Зарипов Захар Владимирович: другие произведения.

Да здравствует Транспланетная Горнорудная Компания, Ура! Глава 1. Призрак в доспехах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один из самых влиятельных людей на Марсе зверски убит, в его убийстве использована военная разработка с Земли...

  Глава 1. Призрак в доспехах.
  
  Под ногами хрустели куски пластика и осколки стекла, звуки шагов гулко разносились по длинному пустому коридору. Наверное, когда-то здесь жили люди, но было видно, что они покинули это место в спешке - глухой коридор без окон тянулся в бесконечность и не подавал никаких признаков жизни. О произошедшей здесь катастрофе напоминали разбросанные тут и там вещи, воняющие огрызки пищи и грязные следы на сером шершавом бетоне пола.
  В этом бесконечном коридоре не было окон, но от стен шло тусклое серое свечение, которое создавало неприятный сырой полумрак. Редкие двери вдоль глухих бетонных стен были распахнуты настежь, но внутри комнат была такая сырая серая полутьма, разве что мусора в них было больше. В комнатах тоже не было окон и лишь бесконечные двери сменяли одна другую. Я метался в поисках выхода и не находил его.
  Как только я дела шаг вперёд тьма позади меня становилась гуще, как будто кто-то убавлял яркость светящихся стен. Возвращаться в темноту было страшно и я шёл дальше, пока, наконец, в конце коридора не замаячила тяжёлая двустворчатая бронированной дверью - за дверью горел яркий свет, почему-то показавшийся мне солнечным - я поспешил ему навстречу. Тьма продолжала догонять меня, и я ускорил шаг, надеясь найти спасение за этими стальными воротами - я смотрел под ноги чтобы нечаянно не споткнуться и не упасть на грязный вонючий пол, как вдруг мне показалось что свечение впереди стало меркнуть. Я поднял глаза и увидел, как бронированные створки в конце коридора начинают замыкаться, и тут тишину шагов разорвал оглушительный вой сирены.
  У-а-а-а-а! Надрывалась сирена. В такт с ней над закрывающейся дверью замерцал красный предупреждающий огонёк. Я бросился бежать, но с каждым шагом тьма позади становилась гуще, а дверь впереди как будто отдалялась. В отчаянии я бросился вперёд из последних сил, но моя рука коснулась стальной поверхности только когда створки двери окончательно сомкнулись.
   Тьма наступала. В ужасе я обернулся, и прижался спиной к холодной металлической поверхности, готовясь принять бой с невидимым врагом. Но тьма сомкнула свои объятия раньше, чем я успел что-либо разглядеть. Обливаясь липким холодным потом, я вжался в вибрирующую от звука сирены стальную дверь вглядываясь в пространство впереди освещаемое лишь мигающим красным огоньком и... проснулся.
  
  Над ухом надрывно пищал и содрогался в конвульсиях вибрации ручной коммуникатор, всё ещё не понимая до конца где нахожусь и что происходит я поднёс его к уху и еле слышно пересохшими губами прошептал:
  - Да, капитан Никитин слушает.
  С другой стороны трубки зашипело, заскрежетало, и наконец я разобрал знакомый голос одного из диспетчеров полицейского управления.
  - Сэр, у нас труп на Восточной улице, случай экстремальный, необходимо Ваше присутствие...
  - Сколько времени? - уже более внятно сказал я, постепенно возвращаясь в себя.
  - Три пятнадцать, сэр...
  Я выругался про себя. Ну правда, какой смысл будить меня среди ночи, что сами там разобраться не могут? Зачем этот дурацкий протокол предусматривающий обязательный осмотр тела следователем?
  Впрочем, ладно чего уж там, за всё время моего пребывания здесь, такой вызов был всего лишь третьим. Так-то работёнка, которую подыскал для меня Натан, действительно была не особо пыльной, прямо скажем одно название - полицейское управление. Какие тут могут быть преступления? Ну дальнобойщик приехав с вахты напился и избил сожительницу, ну буйные молодчики побили нагрубившего им прохожего, на худой конец приятели повздорили закинувшись барбитурой и один пырнул другого ножом - прямо скажем, с кем не бывает?
  За проведённые в городе полтора года, я настолько привык к разбору мелких бытовых неурядиц, что даже стал забывать, что такое настоящие следственные действия. Сиди, строчи отчёты, получай зарплату. Конечно, доход так себе, какой-нибудь вахтовик на метогрузовике заколачивает в разы больше, но честно скажу, он и горбатиться: по три месяца в рейсе, на границе Зоны, там не то что помыться, пожрать иной раз некогда, сон в кабине урывками, и опасностей куда больше, чем от обдолбанных хулиганов.
  
  Работа на метогрузовике - первое, что мне предложили по прилёту, и я бы даже, наверное, согласился... Если бы не Натан: "Иди к нам следователем, хорошая работа - не бей лежачего, всё как вы, русские, любите - лишь бы отчёт был вовремя, да статистика преступлений не росла, кроме того, как муниципальный служащий получишь жилой блок...". И вот теперь я капитан полицейского управления, и согласно протоколу должен выезжать на неопознанные трупы в любое время дня и ночи. Ладно, еду - всё не мешки таскать...
  
  - Что случилось? При чём тут я? - мне наконец удалось собраться с мыслями.
  - Подозрение на убийство... - коротко ответил диспетчер.
  Убийство. Это прямо скажем, редкость. В городе проживает чуть больше ста тысяч человек, и основная причина смерти - несчастные случаи. За те полтора года, что я провёл здесь, расследовать убийства приходилось лишь дважды, и оба раза это была сугубая бытовуха: два пьяных приятеля не поделили какую-то бабу, и один зарезал другого, сам же вызвал полицию, второй раз репликант ударил привилегированного гражданина - силы не рассчитал, гражданин умер на месте.
  Такие инциденты даже настоящими убийствами-то не назовёшь, так, недоразумения. Так что особого значения происшествию я не придал. Ладно чего уж тут, надо так надо, благо не так часто подобное происходит. В конце концов труп и труп, подозрение на убийство у медицинской службы - ну пусть подозревают, сейчас приеду, отпишусь, да всего делов. Может даже успею ещё поспать...
  Наскоро одевшись, даже не умываясь чтобы не просыпаться окончательно, я выполз в двери и спустился в гараж за личной батарейкой. Можно было вызвать машину и из управления, но там камеры, а в своей я смогу вздремнуть ещё несколько минут. Рефлекторным движением скинув в навигатор присланный диспетчером адрес я завалился на заднее сидение и придался сладкой дрёме, которая бывает лишь когда тебя уже разбудили, но вставать ещё не надо. Мерное гудение электродвигателя убаюкивало, а пролетающие мимо городские огни навевали праздничные воспоминания детства и я сам не заметил, как снова погрузился в сон.
  Правда, когда зазвенел сигнал оповещения о прибытии на место я проснулся сразу. Мне даже показалось, что я почти выспался за эти несколько минут. Я потёр лицо руками и вылез из машины - снаружи было прохладно и свежий воздух добивал остатки сна.
  Доложив диспетчеру о прибытии на место я узнал, что медицинская служба ждёт меня уже больше получаса. Видите ли при подозрении на убийство тело не уберут, пока место предполагаемого преступления не осмотрит следователь.
  Фонари высоток делового центра мерцали где-то вдали за моей спиной - на улице освещения почти не было и единственным ориентиром в полумраке царившем на этой неблагополучной улице был голубой маячок реанимационного мобиля. На секунду я почувствовал себя в сегодняшнем кошмаре - под ногами также хрустели какие-то осколки, а у подножий невысоких серых домов наверняка удалось бы разглядеть кучи мусора, если бы вокруг было нормальное освещение.
  Зевая я пошёл ему навстречу маячку, как мотылёк летящий на пламя свечи в темноте летней ночи.
  Два дюжих медбрата сидели на каталке и курили, к ним я и обратился в первую очередь:
  - Ну что там у вас?
  - Да херня полная, товарищ начальник, - татуировка на внешней стороне кисти, которой медбрат держал сигарету, выдавала в нём криминальное прошлое, - я честное слово такого тут ещё не видел...
  - А ты давно прибыл? - прищурившись, спросил я, намекая на эмигрантское происхождение медика.
  - Да нет, второй год всего, с прошлого прилёта... - вяло отмахнулся медбрат, - но такого даже дома не видал. Его как будто выжимали... ну как простынь, - он сделал руками жест, как будто перекручивал невидимое полотенце, - честное слово, на чуваке живого места нет!
  - И что Вы думаете? - поинтересовался я.
  - Думает пусть лошадь, у неё голова большая, - медбрат кивнул куда-то в сторону, видимо в том направлении, где можно было найти старшего в бригаде врача, - а мы люди подневольные, наше дело погрузить его, да в морг доставить, там пусть вскрытие делают...
  - Ладно, - мне стало понятно, что с ним каши не сваришь, - где тело-то?
  - Да вон там, в тупичке - медбрат неопределённо махнул в сторону дома из-за угла которого вырывались отблески прожекторов.
  Я развернулся к свету и уже было двинулся в указанном направлении, как сзади меня настиг голос:
  - Он ещё и голый!...
  Пройдя по узкой тёмной алее, я повернул за угол и зажмурился от яркого света юпитеров, направленных с разных сторон на убранную защитной шторой дверью. "Высокая дверь", - отметил я про себя, - "в расчёте на граждан, а не реплик, надо бы потом выяснить, что здесь продают..."
  Яркий свет резал глаза и мне потребовалось несколько минут чтобы отойти от царящей вокруг темноты и приспособится к такой резкой смене освещения. Около тела крутился статист, снимая с разных ракурсов место происшествия - предстояло сделать подробную голограмму, на случай если следователь, то есть я, и медслужба упустят что-нибудь важное. Я подождал ещё несколько минут, пока статист завершит своё важное дело, и, наконец, смог подобраться к телу.
  Жестом показав статисту не убирать светильники, я протиснулся ближе, и моим глазам предстало весьма душераздирающее зрелище. Да, я мог подписать под каждым словом медбрата - я такого тоже ещё никогда не видел.
  Совершенного голый человек, громадного роста, лежал в луже собственной крови. И, судя по неестественно вывернутым конечностям, имел многочисленные переломы. В некоторых местах из-под разорванной сухой кожи проступали обломки костей, а кисти рук были буквально растоптаны.
  "Отпечатки взять не получится", - почему-то это была первая мысль пришедшая мне в голову. .
  К горлу подкатил комок тошноты. Это ж теперь ещё и как-то описать надо... Достав блокнот, я принялся делать наброски:
  "...обнаружен труп без признаков жизни...", - не, это тупо, как это труп без признаков жизни, если он без признаков жизни, он по определению труп, и если он труп, то он без признаков жизни... как же это будет правильно на английском?
  Несколькими движениями пальцев я затёр запись в блокноте, и задумался, собирая в кучу роящиеся в голове спросонья слова. А! Вот правильная формулировка!
  "Обнаружено тело без признаков жизни. Высокий натуральный мужчина, рост...", - Я бросил взгляд в сторону статиста, который закончил свою работу, и теперь ждал разрешения собрать оборудование:
  - Какой там у него рост? - спросил я как можно более твёрдым голосом.
  - Два метра 23 сантиметра... - бросил через плечо капрал, разбирая станину галографа.
  "...ростом 2 метра 23 сантиметра.
  На теле присутствуют многочисленные следы телесных повреждений..."
  "Следы повреждений"? А так можно? Ладно пойдёт: "...предположительно ставшие причиной смерти".
  Следы ставшие причиной смерти? "...нет, слишком плохо я ещё знаю английский, надо бы поднатаскаться", - признался я сам себе, но запись править не стал, этот вариант по крайней мере имел хоть какой-то смысл, а настоящий английский тут всё-равно толком никто не знает.
  
