Заметил-Просто Иржи Джованниевич: другие произведения.

Роман номер один. Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надо же! Продолжение все-таки случилось! Пока правда не знаю стоит ли дописывать. Посмотрю на отзывы.


Роман номер один

  
  

Глава 3

В которой главный герой встречается с тайной, сам того не понимая

  
  

* * *

   Увы, с горечью мы вынуждены констатировать, что прошли времена авторов, способных заинтриговать читателя. Никто не может заставить читателя проглатывать страницу за страницей, в надежде узнать, наконец, кто скрывается за железной маской, что же такого ужасного в прошлом героя, и почему на самом деле героиня ушла в монастырь. Теперь, если призрак тайны случайно и забредет в повествование, то тут же, буквально на следующей странице будет безжалостно разоблачен, и вся подноготная выставлена на всеобщее обозрение. Да что говорить о следующей странице? Редко какой тайне в современном романе удастся продержаться хотя бы пару абзацев. Тайны вымирают. И в самом деле, что может быть скрыто от глаз общественности в наш век? Все и так все знают, да даже если е не знают, могут без проблем найти ответ в справочнике.
  
  

* * *

   Постоялый двор Эмануэля Сегра был весьма примечательным явлением в Версалии. Однажды, когда Его Величество король Генрих возвращались в столицу, он (или правильнее говорить они? Ах, проклятая авторская привычка к демократическому строю, никакого опыта работы с королями) понял, что даже королю негде остановиться во время путешествия по своей стране. То есть замки знати всегда находились в его распоряжении, но доброму королю было неудобно командовать чужими слугами. Точнее, ему было неудобно, что слугами может командовать еще кто-то кроме него. И тогда, вспомнив об опыте расточительной Фиренцы, Его величество повелел устроить на всех дорогах постоялые дворы, денно и нощно готовые принять уставшего путника. Строить такие дворы на расстоянии дневного перехода на лошадях. А поскольку устроительство таких дворов дело не дешевое, а до фиренцийского гостеприимства в Версалии еще не дошли, высочайшим повелением с путников было разрешено брать плату, причем не облагаемую налогом. Несмотря на такие райские условия первое время охотников устраивать подобные придорожные гостиницы не нашлось. И того Эмануэль Сегра, до этого поставлявший продукты ко двору, решил показать пример послушания. Так возник постоялый двор Сегра, на расстоянии одного дневного перехода от столицы. Правда, для того чтобы потратить целый день на поездку от стольного града до заведения купца надо было ехать на самой старой и больной лошади в королевстве, да еще стараться делать остановки через каждые полчаса. По странному стечению обстоятельств, конец этого дневного перехода пришелся как раз на середину королевского заповедника. Охотиться в заповеднике было категорически запрещено, но ради благого дела, чтобы стол в данном заведении мог удовлетворить взыскательным вкусам постояльцев, хозяин гостиницы получил особое разрешение на отстрел обитающей в заповеднике дичи, оленей, кабанов и прочей живности. Столичная знать тоже приняла живейшее участие в наполнении закромов постоялого двора. Почти каждую неделю теперь, герцоги, графы, бароны и маркизы, отправлялись в свои загородные имения и неизменно останавливались у Эммануэля. В благодарность за гостеприимство, они принимали самое непосредственное участие в добывании снеди, бегающей и летающей в заповеднике. Проведя таким образом в трудах несколько дней, версалийские ноблемены вспоминали о неотложных делах в столице и возвращались, откладывая поездку в загородные имения на пару недель. А через пару недель все повторялось. При такой популярности благотворительности, совершенно неудивительно, что двор редко пустовал, даже, несмотря на весьма высокие цены для постояльцев.
   Так вот как раз в это, весьма популярное у знати место и прибыла карета графини Вальдек-Руссо со своими попутчиками.
   - Я же говорила, что это была карета этой грымзы! - торжествующе повторила Рени. Она выскочила из кареты, подбежала к экипажу герцогини и пару раз злобно пнула его по колесу.
   - Графинюшка, солнышко вы наше, может, все-таки успеем добраться до монастыря? - жалобно подал голос поэт.
