Заметил-Просто Иржи Джованниевич: другие произведения.

Роман номер один. Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По просьбам кое-кого поместил героя в тюрьму!


Роман номер один

  
  

Глава 12

В которой герой попадает в затруднительное положение

  
  

* * *

   Тысячи, даже миллионы людей пристрастились читать приключенческие романы. Сначала исторические, потом фантастические и, наконец, вершину приключенческого жанра - романы фэнтезийные из серии "люди нашего мира попадают в совершенно иной мир и там всех побеждают". Тысячи, даже миллионы людей устроившись в своих любимых креслах, или наоборот - томящиеся в очередной поездке в общественном транспорте, затаив дыхание, следят за попытками героя выбраться из очередной передряги. И каждый из читающих задумывается - а как бы я повел себя на месте героя? Но каждый трезвомыслящий человек из этих тысяч и миллионов, прежде чем задуматься над тем как бы он повел себя на месте героя, должен задуматься над тем - а стоит ли ему на этом самом месте оказываться? Нет, я не хочу сказать, что он может погибнуть, слава авторам, смертность среди героев приключенческих романов крайне низка. Обычно они выполняют все возложенные на них миссии. Но рано или поздно каждый герой попадает в затруднительное положение. Оказывается без пищи, друзей, в каком-нибудь гадком болоте, пустыне, среди врагов, или даже в тюрьме. И спрашивается - а стоит ли менять свое уютное кресло, или даже привычный общественный транспорт, на тюрьму? Может, лучше просто налить себе кофе и продолжить чтение?
  
  

* * *

  
   Лежать было крайне неудобно. Жестко, холодно и, как бы это правильно выразиться-то, коротко. Ноги затекли в согнутом положении, а распрямить их не представлялось возможным: и ноги и голова упирались во что-то твердое. Я попытался пошарить рукой вокруг, но моментально стукнулся локтем и взвыл. Больно. Пришлось открыть глаза.
   Лучше бы я их не открывал! Во-первых, такое простое действие как попытка поднять веки отозвалась немилосердной болью в голове. А во-вторых, увиденное совсем не стоило такого мучения. Крохотная полутемная комнатка, шага четыре в длину, не больше, в ширину же и того меньше - разве что три. Голые стены. Темно-серые, тяжелые, безо всякой обработки. Какие там драпировки! Даже штукатурки не было! Да и до штукатурки эти стены требовали немалого выравнивания. Точно такой же тяжелый неровный свод. Единственным украшением свода и стен оказались пятна плесени, или не плесени а просто сырости? Потому что плесень - это все-таки что-то живое, а непонятно как живое могло существовать в этой каменной дыре. В одной из стен была вырублена ниша - именно в этой нише я и помещался, кое-как скрючившись, прямо на камне. Интересно, эта ниша действительно задумывалась как постель? Если да, то кому в голову пришел такой суровый дизайн, а если нет, то почему вокруг разбросана солома? Это меня браслет учил, еще когда я в лесу ночевал, что лучше постели чем копна соломы не найти. Единственной мебелью (если, конечно не считать соломы и ниши) в комнатушке оказался трехногий табурет. Никакого стола не наблюдалось. Хотя нет, еще в углу бадейка вонючая стояла. Освещалось все это убожище через небольшое оконце под самым потолком. Даже не оконце, а дырка в стене, сквозь которую в помещение кое-как проникал тусклый свет. Что там, за оконцем, видно не было, толстые стены не давали мне никакой возможности увидеть клочок неба, или не неба, но хоть клочок чего-нибудь вовне.
   И еще страшно хотелось пить. Интересно, сколько времени я не пил, что жажда настолько сильно меня мучает? Со стоном я кое-как сел, потом еще минут пять вставал, пережидая приступ головокружения и боли. Переждал. Не могу сказать, что после этого мне стало гораздо лучше, но во всяком случае я смог начать поиски. Чего? Воды, естественно. Ни о чем другом я думать не мог. Кувшин с чистой, прохладной, вкуснейшей в мире водой нашелся под табуретом. Я три раза проходил мимо этого табурета в поисках жидкости, один раз этот табурет поднял, один раз прополз мимо него на четвереньках, никакого кувшина не обнаружил. А когда решил, что все, что я сейчас лягу и умру на этом каменном полу, умру из-за того, что так и не смог найти ничего для своего высохшего горла, решил, а потом лег, то не умер, а увидел этот самый сосуд.