  Исторически, пожалуй, главным языком в городе должен был стать китайский, но уж слишком многое здесь зависело от международной кооперации и транснациональных корпораций, где английский давным-давно установился в качестве главного языка делового общения. Так и вышло, что английский был нужен всем переселенцам вне зависимости от национальности - все на нём говорили, хотя никто не знал его как следует, ведь почти что для всех он не был родным.
  Для того что бы разглядеть повреждения внимательнее мне пришлось присесть. Очевидно, пострадавшего били, может быть не долго, но очень сильно. Кости сломались как сухие ветки, но вот что странно - человек совершенно голый, но никаких переходов, отделяющих закрытие и открытие солнцу части тела я разглядеть не смог. Ягодицы, кисти рук, лицо - всё покрыто ровным однотонным загаром, скорее всего искусственным, как будто этот человек вообще никогда не покидал закрытых помещений. Немного подумав, я дописал:
   "Высокий натуральный мужчина, обнажённый, цвет кожи светлый, цветовых переходов отделяющих постоянно закрытие одеждой части тела от открытых не наблюдается, значит мужчина редко покидал помещения. Вероятный род деятельности: чиновник или инженер, на поверхности, видимо, почти не появлялся..."
  Внимательно осмотрев растёкшуюся из-под покойного лужу крови, я вернулся на несколько шагов назад, к машине медицинской службы. Теперь идти мне пришлось буквально на ощупь - после яркого света прожектором вокруг, казалось, царила полная тьма. Маячёк реанимобиля был единственным что я вообще мог видеть, даже силуэты санитаров стёрлись и казалось растворились во тьме пустой улицы.
  Задавая вопрос медикам, я не особенно надеялся получить ответ:
  - Когда наступила смерть?
  - Точно Вам скажут после вскрытия, - на этот раз мне ответил другой медбрат, более вежливый, и, видимо, более компетентный, - но на вскидку в короткий час, где-то после полуночи...
  Это всё действительно было очень странно: на поверхности неизвестный не появлялся, но что-то принесло его в короткий час в квартал компактного проживания репликантов, который местные по привычке называли чайно-тауном. Здесь его, по всей видимости, ограбили и убили, забрали всё, вплоть до одежды... да кому вообще может понадобиться чужая одежда? Полная чушь!
  Пожалуй, в этот раз я впервые пожалел, что согласился на такую работу, вместо простого, бездумного и понятного управления метагрузовиком.
  От размышлений меня отвлекли отблески полицейской мигалки - подъехала ещё одна машина. Встряхнул головой, отгоняя сон - все присутствующие дожидаются, когда закончится моя работа, надо бы поторопиться - я поспешил вернуться к телу, для окончания осмотра.
  Коммуникационный браслет с трупа тоже был сорван, но от него на запястье остался чётко различимый отпечаток. Когда человека добивали, коммуникатор был ещё на нём, на руку наступили с силой несколько раз, прежде чем срезать браслет. Это тоже необходимо отразить в протоколе осмотра...
  - Чё, ты там строчишь? - Натан, как всегда подкрался сзади незаметно и вынырнув из тьмы за спиной хлопнул меня по плечу. Я аж подпрыгнул от неожиданности.
  - Отчёт, бл..., тебе пишу, что же ещё!
  Значит, в подъехавшей машине был шеф, лично? Что принесло его сюда в четыре часа утра?
  
  С шефом полиции мы были давно знакомы, собственно так я и оказался на этой должности. Когда-то давно, в другой жизни, мы вместе стажировались в Алроса. Натан был представителем американских акционеров, а я молодым и амбициозным начальником службы безопасности, с тех пор наши пути ненадолго расходились, но потом кривая дорожка судьбы столкнула нас снова. Я любил Натана как брата. Не знаю уж точно, как он ко мне относился, но у меня здесь кроме него близких людей не было, и потому я очень нуждался в его обществе. Мне вообще как-то было не до новых знакомств последнее время, так что без Натана я бы взвыл от тоски, несмотря даже на исполнившуюся мечту детства, закинувшую меня в это место.
  Мы были близки намного больше чем начальник и подчинённый, но демонстрировать это на публику было совершенно не желательно.
  - И как успехи? - с ухмылкой спросил Натан
  - Да хрень какая-то, - честно признался я, - чувак явно большой хер из каких-то привилегированных структур. Я почти не появляюсь под куполом, но даже у меня лицо загорело как у якутского рыбака. А у этого смотри, - я ткнул пальцем в бледную шею изувеченного тела, - совершенно ровный загар, тело, руки, кисти, лицо - всё одного цвета, поскольку голым по поверхности он точно не ходил, такой загар может быть только искусственным. Складывается ощущение, что он закрытых помещений отродясь не покидал. И этот важный хер, лежит голышом, забитый до смерти в луже собственного говна и крови в самом бедном квартале этого города, хотя по всем признакам ему тут вообще делать нечего, разве что в составе правительственной делегации или благотворительного фонда. Но благотворительные фонды не разъезжают по трущёбам ночами, а его убили где-то около полуночи. Медики, говоря в короткий час. То есть полная ерунда... Кисти рук буквально растоптаны, не думаю что это случайность, так что теперь ещё надо личность как-то установить, и мне кажется с этим возникнут большие проблемы. Это явно привилегированный гражданин, не репликант, не мигрант, я готов биться об заклад, что его сигнатуры в базе данных нет... боюсь придётся обходить все блатные конторы, чтобы разузнать кто это был, это ведь работы на неделю!
  Тут шеф уже заржал в голос, и я посмотрел на него с явным непониманием.
  Продолжая надрывно хохотать, Натан развернулся, подошёл к своей машине, и вернулся с зажатой в руке бумажной газетой. Он протянул газету мне, не переставая хохотать, и добавил:
  - Полтора года здесь живёшь, а благодетелей своих даже в лицо не знаешь!
  Ничего не понимая, я принял газету из рук начальника - прямо с главной страницы на меня смотрела голограмма сегодняшнего трупа, на момент съёмки, ещё вполне живого. Заголовок гласил "Заместитель директора Транспланетной Горнорудной Компании подозревается в коррупционных связях...".
  - Так это... - я замялся не зная что сказать.
  - Да, замглавы единственного поставщика Красной Ртути в Солнечной Системе, - кивнул головой Натан
  - ...лежит голый в луже своей крови и дерьма на нашем участке, - задумчиво закончил я, и подняв глаза на шефа добавил, - боюсь это не предвещает ничего хорошего...
  
  В общем не нужно было быть гением, чтобы понимать - дело такого уровня грозит множеством неприятностей при любом исходе и уж тем более в процессе. В первый раз в жизни я пожалел, что тут нет какого-нибудь СБС или ФБР, которое дела такого уровня у обычной полиции забирает.
  
  - ...смотря кому, - весело ответил шеф, - дело, можно сказать, политическое. Я бы ожидал большой благодарности от Synergetic Technologies в процессе его расследования. Они, сто процентов, захотят быть в курсе этого дела...
  Я снова присел, завершая осмотр тела, а шеф, откуда-то сверху серьёзным голосом добавил:
  - Справишься? Дело-то из ряда вон?
  Прямо скажем, вопрос был каверзным. И я всерьёз задумался над ответом. Если бы существовала какая-то вышестоящая служба, занимающаяся сложными случаями, я бы от этой бодяги не задумываясь отказался. Но то-то и оно, что таких служб в городе никогда не было, потому что никогда не бывало никаких "особых случаев". Так что отказаться от расследования в таких обстоятельствах, это вроде как расписаться в собственной профнепригодности. Да труп, да странный, да привилегированный гражданин, ну так и что теперь? Так можно всю жизнь уличные кражи разбирать...
  Наверное, на пару минут я завис, придавленный сложностью сложившейся ситуации. Потом встал, уверенно кивнул, скорее себе, чем Натану, и спокойно ответил:
  - Буду пытаться, кто-то же должен, почему не я?
  Натан удовлетворённо хмыкнул.
  - Поехали в участок, там допишешь, пусть судмедэксперты поработают, - он сделал жест медработникам, и те довольно резво ринулись с каталкой к телу, видимо сидеть без дела им уже поднадоело.
  - А батарейка? - спросил я, указывая в сторону своей машины..
  - Отправь домой, - ответил Натан, пропуская меня вперёд, - мне интуиция подсказывает, что освободишься ты теперь не скоро.
  Мы прошли к полицейской машине, на которой приехал Натан. Я обошёл машину и рухнул на пассажирское сидение, а Шеф плюхнулся рядом на водительское кресло.
  - В управление, - скомандовал он.
  Система ответила вопросом:
  - Включена мигалка экстренного перемещения, отключить?
  - Да, отключай, - манул рукой шеф, - поехали.
  Батарейка, аккуратно сдала задним ходом по узкому переулку и набирая скорость двинулась к участку. Я думал, что, наверное, надо что-то сказать или спросить, раз уж шеф предложил ехать вместе, но завершить свои размышления не успел.
  Почти сразу же зазвонил коммуникатор, не глядя на входящий номер, я совершенно автоматически принял вызов:
  - Слушаю, - сказал я, и сразу же пожалел, что вообще поднял трубку.
  - Сити Тудей, нам поступила информация, что Вы расследуете дело...
  Не став выслушивать подробности, я сразу же нажал отбой, и с подозрением посмотрел на шефа.
  - А я-то тут при чём? - заметив мой колючий взгляд, Натан сделал непонимающее лицо, - ты как думал? Они, наверное, уже и базу нашу вскрыли, и знают всё лучше нас! Почитай такого дела за всю мою жизнь не было!
  Я лишь разочарованно покачал головой, однако теперь у меня был повод сделать задумчивое лицо и ни о чём больше не говорить.
  
  Когда мы прибыли в участок старинные настенные часы над входом показывали почти пять утра. Из всех сотрудников на месте был лишь дежурный офицер, да старый вахтёр-репликант Джек Джексон. Шеф отправился в свой кабинет, а я, присев за отведённый мне стол в головной части отдела, стал дописывать отчёт осмотра места преступления.
  Шеф рекомендовал мне заблокировать коммуникатор для всех частот кроме полицейских, и я немедленно последовал этому совету, заблокировав не только браслет, но и почту. Связь между собой мы с Натаном условились держать только на полицейской волне. Конечно, журналисты пробились и туда, но дежурный офицер сразу напомнил, что за неуставное использование полицейских частот он выпишет штраф каждому дозвонившемуся в размере годового дохода, и количество желающих пообщаться мигом сошло на нет.
  
  Меньше чем через час у меня на столе появились первые результаты судмедэкспертизы. Собственно ничего неожиданного в них не было:
  "...Группа крови II, резус фактор положительный.
  Смерть наступила в 24 часа 19 минут...
  Причина смерти: многочисленные критические повреждения тела, переломы ... ушибы внутренних органов... кровоизлияния
  ...
  Кисти рук повреждены намеренно, что бы усложнить процесс снятия отпечатков пальцев...
  ...
  На запястье сохранился отчётливый отпечаток браслета-коммуникатора. Судя по отпечатку, погибший принадлежал к привилегированному классу управляющей филы..."
  Да уж кто бы сомневался, как будто по росту и цвету кожи этого не видно, браслет можно было вообще не срывать, как и одежду, такое впечатление, что убийца не местный... "Не местный!" - осенила меня внезапная догадка, - "а ведь это очень похоже на правду!"
  Убийца уничтожил отпечатки, снял браслет и одежду в надежде затруднить опознание, потому что не знал, как оно у нас происходит.
  Я задумчиво постучал стилосом по столу.
  Наскоро оформив карточку дела, составил перечень материалов и поспешил зафиксировать свои предположения. Ещё раз перепроверив детали, я аккуратно дописал отчёт осмотра, внёс данные и приобщил отчёт судмедэкспертизы - за этими рутинными процедурами как-то незаметно пролетело целых два часа - в участок стали стягиваться служащие, но поглощённый работой я не замечал никого вокруг.
  
  А в восемь утра пришли они.
  
