Залесский Владимир Владимирович: другие произведения.

74 исторические миниатюры и 64 авторские текста на 13 иностранных языках. Сборник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дополняемый Сборник "64 исторические миниатюры и 55 авторских текстов на 13 иностранных языках" содержит 33 Сказки, 4 Рассказа, 2 Интервью, 1 очерк, 4 скетча, 1 Заявление (The Statement) (English) , по 15 и 4 миниатюры в литературных жанрах соответственно "Диалог" и "Вопросы". Эти 64 исторические миниатюры автор написал и разместил в Интернете в январе - ноябре 2017 года. В приложениях размещаются: во-первых, переводы некоторых произведений. 40 переводов - на английский язык (English), 3 перевода на польский язык (Polish), 2 перевода на испанский язык (Espanol), по одному переводу на французский (French), итальянский (Italian), португальский (Portuguese), немецкий (German), китайский (Chinese), греческий (Greek), норвежский (Norwegian), турецкий (Turkish), японский (Japanese) языки, язык хинди (Hindi). Во-вторых, "Текстовые компоненты фильма "Таганрог. Летний день"". Сборник является дополняемым. Он дополняется новыми миниатюрами и переводами. Соответственно, изменяется количество произведений, указанных в названии Сборника. Дополнительная информация: 30 августа 2017 года автором был составлен Сборник "47 исторических миниатюр и 10 переводов"; все произведения, включенные в него, "переходят" в данный Сборник.

  74 исторические миниатюры и 64 авторские текста на 13 иностранных языках. Сборник
  
  
  
   Краткое предисловие
  
  
   В январе - декабре 2017 года автор написал и разместил в Интернете 74 исторические миниатюры 40 Сказок, 4 Рассказа, 2 Интервью, 1 очерк, 4 скетча, 1 Заявление (The Statement) (English), 1 Telegramme (English), по 17 и 4 миниатюры в литературных жанрах соответственно "Диалог" и "Вопросы".
  
   Произведения размещены в данном Сборнике в той же очередности, в какой они были опубликованы в Интернете.
  
   К названиям двух миниатюр добавлены пояснения в квадратных скобках: о ком идет речь в произведении ([О Сергее Павловиче Королёве]).
  
   Для произведений, вошедших в Сборники - "7 сказок о писателях", "Две сказки о четырех технических революциях", "Сказка и Диалог о свободе слова" - делаются соответствующие примечания в круглых скобках.
  
   Для удобства ориентации читателей произведения пронумерованы.
  
   Номер, пояснения (в круглых скобках) и примечания [в квадратных скобках] не являются частью названий произведений.
  
   В приложениях размещаются: во-первых, переводы некоторых произведений: на английский, французский, итальянский, польский, португальский, немецкий, испанский, китайский, греческий, норвежский, турецкий, японский языки, язык хинди (English, French, Italian, Polish, Portuguese, German, Espanol, Chinese, Greek, Norwegian, Turkish, Japanese, Hindi). Во-вторых, "Текстовые компоненты фильма "Таганрог. Летний день"".
  
   Переводы на французский, итальянский, польский, португальский, немецкий, испанский, китайский, греческий, норвежский, турецкий, японский языки, язык хинди имеют экспериментальный характер.
  
   В списке переводов, который приводится в данном кратком предисловии, в круглых скобках даются дополнительные примечания о языке, на который выполнен перевод. Например: (Deutsch).
  
   Не все переведенные тексты - как показывает практика - отражаются правильно на всех устройствах (например, тексты на французском, итальянском, польском, португальском, немецком, испанском, китайском, греческом, норвежском, турецком, японском языках, языке хинди). Размышляя о возможностях "борьбы" за правильное представление текста на разных языках, автор представил, что такая "борьба" может занять все его время. Автор решил, что правильнее надеяться на снисходительность читателей и на их понимание, что решение не всех вопросов зависит от автора. Кроме, того, в этом случае, при необходимости, можно сделать попытку найти соответствующий перевод в Интернете (на другом интернет-сервисе; не в составе сборника, а в виде отдельной публикации; не в составе данного сборника, а - предшествующего). С текстами, переведенными на английский язык, таких проблем, вроде бы, не возникает. Период выполнения и размещения в Интернете переводов, публикуемых в данном Сборнике: 20.08.2017 - 15.12.2017.
  
   Произведения имеют датировку периода написания. Некоторые произведения были написаны в пределах одного дня: указывается соответствующая дата. В переводах указываются: (1) период или дата написания, (2) дата завершения перевода.
  
   Возможное выделение некоторых дат и слов в начале текстов призвано облегчить чтение.
  
   Автор приводит в данном кратком предисловии список произведений, включенных в данный Сборник.
  
   30 августа 2017 года автором был составлен Сборник "47 исторических миниатюр и 10 переводов"; все произведения, включенные в него "переходят" в данный Сборник. Перед автором встал вопрос: удалять ли с интернет-сервисов Сборник "47 исторических миниатюр и 10 переводов" при размещении в Интернете данного Сборника. При наличии аргументов "за" и "против", автор решил, что можно не спешить с удалением с интернет-сервисов Сборника "47 исторических миниатюр и 10 переводов". Практика покажет, правильное ли это решение.
  
   Поскольку интернет-сервис предоставляет такую возможность, автор попытается данный Сборник сделать дополняемым. То есть в Сборник будут включаться дополнительные произведения. Соответственно будут вноситься изменения в наименование, в предисловие, в датировку и т.д.
  
   Список произведений, включенных в данный Сборник:
  
   1.Сказка о Луи Антуане де Бугенвиле. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   2. Сказка о Сергее Есенине. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   3.Сказка об Умберто Нобиле. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   4.Сказка о Кшиштофе Барановском. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   5.Сказка о Владимире Высоцком. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   6.Сказка о Конфуции. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   7.Сказка о Пожилом Человеке. (Из Сборника "7 сказок о писателях").
   8. Сказка об удачливом бароне и гениальном изобретателе. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях").
   9.Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях").
   10.Сказка о вечернем разговоре.
   11.Сказка о танце Васко да Гамы.
   12. Сказка о Морском Чулеке.
   13.Сказка о полиэтиленовом пакете.
   14.Сказка о Розовой Шапочке.
   15. Сказка о музыке весеннего ветра. [О Сергее Павловиче Королёве].
   16.Сказка о Короле звездного творчества. [О Сергее Павловиче Королёве].
   17.Сказка о кафе-библиотеке А. М. Горького.
   18. Рассказ об Игоре Курчатове.
   19.Сказка о беседе Максима Горького и Джека Лондона.
   20. Сказка о не отправленном письме М. Горького И. А. Бунину.
   21.Сказка о мини-конференции в кафе-библиотеке М. Горького.
   22.Сказка об академике Тарле.
   23.Сказка о Талейране.
   24.Сказка о Витте.
   25.Сказка о Меттернихе.
   26.Сказка о Нессельроде.
   27.Сказка о Венском конгрессе.
   28.Диалог о Тильзитском мире.
   29. Диалог о Петре Великом.
   30.Диалог о Екатерине Великой.
   31. Диалог о Деулинском перемирии.
   32.Рассказ о Копорье.
   33.Рассказ о Новогрудке.
   34.Вопросы о Ропше.
   35.Вопросы о выставке 1896 года.
   36.Вопросы о крупных деньгах.
   37. Диалог о первой публикации М. Горького.
   38. Вопросы о нижегородском цеховом.
   39. Диалог о пришельце из прошлого.
   40. Сказка о 17 октября.
   41 Диалог о генерале бароне фон Таубе.
   42. Сказка о куропаткинском терпении.
   43. Интервью о загадке IV Государственной Думы.
   44. Сказка об Уильяме Гладстоне и о выставке. (Из Минисборника "Сказка и Диалог о свободе слова").
   45. Диалог об отсутствии предварительной цензуры. (Из Минисборника "Сказка и Диалог о свободе слова").
   46. Диалог о недосказанном.
   47. Сказка о немецких археологических проектах XIX века.
   48. Диалог консула с проконсулом.
   49. Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы".
   50. Диалог о великолитовцах.
   51. Диалог из двух цитат.
   52. Диалог о приятном кафе.
   53. Рассказ о мадригалах (стихотворениях-комплиментах) в кафе-библиотеке М. Горького.
   54. Скетч о знаменитой балерине и о чтеце Гамлета.
   55. Диалог о перспективах искусства.
   56. Диалог Диогена и Крёза.
   57. Скетч о театральном критике и о чтице Гомера.
   58. Интервью с артистом цирка.
   59. Скетч о любителе стучать воблой.
   60. Скетч о новом Гулливере.
   61. Сказка об экскурсии на старинную башню.
   62. Сказка о прогулке по осеннему Парижу.
   63. Сказка об одной сотой одного процента.
   64. The Statement of Emperor's press-secretary (Заявление пресс-секретаря императора). (English).
   65. Сказка о Даладье.
   66. Сказка о списках.
   67. The Tale of blue railway car. (English).
   68. Dialogue: What she is dreaming of? (English).
   69. Диалог о стойкости.
   70. The telegramme. (English).
   71. Сказка о знатоках литературы.
   72. Сказка о новых песнях.
   73. Сказка о 10 октября 1941 года.
   74. Сказка о новых приключениях Гоголевского Носа.
  
  
   Приложения: Переводы:
  
  
   I. Textual components of the film "Taganrog. Summer day". (English)
   II. The Tale of October 17. (English)
   III. The Tale of Louis Antoine de Bougainville. (English)
   IV. Interview on the riddle of the Fourth State Duma. (English)
   V. Le conte sur Louis Antoine de Bougainville. (Francais)
   VI. Il fiaba su di Umberto Nobile. (Italiano)
   VII. The Tale of Umberto Nobile. (English)
   VIII. The tale of Krzysztof Baranowski. (English)
   IX. Opowieść o Krzysztof Baranowski. (Polski)
   X.The Tale of Confucius. (English)
   XI. Dialogue about unspoken. (English)
   XII. The Tale about German archaeological projects of the XIX century. (English)
   XIII. Das Märchen über die deutschen archäologischen Projekten des XIX Jahrhunderts. (Deutsch)
   XIV. The tale of the dance of Vasco da Gama. (English)
   XV. O Conto da Dança Vasco da Gama. (Portugues)
   XVI. The dialogue about Peter the Great. (English)
   XVII. Nikola Tesla. What to write about Tesla? Who and what write about Nikola Tesla? Literary essay. (English)
   XVIII. Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo. (Espanol)
   XIX. The dialog between consul and proconsul. (English)
   XX. Prince Henry the Navigator, Fernan Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gomez de Espinosa, Francis Drake. The order and the improvising. An essay. (English)
   XXI. Naval dirk. To the topic of the "Magellan - del Cano- de Espinosa" expedition. (English)
   XXII. The Tale of the Elderly Man. (English)
   XXIII. Dirk navales. A la historia de la expedición "de Magallanes - del Cano - de Espinosa". (Espanol)
   XXIV. The tale about conversation between Nicolaus Copernicus and Isaac Newton. (From the Collection "Two Tales of Four Technical Revolutions"). (English)
   XXV. Dialogue about Velikolithuanians. (English)
   XXVI. Dialog o Velikolithuanians. (Polski)
   XXVII. Opowieść o rozmowie między Mikołajem Kopernikiem a Izaakiem Newtonem. (Z Kolekcji miniatur "Dwa opowieści o czterech rewolucjach technicznych"). (Polski)
   XXVIII. The tale about provident Baron and genius Inventor (From the Collection "Two Tales of Four Technical Revolutions"). (English)
   XXIX. A sketch about the famous ballerina and the reciter of Hamlet. (English)
   XXX. 孔子的故事 (Chinese)
   XXXI. Dialogue about Catherine the Great. (English)
   XXXII. Διάλογος για τις προοπτικές τέχνης. (Greek)
   XXXIII. Dialogue about the prospects of art. (English)
   XXXIV. The dialogue between Diogenes and Croesus. (English)
   XXXV. Alexander I, Ivan F. Kruzenshtern, Yuri F. Lisyansky, Nikolai P. Rezanov. Polycentrism of a successful project. Essay. (English)
   XXXVI. The tale about not-sent letter. Of Maxim Gorky to Ivan Bunin. (English)
   XXXVII. Fortellingen om den usendte brev. Av Maksim Gorkij til Ivan Bunin. (Norwegian)
   XXXVIII. Interview with the circus performer. (English)
   XXXIX. Masal oh Gorki kütüphanesi. (Turkish)
   XXXX. The tale about cafe-library of Maxim Gorky. (English)
   XXXXI. Dialogue about pleasant café. (English)
   XXXXII. についての対話心地良いカフェ。(Japanese)
   XXXXIII. बातचीत के बारे में सुखद कैफे। (Hindi)
   XXXXIV. The tale about Sergey Yesenin. (English)
   XXXXV. A fairy tale of spring wind music. (English)
   XXXXVI. A fairy tale about the King of stellar creativity. (English)
   XXXXVII. The fairy tale about one hundredth of one percent. (English)
   XXXXVIII. The fairy tale of the walk across the fall Paris. (English)
   XXXXIX. The tale of the tour at the historic tower. (English)
   XXXXX. Dialogue about the Peace Treaties of Tilsit (1807). (English)
   XXXXXI. The tale of the Congress of Vienna (1814 -1815). (English)
   XXXXXII. The Tale about Metternich. (English)
   XXXXXIII. The Tale about Witte. (English)
   XXXXXIV. The Tale about the Academician Tarle. (English)
   XXXXXV. The Tale about Talleyrand. (English)
   XXXXXVI. Salute to Alain Bombard!!! Or reduction onto Maupassant. Essay. (English)
   XXXXXVII. The Tale about Daladier. (English)
   XXXXXVIII. "Attracts invincibly". M. Gorky and Yu. Trifonov. Indulgence in family. Essay. (English)
   XXXXXIX. The Tale of lists. (English)
   XXXXXX. The Fairy Tale about Literary Connoisseurs. (English)
   XXXXXXI. Kamensky Andrei (1843- ). Being attempting to banish the darkness. Biographic essay. (English)
   XXXXXXII. The Tale of new songs. (English)
   XXXXXXIII. The Fairy Tale about October 10, 1941. (English)
   XXXXXXIV. The Tale of new adventures of the Gogol's Nose. (English)
  
  
  
   Приложения: Другие миниатюры:
  
  
  
   XXXXXXV. Текстовые компоненты фильма "Таганрог. Летний день".
  
  
   Автор полагает, что существует круг читателей, которых может заинтересовать возможность чтения произведений, соединенных в одной публикации.
  
  
   30.09.2017, 02.10.2017, 06.10.2017, 07.10.2017, 08.10.2017, 09.10.2017, 12.10.2017, 13.10.2017, 17 октября 2017 г., 18 октября 2017 г., 26 октября 2017 г., 27 октября 2017 года, 29 октября 2017 г., 31 октября 2017 г., 02 ноября 2017 г., 03 ноября 2017 г., 04 ноября 2017 г., 05 ноября 2017 г., 06 ноября 2017 г., 07 ноября 2017 г., 08 ноября 2017 г., 09 ноября 2017 г., 11 ноября 2017 г., 13 ноября 2017 г., 16 ноября 2017 г., 17 ноября 2017 г., 19 ноября 2017 г., 20 ноября 2017 г., 21 ноября 2017 г., 22 ноября 2017 г., 24 ноября 2017 г., 26 ноября 2017 г., 28 ноября 2017 г., 29 ноября 2017 г., 01 декабря 2017 г., 02 декабря 2017 г., 03 декабря 2017 г., 04 декабря 2017 г., 11 декабря 2017 г., 15 декабря 2017 г.
  
  
  
  
   1.Сказка о Луи Антуане де Бугенвиле. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   Луи Антуан де Бугенвиль - один из людей удивительной удачливости.
  
   Он родился в Париже в 1729 году. Рано потерял свою мать - в возрасте пяти лет. Но семейные связи с Версалем, с королевским двором обеспечили мальчику и опеку, и воспитание, и образование.
  
   Случайно оказавшись маленьким мальчиком в Версальском парке без сопровождения взрослых, Луи Антуан увлеченно рассматривал растущие там разнообразные цветы.
  
   "Существуют ли в природе цветы, которые не растут здесь, монсеньор?" - непроизвольно спросил он подошедшего мужчину. "Если только в другом полушарии", - пошутил тот в ответ, и подарил мальчику красивый цветок.
  
   Дамы, к которым мальчика отвели, смеясь, объяснили, что королю Франции вопросы задавать не полагается.
  
   Во время учебы в колледже де Бугенвиль показывает таланты математика.
  
   1754 и 1756 - годы его первой крупной публикации (вышли два тома).
  
   Он готовится к карьере юриста, изучает право.
  
   Но его планы корректируются: шагая по улице с учебником римского права в руке, де Бугенвиль наблюдает сцену: блестящий офицер вручает прекрасный букет прекрасной даме.
  
   Де Бугенвиль начинает военную и дипломатическую карьеры. Участвует в боях в Канаде.
  
   Интересы исследователя не оставляют его. Вращаясь в научных кругах, он слышит фразу: "Южная Америка - континент необычных цветов". Военная карьера становится военно-морской.
  
   Де Бугенвиль возглавляет экспедицию для создания французской колонии в Порт-Сен-Луи на Фолклендских островах, в то время незанятых.
  
   В 1766-69 годах он становится во главе первой французской кругосветной экспедиции на кораблях "Будёз" и "Этуаль".
  
   В Бразилии ботаник Филибер Коммерсон, входивший в состав первой французской кругосветной экспедиции, обнаружил цветок, названный позже Бугенвиллея (Bougainvillea).
  
   Плавание не обошлось и без других приятных событий.
  
   Например, в мае 1768 года, де Бугенвиль выясняет, что один из слуг, плывущих с экспедицией, - на самом деле женщина, замаскированная под мужчину. Это была подруга ботаника Филибера Коммерсона; считается, что она была первой женщиной в мире, прошедшей вокруг света на корабле.
  
   В силу такого обстоятельства де Бугенвиль получил возможность совершить галантный поступок, но не столько по отношению к конкретной женщине, сколько по отношению к женскому полу вообще.
  
   Кому еще в мировой истории представилась подобная возможность? Сандро Боттичелли?
  
   Первая французская кругосветная экспедиция проводит обширные исследования и делает значительные открытия. Обнаруженному 30 июня 1768 года острову было дано имя руководителя экспедиции: Бугенвиль.
  
   Экспедиция возвращается во Францию. Книга де Бугенвиля о кругосветном путешествии получает общеевропейскую популярность.
  
   Далее де Бугенвиль участвует в войне за независимость США. Результат известен. По Версальскому мирному договору 1783 Великобритания признала независимость США.
  
   Де Бугенвиль готовит проект экспедиции на Северный полюс. Но слышит слова министра: бессмысленно искать экзотические цветки и прекрасные сорта винограда на Северном полюсе, особенно если их там нет. Де Бугенвиль со временем признал, что министр проявил предусмотрительность мудреца.
  
   Во время Революции де Бугенвиль остается верен Людовику XVI.
  
   По состоянию на 1 января 1792 де Бугенвиль - вице-адмирал. Выходит в отставку, чтобы посвятить себя наукам и семье.
  
   Де Бугенвиль был арестован "во время Террора" в качестве подозреваемого. За решеткой оказался человек, обладавший общенациональной, и даже общеевропейской, известностью.
  
   В атмосфере возникло необычное напряжение. Возможно, Робеспьер ощутил какую-то перемену в ситуации, какие-то неясные сигналы из будущего.
  
   В конце июня 1794 года Робеспьер отошёл от работы в Комитете общественного спасения, в течение 1,5 месяцев (до 26 июля 1794 года) не выступал в Конвенте... 28 июля 1794 года Робеспьер был гильотинирован. Через некоторое время де Бугенвиль был освобожден.
  
   Последующая жизнь де Бугенвиля была также весьма насыщена. Де Бугенвиль выступил в качестве покровителя садоводства. Он нанял молодого мастера садовника Christophe Cochet (1777-1819), в возрасте 22 лет. Предложил Кристофу, чтобы тот сосредоточился на выращивании роз. Начатое при содействии де Бугевиля дело разведения роз достигло большого размаха и получило широкую известность.
  
   Однажды - уже в холодное время года - де Бугенвиль наблюдал дождь со снегом. Парковые и садовые розы к тому моменту давно отцвели. Внезапно на его ладонь вместе со снежинкой опустился лепесток. Как исследователь, де Бугенвиль задумался: а не летят ли подхваченные ветром лепестки вокруг света? Растаявшая снежинка почему-то напомнила о морских брызгах, падавших на лицо во время кругосветного путешествия.
  
   При Наполеоне Бонапарте де Бугенвиль становится сенатором (1799 год), графом Империи (1808 год), занимает важные должности, получает высокие награды.
  
   Де Бугенвиль умер в Париже 31 августа 1811 года. Его тело покоится в Пантеоне.
  
   В 1766 году де Бугенвиль начал первое французское кругосветное путешествие (5 декабря 1766 года из Бреста). А через 250 лет - 6 ноября 2016 года - начал свое кругосветное, одиночное безостановочное путешествие на тримаране другой француз - Томас Ковиль. В том же 2016 году (25 декабря 2016 года) он его и завершил, поставив рекорд скорости. Переночевав на тримаране после рекорда, 26 декабря 2016 года Томас Ковиль сошел на берег, в Бресте.
  
  
   14 января 2017 года.
  
  
   2. Сказка о Сергее Есенине. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   1923 год.
  
   В его сознании мелькали:
  
   - кто-то ушел самостоятельно, но таинственно,
  
   - кто-то самостоятельно, но без какой-либо загадочности,
  
   - кто-то не самостоятельно, а естественно: голод, болезни, нужда, униженность.
  
   Это были более или менее отчетливые нон-конформисты. Люди из железа. Но ведь и железо устает.
  
   В общем, степень нон-конформизма не столь уж и существенна. Любой писатель - пусть и микроскопической степени, но - нон-конформист.
  
   Существенно другое - наличие свидетельства о лояльности. Тот, кто был знаком лично, как бы ручался "по цепочке", за следующего, лично не знакомого. Каждый как бы получал кусочек свидетельства о лояльности. А вместе с этим свидетельством - право жить. Во всяком случае - жить, а не выживать. Филигранной Гоголевской лояльности с проживанием трети жизни в Риме и других краях Западной Европы - не получится: писатели нужны здесь и сейчас для решения конкретных задач. Задач развития экономики, науки и техники.
  
   А мобилизованного и определенного санитаром в Царскосельский полевой военно-санитарный поезд Сергея Есенина, якобы, в 1916 году представляли царице.
  
   Но знакомство 1916 года, если таковое действительно состоялось в придворном госпитале, в 1923 году не просто бесполезно, оно - опасно. Новые времена, новые люди... О знакомстве 1916 года забыть бы, и не вспоминать. Но о нем помнят. Приходится толковать-перетолковывать о "дезертире". "Первом в стране".
  
   С получением свидетельства в 1923 году - сложно. Писать первому? Не сложилась еще традиция, да у него уже расстройства. Обращаться ко второму - пока не уместно, еще не окрепло его положение. К кому звонить, к кому писать, с кем добиваться встречи?
  
   Но ведь и свидетельство о лояльности не так уж важно. Важно - "эмигрант" или нет. Нон-конформиста (в большей или меньшей степени, до определенного предела, пусть и без свидетельства о лояльности), - но НЕ эмигранта, - в период и после завершения стадии выживания печатают, хотя бы и минимально.
  
   Мысль делала причудливые повороты. Айседора... Страсть... Чувства... Выехать с нею за рубеж на долгий срок? Попытаться прожить за границей наиболее опасные годы?
  
   То есть - эмиграция? Но в этом варианте не будут печатать... Запретят читать. Во всяком случае, пока не наступят новые времена.
  
   Да и эмиграция не проста для жизни... Бунин и Набоков? Это люди (западно)европейской культуры.
  
   Как быть за границей тому, кто учил грамоту по церковным книгам, кто вырос среди грамотных простых набожных сельских жителей, кто учился в церковно-учительской школе, тому, чьи взгляды формировались в общении с простым сельским священником?
  
   Кроме того. Нет европейского практицизма со своего рода планом, проектом, отчетливой внутренней дисциплиной, записью доходов и расходов, экономностью, счетом в банке, оформлением нужных документов...
  
   Значит, НЕэмигрант. Но по Гоголю - жить в чужих домах и на гостеприимных хлебах - не получится. Не то воспитание, не те привычки, не то смирение. Не тот страх перед Страшным Судом, наконец. Молодой темперамент. Уникальная внешняя привлекательность ("ангелочек", "херувим"). Легкость поэтического пера.
  
   Значит - лояльность, пусть и ограниченная, и условная, пусть и без свидетельства? Надежды на защищенность, на материальную обеспеченность, на устроенность, на влиятельность, на фрагменты сладкой причастности к беспредельной власти?
  
   Страна изменяется, это очевидно. Разве можно стоять в стороне, не помогать? Как помогать? Естественно, стихами, поэтическим творчеством.
  
   "Земля - корабль!
   Но кто-то вдруг
   За новой жизнью, новой славой
   В прямую гущу бурь и вьюг
   Ее направил величаво."
  
   "Но тот, кто мыслил девой,
   Взойдет в корабль звезды."
  
   Значит - лояльность, пусть и ограниченная, условная. Попробуем коготком - он не увязнет.
  
   Айседора остается в прошлом.
  
   "Анна Снегина"?
  
   Может быть, все эти размышления присутствовали, но - на поверхности?
  
   А в глубине - интуиция гения. Историческая интуиция.
  
   Уедет - почти наверняка запрет: "эмигрант".
  
   Лояльность? Не так-то просто. На деле - сложно. Хотел бы, да книги не пускают. Церковные книги, религиозных родственников, церковно-учительскую школу и сельского священника от своей жизни, все же, не отрежешь. А если отрезать, то - неприятно.
  
   И уехать затруднительно. И остаться - нет перспектив.
  
   А если: "кабак" и "хулиган"?
  
   И что же?
  
   А так: "крестьянский поэт - хулиган".
  
   Повертят в руках книгу - ни "да", ни "нет". Отмолчатся. Ничего не скажут. Пусть и не одобрят (вслух), но и не запретят читать...
  
   ОСТАТЬСЯ В ДУШАХ? ПОМОЧЬ? ПОДДЕРЖАТЬ?
  
   1944 год.
  
   Вышедший из кровавых боев под Белостоком лейтенант - недавний школьник, обнаруживший в себе таланты бесстрашного командира и меткого пулеметчика - вспоминал недавнюю рукопашную, когда он отбивался от атакующих вражеских солдат запасным стволом пулемета, и когда, едва не задушенный, зарубил одного из противников саперной лопаткой.
  
   Его, лейтенанта, ставшего после катастрофичных потерь начальником штаба батальона, ждали через несколько дней кровавые бои на Висле... и далее, далее...Берлин...
  
   203 похоронки будут заполнены новым начальником штаба батальона в эти дни передышки. Один из итогов боев под Белостоком. Сколько из числа погибших читали стихи Сергея Есенина, были почитателями его творчества?.. В событиях Второй мировой войны участвовали десятки, сотни миллионов людей; у них были разные литературные предпочтения, а у кого-то, быть может, не было никаких поэтических пристрастий.
  
   Постирав одежду и вымывшись в речушке, протекающей рядом с польской деревней Новы Двур, оставшийся в живых лейтенант, стоя на берегу, читает вслух:
  
   "Ой ты, Русь, моя родина кроткая,
   Лишь к тебе я любовь берегу.
   Весела твоя радость короткая
   С громкой песней весной на лугу."
  
   "Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
   Словно я весенней гулкой ранью
   Проскакал на розовом коне."
  
   "Дорогая, сядем рядом,
   Поглядим в глаза друг другу.
   Я хочу под кротким взглядом
   Слушать чувственную вьюгу."
  
   "Подхожу ближе, и уже явственно - шепот:
   - Дай ему вечный покой, Господи..." (В.Богомолов. "Кладбище под Белостоком").
  
   Господи, я верую!..
   Но введи в свой рай
   Дождевыми стрелами
   Мой пронзенный край.
  
  
   11 марта 2017 года - 15 марта 2017 года.
  
  
   3.Сказка об Умберто Нобиле. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   Однажды в октябре 1925 года Умберто Нобиле, шагая по римской улице, увидел фигуру Леонардо да Винчи.
  
   "Здравствуйте, Учитель", - вежливо произнес Умберто.
  
   "Здравствуйте, инженер", - вежливо ответил да Винчи. - "Чем наполнено Ваше сердце?"
  
   "Я захвачен великим проектом; моя цель - полет на дирижабле над Северным полюсом!"
  
   "Над Северным полюсом...", - задумчиво произнес да Винчи. - "И что Вы там надеетесь обрести?"
  
   "Славу Италии! Славу итальянскому гению!!!", - отвечал Нобиле.
  
   "Ну, что ж! - вздохнул да Винчи, - мы это как-нибудь устроим".
  
   Да Винчи помолчал. "А эти ...?", - да Винчи неопределенно пошевелил в воздухе пальцами...
  
   "Что поделать, Учитель",- тоже вздохнул Нобиле. - "Они готовы поддерживать, говорят о славе итальянской нации!"
  
   - Да-да! ...Гений и злодейство... Это легче совершить, чем оправдать...
  
   Да Винчи снова помолчал.
  
   - Ну, это мы как-нибудь тоже решим! Желаю успеха, инженер!
  
   - До свидания, Учитель!
  
   Да Винчи зашагал дальше, поглядывая на римские пейзажи.
  
   Нобиле ускорил подготовку полета.
  
   Вскоре дирижабль "Норвегия" был готов к отправлению. Неожиданно экипаж был дополнен еще одним участником экспедиции: маленькой собачкой весом пять килограмм.
  
   По пути из Италии к Северному полюсу дирижабль приземлился 15 апреля 1926 года на несколько дней в России. Привыкший к теплым краям и оторванный от семьи - жены и дочери - Нобиле чувствовал себя дискомфортно.
  
   Но некоторые встреченные в России люди подбодрили Нобиле. Какая-то пожилая женщина, прислуга, успокаивающе пообщалась и с самим Нобиле, и с его дочерью. Во всяком случае, она взяла со стола портрет дочери Нобиле и провела с ней какую-то заочную беседу.
  
   Не забывала об Умберто и маленькая собачка, постоянно при нем состоявшая с момента вылета из Италии.
  
   Почему-то морально подкрепляли Умберто Нобиле непрерывные молодежные делегации с тихим уважением осматривавшие дирижабль.
  
   Мужчины и женщины всех возрастов и профессий приходили тысячами и стучались в ворота, за которыми возвышался ангар.
  
   А двое юношей попросили Умберто Нобиле показать итальянский флаг, уважительно прикоснулись к потрепанному ветром трехцветному полотнищу.
  
   "Капитан, мы откроем путь в космос!" - беззвучно произнес странную фразу один из юношей, участник планерного кружка.
  
   Подарок - сшитые на заказ меховые унты - Нобиле не снимал с момента вылета из России и до самой Аляски. Сказочные сапоги- самоходы. Точнее, сапоги-быстолеты.
  
   Какай-то человек, воздев руки, бросился к Нобиле уже в ангаре, перед самым вылетом: "Я буду за Вас молиться!". Это было необычно: Нобиле знал об изменениях, происшедших в России. Отметил для себя этот случай уроженец религиозной Италии.
  
   Этот момент Умберто Нобиле вспоминал как переход из реального в ирреальный мир.
  
   Послышался крик: "Да здравствует Италия!". Дирижабль стартовал из России - далее к Полюсу - под звуки итальянского государственного гимна.
  
   От Шпицбергена начался, 11 мая 1926 года, собственно, перелет через Северный ледовитый океан и через Северный полюс.
  
   Полет оставил у Умберто Нобиле два чувства удивления: во-первых, самим собой, во-вторых, дирижаблем.
  
   В составе экспедиции были разные люди. Соруководителями экспедиции были норвежец Руаль Амундсен и американец Линкольн Элсуорт.
  
   Однако достаточной квалификацией для управления дирижаблем из всех участников экспедиции обладал лишь Умберто Нобиле. Он же готовил дирижабль и грузы к полету; он же, Умберто Нобиле, был конструктором и создателем дирижабля.
  
   Умберто Нобиле был вынужден оставаться на вахте почти все время - семьдесят один час непрерывного полета над Северным ледовитым океаном и Беринговым проливом. Столь длительный период бодрствования в постоянном нервном напряжении был практически непосилен для любого человека.
  
   Нобиле сумел собраться с силами, смог не спать и эффективно управлять дирижаблем "Норвегия" в течение нескольких суток. В его памяти осталась маленькая пятикилограммовая собачка, практически весь полет проспавшая в спальном мешке рядом с бодрствующим Нобиле.
  
   Северный полюс оказался безжизненной ледяной пустыней. Несколько раз выглянуло Солнце, позволив уточнить координаты. Нобиле показалось, что на мгновение он увидел отчасти подбадривающую, отчасти снисходительную улыбку Леонардо да Винчи.
  
   Что касается дирижабля. Сам Нобиле порой спрашивал себя, как он решился перелететь на нем над Северным полюсом. Через Ледовитый океан. Дирижабль был сконструирован для относительно недальних полетов над Средиземным морем. При перелете из Италии до Шпицбергена произошел ряд механических поломок в моторной части, при трансарктическом перелете от Шпицбергена до Аляски куски льда, отброшенные пропеллерами, существенно повредили обшивку... Существовали проблемы утраты оболочкой эластичности, обледенения поверхностей. Конечно, дирижабль был доработан и модернизирован, но задача трансарктического перелета на нем, относилась, все же, к области сверхъестественной удачливости.
  
   "Честолюбие и презрение к опасности", "непреодолимая привлекательность имени Амундсена - покорителя Южного полюса", "желание увидеть один из созданных итальянцами дирижаблей в полете, который до тех пор не удалось совершить никому" - таковы были - среди других - побудительные мотивы Умберто Нобиле.
  
   Переутомленный Нобиле, завершая перелет через Ледовитый океан, проследовав над Северным полюсом, сумел организовать 14 мая 1926 года успешную безаварийную посадку дирижабля в Америке, на Аляске.
  
   Последовали чествования, праздники, торжества, награждения. Кто-то выскажется, что событие было каким-то ирреальным, сказочным. И, несомненно, - выдающимся, историческим.
  
   Нобиле чувствовал, что его все плотнее затягивает в логику современной ему (итальянской) истории.
  
   Генерал, выдающийся воздухоплаватель, исторический персонаж! Что могло помешать его "выдающейся" карьере, предстоявшей ему своеобразной славе?
  
   Помешать смог полет на дирижабле "Италия" в 1928 году, очередное достижение Северного полюса, последующая катастрофа. Индивидуальное спасение Нобиле лётчиком шведских ВВС Эйнаром Лундборгом и спасение ряда других членов экипажа дирижабля ледоколом "Красин".
  
   Отношения между Умберто Нобиле и правившей - в то время - в Италии элитой напряглись. Нобиле переехал для консультирования по вопросам дирижаблестроения в Россию (на пять лет, 1931-1936), а затем - в США (1939-1945).
  
   Вернулся в Италию в 1945 году, преподавал в университете г. Неаполя.
  
   На каких весах взвесить его удачливость и неудачливость? Как его - благополучную, в общем - жизнь после второго полярного катастрофичного полета (на дирижабле "Италия") сопоставить с безвестной гибелью Рауля Амундсена, исчезновением других участников других полярных экспедиций?
  
   Умер в Риме в 1978 году в возрасте 93 лет с репутацией талантливого инженера, выдающегося удачливого (и неудачливого) воздухоплавателя. Участника уникального, сказочного трансарктического полета на дирижабле над Северным полюсом.
  
   До одного из жителей Рима порыв ветра донес ответ Леонардо да Винчи на какой-то вопрос Колумба: "Понимаете, капитан... ...там не было, да и не могло быть тропических островов... Умберте Нобиле - генерал. Он склонен к героизму...".
  
  
   17 января 2017 года
  
  
   4.Сказка о Кшиштофе Барановском. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   1972 год. Атлантика. Приближаются берега Канады, Ньюфаундленда.
  
   Поздний вечер. Внезапно Кшиштоф Барановский увидел перед собой Аркадия Фидлера.
  
   - Аркадий, здравствуй. Мне нравится твоя книга "Канада, пахнущая смолой".
  
   - Здравствуй, Кшиштоф. Могу немного рассказать тебе о Канаде 1935 года, о том, что я написал в своей книге. Тебе будет это полезно? Тебе, в одиночку на яхте пересекающему Атлантический океан?
  
   - Аркадий, с интересом принимаю твое предложение. Мы в океане. За бортом - волны. Приятно дружеское общение.
  
   Аркадий Фидлер рассказывал о Канаде. Но не только. Впечатления о природе Канады 1935 года он дополнил биографическими очерками, одиночестве одних эмигрантов, и - сложных, необычных, странных, нелогичных судьбах других. Высказался о "патетических настроениях", о приверженности идее "распятой нации". Упомянул и такие понятия, как "затхлый круг ничтожных интересов", оказавшиеся в его рассказе рядом с "Минщиной" и "панщиной".
  
   Конечно, если бы это была не дружеская беседа двух земляков-путешественников, то Кшиштоф мог бы спросить: "По твоей книге, Аркадий, один из выпускников военно-инженерной школы в Каменск-Подольске стал в эпоху 1860-х -1870-х годов выдающимся известнейшим канадским инженером, а затем, вроде бы, и английским лордом. А другие выпускники? "Глушь Минщины" плюс загадочная, но какая-то страшная, "панщина"? "Погрязали" "в затхлом кругу ничтожных интересов"? Но карты любого масштаба с обозначенной на них сетью железных дорог как-то в "глушь Минщины" не укладываются". Однако, формат встречи двух писателей-земляков на яхте посреди океана не предполагал выдвижения вопросов критической направленности.
  
   Словно наткнувшись мысленно на события 1 сентября 1939 года, Аркадий Фидлер внезапно оборвал свой рассказ.
  
   Ночь завершалась.
  
   - Знаешь, Аркадий, - помолчав произнес Кшиштоф, - Я мореход, путешественник, спортсмен, яхтсмен, литератор. Многие события в моей жизни были своего рода тренировками. Кстати. Ты учел исторические тренировки? Появление новых качеств, новых людей, созданных такими тренировками?
  
   Аркадий Фидлер изумленно смотрел на собеседника.
  
   - Кшиштоф! Мы - на яхте! За бортом - волны! С тобой все в порядке?
  
   - Аркадий!.. В том-то и дело, что сейчас 1972 год, а мы на яхте рассекаем волны Атлантического океана, направляясь из Европы в Америку... Почти как Христофор Колумб... Тебе словосочетание "исторические тренировки" может показаться неожиданным и поверхностным. Пусть так. Не в этом дело. Дело в другом. Если спортсмен оказывается на яхте, плывущей килем вниз, а мачтами вверх, если потом яхта переворачивается, и яхтсмен плывет в перевернувшейся яхте - мачтами вниз, если потом яхта возвращается в прежнее положение килем вниз, а спортсмен, взяв себя в руки и сосредоточившись, продолжает маршрут, то, выжив в этих происшествиях, мореход становится несколько иной личностью. А если он продолжает маршрут после нескольких опрокидываний, то, считай, он приобрел новые качества. Да, яхта - в общем-то - не предназначена для таких событий. Но если уж такие события все же происходят, поход подлежит продолжению.
  
   Аркадий Фидлер с возрастающим изумлением смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
   - А существуют ли такие спортсмены, Кшиштоф? Я, конечно, не могу точно сказать, как оптимально поступить после переворачивания яхты. Наверное, срочный сигнал бедствия выглядит слишком поспешным, а может быть, и не нужным. Но уж во всяком случае, естественными представляются самые энергичные меры к спасению. Продолжение маршрута после переворачивания яхты, а тем более, после нескольких опрокидываний - это выглядит как некая неестественная настойчивость. Из вежливости воздержусь от слова "упрямство".
  
   - Спасибо, Аркадий, за рассказ и за высказанные мнения. Как ты правильно сказал, мы сейчас на яхте. Да, мы посреди океана, и сейчас 1972 год. Так что маршрут продолжается. Кстати. Загляни в себя поглубже, Аркадий!
  
   Некоторое время Аркадий Фидлер молча смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
   Затем произнес: "Кшиштоф, да сопутствует тебе успех!"
  
   И исчез.
  
   Кругосветный поход К. Барановского продолжался. От берегов Америки яхта направилась к Африке. А из Южной Африки - к Австралии. При переходе по водам Индийского океана, в "ревущих сороковых", где яхтсмен встречает мощные течения, штормовые ветра, могучие волны, и где над подводными горными хребтами эти факторы суммируются с целью остановить мореплавателя, яхта Кшиштофа Барановского несколько раз перевернулась.
  
   О возможности таких происшествий яхтсмен знал из книг и историй предшественников. При опрокидываниях деревянные мачты ломались, что вело к катастрофам.
  
   Стальные мачты "Полонеза", яхты К. Барановского, выдержали испытания. Приводя яхту в относительный порядок в бушующем океане, К. Барановский продолжал маршрут.
  
   Очередная остановка состоялась в Австралии. Стало очевидно, что продолжение плавания будет весьма и весьма рискованным.
  
   К. Барановского охватили колебания.
  
   Вспомнились родина, дом, семья. В сознании возникали земляки, корабелы, работники верфи.
  
   Более или менее постоянно в памяти и сознании яхтсмена присутствовали радиолюбители - жители многих стран - стремившиеся оказать эмоциональную поддержку, помочь предоставлением полезной информации. Практически во всех портах К. Барановский встречал позитивное внимание и помощь.
  
   Оказалось, что весь этот комплекс воспоминаний побуждал не столько прекратить плавание, сколько направлял к продолжению похода.
  
   "Исторические тренировки?" - подумал, возможно, К. Барановский.
  
   Он продолжил кругосветное плавание. Обогнул мыс Горн, зашел на Фолкленды. Далее - Британия, Польша.
  
   Великолепная встреча. Поздравления, награды.
  
   В литературе высказано мнение, что К. Барановский стал тринадцатым яхтсменом, кто в одиночку прошел на яхте вокруг света.
  
   Какие критерии не вводи в метод подсчета, успех был очевиден и несомненен.
  
   На одной из выразительных фотографий К. Барановский запечатлен с предшественниками, выдающимися мореходами-яхтсменами. Просится определение: "легендарными". Насколько расширительно можно толковать слово "легендарность"? В книге К. Барановского, судя по ее электронной копии, представлена фотография яхтсмена на трибуне в Щецине с секретарем ЦК ПОРП (24 июня 1973 года).
  
   Включившись в написание книги "Вокруг света на "Полонезе"", К. Барановский работал за письменным столом.
  
   Рядом - в кресле - появился Аркадий Фидлер.
  
   - Поздравляю, Кшиштоф! Великолепный кругосветный поход!
  
   - Наша встреча в Атлантике - одно из моих необычных и приятных воспоминаний, - приветствовал А. Фидлера К. Барановский.
  
   - Кшиштоф! Ориентируясь по небесным светилам, и успешно обойдя вокруг Земли, ты еще раз доказал правильность гелиоцентрической концепции, - шутливо добавил К. Фидлер.
  
   - Я мог поступить иначе, Аркадий?
  
   - Кшиштоф, мне показались интересными мысли относительно качеств, формируемых плаванием в перевернувшейся яхте. Собранность, мужество, умение не теряться в сложных обстоятельствах, способность противостоять трудностям... Тебе не кажется, что все эти качества - из сферы военного дела, спорта и - в некотором смысле - из аналогичных, смежных сфер деятельности?
  
   К. Барановский с любопытством сфокусировался на А. Фидлере. Остановив взгляд на собеседнике, он ждал продолжения.
  
   Помолчав, А. Фидлер добавил:
  
   - Мне кажется, что плавание на яхте до, во время и после переворачивания способствует расширению сознания, развитию кругозора, делает мировоззрение универсальным.
  
   - Можно сказать, "космическим", - мимоходом заметил К. Барановский, (почему-то) ассоциативно вспомнив о коперниковской научной революции, о всемирно известном канонике, написавшем и распространившем среди друзей примерно в 1503-1512 годах рукописный конспект своей теории (в 1854 году Ян Барановский издал полное собрание сочинений Коперника на латинском и польском языках).
  
   - Расширение сознания, развитие кругозора, универсальность мировоззрения, - продолжил А. Фидлер, - способствует формированию научных и литературных способностей.
  
   - Что ж... Можно поразмышлять: кто замышлял, проектировал, строил железные дороги, самолеты, ракеты?.. При желании можем вспомнить и о вертолетах...
  
   А. Фидлер как-то запнулся на мгновение. Затем он задумчиво промерял взглядом толщину рукописи, лежащей перед К. Барановским.
  
   К. Барановский невольно перевел взгляд на стоявшую в книжном шкафу книгу А. Фидлера.
  
   - Не мало листов, - заметил А. Фидлер.
  
   - Весомая книга, - согласился К. Барановский.
  
   Собеседники - путешественники и писатели - рассмеялись.
  
  
   09 февраля 2017 г. - 17 марта 2017 года.
  
  
   5.Сказка о Владимире Высоцком. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   Москва. Весна 1980-го.
  
   В темном ирреальном пространстве стоит Гамлет. Над ним витают затемненные сущности.
  
   Через полотно картины, напоминающее стену из цветного стекла, Гамлет и сущности могут видеть реальный мир, мастерскую Художника, позирующего в мастерской Поэта.
  
   Художник близок к завершению портрета. На портрете Поэт изображен с удавкой на шее. Над Поэтом, изображенном на портрете, витают затемненные сущности.
  
   В ирреальном пространстве одна из сущностей обратилась к Гамлету:
  
   - А ведь Художник не случайно появился в твоей жизни. Это знак приближающихся событий.
  
   - Есть предчувствие, - ответил Гамлет.
  
   - Может быть, оставить театр, прекратить выступления, разъединиться с поклонниками, друзьями, приятелями? Изменить жизнь? К лучшему? - спросила вторая сущность.
  
   - Я люблю и любим, я востребован, пишу, пою, играю. Меня любят все. Один - кто я и что я? Без публики, без поклонников, без тех, кто мне близок? - отвечал Гамлет.
  
   - Робинзон - или отшельник - это, конечно, совсем другой тип личности, другое устройство мировоззрения, - вступила в обсуждение третья сущность. - Уметь быть в уединении, верить, читать священные тексты. А если "ни во что не верит - назло всем"?
  
   Гамлет промолчал. Пожал плечами. Потом добавил:
  
   - Я тоже - может быть - Робинзон. "И снизу лёд, и сверху - маюсь между". Придет время, вспомню священные тексты.
  
   - Значит, тебе с нами комфортно? - спросила четвертая сущность.
  
   Гамлет снова промолчал.
  
   Удавка не его шее подзатянулась.
  
   В реальном пространстве мастерской Художника Поэт поднялся со стула и сделал стойку на руках: вниз головой и вверх ногами.
  
   - Отлично, - оценил Художник. - Не возникала мысль пройти на яхте в одиночку, от Южной Африки до Австралии? Через Индийский океан, сквозь "ревущие сороковые"?
  
   Поймав мгновение шутливости, Поэт попросил:
  
   - Эти сущности на портрете меня словно раздражают. Нельзя ли затенить их еще более?
  
   - Но я их уже по Вашей просьбе затенил, их почти не видно. Впрочем, можно сделать пару мазков, раз поступила такая просьба.
  
   Художник сделал несколько движений кистью и произнес:
  
   - Но удавка-то никуда не исчезает... Затягивается...
  
   Поэт промолчал. Потом повернулся к портрету.
  
   - Видно мастера, - высказался он. - Страсти, страсти, страсти! Вы великолепный художник, маэстро. Никто, никто, никто не смог бы написать такой портрет!
  
   - Хотелось бы быть похожим на Вас, - вырвалось у Поэта.
  
   - Помолитесь за меня! - добавил Владимир Высоцкий.
  
   - Я молюсь, - ответил Художник, невольно коснувшись рукой Библии, лежавшей рядом с ним.
  
   - Сегодняшний сеанс, видимо, завершен, - уточнил Художник.
  
   - Да, маэстро. Сегодня я снова играю главную роль!.. Обстоятельства сложились так, что я при деньгах. Портрет почти завершен, и я рассчитаюсь досрочно. Мы согласовали двести рублей, но я заплачу двойную сумму - четыреста рублей.
  
   Художник пожал плечами, как бы говоря: "Стоит ли спорить?".
  
   - Меня ждет сцена. Вынужден прощаться, - сказал Поэт.
  
   - Мне этот портрет нравится не меньше, а, может быть, больше, чем Вам. Встреча с Вами - для меня - знак. Никто не мог бы мне дать тот бесценный урок, который дали мне Вы, - сказал Художник. И добавил с оттенком шутки:
  
   - Придет время, я выкуплю этот портрет за сорок тысяч... Долларов.
  
   Поэт пожал плечами, как бы говоря: "Стоит ли спорить?".
  
   Поэт шел по улице.
  
   Ветер принес запах ладана.
  
   "Церкви, свечи, пение, молящаяся Москва", - подумал Поэт.
  
   Творческая натура не дремала. Появилась мысль: "А что, если с посохом - не заходя в театр - богомольцем, странником Божиим, по монастырям, по святым местам? Истлеет, рассыпется в прах удавка!". Следом - сомнение: "Обступят, не дадут пройти, идти, потребуют рассказов, автографов, песен?..".
  
   "Всё человечество давно
   Хронически больно."
  
   Из окон домов по сторонам улицы звучали записанные на магнитофонную ленту строки: "Смотри, какие клоуны!".
  
   Неизвестно откуда в сознании Поэта появились строки:
   "... нет истины...
   ... пагуба...
   ... открытый гроб...
   ... языком своим льстят...".
  
   Когда-то проходил рядом с открытыми дверями церкви? Услышал песнопение? "Отголоском старинных молитв"? Запечатлелись в памяти, в сердце?
  
   "Значит - быть", - подумал Поэт. - "Уединиться... Просить... Не был ни человекохищником, ни кровожадным, ни коварным...".
  
   Вспомнился портрет. "Вот, посмотрел на себя...", - подумал Поэт. "Каюсь! Каюсь, каюсь!".
  
  
   23 февраля 2017 года - 24 февраля 2017 года.
  
  
   6.Сказка о Конфуции. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   Основоположник одной из философских школ Шан Ян обратился к Конфуцию:
  
   - Уважаемый господин Конфуций! Вы приверженец человеколюбия, правосудия, повиновения действующим законам и соблюдения установленных обрядов, правдолюбия, верности и честности...
  
   Ваши мысли получают признание в Поднебесной - и в обществе далекого будущего.
  
   Через много веков придет в жизнь молодой человек, увлеченный учебой, стремящийся к знанию.
  
   Он будет писать по Вашим работам сочинения. Эти сочинения будут вывешивать на стенах его училища в качестве примера для других учащихся. Он будет заучивать наизусть тексты древних мудрецов. Он будет работать в библиотеке Пекинского университета.
  
   Он увлечется личностью Наполеона, идеей возрождения воинской доблести, замыслами восстановления величия китайской империи.
  
   Он возглавит революционные изменения, массы людей пройдут через испытания.
  
   Он приведет страну к реальной независимости. При нем Китай станет в ряд великих мировых держав. К тому времени, когда он умрет, Китай станет сильной, единой, быстро развивающейся державой.
  
   Мой вопрос Вам об этом юноше. Выскажите Ваше мнение: этот юноша следовал Вашему учению?
  
   Шан Ян ждал мнения Конфуция. Тот размышлял.
  
   Затем высказался несколько отвлеченно:
  
   - Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба.
  
   Запущенная орбитальная станция - по своему назначению космическая исследовательская лаборатория - ожидала первого посетителя.
  
   Сотрудники наземного Управления полетом сосредоточились: открылся входной люк, наступил ответственный момент.
  
   Внезапно солнечный ветер сделал слышными для участников сеанса связи слова из какой-то радиопрограммы, читаемые на иной радиоволне: "Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба".
  
   Участники сеанса связи заулыбались, посчитав классическую фразу хорошим предзнаменованием.
  
   Раздались короткие аплодисменты.
  
   Наступила очередь докладов с борта станции по установленной форме.
  
   Шан Ян размышлял о словах Конфуция. После паузы Конфуций добавил:
  
   - Уважаемый господин Шан Ян! Придут в жизнь новые поколения, другие молодые люди. В их распоряжении будут труды мудрецов, эти молодые люди напишут выдающиеся сочинения, будут работать в библиотеках...
  
   Задумчиво глядя в пространство, Конфуций завершил мысль:
  
   - Никто не заберет у вас древних мудрецов! Труды Конфуция всегда с вами!
  
  
   24 февраля 2017 - 01 марта 2017 г.
  
  
   7.Сказка о Пожилом Человеке. (Из Сборника "7 сказок о писателях")
  
  
   Приготовления завершались.
  
   Оставалось отдать приказ. Приказ сложный.
  
   Но кто-то должен его отдать.
  
   Да, для этого требуется человек с опытом, который много лет вел за собой других людей: в бои, к победам. Которому доверяли. Человек, видевший кровь. Человек, который - возможно - способен услышать голоса, мнения предков, великих древних мудрецов.
  
   Который жил и действовал с тем, - уже ушедшим из жизни, - которого называли и называют Великим...
  
   Оставались минуты.
  
   Завершатся приготовления, войдет генерал, и он, пожилой человек, отдаст генералу приказ.
  
   В памяти неслись воспоминания из прошлого.
  
   Вот: он молод, он на учебе. Далекий город. Дружелюбная страна.
  
   Светловолосая девушка звонко читает поэтические строки:
  
   "... не расстроенные тучи
   Несчастных нарвских беглецов,
   А нить полков блестящих, стройных,
   Послушных, быстрых и спокойных,
   И ряд незыблемый штыков".
  
   Блестящих! Стройных! Быстрых и спокойных! Ряд незыблемый!
  
   Подумалось: зачерпнуть энергии успеха, и с этой энергией ехать на родину. И действовать, действовать, действовать!
  
   Новые воспоминания: советники. Разные, конечно, люди. Но так же - с энергией успеха. По-разному складывались события, - при их помощи, - но ведь и мы дождались своих побед! Как-то один из них выразился с улыбкой: "За вашу и нашу вольность!". Романтики? Избыточно простодушные и чрезмерно возвышенные? Все мы были тогда немного романтиками... Много думали о возвышенном, зачастую - о несбыточном... Это была не идеология, но что-то более глубокое. Эта была искренняя симпатия. Взаимная.
  
   Вспомнился тот маршал, который прибыл с Запада на Восток после Великой Победы. И почти за месяц со своими стремительными полками разбил могучую миллионную армию.
  
   После победных разгромов было общее совещание. А за ним, как водится, небольшой праздничный обед. Вышли на свежий воздух. Маршал был в хорошем настроении. С веселым видом спросил: "Да, комиссар... Поднебесная не сгинела?" Прозвучало не совсем обычно, но смысл - в общем - был ясен.
  
   Маршал был рад: и за нас - искренне. Он как-то внутренне собрался в тот момент и тихо сказал: "Господь поддерживает всех падающих и восставляет всех низверженных". Говорили, что отец маршала - священник.
  
   Эта своеобразная энергия своеобразного успеха словно оставалась с нами. Зачерпывали ее вместе с знаниями о космосе, об атоме. Прошли через все трудности. Трудности этого сложного века.
  
   Впрочем, за тысячелетия было много событий: и свершений, и трудностей.
  
   Теперь - некоторые, из нового поколения, на нашей земле родившиеся - пытаются учить.
  
   Кто-то в молодом возрасте учился, кто-то в бои ходил, кто-то писал сочинения о трудах древних мудрецов, кто-то работал библиотекарем...
  
   Имея опыт не маленький - и мирный, и боевой, - не отказывались учиться!..
  
   Молодые люди учатся! Входя в жизнь, стремятся к знаниям, обретают опыт!
  
   Учат мудрецы!
  
   Учит история!
  
   Мы же следуем мудрости: "...Правитель да будет правителем, подданный - подданным...".
  
   Унеслись воспоминания: вошел генерал.
  
   Пожилой человек подошел к генералу и стал перед ним, глядя ему в лицо.
  
   Встретил спокойный взгляд генерала.
  
   "Действуйте генерал! Я приказываю: начать действия! Начинайте!"
  
  
   26 февраля 2017 года - 02 марта 2017 года.
  
  
   8. Сказка об удачливом бароне и гениальном изобретателе. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях")
  
  
   1861 год. Старинный замок. Спешащий по делам гениальный изобретатель. Изобретатель двигателя Промышленной революции.
  
   Портреты на стенах.
  
   С одного из портретов сошел мужчина.
  
   - Не возражаете, господин академик, если пройдусь с Вами несколько минут?
  
   - Сочту за честь, господин барон, - ответил изобретатель.
  
   Деликатно отказавшись в свое время от предложенного ему титула барона, гениальный изобретатель не отказывался от членства в разных ученых обществах - и был членом в королевских обществах: лондонском и эдинбургском, в Парижской академии и во многих других.
  
   - Знакомлюсь, господин академик, на досуге с литературой. Недавно прочитал о Вас биографический очерк. Вот, например, что там о Вас говорится: "Он был очень счастлив в своих денежных компаньонах".
  
   Барон внимательно посмотрел на изобретателя. И продолжил:
  
   - Писатели любят говорить красиво... Иногда трудно понять, где же истина. Невольно задумаешься о силе литературного творчества и изменения фокуса внимания. Вот и я недоверчиво отнесся к "счастью", "даруемому" денежными компаньонами... По совпадению увидел Вас, господин академик, спешащего по делам, решил прояснить для себя возникший вопрос...
  
   - Представьте себе, господин барон, все возникавшие трудности разрешались благополучно. В итоге практическое внедрение моего изобретения завершилось удачно. По большому счету, к партнерам у меня претензий нет. Даже есть поводы благодарить их...
  
   - Прекрасно, господин академик! Вижу, что автор биографического очерка о Вас старался быть точным. Благодарю за ответ!
  
   Изобретателю показалось, что барон намеревается вернуться обратно в портрет.
  
   - Воспользуюсь случаем, господин барон. Поинтересуюсь. Как Вы решились, Вы лично - понятно, не один, не в одиночку, - но Вы лично... Направиться к Главе Государства, потребовать от него подписания Исторической Хартии конституционности, парламентаризма и правосудия?
  
   - Барон улыбнулся.
  
   - Как говорил один известный литератор, мой дальний родственник, "проснулся - прибери планету". В то время мы столь масштабные задачи перед собой не ставили, но решили прислушаться к рекомендации. Редакцию несколько изменили: "проснулся - займись улучшением дел на Острове".
  
   Вот, проснулся, и приступил к делам...
  
   - Приятно понимать, господин барон, что у Вас хорошее настроение.
  
   - Родственники не забывают. Прислали презент.
  
   - Вы шутите, господин барон, но дело-то не такое уж и простое. И необычное, и рискованное.
  
   - Понимаю. О серьезных вопросах с шуткой не всегда уместно говорить. В качестве оправдания приведу следующий довод.
  
   Один из авторов, - опубликовал книгу о великих людях, - похоже, британец, - пишет, что и Промышленная революция, и Американская и Французская революции произошли в одну и ту же историческую эпоху. И что Промышленная революция оказала значительно большее влияние на повседневную жизнь людей, чем любая из этих названных политических революций.
  
   Этот автор считает Вас, господин академик, одной из самых важных личностей в истории.
  
   Даже Ричард Львиное Сердце, сочиняя рыцарскую балладу, не мог бы написать лучше!
  
   После короткой паузы барон продолжил:
  
   - Вот я беседую с Вами, господин академик, человеком, который - по логике автора одной из книг о великих людях - равноценен целой когорте известнейших политических деятелей. Задаю, например, Вам вопрос: "Как решились Вы начать Промышленную революцию?". Один из вполне допустимых вариантов Вашего ответа: "Проснулся, и приступил к делам". Как вам моя версия, господин академик?
  
   - В чем-то Вы правы, барон. Но о моей личности вы можете прочитать, во-первых, биографический очерк, во-вторых, главу в упомянутой книге о великих людях, в-третьих, другие публикации. А о Вас пишется кратко. Типа: бароны "заставили" короля подписать Хартию. Коротко и неясно.
  
   - И Глава Государства, и мы, инициаторы проекта, помнили историю, помнили переживания нашего Великого предшественника, Герцога, помнили мрачные легенды, связанные с его уходом... Восприняли обстоятельства его ухода как предупредительный знак. Решили своевременно заняться совершенствованием будущего.
  
   Было ясно, что оружием и насилием все проблемы не решить. Что необходимы справедливость, право и порядок. И поменьше произвола. И больше развития - во всех сферах. Хотя бы на одном отдельном острове. Вот и пришли к согласию. Конечно, правильнее сказать, что заставили не мы, что "заставила" нас. История.
  
   Если еще точнее, то История "подсказывала", "учила". Подсказывала настойчиво. А мы постарались быть понятливыми и предусмотрительными: учились у Истории.
  
   Барон помолчал мгновение.
  
   - Что касается полит-технологии, господин академик, то предварительно вспомнили о политической культуре Древнего Рима... Сама процедура соответствовала Островным традициям: прибыли на аудиенцию со всей почтительностью, короткие устные выступления представителей, подали письменную петицию. Краткое обсуждение. Глава Государства взял время на размышление, на консультации с советниками. Через некоторое время услышали устный ответ и получили подписанные экземпляры Хартии. Принесли клятву - и инициаторы, и король - что Хартия будет соблюдаться добросовестно и без злого умысла. Все по-деловому, цивилизованно. "...по Божьему внушению и для спасения души нашей и всех предшественников и наследников наших, в честь Бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства...". О подписании Хартии было объявлено в церквях и на площадях городов. Так.
  
   Кто-то применит термин "заставили". А кто-то - "побудили".
  
   - Звучит логично, господин барон. Но все же чего-то в Вашей логике не хватает. У многих история пошла существенно по-другому. У многих, многих, многих...
  
   - Ваша заслуга, господин академик. У них политические революции, у нас - Промышленная. Если коротко, господин академик, нам, жителям Острова, повезло. Между прочим, в уже упомянутой книге о великих людях - автор, кажется, британец - говорится, что британцам принадлежит больший вклад в человеческую цивилизацию сравнительно с людьми из других регионов или других национальностей. И что если учесть долю шотландцев в числе выдающихся британцев, если сопоставить количество выходцев из Шотландии с долей шотландцев в общем населении земного шара, то концентрацию талантов и достижений в этой стране следует оценить как уникальную.
  
   Звучит, конечно, поэтично: как сонет. И приятно. Обратимся к фактам.
  
   Вот, возьмём конкретно Ваш пример. Вы - родились, учились... Порядочные родители... Гуманное развивающее воспитание. Благоприятная социальная среда. Автор биографического очерка описывает Ваше детство. Упомянуты и дом на берегу реки в приморском городе, и кран работы Вашего отца на местной пристани, и орган в одной из местных церквей, сработанный Вашим отцом. Описывается мастерская, где рядом со столярными верстаками и кузнечными горнами, стояли целые коллекции морских телескопов, квадрантов и других мореходных инструментов, которые Ваш отец не только продавал, но и чинил собственными руками.
  
   Упомянул автор очерка и о том, что Ваш отец в чины большие, по-видимому, лезть не хотел, по крайней мере, отказался от звания главного судьи и проводил большую часть времени в своей мастерской или на берегу реки. В то же время в доме его рядом с портретами близких родственников на стенах висели изображения светил математической науки - Исаака Ньютона и Непера, изобретателя логарифмов.
  
   Как же развивалась Ваша жизнь далее? "Лунное общество"... Сотрудничество с Университетом... Великое изобретение. "Счастье" финансового партнерства... Деловой успех и неплохой денежный капитал как итоги трудов... Слава... Место в Истории...
  
   Автор биографического очерка о Вас выражает удивление искренней симпатии, деликатности и скромности, с которыми помогали друг другу Вы и люди из Вашего окружения. А ведь это XVIII век! Век многих событий, эпоха войн, революций и социальных катаклизмов. Эпоха бедствий, голода, насилия, жестокостей и ожесточения!
  
   Если мы обратимся к биографии уважаемого Майкла Фарадея, то увидим, что далеко не у всех были обеспеченная семья, светлое, устроенное, благополучное детство.
  
   Но пример того же уважаемого Майкла Фарадея свидетельствует о формировании алгоритмов появления "новых людей".
  
   В каком-то смысле Хартия преобразовалась в Промышленную революцию. Если смотреть шире, то вклад в историю принес исторические "проценты": цивилизационный капитал вырос. Появлялись и появились новые люди с новыми способностями и новыми возможностями. А отсюда и поэтический вывод о превосходстве вклада британцев в человеческую цивилизацию сравнительно с людьми из других регионов или других национальностей.
  
   Барон взглянул в лицо гениального изобретателя и продолжил:
  
   - Одна из так сказать эмоциональных "пружин" интересующих Вас событий - вересковый мёд.
  
   Если рассуждать полит-корректно, то можно вспомнить поучительные рассказы для детей о необыкновенной привлекательности меда.
  
   А "свистелки", "сопелки", "кричалки"!
  
   Что Вы скажете, господин академик, если в какой-то момент неожиданно для себя обнаружите, что мёд съеден? Что мёд исчез?
  
   Барон помолчал несколько мгновений. По лицу изобретателя пробежала какая-то тень.
  
   Барон после паузы завершил мысль:
  
   - Согласитесь, что на исчезновение верескового мёда жители нашего Острова пока жаловаться не могли.
  
   - Вы правы, господин барон. Наш Остров прошел через разные события, а объем верескового мёда не уменьшался, а временами - увеличивался. Бывало, увеличивался в такой степени, что это вызывало удивление.
  
   Собеседники, занятые разговором, приостановились.
  
   Послышался странный шум. Гениальный изобретатель взглянул в окно. Его лицо выразило такое изумление, что барон направил свое внимание по линии взгляда гениального изобретателя.
  
   - Это, господин академик, мой сосед, джентри. Он построил небольшой паровозик на трех колесах и периодически наслаждается новизной технических достижений. Утратил интерес к обедам и другим традиционным развлечениям. "Погружен" в технические новинки.
  
   Барон засмеялся и добавил:
  
   - Распространился анекдот, что этот наш местный любитель техники как-то поздно ночью пустил свой трехколесный паровозик для испытания по одной из малопроезжих дорог. Когда вода в котле закипела, паровоз побежал весьма быстро. Случайный прохожий увидел несущийся ему навстречу светящийся и свистящий предмет и вообразил, что ему встретилось порождение сверхъестественных сил. Мой сосед стал персонажем местной легенды!
  
   Общественное мнение переменчиво и подвержено страхам!
  
   - Похожий рассказ-анекдот я слышал в родных местах, - отреагировал гениальный изобретатель:
  
   - Некий энергичный человек из сферы земледелия увлекся техническими достижениями. И построил паровоз, который, хотя и с трудом, тащил за собой несколько повозок. При испытании паровоз подъехал к одной из застав, на которых брали пошлину за проезд. Когда заставный сторож увидел подъехавшее чудовище, он до того перепугался, что отказался от пошлины и испуганно бормотал: "Ничего не нужно, господин! Ничего, - только проезжайте скорей...".
  
   Пример того, как научно-техническое развитие открывает рынки!
  
   Барон улыбнулся, а гениальный изобретатель слегка кивнул головой.
  
   К ним подошел слуга с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским.
  
   - Вот и подарок от родственников, - указывая на шампанское, произнес барон.
  
   - В старинном Островном замке - великолепное континентальное шампанское. Очень тонко, - высказался изобретатель.
  
   - За Ваш двигатель Промышленной революции, за Вашу гениальность, господин академик! За наших родственников, за литературу и науку! За торговлю! - поднял бокал барон.
  
   - За Ваш риск, Ваши удачливость, решительность и предусмотрительность! И за Историческую Хартию конституционности, парламентаризма и правосудия, господин барон! - поддержал тост изобретатель.
  
   Отличный вкус шампанского переключал на себя внимание, и на какой-то миг гениальный изобретатель впал в глубокую задумчивость. "...по Божьему внушению..." "...для улучшения королевства...".
  
   Через мгновение, вернувшись к реальности, он добавил:
  
   - За вересковый мёд!
  
   Слуга унес поднос с бокалами.
  
   Гениальный изобретатель осмотрелся.
  
   С портрета на стене смотрел барон. Его уверенный и спокойный взгляд много веков был устремлен вдаль. Вперед? За пределы видимого? В будущее?
  
  
   20 марта 2017 года - 26 марта 2017 года.
  
  
   9.Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона. (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях")
  
  
   Октябрь 1899 года.
  
   Николай Коперник вызвал по телефону Исаака Ньютона.
  
   - Здравствуйте, господин Ньютон. Как погода? Ветер надувает паруса?
  
   - Добрый день, господин Коперник. Погода отличная. Солнце светит. Яблоки падают.
  
   - Тема моего звонка, господин Ньютон, - создание авиационной и ракетно-космической промышленности. Ваше участие в создании электротехнической промышленности привело к накоплению опыта и делает весьма полезными обсуждение и обобщение.
  
   В России сейчас активно работают господа Николай Жуковский, Константин Циолковский. Опыты, эксперименты, теоретические разработки, дискуссии. В общем - научная динамика. Определенные достижения - у господ Александра Можайского и Владимира Вернадского. Возможно, в контексте нашего обмена мнениями заслуживает упоминания и Александр Чижевский.
  
   Господин Жуковский считает себя ученым, исследователем, создателем научной теории, научно-технической школы. Но он, похоже, сознательно избегает организационных, человеческих рисков, связанных с выпуском конкретных моделей самолетов. Можно признать это верной линией поведения - у него отсутствует предпринимательский опыт. Брать ответственность за финансы, за человеческие жизни - отдельные задачи.
  
   Те предприниматели-промышленники, которые сейчас активны в России... Они или далеки от науки, или - отдельные энергичные люди - не до конца представляют тот объем рисков и сложностей, с которыми они могли бы столкнуться, начав массовое производство самолетов и ракет. Опыт и готовность российской предпринимательской среды к формированию авиа- и ракетно-космической промышленности сейчас, на рубеже XIX - XX веков, - вызывают большие вопросы.
  
   Господин Циолковский ... Иногда возникает впечатление, что он чем беднее, тем гениальнее... Романтики и бессребреники...
  
   Господин Циолковский сделал отличные разработки. Ничего не скажешь: гениальность, научная интуиция. Отличные научные перспективы у господина Сергея Королева. Есть все основания ожидать от него не только хорошего научного мышления, но и отличных организационных способностей. Однако, ни у господина Циолковского, ни у господина Королева не будет предпринимательского опыта.
  
   Вот ситуация: есть ресурсы, есть знания, есть создатели новых научных направлений. Вопрос: как стартовать? А промедление - нежелательно.
  
   - Действительно, господин Коперник, создание электротехнической промышленности стало фактом. Одно из подтверждений - наш телефонный разговор.
  
   Кстати. Вспомните Наполеоновские войны, континентальную блокаду! Прекращение привоза сала и свечей из Российской империи в Британию заставило британцев искать новые способы освещения квартир и улиц (светильный газ). И проблема освещения вышла на новый уровень, она стала предметом деятельности исследователей, ученых, изобретателей... Электрическая лампочка "зажгла" мировую электрификацию.
  
   Господин Томас Эдисон обладает необходимой энергией, отличной интуицией, хорошей устойчивостью к рискованным ситуациям, достаточным предпринимательским опытом. Ему была своевременно предоставлена "Книга фарадеевых экспериментов".
  
   Понятно, что он действовал и действует не один.
  
   Конечно, понадобились кадры. Их направила Европа: и из Германии, и из Австро-Венгрии (например, из Военной Краины), и из других стран. Включились в дело научные и инженерные кадры, подготовленные в Америке.
  
   Значительная часть молодежи нового континента ощущает склонность переключиться с труда на фермах, лесопилках и в бакалейных лавках на высококвалифицированную деятельность в современных зданиях электротехнических компаний.
  
   Финансисты, банкиры осознали, что общество готово к новому виду освещения, к использованию электродвигателей. Решились рисковать деньгами, осуществили инвестиции.
  
   Создана электростанция на Ниагарском водопаде.
  
   Сформулирую свою оценку длительности периода, который понадобился для появления электротехнической промышленности: ориентировочно 10-20 лет.
  
   Что касается перспектив авиа- и ракетно-космической промышленности...
  
   Оставить без эффективного применения тот научный, экспериментальный, кадровый потенциал, который формируется в России усилиями господ Жуковского и Циолковского (и будет формироваться в будущем господином Королевым), было бы нерациональным. Тем более, что ресурсы и пространства уникальны и адекватны задаче выхода человека в космос.
  
   Наступила пора дополнить Промышленную революцию XVIII века и Электрификацию XIX века Космической революцией XX века. Если нравиться термины "космификация", "космизация" или аналогичные - почему не использовать?!
  
   Кадры имеются. Значительная часть молодежи не против того, чтобы поменять труд в крестьянских хозяйствах, торговых лавках, рудниках на высококвалифицированный труд.
  
   Способствует и появление - по историческим меркам внезапное - интеллигенции высокого профессионального уровня на просторах от Днепра и до Тихого океана.
  
   Не мне Вам рассказывать, что добровольно вошедшие в Речь Посполитую государства - Польша и Великое Княжество Литовское - первые, или почти первые, обладатели в Европе - смотря как сформулировать критерий "первенства"- писаных конституций и изданных королями, официальными властями документов, защитивших правовое положение, "вольность" личности.
  
   За столетия выросли люди, попробовавшие прав и свобод. Понятно, что ни в одном обществе потребление благ, в том числе и благ правовых, не может быть равным для всех. Тем не менее, появление нового человека, новых способностей, новых возможностей было и все еще остается массовым. Цивилизационные инвестиции дали цивилизационный доход.
  
   Вы, господин Коперник, знаете. На великих просторах скоро может прийти к власти сообщество весьма своеобразных политических деятелей. В этом сообществе, кстати, есть и люди с религиозным образованием.
  
   В конце концов, бурная и неоднозначная политическая активность упомянутой группы своеобразных политических деятелей может завершиться так же неоднозначно и оформиться в относительно длительный период энергичного экономического развития. А в таком развитии одной из главных задач может стать создание авиационной и ракетно-космической промышленности...
  
   Экономика и финансы? Разве нельзя решать эти вопросы за счет государства?
  
   Риски для жизни, связанные с аварийностью? Эти вопросы государство также может взять на себя.
  
   Мечты о "новом обществе" могут быть дополнены мечтой о растущих на Марсе яблонях...
  
   Тот потенциал, который создали и создают господа Жуковский и Циолковский, получит возможности для практического воплощения.
  
   Выскажу свое мнение относительно сроков. В середине XX века произойдут весьма существенные события. Полагаю: запуск в космос первого искусственного спутника земли - вторая половина 50-х годов, космической ракеты с человеком на борту - начало 60-х годов.
  
   Что скажете, господин Коперник?
  
   - Могу сказать, господин Ньютон, что нет гарантий, что на Марсе яблоко не упадет на голову гениального ученого.
  
   - Это не будет противоречить принципам гелиоцентрической концепции, господин Коперник. Намекаете на возможность личной встречи на Марсе?
  
   - Благодарю за обсуждение, господин Ньютон! Полагаю, что и геомарсианскую технологическую революцию XXI века, и нашу встречу на Марсе можно характеризовать как весьма вероятные перспективы. До встречи на Марсе!
  
   - Приятно, господин Коперник, ощущать, что научная революция продолжается. Практика покажет, последует ли за Промышленной революцией XVIII века, Электрификацией XIX века, Космической революцией XX века Геомарсианская революция XXI века.
  
   Увидимся на Марсе!
  
  
   15 февраля 2017 года - 26 марта 2017 года.
  
  
   10.Сказка о вечернем разговоре
  
  
   Великолепное теплое море. День завершается. На веранде виллы сидит бородатый - уже старый - человек. Веранда вдается в море, за ней - морской простор.
  
   Солнце постепенно уходит за горизонт.
  
   Бородатый человек откладывает книгу.
  
   Он внезапно осознает, что на веранде он не один.
  
   Кто-то - вроде бы знакомый - стоит к нему спиной, взгляд устремлен в море. Ладони рук - на перилах веранды.
  
   Инстинкт подтолкнул вызвать охрану, но в этот же момент бородач узнал стоящего спиной человека. Это был почти брат. Да что "почти"? Можно сказать, это был брат. Просто не виделись очень давно. Почти пятьдесят лет.
  
   Прозвучало: "ждите". Видимо, в адрес охраны.
  
   - Хорошо здесь, - произнес собеседник, не оборачиваясь.
  
   Бородатый человек промолчал. Взял стакан с апельсиновым соком и отпил глоток.
  
   Они молчали довольно долго.
  
   Смеркалось.
  
   - У тебя великолепная интуиция, и ты, наверное, знал, что все так получится? - спросил бородатого мужчину стоящий спиной собеседник.
  
   Тот снова промолчал; взгляд его был направлен в морскую даль.
  
   - Я не перестаю тобой восхищаться, - продолжил собеседник, - ты прожил жизнь, не особенно задумываясь о заповедях. А когда твоя жизнь подошла к концу, ты принародно встретился со священником.
  
   И не с обычным священником!.. Не с таким - городским или сельским, - с каким имеют дело большинство...
  
   Голос говорящего усилился.
  
   - И он приехал к тебе! Он! Приехал!
  
   Снова воцарилось молчание.
  
   Потом говорящий добавил:
  
   - Знал бы ты, как это было тяжело! - говорящий усмехнулся. - Разве я не видел других в аналогичном положении? Словно несло волной, когда не успеваешь думать не о чем, кроме ближайшей цели? Даже самые бедные крестьяне из самых нищих селений - их я намеревался "спасти" - не лишены того, чего я был лишен!
  
   И вот ты стоишь на площади - среди народа - в штатском костюме! И слушаешь проповедь! Ты! Кто сам на этой площади объяснял народу, что правильно и что не правильно!
  
   Когда я вспоминал для журналистов наше плавание, когда я упоминал неприятные детали нашего внешнего вида, связанные с морской качкой и тошнотой, то слушатели думали, что я не деликатен, не вежлив, не возвышен.
  
   А ведь, наверное, я не случайно вспоминал об этом, не случайно эта деталь оставалась в моей памяти. Когда-то я должен был расстаться с прежней жизнью и войти в иную, перейти границу. Это плавание и было, наверное, той пограничной полосой. Перешел границу незаметно. Да нет! Заметно! Запомнил эту деталь!
  
   Не перестаю восхищаться твоей успешностью!
  
   Ты!.. Очистился!..
  
   Бородатый человек в размышлении едва слышно постукивал пальцами по столу. Промелькнула мысль: "Неясная интонация. Выражает недоверчивость? Спрашивает? Все же, утверждает."
  
   Собеседник не оборачивался. Снова тишина.
  
   - Во-первых, - прервал молчание бородач, - ты был молод. Но, все же, ты был взрослым мужчиной. Таким же молодым, взрослым и увлеченным. Как и я.
  
   Во-вторых, мы все связаны с прошлым. Мои родители также поначалу обошлись без священника. А потом обратились. История повторилась?
  
   При словах о родителях его взгляд оживился, и появилась легкая недолгая улыбка.
  
   - В-третьих, - хотя, на самом деле, это важнее всего, главное - может быть, было известно... ИЗВЕСТНО!.. Что я приду к этому дню. К этой площади. И к этой проповеди! И я жил, и я дожил до этого дня!
  
   Ты - расстался со мной, думая, что как бы идешь по моему пути...
  
   Ты - удивляешься тому, что я, стоя на площади - среди народа, - слушал проповедь. В штатском костюме...
  
   Стоящий спиной собеседник сжал пальцами перила.
  
   Бородатый человек поднялся и подошел к собеседнику. Стал рядом с ним. Его ладонь коснулась ладони собеседника и немного ее накрыла.
  
   Веранду и стоящих на ней людей освещал лишь свет звезд.
  
   - Я попрошу о тебе, - сказал бородач.
  
   Они стояли молча.
  
   Слышен был плеск волн.
  
   - Когда я приду, - бородач взглянул на звезду.
  
   - Я возьму тебя за руку. Не буду отпускать. Я буду просить о тебе..., - добавил бородач.
  
   Его собеседник повернул голову и посмотрел ему в глаза.
  
  
   30 марта 2017 года.
  
  
   11.Сказка о танце Васко да Гамы
  
  
   День 2 декабря 1497 года выдался превосходный. Португальские каравеллы, направлявшиеся из Лиссабона в Земли Пряностей, стояли в южноафриканском заливе, имеющем современное наименование Моссель-Бей.
  
   Мыс Бурь (сегодняшний мыс Доброй Надежды) остался позади, каравеллы благополучно прошли через ураганы и штормы. Мятежи были подавлены командиром эскадры.
  
   "Что же далее?" - думал Васко да Гама, командир эскадры. Этот вопрос задавали, наверняка, все участники экспедиции. Еще никто из европейцев не доходил на кораблях, обогнув южную оконечность Африки, до легендарных Земель Пряностей.
  
   Как-то сама собой пришла командиру эскадры мысль: "Найдем лоцмана и пройдем от берегов Африки через Индийский океан".
  
   И почему-то не было тревоги. И почему-то наполняла уверенность.
  
   Потрепанные штормами, но показавшие свою мореходную мощь, португальские каравеллы. Команды, набравшиеся опыта, приведенные к повиновению. Бесстрашные, умелые солдаты.
  
   Их ждут Земли Пряностей.
  
   Земли Пряностей - это богатство!
  
   Земли Пряностей - это изобилие!
  
   Земли Пряностей - это успех!
  
   Что может остановить его, Васко да Гаму? Что может остановить его матросов?
  
   Штормы? Они прошли сквозь штормы!
  
   Отсутствие знаний? У них есть знания!
  
   Противники? При разумной осторожности по крайней мере один корабль вернется на родину. А оттуда придет в десять раз больше кораблей, на которых будет в двадцать раз больше пушек и в тридцать раз больше солдат! И победа все равно будет достигнута.
  
   Внезапно в его сознании замелькали видения, обрывки легенд, мысли-воспоминания.
  
   ...Годы-десятилетия-столетия изматывающего выживания на пределе возможностей, на узкой полосе прибрежных гор - в самых малодоступных и незначительных по площади районах благодатного полуострова. Отчаянная, бесконечно трудная борьба за выживание, оставлявшая без сил, но наполнявшая мрачной, беспощадной энергией...
  
   ...Некое изменение в Высших - НЕБЕСНЫХ - сферах, и изменения на земле, на полуострове...
  
   ...И вот - внезапно - португальское королевство!..
  
   ... Их Португалия!..
  
   ...Их родина!..
  
   ...Вот легендарный принц Генрих-мореплаватель, открывший новые перспективы! Новые корабли! Новые походы! Новые знания! Новые надежды! Стремление к легендарным Землям Пряностей!..
  
   Командир эскадры Васко да Гама прочел молитву. Направился на палубу стоящей в южноафриканском заливе каравеллы.
  
   Сквозь облака на него упал луч Солнца.
  
   И вдруг он, командир эскадры, понял, что в нем, удачливом, смелом и решительном, а временами - мрачном, жестоком и беспощадном человеке спрессовались энергия, история. И никто и ничто не смогут, не сможет ему противостоять. Будет победа!
  
   Судьба направила Васко да Гаму по жизненному пути мореплавателя, первооткрывателя, воина. Странно было бы видеть в таком человеке тонкую сентиментальность. Факты его биографии позволяют предположить в нем смелость и хладнокровие, упорство, равнодушие (иногда) и к жизни, и к смерти, волны ярости. Все эти качества доходят - временами - до уровня мрачности, исключительной жестокости.
  
   Что скрывалось за хладнокровием и волнами ярости, за случаями непонятной необычной жестокости этого выдающегося мореплавателя?
  
   Годы, десятилетия, столетия жизни в неприступной горной приморской Астурии тех людей, чьи потомки в итоге стали португальцами? Попытки сохранить независимость в малодоступных гористых приморских областях к северу от реки Дору? Столетия жизни без запаса прочности на гористых, прижатых к морскому берегу, относительно тесных участках земли. Когда нельзя было допустить ни одной существенной ошибки, ни одного существенного поражения?
  
   Даже на южных склонах Пиренеев было, возможно, в то время легче. В тылу была Европа, а не море.
  
   На что могли надеяться эти люди, пытавшиеся сохранить независимость на этих - двух? трех?.. - нескольких относительно тесных, гористых приморских участках земли - люди, чьи потомки стали португальцами?
  
   Только на сверхъестественную помощь.
  
   Они надеялись и - получали ее. И - одновременно - их (некоторых из них) постепенно наполняла мрачная, хладнокровная, беспощадная к себе и другим, упорная, яростная, жестокая энергия выживания.
  
   Биография Васко да Гамы позволяет предположить соединение в нем и этой мистической удачливости, и этой мрачной, скопленной за годы, десятилетия, столетия энергия выживания. Конечно, присутствовала и энергия цивилизации, энергия познания.
  
   Возможно, португальский король понимал, что он, стоящий во главе государства, является частью этой сложной энергетики...
  
   Бесстрашие, энергия, удачливость были свойственны всем мореплавателям и первооткрывателям. Однако вряд ли кому-либо, кроме Васко да Гамы, португальский король мог написать оправдательное письмо в таком стиле:
  
   "Дорогой адмирал, мы приказываем вам остаться в нашем королевстве до конца декабря этого года, и мы надеемся, что за это время вы увидите, какую ошибку вы хотели совершить, и пожелаете и впредь служить нам и не вступать на задуманный вами опасный путь. Но если вы и тогда захотите уехать, мы не будем задерживать ни вас, ни жену, ни детей ваших, ни вашего движимого имущества.
   Дано в Лиссабоне. 17 августа 1518 года.
   Король".
  
   Речь в этом письме - под угрозой намерения адмирала переехать в Испанию - шла о части (неисполненных) обязательств короля перед Васко да Гамой и о намерении исполнить их в полном объеме - пусть и с запозданием.
  
   Кто-то различит в этом письме проступающие контуры прав и вольностей (фуэрос), которые даровались в то время на Пиренейском полуострове в особых грамотах и защищали от произвола королей.
  
   Сложное время. Португальское государство сформировано. Оно накапливает силы, возможности. Но возникла угроза уже не для тех - немногих - людей, которые отстаивали независимость на нескольких относительно тесных, гористых приморских участках земли.
  
   В 1453 году по Европе ударом небесного грома пронеслось известие: "Пал Константинополь!". Римский Папа призвал тогда читать специальную молитву. Читали. Возможно, читал и маленький Васко да Гама. В 1480 году, повторяя - но лишь отчасти - участь Константинополя, пал город Отранто в юго-восточной Италии. Васко да Гаме в 1480 году исполнилось 20 лет.
  
   Очередная "перспектива выживания"?
  
   Ну уж нет! "Объевшимся" "выживанием" португальцам такая перспектива "не улыбалась"!
  
   В 1487 году португальский король направил через Египет и Палестину негласного представителя, добравшегося до Земель Пряностей. Этот представитель исследовал географические условия личными осмотрами и расспросами бывалых людей, купцов. Представитель отправил в Португалию подтверждение реальности принципиального плана: обогнув морским путем Африку, добраться на каравеллах от побережья Африки через Индийский океан до Земель Пряностей.
  
   Бартоломеу Диаш направился в экспедицию в 1487 году. Он обогнул южную оконечность Африки, открыл Мыс Бурь (Мыс Доброй Надежды). Он понимал, что у него есть шанс добраться до Земель Пряностей. Но участники экспедиции, опасаясь гибели, коллективно заставили его повернуть на родину. Якобы Бартоломеу Диаш составил документ, подписанный всеми участниками экспедиции, где говорилось о необходимости возвращения. Этот документ был представлен королю. Экспедиция Бартоломеу Диаша возвратилась из плавания, и португальские моряки уже в 1488 году узнали, что Африку можно обогнуть, что Земли Пряностей - в пределах досягаемости.
  
   8 июля 1497 года вышла в море эскадра Васко да Гамы. Зная об открытии Бартоломеу Диаша, Васко да Гама на требования участников экспедиции о возвращении на родину реагировал: "Отплывая от Лиссабона, я поклялся не поворачивать назад. Всех, кто заикнется об этом, - выброшу за борт".
  
   Торговый обмен с африканцами в заливе Моссель-Бей прошел благополучно.
  
   Были довольны и африканцы, и португальцы.
  
   Африканцы решили отметить удачную торговлю музыкой и танцами - прямо на берегу.
  
   Они начали играть на нескольких флейтах. Некоторые издавали высокие ноты, другие - низкие. Создавалась прелестная гармония. И местные жители танцевали под звуки флейт.
  
   Вдохновляющие воспоминания, предстоящие победы, ясный свежий день, сверкнувший сквозь облака луч Солнца - все это привело Васко да Гаму в особо хорошее настроение. Глядя на танцующих африканцев, он улыбнулся. Лицо этого человека, еще недавно беспощадно подавлявшего мятежи в эскадре, словно осветилось.
  
   Матросы были изумлены: этот решительный мрачный жестокий человек улыбается!
  
   Его хорошее настроение передалось команде.
  
   Матросы выстроились, командир эскадры приказал трубачам играть, раздались слова старинной песни португальских моряков, начался матросский танец.
  
   Вдруг Васко да Гама осознал то, что еще было - пока - будущим: он и матросы - португальские моряки - открыли морской путь вокруг Африки в Земли Пряностей.
  
   На мгновения его личность и их личности высвободилась из тяжких забот прошлого и будущего.
  
   Звучали шутливые слова матросской песни о глазах подруги: черных и неверных.
  
   Под звуки песни моряки танцевали старинный любимый танец. Танцевали с нарастающим ускорением темпа. Сначала медленно, с приседаниями и поклонами, а затем все быстрей. Вместе с матросами танцевал и сам Васко да Гама. На время танца забыты были и мятежи, и трудно преодолимая иерархическая дистанция, отделявшая матросов от капитана.
  
   С танцующими моряками и с их каравеллой происходило волшебное превращение.
  
   Из людей, выживавших веками на пределе возможностей, они превращались в людей свободных - в пределах тех возможностей, которые предоставляли та эпоха и та цивилизация.
  
   Они, их танец, их каравелла перемещались в вечность. Они и их Португалия становились вечной частью истории, мира.
  
   С каждым шагом их танца мистически изменялась цивилизация. Но - по воле Судьбы - менялась не со скрипом, не с мукой, стонами, плачем и слезами, а с веселыми звуками ритмичного все ускоряющегося танца.
  
   Васко да Гама и матросы танцевали ритмичный танец, а ветер нес над океаном звуки музыки, слова песни.
  
   Впереди были географические открытия, дипломатия, бои, ужасы беспощадности и жестокости, мучения, стоны, слезы, болезни, торговля, морские походы, награды и назначения...
  
   Сейчас был танец. Понимание удачи...
  
   Вечный танец побеждающих мужественных людей. Упорных, удачливых, знающих моряков. Вечные звуки музыки, несущиеся над океаном.
  
  
   02 апреля 2017 года - 06 апреля 2017 года.
  
  
   12. Сказка о Морском Чулеке
  
  
   В давние-давние времена по мелкому морскому заливу из Афин к северной границе Ойкумены шло греческое торговое судно. Совсем небольшое расстояние оставалось до входа в один из рукавов Танаиса (реки Дон).
  
   Ощущая, что плавание по Понту Эвксинскому (Черному морю) и Меотиде (Азовскому морю) близится к успешному завершению, капитан великодушно приказал вынести на палубу для угощения команды бочонок и водонепроницаемый кожаный мешок, наполненные фруктами: яблоками, сливами, грушами, абрикосами, персиками, плодами черешни, вишни. Были там еще и виноград, и орехи и многое-многое другое.
  
   Нежданно-негаданно, неизвестно откуда появилась огромная волна, подхватившая бочонок и кожаный мешок и бросившая эти предметы на высокие холмы неподалеку от берега залива.
  
   Корабль же, как ни в чем не бывало, продолжил плавание к Танаису (античному городу, древнегреческой колонии).
  
   Содержимое бочонка и кожаного мешка высыпалось, проросло и отлично прижилось на местных почвах.
  
   В бочонке поселился Солнечный Заяц, а в мешке - Речной Уж.
  
   Их близкое соседство оказалось гармоничным.
  
   Через много веков в этих местах появились войска великого среднеазиатского полководца. Увидев гармоничное сотрудничество Зайца и Ужа, и, высказав уважение к истории этого места, один из воинов назвал прибрежный участок земли Морским Чулеком ("чулек" - среднеазиатское наименование емкости для пресной воды при вьючной транспортировке).
  
   Солнечный Заяц и Речной Уж любили радовать окружающих каким-либо творческим шедевром.
  
   При наступлении очередного летнего утра Солнечный Заяц и Речной Уж выбрались из своих жилищ и задумались о творческой задаче на день.
  
   Увидев неподалеку зеленый росток, Солнечный Заяц предложил: "Сегодня можно вырастить Огромный Цветок!".
  
   "Хорошая мысль!" - поддержал Речной Уж.
  
   План на день был составлен.
  
   Утро было раннее, и Солнечный Заяц направился к берегу морского залива: полюбоваться видами и вдохнуть свежайшего воздуха.
  
   В заливе виднелась фигура местного любителя физических нагрузок. Глубина в заливе за исключением отдельных мест была небольшой: около метра, человеку - по пояс, а дно - топкое, грязевое. Любитель физических нагрузок одевал резиновые сапоги и ходил по заливу. Каждый шаг требовал усилий. С прогулок по заливу он возвращался, затратив много калорий и ощущая удовольствие от физических нагрузок.
  
   "Лучше, чем бег по песчаному пляжу, - думал любитель прогулок. - Прекрасное самочувствие..."
  
   Периодически из воды выскакивала рыба, некоторые рыбины залетали прямо в сапоги любителя прогулок. Зачастую, вернувшись на берег, он обнаруживал в сапогах одну-две рыбины.
  
   Подышав свежим воздухом, полюбовавшись морскими видами, с уважением поразмышляв об устойчивом пристрастии к фитнесу любителя прогулок по заливу, Солнечный Заяц решил подняться от кромки берега к колодцу.
  
   Увидев летающих в вышине птиц, Солнечный Заяц обратился к ним: "Прошу обратить внимание на облако! Нужно отодвинуть его взмахами крыльев! Сегодня выращивание Огромного Цветка! Необходимо Солнце!"
  
   "Будет сделано!" - ответили птицы.
  
   По дороге от залива поднимался любитель морских прогулок в резиновых сапогах.
  
   - Не найдется ли рыбки для кошки-дачницы? - спросил Солнечный Заяц. - У нее не самая тяжелая, но весьма важная работа: она создает уют.
  
   - Становитесь рядом, - ответил любитель прогулок. - Может быть, какая-либо рыба из сапога выпрыгнет.
  
   Солнечный Заяц стал рядом с любителем прогулок. Тот пощелкал пальцами по сапогу. Оттуда выпрыгнула рыба.
  
   - Вот, пожалуйста! - сказал любитель прогулок. - Передайте привет кошке-дачнице и наше пожелание к ней: побольше ловить мышей!
  
   Тем временем Речной Уж развил бурную деятельность.
  
   Он ползал вдоль водопроводных труб, которые по разным направлениям были проложены на местности; по трубам начала журчать вода.
  
   "Побольше усилий, - подумал Речной Уж. - И местность будет орошена. При хорошем поливе вырастет Огромный Цветок".
  
   Солнечный Заяц продолжал свое утреннее путешествие. Поднявшись к железнодорожным путям, он увидел утреннюю электричку. Она спешила в областной центр. Рядом с электричкой шел Садовод, катя перед собой огромную дыню. "Не влезла в дверь вагона", - пояснил он Солнечному Зайцу.
  
   Заяц перешел через пути и направился к дачам.
  
   По пути к кошке-дачнице он увидел стаю комаров-сторожей. Один из комаров подлетел к Солнечному Зайцу и доложил:
  
   - Приходили зайцы, но не солнечные, а обычные. Говорили, что желают посетить знакомые места. Мы их отогнали.
  
   - Обычно они приходят зимой, в самые лютые морозы, - отреагировал Солнечный Заяц, - на Новый Год водят хороводы вокруг молодых деревьев. Вспомнили, наверное, зимние праздники.
  
   Комар с подозрением посмотрел на муравья-работягу, несшего какой-то строительный материал для сооружения какой-то очередной шаткой постройки.
  
   Тем временем, Солнечный Заяц подошел к кошке-дачнице и вручил ей рыбу.
  
   - А я угощаю Вас абрикосами, - объявила кошка.
  
   - Благодарю, - сказал Солнечный Заяц. - Птицы отогнали крыльями облако. Им абрикосы в самый раз. Надеюсь, Вы не против?
  
   - Что за подозрения, - отвечала кошка. - Я по веткам не прыгаю!
  
   Птицы расселись по веткам и стали клевать абрикосы.
  
   Одна из птиц сообщила Солнечному Зайцу: "Речной Уж так разогнал воду в трубах! Всю местность водой залил!" "Ничего, - ответил Заяц, - Солнце жаркое. Полив нужен!"
  
   - Отдаю должное вашей организации, - отозвалась кошка-дачница. - Солнце светит, птицы облака отгоняют, комары обеспечивают охрану, Речной Уж полив обеспечивает. К вечеру Огромный Цветок вырастет!
  
   - Да! Есть у нас с Речным Ужом такой план! - ответил Солнечный Заяц. - Жарковато становится!
  
   И Солнечный Заяц прыгнул в листву стоящего неподалеку огромного ореха.
  
   Когда Солнце стало приближаться к закату, Солнечный Заяц и Речной Уж собрались около Огромного Цветка.
  
   Рядом сгруппировалась публика: местные птицы, кошка-дачница, комары-сторожа. Прибыл и любитель морских прогулок. К публике добавились и сверчки.
  
   Солнечный Заяц начал:
  
   - Разрешите представить, господа!..
  
   - Выращенный общими усилиями..., - продолжил Речной Уж.
  
   - Огромный Цветок! - добавил Солнечный Заяц.
  
   Раздались общие аплодисменты.
  
   Шаг вперед сделал любитель морских прогулок в резиновых сапогах:
  
   - Зачитываю приветственную телеграмму от Садовода, катившего дыню вслед за электричкой: "Поздравляю с достижениями цветоводства!"
  
   Зачитав телеграмму, любитель прогулок отступил в ряды публики.
  
   Снова раздались аплодисменты.
  
   - Господа! - обратился к присутствующим Солнечный Заяц. - Предлагаю отметить день дополнительно. Поэтическим экспромтом!
  
   - Это - то, что мы ждали! - раздались возгласы.
  
   Заяц прыгнул на Цветок (поскольку вес у Солнечного Зайца не большой, цветок не повредился).
  
   Вокруг стебля Цветка слегка обвился Речной Уж.
  
   - Господа, - продолжил Солнечный Заяц. - Вашему вниманию предлагается наша с Речным Ужом поэтическая импровизация:
  
   Морской Чулек!
  
   Тебя устроил древний грек!
  
   Твои холмы
  
   Как Гималаи любим мы!
  
   И, глядя на морской залив,
  
   Мы представляем Нил у Фив!
  
   - На этом, господа слушатели, наша импровизация завершается, - объявил Речной Уж. - Спокойной ночи!
  
   Снова раздались аплодисменты. Слушатели отправились отдыхать.
  
   Сверчки начали свои выступления.
  
   Выглянула Луна.
  
  
   07 апреля 2017 года - 10 апреля 2017 года.
  
  
   13.Сказка о полиэтиленовом пакете
  
  
   Рип ван Винкль проснулся от какого-то прикосновения. Не мог понять, где он находится.
  
   Сильные рывки чьих-то рук за его одежду вытянули Рипа ван Винкля на некую поверхность, где, во всяком случае, он мог видеть дневной свет и небо - пусть и не очень отчетливо.
  
   Вокруг него стояли люди в замусоленной одежде, с грязными лицами и руками. С грустными взглядами.
  
   Рип ван Винкль похлопал себя по карману и обнаружил отсутствие книги с рассказами Ирвинга Вашингтона.
  
   "Господа, - обратился Рип ван Винкль к людям, - где же книга?"
  
   Люди, услышав этот вопрос, стали расходиться. Один из взрослых буркнул стоявшему мальчику: "Найди ему что-нибудь".
  
   Мальчик нырнул в нору, образованную в массе наполненных разным мусором полиэтиленовых пакетов. Через несколько минут он вернулся к ван Винклю с книгой.
  
   Настроение ван Винкля улучшилось. Он решил немного пройтись, осторожно ступая по безбрежному морю полиэтиленовых пакетов с мусором. Компанию ему составил мальчик.
  
   - Огромная свалка, - заметил Рип ван Винкль.
  
   - Большая. Очень большая, - ответил мальчик. - Всю Землю завалили в несколько слоев.
  