   Пил я минут двадцать, не отрываясь. Потом поставил пустой кувшин рядом с собой и задумался. Судя по окружающей обстановке, в том числе и по незамеченной мной в первый момент двери, тяжелой, дубовой, с зарешеченным крохотным окошком, я находился в тюрьме. Последнее что отложилось в моей памяти до того, как я очнулся в этой камере - так это крик "да здравствует виконт!" и тяжесть кружки с вином в моей руке. Или два крика? Или три? Криков было много, вина тоже... Пожалуй, настало время освежить память.
   - Браслет, - тихонько позвал я, - ау, мой дорогой металлический друг.
   - Да-да, - вежливо отозвалось украшение. Как-то слишком вежливо.
   - Может быть, ты прояснишь ситуацию о том, где я и как я сюда попал, - попросил я не менее вежливо.
   Браслет вздохнул:
   - Как ты, наверное, уже догадался, ты в тюрьме. А как ты в нее попал - это долгая история.
   - Я надеюсь, не настолько долгая, чтобы ты не попытался немедленно ее мне поведать, - честное слово, оставаться вежливым было тяжело, но я удержался в рамках.
   - Сразу с площади все пошли в трактир и начали пить, - скучным тоном начал мой металлический друг.
   - Это я помню, - кивнул я, - ты начинай с того момента, с которого я уже не помню.
   - А откуда я знаю, с какого момента ты не помнишь? - спросил браслет.
   - Вот с того самого момента как все начали пить, я и не помню, - ответил я.
   - У твоего мозга почему-то очень слабая устойчивость к алкоголю, - вздохнул второй раз браслет. - В отличие от твоего тела.
   Я промолчал, ожидая продолжения истории.
   - Собственно говоря, - продолжило украшения, - все шло замечательно. Постоянно прикатывали новые бочки с вином, ты тоже выпил пару кружек, потом заявил, что пить не закусывая неприлично и заказал шашлык.
   - Тут знают о том, что такое шашлык? - удивился я.
   - Трудно сказать, возможно шашлыком тут называют быка на вертеле, потому что именно быка на вертеле притащили после того как ты заказал шашлык, - ответил мой металлический приятель. - После этого ты заявил, что не можешь есть мясо без кетчупа и заказал кетчуп.
   - И кетчуп тоже принесли? - еще больше удивился я.
   - Нет, - хмыкнул браслет. - Кетчуп не принесли. Кетчуп ты наколдовал.
   - Прямо при всех, - я схватился за голову, - теперь я понимаю, почему меня упекли в тюрьму.
   - Тебя не поэтому упекли в тюрьму, - возразил браслет. - Бутылку кетчупа ты просто достал из кармана камзола. Точнее двадцать пять бутылок. Никто ничего не заподозрил. Наоборот, все оценили новое блюда и здравицы в твою честь усилились. Ты же в ответ только кланялся, а потом стал всем жаловаться на серую заразу, которая отравляет тебе жизнь, и от которой совершенно невозможно избавиться, потому что даже если отрубить руку она окажется на другой руке, а если отрубить другую руку, то на ноге, а если отрубить ноги, то на шее и так далее. Должен сказать, что в присутствии пары десятков сероплащников это было несколько опрометчиво.
   - И сероплащники меня схватили и отвезли в тюрьму? - ужаснулся я.
   - Очень может быть, что они действительно были не против тебя схватить, но остальной народ в трактире этого бы не позволил, потому что все остальные, начиная от поэта и заканчивая гвардейцами короля, тебя поддержали, заявив, что серая зараза - это зло. Поэт Александер даже заявил, что он должен записать все твои высказывания по поводу положении дел в многострадальной Версалии и полез под стол - единственное место гле ему никто не мог помешать.
