Рубинов Д.: другие произведения.

Путь среди звезд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.50*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рубеж двадцать первого и двадцать второго веков. Человечество готовится шагнуть к звездам. Тот, кто сделает это первым, получит не просто техническое и политическое превосходство - право определить путь, по которому дальше пойдет человечество. В борьбу за обладание технологией межзвездных перелетов вступило ООН и самые промышленно- развитые страны мира. В начавшейся космической гонке участвует и самая загадочная из политических сил Земли - тайные общества. У них есть козырь - обладание знаниями Древних, могущественной технологической цивилизации, когда-то существовавшей на Земле. Но кто такие Древние? Откуда они пришли, почему и куда ушли с Земли? Что ждет землян в черной бездне Космоса? Представляют ли угрозу для родной планеты уже освоившие просторы Галактики инопланетные цивилизации? Кто на самом деле стоит за проектом "Прометей" - одним из самых масштабных научно-технических проектов в истории человечества, проектом, который в обстановке строжайшей конспирации готовит одноименная частная международная организация? На эти и многие другие вопросы предстоит ответить героям книги. Им тоже предстоит выбрать, выбрать свой путь - Путь среди звезд.


  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Дмитрий Рубинов

Путь среди звезд.

(Хроника одного проекта)

Мечта, ты светишь мне в безбрежной тьме.

Ярослав Угрюмов

Содержание.

  
  
  
  
   Пролог 1. Бездна................................................................................................ 3
   Пролог2. Мальчик и самолет................................................................................ 5
  
   Книга первая. Бросок в неизвестность......................................................................7
   Часть первая. Год 2097. Перед броском....................................................................7
   Часть вторая. Год 2099. Бросок в неизвестность........................................................ 47
  
   Книга вторая. Поиск.......................................................................................... 84
   Часть первая. Год 2100. Колония...........................................................................87
   Часть вторая. Год 2101. Звезды и тернии...............................................................108
   Часть третья. Год 2102- год 2104. Шаги по минному полю......................................... 127
  
   Эпилог...........................................................................................................181

ПРОЛОГ 1 . БЕЗДНА.

   Тихо в темной глубине океана, куда не проникают лучи солнца с поверхности. Медленно движутся силуэты рыб. Иногда, чуть шевеля стрекательными нитями, проплывают прозрач-ные купола медуз. Светится неяркими точками во мгле планктон. Но вот покой нарушен. Сначала появились два ярких луча света, рассекая тьму и заставляя ослепленных рыб испу-ганно шарахаться в разные стороны. Затем появился и источник света - подводный аппарат, вполне типичный представитель семейства батискафов. Серебристый цилиндрический кор-пус был слегка приплюснут сверху и снизу, и сужался к корме. Спереди он оканчивался полу-прозрачной полусферой рубки с торчащими из-под корпуса четырьмя клешнями меха-ниче-ских рук, сзади - перекрестием стабилизаторов с вертикальными и горизонтальными ру-лями и пятеркой похожих на нарисованную детскими руками ромашку винтов в кольце-вых ограничительных насадках. Основной двигатель располагался по оси судна, а еще че-тыре крепились по краям стабилизаторов и служили для маневрирования. Еще четыре водо-мет-ных движителя находились на корпусе субмарины и служили для той же цели, но ими поль-зовались нечасто. За субмариной на толстых поводках кабеля, словно цепные псы за хозяи-ном, тащились три миниатюрных аппарата, явно автоматических. В одном располага-лась ви-деокамера, протонный металлоискатель, а также измеритель радиоактивности воды, в дру-гом - детектор электромагнитных полей, третий являлся буксируемой ГАС.
   В рубке сидели трое. Один пилотировал батискаф, уверенной рукой двигая похожий на самолетный штурвал, двое других смотрели на приборы.
   Вдруг один из операторов издал неясный возглас, привлекая внимание своих товарищей.
   - Что там, Андре?
   - Энергетическая аномалия. Довольно слабая и, судя по показаниям приборов, всего в миле от нас.
   - А что по наличию металлов? Виктор, уснул?
   Второй оператор, до того тупо уставившийся в экран монитора, повернул
   голову к говорившему.
   - Извини, капитан, устал, да и выспался плохо...
   - Гулять меньше надо, - послышался ворчливый ответ.
   - Итак, наличие металлов?
   - Есть металлы, точечная металлическая аномалия позволяет предполагать наличие круп-ного артефакта.
   - Радиационный фон?
   - Норма.
   - Так, уже интересно.
   Короткое движение штурвалом, и батискаф устремился вперед. В отсеке, расположенном за тесным пространством рубки, раздался звонок.
   - Экипажу десантной группы приготовиться.
   Сидевшие в отсеке восемь человек поднялись и направились к расположенным здесь же шкафчикам. Открылись их металлические дверцы, и взору пред-стали отливающие матовым серебром скафандры, похожие на космические. Пловцы стали не спеша облачаться в водо-лазные костюмы.
   Камера, до того вертевшаяся в кильватере субмарины, тоже резко набрала ход и устре-ми-лась туда, где приборы показали наличие аномалии. Приблизившись, она начал кружить над самой поверхностью грунта, словно гончая, принюхивающаяся к следу.
   -Любопытно, похоже на развалины, - сказал капитан.
   - Однако артефакта нет.
   - Судя по данным сенсоров, он под поверхностью.
   - А вот развалины в стороне от нужной точки.
   - Здесь подводный хребет, остаток гор, когда-то одних из самых высоких в мире. Надо ис-кать пещеру.
   - Послать робота, капитан?
   - Наверное, Виктор.
   От металлической спины субмарины оторвался похожий на летящего кальмара аппарат. Единственная разница состояла в том, что вместо щупальцев с присосками у робота были мно-гочисленные манипуляторы.
   Прошло полчаса, час. Наконец один из операторов доложил:
   - Вход найден, но робот не пройдет. Нужно посылать пловцов.
   - Ладно - прозвучал ответ.
   -Пловцам приготовиться. Идут Жорж, Петр, Эдвард.
   - Есть, капитан.
   В корме батискафа открылся люк шлюзовой камеры. Пространство скафандров под полу-круглыми прозрачными щитками шлемов заполнила бесцветная жидкость дыхательной смеси. В таких костюмах водолазы могут работать на огромной глубине, не используя шланги принудительной подачи кислорода и водолазные станции. Снижался и риск кессон-ной болезни. Однако у скафандров была одна отрицательная особенность: водолаз мог слышать, но говорить не мог. Все сведения он передавал с помощью специального
   электронного пульта, вмонтированного в левый рукав скафандра.
   Три фигуры плавно отделились от аппарата и спустились к узкому проходу, скорее тем-ной щели, видневшейся в подводной скале. "Жорж, вперед", - прозвучала команда. Одна из фигур протиснулась в темноту, вспыхнул яркий луч нашлемного прожек-тора. "Пока тихо", - замигало на табло переданное водолазом сообщение. Уже все три фигуры исчезли в пещере. На экране мониторов рябила и дергалась картинка, передаваемая укреп-ленными на шлемах скафандров мини камерами. Ход, по которому шли водолазы, был явно естествен-ного проис-хождения, но он с каждым шагом приближал людей к месту, где мог находиться предмет или предметы, найдя которые экспедиция могла бы оправдать потраченные деньги и долгие часы утомительной работы де-сятков людей. Но вот узкий наполненный водой ход, до того шедший вниз, резко повернул вверх, а затем превратился в вертикальный колодец.
   - Что делать?
   - Используйте подъемники.
   Один из водолазов отстегнул от пояса скафандра некий предмет, похожий на толстую ко-роткую трубу и направил ее вверх. Из трубы вылетело устройство, напоминающее якорь, и потя-нуло за собой моток прочного троса. Кошка впилась в край колодца. Двое водолазов взялись за другой конец троса и с силой его дернули раз, затем другой. Металлический якорь-кошка остался сидеть на месте. Жорж закрепил конец троса у себя на поясе в стран-ном ци-линдрическом устройстве. Послышалось тихое гудение, и водолаз медленно стал подни-маться наверх. Вскоре он достиг поверхности и скрылся из вида своих товарищей. Однако на мо-ниторе рубки батискафа по- прежнему виднелось зеленоватое изображение, переда-ваемое камерой скафандра. Оно позволяло контролировать передвижения ныряль-щика. "Сухо, - про-звучало лаконичное сообщение, - Можно подниматься". Теперь все трое водола-зов стояли возле колодца. Картинка, показываемая камерой скафандра Жоржа, дрогнула и начала ме-няться.
   - Иду вперед.
   - Вас понял, остальным ждать сигнала. Постоянно ведите круговое скани-рование.
   - Есть.
   Наконец, узкий проход, ведущий от колодца неведомо куда, привел человека в огромный темный зал.
   - Аномалия должна быть рядом с тобой. Как твои сенсоры?
   - Электромагнитное излучение. Металл. Здесь, очень близко... Сейчас.
   У пловца отчего-то закружилась голова, и он оперся рукой о стену пещеры. Стена была гладкая, абсолютно гладкая, таких не бывает... такие бывают лишь в помещениях, сде-лан-ных руками человека. Луч фонаря скользнул по стене. Да, абсолютно гладкая вертикаль-ная стена. Конус света метнулся в противоположную от стены сторону и уперся в поверх-ность какого-то предмета. Предмет был огромен, поверхность его блестела в луче серебри-сто ма-тово. Металл, только он так блестит. Предмет был из металла. Луч скользнул вправо, влево, вверх, и всюду он натыкался на серебристый металл предмета. А потом, наконец, он обнару-жил границу, где кончался металл, и начиналась тьма зала. Луч описал правильный полу-круг. Жордж подошел вплотную к неизвестному предмету. Радиационный фон возле пред-мета немного превышал естественный, и у пловца зародилась догадка, что именно он на-шел. Рука коснулась поверхности, луч скользнул по сферическому корпусу и, захлебыва-ясь смесью, отдернув вверх щиток блистера скафандра, француз проорал: "Господи, да это же звездолет!"
  

ПРОЛОГ 2

МАЛЬЧИК И САМОЛЕТ.

   Жил-был на свете мальчик Кирилл. Больше всего на свете он любил читать фантастиче-ские книги. А еще он любил дни рождения - дни, когда родители дарили ему подарки.
   Целую неделю перед днем рождения мальчик украдкой обыскивал все укромные уголки в доме. Но, как водится, ничего не нашел...
   Утром он встал, когда все еще спали, и увидел на стуле рядом с кроватью не книгу, как обычно, а какую-то коробку. Внутри лежали какие-то непонятные детальки, а на коробке была над-пись: "Конструктор "Самолет".
   Когда проснулся отец, Кирюша первым делом спросил его про подарок:
   - Что это такое, папа?
   - Это самолет, его нужно собрать, и он будет летать.
   - Правда, папа? Ведь он же не настоящий, а игрушки летать не могут.
   Отец, казалось, даже слегка обиделся:
   -Ты что, мне не веришь? Сам увидишь. Но сделать ты его должен своими руками, а я лишь буду тебя поправлять, если понадобится.
   И в следующее воскресенье кухня превратилась в мастерскую. Кругом на столе лежали пла-стмассовые детали, отвертки, стоял тюбик с клеем. Окно пришлось открыть, а дверь плотно прикрыть: запах ацетона не переносили ни дедушка, ни бабушка, ни мама.
   Кирилл загонял штырьки крепления деталей в еле заметные отверстия, предварительно нама-зав их клеем. Работал, от напряжения высунув язык, и отец время от времени говорил: "Смотри: прикусишь - новый не отрастет". Иногда, когда начинали дрожать руки и деталь упорно не хотела лезть на место, мальчик готов был все бросить и убежать, но тогда за
   дело принимался папа. И под его ловкими сильными пальцами работа спорилась, и получа-лось, что ничего нет сложного в сборке. Надо только унять дрожь в руках, взять ловчее, на-жать силь-нее, и все получится...
   И вот, наконец, все было собрано. На столе остался лежать моторчик и какой-то моток про-во-локи с ручкой на конце.
   Мотор папа поставил сам. Модель стояла на столе, расправив крылья, похожая на си-дя-щего на скале орла, готового взлететь.
   - Пап, а как она полетит?
   - Запустим мотор, и полетит.
   - А для чего проволока на катушке?
   - Это корд. С его с помощью ты будешь управлять самолетом. Кстати, как мы его на-зовем? Его нужно как-то назвать.
   - Назовем его "Стрела".
   - Хорошо, - сказал отец. - Возьми на полке в кладовке баночку с белой краской и ма-ленькую кисть.
   Кирилл принес и то, и другое.
   - А теперь макай кисть и пиши.
   - Я...но...
   - Давай, не бойся.
   И мальчик макнул в краску кончик кисточки, сначала робко, с дрожью в руке, потом силь-нее. И на красном лаке корпуса появились белые буквы.
   В следующую субботу отец с сыном пошли на пустырь. На полпути их остановил сосед-ский мальчишка. "Что это?" - спросил он, глядя на модель. "Самолет", - гордо ответил Ки-рилл. На пустыре отец размотал корд. Первым запускал он. Самолет, блестя крыльями, вился в безоб-лачном небе, как быстрокрылый стриж, гоняющийся за мошкарой. Он был по-хож на те спортивные "Яки" и "Су", которые мальчик видел на параде в Тушино. Но вот са-молет плавно приземлился и, прокатившись с метр по земле, дернулся и затих.
   - А теперь ты, сын.
   И ширококрылая птица снова взвилась в небо. Дул ветер, шелестела осенняя листва, но ве-тер "Стреле" был нипочем. И рокот мотора сообщал всем: "Я лечу, я лечу!" А Кирилл вел самолет сначала кругами над землей. Потом, яростно взвыв мотором, самолет взвился вверх, тенью скользнул вниз, перевернулся вверх колесами и летел так.
   У мальчика от напряжения выступил пот на лбу. Он смотрел только на мелькавший вверху самолет. А на пустыре собрались зрители. Остановились две женщины с коляской; заворожено глядя в небо, прислонился к дереву пенсионер с палочкой - вспомнил, как в дет-стве запускал змеев.
   На шум прибежали окрестные мальчишки, остановились, следя, не мигая за мельканием кры-латой тени: "Вот это да!" Кто-то из пацанов, кто посмелее, подошел к отцу Кирилла и стал что-то спрашивать, а мужчина - объяснять.
   Но Кирилл ничего этого не видел. Он был весь как бы слит в одно целое с послушной его рукам машиной. Пусть самолет игрушечный, пусть в руках не штурвал управления, а всего лишь рукоять корда, но мальчик управлял им, а самолетик летел ведь по-настоящему. "Стрела" крутила петли, бочки, иммельманы, камнем неслась вниз и стрелой устремлялась
   вверх. Один раз она пронеслась в нескольких сантиметрах над головой пробегавшего по своим собачьим делам лохматого бродячего пса. Испуганный зверь сделал полуметровый прыжок в сторону, прокатился на брюхе по траве и залаял громко и яростно. Люди, стояв-шие на пус-тыре, засмеялись. Народу собралось уже человек тридцать. И все смотрели на мальчика и по-слушную его рукам рукотворную птицу. Но тот не видел этот миг своего пер-вого триумфа. Ему казалось, что он не на Земле, а в кабине настоящего самолета. И ребенку было легко и радостно. И все обиды и горести были забыты. А Пашка Воронцов, который обычно в школе доводил Кирилла до слез, стоял здесь же на пустыре и не мог отвести от него взгляд своих черных цыган-ских глаз. Но вот шум мотора стих, и модель, тихо паря в потоках воздуха, плавно скользнула к Земле и аккуратно покатилась по посадочной пло-щадке пустыря. Совсем как настоящий воз-душный корабль.
   Глаза мальчишки сияли. Но некогда было предаваться радости. Надо протереть белой чистой тряпочкой упругие крылья и смотать леер, чтобы, не дай бог, не порвали. "Стреле", как и на-стоящим самолетам, нужен послеполетный техосмотр...
   А ночью приснился Кириллу красивый сон. Будто ярким солнечным днем сидит он в ка-бине не то самолета, не то космического корабля. Вокруг толпы провожающих. Но вот взревели двига-тели, и стальная громада взвилась вверх. И вот уже нет ни солнца, ни облаков, а только звездное небо без конца и края. А в голове одна мысль: "Я лечу, лечу к звез-дам"...
   Кто знает, может быть, именно так, из прекрасных снов и юношеских грез, начинается до-рога к Свершению, длинный, трудный, полный битв, побед и поражений, но неизменно ма-нящий путь, путь среди звезд!
  
  
  
  
  
  

КНИГА ПЕРВАЯ.

БРОСОК В НЕИЗВЕСТНОСТЬ.

   Пусть не будет на вашем пути
   Ни печали, ни боли, ни слез.
   Долетите на крыльях мечты
   Вы до самых далеких звезд.
  
   Там под сенью небесных светил
   Обретите свой собственный свет,
   Чтобы путь он вам озарил
   И другим, что идут вам вслед.

Ярослав Угрюмов "Напутствие странникам"

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ГОД 2097. ПЕРЕД БРОСКОМ.

  

НАЧАЛО.

   -Лейтенанта Корнева к командиру! - послышалось за толстым тройным окном офицер-ского общежития.
   -Дьявол, хоть бы дали еще полчасика поспать! - сердито подумал Кирилл, но, тем не ме-нее, заставил себя сесть и начал натягивать брюки форменной "камуфляжки".
   Он был не в духе. Ну а как будешь себя чувствовать после ночного рейда, когда поспать тебе после него удалось всего два с половиной часа? В дверь уже стучали.
   Когда Кирилл предстал пред светлыми очами полковника Митина, старший лейтенант был уже гладко выбрит и абсолютно спокоен. Только не выспавшиеся глаза смотрели на на-чальство недобрым прищуром.
   - Проходите, присаживайтесь. Вижу, не выспались. Но вот пришлось разбудить. Случай, как говорится, особый. Вас желает лицезреть начальство.
   "Начальство? Какое такое начальство?" - думал Корнев, с трудом собираясь с мыслями. Ин-терес руководства не сулил ничего приятного. Полковник же тем временем с интересом на-блюдал за подчиненным. Но лицо того хранило все то же неподвижно - сонное выражение.
   - В штаб "зоны" прибыл советник директора Европейского сектора "Интерпола" гене-рал-лейтенант Векшин. И вы ему зачем-то понадобились лично! Может быть, вы подскажете, чем вы обязаны такому интересу, а, лейтенант?!
   "Ну и ну! Учитель! Вот это да! Вот только почему с такой помпой?!" - думал Ки-рилл, но лицо его на этот раз изобразило легкий испуг: такая фигура да интересуется им, простым старлеем:
   -Не могу знать, господин полковник!
   Да, не у каждого Наставник имеет генеральский чин! Так получилось. Когда Кирилл на первом курсе юрфака познакомился с Сергеем Векшиным, он не предполагал ни что отец у парня генерал, ни то, что тот станет его гуру! Пять лет Виктор Векшин учил Кирилла. А по-том.... Но об этом "потом" знали только несколько человек. Для всех же остальных Корнев был простым дознавателем, после окончания юридического факультета попросившимся слу-жить здесь, в зоне отчуждения.
   Срочный и официальный визит генерала наверняка означал конец его миссии, и Кирилл гадал, к добру ли это или к худу?
   Он думал об этом все время, пока юркий восьмиместный "камов" нес его в штаб третьей бригады СКИР, отвечавшей за прикрытие "Зоны полного отчуждения номер пять", так офи-циально называлось место службы Корнева.
   Во время последней Мировой войны стороны активно применяли оружие массового по-ражения. Объектами атак стали АЭС, химические комбинаты и могильники отходов. В ре-зультате на территории ряда стран образовались "Зоны полного отчуждения" (ЗПО) или, как их еще называли, аномальные зоны. Достаточно быстро выяснилось, что на территории этих "зон" наблюдаются непредсказуемые биологические мутации. Появившиеся формы жизни зачастую оказывались крайне опасными. Тогда для исследования и контроля подоб-ных тер-риторий и был создан СКИР - Специальный корпус инженерной разведки Министер-ства чрезвычайных ситуаций.
   Работа приравнивалась к службе в зоне боевых действий. Сражаться приходилось не только с разнообразными мутантами, но и с людьми. В ЗПО нередко находили себе приют скрывавшиеся от преследования преступники. Полиция же предпочитала не совать туда и носа. Поэтому офицерам Специального корпуса приходилось брать на себя функции веде-ния дознания в "зонах". Но в корпусе были постоянные проблемы с некомплектом офице-ров-юристов. Так Кирилл и стал военным дознавателем СКИРА...
   На бетонной посадочной площадке лейтенанта встретил неразговорчивый человек в штатском, который и проводил Кирилла в небольшой коттедж на окраине летного поля, где его и ждал Учитель.
   Со времени последней встречи Учитель не изменился: тот же спокойный, чуть усталый взгляд серых глаз, та же кажущаяся неповоротливость и неспешность в движениях. Мало кто знал, что в молодости за Векшиным приклеилась кличка "Тигр". Внешность часто весьма обманчива!
   Кирилл выжидающе посмотрел на собеседника. Векшин молча кивнул "молчаливому", и тот словно растворился за стенкой. Только дверь чуть скрипнула.
   И тогда генерал сделал два быстрых шага навстречу Кириллу.
   - Ну, здравствуй, герой!
   От этого обращения кончики ушей Корнева слегка покраснели.
   - Здравствуйте, Виктор Всеволодович!
   - Что, удивлен неожиданному визиту?
   Кирилл только кивнул. Ему не давала покоя та чуть ироничная улыбка, с которой на него смотрел Векшин. Старик что-то задумал!
   - Что букой смотришь? - усмешка генерала стала еще более ироничной.
   Кирилл вытянул руки по швам.
   - Сюрприз чую, товарищ генерал- лейтенант!
  -- Чего так официально? - усмешка переросла в широкую улыбку.
   Кирилл вежливо промолчал. Вопрос был сугубо риторическим и в ответе явно не нуждался.
   .
   - О последних твоих подвигах знаю. Лабораторию нашел, с суперлешими совладал... Прямо эпический герой!... - Учитель покачал головой. - Не надоело тебе здесь, Кирилл?
   Вот так, неожиданный вопрос. Да, не зря приехал Векшин по его душу, ох не зря!
   - А что, намечается что-нибудь интереснее гонки за искусственно созданной нечистью, Учитель?
   Корнев попытался ухмыльнуться. Вместо ухмылки получилась кривая гримаса.
   - Да как сказать, как сказать. Что ты знаешь о Древних?
   Древние. Что он о них знал, кроме сведений о разрозненных находках и кучи легенд? Кон-денсаторная батарея почти пять тысяч лет пролежавшая в земле Ирака, идеальные аэродина-мические формы "золотых птиц", найденных в индейских захоронениях на территории Ко-лумбии, загадка развалин покинутого инкского города-табу Тиауанако, возраст которого, как утверждали некоторые ученые, насчитывал не менее семнадцати тысяч лет, карта Пери Рейса, составленная за несколько тысяч лет до нашей эры ... И многие тому подобные необъ-яснимые загадки, да еще плюс к этому знаменитый индийский эпос "Махабхарата", ле-генды об Атлантиде, мифы о Шамбале и материке Му.
   - Версия о высокоразвитой техногенной цивилизации, существовавшей одновременно с не-андертальцами?
   - Утрируешь. Но в целом правильно. Только не версия. Реальность.
   Кирилл почувствовал, как по его коже бегут мурашки. Сколько раз они спорили с отцом на эту тему. Сколько раз он спрашивал об этом Учителя, но так ни разу не получил точного и полного ответа. Значит, все-таки они были, древние атланты?
   И Учитель ответил на невысказанный вопрос своего ученика:
   - Да, были. И даже смогли добраться до звезд. Добрались, а потом сгинули. Сгинули, по множеству самых разных причин. И мы знаем далеко не все. Но об этом ты еще узнаешь. Теперь уже не на уровне сказок и ле-генд, а на уровне первоисточников и результатов научного ана-лиза.
   "Первоисточников, ну и ну! Наконец-то. Значит, все слухи про тщательно охраняемые посвященными книги атлантов правда?!" - Кирилл пред-полагал такую возможность, но одно дело предполагать, а другое услышать вот такое вот, ожидаемое, но в то же время нежданное откровение из уст Учителя.
   Векшин дождался, пока буря чувств, отчетливо заметная на лице ученика, наконец, уля-жется.
   - Удивлен? Думаю, не слишком, особенно с учетом того, что я тебе раньше рассказывал. Конечно, я не говорил тебе всего. Сейчас пришло время. ... Видишь ли, Кирилл, человечество вступило в новый, очень ответственный этап развития. Оно готово снова выйти к звездам. К тем звез-дам, от которых когда-то бежали в страхе наши предки. Я не преувеличиваю! Поэтому мы не будем в безо-пасности, пока не узнаем судьбу наших предшественников и не поймем, что, как и почему с ними произошло.
   - Я понимаю.
   - Вижу, что тебе гораздо интереснее, чем все эти прописные истины, вопрос, а что мне надо от некоего Кирилла Корнева! - ехидно заметил Виктор Всеволодович.
   Корнев покраснел.
   - Помнишь наш разговор полгода тому назад?
   И тут Кирилла осенила догадка. Он сам был не в состоянии в нее поверить. Неужели?!
   И он неуверенно, с некоторой дрожью в голосе произнес:
   - Вы спросили, какие бы требования я предъявил к тем, кто будет устанавливать первый контакт с внеземной цивилизацией. Требования по отбору и подготовке. Вы это имели в виду?
   - Да. ... А что, если я тебе самому предложу во всем этом поучаствовать?
   - Значит...
   Кирилл чувствовал себя словно во сне. Даже незаметно ущипнул себя за бок.... И задал до ба-нальности глупый вопрос:
   - В чем, в этом?
   - Ты меня понял. В межзвездной экспедиции, - произнес Учитель.
   И это прозвучало так просто и обыденно, что Кирилл еще десять секунд не мог поверить в то, что слышал это своими ушами.
   - Ну что, согласен?
   Кирилл смог только кивнуть
   - Тогда три дня на сборы. Сдавай дела. Потом на две недели пойдешь в отпуск. На досуге все взвесишь.... И еще. Побудь эти две недели с родителями. Бог знает, когда еще с ними свидишься.

ЗА КУЛИСАМИ: ВЕТЕР ГОНИТ ВОЛНЫ.

   Люди сидели за круглым столом. Вернее, столов было четыре, но вместе они составляли идеальный круг, посредине которого было пустое пространство. Там горел свет, который да-вала установленная на невысоком постаменте чаша. Странный то был свет, неестественная голубизна была в нем. Такая голубизна бывает у пламени газовой горелки. Вот только вряд ли в ней сгорал природный газ. Но не только это привлекло бы внимание постороннего на-блюдателя к этому собранию. Разные по характеру, манерам поведения, общественному по-ложению и даже манере одеваться люди собрались здесь. Были тут и француз, и китаец, и русский, но общались все, как это ни странно, либо на английском, либо на китайском. И видно было, что собрались эти люди в таком составе не в первый раз.
   И еще было нечто в этих людях, что заставляло обратить на них внимание - какая-то не-ожиданная спокойная сила в выражении хмурых озабоченных лиц, не показная, но такая, что наполняет тебя изнутри, что останавливает тебя, заставляя не совершать никаких необдуман-ных поступков. А вот спокойствия не было!
   Старейший из присутствующих на общем сборе людей, Хон Коу Лонг, более известный как Белый Дракон, поднял руку. Как старейший из присутствующих он по старой восточной традиции председательствовал на всех собраниях и по той же традиции имел полное право делать это сидя. Ибо, как гласит китайская мудрость, когда тебе сто лет, то даже император приходит к тебе сам.
   - Братья, мы собрались, чтобы обсудить, как идут дела с нашим совместным проектом. Слушаем тебя, брат Тигр.
   Голос был тихим, но при этом неожиданно сильным. А может, все дело было в акустике зала, круглого, со сводчатым потолком большого помещения с окнами под потолком и еще одним боль-шим окном, сделанным в крыше точно посреди зала.
   Тот, кого назвали Тигром, плавным движением поднялся на ноги.
   - Спасибо, Старейший. Спасибо, братья! Я курирую лишь безопасность проекта, который мы назвали "Прометей". И то, что вы выслушиваете меня первым, указывает, что вы разде-ляете мою озабоченность. Слишком много лишних глаз и ушей стараются проникнуть в суть проекта. За последнее время мы пресекли несколько попыток ЦРУ и Объединенной инфор-мационной службы Евросоюза внедрить своих агентов в персонал Учебного центра и Науч-ные центры номер два, три и четыре. Координаты Убежища им пока неизвестны, и это ра-дует. Но есть новое обстоятельство. По моим данным, к проекту проявили интерес Служба безопасности полетов Комитета ООН по координации исследований космического простран-ства и Бюро безопасности Комитета ООН по контролю над вооружениями и поддержанию мира. Эти транснациональные структуры очень опасны. Под их контролем находится гло-бальная спутниковая сеть слежения и система электронной разведки "Глобал 2", позволяю-щая отслеживать все сообщения, передаваемые электронными средствами связи. Мы можем постараться изолировать СБП, но в руководстве Бюро безопасности у нас нет своих агентов влияния.
   - Итак, ККИКП и ККВПМ - две структуры, чья заинтересованность в сведениях о "Проме-тее" была очевидна. Но, как мы понимаем, не только их суетливое ползание под но-гами взволновало тебя, Брат?
   - Да, масоны и агенты Бельдельбергской группы активно ведут сбор сведений о проекте. Опасность велика. Их соблазняет возможность воспользоваться имеющимися у нас техноло-гиями. Практически все из них находятся под Великим запретом Древних. Особенно опасно попадание в их нечистые руки образцов ментотехники: усилителей, сканеров и лингвайера. Но не это самое главное. Как известно, так называемые белые масоны, в том числе и вхо-дя-щие в Бельдельбергскую группу, в свое время активно пропагандировали так называемую теорию "Золотого миллиарда". Теория состояла в том, что на Земле в полном благоденствии может прожить только один миллиард человек.
   - Ересь! - прорычал кто-то из сидящих за столами.
   - Причем весьма опасная, - согласился другой.
   - Сыновья Тьмы. Чего от них еще ожидать? - спокойным чуть слышным шепотом заме-тил кто-то из сидящих у противоположного края стола.
   А докладчик продолжал.
   - Теперь они пошли еще дальше. Они предполагают разместить свой избранный "золотой миллиард" на колонизированной планете вне Солнечной системы, создать там своеобразный рай для этого избранного миллиарда. Еще два миллиарда обслуживающего персонала раз-местят в условиях похуже. Туда же предполагается перевести с Земли высокотехнологиче-ские производства. А остальные пять с половиной миллиардов населения Земли пусть как хотят, так и живут! И что интересно, благодаря этому внешне утопическому проекту объе-динились все враждующие уже более двух столетий ложи. Это само по себе говорит о мно-гом. Промышленные тузы выделили ложам и структурам, подчиненным Группе, большие денежные средства на создание своей собственной межзвездной программы. Можно себе представить, что будет, если они получат доступ к нашим технологиям.
   Встал Ли Чен Лу, седобородый китаец, известный как Шаолиньская пантера.
   - Неужели они считают, что с Землей все кончено? Как они могут?
   Голос старика дрожал от гнева.
   - Могут. Они всерьез собираются выкачать из планеты все необходимые ресурсы, постро-ить маленький рай для элиты, а остальное бросить на произвол судьбы. Они и проект на-звали со всей откровенностью: "Новый рай". Что касается ситуации на Земле... Мы действи-тельно на пороге тупика. Неотвратимо приближается климатический кризис. Уже сейчас на-блюда-ется резкий подъем уровня мирового океана. Через сорок- пятьдесят лет начнет ощу-щаться и глобальное похолодание. Чем оно кончится, сейчас не может предсказать никто. Сырьевой кризис уже вступил в свою кульминационную стадию. Запасы нефти и газа прак-тически ис-черпаны. Запасы полиметаллических руд остались примерно на тридцать лет. Ну, с учетом неразведанных запасов - на шестьдесят. Вот так.
   Встал облаченный в строгий черный костюм-тройку мрачный Волк из Братства Ски-тальцев.
   - И в этих условиях наши братья из ордена Белой Звезды спасаются бегством, словно крысы с тонущего корабля! Братья? - Отступники, предавшиеся порокам властолюбия и сребролю-бия! Грех на них! Они предали те идеалы, ради которых их Братства появились на свет. Бра-тья мои из пресветлого "Белого Лотоса", братья "Золотого Дракона", братья Ски-тальцы, неужели мы так оставим этих наглецов, забывших обо всем, кроме собственного блага? До ка-ких пор терпим?!
   Коу Лонг заворочался в своем жестком кресле. Голос был по-прежнему тих, но теперь в нем звучал металл.
   - Опомнись, брат Волк. Тот, кто предается эмоциям, тот уходит с Пути! Не уподобляйся в ярости своему противнику! Она сжигает, и пепел никому не нужен: он ядовит и не годится даже для удобрения почвы. Не в том, какие плохие люди нам противостоят, дело. Нужно действовать, нужно спасти "Прометей", довести до конца задуманное, а не заниматься вой-ной с конкурентами. Брат Тигр...
  -- Да.
  -- Постарайся форсировать поступление денежных средств на нужды Проекта. Пусть брат Ясень ускорит подготовку экспедиции.
   Двое молча встали и поклонились. За окнами зала выл и бесновался ветер. Стояла зима, и снег пригоршнею за пригоршней бросало в окна, как будто неведомый великан старался раз-бить их таким жалким оружием...
   Состоявшийся спустя два месяца после описанных событий разговор являлся прямым следствием общего сбора Братств. На этот раз беседовали трое: два пожилых джентльмена и третий, возрастом помоложе, занимавший по отношению к остальным двум явно подчинен-ное положение, поскольку обращался к каждому из остальных собеседников не иначе как "сэр".
   - Итак, Роберт, насколько я тебя понял, "Золотому дракону" известна суть проекта "Но-вый рай".
   - Да, сэр, полностью.
   На лице мелькнул испуг. Старик это заметил и дружески похлопал молодого собеседника по плечу.
   - Ничего. На войне все бывает. Когда я воевал в Ираке...
   - Ладно, Адам, не время предаваться воспоминаниям. Плохо то, что мы практически ни-чего не знаем об их проекте. То, что они спешно готовят экипаж звездолета, уже свиде-тель-ствует, что он у них есть. Но вот где он? Роберт, вы один из лучших сотрудников анали-тиче-ского отдела Бюро. Неужели никаких зацепок? У вас есть спутники, магнитолеты, стан-ции электронной разведки. Звездолет не иголка в стоге сена, как говорят русские.
   При слове "русские" джентльмен поморщился.
   - Увы, ничего, сэр, корабль как сквозь землю провалился. Агентура тоже не может ничего сообщить. Кроме одного - звездолет в распоряжении Братств есть. И скоро он будет готов к первому полету.
   Тот, кого звали Адам, с явным удовольствием затянулся душистым дымом гаванской си-гары. Никакие антитабачные компании не могли отучить его от пагубной привычки.
   - Знаешь, Бен, меня больше волнует то, откуда все эти умники берут такие огромные деньги на финансирование проекта. Ведь он требует серьезнейших научных изысканий, ко-торые, в свою очередь, невозможны без инвестиций. Неужели их поддерживает кто-то из наших "коллег"?
   Последнее слово Адам произнес с явной иронией.
   - Ну что им могли предложить русские и китайцы? И те, и другие бедны! А вот у нас де-нег хватает. Зато у наших подчиненных не хватает кое-чего другого.
   Тот, кого звали Бен, встал и начал ходить в раздражении по кабинету из угла в угол.
   За окнами кабинета опускалось за горы красноватое солнце. Смеркалось. Далеко за стенами виллы чуть слышно выли шакалы. Они предвкушали добычу.

ЗНАКОМСТВО С "УЧЕБКОЙ".

   До места назначения летели несколько часов. В иллюминатор было видно, как внизу проплывали зеленые и коричневатые куски суши, перемежающиеся с синеватой с легкой го-лубизной гладью океана. Основную же часть времени поверхность загораживали облака. Что-то они ему напоминали. Он долго пытался понять, что именно, и только когда самолет пошел на посадку, вспомнил: так выглядела пена от стирального порошка на поверхности воды, когда мама стирала белье. "Странно, такая возвышенная картина и такое приземленное сравнение", - подумал про себя Кирилл.
   А до этого была поездка в Ригу с соблюдением всяческих мер конспирации, затем "мор-ская прогулка" в нейтральные воды, где их ожидал реактивный гидросамолет "Гриф".
   И вот теперь самолет катился по окрашенной камуфляжной краской ВПП, а вокруг, куда ни кинь взгляд, волновалось зеленое море деревьев. Центр, как ему говорили раньше, нахо-дился где-то в джунглях Южной Америки. Между этими деревьями белели разнообразные здания, торчали стержни и параболоиды антенн. В стороне, возле покрытой серым в зеленых камуфляжных разводах бетоном взлетной полосы, находилось несколько самолетов, в том числе и тяжелый транспортный "АН 170". Все они были покрыты специальной рассеиваю-щей сетью - последним достижением "оборонки". Да, целая тайная военная база, только оружия нигде не видно.
   Встречали прилетевших несколько человек. Все как один в белых полотняных тропиче-ских шортах, белых теннисках со стилизованным изображением кометы на левой стороне груди и таких же белых бейсболках.
   От группы отделился плотный широкоплечий человек лет пятидесяти и направился к вновь прибывшим.
   -Приветствую вас, господа. Давайте знакомиться. Меня зовут Лев Давыдович, я отвечаю за отбор кандидатов. Думаю, все знают, зачем сюда прилетели?
   В ответ раздалось "знаем", "конечно" и тому подобные ответы, некоторые, в том числе и Кирилл, ограничились утвердительными кивками.
   - Ну ладно. Давайте знакомиться.
   Процедура знакомства заняла минут пять. За это время сопровождающие седого господина не сделали ни одного движения. "Сотрудники службы безопасности", - догадался Корнев.
   - Что ж, вас проводят в ваши комнаты в общежитии. В комнатах по четыре человека. Дальнейшее расписание вам сообщат.
   Общежития оказались двухэтажными коттеджами. Молчаливый провожатый довел его до двери в конце коридора второго этажа и только то-гда соизволил разговориться, причем вы-ложил кучу необходимой информации.
   - Обучение ведется на английском. Местных языков рекомендуется избегать. Расписание на стене, занятия начнутся завтра. Столовая в корпусе напротив. Приятно провести время!
   Кирилл открыл дверь. За дверью оказался узенький коридорчик, из которого вели две двери: налево - в санузел, прямо - в большую жилую комнату. По обеим сторонам от входа размещались по две кровати с тумбочками рядом, у дальней стенки возле окна стояли два стола с компьютерами, между которыми под потолком гордо реял подвешенный за спе-ци-альный крепеж небольшой телевизор. Обитателей в комнате было трое: один сидел за ком-пьютером спиной к входу, второй стоял на балконе, фырканье третьего вместе с шипе-нием душа раздавалось из комнаты санузла.
   Кирилл остановился у входа. Для него всегда было трудно первым вступать в личный контакт с человеком. В рабочей обстановке он этого за собой не замечал, а вот в подобных ситуациях.... Впрочем, Кирилл умел прятать это состояние так хорошо, что никакой психо-аналитик не смог бы его раскусить.
   Человек на балконе развернулся. Был он высок, крепкого телосложения, русые волосы ко-ротко подстрижены. Кирилл обратил внимание на хорошо развитую продольную мускула-туру, слегка распухшие костяшки пальцев и плавную кошачью походку. Парень был серьез-ным бойцом.
   - Генри, оторвись от своего любимого терминала: у нас гости!
   Тот, к кому обращался русоволосый, был невысоким худым парнем лет двадцати шести. Не было в нем ничего примечательного, кроме пристального взгляда серых глаз. "Как рент-ге-ном просвечивает ",- подумал Корнев. Он был уверен, что Генри за несколько секунд ос-мотра запомнил буквально каждую особенность одежды, мимики и всего остального, что со-ставляло, следуя профессиональной терминологии оперативников, индивидуальные иденти-фикационные характеристики объекта.
   Первым представился рыжеволосый.
   - Роберт Янг, майор, подразделение "Дельта", США.
   Ничего себе, не каждый день приходится общаться с таким человеком!
   - Генри Рейнольдс, инженер- электронщик, капрал, "зеленые береты", США.
   - Кирилл Корнев, лейтенант, СКИР, Евразийская Конфедерация.
   - Четвертый житель этой комнаты моется в душе. Ему пришлась не по вкусу местная жара.
   - И кто же этот четвертый?
   - Ваш коллега из СКИРа, сержант Захаров.
   "Черт возьми, неужели Костя, тот самый Захаров, с которым мы вместе два года отбараба-нили в СКИРе? Нет, не может быть. Ведь когда я уезжал, сержант готовился к переводу в ре-гиональный учебный центр". Недоумение рассеялось, когда из душа материализовалась ши-рокоплечая фигура, и до боли знакомый голос пробасил:
   - Здорова, командир!
   - Здравствуй, Костя, ты что тут делаешь?
   Сержант ухмыльнулся:
   - Решил родину чукопабр найти.
   - Типун тебе на язык, сержант, с меня той парочки хватило!
   Потом переглянулись, поняв, что невольно затронули запретную тему, и сразу замолчали. Впрочем, никто из присутствующих при разговоре посторонних так ничего и не заметил.
   А на следующий день началась учеба. Вернее, пока до нее было далеко. Первую неделю за-няли сплошные медицинские тесты. Испытуемых крутили с огромной скоростью на вра-щающемся кресле, выбрасывали с парашютом в затяжном прыжке, помещали в сурдокамеру и капсулу центрифуги (такие Кирилл видел только в фильмах про космонавтов), заставляли пробегать с полной выкладкой километры по джунглям или нестись по бешено вращаю-щейся резиновой ленте беговой дорожки, накручивать километры на велоэргометре. И все это время куча прилепленных к телу датчиков сканировала изменения пульса, давления, ритма работы сердца, температуры тела, снимала сигналы для кардиограммы и энцефало-граммы.
   А, кроме того, постоянно приходилось сдавать многочисленные анализы, психологиче-ские тесты (а их Кирилл не любил в особенности). В общем, в конце дня лейтенант просто завали-вался спать. Правда, перед этим не забывая поужинать, принять душ, и посвятить час вечер-ней медитации.
   Через неделю всех присутствующих собрали в одном большом зале. И уже знакомый Лев Давыдович начал пофамильно зачитывать список принятых. Корнев постарался не выдать своего волнения. Он чувствовал, что все помещение внимательно просматривается минимум десятком скрытых камер, и где- то сидят специалисты - психологи и отмечают их реакцию. Тоже тест. Впрочем, Кирилл понимал тех, кто все это выдумал. Даже полет на земной ор-бите, всего в трехстах километрах от Земли, требовал изрядного напряжения человеческих сил и усилия воли. А что же будет, когда корабль уйдет на несколько сотен миллиардов ки-лометров не только от родной планеты, но и от всей Солнечной системы, когда не будет по-стоянных сеансов связи с Землей, а в иллюминаторе будет одна чернота и не будет проплы-вать рядом голубой шар Земли? Что ж, работайте, ребята, не за что на вас обижаться!
   И лейтенант, и трое его знакомых были включены в состав экспедиции.
   Вечером того же дня они все собрались в своей комнате.
   Янг негромко постучал костяшками пальцев по подоконнику. Все посмотрели на майора.
   - Ну вот, теперь, когда мы все знакомы, я вас немного введу в курс дел. Как известно, мы готовимся к межзвездной экспедиции. Мы будем высаживаться на неисследованные пла-неты, а там может случиться всякое. Вот потому для прикрытия исследовательских партий нужны парни, умеющие обращаться с оружием. Причем желательно, чтобы они умели не только метко стрелять, но и обладали достаточным количеством извилин, чтобы помогать ученым в их работе... и не палить почем зря в любые движущиеся предметы. Поэтому нас всех здесь и собрали. Я один из тех пяти офицеров, которые поставлены во главе десантни-ков. Я этого вам не говорил, поскольку решил немного понаблюдать за вами троими. Вы... действительно интересные люди. Посмотрим, какие вы профессионалы!
   Следующее утро показало, что предыдущие дни были цветочками по сравнению с тем, что им предстояло теперь. Всем будущим космодесантникам выдали пятнистую камуфляж-ную форму. И началось. Для начала курсантов прогнали по пятикилометровой "полосе раз-ведчика". Точнее было бы назвать это сооружение полигоном. Ее отличие от СКИРовского аналога заключалось лишь в том, что стрелять приходилось не по движущимся мишеням, а по вполне реальному противнику в виде телеуправляемых и программируемых роботов, воо-руженных учебными лазерами и пусковыми установками, стреляющими шарами, наполнен-ными краской. В результате процентов двадцать испытуемых не дошли до конца полосы по причине того, что были "убиты".
   А после изнуряющего теста снова было всестороннее медицинское обследование.
   На следующий день десантников снова собрали в зале. Теперь там их ждали помимо Льва Давыдовича пять человек в камуфляже без знаков различия. Среди них был и майор Янг.
   Один из сидевших в президиуме встал, оглядел собравшихся, кивнул Льву Давыдовичу.
   - Ну что же, профессор Ройзман с вами окончил. Вчера было последнее отборочное ис-пы-тание предварительного этапа. И с ним справились не все. Мы были вынуждены отчис-лить еще двадцать человек. Я думаю, что не должен объяснять вам, являющимся элитой подраз-делений специального назначения, роль общефизической и специальной подготовки. Од-нако некоторые из вас оказались слишком неповоротливы, чтобы справиться с "полигоном".
   Поджарый седоволосый человек, чем-то напоминающий волка, снова оглядел курсантов и продолжил:
   - Теперь вами займемся мы, и могу вас уверить, что вы быстро поймете, что вчерашний тест был еще достаточно легким. А пока, приветствую вас в рядах курсантов Центра подго-товки экспедиции. Я - полковник Пьер Леруа, это майоры Янг, Лао, капитаны Вольф и Вик-торов. Они будут командовать учебными группами. Вам раздадут списки, кто в какой группе состоит. С завтрашнего дня вы начинаете профильную подготовку. У меня все.
   Как и следовало ожидать, Захаров, Корнев и Рейнольдс оказались в группе майора Янга.
   Когда курсанты вернулись в свою комнату, койка майора была аккуратно застелена, а са-мого майора уже не было.
   Через пять минут в дверь постучали.
   - Войдите.
   Дверь отворилась, и в комнату шагнул парень, "навьюченный" двумя большими сумками.
   - Меня к вам определили.
   - Ну, заходи, раз поселили. Будь как дома, чувствуй как в гостях, - пробасил в ответ Костя.
   Парень прошел в комнату, огляделся в поисках свободной койки, не забыв кинуть насто-роженный взгляд в сторону Захарова. Похоже, что плоская шутка Кости не слишком вдох-новила новичка. Пришло время вмешаться.
   - Не обращайте внимания на Захарова, он всегда так хохмит. Кажется, пора знако-миться. Меня зовут Кирилл, фамилия моя Корнев, его - Константин, фамилия Захаров, ну а в проти-воположном углу отдыхает Генри Рейнольдс. Все - бывший спецназ.
   - Очень приятно, а я Виктор Дроздов. Профессия моя ныне вполне мирная - археолог, а раньше в ВДВ служил.
   Парни обменялись рукопожатиями. Рука археолога оказалась на удивление сильной, а не-которые еле заметные особенности движений ясно давали понять, что мужчина всерьез за-нимается восточными единоборствами, скорее всего, кун фу.
   Кирилл усмехнулся.
   - А вы необычный археолог.
   - Нет, просто раскопки приходится вести не в самых гостеприимных местах, - парировал Виктор - кстати, вы тоже не самый обычный "коммандос".
   - Это почему?
   - Вы слишком легко просчитываете человека.
   - Это потому, что вы непрофессионал. Профессионал умеет скрывать внешние признаки своей подготовки.
   В комнате повисло молчание. А потом каждый занялся своим делом: Рейнольдс уперся взглядом в терминал: он играл по сети с кем-то в "Ворккрафт", Захаров снова включил теле-визор, а Кирилл уставился на экран своего личного ноутбука. Он привез с собой диск с фан-тастическими книгами и детективами и теперь читал с экрана по вечерам.
  

УЧЕБА.

   Скоро жизнь втянулась в налаженный ритм. В шесть часов подъем, зарядка, завтрак, по-том изучение материальной части: оружия, оборудования, снаряжения.
   Кирилл долго вспоминал те возгласы удивления, которые раздались, когда курсанты пер-вый раз вошли в учебный класс. Все аккуратно разложенное на демонстрационном столе оружие оказалось абсолютно незнакомой конструкции. Было что-то чуждое человеческому глазу в этих матово поблескивающих цилиндрах стволов с круглыми спусковыми кнопками с канавками для пальца. Не сразу рука привыкала и к необычно наклоненным рукоятям. Не было привычных дульных отверстий и отблескивающих на солнце фокусирующих линз излу-чателей. Некоторые образцы оканчивались странного вида решетками или параболои-дами фокусирующих антенн. Как оказалось, это были гравитационные излучатели и генера-торы жесткого излучения.
   Человек в сером комбинезоне поднял руку, призывая всех курсантов к вниманию.
   - Меня зовут Ишидо Хацуми. Я научу вас обращаться с оружием. Никто не знает, с чем вы столкнетесь там, в космосе. Так что вполне возможно, что от вашего умения обращаться с оружием будет зависеть ваша жизнь и жизнь ваших товарищей.
   Инструктор показал на стенд.
   - Итак, вы видите абсолютно новые виды вооружения. Это генераторы, стреляющие пото-ком жесткого излучения, которые в зависимости от калибровки выводят из строя электро-нику либо живую силу противника, гравитационные излучатели, дезинтеграторы, лучи кото-рых разрывают межмолекулярные связи.
   Рядом послышался шепот:
   - Никогда не знал, что такие существуют.
   - Фантастика, и когда столько оружия наделали?
   - Наверное, сразу после войны.
   - Или специально для экспедиции... Инопланетян боятся.
   - Бред.
   Кирилл обратил внимание на реакцию сидящего рядом с ним Дроздова. Виктор с трудом скрывал усмешку. Странно, но у Корнева было такое чувство, что археолог уже видел раньше такое оружие.
   Преподаватель перешел к другому стенду
   - А эти виды оружия некоторым из вас уже знакомы. Это микроволновые излучатели и станнеры - парализаторы, лучи которых временно парализуют мышечную активность чело-века, выводя из строя соответствующие нервные окончания. Также, в особых случаях, вы бу-дете применять устройства, известные как суггесторы, волеподавители и м-парализаторы. Это оружие подавляет зоны головного мозга, ответственные за волю разумного индиви-дуума.
   Далее последовали характеристики каждого из образцов: дальность, мощность, эффек-тив-ность поражения цели в том или ином режиме, емкость заряда батарей.
   - Как видите, это очень серьезное вооружение. С ним надо уметь обращаться. Относитесь к нему так же бережно, как к своим подружкам, и оно вам отплатит тем же.
   В зале послышался смешок.
   - А напоследок вот это.
   В руке у инструктора появился невзрачный предмет, похожий на рукоять самурайского меча катаны, но только с очень толстой гардой и без клинка.
   - Это оружие для людей умелых. Оно крайне эффективно в ближнем бою.
   Чуть заметное движение пальцев, и из гарды выскочила полоса зеленоватого пламени дли-ной с метр.
   - Что это, луч?
   - Где ты видел луч, который имеет определенную длину.
   Преподаватель услышал слова курсанта.
   - Нет, это не луч. Оружие называется силовым клинком и генерирует поле, по природе идентичное силовому защитному экрану. Правда, с некоторыми особенностями. Оно может использоваться и как средство обороны, поскольку "клинок" отражает выстрелы любого оружия, кроме радиационных генераторов и дезинтеграторов, и как наступательное.
   Тут инструктор сделал короткий взмах клинком, и все увидели, как стоявшая в углу комнаты бронированная плита толщиной сантиметров в пять развалилась пополам. Огненный клинок прошел ее от верху до полу с легкостью ножа, режущего теплое масло.
   - Как бы то ни было, я буду рад, если кто-то попробует научиться им владеть. К сожале-нию, благородное искусство фехтования в век лазеров и плазмометов почти забыто, но, ду-маю, только потому, что никто до сих пор не создавал меча, способного в умелых руках от-бить выстрел бластера. А тот, кто владеет этим оружием, сможет это сделать.
   - Ну, прямо меч рыцаря джидая! - послышался рядом знакомый шепот.
   Но это был не Костя. Кирилл повернулся и от изумления аж застыл.
   - Сашка, ты?
   - Я, старый Ворон, я. Удивлен? Не отпускать же тебя к звездам в одиночку!
   С Сашей Денисовым Кирилл познакомился в университете. Кирилл учился на юрфаке, Алек-сандр - на географическом. За плечами Денисова уже была служба в спецназе, где тот дослу-жился до чина прапорщика. Они подружились. Вместе учились фехтованию, участвовали в экспе-ди-циях уфологов.
   Служить в армию Кирилл идти не хотел- считал, что делать ему там просто нечего. Его физической подготовке и знанию приемов рукопашного боя мог позавидовать иной "беге-мот" из армейского спецназа, да и мир стремительно менялся в сторону дальнейшего объе-динения, так что Родину в ближайшее время было защищать явно не от кого. После Третьей Мировой желающих решать территориальные и прочие споры с помощью пушек и танков изрядно поубавилось. Да и какая охота терять два года возможной профессиональной карь-еры?
   Но контракт на службу позволял получить льготу по образованию. Так Корнев очутился в СКИР - Специальном корпусе инженерной разведки Мини-стерства чрезвы-чайных ситуаций. С учетом полученного юридического образования Кирилла напра-вили на курсы дознавателей, а когда его распределили служить в "Зону 5", то он снова встретил там Денисова. Так и служили они втроем два года- Денисов, Захаров и Корнев.
   - Учитель мне ничего не сказал.
   - Наверное, решил сделать тебе сюрприз. Хотя нет, он со мной позже тебя говорил.
   - А...
   - Потом...
   Тем временем курсанты начали задавать вопросы инструктору. И, наконец, кто - то не вы-держал и задал вопрос, который интересовал всех собравшихся:
   - Откуда все это оружие, кто производитель?
   Корнев знал ответ: это оружие никто из ныне живущих землян не производил, оно доста-лось землянам в наследство от Древних, запрятанное до поры в глубоких тайниках.
   Лицо японца немедленно приняло вид железной маски.
   - Этот вопрос не комментируется.
   А Корнев скосил взгляд так, чтобы видеть лицо Дроздова. У археолога по лицу бродила хитрая ухмылка, и Кирилл сделал вывод: его новый знакомый тоже ЗНАЛ точный ответ. Те-перь можно было четко предположить, какими именно раскопками раньше занимался Вик-тор: он охотился за артефактами Древних.
   За первой лекцией последовала вторая. На этот раз курсантов знакомили с защитным сна-ряжением: скафандрами, встроенными, переносными и мобильными генераторами защит-ного поля.
   Курсанты с интересом разглядывали фигуры из неизвестного серебристого материала.
   Поразительная штука, эти скафандры Древних. Встроенные генераторы создавали защит-ный экран, защищающий от лучевого и огнестрельного оружия. Многочисленные сенсоры сообщали владельцу состав атмосферы, температуру, радиационный фон прилегающей мест-ности и многие другие, весьма полезные для путешествия по неизученным планетам, сведе-ния. Тяжелые скафандры имели также портативный локатор.
   - Обрати внимание, - послышался голос Денисова, - догу!
   Японские статуэтки догу были одной из загадок человеческой цивилизации. Некоторые сторонники теории палеоконтакта, то есть состоявшегося в Древние века контакта между людьми и пришельцами с иных миров, утверждали, что эти статуэтки изображали не что иное, как одетых в скафандры инопланетян. Похоже, что писатель Казанцев, профессор Гор-бовский и другие сторонники теории оказались в целом правы, хотя и с поправкой на то, что статуэтки изображали не пришельцев, а последних Древних.
   Инструктор подошел к скафандру, стоявшему чуть в стороне от всех остальных.
   - Обратите внимание на этот скафандр.
   В руках у человека появился пульт дистанционного управления. Легкое нажатие кнопки - и скафандр как бы растаял, и только внимательно приглядевшись можно было на месте, где стояло устройство, заметить что-то непонятное, типа легкой тени.
   - Этот скафандр специально сделан для десантных операций. Он крайне гибкий и пла-стичный. Конечно, он не защитит вас так, как это бы сделал штурмовой скафандр. Но у него есть еще одно положительное свойство, помимо того, что в нем можно пролезть в любую щель - он делает вас воинами-призраками. Призрака невозможно убить, поскольку невоз-можно увидеть. Итак, у скафандра три приспособления, обеспечивающих невидимость.
   Скафандр снова стал видимым.
   - Первое. Ткань скафандра, словно хамелеон, меняет цвет под окружающий фон, а ри-су-нок ткани копирует рисунок окружающей местности.
   Скафандр стал как бы прозрачным. Для большего наглядного примера инструктор сунул руку за спину скафандра, и курсанты увидели изображение руки на его грудной пластине.
   - Эффект усиливается миниатюрным голографическим проектором.
   Еще одно нажатие кнопки, и скафандр словно превратился в тень.
   - Есть и третье устройство. Это генератор искажающего поля. Первые два приспособле-ния способны обмануть человеческий глаз, но не приборы. А вот генератор создает поле, ко-торое частично поглощает, а частично искажает лучи сенсоров. Так достигается эффект практически полной невидимости.
   Когда они вышли из класса, Кирилл не удержался и заметил:
   - Да, Древние постарались. Видно, было ради чего!
   Денисов посмотрел на друга и тихо произнес:
   - Кто бы ни был их противником, это были не самые приятные существа. Иначе бы не было нужды в создании таких "игрушек".
   И Корнев впервые за все это время почувствовал страх: что ожидает их впереди, чем их встретят звезды?

ОТДЫХ И БУДНИ КУРСАНТА КОРНЕВА.

   Встреча с Денисовым очень обрадовала Корнева. Помимо всего прочего, у Саши и Ки-рилла было общее увлечение - историческое фехтование. Кирилл привез с собой в центр по-единочный или, как его еще называли, спортивный меч - копию прямого китайского меча "дан гъен"- верный спутник Корнева и участник его тренировок. От своего "боевого" ана-лога он отличался только отсутствием заточки. Тренировки с мечом Кирилл никогда не пре-кращал. Однако в учебном цен-тре ему пришлось бы тренироваться в одиночку. Теперь же можно было устраивать и трени-ровочные поединки с вечным спарринг - партнером, которым являлся Александр. Тот тоже прихватил с собой меч - катану.
   В свободное от занятий время они брали комплект защитного снаряжения и удалялись на одну из многочисленных аллей гигантского не то парка, не то огороженного участка джунг-лей. Зачем лишние зрители? Искусство боя на мечах требует максимальной концентрации. Кроме того, для боя "спортивными" мечами требовалось хорошее чувство партнера, по-скольку такой клинок, хотя и не имел заточки, но по тяжести не уступал стальному клинку настоящего боевого меча. Тот, кто умел владеть таким мечом, ни-когда бы не расте-рялся и в реальном боевом поединке. Но друзей интересовала не подго-товка к гипотетической воз-можности такого боя. Просто приятно, когда чувствуешь, как тя-желый меч словно пре-вра-щается в продолжение твоей руки, когда сталь клинка становится разящей частью твоей собственной плоти.
   Зрители все же нашлись. Прошло где-то полторы недели их совместных трениро-вок, ко-гда Кирилл во время тренировки почувствовал почти неуловимую ментальную "тень" чьего-то присутствия. Однако так и не смог точно локализовать местонахождение посторон-него наблюдателя. Очевидно, неведомый зритель был хорошо обученным сенситивом.
   Корнев сказал об этом Денисову, и они решили продолжать тренировки, но постараться узнать, кто был неизвестный посетитель. Вскоре та же картина повторилась снова. Кто-то сле-дил за ними из-за деревьев, и это было не животное и не робот, а человек. Но они не смогли его засечь. Наблюдатель был настоящим мастером. Положение осложнялось тем, что этот человек не пользовался оптическими приборами.
   И все же, на четвертый раз Кирилл сумел определить примерное место, откуда велось на-блюдение. Не сговариваясь, друзья одновременно прыгнули в заросли... и оказались ли-цом к лицу с одетым в черный комбинезон Ишидо Хацуми. Японец ожидал их, стоя в боевой стойке.
   - Мое почтение, сэр.
   Несмотря на резкие смены nbsp; При слове "русские" джентльмен поморщился.
темпа движения, Корнев дышал спокойно и ровно. Сказыва-лись долгие годы занятия цигуном.
   - Мое почтение, господа курсанты. Вы все же смогли меня обнаружить. Поздравляю.
   - Только на четвертый раз, Наставник.
   - Значит, вы знали, что я здесь. У вас хорошая выдержка.
   - Спасибо, сэр, но мы не смогли раньше обнаружить ваше укрытие. В реальном бою это означало бы, что вы могли трижды нас убить. Так что мы не заслужили вашу похвалу, дос-топочтенный сенсэй!
   - Ничего, все приходит с опытом. Вы молоды. У вас все впереди.
   "Интересно, - подумал Кирилл - а сколько же тогда лет инструктору?
   - Вас интересует мой возраст? - Хацуми улыбнулся уголками рта - Шестьдесят пять лет.
   "Черт, а как телепат он гораздо лучше меня! К тому же он очень легко читает по лице-вой мимике!"- неожиданно понял Корнев.
   - Кстати, у вас неплохо получается работа в паре. Разрешите?
   Японец взял из рук Денисова катану.
   Ритуальные поклоны, и бойцы замерли в боевой стойке.
   - Полу контакт? - Корнев вопросительно взглянул на Ишидо.
   Тот кивнул. Клинки взмыли в воздух и замерли. Несколько секунд противники ничего не предпринимали: прощупывали друг - друга, а потом воздух снова разрезали серебристые молнии клинков. Японец был очень серьезным противником, и Кирилл большую часть вре-мени тратил на уклонение и парирование атак противника, изредка "взрываясь" контрата-ками.
   На стороне Корнева было некоторое превосходство в технике, поскольку ему были зна-комы почти все приемы, применяемые соперником, а приемы сечи Радогора, которым его обучил Векшин, были секретом школы и мало известны за пределами России. Зато на сто-роне японца были такие качества, как опыт, сумасшедший темп движений, змеиная гибкость. Ведь любой прием можно провести по-разному. Кирилл вскоре начал уставать, а инструктор, похоже, не ведал усталости, он явно старался измотать своего менее опытного соперника.
   Наконец, Ишидо дал сигнал окончания поединка. Корнев к тому времени все же сбил темп дыхания и теперь дышал тяжело, прерывисто.
   Хацуми смотрел на русского с немного ироничной улыбкой.
   - Опыта мало. Техника есть, а темп плохой. Выносливость тренировать нужно, скорость.
   Сказал, как приговор огласил. А потом, немного погодя, тихо произнес:
   - Приходите тренироваться.
   И Кирилл пришел ...
   Так и шла жизнь друзей-курсантов: подъем, зарядка, завтрак, лекции, тренировки, обед, самостоятельная работа, снова теоретические занятия, тренировки у Ишидо, ужин.
   Вскоре начались занятия в "бассейне невесомости". Кирилл не раз видел такие занятия в фильмах, рассказывающих о жизни космонавтов, и ожидал чего-то особенного. Но испытал примерно те же ощущения, что и при спуске в "сухом" гидрокостюме на глубину 80 метров. Пару таких погружений Кирилл провел во время отпуска год назад, благодаря друзьям отца. Конечно, в скафандре было не так удобно двигаться, как в более эластичном водолазном костюме, но курсанты быстро привыкли.
   Вскоре их постигло крупное разочарование, когда они узнали, что тренировки в бассейне отражают далеко не все "прелести" коварной невесомости. Дело в том, что инженерам уда-лось создать тренажер, на котором состояние "истинной" невесомости моделировалось с по-мощью генераторов гравитационных полей. И курсантов решили пропустить через трена-жер, на практике показав, чем чревато отсутствие тяготения. Первый же курсант, храбро вле-тев в отсек, завис посреди помещения, беспомощно дрыгая руками и ногами, в то время как мен-торский голос инструктора, звучавший в динамиках, наставлял курсантов: "Главная осо-бен-ность невесомости в том, что необходимо передвигаться, отталкиваясь от каких-либо пред-метов, либо используя реактивный эффект. Необходимо четко дозировать импульс. От-толк-нетесь чуть сильнее - пролетите мимо цели, оттолкнетесь слабее - повиснете посреди по-ме-щения, как вот этот молодой человек". "Молодой человек" тем временем исчерпал весь за-пас известных английскому языку ругательств. Пришлось инструктору самому лезть в от-сек, чтобы спасать раззяву. Зато урок был весьма наглядным.
   Занятия продолжались, как правило, до восьми часов, после чего обычно до отбоя ос-та-вался час или два свободного времени. Впрочем, Денисов и тут не давал скучать своим при-ятелям. Как-то он притащил в комнату компакт - диск, на обложке которого на фоне двух де-рущихся рыцарей было написано: "Страна легенд". Суть игры была очень простая. Игрок, играя одной из пяти видов команд: людей, эльфов, гномов, троллей или черных колдунов - должен был победить в игре. Довольно быстро к участию в игре приобщились все обитатели комнаты. Причем очень скоро, к немалой досаде Сашки Денисова, титул чемпиона перешел к Рейнольдсу.

