню Победы. Три недели рукопись готовилась к печати. А 21 марта Игорь Богданов умер. Острая сердечная недостаточность... Было ему всего шестьдесят... (...) Имя Игоря Богданова хорошо известно историкам, краеведам, всем, кто интересуется историей Санкт Петербурга. Он автор книг 'Гран отель 'Европа' в Санкт Петербурге', 'Три века петербургской бани', 'Большой Гостиный Двор в Петербурге', 'Вокзалы Петербурга', 'Ресторан 'Палкинъ'. В его переводе с английского в нашей стране вышли 20 книг, в том числе фундаментальный труд Джорджа Кеннана 'Сибирь и ссылка'. У Богданова был опыт работы над энциклопедическими изданиями. Он входил в редакционный состав энциклопедий 'Санкт Петербург. Петроград. Ленинград' и 'Санкт Петербург''.
  
  7.Легкий, кипучий талант!
  
  Поняв, что с 2010 года И. А. Богданова нет в числе действующих культурных деятелей, писателей, журналистов, переводчиков, ученых, энциклопедистов, я был несколько потрясен. Ощущение, что он жил 'где то рядом'. А оказывается, его уже несколько лет как нет в этом мире!
  Книги продолжают продаваться. И читаться. А сколько книг! Красивых, хорошо изданных! Написанных на разные, неожиданные, иногда, темы!
  Легкий, кипучий талант!
  Спасибо и за премию (упомянуты медаль и диплом), и за памятную доску (если установят).
  Но главные награды И. А. Богданов получил при жизни. Это возможность жить легко, талантливо, увлеченно, это солнечный ветер успеха, это работа в одном из самых увлекательных в мире архивов, написание, подготовка, издание интересных книг, в которых использованы - впервые - обширные пласты архивных сведений, знакомство с жизнью и деятельностью основоположника гомеровской, микенской археологии.
  Вам, Игорь Алексеевич, спасибо!
  
  10 сентября 2016 года
  
  
  
  61. Сказка о вечернем разговоре. <2012>
  
  
   Великолепное теплое море. День завершается. На веранде виллы сидит бородатый - уже старый - человек. Веранда вдается в море, за ней - морской простор.
  
   Солнце постепенно уходит за горизонт.
  
   Бородатый человек откладывает книгу.
  
   Он внезапно осознает, что на веранде он не один.
  
   Кто-то - вроде бы знакомый - стоит к нему спиной, взгляд устремлен в море. Ладони рук - на перилах веранды.
  
   Инстинкт подтолкнул вызвать охрану, но в этот же момент бородач узнал стоящего спиной человека. Это был почти брат. Да что "почти"? Можно сказать, это был брат. Просто не виделись очень давно. Почти пятьдесят лет.
  
   Прозвучало: "ждите". Видимо, в адрес охраны.
  
   - Хорошо здесь, - произнес собеседник, не оборачиваясь.
  
   Бородатый человек промолчал. Взял стакан с апельсиновым соком и отпил глоток.
  
   Они молчали довольно долго.
  
   Смеркалось.
  
   - У тебя великолепная интуиция, и ты, наверное, знал, что все так получится? - спросил бородатого мужчину стоящий спиной собеседник.
  
   Тот снова промолчал; взгляд его был направлен в морскую даль.
  
   - Я не перестаю тобой восхищаться, - продолжил собеседник, - ты прожил жизнь, не особенно задумываясь о заповедях. А когда твоя жизнь подошла к концу, ты принародно встретился со священником.
  
   И не с обычным священником!.. Не с таким - городским или сельским, - с каким имеют дело большинство...
  
   Голос говорящего усилился.
  
   - И он приехал к тебе! Он! Приехал!
  
   Снова воцарилось молчание.
  
   Потом говорящий добавил:
  
   - Знал бы ты, как это было тяжело! - говорящий усмехнулся. - Разве я не видел других в аналогичном положении? Словно несло волной, когда не успеваешь думать не о чем, кроме ближайшей цели? Даже самые бедные крестьяне из самых нищих селений - их я намеревался "спасти" - не лишены того, чего я был лишен!
  
   И вот ты стоишь на площади - среди народа - в штатском костюме! И слушаешь проповедь! Ты! Кто сам на этой площади объяснял народу, что правильно и что не правильно!
  
   Когда я вспоминал для журналистов наше плавание, когда я упоминал неприятные детали нашего внешнего вида, связанные с морской качкой и тошнотой, то слушатели думали, что я не деликатен, не вежлив, не возвышен.
  
   А ведь, наверное, я не случайно вспоминал об этом, не случайно эта деталь оставалась в моей памяти. Когда-то я должен был расстаться с прежней жизнью и войти в иную, перейти границу. Это плавание и было, наверное, той пограничной полосой. Перешел границу незаметно. Да нет! Заметно! Запомнил эту деталь!
  
   Не перестаю восхищаться твоей успешностью!
  
   Ты!.. Очистился!..
  
   Бородатый человек в размышлении едва слышно постукивал пальцами по столу. Промелькнула мысль: "Неясная интонация. Выражает недоверчивость? Спрашивает? Все же, утверждает."
  
   Собеседник не оборачивался. Снова тишина.
  
   - Во-первых, - прервал молчание бородач, - ты был молод. Но, все же, ты был взрослым мужчиной. Таким же молодым, взрослым и увлеченным. Как и я.
  
   Во-вторых, мы все связаны с прошлым. Мои родители также поначалу обошлись без священника. А потом обратились. История повторилась?
  
   При словах о родителях его взгляд оживился, и появилась легкая недолгая улыбка.
  
   - В-третьих, - хотя, на самом деле, это важнее всего, главное - может быть, было известно... ИЗВЕСТНО!.. Что я приду к этому дню. К этой площади. И к этой проповеди! И я жил, и я дожил до этого дня!
  
   Ты - расстался со мной, думая, что как бы идешь по моему пути...
  
   Ты - удивляешься тому, что я, стоя на площади - среди народа, - слушал проповедь. В штатском костюме...
  
   Стоящий спиной собеседник сжал пальцами перила.
  
   Бородатый человек поднялся и подошел к собеседнику. Стал рядом с ним. Его ладонь коснулась ладони собеседника и немного ее накрыла.
  
   Веранду и стоящих на ней людей освещал лишь свет звезд.
  
   - Я попрошу о тебе, - сказал бородач.
  
   Они стояли молча.
  
   Слышен был плеск волн.
  
   - Когда я приду, - бородач взглянул на звезду.
  
   - Я возьму тебя за руку. Не буду отпускать. Я буду просить о тебе..., - добавил бородач.
  
   Его собеседник повернул голову и посмотрел ему в глаза.
  
  
   30 марта 2017 года.
  
  
  
  62. Сказка о Конфуции. <2012>
  
  
   Основоположник одной из философских школ Шан Ян обратился к Конфуцию:
  
   - Уважаемый господин Конфуций! Вы приверженец человеколюбия, правосудия, повиновения действующим законам и соблюдения установленных обрядов, правдолюбия, верности и честности...
  
   Ваши мысли получают признание в Поднебесной - и в обществе далекого будущего.
  
   Через много веков придет в жизнь молодой человек, увлеченный учебой, стремящийся к знанию.
  
   Он будет писать по Вашим работам сочинения. Эти сочинения будут вывешивать на стенах его училища в качестве примера для других учащихся. Он будет заучивать наизусть тексты древних мудрецов. Он будет работать в библиотеке Пекинского университета.
  