  Я как раз закончил подбивать список заведений с камерами наружного наблюдения, которые могли бы зафиксировать место происшествия в нужное нам время, и уже было собрался стартануть собирать записи, когда в участок вошли трое высоких лысых худощавых мужчин в строгих дорогих плащах, чуть ли не из настоящей кожи.
  Ни кого не спрашивая и даже не глядя по сторонам, они зашли в здание Управления Полиции, как к себе домой. Конечно же, их никто и не подумал останавливать. Вахтёр Джек Джексон, старый как первый колонист, ещё из несерийных реплик, лишь согнулся в немом поклоне, когда тощие тени важно прошествовали мимо него.
  Эти странные люди, больше всего напоминали мне инопланетян из очень старого фильма - мать очень любила классические фантастические плоские кинокартины, и я тоже пристрастился к ним с детства - вот эти люди были точь-в-точь такими, как пришельцы в классической картине "Тёмный Город": худые, высокие, с бледными вытянутыми лицами, безумными глазами и в длинных чёрных кожаных плащах в пол. До полного сходства им не хватало только больших широкополых шляп. К сожалению шляпы, как и любые другие головные уборы, натуральные люди под куполом не носили, и бриться предпочитали на лысо - это хоть немного увеличивало площадь поверхности тела, открытой солнечным лучам. Пусть и не слишком сильно, но такая мера всё же увеличивала естественную выработку витамина Д, критически необходимого в здешних условиях.
  
  Незнакомцы прямым ходом прошли к моему столу, как будто это был не полицейский участок, который они посещали первый раз в жизни, а их собственный офис, где они бывают каждый день.
  Один из высоких бледных людей, не спрашивая разрешения, сразу же присел на стул напротив меня, а двое других остались стоять чуть за его спиной по обе стороны от стула. Незнакомец положил ногу на ногу и сплёл худые длинные пальцы, обхватив колено, на руке блеснул золотом браслет привилегированного члена филы.
  Блеск этого браслета, собственно, и отвлёк меня от размышлений. Я даже успел подумать: "О! Вот такой браслет был на погибшем!", прежде чем до меня дошло, что эти странные люди пришли ко мне:
  - Чем могу помочь? - я постарался выдавить из себя всю свою вежливость.
  Поскольку я не выспался, и мне и без того предстоял длинный и тяжёлый день, подобное усилие далось мне не легко, но я справился и даже выдавил из себя подобие улыбки.
  - Вы передадите нам все материалы по делу, а мы, со своей стороны предложим вам всестороннюю помощь и сотрудничество, - холодным голосом заявил незнакомец.
  Признаться, я немного опешил от такой наглости, и не сразу нашёлся что ответить:
  - Я, конечно, не слишком хорошо ещё разбираюсь в вашей иерархии и структуре сообщества, - наконец проговорил я, стараясь подбирать слова как можно точнее и вежливее, - но мне казалось, что Транспланетная Горнорудная Компания не имеет отношения к Синергия Технолоджес...?
  Я вопросительно уставился на посетителя, но он не смутился даже на йоту.
  - Вам казалось неправильно, - голосом не терпящим возражений произнёс он, - к СинерГЕТИК Технолоджес, - гость сделал ударение на второй половине слова, которое я, по всей видимости, произнёс с ошибкой, - имеет отношение ВСЁ, что происходит на этой планете.
  - В любом случае, - я развёл руками, - у меня пока нет никаких материалов, которыми я мог бы с вами поделиться. Я только и успел, что составить перечень камер, которые могли заснять место преступления, но даже не успел собрать с них данные...
  Незнакомец прервал меня резким жестом открытой ладони и не дав мне опомниться вставил:
  - В этом нет нужды, - произнёс он, кивнув одному из своих подручных.
  Такой же высокий худой и чёрноплащный мужчина, стоявший слева от моего собеседника, извлёк из кармана маленький предмет и ни слова не говоря положил его передо мной на стол. Это оказалась обычная карта с данными. Я поднял глаза на человека протянувшего мне флешку и состроил вопросительное выражение лица. Но на незаданный мною вопрос ответил всё тот же сидящий перед мной незнакомец:
  - Здесь примерно 17000 часов видеонаблюдения со всех камер Чайонотауна, для удобства мы собрали для Вас интерактивную карту, и вы сможете одним движением выбрать нужную камеру и нужное время. Как Вы видите, мы готовы к сотрудничеству и можем сильно облегчить Ваш нелёгкий труд, - незнакомец ещё раз кивнул головой, на этот раз второму сопровождающему, стоявшему слева.
  Тот, казалось, даже не шелохнулся, но через мгновение из моего коммуникатора раздался короткий сигнал оповещения. Я не без удивления взглянул на запястье - короткое сообщение с банковского номера гласило: "Ваш счёт пополнен на 100.000 кредитов". Открыв было рот, я хотел уже разразиться возражениями, но визитёр всё также резко прервал меня, не дав вставить слово:
  - Это подарок. Вы ничего нам не должны, можете считать, что выйграли в лотерею.
  - Я не могу принять деньги, - решительно произнёс я.
  В глубине души я, конечно, надеялся, что мои возражения не примут. Но как-то вот так в наглую брать деньги я уже отвык.
  - Ах, оставьте это лицемерие, - незнакомец расплёл пальцы и взмахнул наотмашь кистью правой руки, как будто отгоняя невидимую муху, - мы же не на Земле, здесь никто не привлечёт Вас за неуплату налогов и не осудит за коррупцию. Деньги Вы можете оставить себе вне зависимости от того, хотите Вы с нами сотрудничать или нет. У Вас есть некоторое время для размышлений, а сейчас мы не станем Вас больше задерживать. Работайте спокойно, мы свяжемся с Вами позже.
  Высокий мужчина чуть заметно кивнул головой, этот кивок должен был, видимо, послужить знаком вежливости, но даже внешне этот жест выглядел высокомерным в буквальном смысле этого слова - даже сидя мой гость выглядел выше, чем я стоя.
  Сложно было понять, дошла ли до незнакомца вся нелепость его жеста, но он, не проронив больше ни слова, быстро поднялся, и всё также молча покинул помещение. Его сопровождающие, тоже не издав ни звука, как тени, проследовали за ним и скрылись за дверью.
  Я перевёл дух - впервые я наблюдал бессмертных так близко, а они даже издали производили довольно жуткое впечатление.
  
  Сосредоточится на работе я уже не смог. Встав из-за стола, я растерянно обвёл взглядом помещение, но все присутствующие в участке старательно делали вид, что ничего не произошло. Мысленно ругая коллег и местные порядки я проследовал в кабинет шефа, и, прикрыв за собой дверь, почему-то шёпотом, как будто опасаясь спугнуть ещё и Натана, проговорил:
  - Ко мне приходили эти...
  Я ещё не успел оформить мысль в законченную фразу, как шеф, без тени смущения, хохотнув, спросил:
  - Сколько дали?
  - Сто тысяч, - честно ответил я, всё ещё находясь в лёгком ступоре.
  Натан присвистнул:
  - Неплохое начало! Сегодня ты угощаешь.
  - В смысле "начало"? - я не поверил своим ушам, - ты предлагаешь мне оставить деньги?!
  - А ты что собираешься отдать кому-то 100 кусков? - шеф улыбался уже во всю харю.
  За что я его любил, так это за неизбывное чувство юмора, и возможность находить весёлое в самых странных местах:
  - Если эти деньги у тебя лишние, - продолжил он, - просто отдай их мне! Или, - шеф понизил голос, и, состряпав страшное лицо, надрывно прошептал, - ты хочешь пойти на конфликт с SynTec?
  - А что, я должен соглашаться?! - удивлённо переспросил я, не оценив юмора.
  Как-то отвык я от таких вещей за несколько лет законопослушной жизни; но, видимо, только я один.
  - Да ясный хрен, - Натан хлопнул ладонью по столу, пытаясь вывести своего отупевшего от спокойной жизни подчинённого из ступора, - ты чё тупишь! Если не согласишься, я сам возьму деньги и заменю тебя кем-нибудь другим! Это же, бл..., Synergetic Technologies, грёбанные хозяева Марса. Да я лучше с ТГРК разругаюсь! Да, зарплату нам платят земляне, но мы-то с тобой на Марсе! А На Марсе всем заправляют бессмертные! Я не стал бы с ними связываться даже если бы они денег не платили!
  Он даже привстал над столом чтобы помахать пальцем у меня перед носом, а затем окончательно покинул своё огромное кресло и, обойдя его, направился к стеллажу в другом конце кабинета.
  - Ты вот что, - он подошёл к небольшому шкафчику, и выудил из его глубин графин и два стакана, - успокойся. Сейчас мы с тобой накатим и подумаем вместе, как нам быть дальше.
  Он жестом указал мне на стул для посетителей - ведь я до сих пор мялся перед столом стоя в нерешительности - и усевшись обратно в кресло, небрежным жестом сдвинул со стола бумаги. Он опустил на освобождённое место графин и стаканы, и жестом указал мне на них, давая понять, что сегодня в рабочем дне можно сделать перерыв.
  Звон стекла бокалов, подействовал на меня как звук колокольчика на собаку Павлова - я сразу вышел из ступора, подвинул стул, сел, и придвинувшись как можно ближе к графину, одновременно пытался незаметно проглотить непроизвольно выделившуюся слюну.
  Натан до половины наполнил стаканы жидкостью, визуально не отличавшейся от воды, и подвинул мне дин из них. Я с нетерпением принял стакан и сделал несколько небольших глотков - напиток обжог горло и сбил дыхание - по старой привычке занюхав жидкость пустой ладонью, я сипло спросил:
  - Сколько здесь? - указывая глазами на жидкость.
  Натан сделал один большой глоток, поставил стакан на стол, глубоко вздохнул и только после этого смог ответить, голос его прозвучал также сипло, как будто он не до конца восстановил дыхание:
  - 70... может 80... я ж его не мерял...
  Я сделал ещё один большой глоток, и, вернув стакан на стол, глубокомысленно заметил:
  - Черчилль бы не одобрил, он говорил раньше двух часов дня нельзя, а сейчас начало девятого...
  - Мы же так, для ясности ума так сказать, - успокоил меня Натан, плеснув в стакан ещё жидкости, - короче смотри, что мы будем делать: обо всём, что тебе станет известно, докладываешь мне лично. Я тоже пробью чего-нибудь по своим каналам...
  Он поднёс стакан к губан, на секунду замешкался, вопросительно взглянул на меня и добавил:
  - Деньги поделим?
  - Да не вопрос! - если честно от такого предложения я даже ощутил некоторое облегчение: с напарником-то и воровать легче, вроде как часть ответственности перекладываешь на другого человека. К тому же с Натаном мы прошли вместе огонь воду и медные трубы. Только я все последние два года думал, что наши криминальные махинации останутся на Земле, но если он сам предлагает, то отказываться, конечно, грех.
  Я сделал ещё глоток, вернул пустой стакан на место, и в несколько движений облегчил свой баланс на 50.000 в пользу Натана. Из коммуникатора шефа раздался короткий сигнал банковского оповещения, но он даже не взглянул на браслет. Вместо этого он налил в стакан жидкости ещё на полпальца, протянулся его мне, и добавил:
  - Думаю не надо тебе рассказывать, что в первую очередь нас интересуют записи с камер наружного наблюдения?
  - Ах, да! - я хлопнул себя ладонью по лбу, и вынув из кармана принесённую бессмертными флешкарту, положил её на стол перед шефом, - они сказали, что здесь все данные, со всех камер наблюдения в районе...
  - Оперативно работают, - восхищённо присвистнул Натан, - не смотрел ещё?
  - Не, - я покачал головой, - я ж сразу к тебе... да и они сказали, что там несколько тысяч часов...
  - Хорошо... - задумчиво произнёс шеф, и поёрзав в кресле добавил, - короче смотри... мы всю текучку пока откладываем, и займёмся этим делом вместе... кстати, жрать охота... - неожиданно сменив тон закончил он озираясь по сторонам, как будто от его слов в кабинете могла появиться еда.
  - Да! - быстро поддержал я шефа, - я с трёх часов утра на ногах, было бы не плохо чего-нибудь перекусить...
  - А Настя там? - спросил он, указывая глазами на дверь.
  Подняв вверх глаза, я попытался откопать ответ на этот вопрос в своей памяти, но не смог - я пронёсся в кабинет Натан так быстро, что даже не заметил, сидит ли его жена на своём секретарском месте, или ещё не пришла.
  