РАДОСТЬ ПОЛЕТА.

   После трех месяцев тренировки в Центре Кирилла неожиданно вызвали в администра-тив-ный корпус. Шел туда Корнев с неспокойным сердцем. Просто так ведь к начальству не вы-зывают.
   Комната, в которую ему приказали явиться, располагалась на втором этаже трехэтажного здания. Дверь была закрыта. Кирилл прислушался. За дверью было тихо, и курсант осто-рожно постучал.
   - Войдите, - раздался голос.
   Кабинет был совсем небольшой. Справа от входа в торцевую стену комнаты был вмонти-рован видеоэкран, слева - стол буквой "Т", за "перекладиной" которого сидел хозяин каби-нета. Кроме него и бывшего спецназовца в помещении никого не было. За спиной виднелся встроенный шкаф. Еще два громадных старомодных шкафа, набитых книгами и папками стояли вдоль стены, смеж-ной с коридором.
   - Курсант Корнев по вашему приказанию прибыл.
   - Вольно, проходите, присаживайтесь.
   Хозяин кабинета чем-то сразу понравился Кириллу. Может быть, спокойным и в то же время странно теплым тембром голоса, может быть изучающим, но не пронизывающим взглядом серых глаз. Как объяснить на словах то, что называют интуицией?
   - Меня зовут Ромов, Эдуард Ромов.
   Кирилл еле удержался от восклицания. Когда он входил в кабинет, лицо ему показалось зна-комым. Теперь он знал, откуда. Ромова знали все, кто интересовался авиацией и космонав-тикой. Летчик-испытатель и космонавт, испытавший за свою нелегкую жизнь более трех де-сятков различных моделей летающих машин, от вертолетов до планетолетов типа "Марс". Сколько же ему тогда лет? Никак не меньше пятидесяти. Значит, он по-прежнему в строю! Надо же!
   Все же, наверное, эмоции Корнева как-то отразилось на его лице, поскольку Ромов не-ожиданно широко улыбнулся.
   - Вижу, слышали обо мне. Вот, думаете, какого динозавра древнего откопали!
   Кирилл покраснел.
   - Ладно, молодой человек, не краснейте. Лет мне действительно немало... Что, впрочем, не мешает мне быть старшим инструктором по летной подготовке. А вызвал я вас вот по-чему. Каждый курсант по плану подготовки должен владеть двумя-тремя специальностями. Вы, насколько я помню, десантник-исследователь и ксенолог. Но в досье у вас написано, что вы имеете сертификат пилота сверхзвукового спортивного самолета типа "АТ".
   - Да, сэр, но я не летал уже два года.
   - Я понимаю, но все же я хотел бы вам предложить дополнительно к вашим "родным" учебным курсам еще и курс флай-пилота. Дело в том, что помимо основного корабля, экспе-диция будет иметь на вооружении малые аппараты типа "челнок" и "истребитель". Конечно, разница между спортивным самолетом и малым кораблем со сверхсветовым двигателем ог-ромная, но.... Если вы откажетесь, это никак не повлияет на вашу дальнейшую учебу. Ска-зать по правде, у меня уже четыре таких "отказника". И все же я посоветовал бы вам попро-бо-вать...
   "Психолог чертов, - зло подумал про себя Корнев, - как мальчишку ловит меня на "слабо"... И неожиданно сам для себя сказал:
   - Я согласен.
   Теперь все свое время ему приходилось тратить на занятия. Впрочем, резерв времени все же нашелся: Кириллу пришлось отказаться от компьютерных игр, чтения фантастики и со-кратить свой сон до шести часов. Так что упорная зубрежка конспектов по материальной части самолетов съела все свободное время. Он с удивлением заметил, что занятия в классе пилотирования начинают даже сниться ему по ночам.
   Так или иначе, но Кирилл достаточно скоро почувствовал, что начинает уставать. Не по-могали даже крайние средства - пришлось использовать стимулирующие травяные настои, рецептуру которых в свое время ему передал Векшин, и благовонные свечи, которые будди-сты столь часто используют в своей медитативной практике. Пока спасало положение знание приемов ментальной концентрации, но он понимал, что долго так продолжаться не может и придется чем-то пожертвовать, и, скорее всего, это будет факультатив Хацуми. Но Кирилла останавливал один момент: как он будет после этого выглядеть в глазах Учителя Ишидо?
   Усталость давала о себе знать все больше и больше. Однажды Корнев обнаружил, что под глазами от перенапряжения появились тени. На утренних тренировках начали проскаль-зывать ошибки, которые раньше лейтенант никогда не допускал. Надо было срочно прини-мать меры, но Кирилл все не решался подойти к инструктору и попросить отпустить его с занятий по фехтованию. Положение спас сам Хацуми. Очевидно, наставник заметил измене-ние физического состояния курсанта и навел справки. Однажды после занятий в оружейном классе он отвел Кирилла в сторону и без всяких вступлений произнес:
   - Усталый воин - плохой воин. Вы должны концентрироваться на самом необходимом. По-этому я отстраняю вас от занятий на факультативе до тех пор, пока вы сами не ощутите, что величина нагрузки позволяет вам заниматься без ущерба для всего остального. Вы все по-няли?
   - Да, сэр. Спасибо.
   Теперь стало легче. Появилось полтора часа дополнительного времени в день. Кирилл до-бавил еще полчаса на сон. Остальное время снова "съела" теоретическая подготовка. Ока-за-лось, что занятия на самолетах "АТ"- это лишь самая начальная стадия подготовки, необ-хо-димая для восстановления навыков пилотирования. Потом пришлось летать на "Су 134", ко-торые, в отличие от вполне гражданских "атэшек" были переделкой сверхзвуко-вых фронто-вых бомбардировщиков.
   Теорию он сдал. Хотел сдать на "пять", но получил "четверку". Сказы-валось отсутствие склонности к точным наукам.
   А потом были занятия на тренажерах. Необычные это были устройства. Внешне тренажер представлял собою толстостенный цилиндр с выпуклой передней торцевой стенкой. Ци-линдр стоял на массивной платформе. Внутри тренажер полностью воспроизводил обста-новку пи-лотской кабины. Первое занятие на тренажере Корнев запомнил надолго. Слишком реали-стично было чувство полета. Он надел виртуальный шлем, отжал ручку. Перед глазами под шасси поплыла взлетная полоса. Первый сюрприз ожидал, когда Кирилл убрал шасси. Кабину чуть заметно тряхнуло. Точно такой же несильный толчок возвещал пилота реаль-ного самолета о том, что шасси убраны. Потом, когда Кирилл согласно плану трени-ровки должен был резко набрать высоту, он почувствовал, как перегрузки вжали его в кресло пи-лота. Под конец тренировки он настолько забыл, что находится в кабине тренажера, что по-сле посадки попытался открыть "фонарь" пилотской кабины. Причем делал это под дружный смех остальных курсантов, видевших всю эту картину на мониторе пульта ин-структора. Впрочем, потом оказалось, что он не единственный такой. Однажды, во время нештатной ситуации, возникшей при "полете" на тренажере "Су 134", один из курсантов се-кунд пять судорожно жал рукоять катапультирования, а потом принялся вопить в микрофон: "Земля, Земля, катапульта не срабатывает, что делать?" Причем парень был на грани вполне реаль-ной истерики. Пришлось срочно прерывать тренировку. Впрочем, цель оправдывала сред-ства. Во время реальных полетов не произошло ни одного чрезвычайного происшествия, ко-торое окончилось бы сколь - ни будь серьезными травмами для кого-либо из курсантов.
   Затем были полеты. Сначала обыкновенные полеты по кругу с инструктором. Потом его выпустили в полет самостоятельно. Постепенно задания все более и более усложнялись. Тренажеры тренажерами, но когда Корнев сажал самолет, то спина его была мокрой от пота: сказывалось двухлетнее отсутствие летного стажа.
   Но все когда-нибудь кончается. И однажды он понял: "Все, я снова летаю". Это было со-всем внезапно. Он должен был сдавать пилотирование на "Сухом". И когда серая полоса ВПП медленно уползла вниз, а внизу, в фюзеляже самолета, с легким щелчком закрылись за-слонки шасси, Кирилл почувствовал ту давно забытую легкость во всем теле, которую он ис-пытал, впервые самостоятельно поднимая самолет в воздух. Голова была ясной, сознание фиксиро-вало любые малейшие изменения в гудении двигателя, мельтешении стрелок и цифр на зеле-новатом поле экранов приборов. Он потянул штурвал на себя, и машина послушно подняла острый нос, мягко накатила тяжесть перегрузки и вдавила тело в компенсирующем комби-незоне в ложе пилотского кресла. Но даже тяжесть во всем теле была приятной. Ма-шина по-слушно следовала самым легким движениям штурвала. А когда он выполнил всю про-грамму, и с земли последовала команда возвращаться, странная тоска поселилась в душе. Он парил в небе словно птица, а на земле... на земле он чувствовал себя иначе. Пусть он спосо-бен был заставить свое тело совершать немыслимые многометровые прыжки, пусть ку-лак в полете размалывал на щепы толстую дубовую доску, а ребро ладони крошило кирпичи. Но где, кроме полета, можно почувствовать свою власть над стихией, оживить своей волей мерт-вый металл, обогнать птиц и ветер и почувствовать безмятежный покой и такую упои-тель-ную от-страненность от мирской суеты?
   Внизу суетятся букашки машин, проплывают перемежающиеся зеленые и коричневатые полосы полей и лесов, маленькие прямоугольники домов, а ты паришь над всем этим и не единого звука, кроме гудения двигателя и далеких радиоголосов, не доносится до тебя. И ты ощущаешь свою свободу и одиночество. А разве это не одно и то же?!
   Неожиданно вспомнились слова известного поэта:
   Это почти неподвижности мука-
   В небе лететь со скоростью звука,
   Когда знаешь, что уже где-то
   Некто летит со скоростью света.
   Может быть, именно это чувство и заставляет рожденных ползать по земле букашек - людей неожиданно для себя расправлять крылья и устремляться в голубизну небесной выси и дальше, в черноту Космоса? Кирилл не знал ответа. Он знал только одно: он хочет и может летать! Он поймал свой шанс, и он его не упустит...
   Назавтра объявили итоги экзаменов. Теорию Корнев сдал на "хорошо", зато технику пи-ло-тирования на твердое "отлично"! Звезды ждали.
  

КИЙЯМА, КАМИМУРА, ЧЕН И ДРУГИЕ.

   Учеба шла своим чередом. Объявили сбор группы ксенологов.
   В небольшом зале собралось двадцать пять человек. Встречали кандидатов в члены группы уже знакомый профессор Ройзман, неизвестный мужчина неопределенного возраста в черном костюме и позолоченных очках, подтянутый господин лет сорока с чуть заметной сединой на висках и миловидная японка лет тридцати.
   Когда все расселись по местам, профессор откашлялся и заговорил:
   - Ну-с, приступим. Кто я такой, вы уже знаете. Зовут меня Лев Давыдович, фамилия Ройзман. Если вы не знаете, я отвечаю за психологическую подготовку экспедиции. Думаю, у большинства из вас сложилось уже обо мне определенное мнение.
   В зале послышался сдержанный гул.
   А профессор тем временем невозмутимо продолжал:
   - Думаю, что я и в дальнейшем оправдаю столь лестное для меня прозвище.
   Гул перерос в смешки. Дело в том, что острословы-курсанты уже успели приделать Ройзману кличку Инквизитор. Очевидно, за методику медико-психологического отбора кур-сан-тов. Оказывается, профессор знал и это.
   - Должность ксенолога не менее важна для экспедиции, чем должность навигатора и ин-женера по энергетическим и двигательным системам. Вполне возможно, что экспе-диции предстоит установить контакт с внеземными цивилизациями. От того, как поведет себя ксе-нолог, будет зависеть не только судьба контакта, но и судьба экспедиции, а воз-можно, и всей Земли. Поэтому тех, кто не уверен в своих силах, прошу отказаться сразу. Для вас найдутся места в других службах.
   Последовала пауза. В зале наступила тишина.
   - Ну что, смелых нет? Или все настолько уверены в себе? Ладно, но потом не обижайтесь, если в процессе тренировок вас будут просто отчислять из группы.... Что требуется от ксено-лога? Во-первых, он должен уметь контролировать свои эмоции. Не только среди зем-лян мо-гут встречаться существа с развитой экстрасенсорикой! Во-вторых, не допустимо лю-бое про-явление ксенофобии или расистских наклонностей. Запомните это раз и навсегда! Ксенолог должен подходить к контакту с осторожностью, но не путайте осторожность и тру-сость. И запомните одну вещь: под дулом бластера контакт практически невозможен... Ладно, мы от-влеклись. Итак, представляю своих коллег. Профессор Брокман будет препода-вать при-клад-ные психологические методики. Профессор Кийяма будет вести специальный языковой курс. Мистер Адамс будет читать вам специальный курс. Мои коллеги позже вам все объяс-нят. Ну а пока приступим...
   После вводной лекции курсанты пошли к выходу, разговаривая между собой. Дверь ау-дитории была узкой, и, пропуская вперед других курсантов Корневу, невольно пришлось прислушаться к разговору идущих. Курсанты были явно из России.
   - Ну, как вам Инквизитор?
   - А что? Он прав. Расистам в группе лучше не работать. Из-за предубеждения можно влипнуть в какую-нибудь заварушку!
   - Фантастики начитались? Какая заварушка? Лучше скажите, как устанавливать контакт с цивилизацией, не зная ее языка? На уровне ментальной передачи образов? А если их знако-вая система совсем другая?
   - Я уверен, что принципы развития жизни во всех мирах примерно одинаковы. А раз так, то и общие основы зрительного восприятия тоже.
   - Ну-ну.
   - Хотите анекдот: русский приехал в Японию, и ему вдруг понадобилась застежка "мол-ния" на куртку. Приходит он в японский магазин, а языка не знает. Что делать? Подхо-дит к продавщице и показывает: ведет кулаком по животу сверху вниз. Продавщица уходит и, как выдумаете, что ему приносит?
   - Ну?
   - Кинжал для харакири... Мораль: если на Земле люди разных народов не всегда могут понять друг - друга, то как же нам понять инопланетян?
   - Вы очень драматизируете положение, - послышалось из-за спины Кирилла.
   Новый собеседник произнес фразу на английском с явным азиатским акцентом. Корнев обер-нулся. Стоявший перед ним мужчина с одним и тем же успехом мог оказаться и два-дцати, и сорока лет. Его спокойное лицо слегка портил шрам от ожога. Руки спокойно и рас-слаблено свисали вдоль тела, но при этом вся фигура была как-то словно напружинена, в ней жило ка-кое-то странное сочетание расслабленности и готовности к малейшему изменению обста-новки. Кирилл почему-то подумал, что как противник этот человек был бы очень опа-сен. "И почему я оцениваю собеседника, прежде всего, с точки зрения опас-ности? Ка-кой из меня после этого ксенолог? "- мысленно выругал себя Кирилл.
   - Давайте лучше будем знакомиться. Акиро Камимура, Япония, - представился азиат.
   - Георгий Акопян, Евразийская Конфедерация, Армения, - представился южанин.
   - Отто Круминьш, Евросоюз, Латвия, - нехотя проговорил флегматичный блондин.
  -- Игорь Синельников, Евразийская Конфедерация, Россия.
  -- Меня зовут Кирилл Корнев, Евразийская Конфедерация, Россия, - представился Ки-рилл.
   Дальше пошли общей компанией. Был конец учебного дня, спешить было некуда. Парни шли не торопясь, разговаривая на самые разные темы. Речь зашла, в том числе, и о загадке Атлантиды.
   - Придумать можно все, что угодно, - доказывал Круминьш, - есть легенда Платона об Ат-лантиде, которую, как считают многие, тот придумал, чтобы создать наглядный пример для своей модели общественного устройства.
   - И уж, конечно, речь не шла ни о какой сверхвысокой технологии. Иначе Атланты, ко-то-рые исходя из слов Платона, воевали с Афинами, запросто бы их захватили.
   - А как же "Махабхарата"? Подлинность эпоса вы ведь не отвергаете, - горячился Геор-гий. - А там упоминаются воздушные корабли, атомное оружие...
   - Или что-то на него похожее. Знаменитые слова "Рамаяны" о "голове Брахмы" могут лишь оказаться иллюстрацией к красивой легенде. Индусы, как и китайцы, были помешаны на воинской этике.
   - И как японцы, - спокойно добавил Акиро.
   - Простите, я не хотел...
   - Вы меня не обидели. В чем-то наша страсть к ритуалам действительно похожа на по-ме-шательство, если только не понимать их внутреннюю суть. Поэтому я вас прощаю. К во-просу о "Махабхарате", загадке затерянного города, найденного Фоссетом, и тому подоб-ных, так сказать, легенд.... Да, это можно назвать сказками. Но вспомните о найденных в Перу иг-ру-шечных повозках на колесах, датируемых эпохой инков! А ведь доказано, что в это время пользовались только вьючными ламами и абсолютно не использовали колес! Вспом-ните найденную в Ираке электрическую батарею!
   - Индийские жрецы- брамины тоже пользовались простейшими источниками тока для своих "чудес", и что это доказывает? - не отступал латыш.
   - Тысячей лет позже. Но чтобы сделать батарею, надо знать, в каких условиях появля-ется ток, а значит, иметь хотя бы примитивное представление об электрофизике!
   - А деревянные птицы, найденные в Египте?! - добавил Синельников. - Все знают, что ис-следование показало идеальность их аэродинамических форм.
   - Но это не значит, что люди в третьем тысячелетии до нашей эры летали на самолетах, - заметил Акопян.
   - А догу? Вы видели одну такую "статуэтку" в аудитории защитных средств снаряже-ния! - воскликнул Игорь.
   - Ну что же... Прошу прощения за этот маленький своеобразный тест. Вам это расскажут чуть позднее, но вы абсолютно правы. Наше оружие и снаряжение по большей части сделано древними жителями Земли или по образцу их оборудования.
   - Зейда, - не удержался Кирилл.
   Японец поглядел на него странным изучающим взглядом.
   - Да, именно так звали они свою родину.
   - Они что, были инопланетянами?
   - Да, в некотором роде. Помните легенду о Фаэтоне?
   - Да.
   - Вот это, предположительно, и была их родная планета.
   - А как это узнали?
   - Их письменность расшифрована.
   - Так вот что за язык мы будем изучать!
   - Сэнзар. Проклятый язык, - произнес Кирилл.
   - Проклятый от невежественности и страха, - ответил Камимура.
   На его лицо словно тень легла. Остальные глядели на этих двоих в тупом онеме-нии от ус-лышанного, не веря и не понимая до конца, о чем идет речь. Разговор заглох сам собой. По-степенно все разошлись по своим спальным корпусам. Завтра снова на учебу. А послезав-тра Корнев с Денисовым собирались в выходной день вволю поразмять мышцы в спар-ринге.
   Спарринга не получилось. Денисова вместе с группой неожиданно отправили на внепла-новую тренировку на выживание, и Кирилл оказался без партнера. Не зная этого, он со своим тренировочным мечом в ножнах и с комплектом защитного снаряжения пошел к месту их постоянных тренировок. Решив застать Сашу врасплох, Кирилл заблокировал сознание и на-чал подкрадываться к лужайке, где они обычно проводили тренировки.
   Место оказалось занято. Уже возле кустов, отделяющих лужайку от дорожки, Корнев ус-лышал неясный шум. Затаившись в кустах, он увидел такую картину. Две фигуры в за-щит-ных доспехах для кэн-до стремительно обменивались ударами боккенов (деревянных трени-ровочных мечей). Иногда движения фехтовальщиков были настолько стремительны, что были видны только их неясные силуэты. Кирилл настолько залюбовался четко выверен-ными движениями фехтовальщиков, что не заметил третьего присутствующего - невысокого ки-тайца, замершего в позе лотоса.
   Китаец обнаружил нежданного гостя первым. Кирилл зафиксировал неясное движение сбоку и оказался лицом к лицу с парнем лет двадцати шести.
   - Извините, я не хотел вам мешать, - смутившись, произнес Кирилл - Вы не видели здесь Александра Денисова из десантного отряда, учебная группа номер два?
   - К сожалению, я не знаю такого, но две группы десантников грузились в магнитолет. У них внеплановая тренировка.
   - Понятно.
   И, набравшись смелости, спросил:
   - А можно присутствовать?
   - Вам можно! - почему-то улыбнулся китаец и снова сел в позу лотоса.
   "Где-то я его видел. Где?" - подумал Кирилл. И тут вспомнил. Китаец был одним из тех, кто занимался фехтованием у Ишидо Хацуми. И звали его... Стоп, стоп, а как его звали? И вспомнил - Ли Чен! А еще Кирилл его видел на занятиях ксенологов. Значит, китаец входит в их группу.
   Но еще больше Кирилл удивился, когда фехтовальщики сняли маски. Одним из них был Акиро Камимура, а вот его партнером, вернее партнершей, была не кто иная как профессор Кийяма. От неожиданности Корнев аж онемел. А японка, взглянув на него, мило улыбну-лась и, сделав три шага навстречу, произнесла, слегка поклонившись:
   - Йошико.
   Кирилл замешкался, потом густо покраснел до самых кончиков ушей и произнес:
   - Корнев. Кирилл.
   - Рада, что вы присоединились к нам. Акиро сказал мне, что вы довольно много знаете о Древних.
   Кирилл снова смутился. Итак, Акиро и профессор, которая будет читать курс по языку сэнзар, весьма хорошо знакомы. Еще больше смущения добавил тот факт, что японка была довольно молода, никак не старше тридцати - тридцати двух лет.
   Все четверо сели в кружок и началась неторопливая беседа. Как оказалось, Кийяма явля-ется историком, специалистом по древним цивилизациям. Она должна была рассказать бу-дущим ксенологам все, что известно об истории Древних и научить их языку.
   - Понимаете, из того, что нам известно, следует, что сэнзар был так называемым "общим языком". На нем Древние общались с представителями других цивилизаций.
   - А между собой?
   - Специалисты склоняются к мнению, что люди Зейда были расой телепатов. Звуковая форма общения им, в общем- то, была не нужна. Мы считаем, что там, в Дальнем Внеземе-лье, могут остаться цивилизации, которые сохранили остатки культуры Предков. И среди них - язык. Тогда мы сможем общаться.
   - Мало надежды. Прошло несколько тысяч лет. Почему инопланетяне должны помнить именно этот язык?
   - Из найденных записей Предков следует, что Древние создали целый союз многих кос-ми-ческих рас и занимали в нем одно из ведущих положений.
   - Почему вы говорите, то Предки, то Древние?
   -...А не называю их, допустим, просто Атлантами, как это привыкли делать отдельные уфо-логи?
   Японка задорно улыбнулась.
   - Так, Ли?
   Китаец слегка покраснел.
   - Все просто. Видите ли, на Земле существовала лишь колония Зейда. Причем в начале ее население состояло только из жителей планеты-матери, но потом она превратилась во что-то типа галактического научного центра, где жили представители как минимум шести рас. В том числе и негуманоиды.
   - Легенды о человекорыбе Оане и разумных змеях типа "Сказки потерпевшего корабле-крушение"?
   Ли покачал головой.
   - Не легенда. Акиро, расскажите ему, пожалуйста.
   Японец посмотрел на Кирилла. Потом уставил свой взгляд в какую-то неведомую точку на горизонте. Бог знает, что видел он там. Пять минут он сидел так, неподвижный, словно статуя. Лишь чуть слышное дыхание да подрагиванье век говорило о том, что Акиро бодрст-вует.
   - Что вы хотите услышать? Я не все могу сказать. Мы вели раскопки. По имеющимся у меня данным наша и другие подобные экспедиции нашли на Земле, в общей сложности, ос-танки представителей шести Древних рас. Причем, судя по останкам, среди Древних встреча-лись весьма экзотические существа типа трехметровых циклопов, драконидов или людей-рыб.
   - Значит, Гомер ничего не придумал?
   - Да, по-видимому, спутники Одиссея встретили одного из последних живущих на Земле представителей расы циклопов, обезумевшего от одиночества, - вмешалась в рассказ Йо-шико.
   - Вот тебе и контакт!
   - Это были времена, когда люди уже обо всем забыли, - сказал Чен.
   - Извините, что прервал! Продолжайте, пожалуйста, Акиро - сан!
   - Продолжать? Что? - Камимура покачал головой, - Два года назад в центре Сахары мы нашли затерянный подземный город. Там сохранились остатки техники Древних.... А жите-лей уже нет. Наверное, все умерли, а кто не умер, те ушли. Возможно, что туареги - их по-томки. Не знаю...
   На поляне воцарилось молчание...
   А потом были совместные тренировки. Спустя три дня после неожиданной встречи про-фессор Кийяма прочитала первую лекцию для ксенологов. И хотя, казалось, она рассказы-вала то же самое, что слышал он во время встречи на лужайке и ранее, общаясь с Учителем, все равно Кириллу было неожиданно интересно. Какие-то неуловимые новые оттенки, де-тали и весь рассказ засиял новыми красками. "Она прирожденный лектор", - подумал Ки-рилл.
   И он упорно зубрил язык Древних, чтобы не ударить в грязь лицом перед своими новыми друзьями. Конечно, он немного знал уже сэнзар. Кое-чему его научил Векшин, не объясняя, правда, ничего, кроме того, что это очень древний язык, на котором древние Посвященные записывали свои сокровенные знания. Тогда язык у него шел, как говорится, через пень ко-лоду. Удивительно, но сейчас язык ему давался абсолютно легко. Ему вообще все давалось достаточно легко в те месяцы. Он жил в предвкушении свершения Мечты, и от этого словно крылья вырастали за спиной. Ну и что, что по полночи при свете лампы сидишь за кон-спек-тами! Все равно, что под конец дня валишься с ног, а утром иногда голова болит, как после похмелья! Главное не это, а то, что осталось полтора года, а потом... потом он увидит вблизи Звезды! И это искупает все мучения, это стоит всего его упорного труда, всех жертв!
  

ЗНАКОМСТВО С БЕЗДНОЙ.

   Всерьез принялся за них и профессор Ройзман. Старик во всю использовал на курсантах все "прелести" виртуальной реальности. Кирилл так и не понял суть сложной технологии, благодаря которой авторам тестов и тренингов удавалось воссоздавать даже запахи. Картина получалась настолько полной, что пару курсантов пришлось отстранить из-за неадекватной реакции на резкую смену обстановки.
   Потом курсанты попали в руки к господину Адамсу, оказавшемуся профессиональным разведчиком. Тут же прояснилось и то, почему его дисциплина называлась спецкурсом. Кур-сантов учили вести визуальное и инструментальное наблюдение, а так же самим выявлять и уходить от чужого наблюдения. Сразу выяснилось, что практически все будущие ксенологи в той или иной мере имеют оперативную подготовку. Недоуменных вопросов типа "А зачем нам это надо?" не было. Все понимали, что землян не обязательно примут с розами в руках. А раз так, то ксенологи, как первые представители земной цивилизации, вступающие в кон-такт с инопланетянами, должны быть готовы ко всему. Что ж, таковы правила игры. Лучше перестраховаться, чем быть застигнутыми врасплох.
   Продолжались занятия на курсах пилотов. После сдачи экзаменов по пилотированию сверхзвуковых самолетов будущие пилоты начали знакомиться с теорией полетов на магнито-летах. Группа увеличилась еще на восемь человек, среди которых оказались уже зна-комые ему Ли и Акиро. А потом Корнев впервые увидел вблизи магнитолет и удивился, на-сколько этот похожий на вытянутый треугольник летательный аппарат был похож на пре-словутое "Бельгийское НЛО", столь докучавшее европейским службам ПВО в конце два-дца-того века. В отличие от самолетов, аппараты, которые должны были пилотировать кур-санты, могли не только летать в атмосфере, но и выходить на орбиту Земли, а некоторые - даже до-лететь до Марса. Корнев считал, что такой аппарат должен быть очень большим, но его ждало раз-оча-рова-ние: планетолет по размерам был меньше стратегического бомбарди-ров-щика девя-но-стых годов двадцатого века.
   Когда Кирилл впервые поднял летающую машину в воздух, то больше всего его удивило отсутствие ощущения наваливающейся тяжести во время резкого набора высоты или скоро-сти. Резкие рывки машине тоже, казалось, были нипочем. Иначе было, когда впервые он вместе с инструктором подняли магнитолет на орбиту. Вот тут перегрузка поизмывалась над ним всерьез! Когда аппарат пошел на посадку, то ощущение у Корнева было такое, словно он двадцать километров бежал в полной выкладке. Но когда инструктор поинтересовался: "Ну и как ощущения?", Кирилл ответил: "Ничего, все в норме".
   Позже он поймал себя на том, что за три месяца полетов на магнитолете ни разу под-робно не разглядел Землю с высоты орбиты: не до того было! А что - работа есть работа. Не гулять пришли, не в турпоездку собрались!
   Но одно ощущение Кирилл потом долго не забывал. После полета с инструктором к Марсу Корнева отправили в самостоятельный полет. Лететь надо было сутки. И уйдя с ор-биты Земли, когда последний блик от орбитальной станции пропал с экрана локатора, он вдруг почувствовал странное одиночество. Далеко по левому борту виднелся голубоватый с белыми и какими-то еще непонятного цвета разводами шарик Земли. Рядом в поле обзора виднелась буроватая Луна. По курсу наблюдался, не спеша вырастая на экране, красный Марс. А еще виднелись колюче-белые искры далеких звезд. И чернота Космоса. И никаких признаков обитаемости Вселенной. То есть признаки эти были. Достаточно включить радио. Но почему-то включать его не хотелось. В голову лезли какие-то мысли, обрывочные кар-тины воспоминаний, кадры из фильмов про космонавтов. В какой-то момент в голове по-висла странная и страшная мысль: если что-то случится с ним или с планетолетом, то ему вряд ли кто-нибудь сможет помочь. Но он собрал свою волю в кулак, проделал несколько дыхательных упражнений, помедитировал над чакрами, и страх отпустил. Потом он заснул, вернее задремал. Спалось плохо, снов он не помнил, но ощущения потом были такие, будто во сне его били. А когда он вернулся на базу, то сказал: "Самое страшное в одиночном по-лете в космосе - ощущение одиночества!" Так состоялось его знакомство с Бездной, бездной по имени Космос. Он переборол свой страх, снова полетел в учебный полет к Марсу, снова и снова. Страх не пропал, он затаился где-то глубоко внутри, иногда делая слабые попытки вырваться наружу. Но об этом никто, кроме Кирилла, так и не узнал.

ТЕСТ "ЧУПОКАБРА"

   Шло время. Кирилл не заметил, как прошел первый год обучения. Их отпустили в двух-не-дельный отпуск. Все две недели он пробыл с родителями. Где он и чем занимается, он объ-яснить не мог. Год назад, уезжая в учебный центр, он сказал только, что участвует в секрет-ном правительственном научном проекте, писать будет очень нечасто, а приезжать еще реже. Больше он ничего им объяснить не мог, а отец и мать не стали ни о чем спрашивать. Служба есть служба. Такова офицерская доля. Только мать вздыхала украдкой. Так было и в этот от-пуск. Назад он вернулся тем же путем, что и в первый раз: поезд, яхта, потом гидро-самолет.
   И снова учеба. Ройзман испытывал на будущих ксенологах все новые и новые тесты. Без-жалостно выкидывались все, не умеющие управлять своими эмоциями, неадекватно реаги-рующие на новые условия, расисты, ксенофобы, лица, обладающие недостаточно гибким мышлением и слабым воображением. Отчислялись даже те, кто страдал излишней брезгли-востью. Идею одного такого теста в свое время Кирилл сам предложил Векшину. Постоянно проверяли курсантов и на умение адаптироваться в незнакомой обстановке. Виртуальная ре-альность, в которую "запускали" курсантов, иной раз была такой, что создатели голливуд-ских фильмов ужасов могли только позавидовать фантазии авторов тестов. Однако Кирилл обратил внимание, что время от времени того или иного курсанта освобождают от прохож-дения неко-торых тестов, причем ничего не объясняя. Дошла очередь и до Кирилла. Перед одним из за-нятий его отозвал в сторонку Ройзман и сказал:
   - Сегодняшний тест можете не проходить. Займитесь чем-либо по своему усмотрению.
   Кирилл не выдержал и задал встречный вопрос:
   - Почему?
   - Сегодня ваш тест "Суперлеший".
   У Корнева пробежал по коже мороз. Воспоминания четырехлетней давности еще не стерлись в памяти, возвращаясь в виде ночных кошмаров. Он вместе с младшим Векшиным и Денисовым участвовал тогда в экспедиции уфологов. Они искали места предположитель-ных посадок НЛО и всякого рода необъяснимых явлений.... И наткнулись на странное место, не то храм, не то какую-то гробницу, которую охраняло существо, внешне похожее на снеж-ного человека. Но мало того, что тварь оказалась весьма смышленой и злобной, она исполь-зовала против незваных гостей то, что обычно именуют магией стихий. Причем, и это было очень странно, напала она первой. Экспедиция уцелела чудом.
   Именно на основе этих воспоминаний и возникла у Кирилла идея одного из трех тестов, придуманных им в свое время по просьбе генерала Векшина.
   Придумать-то он придумал, но самому через тест проходить очень не хотелось. Так что Кирилл с удовольствием отправился на занятия фехтованием к Ишидо.
   Через месяц ситуация повторилась. Но на этот раз Ройзман не отпустил Кирилла, а провел его через незаметную дверку в комнату, забитую аппаратурой, среди которой курсант с удив-лением узнал дистанционные детекторы лжи и психосканеры.
   - Можно попросить вас... гмм, об одной услуге?
   Корнев несказанно удивился. Профессор просил его... стоп, а о чем?.
   - Слушаю вас.
   - Видите ли, насколько я понимаю, коллега, у вас весьма неплохие аналитические способ-ности...
   Корнев удивился еще больше и насторожился. Его назвали коллегой, да еще похвалили способности. Что-то тут не так!
   - Вы мне льстите, профессор.
   - Ничуть, - спокойно возразил тот. - Ведь, насколько мне известно, именно вы автор тес-тов "Суперлеший" и "Чупокабра".
   Ах, вот оно что, сегодня тест "Чупокабра", т.е. тест на контакт с необычным существом - негуманоидом в условиях, близких к боевым.
   История "загадки чупокабра", если уж точно подходить к этому вопросу, началась во второй половине двадцатого века, когда в джунглях Южной Америки обнаружили странных, похожих на летающих обезьян существ, которых местные индейцы назвали чупокабра - "пьющие кровь". Земных биологических родственников у существ так и не обнаружили, и некоторые ученые предположили, что это пришельцы из других миров. Зверушки оказались отнюдь не мирными. Они нападали на домашний скот, иногда на людей, убивали и выпивали кровь жертв. При этом обладали недюжинной хитростью, позволявшей избегать ловушки ученых и охотников. Долгое время официальная наука отрицала существование непонятных зверей, считая все случаи их наблюдения домыслами и фальсификацией. Но постепенно чу-копабр обнаружили и в других частях света, и тогда их изучением занялись даже такие со-лидные учреждения, как НАСА.
   Непонятно, кому первому пришло в голову сделать при помощи генов этих существ сол-дат - биороботов: американцам или российским ученым, но эксперименты начали и ученые Конфедерации, и ученые США. Завершению работы помешала война, наверное, к большому счастью для человечества. Одна из разрушенных русских экспериментальных лабораторий оказалась на территории "ЗПО 5", где служил Кирилл. Там он и столкнулся с этими стран-ными существами, на поверку оказавшимися вполне разумными. Но, увы, разум, логика и образ жизни инопланетных существ (эта казавшаяся безумной версия, к всеобщему удивле-нию, подтвердилась) и землян были настолько чужды друг другу, что взаимопонимание так и не было найдено. Ученых постигло разочарование: чупокабра оказались зверьми, наделен-ными интеллектом хищниками, чей разум был направлен только на две вещи - добычу пищи и выживание. Но Корнев все это тогда еще не знал, он просто установил телепатический контакт с этими странными существами, который и стал отправной точкой для окончатель-ного решения "загадки чупокабры". Так что Корнев стал личностью достаточно известной, хотя и в узком кругу ученых Конфедерации и Китая, поскольку все результаты были засекре-чены. Земля оказалась не готова к такой версии контакта. Она, по большому счету, вообще оказалась не готова к настоящей встрече с пришельцами!
   - Тест очень ценен, поскольку в основу положен реальный контакт, ваш контакт.
   Кирилл чуть покраснел. Оказывается, ученый знал и это.
   - У вас должна быть очень необычная психика, если вы решились на такое в тех усло-виях.
   - Обычные условия. Ну, приходилось иногда стрелять. Но противники в основном были двуногие и с вполне человечьими повадками. Хищник третьего рода, самый опасный и не-предсказуемый, - человек. А чупокабра вели себя вполне предсказуемо, но слишком логично для обычных животных. Вот я и попробовал.
   - А существо имеет высший класс чуждости по нынешней классификации.
   - И что? Все эти классификации... от нечего делать, лично на мой непросвещенный взгляд.... Кстати, а кто-то еще в группе участвовал... в чем-то подобном?
   Вопрос был явно некорректен, и Корнев ожидал негативной реакции.
   Вместо этого профессор спокойно ответил:
   - Чен. Но он специально готовился, а вы нет. Значит вы предпочтительнее.
   "Для чего?" - хотел спросить Кирилл, но сдержался.
   Лев Давыдович посмотрел на Корнева каким-то непонятным взглядом и произнес:
   - Я хочу, чтобы вы проанализировали реакцию испытуемых. Важно не только знать, кого нельзя допускать к работе, но и в чем основные ошибки. А вы это сможете.
   И Корнев принялся за работу. Тест длился пять часов. Для испытуемых прошло, по их субъективному времени, более двух суток. К концу работы у Кирилла дико болела голова. Не спасли даже стимуляторы, которые использовал Ройзман.
   Из тринадцати человек осталось семь, плюс Корнев. Такого отсева на одном тесте Ки-рилл еще не наблюдал. Ему было стыдно перед своими коллегами.
   При подведении итогов теста произошел конфликт.
   - Что мы сделали не так? - возбужденно говорил один из отчисленных - Эти твари сами на нас нападали. Что еще мы должны были делать?
   Профессор только усмехнулся.
   - Вас подвели две крупные ошибки. Первая-антропоцентризм. Вам показались более ра-зумными гуманоиды, селившиеся в развалинах, потому, что они селились там, где раньше были дома, и их внешность была ближе к человеческой. Так? Ну, правду?!
   - Угу, - послышался чей-то голос из заднего ряда.
   - А с чего мы могли взять, что чупокабра разумна? Ведет хищнический образ жизни, напа-дает на все живое. Никаких технологических навыков! Зачем с ней контактировать? Она же враг!
   - Вот, - удовлетворенно вздохнул Лев Давыдович, - Поэтому я и снимаю вас с дистанции.
   - Зачем контактировать с врагом! - передразнил курсанта профессор, - А почему она враг, что заставляет ее вести именно так, а не иначе, это вас не заинтересовало?
   Курсанты глядели в пол.
   - Кстати, а почему Чен и Корнев не проходили тест? - спросил один из курсантов.
   Кирилл весь напрягся. Началось!
   - А почему это вас волнует? - в голосе психолога прорезался лед.
   Ответа не последовало.
   - Завидуете? Думаете, а не пополнили бы они ряды ваших "собратьев по несчастью"?! - го-лос хлестнул, как бич. - Я вам скажу, почему! Они ... уже проходили этот тест раньше. Кстати, Кирилл Игоре-вич, можно я покажу им вашу запись?
   Кирилл вздрогнул.
   - Это необходимо?
   - Да.
   Корнев кивнул и уселся поудобнее, прикрыв глаза. Показ длился долго. Наконец тишина была прервана чьим-то вопросом.
   - Что это? Это запись не с компьютера.
   - Нет, конечно, это запись ментального сканирования.
   Тишина сгустилась.
   - Ну а теперь я покажу вам видеозапись.
   Кирилл открыл глаза. Он знал эти кадры. Он сам их делал с помощью встроенной в шлем миникамеры два с половиной года назад. Живот скрутило спазмом давнего страха. Он снова вспоминал те странные и страшные дни. А воспоминания были далеко не самые при-ятные. Только сейчас он начинал осознавать со всей очевидностью, насколько безрассудно он себя тогда вел. Но это было тогда....
   Смотреть запись было трудно, изображение прыгало и дрожало. Наконец, в фокусе поя-вилось изображение раненной чупокабры, как она сидела на земле, прижав к телу раненное крыло, как потом взлетела, а следом за ней улетело второе спрятавшееся на дереве существо.
   Картинка погасла, в зале послышался шум, но профессор одним жестом пресек все реп-лики. И снова запись. На этот раз операторами были Денисов и Захаров. Прошел еще час, и вот последние кадры. Существа улетают, фигура в защитном скафандре, до этого сидевшая на корточках перед чупокаброй, распрямляется и откидывает щиток шлема...
   В комнате минуты три стояла полная тишина. А потом раздался одинокий голос:
   - Но как же так?
   - А вот так. Вы работали с виртуальной моделью. Курсанту Корневу было куда как труд-нее - ему пришлось столкнуться с вполне реальной чупокаброй. Если бы он совершил ма-лейшую ошибку, в чем-то оказался не прав, то вряд ли бы он сейчас сидел здесь, в этом зале. Так что этот тест создан на основе вполне реальных со-бытий. У Кирилла Игоревича не было для этого контакта ни подготовки, ни техники, только логика, интуиция, любопытство и два товарища, которые поверили ему. Вот вам и ответ на ваш во-прос, а заодно и тема для раз-мышления о профессиональной пригодности кандидатов к от-числению из группы.
   Из зала не раздалось ни звука. Кирилл спросил у профессора: "Мне можно идти?". Тот кивнул: "Идите". Кирилл вышел из зала. Ему было душно.
  

ТЕХНИКА ДРЕВНИХ.

   Время шло своим чередом. Казалось, не успел оглянуться, а уже прошло полтора года, как Кирилл впервые оказался в учебном центре. За это время произошли существенные из-менения. Вот уже год, как в центре учились только десантники, специалисты-планетологи и некоторые другие сотрудники исследовательских секций будущей экспедиции, в том числе ксенологи. Пилоты, инженеры и другие "технари" были в один из солнечных дней куда-то увезены на транспортном магнитолете. Поговаривали, что в некоем укромном месте они за-нимаются ни то на модели будущего корабля экспедиции, ни то осваивают сам корабль. Рас-пространение слухов и излишнее любопытство руководством центра не одобрялось, а по-тому обо всем этом говорилось как-то глухо, невнятно. Впрочем, Кирилла все это мало вол-новало. Куда больше волновал пронесшийся по базе слух, что теперь курсантов начнут обу-чать работать с десантными средствами и малыми кораблями экспедиции. То есть, на базу пригонят вполне реальные сверхсветовые истребители, штурмовики и десантные шаттлы. И вот, наконец, слух перерос в реальность.
   В то утро ему почему-то не спалось. Он вышел на улицу. Их курсантское полу общежитие - полу казарма стояло на некоем естественном возвышении по отношению к остальному ком-плексу сооружений, поэтому летное поле отсюда просматривалось весьма хорошо. И вот внимание Кирилла привлекло несильный зудяще - ноющий звук, подобный тому, который издает в полете комар. Этот звук, типичный для работы микроволнового генератора, обычно сопровождал полет магнитолетов. Но на этот раз к этому звуку примешивалось какое-то гу-дение, типа того, какое издает летящий шмель. Он поднял глаза вверх и увидел их.... Аппара-тов было штук девять. Они летели низко, явно заходя на посадку. Первым летела большая, очевидно, транспортная машина, вытянутая, с куполовидным носом и восьмигран-ная в сече-нии. Впро-чем, эта восьмигранность едва угадывалась, поскольку ребра и грани были закруг-лены. Под "брюхом" транспорта висело нечто, похожее на большую лодкообраз-ную форму, в которой в некоторых семьях делают на праздники селедку "под шубой", только с отрезан-ной задней частью. Сначала Корнев принял эту штуку за контейнер, но по-том "селедоч-ница" отдели-лась от основного аппарата и стала самостоятельно медленно опускаться к земле. Кирилл подумал, что летающие машины сядут на летное поле, но ма-шины медленно отдрейфовали в сторону.
   Как раз в этот момент началось движение и на земле. В километрах двух от тренировоч-ного комплекса располагался огороженный участок джунглей. Курсантов туда не пускали, хотя с виду там ничего не было. Теперь на этом месте словно невидимый гигант ворочался. Посыпалась земля, и два огромных массива почвы вместе с кустами и несколькими деревь-ями поползли в стороны, обнажая гигантский провал люка. Туда-то и нырнул "контейнер". За ним последовал транспорт, предварительно выпустив из массивного корпуса четыре пары опор.
   Следом в подземный ангар нырнули два аппарата поменьше. Больше всего эти машины напоминали электровоз от сверхскоростного поезда "Р2000": тот же закругленный "самолет-ный" нос, плоское днище, плоская стенка кормы, явно скрывающая что-нибудь типа десант-ной аппарели.
   Последними сели три пары малых аппаратов, два побольше, четыре поменьше. Их разгля-деть Кирилл не успел. Зато он хорошо разглядел их через три дня, когда курсантов привели для ознакомления с новыми машинами. Большой транспорт, как и следовало ожидать, ока-зался тяжелым десантным ботом, вмещающим две боевых машины поддержки или до полу-сотни десантников. "Селедочница" была пятиместной спасательной шлюпкой. "Вагоны" - челночными кораблями, предназначенными для транспортных перевозок.
   Остальные аппараты заинтересовали куда больше. Первыми на глаза попалась пара ис-требителей. Сначала Кирилл не заметил особых отличий от уже виденных образцов: тот же черный цвет корпуса, стремительные зализанные формы, немного напоминающие самолет-ные. Но потом.... Во-первых, на корме аппарата не было традиционных хвостовых стабили-заторов. Нечто на них похожее располагалось на конце крыльев. Во вторых, практически не-возможно было представить, где кончается фюзеляж, а где начинаются короткие атмо-сфер-ные крылья. В третьих, необычной была сама конфигурация плоскости крыла. Да и фо-наря пилотской кабины не было видно. Она была утоплена где-то в корпусе. И Корнев по-нял, что делали эту машину не люди-Древние. И, тем не менее, он сразу словно влюбился в эту ма-шину, если, конечно, это слово может быть применено к отношению человека к удобной, функцио-нальной, красивой, но бездушной машине. Хотя, наверное, многие летчики-испыта-тели ни-ко-гда с вами не согласятся, если вы в их компании заявите, что у машины нет души.
   Вторая пара машин была очень похожа на истребители, только раза в три больше. Инст-руктор задержался возле этих летательных аппаратов.
   - Обратите внимание. Возможно, вам придется использовать их для десантирования.
   В толпе курсантов послышался недоуменный гул.
   - Десантирования? Мы думали, что это тяжелый истребитель или бомбардировщик.
   - Да. Нетипичная машина. Это десантная капсула. Она вмещает до тринадцати десант-ни-ков и три члена экипажа. Аппарат незаменим, когда надо куда-то скрытно и быстро выса-дится или как можно скорее унести ноги. Десантироваться можно через люки шлюзовых отсеков. Кроме того, каждый десантник сидит в индивидуальном кресле-ложементе, которое может быть катапультировано в полете через верхние или нижние люки в корпусе.
   -Машина для диверсионных групп.
   -Именно.
   А Кирилл подумал: "Эту штуку тоже явно делали Древние. Но зачем им был нужен та-кой аппарат, явно предназначенный для ведения наземных партизанских операций?" И душу снова захлестнули плохие предчувствия...
   Начало было многообещающим. Особенно после того, как выяснилось, что машины, правда, кроме спасательной шлюпки, оснащены той же системой невидимости, что и ска-фандры. В тот же день курсантов начали знакомить с материальной частью. Десантников учили быстро садиться и десантироваться, будущим же пилотам пока приходилось довольст-воваться теоретическими занятиями. Зато Кирилл уже предвкушал удовольствие от полета.
   Следующие три месяца прошли незаметно в напряженной подготовке. Кириллу, как и всем остальным ксенологам, пришлось пройти все "прелести" десантной подготовки. Неко-торые вещи, которые их заставляли делать, были вообще сродни акробатике, например, за-прыгнуть с помощью антигравитатора в летящий на почти трехкилометровой высоте шаттл или десантироваться с двадцати пяти километровой высоты из того же шаттла. Последнее задание с виду казалось простым, пока курсанты не узнавали, что "челнок" при этом будет мчаться со скоростью, намного превышающей скорость звука. После таких тренировок из десантного отряда списали еще два с лишним десятка курсантов. А оставшиеся полторы сотни продолжили тренировки. Однако больше всего захватывало дух при катапультирова-нии из десантной капсулы. Еще бы, ведь катапультируемое кресло отстреливалось со скоро-стью, в несколько раз превышающей звуковую. Сначала после таких прыжков Кириллу сни-лись кош-мары, даже кричал по но-чам, несказанно пугая соседей. Но те отнеслись к этому весьма стоически, поскольку в те дни многие курсанты чувствовали себя не намного лучше. Оста-валось только подбадривать себя и других: "Все проходит. И это пройдет". Впрочем, знание притчи о Соломоне помо-гало мало.
   Но древний мудрец был прав. И наступил момент, когда Кирилл научился спо-койно ша-гать за борт летящего на огромной скорости "челнока", а рука, жмущая спуск ката-пульты, перестала дрожать. Время бежало неумолимейшим образом. И наступил момент, ко-гда всех курсантов собрали в большом зале. Помимо Ройзмана и офицеров, командовавших учеб-ными десантными группами, в президиуме на этот раз сидела и профессор Кийяма.
   Все молчали. Затем поднялся полковник Леруа.
   - Ну что ж, господа. Хочу вас поздравить. С сегодняшнего дня подготовительный этап для вас закончен. Вы больше не курсанты - вы все являетесь отныне членами специальной меж-звездной экспедиции! Завтра вы покинете этот центр и направитесь в специальное убе-жище, где проведете окончательный цикл занятий, теперь уже непосредственно на корабле. Да по-может всем нам Бог в нашей нелегкой миссии!
  

ЗА КУЛИСАМИ: ВЫБОР.

   Виктор Всеволодович Векшин, известный в определенных кругах как Тигр, Кобра, а так же еще под парой десятков имен, фамилий и кличек, заметно волновался. Казалось, в его возрасте (а возраст почтенный, скоро шестьдесят) уже ни о чем, кроме обеспеченной ста-рости, не волнуешься, а, поди-ка ты, другое на уме.
   И хотя с тех пор, как он впервые ступил за ворота затерянного в тайге скита, прошел не один десяток лет, все равно каждый раз волнение охватывало его сердце. Ибо ветхие дере-вянные срубы были лишь прикрытием, а под ними....Впрочем, подземелья его сейчас не ин-тересовали.
   Пройдя несколько постов охраны, состоявшей из нескольких десятков крепких парней в темно-зеленых плащах с глубоко надвинутыми на лоб капюшонами, отставной генерал-раз-ведчик, а ныне советник директора Европейского сектора "Интерпола", оказался в просто-рной келье. Об-становка здесь была самая простая: длинный рубленый стол со стоящими вдоль него стуль-ями с резными спинками, на стенах полки с многочисленными книгами и свитками. За сто-лом сидели шестеро - Старейшины Братства Скитальцев. Когда Векшин во-шел, все шестеро что-то оживленно обсуждали, но тут же повернули головы к вошедшему - неписаная норма этикета, предписывающая оказывать дань уважения равному по статусу.
   - Здрав будь, брат Виктор.
   - Здравы будьте, братья, - ответствовал Векшин.
   - Ну, как съездил?
   Спрашивал Верховный координатор Братства, старик Михайлов. Возраст старейшины был далеко за восемьдесят, хотя на вид едва дашь пятьдесят. Только выцветшие глаза да паутина морщин на лбу выдает прожитые годы.
   - Операцию пора кончать. Придется ограничиться двумястами сорока миллионами.
   - Что случилось?
   - То, что и должно было произойти. Семья Готти засекла пропажу денег со своих счетов и счетов Марцелло.
   - И чего нянчиться с мафиози?
   Вопрос задал самый молодой, нетерпеливый и злой - Сергей Аксенов, он же Волк, бывший полковник спецназа, ведавший силовыми операциями Братства. "Ничего, поживет с мое - пообтешется!" - подумал Тигр.
   - Риск велик. Банки начали проверять компьютерные системы безопасности. Нам не нужны лишние вопросы. Лярош выводит своего агента из игры.
   - И что теперь?
   - Он согласен нам помогать и дальше, но только в вопросах безопасности.
   - Его можно понять. У него работа, семья, дети. Его пост - один из важнейших в ООН. Если станет известно, что он сдавал нам информацию, быть беде. А нам ведь тоже скандал не нужен. Конкурентам незачем знать, что руководство "Интерпола" на нашей стороне, - спо-койно заметил Михайлов.
   Потом подумал и, поглядев по сторонам, добавил:
   - Ну, с этим вопросом, думаю, хватит.
   Остальные молча кивнули.
   - Тогда перейдем к другому. Ты обещал назвать свою кандидатуру на пост Старшего На-блюдателя от нашего Братства.
   - Предлагаю пока никого не выдвигать.
   На лицах собеседников возникли признаки изумления. Векшин усмехнулся и переки-нулся взглядом с Михайловым. Тот еле заметно кивнул.
   - Хочу дать моему протеже время на акклиматизацию.
   - Кто же он, все-таки?
   - Ворон.
   - Тот парень, который освещал деятельность Учебного центра два?
   - Угу.
   - Но ведь он...
   - Правильно, он не член Братства.
   На лице Аксенова застыло недоумение.
   - Но как же так? К тому же, он еще совсем мальчишка.
   Советник усмехнулся "Мальчишка... Аксенову еще сорока нет, и то туда же. Ничего, со временем поумнеет". Векшин посмотрел на Михайлова
   - Андрей Алексеевич...
   - Да, мой грех, - Верховный Координатор оглядел остальных собеседников. - Когда Вик-тор предложил использовать независимых наблюдателей для подстраховки основного со-става, то я согласился. Ворон - необычный человек. Он хороший оперативник, наблюдате-лен, склонен к тщательному анализу происходящих процессов, способен делать абсолютно неожиданные, но при этом абсолютно точные выводы, не теряется в необычных ситуациях. В общем, как Наблюдатель он неплох, весьма неплох. И как я сам убедился, он никогда не предаст тех, кому дал свое слово. То, что он не член Братства, ничего не меняет.
   Старик был скуп на похвалу, и если он сказал "неплох", то это означало достаточно вы-сокую оценку качеств человека.
   - Есть еще одна причина, по которой я предложил именно его, вмешался Векшин. - Од-нажды мой сын, вы его знаете, спросил у него, почему он не хочет вступить в Братство. Знаете, что он ответил? Он сказал: "Я боюсь, что однажды мне прикажут сделать то, чего не позволит мне моя совесть, но я не смогу отказаться, потому что тогда в опасности будет моя жизнь и жизнь моих близ-ких".
   - То есть он нам не доверяет...
   В голосе Аксенова слышалась тревога, перемешанная с чуть заметными нотками гнева.
   - Он вообще никому не верит, кроме самых близких людей.... На слово не верит, судит по де-лам. Я это очень хорошо знаю, как его учитель. Мне много раз приходилось отвечать на не самые удобные вопросы. И именно потому, что он не боится их задавать, я и хочу, чтобы вы утвердили его кандидатуру. Он фанатик в вопросах этичности методов и даже если он сам ничего не предпримет, то обязательно укажет точное место возникшего нарыва. Ко-нечно, он далеко не святой. Он десять раз подумает, прежде чем влезть в драку без подстра-ховки. Но если влезет, то будет драться до конца. А это тот самый случай.
   - Почему вы так считаете?
   - У него свой взгляд на проблему Наследия Древних. Однажды, когда мы беседовали на эту тему, он спросил: "А не лучше ли было вообще все это уничтожить, даже упоминания?"
   - Резонный вопрос, - заметил Михайлов.
   - Вот именно. И он сделает все, чтобы никто из посторонних не завладел Запретными тех-нологиями.
   Слушая всю эту пылкую тираду Векшина в защиту своего ученика, Михайлов чуть за-метно улыбался.
   - Ну что, убедил вас Виктор? - спросил старик.
   - А ваше мнение, Андрей Алексеевич?
   - Мое?... Мое? - Согласен, - неожиданно быстро и громко произнес Михайлов.
   Остальные переглянулись. Старика уважали все. Его мнение всегда было решающим. А это значило, что судьба Ворона решена однозначно и бесповоротно.
   Ворон, правда, об этом еще не знал.

МИССИЯ.