   - Как же вы живете?! - изумился Рип ван Винкль.
  
   - Не так уж и комфортно, - ответил мальчик. - Грязно, тесно, несвежо.
  
   Спутники как раз подошли к какому-то особо несвежему объекту. Пришлось зажать носы.
  
   - Кое-что можно разыскать среди пакетов, в самих пакетах, под слоями пакетов. Мы превратились в Новое Человечество! - в голосе мальчика послышались интонации гордости. - Мы составили Сообщество Искателей! Вот видите, Вас нашли!
  
   - Хм, - буркнул Рип ван Винкль. - Но послушайте, молодой человек! Это существование среди пакетов с мусором. Или поиски в мусорной толще, в мусорных слоях. Разве это не ведет к депрессии?
  
   - Все не так плохо, - ответил мальчик. - у нас есть и азарт, и надежда. Предположим, мы знаем, в каком месте над мусорной поверхностью поднимаются верхушки самых высоких деревьев в мире - ну... остатков деревьев. Добраться вдоль стволов до поверхности Земли, где еще текут остатки ручьев, - разве это не азартно? Часть Нового Человечества превратилась в Сообщество Космолетателей и переселилась на Марс. С ними связаны наши надежды. Еще часть Человечества переместилась в глубины Океана. Океан тоже заполнен полиэтиленовыми пакетами, но в особо глубоких местах сформировалась Сообщество Дайверов. Они иногда поднимаются на поверхность - посмотреть на небо и Солнце. Остались кое-какие птицы...
  
   - Вот что, молодой человек! - заявил Рип ван Винкль. - Передайте Вашим коллегам, что я - лично - решил образовать еще одно Сообщество - Спелеологов.
  
   Рип ван Винкль направился к ближайшей горе, отыскал в ней пещеру, а в пещере - пространство, не занятое пакетами с мусором.
  
   И снова уснул.
  
   Прошло еще много лет.
  
   Рип ван Винкль ощутил прикосновение. Пространство пещеры заполнилось светом и какими-то механизмами.
  
   К путешественнику во времени подошел робот и протянул железную руку, помогая встать.
  
   Робот разместил дисплей перед лицом ван Винкля. На дисплее появилось изображение человека.
  
   - Оператор мусорогалактического проекта, - представился человек.
  
   - Рип ван Винкль, - назвал свое имя путешественник во времени.
  
   - Вы записаны в учебники как основатель Сообщества Спелеологов! - откомментировал оператор. - Мы сформировали транспортный энергетический луч. По нему перемещаем мусор на одну из комет. Сбором мусора заняты роботы.
  
   Через мгновение Рип ван Винкль оказался с помощью одного из роботов на поверхности Земли. Неприятных запахов и дыма уже не наблюдалось. Но пространство вокруг выглядело как-то пустынно.
  
   Рип ван Винкль продолжил беседу с оператором:
  
   - Господин оператор! Напоминает пустыню!
  
   - Реализуется Программа Восстановления, - дипломатично ответил оператор. - Я Вас, уважаемый Рип ван Винкль, сконтактирую с оператором Программы Восстановления... Через несколько минут... Пока осмотритесь...
  
   Рип ван Винкль похлопал себя по карману. Там лежала книга с рассказами Ирвинга Вашингтона. В отдалении перемещались роботы- мусоросборщики.
  
   Рип ван Винкль наугад открыл книгу Ирвинга Вашингтона. Прочитал: "Уже к вечеру, тяжело дыша от усталости, опустился он на зеленый, поросший горной травою бугор у самого края пропасти. Оттуда, сквозь просветы между деревьями, он видел обширную, тянувшуюся на многие мили равнину, покрытую густым лесом. Где-то внизу - там, далеко, далеко, - величаво и безмолвно катил свои воды могучий Гудзон (лишь изредка на его зеркальном лоне можно было заметить отражение багряного облачка или паруса медлительной, как бы застывшей на месте барки), но и самый Гудзон терялся, наконец, в синеве дальних предгорий".
  
   - Можно позавидовать этому Рипу ван Винклю! - подумал Рип ван Винкль.
  
  
   12 апреля 2017 года
  
  
   14.Сказка о Розовой Шапочке
  
  
   Собираясь в город, Розовая Шапочка заглянула в спальню.
  
   Розовая Шапочка увидела одобряющий взгляд внимательных и ласковых глаз, смотрящих на нее из-за занавесок из-под чепчика.
  
   "Я в город!" - сообщила девушка и вышла за дверь.
  
   Все дела были сделаны быстро и успешно. И Розовая Шапочка весело шагала по направлению к дому по дороге, идущей через поля.
  
   Дорога подошла к перекрестку. Место было живописное. Здесь пересекались две дороги, и рядом текла река, делая в этом месте крутой поворот. В месте поворота река почти вплотную приближалась к перекрестку.
  
   Розовой Шапочке пришлось остановиться. Справа к ней приближалось странное сооружение. Сверху на сооружении возлежал юноша.
  
   "Кто Вы?" - крикнула любознательная девушка.
  
   Сооружение остановилось.
  
   - Я - Иван, - ответил юноша.
  
   - Иван, существуют правила вежливости, - проговорила девушка.
  
   - Да-да! - Иван спрыгнул с печки и стал рядом с Розовой Шапочкой. Слегка ей поклонился.
  
   Розовая Шапочка поставила корзинку на землю. Потом нагнулась еще больше и сорвала полевой цветок.
  
   Помахивая цветком, Розовая Шапочка сквозь длинные ресницы смотрела на Ивана.
  
   - Это моя печка, - проговорил Иван. - Можете присесть на ее капот.
  
   Розовая Шапочка не заставила себя упрашивать, и присела на капот печки. Иван искоса смотрел, как она при этом пыталась поправить короткую юбчонку.
  
   - Какая теплая печка! - воскликнула Розовая Шапочка.
  
   - Настраивает на созерцательный лад, - ответил Иван. - Двигаешься, куда глаза глядят.
  
   - Созерцательная жизнь... - проговорила Розовая Шапочка. - А ведь есть и другой мир, - энергичный. Мир цивилизации, культуры и созидательного труда! Мир успехов и достижений!.. Что Вы сегодня ели?
  
   - Я только проснулся, - проговорил Иван.
  
   Розовая Шапочка встала и изящно нагнулась к корзинке. Достала пирожок. Протянула его Ивану:
  
   - Угощайся! Домашняя выпечка!
  
   - Спасибо, - ответил Иван и стал жевать пирожок. - Вкусно!
  
   - Есть другой мир! Мир красоты и уюта! - снова стала настаивать на своем Розовая Шапочка.
  
   - Кто же меня туда пустит? - задумчиво спросил Иван.
  
   - Так уж и быть! Я подумаю, как тебе помочь! - заметила Розовая Шапочка.
  
   В этот момент к ним подлетел Кайт. Он был настолько худ, что ветер подхватывал его загадочный плащ необычного покроя и переносил с места на место.
  
   - Что? Замерз? - спросила Розовая Шапочка.
  
   Кайт лишь кивнул в ответ.
  
   - Присаживайся рядом! - скомандовала Розовая Шапочка.
  
   Тот присел. Глаза его удивленно завращались.
  
   - Тепло! - проговорил Кайт.
  
   - Жертва бессердечия, эмоциональной холодности и психических расстройств, - охарактеризовала вслух Кайта Розовая Шапочка, с сожалением глядя на него.
  
   - Заморозили твое сердце, Кайт! Тебе нужно почувствовать тепло человеческих отношений! Растопить твою оледенелую душу. Вступить на дорогу добра и пользы! - продолжила высказывать свое мнение девушка.
  
   Не успевший отогреться Кайт лишь стучал зубами.
  
   Иван с недоумением смотрел на Кайта. На его лице появилась растерянность.
  
   Внезапно собеседники увидели стремительно несущийся по реке плот. На нем расположились Том и Гек. Увидев стоящих на перекрестке людей, а, скорее всего, печку, они стали приветственно кричать и махать руками. Доносились слова: "Дизайн!..", "двигатель!..", "модель!..". Они зажимали ладони и поднимали вверх большие пальцы, словно бы выражая восторг.
  
   - Не нужно забивать голову девушками, а нужно срочно спасаться! - вырвалось у Розовой Шапочки. Она бросилась к берегу с возгласами:
  
   - Водовороты! Водопады! Срочно к берегу!
  
   Но плот уже прошел через поворот, и река понесла его прочь от перекрестка.
  
   Розовая Шапочка возвратилась к собеседникам, говоря:
  
   - Когда они потерпят крушение, придется их спасать.
  
   Она взглянула на Ивана и Кайта:
  
   - Так уж и быть... Попробуем заняться устройством ваших жизней...
  
   Она снова изящно нагнулась к корзинке. Достала из нее два пирожка и вручила по пирожку Ивану и Кайту. Корзинку поставила на печку.
  
   Кайт уже отогрелся, и его глаза более или менее живо взглянули на Розовую Шапочку.
  
   Розовая Шапочка хлопнула ладонью по капоту печки.
  
   - Меня..., - она поправилась, - нас... Уже заждались.
  
   И решительно скомандовала:
  
   - Трогай, ребята!
  
   Печка полетела вперед.
  
  
   14 апреля 2017 года.
  
  
   15. Сказка о музыке весеннего ветра. [О Сергее Павловиче Королёве]
  
  
   6 мая 1957 года. Тепловоз перемещает ракету. Впереди идет Королёв. Провожает ракету на старт. Создается одна из традиций ракетных запусков. Первый удачный пуск на новом полигоне состоится 21 августа 1957 года.
  
   Герои фантастической повести разместилась в замке, расположенном между отрогами Гималаев. Их шестеро. Выдающиеся ученые: Математик, Физик, Физиолог, Астроном, Просветитель и Энциклопедист.
  
   Наступает обеденный час. Литературные герои - выдающиеся ученые - идут в зал, где накрыт стол. В этот день ученые общаются на русском языке.
  
   Физик комментирует одну из деталей накрытого стола: "Осётр".
  
   Кто-то высказывается: "Ракета!"
  
   Это слово, видимо, отвлекает Энциклопедиста от предстоящего обеда. Он почему-то произносит:
  
   - Антонов!
  
   На это странное высказывание, Физиолог реагирует столь же странным ответом:
  
   - Вернер фон Браун!
  
   - Николай Жуковский! - говорит Энциклопедист.
  
   Пауза.
  
   - Циолковский! - снова высказывается Энциклопедист.
  
   Вновь пауза.
  
   - Глушко! - настаивает Энциклопедист.
  
   - Оберт! - произносит Физиолог.
  
   - Туполев! - реагирует Энциклопедист.
  
   - Вильям Конгрев! Вотсон-Ватт! Виттл! Вилбер и Орвилл Райты! - одновременно добавляют Физик и Просветитель.
  
   Физиолог секунду думает и произносит:
  
   - Лилиенталь!
  
   - Леонардо да Винчи! - добавляет Астроном.
  
   Снова пауза.
  
   - Годдард! - слышится голос Просветителя.
  
   - Дамблан! - реагирует Математик.
  
   Секунды молчания.
  
   Энциклопедист проявляет упрямство; он произносит:...
  
   Ветер приносит восклицание:
  
   - Сергей Павлович! Королёв!
  
   Главный Конструктор смотрит в далекое небо. Шагает навстречу ветру.
  
   С каждым его шагом мистически изменяется цивилизация. Меняется под ноты весеннего степного ветра и со звуками шагов Главного Конструктора.
  
   Вечная музыка весеннего ветра, звучащая над планетой.
  
  
   18 апреля 2017 года - 19 апреля 2017 года
  
  
   16.Сказка о Короле звездного творчества. [О Сергее Павловиче Королёве]
  
  
   Жил-был в Рубиновом городе нищий учитель. У него непрерывно появлялись новые идеи. Он постоянно что-то писал. Год шел за годом. Многое вокруг него менялось и изменилось. К завершению земного этапа научной деятельности нищий учитель пришел с титулом "Энциклопедист", со славой, признанием, материальным благополучием. Оставшаяся после его ухода из жизни алмазная шкатулка с манускриптами оказалась в распоряжении некоего Инженера.
  
   Инженер был очень увлечен всеми теми вопросами, о которых размышлял и писал Энциклопедист. А писал тот ни много ни мало о Мосте. Мосте к звездам.
  
   Судьба не отвела Энциклопедисту и Инженеру значительного времени на общение, но они успели познакомиться и поговорить.
  
   Кроме алмазной шкатулки с манускриптами Энциклопедиста Инженеру были вручены ордер на служебную Избу, и Табличка: "ПРОЕКТ "_ _ _ _ _ ". РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТА: КОРОЛЬ ЗВЕЗДНОГО ТВОРЧЕСТВА".
  
   Инженер, ставший Королем звездного творчества, вписал в оставленное в Табличке место слова: "МОСТ К ЗВЕЗДАМ". Итак, проект стал называться: ПРОЕКТ "МОСТ К ЗВЕЗДАМ".
  
   Король звездного творчества - так называли теперь Инженера - направился в служебную Избу. Изба оказалась с Пауками. Но темп движений Короля звездного творчества и его помощников, образ жизни новых обитателей Избы были таковы, что укусить этих строителей Моста было затруднительно. В итоге Пауки заняли почетное положение в углах Избы, откуда с интересом наблюдали за разворачивающимися событиями. И ловили Мух.
  
   Король звездного творчества начал строить Мост к звездам.
  
   Сначала Мост достиг облаков.
  
   И вот наступил момент. Король звездного творчества подвел Мост к Хрустальному Небу.
  
   Он, Король, не обращал внимания на мелкие события. А они случались. Например, с самыми лучшими намерениями к Избе прибыли трудолюбивые Бобры.
  
   Бобры вытащили из служебной Избы Короля ряд конструктивных элементов и принялись создавать из этих элементов строения собственного изготовления. "Развитие нового, прогрессивного!"
  
   Затем в коллектив Короля влился Индюк из столичного курятника. Индюк был весьма важной и самодовольно птицей, но не повлиял на развитие событий. События развивались по-своему, а Индюк жил по-своему.
  
   После Индюка к Королю прибыла Лисица - для обучения. Лисица оказалась очень шустрой. И через короткое время сменилась Табличка. Теперь на новой табличке была такая надпись: "Проект "Путь во Вселенную". Руководитель проекта: Лисица".
  
   Однако, после этого нововведения с заменой Короля Лисицей все так перепуталось, что первоначальная Табличка была восстановлена, возвращена на место.
  
   Для Лисицы была устроена отдельная избушка в отдалении от Избы Короля.
  
   Король даже - волей- неволей - отрезал от манускрипта Энциклопедиста тоненькую полоску бумаги. Эту полоску вложили в спичечный коробок и отослали Лисице. Для подкрепления важности этой хитроумной личности.
  
   Все же дела у Короля звездного творчества шли успешно.
  
   Избушку - после частичной разборки ее Бобрами - укрепили подпорками. Индюк жил себе по-индюшиному, более или менее автономно. Мост продолжали строить.
  
   Мост достиг Хрустального Неба. И на Небо впервые в истории поднялся по этому мосту Человек.
  
   Во всем мире все были довольны. Мало кто мог предполагать, что такой Мост может быть построен. Событие общемирового значения!
  
   Король его помощники: Герцог и Маркизы - а с ними и Бобры, Индюк, Лисица - оглянулись и ахнули!
  
   Увидели: не Изба! А - Королевство!
  
   Оказалось, что уже - не Изба. А вместо Избы - огромное Королевство!
  
   Выяснилось, что день за днем на месте Избы Король строил Королевство. И оно открылось взорам всего человечества.
  
   Тут пришло известие. Заморская организация вспомнила давний проект о полете человека на Луну в снаряде, выпущенном из огромной пушки. Идея была переформулирована. Организация готовилась запустить на Луну космических спортсменов. Были приготовлены трапеции для раскачки, надлежащие тросы, крепления, специальные скафандры на период полета и прочее оборудование.
  
   Предполагалось, что космические спортсмены раскачаются на трапеции, а затем, набрав нужную скорость, отпустят перекладины, и устремятся к Луне. Аналогичным образом возвратятся. Относительно быстро и относительно дешево. Не так фундаментально, конечно, как основательный и стабильный Мост.
  
   И Бобры, и Индюк, и Лисица заявили: "Луну спортсменам не отдадим!". Сформировалось Авторитетное Мнение.
  
   Мост тем временем продолжал строиться. Он был сориентирован на Ближайшую Звезду. Достижение этой Звезды было реальным и близким по времени.
  
   - Развиваемся! - думал Король звездного творчества. - Сделаем еще шаг вперед!
  
   Однако пришло известие: "Луну спортсменам не отдадим! Мост перестраивать! Луну посетить! И посетить раньше спортсменов!"
  
   Это уже были не мелкие события с Бобрами, Индюком и Лисицей.
  
   Дело запахло авторитетом самого Рубинового города.
  
   А если этот авторитет окажется под сомнением, то Короля звездного творчества можно будет и попросить вон из Избы. Без права возвращения.
  
   Решил Король слукавить. Слишком достижимой казалась Ближайшая Звезда.
  
   ... Может, стоило бы самому уйти в отставку? И даже немного раньше. Еще до "Луны спортсменам не отдадим!"? Но как перешагнуть через себя? Романтизм, увлеченность делом, трудоголизм, отсутствие материальной независимости... Привычка быть занятым Большим Настоящим Делом. Да и голова была переполнена техническими идеями. Как-то не было ни времени, ни энергии, ни здоровья переключаться на всю эту "дипломатию".
  
   К тому же, поручали не просто так, а со ссылкой на "гениальность", с намеком на удачливость и на способность решить любые проблемы... А кто без самолюбия? Кто не надеется на фарт, на везение? На то, что "как-то вывезет"...
  
   Да ведь и этот - пусть небольшой - период, выигранный согласием, будет заполнен важными, нужными, гениальными делами...
  
   И соглашаться нельзя, и отказаться - невозможно...
  
   В общем, Король звездного творчества согласился с "Луну спортсменам не отдадим!". Принял задачу к исполнению.
  
   Перестроить Мост - сложно. Практически невозможно. Это понимали все. И все понимали, что опередить спортсменов с визитом на Луну - нереально.
  
   Тем временем законы природы давали себя знать. Здоровье, все же, с возрастом не всегда и не постоянно улучшается. А если еще впереди маячат события, которые назовут "неудачей" или определят как "провал"... Самолюбивому человеку такая перспектива здоровья не прибавляет.
  
   Король как-то задумался и решил составить Баланс: что - в "плюсе", а что - в "минусе".
  
   В "плюсе" оказались:
  
   1.Созданное Королем Королевство,
  
   2.Построенный Мост (с перспективой доведения его до Ближайшей Звезды),
  
   3. Достижение Человеком Хрустального Неба.
  
   4.Многие другие гениальные достижения.
  
   В "минусе"... Да, ничего серьезного.
  
   А как же согласие с "Луну спортсменам не отдадим!"? Но ведь новаторская деятельность всегда связана с отсевом какого-то количества несостоятельных версий и проектов... "Рабочий момент" - если оценивать объективно и с легкой лояльностью... Однако предощущалось, что это согласие Короля и этот неизбежно неудачный проект агрессивно обернут против Короля. Обвинят Короля в "провале".
  
   Вообще, на историческую сцену выходил Великан Невежества. Откуда бы ему взяться? Население Рубинового города получало сравнительно неплохое образование. Но человек с таким - неплохим - образованием имел очевидное преимущество перед теми, кто подписывал свое имя, ставя крестик. А вот перед теми, кто осуществлял Проект "Мост к звездам", перед Королем и его помощниками, многие люди с "неплохим" образованием чувствовали себя неуверенно. У определенного числа таких людей возникали сомнения по поводу деятельности Короля, чувство собственной неполноценности, зависть, затаенная агрессивность, своего рода скептицизм невежества.
  
   Была, конечно, альтернатива: либо дотягиваться до уровня Короля, либо подтягивать Короля к своему уровню.
  
   В итоге, в воздухе ощущалось появление - из ниоткуда? - Великана Невежества. Ощущалось предстоящее подпадание и Короля, и его Королевства под власть этого Великана.
  
   Король звездного творчества довольно-таки внезапно ушел в мир иной. Кто-то (подавляющее большинство) считал этот уход более или менее естественным (с учетом переутомления, заболеваний). Кто-то (единицы) делал акцент на обстоятельствах, которые полагал странными...
  
   А вот что с Королевством? Какова его судьба? Что его ждет?
  
   На эти вопросы однозначного ответа до сих пор нет. На них пытается ответить История.
  
  
   23 апреля 2017 года - 25 апреля 2017 года.
  
  
   17.Сказка о кафе-библиотеке А. М. Горького
  
  
   Флорентий Фёдорович Павленков вошел в незапертую дверь.
  
   Его взору открылся большой зал, разделенный на две части.
  
   В одной полу-зале стояли библиотечного типа столы, стулья, стеллажи с книгами, стойка для библиотекаря. За многими столами сидели читатели.
  
   В другой половине располагались несколько столиков "как в кафе" со стульями. А рядом несколько столов для свободного подхода с выставленной неприхотливой едой: резаным хлебом, квашеной капустой, простыми салатами, порциями картофельного пюре, чем-то еще простым и дешевым.
  
   Можно было свободно переходить из одной половины зала в другую.
  
   Оглядев помещение, Флорентий Фёдорович прошел за библиотечную стойку. Там его с улыбкой встретил Алексей Максимович Горький.
  
   - Прошу-прошу, Флорентий Фёдорович! Стулья стоят у столов читателей. А за стойкой я - как Генрих Шлиман за бюро. Работаю стоя. Если желаете, то проходите в зал, присаживайтесь.
  
   - Нет-нет, Алексей Максимович! Дошли сведения о Вашем кафе-библиотеке, что Вы благодетельствуете молодежи, талантам. Решил зайти. Посмотреть, пообщаться.
  
   - "Благодетельствую" - громко звучит, Флорентий Фёдорович. Привык общаться. Привычка общаться. Прибыв на родину, решил дать свой привычке способ реализации. Вот: кафе-библиотека. В библиотеке читатели берут книги, читают. Бесплатно, естественно.
  
   В кафе можно выпить кофе - бесплатно. Бесплатны также хлеб и квашеная капуста. Остальные продукты не дороги. Оплата наличными или талонами. Если читаете в день 500 страниц, то получаете на руки талоны, номинал которых обеспечивает такого читателя самыми простыми завтраком, обедом и ужином.
  
   Есть и нововведение. Если кто из читателей желает, чтобы я познакомился с его литературным произведением или каким-либо творческим проектом, то я знакомлюсь и высказываю такому читателю свое мнение.
  
   Вот, Флорентий Фёдорович, мое "благодетельствование".
  
   - И что же? Как принимают Ваше кафе-библиотеку? Заходят? - спросил Павленков.
  
   - Как видите. Мест не много. Но большинство мест занято.
  
   - Наверное, в основном - учащиеся? - снова поинтересовался Павленков.
  
   - Сейчас в библиотеке присутствует один известный конструктор. Занимается ракетными космическими запусками. Читает статью о Чеславе Боярском. Тот был талантливым инженером, изобретателем. Получил много патентов. Дело как-то не заладилось. В итоге Чеслав Боярский организовал незаконное производство фальшивых денежных купюр одной европейской страны. Все удивлялись. Печать купюр - сложно дело, требующее использования нестандартного оборудования, привлечения многих узких специалистов. А он - в одиночку. С высоким качеством. Вот так "повернулись" инженерный талант, техническая гениальность. Завершилось изготовление фальшивых купюр судебным процессом.
  
   - Скажите-пожалуйста!.. - удивленно воскликнул Павленков. - А писатели заходят?
  
   - Да, приходят. Люди они разные. Кто пишет о деревне, а кто - о городе. Кто о героизме, а кто - о быте. Не так чтобы все, но многие обзавелись новыми квартирами в домах для литераторов, дачами в поселках для писателей...
  
   Один из известных представителей литературной профессии вчера пришел и взял читать биографию Рона Хаббарда. Рон Хаббард - писатель-фантаст, автор более 600 художественных произведений, изданных на 30 языках мира. На своей лекции в 1949 году Хаббард высказал такую мысль: "Смешно писать, получая пенс за слово. Если кто-то действительно хочет сделать миллион долларов, то лучший путь - основать собственную религию". Хаббард стал основателем церкви сайентологии. И сам основатель, и его церковь преследовались в целом ряде стран. Был вынужден скрываться. Такой, вот, незавидный итог.
  
   Писатель - кстати - читал книгу о Роне Хаббарде внимательно.
  
   - Так-так... - задумчиво произнес Павленков.
  
   - Два дня назад зашел один из читателей. Он входил в число руководителей строительства крупной гидроэлектростанции, из числа созданных в соответствии с планом ГОЭЛРО. Построили её за пять лет. Этот специалист читал о Николае Максимовиче Павленко. Павленко собственным интеллектом и личными организационными усилиями "сотворил" фальсифицированную военно-строительную часть, которая обогащала самого мошенника Павленко и его сообщников. Отзывы о качестве выполненных организацией Павленко работ - вроде бы, положительные. Претензий не было. Закончилось деятельность фальсифицированной военно-строительной части судебным процессом и расстрелами.
  
   - Что Вы говорите...- неопределенно отреагировал Павленков.
  
   - Приходят и политики, - ответил Горький. - Например, один мой давний знакомый. Специализируется на крестьянской теме. Говорят, очень эффектно: этот политик приходит в приемную, а там - бородатые крестьяне со своими заботами. Он их всех обойдет, выслушает, запишет просьбы. Все ли проблемы решит? Не могу сказать. Но сама процедура обхода просителей и бесед с ними выглядит очень солидно. Распространено мнение, что он - представитель крестьянства в Руководстве.
  
   Этот мой знакомый-политик заказывает книги о Григории Распутине. Читает с интересом.
  
   Алексей Максимович сделал паузу. И продолжил.
  
   - Считаю Вас, Флорентий Фёдорович, нашим читателем! Какие книги приготовить к Вашему следующему визиту?
  
   - Может быть, книги Каменского Андрея Васильевича? Герои его биографических очерков или из сферы научно-технической (Джеймс Уатт, Томас Эдисон, Самуэль Морзе), или общественно-политической (Авраам Линкольн, Уильям Гладстон, Роберт Оуэн); Даниэль Дефо - английский писатель и публицист.
  
   - Да, Флорентий Фёдорович, Каменского очерки читают часто.
  
   - Не возражаете, Алексей Максимович, если я - в счет своей будущей деятельности в качестве читателя вашего кафе-библиотеки - выпью чашку кофе?
  
   - На здоровье, Флорентий Фёдорович! Отпробуйте, что приглянется.
  
   Ф.Ф. Павленков поблагодарил, попрощался. Вышел из-за стойки библиотекаря, подошел к одному из столов в кафе, взял с тарелки щепотку квашеной капусты и попробовал на вкус. Затем прожевал и проглотил кусочек хлеба. Выпил чашку кофе. Судя по выражению лица, претензий к качеству не возникло. Вышел на улицу.
  
   Алексей Максимович возвратился к обязанностям библиотекаря. Выдав книгу одному из читателей, спросил у него:
  
   - Сколько Вы сегодня страниц прочитали? Триста? Не плохо, не плохо...
  
   Сделал отметку в своем журнале.
  
  
   30 апреля 2017 года.
  
  
   18. Рассказ об Игоре Курчатове
  
  
   1949 год. 29 августа.
  
   В командном бункере - руководители испытаний первой советской атомной бомбы.
  
   Раздается объявление по громкой связи:
  
   - Готовность пять минут!
  
   1902 год, 30 декабря. В поселке Сим Уфимской губернии родился Игорь Васильевич Курчатов.
  
   Новая информация по громкой связи:
  
   - Объявляется минутная готовность!
  
   1912 год. Семья Курчатовых переезжает в Крым, в Симферополь. В 1920 году Игорь Курчатов оканчивает Симферопольскую гимназию с золотой медалью. Поступает на первый курс физико-математического факультета Таврического (Крымского) университета. В 1923 году завершает четырёхлетний курс за три года.
  
   Итак, в Крыму Игорь Курчатов проводит важнейшие годы своей жизни. Здесь он учится. Здесь он работает. Здесь он знакомится с будущей женой. Сюда, в Крым, он - став крупным, выдающимся, успешным ученым - приезжает в командировки. Крым становится для него родной землей.
  
   Секунды бегут быстро. По громкой связи начинается обратный отсчет:
  
   - Три!
  
   9 августа 1941 года И.В. Курчатов вылетает из Москвы в Крым, в Севастополь. В составе группы сотрудников Ленинградского физико-технологического института он будет проводить работы по размагничиванию кораблей для защиты флота от действия вражеских неконтактных мин.
  
   - Два!
  
   25-27 октября 1941 года противник прорывает оборону советских войск на Перекопском перешейке. Занимает почти весь Крым. 30 октября - 9 ноября 1941 года войска противника с ходу пытаются овладеть Севастополем.
  
   30 октября 1941 года почти все советские корабли уходят из Севастополя на базы Кавказа.
  
   4 ноября 1941 года плавучая база подводных лодок "Волга" начинает выход из Севастопольской бухты. "Волга" выходит под интенсивной бомбежкой, с риском подорваться на минах. По ней выпускают торпеды. В трюме "Волги" из Крыма, из Севастополя плывет И.В. Курчатов.
  
   На оставленном родном крымском берегу - смерть, смерть, смерть. И разрушения.
  
   К моменту оставления Севастополя у И.В. Курчатова уже были новости о блокаде Ленинграда. 17 сентября 1941 года И.В. Курчатов узнал о смерти отца, о том, что в Ленинграде осталась мать. Ленинградская блокада погубит и ее.
  
   Наверное, разные чувства охватывали И.В. Курчатова, когда он в трюме "Волги" плыл по Черному морю из родного Крыма в Поти.
  
   Если его и посетило ощущение беглеца, лишенного родины и родителей, человека "никто", бегущего в "никуда", то такое ощущение вряд ли ему понравилось.
  
   После решения служебных военно-технических задач на черноморских и каспийских берегах И.В. Курчатов выехал в Казань.
  
   В 1942 году в числе инициаторов нового метода защиты кораблей от мин И.В. Курчатов был удостоен Государственной премии первой степени.
  
   Приехав в Казань в начале 1942 года, И.В. Курчатов тяжело заболел. Какие видения являлись ему в болезненном забытьи? Болезнь обещала стать смертельной. Но он выздоровел.
  
   Отросшую за время болезни бороду решил не сбривать.
  
   Что означала эта борода? Что появился "новый человек"? Мальчиком и юношей Игорь Курчатов жил в Крыму. Жил и при белых, и при красных. И при солдатах армии императора Вильгельма, и при войсках Антанты.
  
   Каких-то резких высказываний со стороны И.В. Курчатова или членов его семьи по поводу какой-либо из этих властей не заметно. Похоже, присутствовало терпеливое отношение к обстоятельствам.
  
   Леонардо да Винчи родился в семье нотариуса. В некотором смысле российский нотариус - это землемер. Землемер обладает специальными знаниями, навыками, нужен любым властям. Аполитичен. И.В. Курчатов - сын землемера.
  
   Получив образование и начав деятельность, И.В. Курчатов стал ученым. Выдающимся, но, в общем, стандартным советским ученым-физиком.
  
   - Один!
  
   Человек с усами думал. "Кого назначить руководителем атомного проекта?".
  
   К руководству государства в 1943 году с письмом обратился Георгий Николаевич Флёров. Г.Н. Флёров ставил вопрос о возобновлении активных разработок по ядерной проблематике.
  
   Почему же именно И.В. Курчатов?
  
   Может быть, Человек с усами расшифровал бороду И.В. Курчатова как знак?
  
   На разных фотографиях она, эта борода, выглядит по-разному. Для того времени и для того круга людей она была необычной. У кого-то может возникнуть мнение, что такая борода была вообще не характерна для российских традиций.
  
   Эта борода была необычной... Профессорской? Наверное, с профессорскими бородами можно было найти отдаленную аналогию... Но, если говорить об отдаленных аналогиях, то эта борода может навести на мысли о создателях древнейшей письменности в Двуречье - клинописи.
  
   Намек Свыше?
  
   Выбор руководителя атомного проекта в условиях ограниченных ресурсов был выбором между успехом и неудачей.
  
   Человек с усами выбрал успех.
  
   - Пуск! Взрыв!! Ужас!!!
  
   Жуткий вид перенесшего атомный взрыв полигона.
  
   Полу-живые - полу-мертвые полу-сожженные птицы. Беспомощные...
  
   И относительный мир на планете. Вот уже почти 70 лет.
  
  
   06 мая 2017 года - 07 мая 2017 года.
  
  
   19.Сказка о беседе Максима Горького и Джека Лондона
  
  
   В кафе-библиотеку вошел Джек Лондон и направился к Максиму Горькому.
  
   Тот вышел из-за стойки библиотекаря.
  
   Они дружески пожали друг другу руки.
  
   - Джек! Наконец мы встретились!
  
   - Алексей! Мечтал о нашей встрече.
  
   - Джек! В нашем кафе-библиотеке принято в свободное от чтения время пить кофе. Пойдем, присядем за столик, выпьем по чашечке.
  
   - С удовольствием, Алексей! Раз уж возникла возможность поговорить... Я часто размышляю о совпадениях и различиях в наших с тобой, Алексей, судьбах. Любопытно было бы узнать твое мнение по этому поводу.
  
   - Отлично, Джек! Сравнения и сопоставления помогают лучше понять и оценить самого себя. Для стандартного любителя мировой литературы вполне естественным может стать вопрос: почему в общем здоровый Джек Лондон прожил 40 лет, а Максим Горький - с больными легкими - 68 лет? Я родился в 1868 году, а ты, Джек, - в 1876. В принципе, можно считать нас ровесниками.
  
   - И у тебя, Алексей, и у меня жизнь началась в материально стесненных обстоятельствах.
  
   - Твоя мать, Джек, настояла на твоем участии в литературном конкурсе, в ходе которого ты получил первое место, получил премию, поверил в свои силы, в свой писательский талант.
  
   - Твоя мать, вся твоя семья, Алексей, была далеки от традиционной художественной литературы. Но твоя мать научила тебя грамоте. Твоя бабушка была знатоком народного творчества. Твой дед по Библии выучил тебя церковнославянскому языку. Прежде чем стать приверженцем социализма, ты получил от одного из знакомых "титул" "псалтырника" - то есть, в некотором смысле, знатока Библии.
  
   - Да, Джек. Библию надо знать. Всегда был убежден в этом... И я, и ты, Джек, росли без отцов. В какие-то моменты в наших жизнях появились отчимы.
  
   - И я, и ты, Алексей, в какие-то моменты почувствовали склонность к самоубийству. Выкарабкались из этого психологического состояния. Вели вольную жизнь. Путешествовали, бродяжничали. Много ходили пешком, сплавлялись по рекам.
  
   - Ты, Джек, много плавал по морям-океанам... И еще: даже вдали от своих родных мест ты оставался семейным человеком. Тебя ждали дома мать, сестры... Я же в какой-то момент лишился всех близких родственников...
  
   - И ты, Алексей, и я много работали, что бы прожить-прокормиться в периоды наших бродяжьих путешествий.
  
   - И ты, Джек, и я не смогли получить формальное высшее образование. Занимались самообразованием. Очень много читали. Были постоянными посетителями библиотек. И ты, и я, начали писать. В одной из школ, Джек, директор освободил тебя от утреннего пения, но с условием, что ты должен писать сочинения каждое утро в течение той четверти часа, когда другие поют.
  
   - Тебя, Алексей, в начале жизни никто в литературной карьере не поддерживал. Но ты много путешествовал, много читал. Самостоятельно делал качественные скачки. Будучи мальчиком, читая вслух какое-то произведение в мастерской, среди взрослых людей, ты вдруг ощутил, что повидал и узнал больше каждого из слушателей. Если я мог без особого труда опубликовать свои рассказы в университетском издании - я проучился в университете несколько месяцев, но на учебу не хватило денег, - то тебе пришлось дойти пешком от Волги и Дона до Одессы и от Одессы до Тифлиса. Там в 1892 году в лояльной правительству газете при поддержке журналистов, достаточно индифферентных политически, ты, Алексей, опубликовал первое произведение. Оно - сказочно-романтического содержания. "...Окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева - безграничную степь, справа - бесконечное море...".
  
   - Как-то не получилось, Джек, ни у тебя, ни у меня, остаться вдалеке от политики. И ты, Джек, и я стали приверженцами социализма.
  
   - Все же мне до тебя, Алексей, далеко. Ты смог лично увидеть Витте, председателя Комитата министров, разговаривал с ним. Ленина ты называл другом. Был в хороших отношениях и со Сталиным. Судя по твоему творчеству, ты был лично знаком с Керенским.
  
   - Ты, Джек, знал "генерала" Келлли, руководителя так называемой Рабочей армии Келли. Ты знал деятелей Социалистической партии. Все они имели бы шанс получить власть при условии отсутствия демократических методов формирования органов власти, при нерешенности "аграрного вопроса", при отсутствии возможности появления таких инноваторов как, например, Томас Эдисон. В реальности вожди безработных и социалистов не имели шанса получить власть. Зачем нужно государство, проводящее электрификацию, когда Томас Эдисон и другие предприниматели осуществляют упомянутую электрификацию своими силами и на свои средства?
  
   Ни у "генерала" Келли, ни у деятелей Социалистической партии, ни у тебя, человека с ними знакомого, оказаться во власти шансов не было.
  
   Но из работ твоих биографов, Джек, следует, что твои книги на политические и социально-экономические темы оказали влияние на общественное сознание, способствовали постепенному смягчению общественных противоречий.
  
   В России Томаса Эдисона не было фактически. Он не ожидался в ближайшем будущем. А электрификация была необходима срочно, безотлагательно. Пришлось вспомнить профессию бурлака. Кто-то должен был тянуть Россию...
  
   Для тебя, Джек, понятна разница между понятиями "бурлак" и "революционер".
  
   В России не было действительно демократических методов формирования органов власти, существовал "аграрный вопрос". В итоге - революция, названная социалистической. Может быть, для России была бы полезнее конституционная монархия. Но такой вариант был вне моей персональной компетенции. Если меня называют конституционалистом, то я не ощущаю протеста и не выражаю возражений.
  
   "Мой" "социализм" открывал для меня перспективы интенсивной полезной культурной и филантропической деятельности. "Твой" "социализм", Джек, был и остался лишь словами, пустышкой; была ли от него хоть какая-то для тебя польза ... или только затраты времени... разочарования... полезный, но не отделяемый, не выделяемый вклад в общую политическую культуру...
  
   - И ты, Алексей, и я женились достаточно рано. Насколько я понимаю, твои биографы, Алексей, насчитывают у тебя одну официальную жену, с которой ты официально не развелся, и две гражданских. Причем можно предполагать, что они могли встречаться в твоем доме одновременно. Ясно, что предшествующие личные (интимные) отношения выдыхались при возникновении новых, но сохранялись взаимное уважение, поддержка, взаимная забота. И ты, и твои жены могли бесконфликтно встречаться и, даже, в какие-то периоды жить под одной крышей.
  
   - Твоя первая жена, Джек, родила тебе двух детей. Насколько я понимаю, она не поддерживала после развода с тобой особых отношений. Хотя ты и старался несколько раз в месяц встречаться с детьми. Вмести с тем, стоит заметить, что твоя первая жена непоколебимо верила всю свою жизнь (и после замужества, и после развода), что ты будешь одним из крупнейших писателей в мире.
  
   Вторая жена, как я понимаю, отличалась готовностью к любым приключениям, к помощи в вычитывании и распечатывании рукописей. Помогала в написании писем под диктовку.
  
   Второй брак внес в отношения бывших подруг - первая и вторая твои жены были в определенный период подругами - естественную напряженность, и, наверное, они старались после второго твоего брака не встречаться. Тем более, о каком-то сотрудничестве трудно было вести речь.
  
   - Конечно, Алексей, когда я размышляю - в отчасти предположительном ключе - о твоей уникальной семье... О взаимном сотрудничестве и взаимной поддержке, характерных для тебя и твоих трех жен... Я, с одной стороны, испытываю удивление... С другой стороны, я начинаю понимать, почему при хороших доходах и одинаково легком отношении к деньгам - и у тебя, и у меня, - ты, Алексей, все же никогда после "вхождения" в литературу не испытывал реального недостатка в деньгах... Наверное, и ты, и твои материальные дела ощущали заботу одновременно со стороны различных членов твоей семьи...
  
   - Все члены моей семьи чувствовали заботу со стороны остальных. На меня повлиял период моих одиноких бродяжьих скитаний. Не забудь, Джек, и Библию: нехорошо быть человеку одному.
  
   Меня, Джек, поразил один из финансовых эпизодов твоей биографии. Тебе срочно понадобились 300 долларов. Сумма не очень большая; мальчиком ты занял 300 долларов у своей няни, афро-американки. Ты, Джек, написал письма с просьбой вернуть долг сотням мужчин и женщин. Суммарно они были должны тебе более пятидесяти тысяч долларов. Когда занимали, обещали вернуть долг. До последнего цента. В ответ на свои просьбы ты получил всего пятьдесят долларов.
  
   Однако, финансы финансами, а поэзия поэзией. В литературе, Джек, твой рассказ "Белое безмолвие" называют произведением поэта. Позволь мне вслух процитировать несколько строк: "У природы в запасе немало уловок, чтобы доказать человеку его ничтожество - приливы и отливы, без устали сменяющие друг друга, свирепые бури, могучие землетрясения. Но нет ничего страшнее Белого безмолвия с его леденящим оцепенением. Всякое движение замирает; над головой - ни облака; медным блеском отливают небеса. Чуть слышный шепот, звук собственного голоса пугает, оскорбляет слух. В призрачных просторах мертвого мира движется одинокая песчинка. Это человек. Ему жутко от собственной дерзости. Разве не ясно, что его жизнь ничтожнее, чем жизнь червя? Странные, непрошеные мысли приходят в голову: вот вот ему откроется тайна бытия". Восхищаюсь! Звучит!
  
   - Благодарю! Но все же верну нашу беседу от поэзии к прозе. Мое внимание, Алексей, привлекло то, что ты - обеспеченный всемирно популярный писатель - практически постоянно жил в съемном жилье: на съемных виллах, дачах, в съемных домах. Похоже, ты не имел недвижимости в собственности. Твой капитал - твои литературные произведения, твоя репутация, твои связи.
  
   - Да, Джек, у тебя так же был аналогичный капитал: твои литературные произведения, твоя репутация, твои связи.
  
   Твои попытки конвертации этого капитала в недвижимое и движимое имущество - попытка постройки великолепного дома, приобретение ранчо, лошадей, строительство яхты и прочие приобретения - эти попытки и их результаты могут стать поводами для размышлений.
  
   - Предполагаю, Алексей, что читатели, сопоставляя наши биографии, увидят много сходного, похожего.
  
   В первой половине жизни и ты, Алексей, и я жили в условиях материальных затруднений. Важную роль в нашем воспитании и обучении сыграли ближайшие родственники. Мы не получили формального высшего образования. Много читали, занимались самообразованием. Были частыми посетителями библиотек. Много путешествовали: пешком, сплавлялись по рекам. Много работали. Жили трудно. Наперекор трудностям направились в литературу. Занимались журналистикой, работали корреспондентами. Увлеклись социализмом. Философские и политические тезисы мы перевели на общепонятный язык художественных образов. Пришло время, и мы стали получать хорошие, очень хорошие доходы. Мы легко относились к деньгам. Легко тратили. Нас как писателей узнали во всем мире. В определенные моменты мы стали самыми известными писателями. Ты - в России (Лев Толстой стоит особняком). Я - в Америке. Одна из общих тем наших произведений - судьбы бродяг, любителей путешествий. Были и другие сходные темы литературного творчества...
  
   Можно прийти к выводу, Алексей, что мы с тобой - духовно, культурно, ментально, в сопоставлении наших биографий - напоминаем творческих братьев. И если не близнецов, если не двоюродных, то - троюродных. Волею обстоятельств родившихся на разных континентах.
  
   Джек Лондон улыбнулся и шутливо добавил:
  
   - Может быть, своевременно побеседовав с тобой, братом-"псалтырником", о жизни, о законах писательского успеха я бы дожил не до 1916-го, а до 1946-го года? В 1906 году, когда ты приехал в США, такая беседа у нас вряд ли бы получилась, хотя и была бы для меня очень нужной, своевременной.
  
   - Ты знаешь, Джек, что я слегка сентиментален. Мои биографы пишут, что я частенько пускал слезу. Когда я выдаю книги читателям, и когда они у меня просят произведения Джека Лондона, я слегка умиляюсь. Полагаю, твои произведения трогают сердца читателей нашей библиотеки.
  
   - Понял, Алексей. Считай меня читателем твоей библиотеки. И прошу приготовить к моему следующему визиту рассказ "Мой спутник".
  
   Писатели поднялись и дружески пожали друг другу руки. Попрощавшись, Джек Лондон направился к выходу.
  
   Алексей Максимович возвратился к обязанностям библиотекаря. Выдав книгу одному из читателей, спросил у него:
  
   - Сколько Вы сегодня страниц прочитали? Четыреста? Не плохо, не плохо...
  
   Сделал отметку в своем журнале.
  
  
   8 мая 2017 года - 10 мая 2017 года.
  
  
   20. Сказка о не отправленном письме М. Горького И.А. Бунину
  
  
   М. Горький решил перечитать текст письма. Вот что в нем говорилось:
  
   "Дорогой Иван Алексеевич!
  
   Часто думаю о Вас. О нас.
  
   Вчера в моем кафе-библиотеке беседовал с Джеком Лондоном.
  
   Сегодня пишу Вам письмо. О чем?
  
   Да не так уж это и важно.
  
   Улыбаясь и, шутя, скажу: "Обо всем!"
  
   Возникло желание с Вами поговорить, пусть и заочно. Помните наше знакомство в 1899 году, сотрудничество в издательстве "Знание"? Надеюсь, ни в чем Вас не подвел. Надеюсь, ни в чем Вы "Знание" - возглавляемое мною - упрекнуть не можете. Хорошее было время!
  
   Но, придерживаясь эпистолярной дисциплины, уточняю. Это мое письмо - о писательском творчестве, о творческом сотрудничестве, о писательском успехе, о том, "писать и действовать или воздержаться от действия и написания".
  
   Вспомните, дорогой Иван Алексеевич, один из эпизодов обучения Н.В. Гоголя в Нежинской гимназии. Николай Васильевич на одном из уроков подал преподавателю Никольскому стихотворение Пушкина "Пророк". Никольский происходил из духовенства. Был сочинителем. Знал произведения многих поэтов, писателей, но к творчеству А.С. Пушкина относился недоверчиво, произведения А.С. Пушкина не читал. Никольский прочел... поморщился и начал вносить в текст свою правку. Возвратив стихи мнимому автору, то есть Гоголю, Никольский пристыдил его за недостаточное усердие. Тут Николай Васильевич сознался, что автор этого произведения А.С. Пушкин, и что он, Николай, решил подшутить над Парфением Ивановичем, которому никак не угодишь. Профессор оказался преподавателем высочайшей педагогической квалификации. Он доброжелательно воскликнул: "Ну, что ты понимаешь! Да разве Пушкин-то безграмотно не может писать? Вот тебе явное доказательство... Вникни-ка, у кого лучше вышло...".
  
   Юный Николай Гоголь получает урок проблемного обучения. Возможно, один из важнейших литературных творческих уроков, полученных в Нежинской гимназии.
  
   Но согласитесь, дорогой Иван Алексеевич, что ситуация, благоприятно разрешившаяся благодаря педагогическому гению преподавателя Никольского и удачливости Николая Гоголя, была весьма двусмысленная. Могли прозвучать слова и о недобросовестности, о неуважении, мог быть упомянут плагиат. Конечно, если бы эти слова прозвучали, они были бы произнесены без особой агрессивности, с увещеванием. Но все равно было бы неприятно, если бы они были произнесены.
  
   И преподаватель, и ученик волей обстоятельств вышли из ситуации легко, галантно, непринужденно.
  
   Какой-то оптимизм ощутил Николай от по-доброму смотрящего Никольского.
  
   Пишу это письмо, дорогой Иван Алексеевич, и по мере его написания размышляю над его темой. Вот еще вариант: "Кипучая творческая энергия. Действовать или не действовать?".
  
   Выше я упоминал о вчерашнем моем разговоре с Джеком Лондоном.
  
   Так вот. Он познакомился в январе 1906 года с корреспондентом одной из местных американских газет Льюисом Синклером. Льюис пришел брать у него, Лондона, интервью. В то время Лондон активно агитировал за "социализм". Не мне Вам, дорогой Иван Алексеевич, рассказывать о 1905 годе! Мир бурлил.
  
   Знакомство Лондона и Льюиса состоялось, но не развивалось несколько лет.
  
   Судя по последующим событиям, Льюис был полон кипучей творческой энергии. Той энергии, которая активно ищет себе выход.
  
   Приходит 1913 год. Это год завершения строительства выдающегося дома Джека Лондона. Год, когда сумма ежемесячных долгов Лондона колебалась примерно в границах от 25000 до 50000 долларов.
  
   Джек Лондон был широко известной фигурой. И наверняка корреспондент Льюис Синклер был в той или иной мере осведомлен о делах Лондона.
  
   Необыкновенный образ представал перед читателями американских газет.
  
   Великий писатель. Строитель великого дома. Человек, обремененный великими долгами. Человек, выдающий зарплату многочисленным рабочим из кожаных кисетов для золота, кисетов, привезенных из Клондайка.
  
   По некоторым оценкам его годовой доход от литературной деятельности составлял семьдесят пять тысяч долларов, а годовая сумма затрат составляла сто тысяч долларов. Все, чем он владел, было заложено и перезаложено. Для русской литературы знакомая экономическая модель?
  
   Этот великий писатель был вынужден писать как можно больше. Литературные гонорары направлялись на платежи по текущим расходам, на выплату долгов.
  
   Льюис Синклер знал и о приверженности Джека Лондона "социализму", и о стремлении делать добро, быть меценатом.
  
   Возможно, дорогой Иван Алексеевич, до Льюиса Синклера доходили сведения о творческих затруднениях Джека Лондона: не так-то просто писать много, очень много, запредельно много. Даже логически ясно, что длительные перегрузки отражаются на творчестве в виде усталости, переутомления, в виде снижения активности.
  
   В 1913 году, еще до завершения строительства знаменитого дома, Льюис направляет Лондону письмо. В письме - несколько сюжетных набросков и предложение купить их. Стоимость одного сюжетного наброска колебалась вокруг семи с половиной долларов. В это время у Джека Лондона издатели "покупали" рассказы за 500-750 долларов.
  
   Джек Лондон приобретает у Льюиса Синклера два наброска. Платит 15 долларов. Узнав о приобретении, Льюис сразу же информирует Лондона о приобретении за эти 15 долларов детали пальто, предназначенной для защиты Льюиса от холодного ветра.
  
   Через небольшой период времени Льюис Синклер направляет Джеку Лондону дополнительно более десяти набросков и прейскурант с ценами. В сопроводительном письме сообщает, что он, Льюис, надеется, что Лондон широко воспользуется его сюжетами, и это в конце концов даст Льюису возможность бросить кабалу и вернуться к свободному творчеству.
  
   Джек Лондон какие-то наброски выбирает и направляет Льюису чек на пятьдесят два доллара пятьдесят центов. Льюис немедленно сообщает Лондону, что его (Льюиса) партийный билет члена соцпартии - в полном порядке.
  
   Приближалось завершение строительства знаменитого дома, задуманного Лондоном. Так или иначе, но о какой-либо последующей переписке Льюиса с Лондоном сведений не обнаруживается.
  
   Из биографических сведений можно сделать вывод, что по крайней мере один из набросков Льюиса Лондон использовал: написал произведение и опубликовал его. Опубликовал еще в 1913 году, еще до завершения строительства знаменитого дома.
  
   Согласитесь, дорогой Иван Алексеевич, что с упомянутыми сюжетными набросками ситуация - неоднозначная. С одной стороны, Джек Лондон - писатель, получивший всемирную известность. С другой стороны - один из тысяч (десятков тысяч) журналистов.
  
   Рискованная ситуация.
  
   Положительная реакция Джека Лондона на предложения Льюиса Синклера стала достоянием истории американской литературы. Но реакция Лондона могла быть и отрицательной. Гипотетическая отрицательная реакция так же стала бы достоянием истории американской литературы.
  
   Даже если учесть особые условия 1913 года для Джека Лондона, то все равно риск отрицательной реакции был довольно-таки реальным.
  
   Почему предложения Льюиса Синклера были приняты?.. Момент? Все "совпало"?
  
   Дело не в 15 и не в 52 долларах.
  
   Обмен творческими замыслами, идеями, соображениями - это нормальная вещь.
  
   История литературы знает, например, о получении определенных творческих идей Н.В. Гоголем от А.С. Пушкина. Вспомним литературное общество "Арзамас": в общении происходит обмен творческими идеями, замыслами.
  
   Замечу, что в свое время предметом обсуждения стала роль творческих помощников А. Дюма.
  
   Ваш покорный слуга, дорогой Иван Алексеевич, стал одним из инициаторов создания Центрального Дома литераторов, московского клуба писателей. Хлопотал и об учреждении Литературного института.
  
   Любая форма общения, взаимодействия творческих людей, дорогой Иван Алексеевич, предполагает творческий обмен.
  
   Но иногда требуются не только среда, но и персональное волевое усилие, тактическое действие, настойчивость, инициатива. Интрига, наконец. Рывок. Скачок. Стремительный маневр. Судьбоносный ход конем.
  
   Так вот, продолжу мысль. Дело не в 15 и не в 52 долларах.
  
   Разрешите, я далее отвлекусь от конкретных отношений Джека Лондона с Льюисом Синклером. И буду вести речь об абстрактных "великом писателе", "журналисте", "соавторе", "субсоавторе".
  
   Если великий писатель приобретает у журналиста (одного из тысяч, десятков тысяч) наброски, использует наброски или набросок хотя бы в одном опубликованном произведении, то кто-то может почувствовать еле уловимое появление таких понятий как "соавтор" или "субсоавтор".
  
   Для великого писателя, написавшего десятки томов всемирно известных произведений, значение использования одного или нескольких (чужих) набросков равно нулю.
  
   Для (рядового) журналиста значение использования великим писателем одного или нескольких его (журналиста) набросков бесконечно велико.
  
   Все же, дорогой Иван Алексеевич, как мощен творческий поток, поток творческой энергии! Как она многообразна!
  
   Как многообразны пути прихода, входа в литературу!
  
   Например, кто-то входит в литературу через скитания, путешествия, разного рода испытания, через формирование репутации человека "горькой" судьбы. Кто-то проходит через участие в военных действиях и через их описание. Кто-то постепенно наращивает творческий потенциал, стремится развить способности. Наверное, сотрудничество с издательством "Знание" так же было для кого-то путем в литературу...
  
   Но если - гипотетически представим - человек, твердо решивший стать писателем, без всякой организационной или властной поддержки, без поддержки покровителей или родственников стал соавтором или субсоавтором великого писателя, то тем самым этот твердо решивший человек - став соавтором - вошел в литературу.
  
   Он не становится "приятелем", "собутыльником", "подхалимом", "лакеем"... Он, добавлю, не старается стать постоянным "спичрайтером" ("сюжетных набросков райтером"). Зачем? Он твердо решил стать писателем. Он действует силой своего ума. Он составляет сюжетные наброски и письма. Он ждет, наконец. Ждет, ждет и ждет. Он использует организационные возможности почты. И - он соавтор (субсоавтор) великого писателя. Он уверенно вошел в литературу.
  
   Поражаюсь многообразию этого мира и тех путей, которые пробивает себе творческая энергия.
  
   Переключаюсь, дорогой Иван Алексеевич, на другие размышления о творческом пути Джека Лондона.
  
   Перейдем, дорогой Иван Алексеевич, на более высокий уровень обобщения. Доброта. Добрый человек. Его беззащитность. Его судьба. Ожесточение.
  
   Один из руководителей строительства выдающегося дома так вспоминал о Джеке Лондоне: "Джек был лучшим из людей. Я не встречал никого человечнее. Со всеми добр, никогда не увидишь его без улыбки. Настоящий демократ, благородный человек, джентльмен; любил семью, любил рабочего человека". Такие же примерно оценки в воспоминаниях других людей.
  
   Добрый человек примерно в 1913 году, по-видимому, в минуту психологической угнетенности, в момент ожесточения пишет в одном из писем одному из адресатов: "Грянет гром, и тогда не один день придется вам вымаливать прощение и кланяться перед всем светом; а когда вы станете прахом, отзвуки этой грозы дойдут до тех, кто ныне еще не родился, и вы перевернетесь в гробах".
  
   Спрашивать, Вас, дорогой Иван Алексеевич, что вы думаете о доброте, о беззащитности и о судьбе абстрактного доброго человека, что Вы думаете об ожесточении... Наверное, такие вопросы звучат наивно: вечные темы. Все же, если будет настроение, напишите...
  
   Возвращаюсь, дорогой Иван Алексеевич, к одной из формулировок тем моего письма: "писать и действовать или воздержаться от написания и действия?".
  
   Будет время, напишите ответ, изложите Ваши размышления.
  
   Ваш Максим Горький (Алексей Пешков)."
  
   Прочитав текст письма, Горький задумался.
  
   - Вечные темы! - произнес он.
  
   Вздохнув, написал на верхнем поле первой страницы письма: "В черновики!".
  
   Горький вернулся к выдаче книг читателям кафе-библиотеки.
  
   - Вам кого? Опять Джека Лондона? У нас есть в каталоге раздел "Американская литература". Можете выбрать себе еще книги.
  
   Уточнил услышанные от читателя слова:
  
   - Немного попозже? Предполагаете, попозже - Драйзера? А сейчас желаете - Джека Лондона? Все же после прочтения загляните в каталог...
  
  
   13 мая 2017 года.
  
  
   21.Сказка о мини-конференции в кафе-библиотеке М. Горького
  
  
   - Господа!.. - Горький слегка запнулся. - Товарищи!.. Я попросил вас, наиболее известных читателей нашего кафе-библиотеки - Конструктора, Писателя, Строителя, Политика - собраться на несколько минут для небольшого обсуждения.
  
   Один из наших молодых читателей интересовался личностью Шарля Мориса Талейрана-Перигора. И спросил: а что можно почитать по искусству дипломатии?
  
   У меня возникло предположение: сделать тематическую подборку книг. А на ее основе оформить стенд с выставкой книг по теме.
  
   Заходит посетитель в библиотеку. И видит - стенд с тематической подборкой книг. Посетитель может остаться равнодушным, но может и заинтересоваться. А я готов дать пояснения, рекомендации... Проект потенциально полезный. Во всяком случае - не вредный.
  
   Итак, вопрос первый: как сформулировать тему выставки?
  
   - Дипломатия - это, конечно, "искусство возможного",- высказался Писатель. - Но все же дипломатия воспринимается как решение важных внешнеполитических вопросов именно мирными методами.
  
   - Территории - немаловажный вопрос, - вздохнув, высказался Строитель.
  
   - Проектируешь последовательность действий и получаешь полезный результат, - подключился Конструктор.
  
   - А насилие? - спросил Политик. Участники обсуждения с неудовольствием посмотрели на него.
  
   - Насилия - сколько угодно. Искусство дипломатии - вот вопрос, - ответил Политику Писатель.
  
   - Красиво оформить. Придать вид добровольности, равноправности...- задумчиво произнес Горький. - Что же, территориальные вопросы - тема в истории частая. И дипломатия от соответствующих событий в стороне не остается.
  
   - Насколько будем углубляться в историю при характеристике примера? - задал вопрос участникам обсуждения Писатель.
  
   - Без конспективности не обойдемся, - отреагировал Конструктор. - Но нужно дать общую историческую картину, исторический контекст.
  
   - Господа! - оживился Писатель. - Уважаемый Алексей Максимович в 1906 году посетил США. А между тем, достопочтенный господин Талейран также прожил некоторое время в США. Может быть, обратимся к истории Северо-Американского континента?
  
   Горький как-то занервничал. Пальцы его стали крутить карандаш. Затем он сместил чашку с кофе по какой-то замысловатой траектории. Несколько раз откашлялся.
  
   Политик стал массировать веки глаз.
  
   - Господа! - вмешался Строитель. - Вспомните обсуждаемый вопрос! Будьте дипломатичны!
  
   - Я имел в виду южные, именно южные, регионы континента, - стал оправдываться Писатель.
  
   Горький с интересом посмотрел на него и уточнил:
  
   - Южные регионы Северо-Американского континента?
  
   - Да! - подтвердил Писатель.
  
   - Да! - повторил Политик.
  
   - Отлично, господа! Тогда переходим от первого вопроса к последующим, - включился Конструктор. - Тема определена, и мы сейчас быстренько составим список литературы. А затем, при необходимости, поможем Алексею Максимовичу выставить книги на стенд.
  
   Начнем с тех книг, которые позволят дать общее представление об утверждении европейцев в Северной и Южной Америках. Я имею ввиду сборники о великих мореплавателях, путешественниках, военачальниках, политиках. Детальной информации читатель в этих сборниках не обнаружит. Но он сможет составит общее представление: как на "севере" Северо-Американского континента возникли США, а на "юге" - Мексика.
  
   - Испанцы вписали себя в историю, - задумчиво произнес Писатель.
  
   - Да-да, - подтвердил Политик.
  
   - Темы становления демократии, развития экономики в США будем охватывать списком литературы? - спросил Строитель.
  
   - В общем, понятно, что демократия создает условия для экономического развития...- произнес Горький. - Включить в составляемый список книги из Павленковской дореволюционной серии "Жизнь замечательных людей": об американских изобретателях и политических деятелях? И книги Драйзера для общего представления?
  
   - Стоит ли? - отреагировал Строитель. - Будем считать этот вопрос общепонятным.
  
   - Итак, на "севере" - США, на "юге" - Мексика, - продолжил Политик.
  
   - Демократически устроенные и экономически развивающиеся США...- дополнил Конструктор.
  
   - Не будем абсолютизировать американский опыт, - заметил М. Горький. - Китайцы несколько тысячелетий привержены мудрости древних. К чему призывали древние мудрецы? К человеколюбию, правосудию, повиновению действующим законам и соблюдению установленных обрядов, правдолюбию, верности и честности... В серии Ф.Ф. Павленкова есть, кстати, книга о Конфуции. Издавалась в 1891 и 1897 годах.
  
   - Земля обладает ценностью, - произнес Строитель, словно думая о чем-то своем.
  
   - Если мы будем рассматривать детали военных действий между США и Мексикой, то поможет ли нам такая детализация охарактеризовать искусство дипломатии? - задал риторический вопрос Писатель.
  
   - Поставим в центр внимания договор. - предложил Конструктор. - Гуадалупе-Идальго мирный договор, заключённый между США и Мексикой в Гуадалупе-Идальго 2 февраля 1848 года по итогам американо-мексиканской войны 1846-48 годов, закончившейся поражением Мексики.
  
   Согласно этому договору к США перешла территория площадью 2,3 млн. кв. км. Эта территория составляет около четверти территории современных США (штаты Техас, Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, часть Колорадо и Вайоминга).
  
   По этому договору США выплачивали Мексике за перешедшие территории "компенсацию" в 15 миллионов долларов и, кроме того, американское правительство брало на себя удовлетворение финансовых претензий своих граждан к Мексике в сумме 3,2 миллионов долларов.
  
   - Масштабно! - отметил Политик.
  
   - Для характеристики искусства дипломатии важнее другое, - констатировал Конструктор. - Территории США получили не бесплатно. А за деньги.
  
   - За деньги, господа! - повторил Конструктор, привлекая интонацией внимание участников обсуждения к своим словам. - То есть налицо не "аннексии", и уж тем более не "контрибуции". Мы можем рассмотреть, - для наглядности Конструктор нацепил одной рукой на кончик своего носа очки, а указательным пальцем другой руки слегка постучал по очкам, - и добровольность, и взаимовыгодность, и равноправность. Между прочим, в договоре есть положение, в котором выражается стремление к последующему мирному сосуществованию. Именно в этих "добровольности", "взаимовыгодности", "равноправности", "стремлению к мирному сосуществованию" может быть обнаружено искусство дипломатии.
  
   - Насилие все же имело место. И это вызывает сожаление, - включился Политик.
  
   - М-м, - пробурчал Писатель.
  
   - Что же, господа? - уточнил Горький. - Поставить на выставку несколько книг? Сборники о великих путешественниках, мореплавателях, политиках, военачальниках? И более "узкую" по тематике книгу о политической судьбе южных территорий Северо-Американского континента, содержащую сведения о договоре 1848 года?
  
   - Вы их поставьте чуть пониже, - высказал мнение Писатель. - А на верхний ряд поставьте биографию Талейрана. С его хорошим портретом на обложке. Для сведения - в 1797 году Талейран стал министром иностранных дел. Биография-то - насыщенная. Выставка к юбилею - разве плохо? К какому? А Вы почитайте биографию... Мы же говорили об историческом контексте. Разве биография Талейрана не дает определенного представления об историческом контексте договора 1848 года?
  
   - Озаглавьте эту небольшую книжную выставку следующим образом: "Искусство дипломатии в конкретном историческом примере", - высказался Конструктор.
  
   - Строительное дело - это разве не дипломатия? - произнес Строитель. Участники обсуждения смотрели на него с молчаливым пониманием. И продолжил. - А что, господа, если часть заголовка - "в конкретном историческом примере" - пока не размещать для публичного обозрения. А пока сделать видимыми лишь слова "Искусство дипломатии". Не будет ли такой вариант более дипломатичным?
  
   - Благодарю, господа, за ваши мнения, - произнес Горький. - Я пытаюсь визуально представить предлагаемый стенд. На стенде звучный заголовок и всего несколько книг...
  
   На верхнем уровне - биография Талейрана с хорошим портретом. Ниже - несколько книг-сборников с биографиями великих людей: путешественников, мореплавателей, военачальников, политиков. И - книга более "узкой" тематики, в которой наряду с другой информацией содержатся сведения о договоре 1848 года.
  
   - На ней, этой специальной книге, разве написано, что она - о договоре 1848 года? Если сразу ее не найдете, то поставите позже. Дела давно минувших дней! Стоит ли ворошить старое? Тревожить призраки в шкафах? - заметил Писатель. - Читатель начнет с биографии Талейрана. Она насыщена темой "искусство дипломатии"! А сборники биографий великих людей разве не насыщены сведениями по этой теме?
  
   - Не слишком ли просто? - произнес М. Горький.- Как-то не академично...Но почему бы и нет? Кто может, тот пусть сделает лучше!
  
   Господа! Объявляю наше обсуждение, нашу мини-конференцию завершенными.
  
   Вам желаю хорошего дня и приятного чтения!
  
   А я направляюсь готовить тематическую выставку книг.
  
  
   15 мая 2017 года.
  
  
   22.Сказка об академике Тарле
  
  
   Горький присоединился к читателям кафе-библиотеки, решившим обменяться мнениями за чашками кофе о прочитанных книгах.
  
   - Алексей Максимович, - обратился к нему Писатель. - Вы увлеклись Тарле?
  
   - "Наполеон", господа, - пояснил Горький, положив перед собой на стол книгу Е.В. Тарле "Наполеон".
  
   - Слушайте, господа! - оживился Строитель. - Кого ни возьмите, все слушали лекции Тарле. Кто - до революции, кто - после революции. Кто до Великой Отечественной войны, кто - после. Кто - студентом, кто - уже при чинах и званиях.
  
   - А кто не читал его книг?! - подключился Политик. - Все хотя бы что-нибудь, но - читали. Или, по крайней мере, - слышали.
  
   - Ломились! - Добавил Строитель. - Бывало, он подъезжает к залу, намеченному для выступления, а приходится остановиться за квартал, за два. Все забито автомобилями.
  
   В мирное время, бывало, публика сметала и билетеров, и контролеров, и дежурных.
  
   - Представьте, господа! - не смог унять эмоций Писатель. - Военное время: голод, усталость. Не хватало самого необходимого. А на лекции Тарле валили валом.
  
   Слушали и командиры, и красноармейцы. Раненые в госпиталях. Инженеры и рабочие. Защитники Родины!
  
   - Меня он, кстати, не раз подвозил на своем авто, - подключился Строитель. - У него в распоряжении был не свой личный, а прикрепленный автомобиль. Но в постоянном пользовании. Меньше хлопот и отвлечений. И водитель был у него один и тот же - постоянный. Много помогал академику.
  
   - Меня он "подбросил" "на" своем вагоне-салоне, - поделился Конструктор. - В военный период все жили очень скромно. Голодали. А он передвигался в "собственном" вагоне-салоне. В сопровождении двух проводниц. Благодаря его вагону и его мобильности я быстро и с комфортом переместился из одного города в другой.
  
   - Все это так, господа, - дополнил Писатель. - Но видели бы вы его квартиру в Санкт-Петербурге, то есть в Ленинграде, на набережной Невы близ Зимнего дворца. Он поселился в бывшей квартире графа С.Ю. Витте. Он писал в своем кабинете, глядел на Неву, на силуэт Петропавловского собора... Любил он там работать.
  
   Позволю себе, господа, домыслить. Начинает академик работать. За советами к Витте обращается. Витте был человеком громадных знаний: плохого не посоветует.
  
   - Это Вы фантазируете, уважаемый Писатель, - отреагировал Конструктор. - Знания академика Тарле имели те же источники, которые всем доступны: образование самообучение, библиотеки, архивы. Многие его видели. В разных библиотеках. Одновременно. Как он успевал?
  
   Впрочем, интеллектуальную преемственность отрицать не разумно. Но давайте домыслим академика в обществе Наполеона, Талейрана... Нахимова, Ушакова, Кутузова...
  
   Помолчав, Конструктор добавил:
  
   - А какая у него была дача! В хвойно-лиственном лесу! На берегу Москвы-реки. Любил пройтись, подышать свежим воздухом. Размышлял о покорении космоса.
  
   - Размышлял о покорении космоса? - высказал некоторое сомнение Писатель. - Ему ведь еще и в Москву доводилось ездить по разным делам. По издательским, например. Я у него в московской квартире бывал.
  
   Горький с удовольствием положил ладонь на книгу и смахнул с обложки несуществующую пылинку.
  
   Писатель продолжил:
  
   - Евгений Викторович более двадцати лет был знаком с писателем Е.Л. Ланном. В силу обстоятельств Е.Л. Ланн был однофамильцем наполеоновского маршала Жана Ланна. Писатель Е.Л. Ланн, - по некоторым воспоминаниям, - приобрел гравюру с изображением маршала Жана Ланна на белом коне. Эту гравюру Е.Л. Ланн якобы повесил среди семейных фотографий над письменным столом. Один из мемуаристов сообщает, что Е.Л. Ланн не отрицал того, что является потомком маршала Жана Ланна по прямой линии.
  
   Представьте, господа, аудиторию, - например, огромный концертный зал, - наполненный слушателями. Лекцию о Наполеоне читает Евгений Викторович. А ведь многие знают, что в его окружении, как и в окружении Наполеона, - Ланн.
  
   Увлекается темой Евгений Викторович. Увлекаются его рассказом слушатели. И вот они видят перед собой Наполеона.
  
   Вы бы отказались, господа, пойти на лекцию, посмотреть на Наполеона?
  
   "Был на лекциях Тарле!", "Лично присутствовал: впечатление мощное!", "Слушал неоднократно!", - раздались возгласы участников обсуждения.
  
   - Евгений Викторович любил вспоминать о просьбе Академии наук как можно быстрее прислать точную дату (день, месяц, год) рождения. С примечанием: "Напоминаем, что для перевода из старого стиля в новый следует для XX века прибавить 13 дней, для XIX в. - 12, для XVIII в. - 11", - дополнил Писатель.
  
   Горький с удовольствием похлопал ладонью по книге.
  
   - Нам нужен товарищ Тарле, - вдруг раздался всем знакомый голос. - Не надо вставать. Я нэ князь!
  
   Участники обсуждения замерли.
  
   Человек взял лежавшую перед Горьким книгу Тарле "Наполеон", раскрыл ее и перелистал несколько страниц.
  
   Продолжая держать книгу в руке, он стал неспешно прохаживаться, размышляя вслух:
  
   - К академику Тарле во время войны уставшие и голодные люди приходили на лекции. Почему?
  
   Человек сделал небольшую паузу и продолжил:
  
   - Потому что он рассказывал о нашествии Наполеона, о борьбе против этого нашествия, о победе народа. Его выступления и книги стали важным моральным фактором, укреплявшим уверенность, что тяжелое положение, сложившееся для армии и страны, носит временный, преходящий характер.
  
   Человек снова сделал паузу. И пояснил:
  
   - Люди приходили за надеждой, за уверенностью в себе, за уверенностью в неизбежности Победы!
  
   Человек посмотрел на слушавших его читателей кафе-библиотеки. Продолжая прохаживаться, добавил:
  
   - Нам нужен был Наполеон. Нам необходимо было мобилизовать его на наш идеологический фронт. Академик Тарле выполнил роль "военного комиссариата". Благодаря академику Тарле Наполеон "воевал" в составе антигитлеровской коалиции.
  
   Что касается книги академика Тарле о Талейране... Талейран также был весьма полезен! Вспомните Тегеран, Ялту, Потсдам!
  
   Человек снова посмотрел на своих слушателей. Положил книгу перед Горьким, негромко добавив: "Благодарю, Алексей Максимович!".
  
   Обращаясь к собравшимся, сказал:
  
   - Ехал. Попросил остановить. Решил зайти. Узнать. Продолжайте!
  
   Так же неожиданно, как он появился, направился к выходу из кафе-библиотеки.
  
   Горький и его собеседники постепенно освободились от некоторой растерянности.
  
   Взяв в руки книгу, Горький подвел итог обсуждению:
  
   - Читайте историческую литературу! Читайте Тарле, господа!
  
   И выпил несколько глотков кофе.
  
  
   17 мая 2017 года.
  
  
   23.Сказка о Талейране
  
  
   Погода в Петербурге стояла хорошая. Флорентий Фёдорович Павленков направился на Стрелку. Здесь он увидел на скамейке, обращенной к морю, Андрея Васильевича Каменского и Христиана Георгиевича Инсарова.
  
   Флорентий Фёдорович подсел к ним.
  
   - Господа! Мы - точнее, вы - готовим книги о Гладстоне и о князе Меттернихе. А как вы относитесь к замыслу издать книгу о Талейране?
  
   - Выдающийся человек, выдающийся политический деятель, выдающийся дипломат, - отреагировал Инсаров. - Подобно Клеменсу Венцелю Лотару Меттерниху, Шарль Морис Талейран - из древнего аристократического рода. Предки Талейрана "обнаруживаются" в истории Франции еще с X века.
  
   Каменский кивнул в знак согласия. Свое высказывание он счел целесообразным начать с Гладстона:
  
   - Предки Уильяма Юарта Гладстона в XIII веке были рыцарями короля Эдуарда I и жили в своем имении Глэдстейнс - Ястребиные скалы, - от которого и заимствовали свое изменившееся потом имя. Но с тех пор обстоятельства изменились: род обеднел, имение было продано, и прадед "нынешнего" Гладстона уже занимался торговлею солодом в одном шотландском городке, а дед его, Томас Гладстон, переехал в конце прошлого столетия в порт Лейт и там вел довольно обширную торговлю хлебом, нажил состояние, оделил 16 своих детей приличным наследством.
  
   Пояснив происхождение Гладстона, Каменский добавил:
  
   - И Гладстон, и Талейран изучали богословие. В разном объеме, конечно. Талейран получил образование в семинарии Сен-Сюльпис.
  
   Если о детстве, школьных и студенческих годах Гладстона у нас есть определенные сведения, то о детстве и годах учебы Талейрана мы мало что знаем.
  
   Одно можно предположить с определенностью: в семинарии учили не плохо. Вообще не плохо. И тем более хорошо изучали исторические дисциплины.
  
   Думаю, что Талейран со времен учебы усвоил: за революцией с большой долей вероятности следует эпоха нестабильности, перемены правительств, смены правящих групп. И на этот период постреволюционной политической турбулентности затрачивается несколько десятков лет.
  
   - Для большинства исторических примеров эта схема - верная, - высказался Флорентий Фёдорович Павленков. - Можно сделать предположительный вывод: Талейран хорошо учил историю в юности, и поэтому прожил успешную жизнь.
  
   Обратите внимание, господа, что Талейран входит в число успешных государственных деятелей. Почему я делаю на этом акцент? Да потому, что не мало выдающихся людей получали жизненные нокдауны и нокауты. А Талейран был от этого события в своей жизни свободен.
  
   - Существует легенда, - вспомнил Каменский, - что Наполеон, обвиняя Талейрана в предполагаемой измене, пытался нанести ему удар. Но тот отшатнулся. И удар не состоялся.
  
   Павленков покачал головой.
  
   - В адрес Талейрана высказано довольно много обвинений в корыстолюбии, в предательстве, вероломстве, - уточнил Инсаров. - Вообще, он приобрел славу порочного человека. Якобы за свою жизнь он принес принес 14 противоречивших одна другой присяг. Впрочем, чем известнее человек, тем больше шансов у него заслужить славу "порочного". Известный человек рассматривается под микроскопом. Не помню, например, чтобы Талейрана кто-то обвинял в собственноручном убийстве или в приказе совершить убийство. Больше его упрекают в непостоянстве. В личных и политических предательствах. В обмане.
  
   Однако, пристрастный читатель может прийти к несколько умозрительному выводу, что именно на период наиболее кровопролитных наполеоновских войн Талейран вышел в отставку в 1807 году. Якобы Талейран не захотел быть "палачом Европы"...
  
   Наверное, можно говорить о косвенной причастности Талейрана к преследованию революционеров и бонапартистов после возвращения в 1814 году к власти династии Бурбонов. Талейран, также вернувшийся к власти, спас от репрессий по меньшей мере сорока трех преследуемых. Но, естественно, не всех тех, кто попадал под репрессии. Далее 24 сентября 1815 года случилась отставка Талейрана. Снова "вышел" из "игры".
  
   - Склонность Талейрана к предательству - это распространенная точка зрения, - произнес Павленков.
  
   - Можно высказать суждение, противоположное этому сложившемуся мнению, - уточнил Каменский. - В литературе встречается противопоставление белой кокарды и трехцветки. Но забывают о том, что с предложением к революционно настроенным гражданам носить трёхцветную, красно-бело-синюю, кокарду обратился маркиз де Лафайет. Красный и синий издавна считались цветами Парижа (и этим воспользовались революционеры в день штурма Бастилии), а белый был цветом французский монархии. (Старым королевским флагом были золотые лилии на белом фоне). С 1790 появился французский флаг - триколор. Он был переработан, но не принципиально, и остаётся флагом Франции до сих пор.
  
   Таким образом, Талейран и в варианте белой кокарды, и в варианте трехцветки - но в обоих случаях был сторонником белого.
  
   - Когда восставший народ 14 июля 1789 года взял Бастилию, - дополнил Инсаров, - Талейран ночью прибыл в королевский дворец и уговаривал брата короля начать вооруженное сопротивление. Тот пошел к королю. Выяснилось, что король решил не проливать крови. Талейран, узнав об отказе короля от энергичной борьбы, высказался, что "каждому из нас остается лишь думать о своих собственных интересах". Высказывание ясное. И вынужденное. В чем вероломство или предательство?
  
   - Интересная картина, - отметил Павленков. - Со времени обучения он был убежден в том, что почти наверняка за революцией последует длительный период нестабильности. А в 1789 году Талейран из первых рук - от брата короля - получает информацию, что революция стала фактом. Следовательно, вся его последующая жизнь шла с пониманием того, что любой политический режим - временный, любое правительство - временное.
  
   - Не просто "временное". "Временное" - это констатация, - уточнил Инсаров. - Мы можем прийти к выводу, что Талейран не просто предвидел "временность" любого современного ему правительства, но что он способствовал - в большей или меньшей времени - его смене на новое.
  
   - Тысячу ли можно пройти за тысячу лет. А можно - за тысячу секунд, - пошутил Павленков. - Из ваших слов можно сделать предположение, что Талейран способствовал скорейшему прохождению периода нестабильности. Смелое предположение. Гуманизм?
  
   Инсаров молча посмотрел на Павленкова.
  
   - Любопытны обстоятельства вступления Талейрана в должность министра иностранных дел Франции 18 июля 1797 года, - вопросительно сказал Каменский. - Дипломатический опыт у него был незначительный. Образование он получил хорошее, но вряд ли в то время этому обстоятельству уделялось внимание. Казалось бы, возвратился человек из длительной эмиграции - и почти сразу занимает кресло министра иностранных дел. Всего лишь через знакомство с любовницей одного из членов Директории? Малоубедительно.
  
   - Всех обстоятельств этого назначения мы все равно не узнаем достоверно, -высказался Павленков. - Кто-то может строить догадки. Но все соглашаются в том, что Талейран был человеком талантливым и полезным. Представьте, господа, аналогию между двумя типами отношений: "издатель-писатель" и "руководитель государства-министр иностранных дел". Издатель заключает с писателем договор на подготовку книги. Одно дело, если писатель сразу понимает замысел, задачу, а книга пишется максимально быстро и качественно. Совсем другое дело, если писатель не может адекватно понять, что от него требуется, а книга пишется долго, некачественно, появляется нечитаемый текст. И что, издатель должен сам ее писать?
  
   Если мы будем следовать этой аналогии, то придем к выводу, что перед министром иностранных дел стоит определенный объем задач и забот. Желательно, что бы человек на этом посту решал задачи быстро и эффективно. Ясно, что министры назначались и до, и после Талейрана. Его кандидатура - не единственная возможная. Но в то же время понятно, что он умел решать поставленные перед ним задачи.
  
   Он отличался и талантом, и полезностью.
  
   О его полезности можно говорить не только как о полезности профессионального дипломата. Он бывал и главой французского правительства. Можно говорить о его полезности в более широком смысле. Вот примеры.
  
   Он депутат Учредительного собрания. Будучи епископом, ссылаясь на свой церковный статус, хотя и входя в противоречие с позицией церковных властей, способствует в октябре 1789 года укреплению французской валюты за счет национализации земельных владений церкви. То есть способствует укреплению формирующегося революционного режима. (После этих деяний он со статусом епископа расстается и становится "мирянином").
  
   Он способствует приходу к власти во Франции Наполеона в 1799 году.
  
   Он способствует победе союзников над Наполеоном в 1814 году, дав своевременный совет союзникам идти прямо на Париж. Наверное, способствует сохранению Парижа от разрушений и произвольного насилия в 1814 году...
  
   Он способствует возвращению к власти Бурбонов после отречения Наполеона в 1814 году.
  
   Он способствует сохранению целостности территории Франции в 1814 и 1815 годах.
  
   Он способствует провозглашению королем в 1830 году Луи-Филиппа Орлеанского.
  
   Он способствует налаживанию в 1830 - 1832 годах отношений с Англией, укреплению положения нового французского режима. Годы жизни Талейрана: 1754 -1838...
  
   Естественно, этот перечень "полезных" действий не исчерпывающий. Но он показывает, что деятельность Талейрана способствовала достижению конкретных результатов.
  
   - Таким образом, - суммировал свое высказывание Павленков, - в карьере Талейрана была логика. Он был талантлив. Он был продуктивен, он был полезен.
  
   Итак, мы можем произнести: талантливость, полезность, успешность. Знаете, господа, у читателей пользуются популярности и книги о скандальности, о пороках. И книги об успехе. Вопрос в акценте, в преобладающем фокусе внимания.
  
   - А в какое понятие "вписать" "ускорение" Талейраном периода политической нестабильности? - спросил Каменский. - Способствовал смене власти Директории на власть Наполеона. Если верить Наполеону, Талейран склонял Наполеона к явно беззаконному расстрелу герцога Энгиенского в 1804 году, к военным действиям против Испании и Португалии в 1808 году. Затем с исторической сцены сошел Наполеон: при его, Талейрана, содействии... Талейран способствовал событиям, которые не обходились без избыточного насилия...
  
   - Секретное платное сотрудничество Талейрана с правительствами России и Австрии неплохо характеризуется словами Меттерниха "Люди, подобные Талейрану, - как режущие лезвия, играть с которыми опасно..." - добавил Инсаров. - Возможно, Российский Император Александр I ощутил правильность такого тезиса...
  
   - Над этими вопросами следует размышлять... При написании книги о Талейране... - ответил Павленков. - Если считать верными тезисы о том, что Талейран способствовал сохранению территориальной целостности Франции в 1814 и 1815 годах и сохранению Парижа в 1814 году, то следует считать его выдающимся историческим деятелем. И, в любом случае, Талейран - активный участник важнейших исторических событий.
  
   ... Почему-то приходят на память воспоминания и размышления М. Горького относительно его встречи с С.Ю. Витте накануне девятого января 1905 года. После издания Манифеста 17 октября 1905 года Витте 22 апреля 1906 года ушел в отставку с поста Председателя Совета Министров. Большого ума был человек! Но не будем переключаться на другие темы.
  
   - Книга о Талейране получится, конечно, интересная, - высказался Каменский. - Но необходима работа в архивах, широкий доступ к публикациям на французском языке. Уважаемому Томасу Эдисону мы написали письмо с просьбой порекомендовать литературу о нем. Он любезно ответил. С учетом его ответа и был написан о нем биографический очерк. Кому писать относительно Талейрана? Французскому правительству? Вряд ли оно порекомендует литературные источники для написания биографического очерка о Талейране.
  
   Павленков перевел взгляд на Инсарова. Тот высказался иносказательно и поэтично:
  
   - "С моря дует влажный, холодный ветер...Его порывы приносят с собой сморщенные, жёлтые листья и бросают их в костёр, раздувая пламя..."
  
   - Понятно, - улыбаясь, вздохнул Павленков. - Придется обращаться к Горькому. Об опубликовании книги о Талейране. В Горьковской серии "Жизнь замечательных людей".
  
  
   18 мая 2017 года
  
  
   24.Сказка о Витте
  
  
   Большая семья М. Горького собралась вечером в зале на итальянской вилле. Горький сидел в углу комнаты, за столом. В золотых очках. И был похож на старого мастерового.
  
   За окном вдалеке был виден Везувий: его огненная лесенка сверкала в небе.
  
   В числе собравшихся были Поэтесса и Мемуарист. Они также жили в это время под одной крышей с Горьким и его семьей.
  
   Кто-то лежал на диване. Несколько человек сидели в креслах. На ковре лежала собака.
  
   Мемуарист попросил:
  
   - Алексей Максимович, прочитайте нам, пожалуйста, лекцию о Витте.
  
   - Я не считаю себя специалистом по Витте, - ответил Горький. - Много событий было связано с именем Сергея Юльевича. И вряд ли я могу осветить его деятельность в целом. Но мини-лекцию? Пожалуй.
  
   Сначала приведу цитату "из Горького", - Горький улыбнулся.
  
   - Итак.
  
   "Незадолго до кровавых событий 9 января 905-го года Морозов ездил к Витте с депутацией промышленников, пытался убедить министра в необходимости каких-то реформ и потом говорил мне:
  
   - Этот пройдоха, видимо, затевает какую-то подлую игру. Ведет он себя как провокатор. Говорить с ним было, конечно, бесполезно и даже глупо. Хитрый скот.
  
   (...)
  
   Решили ехать к Витте...
  
   Витте не было дома. Часа полтора сидели в библиотеке, ожидая его, наконец он явился и любезно пригласил нас в кабинет.
  
   (...)
  
   Он заговорил тоном сожаления, пожимая плечами, приподнимая жидкие брови, улыбаясь скользящей улыбкой, - это делало его еще более неприятным. Голос звучал гнусавенько, слова сыпались обильно и легко, мне послышалось в них что-то хвастливое, и как будто он жаловался, но смысла слов я не мог уловить, и почти ничего не оставили они в моей памяти. Помню только, что, когда он внушительно сказал: "Мнение правящих сфер непримиримо расходится с вашим, господа..." - я почувствовал в этой фразе что-то наглое, ироническое...
  
   Потом предложил нам перейти в библиотеку на время, пока он переговорит с князем Святополком. Мы ушли, я слышал, что он говорит по телефону, но у меня осталось странное впечатление, что он звонил своему швейцару и беседовал с ним.
  
   Не знаю, каков был ответ Святополка - или швейцара, - я не входил в кабинет на приглашение Витте и не спрашивал об этом членов депутации. Я вообще чувствовал себя не на своем месте в этой депутации. К тому же меня очень интересовал Кузин - я увидал, что он очарованно смотрит на коллекцию орденов в витрине; согнувшись над нею, почти касаясь пуговицей носа стекла ее, он смотрел на ордена, из рта его тянулась нить слюны и капала на стекло. Когда я окликнул его, он с трудом выпрямил спину и, улыбаясь масленой, пьяной улыбкой, сказал, вздохнув:
  
   - Сколько... накопил, черт...
  
   Шмыгнул мокрым носом и крепко вытер лицо рукавом пиджака. Все это было неописуемо противно. Назад, в редакцию, я уже не мог ехать с Кузиным".
  
   - Сейчас, дорогие друзья, - продолжил Горький, - когда иногда высказывается мнение об "ускорении" Талейраном исторического процесса, я могу взглянуть и на 9 января 1905 года, и на последующую цепочку событий по-иному.
  
   Далекая от Европейской России Русско-Японская война 1904-1905 годов. Неудачная для России. 2 января 1905 года пал Порт-Артур.
  
   Объединение практически всех общественных сил вокруг идеи о необходимости конституции.
  
   19 сентября 1905 года началась всеобщая стачка.
  
   С участием С.Ю. Витте перед Императором была поставлена альтернатива: либо политические реформы, либо диктатура.
  
   17 октября 1905 года Высочайшим Манифестом России были дарованы "незыблемые основы гражданской свободы".
  
   7 декабря 1905 года началось декабрьское московское вооруженное восстание, которое продолжалось 12 дней.
  
   Горький глотнул воду из стакана, закурил.
  
   Поэтесса не выдержала:
  
   - При подавлении декабрьского московского вооруженного восстания разыгрывались очень эмоциональные сцены!
  
   - Да! - подтвердил Горький. - В этот период практически все понимали, что конституция, что политические реформы необходимы.
  
   С одной стороны, так называемые революционеры считали себя абсолютно правыми.
  
   С другой стороны, те, кто в них стрелял (представители власти), так же признавали необходимость реформ. Но стрелявшие ощущали влияние присяги, чувства долга, самого факта принятия манифеста 17 октября 1905 года. Когда последовали события 3 июня 1907 года, что-то в душах этих людей треснуло. Пройдет время, и в дневнике Императора появится запись, датированная 2 марта 1917 года: "Кругом измена и трусость и обман!"
  
   Горький сделал паузу.
  
   - Но вернемся к Витте. После принятия Манифеста 17 октября 1905 года и подавления декабрьского московского вооруженного восстания была избрана Государственная Дума.
  
   Накануне открытия I Государственной Думы Император утвердил "Свод основных государственных законов". Статья 86 закрепляла законодательную власть Государственной Думы: "Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственной думы...". Именно это положение было нарушено 3 июня 1907 года.
  
   I Государственная Дума начала работу 27 апреля 1906 года. С одной стороны, она была лояльна существовавшему режиму. С другой стороны, она поставила в повестку дня вопрос уровня Учредительного Собрания - аграрный вопрос. Замечу, что в некоторых исторических работах применительно к Государственной Думе используется словосочетание "Учредительное Собрание".
  
   Представьте, дорогие слушатели! Учредительное Собрание начало работу задолго до 1917 года. В 1906 году! Пусть и под другим названием.
  
   9 июля 1906 года последовал указ о роспуске Государственной думы.
  
   Последующие события "вытряхнули" из Государственной Думы всю ее "соль"! Изменение положения о выборах, принятое 3 июня 1907 года, другие законодательные "усовершенствования", низвели Думу до органа, в основном рассматривающего и утверждающего бюджетно-финансовые документы.
  
   Любопытно, что историки, литераторы без труда выражают сожаления о поводу разгона Учредительного Собрания в 1917 году. Матрос Железняк - очень эффектный образ. А вот судьба I Государственной Думы особых сожалений и сильных эмоций не вызывает.
  
   Итак, 22 апреля 1906 года С.Ю. Витте уходит в отставку.
  
   "За его спиной" остаются:
  
   1.Благополучная, успокоившаяся страна (сил у оппозиции хватило для Манифеста, но не для переворота),
  
   2.Благополучное - в целом - окончание Русско-Японской войны,
  
   3.(Можно спорить о терминах, но - домыслим:) Конституция и Учредительное Собрание, готовое и способное решать аграрный вопрос.
  
   Время для реформ имеется: первая мировая начнется лишь в 1914 году.
  
   Такова, мои дорогие слушатели, моя мини-лекция о Сергее Юльевиче Витте.
  
   - Спасибо Вам, Алексей Максимович, за эту превосходную лекцию. Лекцию очевидца событий, - поблагодарил Мемуарист.
  
   Раздались общие аплодисменты.
  
   - Меня, - добавил Мемуарист, - Ваша лекция привела в творческое настроение.
  
   Горький улыбнулся:
  
   - История - повод для размышлений.
  
   - Хотелось бы высказаться - для проверки правильности усвоения услышанного, - продолжил Мемуарист.
  
   - Пожалуйста, - отреагировал Горький.
  
   - Нельзя ли найти логическую связь между декабрьским московским вооруженным восстанием 1905 года (да и в целом Революцией 1905 года) и событиями 3-8 июля 1917 года? В начале июля 1917 года некоторые части Петроградского гарнизона, рабочие и другие участники событий попытались свергнуть Временное правительство. Большевики хорошо усвоили уроки 1905 года: и не особенно препятствовали событиям (может быть, даже подтолкнули их), но и не втягивались.
  
   Был выполнен своеобразный исторический тест. Своеобразная репетиция. Пробный шар.
  
   Как Ваше мнение, Алексей Максимович?
  
   Было тихо. Горький любовался пейзажем. Красота Везувия привлекла внимание всех присутствующих. Вечер, переходящий в ночь, Италия, вилла, море, Везувий, тишина...
  
  
   19 мая 2017 года
  
  
   25.Сказка о Меттернихе
  
  
   - Господа! - Е.В. Тарле посмотрел на Х.Г. Инсарова и А.В. Каменского. - Я рад нашей встрече на набережной Невы.
  
   Сообщаю вам, что направляюсь брать интервью у господина Меттерниха. Он сейчас находится в Петербурге, живет в Зимнем дворце. На набережной совершает утренние прогулки.
  
   Я заручился рекомендацией. Надеюсь, что в небольшом интервью князь не откажет.
  
   Приглашаю вас присоединиться ко мне. Ясно, что в короткой беседе мы много вопросов задать не сможем. Но проявим интерес с разных точек зрения. Для работы над нашими книгами это будет полезно. Князь Меттерних - историческая личность, его годы жизни:1773-1859.
  
   Инсаров улыбнулся.
  
   - Кто же откажется от такого предложения? Конечно, я с удовольствием соглашаюсь, - произнес Каменский.
  
   - Спешу присоединиться, - добавил Инсаров.
  
   Писатели пошли по набережной к предполагаемому месту встречи с князем Меттернихом.
  
   Впереди показались три фигуры.
  
   Один из этих трех людей отличался от своих незаметных спутников одеждой, походкой, выражением лица.
  
   Академик Тарле сопоставил ранее виденные им портреты князя Меттерниха с внешностью идущего навстречу человека. Понял, что перед писателями - князь Меттерних. По-видимому, незаметные люди были охраной.
  
   Е.В. Тарле приблизился к Меттерниху, приподнял шляпу и произнес:
  
   - Разрешите представиться, господин Меттерних. Академик Тарле.
  
   Князь доброжелательно взглянул на Е.В. Тарле и его спутников.
  
   Е.В. Тарле добавил:
  
   - Сергей Юльевич Витте порекомендовал мне обратиться к Вам, сославшись на его положительные рекомендации. И попросить Вас дать интервью. Я и мои коллеги - господа Инсаров и Каменский - пишем книги на исторические темы, об исторических личностях. Мы бы хотели задать Вам вопросы о Вашей личности, о Вашей деятельности.
  
   - Сергей Юльевич!.. - повторил князь названное имя. - Что же... Я готов услышать вопросы от Вас, уважаемый академик Тарле, и от Ваших коллег, уважаемых писателей Инсарова и Каменского. Прошу составить мне компанию на время прогулки.
  
   Князь и писатели направились по набережной. За ними следовала охрана князя.
  
   - Господин Меттерних! - начал академик Тарле. - Вы были одним из известнейших европейских деятелей в эпоху Наполеона и после его ухода с политической арены. В заслугу князя Талейрана ставят сохранение целостности территории Франции в 1814 и 1815 годах. Но ведь до сохранения территории Франции существовали обстоятельства, потребовавшие сохранения территории Габсбургской монархии.
  
   - Уважаемый академик! Позволю себе некоторую инициативу в нашей беседе. Вы, насколько я услышал, намереваетесь задавать мне вопросы о моей личности, о моей деятельности. Для упорядоченного изложения информации в процессе последующей беседы сформулирую общий биографический тезис: "Я создавал историю!".
  
   Е.В. Тарле, Х.Г. Инсаров и А.В. Каменский с явным уважением посмотрели на Меттерниха.
  
   Князь Меттерних продолжил:
  
   - Я состоял на службе у Габсбургской монархии. В 1867 году Габсбургская империя превратилась в дуалистическую монархию - Австро-Венгрию. И до, и после 1867 года империя входила в число крупнейших и влиятельнейших европейских государств. Именно поэтому, находясь на службе у этой империи, я создавал историю.
  
   Дополню, что с 1438 по 1806 представители австрийских Габсбургов носили титул императора Священной Римской империи германской нации (за исключением императора Карла V, представителя испанских Габсбургов, 1519-1556). Основана Священная Римская империя была в 962 году. В период наполеоновских войн Франц II вынужден был в 1806 отказаться от титула императора "Священной Римской империи", сохранив за собой принятый им в 1804 году титул австрийского императора.
  
   Вернусь к Вашему вопросу, уважаемый академик.
  
   До 1812 года военные действия между войсками Наполеона и армиями Габсбургской монархии завершались, в основном, в пользу Наполеона. Победы Наполеона в этот период привели к полной - внутренней и внешней - дезорганизации Габсбургской монархии.
  
   Но мы получили передышку путем заключения династического брака между дочерью императора Франца, Марией Луизой, и Наполеоном.
  
   Габсбургская монархия на время стала зависимым от наполеоновской Франции государством. Тем не менее, сохранила существенную часть территории. Территорию удалось сохранить по стечению обстоятельств, в результате военных и дипломатических усилий. Моя деятельность в дипломатической сфере была весьма энергичной.
  
   После 1812 года положение Габсбургской монархии как влиятельного государства Европы стало восстанавливаться. Восстановилась и территория. Габсбургская монархия вновь стала одним из ведущих европейских государств. В таком развитии событий есть и моя заслуга.
  
   И в тяжкие, и в благоприятные времена я занимал важнейшие посты. Поэтому я мог создавать историю. И поэтому я создавал историю.
  
   В 1806 - 1809 годах я был послом в Париже, часто общался с Наполеоном. В 1809-1821 годах я - министр иностранных дел и фактически глава правительства Австрийской империи. В 1821 -1848 годах я - канцлер империи.
  
   Писатели уважительно смотрели на князя.
  
   - Какова была Ваша миссия, господин Меттерних, при исполнении обязанностей фактического главы правительства и на должности канцлера? - задал вопрос Инсаров.
  
   - Миссия определялась культурными, историческими и географическими условиями. Габсбургскую империю называли и "Дунайской". Дунай - река протяженная.
  
   Империя объединяла разные народы. Преимущественно - европейские. Австрийская империя была европейской страной. Поэтому одна из составных частей моей миссии - культурная. Развитие европейской культуры.
  
   Дунай определял и определяет транспортное, экономическое, хозяйственное взаимодействие народов. Вряд ли правительство может добиться того, что бы каждый подданный всегда и везде был доволен жизнью. Но империя стремилась обеспечить более или менее мирное и комфортное взаимодействие народов. Получалось ли? В какой-то мере. Итак, другая часть моей миссии - мирное взаимодействие народов.
  
   Далее. Пока существовала - пусть и номинально - Священная Римская империя германской нации, на нас, руководителях государства, лежала функция общеевропейской интеграции. С ней была связана функция обороны Европы: вспомните Карловицкий мир 1699 года, вспомните те события, которые этому миру предшествовали. Да и Карловицким миром 1699 года дело-то, ведь, не окончилось.
  
   В 1806 году Священная Римская империя прекратила свое - пусть и номинальное - существование. Ваш покорный слуга стал одним из основоположников эпохи конгрессов. Я инициировал многочисленные и постоянные многосторонние, - а не двусторонние, - переговоры! Дипломатия - ранее преимущественно двусторонняя - получила новые измерения. Она стала дипломатией конференционной!
  