  Родственные связи и семейные подряды были для Марса нормой, огромные семейные кланы, разрастаясь, захватывали целые области управления и бизнеса, и никому такая практика не казалась предосудительной. Так что когда по согласованию с ЕМС в управление прибыл новый начальник, никто не удивился, что секретарём он назначил свою супругу - ну должна же жена переселенца где-то работать? Не метогрузовик же ей водить, в самом деле.
  Кроме того, Настя была якутянкой - они познакомились с Натаном в Якутске, где она проходила стажировку в дипмиссии Сибирской Федерации - и потому внешне сильно напоминала китайские реплики человека. Репликанты, никогда не бывавшие на Земле, сразу посчитали её за свою, и прониклись к новому шефу полиции симпатией. Ведь несмотря на то, что правительство всячески поощряло расовое смешение, люди есть люди - и социальные инстинкты заставляли большинство землян и коренных граждан относиться к репликам если не с презрением, то с настороженностью. Брак между человеком и репликой не то что бы считался зазорным для человека, но всё равно был очень большой редкостью.
  Уж неизвестно кто первым пустил слух, что супруга шефа полиции репликант, но его популярность "в народе" от этого резко выросла. Натан и Настя опровергать слухи не спешили, и меня до сих пор терзали смутные сомнения, что эти слухи распустили сами супруги. Впрочем, я с Натаном об этом не разговаривал... и ни с кем не разговаривал. Я вообще предпочитал держать язык за зубами, за что на Земле меня ценило руководство Алроса, а на Марсе - ТГРК.
  Натан нажал кнопку интеркома и спросил в пустоту:
  - Нась, ты тут?
  "Да", - раздалось из интеркома.
  Она всегда отвечала одним этим коротким словом. "Да, дорогой" звучало бы слишком фамильярно, а "Да, шеф" - слишком официально, не придумав хорошего варианта, на работе, Настя предпочитала отвечать на вопросы мужа чётко и односложно.
  - Нась, у нас тут очень большое и сложное дело, я лично буду участвовать в расследовании, и мы, короче, тут сейчас будем конкретно вот прям работать... сообрази нам чего-нибудь пожрать, и переложи куда-нибудь текучку, дня на два-три...
  - Хорошо, - раздалось из динамика.
  Шеф потянулся было к кнопке интеркома, но не успел:
  - Нат... тут журналисты мне весь коммутатор оборвали, чего с ними делать? - добавила Настя пока муж не успел отключиться.
  - Посылай на х..., - предельно чётко выразился шеф.
  - А если придут эти... - Настя выдержала многозначительную паузу, но о ком она говорит было понятно и так.
  - Да проспала ты всё, - хохотнул он в ответ, - приходили уже, работу нам принесли, которую мы с Олегом сейчас будет работать со страшной силой.
  - Поняла, - ответила Настя и интерком отключился.
  Шеф откинулся в кресле и расслабленно произнёс:
  - Давай, посмотрим, чего там у тебя...
  Я протянул шефу накопитель, и Натан пристроил его где-то под столом.
  Над столешницей раскинулась голографическая карта доброй трети города, с красными огоньками зафиксированных камер.
  - Интерфейс, - скомандовал Натан, и с левой стороны карты высыпался список строк активных фильтров, - когда, говоришь, это было? - кинул он в мою сторону.
  - Экспертиза говорит в 24.19... - припомнил я.
  - Короткий час, - скомандовал шеф, россыпь огоньков поредела, но не сильно.
  Подвинув стул, я переместился на другую сторону стола, подвинул шефа, и присел так, что бы карта была видна им обоим примерно под одним и тем же углом. Натан привстал, несколько раз подвинул карту, подыскивая нужный ракурс, и нажал на красную точку.
  Карта сменилась плоским изображением улицы. Я на несколько секунд замешкался, отыскивая в кадре единственный знакомый ориентир - высокую дверь, задёрнутую белой защитной шторой. И лишь потом сообразил что в кадре день, и дверь, которую я ищу, сейчас открыта:
  - Перемотать на 24.15!
  Изображение сменилось тёмной улицей, с редкой подсветкой диодных фонарей. По переулку шёл высокий мужчина в чёрном плаще, он остановился на перекрёстке, совсем на краю видимости, и стал нетерпеливо поглядывать на часы, дверь была чуть ближе к камере, человек чуть дальше, его почти не было видно, только мелькающая то и дело к лицу правая рука.
  - Так не пойдёт, - шеф прервал трансляцию. Давай поищем ракурс получше.
  Несколько минут мы перебирали фильтры и камеры, пока не нашли более подходящий вариант.
  Видеозапись с этой камеры была не слишком отчётливой, зато ракурс идеальный - дверь чуть левее центра, человек, поглядывающий на часы - чуть правее. Что бы получше разглядеть детали, нам пришлось погасить свет в кабинете и задёрнуть шторы - за окном уже уверенно рассвело - и только мы собрались приступить к просмотру, как в дверь глухо постучались. Шеф аж подпрыгнул, а в подсвеченной лишь мельканием голограммы темноте кабинета прозвучал растерянный девичий голос:
  - Вы тут чего в темноте-то сидите?
  В полосе света, прорывавшегося из-за полуоткрытой двери, нерешительно замер женский силуэт.
  - Настя! - крикнул шеф, - Чё пугашь!
  - Вот трындец вы борцы с преступностью, - раздражённо ответила Настя, - если Вас баба может напугать до усрачки... кто тут жрать просил?
  В моменты эмоционального возбуждения Настя переходила на русский язык - который был куда как более богатый эмоциональной лексикой - как и я сам. Иногда нам с ней даже требовалось время, что бы понять, почему окружающие переставали реагировать на наши слова. Натан такой особенностью речи не обладал, все-таки хоть он и знал наш язык в совершенстве, родным он ему не был, так что ругался он исключительно по-английски.
  - ...а мы уже и забыли, - спохватился я.
  - Свет! - скомандовала Настя, снова вернувшись к английскому, изображение над столом стало совсем бледным.
  Зато стало видно, что Настя тащит с собой небольшой поднос с бутербродами:
  - Я тут сварганила Вам по-быстрому... - сказала она, выставляя поднос на стол, но тут в её поле зрения попали стаканы.
  Она остановилась, принюхалась, и укоризненно произнесла, обращаясь к мужу:
  - Вы чё тут пьёте уже с утра?
  - Нась! - отмахнулся от неё шеф, - я ж говорю - работаем! А тут такое дело - без стакана не разберёшься - ты ж в курсе, что бессмертного убили сегодня ночью?
  - Да уже вся Солнечная Система в курсе! - ответила Настя, - и чё это повод нажраться ни свет ни заря?
  Если честно в момент чужих супружеских разборок я чувствовал себя довольно неловко. Так происходило всегда, если при мне выясняли отношения, но шеф решительно прервал разгоравшуюся полемику:
  - Нась, иди работай, ну я тебе серьёзно говорю - мы делом заняты. К человеку, - он кивнул в мою сторону, - бессмертные приходили, он с непривычки перенервничал...
  - И ты решил его успокоить... - то ли спросила, то ли утвердительно сказала Настя, но спорить больше не стала и спешно покинула кабинет.
  Закрывая за собой дверь, она отдала короткую команду "Свет!" и когда кабинет погрузился в темноту, из узкой полосы света добавила:
  - Не уработайтесь тут до вечера, я понимаю, что на Марсе ты весишь меньше 30 килограммов, но я тебя всё равно домой не потащу.
  Дверь закрылась, полоска света исчезла.
  Придвинувшись, обратно к столу я скомандовал:
  - Перемотка на 24.15, просмотр!
  Изображение ожило. Высокий мужчина стоял справа от двери (на видео, на самом деле, значит, слева) и нетерпеливо поглядывал на часы. Прошла минута, вторая... вдруг он неожиданно сложился пополам, видимо вскрикнул - звук камера не писала - подлетел в воздух, неведомая сила в буквальном смысле скрутила его, как будто хотела выжать человека из его плаща, и страшным ударом влепила в стену прямо над дверью. На стене остался ясно различимый мокрый отпечаток.
  Тело упало на мостовую, но сразу же вновь поднялось в воздух. Человек был ещё жив, левая рука болталась плетью вдоль висящего в воздухе тела, а правой он пытался поймать что-то перед своим горлом, которое как будто сжимала невидимая рука. Затем шея неестественно выгнулась, резко повернулась и человек сразу обвис, потеряв способность сопротивляться.
  Но невидимую силу это не остановило.
  В полуметре от земли она продолжала ломать его безвольное тело, затем ещё несколько раз она опускала его на мостовую впечатывая в мокрый от крови бетон и вновь поднимала в воздух продолжая крушить кости и разрывать ткани.
  Больше всего запись напоминала старинный фильм ужасов, где невидимый демон чудовищной силы терзает тело своей беззащитной жертвы: конечности неестественно выворачивались, неведомая сила болтала несчастного в воздухе как тряпичную куклу ещё несколько минут.
  Затем всё та же невидимая рука вытряхнула труп - очевидно марсианин был давно мёртв - из его дорого пальто, превратившегося в кровавые лоскуты. Остальная одежда разошлась по швам, скомкалась и легла кучей на окровавленный плащ. Потом руки голого человека, уже покойника, несколько раз вздрогнули, как будто кисти топтали невидимые ботинки. И наконец, в довершение всей этой жути, от руки отделился разорванный золотой браслет и отправился в кучу с окровавленными вещами. Затем вся эта куча собралась в один большой комок, и... исчезла!
  В кадре осталось лежать лишь кровавое месиво, оставшееся от замдиректора богатейшей компании Солнечной Системы.
  - Пауза, - как можно более чётко скомандовал я, хотя голос меня не слушался, - свет! - добавил я, и переведя глаза на шефа спросил, - что это за херня?
  - Это очень сильное колдунство, мой дорогой друг! - Натан многозначительно выпучил глаза и подмигнул мне многозначительно, - если тебя не убьют в процессе, мы с тобой после этого дела себе по бензиновой машине с Земли привезём...
  - Э-э-э-э-э... - не понял я, - чего это, убить могут МЕНЯ, а разбогатеем МЫ?
  - Ну, дело-то ты ведёшь, - усмехнулся Натан, - можешь не сомневаться, если тебя убьют, я его нафиг закрою, от греха подальше, и сдам в архив за недостаточностью улик. У меня двое детей и мы ждём третьего - я не оставлю их сиротами, ради какого-то зажравшегося марсианина.
  Честность, конечно, была ещё одним неотъемлемы достоинством шефа, но в этот раз я аж поперхнулся от такой пугающей откровенности. В это время шеф неторопливо взял с тарелки бутерброд и протянул его мне:
  - Угощайся, - проговорил он вкрадчивым голосом, и, взяв второй бутерброд, немедленно вгрызся в него зубами.
  - Не, ты погоди, - проговорил я с возмущением, положил бутерброд обратно и всё также непонимающе уставился на него, - чё это вообще было-то? Что, это б..., за приведение с мотором? Фотомонтаж? Бессмертные подсунули нам левую запись?
  - А зафем им эфо? - не отрываясь от пережёвывания пищи, ответил шеф, - можно, конечно, проверить записи, но я не думаю, что они притащили бы нам фальшифки... да и подделать столько записей за пару часов даже СинТеку не под силу... им было бы куда проще уничтожить записи вообще, если бы там было что-то, чего они не хотели бы нам показывать...
  - Тогда... как? - всё ещё не понимая спросил я.
  - Полагаю, термооптический комуфляж, - спокойно ответил Натан, пытаясь поймать высыпающиеся изо рта крошки, - я знаю, что такие штуки существуют в природе, но никогда бы не подумал, что их можно встретить на Марсе... это военная разработка... с Земли...
  Мне сразу вспомнилась осенившая меня утром догадка, что убийца может быть не местным... и тут как будто вспышка молнии пронзила моё сознание:
  - Сегодня же стартовый день! - чуть не подпрыгнул я на месте.
  - Точно! - дошло и до шефа.
  Натан вынул накопитель с данными из-под стола, отдал его мне и скомандовал:
  - Шуруй, просматривай все записи. Желательно найти, как и откуда пришёл человек. Не факт что получится, но ты уж постарайся, найди хоть что-нибудь, а я свяжусь с ТГРК и SynTec! Бегом!
  Я кивнул, на ходу выпрыгивая из кресла. Но бросив взгляд на сложенные стопкой бутерброды, остановился и спросил:
  - Возьму парочку?
  - Да-да, - Натан сделал рукой торопливый жест над столом, как будто стряхивая крошки в сторону двери, показывая, что подчинённому необходимо срочно покинуть кабинет, и уже набирал номер на коммуникаторе.
  Пока я собирал бутерброды и выходил, шеф успел связаться со стартовой площадкой:
  - Необходимо отложить вылет челнока... придумать предлог... ах, уже отложили? А что случилось? ... - донеслись до меня обрывки разговора.
  "Отложили вылет - это хорошо", - подумал я и закрыл за собой дверь.
  Кивнув Насте, я пробежал мимо, демонстрируя всем видом, что мы были реально заняты и путём недюжинных мозговых усилий почти что раскрыли такое сложное дело; и удалился в просмотровую, где оборудование было получше, и, кроме того, позволяло провести с видео любые необходимые процедуры.
  Подъедая бутерброды, я просматривал камеры вокруг места происшествия, и мне довольно быстро удалось установить, откуда прибыл убитый - голубая батарейка СинТека была припаркована в двух кварталах от места происшествия - дальше он передвигался пешком.
  Запросив доступ к нужной камере, я уже через пять минут убедился, что машина до сих пор стоит на том же самом месте. Я набрал внутренний коммутатор:
  - Приёмная! - скомандовал я роботу.
  С полминуты в трубке стояла тишина, пока, наконец в трубке не раздался голос Насти:
  - Да? - ответила она деловым тоном.
  - Нась, Натан ещё на месте? - спросил я.
  - Пока да, но он собирает пресс-конференцию...
  - А как же "посылать на х..? - удивлённо бросил я в трубку
  - Он меня в свои планы не посветил, - теперь Настя отвечала уже с раздражением, интонацией голоса давая понять, что мне следует быть лаконичнее в высказываниях и не отнимать её времени даром.
  - Хорошо, не злись, - сказ я примирительным тоном, - скажи ему что срочно, и соедини.
  Ещё полминуты молчания, и торопливый голос Натана:
  - Ну чё надо? Что-то нашёл?
  - Да, ты же говорил, что берёшь дело на личный контроль, вот и поспособствуй. Я продолжу просматривать записи, может найду землянина, а ты отряди кого-нибудь в помощь...
  - Куда, зачем? - не понял Натан.
  - Да я батарейку нашёл, - поспешил я внести ясность в дело, - на которой убитый приехал, она до сих пор на месте!
  - Хорошо, - голос шефа сменился с раздражённого на удовлетворённый, - кидай координаты...
  - Погоди! - затараторил я, пытаясь вставить слово пока он не отключился, - не бросай трубку!
  - Да? Чего ещё? - снова недовольный голос.
  - Это... чего ты там собрался на пресс-конференции объявлять?
  - А тебе что за печаль? - не понял Натан
  - Ну не знаю, может ты решил обвинить в убийстве землян, или сказать, что задержка челнока связана с убийством замдиректора ТГРК? - не могу сказать что бы это прямо сильно меня волновало, но мне хотелось знать официальную версию следствия до того как шеф её озвучит, а то сам напишу в отчёте или ляпну что-нибудь не то...
  - Совсем дебил? - Натана явно передёрнуло от вопроса, - ты смотри сам, чё-нибудь такого не ляпни... - и он бросил трубку.
  Ну так-то да, вряд ли мне следовало переживать: Натан всегда был языкатым, мог проговорить на презентации два часа и не сказать ни одного слова по существу - в своём роде высший пилотаж. Каждый раз глядя на его выступление перед акционерами Алроса я вспоминал посла Империи в Основании, который две недели рассказывал о дружбе академиков с Трантором и умудрился при этом не дать ни одного однозначного ответа ни на один заданный ему вопрос.
  "Надо бы посмотреть, чего он там наболтает, чтобы быть в курсе на всякий случай... - пришла в голову мысль, и я снова соединился с приёмной через центральный коммутатор управления.
  - Да? - ответила Настя усталым голосом, видимо сегодня ей спокойно поработать не дадут.
  - Нась, свяжись со мной, когда шеф будет давать конференцию, мне же надо быть в курсе официальной версии... - извиняющимся тоном добавил я.
  - Да, хорошо, - ответила Настя и положила трубку, пока я не успел спросить ещё чего-нибудь.
  