   - Но что же произошло дальше? - поторопил я замолчавший браслет.
   - Дальше была птица, - ответил тот.
   - Какая птица? - не понял я.
   - Жареная, - уточнил браслет. - Конкретно гусь. Тут это национальное блюдо. После употребления гусей народ подобрел, и лейтенанту серых плащей удалось-таки подойти к герою вечера, то есть к тебе, вероятно чтобы уточнить отдельные моменты твоей речи по поводу серой заразы. К сожалению, лейтенант несколько не рассчитал свои силы, подойти подошел, а спросить не смог, потому что сознание оставило его, и он упал на стол. Замертво. Упал и захрапел. Я всегда говорил, что алкоголизм зло, - назидательно добавил мой приятель.
   - Но ты же сам разрешил мне напиться! - воскликнул я.
   - Тебе, но не лейтенанту серых плащей, - ответило украшение, и на это уже возразить не получилось. - Мало того, что сероплащник упал, так он еще очень неудачно упал.
   - Он разбил себе голову! - ахнул я.
   - Он разбил головой бутылку кетчупа, - поправил браслет. - Но визуально все выглядело именно так, как будто бы лейтенант проломил себе череп.
   - Какой кошмар! - я живо представил себе картину происшедшего и побледнел.
   - Патетическое зрелище, - согласилось украшение. - Надо отдать тебе должное - ты в обморок не упал. Наверное, все-таки подсознание у тебя различает кровь и кетчуп. Однако лучше бы ты в обморок все-таки упал, потому что вид красного соуса на лице у сероплащника привел тебя в странное состояние. Ты стал заламывать руки, рыдать и кричать, что совершил дикое преступление - убил человека.
   - И общество со мной согласилось и отвезло в тюрьму? - попытался догадаться я.
   - Не согласилось, - опроверг мои построения браслет. - Общество еще громче закричало "Да здравствует виконт", "Виконт избавил нас от еще одного бандита в сером плаще" и "Долой серую заразу из нашего славного версалийского королевства". Разве что длинные лозунги теперь мало кому удавалось выговорить, по причине выпитого. Ты был единственным, кто продолжал настаивать на своей ответственности. Оставшиеся на ногах серые плащи на такое бы не решились. Для того чтобы возразить им пришлось бы перестать пить.
   - Так кто же меня тогда отвез в тюрьму? - я уже ничего не понимал. - Может, кто-то из сотрудников оставался в сознании?
   - Кто-то оставался, - согласилось украшение, - но это не они тебя отвезли, а ты их отвез. Потому что появляться в тюрьме без охраны постеснялся.
   - А? - я даже не нашелся что сказать. Потом спросил после некоторой паузы. - И в какой же тюрьме я сейчас? В городской? Вроде ее показывал мне Александер на прогулке.
   - Нет, - сказал браслет.
   - Неужели в каземате? - ужаснулся я.
   - В замке Лак, - в третий раз вздохнул браслет. - Отсюда, кстати, и сырость и капли воды на стенах. Видимо, камера расположена низко и в окно при сильном ветре залетают брызги от волн.
   - В ЗАМКЕ ЛАК!!! - заорал я. - И ты так спокойно об этом говоришь? В замке, про который даже жутких легенд не ходит, как про каземат, потому что некому их рассказывать! И вот из-за бутылки кетчупа меня отвозят в этот замок?
   - Местная охрана тоже была удивлена. Ты ее долго убеждал.
   - И ЧТО? УБЕДИЛ?
   - Не ори, - по браслету прошла рябь, как будто он поморщился. - Убедил. Примерно так же, как ты в свое время убедил графиню немного поспать. Так что добро пожаловать в твое новое обиталище. Да ты не расстраивайся так сильно. Чтобы не говорили местные власти - нет такой тюрьмы, из которой невозможно сбежать. Надо просто дождаться подходящего момента.
   - И долго мне ждать? - спросил я.
   Браслет задумался:
   - В литературе описан случай, когда ждать пришлось четырнадцать лет. Стоп-стоп-стоп! Не торопись возмущаться. Эти четырнадцать лет можно и нужно употребить с пользой для дела. Заняться иностранными языками, философией, даже точными науками. Я могу закачать в твой мозг кучу учебников, мы могли бы устраивать диспуты по поводу научного наследия различных мыслителей...