   Он увлечется личностью Наполеона, идеей возрождения воинской доблести, замыслами восстановления величия китайской империи.
  
   Он возглавит революционные изменения, массы людей пройдут через испытания.
  
   Он приведет страну к реальной независимости. При нем Китай станет в ряд великих мировых держав. К тому времени, когда он умрет, Китай станет сильной, единой, быстро развивающейся державой.
  
   Мой вопрос Вам об этом юноше. Выскажите Ваше мнение: этот юноша следовал Вашему учению?
  
   Шан Ян ждал мнения Конфуция. Тот размышлял.
  
   Затем высказался несколько отвлеченно:
  
   - Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба.
  
   Запущенная орбитальная станция - по своему назначению космическая исследовательская лаборатория - ожидала первого посетителя.
  
   Сотрудники наземного Управления полетом сосредоточились: открылся входной люк, наступил ответственный момент.
  
   Внезапно солнечный ветер сделал слышными для участников сеанса связи слова из какой-то радиопрограммы, читаемые на иной радиоволне: "Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба".
  
   Участники сеанса связи заулыбались, посчитав классическую фразу хорошим предзнаменованием.
  
   Раздались короткие аплодисменты.
  
   Наступила очередь докладов с борта станции по установленной форме.
  
   Шан Ян размышлял о словах Конфуция. После паузы Конфуций добавил:
  
   - Уважаемый господин Шан Ян! Придут в жизнь новые поколения, другие молодые люди. В их распоряжении будут труды мудрецов, эти молодые люди напишут выдающиеся сочинения, будут работать в библиотеках...
  
   Задумчиво глядя в пространство, Конфуций завершил мысль:
  
   - Никто не заберет у вас древних мудрецов! Труды Конфуция всегда с вами!
  
  
   24 февраля 2017 - 01 марта 2017 г.
  
  
  
  63. Сказка об удачливом бароне и гениальном изобретателе.(Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях"). <2014>
  
  
   1861 год. Старинный замок. Спешащий по делам гениальный изобретатель. Изобретатель двигателя Промышленной революции.
  
   Портреты на стенах.
  
   С одного из портретов сошел мужчина.
  
   - Не возражаете, господин академик, если пройдусь с Вами несколько минут?
  
   - Сочту за честь, господин барон, - ответил изобретатель.
  
   Деликатно отказавшись в свое время от предложенного ему титула барона, гениальный изобретатель не отказывался от членства в разных ученых обществах - и был членом в королевских обществах: лондонском и эдинбургском, в Парижской академии и во многих других.
  
   - Знакомлюсь, господин академик, на досуге с литературой. Недавно прочитал о Вас биографический очерк. Вот, например, что там о Вас говорится: "Он был очень счастлив в своих денежных компаньонах".
  
   Барон внимательно посмотрел на изобретателя. И продолжил:
  
   - Писатели любят говорить красиво... Иногда трудно понять, где же истина. Невольно задумаешься о силе литературного творчества и изменения фокуса внимания. Вот и я недоверчиво отнесся к "счастью", "даруемому" денежными компаньонами... По совпадению увидел Вас, господин академик, спешащего по делам, решил прояснить для себя возникший вопрос...
  
   - Представьте себе, господин барон, все возникавшие трудности разрешались благополучно. В итоге практическое внедрение моего изобретения завершилось удачно. По большому счету, к партнерам у меня претензий нет. Даже есть поводы благодарить их...
  
   - Прекрасно, господин академик! Вижу, что автор биографического очерка о Вас старался быть точным. Благодарю за ответ!
  
   Изобретателю показалось, что барон намеревается вернуться обратно в портрет.
  
   - Воспользуюсь случаем, господин барон. Поинтересуюсь. Как Вы решились, Вы лично - понятно, не один, не в одиночку, - но Вы лично... Направиться к Главе Государства, потребовать от него подписания Исторической Хартии конституционности, парламентаризма и правосудия?
  
   - Барон улыбнулся.
  
   - Как говорил один известный литератор, мой дальний родственник, "проснулся - прибери планету". В то время мы столь масштабные задачи перед собой не ставили, но решили прислушаться к рекомендации. Редакцию несколько изменили: "проснулся - займись улучшением дел на Острове".
  
   Вот, проснулся, и приступил к делам...
  
   - Приятно понимать, господин барон, что у Вас хорошее настроение.
  
   - Родственники не забывают. Прислали презент.
  
   - Вы шутите, господин барон, но дело-то не такое уж и простое. И необычное, и рискованное.
  
   - Понимаю. О серьезных вопросах с шуткой не всегда уместно говорить. В качестве оправдания приведу следующий довод.
  
   Один из авторов, - опубликовал книгу о великих людях, - похоже, британец, - пишет, что и Промышленная революция, и Американская и Французская революции произошли в одну и ту же историческую эпоху. И что Промышленная революция оказала значительно большее влияние на повседневную жизнь людей, чем любая из этих названных политических революций.
  
   Этот автор считает Вас, господин академик, одной из самых важных личностей в истории.
  
   Даже Ричард Львиное Сердце, сочиняя рыцарскую балладу, не мог бы написать лучше!
  
   После короткой паузы барон продолжил:
  
   - Вот я беседую с Вами, господин академик, человеком, который - по логике автора одной из книг о великих людях - равноценен целой когорте известнейших политических деятелей. Задаю, например, Вам вопрос: "Как решились Вы начать Промышленную революцию?". Один из вполне допустимых вариантов Вашего ответа: "Проснулся, и приступил к делам". Как вам моя версия, господин академик?
  
   - В чем-то Вы правы, барон. Но о моей личности вы можете прочитать, во-первых, биографический очерк, во-вторых, главу в упомянутой книге о великих людях, в-третьих, другие публикации. А о Вас пишется кратко. Типа: бароны "заставили" короля подписать Хартию. Коротко и неясно.
  
   - И Глава Государства, и мы, инициаторы проекта, помнили историю, помнили переживания нашего Великого предшественника, Герцога, помнили мрачные легенды, связанные с его уходом... Восприняли обстоятельства его ухода как предупредительный знак. Решили своевременно заняться совершенствованием будущего.
  
   Было ясно, что оружием и насилием все проблемы не решить. Что необходимы справедливость, право и порядок. И поменьше произвола. И больше развития - во всех сферах. Хотя бы на одном отдельном острове. Вот и пришли к согласию. Конечно, правильнее сказать, что заставили не мы, что "заставила" нас. История.
  
   Если еще точнее, то История "подсказывала", "учила". Подсказывала настойчиво. А мы постарались быть понятливыми и предусмотрительными: учились у Истории.
  
   Барон помолчал мгновение.
  
   - Что касается полит-технологии, господин академик, то предварительно вспомнили о политической культуре Древнего Рима... Сама процедура соответствовала Островным традициям: прибыли на аудиенцию со всей почтительностью, короткие устные выступления представителей, подали письменную петицию. Краткое обсуждение. Глава Государства взял время на размышление, на консультации с советниками. Через некоторое время услышали устный ответ и получили подписанные экземпляры Хартии. Принесли клятву - и инициаторы, и король - что Хартия будет соблюдаться добросовестно и без злого умысла. Все по-деловому, цивилизованно. "...по Божьему внушению и для спасения души нашей и всех предшественников и наследников наших, в честь Бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства...". О подписании Хартии было объявлено в церквях и на площадях городов. Так.
  
   Кто-то применит термин "заставили". А кто-то - "побудили".
  