   Напомню о моей роли на Венском конгрессе. "Танцующий конгресс" слегка удивлял современников. Но лучше танцевать, чем воевать! Вспомните о музыкальных традициях Австрии!
  
   Обобщу. Еще одна часть моей миссии - европейская интеграция и общеевропейская оборона.
  
   Можно также констатировать, что я - автор проекта постоянной конференции послов, регулярного проведения конгрессов глав государств и их министров иностранных дел.
  
   - Уважаемый господин Меттерних! - обратился Каменский к князю, - прокомментируйте итоги отставания Габсбургской монархии в научно-технической сфере.
  
   - Отставание относительное. Все не могут быть первыми одновременно. По мере возможности я содействовал промышленной революции, способствовал повышению образованности населения, строительству железных дорог.
  
   - Ваше мнение, господин Меттерних, о роли углеводородов? - задал еще один вопрос Каменский.
  
   - Общеевропейская проблема. Общеевропейское решение, -лаконично ответил Меттерних.
  
   - Высказывается мнение, что абсолютная монархия тормозит развитие предпринимательской среды, и, в итоге, всегда отстает экономически от наиболее развитых стран. Какова Ваша позиция по этому вопросу, господин Меттерних? - поинтересовался Инсаров.
  
   - Я был "лекарем революций". Бывают ситуации, когда общество достигает своего зенита. При таких обстоятельствах идти вперед означает скатиться вниз.
  
   - В 1807 году Фултон построил первый речной пароход "Клермонт", совершивший свой первый рейс по реке Гудзон от Нью-Йорка до Олбани. А в Крымской (Восточной) войне 1853-1856 годов английская и французская эскадры широко использовали военные пароходы. Как Ваше мнение, господин Меттерних, не свидетельствует ли это обстоятельство в пользу снижения транспортного значения Дуная? Не подтверждает ли союз Османской империи с западноевропейскими странами понижение роли Габсбургской монархии как участника общеевропейской безопасности?
  
   - Как оценить значимость этих факторов? Как определить силу их влияния? - ответил Меттерних. - Моя самая сокровенная мысль заключается в том, что наступило начало конца старой Европы. Я решился погибнуть вместе с ней, исполнив предварительно свой долг. Я европеец. Политическая карта изменяется. Европа остается!
  
   Собеседники подошли к Зимнему дворцу.
  
   - Благодарю за беседу, господа! - произнес Меттерних.
  
   - Разрешите, господин Меттерних, высказать Вам нашу общую благодарность за Ваше согласие дать интервью, за Ваши интереснейшие ответы, - произнес Е.В. Тарле.
  
   - Мои самые лучшие пожелания господину Витте, - добавил князь.
  
   Е.В. Тарле, Х.Г. Инсаров и А.В. Каменский слегка поклонились.
  
   Меттерних развернулся и направился в Зимний дворец.
  
   Е.В. Тарле обратился к Х.Г. Инсарову и А.В. Каменскому:
  
   - Благодарю за сотрудничество, господа. Давайте скажем друг другу "до свидания" и поспешим изложить услышанное на бумаге.
  
   Писателям показалось, что до них донеслась фраза, произнесенная князем: "Что значит два-три столетия в анналах истории?"
  
  
   20 мая 2017 года.
  
  
   26.Сказка о Нессельроде
  
  
   Читатель и Читательница - по виду студенты - вышли из кафе-библиотеки М. Горького. Вид у них был слегка растерянный и недовольный.
  
   - Странное ощущение после этой встречи с Автором, - произнесла Читательница.
  
   - Я почувствовал подозрение, еще когда прочитал тему встречи. "Подготавливаемая книга о Нессельроде". "Подготавливаемая"! Можно сломать язык!
  
   - Во-первых, я не поняла замысел, - сказала Читательница. - Ну, ладно. Карл Васильевич Нессельроде родился в 1780 году в Лиссабоне. Вроде бы, в семье российского дипломата. И что? Мало дипломатов? Само по себе это событие еще ничего не значит. Во всяком случае, для широкого читателя интереса не представляет.
  
   Во-вторых. Примерно в 21 год начал карьеру дипломата. И что? В России было мало дипломатов, начавших карьеру в молодом возрасте?
  
   В-третьих. Участник Венского конгресса 1814-1815 годов. Само мероприятие было, конечно, историческое. И для России в чем-то полезное. Но как-то больше говорят о "танцующем конгрессе", о Талейране, который добился раскола союзников и выхода Франции из изоляции. Тем более, что Нессельроде не был руководителем делегации от России. Его заслуги конкретно в чем? Может, я чего-то не понимаю?
  
   - Автор рассказывает, - задумчиво произнес Читатель, - что французский поверенный в делах Ламуссе 3 апреля 1816 года писал: "Господин Нессельроде обычно связан с дипломатическим корпусом и ведет официальные беседы, но ничего сегодня не делается без господина Каподистрии, у которого тайком получают частную аудиенцию". Что это значит?
  
   - Этот Автор явно больше склонен к истории литературы, а не к истории дипломатии и не к вопросам биографии Нессельроде, - высказалась Читательница. - Он бы назвал свою книгу "Нессельроде в судьбе Пушкина". Пушкин-то после Лицея "двинулся" по линии Министерства иностранных дел. Судьбы Пушкина и Нессельроде необъяснимым образом соединились.
  
   - Автор ссылается на Павла Елисеевича Щеголева: мол Нессельроде был в каком-то супердальнем родстве с Дантесом, - уточнил Читатель. - У семьи Дантеса и его приемного отца барона Геккерена сложились якобы неплохие отношения с семьей Нессельроде: уже в Петербурге.
  
   - Неплохие! - воскликнула Читательница. - Барон Геккерен при отъезде из России чуть ли не обвинял Нессельроде в невозвращении барону каких-то личных писем. Какая-то кухня, кухонные дела!
  
   - Венский конгресс был событием историческим, - констатировал Читатель. - Но уже к концу 20-х годов XIX века начала проявляться относительная экономическая слабость Российской империи, вызванная сохранением крепостничества, и началось военно-технического отставание страны от других великих держав. Но не Нессельроде же заниматься этими вопросами: экономическим и военно-техническим развитием. Хотя... Был он и вице-канцлером, и канцлером...
  
   - Поэты поэтами, - продолжала восклицать Читательница. - Но в 10-20-х годах XIX века крупная машинная индустрия в Великобритании одержала решающую победу над мануфактурой и ремесленным производством. Эта страна стала крупной промышленной державой, "мастерской мира".
  
   - С 1816 года Нессельроде управляющий иностранной коллегией. С 1828 года - вице-канцлер, с 1845 - канцлер, - дополнил Читатель.
  
   - И Адрианопольский мир, заключенный 2 сентября 1829 года, и Ункяр-Искелесийский договор, подписанный 26 июня 1833 года, относятся к числу дипломатических успехов России, - задумалась Читательница.
  
   - В обоих случаях непосредственные переговоры в Стамбуле вел А.Ф. Орлов, - заметил Читатель.
  
   - В 1849 году Россия по просьбе австрийского императора вмешалась во внутренние дела Австрийской монархии. В чем состояла польза для России? - снова заволновалась Читательница.
  
   - В 1856 году Алексею Федоровичу Орлову было поручено выполнить сложное, хотя и не особенно почетное, поручение нового царя Александра II - заключить мирный договор с победителями в Крымской войне, - подчеркнул Читатель. - На переговорах у него, Орлова, была ведущая роль. Посылал донесения в Петербург. Некоторых успехов российская делегация добилась. Наверное, сыграли свою роль и руководители внешней политики - Александр II и Нессельроде.
  
   - И что же? - проявила интерес Читательница.
  
   - Император Николай I cкончался в начале 1855 года, устало произнес Читатель. - Согласно официальной версии - вследствие пневмонии (простудился, принимая парад в явно холодную погоду в лёгком мундире, будучи уже больным гриппом). А Нессельроде после Парижского мирного договора 1856 года (по итогам Крымской войны) был уволен в отставку. Умер в 1862 году. 40 лет руководил внешней политикой России!
  
   - Так о чем же "подготавливаемая" книга? О ком и о чем собирается писать Автор? О Пушкине, о Каподистрии, об Алексее Федоровиче Орлове? О Николае I? Об Александре II? - не смогла сдержать эмоций Читательница. - 40 лет в должности! Успехи-то были!
  
   - Напишет - прочтем, ответил Читатель. И любезно купил Читательнице мороженое.
  
  
   20 мая 2017 года.
  
  
   27.Сказка о Венском конгрессе
  
  
   Читатель и Читательница вышли из кафе-библиотеки.
  
   - У тебя сегодня настроение хорошее, - отметил Читатель.
  
   - Инсаров интересно рассказывал о своей книге "Клеменс Меттерних. Его жизнь и политическая деятельность. Биографический очерк". Делал сопоставления с книгой Е.В. Тарле "Талейран", - ответила Читательница. - Не напрасно мы пришли на встречу с писателем.
  
   - Размышления Инсарова о Венском конгрессе очень любопытны, - добавил Читатель.
  
   - О многом мы знали и без его рассказа. Хотя и не полностью понимали, в чем "секреты шкатулки".
  
   Во-первых, общеизвестно, что Венский конгресс проходил в Вене в сентябре 1814 - июне 1815, - признала Читательница. - Что начался он уже после поражения Наполеона, его отречения, его попытки самоубийства и отбытия на остров Эльба в Средиземном море.
  
   Во-вторых, общепонятно, что Наполеон не ушел с исторической сцены сам по себе. И можно попытаться сопоставить роль разных держав в достижении этого результата. Возможно, одно или несколько государств в результате такого сопоставления окажутся в приоритетном положении, как сделавшие самый весомый вклад в победу коалиции.
  
   В-третьих, как-то само собой разумелось, что в период боевых действий против Наполеона центр тяжести усилий участников антинаполеоновской коалиции сместился в сторону военных усилий. А почти весь объем дипломатических усилий был смещен на период после победы, то есть на период, когда военные усилия уже были - как казалось - завершены.
  
   В-четвертых, из книги в книгу повторяется, что "Конгресс танцевал".
  
   Что на Конгрессе было всё: и интриги, и подкупы, и женщины, и громкие слова, за которыми скрывались низменные, эгоистичные интересы, и торжественные празднества в честь "Согласия и мира", на которых подготовлялись измена и вероломство...
  
   - Инсаров сделал несколько интересных смысловых акцентов, - признал Читатель. - Вот что в его высказываниях мне показалось наиболее интересным.
  
   Во-первых, проведение Конгресса в Вене создавало преимущество одному из государств-участников коалиции. Князя Меттерниха называли председателем Венского конгресса.
  
   Во-вторых, в Конгрессе участвовали представители всех европейских государств (кроме Турции). Хотя Конгресс в полном составе на общее заседание никогда не собирался, тем не менее, формировались некие ментальные "проекции": "проекция "большинства"", "проекция голосования". Какие-то представительные органы, принимающие решение большинством голосов, бывали во все эпохи. А тем более, они "зазвучали" в эпоху революций. Так или иначе, влияние "большинства" ощущалось.
  
   В-третьих, многочисленные участники Конгресса создавали публику, формировали общественное мнение. И было ли это выгодно тем государствам, которые внесли наиболее существенный вклад в победу над Наполеоном? На полях сражения вопросы решались не голосованием, не общественным мнением, не публикой...
  
   В-четвертых, еще до начала Конгресса при входе войск союзников в Париж было создано временное правительство Франции во главе с князем Талейраном. Талейран настоял на возвращении к власти французской династии Бурбонов.
  
   Побежденная Франция получило легитимное правительство. Стала участником Конгресса.
  
   Возвращение к власти династии Бурбонов "обновляло" ситуацию. Воинственный Наполеон оказывался в прошлом, выводился за пределы политического процесса. В каком-то смысле исчезал субъект, к которому можно было предъявлять претензии.
  
   Талейран стал представителем Франции на Венском конгрессе.
  
   В-пятых, князь Талейран, представитель Франции, человек с хорошим церковным образованием, колоссальным политическим опытом, громадными связями, великим авторитетом сумел навязать дискуссию вокруг ряда выдвинутых им принципов (например, принципов легитимности, равновесия).
  
   После усилий князя Талейрана Франция вышла из относительной международной изоляции. Стала одним из наиболее влиятельных государств-участников Конгресса.
  
   Читатель улыбнулся:
  
   - Инсаров отдельно отметил хорошее образование князя Талейрана. Его искусство читать проповеди. Его искусство схоластических рассуждений и схоластических споров.
  
   В-шестых, Конгресс танцевал! И он мог бы танцевать бесконечно. Куда спешить? Из памяти постепенно выветривались жертвы и усилия тех, кто внес наибольший вклад в победу над Наполеоном.
  
   Но последовало его (Конгресса) принудительное, отчасти "естественное", завершение. Конгресс завершился после заключения 3 января 1815 года тайного союза между Австрией, Англией и (побежденной) Францией против России и Пруссии...
  
   Наполеон как-то очень своевременно бежал с острова Эльба (кое-кто прогнозировал такое развитие событий еще до отправки императора на этот остров) и высадился 1 марта 1815 во Франции.
  
   Участники Венского конгресса образовали новую (7-ю) коалицию против Наполеона. 9 июня 1815 года был подписан заключительный (генеральный) акт Венского конгресса.
  
   - Еще более любопытным выглядело конспективное размышление Инсарова на тему "Имеют ли исторические труды практическое значение", - высказалась Читательница.
  
   - Он не исключает того, что и книга Е.В. Тарле "Наполеон", и книга Х.Г. Инсарова "Меттерних", да и другие исторические работы стали предметом самого пристального изучения в конце 30-х - начале 40-х годов XX века, - уточнил Читатель.
  
   - Почему мы должны исключать такую возможность? - согласилась Читательница.
  
   - Вспомним почёт, которым был окружен Е.В. Тарле, автор книг "Наполеон" и "Талейран". Он имел "выход" на самый "верх".
  
   - Инсаров взял для примера Тегеранскую (1943 г.), Ялтинскую (1945 г.), Потсдамскую (1945 г.) конференции, - отметил Читатель. - И Ялтинская, и Потсдамская конференции прошли в 1945 году. Но Ялтинская состоялась до капитуляции гитлеровской Германии, в период активных военных действий. А Потсдамская была созвана уже после Победы.
  
   Получается, что из этих трех конференций две - Тегеранская и Ялтинская - были проведены еще до завершения военных действий. Когда вклад в победу каждого из союзников был очевиден. Это создавало преимущество для участника антигитлеровской коалиции, сделавшего наиболее весомый вклад в Победу.
  
   Лишь одна из этих трех конференций проводилась на территории страны-участника - Ялтинская (1945). Возможно, такой шаг был признанием вклада в Победу одного из участников со стороны других союзников.
  
   Участники всех трех конференций - основные участники антигитлеровской коалиции. Никакой многочисленности. Никакой "публики".
  
   Гитлеровская Германия в Тегеранской и Ялтинской конференциях участия не принимала. Не принимала побежденная Германия участия в Потсдамской конференции.
  
   Инсаров сделал предположение, что на этих конференциях ни проповеди, ни схоластические рассуждения, ни схоластические споры не звучали.
  
   Читатель помолчал:
  
   - Участниками антинаполеоновской коалиции были Австрийская империя, Англия, Россия, Пруссия... Но на короткое время, после Тильзитского мира 1807 года, наполеоновская Франция и Россия становятся союзниками. Затем следует так называемое наполеоновское нашествие на Россию... С началом Отечественной войны 1812 года Тильзитский мир потерял силу... Похоже на историческую аналогию.
  
   - Какой же можно сделать вывод? - забеспокоилась Читательница. - Историческая литература может иметь практическое значение? Заинтересованные люди читали книги Тарле, Инсарова, других авторов - и обнаружили "секреты шкатулки"? Если так, то почему мы вышли из библиотеки, не прочитав сегодня положенные каждому 500 страниц? Срочно возвращаемся!
  
   - Мы уже рядом с книжным магазином, - ответил Читатель. - Зайдем на пол часа. А потом уже отправимся обратно, в кафе-библиотеку.
  
  
   21 мая 2017 года - 22 мая 2017 года
  
  
   28.Диалог о Тильзитском мире
  
  
   В Петербурге была хорошая погода. На Стрелке, на скамейке, любуясь видами, беседовали писатели Христиан Георгиевич Инсаров и Андрей Васильевич Каменский.
  
   Инсаров поинтересовался:
  
   - Ваши впечатления, господин Каменский, от встречи с князем Меттернихом? От полученного у него интервью?
  
   - Отличное интервью! - ответил Каменский. - Конечно, князь был ограничен во времени...
  
   - Человек, беседовавший почти шесть месяцев с Наполеоном - после брака императора и австрийской принцессы в 1810 году - не мог не быть мастером дипломатии, - Инсаров расширил контекст обмена мнениями.
  
   - Армия Австрийской империи потерпела от Наполеона тяжкое мгновенное поражение под Ваграмом 5-6 июля 1809 года. У Меттерниха, назначенного после этого разгрома министром иностранных дел Габсбургской монархии, возникла мощная мотивация для плотного и длительного общения с Наполеоном в 1810 году. Военные действия остановились, наступило время личного общения, - заметил Каменский.
  
   - События, поражающие воображение! Необычные! Молниеносные победы - Аустерлиц, Иена, Фридланд, Ваграм. Молниеносные разгромы крупных европейских государств - Пруссии, Австрийской империи. Беззащитность государств небольших. Вопросительное и тревожное настроение, - продолжил мысль Каменский.
  
   - Прейсиш-Эйлау вошло в историю, - напомнил Инсаров. - Это одно из немногих сражений, в которых командовал лично Наполеон, и которое закончилось без очевидной победы его войск. Русские войска противостояли французским практически на равных в том зимнем сражении начала 1807 года. Завершалась русско-прусско-французская война 1806-1807 годов. Пруссия была разгромлена и деморализована.
  
   Держава Наполеона расширялась, и у нее появилась общая граница с Россией.
  
   - Постепенно Западная и Восточная Европа оказывалась под властью Наполеона - высказался Каменский. - Полный разгром войск Австрийской империи под Ваграмом в 1809 году был еще впереди. Но Наполеон стремился оформить отношения с Россией. Россия уточняла свои исторические перспективы. Потому и был заключен Тильзитский мир летом 1807 года.
  
   - По Тильзитскому миру Россия получила некое территориальное приобретение, - напомнил Инсаров. - К Российской империи от разгромленной Пруссии по согласию Наполеона "отошел" Белостокский округ. Этот округ "погоды не делал". Площадь его территории была относительно не велика. Но одно дело признать на бумаге изменения, произведённые Наполеоном I в Европе. Бумага многое вытерпит. Другое дело подтвердить согласие действиями. Стать участником территориальных приобретений. Возможно, определенную часть враждебности со стороны покоренных и непокоренных европейских стран воинственный Наполеон - передачей Белостокского округа - разделил с Россией.
  
   - Не так уж долго и действовал Тильзитский мир, - заметил Каменский. - В 1807 году, летом, он был заключен. А летом 1812 года началось Наполеоновское нашествие на Россию. И Тильзитский мир утратил силу.
  
   Инсаров вспомнил:
  
   - В книге академика Тарле "Наполеон" подмечено изменение позиции в России относительно Наполеона:
  
   "В 1807 г. до июня он был с церковного амвона провозглашен предтечей антихриста, а в разговорах - самим антихристом и истребителем христианской веры, с июня того же 1807 г. антихрист стал внезапно, без малейших переходов и объяснений, другом и союзником русского царя. Теперь он снова оказался антихристом и пол России завоевал почти без сопротивления".
  
   - Есть такие строки... - согласился Каменский. И добавил:
  
   - Австрийская империя была разгромлена под Ваграмом в 1809 году, после чего стала послушным союзником Наполеона. Тем не менее, начиная нашествие на Россию в 1812 году, Наполеон воевал фактически на два фронта: с Россией и с Англией. Между прочим, Англия была довольно активна в Испании, народ которой оказывал мужественное сопротивление вторжению войск Наполеона.
  
   - Ситуация вроде бы упрощалась, - дополнил Инсаров. - Наполеон господствует практически над всей Западной и Центральной Европой. Наступает момент, когда завершается период его блестящих мгновенных побед, проходит относительно короткий период Тильзитского мира, начинается ожесточенная борьба Наполеона на два фронта: против России и против Англии.
  
   Но на самом деле, ситуация оставалась сложной. Лето 1807 года, когда был заключен Тильзитский мир, отделяет от сентября 1814 года, когда начался Венский конгресс, семь лет. И кто мог знать, что произойдет за этот семилетний период...
  
   Инсаров помолчал и продолжил:
  
   - О том, как развивались события после Тильзитского мира, мы сейчас знаем. Нашествие Наполеона на Россию. Сдача Москвы. Искусные действия Кутузова. Ранняя зима и другие, неблагоприятные для французской армии, обстоятельства. Солдаты Великой армии остались на снежных просторах России.
  
   Не менее интересно другое. Как развивались бы события для России, не будь заключен Тильзитский мир?
  
   Каменский заинтересованно посмотрел на Инсарова:
  
   - Проявляете склонность к своеобразному жанру исторических гипотез, к выстраиванию исторических аналогий, господин Инсаров?
  
   Очевидно, что без заключения Тильзитского мира наполеоновская Франция и Россия продолжили бы столкновения. Несмотря на то, что их армиям требовались отдых, пополнение, восстановление сил.
  
   Политическая судьба Пруссии была бы не завидна.
  
   Инсаров продолжил свое размышление:
  
   - Тильзитский мир не имел целью противопоставить Англию Наполеону. Не Тильзитский мир сделал Англию и Россию союзниками в 1812 году, после начала нашествия. К 1807 году, к моменту заключения Тильзитского мира Англия уже находилась с Наполеоном в состоянии войны.
  
   Англия боролась с донаполеоновской и наполеоновской Францией с 1792 года - за исключением короткого периода Амьенского мира (1802-1803 годы).
  
   Во-первых, между Англией и Францией существовали торговые противоречия. И возникли эти противоречия задолго до 1792 года.
  
   Во-вторых, народное восстание 10 августа 1792 года свергло Людовика XVI с престола, и он с семьёй был заключён в Тампль. В январе 1793 года Людовик XVI был казнен. Казнь бывшего короля была охарактеризована Англией как "самое гнусное из всех известных в истории злодеяний". Для европейских монархий - значимый аргумент.
  
   Наполеон стал руководителем Франции в ноябре 1799 года.
  
   - В чем была целесообразность Тильзитского мира? - направил внимание собеседника Инсаров. И продолжил:
  
   - Получение Белостокского округа? Существенной заинтересованности для России в этой территории не было. На одну чашу весов была положена небольшая территория. На другую - историческая репутация...
  
   Время для подготовки к новому столкновению с Наполеоном? Но к противостоянию с Наполеоном Россия готовилась после начала русско-прусско-французской войны 1806-1807 годов. А, может быть, и раньше? Вспомним Итальянский поход Суворова 1799 года - в период существования 2-й антифранцузской коалиции. Россия вошла в коалицию против республиканской Франции еще в марте 1793 года.
  
   Англия непрерывно находилась в состоянии войны с Наполеоном с 1803 года - и до момента окончательного ухода его с политической сцены в 1815 году.
  
   С одной стороны, в заключении Тильзитского мира есть логика. Во-первых, вообще худой мир лучше доброй ссоры. Во-вторых, существовала же вероятность того, что этот мир станет "вечным"? Или нет?
  
   Если смотреть на Тильзитский мир, как на свершившийся исторический факт, то он может кому-то напоминать не мир, а перемирие. Перемирие перед решительным столкновением.
  
   С другой стороны, за период с 1807 года по 1812 год Наполеон собрал, организовал, обеспечил питанием и вооружением колоссальную армию. После чего организованно вторгся в Россию.
  
   Кто-то обнаружит в Тильзитском мире и "плюсы", и минусы".
  
   Что же перевешивает?
  
   Впрочем, исторические деяния редко заслуживают однозначно положительную оценку. Или однозначно отрицательную.
  
   Обратите внимание, господин Каменский, на такую особенность противостояния, как его длительность. Если брать для примеров такие противостоящие Наполеону державы как Англия и Россия, то вырисовывается следующая картина.
  
   Французская революция 1789 года сначала привлекла некоторые симпатии английской буржуазии.
  
   Радикализм Французской революции и параллельный рост радикализма в Англии встревожил господствующие классы.
  
   Успехи Французской революции, занятие Бельгии, главного пути английского сбыта на континент, и угроза занятия Голландии заставили Англию присоединиться к врагам революционной Франции; началась война (в начале 1793).
  
   В Англии было приостановлено законодательство, защищающее неприкосновенность личности, и изданы законы, ограничившие свободу печати и собраний; радикальные клубы были закрыты.
  
   Война - по одной из оценок ее длительности - продолжалась 22 года. В исторической литературе высказано мнение, что эта война была войной как на внешнем, так и на внутреннем фронте. Например, приходилось разрешать и социальные, и национальные противоречия.
  
   Между 1803 годом и Ватерлоо (18 июня 1815 года; 7 антифранцузская коалиция) состоялись 3-я, 4-я, 5-я, 6-я антинаполеоновские коалиции. Как можно догадываться, все эти перечисленные 3-я, 4-я, 5-я, 6-я коалиции завершались таким образом, что понадобилась 7-я коалиция.
  
   И, несмотря на то, что на смену одной коалиции приходила другая, Англия не прекращала непрерывно - почти 12 лет (если считать с 1803 года) - бороться с Наполеоном.
  
   А если считать не с 1803 года, а с начала 1793 года, когда французский Конвент объявил войну Англии, и вычесть примерно один год Амьенского мира, то получается - около 21 года!
  
   Примерно 21 год состояния активного противостояния! Вам не кажется такой исторический феномен заслуживающим внимания, уважаемый господин Каменский? В таком непростом положении у Англии возникал комплекс сложнейших вопросов: бюджетных, кадровых, внутриполитических и других!
  
   - Англию отделял от армии Наполеона пролив, - напомнил Каменский. - У Англии был сильный флот, разбивший испано-французский флот в Трафальгарском сражении в 1805 году. Англия могла противостоять Наполеону почти 12 лет непрерывно (с 1803 года по 1815 год): Наполеон не мог уничтожить Англию.
  
   Совсем иное дело Россия, получившая в 1807 году протяженную сухопутную границу с державой Наполеона.
  
   И какова была бы история России, если бы не был заключен Тильзитский мир?
  
   Россия, как и все континентальные европейские державы, включая Францию, обнаруживала стремление к быстрейшему разрешению накопившихся вопросов в сражениях.
  
   Аустерлиц: Кутузов был склонен уклоняться от решительной битвы; император Александр I ускорял события.
  
   Быстрые, стремительные победы были в стиле Наполеона.
  
   Можно предположить, что континентальным европейским державам было свойственно минимизировать длительность прямого вооруженного противостояния.
  
   Привычка? Особенности экономического и государственного устройства?
  
   Позволю себе для сравнения иллюстрацию из другой эпохи: Фрэнсис Дрейк. Целые периоды его жизни были периодами вооруженного противостояния. Морская битва английского флота с испанской Непобедимой Армадой в 1588 году не проходила в форме генерального сражения. Это было многодневное боестолкновение, максимально использующее в пользу английского флота природные факторы, сложившиеся обстоятельства.
  
   Во времена Фрэнсиса Дрейка Англия была не богатой страной. А теперь предположим, что страна становится богатой, что экономическое и государственное устройство позволяют противостояние распределить на много лет. Например, на 20 лет.
  
   Борьба армий превращается в борьбу государственных, бюджетных систем!
  
   Каменский усмехнулся.
  
   - Вы, господин Инсаров, дойдете в Ваших фантастических построениях до того, что вспомните, кроме Англии, еще и Испанию, чье население противостояло войскам Наполеона в 1808-1814 годах. Почти 6 лет! Найдете некоторые аналогии между обороной Сарагоссы в 1809 году ("каждый дом превратился в крепость") и боями за Сталинград в 1942 году. Да еще и включите в последовательность своих рассуждений Центральный штаб партизанского движения. Будете вспоминать массовую эвакуацию на Урал и за Урал. Обновление высших военных кадров...
  
   Вы, господин Инсаров, дойдете в Ваших фантастических построениях до "соединения" Тильзитского мира с "англо-испанским образцом противостояния"...
  
   - То есть, у Тильзитского мира не было альтернативы? - подвел итог гипотетическим рассуждениям Инсаров.
  
   Каменский улыбнулся:
  
   - Кто может сказать, были ли у России достаточные ресурсы для длительного и непрерывного противостояния по "английскому образцу". Ресурсы для многолетнего (вооруженного) противостояния? Отсутствовал "фактор пролива". А бюджетный процесс? Финансирование расходов на армию, других расходов? А общая функциональность и гибкость государственной машины?
  
   Несколько лет оборонительной вооруженной борьбы на своей территории - без отделяющего "пролива" - ставят перед государством колоссальные, превосходящие любые фантазии, задачи!
  
   Быстрая победа воспринимается как проявление военного искусства. Затяжная война всегда понималась как бедствие.
  
   Борьба испанских народных масс против французских оккупантов сопровождалась бедствиями. Альтернативой было подчинение. Испанцы выбрали неподчинение и затяжную войну в период 1808-1814 годов. Впрочем, это была преимущественно партизанская война.
  
   Любопытно, что талантливый французский генерал Моро, враждебно относившийся к Наполеону, давал руководителям антинаполеоновской коалиции в 1813 году совет: ""Не нападайте на те части армии, где сам Наполеон, нападайте только на маршалов".
  
   Генерал Моро ставил победу на первое место? Любой ценой?
  
   Наряду с партизанскими отрядами на территории Португалии и в близлежащих районах Испании действовал высадившийся в 1808 году на Пиренейском полуострове английский экспедиционный корпус, в который входили и остатки испанской армии.
  
   Возник уникальный англо-испанский опыт затяжной войны: основанной на весьма функциональных государственных структурах (английских), эффективном бюджетном процессе (английском), на широком народном партизанском движении (испанском).
  
   А Наполеон говорил "Война должна кормить себя сама". Вряд ли такой подход подходил под признаки общепонимаемого эффективного бюджетного процесса. Его маневрирование в период военных действий отличали быстрота и искусность. Его сокрушающие победы достаточно быстро превращались в условия мира, в дипломатические достижения.
  
   Можно гипотетически полагать, что история "прорисовывала" две модели противостояния: англо-испанскую и наполеоновскую.
  
   Инсаров, поняв, что рассуждения приобретают все более предположительный характер, решил сделать паузу.
  
   Каменский, однако, увлекся обсуждением:
  
   - Допустим, Россия решила заключить Тильзитский мир. Допустим, Тильзитский мир предполагал напряженную подготовку сторон к ожидаемому столкновению (наполеоновская Франция готовилась к походу на Россию примерно с 1810 года). Допустим, за напряженной и относительно длительной подготовкой следовало относительно краткое по времени вооруженное противостояние.
  
   В июне 1812 года наполеоновская армия без объявления войны перешла русскую границу на реке Неман в районе Ковно (Каунаса).
  
   21 декабря 1812 года (2 января 1813 года) Кутузов в приказе по армии поздравил войска с изгнанием врага из пределов России и призвал их "довершить поражение неприятеля на собственных полях его".
  
   Разгром наполеоновского нашествия на Россию длился примерно 7 месяцев. 7 месяцев - не несколько дней, но и не несколько лет. Будем считать этот период относительно кратким. Конечно, период с 1812 года по 1815 год - так же не малый.
  
   Кто же эффективнее использовал выбранный вариант: "относительно длительная подготовка и относительно краткое вооруженное противостояние"? Наполеоновская Франция или Россия?
  
   Так или иначе, готовились и Франция, и Россия. Кто "лучше" "долго" готовился? Кто "лучше" "быстро" воевал?
  
   Инсаров обратил внимание Каменского на неоднозначность понятий:
  
   - Что значит "подготовился"? Понятие довольно широкое.
  
   У России в 1812 году был Кутузов, ученик Суворова. И Суворов, и Кутузов формировались как военачальники в эпоху Екатерины II. В 1812 году проявились стойкость народа и армии.
  
   В какой мере можно "наличие" Кутузова, проявления стойкости считать результатом целенаправленной подготовки Российского государства к вторжению Наполеона? Может быть, это результаты более широких и длительных исторических процессов?
  
   Пожалуй, ранние морозы в 1812 году, да и некоторые другие события, можно отнести к счастливому для России стечению обстоятельств.
  
   Гениальный и мудрый Кутузов стратегически опирался на стойкость народа и армии. Сумел "подставить паруса" под ветер благоприятных исторических обстоятельств.
  
   Наполеон настойчиво искал генерального сражения, стремился разбить русскую армию по частям. Но - не вышло.
  
   У Наполеона близ Немана в июне 1812 года было около 420 тысяч человек. С ними он перешел границу. К Бородинскому полю он привел 135 тысяч.
  
   Кто-то вспомнит высказывание французского императора: "Фортуна переменила адрес на поздравлениях!"
  
   Инсаров решил перевести разговор на одну из любимых тем: о практической пользе чтения исторической литературы:
  
   - Полководческое искусство шведского короля Карла XII оценивается крайне противоречиво. Высказывается мнение, что победы Карла XII были бесплодны. Якобы одерживая долгое время победы над слабыми и неподготовленными войсками противников, Карл XII стал пренебрегать основными требованиями военного искусства, результатом чего явились: наступление недостаточными силами при необеспеченных коммуникациях (например, на Россию в 1708-1709 годах), недооценка противника, плохая разведка, отсутствие плана боя, нереальные расчёты на помощь союзников и др.
  
   - Издавались ли до начала XIX века, до 1812 года, на французском языке исторические работы о полководческом искусстве шведского короля Карла XII? - задумался Каменский.
  
   - Александр Сергеевич Пушкин создал поэму "Полтава" уже после Отечественной войны 1812 года. После 1812 года создавал свои исторические труды и академик Тарле, - шутливо отреагировал Инсаров. - Отмечу, что в числе работ Е.В. Тарле - "Крымская война".
  
   В период Крымской войны 1853-1856 года проблемы эффективности бюджетного процесса и функциональности государственного аппарата России проявили себя весьма существенно и неблагоприятно. Добавилась проблема научно-технической отсталости.
  
   - Воздержимся от однозначных выводов: кто "лучше" "долго" готовился до -, кто "лучше" "быстро" воевал в период нашествия 1812 года. Стратегическая победа была за Кутузовым, за Россией.
  
   Но из исторических уроков можно сделать другие - однозначные - выводы. О пользе чтения.
  
   Итак, читаем Пушкина! Читаем историческую литературу! Читаем книги об истории Европы и европейских стран!- завершил обсуждение Каменский.
  
  
   23-25 мая 2017 года.
  
  
   29. Диалог о Петре Великом
  
  
   - Господин Иванов! - обратился Флорентий Федорович Павленков к приглашенному на беседу писателю.- В серии "Жизнь замечательных людей" запланированы к публикации биографии государственных деятелей.
  
   Читательский интерес и читательский спрос на данный момент таковы, что максимальной популярностью пользуются биографии русских писателей.
  
   Приглашенный для беседы автор, соглашаясь, кивнул головой.
  
   Павленков продолжал:
  
   - Сейчас, когда завершается XIX век, в России сложно достичь согласия в вопросах об оценках тех или иных российских исторических деятелей.
  
   - Да, это так, - отреагировал Иванов.
  
   - Но читатели относятся к нашей серии с доверием. Идя навстречу их доверию, их желанию получить основные представления об истории России, о российских государственных деятелях, мы должны, как я полагаю, издать биографию Петра Великого.
  
   Иванов вновь в знак согласия кивнул головой.
  
   - Как Вы полагаете, господин Иванов, правильно ли видеть в биографии Петра Великого две биографии: его личную биографию, характеризующие его жизненный путь, и биографию Российской империи? - поинтересовался Павленков.
  
   - Пётр I объявил в 1721 году Русское государство Империей, - отреагировал Иванов. - Существуют научные определения понятия "Империя". Империя определяется как обширное государство, включившее в свой состав территории других народов и государств. О содержании научного определения ведутся дискуссии.
  
   В обыденном сознании империя - это мощное, "блестящее" государство.
  
   Судьбы Петра Великого и Российской империи взаимосвязаны.
  
   Те процессы, которые привели к появлению Российской империи, начались задолго до Петра I.
  
   Существуют задачи, которые стоят перед любым государством. Например, обеспечение независимости, безопасности, развитие торговых и культурных связей с другими странами.
  
   Есть основания полагать, что решение этих "стандартных" задач в специфических условиях России привело к появлению Российской Империи.
  
   Павленков заинтересованно смотрел на Иванова. Тот продолжил:
  
   - Победа в Куликовской битве 1380 года - одно из важнейших событий обретения Россией независимости. Но эта победа была результатом сложения разных факторов. Например, значительную роль сыграли междуусобицы в Золотой Орде. Войска Золотой Орды были неоднократно разбиты армией Тамерлана. Стояние на Угре 1480 года завершило обретение Россией практически полной политической независимости.
  
   Однако, до безопасности было далеко. Один из примеров - существование так называемого Касимовского царства в пределах России с 1445 года по 1681 год.
  
   Перед Иваном IV Васильевичем Грозным стояли задачи и централизации, и безопасности.
  
   Иван IV Васильевич Грозный родился в 1530 году; великий князь с 1533 года, первый русский царь с 1547 года. Умер он в 1584 году.
  
   Пётр I Великий родился в 1672 году; русский царь с 1682 года, российский император с 1721 года.
  
   Довольно условно мы можем полагать, что периоды деятельности Ивана IV Васильевича Грозного и Петра I Великого отделяют сто пятьдесят лет.
  
   Существуют фамилии и географические названия, которые "соединяют" периоды царствования Ивана IV Васильевича Грозного и Петра I Великого.
  
   В 1558 Григорий Строганов получает грамоту от Ивана IV на право владения пустынными землями по обе стороны Камы, от устья Лысьвы до реки Чусовой.
  
   В 1568 году жалованная грамота Ивана IV присоединяет к владениям Строгановых земли на 20 вёрст вверх по реке Чусовой.
  
   В 1574 Иван IV грамотой присоединяет к владениям Строгановых земли по р. Тоболу.
  
   Строгановы получили право заселять земли людьми "неписьменными и нетяглыми", судить их и в точение 20 лет, не платить за них государственных налогов и повинностей. У Строгановых было право строить города, иметь ратных людей, лить пушки.
  
   На приобретённых землях Строгановы развивали соляные, рыбные, рудные промыслы, хлебопашество.
  
   Строгановы владели огромными землями, получали большие доходы от соляных варниц и торговли пушниной. Они не были подвластны царским наместникам и воеводам и подлежали только личному царскому суду.
  
   В 1581 Строгановы снаряжают отряд казаков под командой атамана Ермака Тимофеевича.
  
   В 1582 году Ермак разбивает войска хана Кучума и вступает в столицу Сибирского царства Искер.
  
   В 1584 году завершается период царствования Ивана Грозного, но Строгановы продолжают активно действовать в российской истории.
  
   Строгановы оказали существенную денежную и ратную помощь второму народному ополчению.
  
   В первые годы царствования Михаила Фёдоровича, первого русского царя из династии Романовых, когда казна была истощена, и часто не хватало средств для содержания ратных людей, Строгановы оказывали значительную денежную и продовольственную помощь государству.
  
   Во время Северной войны Строгановы оказали большую денежную помощь Петру I.
  
   Возможно, - Иванов пристально посмотрел на Павленкова, - мы получаем первую группу понятий, характеризующих историю Империи:
  
   Независимость,
  
   Безопасность,
  
   Централизация,
  
   Урал,
  
   Сибирь,
  
   Инициативность торговых, промышленных и вольных людей.
  
   Павленков задумчиво смотрел на Иванова.
  
   Иванов продолжал:
  
   - Стремление к развитию торговых и культурных связей с Европой было одном из мотивов начала Иваном IV Васильевичем Грозным Ливонской войны 1558-1583 годов.
  
   Успешное начало Ливонской войны показало важность положительного реформирования армии и государственного аппарата.
  
   Однако, выявилась проблема "коалиционности". России пришлось вести войну одновременно против Литвы, Польши, Дании и Швеции. Много сил отвлекали набеги крымских татар хана Девлет-Гирея на южные окраины государства. Несмотря на это, Иван IV отказался от перемирия в 1566 году и продолжал борьбу с блоком государств при отсутствии союзников.
  
   В конце 70-х - начале 80-х годов русские войска вынуждены были оставить всю завоёванную территорию. Ливонская война окончилась безрезультатно. В итоге Ливонская война кончилась для России неудачно, и выход России к Балтийскому морю был осуществлён лишь в начале 18 века. Под руководством Петра Великого. В результате Северной войны 1700-1721 годов.
  
   Итак, размышляя о Ливонской войне, мы приходим к еще одной группе понятий характеризующих историю Империи:
  
   - коалиционность,
  
   - реформирование армии (Петр Великий добавил еще и задачу создания флота),
  
   - положительное реформирование государственного аппарата (создание профессиональной армии Петром Великим потребовало изменения налоговой системы, совершенствования бюджетного процесса).
  
   - Конспективно! - оценил услышанное Павленков. - Но - в целом - соответствует общепринятым историческим представлениям.
  
   - Деятельность Петра Великого - это положительное практическое развитие понятий, характеризующих историю Империи, - продолжил Иванов.
  
   - Во-первых, обеспечение государственной независимости, безопасности, стремление к централизация,
  
   Во-вторых, освоение Урала и Сибири, развитие промышленности в этих регионах,
  
   В-третьих, коалиционность. Петр Великий стремился активно действовать в "Священной лиге", объединявшей Австрию, Венецию, Польшу, Россию. "Священная лига" противостояла Османской империи.
  
   Петр Великий способствовал созданию антишведской коалиции (так называемого Северного союза). В разные периоды в Северный союз входили Россия, Дания, Саксония, Речь Посполитая, Ганновер и Пруссия.
  
   Петру I удалось добиться сближения с Францией и заключить Амстердамский договор 1717 о союзе и дружбе между Россией, Францией и Пруссией.
  
   Россия вошла в число великих европейских держав.
  
   В-четвертых, реформирование армии и создание флота, положительное реформирование государственного аппарата относятся к общепризнанным заслугам Петра Великого.
  
   В-пятых, реформирование налоговой системы, совершенствование бюджетного процесса, обеспечило финансирование армии, флота, других государственных расходов.
  
   Высказывается мнение, что чрезмерный рост расходов на военные надобности и тяжесть податного обложения - таковы главнейшие черты государственного хозяйства при Петре Великом
  
   Государственный бюджет достигал в конце царствования Петра до 8 с половиной миллионов. Новый подушный оклад заменил старые подати: табельные, повсегодные и запросные, и дал значительный против прежнего излишек (2,8 млн.); 3/4 государственных средств расходовались на содержание военного ведомства, сухопутного (4,6 млн.) и флота (1,4 млн.). Из остальной же четверти покрывались расходы на дипломатию, администрацию, двор, общественные постройки и прочее. Должно заметить, что подушная подать установлена была, когда казенные издержки выросли из рамок табели; все свободные средства центральных и местных касс были израсходованы на покрытие содержания армии и флота, и старые способы увеличения государственных доходов оказались недействительными перед грозным фактом истощения платежных средств и уменьшения коренного населения России.
  
   Петр говорил, что с народа собранные деньги должен употребить на государство: в них обязан дать отчет самому Богу.
  
   Положительные изменения дали результат: изменился статус государства.
  
   Совершенствование, профессионализация государственного аппарата, создание обновленной армии, появление флота, строительство портов на Балтийском море, изменение положения Российского государства на международной арене, другие прогрессивные явления позволили объявить Россию Империей. Петр I Великий стал первым Российским Императором.
  
   Иванов сделал паузу и отдельно добавил:
  
   - Развитие инициативности торговых, промышленных и вольных людей, что проявилось в деятельности Строгановых, Ермака и других инициативных личностей, похоже, стало "затухать". Наоборот, бюрократия стала доминировать, преобладать. Однозначно положительных последствий от господства бюрократии ждать не приходится.
  
   - Сложно с Вами спорить, господин Иванов, - отреагировал Павленков. - Вы знаете, что книги нашей серии "Жизнь замечательных людей" рассчитаны на самый широкий круг читателей. Каждая книга - примерно 100 страниц. Понятно, что без конспективности не обойтись.
  
   - Конечно, господин Павленков, - констатировал Иванов, - широкий круг читателей не планирует приобретения научных исторических монографий. Для покупки и чтения "толстых" книг у многих читателей зачастую недостаточно средств, не хватает времени. У серии есть своя репутация и свой читатель. В книге для серии "Жизнь замечательных людей" придется балансировать информацию о подробностях личной жизни Петра Великого и сведения по истории Империи.
  
   Как бы не была компактна 100 страничная книга о Петре Великом, читатель должен составить представление не только об истории Империи, но и о его, Петра Великого, личности, о его биографии.
  
   Существует мнение, что Петр сознательно подражал Иоанну Грозному, авторитет которого чтил высоко.
  
   Наверное, любому российскому читателю полезно узнать, что занимавшийся самообразованием Петр в итоге приобрел образование всестороннее и энциклопедическое.
  
   С "искусствами" знакомился практически.
  
   Он был мастером четырнадцати ремесел.
  
   Петр сформировался как великий полководец, который хотел, мог и умел все сделать сам.
  
   Например, целый месяц царь продержал себя на солдатском пайке, исполняя все обязанности рядового, и ознакомился таким образом с условиями и со всеми трудностями службы низших чинов: личный опыт дал ему достоверные данные для определения силы и выносливости своей армии. Обучение вновь сформированных полков производилось всегда под его непосредственным присмотром.
  
   Петр вел войну, как практический мудрец, разрешая только те задачи, какие ставила ему сама жизнь; он ясно сознавал свои цели, силы и средства, какими располагал, и никогда не добивался невозможного.
  
   Перед решающей схваткой в ходе Полтавской битвы российский государь обратился к своим воинам со словами:
  
   "Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество... Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним доказывали...
  
   А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния нашего".
  
   В ходе Полтавской битвы шведская армия приняла линейный боевой порядок и в 9 часов утра пошла в атаку. В ожесточенной рукопашной схватке шведам удалось потеснить центр русских, но в эти минуты Петр I лично повел в контратаку второй батальон Новгородского полка и восстановил положение. В ходе этого боя одна шведская пуля пробила ему шляпу, другая застряла в седле, а третья, попав в грудь, расплющилась о золотой нательный крест.
  
   Практический тип мышления Петра Великого сочетался с философскими обобщениями. За некоторое время до момента смерти у Петра, среди невыносимых страданий, достало силы сказать им полное иронии поучение: "Из меня познайте, какое бедное животное есть человек!"
  
   Приобретения и реформы Петра Великого оказались настолько существенны и прочны, что, несмотря на смуты в России, ее политическое могущество не пошатнулось.
  
   Довольно метко и красноречиво охарактеризована многообразная преобразовательная деятельность Петра Великого известным русским историком Погодиным:
  
   "Мы просыпаемся. Какой ныне день? 1 января 1841 года. Петр Великий велел считать годы от Рождества Христова, Петр Великий велел считать месяцы от января. Пора одеваться - наше платье сшито по фасону иностранному, данному Петром Первым. Сукно выткано на фабрике, которую завел он; шерсть настрижена с овец, которых развел он. Попадается на глаза книга - Петр Великий ввел в употребление этот шрифт, и сам вырезал буквы. Вы начнете читать ее - этот язык при Петре Первом сделался письменным, литературным, вытеснив прежний, церковный. Приносятся газеты - Петр Великий их начал. Вам нужно купить разные вещи - все оне, от шейного шелкового платка до сапожной подошвы, будут напоминать вам о Петре Великом: одне выписаны им, другие введены им в употребление, улучшены, привезены на его корабле, в его гавань, по его каналу, по его дороге. За обедом от соленых сельдей до виноградного вина, им разведенного, все блюда будут говорить вам о Петре Великом. После обеда вы едете в гости - это ассамблеи Петра Великого. Встречаете там дам, допущенных в мужскую компанию по требованию Петра Великого. Пойдем в университет - первое светское училище учреждено при Петре Великом и т. д.".
  
   В беседе с Вами, господин Павленков, издателем, не могу не отметить, - Иванов постучал пальцами по лежащей рядом газете. - Выучившись некоторым иностранным языкам, Петр находил время на чтение книг исторических и технических. После обеда он обыкновенно читал голландские газеты, делая отметки карандашом для "С.-Петербургских ведомостей". Деятельно занимался выборкою книг для переводов; редактировал учебники, руководил составлением географических карт и описанием различных местностей, принимал участие в типографском и издательском деле. Указы и законодательные акты эпохи преобразования - большей частью труды самого царя или составлены под его непосредственным руководством.
  
   Петр I являлся автором и редактором ряда уставов, военно-теоретических и исторических трудов. Среди них - "Книга Устав воинский", "Книга Устав морской", "Регламент о управлении Адмиралтейства и верфи...", "Книга Марсова или воинских дел..."
  
   Сочинения "История Свейской войны" и "Рассуждения о причинах Северной войны" составлены при близком сотрудничестве Петра.
  
   Величавая фигура Преобразователя, пропорционально сложенная, не подавляла своими размерами. От полного, смуглого, точно изваянного лица веяло спокойствием и глубокой сознательностью. Быстрый, проницательный, немного презрительный взгляд, крупный массивный лоб останавливали на себе внимание наблюдателя.
  
   Как бы подводя итог размышлениям о содержании компактной 100 страничной книги о Петре Великом, Иванов сформулировал пожелание:
  
   - Впрочем, не будем терять надежды на то, что массовый читатель будет - с течением времени - приобретать и читать все более "толстые", насыщенные деталями, подробностями, цифрами, размышлениями, версиями и толкованиями книги...
  
   - Материальные условия сотрудничества авторов с нашей серией "Жизнь замечательных людей" не являются секретом, - продолжил Павленков.
  
   - Да. Я о них - в общем - знаю, - отреагировал Иванов.
  
   - Готовы ли вы приступить к написанию биографического очерка о жизни и государственной деятельности Петра Великого для серии "Жизнь замечательных людей"? С примерным объемом книги - 100 страниц? - уточнил Павленков.
  
   - Да, - коротко ответил Иванов.
  
   - В таком случае, - за работу! - подвел итог переговорам Павленков.
  
  
   27 мая 2017 года.
  
  
   30.Диалог о Екатерине Великой
  
  
   В одной из комнат издательства А.В. Каменский увидел В.В. Огаркова. Огарков стоял у окна и задумчиво смотрел на улицу.
  
   - Размышляете над очередным проектом?- поинтересовался Каменский.
  
   - Иванов работает над книгой о Петре Великом, - ответил Огарков. - Мне предложено написать биографический очерк о Екатерине Великой. Размышляю над предложением...
  
   - О Екатерине Великой? Интересное время, - констатировал Каменский. - Обратите внимание, господин Огарков, на последовательность первых лиц после Петра Великого.
  
   Гвардия приводит в 1725 году к власти Екатерину I. После Екатерины I в 1727 году появляется быстро сошедший со сцены Петр II, умерший 14 летним. Верховный Тайный совет приглашает в 1730 году на престол Анну Иоанновну, правившую весьма длительный срок - около десяти лет. В 1740-1741 годах мелькают регенты - Бирон и Анна Леопольдовна - при императоре-младенце Иване VI Антоновиче. Гвардия снова говорит свое слово и приводит в 1741 году к власти Елизавету I. Елизавета Петровна правит весьма внушительный срок - более 10 лет. Законный наследник Елизаветы I, Петр III, правит примерно пол года. Далее снова гвардия говорит свое слово, и к власти в 1762 году приходит Екатерина II Великая. Она правила до 1796 года. Ее царствование продолжалось 34 года.
  
   Итак, за период с 1725 года по 1796 год, что составляет примерно 70 лет, у власти около 60 лет находились преимущественно женщины. (Цифры округлены для наглядности).
  
   - Историческая эпоха - интересная, - согласился Огарков. - Однако, признаюсь Вам, господин Каменский, нет особого желания писать биографический очерк о Екатерине Великой. Так или иначе, придется характеризовать ее личную жизнь. Если детали ее личной жизни наполнят книгу, то я стану автором не исторического, а художественного произведения. Биографический материал обладает собственной энергетикой. Материал - предчувствую - возьмет верх над автором. Снова писать по обкатанной схеме? Бедная немецкая принцесса? Возможно, незаконная дочь прусского короля? Стала по прихоти судьбы супругой российского наследника престола? Любовники? С помощью гвардии захватила власть? Снова любовники? Победы над османскими армиями? Матушка-императрица?..
  
   Как-то нет никакого желания, господин Каменский, повторять все эти широко известные высказывания. А получится ли написать что-то новое? Не уверен. Размышляю над планами...
  
   - Обратите внимание на персону Остермана Андрея Ивановича. Он же - Генрих Иоганн Фридрих, - посоветовал Каменский. Сын лютеранского пастора. С 1703 на русской службе. Служил под руководством Петра Великого. Активно участвовал в заключении Ништадтского мира (1721). С 1723 года вице-президент Коллегии иностранных дел, в 1725-1741 годах вице-канцлер. С 1731 года был фактическим руководителем внешней и внутренней политики России. После дворцового переворота 1741 года, возведшего на престол Елизавету Петровну, был предан суду, приговорён к смертной казни, заменённой пожизненной ссылкой в Берёзов, где умер.
  
   А.И. Остерман - выходец из Вестфалии.
  
   Если смотреть на даты, то деятельность А.И. Остермана охватывала и период деятельности Петра I (с 1703 года), и периоды правления Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны, регентов при младенце-императоре Иване Антоновиче.
  
   Правители разные, а на важнейшей должности - один и тот же человек.
  
   Читая о временах Анны Иоанновны, мы встречаем много критических суждений относительно преобладания выходцев из "немецкой среды".
  
   Однако, проходит период правления Елизаветы Петровны, и на престоле оказывается родившаяся в городе Штеттин, происходившая из бедного немецкого княжеского рода Екатерина II. В историю вошла как Екатерина Великая. На первый взгляд, - парадокс.
  
   Странная "настойчивость истории". Женщины - почти тотально. Выходцы из "немецкой среды" - весьма заметно...
  
   - Иванов планирует затронуть в своем очерке о Петре Великом тему "коалиционности". Станут ли читатели этим интересоваться? - высказал сомнения Огарков.
  
   - Во-первых, насколько это понятие является точным? - отреагировал Каменский. - Во-вторых, объем "представления" этого понятия в биографическом очерке может быть разным. В-третьих, как мне говорили, у Иванова в числе направлений размышлений - еще и "Сибирь", - ответил Каменский. - Какие-то основания для выделения "европейского", "османского", "сибирского" направления, у Иванова, возможно, имеются.
  
   Более или менее отчетливо эти направления "прорисовываются" в эпоху Ивана Грозного.
  
   Если говорить о "европейском направлении", то что мы видим?
  
   Действия на "европейском направлении" связывались в общественном сознании со сложными историческими ассоциациями.
  
   Противостояния на этом направлении были долгими, результаты противостояний - переменчивыми.
  
   Особенно сильное влияние на коллективную историческую память могли оказывать события Ливонской войны, происходившей в эпоху Ивана Грозного.
  
   Продолжительность Ливонской войны 1558-1583 годов превышала 20 лет. Ливонская война окончилась безрезультатно, неудачно. Последовали потрясения, "Смутное время", смена династии Рюриковичей на династию Романовых.
  
   Возможно, после всех этих событий возникло интуитивно настороженное отношение к действиям на "европейском направлении". Может быть, возникло и понимание необходимости той самой "коалиционности".
  
   "Османское направление" было предпочтительным по нескольким причинам.
  
   Во-первых, показали преимущество европейской военной культуры две важные победы. Победа в 1571 году объединенного флота ряда европейских государств (в Священную лигу объединились Венеция, Испания, Папа Римский, Мальта и ряд итальянских государств: Генуя, Неаполь, Сицилия, Савойя, Тоскана, Парма и др.). Победа под Веной в 1683 году.
  
   Эти победы при возможности тактических поражений позволяли прогнозировать итоговое военное превосходство европейской коалиции.
  
   Во-вторых, "османское направление" создавало тенденцию европейской коалиции (или европейских коалиций). "Коалиционность" ("европейская коалиционность") - как результат действий на "османском направлении" - имела самостоятельную ценность.
  
   В-третьих, и государственным аппаратом, и армией, и широкими массами населения в силу исторических и иных причин действиям на "османском направлении" давалась позитивная оценка.
  
   Что касается "сибирского направления", то действия в этом направлении осуществлялись. С разными, конечно, уровнями энергичности в разные периоды.
  
   Например, Строгановы, осваивавшие Урал и Сибирь.
  
   Строгановы активны при Иване IV Грозном.
  
   Строгановы оказали существенную денежную и ратную помощь второму народному ополчению.
  
   Строгановы оказывали значительную денежную и продовольственную помощь Михаилу Фёдоровичу, первому русскому царю из династии Романовых.
  
   Оказали большую денежную помощь Петру I во время Северной войны.
  
   Да и не только фамилия Строгановых осталась в истории.
  
   21 октября 1727 года (в период царствования Петра Второго) Россия и Китай подписали Кяхтинский договор. Он устанавливал российско-китайскую границу от Забайкалья до Западных Саян.
  
   15 августа 1728 года (так же в период царствования Петра Второго) открыт Берингов пролив между Азией и Америкой
  
   Все события не перечислишь. Но упомяну 1784 год (период царствования Екатерины Великой): купец Г.И. Шелихов основал первое русское поселение на острове Кадьяк (Аляска).
  
   - Выделение этих трех "направлений" - для чего, господин Каменский? - спросил Огарков.
  
   - А почему бы не выдвинуть рабочую версию, господин Огарков? - предположил Каменский. - Если принять, что длительная Ливонская война на "европейском" направлении практически без союзников завершилась не благополучно... Если учесть, что за длительной Ливонской войной последовало "Смутное время", смена династий и прочие неблагоприятные события...
  
   То появились ли в общественном сознании такие понятия как "миролюбие" и "коалиционность" (по крайней мере, на "европейском направлении")?
  
   Миролюбие все же является в большей степени женским качеством.
  
   Анна Иоанновна и Екатерина Великая на "европейском" направлении были довольно-таки миролюбивы.
  
   Екатерина II участвовала в разделах Польши коллективно, в коалициях, обеспечивая явное преимущество.
  
   Военное противостояние России со Швецией в период царствования Екатерины II носило какой-то "остаточный" характер, и сводилось, главным образом, к сражениям на море. Завершилось явной победой России.
  
   Вступление России в 1757 году в Семилетнюю войну при Елизавете I можно рассматривать как исключение из правила. Но - с какой точки зрения смотреть. При жизни Елизаветы I эта война не завершилась. Были славные победы русского оружия. Но, так или иначе, несмотря на долгие военные действия, так ни к каким положительным итогам эта война не привела.
  
   Можно сделать вывод, что исключение подтвердило правило.
  
   "Разделы", если смотреть с исторической точки зрения, так же выглядят или бессмысленно, или сомнительно.
  
   - "Женский фактор" и определенное "миролюбие", - с легкой иронией обобщил Огарков. - Плюс "иностранные специалисты", плюс "европейская коалиционность"... Предположения, версии, размышления...
  
   - Как рабочая версия для объяснения "женского фактора", - так же с легкой иронией отреагировал Каменский. - Но не забудьте о гипотетической "коллективной исторической памяти", о длительной Ливонской войне без союзников (у России), о последующем "Смутном времени"... Это так же элементы рассуждения.
  
   - Если учитывать Ваши высказывания, господин Каменский, то это уменьшит "интимную составляющую" в биографии Екатерины Великой, - вздохнул Огарков. - Уменьшит, но не на много. Придется, так или иначе, детально рассматривать ее личную жизнь.
  
   - Сделайте "ход конем", господин Огарков, - предложил возможный выход Каменский. - Пишите биографический очерк о Григории Александровиче Потемкине.
  
   Потемкин действовал на "основном" направлении - "Османском". Конечно, Вам не удастся обойтись без упоминания его личных отношений с Екатериной II.
  
   Но подчеркните, что Потемкин мыслил стратегически. Ощущается его отчетливая организационная связь с графом Петром Александровичем Румянцевым (Румянцевым-Задунайским).
  
   Так, Григорий Потемкин прибыл в Петербург в конце 1770 года с отличными рекомендациями П.А. Румянцева. В письме победоносного П.А. Румянцева к государыне перечислялись заслуги Г.А. Потемкина и, между прочим, говорилось:
  
   "Сей чиновник, имеющий большие способности, может сделать о земле, где театр войны состоял, обширные и дальновидные замечания, которые по свойствам своим заслуживают быть удостоенными высочайшего внимания и уважения, а посему и вверяю ему для донесения Вам многие обстоятельства, к пользе службы и славы империи относящиеся..."
  
   Потемкин настоял на усилении армии Задунайского новыми подкреплениями из России и о нестеснении его инструкциями.
  
   Таким образом, Потемкин был не только фаворитом. Он появился при дворе как компетентный представитель тех сил Империи, которые действовали на "Османском направлении".
  
   Потемкин часто писал государыне письма. Переписка с Императрицей позволяла сделать выводы о грамотности, знаниях и кругозоре Потемкина.
  
   Сосредоточившись на написании биографического очерка о Григории Потемкине, о его славных свершениях, Вы, господин Огарков, сможете одновременно рассказать о деятельности Екатерины Великой без лишних подробностей о ее личной жизни.
  
   - Значит, о Потемкине? - проявляя колебания, произнес Огарков.
  
   - Пишите об эпохе, господин Огарков. Пишите об исторических процессах, о событиях, о свершениях. Заинтересуйте читателя! А если нет желания копаться в интимных подробностях, то упомяните о предположениях, об исторических версиях, размышлениях. Очерк - не безразмерный. Сместите акценты.
  
   - Вы правы, господин Каменский, - Огарков принял решение. - Сосредоточусь на биографии Григория Потемкина и на его делах. Расскажу, по возможности, о Екатерине Великой, о ее предшественниках и предшественницах на троне. Если будет уместно, то упомяну и об исторических версиях. Благодарю за беседу.
  
   Писатели пожали друг другу руки.
  
  
   28 мая 2017 года - 29 мая 2017 года.
  
  
   31. Диалог о Деулинском перемирии
  
  
   Выйдя из издательства, Х.Г. Инсаров догнал задумчиво идущего по улице М.Л. Песковского.
  
   - Разрешите немного пройтись с Вами, господин Песковский? О чем размышляете? - поинтересовался Инсаров.
  
   - Собираюсь писать о Суворове Александре Васильевиче. Невольно вспомнил о Деулинском перемирии 1618 года.
  
   - Деулинское перемирие? Предания старины глубокой? Что есть интересное для Вас в этом историческом событии, господин Песковский?
  
   - Пытаюсь размышлять с позиций формальной логики. - Песковский был явно настроен на философский лад.
  
   - Историки не очень-то детализируют этот исторический факт. Почему у Вас появился к нему интерес? - допытывался Инсаров.
  
   - Я размышлял следующим образом, - ответил Песковский. - После нашествия Батыя исторические судьбы русских княжеств были разными.
  
   Земли Южной и Западной Руси вошли в состав Великого княжества Литовского, которое превратилось в одно из сильнейших государств Восточной Европы.
  
   Северо-Восточная Русь оказалась в вассальном подчинении Золотой Орде.
  
   В период власти Золотой Орды над княжествами Северо-Восточной Руси существование Великого княжества Литовского создавало для некоторой части населения определенную возможность выбора. Переехать, переселиться было не так-то просто, но все же для каких-то особо энергичных людей - возможно. Тем более, что существовала историческая, культурная, религиозная общность.
  
   Имеются примеры переезда из Великого княжества Литовского в Русь Московскую.
  
   В общем, существовало некоторое взаимодополнение.
  
   Начинались в Великом княжестве Литовском религиозные гонения - увеличивалась привлекательность Руси Московской.
  
   Выявлялась привлекательность магдебургского права, начавшего действовать в некоторых городах Великого княжества Литовского, - возрастала притягательность западного направления.
  
   Войны, попытки захвата территорий также имели место.
  
   Для Великого Княжества Литовского - весьма могущественной военной державы - была свойственна определенная политическая гибкость.
  
   Возрастает угроза со стороны Тевтонского ордена?
  
   В 1385 году создается династическая уния с Польшей.
  
   Началась Ливонская война (1558-1583)?
  
   Укрепляется союз с Польшей, в 1569 году создается Речь Посполитая - своего рода равноправный союз Польши и Великого княжества Литовского.
  
   В период "Бескрулья" (в 1572-1577 годах) было сделано предложение Ивану Грозному занять освободившийся трон - возглавить Речь Посполитую - самому или одному из его сыновей. Иван Грозный отказался, выдвинув неприемлемые условия, связанные в основном с различиями в вероисповедании. Некоторые историки высказывают мнение, что был упущен уникальный шанс династического объединения Руси, Литвы и Польши в единое государство. Высказывается также мнение, что многим в Литве и Польше импонировало сближение с Россией для совместной защиты от экспансии Крымского ханства и Османской империи.
  
   Считается, что кандидатура Ивана Грозного пользовалась определенной популярностью в среде мелкого шляхетства, которое было заинтересовано в нем как правителе, способном покончить с засильем крупной аристократии.
  
   Так или иначе, активность вокруг проекта поставить во главе Речи Посполитой русского царя свидетельствовала об отсутствии антагонизма между западными землями и Россией.
  
   Попытки объединить в какой-то форме Русь, Литву и Польшу в единое государство продолжались. Один из мотивов такой активности был очевиден: минимизировать взаимное вооруженное противоборство.
  
   В Смутное время, то есть в период от смерти Ивана IV Васильевича Грозного (1584) до воцарения на русском престоле Михаила Фёдоровича Романова (1613), после свержения в июле 1610 года царя В. И. Шуйского, в России было создано правительство, названное "Семибоярщина" ("седьмочисленные бояре"). В его состав вошли члены Боярской думы, оказавшиеся к этому времени в Москве: князь Ф. И. Мстиславский, князь И. М. Воротынский, князь А. В. Трубецкой, князь А. В. Голицын, князь Б. М. Лыков, И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев. Одним из первых решений "Семибоярщины" было постановление не избирать царём представителей русских родов. 17(27) августа 1610 года "Семибоярщина" заключила со стоявшими под Москвой силами Речи Посполитой договор, признававший русским царём сына польского короля Сигизмунда III Владислава. Ограждая свои привилегии, аристократическое правительство добилось включения статей, ограничивавших права Владислава (необходимость принятия им православия ещё в Смоленске, обязательство жениться только на русской, ограничение количества приближённых лиц из Польши и т. п.).
  
   Опасаясь выступлений москвичей и не доверяя русским войскам, правительство "Семибоярщина" совершило акт национальной измены: в ночь на 21 сентября 1610 года тайно впустило в Москву войска Речи Посполитой.
  
   С октября 1610 года вся реальная власть сосредоточилась в руках военных руководителей Речи Посполитой С. Жолкевского и А. Гонсевского.
  
   Однако "Семибоярщина" номинально функционировала вплоть до освобождения Москвы Народным ополчением под руководством Минина и Пожарского.
  
   Каждый игрок политической игры видит историческую панораму со своего конкретного места. Ориентируясь на заключенный с Семибоярщиной договор, Владислав, возможно, ощущал себя русским царем.
  
   Однако, Народное ополчение под руководством Минина и Пожарского принудило к капитуляции гарнизоны в Кремле и Китай городе 22-26 октября 1612 года.
  
   В ноябре 1612 года руководители ополчения разослали по городам грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя.
  
   3емский собор 1613 года избрал на престол первого Романова - Михаила Фёдоровича. В его царствование (1613-45) и было заключено то самое Деулинское перемирие 1618 года (между Русским государством и Речью Посполитой), с которого начался наш разговор, господин Инсаров.
  
   Чтобы получить передышку, русское правительство было вынуждено уступить Речи Посполитой смоленские (за исключением Вязьмы), черниговские, новгород-северские земли с 29 городами, в том числе, Смоленск. Королевич Владислав, ссылаясь на соглашение с боярами-изменниками в 1610 году и на то, что некоторые москвичи признали его царём в 1611 году, не отказывался от претензии на русский престол. После Деулинского перемирия был проведён размен пленными, в результате которого в Москву вернулся находившийся в плену отец царя Михаила Романова патриарх Филарет и другие.
  
   - Что же заставляет Вас подвергать Деулинское перемирие 1618 года логическому анализу? - иронически улыбнулся Инсаров.
  
   - Мне представляется не очень-то логичным, - ответил Песковский, - что Владислав, ссылаясь на соглашение с боярами-изменниками в 1610 году и на то, что некоторые москвичи признали его царём в 1611 году, полагая себя русским царем, способствовал уступке Россией в пользу Речи Посполитой весьма обширных территорий.
  
   - Логически если подойти, - согласился Инсаров, - царь претендует на власть над всей территорией, а не над ее частью. И уж тем более не способствует передаче части территории своего государства другой державе.
  
   Есть вопросы к логике.
  
   Слишком много было эмоций, сложно было остановиться. Возможно, присутствовал эффект психологической инерции.
  
   Но в какой-то момент стало общепонятно, кто является русским царем?
  
   - Конечно, - ответил Песковский. - Последовала Русско-Польская война ("Смоленская война") 1632-1634 годов. По ее итогам был заключен Поляновский мир (1634). По Поляновскому миру Речь Посполитая в основном закрепляла за собой захваченные в Смутное время земли. При этом Владислав отказался от притязаний на московский престол и признал, наконец, Михаила Романова законным царем. России были возвращены все документы, связанные с избранием Владислава русским царем в 1610 г. (крестоцеловальная запись бояр и др.). Поляновский мир зафиксировал западную границу России после Смутного времени.
  
   Далее последовала Русско-Польская война 1654-1667 годов. Эта война стала весьма длительной, она растянулась с перерывами на тринадцать лет. Ее завершил Андрусовский договор 1667 года. Условия Андрусовского перемирия подтверждены "Вечным миром" в 1686 году. В исторической литературе высказывается мнение, что после этой войны Речь Посполитая перестала представлять серьезную опасность для Москвы. На почве совместных действий против Османской империи, а затем и против Швеции происходит сближение России и Речи Посполитой.
  
   - Мда, - неопределенно отреагировал Инсаров. И продолжил:
  
   - События Смутного времени, противостояние России и Речи Посполитой оставили неприятный эмоциональный след в общественной психологии.
  
   - Возможно более логичное поведение Владислава по отношению к правам на царский престол и к перечисленным в Деулинском перемирии территориям способствовало бы понижению уровня негативных эмоций, - высказался Песковский.
  
   - Размышления бесконечные, - констатировал Инсаров. - Переключайтесь на биографический очерк о Суворове.
  
   Писатели улыбнулись друг другу и направились каждый по своим делам.
  
  
   30 мая 2017 года
  
  
   32.Рассказ о Копорье
  
  
   Взяв на выдаче книги и направляясь к одному из библиотечных столов, Читатель заметил скучающую Читательницу:
  
   - Почему такой вялый вид?
  
   - Пытаюсь изучать историю, но нет настроения.
  
   - Может быть, изменить метод получения исторических знаний: с хронологического принципа перейти, например, на географический?
  
   - Поподробнее? - заинтересовалась Читательница.
  
   - Существуют точки на карте, которые - одновременно - являются центрами исторической энергии. Начинаешь узнавать побольше об этих географических пунктах - одновременно усваиваешь исторические знания.
  
   - Например? - потребовала конкретности Читательница.
  
   - Допустим, населенный пункт Копорье. Расположен практически на берегу Финского залива. Недалеко от Санкт-Петербурга. В границах России.
  
   Читатель внимательно посмотрел на Читательницу и добавил:
  
   - Балтийское море образует три больших залива: Ботнический, Финский и Рижский. В восточную часть Финского залива впадает река Нева.
  
   - Да, три больших залива, - отреагировала Читательница.
  
   Читатель продолжил:
  
   - Великий водный путь "из варяг в греки" - известное историческое явление.
  
   - Да, - подтвердила Читательница.
  
   - В районе Копорья был северный конец этого Великого водного пути в IX-XI веках. В те времена Санкт-Петербурга еще не существовало. Четких государственных границ также не существовало. В этом регионе доминировал Новгород.
  
   Новгород - один из самых древних русских городов; впервые упоминается в Новгородской летописи под 859 годом.
  
   Претензии на побережье Финского залива с конца XII - начала XIII вв. заявлялись со стороны как Швеции, так и рыцарей Ливонского ордена.
  
   - Что представляли собой "конкуренты"? - спросила Читательница.
  
   - Изложу несколько подробностей о Швеции и Ливонском ордене, - отреагировал Читатель. - В древности территорию современной Швеции населяли германские племена. В конце VIII - XI веков шведы участвовали в походах викингов.
  
   Шведские викинги (в Западной Европе были известны под названием норманнов, на Руси - варягов) с целью торговли и грабежа совершали набеги (в конце VIII - середине XI веков) на соседние земли, а также на Русь, Византию, волжских булгар и хазар, Арабский халифат.
  
   В 1164 в Упсале, религиозном и политическом центре древней Швеции, учреждено архиепископство.
  
   В период 1250-1363 годов завершилась раннефеодальная централизация Швеции.
  
   Высадившиеся у устья Двины (Рига) меченосцы в 1201 объединились в Орден божьих рыцарей меча, известный под именем Ливонского ордена. Все захваченные Орденом земли носили общее название Ливонии, составлявшей ленную провинцию священной Римской империи (Германии). Высказывается точка зрения, что Ливония (Livonia), или нем. Лифляндия, средневековое обозначение территории нынешних Латвии и Эстонии.
  
   Для наглядности представь Финский залив. Восточная точка - место впадения Невы. Исторические реальности того времени можно проиллюстрировать тремя условными векторами. Один - крупный вектор - направлен с востока и юго-востока - со стороны Новгорода. Два других: с севера - со стороны Швеции, с запада - со стороны Ливонии, Ливонских рыцарей.
  
   - Интересно, - отметила Читательница. - Что это Копорье - вместе с побережьем Финского залива - медом были намазаны?
  
   - Места в те времена были глухие, но стратегически важные, - продолжил Читатель. - В средние века безопасные торговые связи ограничивались прибрежными морями. Через реки, впадающие в Финский и Рижский заливы, открывались пути в глубь восточно-европейской равнины. Нахождение на речном торговом пути дало преимущество Новгороду. У устьев Западной Двины и Вислы возникли и быстро развились Рига и Данциг (Гданьск). В течение нескольких веков Балтийское море играло важнейшее значение для торговли европейских стран. Но затем были открыты морские пути в Индию и Америку, что несколько снизило значение Балтийского моря.
  
   Для России Балтийское море являлось и является кратчайшим из морских путей для экономических связей с промышленными и торговыми странами Западной Европы (например, с Германией, Великобританией и Голландией).
  
   Через систему каналов Балтийское море соединяется с другими морями. Восточная часть Финского залива имеет громаднейшее значение как выход к морю всей северной области внутренних водных путей, сообщающихся с речными системами России, и обширной сети железных дорог.
  
   - А что же Копорье? - напомнила Читательница.
  
   - Новгородцы утвердились в этом крае и основали ряд укрепленных городов: Копорье, Яма, Ивангород.
  
   В 1240 году Александр Ярославич, князь новгородский, отправился в поход для защиты северных границ русских владений от вторгнувшихся шведов. Поход закончился блестящей победой русских в битве на реке Неве 15 июля 1240 года. За эту победу князь Александр получил прозвание "Невского". В это же время с запада на Русь наступали ливонские рыцари.
  
   В зиму 1240 - 1241 годов рыцари вторглись в Водьскую пятину Новгородской земли, старинную данницу Новгорода, заложили свой опорный пункт в этом крае - крепость Копорье.
  
   Александр взял в 1241 году опорный пункт ливонских рыцарей - крепость Копорье - и разрушил его укрепления.
  
   5 апреля 1242 года состоялась знаменитая битва русского войска на льду южной части Чудского озера с ливонскими рыцарями. Битва получила название "Ледовое побоище".
  
   - Если крепость в Копорье разрушили, то в чем смысл рассказа о Копорье? - уточнила Читательница.
  
   - Смысл - в так называемом "Балтийском вопросе". Этот термин использовался в исторической науке, например, в 20-е годы XX века. Если упростить, то получится, что "Балтийский вопрос" сводился к двум темам: контроль над территориями и контроль над торговлей в Балтийском море.
  
   Контроль над территориями давал возможность контролировать торговлю. Лишение доступа к побережью, к портам, создавало возможность для навязывания искусственного посредничества, для поборов. Например, контроль над побережьем Балтийского моря, и - конкретно - над побережьем Финского залива мог поставить под контроль торговлю России с западными странами через Балтийское море.
  
   Если еще больше упростить "балтийский вопрос", то можно условно полагать, что он сводился к получению больших денег от монополизации балтийской торговли. Как получать эти деньги? За счет навязываемых посреднических операций: посредник "накручивает" прибавку в цене и обращает в свою пользу. За счет разного рода налогов, пошлин, сборов. За счет оттеснения конкурентов.
  
   Первую настойчивую попытку овладеть морскими путями Балтики мы встречаем еще в XIII и XIV веках, когда союз Ганзейских городов (Ганза) пытался при помощи вооруженных сил обеспечить на водах Балтики безопасное плавание для своих торговых караванов.
  
   2-я половина XIV - начало XV вв. были периодом наибольшего расцвета Ганзы. В неё входило до 100 городов [в т. ч. прибалтийские города: Ревель (Таллин), Дерпт (Тарту), Рига и др.], но рамки Ганзы не были строго очерчены.
  
   Экономическая роль Ганзы заключалась в монопольном торговом посредничестве между производящими районами Северной, Западной, Восточной и отчасти Центральной Европы и даже Средиземноморья: Фландрия, Англия и Северная Германия поставляли сукна, Центральная Европа, Англия и Скандинавия - металлы, Северная Германия и западное побережье Франции - соль, Италия - шёлк, ткани, Восточная Европа - главным образом пушнину и воск, с XVI века - хлеб, Швеция - медь, Норвегия - рыбу и т. д.
  
   В XV веке Ганза оттесняется с ее балтийских позиций. С началом упадка Ганзы остро встал вопрос о господстве на Балтийском море. Швеция стремилась занять доминирующее положение, овладеть и берегами Невы.
  
   Удержавший за собой устье Невы Новгород вошел в 1478 году в состав централизованного Московского государства.
  
   - Итак, Копорье - "наше", - констатировала Читательница.
  
   - Исторические весы колебались, - ответил Читатель. И продолжил:
  
   - В 1558-1583 годах шла Ливонская воина. Это была война России с Ливонским орденом, а также со Швецией, Польшей и Великим княжеством Литовским за Прибалтику и выход к Балтийскому морю. Завершилась для Московского государства неблагоприятно.
  
   По итогам Ливонской войны было, в частности, подписано Плюсское перемирие 1583 года со шведами, по которому в их владение перешли Нарва и захваченные ими русские города Ям, Копорье и Ивангород.
  
   Удачной войной со Швецией в 1590-1593 годах (период царствования царя Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, при фактическом управлении Бориса Годунова, ставшего царем в 1598 году) были возвращены Ям, Ивангород и Копорье, а вместе с тем и выход в Балтийское море (Тявзинский мир 1595 года).
  
   После "Смутного времени" в 1617 году между Московским государством и Швецией был заключен Столбовский мир, условия которого, в целом, действовали более ста лет (1617-1721). События Смутного времени были причиной вторичной утраты побережья Финского залива - городов Ям, Копорье и Ивангород , и даже и Орешка, запиравшего течение реки Невы. При заключении Столбовского мира шведы выговорили себе монопольное право торговли на Балтийском море. Немцы, датчане, поляки, голландцы, англичане, итальянцы и другие лишались права торговли с русскими; свои товары русские должны были свозить в Нарву, Або, Выборг и Ревель.
  
   Такое положение продолжалось до начала XVIII в. В течение XVII в. на Балтийском море господствовала Швеция.
  
   С таким положением Русское государство не могло мириться, и в 1656 была объявлена война Швеции. Но эта война завершилась для России неудачно.
  
   Размах политики Швеции вызывал отпор не только со стороны ее вековой соперницы - Дании, но и со стороны других соседних государств.
  
   Петр I, заключив союз с Польшей и Данией против Швеции (1 октября 1609 года) и закончив войну с Турцией (июль 1700 года), начал войну со Швецией за берега Балтийского моря ("Северная война"). Северная война продолжалась 21 год и закончилась Ништадтским миром, по которому за Россией были закреплены берега Балтийского моря, "прорублено окно в Западную Европу"; Россия вступила в систему государств Европы как великая держава.
  
   Вести длительную борьбу на четырех фронтах (с Москвой, Польшей, враждебными германскими государствами и Данией) Швеции было не под силу. Не справившись в начале XVIII века с двумя враждебными ей союзами, состоявшими сначала из Москвы, Польши и Дании, а потом из Москвы, Саксонии, Ганновера и Пруссии, Швеция потерпела полное поражение и окончательно утратила свое первенствующее политическое значение на берегах Балтийского моря.
  
   Поражение в Северной войне низвело Швецию до положения государства среднего ранга.
  
   Высказывается мнение, что в смысле военной, и - возможно - экономической мощи, преобладающее значение на Балтийском море в XVIII и XIX веках переходит к России.
  
   - По Плюсскому перемирию 1583 года, после Ливонской войны, Швеция приобретает Копорье, по Тявзинскому миру 1595 года возвращает его России. По условиям Столбовского мира (1617), после Смутного времени, Швеция снова приобрела Копорье. Согласно Ништадтскому миру (1721), завершившему Северную войну, Швеция вновь возвратила Копорье России, - обобщила Читательница.
  
   - Около ста лет у шведов было отчасти монопольное право торговли на Балтийском море. И связанные с этим положением доходы, - уточнил Читатель.
  
   - Как оказалось, - продолжил Читатель, - с заключением Ништадтского мира в 1721 году, утратой Копорья и других территорий, шведское государство стало интенсивно изменяться.
  
   "Шведский ответ" на "балтийский вопрос" можно условно разделить на два этапа. Между этими этапами - Ништадтский мир 1721 года.
  
   До 1721 года мы можем обнаружить стремление Швеции к захватам территорий на берегах Балтийского моря, к получению монопольных прав в балтийской торговле.
  
   После 1721 года "приобретенные" территории постепенно утрачиваются Швецией, но все более отчетливо видны "накопление", "экономическое развитие", "политическая трансформация".
  
   Формулировка "шведского ответа" на "балтийский вопрос" определяется, в частности, значительной протяженностью балтийского шведского побережья. Береговая линия Швеции "выходит" на Балтийское море (отчасти на Северное море). Даже после утраты ряда территорий у Швеции осталась протяженная береговая линия.
  
   Обращает на себя практичность шведского решения балтийского вопроса. Невольно вспоминаешь о практичности Петра Великого, который разрешал только те задачи, какие ставила ему сама жизнь, ясно сознавая свои цели, силы и средства, никогда не добиваясь невозможного.
  
   Сложно сказать, какое количество жителей Швеции после заключения Столбовского мира 1617 года было убеждено в том, что побережье Финского залива навечно станет шведской территорией.
  
   Во всяком случае, есть основания сделать вывод, что те деньги, которые были получены Швецией, ее жителями в XVII веке, когда на Балтийском море господствовала Швеция, и когда она доминировала в балтийской торговле, был потрачены эффективно.
  
   С конца XVI века возросла внешняя торговля Швеции (особенно экспорт металлов). В 1-й половине XVII века расширилась горно-металлургическая промышленность, увеличилась добыча меди и железа. В середине XVII в. развивается раннекапиталистическое предпринимательство (главным образом, в горном деле и металлообработке), происходит накопление шведских капиталов.
  
   К началу XVIII века Швеция стала главным экспортёром железа в Европе и импортёром зерна; в дворянских хозяйствах всё шире применялся наёмный труд, часть дворян занялась промышленно-предпринимательской деятельностью.
  
   Это не натуральное хозяйство с применением крепостного труда!
  
   Аграрные реформы (1807- 1827 годов) разрушили поземельную общину; в XIX веке сельское хозяйство Швеции стало хуторским. Широко распространилась рассеянная мануфактура, горнопромышленники и купцы являлись влиятельной частью имущих верхов, дворянство обуржуазилось.
  
   Можно предположить изменение личности гипотетического "среднего шведа".
  
   До Северной войны и Ништадтского мира шведы были известны как купцы, моряки, солдаты.
  
   После 1721 года "массовый швед" - и дворянин, и купец, и хуторянин - медленно, но верно превращался в наполненного знаниями предпринимателя, способного организовать технологически сложное производство, представить продукцию на европейский и мировой рынки, наладить гармоничные отношения с наемными работниками, эффективно участвовать в политическом процессе.
  
   Постепенно у шведских предпринимательских кругов складывалась и весьма достойная мировая деловая репутация.
  
   В 30-х годах XIX века в Швеции начался экономический подъем и, вместе с тем, - промышленный переворот (переход к механическому прядению, внедрение новых способов ковки железа, собственное производство машин).
  
   В 50 - 60-е годы XIX века в Швеции проведены первые железные дороги, телеграф, основаны крупные частные банки, акционерные общества; в 1864 объявлена полная свобода торгово-промышленной деятельности.
  
   Создание крупной промышленности не поспевало за аграрным переворотом, что вынуждало массы сельского населения эмигрировать (в основном в США).
  
   Последняя треть XIX века - апогей индустриализации Швеции. Её внешнеторговый оборот вырос за это время в 5 раз и достиг 1 млрд. золотых крон. На севере страны были освоены крупные лесные массивы, железорудные залежи; развернулось железнодорожное строительство.
  
   К началу 1-й мировой войны 1914-18 годов Швеция превратилась в индустриально-аграрное государство. Сложились разнообразные отрасли машиностроения, возросла роль крупных частных банков в финансировании промышленности.
  
   При короле Оскаре II (правил в 1872-1907) Швеция стала традиционно нейтральной страной.
  
   В 1-й мировой войне нейтральная Швеция в 1914-16 годах была загружена иностранными заказами.
  
   В 20-е годы XX века Швеция стала крупным экспортёром капитала (в 1922-1937 годах - 2 млрд. крон), шведские компании приобрели мировую известность.
  
   В начале 2-й мировой войны Швеция провозгласила строгий нейтралитет и поспешила заключить торговые соглашения как с Германией, так и с Великобританией.
  
   Швеция сохраняла экономические связи и с Великобританией и США (зафрахтовавшими примерно тридцать процентов шведского морского транспорта).
  
   Промышленное производство в Швеции увеличилось с 1937 года по 1945 года на 13%.
  
   Возможно, после Ништадтского мира Швеция утратила статус великой державы. Но она стала передовой экономикой.
  
   Швеция проводила политические реформы, "встраивалась" в европейские коалиции, стремилась занять положение нейтральной страны.
  
   - Любопытно, - отметила Читательница. - Хотя роль Копорья и не однозначна. А что же с Ливонским орденом?
  
   - Сила Ливонского ордена была ослаблена упадком рыцарской конницы в связи с распространением огнестрельного оружия.
  
   Одновременно ухудшилось международное положение Ливонии. Рыцарство в погоне за имениями присоединилось к церковной реформации (1554), но вместе с этим Ливония лишилась поддержки могущественной католической церковной организации. Раздробленная Германская империя не в состоянии была оказывать помощь Ливонии, когда в XVI веке она стала яблоком раздора между Московским царством, Польшей, Швецией и Данией, вступившими в борьбу из-за господства на Балтийском море.
  
   В 1561 году старая Ливония политически перестала существовать. Северная ее часть - Эстляндия - отошла к Швеции, остров Эзель - к Дании, собственно Лифляндия и позднейшая Латгалия - к Польше, Курляндия в виде герцогства оказалась в вассальной зависимости от Польши.
  
   В какой-то мере дальнейшая историческая судьба отдельных частей Ливонии характеризуется через историю Латвии и Эстонии.
  
   - А какова судьба Копорья?
  
   - Побережье Финского залива стало весьма активно развиваться после начала Северной войны в 1700 году и заключения Ништадтского мира 1721 года.
  
   Весной 1703 года русскими войсками были заняты Ниеншанц, Ям и Копорье. 16(27) мая заложена Петропавловская крепость, положившая начало Петербургу.
  
   Желая поставить шведов к моменту заключения мира перед совершившимся фактом освоения устья Невы и заселения нового города, Петр I придавал постройке города исключительные для того времени темп и напряженность.
  
   30 августа 1721 года Швеция принуждена была заключить с Россией Ништадтский мир, по которому Россия вернула себе прежние свои земли Вотской пятины Великого Новгорода, кроме того получила Эстляндию, Лифляидию и часть Финляндии с Выборгом, земли у берегов Рижского и Финского заливов.
  
   22 октября 1721 года Сенат преподнес Петру I титул императора всероссийского.
  
   Порт, расположенный в восточной оконечности Финского залива - один из крупнейших портов России.
  
   Если говорить конкретно о Копорье... Это населенный пункт. Сохранились развалины крепостных стен (толщиной около 5 метров) и башен (высотой до 20 метров).
  
   - Так-так, - задумчиво произнесла Читательница.
  
   - Изобретатель динамита шведский инженер-химик, изобретатель и промышленник Альфред Бернхард Нобель оставил человечеству необычное завещание о судьбе своего капитала, - добавил Читатель. - В 1900 году на основе оговоренных условий был создан Нобелевский фонд, а затем началось присуждение Нобелевских премий выдающимся естествоиспытателям, литераторам и борцам за мир. Эти функции были возложены на Шведскую королевскую академию наук и стортинг (парламент) Норвегии.
  
   - Нобелевская премия мира! - воскликнула Читательница.
  
   - Согласно одному из справочников, выпущенных к началу нового тысячелетия, - Читатель, завершая рассказ, поднялся со стула и взял в руки стопку книг, - Швеция входит в число стран с наиболее высоким уровнем жизни.
  
   Читатель посмотрел на свои книги:
  
   - А когда же я буду читать отобранные мною книги?
  
   - Спасибо за рассказ о Копорье! - поблагодарила Читательница. - Буду продолжать изучение исторических вопросов. Но - с хорошим настроением!
  
   - Не за что! Информация общеизвестная! Желаю успеха! - Читатель направился к свободному столу.
  
  
   31 мая 2017 года - 02 июня 2017 года.
  
  
   33.Рассказ о Новогрудке
  
  
   Читатель отвлекся от толстого тома, страницы которого он листал. Парк, тень деревьев, цветы... Все это отвлекало внимание.
  
   К скамейке, на которой он расположился, подошла Читательница.
  
   - Совсем другое дело! - поприветствовал ее Читатель. - Вижу: хорошее настроение! Именно такое требуется для изучения истории!
  
   - У меня хорошее настроение после изучения истории по "географическому принципу"! После рассказа о Копорье! - ответила Читательница. Она присела на скамейку и заявила:
  
   - Жду еще одного рассказа!
  
   - Когда же я дочитаю этот том? - слегка задумался Читатель. - Впрочем, полезно переключиться с чтения на связное устное изложение исторической информации.
  
   Он на секунду задумался:
  
   - Пожалуй, расскажу о Новогрудке!
  
   - О Новогрудке? - разочаровано отреагировала Читательница. - Как-то странно звучит. Что это за населенный пункт?
  
   - Да, есть такой город. И в названии "Новогрудок", и в истории Новогрудка сконцентрирована весьма объемная историческая информация.
  
   Читательница с недоверием посмотрела на рассказчика.
  
   - В средние века, - продолжал Читатель, - безопасные европейские торговые связи ограничивались прибрежными морями. Назовем "основные": Балтийское и Северное - на севере, Средиземное - на юге. Есть, конечно, и исключения. Например, Португалия омывается не каким-либо морем, а Атлантическим океаном.
  
   - Португалия! Испания! Средиземное море! - ассоциативно высказалась Читательница.
  
   - Через реки, впадающие в Балтийское море, - терпеливо продолжал Читатель, - открывались пути в южном направлении, в глубь европейского континента.
  
   В чем состоял интерес торговых операций в "северо-южном" и обратном "юго-северном" направлениях?
  
   В обмене товарами между Европой (Северной Европой) и Византией, Аравией, Ираном, Индией.
  
   А какие это реки? Текущие с севера на юг? И впадающие в Балтийское море?
  
   Читатель сделал вид, что вопросы - риторические. И продолжил:
  
   - В числе крупных рек, впадающих в Балтийское море, по которым шли торговые пути "север-юг", можно назвать Западную Двину и Неман.
  
   Читатель сделал паузу.
  
   - От географических понятий перейдем к "политическим". Предполагаю, к общеизвестным. Или просто известным: "Киевская Русь", "Полоцкое княжество", "Союз литовских князей", "Великое княжество Литовское".
  
   Эти политические понятия связаны с вышеназванными географическими: "Западная Двина" и "Неман".
  
   Полоцкое княжество с конца IX века входило в состав Киевской Руси.
  
   Это княжество располагалось в бассейнах pек Западная Двина, Березина, Неман, на важном для Руси торговом водном пути.
  
   При впадении Западной Двины (Даугавы) в Балтийское море (в Рижский залив) расположен город Рига.
  
   - Рига! - с некоторым удовольствием повторила Читательница.
  
   - В середине XI - XII веков, - продолжил Читатель, - путь в Иран проходил через Новгород, Смоленск и Полоцк: по Волге, через Итиль и далее по Каспийскому морю
  
   Путь в Византию и Скандинавию (путь "из варяг в греки"), помимо главного направления (Днепр - Ловать), имел ещё ответвление и через Западную Двину.
  
   В чем тут "фишка"? От Днепра по Ловати - значит через Новгород. От Днепра через Западную Двину - значит, через Полоцкое княжество, к Рижскому заливу. Право выбора! Наличие альтернативы. Запасной вариант.
  
   - Да! - отреагировала Читательница.
  
   - На 3апад вели два направления, - добавил Читатель, - из Киева в Центральную Европу (Моравия, Чехия, Польша, Южная Германия) и из Новгорода и Полоцка через Балтийское море в Скандинавию и Южную Прибалтику.
  
   И вот в нашем рассказе появляется Новогрудок.
  
   Читательница насторожилась.
  
   - Местоположения Новогрудка, - пояснил Читатель, - связано с рекой - Неманом (по-польски Niemen, по-литовски Nomunas, по-немепки Memel). Новогрудок так же, как и Полоцк, расположен в глубине континента. При впадении Немана в Балтийское море расположены несколько балтийских портов (наиболее известен Клайпеда - бывший Мемель).
  
   Неподалеку от Новогрудка Неман становится судоходен для небольших судов.
  
   В 1132 Киевская Русь в результате феодальной раздробленности распалась.
  
   Итак, - подвел промежуточный итог Читатель, - "Киевская Русь", "Полоцкое княжество", "Новогрудок", "Неман", "Мемель", "Балтийское море".
  
   - Взаимосвязанные понятия, - высказалась Читательница.
  
   - Допустимый вывод, - подтвердил Читатель. - Рассказываю дальше.
  
   Видимо, к 1132 году уже возникло объединение литовских князей.
  
   По сообщению Галицко-Волынской летописи, в русско-литовском договоре 1219 года упоминается союз литовских князей во главе со "старейшими" князьями, владевшими землями.
  
   Феодальная раздробленность Киевской Руси, нашествие Батыя, размещение на Балтийском побережьи Тевтонского Ордена и Ордена меченосцев способствовали политической реорганизации государственных структур, расположенных в бассейнах pек Западная Двина, Неман.
  
   Мы наблюдаем своего рода "сгущение" исторических событий.
  
   1198 год - Из Палестины в Прибалтику перебазируется Тевтонский Орден.
  
   1201 год - Высадившиеся у устья Двины (Рига) меченосцы объединились в Орден божьих рыцарей меча, известный под именем Ливонского ордена.
  
   1237-1238 Нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь.
  
   Раздробленность и распад Киевской Руси, действия рыцарских Орденов, нашествие Батыя, выгодность использования балтийской торговли (в том числе по рекам Западная Двина и Неман) - все эти обстоятельства способствовали формированию Великого княжества Литовского.
  
   1252-1263 - правление Миндовга, первого князя, возглавившего Великое княжество Литовское.
  
   В 40-е годы XIII в. князь Миндовг объединил земли, населенные будущими литовцами, и Черную Русь с городами Слоним, Новогрудок, Волковыск (земли Полоцкого княжества).
  
   1254 - основание г.Сарая - столицы "Золотой Орды".
  
   Процесс образования Великого княжества Литовского завершился в 50-е годы XIII века.
  
   Похоже, установление вассального подчинения ряда княжеств Золотой Орде не случайно шло параллельно с развитием Великого княжества Литовского. Вхождение в Княжество было, возможно, вполне приемлемой альтернативой подчинению Орде.
  
   Великое княжество Литовское Орде не подчинялось. Иногда успешно противостояло в военных столкновениях. Было самостоятельным.
  
   Поcле распада Киевской Руси в XIII веке земли Южной и Западной Руси (Полоцкого, Киевского, Черниговского и др.) в XIV веке вошли в состав Великого княжества Литовского.
  
   Новогрудок - в составе Великого княжества Литовского. Высказывается мнение, что Новогрудок был столицей, а возможно и первой столицей, Великого княжества Литовского.
  
   - Для современного любителя истории, - Читатель задумчиво посмотрел на листву растущего рядом дерева, - следует сделать терминологическое разъяснение.
  
   Для современного человека слово "Литва" ассоциируется с современной Литвой - государством со сравнительно небольшой территорией на берегу Балтийского моря. Однако такое (или близкое по смыслу) значение в понятие "Литва" стало вкладываться только со второй половины XIX века.
  
   А до второй половины XIX века, то есть примерно до 1850-х годов "Литва" ассоциировалось с наименованием Великого княжества Литовского - другого государства (с другой территорией и другой величины).
  
   В XIV веке, с 1316 года по 1382 год, Великое княжество Литовское значительно расширило свои владения, присоединив волынские, витебские, турово-пинские, киевские, переяславские, подольские, чернигово-северские земли и др.
  
   В целях объединения сил для борьбы с наступлением рыцарских орденов, учитывая усилившиеся экономические связи Литовского княжества и Польши, великий литовский князь Ягайло (1377-1392) заключил с Польшей династическую Кревскую унию 1385 года.
  
   Ягайло вступил в брак с польской королевой Ядвигой. Стал королем Польши.
  
   В 1392 в Великом княжестве Литовском был назначен великим князем Витовт, брат Ягайло.
  
   Витовт довел границы Литовского княжества с Москвой до реки Угры. То есть, Смоленск оказался в границах Литовского княжества.
  
   Династическая уния дала свой политический результат.
  
   15 июля 1410 года объединенная польско-литовско-русская армия под командованием польского короля Владислава II Ягелло (Ягайло) и литовского великого князя Витовта в Грюнвальдской битве разгромили войска Тевтонского ордена.
  
   Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества) в 1569 году прошло почти два века.
  
   Подробно двухвековой период не охарактеризуешь.
  
   Но приведу пару примеров для общей ориентации.
  
   После смерти Казимира (1492) в Литве был отдельный великий князь литовский (господарь) Александр (1492-1506), который с 1501 года одновременно был избран и на польский престол. В 1506 литовцы самостоятельно, без участия польской шляхты, выбрали великим князем (господарем) Сигизмунда I, в 1529 году избрали еще при жизни Сигизмунда I его малолетнего сына Сигизмунда II Августа. Поляки, следуя за литовцами, избирали тех же лиц.
  
   Есть основания для вывода: личная уния поддерживалась в добровольном порядке.
  
   Другие факты из того же двухвекового периода.
  
   Родившийся ориентировочно в 1490 году в Полоцке Франциск Скорина в 1504 году учился в Краковском университете, где получил степень бакалавра философии. В 1512 году Скорина в Падуанском университете сдал экзамен на степень доктора медицины. Издательская деятельность Скорины началась в Праге. В 1517 году он выпустил "Псалтырь" на славянском языке В начале 20-х годов Скорина переехал в Вильнюс (территорию в то время Великого княжества Литовского), где основал первую на территории СССР типографию. В 1522 Скорина выпустил "Малую подорожную книжицу", а в 1525 -"Апостол" на славянском языке.
  
   С именем Скорины связано становление белорусского литературного языка и развитие белорусской письменности.
  
   Раз речь зашла о языке, то попутно замечу, что литовская письменность появилась в XVI веке.
  
   Ливонская война 1558-1583 годов с ее напряжением и неудачами побудила шляхту литовского княжества к более тесному союзу с Польшей. На общем с поляками великом сейме в Люблине в 1569 году акт унии был утвержден: Великое княжество Литовское и Королевство Польское были слиты в одно государство - Речь Посполитую.
  
   В исторической литературе констатируется, что Люблинская уния прекратила самостоятельное существование Литовско-русского княжества.
  