  Выпитый с Натаном самогон почти полностью выветрился, и жрать захотелось с новой силой - с утра-то я позавтракать не успел.
  Решив, что на голодный желудок много не наработаешь, я оторвался от стула и пошёл за чаем. Ну как за чаем, за кипятком, который можно было набрать из установленного в коридоре бойлера. Чай я взял в своём письменном столе - я кинул туда коробку, наверно, с полгода назад, но так её и не открывал. Да и чаем-то это фуфло можно назвать с весьма не скромной натяжкой.
  Настоящие чайные кусты на Марсе не растут - им не хватает солнечного света, поэтому порошковый напиток делают из грибов родственных дальневосточной чаге, которые выращивают на древесных отходах - им-то свет вообще толком не нужен.
  Наливавшаяся в кружку горячая вода немедленно закипала - в бойлере давление больше атмосферы, а под куполом примерно 4/5 от земной нормы, при таком давлении вода кипит при девяноста градусах, а не при ста как на Земле. Поэтому получается очень забавный эффект - в бойлере давление повышенное, из-за парообразования, поэтому вода за стеклом находится в покое при температуре 95 градусов, но когда ты её выливаешь в кружку - она закипает.
  Очень забавно, я первые полгода всё никак не мог привыкнуть, прям, блин, чайник наоборот. Но теперь меня эти фокусы, конечно не интересовали.
  Вернувшись в кабинет, я расправился с оставшимися бутербродами и лишь получив в желудке подобие чувства сытости продолжил работать дальше.
  Было боле-менее понятно, что землянина на записях мы не найдём. Надо быть во всю башку дураком, чтобы имея термооптический камуфляж запалиться на камеру. Будь это на Земле, удалось бы найти следы, опечатки подошв, или ещё что-то в этом роде - пусть свет он не излучает и не отражает, но вес-то у него сохраняется - однако тут и такой фокус не пройдёт: поверхность города закатана в бетон, в том числе для того, чтобы предотвратить просачивание драгоценной атмосферы в почву. Дождей под куполом, соответственно, не бывает, разве что мелкая утренняя морось - скорее напоминающая плотный туман - от перепадов температуры, но она случается разве что на рассвете или даже позже, а убийца покинул место преступления задолго до восхода солнца. Да и не сделала бы эта морось следы более явными.
  Разве что...
  Да! Точно! Если убитого раздели только чтобы запутать следствие - а пока я склонялся именно к такому варианту - то преступник потом должен был избавиться от одежды. Ему ведь нет никакой нужды таскать её с собой - уж ограбление-то можно исключить наверняка...
  Как можно от неё избавится? Можно выбросить, можно спрятать - и то и другое сомнительно, тот же браслет давно уже отследили - спрятать одежду и уничтожить браслет? Бессмысленно. Любой способ подходящий для уничтожения браслета, подойдёт и для одежды, уничтожать браслет и прятать одежду - это давать два потенциальных следа следствию вместо одного.
  Конечно, одежду можно растворить в кислоте, но браслет всё равно надо уничтожить как-то иначе, а если сжигать браслет, то нет никакого смысла усложнять работу с одеждой - сгорел сарай, гори и хата.
  Как не крути, надо искать следы пламени. Даже если предположить, что убийца воспользуется каким-нибудь микрореактором (а такие существуют вообще? с другой стороны, раз уж термооптический камуфляж...), или щепоткой изотопов, способных вызвать короткую, но энергоёмкую реакцию, то на воздухе одежда всё равно воспламенится. Можно, конечно, напридумывать ещё более сложных способов, но едва ли это имеет смысл: любое усложнение - это либо потеря времени, либо лишние хвосты, которые надо чистить. Так что да, надо искать следы огня.
  "Найти огонь!" - скомандовал я фильтрам, и уже через пару секунд моим глазам престал полыхающих бледным бездымным пламенем сияющий круг, примерно в трёх кварталах от места преступления, в противоположном от брошенной батарейки конце сектора.
  Пара минут на подбор удачного ракурса, и вот перед ним очередная сценка из фильма ужасов: посреди улицы из воздуха выпадает комок вещей, невидимая сила притаптывает их сверху, что бы слой был как можно тоньше, и вдруг, как по волшебству, смятые вещи оказываются в кольце пламени. Огонь с внешней окружности круга перемещается внутрь, дыма нет, но температура пламени такая, что натуральная кожа (вот ведь! правда плащи из кожи! где они её достают-то?!) начинает плавиться быстрее, чем гореть. Золотой браслет не успевает раскатиться в блестящую лужицу, вместо этого за считанные секунды он трещит и испаряется в снопе искр.
  Термит, или ракетное топливо... ну это не отследишь, тут ракетным топливом, хоть и разбавленным, даже зажигалки заправляют...
  Тем не менее, место установлено. Более того, эти две точки позволяют построить точный вектор перемещения и примерно представить, куда шёл убийца... впрочем, тут и думать нечего.
  Я провёл линию от места, где утром увидел труп, до огненного кольца и дальше... ну кто бы сомневался - в километре по вектору разумеется располагался Амазон Пелес. Самая дорога гостиница города, которая была по карману только богатым эмигрантам и по совместительству служила земным представительством. В гостинице располагались представительства также нескольких земных структур, которым не хватало денег построить собственные здания, или в этом не было смысла из-за ничтожного числа сотрудников, как в случае, например, с МАГАТЭ.
  Ресепшен круглосуточный, двери открыты, юрисдикция Земли. Человек просто вернулся в свой номер, и спокойно переоделся. Почти наверняка из него и вышел... Теоретически это могло дать зацепку - если разрешат земные власти, можно поискать по камерам дверь номера, которая открылась или закрылась без причины, или отследить людей которые входили в туалет и не выходили, или выходили и не входили, или просто долго там сидели, например... сколько?
  Я посмотрел на часы коммуникационного браслета и задумался.
  Диаметр купола шесть километров, чайно-таун занимает примерно четверть этого круга, от Амазона Пелас до места убийства километра три. Машину убийца не брал, если он не идиот. Значит перемещался пешком. Землянин в марсианских условиях. Он мог спокойно пробежать эти три километра за десять минут, меньше минуты на убийство, минута на то что бы сжечь одежду, ещё десять минут что бы вернуться, ну войти выйти надо без палева, тут чуть помедленнее, но всё равно не долго.
  Если он знал, когда замдиректора будет на месте - а судя по поведению убитого, который непрерывно поглядывал на часы, встреча была назначенной, причём ждал именно убитый, убийца, как раз запаздывал - всё преступление вместе с дорогой могло занять не более получаса.
  Я скопировал данные в личный коммуникатор, вписал предположения в служебную записку и вместе с копиями отправил её Натану. А сам решил поставить следственный эксперимент, как в старые добрые времена.
  Вынув накопитель и слота компьютера, я не спеша дожевал бутерброды, аккуратно запер за собой просмотровую, вышел, и, потянувшись, проследовал к своему столу. По пути кивком головы поприветствовал нескольких коллег, которых так и не успел увидеть с утра, с кем-то даже поздоровался за руку.
  Накопитель я решил с собой не брать - понятно что SynTec отдали нам не единственный экземпляр, но всё равно к таким вещам надо относиться бережно. Поэтому кристалл с информацией я убрал в именной ящик, приложил к сенсору большой палец, чтобы поставить его на охрану - теперь открыть ящик смогу только я сам или Натан в присутствие двух свидетелей - и спокойно проследовал в сторону выхода.
  Накинув лёгкий, но тёплый термоплащ, я вышел на крыльцо, несколько раз глубоко вздохнул, сплёл пальцы рук и выгнул их ладонями вперёд с характерным хрустом. Ещё раз потянулся, пару раз подпрыгнул на месте; разминаясь, потянул шею сначала вправо, затем влево, подпрыгнул ещё пару раз, пристально посмотрел вперёд, прикидывая кратчайшее расстояние до цели, и рванул с места, развивая всю мощь своих земных мускулов.
  