   - Александер! Неужели вы считаете, что графиня Вальдек-Руссо потащится в какой-то дряной монастырь, когда какая-то дряная, даже драная, да, драная, кошка позволяет себе останавливаться у Эммануэля?
   Поэт окончательно скуксился.
   - Ну надо же, - подал голос Петруха, - действительно герцогиньская повозка-то! А ведь что угодно могу дать на отсечение, не она на дороге-то нам попалась!
   Я тоже выбрался из кареты. Тесноватые тут средства передвижения какие-то. Не приспособленные на крупногабаритные грузы.
   - Посмотри-ка, - почему-то кучер решил обратиться ко мне, - разве у той кареты что нам путь пересекла такой задок был?
   Можно подумать, что у меня был большой опыт в распознавании каретных задков! В этом мире я успел познакомиться пока всего с одной каретой, да и то изнутри, ежели вспомнить, что загрузили меня в ее салон бесчувственного. Поиск в словаре, предпринятый для успокоения совести тоже ничего не дал, так что можно было просто пожать плечами и перейти к более интересующему меня вопросу:
   - Браслет, - тихо но твердо позвал я.
   - Тшшш, - неожиданно шепотом ответил мой металлический друг. - Не отвлекай. По-моему что-то здесь нечисто! Разве ты не заметил подозрительную личность в сером, которая крутилась возле каретного сарая.
   - Что? Где? Когда? - не понял я.
   - Не вертись! - также шепотом продолжил браслет. - Внимание привлекаешь!
   - Не заговаривай мне зубы! - в сердцах воскликнул я. - Лучше скажи, какие деньги тут в ходу, и как мы будем расплачиваться?
   - Какие-то, наверное, в ходу. Золото, серебро, драгоценные камни, что еще может иметь хождение в таких отсталых мирах? - спросило в ответ украшение. - Морские раковины?
   - Какие морские раковины! - возмущение моему не было предела, - что ты несешь!
   - Ну я-то откуда знаю, какие деньги здесь в ходу?!! - возмутился в ответ браслет.
   - Стоп, - сказал я. - Ты что, хочешь сказать, что перенося меня в этот мир даже не удосужился узнать, какая валюта здесь в ходу?
   - Нет, - ответило серое чудовище. - А то мне самому потом неинтересно будет.
   - Что неинтересно? - не понял я.
   - Читать неинтересно, - пояснил браслет. - Мы же вроде договорились, что роман пишем. О тебе.
   У меня от такой наглости даже язык отнялся.
   - Да не волнуйся ты так - высокотехнологическое недоразумение подмигнуло веселым огоньком. - Ты же по условиям можешь почти все, так что не о чем заботиться. Надо будет - наколдуешь, заработаешь, украдешь, в конце концов. Выкрутимся!
   Пока я разбирался со своим спутником, мы все втроем, под предводительством графини решительным шагом дошли до центрального входа. Впрочем, решительным шагом шла именно графиня, я двигался вслед машинально, занятый выяснением отношений с браслетом, а бедный Александер все никак не мог оставить попытки уговорить свою спутницу продолжить свой путь, не останавливаясь в столь дорогом месте.
   Холл гостиницы, в который мы вошли, впечатлял. Высоченные потолки, витые лестницы, колонны, с какими-то вьющимися растениями, стойка в глубине и предупредительные швейцары. Именно предупредительные, а не вежливые. То есть графине, ворвавшейся в этот холл первым, они вежливо кивнули, а вот увидев меня, предупредительно выдвинулись вперед.
   - Милочка! Кого я вижу! Вы решили добавить в свою жизнь перчинки и заняться простолюдинами? Прелееестно, прелееестно!
   - Ррррр, - вот честное слово, в первый момент я даже и не понял, от кого исходит это утробное рычание. Оказалось, что от нашей графини! Она аж побагровела вся и злобно смотрела на подходящую даму. Реакция Рени позволяла обойтись без представлений - мы действительно догнали герцогиню Лирийскую.
