Заметил-Просто Иржи Джованниевич: другие произведения.

Хиж-3-внеконкурс: Десятая история

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ входит в цикл ·Будни драконоборцевЋ и выделен отдельно только для участия во внеконкурсе ХиЖ-3.


ИСТОРИЯ ДЕСЯТАЯ

  

* * *

  
   Назвать городом это поселение можно было только из уважения к его долгой истории. "Итало-сюита" пронеслась через него за считанные минуты, доведя до нервного срыва кур, которые отчаянно пытались вспомнить летные навыки далеких предков, заставив захлебнуться от негодования собак и обдав клубами пыли немногих прохожих. Не обращая никакого внимания на мрачные и испуганные от всего этого переполоха лица местных жителей, автомобильчик вырвался из тесноты улиц (да-да, надо отдать должное городку, улиц действительно было несколько, так что употребление множественного числа в этом предложении вполне оправданно), без особого труда преодолел подъем и остановился у веселого белого дома на вершине холма. Водитель выбрался со своего места, снял кепку и защитные очки, внимательно посмотрел на дом, потом оглянулся и окинул взором открывшуюся с холма панораму городка.
   - Мистер Гави! И все это Вы пытались от меня утаить? И вместо этого впихнуть в какой-то захудалый постоялый двор, как там его? Как Вам не стыдно, мистер Гави!
   Тот, кого назвали мистером Гави, маленький круглый человечек, к тому же слегка позеленевший от непривычного способа путешествия, с трудом выбрался со второго переднего сиденья и хмуро произнес:
   - Я не пытался все это скрыть. Я пытался Вас предостеречь. А "У рыцаря" - весьма уважаемое в наших местах заведение.
   - Хорошо только, что я догадался выведать у Вас площадь комнат в этом уважаемом заведении. И что же такого ужасного в этом месте? Можете ли Вы это объяснить хотя бы теперь? Рози, выбирайся, вдохни этот удивительный воздух, посмотри на этот удивительный вид на затерянный среди гор городок, Рози, - разве это все не прекрасно? - и молодой человек попытался помочь выйти с заднего сиденья последнему пассажиру автомобиля. Точнее, пассажирке - очаровательной блондинке с пухлыми губками и слегка растрепанными от быстрой езды волосами.
   - Убери руки Анри, - прошипела девушка и сама вылезла из автомобиля. Видимо, неудачно, потому что из ее уст раздались неожиданные для столь миловидной особы ругательства.
   - Мои чулки! Эта ужасная грязь! Грязь! В этой дыре только грязь и свиньи!
   Молодой человек развел руками, мол, а свиньи-то тут где, и снова повернулся к круглому человечку:
   - Так что же все-таки такого ужасного в этом замечательном доме? Мыши, крысы?
   Упоминание грызунов вызвало новую порцию ругательств со стороны Рози.
   - Репутация, мистер, - Гави помрачнел.
   - Репутация у дома? У него протекает крыша? - Анри посмотрел вверх.
   - В основном репутация его прошлых жильцов. Которая сказалась и на репутации места.
   - И чей же это был дом?
   Мистер Гави понизил голос и неохотно произнес:
   - Это дом Дракона, мистер.
   Молодой человек расхохотался.
   - Тогда Вы должны были предложить мне его в первую очередь! Недаром у меня сейчас такое чувство, будто я вернулся домой!
   - Вот именно Вам следовало бы въезжать сюда в последнюю очередь. Ради Вашей же безопасности.
   - Да бросьте, дом выглядит вполне крепким. И совсем не таким мрачным, как Вы его описывали. Открывайте дверь!
   - Но...
   - Открывайте дверь, я Вам говорю! Или я просто отберу у Вас ключ и открою дверь сам!
   - Хорошо, но я подчиняюсь насилию.
   Круглый человек достал из своего кармана увесистый ключ и подошел к двери.
   - Ну, давайте посмотрим на обстановку, - Анри смело вошел внутрь, - ого, да тут, похоже, ничего не менялось последние лет пятьдесят! - раздался его голос из дома. - И пыли-то сколько! Тут вообще когда последний раз прибирались? Надо будет нанять кого-нибудь из деревни. Простите - из города! Конечно же, из города!
   - Люди из города не любят заходить в этот дом. Я думаю, у Вас будут проблемы с поиском прислуги.
   - Мистер Гави, - молодой человек чихнул и снова показался в дверях, - Вы зануда! Думаю, некоторая сумма решит эти проблемы.
   - Увы, не все можно решить деньгами.
   - Бросьте, мистер Гави. Вы сейчас сами похожи на антикварную мебель, которой обставлен дом. Рози, хочешь посмотреть на антиквариат? Посмотри на мистера Гави! Вы знаете, я приехал, чтобы окунуться в прошлое, но у меня такое впечатление, что я, наоборот, - вестник перемен в Вашем застоявшемся мире.
   - Вы знаете, люди из города не любят окунаться в прошлое и не любят перемен. Им нравится их сегодняшняя жизнь.
   - Ну, это уже моя проблема, кого, как и куда окунать. Доставайте бумаги - я хочу заключить контракт. Ближайший месяц я буду жить здесь, я столько времени стремился сюда, чтобы упустить такую возможность. Этот город будет моим!
   Мистер Гави помрачнел еще больше.
   - Я все-таки должен предупредить...
   - Это уже не смешно, мистер, - Анри нахмурился, - если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, Вы агент, и Ваша задача - подыскать мне помещение, а моя задача - выплатить Вам положенную сумму. Я, честно говоря, не понимаю, почему Вы меня невзлюбили настолько, что всячески препятствуете мне и не даете поближе познакомиться с вашим городом? Но даже если я чем-то Вам не показался, я по-прежнему Ваш клиент, поэтому будьте добры приступить к своим служебным обязанностям. Посоветую Вам пройти в дом. Там есть стол, и если снять с него чехол, то, возможно, и не самый пыльный в мире. Я подожду Вас здесь.
   - Я вовсе не невзлюбил Вас, скорее наоборот, пытаюсь Вас предупредить.
   - Спасибо за предупреждение, но я уже большой мальчик. Хорошо, я дам Вам десять процентов сверх договора наличными. Но не больше. Не сердите меня, я не дам Вам садиться на шею клиентам, - и молодой человек демонстративно отвернулся от агента и пошел к девушке.
   - Не все можно решить деньгами, - еще раз пробормотал себе под нос мистер Гави, но тем не менее пошел внутрь дома составлять договор.
   - Рози, хватит дуться! Ты умудряешься изображать мировую скорбь и мировое негодование одновременно. Ты же так хотела провести время вместе со мной, посмотри - мы тут вдвоем, сейчас этот толстяк напишет бумаги, и мы останемся совсем вдвоем, на целый месяц!
   - На месяц?! - задохнулась от негодования Рози.
   - Но ты же отправилась со мной! Сама!
   - Ты обманул меня, ты не сказал, что мы поедем в эту дыру!
   Анри улыбнулся, обнял девушку за плечи и привлек к себе:
   - Ах, ну что за славная горожанка, мое милое дитя брусчатки, королева театральных подмостков! Подлая сельская почва заляпала твои туфельки, гадкие колючки разодрали чулочки. Но подумай, с какой страстью, с каким новым знанием ты будешь теперь играть пастушек! Я даже жалею, что не смогу быть твоим пастушком!
   - Да, я горожанка, я актриса, я не привыкла, чтобы... - внезапно Рози прервала фразу, обернулась к своему молодому человеку и страстно зашептала: - Анри, давай уедем отсюда, как можно быстрее. Мне не нравится здесь, не нравится этот дом, вообще не нравится это место, этот город, пожалуйста, не подумай, что я капризничаю, мне действительно не нравится.
   - Почему? Впрочем, мне даже нравятся твои капризы, твои губки становятся такими пухленькими, такими аппетитными, так и хочется взять и... - Анри попытался поцеловать девушку, но та отстранилась.