  Я нёсся большими длинными прыжками, за одно перемещение с ноги на ногу оставляя за собой по два-три метра пространства. В конце улицы, на переходе загорелся красный свет, но я лишь прибавил ходу, перед самым перекрёстком приземлился на обе ступни, одновременно сгибаясь в полёте подобно тугой пружине, чтобы направить своё тело вперёд под нужным углом. И оттолкнувшись одновременно двумя ногами, перелетел все шесть метров разделяющей две стороны улицы проезжей части. Приземлившись на ноги, я, не сбавляя скорости, продолжил бежать вперёд.
  Лишь раз мне пришлось притормозить перед действительно широкой проезжей частью, которая была в городе единственной. Эту полуминутную задержку я использовал чтобы перевести дыхание и рванул в путь с новыми силами.
  Я бежал, перемахивая небольшие преграды и обруливая случайных прохожих; сворачивал в переулки, непрерывно прокручивая в голове карту, которую постарался запомнить сразу при просмотре голограммы. И мне почти удалось пройти это расстояние наикратчайшим путём.
  Правда уже в Чайно-Тауне, я немного заплутал и упёрся в тупик. Пара минут ушла на то, что бы вернуться на финишную прямую, и вот уже впереди замаячил голубой лимузин убитого, в два прыжка я пролетел оставшиеся несколько метров и уперев руки в колени согнулся пополам жадно глотая ртом воздух.
  Бросив взгляд на коммуникатор удовлетворённо отметил - двенадцать с половиной минут - это на два с небольшим километра. Причём днём, когда мешают машины и люди, при том, что дорогу я видел только на карте. Я толком не тренировался и прибыл на планету полтора года назад. Землянин же, которого мы ищем, наверняка держал себя в хорошей форме, передвигался в короткий час, когда на улицах нет ни людей, ни машин, и знал каждый поворот на пути, который ему предстояло преодолеть. Да, для того что бы сбегать туда и обратно, полчаса ему должно было хватить за глаза.
  После возвращения в отель у него ещё должно было оставаться достаточно времени, чтобы собраться, добраться до подземной линии ведущей на космодром, пройти все процедуры и в пять утра вылететь на Землю. Но рейс отложили, и сейчас он, наверняка, сидит в зале ожидания... и избавляется от улик.
  
  Надо сказать, что возле батарейки я ожидал встретить бессмертных или, на худой конец, репликантов SynTec, но ничего подобного не увидел. Вместо них меня поджидал лишь стриженный на лысо, по марсианской моде, лейтенант Фредди, которого я про себя называл Крюгером. Лейтинант был высоченным и худющим коренным марсианином, хотя и не бессмертным - его родители прилетели на Марс полвека назад, в числе первых настоящих колонистов - и очень походил на персонаж из древнего фильма ужасов.
  Я не особенно интересовался его семьёй, хотя и знал, что у лейтенанта есть братья и сёстры, трудившиеся на более высокооплачиваемой службе. Впрочем, сам Фредди занимался куда более важным делом. Вместе с женой-репликой он растил то ли пятерых, то ли уже шестерых детишек-гибридов. И получал приличное пособие под обязательства отдать детей на работу в SynTec. По сути корпорация обеспечивала их семью всем необходимым. Такая практика была стандартной для Марса - рабочих рук катастрофически не хватало, каждый репликант стоил технократии несколько десятков тысяч, и это лишь эмбрион, доставка ребёнка на Марс обходилась уже в несколько миллионов, доставка эмбриона с вынашиванием одной из бессмертных - дешевле, но и гарантий никаких. Реплики, всё-таки не совсем люди, не смотря на международный стандарты и до сих пор действующий протокол совместимости ЕМС.
  Сами реплики тоже не могут рожать всё время, они всё-таки созданы для работы, да и вообще процедура подсаживая эмбриона выглядит достаточно бессмысленной - ничего не мешает репликантам беременеть естественным способом. Даже от человека. Гены реплик доминантные, и если уж эмбрион выжил, это гарантирует почти стопроцентную выживаемость ребёнка. Вдвойне ценен естественный эмбрион гибрида - если он окажется жизнеспособным, до достигнув взрослого состояния уже наверняка будет совместим с натуральным человеком.
  По этой же причине естественное потомство реплик и людей для Марса самое ценное... и всё равно является редкостью, потому что сообщества остаются здесь достаточно замкнутыми, даже не смотря на небольшую численность.
  Бессмертные живут в своих закрытых филах не признавая намеренного вмешательства в геном. Детская смертность в ульях запредельная даже по меркам древности, но зато каждый выживший имеет естественную приспособленность к марсианским условиям. Это позволило бессмертным всего за несколько поколений очень серьёзно измениться внешне и внутренне, конечно их тела не могут производить витамины, как это происходит у репликантов, но зато они способны производить потомство естественным путём (в первую очередь за счёт увеличения размеров собственных тел и сокращения срока беременности - все бессмертные рождаются фактически недоношенными), что для натуральных людей является труднодоступным - в условиях низкой силы тяжести, плод развивается быстрее и достигает больших размеров, родить такого ребёнка без кесарения становится практически невозможно. Естественные роды и на Земле-то теперь редкость, а на Марсе среди натуральных людей - почти чудо.
  Репликанты заняты на внешних работах, и живут в секторах компактного проживания, им и размножаться-то особенно некогда, а если они и находят на это время, то спариваются преимущественно друг с другом, земляне ими брезгуют, а бессмертные откровенно презирают, не считая за людей вообще. SynTec заплатит репликантам за ребёнка только разово, если реплики сдадут младенца в филу - многие так и поступают, это в общем-то и есть основной источник человеческих ресурсов для Марса.
  А земляне... землян на Марсе мало, за всё время колонизации на планету переселилось всего несколько десятков тысяч человек. Космические перелёты хоть и удешевились многократно за последние сто лет, до сих пор стоили баснословно дорого. Взрослые люди за счёт технократии прилетают только в исключительных случаях, если это действительно редчайшие и ценнейшие специалисты. А чтобы добраться до Марса самостоятельно - нужно быть миллионером. Так что земляне тоже проживают компактно и вступают в браки обычно между собой.
  И только потомки землян, внешне напоминающие бессмертных, более лояльны в брачных отношениях. Хотя и они в большинстве уходят в филы. Кому удаётся - находят пару из новых эмигрантов, и лишь совсем немногие, такие как Фредди, отваживаются на брак с репликой. Для реплики же такой брак - золотое дно, SynTec даст пособие на всех детей не отбирая у родителей прав на воспитание; при этом человек имеет, как правило, более высокие доходы (SynTec вообще считает плату репликантам за работу благодеянием, и если бы технократия не была в такой жёсткой зависимости от Земли, они, наверняка вообще лишили бы репликантов гражданских прав). Реплики юридически не ограничены в правах, но по факту сильно сегрегированы; реплика же состоящая в браке с человеком, получает всю полноту гражданских прав не только де юра, но и де факто.
  
  Отдышавшись, я подошёл ближе, поприветствовал Фреда кивком головы и протянул ему руку - марсианину пришлось немного наклониться, чтобы ответить на рукопожатие. Он, конечно, не был таким огромным как бессмертные, живущие на планете уже более ста земных лет, но всё равно выше меня на целую голову.
  - Ну что тут у нас? - спросил я.
  - Да в общем ничего особенного, машина вышла из Улья Тагина в полночь, в 24.11 прибыла на место, бессмертный был один, он покинул машину и ушёл... всё, - закончил доклад Фредди.
  - Не густо... - разочарованно пробормотал я.
  - Так точно, - отрапортовал Фред.
  - Скинь мне данные, - я поднял руку с коммуникатором и только тут заметил блестящую точку непрочитанного сообщения и нескольких пропущенных вызовов.
  Поскольку браслет был заблокирован он внешних сигналов, звонить могли только из управления. Я срочно развернул оповещения: 3 пропущенных вызова из приёмной и сообщение на русском: "Олег, б... какого х..., ты не отвечаешь? Сам же просил набрать, когда Натан пойдёт на конференцию!!!"
  Видимо Настя звонила мне, пока он ставил следственный эксперимент, пытаясь пробежать половину города за 10 минут. Я беспомощно огляделся по сторонам, и мой взгляд упал на батарейку-вещдок:
  - Фред, ты с ней закончил? - спросил я лейтенанта, кивая на припаркованную машину.
  - Вроде того... - неуверенно ответил Фред.
  Вдаваться в подробности я не стал, но на всякий случай машинально напялил завалявшиеся в кармане латексные перчатки. Открыв дверь, я бухнулся на водительское кресло и включил бортовой экран. Несколько секунд ушли на то, чтобы поймать новостной канал, где Натан уже вовсю шпарил как по писанному:
  - ...не сомневаться, дело расследуют лучшие специалисты полицейского управления Маск-Сити, я взял расследование под личный контроль, и в самое ближайшее время мы представим Вам подробные результаты!
  - Это было заказное убийство? - выскочил кто-то из журналистов.
  - Пока рано делать выводы! - Натан замахал руками. - Я лишь могу заверить Вас, со своей стороны, что прямо сейчас медицинская служба готовит полный отчёт по происшествию, и вскоре Вы сможете ознакомиться с ним на сайте нашего Управления, затем мы подготовим пресс-релиз и разошлём его во все ключевые издания и порталы.
  - Есть ли основания полагать, что за происшествием стоят Земляне? - зал даже поутих, от такого вопроса.
  Но Натан даже на секунду не замешкался с ответом:
  - Господа! Сама постановка подобного вопроса, на мой взгляд оскорбительна и не допустима! Земляне и Марсиане одна нация - мы человечество! А по Вашему вопросу можно подумать, что между нами есть какие-то различия!
  Ага, конечно - в зале полно двухметровых марсиан и выгоревших до черноты ускоглазых репликантов, ни один из которых и близко не напоминает современных землян - очень убедительно, прямо скажем.
  Между тем Натан не унимался:
  - Каждый гражданин Марса является точно таким же членом социума, как и земляне или астроидяне, не надо представлять землян шовинистами настаивающими на сегрегации!
  - Но всё же земной след... - попытался исправиться задавший вопрос журналист.
  Но Натан тут же его перебил:
  - Только послушайте, что Вы говорите! Земной след! Может быть ещё обвинить евреев или арабов?
  "Интересно, Натан сам смог бы отличить еврея от араба?" - подумал я. Сам я, например, был уверен что нет.
  - ...это шовинизм и сегрегация! Подобные нелепые высказывания оскорбительны для человека, который их произносит.
  Натан рубанул рукой воздух, как бы демонстрируя что тема должна быть закрыта раз и на всегда:
  - Тем более здесь, на Марсе, передовом форпосте человечества, населённым лучшими представителями нашего вида. Мне за вас стыдно, - он обвёл собравшихся укоряющим взглядом, - ещё полшага в таком направлении и, мне кажется, я услышу слово "негр" или "жид". Я бы советовал журналистам порядочных изданий отказаться от грязных инсинуаций позорящих нашу планету.
  - Но... - кто-то из коллег попытался вставить слово в защиту задавшего неудобный вопрос. Но Натан не дал ему такой возможности.
  - Никаких "но"! Только так и никак иначе! - он помахал в воздухе указательным пальцем, - Сирина Тагина убили преступники, преступники не имеют расы или национальности, их отделяет от нормальных людей та невидимая грань, что разделяет добро и зло. Не нужно пытаться приделать этому злу планетарную или этническую принадлежность...
  Всё-таки проникновенная речь Натана подействовала ни на всех, из толпы выбрался какой-то землянин и задал тот самый нехороший вопрос, которого я ждал с волнением:
  - И всё-таки, в нашем распоряжении оказалась видеозапись, из которой можно сделать вывод, что убийца использовал термооптический камуфляж - военную разработку с Земли...
  Однако смутить Натана было не просто:
  - Ну конечно, а звездный крейсер "Галактика", на заднем фоне этой записи не засветился? Или может быть нашёлся свидетель, который чувствовал в короткий час запах серы? Мне казалось, мы собрались здесь для серьёзного разговора, а не ради распространения нелепых слухов.
  Микрофон спрашивающего уже был приглушён, но всё-таки до зрителей донеслась его возмущённая реплика:
  - ...но у нас есть запись!
  Натан мог бы сделать вид, что не расслышал вопроса, но не стал - ему всегда было что ответить, его за это любили и бабы и начальство, так что хитрый лис и здесь вывернулся как уж со сковородки:
  - Уважаемый... как там Вас? ...моему племяннику 10 земных лет, и он Вам такую запись в любом редакторе нарисует. Так что я бы на Вашем месте не стал скупать всякий мусор, выдавая его за доказательства нелепых теорий и поощряя жадность недобросовестных блогеров.
  Всегда приятно видеть профессионала за работой, я невольно восхитился вербальными талантами шефа, ведь не только правду не сказал, но даже не соврал ни разу! Не сказал напрямую, что "нет, не земляне", даже не сказал, что запись фальшивая, просто каждый раз мастерски уходя от вопроса сворачивал разговор на другую тему. Когда дело будет раскрыто он на голубом глазу заявит, что "да, мой племяш может нарисовать такую запись, но я же не говорил, что она нарисована, я лишь настаивал на необходимости дождаться официальных результатов расследования, и..." налечит ещё чего-нибудь часа на полтора.
  - ...а там был термооптический камуфляж? - недоверчиво спросил Фред, о существовании которого я уже успел забыть.
  - Да, ну, бред, - уверенно ответил я, вылезая из машины, - откуда на Марсе земные военные разработки.
  Дальше можно было не слушать, от самый опасных вопросов Натан уже отвертелся, он будет ещё полчаса ездить журналистам по ушам общими фразами, а потом, сославшись на занятость, свернёт конференцию - эту вакханалию звездобольства в его исполнении я наблюдал регулярно все годы нашего знакомства.
  Так что надо возвращаться к расследованию...
  Ещё раз осмотрев машину, я спросил Фреда про найденные улики. Фред показал рассованные по герметичным пакетикам пыль, волосы (вряд ли они принадлежали бессмертному, они волос на голове не носят), ему даже удалось собрать несколько отпечатков пальцев, впрочем это служебная машина, на ней могла ездить половина корпорации, так что толк от них вряд ли будет, Но как бы там ни было работу свою лейтенант сделал на отлично, я похвалил его и отправил в участок. Машину я опечатал сам - её потом надо будет вернуть в SynTec, если они не сделают это сами.
  Теперь надо было прогуляться от места убийства, до места пожара, и постараться не упустить ни одной детали. Вряд ли, конечно, там есть таковые детали, но проверить было необходимо.
  Неспешным шагом я дошёл до уже знакомой двери минут за семь или восемь. Сейчас был разгар рабочего дня, большая часть людей и реплик в это время трудятся на заводах, и защитная штора магазина, или что это там было, оставалась опущенной также, как и ночью. Хотя вчера днём она была открыта. Видимо владелец-репликант решил не связываться лишний раз с людьми и журналистами.
  