   - Звучит логично, господин барон. Но все же чего-то в Вашей логике не хватает. У многих история пошла существенно по-другому. У многих, многих, многих...
  
   - Ваша заслуга, господин академик. У них политические революции, у нас - Промышленная. Если коротко, господин академик, нам, жителям Острова, повезло. Между прочим, в уже упомянутой книге о великих людях - автор, кажется, британец - говорится, что британцам принадлежит больший вклад в человеческую цивилизацию сравнительно с людьми из других регионов или других национальностей. И что если учесть долю шотландцев в числе выдающихся британцев, если сопоставить количество выходцев из Шотландии с долей шотландцев в общем населении земного шара, то концентрацию талантов и достижений в этой стране следует оценить как уникальную.
  
   Звучит, конечно, поэтично: как сонет. И приятно. Обратимся к фактам.
  
   Вот, возьмём конкретно Ваш пример. Вы - родились, учились... Порядочные родители... Гуманное развивающее воспитание. Благоприятная социальная среда. Автор биографического очерка описывает Ваше детство. Упомянуты и дом на берегу реки в приморском городе, и кран работы Вашего отца на местной пристани, и орган в одной из местных церквей, сработанный Вашим отцом. Описывается мастерская, где рядом со столярными верстаками и кузнечными горнами, стояли целые коллекции морских телескопов, квадрантов и других мореходных инструментов, которые Ваш отец не только продавал, но и чинил собственными руками.
  
   Упомянул автор очерка и о том, что Ваш отец в чины большие, по-видимому, лезть не хотел, по крайней мере, отказался от звания главного судьи и проводил большую часть времени в своей мастерской или на берегу реки. В то же время в доме его рядом с портретами близких родственников на стенах висели изображения светил математической науки - Исаака Ньютона и Непера, изобретателя логарифмов.
  
   Как же развивалась Ваша жизнь далее? "Лунное общество"... Сотрудничество с Университетом... Великое изобретение. "Счастье" финансового партнерства... Деловой успех и неплохой денежный капитал как итоги трудов... Слава... Место в Истории...
  
   Автор биографического очерка о Вас выражает удивление искренней симпатии, деликатности и скромности, с которыми помогали друг другу Вы и люди из Вашего окружения. А ведь это XVIII век! Век многих событий, эпоха войн, революций и социальных катаклизмов. Эпоха бедствий, голода, насилия, жестокостей и ожесточения!
  
   Если мы обратимся к биографии уважаемого Майкла Фарадея, то увидим, что далеко не у всех были обеспеченная семья, светлое, устроенное, благополучное детство.
  
   Но пример того же уважаемого Майкла Фарадея свидетельствует о формировании алгоритмов появления "новых людей".
  
   В каком-то смысле Хартия преобразовалась в Промышленную революцию. Если смотреть шире, то вклад в историю принес исторические "проценты": цивилизационный капитал вырос. Появлялись и появились новые люди с новыми способностями и новыми возможностями. А отсюда и поэтический вывод о превосходстве вклада британцев в человеческую цивилизацию сравнительно с людьми из других регионов или других национальностей.
  
   Барон взглянул в лицо гениального изобретателя и продолжил:
  
   - Одна из так сказать эмоциональных "пружин" интересующих Вас событий - вересковый мёд.
  
   Если рассуждать полит-корректно, то можно вспомнить поучительные рассказы для детей о необыкновенной привлекательности меда.
  
   А "свистелки", "сопелки", "кричалки"!
  
   Что Вы скажете, господин академик, если в какой-то момент неожиданно для себя обнаружите, что мёд съеден? Что мёд исчез?
  
   Барон помолчал несколько мгновений. По лицу изобретателя пробежала какая-то тень.
  
   Барон после паузы завершил мысль:
  
   - Согласитесь, что на исчезновение верескового мёда жители нашего Острова пока жаловаться не могли.
  
   - Вы правы, господин барон. Наш Остров прошел через разные события, а объем верескового мёда не уменьшался, а временами - увеличивался. Бывало, увеличивался в такой степени, что это вызывало удивление.
  
   Собеседники, занятые разговором, приостановились.
  
   Послышался странный шум. Гениальный изобретатель взглянул в окно. Его лицо выразило такое изумление, что барон направил свое внимание по линии взгляда гениального изобретателя.
  
   - Это, господин академик, мой сосед, джентри. Он построил небольшой паровозик на трех колесах и периодически наслаждается новизной технических достижений. Утратил интерес к обедам и другим традиционным развлечениям. "Погружен" в технические новинки.
  
   Барон засмеялся и добавил:
  
   - Распространился анекдот, что этот наш местный любитель техники как-то поздно ночью пустил свой трехколесный паровозик для испытания по одной из малопроезжих дорог. Когда вода в котле закипела, паровоз побежал весьма быстро. Случайный прохожий увидел несущийся ему навстречу светящийся и свистящий предмет и вообразил, что ему встретилось порождение сверхъестественных сил. Мой сосед стал персонажем местной легенды!
  
   Общественное мнение переменчиво и подвержено страхам!
  
   - Похожий рассказ-анекдот я слышал в родных местах, - отреагировал гениальный изобретатель:
  
   - Некий энергичный человек из сферы земледелия увлекся техническими достижениями. И построил паровоз, который, хотя и с трудом, тащил за собой несколько повозок. При испытании паровоз подъехал к одной из застав, на которых брали пошлину за проезд. Когда заставный сторож увидел подъехавшее чудовище, он до того перепугался, что отказался от пошлины и испуганно бормотал: "Ничего не нужно, господин! Ничего, - только проезжайте скорей...".
  
   Пример того, как научно-техническое развитие открывает рынки!
  
   Барон улыбнулся, а гениальный изобретатель слегка кивнул головой.
  
   К ним подошел слуга с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским.
  
   - Вот и подарок от родственников, - указывая на шампанское, произнес барон.
  
   - В старинном Островном замке - великолепное континентальное шампанское. Очень тонко, - высказался изобретатель.
  
   - За Ваш двигатель Промышленной революции, за Вашу гениальность, господин академик! За наших родственников, за литературу и науку! За торговлю! - поднял бокал барон.
  
   - За Ваш риск, Ваши удачливость, решительность и предусмотрительность! И за Историческую Хартию конституционности, парламентаризма и правосудия, господин барон! - поддержал тост изобретатель.
  
   Отличный вкус шампанского переключал на себя внимание, и на какой-то миг гениальный изобретатель впал в глубокую задумчивость. "...по Божьему внушению..." "...для улучшения королевства...".
  
   Через мгновение, вернувшись к реальности, он добавил:
  
   - За вересковый мёд!
  
   Слуга унес поднос с бокалами.
  
   Гениальный изобретатель осмотрелся.
  
   С портрета на стене смотрел барон. Его уверенный и спокойный взгляд много веков был устремлен вдаль. Вперед? За пределы видимого? В будущее?
  
  
   20 марта 2017 года - 26 марта 2017 года.
  
  
  
  64. Сказка о Розовой Шапочке. <2017>
  
  
   Собираясь в город, Розовая Шапочка заглянула в спальню.
  
   Розовая Шапочка увидела одобряющий взгляд внимательных и ласковых глаз, смотрящих на нее из-за занавесок из-под чепчика.
  
   "Я в город!" - сообщила девушка и вышла за дверь.
  
   Все дела были сделаны быстро и успешно. И Розовая Шапочка весело шагала по направлению к дому по дороге, идущей через поля.
  