   - Подожди, Анри, пожалуйста, послушай меня, я актриса, я очень хорошая актриса, а у нас, актеров, есть интуиция
   - Ты очень хорошая актриса, Рози.
   - Да дослушай же, не лезь хотя бы минуту. У нас, у актеров, очень развита интуиция, потому что мы привыкли чувствовать, вот там, внутри души.
   - Вон там, в груди? Ах, дай я посмотрю!
   - Не паясничай! Это плохое место, это мерзкое место, это зловещее место!
   - Это замечательное место, твою грудь назвать плохим местом, как ты могла!
   - Перестань, я про дом и город. Разве у тебя не бегут мурашки по коже?
   - Ну какие мурашки? - Анри вздохнул. - Ну посмотри вокруг: милый беленький домик, почти не облупившийся даже, разве что решетки на окнах, зеленая травка, одичавший кустарник... малина, да? Никогда не разбирался. Солнышко светит, птички щебечут. Рози, обернись, - и молодой человек развернул Рози лицом к городу у подножия холма. - Ты знаешь, что это? Это место моей славы. Я его так долго искал, я его вычислил, я его нашел, я сюда приехал, мне осталось только протянуть руку и взять ее, мою славу, неужели ты думаешь, что я отступлю?
   - Славы? Что ты собираешься делать?
   - Что? Записать изначальную версию сказаний драконьего цикла, конечно!
   - Записать? Ты бросил свой университет, свою библиотеку, сорвался с места, чтобы самому поехать и записать? Ты же никогда этого не делал! Всегда работал в своем кабинете, а по деревням мотался этот ваш Мэлори, или как его там?
   - Мэлори прекрасный собиратель фольклора, он может разговорить кого угодно, он привозит из своих поездок кучу материала, интересного материала. Но он ездит вслепую, наудачу. Надо остановиться, прочитать, сравнить, а он снова едет! Ему даже не придет в голову искать изначальную версию здесь, в стороне, в забытой Богом и правительством долине!
   - А тебе пришло? Почему ты так уверен, если никогда до этого не вылезал из библиотеки?
   - Я вычислил это место, Рози. Я сравнивал сотни вариантов, по языковым особенностям, по именам героев, по приметам местности, всякие мелочи. Так астроном вычисляет новую планету, но астроном не может приехать на свою планету, а я могу. И я не отдам этот шанс Мэлори. Благо у меня в отличие от Мэлори нет проблем с финансами и мне не надо выпрашивать деньги у ректората на каждую поездку.
   - И что, эта версия сказки так важна?
   - О! Ты не представляешь! Это будет переворот во всех представлениях, полная революция в фольклористике! Переворот Анри Драконна! Хочешь, я посвящу эту революцию тебе? Ты будешь писать мемуары - "Мое участие в революции"!
   Рози вздохнула:
   - Знаешь, Анри, я иногда не понимаю, почему ты со всем своим честолюбием и энергией выбрал себе такое неприметное занятие. Тебе бы армии водить, города брать.
   - Так я и буду брать, - Анри улыбнулся и кивнул на город. - А выбрал из-за фамилии, конечно. Быть Драконном и не заинтересоваться драконьим циклом легенд - это невозможно. У меня и предки интересовались, просто они интересовались в свободное время, а я получил соответствующее образование. Предприятиями все равно управляет отец и пока отходить от дел не собирается, так что карьера магната вполне может подождать, не убежит она от меня, армия не для меня, не люблю бои. Пули, смерть... нет - это не моя слава. Юриспруденция скучна, что еще?
   - Адвокаты много зарабатывают.
   - Я не стеснен в средствах, мне повезло, я могу жить в свое удовольствие. А добиться своего можно в любом деле! Благо, мы, Драконны, умеем добиваться своего! Как в легендах!
   - Вы будете подписывать договор? - Мистер Гави незаметно подкрался и стоял за спиной у Анри и Рози.
   - Боже, как Вы тихо подошли! Конечно, буду, давайте сюда бумаги. Кажется, уберечься от пыли Вам не удалось. Но ничего страшного, пыли от меня тоже не уберечься!
   Молодой человек достал из кармана ручку и чековую книжку, поставил свой росчерк на договоре, вернул бумаги и принялся заполнять чек.
   - Вот моя плата, Вы сможете обналичить чек в любом банке, по этому чеку выдадут деньги без промедления. А это обещанная сумма сверху. Берите, не бойтесь, налоговый инспектор об этом не узнает, Драконны знают толк в делах.
   Агент некоторое время смотрел на деньги, но взял их.
   - Спасибо, всего хорошего. Ключи я оставил в дверях.
   - Вас подвезти?
   - Нет, нет, - мистера Гави аж передернуло при воспоминании о поездке, - я пешком, тут недалеко.
   - Тогда всего хорошего.
   Анри некоторое время смотрел, как маленький человечек семенит по дороге вниз по склону, как будто скатывается с холма, потом снова обернулся к Рози.
   - Ну вот мы и одни!
   - Давай все-таки уедем отсюда! Прямо сейчас! А потом ты пришлешь сюда Мэлори, все равно же, если ты вычислил все, то эта твоя слава никуда не убежит.
   - Э нет! Я хочу все! И славу - и много славы - и тебя! И раз уж я Драконн, то сейчас ты будешь принцессой, и я украду и буду держать тебя взаперти в этом мрачном, зловещем месте.
   Молодой человек не то зашипел, не то зарычал и, широко расставив руки, двинулся на девушку.
   - Я дракон, драконы атакуют! Ага! Поймал! - и он подхватил Рози на руки. - Я похищаю тебя!
   - Не надо, у меня такое чувство, что за нами наблюдают.
   - Это мальчишки, они бежали за машиной, а сейчас наверняка сидят в этом неопознанном кустарнике. Не сопротивляйся, прекрасная узница! Я унесу тебя в свою ужасную пещеру!
   Анри с девушкой на руках прошел в дом.
   - Аккуратнее, старайся не делать резких движений, а то дракону и его узнице придется долго чихать. Знаешь, как это опасно - находиться рядом с чихающим огнедышащим драконом? Так, диван, одну минуту, я только аккуратно сверну чехол, о, какая симпатичная обивка у этой мебели. Рози, ах, как хорошо, что я нашел тебя!
   На мгновение все стихло, разве что щебет птиц из открытой двери да прерывистое дыхание возлюбленных нарушали тишину старого дома. Но, увы, идиллия длилась недолго. Дикий женский крик разорвал окрестности. Оглушенный Анри, отброшенный то ли звуковой волной, то ли мощным толчком рук и ног, слетел с девушки, переворачивая стол, стулья, кресла, или что там было под чехлами.
   - Дьявол, Рози, что, ЧТО? Что случилось?!
   - Паук! Огромный паук! Он пробежал по мне, по моей руке! Убери его, убери эту гадость! Я ненавижу, я ненавижу пауков, убери!!
   Девушка метнулась по комнате, налетела на какой-то предмет меблировки и снова завизжала.
   - Прекрати визжать, немедленно, - молодой человек поймал Рози и они упали, запутавшись в чехлах и перевернутых стульях.
   - Отпусти меня, отпусти меня немедленно, я не останусь здесь, я уезжаю, сию секунду!
   Молодой человек пытался как-то сдержать вырывающуюся актрису и при этом не попасть под удар ее кулаков, но это плохо получалось.
   - Я уезжаю, ноги моей больше тут не будет, пусти, я не хочу тебя видеть, я пешком пойду отсюда по грязи, подводу найду, только подальше от этих твоих дурацких революций!
   - ПРЕКРАТИ ИСТЕРИКУ!
   - НЕ ОРИ НА МЕНЯ!!! Да чтобы я еще раз с тобой связалась, с библиотекарем полоумным, подавись своими подарками, да я лучше с графом Бродширом, у него не меньше денег, он заботится, понимаешь, ты не понимаешь, я никогда с тобой больше, ты же не знаешь, что это такое. Ты же...