   С одной стороны, сложно оспаривать этот тезис. С другой стороны, так называемый Литовский статут действовал до 1840 года.
  
   Самостоятельная политическая жизнь так называемой литовской шляхты так же имела место. Если Литовское княжество и продолжало существовать, то не как суверенное государство, но как автономная часть федеративного государства Речи Посполитой.
  
   Можно предположить, что новое государство - Речь Посполитая - для литовской шляхты не установило никаких ограничений, сложностей или ухудшений. Жизнь шла "по-прежнему", но с дополнительными правовыми и демократическим гарантиями.
  
   В новом государстве существовало формальное равенство польской и литовской шляхты.
  
   Есть основания полагать, что польская культура имела привлекательность для шляхты Литовского княжества. Уроженцы Великого княжества Литовского, шляхтичи по происхождению, добровольно воспринимали польскую культуру. Они писали, главным образом, по-польски и лишь изредка по-белорусски.
  
   Восприятие шляхтой польской культуры объясняет, возможно, причину частого наименования уже возникшей Речи Посполитой "Польшей".
  
   Естественно, Новогрудок вошел в состав Речи Посполитой.
  
   1569 год, год образования Речи Посполитой, дал старт нескольким историческим процессам.
  
   - Это любопытно! - отреагировала Читательница.
  
   - Во-первых, - продолжил Читатель, - 1569 год дал старт развитию конституционной монархии и такого сословия как шляхта.
  
   Уже до 1569 года (до создания Речи Посполитой) наблюдается политический рост шляхты: она объединяется, знакомится с положением государственных дел, начинает формулировать и выдвигать на сеймах большую "программу реформ" в своих интересах.
  
   Речь Посполитая стала развиваться как сословная выборная конституционная монархия.
  
   Высшей властью был объявлен сейм.
  
   Король стал выборным, причем он обязан был подчиняться постановлениям сейма.
  
   Судебные дела шляхты были изъяты из ведения королевских апелляционных судов и переданы двум трибуналам (один для Польши, а другой для Литвы), состоявшим из выборных от шляхты депутатов.
  
   Шляхте удалось достигнуть полноты государственной власти в таких размерах и формах, которые были недостижимы для дворянства других стран Европы (кроме, наверное, Англии).
  
   В числе важных прав шляхты - участвовать в выборах депутатов в сейм, в выборах короля. В числе существенных правовых гарантий - неприкосновенность имущества и личности и т. п.
  
   Спецификой шляхты была её относительная многочисленность - от 8 процентов до 20 процентов населения в разных районах Речи Посполитой - при наличии категорий малоземельной и безземельной шляхты.
  
   Господствующее привилегированное положение шляхты сочеталось с традиционным запретом "нешляхетских" занятий (ремесло, торговля и др.). Возможно, этот запрет был весьма относительным. Личное участие мелкой шляхты в сельскохозяйственном производстве и шляхты вообще в хлебной торговле было обычным делом.
  
   Переход из других сословий в шляхту, как можно предположить, был в разные исторические периоды подчинен разным правилам. Однако можно отметить, что первоначально под шляхтой понималось рыцарство. И если говорить именно о рыцарстве, то исторические источники свидетельствуют о том, что получение статуса рыцаря было достаточно распространенной и относительно не сложной процедурой.
  
   Одной из мер царского правительства после подавления Польского восстания 1830-1831 годов явился "разбор" шляхты - перевод мелкой шляхты в однодворцы. Такой "разбор", возможно, служит косвенным подтверждением того, что значительный процент шляхты составляло обычное свободное трудовое среднее по достатку крестьянство.
  
   Последовавшие после разделов Речи Посполитой в XVIII веке восстания, массовые конфискации земельной собственности и ссылки привели к появлению на огромных просторах между Днепром и Тихим океаном значительного числа людей энергичных, образованных или склонных к получению образования, подготовленных к интеллектуальному сложному труду, требующему личной инициативы. Имевших культурный кругозор и склонность к интеллектуальным занятиям. Перемещавшихся в ряды интеллигенции.
  
   - Во-вторых, - продолжил Читатель, - 1569 год ускорил развитие ситуации на Украине (в Украине).
  
   Одним из условий Люблинской унии 1569 года был переход юго-восточных земель Литовского государства (Волыни, Подолии, Киевской земли и других) непосредственно под управление Польши.
  
   В результате этого политического изменения возникла напряженность в национально-религиозных вопросах, связанным с церковной унией конца XVI века. Противники унии официально приравнивались в польских государственных актах к уголовным преступникам. Следствием этой политики было ожесточение большинства украинского населения.
  
   В восстаниях участвовали как крестьянство и городские слои, так и реестровое казачество.
  
   Непрерывно обостряясь в течение первой половины XVII века, положение на Украине привело в 1648 году к весьма напряженной вооруженной борьбе.
  
   Борьба на Украине приняла затяжной характер. В поисках поддержки гетман Богдан Хмельницкий пришел к соглашению с Россией, с которой Украину сближали моменты национально-религиозного порядка. В октябре 1653 года царь принял Украину под свою "высокую руку". В 1654 году началась новая война между Россией и Речью Посполитой, закончившаяся лишь в 1667 году Андрусовским договором, по которому Москва получила Левобережную Украину и Киев, а также Смоленск и Северскую землю. Правобережная Украина и Белоруссия остались под властью Речи Посполитой.
  
   В-третьих, есть основания полагать, что создание Речи Посполитой в 1569 году способствовало экономическому подъему.
  
   С конца XV века Польша выступила в качестве "хлебного амбара Европы", снабжая сельскохозяйственными продуктами южно- и западно-европейские страны.
  
   Шляхта монополизировала торговлю хлебом, который она сбывала иностранным купцам или торговой буржуазии формально принадлежавшего Польше, но фактически полунезависимого, города Данцига (Гданьск).
  
   Хлебная торговля в огромной степени повысила экономического значение основного экспортера-шляхты и послужила источником упрочения и расширения ее социально-политического господства.
  
   В 1648 год вывоз хлеба из Польши достигает предельных цифр-1.800 тысяч ц.
  
   В литературных источниках высказывается точка зрения, что политикой шляхты польское купечество было лишено возможности взять в свои руки эту торговлю, что бюргерство (ремесленники и купечество) были поставлены в условия постепенного оскудения из-за иностранной конкуренции и политического бесправия, что польские города в конце XVI и XVII веков приходили в упадок, что, таким образом, Польша якобы лишилась буржуазии.
  
   Насколько верна эта точка зрения - затрудняюсь оценить.
  
   Польша вышла из полосы народных восстаний, разорительных войн середины XVII века с подорванной экономикой. В течение XVIII века вывоз хлеба из Данцига лишь в очень немногие годы превышал 25 процентов вывоза в первой половине XVII века.
  
   Неблагоприятные политические, экономические и другие обстоятельства привели к трем разделам Речи Посполитой в XVIII веке и прекращению ее существования как суверенного государства.
  
   Высказывается мнение, что правительства России, Пруссии и Австрии боялись конституционных и демократических реформ в Речи Посполитой, видя в этом проявление духа французской революции.
  
   Разделы Речи Посполитой в XVIII веке означали не только разделы территории между Россией, Пруссией и Австрийской империей, но и политическое отъединение территорий ранее объединившихся Польши и Великого княжества Литовского.
  
   Что касается территории Великого княжества Литовского, то на его территории постепенно также образуются два самостоятельных государства: Белоруссия и Литва.
  
   - После объединений начались разъединения? - уточнила Читательница.
  
   - В каком-то смысле, - предположил Читатель. И продолжил:
  
   - Основная часть территории великого княжества Литовского досталась России.
  
   Было введено общеимперское губернское деление.
  
   По третьему разделу Речи Посполитой в 1795 году большая часть литовских земель была присоединена к России. На её территории образованы Виленская и Слонимская губернии, которые в 1797 году были слиты в Литовскую губернию, а в 1801 году разделены на Гродненскую и Виленскую губернии. Из последней в 1842 году выделилась Ковенская губерния.
  
   Часть Литвы, расположенная по левом берегу Немана (Нямунаса), в 1795 году отошла к Пруссии, в составе которой оставалась до 1807 года, затем входила в герцогство Варшавское, а в 1815 году присоединена к Российской империи в составе Царства Польского.
  
   Западные литовские земли (Клайпедский край) оставались в составе Пруссии.
  
   После включения земель Великого княжества Литовского в состав Российской империи населению была гарантирована религиозная свобода, неприкосновенность "шляхетских вольностей" и "крепостного права".
  
   Все жители обязаны были принести присягу. Неприсягнувшие должны были уехать за границу и распродать свое имущество. Часть имущества была конфискована и отдана Екатериной II русскому крупному дворянству: было роздано около ста тысяч крепостных крестьян. Правительство Екатерины II проводило политику русификации края. Это вызвало большое раздражение среди литовско-белорусского дворянства, чем и объясняется участие дворянства в восстании Костюшко (1794 год). На коронации Павла I было возбуждено ходатайство об изменении политики. Правительство восстановило суды и литовско-белорусское право.
  
   Русификация, однако, продолжалась.
  
   Литовско-белорусская шляхта надеялась восстановить Речь Посполитую сначала с помощью России, а после 1807 года - при содействии Франции.
  
   В 1795 и 1815 годах этнические территории Литвы (уже в современном понимании) (кроме Клайпедского края) вошли в состав Российской империи.
  
   Как позже подтвердилось, даже литовцы Клайпедского края (Memelland), попавшие в XIII веке под власть Тевтонского ордена, не утратили за несколько веков своего этнического самосознания.
  
   Литовско-белорусская шляхта сочувствовало польскому восстанию 1830 года. После подавления этого восстания, правительство Николая I приняло еще более резкий русификаторский курс. Все местные законодательные особенности были уничтожены.
  
   Эта политика вызвала к жизни некоторое оппозиционное белорусское шляхетское движение.
  
   Польское восстание 1863-1864 годов, которое проходило и на территориях Белоруссии, Литвы, было жестоко подавлено царскими войсками, однако правительство вынуждено было пойти на некоторые уступки. По указу 1 марта 1863 года были прекращены временнообязанные отношения, крестьяне получили право обязательного выкупа надела, при этом на условиях, более благоприятных, чем в других губерниях России: в основном сохранялись прежние наделы, ниже стали выкупные платежи.
  
   Это ускорило развитие капиталистических отношений. Десятки тысяч разорившихся литовских крестьян уезжали в промышленные города (Ригу, Петербург, Одессу), эмигрировали в США, Великобританию.
  
   Во второй половине XIX века в Литве складывается литовская нация. Формируется рабочий класс. Развивается литовская городская и сельская буржуазия.
  
   Образование распространялось все шире. Образованные люди составили интеллигенцию.
  
   В Революции 1905-1907 годов в декабре 1905 года был созван съезд литовцев (Вильнюсский сейм), принявший некоторые антиправительственные решения.
  
   Общеимперское губернское деление действовало до событий первой мировой войны.
  
   С начала первой мировой войны 1914-1918 годов территория Литвы стала ареной военных действий. К осени 1915 года германские войска оккупировали почти всю Литву.
  
   В сентябре 1917 года под контролем германских властей была созвана в Вильно т. н. литовская конференция, в которой приняли участие исключительно представители зажиточного крестьянства и интеллигенции Литвы.
  
   Конференция высказалась за провозглашение независимости Литвы и заключение особой конвенции с Германией.
  
   Литовская конференция создала Литовскую тарибу (государственный совет) из 20 человек.
  
   Литовская тариба 16 февраля 1918 года, т. е. в день, когда Германия объявила о разрыве перемирия с РСФСР, "официально" объявила Литву независимой, тем фактически изъяв ее из обсуждения при мирных переговорах между РСФСР и Германией. Эта независимость Литвы была признана германским кайзером 23 марта 1918 г. Осенью 1918 Литовская тариба образовала правительство.
  
   В середине декабря 1918 года в Вильно и других городах была провозглашена власть Советов. Литовское буржуазное правительство бежало в Ковно, под прикрытие германских войск, оставшихся по требованию Антанты в Прибалтике. Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы провозгласило 16 декабря 1918 года Литовскую Советскую Социалистическую Республику, объединившуюся в феврале 1919 с Белорусской Советской Социалистической Республикой в Советскую Социалистическую Республику Литвы и Белоруссии (Лнтбел). Советская власть в Литве продержалась лишь несколько месяцев. В апреле 1919 года Вильно (Вильнюс) заняли польские войска. Советская Россия, тем не менее, первая признала молодое Литовское (не советское) государство договором от 12 июля 1920 года.
  
   В 1919 -1940 годах Литва - буржуазная республика (Вильнюсский край в 1920-1939 годах был в составе Польши). В 1940 году вошла в Союз ССР.
  
   Объявить и признать независимость еще не означает разрешить территориальные вопросы.
  
   Версальский мирный договор 1919 года не установил границ Литвы.
  
   Однако в октябре 1920 году Польша вновь заняла Вильнюсский край. В 1923 году к Литве были присоединены Клайпеда и Клайпедский край. Таким образом, Клайпеда и Клайпедский край стали территорией Литвы.
  
   Но фашистская Германия 22 марта 1939 года оккупировала Клайпедский край.
  
   В этих условиях 10 октября 1939 года правительство Литвы подписало договор о взаимопомощи с СССР, согласно которому Вильнюсский край, освобождённый Красной Армией в сентябре 1939, был передан Литве.
  
   13 июля 1944 года Красная Армия освободила Вильнюс, 1 августа - Каунас.
  
   28 января 1945 года Красная Армия овладела Клайпедой.
  
   Высказывается мнение, что впервые в истории были воссоединены все литовские земли.
  
   Читатель сделал паузу.
  
   - А как развивались события в Белоруссии? - послышался вопрос Читательницы.
  
   - После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году и до 1917 года белорусские земли находились в составе Российской империи.
  
   Так же, как и на территории будущей независимой Литвы, было введено общеимперское губернское деление.
  
   В 1795 году Новогрудок был присоединён к России. В 1796 - уездный город Слонимского наместничества. С 1842 года в составе Минской губернии
  
   Постепенно в белорусских землях стали появляться идеи об автономной, а потом и - о самостоятельной независимой Белоруссии.
  
   Например, в белорусской среде работала "Белорусская Революционная Громада", организованная в 1902 году группой петербургских студентов.
  
   После начала первой мировой войны в 1914 году постепенно большая часть Белоруссии была оккупирована германскими войсками.
  
   18 февраля 1918 года за перерывом брест-литовских переговоров последовало наступление. Затем - оккупация Белоруссии германскими войсками.
  
   Как только германские войска начали свое наступление, и Совет Народных Комиссаров оставил Минск, Совет Белорусского съезда, распущенный в декабре 1917 года, объявил себя высшей, до созыва Учредительного собрания, властью в стране. 25 февраля 1918 года Минск был занят немцами, не пожелавшими признать Белоруссию отдельным государством.
  
   Однако, организованное накануне их прихода "Белорусское народное правительство" провозгласило Белоруссию самостоятельной народной республикой. Территория этой республики, согласно декларации 24 марта 1918 года, состояла из Минской, Гродненской, Витебской, Виленской, Черниговской и частей др. соседних губерний. Чтобы добиться признания со стороны императора Вильгельма II, Белорусское правительство послало ему приветственную телеграмму, в которой выражало благодарность за "освобождение" Белоруссии от большевиков.
  
   1 января 1919 года сформировалось Временное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии, выпустившее в тот же день манифест, которым Белоруссия объявлялась Советской Социалистической Республикой.
  
   Это правительство просуществовало всего два месяца. На первом съезде Советов Белоруссии принято было решение, что Белорусская Советская Республика объединяется с Литовской Советской Республикой для совместной борьбы против наступления международного капитала.
  
   В начале марта 1919 года в Вильно имел место специальный съезд Советов обеих республик. На этом съезде была создана в Вильно объединенная Литовско-Белорусская Советская Республика (Литбел). Центр этой республики был перенесен в Вильно. 19 апреля 1919 года польские легионеры неожиданно вошли в Вильно и заняли, после двухдневного боя, город. После этого столица Литбел была перенесена в Минск, но тоже не надолго.
  
   Захватив Вильно, польские формирования продолжали наступление в глубь Белоруссии, занимая один город за другим, а в августе 1919 года заняли и Минск, затем почти всю Белоруссию.
  
   В это время главные силы Красной армии были направлены против Колчака, Юденича и др.
  
   11 июля 1920 года Минск был освобожден от польских войск и Белоруссия была провозглашена Независимой Советской Социалистической Республикой. Почти над всей Белоруссией в ее этнографических границах развевался советский флаг. Однако, отступление Красной армии изменило положение вещей. На основании Рижского договора 1921 года, западная часть Белоруссии стала частью территории польского государства.
  
   После Рижского договора 1921 года Белорусская Советская Республика состояла всего из нескольких уездов бывшей Минской губернии...
  
   На территории Западной Белоруссии, отошедшей к Польше на основании Рижского договора, было образовано, в частности, Новогрудское воеводство.
  
   В 1939 году Западная Белоруссия и Западная Украина были включены в состав СССР.
  
   Новогрудок стал одним из городов советской Белоруссии.
  
   - Полоцкое княжество, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Российская империя, Польша, Советская Белоруссия ...- начала было бодро перечислять Читательница. Потом взяла паузу и добавила:
  
   - Надо освежить память...
  
   - Конечно! Информация общедоступная! Интересный город Новогрудок! С богатой историей! - подвел итог Читатель.
  
   - Да! - согласилась Читательница.
  
  
   04 июня 2017 года - 05 июня 2017 года.
  
  
   34.Вопросы о Ропше
  
  
   - Разве не бывает населенных пунктов без истории? - внезапно спросила Читательница шагающего рядом Читателя.
  
   - Например? - миролюбиво и рассеяно отозвался Читатель.
  
   - Разве неподалеку от Копорья не расположен населенный пункт Ропша?
  
   - Читатель недоуменно посмотрел на Читательницу.
  
   - Разве Ропша не населенный пункт без истории? - настаивала Читательница.
  
   - Ропша - населенный пункт без истории? - начал "включаться в тему" Читатель. Затем добавил:
  
   - А стоит ли трогать эту тему?
  
   - И все-таки? - требовала ясности Читательница.
  
   - А разве имена Петра III, Екатерины II, Алексея Орлова не связаны с Ропшей? - удивился Читатель.
  
   - С Ропшей или с Россией? - в голосе Читательницы появилась ирония.
  
   - А что сказать о революционере и противнике большевизма Борисе Савинкове? - выдвинул версию Читатель.
  
   - Как связаны Савинков и Ропша? - изумилась Читательница.
  
   - Почему политик, боевик, писатель Савинков взял литературный псевдоним "Ропшин"? - направил мысль Читатель. - Хорошо знал историю?
  
   - Как вышло, что "поймали"? ...Что "не поймали"? - начала запутываться Читательница.
  
   После секундной паузы она попыталась поправиться:
  
   - Уловили? Или все же не уловили?
  
   - Емельян Пугачёв? - задумался Читатель. И непроизвольно вымолвил:
  
   - Отчего ощущение не уютности?
  
   Читательница пожала плечами.
  
   - Есть другие темы? Допустим, победы у Наварина и в Чесменском бою? - высказался Читатель.
  
   - Разве мало исторических мест? - согласилась Читательница.
  
   - Помолчим минуту? - предложил Читатель.
  
   Читательница не ответила, углубившись в размышления об истории.
  
  
   7 июня 2017 года
  
  
   35.Вопросы о выставке 1896 года
  
  
   - Почему вновь и вновь вспоминается Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде? Проходившая в 1896 году? Визит царя с виноватой улыбкой? - Горький ностальгически вздохнул:
  
   - Выставочные павильоны, крутящиеся как в танце, - в полусказочном, тихом, но могучем, - наблюдавшиеся из вагона поезда?
  
   Наглядное понимание громадности державы: от Белого моря до Каспийского и Черного, от балтийских берегов до Владивостока?
  
   Как забыть выступления на выставке сказительницы Ирины Федосовой: о силе тоски - страшной, рвущей сердце? Об удали - полной кипучих сил? О богатырской любви к свободе? Об искании подвигов? Как забыть - в ее исполнении - "солдатскую песню", поражающую своей мелодией, похожую на византийский рисунок, изобилующую тоскливо удалыми выкриками, ахами, эхами, оттягиваниями нот и бесконечными вариациями на основной мотив?
  
   Горький и его гость - приехавший на Капри Алексей Силыч Новиков-Прибой - сидели, любуясь морем.
  
   - Вы, Алексей Максимович, прошли пешком пол России? Сколько зуботычин Вы получили за время своих скитаний? За женщину заступились? И Вас избили? А если "в зубы" каждый день? "Для порядка"? Все ли смотрели на Россию как посетители выставки? - Новиков-Прибой сделал паузу. - Разве мы не простили бы? Если бы - победа?
  
   Новиков-Прибой вздохнул:
  
   - Разве за сданным Порт-Артуром не последовала стойкость Цусимы?
  
   - Сорвёт, батенька, стоп-краны после февраля 1917-го? - прокомментировал невысокий лысоватый лобастый человек, подошедший к беседующим писателям. - Произведут весной 1917-го кронштадтцы впечатление на контрреволюционную публику? А осенью "Аврора" даст орудийный выстрел по Зимнему? В 1918-м в Новороссийске откроют кингстоны?
  
   - В 1921 году в Кронштадте без Тухачевского не обойдется? - с сожалением домыслил Горький.
  
   - В блокаду Ленинграда в 1941-1943 годах моряки разве не покажут еще большую стойкость? - продолжил высказываться Новиков-Прибой.
  
   Горький кивнул в знак согласия; невысокий лобастый человек отошел к этому моменту от собеседников, продолжая прогулку по берегу острова.
  
   - Выставка - громадная, в звуках музыки, вся залитая электрическим светом, фантастичная, - это, пожалуй, самый каприйский образ в наших сегодняшних воспоминаниях? - подумал вслух Горький.
  
   Новиков-Прибой глубоко вздохнул теплый свежий морской воздух.
  
  
   09 июня 2017 года
  
  
   36.Вопросы о крупных деньгах
  
  
   - Не случайно, Вы, Алексей Максимович, вчера Всероссийскую выставку 1896 года вспомнили? - обратился к Горькому Новиков-Прибой.
  
   Писатели - несколько человек - обедали за гостеприимным горьковским столом на каприйской вилле.
  
   - Полагаете, Алексей Силыч? - ответил Горький. И обратился к Мамину-Сибиряку:
  
   - Дмитрий Наркисович, как же получается? И бедным в Вашим произведениях плохо? И тем, кто при крупных деньгах, - тоже плохо? "Царство золотого тельца" - это всеобщая разруха, "убыль жизни", неурядица? Предприятия в Ваших произведениях лопаются, а люди гибнут, морально опустошенные роковой страстью обогащения? При том, что золото "течёт рекой"? На новый "Золотой век" не очень похоже?
  
   - Савву Тимофеевича Морозова и Николая Георгиевича Гарина-Михайловского - обладателей крупных денег, - можно отнести к людям со счастливой судьбой? - отреагировал Мамин-Сибиряк.
  
   - "Ненормальное кровообращение общества"? Чудовищная трагикомедия? Богатство нищих, нищета богатых? Нищие - Алексей божий человек, святые, Иванушка-дурачок? Богатые - "Мёртвые души"? - высказался Горький.
  
   - Бессребреников, романтиков, идеалистов, мечтателей, рыцарей мечты и идеи - их вперед? Равенство людей? Но не равенство проектов? Вперед, то есть, вверх, в космос? - задумался Новиков-Прибой.
  
   - Поменять нищую и голодную жизнь сегодняшних и завтрашних талантов на жизнь обеспеченную и востребованную? Угадать и выдвинуть способную личность? Выделить средства "под проект"? Выйти в космос? - уточнил Горький.
  
   - Почему нет? - согласился Новиков-Прибой.
  
   - Не слишком ли эксклюзивный алгоритм? И не выглядит он наивно? Даже слегка сомнительно? - засомневался Горький. И продолжил:
  
   - Но где брать таланты послезавтра? Через несколько десятков лет? Если культурные корни сегодняшних и завтрашних талантов остаются во все более далеком прошлом? Свободная жизнь когда закончилась? Говорят, и на "нашей улице" был "Золотой век"? Если и был, то сколько времени прошло с той поры?
  
   - Как создать благоприятную среду? Чтобы окружала с детства? Как Томаса Эдисона? Если нет предпринимателей? Как вырастить предпринимателей, если нет среды? - поддержал тему Каменский, автор биографического очерка об Эдисоне.
  
   - Сформировать "привычку крупных денег"? Учесть опыт последователей Конфуция? Обратиться за консультациями к китайским мудрецам? - предположил Карягин.
  
   - Человеколюбие, правосудие, повиновение действующим законам и соблюдение установленных обрядов, правдолюбие, верность и честность?..- начал вспоминать вслух Горький фрагменты биографического очерка о Конфуции.
  
   Несколько минут обед продолжался в молчании.
  
  
   10 июня 2017 года
  
  
   37. Диалог о первой публикации М. Горького.
  
  
   Горький вышел из-за стойки библиотекаря и направился к столам, где можно было выпить чашку кофе.
  
   Его окружили несколько читателей и читательниц - посетителей кафе-библиотеки. Кто-то попросил:
  
   - Расскажите, пожалуйста, Алексей Максимович, как был опубликован Ваш первый рассказ.
  
   - Если вы откроете, например, собрание моих сочинений в 30-ти томах, то увидите, что "Макар Чудра" опубликован без какого-либо подзаголовка. Но в примечаниях вы можете встретить слово "рассказ". Однако автор примечаний не я. Я же в своей автобиографии "Алексей Максимович Пешков, псевдоним Максим Горький" называю это произведение "очерком".
  
   - Как же правильно назвать Ваше первое опубликованное произведение "Макар Чудра"? - последовал вопрос от кого-то из читателей. - Историко-литературные поиски обнаружили несколько опубликованных Ваших строк и до "Макара Чудры". Но эти строки самостоятельным произведением не являются. Их мы в расчет не берем.
  
   - Назовите "песней", - пошутил Горький - Песней старого дуба.
  
   - Читатели заулыбались. Горький продолжил:
  
   - В "Макаре Чудре" объединены два произведения.
  
   В одном описывается сам Макар Чудра и наша с ним беседа. Это произведение, наверное, можно назвать очерком.
  
   Второе произведение - это "быль". "Быль", рассказанная бывалым цыганом - Макаром Чудрой. Причем, быль - волшебная. "Ты ее запомни и, как запомнишь, - век свой будешь свободной птицей".
  
   Горький сделал паузу и подчеркнул:
  
   - Я запомнил.
  
   Кто-то из читательниц подала шутливую реплику:
  
   - Цыганский заговор?
  
   Горький улыбнулся в ответ.
  
   Читатели с уважением смотрели на него.
  
   - Так почему же "песня"? - проявил нетерпение кто-то из читателей.
  
   - Макар Чудра, рассказчик волшебной "были",... - начал отвечать на вопрос Горький...
  
   - "был похож на старый дуб, обожженный молнией, но все еще мощный, крепкий и гордый силой своей", - продолжил за Горького читатель - обладатель отличной памяти.
  
   - Учитывая поэтичность волшебной "были", ее можно назвать песней, - догадалась одна из читательниц. - Получается: "песнь старого дуба".
  
   Горький улыбнулся в усы:
  
   - Рассказ - очерк - заговор - быль - песнь...
  
   Предоставив слушателям возможность сделать выбор самостоятельно, Горький продолжил:
  
   - После моих пешеходных путешествий по Руси у меня начала появляться пусть и микроскопическая, но - известность, формироваться какая-никакая репутация.
  
   Расставаясь периодически с положением наемного работника и становясь на некоторое время относительно свободным человеком, я расширял круг общения. Мне стали попадаться культурные доброжелательные меценатствующие - европейского склада? - люди. Благотворители. Добродеятели.
  
   Горький сделал паузу и уточнил:
  
   - Вы должны понять, уважаемые слушатели, что, прибыв в Тифлис (до 1936 название города Тбилиси), я не был в положении человека, обладающего возможностями документировать происходящие со мною события. Бесспорным является факт публикации в тифлисской газете моего очерка-были-рассказа "Макар Чудра".
  
   Этот факт бесспорен. Все остальное - это работа памяти. Памяти моей и тех, с кем я в то время в Тифлисе встречался. Но кто ставил задачу специально запоминать происходящие в то время события? Кто вел дневники? И были ли такие дневники обнаружены?
  
   Мое дальнейшее повествование о первой публикации моего произведения - это весьма близкая к действительности версия, в которую могут быть внесены и какие-то поправки.
  
   В "Дешевой библиотеке" я знакомлюсь с Александром Мефодиевичем Калюжным.
  
   Кто такой А.М. Калюжный - если обобщенно?
  
   В моей автобиографии, напечатанной в 1899 году, я называю его "человеком вне общества". Почему "вне общества"? А.М. Калюжный был родом из дворян, из хорошей, даже влиятельной, семьи. Родился в 1853 году в Полтавской губернии. Земляк Гоголя. Окончил Полтавскую гимназию. Учился в Харьковском университете. Участвовал в народовольческом движении. Последовали аресты. Возможно, - Карийская каторга. Жизнь в Сибири. Далее с 1890 года - служба в Тифлисе в Управлении Кавказской железной дороги.
  
   Позволю себе предположить, что с какого-то момента революционная деятельность перестала увлекать А.М. Калюжного, он отошел от "движения".
  
   В далеком от Петербурга Тифлисе А.М. Калюжный устроился на работу, требующую интеллекта и образованности. Но его оппозиционное прошлое было известно. В каком-то смысле от одних он отошел, а к другим еще окончательно не возвратился. Вот и стал кем-то вроде человека "вне общества". Возможно, жизненные катаклизмы, опыт сформировали в этом, приближающемся к сорокалетнему возрасту, человеке особую жизненную позицию, стремление к деланию добра.
  
   Летом 1892 года, отправив семью на дачу, Калюжный предлагает мне - в тот период я зарабатывал на жизнь работой грузчика на железной дороге - перейти к нему на квартиру. И предоставляет мне свободную комнату.
  
   Для меня, пешеходного путешественника, такое приглашение открывало возможности: жить в "человеческих" условиях, не платить за съемное жилье, общаться с культурным, образованным, бывалым, опытным человеком.
  
   Я рассказывал ему свои приключения во время странствий. Услышав однажды рассказ о моей встрече с цыганом на берегу Дуная, Калюжный встал, взял меня за плечо и вывел в предоставленную мне комнату.
  
   - На столе - бумага,- сказал он.- Запишите-ка то, что мне рассказывали. А до тех пор, пока не напишете, не выпущу!
  
   Трудно было писать. Но Калюжный и слушать ничего не хотел, пока рассказ не был готов.
  
   Свободная комната и "человеческие" условия сыграли свою роль. Я сумел сосредоточиться. И написал "Макара Чудру".
  
   Я отнес очерк-быль-рассказ в газету "Кавказ". Текст принял знакомый Калюжного - журналист Владимир Цветницкий.
  
   Работая на должности грузчика, я не имел возможностей выяснять биографические детали относительно людей, принявших участие в моей первой публикации. О Владимире Цветницком у меня почти нет сведений. Могу составить предположительное суждение, что Владимир Цветницкий был также до некоторой степени человеком "вне общества". Возможно, он был родом из Малороссии. Если так, то Калюжный и Цветницкий были земляками, что не мало значило в Тифлисе, городе, далеком от центра России.
  
   Владимир Цветницкий вроде бы начал получать религиозное образование на родине, но по каким-то причинам был отчислен из учебного заведения. Религиозное образование, пусть и не законченное, давало хорошую подготовку. В далеком от Петербурга и Москвы Тифлисе, где уровень профессиональной конкуренции был относительно не высок, недоучившийся семинарист (по моим предположительным сведениям) Цветницкий устроился на работу в газету. Снова подчеркну, что мои сведения о Владимире Цветницком - документально не подтвержденные.
  
   Предполагаю, что сотрудник газеты Цветницкий оказал внимание принесенному мною тексту. С рекомендацией Калюжного я был для Цветницкого "не чужой".
  
   Через некоторое время состоялась моя встреча с редактором, худощавым стариком в золотых очках. В редакцию я пришел не как "прохожий с улицы", но как человек, известный служащему Управления Кавказской железной дороги Калюжному и сотруднику газеты Цветницкому.
  
   Редактор внимательно читал рассказ "Макар Чудра". Сама публикация была - судя по беседе - как бы предрешенной. Вопрос был в другом.
  
   - Так...- сказал редактор, кончив чтение, и с удивлением оглядел мою, несколько нескладную, фигуру.- Однако тут нет подписи. Как подписать? Кто вы?
  
   Я колебался. Отсутствие сколько-нибудь длительных дискуссий относительно текста "Макара Чудры" дало мне возможность сосредоточиться. Наконец, махнув рукой, я сказал с решительным видом: "Хорошо, подпишите так: Максим Горький".
  
   Через три дня после написания "Макар Чудра" был опубликован в газете "Кавказ", в ? 242 за 12 сентября 1892 года.
  
   Обычно констатируют факт моей первой публикации в тифлисской газете "Кавказ". А разве удачно выбранный литературный псевдоним - событие меньшего значения?
  
   Слушатели молчали.
  
   - С этого момента у любого любителя литературы появилась возможность прочитать "цыганский заговор" (точнее - "быль"), запомнить его и - после запоминания, - век свой быть свободной птицей, - шутливо добавил Горький. - Я лично так и сделал.
  
   - Появилось новое имя в литературе! - констатировал кто-то из слушателей.
  
   Горький промолчал. Выпив глоток кофе, он продолжил:
  
   - Сама газета "Кавказ", как можно понять, была близка к правительственным кругам. Вроде бы, кто-то использовал оборот: "газета, близкая к губернатору". За точность не ручаюсь. Используя современную терминологию, ее можно назвать проправительственной газетой.
  
   Итак, благодаря проправительственной газете и двум благодетелям, людям "вне общества", один из которых был отошедшим от "дел" оппозиционером, а другой, возможно, - бывшим семинаристом, я - пешеходный путешественник и грузчик, завсегдатай библиотек и любитель литературы - смог опубликовать свое первое произведение.
  
   Обратите внимание, уважаемые слушатели, что в "Макаре Чудре" нет никакой особой "критичности". Отсутствует какой-либо "негатив" по отношению к существующему строю. "Идешь ты, ну и иди своим путем, не сворачивая в сторону. Прямо и иди. Может, и не загинешь даром. Вот и все, сокол!"
  
   Горький промолчал. Снова выпил глоток кофе. Затем улыбнулся:
  
   - Так вот и была опубликована моя "Песнь старого дуба"... Как-то гладко все получилось? Тифлис - Калюжный - Цветницкий - газета "Кавказ" - публикация? Всему этому удачному "комплекту событий" мне было предпослано испытание. Читайте о нем в моем рассказе "Мой спутник".
  
   Горький едва заметно вздохнул.
  
   Читатели приняли рассказ Горького дружными аплодисментами.
  
   - "Я в мир пришел, чтобы не соглашаться", - улыбнулся Горький, подводя итог беседе и рассказу о свой первой публикации.
  
  
   17 июня 2017 года
  
  
   38. Вопросы о нижегородском цеховом.
  
  
   Писатели обсуждали стоящие перед ними, литературными работниками, и перед страной задачи.
  
   - Ваше, Алексей Максимович, близкое знакомство с инициированной Сергеем Юльевичем Витте Всероссийской выставкой 1896 года, наверное, позволило Вам понять возможности российской экономики, российского предпринимательства? - спросил один из молодых писателей-прозаиков.
  
   - Со Всероссийской промышленной и художественной выставкой в Нижнем Новгороде?.. - "подключился к теме" Горький.
  
   - У Вас появилось желание пойти по пути предпринимателя? - продолжил тему молодой писатель-прозаик. - С учетом того, что это занятие могло дать деньги, положение, возможности?..
  
   - Вы полагаете, что у меня не было положения? - уточнил Горький. - Думаете, что в большой сословной Империи у меня не было своего маленького, но вполне достойного, места? Пётр I в 1722 году учредил цеховую организацию ремесленников? Не благодаря ли моему дедушке Василию Васильевичу Каширину - цеховому старшине красильного цеха - я стал "цеховым"?
  
   Писатели в удивлении посмотрели на Горького.
  
   - Наверное, Вы читали в моей автобиографии 1899 года, что я с честью и незапятнанно нёс звание цехового малярного цеха? Не близко ли понятие "цеховой" понятию "предприниматель"? - заметил Горький. - Как вам само звучание слов "цех", "цеховой"? Не ощущается ли в них романтичное средневековье?.. Представляя средневековую Европу, мы различаем в историческом тумане фигуры титанов Возрождения?
  
   - Следовательно, Вас можно назвать успешным предпринимателем? - допытывался молодой писатель-прозаик.
  
   - О чём "сигналят" литературные образы моего творчества: моего деда Василия Васильевича Каширина, хозяина хлебопекарни Семенова, организатора деревенской лавки Ромася, миллионера- филантропа-старообрядца Бугрова, романтика-предпринимателя Гарина-Михайловского, крупного промышленника Саввы Морозова?
  
   Кого из них можно считать одновременно и успешным предпринимателем, и довольным жизнью человеком?
  
   Одного Бугрова? Из шести перечисленных?
  
   - Того самого Бугрова - миллионера, крупного торговца хлебом, владельца паровых мельниц, десятка пароходов, флотилии барж, огромных лесов? Который не имел бухгалтерии? У которого вся его бухгалтерия была в его голове? - заинтересовался поэт-песенник.
  
   - Почему мой дед, Василий Васильевич Каширин, обо всех крупных купцах Нижнего Новгорода говорил как о фальшивомонетчиках, грабителях и убийцах? Почему дед мой сказывал мне, что отец Бугрова "разжился" фабрикацией фальшивых денег? - вспомнил Горький. - Почему к этим мнениям деда я чувствовал бессознательное недоверие? Дед недоверчиво относился к перспективам честного бизнеса и поэтому "нагонял жути"? Или судьбой "цеховых" был тяжелый честный труд - без особого материального успеха, но - с социальным скептицизмом?
  
   Однако Алексей Максимович вернулся к своим размышлениям:
  
   - Чем кончили Василий Васильевич Каширин? "Хозяин"-булочник Семенов? "Лавочник"-оппозиционер Ромась? Как завершились деревенский культурно-предпринимательский проект и - в общем - жизнь Гарина-Михайловского? Как "подвел итог" Савва Морозов?
  
   - К предпринимательству - как к роду занятий - жизнь заставляла отнестись скептически? - продолжил вопросы молодой писатель-прозаик. - Но разве Вы не возглавляли газеты, издательства? Еще до 1917 года? И разве они не были экономически успешными?
  
   - Кто-то слышал об обманутых мною кредиторах? - "принял подачу" Горький. - Кто-то знаком с их публичными заявлениями-обвинениями в мой адрес? Имею я моральное право вспоминать о моих предпринимательских проектах без стыда? Я сумел завершить их достойно и своевременно?
  
   Сколько писателей вошло в литературу через книгоиздательское товарищество "Знание"? Сколько литераторов, получив необычно большие гонорары в "Знании", смогли решить свои материальные проблемы? "Стать на ноги"? Побывать за границей, расширить кругозор?
  
   И не моя ли популярность - как писателя - в годы, предшествующие первой русской революции (1905- 1907 годов), была двигателем, вытягивающем тиражи "Знания" до необычно высоких для того времени значений?
  
   - То есть Вы - одни из немногих успешных предпринимателей дореволюционной России? И Вы довольны прожитыми годами? - никак не мог достичь ясности молодой писатель-прозаик.
  
   - Стоит ли делать из меня гиперболизированный образ? - подсказал Горький. - Может быть, положительно оценить хорошее? Например, мою способность вовремя "войти" в проект и вовремя "выйти" из него? Отрицательно - плохое?
  
   Когда я возвратился из-за границы в Россию в 1913 году: как сообщали жандармы? О приезде всемирно известного писателя или о появлении в Петербурге "нижегородского цехового"?
  
   "Правила игры"?
  
   Не парадокс ли? При царе в 1913 году приехал, а при "друге" Ленине в 1921 году уехал?
  
   Можно ли воспринимать "хорошим" предпринимателем того (то есть, меня), кто осенью 1917 года в газете "Новая жизнь" - в 1918 году закрытой советской властью, - опубликовал выступление против готовящегося Октябрьского переворота? Кто назвал Октябрьский переворот "авантюрой"? Кто удостоился резкой критики и угроз со стороны сверхвлиятельных, агрессивных, фактически захвативших власть политиков?
  
   Не повторил ли я в какой-то форме судьбу своего деда Каширина? Других "цеховых"? Других предпринимателей?
  
   Горький процитировал по памяти:
  
   - Статья в "Правде" заключается нижеследующим лирическим вопросом:
   "Когда на светлом празднике народов в одном братском порыве сольются прежние невольные враги, на этом пиршестве мира будет ли желанным гостем Горький, так поспешно ушедший из рядов подлинной революционной демократии?"
  
   Горький улыбнулся - почему-то довольной улыбкой.
  
   Потом зачем-то добавил еще одну цитату "из Горького":
  
   - Грабят ? ...- изумительно?... Артистически?...
  
   - Можно ли ограбить Вас, человека, способного играть одновременно на нескольких досках? - констатировал поэт-песенник.
  
   - А все-таки не случайно образы босяков были популярны в российском обществе? Чего ради работать? Чтобы артистически ограбили? Что если заведомо не питать иллюзий? И жить с ориентацией на "свободную" жизнь? - подсказал Горький. - Снова об уже сказанном: много ли было примеров успешных предпринимателей?
  
   Вот только в какой мере можно ли ставить "замысловатость" судеб предпринимателей в упрек Империи?
  
   - "Бессознательный социализм" народных масс? Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужою землею, рабочий - о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта? И дальше этого их вожделения не идут? Знаменитая "Записка" Петра Николаевича Дурново? - подключился к обсуждению поэт-песенник. И тяжело вздохнул. - Невесело себя чувствовали предприниматели между молотом "артистичного грабежа" и наковальней "бессознательного социализма"? Проблемы не столько (не только) царского режима, сколько социальной среды?
  
   - "В случае удачи меня уничтожат, окончательно испугавшись моих успехов, а в случае неудачи будут рады на меня обрушиться"? - вздохнул Горький, вспоминая одно из высказываний С.Ю. Витте. - Чего мог ожидать талантливый человек? Того, что будут "подтягиваться" до его уровня? Или попыток "привести" его к общему уровню? Уважительной позитивности? Или злобной затаенной сдавленной ревнивости?
  
   - Вовремя "войти" (на подъеме или перед его началом), вовремя "выйти" (на максимуме)? - уточнил молодой писатель-прозаик. - Но не всегда получается "выйти" своевременно?
  
   Горький не спешил с ответом.
  
   - Все-таки не ясно, Алексей Максимович, можно Вас считать успешным предпринимателем? Или нет? - включилась в разговор писательница.
  
   - 1917 год, закрытую советской властью мою газету, настойчивые советы Ленина уехать мне за границу "для лечения", мой отъезд в 1921 году - эти события можно считать символической итоговой чертой, подведенной под периодами моего вхождения в цеховую организацию и моей предпринимательской деятельности? - задумался Горький. - Может быть, знание истории моей семьи - и дедов, и родителей - давало мне правильные ориентиры?
  
   - Не подойти ли к теме "шире"? Поменять тему "удачливого предпринимателя" на тему "успешного человека"? - предложил поэт-песенник. - Может быть, в достижении успеха играли роль интуитивное уклонение - еще со времен детства - от (мелко)уголовных делишек и соблазнов, неподдаваемость "зависимостям", наличие эстетического чувства, стремление к прекрасному, к культурному времяпровождению, к добру? Когда другие шли "сообразить", куда устремлялся юный Алексей? Послушать красивое пение, пусть и в трактире, посмотреть талантливые танцы во дворе соседней воинской части, почитать книгу? Разве он не сокращал время своего сна, что бы полюбоваться рассветом, восходом Солнца?
  
   - Почему не вспомнить Ваше религиозное воспитание, Ваше знание Библии? Ваше трудолюбие? - напомнил поэт-песенник. - Да и епископ Хрисанф, наверное, не просто так записал Ваше имя в свою записную книжку? Молился за Вас епископ? Благословил Вас - и весь школьный класс - епископ "на добрые труды"! Дедушкино воспитание в босяки не пустило? Дрались - не дрались, сомневались - не сомневались, а - честно работали? Жили с достоинством трудового человека? Достоинство цехового (с благословением и молитвами епископа) в жизненной мути Вам создавало правильную ориентацию?
  
   - Аксиома Витте? "Нужно было быть дураком, чтобы не понять, что машина без топлива не пойдет"? - попыталась обобщить писательница. И добавила:
  
   - А ведь пытались въехать в будущее? И что считать топливом? Не считать же топливом примитивность и невежество?
  
   - Последовало начало новых жизненных проектов? - догадался молодой писатель-прозаик.
  
   - Нижегородский цеховой имел моральное право полюбоваться творениями титанов Возрождения? - усмехнулся Горький. - А затем подключиться к титаническим преобразованиям?
  
   - Предстояло идти по исторически "проторенному" пути Петра Великого? - догадался поэт-песенник.
  
   Молодой писатель-прозаик прошептал как бы для уточнения: "Витте выступал сторонником государственного капитализма?"
  
   Горький слегка вздохнул. Кивнул головой, выражая согласие.
  
   Затем пошутил:
  
   - С честью и незапятнанно нести звание цехового малярного цеха - таков путь успеха?
  
   Оглядываясь в прошлое: не вижу ли я Алексея, прожившего жизнь с епископским благословением, но без недвижимости в собственности, затрачивавшего значительную часть своих сил и своих материальных средств для помощи другим людям?
  
  
   21 июня 2017 года - 29 июня 2017 года.
  
  
   39. Диалог о пришельце из прошлого.
  
   Горький решил сделать небольшой перерыв, отвлечься от обязанностей библиотекаря, выпить чашку кофе.
  
   Присев за столик, он услышал обсуждение за соседним столом двумя читателями недавно прочитанной ими книги Георгия Александровича Соломона (Исецкого) "Среди красных вождей". Книга эта была впервые издана в Париже в 1930 году.
  
   Конструктор излагал Строителю свои соображения:
  
   - Так и вижу этого Соломона (Исецкого), отпрыска почтенной дворянской фамилии Исецких, на выборной должности в Речи Посполитой, в эпоху "золотого века шляхты". Вокруг свободные, обеспеченные, религиозные люди, склонные к образованию, обладающие чувством собственного достоинства и сознанием, что "государство - это мы".
  
   - Шляхетский гонор! - развеселившись, шутливо и смачно произнес Строитель.
  
   - Культ образованности, деловитости, честности, уважения к окружающим, правильного, грамотного, ответственного исполнения обязанностей, - продолжал Конструктор.
  
   - Конечно, автор напоминает пришельца из прошлого, - согласился Строитель.
  
   - Обратите внимание, что всю эту книгу можно разделить на ряд новелл - с одним и тем же сюжетом, - продолжал Конструктор. - Во-первых, проявляется сложная проблема, которую не решить без образованного, широко мыслящего, энергичного, честного человека.
  
   Во-вторых, автора уговаривают подключиться к решению этой проблемы. Озвучиваются романтические мотивы: общегосударственная, историческая важность и тому подобное. Естественно, играет не последнюю роль и стремление самого автора к самореализации... Человек склонен к самореализации, а вот - уговаривают... Он соглашается.
  
   В-третьих, автор налаживает дело, реализует проект. Вписывает проект в окружающую среду. Формулирует, нарабатывает алгоритмы, типовые решения. В общем, решает наиболее ответственную, сложную и трудную часть работы... После "отладки" проекта дело в каком-то смысле может двигаться само по себе, по инерции.
  
   Похоже на работу изобретателя: если паровой двигатель в его работоспособном варианте создал гений Джеймс Уатт, то производство и пользование - это уже удел многих - обладающих уровнем знаний, настойчивости и энергичности.
  
   - Изобретателю всегда непросто, - согласился Строитель. - Что интересно, - если вернуться к книге "Среди красных вождей" - после начальной стадии каждого проекта следовали типичные ситуации: проект у автора "изымался" и передавался кому-то другому. А автора некоторое время "мариновали". Чтобы он легче соглашался на следующий проект, требующий честности, образованности, энергичности, широкого кругозора. И он снова соглашался...
  
   - Любопытно, - отметил Конструктор, - что автор работал практически за идею. Конечно и за паек, и за зарплату... Но что значат паек и зарплата в сопоставлении с налаженной работой, например, Народного комиссариата внешней торговли, создания "Государственного хранилища" (сокращенно "Госхран") и налаживания его деятельности, создания и развития других учреждений и отраслей? Что значит умеренная зарплата в сопоставлении с умением организовать экономию десятков (сотен?) миллионов золотых рублей (при нищете в России в начале 20-х годов XX века)?
  
   Не будет преувеличением сказать, что автор решал проблему за проблемой - за идею... Не получая ни реального вознаграждения, ни отчетливой благодарности...
  
   - Да, - согласился Строитель. И, подумав, шутливо, отчасти иронически, озвучил риторические вопросы: "Шляхетская закалка? Государство - это мы?"
  
   Собеседники съели по кусочку хлеба, запив кофе.
  
   Строитель продолжил:
  
   - Интересно, что содержание гипотетических новелл типизируется в части условий работы автора в каждом проекте.
  
   В каждом случае вот что мы видим.
  
   Во-первых, враждебную, в целом, внутреннюю и внешнюю среду (включая "верхи").
  
   Во-вторых, некоторое - незначительное - число союзников, без которых просто нельзя запустить проект.
  
   В-третьих, неразрешимый и тянущийся от начала и до окончания проекта конфликт. Почему-то, хочется употребить словосочетание "управляемый конфликт". А для каких-то случаев применимо слово "травля".
  
   - Это вполне понятно и естественно, - отметил Конструктор. - Автору волей обстоятельств передавали определенную долю власти, ресурсов. Но с этими властью и ресурсами автора надлежит направить по определенной траектории. Широкое признание заслуг или расширение сферы компетенции не предполагаются.
  
   Поэтому роль автора - решать проблему, превращать проект в реальность, предаваться романтическим настроениям. А затем - передавать сделанное намеченным кандидатам. Самого же решателя проблемы - или "в расход", или - к решению новой задачи, за новый проект.
  
   - Под "расходом" что понимаете? - уточнил Строитель.
  
   - Это я - образно, в переносном смысле, - ответил Конструктор. - Приведение в беспомощное, растерянное, безденежное состояние. Хотя... можно предположить варианты и по-жестче.
  
   - По воспоминаниям автора "Среди красных вождей", - высказался Строитель, - его (автора) друг - народный комиссар Леонид Борисович Красин - при возвращении из Лондона через Ревель в Россию - высказывал в Ревеле (Таллине) опасение, что в России его (Красина) арестуют. Красин добился заключения с Британией торгового договора. И опасения ареста, расстрела были у Красина постоянно.
  
   - Горький написал и опубликовал в 1926 году о Красине биографический очерк, - отметил Конструктор.- В этом очерке есть дореволюционные слова миллионера Саввы Морозова о Красине: "Прежде всего - идеальный работник. Сам любит работу и других умеет заставить. И - умён. Во все стороны умён. Глазок хозяйский есть: сразу видит цену дела. (...) Если найдётся человек тридцать таких, как этот, они создадут партию покрепче немецкой".
  
   От себя Горький в этом очерке добавил: "...Все видели, что Леонид Красин, - исключительный человек".
  
   - Как-то рано Красин умер, - отреагировал Строитель. - Родился в 1870, а умер в 1926. Конечно, здоровых людей - нет. Но все-таки...
  
   Горький допил кофе и, оставив читателей продолжать обмен мнениями, направился к стойке библиотекаря.
  
  
   18 июля 2017 года
  
  
   40. Сказка о 17 октября.
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького завершалась подготовка к презентации новой многотомной книги: объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова, министра А.П. Извольского, Записки министра П.Н. Дурново, воспоминаний и работ других политических деятелей, литераторов.
  
   К библиотеке сходились и съезжались авторы и читатели.
  
   Стоял жаркий летний день. Многие прибыли на презентацию заранее и не спешили заходить в помещение, непринужденно беседуя и наслаждаясь прекрасной погодой.
  
   На улице перед входом в кафе-библиотеку скапливалось приличное количество людей. Кто-то стоял сам по себе, кто-то - вдвоем с собеседником. Образовались и значительные группы - с известными людьми как центрами всеобщего внимания.
  
   Окруженный слушателями Сергей Юльевич Витте пояснял:
  
   - Государю было благоугодно в своей весьма достойной речи в 1895 году сказать несколько слов о "напрасных бессмысленных мечтаниях". Лучше было бы эти слова не высказывать, так как, к счастью - или несчастью - России, - но эти "напрасные мечтания" после 17 октября 1905 года перестали быть мечтаниями.
  
   Манифест 17 октября 1905 года представляет собою такой акт, который можно временно не исполнить, можно проклинать, но который уничтожить никто не может. Он как бы выгравирован в сердцах и умах громадного большинства населения, составляющего великую Россию.
  
   Публика озадаченно примолкла.
  
   В обсуждение включился Великий Князь Николай Николаевич:
  
   - 17 октября - замечательное число: 17 (октября 1888 года) в Борках была спасена вся Царская семья и в том числе и теперешний Император, будучи Наследником. 17 октября (1905 года) вы, граф Витте, спасаете Государя с Его малолетним Наследником и Его Семьей.
  
   Услышав эти высказывания, публика оживленно зажужжала.
  
   Из публики послышалось:
  
   - Император Александр III настоял на переходе С.Ю. Витте, заранее предупредившего Императора об опасности железнодорожной аварии, на государственную службу. С 1889 и до 1894 года (когда умер Александр III) С.Ю. Витте пользуется полным доверием Императора, занимает самые ответственные государственные должности, проводит важнейшие реформы. Начинается "эпоха Витте"!
  
   Император Николай II почти каждый год 17 октября в своем дневнике вспоминал о крушении поезда и спасении царя и царской семьи 17 октября 1888 года. Была сделана запись и в Тобольске 17 октября 1917 года: "29 лет прошло со дня нашего спасения при крушении поезда".
  
   Это высказывание было встречено молчанием. Некоторые перекрестились.
  
   (Экс) Премьер Иван Логгинович Горемыкин (бывший премьером несколько раз: "между" С.Ю. Витте и П.А. Столыпиным, затем - после В.Н. Коковцова) решил отреагировать на высказывания Сергея Юльевича Витте. Слова Горемыкина звучали скептически:
  
   - Все это чепуха, одни громкие слова, которые не получат никакого применения. Государь (Император Николай II) поверил тому, что Ему наговорили, очень скоро забудет об этом новом курсе, и все пойдет по старому.
  
   Все правительство в одном Царе, и что Он скажет, то и будет нами исполнено, а пока от Него нет ясного указания, мы должны ждать и терпеть.
  
   Я ему не возражал против Его увлечения, потому что считаю, что Вашею ошибкою было всегда то, что Вы принимали все всерьез и старались всегда отстаивать то, что считали правильным. Но это было непрактично. Государю не следует противоречить...
  
   С.Ю. Витте, не обращая внимания на реакцию слушателей, настаивал:
  
   - Манджурия не могла быть нашей... Ни Америка, ни Англия, ни Япония, ни все их союзники явные или тайные, ни Китай никогда не согласились бы нам дать Манджурию. А потому держась убеждения, что так или иначе, а нужно захватить всю Манджурию, устранить войну было невозможно.
  
   К кафе-библиотеке подошел генерал А.Н. Куропаткин. Он остановился под тенистым деревом. Там же стояло несколько солидных людей. Генерал услышал донесенные ветерком отрывочные слова беседовавшего неподалеку С.Ю. Витте, уловил в них "Манчжурия". Извинившись, генерал позаимствовал на минуту портфель у одного из политиков. Положив на портфель лист чистой бумаги, генерал провел на нем горизонтальную черту и в левом углу поставил довольно высоко над чертою звездочку, прося, чтобы публика следила за его изображением.
  
   "Вот - говорил он - это звездочка над горизонтом, это я в данную минуту. Меня носят на руках, подводят мне боевых коней, подносят всякие дары, говорят приветственным речи, считают чуть ли не спасителем отечества, и так будет продолжаться и дальше до самого моего прибытия к войскам, моя звезда будет все возвышаться и возвышаться.
  
   А когда я приеду на место и отдам приказ отходить к северу и стану стягивать силы, поджидая подхода войск из России, те же газеты, которые меня славословят, станут недоумевать, почему же я не бью японцев, и я начну все понижаться и понижаться в оценке, а потом, когда меня станут постигать небольшие, неизбежные неудачи, моя звезда станет все ниже и ниже спускаться к горизонту и затем зайдет совсем за горизонтальную черту.
  
   Вот тут-то Вы меня и поддержите, потому, что тут я начну переходить в наступление, стану нещадно бить японцев, моя звезда снова перейдет за горизонт, пойдет все выше и выше, и где и чем я кончу, - этого я и сам не знаю. Вашей поддержки я никогда не забуду".
  
   А.Н. Куропаткин возвратил портфель владельцу.
  
   Кто-то из публики, вздохнув, с едва уловимой завистью добавил: "Находясь в опале после неудачных сражений русско-японской войны, в своем имении Алексей Николаевич на свои средства открыл сельскохозяйственную школу и библиотеку. Умер А. Н. Куропаткин 16 января 1925 года, а летом 1964-го ученики основанной им сельскохозяйственной школы поставили на могиле мраморное надгробие с надписью "Куропаткин Алексей Николаевич. 1848-1925. Основатель сельскохозяйственной школы".
  
   Публику рисунок генерала А.Н. Куропаткина преисполнил слепой верой в успех.
  
   Раздались восторженные восклицания. Стали желать успеха и адмиралу Зиновию Петровичу Рождественскому по поводу предстоящего бесконечного странствования эскадры кругом Африки, по пути к российскому Дальнему Востоку. Негромко адмирал Рождественский произнес:
  
   - Какой может быть у меня успех. Не следовало бы начинать этого безнадежного дела, да разве я могу отказаться исполнять приказание, когда все верят в успех.
  
   С.Ю. Витте продолжал свою мысль:
  
   - Думали немедленно затушить пожар маленькою струею воды, а пожар именно вследствие малой, хотя продолжительной струи, к тому же пускаемой бездарным брандмейстером, не потушили. Мне его пришлось потушить в Портсмуте 23 августа (5 сентября) 1905 года.
  
   Ночью перед заключением Портсмутского мира я не спал.
  
   Самое ужасное состояние человека, когда внутри, в душе его, что-то двоится. Поэтому, как сравнительно несчастны должны быть слабовольные. С одной стороны, разум и совесть мне говорили: какой будет счастливый день, если завтра я подпишу мир, а с другой стороны, мне внутренний голос подсказывал: "но ты будешь гораздо счастливее, если судьба отведет твою руку от Портсмутского мира, на тебя все свалят, ибо сознаться в своих грехах, своих преступлениях перед отечеством и Богом никто не захочет и даже русский Царь, а в особенности Николай II".
  
   Я провел ночь в какой то усталости, в кошмаре, в рыдании и молитве.
  
   Видя американцев, благодарящих со слезами Бога за дарование мира, у меня явился вопрос - что им до нашего Портсмутского мира? И на это у меня явился ясный ответ: да ведь мы все христиане. Когда я покидал церковь, хоры запели "Боже, Царя храни", под звуки которого я пробрался до автомобиля и, когда гимн затих, уехал.
  
   По моему глубочайшему убежденно, если бы не был заключен Портсмутский мир, то последовали бы такие внешние и внутренние катастрофы, при которых не удержался бы на престоле дом Романовых.
  
   - Поэтому было страшно? Из-за этого - раздвоение? Потому не спали? Молились? Был шанс уклониться от мира и без оттяжек решительно модернизировать Россию? - спросил кто-то из слушателей. - Или Портсмутский мир плюс 17 октября 1905 года - это спасение и обновление России?
  
   - Вернувшись в Петербург и после 17 октября 1905 года вступив во власть, - продолжил С.Ю. Витте, - я ясно увидел, что для того, чтобы Россия (относительно благополучно) пережила революционный кризис, и дом Романовых не был потрясен, необходимы две вещи - добыть посредством займа большую сумму денег, так чтобы не нуждаться в деньгах (т. е. в займах) несколько лет, и вернуть большую часть армии из Забайкалья в Европейскую Россию.
  
   Имея деньги и войско, а затем ведя добросовестно политику в точности согласно обещаниям, данным манифестом 17 октября, я был уверен, что в конце концов все успокоится и войдет в норму, ибо жизнь 150 миллионов населения того потребовала бы.
  
   И.Л. Горемыкин безучастно смотрел куда-то в небо. Невольно он вспомнил: "В 1906 году отставка С.Ю. Витте была окончательной".
  
   - Впрочем..., - С.Ю. Витте слегка засомневался, - заем был бы направлен против Германии и противоречил бы и интересам самой Франции (и России).
  
   Подходившие к кафе-библиотеке Германский Император Вильгельм II и (экс) Министр финансов России Иван Павлович Шипов обменивались мнениями относительно российской альтернативы "иностранный заем (и сохранение размена рубля на золото) - либо отказ от обмена кредитных билетов на золото (что снижает потребность в иностранном займе)".
  
   Министр финансов И.П. Шипов высказал свою точку зрения, находясь в очень мрачном настроении:
  
   - Краткосрочный заем в 267 миллионов франков отнюдь не разрешает вопроса и не устраняет необходимости введения принудительного бумажного обращения... Несколько более благоприятные сведения от многих Казенных Палат о поступлении государственных доходов не заслуживают большой веры, так как они могут смениться такими же катастрофическими известиями, которые уже поступали...
  
   Я полагаю целесообразным неоднократно вносить проект Указа о приостановлении размена кредитных билетов на золото.
  
   Один из участников предстоящей презентации, стоявший неподалеку, подумал: "Прекращение размена рубля на золото, эмиссия бумажных денег облегчили бы начавшийся выкуп государством у помещиков земель и последующую продажу этих земель крестьянам. И кто знает, что важнее - твердый рубль (размен рубля на золото), стимулирование экономического роста, либо - разрешение аграрного вопроса, проведение аграрной реформы, наделение крестьян землей. Впрочем, отказ от обмена кредитных билетов на золото, эмиссия бумажных денег вряд ли бы стали непреодолимым препятствием для стимулирования экономического роста".
  
   Германский Император Вильгельм II довольно сухо и безучастно отреагировал на слова министра И.П. Шипова:
  
   - Я не большой финансист, и не совсем понимаю, почему России так нужно заботиться своей денежной системе, когда у нее столько других забот?
  
   Скажите, пожалуйста, неужели Вы не считаете просто диким, что среди общего развала, среди постоянных волнений, которые могут смести все, что есть еще консервативного в Европе, две Монархические страны не могут соединиться между собою, чтобы составить одно плотное ядро и защищать свое существование.
  
   Разве это не прямое безумие, что вместо этого Монархическая Россия через голову Монархической же Германии ищет опоры в Революционной Франции и вместе с нею идет всегда против своего естественного и исторического друга.
  
   Несколько шагов рядом с Германским Императором и Министром финансов России прошагал Лев Давидович Троцкий (ставший в 1905 году председателем Петербургского совета рабочих депутатов). Как бы рассуждая вслух сам с собою, он заметил:
  
   - Долговые обязательства Романовых не будут признаны победоносным народом. Мы решаем не допускать уплаты долгов по всем тем займам, которые царское правительство заключило. Декрет Совета Народных Комиссаров от 10 февраля 1918 г. объявил начисто аннулированными все царские долги. Неправы те, которые утверждают, будто Октябрьская революция не признает никаких обязательств. Свои обязательства революция признает. Обязательство, которое она взяла на себя 2 декабря 1905 г., она осуществила 10 февраля 1918 г. Кредиторам царизма революция имеет право напомнить: "Господа, вы были своевременно предупреждены!".
  
   Высказавшись, Л.Д. Троцкий отошел в сторону, ожидая начала презентации объеденных в одном издании мемуаров. Неподалеку от него оказался председатель I Государственной Думы Сергей Андреевич Муромцев. С.А. Муромцев бесстрастно проговорил: "Выборгское воззвание, принятое в Выборге 10 июля 1906 в ответ на роспуск I Государственной Думы, призывало граждан всей России до созыва Думы не давать "ни копейки в казну, ни одного солдата в армию". Займы, которые будут заключены без согласия Думы, объявлялись недействительными".
  
   Германский Император и Министр финансов России вежливо поклонились Императрице Марии Федоровне, матери Императора Николая Второго, которая высказывалась в адрес Министра императорского Двора Владимира Борисовича Фредерикса:
  
   "К сожалению, мой сын слишком добр, мягок...
  
   Это на самом деле ужасно, и Я понимаю, что у Столыпина просто опускаются руки, и он не имеет никакой уверенности в том, как ему вести дела.
  
   Государь слишком самолюбив и переживает создавшийся кризис вдвоем с Императрицею, не показывая и вида окружающим, что Он волнуется и ищет исхода.
  
   Я не вижу ничего хорошего впереди.
  
   Чем дальше, тем больше у Государя и все глубже будет расти недовольство Столыпиным, и я почти уверена, что теперь бедный Столыпин выиграет дело, но очень ненадолго, и мы скоро увидим его не у дел, a это очень жаль и для Государя и для всей России. Я лично мало знаю Столыпина, но мне кажется, что он необходим нам, и его уход будет большим горем для нас всех.
  
   Бедный мой сын, как мало у него удачи в людях. Нашелся человек, которого никто не знал здесь, но который оказался и умным и энергичным и сумел ввести порядок после того ужаса, который мы пережили всего 6 лет тому назад, и вот - этого человека толкают в пропасть и кто же? Те, которые говорят, что они любят Государя и Россию, a на самом деле губят и Его, и родину. Это просто ужасно...
  
   В.Б. Фредерикс сочувственно смотрел на Императрицу-Мать.
  
   - В течение моей долгой дипломатической службы, проведенной среди разнообразных народов под всеми широтами, - включился в разговор с Витте и Горемыкиным (экс) министр иностранных дел Александр Петрович Извольский, - я видел много общественных деятелей, которые были известны своим радикализмом, поскольку они оставались в оппозиции, и которые становились ярыми сторонниками порядка, когда они призывались к власти.
  
   Разве можно серьёзно поверить тому, что наиболее влиятельные фигуры I Думы вроде Муромцева, Шипова и князя Львова, которые являются крупными землевладельцами и столь жизненно заинтересованы в поддержании спокойствия и в мирном разрешении аграрного вопроса, были бы менее преданными и менее консервативными, чем бюрократы категории Шванебахов, которые не имеют связи с землей и все благополучие которых состоит в получении жалованья двадцатого числа каждого месяца?
  
   С.Ю. Витте - все более нервно - продолжал излагать свою точку зрения:
  
   - ...Не решились, распуская или разгоняя Думу, не назначить срок для выборов в новую Думу и не дать нового выборного закона, т. е. не решились вполне уничтожить 17 октября или, иначе говоря, уничтожить законодательные учреждения. А только решили сделать такой закон, чтобы Государственная Дума была вполне послушна.
  
   Какие, в конце концов, результаты даст выборный закон 3-го июня (1907 года) - вопрос темный.
  
   Я думаю, что закон этот долго не устоит, или он будет изменен на более разумный, принципиальный, или Думы совсем не будет. Для чего собственно иметь Думу?
  
   Переворот этот по существу заключался в том, что новый выборный закон исключил из Думы народный голос, т. е. голос масс и их представителей, а дал только голос сильным и послушным: дворянству, чиновничеству и частью послушному купечеству и промышленникам.
  
   Таким образом, Государственная Дума перестала быть выразительницей народных желаний, а явилась выразительницей только желаний сильных и богатых, желаний, делаемых притом в такой форме, чтобы не навлечь на себя строгого взгляда сверху.
  
   По форме же переворот этот заключался в том, что он совершенно нарушил основные государственные законы, изданные в мое министерство, после 17-го октября 1905 года.
  
   К группе слушателей, окруживших С.Ю. Витте, подошел (экс) премьер Владимир Николаевич Коковцов (ставший премьером после П.А. Столыпина):
  
   - Я как честный человек, горячо любящий свою Родину и своего Государя, скажу: можно быть спокойным за судьбу страны и династии до тех пор, пока в порядке финансы и армия. Финансы - хороши. Но армия - не в порядке. Она не устроена и дурно управляется. Военного Министра Сухомлинова не уважает никто из видных военных: одни над ним издеваются, другие его презирают, и с таким начальником подготовить армию к победному бою - нельзя.
  
   Дай Бог, чтобы я ошибался, но мною владеет страх за будущее, и я вижу в нем грозные признаки, от которых упаси Господь Императора России и Наследника.
  
   С.Ю. Витте, как бы соглашаясь, наклонил голову.
  
   Кто-то из публики откомментировал: "При влиятельной, дееспособной Думе, - как то предполагалось 17 октября 1905 года, - не бывать бы Сухомлинову военным министром".
  
   В.Н. Коковцов продолжил:
  
   - Когда прошел "медовый месяц" моего премьерства и над моей головой сгустились уже тучи, ликвидация моя (как премьера) близилась к своему разрешению, я в одной из бесед с товарищем Министра Внутренних Дел и Командиром Корпуса Жандармов получил в ответ: "Я ничем не распоряжаюсь и решительно не знаю кто и как получает доступ в места пребывания Царской Семьи". Мне осталось только добавить ему (Командиру Корпуса Жандармов): "так недалеко и до Багрова".
  
   С.Ю. Витте понимающе пристально взглянул на В.Н. Коковцова.
  
   Оказавшийся в рядах публики студент неожиданно заявил:
  
   - Никакого самодержавия фактически нет!
  
   Публика опасливо слегка отодвинулась от студента.
  
   - Об этом ясно выразился Лев Толстой в работе "Бессмысленные мечтания"! - продолжал студент. И процитировал слова Льва Толстого: "Считается и предполагается, что правит делами государства царь; но ведь это только считается и предполагается: править делами государства один царь не может, потому что дела эти слишком сложны... править делами он не может потому, что это совершенно невозможно для одного человека. Правят действительно: министры, члены разных советов, директоры и всякого рода начальники. ...В России в наше время для того, чтобы управлять государством, нужны десять тысяч ежедневных решений. Кто же поставляет эти решения?".
  
   - Вопрос состоит в том, как юридически оформить УЖЕ СОСТОЯВШЕЕСЯ исчезновение самодержавия, - пояснил студент. - Вместо этого сохраняют вывеску "самодержавие" и соответствующий правовой произвол, организационную путаницу, деловую неразбериху. Зачастую наделяют властью малоэффективных людей. "Денонсируют" 17 октября 1905 года. Волей-неволей передают постепенно власть в руки правительства и бюрократического аппарата. А для сохранения вывески меняют-тасуют премьеров и министров.
  
   - Правительство управляет! - отметил В.Н. Коковцов. - России показала за 10-тилетие с 1904 по 1914 год замечательный экономический расцвет.
  
   Наступившее в 1907 году успокоение в стране, укрепление денежного обращения, широкое развитие кредита, накопление и приток свободных капиталов и, одновременно, увеличивающийся крестьянский спрос - все эти явления привели в рассматриваемое десятилетие к замечательному оживлению русской промышленности.
  
   Русское крестьянство крепло, и увеличивалась устойчивость урожаев и производительность посевов. Созидался, укреплялся и расширялся фундамент для здорового и рационального развития всех производительных сил страны.
  
   Оживление русской промышленности в описываемую эпоху было, таким образом, явлением нормальным, имевшим корни во всей хозяйственной и государственной жизни страны и твердую почву, на которой оно, - без большевистской катастрофы, - продолжало бы свое быстрое и мощное развитие с параллельным ростом народного благосостояния.
  
   Слова Владимира Николаевича Коковцова публика встретила дружными аплодисментами и общим одобрительным гулом. Кто-то из публики даже выкрикнул (не совсем уместно): "Ура Витте! Ура Коковцов!". Снова аплодисменты.
  
   - Резкий рост производства хлопчатобумажной пряжи, белого сахара, папирос, каменного угля, чугуна! Прогресс железнодорожной сети! Великолепно! - согласился студент. - Это, конечно, не создание авиа- и космической промышленности... Но, ведь, - без крови, без массовых смертей, без социальных катаклизмов... Однако, разве благополучному правительству В.Н. Коковцова, разве ему, эффективному, умеренному, высокопрофессиональному премьеру-трудоголику и - "по совместительству" - министру финансов, дали возможности длительно и беспрепятственно работать?
  
   - Странно получается, - обменивались мнениями двое господ из публики. - Критикуют Императора Николая II... Но кто назначал Витте? Кто назначал Коковцова? При ком состоялся экономический расцвет 1904 - 1914 годов?
  
   - Блеск Витте и Коковцова "смущал", - неопределенно ответил собеседник, - и этот блеск был относительно не долог. Сменились Витте и Коковцев... На смену им пришли новые люди... Новые события сменили экономический расцвет...
  
   - И Вы полагаете, что приход новых людей и событий дает основания для критики Императора Николая II?
  
   Собеседник промолчал. Неопределенно пожал плечами.
  
   В числе собравшихся была необычная личность - по виду деревенский мужик в рубахе на выпуск, шароварах и сапогах, но - с охраной. Сотрудник участливо спросил у сибирского мужичка, почему тот задумчив. Последовал ответ: "Не могу решить, созывать Думу или не созывать?".
  
   - Почему Россия недовольна мною, ведь я к августу 1914 года, к началу мировой войны выставил четыре с половинной миллиона войск? Я был во главе военного ведомства и все было благополучно, - заметил (экс) Военный министр В.А. Сухомлинов.
  
   Студент только вздохнул в ответ на слова В.А. Сухомлинова. Публику охватило какое-то неловкое и тоскливое молчание.
  
   К группе, "возглавляемой" С.Ю. Витте, присоединился прибывший на презентацию многотомной книги Николай Петрович Дурново, выпускник военно-юридической академии, российский государственный деятель (побывавший и директором департамента полиции, и сенатором, и Министром внутренних дел, и членом Государственного совета), автор знаменитой пророческой Записки. Его высказывания привели многих в задумчивое состояние:
  
   - Готовы ли мы к столь упорной борьбе, которою, несомненно, окажется будущая война европейских народов? На этот вопрос приходится, не обинуясь, ответить отрицательно.
  
   Доказательством этого служит огромное количество остающихся нерассмотренными законопроектов военного и морского ведомств и, в частности, представленный в Думу еще при статс-секретаре Столыпине план организации нашей государственной обороны.
  
   Побежденная армия, лишившаяся, к тому же, за время войны наиболее надежного кадрового своего состава, охваченная общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованною, чтобы послужить оплотом законности и порядка.
  
   Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентные партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению.
  
   При исключительных условиях надвигающейся общеевропейской войны, таковая, опять-таки независимо от ее исхода, представит смертельную опасность и для России, и для Германии. В побежденной стране неминуемо разразится социальная революция, которая, силою вещей, перекинется и в страну-победительницу.
  
   Контр-мнение - не очень разборчиво - послышалось от (экс) Военного министра Владимира Александровича Сухомлинова:
  
   - ...Все равно ... нам не миновать, и нам выгоднее начать ... раньше. Тем более, что это (лично) Ваше (министра С.Д. Сазонова) и Председателя Совета Министров (В.Н. Коковцова) убеждение в нашей неготовности. А Государь и я - мы - верим в Армию и знаем, что ... произойдет только одно хорошее для нас.
  
   Собравшиеся перед входом в кафе-библиотеку услышали громкое приглашение Горького:
  
   - Господа! Товарищи! Прошу в библиотеку!
  
  
   10 июля 2017 г. - 23 июля 2017 г.
  
  
   41 Диалог о генерале бароне фон Таубе.
  
  
   Читатель и Читательница вышли из кафе-библиотеки М. Горького и направились по улице, обсуждая недавно прочитанные ими мемуары генерала Павла Григорьевича Курлова "Гибель Императорской России" ("Конец русского царизма").
  
   - П.Г. Курлов (1860-1923) не относится к числу наиболее известных исторических фигур, - размышлял Читатель. - Более того, с не особенно широкой известностью сочетается своеобразная репутация. В мемуарах П.Г. Курлова и в воспоминаниях о нем появляются имя П.А. Столыпина, имена попа Гапона, Распутина... Не каждый мемуарист может "похвастаться" таким набором имен... Сам П.Г. Курлов (слегка) критически упоминает имена С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова...
  
   - Похоже, - высказалась Читательница, - в биографии П.Г. Курлова можно "выделить" две "части".
  
   Одна "часть" связана с именем П.А. Столыпина... С именами В.А. Сухомлинова, попа Гапона, Распутина... С некоторой критикой П.Г. Курловым С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова.
  
   Другая "часть" - описания его (Курлова) происхождения (он выходец из семьи военнослужащего), его убеждений (патриотически настроенный российский подданный, монархист, "реакционер"), квалификации (чиновник многопрофильного типа, обладающий громадным практическим опытом, образованный, с широким кругозором, решительный, деятельный и энергичный)...
  
   В одном месте своих мемуаров П.Г. Курлов пишет: "Как старый конно-гренадер я был на этом юбилее". В другом: "Для меня, как старого прокурора...". Вообще, многопрофильность П.Г. Курлова может вызывать некоторую симпатию.
  
   К "другой части" можно отнести эволюцию его политических убеждений: если судить по его мемуарам, то он постепенно пришел к выводам о необходимости уравнивания в правах различных национальностей и религиозных групп, о необходимости для России конституции.
  
   Прибавим к этой "части" и его удачливость: для лично П.Г. Курлова разного рода обстоятельства завершались более или менее благополучно.
  
   - С.Ю. Витте писал о П.Г. Курлове, - процитировал Читатель - : "Он человек несомненно не без способностей и, как я мог видеть впоследствии, человек лично храбрый и мужественный... Но он человек с весьма шаткими принципами и начиненный полной произвольностью, поэтому очень мало считался с законами и на каждом шагу произвольничал. Курлов, как оказалось, приобрел особое благоволение союзов русского народа. (...) Дел секретной полиции, конечно, он не знал и был любим всеми крайними монархическими партиями. С полною бесшабашностью тратил он секретные казенные деньги..."
  
   - П.Г. Курлов давал оценки и С.Ю. Витте, и В.Н. Коковцову, - напомнила Читательница. - Вот, например, что писал Курлов: "...Несвоевременная рассылка манифеста ... повлекла за собой неизмеримые, вредные для всей России последствия... В равной мере неопределенен был и высочайше утвержденный доклад графа Витте, так как он далеко не содержал в себе необходимой с точки зрения правильно понимаемой государственной власти точности и твердости". Или: "П. А. Столыпин выдвигал на первый план интересы государства, а В. Н. Коковцов - свои личные. Самолюбие В. Н. Коковцова - мелкий чиновничий эгоизм; его снедало желание занимать при этом выдающееся положение...".
  
   П.Г. Курлов приводил примеры аккуратного расходования им государственных средств.
  
   - Гораздо интереснее лично для меня те места мемуаров П.Г. Курлова, где он демонстрирует цепкость своего ума, - углубился в воспоминания Читатель. - Вот П.Г. Курлов рассказывает о деятельности полицейских чинов в Киеве:
  
   "При представлении мне чинов полиции я обратился с вопросом к одному из околоточных надзирателей о количестве в его участке в месяц входящих и исходящих бумаг и получил в ответ, что тех и других было более 4000 номеров. На дальнейший вопрос, как же он при таких условиях справляется с наружной частью, околоточный надзиратель ответил, что он имеет письмоводителя, которому платит гонорар, равняющийся его собственному содержанию. Продолжать дальнейшие расспросы не представлялось необходимым, так как всякие комментарии были излишни".
  
   А вот другое ироническое замечание П.Г. Курлова:
  
   "... Начальник контрразведывательного отделения, на самой Прусской границе, на мой вопрос о количестве у него секретных агентов с гордостью ответил, что таковых у него имеется полторы тысячи, и когда я, зная размер отпускаемых на этот предмет сумм и думая, что, вследствие важности пункта, он получает какие-либо чрезвычайные ассигнования, спросил его об их размере, он с полной наивностью ответил мне, что получал на агентурные расходы положенные по штату три тысячи рублей в месяц".
  
   Разве не любопытны рассказы П.Г. Курлова о конкуренции различных властей в прифронтовых районах (после начала первой мировой войны), об особенностях эвакуации населения и заводов после начала военных действий?
  
   Много интересных фактов и метких наблюдений.
  
   Вообще роль П.Г. Курлова как своего рода коммуникатора (посредника) между военными и гражданскими властями в период "Австро-Германской войны" (термин П.Г. Курлова) не может не привлекать внимания.
  
   Одно из мест мемуаров П.Г. Курлова наводит на мысль, что он писал соответствующий фрагмент своей книги воспоминаний с мыслями о Н.В. Гоголе:
  
   "Я хочу привести характерный пример, иллюстрирующий господствовавший в этой области [в области управления] хаос... Какой-то комиссией, под председательством подполковника Семенова, в Рижской, Либавской и Виндавской таможнях задержано товаров на много миллионов рублей. Распоряжение это было сделано несколько месяцев тому назад, а затем комиссия исчезла бесследно. Товары выпущены быть не могут, вследствие чего торговые фирмы терпят большие убытки. (...) ...Ни губернатор, ни другие гражданские власти, равно как и начальник гарнизона, ничего о комиссии подполковника Семенова не знали... Наконец, начальник Рижской таможни нашел в своем архиве старую бумажку, из которой было видно, что комиссия подполковника Семенова прибыла в Ригу по приказанию главного начальника снабжений, между тем как канцелярия последнего требовала от главного начальника Двинского военного округа выяснить функции комиссии и личность ее председателя. О таком неожиданном результате я телеграфировал генералу Данилову и в тот же день получил приказание сделать распоряжение о беспрепятственном выпуске из таможен товаров".
  
   - В руках П.Г. Курлова (вообще-то далекого от полицейской деятельности) в 1909 году концентрируется власть товарища (заместителя) министра внутренних дел, заведующего полицией и командира корпуса жандармов, - продолжил Читатель.
  
   Возникает затруднение: необходимо устроить (другое) назначение бывшему в то время командиром корпуса жандармов барону фон Таубе.
  
   П. А. Столыпин поручил генералу В.А. Сухомлинову предоставить барону фон Таубе соответствующую должность по военному ведомству. Генерал Сухомлинов в итоге нашел вакансию. "...Получил высшее назначение наказный атаман войска Донского, и военный министр испросил высочайшее повеление на замену ушедшего атамана генералом бароном фон Таубе".
  
   Некоторые обстоятельства 1905 года и события 1917 года сопоставляет в своих воспоминаниях сам П.Г. Курлов.
  
   В 1905 году во главе воинских частей (например, кавалерийского эскадрона) Курлов противостоит бунтующим крестьянам в Рыльском уезде. Обходится без жертв, но кое-кого из бунтовщиков приходится прилюдно высечь. Курлов прибывает на один из заводов промышленника Терещенко, чтобы предотвратить его (завода) уничтожение бунтующей толпой. На заводе находится пехотная рота. Исправник рапортует Курлову, что "находящаяся на заводе рота пехоты крайне ненадежна. Она наполовину состоит из призванных запасных, большей частью местных рабочих, которые, вступая вчера вечером на завод, дружески раскланивались со своими бывшими товарищами".
  
   В другой части своих воспоминаний, относящейся к 1917 году, П.Г. Курлов рассказывает о "Февральском военном бунте в Петрограде".
  
   И вот обобщающе-сопоставляющие размышления П.Г. Курлова:
  
   "В то время для завода Терещенко опасность в вызове запасных из рабочих для усмирения своих сотоварищей была не особенно велика. Но она оказалась громадной, когда в 1916 и 1917 годах в Петрограде сосредоточивалось около 200 тысяч запасных, среди которых было значительное количество местных фабричных. На этот раз ошибка оказалась роковой, и правительство своими руками создало военный бунт, погубивший Россию".
  
   Концентрацию "запасных" в Петрограде П.Г. Курлов считает одной из причин "февральского бунта" и революции.
  
   В заключительных главах своих мемуарах П.Г. Курлов высказывается и о необходимости конституции, и о необходимости решения аграрного вопроса.
  
   Причины "бунта" П.Г. Курлов называет, но вот о том, в чьей компетенции было разрешение наиболее важных общественных проблем, - умалчивает.
  
   Или считать, что решение этих проблем - в компетенции "правительства"?
  
   Например, С.Ю. Витте и В.Н. Коковцова (руководителей правительства) сложно упрекнуть в концентрации сотен тысяч запасных в Петрограде, в отсутствии конституции, в нерешенности аграрного вопроса.
  
   - Не так-то просто было контролировать сотни тысяч "запасных", - заметила Читательница.
  
   - Вообще, вопрос "контроля" был достаточно сложен, - вздохнул Читатель. - Если использовать примеры П.Г. Курлова из 1905 года, то эскадронам и ротам (а это несколько сот военнослужащих) противостояли "толпы" (тысячи). Проблема "контроля" усложнялась с изменением настроения в войсках.
  
   Вот одно из высказываний генерала Курлова о событиях февраля 1917 года:
  
   "...Бунт этот никогда не захватил бы столь стихийно войска, если бы не было уже и ранее проявлено преступного попустительства со стороны некоторых предателей, стоявших во главе командного состава. Первое место среди них принадлежит по праву генералу Рузскому... Ничего другого от него и нельзя было ожидать. Ведь его любимцем, сотрудником и, говорят, даже вдохновителем был начальник его штаба генерал Бонч-Бруевич,... который впоследствии состоял членом высшего военного совещания при Троцком, а брат генерала Бонч-Бруевича занимал должность начальника канцелярии Совета народных комиссаров.
  
   Прибывшему в это время с фронта к войскам, находившимся под командою генерала Рузского, Государю Императору доложили, что бунтом охвачены все войска, что вернуться назад, в Могилев, невозможно и что от Него зависит предотвратить грозящие стране кровопролития.
  
   (...) "Кровавый Николай", как дерзала называть его подпольная пресса до времени революции и повторяла разнузданная печать уже после февральских дней, не пожелал пролить ни одной капли крови любимого им народа и подписал отречение от престола в пользу своего брата, великого князя Михаила Александровича".
  
   - Верховный главнокомандующий не проконтролировал главнокомандующего армиями Северного фронта, генерал-адъютанта Рузского, генерал Рузский не проконтролировал начальника штаба генерала Бонч-Бруевича..., - стала размышлять Читательница.
  
   - Все выходили из-под "контроля", - с некоторым удивлением пришла к слегка неожиданному для себя выводу Читательница. - Крестьяне, "запасные", войска, генералы, подполковники... Что же оставалось делать? Прилюдно сечь? Стрелять? Но - кому?.. В какой-то момент многие (массово) перестали подчиняться приказам и распоряжениям...
  
   "Затем, - пишет П.Г. Курлов, - произошло серьезное столкновение лейб-гвардии Павловского полка с полицией на Конюшенной площади, причем среди полицейских чинов оказались раненые и убитые. С этой группой мятежников удалось, однако, справиться, несмотря на то, что они встретили стрельбой даже своих офицеров. Задержанные были водворены на гауптвахту Зимнего дворца, откуда ночью бежали. Полиция и жандармы продолжали нести самоотверженно свою службу, но, конечно, были не в силах справиться с войсками".
  
   - Люди изменились, а "начальство" не заметило, - меланхолично констатировал Читатель. - Возможно, именно на эту тему высказался Сергей Юльевич Витте: "Манифест 17 октября 1905 года представляет собою такой акт, который можно временно не исполнить, можно проклинать, но который уничтожить никто не может. Он как бы выгравирован в сердцах и умах громадного большинства населения, составляющего великую Россию".
  
   - Кто-то хотел свобод, кто-то - земли, а кто-то - сохранения своей жизни в ходе "непонятной" и "бесконечной" мировой войны, - предположила Читательница.
  
   - А кто-то бы выдвинул версию, что I Государственная дума была способна еще в 1906 году и решить аграрный вопрос, и - может быть - снизить риск войны. А начавшаяся в 1914 году оборонительная война - при наличии представительной, полномочной, авторитетной Думы - имела все шансы завершиться победой, - рассуждал Читатель.
  
   Читательница шутливо обратилась к дворнику, подметающему улицу: "Что вы думаете о Манифесте 17 октября 1905 года?". На неожиданный вопрос, - возможно, ощущая его шутливость, - дворник реагировал молчанием.
  
   - Ленин в начале 1917 года жил в эмиграции за границей и был не очень-то широко известен, - высказался Читатель. - В газетах и журналах появлялись фото с изображением думских деятелей.
  
   Публика предполагала, что от Императора, от императорской бюрократии именно к благообразным думским деятелям, к заботливому и решительному (в речах) "народному представительству" и перейдет власть.
  
   - При Императоре Николае II (законно и незаконно) менялось выборное законодательство, избиралась, созывалась и распускалась Дума..., - начала вспоминать Читательница. - Но ведь после Февральской революции 1917 года Дума вообще перестала собираться и избираться... Почему? Странно... Готовый, сформированный, (в какой-то мере) законно избранный представительный орган... Представлявший - в отличие от Петроградского Совета - гораздо большие массы населения...
  
   Фокус был исполнен. Но в формате: думские деятели (вошедшие во Временное правительство), но - без Думы... Ловкость рук...
  
   "...Пришли пигмеи, бездарные, безвольные, сами не знавшие, в какую сторону им надо идти", - сообщает генерал Курлов.
  
   Итак: Императора - нет, Думы - тоже нет.
  
   Появились Советы. Но "советы" в условиях тотального беззаконного репрессивного насилия и однопартийности - это был лозунг... В реальности начались: то - комбеды, то - ревкомы...
  
   Императорская армия была демобилизована. Статус "запасных" как защитников "революции" от "царизма" обнулился. Началось формирование Красной Армии. Надежды сотен тысяч "запасных" на уклонение от участия в боевых действиях через участие в свержении царизма - не оправдались. Пришлось "запасным" идти под пули.
  
   Длительность рабочего дня была объявлена сокращенной. Но на положение рабочих влияли многие факторы: и интенсивность труда, и нормы оплаты, и инфляция, и состояние продовольственного и вещевого рынков. Вряд ли рабочие стали жить заметно лучше.
  
   О крестьянах умолчу.
  
   - В конце концов, есть ((западно) европейские) понятия "свобода воли", "стремление к счастью", - напомнил Читатель. И уточнил:
  
   - Как идти к "счастью"? Как сформулировать прогноз? Как составить план, организовать его выполнение?
  
   Если бы бунтующие войска и "восставший народ" знали, что политический режим Николая II (с "безвольным" и "неудачливым" Императором, с "гнилой" и "бессильной" императорской бюрократией) - при всех его (режима) недостатках - будет оставаться формально самым демократичным еще почти пару десятилетий, считая с 1917 года... А (не формально, но) фактически - еще дольше. И, возможно, сравнительно весьма гуманистичным...
  
   - Хотелось большего, - согласилась Читательница. - Без полномочной представительной Думы вышло не лучшим образом. Но и без Императора (и без императорской бюрократии) получилось - дискомфортно.
  
   Читатель и Читательница подошли к витрине книжного магазина и на минуту остановились, что бы посмотреть на заинтересовавшие их книги.
  
  
   28 июля 2017 года - 30 июля 2017 года.
  
  
   42. Сказка о куропаткинском терпении.
  
  
   Собравшиеся перед входом в кафе-библиотеку участники предстоящей презентации объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова, других публикаций услышали громкое приглашение М. Горького:
  
   - Господа! Товарищи! Прошу в библиотеку!
  
   У входа в библиотеку образовалось нечто вроде очереди.
  
   Вспомнив дореволюционные продовольственные очереди в Петрограде, экс-премьер и экс-министр внутренних дел Б.В. Штюрмер припомнил:
  
   - Главной и неразрешимой внутренней проблемой стал продовольственный вопрос!
  
   - Действительно, самой критической проблемой момента считался продовольственный вопрос, - согласился с Б.В. Штюрмером экс-товарищ (экс-заместитель) председателя IV Государственной Думы А.Д. Протопопов, назначенный Николаем II министром внутренних дел. - При первой же аудиенции после назначения Император Николай II сказал: "Ну делайте, что надо - спасайте положение". При первом моем разговоре с Государем он мне поставил вопрос так: "Самое важное - продовольствие".
  
   Вообще все надежды по продовольствию возлагались на меня - что я это устрою. Действительно, мне казалось, что я это сделаю, непременно устрою.
  
   - Я дал телеграмму царю, - проговорил сибирский мужичок в рубахе на выпуск, шароварах и сапогах, - которая начиналась словами: "Все вместе ласково беседуем". Дальше говорилось: "Дай скорее Калинину власть, ему мешают, он накормит народ, все будет хорошо..." (Калинин - полуконспиративная кличка, данная Протопопову, которой широко пользовались при телефонных разговорах и переписке царская чета и Вырубова). Телеграмма была отправлена в Cтавку, но в последний момент Протопопов испугался и под всякими предлогами стал отказываться и в конце концов отказался.
  
   - Вспоминая теперь свое намерение взяться за продовольственное дело, я должен признаться,- вздохнул А.Д. Протопопов,- что недостаточно обдумал это дело и ознакомился с ним. Не скрою, однако, что я полагал, что продовольствие имеется в избытке.
  
   Некий мрачный господин решил высказать и свое мнение:
  
   - Требовалось в корне изменить отношение правительства к общеземским и общегородским организациям, взять их под жесткий правительственный контроль, изъять из их рук продовольственное дело. Я изложил свое мнение в записке на имя Государя!
  
   Кто-то прочел несколько строк из книги по истории:
  
   - Решить же продовольственный вопрос в сложившихся условиях можно было только одним путем - введением государственной монополии на хлеб с опорой на массовые демократические продовольственные органы, охватывающие всю страну, а для этого по меньшей мере в качестве исходной предпосылки надо было ликвидировать царизм.
  
   - Страхи и опасения в связи со сменой в августе 1915 года верховного командования (великого князя Николая Николаевича на Императора Николая II) оказались напрасными,- констатировал начальник штаба Ставки генерал М.В. Алексеев. - Более того, в чисто военном отношении, да и в сфере материального снабжения армии дела пошли значительно лучше. Но все же создавалось впечатление, что заметное улучшение собственно военной конъюнктуры и материально-технического снабжения армии, достигнутое в 1916 году, не являлось достаточным противовесом надвигавшейся катастрофе.
  
   Генерал М.В. Алексеев помолчал и добавил:
  
   - Вот вижу, знаю, что война кончится нашим поражением. Но я вот счастлив, что верю, глубоко верю в бога... Страна должна испытать всю горечь своего падения и подняться из него рукой божьей помощи....
  
   Не принять ли в ожидании такой перспективы меры к спасению того, что можно спасти, "к меньшему краху"?
  
   Мы бессильны... Будущее страшно...
  
   Генерал-квартирмейстер М. С. Пустовойтенко добавил:
  
   - Каков выход? По-моему, куропаткинское терпение.
  
   Возникшее молчание было нарушено обменом мнениями между двумя студентами.
  
   Один из них стал вспоминать особенности продовольственной ситуации в России во время первой мировой войны:
  
   - На момент начала первой мировой войны Россия была более чем на 100 процентов обеспечена продовольствием.
  
   С началом войны был почти полностью прекращен экспорт сельхозпродуктов. С проведением мобилизации и началом войны спрос на сельхозпродукцию был исключительно высок.
  
   Армия за 3 года закупила продовольствия и фуража на 2,5 млрд. рублей, в том числе 574 млн. пудов зерна, 247 млн. пудов мяса, 645 млн. пудов овса, 1,176 млн. пудов сена.
  
   По ряду причин резко упала товарность сельского хозяйства.
  
   Обесценение бумажных денег. Расстройство транспорта.
  
   Сибирское зерно из-за перегруженности железных дорог не имело доступа в промышленные районы Европейской России.
  
   Правительственными мероприятиями были: введение государственных хлебозаготовок, нормирование цен, рационирование продовольственного снабжения в городах и т. п.
  
   Другой студент уточнил:
  
   - Император и императорская бюрократия полагали, что ведение войны и приобретение продовольствия следует оплачивать денежными знаками.
  
   Финансирование войны Россия проводила, главным образом, выпуском бумажных денег и при помощи внутренних и внешних займов. Общая стоимость войны (до 1 сентября 1917 года) для России определяется номинально в 41,4 млрд. рублей. С учетом падения рубля эта сумма выражается в 15-16 млрд. довоенных рублей. Путем внутренних займов было получено 15,8 млрд. (номинальных) рублей, заграничные займы составили 8,1 млрд. рублей; бумажно-денежная эмиссия дала (номинально) 21,8 млрд. рублей. Государственный долг с 8,8 млрд. рублей в 1914 году вырос до 43,9 млрд. рублей к октябрю 1917. Свободный размен на золото был прекращен с самого начала войны. Установление "твердых" цен не в состоянии было сдержать падения покупательной способности рубля; последняя снизилась к началу 1917 на 40%, к концу года-на 70%.
  
   Генерал П.Г. Курлов заметил:
  
   - ...Начиная с двадцатых чисел февраля, в разных местах столицы стали появляться толпы народа, требовавшего хлеба. Народное брожение продолжалось. Массовые волнения постепенно стали переходить в уличные беспорядки.
  
   Генерал-лейтенант С. С. Хабалов, начальник Петроградского военного округа, в руках которого была сосредоточена вся военная и гражданская власть в столице, по военному кратко высказался:
  
   - В городе (Петрограде) к 25 февраля (1917 года) было 5 600 000 пудов запаса муки.
  
   Одни из студентов пробормотал:
  
   - 1 пуд это около 16,38 кг. 5 600 000 пудов это примерно 91 728 000 кг.
  
   Генерал А. П. Балк, петроградский градоначальник, дополнил:
  
   -Если бы Петроград оказался бы в осадном положении, и в столицу не было подаваемо ни одного вагона с продуктами, то жители могли бы оставаться на прежнем продовольственном пайке в течение 22 дней.
  
   Л.Д. Троцкий вспомнил:
  
   - 16-го (февраля 1917 года) власти решили ввести в Петрограде карточки на хлеб.
  
   - С 1914 года воевали, а карточки на хлеб в Петрограде ввели лишь в феврале 1917-го? - хмыкнул кто-то.
  
   - Это новшество ударило по нервам, - продолжил Л.Д. Троцкий. - 19-го возле продовольственных лавок скопилось много народу, особенно женщин, все требовали хлеба. Через день в некоторых частях города произошел разгром булочных. Это были уже зарницы восстания, разразившегося через несколько дней.
  
   Энергичный господин из публики решил сделать небольшое историческое дополнение:
  
   - После Февральской революции Временное правительство создало 21 марта 1917 года общегосударственный продовольственный комитет, а 25 марта 1917 года объявило закон о хлебной монополии с принудительной передачей излишков помещичьего хлеба в руки государства. Помещики, благодаря попустительству правительства, саботировали этот закон, но принесший никакого улучшения продовольственного положения.
  
   "Хвосты" у продовольственных лавок играли роль митингов и действовали как революционные прокламации.
  
   - По состоянию на 26 октября 1917 года, - подключилась женщина-историк, - хлеба в Петрограде было на половину дня.
  
   - Не плохо "поработал" революционный общегосударственный продовольственный комитет, - оценил кто-то из публики.
  
   - У каждого свои убеждения, - не давал себя "сбить" энергичный господин, - и каждый может осуществить самостоятельно сопоставление двух подходов:
  
   (1) закупки продовольствия в условиях войны (что, естественно, сопровождалось опустошением бюджета, инфляцией, и другими негативными явлениями)
  
   или
  
   (2) переход к "государственной монополии на хлеб" (в неразвитой форме - принудительная продажа по "твердым" ценам, реквизиции, продразверстка, а в последовательной форме - раскулачивание, массовая гибель людей, коллективизация, создание системы колхозов и совхозов).
  
   В.И. Ленин констатировал:
  
   - Продразверстка в силу военных обстоятельств была нам навязана с абсолютной необходимостью.
  
   - Надо было бы продержаться еще два месяца,- вздохнул думский деятель А.И. Шингарев - подоспело было весеннее наступление: при неудаче произошла бы революция, при удаче все бы забылось.
  
   - Компьенское перемирие было заключено 11 ноября 1918 года, - напомнил кто-то. - А Гражданская война в России завершилась в 1920 году...
  
   Участники обмена мнениями переключились мыслями на предстоящую презентацию.
  
  
   03 августа 2017 года.
  
  
   43. Интервью о загадке IV Государственной Думы.
  
  
   В числе участников предстоящей презентации можно было увидеть нескольких известных депутатов Государственной Думы Российской Империи IV созыва - В.А. Маклакова, П.Н. Милюкова, А.Ф. Керенского. К ним обратились корреспонденты с намерением выяснить, почему после Февральской революции 1917 года не продолжила работу IV Государственная Дума.
  