   Дорога подошла к перекрестку. Место было живописное. Здесь пересекались две дороги, и рядом текла река, делая в этом месте крутой поворот. В месте поворота река почти вплотную приближалась к перекрестку.
  
   Розовой Шапочке пришлось остановиться. Справа к ней приближалось странное сооружение. Сверху на сооружении возлежал юноша.
  
   "Кто Вы?" - крикнула любознательная девушка.
  
   Сооружение остановилось.
  
   - Я - Иван, - ответил юноша.
  
   - Иван, существуют правила вежливости, - проговорила девушка.
  
   - Да-да! - Иван спрыгнул с печки и стал рядом с Розовой Шапочкой. Слегка ей поклонился.
  
   Розовая Шапочка поставила корзинку на землю. Потом нагнулась еще больше и сорвала полевой цветок.
  
   Помахивая цветком, Розовая Шапочка сквозь длинные ресницы смотрела на Ивана.
  
   - Это моя печка, - проговорил Иван. - Можете присесть на ее капот.
  
   Розовая Шапочка не заставила себя упрашивать, и присела на капот печки. Иван искоса смотрел, как она при этом пыталась поправить короткую юбчонку.
  
   - Какая теплая печка! - воскликнула Розовая Шапочка.
  
   - Настраивает на созерцательный лад, - ответил Иван. - Двигаешься, куда глаза глядят.
  
   - Созерцательная жизнь... - проговорила Розовая Шапочка. - А ведь есть и другой мир, - энергичный. Мир цивилизации, культуры и созидательного труда! Мир успехов и достижений!.. Что Вы сегодня ели?
  
   - Я только проснулся, - проговорил Иван.
  
   Розовая Шапочка встала и изящно нагнулась к корзинке. Достала пирожок. Протянула его Ивану:
  
   - Угощайся! Домашняя выпечка!
  
   - Спасибо, - ответил Иван и стал жевать пирожок. - Вкусно!
  
   - Есть другой мир! Мир красоты и уюта! - снова стала настаивать на своем Розовая Шапочка.
  
   - Кто же меня туда пустит? - задумчиво спросил Иван.
  
   - Так уж и быть! Я подумаю, как тебе помочь! - заметила Розовая Шапочка.
  
   В этот момент к ним подлетел Кайт. Он был настолько худ, что ветер подхватывал его загадочный плащ необычного покроя и переносил с места на место.
  
   - Что? Замерз? - спросила Розовая Шапочка.
  
   Кайт лишь кивнул в ответ.
  
   - Присаживайся рядом! - скомандовала Розовая Шапочка.
  
   Тот присел. Глаза его удивленно завращались.
  
   - Тепло! - проговорил Кайт.
  
   - Жертва бессердечия, эмоциональной холодности и психических расстройств, - охарактеризовала вслух Кайта Розовая Шапочка, с сожалением глядя на него.
  
   - Заморозили твое сердце, Кайт! Тебе нужно почувствовать тепло человеческих отношений! Растопить твою оледенелую душу. Вступить на дорогу добра и пользы! - продолжила высказывать свое мнение девушка.
  
   Не успевший отогреться Кайт лишь стучал зубами.
  
   Иван с недоумением смотрел на Кайта. На его лице появилась растерянность.
  
   Внезапно собеседники увидели стремительно несущийся по реке плот. На нем расположились Том и Гек. Увидев стоящих на перекрестке людей, а, скорее всего, печку, они стали приветственно кричать и махать руками. Доносились слова: "Дизайн!..", "двигатель!..", "модель!..". Они зажимали ладони и поднимали вверх большие пальцы, словно бы выражая восторг.
  
   - Не нужно забивать голову девушками, а нужно срочно спасаться! - вырвалось у Розовой Шапочки. Она бросилась к берегу с возгласами:
  
   - Водовороты! Водопады! Срочно к берегу!
  
   Но плот уже прошел через поворот, и река понесла его прочь от перекрестка.
  
   Розовая Шапочка возвратилась к собеседникам, говоря:
  
   - Когда они потерпят крушение, придется их спасать.
  
   Она взглянула на Ивана и Кайта:
  
   - Так уж и быть... Попробуем заняться устройством ваших жизней...
  
   Она снова изящно нагнулась к корзинке. Достала из нее два пирожка и вручила по пирожку Ивану и Кайту. Корзинку поставила на печку.
  
   Кайт уже отогрелся, и его глаза более или менее живо взглянули на Розовую Шапочку.
  
   Розовая Шапочка хлопнула ладонью по капоту печки.
  
   - Меня..., - она поправилась, - нас... Уже заждались.
  
   И решительно скомандовала:
  
   - Трогай, ребята!
  
   Печка полетела вперед.
  
  
   14 апреля 2017 года.
  
  
  
  65. Диалог из двух цитат. <2017>
  
  
   Читатель и Читательница подошли к набережной.
  
   Читательница, пользуясь случаем, с удовольствием процитировала:
  
   "Худой изгибающийся человек в коротенькой курточке, в большом дамском берете кирпичного цвета шел быстро по тротуару и разговаривал сам с собой. (...) Прочитав мельком название нашей школы, он вдруг остановился и закричал:
  
   - Этого не может быть! Этого не должно быть в природе! Вы слышите? - Он кричал не нам, теснившимся испуганной кучкой у парапета набережной, а кому-то незримому, кого сжигал его ненавидящий взгляд. - Средняя школа ЛОНО! Какое ЛОНО? Что за бред? Боже мой, понимают ли, что творят?
  
   (...)
  
   Человек в берете как будто заметил нас и, остановившись и глядя сверху, произнес:
  
   - Несчастные дети!"
  
   Читатель выслушал Читательницу. Оперся на гранитный брус ограды набережной и, задумчиво глядя на огромный рекламный стенд, ответил цитатой на цитату:
  
   "...Затевались игры, выдумки, турниры, карты, черт знает что. На веранде опускались парусиновые занавеси, начинался тарарам, сверху в пол стучали палкой... Тьма, стыдное, задавленное в памяти, погребенное... (...) То был стыд всех".
  
   Любители литературы полюбовались на реку и продолжили прогулку.
  
   29.09.2017 14:15
  
  
  
  66. Рассказ о мадригалах (стихотворениях-комплиментах) в кафе-библиотеке М. Горького. <2017>
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького посетители решили сделать перерыв. Они сдвинули столики, на которых стояли чашки с кофе и тарелки с нарезанным хлебом. И разместились за ними. Оживленно обменивались мнениями.
  
   Кто-то сообщил:
  
   - Сказки! Очерк! Рассказы! Интервью! Вопросы! Диалоги!
  
   - Задумка хорошая! - отреагировала какая-то случайно зашедшая в библиотеку личность, заявивший, что она (личность) - любитель поэзии Пушкина. Затем личность добавила:
  
   - Идиот!
  
   - Преступление и наказание! - строго отреагировали из читательской среды.
  
   Личность была на мгновение сбита с толку.
  
   - Читай! - подсказал кто-то личности и сунул ей в руки раскрытый поэтический сборник.
  
   Послышались строки:
  
   - Когда же ее нежный взгляд подскажет взять мне этот сладкий приазовский виноград?
   Когда ее волос прикосновения наполнят радостью мгновения?
   Когда ее манящий голос я буду слышать вечером, за полночь?
   Когда же наши искушения нас приведут к совместному решению?
   Когда восторги обретения позволят превратить в века мгновения?
  
   - Вопросы! - констатировали в читательской аудитории.
  