   И тут Анри Драконн дал ей пощечину. Рози запнулась на полуслове, вытаращила глаза и уставилась на молодого человека.
   - Ты? - сказала она неожиданно тихо-тихо.
   - Послушай, - Анри явно был раздражен, - меня уже начинают раздражать твои капризы по малейшему поводу. Я начинаю от этого уставать.
   - Ты посмел меня тронуть?
   - Ты строишь из себя тонко чувствующую, но эксцентричную особу? Превосходно. Но здесь нет зрителей. Может, только паук, если он не издох еще от твоего крика и если вообще существовал. Так что твое представление бесполезно!
   - Ты меня ударил?
   - А с меня достаточно того, что я мотаюсь на ваши глупенькие представления и успел изучить все ужимки второразрядной труппы.
   - Что? Я тебя сотру в порошок.
   - Ах, какой зловещий шепот! - Анри поднялся с пола. - Из какой это пьесы?
   - Ты считаешь, что ты единственный поклонник? - Рози тоже встала.
   - А ты всерьез считаешь, что даже в своем кафе-шантане ты получила бы главную роль без высказанной мной режиссеру благодарности, подкрепленной денежными знаками?
   Актриса бросилась к выходу, но Анри перехватил ее, сгреб в охапку и потащил к дивану.
   - Пусти!
   - Не шипи! Тебе давно пора успокоиться и хорошенько подумать. Образумиться. Не весь мир - сцена, дорогая моя, - и он грубо бросил девушку на диван.
   - Я уезжаю!
   - СЯДЬ! Никуда ты не поедешь. Хватит! Я много тебя ублажал, но сегодня мой день, и я не позволю тебе испортить мое торжество. Сейчас я пойду в город, а ты побудешь здесь и подумаешь над своим поведением. Сопоставишь факты. Это полезно. Возможно, тебе удастся высчитать свою революцию. Хотя я в этом сомневаюсь.
   - Я здесь не останусь.
   - Еще как останешься!
   - И как же ты меня тут удержишь?
   - Я просто запру тебя, - Анри показал ключ.
   - Ты не посмеешь! Подожди, ты всерьез хочешь запереть меня здесь? В этом старом пыльном доме?
   Анри просто направился к выходу.
   - Как нашкодившую девчонку? Ты не сделаешь этого, Анри!
   Молодой человек вышел из дома, закрыл дверь и запер ее, повернув несколько раз ключ.
   - Сволочь! Отопри! Ты не представляешь, как я тебе отомщу! Ты не думай, ты захлебнешься своим самодовольством, Анри! Считай, что ты мертвец!
   Драконн, не обращая внимания на крики из дома, кое-как отряхнул свою одежду от пыли, потом подбежал к кустам и крикнул:
   - А ну, кыш, соглядатаи нашлись!
   В ответ раздался топот ног, и некоторое время фольклорист-революционер смотрел на улепетывающих по направлению к городу мальчишек. Потом вернулся к дому:
   - Рози, я сейчас пойду в город. Вернусь к вечеру. Нам надо успокоиться. Надеюсь, что вечером мы сможем обсудить все в более подходящей обстановке. Молчишь? Уже хорошо! - и он решительно пошел вниз, вперед, к своей славе.
  

* * *

  
   Холм, на котором расположился выбранный Анри Драконном дом, возвышался над городком, как голова возвышается над туловищем человека. Он и походил чем-то на голову: довольно крутой у подножия и с почти плоской вершиной. Анри этот холм напомнил рисунки в детских книжках, когда художник, чтобы обозначить возвышенность, просто рисует карандашом полукруг, а потом закрашивает его зеленой краской. Пригороды поселения подходили к самому подножию, но на сам холм не посягали, останавливались, как бы разбивались, как волна об камень. То ли просто неудобно было жить на склоне, то ли действительно горожан отпугивала плохая репутация места, о которой твердил агент. Вообще-то довольно странно говорить о пригородах у такого мелкого поселения, но первые дома, которые миновал молодой человек, наводили именно на мысль о пригородах. Они были скорее сельскими, нежели городскими - со своими огородиками или палисадниками, отгороженные от улицы невысокими заборчиками. Только пройдя небольшую улочку, Анри добрался до пустыря, за которым начинался собственно город. Очевидно, что на месте пустыря когда-то были городские стены. Сейчас же остался только оплывший вал, заваленный каким-то строительным мусором, возможно, остатками тех самым стен. В других городах на месте разобранных стен делали бульвары, но тут, похоже, никто даже не задумался о благоустройстве территории. А вот сама городская улица, напротив, щеголяла чистотой, опрятностью и ухоженностью. Разноцветные домики, прилепленные друг к другу, отмытая брусчатка мостовой, собака, настороженно глядящая на незнакомца, да пара совершенно неуместных на этой мостовой кур, видимо, забредших из сельского квартала. Все создавало впечатление даже не застывшего средневековья, а застывшей сказки. Первый раз на машине Анри слишком быстро пролетел мимо всего этого великолепия, не оценив его, а сейчас остановился и покачал головой, зачарованный.
   - Да я бы, наверное, нарочно придумать такое не мог! - сказал он вслух.
   Раздражение от ссоры с Рози постепенно отпускало его, и Драконн снова ощутил в себе способность трезво мыслить и действовать. Он решил, что необходимо, во-первых, сообщить родным, куда он поехал (сорвался он неожиданно, хотелось сперва самому проверить свои выводы, но совсем исчезать на месяц было бы несколько жестоко по отношению к родным), во-вторых, найти местного мэра, или как здесь назывался градоначальник, представиться, рассказать о своей миссии и разузнать о местных сказителях. Впрочем, было еще в-нулевых: Анри почувствовал голод. Найти заведение, где можно было бы поесть, оказалось не так-то просто. Никаких привычных витрин и указателей, никаких афиш, никакой рекламы. А главное, и спросить было не у кого - улица была пустынной. Потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что разрисованные жестяные и деревянные листы, кое-где болтающиеся на штырях, торчащих из стен, и есть вывески. А потом еще долго разбираться, что же эти вывески означают. Ну ладно, сапог, наверное, указывает на сапожника, иголка с ниткой и штаны - на портного. А как может быть обозначен ресторан? Никаких тарелок, вилок, пивных кружек видно не было. Наконец, Анри догадался, что нарисованный рыцарь, скорее всего, - вывеска постоялого двора "У рыцаря", в который его первоначально планировал поместить мистер Гави. Пусть он отверг это заведение как место для ночлега, но постояльцев должны были как-то кормить, наверное, покормят и забредшего с улицы собирателя легенд, заодно можно будет узнать и местонахождение мэрии. Молодой человек решительно толкнул тяжелую дверь.
   - Ау! Хозяева! Есть кто живой? Покормите заезжего гостя?
   Действительно, за дверью находился ресторан. Впрочем, ресторан - это очень громкое название для помещения, в котором оказался молодой человек. Скорее его следовало называть трактиром. Или просто забегаловкой. Помещение оказалось малогабаритным, как и те комнаты, которые описал мистер Гави. В зале было сумрачно, тесно и пахло пивом. Никаких посетителей, всего несколько столов, дверь с прорезанным окошком, наверное, для того чтобы подавать тарелки со снедью, да в углу узкая лестница на второй этаж, настолько узкая, что было совершенно непонятно, как по ней можно пройти с объемным саквояжем, к примеру.
   Из двери с окошком показалась женщина в переднике и совершенно нетактично уставилась на посетителя.
   - Здравствуйте! Хотелось бы что-нибудь перекусить! У вас есть меню? Нет? А просто поесть? Мне очень хочется кусок мяса! Ау! Дорогая! А почему мы молчим? Вы немая? Нет, сегодня у меня явно не получается общение с женщинами.
   - Вы приезжий? - неожиданно спросила хозяйка.
   - Ура! Вы умеете говорить! Да, я приезжий. Остановился в домике на холме. А что, приезжих здесь не обслуживают?
   - В домике на холме?