  В ярком солнечном свете над дверью было чётко различимо кровавое пятно, удивительно, что я не заметил его сразу. Впрочем это было ночью, другое освещение, да и я не выспался и не оценил сразу серьёзности положения.
  Вспомнив о бессонной ночи, я провёл ладонью по лицу и зевнул - ранний подъём давал о себе знать. Я несколько раз оглянулся вокруг, намечая маршрут, и двинулся вперёд, внимательно глядя под ноги и по сторонам. Слева проплыл большой голографический экран, на котором счастливая семья фермеров, почему-то землян, окучивала какие-то грядки (ну право слово детский сад, никто давно не делает такую работу вручную). Глава семейства привстал, устало опёрся на мотыгу, и, поднеся руку ко лбу, пытаясь загородить бьющее в глаза солнце, посмотрел в даль. На его лице сияла счастливая улыбка.
  Кадр сменился закатом красного солнца, и на экране чётко проблеснула граница между зеленью фермы-купола и красными безжизненными скалами снаружи. Надпись на по центру изображения гласила: "Не упустите возможности изменить свою жизнь к лучшему! Приобретите собственный внешний купол всего за 99999 кредитов!".
  Затем картинка сменилась красным горизонтом, на котором сомкнулись две полуплоскости, образовав эмблему SynTec: "Synergetic Technologies - комплексное решение сложных проблем!", - гласил девиз компании.
  Конечно и в этой рекламе было одно сплошное враньё.
  То есть, никто, конечно, не спорит, SynTec предоставляет комплексное решение проблем: системы жизнеобеспечения любой степени сложности, фильтры, диагностические системы, воду и воздух, не говоря уже о строительстве самих куполов, вот только за 100.000 кредитов ты ничего этого в комплексе не купишь.
  Когда я вылетел на Марс, у меня ещё не было представления чем я буду тут заниматься. Так что в числе прочего я рассматривал и мысль о маленькой семейной ферме на своей земле под личным куполом. На Земле-то я мог бы считаться довольно состоятельным человеком, однако почти все мои сбережения ушли на этот перелёт, ведь у меня не было никакой редкой специальности, с которой можно было бы претендовать на предоплаченную визу. Впрочем, оставшихся денег должно было с избытком хватить на небольшой защищённый от ультрафиолета купол, где-нибудь в Маринере, но это в теории, в действительности всё, как всегда, оказалось ни так, как на самом деле.
  Проблемы начинались с места: 100.000 за купол - это копейки, но землю (хотя на Марсе правильнее, наверное, говорить "территорию"?) под него отведут не меньше чем за миллион. Это если хочешь в Маринере. Можно снаружи (как говорят марсиане "на поверхности"), бесплатно... но тогда ещё 200.000 будет стоить доставка, ещё столько же монтаж... можно, конечно и даром, но тогда сам, всё сам.
  Коммуникации и дороги? Нет, не слышали. А это значит нужен атомный вездеход, а его ценник стартует уже от 10 миллионов. Так постепенно набегала сумма, не просто сравнимая со стоимостью перелёта, но и превосходящая его в несколько раз.
  Чисто по-человечески, как барыга барыгу, функционеров Synergetic Technologies я понимал: создание купола сложное инженерное решение, даже комплекс решений, который принципиально невозможно удешевить до стоимости постройки дома в Аризоне, но с точки зоения покупателя такая наглая лож была форменным свинством.
  В оправдание Synergetic Technologies разве что можно сказать, что они несли на своих плечах основные расходы по колонизации.
  Как уж там получилось на самом деле я не знаю, но старожилы говорят, что когда международная экспедиция прибыла на Марс, тут уже было поселение небольшой общины, вроде высокотехнологичной секты - сообщества людей улетевших в один конец - тех, кто в последствие и стал ядром этой глобальной корпорации. По крайней мере в эту байку верят сами бессмертные. Причём из-за запредельной детской смертности и вообще большой опасности жизни на мёртвой планете, в общине случился значительный перекос в сторону женской части.
  Уже тогда до колонистов дошло что ради выживания потомства спариваться необходимо по принципу "все со всеми", что позволит отбираться наиболее приспособленным генетическим комбинациям; а роды надо вызывать искусственно на восьмом месяце, иначе увеличенный плод не пройдёт по родовым каналам. Но у всех этих продвинутых способов выживания был один минус: детскую смертность снизить они не могли, а все мы знаем, что мальчиков в младенчестве в естественных условиях умирает гораздо больше чем девочек. Возможно свою роль сыграла и простая математическая случайность, ведь численность общины была не велика, но как бы там ни было, как только их обнаружили немедленно был брошен клич и с Земли прилетело несколько мужчин для уравновешивания численности популяции
  Поскольку никаких средств и способов обеспечить физическое выживания такого количества людей - к которому, к тому же, должны были вскоре присоединиться многочисленные потомки, ведь убеждения сектантов с самого начала запрещали контрацепцию и аборты - всё необходимое пришлось заказывать в той же самой секте. К тому времени колонисты уже научились делать из марсианского песка простейшие хрустальные купола, которые удерживали атмосферное давление тупо за счёт собственного веса.
  Так на Марсе появилась собственная глобальная корпорация, к середине 21го века насчитывающая несколько сотен человек.
  Те примитивные сооружения были просты и эффективны как автомат Калашникова: выкапывалась большая круглая яма (подходил также естественный овраг или небольшой кратер), основание заливалось бетоном и там же строился небольшой бункер с атомной энергетической установкой, рассчитанный буквально на пару человек, потом это всё засыпалось грунтом и снаружи строился небольшой хрустальный купол, вес которого позволял накачать под него давление в 1/10 земной атмосферы. Почва под куполом обогащалась минеральными и органическими удобрениями - а способ получения органических удобрений как Вы понимаете был на Марсе единственным, и с тех пор ничего не изменилось - и в неё высаживались примитивные земные растения, способные существовать в почти чистом углекислом газе.
  Набить 10% земного давления из марсианской атмосферы задание для школьников, с этим справится любой простейший компрессор (например, такой которым накачивают шины автомобиля) ведь даже "на поверхности" для этого нужно уплотнить "воздух" Марса, всего-то в 14 раз. Такое давление уже позволяет поддерживать жидкую воду при температуре до 45 градусов Цельсия. Хрусталь купола снижал пагубное воздействие солнечной радиации, так что некоторые лишайники, хвощи и даже папоротники вполне могли существовать в таких условиях. Причём запредельное количество углекислого газа, которого, понятное дело, в концентрированной марсианской атмосфере было в сотни раз больше чем на Земле, компенсировало сниженное солнечное освещение.
  Растения связывали углекислоту и вырабатывали кислород, а из содержащихся в почве соединений специальными устройствами добывался азот. Пока воздух под куполом становился пригодным для дыхания, вокруг первого купола строили ещё один, способный выдержать уже половину земного давления. Затем растения пересаживали туда, давление во внутреннем куполе повышали до 2/3 атмосферы (что соответствует атмосферному давлению примерно на трёх с половиной тысячах метров над уровнем моря для Земли) с содержанием азота в половину объёма. Кислорода там было уже за 30% а остальную часть составляли инертные газы и углекислота.
  В результате в течении пары лет получалось жизненное пространство способное вместить несколько десятков человек, причём полностью автономное, с замкнутыми контурами воспроизведения.
  Сейчас купола строят из сверхпрочного углеродистого волокна, и давление они держат не за счёт веса, а за счёт натяжения, но сама логика и последовательность постройки принципиально не изменилась.
  
  Как я сам оказался на Марсе вообще отдельная большая история, хотя он и манил меня с детства пришлось сложится одновременно нескольким факторам, что бы мой перелёт стал не только желателен, но и возможен. Тогда я собрал все свои накопления и рванул на границу цивилизованного мира в строгом соответствии с теорией Фредерика Тёрнера - кому как не мне, в конце концов?
  И уж точно нельзя было сказать, что я пожалел о переезде. По сравнению с Якутией тут были достаточно плюсов. Как минимум тут было теплее - в Якутске минус пятьдесят градусов зимой не было редкостью, в Маринере же такой температуры практически не бывало даже снаружи куполов. Вялые возмущения марсиан, говоривших, что они не видят солнечного света и свежего воздуха, смешили меня до колик - я даже на улице тут бывал значительно чаще, чем на Земле. Но самым главным плюсом, конечно же, была низкая Марсианская гравитация.
  Прилетев сюда, землянин получает чуть ли не суперсилу - только представьте, что всё что Вас окружает и Вы сами становится легче в два с половиной раза, а Вы, соответственно, в 2,5 раза сильнее. В детстве я читал знаменитый марсианский цикл Берроуза, так что на подобное и рассчитывал, и не смотря на то, что Берроуз немного преувеличил, эффект действительно был потрясающим. Кроме того, под действием низкой силы тяжести, пониженного давления и повышенного уровня кислорода и углекислого газа человеческий организм изнашивался намного медленнее, и колонисты с лёгкостью на многие годы переживали своих братьев и сестёр, оставшихся на Земле.
  Да и жизнь на планете была по настоящему интересной: именно тут, на краю ойкумены, можно было ощутить истинное величие человеческой расы. Раз в неделю я специально приходил на стапеля и смотрел как из гиперцехов выгоняют метагрузовики. Это были гигантские машины, созданные специально для строительства Атмосферных Валов - титанических сооружений перекрывающих каньон Ио с запада и каньон Капрат с востока. Конечно большая часть валов насыпалась направленными атомными взрывами склонов долины, но выравнивать их приходилось "вручную". Каждый метагрузовик мог перевозить за раз до 10.000 кубометров горной породы, и, разумеется, оснащался собственным атомным реактором. Основные сборочные работы осуществлялись снаружи, где даже сваривать детали было проще из-за отсутствия кислорода, но даже в полуразобранном состоянии метагрузовик представлял из себя величественное зрелище - настоящий сухопутный корабль.
  На вывод грузовиков обычно собирался весь город. Вот к этому событию в полной мере можно было применить выражение "величественное зрелище", всё движение перекрывалось, и толпы землян, марсиан и реплик заворожено провожали гигантские машины до внешних ворот. Пожалуй, в такие моменты все жители Марса действительно ощущали себя единой нацией, поглощённой осознанием собственного величия...
  