   Издали герцогиня казалась молодой и необычайно привлекательной. Возможно, что этому способствовали пара блистательных офицеров, стоявших по бокам от герцогини. (Я, конечно, совершенно не представлял здешнюю моду, но то что на них было надето с ужасающем количеством золотого галуна не могло быть ничем иным как только мундиром). Вблизи же эта синьора походила на курицу, предварительно ощипанную и съеденную, а потом неизвестно по какой причине воскресшую. Не знаю почему-то, то ли в знак солидарности со своей спутницей, то ли по каким-то безотчетным побуждениям, но дама мне тоже не понравилась.
   - Простите герцогиня, но я поэт! - гордо вскинул голову Александер.
   - Ах, да, что-то такое припоминаю, - наморщила лоб герцогиня. - Вы же вроде даже принимали участи в каком-то конкурсе, сейчас-сейчас, ммм, Жак-Нуар, верно? И как успехи? Надеюсь, вы оказались повыше последнего места? В финальной части я вас не видела!
   Александер стал не менее красным, чем Рени, хотел что-то ответить, но герцогиня уже сосредоточила все свое внимание на мне:
   - Ууу, какой большой! - протянула она, мне показалось, что несколько завистливо. Но потом добавила с приторным вздохом: - Но вы же прекрасно знаете, что со слугами сюда нельзя!
   Громилы-швейцары сделали еще по одному шагу ко мне. Мне показалось, что они уже давно бы вышвырнули столь возмутительно типа как я, но просто были удивлены фактом встречи с человеком большим, нежели они сами.
   Мне, почему-то, сделалось неприятно столь пристальное внимание к своей персоне, да и сама герцогиня, как я уже говорил, приятных чувств не вызывала, так что я решил не спорить и выйти. Ха! Не тут-то было!
   Рени схватила меня, уже повернувшегося к выходу, за руку и развернула лицом к своей сопернице:
   - Вы, видимо, многоуважаемая Мадлен, с возрастом стали терять свою проницательность и свое зрение, - хм, а герцогиня-то тоже начала багроветь. - Если вы даже не можете отличить с трех метров настоящего дворянина от мужика! Это виконт Андре Леруа-Гуран, путешествующий по Версалии инкогнито!
   - Виконт? - удивленно подняла брови герцогиня, хотя в ее тоне все-таки послышалась какая-то неуверенность. - Может у него и шпага есть? Или этот дворянин путешествует без личного оружия?
   Два офицера засмеялись, видимо, в этом мире это была очень остроумная шутка.
   - Конечно же есть! - вскричала графиня. - Андре никогда не расстается со своим личным оружием.
   Я, с удивлением воззрился на Рени. Она же прекрасно знала, что никакой шпаги у меня нет. И тем не менее, сейчас смотрела на меня не менее выжидательно, чем герцогиня. Видимо, это была та самая пресловутая женская логика, о которой бурчал браслет когда... Хотя не буду о грустном.
   - Что вы делаете, - прошептал я, - вы же прекрасно знаете, что у меня ничего нет.
   На всякий случай я все-таки улыбнулся окружающим, демонстративно похлопал по карманам, как будто что-то ищу. Даже захотел вывернуть их, показать, что там и в самом деле ничего нет, только... Все уставились на предмет, который я извлек.
   - Что это? - у герцогини глаза вслед за бровями полезли на лоб.
   - А? - Рени быстро спохватилась и затараторила. - О! Виконт долгие годы провел на таинственном востоке, он владеет всеми восточными воинскими искусствами. Это... это такое восточное оружие!
   Офицеры переглянулись:
   - Метательное, наверное - предположил один.
   - Точно-точно, метательное, - закивала головой графиня, - со ста шагов точно в глаз.
   - Это открывашка, - смущенно улыбнулся я. - Для консервов. Понимаете, я же не мог вручную открывать консервы, вот и пришлось...
   Они не понимали.
   - Консервы, - еще более смущенно пояснил я - это пищевые продукты, специально обработанные и герметически упакованные.
   - Император лично передал Андре это оружие, с выгравированной дарственной надписью, за спасение своей жизни при ужасных обстоятельствах! - продолжила графиня.
   На самом деле на открывашке ГОСТ был проштампован. Браслет говорил, что точные копии вещей создавать гораздо легче, нежели придумывать что-то свое.