   - Мне кажется, или Вы побледнели? Я с удовольствием с Вами побеседую, но могу ли я вначале что-нибудь заказать?
   Анри вздохнул, потому что хозяйка снова надолго замолчала.
   - Что Вы хотите?
   - Ура еще раз! Наконец-то Вы снова со мной и можете говорить! Я же уже сказал, мяса! И побольше!
   - Мяса? Вы хотите есть?
   - В точку! И какого-нибудь гарнира. Можете предложить овощи? Кофе? Только пива не надо, я слишком привередлив в отношении пива и не хочу рисковать.
   Хозяйка ушла на кухню (очевидно, за дверью с окошком скрывалась кухня). Анри, довольный, что наконец-то дело сдвинулось и его скоро покормят, огляделся вокруг, выбирая стол, и замер.
   Гобелен. На одной из стен в углу висел гобелен. Почти выцветший, сливающийся по цвету со стенами и оттого незаметный при первом взгляде. На нем был изображен стандартный драконоборческий сюжет легенд драконьего цикла: рыцарь и дракон. Но как изображен! У рыцаря не было копья, в руке он держал меч, огромный меч, двуручник, даже странно было, что он держал его одной рукой. При этом меч был устремлен вперед-вверх. Линия меча продолжала движение рыцаря, его вытянутую руку, саму позу - он приподнимался в стременах - и даже движение коня. Конь, всадник, рука, меч - все сливалось в единую экспрессию порыва. Дракон тоже не был привычным змием, погибающим под копытами лошади героя. Дракон был огромен. Он просто не поместился внизу. Он изгибался по краям гобелена, хвост с одной стороны, шея с другой, охватывал весь гобелен. С точки зрения гобелена дракон был всем внешним миром. Снизу, справа, слева, сверху, везде. Так на Востоке рисовали змею, заглатывающую свой хвост. Только дракон свой хвост не заглатывал. Его голова располагалась как раз на линии рыцарь-рука-меч, из пасти вырывалось пламя. Огромное пламя, оно могло поглотить всего рыцаря без остатка, но разбивалось о меч, отражалось от меча и терялось на пространстве гобелена. И опять-таки - тело, лапы, даже крылья, прорисованные изломанными линиями вдоль дракона, все подчеркивало динамичность позы ужасного создания. Дракон двигался в вечном ритме, вертелся вокруг гобелена с бешеной скоростью, так, что у наблюдателя даже начинала кружиться голова. Вечность круговращения дракона и единовременность порыва рыцаря противопоставлялись друг другу и вместе противопоставлялись статичности фона - города и его жителей. Город был узнаваем. Хотя Анри еще не видел его весь, но эти сказочные разноцветные домики нельзя было ни с чем перепутать. Жители города выстроились перед своими домами, в длиннополых одеждах, со склоненными головами и сложенными руками. Они никуда не стремились, не двигались. Они ждали исхода поединка и были покорны. Они заранее соглашались с любым исходом борьбы.
   Тусклые краски старого гобелена (а гобелену явно было много десятилетий и, наверное, даже веков) затягивали. Анри принесли заказ, он машинально ел, где-то в городе зазвонил колокол - ничто не могло оторвать филолога от созерцания. Да, он все рассчитал, как он говорил Рози, он был уверен в своих выводах, но получить такое неожиданное подтверждение им...
   - Заинтересовались?
   Анри вздрогнул от неожиданности.
   - Дьявол! Разве можно подкрадываться так незаметно? Я чуть не подавился!
   Мужчина, оказавшийся за спиной молодого человека, слегка улыбнулся.
   - О, мы так привыкли быть незаметными, что вот уже какое поколение не можем от этого отучиться!
   Вновь пришедший чем-то напоминал мистера Гави, тоже круглый, толстощекий, только гораздо более высокий, ростом почти с Анри, солидный и уверенный.
   - Вы приезжий? - спросил он.
   - Похоже, это всех интересует в первую очередь! Да!
   - У нас не так много приезжих. Я бы даже сказал, что они очень редки. А это Вы остановились в доме на холме?
   - Да! Да! Это я остановился в доме на холме!
   - Интересный выбор, почему Вы не захотели остановиться здесь, "У рыцаря"? Тоже интересное место, ведь именно здесь жил рыцарь перед тем как вызвать дракона на бой?
   - Смотрю, вы хорошо осведомлены. Здесь просто тесно. Я привык к немного другим условиям. Там мне будет удобнее, я уверен!
   - Городок небольшой, новости разлетаются быстро. Но Вы даже не посмотрели на этот постоялый двор, сразу отправились в дом Дракона!
   - Мистер Гави дал мне нужную информацию. После расспросов, но дал.
   - И что же Вы хотите от нас?
   - В данный момент мне нужно послать весточку своим родным. Я все-таки слишком неожиданно уехал и не сказал куда. Где у вас телеграф?
   - Телеграф? Мы не знаем, что такое телеграф.
   - Как? Сохранение традиций - это прекрасно, но и следить за научно-техническим прогрессом тоже необходимо!
   - Нам нравится, как мы живем, зачем что-то менять?
   - Но меняться придется! Вам не удастся законсервироваться навечно! Как можно послать сообщение? Только почтой?
   - Возможно, мистер Гави скоро поедет в столицу, он может передать
   - Возможно? Это ужасно!
   - Вам не нравится наш быт?
   - Без телеграфа? Нет!
   - И Вы приехали все изменить?
   - Простите, а Вы кто? Вы задаете столько вопросов.
   - Я мэр этого города, гостем которого Вы сейчас являетесь, - мужчина с достоинством наклонил голову.
   - Мэр, какая честь для простого гостя! А я хотел Вас искать сам, а тут, можно сказать, на ловца и зверь бежит.
   - Я же говорю, что у нас редки гости. Тем более останавливающиеся в доме Дракона. А что Вы сказали про ловца? В каком смысле Вы ловец?
   - Это просто пословица, я хотел Вас искать. Позвольте представиться: Анри Драконн, два "н" и немое "е" на конце. Работаю в университете, факультет филологии и фольклора.
   - Немое "е"?
   - Таково правописание моей фамилии, - Анри развел руками, мол, что ж теперь сделаешь с этим правописанием.
   - И мистер Дракон приехал вести нас в будущее?
   - Скорее наоборот, я хочу, чтобы вы вспомнили ваше прошлое! Видите ли, я занимаюсь исследованием легенд драконьего цикла. Мое предположение заключается в том, что центр этих легенд располагается здесь, в вашем городе и уже от вас они распространились по всей провинции! Ох, Вы не представляете, что я почувствовал, когда понял, что именно вы - центр! Что все рассказы вышли именно отсюда! Я не мог не сорваться и не приехать! Поверьте, что если мое предположение подтвердится, то это произведет настоящую революцию в филологическом мире! Вот тогда вам точно придется меняться, потому что город станет знаменитым! - молодой человек улыбнулся, а мэр, наоборот, нахмурился.
   - Мистер Дракон занимается легендами о драконах? Какое интересное совпадение!
   - Это не совпадение. С моей фамилией и не интересоваться драконами - это было бы преступление! Знаете - это как разыскивать своих предков, очень похоже по ощущениям! И ваш город, - Анри кивнул на гобелен, - в каком-то смысле моя Родина.
   - Значит, Вы Дракон, остановились в доме Дракона, Вы приехали напомнить нам о нашем прошлом и утверждаете, что нам надо меняться?
   - Ну, вам надо меняться и без моего участия, с неизбежностью, но в принципе где-то так. Я хотел спросить, кто у вас в городе лучше всего знает легенды.
   - Легенды? Для нас это гораздо больше, чем легенды. Я бы сказал, что это и есть наша жизнь, прошлое, настоящее и будущее.
   - Вы так высокопарны, но все-таки - дадите совет, к кому обратиться?
   - Молодой человек, знаете, Вам, пожалуй, надо пройти со мной.
   - Зачем? - насторожился Анри.