   Самым лаконичным оказался Василий Алексеевич Маклаков:
  
   - Лояльные, монархические, конституционные партии, которые составляли тогда Временный Комитет Государственной Думы, Государственной Думы созывать не хотели.
  
   По виду В.А. Маклакова было ясно, что к подробной беседе на эту тему он не расположен.
  
   Студент, заинтересовавшийся высказыванием В.А. Маклакова, вспомнил:
  
   - В манифесте об отречении, датированном 2 марта 1917 года, Император Николай II писал, в частности: "...В согласии с Государственной Думой признали мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть....Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу".
  
   Возникло неловкое молчание.
  
   Корреспонденты переключились на Павла Николаевича Милюкова. Тот был несколько более словоохотлив, хотя тоже лаконичен:
  
   - Государственная Дума и не пыталась, несмотря на требование депутата М. А. Караулова, открыть формальное заседание. (...) Частное совещание членов Думы поручило вместе с тем своему Совету старейшин выбрать Временный комитет членов Думы и определить дальнейшую роль Государственной думы в начавшихся событиях.
  
   - Странное высказывание, - тихо сказал один из корреспондентов другому. - Во-первых, что это за "свой Совет старейшин" у "частного совещания"? Во-вторых, разве "требования депутата (депутатов)" - это не "попытка открыть формальное заседание"? Какая-то логическая не состыковка... И, в-третьих, как легко исчезает-появляется слово "членов"... У В.А. Маклакова "Временный Комитет Государственной Думы". У П.Н. Милюкова "Временный комитет ЧЛЕНОВ Думы". Это же не кролик в цилиндре у фокусника...
  
   П.Н. Милюков дополнил:
  
   - Это не было ни собрание Думы, только что закрытой, ни заседание какой-либо из ее комиссий. Это было частное совещание членов Думы. К собравшимся стали подходить и одиночки, слонявшиеся по другим залам. Не помню, чтобы там председательствовал Родзянко; собрание было бесформенное; в центральной кучке раздались горячие речи. Были предложения вернуться и возобновить формальное заседание Думы, не признавая указа (М. А. Караулов), объявить Думу Учредительным собранием, передать власть диктатору (генералу Маниковскому), взять власть собравшимся и создать свой орган - во всяком случае, не разъезжаться из Петербурга. Я выступил с предложением выждать, пока выяснится характер движения, а тем временем создать временный комитет членов Думы "для восстановления порядка и для сношений с лицами и учреждениями".
  
   - Временный комитет членов Думы! - с удовольствием произнес кто-то из стоящих поблизости. - Какого количества членов? Как проходила баллотировка?
  
   П.Н. Милюков уточнил:
  
   - Предложения немедленно взять всю власть в свои руки и организовать министерство из членов Думы или даже объявить Думу Учредительным собранием, - были отвергнуты, отчасти как несвоевременные, отчасти как принципиально неправильные.
  
   - Опять не ясно, - вновь зашептал корреспондент своему коллеге. - Если Государственная Дума на момент февральских событий 1917 года была единственным более или менее законно избранным, представительным, законодательным органом, то почему предложения использовать ее "демократический потенциал" были названы "принципиально неправильными"? Насчет "несвоевременности"... Когда же было использовать демократический потенциал и авторитет Думы, как не в катастрофические дни февраля 1917 года?
  
   Самым информативным оказался Александр Федорович Керенский:
  
   - В понедельник, 27 февраля 1917 года, первой моей мыслью было: любой ценой продолжить сессию Думы и установить тесный контакт между Думой и вооруженными силами. (...) Добравшись до Думы, я сразу же направился в Екатерининский зал, где встретил Некрасова, Ефремова, Вершинина, Чхеидзе и нескольких других депутатов от оппозиции. Они согласились с моим предложением о проведении официального заседания Думы. (...) Представители левой оппозиции Некрасов, Ефремов, Чхеидзе и я внесли предложение в Совет старейшин немедленно провести официальную сессию Думы, не принимая во внимание царский декрет. Большинство же, включая Родзянко и, несколько неожиданно - Милюкова, высказалось против такого шага. Аргументов не приводилось.
  
   А.Ф. Керенский с элементом политической страстности стал убеждать корреспондентов и стоявших рядом читателей-любителей истории:
  
   - В тот момент, когда авторитет Думы достиг наивысшей точки в стране и в армии и когда этот авторитет мог бы сыграть далеко идущую положительную роль, отказ Думы созвать официальное заседание был равносилен политическому самоубийству. (...) Отказавшись взять в свои руки инициативу, Дума стала неофициальной организацией наравне с Советом рабочих депутатов, который к тому времени только-только начал набирать силу. Осознав на следующий день совершенную ошибку, Родзянко предпринял попытку возродить Думу в качестве официального института. Но было уже слишком поздно. К тому времени в столице уже возникли два центра власти, существованием которых они были обязаны революции. Этими центрами стали Дума, назначившая на неофициальном заседании Временный комитет в качестве своего временного руководящего органа, и Совет рабочих депутатов, возглавляемый его Исполнительным комитетом.
  
   - Существенно больше деталей, - оценил корреспондент своему спутнику-коллеге. - Снова - не ясно: во-первых, что за "большинство"? От присутствовавших в помещении? Неясность. Во-вторых, если Дума стала "центром власти", то почему не начать официальную работу, не приступить к "формальным" заседаниям?
  
   - Кто же оказался демократичнее: Николай Александрович (Романов) или народные избранники-думцы, оказавшиеся участниками "бесформенного собрания"? - послышалось замечание из публики. - Николай II Александрович учредил в 1905 году Государственную Думу Российской Империи. Сколько-нибудь полноценной замены этому представительному органу не возникло ни в феврале 1917 года, ни много лет позже. Насколько полноценной, долговечной и жизнеспособной была "государственная конструкция", созданная в феврале 1917 года некими "членами Думы", если эта "государственная конструкция" не могла опереться на общероссийский представительный орган?
  
   Снова секунда неловкого молчания.
  
   Интервью завершилось само собой. Депутаты уже начали заходить в кафе-библиотеку М. Горького для участия в презентации объединенных в одном издании мемуаров (экс) премьеров С.Ю. Витте, В. Н. Коковцова и других публикаций.
  
   Однако коллега-спутник ответил сомневающемуся корреспонденту:
  
   - Самые информативные слова в высказывании Александра Федоровича Керенского: "Аргументов не приводилось"...
  
   Корреспондент с интересом взглянул на спутника:
  
   - "Загадка IV Государственной Думы"?
  
   - Загадка "Временного Комитета"...- пошутил тот в ответ. И добавил:
  
   - "Выжидали". "Выяснялся характер движения". Дума была не идеальным, но все же демократичным представительным законодательным государственным органом (за который "бились" - и добились - и бюрократ С.Ю. Витте, и его прогрессивные сторонники из императорской бюрократии, и многие-многие другие люди разного общественного положения). Этот представительный орган без привлечения особого внимания был незаметно переадресован в архив истории.
  
  
   09 августа 2017 года - 10 августа 2017 года.
  
  
   44. Сказка об Уильяме Гладстоне и о выставке. (Из Минисборника "Сказка и Диалог о свободе слова").
  
  
   Ноябрь 1877 года. Лондонский музей науки. Выставка археологических находок.
  
   Уильям Гладстон приблизился к одной из двадцати четырех витрин с древними артефактами.
  
   Не мало времени, усилий он затратил, способствуя открытию этой выставки.
  
   Многочисленные посетители расступались.
  
   Все замолкли.
  
   Ждали мнения знатока Гомера, автора книг по теологическим и церковным вопросам.
  
   Внезапно высказался британский офицер - по виду уже имеющий боевой опыт, - так же стоявший рядом с витриной.
  
   - Или - победы, или - судьба археологических находок, - сформулировал офицер свою мысль по-армейски кратко.
  
   Посетители выставки с изумлением перевели взгляды на офицера.
  
   У. Гладстон смотрел на офицера с интересом.
  
   Как бы подбодренный всеобщим изумлением, офицер продолжил:
  
   - Археологи полезны. Азия. Египет и Аравия. Дневники. Топография. Изучение местности. Знания языков и истории. Великолепная выставка! Британия снова впереди!
  
   Офицер любезно взглянул на Уильяма Гладстона, слегка наклонил голову. Затем на секунду вытянулся перед У. Гладстоном по стойке смирно.
  
   "Сколько усилий потребовалось, чтобы отменить практику продажи офицерских патентов, но старались не напрасно", - подумал У. Гладстон.
  
   Вслух он высказался:
  
   - Приверженность народа, простого народа, трону и Британии ценнее армии и флота, золота и серебра. Это честь и слава страны. Данная выставка, первая в истории общедоступная экспозиция необыкновенных археологических находок, которую может посетить любой британец и гость нашего государства, делает честь нашей стране и служит на пользу науке!..
  
   В 1883 году во второе премьерство У. Гладстона офицер был прикомандирован к египетской армии, занимал ответственные посты. А в 1892 году (в этом году У. Гладстон стал премьером в четвертый раз) офицер занял должность "сирдара", то есть главнокомандующего египетской армией.
  
   Зимой 1888 года два европейских ученых с исследовательскими целями поплыли на нанятой яхте вверх по Нилу.
  
   Внезапно их яхта была обстреляна с берега. Возникла опасность захвата и яхты, и экипажа, и ученых.
  
   В критический момент как по волшебству появилась канонерка с британским экипажем и отогнала нападавших.
  
   Выстрел из корабельного орудия можно было трактовать и как способ помощи, и как орудийный салют.
  
   Беседуя через полчаса с командиром канонерки, британским лейтенантом, один из ученых сказал:
  
   - Ваше лицо мне знакомо, господин лейтенант. Мне кажется вы - тогда еще юноша - были десять лет тому назад в числе посетителей на выставке древних сокровищ в Лондонском музее науки.
  
   - Да, сэр, - ответил лейтенант, - в то время я еще учился. Но при первой же возможности посетил эту замечательную экспозицию. И генерал-губернатор - и все мы - помним впечатление, произведенное сокровищами. Мы стараемся знакомиться с новыми археологическими достижениями и новыми публикациями.
  
   - Наука движется вперед! - отметил ученый, вежливо наклонив голову.
  
   К разговору с ученым подключился помощник командира канонерки:
  
   - Отмечу, сэр, что мы под большим впечатлением и от открытий, и от книг, и от интенсивного развития археологии. Ваш пример ведения дневников для нас весьма интересен. И мы готовим для публикации наши дневники. Возможно, они буду интересны и для публики, и для выдающихся ученых. Ориентировочные названия: "Дневник флотского офицера" и "Суданский дневник".
  
   - Полагаю, что публикация книги "Сражения на реке" - событие близкого будущего, - добавил командир канонерки.
  
   Обсудив планы безопасного возвращения яхты к берегу Средиземного моря, ученый добавил: "Археологическая коллекция пополняется. Надеюсь на общую встречу в обновленных музейных залах с расширенной экспозицией древних ценностей!".
  
  
   02 февраля 2017 года - 03 марта 2017 года.
  
  
   45. Диалог об отсутствии предварительной цензуры. (Из Минисборника "Сказка и Диалог о свободе слова").
  
  
   Читатель и Читательница шли по парку, обсуждая прочитанные в кафе-библиотеке М. Горького книги.
  
   - Где-то я встретила вопрос: а издавались ли во Франции во времена Наполеона I книги о вторжении шведских войск Карла XII в Россию. Странный вопрос, - призналась Читательница. - Общеизвестно, что Наполеон I был одним из наиболее знающих, компетентных правителей.
  
   Читатель улыбнулся:
  
   - Наполеон не установил для газет предварительной цензуры.
  
   - Расцвет печати! - улыбнулась в ответ Читательница. - После уничтожения Директории и прихода к власти генерала Бонапарта он уничтожил все парижские политические газеты, кроме тринадцати (60 из 73). По распоряжению министра Фуше в каждую редакцию более распространенных газет было назначено по одному редактору-цензору, который должен был получать жалованье из средств газеты в размере 2/12 доходов газеты.
  
   - И как же насчет книг о вторжении шведских войск? - потребовал выводов Читатель. - На книги цензура распространялась?
  
   - В феврале 1811 г. цензура запретила французский перевод некоторых псалмов Давида, ибо "злонамеренные" могли бы увидеть в плаче Давида намек на угнетение папы Наполеоном I. "...Иногда оказывался подлежащим конфискации даже царь Соломон со своими притчами...", - напомнила Читательница. - Е.В. Тарле писал о Наполеоне I, что "он начисто изъял из сферы обсуждения всю внутреннюю и всю внешнюю политику и считал великой милостью дозволение редким уцелевшим при нем органам прессы помещения лишь самых коротеньких чисто информационных заметок "политического характера", т. е. попросту заметок о новостях, коротеньких сообщений о фактах".
  
   "Я не придаю никакого значения спорам этих дурачков",- говорил Наполеон...
  
   Общая линия в управлении "сферой печати" была направлена на сокращение числа дискуссий, обсуждений, эмоциональных тем, на сокращение числа газет...
  
   "Когда же каждый человек будет иметь достаточно здравого смысла, чтобы замкнуться в круг своих обязанностей?" - пытался понять пришедший к власти французский властитель.
  
   Чем торговали в то время французские книжные торговцы? Старыми изданиями с картинками, анекдотами, историями о красивых женщинах, списками и изображениями красивых женщин...
  
   - "Голые задницы"? - насторожился Читатель.
  
   - В привилегированном положении находились научные, профессиональные издания, хотя и они были под "давлением", - попыталась нейтрализовать настороженность Читательница.
  
   - А защита закона? - возмутился Читатель. - Принципы Великой Французской революции? Закону и принципам показали голую спину (нижнюю часть)?
  
   Читательница вздохнула:
  
   - Министр полиции Франции Фуше по поводу законности шутил: "Дорогой мой, конституция - это красивая женщина, на которую позволяется, проходя мимо, бросать взор восхищения, но которая не принадлежит публике".
  
   Полиция следила и за типографиями, и за авторами рукописей, и за покупателями печатных изданий. Книжные лавки были под постоянным, пристальным наблюдением властей.
  
   Но следует упомянуть и о примерах лояльного отношения власти к литераторам.
  
   В эпоху женитьбы Наполеона I на австрийской принцессе большое количество авторов, прославляя это событие, сочинили стихи. Для их вознаграждения была отпущена из казны сумма 88 400 франков. От брака императора родился ребенок, получивший титул римского короля. В честь рождения римского короля был написан ряд произведений; для вознаграждения авторов были отпущены 30 тысяч франков.
  
   - Если какая-либо структура может сама обеспечивать себя работой, то подобная ситуация для такой структуры комфортна, - предположил Читатель. - Приведу пример результативности. Министр полиции Франции, к величайшему своему возмущению, узнал, что цензура, подчиненная министру внутренних дел, конфискует даже и книги, которые он (министр полиции) выписывает из Англии. То есть, сотрудники министерства внутренних дел выяснили, что министр полиции получает и читает "нежелательные" книги. Каков результат, какова польза такой информации? Но - все при (важном) деле.
  
   А вот Англия печатала и читала любые книги (и продолжает это делать), придерживается - вроде бы, - принципов свободы слова и свободы информации - и, наверное, не страдает.
  
   В принципе, можно сделать объектом контроля осмотр архитектурных достопримечательностей. Взгляд осматривающего падает на чужие окна. А что осматривающий там видит? К каким убеждениям приходит? К каким действиям побуждается? Большое нужное дело. Собрать информацию, обобщить, принять меры...
  
   Большинство говорило и говорит о просвещенном режиме единоличной власти Наполеона I. Но кто-то мог высказаться о риске наступления "царства невежества".
  
   - Были и положительные явления, - старался сохранить объективность Читатель. - Отставной кавалерийский капитан Мартэн вознамерился издавать в Бордо "Journal des dames", посвященный специально "дамам, любви, красоте и грациям". Разрешение последовало. Хотя все-таки понадобились справки о капитане, переписка, торжественное разрешение со стороны министра полиции.
  
   - Но существует не только польза, но и вред от свободы слова. Встречаются высказывания, например, в том смысле, что пресса "дезориентирует", "запутывает", "возбуждает", "втягивает", "очерняет", "натравливает", "оскорбляет", "провоцирует", "создает нежелательные настроения"... - заметила Читательница.
  
   - Действие рождает противодействие...- проговорил Читатель. - Связаны ли планирование нашествия Наполеона на Россию в 1812 году и последующая гибель Великой армии с отсутствием публикаций, дискуссий, книг о вторжении в Россию войск шведского короля Карла XII? - продолжил рассуждения Читатель. - О России, о ее климате? Об истории России? Затрудняюсь сделать вывод.
  
   - Мрачноватая картина ... "Давка" читателей, литераторов, издателей, типографщиков, книжных торговцев на историческом мосту между Великой Французской революцией и зрелым государственным устройством... "Березина"... - оценила Читательница.
  
   - Не стоит сгущать краски, - сделал поправку Читатель. - Франция известна своей выдающейся литературой, в том числе, произведениями по военной тематике.
  
   - Можно вспомнить о выразительном описании Е. В. Тарле процесса принятия губительного, самоубийственного для кайзеровской Германии решения о начале неограниченной подводной войны, - вспомнила Читательница. - "Лидеры рейхстага" "обсуждали" вопрос; но надлежащей информации у них не было. Счет подводных лодок шел на десятки, при таком количестве подводный флот Германии кардинального противодействия противнику оказать не мог. Однако точное число подлодок не называлось; оно было засекречено. За решением деятелей кайзеровской Германии - в условиях дефицита информации - о начале неограниченной подводной войны последовала не победа, но объявление войны Америкой и "автоматическое" поражение Германии в 1918 году. Полагалось "мало знать", не знать "лишнего", "иметь достаточно здравого смысла, чтобы замкнуться в круг своих обязанностей"!
  
   - В работах Е.В. Тарле я не встретил подробных оценок состояния свободы слова в Англии, - развивал мысль Читатель. - Однако, со слегка ироничным описанием принятия решения о начале неограниченной подводной войны корреспондируется краткое описание Е.В. Тарле управлением войной в Англии. Любопытна сама по себе тональность этого лаконичного описания: "...Военный кабинет решал в окончательной инстанции все вопросы - военные, дипломатические, хозяйственные, финансовые, вопросы снабжения и продовольствия,- словом, все проблемы, связанные с ведением войны; все же министерства являлись лишь орудиями, выполнявшими его приказы. Военный кабинет заседал дважды в день, ежедневно в течение всех лет своего существования... Передаточным, а отчасти исполнительным органом военного кабинета являлся громадный, созданный одновременно с кабинетом секретариат (сначала 36, потом 98 и наконец 136 человек), не только передававший министерствам, армиям и флотам приказы военного кабинета, но деятельно следивший за их точным и быстрым выполнением". Руководитель военного кабинета "Ллойд-Джордж обратился к Голландии, Норвегии, Дании, Швеции с настойчивой просьбой выдать Англии их торговый флот "для временного пользования" (for temporary use)...". "Давались выгоднейшие гарантии и материальные компенсации. (...) На этом-то и провалились окончательно все расчеты германского главного командования, которые, впрочем, и без этой чрезвычайной меры долго еще не могли бы осуществиться".
  
   Упомяну, что к 1914 году - когда началась первая мировая война - политик и парламентарий У. Черчилль написал ряд книг. Он имел опыт офицера и военного корреспондента. В этих книгах описывались, в частности, военные действия с участием английских войск (своего рода "локальные войны") в период до начала первой мировой войны. Эти книги мог прочесть любой желающий, они были популярны.
  
   - Что ж, многие русские генералы, принимавшие участие в первой мировой войне, имели литературные таланты, - заметила Читательница. - Многие генералы разных армий написали мемуары.
  
   - В мемуарах Вальтера Шелленберга, одного из руководителей спецслужб, - вновь стала вспоминать Читательница, - есть рассказ о том, как он представил руководителям гитлеровской Германии в начале 1942 года доклад о потенциале военной промышленности Америки и о возможностях ВВС США. Гейдрих был поражен содержанием доклада; особенно его изумили данные о выпуске стали. Геринг назвал доклад "чепухой". Гитлер был очень раздосадован и заявил, что не верит ни единому слову. Уже после окончания войны Геринг сказал Шелленбергу: "Да, оказалось, что вы говорили не ерунду".
  
   - В гитлеровской Германии отрицательно относились к свободе информации, к свободе слова, - флегматично проговорил Читатель.
  
   - Сопоставление наполеоновского, кайзеровского и гитлеровского режимов, как мне кажется, - не правомерно. Даже - некорректно, - призналась Читательница.
  
   - Сопоставляются не политические режимы, а уровень, качество решений в условиях дефицита информации, в условиях отсутствия или ограниченности свободы слова, свободы информации, - направил внимание Читатель. - Кто-то мог и может свободно читать ЛЮБЫЕ книги ЛЮБЫХ авторов, а кто-то - свободно любоваться на "голые задницы".
  
   - Если углубляться в историю, то ведь можно вспомнить, что Императорским Манифестом Николая II 17 октября 1905 года населению России была дарована, в частности, свобода слова, - дополнила Читательница.
  
   - И эта свобода была реальной, - не стал возражать Читатель. - В.Н. Коковцов вспоминал, как, будучи во главе правительства России с 1911 года по 1914 год, он неоднократно противодействовал инициативам "обуздания печати". Тот же В.Н. Коковцов писал о "замечательном" экономическом расцвете России в десятилетие между 1904 и 1914 годами. Случайное совпадение?
  
   - Живущий в просвещенном и прогрессивном обществе, в гуманной, доброжелательной среде гражданин (или подданный), - высказалась Читательница, - как правило, увлечен позитивными целями этого общества, вовлечен в его (общества) прогрессивные процессы. Он не нуждается в запретах "вредных" книг. Он (гражданин) или не будет (иметь времени) их читать, или они оставят его равнодушным, или породят у него недоумение либо неприятие... Считать ли представление на всеобщее обозрение "голой задницы" элементом свободы слова, свободы печати, свободы информации?.. Свободы творчества, наконец?
  
   - "Голые задницы" не противоречат свободе слова, свободе печати, свободе информации, свободе (научного) творчества: об этом свидетельствуют общедоступные анатомические атласы, - предположил Читатель.
  
   - Каков "мэсидж", каково "сообщение" творцов "голых задниц"? - настаивала Читательница.
  
   Читатель и Читательница присели на парковую скамейку. После дуновений ветра ощущалась жара. Затем вновь приходила прохлада.
  
  
   05 августа 2017 года - 12 августа 2017 года.
  
  
   46. Диалог о недосказанном.
  
  
   Читатель и Читательница шли по улице, обсуждая недавно прочитанные книги.
  
   Уличный шум заглушал их слова и мешал отчетливо слышать друг друга.
  
   - Читал Юрия Трифонова, - заявил Читатель
  
   - Николай Михайлович Карамзин в своей "Истории" писал об отношениях России (Московской Руси) и Великого Княжества Литовского. Как называть жителей России - вопроса не возникает. А как назвать жителей Великого княжества Литовского? - делилась впечатлениями Читательница.
  
   - "Нам, советским людям, понятны и близки мысли и чувства чеховских героев! Ведь наша страна изменилась неузнаваемо, изменились нравы, быт людей, строй жизни, весь мир, нас окружающий. И однако - как близки, как понятны!" - процитировал Читатель слова Ю. Трифонова.
  
   - Великое княжество Литовское Карамзин называет Литвой, а жителей этого государства (княжества) литовцами. "Литовцы" - этот термин у Карамзина доминирует. Как-то "неудобно". И этнические литовцы, и Литва (этническая территория) существовали и при Карамзине. "Та" - небольшая - "этническая" Литва (частично) входила несколько веков в состав очень значительного по территории Великого княжества Литовского. Тем более, называть "литовцами" всех жителей Княжества "неудобно" в наше время, когда существует прибалтийское небольшое государство Литва. Неудобство, смешение смыслов.
  
   - О своей бабушке со стороны матери, Татьяне Александровне Словатинской, Ю. Трифонов упоминает: "Когда-то она училась музыке в Вильно...", - заметил Читатель.
  
   - Как же назвать жителей Великого княжества Литовского? - излагала сомнения Читательница. - Посполитными шляхтичами? Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества в Речь Посполитую) в 1569 году прошло почти два века... Княжество существовало. У него были жители. Как же их назвать? У Карамзина мелькает слово "литвин". Но, видимо, это слово странно звучало и во времена Карамзина. Тем более странно оно звучит сейчас.
  
   - Ю. Трифонов написал о своем соседе по даче - писателе, выдающемся поэте, литературном функционере, главном редакторе журнала - А.Т. Твардовском: "Позднее, когда я узнал Александра Трифоновича ближе, я понял, какой это затейливый характер, как он наивен и подозрителен одновременно, как много в нем простодушия, гордыни, ясновельможного гонора и крестьянского добросердечия...", - продолжал Читатель.
  
   Читателя и Читательницу обогнал любитель поэзии, бормотавший под нос: "Сказания давно минувших лет. Преданья старины глубокой".
  
   Впереди по ходу собеседников разместилась группа туристов.
  
   Стоявшая перед группой туристов экскурсовод пыталась, перекрикивая уличный шум, что-то упомянуть о колокольне "Иван Великий".
  
   Проезжавшая по улице машина с дипломатическими номерами побудила кого-то к комментарию о ее государственной принадлежности.
  
   Голоса сливались и перекрывались. Слова накладывались друг на друга. До Читательницы донеслось: "велико..." ... "литовцы...".
  
   - "Он открыл великую силу недосказанного", - продолжал Читатель.
  
   На светофоре зажегся зеленый свет.
  
   Читатель и Читательница начали переходить улицу.
  
   27 августа 2017 г. - 28 августа 2017 г.
  
  
   47. Сказка о немецких археологических проектах XIX века.
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького за чашками кофе собрались несколько читателей. Они обсуждали прочитанные книги.
  
   - У крупного немецкого писателя (и ученого) Генриха Александра Штоля наиболее известны две книги: "Боги и гиганты" и "Шлиман. Мечта о Трое",- произнес Писатель. - В обеих книгах речь идет об археологических раскопках. Которые осуществлялись на территории Османской империи в XIX веке знаменитыми немецкими учеными.
  
   - Да, интересное впечатление производят эти книги, - согласился Строитель. - Во-первых, отлично написаны. Тонкая литературная работа. Во-вторых, интересны литературные герои.
  
   - Что привлекает внимание в личностях немецких археологов, описанных Генрихом Штолем? - задал вопрос Конструктор. И сам же ответил:
  
   - Целеустремленность, увлеченность, организованность, энергичность, самоотдача, трудоспособность и трудолюбие, чувство долга, образованность, широкий культурный цивилизационный кругозор.
  
   - Генрих Штоль описывал археологов, чьи имена вписаны в историю мировой культуры, - добавил Строитель. - Например, Генриха Шлимана, Карла Хуманна, Теодора Виганда.
  
   - Смотрите, как здорово написано у Штоля, - обратил внимание собеседников Писатель. - "Так же как барон Мюнхгаузен вытащил себя вместе с конем из болота за собственную косичку, так и Виганд схватил сам себя за воротник и поднял на первую ступень лестницы. Археологические же боги одобрили это "из жалости и милосердия к человеку без всяких заслуг и достоинств", как сказано в лютеранском катехизисе.". Превосходно! Книги о сказочных немцах?
  
   - Книга Генриха Штоля "Шлиман. Мечта о Трое" более ориентирована на описание личности, биографии, - уточнил Конструктор. - Книга "Боги и гиганты" - интереснейшее художественное описание исторической судьбы Пергамского алтаря (одного из самых замечательных сохранившихся произведений античного искусства), рассказ об успешной реализации крупного социального, археологического проекта.
  
   - Способность Генриха Штоля изложить материал в двух тематических форматах - "биографическом" и "историко-проектном" - напоминает тонкость навыков древних мастеров, - добавил Писатель. - Например, древние мастера применяли энтазис (утолщение, "припухлость" линий). Современными людьми применение энтазиса в архитектурной практике древних было обнаружено почти через два тысячелетия - нашло подтверждение в ходе пергамских раскопок. Штоль пишет об этом искусстве древних.
  
   - В исторически короткие сроки были успешно осуществлены и завершены масштабные археологические проекты: раскопки, перевозки, размещения артефактов в Европе, формирование экспозиций, - высказался Строитель.
  
   Политик вздохнул:
  
   - Не стоит упрощать. Генрих Шлиман прикладывал большие усилия, чтобы его имя было связано с троянскими раскопками. Что бы его не "оттеснили" от результатов. Подключал прессу, публиковался, организовывал конференции.
  
   - Хуманна поддерживала вся Германская бюрократическая машина. От Императора до стипендиатов, - заметил Конструктор. - Конечно, на практике без затяжек и неувязок не обходилось.
  
   - Европа... - думая о чем-то, меланхолично произнес Писатель. - Один из крупных германских берлинских чиновников (если верить художественной реконструкции Штоля) внушал работавшему на территории Османской империи археологу Карлу Хуманну: "Отечество должно основываться на чести, а не на насилии, хитрость вряд ли даст тот известковый раствор, который сохранит его стены стабильными и прочными. Вы - христианин, и, следовательно, я могу процитировать вам два места из Библии. "Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа" (Второе послание Тимофею, гл. 2, 19), - говорит Библия, а слово "неправда" нам надо понимать очень широко, так я считаю! И еще одно место: "Приобретение сокровища лживым языком - мимолетное дуновение ищущих смерти" (Книга Притчей Соломоновых, гл. 21, 6). Но я не буду читать вам нотации, дорогой друг. Конечно, мы хотим приобрести то, что сможем, чтобы сделать наши музеи большими и красивыми. Но мы хотим получить все честно и никого, как вы сами сказали, - не объегоривать. (...) С "ура-патриотизмом" не выйдет ни большой политики, ни нашей маленькой - музейной." (Цитирую по электронной копии книги Г. Штоля, без сверки").
  
   - Люди "старых" взглядов, "старой закваски"? - задался вопросом Политик. - Образ немного сказочного германского чиновника.
  
   - Карл Хуманн получил признание, славу, должности, деньги, чины по германской табели о рангах (он стал тайным советником), различные ордена, почётную докторскую степень. Еще при жизни его бюст был выставлен в одном из музеев Берлина, - продолжил Конструктор. - Генрих Шлиман заработал большие деньги в первой половине жизни, а вторая половина принесла ему научный успех и мировую блестящую славу.
  
   - Достижения Шлимана, Хуманна, Виганда поражают воображение, - заметил Писатель. - Троя! Столица Атталидов Пергам! Другие символы мировой археологии!
  
   - Сказочная немецкая археологическая машина XIX века! - шутливо произнес Конструктор.
  
   Собеседники с интересом посмотрели на него.
  
  
   29 августа 2017 г.
  
  
   48. Диалог консула с проконсулом.
  
  
   Итальянское кафе. За столиком сидят Историк и Философ. Беседуют о творчестве.
  
   - Позвольте поинтересоваться Вашим мнением, господин Философ, - проговорил Историк. - Вчера написал фрагмент "Истории Древнего мира" под условным названием "Диалог консула с проконсулом". Не часто приходится с Вами беседовать. Интересно было бы услышать Ваше мнение.
  
   Философ в ответ проговорил:
  
   - История Древнего Рима...
  
   Историк подвинул к Философу лист бумаги. Текст был не особенно большого объема. Заголовок и несколько предложений:
  
   "Диалог консула с проконсулом
  
  
   Произошедшие события создали серьезную проблему!
  
   Проблема требует срочного решения!
  
   Немедленно примите участие в решении этой проблемы! Предпримите самые активные действия!
  
   Ознакомьтесь с ситуацией! Вникните в детали! Подготовьте предложения!
  
   Составьте планы!
  
   Примите решения!
  
   Вовлекайте! Включайте! Объединяйте! Координируйте! Направляйте! Усиливайте! Добивайтесь исполнения!
  
   Контролируйте!
  
   Действуйте предельно решительно! Без сомнений! Добейтесь результата!
  
   Не медлите!
  
   Постоянно информируйте!
  
   Необходимо безотлагательно исправить ситуацию!"
  
   Философ завершил чтение. Его взгляд сосредоточился на чашке кофе, стоящей перед ним.
  
   Не дождавшись от Философа никакого высказывания, Историк решил спросить:
  
   - Что же скажете, господин Философ?
  
   Философ молча смотрел на чашку кофе. Вздохнул. Отодвинул:
  
   - Опять пить?
  
   Историк пожал плечами:
  
   - "Каждый платит сам за себя!"
  
   Философ молчал. Он начал подниматься из-за стола, чтобы направиться к выходу.
  
   За соседним столиком тем временам продолжалась беседа.
  
   Один из туристов излагал свои соображения:
  
   - "...Казак казаку рознь..." "... не было и того, что имеет самый бедный неимущий казак: земельного пая...".
  
   Другой турист добавил:
  
   - "И я лечу туда, где принимают!..".
  
   08.09.2017 - 15.09.2017
  
  
   49. Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы".
  
  
   Около пятисот лет прошло со дня начала первой кругосветной экспедиции, но интерес к ней не исчезает!
  
   Более того, авторы продолжают попытки раскрыть все новые и новые исторические и биографические нюансы, связанные с кругосветными экспедициями и людьми, их осуществившими.
  
   Судовой журнал как общеобязательный документ велся не во все времена. Существует некая хронологическая точка его возникновения. В какой то момент культура мореплавания сделала скачок, и из добровольных, самостоятельных, инициативных, более или менее фрагментарных судовых записей, каких либо иных документов (отчетов, например) возник судовой журнал в современном смысле слова. Возможно, деятельность Генриха Мореплавателя (годы жизни: 1394 - 1460) сыграла в этом процессе появления судового журнала либо главное, либо важного значение.
  
   Конечно, в событиях 500-летней давности мы можем обнаружить не только появление судовых журналов.
  
   Вот еще один комплекс интересных исторических вопросов.
  
   В ходе первой кругосветной экспедиции (1519-1522; дополнительная датировка: 1519-1527) возник мятеж.
  
   Бунт случился в апреле 1520 года у берегов Южной Америки, еще до прохождения пролива Магеллана (современное название). Фернан Магеллан направил альгвасила Гонсало Гомеса де Эспиносу к одному из руководителей мятежа с приказанием потребовать подчинения и прекращения мятежа, а при сопротивлении - применить силу.
  
   Встретив сопротивление, альгвасил заколол кинжалом одного из руководителей мятежа. (Ранее бунтовщики убили одного из сторонников Магеллана). Мятеж заканчивается провалом. Экспедиция продолжается.
  
   При переводе с русского на английский и испанский языки очерка о первом кругосветном плавании ("Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк") 'рядом' с понятием 'кинжал' 'обнаружилось' слово 'кортик'.
  
   Как следует из статей Википедии, из других работ 'кортик' - разновидность кинжала.
  
   Рядом с понятием 'кортик' - такие понятия как 'меч' и 'кинжал'. Цепочку наименований холодного оружия можно продолжить. Конечно, можно спросить: 'А причем тут меч?'. В ответ можно задать встречный вопрос: 'а о чем 'говорят' погоны?'. Получится отдельный разговор о европейском понятии 'офицер'.
  
   Вернемся к 'кортику'. Обыкновение быть при оружии, быть вооруженным присуще различным общественным группам. Например, традиционные национальные костюмы различных этнических групп включают в себя такой элемент как холодное оружие.
  
   Однако, почему кортик был и остается устойчивым элементом военно-морской формы, устойчивым символом в ряде флотов мира? Разве современный флот предполагает применение холодного оружия?
  
   Если полагать, что кортик является не столько оружием, сколько символом. - То: символом чего?
  
   Вернемся к ситуации бунта в экспедиции Магеллана.
  
   Мятежники были испанцами знатного происхождения, должностными лицами, назначенными королевской властью. Один из организаторов мятежа, вроде бы, состоял в родственных отношениях с испанским монархом... Экспедиция двигалась в неизвестность. Эта неизвестность многим казалась гибельной. Не всем современникам был понятен Магеллан.
  
   Напомним, что Магеллан добивался решения властей Испании об отправке экспедиции совместно с ученым астрологом и навигатором сеньором Рюи Фалейро (Руй Фалейру). В документах испанских властей говорилось об организации экспедиции 'Магеллана и Фалейро'. Испанский король присвоил Магеллану и Фалейро титул капитанов-командиров, назначил жалование.
  
   К. И. Кунин, автор книги "Магеллан" (1940), пишет, что астролог перед началом экспедиции составил новый гороскоп. Звезды предсказали астрологу смерть во время плавания. Рюи Фалейро наотрез отказался участвовать в морском походе.
  
   В общем, любое дальнее океанское плавание в то время было опасным. Но плавание Магеллана было сверх опасным. Поведение Фалейро это подтверждает. Человек, добившийся у властей Испании решения об организации экспедиции, человек, названный официально и публично одним из организаторов экспедиции, человек, ставший стороной в договорных отношениях с испанским королем, - отказался участвовать в морском походе!
  
   Поведение Фалейро подтверждает предельную рискованность экспедиции Магеллана. Опасность экспедиции была подтверждена последовавшими событиями.
  
   Кто то в поведении альгвасила де Эспиносы может увидеть своего рода моральный подвиг.
  
   Какие 'блага' могла принести лояльность не совсем понятному Фернану Магеллану? Неужели не было никаких предчувствий, предположений? Не проще было бы 'морально прогнуться'? Интерпретировать поведение Магеллана с негативных позиций? Вернуться в безопасную Испанию? Присоединиться к позиции влиятельных противников Магеллана? Какие были мотивы продолжать плавание в казавшуюся гибельной неизвестность? Долг? 'Просто' 'долг'!? А жизнь, а безопасность, а благополучие, а семейная жизнь? А понятная солидарность со знатными испанцами? Не забудем и заповеди...
  
   Для 'нормального' человека поведение де Эспиносы, знатного испанца, не поддержавшего своих знатных соотечественников, не предпринявшего мер к 'разумному' возвращению в Испанию, является необъяснимым.
  
   Сразу после подавления мятежа альгвасил де Эспиноса провел на южноамериканском берегу судебный процесс. В числе подсудимых (и осужденных) был дель Кано, один из участников мятежа... Подавляющее число осужденных было помиловано Магелланом.
  
   Далее мы наблюдаем другие события. Постепенно кортик входит в состав формы офицеров флота.
  
   А ведь применение холодного оружия в современных флотах, в общем, не реально.
  
   Тем не менее, кортик 'продолжает жить'!
  
   Например, в Википедии (en), в статье 'Dirk' говорится 'In the Royal Navy, the naval dirk is still presented to junior officers; their basic design has changed little in the last 500 years'.
  
   Кортику (морскому кортику), - возможно, - 500 лет! Кортик, - возможно, - современник первого кругосветного плавания!
  
   Кортик является символом героизма, выполненного долга, преодоления непреодолимых препятствий, бесстрашия. Достижения победы. Он символизирует мужество мореплавателей.
  
   Вполне допустимо сделать предположительный вывод, что кортик - как символ - берет начало с первой кругосветной экспедиции 'Магеллана - дель Кано - де Эспиносы'.
  
   В любом случае, КОРТИК, как символ, - это результат усилий разных людей, разных процессов, разных событий. Назовем, - в частности, - Генриха Мореплавателя, первые дальние победные океанские плавания на каравеллах.
  
   18.09.2017 - 19.09.2017
  
  
   50. Диалог о великолитовцах.
  
  
   Читатель и Читательница перешли улицу на зеленый свет светофора.
  
   Читатель решил продемонстрировать способность внимательно слушать собеседницу и превосходную память:
  
   - Великое княжество Литовское Карамзин называет Литвой, а жителей этого государства (княжества) литовцами. "Литовцы" - этот термин у Карамзина доминирует. Как-то "неудобно". И этнические литовцы, и Литва (этническая территория) существовали и при Карамзине. "Та" - небольшая - "этническая" Литва (частично) входила несколько веков в состав очень значительного по территории Великого княжества Литовского. Тем более, называть "литовцами" всех жителей Княжества "неудобно" в наше время, когда существует прибалтийское небольшое государство Литва. Неудобство, смешение смыслов.
  
   Читательница с изумлением посмотрела на Читателя и подтвердила:
  
   - Карамзин велик!
  
   - Карамзин велик! - вновь воспроизвел слова Читательницы Читатель. И добавил:
  
   - Карамзин - историк эпохи Императора Александра I. Завершены разделы Речи Посполитой. Территории бывшего Великолитовского государства стали - в основном - территориями губерний Российской империи. Период между двумя династиями - Рюриковичей и Романовых - получил наименование Смутного времени.
  
   - Согласно Википедии, - констатировала Читательница. - Император Александр I именным указом от 31 октября 1803 даровал звание историографа Николаю Михайловичу Карамзину; к званию тогда же было добавлено 2 тысячи рублей ежегодного жалования. Освещение русского исторического процесса сблизило Карамзина с двором и царём, поселившим его подле себя в Царском селе.
  
   - Как же назвать жителей Великого княжества Литовского? - с улыбкой Читатель процитировал вопросы Читательницы. - Посполитными шляхтичами? Между династической унией 1385 года и государственной унией (объединением двух государств Польши и Литовского княжества в Речь Посполитую) в 1569 году прошло почти два века... Княжество существовало. У него были жители. Как же их назвать? У Карамзина мелькает слово "литвин". Но, видимо, это слово странно звучало и во времена Карамзина. Тем более странно оно звучит сейчас.
  
   - "Литвин" - слово странное. Похоже, что оно никогда не было распространенным и никогда не воспринималось культурной средой, - констатировала Читательница. - Термин "литовцы" в качестве наименования всех жителей огромного Великолитовского государства создает эффект уменьшения, эффект минимизации. Эффект смыслового сепарирования. Если внимание направляется на небльшую этническую Литву и на небольшой народ литовцев. То за пределами восприятия оказываются и выдающиеся демократические достижения Великолитовского государства, и его славная история, и его территориальные масштабы.
  
   - Любая "История" существует в историческом контексте, - снова улыбнулся Читатель. - Допустим, в исторической литературе можно встретить мнение, что правительства России, Пруссии и Австрии боялись конституционных и демократических реформ в Речи Посполитой, видя в этом проявление духа французской революции.
  
   Маловероятно, что бы такого рода мнения были предметом обсуждения в условиях абсолютной монархии.
  
   - С 1569 года Великолитовское государство - в составе Речи Посполитой. - Добавила Читательница. - Есть некая трудность для восприятия того факта, что существовали такие полтические являения как децентрализаця, конфедерация и федерация, демократия и религиозная толерантность, правовая защита личных свобод. Res Publica? Respublica? Rech Pospolita? Rzeczpospolita? Продолжение демократических традиций античности, Древнего Рима?
  
   - Было ли название "Речь Посполитая" официальным? Впрочем каковы критерии "официальности"? Можно достаточно уверенно полагать, что в официальных документах это наименование использовалось, - высказался Читатель.
  
   - Есть много, друг Горацио, того, что трудно воспринималось в условиях абсолютной монархии! - пошутила Читательница.
  
   26.09.2017 8:44
  
  
   51. Диалог из двух цитат.
  
  
   Читатель и Читательница подошли к набережной.
  
   Читательница, пользуясь случаем, с удовольствием процитировала:
  
   "Худой изгибающийся человек в коротенькой курточке, в большом дамском берете кирпичного цвета шел быстро по тротуару и разговаривал сам с собой. (...) Прочитав мельком название нашей школы, он вдруг остановился и закричал:
  
   - Этого не может быть! Этого не должно быть в природе! Вы слышите? - Он кричал не нам, теснившимся испуганной кучкой у парапета набережной, а кому-то незримому, кого сжигал его ненавидящий взгляд. - Средняя школа ЛОНО! Какое ЛОНО? Что за бред? Боже мой, понимают ли, что творят?
  
   (...)
  
   Человек в берете как будто заметил нас и, остановившись и глядя сверху, произнес:
  
   - Несчастные дети!"
  
   Читатель выслушал Читательницу. Оперся на гранитный брус ограды набережной и, задумчиво глядя на огромный рекламный стенд, ответил цитатой на цитату:
  
   "...Затевались игры, выдумки, турниры, карты, черт знает что. На веранде опускались парусиновые занавеси, начинался тарарам, сверху в пол стучали палкой... Тьма, стыдное, задавленное в памяти, погребенное... (...) То был стыд всех".
  
   Любители литературы полюбовались на реку и продолжили прогулку.
  
   29.09.2017 14:15
  
  
   52. Диалог о приятном кафе
  
  
   Кафе в Берлине. Читатель и Читательница пьют кофе.
  
   Читатель решает пошутить:
  
   - Смотри, какой симпатичный человек сидит за соседним столиком. Он похож на Михаила. Сергеевича.
  
   Читательница взглянула на человека за соседним столиком. Тот человек не произвел на нее никакого впечатления. Она ответила на слова Читателя равнодушным молчанием.
  
   Читатель все же решил расшевелить Читательницу. И задумал розыгрыш:
  
   - А напротив симпатичного соседа расположился красивый мужчина в старинных одеждах.
  
   Читательница снисходительно подыграла:
  
   - На кого он похож?
  
   - На Станислава. Августа.
  
   Читательница с непониманием взглянула на Читателя:
  
   - А берлинское кафе?
  
   - Это такое кафе - особенное. Здесь принято молча сидеть друг на против друга. Молча смотреть друг на друга. Традиция безмолвного диалога. Искусство кино! В кино иногда по семнадцать минут смотрят! - продолжил фантазировать Читатель.
  
   - Просто сидеть? И смотреть друг на друга? - не поняв идеи, уточнила Читательница.
  
   - Смотрят, - подтвердил Читатель.
  
   - В общем-то, здесь не плохо, - никак не могла подключиться к теме Читательница.
  
   - Кофе не остыло? - Читатель переключился с фантазий на реальную жизнь.
  
   30.09.2017 21:39
  
  
   53. Рассказ о мадригалах (стихотворениях-комплиментах) в кафе-библиотеке М. Горького
  
  
   В кафе-библиотеке М. Горького посетители решили сделать перерыв. Они сдвинули столики, на которых стояли чашки с кофе и тарелки с нарезанным хлебом. И разместились за ними. Оживленно обменивались мнениями.
  
   Кто-то сообщил:
  
   - Сказки! Очерк! Рассказы! Интервью! Вопросы! Диалоги!
  
   - Задумка хорошая! - отреагировала какая-то случайно зашедшая в библиотеку личность, заявивший, что она (личность) - любитель поэзии Пушкина. Затем личность добавила:
  
   - Идиот!
  
   - Преступление и наказание! - строго отреагировали из читательской среды.
  
   Личность была на мгновение сбита с толку.
  
   - Читай! - подсказал кто-то личности и сунул ей в руки раскрытый поэтический сборник.
  
   Послышались строки:
  
   - Когда же ее нежный взгляд подскажет взять мне этот сладкий приазовский виноград?
   Когда ее волос прикосновения наполнят радостью мгновения?
   Когда ее манящий голос я буду слышать вечером, за полночь?
   Когда же наши искушения нас приведут к совместному решению?
   Когда восторги обретения позволят превратить в века мгновения?
  
   - Вопросы! - констатировали в читательской аудитории.
  
   Весьма редко захаживающий в библиотеку владелец придорожной мини-гостиницы (и кафе) смотрел со смешанным чувством на стоящую перед ним тарелку с нарезанным хлебом:
  
   - Все это очень странно!
  
   - Смелее! - подбодрили его из читательской среды.
  
   Владелец мини-гостиницы начал чтение:
  
   - О, сказочная Инна!
   Она сладка как спелая малина.
   Свежа как горная долина.
   Мягка, воздушна и чиста как белоснежная перина.
   Быстра, упруга и мощна как напряженная стремнина.
   Пылка, порывиста и горяча как шторм Бискайского залива.
   Прохладна и вкусна как порция отличного ростовского пломбира.
   Спокойна, выдержанна и умна как энергичный чин серьезного минфина.
   Мила, добра и хороша как нежный розовый фламинго.
   И гармонична и тонка как редкостное пианино.
   Финансы ей поют осанну как мощному уму Лозанны.
   Очаровательна, прекрасна и светла как радуга над миром.
   Когда из облаков составится зари картина, запахнет миррой, запоют небесные клавиры,
   Как чудо радуги сквозь сон увидишь сказочную Инну.
  
   Завершив изложение поэтических строк, владелец мини-гостиницы (и кафе) собрал пальцы правой руки в щепотку. Поднес их к губам и символически поцеловал.
  
   - Персик! - согласилась читательская аудитория.
  
   Один из малоизвестных посетителей заявил о себе:
  
   - Скажи-ка, дядя... - начал он громким голосом.
  
   Аудитория зажужжала.
  
   В руках у малоизвестного посетителя оказался поэтический сборник. По странице постучали пальцем. И малоизвестный посетитель прочел:
  
   - Под впечатлением от встречи с идеалом
   Я восхищен.
   Я словно двигаюсь по льду
   На речке талой.
   И звук под льдом струящейся воды
   Мне говорит:
   'Такой на свете не бывает!
   Все это сны!'
   Но лед пружинит и дает ответ:
   'Она реальность! Лучше в мире нет!'
   И краски неба, облаков и Солнца подтверждают:
   'Она живая! В жизни идеал бывает!'
   Из тучи дождь порой срывает.
   Он говорит: 'Наивность! Лед растает!'
   Но Солнце посылает жаркие лучи.
   И сердце говорит: 'Да! Это ты!'
  
   Аудитория зашумела.
  
   - Фантастическая библиотека! Девушки тоже не прочь почитать что-то интересное, - дополнила любительница поэзии. И разъяснила свою мысль стихами:
  
   - Голубоглазая Веста!
   Она сделана из неземного теста!
   Она с одной из звезд Южного Креста.
   В огромной Евразии от Лондона и от Владивостока до Бреста
   Живут очаровательные девушки миллионов сто.
   Но лишь легкий ветер неземных крыльев направит тебя в Ростове-на-Дону к тому месту,
   Где в сырой зимний день расступятся тучи, сверкнет луч далекой южной звезды, и ты увидишь Весту!
  
   Раздались аплодисменты.
  
   07.10.2017 22:05
  
  
   54. Скетч о знаменитой балерине и о чтеце Гамлета
  
  
   Знаменитая балерина шла по одной из центральных улиц.
  
   Увидела мальчика. Мальчик стоял и читал на английском языке Гамлета (Уильям Шекспир 'Гамлет' ('Трагическая история о Гамлете, принце датском')).
  
   Некоторые проходящие прохожие бросали в сумку, стоящую рядом с мальчиком, монету или купюру.
  
   Добрая балерина подошла к мальчику и положила в сумку какую-то купюру.
  
   На периферии сознания мелькнула мысль: 'Ни администрации, ни дирекции, ни театральных дрязг'. 'Что, если мимо театра?' - иронически переключилась на саму себя знаменитая балерина.
  
   Со скамейки, стоявшей неподалеку, поднялась молодая женщина. В руке она держала открытую книгу. Женщина подошла к знаменитой балерине:
  
   - Мы Вас знаем. Много о Вас слышали. Даже как-то невольно следим за Вашей жизнью.
  
   - Да-да! - включилась в ситуацию знаменитая балерина. - Я Вас тоже знаю. Заочно. Фамилия такая ... историческая.
  
   - Большое спасибо за Ваше внимание к творчеству Шекспира, - проговорила молодая женщина.
  
   - Мировая культура! - ответила знаменитая балерина.
  
   - В Европу прорубил окно! - заметила молодая женщина. И уточнила:
  
   - Я слышала, у Вас сейчас полоса своеобразных забот...
  
   - Мда... - неохотно ответила знаменитая балерина. - А как Ваши дела?
  
   - Да мы вот тоже... - покачала головой молодая женщина.
  
   - Я останусь выше этого и сохраню свое достоинство, - констатировала знаменитая балерина.
  
   - Мда... Да мы вот тоже, - согласилась молодая женщина.
  
   Балерина и молодая женщина дружески пожали друг другу предплечья.
  
   Мальчик приветственно помахал рукой балерине, продолжавшей свой путь по центральной улице.
  
   - Хорошо быть балериной. Но сложно! - заметил один из прохожих другому.
  
   - А чтецам Гамлета легко? - усмехнулся его собеседник.
  
   - There are more things in heaven and earth, Horatio... - неслись над бульваром бессмертные строки.
  
  
   08.10.2017 16:41
  
  
   55. Диалог о перспективах искусства.
  
  
   Историк искусства беседовал со скульптором:
  
   - Итак. Леопард. Заяц. Еще кто-то...
  
   - Леопард...- подтвердил скульптор.
  
   - Затем - волк. Так? - уточнил историк искусства.
  
   - Да, - согласился скульптор.
  
   - Теперь - Цербер? - 'прижал к стене' скульптора историк искусства.
  
   - Цербер, - вынужден был признать скульптор.
  
   - И что же дальше? - историк искусства завершил вопрос паузой.
  
   Скульптор откинулся на спинку кресла. Задумался:
  
   - Я в кафе-библиотеку М. Горького. За книгами о мифологиях!
  
   - Правильные перспективы! - облегченно выдохнул историк искусства. - Фидий!
  
  
   16 октября 2017 г. 20:51
  
  
   56. Диалог Диогена и Крёза.
  
  
   Крёз сделал знак рукой. Сопровождавшие его лица расставили громадные золотые монеты на специальных подставках.
  
   Диоген взглянул на монеты. Философ Диоген был сыном менялы Гикесия. Оказавшись в Дельфах, он вопросил оракула, чем ему заниматься, на что получил ответ: 'переоценкой ценностей'. Первоначально он понял это изречение как 'перечеканка монет'. Однако, он осознал своё призвание в философии.
  
   - Монеты из чистого золота. Каждая весит несколько килограммов, - с гордостью напомнил Крез. - Они произвели фурор в античном мире. Лучшие люди мечтают о них.
  
   - Да! - Диогена охватили воспоминания.
  
   - Посмотри на них! Посмотри! И скажи, какая из них тебе больше нравится. А, может быть, тебе нравятся - все!? - предположи Крёз.
  
   Диоген вздохнул и опустил голову.
  
   Сопровождавшие Крёза лица поднесли монеты ближе к Диогену.
  
   Лицо Диогена стало еще более грустным.
  
   - Не мешай мне читать философские труды, - Диоген перевел взгляд с монет на книгу с философскими сочинениями.
  
   - Подумай! - сказал Крёз.
  
   Диоген сжал пальцами философский сборник.
  
  
   18 октября 2017 г. 12:53
  
  
   57. Скетч о театральном критике и о чтице Гомера
  
  
   В парижском театре молодой интеллект объясняет актёру, загримированному в царя Менелая:
  
   - Ваша задача идти по проходу между зрительскими креслами. С фонарем. И декламировать: 'Ищу жену!'.
  
   Присутствовавший на репетиции критик из иностранной культурной делегации покачал головой:
  
   - Всё смешалось в Доме Облонской!
  
   - Пойдемте на свежий воздух. Послушаем чтицу Гомера, - предложил коллега.
  
   Критики зашагали по парижскому бульвару.
  
   - ... Муж хитроумный!... - читала Гомера маленькая девочка по древнегречески.
  
   - Дети всегда говорят правду, - покачал головой критик.
  
  
   26 октября 2017 г. 04:39
  
  
   58. Интервью с артистом цирка
  
  
   Журналист заглянул в перечень тем:
  
   - Вы вышли с ассистенткой... То есть, с девушкой. Один из зрителей потерял равновесие...
  
   Артист изобразил скучающий вид.
  
   - Потом Вы пригласили одного из зрителей на партию армрестлинга, - переключился на следующую тему журналист.
  
   - Чемпиона? - вяло отреагировал артист.
  
   - Далее... - скользил по списку тем журналист. - Вы жонглировали ножами. Один из подброшенных ножей попал...
  
   Журналист закашлялся.
  
   Артист пожал плечами.
  
   - Теперь - циркулярная пила. Каковы Ваши планы?
  
   Артист медленно посмотрел на журналиста.
  
   - Понятно, что мы не в цирке 'Солнечного Неба', - вежливо произнес журналист, спеша к выходу.
  
  
   1 ноября 2017 г. 22:44
  
  
   59. Скетч о любителе стучать воблой
  
  
   Человек отошел от банкомата с довольным видом. В одной ладони он зажал пачку купюр. Пачкой он слегка ударял по другой ладони.
  
   Поблизости тащили какого-то мальчика. Молодая женщина истошно кричала на всю улицу:
  
   - Нет!!! Я говорю: 'Нет!!!'
  
   - Не удалась жизнь, - пробормотал мужчина. - Поэтому он не доволен. Есть такие люди - с неудавшейся жизнью.
  
   Мужчина прошел по центральной улице небольшое расстояние и зашел в многоэтажное здание.
  
   Здание было охвачено суматохой. Кого-то несли к выходу; возле лажащего на полу человека столпились свидетели.
  
   'Он подбрасывает дров в огонь!' - думал мужчина. - 'Много ли, мало ли, но - подбрасывает. Он желает греться около этого огня!!!'
  
   Наконец мужчина поднялся к своему месту работы. Вошел в помещение. 'Еще есть время?' - спросил кого-то. 'Пятнадцать минут', - ответили ему.
  
   'Напрасно торопился', - подумал мужчина, доставая из-за пазухи бутылку пива, а из кармана - сухую рыбу, - воблу, - завернутую в пакет. - 'Можно было успеть купить соленых сухариков'.
  
   'Он пишет и пишет', - думал мужчина. - 'Не представляет никого, кроме самого себя?!'. Он расстелил на столе купленную на улице в киоске газету со статьей о 'Смутном времени'. Поставил на газету бутылку и положил рыбку. Смахнул крошки с портрета Карамзина. 'Что бы мы без тебя, Николай, делали?' - дерзко беззвучно пошутил.
  
   Постучал рыбкой по столу и поймал себя на мысли: 'Ясновельможный гонор. Панщина?!'.
  
   'Вот сейчас я придумаю мадригал...:
  
   Литовскую метрику изучать?
  
   Примусь Карамзина читать!'
  
   За спиной кто-то произнес:
  
   - Скоро начинаем. С рыбкой управься! А то слишком громкий стук будет!
  
   'Класс - он жажду запивает квасом?' - подумал мужчина. - 'Сегодня включу цитату для разнообразия. Это - наша история. 1917: митинги, а на митингах - бочки со спиртным'. 'Мадригал - раз. Цитата - два. Творческая динамика'. 'Люди-то в истории не очень разбираются, с ними нужно по-ласковее, по-понятнее...'.
  
   - К начальству! - раздался окрик из приоткрытой двери.
  
   - Стоп... Скоро начало! - пробормотал мужчина. - А лифт, со всей этой историей, явно ходит не регулярно.
  
   - Ноги в руки! Бегом-бегом! Мы Вас как-нибудь на несколько минут выручим. Не то прикроют тему, и будете ходить по улицам дождливым с историческими статьями подмышкой...Исторический факультет со времен человека-университета исправно функционирует...
  
   Мужчина бросился в коридор.
  
   К его столу подошла уборщица. Начала протирать салфеткой стол. Тарелку и пиво бросила в мусорное ведро.
  
   - Не додумал,
   Не достучал,
   Не дОпил, - улыбнулась она. -
  
   -Увяданья грантами охваченный
   Он успеет ли вернуть кредит?
  
   Раздался короткий смех кого-то из присутствующих в помещении.
  
   Уборщица взяла газету с портретом Карамзина и пришпилила ее к стене кнопкой.
  
  
   3 ноября 2017 г. 21:31
  
  
   60. Скетч о новом Гулливере
  
  
   Профессор Хиггинс шел по Бейкер-стрит. Навстречу ему шагали Джонатан Свифт и Артур Конан Дойл.
  
   Профессор и писатели поздоровались.
  
   - Что Ваши ученики, профессор? - спросил Джонатан Свифт.
  
   - Из уличной цветочницы могу сделать великого человека: Бокля, Уайльда и Пёрселла в одном лице.
  
   Джонатан Свифт и Артур Конан Дойл скептически улыбнулись:
  
   - Это все равно, что соединить Гулливера с пляшущими человечками!
  
   - Многовековые традиции и методики. Воспитания и обучения, - пояснил профессор Хиггинс.
  
   Продолжая улыбаться, писатели попрощались с профессором и продолжили свой путь.
  
   Профессор подошел к уличной цветочнице:
  
   - Мадемуазель! Я создатель Центра персонального развития профессор Хиггинс! Намерен заняться Вашим персональным развитием. Вы станете Генри Томасом Боклем, Оскаром Уайльдом и Генри Пёрселлом в одном лице.
  
   Цветочница заинтересованно взглянула на профессора.
  
   - Я полагаю, что Вы сделали Ваш выбор. Прошу Вас следовать со мною. К моему Центру. Ничто так не воспитывает, как ответственность.
  
   Входя в здание Центра, профессор конкретизировал свою мысль:
  
   - Ничто так не воспитывает, как ответственность! Я назначаю Вас директором Центра. Сам же буду выполнять обязанности творческого руководителя.
  
   - У меня будут должность, кабинет, финансы, печать, права подписи и назначений персонала? - внезапно уточнила цветочница. - Обо всем этом я услышала от прохожих и покупателей... Милые, добрые, щедрые люди...
  
   -Да-да, - неторопливо отреагировал профессор Хиггинс. - Смотрите на ситуацию шире. Готовьтесь к личностным изменениям. Не сосредотачивайтесь на деталях.
  
   - Покажите, пожалуйста, мой кабинет, профессор, - попросила цветочница.
  
   - Как раз мы к нему подошли, - профессор распахнул дверь в просторный офис.
  
   - Это ваша новая руководительница, - объявил профессор секретарю. - Директор ... э-э-э...
  
   - Мисс Флауэр, - подсказала цветочница.
  
   - Директор Центра, мисс Флауэр, будет проводить совещание с персоналом! Собрать всех! - объявил профессор.
  
   Позвонил телефон. После короткого телефонного разговора профессор сообщил:
  
   - Выставка мирового значения в Кенсингтонском музее! Я был заранее оповещен, и дал согласие присутствовать на открытии. Надеюсь и Вы, мисс Флауэр, и другие сотрудники, сможете выполнять обязанности в течение двух часов без моего непосредственного руководства.
  
   - Сама атмосфера Вашего Центра наполняет сотрудников конструктивной энергией, сэр! - вежливо отвечала новый директор.
  
   Профессор направился на выставку.
  
   Через два часа он вновь был у входа в Центр.
  
   Дверь была заперта на замок.
  
   Профессор несколько раз постучал.
  
   Откуда-то выбежал один из сотрудников Центра. Он что-то возбужденно шептал профессору. Затем незаметно исчез.
  
   Профессор растерянно оглянулся.
  
   С книжной выставки на Бейкер-стрит возвращались Джонатан Свифт и сэр Артур Конан Дойл. Они приподняли котелки:
  
   - Наше почтение, профессор!
  
   Затем шутливо добавили:
  
   - Что Ваш 'новый' Гулливер!
  
   Профессор на секунду оцепенел. Но выручила британская невозмутимость:
  
   - Да, господа! Мои усилия дали результат! Сама атмосфера моего Центра способствует личностному развитию. Еще три часа назад уличная цветочница, - ныне моя воспитанница, - занималась уличным 'бизнесом'.
  
   Теперь она доктор наук. Широко известный ученый.
  
   Написала концерт для органа. В новостях сообщали, что после завершения концерта вдохновленные люди кричали: 'Браво!'. А для исполнения прибыл органист с одного из островов Полинезии.
  
   Более того, она написала книгу о той выставке, на которой я только что побывал. И вступила в местную организацию писателей.
  
   Вот как!
  
   - А что за мемориальная доска появилась на здании Вашего Центра? - поинтересовались писатели.
  
   Мемориальную доску профессор сразу не заметил. В глазах у него потемнело. Но, сохраняя достоинство, он высказал тезис:
  
   - Прогресс не остановить!
  
   Писатели улыбнулись. Попрощались с профессором и зашагали по улице.
  
   Профессор смотрел на мемориальную доску.
  
  
   07 ноября 2017 г. 09:39
  
  
   61. Сказка об экскурсии на старинную башню
  
  
  1984 год.
  
  Константин Циолковский направился в поездку.
  
  Посетил Циолково, старинный университет.
  
  Направился к Балтийскому побережью.
  
  Кроме средневековых достопримечательностей его пригласили посетить судоверфь.
  
  Циолковский заинтересовался деталями строительства кораблей, расспросил о кругосветных морских походах. Оживленно беседовал с рабочими и инженерами.
  
  Беседа не завершалась.
  
  Направились к средневековому форту. Поднялись на башню. С башни открывался великолепный вид.
  
  В море торжественно выходил корабль. Раздались аплодисменты.
  
  Участники экскурсии залюбовались открывшимся видом и замолкли.
  
  Циолковский решил оживить ситуацию шуткой:
  
  - Среди моих родственников были генералы. А я - простой учитель. Своими руками создавал передовое научное оборудование. Я - и рабочий, я - и электрик.
  
  Сотрудники верфи и генерал, сопровождавшие Циолковского, улыбнулись.
  
  Из-за туч на башню упал луч Солнца.
  
  Циолковский поднял голову, посмотрел на небо, тучи, Солнце:
  
  - 'Небо решит' - кажется, так говорят мудрецы, - произнес Циолковский.
  
  Рабочие, инженеры, генерал заинтересованно взглянули на учёного.
  
  
  8 ноября 2017 г. - 9 ноября 2017 г.
  
  
  
  62. Сказка о прогулке по осеннему Парижу
  
  
  2017 год.
  
  По Елисейским полям неторопливо идут Луи Антуан де Бугенвиль и Орлеанская Дева.
  
  - Как здесь красиво!... Особенно в День взятия Бастилии! - высказалась Орлеанская Дева.
  
  Луи Антуан де Бугенвиль некоторое время молчал.
  
  - Хорошо в Париже! - согласился адмирал. - Я вспоминал о Париже каждый день трехлетнего кругосветного плавания! Первая в мире женщина совершила кругосветное плавание в составе моей экспедиции! Отношение к ней было рыцарским! Джентльменским!.. Но это было до взятия Бастилии!
  
  Орлеанская Дева некоторое время молчала:
  
  - ...Дальний морской поход! Галантные французы! Как романтично! Ежедневные ностальгические мысли о Париже!
  
  - Кто не жил до 1789 года, тот не знает всей сладости жизни! - кругосветный мореплаватель посчитал возможным процитировать современника.
  
  Орлеанская Дева глубоко задумалась.
  
  Собеседники шли, любуясь осенним Парижем.
  
  
  9 ноября 2017 г. 21:17
  
  
  63. Сказка об одной сотой одного процента
  
  
  Усатый человек вскрыл конверт. Положил перед собой лист.
  
  Заскользил взглядом: '...Совершенно секретно... Клеветники ... переходя все границы... злобные, клеветнические слухи... Предлагаю ... высшую меру'.
  
  В кабинет вошел человек в пенсне.
  
  - У Чехова есть рассказ про купца, который больше всех пожертвовал на храм, а его фамилию в газете написали последней. Купец обиделся. Я не купец... Возьми подписку... Строго предупреди... Отпусти...
  
  Человек в пенсне вышел из кабинета.
  
  Усатый человек подошел к книжным шкафам.
  
  Сначала взял с полки книгу А.Л.Толстой. Полистал. 'По внешности Сталин напомнил мне унтера из бывших гвардейцев или жандармского офицера. Густые, как носили именно такого типа военные, усы, правильные черты лица, узкий лоб, упрямый могучий подбородок, могучее телосложение и совершенно не большевистская любезность. Когда я уходила, он опять встал и проводил меня до двери'.
  
  Затем взял книгу С.В. Михалкова, открыл: '...Провожая нас до дверей, Сталин неожиданно для всех картинно раскланялся с нами, изображая поклон испанского идальго. Этого уж никто не ожидал'.
  
  Усатый человек посмотрел на книжные шкафы. 'Сколько здесь? Два десятка тысяч?' 'Две от двух десятков... Одна сотая одного процента?'.
  
  Поднял трубку: 'Примите меры к сохранению памятника ... генералу Пржевальскому, выдающемуся исследователю и учёному'.
  
  Положил трубку. Перешел к чтению документов, лежащих на столе.
  
  
  13 ноября 2017 г. 19:42
  
  
  64. The Statement of Emperor's press-secretary
  
  
  The Roman Emperor Caligula visited historic places. He was reading gazettes, looking TV, walking along streets, interesting ocean scientific researches. Emperor's tour is over. Emperor is very impressed. "It's a new experience!" - said Emperor.
  
  22 November 2017 23:38
  
  
  65. Сказка о Даладье
  
  
  Эдуард Даладье решил за пределами официальных контактов прогуляться по городу. Увидев табличку 'Кафе-библиотека', он заинтересовался и зашел.
  
  - 'Здравствуйте, господин Даладье!' - подошел к нему Максим Горький. - 'Желаете познакомиться с литературой, с прессой?'
  
  - 'Заинтересовался кафе-библиотекой, господин Горький.' - ответил Эдуард Даладье. - 'Интересно посмотреть на читателей. Кто они? Что за люди?'
  
  - 'Да...' - как-то задумчиво произнес Горький.
  
  Через несколько минут Эдуард Даладье сидел за одним из столов. Перед ним расположились на стульях читатели.
  
  Горький объявил:
  
  - 'Уважаемые читатели! В нашу библиотеку нанес визит известный политик Эдуард Даладье. Он заинтересован в том, чтобы познакомиться - хотя бы в минимальной степени - с читателями библиотеки. А мы, читатели, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы познакомиться с Эдуардом Даладье. Давайте, попросим нашего гостя коротко рассказать о его персональном опыте чтения литературных произведений. Времени у него для общения с нами не много. Вот мы и увидим известного политика. А он увидит нас.'
  
  Возражений не последовало.
  
  Горький отошел в сторону и присел, предоставив слово гостю.
  
  - 'Франция - читающая страна, уважаемые посетители библиотеки.' - начал Эдуард Даладье. - 'Но, разумеется, в условиях первой мировой войны у военного человека не было особых возможностей для чтения литературных произведений. Первая мировая война была своего рода мясорубкой. Много-много-много смертей. Наверное, Библия была самой читаемой книгой. Вы знаете, что я дослужился до капитана. Командовал ротой. Кто-то скажет, что перед вами французский капитан. Не стану возражать против такого представления.'
  
  Даладье помолчал.
  
  - 'Как-то мне попалась на глаза книга с рассказами Ги де Мопассана. В книге был рассказ 'Пышка'. '...Потребность торговых сделок снова ожила в сердцах местных коммерсантов...'. Дилижанс с пассажирами-французами путешествует по оккупированной германскими войсками территории. Женщина с неофициальным именем 'Пышка' угощает попутчиков какой-то едой. Но то была франко-прусская война 1870-1871 годов.'
  
  - 'Напоминает рассказ Генриха Шлимана о его посещении Парижа в 1871 году.' - высказался один из читателей. - 'Шлиман хотел увидеть свою библиотеку, свои книги, свою парижскую недвижимость. Шлиману пришлось переодеться мундир почтмейстера, воспользоваться пропуском почтмейстера. Шлиман через линию оккупационных германских войск смог попасть в Париж, рискуя при этом быть принятым за шпиона. Всё оказалось в целости. Своему петербургскому знакомому Шлиман писал, что, когда вошёл в свой парижский дом и увидел библиотеку в целости, расцеловал книги, как собственных детей.'
  
  Эдуард Даладье с любопытством посмотрел на читателя, сделавшего дополнение о Генрихе Шлимане. Затем продолжил:
  
  - 'После войны я занялся политикой. С интересом ознакомился с взглядами князя Талейрана относительно концепции европейского равновесия. Читал разные книги. Возможно, вы согласитесь, что после вступления США в первую мировую войну у Германии не осталось шансов на победу.'
  
  Даладье вздохнул, и, глядя в пространство, добавил:
  
  - 'Существует точка зрения, что Брестский мир был не шансом Германии на победу, а решающим аргументом для США, Великобритании и Франции довести дело до полного разгрома и капитуляции Германии.'
  
  Читатели молча смотрели на Даладье. Тот продолжил:
  
  - 'Политик читает разные книги. Всех не перечислишь. Вряд ли за несколько минут встречи я смогу вам рассказать о своем опыте чтения литературных произведений. Давайте я упомяну о нескольких запомнившихся мне словосочетаниях, фразах. Вот возьмем для примера книгу Михаила Михалкова 'В лабиринтах смертельного риска'. Автор этой книги, участник второй мировой войны, рассказывает о беседе немецких офицеров. Один из этих офицеров использовал словосочетание 'богемский ефрейтор'. Если я вас спрошу - с долей шутки - : за кем будет итоговый выигрыш? За французским капитаном или за 'богемским ефрейтором'? В ситуации противостояния? Полагаю, ответ вы и так знаете.
  
  А вот еще цитаты из книги Сергея Михалкова: 'Поистине, судьба бросила меня сюда в это чудовищное заведение специально, чтобы дать возможность переоценить ценности. Каждое утро в ворота бойни вводились одна за другой коровы. (...) Меня поставили к машине - мясорубке. ... Я должен был с неимоверными усилиями, упираясь в ручку обеими руками, вертеть колесо. (...) Вертеть эту адскую машину было невероятно трудно.'
  
  Я, уважаемые посетители библиотеки, имею ограниченный объем времени для общения.
  
  Нет ли у вас вопросов?'
  
  Вопросов со стороны собравшихся слушателей не последовало.
  
  - 'Благодарю за внимание. С большим интересом посетил кафе-библиотеку. Вернувшись в Париж, постараюсь найти книги о Генрихе Шлимане'.
  
  Эдуард Даладье в сопровождении Максима Горького направился к выходу.
  
  Проводив гостя, Горький вернулся и обратился к продолжавшим молчать собравшимся слушателям:
  
  - 'Князь Талейран полагал, что язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли. Но наш гость, как мне кажется, был - хотя и краток, но - откровенен. Как вы видите, уважаемый гость не отрицал полезности чтения. Надеюсь, знакомство с ним побудит вас к более активному чтению книг.'
  
  Читатели молча разошлись. У стойки библиотекаря выстроилась очередь читателей, желающих получить новые книги для чтения.
  
  
  26 ноября 2017 г. 22:23
  
  
  66. Сказка о списках
  
  
  Пожилой человек подошел к книжным шкафам. Взял с полки книгу Бориса Владимировича Никитина 'Роковые годы', изданную в Париже в 1937 году. На обратной стороне обложки парижского издания проставлена дата: 7 мая 1937 года. [English edition: Nicitine B.V. The Fatal Years. London. 1938].
  
  Раскрыл книгу.
  
  Вспомнилось. Власти не было, но еще сохранялся фронт. А кроме фронта - армейские, офицерские структуры. По инициативе этих структур на несколько месяцев в 1917 году была создана военная контрразведка Петроградского военного округа, создававшая у обычных петроградцев иллюзию существования в их городе правоохранительного органа.
  
  Борис Никитин, будучи во главе контрразведки пытался привлечь к ответственности видных большевиков. Поводом стало июльское выступление (восстание) 1917 года, которое, как подозревали, было инициировано Германией и осуществлено на деньги Германии.
  
  Всего несколько строк в довольно большой книге. Но он, пожилой человек, помнил эти времена хорошо.
  
  'Мы начали получать десятки телефонных призывов на помощь против грабителей. Звонили из магазинов Гостиного Двора, из Апраксина рынка, с Садовой, из банков на Невском; звонили телефонные барышни, умоляли отдельные голоса из частных квартир по Литейному и Жуковской, просили спасти от ломящихся бродяг и мародеров. Услышав эти вопли, моим первым движением было, конечно как-то помочь. Но как? Кого послать?... Звонить в участки милиций? Оттуда не отвечают. Да мне именно и жалуются, что ее не могут найти. Выслушивая крики и мольбы женщин по телефону, сознавая свое бессилие, я ничего не отвечал, вешал трубку, старался о них не думать; НО НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ ЭТИ ГОЛОСА'.
  
  'Сколько человек перемолола криминальная мельница? За годы революции, гражданской войны? Да и в последующие годы?...' - подумал пожилой человек - 'Единицы? Сотни, тысячи, миллионы? Нет списков!'
  
  Пожилой человек продолжал листать страницы книги:
  
  'Прокурор судебной палаты ... выдвинул против большевиков обвинение по статьям 51, 100 и 108 уголовного уложения за измену и организацию вооруженного восстания. Казалось бы, что еще надо? Но зловещим призраком стоял Троцкий. Он не бежал, как Ленин, а рассылал иронические письма, спрашивая, когда же его арестуют. Он стучал по советской трибуне и кричал им:
  
  'Вы обвиняете большевиков в измене и восстании? Сажаете их в тюрьмы? Так ведь и я же был с ними, я же здесь! Почему вы меня не арестуете?
  
  Они молчали.''
  
  'Троцкого сажают 23 июля, а в течение августа и в начале сентября новые министры юстиции выпускают и Троцкого, и всех одного за другим, кого мы посадили и до, и после восстания.'
  
  'Одни слева... Многие справа... ...И те и другие слишком малочисленны на стомиллионную темную массу, погнавшуюся за призраками...'
  
  'Троцкий на сажень выше своего окружения... Октябрь Троцкого надвигается... Троцкий постепенно, один за другим переводит полки на свою сторону... ...Вся громадная организационная работа дала большевикам еще большее и главное: она твердо технически подвела чернь столицы и ее солдат под купол Совдепа Троцкого'.
  
  Пожилой человек поставил книгу обратно на книжную полку и подошел к столу. Лист бумаги лежал перед ним. Его взгляд несколько мгновений неподвижно фиксировался на отпечатанных фразах:
  
  'Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ... и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии.'
  
  В кабинет вошел помощник:
  
  - Прибыли коробки со списками. На Ваше имя. Отправитель... Название отправителя... - необычно написано...
  
  - Коробки? - пожилой человек усмехнулся. - Дополнительно проверьте адрес.
  
  Помощник вышел из кабинета.
  
  Пожилой человек сделал несколько шагов вдоль стола. Передвинул документы. Подумал: 'Тоже - списки'.
  
  Нашел в списке фамилию. Рядом лежали листки с Автобиографией. Взгляд заскользил по тексту:
  
  'Родился ... в семье служителя культа (священника). ... Отец ... продолжает оставаться служителем культа ... и по настоящее время...
  
  [Окончил в январе 1915 года экстерном костромскую духовную семинарию].
  
  В январе 1915 года зачислен в Алексеевское [юнкерское] военное училище (г. Москва) и 1 июня 1915 г[ода] по окончании его выпущен прапорщиком... Последний чин - штабс-капитан.
  
  Октябрь 1937 г[ода] по настоящее время - начальник 1-го отдела Генерального штаба РККА...
  
  Подпольной работы против царского и других буржуазных правительств не вел... С подпольными организациями и отдельными большевиками-революционерами связи не имел...
  
  ...27 октября 1938 г.'
  
  Прочитав слова насчет 'отдельных большевиков революционеров', пожилой человек усмехнулся. Подумал: 'Петровская школа'.
  
  Написал напротив фамилии: 'Подготовить назначение на должность начальника Генерального штаба'.
  
  
  30 ноября 2017 г. 22:23
  
  
  67. The Tale of blue railway car
  
  
  The Wolf was going along the street. He had seen the Chip-o-click was crossing boulevard.
  
  The Wolf captured the Chip-o-click's hand: "My dear! May I help you?"
  
  "Oh! You are so kindly today!" - answered the Chip-o-click.
  
  "Why so respected person is walking? going on foots?"
  
  "My mission is to help the people!"
  
  "O'Key, my dear! We must to hurry! Let we use the blue railway car!"
  
  "You are the unexpected a little..."
  
  But the Wolf yet set the Chip-o-click into the blue railway car.
  
  The wagon's trip started.
  
  "I always was helping the people!" - said the Chip-o-click.
  
  "I like the people!" - stated the Wolf. He got out a little container the stylus for cleaning the teeth. And began to service the mouth.
  
  The blue railway car arrived to the purpose point and stopped.
  
  Wolf and Chip-o-click came out.
  
  Wolf took the Chip-o-click for hand.
  
  They raised their connected hands and simultaneously declared: "We love humans!"
  
  The children around were looking and hearing.
  
  Wolf and Chip-o-click began to sing a song:
  
  "Rolling and rolling
  Our blue wagon!!!".
  
  Wolf announced:
  
  "Certificate guarantee a great pleasure!!! This Certificate I am delivering to our dear Chip-o-click!"
  
  Chip-o-click took a Certificate and answered:
  
  "My mission is to save the people!"
  
  The mothers and their children, were around, began to cry. "We remember! Thank you!"
  
  2 December 2017 15:13
  
  
  68. Dialogue: What she is dreaming of?
  
  
  - What she is dreaming of?
  
  - That people could to return back money from the bursted banks.
  
  - It's good!
  
  - That documents about the rights of ownership of the land plots were granted to people free of charge. Not the land plots, but - documents.
  
  - It's good!
  
  - To be more democracy.
  
  - Excellent!
  
  - Be more financial provision.
  
  - Excellent! ...And... is it implementing?
  
  - The million is visiting the neighbor. Even not the "neighbor". Together - not a little. More democracy. More financial provision.
  
  - Yes...
  
  - She has the order of the Libyan revolution.
  
  - U-u-u...
  
  - O'key... "Who did not live until 1789, those do not know whole the sweetness of life!"
  
  - ...
  
  
  3 December 2017 18:56, 3 December 2017 20:36.
  
  
  69. Диалог о стойкости.
  
  
  - ...Океан...
  
  - Дом на набережной...
  
  -..Э-э-э... ...на берегу...
  
  - На берегу...
  
  - Шампанское...
  
  - Икорка...
  
  - Красавицы...
  
  - У каждого времени - свои песни. Был - Сатурн. Сейчас - кольца. А стойкость - нужна всегда.
  
  - Давай... наши... традиционные... От вдовы... Клико...
  
  - За кольца! За шампанское!
  
  - За икорку! За красавиц!
  
  - За стойкость! Сдвинем!
  
  
  6 декабря 2017 г. 19:09
  
  
  70. The telegramme. (English).
  
  
  The telegramme to the comrade Nette, steamship and person. "Send oranges by barrels. The Brothers Karamazov".
  
  [09.12.2017 16:50]
  
  
  71. Сказка о знатоках литературы.
  
  
  Лев Давидович получил свежие газеты: 'Наконец-то!'. Он набрал номер Эдуарда Даладье.
  
  - Господин Даладье! Приветствую Вас революционным приветом! Король Испании Альфонсо XIII отошел от власти. Провозглашена республика. Великий, славный день настал! Как поётся в Марсельезе: 'К оружию, граждане, // Постройтесь в батальоны, // Идем, идем!'. Есть хорошие шансы состояться нашей встрече. Политические группы приглашают меня в Испанию.
  
  У Эдуарда Даладье заболели зубы. И он схватился за щёку.
  
  - Конечно, Лев Давидович! 'Свобода нас встретит радостно у входа'. Франция - страна читающая.
  
  Эдуард Даладье с облегчением положил трубку. И тут же снова поднял. Набрал номер.
  
  - Господин Франко? Это Эдуард Даладье. Я читал на днях так называемые дневники Колумба. Адмирал подплывал к Новому Свету, но не забывал об Испании. 'Прелесть утренних часов доставляла огромное наслаждение, и казалось, что не хватает лишь соловьиного пения' 'Погода была, как в Андалусии в апреле'. А как в Марокко? Жара не тяготит? ... Это наша работа... Классические традиции французской и мировой дипломатии... До свидания...
  
  - Иосиф Виссарионович? Это Эдуард Даладье. Вы, конечно, знаете, что Король Испании Альфонсо XIII отошел от власти. Не буду вдаваться в детали: Вы в курсе дела... Планируем политику невмешательства... Поддерживаете? Так! Но будет ли этого достаточно?.. Срочно направляете советников?.. Так-так! Между прочим, недавно в Париже издали книгу Вашего соотечественника Бориса Никитина... Вы уже знаете? Читали? Та-а-а-к! До свидания...
  
  Сталин положил телефонную трубку. 'Что Сервантес писал о Дон Кихоте? Но об этом потом - чуть позже'.
  
  Он закурил трубку. 'Король Испании Альфонсо XIII, Троцкий, Даладье, Франко...' Мысль вдруг зацепилась за фамилию 'Даладье' и стала двигаться ассоциативно: 'Даладье - Франция - революция - гильотина...'. 'Но не везти же туда гильотину?.. На месте как-нибудь определятся.' Возникла мысль: 'Мало забот в Центральной Европе...'.
  
  Он поднял трубку телефона: 'Вызовите товарища Меркадера!'.
  
  
  10 декабря 2017 г. 20:29
  
  
  72. Сказка о новых песнях
  
  
  Сталин поздоровался с Василевским и показал на несколько листов бумаги: 'Пришло письмо. Королев впустую тратит народные деньги. Осуществляет проекты, не соответствующие народнохозяйственным планам'.
  
  - Вы, товарищ Василевский, знакомы с биографией Королева. Он был осужден. Необходима бдительность, существует опасность вредительства...
  
  - Товарищ Сталин, работы Королёва направлены на развитие Армии и науки. Королёв - человек, полностью увлеченный вопросами развития науки и техники. Для того, что бы его идеи нашли воплощение в государственных планах, нужно, чтобы сотрудники Госплана встали в вопросах науки и техники на уровень Королева. Для этого нужны годы, десятилетия.
  
  Сталин молча ходил по кабинету.
  
  - Что касается биографии Королева, товарищ Сталин. В двадцать шесть лет он был назначен дивизионным инженером, что соответствовало званию генерал-лейтенанта инженерных войск.
  
  Сталин посмотрел на Василевского, что-то сопоставляя. Пошутил в ответ: 'У нас нет в резерве Гинденбургов'.
  
  Снова посмотрел на полученное письмо. Произнес:
  
  - Мы не можем бесконтрольно и бесцельно тратить народные деньги, товарищ Василевский.
  
  - Деньги, затрачиваемые в проектах Королева, служат развитию страны, развитию науки и техники. Армия выходит на иной, качественно новый уровень, товарищ Сталин.
  
  Сталин продолжал молча ходить по кабинету.
  
  - Королёв развивает идеи Константина Эдуардовича Циолковского. В реализации замыслов Циолковского Королёв видит одну из своих основных задач, товарищ Сталин. Других интересов у него нет.
  
  Сталин помолчал-помолчал, потом ответил:
  
  - Ну черт с вами. Королев на совещании здесь, в Кремле, прочил ракетам большое будущее. Давайте попросим товарища Королёва сделать следующую ракету более точной.
  
  После паузы Сталин спросил Василевского о его отце, где и как он живет. Василевский ответил.
  
  Сталин продолжил:
  
  - Вы, товарищ Василевский, почти ровесники с товарищем Жуковым. Королёв, - продолжатель идей Циолковского, - должен осуществить свои основные замыслы до 1960, максимум - до 1965 года. Придут новые времена, новые люди. Будут петь новые песни. Передайте двадцатишестилетнему генералу. До свидания, товарищ Василевский.
  
  13 декабря 2017 г. 10:47
  
  
  73. Сказка о 10 октября 1941 года.
  
  
  10 октября 1941 года. В комнату вошел Сталин.
  
  - Здравствуйте, товарищ Василевский.
  
  - Здравствуйте, товарищ Сталин.
  
  - На 15-е октября 1941 года мы планируем отъезд Генерального Штаба из Москвы.
  
  - Приказ практически завершен подготовкой, товарищ Сталин.
  
  Сталин начал читать проект приказа:
  
  - Генеральный Штаб выезжает из Москвы, а Вы, товарищ Василевский, остаетесь?
  
  - Остается первый эшелон Генштаба, товарищ Сталин. Для решения оперативных задач. Перечень задач предварительно согласован с начальником Генерального Штаба.
  
  Сталин возвратил проект приказа:
  
  - Завершайте.
  
  Заинтересовался одной из карт, лежавших на большом столе. Приподнял. Под картой лежал автомат.
  
  - Работникам Генерального Штаба полагается иметь автоматы, товарищ Василевский?
  
  - Сегодня, товарищ Сталин, я возвратился из служебной поездки в район восточнее Гжатска. На одной из дорог нам пришлось оттаскивать к обочине машину, обстрелянную самолетом противника. Живых военнослужащих в ней не было. Там и лежал автомат. Враг рвется к Москве. Я взял автомат в Москву. Конечно, сотруднику Генерального Штаба автомат не полагается, но когда произведут миллионный автомат, я попрошу его в качестве официального подарка. Заводской экземпляр отдам в музей, а этот - фронтовой экземпляр - будет - как официальный подарок.
  
  - У Вас есть навыки стрельбы из такого оружия, товарищ Василевский?
  
  - Немного потренировался в дороге. Навыки обращения со стрелковым оружием имеются. Еще с империалистической войны. Личное оружие выдали после окончания военного училища, можно сказать, с офицерскими погонами.
  
  Сталин подошел к книжному шкафу. Взял одну из книг. За книгой открылась икона с ликом Георгия Победоносца.
  
  Сталин полистал книгу и вернул на место.
  
  - Зайдите ко мне через час, товарищ Василевский.
  
  Через час Василевский был у кабинета Сталина. Помощник в приемной проинформировал, что на период наиболее острой фазы гитлеровского наступления на Москву Василевскому выделяется помещение в расположении Ставки, неподалеку от кабинета Сталина.
  
  Василевский вошел в кабинет.
  
  Сталин протянул ему лист бумаги:
  
  - Простой москвич направил мне письмо. Прочтите.
  
  Василевский начал читать. Москвич просил Сталина организовать своего рода крестный ход вокруг Москвы. Было понятно, что крестный ход, в обычном понимании - пешком, - невозможен. Москвич просил организовать облет Москвы с иконой на самолете.
  
  Василевский прочел письмо, и, не зная, что сказать, молчал.
  
  Сталин также молчал.
  
  Наконец, Василевский произнес:
  
  - Поездка в район Гжатска показала, что визуальная оперативная информация, непосредственное знакомство с ситуацией способствует аналитическому планированию операций. Сейчас интенсивно ведется организация обороны Москвы. Облет периметра Москвы на самолете, визуальное знакомство со сложившейся ситуацией были бы весьма полезными для организации обороны.
  
  - Действуйте, - проговорил Сталин. - Я приказал выделить Вам самолет для облета Москвы по периметру.
  
  Во второй половине октября 1941 года в ходе тяжелейших боев планы блицкрига были сорваны.
  
  Противник временно приостановил наступление. В тылу фронта формировались десять резервных армий, которым в декабре предстояло обеспечить победу над противником в битве под Москвой.
  
  В конце октября 1941 года в ходе телефонного разговора Сталин спросил, не смог ли бы Василевский написать постановление о присвоении очередного воинского звания одному из генералов. Василевский ответил согласием и спросил, о присвоении какого звания и кому идет речь, совершенно, конечно, не подозревая, что будет названо его имя. Услышав свою фамилию, Василевский попросил освободить его от выполнения этого поручения.
  
  Сталин, шутя, ответил:
  
  - Ну хорошо, занимайтесь своими делами, а уж в этом мы как-нибудь обойдемся и без вас.
  
  28 октября 1941 года постановлением СНК СССР Василевскому было присвоено очередное звание генерал-лейтенанта, и двум его сотрудникам по оперативной группе Генерального Штаба - звание генерал-майора.
  
  В 20-х числах ноября 1941 года в Москву вернулся Генеральный Штаб. Началась усиленная подготовка наступления под Москвой, завершившегося успехом. 8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всём советско-германском фронте. 9 декабря советские войска освободили Рогачёво, Венёв, Елец, 11 декабря - Сталиногорск, 12 декабря - Солнечногорск, 13 декабря - Ефремов, 15 декабря - Клин, 16 декабря - Калинин, 20 декабря - Волоколамск.
  
  
  14.12.2017 3:56
  
  
  74. Сказка о новых приключениях Гоголевского Носа.
  
  
  Горький засиделся допоздна, просматривая сайты в интернете. И заснул беспокойным сном.
  
  Ему приснилось, как Гоголевский Нос пошел в салон красоты, сделал маникюр, прическу. А затем направился в избирательную комиссию для регистрации своей кандидатуры на конкурентных выборах нового состава гласных Петербургской городской Думы.
  
  Как только процедура регистрации Носа кандидатом началась, в воздухе появилась пластиковая бутылка, наполненная водой. Нос приготовился утолить жажду. Однако бутылка совершила ловкий маневр и со всей силы ударила Нос по затылку. Нос потерял сознание. Очнулся он уже в совсем другом помещении. Вокруг Носа закрутилась такая карусель, что Горький проснулся в холодном поту.
  
  Писатель встал с постели и подошел к приоткрытому окну. За окном была ночь. Не было видно ни летающих бутылок с водой, ни Носов, ни каких-либо иных гоголевских персонажей. На всякий случай Горький закрыл окно.
  
  Горький решил успокоить себя чтением. Он взял книгу со статьями эмигрантов. Одна из статей была посвящена сталинской конституции. Автор статьи говорил о том, что чуть ли не единственный раз в российской истории были закреплены принципы всеобщего равного прямого тайного голосования. Однако конкурентные выборы исключались. Голосовалась лишь одна кандидатура.
  
  Кошмар недавно увиденного сна не давал Горькому покоя.
  
  'Правильная мысль', - подумал Горький, - 'что наша задача - сбережение народа'. 'Не стал бы Нос делать маникюр и прическу, не пошел бы Нос регистрировать свою кандидатуру'. Размышления о сталинской конституции как-то успокоили Горького и настроили его на спокойный сон.
  
  'Когда ее, самую передовую в мире, принимали, камни плакали', - уже сквозь сон подумал Горький.
  
  
  14.12.2017 13:04
  
  
  
   Приложение: Переводы:
  
  
   I.Textual components of the film "Taganrog. Summer day".
  
  
   A brief Preface.
  
   At the time of posting on the Internet the author has prepared a video film and a text file with the " Textual components". However, starting to place on the video service, the video, the author met certain obstacles.
  
   Accordingly, there was the alternative: either to postpone the placement of both files, or you can go the illogical way: first, place a text file with the " Textual components", and then (when in an hour, a day, a few days?...) the video file with the movie.
  
   Focusing on the law of Heinrich Schliemann "Publicise!" the author decided to go for the second - illogical - way.
  
   V.V. Zalesski
   19.08.2017 18:10
  
  
   Addition to a brief Preface.
  
  
   The video with the movie "Taganrog. Summer day" posted on YouTube on 20 August 2017. (Владимир Залесский) (https://youtu.be/0rqmHrsrBF8). Of course, the desire to reduce the size of the file (before loading), and subsequent conversion of the file (when loading) negatively affect the quality of the image.
  
   V.V. Zalesski
   21.08.2017 08:10
  
  
   1.The film begins with the caption (subtitle, credit):
  
   1.1."ТАГАНРОГ. ЛЕТНИЙ ДЕНЬ.
   TAGANROG. SUMMER DAY.
   (18+)"
  
   1.2."ТУРИСТИЧЕСКИЙ ФИЛЬМ ЗАЛЕССКОГО ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА
   VLADIMIR ZALESSKI TOURIST FILM"
  
   1.3."Видеоконтент фильма отснят 17 августа 2017 года.
   Date of videocontent creation: 17.08.2017
   г. Таганрог.
   Taganrog.
   Съемки выполнены камерой
   мобильного телефона.
   Mobile phone videocapture".
  
   2.The video voiced by the author as follows:
  
   Today, August 17, 2017.
  
   I came from the city of Rostov-on-Don, on the bus to see the city - the city of Taganrog was founded by Peter the Great on the border between the 1600-and 1700-ies.
  
   Going further down the street Smirnovskaya (переулку Смирновскому), we come to the "Old cemetery", which is a chapel - the first resting place of blessed Paul of Taganrog.
  
   Here we turned right in the street Zagorodni (Загородний). And it seems that ahead could be seen the gate leading to the "Old cemetery".
  
   The chapel of blessed St. Paul of Taganrog. Open from 09-00 to 16-00. Break from 13-00 to 14-00.
  
   The inscription: "Here under wraps rested Holy relics of the elder of righteous Paul of Taganrog to transfer them in St. Nicholas Church on the day of the glorification of ascetic among the saints June 20, 1999".
  
   We visited the magnificent chapel of blessed Paul of Taganrog. And move on.
  
   But as the family crypt Kotopouli and the tomb Alferaki, I remembered a visit by Heinrich Schliemann in the city of Taganrog. In Taganrog, he was impressed by the houses of the rich merchants of the Greeks. And, in particular, he identified the house of the merchant Alferaki: "a Real Palace!"
  
   Coming off of the "Old city cemetery" at the alley", we cross the street Smirnovskaya. A bit shifted to the right and find ourselves on the street of Engels (улице Энгельса).
  
   What was the fate of the Holy blissful Paul of Taganrog?
  
   Traveled about ten years in the Holy places. And, in the end, stopped in the city of Taganrog. The people around him realized that he has the gifts of healing and foresight. His fame expanded. Began a pilgrimage.
  
   We have passed a certain number of blocks. And approaching the intersection of Engels street and the street Turgenev (улицы Тургеневской).
  
   Street Turgenev, 82 (Тургеневский, 82). Yes, it is near the intersection.
  
   "Cell of St. Paul of Taganrog. Open from 9-00 to 18-00. Daily."
  
   - Good afternoon!
  
   We visited his cell, St. Paul of Taganrog.
  
   Is the bench on which he slept. Visitors are allowed to lie down on it. And to draw their requests to the Saint.
  
   Well, now we'll try to get on the street Shevchenko (улицу Шевченко). And there, in the street Shevchenko, go to the St. Nicholas Church.
  
   Coming out of the cell, turn right, and when he reached the street crossing. Here, although do not see signs, but I suppose that is the street Shevchenko. Move through it.
  
   Here suddenly appears a beautiful building. Bright colors. Over the entrance icon. Face of St. Nicholas.
  
   Such is the wonderful St. Nicholas Church.
  
   In the Church there are the relics of the Holy righteous Paul of Taganrog.
  
   Now, after visiting St. Nicholas Church, head to the shore of the Azov sea.
  
   I bathed in the Azov sea!
  
   Nice moment! The film is about a summer day in the city of Taganrog is declared complete!
  
   3.The following titles:
  
   "ФИЛЬМ ЗАЛЕССКОГО ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА (ТЕКСТ, СЪЕМКИ, МОНТАЖ).
  
   THE FILM ZALESSKY, VLADIMIR VLADIMIROVICH (TEXT, SHOOTING, EDITING).
  
   (С) Залесский Владимир Владимирович, 2017 г.
  
   (С) ZALESSKI, 2017
  
   All rights reserved".
  
   4.Note: the duration of the film 9 minutes, 55 seconds.
  
  
   II.The Tale of October 17.
  
  
   Abstract: Politicians and the public are prepared to discuss a new multivolume book prepared for the presentation: the memoirs of (former) Prime Ministers S.Yu. Witte, V.N Kokovtsov, Minister A.P. Izvolsky, a note of the Minister P.N. Durnovo, memoirs and works of other politicians, writers.
  
  
  
   In the M. Gorky cafe-library completed preparations for the presentation of the new multi-volume books: United in a single edition of the memoirs of the (ex) Prime Ministers S.Yu. Witte, V. N. Kokovtsov, Minister A. P. Izvolsky, a note of the Minister P.N. Durnovo, the memories and the works of other political figures, writers.
  
   The authors and readers converged to the library.
  
   It was a hot summer day. Many arrived at the presentation in advance and were in no hurry to enter the room, chatting freely and enjoying the beautiful weather.
  
   On the street in front of the entrance to the cafe-library a decent number of people accumulated. Someone stood by itself, someone - together with the interlocutor. Formed and significant groups - with famous people as centers of universal attention.
  
   Surrounded by listeners, Sergei Yulievich Vitte explained:
  
   - The Emperor was pleased in his very worthy speech in 1895 to say a few words about "vain senseless dreams." It would be better not to express these words, since, fortunately - or unfortunately - for Russia, - but these "vain dreams" after October 17, 1905 ceased to be a dream.
  
   The manifesto of October 17, 1905 is an act that can be temporarily not executed, it is possible to curse, but nobody can destroy it. It is as if engraved in the hearts and minds of the vast majority of the population of great Russia.
  
   The public fell silent, puzzled.
  
   The discussion included the Grand Duke Nikolai Nikolayevich:
  
   - October 17 - a remarkable number: 17 (October 1888) in Borki was rescued the entire royal family, including the present Emperor, being the Heir. October 17 (1905), you, Count Witte, save the Emperor with His young Heir and His Family.
  
   Hearing these statements, the public buzzed briskly.
  
   From the public it was heard:
  
   - Emperor Alexander III insisted on the transfer of S.Yu. Witte, who had previously warned the Emperor of the danger of a railway accident, to the public service. From 1889 until 1894 (when Alexander III died) S.Yu. Witte enjoys full confidence of the Emperor, occupies the most responsible public offices, carries out the most important reforms. The "Witte era" begins!
  