  Тем временем почти сразу за летящим банером я разглядел на стене надпись совсем другого содержания:
  "Землян на землю, ТГРК на Марс!", - это уже баловство синтековских репликантов.
  И их тоже трудно винить за то, что они нас недолюбливают.
  Большинство репликантов не могут позволить себе жить под атмосферными куполами, и то что для нас было бы худшими из возможных условий - двенадцатичасовой рабочий день на тяжёлом опасном и ядовитом производстве, полное отсутствие медицины и общего образования, сегрегация в общественном положении и слепое подчинение бессмертным - было для реплик вершиной успеха, ведь вне Города условия были ещё хуже: доходы меньше, места проживания уменьшались до рабочих блоков, вода и воздух отбирали почти все доходы, а уж о том что бы гулять без скафандра под открытым небом приходилось только мечтать. А ведь девять из каждых десяти реплик живут за пределами атмосферных куполов.
  При этом львиная часть доходов от марсианских шахт вывозятся на Землю в виде сверхприбылей ТГРК, а то немногое что остаётся полностью брошено Синтеком на создание Атмосферной Зоны, выгода от которой для реплик, составляющих абсолютное большинство населения - совершенно не очевидна.
  Впрочем меня их проблемы интересуют мало.
  Задумавшись, я остановился - вот чего не хватало мне сейчас так это служебной собаки: запахи землянин тоже наверняка оставил, но никакого прибора, чтобы отследить их, в полицейском управлении не имелось.
  Минут через пятнадцать я был в закутке, где убийца сжёг одежду. Место было выбрано глухое - в тупечке между домов - так что здесь никто не появлялся с ночи. Поэтому я без труда нашёл на бетонной поверхности почти идеально ровный чёрный круг.
  Достав из внутреннего кармана свой следацкий набор, я наскрёб в пробирку немного сажи, и, подумав немного, сделал соскоб в ещё одну пробирку. Затем снял голограмму всего тупичка ручным галографом, и записав координаты решил что, как вернусь в участок хотя бы дроны по маршруту пущу, чтобы как следует прочесать район.
  Закончив со съёмкой я вышел на более оживлённую улицу, заказал такси и через пять минут был уже в управлении.
  
  Принятые несколько часов назад полстакана самогона уже безнадёжно и бесследно растворились, оставив лишь сонливость, усилившуюся после бессонной ночи, а проглоченные наскоро два бутерброда даже в момент их поедания едва удовлетворили голод. Я прислушался к недовольному бурчанию желудка - эдак до вечера я не дотяну, может смотаться куда-нибудь перекусить? Впрочем, сначала надо было сдать улики в лаборатории.
  Зайдя в лабораторное крыло, я дружелюбно улыбнулся Люсе, симпатичной урождённой марсианке. По меркам Марса она была невысокого роста, чуть выше реплик, но даже на неё мне приходилось смотреть снизу вверх.
  - Люся, - начал я, огибая стол, - вот тут, - я вынул из внутреннего кармана одну из пробирок, - сажа с места преступления. Фредди уже вернулся?
  - Да он сегодня и не работал, - ответила девушка, - его шеф из дома вытащил, потому что он живёт где-то в секторе репликантов... но да, он приходил, принёс улики, и уехал домой.
  - Хорошо, вот это в ту же кучу... - я подал девушке пробирку с чёрным порошком.
  - "Куча", как ты выразился, уже ушла на анализ, дело-то срочное... но я поняла, приобщу, - ответила девушка, принимая пробирку, - это всё?
  - Да... - неуверенно ответил я.
  - Что написать?
  - А? - до меня не сразу дошла суть вопроса, - А! Напиши, следы уничтоженной одежды, или что-то в этом роде... ты же в курсе, что его голым нашли?
  Девушка кивнула, о ком шла речь она не спрашивала - все и так знали о необычном деле, и наверняка уже обсудили все возможные подробности.
  - ... ну вот, - продолжил я, - мне удалось найти, где преступник уничтожил одежду, так что ограбление можно исключить...
  - Ясно... - ответила марсианка и отвернулась что бы убрать пробирку.
  Я уже было развернулся уходить, как девушка решила подкинуть мне ещё одну дельную мысль:
  - ...но с чего ты взял про ограбление? - спросила она, поворачиваясь ко мне.
  Повернув голову я сделал непонимающее лицо:
  - В смысле? - не понял я.
  - Ну у него же не одежду воровали, может в вещах было что-то другое... ценное? - добавила девушка.
  - Хм... - такая мысль мне в голову не пришла.
  Вот что значит не выспаться.
  Нет, конечно, ограбление как таковое всё равно было крайне сомнительно - это меня или Натана можно убить за пачку наличных или килограмм Красной Ртути, а не замдиректора ТГРК - но убитый вполне мог нести в кармане что-нибудь более ценное, что преступник вытащил из одежды, спрятанной под камуфляжем, и только потом начал её топтать и жечь... Информация, цифровой ключ, да мало ли...
  До этого вопроса я собирался зайти к Натану и позвать шефа перекусить, но теперь капитально задумался. У меня начинал разгораться охотничий азарт. Даже чувство голода немного притупилось.
  Вернувшись к своему столу, я первым делом набрал приёмную:
  - Нась, Натан у себя?
  - Да. Ты где шлялся? Он тебя искал.
  - Был на месте преступления, нашёл кое-какие улики... я тут вычислил маршрут по которому вероятнее всего следовал убийца, сейчас координаты пропишу, выдашь мне рой для прочёсывания местности?
  - Бери, - и через мгновения мне на коммуникатор упали коды доступа к машинам, - ты зайдёшь?
  - А надо? - полузадумчиво спросил я, проверяя состояние роя.
  - Не знаю, - честно призналась Настя, - спросить?
  - Да чего в испорченный телефон играть? - ответил я, - Соединяй сразу, сам спрошу.
  В динамике раздались щелчки переключения:
  - Да! - раздался с другой стороны строгий голос Натана.
  - Нат, это Олег...
  Не успел я закончить фразу, как шеф разразился ругательствами:
  - Ты, б..., где был?
  - Не кипятись, - спокойно ответил я, - на место преступления ездил. Нашёл маршрут отступления убийцы, и место где он уничтожал улики, правда там ничего не осталось, то ли термит, то ли ракетное топливо, в общем одна только сажа... Но, думаю стоит прочесать предполагаемый маршрут, я взял дроны...
  - Понял, - смягчившимся голосом ответил шеф, - короче работаешь. Молодец! Что-то ещё?
  - Да, - кивнул я в коммуникатор, - возникло одно предположение, сейчас пойду камеры мусолить...
  - Ладно, понял, работай. - согласился Натан, - ТГРК задержало вылет пассажирского челнока на двое суток - это технический предел, если корабль не взлетит послезавтра, он не успеет на стыковку с паромом... ну ты понял. Короче не тормози, проверишь своё предположение - сразу ко мне.
  Шеф отключился.
  Я вернулся к столу, приложил большой палец к мини-сейфу, достал накопитель, и снова оккупировал просмотровую. Оправил дроны по следу, предварительно повозившись с определением им технического задания, а сам взялся за проверку высказанного Люсей предположения.
  Предстояло кадр за кадром перебрать изображение сворачиваемых вещей, и сравнить его с тем комком, который выпал из камуфляжа в глухом переулке. Но, к сожалению, просидев над этой головоломкой несколько часов, я так и не добился значимого результата. Взял ли убийца что-либо из карманов убитого или нет - установить было невозможно. У меня появилось чёткое ощущение, что я занимаюсь какой-то ерундой упуская главное, но с пустым желудком и больной от недосыпа головой главное я сегодня уже не найду.
  Тем временем пришёл автоматический отчёт с дронов, и ещё некоторое время ушло на проверку сообщений, но в итоге получилось как я и предполагал - ничего.
  Ничего кроме вектора движения указывающего на Амазон-Пелас, но этот маршрут я уже знал и сам.
  Я потёр ладонями сонное лицо и откинулся в кресле. В дверь постучали.
  - Входите! - крикнул я, нажимая на сохранение данных.
  - Какое, ..., входите! Дверь открой! - раздался из коридора раздражённый голос Натана, сопровождаемый вкраплениями нецензурной лексики.
  Оказывается я рефлекторно заблокировал дверь.
  Чертыхнувшись про себя, я устало поднялся с кресла и, подойдя к двери, снял её с блокировки и выглянул наружу. Но Натан, не спешил заходить - видимо пришёл за чем-то другим:
  - Я, когда сказал "давай работай", - медленно проговорил он, - не имел ввиду, что тебе надо переехать сюда жить, смотри, - отступив на шаг назад Натан сделал широкий жест правой рукой, указав на пустующее помещение отдела, - все уже домой ушли. А ты вообще чего тут заперся?
  Растерянно посмотрев на коммуникатор, я удивился тому, сколько оказывается прошло времени: часы показывали седьмой час вечера. Надо же, целый день прошёл, а я так и сделал ничего полезного... да и не обедал... Я устало вздохнул и ответил:
  - Да я пытался понять ограбили его всё-таки или нет...
  - И как успехи? - ехидно осведомился Натан.
  Пожав плечами я честно сказал:
  - Ни-че-го.
  - Давай, короче, так, - многозначительно начал Натан, - два там дня или четыре, но в полёте паром всё равно будет полгода. Так что не надо фанатизма... и кроме того, надо же жрать. Я Настю ещё два часа назад домой отправил, чтобы детей забрала и сварганила что-нибудь вкусненького... Поехали, там и переговорим, без лишних ушей...
  Я ещё раз обвёл глазами пустой коридор, но никаких ушей не заметил. Впрочем, Натан конечно прав, уж пожрать-то точно не повредит.
  - Слушай, ты езжай, а я пойду пробздюсь что ли, а то голова пухнет... - ответил я, и снова протёр глаза ладонями, всем видом показывая как устал за сегодня.
  - Хорошо, - Натан хлопнул меня по плечу, - тогда купи там по дороге чего-нибудь нормального бухнуть...?
  Это было честно, я кивнул и пошёл к выходу. Проходя мимом своего стола, я вернул накопитель в мини-сейф, накинул плащ, и с удивлением заметил, что на улице уже начало темнеть.
  Я буквально вывалился на улицу из душного помещения. Заходящее за горизонт солнце на несколько секунд ослепило меня ударив по глазам, так что две приближающиеся ко с двух сторон громадные фигуры я заметил только когда они уже приблизились на опасное расстояние:
  - Служба безопасности Транспланетной Горнорудной Компании, - сообщил один из марсиан, ткнув мне под нос какую-то бумажку, - пройдёмте с нами.
  Пока я соображал, что происходит и попытался что-то возразить, два гиганта просто подхватили меня по руки, как куклу, и в следующее мгновение я уже сидел в мягкой дорогой батарейке, которая, набирая скорость, удалялась прочь от Полицейского Управления в сторону Сити - района дорогих квартир, небоскрёбов и Ульев привилегированных граждан...
   продолжение выкладывается на https://author.today/work/78579 быстрее чем здесь)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"