   - Вы же приехали за легендами. Значит, Вам будет это интересно.
   - Вы интригуете, но я еще не расплатился за обед! Я даже не знаю, сколько это стоит! - Драконн помахал портмоне.
   - Я думаю, что хватит одной купюры. Просто положите ее под свою тарелку. Хозяйка ее заберет. Тут так принято. Воров можете не бояться.
   - Это не покажется невежливым?
   - Ничуть.
   - Хорошо, раз Вы меня интригуете - пойдемте, возможно, что это действительно будет интересно.
   - Это будет всем интересно, - мэр снова улыбнулся и пропустил молодого человека вперед, к выходу.
   На улице было так же пустынно, как и утром, только колокол продолжал звонить где-то впереди.
   - Я вижу, у вас тут не распространены прогулки по улицам, честное слово, можно подумать, что город вымер!
   Мэр решительно шел вперед:
   - Ничего, сейчас Вы познакомитесь с нашими горожанами! А знаете, они, то есть мы, все-таки изменились со времен... Ваших предков.
   - Моих предков? А, драконов! Что Вы говорите! И как же они изменились?
   - Мы пытаемся жить сами. Самостоятельно! Вне легенды, в которой мы были никем, если хотите, - мэр приостановился и внимательно всмотрелся в своего спутника. - Так что мы не любим вспоминать о прошлом, хотя и помним его.
   - Зря! Разве можно не любить прошлое? Так куда Вы меня ведете?
   - Я хочу Вас познакомить с нашими горожанами. А их - с Вами.
   Переулок, по которому шли мэр и Анри, неожиданно вылился в большую площадь. По здешним камерным (или игрушечным) меркам - просто огромную. С одной стороны этой площади располагались собор и какое-то мрачное серое здание, явно административное. "Ратуша", - подумал Анри, вспомнив слово из легенды. Здания стояли вплотную друг к другу, просто имели общую стену и общее крыльцо, довольно высокое, на котором, как на трибуне, стояли несколько человек. Мистер Гави, суетливо переминающийся с ноги на ногу, чувствуя себя явно не в своей тарелке, священник в своем черном одеянии с крестом на груди, еще несколько солидных мужчин, видимо, знатные горожане. Они о чем-то переговаривались, но все заглушал колокол, гремевший над самыми головами. С другой стороны площади - Анри ахнул - с другой стороны площади, через небольшое пустое пространство собрался, кажется, весь город. Люди толпились перед разноцветными домами, выглядывали из переулков, стояли, внимательно вглядываясь в пришедших мэра и Анри, совсем как на том гобелене в трактире, только краски не выцвели и в глазах и позах горожан чувствовалась не покорность, а тревога.
   Мэр взял Анри за руку, взбежал по ступенькам на крыльцо, увлекая за собой своего спутника. Потом остановился, повернулся к площади и поднял руки. Колокол затих.
   - Горожане! - он оглядел стоящую перед ним толпу. - Горожане! У нас гость!
   Анри почувствовал на себе взгляды сотен людей и невольно поежился.
   - Он называет себя Драконом, он остановился в доме Дракона, он хочет напомнить о нашем прошлом, которое с таким трудом становится легендой, и он считает, что мы должны изменить своим сегодняшним традициям, оставить свой уклад!
   Вздох пронесся по площади.
   - Наш любезный друг Гави привел его сюда. Тот, кто называет себя Драконом, сам нашел нашего любезного друга Гави, и хотя наш любезный друг Гави настойчиво пытался уговорить гостя поселиться у Рыцаря, тот все равно выбрал дом Дракона и настоял на том, что будет жить в доме на холме. Так это было, любезный друг Гави?
   Мистер Гави явно пытался спрятаться от обратившегося к нему мэра, но это у него не получилось, и мистер Гави кивнул головой.
   - Ах, мой милый Гави, ты совершил ошибку, - в голосе мэра зазвучала горечь, - возможно, что ты совершил СТРАШНУЮ ошибку. Что же с тобой случилось, ты всегда был так осторожен! Чем соблазнил тебя наш, с позволения сказать, гость? - мэр чуть ли не плакал. - Посмотри мне в глаза!
   Мистер Гави попытался отвернуться, но мэр мягко взял его за подбородок и некоторое время внимательно вглядывался в глаза бедного агента.
   - Деньги, - мэр опустил голову, переживая свое открытие, - это были деньги... И много он тебе добавил? Добавил сверх зафиксированного на бумаге?
   - Десять процентов, - едва слышно прошептал кругленький человечек.
   - Десять процентов... Ты оказался слаб, любезный друг Гави, - теперь в голосе мэра чувствовалась только горечь, безмерная горечь. - Но речь сейчас не о тебе. Речь о всех нас! Неужели времена настают? Неужели пришла пора принять решение?
   Толпа замерла.
   - Вы очень интересно интерпретируете факты, - сказал Анри.
   - Интерпретирую? - мэр повернулся к молодому человеку. - Разве я не говорил с Вами лично? И разве я в чем-то соврал?
   - Вы не то чтобы соврали, но Вы навязали свое мнение. Весьма забавное, впрочем, - Анри улыбнулся и повернулся к народу. - Горожане! Позвольте мне объяснить все подробно! Большое спасибо, что вы все собрались. Я думаю, что мы найдем общий язык! Меня действительно зовут Драконн, Анри Драконн.
   - Слышали, он сам признал, что он Дракон! - выкрикнул мэр.
   - Драконн - это моя фамилия, она пишется через два "н" и немое "е" в конце. Я филолог, работаю в университете. Я изучаю легенды о драконах, и я приехал сюда, чтобы записать ваши легенды. Я буду вас спрашивать, а вы вспоминать ваши легенды и рассказывать их мне.
   - Вы сами слышите, горожане, что я был прав! - снова перебил Анри мэр. - Он хочет заставить нас вернуться в прошлое!
   - Прекратите переиначивать мои слова! - молодой человек начал сердиться. - Я благодарен Вам за то, что Вы собрали народ, это очень любезно, но дайте я сам расскажу, что я хочу. Да, я изучаю легенды, но я не собираюсь писать новые легенды со своим участием. Ау, господин мэр, мы не в легенде, легендарные времена закончились "однажды давным-давно".
   - Вот именно! - воскликнул мэр запальчиво. - Мы уже давно не в легенде! Мы живем сами по себе! Худо-бедно, но живем! Пусть Вам не нравится, как мы живем, но мы живем! И не надо заново учить нас жить! Не надо тянуть нас ни вперед, ни назад! Потому что это не Вы живете, а мы живем, и нам нравится то, как мы живем!
   - Успокойтесь же! Что же Вы так распалились?! Вы были совершенно вменяемы там, в трактире или как вы называете эту вашу забегаловку, - Анри отмахнулся от нового вздоха толпы, - хорошо, простите за забегаловку, ресторан, кафетерий, хотя кофе тут вроде тоже не пьют. Пусть я кабинетный червь и не езжу вместе с собирателями, но я уверен, что ни одного собирателя легенд еще не обвиняли в том, что он дракон! Я хочу просто записать ваши рассказы. Вам повторить по слогам? За-пи-сать. И все.
   - Молодой человек, - мэр покачал головой, - я старше Вас и у меня уже есть седые волосы, - он снял шляпу и наклонил голову, демонстрируя свою шевелюру, - кроме того, я отвечаю не только за себя, мне доверена судьба всех нас. Я не могу быть легкомысленным. Меня постоянно должно интересовать то, что будет завтра. И что нам завтра ждать от такого, как Вы? Снова начинать передвигаться, опустив глаза к земле? Заново привыкать к кровавой дани? Прятать юных дев, опасаясь, что Вы положите на них свой глаз?
   - Каких юных дев? Что Вы несете? Вы в своем уме?!
   - Разве драконы не крадут принцесс?
   - Какие драконы? Я филолог, ученый, Вы можете это понять?
   - Вы сами говорили, что Вы дракон!