   Emperor Nicholas II almost every year on October 17 in his diary recalled the train crash and the rescue of the tsar and the royal family on October 17, 1888. An entry was made in Tobolsk on October 17, 1917: "29 years have passed since the day of our salvation when the train crashed."
  
   This statement was met with silence. Some crossed themselves.
  
   (Ex) Premier Ivan Logginovich Goremykin (formerly prime minister several times: "between" S.J. Witte and P.A. Stolypin, then - after V.N. Kokovtsov) decided to respond to the statements of Sergei Yulevich Witte. Goremykin's words sounded skeptical:
  
   - All this is nonsense, some loud words that will not get any use. The Emperor (Emperor Nicholas II) believed what He had been told, will very soon forget about this new course, and everything will go according to the old.
  
   All the government in one Tsar, and that He will tell us, will be done by us, and while from Him there is no clear indication, we must wait and endure.
  
   I didn't mind His Hobbies, because I think that your mistake was always that you took everything seriously and tried always to defend what was considered right. But it was impractical. Subjects should not contradict the Emperor...
  
   S.Yu. Witte, not paying attention to the reaction of listeners, insisted:
  
   - Mandjuria could not be ours ... Neither America, nor Britain, nor Japan, nor all of their allies are explicit or secret, nor will China would never agree to give us Mandjuria. That is why keeping to the conviction that one way or another, but it is necessary to seize all of Mandjuria, it was impossible to remove the war.
  
   To the cafe library came General A. N. Kuropatkin. He stopped under a shady tree. There stood a several respectable people. The general heard the sketchy words of S.Yu. Witte, and "Manchuria" in them. After apologizing, the general took for a moment a briefcase from one of the politicians. Putting a sheet of blank paper on the briefcase, the general held a horizontal line on it and set the asterisk in the left corner rather high above the line, asking that the public watch his image.
  
   - Here - he said - it's an asterisk above the horizon, it's me at the moment. They carry me on their hands, give me battle horses, bring all kinds of gifts, say welcome speeches, consider me almost the savior of the fatherland, and this will continue until my arrival to the troops. My star will all be exalted and exalted.
  
   And when I come to the place and give the order to depart to the North and begin to concentrate forces, waiting for the approach of troops from Russia, the same newspapers that glorify me, will begin to wonder why I do not beat the Japanese, and I will start dropping and falling in the assessment. And then, when I will comprehend a small, inevitable setbacks, my star will descend lower and lower to the horizon and then go completely beyond the horizontal line.
  
   At this point, support me, because then I will start the offensive, I will mercilessly beat the Japanese, my star will go over the horizon again, go higher and higher, and where and how I end - I do not know. I will never forget your support.
  
   A.N. Kuropatkin returned the briefcase to the owner.
  
   Someone in the public , with a sigh, with barely perceptible envy, added: "Being in disgrace after the unsuccessful battles of the Russo-Japanese War, Aleksey Nikolayevich opened in his estate agricultural school and library at his own expense." A.N. Kuropatkin died on January 16, 1925 , And in the summer of 1964 the students of the agricultural school founded by him put a marble tombstone on the grave with the inscription "Kuropatkin Alexey Nikolayevich. 1848-1925. Founder of the agricultural school."
  
   Picture of General A.N. Kuropatkin filled the public with a blind faith in success.
  
   Enthusiastic exclamations were heard. Began to wish success to Admiral Zinovy Petrovich Rozhdestvensky about the upcoming endless journey of the squadron around Africa on the way to the Russian Far East. Admiral Rozhdestvensky said in a low voice:
  
   - What can be my success. Should not have started this hopeless case. But can I refuse to obey orders, when all believe in success.
  
   S.Yu. Witte continued his thought:
  
   - Thought to immediately extinguish the fire with a small jet of water. Due to a small, although a long stream, also launched by an incompetent fire-master, the fire was not extinguished. I had to put it out in Portsmouth on August 23 (September 5) in 1905.
  
   At night before the conclusion of the Portsmouth peace, I did not sleep.
  
   The worst state of a person when inside, in his soul, something twofold. Therefore, the weak should be relatively unhappy. On the one hand, the mind and conscience told me what a happy day, if tomorrow I sign a peace, but on the other hand, my inner voice tells you: "But you'll be much happier if destiny will prevents the conclusion of Portsmouth peace. They will blame you for everything. For no one will want to confess their sins, their crimes before the Fatherland and God. Even the Russian Tsar, and especially Nicholas II. "
  
   I spent the night in some sort of fatigue, in a nightmare, in sobbing and praying.
  
   Seeing the Americans thanking God with tears for the gift of peace, I had a question - what do they care about our Portsmouth world? And to this I had a clear answer: yes, because we are all Christians. When I left the church, the choir sang "God Save the Tsar", to the sound of which I made my way to the car and, when the anthem ceased, left.
  
   In my deepest conviction, if the Portsmouth peace were not concluded, then there would be such external and internal catastrophes in which the Romanovs' house could not be kept on the throne.
  
   - So it was scary? Because of this - a split? Because you did not sleep? Prayed? Was there a chance to evade the peace and to decisively modernize Russia without delay? - Asked one of the listeners. - Or the Portsmouth peace plus October 17, 1905 - is the salvation and renewal of Russia?
  
   - Having returned to Petersburg and after October 17, 1905, having taken power, - continued S.Yu. Witte, - I clearly saw that in order for Russia (relatively safely) to survive the revolutionary crisis, and the Romanovs' house was not shaken, two things are necessary: to obtain by loan a large sum of money so as not to need money (in loans) for several years, and to return most of the army from Transbaikalia to European part of Russia.
  
   Having money and the army, and then following in good faith the policy exactly according to the promises made by the manifesto on October 17, I was sure that in the end everything will calm down and get back to normal, for the life of 150 million people would require it.
  
   I.L. Goremykin looked blankly somewhere into the sky. Involuntarily he remembered: "In 1906, the resignation of S..Y Witte was final."
  
   - However ..., - S.Yu. Witte slightly doubted - the loan would be directed against Germany and would be contrary to the interests of France itself (and Russia).
  
   The German Emperor Wilhelm II and (ex) Minister of Finance of Russia Ivan Pavlovich Shipov, who came to the cafe-library, exchanged views on the Russian alternative "foreign loan (and preservation of ruble exchange for gold) - or refusal to exchange credit tickets for gold (which reduces the need for foreign Loan). "
  
   Minister of Finance I.P. Shipov expressed his point of view, being in a very gloomy mood:
  
   - A short-term loan of 267 million francs does not solve the issue and does not eliminate the need to introduce compulsory paper circulation ... Some more favorable information from many state Chambers on the receipt of state revenues does not deserve much faith, since they can be replaced by the same catastrophic news that have been received...
  
   I think it is advisable to repeatedly introduce the draft Decree on the suspension of the exchange of credit tickets for gold.
  
  
   One of the participants of the forthcoming presentation, who was standing nearby, thought: "The termination of the exchange of the ruble for gold, the issue of paper money would have facilitated the beginning of the redemption of land from the landlords and the subsequent sale of these lands to the peasants. And who knows what is more important - a hard ruble (exchange of the ruble for gold ), stimulating economic growth, or - resolving the agrarian issue, agrarian reform, giving land to the peasants. However, the refusal to exchange credit tickets for gold, the issue of paper money is unlikely to become insurmountable obstacle for stimulating economic growth."
  
   The German Emperor Wilhelm II reacted rather dryly and indifferently to the words of Minister I.P. Shipov:
  
   - I'm not a big financier, and I don't understand why Russia needs so much to care for its monetary system, when she has so many other worries?
  
   Tell me, please, do not you think that it is simply wild that among the general disintegration, among the constant unrest that can sweep away everything that is still conservative in Europe, the two Monarchic countries can not join together to form one dense core and defend their existence .
  
   Is it not a direct madness that Monarchist Russia, over the head of Monarchist Germany, seeks support in Revolutionary France and, together with it, always goes against its natural and historical friend.
  
   Several steps alongside the German Emperor and the Minister of Finance of Russia were stepped by Lev Davidovich Trotsky (who in 1905 became chairman of the Petersburg Soviet of Workers' Deputies). As if speaking aloud to himself, he said:
  
   - The debt obligations of the Romanovs will not be recognized by the victorious nation. We decide to avoid the payment of debts for all those loans, which the Imperial government has concluded. The Decree of the Council of People's Commissars of February 10, 1918 declared all tsarist debts to be completely annulled. Those who claim that the October Revolution does not recognize any obligations are wrong. The revolution recognizes its obligations. The obligation, which she assumed on December 2, 1905, she carried out on February 10, 1918. To creditors of tsarism, the revolution has the right to recall: "Gentlemen, you were warned in time!".
  
   Having stated, L.D. Trotsky stepped aside, waiting for the start of the presentation of the memoirs unified in one edition. Not far from him was the chairman of the First State Duma, Sergei Andreevich Muromtsev. S.A. Muromtsev dispassionately said: "The Vyborg appeal, adopted in Vyborg on July 10, 1906 in response to the dissolution of the First State Duma, called upon citizens of all of Russia, before the convening of the Duma, not to" give a penny to the treasury, no soldier to the army". Loans that will be concluded without consent of the Duma, were declared invalid".
  
   The German Emperor and the Minister of Finance of Russia politely bowed to the Empress Maria Feodorovna, the mother of Emperor Nicholas II. She spoke out to the Minister of the Imperial Court, Vladimir Borisovich Frederiks:
  
   - Unfortunately, my son is too kind, soft ...
  
   It's really terrible, and I understand that Stolypin simply drops his hands, and he has no confidence in how to do business.
  
   The Emperor is too proud of himself and is experiencing the crisis that has developed together with the Empress, without showing any appearance to those around him. He is worried and is looking for an outcome.
  
   I do not see anything good ahead.
  
   The farther away, the more and deeper the Emperor's grievances with Stolypin will grow. And I'm almost sure that now poor Stolypin will win the case, but for a very short time, and we will soon see him out of work, and this is very unfortunate for the Sovereign and for all of Russia. I personally do not know much of Stolypin, but it seems to me that he is necessary for us, and his departure will be a great grief for us all.
  
   My poor son, how little luck he has in people. There was a man whom no one knew here, but who was smart and energetic and was able to enter the order after the horror that we experienced only 6 years ago, and this man is being pushed into the abyss. And who? Those who say that they love the Sovereign and Russia. But in fact, these people are ruining Him and homeland. That's just terrible...
  
   V.B. Frederiks looked sympathetically at the Empress-Mother.
  
   - During my long diplomatic service, held among a variety of peoples under all latitudes, - joined in the conversation with Witte and Goremykin Foreign Minister Alexander Petrovich Izvolsky, - I saw many public figures who were known for their radicalism, since they remained in the opposition, and who became ardent supporters of order, when they were called to power.
  
  
   Is it really possible to seriously believe that the most influential figures of the First Duma like Muromtsev, Shipov and Prince Lvov, who are big landowners and so vitally interested in maintaining peace and resolving the agrarian question peacefully, would be less loyal and less conservative than the bureaucrats category Schwenenbach. Who have no connection with the land and whose well-being consists in receiving a salary on the twentieth day of each month?
  
   S.Yu. Witte - more and more nervously - continued to state his point of view:
  
   - ... They did not dare to dissolve or disperse the Duma, not to set a date for elections to a new Duma and not to give a new election law, that is, they did not dare to completely destroy October 17, or, in other words, destroy legislative institutions. But only decided to make such a law, so that the State Duma was completely obedient.
  
   Which, in the end, the results will give an elective law on June 3 (1907) - a dark question.
  
   I think that this law will not last long, or it will be changed to a more reasonable, principled one, or there will be no Duma at all. Why actually own the Duma?
  
   This coup essentially consisted in the fact that the new election law excluded the people's voice from the Duma, that is, the voice of the masses and their representatives, but gave only a strong and obedient voice: the nobility, bureaucracy and part of the obedient merchant class and industrialists.
  
   Thus, the State Duma ceased to be the spokesperson for popular desires, but only expressed the desires of strong and rich, desires, made in such a way as not to incur a stern look from the top.
  
   This coup completely violated the basic state laws promulgated in my ministry, after October 17, 1905.
  
   To the group of listeners who surrounded S.Yu. Witte, came (ex) Prime Minister Vladimir Nikolayevich Kokovtsov (who became Prime Minister after P. A. Stolypin):
  
   - I, as an honest man, passionately fond of my Motherland and my Sovereign, I will say: you can be calm for the fate of the country and the dynasty, as long as the finances and the army are in order. Finances are good. But the army is not in order. army is not arranged and is badly managed. Military Minister Sukhomlinov is not respected by any of the prominent military: some are mocked at him, others despise him, and with such a military leader to prepare the army for a victorious battle - it is impossible.
  
   God forbid that I should be mistaken, but I have fear for the future, and I see terrible signs in it. I hope that the Emperor of Russia and the Heir will be saved by God.
  
   S.Yu. Witte, as if agreeing, bowed his head.
  
   Someone from the public commented: "With an influential, capable Duma, - as it was supposed on October 17, 1905, - there would not be Sukhomlinov a military minister."
  
   V.N. Kokovtsov continued:
  
   - When the "honeymoon" of my premiership passed and the clouds were already gathering over my head, my liquidation (like the premiere) was nearing its culmination, I in one of the conversations with the Comrade of the Minister of Internal Affairs and the Commander of the Gendarmes Corps received in response: "I have nothing I dispose of and decisively do not know who and how he gets access to the places of residence of the Royal Family. " I have only to add to him (the Commander of the Gendarmerie Corps): "So close to Bagrov."
  
   S.Yu. Witte looked at V.N. Kokovtsov with understanding eyes.
  
   The student who appeared in the ranks of the public suddenly announced:
  
   - There is virtually no autocracy!
  
   The public cautiously moved away from the student.
  
   - This was clearly expressed by Leo Tolstoy in his work "Meaningless Dreams"! -Continued the student. And he quoted the words of Leo Tolstoy:
  
   "It is believed and is supposed that the Tsar governs the affairs of the state, but this is only considered and is supposed: one Tsar can not rule the affairs of the state, because these matters are too complicated ... he can not rule affairs because It is absolutely impossible for one person. To really rule: ministers, members of different councils, directors and all kinds of bosses ... In Russia today, ten thousand daily decisions are needed to govern the state. "Who is to deliver these decisions?" .
  
   - The question is how to legally formalize the ALREADY-EXISTENT disappearance of the autocracy, - the student explained. - Instead, they retain the sign "autocracy" and the corresponding legal arbitrariness, organizational confusion, business confusion. Top often endows with power ineffective people. "Denounced" the October 17, 1905. Willy-nilly, Tsar gradually transfer power to the hands of the government and the bureaucracy. And to preserve the signs "autocracy" Tsar changing-shuffle premiers and ministers.
  
   - The government is active! - V.N. Kokovtsov noted. - In ten years from 1904 to 1914, Russia showed a remarkable economic flowering.
  
   The calming of the country in 1907, the strengthening of the circulation of money, the broad development of credit, the accumulation and flow of free capital and, at the same time, the increasing peasant demand - all these phenomena led to a remarkable revival of Russian industry in the decade.
  
   The Russian peasantry grew stronger, and the stability of crops and the productivity of crops increased. The foundation for the healthy and rational development of all the country's productive forces was built, strengthened and expanded.
  
   The revival of Russian industry in the epoch described was, therefore, a normal phenomenon, rooted in the entire economic and state life of the country and a solid foundation on which it (without the Bolshevik catastrophe) could continue its rapid and powerful development with a parallel increase in the people's welfare.
  
   The public greeted the words of Vladimir Nikolayevich Kokovtsov with amicable applause and with a general approving hum. Someone from the public even cried out (not entirely appropriate): "Hurray Witte! Ura Kokovtsov!". Again applause.
  
   - Sharp growth in the production of cotton yarn, white sugar, cigarettes, hard coal, cast iron! The progress of the railway network! Sumptuously! The student agreed. - This, of course, is not the creation of the aircraft and space industries ... But, after all, - without blood, without mass deaths, without social cataclysms.
  
   But is it a prosperous government headed by V.N. Kokovtsov, is he, an effective, moderate, highly professional prime workaholic and - "part-time" - finance minister, given the opportunity to work long and smoothly?
  
   -It's strange, - the two gentlemen exchanged opinions. - They criticize Emperor Nicholas II ... But who appointed Witte? Who appointed Kokovtsov? At whom was the economic boom of 1904-1914?
  
   - The glitter of Witte and Kokovtsov "embarrassed", - the interlocutor replied vaguely, - and this shine was relatively short. Witte and Kokovtsev were replaced ... New people replaced them ... New events changed the economic flowering ...
  
   - And do you think that the arrival of new people and events gives grounds for criticizing Emperor Nicholas II?
  
   The interlocutor was silent. Uncertainly shrugged his shoulders.
  
   Among the public was an unusual person - a village peasant in a shirt for release, trousers and boots, but with a guard. The employee sympathetically asked the Siberian peasant why he was thoughtful. The answer was: "I can not decide whether to convoke the Duma or not to convoke?".
  
   - Why is Russia dissatisfied with me, because by August of 1914, by the beginning of the world war, I had put out four and a half million troops? I was at the head of the military department and everything was all right, - said the military minister Sukhomlinov.
  
   The student only sighed in response to the words of VA. Sukhomlinov. The public was seized with an awkward and dreary silence.
  
   To the group "headed" by S.Yu. Witte was joined by Nikolai Petrovich Durnovo, a graduate of the military-legal academy, Russian statesman (the director of the police department, and the senator, and the Minister of the Interior, and a member of the State Council), who arrived at the presentation of the book, and the author of the famous prophetic Note. His statements led many into a pensive state:
  
   - Are we ready for such a stubborn struggle, which, undoubtedly, will be the future war of the European peoples? This question has to be answered negatively without taking offense.
  
   Proof of this is the huge number of pending, unaccepted, unapproved bills of the military and naval departments, and, in particular, the plan for organizing our state defense, which was submitted to the Duma under the State Secretary Stolypin.
  
   The defeated army, which, moreover, lost its most reliable personnel during the war, embraced by a common peasant aspiration for land, will prove too demoralized to serve as a stronghold of law and order.
  
   Legislative institutions and opposition-intelligent parties deprived of real authority in the eyes of the people will not be able to contain the divergent popular waves raised by them, and Russia will be plunged into a hopeless anarchy, the outcome of which does not lend itself to foresight.
  
   Under the exceptional conditions of the impending pan-European war, this, again, regardless of its outcome, will present a mortal danger both for Russia and for Germany. In the conquered country, inevitably a social revolution will break out, which, by the force of things, will spread to the victor country.
  
   Counter-opinion - not very legible - was heard from (ex) Military Minister Vladimir Aleksandrovich Sukhomlinov:
  
   -... Anyway ... we can not escape, and it is more profitable for us to start ... earlier." Moreover, it is (personally) your (Minister SD Sazonov) and the Chairman of the Council of Ministers (VN Kokovtsova) a belief in our unpreparedness. And the Sovereign and I - we - believe in the Army and know that ... only one good thing will happen for us.
  
   The people gathered in front of the cafe-library heard a loud invitation from Gorky:
  
   - Gentlemen! Comrades! I ask you to go to the library!
  
  
   July 10, 2017 - July 23, 2017
   This translation: 21 August 2017
  
  
   III.The Tale of Louis Antoine de Bougainville.
  
  
   Louis Antoine de Bougainville is one of the people of amazing fortune.
  
   He was born in Paris in 1729. Early lost his mother - at the age of five. But family ties with Versailles, with the royal court - these connections provided the boy and custody, and upbringing, and education.
  
   Accidentally being a little boy in the Versailles park without the accompaniment of adults, Louis Antoine enthusiastically looked at the growing variety of flowers.
  
   "Are there flowers in nature that do not grow here, monsignor?" - He asked involuntarily to the man approaching him. "If only in the other hemisphere," - joked the man in response, and gave the boy a beautiful flower.
  
   Ladies, to whom the boy was taken away, laughing, explained that he did not have to ask questions to the king of France.
  
   During his studies at the college, de Bougainville shows the talents of a mathematician.
  
   1754 and 1756 - the years of his first major publication (two volumes were published).
  
   He is preparing for a career as a lawyer, studying law.
  
   But his plans are corrected: walking along the street with a Roman law textbook in his hand, de Bougainville sees how a brilliant officer presents a beautiful bouquet to a beautiful lady.
  
   De Bougainville begins military and diplomatic careers. Participates in battles in Canada.
  
   The researcher's interests do not leave him. Rotating in the scientific community, he hears the phrase: "South America - the continent of unusual colors." Military career becomes naval.
  
   De Bougainville leads an expedition to create a French colony in Port Saint Louis on the Falkland Islands, at that time unoccupied.
  
   In 1766-69 he became the head of the first French round-the-world expedition on the ships "Boudeuse" and ";toile".
  
   In Brazil, the botanist Philibert Kommerson (Philibert Commer;on), part of the first French round-the-world expedition, discovered a flower named " Bougainvillea".
  
   Swimming was not without other pleasant events.
  
   For example, in May 1768, de Bougainville finds out that one of the servants who sail with the expedition is in fact a woman disguised as a man. It was the friend of the botanist Philibert Kommerson; It is believed that she was the first woman in the world to have passed around the world on a ship.
  
   Due to this circumstance, de Bougainville had the opportunity to perform a gallant act, but not so much in relation to a particular woman, as to the female sex in general.
  
   Who else in the world history - Who had such an opportunity? Sandro Botticelli?
  
   The first French round-the-world expedition is conducting extensive research and making significant discoveries. Discovered June 30, 1768, the island was given the name of the leader of the expedition: Bougainville.
  
   The expedition returned to France. The book of de Bougainville about the round-the-world trip receives European popularity.
  
   Further, de Bougainville participates in the war for US independence. The result is known. According to the Treaty of Versailles, 1783 Britain recognized the independence of the United States.
  
   De Bougainville is preparing a project for the expedition to the North Pole. But he hears the Minister's words: it is pointless to look for exotic flowers and fine grape varieties at the North Pole, especially if they are not there. De Bougainville eventually admitted that the minister had shown the forethought of the wise man.
  
   During the Revolution de Bougainville remains loyal to Louis XVI.
  
   As of January 1, 1792 de Bougainville - Vice Admiral. He retires to devote himself to science and family.
  
   De Bougainville was arrested "during the Terror" as a suspect. Behind the bars was a man who had a national, and even pan-European, fame.
  
   An unusual tension appeared in the atmosphere. Perhaps Robespierre felt some change in the situation, some vague signals from the future.
  
   At the end of June 1794, Robespierre departed from the work of the Committee for Public Salvation, and within 1.5 months (until July 26, 1794) did not perform speeches in the National Convention ... On July 28, 1794, Robespierre was guillotined. After a while de Bougainville was released.
  
   The subsequent life of de Bougainville was also very full. De Bougainville acted as a patron of gardening. He hired a young master of gardener Christophe Cochet (1777-1819), at the age of 22. He instructed Christophe to focus on growing roses. Beginning with the assistance of de Bougewil, the cause of the cultivation of roses reached a large scale and was widely known.
  
   Once - already in the cold season - de Bougainville watched the rain with snow. Park and garden roses by that time have long faded. Suddenly, a petal fell on his palm along with a snowflake. As an explorer, de Bougainville wondered: are not the wind-blown petals flying around the world? The melting snowflake for some reason recalled the sea spray falling on the face during a round-the-world trip.
  
   Under Napoleon Bonaparte de Bougainville becomes a senator (1799), Earl of the Empire (1808), holds important posts, receives high awards.
  
   De Bougainville died in Paris on August 31, 1811. His body rests in the Pantheon.
  
   In 1766, de Bougainville started the first French round-the-world trip (December 5, 1766 from Brest). Flew 250 years. On November 6, 2016, another world-famous Frenchman Thomas Coville started his round-the-world, single non-stop trip on the trimaran. In the same year 2016 (December 25, 2016), he completed it, setting a speed record. After spending a night on a trimaran after an outstanding record, on December 26, 2016 Thomas Covil descended to shore, in Brest.
  
  
   January 14, 2017.
  
   This translation: 22.08.2017 11:42
  
  
   IV.Interview on the riddle of the Fourth State Duma.
  
  
   The participants in the upcoming presentation included some well-known deputies of the IV State Duma of Russian Empire, V.A. Maklakov, P.N. Miliukov, A.F. Kerensky. The correspondents addressed to them with the intention of finding out why, after the February Revolution of 1917, the IV (Fourth ) State Duma did not resume work.
  
   The most laconic was Vasily Alekseevich Maklakov:
  
   - Loyal, monarchical, constitutional parties, whose representatives were members of the Provisional Committee of the IV State Duma, did not want to convoke the State Duma.
  
   It was clear that Maklakov did not want to have a detailed discussion on the subject.
  
   A student, interested in the statement of V.A. Maklakova, remembered:
  
   - In the manifesto on abdication, dated March 2, 1917, Emperor Nicholas II wrote, in particular: "... In agreement with the State Duma, we recognized for the benefit of abdicating the Throne of the Russian State and resigning from the supreme authority. ... Instruct our brother to rule affairs by state in full and inviolable unity with representatives of the people in legislative institutions, on those principles that will be established by them, bringing in that inviolable oath. "
  
   There was an uneasy silence.
  
   Correspondents switched to Pavel Nikolayevich Milyukov. He was somewhat more talkative, although he was also laconic:
  
   - The State Duma did not try to open a formal meeting, despite the demand of MP M. Karaulov. (...) A private meeting of the members of the Duma instructed the Council of Elders to elect the Provisional Committee of the Duma members and determine the further role of the State Duma in the events that had begun.
  
   - A strange statement, - one of the correspondents said quietly to the other. - First, what is this "Council of Elders" for the "private meeting"? Secondly, the "demands of a deputy (deputies)" - this is not "an attempt to open a formal meeting"? Logic is not docking ... And, thirdly, how easily disappears-appears the word "members" ... Maklakov: "The Provisional Committee of the State Duma". Milyukov: "Provisional Committee of MEMBERS of the Duma". It's not a rabbit in a magician's hat ...
  
   P.N. Miliukov added:
  
   - It was neither a meeting of the Duma, - Duma had just been closed, - nor a meeting of any of its commissions. This was a private meeting of the members of the Duma. Individuals wandering along other corridors joined the grouped members of the Duma. I do not remember Rodzianko presiding there. The meeting was formless. There were hot speeches in the central small crowd. Proposals were put forward for the return and resumption of the official meeting of the Duma, disagreeing with the freezing of the work of the Duma (M. Karaulov), declaring the Duma the Constituent Assembly, transferring power to the dictator (to General Manikovsky). It was suggested that the members of the Duma assembled at that moment should take power and that they create their own body. At least not to leave Petersburg. I made a proposal to wait until the character of the movement was clarified. I made a proposal to create an interim committee of Duma members "to restore order and to communicate with individuals and institutions."
  
   - The Provisional Committee of the members of the Duma! - with pleasure said one of those standing nearby. - How many members? How did the ballot go?
  
   P.N. Miliukov clarified:
  
   - The proposals to immediately take all power into their hands and organize the ministry from members of the Duma or even declare the Duma a Constituent Assembly - were rejected, as, in part as untimely, in part as fundamentally wrong.
  
   -Again it's not clear, - the correspondent whispered to his colleague. - If the State Duma at the time of the February 1917 events was the only more or less legitimately elected, representative, legislative body, then why the proposals to use its "democratic potential" were called "fundamentally wrong"? About "untimely" ... When was it possible to use the democratic potential and authority of the Duma, if not in the disastrous days of February 1917?
  
   The most informative was Alexander Fedorovich Kerensky:
  
   - On Monday, February 27, 1917, my first thought was: at any cost to continue the Duma session and establish close contact between the Duma and the armed forces. (...) Upon reaching the Duma, I immediately went to the Catherine Hall, where I met Nekrasov, Efremov, Vershinin, Chkheidze and several other opposition deputies. They agreed with my proposal to hold an official meeting of the Duma. (...) Representatives of the Left Opposition - Nekrasov, Efremov, Chkheidze and I - made an offer to the Council of Elders to immediately hold an official session of the Duma, not taking into account the tsar's decree. The majority, including Rodzianko and, somewhat unexpectedly, Milyukov, spoke against such a step. No arguments were given.
  
   A.F. Kerensky, with an element of political passion, began to convince the correspondents and the readers who were standing next to him:
  
   - At a time when the authority of the Duma reached its maximum value in the country and in the army and when this authority could play a far-reaching positive role, the Duma's refusal to convene a formal meeting was tantamount to political suicide. (...) Refusing to take the initiative in their hands, the Duma became an unofficial organization on a par with the Soviet of Workers' Deputies, which by that time had only just begun to gain strength. Realizing the next day a perfect mistake, Rodzianko made an attempt to revive the Duma as an official institution. But it was too late. By then, two centres of power had already emerged in the capital. The revolution has created them. The two centres of power. First, the Duma that created (in an informal meeting) the Interim Committee as its provisional governing body. Secondly, the Council of Workers ' deputies. The executive committee chaired the Council.
  
   - Much more detail, - the correspondent expressed to his fellow satellite. - Again - it is not clear: first, what is the "majority"? From those present in the room? Uncertainty. Secondly, if the Duma became the "center of power", then why not start official work, not start "formal" meetings?
  
   - Who is more democratic? Nikolai Alexandrovich (Romanov)? Or people's deputies-Duma members, who turned out to be participants in the "formless meeting"? - there was a remark from the public. - Nicholas II Alexandrovich established (in 1905) the State Duma of the Russian Empire. There was not any complete replacement of this representative body nor in February 1917, nor many years later. Could the "state structure" established in February 1917 by some "members of the Duma" become full, durable and viable? If this "state structure" does not have a basis? The basis is the all-Russian legislative institutions, representing the entire population.
  
   Again a second of awkward silence.
  
   The interview ended naturally. Deputies have already started to enter the cafe-library, founded by Maxim Gorky, to take part in the presentation of memoirs (ex) Premier S. Yu. Witte, V. N. Kokovtsov and other publications.
  
   However, the colleague-satellite answered the doubting correspondent:
  
   - The most informative words in the statement of Alexander Fedorovich Kerensky: "No arguments were given" ...
  
   The correspondent looked at the companion with interest:
  
   - "The Riddle of the Fourth State Duma"?
  
   - The riddle of the "Provisional Committee"... - he joked in response. And he added:
  
   - They "waited". "The nature of the movement was clarified." The Duma was not an ideal, but still a democratic representative state legislative body (for which the bureaucrat S.Yu. Witte, his progressive supporters from the imperial bureaucracy, and many, many other people of different social status fought-and achieved). This representative body, without attracting special attention, was imperceptibly redirected to the history archive.
  
  
   August 9, 2017 - August 10, 2017.
  
   This translation: 22.08.2017 21:48
  
  
   V.Le conte sur Louis Antoine de Bougainville.
  
  
   Louis Antoine de Bougainville est l'un des gens de la bonne fortune etonnante.
  
   Il est ne a Paris en 1729. Il a perdu sa mere tot, a l'age de cinq ans. Mais les liens familiaux avec Versailles, avec la cour royale, ont fourni le garcon et la Soins, et l'formation, et l'apprentissage.
  
   Accidentellement etant un petit garcon dans le parc de Versailles sans l'accompagnement des adultes, Louis Antoine a examine avec enthousiasme la variete croissante de fleurs.
  
   "Est-il possible de voir les fleurs qui ne sont pas representes dans ce parc, Monsieur?" - Il a demandй l'homme qui йtait venu. "Sauf dans l'autre hйmisphиre", - c'йtait une plaisanterie, et il a a donnй au garзon une belle fleur.
  
   Les dames en riant, ont expliquй qu'il ne faut pas donner au roi de la France les questions.
  
   Quand il apprenait dans le college, de Bougainville montre les talents du mathematicien.
  
   1754 et 1756 - les annees de sa premiere grande publication (sont sortis deux volumes).
  
   Il se prepare a la carriere du juriste, etudie le droit.
  
   Mais ses plans sont corriges.
  
   Il va selon la rue. Avec le manuel du droit romain dans la main. Bougainville voit, comment l'officier brillant remet un beau bouquet a la belle dame.
  
   De Bougainville commence militaire et diplomatique de la carriere. Participe aux combats au Canada.
  
   Les interets de l'investigateur scientifique ne le laissent pas. Dans les cercles scientifiques, il entend la phrase : "l'Amerique du Sud - le continent des couleurs extraordinaires". La carriere militaire devient navale.
  
   De Bougainville mene une expedition pour creer une colonie francaise a Port Saint Louis sur les iles Falkland, a ce moment-la inoccupe.
  
   En 1766-1969, il est devenu le chef de la premiere expedition francaise autour du monde sur les navires "Boudeuse" et "Etoile".
  
   Au Bresil le botaniste Philibert Commerзon, le participant de la premiere expedition francaise autour du monde, a decouvert la fleur appelee plus tard comme " Bougainvillea".
  
   La navigation etait accompagnee par d'autres agreables evenements.
  
   Par exemple, en mai 1768, de Bougainville decouvre que l'un des serviteurs qui naviguent avec l'expedition est en fait une femme deguisee en male. C'etait l'ami du botaniste Philibert Commerзon; On croit qu'elle a ete la premiere femme au monde a avoir traverse le monde sur un navire.
  
   En vertu d'une sorte de circonstance de Bougainvillea recu la possibilite de faire l'acte galant. Il a agi galamment, pas tant par rapport a une femme particuliere, que chez les femmes en general. A qui encore dans l'histoire mondiale s'est presentee la possibilite semblable ? Sandro Botticelli?
  
   La premiere expedition francaise autour du monde mene des recherches approfondies et fait des decouvertes importantes. Decouvert le 30 juin 1768, l'ile a recu le nom du chef de l'expedition: Bougainville.
  
   L'expedition revient a la France. Le livre de Bougenvilya sur le voyage autour du monde recoit la popularite europeenne.
  
   Ensuite de Bougainville participe a la guerre pour l'independance des Etats-Unis. Le resultat est connu. Selon le traite de paix De Versailles 1783 Grande-Bretagne a reconnu l'independance des Etats-Unis.
  
   De Bougainville prepare le projet de l'expedition sur le Pole Nord. Mais entend les mots du ministre : il est absurde de chercher les fleurs exotiques et de belles sortes du raisin sur le Pole Nord, particulierement s'ils est absents la. De Bougainville a reconnu avec le temps que le ministre a manifeste la prevoyance du sage.
  
   Pendant la Revolution de Bougainville reste est fidele a Louis XVI.
  
   Le 1er janvier 1792 de Bougainville - Vice-amiral. Il se retire pour se consacrer a la science et a la famille.
  
   De Bougainville etait arrete "pendant la Terreur" a titre du suspect. S'est trouvee en prison la personne possedant nationale, et meme europeenne, la celebrite.
  
   Dans l'atmosphere est apparu l'effort extraordinaire. Probablement, Robespierre a senti quelque changement aux situations, quelques signaux obscurs du futur.
  
   A la fin du mois de juin 1794, Robespierre a quitte les travaux du Comite du salut public. Pendant 1,5 mois (jusqu'au 26 juillet 1794) Robespierre n'a pas prononce de discours a la Convention nationale ... Le 28 juillet 1794, Robespierre a ete guillotine. Apres un certain temps, De Bougainville fut relache.
  
   La vie subsequente de Bougainville etait egalement tres complete. De Bougainville a agi comme patron du jardinage. Il a embauche un jeune maitre du jardinier Christophe Cochet (1777-1819), a l'age de 22 ans. Il demanda a Christophe de se concentrer sur la croissance des roses. Le cas de l'elevage des roses a commence avec l'aide de Bougainville a atteint une grande echelle et a gagne une grande popularite.
  
   Une fois - deja a la saison froide - de Bougainville observait la pluie avec la neige. Les roses de parc et de jardin a cette epoque ont longtemps cesse de fleurir. Soudain sur sa paume ensemble avec le cristal de neige est tombe le petale. De Bougainville a suggere que le vent souleve les petales, et ils font un vol, voyagent, volent autour du globe. Le flocon de neige fondu pour une raison quelconque a rappele le jet de mer tombant sur le visage lors d'un voyage autour du monde.
  
   A l'epoque de Napoleon Bonoparte de Bougainville devient le senateur (1799), le comte de l'Empire (1808), occupe d'importantes fonctions, recoit les hautes distinctions.
  
   De Bougainville est mort a Paris le 31 aout 1811. Son corps repose dans le Pantheon.
  
   En 1766, de Bougainville a commence le premier voyage francais autour du monde (5 decembre 1766 de Brest).
  
   250 ans se sont йcoulйs. Le 6 novembre 2016 - Thomas Coville a commence son voyage autour du monde, en solitaire, sans escale, sur le trimaran.
  
   Dans la meme annee, 2016 (25 decembre 2016), il l'a complete, etablissant un record de vitesse. La nuit - sur le trimaran. 26 de dйcembre 2016 Thomas Coville - а Brest.
  
  
   Le 14 janvier 2017.
   Experimental de l'express-traduction du russe vers le franзais: 24.08.2017 00:31
  
  
   VI.Il fiaba su di Umberto Nobile.
  
  
   Una volta in ottobre 1925 Umberto Nobile, scendendo alla strada Roma, Leonardo da Vinci ha visto.
  
   "Ciao, l'Insegnante", - detto cortesemente Umberto.
  
   "Ciao, l'ingegnere", - da Vinci ha risposto cortesemente. - "Che riempie il la tua cuore?"
  
   "Ho in programma un grande progetto;" "il mio obiettivo и quello di volare al dirigibile sul Polo Nord!"
  
   "Il Polo Nord...", di da Vinci. "che cosa stai sperando di trovare?"
  
   "La gloria d'Italia!" "Gloria al genio italiano!"-rispose al Nobile.
  
   "Bene questo! " - da Vinci ha sospirato, - "in qualche modo soddisfaremo a esso".
  
   Da Vinci ha tenuto silenzioso.
  
   "E questi ...?", - da Vinci si и muovere vagamente dita nelle aeree ...
  
   "Cosa fare, Maestro", sospirт Nobile. - "Sono pronti a sostenere, parlano della gloria della nazione italiana!"
  
   -Sм, sм! ... Genio e malvagitа... И piщ facile da effettuare, che giustificare...
  
   Da Vinci era di nuovo tranquillo.
  
   - Beh, lo risolveremo qualche volta, anche! Ti auguro successo, ingegnere!
  
   - Arrivederci, Maestro!
  
   Da Vinci camminato piщ lontano, guardando il paesaggio romano.
  
   Nobile accelerт la preparazione del volo.
  
   Il dirigibile norvegese fu presto pronto per la partenza. Un membro dell'equipaggio inatteso и stato aggiunto alla spedizione: un piccolo cane di peso di cinque chili.
  
   Sulla sua strada dall'Italia al Polo Nord, il dirigibile sbarcato il 15 aprile 1926 per diversi giorni in Russia. Abituati ai caldi bordi e trova lontano dalla moglie e la figlia - Nobile sentito a disagio.
  
   Ma alcune delle persone, incontrate in Russia, atteggiamento positivo, Hanno avuto un impatto positivo Nobile. Una donna anziana, serva, lenitiva era e Nobile, e sua figlia. In ogni caso, ha preso un ritratto della figlia di Nobile dal tavolo e ha tenuto qualche corrispondenza con lei.
  
   E il cagnolino, sempre con lui fin dalla partenza dall'Italia, non ha dimenticato Umberto.
  
   Le delegazioni giovanili con rispetto tranquillo continuamente esaminato il dirigibile. Quelle delegazioni in qualche modo hanno avuto un'influenza morale positiva su Umberto Nobile.
  
   Migliaia di uomini e donne di tutte le etа e professioni venuto. E bussando alla porta, dietro la quale si trovava un hangar.
  
   E due giovani chiesero a Umberto Nobile di mostrare la bandiera italiana. I giovani erano rispettosamente toccati dalla tradizionale bandiera a 3 colori.
  
   "Siamo sulla strada per le stelle!"- parlando una strana frase uno dei giovani, un membro di un club di aliante giovanile.
  
   Umberto ha ricevuto un regalo-Custom-Made stivali di pelliccia. Nobile non li ha filmati dal momento della partenza dalla Russia all'Alaska stessa. Stivali favolosi. In effetti, gli stivali "volano velocemente".
  
   Un uomo, alzando le braccia, si precipitт al Umberto giа nell'hangar, prima del volo: "Pregherт per te!" Questo era insolito: Nobile conosceva i cambiamenti avvenuti in Russia.
  
   Un nativo dell'Italia religiosa ha notato questo caso.
  
   Questo momento Umberto Nobile ricordato come una transizione. Passando dal mondo reale nella surreale.
  
   Si udм un grido: "viva l'Italia!". Il dirigibile iniziato il volo dalla Russia - via al Polo Nord. Sentito forti rumori italiana dell'inno nazionale.
  
   Dalle Svalbard ha iniziato, l'11 maggio 1926, infatti, un volo attraverso l'Oceano Artico e attraverso il Polo Nord.
  
   Il volo ha lasciato Umberto Nobile due sensi di sorpresa: in primo luogo, da solo, secondo, dal dirigibile.
  
   La spedizione consisteva di persone diverse. I capi della spedizione erano norvegese Roald Amundsen e Americano Lincoln Ellsworth.
  
   Tuttavia, solo Umberto Nobile aveva qualifiche sufficienti per controllare il dirigibile. Stava preparando il dirigibile e le merci per il volo; Lui, Umberto Nobile, и stato il progettista e creatore del dirigibile.
  
   Umberto Nobile и stato costretto a rimanere in servizio per quasi tutto il tempo-71 ora di volo continuo sopra l'Oceano Artico settentrionale e lo stretto di Bering. Un tal lungo periodo di sveglio nello sforzo nervoso costante era praticamente lontano per tutta la persona.
  
   Nobile и riuscito a raccogliere con le forze, и stato in grado non dormire e gestire efficacemente il dirigibile norvegese per diversi giorni. C'и un piccolo cane da 5 kg nella sua memoria, dormivano tutto lungo il volo.
  
   Il Polo Nord era un deserto gelido senza vita. Il sole и stato osservato piщ volte, permettendo di affinare le coordinate. Nobile sembrava vedere condiscendente il sorriso di Leonardo da Vinci.
  
   Per quanto riguarda il dirigibile. Nobile a volte si и chiesto come ha deciso di sorvolare il Polo Nord. Attraverso l'oceano artico. Il dirigibile и stato progettato per i voli relativamente a lungo raggio sopra il mare Mediterraneo. Durante il volo dall'Italia alle Svalbard, un certo numero di guasti meccanici ha avuto luogo nella parte Motor, e in un volo Transartico dalle Svalbard all'Alaska, i pezzi di ghiaccio scartati da eliche danneggiate gravemente lo scafo... Ci sono stati problemi con di elasticitа, le superfici ghiacciate. Naturalmente, il dirigibile и stato raffinato e modernizzato, ma il compito del volo transarctic и stato, tuttavia, un campo di fortuna soprannaturale.
  
   Il Nobile stanco, il completamento di un volo attraverso l'oceano artico, cliccando sul Polo Nord, и stato in grado di organizzare un successo, atterraggio dirigibile senza scampo nelle Americhe, Alaska, maggio 14, 1926.
  
   Hanno seguito la celebrazione, le feste, le celebrazioni, i premi. Qualcuno potrebbe dire che l'evento и stato una sorta di surreale, fiaba. E, naturalmente, un eccezionale, storico.
  
   Nobile sentм di essere sempre piщ trascinato nella logica della sua storia contemporanea (italiana).
  
   Generale, distinto aeronauta, carattere storico! Che cosa avrebbe potuto impedire la sua "distinta" carriera imminente lui una gloria distintivo?
  
   Il volo del "l'Italia" nel 1928, la successiva conquista del Polo Nord, la conseguente catastrofe, non poteva essere prevenuta. Il salvataggio individuale del Nobile da parte della forza aerea svedese Einar Lundborg e il salvataggio di un certo numero di altri membri dell'equipaggio del dirigibile, rompighiaccio "Krasin".
  
   Il conflitto tra Umberto e l'Elite italiana. Nobile si trasferм a consigliare su questioni di dirigibile in Russia (per cinque anni, 1931-1936) e poi negli Stati Uniti (1939-1945).
  
   Ritornт in Italia nel 1945 e insegnт all'Universitа di Napoli.
  
   Quali pesi si pesa la sua fortuna e l'infortuna? Come и la sua prospera la vita dopo il secondo volo cattivo al Polo Nord (sul dirigibile italiano) confrontare la morte di Roald Amundsen, la scomparsa di altri membri di altre spedizioni polari?
  
   Morм a Roma nel 1978, all'etа di 93 anni, con la reputazione di un ingegnere di talento che era un fortunato (e sfortunato) aeronauta. Un volo Transartico unico e fiabesco sul Polo Nord.
  
   Ad uno dei residenti di Roma, la raffica di vento ha respinto la risposta di Leonardo da Vinci ad una domanda da Columbus: "Sai, capitano.... Non c'era e non ci poteva essere isole tropicali... Umberto Nobile - generale. и incline all'eroismo..."
  
   17 gennaio 2017
   Sperimentale accelerata la traduzione dal russo all'italiano: 24.08.2017 15:10
  
  
   VII.The Tale of Umberto Nobile.
  
  
   Once in October, 1925 Umberto Nobile, walking on the street Rome, have seen Leonardo da Vinci.
  
   "Hello, Teacher", - have politely said Umberto.
  
   "Hello, engineer", - da Vinci has politely answered. - "What has filled your heart?"
  
   "I have been captured by a great project;" "My goal is to fly the dirigible over the North Pole!"
  
   "To the North Pole ...", - da Vinci said. - "What do you hope to find?"
  
   "The Glory of Italy!" "The Glory of the Italian Genius!"-replied Nobile.
  
   "Well that!" - da Vinci has sighed, - "we somehow will suit it".
  
   Da Vinci has kept silent.
  
   "And these ...?", - da Vinci has vaguely moved fingers in air ...
  
   "What to do, the Teacher", - too has sighed Nobile. -"They are ready to support, they speak of the glory of the Italian nation!"
  
   -Yes, yes! ... Genius and wickedness ... It is easier to do, than to justify ...
  
   Da Vinci was quiet again.
  
   - Well, we'll solve it sometime, too! I wish you success, engineer!
  
   - Goodbye, teacher!
  
   Da Vinci walked farther by looking at the Roman scenery.
  
   Nobile accelerated the preparation of the flight.
  
   The Norwegian dirigible was soon ready for departure. An unexpected crew member was added to the expedition: a small dog weighing five pounds.
  
   On his way from Italy to the North Pole, the dirigible landed on 15 April 1926 for several days in Russia. Accustomed to the warm edges and torn away from the wife and daughter - Nobile felt uncomfortable.
  
   But some of the people encountered, cheered up Nobile in Russia. Some old woman, servant, soothing was and Nobile, and his daughter. In any case, she took a portrait of Nobile's daughter from the table and held some correspondence with her.
  
   A dog, who was constantly with him since the departure from Italy, has not forgotten Umberto.
  
   Uninterrupted youth delegations have seen the dirigible with quiet respect. These delegations somehow morally reinforced Umberto Nobile.
  
   Thousands of men and women of all ages and professions came. They entered the gates behind the towered hangar.
  
   And two young men asked Umberto Nobile to show the Italian flag. They respectfully touched the 3 colour flag.
  
   "Captain, we're going to open the way to the stars!", silently said a strange phrase by one of the boys, a member of a glider club.
  
   A gift - custom-made fur boots - Nobile did not take off from the time of departure from Russia and to Alaska itself. Fabulous boots. Actually, the boots are bystrolety ("fast-flying").
  
   A certain person, raising hands, jumped to Nobile in the hangar, before the flight: "I will pray for you!" This was unusual: Nobile knew about the changes that had occurred in Russia. The case was remembered by a native of religious Italy.
  
   This moment Umberto Nobile remembered as a transition from a real to a surreal world.
  
   "Long live Italy." The airship started from Russia - and further to the pole - under the sound of the Italian national anthem.
  
   From Svalbard began, on May 11, 1926, in fact, a flight through the Arctic Ocean and across the North Pole.
  
   The flight left Umberto Nobile two senses of surprise: first, by itself, second, by the airship.
  
   The expedition consisted of different people. The expedition's leaders were Norwegian Roald Amundsen and American Lincoln Ellsworth.
  
   However, only Umberto Nobile had sufficient qualifications to control the airship. He was preparing the airship and the goods for flight; He, Umberto Nobile, was the designer and creator of the airship.
  
   Umberto Nobile was forced to remain on duty for almost all time - seventy-one hour - of continuous flight over the northern Arctic Ocean and the Bering Strait. Such a long period of awake in constant nervous stress was practically far for any person.
  
   Nobile managed to gather with the forces, was able to not sleep and effectively manage the Norwegian blimp for several days. There's a little 5 kg dog in his memory, almost the whole flight sleeping near.
  
   The North Pole was a lifeless icy desert. The sun has been looked at several times, allowing the coordinates to be refined. Nobile seemed to see icondescending the smile of Leonardo da Vinci.
  
   As for the dirigible. Nobile sometimes asked himself how he decided to fly over the North Pole. Through the Arctic Ocean. The airship was designed for relatively long-range flights over the Mediterranean Sea. During the flight from Italy to Svalbard, a number of mechanical breakdowns took place in the motor part, and in a transarctic flight from Svalbard to Alaska, the pieces of ice discarded by propellers severely damaged the hull ... There were problems with the elasticity, the ice-freezing surfaces. Of course, the airship was refined and modernized, but the task of the Transarctic flight was, however, a field of supernatural luck.
  
   "Ambition and contempt for danger", "the irresistible attraction of the name Amundsen - conqueror of the South Pole," "the desire to see one of the airships created by Italians in Great flight" - such were, among others - the motivations of Umberto Nobile .
  
   The overtired Nobile, completing a flight across the Arctic Ocean, clicking over the North Pole, was able to organize a successful airship landing in the Americas, Alaska, on May 14, 1926.
  
   They followed the holidays, the celebrations, the awards. Someone would say the event was some kind of surreal, fairy tale. And, of course, an outstanding, historic.
  
   Nobile felt that he was increasingly being dragged into the logic of contemporary his (Italian) history.
  
   General, distinguished balloonist, historical character! What could have prevented his "distinguished" career, forthcoming him a distinctive glory?
  
   The Flight of "Italy" in 1928, the next achievement of the North Pole, the ensuing catastrophe, could not be prevented. The individual rescue of the Nobile by the Swedish Air Force Einar Lundborg and the rescue of a number of other members of the airship's crew, icebreaker "Krasin".
  
   The conflict relationship between Umberto Nobile and ruling Italian elite. Nobile moved to advise on's airship issues to Russia (for five years, 1931-1936) and then to the United States (1939-1945).
  
   He returned to Italy in 1945, and taught at the University of Naples.
  
   What weights do you weigh his luck and unluckyness? How is his-prosperous, in general-life after the second polar Bad flight (on the Italian airship) compared to Raul Amundsen's death, the disappearance of other members of other polar expeditions?
  
   He died in Rome in 1978, at the age of 93, with the reputation of a talented engineer who was a fortunate (and unlucky) balloonist. The Participant of A unique fairy tale transarctic flight over the North Pole.
  
   To one of the residents of Rome, the gust of wind dismissed the response of Leonardo da Vinci to a question from Columbus: "You know, Captain. ... There was no and there could be no tropical islands ... Umberto Nobile - General. He is prone to heroism ..."
  
  
   January 17, 2017
   This translation: 24.08.2017 17:10
  
  
   VIII.The tale of Krzysztof Baranowski..
  
  
   1972. Atlantic. The coast of Canada, Newfoundland, is approaching.
  
   Late evening. Suddenly the Baranowski saw Arkady Fiedler.
  
   - Arkady, hello. I like your book "Canada smelling of pitch".
  
   - Hello, Krzysztof. I can tell you a little bit about Canada in 1935, what I wrote in my book. Will it be helpful to you? You - alone on a yacht crossing the Atlantic Ocean?
  
   - Arkady, I'm taking your proposal with interest. We're in the ocean. The waves are overboard. Nice friendly communication.
  
   Arkady Fiedler talked about Canada. But not only. The perception of the nature of Canada in 1935, he supplemented the biographical essays, the Loneliness of emigrants, and the complex, unusual, strange and illogical fates of others. Spoke of a "pathetic mood", a commitment to the idea of "the crucified nation's". Mention was also made of notions such as the "stale circle of petty interests", "Minshhina" and "Panshhina".
  
   Of course, if it hadn't been a friendly conversation between two fellows, the Krzysztof could ask, "in your book, Arkady, one of the graduates of the military Engineering school in Kamianets-Podilskyi became an outstanding famous Canadian engineer in the 1860-X-1870-year era, and then, apparently, an English lord." And the other alumni? "The wilderness Minsk" plus mysterious, but some scary, "Panschina"? "Are mired" in musty a circle of petty interests? But the maps of any scale with their network of railroads do not indicate the existence of the "wilderness Minsk". However, the format of the meeting of two writers on a yacht in the middle of the ocean was not intended for critical assessments.
  
   Like bumping in mind on September 1, 1939, Arkady Fiedler suddenly stopped up his story.
  
   The night was over.
  
   - You know, Arkady, - pause said Krzysztof, - I Mariner, traveler, athlete, sailor, writer. Many events in my life have been kind of training. By the way. Did you account for the historical practice? New qualities, new people created by such training?
  
   Arkady Fidler looked at the interlocutor in astonishment.
  
   - Krzysztof! We're on the yacht! The waves are overboard! Are you all right?
  
   - Arkady! .. That's just the point, that now it's 1972, and we cut the waves of the Atlantic Ocean on the yacht, going from Europe to America ... Almost like Christopher Columbus ... To you the phrase "historical training" may seem unexpected and superficial. Let it be so. Not in this case. It's different. If the athlete is on the yacht, sailing keel down, and the mast up, if the yacht then turns over, and the yachtsman swims in the overturned yacht - masts down, if then the yacht returns to its former position with the keel down, and the athlete, pulling himself together and concentrating, continues Route, then, surviving in these incidents, the sailor becomes a slightly different person. And if he continues the route after several overturnings, then, consider, he has acquired new qualities. Yes, the yacht - in general - is not designed for such events. But if such events do happen, the sea trekking should be continued.
  
   Arkady Fiedler watched with increasing amazement the Krzysztof Baranowski.
  
   -Are there any such athletes, Krzysztof? I cannot, of course, tell you exactly how best to proceed after the move of the yacht. Maybe an emergency distress signal seems too hasty, maybe not necessary. But in any case, the most energetic measures for salvation are natural. The continuation of the route after the overturn of the yacht, and even more so after a few overturns, seems like some unnatural insistence. Out of courtesy, refrain from the word "stubbornness."
  
   - Thank you, Arkady, for the story and the opinions expressed. As you rightly said, we're on a yacht. Yes, we're in the middle of the ocean, and now it's 1972. So the route goes on. By the way. Look deep, Arkady!
  
   For a while, Arkady Fiedler quietly looked at the Krzysztof Baranowski.
  
   Then Fiedler said, "Krzysztof, you succeed."
  
   And disappeared.
  
   Baranowski continued trip. From the shores of America, the yacht went to Africa. And from South Africa to Australia. In the Indian Ocean transition, in the "Roaring forties", where sailor meets powerful currents, storm winds, power waves, and where these factors are summed over seamount ridges to stop a sailor, the Baranowski's yacht several times has turned over.
  
   The possibility of such incidents sailor known from the books and stories of the predecessors. During the rollovers, the wooden masts collapsed, leading to catastrophes.
  
   The steel masts of "Polonez" , yachts of Baranowski, passed the test. Having guided the yacht possible order in the stormy ocean, Baranowski continued the route.
  
   Another stop took place in Australia. It has become clear that the continuation of swimming will be very risky.
  
   Baranowski covered the fluctuations.
  
   He remembered his homeland, house, family. In his mind there were fellow-countrymen, shipbuilders, shipyard workers.
  
   More or less constant in the memory and consciousness of the yachtsman was the presence of radio enthusiasts, - the inhabitants of many countries-seeking to provide emotional support, to help provide useful information. In almost all ports Baranowski met with positive attention and assistance.
  
   It turned out that all this complex of memories contributed not so much to the cessation of navigation, but to the aspiration to continue the sea voyage.
  
   "Historical practice?"- thought, maybe, Baranowski
  
   He continued to swim around the globe. Curve Cape Horn, went to Falklands. Next - Britain, Poland.
  
   Great meeting. Congratulations, awards.
  
   The literature argued that Baranowski became the thirteenth sailor, who walked alone on the boat around the world.
  
   What criteria were not entered into the calculation method, success was obvious and undeniable.
  
   On one of the expressive photos Baranowski - with the predecessors: the sailors yachtsmen. An involuntary definition is requested: "Legendary". How could the word "legendary" be interpreted? The Book of Baranowski, electronic copy, presents a photograph of yachtsman at the podium in Szczecin with the Secretary of the PUWP (24 June 1973).
  
   Having started writing a book "Around the World on the "Polonaise"" ("Polonezem dookoіa ўwiata"), Baranowski worked at a desk.
  
   In the chair, Arkady Fiedler showed up.
  
   - Congratulations, Krzysztof! A magnificent Sea trekking around the World !
  
   - Our meeting in the Atlantic is one of my unusual and pleasant memories, - Baranowski greeted Fiedler.
  
   - Krzysztof! Being guided on heavenly bodies, and having successfully bypassed around Earth, you have once again proved correctness of the heliocentric concept, - Fidler has playfully added.
  
   -Could I do differently, Arkady?
  
   - Krzysztof, thoughts concerning the qualities formed by swimming in the turned-over yacht have seemed to me interesting. Concentration, courage, ability not to be lost in difficult circumstances, ability to resist to difficulties ... It doesn't seem to you that all these qualities - from the sphere of military science, sport and - somewhat - from similar, adjacent fields of activity?
  
   Baranowski with curiosity was focused on Fidler. Having stopped a look on the interlocutor, he waited for continuation.
  
   Pause, A. Fiedler added:
  
   - It seems to me that swimming on a yacht before, during and after a turning over - is a way to broaden consciousness, develop your horizons, make the world view universal.
  
   -You could say, "cosmic",- noticed in passing Baranowski, (somehow) associatively recalling the Copernican Scientific Revolution. The world famous scientist wrote and distributed among friends, in about 1503-1512 years, a handwritten synopsis of his theory (in 1854, Ian Baranowski issued a complete Copernicus meeting in Latin and Polish).
  
   -The expansion of consciousness, the development of the horizon, the universality of the world of worldview, - continued by Fiedler, - contributes to the formation of scientific and literary abilities.
  
   -Well ... We can meditate: who conspired, designed, built railroads, airplanes, rockets? If you wish, we can also remember the helicopters ...
  
   Fiedler was kind of paused for a moment. He then Mentally Identified the thickness of the manuscript Lying in front of Baranowski.
  
   Baranowski translated the look on the book Fiedler in the bookcase.
  
   - A lot of sheets, - spotted Fiedler.
  
   - A weighty book, - agreed Baranowski.
  
   The Buddies - travelers and writers - laughed.
  
  
  
   February 9, 2017-March 17, 2017.
   This translation: 25.08.2017 14:47
  
  
   IX.Opowieўж o Krzysztof Baranowski.
  
  
   1972. Atlantyku. Wybrzeїu Kanady, Nowej Fundlandii, zbliїa siк.
  
   Pу?nym wieczorem. Nagle Baranowski zobaczyі Arkady Fiedler.
  
   - Arkady, Witam. Podoba mi siк twoja ksi?їka "Kanada pachn?ca їywic?".
  
   - Witam, Krzysztof. Mogк powiedzieж trochк o Kanada w 1935, co napisaіem w mojej ksi?їce. Bкdzie to pomocne dla Ciebie? Ty sam na jachcie przekraczania Atlantyku?
  
   - Arkady, biorк swуj wniosek z zainteresowaniem. Jesteўmy w oceanie. Fale s? za burtк. єadne przyjaznej komunikacji.
  
   Arkady Fiedler mуwiі o Kanadzie. Ale nie tylko. Postrzeganie natury Kanada w 1935, on uzupeіniony biograficzny eseje, samotnoўж emigrantуw i zіoїone, niezwykіe, dziwne i nielogiczne losy innych. Mуwiі "їaіosne nastroju", zobowi?zanie do idei "ukrzyїowany narodu". Byі rуwnieї wspomnieж pojкж takich jak "starych koіo interesуw drobnych", "Minshhina" i "Panshhina".
  
   Oczywiўcie, gdyby nie byіo przyjazne rozmowy miкdzy dwуch kolegуw podrуїnych, Krzysztof moїe zapytaж "w twoim ksi?їce, Arkady, jeden z absolwentуw szkoіy inїynierii wojskowej w Kamieniec Podolski staі siк inїynier wybitny kanadyjski sіynny w erze 1860-X-1870-roku, a nastкpnie, najwyra?niej, angielski lord. A innych absolwentуw? "Pustynia Miсsk" plus tajemnicza, ale przeraїaj?ce, "Panschina"? "S? pogr?їone w wyschіy krкgu interesуw drobnych"? Spуjrz mapy dowolnej skali z ich sieci linii kolejowych na "pustyni Miсsk". Sieж kolejowa to "pustynia w regionie miсskim"?" Jednak format spotkanie dwуch pisarzy na jachcie na ўrodku oceanu konfiguruj rozmowк bez krytyki.
  
   Jakby potkn?ж siк mentalnie o wydarzeniach z 1 wrzeўnia 1939 r., Arkady Fiedler nagle skrуciі swoj? historiк.
  
   Noc siк skoсczyіa.
  
   - Wiesz, Arkady, - odparі Krzysztof po chwili, - jestem marynarzem, podrуїnikiem, sportowcem, pisarzem. Wiele wydarzeс w moim їyciu to jakieў szkolenie. Przy okazji. Czy wzi?іeў pod uwagк historyczne szkolenie? Powstanie nowych cech?
  
   Arkady Fiedler byі zdziwiony.
  
   - Krzysztof! Jesteўmy na jachcie! Fale s? za burtк! Czy wszystko w porz?dku?
  
   - Arkady! Faktem jest to, їe teraz w 1972 roku i jesteўmy na jachcie, pіyniemy na falach Oceanu Atlantyckiego, kieruj?c siк z Europy do Ameryki... Prawie jak Hristofor Kolumb ... Ty fraza "szkolenie historyczny" moїe wydawaж siк nieoczekiwane i powierzchowne. Niech tak bкdzie. To nie jest kwestia. Jest inaczej. Jeўli sportowiec jest na jachcie, pіywaj?ce kil dуі i masztуw w gуrк. A nastкpnie, gdy jacht jest odwrуcony, a їeglarstwo їeglarz w przewrуconego jachtu - maszty w dуі. Sportowiec znajduje siк na jachcie. Jeўli іуd? powrуci do swojej poprzedniej pozycji. I sportowiec kontynuuje trasк. Marynarz staje siк nieco inn? osob?. A jeўli kontynuuje trasк po kilku overturnings - nabraі nowych cech. Tak, jacht - w ogуle - nie jest przeznaczony do takich zdarzeс. Ale jeўli takie zdarzenia siк zdarzaj?, trekking na morzu musi byж kontynuowany.
  
   Arkady Fidler wzbudziі zdziwienie w stronк Krzysztof Baranowski.
  
   - Czy istniej? takie sportowcуw, Krzysztof? Ja nie oczywiўcie, powiedzieж dokіadnie, jak najlepiej postкpowaж po overturning, odwrуcony jachtu. Moїe sygnaіu alarmowego cierpienia wydaje siк zbyt pochopne, moїe nie jest to konieczne. Ale w kaїdym razie, najbardziej energiczne ўrodki zbawienia s? naturalne. Kontynuacja trasy po kolei jachtu, a jeszcze bardziej, po paru overturnings, wydaje siк trochк nienaturalny nacisk. Z grzecznoўci powstrzymaж siк od sіowa "upуr".
  
   - Dziкkujк, Arkady, historia i opinie wyraїone. Jak sіusznie powiedziaі, jesteўmy na jachcie. Tak, jesteўmy w ўrodku oceanu, a teraz to 1972. Tak dzieje siк trasa. Przy okazji. Spуjrz gікboko, Arkady!
  
   Na chwilк Arkady Fiedler spokojnie spojrzaі na Krzysztof Baranowski.
  
   Nastкpnie powiedziaі: "Krzysztof, sukces dla Ciebie!"
  
   I znikn?і.
  
   Wycieczka Baranowski ci?g dalszy. Od brzegуw Ameryki jacht udaі siк do Afryki. I z Afryki Poіudniowej do Australii. W przejўciu Oceanu Indyjskiego, w "Roaring czterdziestych", gdzie spotyka siк pr?dy, storm winds, moc fal, a w przypadku, gdy te czynniki s? sumowane seamount grzbietami przestanie marynarza, Baranowski jacht byіo overturned.
  
   Moїliwoўж takich incydentуw їeglarz, znana z ksi?їek i opowiadaс poprzednikуw. Podczas najazdуw drewnianych masztуw upadі, co prowadzi do katastrofy.
  
   Maszty stalowe "Polonez", jachty Baranowski, wytrzymaі testy. Baranowski przygotowaі wzglкdny porz?dek na jachcie w burzliwym oceanie. i dalszy, pіywanie.
  
   Kolejny postуj odbyі siк w Australii. Staіo siк jasne, їe kontynuacja pіywania bкdzie bardzo ryzykowne.
  
   Baranowski odczuі wahania.
  
   Przypomniaі sobie ojczyznк, dom, rodzinк.
  
   Mniej lub bardziej staіy w pamiкci i ўwiadomoўci їeglarz byіa obecnoўж radio entuzjastуw-mieszkaсcуw wielu krajуw stara siк zapewniж wsparcie emocjonalne, ktуre pomog? dostarczyж uїytecznych informacji. W prawie wszystkich portуw Baranowski spotkaі siк z pozytywne uwagi i pomoc.
  
   Okazaіo siк, їe caіy ten kompleks wspomnieс wzywaі nie tyle do zaprzestania pіywania, ale takїe wzmacnia pragnienie kontynuowania marszu.
  
   "Szkolenie historyczne?" - pomyўlaі Baranowski.
  
   Baranowski wci?ї opіyn?і glob. Przyl?dek Horn, Falklandy. Dalej - Wielka Brytania, Polska.
  
   Wielkie spotkanie. Gratulacje, nagrody.
  
   W literaturze stwierdzono, їe Baranowski zostaі trzynastym jachtуw, ktуry sam poszedі na jacht na caіym ўwiecie.
  
   Jakie kryteria nie zostaіy wprowadzone do metody obliczania, - sukces byі oczywisty i niezaprzeczalny.
  
   W jednej z fotografii Baranowski - z poprzednikami, marynarzy. Definicja jest nieўwiadomie: "Legendarne". Jak moїna interpretowaж sіowa "legendarnego"? Baranowski, s?dz?c po jego elektroniczn? kopiк ksi?їki prezentuje fotografiк їeglarz na podium w Szczecinie z sekretarzem KC PZPR (24 czerwca 1973).
  
   Pocz?wszy pisania ksi?їki " Polonezem dookoіa ўwiata "", Baranowski pracowaі przy biurku.
  
   W fotelu pojawiі siк Arkady Fiedler.
  
   - Gratulacje, Krzysztof! Wspaniaіa wyprawa na caіym ўwiecie!
  
   - Nasze spotkanie na Atlantyku jest jednym z moich wspomnieс nietypowe i przyjemny, - Baranowski powitaі Fiedler.
  
   - Krzysztof! Skupiaj?c siк na ciaіach niebieskich i pomyўlnie okr?ї?c Ziemiк, po raz kolejny okazaі siк odpowiednie pojкcia heliocentryczny, - dodane Fiedler.
  
   - Mogіabym zrobiж coў inaczej, Arkady?
  
   - Krzysztof, myўlaіem o ciekawych myўlach o zaletach pіywania w przewrуconym jachcie, w overturning jachcie. Gromadzenie, odwagi, nie trac?c w trudnej sytuacji, zdolnoўж do wytrzymaж trudnoўci... Czy uwaїasz, їe wszystkie te cechy s? ze sfery spraw wojskowych, sportowe i w podobnych sfery dziaіalnoўci?
  
   Baranowski z ciekawoўci koncentruje siк na Fiedlere. Patrz?c na rozmуwcк, czekaі na kontynuacjк.
  
   Pauza, Fiedler dodano:
  
   - Wydaje mi siк, їe їeglarstwo, przed, podczas i po overturning, wywrуcenia zwiкksza ўwiadomoўж, poszerza horyzonty, sprawia, їe obraz ўwiata jest uniwersalny.
  
   - Moїna powiedzieж, "cosmic", - zauwaїyіem Baranowski, asocjacyjnie (jakoў) przypominaj?c, naukow? rewolucjк Kopernika. ?wiatowej sіawy canonicus pisaі i rozpowszechniaі wўrуd przyjaciуі, w okoіo lat 1503-1512, odrкczne streszczenie swojej teorii (w 1854, Ian Baranowski wydane peіne spotkanie Kopernika w іaciсskim i polskim).
  
   - Poszerzenie ўwiadomoўci, rozwуj horyzontуw, powszechnoўж ўwiatopogl?dowych, - Fiedler nadal przedstawiі swуj punkt widzenia, - przyczynia siк do powstawania zdolnoўci naukowe i literackie.
  
   - Dobrze... Moїe rozwaїaж: kto zaprojektowane, zbudowane, koleje, samoloty, rakiety? Jeўli chcesz, moїna rуwnieї pamiкtaж helikoptery...
  
   Fiedler s? ciche na chwilк. Nastкpnie on psychicznie ustalona gruboўж rкkopis leїy przed Baranowski.
  
   Baranowski spogl?da na ksi?їkк Fiedler w szafie.
  
   - Sporo arkuszy, - zauwaїyі Fidler.
  
   - Powaїna ksi?їka, - zgodziі siк Baranowski.
  
   Kumple - podrуїuj?cy i pisarzy - popatrzyli na siebie z uўmiechem.
  
  
   Luty 9, 2017 - Marzec 17, 2017. Eksperymentalne przyspieszone tіumaczenie z jкzyka rosyjskiego na polski: 25.08.2017 22:52
  
  
   X.The Tale of Confucius.
  
  
   The founder of one of philosophical schools Shang Yang has addressed Confucius:
  
   - Mr. Confucius! You the adherent of humaneness, philantrophy, justice, obedience to the laws in force and keeping of fixed ceremonials, truthfulness, faithfulness and fairness ...
  
   Your ideas receive confession in Celestial - and in the society of the far future.
  
   Will be many centuries. The young man keen by study, aspiring to knowledge, will come in life.
  
   He will write the essays on your books. These essays will place on walls of his school as an example for other learners. He will learn by rote the texts of ancient sapients. He will work in library of Peking University.
  
   He will take a great interest in the Napoleon's personality, the ideas of the revival of military prowess and the rebuilding of the greatness of the Empire of China.
  
   He will head revolutionary changes, the masses of the people will put to the pains, hardships.
  
   He will lead the country to real independence. China becomes the great global power. By then, when he will die, China becomes - strong, unified, quickly developing.
  
   My question to you about this the young man. Your opinion: this the young man followed your doctrine?
  
   Shang Yang was waiting for the opinion of Confucius. Confucius meditated.
  
   Then has expressed is abstract a little:
  
   - The knightly man with virtue expects behests of an Empyrean.
  
   The launched orbital station - the space research laboratory - expected the first visitor.
  
   The employees of Orbital Flight Management have concentrated: the entrance hatch has opened, there has come the responsible moment.
  
   The suddenly solar breeze has made audible for the connection participants the words of another radio program, - transferring from other radio-wave: "The knightly man with virtue expects behests of an Empyrean".
  
   The participants of a session of connection have begun to smile, having counted a classical phrase by a good omen.
  
   Short applause.
  
   There has come the moment of the reports - from a station, according to the fixed form.
  
   Shang Yang was thinking about the words of Confucius. After a pause, Confucius has added:
  
   - Mr. Shang Yang! The new generations, other young people will come in life. They will have possibilities to study works of ancient sapients. These young people will write the essays, will work in libraries ...
  
   Thoughtfully looking on a line of horizon, Confucius has finished an idea:
  
   - Nobody can separate ancient sapients from you. Nobody can select them from you! The works of Confucius is always with you!
  
   February 24 2017 - March 01, 2017.
  
   This translation: 27.08.2017 15:03 (Перевод с русского на английский язык миниатюры Залесского Владимира Владимировича "Сказка о Конфуции").
  
   XI. Dialogue about unspoken.
  
  
   The Reader(man) and Reader(woman) went along the street, debating books recently read.
  
   The street hum muffled their words and prevented to hear each other clearly.
  
   - Read the works of Yury Trifonov, - said the Reader(man).
  
   - Nikolay Mikhailovich Karamzin in "History of the Russian State" wrote about the relations of Russia (Moscow Rus') and Grand Duchy of Lithuania. How to name of the inhabitants of Russia - question does not arise. And how to name the inhabitants of Grand Duchy of Lithuania? - the Reader(woman) was shared by impressions.
  
   - "For us, Soviet people, are clear the ideas and the feelings of heroes of Chekhov! You see our country has changed unrecognizably, the customs, life of the people, all world have changed. And however - as are close, as be clear!" - the Reader(man) of the word of Yury Trifonov as quoted.
  
   - Karamzin names The Grand Duchy of Lithuania by Lithuania, and inhabitants of this state (Duchy) he names by the Lithuanians. "Lithuanians" - this term in Karamzin's "History" dominates. It is "inconvenient". The ethnic Lithuanians and Lithuania (ethnic territory) existed at times of Karamzin. Small - "ethnic" Lithuania (partially) some centuries was integrated into hugeness Grand Duchy of Lithuania. Especially, presently, at our epoch, it is "inconvenient" to name by "Lithuanians" of all inhabitants of Duchy, when there is the small Baltic state a Lithuania. Inconvenience, mixture of notions.
  
   - About the grandmother on the part of the mother, Tatyana Aleksandrovna Slovatinskaya, Yury Trifonov mentions: " At one time she studied in music in Wilno (Vilnius)... ", - the Reader(man) has noticed.
  
   - How to name the inhabitants of Grand Duchy of Lithuania? - the Reader(woman) set forth doubts. - Members of the Polish-Lithuanian szlachta? Between the dynastic union of 1385 and state union (association of two states of Poland and Lithuanian Duchy in Crown of the Kingdom of Poland and the Grand Duchy of Lithuania) in 1569 almost two centuries have passed ... The Duchy existed. Had inhabitants. How them to name? At Karamzin's "History" the word "litvin" twinkles. But, probably, this word strange sounded and in times of Karamzin. It especially is strange sounds now.
  
   - Yury Trifonov has written about the neighbour (on garden) - writer, talented poet, literary functionary, main editor of a magazine - A. T. Tvardovsky: " Later, when I have analyzed Aleksandr Trifonovich closer, I have understood, that his character is intricate, I have descried as he simple-hearted and is suspicious simultaneously, and is a lot of in him of simpleness, pride, nobleman arrogance (honor) and peasant kindness... ", - the Reader(man) continued.
  
   The Reader(man) and Reader(women) were overtaken by the amateur of poetry, muttered under a nose: " Legends of bygone years. Memoirs of ancient fairs".
  
   Ahead on a course of the interlocutors the group of the tourists was placed.
  
   In front of group of the tourists the guide attempted to shout over street hum to mention a campanile "Ivan Great".
  
   Machine with diplomatic numbers has induced someone to the commentary on her state belonging.
  
   The votes merged. The words were imposed. The Reader(woman) heard: "...Great... "... "...Lithuanians... ".
  
   - "He has opened great force of unexpressed", - the Reader(man) continued.
  
   On a traffic light green light was lit.
  
   The Reader(man) and Reader(woman) have begun to cross a street.
  
   August 27, 2017 - August 28, 2017.
  
   This translation: 31.08.2017 01:30
  
  
   XII. The Tale about German archaeological projects of the XIX century.
  
  
   In cafe - library, founded by Gorky, some readers were grouping together to have cups of coffee. They debated the read books.
  
   - At the large German writer (and scientist) Heinrich Alexander Stoll two books are most known: "The Gods and Giants" ("Götter und Giganten") and "Schliemann. Dream of a Troy" ("Der Traum von Troja"), - the Writer has said. - In both books the speech goes about archeological excavations. Which were realized in territory Ottoman Empire in XIX a blepharon by the famous German scientists.
  
   - Yes, the interesting impression is made by these books, - the Builder has agreed. - First, these books are perfectly written. Thin literary job. Secondly, the literary heroes are interesting.
  
   - What involves attention in the persons of German archeologists, described by Heinrich Stoll? - has set a question the Designer. And itself has answered:
  
   - Purposefulness, keenness, organization, vigour, self-feedback, working capacity and diligence, feeling of the debt, erudition, wide cultural civilization an outlook.
  
   - Heinrich Stoll described the archeologists, whose names are entered in a history of global culture, - the Builder has added. - For example, Heinrich Schliemann, Carl Humann, Theodor Wiegand.
  
   - Look, how is healthy is written by Stoll, - the Writer has paid attention interlocutors. - "Just as baron Munchausen has pulled out itself together with horse from a bog for own queue, and Wiegand has seized itself by a collar and has lifted on the first step of a ladder. Archaeologic the gods have approved it "out of pity and mercy to the man without any merits and worthinesses ", as is said in the lutheran catechisn. ". Excellently! The books about fantastic germans?
  
   - Book of Heinrich Stoll "Schliemann. The dream of a Troy" is more focused on the description of the person, biography, - the Designer has specified. - Book "The Gods and Giants" - most interesting art description of historical destiny of the Pergamon Altar (one of the most remarkable saved products of antique art), story about successful realization large social, archaeological project.
  
   - Ability of Heinrich Stoll to state a material in two thematic formats - "biographic" and "projective" - reminds a subtlety of skills of the ancient foremen, - the Writer has added. - For example, the ancient foremen applied entasis (thickening, "tumescence" of lines). By modern people, the use of enthasis in the architectural practice of the ancients was discovered almost two millennia - has found confirmation in a course of the Pergamon of excavation. Stoll writes about this art ancient.
  
   - In the historically short terms were carried successfully out and are completed scale archaeological projects: excavations, carriage, placings of artefacts in Europe, formation of expositions, - the Builder has expressed.
  
   Politics has sighed:
  
   - It is not necessary to simplify. Heinrich Schliemann put the large efforts, that his name was connected with Troy excavations. That him not "would push aside" from results. He connected press. He actively published his works. Organized conferences.
  
   - Humann was supported by the entire German bureaucratic machine. From the Emperor up to recipients of a grants, - the Designer has noticed. - Certainly, in practice without the drags and hitches did not manage.
  
   - Europe... - thinking about something, Writer melancholically has said. - One of the large German Berlin officials (if to believe art reconstruction of Stoll) explained for working on territory Ottoman Empire archeologist Karl Humann: " The Fatherland should be based on honour, instead of on violence, the ruse hardly will give that calcareous solution, which will save his walls stable and strong. You - christian, and, hence, I can quote to you two places from the Bible. "Let every one who names the name ofthe Lord depart from unrighteousness." (2 Timothy (Second message to Timotheus), ch. 2, 19), - the Bible speaks, and word " unrighteousness" to us is necessary to understand very widely, so I consider! And more one place: "Getting treasures by a lying tongue is a fleeting vapor for those who seek death." (Book of Proverbs ("Proverbs (of Solomon)", ch. 21, 6). But I shall not read you the notation, dear friend. Certainly, we want to make our museums large and beautiful. But we want to receive all honestly and anybody, as you have said, - not deceive. (...) With "hurrah - patriotism" will not work neither large politics, nor ours small - museum. " (I quote on an electron repetition of the book of Stoll, without verification". Translation from translation).
  
   - People of "old" views, "of an old ferment"? - was set by a question of Politics. - the Image is a little the fantastic German official.
  
   - Karl Humann has received glory, positions, money, various orders, honourable doctor's degree, he became the privy councillor. His bust was exposed in one of museums of Berlin even at life, - the Designer has continued. - Heinrich Schliemann has earned the large money in first half of life, and second half has brought to him scientific success and global brilliant glory.
  
   - The achievements of Schliemann, Humann, Wiegand amaze imagination, - the Writer has noticed. - Troy! Pergamon - the capital of the Kingdom of Pergamon during the Hellenistic period under the Attalid dynasty! Other symbols of global archaeology!
  
   - Storied German archaeological engine of the XIX century! - joked Designer.
  
   The interlocutors with interest have seen at him.
  
  
   August 29, 2017. This translation: 31.08.2017 13:14
  
  
   XIII. Das Märchen über die deutschen archäologischen Projekten des XIX Jahrhunderts.
  
  
   Im Café-Bibliothek M.Gorkis hinter den Tassen des Kaffees haben sich etwas Leser versammelt. Sie besprachen die gelesenen Bücher.
  
   - Der berühmteste deutsche Schriftsteller Heinrich Alexander Stoll ist am besten für zwei Bücher bekannt: "Götter und Giganten" und "Schliemann. Der Traum von Troja", - sagte der Schriftsteller. - In beiden Büchern handelt es sich um die archäologischen Ausgrabungen. Die auf dem Territorium des Osmanischen Reiches im XIX Jahrhundert von berühmten deutschen Wissenschaftlern durchgeführt wurden.
  
   - Ja, eine interessante Erfahrung produzieren diese Bücher, sagte der Baumeister. - Erstens, gut geschrieben. Dünne literarische Arbeit. Zweitens, interessant literarischen Helden.
  
   - Was erregt die Aufmerksamkeit in den Persönlichkeiten deutscher Archäologen, die von Heinrich Stoll beschrieben wurden? - Fragte der Designer. Und er antwortete:
  
   - Zielstrebigkeit, Engagement, Selbstdisziplin, Elan, Hingabe, Arbeitskraft und Fleiß, Pflichtgefühl, Bildung, ein breites Kultur-zivilisatorische Horizont.
  
   - - Heinrich Stoll beschrieb die Archäologen, deren Namen eingeschrieben in die Geschichte der Weltkultur, - fügte der Baumeister hinzu. - Zum Beispiel Henry Schliemann, Carl Humann, Theodor Wiegand.
  
   - Sehen Sie, wie groß es in Stoll geschrieben ist, - hat der Gesprächspartner der Schriftsteller beachtet. - "So wie der Baron von Münchhausen zog sich zusammen mit einem Pferd aus dem Sumpf für den eigenen Zopf und Wiegand packte mich selbst am Kragen und stieg auf die erste Sprosse der Leiter. Die archäologischen Götter haben es" aus dem Mitleid und der Barmherzigkeit zum Menschen ohne jede Verdienste und die Vorzüge "gebilligt, wie es im lutherischen Katechismus gesagt ist.". Ausgezeichnet!
  
   Die Bücher über die märchenhaften Deutschen?
  
   - Das Buch Von Heinrich Stoll "Schliemann. Der Traum von Troja" konzentriert sich auf die Beschreibung der Persönlichkeit, die Biografie, - sagte der Designer. - Das Buch "Götter und Giganten" - eine interessante Künstlerische Beschreibung des historischen Schicksals pergamon-Altar (einer der schönsten erhaltenen Werke der antiken Kunst), die Geschichte über die erfolgreiche Realisierung der großen sozialen, archäologischen Projekt.
  
   - Die Fähigkeit, Heinrich Stoll darzulegen Material in zwei Themen-Formate - "biographischen" und "historisch-Projekt" - erinnert an die Feinheit der Fertigkeiten der alten Meister, ergänzte der Schriftsteller. - Wie die alten Meister verwendeten entasis (Verdickung, "Schwellung" Linien). Moderne Menschen die Anwendung энтазиса in der architektonischen Praxis der Altertümlichen fast durch zwei Jahrtausende aufgedeckt - hat die Bestätigung im Lauf Pergamon der Ausgrabungen gefunden. (Stoll schreibt über diese Kunst der Altertümlichen.)
  
   - In historisch kurzer Zeit wurden erfolgreich umgesetzt und abgeschlossen, groß angelegte archäologische Projekte: Ausgrabungen, Transport, Unterbringung der Artefakte in Europa, die Bildung von Ausstellungen, - Sprach der Baumeister.
  
   Politiker seufzte:
  
   - Sollten nicht vereinfachen. Heinrich Schliemann hat große Anstrengungen unternommen, damit sein name war im Zusammenhang mit trojanischen Ausgrabungen.
  
   Dass es von den Ergebnissen nicht abgedrängt "hätten".
  
   Er intensivierte die Presse. Veröffentlichte. Er organisierte Konferenzen.
  
   -Humann unterstützt die gesamte Deutsche Bürokratie. Vom Kaiser bis Stipendiaten, - sagte der Designer. - Natürlich, in der Praxis ohne Puffs und Ungereimtheiten nicht verzichten.
  
   -Europa ...- Nachdenken über etwas, Melancholie der Schriftsteller sagte. -Einer der bedeutendsten deutschen Berliner Beamten (künstlerischen Wiederaufbau des Stoel) erklärt Archäologen Karl Humannu, der im Gebiet des Osmanischen Reiches gearbeitet hat: "Vaterland sollte auf Ehre beruhen, nicht Gewalt, die List ist es unwahrscheinlich, dass die Kalklösung, die ihre Wände stabil hält. Du bist ein Christ, und darum kannst ich euch zwei Orte aus der Bibel zitieren: [Englische Übersetzung] "Let every one who names the name ofthe Lord depart from unrighteousness." (2 Timotheus 2: 19) (2 Timothy (Second message to Timotheus), ch. 2, 19), sagt die Bibel. Und das Wort "nicht wahr", müssen wir sehr breit zu verstehen, so denke ich! Und ein weiteres Zitat: [Englische Übersetzung] "Getting treasures by a lying tongue is a fleeting vapor for those who seek death." (Book of Proverbs ("Proverbs (of Solomon)", ch. 21, 6) (Sprichwörter von Salomo, Kapitel 21, 6). Aber ich werde Ihnen, lieber Freund nicht gehörig die Epistel lesen. Natürlich, wir wollen erwerben, Museen groß schön machen. Aber wir wollen nicht betrügen. Mit "Hurra-patriotismus" wird nicht funktionieren weder große Politiker noch unsere kleine - Museums." (Ich zitiere nach der elektronischen Kopie des Buches Stoll, ohne Verifizierung ).
  
   - Die Menschen der "alten" Ansichten, "alte Sauerteig"? - fragte sich der Politiker. - Das Bild ein wenig märchenhaften deutschen Beamten.
  
   - Karl Humann erhielt Anerkennung, Ruhm, Posten, Geld, Ränge (er wurde ein geheimer Berater), verschiedene Orden, ein Ehrendoktorwürde. Schon zu seinen Lebzeiten wurde seine Büste in einem der Museen in Berlin ausgestellt, - Fortsetzung des Designers. - Heinrich Schliemann das große Geld verdient in der ersten Hälfte des Lebens, und die zweite Hälfte brachte ihm der wissenschaftliche Erfolg und die weltweite glänzende Herrlichkeit.
  
   - Die Errungenschaften von Schliemann, Humann, Wigand überraschen die Phantasie, - bemerkte der Schriftsteller. - Troja! Die Hauptstadt des Attalids Pergamums! Andere Symbole der Weltarchäologie!
  
   - Eine fabelhafte deutsche archäologische Maschine des XIX Jahrhunderts! - Scherzhaft sagte der Designer.
  
   Die Gesprächspartner sahen ihn mit Interesse an.
  
  
   29. August 2017
   Diese Übersetzung: 01.09.2017 03:25
  
  
   XIV. The tale of the dance of Vasco da Gama.
  
  
   The day of December 2, 1497 was excellent. Portuguese caravels, heading from Lisbon to the Lands of Spices, stood in the South African Bay, which has the modern name Mossel Bay.
  
   The Cape of Storms (today's Cape of Good Hope) was left behind, the caravels safely passed through hurricanes and storms. The revolts were suppressed by the squadron commander.
  
   "What next?" - thought Vasco da Gama, the commander of the squadron. This question was asked probably by all the members of the expedition.
  
   Still none of Europeans reached by the ships to legendary Lands of Spices, having rounded the southernmost tip of Africa.
  
   Somehow the squadron commander himself came to the idea: "We will find a pilot and we will pass from the coast of Africa through the Indian Ocean."
  
   And for some reason there was no alarm. And for some reason filled with confidence.
  
   The Portuguese caravels, battered by storms, but showed naval power. Team, gained experience, reduced to obedience. Fearless, skillful soldiers.
  
   They are waiting for the Lands of Spices.
  
   The lands of Spices is wealth!
  
   The lands of Spices is an abundance!
  
   The lands of Spices is an success!
  
   What can stop him, Vasco da Gama? What can stop his sailors?
  
   Storms? They passed through the storms!
  
   Lack of knowledge? They have the knowledges!
  
   Opponents? With reasonable care, at least one ship will return to homeland. And from there comes ten times more ships, on which there will be twenty times more guns and thirty times more soldiers! And victory will be achieved.
  
   Suddenly, visions, fragments of legends, thought-memories flashed in his mind.
  
   ... Years-decades-a centuries of exhausting survival at the limit of opportunities, on a narrow strip of coastal mountains - in the most inaccessible and insignificant areas of the fertile peninsula. A desperate, infinitely difficult struggle for survival, which left without strength, but filled with gloomy, ruthless energy ...
  
   ...Some change in the Higher - HEAVENLY - spheres, and changes on the earth, on the Peninsula...
  
   ... And now - suddenly - the Portuguese kingdom!...
  
   ... Their Portugal! ..
  
   ... Their homeland! ..
  
   ...The legendary Prince Henry the Navigator (Infante Dom Henrique, o Navegador), who opened new perspectives! New ships! New campaigns! New knowledge! New hopes! Aspiration for the legendary Lands of Spices! ..
  
   The commander of the squadron of Vasco da Gama prayed.
  
   He set off on the deck of the caravel, standing in the South African gulf.
  
   Through the clouds, a ray of the sun fell on him.
  
   And suddenly he, the commander of the squadron, realized that in him, a lucky, courageous and decisive, and at times a gloomy, cruel and merciless man, energy and history were pressed, were concentrated.
  
   And no one and nothing can, can not resist him. There will be a victory!
  
   Destiny sent Vasco da Gama along the life path of the seafarer, the discoverer, the warrior. It would be strange to see in such a man a subtle sentimentality. The facts of his biography allow us to assume in him the courage and composure, perseverance, indifference (sometimes) and to life, and to death, waves of fury. All these qualities reach - in certain cases - a level of gloom, exceptional cruelty.
  
   What was hidden behind the equanimity and waves of rage, behind the incomprehensible unusual cruelty of this outstanding navigator?
  
   Years, decades, centuries of life in the inaccessible mountainous seaside Asturias of those people whose descendants eventually became Portuguese? Attempts to preserve independence in inaccessible mountainous seaside areas to the north of the Douro River? Centuries of life without of safety on the mountainous, pinned to the sea shore, relatively cramped areas of the earth. When it was impossible to admit a single significant error, not a single significant defeat?
  
   Even on the southern slopes of the Pyrenees was, perhaps, at that time easier. In the rear was Europe, and not the sea.
  
   How could these people hope to preserve their independence on these a few relatively close, mountainous seaside areas of the earth - people whose descendants have become Portuguese?
  
   Only by supernatural help.
  
   They hoped and - received it. And - at the same time - their (some of them) gradually filled with a grim, cold-blooded, merciless to themselves and others, a stubborn, furious, cruel energy of survival.
  
   Biography of Vasco da Gama suggests the connection in him and this mystical luck, and this survival energy - gloomy, accumulated over the years, decades, centuries.
  
   Of course, there was also the energy of civilization, the energy of knowledge.
  
   Perhaps the Portuguese king understood that he, at the head of the state, was part of this complex energy ...
  
   Fearlessness, energy, and luck were characteristic of all seafarers and pioneers. However, hardly the Portuguese king could write an excuse letter, nobody except Vasco da Gama, in this style:
  
   "Dear Admiral, we order you to remain in our Kingdom until the end of December this year, and we hope that during this time you will see the mistake you wanted to make, and wish to continue to serve us and not to engage in your planned dangerous path. But if you still want to leave, we will not delay neither you nor wife, nor your children, nor your personal property.
   This in Lisbon. August 17, 1518.
   King".
  
   The speech in this letter - under threat of the Admiral's intention to move to Spain - was about part of the (unfulfilled) obligations of the King before Vasco da Gama and about the intention to execute them in full - albeit with delay.
  
   Someone discerns in this letter the emerging contours of rights and liberties (fueros), which were then granted on the Iberian peninsula in special letters and protected from the tyranny of kings.
  
   Difficult time. The Portuguese state is formed. It accumulates forces, opportunities. But there was a threat no only for those - a few - people who defended their independence on several relatively close, mountainous coastal areas.
  
   In 1453 in Europe as blow the thunder swept the news: "Constantinople Fell!". The Pope then called on to read a special prayer. Read. Maybe read a little and Vasco da Gama. In 1480, repeating - but only partly - the fate of Constantinople, the fall of the city of Otranto in Southeast Italy. Vasco da Gama in 1480 was 20 years old.
  
   Another "perspective of survival"?
  
   Well, not! The Portuguese this prospect "did not smile"!
  
   In 1487, the Portuguese king sent through Egypt and Palestine the unofficial representative who reached the Lands of Spices. This representative investigated the geographical conditions by personal inspections and inquiries of seasoned people, merchants. The representative sent to Portugal a confirmation of the reality of the principal plan: circumnavigating Africa, to reach the caravels from the coast of Africa through the Indian Ocean to the Lands of Spices.
  
   Bartolomeu Diash went on an expedition in 1487. He rounded the southern tip of Africa, discovered the Cape of Storms (Cape of Good Hope). He understood that he had a chance to get to the Land of Spices. But the participants of the expedition, fearing death, collectively forced him to turn back to his homeland. Ostensibly Bartolomeu Diash composed a document signed by all the participants of the expedition, where it was said about the need to return. This document was submitted to the King.
  
   Expedition Bartolomeu Diash returned from the voyage. And Portuguese sailors already in 1488 learned that Africa can be circumambulated, that the Land of Spices is within reach.
  
   July 8, 1497, a squadron of Vasco da Gama entered the sea. Knowing about the opening of the Bartolomeu Dias, Vasco da Gama to the demands of the participants of the expedition on the return responded: "setting off from Lisbon, I vowed not to turn back. Everyone who hints about this, I'll throw it overboard."
  
   Trade exchange with Africans in the Bay of Mossel Bay passed safely.
  
   Both Africans and Portuguese were pleased.
  
   Africans decided to celebrate the successful sale of music and dancing - right on the beach.
  
   They began to play on several flutes. Some issued high notes, others - low. A beautiful harmony was created. And the locals danced to the sound of flutes.
  
   Inspiring memories, upcoming wins, a clear fresh day, a ray of the sun shining through the clouds - all this brought Vasco da Gama into a particularly good mood. Looking at the dancing Africans, he smiled. The face of this man, who had recently mercilessly suppressed rebellions in the squadron, seemed to be lit up.
  
   The sailors were astonished: this resolute, grim, cruel man smiles!
  
   His good mood passed to the team.
  
   The sailors lined up, the squadron commander ordered the trumpeters to play. The words of the ancient song of the Portuguese sailors were heard, the sailor's dance began.
  
   Suddenly, Vasco da Gama realized what else was - so far - the future: he and the sailors - the Portuguese sailors - opened the sea route around Africa to the Lands of Spices .
  
   For a moment his personality and their personalities were freed from the grave concerns of the past and the future.
  
   There were jocular words of a sailor's song about the eyes of a girlfriend: black and infidels.
  
   Under the sounds of the song, the sailors danced an old beloved dance. Danced with a growing tempo acceleration. At first, slowly, with squats and bows, and then all the faster. Together with the sailors Vasco da Gama danced.
  
   During the dance was forgotten and riots, and difficult to overcome hierarchical distance, that separated sailors from the captain.
  
   With the dancing sailors and with their caravels, a magical transformation took place.
  
   Of people who survived for centuries at the limit of opportunities, they turned into free people - within the limits of the opportunities provided that era and that civilization.
  
   They, their dance, their Caravels drifted into eternity. They and their Portugal has become the eternal part of the history of the world.
  
   With each step of their dance, civilization changed mystically. But - by the will of Destiny had been changed not with difficulty, not with flour, moaning, crying and tears, but with a cheerful rhythmic accelerating dance.
  
   Vasco da Gama and the sailors danced a rhythmic dance, and the wind carried over the ocean the sounds of music, the words of the song.
  
   Ahead were geographic discoveries, diplomacy, battles, the horrors of ruthlessness, torment, moans, tears, sickness, commerce, sea trips, rewards and appointments ...
  
   Now there was a dance. Understanding of luck ...
  
   Eternal dance of winners. Stubborn, fortunate, knowledgeable sailors. Eternal sounds of music, rushing over the ocean.
  
  
   April 2, 2017 - April 06, 2017.
  
   This translation: 01.09.2017 18:45 Владимир Владимирович Залесский "Сказка о танце Васко да Гамы".
  
  
   XV. O Conto da Dança Vasco da Gama
  
  
   Предисловие к экспериментальному переводу на португальский язык.
  
   Экспериментальный перевод с русского языка на португальский язык показался автору самым сложным. (Если учитывать ранее выполненные экспериментальные переводы на французский, итальянский, польский, немецкий языки). Главный риск состоит в допущении критических искажений смысла. Возникли сомнения: целесообразно ли публиковать перевод на португальский язык. Сомнения оставались. И автор решил применить закон Генриха Шлимана "Публикуйся!". Соответственно, автор размещает перевод на португальский язык в Интернете.
  
   Владимир Залесский,
  
   03.09.2017 20:56.
  
  
  
   O prefácio à tradução experimental para português.
  
   Ao autor a tradução experimental do russo ao português pareceu ao mais difícil. (Se considerar traduções experimentais antes realizadas para as línguas francesas, italianas, polonesas, alemãs). O risco principal compõe-se na suposição de torcimentos críticos da significação. Houve dúvidas: se é expediente para publicar a tradução para o português. As dúvidas permaneceram. E o autor decidiu aplicar a lei de Heinrich Schliemann "Публикуйся!". Respectivamente, o autor coloca a tradução em português na Internet.
  
   Vladimir Zalesski,
  
   03.09.2017 20:56.
  
  
   The preface to the experimental translation into Portuguese.
  
   The experimental translation from Russian into Portuguese has seemed to the author the most difficult. (If to consider earlier executed experimental translations into the French, Italian, Polish, German languages). The main risk consists in assumption of critical distortions of meaning. There were doubts: whether it is expedient to publish the translation into Portuguese. Doubts remained. And the author decided to apply the law of Heinrich Schliemann "Publicise!". Accordingly, the author places the translation into the Portuguese language on the Internet.
  
   Vladimir Zalesski,
  
   9/3/2017 20:56.
  
  
  
   O Conto da Dança Vasco da Gama
   (Tradução acelerada experimental do russo para o português)
  
  
   Vladimir Vladimirovich Zaleski
  
  
   O dia foi excelente no dia 2 de dezembro de 1497. As caravelas portuguesas que vão de Lisboa na Terra de Temperos estiveram no golfo sudafricano que tem o nome moderno Mossel Bay.
  
   O Cabo das Tormentas (o Cabo de Boa Esperança de hoje) foi deixado para trás. As caravelas passaram com segurança através de furacões e tempestades. As revoltas foram suprimidas pelo comandante do esquadrão.
  
   "O que vem depois?" Pensou Vasco da Gama, o comandante do esquadrão. Todos os participantes de uma expedição fizeram esta pergunta. Em todo o caso nenhum de europeus circunnavegar a África, nadar em caravelas, para chegar nas caravelas da costa da África através do Oceano Índico até a Terra das Especiarias.
  
   O comandante do esquadrão decidiu: "Vamos encontrar um piloto. E passaremos da costa da África através do Oceano Índico ".
  
   E, por algum motivo, não houve alarme. E por algum motivo cheio de confiança.
  
   Caravels, maltratados por tempestades, mas apresentaram oportunidades de navegação.
  
   Equipes que ganharam experiência, reduzidas à obediência. Os corajosos, hábeis soldados.
  
   Terra de Temperos estão esperando por eles.
  
   A terra das Especiarias é uma riqueza!
  
   A terra das Especiarias é abundância!
  
   A terra das Especiarias é um sucesso!
  
   O que pode detê-lo, Vasco da Gama? O que pode impedi-lo de marinheiros?
  
   As tempestades? Eles passaram pelo tempestades!
  
   A falta de conhecimento? Eles têm o conhecimento!
   Oponentes? Com um cuidado razoável, pelo menos um navio retornará à sua pátria. E daí vem dez vezes mais navios, em que haverá vinte vezes mais canhão, e trinta vezes mais homens armados! E a vitória ainda será alcançada.
  