   В результате вышеописанной встречи события вскоре приняли неожиданный для Ки-рилла оборот. Корнев возвращался в общежитие с тренировок, когда заметил, что за ним пристально наблюдают. Наблюдатель был классом пониже, чем Ишидо Хацуми, и поэтому Кирилл сумел достаточно четко засечь ме-сто нахождения нежданного гостя. И когда за спи-ной неслышно раздвинулись кусты, он не оборачиваясь, просто произнес: "Слушаю".
   - Здесь ли гнездо ворона?
   - Гнездо здесь, но ворон улетел.
   Вот так неожиданность. Посреди базы называют пароль. Никак гость от Учителя! Вот те-перь можно и повернуться. Личность связника была абсолютно неприметной, и в этой не-приметности скрывалось, как ни странно, что-то знакомое. Через пять секунд Корнев вспомнил: именно этот человек провожал его к Векшину во время их последней встречи.
   - Тигр хочет вас видеть.
   Боевое имя Учителя. Ну что же! Кирилл молча прошел за провожатым. Векшин ждал в уединенном домике на краю базы.
   - Рnbsp;ад вас видеть...
   - Все в порядке. Лишних ушей нет.
   - И каким ветром?
   - Тебя повидать захотел, Кирилл.
   Тот только головой покачал: "Как же, советник директора одного из важнейших секто-ральных отделов "Интерпола" просто так оказался на секретной базе, кстати, непонятно чьей!" Впрочем, у Кирилла было свое прочное мнение по поводу того, кто организовал всю эту за-тею с экспедицией, но он предпочитал держать его при себе. Меньше знаешь...
   - Думаю, что у тебя возникло немало вопросов.
   - На большинство я уже нашел ответы... Итак, Братство.
   Генерал довольно усмехнулся.
   - Правильно, вместе с "Золотым драконом" и "Белым лотосом".
   "Золотой дракон", "Белый лотос". Традиция выводит историю существования обоих тай-ных братств из времен гибели Атлантиды, то есть Зейда, когда последние мудрецы исчезаю-щей цивилиза-ции приняли ряд мер, чтобы сохранить наследие своих знаний для потомков - землян. И одной из таких мер было создание своеобразной касты Хранителей. Однако обще-ство Зейда было неоднородно, в нем господствовали разные идеологические концепции, и по-тому вместо еди-ной касты возникло несколько тайных братств и орденов. В том или ином виде многие из них продолжали существовать и в конце двадцать первого века.
   - Значит, Хранители решились.
   - Не все. Серые братья и розенкрейцеры никак себя не проявляют. Отступники - масоны как обычно пытаются использовать Проект как еще один способ добиться абсолютной вла-сти. Плюс Слуги Хаоса, люцифериты, Бельдельбергская группа. У Проекта много врагов. Впрочем, ты сам можешь просчитать векторы воздействия на ситуацию. А она близка к кри-тической. Сырьевая катастрофа, считай, уже разразилась, экологическая лишь отсрочена, а на пороге новая - климатическая. Греция, Италия, Франция, Нидерланды, Кипр, скорее всего, просто исчезнут с карты мира в ближайшие тридцать лет. Об Африке вообще никто не вспо-минает. Вопреки радужным пресс-релизам ЮНЕСКО население континента быстро вы-ми-рает под ударами СПИДа, Эболы и еще полдесятка более экзотических, но столь же неиз-ле-чимых и смертоносных инфекционных заболеваний. Кроме того, весь мате-рик - большая свалка отходов, вывезенных туда так называемыми "развитыми" странами. Короче, перед человечеством вопрос: "Куды бечь?" Проблема колонизации других звездных систем на-зрела и даже перезрела. И вот тут начинаются проблемы. Те, кто первыми получит в свои руки технологии, которые позволят найти и колонизировать планету, либо те, кто бу-дет фи-нансировать проект, эти люди и будут "заказывать музыку". Понимаешь, что это зна-чит?
   Векшин сделал паузу и вопросительно взглянул на своего ученика.
   Кирилл кивнул.
   - Понимаю. Значит, эти люди станут решать, превратится ли вновь открытая планета в та-кую же убогую свалку, как Земля, или удастся избежать прежних ошибок.
   - Да, но не только. Не менее важным будет вопрос, как будет колонизироваться планета, кто станет колонистами. Существует, как минимум, четыре варианта развития событий. Пер-вый предлагают апологеты теории "золотого миллиарда": переселяют миллиард "избран-ных" еще два миллиарда "обслуживающего персонала", ну а остальных оставят по-дыхать или заломят немыслимую цену за право эмиграции.
   - Но ведь это...
   - Фашизм, согласен, но такая модель вполне серьезно обсуждается. Есть и второй вари-ант - этнический. Если какая-то конкретная страна или группа стран завладеет контролем над про-цессом колонизации, то приоритетом будут пользоваться наверняка граждане именно этих стран. Более того, вполне вероятно, что обладающие достаточным военным потенциа-лом го-сударства, скажем, Евросоюз и Америка, будут требовать от правительств других госу-дарств политические и экономические уступки в обмен на доступ к программе колони-зации.
   Подумав с секунду, Корнев вздрогнул.
   - Но ведь это... ведь это Четвертая Мировая война. Правительства стран- "аутсайдеров" никогда не согласятся со своим зависимым положением...
   - Вот этого мы и боимся. Но есть еще третий и четвертый варианты. По третьему сцена-рию эмигранты должны будут платить за право перебраться в "новый рай". ...
   - Естественно, что смогут это только богатые, а также наиболее необходимые специали-сты.
   - Не обязательно, возможно, что кампании- собственники колониальных транспортов со-гласятся перевозить будущих колонистов в долг.
   - И те попадут в кабалу к новым рабовладельцам.
   Векшин поморщился.
   - Примерно так. Ну, естественно, никто не скажет, что это рабство. Назовут как-ни-будь цивилизованнее, например "перевозка в кредит под условие заключения долгосрочного кон-тракта". ...Есть еще и четвертый вариант. Называется "Новая Австралия". Согласно этому сценарию на первоначальном этапе колонизации на вновь открытую планету принуди-тельно депортируют заключенных, неблагонадежных и всех других, от кого общество захочет изба-виться. Пусть мрут как мухи, зато другим придется легче.
   Советник замолчал. Затем, пристально глядя на Кирилла в упор, спросил:
   - Ну, как, нравится?
   Лицо Корнева передернуло в гримасе не то отвращения, не то дикой злости:
   - Очень. Авторов этого бреда самих бы... в космос и желательно, без скафандра.
   Векшин снова чуть заметно поморщился.
   - Естественно, ни один из сценариев не удастся, если авторов всех этих бредовых идей опередят. Удастся избежать и новой глобальной войны. Что мы и хотим сделать. Если с обо-рудованием экспедиции все в порядке, то у нас наиболее предпочтительные шансы из всех. Но ты сам понимаешь: техника Древних многие века не использовалась. Могут быть какие-то детали в ее эксплуатации, до которых наши исследователи не докопались. Тем не менее, испытательные полеты всех трех корветов прошли успешно. А они, наши, так сказать, кон-куренты, на-шего успеха естественно не хотят. Плюс еще в мире немало сторонников "силь-ной руки", желающих построить очередной по счету "новый порядок", которые, заполучив в свои руки технологии экспедиции, спокойно смогут это сделать. Вот почему мы должны по-заботиться о безопасности Проекта. Наши конкуренты пытаются похоронить наш проект, используя секретный восьмой протокол Второй Всемирной конвенции "О мировом культур-ном на-сле-дии" от второго августа 2070 года. В этом протоколе сказано, что все искусствен-ные ар-те-факты внеземного происхождения являются общим достоянием всех стран.
   - Возможность попытки захвата подразделениями Сил ООН по поддержанию мира?
   - Не исключена. И еще саботаж, тотальный шпионаж и тому подобное. В этих условиях мы вынуждены принять дополнительные меры безопасности.
   У Кирилла шевельнулось неясное подозрение. А Векшин тем временем продолжал.
   -Сформирована служба безопасности экспедиции. Своя группа безопасности будет и на борту звездолета. Ее возглавит бывший сотрудник британской MI 6 полковник Адамс, по совместительству комиссар "Интерпола".
   - Ого! А как же режим секретности? Ведь руководство "Интерпола"...
   Векшин укоризненно покачал головой.
   - Ай-ай-ай, непрофессионально... Ты забыл мою должность.
   Корнев открыл рот и тут же закрыл. Должность Векшина называлась "советник дирек-тора Европейского сектора "Интерпола".
   - Понял, значит. Но старейшины братств решили подстраховаться и создали независимую сеть Наблюдателей, о которой Адамс не знает. Знает его заместитель инспектор Робертсон, но это наш человек. Всего наблюдателей будет тридцать два человека. Все, кроме двух чело-век являются полноправными братьями трех Братств. Наблюдатели не будут на первых по-рах знать друг друга. Исключение составят три Старших Наблюдателя. Контакты по компь-ютер-ной сети с помощью "Джинна", так называемого искусственного интеллекта - сомораз-ви-вающейся компьютерной системы. По сравнению с существующими программ-ными ком-плек-сами этот - самый совершенный в мире. В его искусственный разум встроены соответст-вую-щие резидентные программы, о которых никто, кроме Наблюдателей, не знает. Эти про-граммы позволят помимо обеспечения секретности контактов осуществлять инстру-менталь-ное наблюдение за любыми узлами корабля и членами экипажа. Чего же ты не спра-шива-ешь, зачем я все это рассказываю?
   - Я понял. Этими независимыми Наблюдателями будут Робертсон и я.
   - Да, Кирилл, как и в истории с Учебным центром, Старейшины Братства хотят знать мнение стороннего наблюдателя, не связанного с интересами Братства. У тебя будет прикры-тие. Ты весьма удивишься, но все эти полтора года ты числишься инспектором Де-партамента по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий "Интерпола".
   - Ну, у вас и возможности! Вот только зачем все эти сложности?
   - Кому-то надо "сторожить сторожей". А то вдруг у кого-нибудь появится желание ис-пользовать звездолеты не по назначению. А ведь они, особенно базовый корабль, - это целый летающий арсенал. Есть и еще одна проблема - возможный контакт с внеземной цивилиза-цией. Нужна система подстраховки.
   - Я понял. Ворон не подведет вас, Учитель.
   - Хорошо. Ну а пока потренируй свои профессиональные навыки. Хотя ты и так время да-ром не терял. Твои отчеты, которые ты посылал все полтора года, Старейшины одоб-рили и признали весьма профессионально сработанными. Кстати, служба безопасности так ни о чем и не догадалась, что свидетельствует о твоем возросшем опыте работы.
   - Или о том, что ваш Адамс - большая ворона.
   - Ты не прав. Адамс как раз кое-что заподозрил. Робертсон - тоже. Но этих двоих мы ос-та-новили. Все-таки тебе с ними не тягаться. Сколько лет у тебя стаж работы? А у них у каж-дого по пятнадцать! Так что не задирай нос, а то откусят.
   - Понял.
   Корнев покраснел.
   - Понял? - Ну, тогда с Богом!
   Учитель протянул руку. Кирилл удивленно посмотрел на Векшина и пожал ее. Ладонь Учителя была жесткой, словно стальной. Потом они вышли из коттеджа.
   Уже сгущались сумерки. Где-то в джунглях пронзительно орала какая-то тварь. Дул све-жий ветерок, возбужденно шелестя листьями. Кирилл шел к себе и думал, о том, что его ста-рый на-ставник впервые за всю жизнь пожал ему руку.
   Он не знал, что старый разведчик, глядя ему вслед, думал в это время: "Ну, вот ты и вы-рос, малыш. Торной тебе дороги к звездам!"
  

УБЕЖИЩЕ.

   На следующее утро курсантов посадили в гидросамолет. Дальше события развивались как в крутом боевике. После двухчасового перелета гидросамолет опустился посреди океана, а через пятнадцать минут под бурное бурление волн из глубины вынырнула рубка подводной лодки. Когда из воды показался характерный горб корпуса, оканчивающийся хвостом верти-кального руля, то Кирилл с трудом подавил возглас изумления. Он узнал этот харак-терный силуэт, часто мелькавший в кадрах фильмов и публикациях о военно-морском флоте. Перед ним была атомная российская субмарина типа "Витязь", когда-то краса и гордость отечест-венных ВМФ и пугало для всего Запада. Но ведь подводные лодки-носители страте-гического оружия сняли с вооружения национальных флотов согласно Конвенции о всеоб-щем разору-жении 2080 года! Что же здесь делает эта грозная красавица, которую можно уз-нать, даже несмотря на полное отсутствие опознавательных знаков? Загадка разрешилась, когда Корнев попал внутрь и очутился на верхней палубе огромной субмарины. Там, где по идее дол-жен был находиться ракетный отсек, теперь зияло прикрытое многотонными створ-ками пус-тое пространство. Лодка была переделана для вполне мирной службы. Верх-нюю из трех па-луб, настил которых теперь перекрывал оставшееся после демонтажа ракет-ных шахт про-странство, занимал грузовой отсек, сейчас пустой. А на второй находились каюты для вось-мидесяти пассажиров. Каюты были довольно тесными, но на ближайшие трое суток с этим пришлось смириться. Обедали в кают-компании, причем из экипажа в этот мо-мент там нахо-дился только капитан да молчаливый стюард сервировал стол. Команде, как выясни-лось, общаться с пассажирами было строго запрещено.
   Часы показывали вечер третьего дня их подводного путешествия, когда по внутрикора-бельному радио раздалось долгожданное: "Пассажирам приготовиться к высадке".
   Кирилл поднялся по трапу и первое, что ощутил, это странный полумрак. Только спустя полминуты он понял причину: лодка всплыла в огромной подземной пещере, своды которой были сейчас освещены неярким светом прожекторов. Электричество здесь явно экономили. Зато кругом была охрана. Профессиональный взгляд заметил припрятанные в складках по-роды стволы лазеров на характерных бочонках автоматических турелей. Вокруг стоянки лодки были раскиданы штук шесть бронеколпаков. Кроме того, здесь же находилась дюжина охранников в сером камуфляже и с универсальными штурмовыми винтовками М34.
   Потом они нырнули в узкий туннель и шли так в темноте, лишь слегка разреженной све-том редких светильников, где-то минут пятнадцать. Туннель несколько раз резко менял на-правление, и Корнев не сомневался, что незваных гостей в этих местах ждало немало весьма неприятных сюрпризов. Зато когда они вышли, то были буквально ослеплены ярким светом, лившимся со всех сторон.
   Когда глаза Кирилла наконец привыкли к свету, то он замер, словно пораженный гро-мом. Они стояли на скальном уступе, а перед ними расстилалась огромная пещера, от кото-рой их отделяли только металлические перила где-то в метр высотой. Навер-ное, в пещере спокойно бы разместился двадцати четырехэтажный шпиль МГУ. Но огромные размеры пе-щеры только подчеркивали гигантские размеры трех объектов, которые были там разме-щены. Один был огромной серебристой сферой. Впрочем, сфера была не идеальной, хотя, не-смотря на изрядные размеры различного рода выступов и надстроек, покрывавших ее стены, это почти не бросалось в глаза. Самый "низ" ее, на котором она и покоилась, был словно сре-зан ножом.
   Находившийся рядом ап-парат скорее напоминал по форме гигантский лимон, но только глубокого черного цвета. Кирилл его сразу даже не заметил. Чуть в стороне растянулась на половину длины пещеры кашалотообразная серая туша еще одного гиганта. А рядом... ря-дом стояли три треугольных сереб-ристых летательных аппарата, которые Кирилл вначале принял за маг-нитолеты. "Странно, как они сюда попали?" - ошарашено подумал он. И только теперь до него дошло, что же он видит перед собой. Звездолеты, шесть звездолетов Древних, на века заточенные в подзем-ной толще. На века? - Ну уж нет! Иначе бы их всех сюда не привели. Те-перь Кирилл понял назначение подземелья. Это был ангар, где дожида-лись своего часа звез-долеты экспедиции.
   Семь дней новички привыкали к новому пристанищу. Впрочем, даже в течение этой не-дели занятия продолжались. Курсанты сдавали последние зачеты.
   А еще за эти семь дней произошло одно любопытное событие. В тот вечер Кирилл воз-вращался с занятий в свой жилой отсек, абсолютно не глядя по сторонам и ду-мая о чем-то своем, и потому чуть не сшиб с ног двоих мужчин, выходивших из дверей ка-кого- то поме-щения. Корнев хотел извиниться, но замер, раскрыв рот и не сумев проро-нить ни слова: пе-ред ним были Ньюмен и Барков. Он смотрел на них вот так, не на телеэкране, впер-вые, и не мог поверить, что он видит перед собой этих двух человек, без преувеличения, представ-лявших собой живую легенду Космофлота.
   Адмирал Джек Ньюмен был одним из самых опытнейших звездолетчиков Земли. Впро-чем, слава пришла к нему еще в колледже, где он и получил свое прозвище Блек Джек - Чер-ный Джек. И получил он его вовсе не за свое афро-американское происхождение. Джек очень хорошо играл в баскетбол. На фоне своих более чем двухметрового роста мус-кулистых сверстников Ньюмен смотрелся достаточно невыразительно: и ростом не вышел, и муску-лами накаченными не играл, но по высоте прыжков и мощи удара ему не было равных. "По-хоже, он хочет допрыгнуть до звезд", - писали журналисты. И были не так уж и не правы: негритянский парень очень хотел стать космонавтом. Мистер Пушка, - звала его пресса, Же-лезный Джек - звали его друзья, Черный Джек - прозвали его противники. По-следняя кличка за ним на всю жизнь и осталась. А потом была служба в ВВС США, по-леты на магнитоле-тах. Он стал одним из лучших пилотов, и ему предложили перейти слу-жить в Во-енно-кос-миче-ское командование США пилотом боевого планетолета.
   Достаточно быстро он стал командиром боевого корабля. Хороших пилотов и навигато-ров не хватало, и Ньюмена перевели в НАСА на испытательную работу. Так его мечта сбы-лась полностью: он стал сначала помощником командира, а потом и командиром экспери-ментального субсветового гравитолета. Потом было несколько транссистемных поле-тов и вершина карьеры: он возглавил две испытательные экспедиции первого американ-ского сверхсветового корабля "Орион". Увы, эти экспедиции так навсегда и остались под покро-вом секретности. Причиной стали многочисленные сбои в системах звездолета и, как ре-зуль-тат, гибель одного из членов экипажа. Кроме того, не-сколько членов команды "Ориона" под-верглись радиоактивному облучению. Среди них оказался и капитан звездо-лета. Но Ньюмен не был бы Железным Джеком, если бы опустил руки. И буквально через де-вять ме-ся-цев он полетел к звездам в составе экипажа экспедиции ООН, правда, всего лишь в каче-стве по-мощника капитана. Свой реванш Джек взял через год, став командиром второй меж-звезд-ной экспедиции НАСА. Ньюмен стал героем американской нации N2- пер-вым ока-зался ко-ман-дир первой успешной экспедиции "Ориона" Андерс. А потом мир обле-тела сен-саци-онная новость: Черный Джек подал в отставку. А затем он и во-все исчез, испа-рился. Все гадали о причине, которая заставила Джека уйти из НАСА. Теперь, похоже, тайна нашла свою раз-гадку: звездолетчик не смог устоять от соблазна получить под свое командо-вание звездолет, построенный Древними.
   Его собеседник, Барков, пришел в космос иначе. Как лучший из выпускников училища гражданской авиации, он был направлен работать пилотом на орбитальный "челнок". Потом были рейсы "Земля - Луна", "Земля - Марс" и работа в поясе астероидов. Молодой капитан стал самым молодым командиром спасательного корабля Комитета Объединенных Наций по исследованию космического пространства (КИКП). Потом была испытательная работа на субсветовом гравитолете, спасение экспедиции "Гелиоса" и, наконец, испытания сверх-свето-вого корабля "Гагарин". Неофициальный его первый полет состоялся на пять меся-цев позже корабля ООН и на месяц раньше американцев. Почему Конфедерация и Китай не объ-явили о полете на весь мир, оставалось загадкой. В досье, которое изучали будущие члены экспеди-ции, об этом не было ни слова, что наводило на очень интересные размыш-ле-ния о том, с чем же таким столкнулся экипаж Баркова, что результат пришлось скрывать даже от них. По-следнее время Барков вообще мало общался с прессой. Говорили, что он занялся подготов-кой нового проекта.
   Да, с такими командирами можно спокойно лететь хоть к черту на рога! А в том, что эти двое появились в Убежище не просто так, Кирилл был абсолютно уверен. Таким людям не поручают роль сторонних наблюдателей и уж тем более не дают вторых ролей в экспеди-циях.
   Через неделю после прибытия в Убежище их всех собрали вместе. Скамьи расположили прямо возле звездолетов. На этот раз здесь были и пилоты, и инженеры, и ученые, и десант-ники. 500 человек замерли в ожидании. И, наконец, настал торжественный момент.
   На трибуну, смонтированную из ферм вспомогательных конструкций, начали подни-маться люди. Кирилл узнавал знакомые лица. Профессор Кийяма, полковник Леруа, Адамс. Последними поднялись трое: Ньюмен, Барков и еще один незнакомый господин.
   Ньюмен подошел к микрофону.
   - Итак, господа, сегодня знаменательный момент. С этого дня подготовка экспедиции вступает в завершающую фазу. В течение оставшихся до старта трех месяцев вы будете зна-комиться с кораблем. С сегодняшнего же дня утверждается окончательный состав экспеди-ции. Командовать экспедицией буду я. Многие из здесь присутствующих меня знают. В свое время я возглавлял экспедицию по спасению звездолета "Гея". Для тех, кто не знает, я пред-ставлюсь. Меня зовут Джек Ньюмен. Последнее время работал в американской звездной программе. Также я принимаю на себя обязанности капитана базового звездолета. Мой за-меститель - полковник Барков. Ранее он работал в аналогичной программе Евроазиатского космического агентства. Имеет опыт командования межзвездными экспедициями. Он же бу-дет командовать вторым звездолетом экспедиции. Первым помощником капитана основного корабля назначается капитан первого ранга Джексон, вторым помощником - капитан пер-вого ранга Леон, третьим - подполковник Соколов. Первым помощником капитана второго корабля на-значен майор Стрельников, вторым - капитан третьего ранга Сингх. Командиром десантного отряда назначен полковник Леруа. Командиром группы безопасности - полков-ник Адамс. Так же имею честь представить научного руководителя экспедиции. Прошу вас, профессор.
   Мужчина лет пятидесяти оглядел цепким взором своих темных глаз присутст-вующих. Покашлял в кулак.
   - Да, господа, для меня этот момент не менее волнующий, чем для вас. Хотя бы потому, что в отличие от господина Ньюмена это будет моя первая межзвездная экспедиция. Хотя космос для меня отнюдь не в диковинку. Если кто знает, то еще год назад я возглавлял ор-битальную базу-станцию "Плутон 1".
   В зале послышался неясный шум. Сосед Кирилла, присвистнув от изумления, произнес:
   - Ого, да это же профессор Сосновский! Я его по телевизору видел. Похоже, наши боссы собрали здесь самых лучших.
   Сосновский... Сосновский... Где же Кирилл слышал эту фамилию? Ах, да известный уче-ный-планетолог.
   - Итак, будем знакомиться. Моя фамилия Сосновский. Вообще-то, специальностей у меня две - геолог и астрофизик. И я уже давно не знаю, к чему меня тянет больше - к звездам или к залежам всяких полезных ископаемых.
   Послышался сдержанный смех.
   - Итак, представляю вам моих помощников. Директор сектора медико-биологических ис-следований профессор Домиани. В сектор входят секции биологических исследований, меди-цины и психологии.
   Итальянец с типичной для южан внешностью вышел вперед, сдержанно кивнул собрав-шимся, и тут же величественно отступил за спину Сосновского.
   - Директор сектора естественно - научных исследований профессор Бернар.
   В отличие от своего итальянского коллеги француз явно волновался и тут же после пред-ставления его присутствующим глубоко запрятался за широкую спину явного представителя потомков викингов.
   - В состав сектора входят секции геологии, химических и физических исследований, - по-яснил профессор Сосновский.
   - Руководитель секции астрономии профессор Торвальд.
   Широкоплечий скандинав, возвышавшийся над Сосновским где-то на полголовы, произнес:
   - Это я.
   Получилось что-то типа добродушного львиного рыка.
   - Ну а теперь я представляю директора секции гуманитарных исследований. Думаю, что профессор Кийяма уже неплохо знакома большинству из вас.
   Йошико улыбнулась уже привычной озорной улыбкой.
   - Мне очень приятно участвовать в этой экспедиции. Всегда мечтала увидеть звезды по-ближе.
   Она снова одарила собравшихся очаровательной улыбкой и царственно удалилась за спину Сосновского.
   Ньюмен снова выступил вперед:
   - Вопросы?
   - Когда старт?
   - Точная дата еще не определена. Все зависит от того, как быстро вы обживетесь в ко-рабле.
   - Каковы точные цели экспедиции?
   Кириллу показалось, что адмирал поморщился.
   - Стандартные: научные исследования, поиск планеты, пригодной для создания колонии, контакт с внеземными цивилизациями.
   Потом еще задавались вопросы. Кириллу была неясна лишь одна деталь.
   - Кому подчиняются ксенологи?
   - Они находятся в моем подчинении, - ответил Сосновский, но на время десантных опера-ций подчиняются полковнику Леруа.
   "Так- так, занятно", - подумал Кирилл. Обдумать же ситуацию более подробно не на-шлось времени. В тот же день их начали знакомить кораблем.
  

ЗВЕЗДОЛЕТ.

   По сравнению со звездолетом человек казался песчинкой. Внутри это ощущение громадно-сти корабля дополнялось бесконечным лабиринтом коридоров. Кирилл обратил внимание, что, несмотря на тяжелые десантные ботинки, топот многочисленных ног был аб-солютно не-слышен. Внешне твердое покрытие пола коридора слегка пружинило под ногами и полно-стью гасило весь шум.
   Вообще чувствовалось, что уровень технологии тех, кто делал этот корабль, существенно от-личался от современного земного. Так, Корнев обратил внимание на освещение коридора. Источников света нигде не было заметно, но свет был. Он был, казалось, повсюду, излучаясь и от стен, и от пола, и от потолка. Не яркий, он абсолютно не резал глаза и в то же время, был достаточен, чтобы разглядеть мельчайшие подробности. Палубы делились на сектора, разделенные двойными переборками. Двери, ведущие в помещения и в другие коридоры, от-крывались с легким шипением. По тому, с какой легкостью они скользили в сторону, нельзя было даже предположить, что весили они не одну сотню килограммов.
   С палубы на палубу вели странного вида винтовые лестницы. По специальным шахтам бесшумно и плавно скользили лифты, но не в виде кабин, как это принято у землян, а в виде квадратных платформ. Они встали на одну из таких платформ. Провожатый нажал на не-сколько символов, горевших прямо на стене лифтовой шахты. Когда платформа тронулась, Корнев почувствовал лишь слабую дрожь. Зато потом было что-то типа приступа тошноты и головокружения. Но длился он считанные секунды, поскольку почти сразу же лифт достиг нужной палубы. Кирилл посмотрел на своих товарищей. Похоже, что те почувствовали то же самое. Зато провожатый был невозмутим. Он пояснил.
   - Лифт устроен на принципе взаимодействия гравитационных полей. Когда лифт ускоря-ется, первый раз чувствуешь себя не слишком уютно. Потом привыкаешь.
   Он ходили по коридорам и палубам, и Кирилл не переставал удивляться, какое огромное количество самых разнообразных помещений в звездолете. Как будто сюда вместился целый городской квартал, нет, даже целый город. Бесконечные ремонтные мастерские, лаборато-рии, ангары и склады; бесчисленные комнаты с мерно гудящей электроникой и самыми раз-ными, зачастую абсолютно непонятного назначения, механизмами. Несколько раз мимо них проплывали силуэты роботов.
   Они поднимались все выше и выше. Наконец провожатый открыл маленькую дверцу в стене, и все неожиданно оказались в просторном ангаре, в котором стоял дисковидный ко-рабль.
   - А вот это и есть второй звездолет экспедиции. Корабль вмещает четыреста человек де-санта. Полный экипаж - шестьдесят человек. Звездолет способен к полностью автономному полету, однако ресурс системы жизнеобеспечения и запас энергии значительно меньше, чем у основного звездолета экспедиции. Кроме этого корабля на борту базового звездолета нахо-дятся два десантных модуля. Они представляют собой сверхсветовые корабли класса "кор-вет". Вмещают по пять машин и до двухсот человек десанта. Экипаж модуля - три-дцать че-ловек.
   Они пошли дальше, и Кирилл не переставал удивляться вместимости звездолета.
   - Каждый из вас получит индивидуальную каюту. Вообще, корабль рассчитан на три ты-сячи человек. Если использовать камеры анабиоза, то на шесть- семь тысяч.
   Горло Корнева свело спазмом от волнения. И на этой громадине он полетит! Неужели все-таки это возможно?! Но это был не сон. Корнев незаметно для остальных дотро-нулся рукой до обшивки коридора. Материал, из которого она была сделана, приятно холо-дил кон-чики пальцев.
   И вот только тогда Кирилл окончательно понял: до свершения его самой заветной мечты остался всего один шаг.
  

КЛЯТВА.

   Бесконечные учебные тревоги с беготней по палубам и надеванием скафандров "на время" порядком надоели. Впрочем, руководство экспедиции решило "разнообразить меню", неожиданно объявив конкурс. Вопросов было четыре: 1. придумать лучшее название для первого и второго звездолета, 2. придумать форму экспедиции, 3.придумать эмблему и девиз экспедиции, 4. придумать клятву астронавта.
   Будущие члены команды принялись за работу с яростным энтузиазмом. То тут, то там по-сле тренировок собирались курсанты и до хрипоты спорили над тем или иным вариантом. Кирилл поначалу не принимал участия в конкурсе. Но однажды, когда он смотрел на сияю-щие на черном фоне космоса колючие искры звезд, в его голове сами собой зазвучали слова:
   " Я, член межзвездной экспедиции, отправляясь к звездам, сознавая все те трудности и опасности, которые будут лежать на моем пути,
   Клянусь:
   Всегда помнить, что я представляю среди бесчисленных звезд и миров, что окружают нас, планету Земля, все человечество и каждого человека.
   Так же я торжественно обещаю честно и до конца выполнить свой долг, все те цели и за-дачи, что будут поставлены передо мной моим руководством, и вернуться домой, на Землю, принеся с собой новые знания, добытые ради человечества, ради его жизни и процветания.
   Если же мне не суждено будет вернуться назад, то я клянусь до последней минуты не ос-тавить вверенный мне пост.
   Клянусь никогда не бросать в беде своих товарищей и всегда прийти им на помощь в трудную минуту, где бы они ни находились. Обещаю так же всегда хранить память о тех из них, кто никогда не вернется домой из полета.
   Так же я клянусь, куда бы ни направил меня мой долг, никогда не забывать то место, где я родился и вырос и откуда впервые отправился в свой путь к звездам.
   Пусть осенит мою клятву свет звезд, и пусть поддержат меня мои товарищи.
   Если же я нарушу эту клятву, пусть настигнет меня справедливое возмездие, а память обо мне исчезнет в вечном забвении ".
   Тут же, делая от волнения кучу ошибок и ощущая бегающие по коже мурашки, Кирилл напечатал все это на компьютере и по электронной почте отправил на указанный в объявле-нии о проведении конкурса сайт внутренней сети базы.
   Потом подумал немного и написал: "Название базового звездолета - "Астра".
   Спустя две недели курсантов снова собрали вместе. Подводили итоги конкурса. Веду-щей была Йошико.
   - Лучшим текстом клятвы признан присланный неизвестным курсантом.
   В зале раздался веселый шумок.
   - Капитан Немо, - съязвил кто-то.
   Но когда зачитали текст, все умолкли. Это был текст, который написал Кирилл. Потом вызвали курсантов, предложивших десять лучших названий для звездолетов. Вызвали и Корнева.
   - Почему вы выбрали именно такое название, как "Астра"?
   Кирилл ждал этого вопроса.
   - Древние Римляне говорили: "Per asperum ad astra" - через тернии к звездам. У нас на пути будет много трудностей. И я хотел бы, чтобы название звездолета символизировало ту цель, ради достижения которой мы приложили и еще приложим много трудов.
   Объявили голосование. Когда стали известны его результаты, то Кирилл не смог пога-сить ликующей улыбки. Основной звездолет назвали "Астрой". А под эмблемой экспедиции гордо реял девиз: "Через тернии - к звездам!".

ПРОЩАНИЕ

   Абсолютно неожиданно всех курсантов отправили в месячный отпуск. Просто собрали всех и сказали: "С завтрашнего дня группа распускается на каникулы. Это ваша последняя возможность повидаться с близкими вам людьми перед стартом. Потом до самого момента старта будет введен карантин. А еще советуем последний раз подумать, а хотите ли вы ле-теть или лучше остаться на Земле. Учтите, улетаем примерно на год- полтора.... И соберите то, что захотите взять с собой в дорогу".
   На "большую Землю" их вывезли самолетом в несколько рейсов.
   Кирилл летел и думал о том, что скажет родителям. Правду он сказать не имел права. Да и если бы мог, то все равно не сказал, зная, что потом весь оставшийся год папа и мама будут жить как на иголках, постоянно тревожась о нем. Лгать же не хотелось. И вот в этих тягост-ных мыслях он провел всю дорогу до дома. А когда подошел к двери подъезда, то поймал себя на том, что жутко не хочет входить внутрь. Выругал себя и стрелой, как бывало в дет-стве, взлетел по ступенькам лестницы к двери. Старенький замок коротко тренькнул. За две-рью послышалась возня и знакомый мамин голос: "Сейчас иду". Дверь открылась. Они стояли и смотрели друг на друга, просто смотрели, не говоря ни слова. Но казалось, что в этот момент не нужно ника-ких слов, чтобы объяснить друг другу все, что они хотели сказать.
   Кирилл нарушил молчание первым.
   - Здравствуй, мама.
   - Здравствуй. Проходи.
   И снова неловкое молчание. Кирилл знал, о чем хочет спросить его мать, но не знал, что ей ответить, а мама,... наверное, она чувствовала что-то и не решалась задать вертящийся на языке вопрос.
   - Папа дома?
   - Нет, еще на работе. Надолго?
   - Нет, к сожалению нет. Всего на три недели.
   - А потом?
   Все-таки не выдержала.
   - А потом опять на год-полтора. Мы, военные, люди подневольные.
   - Хоть бы писал чаще!
   Он ничего не ответил, только головой покачал. С кухни доносился дразнящий запах жаря-щихся оладьев. Кирилл сглотнул слюну и подчеркнуто втянул носом воздух.
   - Там что, оладьи?
   - Учуял, - мама улыбнулась.
   Потом они сидели на кухне. Он ел приятно хрустящие поджаристой корочкой оладьи, запи-вая их крепким душистым чаем, и на лице расплывалась блаженная улыбка.
   - На казенных харчах так не кормят!
   - Вкусно?
   Он сидел, смотря куда-то вдаль.
   - Знаешь, я соскучился по тебе, мама. По папе соскучился.
   - Бросал бы ты все это, сынок. У тебя год контракта остался. Возвращайся. На худой ко-нец, иди работать в полицию. Все же к дому поближе.
   - Не могу. Понимаешь, это внутри меня сидит. Я всю жизнь мечтал об этом. Не могу. Это мое призвание, как твое - учить детей.
   Мама только вздохнула украдкой и подложила в блюдце свежеиспеченных оладьев.
   - Работа. Все тело в шрамах и ожогах. Вон новый шрам появился.
   - Неудачная тренировка.
   - Ври больше.
   За разговорами не заметили, как хлопнула дверь, и на пороге появился отец.
   - Привет, сын.
   - Салют, папа. Как дела?...
   Они проговорили весь вечер. А когда мать, наконец, легла спать, отец пришел к нему в комнату.
   - Ну, а теперь рассказывай.
   - Папа, ну ты понимаешь, что я не могу все объяснить. Ты же бывший военный. Сам зна-ешь.
   - Ну а в общих чертах? Я же вижу: сидишь как на иголках. В глаза не смотришь.
   - Понимаешь... Мне предложили участвовать в секретном правительственном проекте. Срок- два года. Но на все это время - строгий карантин. Писать буду изредка, дай бог раз в три месяца. А больше ничего. Вот так.
   - Риск?
   - Могу не вернуться. Только маме не говори, слышишь! Пожалуйста!
   - Не беспокойся.... Это было обязательно?
   - Я сам хотел.
   - Ты уже взрослый, сын. Кажется, совсем недавно был лопоухим студентом - перво-курс-ником.... Как быстро время летит.
   - Быстро, папа.
   - Вон, уже капитан. Ордена, медали на кителе. Шрамы. Почти сорок лет как кончилась война...
   - Да. Вот только так получилось, что она кончилась для всех, кроме нас.
   Они провели вместе три недели. У мамы были каникулы. Отец срочно оформил отпуск. Но как бы весело они ни проводили это время, какая-то тень опустилась на дом, тень тре-воги.
   В ночь за два дня до отъезда Кирилл проснулся от странных звуков. Вышел в коридор. Звуки доносились из-за плотно закрытой двери кухни. Он открыл дверь и вошел. Мама си-дела в темноте в углу у стола и плакала.
   - Мама, ну что ты. Мамочка миленькая, не плачь.... Ну все, все...
   Он гладил ее, что-то шептал. Наконец, мама успокоилась. Они смотрели друг на друга, но темнота ночной комнаты скрывала выражение их глаз.
   - Мама, обещаю, я вернусь. Все будет хорошо.
   - Возвращайся скорее, сынок....
   Когда он уходил, то долго видел, оглядываясь, стоящую на балконе хрупкую женскую фигуру, смотрящую ему вслед.

К ЗВЕЗДАМ

   И вот настал торжественный момент. Весь личный состав экспедиции в темно-синей па-радной форме построили возле "Астры".
   И сотни ртов одновременно вслед за адмиралом Ньюменом произносили слова клятвы: "Я член межзвездной экспедиции звездолета "Астра"..."
   А потом наступил самый торжественный момент.
   - Внимание...
   Голос адмирала, усиленный микрофоном, гулко отдавался эхом в просторной пещере ангара.
   - Приказ N1 по экспедиции. Объявляется трехсуточная стартовая готовность. Экипажу подготовить корабль к старту. Личному составу экспедиции - готовность номер один.
   Три дня слились в один. В корабль загружались разнообразные ящики и контейнеры. Выли подъемники, гудел кран. Словно гигантские пауки и мухи, суетились вокруг внешней обшивки корабля роботы, осуществляя последний предстартовый осмотр. А потом вдруг все кончилось. Исчезли роботы, куда-то утащили похожий на металлического жирафа кран, сложили и увезли в неприметную пещеру решетчатые мачты ферм.
   В ангаре завыла сирена, налились красным светом пульсирующие огни освещения: "Объ-явлена часовая стартовая готовность. Посторонним покинуть ангар. Экипажу занять место по стартовому расписанию". Корнев полулежал в кресле, а в голове пульсировала одна мысль: "Взлетим или не взлетим?"
   "Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один", - монотонно произ-но-сил механический голос. Боже, как медленно летят секунды! "Зажигание!" Корабль со-трясла мелкая дрожь. "Старт!" - корабль качнуло, потом его пронзила мелкая дрожь... и ни-чего. На секунду захотелось вскочить и бежать выяснять, что случилось, но тут Кирилл посмотрел на эк-ран компьютера и обмяк в кресле. На мониторе светилась надпись: "Высота двадцать ты-сяч. По-лет проходит нормально". А еще через пять минут раздался голос Ньюмена: "По-здравляю, господа, мы на орбите Земли. Включена невидимость. Курс - внешнее про-стран-ство. До пе-рехода на сверхсветовую скорость - два часа тридцать минут. Всем, кроме де-жур-ной вахты - отдыхать".
   "Жаль, что нельзя увидеть, как удаляется голубой с белыми проплешинами шар Земли", - подумал Кирилл. Иллюминаторы конструкцией корабля предусмотрены не были. Что вполне понятно: прочность прежде всего. Зато в кают-компаниях, расположенных на каждой из пас-сажирских палуб, были обзорные экраны. И Кирилл пошел туда.
   Помещение было полно людей. Все смотрели, как удаляется от них Земля, и молчали. Потом вдруг как-то сразу заговорили. На столе появились бутылки безалкогольного пива, (алкоголь был запрещен) закуска. Кто-то принес гитару.
   Откуда-то появился Денисов.
   - Ну, как, красиво?
   - Красиво, Саша.
   - Слушай, а спой ту песню, что ты сочинил тогда, на пятом курсе. Помнишь?
   Кирилл покраснел.
   - Ты это серьезно?
   - Вполне. Как раз ко времени.
   Денисов подал гитару, Кирилл ее взял осторожно, нежно, как берут новорожденного мла-денца. Провел по струнам раз, другой. Потом запел.
   Мы уйдем от тебя, попрощавшись небрежно.
   Мы уйдем от тебя в сумрак звездно-снежный.
   Мы уйдем от тебя на рассвете.
   Не грусти, мать Земля, не грусти, мать Земля, мы твои дети.
  
   Слова текли и текли, немного торжественные, но больше грустные и печальные. Кирилл прощался с Землей, планетой, которая двадцать семь лет была для него всем. Но вот на-стало время последнего куплета.
  
   Но, быть может, когда-то, устав от дорог,
   Мы вернемся обратно, переступим порог.
   Как тогда ты нас встретишь, старушка Земля?
   Только помни всегда, только помни всегда: мы - твои сыновья...
  
   И глядя, как тает вдали ставший вдруг неожиданно маленьким шарик родной планеты, Кирилл, наконец, до конца понял и прочувствовал, что мечта всей его жизни сбылась.
   "Астра" уходила все дальше и дальше в космос, и он летел вместе с ней. Летел в неизвест-ность.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ГОД 2099. БРОСОК В НЕИЗВЕСТНОСТЬ.

БУДНИ ЭКСПЕДИЦИИ.

   "Астра" все дальше и дальше удалялась от Земли. Жизнь экспедиции монотонно текла своим чередом. Постепенно пять сотен человек разделились на маленькие компании и группки по интересам. Кирилл, как это и было всю его жизнь, остался один. Нельзя сказать, чтобы он не привлекал ничьего внимания. Невысокого роста статный парень с кошачьей грацией в движениях и седыми висками в неполные двадцать восемь лет, он был загадкой для многих, хотя и не осознавал этого. Но было в нем и еще что-то, что создавало некий барьер между ним и окружающими его людьми. Словно они чувствовали, что он не такой, как все, иной.
   Руководство экспедиции постаралось сделать все, чтобы свободным от вахты космонав-там, ученым и десантникам "жизнь медом не казалась". То и дело на корабле раздавались сигналы тревоги. Звездолетчики то "тушили пожар", то спасали раненых из "разгерметизи-рованного отсека", то устраняли последствия какой-нибудь "аварии" в усло-виях отключен-ной искусственной гравитации. На одной из незанятых палуб для десантни-ков сделали ми-ниатюрный полигон, и теперь они то "брали корабль на абордаж", то "обследовали неиз-вестный звездолет". Время от времени устраивали учебные бои между "Астрой" и "Стре-лой". Ну и, конечно, постоянные занятия на виртуальных тренажерах. Иной раз в Леруа словно бес вселялся, и тогда он выматывал своих подчиненных до такой степени, что вече-ром сил хватало только добраться до койки с подушкой.
   Кроме всего прочего, пилотам истребителей (а Кирилл получил допуск к пилотированию истребителей, штурмовиков и шаттлов) два раза в неделю устраивали учебные полеты. Мало ли что? Во время этих тренировок Корнев буквально "ловил кайф". Он как бы сливался с истребителем в единое целое. Тело расслаблялось, в нем чувствовалась удивительная лег-кость и комфорт, работа всех органов чувств обострялась до неимоверности. А еще было удивительное чувство бесконечной свободы и полета, наполнявшее тело, разум и душу. И тогда он был непобедим. После первых полетов с "Астры" его все время спрашивали на раз-борах полетов о тех тактических приемах, которые он применял для победы. Ему оставалось только пожимать плечами. Он не мог объяснить, что тело и разум делали все словно ин-стинктивно. Тогда его победы в учебных поединках начали считать простой удачей, но у него получалось все лучше и лучше, и только наиболее опытные инструкторы могли проти-восто-ять ему. В конце концов, его мастерство пилота просто приняли как данность. Ему же было все равно.
   Но тренировки кончались, и снова накатывала тоска одиночества. Он ловил себя на мысли, что не знает, куда себя деть, чем заняться. Играть в компьютерные игры ему наску-чило, да и подходящая компания попадалась не часто. Смотреть через обзорные экраны об-серватории на окружающее корабль пространство ему тоже быстро надоело. Чернота, колю-чие искры звезд где-то далеко, и так отчетливо ощущаешь свое одиночество и беззащитность пе-ред миллиардами кубических километров Бездны, внутри которой скользит крохотный ша-рик "Астры". Он, чувствовал, насколько тонки стенки бортов звездолета, отделявшие его от вселенского холода и пустоты. Если что-то случится с кораблем, то все они обречены. И он ничего не сможет сделать, чтобы спасти себя и других. Вот почему Корнев начал осваи-вать еще и специальность пилота звездолета. Ему не препятствовали. Более того, оказали всяче-ское содействие, учитывая его способности пилота-истребителя. И вот теперь все сво-бодное время он еще с десятком десантников под руководством опытных космонавтов и ин-женеров из действующего состава экипажа изучали теоретический курс по устройству мате-риальной части корабля. От свалившегося на бедную голову потока информации голова иной раз бо-лела не хуже, чем от тренировок на экстрареакцию. "Ничего, - подбадривал себя де-сантник - И не такое переживали". И становилось легче, уходила куда-то боль... а потом все повторя-лось сначала.
   Однажды, во время бессонной ночи, когда гонять "комп" надоело, он в одиночестве си-дел в кресле обсервационной площадки. Вокруг стоял полумрак, а по громадному экрану ле-тели куда-то вдаль звезды. И на минуту Кириллу показалось, что есть только он и эти звезды, и больше ни единой живой души. "Господи, я знаю, ты есть. Скажи мне, ради чего я здесь, зачем? Что я забыл в этой жалящей черноте?" Ответа он не услышал, да и не очень на него надеялся. "Да, что я здесь забыл? Вся моя жизнь- бег на перегонки, то со временем, то со смертью. Я все бегу куда-то и боюсь остановиться. Но если я остановлюсь, что будет тогда?" И сам же с тяжким вздохом ответил на свой вопрос: "Ничего хорошего, брат, ничего хоро-шего. Потому что ты гончая, и никак иначе жить не можешь. Гон - смысл твоей жизни. А что у тебя есть еще? Женщины? Нет, и никогда не было. Друзья? Да их, пожалуй, и нет. Сашка, Костя? - Отличные приятели. Я могу им доверить спину в бою. Казалось бы, что еще надо? Но вот внутрь я их пустить не могу. Поделиться самым наболевшим.... Я просто не верю, что меня поймут, поймут и примут, таким как есть. Только два по настоящему близких чело-века есть у меня - отец и мать.... Мама, мамочка - губы ласкали звук, - как ты там без меня? Все ли хорошо у тебя? Я знаю, ты много переживала из-за меня. А я вот удрал к звездам, за-быв о тебе. Простишь ли ты меня за это когда-нибудь?" "Ладно, - Кирилл решительно ото-гнал несвоевременные мысли, - Скоро мы достигнем первой точки высадки, и для меня, на-конец, начнется настоящая работа. Так что спать, капитан, спать. А то разнюнился...." Корнев снова тяжко вздохнул и, оглядевшись по сторонам, пошел к себе в каюту....

МЕРТВАЯ ПЛАНЕТА.

   Долгожданный момент настал неожиданно буднично. Просто ранним утром (естест-венно, по корабельному времени) одного из обычных дней полета завыла сирена и голос ка-питана, вместо привычного металлического баса автоинформатора, произнес: "Приближа-емся к зоне первой высадки. До планеты Вэрис 50 парсеков. Всем занять свои места по бое-вому расписа-нию". Да, именно по боевому, поскольку никто не знал, чем встре-тит планета незваных гос-тей. Но встречать землян оказалось некому. Изображение и дан-ные, передан-ные автоматами, говорили сами за себя. Никаких сигналов, никаких работаю-щих источников энергии. Над планетой повисла ночь, но в ней не было ни одного огонька.
   Устроили совещание представителей всех исследовательских служб.
   - Похоже, мы найдем здесь только руины. Смотрите на данные по активности звезды. Этот карлик вряд ли способен дать планете достаточно тепла и света.
   - Да, похоже, что в один совсем не прекрасный день звездочка превратилась в сверхно-вую. А потом, как и следовало ожидать, весьма поумерила свой пыл.
   - Ничего, мы не гордые. И в руинах покопаемся.
   "Астра" подошла к планете, когда там уже начинался день. Весь экипаж, кроме занятых на вахте, буквально прилип к экранам мониторов. А на экранах была одна и та же картина: руины, перемежающиеся коричневато-зеленоватыми джунглями, и снова руины, развалины непонятных циклопических сооружений, снова джунгли, пустыни, где ветер, завывая от оди-ночества, с места на место переносил песок, и тишина.
   - Показания биологической активности?
   - Минимальные.
   - Запускайте биозонд.
   - Внимание, зонд к запуску!
   - Есть к запуску!
   В рубке раздалось механическое прерывисто- резкое "бип, бип, бип!", потом слабый толчок.
   - Пошел зонд.
   - Принято.
   И снова та же картина, только уже более крупным планом. Кибер, воя антигравом, несся в атмосфере. Теперь было видно, что планета не совсем мертва. В развалинах и под покровом джунглей сновали какие-то животные. Что-то крылатое попыталось атаковать зонд, но стук-нулось о прозрачный купол защитного поля и упало куда-то вниз.
   - Уровень опасности в пределах нормы.
   - Ну что же. Завтра приступаем к наземным исследованиям. Соблюдать осторожность. Мак-симальное соблюдение безопасности. Всем исследовательским группам держать "чел-ноки" в стартовой готовности "один". Оружие наготове.
   Ньюмен поглядел на Леруа, Янга и их офицеров. Помолчал. Снова по очереди оглядел всех собравшихся в рубке. Покачал головой. Встал. Прошелся по рубке. Снова сел в кресло, тут же принявшее форму тела адмирала.
   - Знаете, парни, мне очень хочется быть с вами там, внизу. Я всю жизнь ждал этого мо-мента.
   Снова помолчал. Потом добавил:
   - Возвращайтесь назад. Живыми.
   А затем резко, без всяких переходов:
   - Вопросы есть? Нет? Тогда... с Богом!
   И началась суматоха. В кладовых корабля разбирали, собирали, монтировали исследова-тельскую аппаратуру, жужжали испытательные стенды. В зале виртуальных тренажеров де-сантники в очередной раз палили из "бластеров", отбиваясь от атак разнообразных вирту-аль-ных монстров. Выли приводы планетарных машин и скутеров.
   А в ходовой рубке и на посту управления исследовательским комплексом шла своя ра-бота. Там составляли радиационную карту планеты. И именно там и обнаружился сюрприз. Дэ Ван Линь, глазастый малый, в свое время с отличием окончивший Пекинский универси-тет, первым заметил неладное.
   - Сэр, я обнаружил нечто, что может вас заинтересовать.
   Через пять минут в помещении поста яблоку негде было упасть.
   - Вот, смотрите. Видите эти пятна. Здесь радиационный фон выше среднего уровня. А еще здесь и здесь. Естественного объяснения этим аномалиям нет. Следы внешнего воздей-ствия отсутствуют. Обращает на себя внимание правильная геометрическая форма этих сле-дов.
   - Так, вижу. Треугольник, эллипс, овал, два эллипса, круг. И чем вы это объясняете?
   Кирилл стоял в задних рядах: "Неужели Сосновский не знает?". У самого у него в голове уже брезжили отблески догадки. Где-то он уже сталкивался с подобной ситуацией, видел или слышал. Но где? И удивляясь своему нахальству, Корнев решительно двинулся вперед: "Пропустите. Можно? Разрешите!". Старик оторвался от созерцания экрана и с усмешкой, чуть прищуря левый глаз, поглядел на молодого исследователя. Его взгляд вопрошал: "Неу-жели этот парень уже знает разгадку? Ну- ну, посмотрим".
   - Есть версии, молодой человек?
   Кирилл окончательно оробел и, потупив взгляд, как нашкодивший школяр, спросил:
   - Можно взглянуть?
   - Ну, взгляните, взгляните.
   Так что же напоминают ему эти следы?
   - Можно картинку?
   Оператор молча нажал комбинацию клавиш. Появилось видео изображение.
   - А самое "яркое" пятно?
  -- Да.
   Профессор молча наблюдал.
   Картинка передвинулась. Джунгли на границе с развалинами. Полуовал вывернутых с кор-нями деревьев. Корни внутрь, вершины наружу по... по часовой стрелке. Именно! Нашел! Корнев почувствовал, как по коже бегут мурашки.
   - Господин профессор, да, я думаю, что знаю, что это.
   - Ну и?
   Молодец, старик, ничем не выдал внутреннего напряжения. Только слегка привстал в кресле.
   - Следы посадки кораблей. Звездолетов. Относительно свежие.
   - Почему вы так считаете?
   Голос Сосновского слегка дрогнул. Неужели они стоят в двух шагах от долгожданного кон-такта?
   - Иначе бы этих следов уже не было. Я участвовал в исследовании мест посадки так на-зы-ваемых НЛО несколько раз. Частные экспедиции. Следы исчезают максимум в течение пят-надцати-двадцати лет. Для такой аппаратуры, как наша - в течение сорока- шестидесяти. Косвенными при-зна-ками посадки являются вывал леса, специфические следы окалины на грунте и слабый по-верхностный радиационный след. Два признака из трех присутствуют. Окончательно гипо-тезу можно будет подтвердить, исследовав грунт внутри самых "свежих" "пятен". Следы чу-жеродных примесей сохраняются на месте посадки несколько лет. Наши химические де-тек-торы смогут выявить следы семи - десятилетней давности.
   И тут он обнаружил, что в помещении наступила тишина. Гробовая тишина. Даже вздо-хов не слышно. И так было, пока не заговорил Сосновский.
   - Попробуем взять пробы грунта. А теперь по местам. Здесь вам не шоу...
   Высадку отложили еще на сутки. Потом еще на день. На месте трех из двенадцати обна-руженных следов посадок анализы выявили присутствие в грунте следов окалины, а на месте самого "свежего" следа - еще не распавшиеся специфические круглые шарики. Судя по дан-ным химического анализа, пять лет назад на планету садился корабль.
   Дюжина посадок за пятьдесят лет. Даже за сто лет это слишком много для планеты, на которой ничего нет, кроме руин. Или есть? Пусть даже один корабль садился на эту планету несколько раз. Все равно остается почти с десяток разных следов. Не космос, а проходной двор. А значит, в любой момент надо ждать незваных гостей. И когда "шаттлы" с десант-ными группами пошли на посадку, в атмосфере планеты повисли два десятка штурмовиков прикрытия.
   Идя на последний инструктаж, Кирилл чувствовал себя как в университете перед сдачей экзамена. Также противно сводило живот, также слегка поташнивало. Вот только вида по-давать нельзя, совсем нельзя. От твоего хладнокровия и уверенности будут во многом зави-сеть жизни твоей группы - пяти человек. Ему приходилось уже принимать командование на себя. И каждый раз это было в чрезвычайных условиях. Тем не менее, он был оперативни-ком, а не офицером спецназа, и поэтому крайне удивился, когда майор Янг сообщил ему, что назначает его командиром пятерки.
   Пять человек. Сашу Денисова он знает еще со времен учебы в уни-верситете. Опыта ис-следователь-ской работы в аномальных зонах и прочих приятных местах Земли не меньше, чем у Кирилла. Да и мечта у них заветная была одна на двоих - одна-жды прогуляться вот так вот, запросто, по поверхности иной планеты. Они редко раньше го-во-рили об этом вслух, ду-мали как о несбыточной мечте, отдающей детством, а нате-ка - ос-тался буквально час до ис-полнения заветного желания. Вообще, подумать только: они будут пер-выми, кто ступил на поверхность планеты Дальнего Космоса, первыми, кто, наконец, по-настоя-щему выбрался из плена Солнечной системы! Вот только вряд ли кто при их жизни об этом узнает. Хотя, воз-можно, им еще поставят памятники, желательно прижизненные. Впро-чем, хватит об этом думать. Сейчас работа, остальное потом...
   Кто у нас следующий? Костя Захаров. Кроме дурного юмора в Косте все на "пять". И глаза, как у орла, и мозги как компьютер. А если не дай бог до стрельбы дойдет, так лучше бойца долго искать придется.... Сержант Генрих Рейнольдс. Бывший "зеленый берет", спе-циалист по электронике. Есть награды за проведение спе-цопе-раций. Тоже не подведет.
   Виктор Дроздов. Археолог. Этот хотя и служил когда-то в ВДВ, прошел переподготовку, но все же человек штатский. Имеет огромный опыт ра-боты в аномальных зонах, и уже имел дело с артефактами Древних. Но это на Земле.... Так что за парнем надо присматри-вать. За-харов и присмотрит.
   Пятый член группы новичок: Поль Бернар, бывший капрал "черных беретов" - спецназа Иностранного Легиона. Чернокожая гора мускулов.... Как это его Захаров назвал? - Черная горилла в черном бе-рете? Хороша хохма, хотя и пахнет за версту расизмом. Всем хорош капрал, вот только во время тренировок Кириллу показалось, что терпения у парня маловато. Да и воображения нет. А зря. Интуиция и воображение, как капитан уже убедился на своем опыте, в их деле со-всем не лишние. Придется учить, долго и нудно...
   Ладно, хватит. Впереди уже виднеются остальные командиры групп. Как и положено, все пришли за три минуты до начала инструктажа. Двери с легким шипением ушли в переборку и офицеры вошли в довольно небольших размеров зал управления десантными силами. Вер-нее зал-то был достаточно большой, но свободного места после установки пультов тактиче-ского управления и мониторов слежения осталось довольно мало. Зал командного центра был отделен от комнаты инструктажа прозрачной перегородкой с такой же прозрачной две-рью. В комнате помещался стол с двадцатью креслами. Перед каждым креслом - экран не-большого монитора.
   Дверь открылась, и из-за перегородки появились Леруа, Янг и еще один офицер. Все при-сутствующие встали, приветствуя старших по званию.
   - Садитесь, господа.
   Леруа медленно оглядел всех присутствующих.
   - Сегодня вы сдаете своеобразный экзамен. Надеюсь, годы тренировок не прошли для вас и ваших людей даром. Итак, приступим. Работает пятнадцать групп по пять человек. Со-став ваших групп вы знаете. По возможности он будет постоянным. По составу групп ни у кого вопросов нет?
   - Нет, сэр.
   - Нет.
   - Никак нет...
   - Отлично. Вот районы, где вы работаете. Внимание на экраны.
   Перегородка потемнела, превратившись в стереоэкран. Такое же изображение появилось на мониторе перед каждым офицером.
   - Введите данные маршрутов в личные командные блоки.
   Кирилл, как и все остальные, достал из кармана плоскую коробочку пепельно-серого цвета размером с пачку сигарет, потом достал шнур, вставил оба его игольчатых наконечника в разъемы на коробке и на столе, набрал личный код доступа и нажал пиктограмму ввода. Го-тово.
   А Леруа продолжил инструктаж.
   - В связи с обнаружением следов посадок чужих кораблей порядок движения меняется. Двое следят за аппаратурой, трое прикрывают. Кроме исследовательских партий, в каждом "челноке" будет группа прикрытия из пяти десантников. Шаттл движется за группой на рас-стоянии триста метров. Десантники, остающиеся в шаттле, должны быть в постоянной го-товности. Протокол связи прежний. Командиры "пятерок" готовы? Вопросы?... Тогда часо-вая готовность.
   Корнев сразу после инструктажа пошел в один из пяти отсеков, оборудованных под кла-довые для снаряжения десантников. По его расчетам, группа уже должна была быть там - проверять снаряжение. Старое неписаное правило спецназа: на техников надейся, но сам проверь перед выходом каждую мелочь - так надежней. Да, группа была здесь: приме-ряла скафандры, Рейнольдс возился с ноутбуком, Денисов просто флегматично один за другим открывал и закрывал многочисленные кар-маны и кармашки снаряжения. Стоило Кириллу подойти к двери, как Саша оторвался от своего занятия и вскинул правую руку в залихват-ском салюте. Капи-тан ответил ему тем же. Слов не нужно. Все и так понятно...
   Странно ощущать себя снова на твердой поверхности, а не на палубе корабля. Дует вете-рок, но нельзя открыть забрало шлема. На рукаве красным горит точка-лампочка портатив-ного анализатора, предупреждая, что состав атмосферы для дыхания непригоден. Хоть сто раз нажми кнопку открывания шлема, забрало все равно не откроется - защита от дураков. Очевидно, Древние тоже знали это понятие. Под ногами скрипят камни, перемешанные не то с грунтом, не то с толченым пластиком. Естественно, скрип этот улавливают не уши, а мик-рофоны, вмонтированные в шлем скафандра, и потому звук кажется неестественно громким. У двоих в руках аппаратура, у троих - снятые с предохранителей излучатели. Мало ли что. Вдруг в развалинах оживет какой-нибудь механический монстр, в задачу которого входит привечать нежданных гостей планеты чем-нибудь типа аннигилятора. Один стрелок шел впе-реди, еще двое - по бокам группы в хвосте маленькой импровизированной колонны. В се-редке ползла, завывая на крутых подъемах, робот-тележка с оборудованием.
   Слышится шум. Десантники отпрыгивают в сторону. Вовремя. Сверху одного из полу-раз-рушенных зданий вниз обваливается целая лавина из песка и средних размеров обломков, каждый весом килограммов по десять минимум. В скафандре не страшно, но все равно при-ят-ного мало. Кирилл почувствовал опасность как обычно раньше других. По старой при-вычке он не воспользовался коммуникатором, а остановил свою группу взмахом руки вверх. Ста-рый, известный воинам всех времен и народов жест: "Замри". Прошла секунда, другая. Ни-чего не происходило. Однако чувство опасности не исчезало, хотя и не усиливалось. Ис-точ-ник угрозы был впереди.
   - Чего мы ждем?
   Это Поль. Удивительно, но, похоже, что алжирец так ничему и не научился.
   Неожиданно по стене здания, располагавшегося в двадцати метрах впереди, прошел изви-листый зигзаг трещины. Послышался адский треск, и изрядный кусок чего-то, напоминав-шего земную штукатурку, только раз в двадцать толще, с грохотом ухнул вниз с высоты пя-того этажа. Тот, кому он упал бы на голову, имел полную возможность получить хорошее сотрясение мозга. И шлем бы не спас.
   Наконец, они нашли здание, которое внешне пострадало меньше всех. Кирилл первым мягко не то шагнул, не то прыгнул в провал входа. Мягко приземлился, повел стволом "бла-стера" влево, потом вправо, затем, сделав несколько шагов вперед, направил ствол вверх. Ничего.
   - Пошли.
   Группа двинулась по коридору. Он был просторный. Кое-где сохранились двухстворча-тые ворота, закрывающие проход в другие помещения первого этажа. Даже если считать, что помещение предназначалось для трехметровых гигантов, своды слишком высокие, а кори-доры и дверные проемы широкие. Исходя из найденного в инфотеке "Астры" "Древа рас", таких толстяков среди них не водилось. Значит, помещение, скорее всего, не жилое. А вот и доказательство. На потолке что-то типа рельсов. Надо попробовать открыть дверь. Судя по всему, двери были раздвижные и, открываясь, уходили в стенные ниши. Кирилл попытался найти кнопку. Безрезультатно.
   - Попытаемся открыть дверь. Генри!
   - Да, капитан.
   - Магнит.
   Американец ловко приладил магнит к двери. Нажал кнопку привода. Гудение. Створка двери с прикрепленным магнитом дрогнула и пошла в сторону.
   - Готово.
   Исследователи вошли внутрь. Было темно. Пришлось включить инфроскопы. Помещение окрасилось в странные тоны.
   И тут в наушниках раздался странный свист. Корнев резко обернулся к его источнику. Свистел Захаров. Капитан выругался.
   - Костя, в чем дело?
   А Денисов молча показал свистуну кулак, мол, вернемся на базу - получишь.
   - Капитан, тут гости были.
   - Че-е-го?! Не понял! Гости? Какие гости? Где?
   Кирилл в один прыжок оказался возле того места, на которое указывал десантник. Кто-то зажег фонарь, и в ярко - белом круге света показались отпечатки. В вековой пыли, покрывав-шей пол, они были видны неестественно четко. Ребристые следы подошв. Ай да Костя! Гла-застый.
   - О- хо- хо- послышался чей-то вздох.
   - Да, явно двуногие и прямоходящие. В скафандрах. И не люди... Захаров, тащи распы-литель, слепки делать будешь.
   - Все я да я.
   - А на сердитых и свистунах воду возят!
   Кто-то рассмеялся. Потом засмеялась вся группа.
   - Что там у вас?
   Голос с центрального командного пункта доносился как из-под земли. Очевидно, стены здания сильно ухудшали качество сигнала.
   - Докладывает "Пять- один". Обнаружили следы пребывания чужой экспедиции. Отпе-чатки подошв обуви. Наверное, они были в скафандрах. С нашими ботинками узор не совпа-дает. Сейчас делаем слепки. Надеемся изъять след целиком.
   - Хорошо, изымите и сразу на базу. Как думаете, давно они здесь были?
   Капитан оглядел помещения. Никаких зацепок. Хотя... Кирилл быстро шагнул в сторону, к стеллажам, к которым крепилось оборудование непонятного назначения. Там, где должен был крепиться один из странных аппаратов, была проплешина и следы, похожие на те, кото-рые остаются после работы плазменного резака.
   - Спектрометр, быстро.
   Генрих Рейнольдс повозился возле тележки, потом протянул командиру трубку, провод от которой тянулся к самоходному устройству. Космонавт нажал кнопку. Трубка загудела.
   Американец посмотрел на дисплей прибора, нажал несколько кнопок на пульте управле-ния. Снова посмотрел на белые строчки, возникающие на синем слегка мерцающем поле эк-рана.
   - Капитан, попробуйте режим "С". Так, есть. Можно передавать.
   - Хорошо... "Пять- один" вызывает ЦКП.
   - Слушаем, "Пять-один".
   - Мы обнаружили следы демонтажа оборудования. По предварительным полевым анали-зам давность около года. Более подробный анализ можно сделать только в стационарных условиях.
   - Возьмите образцы.
   - Есть.
   Дальнейший осмотр пришлось отложить. Проблема была также в том, что находящиеся на тележке контейнеры для образцов не могли вместить слепок целиком. Пришлось связы-ваться с "челноком". Там подходящий контейнер все же нашелся. Слепки торжественно от-правили на корабль и снова принялись за обследование закрепленного участка. Так прошло еще два часа. Опять развалины, мешанина из каменной крошки и истлевших остатков каких-то вещей. Часто найденные предметы разваливались прямо в руках. Странно, почему же на базе Древних на Земле все так хорошо сохранилось? Наконец Кирилл не выдержал и спро-сил об этом Дроздова.
   Археолог ответил не сразу. Поднял что-то с пола. Это что-то тут же рассыпалось в пыль.
   - Понимаешь, там был постоянный температурный режим. Герметичная упаковка. Ника-кой тебе излишней влажности, ветровой эрозии, пучковой бомбардировки. Радиационное об-лучение тоже играет роль. А тут был кромешный ад, когда звезда превратилась в сверхно-вую. Ничто не вечно. И ничто не может спастись от вечности. Аппаратуре подводной базы просто повезло.
   А раскопки продолжались. Находки фотографировали, сканировали, потом старались ак-куратно поместить в контейнер. Чаще всего это все же не удавалось. Непонятного назначе-ния аппаратуру из того здания, где они обнаружили следы чужой экспедиции, демонтиро-вали и отправили на корабль. В трюмах места хватит. Чаще всего попадались какие-то шкафы и шкафчики непонятного назначения, лежаки, небольшие поворотные платформы на опоре, похожие на столы, с полдюжины изъеденных коррозией серых металлических статуй робо-тов. Очевидно, страшный радиационный удар вывел их из строя. Группа Янга (майор не утерпел и лично принял участие в обследовании планеты) обнаружила остатки нескольких небольших летательных аппаратов. Самые интересные артефакты могли находиться в косми-ческом порту планеты, но до него в первые сутки высадки просто не добрались.
   Вечером подводили итоги. Следы раскопов, демонтажа оборудования. Отпечатки по-дошв. Кто-то основательно копался в развалинах. Но что бы они там ни нашли, вряд ли это было что-то ценное.
   А утром следующего дня они посетили космопорт, вернее место, где он когда-то был. За-несенное песком многокилометровое искусственное плато, с непонятного цвета куполами служебных построек по краям поля, встретило космонав-тов безмолвием, нарушаемым лишь шелестом ветра да шорохом перегоняемого из стороны в сторону песка. И не следа ни од-ного звездолета. Может быть, жители планеты заранее уз-нали о надвигающемся катаклизме и попытались спастись в космосе? Кто знает? Еще одна загадка. Сколько их еще будет на пути к звездам?
   На третий день руководство экспедиции решило не тратить время на дальнейшие иссле-дования и продолжить полет. Когда-нибудь земляне вернутся на Вэрис, чтобы раскрыть тайну гибели планеты, а пока пора лететь дальше. До скорой встречи, далекие миры!