   Трудно сказать, сколько бы продолжалась перепалка, но на сцене (то есть на крыльце) появилось новое лицо. Высокий и стройный юноша с длинными светлыми волосами протиснулся через знатных людей города, подошел к мэру и что-то сказал тому на ухо. Мэр отшатнулся:
   - Уже? - И оба - мэр с ужасом, юноша с ненавистью - повернулись к Анри.
   - Сцена новая, те же и герой, - тихо пробормотал про себя Анри и тут же громко спросил: - Что еще произошло в вашей новой легенде?
   - События развиваются слишком быстро, - в голосе мэра чувствовалось отчаяние, - и Вы еще удивлялись при упоминании о принцессах? Ланс, - обратился мэр к светловолосому юноше, - пожалуйста, приведите девушку.
   Знатные люди расступились.
   - Рози! - удивленно воскликнул Анри. - Ты как сюда попала?
   Рози гордо прошествовала на авансцену. Глаза блестели, на щеке примостилась одинокая слеза.
   - Поведайте нам свою тайну, о прекрасная дева! - воскликнул мэр. - Кто пленил тебя, юная красавица?
   - Он, - и юная дева указала на Анри.
   Все вокруг ахнули, даже сам Анри ахнул.
   - Он, - Рози гордо вскинула голову. - Он выкрал меня и запер в своем ужасном доме на холме!
   Толпа снова вскрикнула от такого ужасного сообщения.
   - Рози, ты переигрываешь, - скептически сказал Анри, - тебе никто не поверит!
   - Почему же? - спросил мэр и обернулся к светловолосому юноше. - Ланс, расскажи, где ты нашел эту прекрасную деву!
   - Она была заперта в доме Дракона, где ужасные страдания терзали ее душу и тело, - пылко ответствовал юноша.
   - Ужасные создания, - нахмурился Анри, - это пауки?
   - Она страдала, - тихо добавил Ланс.
   - Послушайте, - сказал Анри, - я все понял. Вы решили разыграть для меня театрализованное представление на тему старых легенд. Огромное спасибо, Вы все очень хорошо играете, честное слово, я тронут. Но это уже немного слишком. Честно говоря, я сам не очень люблю участвовать в представлениях. Я просто как-нибудь на днях приду к вашим сказителям и они их, то есть легенды, мне расскажут, хорошо? А сейчас мы с Рози пойдем в наш домик. Я рад Вам представить Рози, мою девушку. Она любезно согласилась сопровождать меня в этом путешествии. Мы любим друг друга.
   - Я не люблю его! Я ненавижу его! - вознегодовала девушка. - И я не соглашалась ехать с ним. Он увез меня обманом и силою!
   - Но почему он это сделал? - удивленно спросил мэр и вдруг отшатнулся, пораженный догадкой. - Позвольте, Вы - принцесса?
   - Да, - тихо раскрыла ужасную тайну девушка, - мое второе имя Гвиневра. Розалия Гвиневра.
   Анри засмеялся:
   - Ну надо же, ты даже знаешь что-то из легенд! Я удивлен, что ты читала что-то кроме своих ролей! Вот только твое второе имя - Гвинет. Гвинет, а не Гвиневра. Она актриса, - Анри повернулся к публике, - актриса в небольшом кабаре. Играет и поет в оперетках.
   - Он бил меня, - сказала Рози.
   - Вы посмели ударить это невинное дитя? - ужаснулся мэр. - Да или нет?
   - Я не бил, я просто дал пощечину, чтобы прекратить истерику!
   - Он признался! - крикнул мэр.
   - Не отдавайте меня этому ужасному существу! - взмолилась Рози, прижимаясь к Лансу. Ланс нежно обнял девушку, пытаясь успокоить ее.
   - Послушайте, юноша, - Анри напрягся, в его голосе появились металлические нотки, - отойдите от Рози, мне не нравится, когда кто-то трогает мою девушку!
   - Я никому Вас не отдам, Вы в безопасности, - сказал Ланс Рози.
   - Так, все. Представление окончено. Мы немедленно возвращаемся к себе, всем спасибо, - Анри Драконн решительно направился к Рози, но мэр преградил ему путь.
   - Еще не все, еще совсем не все! - мэр был настроен решительно. - Не сбрасывайте нас со счетов! Вы, драконы, привыкли относиться к нам как к пустому месту! как к порабощенной толпе! Вы считаете, что если рыцари уже столько времени не посещали нас, то вам нечего бояться и вы можете делать что угодно? Но мы уже не покорная бессловесная скотина! Мы сами будем себя защищать! Сами будем сражаться за свое право жить так, как мы хотим, так, как живем сейчас! Сражаться, не дожидаясь появления очередного героя! И эта юная принцесса находится под нашей защитой!
   - Представление окончено, - повторил Анри. - Принцесса снова стала простой актрисой. Пропустите меня, мы уходим, - он попытался отодвинуть мэра.
   По толпе пробежал ропот негодования.
   - Нет! - прорезал ропот звонкий голос Ланса. - Я не дам тебе, чудовище, снова заточить принцессу в своем мрачном обиталище! Я вызываю тебя на бой, слышишь! Ты не имеешь права отказать мне!
   - Поединок! - закричал мэр, знатные люди вскрикнули, толпа отшатнулась. - Ланс, мальчик мой! Ты представляешь себе, на что ты идешь и какой опасности подвергаешься? Ты уверен?
   - Уверен!
   - Слово произнесено! Дракон не может от него уклониться! Поединок должен состояться здесь и сейчас! Объявлен поединок!
   Неожиданно зазвучали фанфары. Анри вздрогнул, он не заметил герольдов, стоявших около дверей собора.
   - Святой отец, - мэр обратился к священнику, стоявшему рядом, - вынесите главную реликвию нашего города. Да поможет Меч Рыцаря свершиться святой победе.
   Священник поклонился в ответ и отправился в собор.
   - Не будет никаких поединков! Я вовсе не желаю участвовать в этом спектакле!
   - Дракон не может отказаться от поединка, если произнесен вызов! - мэр распрямился, как будто вызов Ланса придал ему дополнительного достоинства. - Да свершится Предначертанное!
   - Предначертанному придется свершаться без нас с Рози! Мы уходим.
   - Нет!
   Возникла пауза. Анри посмотрел на решительные лица, окружавшие его.
   - Я не понимаю, что происходит. Мне кажется, что все это, - он обвел руками вокруг себя, - уже потеряло некий вкус и стиль. Мне уже неинтересно. Я бы хотел выйти из спектакля.
   - Он боится! - воскликнул Ланс. - Он нас боится! Но я не дам ему уйти, потому что иначе он соберется с силами и вернется! Сегодня надо покончить с нашими страхами раз и навсегда!
   - Ты хорошо сказал, мой мальчик! - мэр порывисто обнял Ланса. - Я горжусь тобой!
   - Я не знаю, что вы понимаете под поединком, но на всякий случай предупреждаю, что я буду защищаться! - Анри медленно сунул правую руку во внутренний карман своей кожаной автомобильной куртки, нащупывая револьвер.
   - Не сомневаюсь, что ты используешь все свои грязные уловки! Но тебе это не поможет! - запальчиво выкрикнул Ланс.
   Снова зазвучали фанфары. В дверях собора показался святой отец. Он торжественно нес на вытянутых руках огромный двуручный меч в ножнах. Толпа замерла. В полной тишине священник подошел к мэру и, наклонив голову, передал меч мэру. Мэр, так же почтительно поклонившись, взял меч.
   - Я всегда знал, что когда-нибудь этот день настанет, - прошептал он.
   Потом вытащил меч, вернул ножны священнику, поцеловал сверкающее лезвие и подошел к Лансу.
   - Возьми, мой мальчик. Это святое оружие по праву твое. Помни, что мы все время будем рядом с тобой, мы будем молиться за тебя.
   Ланс аккуратно принял меч, тоже поцеловал лезвие, потом взял его двумя руками за рукоятку и поднял над своей головой:
   - Поединок! - выкрикнул он.