   De repente, visões, fragmentos de lendas, lembranças brilharam em sua mente.
  
   ... Anos-décadas-um século de sobrevivência exaustiva no limite das oportunidades, em uma estreita faixa de montanhas costeiras - nas áreas mais inacessíveis da península fértil. Uma luta desesperada, infinitamente difícil pela sobrevivência, que deixou sem força, mas cheia de energia sombria e implacável ...
  
   ... Algumas mudanças no Superior (HEAVEN) esferas, e mudanças na Terra, na península ...
  
   ...E eis que - de repente - português reino!..
  
   ... Seu Portugal! ..
  
   ... Sua pátria!
  
   ...Aqui está o lendário Infante Dom Henrique, o Navegador, abriu novas perspectivas! Navios novos! Novas caminhadas! Novos conhecimentos! Novas esperanças! A busca de um lendário Terras de Especiarias!..
  
   O comandante do esquadrão Vasco da Gama leu a oração.
  
   Ele vai para o convés da caravela.
  
   Através das nuvens, um raio de sol caiu sobre ele.
  
   E de repente ele, o comandante do esquadrão, percebeu. A energia e a história estão concentradas nela. Homem sortudo, corajoso e decisivo, e às vezes sombrio, cruel e implacável. E ninguém e nada podem, não podem resistir a ele.
  
   Será a vitória!
  
   Destiny enviou Vasco da Gama ao longo do caminho de vida do marinheiro, o descobridor, o guerreiro. Seria estranho ver em tal homem um sentimentalismo sutil. Ele demonstrou audácia e compostura, perseverança, indiferença (às vezes) e à vida, e à morte, ondas de fúria.
  
   Todas essas qualidades vão - às vezes - até o nível de excepcional crueldade.
  
   O que estava escondido atrás da frio-sangue e das ondas de raiva, por trás da crueldade incompreensível desse navegador excepcional?
  
   Anos, décadas, séculos de vida nas inacessíveis montanhas nas Astúrias? Tentativas de preservar a independência em áreas costeiras montanhosas inacessíveis ao norte do rio Douro? Séculos de vida sem de segurança no montanhoso, presos à costa do mar, áreas relativamente estreitas da terra. Quando não era possível fazer o único erro significativo. Para permitir até mesmo a única derrota significativa?
  
   Mesmo nas encostas meridionais dos Pirineus, talvez, naquele momento, fosse mais fácil.
  
   Os Pirinéus eram a Europa, não o mar.
  
   O que essas pessoas podem esperar para preservar sua independência nesses áreas costeiras e montanhosas? Pessoas cujos descendentes se tornaram portugueses?
  
   Só a ajuda sobrenatural.
  
   Eles esperavam e - receberam. E - ao mesmo tempo - eles (alguns deles) foram gradualmente preenchidos com um sombrio, de frio, implacável para si e para os outros, uma energia de sobrevivência teimosa, furiosa e cruel.
  
   A biografia de Vasco da Gama sugere a conexão nele e essa fortuna mística, e esta sombria, acumulada ao longo dos anos, décadas, séculos de energia de sobrevivência. Claro, também havia a energia da civilização, a energia do conhecimento.
  
   Talvez o rei português entenda que ele, fazia parte dessa complexa de energia ...
  
   Coragem, a energia e a sorte eram características de todos os marítimos e pioneiros.
  
   No entanto, quase ninguém, exceto Vasco da Gama, o rei português poderia escrever uma carta de desculpa nesse estilo:
  
   "Querido almirante, nós pedimos que você permaneça em nosso reino até o final de dezembro deste ano. E esperamos que durante este tempo você verá o erro que você queria fazer. E desejará e servir-nos de agora em diante e não tomar o caminho perigoso concebido por você. Mas se também então quiser partir, não deteremos você, ou a esposa, ou as suas crianças, nem a sua propriedade pessoal.
  
   Dá-se em Lisboa. 17 de agosto de 1518.
   Rei".
  
   O discurso nesta carta - sob a ameaça da intenção do almirante de se mudar para, mover a Espanha - era sobre uma parte das obrigações (não cumpridas) do rei antes do Vasco da Gama e sobre a intenção de executá-las na íntegra - embora tardiamente.
  
   Alguém discerne nesta carta os contornos emergentes de direitos e liberdades (fueros), que foram então concedidos na península ibérica em letras especiais e os protegiam contra a tirania dos reis.
  
   Tempo complexo. O estado português é formado. Ela acumula mais força.
  
   Mas há uma nova ameaça.
  
   Em 1453 na Europa, o som do trovão celestial varreu a notícia: "Constantinopla caiu!". O Papa de Roma chamou então a ler uma oração especial. Leia. Talvez Vasco da Gama leia um pouco. Em 1480, repetindo - mas apenas parcialmente - o destino de Constantinopla, a cidade de Otranto caiu no sudeste da Itália. Vasco da Gama em 1480 - 20 anos.
  
   Uma outra "perspectiva de sobrevivência"?
  
   Bem, não! Português esta perspectiva "não sorria"!
  
   Em 1487, o rei português enviou pelo Egito e pela Palestina um representante não oficial que alcançou a Terra das Especiarias. Este representante investigou as condições geográficas através de inspeções pessoais e consultas de pessoas experientes, comerciantes. O representante enviou a Portugal uma confirmação da realidade do plano principal: circunnavegar a África, nadar em caravelas, para chegar nas caravelas da costa da África através do Oceano Índico até a Terra das Especiarias.
  
   Bartolomeu Dias foi em uma expedição em 1487. Ele contornou a ponta sul da África, abriu um Cabo das Tormentas (cabo da Boa Esperança).
  
   Ele entendeu que ele teve a chance de chegar ao Terras das Especiarias. Mas os participantes da expedição, temendo a morte, coletivamente o forçaram a voltar para sua terra natal. Documento assinado por todos os participantes da expedição, onde foi dito sobre a necessidade de retornar foi submetido ao Rei. A expedição Bartolomeu Dias voltou a partir da natação, e os marinheiros português já em 1488 aprenderam a Terra de Especiarias - dentro do alcance.
  
   8 de julho de 1497, um esquadrão de Vasco da Gama entrou no mar. Conhecendo a descoberta de Bartolomeu Dias, Vasco da Gama reagiu às exigências dos membros da expedição para retornarem à sua pátria: "Quando eu naveguei de Lisboa, jurei não voltar. Todo mundo que insinua sobre isso, vou jogá-lo ao mar. "
  
   Intercâmbios com africanos na baía de mossel Bay passou com segurança.
  
   Tanto os africanos quanto os portugueses ficaram satisfeitos.
  
   Começaram a tocar em várias flautas. Alguns emitiram notas altas, outras - baixas.
  
   Foi criada uma bela harmonia. E os habitantes locais dançaram ao som das flautas.
  
   Inspirador memórias, próximos da vitória, o claro dia fresco, сверкнувший através de uma nuvem raio de Sol - tudo isso levou Vasco da Gama a um particularmente bom humor. Olhando para a dança dos africanos, ele sorriu.
  
   O rosto desse homem, que recentemente suprimido impiedosamente as rebeliões no esquadrão, parecia estar iluminado.
  
   Os marinheiros ficaram surpresos: este sólido sombrio de um homem violento, sorrindo!
  
   Seu bom humor passou para o time.
  
   Os marinheiros se alinharam, o comandante do esquadrão ordenou que os trompetistas toquem, as palavras da antiga canção dos marinheiros portugueses foram ouvidas, a dança do marinheiro começou.
  
   De repente, Vasco da Gama percebeu o que mais era - até agora - o futuro: ele e os marinheiros - os marinheiros portugueses - abriram a rota marítima em torno da África para a Terra das Especiarias.
  
   Por um momento, sua personalidade e a identidade dos marinheiros foram libertadas das graves preocupações do passado e do futuro.
  
   As palavras da canção de um marinheiro sobre olhos da menina soaram: preto e igalhofeiro.
  
   Sob os sons da música, os marinheiros dançavam uma antiga dança amada. Nós dançamos com uma crescente aceleração do tempo. Em primeiro lugar, lentamente, com agachamentos e arcos, e então, tudo mais rápido. Juntamente com os marinheiros, o próprio Vasco da Gama dançou.
  
   Com dançantes marinheiros com seus caravelas aconteceu uma transformação mágica.
  
   Das pessoas que sobreviveram durante séculos no limite das oportunidades, elas se tornaram pessoas livres - dentro dos limites das oportunidades a era e a civilização.
  
   Eles, sua dança, sua caravela se mudaram para a eternidade.
  
   Eles e seus Portugal tornaram-se eterna a fazer parte da história, do mundo.
  
   Com cada passo de dança, a civilização mudou misticamente. Mas - pela vontade do Destino - estava mudando não com um grito, não com farinha, gemidos, lágrimas, mas com o som rítmico de uma dança cada vez mais acelerada.
  
   Vasco da Gama e os marinheiros dançavam uma dança rítmica. E o vento ergueu acima do oceano os sons da música, as palavras uma música.
  
   À frente foram descobrimentos, a diplomacia, as batalhas, os horrores de crueldade, dor, gemidos, lágrimas, doenças, comércio, viagens marítimas, prêmios e nomeações...
  
   Agora havia uma dança.
  
   A compreensão de sorte...
  
   Dança eterna de vencedores.
  
   Resistentes, afortunados, conhecedores dos marinheiros.
  
   Eternos sons de música, aumenta, correndo pelo oceano.
  
  
   02 de abril de 2017 - 06 de abril de 2017.
  
   Esta tradução: 01.09.2017 - 03.09.2017
   Tradução acelerada experimental do russo para o português: Владимир Владимирович Залесский "Сказка о танце Васко да Гамы".
  
  
   XVI. The dialogue about Peter the Great.
  
  
   - Mr. Ivanov! - Florenty Fyodorovich Pavlenkov (Florence F. Pavlenkov) invited writer to talk.- In the series "Life of remarkable people" is scheduled for publication the biographies of statesmen.
  
   Reader's interest and the reader's demand is currently such that the biographies of Russian writers - are the maximally popular.
  
  
   Author, invited to talk, nodded, agreeing.
  
   Pavlenkov continued:
  
   - Now that the nineteenth century is coming to an end, in Russia is difficult to reach agreement on the issues about the evaluation of those or other Russian historical figures.
  
   - Yes, - Ivanov reacted.
  
   - But readers relate to our series with confidence. Paying heed to their trust, their desire to obtain basic knowledge of history of Russia, Russian state figures, we have to publish a biography of Peter the Great.
  
   Ivanov nodded again, agreeing.
  
   - How do you think Mr. Ivanov, is it correct to see in the biography of Peter the Great two biographies: his personal biography, characterizing his life's path, and the biography of the Russian Empire? - Pavlenkov asked.
  
   - In 1721 Peter I declared the Russia as an Empire, - Ivanov reacted. - There are scientific definitions of the concept of "Empire". The empire is defined as a vast state that includes the territories of other peoples and states. Discussions are held about the content of the scientific definition.
  
   In the ordinary consciousness - an Empire is a powerful, "brilliant" state.
  
   The fates of Peter the Great and the Russian Empire are interrelated.
  
   The processes that led to the emergence of the Russian Empire, began long before Peter I.
  
   There are challenges, that facing any government. For example, state must to ensure the independence, security, development, trade and cultural relations with other countries.
  
   The solution to these "standard" tasks in the specific conditions of Russia led to the emergence of the Russian Empire.
  
   Pavlenkov looked at Ivanov with interest. Ivanov continued:
  
   - Victory in the Battle of Kulikovo in 1380 - one of the most important events in the process of gaining independence by Russia. But this victory was the result of the summing of different factors. For example, a significant role was played by the internecine wars in the Golden Horde. Troops of the Golden Horde were repeatedly defeated by the army of Tamerlane. The Great Stand on the Ugra river in 1480 completed the acquisition of Russia's almost complete political independence.
  
   However, safety was far away. One example is the existence of so-called Qasim Khanate or Kingdom of Qasim within Russia since 1445 in 1681.
  
   Before Ivan IV Vasilyevich (Ivan the Terrible) were the tasks: and centralization, and security.
  
   Ivan IV Vasilyevich was born in 1530; Grand Prince from 1533, the first Russian Tzar since 1547. He died in 1584.
  
   Peter the Great was born in 1672; Russian Tsar from 1682, Emperor of Russia since 1721.
  
   About one hundred and fifty years were between the periods of activity of Ivan IV Vasilyevich and Peter the Great.
  
   There are surnames and place-names that "connect" the period of the reign of Ivan IV Vasilyevich and Peter I the Great.
  
   In 1558, the Stroganov Grigory receives an official document from Ivan IV on ownership of desert land on both sides of the Kama river, from the mouth of the Lysva to the Chusovaya River.
  
   In 1568 to the possessions of Stroganov by an official document from Ivan IV were attached the lands on the 20 miles up of the Chusovaya River .
  
   In 1574 Ivan IV attaches lands along the Tobol River to the possessions of Stroganov.
  
   Stroganovs received the right to populate the earth with people, judge them during 20 years old, not to pay government taxes and duties. Stroganovs had the right to build cities, to have military men, produce cannons.
  
   On acquired lands Stroganovs develops salt, fish, ores extraction, cultivates arable farming.
  
   The Stroganovs owned vast lands and received a large income from the salt and trade furs. They were not subject to Royal governors and, subject only to the personal Royal court.
  
   In 1581 the Stroganovs recruited, equipped, armed, sent a detachment of Cossacks under command of ataman Yermak Timofeyevich.
  
   In 1582 Ermak breaks the troops of Kuchum Khan and enters into the capital of the Siberian Kingdom (Khanate of Sibir) Isker (Qashliq).
  
   In 1584 completed the period of the reign of Ivan IV but the Stroganovs continue to be active in Russian history.
  
   Stroganovs had a significant monetary and military assistance to the Second Volunteer Army..
  
   In the first years of the reign of Michael I of Russia, the first Russian Tsar of the house of Romanov, when the Treasury was depleted, and often lacked the funds for the maintenance of military men, the Stroganovs had major cash and food aid to the state.
  
   During the Great Northern War (1700-21), the Stroganovs rendered great financial aid to Peter I.
  
   - Perhaps, - Ivanov stared at Pavlenkova, - we get the first group of concepts that characterize the history of the Empire:
  
   Independence
  
   Security
  
   Centralization,
  
   Ural,
  
   Siberia,
  
   Initiative commercial, industrial, and free people.
  
   Pavlenkov thoughtfully looked at Ivanova.
  
   Ivanov continued:
  
   - The desire to develop trade and cultural relations with Europe was one of the motives of the beginning of Ivan IV Vasilyevich the Livonian War (1558-1583).
  
   Successful start of the Livonian war showed the importance of positive reform of the army and the state apparatus.
  
   However, there has been a "problem of coalition". Russia had to wage war simultaneously against Lithuania, Poland, Denmark and Sweden. Many forces were distracted by raids of Devlet I Giray, a khan of the Crimean Khanate, on the southern margin of the state. Despite this, Ivan IV rejected the truce in 1566 and continued the fight against the bloc of States in the absence of allies.
  
   In the late 70's-beginning 80-ies the Russian troops were forced to leave all the conquered territory. The Livonian war ended inconclusively. In the end of the Livonian war ended badly for Russia, and Russia's access to the Baltic sea was carried out only in the early 18th century. Under the leadership of Peter the Great. The result of the Great Northern War of 1700-1721.
  
   So, thinking about the Livonian war, we come to another group of concepts, describing the history of the Empire:
  
   - coalition,
  
   - reform of the army (Peter the Great added the task of creating a fleet),
  
   - positive government reform (creation of a professional army by Peter the Great demanded changes in the tax system, improved budgetary process).
  
   - Concisely! - appreciated Pavlenkov. - But - in general - corresponds to the generally accepted historical concepts.
  
   The activities of Peter the Great is a positive and practical development of concepts, describing the history of the Empire, - continued Ivanov.
  
   - First, ensuring state independence, security, the trend for centralization,
  
   Second, the development of the Urals and Siberia, the development of industry in these regions
  
   Third, the coalition. Peter the Great actively sought to act in a "Holy League"of 1684, uniting the Papal States, the Holy Roman Empire, the Polish-Lithuanian Commonwealth, the Venetian Republic, the Tsardom of Russia. "Holy League" against the Ottoman Empire.
  
   Peter the Great contributed to the creation of anti-Swedish coalition (the so-called Northern Alliance). In different periods of the Northern Alliance was composed of Russia, Denmark, Saxony, Poland, Hanover and Prussia.
  
   Peter I managed to achieve a rapprochement with France and sign the Treaty of Amsterdam 1717 of Alliance and friendship between Russia, France and Prussia.
  
   Russia was among the great European powers.
  
   Fourth, the reform of the army and the Navy, a positive reform of the state apparatus belong to the generally recognized achievements of Peter the Great.
  
   Fifth, the reform of the tax system, improve the budget process, has provided funding for the army, Navy and other government spending.
  
   There is an opinion that excessive growth of expenditure for military needs, and the severity of taxation - these are the main features of the state economy under Peter the Great.
  
   The state budget reached at the end of the reign of Peter to 8 and a half million. The new tax replaced the old taxes, and gave significant against the previous surplus (2.8 million). 3/4 of state funds spent on the maintenance of the military Department: the land forces (4.6 million) and Navy (1.4 million). From the rest covered the cost of diplomacy, administration, court, public buildings and so on. It should be noted that the poll tax was established when state-owned costs have increased; all the available funds of Central and local offices were allocated to cover the maintenance of the army and Navy, and the old ways of increasing state revenue were invalid before the formidable fact of the exhaustion of means of payment and reduction of the indigenous population of Russia.
  
   Peter the Great said that the money, collected from people, he must use for the government. He must give an account about this usage to God himself.
  
   Positive changes gave the result: changed the status of the state.
  
   Improvement and professionalization of the state apparatus, creating the new army, the appearance of the fleet, the construction of ports on the Baltic sea, changing the position of the Russian state in the international arena, other progressive phenomenon allowed to declare Russia an Empire. Peter I the Great became the first Russian Emperor.
  
   Ivanov paused and separately added:
  
   Development of initiative of businessmen, industrial and free people, which was manifested in the activities of the Stroganov, Yermak Timofeyevich and other active personalities, it seems, was "to fade". On the contrary, the bureaucracy has come to dominate, to prevail. Clearly positive effects from the domination of the bureaucracy should not wait.
  
   - It's hard to argue with You, Mr. Ivanov, - has responded Pavlenkov. - You know that the books of our series "Life of remarkable people" is designed for a wide range of readers. Each book is approximately 100 pages. It is clear: the brevity and compactness will be necessary.
  
   - Of course, Mr. Pavlenkov, - stated Ivanov, - a wide circle of readers is not planning to purchase scientific historical monographs. To buy and read "thick" books, many readers are not enough funds, not enough time. This series has its own reputation and its own reader. The book of series "Life of remarkable people" will have to balance information about the details of the personal life of Peter the Great and information on the history of the Empire.
  
   Reading compact 100 page book about Peter the Great, the reader should get an idea not only about the history of the Empire, but about his, Peter the Great's, personality, about his biography.
  
   There is an opinion that Peter consciously imitated Ivan IV, whose authority he honored highly.
  
   Probably every Russian reader it is useful to know that Peter eventually acquired the selfeducation is comprehensive and encyclopedic.
  
   With the "art" he is acquainted practically.
  
   He was the master of the fourteen crafts.
  
   Peter became a great military leader, who wanted to, could and was able to do everything himself.
  
   For example, a whole month Peter kept himself on the soldier's rations, performing all the duties of the soldier. A personal experience gave him reliable data to determine the strength and endurance of his army. Training the newly formed regiments is always performed under his direct supervision.
  
   Peter waged war, as a practical sage. He is clearly aware the goals of the war, the necessary forces and means, and he never attempted to achieve the impossible.
  
   Before the decisive moment during the battle of Poltava, the Russian Emperor addressed his soldiers with the words:
  
   "Soldiers! Here the hour has come which will decide the fate of the Fatherland. And so you shouldn't think that you fight for Peter, but for the state, entrusted to Peter, for the country... You also should not confuse the glory of the enemy. Think about your victories over him.
  
   As for Peter, know that his life is not dear to him. His purpose is only to Russia lived in happiness and glory for our well-being".
  
   During the battle of Poltava the Swedish army adopted the linear order of battle, and at 9 a.m. went on the attack. In a fierce melee the Swedes managed to press the Russian centre, but in this moment, Peter I personally led the counter-attack by the second battalion of the Novgorod regiment and restored the situation. During this fight one Swedish bullet pierced his hat, another one stuck in the saddle, and the third flattened Golden crucifix on the chest.
  
   Practical mindset of Peter the Great combined with philosophical generalizations. For some time before the death of Peter, among unbearable suffering, he spoke ironically: "I know what the poor animal is man!"
  
   The influence of the reforms of Peter the Great was so significant and lasting that in spite of turmoil in Russia, its political power has not been shaken.
  
   Quite aptly and eloquently described the diverse transforming activity of Peter the Great, the famous Russian historian Pogodin:
  
   "We Wake up. What is now the day? January 1, 1841. Peter the Great ordered to count years from the birth of Christ, Peter the Great commanded to count the months from Jan. (...) Catches the eye of the book - Peter the Great introduced the use of this font, and he carved the letters. (...) Brought Newspapers - Peter the Great started them. You need to buy different things - all, from the neck of a silk shawl to a shoe sole, will remind you of Peter the Great: he prescribed, introduced them into use... (...) Lunch from salt herrings to wine, all meals will tell you about Peter the Great. (...) Meet the ladies admitted into the company of men at the request of Peter the Great. Go to University - the first secular school was established under Peter the Great, etc."
  
   In conversation with You, Mr. Pavlenkov, the publisher, I cannot fail to note, - Ivanov tapped fingers lying beside the newspaper. - Learned some foreign languages, Peter found time to read books of historical and technical. After dinner he usually read the Dutch Newspapers, making marks with a pencil on "St. Petersburg Vedomosti". Peter was actively engaged in the selection of books for translation; he edited textbooks, managed the compilation of the maps and descriptions of various localities, took part in printing and publishing. Decrees and legislation of the era of transformation - for the most part the works of Peter himself, or prepared under his direct supervision.
  
   Peter I was the author and editor of a number of statutes, military-theoretical and historical works. Among them - "The Book of military regulations", "The Book of the marine regulations", "Regulations concerning the administration of Admiralty and the shipyard...", "Book of Mars or military Affairs..."
  
   Essays "History of the Swedish war" and "Reflections on the causes of the Northern war" were prepared with close cooperation of Peter.
  
   He was proportionally complex, his figure was not overwhelmed by its size. Full, dark, precisely sculpted face exuded calm and deep awareness. Quick, shrewd, slightly contemptuous glance, large and massive forehead...
  
   As if summing up the reflections on the contents of a compact 100 page book about Peter the Great, Ivanov has formulated the wish:
  
   - However, we will not lose hope that the General reader will - over time - to buy and read "thick" books with a lot of detail, figures, thinking, versions, and interpretations ...
  
   - Financial conditions of cooperation of the authors with our series "Life of remarkable people" are no secret, - continued Pavlenkov.
  
   - Yes, - responded Ivanov.
  
   - Are you ready to start writing a biographical sketch of the life and public activities of Peter the Great for the series "Life of remarkable people"? The approximate volume of the book - 100 pages? - said Pavlenko.
  
   - Yes, - said Ivanov.
  
   - In that case, - I propose to begin! - summed up the negotiations Pavlenkov.
  
   27 may 2017.
  
  
   This translation: 04.09.2017 5:32
   Translation from Russian language into English language: Владимир Владимирович Залесский "Диалог о Петре Великом".
  
  
   XVII. Nikola Tesla. What to write about Tesla? Who and what write about Nikola Tesla? Literary essay.
  
  
   1. Tesla? Very interesting!
  
   Reading on July 21, 2016 Russian-language article of Wikipedia "Vladimir Pistalo" ("Vladimir Pištalo") I have paid attention to modern occupation of V. Pistalo. These occupation was teaching. It seems, "it was postponed in memory": "professor".
  
   Very and very positive impression on me was made by the book by Margaret Cheney about Nikola Tesla. I have decided to find about her (author) information. It was not easy, required some effort. It seems, that effort was ineffectual. One of the sites says "Professor". But there is a note that the author, writing about Nikola Tesla, is the other person, but with the same name. So in this case, the "Professor" needs to be clarified.
  
   Finally, in the biographical information about Marc Seifer (Marc J. Seifer) I read: "Professor".
  
   After the third (or the second?) mentions I at first involuntarily, and then also intentionally have thought: "And who writes about Nikola Tesla?".
  
   Further behind this question there was naturally another: "And what write about Nikola Tesla?".
  
   Then, in the tide of some audacity, I had to ask myself, "What do you need to write about Nikola Tesla?"
  
   2. Who writes about Nikola Tesla?
  
   So, first question: who writes about Nikola Tesla? In "automatic mode", reading a biography of Nikola Tesla, I found some information about Thomas Commerford Martin.
  
   He is referred to by different biographers (though not all). And the book by Vladimir Pistalo contains the words "With the warm-eyed Martin, he wrote a biography ...".
  
   In English-speaking Wikipedia there is article about Thomas Commerford Martin ("Thomas Commerford Martin"), in article - I have got acquainted with her on July 23, 2016 - his book "The Inventions, Researches, and Writings of Nikola Tesla (1893; third edition, 1894)" is mentioned. The book in English, is available on the Internet.
  
   As well as Nikola Tesla, Thomas Commerford Martin was born in July, 1856. (Fans of astrology might find in this circumstance the prerequisites of personal compatibility). Thomas Commerford Martin personally spoke with Nikola Tesla.
  
   We will make an additional facultative remark. The above article in Wikipedia listed among other publications Thomas Commerford Martin: "Edison, His Life and Inventions (1910), with Frank Lewis Dryer".
  
   And among works which A.V. Kamensky used when writing a essay "Edison" (1891) there was a work: ""Edison and his inventions", Chicago, 1889". Similar names. It here coincidence. This remark can induce to a conclusion that Thomas Commerford Martin was the qualified, skilled and vigorous author.
  
   If one identifies such an attribute of books about Tesla as "biographical" the mention of Thomas Commerford Martin, perhaps is a kind of indicator of "biographical". (Except the "biographical", perhaps we can talk about "belletristics", "fantastic" ("irreality"), "reparatively", other characteristics).
  
   Judging by article in Wikipedia, Thomas Commerford Martin is engineer, teacher, a professional writer (the author of publications, the editor of the magazine; he wrote both about Nikola Tesla, and about Thomas Edison).. It is possible, lawful to carry it to number of historians of science and technology. He died much earlier of Nikola Tesla, 17 may 1924 (aged 67 years).
  
   In the majority of biographic works there is a mention of John Joseph O'Neill called by Nikola Tesla's "biographer", who was personally communicating with Tesla, published Tesla's biography in 1944 the next year after Tesla's death. John J. O'Neill is a journalist. He won the 1937 Pulitzer Prize. His years of life: 1889-1953, approximately he has died at the age of 64 years.
  
   Nikola Tesla had literary abilities. He published articles on different questions, including, concerning own biography. (In the preface to the collection of his lectures and articles there is a phrase: "Doctor's degree has been appropriated to him by the universities: Sorbonne (Paris), Colombia, Vienna, Prague, Belgrade, Zagreb, Yale, Nebraska, Grenoble, Brno, Bucharest, Graz, Sofia, etc.").
  
   So, we can call the three major biographers, contemporaries of Nikola Tesla: (1) Nikola Tesla, (2) Thomas Commerford Martin (3) John Joseph O'Neill.
  
   The Russian-speaking writers writing about Nikola Tesla quite a lot. Name (1) B. N. Rzhonsnitsky (1909-1983), professional writer (author of Publications, editor), archivist, historian of science and Technology, (2) Matonin E. V. (born 1964), acting journalist and writer.
  
   "A pioneer in the field of polyphase currents," named Nikola Tesla author of a number of Russian-language books on the history of technology L. D. Belkind (years of life: 1896-1869).
  
   Of course, to name all authors, Russian-speaking, English-speaking, and writing in other languages, which have published works about Nikola Tesla is a very difficult task. So I will confine myself to enumerated names. I think that those authors whose names are not mentioned in this essay can't be touched or offended: any reader, having used "search engine" on the Internet, finds names and surnames of various authors writing about Nikola Tesla.
  
   So, if to sum up some results on a subject: "who writes about Nikola Tesle?", it is possible to state existence of terms and phrases in biographies of the corresponding authors: "professor", "teacher", "professional writer (author of publications, editor)", "journalist", "writer", "historian of science and technology", "archivist", "engineer". The word "actor" was met. It is possible to add to the list also the term "genius" - Nikola Tesla also among authors.
  
   Look at the words "genius (lat. genius)" and "engineer (from lat. ingenium - the ability, ingenuity)"... And think: in those words have something in common... Or it only seems?..
   I will in addition to mark that obtaining data from the Internet is accompanied by risk of operation by inexact data (confirmation to that, for example, not really clear or insufficient data about Margaret Cheney). I will be grateful for specifying on inaccuracy if those are found.
  
   3.What do they write about Nicola Tesla?
  
   Let's move on to the second question: "What do they write about Nicola Tesla?"
  
   Conscientious biographical publications (depending on the information sources) are based on sources such as documents, testimonies, memoirs of witnesses.
  
   Different sources are used to describe the different life periods of Nikola Tesla. An example is Mark Seifer: "The Living Autobiography of a scientist remains the primary source of information on his childhood" (Mark Safer "The Absolute Weapon of America"; Марк Сейфер. Абсолютное оружие Америки. - М.: Эксмо, 2005. - ISBN 5699081615.).
  
   Meaningful works related to Nikola Tesla can not do without "basic elements of a biographic design" ("biographical construction").
  
   Chronological basic elements: 1856 - the year of the birth of Nikola Tesla. October 12, 1887 - Tesla submits an application for his main patents: an asynchronous electric motor and a power transfer.
  
   Or. Geographic basic elements: Lika, Gospic, Graz, Prague, Budapest... New York...
  
   After "the basic elements of biographical construction" further mention "plots" (groups of correlated events):
  
   Variants of plots:
  
   "Study of Tesla in Graz",
  
   "Tesla in Prague",
  
   "Tesla in Budapest",
  
   "Tesla in Strasbourg",
  
   "Tesla diseases" ...
  
   Except "basic elements of biographic construction" and "plots" the important place is taken: "interpretation, assumptions, versions".
  
   The variants of interpretations, assumptions, versions:
  
   "The elder brother of Danila: an incident with a horse, a fall from the attic-a fall in the cellar;" with "participation"/ without "participation" of Nikola,
  
   "The year in the mountains, service to the army in volunteer formations"
  
   "The amounts received by Tesla from Westinghouse for patents",
  
   "What sums of money could Tesla receive without dissolving the contract with Westinghouse for the deductions",
  
   "When has died Tesla",
  
   "Tesla died?" etc.
  
   To (1) "Basic elements of the Biography", (2) "Storylines", (3) "Interpretations, assumptions, versions", add a fourth position: "Themes".
  
   The diversity of topics is reflected in the biographic arts.
  
   Topics:
  
   "The Childhood of Tesla",
  
   "Genius of Tesla,"
  
   "The peculiarities of the thinking Tesla",
  
   "Tesla and gambling",
  
   "Tesla and Edison",
  
   "Tesla and Westinghouse",
  
   "Tesla and Money",
  
   "Tesla and women",
  
   "Personal life Tesla" and others.
  
   It is logical to add the topic "the Success of Tesla and laws of his success."
  
   What I intend to do in the book about the laws of intellectual success, exemplified by Heinrich Schliemann, Nikola Tesla, Thomas Edison (in comparison).
  
   This book is logically followed after the book I wrote, "Writer's Success textbook. Heinrich Schliemann, Nikolai Gogol, Maxim Gorky, and their lessons".
  
   Separate kits of themes:
  
   "Legends on fatal scientifically technical fulfillments, improbable opening, mysterious experiments of Tesla",
  
   "Suspicions about Tesla: vampirism, cannibalism, arrival from other planets (option: from other worlds)",
  
   "(Confidential/mysterious) heritage of Tesla" and others.
  
   What are the patterns of emergence of new publications about Tesla?
  
   One of the most natural cultural tendencies is connected with mysteriousness of Tesla. The genius is inevitably mysterious. The mysteriousness gives rise to interest. The result of the interest - are the new publications. Each successive publication - more or less conscientious - trying to comprehend and absorb the contents of the previous, trying to make something new.
  
   Additional local tendencies:
  
   (1) Specification of biographic details through archival search and finds.
  
   (2) New interpretation of already known.
  
   (3) Promotion of new versions.
  
   (4) Expansion of a circle of subjects.
  
   "Peculiar" tendencies: "manifestations of fears, hopes, regrets, delights". For example:
  
   "The inventions of Tesla pose threat for the future!",
  
   "The world will become safe/dangerous and rich/unpredictable thanks to the inventions of Tesla!",
  
   "How many could do and how many had not (could not) make a Tesla!" (variant: "How much did Tesla!").
  
   If to sum. Nikola Tesla - the theme is boundless. And for readers and for writers.
  
   And why is it so? It seems that Tesla is personified science in the format of a mystery. And such a mystery can never be solved. Such a mystery they guess always.
  
   Nikola Tesla is a Mystery of Science. Big, interesting MYSTERY!
  
   4.What to write about Nikola Tesla?
  
   Let's go to the third question, "What to write about Nikola Tesla?"
  
   In fact, everyone writes about what he thinks is relevant, necessary, deserving of interest.
  
   However, there are some cultural dominants. For example, a writer writes a hypothetical product for children: about fictional schoolchildren engaged in the construction of an unusual motor vehicle. But in his (writer) consciousness, there is, for example, the dominant: healthy lifestyle. There is no special mention of "healthy lifestyle" in the text itself, but it is based on that dominantity: the way of life of the heroes is consistent with the notion of "healthy".
  
   Will tell my thoughts on the possible dominant (albeit latent) for publications concerning the biography of Nikola Tesla. I understand that this is the version, the reason for reflection. Maybe some discussion.
  
   First, notice that specification of the details of the biography of Nikola Tesla does not lose its importance. Although the relevance of this clarification is not in the foreground. The main thing - is clear. He lived. He acted. He was brilliant and successful.
  
   In the second. Disclosure of technical, scientific "secrets" of Tesla - how important it is? Of course the "opening" of the "mystery" and "mysteries" may yield results... In some cases...
  
   But let us make a distinction between "uncovering" someone's "secrets" and the faithful study of scientific history, of the natural development of science.
  
   Archival search? When and who opposed them?
  
   Third. The "Nikola Tesla Manifesto" (tentatively 1904) announce "the revolution in the production, transformation and transfer of energy, in the fields of transport, lighting, chemical components, telegraph, telephone and other Industrial and artistic fields". "These successes will have to be followed by universal acceptance of high voltage and high frequencies ..."
  
   The major emphasis on the participation of Tesla in the electrifying USA was made, for example, in the book of Margaret Cheney's "Tesla. A man from the future".
  
   The electrification of America, and then of the world meant the advent of a new technological era.
  
   An outstanding personality in the electrification of the United States - along with Westinghouse, Edison and other prominent figures, - Nikola Tesla.
  
   And if you take scientific, technological, inventive aspects, then Nikola Tesla belongs in the electrification of the US (and the world) the main role, perhaps. The new world had a pioneer, there were pioneers ...
  
   Though the science is "moved" by both geniuses, and scientific community.
  
   One of the discoverers of the New World, provided with Electric power, was Nikola Tesla.
  
   Is it not a miracle that young man from distant Austria-Hungary, from Croatia, from the Military (Serbian) Krajina, was one of the main actors in the global technological revolution?!
  
   To some extent, the various biographies touch on this themes, but it seems to me that there is not a clear, universally accepted presentation of this topic. Christopher Columbus, it seems, "has achieved" such "standard" - biographical image.
  
   What is my opinion (or contemplation) about a possible (latent) dominant?
  
   We will focus not only on discovering "mysteries" and the statement "expectations - regrets - fears - hopes - delights" (who will forbid them? Everyone wishes, and has the right to state the opinions, concepts, the points of view, to express the feelings! And the revealed secrets are as sensational as the oak chests lifted from a bottom of the Caribbean Sea with ancient Spanish doubloons), but also on ASCERTAINING, on DETAILED - as far as possible - CONSIDERATION of a simple circumstance: Nikola Tesla - one of the main figures of electrification of the USA and of a world technological revolution.
  
   Detailed consideration includes:
  
   (1) characteristic of a technological revolution,
  
   (2) definition of roles of the most significant participants of the American and world electrification and - among them - Nikola Tesla.
  
   On the first position it is possible to call emergence of such innovations as: generator, transformer, power lines, electric motor, set of versions of electrical equipment, electric devices.
  
   On the second position it is possible to allocate the Constellation of Geniuses of Electrification: with approximate definition of the scope of the activities and achievements of each of the outstanding persons.
  
   I hope that to consider the own wish concerning a dominant and its realization stated in this essay I was able - in some extent - in a culturological essay "Edison. The person illuminating" (9/9/2016).
  
   This essay also outlines the description of electrification and highlights the importance of the role of Nikola Tesla.
  
   Today's publications - from diligently scientific to excitingly mysterious - are designed for adults: thoughtful students, intellectuals tired of work.
  
   To bring "the subject of Tesla" to the level of children's consciousness and understanding?
  
   Will the theme "Tesla-world electrification" so clear, understandable, and generally accepted that in all textbooks-not only scientific monographs or books are predominantly artistic-but in all history textbooks following the thesis "Columbus Discovered America", will be included the postulate: "one of the major participants of electrification in the United States and in the world, Nikola Tesla"?
  
  
   September 18, 2016.
  
   This translation: 05.09.2017 10:15
   Translation from Russian language into English language: Владимир Владимирович Залесский "Никола Тесла. Что писать о Тесле? Кто и что пишут о Николе Тесле. Литературоведческий очерк".
   This essay was included in publication (in Russian): "1519-2019. 500 years. From the past to the future. 16 essays about famous explorers, writers, scientists and inventors. Collection", 282 p,. ISBN 978-5-4483-6197-5 (9785448361975). ("1519-2019. 500 лет. Из прошлого в будущее. 16 очерков о выдающихся мореплавателях, писателях, ученых и изобретателях. Сборник", 282 с., ISBN 978-5-4483-6197-5 (9785448361975)).
  
  
   XVIII. Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo
  
  
   Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo. La traducción experimental
  
  
   Очерк "Порядок и импровизация". Экспериментальный продолжающийся (дополняемый) перевод на испанский.
  
  
  
   Предисловие к экспериментальному продолжающемуся (дополняемому) переводу.
  
   Переводы с русского языка на французский, итальянский, польский, португальский, немецкий языки были для автора экспериментами. Поэтому эти переводы получили название: "экспериментальные".
  
   Автор начал перевод с русского языка на испанский. Возникла мысль дополнить понятие "экспериментальный". Сделать размещение в Интернете переводимых частей текста - не одновременным, распределенным во времени, продолжающимся.
  
   Допускается ли продолжающееся (дополняющее) размещение интернет-сервисом? Автор пока не имеет об этом информации.
  
   При желательном варианте переведенный текст будет дополняться новыми частями.
  
   В результате в Интернете будет размещен завершенный перевод.
  
   А если не получится? Если в Интернете останется фрагмент переведенного текста? Наверное, даже такая ситуация не станет серьезной проблемой.
  
   Почему бы не попробовать?
  
   Экспериментальный продолжающийся (дополняемый) перевод с русского языка на испанский размещается в Интернете.
  
   Владимир Залесский
  
   10.09.2017 21:09
  
  
  
   Essay "Order and improvisation". Experimental phased translation into Spanish.
  
  
  
   Introduction to experimental phased translation.
  
   Translation from Russian language into French, Italian, Polish, Portuguese, German was the author's experiments. Therefore, These translations are called: "experimental".
  
   The author began translating from Russian into Spanish. The idea to complement the notion of "experimental". To make placing on the Internet of translated parts of the text - step-by-step (phased).
  
   Staged accommodation is allowed by the Internet service? The author does not yet have this information.
  
   When desirable embodiment, the translated text will be supplemented with new parts.
  
   As a result, in the Internet will be located the translation - fully completed.
  
   If that doesn't work? If in the Internet will remain a fragment of the translated text? Perhaps even this situation will not be a serious problem.
  
   Why not to try?
  
   Experimental phased translation from Russian into Spanish - is in the Internet .
  
  
   Vladimir Zalesski
  
   10.09.2017 21:09
  
  
  
   El ensayo "el Orden y la improvisación". Experimental, gradual de traducción al español.
  
  
  
   El prefacio a la traducción experimental - gradual.
  
   Las traducciones del ruso a las lenguas francesas, italianas, polacas, portuguesas, alemanas eran para el autor los experimentos. Por eso estas traducciones han recibido el nombre: "experimental".
  
   El autor comenzó la traducción del ruso al español. Surgido el pensamiento de complementar el concepto de "experimental".
  
   Y hacer la instalación en el Internet de las partes traducidas del texto - gradual.
  
   ¿Si permite el Internet servicio la gradual instalación? El autor no tiene sobre esto la información.
  
   El texto traducido será completado con las nuevas partes.
  
   En resultado en el Internet será instalada la traducción acabada.
  
   Y si no resulta? ¿Fragmento de texto traducido? - Se mantendrá en Internet? Tal vez, esta situación no se convierta en un problema grave.
  
   ¿Por qué no probar?
  
   Experimental, gradual de traducción de ruso a español - es en la Internet .
   Vladimir Zalesski
  
   10.09.2017 21:09
  
   Добавление переведенного текста, внесение поправок: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
   Supplementation of translated text, amendment: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
   La adición de texto traducido, realización de enmienda: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
  
   В целом, автор считает задачу перевода данного очерка на испанский язык выполненной.
   Overall, the author considers the task of translating this essay into Spanish fulfilled.
   En general, el autor considera que la tarea de traducción de este ensayo al español realizada.
   10:10 14.09.2017.
  
  
  
  
   Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo
  
  
   Vladímir Vladímirovich Zalesski
  
  
   El autor dedica este ensayo al 500 aniversario desde la fecha de inicio de la primera circunnavegación.
  
  
  
   "8 y 9 de septiembre de 1522é- Llegada a Se-
   villa, - El lunes 8 de septiembre echamos anclas junto
   al muelle de Sevilla y disparamos toda la artillería.
  
   El martes saltamos todos a tierra, en camisa y des-
   calzos, con un cirio en la mano, y fuimos a la iglesia
   de Nuestra Señora de la Victoria y a la de Santa María
   de la Antigua, como lo habíamos prometido en los
   momentos de angustia.
  
   Desde Sevilla fui a Valladolid, donde presenté a la
   sacra majestad de don Carlos V, no oro ni plata, sino
   algo más grato a sus ojos. Le ofrecí, entre otras cosas,
   un libro, escrito de mi mano, en el que día por día se-
   ñalé todo lo que nos sucedió durante el viaje.
  
   El caballero Antonio Pigafetta". [1]
  
  
  
   1. El prefacio
  
   Lectura de libros sobre viajeros destacados, gente de mar, me llevó a reflexionar sobre el "orden" y sobre la "improvisación" en asuntos marítimos.
  
   Estas nociones - que generalizan.
  
   Bajo "el orden" son comprendidas la racionalidad, la intelectualidad, la regularidad, la organización, la disciplina y etc. Bajo "la improvisación" - el carácter intuitivo, el talento individual, la imprevisión y otras nociones de esta serie.
  
   En un "polo" apareció la figura de Enrique el Navegante, que personificaba carácter sistemático, la racionalidad, la inteligencia, ritmo constante, la organización, la disciplina, el orden.
  
   En el otro, la figura de Francis Drake, que personificaba el carácter intuitivo, en forma individual y el talento, la imprevisión, improvisación.
  
   ¿Por cuanto es legítima la comparación de las figuras de Enrique el Navegante y Francis Drake?
  
   Claro que es las figuras de valores diferentes.
  
   El fundador de la cultura de los viajes oceánicos distantes, por un lado.
  
   Por otro lado, el segundo circunnavegador de la historia, un exitoso marinero y guerrero, y posiblemente un "pirata". Añadiremos: "el capitán", y, puede ser, - "el comandante de la armada".
  
   Y Enrique el Navegante, y Francis Drake eran personas exitosas.
  
   Tal vez la comparación de los rasgos individuales, los componentes del parámetro éxito - es aceptable.
  
   Notaremos - para la precisión histórica - que el príncipe portugués Enrique el Navegante (1394 - 1460) vivió considerablemente antes marino inglés Francis Drake (aceptar 1540 - 1596), nacido después de unos 80 años después de la finalización de la vida del gran príncipe portugués.
  
   Naturalmente, Enrique el Navegante no podía aprovechar nada de la experiencia o de los descubrimientos de Sir Francis Drake.
  
   Al contrario, y durante la segunda circunnavegación en la historia (1577-1580), y durante otras expediciones de Francis Drake usaba el potencial cultural, cuya formación fue iniciada por Enrique el Navegante.
  
   En los viajes de Francis Drake, vemos que una nueva "técnica" y un nuevo "formato" cultural de la navegación se han convertido en una realidad.
  
   Como ni son atractivos el carácter intuitivo, импровизационность, la imprevisión de Drake, pero Francis Drake no habría podido hacer ningún viaje de larga distancia sin el orden, la racionalidad, la disciplina, el intelectual (uso activo del conocimiento y habilidades) que como resultado de los esfuerzos de Enrique el Navegante han hecho de la nave no simplemente herramienta de mudanzas marítimas, y el territorio pequeño (cristiano en aquel tiempo) Europas.
  
   Es evidente que el elemento de oposición, por un lado, la disciplina, el orden, la intelectualidad y, por otro, la improvisación, la intuición, la fortuna, es en parte condicional, ilustrativo.
  
   Claro que Enrique el Navegante, equipando todas las nuevas y nuevas expediciones a lo largo de la costa Africana, funcionaba es en parte intuitivo, y Francis Drake no podía pasar en sus viajes sin orden, la disciplina y el cálculo.
  
   El examen del tema "el orden y la improvisación", la actividad de Enrique el Navegante y Francis Drake hace el objeto de la atención de la acción de los participantes de la primera circunnavegación: Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa.
  
   Históricamente, por Enrique el Navegante (años de vida: 1394-1460), seguido por Fernando de Magallanes (años de vida: aceptar 1480-1521), Juan Sebastián del Cano (años de vida: 1486-1526), Gonzalo Gómez de Espinosa (una de las fechas estimadas de nacimiento y Muerte: aceptar 1490-después de 1550), seguido por Francis Drake (años de vida: aceptar 1540-1596).
  
  
  
   2. Enrique el Navegante (la racionalidad y la regularidad, la sostenibilidad, la disciplina)
  
   Con el nombre de Enrique el Navegador es vinculada una cultural revolución en europeo (y mundial) la navegación.
  
   Relativamente breve la natación en los tribunales (galeras) de remos empezaban a irse (o alejarse al segundo plano).
  
   En vez de ellos llegado lejano, oceánico - lejano y largo - la natación sobre los barcos de vela (carabelas).
  
   En este punto de razonamiento, tenemos el derecho de recordar a los vikingos y sus largos viajes oceánicos.
  
   Aquellos modelos más antiguos de los barcos de los vikingos, que se han conservado hasta ahora, se datan en el siglo IX.
  
   Están diseñados tanto para el remo como para la vela [2].
  
   Pero en el siglo XI los vikingos tenían veleros limpios (junto con naves de remar(remo)-velas) (rowing-sailing ships) [2].
  
   "Gracias a la maestría de los marinos y el arte de los constructores de barcos los viquingos eran los señores de los mares, y sus instrucciones valientes a los navegadores continúan con seguridad sonar a través de los siglos:"De Hernar en Noruega nadar directamente hacia el oeste, en Groenlandia...""[2].
  
   La cultura de los distantes viajes marítimos de los vikingos era un elemento de una cultura etno-religiosa bastante especial.
  
   La memoria de las largas viajes oceánicas de los vikingos muestra claramente otro mérito cultural de Heinrich el navegante-el mérito, tal vez superando la sustituyendo las galeras por las carabelas.
  
   En segundo lugar, Enrique el Navegante hizo de la nave un territorio de cultura paneuropea, un pequeño territorio de una grande Europa (cristiano en aquel momento).
  
   Las tesis sobre la "cultura paneuropea", sobre la "comunidad europea" aplicada a la frontera de los años 1400 - 1500 pueden parecer hipotéticas.
  
   Sin embargo, la composición de larga distancia expediciones marinas, incluyendo la expedición de Magallanes, permite el uso de tales términos.
  
   La parte considerable del personal de la primera expedición alrededor del mundo - los españoles. El dirigente - Fernando de Magallanes - el portugués. Antonio Pigafetta que ha compuesto el diario de la expedición, - el italiano.
  
   Con Fernando de Magallanes a la expedición ha salido "muchos extranjeros: por lo menos treinta siete portugueses, diecisiete italianos, cinco flamengos (the Flemish or Flemings) (principalmente los bombarderos), algunos alemanes, los ingleses, los negros, los árabes, los vascos, los griegos, los habitantes de las islas Azores y la Madeira" [3].
  
   De una u otra manera, los participantes de la expedición comprendan unos a otros, colaboraron conjuntamente superen dificultades considerables.
  
   "Gracias al cruce de las líneas dinásticas Carlos ha recibido en la herencia los territorios enormes en Europa Occidental, Del sur y Central, que unido por primera vez... (...) De hecho, Charles fue el primer gobernante de una España unificada en los años 1516-1556 ... Él Mismo Karl era oficialmente el Rey de Aragón (Carlos I, 1516-1556), y en Castilla fue el regente de su madre ..." [4].
  
   Tal vez hay razones para la declaración sobre la composición paneuropea de la primera expedición alrededor del mundo.
  
   La nave, en la frontera de 1400 x-1500 x, se convirtió en un lugar de la fe, la disciplina, la acumulación de conocimiento.
  
   El barco se iba para un largo viaje con un cierto propósito, el capitán recibía suficiente para obtener instrucciones detalladas.
  
   Había ciertas reglas en el viaje que apoyaban la disciplina, reuniendo a la tripulación, dirigiéndola para lograr sus objetivos.
  
   No teniendo ninguna conexión con la patria, el barco, sin embargo, generalmente se apegó a las normas y reglas elaboradas (generalmente) por la práctica europea; volviendo del viaje, la tripulación de la expedición enriqueció los conocimientos adquiridos con la sociedad europea en su conjunto.
  
   Notaremos que al momento del comienzo de la primera expedición alrededor del mundo ya existía aquellos antiguas universidades, que escuchó una serie de conferencias en el siglo XIX Heinrich Schliemann: la Universidad de París, fundada en 1215, y Nápoles (Nápoles) Universidad, fundada en 1224.
  
   Aproximadamente 1440 años es el comienzo de la impresión europea de libros (Johannes Gutenberg).
  
   El centro de estudio de navegación y astronomía de Enrique el Navegante puso en marcha enormes, los procesos mundiales.
  
  
  
   3. Fernando de Magallanes (el talento, la intuición, la determinación, la entereza, la disciplina)
  
   Aunque Enrique el Navegante y Fernando de Magallanes y no podían ser personalmente familiarizado, pero podemos concluir que Magallanes era un representante de las tradiciones culturales de larga distancia marítimas travesías iniciadas por Enrique el Navegante.
  
   "El 20 de septiembre de 1519, la escuadra de Magallanes entró en el mar abierto" [3].
  
   Durante la primera circunnavegación de Fernando de Magallanes - del Cano (1519-1522) se pueden resaltar algunos de los puntos culminantes.
  
   Un de ellos - la revuelta que ha pasado en los primeros del abril de 1520, todavía antes del paso del estrecho llamado más tarde por el nombre de Fernando de Magallanes.
  
   No todos los participantes de la expedición española le gustaba que estuviera encabezado por un portugués. Pero si la navegación - en la etapa "inicial" estaba acompañada de éxitos obvios y una sensación de seguridad, es poco probable que la nacionalidad del líder fuera significativa.
  
   Pero el éxito estaba lejos, y la sensación de peligro estaba en el aire.
  
   Hasta cierto punto, la rebelión fue motivada por la confrontación con el "extranjero" portugués.
  
   Las palabras pronunciadas por Magallanes el día anterior a la supresión de la insurrección: "Mi decisión es firme: voy a experimentar mejor las más severas privaciones. Pero no voy a volver a España con la deshonra." [3].
  
   El barco de la expedición de Magallanes - la parte de la civilización europea; Ya tiene un orden europeo más o menos estándar.
  
   En la composición de la expedición existen funcionarios con funciones especiales.
  
   Uno de los representantes del poder real - un español - es responsable del cumplimiento de la ley y el orden.
  
   En algunos libros se le llama juez, el juez principal, en otras, el oficial de la policía.
  
   También hay una versión de la traducción del concepto de alguacil a las realidades modernas: el alguaciles (bailiff). Stefan Zweig utiliza el título original: llama a Gonzalo Gómez de Espinosa "el alguacil de la flota" [5].
  
   A juzgar por la literatura, Gonzalo Gómez de Espinosa fue juez de la rebelión, ha intervenido como al juez sobre los participantes de la revuelta.
  
   Tal vez, el entendimiento generalizado: "responsable del estado de derecho con funciones judiciales y administrativas" será aproximadamente correcto.
  
   (Paralelamente notaremos una vez más que Gonzalo Gómez de Espinosa - a ciencia cierta no el navegante; él es al hombre de la esfera de gestión).
  
   Fernando de Magallanes envía alguacil Gonzalo Gómez de Espinosa a reunirse con uno de los líderes de la rebelión con una orden para exigir la sumisión y terminación de la insurrección, y en el caso de la resistencia - utilizar la fuerza.
  
   Alguacil, habiendo encontrado la resistencia, apuñala por el puñal de un de los dirigentes de la revuelta..
  
   (Anteriormente, los rebeldes mataron a uno de los partidarios de Magallanes).
  
   El acto alguacil hace la impresión competente a la composición de la expedición.
  
   El alguacil - un español, él es al representante del poder real. A este acto alguacil son añadidas las acciones hábiles de Fernando de Magallanes.
  
   Y el motín termina en fracaso. La expedición continúa.
  
   Los rebeldes eran españoles de noble nacimiento, funcionarios nombrados por la autoridad real. Uno de los organizadores de la insurrección, al parecer, consistía en las relaciones de parentesco con el monarca español ...Alguien en el comportamiento de alguacil de Espinosa puede ver una especie de hazaña moral.
  
   ¿Qué "bueno" podrían traer lealtad no es del todo comprensible a Fernando de Magallanes?
  
   ¿No hubo presentimientos, las hipótesis? No es más fácil sería "moralmente capitular"?
  
   interpretar el comportamiento de Magellan desde posiciones negativas? regresar a España? unirse a la posición de los opositores influyentes de Magallanes? Cuáles fueron las razones para seguir nadando en el parecer de la muerte desconocida? "Deber? ", solo "Deber"?
  
   Y la vida, la seguridad y el bienestar, la vida familiar? ¿y la solidaridad con los nobles españoles? No olvides los mandamientos...
  
   Inmediatamente después de la represión de la rebelión, el alguacil de Espinosa realizó un juicio en la costa de Sudamérica.
  
   Entre las acusadas (y condenado) era del Cano, un de los participantes de la revuelta ...
  
   El Número aplastante condenado era indultado por Fernando de Magallanes.
  
  
  
   4. Gonzalo Gómez de Espinosa ("simplemente" ... "el deber")
  
   El destino de Gonzalo Gómez de Espinosa es muy curioso.
  
   Después de la muerte de Magallanes en la isla filipina en abril de 1521, él (de Espinosa) evita la muerte (algunos de los empleados de la expedición fueron asesinados por residentes de una de las lejanas islas de ultramar, pero de Espinosa en algún impulso interno conseguido volver antes de estos acontecimientos trágicos de la orilla al barco).
  
   (...)
  
   Alguacil De Espinosa se convierte en uno de los co-dirigentes de la expedición.
  
   (...)
  
   Los verdaderos co-líderes de la expedición fueron Juan Sebastián del Cano y Gonzalo Gómez de Espinosa.
  
   Una buena base para el drama emocional de un gran dramaturgo. Usted puede esperar ver la oposición feroz de los hombres ardientes. Pero no hay una actuación dramática, sino un deseo insistente de completar con éxito la expedición.
  
   El barco "Victoria" bajo el mando de del Cano sale a través de los océanos Índico y Atlántico a España.
  
   'Impresionante despedida en el otro extremo de la tierra! Cuarenta y siete hombres, oficiales y marineros, van a emprender el regreso en el Victoria, y cincuenta y uno permanecerán en Tidore al cuidado del 'Trinidad'. Hasta el momento de la partida, los destinados a quedarse alternan con sus camaradas a bordo, dándoles el último abrazo, confiándoles cartas o encomendándoles algo para su hogar. Los aсos de penas y fatigas en común han hecho de aquella tripulación de la vieja Armada, constituida por individuos de todas las razas y lenguas, un todo indivisible. No hay diferencias ni disputas que los separen' [5A].
  
   "Trinidad", bajo la dirección de Espinosa, nadar no puede. El barco está siendo reparado.
  
   "..."Trinidad" después de las reparaciones intentará cruzar el Pacífico en dirección opuesta, con el objetivo cerca de Panamá. llegar a las posesiones de ultramar de España..." [5].
  
   Por lo visto, después de las pérdidas, sufridas por la expedición en la tripulación de 'Trinidad', no había bastantes navegadores hábiles, que saben, expertos, marineros.
  
   Nave durante mucho tiempo vagando en el océano, envejece, pierde las cualidades marítimas.
  
   Se conservaban y la disciplina y la perseverancia en de la meta, y el deseo de volver a España.
  
   Pero, como se puede concluir, el elemento de "inteligencia" se cayó, no hubo navegante calificado, navegante, capitán, fue difícil determinar correctamente la ubicación de la nave, manteniendo el rumbo correcto. El barco estaba condenado a vagando.
  
   Hipotética trayectoria de vagabundeo, representada por en el ilustrativos mapas geográficos permite suponer que la longitud de estos vagabundeos es comparable a la longitud de un hipotético camino (no llegaría a ser una realidad) "Trinidad" a través del océano Pacífico hasta las posesiones Españolas en Panamá.
  
   Durante el tiempo que las circunstancias llevaron a "Trinidad" a vagar por los océanos, 'Victoria' llegó a España.
  
   Notaremos y también que, a pesar de la pérdida gradual de las cualidades marítimas y la ausencia a su bordo de los especialistas de la náutica del nivel suficiente de la calificación, "Trinidad" no se hundió, no se convirtió en un lugar de conflictos internos o insurrección.
  
   Como sucedía natación "Trinidad"? Los documentos que se encontraban en el nave, se encontraban en manos de los portugueses. Algunos de ellos (por ejemplo, un documento escrito por la mano de Magallanes) se convirtieron en patrimonio de los historiadores. Pero, en general, el de natación, considerada como un fracaso, no llama la atención. Por ejemplo, Stefan Zweig, refiriéndose a la independiente natación de "Trinidad", es extremadamente lacónico.
  
   El barco está encabezado por no un marinero profesional. No hay de los navegadores experimentados en la nave.
  
   (...)
  
   Cuando el español "Trinidad" casi había perdido la náuticas de las cualidades, y la desesperanza de la situación se hizo evidente, el comandante de la nave Gonzalo Gómez de Espinosa pidió ayuda a los portugueses. En ese momento, España y Portugal estaban en un estado de paz.
  
   De Espinosa el hambre, prueba de desastres, prueba los siniestros, es posible, pide la limosna, estará sometida a los trabajos forzados, pasa bastante tiempo bajo arresto en la cárcel, en detención.
  
   De las más de cincuenta personas que permanecieron bajo el mando de Espinosa en la nave 'Trinidad', casi todas mueren.
  
   "lnfeliz fueron arrojados a la prisión de Lisboa, y se sentaron allí durante siete meses. En este tiempo ha muerto todavía un marino - el alemán el maestro Gans. Sólo tres de la gente de mar desgraciados el barco de 'Trinidad' han llegado a principios de 1527 a casa.
   (...)
   Sólo después de mucha molestia y peticiones de la gente de mar con la "Trinidad" obtuvieron todo lo que debían. De Espinosa recibió entonces la posición honorífica y responsable del inspector de barcos, enviada a la India. Ya en 1550, Espinosa, de sesenta años, trabajaba en el puerto de Sevilla y comprobaba la disposición a la natación de cada vehículo, que partía por el mar " [3].
  
   El ejemplo de 'Trinidad' confirma la importancia de todos los elementos de la cultura de viajes oceánicos lejanos que se han aceptado generalmente después de los esfuerzos de Enrique el Navegante: planeamiento, racionalidad, disciplina, intelectualidad (uso activo de conocimientos y habilidades) y otros.
  
   Gonzalo Gómez de Espinosa, el participante y el (poco tiempo) co-jefe de la expedición de Magallanes - Uno de los que también hizo la circunnavegación. La verdad, un cierto segmento de su viaje fue muy trágica. Esta etapa del viaje se realizó en la situación de prisionero, y en los buques de propiedad de los portugueses, la corona portuguesa. Pero, puede ser, esto requiere de la valentía y la perseverancia, coraje y firmeza de tipo especial.
  
   ¿Cuál era la vida de de Espinosa, fuera del período 1519-1527? No es muy conocido.
  
   Hay razones para creer, no son conocido ni la fecha exacta del nacimiento, ni la fecha exacta de la muerte de Gonzalo Gómez de Espinosa.
  
   El autor no ha encontrado las información sobre los concretos documentos del archivo.
  
   Según la versión de Kunin K. I de Espinosa en 1550 sesenta (60) años [3].
  
   De esto sigue una de las variantes hipotéticas de la fecha del nacimiento y muerte de de Espinosa: cerca de 1490 - después de 1550.
  
   Uno de Wikisource (Wikidata) contiene español el artículo "Gonzalo Gómez de Espinosa". En el artículo hay la referencia a la fuente de donde proviene la información para el artículo: el sitio web mcnbiografias.
  
   Y el artículo el wikisource, y el artículo original en el sitio web biográfico mcnbiografias no tienen indicación de autoría.
  
   El artículo "Gonzalo Gómez de Espinosa" pretende indicar su (de Espinosa) años de vida: 1479-1530 [7].
  
   Indiscutible, a los documentos de archivo, los datos sobre el año de muerte de Espinosa todavía parecen estar inéditos.
  
   ¡ el nivel de historia personal dramática de Espinosa se difumina por la distancia histórica, y la gloria permanece!
  
   Sí y el premio era no pequeño.
  
   ¡ en primer lugar, si usted se basa en la versión de Kunin y tener en cuenta que Magallanes murió en 1521, y del Cano murió en 1526, - de Espinosa ha sobrevivido a Fernando de Magallanes, y del Cano más de para 20 años!
  
   En segundo lugar, se afirma que en 1528 el monarca español dio a Gonzalo Gómez de Espinosa un escudo de armas y una pensión de 300 ducados [7].
  
   En tercer lugar, según la versión de la K. I. Kunin de espinosa recibió la baja honorable y responsable puesto de inspector de la real barcos que fue a la India [3].
  
   Presentamos algunas consideraciones adicionales sobre la motivación Gonzalo Gómez de Espinosa, co-líder de la expedición (después de la muerte de Magallanes), que se convirtió en el comandante de la nave "Trinidad".
  
   Una ilustración de cómo es complejo formar a un capitán y a un comandante profesionales puede servir de observación K. V. Malahovsky del pirata Inglés, capitán, navegante, explorador y escritor famoso William Dampier, tres veces cumplido un viaje alrededor del mundo: "Al parecer, este navegante experimentado, reflexivo observador, un buen investigador no tenía los datos del comandante, faltaba la valentía personal" [6].
  
   Incluso una persona de enorme experiencia puede tener diferentes cualidades en diversos grados. De Espinosa no era una náutica o capitán, y su especialidad era administrativa. Circunstancias (desesperado) lo obligó a convertirse en jefe de la nave.
  
   Si de Espinosa eran en las nociones modernas el trabajador de la esfera de gestión, entonces del Cano era un marino profesional y experimentado.
  
   K.I. Kunin llaman del Cano la palabra "el navegante" [3]. "Era un hombre joven - en 1519, tenía treinta y dos años, pero él ya se distinguió en las batallas en África y en Italia campañas" [3].
  
   Una vez más, insistimos en que del Cano era un marino profesional.
  
   Completamente lógica había a cualquier miembro de la expedición una representación que a del Cano, a "Victoria" - no grande, pero las posibilidades reales de alcanzar España.
  
   "...Eligió navegar por los mares portugueses hacia el oeste, bordeando África por rutas conocidas... " [8].
  
   Lógico es la suposición de que el "Victoria" no podía acomodar (para la navegación larga) todos los miembros de la expedición. La composición de la expedición fue dividida en los quién tenía la esperanza de regresar a la patria en "Victoria" (más de 40 personas), y los que trataron de llegar a España en "Trinidad" (más de 50 participantes de la expedición).
  
   Sería bien fundado que de Espinosa quisiera continuar viaje en "Victoria".
  
   Por supuesto, la condena por un juez Espinosa de Juan Sebastián del Cano en abril de 1520 - psicológicamente impedido por este intento.
  
   Pero el noble hombre, el hombre terrestre de la profesión, un representante del poder real de Espinosa, podía suficientemente justificado insistir la natación sobre "Victoria" a España.- Incluso si esta es la natación sería psicológicamente no confortable.
  
   Además, es posible asumir otro motivo (salvo el enjuiciamiento de Del Cano en abril de 1520) que impidió la salida de Espinosa para navegar en "Victoria".
  
   Los miembros de la expedición dejadas sin la autoridad de un líder, se convertirían en un colectivo desorganizado, simplemente - una turba que tiende a convertirse en un populacho costero común, los involuntarios desertores.
  
   Este desarrollo de los acontecimientos no encajaría en los conceptos de la mentalidad europea, significaría desacreditar la expedición, desacreditar a los comandantes. Echaría una sombra sobre y a la expedición en total, a los jefes, y a los participantes ordinarios.
  
   Así que presumiblemente podemos descubrir en el acto de la Espinosa que se queda con 'Trinidad', los motivos sublimes.
  
   Para la comparación con el acto de Espinosa pondremos el hecho de la biografía de Magallanes, que tuvo lugar unos nueve años antes del comienzo de la primera expedición alrededor del mundo.
  
   "En una noche sin luna, el escuadrón pasó junto a los arrecifes de Padua, no lejos de la costa india... La nave delantera cruzó con seguridad un lugar peligroso, pero los otros dos saltaron sobre las rocas. En uno de estos barcos estaba Magallanes.
   (...)
   Los comandantes rápidamente encontraron una solución: todos los nobles portugueses, todos los comandantes, llevándose con ellos la propiedad más valiosa, un viaje en barco a la costa, y los marineros y soldados permanecerán en las aguas poco profundas, y esperarán hasta la orilla detrás de ellos enviar la nave.
   (...)
   Los comandantes anunciaron sus decisiones. Hubo un silencio. Entonces Magallanes dio un paso adelante y anunció que se quedaba con los marineros. Él ha tomado el juramento de los jefes que enviarían ayuda lo más pronto posible.
   (...)
   Magallanes no durmió. El segundo día. El sol salió. Los marineros ya estaban pensando en construir una balsa cuando Magallanes (...) dijo en voz baja: "Vela".
  
   Era una carabela, enviada al rescate...
  
   El acto noble de Magallanes hizo una gran impresión. En aquellos días parecía extraordinario que el comandante portugués arriesgara su vida para salvar a los soldados ordinarios - marineros y soldados. Incluso los cronistas portugueses, que generalmente consideran a Magallanes hostil, consideraron necesario mencionar su comportamiento heroico durante el naufragio en los arrecifes de Padua "[3].
  
   (Presumiblemente este caso puede ser fechado 1510 año).
  
   Lo que de la parte de la expedición que se ha quedado en "Trinidad" no tuviera de los experimentados y conocedores navegantes, no puede ser examinado como la culpa de Espinosa.
  
   El llamamiento de De Espinosa a los portugueses para ayudar en una situación desesperada (Portugal y España no estaban en guerra), no puede ser examinado como la culpa de Espinosa.
  
   La línea de conducta elegida por las autoridades portuguesas en relación con los miembros de la expedición, no puede ser examinado como la culpa de Espinosa.
  
   Las circunstancias eran tales, por que eran. Y no por culpa de Gonzalo Gómez de Espinosa.
  
   Si nos fijamos en la situación desde las posiciones de hoy, entonces el hecho de pasar parte de la ruta a España por Espinosa y sus compañeros a barcos portugueses, - ni humilla a nadie; No la mejor variante de los acontecimientos. Pero la expedición era desde el principio internacional.
  
   En cuanto a personalmente de Espinosa, hay unas razones considerar, co-líder de la expedición (después de la muerte de Fernando de Magallanes), la persona del deber, la persona que ha cumplido el deber con dignidad. Por la persona que ha cumplido el deber ante todos: y ante Fernando de Magallanes, y ante los miembros de la expedición, y ante de España.
  
   ¿Por qué se siente como el viaje de 'Victoria' y el navegaron en 'Trinidad' están internamente interconectados.
  
   Gonsalo Gomes de Espinosa - ha sabido dirigir el barco, el tiempo largo que surcaba el Océano Pacífico y la nave no ha hundido. De Espinosa volver a España. Él no era un profesional de la gente de mar.
  
   En esta progresión, es natural esperar el éxito de el marino profesional. Del Cano, "Victoria", redondeó con éxito el globo terráqueo!
  
   ¿Qué tipo de reacción puede causar el regreso a España el detenido Gonzalo Gómez de Espinosa: vergüenza u orgullo?
  
   El intento de obtener ayuda de las autoridades portuguesas y de la detención - de causa vergüenza para de Espinosa?
  
   Pero es cierto que, después de regresar a España, de Espinosa no fue acusado de nada.
  
   Si alguien siente vergüenza en relación con acontecimientos de Espinosa,
   es posible comentar: Él, el rey Carlos I, el emperador Carlos V, era mucho mejor que nosotros, la gente moderna, entendía los matices de la situación.
  
   Y si aceptamos la versión K. I. Kunin y el autor anónimo del artículo 'Gonzalo Gómez de Espinosa', a instancias del monarca español Espinosa recibió un escudo de armas, una pensión, un alto cargo.
  
   Por Gonzalo Gómez de Espinosa no es la vergüenza. Hechos históricos hablan de esto.
  
   Echemos un vistazo a la situación sin prejuicios. Alguien se estaba ahogando. Alguien murió en conflictos con residentes locales de áreas exóticas. Alguien desertó. Alguien estaba muriendo de enfermedad y otras razones ...
  
   De Espinosa estuvo entre los que sobrevivieron, contornear el globo, regresaron a España.
  
   La tasa de éxito del Cano y de Espinosa es diferente. Del Cano ha vuelto a España es honorable, saludando de toda la artillería; Haciendo las bienvenida andanadas de los cañones. Y de Espinosa - después de algo parecido al cautiverio portugués. Pero de Espinosa también exitoso (aunque en menor medida). - Eso es obvio. Las pérdidas eran en las dos partes de la expedición. Haremos la enmienda a lo que de a Espinosa. de Espinosa - la persona "terrestre", no el marino, no el navegante.
  
   Existen motivos suficientes a los dos nombres de la primera alrededor del mundo de natación ("la expedición de Magallanes" y "la expedición de Magallanes - del Cano") añadir un tercero, un nombre adicional, "la expedición de magallanes - del Cano - de Espinosa".
  
   Además, existen algunas razones para la toma adicional (opcional) la inferencia sobre el período de la expedición: 1519-1527 (además de la principal de datación 1519-1522). Teniendo en cuenta el año del regreso de Espinosa y otros miembros de la expedición a españa (el año de 1527).
  
   ¿Qué eventos se llevó a cabo entre el 1522 años (el año del regreso a España del Cano en "Victoria") y el año 1527 (año del retorno de la de Espinosa)?
   "La situación creada hace que España y Portugal vuelvan a discutir el problema de la división del mundo.
   (...)
   No esperando la feliz conclusión de las negociaciones, Carlos V trató de terminar la interminable disputa, la captura de Islas Molucas. El 24 de julio de 1525, siete naves bajo el mando de García de Loaisa (del Cano participó en la expedición) salieron de España... La natación se es - trágico. A Islas Molucas llegó sólo una nave "Santa María de la Victoria". En el camino murieron Loaiza y del Cano. Un tercio de los comandos de la nave había muerto a causa de enfermedades. Después de fallidos intentos de tomar el Islas Molucas, de Carlos V, sintiendo la urgente necesidad de dinero, acordó que, habiendo recibido de los portugueses de 350000 ducados, pasar la línea de la sección 17ў al este de las Islas Molucas. Fue registrado en el Tratado de Zaragoza en abril de 1529' [6].
  
   'El tratado delimitó exactamente las zonas de influencia portuguesa y española en Asia. (...) El tratado fijaba las esferas de influencia de Portugal y España a 297,5 leguas al este de las Molucas. Esta línea de demarcación se encontraba por lo tanto cerca del meridiano 135 oeste' [6A].
  
   'Realizaron numerosos descubrimientos geográficos y marítimos, pero su travesía fue una sucesión de desastres, calamidades y deserciones. Durante el viaje murieron, entre otros, el Almirante Loaísa y Elcano. Tres de las naves no llegaron a cruzar el estrecho de Magallanes y sólo una, la Santa María de la Victoria, alcanzó las Molucas, donde la tripulación tuvo que enfrentarse con los portugueses durante casi un año. Tras sufrir innumerables vicisitudes a lo largo de un durísimo y amargo viaje, sólo 24 hombres de esta nave regresaron a España' [6B].
  
   Expedición de Magallanes - del Cano - de Espinosa ha activado poderosas fuerza, las fuerzas mundiales!
  
   A propósito. Surge el deseo de bromear: Supongamos que Espinosa regresa a España mucho antes de 1527 años. él tendría las posibilidades de ocupar no el puesto honorable del inspector real de los barcos que salían a India, pero el honorable puesto alguacil de la flota en la expedición de García de Loaisa.
  
   Francis Drake, nacido alrededor del año 1540, podía ser un contemporáneo de Espinosa (si de Espinosa el realmente trabajaba en el puerto de Sevilla en 1550 en seis decenios de edad).
  
   ...Mentalmente crearemos el encuentro casual de Francis Drake con Gonzalo Gómez de Espinosa, por ejemplo, en el puerto de Amsterdam, y presentaremos las palabras de un experimentado, exitoso y majestuoso de Espinosa, pronunciadas por casualidad en la presencia del joven Francis: "Para tener éxito, es necesario realizar la circunnavegación!"
  
   (...)
  
   "...Drake... había estudiado cuidadosamente un libro sobre el viaje de Magallanes. Este libro siempre ha sido con Drake." [6].
  
  
   5. Juan Sebastián del Cano (inteligencia, terquedad, inquebrantable firmeza victoriosa)
  
   'Se cree que Juan Sebastián perteneció a una familia de pescadores y marinos acomodados, que contaban con casa y embarcación propia. Primogénito de nueve hermanos; se conocen datos biográficos de algunos de ellos. Domingo, llamado como el padre, fue sacerdote y párroco de Guetaria. Martín Pérez, Antón Martín y Ochoa Martín fueron marineros como Juan Sebastián y tomaron parte con él en la Expedición de García Jofre de Loaísa. Martín Pérez fue piloto de una de las naves de esta expedición' [8].
   (...)
   Si una álgido episodio de la expedición de magallanes fue nombrada por encima de la situación de la rebelión en el mes de abril del año 1520, otros se álgido episodio puede ser llamada la situación de la salida de Fernando de Magallanes de la composición de la expedición en abril de 1521. (...) No hay tendencia a la criminalización. La colectividad, en general, cohesivo, se somete a la disciplina, a los comandantes... Co-lideres - del Cano y de Espinosa - los representantes del poder real.
  
   El buque Victoria, liderado por del Cano, es capaz de seguir nadando sin mucha reparación. Victoria se dirige hacia el oeste, a través de los océanos Índico y Atlántico, bordeando África, a España. A pesar de las considerables dificultades, la enfermedad, el hambre, la disciplina se mantiene, el equipo permanece firme.
  
   Antonio Pigafetta, Caballero de la Orden de Rodas (caballero de la Orden de San Juan), alistado en la expedición como sobresaliente, continúa conducir el diario.
  
   Stefan Zweig transmite las palabras siguientes casos Cano: "Hemos decidido mejor la muerte que la de entregarse en manos de los portugueses" (del Cano puede posteriormente es orgulloso informar él al emperador) [5].
  
   La obstinación del Cano - la dureza, que alcanza la victoria.
  
   'Pero la nave no ha abordado todavía en las costas patrias. Se arrastra con sus gimientes junturas, lenta, cansada, prodigando las últimas fuerzas. ¡Pobre Victoria! De los camaradas que salieron en ella de las islas de las especias sólo quedan a bordo dieciocho, y de los ciento veinte brazos sólo treinta y seis trabajan, precisamente ahora que tanta falta hacen los puños vigorosos. Porque ya a punto de llegar al término, les amenaza una nueva catástrofe. Las viejas tablas del barco se desencajan y el agua se filtra sin interrupción.
   Intentan remediarlo por medio de una bomba. Pero no les sirve. Lo más eficaz sería echar al agua, como lastre inútil, algo de los setecientos quintales de especias, para evitar el calado excesivo. Pero Elcano no quiere desperdiciar los bienes del Emperador. Relévanse día y noche, al pie de las dos bombas, los hombres cansados en su áspera labor de presidiario, pero al mismo tiempo las velas exigen que alguien las cuide, y el timón alguien que lo gobierne, y alguien que ocupe los sitios de los vigías, y así sucesivamente las cien ocupaciones cotidianas. Llega el agotamiento. Los tripulantes andan titubeando como sonámbulos después de noches y más noches en sus puestos sin conocer el sueño, "tanto debizi quanto mai uomzni furono" ('tanto debili quanto mai uomini furono') -cansados como jamás lo estuvieron seres humanos-. Así escribe Elcano al Emperador. A pesar de lo cual, cada uno ha de hacer doble o triple servicio. Lo hacen, exhaustos, con la esperanza.
   (...)
   En este 6 de septiembre del año 1522 fue coronado el hecho más grande de la navegación
   (...)
   A la mañana siguiente, un remolcador arrastra al vencedor, al Victoria, Guadalquivir arriba, hacia Sevilla. Una vez rodeado el mundo, ya no tiene fuerzas el Victoria para luchar contra la corriente. (...)
   Ya resplandece allá la Giralda, el campanario blanco. ¡Sevilla! ¡Sevilla! Ya se dibujan la ribera, el Puerto de las Muelas, del cual salieron. Elcano da orden de hacer unas salvas de artillería, y éste será el último mandato de la expedición'[5A].
  
   (...)
  
   Haremos un resumen breve de los subtotales.
  
   El éxito de la expedición de Magallanes se convirtió en la realización de ese potencial cultural, cuyos cimientos fueron establecidos por Enrique el Navegante, su el centro de estudio de navegación y astronomía.
  
   Son claramente visibles la disciplina, la regularidad, la sostenibilidad, la sistemática - la aspiración a alcanzar el objetivo puesto.
  
   Y no en último lugar - racionalidad: en la nave "Victoria" que requiere refacción fue traído un cargamento de especias, cuyo coste compensó los gastos financieros por toda la expedición.
  
   Uno de los pasos de la expedición fue subordinada a la voluntad de hierro de Magallanes, pero otra - la voluntad firme de Del Cano.
  
   Y qué violaciones especiales de la disciplina en la "Trinidad" no se encuentra.
  
   Probable, en la primera expedición alrededor del mundo estuvieron presentes la improvisación, el acierto, intuición, sorpresa, suerte. (Fernando de Magallanes estaba seguro de la existencia del estrecho, - El estrecho de Magallanes. La intuición?)
  
   Pero los autores que escriben sobre esta expedición no hacen tal acento en cuentos conceptos. En la vanguardia-el objetivo, el deber, la disciplina, la cooperación, el plan, la inteligencia (navegación Maps y otros conocimientos, habilidades, destrezas), consideraciones racionales y-mucho, mucho trabajo.
  
   En general, todo lo que es fundamental para la existencia de la flota oceánica.
  
  
  
   6. Francis Drake (improvisación, intuición, el acierto, talento individual, sorpresa, suerte)
  
   La historia nos da no sólo el ejemplo de Enrique el Navegante (acumulación de conocimiento y experiencia, sistemática y sistemática), sino también el ejemplo de Francis Drake (inspiración, súbito, intuición, suerte).
  
   La circunnavegación Francis Drake (1577-1580), la segunda en la historia del mundo - en gran medida - de la improvisación.
  
   (...)
  
   Por supuesto, probar la validez de la selección de la estrategia, basada en la inspiración, de la sorpresa, de la intuición, de acierto puede sólo el resultado final, pero no un argumento formal. La elección de este tipo de estrategia es el riesgo. Y ese riesgo acostarse en persona que escoge la estrategia.
  
   (...)
  
  
  
   7.Breve epílogo
  
   Como se puede ver, hay una línea muy fina entre una, la improvisación, el talento individual y la disciplina.
  
   Se puede suponer que en parte artificial de la yuxtaposición de la ORDEN y de la IMPROVISACIÓN caracteriza otro problema cultural: el problema de las relaciones recíprocas de la estructura jerárquica y la persona talentosa (este problema se convirtió en uno de los temas de nuestro ensayo "'Enrique el Navegante y los registros del buque, Heinrich Schliemann y diarios. Un ensayo de una historia de la personalidad de la creatividad día a día inscripción)')".
  
   En otro ensayo - "Éxito y Reconocimiento. Sobre la cuestión de los viajes exitosa Georgy Baydukov, Chay Blyth, Alain Bombard, Nikolai Garin-Mikhailovsky, Máximo Gorki, Carl Gustaf Mannerheim, Joshua Slocum, Howard Hughes" - es planteado la cuestión de 'la acumulación del éxito', alcanzado durante el reconocimiento de las personas exitosas y la consolidación pública durante el reconocimiento de los éxitos alcanzados.
  
   Y una opinión más: ¡unos quinientos años ha pasado desde el día del comienzo de la primera expedición alrededor del mundo, pero el interés en ella no desaparece!
  
   Además, los autores continúan las tentativas de abrir todos los nuevos nuevos matices históricos y biográficos vinculados a las expediciones alrededor del mundo y las personas, sus que han realizado. - Circunnavegantes.
  
  
   11 de diciembre de 2016, 24 de diciembre de 2016.
  
  
  
   8. Lista de fuentes de información:
  
  
   [1] Full text of "Primer viaje en torno del globo" (Antonio Pigafetta. Primer viaje en torno del Globo.) (La publicación de Internet en español.).
  
   [2] [Симпсон Ж.] Симпсон Жаклин. Викинги. Быт, религия, культура / Пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. - 239 с. (Simpson Jacqueline. Everyday life in the Viking Age). ([J. Simpson] Simpson Jacqueline. Los vikingos. La vida cotidiana, la religión, la cultura]) (La publicación en ruso).
  
   [3] [Кунин К. И.]. Кунин К. И. 'Магеллан'. 1940. ([Kunin K.I.] Kunin K.I. " Magallanes". 1940). (La publicación en ruso).
  
   [4] 'Карл V (император Священной Римской империи)'] Википедия (рус). (["Carlos V (Emperador del Sacro Imperio Romano Germánico)"] Wikipedia (rus).
  
   [5] [Цвейг С.]. Цвейг С. 'Магеллан. Человек и его деяние'. ([Zweig S.] Zweig S. "Magallanes. Hombre y su obra.') (La publicación en ruso).
  
   [5A] Stefan Zweig. "MAGALLANES. El hombre y su gesta". (La publicación de Internet en español.).
  
   [6] [Малаховский К. В.] Малаховский К. В. 'Пираты британской короны Фрэнсис Дрейк и Уильям Дампир'. М., 2010. ([Malakhovsky K. V.] Malakhovsky K. V. "Piratas de la Corona Británica Francis Drake y William Dampier". M., 2010.) (La publicación en ruso).
  
   [6A] 'Tratado de Zaragoza'. Wikipedia (Español).
  
   [6B] 'La expedición de García Jofre de Loaísa'. Wikipedia (Español).
  
   [7] '.(["Gonzalo Gómez de Espinosa"] Wikipedia (Wikidata) (Español).
  
   [8] ["Juan Sebastián Elcano"] Wikipedia (Wikidata) (Español).
  
   [9] ['Элькано, Хуан Себастьян'] Википедия (рус). Статья 'Элькано, Хуан Себастьян'. (["Elkano, Juan Sebastian"] Wikipedia (rus).).
  
   [10] [Губарев В. К.] Губарев В. К. 'Фрэнсис Дрейк'. М., 2013. ([Gubarev VK] Gubarev V.K. "Francis Drake". M., 2013.) (La publicación en ruso).
  
  
  
   !!! [Продолжение следует - В соответствии с ситуацией. To be continued - In accordance with the situation. La continuación debe ser - En concordancia con la situación.] !!!
  
   10.09.2017 21:09
  
   Добавление переведенного текста, внесение поправок: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
   Supplementation of translated text, amendment: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
   La adición de texto traducido, realización de enmienda: 12.09.2017 00: 07; 12.09.2017 12:48; 13.09.2017 10:12; 13.09.2017 22:47; 14.09.2017 7:11; 14.09.2017 10:10, 14.09.2017 15:46.
  
   В целом, автор считает задачу перевода данного очерка на испанский язык выполненной.
   Overall, the author considers the task of translating this essay into Spanish fulfilled.
   En general, el autor considera que la tarea de traducción de este ensayo al español realizada.
   10:10 14.09.2017.
  
   Владимир Владимирович Залесский "Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк"
  
   Vladimir Vladimirovich Zalesski "Prince Henry the Navigator, Fernan Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gomez de Espinosa, Francis Drake. The order and the improvising. An essay". This essay was included in publication (in Russian): "1519-2019. 500 years. From the past to the future. 16 essays about famous explorers, writers, scientists and inventors. Collection", 282 p.,. ISBN 978-5-4483-6197-5 (9785448361975).
   Vladímir Vladímirovich Zalesski "Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo". Este ensayo fue incluido en la publicación (en ruso): "1519-2019. 500 años. Desde pasado hacia el futuro. 16 ensayos sobre famosos navegantes, escritores, científicos e inventores. Colección", 282 p., ISBN 978-5-4483-6197-5 (9785448361975).
  
  
   XIX. The dialog between consul and proconsul.
  
  
   Cafe in Italy. At the table sit the Historian and Philosopher. They talk about creativity.
  
   - Let to take an interest by your opinion, mister the Philosopher, - has spoken the Historian. - Yesterday has written a part of 'History of an Ancient World'. Under a conditional title 'The dialog between consul and proconsul'. I talk with you not very often. It would be interesting to hear your opinion.
  
   The Philosopher in the answer has spoken:
  
   - History of Ancient Rome ...
  
   The Historian has moved a sheet of a paper to the Philosopher. The text was not of large volume. Headline and a few sentences:
  
   'The dialog between consul and proconsul
  
   The occurred events have created a serious problem!
  
   The problem demands the expedited solution!
  
   Immediately take part in the solution of this problem! Undertake the activest operatings!
  
   Acquaint with a situation! Penetrate into details! Prepare the proposals!
  
   Work out the plans!
  
   Produce the decisions!
  
   Involve! Include! Incorporate! Coordinate! Manage! Strengthen! Enforce!
  
   Control!
  
   Act extreme resolutely! without doubts! Accomplish!
  
   Do not delay!
  
   Report non-stop!
  
   It's necessary to correct a situation exigently!"
  
   The Philosopher has completed the reading. His eyes focused on the cup of coffee standing in front of him.
  
   Without having waited for any statement from the Philosopher, the Historian decided to ask:
  
   - What will say, mister the Philosopher?
  
   Philosopher silently stared at the coffee. Has sighed. He moved the Cup:
  
   - Again to drink?
  
   The Historian shrugged his shoulders:
  
   - 'Each pays for himself!'
  
   The Philosopher was silent. He started to get up from the table to head for the exit.
  
   At the table standing nearby the conversation continued.
  
   One of the tourists set up his thoughts:
  
   - "... The Cossack to the Cossack discord ..." "... there was not even the possession of land shares ... but the Cossack, even the poorest and deprived, was the owner of the land share ...".
  
   Other tourist appended:
  
   - "And I fly there where accept!".
  
   08.09.2017 - 15.09.2017
  
  
   This translation: 08.09.2017 - 16.09.2017
   Translation from Russian language into English language: Владимир Владимирович Залесский 'Диалог консула с проконсулом'.
  
  
   XX. Prince Henry the Navigator, Fernan Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gomez de Espinosa, Francis Drake. The order and the improvising. An essay
  
  
   The author devotes this essay to the 500th anniversary from start date of the first circumnavigation.
  
  
   "Monday the 8th of September, we cast anchor near the mole of Seville, and discharged all the artillery.
  
   Tuesday, we all went in shirts and barefoot, with a taper in our hands to visit the shrine of St. Maria of Victory, and of St. Maria de Antigua.
  
   Then, leaving Seville, I went to Valladolid, where I presented to his Sacred Majesty Don Carlos, neither gold nor silver, but things much more precious in the eyes of so great a Sovereign. I presented to him among other things, a book written by my hand of all the things that had occurred day by day in our voyage.
  
   The knight Antonio Pigafetta" [1]
  
  
   1. Foreword
  
   The reading of the books about the great travellers, mariners, seafarers, has resulted me in speculations about "order" and about "improvising" in a seamanship.
  
   These concepts - generalizing. "Order" are perceived rationality, high intellect, planned use, organization, discipline. "Improvising" - ability to intuitive knowledge, development of talent, suddenness and other concepts of this series.
  
   On one "pole" - the figure Prince Henry the Navigator, who is personifying system approach, rationality advanced intellect, planing, organization, discipline, order.
  
   On the other "pole" - figure Francis Drake, personifying capacity to intuitive knowledge, development of talent, suddenness, improvising.
  
   As far as comparison of figures of Heinrich Moreplavatel and Francis Drake is lawful?
  
   Clearly, that this persons played different roles in a history of a civilization.
  
   On the one hand - the person, who created sources of the all-European culture of distant ocean sailings.
  
   On the other hand, second in a history the round-the-world seafarer, successful seaman and the soldier, and is possible - "pirate". Let's add to said "captain", and, maybe, and - "naval commander".
  
   And Prince Henry the Navigator, and Francis Drake were the people successful. There can be, a comparison of separate features, of parameters of success - is permissible.
  
   Let's mark - for historical distinctness - that Portuguese Prince Henry the Navigator (1394 - 1460) lived before English seaman Francis Drake (approximately 1540 - 1596). Drake was born approximately in 80 years after completion of a zoetic path of great Portuguese prince.
  
   Naturally, Prince Henry the Navigator could not take advantage of something from experience or from discoverings of sir Francis Drake.
  
   To the contrary, and during second in a history of around-the-world cruise (1577-1580), and during diverse expeditions Francis Drake has used that cultural potential, to formation which Prince Henry the Navigator made start. In sailings Francis Drake we see, that become a reality both new "engineering" and new cultural "format" of navigation.
  
   Drake had ability to intuitive knowledge, to improvising, suddenness. But Francis Drake could not make a little long voyage without planned use, rationality, discipline, development of intellect (fissile usage of knowledge and skills), without results of civilization efforts Prince Henry the Navigator. Who have made of the ship not a simplly nautational means, but small terrain unified (christian in that time) Europe.
  
   It is understandable, that the element of opposition , on the one hand, disciplines, planned use, intellectuality, and, with another, - improvising, capacity to intuitive knowledge, steady tendency to achievement of good luck, - is partly conditional, is illustrative.
  
   It is clear, that Prince Henry the Navigator, outfitting all new and new expeditions along the African coast, acted partly intuitively, and Francis Drake could not to fulfill the voyages without the order, discipline and calculation.
  
   Consideration of a subject "the order and improvisation", the consideration of activity Prince Henry the Navigator and Francis Drake makes by a subject of attention the participants of the first around-the-world cruise: Ferdinand Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gomez de Espinosa.
  
   Historically after Prince Henry the Navigator (years of life: 1394 - 1460) followed Ferdinand Magellan (years of life: approximately 1480 - 1521), Juan Sebastian del Cano (years of life: 1486-1526), Gonzalo Gomez de Espinosa (one of presumable versions of dating of the birth and death: approximately 1490 - after 1550), and behind them - Francis Drake (years of life: approximately 1540-1596).
  
  
   2. Henry the Navigator (rationality and planned use, discipline)
  
   The cultural revolution in european (and global) seamanship is connected to a name Henry the Navigator.
  
   At first, rather brief sea voyages (tied to the coast ) on courts with paddles (galera) step-by-step of steel to leave in past (or on the second schedule). Them were succeeded by long ocean voyages on sailing ships (caravels).
  
   In this point of reasoning we have the right to recollect about Vikings and their distant ocean sailings. Those most ancient samples of the ships Vikings, which one were kept till now, are dated IX by century. They are intended as for rowing (as for the course on oars), and for the course under a sail [2]. But in XI century for Vikings used also clean sailing vessels (alongside with the ships equipped with oars and a sail) [2].
  
   "Due to skill of the seamen and art of the shipbuilders Vikings were the sovereigns of the seas, and their courageous instructions to the seafarers prolong confidently to sound through centuries: "From Hernar in Norway be floating directly to the west, to Greenland ..." [2].
  
   The culture of distant marine sailings of Vikings was a part of enough especial ethnic -religious culture.
  
   The memory on distant ocean sailings of vVikings clearly demonstrates one more cultural merit Henry the Navigator - the merit, maybe, exceeding "technical" replacement of galeras on caravels.
  
   Secondly, Henry the Navigator made the ship the territory of the all-European culture, the small territory big (Christian at that time) Europe.
  
   The theses about "the all-European culture", about "the European community" with reference to a boundary 1400 - 1500 years can to someone show hypothetical. However structure of distant marine expeditions, including expedition of Magallanes, allows to use such terms. A considerable proportion of a personal structure of the first round-the-world expedition - Spaniards. The chief - Ferdinand Magellan - the Portuguese, Antonio Pigafetta, drawing up diary of expedition, - Italian.
  
   With Magallanes many aliens have departed "to expedition: at least thirty seven Portuguese, seventeen Italians, five фламандцев (mainly бомбардиров), some germans, Englishmen, Africans, Arabs, Basques, Greeks, inhabitants of Azores and Madeira" [3].
  
   By and large, the participants of expedition perceived one another, cooperated, jointly overcame considerable difficulties.
  
   "Thanks to connection of dynastic lines Carl inherited huge territories in Western, Southern and Central Europe, earlier never integrated ... (...) Actually Carl was the first governor (ruler) of unified Spain in 1516-1556 years ... Itself Carl officially was the king of Aragon (as Carl I, Spanish: Carlos I, 1516-1556), and in Castile was Regent of his the mother ... " [4].
  
   Probably, there are basis for a conclusion about the all-European structure of the first round-the-world expedition.
  
   The ship on a boundary 1400 - 1500 years became a place of a faith, discipline, accumulation of knowledge.
  
   The ship went to a long voyage with particular purposes, the captain received rather detailed instructions.
  
   In sailing the definite rules bolstering discipline, rallying crew, guides it to achievement of effective objectives worked. Not having communications with a native land the ship, nevertheless, as a whole, in general followed the regulations and the rules developed the European practice. Having returned from sailing, the crew of expedition enriches all-european community by the obtained knowledge. Let's mark, that to the moment of a beginning of the first round-the-world expedition already there were those oldest universities, in which one has listened cycles of the lectures in XIX century Heinrich Schliemann: the Parisian university (Paris-Sorbonne University), founded in 1215, and Neapolitan university (The University of Naples), founded in 1224. Approximately 1440 dates a beginning european mechanical movable type printing of the books (Johann Gutenberg).
  
   Observatory and a school of navigators and map-makers, organized by Henry the Navigator have activated enormous, global processes.
  
  
   3. Ferdinand Magellan (talent, intuition, resoluteness, discipline)
  
   Though Henry the Navigator and Ferdinand Magellan also could not be personally familiar, but we have the right to draw a conclusion, that Magellan was the representative of cultural traditions of the long sea voyages initiated by Henry the Navigator.
  
   "On September 20, 1519 the squadron Magallanes has left in the high sea" [3].
  
   During the first around-the-world cruise expedicion de Magallanes-Del Cano (1519-1522) there were some extreme moments.
  
   One of them - the mutiny which has taken place in the first numbers of April, 1520, even before passing of the Strait called later by the name of Magellan.
  
   Not it was pleasant to all participants of spanish expedition, that it heads by Portuguese navigator. But if the sea voyage at "a initial" phase was accompanied by apparent successes and sensation of safety, hardly nationality of the chief would have essential value. But the success was still far, and sensation of danger was in air. In some measure the mutiny was based on opposition to the "alien" Portuguese.
  
   Words said Magallanes for day up to supression of mutiny: "my solution is solid: I will better experience the heaviest deprivations, than with a shame return back in Spain" [3].
  
   The ships of expedition of Magallanes - part of an european civilization; on the ships already - european orders acts - more or less standard.
  
   As a part of an expedition there are officials with special functions. One of such officials, quoters of the Crown - Spaniard - responds for observance of the law order. His positions, probably, unambiguous modern analogy can't be picked up. In one books him call as the judge, chief justice, in other - police officer. There is also such version of translation of concept "alguacil" in modern realities: the bailiff. The Stefan Zweig will use the original naming of the position: he decided to name Gonzalo Gomez de Espinosa "alguacil of fleet" [5] (alguacil mayor de la armada de Magallanes) (preboste de la flota ("alguazil")). By the literature, Gonzalo Gomez de Espinosa was the judge above the participants of mutiny.
  
   Probably, approximately exact will be generalized comprehension: "accountable for the law order with judicial and administrative functions". (Once again we shall mark, that Gonzalo Gomez de Espinosa - certainly not navigator; he - figure of an sphere of control (management sphere)).
  
   Ferdinand Magellan routes alguacil Gonzalo Gomez de Espinosa to one of the chiefs of mutiny with an order to demand subordination and termination of mutiny, and at resistance - to apply force.
  
   Having met with resistance, alguacil pins up by a dagger (dirk) of one of the chiefs of mutiny. (Earlier rioters have killed one of the supporters Magallanes). The act of alguacil makes an authoritative impression on the members of expedition. Alguacil - Spaniard, he - quoter (representative) of the Crown. To this act of alguacil the skilful operatings Magallanes are added. And the mutiny finishes by a fall. The expedition is prolonged.
  
   The mutineers (the rebels) were the Spaniards. And the Spaniards of a nobiliary parentage, officials assigned by the Crown. One of the organizers of mutiny, may be, consist in family relations with the spanish monarch... Someone in behavior of alguacil Gomez de Espinosa can see some kind of moral exploit. What "values" could bring the loyalty to Ferdinand Magellan? Really there were no presentiments, suppositions? It would be not easier "morally to surrender"? To capitulate? To interprete behavior of Magallanes in a negative light? To return to secure Spain? To join the influential opponents of Magallanes?
  
   What motives were to continue sea voyage in the uncertainty seeming disastrous?
  
   A duty? "Simplly" "duty"!? Personal responsibility? And what about life, and safety, and health, and family life? And what about solidarity with the noble Spaniards? Let's not forget also precept ...
  
   At once after supression of mutiny alguacil de Espinosa has conducted judicial proceedings on a coast of Southern America. Among the indictees (and denounced) was Del Cano, one of the participants of mutiny ... the Majority denounced was had mercy by Magallanes.
  
  
   4. Gonzalo Gomez de Espinosa ("simple" ... "duty ")
  
   The destiny Gonzalo Gomez de Espinosa is rather curious. After death Magallanes on Philippines in April, 1521 he (de Espinosa) avoids destruction (part of a personal structure of expedition was killed the inhabitants of one of far foreign-made islands; but de Espinosa on some internal impulse has managed to return prior to these tragic events from the coast on the ship). (Have perished, in particular, Duarte Barbosa, exchanging Magallanes in the rank of the chief of expedition, captain "Conception" ("Concepcion") Juan Serrano, main control (pilot), cartographer and astrologist Martin).
  
   (...)
  
   Juan Sebastian del Cano and Gonzalo Gómez de Espinosa became co-chiefs of an expedition.
  
   The quite good basis for an emotional drama any of the great playwright. It is possible to expect to see spunky opposition of the spunky men. But not drama performance is watched, but persevering tendency successfully to complete expedition.
  
   The ship "Victoria" under a command del Cano departs through Indian and Atlantic oceans to Spain.
  