   Весьма редко захаживающий в библиотеку владелец придорожной мини-гостиницы (и кафе) смотрел со смешанным чувством на стоящую перед ним тарелку с нарезанным хлебом:
  
   - Все это очень странно!
  
   - Смелее! - подбодрили его из читательской среды.
  
   Владелец мини-гостиницы начал чтение:
  
   - О, сказочная Инна!
   Она сладка как спелая малина.
   Свежа как горная долина.
   Мягка, воздушна и чиста как белоснежная перина.
   Быстра, упруга и мощна как напряженная стремнина.
   Пылка, порывиста и горяча как шторм Бискайского залива.
   Прохладна и вкусна как порция отличного ростовского пломбира.
   Спокойна, выдержанна и умна как энергичный чин серьезного минфина.
   Мила, добра и хороша как нежный розовый фламинго.
   И гармонична и тонка как редкостное пианино.
   Финансы ей поют осанну как мощному уму Лозанны.
   Очаровательна, прекрасна и светла как радуга над миром.
   Когда из облаков составится зари картина, запахнет миррой, запоют небесные клавиры,
   Как чудо радуги сквозь сон увидишь сказочную Инну.
  
   Завершив изложение поэтических строк, владелец мини-гостиницы (и кафе) собрал пальцы правой руки в щепотку. Поднес их к губам и символически поцеловал.
  
   - Персик! - согласилась читательская аудитория.
  
   Один из малоизвестных посетителей заявил о себе:
  
   - Скажи-ка, дядя... - начал он громким голосом.
  
   Аудитория зажужжала.
  
   В руках у малоизвестного посетителя оказался поэтический сборник. По странице постучали пальцем. И малоизвестный посетитель прочел:
  
   - Под впечатлением от встречи с идеалом
   Я восхищен.
   Я словно двигаюсь по льду
   На речке талой.
   И звук под льдом струящейся воды
   Мне говорит:
   'Такой на свете не бывает!
   Все это сны!'
   Но лед пружинит и дает ответ:
   'Она реальность! Лучше в мире нет!'
   И краски неба, облаков и Солнца подтверждают:
   'Она живая! В жизни идеал бывает!'
   Из тучи дождь порой срывает.
   Он говорит: 'Наивность! Лед растает!'
   Но Солнце посылает жаркие лучи.
   И сердце говорит: 'Да! Это ты!'
  
   Аудитория зашумела.
  
   - Фантастическая библиотека! Девушки тоже не прочь почитать что-то интересное, - дополнила любительница поэзии. И разъяснила свою мысль стихами:
  
   - Голубоглазая Веста!
   Она сделана из неземного теста!
   Она с одной из звезд Южного Креста.
   В огромной Евразии от Лондона и от Владивостока до Бреста
   Живут очаровательные девушки миллионов сто.
   Но лишь легкий ветер неземных крыльев направит тебя в Ростове-на-Дону к тому месту,
   Где в сырой зимний день расступятся тучи, сверкнет луч далекой южной звезды, и ты увидишь Весту!
  
   Раздались аплодисменты.
  
   07.10.2017 22:05
  
  
  
  67. Скетч о знаменитой балерине и о чтеце Гамлета. <2017>
  
  
   Знаменитая балерина шла по одной из центральных улиц.
  
   Увидела мальчика. Мальчик стоял и читал на английском языке Гамлета (Уильям Шекспир 'Гамлет' ('Трагическая история о Гамлете, принце датском')).
  
   Некоторые проходящие прохожие бросали в сумку, стоящую рядом с мальчиком, монету или купюру.
  
   Добрая балерина подошла к мальчику и положила в сумку какую-то купюру.
  
   На периферии сознания мелькнула мысль: 'Ни администрации, ни дирекции, ни театральных дрязг'. 'Что, если мимо театра?' - иронически переключилась на саму себя знаменитая балерина.
  
   Со скамейки, стоявшей неподалеку, поднялась молодая женщина. В руке она держала открытую книгу. Женщина подошла к знаменитой балерине:
  
   - Мы Вас знаем. Много о Вас слышали. Даже как-то невольно следим за Вашей жизнью.
  
   - Да-да! - включилась в ситуацию знаменитая балерина. - Я Вас тоже знаю. Заочно. Фамилия такая ... историческая.
  
   - Большое спасибо за Ваше внимание к творчеству Шекспира, - проговорила молодая женщина.
  
   - Мировая культура! - ответила знаменитая балерина.
  
   - В Европу прорубил окно! - заметила молодая женщина. И уточнила:
  
   - Я слышала, у Вас сейчас полоса своеобразных забот...
  
   - Мда... - неохотно ответила знаменитая балерина. - А как Ваши дела?
  
   - Да мы вот тоже... - покачала головой молодая женщина.
  
   - Я останусь выше этого и сохраню свое достоинство, - констатировала знаменитая балерина.
  
   - Мда... Да мы вот тоже, - согласилась молодая женщина.
  
   Балерина и молодая женщина дружески пожали друг другу предплечья.
  
   Мальчик приветственно помахал рукой балерине, продолжавшей свой путь по центральной улице.
  
   - Хорошо быть балериной. Но сложно! - заметил один из прохожих другому.
  
   - А чтецам Гамлета легко? - усмехнулся его собеседник.
  
   - There are more things in heaven and earth, Horatio... - неслись над бульваром бессмертные строки.
  
  
   08.10.2017 16:41
  
  
  
  68. Диалог о перспективах искусства. <2017>
  
  
   Историк искусства беседовал со скульптором:
  
   - Итак. Леопард. Заяц. Еще кто-то...
  
   - Леопард...- подтвердил скульптор.
  
   - Затем - волк. Так? - уточнил историк искусства.
  
   - Да, - согласился скульптор.
  
   - Теперь - Цербер? - 'прижал к стене' скульптора историк искусства.
  
   - Цербер, - вынужден был признать скульптор.
  
   - И что же дальше? - историк искусства завершил вопрос паузой.
  
   Скульптор откинулся на спинку кресла. Задумался:
  
   - Я в кафе-библиотеку М. Горького. За книгами о мифологиях!
  
   - Правильные перспективы! - облегченно выдохнул историк искусства. - Фидий!
  
  
   16 октября 2017 г. 20:51
  
  
  
  69. Диалог Диогена и Крёза. <2017>
  
  
   Крёз сделал знак рукой. Сопровождавшие его лица расставили громадные золотые монеты на специальных подставках.
  
   Диоген взглянул на монеты. Философ Диоген был сыном менялы Гикесия. Оказавшись в Дельфах, он вопросил оракула, чем ему заниматься, на что получил ответ: 'переоценкой ценностей'. Первоначально он понял это изречение как 'перечеканка монет'. Однако, он осознал своё призвание в философии.
  
   - Монеты из чистого золота. Каждая весит несколько килограммов, - с гордостью напомнил Крез. - Они произвели фурор в античном мире. Лучшие люди мечтают о них.
  
   - Да! - Диогена охватили воспоминания.
  
   - Посмотри на них! Посмотри! И скажи, какая из них тебе больше нравится. А, может быть, тебе нравятся - все!? - предположи Крёз.
  
   Диоген вздохнул и опустил голову.
  
   Сопровождавшие Крёза лица поднесли монеты ближе к Диогену.
  
   Лицо Диогена стало еще более грустным.
  
   - Не мешай мне читать философские труды, - Диоген перевел взгляд с монет на книгу с философскими сочинениями.
  
   - Подумай! - сказал Крёз.
  
   Диоген сжал пальцами философский сборник.
  