   - Поединок! - в едином выдохе отозвался окружающий народ.
   - Рози, - обратился Анри к девушке, - может, тебе удастся объяснить всем этим людям, что пора закончить представление.
   - Я тебе говорила, Анри, что ты мертвец! - прошипела Рози, на пару секунд выходя из роли.
   Мэр, священник, все знатные люди города отошли в сторону, освобождая место для поединка. Толпа тоже подалась немного назад. Анри попытался отойти, но его просто вытолкнули на середину, как раз на ступеньки, так что он чуть было не потерял равновесие. Ланс тоже вышел на середину с мечом. Он попробовал держать меч одной рукой, как тот рыцарь на гобелене на стене постоялого двора, но меч был слишком тяжел для юноши. Тогда он снова схватился за рукоятку обеими руками и поднял его над головой:
   - Ну что же ты, чудовище, медлишь? Давай, ящерица, нападай! Попытайся растерзать меня своими когтистыми лапами, избивай огромным хвостом, плюйся всепожирающим пламенем! Тебе уже ничто не поможет!
   - Какая ящерица? Какие когтистые лапы? Уберите этого сумасшедшего! Я обычный человек, такой же, как и вы все, вы что, не понимаете? - Анри отступал по ступенькам вниз. - Дьявол, да уберите же его!
   - Не поможет тебе твой Темный Властелин, как ни призывай!
   Анри выхватил револьвер:
   - Я предупреждаю, у меня револьвер, он заряжен, он заряжен боевыми патронами! Не доводите меня, я буду стрелять!
   Ни на Ланса, ни на кого из окружающих револьвер не произвел ни малейшего впечатления. Ланс заорал, размахнулся мечом и бросился вперед, на Анри. Анри удалось увернуться, отпрыгнуть в сторону, он споткнулся на ступеньках, упал, снова вскочил. Лансу все-таки удалось задеть рукав кожаной куртки, распороть ее, на руке у Анри выступила кровь.
   - Дьявол, да у него настоящий меч! Остановите же его, я буду стрелять!
   - Смотрите, - выкрикнул Ланс, - святая сталь поразила дракона! У него кровь! И сейчас я уничтожу это исчадие ада навсегда! Мы никогда больше не будем бояться его возвращения!
   - Я стреляю!
   - Умри же! - Ланс взмахнул мечом и снова бросился вперед.
   И Анри выстрелил.
   Ланс дернулся, как от удара, выпуская меч из рук. На его груди, на правом плече расплывалось алое пятно.
   - Он все-таки плюнул огнем, - удивленно сказал Ланс и упал навзничь.
   Полная тишина повисла над площадью.
   - Я не хотел, - забормотал Анри, - я просто защищался, он сумасшедший, вы все видели, он бросился на меня с мечом, он порезал мне руку, да сделайте же что-нибудь, наконец, дьявол, он же истекает кровью!
   Крик боли и ярости прорезал общее молчание. Какая-то женщина, растолкав горожан, бросилась к лежащему телу:
   - Ланс!!! - закричала она - Ла-а-анс!!! Что же вы стоите и смотрите? Почему? Почему?!!! До каких пор мы должны жертвовать лучшими? Своими детьми? Своим будущим? Ланс, сын мой, - женщина положила его голову, - Ланс, тебе больно, да? Ланс, не оставляй нас, как же мы без тебя? Что же вы стоите, как истуканы, как бессловесная скотина! Почему вы позволяете ему убивать! Нас же много! Неужели мы не можем победить? А-а-а-а-а! - женщина снова зашлась в крике.
   Толпа зашевелилась.
   - Мы не стоим, - раздалось оттуда.
   - Убейте дракона! - крикнул кто-то
   - Я не дракон, я человек! Вы что - слепые? - закричал Анри в ответ, но уже первый камень из толпы полетел в него. Анри снова поднял револьвер, но тут его затылок взорвался болью и свет для него померк.
  

* * *

  
   Очнулся Анри в сумрачном полуподвальном помещении. Через зарешеченное окошко под самым сводом кое-как проникал свет, но освещать ему было особо нечего. Помещение было довольно просторным, но абсолютно пустым, если не считать кровати, на которой лежал молодой человек, и стоявшего рядом с ней массивного деревянного стола. Впрочем, кроватью то, на чем он лежал, не было. Просто сбитый из толстых досок топчан, на который набросали сена.
   Болела голова. Анри попытался дотронуться до слипшихся от крови волос на затылке, вздрогнул и решил больше этого не делать. Болела рука - саднил порез от меча. Куртки на нем не было, он остался в одной рубахе с практически оторванным рукавом. Болело все тело - наверное, его били, когда он потерял сознание. Страшно хотелось пить. Анри с усилием приподнялся на локтях, потом сел и, спустив ноги с топчана, с удивлением посмотрел на цепь, которая волочилась за его ногой. Один конец цепи был вмурован в каменную стену, второй крепился к металлическому кольцу, охватывающему его лодыжку.
   - Они меня приковали, - истерично всхлипнул Анри. - Бред! Я нахожусь в бредовом сне! Надо проснуться.
   Со стоном боли он надавил пальцами на глазные яблоки, в надежде отнял руки от глаз, но серое помещение никуда не делось, он по-прежнему сидел на деревянном топчане, на тонком слое сена.
   Понять, сколько времени он провел без сознания, было совершенно невозможно. Что сейчас - вечер, еще день или уже следующее утро? Дотянуться до окна никак не получилось бы, высота сводов в верхней точке (шелыге) была явно выше трех метров. Разве что залезть на стол, но залезать куда-либо Анри был просто не в состоянии. На столе стоял кувшин с водой и лежал ломоть хлеба.
   - Мне оставили... тюремный паек... - Анри говорил вслух только чтобы услышать свой голос, потому что он чувствовал, что в тишине просто сойдет с ума. - Для завершенности картины меня еще должны повесить... Какой бред!
   Молодой человек закашлялся. Потом взял кувшин дрожащими руками и долго жадно пил, проливая воду на подбородок и рубашку.
   - Эй! - Анри попытался крикнуть, голос был очень слаб, - Эй, вы, там! Немедленно выпустите меня отсюда! Ваша дурацкая шутка слишком затянулась. Если меня тут найдут, ваш городок вообще с землей сравняют!
   Но никто не ответил. Вообще ни с улицы, ни из-за тяжелой двери не доносилось ни звука. Анри положил руки на стол, уронил на них голову и затих.
   Во второй раз он очнулся от звяканья ключей. Очевидно, он или заснул в сидячем положении, или снова потерял сознание. Свет из окна померк, в комнате стало темнее.
   - Значит, вечер, - тихо сказал Анри.
   Дверь открыл дюжего вида мужчина, чуть ли не на голову выше Анри. Он, согнувшись в дверях, посмотрел на пленника, потом сделал шаг назад и пропустил священника, того самого, который днем вынес Меч Рыцаря из собора и дал его мэру. Священник оглянулся на стражника, тихо поблагодарил его, прошел внутрь, держа в одной руке небольшую табуретку, а во второй свечу. Поставил свечку на стол и, усевшись напротив прикованного узника, стал внимательно на него смотреть.
   - А-а-а, святой отец. Зачем пришли? Исповедовать грешника перед казнью? - Анри усмехнулся.
   - Я не могу Вас исповедовать, я могу исповедовать только людей.
   - И вы туда же. Наверное, вы все сошли с ума в этом городе. Наверное, вы так и рождаетесь, уже сошедшими с ума, - говорить было тяжело, слова получались совсем слабыми, едва слышными.
   - Я не родился в этом городе, меня прислали сюда по окончании семинарии.
   - Значит, болезнь заразна. Зачем Вы сюда пришли?
   - Это мой долг: попытаться дать Вам утешение, кто бы Вы ни были. Направить, по возможности, если, конечно, хватит моих сил.