   "This was a pathetic scene on the other side of the world, when forty-seven officers and men who were going home in the "Victoria," bade farewell to the fifty-one selected to await on Tidore the repair of the "Trinidad." Down to the last hour, the latter group stayed on board the "Victoria" with their comrades, to embrace them once again, and to send home letters and greetings. Two and a half years of hardships shared had cemented unity among those who spoke different tongues and belonged to so many different races. No dissension could now disturb their harmony. When the "Victoria" heaved anchor, the crew of the "Trinidad" were still unwilling to depart. On rowboats, or paddling in Malay prahus, they kept alongside the "Victoria" as she gathered way, to see a little longer the faces of those who were homeward bound, and to shout a last message. Not until night fell and their arms were weary, did they put about and make for the shore, while a broadside was fired in last good-bye. Then the "Victoria" continued her ever-memorable voyage of circumnavigation alone" [5A].
  
   "It was unanimously agreed that the "Trinidad," when she had been made seaworthy, should recross the Pacific in order to reach overseas Spain at Panama..." [5A].
  
   On all visibility, after losses, suffered by expedition, in crew "Trinidad" there were no enough skilful, aware navigators, mariners. The ship a long time the ship wanders in the ocean, decays, loses capacity to sail on ocean.
  
   Were saved both discipline, and perseverance in achievement of the purpose, tendency to return in Spain.
  
   But, as it is possible to draw a conclusion, there was no qualified a navigator, navigation officer, captain, were hindered an exact determination of the ship position, maintenance of an exact course. The ship doomed on wanderings, wandering.
  
   The hypothetical pathway of wanderings from illustrative maps, allows to suspect, that those wanderings in any measure is comparable to an hypothetical route (not becoming a reality) "Trinidad" through Pacific ocean for achieving spanish possessions in Panama.
  
   For that time, when "Trinidad" wanderings in the ocean spaciousnesses, "Victoria" has reached Spain.
  
   Let's mark as well that, despite of gradual loss of capacity to commit marine sailings and absence on its side of the specialists of a seamanship of a sufficient skill level, "Trinidad" do not sunked, did not become a place of the internal conflictings or mutiny.
  
   How there was a sailing of "Trinidad"? The documents which were by the ship have passed into the arms of Portuguese. Some of these documents (for example, document written by an hand of Magallanes) become property of the historians.
  
   But generally sea voyage of "Trinidad" accepted as unsuccessful, does not invoke(produce) the special attention. For example, Stefan Zweig, mentioning about voyage of "Trinidad", is extreme laconic.
  
   But nevertheless this floating deserves a certain interest. On ocean through strong storms moves the ship controlled by "terrestrial" person. On the ship there no experimental mariners ...
  
   (...)
  
   When spanish "Trinidad" almost has lost seagoing capacities, and the hopelessness of a situation became clear, the captain Gonzalo Gomez de Espinosa has addressed for the help to Portuguese. During this period between Spain and Portugal there was an official situation of peace.
  
   De Espinosa fasts, lives in misery, probably, asks an alms, is attracted in forced hard labour, conducts enough time under arrest, in the concluding. From more than fifty the person who has stayed under a command de Espinosa on the ship "Trinidad", almost everyone die.
  
   "Unfortunates have cast into prison of Lisbon, and they have stayed there seven months. For this time one more seaman - german Master Hans, a bombardier, has died. Only three seamen of the unlucky ship " Trinidad " have reached home in the beginning of 1527.
  
   (...)...Only after long efforts and requests the seamen from "Trinidad" have received everything, that to them was due. De Espinosa has received then honorary and accountable position of the royal supervisor of the ships left in India. In 1550, at the age of sixty years, de Espinosa worked in the Seville port and checked up readiness for sailing each ship sailing for the sea" [3].
  
   The example of "Trinidad" confirms relevance of all those elements of culture of distant ocean sailings, which one become generally accepted after civilization efforts Henry the Navigator: planned uses, rationality, discipline, intellectual (fissile usage of knowledge and skills) and other.
  
   Gonzalo Gomez de Espinosa, participant and (some time) one of two chiefs of expedition of Magallanes - one of those who also has bypassed around of the world. The truth, the definite part of his travel has appeared rather tragic. This phase of travel he fulfilled on a position of the captive, on Portuguese ships.
  
   But, maybe, it has demanded bravery and firmness of the special type.
  
   About life de Espinosa outside the season 1519-1527 years are known not so much.
  
   There are basis to suppose, that are not known neither firm date of birth, nor firm date of death of Gonzalo Gomez de Espinosa. (At all events, writer of this essay not met in information sources with the indicating on the concrete archive documents). According to the version Kunin K.I. de Espinosa in 1550 - sixty years old [3]. This implies one of presumable versions of dating of birth and death of Gonzalo Gomez de Espinosa: apprx. 1490 - after 1550. One of Wikisources contains Spain - language article "Gonzalo Gomez de Espinosa". In the article there is an indicating on resource: Wikidata, and the link to a source, whence is obtained the information for the article: a site mcnbiografias. And article on Wikisource, and original article on a biographic site mcnbiografias have no the indicatings of authorship. In the article "Gonzalo Gomez de Espinosa" are presumptively indicated him (de Espinosa) years of life: 1479-1530 [7]. Indisputable data, with the link to the archive documents, about year of death of de Espinosa while, like, are not published.
  
   The level of tragedy of a personal history of de Espinosa is obscured by a historical distance, but the glory has remained! And the award has appeared not so small. At first, if to be grounded on the version Kunin K.I., and to take into account, that Magallanes has perished in 1521, and del Cano - in 1526, - at all failures and disasters - de Espinosa has endured (outlived, relived) and Magallanes, and del Cano more than for 20 years! Secondly, is stated, that in 1528 Spanish Monarches has given Gonzalo Gomez de Espinosa the arms and pension in 300 ducats [7]. In third, on the version Kunin K.I., de Espinosa has received the honorary and accountable position of the royal supervisor of the ships left in India [3].
  
   We will state several additional reasons about Gonzalo Gómez de Espinosa's motivation, who was one of two chiefs of expedition (after destruction Magallanes), becoming the captain "Trinidad".
  
   We can meet in the book of Malakhovsky K. V. the note about formation of the professional captain and commander.
  
   About English pirate, captain, mariner, explorer and known writer William Dampier, triply making round-the-world travel: "Probably, this experimental navigator, thoughtful spectator, the interesting explorer has no commander's data, and has no personal bravery" [6].
  
   Even for the person of enormous experience, the miscellaneous qualities can be advanced in a different degree.
  
   De Espinosa on "the "main" ("basic") speciality was not mariner, captain, his speciality was administrative.
  
   (Desperate) circumstances have caused to become him in the chapter of the ship. If de Espinosa was - according modern concepts - the worker of an management sphere, del Cano was professional and experimental mariner.
  
   Kunin K.I. named del Cano as "navigation officer" [3]. "It there was still young man - in 1519 to him there were thirty two years, but he was already distinguished in battles in Africa and in italian campaigns" [3]. Once again we shall point out, that del Cano was professional mariner.
  
   The submission would be quite logical for any participant of expedition, that del Cano, "Victoria" are have actual chances to reach Spain.
  
   " ... Has selected to sail on the seas Portuguese, to west, bending Africa, on a path Known ... " [8]. Logical the assumption is also, that "Victoria" could not contain (for long-lived sea voyage) all members of expedition. Expedition was sectioned into those who further moved on "Victoria" (more than 40 persons), and those who attempted to reach Spain on "Trinidad" (more than 50 participants of expedition).
  
   Quite reasonable would be tendency de Espinosa to prolong sailing on "Victoria". Certainly, such tendency was handicapped psychologic by the fact of conviction Juan Sebastian del Cano by de Espinosa in April, 1520. But nobilary the person, person of "terrestrial" profession, the quoter (representative) of the Crown de Espinosa could enough reasons to claim on - let and psychologic not comfortable - sailing on "Victoria" in Spain.
  
   It is possible to suspect and other (except for suit del Cano in April, 1520) motive of nonparticipation de Espinosa in sailing on "Victoria". The members of expeditions left without the authoritative chief, would become the disorganized collective, it is simple - crowd tending to turn into the inshore wanderers, into the enforced (involuntary) deserters. Such development of events would not be stacked in concepts of european mentality, would mean discrediting expedition, discrediting of commanders. Would throw a shade and on expedition as a whole, both on commanders, and on the all the participants. So that presumptively we can find out in an act de Espinosa, stayed with "Trinidad", raised motives.
  
   For comparison to De Espinosa's act we will give the fact from Magellan's biography taking place approximately in nine years prior to the first round-the-world expedition. "At the moonless night the squadron went by reefs Padua [the Paduan shoal (shallow) near the Laccadive Islands], located near Indian beaches...
  
   The forward ship safely passed a dangerous place, but other two jumped on rocks. On one of these ships was Magallanes. (...) The commanders fast have found an output: all nobiliary Portuguese, all commanders, having taken with themselves the most valuable property, will depart on boats to a coast, and the sailors and soldiers will stay on a beach and will wait, while behind them will send a vessel. (...) The commanders have pronounced about the solutions. There has set in silence. Then Magallanes has stepped forward and has declared, that remains with the sailors. He has taken with leaving commanders an oath, that they as soon as possible will send the help. (...) Magallanes did not sleep: the second day. The sun raised. The seamen already thought about construction of plot (temporary sailing device), when Magallanes, facing on boxes, pacificly has said: "sail". It was caravel... The noble act of Magallanes has made a large impression. In those times it seemed unusual, that the Portuguese commander risked the life for saving the ordinaries military men - sailors and soldiers. Even Portuguese manuscriptors, which one in general fall into Magallanes in a hostile way, have found necessary to mention heroic behavior him during wreck for reefs Padua" [3]. (Presumptively this case can be dated 1510).
  
   That in a structure of a part of the expedition (which has stayed on "Trinidad"), was not enough aware mariners - is a circumstance it is impossible to put in fault personally to de Espinosa.
  
   The reference de Espinosa to Portuguese authorities for the help in a remediless situation (Portugal and Spain were not in a state of war) as can not be put in fault de Espinosa.
  
   That line of behavior, which one was selected the Portuguese authorities in relation to the participants of expedition, can not be put in fault de Espinosa.
  
   The circumstances were added up - how they were added up.
  
   And not on fault Gonzalo Gomez de Espinosa. If to look at a situation from today's standards, the fact of transit of a part of route up to Spain of de Espinosa and his satellites on the Portuguese ships discredits nobody and does not degrade; can be, adds internationality to so initially international expedition.
  
   As to personally de Espinosa, there are basis to consider him, co-chief of expedition (after death of Magallanes), a man of duty, person who has adequately fulfilled his duty. Duty to all: before Magellan, before members of an expedition, before of Spain.
  
   For some reason there is a sensation, that sailing "Victoria" and route to Spain those who sailed on "Trinidad", internally are interdependent. It would be desirable to exclaim: if the person of a "terrestial" profession - Gonzalo Gomez de Espinosa - has managed to supervise over the ship, long time ploughing Pacific ocean and not drowned, has managed after all tests to return in Spain, - so especially had chances successfully to bend a terrestrial globe mariner del Cano and members, accompanying him!
  
   What reacting can produce the route Gonzalo Gomez de Espinosa in Spain: shame or pride? The facts of the reference of de Espinosa for the help to Portuguese authorities and subsequent presence on a situation of the captive invoke shame for de Espinosa? But is pure definitely, that after returning in Spain de Espinosa was not accused in anything.
  
   If anybody feel a shame about de Espinosa, it is possible to comment: Spanish Monarch, king Carlos I, Emperor Сarl V, is much better than we, modern people, perceived the nuances of a situation.
  
   And if to accept versions Kunin K.I. and anonymous writer of the article "Gonzalo Gomez de Espinosa", de Espinosa at will of the Spanish Monarch has taken a rather honorary position (de Espinosa has received the arms, pension, high position).
  
   For Gonzalo Gomez de Espinosa it is not necessary to be ashamed. About situation historic facts speaking.
  
   We shall be objective. Someone has drowned. Someone perished in the conflictings to the local residents of exotic terrains. Someone has deserted. Someone died from illnesses and other causes ... ...De Espinosa has appeared among those who has remained in alive, has bent a terrestrial globe, HAS RETURNED to Spain. Degree of successful of del Cano and of de Espinosa - different (miscellaneous). Del Cano has returned in Spain is honorary, saluting by a discharging of bombards. And de Espinosa - after some kind of the Portuguese capturing.
  
   But de Espinosa was successful - that outside of doubt. The losses were in both parts of expedition.
  
   Also we will make the amendment that de Espinosa is the "overland" person, not the professional seaman, not the professional navigator.
  
   There are good causes to two titles of the first in a history of round-the-world expedition (basic - "expedition of Magallanes" and second - "expedition of Magallanes - del Cano") to combine third, "facultative": "expedition of Magallanes - del Cano - de Espinosa".
  
   Besides there are reasons to accept historic-detailing dating of expedition - 1519-1527 (into the specification of main basic dating: 1519-1522); - considering year of returning de Espinosa and other members of round-the-world expedition in Spain (1527).
  
   What events descended between 1522 (year of returning in Spain del Cano on "Victoria") and 1527 (year of returning de Espinosa)?
  
   "The situation has caused Spain and Portugal again to discuss a problem of divisions of the world.
  
   Already it was necessary to "divide" the Pacific basin. The quoters of the Spanish and Portuguese Monarches have met for negotiations in 1524 on border of the states in a place Badajoz.
  
   Simplly and fast to divide a terrestrial globe it was not possible.
  
   The negotiations were postponed.
  
   Each of the parties aimed to achieve such frontier, that to her refer to Moluccas. (...) Not hoping on a satisfactory conclusion of negotiations, Charles V tried to end a prolonged dispute, having taken the Moluccas - to occupy the Moluccas.
  
   July 24, 1525 seven ships under a command of Garcia Jofre de Loaisa (in a structure of expedition was included and del Cano) send from Spain, being routed to Moluccas islands. The sailing was added up tragically. To Moluccas islands one ship - "Santa Maria de la Victoria" - has reached only. On the way have perished de Loaisa and del Cano. Third part of command of the ship has died of illnesses. (...) After unsuccessful attempts to capture of the Moluccas Carl V, experiencing acute requiring in money, has agreed, having received from Portugal 350 thousand ducats, to conduct a frontier (...) to east from Moluccas islands. It was described in the Saragossian agreement in April, 1529" [6].
  
  
   The expedition of Magallanes - del Cano - de Espinosa has activated potent global forces!
  
   By the way. There is involuntarily desire to joke: if de Espinosa returned to Spain much earlier than 1527, he would have chances to take not the office of honour of the royal supervisor of the ships left in Indium, but became an honour alguacil of fleet in expedition of Garcia Jofre de Loaisa.
  
   Some time Francis Drake, was born about 1540, could be a contemporary of de Espinosa (if he really worked in the Seville port in 1550 in 60 years age).
  
   Young Drake had to be visiting the ports of the Netherlands and France.
  
   Without having at the time of writing of this essay documentary confirmed data on date of death of de Espinosa, and adhering logical models "Derzhavin - Pushkin" and "Pullman - Edison", we can mentally create a meeting of Francis Drake with Gonzalo Gomez de Espinosa.
  
   Let's say, in Amsterdam port. And words of successful de Espinosa, said at the presence of juvenile Francis: "to become successful, it is necessary to make round-the-world travel!"
  
   (...)
  
   " ... Drake ... closely studied the book about sailing of Magallanes. This book was always with him" [6].
  
  
   5. Juan Sebastian del Cano (intellectuality, obstinacy, unshakable victorious hardness)
  
   "It is believed that Juan Sebastián belonged to a family of well-to-do fishermen and seafarers, who had their own home and boat. Firstborn of nine brothers; Some of them are known for biographical data. Domingo, called as the father, was a priest and pastor of Getaria. Martín Pérez, Antón Martín and Ochoa Martín were sailors like Juan Sebastián and took part with him in the expedition of Garcia Jofre de Loaisa. Martín Pérez was the pilot of one of the ships of this expedition" [8].
  
   (...)
  
   If the mutiny situation in April, 1520 was called one culmination episode of an expedition of Magellan, then other culmination episode the situation of elimination of Magellan from structure of an expedition in April, 1521 can be called. The staff an expedition will not be demoralized, does not run up. The tendency to criminalization is not felt. The collective, generally, is united, submits to discipline, to commanders. The team displaces one of the gone too far commanders who became at the head of an expedition after Magellan. Del Cano and de Espinosa - representatives of the Crown - become co-chiefs of expedition.
  
   The Victoria ship headed by del Cano is capable to continue swimming without considerable repair. Victoria goes to the West, across the Indian and Atlantic oceans, bending around Africa, to Spain. Despite considerable difficulties, diseases, hunger, in team the discipline is maintained, the firmness remains.
  
   Antonio Pigafetta, the knight of the Order of Rhodes (knight of the Order of Saint John) enlisted in an expedition as the understudy (doubler) continues to keep the diary.
  
   The Stefan Zweig transmits following words of del Cano: "We resolved to die rather than fall into the hands of the Portuguese." Thus, in due course, he would proudly report to the Emperor. [5A]
  
   The obstinacy of del Cano has appeared as victorious hardness.
  
   "Not yet, however, had the "Victoria" reached home. With groaning timbers, slowly and wearily, exerting her last energies, she continued the final stage of the voyage. Of the sixty-six souls on board when she left the Spice Islands, only twenty-two were left; instead of one hundred and thirty-two hands there were no more than forty-four to do the work, just when powerful hands were most urgently needed. For, shortly before she reached port, there came another catastrophe. The old ship's seams were letting in water. "All hands to the pumps!" was the order. But the water seemed to gain on them. Would they not have to jettison some of the several hundred quintals of precious spices, to lighten ship? No, del Cano would not waste the Emperor's property. The tired men worked at the two pumps by day and by night, toiling like criminals at the treadmill, having all the time to make sail or shorten sail as the wind slackened or freshened, to handle the tiller, to keep watch at the masthead, and to discharge the hundred and one other tasks of their daily work. It was too much for them. Getting no sleep for night after night, they staggered and tottered at their posts. "They were feebler," writes del Cano in his report to the Emperor, "than men have ever been before." Yet each must continue to perform a double, a triple task. Even so, they were barely able to hold their own against the leak. At length, with the very last ounce of their failing strength, they reached the goal.
   (...)
   The greatest cruise in the history of the world, the first circumnavigation of the globe, was over.
   (...)
   Next morning the "Victoria" sailed upriver to Seville. (...) Seville and Spain had long since given up Magellan's fleet for lost, but here was the victorious ship proudly, triumphantly working her way upstream. At length, in the distance, shone the white bell-tower of La Giralda. It was Seville! It was Seville! "Fire the bombards!" shouted del Cano, and a salute resounded across the river. With the iron mouths of these guns, three years before, they had bidden farewell to Spain; with the same cannon they had solemnly greeted the Strait of Magellan, and again greeted the unknown Pacific. With the big guns they had saluted the newly discovered archipelago of the Philippines; as now, with the same thundering bombards, did they announce the completion of their duty on reaching Magellan's goal, the Spice Islands. Thus did they bid farewell to their comrades at Tidore, when the "Victoria" left the islands for Spain. But never did the iron voices sound so loud and so jubilant as now when they announced: "We have returned. We have done what no one ever did before us. We are the first circumnavigators of the world." [5A].
  
   (...)
  
   We will sum up the brief intermediate totals.
  
   The success of expedition of Magallanes became implementation of that cultural potential, a fundamentals which were created by Henry the Navigator, his seaworthy school.
  
   Clearly are visible: discipline, planned use, regularity, tendency to reach the purposes, the aspiration to achieve an effective.
  
   And not on the last place - rationality: by badly managed Victoria ship was brought the load of spices the value of which is compensate for the expenses of the expedition.
  
   On one of stages the expedition was subject to iron will of Magallanes, but on other - strong will of del Cano. And any special breaches of discipline on "Trinidad" under leading of Gomez de Espinosa, does not find out.
  
   Probably, at the first round-the-world expedition there were both an improvisation, and intuitivism, and suddenness, and luck, and steady tendency to achievement of success. (Magellan was confident in existence of a Strait, after called by his name (now - Strait of Magellan). Intuition?)
  
   But the authors writing about this expedition on such concepts do not place a particular emphasis. On the front place - the purpose, a duty, discipline, cooperation, the drawn-up plan, intellectuality (navigation and other knowledge, skills, abilities), rational reasons, and - is a lot of, it is a lot of work. In common, all that is a cultural basis of existence of the fleet of long sea and ocean voyages.
  
  
   6. Francis Drake (improvisation, intuitivism, individual talent, suddenness, steady tendency to achievement of success, luck)
  
   The history gives not only Prince Henry the Navigator's example (accumulation of knowledge and experience, systemacity and regularity, planned use), but also Francis Drake's example (inspiration, suddenness, an intuition, luck).
  
   Global cruise of Francis Drake (1577-1580), the second in world history, - largely - improvisation.
  
   (...)
  
   Of course, a final result, but not a formal argument can be proof the correctness of a strategy based on inspiration, suddenness, intuition, fortune. The choice of such a strategy is a risk. And that risk falls upon the person who chooses this strategy.
  
   (...)
  
  
   7. Brief epilogue
  
   As we see, there is rather thin hardly perceptiblean edge between improvising, using of intuition, personal talents, suddenness and discipline.
  
   It is possible to assume that partly artificial opposition of ORDER and IMPROVIZATSII characterizes one more common cultural problem: a problem of relationship of a hierarchical structure and the talented personality (this problem became one of subjects of our essay " Henry the Navigator and ship's logs, Heinrich Schliemann and diaries. An essay of a history of creativity of daily personal records)".
  
   In the other essay - "Success and recognition. To the question of successful travels of Georgy Baydukov, Chay Blyth, Alain Bombard, Nikolai Garin-Mikhailovsky, Maxim Gorky, Carl Gustaf Mannerheim, Joshua Slocum, Howard Hughes"") - is raised the question about "accumulation of success", achievable during an recognition of the successful persons and public consolidation in the course of an recognition of the achieved successes.
  
   And yet another opinion: passed about five hundred years from the date of the beginning of the first round-the-world expedition, but interest in her does not disappear!
  
   Moreover, authors continue attempts to disclose all new and new historical and biographic nuances connected with the round-the-world expeditions and people who performed them.
  
  
   December 11, 2016, December 24, 2016.
  
  
  
   8. List of information sources:
  
  
   [1] Full text of "The First voyage round the world, by Magellan" (The First voyage round the world, by Magellan by Pigafetta, Antonio). (English-language publication. Web Publishing.).
   Digitized: Internet Arciiive, 2011. http://www.archive:org/details/firstvoyageroundOOpiga
  
   [2] Симпсон Жаклин. Викинги. Быт, религия, культура / Пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. - 239 с. (Simpson Jacqueline. Everyday life in the Viking Age). (Simpson, Jacqueline. Vikings. Life, religion, culture / Per. from English. N. Yu Chekhonatskaya. - M.: ZAO Centrpoligraf, 2005. - 239 pages.). (Russian-language publication).
  
   [3] Кунин К. И. "Магеллан". 1940. (Kunin K. I. "Magellan". 1940.)
   Kunin K.I.] Kunin K.I. " Magallanes". 1940). (Russian-language publication).
  
   [4] "Карл V (император Священной Римской империи)". (Википедия (рус)). ("Carl V (Charles V) (Emperor of Sacred Roman Empire)"). (Wikipedia (rus)). (Russian-language publication).
  
   [5] Цвейг С. "Магеллан. Человек и его деяние". (Zweig S. "Magellan. Person and his achievement".) (Russian-language publication).
  
   [5A] Stefan Zweig. Conqueror of the seas. The story of Magellan. (English - language publication).
  
   [6] Малаховский К. В. "Пираты британской короны Фрэнсис Дрейк и Уильям Дампир". М., 2010. (Malakhovsky K. V. "Pirates of the British crown Francis Drake and William Dampier. M., 2010."). (Russian-language publication).
  
   [6A] "Tratado de Zaragoza". Wikipedia (Español). "Treaty of Zaragoza". Wikipedia (Spanish-language publication).
  
   [6B] "La expedición de García Jofre de Loaísa". Wikipedia (Español). ("The expedition of García Jofre de Loaísa"). (Spanish-language publication)).
  
   [7] "Gonzalo Gómez de Espinosa" (Wikipedia (Wikidata)). (Español). (Spanish-language publication).
  
   [8] "Juan Sebastián Elcano". (Wikipedia (Wikidata)). (Español). (Spanish-language publication).
  
   [9] "Элькано, Хуан Себастьян". (Википедия (рус)). ("Elkano, Juan Sebastian". Wikipedia (rus).). (Russian-language publication).
  
   [10] Губарев В. К. "Фрэнсис Дрейк". М., 2013. (Gubarev to Francis Drake. M., 2013.) (Russian-language publication).
  
  
   This translation from Russian into English: 06.09.2017 - 17.09.2017.
  
   The publication on the Internet of preliminary translation of this essay: 07.09.2017.
  
   Владимир Владимирович Залесский "Генрих Мореплаватель, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян дель Кано, Гонсало Гомес де Эспиноса, Фрэнсис Дрейк. Порядок и импровизация. Очерк"
  
   Vladimir Vladimirovich Zalesski "Prince Henry the Navigator, Fernan Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gomez de Espinosa, Francis Drake. The order and the improvising. An essay". This essay was included in publication (in Russian): "1519-2019. 500 years. From the past to the future. 16 essays about famous explorers, writers, scientists and inventors. Collection", 282 p.,. ISBN 978-5-4483-6197-5 (9785448361975).
  
   Experimental, gradual de traducción de ruso a español "Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo" publicado en la Internet: 10.09.2017 - 14.09.2017.
  
  
   XXI. Naval dirk. To the topic of the "Magellan - del Cano- de Espinosa" expedition
  
  
   About five hundred years passed from the date of the beginning of the first round-the-world expedition, but interest in her doesn't disappear!
  
   Moreover, the authors continue to try to discover new and new historical and biographical nuances related to produced expeditions and human beings, who have carried out them.
  
   The logbook (the ship's log) as a binding document was not at all times. There is some chronological point of its occurrence. At some point, the culture of navigation has made a leap, and from voluntary, independent, proactive, more or less fragmentary ship records, of any other documents (reports, for example), a logbook has emerged in the modern sense of the word. Perhaps the activities of Prince Henry the Navigator (years of life: 1394-1460) have played in this process of emergence of the logbook either the main thing, or important value.
  
   Of course, in events of 500 years ago we can find not only emergence of logbooks.
  
   Here one more complex of interesting historical questions.
  
   During the first round-the-world expedition (1519-1522; the specifying dating: 1519-1527) there was a mutiny.
  
   The riot has happened in April, 1520 at coast of South America, even before passing of the Strait of Magellan (the modern name). Ferdinand Magellan has directed an alguacil Gonzalo Gomez de Espinosa to one of leaders of a mutiny with order to demand the termination of a mutiny, and in situation of resistance - to use force.
  
   Having met resistance, alguacil slew with a dagger of one of the chiefs of a mutiny. (Earlier the rebels have killed one of the supporters of Magellan). Rebellion comes to an end by a failure.
  
   The expedition is continuing.
  
   When translating from Russian into English and into Spanish languages essay about the first global cruise ("Prince Henry the Navigator, Ferdinand Magellan, Juan Sebastian del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. Order and improvisation. An essay") "nearby" with the concept "dagger" the word "dirk" "was found".
  
   From Wikipedia articles, from other works follows, that "Dirk" is a variant of the dagger.
  
   Near the concept "dirk" - such concepts as "sword" and "dagger". The chain of names of cold weapon can be continued. Of course, it is possible to ask: "And at what here a sword?". In reply it is possible to ask a counter question: "and about what "tell" epaulettes (officer shoulder straps)?". Will be the separate conversation about the European concept "officer".
  
   However, why the dirk was and remains a steady element of a naval form, a steady symbol in a number of the fleet of the world? Unless the modern fleet assumes use of cold weapon?
  
   If to believe that the dirk is not so much weapon, how many a symbol. - A symbol of what?
  
   Let's return to a situation of the rebellion in the expedition of Magellan.
  
   The rebels were Spaniards of noble birth, officials appointed by the Royal power. One of the organizers of the rebellion, it seems, consisted in related relations (in family relationship) with the Spanish monarch... The Expedition was moving into the unknown. This uncertainty seemed disastrous. Magellan was clear not to all contemporaries.
  
   Let's remind, that Magellan tried to obtain the decision of the authorities of Spain on sending an expedition not alone but together with the erudite astrologer and the navigator Rui (Ruy) Faleiro. In documents of the Spanish authorities it was told about the organization of an expedition of "Magellan and Faleiro ". The Spanish king has appropriated to Magellan and Faleiro a title of captains-commanders, appointed a salary.
  
   K.I. Kunin, the author of the book "Magellan" (1940), writes that the astrologer before the expedition has made a new horoscope. Stars have predicted to the astrologer death during the voyage. Rui Faleiro has flatly refused to participate in a sea campaign.
  
   In General, any long-distance ocean voyage at that time was a threat. But the voyage of Magellan was super dangerous. Behavior Faleiro confirms this. The man who achieved from the Spanish authorities to organize the expedition, the person named officially and publicly by one of the organizers of the expedition, the man who became a party in the treaty relationship with the Spanish king, refused to participate in a sea campaign!
  
   Faleiro's behavior confirms the extreme riskiness of the Magellan expedition. The danger of the expedition was confirmed by the subsequent events.
  
   Someone in the behavior of alguacil de Espinosa can see the kind of moral feat.
  
   The loyalty on the relation to not absolutely clear Ferdinand Magellan could bring what "benefits", what "boons"? There was no feeling, assumptions? Wouldn't it be simpler to "morally bend", to capitulate morally? To interpret the behavior of Magellan from negative positions? Go back to safe Spain? Enter into alliance with influential opponents of Magellan? What were the reasons for continuing to swim in uncertainty, seeming to deadly? Duty? "Just" "Duty "?! And what about life and security and family life? And understandable solidarity with the noble Spaniards? Let's not overlook also biblical precepts ...
  
   For the "normal" person is inexplicable the behavior of de Espinosa, the notable Spaniard, who hasn't supported the notable compatriots, who not taken measures to "reasonable" return to Spain.
  
   Right after suppression of a mutiny alguacil de Espinosa have conducted court trial on the South American coast. Among defendants (and convicts) there was del Cano, one of participants of a mutiny ... Magellan has carried out pardon toward convicts - overwhelming number.
  
   Further we observe other events. Gradually the dirk is a part of a form of officers of the fleet.
  
   But use of cold weapon in the modern fleet, generally, not really.
  
   Nevertheless, the dirk "continues to live"!
  
   For example, in Wikipedia (en), the article "Dirk" says "In the Royal Navy, the naval dirk is still presented to junior officers; their basic design has changed little in the last 500 years".
  
   To naval dirk, - may be, - 500 years! A naval dirk, - may be, - the contemporary of the first circumnavigation!
  
   Dirk is a symbol of heroism, of the duty performed, of overcoming insurmountable obstacles, of fearlessness. Achievements of a victory. It symbolizes the courage of seafarers, the courage of Navy officers.
  
   It is quite admissible to draw a presumable conclusion, that the naval dirk - as a symbol - originates (starts) from the first round-the-world expedition "Magellan - del Cano - de Espinosa".
  
   In any case, the NAVAL DIRK, as a symbol, is the result of the efforts of different people, different processes, different events. Let's name, - in particular, - Henry the Navigator, the first long victorious ocean voyages, sea campaigns of caravels.
  
  
   18.09.2017 - 19.09.2017
  
   This translation from Russian into English: 19.09.2017.
   Владимир Владимирович Залесский "Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы"".
  
  
   XXII. The Tale of the Elderly Man.
  
  
   The preparations were finished.
  
   It was necessary to give the order. Difficult and heavy.
  
   But someone has to give it.
  
   Yes, that requires a man with experience and wisdom, who has led other people for many years: in battles, to victories.
  
   To which trusted.
  
   The man who seen the blood.
  
   A man who may be able to hear votes, opinion of ancestors, great ancient wise men.
  
   Which lived and worked with him, - already been died, - whom people named in past and call now as Great ...
  
   Minutes remained.
  
   Preparations will be finished. The general will enter the room. And he, the elderly person, will give the general the injunction.
  
   Memories from the past flew in consciousness.
  
   He is young, he on study. A faraway city. A friendly country.
  
   The fair-haired young lady loudly reads poetic lines:
  
   "... not chaotic clouds of poor Narva escapees,
   But thread of regiments slender, shiny, stylish,
   Prompt, imperturbable and manageable,
   And line of bayonets unshakable".
  
   ("... не расстроенные тучи
   Несчастных нарвских беглецов,
   А нить полков блестящих, стройных,
   Послушных, быстрых и спокойных,
   И ряд незыблемый штыков".)
  
   He thought: to learn, to absorb the energy of success, and with this energy to go home. And to work, to work, to work! To act!
  
   New memories: advisors. Different, of course, people. But likewise with the energy of success.
  
   The events took different forms - with their help - but we also waited for our victories!
  
   One of them smiled, "for your and our liberty!"
  
   Romanticism?
  
   Excessively simple-souled and lofty?
  
   We were all a little romantic then.
  
   A lot of thinking about the sublime, often - of the impossible...
  
   It wasn't an ideology, but something deeper. This was a sincere sympathy. Mutual.
  
   ...Marshal who arrived from the West to the East after the Great Victory. And almost a month later, with his rapid regiments, he broke an army, mighty, million-strong.
  
   After the victory there was a common meeting. And then, it's like a little holiday dinner. We went out into the fresh air. Marshall was in a good mood. He asked: "Yes, Commissar ... Yeshche ne zginela Podnebesnaya? Celestial did not die?" Has sounded not absolutely usually, but the sense - in general - was clear.
  
   Marshall was pleased to: and was glad for us, sincerely. He inwardly gathered at that moment and told in low tones: "The Lord upholds all those who fall; He lifts up those who are bowed down." It was said that the father of the marshal is a priest.
  
   This peculiar energy of a peculiar success as if remained with us. We adopted, scooped out this energy together with knowledge about space, about atom. Have passed through all difficulties. Difficulties of this difficult century.
  
   However, in the millennia there were many events: both achievements and difficulties.
  
   Now - some from a new generation, born in our land, - are trying to teach.
  
   Someone at a young age studied, someone was on the battlefield, someone wrote essays about the works of the ancient sages, someone was working as a librarian ...
  
   Young people, having experience not small - both peace, and fighting, - but didn't refuse to study!
  
   Young people are learning! As they enter into life, they seek knowledge and experience!
  
   Wise men - they are the Teachers!
  
   The wise men teach!
  
   The history teaches!
  
   We follow the wisdom: "...the Ruler be a ruler. Citizen be a citizen...".
  
   The memories were flying away: the general entered.
  
   The elderly man approached the general and stood before him, looking him in the face.
  
   "Act the general! I command: to begin actions! Begin!"
  
  
   February 26, 2017 - March 2, 2017.
  
   This translation from Russian into English: 20.09.2017 10:43
   Владимир Владимирович Залесский "Сказка о Пожилом Человеке".
  
  
   XXIII. Dirk navales. A la historia de la expedición "de Magallanes - del Cano - de Espinosa".
  
  
   Han pasado unos quinientos años desde que empezó la primera expedición alrededor del mundo, ¡pero el interés por ella no desaparece!
  
   Además, los autores continúan las tentativas de abrir todos los nuevos y nuevos matices históricos y biográficos vinculados a las expediciones alrededor del mundo, y las Circunnavegantes.
  
   Diario de a bordo como el documento obligatorio tenía lugar no en todos los tiempos.
  
   Hay algún punto cronológico de su surgimiento.
  
   En algún momento la cultura de la navegación ha hecho el tirón agudo adelante. Y después de voluntario, independiente, iniciador, fragmentarias anotaciones de buque, que u otros documentos (los informes, por ejemplo), el diario de a bordo, el cuaderno de bitácora ha surgido en el sentido moderno de la palabra.
  
   Probablemente, la actividad de Enrique el Navegante (los años de la vida: 1394 - 1460) ha jugado en este proceso de la aparición del diario de a bordo o principal, o importante el significado.
  
   Claro, en los eventos de hace 500 años, podemos descubrir no sólo la aparición diario de a bordo, el cuaderno de bitácora.
  
   He aquí otro complejo históricos interesantes cuestiones.
  
   Durante la primera expedición alrededor del mundo (1519-1522, la datación específica: 1519-1527) hubo una rebelión, un motín.
  
   La revuelta ocurrió en abril de 1520 frente a la costa de Sudamérica, incluso antes del paso del Estrecho de Magallanes (nombre actual). Fernando de Magallanes envió alguacil Gonzalo Gómez de Espinosa con la tarea de encontrarse con un de los líderes de la rebelión, con la orden de requerir la terminación de la rebelión, y cuando la resistencia - de usar la fuerza.
  
   Habiendo encontrado la resistencia, el alguacil apuñaló a uno de los líderes de la rebelión con una daga (punal). (Anteriormente, los rebeldes mataron a uno de los partidarios de Magallanes). La revuelta termina en fracaso. La expedición continúa.
  
   El autor realizaba la traducción del ruso a las lenguas inglés y español el ensayo sobre la primera circunnavegación. ("Enrique el Navegante, Fernando de Magallanes, Juan Sebastián del Cano, Gonzalo Gómez de Espinosa, Francis Drake. El orden y la improvisación. Ensayo"). Cerca con el concepto "daga (punal)" "la palabra" "dirk" "fue encontrado".
  
   Como se desprende de los artículos de Wikipedia, de otras obras de "Dirk" - una especie de "daga (puñal)".
  
   Cerca del concepto "Dirk" - conceptos tales como "espada" y ""daga (punal)". Se puede continuar la cadenita de los nombres de la arma blanca. Por supuesto, es posible preguntar: "Y en qué aquí una espada?". En respuesta, es posible hacer una pregunta contraria: "y que "hablan" epaulettes (las charreteras) (hombreras)?. Será la conversación por separado sobre el concepto europeo "el oficial" ("el comandante"). (El oficial del ejército, de la flota, de la policía, otras estructuras armadas.).
  
   ¿Por qué la Dirk, - la Dirk es militar-de mar, - la Dirk navales, eran y continúa ser el símbolo en muchas flotas del mundo?
  
   ¿Acaso la flota moderna supone la aplicación de la arma blanca?
  
   Si asumimos que la Dirk Navales no es tanto un arma como un símbolo. - ¿Un símbolo de qué?
  
   Los rebeldes eran españoles de noble nacimiento, funcionarios nombrados por la autoridad real. Uno de los organizadores de la insurrección, al parecer, estaba en parentesco con el monarca español ...
  
   La Expedición se estaba moviendo hacia lo desconocido. Esta incertidumbre parecía desastrosa. Magallanes no estaba claro para todos los contemporáneos.
  
   Recordemos que Magallanes solicitó la decisión de las autoridades españolas no en solitario, sino junto con el astrólogo erudito y el navegante, señor Rui Faleiro.
  
   En los documentos de las autoridades españolas se habló sobre la organización de la expedición de "Magallanes y Faleiro ".
  
   El rey español concedió (arrogado) a de Magallanes y señor Faleiro el título de capitanes-comandantes, y nombró un salario.
  
   K.I.Kunin, el autor del libro "Magallanes" (1940), escribe que el astrólogo escribió un nuevo Horóscopo antes de que comenzara la expedición.
  
   Las estrellas han predicho la muerte del astrólogo durante el viaje. Rui Faleiro se ha negado rotundamente a participar en una campaña marítima.
  
   En general, cualquier oceánicos de natación en ese momento era peligroso. Pero el viaje de Magallanes fue súper peligroso. Comportamiento Faleiro confirma esto.
  
   La persona que ha conseguido de los poderes España la decisión de la organización la expedición, la persona nombrada oficialmente y públicamente por uno de los organizadores de la expedición, el hombre que se convirtió en una parte de la relación contractual con el Rey de España, - se negó a participar en la campaña marítima!
  
   La conducta de Faleyro confirma el riesgo máximo de la expedición de Fernando de Magallanes. El peligro de la expedición era confirmado por los acontecimientos que han seguido.
  
   Alguien en el comportamiento de alguacil de Espinosa puede ver una especie de la hazaña, de moral de la hazaña.
  
   ¿Qué "beneficios" podrían aportar lealtad a Fernand Magellan?
  
   ¿No hubo presentimientos, las hipótesis?
  
   ¿No sería más simple "doblar moralmente", capitular moralmente?
  
   Interpretar el comportamiento de Magallanes desde posiciones negativas?
  
   De volver a España, en la seguridad?
  
   Únete a la posición de oponentes influyentes de Magallanes?
  
   ¿Cuáles fueron las razones para seguir nadando en el parecer de la muerte desconocida?
  
   ¿Deber? "Sólo" "Deber"? ¿Y la vida y la seguridad y la vida familiar? ¿Y comprensible solidaridad con los nobles españoles?
  
   No olvides los bíblicos mandamientos ...
  
   Para la persona "normal" es inexplicable el comportamiento de Espinosa, el notable español, que no ha apoyado a los notables compatriotas, de Espinosa, que no tomaron medidas para un "razonable" retorno a España.
  
   Inmediatamente después de la supresión del motín, alguacil de Espinosa realizó un juicio (un proceso judicial) en la costa sudamericana.
  
   Entre los acusados (y los convictos) había del Cano, uno de los participantes de un motín ...
  
   De Magallanes ha realizado el perdón hacia los condenados - número abrumador.
  
   A continuación, vemos otros eventos. Poco a poco la Dirk forma parte del uniforme de los oficiales de la marina de guerra.
  
   Pero el uso de arma blanca en las flotas modernas, en general, no es realista.
  
   Sin embargo, Dirk Navales "sigue vivo"!
  
   Por ejemplo, en la Wikipedia (en), en el artículo "Dirk" se dice: "In the Royal Navy, the naval dirk is still presented to junior officers; their basic design has changed little in the last 500 years."
  
   Dirk, Dirk es militar-de mar, Dirk navales, tal vez - 500 años!
  
   Dirk Navales, quizás, contemporáneo de la primera circunnavegación!
  
   Dirk es el símbolo de heroísmo, de logro, la superación de obstáculos insuperables, de la intrepidez.. Logros de la victoria. Simboliza el coraje de la gente de mar.
  
   Es completamente admisible sacar la conclusión hipotética que la Dirk Navales - como el símbolo - comienza con la primera expedición alrededor del mundo "Fernando de Magallanes - del Cano - de Espinosa".
  
   En cualquier caso, el DIRK NAVALES, como símbolo, es el resultado de los esfuerzos de diferentes personas, diferentes procesos, diferentes eventos.
  
   Lo llamaremos, en particular, a Enrique el Navegante, a primero victorioso la distantes oceánicos viajes en las carabelas.
  
  
   18/09/2017 - 19/09/2017
  
  
   Experimental de traducción del ruso al español: 21.09.2017 15:01
   Залесский Владимир Владимирович "Кортик. К истории экспедиции "Магеллана - дель Кано - де Эспиносы"".
  
  
   XXIV. The tale about conversation between Nicolaus Copernicus and Isaac Newton. (From the Collection "Two Tales of Four Technical Revolutions").
  
   October, 1899.
  
   Nicolaus Copernicus has caused Isaac Newton by phone.
  
   - Hello, Mr. Newton. How is a weather? Does wind fill the sails?
  
   - Good afternoon, mister Copernicus. Excellent weather. The sun shines. Apples fall.
  
   - The theme of my call, Mr. Newton, is the creation of the aviation- and rocket- and open space industries. Your participation in creation of an electrotechnical industry has led to the accumulation of experience and makes very useful discussion and generalization.
  
   In Russia, Mr. Nikolay Zhukovsky and Mr. Konstantin Tsiolkovsky are working actively now.
  
   Experiments, theoretical developments, discussions.
  
   In general, scientific dynamics.
  
   Certain achievements - are results of creation of gentlemеn Alexander Mozhaysky and Vladimir Vernadsky.
  
   Perhaps, in the context of our exchange of views, Mr. Alexander Chizhevsky deserves mention.
  
   Mr Zhukovsky considers himself as a scientist, researcher, Creator of a scientific theory, founder of a scientific-technical school.
  
   But he seems to deliberately avoid the organizational, human risks which are connected with usage of concrete models of aircrafts.
  
   It is possible to recognize it as a right, faithful line of behavior - he has no entrepreneurial experience.
  
   Responsibility for finance and human life - separate, individual task.
  
   Those businessmen who are active in Russia now ... They or are far from science, or - certain vigorous people - not up to the end understand the volume of risks and challenges and difficulties which they could face, having begun mass production of planes and rockets.
  
   Experience and readiness of the Russian business environment for formation of an avia- (air-) and the space- and the rocket industries now, on the border of the XIX-XX centuries, - cause large questions.
  
   Mr. Tsiolkovsky ... Sometimes it seems, that he than more poorly, the more of genius. Romantics and disinterested persons ...
  
   Mr. Tsiolkovsky has made great scientific developments.
  
   Genius! Scientific intuition!
  
   I expect the excellent scientific future for Mr. Sergei Korolev.
  
   There are all grounds to expect from him not only good scientific creativity but also excellent organizational capabilities.
  
   However, neither mister Tsiolkovsky, nor mister Korolev will have no entrepreneurial experience.
  
   Here situation: there are resources, there are knowledge, there are creators of new scientific directions. Question: how to start? And delay - undesirable.
  
   - Indeed, Mr. Copernicus, the creation of the electrotechnical industry has become a fact. One of the evidence - our telephone conversation.
  
   By the way. Remember the Napoleonic Wars, the Continental blockade! The cessation of the importation of fat and candles forced the British people to look for new ways of lighting of apartments and streets (gas for lighting).
  
   And the problem of lighting came to new level, it became object of activity of researchers, scientists, inventors ... The electric bulb illuminated the ways for the world electrification.
  
   Mr Thomas Edison has the necessary energy, great intuition, good stability at risky situations, enough entrepreneurial experience.
  
   "The Book of Faraday's experiments" has been in due time provided to him.
  
   It is clear, that he worked and works not alone.
  
   Certainly, numerous and talented personnel were necessary.
  
   They were directed from Europe: both from Germany, and from Austria-Hungary (for example, from the Military Krajina), and from other countries. The scientific and engineering staff prepared in America have joined in business, have been included in the process of electrification.
  
   A significant part of the young people of the new continent tend to switch from work on farms, sawmills and grocers for highly skilled work in modern buildings of electrotechnical companies.
  
  
   Financiers, bankers have realized that society is ready to a new type of lighting, to usage of electric motors. Decided to risk money. And made investments.
  
   A power station was built on the Niagara Falls.
  
   I will formulate my assessment of the duration of the period that was required for the emergence of the electrotechnical industry: approximately 10-20 years.
  
   As for the future of aviation- and aerospace- and rocket industries...
  
   It would be irrational to turn into waste the scientific, experimental, human potential, which is formed in Russia by the efforts of the Mr. Zhukovsky and Mr. Tsiolkovsky (and will be formed in the future by the efforts of the Mr. Korolev).
  
   Moreover, the natural resources and terrestrial spaces are unique and adequate to the task of Human being's exit into open space.
  
   The time has come to complement the industrial revolution of the 18th century and the electrification of the 19th century with the space revolution of the 20th century. If you like the terms "Cosmication", "Cosmization" ("kosmization"), "to cosmicize" or similar - why not use them?
  
   The staff is available. A considerable part of youth not against to change work in farms, shops, mines for highly skilled work.
  
   Very useful and the emergence - a sudden if by historical standards - of high-level intelligentsia in the vastness between of the Dnieper river and the Far Eastern coasts of Pacific ocean.
  
   The countries that voluntarily entered into the Commonwealth state - Poland and the Grand Duchy of Lithuania - are the first, or almost the first, holders in Europe - depending on how to formulate the criterion of "primacy" - written constitutions and official documents issued by kings and official authorities that protected the legal status of the person, the "liberty" of the individual.
  
   People were formed over the centuries; the people which had rights and freedoms.
  
   It is clear that in no society consumption of blessings, goods, including the blessings legal (benefits of legal, legal goods, the boons legal, legal advantages, advantages of law), can not be equal for all.
  
   Nevertheless, the emergence of a new human being, new abilities, new opportunities has been and still remains mass.
  
   Civilizational investments gave civilizational income.
  
   You, mister Copernicus, know.
  
   The community of very peculiar politicians can soon get power on great terrestrial spaces.
  
   In this community, by the way, there are people with religious education.
  
   In the end, the stormy and turbulent and controversial political activity of this group of peculiar politicians can be completed - also ambiguously. And will be a relatively long period of vigorous economic development.
  
   And in such development of one of the main tasks there can be a creation of the aviation and space-rocket industries ...
  
   Problems of Economics and Finance? Can't these questions be solved by the government?
  
   Risks of accidents? And risks for lives?
  
   The state can also assume these issues.
  
   Dreams about "new society" can be complemented with a dream about the apple-trees growing on Mars ...
  
   The potential was created and is creating by Messrs. Zhukovsky and Tsiolkovsky will receive opportunities for practical implementation.
  
   I will express my opinion about the time frame.
  
   In the middle of the 20th century, very significant events will occur.
  
   I suppose: the first artificial satellite of the Earth - the second half of the 1950-ies, is a space rocket with a human aboard - the early 1960-ies.
  
   What will you tell, mister Copernicus?
  
   - I can tell, Mr. Newton, that there are no guarantees that on Mars an apple won't fall on the head of the ingenious scientist.
  
   - This will not contradict the principles of the heliocentric concept, Mr. Copernicus. Do you hint at a possibility of a personal meeting on Mars?
  
   - Thanks for the discussion, Mr. Newton! I believe that the Geo-Martian technological revolution of the 21st century, and our meeting on Mars, can be characterized as very probable prospects. To meeting on Mars!
  
   - It's nice, Mr. Copernicus, to feel that the scientific revolution is continuing.
  
   The practice will be to show whether the Industrial Revolution of the 18th century, the Electrification of the 19th Century, Cosmic revolution of the 20th century will be followed by the Geomartian Revolution of the 21st century.
  
   We will meet on Mars!
  
  
   February 15, 2017 - March 26, 2017.
  
   This translation from Russian into English: 24.09.2017 17:10
   Владимир Владимирович Залесский "Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона". (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях")
  
  
   XXV. Dialogue about Velikolithuanians
  
  
   Reader(man) and Reader(woman) crossed the street into the green traffic light.
  
   The Reader(man) decided to demonstrate the ability to listen attentively during a conversation and an excellent memory:
  
   - Karamzin names The Grand Duchy of Lithuania by Lithuania, and inhabitants of this state (Duchy) he names by the Lithuanians. "Lithuanians" - this term in Karamzin's "History" dominates. It is "inconvenient". The ethnic Lithuanians and Lithuania (ethnic territory) existed at times of Karamzin. Small - "ethnic" Lithuania (partially) some centuries was integrated into hugeness Grand Duchy of Lithuania. Especially, presently, at our epoch, it is "inconvenient" to name by "Lithuanians" of all inhabitants of Duchy, when there is the small Baltic state a Lithuania. Inconvenience, mixture of notions.
  
   Reader(woman) looked at the Reader(man) with amazement and confirmed:
  
   -Karamzin is Great!
  
   -Karamzin is Great! -reiterated the Reader(man) the words of Reader(woman) and added:
  
   - Karamzin is a historian of an era of the Emperor Alexander I. Partitions (sections) of the Polish-Lithuanian Commonwealth (Rzeczpospolita) were completed. Territories of the former Grand-Lithuanian state became - generally - territories of governorates (provinces) of the Russian Empire. The period between two dynasties - the House of Rurik and The House of Romanov - was named as the Time of Troubles (Russian: Смутное время, Smutnoe vremya).
  
   - According to Wikipedia (rus), - stated the Reader(woman), - Emperor Alexander I, by a decree of October 31, 1803, gave the rank (title ) of Historian Nikolai Mikhailovich Karamzin; to the title at the same time was added 2 thousand rubles of annual salary. The illumination of the Russian historical process brought Karamzin closer to the yard and the king who settled him near him in Tsarskoe Selo.
  
   - How to name the inhabitants of Grand Duchy of Lithuania? - Reader(man) with a smilehas quoted the Reader(woman)'s questions. - Members of the Polish-Lithuanian szlachta? Between the dynastic union of 1385 and state union (association of two states of Poland and Lithuanian Duchy in Crown of the Kingdom of Poland and the Grand Duchy of Lithuania) in 1569 almost two centuries have passed ... The Duchy existed. Had inhabitants. How them to name? At Karamzin's "History" the word "litvin" twinkles. But, probably, this word strange sounded and in times of Karamzin. It especially is strange sounds now.
  
   - "Litvin" - a word strange. It seems that it never was widespread and was never perceived by the cultural environment, - the Reader(woman) noted. - The term "Lithuanians", as the name of all residents of the huge Grand-Lithuanian state, creates effect of reduction, effect of minimization. Effect of separation. If attention is directed towards small ethnic Lithuania and on a small nation of Lithuanians. Then beyond the limits of perception are the outstanding democratic achievements of the Grand-Lithuanian state, and its glorious history and its territorial dimensions.
  
   - Any "History" exists in a historical context, - the Reader(man) has again smiled. - in historical literature it is possible to meet opinion that Government of the Russia, Prussia and Austria were afraid of the constitutional and democratic reforms in the Polish-Lithuanian Commonwealth, seeing in it manifestation of the spirit of the French revolution.
  
   It is unlikely that such opinions were a subject of discussion in the conditions of absolute monarchy.
  
   - Since 1569 Grand-Lithuanian state in the Commonwealth. - Added Reader(woman).- There is some difficulty in perceiving the fact that there were such political manifestations as decentralization, confederation and federation, democracy and religious tolerance, legal protection of personal freedoms. Res Publica? Respublica? Rech Pospolita? Rzeczpospolita? Continuation of democratic traditions of Antiquity, of Ancient Rome?
  
   - Whether the name "Rzeczpospolita" the official name, the official designation? However what are the criteria for "officiality"? You can quite safely assume that in official documents this name was used, - said the Reader(man).
  
   - There are more things in heaven and earth, Horatio, what was difficult perceived in the conditions of absolute monarchy! - the Reader(woman) has joked.
  
  
   26.09.2017 8:44
  
   Note to the translated text:
  
   1.Литва (Lithuania). Обитатели (inhabitants) - литовцы (Lithuanians).
  
   2.Великое княжество Литовское (Grand Duchy of Lithuania).
   "Великое": Transliteration: "velikoye"
  
   2.1. Version. Inhabitants - литовцы (Lithuanians).
   2.2. Version. Inhabitants - Great (Grand) Lithuanians.
   2.3. Version. (Partial transliteration). Inhabitants - Velikolithuanians (veliko=Lithuanians).
  
   This translation from Russian into English: 26.09.2017 15:05
   Владимир Владимирович Залесский "Диалог о великолитовцах".
  
  
   XXVI. Dialog o Velikolithuanians
  
  
   Czytelnik i Czytelniczka przeszli przez ulicę na zielonym świetle.
  
   Czytelnik postanowił wykazać zdolność uważnie słuchać podczas rozmowy i doskonałą pamięć:
  
   - Wielkie Ksiestwo Litewskie Karamzin nazywa Litwą, a mieszkańców tego państwa (księstwa) litwinami. "Litwini" - ten termin u Karamzin dominuje. Jak to "niewygodne". I etniczni litwini, i Litwa (etniczne terytorium) istniały i przy Karamzin.
  
   "Ta" - niewielka - "etniczna" Litwa (częściowo) wchodziła kilku wieków w skład bardzo znacznego po terytorium Wielkiego księstwa Litewskiego.
  
   Tym bardziej, nazywać "litwinami" wszystkich mieszkańców Księstwa "niewygodne" w czasach, gdy istnieje nadBałtyckie małe państwo, Litwa. Niedogodności, mieszanie znaczeń.
  
   Czytelniczka ze zdumieniem spojrzała na Czytelnika i potwierdziła:
  
   -Karamzin wielki!
  
   -Karamzin wielki! - ponownie odtworzone słowa Czytelniczki Czytelnik. I dodał:
  
   - Karamzin jest historykiem epoki cesarza Aleksandra I Romanowa. Zakończone rozbiory Polski. Terytorium dawnego państwa Wielkiego Litewskiego stało się - w zasadzie - terytoriami prowincji Imperium Rosyjskiego. Okres pomiędzy dwie Dynastie - Rurykowiczów i Romanowów - został nazwany Wielka smuta (ros. Смутное время)
  
   - Według Wikipedii - stwierdziła Czytelniczka. - Cesarz Aleksander I imiennym dekretem z dnia 31 października 1803 nadał tytuł историографа Nikołaj Michajłowicz Karamzin; do tytułu następnie dodano 2 tysiące rubli rocznego płacić mu. Oświetlenie rosyjskiego procesu historycznego akurat zbliżyło Karamzin z dworem i królem, поселившим go obok siebie w Carskim siole.
  
   - Jak wymienić mieszkańców Wielkiego Księstwa Litewskiego? - z uśmiechem Czytelnik cytował pytania od Czytelniczka. - Członkowie szlachty polsko-litewskiej? Między unią 1385 roku i państwowej unią (zjednoczeniem dwóch państw Polski i Księstwa Litewskiego w Rzeczpospolita) w 1569 roku minęło prawie dwa wieki... Księstwo istniało. On miał mieszkańców. Jak że ich nazwać? U Karamzin miga słowo "литвин". Lecz, zapewne, to słowo dziwnie brzmiało i w czasach Karamzin. Tym więcej dziwnie ono brzmi teraz.
  
  
   - - "Litwin" - słowo jest dziwne. ono nigdy nie było rozpowszechnione i nigdy nie postrzegało się kulturalnym środowiskiem, - konstatowała Czytelniczka. - Termin "Litwini" jako nazwę wszystkich mieszkańców ogromnego państwa Wielkiego Litewskiego stwarza efekt zmniejszenia, efekt minimalizacji. Efekt znaczeniowej separacji. Jeśli uwaga kierowana jest na небльшую etnicznej Litwy i na mały naród Litwinów. Poza zasięgiem postrzegania okazują się i wybitne demokratyczne osiągnięcia państwa Wielkiego Litewskiego, i jego sławna historia, i jego terytorialne skalę.
  
   - Jakakolwiek "Historia" istnieje w historycznym kontekście, - znów uśmiechnął się Czytacz. - Powiedzmy, że w literaturze historycznej można spotkać opinię, że rządy Rosji, Prus i Austrii bali się konstytucyjnych i demokratycznych reform w Rzeczypospolitej, widząc w tym przejaw ducha rewolucji francuskiej.
  
   Mało wiarygodny, co by takiego rodzaju myśli były przedmiotem omawiania w warunkach absolutnej monarchii.
  
   - Z 1569 roku Wielkie Litewskie państwo w Rzeczypospolitej. - Dodała Czytelniczka. - Jest pewna trudność dla postrzegania faktu, że istniały takie polityczne przejawów jak decentralizacja, konfederacja i rosyjska, demokracja i tolerancja religijna, prawna ochrona wolności osobistej. Res Publica? Respublica? Rech Pospolita? Rzeczpospolita? Ciąg dalszy demokratycznych tradycji antyku, Starożytnego Rzymu?
  
   - Czy nazwa "Rzeczpospolita" oficjalna nazwa, oficjalne oznaczenie? Zresztą jakie są kryteria "formalności"? Jakie kryteria "oficjalności"? Można na tyle pewnie, by sądzić, że w oficjalnych dokumentach to nazwa była używana, - mówił Czytelnik.
  
   - O, Horacy,  Więcej jest rzeczy na ziemi i w niebie, co ciężko postrzegane się w warunkach absolutnej monarchii! - żartowałam Czytelniczka.
  
  
   26.09.2017 8:44
  
  
   Note to translation from Russian into English:
  
   Note to the translated text:
  
   1.Литва (Lithuania). Обитатели (inhabitants) - литовцы (Lithuanians).
  
   2.Великое княжество Литовское (Grand Duchy of Lithuania).
   "Великое": Transliteration: "velikoye"
  
   2.1. Version. Inhabitants - литовцы (Lithuanians).
   2.2. Version. Inhabitants - Great (Grand) Lithuanians.
   2.3. Version. (Partial transliteration). Inhabitants - Velikolithuanians (veliko=Lithuanians).
  
  
   Eksperymentalny tłumaczenia z języka rosyjskiego i angielskiego na język polski: 27.09.2017 23:47
  
   Владимир Владимирович Залесский "Диалог о великолитовцах". Zalesski Vladimir Vladimirovich "Dialogue about Velikolithuanians".
  
  
   XXVII. Opowieść o rozmowie między Mikołajem Kopernikiem a Izaakiem Newtonem. (Z Kolekcji miniatur "Dwa opowieści o czterech rewolucjach technicznych")
  
  
   Październik 1899 roku.
  
   Mykoła Kopernik wywołał Izaaka Newtona przez telefon.
  
   - Dzień dobry, pan Newton! Jak pogoda? Wiatr nadyma żagle?
  
   - Dzień dobry, pan Kopernik. Pogoda świetna. Słońce świeci. Jabłka padają.
  
   - Tematem mojej rozmowy telefonicznej, pan Newton, - tworzenie lotniczej i rakietowo-kosmicznej branży.Wasze uczestnictwo w stworzeniu elektromaszynowego przemysłu doprowadziło do gromadzenia doświadczeń. Dyskusja i uogólnienie są bardzo przydatne.
  
   W Rosji jest obecnie aktywnie działają panowie Nikolaj Zukowski, Konstantin Ciolkowski. Doświadczenia, eksperymenty, teoretyczne opracowania, dyskusje. W ogóle - naukowa dynamika. Pewne osiągnięcia - u panów Aleksandr Mozajski i Wladimir Wiernadski. Możliwie, w kontekście naszej wymiany myślami zasługuje wspomnienia i Aleksandr Czyzewski.
  
   Pan Zukowski uważa siebie naukowcem, badaczem, twórca teorii naukowych, założycielem naukowo-technicznej szkoły. Lecz on, możliwie, świadomie unika organizacyjnych, ludzkich ryzyk, związanych z wypuszczaniem konkretnych modeli samolotów. Można uznać to za wierną linię postępowania -on nie ma przedsiębiorczego doświadczenia. Odpowiedzialność za finanse i odpowiedzialność za ludzkie życia - to oddzielne zadania.
  
   Przedsiębiorcy-fabrykanci, które teraz są aktywne w Rosji. Oni albo dalekie od nauki, albo - oddzielni energiczni ludzie - nie do końca przedstawiają tę objętość ryzyk i trudności, z którymi oni mogli by zetknąć się, zacząwszy przemysłową, seryjne wypuszczanie samolotów i rakiet. . Doświadczenie i gotowość rosyjskiego przedsiębiorczego środowiska do kształtowania rakietowo-kosmicznej i lotniczej branży teraz, na rubieży XIX - XX wieków, - wywołują duże pytania.
  
   Pan Ciolkowski... Czasami powstaje wrażenie, że on czym biedniejszy, tym genialny. Bezinteresowni, romantyczni ludzie...
  
   Pan Ciolkowski osiągnął doskonałe wyniki. Nic nie powiesz: genialność, naukowa intuicja.
  
   Doskonałe naukowe perspektywy u pana Siergiej Korolow. Są wszystkie podstawy czekać od jego nie tylko dobrego naukowego myślenia, ale i doskonałych organizacyjnych zdolności. Jednak, ani u pana Ciolkowski, ani u pana Korolow nie będzie przedsiębiorczego doświadczenia.
  
   Oto sytuacja: są zasoby, są wiedze, są twórcy nowych naukowych kierunków. Pytanie: jak startować? Zwlekanie jest nie pożądane.
  
   - Naprawdę, pan Kopernik, tworzenie przemysłu elektrotechnicznego stało się faktem. Jedną z potwierdzeń jest nasza rozmowa telefoniczna.
  
   Nawiasem mówiąć. Wspomnicie Napoleonskie wojny, kontynentalną blokadę! Zakończenie importu sadła i świec z Rosyjskiego imperium do Brytanii zmusiło Brytyjczyków szukać nowe sposoby oświetlenia mieszkań i ulic (oświetlenie gazowe). I problem oświetlenia wyszedł na nowy poziom, ona stała się przedmiotem działalności badaczy, uczonych, wynalazców. Elektryczna żarówka "zapaliła" światową elektryfikację.
  
   Pan Thomas Edison ma niezbędną energię, doskonałą intuicję, dobrą odporność na ryzykowne sytuacje, wystarczające doświadczenie przedsiębiorcze. Jemu była na bieżąco nadana "Księga eksperymentów Faradaya".
  
   Jasne, że on działał i działa nie jeden.
  
   Zwyczajnie, były trzeba kadry. Ich skierowała Europa: i z Niemiec, i z Austro-Węgrów (na przykład, z Wojskowej Krajina), i z innych krajów. Włączyły się do sprawy naukowe i inżenierskie kadry, przygotowane w Ameryce.
  
   Znaczna część młodzieży nowego kontynentu odczuwa skłonność przestawić się z pracy na fermach, tartakach i w bakaliowych sklepach na wysoko wykwalifikowaną działalność we współczesnych budynkach kompanii elektromaszynowych.
  
   Finansiści, bankierzy zdawali sobie sprawę, że społeczeństwo jest gotowe na nowe oświetlenie, do użycia silników. Zdecydowali się ryzykować pieniędzmi, zrealizowali inwestycje.
  
   Jest stworzona elektrownia na wodospadzie Niagara.
  
   Moja myśl o czasu trwania okresu potrzebnego na powstanie przemysłu elektrycznego: około 10-20 lat.
  
   Co do perspektyw rakietowo-kosmicznej i lotniczo branży...
  
   Zostawić bez efektywnego stosowania ten naukowy, eksperymentalny, kadrowy potencjał, który formuje się w Rosji wysiłkami panów Zukowski i Ciolkowski (i będzie formował się w przyszłości panem Korolow), było by nieracjonalne. Tym więcej, że zasoby i obszary są unikalne i adekwatne zadaniu wyjścia człowieka w kosmos..
  
   Nastąpiła czas uzupełnić Przemysłową rewolucję 18 stulecia i Elektryfikację 19 stulecia Kosmiczną rewolucją 20 stulecia.
  
   Jeśli podobać się określenia "Kosmifikacija", "Kosmizacija" lub podobne - dlaczego nie używać?!
  
   Kadry są. Znaczna część młodzieży nie przeciw to, żeby zamienić pracę w chłopskich gospodarstwach, handlowych sklepach, kopalniach na wysoko wykwalifikowaną pracę.
  
   Sprzyja i pojawienie - według historycznych standardów nagłe - inteligencji (intelektualistów) wysokiego fachowego poziomu na obszarach od Dniepru i do Pacyfiku.
  
   Nie mi Wam opowiadać, że państwa, co dobrowolnie weszło do Rzeczpospolita, - Polska i Wielkie Ksiestwo Litewskie- pierwsze, albo prawie pierwsze, posiadacze w Europie - patrząc jak sformułować kryterium "pierwszeństwa" - pisanych konstytucji i wydanych przez królów, oficjalną władzę dokumentów, które chroniły prawne położenie, "wolność" osoby, "swobodę" osobowości.
  
   Przez wieki urośli ludzie, które spróbowały prawa i wolności.
  
   Jasno, że w społeczeństwie konsumpcja prawnych korzyści nie może być jednakowa dla wszystkich.
  
   Jednak pojawienie się nowego człowieka, nowych umiejętności, nowych możliwości było i nadal pozostaje masowym. Cywilizacyjne inwestycje dały cywilizacyjny dochód.
  
   Pan Коперник, znacie. Na wielkich przestrzeniach wkrótce może dojść do władzy społeczność bardzo swoistych działaczy politycznych.
  
   W tej społeczność, nawiasem mówiąć, są i ludzie z religijną edukacją.
  
   Wreszcie, burzliwa i niejednoznaczna polityczna aktywność wspomnianej grupy swoistych politycznych działaczy może skończyć się tak samo niejednoznaczne. I kształtować stosunkowo długi okres intensywnego rozwoju gospodarczego.
  
   A w takim rozwoju jednego z głównych zadań może stanąć stworzenie rakietowo-kosmicznej i lotniczej branży .
  
   Ekonomia i finanse? Czy nie można rozwiązywać te problemy na koszt państwa?
  
   Zagrożenia dla życia, związane z awaryjnością? Te pytania państwo może również wziąć na siebie.
  
   Marzenie o "nowe społeczeństwo" mogą być uzupełniona marzeniem o rosnących na Marsie jabłoniach...
  
   Ten potencjał, który tworzyli i tworzą panowie Zukowski i Ciolkowski, otrzyma możliwości praktycznego wcielenia.
  
   Wyrażę swoje zdanie względem terminów. W środku XX stulecia staną się bardzo istotne wydarzenia. Myślę: wystrzelenie w przestrzeń kosmiczną pierwszego sztucznego satelity ziemi - druga połowa lat 1950, rakiety kosmicznej z człowiekiem na pokładzie - początek lat 1960.
  
   Co powiecie, pan Kopernik?
  
   - Mogę powiedzieć, pan Newton, że nie ma gwarancji, że na Marsie jabłko nie upadnie na głowę genialnego uczonego.
  
   - To nie będzie przeczyło zasadom heliocentrycznej koncepcji, pan Kopernik. Podpowiedź możliwości osobistego spotkania na Marsie?
  
   - Dziękuję za omawianie, pan Newton! Uważam, co i Geo-Marsjańską (Geo-Martian) technologiczną rewolucję 21 stulecia, i nasze spotkanie na Marsie można charakteryzować jak bardzo wiarygodne perspektywy. Do spotkania na Marsie!
  
   - Przyjemnie, pan Коперник, odczuwać, że naukowa rewolucja trwa. Praktyka pokaże, czy pójdzie za Przemysłową rewolucją 18 stulecia, Elektryfikacją 19 stulecia, Kosmiczną rewolucją XX stulecia Geo-Marsjańska (Geomartian) rewolucja 21 stulecia.
  
   Zobaczymy się na Marsie!
  
   15 lutego 2017 - 26 marca 2017.
  
   Eksperymentalny tłumaczenia z języka rosyjskiego na język polski: 28.09.2017 23:19.
  
   Владимир Владимирович Залесский "Сказка о беседе Николая Коперника и Исаака Ньютона". (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях").
   (Zalesski Vladimir Vladimirovich "The tale about conversation between Nicolaus Copernicus and Isaac Newton". (From the Collection "Two Tales of Four Technical Revolutions"). - Translation from Russian into English.)
  
  
   XXVIII. The tale about provident Baron and genius Inventor (From the Collection "Two Tales of Four Technical Revolutions").
  
   (Phased translation from Russian into English).
  
  
   1861. Ancient castle. The ingenious Inventor hurrying on affairs. Inventor of the engine of Industrial revolution.
  
   Portraits on the walls.
  
   A man came down from one of the portraits.
  
   - Do you mind, Mr. Academician, if I walk with you for a few minutes?
  
   - I will consider it as honor, mister Baron, - the Inventor has answered.
  
   Delicately refused in due time from the title of Baron, a brilliant Inventor has not renounced membership in different scientific societies and was a member of the Royal societies of London and Edinburgh, to the Paris Academy and many others.
  
   - I am getting acquainted, Mr. Academician, at leisure with literature. Recently read a biographic essay about You. For example, what is there about You said: "He was very happy with their monetary companions."
  
   The Baron looked attentively at the Inventor. And continuing:
  
   - Writers like to speak beautifully ... Sometimes it is difficult to understand where the truth is. Makes you wonder about the power of literary creativity and about change of focus of attention. So I distrustfully reacted to "happiness", was "granted", "given" by the monetary companions ... By coincidence, I saw you, Mr. Academician. And I decided to clarify for himself the question ...
  
  
   - Imagine, mister Baron, all arising up difficulties were settled well. In the end, the practical implementation of my invention has completed successfully. By and large, I have no claims to partners. Even there are occasions to thank them..
  
   - Perfectly, Mr. Academician! I see that the author of biographic essay about You tried to be exact. I thank You for an answer!
  
   It seemed to the Inventor that a Baron intended to return back in a portrait.
  
   - I will take an opportunity, mister Baron. I will take an interest. How did You decide, personally You - it's understandable, not alone, - but personally You ... To go to the Head of State, to demand from him the signing of the Historical Charter of constitutionality, parliamentarism and justice?
  
   Baron smiled:
  
   - As said by a famous writer, my distant relative, "Wake up - clean the planet." At that time, we did not have such an ambitious task, but we decided to heed the recommendation. The formulation was a little changed: "woke up - get busy improving the affairs on the Island". So, I woke up and started to work, started to act ...
  
   - It's nice to understand, Mr. Baron, that you are in a good mood.
  
   - Relatives do not forget. They sent a present.
  
   - You're joking, Mr. Baron, but plan was not such simple. And unusual, and risky.
  
   - - I understand. It isn't always appropriate to speak about serious questions with a joke. I will give the following argument as an excuse. One of the authors - seems to be the Briton, - published a book about great people. He writes that both the Industrial Revolution and the American and French revolutions occurred in the same historical era. And that the Industrial revolution had a much greater impact on the daily lives of people than any of these named political revolutions. This author believes that You, Mr. Academician, one of the most important personalities in history. Even Richard the Lionheart, composing the knightly ballad, couldn't write better!
  
   After a short pause, the Baron has continued to speak out:
  
   - Here I am talking with You, Mr. Academician, a man who - according to the logic of the author of one of the books about great people - is equivalent to a whole cohort of famous politicians. I ask, for example, to You a question: "How You have decided to begin Industrial revolution?". One of quite admissible versions of Your answer: "I have woken up, and I have started affairs. I began a campaign!". How to you my version, Mr. Academician?
  
   - In something You are right, Baron. But about my personality You can read, at first, a biographic essay, secondly, chapter in the mentioned book on great people, thirdly, other publications. But about You is written briefly. 'Barons 'compelled' the King to sign a Charter'. It was written briefly and not clearly.
  
   - And the Head of State, and we, initiators of the project, remembered history, an experience of our Great predecessor, the Duke, the gloomy legends which were connected with his death... Have understood circumstances of His death as a warning sign. Have decided to be engaged in improvement of the future. Have decided to work to improve the future in a timely manner.
  
   It was clear that with weapons and violence all problems could not be solved. That justice, law and order are necessary. And less arbitrariness. And more development - in all spheres. At least on one separate Island. At this conception we came to the consent. So we agreed. Of course, it is more correct to tell that not we have compelled, but that "has compelled" us. History.
  
   More precisely, History "taught" us and for us. She insisted persistently. And we have tried to be quick-witted and provident: we learned from History.
  
   The Baron paused for a moment.
  
   - As for political technology, Mr. Academician, we have previously remembered about the political culture of Ancient Rome... The procedure itself was in line with Island traditions. We arrived for an audience with all reverence. Short oral statements from representatives. Have submitted the written petition. Short discussion. The Head of State took time to ponder, for consultation with advisers. After some time,we heard an oral response and received signed copies of the Charter.
  
   Both the initiators and the King swore that the Charter would be respected in good faith and without malice. Everything is businesslike and civilized. '...By the will of God and for the safety of our soul, and of the souls of all our predecessors and our heirs, to the honour of God and for the exalting of the holy church and the bettering of our kingdom...' The signing of the Charter was announced in the churches and on the squares of cities. So.
  
   Someone will apply a word-combination: "Barons compelled the King ". And someone - "Barons impelled the King ".
  
   - Sounds logically, Mr. Baron. But nevertheless something in your logic is missing. In many cases the history has gone significantly differently. In many, many, many...
  
   - Your merit, Your achievement, Mr. Academician. They have political revolutions, we have the Industrial Revolution. In short, Mr. Academician, we, the inhabitants of the Island, were lucky.
  
   By the way, in the aforementioned book about great men - the author seems to be the Briton, - says that the Britons possess a bigger contribution to a human civilization if to be compared with people from other regions or other nationalities. And that if to consider a share of Scots among the outstanding Britons, if to compare the number of natives of Scotland with a share of Scots in the general population of the globe, then concentration of talents and achievements in this country should be estimated as unique.
  
   It sounds, of course, poetic, like a sonnet. And pleasantly. We will address the facts.
  
   Let us take Your life as an example.You were born... Then, You were learning...Decent parents... Humane and developing education. A favourable social environment. The author of the biographical essay describes your childhood. Mentioned were also a house on the river in the maritime city, and the crane of work of Your father on local pier, and organ, made by Your father, in one of local churches.
  
   Describes a workshop where next to joiner's workbenches and smithing furnaces were standing the whole collection of nautical telescopes, quadrants and other nautical instruments. All these things Your father not only sold these things, but he also repaired them by his own hands.
  
   The author of the essay has mentioned, that Your father in the large ranks not wanted to climb. At least, he refused the title of chief judge and spent most of his time in his workshop or on the river bank. At the same time in his house next to the portraits of relatives on the walls he hung images of the luminaries of mathematical science, Isaac Newton and Napier, inventor of logarithms.
  
   How did your life develop further? "Lunar society"... Cooperation with the University... The Great invention. "Happiness" of financial partnership... Business success. Quite good monetary capital as results of works... The glory... The place in the History...
  
   The author of biographic essay about You expresses surprise at the sincere liking, the delicacy and the modesty, with which You and the people in Your environment have helped each other. But it 18th century! Century of many events. Epoch of wars, revolutions and social cataclysms. Epoch of calamities, hunger, violence, cruelties and bitterness!
  
   If we turn to the biography of the respected Michael Faraday, we will see, that not everyone had a well-to-do family, a bright, organized, prosperous childhood. (And peaceful sky above a head).
  
   But the example of the same respected Michael Faraday testifies the formation of algorithms for the emergence of "new people".
  
   In figurative sense, the Charter was transformed into the Industrial Revolution.
  
   If to look more widely, then the contribution to history has brought historical "percent": the civilization capital has grown.
  
   A new people with new abilities and new opportunities appeared. Appears the poetic conclusion about the superiority of the British contribution to human civilization compared with people from other regions or of other nationalities.
  
   A Baron gave a glance in the face of genius Inventor and continued:
  
   - One of the so to say emotional "engines" of events that interest You - Heather honey.
  
   If to think polit-correct, you can recall the instructive stories for children about the extraordinary attractiveness of honey.
  
   A "whistles", "chants", verses!" Sopelka", "svistelka"!
  
   What will You say, Mr. Academician, if You at some moment unexpectedly for Yourself find out, that the honey has been eaten? That the honey disappeared?
  
   The Baron was kept silence a few moments.
  
   Some shade ran on face of Inventor.
  
   The Baron after a pause has finished a thought:
  
   - You must agree, that our Island's inhabitants couldn't complain of disappearance of heather honey.
  
   - You're right, Mr. Baron. Our Island has gone through different events, and the volume of the Heather's honey did not decrease, but sometimes increased. Increased in such degree, that it was surprising.
  
   The interlocutors have stopped.
  
   Strange noise was heard. The genius Inventor has looked through a window. His face has expressed such amazement that the Baron has directed the attention toward subject of interest of the Inventor.
  
   My neighbor, gentry, Mr. Academician. He built a small steam engine on three wheels and periodically enjoy the novelty of the technical achievements. And he lost interest to the dinners and other traditional entertainment. Man 'captured' by the sphere of technical novelties.
  
   The Baron laughed and added:
  
   - The joke has extended that this our local fan of the tech-equipment has started up at night the three-wheeled engine for test on one of low-traffic roads. When the water in the boiler has begun to boil, the locomotive ran very quickly. A bystander has seen the shining and whistling subject rushing to him towards and imagined, that he found a product of supernatural forces. My neighbor became a personage in the local legend!
  
   Public opinion is changeable and prone to fears!
  
   - I heard a similar story-anecdote in my native places, - the genius Inventor reacted:
  
   A energetic person from the sphere of agriculture became interested in technical achievements. And built a locomotive which, although with difficulty, was able to drag several of the wagons.
  
   During the test, the locomotive pulled up to one of the outposts, on which the fare was taken.
  
   When the watchman saw the approaching monster, he was so scared that he refused the duty. And muttered in a frightened voice: "Nothing don't need , sir! Nothing, - only pass away rather...".
  
   An example of how scientific and technical development opens up the markets!
  
   The baron has smiled, and the ingenius inventor has slightly nodded.
  
   To them a servant walked up with a tray. There was champagne in crystal cups.
  
   - That's a gift from my relatives, - pointing on the champagne, said the Baron.
  
   - In the ancient Island Castle - magnificent continental champagne. Very thinly, - Inventor spoke out.
  
   Baron raised a cup:
  
   - Your engine of Industrial Revolution! For your genius, Mr. Academician! For our relatives, for literature and science! For trade!
  
   - For your risk, your luck, and your foresight! And for the Historical Charter of constitutionality, parliamentarism and justice, Mr. Baron! - the Inventor supported the toast.
  
   The excellent taste of champagne switched attention, and for a moment the genius Inventor fell into deep reverie. '...By the will of God... for the bettering of kingdom...'
  
   After a moment, returning to reality, he added:
  
   - For the heather honey!
  
   A servant took away a tray with crystal cups.
  
   Inventor looked around.
  
   From the portrait on the wall the Baron was looking. His sure and calm look for many centuries was directed to the far. Forward? To Beyond the visible? To Out of limits of visible? To the future?
  
  
   March 20, 2017 - March 26, 2017.
  
  
   Phased translation from Russian into English. Supplementation of translated text, amendment: 04.10.2017 11:40, 04.10.2017 20:48, 05.10.2017 7:05, 06.10.2017 8:10.
  
   Владимир Владимирович Залесский 'Сказка об удачливом бароне и гениальном изобретателе' (Из Сборника "Две сказки о четырех технических революциях").
  
  
   XXIX. A sketch about the famous ballerina and the reciter of Hamlet
  
  
   The famous ballerina walked along one of the central streets.
  
   She has seen the boy. The boy stood and read in English of Hamlet (The Tragedy of Hamlet, Prince of Denmark, often shortened to Hamlet, is a tragedy written by William Shakespeare).
  
   Some of the passers-by were throwing in a bag next to the boy, coin or banknote.
  
   The kind ballerina has approached the boy and has put in a bag some banknote.
  
   On the periphery of consciousness, the thought was: "no administration, no directorate, no theatrical squabbles."
  
   "What if to go past the theater?" - the famous ballerina with irony has thought of herself.
  
   The young woman has risen from the bench standing nearby. In her hand she was holding an open book. The woman approached the famous ballerina:
  
   - We know You. Heard about You much. Even somehow involuntarily we watch Your life.
  
   - Yes Yes! - the famous ballerina joined the situation. - I know you, too. In absentia. Surname is ... historical.
  
   - Many thanks for your attention to Shakespeare's artwork, - the young woman has spoken.
  
   - World culture! - the famous ballerina has answered.
  
   - He opened a window out to Europe! - a young woman noticed. And clarified:
  
   -I hear, that You have a period of peculiar worries now.
  
   - Mm ... - the famous ballerina has reluctantly answered. - What Your affairs?
  
   - Yes, we are, too... - the young woman has nodded.
  
   - I'm going to stay above this and preserve my dignity, - the famous ballerina noted.
  
   - Mm... Yes, we are, too... - a young woman agreed.
  
   The ballerina and the young woman have kindly said goodbye.
  
   - It's good to be a ballerina. But it's difficult! - noticed one of the passers-by to another.
  
   - And for the reciters of Hamlet not easily, - chuckled his companion.
  
   - There are more things in heaven and earth, Horatio...- the immortal words were flying above the street.
  
  
   08.10.2017 16:41
  
   This translation from Russian into English: 09.10.2017 03:15
  
   Владимир Владимирович Залесский 'Скетч о знаменитой балерине и о чтеце Гамлета'.
  
  
   Приложения: Другие миниатюры:
  
  
   XXX. 孔子的故事
  
  
   Перевод на китайский язык выполняется как эксперимент.
  
   Предисловие .
  
   Экспериментальный перевод с русского языка на китайский язык показался автору достаточно сложным. (Если учитывать ранее выполненные экспериментальные переводы на французский, итальянский, польский, португальский, немецкий, испанский языки). Главный риск состоит в допущении критических искажений смысла. Возникли некоторые сомнения: целесообразно ли публиковать перевод на китайский язык. Сомнения оставались. И автор решил применить закон Генриха Шлимана "Публикуйся!". Соответственно, автор размещает перевод на китайский язык в Интернете.
  
   Владимир Залесский,
  
   12.10.2017 09:17.
  
  
   翻譯成中文作為實驗。
  
   前言。
  
   把俄語翻譯成漢語的經驗相當複雜。
  
   考慮到早期的法語、義大利文、波蘭文、葡萄牙文、德文和西班牙文的翻譯實驗。
  
   主要的風險是潛在的嚴重失衡的意義。
  
   有人提出疑問: 是否應該出版中文翻譯。
  
   懷疑仍然存在。
  
   而作者決定應用海因里希_施萊曼的法律'發布'。
  
   通過這種方式, 作者在互聯網上放置了中文翻譯。
  
   Vladimir Zalessky,
  
   10/12/2017 09:17
  
   The preface to the experimental translation into Chinese.
  
   The experimental translation from Russian into Chinese has seemed to the author to be quite complicated. (If to consider earlier executed experimental translations into the French, Italian, Polish, Portuguese, German, Spanish languages). The main risk consists in assumption of critical distortions of meaning. There were doubts: whether it is expedient to publish the translation into Chinese. Doubts remained. And the author decided to apply the law of Heinrich Schliemann "Publicise!". Accordingly, the author places the translation into the Chinese language on the Internet.
  
   Vladimir Zalesski,
  
   10/12/2017 09:17
  
  
  
   孔子的故事
  
   (翻譯成中文作為實驗。)
  
  
   商鞅问孔子:
  
   -先生孔子 ! 你教人做仁爱、 正义、 法律服从和遵守既定的仪式、 忠诚和诚信。
  
   人们认为你的想法是正确的。
  
   在未来,通过几个世纪以来,位年轻人会来的生活。他将寻求知识。
  
   他將分析你的書的內容。他会写文章。
  
   这些文章将在他的学校的墙壁上张贴。 这些作品将会为其他学生的榜样。
  
   他会背诵古代圣贤的文本。它将在北京一所大学的图书馆工作。
  
   他對拿破崙的生活史和個性感興趣。他將思考軍事英勇的延續。他將夢想恢復中華帝國的偉大。
  
   他將領導革命變革。大量的人將通過測試。
  
   他将使中国真正独立。 他死的时候,中国将成为一个强大、 统一的快节奏的世界大国。
  
   我问你关于这个年轻的男人。这位年轻人听从您的教诲?
  
   商鞅预料一个答案。孔子认为,他若有所思地说。
  
   然后他说:
  
   - 天堂會決定。
  
   軌道空間站正在等待第一個訪客。
  
   地面管理人員專注于飛行。入口艙口蓋打開了。這是一個充滿挑戰的時刻。
  
   突然, 太陽風帶來了話語:- 天堂會決定。
  
   与会者在本届会议开始微笑。他們把單詞評為好兆頭。
  
   有一个短暂的掌声。
  
   按照既定格式提交報告的時間到了。
  
   商鞅沉吟了孔子所說的話的意義。
  
   暂停后,孔子说:
  
   -先生尚杨! 来生活新一代的其他年轻人。他們將讀古代聖賢的書。
  
   這些年輕人會寫優秀的作品, 他們將在圖書館工作。
  
   若有所思地凝视着空间,孔子已完成思想:
  
   沒有人能帶走遠古的聖人!
  
   孔子的作品永遠與你同在!
  
   2月24日, 2017年 - 3月01日, 2017年
  
  
   翻譯成中文作為實驗。12.10.2017 09:17.
  
   Владимир Владимирович Залесский 'Сказка о Конфуции'.
  
   Zalesski Vladimir Vladimirovich 'The Tale of Confucius' (Translation from Russian language into English language).
  
  
   XXXI. Dialogue about Catherine the Great
  
   (Phased translation from Russian into English).
  
  
   Vladimir Vladimirovich Zalesski
  
  
   In one of the rooms of the publishing house V. A. Kamensky saw V.V. Ogarkov. Ogarkov stood near the window and looked on the street.
  
   - Do you think about the next project? - asked Kamensky.
  
   - Ivanov is working on a book about Peter the Great, - Ogarkov replied. - I was asked to write a biographical essay about Catherine the Great. I'm thinking over the proposal ...
  
   - About Catherine the Great? Interesting time, - stated Kamensky. -Pay attention, Mr. Ogarkov, to the sequence of first faces after Peter the Great.
  
   The Russian Imperial Guard introduced Catherine I into the power in 1725. (Marta Helena Skowronska; was christened (baptized) into Orthodoxy (1707 or 1708), and changed her name to Catherine Alekseyevna; second wife of Peter the Great; Empress of Russia from 1725 until her death in 1727).
  
   After Catherine I in 1727 came Peter II. Peter II remains in power not long, he dies at the age of 14 years.
  
   The Supreme Privy Council invites Anna Ioannovna to the throne in 1730. She rule during a very long period of about 10 years.
  
   In the years 1740-1741 appear and disappear Regents - Biron and Anna Leopoldovna - at the emperor-baby Ivan VI Antonovich.
  
   The Russian Imperial Guard introduced in 1741 in power Elizabeth Petrovna, the daughter of Peter the Great and Catherine I. Elizabeth Petrovna was in power during a very impressive period - more than 10 years.
  
   The legitimate heir of Elizabeth I, Peter III, reigns about half a year. Then again the Guard speaks its own word, and in 1762 Catherine II the Great comes to power. She rules until 1796. Her reign lasted 34 years.
  
   So, for the period from 1725 to 1796, which is about 70 years, for about 60 years the rulers were mostly women. (Numbers are rounded for clarity).
  
   - That historical epoch is interesting, - Ogarkov has agreed. - However, I confess to you, Mr. Kamensky, there is no special desire to write a biographical essay about Catherine the Great. One way or another, it is necessary to characterize her personal life. If the details of her personal life fill the book, then I will become the author of not a historical but an artistic work. Biographical material has its own energy. Material - I have a premonition - will prevail over the author. Again, to write according to the standard scheme? Poor German princess? Perhaps, the illegitimate daughter of the king of Prussia? Became on a whim of fate the wife of the Russian heir to the throne? Lovers? With the help of the Russian Imperial Guard seized power? Again lovers? Victory over the Ottoman armies? Matushka- Empress? ..
  
   Somehow there is no desire, Mr. Kamensky, to repeat all these well-known statements. Is it possible to write something new? Not sure. I'm thinking about plans ...
  
   - Pay attention to Andrey Ivanovich Osterman. He - Heinrich Johann Friedrich, - advised Kamensky. - The son of a Lutheran pastor. After 1703 into the Russian service. He served under the leadership of Peter the Great. Actively participated in the conclusion of the Peace of Nystadt (1721). Since 1723, Vice-President of the College of Foreign Affairs, in 1725-1741, Vice-Chancellor. Since 1731, he was the actual head of Russia's foreign and domestic policy. After the palace coup in 1741, who elevated Elizaveta Petrovna to the throne, Osterman was put on trial, sentenced to death, replaced by a life-long exile in Berezov (Beryozovo on the Ob River), where he died.
  
   A. I. Osterman - a native of Westphalia.
  
   If to look at dates, the activities of Andrey Ivanovich Osterman covered the period of activity of Peter the Great (from 1703 year) and the periods of the reign of Catherine I, Peter II, Anna Ioannovna , and regents at the emperor-baby Ivan VI Antonovich.
  
   The rulers are different, but on one of the most important positions - the same person.
  
   Reading about epoch Anna Ioannovna, we meet many critical judgements concerning prevalence, predominance of people from "German environment".
  
   However, the period of Elizabeth Petrovna's reign passes, and on the throne appears Catherine II, which born in the city of Stettin. She originating from the poor German princely family. In history came in as Catherine the Great. At first glance, it is a paradox.
  
   It's a strange "perseverance of history." The women - is almost totaly. Representatives of "the German environment" - is rather appreciable...
  
   - Ivanov plans to touch on the theme of "coalition" in his essay on Peter the Great. Will the readers become interested in this? - Ogarkov expressed doubts.
  
   - First, how accurate is this concept? - Kamensky have reacted. - Secondly, the volume of "representation" of this concept in the biographical essay can be different.
  
   Thirdly, as spoke to me , at Ivanov among the directions of mental reflections - there is also Siberia in addition, - have answered Kamensky. - Ivanov may have some grounds for singling out the "European" direction, "Ottoman" direction, "Siberian" direction.
  
   More or less distinctly these directions "appear" during Ivan IV Vasilyevich's era.
  
   If to speak about " the European direction ", what we see?
  
   Actions on the "European direction" into the public consciousness are connected with complex historical associations, thought's links.
  
   Confrontations in this direction were long, the results of confrontations - changeable.
  
   A particularly strong influence on the collective historical memory could have the events of the Livonian war that took place in the era of Ivan IV Vasilyevich.
  
   The duration of the Livonian War of 1558-1583 exceeded 20 years. The Livonian War ended unsuccessfully. Shocks followed, "Time of Troubles", the replacement of the Rurik Dynasty by the Romanov Dynasty.
  
   Perhaps, after all these events, an intuitively cautious attitude toward actions on the "European direction" arose. Perhaps, there was an understanding of the need for the very "coalition", of the need for inclusion in the coalition.
  
   The "Ottoman" direction was preferable for several reasons.
  
   First, two important victories have shown advantage of the European military culture. A victory in 1571 of the joint fleet of a number of the European states (in Sacred league have united:Venice, Spain, the Pope, Malta and a number of the Italian states: Genoa, Naples, Sicily, Savoy, Tuscany, Parma, etc.). A victory near Vienna in 1683.
  
   These victories - with a possibility of tactical defeats - allowed to predict total military superiority of the European coalition.
  
   Secondly, the "Ottoman" direction created a tendency of the European coalition (or the European coalitions).
  
   "Coalition" (the"European coalition") - as a result of the actions in the "Ottoman" direction - had their own (independent) value.
  
   Thirdly, the state apparatus, and army, and broad masses of the population due to historical and other reasons gave a positive assessment for actions on the "Ottoman" direction.
  
   As far as "Siberian" direction is concerned, action has been taken in this direction. With different, of course, levels of energy, vivacity at different times.
  
   For example, the Stroganovs, who explored and mastered Ural and Siberia.
  
   Stroganovs are active during epoch Ivan IV Vasilyevich.
  
   Stroganovs rendered substantial monetary and military assistance to the second people's militia (to the second Volunteer Army).
  
   The Stroganovs provided considerable monetary and food aid to Michael I of Russia (Mikhail Fyodorovich Romanov), the first Russian tsar from the Romanov dynasty.
  
   They provided great financial assistance to Peter I during the Northern War.
  
   And not only the name Stroganovs remained in history.
  
   On 21 October (23 August) 1727 (during the reign of Peter the Second), Russia and China signed the Treaty of Kyakhta. It established the Russian-Chinese border from Transbaikalia to the western Sayán.
  
   15 August 1728 (also during the reign of Peter the Second), the Bering Strait between Asia and America was opened.
  
   All events are not enumerated. But will mention, that in 1784 (during the reign of Catherine the great): the merchant G. I. Shelikhov founded the first Russian settlement on Kodiak island (Alaska).
  
   -The singling out of these three "directions"-for what, Mr. Kamensky? - asked Ogarkov.
  
   - And why not to put forward a working version, Mr. Ogarkov? - said Kamensky. - If to accept that long Livonian war for the "European" direction virtually without allies ended not well... If to consider , that the long Livonian war was followed by the "Time of Troubles", the change of dynasties and other adverse events...
  
   Has the concepts of "peacefulness" (desire for peace) and "coalition" (understanding of importance of the coalition) have appeared in public consciousness (at least, on "the European direction")?
  
   Peacefulness is largely a female quality.
  
   Anna Ioannovna and Catherine the Great on the "European" track were quite peace-loving.
  
   Catherine II participated as part of the coalitions in the partitions of Poland, providing a clear advantage.
  
   The military confrontation between Russia and Sweden in the reign of Catherine II wore some "residual" character, and consisted, mainly, to the battles of the sea. It ended with a obvious victory for Russia.
  
   The entry of Russia in 1757 in The Seven Years' War (1756 - 1763) during the period of Elizabeth Petrovna's reign can be considered as an exception of the rule. But - from what point of view to look. During lifetime of Elizabeth Petrovna this war wasn't ended. There were nice victories of the Russian weapon. But, anyway, despite long military operations, so to any positive results this war hasn't led.
  
   It is possible to draw a conclusion that the exception has confirmed the rule.
  
   "Partitions", if viewed from a historical point of view, also look either pointless or doubtful.
  
   - "Women's factor" and "peacefulness" (desire for peace), - with a mild irony summed up the Ogarkov. - Plus "foreign specialists", plus "European Coalition" ... Assumptions, theories, thoughts...
  
   - As a working version for the explanation of "women's factor", - Kamensky reacted with slight irony. - But you may remember the hypothetical "collective historical memory", the long Livonian war without allies (Russia), and the subsequent "Time of Troubles" ... These are also elements of reasoning.
  
   - If to take into account your statements, mister Kamensky, it may will reduce "an intimate (sexual) component" in the biography Catherine The Great, - has sighed Ogarkov. - Will reduce, but not by much. It is necessary, by and large, in details to consider her personal life.
  
   - Make "knight's move" [course of a chess horse], mister Ogarkov, - Kamensky has offered a possible way. - You can write a biographic essay about Grigory Aleksandrovich Potemkin.
  
   Potemkin acted on the "main" direction - "Ottoman". Of course, You cannot do without mentioning his personal relationship with Catherine II.
  
   But emphasize, that Potemkin was busy with strategic issues. His excellent organizational communications with the count Pyotr Alexandrovich Rumyantsev (Rumyantsev-Zadunaisky) are obvious.
  
   So, Grigory Potemkin arrived in St. Petersburg in the late 1770 with excellent recommendations P.A. Rumyantsev. In the letter to the Empress the victorious P.A. Rumyantsev listed the merits of G.A. Potemkin. and, in particular, it was noted:
  
   "This officer with great abilities can do extensive and far-sighted remarks about the land where the theater of war was, which by their properties deserve to be awarded the highest attention and respect. And therefore I entrust him to convey to You many circumstances related to the glory of the Empire ..."
  
   Potemkin insisted on the reinforcement of the army of the Danube by new reinforcements from Russia and on the unfettering this army off instructions.
  
   Thus, Potemkin was not only the favourite. He has appeared in the capital of the Empire as the competent representative of those forces which acted on the "Ottoman" direction.
  
   Potemkin often wrote the letters to the Empress. This correspondence allowed to draw conclusions about literacy, knowledge and Potemkin's outlook.
  
   Focusing on writing a biographical essay about Grigory Potemkin, about his glorious accomplishments, You, Mr. Ogarkov, will be able to tell about activities of Catherine the Great without further details about her personal life.
  
   - So, to write about Potemkin? - showing hesitation, said Ogarkov.
  
   - Write about epoch, mister Ogarkov. Write about historical processes, about events, about свершениях. Interest the reader! And if you're not willing to delve into intimate details, so to characterize the assumptions, the historical versions, reflections. An essay - not dimensionless. Displace stresses and accents.
  
   - You are right, mister Kamensky, - Ogarkov has made the decision. - I will focus on Grigory Potemkin's biography and on his affairs. I will tell about Catherine the Great, about her predecessors on a throne. If it is pertinent, then I will mention also historical versions. I thank for a conversation.
  
   Writers shook hands with each other.
  
  
   May 28, 2017 - May 29, 2017.
  
   Phased translation from Russian into English. Supplementation of translated text, amendment: 10.10.2017 09:40, 10.10.2017 22:30, 13.10.2017 07:04.
   Владимир Владимирович Залесский 'Диалог о Екатерине Великой'.
  
  
   XXXII. Διάλογος για τις προοπτικές τέχνης
  
  
   Ο ιστορικός τέχνης συζήτησε με τον γλύπτη:
  
   - Λοιπόν, λοιπόν. Λεοπάρδαλη. Λαγός. Κάποιος άλλος ...
  
   - λεοπάρδαλη ... - επιβεβαίωσε ο γλύπτης.
  
   - Μετά - λύκος. Έτσι δεν είναι; - έψαχνε ακρίβειας ιστορικός τέχνης.
  
   - Ναι, - ο γλύπτης συμφώνησαν.
  
   - Τώρα - Ο Κέρβερος, - ιστορικός τέχνης 'πιεσμένος' γλύπτη 'στον τοίχο'
  
   - Κέρβερος, - ο γλύπτης αναγκάστηκε να παραδεχτεί.
  
   - Και ποιο είναι το επόμενο;-ιστορικός τέχνης ολοκληρωθεί το ερώτημα και παύση.
  
   Ο γλύπτης σκεφτόμουν...:
  
   -Πάω να πάει στο βιβλιοθήκη-καφέ (Cafe-Βιβλιοθήκη) του Μαξίμ Γκόρκι. Για βιβλία σχετικά με την μυθολογία!
  
   -Το σωστό προοπ&