   - БРАСЛЕТ!!! - я не выдержал и снова заорал. - Я не хотел идти в этот дурацкий кабак и пить. Я об этом говорил. Ты сам меня в него толкнул, ты велел напиться в хлам, это были именно твои слова, я просто цитирую - "в хлам". Ты обещал мне все проконтролировать, ВСЕ!!! Объясни мне теперь, что ты проконтролировал? Вот уж спасибо за такое контролирование!
   - Я все контролировал, - браслет был сух и серьезен. - Если ты хочешь, чтобы роман о тебе пользовался каким-никаким успехом, ты должен действовать. Совершать подвиги в каждой главе. Рисковать жизнью на каждой странице. А не болтать по полглавы с украшением на твоем запястье. Не будешь активно вляпываться в приключения, по поводу и без повода - шансы твои у читателей нулевые.
   - Я совершенно не хочу никаких романов, - мое бурчание осталось без ответа.
   - Кроме того, главного героя, борца с несправедливостью злые силы обязаны упечь за решетку. Это закон литературы, да и просто всей жизни. А герой должен из-за этой решетки выбраться. Да еще и спасти кого-нибудь по пути, например, графа Пато, раз уж вы волею судеб оказались в одном узилище. Поэтому, стоит тебе немного задуматься, и ты поймешь, что получилось все совершенно удачно, новые подвиги просто сами идут в руки. А выбраться из замка такому сильному чародею труда не составит!
   По-моему мне льстили, и это несколько успокаивало. Я, естественно, не собирался открыто показывать, что согласился с доводами мелкого металлического гения, чтобы тот не зазнавался. Да и не согласился я с ними до конца - чтобы он там не говорил про могущественного чародея, а сидеть на голых камнях, да даже на соломе на эти камни брошенной удовольствия не составляло. К тому же хотелось есть. Так что я ничего не ответил, а встал и начал искать блюдо с... с хотя бы жареным гусем, раз уж этот самый жареный гусь у местных едоков в таком почете.
   - Ты что делаешь? - спросил браслет после примерно десятиминутного наблюдения за моими поисками.
   - Ищу блюдо с жареным гусем.
   - О! - если бы у браслета была нижняя челюсть, она бы точно отвалилась. - А почему ты решил, что оно здесь должно быть? Особенно, после того как ты уже раз двадцать обшарил всю камеру.
   Я пожал плечами:
   - Вода же нашлась. И желание мое исполнилось. А теперь я желаю гуся.
   - Жажда с похмелья - это совершенно особое желание. Даже в обычном мире, не магическом, - пояснило украшение. - Ты эту жажду с гусем не ровняй. А что - есть хочется?
   Надо мной опять издевались. Как будто и так непонятно, что голод не тетка.
   - Так потерпеть надобно. Питание здесь одноразовое, чай не отель, по вечерам. Мисочка баланды. Или тюри - честно говоря, над названием местной похлебки никто не задумывался. По поводу коронации нового короля дают вторую порцию.
   Точно издевались!
   - Только я не уверен, что тебя внесли в списки узников и поставили на довольствие, все-таки твое появление было несколько необычным. Вполне вероятно, что охрана, как местная, так и те сероплащники, коих ты захватил с собой, могут и не захотеть акцентировать внимание различных вышестоящих и проверяющих органов на происшедшем. Так что не удивляйся, если даже похлебки никто не принесет.
   Я снова начал закипать:
   - В таком случае я освобождаюсь прямо сейчас. Как там создаются огненные шарики?
   - Нет. Вот этого не надо, - встрепенулся браслет. - Ты когда возбужден, силу свою совсем не контролируешь. А неуправляемый взрыв плазмы в замкнутом помещении может даже мне повредить!
   Я отметил про себя, что мое высокотехнологичное чудо тоже чего-то да опасается, но пуляться файерболами передумал.