   - Здесь что-то случилось? - пока все смотрели на мое метательное оружие, подошел новый персонаж. Высокий (не настолько высокий как я, конечно, но на голову выше и Рени, и Александера) худощавый мужчина одетый неброско, без всяких причудливых украшений, как на мундирах офицеров. Но в его выправке, и в том, как он носит эту неброскую одежду, чувствовалось что-то величественное. Я бы сказал, что он вел себя как хозяин.
   - Мэтр Эманнуэль, - мужчины кивнули головой и щелкнули каблуками, дамы присели в реверансе. Надо же! А я угадал, действительно хозяин данного заведения.
   - А тебе не кажется, что мэтр Сегра чем-то явно взволнован? - встрял браслет.
   Подошедший действительно был бледнее остальных, но я решил, что это остальные слишком порозовели во время перепалки.
   - Уважаемый мэтр Сегра! - преувеличенно радостным тоном воскликнула моя графиня. - Вашему постоялому двору неслыханно повезло - здесь решил остановиться знаменитый виконт Андре Леруа-Гуран, инкогнито путешествующий по Версалии!
   - Что-то слишком много путешествующих инкогнито, - тихо пробормотал мэтр. Очень тихо так, что никто кроме меня не услышал. Да и я услышал, скорее всего только благодаря помощи браслета.
   Я уже рассчитывал, что сейчас опять придется мямлить что-то в ответ на вопрос, с каких это пор виконт Андре стал знаменитым, но вместо этого хозяин заведения несколько рассеянно кивнул головой и спросил:
   - Наверное, у вас много багажа?
   - К сожалению, багаж виконта утерян. Все дело в том, что на него напали разбойники.
   - Разбойники? В королевском заповеднике разбойники? - по-моему, герцогиня Лирийская стала потихоньку приходить в себя, после демонстрации грозной открывашки.
   Мэтр едва заметно вздрогнул.
   - Разбойники! Огромная банда! - всплеснула руками графиня - Андре дрался как лев. Он сломал шпагу меч и... Что вы еще сломали Андре? Так вот он почти покончил со всей бандой в одиночку. Но тут его подло ударили по голове, он потерял сознание и у него отобрали весь багаж. У разбойников нет никакого понятия о чести, - горько вздохнула Рени.
   Офицеры понимающе кивнули головами.
   - И вот теперь благородный виконт, весь в крови, добрался сюда, и ждет вашего сочувствия и участия, за которое он потом отплатит со всей страстностью своей пылкой натуры! - завершила свою речь Рени.
   - В крови? - герцогиня еще как-то пыталась уязвить свою соперницу, но почва из-под ног у нее явно была выбита.
   - Не смотрите на плащ виконта - пояснила графиня, - его любезно одолжил Александер. Виконт, не стесняйтесь! Покажите свою рубашку. В конце концов это же не ваша кровь, а кровь ваших врагов! - и Рени сдернула с меня куцый плащ поэта, до сих пор скрывавший замызганную рубашку.
   Повисла гробовая тишина.
   Я никогда не считал бедного кролика своим врагом, даже когда пытался его зажарить и съесть. Гордиться победой над грызуном тоже вроде не стоило, да и победа получилась, положим руку на сердце, случайно. Но тут плечи как-то сразу распрямились, грудь выпятилась вперед, и взгляд стал решительным-пререшительным. А какой еще взгляд должен быть у героя?
   - Однако, наш хозяин совершенно точно чего-то боится, - снова подал голос браслет.
   Все смотрели на меня, поэтому никто не заметил дрожь, пробежавшую по лицу мэтра Эммануэля.
   - Конечно же я предоставлю виконту комнату, - тихо сказал он.