НАХОДКА

   Звездолет мчался все дальше вглубь неизведанной Пустоты, черной бездны, таившей столько загадок, утраченных надежд, мятущихся душ и мятежных умов, что если все это ра-зом извлечь наружу, то содрогнется само Мироздание.
   Мироздание, какое емкое слово! Здание Мира, строение Вечности, место, где все разло-жено по определенным полочкам да закуточкам, все движется по определенным законам. И все можно найти, если знать как, когда и где искать. Но не дано.
   И потому "Астра" летела вперед, не оставляя экипажу времени на отдых. Свободные от вахты космонавты спали в камерах анабиоза. Времени на отдых не было.
   За четыре месяца, прошедшие после высадки на Вэрисе, они посетили уже шесть баз и когда-то обитаемых миров Древних. Оборудование двух баз было практически полностью демонтировано. Три представляли собой груды сплавленных в черный монолит развалин, где едва ли уцелело что-нибудь стоящее. Один мир просто не нашли. По орбите, на которой должна была вращаться планета, весело кувыркался огромный рой астероидов, вытянувший в пространстве гигантским кольцом.
   Автоматический зонд "Пионер", параллельно осуществлявший исследования в рамках проекта, пролетел мимо еще двух систем, где по данным, обнару-женным в компьютере "Ас-тры", также должны были находиться базы. Вместо планет и спут-ников беспилотного раз-ведчика встречали все те же неприветливые каменные глыбы.
   Через день они должны были выйти на орбиту еще одной планеты, которая, судя по за-писям Древних, должна была быть обитаема. В каталоге корабля она значилась под именем Вэрен. Впрочем, данные спектрального анализа звезды уже сейчас убедительно показывали, что ксенологам можно не напрягаться. Звезда была практически мертва. Тепла ее лучей не хватило бы даже на то, чтобы согреть и ближайшую к ней планету. Интересовавшее же землян планета являлось пятой от звезды. Спешить было некуда. Разбуженные из анабиоза члены эки-пажа проводили время за просмотром фильмов из видеотеки, компьютерными играми по ло-кальной корабельной сети или банальными картами.
   А корабль тем временем снизил скорость до минимума. Район был весьма опасен для на-вигации. Сгустки космической пыли, которыми изобиловал указанный сектор пространства, были крайне опасны для пролетавших кораблей, особенно на сверхсветовых скоростях. Са-мая страшная опасность состояла в том, что внутри любого из этих пылевых облаков могли ока-заться "камешки" покрупнее. Или еще какая-нибудь гадость. Сенсоры же звездолета почти полностью "слепли" возле внешних границ пылевых скоплений. Вдобавок ко всему, оче-видно для большей радости навигаторов, попадались и небольшие гравитационные анома-лии. Любой звездолет, энерговооруженность которого оказалась бы меньше, чем у "Астры", имел неприятную возможность навсегда остаться в этом секторе Галактики с рас-поротым бортом. И все же гигантский серебристый шар продолжал упорное движение к на-меченной цели.
   Сонное оцепенение царило на борту дня два. На третий день сыграли аврал. Экспедиция готовилась к высадке.
   Наконец, корабль вышел на орбиту планеты. И хотя обзорные экраны в корабельных комнатах отдыха были включены, но желающих внимательно разглядеть окружающий "пей-заж" оказалось немного. Да и что разглядишь с высокой орбиты, особенно если уровень ос-вещенности поверхности планеты был крайне низок. А говоря простым языком, практиче-ски никаким. Возможно, раньше это был цветущий мир. Теперь же на нем царила вечная ночь. Вечные льды сковывали океаны, моря, реки и озера. Вечные снега укрывали большую часть суши. И даже в полдень по местному времени свет был немногим более ярок, чем в хмурое раннее зимнее февральское утро.
   Все ждали, что покажет сканирование поверхности. Прошел день, настал вечер. И вот ко-гда уже наступила пора отбоя для дневной вахты, на экранах внутрикорабельной сети связи, наконец, появилось хмурое лицо адмирала Ньюмена.
   - Добрый вечер, леди и джентльмены. Спешу сообщить вам последние новости. Мы за-кончили сканирование поверхности планеты. И решили отменить масштабную высадку как бесперспективную. Воздушное наблюдение показало, что практически все здания и сооруже-ния разрушены водной и ветровой эрозией. Температура поверхности и уровень освещенно-сти вынуждает нас пойти на неоправданно высокие затраты энергии. Мы ограничимся только выборочным зондированием наиболее сохранившихся зданий. Пойдут пять групп по пять человек. Помимо инфровизоров всем предписывается взять с собой мощные прожек-торы и дополнительные ручные фонари.
   Странно это, идти по поверхности планеты-призрака. А как ее иначе назовешь? Инфро-визор окрашивает все вокруг странными зеленоватыми оттенками. А отключишь его - вокруг мрак, как посреди ночи. В наушниках лишь чуть слышное шуршание под ногами да какие-то неясные звуки где-то вдали. И на этом фоне особенно ясно слышалось характерное клацание и топот трех пар механических ног двухметровых бронированных фигур служебных робо-тов. Десантники инстинктивно старались держаться поближе друг к другу. "Бластеры" на изго-товку. И это несмотря на то, что по данным биосканирования на планете практически нет органической жизни. Вот и говори после этого, что боязнь темноты - это детская бо-лезнь! Умирающий мир мстил за свой нарушенный покой.
   Молчание неожиданно прервал Денисов, все время заинтересованно разглядывающий окрестности.
   - Интересно, как они выглядели?
   - Кто, Саша?
   - Ну, жители этой планеты. Какими они были? Были ли они похожи на нас или нет?
   - Ага, а вдруг это были разумные гусеницы? - съехидничал Захаров.
   - Заткнись, если ничего умного не придумал!
   После рявканья Поля, неожиданно ставшего на сторону лейтенанта, все снова затихли. А действительно, какими они были? Найти бы статую какую-нибудь, что ли!
   - Эх, хотя бы фотографию какую найти, - прозвучало в наушниках.
   Кто-то из ребят подумал о том же, что и Кирилл.
   -И чему тебя учили? - раздалось в ответ: - Не было у Древних фотографий, только голо-графические снимки.
   - Ну, значит голограмму.
   - Много хочешь - фиг получишь, - немедленно среагировал Костя.
   Да, этого только могила исправит. Знает, что в поиске всем наплевать и на звания, и на су-бординацию, вот и пользуется, хохмач недоделанный!
   - Да, а хорошо тут копать будет! Почва-то вечная мерзлота!
   - А чему ты удивляешься? По данным астрономов звезда пришла в такое состояние еще полтора века назад.
   - Копать все равно придется. Надо определить, какой климат тут был до катаклизма. Кроме того, возможно, что где-нибудь сохранились кристаллы с записями.
   - А за каждый кристалл босс обещал пять тысяч "евро" премии, - мечтательно произнес Бернар.
   - Ты сначала его еще найди - кристалл с целой записью.
   - Ну а если, не дай бог, при записи использовался не сэнзар?
   - Тогда будем любоваться на картинки, - спокойно произнес Захаров.
   Хотя Корнев не мог видеть выражения лица сержанта под забралом шлема, но он явственно представил знаменитую "улыбку гоблина", в которой сейчас расплылось лицо сержанта. От этой улыбки колотило дрожью самых отъявленных бандюг. Означала же эта гримаса, что со-беседник Косте жутко надоел. Почему Кирилл был уверен, что выражение лица его спутника именно такое, он сказать бы не смог, даже и не пытался. Наверное, срабатывали телепатиче-ские способности, развитые годами упорных тренировок.
   "Прогулка" длилась три часа. Впрочем, этого оказалось достаточно, чтобы убедиться, что все оборудование производственных корпусов было аккуратно демонтировано и вывезено. Да и обстановка в жилых помещениях явно указывала на то, что планета покидалась далеко не в панике. Очевидно, жители планеты были куда-то эвакуированы.
   И все же одну находку Кирилл обнаружил. На обратном пути они зашли в какое-то не-больших размеров конусовидное строение, очевидно, небольшой жилой дом. На это указы-вало все: неширокий вход, несколько похожих на противоперегрузочные ложементы лежа-ков (кроватями назвать это язык не поворачивался, но это были явно аналоги земных крова-тей), несколько шкафов непонятного назначения. На этажерке в одной из комнат обнаружи-лись две треснутые чаши из материала, похожего на полированный оникс.
   Когда Кирилл рассматривал один из шкафов, то в свете нашлемного фонаря возле стены что-то тускло блеснуло. Сначала десантник решил, что ему показалось, по-скольку инфрови-зор ничего не показывал. Потом какой-то отблеск мелькнул еще раз. Тогда капитан нагнулся и нащупал в пыли э т о. Когда он поднес его к глазам, то сначала принял за статуэтку какого-то жукообразного существа, сделанную из серебристого материала, воз-можно сплава. Потом что-то произошло. Он так и не понял, что именно. Наверное, он нажал на какую-то кнопку, потому что "жук" вдруг задрожал у него в руке, судорожно суча ла-пами. От неожиданности он уронил его в пыль и удивленно вскрикнул. Тут же вся группа обернулась в его сторону, с ходу рассредоточиваясь по периметру помещения и вскидывая лучеметы на изготовку. Ка-кие-то доли секунды Кирилл смотрел на эту картину в немом изумлении, а потом зашелся в припадке истошного смеха.
   - Отставить!
   - Что случилось, командир? - обеспокоено спросил Захаров.
   А действительно, что? Он снова посмотрел на странное не то насекомое, не то статуэтку, не то непонятное устройство. Оно неподвижно лежало в пыли на полу. Никаких признаков движения, никаких источников энергии. Неужели показалось?! Кирилл снова поднял стран-ную штуку и поднес ее к самому блистеру шлема. Продолговатый корпус. Шесть ног, четыре хватательных не то клешни, не то руки, какие-то бугорки правильной куполообразной формы на панцире, на голове стержневидные усы-антенны во все стороны. Что - то ему все это на-поминало. Он осторожно тронул пальцем среднюю пару хватательных клешней. Ника-кой ре-акции в ответ, словно они составляли единый монолит с корпусом. Но так не должно быть ...Черт!
   - Свет! - отрывисто скомандовал, Корнев.
   Шесть лучей скрестились на застывшей на жесткой ладони скафандровой перчатки фи-гурке. Точно, средняя пара "клешней" была всего лишь намертво скрепленной с корпусом бутафорией. А торчащие из "головы" антенны, судя по всему, антеннами и должны были быть. Вот только десантник был готов заложить свою голову, что этой штуке они просто были не н у ж н ы!
   И тогда Кирилл вскрикнул от изумления и облегчения:
   - Господи, да ведь это же игрушка!
   - То есть как игрушка? - послышались со всех сторон недоуменные возгласы.
   - Очень просто. Подскажу: она вам ничего не напоминает... из наших экспедиционных ро-ботов?
   Ребята недоуменно переглянулись. Быстрее всех сообразил, конечно, Александр.
   - Ха. Конечно, игрушка! Вернее модель. Наш служебный робот С15Д, только раз в пять-сот меньше. Те же манипуляторы, то же расположение сенсоров.
   - То есть как наш? Почему?
   - Потому что наши кибы являются копиями роботов Древних. Теперь поняли?
   Десантники столпились вокруг командира, разглядывая вещь, несколько столетий про-лежавшую в пыли этой негостеприимной планеты. Какие руки изготовили ее? Кто держал ее в своих руках? Почему она осталась лежать здесь в пыли?
   Денисов протянул закованную в броню скафандра руку к находке, и Кирилл бережно пере-ложил фигурку на его ладонь.
   Лейтенант долго ее разглядывал, а затем передал Дроздову. И так по очереди "жук" пере-ходил из рук в руки каждому члену группы, от старшего к младшему, после чего самый мо-лодой член группы, Бернар, отдал ее командиру.
   "Словно какой-то ритуал", - как-то отстранено подумал Корнев. И неожиданно для себя сказал вслух:
   - Знаете, а ведь они во многом были похожи на нас.
   Дроздов молча кивнул, а потом вдруг произнес:
   - Да, и мы их наследники. И как наслед-ники приходят на могилы своих предков, так и мы сейчас стоим на могилах тех, кто до нас протоп-тал дорогу к этим звездам. Вот только боюсь, что история никого ничему не учит.
   Боль-шинство десантников так и не поняли смысла последней фразы. Лишь Кирилл и Дени-сов молча посмотрели друг на друга: "Ну, это мы еще посмотрим!"
  

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ КОНТАКТ.

   Не успел звездолет сойти с орбиты безмолвной планеты, как созвали новое совещание руководителей исследовательских служб и старших офицеров экспедиции. Неожиданно Со-сновский поставил вопрос ребром: имеет ли смысл дальше исследовать все планеты канув-шего в лету Галактического Союза или надо возвращаться. И столь же неожиданно боль-шинство проголосовало за возвращение на Землю. Но маршрут проложили так, что он про-легал мимо двух отмеченных на карте баз. Это означало, что руководство экспедиции все же не оставляло надежды найти там что-нибудь интересное. А пока экспедиция отдыхала. Правда, не вся. Экипаж от несения вахт никто не освобождал, десантники продолжали по-стоянные тренировки, физики, химики, археологи и ксенологи изучали немногие найденные в результате высадок интересные находки, астрономы и астрофизики как обычно прилипли к своим телескопам, спектрометрам и тому подобным "игрушкам".
   Кирилла, как офицера ксенологической группы, также привлекли к исследованию най-ден-ных предметов, но делать ему было абсолютно нечего. Разве так принципиально, для чего предназначался найденный шкаф из серого пластика: для хранения посуды или компь-ютер-ных карт памяти? Конечно, интересно додуматься, для чего была сделана плоская платформа на одной опоре, похожей на ножку избушки на курьих ножках, только с малень-кими колесиками по краям "когтей". Но кто тебе сможет сказать, правильна твоя версия или нет? А гадать можно до бесконечности. Единственным предметом, по поводу назначения ко-торого ученые сошлись во мнении практически сразу, была найденная Кириллом игрушка. Ну, и еще несколько чаш. Впрочем, "попытки играть в "угадайку" (так Денисов назвал со-вместный мозговой штурм археологов, социологов, химиков, физиков и инженеров в по-пытке разгадать многочисленные археологические загадки) в любом случае приятно разно-образили время. Так прошло семь дней.
   Серьезная дискуссия разгорелась, как ни странно, именно вокруг игрушки-робота. То, что она была сделана Предками, доказали со всей очевидностью. И металл, из которого она была изготовлена, и прототип, послуживший ее основой, - все это указывало на Зейд - Фа-этон, либо древнюю Землю, как планеты происхождения "жука". Но в то же время те немно-гие предметы, кото-рые удалось найти в результате раскопок, указывали на что угодно, но только не на то, что планету заселяли выходцы с Зейда. Слишком уж отличались друг от друга об-разцы дизайна мебели и техники цивилизаций Зейда и Вэрена. Тогда как оказалась здесь эта странная вещица? Явля-ется ли находка свидетельством активных миграционных процессов между планетами Союза или активных контактов непосредственно между Зейдом и Вэре-ном? Ответы могли дать только записи, а их не нашли. Да и сохранился ли хотя бы один чип памяти после тысячи лет забвения (именно столько по подсчетам ученых- фи-зиков прошло с момента, когда по-следний житель покинул Вэрен)? Исследователи дали слово, что вернутся на Вэрен, чтобы ответить на эти вопросы.
   Утро восьмого дня (по корабельному времени, конечно) началось с пронзительного воя сирены. Сигнальные плафоны в каюте мигали красным. Динамик надрывался от хриплого металлического голоса: "Боевая тревога, боевая тревога. Не учебная, не учебная. Боевое рас-писание два". И так далее. Боевое расписание номер два означало потенциальный контакт, а значит, место Кирилла было в командной рубке. Туда он после недолгих сборов и помчался. Ни умыться, ни побриться времени не оставалось. То, что плафоны горели красным, озна-чало непосредственную угрозу кораблю. Так что все, что он должен был сделать, это достать из шкафчика и надеть персональный скафандр, взять из личного сейфа "бластер" и бегом не-стись к ближайшему лифту.
   Тем временем сирена перестала выть. Только лампы пульсировали все тем же кроваво-красным, отбрасывая на серебристые стены коридора причудливые отблески и тени. По-меркло общее освещение. Кирилл почувствовал странную тошноту. Она была похожа на те ощущения, которые он испытывал в детстве, сильно раскачиваясь на качелях. Однако ощу-щение было знакомо вовсе не по детским впечатлениям. Еще такое же ощущение было, ко-гда истребитель предпринимал резкий маневр. Однако установки искусственной гравитации должны были снять неудобства для пассажиров при любом маневре. И когда, перебрав все, Корнев понял, по его коже забегали мурашки. Потому что он знал ответ: "Астра" включила системы невидимости. Значит, рядом был кто-то или что-то, кто мог увидеть их звездолет, увидеть и принять меры. Неужели все-таки контакт!?
   Кирилл бегом влетел в двери рубки. Те еле успели разойтись перед стремительно дви-жущейся фигурой человека.
   Помощник капитана Джонсон медленно оглянулся на вошедшего, и указал на централь-ный экран. Остальные офицеры ксенологической группы уже были здесь. Не было только Ли Чена. Скорее всего, китаец находился в камере ментального усилителя.
   Корнев перевел взгляд на экран, и, казалось, даже дышать забыл. На экране был корабль! Дискообразный силуэт диаметром где-то метров в двести пятьдесят- триста. Электронно-оп-тические преобразователи не могли точно отразить цвет и мелкие детали формы "чужака" - побочный эффект включенной "шапки-невидимки".
   - Они нас видят?
   - Думаю, что нет. Мы включили экранировку. С момента обнаружения нашими детекто-рами активность их сенсоров не изменилась.
   Ньюмен, сидевший в самом среднем кресле возле усеянной экранами подковы централь-ного поста, вдруг неожиданно встал.
   - Уменьшить дистанцию. Всем боевым системам готовность номер один. Проводим по-пытку сканирования.
   Да, адмирал, похоже, решил действовать точно в соответствии с разработанной методи-кой контакта. Вот только на практике она еще никогда не проверялось, и Кирилл был уве-рен, что без сюрпризов не обойдется.
   Камимура, сидевший крайним слева, был чем-то явно недоволен. Это настораживало. Корнев посмотрел на него.
   - Что?
   - Смотри.
   Под ловкими пальцами японца картинка на мониторе увеличилась, потом несколько уча-стков поверхности замигали красным. Куполообразные вздутия правильной формы, из кото-рых торчат толстые короткие трубки. Одни трубки расположены параллельно поверхности корабля, другие смотрят вбок, третьи - в сторону кормы. Неужели это орудийные башни?
   - А энергетическая активность?
   Акиро сказал что-то по-японски сидящему рядом инженеру. Тот ответил, потом набрал команду на клавиатуре находящегося перед ним пульта управления, "кликнул" "мышкой" на несколько пиктограмм на экране монитора, снова набрал команду. Потом обернулся к рус-скому:
   - Смотрите, всем этим "куполам" соответствуют локальные накопители энергии, распо-ло-женные рядом с ними.
   - Любопытно, а это что?
   На мониторах явственно были видны несколько крупных энергетических аномалий, сме-щенных соответственно к "носовой" и "кормовой" части диска.
   Появился Сосновский, быстро взглянул на экран, набрал какую-то команду. На "его" мо-ниторе начали появляться строки текста. Кирилл не удержался и взглянул через плечо про-фессора. На экране был ответ - справка корабельного информария. Когда до Корнева дошел ее смысл, он судорожно сглотнул.
   А профессор тем временем повернулся к Ньюмену.
   - Адмирал, можно аккуратно просканировать внутреннюю структуру вот этих участков корпуса?
   Палец ученого ткнул в экран. Через три минуты появилась развертка.
   Сосновский вздохнул:
   - Ну, так и есть. Пусковые шахты аннигиляционных ракет.
   Барков потянулся к коммуникатору.
   - Герр Йоган, не могли бы вы сейчас подойти в рубку... Да, хорошо. Ждем.
   И, обернувшись к остальным, добавил:
   - Все равно пришлось бы звать.
   Через три минуты ученые пришли. Два профессора, степенно- неспешный Дзиро Накамура и подвижный, вечно желчный Иоганн Шнейдер, заняли предложенные им кресла. Если вы-ражение лица японца не изменилась ни на йоту, то редкие брови немца резко поползли на его покатый лоб.
   -Вот это да, коллеги, действующий инопланетный корабль!
   Козлов, один из офицеров - ксенологов, не удержался от сарказма.
   - Действующий, даже слишком.
   Сосновский поглядел на обоих ученых - физиков.
   - Итак, господа, что скажете?
   Шнейдер хитро усмехнулся.
   - О чем именно, коллега?
   - О характеристиках этого аппарата, в том числе и об этом...- русский ткнул указатель-ным пальцем в район расположения устройства, которое Камимура посчитал орудийной башней.
   Немец неожиданно повернулся к Акиро.
   - А что скажете вы, Акиро - сан?
   - Только после вас, герр профессор!
   - Хорошо. Но сначала несколько вопросов.
   - Задавайте.
   - Он летит с такой скоростью все время с момента обнаружения?
   - Да.
   - Уровень излучения не менялся?
   - Нет.
   - Сканировали?
   - Сканируем постоянно.
   Профессор Шнейдер провел ладонью по своим реденьким волосам, потом вытер тща-тельно сложенным носовым платком вспотевший лоб.
   - Мало данных. Нужен объемный скан корабля и хотя бы примерные схемы энергопото-ков
   Сказать, что собравшиеся в рубке были разочарованы таким ответом, значило ничего не сказать.
   Невозмутимый японец уложил свой ответ в три слова:
   - Я не готов.
   "Астра" продолжала невидимой тенью скользить за чужим звездолетом. Сканирующая аппаратура земного звездолета работала на полную мощность. Неожиданный сюрприз пре-поднес оператор следящих систем. Парню явно было чуждо малейшее представление о су-бординации, и потому все вздрогнули, когда по сети внутренней трансляции раздалось шепе-лявое:
   - Парни, не желаете ли поближе познакомиться с нашими инопланетными коллегами?!
   Сосновский чертыхнулся, а Ньюмен издал что-то типа рыка и, свирепо глядя в сторону Джонсона, произнес:
   - Не пора ли вам, черт бы вас побрал, капитан, научить своих людей если не суборди-на-ции, то, по крайней мере, элементарной вежливости!
   Надо ради объективности сказать, что, перед тем, как произнести эту тираду, грозный звездный адмирал выключил корабельный транслятор и никто, кроме рядом сидящих, ни-чего не услышал. Присутствующие же и бровью не повели: субординация, знаете ли.
   На этой фразе перепалка между двумя астронавтами закончилась, и Ньюмен буркнул в цилиндрик микрофона:
   -Ну что там у вас интересного?
   Вместо ответа на экранах возникло изображение странного круглого помещения. Оно было как бы двухъярусным. И на первом и на втором за пультами сидели люди, вернее су-щества, крайне похожие на людей, хотя при внимательном рассмотрении можно было заме-тить некоторые внешние отличия их облика.
   Все были одеты в одинаковую темно-синюю, почти черную, однотонную одежду, крайне похожую на форму, причем сходство с формой подчеркивал одинаковый узор на правой сто-роне груди в виде золотого цвета молнии на черном фоне. Впрочем, были и отличия. У су-ществ, работавших на втором ярусе, вернее на некоем возвышении, находившемся посреди зала, на стоячем воротнике того, что Кирилл про себя назвал мундиром, были серебристого цвета кружки, причем у сидящего за пультом в центре возвышения существа таких кружков было по три с каждой стороны воротника, а у двух других - по одному. У находящихся же внизу существ на воротниках были изображения молний.
   - Что это?
   - Мы перехватили внутрикорабельную передачу. Должно быть, это командный мостик.
   - И давно вам удается перехватывать внутрикорабельные сообщения?
   - Пять минут.
   - Языковой анализ пробовали проводить?
   - Да, послали на лингвоанализ.
   - Хорошо.
   - Лингвисты с вами свяжутся.
   Сосновский посмотрел на присутствующих
   - Ну что скажете?
   Камимура и Корнев переглянулись.
   -Ну?
   Корнев поглядел на Акиро, а потом, наклонившись к самому уху японца, задал вопрос, совсем не относящийся к теме обсуждения:
   - Где Ли?
   - В камере усилителя. Что?
   - Он специалист по иерархичным структурам. У него бы лучше получилось.
   - А ваше мнение, Кирилл - сан? Не надо уклоняться от ответа.
   Итак, Камимура раздражен, да так, что железная самурайская вы-держка дает очевидные трещины. А почему? "Да потому, - подумал Корнев,- что он видит, что, скорее всего, никакого контакта не получится".
   Кирилл вздохнул, выпрямился в кресле, посмотрел на присутствующих. И почему он?
   Все-таки первым высказался Камимура.
   - По-моему мнению, мы имеем дело с жесткой иерархической структурой с вертикаль-ными связями.
   - Значит, военные?
   Сосновский в который раз ставил вопрос ребром.
   Японец пожал плечами.
   - Может быть, у них и нет армии в нашем понимании, но они ведут себя так, как, по мо-ему мнению, вели бы себя воины.
   - Поясните.
   - Униформа, эмблема на груди, значки на воротниках, очень напоминающие знаки разли-чия... Большего сказать нельзя до анализа результатов ментального зондирования.
   Все молча переглянулись. Контакт с военными? - Такая перспектива не радовала никого, а это могло означать, что контакт просто не состоится. Да, не такой они себе представляли первую встречу с представителями иных цивилизаций! Вместо рукопожатий - трусливое под-глядывание из-за угла с твердым намерением спастись бегством, "если что не так"... Хо-рошо, а можно ли иначе? Можно ли идти на контакт с кораблем пришельцев, как еж ощетинившимся стволами излучателей, если это, конечно, излучатели, а не что-то другое? Нет, рисковать нельзя. На кон поставлены не только жизни экипажа, их жизни, но и будущее всей цивили-зации, а значит, риск должен был быть сведен к нолю.
   - Джонсон!
   - Да, сэр.
   - Вы вошли в компьютерную сеть "чужака"?
   - Да. Их алгоритмы не сильно отличаются от наших, но знаковая система не похожа ни на нашу, ни на систему, которой пользовались Предки.
   - Работайте.
   Звездолет землян продолжал сканировать "чужака". Очевидно, где-то инженеры сильно расслабились и инопланетяне их заметили. Кирилл увидел, как дисковидный силуэт чужого звездолета сделал резкий маневр, как задвигались трубы "пушек".
   - Похоже, нас заметили.
   - Прекратить сканирование.
   - Есть.
   Кирилл и Акиро переглянулись.
   - Что случилось?
   Японец пожал плечами. Потом закрыл глаза, словно прислушиваясь к чему - то дале-кому. Снова открыл, тряхнул головой, что-то тихо прошептал, сплетя пальцы рук в мудру.
   - Они нас как-то засекли. Но не видят. Что-то, что сказало им о нашем присутствии. Те-перь они нас потеряли. Очевидно, они засекли, что мы их сканируем. Они встревожены. Я чувствую их удивление и страх.
   Прошло еще два часа. Звездолет пришельцев свернул со своей траектории и стал кружить вокруг места, где они обнаружили присутствие землян. Из ангарного люка чужого звездо-лета вылетело несколько небольших короткокрылых пилотируемых аппаратов, похожих на истре-бители землян. Судя по наличию на их борту излучателей и похожего на ракеты ору-жия, та-ковыми они и являлись. Камимура еще с одним телепатом из ксенологической группы ушли в камеру ментального усилителя. Очевидно, Чен превысил допустимую на-грузку, и теперь Ли нужна была помощь. Вернулись они через час, ограничившись короткой фразой:
   - Все в порядке.
   Корнев не сумел сдержать любопытства и задал вопрос:
   - Какие результаты?
   Акиро ограничился коротким тяжелым взглядом в сторону русского, но даже этого взгляда Кириллу хватило, чтобы почувствовать себя полной свиньей.
   Кончилось все тем, что "Астра" отошла от чужого корабля на максимальную дальность работы локаторов, а Джонсон прогнал всех исследователей с капитанского мостика, в том числе и Кирилла.
   Утром, едва выполнив все привычные процедуры, Корнев связался с мостиком. Как он и предполагал, и Ньюмен, и Барков, и Сосновский уже были на боевом посту. Реакция коман-дира экспедиции на его звонок была неожиданная. Тот пробурчал что-то типа "И чего вам не спится, пока дают?", а потом громко и отчетливо добавил: "Жду вас в комнате для совеща-ний". Явился он туда далеко не первым из группы. Китаец сидел уже за длинным столом слева от командира корабля и с явным удовольствием маленькими глоточками пил чай из белой фарфоровой кружки. Фарфор на корабле! Ну и ну! Еще большее изумление вызывало то, что Ли предавался чайному блаженству в присутствии капитана, его старшего помощ-ника и командира экспедиции, а те и бровью не вели, будто и не совершалось в их присутст-вии явное нарушение всех установленных норм и традиций.
   Кирилл направился прямо к Ньюмену. Все- таки самый старший по должности.
   - Сэр! Капитан Кор...
   Железный Джек остановил его коротким взмахом руки.
   - Чай хотите? Все на столе, берите.
   И тут Кирилл увидел, что на приставном столике стоят чашки, сахарница, заварочник и даже тарелка с сэндвичами. В честь чего пирушка?
   Наконец, Чен поднял глаза от чашки и заметил Корнева. По лицу китайца прошла стран-ная волна, а затем он сказал по-русски, жутко коверкая слова:
   - Выпей с горя!
   Ну и шуточки! День явно предстоял очень интересный!
   Кирилл решил отделаться от неунывающего китайца маской холодного спокойствия. Ли понял и больше не докучал, сосредоточившись на поглощении очередного сэндвича. После работы с ментальным усилителем у телепатов, как правило, проявлялся зверский аппетит.
   Постепенно в зале появились и все остальные. Последними вошли Камимура, Накамура и Шнейдер. Последний что-то объяснял, ожесточенно жестикулируя. Причем немец не смог остановить свои словоизлияния, даже подойдя к столу. Сосновский скептически посмотрел на своих коллег и негромко произнес:
   - Уважаемые коллеги. Может быть, сообщите нам, о чем это вы так яростно спорили?
   - Сообщу, сообщу, господин Сосновский, - немедленно откликнулся герр Иоганн.
   - Ну и?
   - Видите ли, мы совместно с профессором Накамурой и доктором Камимурой изучали дан-ные инструментального сканирования и результаты работы господина Чена (немец сде-лал легкий поклон в сторону Ли).
   - ...
   - И я считаю, что корабль предназначен для ведения военных действий.
   - Почему?
   - Внимание на ваши экраны.
   Шнейдер вставил в контроллер карту памяти и нажал на ввод. На экранах мониторов собрав-шихся появилась объемная схема корабля с поясняющими транспарантами.
   - Силовое поле, окружающее корабль, аналогично нашему по структуре и включает ком-понент лучевой защиты. На корабле имеются ракеты с зарядами, как ядерными, так и антивещества, причем как тяжелые, скорее всего, предназначенные для перехвата кораблей, так и легкие. Последние, по мнению уважаемого доктора Камимуры, являются чем-то вроде антиракет.
   Акиро кивнул, подтверждая слова немецкого профессора. А тот продолжал.
   -Обнаруженные на внешней обшивке "купола" действительно являются орудийными башнями. Точно назвать тип излучателя трудно. Вот если бы добыть образцы...
   В комнате послышался сдержанный гул.
   - И не мечтайте, профессор, - коротко отрезал Барков.
   - А что с расшифровкой языка?
   Поднялась профессор Кийяма. Японка выглядела весьма усталой.
   - Мы не смогли расшифровать язык. Можем сказать только, что с Общим языком Древ-них "сэнзар" он не имеет не малейшего сходства: ни фонетического, ни лингвистического.
   Сосновский кивнул.
   - Ну а теперь пусть рассказывает господин Чен.
   Китаец посмотрел на собравшихся, прищурил и без того узкие глаза и произнес:
   - Главное резюме: контакт не состоится!
   Фраза произвела тот же эффект, что и взорвавшийся посреди мирного утреннего леса ар-тиллерийский снаряд. Комната загудела, как растревоженный пчелиный улей. Сосновский поднял руку. Шум смолк.
   - Обоснуйте.
   Ли показал на главный экран комнаты. На нем появилось изображение перехваченных фрагментов передач.
   - Все, что вы видите, это передачи, которые проходили по внутрикорабельной сети связи. У них там, похоже, внутренняя видеосвязь. Теперь глядите на экран. Основная масса эки-пажа одета в своеобразную форму темного цвета. На воротниках изображения, похожие на воинские знаки различия, на груди, похоже, эмблема. Правда, есть несколько человек, ко-то-рые одеты в темно-синие комбинезоны, отличающиеся от формы экипажа. Судя по всему, они являются равноправными членами экипажа. Помимо своих кают, чаще всего эти люди появляются в помещениях, которые мы опознали как обсерваторию и лаборатории. Из этого факта мы сделали выводы, что эти люди являются учеными.
   Ли сделал паузу, которой немедленно воспользовался один из молодых ксенологов.
   - Ну и какое это име...
   - Подождите, дослушайте.... Похоже, что мы действительно имеем дело с армией, вернее с каким-то исследовательским военизированным подразделением, типа наших космодесант-ни-ков. На корабле среди существ, одетых в форму со знаками различия, очевидно, установ-лена жесткая иерархия. У звездолетчиков без "молний" и "дисков" на воротниках в мыслях до-минирует образ существ с "молниями", у людей с "молниями" - образ людей с "дисками". Чем больше "молний" или "дисков" на воротниках формы, тем больше страха и почтения перед ним испытывает остальной экипаж. Что объединяет всех существ в форме, так это об-щее самоощущение себя, как колесиков огромной отлаженной машины. Это ощу-щение по-давляет многие эмоции.
   Исключение из указанного правила составляют существа, которые не одеты в форму. Та-ких на корабле семь. Очевидно, это гражданский персонал. У них нет такого страха перед старшими офицерами корабля (существа с "дисками" на воротнике комбинезона) и зна-чи-тельно более богатый эмоциональный спектр. Все существа в форме используют при об-ра-щении к "старшим по званию" одну и ту же лингвистическую форму. "Штатские" ис-поль-зуют ее только по отношению к самым старшим на корабле.
   Когда "чужаки" обнаружили наше присутствие, большинство экипажа проявили сле-дующие эмоции (по степени доминирования): тревога, агрессивность, любопытство. У тех, кого мы считаем учеными, спектр эмоций другой: на первом месте любопытство, заинтере-сованность, потом озабоченность, а уже на последнем месте страх перед возможным нападе-нием. Потенциальная агрессия практически не выражена.
   - Так, значит, вы уверены, что люди, не одетые в форму, - ученые?
   - Да, а корабль выполняет исследовательскую миссию. Вряд ли на обычном военном ко-рабле будут находиться ученые.
   "Допущения, гипотезы, - подумал Кирилл, - Это всего лишь наши догадки. Насколько они правильны, покажет только время. А истина, как обычно, бродит где-то рядом и смеется нам в лицо".
   - Если там ученые, то почему нельзя вступить в контакт?
   - Видите ли, по моему мнению, на корабле принимают решения все же воины, а не уче-ные. А значит, они будут оценивать нас, прежде всего, с точки зрения вероятности военного противоборства. Кроме того, никто не знает, как они отреагируют, обнаруживши у нас на борту мощные боевые системы. Да и разумно ли давать сведения о существовании Земли в руки тех, кто потенциально может нагрянуть к нам в гости с хорошо оснащенным флотом. Не лучше ли подождать?
   - Все вам видятся звездные войны, Чен! - проворчал Ньюмен, досадливо мотнув голо-вой, отгоняя какие-то грустные мысли.
   - Нет, это всего лишь разумная предосторожность. Вы сами видели их первую реакцию на обнаружение нашего присутствия. Но самое страшное не это...
   Собравшиеся ждали продолжения рассказа.
   - Видите ли, когда пришельцы обнаружили наше наблюдение и на корабле подняли тре-вогу, я засек воспоминания нескольких членов экипажа. Я уверен, что это именно воспоми-нания.
   Ли дернул кадыком, словно проглатывая застрявший в горле кусок.
   - Это страшно. Воспоминания касались войны. Она, очевидно, кончилась не очень давно. Воспоминания еще свежи в памяти. Но бои были очень жестокими. В памяти одного из чле-нов экипажа я обнаружил воспоминания, которые однозначно можно трактовать, как сцену расправы с мирными жителями.
   По комнате пронесся слабый гул. Они ожидали, что здесь, среди звезд, они найдут циви-лизации, которым чужда агрессия, которые не станут решать свои проблемы с помощью бомб и лазеров. Неужели нигде во Вселенной нет мира? А если так, то как быть?
   - Теперь вы понимаете мою позицию. На нас могут отреагировать, как на потенциаль-ного противника... и тогда последствия могут быть фатальными.
   - Это все можно проверить, - сказал Барков.
   - Как?
   - Есть идея.
   Идея оказалась неожиданно простой и до безумия смелой. "Астра" должна была отойти к самой дальней границе зоны видимости своих сенсоров, а затем медленно приближаться к чужому звездолету. Поскольку у звездолета Предков было явное преимущество в скорости, то русский надеялся успеть удрать, если события примут неблагоприятный оборот. Заодно помощник капитана предлагал проверить и мощность сенсоров "чужака".
   Идея понравилась. Пока все обсуждали технические детали, Кирилл думал совсем о дру-гом: "Чего мы хотим от инопланетян, если сами при приближении к любому чуть-чуть по-дозрительному объекту приводим все оборонительные системы в режим реальной готовно-сти. Чем мы лучше их? Тем, что не хотим стрелять первыми? А кто сказал, что они хотят? Почему мы думаем, что они хуже нас? Проклятая ксенофобия!" Корнев не заметил, как произнес все это в слух. И последовала незамедлительная реакция.
   - Это не ксенофобия, Кирилл. Обычный страх неизведанного.
   Говорил Камимура. Корнева же в ответ, что называется, прорвало:
   - Некоторые из вас занимались исследованием феномена НЛО. Помните дискуссии о том, почему пришельцы не вступают с землянами в контакт. Помните?
   - Угу. Ну и что?
   - А то! Вы представьте себе, что пришельцы могут изучать нас так же, как мы сейчас ска-нируем этот чертов звездолет. Прикрылись себе "шапкой-невидимкой" и смотрят на нас. Подключаются к "Интернету", а там компьютерные игры "про войну", криминальная хро-ника с живописными сценами убийств, ну и описания всяческого оружия. Перехватывают телепередачи, а там хроники военных действий и все тот же криминал. Отправляют роботов-разведчиков и видят дымящиеся свалки, танки, уличные бои и прочие безобразия. Скажите, станут они с нами контактировать? Зачем им нужен контакт с цивилизацией с высокой сте-пенью агрессивности? Они подумают: "А не лучше ли наблюдать с безопасного расстояния, прикрывшись этой своей "шапкой-невидимкой"! Шкура целее будет". Сейчас повторяется то же самое. Только на месте пришельцев мы.
   - Антропоморфизируете реакцию инопланетян, Корнев.
   - Да? А кто сказал, что они рассуждают по-другому?! Пока они действуют вполне со-гласно земной логике, подчеркиваю, земной. А что, нет?
   - Кирилл прав.
   Это заговорил Ли.
   - То, что мы не военные, ничего не доказывает. Реакция на потенциальную опасность у нас ничуть не лучше.
   - За исключением наших ксенологов, - ядовитым голосом произнес Леруа с противопо-лож-ного конца стола.
   - Конечно, - немедленно парировал Барков - Если они будут в первую очередь думать о том, с какого бока лучше напасть на пришельца, то контакт никогда не состоится.
   Это была личная пощечина бравому "коммандос". Полковник сверкнул в ответ глазами и отвернулся. В комнате повисла вязкая тишина.
   Восстанавливать равновесие пришлось Сосновскому. Тихим, холодным, как лед тоном он произнес:
   - Насколько мне кажется, здесь не обсуждается мировоззрение конкретных членов на-шего экипажа. Мы не для этого здесь собрались. И здесь не посиделки, а совещание. Мы, в конце концов, не у тещи на блинах сидим.
   Последние слова профессор произнес, повысив голос. Он даже встал со своего места во главе стола.
   Немедленно воцарилась тишина. Сосновский посмотрел на Ньюмена, тот - на Баркова. Помощник командира экспедиции встал со своего места. Было видно, что он хочет что-то сказать. И он за-говорил.
   - Как говорил мудрый Соломон, каждый из вас прав. Прав по-своему. Но при всех небез-основательных обвинениях в ксенофобии контакт не состоится. По очень простой при-чине.... Задумайтесь над тем, что корабль пришельцев специально подготовлен для ведения военных действий. Почему? Значит, им наверняка есть с кем воевать. Едва ли речь идет о простых ме-рах предосторожности. Вспомним данные ментального сканирования. Речь идет о воспоми-наниях нескольких членов экипажа. И эти воспоминания свидетельствуют о том, что в Га-лактике происходят межзвездные военные конфликты. Готовы ли мы пустить войну на по-рог? Вы можете сказать: "А зачем кому-нибудь нас завоевывать? У нас не слишком много ценных природных ресурсов. Нет развитых технологий. "... Но можете ли вы быть уверены, что "чужие" посчитают так же? Я считаю, что контакт надо отложить. Земля должна быть готова. Готова даже к тому, что ответом на контакт станет война".
   Большинством голосов решение вопроса отложили до получения результатов экспери-мента Баркова. Эксперимент прошел, как и предполагали. Как только "Астра" была обна-ру-жена, инопланетяне привели в боевую готовность все свое оружие. Впрочем, чего бы они там ни боялись, земляне не собирались даже приближаться к пришельцам. Звездолет развер-нулся, и на полной скорости исчез в бездне космоса. Так прошел первый контакт с внезем-ной цивилизацией. И это оказалось совсем не похоже на столь любимые Кириллом раньше фантастические книги. Все задавались одним вопросом: а будет ли когда-нибудь второй?