  
   18 октября 2017 г. 12:53
  
  
  
  70. Скетч о театральном критике и о чтице Гомера. <2017>
  
  
   В парижском театре молодой интеллект объясняет актёру, загримированному в царя Менелая:
  
   - Ваша задача идти по проходу между зрительскими креслами. С фонарем. И декламировать: 'Ищу жену!'.
  
   Присутствовавший на репетиции критик из иностранной культурной делегации покачал головой:
  
   - Всё смешалось в Доме Облонской!
  
   - Пойдемте на свежий воздух. Послушаем чтицу Гомера, - предложил коллега.
  
   Критики зашагали по парижскому бульвару.
  
   - ... Муж хитроумный!... - читала Гомера маленькая девочка по древнегречески.
  
   - Дети всегда говорят правду, - покачал головой критик.
  
  
   26 октября 2017 г. 04:39
  
  
  
  71. Интервью с артистом цирка. <2017>
  
  
   Журналист заглянул в перечень тем:
  
   - Вы вышли с ассистенткой... То есть, с девушкой. Один из зрителей потерял равновесие...
  
   Артист изобразил скучающий вид.
  
   - Потом Вы пригласили одного из зрителей на партию армрестлинга, - переключился на следующую тему журналист.
  
   - Чемпиона? - вяло отреагировал артист.
  
   - Далее... - скользил по списку тем журналист. - Вы жонглировали ножами. Один из подброшенных ножей попал...
  
   Журналист закашлялся.
  
   Артист пожал плечами.
  
   - Теперь - циркулярная пила. Каковы Ваши планы?
  
   Артист медленно посмотрел на журналиста.
  
   - Понятно, что мы не в цирке 'Солнечного Неба', - вежливо произнес журналист, спеша к выходу.
  
  
   1 ноября 2017 г. 22:44
  
  
  
  72. Скетч о любителе стучать воблой. <2017>
  
  
   Человек отошел от банкомата с довольным видом. В одной ладони он зажал пачку купюр. Пачкой он слегка ударял по другой ладони.
  
   Поблизости тащили какого-то мальчика. Молодая женщина истошно кричала на всю улицу:
  
   - Нет!!! Я говорю: 'Нет!!!'
  
   - Не удалась жизнь, - пробормотал мужчина. - Поэтому он не доволен. Есть такие люди - с неудавшейся жизнью.
  
   Мужчина прошел по центральной улице небольшое расстояние и зашел в многоэтажное здание.
  
   Здание было охвачено суматохой. Кого-то несли к выходу; возле лажащего на полу человека столпились свидетели.
  
   'Он подбрасывает дров в огонь!' - думал мужчина. - 'Много ли, мало ли, но - подбрасывает. Он желает греться около этого огня!!!'
  
   Наконец мужчина поднялся к своему месту работы. Вошел в помещение. 'Еще есть время?' - спросил кого-то. 'Пятнадцать минут', - ответили ему.
  
   'Напрасно торопился', - подумал мужчина, доставая из-за пазухи бутылку пива, а из кармана - сухую рыбу, - воблу, - завернутую в пакет. - 'Можно было успеть купить соленых сухариков'.
  
   'Он пишет и пишет', - думал мужчина. - 'Не представляет никого, кроме самого себя?!'. Он расстелил на столе купленную на улице в киоске газету со статьей о 'Смутном времени'. Поставил на газету бутылку и положил рыбку. Смахнул крошки с портрета Карамзина. 'Что бы мы без тебя, Николай, делали?' - дерзко беззвучно пошутил.
  
   Постучал рыбкой по столу и поймал себя на мысли: 'Ясновельможный гонор. Панщина?!'.
  
   'Вот сейчас я придумаю мадригал...:
  
   Литовскую метрику изучать?
  
   Примусь Карамзина читать!'
  
   За спиной кто-то произнес:
  
   - Скоро начинаем. С рыбкой управься! А то слишком громкий стук будет!
  
   'Класс - он жажду запивает квасом?' - подумал мужчина. - 'Сегодня включу цитату для разнообразия. Это - наша история. 1917: митинги, а на митингах - бочки со спиртным'. 'Мадригал - раз. Цитата - два. Творческая динамика'. 'Люди-то в истории не очень разбираются, с ними нужно по-ласковее, по-понятнее...'.
  
   - К начальству! - раздался окрик из приоткрытой двери.
  
   - Стоп... Скоро начало! - пробормотал мужчина. - А лифт, со всей этой историей, явно ходит не регулярно.
  
   - Ноги в руки! Бегом-бегом! Мы Вас как-нибудь на несколько минут выручим. Не то прикроют тему, и будете ходить по улицам дождливым с историческими статьями подмышкой...Исторический факультет со времен человека-университета исправно функционирует...
  
   Мужчина бросился в коридор.
  
   К его столу подошла уборщица. Начала протирать салфеткой стол. Тарелку и пиво бросила в мусорное ведро.
  
   - Не додумал,
   Не достучал,
   Не дОпил, - улыбнулась она. -
  
   -Увяданья грантами охваченный
   Он успеет ли вернуть кредит?
  
   Раздался короткий смех кого-то из присутствующих в помещении.
  
   Уборщица взяла газету с портретом Карамзина и пришпилила ее к стене кнопкой.
  
  
   3 ноября 2017 г. 21:31
  
  
  
  73. Скетч о новом Гулливере. <2017>
  
  
   Профессор Хиггинс шел по Бейкер-стрит. Навстречу ему шагали Джонатан Свифт и Артур Конан Дойл.
  
   Профессор и писатели поздоровались.
  
   - Что Ваши ученики, профессор? - спросил Джонатан Свифт.
  
   - Из уличной цветочницы могу сделать великого человека: Бокля, Уайльда и Пёрселла в одном лице.
  
   Джонатан Свифт и Артур Конан Дойл скептически улыбнулись:
  
   - Это все равно, что соединить Гулливера с пляшущими человечками!
  
   - Многовековые традиции и методики. Воспитания и обучения, - пояснил профессор Хиггинс.
  
   Продолжая улыбаться, писатели попрощались с профессором и продолжили свой путь.
  
   Профессор подошел к уличной цветочнице:
  
   - Мадемуазель! Я создатель Центра персонального развития профессор Хиггинс! Намерен заняться Вашим персональным развитием. Вы станете Генри Томасом Боклем, Оскаром Уайльдом и Генри Пёрселлом в одном лице.
  
   Цветочница заинтересованно взглянула на профессора.
  
   - Я полагаю, что Вы сделали Ваш выбор. Прошу Вас следовать со мною. К моему Центру. Ничто так не воспитывает, как ответственность.
  
   Входя в здание Центра, профессор конкретизировал свою мысль:
  
   - Ничто так не воспитывает, как ответственность! Я назначаю Вас директором Центра. Сам же буду выполнять обязанности творческого руководителя.
  
   - У меня будут должность, кабинет, финансы, печать, права подписи и назначений персонала? - внезапно уточнила цветочница. - Обо всем этом я услышала от прохожих и покупателей... Милые, добрые, щедрые люди...
  
   -Да-да, - неторопливо отреагировал профессор Хиггинс. - Смотрите на ситуацию шире. Готовьтесь к личностным изменениям. Не сосредотачивайтесь на деталях.
  
   - Покажите, пожалуйста, мой кабинет, профессор, - попросила цветочница.
  
   - Как раз мы к нему подошли, - профессор распахнул дверь в просторный офис.
  