   Здесь, пожалуй, надо ненадолго остановиться и сделать пояснения для читателей. Дело в том, что в своей деятельности мэтр Эммануэль Сегра руководствовался несколькими простыми принципами. Во-первых, он никому не позволял останавливаться в своем заведении в кредит, без предоплаты. Как ни возмущались поначалу графы и князья, пытаясь даже вызвать мэтра на дуэль за то, что он не верит их честному благородному слову, как ни пытались поразить хозяина двора своим презрением к подобной меркантильности - ничего не помогало. Сначала деньги - потом услуги. Принцип был простым, но действенным. Возможно, что смириться с первым принципом мэтра Эммануэля версалийским дворянам помогал его же второй принцип: чтобы остановиться на дворе у Сегра помимо денег требовалось быть воистину замечательным человеком. Общество, собирающееся на традиционном ужине, было блестящим. Всегда и во всех смыслах этого слова. Сам факт присутствия за вечерним столом у Сегра открывал для счастливчика все двери королевства. Это было знаком качества, знаком высшей пробы. Вот почему согласие мэтра предоставить комнату никому неизвестному виконту так поразило присутствующих.
   Хозяин повернулся и пошел к стойке с ключами. Рени торжествующе прошествовала мимо полностью раздавленной герцогини. Теперь все попытки высмеять здоровяка в странной одежде, появившегося вместе с воображалой-блондинкой поворачивались против самой Мадлен Лирийской.
   У стойки хозяин взял ключи, обернулся к графине и спросил:
   - Как графиня будет платить?
   У окружающих отлегло от сердца, мир, конечно же, менялся, но что-то постоянное все-таки оставалось.
   - Разве мой муж, граф Вальдек-Руссо, не вносил задаток за право в любой момент занимать комнату у Вас, мэтр? - возмутилась Рени.
   - Конечно, - склонил голову Эммануэль. - Комнаты для поэта и виконта тоже будут оплачены из задатка глубокоуважаемого графа?
   Графиня замялась. Конечно, общество сквозь пальцы смотрело на некоторые вольности, но только на некоторые. Видимо, граф вряд ли посмотрел на вольность с использованием своего задатка подобным образом, потому что графиня повернулась и с надеждой посмотрела на меня.
   - Браслет, - тихо позвал я, - похоже, что мы все-таки влипли! А я ведь предупреждал! И что теперь делать? Говорить, что я отработаю любезно предоставленную комнату на кухне посудомойкой?
   - Интересно, откуда у тебя такие мысли по поводу посудомойки? - протянул браслет - Неужели какая-то память о прошлом просыпается?
   - Ты давай не думай о всякой ерунде, - в панике пробормотал я, - ты думай как проблему решить!
   - Тоже мне проблема! - фыркнула железяка. - Тут и решать нечего. Повторяй за мной: "Милостивые государи!"
   - Милостивые государи! - повторил я, стараясь улыбаться дружелюбно, но не заискивающе.
   - "Несмотря на некоторое затруднительное положение", - пробубнил браслет. - "возникшее по вине разбойников"
   - Несмотря на некоторое затруднительное положение... - продолжил я, офицеры согласно кивали головами.
   "Вне всякого сомнения, я выплачу всю стоимость пребывания в комнате, причем не только своей, но также и комнаты моих друзей, поэта Александера и графини Вальдек-Руссо, которые так любезно пришли мне на помощь в трудную минуту. Могу оплатить в тройном размере"
   - ...в тройном размере! ЧТО?!! - Последний мой возглас предназначался браслету, но, по-моему, его и остальные услышали! Во всяком случае, они тоже застыли пораженными, как и я. - В каком тройном размере? Что я оплачу, когда у нас вообще ни единой монетки нет!
   - "Просто мне надо переодеться и привести себя в порядок", - завершил браслет, совершенно не обращая внимания на мои вопли.
   - Просто мне надо переодеться, - закончил я совершенно убитым тоном и посмотрел вокруг. Все молчали и пялились на меня.
   - Ну не раздеваться же мне здесь! - добавил я уже от себя.
   Мэтр Сегрэ еще раз внимательно осмотрел мою одежду, кивнул, причем скорее не оттого что согласился со мной, а каким-то своим скрытым мыслям, и протянул нам всем ключи:
   - Хорошо, - сказал он. - Оплатите вечером за ужином.
   Все. Точка. Полный финиш. Привычный мир герцогини Лирийской рухнул окончательно и ее прах можно было сметать веничком со своего пути. Что и сделала Рени прошествовав мимо поверженной соперницы с гордым видом.