СХВАТКА ВО ТЬМЕ

   Неудачный контакт, конечно, понизил моральный дух членов экспедиции, но программу все равно надо выполнять! Поэтому "Астра" продолжала лететь по маршруту. Одна из двух бывших звездных баз оказалась полностью разграблена. Неизвестные мародеры не особо це-ремонились, выдирая оборудование, что называется, с мясом. Проведенный анализ следов показал, что было это как минимум лет сто тому назад. Делать здесь было нечего, и звездо-лет полетел дальше.
   Последняя точка высадки перед возвращением на Землю оказалась прикрыта мощным пылевым облаком вперемешку с астероидами всех калибров. Что бы тут ни произошло за пятнадцать с лишним тысяч лет, это событие весьма неприятным образом сказалось на нави-гационной привлекательности маршрута. Командиру звездолета землян пришлось включить генераторы защитного поля на максимальную мощность. Тем не менее, в рубке то и дело за-вывали сирены, свидетельствуя о критических перегрузках защитных экранов. Зато развлек-лись артиллеристы, расстреливая из всех видов корабельного оружия особо крупные "ка-мушки". Самым загадочным было то, что во время таких "учебно-боевых стрельб" в космосе было зафиксировано несколько абсолютно ничем не спровоцированных взрывов, что наво-дило на крайне грустную мысль о минах- невидимках. В результате "Астра" летела с чере-пашьей скоростью, а космонавты, отстоявшие вахту, уходили с ходового мостика со страш-ной головной болью. Свободный же от вахты экипаж ощутимо нервничал. Количество обра-тившихся в медпункт за успокоительным увеличилось раза в два, а популярность видео-фильмов и компьютерных игр во столько же раз понизилась. Ньюмен мобилизовал всех теле-патов: одних на мостик для отслеживания потенциальных угроз кораблю, других для выявле-ния и наблюдения за особо нервными космонавтами. К счастью, Кирилл попал в пер-вую из команд и был избавлен от грязной работы.
   На четвертый день пылевое скопление было преодолено. В точку, где должна была нахо-диться база Древних, послали один из малых зондов. Поглазеть на передаваемую им кар-тинку в зал кают-компании собрался весь свободный от вахты экипаж. База представляла со-бой комплекс гигантских куполов. Но, как показывали данные сканирования, подземелья под куполами были куда больше самих куполов. Судя по информации, передаваемой зондом, внешние повреждения комплекса базы были весьма незначительны. С одной стороны, это было хорошо: можно отыскать ценные находки, с другой - грозило крупными проблемами, поскольку на базе могли все еще функционировать системы безопасности, а это предпола-гало неприятную перспективу того, что десантникам на практике придется применить весь объем полученных ими знаний.
   В конце концов, было принято решение, что к базе полетит "Стрела", а "Астра" оста-нется ожидать ее на безопасном расстоянии. Были сформированы десантные партии, каждая по пятнадцать человек. Командиром их партии был назначен непосредственно майор Янг. Ки-риллу поручили вести первую "пятерку", вторую возглавил Денисов, а третью - офицер по фамилии Дюпре. Единственный раз Кирилл этого десантника видел перед высадкой на Вэ-рисе, и он ему почему-то сразу не понравился. Бывает такое у человека: кто-то ему нравится с первого взгляда, а кто-то с первого взгляда не нравится. И часто человек, даже не может понять, почему. У Кирилла было несколько иначе: он ощущал какую-то опасность, связан-ную с французом. Но какую? Сейчас об этом задумываться было некогда.
   В просторном сером гроте ангара десантников уже ждали пять прижатых к полу стрело-видных аппаратов. Слышался гул и надсадный вой тестируемых двигателей. Черные змеи шлангов и питающих кабелей медленно втягивались в стенки отсека. Рампы посадочных шлюзов были опущены, но уже выли сирены предварительной готовности. Стоявший возле "их" "челнока" майор Янг приветственно махнул рукой. Захаров и Денисов появились сле-дом.
   - Ну, с Богом!
   - Будем!
   Три руки соединились в стремительном хлопке.
   Пять десантных партий погрузилась в десантные "шаттлы", но ворота портала ангара еще не были открыты. А пока глаза капитана привыкали к полумраку, царящему в са-лоне. Его команда ворочалась в противоперегрузочных ложементах, принимая позы поудоб-нее: мало ли, может, придется делать скоростной маневр уклонения, и тогда тот, кто не при-стег-нется и не устроится, как следует, рискует сломанными ребрами.
   Десантники не знали, что план высадки оказался под угрозой срыва. Дело в том, что район высадки предварительно был тщательно прочесан киберами - разведчиками. Инцидент произошел возле одного из куполов в южной части планеты, когда неизвестно откуда выдви-нувшаяся бластерная пушка чуть было не испепелила автомат. Автоматическое орудие было немедленно превращено в пыль, но сам факт обстрела выглядел весьма зловещим пред-знаменованием.
   На командном пункте разгорелась жаркая дискуссия. И все же было решено рискнуть.
   Наконец, гудение двигателя перешло в тихий вой, и по корпусу прошла слабая дрожь. Они стартовали. Летели недолго. Шаттл резко спикировал вниз. Перегрузки вжали десантни-ков в противоперегрузочные ложементы. Янг рывком застегнул шлем и взвел бластер.
   - Командирам "пятерок" проверить связь и готовность.
   - "Три - один" готов.
   - "Три - два" готов.
   - "Три- три" готов...
   Когда очередь дошла до Корнева, он нажал кнопку закрытия гермошлема. Щелчок извес-тил, что он окончательно отрезан от окружающего мира. Теперь проверить функционирова-ние приборов. Тест скафандра высветил на микромониторе, вмонтированном в стекло шлема, стандартные строчки показателей. Утоплена кнопка предохранителя на карабине. Оружие ответило тихим гудением. Порядок.
   - "Три- шесть" готов...
   - Соблюдаем радиомолчание до проникновения на объект. На объекте по возможности пользуемся жестами.
   - Да, сэр.
   - Отлично. Приготовиться.
   Серебристая стрела челнока затормозила возле одного из провалов, ведущих в подземе-лья базы. Впрочем, теперь она не была серебристой. Сначала маскирующее устройство окра-сило обшивку аппарата в черный цвет, потом, когда он приблизился к поверхности планеты, она окрасилась в странное сочетание серого и коричневого.
   Люки "челнока" открылись. Прозвучала команда: "Включить гравитаторы. Пригото-виться". Десантники один за дру-гим поднимались из кресел и шли к люку. Сам десантный аппарат продолжал скользить вдоль поверхности. Наконец раздалась команда: " Первая пя-терка, пошла!" Пять силуэтов скользнули в темноту. Потом пришла очередь Корнева. В темном проеме люка колюче-белыми точками светили далекие звезды. А внизу в трехстах метрах серой тенью плыла поверхность. Кирилл оттолкнулся и включил гравитатор.
   Поверхность резко прибли-жалась. Касание. Пальцы рефлекторно нажали кнопку, отклю-чающую двигатель. Хорошо, даже не напылил. Антиграв скафандра был отключен точно в момент, когда ботинки скафан-дра коснулись камня. Базальтовое плато. Древние знали, где разместить базу. Первая пя-терка скользнула к провалу. Из рук Янга вылетел и поплыл к дыре цилиндр автоматической камеры. Затем Янг поднял правую руку и махнул ею. Первая пятерка скользнула внутрь. Те-перь вторая. Корнев и Захаров одновременно прыгнули в провал, перекатились, водя ство-лами бластеров вдоль стен. Никого и ничего. Десантники двинулись вдоль прохода. В лу-чах инфровизоров изображение принимало какой-то ядовито-зеленоватый оттенок. Ничего, только каменная крошка. Десантники скользили все дальше, вжимаясь в стены.
   - "Три-шесть".
   От неожиданности Кирилл даже вздрогнул. Судя по голосу, вызывал Захаров. Капитан подошел к нему и посмотрел туда, куда показывала закованная в броню скафандра рука. Так, здесь уже побывали мародеры. Об этом свидетельствовала прожженная в бронированной двери дыра. Надо докладывать. Хотя, можно и обождать. Короткий жест рукой - и двое лезут в пролом. Потом один из них показывается из темноты. Все в порядке. Корнев впрыгнул в отсек. Когда-то тут был гараж или какой-то ангар. Помещение было большое и пустое...
   Первыми наткнулись на ловушку люди Денисова. Сначала в наушниках послышался не-ясный вскрик, а потом забористый русский мат, перемежающийся с помином сатаны, чертей, прочей нечисти и всех ее родственников.
   - В чем дело? Доложите обстановку! - в эфир ворвался обеспокоенный голос Янга.
   - Здесь "три-один". Ситуация под контролем, потерь нет. Общее предупреждение всем группам: имеются функционирующие ловушки. Будьте внимательны.
   Голос Денисова был спокоен, как всегда. А вот майор так спокоен не был.
   - Кто кричал? Подробно доложите обстановку.
   - Кричал сержант Петров. От неожиданности. Попробуйте не заорать, сэр, когда у вас не-ожиданно из под ног пол проваливается. Даю изображение.
   На вмонтированных в шлемы мониторах появилась картинка: посреди серых плит пола зияла дыра идеальной квадратной формы. Вернее, это была не совсем дыра. Когда показали вид сверху, то Кирилл заметил плиту, ничем не отличающуюся от остальных плит пола, ко-торая уже наполовину встала на свое место, а дальше не могла двинуться потому, что какой-то догадливый боец, очевидно, тот самый сержант Петров, заклинил механизм стержнем раз-рядника.
   - Очевидно, там датчик давления. Встал - и плита опрокинулась вниз. Там глубина где-то два метра. И еще какие-то стержни вертикально торчат. Наверное, что- то электрическое. Я спускал объектив на волоконном световоде и обнаружил какие-то провода.
   - Понятно. Всем соблюдать осторожность. В авангард отправить роботов.
   Предосторожность оказалась не лишней. Группа Корнева убедилась в этом буквально че-рез пять минут, когда спереди и сзади передового робота неожиданно словно из ничего ма-те-риализовались две прозрачных стены из материала, похожего на толстое мутноватое стекло. Эти "стены" перегородили весь проход, и робот бился между ними, словно неожи-данно по-павшая в закрытую банку оса. А затем стены начали двигаться, утаскивая свою жертву в не-ожиданно открывшийся в стене проем. Решение было принято мгновенно.
   Кирилл заорал: "Огонь!", и все начали осыпать ловушку ливнем лучей. А потом ярко сверкнуло, ударной волной всех расшвыряло в стороны, а когда десантники пришли в себя, то на месте ловушки обнаружили только развороченный участок стены и пола. Ни ловушки, ни робота. Парни переглянулись.
   - Похоже, что ловушка взорвалась, уничтожив робота.
   - Наверное.
   - Значит, это были не простые стены.
   Десантники сунулись в образовавшийся пролом. За ним была видна узкая комната, из ко-торой вел не менее узкий коридорчик, уходивший куда-то в бок. Первый же, кто туда су-нулся, чуть не спекся заживо в луче неизвестно откуда появившегося излучателя, и десант-ники решили не рисковать напрасно.
   Шансов сломать себе шею, в прямом и переносном смысле этого выражения, было более чем достаточно. Это они ощутили в полной мере, когда под одним из киберов сработал ме-ханизм "проваливающейся плиты". Робота вытащили, и теперь Рейнольдс мог проявить на практике свои технические знания. Глубина ловушки была вполне стандартной, два метра. Внизу точно из середины ее пола торчали пять полуметровой длины стержней черного цвета. Вид у них был весьма зловещий. Но еще более зловещим был вид оплавленного скафандра. Чужого скафандра. Генри отшатнулся, но потом взял себя в руки поднял забрало шлема за-щитной одежды чужака. На него глянул оскал черепа. Труп уже истлел. Остался лишь ске-лет. Дроздов, взглянув на тело, присвистнул.
   - Да он тут давно!
   - Что это его так?
   - Наверное, вот это.
   Капрал кивнул на черные стержни.
   - Я обнаружил идущий к ним питающий кабель. Разрядники уже вышли из строя, но сла-бые следы ионизации воздуха все равно есть.
   Между стержнями проскочила слабая искра. Кто-то выругался.
   Рейнольдс вылез, осмотрел механизм плиты.
   - Здесь тоже все ясно. Датчик давления и электромагнитный замок, соединенный с ком-му-никативным разъемом. Очевидно, сигнал с центрального компьютера одновременно от-клю-чает блокирующее устройство и включает механизм ловушки. В обычной ситуации по этой плите можно пройти и не догадаться, что под ней находится. Очевидно, включение этой штуки входит в стандартный механизм консервации базы.
   - Чтобы другие не шлялись где ни попадя в отсутствие уважаемых хозяев, - в который раз мрачно схохмил Захаров.
   Теперь двигались гораздо осторожнее. Нервы были на пределе. Произошед-ший затем случай многим показался курьезным, но это было потом... Они двигались по тем-ному кори-дору, когда сбоку послышался странный постукивающий звук. Все вскинули бла-стеры. По-том кто-то догадался направить свет на источник звука, и Кирилл не удержался от нервного смешка. Звук издавала какая-то жидкость, капавшая из дыры в трубе на что-то мяг-кое, похо-жее на кусок резины. Следом за капитаном приступ лающего нервного смеха охва-тил всю группу. Потом парни недоуменно переглянулись между собой, и смех разом пре-кра-тился.
   Некоторое время спустя они обнаружили дверь в еще один зал. Новое помещение оказа-лось забитым ка-кими-то механизмами. "Наверное, цех", - подумал Кирилл.
   - Командир, здесь уже побывали.
   Да. Их неизвестные предшественники- "археологи" здесь уже были. Вернее, по земным меркам их точнее было назвать не археологами, а грабителями могил. Над всем довлело одно и то же желание: побыстрее собрать нужные образцы и удрать подальше от этого места. То, что это желание было вполне объяснимо, земляне поняли только спустя некоторое время.
   А пока они разглядывали помещение со странным чувством, будто находились в осквер-ненном храме. Следы деятельности их предшественников были всюду: на стенах и полу ва-лялись обрывки кабелей, со стен свисали перекрученные куски труб, виднелись оплавленные кронштейны и следы вырванных "с мясом" креплений, в стройных рядах прикрытых про-зрачными колпаками непонятных механизмов зияли бреши, усыпанные обломками прозрач-ного пластика...
   Потом они видели много таких помещений. Побывавших на базе до землян существ явно интересовало только оборудование и механизмы. В жилых помещениях не было ни одного следа пребывания предыдущих незваных гостей базы. Избирательный интерес, что ни го-вори!
   Они двинулись дальше, оставляя отчетливые следы на покрытых густым слоем пыли и мелких обломков плитах пола. К счастью, такие же следы оставила и экспедиция чужаков. Теперь десантники прокладывали свой маршрут по чужим следам, справедливо полагая, что экспедиция пришельцев уничтожила хотя бы некоторые ловушки, а также оставила следы, которые могли бы указать на другие. Так и было. Несколько раз земляне обнаруживали на серых стенах черные пятна ожогов, следы оплавленного металла, куски непонятных меха-низмов, оплывших в бесформенные глыбы, разбросанные взрывом обломки. Над тем, что оз-начали несколько обнаруженных десантниками кучек пепла и обломков скафандров, зем-ляне предпочли особо долго не задумываться. Просто обошли эти места стороной в суевер-ном молчании.
   Корнев почувствовал опасность слишком поздно. Вернее даже не опасность, а смутное движение в одном из боковых проходов. Единственное, что он успел сделать, это крикнуть: "Назад, рассыпаться". А потом стена коридора над его головой расцвела ярко-белой вспыш-кой.
   Кирилл перекатился, с размаху ударившись о стену, и, морщась от боли, всадил на-вскидку луч в темноту прохода, раз, другой. Рядом в проходе что-то полыхнуло, и в на-уш-никах раздался жуткий визг, как будто там визжала недорезанная свинья. "Попал", - с ожес-точен-ной радостью подумал Корнев. А потом из похода, рассыпая в стороны снопы искр, вышел, подволакивая ногу и неуклюже пошатываясь, двухметровый бронированный монстр, словно сошедший с картинки художника - футуриста или из какого-то фантастического фильма. Че-шуйчатая броня, две пары рук-манипуляторов, которые вместо хватательных клешней-манипулято-ров оканчивались цилиндрическими блоками излучателей. Еще пара из-лучателей торчала по бокам кубической бронированной башки кибера - убийцы. Вооруже-ние дополня-лось двумя трубками электромагнитных метателей, крепившихся снизу механи-ческих рук, но, очевидно, они были пусты, иначе робот давно бы ими воспользовался и де-сантникам пришлось бы несладко.
   Теперь стреляли все.
   - Сдохни, собака, свинья... Умри! - вопил Поль.
   Машина уже не стреляла в ответ. Вот она замерла, покачиваясь из стороны в сторону, а за-тем резко опрокинулась на спину.
   - Ну и хохма, - кто-то выдохнул в микрофон.
   Парни начали подниматься, по привычке пытаясь отряхивать одежду, забывая, что они в ска-фандре. Но чувство опасности так и не отпустило капитана. Он не мог понять, в чем дело. Поглядел на робота, потом вокруг себя, и в его голове шевельнулась догадка.
   - Назад, всем назад! Быстрее, черт вас...!
   Едва все успели отойти на достаточное расстояние, как робот исчез в вспышке ослепительно белого пламени.
   - Что это?
   - Система самоуничтожения, - хрипло выдохнул Рейнольдс.
   А Захаров только головой покачал: "То ли еще будет".
   Чертыхаясь и сыпля более изощренными ругательствами, группа двинулась дальше. Здесь следов пребывания "археологов" практически не было. Очевидно, ловушки не дали за-браться им так далеко. В помещениях сохранилось нетронутое оборудование и снаряжение. Несколько помещений были явно жилые, о чем свидетельствовали столы, кресла и лежаки. Кирилл обратил внимание, какой идеальный порядок был в них, нигде никаких обрывков и обломков, все шкафы аккуратно закрыты, "кресла" придвинуты к стенам. Если такая акку-ратность в производственных помещениях и складах была вполне понятна, то для картины поспешного бегства в жилых комнатах все было слишком аккуратно расставлено. И нигде не одного следа личных вещей обитателей базы.
   Кирилл обернулся к Дроздову
   - Что скажешь, Виктор, не слишком похоже, чтобы их очень сильно торопили? Акку-ратно и чисто.
   - Да, эту базу не эвакуировали, а именно законсервировали. Видно, надеялись вернуться. И не вернулись.
   Снова коридор. Наконец, кончился и он. Все, тупик.
   - Нет, так быть не должно, - задумчиво проговорил Дроздов.
   Он огляделся по сторонам, снял с тележки какой-то прибор и с минуту над ним колдовал, глядя на зеленоватую картинку на мониторе. Потом испустил вздох облегчения.
   - Это не стена. Обычная запорная плита. Вон, видите, сканер.
   Действительно, из стены, почти у потолка, торчала какая-то коробка.
   - Сейчас он дезактивирован. Впрочем, он бы на нас и не отреагировал. Он считывает ге-нети-ческий код, а он у нас - наследие Атлантиды. И скафандры у нас Древних, с их ответчи-ками. Вот только мертв механизм!
   - Попробуем разбудить.
   - Без кодов доступа? Тут наверняка специальная процедура.
   Генрих полез за коробкой компьютерного зонда.
   - Ничего, справлюсь.
   Американец уставился на экран прибора, ожидая привычного мерцания огней, мигания столбцов цифр и диаграмм. Но монитор оставался девственно черным.
   - В чем дело? Что с машиной?
   - С ней ничего. Замочек-то у двери дохлый. Не работает компьютер управления. Так что надо открывать вручную.
   - Должен же быть какой-то механизм аварийного открывания, например, на случай обес-то-чи-вания базы!
   - Где-нибудь, может, и есть, - проворчал Костя
   - Подождите.
   Рядом возник Поль. Он провел рукой по панели двери, потом начал водить рядом, иногда легко постукивая по стене пальцами. Затем сел на корточки и начал сосредоточенно что - то тереть пальцами.
   Наконец, выпрямился
   - Есть.
   В стене, напротив которой пару секунд назад сидел алжирец, теперь матово светилась ме-таллическая панель с двумя отверстиями. Бывший легионер взялся за рентгеновский сканер, посмотрел на монитор. Хмыкнул.
   - Вот теперь все понятно. Два замка. Открываются стержневыми ключами сложной кон-фигурации. Ключи надо поворачивать одновременно, иначе будет "бу-бух"
   - Что?
   - Камуфлет там.
   - И что?
   - Надо делать ключи. Сделаю слепки, а потом по объемной компьютерной модели сде-лаю ключи. Можно на корабле, а если никуда не спешить, то можно и здесь.
   Десантники переглянулись. Потом один за другим утвердительно кивнули.
   - Делай.
   Бернар с видом фокусника, достающего из пустой шляпы живого кролика, начал извле-кать из глубин своего необъятного рюкзака разнообразные коробочки. Чего в них только не было: наушник с игольчатым микрофоном, миниатюрный рентгеновский сканер, маленький плазменный резак, набор штифтов, крючков и стержней самых немыслимых форм и конфи-гу-раций и даже портативный электрический горн размером с большие настольные часы.
   В общем, набор профессионального взломщика начала двадцать второго века. Последним на свет божий появился миниатюрный компьютер.
   И потянулись томительные минуты ожидания. Наконец, когда разведчики начали уже ворчать от нетер-пе-ния, Поль сказал: "Модель готова"
   - И что теперь?
   - А вот.
   Бернар жестом заправского факира извлек пару ключей. Вернее, на ключи эти штуки были похожи меньше всего - стержни с множеством выступов, впадин и палочек- отростков.
   Алжирец аккуратно вставил свои изделия в замочные скважины. Внутри что-то щелк-нуло, и крышка стала медленно подниматься. Но прежде чем она поднялась до упора, Костя кош-кой скользнул к пластине, сунул под нее руку и что-то дернул.
   - Вот теперь все.
   Парни переглянулись. Причем взломщик выглядел весьма пристыженным.
   - Как ты...?
   - Как догадался? Все-таки логика у землян и у Древних примерно одинакова. Особенно в вопросах всяких пакостей.
   Плита двери со скрипом и скрежетом уползла в стену. За ней располагались уже обычные двойные двери. За дверями была атмосфера, нетронутые помещения и немереное количе-ство вполне нормально функционирующих ловушек, ждущих своих потенциальных жертв. В этом разведчики убедились буквально спустя две минуты, когда во внезапно разверзшуюся яму в полу провалился робот. Черные стержни внутри этой ловушки функционировали вполне сносно, и разведчикам осталось только наблюдать, как бьющие из их вершин молнии испа-рили бедного кибера.
   Исследователи двинулись вперед, прощупывая каждый шаг. Несколько раз из стенных ниш неожиданно возникали цилиндры автоматических излучателей. И каждый раз происхо-дило одно и то же: десантники бросались врассыпную, вжимаясь в пол и стены, а кибернети-ческие установки, поводив дулами стволов из стороны в сторону, прятались назад в ниши, не сделав ни одного вы-стрела.
   Первым понял суть происходящего Рейнольдс.
   - Благодаря нашим скафандрам они принимают нас за своих.
   - Неужели все так просто?
   - Нет, я думаю, что в обычных условиях их сенсоры подают сигналы на центральный ком-пь-ютер и ожидают команды. Но либо команды не поступают, либо... Не знаю.
   Пришлось удовольствоваться таким шатким объяснением.
   Коридоры начали ветвиться, перемежаться с множеством других коридоров. Было за-метно, что экспедиция приближается к центру базы. Очевидно, здесь давно не сту-пала нога человека. Следы ботинок были отлично видны на полу благодаря толстому слою серой пыли. Пыль была видна везде. Кое-где из проржавевших труб сочилась какая-то жид-кость. Не-сколько раз десантники натыкались на висящие и валяющиеся на земле обрывки кабеля. Что их оборвало, бог весть. Исследовательская группа прошла уже несколько запорных плит, разделявших коридоры базы глухими переборками.
   Новая ловушка чуть было не оказалась для группы роковой. На попискивание в на-уш-ни-ках никто не обратил внимания, и, когда впереди из стены выдвинулся параболоид ан-тенны, похожий на распускающийся бутон цветка, это не произвело особого впечатления: "Ну, еще один автоматический излучатель!". Положение спас всегда бдительный сержант Захаров, за-метившей странное свечение "пестика" "цветка".
   - Ложись!
   Отработанные рефлексы сделали свое дело. Через долю секунды группа залегла, вжимаясь в пол и стены. Кирилл увидел, как от излучателя отделился оранжевый шар и поплыл в их сто-рону. Но плыл он как- то нехотя. И тут кто-то пошевелился. Шар ринулся вперед. Сверкнул чей-то меткий выстрел... и даже светофильтры не спасли глаза от мощной вспышки.
   - О черт, что это?
   - Кабы я знал. Спецы, что скажете?
   На базе видели изображение через индивидуальные камеры, смонтированные на шлеме ка-ждого скафандра.
   - Изображение очень нечеткое, но похоже на шаровую молнию.
   -Только этого не хватало. Всем замереть!
   Новый шар без колебаний полетел вперед, доплыл до стены, и стал тыкаться во все углы и неровности, как слепой щенок.
   - Ммать!
   - Заткнись, Захаров!
   - Надо сбить излучатель.
   Поль вскинул свою "базуку". Цилиндр бласт - гранаты полетел вперед и исчез в яркой вспышке.
   - Черт. Похоже на микроволновое излучение. Тот, кто попадет в зону действия генера-тора, мгновенно поджарится!
   - Вижу. Давай лучом.
   Но теперь разведчикам стало не до этого. Непонятное устройство стало плеваться в сторону противника целыми стаями молний, и, чтобы уберечь себя, их пришлось расстреливать на подлете. Меньше всех повезло роботам. Два из них превратились в оплавленные глыбы ме-талла.
   Идея возникла у Дроздова.
   - "Р3" вперед.
   Один из роботов сопровождения неожиданно включил антиграв и ринулся прямо в то место, где барьер странного излу-чения перекрывал проход. Яркая вспышка. На сканерах было видно, что поле на мгновение погасло. Захаров вскинул метатель. Вспышка, и "цветок" лег лепестками вниз на пол. Ос-тальные десантники хорошо "поджарили" те места в стене, где мог находиться микроволно-вый излучатель.
   - Все, можно двигаться, - скомандовал Кирилл, хотя его не покидало ощущение, что это не последний сюрприз.
   - Не так быстро, - остановил Рейнольдс, что - то напряженно изучая на мониторе своего сканера.
   Затем он взял тяжелый метатель и зарядил его гранатой, предварительно вынув из нее взрыватель. Все с интересом следили за его манипуляциями. Оружие выплюнуло серебри-стый огурец заряда в ту сторону, где раньше находилась ловушка. Треск, мгновенная вспышка и снова темнота.
   - О господи, а это еще что?
   - Вот, командир.
   На экране сканера были видны какие-то странные зеленоватые нити, несколькими крестооб-разными "стежками" перекрывающие коридор чуть позади обломков излучателя.
   - Что это?
   - Какие-то силовые линии. Любое материальное тело, задевающее одну из линий, сгорает.
   - И как это отключить?
   Генри пожал плечами.
   - По-моему, только взорвав генераторы.
   - Ну-ну, а если еще сюрприз?
   - Не знаю, иначе не пройдем.
   - Где источники?
   - Вот и вот.
   Несколько точек на экране замигали красным.
   Кирилл повернулся к Захарову. Тот кивнул.
   - Дезинтегратор
   Захаров поднял вверх большой палец на правой руке - понял.
   Выстрел был практически незаметен. Просто по стене в одном, а затем в другом месте прошла рябь, в воздухе сверкнуло что-то типа дуги электрического разряда, и все кончилось.
   Корнев посмотрел на бывшего "зеленого берета". Тот показал: "Все о,кей".
   Теперь наученные горьким опытом десантники, перед тем как свернуть за изгиб кори-дора, метнули туда обломок стены... и услышали знакомый треск.
   - Очаровательно.
   Позже выяснилось, что подобные барьеры преграждали путь практически на всех изги-бах коридора, а также перед опущенными запорными плитами.
   Впрочем, десантники уже научились их обнаруживать, слегка изменив калибровку пер-сональных сканеров - заслуга Рейнольдса.
   Наконец, все остановились: дальше прохода не было. Впереди была пропасть где-то шес-тиметровой глубины. Внизу возвышались какие-то кубы, колонны и цилиндры. Оче-видно, это был машинный зал.
   - И куда дальше? Ни лестницы, ни чего бы то ни было еще!
   Между разведчиками разгорелся спор. Роль скептика взял на себя американец.
   - Тут, наверное, был мостик. Но сейчас его нет.
   - Вон он, вернее, то, что от него осталось. Остальное втянуто в стену.
   - Должен же быть где-то пульт управления?
   - Не советую. Панель, скорее всего, заблокирована с центрального компьютера на время консервации. Если ты, Коста, попытаешься ее вскрыть, тебя наверняка будет ожидать сюр-приз.
   - Так что, перелетать на антиграве?
   Поль двинулся к краю мостика, заглянул вниз, потом протянул руку к миниатюрному пульту управления гравитатором. И тут Корнев, очутившийся рядом, услышал в наушниках знако-мый писк.
   - Стойте. Запустите лучше камеру.
   Предложение последовало вовремя. Точно над серединой зала автомат неожиданно резко спикировал вниз. Но упасть не успел, поскольку был испепелен разрядом высунувше-гося из казавшейся монолитной стены излучателя.
   - Все ясно?
   - Куда ясней, - уныло пробормотал Константин.
   Надо было решить, что делать дальше. "Стрела" уже напоминала о себе металлическим басом автоинформатора:
   - До момента возврата - тридцать минут.
   - Все, хватит, пора закругляться, джентльмены.
   И тут Генри осенила мысль:
   - А почему бы нам не попробовать запеленговать компьютерный центр связи по комму-никационной сети одного из излучателя?
   - А если там защитная программа?
   - Рискну в одиночку, - упрямо мотнул головой бывший "зеленый берет".
   - Без согласия Центра я тебе такого разрешения не дам, - не менее упрямо заявил Кирилл.
   - Хорошо, - Рейнольдс пожал плечами и отошел в сторону.
   Леруа, вопреки тайным надеждам капитана, считавшего затею техника- капрала абсолютно безумной, такое разрешение дал...
   Операция, несмотря на мрачные ожидания командира, прошла успешно. Рейнольдс при помощи "Джинна" и своего сканера отследил направление сигналов, идущих от сенсоров излу-чателя, и запеленго-вал место нахождения командного центра базы.
   Теперь можно было возвращаться. Путь назад шел уже по разведанным помещениям. По-этому никаких ЧП по дороге не возникло.
   Когда они вылезли из щели, их уже ожидал Денисов. Но здесь происходило что-то стран-ное. Во-первых, у Денисова в группе было пять человек. Сейчас же вместе с Сашей было только два десантника. Во-вторых, вместо привычного приветствия лейтенант только су-мрачно кивнул. Кирилл почувствовал неладное. Не было третьей группы, которой коман-до-вал Дюпре. И не было Янга с его пятеркой "волкодавов".
   Захаров, было, попытался броситься к Александру с вопросами, но тот лишь отмахнулся.
   В это время к поверхности планеты стремительно спикировала гробообразная тень. Ки-рилл посмотрел на прибывший аппарат, и у него вырвался возглас изумления: это был тяже-лый десантный бот. На "Стреле" их был всего несколько. Не успел челнок опуститься на по-садоч-ные опоры, как из фюзеляжа выпрыгнуло человек двадцать десантников. Причем чет-веро во-локли на себе контейнеры реанимационных капсул. Вновь прибывшая группа, не об-молвив-шись ни с кем ни словом, включила гравитаторы и ринулась куда-то в сторону.
   Вот теперь Кирилл запсиховал ни на шутку
   - Может, объяснишь мне, что происходит?
   Денисов посмотрел на него и покачал головой.
   - Дюпре влип. Попал в ловушку. Один человек погиб. Янг ринулся выручать и тоже за-вяз.
   Подробности Кирилл узнал уже на базе. Дюпре оказался слишком самонадеянным и пре-неб-рег предупреждением телепата группы о приближающейся опасности. В результате группа оказалась зажата между "стенами-ловушками" и генератором управляемых молний. Когда же группа все же попыталась прорваться, то наткнулась на решетку из лучей инфра-красных лазеров. Первый, кто "влип" в эту своеобразную лучевую паутину, попал помимо лазерных лучей еще и под поток жесткого излучения. Защита скафандра не выдержала. А за-тем к об-стрелу присоединились несколько автоматических излучателей. Как оказалось, группа Дю-пре, сама того не зная, подобралась слишком близко к помещению командного центра базы Древних. Очевидно, здесь обычного сигнала опознавателя скафандра для про-хода было не-достаточно.
   Так или иначе, но земляне оказались в кольце. Шедшая на помощь группа Янга для на-чала чуть не напоролась на неожиданно вылезшую из пола щетину шипов-разрядников, по-том на генератор какого-то непонятного поля (группа лишилась одного робота, "спекше-гося" в этом поле), а потом началось все то же, с чем столкнулся и француз. Но янки ока-зался зна-чительно умнее и опытнее, а потому обошлось без жертв.
   Возвращения спасательной партии группы Корнева и Денисова ждать не стали. Посту-пила команда, и десантники погрузились в шаттлы. Все, домой!
   "Разбор полетов" был на следующий день. Дюпре сидел мрачнее тучи, угрюмо изучая по-толок: перед совещанием ему объявили о дисквалификации и лишении права командовать группой. Все же, основную часть совещания заняло обсуждение дальнейших действий.
   Начал дискуссию командир экспедиции. Вид у Ньюмена был озабоченный.
   - Как вы поняли, база не беззащитна. Выявлено несколько типов ловушек. Внимание на экран.
   На мониторах возникло изображение.
   - Итак, существует три типа ловушек: пассивные, в виде проваливающихся плит, барье-ров из силовых линий, микроволновых излучателей и инфракрасных лазеров, разрядников, грави-тационных ловушек; полуактивные, в виде "прозрачных стен" и радиационных излуча-телей; и, наконец, активные, в виде автоматических излучателей и генераторов управляемых мол-ний. Кроме того, разведывательные группы наткнулись на двух боевых роботов. Так?
   Присутствовавшие офицеры дружно закивали.
   - Как показал опыт первой попытки овладеть базой, наличие опознавателей "свой - чу-жой" на скафандрах не гарантирует успеха. Ваши соображения, господин Накамура?
   Японец встал, поприветствовав собравшихся чем-то типа легкого поклона, откашлялся.
   - Как мне кажется, самая лучшая версия у господина Рейнольдса.
   Кончики ушей американца заметно покраснели. А профессор продолжал.
   - Капрал обратил внимание на то, что пассивные ловушки реагируют на сигналы про-стей-ших сенсоров. И, если иметь простую карту базы, то в них не попадешь. То есть, "свои" по логике в них попасть не могут. Кроме того, я думаю, что наличие специального опознава-теля наверняка отключило бы ловушки барьерного типа.
   - Теперь о "полуактивных" и "активных" ловушках. По нашему мнению, их задача "от-фильтровывать" незваных гостей. И только в непосредственной близости от командного центра связи они работают в ином режиме.
   - Поясните, пожалуйста.
   - "Полуактивные" ловушки предупреждают идущих о своем присутствии специфиче-ским звуковым сигналом - "писком". Мы считаем, - снова кивок в сторону Генри, - что это сигнал истребования специального пароля. Автоматические же излучатели начали подавать такой сигнал только в непосредственной близости от командного центра. Если до этого, по мне-нию Рейнольдса, они отправляли сигналы своих сенсоров на командный пункт, то непо-сред-ст-венно возле командного центра защитные системы работают в автономном режиме...
   - ...Что создает ряд проблем.
   - Да.
   Ньюмен криво улыбнулся уголками рта.
   - Ну вот. Вы все слышали. Задача очень трудная. На корабле есть так называемая "золо-тая императив-карта". Почему Древние оставили ее на "Астре", мы не знаем. Воз-можно, специ-ально. Мы нашли эту информацию в памяти "Альгмара". Но мы не смогли ею восполь-зо-ваться. Либо выведена из строя система внешней связи, либо поврежден сам цен-тральный компьютер базы. Предложения?
   - Древние должны были предусмотреть такой вариант.
   - Думаю, что да. И что?
   - Скорее всего, это специальный ход от поверхности. Он должен реагировать на "золо-тую" карту.
   - Вот только вход в него хорошо запрятан. И наверняка есть несколько ложных ходов и система защиты. Придется пробовать идти в обход. Леруа?!
   - Работать будем партиями по десять человек. Каждая партия делится на две пятерки. Вторая идет в тридцати метрах от первой и должна прийти ей на выручку, если та попадет в засаду.
   - Есть вероятность наткнуться на патрульных роботов.
   - Вам их всего два попалось.
   - Возле командного центра может быть специальный резерв.
   - Логично. Пустим впереди группы штурмовых роботов. И не забудьте использовать па-роль.
   Штурмовые роботы представляли из себя родных братьев того сторожевого меха-нического монстра, на которого группа Кирилла вчера наткнулась на базе, однако их воору-жение дополняли мощные фронтальные защитные экраны, предназначенные для защиты идущих вслед за роботами пехотинцев, а также две спаренные пусковые установки. В поход-ном положении они крепились за спиной в своеобразном горбу, а когда нужно было стре-лять, то они выдвигались над плечами.
   На этом обсуждение закончилось. Когда люди начали расходиться, к Кириллу подошел Янг.
   - Ты в норме?
   Это было сказано так просто и странным образом тепло, что Кирилл удивился. С Робертом у него никогда особо близких отношений не было. И он просто кивнул.
   - Ты уверен? Поведешь боевую десятку.
   Ничего себе! Вот этого он не ожидал.
   - Сэр?
   От неожиданности Кирилл перешел на официальную форму обращения.
   - Пора. Ты можешь.
   Короткая фраза, сказанная спокойным тоном, как будто майор не знает, что она для него значит. И такой же короткий ответ:
   - Есть!
   А потом было топание ног по коридору, ведущему в ангар десантных "челноков", и едва ощутимое похлопывание ствола тяжелого излучателя по бедру. Щитки скафандров закрыты, и по-тому окружающее пространство казалось чуть темнее, чем обычно. Шаттл принял их в свое чрево и понес к планете. Пора успокоиться. Впереди работа.
   Никто не ожидал сюрпризов на уже пройденном участке. Поэтому десантники слегка рас-слабились, и зря. В какой-то момент они ошиблись развилкой коридора и попали в не-зна-ко-мый сектор. Здесь было светлее, чем в других местах базы. Свет давали странные све-тя-щиеся не то знаки, не то изображения на стенах. Здесь они были зеленоватые, и это по-чему-то да-вило на глаза. Неожиданно Кирилл почувствовал чье-то постороннее присутствие. Нечто на-блюдало за ними с холодным равнодушием. Именно это холодное равнодушие и в то же время странная напряженность ожидания окатили Корнева словно ледяной душ.
   - Замереть, осмотреться.
   Откуда-то из дыры в потолке выхлестнул клубок толстых черных не то проводов, не то щу-палец. По их серебристым наконечникам то и дело пробегали странные искры. "Щупальца" развернулись во всю длину и стали хлестать по воздуху, пытаясь отыскать фигуры в ска-фан-драх. В этих хаотичных движениях чувствовалась немая угроза. Земляне бросились в сто-роны, пытаясь избежать хлещущих ударов и при этом отстрелить пару-другую черных хлы-стов. Но один человек не успел. И теперь этот десантник лежал на полу, пытаясь удер-жать серебристый наконечник щупальца, рвущийся к его груди. И Кирилл почувствовал, что если это странное не то существо, не то устройство доберется до парня, то того уже ничто не спа-сет. Корнев цапнул рукой то место, где на поясе висел силовой клинок. Рукоять при-вычно легла в ладонь, обтянутую перчаткой скафандра, с тихим гудением вышла голубовато светя-щаяся в темноте полоса поля - клинка. Капитан сконцентрировался, а затем резким ку-выр-ком метнулся вперед. Клинок, как змея, вился вокруг тела десантника с такой скоростью, что движений не было видно. Казалось, что вокруг стремительной серебристой тени Кирилла образовался голубоватый купол света. А позади валились на пол обрубленные черные змеи щупалец. Так он перекатился на противоположную сторону. Одним быстрым движением ра-зогнулся. Черные хлысты ринулись к нему, но он взмахом клинка отсек несколько серебри-стых жал, а потом ловким сальто назад ушел от остальных. И, также неожиданно сгруппиро-вавшись, колобком катнулся в самую гущу черных змей, стремительно распрямился, как спущенная пружина, подпрыгнул, оплетая клинком послушное тело,... и весь пук щупалец разом обрушился вниз. Корнев усмехнулся, взметнул клинок в салюте и, выключив, вернул на пояс.
   - Шоу окончено.
   И тут он обратил внимание на лежащего десантника. Тот лежал неподвижно. Только те-перь Корнев понял, что это Бернар. Рядом с телом уже стоял доктор группы.
   - Без сознания. Надо срочно эвакуировать.
   Так группа понесла первую потерю.
   Потом все обратили внимание на остатки монстра, с которым они только что сражались.
   - Что это за дьявольщина?
   Черные хлысты валялись на полу, из отрубленных концов сочилась какая-то маслянистая жидкость.
   - Да, странная штука. Это, - Дроздов ткнул пальцем в щупальце, - похоже на органиче-скую ткань, но вот это - кивок на серебристый наконечник - явно какой-то механизм.
   - А чего гадать, - произнес Денисов. - Проверим.
   Потом отдал команду одному из роботов, и тот выволок из отверстия в потолке нечто кош-марное. Нервные и мускульные ткани здесь переплетались с волоконными световодами и пластинами чипов, а откуда-то из недр стены ко всему этому шли жилы питающего и ком-муникационного кабеля.
   Кто-то аж присвистнул от изумления.
   - Ну и ну! Биоробот.
   Образцы, как и положено, аккуратно собрали в мешки. И снова медленное продвижение по коридорам, проваливающиеся плиты, невидимые лучи, микроволновые излучатели-ло-вушки, которые десантники метко окрестили крысобойками...
   Робот авангарда попался между неведомо откуда возникшими "прозрачными стенами", но на этот раз картина была несколько иной: вместо ощущения плотного мутного стекла была какая-то молочная дымка. Кто-то решил повторить позавчерашний эксперимент и вы-стрелил в "стену" из тяжелого бластера. Все рухнули на пол, но взрыва не последовало, только тихий треск электрических разрядов- молний, огненными змейками ползающих по стене и полу. Освобожденный кибер, пошатываясь и надсадно визжа сервоприводами, занял свое место в походном строю.
   - Интересно... А ну пошли, посмотрим!
   Двое ринулись к тому месту, где была ловушка. Никакой прозрачной стены не было, вместо этого над полом висели обрывки сетки, сплетенной из нитей какого-то зеленоватого металла. Кое-где в ячеях сети по-прежнему светилось что-то похожее на толстое стекло. Сеть пред-ставляла собой что-то типа клетки без одной стенки, примыкавшей к нише, в которую все это хитроумное устройство судорожно пыталось уползти.
   - Вот тебе и стена! Поле!
   Десантник ткнул стержнем разрядника в оставшийся фрагмент "стекла", и тот с треском исчез.
   - Навыдумывали же всякой...!
   Теперь секрет еще одной ловушки был ясен, хотя толку от этого было мало.
   Чем дальше двигались разведчики, тем труднее было двигаться. Автоматические излуча-тели открывали огонь без предупреждающего писка, а от управляемых молний спасали только фронтальные экраны роботов. Но генераторы киберов постепенно разряжались, и не-сколько раз группе приходилось останавливаться в ожидании, пока они подзарядятся. А про-ходы становились все уже и уже, что было вполне понятно: узкие коридоры легче защищать. Никаких дверей, ведущих в другие коридоры и комнаты, не было, а если были, то идеально замаскированные от постороннего взгляда. Иде-альная мышеловка! Им остался всего один поворот, за которым начинался узкий коридорчик, ведущий к ко-мандному центру базы, ко-гда началось настоящее светопреставление. Хорошо, что десант-ники пропустили вперед ро-ботов. Впереди вспыхнул голубоватый щит силового экрана, из-под прикрытия которого от-крыли огонь сразу четыре излучателя: на потолке, полу и боко-вых стенах. Сверху метнулись уже знакомые черные щупальца. Эти устройства расстреляли и двинулись дальше. Но оказа-лось, что финишный участок им просто не пройти: навстречу хлестнул настоящий огненный ливень, заставив землян искать укрытия. Проход сторожили с десяток автоматических излу-чателей и штуки четыре молниемета. Кроме того, впереди ше-велилась стена из черных хлы-стов. В инфровизор было видно, что весь коридор исчеркан инфракрасными лучами и зеле-новатыми силовыми линиями. Еще дальше по проходу терпе-ливо ожидали три микроволно-вых генератора, насыщая воздух смертоносным излучением. А позади всего этого "велико-лепия" десантников ждали три механических человекоподоб-ных монстра.
   - Уходим, - выдохнул Янг.
   Вражеские роботы отделились от дальней стены и двинулись к незваным гостям.
   То, что произошло дальше, запомнилось Кириллу в виде отрывков. Неожиданно коридор перекрыла пара уже знакомых "прозрачных стен", отсекая первую пару десантников. Пер-вый застрял между "стенами", а второй... Что произошло со вторым, тогда никто так и не понял. Просто все увидели, как фигуру в скафандре, словно игрушку, подкинуло в воздух, а потом с размаха впечатало в стенку коридора.
   - Не стрелять!
   В любом случае было уже слишком поздно: ловушка наполовину скрылась в открыв-шейся в стене нише, унося за собой безвольное тело человека в скафандре.
   - Дьявол!
   Все молчали. Потом подскочили к раненному, бессильной тряпичной куклой полулежа-щего у стены.
   - Кома.
   - Срочная эвакуация!
   - Установить отсутствующих.
   - Сэр, отсутствует Пауль Кремер.
   - Понятно.
   Высокая широкоплечая фигура Янга застыла словно статуя.
   - "Два- девять" прием. Кремер, прием!
   - Пауль, отзовись! Пауль!
   Слова отдавались в ушах механическим бездушным эхом...
   Совещание собрали через час после возвращения десанта. Ньюмен стремительными ша-гами мотался взад-вперед вдоль стены комнаты для совеща-ний, словно тигр, запертый в клетку.
   - Мы не можем больше рисковать людьми, - цедил сквозь зубы адмирал.
   Слова падали в тишину комнаты гулкими всплесками, словно камни в стоячую воду.
   - Но сэр, там остался Кремер.
   Адмирал резко остановился, словно споткнувшись о невидимое препятствие, посмотрел на офицера долгим тяжелым взглядом, но ничего не ответил.
   - Ваше мнение, Леруа.
   Полковник сделал судорожное движение кадыком, словно пытался проглотить застряв-ший в горле ком, мешающий ему говорить, откашлялся.
   - Дальнейшие попытки установить контроль над базой приведут к неоправданным поте-рям. Мы не можем рисковать людьми из-за одного человека.
   И тут встрепенулся Янг.
   - Мы не можем оставить парня на произвол судьбы. Возможно, он все еще жив. Мы не можем бросить его там одного умирать!
   Полковник молча качал головой. И тут американец пустил в ход последний козырь.
   - Раньше, полковник, вы поступали иначе. Вспомните тот случай в Таиланде! Мы равня-лись на вас. Что с вами стало, сэр!?
   При упоминании о Таиланде Леруа густо покраснел, глаза засеяли опасным огоньком... и все прекратилось. Перед собравшимися сидел старый усталый человек.
   - Вы спрашиваете, что изменилось, майор? Слишком многое! Я был молод, и раны зажи-вали на мне, как на собаке. Я еще не знал, каково родителям получать казенные конверты с извещением о гибели сына. С тех пор я видел слишком много смертей. Слава создателю, вы-бор не за мной!
   Все собравшиеся сидели, словно окаменев, боясь даже шелохнуться. Только Барков, вперя взгляд в стол, мерно постукивал костяшками пальцев о столешницу. И никто не смел его ос-тановить, хотя этот мерный дробящий нервы стук уже всем порядком действовал на нервы.
   - А вы что скажете, Георгий?
   Стук прекратился.
   - Мы должны спасти парня, хотя бы попытаться. Это наш долг.
   Взгляд Сосновского скользнул по собравшимся, затвердел. А потом бас профессора загрохо-тал, словно гром
   - Мне стыдно за вас, распустили нюни! Вы что, на прогулку летели? В экспедиции мо-жет быть только один принцип: один за всех и все за одного! А вы! Бабы!
   Профессор рубанул рукой воздух.
   Все заговорили хором... пока Железный Джек не грохнул со всей силы своим кулаком по столу.
   - Хватит! Тут совещание, а не вечеринка. По очереди и без крика, а то вышвырну, как щенков!
   Этого никто не ожидал. Воцарилось молчание. Потом все заговорили снова, но уже строго в порядке очередности.
   - Мы должны дать парню шанс, - басил Вольф.
   Ну, от этого ничего другого Кирилл и не ожидал, все-таки он и Пауль пять лет вместе слу-жили в ГСГ 9 - немецкой элитной антитеррористической группе.
   А вот Ли его удивил:
   - Слишком высок риск, надо все хорошо просчитать.
   Дискуссия затягивалась. Удивляло поведение Денисова, хитро поглядывающего на своего друга. Было такое ощущение, что лейтенант знает что-то неизвестное никому из собрав-шихся, в том числе и Кириллу. Корнев попытался установить с Сашей ментальный контакт, но наткнулся на барьер ментальной защиты. Зато капитан заметил сидящего с самого края Генри Рейнольдса, которому в силу своего капральского звания делать на совещании было просто нечего. Неужели у Денисова есть идея, как вызволить попавшего в капкан развед-чика?
   Тем временем Александр поднял руку, прося слова. Адмирал кивнул.
   - Ну!
   - Господа, мы провели небольшой анализ создавшейся ситуации.
   Лейтенант кивнул в сторону Генри.
   - Мы с достаточной точностью смогли определить конструктивное назначение ловушки, известной как "прозрачные стены"...
   - И?
   - Мы считаем, что данный вид ловушки предназначен для захвата пленников. Таким об-ра-зом, с большой долей вероятности можно предположить, что Кремер жив.
   Александр скосил взгляд на профессора, тот еле заметно кивнул. "Значит, Сосновский знал, но хотел посмотреть, как поведут себя остальные, в том числе и командир экспедиции, - сде-лал вывод Кирилл. - Что за иезуитские игры?".
   - Тогда как вы объясняете молчание Кремера?
   - Во-первых, Пауль мог быть без сознания. Во-вторых, главная особенность ловушки - это индуцируемое ею поле. Телеметрия от попавших в ловушку роботов то же не принима-лась, несмотря на то, что роботы еще функционировали.
   Морщины на широком лбу адмирала разгладились, плечи распрямились, словно с них свалился невидимый, но тяжелый груз.
   - Ну, хорошо, готовьтесь. Но пойдут только добровольцы!
   В добровольцах оказалась половина всего отряда десантников. Отобрали человек тридцать. Кириллу снова доверили вести одну из пятерок. Состав в основном знакомый: Дроздов, За-харов, Рейнольдс, плюс два новичка: смышленый сержант Петров, обманувший ловушку во время первой попытки штурма базы, и Бро-уди, бывший боец американской антитеррористи-ческой группы "Дельта"...
   И снова уже набившие оскомину коридоры. В пятый раз медленно двигались, ощетинив-шись во все стороны стволами излучателей. Сюрпризов не было. Все-таки за время двух предыду-щих попыток парни изрядно постарались. За собой разведчики волокли несколько тележек сканирующей аппаратуры. Транспортные роботы плыли, чуть покачиваясь в воздухе на не-видимой подпорке гравитационного поля.
   - Надо искать пустоты в стене. Из того, что мы видели в обезвреженных ловушках, можно сделать вывод, что в стенах, смежных с ловушкой, есть своеобразная камера для за-держания пленных. С этой камерой связан коридор. Надо же охране как-то извлекать плен-ных! Скорее всего, это будет потайная дверь.
   - Потайная дверь, потайной коридор, как все это искать, черт побери?!
   - Хороший вопрос. Попробуем.
   Кирилл оборвал словопрения.
   - Хватит трепа. Мы не попробуем, мы сделаем. Вы, видимо, забыли, что там не сокро-вища Древних, там такой же, как мы, человек. Он ждет нашей помощи. А потому любой, кто вякнет без дела, схлопочет от меня по морде! Все поняли?!
   Десантники дружно закивали в ответ.
   И снова началась гонка. Несколько раз разведчики обнаруживали в стенах пустоты. И столько же раз оказывалось, что это или пустые помещения, или ходы, оканчивающиеся ту-пиками, или хитрые ловушки. Впрочем, в них попадались только роботы.
   Пауля обнаружили случайно. Лернер, специалист по электронике, засек источник энер-гии там, где по показаниям приборов за стеной была пустота. А потом уже среагировал био-ска-нер. Объект, кем бы или чем бы он ни был, находился в двух метрах по ту сторону стены. Лица у десантников заметно повеселели.
   - Ну что, рванем стеночку?
   - Лучше уж бластером.
   - Не стоит, тут, кажется, магнитная защита. Получим рикошетом.
   Янгу, наконец, надоело слушать по рации бойскаутский треп.
   - Рейнольдс, попробуй установить связь. Лернер, объемное сканирование.
   - Есть.
   Когда через минуту Генри выключил терминал управления, его лицо было уже не таким веселым.
   - Сэр?!
   Разговоры мгновенно стихли.
   - Да, капрал.
   - Связь установлена. Это скафандр Кремера. По данным биотелеметрии Кремер без соз-на-ния.
   - Плохо. Данные сканирования? ... Так, ну что же, бластеры использовать нельзя, взры-вать тоже. Но у нас есть штука получше. Всем отойти!
   Майор активировал силовой клинок и резко, с оттягом, рубанул зеленоватой полосой пла-мени по ничем не примечательному участку стены. По стене разбежалась голубоватая се-точка миниатюрных молний-разрядов, и казавшийся монолитным кусок рухнул, отделив-шись от остальной части гладкой серой поверхности. В открывшемся проходе лежало, скрю-чившись, тело Кремера. К тому тут же подскочил доктор, включил диагност.
   - Все в порядке, он жив.
   По эфиру пронесся дружный вздох облегчения. Кислорода в болонах скафандра остава-лось всего на полчаса.
   Кремера отправили на корабль и устроили совещание.
   - А может попытать счастье? - предложил Лернер.
   - Вам одного погибшего мало? Хватит партизанщины!
   - А все-таки... У нас есть три системы безопасности. Одна отключается правильным сигна-лом ответчика скафандра, вторая - наличием специального пароля по активному за-просу, но есть и третья. Раз мы не слышим запрос, то, возможно, что она пассивная. Пропус-кает всех, кто имеет специальный пропуск. Если верить сканированию, то отсюда на поверх-ность можно выйти только через специальные аварийные ходы, которые надежно заблокиро-ваны. Значит, чужой может попасть внутрь только через строго ограниченное число коридо-ров, прикры-тых системой безопасности "два".
   Янг был профессионалом высочайшего класса, а потому понял мысль израильтянина с полуслова.
   - То есть ты считаешь, что этой системе безопасности номер три требуется только допол-ни-тельный сигнал, подтверждающий полномочия на вход в зону командного центра.
   - А именно "золотая карта"!
   - Но ведь мы исходили из того, что сигнал должен поступить прямо на командный центр.
   - И вы думаете, что они не защитили тайный ход? А если ход завален или по другим при-чинам вышел из строя? "Золотая карта" или пароль расконсервации базы - вот что нужно, чтобы отключить последний уровень охраны базы.
   - Но ведь у нас были копии ключа? Они не сработали.
   - Значит, или было слишком рано, или не работали приемники... или мы еще чего-то не учли.
   - Попробуем еще раз.
   Они попробовали после того, как к десантникам подошла помощь в лице группы специали-стов во главе с Дроздовым.
   Того тут же осенила счастливая мысль.
   - А что, если код должен быть активирован строго в определенном месте.
   - А как его установить?
   - Помните, как попались парни Дюпре, а потом Кремер? Они прошли определенное рас-стояние, наткнулись на последний рубеж защиты, спасовали и попробовали вернуться назад. И тут оказались в ловушке.
   - То есть вы думаете...?
   - Угу. Думаю! Я считаю, что где-то на расстоянии между ожидающей ловушкой и послед-ним рубежом есть приемное устройство.
   - Надо проверить все записи, которые велись во время попытки Дюпре и моей группы. Центр знает о вашей гипотезе?
   Археолог криво усмехнулся.
   - Да, профессор Сосновский мобилизовал всех специалистов, и там уже три часа разби-рают на составные всю телеметрию и остальные записи. А нам остается только ждать.
   Ждать оставалось час. Догадка оказалась верной. Инженеры вычленили сигнал запроса, и в нужный момент робот включил опознавательный код. И тут же, как по волшебству, ис-чезли лучи-барьеры, спрятались в стены цилиндры излучателей, а в коридорах начал зажи-гаться свет. Зажигался он далеко не везде, кое-где лампы мерцали и гасли, кое-где взрыва-лись с ог-лушительным треском. Это было не удивительно после нескольких тысяч лет спячки. Уди-вительнее было другое - база просыпалась.
   Они стояли посреди огромного зала, усеянного пультами и креслами управления, экра-нами и кругами голографических проекторов. Они стояли и не верили такой простой мысли: "Все-таки мы это сделали. База наша, мы победили!"
   Вечером того же дня они хоронили Пита Тернера, того самого парня из группы Дюпре, который погиб при штурме базы Древних.
   Все одели парадные формы тех стран, в войсках которых они служили раньше. Граждан-ский персонал надел синие парадные комбинезоны. Торжественно и мрачно выглядело каре без-молвно застывших фигур вокруг черного прямоугольника гроба. Крышка была закрыта. Ибо под ней не было человека, лишь горстка пепла и фотография напоминала о том, что су-щест-вовал когда-то такой человек на Земле.
   Ньюмен оглядел собравшихся.
   - Сегодня мы все собрались, чтобы последний раз почтить память нашего товарища. Он ушел, чтобы никогда не вернуться, и все же он с нами. По традиции капитан должен произ-нести речь. Я не буду говорить много. Просто... Помните всегда, что все, чем гордится Земля, все, что хорошего сделано на Земле, построено на костях героев и сцементировано кровью мучеников. Мы отпускаем тебя, Питер Тернер, в твое последнее путешествие. Да по-коится твоя душа с миром в этом безбрежном пространстве. Аминь.
   Кирилл потом часто вспоминал эти слова адмирала: "Все, чем гордится Земля, все, что хорошего сделано на Земле, построено на костях героев и сцементировано кровью мучени-ков". Господи, прости и помоги своим неразумным детям!
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ.

   Странное чувство охватывало Кирилла по мере того, как "Астра" приближалась к Земле, радостное и в то же время тревожное. Они улетали тайком и возвращались крадучись, словно воры. Хотя люди Братства в Совете Евро-Азиатского Союза, Правительствах Евразийской Конфедерации и Китая обещали обеспечить невмешательство государственных органов, ос-тавался еще Евросоюз, Америка и Англия. Как они поведут себя, если их службы засекут не-из-вестный звездолет? А еще есть ООН с ее Конвенцией о Всемирном культурном наследии, под специаль-ный дополнительный протокол к которой подвели все исследования артефактов Предков и остатков НЛО. Эти тоже взбунтуются, если узнают. Вот и придется совершать по-садку с включенными системами невидимости и полным защитным полем, как на вражескую терри-торию.
   "Астру" оставили, замаскировав в кратере на поверхности Плутона. Экипаж решили дос-тавлять на Землю более маневренной и быстрой "Стрелой".
   Корнев в который раз оглядывал свою каюту: не забыл ли чего? Нет, вроде все на месте. Да и какие у него вещи: в сумке бритва, спортивный костюм, рубашка, кроссовки, смена бе-лья. В кейсе всякая мелочь, индивидуальный блок связи (на всякий случай), станнер (тоже на случай непредвиденных обстоятельств), диски с записями, которые он брал в дорогу, и кон-трабанда - несколько фотоснимков. Рядом со всем этим лежал, завернутый в серый матерча-тый чехол, его тренировочный "дан гъен". Кирилл не собирался оставлять тренировки даже дома.
   Что же он забыл? Конечно, "мобильник"! Все это время карманный видеофон лежал в са-мом дальнем углу вещевого шкафа.
   Да, сегодня он покидает корабль, но не надолго. Если ничего не изменится, через два ме-сяца он снова уйдет в космос. Капитану нравилась новая жизнь. Он не любил однообразной скуки будней. Теперь же скучать ему точно придется редко!
   Послышался переливистый гудок сигнала корабельной связи. Кирилл щелкнул выключа-телем. На экране появилось лицо Денисова.
   - Готов? Тогда пора.
   - Всегда готов, - бодро ответил Корнев и вскинул руку в шутливом скаутском салюте.
   А в голове, не давая покоя, крутилась одна и та же мысль: "Как там родители?" Они навер-няка сердятся, что он так редко пишет. Ни папа, ни мама ведь не могли знать, что все это время Кирилл находился в сотнях световых лет от дома, там, где никогда не было и вряд ли в ближайшие несколько десятков лет появится земная почта! А Кирилл не имел права раскры-вать тайну экспедиции никому постороннему, даже своим родителям. Впрочем, раз в два ме-сяца на борт передавали отсканированные и сжатые в тугой цифровой пакет тексты писем родных и близких. Членам экспедиции давалась неделя на написание ответа, потом во время нового сеанса связи письма уходили на Землю. Так что за этот год пребывания в кос-мосе он написал письма четыре раза. Еще одно письмо ушло к родителям через месяц после отлета - так он договорился с Учителем.
   Земля приближалась. Мимо скользили шары планет, бесформенные глыбы астероидов. И вот, наконец, они увидели Землю.
   - Ну, вот мы и вернулись, - тихо произнес Кирилл.
   Сели они без происшествий. Местом посадки оказался остров-скала посреди Тихого океана, словно гнилое дерево источенный тоннелями ходов, вертикальных и наклонных штреков и штолен. Когда-то здесь добывали соль, но потом остров бросили. Здесь космонав-там предстояло пройти тщательнейший полумесячный карантин. Впрочем, Корневу было чем заняться все это время: его привлекли к обработке результатов экспедиции.
   Через три дня ему разрешили звонить домой. Дрожащими пальцами он набрал номер. Сбой! Он чувствовал, как напряжены все нервы его тела, как зародилась в глубине живота и ширилась тошнота страха. Он пытался себя успокоить, но не мог. Не срабатывали даже нара-ботанные приемы аутотренинга. Наконец, в трубке щелкнуло, и он услышал такое знакомое и почти забытое за год:
   - Алло, я вас слушаю! Алло, говорите.
   - Здравствуй, папа! Это я, Кирилл. Я вернулся! Ты слышишь меня, папа? Я вернулся! - го-лос дрожал и ломался.
   И отпускала боль, а в трубке слышалось:
   - Где ты? Ты скоро приедешь домой?
   - Скоро, папочка, теперь уже скоро...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

КНИГА ВТОРАЯ

ПОИСК.

Что там за ветхой занавеской тьмы?

Омар Хайям.

ДОМА.

   Кто-то из мудрых сказал: "Куда бы ни вела тебя дорога, рано или поздно она приведет тебя домой". Увы, жизнь не столь оптимистична. Хотя, смотря как понимать мудреца! Ки-риллу Корневу повезло: ему было куда и зачем возвращаться. И потому, приближаясь к две-рям заветного подъезда, он испытывал какое-то странное сочетание тревоги и радо-стного предвкушения. Он не видел родителей целый год.
   И когда он позвонил в дверь своим привычным условным звонком: один длинный, два коротких, сердце билось, как после многокилометрового марш-броска. За дверью послы-ша-лись торопливые шаги, и до боли знакомый голос мамы, какой-то неожиданно звонкий, про-изнес: "Иду, иду. Сейчас!" А когда дверь открылась, то Кирилл почувствовал неожи-данную тяжесть в ногах и смог только сделать несколько шагов. У него вдруг закружилась голова, сильно-сильно. Но он сделал еще шаг вперед, к маме. А мать стояла, в своем веч-но засти-ран-ном халатике, и тоже не могла сдвинуться с места. И смотрела, смотрела, смотрела, словно не могла насмотреться.
   Так они стояли несколько секунд, и только потом, сглотнув подкативший к горлу ком, он произнес:
   -Здравствуй, мама. Как дела?
   Вопрос был глупый, будто в три фразы можно рассказать все, что случилось за год.
   Они молча прошли в зал.
   - А где папа?
   - Еще на работе. Голодный?
   - Если честно, да.
   И они пошли на кухню. После года консервированной пищи обыкновенный домаш-ний борщ с хлебом, густо намазанным желтоватым натуральным сливочным маслом по-казался дико вкусным, и Кирилл хотел было попросить добавки, но понял, что объелся. Боже, как давно он не ел этих бутербродов! Как давно он вообще не дышал нормальным не рециклиро-ванным воздухом, не ощущал запах травы, смешанный с запахом нагретого нещадно паля-щим летним солнцем асфальта! И только теперь он ощутил, как на самом деле он соскучился по дому.
   - Сильно скучала?
   Вопрос, абсолютно бестактный, сам сорвался с языка. Кирилл покраснел.
   - Прости, знаешь, такое ощущение, что я уходил отсюда всего несколько дней назад. Тут ничего не меняется и это хорошо.
   - За год всего четыре письма. Неужели нельзя писать чаще. Я... мы волновались.
   - Прости, мама, там, где я служил..., я не мог оттуда писать чаще. Это так далеко.
   Кириллу приходилось тщательно подбирать слова, чтобы не выдать Тайну.
   А мама, очевидно, что-то поняла и неожиданно спросила:
   - Там было очень трудно?
   Он покачал головой.
   - Трудно? Честно?! Трудно, но я уже привык. Это моя работа. И весьма прибыльная, кстати. Он достал из потайного кармана чековую книжку.
   - Как, впечатляет?
   В ответ раздалось неясное хмыканье. Цифра, написанная в соответствующей графе разво-рота книжки, могла повергнуть в ступор не только обычного российского преподавателя. Сто двадцать тысяч "евро" за год- это круто!
   - Да, правительство расщедрилось. И кто ты по званию?
   - По-прежнему капитан. Но скоро могу получить и майора. Вроде обещают.
   - Там опасно?
   - Не очень. Почти то же самое, чем я занимался в СКИРе. Ищу на неведомых дорожках следы невиданных зверей.
   Шутка была принята.
   - И какого рода звери?
   Мама умела задавать вопросы.
   - По большей части четвероногие, но двуногие тоже иногда попадаются.
   Тут послышался тихий щелчок, дверь отворилась, и на пороге показался отец. Сразу со-риентировавшись в обстановке, он произнес свое традиционное:
   - Какие люди в Голливуде! Привет, сын.
   - Салют, папа! - ответил Кирилл.
   А про себя подумал: "Надо же, за этот год он стал совсем седым. Или я раньше этого не за-мечал? Наверное, из-за меня. Волнуется. Да и у мамы седины прибавилось. Ну а если бы я ска-зал им правду? Тогда бы они волновались меньше? Ох..."
   - Надолго?
   - Если ничего не изменится, то месяца на полтора. Сам знаешь, я человек военный... Видно, на роду у наших мужиков написана служба государева.
   - Это точно, - усмехнулся отец.
   У него была трудная судьба. Профессиональный разведчик пол жизни проработал в отделе по борьбе с контрабандой Объединенной Службы Безопасности Конфедерации. Но служба складывалась далеко не просто. При всей гибкости и врожденной способности находить общий язык с людьми отец был человеком принципи-альным, а это нравилось далеко не всем. В конце концов, майор Корнев ушел в отставку, о чем, насколько Кирилл знал, иногда сильно жалел. Теперь Игорь Михайлович Корнев был обычным менеджером по снабжению обычной строительной фирмы. Парадный китель с майорскими погонами уже многие годы пылился в шкафу.
   И снова вопросы. Те немудреные приемчики, которые Кирилл использовал, чтобы укло-ниться от ответов на мамины вопросы, против отца никогда бы не сработали: профессионал все-таки. Поэтому, когда мама на минуту вышла, он честно сказал отцу:
   - Ты извини, папа, я понимаю, что тебе и маме интересно, чем я все эти годы занимался. Но я не могу тебе сказать. Ты понимаешь. И ты, и я - "профи", специальности у нас при-мерно одни и те же, что, я думаю, для тебя не новость.
   - Ох, сын, разведка - это не та игра, в которую удается играть со спокойной душой. Осо-бенно, если у тебя есть совесть.
   Потом неожиданно замолчал, а потом сказал:
   - Знаешь, а у тебя в волосах седина появилась.
   - Да?!
   Кирилл не играл. Он никогда не любил смотреться в зеркало или позировать перед каме-рой. К тому же как-то не было времени разглядывать себя в эти суетные месяцы гонки, про-ле-тавшие мимо него, наверное, с той же скоростью, с которой проносились парсеки про-стран-ства мимо их звездолета. Только как скажешь об этом отцу...
   В тот день он лег спать рано. Как-то вдруг подступила дикая усталость. Наверное, она на-капливалась весь этот год, и вот теперь отказали внутренние предохранители и недели стресса и сверхнагрузок дали о себе знать. Поэтому он не удивился, когда, проснувшись на-завтра, застал за окном день в самом разгаре. На часах было 13-30 по Москве.
   Мама была на кухне, отца в окрестностях не наблюдалось, но из ванны слышался шум воды. Кирилл смотрел на маму и молчал. А она, занятая своей вечной кухонной стряпней, даже не заметила его присутствия.
   Шум в ванной стих, и оттуда возник отец. Кирилл озорно улыбнулся.
   - Товарищ майор запаса. Докладываю: экзамен на пожарника сдан на "отлично". Капитан Корнев.
   Папа старую семейную шутку оценил.
   - Вольно, капитан.
   - Есть, вольно.
   А потом они все вместе завтракали, вернее обедали. Мама, как всегда, поела первой, отец и сын увлеклись каким-то трепом, и мама, решив, что обед закончен, стала убирать со стола пустые тарелки.
   - Если хочешь заниматься...- Кирилл вдруг осекся, сообразив, что они произносят это с отцом одновременно, не сговариваясь.
   Игорь Михайлович и Кирилл Игоревич переглянулись и, давясь смехом, продолжили:
   -... грабежом, познакомишься со сторожем ежом!
   Потом еще раз переглянулись и расхохотались. Мать посмотрела на них недоуменно, потом дошло и до нее:
   - Родственники. Телепатия в пределах кухни.
   И она присоединилась к всеобщему смеху и шуткам.
   В тот день они сидели допоздна. На небе уже виднелись звезды. Небо было чистым, и по-тому звезды были видны во всей красе.
   - А знаешь, мама, в космосе звезды другие, холодные, колючие, злые, и ничего романтич-ного.
   - А ты откуда знаешь?
   Кирилл понял, что попался.
   - Пойдем в дом.
   Они вернулись назад, в квартиру. Кирилл задернул штору.
   - Ты спрашивала мама, почему я редко пишу письма. Видишь ли, мама, я поменял ме-сто службы. Теперь я старший инспектор "Интерпола". Мы отвечаем за безопасность кос-миче-ских полетов. Почти все время проводим за пределами Земли. Плюс строжайшая сек-рет-ность. Бывали и за орбитой Плутона. Но я вам ничего этого не говорил, понимаете?
   Отец покачал головой.
   - Не маленькие... Значит, вот и осуществилась твоя мечта. Космонавт, подумать только, ты космонавт!
   - Не верится, да?! - поддразнил родителей сын.
   - Да, быстро ты вырос. Глядишь, и до звезд еще долетишь!
   И Кирилл удивился, увидев в глазах отца печаль. Неужели отцу тоже хотелось туда, в эту бескрайнюю холодную и абсолютно не предназначенную для людей черную бездну?! И Ки-риллу страшно захотелось рассказать о том, что он чувствовал, проведя год среди звезд, где часто на обзорных экранах не увидишь ничего, кроме сплошной черноты окружающего ва-куума! Но он не мог. Все, что мог сделать Кирилл, это сказать:
   - Знаешь, сдается мне, что это не так уж интересно, а еще рискованно и опасно. Даже ближний космос- зрелище на любителя, а уже космос дальний!...
   То, что он с полным правом относил себя к таким "любителям", Корнев младший ска-зать тоже не мог.
   А жизнь шла своим чередом.
   Совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба, в средствах массовой информации про-звучала новость: экспедиция ООН обнаружила планету, пригодную для заселения земля-нами. Первую колонию Земли вне Солнечной системы назвали Деметрой. Похоже, что орга-низа-торы Проекта "Прометей" проиграли. И Кирилл понял, что его отпуску пришел конец. Вы-зов пришел через неделю. Личному составу экспедиции "Астра" - "Стрела" был назначен общий сбор. Это означало только одно, досрочный старт. Организаторы Проекта решили не сдаваться.
  
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ГОД 2100. КОЛОНИЯ.

КОСМОС.

   Все было как всегда: старт, потом ставшие уже привычными будни корабельной жизни. Тоски по Земле Кирилл не ощущал. Какая разница, какая обстановка в комнате, где ты жи-вешь, а ведь именно в помещении, за чтением книг, экраном телевизора или термина-лом компьютера проходила подавляющая часть свободного времени Кирилла. Конечно, были вы-лазки "на природу", да и практически вся работа Корнева в СКИРе проходила, как обычно говорят, в поле. Но Ворон как раз тем и славился, кроме сверхъестествен-ного чутья на вся-кого рода "обломы", что быстро приспосабливался к любым условиям обитания. Поэтому буквально за два месяца первого года службы на "Астре" Кирилл адаптировался к жизни на корабле. Адаптировался до такой степени, что теперь его съе-дала скука. Корабль был обсле-дован до мельчайших подробностей. В обсерватории ему быстро надоело: здесь, в космосе, звезды совсем не выглядели такими таинственными и манящими. Оставались только книги, записанные на дисках, игры да иногда фильмы из корабельной фильмотеки. Но неожиданно Кирилл обнаружил, что ни одно из этих занятий не приносит ему истинного удовольствия. Исключение составляло фехтование. Однако и спарринг с одними и теми же оппонентами все больше и больше надоедал. К тому же Корнев обнаружил, что равных ему фехтоваль-щиков на корабле найдется едва ли с дю-жину.
   Впрочем, выход нашелся быстро. Кирилл уговорил Янга, а тот уговорил помощника ко-мандира экспедиции по летной работе. В результате Корневу выделили дополнитель-ные часы на тренировки в пилотировании истребителя. Вот тут уж никто не мог запретить капи-тану отвести душу. И он ее отводил сполна. Кончилось тем, что к Кириллу прикре-пили двух новичков, чтобы тот их тренировал. Корнев взвыл, дело дошло до Ньюмена, и тот тут же вынес строптивцу предупреждение. Пришлось мучиться с молодыми. Как ни странно, по-лу-чалось. Хотя, как Кириллу передавали отдельные "доброжелатели", выли теперь уже сами новички. Выли, ругались, но к другому инструктору не просились. Один даже прямо заявил: "Мы хотим летать, как вы". Так мало-помалу складывалось то, что потом назовут легендой отряда "Валгалла" - специ-альная команда "Черные молнии". Но это будет потом, а пока Кирилл, Акиро и еще несколько пилотов с развитыми телепатиче-скими способностями и навыками интуи-тивного управления истребителем просто трени-ро-вали но-вичков.
   А еще раз за разом "брали на абордаж" "Стрелу", "захватывали" "Астру", "устра-няли" последствия различных "аварий", и тренировались, тренировались, тренировались.
   Через месяц добрались до переоборудованной под нужды экспедиции базы Древних. Устроили учения. Одна команда десантников играла роль защитников базы, вторая - пыта-лась ее захватить. Даже совершенная система кондиционирования не спасала Кирилла от пота. Лоб не просто вспотел-взмок. В скафандре, согласитесь, это весьма неприятно.
   Вот так проходили будни экспедиции.
   Но что бы ни говорили, космос - чуждая человеку среда. И хоть тысячу лет его борозди человечество, каждый полет будет сопряжен с риском, внутренним напряжением и..., да, и со страхом. А еще Великая Бездна никогда не будет прощать человеку ошибок.
   Без ЧП не обошлось. Это была очередная тренировка по захвату "брошенного" ко-рабля. По условиям тренировки у корабля не работали двигатели, он беспорядочно вра-щался. На борт десантники проникали с помощью встроенных в скафандр антигравитато-ров. На чел-ночном корабле подходить к звездолету было опасно.
   Кирилл уже был на борту "Стрелы", игравшей роль объекта захвата, когда в перего-воры десантников ворвался голос Баркова.
   - Здесь "Альфа 2". Прервать тренировку. Общая перекличка.
   Корнев сразу понял - произошло что-то чрезвычайное.
   - Не откликается "С137".
   - Командирам групп собраться в рубке "Стрелы".
   Корабль наполнился топотом ног.
   Когда Корнев вошел в рубку, все находившиеся в ней люди напряженно что-то изу-чали на экранах монитора.
   - Вот - помощник командира экспедиции сказал это, даже не повернувшись.
   На экране был виден неясный силуэт небольшого предмета, быстро удалявшегося от "Стрелы". При этом предмет беспорядочно кувыркался. Когда картинку увеличили, Ки-рилл не выдержал и матюгнулся сквозь зубы. "Предметом" был человек в стандартном скафандре высшей защиты.
   - Излучение на минимуме. Телеметрия не поступает. Защитного поля нет. Двигатель не работает.
   - В общем, черте что, коллеги! - хмуро прокомментировал ситуацию Барков.
   А радист тем временем бубнил в микрофон, прижатый к губам дужкой ларингофона.
   - "С137", ответьте, Лоран, ответьте. "С137", ответьте, Лоран, ответьте.
   Пальцы Баркова замолотили по пульту управления какую-то сложную мелодию. Офицер явно психовал.
   Наконец в динамиках, натыканных во всех углах рубки, послышался слитный треск, и все услышали тихий голос.
   - Здесь Лоран, здесь Лоран. Слышите меня, слышите? Я не могу управлять скафандром. Не могу. Меня уносит в космос. Кто-нибудь, спасите меня!
   Голос десантника дрожал. Чувствовалось, что парень из последних сил сдерживает себя, чтобы не впасть в истерику.
   - Что случилось?
   Нашел время выяснять! Парня спасать надо, а Барков...
   Из динамика послышался рык.
   - Быстрее! Система энергоснабжения вышла из строя, батареи частично разряжены, ан-тиграв не работает. Счетчик кислорода показывает 40% нормы.
   - М-мать вашу! Что делать будем?
   Помощник командира экспедиции явно не знал, что предпринять.
   Вмешался Янг.
   - Попробуем подлететь на "шаттле", а потом отправим спасателей в скафандрах.
   - Кого возьмете?
   - Пойду я, Кремер, Корнев, Денисов и Волков. Пилотом будет Корнев.
   Барков посмот-рел на Янга, потом перевел взгляд на Корнева, потом снова на Янга. Во взгляде читалось явное недоумение.
   - Может, лучше кого-то из пилотов корабля?
   Глаза Янга словно потухли. Ничего не прочитать.
   - Сэр, Корнев - телепат. Кроме того, он хороший пилот. И мы привыкли работать та-кой группой.
   Действительно, единственным неизвестным им участником группы был Волков. Все-таки, десантников было более двух сотен, со всеми не перезнакомишься.
   -Хорошо. Идите.
   Выйдя за пределы рубки, все четверо, не сговариваясь, перешли на бег. Дорога была каж-дая секунда.
   Волков ждал их у "челнока". Когда из-за хищного силуэта кораблика плавно "вы-текла" тень, Кирилл едва удержался от восклицания. Человек двигался бесшумно и граци-озно, словно пантера. Да, если парень также хорошо владеет скафандром, как и своим те-лом, то его помощь может очень даже понадобиться!
   Кирилл плюхнулся в ложемент кресла. Оно слегка просело. В висках пульсировало после бега. Только ли после бега? Свивший в клубок кишки приступ страха тоже нельзя было иг-норировать. "Так, успокойся, - приказал себе Кирилл, - Только успокойся. Иначе ты ничем не сможешь помочь бедному парню". Корнев несколько раз глубоко вздохнул и постарался расслабить тело. Так он делал всегда перед полетом. Во всем теле должна быть легкость, а в голове - никаких лишних эмоций, и тогда все пройдет на "пять". "Рас-слабиться, рассла-биться, - повторял про себя Кирилл - Я спокоен, мое тело свободно".
   -"Одиссей", вы готовы? - прозвучало в наушнике.
   Кирилл не сразу сообразил, что вопрос адресован к нему, пилоту "челнока".
   -Да, пилот готов.
   Наверное, пауза слишком затянулась, потому что по внутренней связи донесся голос Янга:
   -Все в порядке?
   -Да - голос звучал спокойно и ровно.
   -Тогда старт!
   Ворота ангара расползлись в сторону, и шаттл скользнул в космос. Медленно, слиш-ком медленно. Кириллу казалось, что секунды убегают, как песок из-под ног человека, ка-раб-кающегося вверх по крутому склону холма.
   - "Стрела", я "Одиссей", дайте компьютерную наводку.
   На экране замигала красная точка, рядом светилась ярко - оранжевым цифра расстоя-ния. Оно быстро сокращалось.
   - Янг, камера.
   Кирилл настолько волновался, что даже забыл о субординации. Важен сейчас был ре-зультат. А для его достижения надо было иметь визуальное изображение астронавта, а не призрачную точку на экране.
   Корнев не заметил, что шепчет вслух цифры, вспыхивающие на дисплее.
   - Триста двадцать, триста пятнадцать, триста десять. Рано, Кирилл, рано... Сто пятьде-сят, сто сорок... сто десять, сто. Стоп!
   - Не ори так, Кирилл, успокойся. Попробуй еще приблизиться.
   Голос Роберта звучал успокаивающе. И доносился он не из шлемофона, а из-за спины. Корнев не заметил, как и когда майор успел из пассажирского салона перебраться на ме-сто штурмана.
   - Еще немного, еще... стоп.
   Однако Кирилл, словно в трансе, медлил еще секунд семь. Потом указательный палец правой руки, словно сам по себе нажал соответствующую кнопку. Двигатели вырубились.
   - Волков, Кремер, пошли. Денисов страхует. Задраить скафандры. Разгерметизация са-лона.
   На экране было видно, как открылся большой грузовой люк салона, из которого мед-ленно, словно мягкая игрушка по воде, выплыло два силуэта в серебристых скафандрах. Тре-тий на змее фала завис возле люка. Десантники использовали не скафандры высшей защиты, а более легкие "призраки". В них удобнее.
   - Лоран, ответьте. Лоран...
   В ответ молчание.
   Сердце заныло. Что с космонавтом? Неужели все зря!? Кирилл не замечал, что теперь уже его пальцы выбивают по пульту барабанную дробь. Конечно, полужесткие перчатки скафан-дра глушили звук, но мелькание пальцев раздражало Янга, и тот со свистом выпустил воз-дух, явно наме-реваясь обругать Корнева.
   И в этот момент захрипел динамик:
   - Долго же вы добирались, парни. Я не знаю, в чем дело, но кислород у меня практиче-ски на нуле.
   Вмешался чей-то незнакомый голос, наверное, Волкова.
   - Фал поймать сможешь?
   - Попробую. Только скорее. А то надоело болтаться, словно вишня в коктейле!
   Спасатели медленно подплыли к безвольно кружащей в пространстве фигуре. Один из них махнул рукой, и из нее выскользнула белая кишка фала. Раз... Мимо. Фигура Лорана дерну-лась, пытаясь ухватить фал. Бесполезно, только начал снова вращаться на месте.
   Вмешался Янг.
   - Спокойно Лоран. Погаси вращение, попробуем еще раз. Не спеши.
   Снова промах.
   Наконец кому-то из двоих спасателей удалось зависнуть точно над фигурой в тяжелом скафандре, и конец фала угодил точно в руки Лорана. Тот судорожно схватился за фал двумя руками, словно боясь, что он растает или сбежит.
   - Трави помалу! - донесся веселый голос Волкова, - Поехали.
   - Гут. Яволь, - коротко громыхнул немец в ответ.
   Спасатели подтянули француза поближе, затем Волков, совершив поистине акробати-че-ское движение, оказался на спине у Лорана.
   - Ну, держитесь, месье Лоран. Прокатимся с ветерком.
   И включив двигатель скафандра, десантник устремился к шаттлу. Следом летел Кре-мер.
   Далее все проходило в полном молчании.
   Когда пассажирскую кабину загерметизировали, Кирилл не выдержал и выскочил в са-лон.
   -Ну, как?
   Вид спасенного говорил сам за себя: бледное лицо, трясущиеся руки.
   А Денисов озабоченно разглядывал что-то на скафандре.
   - Да-а, - задумчиво пробормотал он. - Бывает же такое в жизни. Надо было же так по-везти человеку!
   - Да в чем же дело?
   - Вот полюбуйся.
   Александр протянул Кириллу скафандр. Там, где на спине располагался горб ранца сис-темы жизнеобеспечения, красовалась две небольших дырки неправильной формы, оп-лав-лен-ные по краям.
   - Что это?
   - Ну, лучше доверить экспертизу специалистам, но я думаю, что это следы от осколков крохотного -метеорита. Дело видится мне так: камешек на весьма приличной скорости ткнулся в за-щит-ное поле скафандра, а поскольку оно было на минимуме, то поле выруби-лось. Правда, при этом выделилось достаточно энергии, чтобы разнести каменюку на мел-кие осколки, но ско-рость этих осколочков была такова, что один из них вырубил привод и энергопитание, а второй пробил основной баллон с кислородом, и тот вытек. И хотя уце-лели оба малых бал-лона, но здесь злую шутку сыграл второй осколок. Думаю, когда привод вырубился, то всплеск энергии вывел из строя некоторые датчики. Поэтому, когда Лоран по-пытался пере-ключиться на баллон, то датчик показал, что баллон пустой. Ну, па-рень оконча-тельно уда-рился в панику. А так кислорода у него было еще часа на три ми-нимум...
   С момента начала операции прошло тридцать минут. Кирилл думал, что прошел целый час.
   Когда шаттл благополучно коснулся палубы ангарного отсека "Стрелы", Корнев по-чув-ст-вовал дикую усталость, словно он не пилотировал "челнок", а сам находился в бес-по-мощно болтающемся в космосе скафандре. Кирилл знал: так сказывается нервное на-пряже-ние. Часа два поспишь - и все пройдет. А еще он знал, что даже Денисову никогда не скажет о том, что чувствовал в те минуты, когда они летели спасать беднягу- астро-навта. Даже луч-шему другу незачем знать о его минутной слабости!... Кирилл не захотел признаться даже самому себе, что ему просто стыдно.
  