   - Это ваша новая руководительница, - объявил профессор секретарю. - Директор ... э-э-э...
  
   - Мисс Флауэр, - подсказала цветочница.
  
   - Директор Центра, мисс Флауэр, будет проводить совещание с персоналом! Собрать всех! - объявил профессор.
  
   Позвонил телефон. После короткого телефонного разговора профессор сообщил:
  
   - Выставка мирового значения в Кенсингтонском музее! Я был заранее оповещен, и дал согласие присутствовать на открытии. Надеюсь и Вы, мисс Флауэр, и другие сотрудники, сможете выполнять обязанности в течение двух часов без моего непосредственного руководства.
  
   - Сама атмосфера Вашего Центра наполняет сотрудников конструктивной энергией, сэр! - вежливо отвечала новый директор.
  
   Профессор направился на выставку.
  
   Через два часа он вновь был у входа в Центр.
  
   Дверь была заперта на замок.
  
   Профессор несколько раз постучал.
  
   Откуда-то выбежал один из сотрудников Центра. Он что-то возбужденно шептал профессору. Затем незаметно исчез.
  
   Профессор растерянно оглянулся.
  
   С книжной выставки на Бейкер-стрит возвращались Джонатан Свифт и сэр Артур Конан Дойл. Они приподняли котелки:
  
   - Наше почтение, профессор!
  
   Затем шутливо добавили:
  
   - Что Ваш 'новый' Гулливер!
  
   Профессор на секунду оцепенел. Но выручила британская невозмутимость:
  
   - Да, господа! Мои усилия дали результат! Сама атмосфера моего Центра способствует личностному развитию. Еще три часа назад уличная цветочница, - ныне моя воспитанница, - занималась уличным 'бизнесом'.
  
   Теперь она доктор наук. Широко известный ученый.
  
   Написала концерт для органа. В новостях сообщали, что после завершения концерта вдохновленные люди кричали: 'Браво!'. А для исполнения прибыл органист с одного из островов Полинезии.
  
   Более того, она написала книгу о той выставке, на которой я только что побывал. И вступила в местную организацию писателей.
  
   Вот как!
  
   - А что за мемориальная доска появилась на здании Вашего Центра? - поинтересовались писатели.
  
   Мемориальную доску профессор сразу не заметил. В глазах у него потемнело. Но, сохраняя достоинство, он высказал тезис:
  
   - Прогресс не остановить!
  
   Писатели улыбнулись. Попрощались с профессором и зашагали по улице.
  
   Профессор смотрел на мемориальную доску.
  
  
   07 ноября 2017 г. 09:39
  
  
  
  74. Сказка о прогулке по осеннему Парижу. <2017>
  
  
  2017 год.
  
  По Елисейским полям неторопливо идут Луи Антуан де Бугенвиль и Орлеанская Дева.
  
  - Как здесь красиво!... Особенно в День взятия Бастилии! - высказалась Орлеанская Дева.
  
  Луи Антуан де Бугенвиль некоторое время молчал.
  
  - Хорошо в Париже! - согласился адмирал. - Я вспоминал о Париже каждый день трехлетнего кругосветного плавания! Первая в мире женщина совершила кругосветное плавание в составе моей экспедиции! Отношение к ней было рыцарским! Джентльменским!.. Но это было до взятия Бастилии!
  
  Орлеанская Дева некоторое время молчала:
  
  - ...Дальний морской поход! Галантные французы! Как романтично! Ежедневные ностальгические мысли о Париже!
  
  - Кто не жил до 1789 года, тот не знает всей сладости жизни! - кругосветный мореплаватель посчитал возможным процитировать современника.
  
  Орлеанская Дева глубоко задумалась.
  
  Собеседники шли, любуясь осенним Парижем.
  
  
  9 ноября 2017 г. 21:17
  
  
  