   Следующие часа два ушли на поиски выхода. В теории и на практике. Браслет долго рассказывал мне о том, как и чем можно прорыть потайной ход. Например, ложкой, если конечно ложку принесут. Или, серый опять уточнил, что это случай из литературы - вязальным крючком. Потихоньку выколупывать известку, а потом, по одному доставать кирпичики из стенки. Главное при этом, придумать, куда прятать вынутые кирпичи и камни. План с вязальным крючком был хорош, но вряд ли применим: в замке Лак не было никаких кирпичей и камней. Все камеры замка просто вырубили в скале, так что я находился сейчас в своеобразной искусственной пещере. На всякий случай я еще раз внимательно осмотрел стенки в поисках какого-нибудь случайного кирпича или известкового шва между камнями - тщетно. Разгоряченный тем, что его планы отвергнуты, браслет предложил просто прокопать ход руками. При этом он даже утверждал, что эпителий на руках отрастает в отличие от гранита, так что если очень долго тереть стену (а маги живут долго)... Но тут он заметил выражение моего лица и перестал развивать данный план.
   После теоретических занятий я попытался на практике вылезти через окно. Или хотя бы посмотреть через это окошко что же находится там, снаружи. Не посмотрел и не вылез. Разве что руку просунул. Не окно, а крысиный лаз какой-то! Да еще к тому же и заботливо прикрытое снаружи металлической решеткой. Не получилось проковырять стену и открывашкой. Опыты и тщательные замеры браслета показали, что стена, конечно стачивается, но примерно с такой же скоростью как и открывашка. К тому же по срокам получается ненамного быстрее ковыряния ногтями.
   Я было пал духом, но металлический приятель начал утверждать, что в этой камере просто обязан быть потайной ход. Тут же успело перебывать множество узников, их совместные усилия должны принести свои плоды. Надо только еще раз осмотреть все стены в поисках тайного знака. Конечно, мы осматривали стены, но мы не искали тайные знаки, мы искали кирпич, так что тайный знак вполне могли пропустить. А вдруг этот тайный знак виден только при определенном освещении и под определенным углом? Браслет вызвался посветить и посветил и мы даже нашли маленький рисунок виселицы, а под ним подпись: "завтра". Данный знак, правда, не только не указал на месторасположение тайного хода, но совершенно выбил меня из колеи, несмотря на все уверения спутника, что рисунок старый и не мне предназначался, так просто - пометка давнего узника, чтобы не позабыть о каком-то важном грядущем событии в его жизни. Успокоить меня удалось только бананом. Даже двумя бананами. На третий раскрутить украшение не удалось. Он и при создании первых двух ворчал, что я вполне могу это сделать сам, а не эксплуатировать бедное заслуженное чудо инженерно-магической мысли. Я, конечно, мог попробовать, в этом браслет был прав. Но вот, вспоминая мои первые результаты в других опытах с магией, экспериментировать сам на себе не хотел. Мало что там у меня получится. Браслет возразил, что это просто отговорки, обиделся и даже некоторое время не разговаривал.
   Следующие проекты металлического гения были уж совсем экстремальными. К примеру - покрыть все стены, пол и потолок камеры живым ковром из улиток-камнежорок. Улитки-камнежорки своими едкими выделениями могут растворить любой гранит. (На мой вопрос, что будет если эти улитки покроют живым ковром и меня браслет не ответил и перешел к следующему проекту). Или, допустим, взять и превратить стены камеры в пластилин, а потом уже без проблем проделать в пластилине дырку. Если, конечно, успеть проделать дырку до того как скала над пластилиновой камерой обрушиться, превращая в лепешку и пластилиновые стены и совсем не пластилинового узника.
   В конце концов, мне надоели все бессмысленные проекты, я вскочил, подошел к две и забарабанил в нее кулаками:
   - Эй, вы, там! Охрана! Ау! Ку-ку! Произошла ошибка!
   Дверь ходила ходуном от ударов, но никто не спешил узнать в чем дело, и почему узник поднял такой шум.
   - Знаешь, - заметил браслет, - я думаю, что охрана в замке Лак привыкла к некоторым периодическим возмущениям заключенных. Кроме того, скорее всего поблизости вообще никого нет.