БРОШЕННЫЙ КОРАБЛЬ.

   Ну а Вселенная готовила тем временем очередной сюрприз. И по какому-то неведо-мому закону подлости все по-настоящему интересные события происходили именно то-гда, когда Кириллу было положено отдыхать после вахты. Конечно, ему разрешали навер-стать упущен-ное после того, как все благополучно заканчивалось - сон - дело святое, од-нако такой поря-док вещей немало портил настроение.
   Так было и на этот раз. Корнев проснулся от надсадного воя сирены. Динамик надры-вался от хриплого металлического голоса: "Боевая тревога, боевая тревога. Не учебная, не учебная. Боевое расписание два". Так, по инструкции это означает потенциальный кон-такт. Однако сигнальные плафоны в каюте мигали не красным, как обычно случалось в подобных случаях, а спокойно светили зеленым светом. А это, в свою очередь, означало, что непосред-ст-венная опасность звездолету в любом случае не грозила. Рассуждения Кирилла зашли в ту-пик. Любой потенциальный контакт с разумными инопланетными существами в кос-мосе подразумевал непосредственную угрозу кораблю. А, судя по тревожной сигнализа-ции, кон-такт был возможен, но степень опасности была крайне незначительной. Разве что кто-то ошибочно перепутал режим светового сигнала. Но и этого быть не может: процес-сом управ-ляет компьютер.
   Пока ксенолог обдумывал все это, впереди уже показался люк рубки.
   Когда Кирилл вошел в рубку, там уже, помимо дежурной вахты, находились Ньюмен, Со-сновский и Кийяма. На расположенном перед ними планшете стереоэкрана двигался ка-кой-то странный силуэт. Когда Кирилл подошел поближе, то смог разглядеть картинку подроб-нее. То, что виднелось на экране, было явно искусственного происхождения. Пе-редняя часть непонятного устройства представляла собой серебристую сигару, закруглен-ную с переднего торца. Зато задняя половина неизвестного артефакта была чудовищным образом смята, де-формирована и перекручена в штопор. За предметом волочилось какое-то облако. Корнев примерно догадался, что это такое.
   Капитан молча показал на кресло с левого края подковообразного командного пульта. Кирилл также молча сел и нацепил радио гарнитур - наушники с микрофоном. Тут же в на-уш-никах раздался голос одного из операторов:
   - Источники энергии и электромагнитного излучения не обнаружены.
   - Спектральный анализ облака?
   В наушниках послышался голос другого оператора:
   - Сэр, это кристаллизовавшийся в вакууме газ. Основа- кислород.
   Дальше шло перечисление химических веществ и их процентного содержания.
   -Так, понятно: кислорододышащие существа.
  -- Скорее всего. Хотя...
  -- Давайте робота.
   На экране было видно, как от "Астры" отделился цилиндр робота. Вот он достиг ко-рабля и застыл в неподвижности. А оператор тем временем отыскивал отверстие, через кото-рое он мог бы направить автомат внутрь объекта. Наконец, такое отверстие нашлось. Скорее всего, раньше там был люк, поскольку оно было правильной прямоугольной формы. Робот влетел внутрь. Появилось изображение. Кибер попал в большое помеще-ние. Скорее всего, это был ангар, поскольку у одной из его металлических стен стоял на пяти опорах аппарат, весьма напоминавший шаттлы "Астры". И не малейшего движения вокруг. Инопланетный аппарат был также безжизненен, как и все вокруг. Робот поплыл дольше. Внутри не было гравита-ции, и поэтому ему пришлось пробираться через облако из мелких и более крупных предме-тов. Чем ближе к корме пробирался кибер, тем больше крупных обломков попадалось на его пути.
   - Биологической опасности нет. Замечено превышение радиационного фона. Фон уве-личи-вается к корме.
   Ньюмен застыл в неподвижности, о чем-то напряженно думая. Наконец, он прервал свою молчаливую медитацию.
   - Робот на нос корабля.
   - Сэр?
   - Разве неясно, что перед вами звездолет?
   Оператор сконфуженно молчал. Робот тем временем развернулся и полетел по кори-дору обратно. Наконец он достиг мощного двухстворчатого люка. Дальше хода не было.
   - Посылаем десант. Надо узнать, что случилось с этим кораблем.
   Осторожный Сосновский попробовал возразить:
   - Джек, а это не опасно? К тому же, с чего вы взяли, что это звездолет?
   - А разве это неясно? - усмехнулся Ньюмен, - Тут может найтись немало интересного.
   Вахтенный офицер посмотрел на командира, тот кивнул. Офицер пододвинул к губам усик микрофона.
   - Подготовить десантный модуль.
   Тем временем за спиной Ньюмена бесшумно возник майор Янг.
   - Как всегда вовремя, Роберт. Для тебя есть работа.
   "Коммандос" кивнул:
   - Вижу. Думаю, мне надо пойти самому.
   - Да?
   В голосе адмирала слышалось сомнение.
   - Все будет нормально, - успокоил Ньюмена Янг. - Со мной пойдут Волков, Чен, Кре-мер, Денисов и Корнев. Да, еще возьму Рейнольдса. Пусть "поговорит" с местным "ком-пом", если тот, конечно, не сдох. Этого количества достаточно. Модуль тоже не нужен. Хва-тит де-сантной капсулы и шаттла для подстраховки.
   Дальше все было как обычно. Стрела десантной капсулы подошла к беспорядочно вра-щающемуся артефакту почти вплотную. Потом открылись створки обоих шлюзов, и семерка десантников парами покинула ее гостеприимный, но довольно тесный салон. Замыкаю-щим летел Янг. Оружие вся команда держала наготове. Судя по показаниям сен-соров, никого жи-вого на инопланетном корабле не было, но предосторожность никогда не бывает лишней. Тем более что, пока исследователи летели к мрачной громаде "чужака", на ум каждого при-шло как минимум с полдюжины сюжетов ранее виденных по "видео" "ужасти-ков", которые начи-нались именно с обнаружения вот такого невинного с виду космиче-ского скитальца.
   Именно поэтому впереди пустили пару роботов-камер. Естественно, те ничего подоз-ри-тельного не показали. Возле самого корабля пришлось двигаться судорожными рыв-ками, чтобы точно влететь в открытый люк и при этом не схлопотать по башке какой-ни-будь ча-стью беспорядочно вращающегося корпуса. Со второй попытки Кирилл нырнул в помеще-ние, когда-то бывшее ангаром звездолета. Не сговариваясь, десантники перешли на режим полного радио-молчания и стали общаться только жестами. Вот Янг показал на Ли и Пауля и махнул рукой в сторону темнеющего у самой торцевой стены силуэта чужого "чел-нока". Двое десантников двинулись к нему, а остальные немедленно рассредоточились, чтобы при-крыть огнем на-правление возможной атаки.
   Ничего. Чен оглядел находку со всех сторон, на что-то нажал. Бесполезно. Фигура в ска-фандре снова завозилась возле летательного аппарата, потом раздался голос:
   - Бесполезно. Тут ни одна система с электроприводом не будет работать. В накопите-лях ни эрга энергии.
   - Принято. Продолжаем движение.
   Двигались, как по помещению, занятому противником. Впереди двое в авангарде. За ними двое, держащие под прицелом потолок, потом двое, "обнюхивающие" дулами бластеров фланги, и, наконец, Янг, прикрывающий тыл. И полная тишина. А какие звуки могут быть в вакууме?! Ясно, что никаких, кроме радиоголосов. Так обследовали главный коридор, вскрывая один за другим боковые люки. Двое по сторонам, двое держат под прицелом сам люк, остальные, прикрывают тыл и фланги. В основном помещения были жи-лыми каютами. Об этом свидетельствовали лежаки, столы, сиденья.
   - Явно гуманоиды.
   Предположения неожиданно подтвердились в одной из кают, где прямо в руки Рейнольдсу вплыл куб из материала, наподобие мутного стекла, стоящий на круглой под-ставке с не-сколькими кнопками.
   Генри подержал его несколько секунд в руках, подбросил, потом молниеносным дви-же-нием поймал и начал вытаскивать из кармана на поясе скафандра пару тонких прово-дов, явно собираясь подключить непонятную штуковину к блоку питания.
   - Что ты делаешь, Генри, с ума сошел! - заорал на него Волков.
   В ответ раздался тихий смех.
   - Не узнали, господа? Неужели вам эта штука ничего не напоминает?
   Те, кому был задан вопрос, застыли в недоуменном молчании. Чен с явной не-уверенно-стью в голосе предположил:
   - Голографический проектор?
   - Именно.
   - Осторожней, Генри, эта штука может быть только похожа на проектор, - предостерег Янг.
   - Не беспокойтесь, сэр. Я уверен. Но на всякий случай отойдите на пару шагов.
   Два раза десантников просить было не надо. Все прижались к стенам комнаты. Потом в кристалле что-то сверкнуло, и Кирилл не мог удержаться от восхищенного вздоха: над кри-сталлом засветилось изображение пейзажа непередаваемой красоты. Прямо перед зрителями располагались поросшие лесом склоны гор, чьи снежные пики прорезали серые с белым об-лака, а у подножия спокойно и величественно несла свои сероватые с голубиз-ной воды река. Нажатие кнопок, и изображение сменилось. Теперь на них смотрело изо-бражение человека. Да, именно человека, никак иначе нельзя назвать столь похожее внешним видом на земля-нина существо. Это был мужчина, молодой, стройный, чьи чер-ные вьющиеся волосы еще не тронула ни капля седины. Серые широко открытые глаза смотрели на мир пристально, но со спокойной уверенностью. Одет он был в одежду, на-поминающую форму космонавтов "Ас-тры", только из блестящего черного цвета мате-риала. Кто он был: сам хозяин каюты, его друг или родственник - кто это теперь узнает?!
   Так они шли по коридорам, заглядывали на посты, в каюты и рубки, ловили пролетав-шие мимо предметы и укладывали в контейнеры.
   И только в самом конце их ожидал сюрприз. Люк, ведущий в кормовой отсек, вернее то, что от него осталось, был завален обломками. И когда десантники резаками и дезин-тегра-торами расчистили путь и распахнули дверь, на них в облаке кристаллизовавшегося газа вылетела жуткая черная фигура с расставленными в сторону руками, словно она хо-тела схва-тить землян, неосторожно сунувшихся в ее владения. Десантники, не сговарива-ясь, отпрыг-нули в сторону и на лету начали поливать ее огнем бластеров. И только спустя несколько мучительно долгих мгновений поняли, что хозяин черного скафандра давно мертв. Очевидно, бедняга так и не смог вы-браться из отсека, поскольку дверь завалило обломками, а оказать помощь было некому. Это был единственный труп, который десантники нашли на корабле во время первого его обсле-дования.
   За исключением этого случая, все обошлось без происшествий. Десантников сменили ар-хеологи, физики, кибернетики и профессор Кийяма со своей неизменной цифровой ви-деока-мерой.
   Корнев вместе со всеми лазил по кораблю, собирал и сортировал находки. Находок ока-залось достаточно много. Экипаж покинул звездолет достаточно поспешно, и потому в каю-тах обнаружилось множество личных вещей экипажа. Звездолет был грузовым. Об этом сви-детельствовали под завязку забитые каким-то оборудованием трюмы, кото-рые состав-ляли три четверти объема корпуса звездолета. Находку было жалко оставлять болтаться в кос-мосе, и потому ее взяли на буксир и отволокли на базу Древних, где под завывание двига-те-лей двух десантных модулей и "Стрелы", выполнявших весьма неспе-цифичную для них роль буксиров, тушу чужого звездолета загнали в огромный ангар. На всю операцию потра-тили еще две недели. Ну а ученые продолжали работать на корабле. Результатом стал публич-ный отчет, переданный по корабельной коммуникационной сети в день отбытия с орбиты базы.
   Выступали Сосновский, Кийяма и Шнейдер.
   Начинал доклад, как обычно, Сосновский. Вид у профессора был весьма усталый.
   - Итак, господа, вы все знаете о нашей находке. Теперь мы можем достаточно точно ска-зать, что она из себя представляет. Это инопланетный грузовой звездолет, еще раз под-черкну: не исследовательский, а грузовой. На нем не установлено никакое оружие, и, по на-шему мнению, он был построен и использовался для регулярных торговых перевозок. Как он попал сюда, в сектор космоса, где, насколько нам известно, нет обитаемых миров? У нас есть версия ответа и на этот вопрос. Характер повреждений свидетельствует о том, что корабль попал в один из видов гравитационных аномалий, либо это гравитонный вихрь, либо гра-витационный шторм. Если гравитонный вихрь захватывает корабль и у него недоста-точно мощные двигатели, то он может увлечь его на десятки парсеков в сто-рону от курса.... Теперь об экипаже звездолета. Анатомическое исследование най-денного трупа члена ко-рабля свидетельствует о том, что по строению тела они очень похожи на нас. Это кисло-родо-дыша-щие прямоходящие гуманоиды. У меня все. Вопросы?
   - А с чем связаны повреждения кормовой части корабля?
   Профессор усмехнулся.
   - Хороший вопрос. Согласно нашим математическим моделям, внутри гравитон-ного вихря действуют силовые поля с различными векторами. Корабль попал под град силовых ударов, как если бы предмет из тонкого металла попал в камнедробилку. Корпус звездолета оказался сказочной прочности, но, судя по всему, внутрь вихря, помимо ко-рабля, было затя-нуто и некоторое количество крупных обломков. Вот этими - то облом-ками вихрь и "раз-бомбил" кормовую часть корабля. В результате главный реактор звездо-лета вошел в крити-ческий режим и, в конце концов, взорвался. Именно угроза взрыва, по нашему мне-нию, заста-вила экипаж покинуть корабль.
   - По вашему мнению? А точные данные есть? - вопрос был задан грубо, с издевкой, но точно.
   Сосновский еле заметно поморщился, но сохранил самообладание.
   - Нет, точных данных нет... И быть не может. Память компьютеров стерта. Но, даже если бы там и были за-писи, мы бы не смогли их прочитать, поскольку письменность и язык хозяев корабля отли-чаются от сэнзара.
   Профессор поглядел на Кийяму. Японка чуть заметно улыбнулась краешком губ и энер-гично кивнула.
   - Да, мы сделали вывод, что алфавит инопланетян построен из букв, ведущих свое проис-хождение от уже известного нам рунного алфавита Древних. Однако это единствен-ное сход-ство их языка с сэнзар. Поэтому, несмотря на все усилия, мы не смогли расшиф-ровать их письменность. Однако из видеосюжетов и голограмм видно, что их архи-тектура напоминает архитектуру Древних, а подходы к дизайну родственны современным земным.
   Больше вопросов к Сосновскому и Кийяма не было.
   Шнейдер был по-немецки краток:
   - Тип двигателя звездолета - тахионный сверхсветовой. Бортового вооружения нет. Па-мять бортовых компьютеров стерта перед эвакуацией корабля преднамеренно. По ре-зульта-там анализа всех данных можно сказать, что звездолет болтается в пространстве около трех - пяти лет.
   Шнейдеру не задали ни одного вопроса. И так было ясно, что находка вызывает у землян больше вопросов, чем дает на них ответов. Но на большее пока не хватало знаний. И Ки-рилл очень надеялся, что только пока.

ПЛАНЕТА НАЙДЕНА.

   А зонд "Пионер" тем времени двигался по расширяющейся спирали, делая перерывы
   только для того, чтобы почерпнуть у очередной звезды истощающиеся запасы энергии. Сен-соры автоматического разведчика несколько раз замечали проле-тающие мимо космические аппараты внеземного происхождения и, судя по данным телеметрии, пилотируемые жи-выми существами вполне органического происхождения. Зонд проводил их сканирование и снова устремлялся дальше, предварительно сбросив информацию о контакте на "Астру". Впрочем, никакого контакта и не было. Разведчик, окруженный ко-коном искажающих по-лей, оставался для исследуемых объектов абсолютно не-заметным. А вступление в контакт не входило в программу робота. Целью его миссии был поиск планеты, наиболее оптимально подходящей для жизни чело-века.
   Прошло уже больше года, как беспилотный разведчик покинул подземную базу на Земле, когда звездолет наткнулся на огромное поле астероидов. Это даже нельзя было на-звать полем. Ас-тероидов были тысячи. Между ними висели мелкие об-ломки, которые роботу пришлось рас-стреливать излучателями. На той карте, которая тысячелетия назад была вло-жена в па-мять робота его создателями, здесь располагались звезды и планеты, и как мини-мум четыре пла-нетарные системы были обитаемы. Теперь здесь были только обломки. Это означало одно из двух: либо здесь произошла катастрофа галактического мас-штаба (знать бы, что могло враз исковеркать столько планет), либо чья-то безжалостная рука каким-то оружием по-вергла эти миры в прах. В любом слу-чае древо жизни было подрублено на корню. Вряд ли что-то могло уцелеть. Но робот не умел скорбеть о мертвых, он лишь при-нял новые дан-ные к сведению своего нейрокибернетического мозга и продолжил свой путь вглубь скоп-ления. Там, как ни странно, попадались и все еще даю-щие космосу свой свет звезды, и не-ведомо как уцелевшие планеты, превра-тившиеся в блуждающих по кос-мосу мертвых "шатунов".
   Зонд, продолжая исследование, обнаружил даже несколько планетарных систем. И вот терпение хозяев разведчика было вознаграждено: один из рассы-лаемых базовым кораблем малых зондов сообщил: обнаружена планета по предварительным данным удовлетворяю-щая запросу. Зонд немедленно на-правился к звезде, возле которой вращался заинтересо-вавший его мир, и завис на орбите планеты. Вот теперь все системы корабля были полностью акти-виро-ваны. Раскрылись бутоны антенн, а электронные телескопы нацелили трубы сен-соров на планету, многочисленные локаторы начали "бомбить" поверхность пучками неви-димых лу-чей. Со скрежетом открылись дверцы ангаров (как давно оттуда в последний раз вылетали исследовательские аппараты), и два де-сятка шаровидных серебристо-металлnbsp;иче-ских поса-дочных модулей устремились вниз. Впрочем, до поверхности они не долетели, а начали де-литься. Каждый аппарат разделился на три части. Одна, развернув в разные сто-роны щу-пальца антенн и глаза камер, оставалась на орбите: она исполняла роль одновре-менно спут-ника- картографа, метеоролога, наблюдателя и ретранслятора. Две другие, входя в атмо-сферу, снова делились, выпуская из своего чрева коричневатый "бублик" аэростата, с кото-рого на тросах свисали многочисленные похожие на свернувшихся в клубок ежей кон-тей-неры с приборами. Оставшиеся "летающие тарелки" представляли собой собственно спус-каемые аппараты. Посадочные станции, опускаясь на поверхность, немедленно при-ступали к работе.
   Через две недели предварительная часть работы была окончена. Искусст-венный мозг зонда, переработав всю имеющуюся у него информацию, пришел к однозначному выводу: планета пригодна для заселения органическими сущест-вами, в данном случае, землянами. И робот выполнил последнее действие, за-ложенное в рамки его основной программы. Из кор-пуса автоматического иссле-довательского корабля выдвинулась два "бутона" антенн. Ан-тенны раскрыли свои сегменты- лепестки. Одна из них развернулась в ту сторону, где по дан-ным мозга звездолета находилась Земля, вторая стала нащупывать в космосе звездо-лет "Ас-тра". Наконец, обе задачи были выполнены, и автомат выполнил по-следнюю команду - ан-тенны послали короткий вопль-сигнал двум адресатам. Теперь ему оставалось только ждать.
   Сутки спустя антенны флагманского звездолета экспедиции приняли зашифрованный сигнал. Как только сообщение расшифровали, немедленно был разбужен спавший у себя в каюте адмирал Ньюмен. Спустя несколько часов корабль изменил свой маршрут и напра-вился в точку, указанную в сообщении.

ПЕРВАЯ ВЫСАДКА.

   Звездолет медленно кружил по орбите искусственного спутника планеты. У нее пока еще не было названия. В неистощимых кладовых машинной памяти корабельного компь-ютера "Астры" нашлось только название, которое Древние дали местному солнцу - Арес. Пока данные, передаваемые многочисленными сканирующими системами, которые, словно губка, впитывал "мозг" базового корабля, полностью подтверждали информацию, переданную "Пионером". Но автоматическим зондам, в отличие от человека, не свойст-венны эмоции, в том числе удивление. А удивляться было чему. Из четырех континентов, проплывавших под звездолетом, два представляли собой выжженную радиоак-тивную пустыню. При этом ос-тальные два континента были абсолютно нетронуты. И это весьма настораживало.
   В рубке разгорелась ожесточенная дискуссия.
   - Не может такого быть, чтобы часть поверхности планеты подверглась жесткому об-лу-чению, а остальная поверхность осталась девственно "чистой". Речь явно идет о крат-ковре-менном направленном жестком излучении. Где вы такое встречали в природе? - дока-зывал Гишар.
   - Мы не так уж много знаем о космосе, чтобы быть столь категоричными, коллега, - ба-сил Торвальд.
   - Если здесь была война, то где следы поселений? - невозмутимо заметила профессор Кийяма, - Вряд ли кто-то станет вести военные действия на необитаемой планете.
   - Действительно, атмосферные скауты-автоматы не выявили никаких следов искусст-вен-ного происхождения, - заявил Барков.
   - Реальной угрозы нет, будем высаживаться, - подвел итоги Ньюмен.
   Первая высадка носила чисто символическое значение. Она должна была как бы про-де-монстрировать, что земляне вступают во владение этой планетой.
   Кто - то предложил:
   - Надо поместить какую-то табличку или эмблему, чтобы показать, что планета теперь наша, что мы ее законные владельцы. Так в старину, в эпоху Великих географических от-кры-тий, делали, чтобы закрепить право первооткрывателя.
   Текст таблички составили быстро: "Планета открыта и картографирована автоматиче-ским зондом "Пионер", планета Земля. Первая высадка произведена 20.05.2100 года экс-педицией звездолета "Астра", планета Земля, под командованием адмирала Ньюмена.".
   - Нет, так не пойдет. Надо планету как-то назвать. Пусть будет Валгалла, - предложил Торвальд.
   - Почему?
   - В нашей мифологии Валгалла - это рай для героев. Можете мне поверить, коллеги, наш путь к освоению этой планеты не будет усыпан розами, - с усмешкой заметил швед.
   Потом решили, что на той же табличке надо указать фамилии тех, кто первым ступил на поверхность планеты.
   - Тоже мне, "здесь был Вася"! - неожиданно возмутился Барков. - Мальчишество!
   И, тем не менее, мнение заместителя командира экспедиции было наглым образом проиг-норировано подчиненными.
   В команду высадки вошли: Ньюмен, Барков, Сосновский, Кийяма, Леруа, Кремер, Янг, и еще пять десантников. В последний момент в команду включили Денисова и Ки-рилла.
   Когда Сосновский облачался в скафандр, руки его чуть заметно дрожали.
   - Волнуется старик, - шепотом заметил Корнев.
   - А чего ты хочешь! - ответил Саша. - Мечта всей его жизни - найти среди звезд сис-тему, имеющую планету, пригодную для обитания.
   "Челнок" медленно опустился на поверхность. Круглые "ступни" посадочных опор уто-нули в траве.
   Кирилл глядел вокруг и не мог оторвать глаз. Вокруг было огромное море травы, из-редка прерываемое невысокими кустарниками, чуть заметно колыхавшимися под поры-вами ветра. Вдали виднелся лес. Наверное, таким увидели Дикий Запад первые белые по-селенцы. Вот только растительность была какого-то непривычного глазу цвета- зеленого с густым светло-коричневым оттенком. В небе не было ни облачка. Только ветер гнал по небу странные бе-лые пузыри. И ти-шина. Молчал лес, молчали люди, глядя вокруг.
   - Ну что, начнем? С богом! - сказал Сосновский.
   Барков взял лопату. Она, обыкновенная штыковая лопата, смотрелась на фоне суперсо-временных доспехов скафандров как-то до дикости нелепо и все же странно сим-во-лично. Копалось споро. Да и выкопать-то надо было всего ничего. Янг молча щелкнул паль-цами, подзывая автоматическую тележку с отливающей серебром металла усеченной пира-мидой памятного знака, на вершине которой был укреплен металлический же глобус Земли. На ка-ждой из четырех граней пирамиды была нарисована эмблема ООН, дальше шла над-пись: "Планета Валгалла. Открыта автоматическим зондом "Пионер", планета Земля. Первая вы-садка произведена 20.05.2101 года экспедицией звездолета "Астра", планета Земля, под ко-мандованием адмирала Ньюмена...". А ниже шли фамилии участ-ников экспедиции, всех пя-тисот человек. Получилось довольно мелко, но так было спра-ведливее, чем указывать только фамилии тех, кто первым ступил на поверхность планеты.
   - Ну что, взялись?!
   Четыре человека с четырех сторон подняли тяжелую пирамиду и, натужно кряхтя, опус-тили ее на подготовленное основание.
   Янг поднял распылитель пластсмеси.
   - Подождите.
   Сосновский вынул из мешка простую консервную банку, только герметически запаянную. Улыбнулся виновато.
   - Для такого вот случая готовил. Земля с родины, с Волги. Земная земля, простите за тав-тологию, коллеги.
   Адмирал посмотрел на Баркова. Тот кивнул.
   - То добре, профессор.
   И Сосновский бережно положил у основания пирамиды контейнер с землей.
   - Пусть эта горсть земли напоминает, что где бы мы ни были, мы все равно дети Земли.
   Десантники сняли с плеча излучатели и встали по стойке "смирно" с обеих сторон от пи-ра-миды, держа оружие "на караул".
   - Ну, все, вольно. Сфотографировать бы все это. Не догадался?
   Ньюмен посмотрел на своего заместителя. За тонированным стеклом шлема выражения лица не было видно, но Кириллу почему-то показалось, что старый астронавт улыбается.
   - Никак нет, сэр. Вот он снимал, - Барков кивнул в сторону застывшего чуть сбоку от ос-новной группы робота.
   - Спасибо.
   - Не за что.
   И в этот момент со стороны леса раздался жуткий рев. Это исконные обитатели планеты на-поминали, что земляне тут пока лишь гости, а хозяева там, в джунглях, и плохо при-дется тому, кто слишком расслабится, доверяя безмятежности здешней природы.
  

РАБОТА.

   А время шло. И после того как были произнесены все тосты, выпито болгарское крас-ное вино и французское шампанское, заботливо спрятанное ради подобного случая где-то в тай-ном закоулке корабля, началась работа. Обычно бездельничавшие пилоты десант-ных моду-лей на этот раз трудились в поте лица, доставляя на планету разнообразное обо-рудование пе-редвижных биолабораторий. Вокруг корабля, словно стаи мошкары, слетев-шейся ночью на свет лампы, закружились разнообразные зонды, автоматические развед-чики, спускаемые ап-параты автоматических станций, трансляторы, спутники орбиталь-ного обеспечения. Ну а де-сантники совместно с инженерным персоналом извлекали из объемистых трюмов звездолета все новое и новое оборудование. Работа шла весело, с шутками. Кто-то даже намалевал на борту автоматической станции надпись "Привет, пте-родактили". Правда, почин не нашел поддержки в среде экипажа в связи с жесткой нота-цией, прочитанной Джонсоном. Первый помощник капитана "Астры" весьма подробно объяснил, что сделает с каждым нарушителем дисциплины и, как шептались в кают-ком-пании, тут же подтвердил это, отправив нескольких шутников под суточный арест на гауптвахту.
   Как бы то ни было, но всю следующую неделю корабль бурлил от кипучей деятельно-сти. Но люди быстро привыкают ко всему: и к плохому, и к хорошему, а потому через не-делю ажиотаж спал. Начиналась обычная рутинная работа.
   Звездолет висел на орбите уже четвертый месяц, когда руководство экспедиции на ос-но-вании обобщения результатов полученных разнообразных образцов наконец- таки опре-де-лило место, где будет построена первая постоянная база на планете. Теперь наступили жар-кие дни для десантников.
   Место для базы отыскали живописное, хоть курорт организовывай. Вокруг на не-сколько километров расстилалась поросшая похожей на траву растительностью равнина. Централь-ный комплекс базы было решено поместить на четырех холмах. Оттуда был очень хороший обзор. Вдали чернел лес, мимо синей с серым оттенком лентой тихо несла свои воды река. Впрочем, в непосредственной близости от реки строить что-либо побоя-лись: а ну как ра-золь-ется! Местные климатические особенности пока что были для зем-лян абсолютной загад-кой.
   Для начала выжгли и простерилизовали площадку в десять квадратных километров, за-тем покрыли ее ровным слоем пластбетона. Опять- таки, мало ли что! И уже потом на это осно-вание стали ставить купола зданий. Большую часть из них составляли сборные модули с ав-тономной системой жизнеобеспечения. Подобные конструкции были хорошо отработаны еще во время начала колонизации Марса. Модули соединили крытыми герме-тичными пере-ходами, внутри которых устроили оранжереи. Можно было выйти из моду-лей и наружу, на поверхность Валгаллы. Для этого в конструкции модулей был преду-смотрен специальный шлюз, как в космических кораблях.
   Перед отправкой Леруа тщательно инструктировал десантников: " Запомните, хотя атмо-сфера планеты очень сходна по химическому составу с Землей, дышать этой атмо-сферой строго запрещено. Мы не знаем, какие микробы и вирусы содержатся в местном воздухе, почве, воде и так далее. Запрещено проносить образцы без специальной упаковки или обез-зараживания. На поверхность выходить только в герметически закрытых скафан-драх. Транс-порт также должен быть загерметизирован. Передвигаться внутри модулей в тех же скафанд-рах, что и на поверхности планеты, запрещается. Скафандры должны сниматься и оде-ваться в специальных отсеках. Там же должны храниться используемые на поверхности предметы снаряжения. Но в любом случае необходим тщательный и ре-гулярный инструмен-тальный за-бор проб со снаряжения и оборудования на предмет при-сутствия чужеродных вредных хими-ческих соединений, вирусов и микроорганизмов и ре-гулярное обеззаражива-ние. Помните, что от соблюдения этих правил зависит ваша жизнь и жизнь ваших товари-щей". Надо ска-зать, что инструкция была далеко не лишней. Только за первые месяцы ра-боты экспедиции было выявлено три десятка различных вирусов и бактерий, попадание ко-торых в организм человека мог вызвать различные серьезные за-болевания, в том числе с ве-роятным смертель-ным исходом. Один только этот факт указы-вал на то, с какими сложно-стями придется столк-нуться человеку при колонизации Вал-галлы.
   Ну а пока все больше и больше белых куполов зданий, шпилей и решет-ча-тых мачт ан-тенн появлялось в Долине первопроходцев (так назвали место, где экспеди-ция "Астры" ор-ганизовала основную базу). Там, где раньше в безмятежной тишине плыли белые "пузыри" и сновало мелкое зверье, теперь неторопливо ворочалась тяжелая строи-тельная техника, суе-тились люди и роботы. Время от времени со стороны базы со свистом и урча-нием моторов проносились летающие и наземные транспорты с исследователь-скими груп-пами. Человек решил обосноваться на планете всерьез и надолго.
  

ЛЕС.

   Через неделю настало время покинуть уют базы и группе Кирилла. Десяток десантни-ков на наземном транспортере - много это или мало? На Земле, где за тобой стоит сила государ-ства с его армией, поисково-спасательной службой и так далее, этого бывает вполне доста-точно, чтобы утихомирить толпу распоясавшихся хулиганов, но здесь, в абсолютно незнако-мой местности, когда от базы тебя отде-ляют десятки километров, а от Земли- сотни парсе-ков, десантники чувствовали себя весьма неуютно. Осо-бенно это чувство возросло, когда группа вошла в лес. Сначала кое-как еще можно было ма-неврировать, но потом пошла густая чаща. Даже транспортер был бы не в состоянии свалить дерево со стволом в три обхвата. Впрочем, деревьями эти рас-тения называли только по ана-логии с аналогичной флорой Земли. Вид у некоторых из них был весьма неожиданным. По-пробуйте совместить ствол пальмы и крону клена, с кото-рой свисают темно - красные ягоды плодов на гибких похожих на вьюнок "усах", и вы получите нечто похожее на дерево из вал-галльского леса. Не получа-ется? Ну что же, это и следовало доказать.
   Пятеро из десяти десантников теперь шли рядом с машиной. Как показывал земной опыт Кирилла, из кабины в лесной чаще многого не увидишь, так что пришлось пожерт-вовать комфортом ради безопасности.
   Несколько раз из-под ног удирали змеи, один раз на Кирилла с гудением и жужжанием спикировало нечто, похожее на шмеля-переростка, только размером с взрослого ястреба.
   Гудение мотора явно пугало местное зверье. Корнев видел, как в отдалении мелькают силуэты каких-то небольших животных. Конечно, десантники тоже не смотрели на все это, открыв рты: жужжали видеокамеры, контейнеры потихоньку заполнялись образцами расте-ний. Поль Бернар сделал несколько слепков с отпечатков лап животных.
   Рабочая идиллия была прервана треском, раздавшимся в чаще. Одновременно лес как бы затих. И эта тишина настораживала.
   - Что-то крупное ломится. И прямо на нас.
   - К бою.
   Десантники вскинули излучатели. В тот же самый момент из-за кустов выпрыгнуло стра-ши-лище, какое земляне видели разве что на картинах в палеонтологическом музее. Ростом с двухэтажный дом, на двух бугрящихся мускулами лапах, каждая из которых оканчива-лась четырьмя крюкообразными когтями. Похожая на крокодилью пасть была вся густо усеяна мощными желтоватыми клыками. Дополняли жуткую картину покрывающий все тело твари темно коричневого цвета костяной чешуйчатый панцирь и пара светящихся призрачным желтым светом глаз. Увидев незнакомых существ и странное создание, стоящее на четырех непонятных круглых предметах (вряд ли хищник когда-нибудь ви-дел транспортер), тварь не-уверенно взвыла. И в этот самый момент десантники дружно надавили на спусковые кнопки излучателей. Вой сменился на поросячий визг и, извер-нувшись в воздухе, зверь ломанулся через кусты назад в лесную чащу.
   - Уф, Ну и хохмочка! - сказал Захаров, переводя дух.
   Руки его едва заметно дрожали.
   - Да, здесь надо смотреть в оба.
   В последнем они еще раз убедились буквально минут через десять, когда выехали на большую лесную поляну, поросшую высокой по колено, травой с жесткими, похожими на листовидные наконечники копей стеблями, и абсолютно неожиданно для себя провали-лись по колено в топкую трясину. Казалось, что поверхность болота ничем не отличается от нахо-дящейся буквально в двух метрах от нее тверди. Машину спасли пневматические шины с ре-гулируемым давлением, а вот десантникам, чтобы выбраться из трясины, при-шлось восполь-зоваться антигравитаторами скафандров.
   - Да, без скафандра сюда лучше не соваться! - сокрушался сержант Петров.
   А Корнев задумался. Концепция развития колонии предполагала, что эта планета станет родным домом для миллионов переселенцев. Но как это будет возможно, если колонистам придется передвигаться по поверхности только в скафандрах?! Чтобы создать аналогич-ные земным условия существования для переселенцев, придется очень многое сделать. Значит, человеку придется вмешиваться в местную экологию, менять растительность, за-возить зем-ные растения и домашних животных. Не будет ли это означать новую экологи-ческую катаст-рофу, только теперь на Валгалле? Ответ на это могло дать только будущее.
  

НЕУЖЕЛИ ДИВЕРСИЯ?

   А Валгалла не хотела признавать своих новых хозяев. Впрочем, люди знали, что коло-ни-зация новых миров не будет простым процессом, а потому всерьез готовились к любым воз-можным неожиданностям. Но все учесть невозможно. В этом Кирилл скоро убедился.
   Он надолго запомнил тот день. Кто-то сказал ему, что у парня из восьмого жилого ку-пола есть хорошая компьютерная "стратегичка". Делать как раз было нечего, и Корнев ре-шил поменять эту игру на свою "Страну легенд". Идти по бесконечной паутине кори-доров не хо-телось, и Кирилл решил пройти по поверхности. Так было короче. Он вышел из купола через шлюз и потопал к "восьмерке". Внешне жизнь колонии текла как обычно. Он не сразу нашел искомый купол в ряду похожих, как близнецы, строений. А когда на-шел, то был не-ожиданно остановлен парой десантников, снаряженных в тяжелые скафан-дры. У одного был на рукаве нанесен шеврон капрала десантного отряда.
   - Куда вы идете?
   Кирилл удивился. Но поведение обоих десантников, довольно нервное, явно свидетельст-во-вало, что их интерес совсем не праздный.
   - В восьмой жилой.
   - А в каком куполе вы живете?
   - Во втором.
   - Цель визита в купол? Давно ли посещали купол в последний раз?
   Этот довольно хамоватый стиль поведения и расспросы, более похожие на допрос, начали раздражать Кирилла
   - По личному делу. А в чем дело? Что за допрос? Кто вы вообще такие и что тут проис-хо-дит?
   - А вы кто? Имя, звание, должность?
   Корнев забыл, что на нем гражданский скафандр без указания звания и принадлежности к службе.
   - Капитан Корнев, отряд исследователей-десантников, группа ксенологов. Вот моя иден-тификационная карточка.
   - Прошу прощения, сэр. Капрал Сташевский, рядовой Хельге. Исследователи- десант-ники, силовой отряд два. В куполе восемь чрез-вы-чайная ситуация. Прошу за мной.
   Тут Кирилл обратил внимание, что по периметру вокруг купола номер восемь и при-мы-кавших к нему шестого и пятого стоят пары десантников. Буквально в пятнадцати метрах стоял развернутый в рабочее положение вагончик с красным крестом. Судя по шифру, ука-занному рядом с эмблемой, вагончик являлся передвижной биолабораторией. Сердце Ки-рилла закололо от нехорошего предчувствия. Внутри вагончика его подвергли настоящему допросу. Спрашивали, бывал ли он раньше в куполе, с кем из жильцов купола общался. За-тем заставили сдать несколько анализов. И только потом объяснили, что про-изошло. Оказа-лось, что трем обитателям купола стало плохо. Одного успели поместить в камеру анабиоза. Остальных двух спасти не смогли. И теперь, до выяснения причины чрезвычайного происше-ствия, в отношении обитателей восьмого и смежных с ним купо-лов введен каран-тин. Ана-лизы Корнева не показали никаких отклонений от нормы, и Ки-рилла отпустили с миром.
   Капитан вернулся к себе в купол. И стал ждать новостей. Они скоро последовали. Ру-ко-водство экспедиции не спешило объявлять на базе эпидемическую тревогу. Впрочем, обита-тели базы узнали о происшествии уже к концу дня. Слухи распространяются быст-рее всякой инфекции.
   А пока медики искали причины гибели двух исследователей, обнаружили еще двух за-бо-левших с похожими симптомами. Вот после этого (а новые случаи были обнаружены три дня спустя после происшествия в куполе номер восемь) Сосновскому, Ньюмену и Ле-руа при-шлось сделать совместное заявление.
   Вид у профессора был совсем не веселый. Медикам хвалиться было нечем: " Мы пока не знаем точной причины заболевания. Симптомы показывают на отравление токсином неиз-вестной природы. Поражение производится легочным путем. Следы токсина обнару-жены в атмосфере восьмого жилого модуля и второго ангара наземных машин. Таким об-разом, можно сразу отвергнуть вирусную природу заболевания. Однако мы не нашли ис-точник по-падания токсина в атмосферу. Поэтому призываю всех к повышенной бдитель-ности".
   К повышенной бдительности. Неужели диверсия? В принципе, если подумать, то на Земле нашлось бы достаточно заинтересованных сил, которые пошли бы на все, лишь бы не дать Братствам колонизировать планету. И были те, кто не побрезговал бы и бактерио-логи-ческой атакой. Но бактериологическое оружие надо было пронести и постоянно хра-нить на корабле, чтобы доставить на Валгаллу. А это было невозможно. Весь корабль ре-гулярно ос-матривался вездесущими автоматами. Да и откуда было потенциальному ди-версанту знать, что экспедиция обнаружит подходящую для колонизации планету? Нет, диверсия тут явно не причем.
   Через полторы недели, после еще одного случая заражения, биологи все же обнару-жили причину. Это оказалась тончайшая плесень-паразит, менявшая свой цвет под цвет окружаю-щей среды. К тому же, как выяснилось, на плесень не действовали никакие зем-ные яды и де-зактивирующие излучатели. Зато ее хорошо убивало жесткое излучение. Пришлось обраба-тывать ступни скафандров и колеса машин радиационными излучате-лями, поставленными на минимум.
   И это был лишь первый сюрприз, который преподнесла Валгалла.

АТАКУЮТ "АМЕБЫ".

   Рисковать приходилось чуть ли не каждый день. Работа в "Зоне полного отчуждения" была по сравнению с освоением Валгаллы просто раем. Однако спасали опыт и интуиция.
   Вот и сейчас Кирилл почувствовал неладное задолго до наступления опасного мо-мента. Голову словно обручем сдавило, в животе поселилась тошнота. И чувство это уси-ливалось по мере того, как они двигались вперед. Кирилл это ощущение знал достаточно хорошо. Ор-га-низм сигнализировал: замечена опасность.
   Корнев потянулся к микрофону.
   - Парни, смотрите внимательно по сторонам. Я что-то чую.
   - Ну, у тебя и нюх! На три километра сквозь стенку, - откликнулся кто-то из десантни-ков.
   Захаров, сидевший сзади, в утробе десантного отсека, издал какой-то неясный звук, и шут-ник мгновенно заткнулся.
   Все же момент атаки Корнев едва не прозевал. Примерно в ста метрах от того места, где проезжал транспортер, лежало нечто, очень похожее на серый валун. Такие валуны попада-лись исследователям довольно часто. Но когда транспортер проезжал мимо, не-ожиданно за-пищал один из приборов на пульте машины. Кирилл бросил взгляд на при-борную доску и обмер: пищал энергетический детектор - пеленгатор, показывая, что по-близости находится мощный источник энергии. И все данные свидетельствовали, что ис-точником энергии явля-ется именно валун.
   - Поле! - отрывисто приказал капитан.
   И в этот момент "валун" дернулся и с огромной скоростью понесся к вездеходу. При этом его цвет сменился с серого на ярко - оранжевый.
   - Боже, да ведь он живой!
   Что произошло дальше, никто не понял. Ощущение было такое, что каждую клеточку тела прокололи иголкой. В наушниках радио раздался дикий визг и треск.
   - Мама!
   "Валун" мчался наперерез машине землян. При этом было видно, как постепенно непо-нят-ное существо (а в том, что это живое существо, сомнений не было) меняло свои очер-тания, пре-вращаясь постепенно в оранжевый блин, то и дело выкидывающий в стороны отростки-лож-ноножки.
   - Пальни по нему!
   Раздался треск разряда. Существо только запульсировало сильнее. И снова всех тряхнул удар непонятной энергии.
   - Чем это оно по нам стреляет?
   - А бес его! Только бы успеть вовремя смотаться. Оно явно враждебно.
   - Не отстанет - попытайся достать гранатой, - спокойным голосом посоветовал всегда не-возмутимый сержант.
   Взрыв нескольких гранат произвел достаточно неожиданный эффект. Существо разо-рвало на примерно десяток кусков. Цвет их заметно потускнел, став грязно-желтым.
   - Ну, вот и все. Ладушки- оладушки! - криво усмехнулся Костя.
   Вездеход остановился. Кто-то полез в карман за сигаретами. И тут раздался вопль:
   - Господи, да оно снова движется!
   Все прилипли к смотровым окошечкам и экрану монитора наружного наблюдения. Дейст-ви-тельно, три самых крупных "ошметка" неожиданно словно начали расти в размерах. Не-много "пополнев", "ошметки" целеустремленно двинулись навстречу друг другу и, на-конец, столкнулись. Раздался треск, сверкнула ярко-белая дуга электрического разряда, и существо снова превратилось в единое целое, которое начало методично пожирать ос-тальные куски своей прежней "плоти".
   - Пора делать ноги.
   Вездеход завыл мотором и понесся прочь. За ним понеслось странное создание. Однако по-степенно оно начало отставать, а затем замерло, при этом обретя светло коричневую окраску, под цвет травы.
   По возвращении на базу десантников после подробного расспроса отправили " на рас-тер-зание" к медикам, которые заставили бедолаг сдать кучу различных анализов и тес-тов. Впрочем, никто особо не роптал. Мало ли какое действие на организм мог оказать разряд не-известной энергии!
   На следующее утро десантников собрали в лаборатории.
   Профессор Феретти, биолог, обеспечил каждого чашкой, кого чая, а кого кофе, и начал свой рассказ.
   - Ну что, господа, должен вас огорчить. Вы не первые наблюдаете это жуткое суще-ство. Хотя у вас самые детальные наблюдения. Судя по данным приборов, существо, на-зовем его условно "амебой", "обстреляло" вас каким-то изучением. Природа его, скорее всего, элек-тромагнитная. По поражающим свойствам оно похоже на наши парализующие лучи. На вас никакого серьезного влияния оно не оказало. Очевидно, броня ослабляет его свойства. Зато для местных животных оно губительно. Недавно группа Дюпре обнару-жила парализован-ное животное и амебу, которая собиралось им попировать. Существо попыталось оглушить де-сантника таким же образом, как и вас, после чего Дюпре приме-нил дезинтегратор. Хищ-ник ретировался.
   - Что это за существо?
   - Думаю, оно похоже на земных амеб. Хотя оно состоит из множества одноклеточных су-ществ, но выживать и эффективно добывать пищу они, по-видимому, могут только вместе.
   - Колония амебообразных существ?
   - Именно так. Но вот разобраться с природой их происхождения и принципами функ-ционирования их организма можно только взяв образец. Оно как бы выпадает из из-вестной нам картины местного биоценоза. И вот что интересно. Одна из автоматических камер сле-жения сняла процесс охоты такого существа. Хищник просто растворил в себе жертву, обво-лок и растворил. На месте "трапезы" остался только пепел. Поэтому будьте крайне осто-рожны. При любой угрозе используйте дезинтеграторы.
   Увы, сам Феретти не последовал своему же совету и оказался слишком беспечным. Три недели спустя исследователи поймали силовой сетью "амебу". Решив, что из кокона си-ловой сети тварь не выберется, они просто заперли запеленатого в нее хищника прямо в лаборато-рии. Но энергетика существа оказалась слишком высокой, и оно неожиданно вы-свободилось из силового кокона, причем как раз в тот момент, когда в комнате находился ассистент про-фессора.
   Кирилл как раз дежурил в соседнем отсеке и вместе с дежурной группой прибежал к ла-боратории по сигналу тревоги. Помочь ассистенту профессора они не могли, поскольку дверь была в соответствии с режимом безопасности заблокирована и могла быть открыта только с центрального пульта управления. Зато они могли наблюдать развязку. Судьба моло-дого че-ловека оказалось поистине ужасной. Существо просто растворило его в себе. Оста-лись только пластиковые и металлические детали костюма да горстка пепла. После этого хищник уничтожил в комнате все, что содержало в себе сколько-нибудь органики, кроме, как это не странно, растений. Растения остались стоять обугленные, но не раство-ренные. Правда, по-том, при первом же прикосновении, они просто рассыпались в пепел.
   Встал вопрос, а что же делать с высвободившейся тварью. Оставлять ее в лаборатории было слишком опасно. Кто знает, что она еще предпримет!
   У профессионалов как-то не принято показывать свои эмоции по поводу смерти дру-гого человека. Но тут Кирилл, а ему пришлось не раз видеть смерть в самых неприятных ее об-личьях, еле сдержал порыв рвоты. Другие выглядели не лучше: бледные, лица пере-кошены. Тем более что существо, принявшее знакомую оранжевую окраску, начало раз за разом ки-даться на дверь. Слышалось шипение. Было видно, как в комнате пузырится краска и оби-вочный материал стен. Того и гляди загорится!
   - Группа 2-10.
   Голос в наушниках оторвал от созерцания ужасной картины.
   - Слушаем.
   - Мы решили уничтожить тварь. Сейчас принесут "дезы". По сигналу, как только мы раз-блокируем дверь, сожгите объект. Как поняли?
   Стараясь сдержать дрожь в голосе, Кирилл, который исполнял обязанность старшего де-журной группы, ответил:
   - Поняли. Выполняем.
   Послышался топот ног. Прибежал незнакомый капрал, принес в руках пять толстостволых дезинтегратора и тут же предпочел унести ноги. В куполе уже не было никого, кроме пяти десант-ни-ков - всех эвакуировали. В ожидании писка, который сообщит о снятии блоки-ровки с двери, Кирилл почувствовал, как весь взмок. Пот даже попал в глаза, и те начало щипать. Но тут послышался пищащий звук.
   - Три...Два... Один...
   Дверь отъехала в сторону, и тварь тут же кинулась в открывшийся проход. Ее встретил шквал выстрелов из дезинтеграторов. Существо под их лучами словно растаяло, оставив по-сле себя черный обугленный след. Итог был печальный: один погибший, четверо оглу-шен-ных парализующим излучением, в том числе один в состоянии комы. Такой дорогой ценой стало известно, что "амебу" могут остановить только металл, пластик, бетон или компо-зит-ная броня. Причем пластик должен быть никак не тоньше четырех сантиметров, иначе "амеба" его просто прожигала. Остальные же материалы не создавали для нее никакого пре-пятствия. Так Валгалла снова напомнила, что земляне не у себя дома.
   После этого инцидента всем десантникам выдали дезинтеграторы. По "амебам" было приказано открывать огонь немедленно после обнаружения. Человек принял вызов.

ХИЩНИКИ ВАЛГАЛЛЫ.

   Пора было подумать и о том, что делать с "Астрой". Держать звездолет постоянно на ор-бите не хотелось. Значит, надо было искать подходящее укрытие, поскольку для по-стройки ангара не хватило бы ни сил, ни средств.
   Укрытие решили устроить в недрах потухшего древнего вулкана. Подходящее место на-шлось аж в тысяче километров от базы. Но у него было настолько много положитель-ных особенностей, что огромное расстояние решили не учитывать. Во-первых, укрытие находи-лось поблизости от богатейшего месторождения редкоземельных металлов. В двухстах кило-метрах от предполагаемой базы нашли и нефть. Во-вторых, в предполагае-мом укрытии спо-койно бы поместилось три или четыре таких звездолета, как "Астра". Это тоже был нема-ло-важный фактор, поскольку на Земле в Убежище ждали своего часа и другие звездолеты. И когда этот срок наступит, им тоже понадобится база. Встал вопрос, а где найти оборудова-ние для новой базы. И тогда все вспомнили про космическую базу Древних, которую экспе-диция открыла в прошлом году, но затем законсервировала и больше не использовала. Те-перь эта база превратилась в хранилище для оборудования, снятого экспедицией с других по-добных укрытий Древних. Кроме того, на базе были час-тично разрушенные сектора, которые зем-ляне решили не восстанавливать. Если собрать все это оборудование и конструкции, то можно было весьма неплохо оборудовать новую стоянку звездолета. Решили так и посту-пить. Ну а пока колонисты обследовали пещеры и прилегающие окрестности.
   Настало время направить группу геологов для пробного бурения нефтяной скважины. От того, насколько велики запасы нефти и газа, а также от их химических свойств зави-село очень многое. Без нефти и нефтепродуктов нельзя наладить местное производ-ство пла-стмасс и большую часть композитных материалов. Кроме того, машины с двигателями внут-реннего сго-рания были гораздо дешевле их аналогов с энергонакопителями, а вопрос финанси-рова-ния всегда висел над Проектом дамокловым мечом.
   Поэтому к экипировке геологов подошли достаточно серьезно. Одиннадцать тяжелых со-члененных гусеничных вездеходов "Пионер ЭП" ждали свои экипажи. Потомки весьма зна-менитых в конце 20 - начале 21 века "Харьковчанок" и "Витязей" состояли из двух гу-сенич-ных тележек- модулей, жестко соединенных специальным сцепным устройством. Первый модуль- тягач, на котором в зависимости от комплектации монтировался жилой мо-дуль, ла-боратория или мастерская. Что же касается прицепных модулей, то они были пред-ставлены в самых разнообразных вариантах: жилые, грузовые фургоны, плат-формы для пере-возки тяже-лых грузов, для перевозки техники и даже со смонтированными на них миниа-тюрными атомными реакторами. Техника эта проявила себя с самой положи-тельной стороны в самых разных климатических условиях, от Антарктических льдов до пустыни Сахары. Но для Вал-галлы был разработан специальный вариант, сконструиро-ванный так, чтобы макси-мально обезопасить экипаж от влияния условий чужой планеты. То есть гусеничные мон-стры были оборудованы разнообразными средствами защиты, от лазеров в дистанционно управляемых башенках тягачей и генераторов силового поля до специальных глушителей инфразвукового излучения и двойных шлюзов наподобие тех, какими оснащают космические корабли. Од-нако эти машины были весьма неповоротливы и медлительны, и потому для их сопровожде-ния выделили три боевых машины на маг-нитной подушке "Тигр".
   Рано утром "Стрела" доставила десант в "Пещеру Али - Бабы" (так десантники назвали новую базу экспедиции). Дальше шла пересечен-ная местность, и садиться там было небезо-пасно. Одиннадцать тяжелых машин дружно взре-вели моторами, пустив в небо струи темно-серого дыма, и караван тронулся. Теперь пред-стояло четыре часа езды по слабо пересечен-ной местности. Но если пассажиры "Пионеров" могли спокойно рассматривать окрестности через иллюминаторы, то боевые "Тигры" для этого предназначены не были.
   Да десантникам было и некогда этим заниматься. Не успели они удалиться даже на два-дцать километров от места высадки, как из-за одного из холмов вынырнула "амеба". Заметив ярко-оранжевый блин, ближайший "Тигр" врезал по нему из башенного излучателя, пере-ме-шав тварь с песком. После этого не до отдыха было даже самым флегма-тичным из от-ряда. В небе появились "скаты".
   Почему летающих хищников чужой планеты назвали именем хищников моря? Да, "скаты" Валгаллы были очень похожи на земных скатов - хвостоколов: то же торпедооб-раз-ное тело, большие кожистые "крылья" и длинный хвост - хлыст, усаженный шипами. Впе-чатление портили два прозрачных газовых пузыря, благодаря которым хищник собст-венно и держался в воздухе, и клыкастая пасть, которая находилась точно посреди брюха твари, то-гда как у нормального земного зверя ротовое отверстие должно было находиться на голове.
   Своеобразен был и способ охоты. "Скат" пикировал сверху на намеченную добычу и сбивал ее мощным ударом хвоста, шипы которого выделяли смертельный для большин-ства местных животных яд. Впрочем, как показывали данные медиков, у человека этот яд мог вызвать только сильную головную боль. Кроме того, тварь глушила жертву ударами "крыльев". Да и удар сотни килограммов костей, мяса и жесткой, как броня, шкуры дейст-во-вали на жертву весьма сильно. Потом хищник накрывал поверженную жертву всем своим телом, а когда взлетал, на земле оставались только ее обглоданная шкура и измель-ченные кости.
   И вот один такой "скат", очевидно, принял летающего робота- наблюдателя за под-хо-дя-щую жертву и спикировал на него сверху. Удар хвоста был настолько силен, что авто-мат рухнул вниз с высоты двух километров. Робота, конечно, можно было починить, но только не в условиях экспедиции. Раздосадованный Рейнольдс тут же сбил хищника вы-стрелом из бластера, на что Захаров красноречиво покрутил пальцем у левого виска. Обиженный аме-риканец после этого не разговаривал с Костей до следующего утра. Ну а летающие хищники с завидным упорством начали постоянную охоту за летающими автоматиче-скими камерами.
   У "скатов" был опасный соперник. Земляне назвали его "летающий спрут", хотя позже утвердилось более краткое название - просто "спрут". Назвали тварь так потому, что в по-лете она была похожа на большого кальмара, плывущего в море. Такой же пуле-видный си-луэт, те же щупальца, в полете прижатые к телу.
   В отличие от "скатов" охотились эти хищники парами. Однако заснять вблизи процесс охоты никак не удавалось. Зато теперь недостатки данных наблюдения были возмещены сполна. Было это так. Геологи добрались до места работы и стали разворачивать лагерь. Ус-тановили кругло-су-точное дежурство. Периметр лагеря огородили спиралями Бруно и уста-новили генера-торы защитного поля. Кроме того, по периметру расставили камеры наблюде-ния. Вся ин-формация выводилась на пульт передвижного поста безопасности, смонтирован-ного на одном из "Пио-неров". Кириллу пришлось дежурить "собачью вахту", с ноля часов до семи утра мест-ного времени. Часов в местных сутках было двадцать пять. И вот перед са-мым концом де-журства одна из камер зафиксировала любопытную картину. "Скат", ата-куя, как обычно, сверху, сбил какое-то летающее существо, полуптицу - полуптеродак-тиля, и уже со-бирался было по-пиро-вать жертвой, как из-за деревьев вынырнула пара "спрутов". "Скат" дернулся, как ош-парен-ный, и свечой взмыл в небеса. Причина такого поведения хищника выяснилась бук-вально через две секунды, когда один из приборов контрольного пульта за-фиксировал всплеск инфразвукового излучения. Мощности удара было достаточно, чтобы отпугнуть грозного хищника. После этого один "спрут" спус-тился к телу отбитой жертвы, а второй ос-тался не-подвижно висеть в воздухе.
   Вместо рта у "спрута" был хоботок, наподобие того, которым комары сосут кровь. Этот хоботок хищник погрузил в тело жертвы. Вначале ничего не происходило, но затем тело по-верженного существа стало быстро съеживаться, как корпус надувной лодки, из которой вдруг выпустили воздух. Через две минуты от птицеящера осталась только шкура, покрытая какой-то слизью. Кирилла передернуло от отвращения.
   - Как ты думаешь, что это было? - спросил Корнев у Денисова, дежурившего вместе с ним.
   - Скорее всего, так называемое внешнее переваривание. "Спрут" через хоботок впрыс-нул в тело жертвы что-то типа желудочного секрета, а потом втянул образовавшуюся пи-татель-ную смесь через все тот же хоботок, - невозмутимо ответил Александр.
   Когда Кирилл представил себе эту картину, его живот скрутило позывом к рвоте. Он еле успокоил себя....
   Скоро "скаты" и "спруты", окончательно уверившись в том, что большие медлитель-ные существа (наверняка именно так они воспринимали вездеходы) и маленькие фигурки людей не могут принести им никакого вреда, начали нападать на людей, не осторожно выходящих за периметр лагеря. Конечно, никакого вреда людям в скафандрах хищники принести не могли, но такая агрессивность заставляла задуматься о будущем колонии. Не заставлять же будущих колонистов постоянно ходить в скафандрах! И если от "скатов" можно было от-биться без особого риска с помощью соответствующим образом настроен-ных генераторов электромагнитного излучения, то риск быть переваренным заживо "спрутом" никого бы не вдохновил. Значит, выбор был прост: или "спруты", или колони-сты. Денисов, как старший группы, направил развернутый рапорт руководству через спутник.
   Ответ пришел через два дня. Десантникам помимо охраны лагеря было поручено вы-явить места гнездования "спрутов" и, вообще, собрать как можно больше сведений о них. Возмож-ностей было больше, чем достаточно. Хищники просто игнорировали присутствие землян. Вскоре стало понятно, почему одна из тварей всегда патрулировала в воздухе. Камеры за-фиксировали такую картину. На лугу в километрах двух от лагеря пасся пред-ставитель мест-ных жвачных. Пасся и явно не знал, что смерть приближается к нему сзади в виде трех "спрутов". Заметило опасность животное слишком поздно. Один из хищников спикировал на цель сзади, щупальца захлестнули тело жертвы, и секунд через пятнадцать лапы ее подог-ну-лись, и животное завалилось на бок. Два "спрута" присосались к телу жертвы, а один ос-тался патрулировать небо. Причина стала понятна секунд через пятна-дцать, когда Кирилл заметил в двухстах метрах некий весьма подозрительный "блинчик", по цвету абсолютно слив-шийся с окружающей растительностью. Инфракрасный сканер подтвердил подозрения исследова-теля. Это была "амеба", и она явно намеревалась атако-вать. Стоило "блинчику" дви-нуться вперед, как "спрут"- часовой издал короткий ин-фразвуковой вопль. Оба пожи-равших жертву хищника немедленно пришли в движение: щупальца сжались в пучок вдоль тела, хо-ботки были втянуты внутрь. И все же один из "спрутов" взлететь не успел, потому что "амеба" не-ожиданно "выстрелила" двумя оран-жевыми "ложноножками", захлестнув ими хищника. В результате от хищника, а затем и от его жертвы не осталось ничего, кроме пепла.
   Саму же тварь ожидала не слишком приятная участь быть испепеленной башенным де-зинтегратором - Корнев в точности следовал данным руководством инструкциям.
   В последующие дни десантникам пришлось уничтожить еще несколько "амеб". По-хоже, что и "спруты", и "амебы" были готовы атаковать любое излучающее тепло суще-ство или предмет. Но если "спруты" вреда машинам и людям в скафандре причинить не могли, то "амебы" умудрялись устраивать короткие замыкания в любом электрическом оборудовании, с каким соприкасались. Да и действие их парализующего излучения на здоровье людей было не слишком благоприятным. В общем, война между человеком и исконными обитателями Валгаллы была в полном разгаре.

ПЕРВАЯ ЗИМА.