  Список информационных источников
  
  Примечания:
  В квадратных скобках в тексте указывается сокращенное - по возможности - наименование информационного источника, используемое при цитировании.
  После слова 'Википедия' в скобках указывается язык, на котором изложена статья (например: 'Википедия (рус.)' означает, что статья изложена на русском языке).
  Интернет адрес главной страницы русскоязычной Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/. Далее статьи (а также материалы Википедии, Викитеки) находятся посредством использования поисковой системы Википедии, Викитеки или внутренних ссылок.
  ['Alain Bombard'] Википедия (фр.). Статья 'Alain Bombard'.
  ['Chay Blyth'] Википедия (англ.). Статья 'Chay Blyth'.
  ['Gonzalo Gomez de Espinosa'] Википедия (Wikidata) (исп.). Статья 'Gonzalo Gomez de Espinosa'.
  ['Juan Sebastian Elcano'] Википедия (Wikidata) (исп.). Статья 'Juan Sebastian Elcano'.
  [Абрамов Я. В. 'Майкл Фарадей. Его жизнь и научная деятельность'] Абрамов Я. В. М. Фарадей: Его жизнь и научная деятельность. 1892. - 80 с.
  [Авадяева Е. Н.] Авадяева Е. Н. '100 великих мореплавателей'. М., 2004.
  ['Азиатская экспедиция Маннергейма'] Википедия (рус). Статья 'Азиатская экспедиция Маннергейма'.
  [Байдуков Г. Ф.] Байдуков Г. Ф. 'Чкалов'. 1975.
  [П. В. Басинский 'Страсти по Максиму (Документальный роман о Горьком)'] П. В. Басинский 'Страсти по Максиму (Документальный роман о Горьком)'
  [Белькинд, а] Л. Д. Белькинд 'Томас Альва Эдисон. 1847-1931'. 1964.
  [Белькинд, б] Л. Д. Белькинд 'Чарлз Протеус Штейнмец. 1865-1923'. 1965.
  [Блайт Ч.] Блайт Ч. 'Немыслимое путешествие'. 1971. ('The Impossible Voyage').
  [Богданов И. А. Генрих Шлиман. Русская авантюра / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008] Богданов И. А. Генрих Шлиман. Русская авантюра / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008.
  [Богданов И. А. Генрих Шлиман. Торжество мифа / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008.] Богданов И. А. Генрих Шлиман. Торжество мифа / Игорь Богданов. - М.:АСТ: Олимп, 2008.
  [Бомбар А.] Бомбар А. 'За бортом по своей воле' (первая публикация 1953 г.) ('Naufragй volontaire').
  ['Бомбар, Ален'] Википедия (рус). Статья 'Бомбар, Ален'.
  [Венгеров С. А.] Венгеров С. А. 'Гоголь ученый'.
  ['Гарин Михайловский, Николай Георгиевич'] Википедия (рус). Статья 'Гарин Михайловский, Николай Георгиевич'.
  [Горохов] Горохов В. Г. 'Петр Климентьевич Энгельмейер. Инженер механик и философ техники. 1855-1941.' 1997.
  [Горький М.] Горький М. 'О русском крестьянстве'. 1922.
  [Грин Г.] Грин Г. 'Путешествие без карты'.
  [Груздев И. А.] Груздев И. А. 'Горький'. 1958.
  [Губарев В. К.] Губарев В. К. 'Фрэнсис Дрейк'. М., 2013.
  [Дмитрашко Н. В.] Дмитрашко Н. В. 'Ю. Ф. Лисянский и русские кругосветные плавания. - В кн.: Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле 'Нева' в 1803-1806 годах'.
  [Золотусский И. П. 'Гоголь'] Золотусский И. П. 'Гоголь'
  [Каменский А. В. 'Джемс Уатт'] Каменский А. В. 'Джемс Уатт: Его жизнь и научно практическая деятельность'. 1891. - 96 с.
  [Каменский А. В. 'Эдисон'] Каменский А. В. 'Эдисон. Его жизнь и научно практическая деятельность'.
  ['Карл V (император Священной Римской империи)'] Википедия (рус). Статья 'Карл V (император Священной Римской империи)'.
  ['Кругосветные плавания'] 'Кругосветные плавания'. Большая Советская Энциклопедия. 1926-1947. Т.35. С. 246-249.
  ['Крузенштерн, Иван Фёдорович'] Википедия (рус). Статья 'Крузенштерн, Иван Фёдорович'.
  [Крузенштерн И. Ф.] Крузенштерн И. Ф. 'Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах'.
  [Кунин К. И.] Кунин К. И. 'Магеллан'. 1940.
  [Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'] Лапиров Скобло М. Я. 'Эдисон'. 1960.
  [Лисянский Ю. Ф.] Лисянский Ю. Ф. 'Путешествие вокруг света на корабле 'Нева' в 1803-1806 годах'.
  ['Лисянский, Юрий Фёдорович'] Википедия (рус). Статья 'Лисянский, Юрий Фёдорович'.
  [Лурье С. Я.] Лурье С. Я. 'Архимед' - М. Л., Изд. АН СССР. 1945.
  [Малаховский К. В.] Малаховский К. В. 'Пираты британской короны Фрэнсис Дрейк и Уильям Дампир'. М., 2010.
  [Манн Ю. В. 'Гоголь. Труды и дни: 1809-1845'] Манн Ю. В. 'Гоголь. Труды и дни: 1809-1845'
  [Маннергейм К. Г.] Маннергейм Карл Густав. 'Мемуары'.
  ['Маннергейм, Карл Густав Эмиль'] Википедия (рус). Статья 'Маннергейм, Карл Густав Эмиль'.
  [Матонин Е. В. 'Никола Тесла'] Матонин Е. В. 'Никола Тесла'.
  [Нефедова И. М. 'Максим Горький (Биография писателя)'] Нефедова И. М. 'Максим Горький (Биография писателя)'.
  [Нозиков Н. Н.] Нозиков Н. Н. 'Русские кругосветные мореплаватели'. М. Л., 1941.
  [Пасецкий В. М.] Пасецкий В. М. 'Иван Федорович Крузенштерн' М., 1974.
  [Пигафетта А.] Пигафетта А. 'Путешествие Магеллана'.
  [Радовский М. И. 'Фарадей'] Радовский М. И. 'Фарадей'. М., 1936. - 176 с.
  [Репин Л. Б.] Репин Л. Б. 'Люди и формулы. Новеллы об ученых'. М., 1972
  [Ржонсницкий Б. Н. 'Никола Тесла'] Ржонсницкий Б. Н. 'Никола Тесла'. 1959.
  [Сейфер М. 'Никола Тесла. Повелитель вселенной'] Сейфер М. 'Никола Тесла. Повелитель вселенной'
  [Симпсон Ж.] Симпсон Жаклин. Викинги. Быт, религия, культура / Пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской. - М.: ЗАО Центрполиграф, 205. - 239 с.
  [Слокам Дж.] Слокам Дж. 'Один под парусом' (первая публикация 1899 г. или 1900 г.) ('Sailing Alone Around the Word').
  ['Слокам, Джошуа'] Википедия (рус). Статья 'Слокам, Джошуа'.
  [Соловьев Е. А.] Соловьев Е. А. 'Лев Толстой. Его жизнь и литературная деятельность'. 1894.
  [Трейси Б.] Трейси Б. 'Сто абсолютных законов успеха в бизнесе'. 2001.
  [Трифонов Ю.] Трифонов Юрий. 'Из дневников и рабочих тетрадей' (Составитель - Ольга Трифонова).
  [Уиллис У. Возраст не помеха] Уиллис У. Возраст не помеха.
  [Уиллис У. На плоту через океан] Уиллис У. На плоту через океан. 1959.
  ['Уиллис, Уильям'] Википедия (рус). Статья 'Уиллис, Уильям'.
  [Уилсон М.] Митчел Уилсон 'Американские ученые и изобретатели'/
  [Фарадей. Электромагнитная индукция] Наука. Величайшие теории: выпуск 19: Наука высокого напряжения. Фарадей. Электромагнитная индукция. / Пер. с исп. - М.: Де Агостини, 2015 - 160 с.
  [Фирсов И. И.] Фирсов И. И. 'Лисянский'. М., 2002.
  ['Хьюз, Говард'] Википедия (рус). Статья 'Хьюз, Говард'.
  [Цвейг С.] Цвейг С. 'Магеллан. Человек и его деяние'.
  [Чейни М. 'Тесла. Человек из будущего'] Чейни М. 'Тесла. Человек из будущего'. 2009.
  [Чуковский Н.] Чуковский Н. 'Капитан Крузенштерн'.
  ['Шлиман, Генрих'] Википедия (рус). Статья 'Шлиман, Генрих'.
  [Шлиман Г. Илион. Город и страна троянцев. Т. 1./ Пер. с англ. Н.Ю.Чехонадской. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2009] Шлиман Г. Илион. Город и страна троянцев. Т. 1./ Пер. с англ. Н.Ю.Чехонадской. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2009.
  [Штейнберг Е. Л.] Штейнберг Е. Л. 'Славные мореходы Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский'. М., 1954.
  ['Элькано, Хуан Себастьян'] Википедия (рус). Статья 'Элькано, Хуан Себастьян'.
  
  
  
   Дополнительные сведения об использованных источниках:
  
   При подготовке исторических миниатюр, включенных в данный Сборник, автор использовал разнообразную справочную, историческую и иную литературу.
  
   В числе использованных источников - публикации из серии биографических и художественно-биографических книг ("Жизнь замечательных людей"), выпускавшихся в 1890-1915 годах издательством Ф. Ф. Павленкова:
  
   Анненская А. Н. Н.В. Гоголь: Его жизнь и литературная деятельность. 1891. - 96 с.
   Иванов И. М. Петр Великий: Его жизнь и государственная деятельность. 1898. - 96 с.
   Инсаров Х. Г. Князь Меттерних: Его жизнь и политическая деятельность. 1905. - 112 с.
   Каменский А. В. В.Э. Гладстон: Его жизнь и политическая деятельность. 1892. - 88 с.
   Каменский А. В. Даниэль Дефо Автор "Робинзона Крузо": Его жизнь и литературная деятельность. 1892. - 76 с.
   Каменский А. В. Эдисон и Морзе: Их жизнь и научно-практическая деятельность. Два биографических очерка. 1891. - 80 с.
   Карягин К. М. Конфуций: Его жизнь и философская деятельность. 1891. - 80 с.
   Огарков В. В. Г.А. Потёмкин: Его жизнь и общественная деятельность. 1892. - 80 с.
   Песковский М. Л. А.В. Суворов: Его жизнь и военная деятельность. 1899. - 80 с.
   Скабичевский А. М. А.С. Пушкин: Его жизнь и литературная деятельность. 1891. - 80 с.
   Соловьев Е. А. Л.Н. Толстой: Его жизнь и литературная деятельность. 1894. - 160 с.
   Трачевский А. С. Наполеон I: Его жизнь и государственная деятельность. 1900. - 112 с.
  
   Даты формирования Сборника: 13 ноября 2017 г., 14 ноября 2017 г., 15 ноября 2017 г.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"