   - Стой! - неожиданно потребовал браслет. - Одежда!
   - Что, одежда? - не понял я.
   - Попроси прислать тебе одежду, взамен использованной. Ты же не знаешь, что тут сейчас в ходу, так что и наколдовать не сможешь. А рассчитывать на то, что ты сможешь у кого-то позаимствовать подходящие тряпки, с твоими размерами не приходится.
   - Мне бы еще прибарахлиться, - смущенно спросил я у мэтра, - может найдется что из одежонки.
   - Я пришлю портного, - снова кивнул Сегра.
   - Браслет, ау, браслет - воззвал я к своему металлическому спутнику, следуя к своим комнатам. - Ты что наделал! Меня же вечером просто-напросто убьют!
   - В первую очередь тебя не убили сейчас, - спокойно ответило серое чудовище. - До ужина несколько часов, за это время может многое измениться. Или шах сдохнет, или ишак.
   - Какой шах, какой ишак! - схватился я за голову.
   - Не обращай внимания, - хмыкнул браслет. - Цитаты из твоего мира, прочно тобой забытые.
   Он еще и издевался.
   Мне было трудно оценить комнату, в которую меня привели, но, видимо, она считалась если не роскошной, то весьма представительной. Кровать гордо стояла посередине. Хотя нет, не кровать. Кроватище! Даже я чувствовал бы себя на ней весьма комфортно. А если учесть, что вряд ли мебель изначально задумывалась для пострадавших от разбойников виконтов, то чувствовалось, что местные дизайнеры (или кто тут занимался интерьером?) до идеи скромных кушеток, диванчиков и канапе еще не додумались. Высокие столбы поддерживали кисейный балдахин. У стен стоял туалетный столик с небольшим кривоватым зеркальцем, зато украшенный весьма затейливой резьбой. На столике размещались какие-то баночки с местной косметикой, да еще кувшин с тазиком.
   - Браслетик, лапочка - я умоляюще посмотрел на свое запястье. - А давай не будем откладывать в долгий ящик колдовство. Наколдуем денег, решим проблему и дело с концом.
   - Ты меня достал со своими деньгами, - в сердцах бросил браслет. - Знал бы ты что затевается вокруг, ты бы о подобных мелочах вовсе не задумывался! Какая интрига! Ее же надо распутать!
   Ох! Вот честное слово - не над распутыванием интриги он думал в том момент, а скорее над запутыванием. Очень уж плутовские огоньки по нему пробежали. Мне бы в тот момент озаботиться этим странным заявлением и сделать соответствующие выводы, но у меня действительно голова была забита предстоящей оплатой, и на странное заявление спутника я внимания не обратил.
   - Пожалуйста!
   - Хорошо, - снизошел до меня браслет, - наколдуй несколько золотых кругляшков.
   - И все? Я же не знаю как они должны выглядеть!
   - А что еще? - удивился браслет - Поместишь на одну сторону чей-нибудь портрет. На вторую нечитаемую надпись. Вуаля! Деньги готовы. Ты же с таинственного востока, кто из этих напыщенных индюков-дворян там был? Уверяю, что никто. Так что можешь творить все, что твоей душеньке угодно. Только портрет самого хозяина на монеты не помещай, - на всякий случай добавил он.
   - Портрет, портрет... - я лихорадочно листал страницы словаря в своей голове, - тут так мало картинок!
   Видимо, в моем голосе прорезалась истерика, потому что украшение попыталось меня успокоить:
   - Нарисуй что-нибудь сам.
   - Что? - в голове пронеслись какие-то рисунки, видимо зараза на моей руке подсматривала, потому что хмыкнула и пробормотала, что такое даже за палеолитическое творчество охотников за мамонтов выдавать не стоит. Примитивно. Я сник.
   - Не тушуйся! - легко говорить "не тушуйся", - можешь наколдовать драгоценный камень. Бриллиант. Они везде одинаковы. У тебя есть рисунок бриллианта.
   - Есть, - хлюпнул я носом, - а бриллианта хватит в оплату? Чтобы в тройном размере?