   Когда земляне прилетели на Валгаллу, там была весна. Но время шло, и было похоже, что наступает местная зима. Судя по всему, время предстояло не слишком приятное. Темпера-тура за окнами резко упала. Если раньше столбик термометра показывал от "+17" до "+21" граду-са по Цельсию, то теперь даже в полдень температура была едва выше "+3". В небе больше не было видно ни одного "пузыря". Исчезли летающие "спруты" и "скаты". Причем эта пе-ремена произошла всего за неделю. "Спруты", судя по всему, уст-раивались в зимнюю спячку на болотах. Когда к таким "лежбищам" приближались де-сантники, то обычно актив-ные хищники практически никак не реагировали. Такая спячка, как потом предположили ученые, была связана с резким усилением ветра, который дул теперь со скоростью никак не меньше 20-30 метров в секунду. Семьдесят километров в час - не слишком приятно! Не-сколько раз приходилось ловить оторванные резкими поры-вами ветра с привязи аэростаты с приборами наблюдения. Вскоре аэростаты вообще при-шлось убрать в ангары. Количество окружающего зверья резко уменьшилось. Зимы, похоже, здесь были суровые.
   Но действительность опрокинула самые мрачные прогнозы. Запомнился первый вал-галльский снег. Вернее, это следовало бы назвать не снегом, а льдом. "Снежинки" больше напоминали мелкие крупинки льда с острыми, как у бритвы, краями. Кристаллики падаю-щего "снега" имели такую скорость и прочность, что инженерам пришлось немало поло-мать го-лову, чтобы придумать, как защитить линзы оптической аппаратуры. А пока те корпели над своими идеями, склад экспедиции за зиму пополнился немалым количеством исцарапан-ных "снегом" линз.
   Небо покрылось непроницаемым пепельно-серым покровом снежных туч. Светило по-ка-за-лось в небе едва ли три раза за всю зиму. Как впоследствии выяснилось, ситуация вполне нормальная для валгалльской зимы.
   Затем в три дня льдом покрылись все окрестные водоемы. Столбик термометра про-дол-жал стремительно опускаться. Через две недели среднесуточная температура упала до "-25" по Цельсию. Ночью бывало и "-40". И это был не предел. Ветер дул такой, что пользоваться воздушным транспортом стало абсолютно невозможно. Земляне потеряли два магнитолета и четырех членов их экипажей. Трое погибло в результате аварии, чет-вертый погиб от обмо-рожения уже на земле. Спасательная команда, заплутав из-за потери ориентировки, просто не успела его спасти. Теперь базу покидали только группы на на-земном транспорте, да и то был вынесен строжайший запрет удаляться от базы более чем на тридцать километров. Впрочем, затем даже это стало невозможным, поскольку из-за густо падающего снега радиус видимости часто не превышал пятнадцати - двадцати мет-ров. Бешеный ветер закручивал вихри из снежной пыли, гнул и ломал местные деревья. Как- то раз один такой снежный вихрь с корнем вырвал две прожекторные мачты и отнес их на километр в сторону. Прожек-тора оказались смятыми в блин. А уж сколько проводов было оборвано - так вообще не счесть! Даже между корпусами в темное время суток (а зимой оно достигало девятнадцати часов из двадцати пяти часов планетарных суток) при-ходилось передвигаться, держась за на-тянутые леера.
   Было решено на время зимы свернуть почти все научные программы. Активно рабо-тали только биологи, геологи и метеорологи. Остальные мучились от безделья. Хорошо, что ос-новные купола были связаны герметичными коридорами. Но ходить по этим полу-прозрач-ным трубам, видя, как вокруг бушует снежная стихия, было просто жутко. Не-вольно закра-дывалось сомнение, а не прорвет ли поток ледяного ветра такую тонкую и внешне хрупкую преграду композитной брони.
   Созвали совещание и решили даром времени не терять. Нельзя вести исследования на Валгалле - значит можно продолжить программу по исследованию космоса. На случай экс-тренной эвакуации базы оставили "Стрелу", а "Астра", забрав всех незанятых членов экс-педиции, отправилась в космос. Больше всех, конечно, радовались пилоты. Кончился их почти полугодовой вынужденный простой. Одной из целей полета была определена база Древних, с которой следовало забрать оборудование для создания стоянки "Астры".
   В состав экспедиции вошел и Корнев.
   Новый год по земному календарю экипаж и пассажиры "Астры" (если их так можно на-звать) встретили в космосе.
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ГОД 2101. ЗВЕЗДЫ И ТЕРНИИ.

УБИЙСТВО ИЛИ НЕСЧАТНЫЙ СЛУЧАЙ?

   Полет "Астры" проходил успешно. Звездолет без происшествий достиг базы Древних, за-брал там необходимое оборудование и лег на обратный курс.
   Ничто не предвещало беды, так обычно пишут в детективных романах. Корнев ока-зался на месте происшествия случайно: его просто мучила бессонница. Это были ночные часы по корабельному времени, когда бодрствовала лишь ночная вахта, а освещение в ко-ридорах го-рело в треть накала. Кирилл пошел к лифтам, намереваясь попасть в комнату отдыха третьей пассажирской палубы. Говорили, что там в игротеке хранятся интерес-ные компьютерные игры. Он подошел к лифтовой шахте, но площадки лифта на месте не оказалось. Он повер-нулся ко второй шахте (все лифтовые шахты корабля были парными), но и там не было лифта. И тут он почувствовал запах Смерти. Нет, конечно, к обонятель-ным ощущениям это чувство не имело никакого отношения. Просто никак иначе не назо-вешь то чувство, которое испытывает тренированный телепат, когда рядом умирает или умер человек, особенно, если это происходит насильственным путем.
   Кирилл поднес к губам руку с браслетом коммуникатора на запястье.
   - Диспетчер, здесь капитан Корнев, Б. /3.А.2./022. Пассажирская палуба два, уровень один. Срочный вызов аварийной группы и медиков. Предполагаю аварию лифтов группы три.
   - Понял вас, высылаю группу, - раздался в микрофоне хрипловатый голос диспетчера.
   - Жду.
   Кирилл осмотрелся по сторонам и пожалел, что не захватил с собой бластер. Всем На-блю-дателям выдали специально разработанный компактный вариант оружия.
   Минуты через четыре в коридоре послышался топот ног. Из прохода выбежали трое в комбинезонах с нашивками инженерной службы. Следом, пыхтя и отдуваясь, спешил док-тор со своим чемоданчиком.
   Один из техников вскрыл панель управления и попытался вызвать лифт. Никакого ре-зуль-тата. Тогда второй достал плоскую планшетку ноутбука.
   - Ничего не понимаю: компьютер не фиксирует лифты вообще... Вышлите робота - ка-меру.
   Через три минуты на экране портативного компьютера появилось изображение. Оба лифта "сидели" на техническом уровне, и на одной из площадок... на одной из площадок лежала скрюченная фигура человека.
   - О, черт, ты видишь это, Сэм?
   Второй техник грубо выругался на английском.
   - Док, вам придется спускаться туда на гравитаторе. Похоже, что для вас есть срочная ра-бота.
   Доктор кивнул, и, включив жужжащий прибор у себя за спиной, шагнул в шахту. Насту-пила тишина.
   - Ну что там, док? Что, доктор?
   - Парень мертв, - раздался глухой голос. - Парень мертв.
   Через десять минут площадка поднялась на палубу номер два, и теперь можно было раз-гля-деть мертвеца. Ничем не примечательная фигура и лицо, так сказать, личность без осо-бых примет, серая тень, как таких еще называют "профи". У Кирилла появилось нехоро-шее пред-чувствие, которое подтвердилось несколько секунд спустя, когда доктор поднял с пола кар-точку удостоверения.
   - Инспектор Стоун.... Вот дьявол, парень из группы безопасности!
   Возле лифта появились двое агентов группы безопасности.
   - Инспектор Вольфштейн. Что тут произошло?
   - Погиб ваш коллега, инспектор. Похоже, несчастный случай.
   - Понятно, кто обнаружил труп?
   - Мы увидели его, запустив камеру в шахту. Мы не могли определить положения лифта с помощью корабельного компьютера. Ну а потом туда спускался доктор.
   - На антиграве?
   - Да, сэр, на гравитаторе.
   - А кто вас вызвал?
   Кирилл выступил вперед.
   - Я. Капитан Корнев. Группа ксенологов. Хотел спуститься на третью палубу. Там есть игротека. Лифты не сработали на вызов.
   - А почему вы вызвали доктора?
   - Вообще-то, это стандартная процедура при авариях такого типа.
   Потом Корнев сообразил, что инспектор наверняка прослушает его переговоры с дис-петчером и добавил:
   - Я почувствовал.
   - Почувствовал? Ах да, вы же в группе все тренированные телепаты... Техники и доктор свободны. Виктор, запишите их показания. И еще, пусть Андерсен опросит дис-петчеров. Вы, Корнев, останьтесь.
   Пришли еще двое инспекторов, и началась рутинная процедура осмотра места проис-ше-ствия. Корнев смотрел на труп, и при этом его профессиональная интуиция буквально во-пила: что-то тут не так. Предчувствие подтвердилось, когда инспектор расстегнул фор-мен-ную куртку на теле погибшего. Под ней оказалась компактная кобура с бластером, и за-стежка кобуры была расстегнута. Агент вынул пистолет. Кнопка предохранителя была утоп-лена в положение "к бою".

ДОЗНАНИЕ.

   А потом были допросы. Из разговоров с инспектором Кирилл сделал вывод, что следст-вие склоняется к версии о несчастном случае. И на последнем из допросов он не выдержал.
   - Вы, наверное, знаете, инспектор, что я несколько лет служил в подразделениях спе-ци-ального назначения, а до этого получил высшее юридическое образование...
   - И...?
   - У меня есть кое-какие предположения.
   - Да? Слушаю вас.
   - Но можно мне в начале задать один вопрос?
   - Вы мне? Интересно. Вроде не я вас опрашиваю, а вы меня. Хорошо, коллега.
   Последнее слово прозвучало с явным оттенком сарказма.
   - Этот парень, Стоун, был хорошим профессионалом?
   Тут инспектор насторожился.
   - Да, он много лет работал в ЦРУ как оперативник.
   - А как боец он был хорош?
   - Это уже два вопроса.
   - И все же? Хорошо ли он умел драться?
   - Я не понимаю, к чему вы клоните. Это только в дурацких детективах оперативнику надо молотить кулаками направо и налево. Агент не должен привлекать к себе чужого вни-мания.
   - Значит, боец он был не из лучших?
   В голосе инспектора прорезались нотки явного раздражения.
   - Да, ну и что?
   - Скажите, стал бы нормальный оперативник отправляться в прогулку по кораблю с рас-стегнутой кобурой и взведенным пистолетом в ней?
   - А вы парень не промах, - теперь в голосе сотрудника службы безопасности слыша-лось удивление. - Хороший вопрос.
   - Кое-чему и нас учили, - скромно заметил Корнев.
   - А теперь можно задать вопрос вам?
   - Пожалуйста, - капитан пожал плечами.
   - А почему вы зацепились за эту деталь?
   Инспектор был явно не так прост, как казался. Но у Кирилла готов был ответ.
   - Положение тела. Такое ощущение, что "клиент", то бишь погибший, не вошел в лифт, а влетел туда, с разбега ткнувшись в противоположную от входа стенку.
   - То есть вы хотите сказать, что его туда толкнули?
   - Да.
   - Хмм, возможно... возможно...
   Во взгляде инспектора Вольфштейна промелькнула ироническая усмешка.
   - Все, что вы высказали, капитан, очень интересно. У нас есть кое-какие данные, которые кос-венно подтверждают ваше предположение о насильственном характере смерти Стоуна. Но... но у всей этой истории есть одна интересная особенность. Все лифты находятся под контро-лем автоматических камер наблюдения. Так вот, одна из камер зафиксировала, как Стоун входил в лифт. И никаких следов его убийцы.... Думаю, что не нужно вам объ-яснять, что вы обязаны хранить свои предположения в тайне до конца расследования. До свидания.
   Такая резкая смена тона в конце разговора, очевидно, должна было означать: "Я узнал от вас все, что хотел, а теперь перестаньте путаться у меня под ногами и лезть не в свое дело. Предоставьте вести следствие нам, профессионалам". Вот только Корнев не соби-рался со-глашаться с такой позицией Вольфштейна. На то было много причин.
   Когда Кирилл вошел в свою каюту, то заблокировал дверь изнутри. Пора было за-няться своим собственным маленьким расследованием. Набор комбинации клавиш на консоли ком-пьютера, несколько странных, словно судорога пробежала по руке, движений "мышкой", и в казавшейся монолитной стене каюты что-то щелкнуло, из открывшейся ниши выдвинулась полочка, на которой лежало нечто, похожее на серебристого цвета сетчатую корону, от ко-торой отходили к стене три проводка, а также коробочка с не-сколькими кнопками. Корнев одел "корону" на голову. Привычно кольнуло в висках. А затем раздался тихий, словно жур-чащий, голос:
   - Идентификация произведена. Назовите имя и режим контакта.
   - "Скай". Ворон. Режим контакта - аудио-визуальный. Объект- "Джинн".
   - Принято. Доступ подтвержден. "Джинн" слушает.
   "Джинном" называли искусственный интеллект, запрятанный внутри одного из супер-ком-пьютеров корабля.
   - "Джинн", ведется ли вами параллельное наблюдение за лифтовыми шахтами ко-рабля?
   - Нет, наблюдение ведется через основные камеры.
   - Ведется ли параллельная фиксация результатов наблюдения?
   - Параллельная с записью на посту контроля безопасности?
   - Да.
   - Ведется.
   - Канал записи отдельный?
   - Да.
   - "Джинн", введите поиск по времени и по имени. Объект: Томас Стоун, инспектор группы безопасности. Время- с 21 часа корабельного времени двадцать пятого февраля по 4 часа 15 минут двадцать шестого февраля.
   - Ждите.
   Через тридцать минут зажглась надпись: "Готов".
   Уже сорок минут Кирилл просматривал запись, когда наткнулся на нужный момент. Вот на экране Стоун подошел к лифту. И в этот момент какое-то едва заметное движение за спи-ной, словно воздух вдруг загустел и качнулся серой волной, и тело инспектора по-летело го-ловой вперед на площадку.
   - "Джинн", замедлите изображение. В десять раз... Нет. Отмотайте назад на три ми-нуты. Так, Стоп. Воспроизведите.
   Теперь все было отлично видно. Неясная тень скользнула за спину жертвы и сделала рез-кое движение. Инспектор группы безопасности кувырком полетел вперед.
   - Контрастность.
   Теперь компьютер менял цветовые оттенки.
   - Оцифровка.
   Вот теперь все было ясно. Убийца, а это был он, использовал фототропный комбинезон де-сантника. Генератор искажающего поля он использовать на корабле не мог. Во-первых, на склад генераторов был ограниченный доступ. Во-вторых, запуск такого генератора внутри корабля немедленно вызвал бы автоматическое срабатывание системы безопасно-сти. И убийца пошел по другому пути. Чтобы убедиться в этом, Кирилл потребовал:
   - "Джинн", копию аналогичной записи с поста безопасности.
   Через минуту Корнев утвердился в своем предположении. Для подстраховки убийца, если, конечно, он был один, изменил запись. Но он не знал о дополнительных программах, зало-женных в корабельный компьютер. Теперь можно было сузить и круг подозреваемых. Дос-туп к фототропным комбинезонам имели только десантники, сотрудники группы безопасно-сти... и ксенологи.
   Сообщать своим коллегам-Наблюдателям о своем открытии Кирилл пока не стал. Надо было кое-что проверить.
   Две следующих ночи Кирилл провел за изучением данных камер видеонаблюдения. Эти данные принесли неожиданный результат: убийц было двое. Один непосредственно убивал, второй вывел из строя лифты, чтобы подстроить несчастный случай. Но тут воз-никало не-сколько вопросов. Первый из них был таков: работали явно профессионалы. По-чему же они сдублировали схему имитации несчастного случая с грубым убийством? Явно спешили, но хотели действовать наверняка. Второй вопрос состоял в том, каким ме-тодом подделали за-пись. Камеры были цифровыми. Значит, либо канал передачи был за-блокирован, и вместо истинных данных передавалась "липа", либо была изменена запись, уже поступившая в ком-пьютер контроля безопасности. Ну и, конечно, третий - а кто убийцы? Один из двоих одно-значно "засветился", поскольку не знал о наличии скрытых камер, а потому не прибег даже к минимальной маскировке облика.
   Предстояло снова поработать с компьютером. Тот из двоих, кто испортил лифт, стоял к камере вполоборота. Но парень не учел современных технических возможностей. Пальцы забегали по клавишам.
   - "Джинн", идентификация по цифровой маске черепа и профилю.
   Цифровая маска представляла голографическое изображение головы человека в специаль-ной координатной сетке. Мало кто, кроме специалистов, знает, что пропорции черепной коробки у каждого человека столь же индивидуальны, как и отпечатки пальцев. Конечно, грим весьма неплохо изменяет внешность, но все же...
   Компьютер гудел минут двадцать, затем высветил три фамилии: Моххамед Фатих, 31 год, техник-инженер по электронике; Пьер Леон , 35 лет, второй помощник капитана "Ас-тры", Луи Сен - Лоран, 27 лет, десантник. Далее компьютер выдал подробное досье на каж-дого, вплоть до имен всех их родственников.
   Леона можно было смело исключить из списка подозреваемых. Значит, остались двое, либо некто, изменивший внешность. Осталось выполнить последнюю часть операции.
   - "Джинн", мой идентификационный код 15-11-000. Ввести полный инструменталь-ный кон-троль за выделенными объектами. Имена: Моххамед Фатих, Луи Сен- Лоран.
   - Наблюдатель, согласно директивы "S-10" о введении инструментального контроля должно быть сообщено Старшим наблюдателям.
   - Выполняйте. ... Да, сделайте архивные копии отмеченных мной данных и копируйте в личную папку "А10" терминала "Pr-115".
   - Хорошо, Наблюдатель.
   Экран погас. Теперь надо было ждать. Искусственный интеллект с помощью много-чис-ленных сенсоров, запрятанных по всему кораблю, будет отслеживать все передвиже-ния объ-ектов наблюдения по кораблю, все их контакты, фиксировать все встречи и разго-воры. И все это без малейшего участия человека.
   Прошла неделя. Корабль все ближе подходил к Валгалле. А убийцы никак себя не прояв-ляли. Официально было заявлено, что инспектор Стоун скончался в результате не-счастного случая. Частное мнение инспектора Вольфштейна официально во внимание принято не было.
   Ничего не происходило. Тогда Кирилл запросил у "Джинна" сводку всех подозритель-ных случаев, когда можно было бы предположить посnbsp; Было решено на время зимы свернуть почти все научные программы. Активно работороннее злонамеренное вмеша-тель-ство в работу корабельных компьютеров или несанкционированное проникновение в кора-бельную информационную сеть. И компьютер выдал два с половиной десятка таких случаев. Причем информация о большинстве из них в компьютере группы безопасности отсутство-вала. Корнев установил это с точностью, проникнув в его базу данных при по-мощи "Джинна". И сде-лать такое мог только человек, обладающий соответствующими пол-номо-чиями, поскольку даже попытка "Джинна" "скачать" файлы с компьютера "безопас-ников" вызвала немедлен-ный переполох. Правда, искусственный интеллект успел запус-тить про-грамму, "затершую" все следы, которые указали бы на взломщика.
   Итак, второе неприятное открытие: похоже, что в службе безопасности объявился "крот", т.е. внедренный агент, работающий на другого хозяина.
   Медлить было нельзя. Все Наблюдатели были извещены о чрезвычайной ситуации. Пора было связываться с Робертсоном.
  

ПТИЧКА В КЛЕТКЕ.

   Они встретились на одном из технических уровней, рядом с реакторным отсеком. Здесь при всем желании никто не мог их прослушать. После того как Корнев показал старому контрразведчику все добытые им данные, лицо агента превратилось в стальную маску.
   - "Крот". Этого мы и боялись. Значит, официально мы не сможем установить наружное наблюдение за фигурантами. А возможности "Джинна" не безграничны.
   - А что будет, если расследование возобновят? Или кто-то станет настаивать на во-зоб-новлении следствия, намекая на то, что, скажем, нам известно, кто испортил лифт?
   -...И убийца попытается ликвидировать сообщника.... Резонно. Но тогда надо посто-янно "вести" всех двоих.
   - Используем Наблюдателей.
   - Другого выхода нет.
   - Я возьму на себя Фатиха.
   - А почему не Сен - Лорана?
   - Слишком очевидно.
   Так и сделали. Четыре дня ничего не произошло. А дальше... бедного Фатиха спасло только чудо.
   Убийца, как обычно, выбрал ночь. Но "Джинн", в отличие от людей, во сне не нуж-дался, и, как только араб открыл дверь своей каюты, разбудил Кирилла. Тот наскоро одел фото-тропный комбинезон и, прихватив с собой бластер, заскользил бесшумной тенью по кори-дору. В руках у него был маленький, размером с небольшой калькулятор, следящий монитор, показывавший положение объекта. И все же Корнев опоздал, опоздал буквально на не-сколько секунд. Фатих скрылся за изгибом коридора и тут же оттуда раздался сдавленный крик. Когда Корнев влетел туда, то его взгляду открылась такая картина. У стены, словно сломанная кукла, сидел, хватая ртом воздух, Моххамед, а на полу боролись две фигуры. Ки-рилл не знал, кто есть кто, и потому просто всадил в обоих заряд парализующего излу-чения. В коридоре по-слышался топот, и из-за поворота вылетели Робертсон и Камимура, причем японец был воо-ружен психоподавителем "Питон". Инспектор вскинул оружие, потом опус-тил, узнавая Ки-рилла.
   - Что с ними?
   - Этих двоих я вырубил станнером, а что с Фатихом, я не знаю.
   Акиро бросился к арабу.
   - Какой-то яд... Помогите Олафу.
   Тут Корнев только заметил, что один из парализованных был инженер Ольсен из отдела ки-бернетики и программирования. Вот, значит, и еще один Наблюдатель известен. Ну а статус Акиро у Кирилла никогда сомнения не вызывал. Вторым был лейтенант Лотар из отряда де-сантников.
   - Попался, скотина.
   - Вы ничего не докажете, - спокойно ответил француз.
   -Сам все расскажешь. Здесь не Франция, Земля с ее судами и адвокатами в нескольких сотнях парсеков.
   Но Лотар молчал. Допросы не давали никакого результата. Однако такого опытного про-фессионала, как Адамс, было трудно обойти. Он поступил очень просто: направил на Землю запрос об идентификации личности. Может, чем черт не шутит, убийца был извес-тен право-охранительным органам.
   Тем временем, проявил себя и "крот". Узнав об аресте Отара, двойной агент сам при-шел с повинной. Звали его Сэм Логан, и был он, как и убитый Томас Стоун, инспектором группы безопасности. Исто-рия его грехопадения была достаточно проста. В бытность работы в ФБР Сэм связался с ма-фией, в общем, был продажным полицейским. С тех пор прошло некоторое время, и Логан решил, что все забыто. Не тут - то было. Бывшие покровители из синдиката в лице Фатиха нашли его и в учебном центре. Логан струсил и был завербован. По словам агента - "двойника" шефом сети был именно араб. Но тайное недолго оставалось тайным. Ин-спек-тор Стоун ка-ким-то образом узнал о прошлом Сэма и догадался сопоставить все факты. По-губило ин-спектора излишнее благородство. Он предложил Логану доб-ровольно все рассказать шефу группы Адамсу. Вместо этого предатель свя-зался с Фатихом. А тот от-дал приказ убрать Тома. Логан отказался в этом участво-вать, и тогда араб про-делал все сам вместе с Лота-ром.
   Когда же стало известно о возобновлении следствия, то Сэм понял, что Фатиха вычис-лили. Он видел только один выход - убрать резидента и так замести все следы. Не уда-лось!
   Теперь остались неясными только два момента: кто такой Лотар и остались ли у араба еще агенты на корабле.
   Через две недели пришел достаточно пространный ответ на первый из вопросов. Со-гласно этому документу аж на 10 листах машинописного текста Лотар на самом деле звался Гельмутом Глобке и являлся давно числившимся в международном розыске наем-ным убий-цей и террористом. За преступления на территории Европейского союза Лотару - Глобке грозило пожиз-нен-ное заключение, власти Китая оценили его "художества" несколько мягче, в пятьде-сят лет тюрьмы, ну а американцы приготовили для убийцы тепленькое местечко на элек-трическом стуле. Теперь было о чем поговорить с лжефранцузом.
   Кирилл настоял на своем присутствии при допросе. Интересно же все-таки. К тому же Ло-тар - Глобке достаточно хорошо знал Корнева по службе, в том числе и то, что Кирилл теле-пат. Присутствие телепата на допросе могло существенно сбить гонор с любого про-фессио-нала.
   Двое десантников ввели своего бывшего товарища. Тот выглядел весьма бледно. Об-ста-новку для допроса Адамс выбрал как нельзя более романтическую. Весь кабинет был по-гру-жен во мрак. Зато подследственный был очень хорошо виден благодаря на-столь-ной лампе, светившей тому прямо в глаза.
   - Проходите, садитесь. Начнем все сначала.
   - Как будто у меня есть выбор, - пробурчал лже - Лотар.
   - Выбор есть всегда. Итак, вас зовут...
   - Пьер Лотар. Все это есть в моем личном деле, господин следователь.
   Задержанный пожал плечами, словно говорил: "И чего вам, фараоны, надо? Все равно ни-чего не скажу".
   Адамс так же спокойно ответил:
   - Ну вот, опять врете. Не надоело, Глобке?
   Немец дернулся, словно от удара током.
   - Какой это у вас по счету? Пятидесятый? Или вы уже успели наделать больше трупов?
   Убийца тут же пришел в себя и невозмутимо заметил:
   - Вы ошиблись, меня зовут Пьер Лотар.
   - Даже не смешно. Вы же профессионал! Нам переслали выдержки из вашего розы-ск-ного досье, хранящегося в "Интерполе". Солидный послужной список. Как вы думаете, что лучше: пятьдесят лет в китайской тюрьме или электрический стул в американской?
   Последний аргумент, как это ни странно, немца добил.
   - Быстро работаете. Мне говор...
   Наемник осекся на полуслове. Адамс кинул быстрый взгляд в сторону Корнева.
   - Вам говорили, что мы прячемся ото всех, в том числе и от "Интерпола". Ваши нани-ма-тели ошиблись. Я являюсь комиссаром "Интерпола". Вот мое удостоверение.
   Быстрым движением англичанин поднес карточку служебного удостоверения под са-мый нос киллера. Тот отстранился.
   - Не надо. Верю.
   Конечно, для Глобке присутствие представителей "Интерпола" на корабле было боль-шим сюрпризом, но и тут он быстро оправился от изумления. На лице появилась кри-вая ух-мылка.
   - Большая честь, что меня допрашивает сам мистер комиссар. А это что за трус, прячу-щийся в темноте? - Глобке кивнул в сторону Корнева, сидевшего в тени.
   - А это старший инспектор Корнев. Именно он вычислил твоего сообщника Фатиха.
   Офицер встал и подошел поближе к свету. Разглядев Кирилла, арестованный зло выру-гался.
   - Лягаш. Так я и думал. Слишком уж ты умен для обычного армейского офицера. Меня смутил лишь тот факт, что ты хорошо дерешься.
   - А с чего вы взяли, что он полицейский? "Интерпол" набирает людей в различных на-циональных органах безопасности.
  -- Понятно, тогда мне скрывать от вас больше нечего. Эта скотина - телепат, он все равно точно узнает, когда и что я совру. Чертов мутант!
   Кирилл изобразил зверскую ухмылку на лице и ледяным тоном протянул:
  -- Ну, а за мутанта и схлопотать можно. И не дразни меня - можешь крупно пожа-леть. При-чем даже самый опытный адвокат тебе не поможет. Уж поверь мне.
  -- Узнаю коллегу, - снова усмехнулся Глобке, сделав акцент на слове "коллега". - Ладно, ты прав, лучше уж оставить тебя без работы. Я буду говорить сам.
   Рассказ длился долго. Сводился он примерно к следующему. Последнее время Глобке ра-ботал на тот же синдикат мафии, что и Логан. И вот когда пришло время уносить ноги от по-лиции, ему предложили устроиться под прикрытием в команду десантников. Он должен был выполнять распоряжения резидента. Резидент же должен был связаться с ним уже на ко-рабле. Им оказался Фатих. Дальше все было в принципе известно. Немец смог назвать только одного завербованного арабом агента. Но и тот, как потом выяснилось, практически ничего не делал.
   Дело можно было считать закрытым. Осталось только решить, что делать с арестован-ными Глобке и Логаном. Фатих находился в анабиозной камере. Решили, что так будет лучше, пока медики разберутся с составом яда, которым отравили резидента.
   В конце концов, киллера решили отправить на Землю. Логана оста-вили на Валгалле. Пусть трудится. В колонии каждая пара рабочих рук на счету. Да и ка-кой прок от агента, если он не сможет передать добытые сведения?
  

ЗА КУЛИСАМИ: СТАТУС КВО.

   Сказать, что Виктор Всеволодович был озабочен - значит не сказать ничего. Векшин был напуган, а это случалось нечасто. Но теперь старый разведчик нутром чуял, как затя-гивается петля. Сначала обнаружили шпиона, сумевшего проникнуть в святая святых Про-екта, Убе-жище, где ждали своего часа звездолеты экспедиции. Правда, тот так и не успел ни-чего со-общить своим хозяевам. А позавчера о конспиративной встрече попросил его дове-ренный сотрудник, отвечавший за анализ информации о деятельности Бюро безопасности Комитета ООН по контролю над вооружениями и поддержанию мира. По его сведениям, в структуре Бюро была создана специальная аналитическая группа, занимающаяся обработкой данных, полученных средствами технического наблюдения: спутниками, системами пере-хвата элек-тронных сообщений, глобального прослушивания, самолетами-разведчиками и т.д. Сам факт создания такой группы не мог не удивить. Ведь в структуре спецслужбы существо-вало спе-циальное управление с аналогичными функциями. Однако новая группа была соз-дана в со-ставе Департамента специальных операций, ведающего силовыми акциями. Более того, ни-кто кроме высшего руководства Департамента не знал, чем конкретно занимается группа. Это было подозрительно вдвойне. И вот теперь подозрения подтвердились. Группа, руково-димая одним из ведущих аналитиков Бюро Робертом Хоуком, вела наблюдения за объек-тами, непосредственно связанными с проектом "Прометей". А это в свою очередь оз-начало, что они ищут звездолет. Это был почти что провал. Если звездолет обнаружат, конец всему! Правда, Убежище найти было очень трудно, почти невозможно, но только почти.
   Бюро безопасности, более известное как СБ, было слишком серьезным противником, чтобы сбрасывать его со счетов. А значит, снова надо было сокращать время подготовки личного состава экспедиции. Техника была уже готова. Но пока нужно что-то делать с груп-пой. Утешало одно: вся собранная информация хранилась всего в двух экземплярах, на базе группы в Аппалачах и в штаб-квартире в Брюсселе. Правда, силовая операция немедленно вызвала бы чрезмерный интерес к Проекту и могла послужить поводом для начала офици-ального преследования со стороны соответствующих структур ООН.
   Следовательно, если врага нельзя трогать, его надо обмануть. "Придется задействовать "Джинна", - с вздохом подумал Векшин. Проблема была в том, что "Джинн", искусствен-ный интеллект, сам по себе, мог стать в нечистых руках оружием не менее страшным, чем звез-долет со всем его вооружением... если, конечно, станет известно о его существовании. Но выхода не было. Надо было оттянуть кризис хотя бы до того момента, когда звездолеты уй-дут в космос. А там уже можно и поиграть. В конце концов, есть еще и резервное Убе-жище. Рука потянулась к номеронабирателю. Наступила пора действовать.
   Может быть, Векшин бы так не спешил, если бы знал, какой оборот события примут пару недель спустя. Все, что он хотел сделать, это взять под контроль спутниковую группи-ровку ККВПМ, чтобы обезопасить себя от обнаружения Убежища с воздуха. Неделя понадо-билась специалистам Братства на то, чтобы вскрыть систему защиты и получить доступ к ка-налу передачи спутнико-вой телеметрии. Заодно эксперты взломали и код защиты от несанк-ционированного доступа к компьютерной сети базы в Аппалачах.
   И через неделю в три часа ночи Координатора разбудил звонок. Спал Виктор Всеволодо-вич на веранде своей лесной дачи. Последнее время его мучила бессонница, а свежий лесной воздух помогал заснуть. Жена осталась в городе: в институте, где она работала, шла полным ходом подготовка к выпускной сессии старшекурсников.
   По привычке и пистолет, и телефон всегда были под рукой. И вот только он заснул, как сквозь сон послышалась трель звонка "мобильника". Наверное, телефон надрывался секунд двадцать, прежде чем Векшин поднял трубку. Но абонент ждал, а значит, дела были весьма серьезными. Да никто в добром психическом здравии не стал бы беспокоить старого Тигра без особой надобности.
   Подняв трубку, советник директора Европейского сектора "Интерпола" посмотрел на ми-ниатюрный дисплей, встроенный в корпус аппарата. Там светилась надпись по-английски "WZ", что означало включение абонентом высшей степени защиты канала связи. Сердце за-ныло от предчувствия неприятного сюрприза. Сон как рукой сняло.
   - Векшин.
   - Геннадий. Ветер гонит волны.
   Под кодовым именем "Геннадий" значился человек Братства, отвечавший за безопасность использования "Джинна". Пароль был назван верно.
   - Что случилось?
   - Похоже, в дело с Бюро вмешалась третья сторона.
   Смысл фразы дошел не сразу, а когда дошел, то отставной генерал буквально проорал в трубку:
   - Подробности!
   - Вчера в 23-00 по Москве "Джинн" сообщил об атаке, предпринятой неизвестными ха-ке-рами на базу данных базы Бюро в Аппалачах. Все данные текущего слежения были стерты. Кроме того, по данным инструментального контроля, на территории базы через пятнадцать минут после начала компьютерной атаки была объявлена тревога. В настоящий момент вся приле-гающая территория вокруг базы оцеплена спецподразделениями Комитета.
   - Так, - только и смог выдохнуть в трубку Векшин.
   Мысли лихорадочно работали. Кто мог предпринять такую дерзкую акцию, кто вмешался? Союзные братства не могли. Масоны? Возможно, кто-то из недовольных союзом с Бельдель-бергской группой решил подгадить "коллегам". Но маловероятно. Кара ослушнику слишком сурова. Тогда кто же? И самое главное, что предпримет в ответ руководство Коми-тета, кото-рое наверняка будет уверено, что диверсия- дело рук руководителей Проекта "Прометей"?
   История получила абсолютно неожиданное продолжение, когда через месяц в Каирский офис Фонда "Проект Прометей" пожалован сам Мансур аль - Хаким, влиятельнейший шейх, ведущий свой род от пророка Мухамеда, нефтяной король и, как считали некоторые весьма осведомленные эксперты, спонсор ряда международных террористических организаций. Но никто не смеет обвинить человека в совершении преступления иначе как по суду, а потому руководство фонда, вернее те, кто отвечал за координацию легальной части его деятельно-сти, имели дело со всеми, кто мог заплатить за разработки, представляемые Фондом. А раз-работки были са-мые разнообразные: системы, предназначенные для очистки моря и при-брежных пляжей от нефтяных отходов и компьютерные шифровальные программы, роботы- уборщики и сис-темы защиты от прослушивания. Шейх был клиентом весьма и весьма щед-рым, а деньги Проекту были очень даже нужны. И то, что некоторые переговоры приходи-лось проводить в специальной защищенной от посторонних глаз и ушей комнате, не сму-щало ни руководство Фонда, ни руководство самого Проекта, ни, естественно, высокопо-ставленную персону.
   Вот и теперь шейха после обязательного обмена пышными восточными комплиментами проводили в подвал, где в специальной комнате без окон и со стенами, армированными осо-бой про-волочной сеткой, переговоры были продолжены.
   - Итак, о чем хочет говорить достопочтенный шейх с таким недостойным его внимания собеседником?
   - О, вы приуменьшаете свое значение и влияние, которое вы оказываете на судьбы всего этого грешного мира, да продлит Всевышний его существование.
   Собеседник посмотрел на шейха Мансура с некоторым удивлением. Не слишком ли много комплиментов?
   - Но для начала, в знак своего глубокого почтения, я бы хотел подарить руководству Фонда одну небольшую безделицу.
   Рука аль - Хакима нырнула в карман, а когда вынырнула, то на ладони лежал серебри-стый шар, в котором человек осведомленный немедленно узнал бы модель "Астры". Но со-беседник шейха таким человеком не был, и потому увидел в столь неожиданном щедром подношении лишь отлично изготовленный неизвестными ювелирами сувенир.
   - Передайте пожалуйста мое скромное подношение вашему руководству и скажите, что я очень буду рад побеседовать за чашкой кофе с нужными людьми о возможности... более тес-ного сотрудничества...
   Нечего и объяснять, что среди руководства Проекта "сувенир" вызвал настоящий шок, настолько точно был отражен внешний вид "Астры". А вскоре шейх, дабы ни у кого не воз-никало сомнения в его осведомленности, прислал дискету на которой, среди прочего, были весьма качественные фотографии с видами Долины Первопроходцев и обоих звездолетов.
   Неожиданный сюрприз повлек внеочередное собрание Круга. Ну а поскольку финансо-вые возможности братств были на пределе, то решено было отправить в Каир полномочного представителя для ведения переговоров. Отправился туда сам старик Молчанов, в молодости сделавший на Ближнем Востоке успешную дипломатическую карьеру и лично знавший то-гда еще молодого шейха.
   Собеседники встретились все в том же бункере под каирским офисом Фонда. Если Аль Хаким и удивился, увидев собеседника, то не слишком.
   - Достопочтенный Мансур - ходжа, давненько не имел возможности я побывать в ваших краях! Как ваше драгоценное здоровье, как здоровье ваших жен?
   - Ничего, все в воле Аллаха!
   - Как ваши нефтяные месторождения?
   Шейх едва заметно поморщился. Русский как всегда точно угодил в цель.
   - Да, нефть - это кровь нашей земли. Без нефти наша земля умрет. Но запасы ее иссякают все больше и больше, а люди Запада придумывают все новые способы, как обойтись без нее.
   - Не стоит огорчаться тем, что неминуемо придет. Все в воле Всевышнего Создателя. К тому же, - заметил более прагматичным тоном Молчанов, - даже хитроумные ученые За-пада пока не придумали, как сделать хорошую пластмассу без нефти.
   На лице шейха появилась хитрая усмешка.
   - Да. А без пластмассы не поедут автомобили, не полетят самолеты, и все тот же Запад лишится всех тех благ, которыми он так кичится.
   - Ну, без пластмассы плохо будет не только Западу, - помог войти беседе в нужную ко-лею Молчанов.
   - Я слышал, вы очень продвинулись в деле развития новых технологий.
   - Хмм, не дальше, чем об этом могли сообщить вам ваши, гмм, представители.
   Удар, парирование, контрудар - так вели с виду ничем не примечательный разговор два хит-роумных собеседника.
   Шейх неожиданно расхохотался.
   - А вы понимаете... толк в шербете!
   - А вы по прежнему знаток лучших сортов кофе. Все так же неспешно смакуете их вкус.
   - Именно в этом и заключается прелесть кофе... и беседы с умным человеком... На-сколько я понимаю, на поверхности планеты, которую вы назвали, если мне память не изме-няет, Вал-галла, обнаружены большие запасы нефти. И, как я рассудил, вы заинтересованы в серьезных инвестициях. Думаю, что Запад не станет вам помогать. Зачем помогать конкурен-там?! Зато вам с удовольствием поможет Восток.
   - И это надо обсудить... за чашкой хорошего кофе.
   Переговоры начались на следующий день.
   А тем временем в тысяче километров от Каира Виктор Всеволодович Векшин хмуро изу-чал свои записи и думал, как его люди могли так просчитаться. Хорошо, что Фатих, а в том, кто был источником информации шейха Мансура, старый разведчик мог не сомневаться, ра-ботал прежде всего на арабов, а уже потом на мафию. В противном случае у Проекта, и лично у Векшина, были бы крупные проблемы.
   А на Валгалле тем временем наступила весна. Зима кончилась также неожиданно, как и началась. Вслед за благодатными теплыми весенними ветрами с Земли прилетела "Стрела" с грузом оборудования и пополнением.
   Десантники же на "Астре" продолжали обследовать окрестности системы Ареса. Вы-яс-нилось, что болтающиеся в пространстве многочисленные астероиды представляют просто Клондайк для геологов, только не ленись! В общем, жизнь колонии текла своим чередом.

ВОТ ТАК СЮРПРИЗ!

   Корнев спокойно спал у себя в комнатушке. Снилось ему... А что ему снилось? Он бы и сам не вспомнил. Тем более что сквозь сон уже слышался зуммер звонка прибора внут-рен-ней связи, который звучал все громче и все требовательней. И Кирилл проснулся. Не-пони-мающе чуть приоткрыл глаза, машинально сунув руку под подушку за пистолетом. Потом понял, что за неожиданный фактор нарушил покой его сна и протянул руку к кнопке вызова: "Корнев слушает... Да. Понял... Хорошо, сейчас буду". Нехотя оделся. Идти надо было даже не в соседний купол. Надо было лететь к пещере, где нашла времен-ная прибежище "Астра".
   - Ангар два, дежурного.
   - Слушаю вас.
   - Капитан Корнев. Шифр Б. /3.А.2./022.
   - Принято. Слушаю вас.
   - Необходим шаттл. Маршрут - "Объект 2".
   - Принято. Основание?
   - Срочный вызов по процедуре "Расписание два".
   - Подтверждено. Ждем. У вас семь попутчиков.
   Так, значит общий сбор. Кирилл привычно влез в скафандр и, прихватив кобуру с бла-сте-ром, побежал к ангару. Там уже стояли Янг, еще два командира десантных групп, Кийяма, Рейнольдс и двое ксенологов.
   Подошел офицер, дежуривший по ангару.
   - Я отправлю с вами дежурного пилота.
   - Зачем? - Янг усмехнулся. - У нас Корнев есть.
   - Спасибо, Роберт.
   - Хм, не за что, Кирилл.
   Корнев с удовольствием забрался в удобный ложемент пилота, пристегнул контакты сен-сорных перчаток, подключил шлемофон и услышал знакомый голос Генри:
   - Ну, держитесь, господа, сейчас шкип вам покажет!
   Что именно покажет Кирилл пассажирам по версии Рейнольдса, Корнев прослушал из-за того, что занялся стандартным предполетным тестированием приборов. Ну, вот и все. От-крылись во-рота ангара. Короткое движение рукой, и "челнок" свечой взмыл в небеса. Как хорошо управлять такой послушной машиной. Жаль, удовольствие недолгое: всего полчаса. Шаттл все так же, почти не снижая скорости, спикировал вниз и затормозил у самого входа в пещеру. Надо же показать класс! С виду такой пилотаж мог показаться неоправ-данным риском. Тем не менее, в воздухе Корнев просчитывал каждое мельчайшее дви-жение, но эта напряженная работа мозга и всей нервной системы внешне была абсолютно незаметна. Во-рота в убежище были открыты, и капитан бережно ввел летающую машину в ангар.
   Там их уже ждал Чен.
   - Ну, что случилось?
   - "Стрела" засекла фиксированный сигнал на частоте "гамма 3".
   - Ух ты!
   К категории "гамма" отнесли каналы связи, которые, согласно данным исследователей, ко-гда-то использовали Древ-ние. Их никогда не занимали, но всегда держали на контроле. И вот впервые на одном из этих каналов прозву-чал сигнал. Да, тут в пору было, потеряв всякую солидность бежать в рубку бегом. Если бы Ки-рилл был один, то так бы и сделал. А так терпи, казак! Вот Йо-шико тоже не терпится уз-нать подробности, но японка ничем не выдает своего волнения. Молодец!
   Наконец, они оказались в рубке управления "Астры". Тут уже находились Ньюмен и Со-сновский. Кроме того, возле пульта связи колдовал ведущий специалист по электро-нике и связи профессор Накамура.
   - Ну, вот все и в сборе. Приступим, профессор.
   Немногословный японец кивнул, сверкнув линзами очков.
   - Сигнал слабый, но постоянный. Источник запеленгован. Это одиннадцатая планета сис-темы.
   - Думаю, это может быть маяк, - подытожил Сосновский.
   Ньюмен поглядел на Йошико.
   - Профессор Кийяма. Я хотел бы, чтобы вы вместе с кибернетиками попытались рас-шиф-ровать сигнал.
   - Хорошо.
   Женщина, словно легкий ветерок, скользнула к консоли управления сенсорной системой ко-рабля. Никто оглянуться не успел, а она и Рейнольдс уже оживленно о чем-то спорили с На-камурой.
   - Янг, Вольф, Викторов, возьмите лучших из своих людей. Возможно, понадобится абор-дажная команда.
   Офицеры молча кивнули и по очереди направились к выходу. Янг на ходу быстро го-во-рил что-то в коммуникатор.
   Адмирал повернулся к тройке ксенологов.
   - Что касается вас, господа, то вам придется пока расположиться поудобнее и ждать. Впрочем, вы, мистер Корнев, можете присоединиться к Роберту.
   - Спасибо, сэр.
   - Через сорок минут "Астра" стартует.
   И завертелась предстартовая кутерьма. Прилетели Саша и Костя, с ними еще с полде-сятка знакомых ребят. Из "челноков" выносили снаряжение, укла-дывали прямо здесь же, ос-матривали, проверяли, тестировали электронику. Потом по сиг-налу гонга все снаряжение растащили по кладовым, а сами заняли место в амортизаци-онных креслах. Казалось, звездо-лет напоминал муравейник, в котором поворошили пал-кой. Но в то же время все быстрое движение не было хаотичным. И когда через сорок минут прозвучала команда "Минутная готовность", все уже было закончено. Люди были готовы.
   Кирилл к этому времени уже снова находился в командной рубке, куда стекалась вся ин-формация.
   Сосновский оттеснил Ньюмена на добавочное левое кресло возле подковы пульта ка-пи-тана. В руках был микрофон.
   - Внимание. Получены новые данные по объекту. Источник сигнала - спутник номер три планеты одиннадцать. Даю изображение.
   На экране была ничем не примечательная планета, лишенная атмосферы. Внешне она была похожа на Луну, только кратеров было гораздо меньше.
   - Вот предварительный анализ объемного сканирования.
   Фотография сменилась изображением компьютерной модели.
   - Что это закрашено пунктиром? - обратил внимание Денисов.
   Словно отвечая на его вопрос, профессор сказал.
   - Пустоты под поверхностью планетоида.
   Можно было только присвистнуть от изумления. Если верить результатам анализа, то было похоже, что планета словно выгрызена изнутри. И все же нельзя было сказать, что она была абсолютно полая, ибо пустоты были чем-то заняты. А вот чем? Это предстояло узнать де-сантникам.
   - Источник гравитационных сигналов находится под поверхностью. Расшифровка го-това, профессор?
   Это он обратился к японке. Та грациозно поправила упавшую на лоб прядь волос и, чуть за-метно улыбнувшись, ответила: "Да".
   - Мы имеем дело с повторяющимся текстом на языке сэнзар, который гласит: "Здесь убе-жище...(далее цифровой код). Законсервировано. Людей нет. Потенциальная угроза во внешнем пространстве".
   - Мы не обнаружили никакой угрозы, "Стрела" тоже.
   Похоже, что Железный Джек нервничал.
   - "Стрела", вышлите вперед истребители.... Да, кстати, не великовато ли для убежища? - адмирал кивнул на картинку, вращающуюся в шаре стереовизора напротив пульта капи-тана.
   - Видите ли, адмирал, насколько мы знаем, в языке сэнзар нет как такового слова, обо-зна-чающего термин "база", есть только слово "убежище".
   На одном из экранов появилось лицо Баркова.
   - Сэр, истребители не обнаружили никакой опасности. Прошу разрешения продолжать движение.
   - Хорошо, приступайте ко второй фазе. К вам отправятся Янг, Кийяма и эксперты. По-до-ждите их.
   Вторая фаза операции означала, что на базу будет послан сигнал с опознавательным ко-дом "золотой карты". Если все пройдет гладко, то в этом случае база реактивирует свои сис-темы и беспрепятственно пропустит внутрь землян, которые станут новыми хозяевами ком-плекса. Одновременно кибернетики прозондируют компьютер базы, чтобы добыть ее план, а также установить точное местонахождение командного центра. "Астре" остава-лось только ждать. Операторы напряженно следили за меняющимися на экранах данными телеметрии и показа-ниями сенсоров. Наконец на экране появилось лицо Баркова:
   - Сэр, база ответила. Персонала там нет. Опознавание завершено. Мы признаны "своими". Можно отправлять авангард.
   Ньюмен обернулся к Янгу. Тот молча кивнул и махнул рукой Кириллу: "Пошли". Че-рез три минуты шаттлы уже летели ко второму спутнику планеты.
   Первые три транспорта высадили десантников на поверхность планеты. "Челнок" с груп-пой Корнева завис в метрах трехстах над серовато-коричневатым плато, ожидая, ко-гда ком-пьютер базы Древних откроет створы ангара. И все же все было как-то неожи-данно. По-верх-ность плато рассекла абсолютно прямая продольная трещина, она все рас-ширялась и расши-рялась, а потом...Открывшееся глазам подсвеченное откуда-то изнутри пространство было nbsp;огромным. Созерцать, правда, его было некогда: шаттл нырнул внутрь, но не успел он при-землиться, как из него посыпались десантники, сразу занимая круговую оборону, гото-вясь к возможному нападению. Но ангар был пуст. Ничто не на-рушало тишину, царившую внутри. Группа ринулась в сторону, где по данным сканиро-вания находился командный центр базы. Двухстворчатые двери с гудением и хлопаньем открывались и закрывались за их спинами. Несколько раз навстречу попадались движу-щиеся куда-то роботы, похожие на ги-гантских жуков или бочонки на колесиках. Каждый раз десантники прижимались к стенам и вскиды-вали оружие, но киберы не обращали на землян никакого внимания. Очевидно, это были ту-пые исполнительные механизмы, заня-тые приведением базы в порядок после много-векового простоя.
   Наконец они достигли тамбура, ведущего в командный отсек, перекрытый тремя ря-дами дверей. Они ожидали чего-то похожего на ту ловушку, в которую они попали, ис-следуя пер-вую базу Древних. Однако показавшиеся из ниш цилиндры излучателей тут же спрятались назад, "бутоны" плазмометов остались нераскрытыми, а сетчатые вольеры си-ловых ловушек так ни разу и не появились. Один раз из отверстия в потолке вывалились уже знакомые чер-ные щупальца, чуть не вызвав паническую стрельбу, но тут же, несколько раз хлестнув воз-дух, втянулись обратно.
   В командном центре тоже стояла тишина, прерываемая монотонным легким гудением компьютеров да еще каким-то пощелкиванием и потрескиванием. Команда кибернетиков за-няла свои места, в пулеметном темпе вводя необходимые команды. Ближайшие три дня, пока не будет завершено перепрограммирование компьютеров, остальной команде на базе делать будет нечего. Кроме специалистов по электронике, здесь останется только небольшой от-ряд де-сантников на случай какого-нибудь "ЧП" и лингвисты. Йошико явно предстояло много ра-боты.
   Впрочем, на следующий же день процедура была нарушена.
   Кирилла вызвал Ньюмен.
   - Возьмите людей и отправляйтесь в командный центр. Они там что-то нашли, вот только толком не могут объяснить, что именно.
   Недовольство адмирала можно было понять. Кибернетики были в основном людьми штат-скими, а потому четкого объяснения от них можно было добиться далеко не всегда.
   Прихватив Денисова, Захарова и еще нескольких парней понадежнее, Кирилл помчался в командный центр.
   Не успел он войти, как услышал возбужденный голос Рейнольдса:
   - Хорошо, что вы пришли. Мы тут такое нашли... Здесь целый флот.
   До Корнева дошло не сразу.
   - Где флот? Что за...
   - Успокойтесь Кирилл- сан. Мы нашли корабли. Здесь, на базе.
   Насмешливый голос Кийяма звучал отрезвляюще. Корнев взглянул на изображение, поя-вившееся на одном из экранов, и у него перехватило дух. Даже по сравнению с гигантской пещерой, в которой он впервые увидел "Астру", помещение, открывшееся его взору, было огромно. Но гигантские размеры этой не то пещеры, не то ангара были не столь шоки-рую-щими, насколько поражало ее содержимое. Этим содержимым были пять космических ко-раблей - близнецов "Стрелы". К кораблям были подсоединены разнообразные мачты, крано-вые стрелы, от стен в их сторону тянулись змеи гибких трубопроводов и жгуты ка-белей.
   - Что это?
   - Насколько мы понимаем, что-то вроде ремонтных доков или верфи. Этот отсек не един-ственный.
   Когда на экране появилось изображение следующего отсека, Кирилл вскрикнул от изум-ления. Три огромных корабля, находившихся в нем, были не меньше "Астры".
   - Боже правый!
   - И это не все.
   В следующем отсеке находилось еще семь кораблей: четыре корвета постройки Зейда, две сферы автоматических транспортных звездолетов. А вот китоподобная туша последнего, седьмого корабля, была явно незнакома.
   - Вы проверили корабли по каталогу, хранящемуся в памяти "Альгмара?"
   - Нет, мы еще не успели запросить компьютер "Астры". Просто растерялись.
   Пальцы Кирилла бешено забегали по терминалу прибора связи.
   -Трансляция изображения?
   - Уже сделано.
   Искусственный разум звездолета минут пять пережевывал информацию. Затем по экрану побежали скупые строчки текста. Кирилл только присвистнул:
   - Три корабля опознаны как тяжелый крейсер типа "Разящий меч". Место постройки- планета Альрод. Одна из тех планет, которые мы не смогли найти. Пять кораблей - фре-гаты, аналогичные нашей "Стреле". Место постройки - Зейд. Дальше.... Так, с корветами все ясно, с автоматическими транспортами тоже. А вот это что?
   В этот момент в помещение командного центра вошел Дроздов. Быстро осмотрелся и шагнул к пульту, за которым сидел Корнев. Посмотрел через плечо на экран. Кирилл слы-шал, как кто-то подошел, но не обратил особого внимания, пока не услышал длинную и жутко нецензурную тираду на родном языке. Когда капитан понял ее смысл, то у него по-краснели уши. В следующий момент он обернулся к вновь прибывшему с явным наме-рением отчитать за хамство и остолбенел. Археолог был бледен, глаза лихорадочно го-рели.
   - Н-ну и х-хохма...!
   Заикающийся Виктор - это что-то новенькое!
   -...В чем дело? Да успокойтесь же вы, наконец!
   Виктор как-то сразу обмяк, словно из него выпустили воздух, и ткнул пальцем в изобра-жение "кита".
   - П-понимаете, точно на такую штуку мы наткнулись четыре года назад в поясе астерои-дов.
   - Где- где?
   Археолог окончательно успокоился.
   - В Поясе астероидов, говорю, между орбитой Марса и Юпитера.
   - Что вы там делали?
   - Кое-что искали. И попали в, так сказать, "маленький аварий". Нам еще повезло. Иначе, думаю, хана!
   - Вы не могли ошибиться?
   - Нет. Мы три часа наблюдали за кораблем. Этот как его брат-близнец. Даже марки-ровка на борту такая же. Что-то типа корабля-матки. На вид он не такой уж большой, но в том, ко-торый мы видели, гнездилось столько всякой всячины, что, думаю, на самом деле кораблик не меньше "Астры". Вот только построен по-другому. Нам тогда не повезло. В общем, наш зонд попытался просканировать один из аппаратов, выпущенных из этого кораблика. И тут же исчез, словно и не было. Растворился. Ни излучения, ни других следов. Больше мы ника-ких попыток контакта не предпринимали.
   Как же тут оказался этот странный звездолет? Неужели Древние еще живы? Тогда у экс-педиции есть нехорошая перспектива, что они могут в любой момент заявиться к землянам в гости и потребовать все свое обратно. Перспектива действительно была невеселой.
   Корнев тут же связался с руководством. Ответ был почти немедленным: "Возьмите группу и обследуйте корабль. Установите время прилета и последнего использования".
   Через час группа была возле корабля. Люк долго искать не пришлось. Его прямоуголь-ный провал приглашающе чернел в двух метрах от пола ангара. Пришлось воспользоваться ста-рым инструментом "коммандос" всего мира - магнитными присосками и тросами с подъ-ем-никами.
   Корабль действительно был настолько огромен, что это не умещалось в голове. Лаби-ринты коридоров, через равные промежутки которых видны прямоугольные контуры, оче-видно, двери. Но они не открывались, наверное, потому, что не было энергии. Выре-зать же отверстия исследователи побоялись. Хотя корабль и казался безжизненным, но земляне по своему опыту уже знали, насколько живуча техника Древних. И кто мог гаран-тировать, что в ответ на любое действие, наносящее вред кораблю, не включится система безопасности и не размешает десантников в мелкое крошево.
   Судя по всему, это действительно было что-то типа корабля-носителя. Внутри огром-ных ангаров находились разнообразные летательные аппараты. Причем их назначение угадать было зачастую почти невозможно. Двигательного отсека, в привычном его понимании, у ко-рабля не было. Просто в окружении непонятного вида кубов и цилин-дров, словно бриль-янты в оправе из черных трубчатых колец на похожих на короны под-ставках стояли пять кри-стал-лов - один большой и четыре поменьше.
   - Да, а ведь этот корабль строили не Древние!
   - И не летали на нем уже три тысячи лет!
   - Сколько-сколько?! - у Дроздова глаза на лоб полезли.
   Рейнольдс молча показал ему показания, высветившиеся на мониторе смонтированного на тележке сканирующего комплекса.
   - Как же так?
   - Значит, либо ты ошибся, либо...нас ждет впереди немалое число сюрпризов.
   Сюрпризов не было, а вот находки последовали на следующий день. Одна из "дверей" оказалась неплотно за-крыта, и роботу удалось расширить щель настолько, чтобы в нее боком мог пройти чело-век. Открывшееся взгляду помещение было странным на вид. Вдоль стен стояли стойки с установленными шарами и полусферами из непонятными темного мате-риала, похожего на стекло. Верхняя половина торцевой стены была выполнена из такого же "стекла", нижняя - из обычного материала, того же, из которого были сделаны обшивка и пе-реборки корабля. Параллельно стене находилась такая же стойка, что и возле боковых стен. Корнев подо-шел поближе и увидел, что "стойки" испещрены неизвестными симво-лами. И ничего по-хожего на кнопки, клавиши и тумблеры. Зато рядом со стойками стояли предметы, напо-минавшие нечто среднее, между креслом и вертикально расположенным га-маком. Сверху "гамаки" имели ковшеобразный наплыв, открытой частью "черпака" вниз.
   - Похоже на кресло.
   - Вот только не для людей сделано.
   - Ну и что. Неужели ты думал, что представители внеземной цивилизации обязательно будут выглядеть, как мы? Ну, а вы что скажете, Леон?
   Леон Бенуа был ученым-антропологом.
   - Думаю, эти существа были двуногими.
   Ученый показал на две пластины расположенные внизу "гамака", перпендикулярно ложу.
   - А еще?
   - Хм. Еще, еще у этого существа гораздо менее гибкое тело, чем у нас. Возьмите обыч-ное сиденье. Сначала идет спинка, перпендикулярная земле, затем параллельное поверх-ности си-денье, затем ножки. А здесь? Сиденья, как такового, нет. "Спинка" чуть откло-нена от верти-кальной оси назад. А затем под большим углом от "спинки" отходит вторая часть сиденья. Нет, это существо не такое, как мы. К тому же, оно куда более массивно.
   - Понятно.
   - Интересно, что здесь такое было? Рубка? Какой-нибудь пост управления? - спросил За-харов.
   - А этого, Костя, мы никогда не узнаем, - с вздохом ответил Корнев. - Это только в фантастических романах герои обязательно находят ответы на все вопросы.
   - Нет, почему, кое-что можем узнать и мы, - ответил Рейнольдс.
   Бывший "зеленый берет" подошел к одной из стоек, постоял минуту, что-то разглядывая, потом провел кончиками пальцев по ряду символов на ее поверхности.
   Кирилл дернулся вперед, пытаясь остановить капрала, но Денисов мягким движением руки остановил его.
   - Командир, Генри знает, что делает.
   А американец постоял еще немного, хмыкнул недоуменно, покрутился по сторонам и на-пра-вился к одному из "гамаков", снова постоял, заглянул внутрь ковшеобразного углуб-ления, провел там ладонью. Когда он разогнулся, на губах блуждала улыбка удовлетворе-ния.
   - Все, как я и думал. Нейросенсорное управление.
   - Сенсорный шлем? - Денисов указал на венчавший сиденье "ковш".
   - Да, сэр.
   - Значит, какой-то пост управления.
   Увы, это былая последняя ценная информация, полученная группой Корнева при осмотре инопланетного звездолета. Все остальные двери-люки оставались плотно задраенными.
   Дальнейшее изучение звездолета пришлось отложить "до лучших времен".

БАЗА "ВАЛГАЛЛА 2". ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ.

   Прошла неделя. Компьютеры базы были окончательно перепрограммированы, однако Рейнольдс так и не смог добыть из них никаких данных о странном звездолете. В компьюте-рах новой базы вообще было минимальное количество информации. Но даже то, что было, завораживало. Почти все внутренности планетоида были забиты складами. А в них... Когда Корнев путешествовал по базе, то ее содержимое захватывало дух, как, на-верное, перехваты-вало дыхание у Али-Бабы, обнаружившего сокровища пещеры сорока разбойни-ков. В одних отсеках на тянущихся на многие сотни метров стеллажах лежали матово отбле-скивающие в полумраке стволы излучателей, висели похожие на распятые звериные шкуры скафандры, в других ждали своего часа роботы разнообразных форм и назначения, в сле-дующих помеще-ниях стояли на специальных платформах готовые к старту хищные силу-эты скоростных ис-требителей, неторопливые челночные корабли, угрожающе нависающие угло-ватые тяжелые боты. Были здесь и непово-ротливые с виду наземные боевые машины, и смертоносные штурмовики. Нашлось даже несколько десантных модулей, наподобие тех, которые находи-лись на борту "Астры".
   Только к концу второй недели у товарищей появилось возможность в спокойной об-ста-новке поделиться впечатлениями от увиденного.
   - Странное место, - заметил Дроздов. - Сколько самой разнообразной техники! Зачем ее здесь собрали, почему?
   - Это я у тебя хотел спросить, герр профессор, - добродушно заметил Захаров.
   При этом глаза сержанта хитро блеснули. Виктор заметил это и немедленно обиженно нахохлился.
   - Я-то откуда знаю?! Похоже на арсенал, а что тут было на самом деле?... Бог его знает.
   - Бог... Тут бог, там - порог... Гадание на кофейной гуще, - проворчал Кирилл
   Настроение у него было неважное. Это, в свою очередь, немедленно заметил Денисов.
   - Господа, давайте послушаем просвещенное мнение нашего главного специалиста по вер-сиям. А то он что-то не в духе.
   Корнев на подкол не купился.
   - Версий ноль, господа. Вернее, я полностью солидарен с Виктором. Гигантский склад и ремонтные доки в одном месте... действительно очень напоминает арсенал, не оружейный склад, а именно арсенал. Гораздо интереснее, почему его не вывезли.
   - Попробуй вывезти такую кучу оружия. Особенно, если времени нет, - заметил Костя.
   - Неужели Древние ничего не предусмотрели на это случай? - скептически произнес Де-ни-сов.
   Все повернулись в сторону хранившего молчание Рейнольдса.
   - Генри, а ты что скажешь?
   - Исходя из последних данных, обнаруженных в памяти компьютеров, можно предполо-жить, что база использова-лась как ре-зервный склад оружия и запасная база снабжения.
   - То есть?
   - Я не уверен, но возможно, что речь идет о складировании устаревшего вооружения.
   - Вот как?
   - А чему ты удивляешься, - заметил Кирилл. - Представь себе, что ты держишь под кон-тролем половину Галактики. Естественно, что нужна куча оружия, которое, к тому же, по-стоянно совершенствуется. И куда девать вооружение, которое не полностью соответ-ствует современным требованиям. Оно вроде бы и не совсем устарело, уничтожать его жалко. А вдруг произойдет что-то чрезвычайное?
   - Логично, - сказал Денисов, но было видно, что сам он далеко не уверен в правоте сво-его друга.
   - А вообще, странно, конечно. В личных помещениях персонала базы полный порядок. Видно, что собирались обстоятельно, не спеша. С другой стороны, работа в ремонтных доках явно брошена впопыхах. Об этом свидетельствуют присоединенное к кораблям оборудова-ние, валяющиеся на полу ангаров узлы и инструменты. ...
   - ...Не только, - заметил Дроздов. - В одном из транспортных ангаров мы обнаружили контейнеры с оборудованием и какие-то транспортные платформы.
   - Да, - сказал Корнев, - я их видел. Похоже на то, что их подготовили к отправке, а ко-рабль не пришел. Да, Виктор?
   Дроздов кивнул.
   - Контейнеры уложены в образцовом порядке, но в ангаре для кораблей им явно не ме-сто.
   - Что-то заставило ускорить темп эвакуации. Что - то очень неожиданное и опасное, - ска-зал все это время молчавший Камимура.
   - Наверное.
   На этом дискуссия сама по себе сошла на нет. Вопросы, и это уже стало привычкой, оста-лись, а вот ответов явно не прибавилось.
   Несколько месяцев инженеры, ученые, программисты, лингвисты, десантники раз за ра-зом перелопачивали содержимое базы. На некоторые вопросы ответы все же нашли. Так, обо-рудование транспортных платформ, обнаруженных в грузовом ангаре, оказалось пере-движ-ным строительным комплексом, чем - то вроде совокупности полностью автоматизиро-ван-ного мини-завода по производству строительных конструкций и автоматических строи-тель-ных ма-шин. В качестве сырья машины использовали местный скальный грунт. Всего их об-нару-жили три. Все вполне работоспособные. Комплексы отправили на Вал-галлу. Воспроиз-вести их ученые и ин-женеры не смогли, а вот заставить работать - да. Ко-нечно, строить жи-лые дома из валгалль-ского сырья не решились. Зато роботы во всю труди-лись на постройке производ-ственных зда-ний и вспомогательных сооружений.
   Шла работа и в ангарах вновь обретенной базы. Там инженеры и техники корпели над тем, чтобы до конца отремонтировать находящиеся там корабли. Было ясно, что флот Про-екта "Прометей" ожидает значительное пополнение. Мало того, из наиболее опытных пило-тов истре-бите-лей и инженеров соответствующей квалификации составили учебные группы. Говорили, что те, кто пройдут тесты комиссии, которую возглавил сам Черный Джек, станут членами эки-пажей корветов. Имея на страже четыре боеспособных корабля-невидимки, можно было по-думать и о даль-нейшей разведке окружающего систему Ареса пространства.
   Удивляло то, что эти абсолютно боеспособные корабли были оставлены на базе. Ответ на вопрос неожиданно нашел профессор Накамура. На одном из обычных совещаний, на кото-рых исследователи подводили текущие итоги работы, японец преподнес всем сюрприз. Ки-бернетик воспользовался обычной логикой. Вот как он объяснил ситуацию, используя трех-мерную голографическую карту: "Смотрите, нам известен радиус действия корветов Зейда. Теперь взгляните на схему. Система Ареса находится в пустом секторе пространства. Боль-шинство систем, исходя из данных, заложенных Древними в компьютер "Астры", лежат вне зоны досягаемости корветов. Конечно, можно полететь вот сюда и сюда..."
   Здесь изображения голографического проектора изменилось. Там, где сейчас было ги-гантское пылевое облако возникли очертания нескольких звезд, причем четыре из которых имели планеты. В комнате не было слышно ни одного шороха. Все смотрели на Накамура, как дети смотрят на фокусника, ожидая, что он еще вытянет из своей шляпы.
   А тот продолжал: "...Если момент эвакуации базы был приурочен именно к тому катак-лизму, который измолол в порошок все более-менее интересное в этом секторе космоса, то указанное направление также оказывается закрытым. В результате получается, что корветам просто некуда было лететь. Вот их и оставили на базе".
   Объяснение оказалось вполне логичным. Оно как-то отражало и тот загадочный факт, почему компьютер базы постоянно передавал: "Потенциальная угроза во внешнем простран-стве".
   Осталось понять, что же стало причиной катастрофы, постигшей эту часть Галактики. Но это уже было из области чистейшей фантастики.