   - Послушайте, а не могли бы Вы просто передать мэру, или как там его зовут, что розыгрыш слишком затянулся, это бы меня утешило? Я очень рад посмеяться вместе с Вами, но мне уже не смешно. Пусть они просто выпустят меня отсюда, я уж не говорю об извинениях.
   - Это не розыгрыш. Или Вы считаете, что Лансу сейчас смешно?
   - Я сожалею. Он умер?
   - Нет. Но он без сознания и у него жар.
   - Я просто защищался. Вы сами видели, он напал на меня первым, он размахивал этим мечом, он сам хотел убить меня, - Анри посмотрел на священника. - Честное слово, я очень рад, что он жив.
   Священник кивнул.
   - Объясните мне, - сказал Анри, - вот глядя мне в глаза, скажите. Неужели Вы тоже согласны со всем этим бредом, что я дракон?
   - Вы сами назвались Драконом, Вы остановились в доме Дракона...
   - Я уже слышал все это, - перебил Анри. - Просто скажите: Вы всерьез считаете, что я дракон? Настоящий дракон с крыльями, когтистыми лапами и длинным хвостом? Который похищает принцесс и плюется огнем?
   - Драконы могут принимать разные обличия, наверное, я не специалист в области драконов, это скорее Вы их изучали и можете ответить на свой вопрос. А огнем Вы все-таки плюнули.
   - Я изучал не драконов, а легенды о драконах. И потом, послушайте, я могу поверить, что местные жители, тот же Ланс, которые никогда не выезжали из этого городка, могут не подозревать о существовании огнестрельного оружия, но Вы только что признались, что родились не здесь, Вы должны были видеть пистолеты и ружья!
   - Это не меняет сути.
   - Давайте прекратим этот балаган. Вы же понимаете, что рано или поздно все ваше обращение со мной раскроется и всем вам не поздоровится. Просто сообщите в столицу, в университет или моему отцу обо мне и возможно, что к вашему городу проявят снисхождение, несмотря на все, что вы совершили. Слово Драконнов весомо.
   - Нет, я не могу этого сделать.
   - Вы покрываете преступников и тем самым сами становитесь преступником.
   - Это моя паства, они мне как дети. Они действительно как дети. Они учатся.
   - Чему???
   - Жить.
   - Кто бы меня поучил жить и объяснил мне, чем же это я так провинился перед ними, что попал во все это цирковое представление и теперь сижу на цепи.
   - Вы знаете, что я не понимаю в Вас? - спросил священник и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Почему Вы так противитесь своему Предопределению?
   - Какому еще предопределению? - вздохнул Анри.
   - Судьбе, если хотите. Посудите сами. Вы же говорили, что Ваша фамилия заставила Вас заниматься легендами, разве не так?
   - Говорил.
   - И разве Вы случайно оказались в нашем городе? Разве Вы не сами стремились приехать сюда?
   - И что?
   - И девушка совсем не случайно оказалась в Вашем доме.
   - С Рози я поговорю сам. Позже.
   - И после этого Вы не видите своего Предопределения? Вы отказываетесь от него?
   - И что я должен был сделать? Отрастить себе лапы и хвост и потребовать присылать себе самых красивых девственниц в первое число месяца? Кажется, так это было в вашей легенде?
   - Не знаю. Но Вы должны были стать Драконом. Принять Вам предназначенное. Разве это не очевидно? Разве не очевидно, что вся Ваша жизнь толкает Вас к этому?
   - Какую чушь Вы говорите! Я - свободный человек, я живу так, как я хочу, так, как я считаю нужным, почему я должен кем-то становиться в угоду совершенно незнакомым мне людям?
   - Не людям, Предопределению.
   - Не существует никакого Предопределения. Вы просто застряли в каком-то дремучем Средневековье, в сказке, в легенде, очнитесь! Существует свобода! Свобода моего выбора! Я сам выбрал свое занятие, сам решил приехать сюда. И жизнь заставит вас уважать свободу, очень больно заставит. И очень скоро заставит, если вы не выбросите из головы все эти глупости и не перестанете путать сказку и действительность.
   - Вот только жить в соответствии со своей судьбой и есть истинная свобода. И непонимание этого и является Вашей ошибкой. Прошу Вас, примите Судьбу! Еще все можно поправить! И для Вас, и для города!
   - Честное слово, у меня нет сейчас сил и особого желания вести с Вами философские диспуты. Я человек! Я не собираюсь глупо следовать вашим идиотским фантазиям!
   - Вы просто не слышите меня. Разве это так сложно - стать тем, чем Вы и так являетесь? Я уже долго живу в Городе, и я знаю этих людей. Проявите власть, силу, великодушие. Должны же существовать совсем другие драконы!
   - Я уже сказал несколько раз, я не собираюсь Вас слушать. Я в сотый раз повторяю - я и так тот, кем я являюсь, как вообще можно быть не тем, кем являешься?!
   - Жаль, - тихо сказал священник, - я надеялся.
   - Давайте лучше вернемся сюда, на землю. Сколько времени меня еще собираются здесь продержать? Что они собираются сделать со мной дальше?
   - Не знаю, - пожал плечами священник, - горожане никогда раньше не убивали дракона сами, они просто еще не знают, как это делать.
   - Что значит - не убивали?
   - Вы же говорили, что Вы поняли нашу легенду, Вы помните, чем она кончается?
   - Дракон просто улетает, рыцарь не убивает его, да?
   - Да. Но рыцарей сейчас в городе нет.
   - Подождите, я не о том. В каком смысле убивать?
   - Повесить, сжечь, я не знаю, они будут пытаться.
   - Сжечь? И Вы так спокойно об этом говорите? - Анри не поверил своим ушам.
   - Все устали жить в страхе, никто не хочет, чтобы драконы возвращались. Им надо наконец-то убить своего дракона.
   - Сжечь? - Анри помотал головой. - Почему бы тогда просто не уморить меня голодом? - он кивнул на хлеб.
   - Милосердие. В нем нельзя отказать даже Вам.
   - И после этого Вы еще хотите меня просить о великодушии? - Анри широко раскрытыми глазами уставился на собеседника. - О каком великодушии? Чтобы я взошел на костер с улыбкой на устах и всех прощая? Или, может, сам зажег его? Смотрите-смотрите - это горят ваши страхи, это снимет ваше проклятие и вернет вам смысл вашей жизни? Вы просите о Великодушии приговоренного к смерти? Вам не кажется, что Вам надо просить о великодушии как раз свою паству, своих этих самых деток, о которых Вы якобы так заботитесь?
   Священник вздохнул и стал подниматься с табуретки.
   - Вы все-таки не захотели ничего понять о себе и о нас, - сказал он.
   - Я все прекрасно понимаю, - Анри сорвался на крик, - а вот Вы никак не хотите понять, что со всем Вашим городом будет, если узнают, чем вы тут занимаетесь, если узнают обо мне! Да вас же всех убьют! Всех повесят в назидание другим! Вообще всех, без исключения! Весь город! Дома сравняют с землей, чтобы ваш город никогда не возродился!
   Анри схватил кувшин и бросил его в уходящего гостя, но он был слаб, кувшин разбился рядом с ногами священника. Молодой человек бросился вперед, но цепь не дала сделать и двух шагов, и он упал на пол, рассекая лоб и ладони.
   - Вы верите в сказки? - прокричал он с пола. - В легенды? Тогда слушайте, я - человек, и я проклинаю вас всех! Весь ваш город самым страшным проклятием! Всех, мужчин, женщин, детей! Бесплодием, безумием, моровой язвой! Чтоб вы увидели, как разлагается плоть ваших женщин и детей, чтобы солнце никогда не отражалось в ваших окнах. Чтобы все вы стали нечистью, которой вы и являетесь, и поедали друг друга, бесконечно поедали!
   Анри рыдал:
   - Я проклинаю... Проклинаю, слышите!
   Священник молча стоял у порога, глядя на истерику, потом тихо сказал:
   - Наверное, я все-таки ошибся. Наверное, Вы действительно человек.
   Потом он вышел и закрыл за собой дверь.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"