   - Сдачу пусть оставит себе, - милостиво разрешил браслет.
   Для того чтобы колдовать, надо сконцентрироваться. Избавиться от всех посторонних мыслей. Так всегда меня учил мой высокотехнологичный друг. Почему-то всегда, когда мне требовалось обратиться к магии, состояние мое было далеко от полного спокойствия. Или голод донимал. Или как сейчас - руки дрожали при одной только мысли, что со мной будет, если магическое творчество не получится. Поэтому то, что у меня ничего толком не вышло было не удивительно, но внутреннего спокойствия не прибавило.
   Первый бриллиант просто растаял. Растекся самой обыкновенной лужей на туалетном столике. Второй уничтожил браслет с возгласом "Бррр". Я был с ним солидарен, и даже благодарен за быстроту реакции, потому что если бы этот самый второй все-таки убежал, то спать в этой комнате я бы не решился.
   - И чему я тебя только учил, - вздохнул браслет.
   А что на это можно ответить? Тут бы дрожь в руках после своего творчества унять.
   - Наверное, не получится, - грустно предположил я.
   - Сколько раз тебе говорить, что у тебя не может не получиться. Просто по определению. Ты можешь все. Повторить по буквам? Вэ-Сэ-Йо! Все! В том числе и в области магии. Всех видов которые только могут существовать и даже тех, которые существовать не могут! И почему ты не можешь осознать эту простую истину - я не понимаю!
   - А я не понимаю, как так можно уметь все без обучения! Даже если у тебя есть способности, - зло сказал я браслету. - Ну не всплывают у меня эти знания сами по себе! Не всплывают! А ты ничем не хочешь помочь! Только твердишь "будь спокойнее" да "будь спокойнее"! Хоть бы какое заклинание подсказал.
   - Тебе не нужны заклинания, но если хочешь можешь прочитать стишок! - по-моему, надо мной издевались.
   - Я же не знаю никаких стишков, ты же в меня ничего кроме словаря не вложил!
   - Так срифмуй сам что-нибудь, - нагло хихикнул металлический мучитель. - Одно слово с другим!
   - Что печку со свечкой? - я уже был на грани истерики.
   И тут в дверь постучали. Очень тихо, очень осторожно, но очень настойчиво. А потом еще раз постучали.
   - Он пришел! - я умудрился всхлипнуть шепотом.
   - Кто он? - также шепотом переспросил браслет.
   - Хозяин. За оплатой, - пришлось пояснить очевидное украшению.
   - Неее, - протянул он в ответ. - Мэтр обещал подождать за ужина, а такие от своего слова не отказываются.
   - Тогда кто это? - мне стало еще страшнее.
   - Открой и посмотри, - посоветовал браслет.
   - Ни за что!!!
   Видимо паника (а стук в дверь повторился еще раз), которая мешала сконцентрироваться поначалу, превысив какой-то порог, концентрации наоборот поспособствовала.
   Тук-тук-тук, потом трах!!! Щелк!!! Вспыхнуло и загрохотало так, что я на мгновение ослеп и оглох.
   - Ого! - присвистнул браслет.
   Открывать глаза было страшно и больно, но я открыл. На столе лежал бриллиант. Украшение на запястье подсветило украшение на столе каким-то красным лучом и снова присвистнуло:
   - Чистейшей воды. Ни малейшего изъяна.
   Я аккуратно, двумя руками поднял камень. Не надо думать, что бриллиант был такой большой, что я бы не смог поднять его одной рукой. Просто у меня руки тряслись от пережитого. А так он вполне бы поместился в ладошку. Мою. Насчет ладошки графини, или, к примеру, поэта Александера я бы не был так уверен.
   - И что это тебя так тянет на все гигантское? - задумчиво протянул браслет. - Наверное, душа такая. Широкая.
   Широкая душа в этот момент скукожилась в районе пяток.
   - Я, конечно, не знаю, какие камни существуют в этом мире, но есть такое подозрение, что этого бриллианта тебе хватит не только на оплату трех комнат в тройном размере, - продолжил браслет.
   Я хотел что-то ответить, возможно, даже что-то язвительное, но в дверь снова постучали.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"