   Я повернулся к двери спиной и изо всех сил двинул ее ногой.
   - Знаешь, - ответил я браслету в его тоне, - я думаю, что больше не буду разрешать ничего контролировать. И не бумкай так снисходительно.
   - А я не бумкал, - каким-то странным тоном произнес металлический приятель.
   - А кто тогда бумкал? - спросил я.
   Страшная догадка поразила мой мозг, я снова развернулся к двери, уперся и толкнул.
   - Ой, какой интересный механизм! - воскликнул браслет. - Наверное, внутри двери спрятана мощная пружина. Если дверь отпустить - она сама закроется!
   - Получается, что все это время дверь была не заперта? - я не мог поверить своим глазам.
   - А что в этом такого? - и этот гад еще может говорить невинным тоном? - Ты же сам зашел в камеру, изнутри ее не закроешь, а охрана была уже невменяемой, ей не до запирания было. По идее дверь должна как-то автоматически защелкиваться. Но то ли механизм сломался, то ли тут какая-то магия была, замок-то старый. А магия со временем выветривается. Не сразу, но лет за триста... Кстати, если через пятьсот лет еще жить будешь, можешь сам в этом убедиться на примере своих бриллиантов.
   - Улитки-камнежорки говоришь? Про пластилиновые стены толкуешь?
   - По-моему ты излишне нервничаешь, - весело подмигнуло украшение.
   - Аааа!!! - пламенный вихрь вылетел из моих рук и пролетел по коридору.
   - Значит, огненную магию мы уже немного освоили, - заметил браслет. - Поздравляю, тебе удалось запалить факелы в коридоре. Но крайне желательно в следующий раз соизмерять силу, а то ближайший факел просто сгорел дотла.
   - Ааа! - больше ничего не вылетело, я уже немного остыл. Правда, желание разобрать кое-кого на молекулы при этом не уменьшилось.
   В коридоре, к счастью, никого не было. К счастью, потому что после разгула огненной стихии ему не поздоровилось бы. К сожалению, похоже, что охраны поблизости вообще не было. И мое яркое представление осталось незамеченным. Такое отношение к охраняемому объекту меня удивило - неужели местная стража настолько доверяет замкам, что не дежурит поблизости? Или просто я оказался в какой-то заброшенной части замка, в данный момент неиспользуемой и поэтому не посещаемой?
   Последнее предположение, кажется, было ближе к истине. Сам коридор мало отличался от моей камеры. Разве что был немного шире ее и гораздо длиннее, да еще двери в камеры по бокам виднелись. А так - коридор, как и камеры, вырубили в толще скалы, так что искать в его стенах кирпичи или известковые швы можно было с тем же успехом, что и в моем временном (как я надеялся) убежище. Коридор этот подавлял. В своей камере, пусть маленькой и сырой, было как-то даже уютно. А строгий ряд чередующихся дверей и факелов, уходящий куда-то вдаль, без какого бы то ни было окошка, бесконечный ("пятьдесят два метра двенадцать сантиметров, во всяком случае, до ближайшего препятствия", - сообщил браслет, выпустив красный лучик вперед). Моя изначальная злость в этом коридоре сразу остыла, скукожилась и спряталась в самом дальнем уголке разума. Я двинулся вперед робко, как будто боялся, что сейчас вес исчезнет - и пол, и свод...
   Двери в камеры закрывались огромными металлическими засовами и еще навесными замками, в которых легкомысленно торчали ключи. Впрочем, предположение о заброшенности коридора подтверждались: я заглянул сквозь маленькое окошко, отодвинув дверцу - камера, очень похожая на мою, была пуста. С другой стороны окон в камерах не было, я минуты три вглядывался в абсолютную темноту, браслет подговаривал открыть дверь, но я так и не решился.
   А в конце пути меня ждала точно такая же прочная дубовая дверь. Только вот засовов и ключей на ней не наблюдалось. Дверь запиралась с другой стороны.
   - Но должен же я был как-то сюда попасть?
   Браслет на мгновение задумался:
   - Во-первых, выход мог оказаться с другой стороны коридора. Во-вторых, ты тащил с собой охранников. Они могли потом уйти. Когда пришли в себя.
   Я даже не стал спрашивать, почему браслет не запомнил дорогу. Попытка подпалить дверь пламенем не удалась - с моей ладони сорвался только маленький огненный шарик, диаметром не более сантиметра. Тускло мигнул красным огоньком, зашипел и погас. Маленькое черное пятнышко, оставшееся на двери, очень хорошо иллюстрировало мое настроение.
   - Однако, - пробормотал браслет, - какие у тебя сильные перепады настроения.
   Пришлось искать другой выход.
   Противоположная сторона коридора, кончалось тупиком. Зато удалось найти выход вбок, на лестницу. Одна из дверей отличалась от остальных, я открыл ее, благо никаких запоров на ней не было, и обнаружил лестницу. Скорее даже не лестницу, а ход - сложилось впечатление, что строителя прорубавшего туннель в толще скалы изрядно шатало - лестница сменилась коридором, тот опять лестницей, только вниз, снова коридором, кривым, да еще наклонным.
   - Это, наверное, чтобы узники не могли понять, как ориентирована их камера! - заявил догадливый браслет.
   Я не мог знать, зачем узникам знать, как ориентирована их камера, если подкоп все равно невозможен, но ориентировку действительно потерял.
   Наконец ход закончился. Дверью. Точно такой же, как двери в камеру. С засовом. И с навесным замком. Разве что ключ не вставили в замок, а повесили рядом на гвоздик. Идиллическая картина, словно ты пришел домой и ключ нашел на привычном месте под ковриком.
   - Что же ты остановился! - воскликнул браслет. - Открывай!
   - Я не уверен, что это выход, - пробормотал я.
   - А что ты теряешь, если откроешь дверь, а там выхода не будет? - спросил браслет.
   Я хотел сказать, что потеряю уверенность в себе, но не решился.
   Выхода за дверью не оказалось, там оказалась еще одна камера, только камера класса люкс. На каменных сводах не висели капли воды. На полу кто-то заботливо расстелил полосатый половичок. Окошек оказалось целых три, хотя таких же маленьких, как и в месте моего недолгого заключения. Посреди камеры стоял прочный дубовый стол, уставленный всевозможными яствами. За столом сидел человек, весь облик которого говорил о его необычайной доблести и отваги, но в первую очередь о благородстве. Ярко-голубые глаза горели на бледном челе, обрамленном длинными черными волосами. Белоснежный отложной воротник с небольшой кружевной тесьмой открывал изящную шею и подчеркивал строгость элегантного камзола. Человек медленно положил вилку с наколотым на нее маленьким огурчиком, отставил хрустальный бокал с красным вином и удивленно воззрился на меня:
   - Кто вы, сударь? И никогда ранее не встречал вас среди своих тюремщиков?
   - Кто я? - кое-как удалось выговорить мне. - А кто вы?
   - Должен признаться, что это очень странный вопрос, сударь, - холодно проговорил человек. - Получается, что вы не знали к кому шли? Я могу счесть ваш вопрос бестактностью!
   - Но что же вы в таком случае делаете в моей камере? - спросил человек. - В коридор смертников замка Лак очень трудно попасть случайно, просто прогуливаясь мимо, молодой человек.
   - Коридор смертников? - судорожно сглотнул я.
   - Очевидно, что архипрелат приготовил для меня какое-то новое испытание, - усмехнулся мужчина. - Вот уж на что горазда наша тайная служба, так это придумывать новые испытания для честных людей, верно служащих Версалии и своему королю.
   - Новые испытания? - мне и так было не по себе, а под взглядом ярко-голубых глаз, не посеревших даже среди камней, в камере, откуда небо разглядеть не представлялось никакой возможности, стало не по себе вдвойне. - Но я правда не знаю кто вы!
   - Странное заявление, - нахмурился мужчина, - но хорошо, я представлюсь: граф Пато, к вашим услугам, сударь.
   - О! Вот мы его и нашли! - воскликнул браслет, - остается только понять, как теперь выбраться из этого каменного мешка!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"