КОЛОНИЯ ТЕРЯЕТ ЛЮДЕЙ.

   На Валгалле уже наступила осень, когда Кирилл вернулся на планету. И, как это уже не раз бывало, попал к самому началу весьма неприятных событий.
   Первая серьезная эпидемия застала колонистов врасплох. Тем более что, как потом выяс-нилось, ее причиной стал банальный вирус земного гриппа. Вот только мутировал он самым неожиданным для медицинской службы образом. Все началось через месяц после того, как на Валгаллу прибыла "Астра" с новой партией техники и пополнением. На этот раз основ-ную его часть составляли ученые и инженеры, которые должны были исследовать технику Древних, хранящуюся на базе "Валгалла 2". Так назвали гигантский склад оборудования и вооружения, обнаруженный в системе Ареса, к которой относилась и сама Валгалла. Как по-лучилось, что медики халатно отнеслись к предполетному медицинскому осмотру, было не ясно. Но факт был налицо: один из ученых оказался больным гриппом. Ничего особенного в этом не было, ведь от гриппа не умирают... от земного гриппа. Но на корабле больной успел заразить еще нескольких своих коллег, часть из которых оказались на Валгалле. И никто не обратил в общей суете внимание на жалобы нескольких вновь испеченных ко-лонистов на насморк. Простуда и простуда! Простудиться можно и от работы не слишком хорошо отла-женного кондиционера в сочетание со сквозняком.
   Затем началась настоящая чертовщина. Сначала начали один за другим обращаться больные с жалобами на сильные головные боли, нарушение координации движения. Прове-денные медиками стандартные анализы ничего не выявили. А потом... потом умерли один за другим все шесть пациентов, первыми обратившихся к медикам с жалобами на насморк и головную боль. А боль-ные с аналогичными симптомами продолжали поступать. И только после этого врачи меди-цинских подразделений (а их было три, по числу исследовательских станций- поселений), поняли, что началась эпидемия. Еще недели полторы понадобилось, чтобы выявить всех лиц, с которыми контактировали погиб-шие. За это время было обнару-жено еще пятьдесят боль-ных, находящихся в последней ста-дии забо-левания. Мутировавший вирус, как коварный ночной хищник, мог несколько недель не про-являть себя ничем, кроме насморка и слабой головной боли, а потом за три- четыре дня при-канчивал свою жертву.
   Итогом эпидемии была гибель нескольких десятков человек. А механизм мутации так и не был выявлен.
   Вот так первый раз планета по настоящему "показала зубы". Сказать, что все были оша-рашены таким исходом, значит не сказать ничего. За каких-то двадцать дней умерли почти семьдесят человек, с которыми Кирилл и все остальные ели в одной столовой, занимались спортом в одних и тех же спортивных залах, смотрели фильмы в одних и тех же комнатах от-дыха, просто болтали "за жизнь". И вот теперь их нет. У некоторых на Земле остались се-мьи. Но родным и близким даже не скажут, как, где и когда погибли их сыновья, мужья и братья, и даже, где их могила. А если и скажут, то не скажут правды. Вмиг погасли улыбки на лицах. Все сразу сделались какими-то хмурыми и сосредоточенными. Редко можно было услышать смех, зато чаще, чем раньше, - ругань.
   Новый год встречали весьма вяло. Людям было не до праздника
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

ГОД 2102- ГОД 2104. ШАГИ ПО МИННОМУ ПОЛЮ.

  

САБОТАЖ.

   И дальнейшие события способствовали мрачному настроению среди обитателей Вал-галлы. Сначала в госпиталь попали десять человек из нового купола. Причина - острое ток-сическое отравление. И хотя всех удалось спасти, настороженность среди поселенцев росла. Кто-то пустил слух о том, что причиной отравления стал новый инопланетный вирус. На са-мом деле причина была куда как проще - неотлаженная система газового обмена в оранжерее купола. Пришлось руководству экспедиции делать официальное заявление, ко-торое, каза-лось, погасило страсти.
   Но только ненадолго. Начало третьего года пребывания землян на Валгалле было омра-чено новой серией отравлений. На этот раз со смертельным исходом. Снова поползли слухи. Кирилл как-то поймал краем уха следующий весьма интересный диалог. Говорили человек в форме десантника и женщина в комбинезоне с эмблемой отдела кибернетики.
   - Слышал? Говорят, умерли еще двое. Господи, зачем я согласилась на это сумасшест-вие?!
   - Козлы. Они нас подставили.
   - Кто?
   - Кто-кто? Руководство, вот кто! Мы здесь помирай, а они остались там, на Земле, в уют-ных виллах на Гавайях. Впрочем, наш доблестный адмирал тоже не слишком - то часто вы-совывает свой нос из столь любимого им звездолета. Да и пищу ему, я думаю, тоже специ-ально готовят. Его не кормят инопланетной гадостью, как нас.
   - Чем?
   Вид у женщины был весьма ошарашенный.
   - А ты не слышала? Ходит слух, что причиной отравления являются овощи, выращенные в валгалльском грунте.
   - Они нас что, вместо подопытных кроликов используют? Нам даже ничего не сообщили.
   - А если бы сообщили, разве кто-нибудь стал бы это жрать после всех этих эпидемий?!
   Голос десантника звучал надтреснуто и зло.
   Затем разговор вдруг резко оборвался. Очевидно, "десантник" заметил Корнева.
   - Ладно, пошли отсюда.
   И уже когда парочка удалялась, Кирилл услышал еще обрывки пары фраз, его насторо-живших.
   - Кто...?
   - Корнев, любимчик...Я... Под... гад ползучий. Теперь...
   Очевидно, фраза звучала так: "Корнев, любимчик Янга. Подслушивал, гад ползучий. Теперь донесет".
   Услышанный разговор неприятно поразил капитана. Похоже, что кто-то специально на-гнетал страсти. А может, речь шла о сознательном саботаже? Надо было срочно что-то де-лать.
   В ту же ночь с помощью "Джинна" Корнев вошел вначале в память компьютера меди-цинской лаборатории, а затем протестировал память машин группы безопасности.
   Результат был обескураживающим. На компьютере одного из инспекторов отдела безо-пасности Кирилл обнаружил запись, полностью подтверждающую текст подслушанного раз-говора: "По результатам проведенной экспертизы установлено, что причиной массового от-равления стали томаты, выращенные в экспериментальной теплице N1." Результаты экс-пертизы были датированы вчерашним числом. Даже если бы кто-то из экспертов оказался слишком болтливым (во что Корнев не особо верил), то слухи не могли распространиться так быстро. Значит, кто-то заранее знал, каким образом отравились колонисты.
   Через два дня произошло еще одно очень даже странное событие. Умерла одна из биоло-гов, работавших в экспериментальной теплице, Жанна Фуко. Причина смерти, как было объ-явлено на следую-щий день, несчастный случай. Короткое замыкание в электропроводке. В такое совпадение Кирилл не верил.
   На следующее утро он, как обычно, пошел в столовую. Людей было много, но вот того, кого надо, Акиро Камимуры, еще не было. Корнев пристроился в конец очереди. Наконец из дверей показался и японец, который даже в столовой появлялся всегда в одно и то же время, с точностью до нескольких секунд. Хоть часы сверяй.
   Они сели за один и тот же столик. Поели практически молча, перекинувшись всего не-сколькими абсолютно пустыми фразами. Только когда они выходили из столовой, Кирилл еле слышно шепнул:
   - Есть серьезный разговор.
   На лице Камимуры ни дрогнул не один мускул. Акиро так же не оборачиваясь чуть слышно прошептал:
   - У меня в каюте через пятнадцать минут.
   После этого они разошлись, чтобы через пятнадцать минут встретиться в каюте Акиро.
   Кирилл знал, что Камимура является Наблюдателем, Камимура знал, что Кирилл имеет тот же статус. Тем не менее, напрямую по делам Сети Наблюдателей они не общались: со-блюдали "правила игры". Однако сейчас был не тот случай.
   Японец был человеком традиционных убеждений и без чашки хорошо заваренного чая разговор не начинал. Приходилось принимать правила игры и ждать, втягивая в ноздри при-ятный аромат свежезаваренного чая. Камимура чай заваривать умел, хотя Йошико завари-вала чай намного лучше. Но ее не было, и Кирилл вполне удовольствовался умением Акиро. Первая чашка чая была выпита. Корнев решил не делать больших предисловий.
   - Похоже, что у нас всех большие проблемы.
   - Саботаж?
   Вот так, а Кирилл-то думал, что он один такой наблюдательный!
   - Кто-то распустил слухи о том, что овощи из экспериментальной теплицы специально включили в рацион столовой, чтобы, так сказать, проверить их безопасность на "живом ма-териале".
   - Да?
   По лицу Камимуры невозможно было даже догадаться о том, что сейчас думает японец, од-нако за три года знакомства Кирилл научился улавливать по почти незаметному изменению выражения лица, осанки, движениям рук настроение человека, которого считал своим дру-гом.
   - Это действительно правда, отчасти. Я читал предварительное экспертное заключение. Овощи из экспериментальной теплицы номер один. Но слухи расползлись по всей станции буквально в день, когда это заключение поступило в группу безопасности. Понимаешь?
   - Преднамеренная утечка?
   - Или кто-то заранее знал.
   В этот момент загудела и негромко хлопнула дверь, и в комнату вошла Йошико. Обычно улыбчивую женщину невозможно было узнать: она осунулась, под чуть опухшими глазами отчетливо виднелись тени. Кирилл было хотел задать вопрос о том, что случилось, но Акиро чуть заметным жестом остановил Кирилла. Профессор Кийяма молча прошла мимо и ис-чезла во второй жилой комнате отсека.
   - Жанна была ее подругой. Они познакомились в Токийском университете.
   Лицо Корнева передернуло секундной гримасой.
   - Боже!
   Акиро просто покачал головой. Камимура и Кийяма были больше, чем друзьями. И хотя они никак не могли пожениться, их отношения ни для кого не являлись секретом.
   - Извини, Акиро, но я хочу сказать это сейчас. Возможно, Фуко убили.
   Японец издал звук, больше похожий на шипение рассерженной гадюки.
   - Я тоже так думаю. Но не говори Йошико.
   - Я понимаю, что это не вовремя, но проводила ли Йошико или кто-то из психологов тес-тирование на уровень лояльности членов экспедиции к ее руководству?
   Корнев ожидал какую угодно реакцию, но только не то, что он услышал дальше.
   - Не ты один такой... Да. И результат впечатляет.
   - Резкое падение?
   - Пятнадцать процентов за месяц. На самом деле, думаю, больше. Не все отвечают от-кровенно.
   - Значит, скоро может начаться паника? Надо действовать. Результаты опроса известны руководству?
   - Дело не в них. Ко мне обратился Ольсен. Напрямую. Он считает, что мы столкнулись с це-пью актов саботажа. Вспомни. Сначала из-за непонятной истории с креплением штольни в скальном укрытии для "Астры" погибли три человека. Потом своды чуть не обвалились на "Стрелу". Катастрофу удалось предотвратить только потому, что кто-то из телепатов почув-ствовал опасность. Потом была история с системой жизнеобеспечения купола, когда отрави-лись полтора десятка человек. К счастью, никто не умер.
   Камимура снова отхлебнул чай из чашки.
   - Ты знаешь, что я немного увлекаюсь историей техники.
   Немного, хорошо сказано! Скорее это следовало бы назвать всепоглощающей страстью, надо сказать, довольно нетипичной для японца. На всех полках, которыми были увешаны стены каюты, а затем комнаты Акиро, стояли разнообразные модели и модельки кораблей, машин, самолетов. Еще несколько моделей парили под потолком на натянутых бесцветных лесках.
   - Так вот, - продолжал Акиро, - подобная история с нарушением газового обмена послу-жила причиной фактического срыва американского проекта "Биосфера 2", который был осуществлен в девяностых годах двадцатого века. Собственно этот проект и явился началом истории создания куполов такого типа. Урок учли, и уже на куполах первых марсианских се-рий такие истории больше не повторялись. Сейчас же кто-то умышленно нарушил систему обмена. Причем в нескольких куполах.
   - Но ведь отравления произошли лишь в одном?
   - Благодаря инженерной службе.
   - Значит, следует ждать продолжения.
   - Свяжись с Робертсоном.
   - А ты?
   - А я и Йошико попытаемся вычислить механизм распространения слухов.
   - Но ведь она ....
   - В ее задачу входит анализ.
   Дальнейшие обсуждения были бессмысленны. Корнев отправился на встречу с инспек-тором.
   На следующий день по электронной почте пришла информация от одного из Наблюдате-лей. Она была весьма краткой: "Характер утечки информации по инциденту с отравлением - публикация в информационной сети Колонии коммюнике медицинской службы". Далее шел текст опубликованного сообщения. Когда Кирилл его прочитал, то долго поминал чертей и всю прочую нежить: опубликованное сообщение отличалось от текста резолютивной части экспертного заключения лишь отсутствием некоторых дета-лей. Сообщение просуществовало в сети станции несколько часов, но этого было достаточно. А его таинственное исчезновение только подлило масла в огонь. Ситуация становилась по-нят-ной: кто-то скопировал текст за-ключения и, слегка отредактировав, опубликовал, взломав коды доступа к сети и использо-вав шифры официальных сообщений Медицинской службы. Корнев проверил эту информа-цию с помощью "Джинна". Все подтвердилось. Однако даже всемогущий искусственный ин-теллект не смог найти того ловкого хакера, который проделал весь этот номер.
   Пришлось снова связываться с Робертсоном. На этот раз вместе с инспектором пришел Адамс. Полнейшее нарушение правил конспирации Наблюдателей, но, похоже, что в этом проекте все и так шло наперекосяк.
   - Итак? - Адамс был как всегда краток.
   - Я установил способ утечки.
   - Ложное сообщение. Уже знаю.
   "Черт, - подумал Кирилл, - Детектив - любитель. Да Адамс таких, как я, на завтрак ест. На-шел куда соваться".
   А шеф службы безопасности продолжал:
   - Но сегодня неизвестный хакер проявил потрясающую наглость. В инфосети было рас-пространено сообщение следующего содержания...
   Англичанин на секунду прикрыл глаза и монотонным голосом, явно цитируя автора, произ-нес: "Из заслуживающих доверия источников стало известно, что заместитель директора секции ботаники Алкснис отстранен от работы и помещен в карантин в своей каюте. Офици-аль-ная причина изоляции - отравление с неизвестной природы. На самом деле это кара на-ших хозяев за то, что он попытался сообщить всем нам правду. До каких пор мы будем тер-петь, что нас обманывают на каждом шагу?!"
   Помолчал, потом добавил:
   - И так далее. Все в кучу собрал. И о том, что мы прячемся от ООН, "как беглые пре-ступ-ники", и о том, что руководство якобы хочет с помощью кораблей экспедиции захватить власть над Землей, используя Колонию в качестве базы. Ну и как вам это нравится?
   "До странности русская постановка вопроса", - почему-то подумал Кирилл, а вслух произ-нес:
   - Хорошо проработанная провокация. Вот только рановато сделано.
   - Уверен? - до этого молчавший Робертсон вступил в беседу.
   И от странного выражения прищуренных глаз инспектора (будто два пистолетных дула) Корневу стало не по себе. Будто опытный разведчик знал что-то такое, о чем лучше было даже и не думать.
   - А по поводу Алксниса?
   - Правда. Вчера он обратился с симптомами, похожими на заражение токсином плесени- хамелеона.
   Эта плесень была одним из первых неприятных сюрпризов, которые преподнесла пла-нета. Тончайшая плесень- паразит жила за счет расщепления органических и минеральных соединений, выделяя в атмосферу токсин, смертельный для человека.
   - Плесень обнаружили?
   - Да. И она не могла попасть в комнату биолога случайно.
   - Понятно. Шансы есть?
   - Очень малы.
   Кирилл понимал, что произойдет, если ученый погибнет. Неизвестные провокаторы об-винят в гибели Алксниса руководство экспедиции. Но знают ли саботажники о существова-нии "Джинна"? Человек, тайком пробравшийся в комнату латыша, должен был отключить электронную сигнализацию и деблокировать электронный замок. Это мог сделать только ха-кер высокого класса...или профессиональный убийца. Многие бывшие "коммандос"- "чис-тильщики" аналогичные замки открывают чуть ли не левой ногой.
   - Значит, круг подозреваемых увеличивается. Да..., вряд ли плесень в комнату пронес ха-кер или какой-нибудь "белый воротничок". Не та публика.
   - Не много ли у нас проблем с десантниками? - заметил Робертсон.
   - Это самый многочисленный и трудно проверяемый контингент, - флегматично ответил его шеф.
   - И самый опасный.
   - И что вы предлагаете?
   Американец хмыкнул и демонстративно пожал плечами. Кириллу оставалось только дипло-матично промолчать.

ЗА КУЛИСАМИ: КРИЗИС.

   Кольцо вокруг Проекта сужалось, и Векшин ощущал это каждой клеточкой своего мозга. Все говорило об этом: новая перегруппировка спутников- шпионов над районом, где находи-лось Убежище, странные суда, якобы рыболовные, то и дело выявляемые наблюдателями все ближе и ближе к месту расположения объекта. За обоими учебными центрами агенты Бюро Безопасности наблюдали, уже практически не скрываясь. "Ждут, когда у нас сдадут нервы, чтобы дать повод для силовой акции", - обреченно думал старый разведчик. Он понимал, что выхода нет, все кончится военным конфликтом, после чего все участники Проекта ока-жутся вне закона, а сам Проект будет похоронен либо... Да, было еще два варианта.
   Когда Виктор Всеволодович вспоминал о первом из этих вариантов, разработанном Братствами плане "Восход", то ему стаановилось просто страшно. Использовать мощь звездолетов, чтобы силовым шантажом заставить ООН оставить Проект в покое означало бы поставить себя вне ООН, вне Земли, пусть даже ради ее блага. Разведчик всегда считал этот план бредом сумасшедшего. Впрочем, у него было основание полагать, что до реализации э т о г о плана никогда не дойдет.
   Было ли другое решение? Да, было. Но пойти на него означал риск огласки двух самых главных тайн Земли, двух самых охраняемых тайн. А это могло привести к сильнейшему потрясению, которое знало человечество за последние три сотни лет, и, возможно, конец ООН в том виде, в каком она существует сейчас. Готово ли человечество платить такую цену? Готов ли он, Виктор Векшин?
   ...А его противники были уверены в своей победе. Они снова собрались на горной вилле. На этот раз собеседников было не трое, а десять человек. Плюс референты и охрана, сидев-шие в смежных кабинетах. Все в строгих черных костюмах, лица застыли, как маски, но вни-мательный наблюдатель заметил бы признаки волнения. Еще бы, сети закинуты, и желанная добыча вот-вот попадет в них.
   - Сэр Роберт, что скажете нам на этот раз?
   - Господа, кольцо сжимается!
   - Да?
   Один из наиболее старых и умудренных опытом членов собравшейся группы, контр-адмирал Хаксли, скептически покачал головой.
   - Мы вычислили предполагаемый район нахождения кораблей экспедиции и установили сеть станций гидроакустического наблюдения. Кроме того, мы сбросили буи с миниатюр-ными сейсмостанциями. Мы знаем, что снабжение базы осуществляется с помощью двух подводных лодок. Как бы они ни маскировались, сонары засекут их и проследят маршрут движения. Тогда мы точно узнаем, где находится их так называемое Убежище.
   - А как мы узнаем, когда на базу прилетит их звездолет? Ведь насколько я знаю, он не-ви-дим для наших оптических и локационных систем.
   На лице Хоука появилась мимолетная торжествующая улыбка, появилась, скользнула, словно тень, по лицу и тут же пропала.
   - А вот здесь нам помогут сейсмостанции. Корабль- штука тяжелая, будет сейсмиче-ский толчок со специфичными параметрами.
   - А потом?
   - Потом в дело вступят парни сэра Бартли.
   Генерал Томас Бартли кивнул:
   - Мои "коммандос" дело знают. Одновременная атака на оба учебных центра и Убе-жище, и дело в шляпе...
   Господа еще не знали, какой их ожидает конфуз.
   Конфуз в виде оснащенного специальной аппаратурой судна болтался на волнах почти всегда неспокойного Тихого океана. Судно было замаскировано под тяжелый водолазный бот. Лил проливной дождь. В ста милях от места дежурства бушевал сильнейший шторм, но операторы не отходили от мониторов. Задача судна была достаточно проста - обеспечение безопасного продвижения субмарины снабжения Убежища. Именно это и был тот фактор, о существовании которого не догадывался сэр Роберт Хоук.
   Как только по команде со спутника включились активные гидролокаторы, буксируемая пассивная станция наблюдения засекла сигнал. На экране одного из мониторов запульсиро-вал красный транспарант.
   - Командир, обнаружена работа активной ГАС.
   Капитан бота выругался чуть слышно и пододвинул к губам штангу с микрофоном.
   - Дальность. Пеленг.
   - Дальность - тридцать миль. Даю пеленг. Цель неподвижная.
   - Ложимся на встречный курс. Подготовить робот.
   - Так ведь волна...
   - Робот!
   Голос капитана почти рычал. Потом успокоился.
   -Вызовите "Тунца". Сообщите о контакте.
   Под позывными "Тунец" значилась субмарина.
   Через полчаса оператор доложил:
   - Цель классифицирована. Стационарная придонная ГАС.
   Гидроакустическая станция. На этот раз капитан бота матюгнулся вслух.
   - Радист.
   - Да.
   - Вызовите "Первого".
   Через час в служебном кабинете Векшина запищал сигнал. Советник нехотя оторвал взгляд от разложенных на столе бумаг. Когда он увидел, на каком из пультов связи загорелся сигнал вызова, взгляд стал свинцово - тяжелым. Экстренный вызов по линии Проекта.
   - Странник пришел издалека.
   - Тяжела его ноша. Михаил на связи.
   Кодовое имя "Михаил" означало полковника Максимова, "по совместительству" замес-тителя службы безопасности проекта "Прометей". И не только....
   - Слушаю, "Х3".
   - В районе основного объекта обнаружена стационарная сеть гидроакустических стан-ций.
   По спине Векшина пробежали мурашки, лицо покрылось "гусиной кожей". Это был не конец, но до конца оставался последний шаг. Неприятно закололо сердце, боль перешла в левое плечо, потом заболела вся рука. Виктор Всеволодович безошибочно узнал признаки надвигающегося сердечного приступа и сунул руку в ящик, где всегда лежал наготове пузы-рек с сердечными таблетками, судорожным движением сунул ее под язык и запил водой из стакана, всегда стоявшего на незаметной полочке под приставной тумбой с пультами комму-никаторов.
   А на другом конце провода хрипел голос Максимова:
   - Алло, вы меня слышите? Алло!
   Наконец Векшин сумел разлепить губы:
  -- Слышу, Михаил, слышу. Свяжись с "Х 4". Пусть начинает эвакуацию с Объекта всего оборудования, не относящегося к первой категории.
  -- Вы уверены, что мы не должны действовать по нашим официальным каналам?
   Полковник Максимов был одним из тех, кто знал, кто в д е й с т в и т е л ь н о с т и стоял за Проектом.
   -Нет, Михаил, мы это уже обсуждали. Тайна "Лабиринта" должна быть сохранена. Это приказ.
   -Есть.
   -А пока собери Молчальников. Мы все еще должны координировать свои действия с Братствами.
   Это означало, что вначале надо собрать малый Круг Координаторов братства Скитальцев.
   Круг собрался через три дня в уже привычном месте, старом скиту. Разговор шел о том, какой из вариантов, "Исход" или "Восход", поддержать.
   Аксенов, как всегда, настаивал на самом жестком из вариантов - "Восходе"
   - Послушай, Виктор, ну нас же все равно рано или поздно загонят и затравят. Почему же ты не хочешь покончить все раз и навсегда?
   И Векшин взорвался.
   - Андрей, объясни хоть ты этим молодым недоумкам, чего они добьются!
   Молчанов покачал головой.
   - Устал я, Витя, от всей этой суеты, объясни им все сам.
   - Хорошо, я объясню! - рявкнул Советник директора европейского сектора "Интерпола".
   - Только без лишних эмоций, - тихо сказал Старейшина.
   Виктор Всеволодович хотел ответить что-то достаточно грубое, но сдержался.
   - Ладно, слушайте и запоминайте. Начну с проблемы безопасности. Мы планируем оста-вить весь мир без спутниковых коммуникаций. Тот, кто контролирует связь, тот сейчас кон-тролирует мир. Ну, сделаем. Ну, получится. Дурной пример, как известно, заразителен. У нас найдутся последователи, которые сумеют повторить этот, с позволения сказать, эксперимент. Цивилизация будет буквально поставлена на колени. Без спутников не будет ни навигации, ни связи, ни предсказаний погоды, которые сейчас крайне важны. И может оказаться, что нас всех поставят перед фактом того, что контроль над планетой захватит некая диктаторская клика, но не из числа сторонников "жесткой линии" в ООН, не придурки из так называе-мого "белого масонства", а абсолютно неизвестные нам люди, ходы которых мы не сможем ни предсказать, ни предупредить. В лучшем же случае мир будет находиться под угрозой по-стоянной информационной блокады. Ведь спутники - это не единственный канал, через ко-торый можно перехватить контроль над электронными коммуникациями. Он просто наибо-лее заметное уязвимое место.
   Все молчали.
   - Теперь, так сказать, социально- культурный аспект. Представьте, что мы объявим на весь мир, кто мы такие, заявим на всю планету о Тайне Древних, о Проекте, в общем, обо всем и сразу. Поверят ли нам? Если хорошо подготовимся, то да! Но вот что мы получим в резуль-тате? Что будет, если весь мир узнает, что его обманывали на протяжении трех тысяч лет так называемой истории Новой эры? Какие будут последствия? Я вам скажу, какие! Ис-тория, как наука, просто умрет. Хорошо, если на историков не начнется стихийная охота, как когда-то на ведьм. Вы хотите новых костров инквизиции?! Ну, так получите! Вместе с исто-рией поле-тит в тартарары вся известная нам мифология. Потом начнется идеологический кризис трех ведущих мировых религий, которые на этой мифологии базируются - иудаизма, христианства и ислама. И, le voila, культурологический шок. Знакомый термин? Что будет дальше, знаете? Ну, вы же аналитики, давайте!
   Один из Координаторов, Васильев, поднял голову.
   - Вслед за религиями рухнет система морально-этических норм, которая на этих религиях базируется, - глухо проговорил он.
   - Ну-ну, дальше, - с жуткой гримасой на лице тихим шипящим голосом проговорил Век-шин.
   - А что дальше? - махнул рукой Васильев. - И так все ясно...
   - Ну а дальше, - уже абсолютно спокойно и невозмутимо произнес Тигр, - последует абсо-лютный социальный хаос, какого не было даже в период упадка Древнего Рима. Вот только хаос в мире, где у людей в качестве оружия есть только мечи, луки и стрелы, и мире, где есть антивещество, один грамм которого способен вызвать взрыв силой в несколько сот ки-ло-тонн, - вещь разная... Ну а теперь, что касается костров инквизиции. Начнутся поиски ви-нов-ных. Это настолько в характере человеческом - всегда искать виноватых. Думаю, в дан-ном случае их очень быстро найдут... тайные общества, несколько тысячелетий искажавшие ис-торию. Нас с вами поволокут на те костры, понимаете! Нас! И будут, представьте себе, правы, потому что никакая истина не стоит крови тысяч невинных.
   Слушатели сидели, не шевелясь. Лица их мрачнели с каждой секундой. Наверное, все они понимали то, о чем говорил им в эту секунду Векшин. Вот только предпочитали не задумы-ваться над тем, над какой глубокой пропастью они сейчас находятся и сколь узок путь над этой пропастью.
   -...Впрочем, если я вас не убедил, то могу объяснить, как этот кризис скажется на ООН. Представьте, что мы на весь мир с фактами на руках объявим, как ООН обманывала страны "третьего мира" относительно их участия в колонизации Космоса и вопроса распределения высоких технологий. Что будет?
   - Они и сами все это знают!
   - Элита знает, - возразил Векшин, - но она и так уже заняла свою экологическую нишу в структуре мировой политической элиты и в большинстве своем довольна своим личным ста-тусом. Движение протеста начнется снизу. Местная контр-элита эти движения поддержит. В результате в странах "третьего мира" могут прийти к власти люди, девизом которых станет борьба с ООН, как новым источником мирового зла. Во всем мире усилятся антиинтеграци-онные тенденции. Кто выиграет от нового возрождения границ и разделения по территори-альному и национальному признаку, от международной конфронтации, от неиз-бежно воз-никших снова региональных конфликтов? Только местные элиты и воротилы во-енно-про-мышленного комплекса. Нам что плохо жилось без локальных войн и региональных военных группировок? Мы снова вер-немся к ситуации середины двадцатого века. Мир, поде-ленный на военно-политические блоки. Вы этого хотите?
   Никто не проронил ни слова.
   - Надеюсь, я вас убедил, - сказал Векшин и тоже замолк.
   И все же решали не они, а общий Круг союзных Братств. Здесь общее мнение на этот раз выражал не осторожный Лонг, а Лу, Шаолиньская пан-тера. "Мы не можем позволить нечес-тивцам погубить наше детище - говорил он: У нас доста-точно сил, чтобы заставить с нами считаться. Мы дадим отпор, адекватный агрессии". У Аксенова на этот раз хватило ума про-молчать.
   Векшин понимал, что резолюция Круга означала фактическое объявление войны Братст-вами структурам ООН. И, что было самое интересное, у Братств было достаточно мощи, чтобы действительно этот отпор дать. Волновал другой вопрос: хватит ли мудрости на этом остано-виться? С другой стороны, принятый к исполнению план "Исход" в отличие от "Вос-хода" предполагал лишь пассивную оборону, а не нападение, и это вселяло хоть какую-то надежду, хотя Векшин и понимал, насколько она призрачна. Ведь сторонники "жесткой линии" в ООН явно не ос-тано-вятся, получив по носу, а значит, рано или поздно придется либо решать проблему, как выразился Максимов, "по официальным каналам". И лучше сейчас пожертвовать секретностью, чем потом поставить мир на грань новой войны.
   Через два дня после окончания Круга собрались ответственные за подготовку Проекта: Векшин, Максимов, Ройзман и Розов.
   - Итак, мы решили использовать вариант "Исход". Все три базирующиеся в Убежище корвета и пассажирский корабль обеспечены экипажами. За счет членов резервных экипа-жей и Наставников можем обеспечить экипажами два фрегата, базирующихся на "Валгалле 2". Плюс два десятка истребителей и крейсер "Звездный щит ".
   - Хорошо. А как обеспечить секретность доставки техники и людей для загрузки пасса-жирского корабля и "автоматов"?
   - "Стрела" перебросит один десантный модуль. Еще один модуль имеется в распоряже-нии Учебного центра. На борту "Астры" базируются еще два модуля. Все они имеют экраны не-видимости и способны перевозить по пять единиц тяжелой техники за рейс.
   - А как защищать Учебные центры?
  -- Официально....
  -- ...
   В помещении повисла мрачная тишина. Здесь были все свои, посвященные в главную тайну Проекта.
   -Виктор. Ведь это т ы довел до всего этого. Почему нельзя было сразу решить вопрос через Генерального Секретаря. Он бы просто п р и к а з а л, снял особо активных со своих постов. И все....
  -- Но те, кто за ними стоят, остались бы. Дело не в личностях, дело в Системе. Ее надо менять. ООН уже не нужен мировой жандарм в виде ККВПМ. Именно полиция, "Интерпол", должен заниматься вопросами нераспространения оружия массового уничтожения, либо специально созданная Служба Безопасности. Но не военные. Тем более, не новость, когда силы по поддержанию мира используются в интересах одной из сторон конфликта в ущерб другой.
  -- И ты решил использовать....
  -- Это не мое решение. Так решил Голдмайер. Мой шеф тоже "за". А самое главное, их мнение разделяет Сам. Вы понимаете?.... Наша задача исполнять.... Все, возвращаемся к вопросам практическим. Мы можем обеспечить защиту субмарин от обнаружения?
   - Нет.
   - Тогда пусть сделают несколько рейсов. Один сейчас, другой перед самым прибытием звездолетов. В Убежище - технику, из Убежища - оборудование. Нам известно место распо-ложения стационарных станций ГАС?
   - Да. Всех. Они автоматические.
   Максимов понял все с полуслова.
   - Мы их...
   - Выполняйте.
   Теперь остался последний штрих. На следующий день Векшин сделал из кабинета всего один звонок.
   - Штаб-квартира? Соедините меня с Карлом Голдмайером, Генераль-ным комиссаром "Интерпола".
   - Голдмайер слушает.
   - Здравствуйте, Карл. Это Виктор вас беспокоит. Необходимо срочно встретиться...
   Листки календаря, неумолимо шелестя, отсчитывали последние дни, оставшиеся до кри-зиса. Кризиса, об истинных причинах которого мир, скорее всего, никогда и не узнает.
  

СЛЕДСТВИЕ.

   "Джинн", благодаря которому в прошлый раз выявили убийц Стоуна, не подвел и в этот раз. Не прошло и двух суток, как у оперативников службы безопасности Проекта была фото-графия убийцы. Вот только едва ли она могла помочь. Это был настоящий профессионал. И похоже, что он знал (или догадывался) о существовании скрытых камер наблюдения. Иден-тификация по цифровой маске черепа дала пятерых подозреваемых. Но когда кому-то из На-блюдателей пришло в голову проверить, где же в момент покушения на убийство находи-лись подозреваемые, то оказалось, что у всех есть подтвержденное данными сканирования сто-процентное алиби. Либо нашелся специалист, способный обвести вокруг пальца даже "Джинна" (во что Корнев совсем не верил), либо парень предусмотрительно замаскиро-вался.
   Оставалось только ждать.
   А тем временем Робертсон допрашивал персонал лаборатории и всех, кто близко знал Жанну Фуко. В том, что женщина была убита, сомнений ни у кого не было. Другое дело, как это доказать, а главное, как найти убийцу?!
   Повезло уже отличившемуся в деле Фатиха инспектору Вольфштейну. Это был стандарт-ный допрос. Допрашиваемая, Клер Маркович, невысокая хрупкая брюнетка, работала опера-тором системы планетарной связи. Она близко знала Жанну, и ее еле удалось успокоить.
   - Пожалуйста, Клер, вспомните, все ли находится на месте? Может быть, что-то не так или что-то пропало?
   Женщина внимательно все осмотрела и пожала плечами:
   - Вроде бы все на месте.
   - А дискеты?
   - Вроде все.
   Опять одно и то же! Но не зря говорят, что не бывает хорошего сыщика без доли везения или развитой интуиции. Когда Маркович смотрела на дискеты, у инспектора появилась одна мысль.
   - Скажите, а вы знаете, что на этих дискетах?
   - Да. На дисках с синей отметкой - рабочие файлы, на дисках с зеленой - музыка, аудиоза-писи.
   - Жанна показывала вам, что на этих дисках?
   Женщина покраснела и посмотрела в сторону. Она явно что-то знала, но не решалась произ-нести. Пауза затягивалась. Однако Вольфштейн быстро сообразил, в чем дело.
   - Клер, я знаю, что вы очень увлекаетесь ботаникой. В том, что вы видели результаты ис-следований, нет ничего предосудительного. Просмотрите, пожалуйста, файлы и скажите, все ли на месте.
   Маркович быстро просмотрела все файлы. Потом еще и еще раз.
   - Что-то не так?
   Женщина пристально посмотрела на инспектора, что-то решая про себя.
   - Да. Жанна - аккуратная женщина. Была.
   На этом слове Клер словно запнулась. Потом продолжила.
   - На всех отправленных файлах ее компьютер делает специальную отметку, где указы-вает, что, когда и кому отправили. Этот файл - заключение по тем самым злополучным тома-там. Она отправила его Леонардо при мне. Я точно помню. И отметка о получении была. А тут ее нет. И файл не на месте. Он должен быть в архиве, а он в не отосланной корреспонден-ции.
   Вольфштейн почувствовал запах добычи.
   - Вы точно помните? И кто такой Леонард?
   - Ее шеф, доктор Фернандес. А то, что она его отправила, я точно помню.
   Инспектору осталось только поблагодарить женщину и отправиться выяснять местные особенности делопроизводства. Они были достаточно стандартными: помимо файла с сооб-щением адресату направлялась распечатка. Но таковой не обнаружилось. Все, что мог ска-зать ученый на вопрос о служебной записке Фуко, это "да, кажется, что-то от доктора Фуко было, но назавтра я этой бумаги не нашел". Зато обнаружилась бумага, в которой доктор Фуко ... рекомендовала томаты из экспериментальной лаборатории к употреблению в пищу. А эту бумагу, по словам Маркович, Жанна никогда не отправляла. Более того, убитая была против дальнейших экспериментов с выращиванием томатов в валгалльском грунте.
   Колеса следствия завертелись с новой силой.
   Экспертиза показала, что кто-то поработал с содержанием электронного журнала регист-рации входящей корреспонденции. Однако если хакера было обнаружить трудно, зато можно было вычислить круг подозреваемых в краже распечатки со стола ассистента Фернандеса. Лаборант оказался на редкость глазастым малым. В результате на столе у Робертсона поя-вился список из семи имен. После того, как были отброшены те, кто не имел непосредст-вен-ного отношения к работе первой лаборатории и продуктовому снабжению колонистов, ос-талось четыре кандидатуры.
   Теперь появилось весьма обширное поле для деятельности оперативников службы безо-пасности, Наблюдателей... и "Джинна". Но время шло, а результатов все не было. У следст-вия был наготове и другой вариант. Уже несколько дней компьютеры "Астры" и ос-новной базы на Валгалле, куда были помещены копии- клоны "Джинна", со-обща вычисляли, какие компьютеры были подключены к сети Долины Первопроходцев в момент атаки на компью-тер ассистента Фернандеса и какая работа на них в этот момент производилась. Все-таки злоумышленник (злоумышленники) не знали всех возможностей программного обеспе-чения экспедиции. На то, чтобы обнаружить терминал, с которого про-извели "подчистку" журнала, ушла неделя. Попутно выяснилось, что томаты из эксперимен-тальной теплицы были пущены в столовую... с официального разрешения профессора До-миани, координатора сектора ме-дико-биологических исследований и доктора Фернандеса. Те, естественно, утверждали, что ничего подобного не писали, хотя журналы регистрации исхо-дящей корреспонден-ции свиде-тельствовали об обратном. А колония уже начала бурлить. На имя Сосновского пришел официальный запрос за пятьюдесятью подписями с требованием официально огла-сить ре-зультаты расследования.
   Наконец удача улыбнулась и Робертсону. Несколько человек точно указали на того, кто работал на терминале, с которого был изменен журнал входящей корреспонденции Фернан-деса. Им оказался лаборант химической лаборатории Чанг.
   Лаборанта арестовали. Решено было прибегнуть к допросу под гипнозом.
   Это была последняя информация о ходе следствия, ставшая известной Кириллу. Затем наступила неделя полного информационного вакуума, за время которой страсти накалились до предела.
   ...На этот раз на встрече с Корневым настоял Робертсон. Информация была не из при-ятных.
   - Как мы и догадывались, Фуко была убита. На одной из дискет, случайно обнаруженной в лаборатории, был найден файл, в котором рассказывалось обо всей этой истории с исчез-новением файла и появлением нового. Как это стало известно Жанне, думаю, мы так и не уз-наем. Очевидно, она хотела обратиться к нам за помощью, но не успела.
   - А что с лаборантом?
   - Вот здесь самое интересное. Мы не смогли провести допрос. Чанг кодирован.
   Кодирован. Это слово заставляло шевелиться на голове волосы и вздрагивать от отвращения. Это значит, что кто-то покопался в чужом мозгу и внедрил туда на уровне условных рефлек-сов цепь команд. Это почти то же самое, что гипноз. Но под гипнозом человек выполняет конкретную команду суггестора. С помощью кодирования можно задать поведение человека на всю оставшуюся жизнь.
   - Значит, мы имеем дело с очень серьезным врагом.
   - Да, мы запросили консультацию профессора Ройзмана. Чанг попытался покончить жизнь самоубийством, но мы успели помешать. Сейчас с ним работают наши психологи, а также Камимура. Хотим привлечь Чена.
   - Да.
   - Мы послали запрос на Землю о полной идентификации.
   - На это уйдет месяц.
   Полная идентификация включала в себя процедуру опознавания по ДНК, отпечаткам пальцев, ладони, а также ушной раковины, радужки глаза, голосу, цифровой маске черепа, почерку и так называемому "компьютерному почерку". Последняя идентификационная ха-рактеристика выявлялась по манере набора текста на клавиатуре компьютера.
   - У нас нет другого выхода.
   На этой невеселой ноте они и расстались.
   Время шло, ничего не происходило. Наступила зима, а ответа с Земли все не было. Нако-нец, откачали Чанга. И тот заговорил.
   Кирилл на допросе присутствовал, равно как и Камимура, но не в самой комнате для до-просов, а за специальной перегородкой с односторонней прозрачностью. Они видели все, что происходит в комнате для допросов, а Чанг считал, что перед ним глухая стена. Доп-рашивал Робертсон. В сторонке тихо сидел Чен.
   Лаборант выглядел как после тяжелого похмелья.
   - Ваше имя?
   - Вишнаватан Чанг.
   - Место рождения?
   - Калькутта, Индия.
   - Дата рождения?
   - Двадцать пятого июля две тысячи семьдесят пятого года.
   - Последнее место жительства перед поступлением в штат проекта "Прометей"?
   Здесь индус явно замялся.
   - Токио, Япония.
   - Что заставило вас совершить взлом компьютеров секции ботаники?
   - Не понимаю.
   - Хорошо. А что вы скажете на это?
   Робертсон протянул через стол распечатку свидетельских показаний и внутреннего жур-нала регистрации пользователей, который ведется на каждом компьютере.
   - Анализ скорости и характера набора на терминале "С55", с которого был совершен взлом компьютера ассистента доктора Фернандеса, показывает, что это сделали вы.
   Чанг смотрел в пол и молчал.
   - Смотрите мне в глаза! Ну! - выкрикнул инспектор.
   Иногда такое действует на неподготовленных людей.
   Подозреваемый вздрогнул и непроизвольно втянул голову в плечи. Испугался. "Слабак", - с некоторой долей брезгливости подумал Кирилл.
   А Робертсон продолжал наступать.
   - Вы знаете, что будет с вами в случае запирательства? Только сотрудничество с нами может вас спасти. Вы полностью в наших руках. И от того, как вы себя поведете, зависит ваше будущее,... и жизнь, в том числе.
   Последние слова были произнесены чуть слышно, но для Чанга они наверняка прозвучали, как гром небесный, поскольку тот судорожно втянул в себя воздух и вздрогнул всем телом.
   - Ну и что вы решили?
   Инспектор произнес эту фразу с почти отеческой нежностью, от чего бывший лаборант вздрогнул еще сильнее. А потом зачастил, плюясь словами, словно пулемет.
   - Хорошо, я все... все расскажу. Меня заставили. Они...
   Чанг побледнел и схватился за горло. К нему подскочил Чен и неизвестно откуда появив-шийся доктор.
   - Все, все хорошо! Все прошло. Это уже не властно над вами. Видите, что с вами сде-лали! Кто это сделал? - последние слова Ли медленно произнес по слогам.
   Индус снова обрел дар связной речи.
   - Я не помню его. Маска, он был в маске. Он говорил, что если я откажусь, мои жена и дети ... мои жена и дети умрут. Он знал все. Где они живут, работают. И еще, мой родной брат- наркоман. Я знал, что он продает наркотики на улицах Нью-Йорка. По американским законам за торговлю наркотиками - пожизненное... Он сказал, что если я не соглашусь, они сообщат властям. Я боялся. Я не хотел. Я согласился работать. А потом... Потом он назна-чил мне встречу. Я пришел. Он навел на меня какую-то штуку, и все, темнота.
   - Потом вы его видели?
   - Нет, от него приходил другой, десантник.
   Дальше пошла рутинная работа по составлению фоторобота. Зато куда интереснее было опи-сание устройства, которым человек в маске "выключил" Вишнаватана перед кодированием. Судя по нему, неизвестный применил портативный суггестор "Голос", новейшую систему, лишь недавно поступившую на вооружение спецслужб Евразийской Конфедерации.
   Итак, преступников как минимум было двое. Или даже трое.
   Не успели все обрадоваться первой одержанной победе, как на базе произошло новое ЧП. Посреди ночи вышел из-под контроля главный реактор Долины Первопроходцев. При попытке его заглушить получили смертельную дозу облучения пять человек: трое дежурных, а также двое посторонних, инженер и десантник, случайно обнаружившие неладное и ценой своих жизней спасшие базу. Можно было бы принять происшествие за несчастный случай, если бы предупрежденные медики не успели провести специальное тестирование техника дежурной смены, который абсолютно случайно прожил на несколько часов дольше осталь-ных. Заключение было однозначно: техник подвергся облучению суггестором типа "Голос". Еще одна диверсия, которая в случае удачи в период зимних холодов могла означать только эвакуацию базы в Долине Первопроходцев, а в перспективе и других баз- поселений. То есть два с лишним года работы пошли бы чертям под хвост.
   Диверсант воспользовался генератором жесткого излучения, чтобы вывести из строя все возможные камеры наблюдения, предусмотрительно отключил и систему, оповещающую центральный компьютер об открытии наружного шлюза купола. Не тут-то было. Сработала дублирующая система, и фотографии преступника оказались в руках у оперативников. Судя по росту и характерной манере двигаться, этот был тот же человек, который убил бедняжку Жанну. Лица видно не было, оно было скрыто маской. Но зато на этот раз было видно нечто другое, весьма интересное: подошва одного из ботинок служебного зеленого комбинезона, на который диверсант и надел скафандр, была весьма характерно стоптана. Комбинезон же явно принадлежал десантнику. Таковых на базе было сто пятьдесят человек. Проверить сто пятьдесят пар ботинок затруднительно. Однако далеко не все десантники имеют рост метр восемьдесят и русые волосы. Круг поисков сузился до пятидесяти человек. Потом быстро выяснили, что у пятнадцати из них есть стопроцентное алиби. Осталось проверить тридцать пять человек. Дальнейшее было делом техники. Убийца сам выдал себя, попытавшись по-кончить с собой. Не успел. Однако устранить все возможные блоки из его подсознания ока-залось намного труднее, чем в первом случае. Похоже, его кодирование осуществляли в ста-ционарных условиях.

ЗА КУЛИСАМИ. СЕТЬ.

   Неделю спустя Векшин изучал меморандум Корнева, присланный по специальной ли-нии связи с борта "Астры". Эмоции, которые он при этом испытывал, были не самыми по-ложи-тельными. Он был раздражен и зол, но злиться мог только на самого себя. Да, сообще-ние Кирилла запоздало, но все дело в том, что Ворон не мог даже и догадываться о том, на-сколько его сообщение важно. Теперь надо срочно принимать меры.
   Когда они разоблачили группу Фатиха, они слишком рано обрадовались, слишком успо-коились. И прозевали момент, когда опытный резидент-паук свил у них под носом свою ядо-витую паутину. Теперь в руках у разведчика были первые плоды их совместной (и его, Век-шина, в том числе), ошибки. В руки ККВПМ попали под-роб-ные чертежи модернизирован-ных микроволновых излучателей и документация по генера-то-рам жесткого излучения. Конечно, это была не катастрофа - так, легкий щелчок по носу. Сэру Эдварду Йорку комиссару Комитета ООН по контролю над вооружениями и поддержанию мира, и сэру Юджину Доу, директору Бюро безопасности того же комитета, просто п р и к а ж у т передать документы Голдмайеру. Но не произойдет ли до этого утечка в коммерческие структуры, или еще хуже- мафии. Вот это действительно будет катастрофой. Генераторы жесткого излучения -идеальное оружие террора.
   Слава Богу, на передаче разработок по двигателям шпионы попались. В ре-зуль-тате действий службы безо-пасности Проекта были арестованы два агента и их связной из числа охранников. Однако, судя по тому, как быстро "раскололись" арестованные, в оборот попали не самые серьезные игроки. Одного из агентов завербовали на безудержной страсти к азартным играм, второго подловили на любовнице. Но вот связной... Этот был из другого теста. Нет, он не был высо-коклассным профессионалом, зато его психологическую обра-ботку проводили явно профес-сионалы. Над мозгом бедняги так поизмывались, что восстано-вить все обстоятельства, предшествующие засылке, так и не удалось. Так же, как обнаружить ре-зидента. И вот теперь Векшин получил сообщение об обнаружении аналогичной сети на Вал-галле. Похоже, что в обоих случаях действовали одни и те же люди.
   Причем резидент валгалльского сегмента сети пожертвовал пешками, а серьезные фи-гуры наверняка в ход еще не пошли. Хотя нет, десантник был явно не из пешек. Тогда по-чему руководство сети спешило? Ответ напрашивался сам собой. Близилось время, которое их враги определили для нанесения решающего удара по Проекту. Ход мысли был понятен. Если не удастся покончить с конкурентами одним прямым ударом, то надо подорвать Проект изнутри, посеять панику, вызвать недоверие к руководству. Но кто, кто мог стоять за всем случившимся?
   Во всех случаях, кроме истории с десантником и охранником, в качестве фигур в игре вы-ступали люди, вербовка которых осуществлялась уже на месте. Значит, должен был быть кто-то, кто, отфильтровав информацию, пришел к выводу, что для вербовки подходят именно эти люди. Но агенты принадлежали к различным подразделениям. Значит, отбор "кандидатур" проводили не сослуживцы. К тому же при вербовке явно учитывались и осо-бенности психологии, характер, темперамент и так далее, то есть у вербовщика были данные психологического мониторинга. Значит, еще один агент сидит либо в службе безопасности, либо в кадровой службе. И вот здесь речь идет о профессионале, а не о едва обученном агенте. Самый лучший способ "достать" "крота" - узнать, через чьи руки проходили досье всех завербованных. - Что ж, так и сделаем, - решил Векшин и протянул руку к видеофону.
   Через час получившие новые инструкции агенты службы безопасности начали действо-вать. Однако проходили сутки, а изобличить кого-то конкретного не удавалось. К тому же в душе Виктора Всеволодовича все больше нарастало ощущение какого-то подвоха.
   После очередного доклада о выявленных подозреваемых подозрение приобрело форму утверждения. Опытный профессионал должен был понимать, среди кого его будут искать прежде всего. Резидент же должен был устроиться где-то в стороне от любопытных взглядов ищеек. К тому же, не обязательно самому перерывать файлы с личными делами, это вполне может делать и компьютер... компьютер, оснащенный соответствующей программой. Вот черт!
   Векшин схватился за трубку видеофона: " "Х3", Михаила... Да, это Тигр. По поводу на-шей живности. Срочно проверьте всю локальную сеть службы безопасности и кадровой службы. Но так, чтобы ни одна собака... Все поняли? ... Действуйте".
   На следующий день полковник Максимов позвонил ему сам. В локальной сети был обна-ружен "троянский конь", специальная программа, осуществлявшая поиск и не-санкциониро-ванное копирование нужной информации. Установить эту программу мог только кто-то из своих, а именно, из инженеров-программистов, обслуживающих внутрен-нюю сеть.
   Вот теперь птичка попалась. В том, что спецы из службы безопасности выследят агента, теперь не было никакого сомнения. Но вот где резидент?
   Впрочем, если "наружка" окажется достаточно профессиональной, то будет и резидент. "Программист" сам к нему и приведет, рано или поздно. По идее, связи у него с руково-дством уже нет. Компьютерная сеть под специальным контролем, мышь не просочится. Зна-чит, либо резиденту придется затаиться и ждать, либо рискнуть здоровьем и искать контакт самому. Хотя нет, у него должен быть еще один связной, скорее всего тоже "зомби" и тоже из охраны или другого персонала, имеющего право свободного входа и выхода на объекты Проекта.
  

ЗА КУЛИСАМИ. ДВОЙНОЙ АГЕНТ.

   Помощь пришла с абсолютно неожиданной стороны. Через две недели после описанных событий Виктору Всеволодовичу позвонил его непосредственный начальник, комиссар Ев-ропейского сектора "Интерпола" Драгудин Йованович. Векшин искренне уважал своего шефа за высокий профессионализм и недюжинную выдержку. Со своей стороны сорокадевя-тилетний македонский полицейский всегда прислушивался к советам старого раз-ведчика и поручал ему руководство наиболее сложными и деликатными операциями.
   Официально Советник комиссара числился в отпуске, и уж если Йованович решился, не-смотря на это, прервать так называемый уик-энд Векшина, то к тому были вполне обоснован-ные причины. Впрочем, за долгие годы своей карьеры разведчика Виктор Всеволодович принял за правило не ломать голову над решением неразрешимых вопросов.
   Комиссар встретил своего советника прямо в аэропорту. Когда Виктор Всеволодович увидел стоящую у машины сухощавую фигуру своего шефа в его белом плаще с поднятым воротником (в Париже лил промозглый октябрьский дождь), его сердце болезненно сжа-лось. За эти несколько лет работы он и Драгудин стали друзьями, может быть, даже больше, чем друзьями, и они оба это знали, но никто из них никогда не сказал бы это вслух. Чер-товы пра-вила игры! Правила жесточайшей игры во власть, игры без правил, в которой любая твоя личная привязанность означает уязвимое место, брешь в твоей обороне. И вот они едут и молчат. Только глаза говорят, они все скажут за них.
   Формальное приветствие, обмен ничего не значащими вопросами. Машина, сопровож-даемая эскортом охраны ("Охраняют не хуже, чем президента какого- либо государства", - подумал Векшин.), воя сиренами, понеслась в сторону одного из парижских пригородов, где размещался громадный комплекс зданий, принадлежавших Комитету ООН по предупрежде-нию и борьбе с преступностью, в который входил "Интерпол" и командование Международ-ных полицейских сил. Раньше Виктор Всеволодович по дороге в резиденцию разглядывал парижские красоты. Но теперь он настолько к ним привык, что его уже это не интересовало. Его вообще трудно было чем-нибудь удивить на закате его многотрудной жизни.
   Векшин знал: ему осталось немного. Потом придется уйти на пенсию и писать мемуары. Если дадут! Если он, Виктор Векшин, вообще доживет до пенсии! Господи, если бы кто знал, как он устал от этих "если"!
   Так же молча они прошли в кабинет комиссара. Комиссар запер за собой дверь, кинул в микрофон коммуникатора: "Марта, я занят" и достал свой персональный детектор подслу-шивающих устройств. Потом осторожно повесил свой плащ на "плечики" в шкафу и достал из личного кейса-сейфа тощий конверт.
   - Вот полюбуйся. Старший инспектор Бюро безопасности. Гнида!
   Последнее слово Драгудин произнес по-русски. Йованович долго работал в Восточно-евро-пейском региональном бюро и отлично знал русский. Впрочем, комиссар как-то признался, что языку его научил дед- серб.
   - Так, что у нас тут?
   - Старший инспектор Патрик Мак-Кинли. Умудрился во время инспекции в одной из аф-риканских стран "случайно" не заметить полдесятка установок тактических ракет. Страна, естественно, входит в число подписавших соответствующую конвенцию ООН.
   - Надо полагать, поступок был не бескорыстным?
   - В деле есть номер анонимного счета на подставное лицо.
   - И кто же...?
   - Видишь ли, Виктор, когда одна страна умудряется получить что-то, что может сделать ее соседям большое "бо-бо", то этим соседям это обычно жутко не нравится.
   - А поскольку эти самые соседние страны сами наверняка грешат тем же, то они не реши-лись подавать официальный протест, а использовали, гмм, неофициальные каналы.
   - Да, примерно так. В общем, бери в оборот эту паршивую овцу. Овечка с положением, поэтому, возможно, ее не стоит пока трогать. Может быть, мы ее сможем немного "остричь".
   И довольный своим каламбуром македонец рассмеялся.
   Часто Векшин задумывался, знает ли его шеф о той истинной деятельности, которой и занимается его советник, и приходил к выводу: да, знает. Но не вмешивается и даже не-гласно помогает, как, например, сейчас. Виктор Всеволодович даже до-гадывался о мотивах, которые двигали Драгудином: бабка Йовановича погибла под натов-скими бомбами. Но он никогда не выдавал это знание. Вот и сейчас он сказал только две фразы.
   - Спасибо. Пойду, тряхну стариной.
   - Ну, давай, тряхни.
   И два профессионала обменялись многозначительными улыбками. Улыбки эти не сулили "паршивой овце" ничего хорошего.
   Впрочем, Тигр никогда излишне не спешил с принятием решений. Сначала его сотруд-ники со-брали подробное досье "клиента" - привычки, наклонности, связи, друзья, любов-ницы. Ин-спектор был не безгрешен. Затем в дело вступила служба наружного наблюдения, в просто-речии "на-ружка". Парням и девчатам из специального подразделения, пришлось изрядно помотаться. Как и следовало ожидать, дней че-рез пять Мак-Кинли засек за собой "хвост". Он был зверем опытным и пу-ганым и за-метил слежку, не-смотря на то, что за ним "топали" настоящие мастера своего дела. Об этом свиде-тельство-вали бесстрастные кадры видеозаписи. Патрик допустил прокол, заметный лишь на-стоящему профи. У любого агента спецслужбы входит в привычку посто-янно про-веряться на наличие слежки. Инспектор не был исключением. Причем у него выра-боталась определенная частота, с которой он это делал. И тут вдруг он это стал делать значи-тельно реже. В то же время было заметно, что клиент "занервничал". Что ж, Векшин был со-всем не против, чтобы объект слежки заметил "топтунов" из "наружки".
   Теперь наступил самый опасный момент операции. Доложит Мак-Кинли о замеченном "хвосте" или нет? Прошло почти две недели, но никакой реакции со стороны соответствую-щих служб Бюро Безопасности не последовало. Следовательно, не доложил, а это могло зна-чить только то, что Мак-Кинли чувствует, что крупно завяз. И теперь выжидает, что будет дальше. Ну что же, если ждет, то дождется!
   Пора было начинать заключительную стадию операции. Обстановка благоприятствовала, ибо Мак-Кинли отправился в отпуск, причем своей жене сообщил, что находится в команди-ровке. К тому же снял номер на двоих в одном из шикарных отелей на Гавайях. Причину та-кого поведения в век высоких информационных технологий Векшин выяснил достаточно бы-стро. На курорте Патрика должна была ждать его любовница, очаровательная фотомодель из Лос-Анджелеса Сьюзен Лоу.
   Контакт был обставлен в духе дурного детектива, причем сделано это было специально.
   Когда Мак-Кинли вышел из здания аэропорта, то его уже поджидало такси. Сделать так, чтобы клиент мог сесть только в н у ж н о е т а к с и, для "интерполовцев" не состав-ляло труда. В результате, когда такси отъехало от аэропорта метров двести, то неожиданно направилось не в сторону отеля, а непонятно куда. Стекла кабины неожиданно стали абсо-лютно черными, щелкнула блокировка замков дверей, а затем уже послышался голос води-теля.
   - Итак, мистер Мак-Кинли, не желали бы вы немного исповедоваться в своих грехах.
   - Не понял...- рука Мак-Кинли нырнула в карман.
   - Не спешите. Если будете торопиться, то Сюзан Лоу может вас так и не дождаться.
   - Кто вы, что вам нужно?
   Голос старшего инспектора чуть заметно дрогнул.
   - Об этом потом, - ответил невозмутимый голос, - Ну а пока посмотрите бумаги, лежащие в конверте на вашей стороне перегородки между водителем и пассажиром.
   Действительно в стандартном кармане из искусственной кожи находился плотный желтый конверт. О содержании его, я думаю, читатель уже догадался из разговора Векшина и Йова-новича. Кроме того, там содержались фотографии, проливавшие свет на некоторые, скажем так, подробности интимной жизни любвеобильного ирландца.
   - Что вам надо?
   - Информация. Вы хороший профессионал. По крайней мере, слежку нашу вы засекли. В свою очередь гарантирую, что мы неплохо оплатим ваши услуги. Можно на тот же счет, что и ваши африканские друзья.
   Последнее замечание в сочетании с точным указанием номера счета и пароля оконча-тельно деморализовали будущего агента.
   - Хорошо, слушаю вас....
   Еще через месяц на стол Векшина лег список информации, полученной Бюро от аген-туры, внедренной в Проект. Список обескураживал: схема охраны обоих учебных центров, схема внутренней планировки "Стрелы" и "Астры", некоторые коды, применяемые при электрон-ной спецсвязи проекта "Прометей". Однако не было ничего о координатах и схеме охраны основного и запасного Убежищ. Теперь круг подозреваемых уменьшился до мини-мума. Речь могла идти только о сотрудниках службы безопасности одного из учебных цен-тров. Таковых на момент поступления информации было шестьдесят человек. Конечно, про-верить шестьде-сят профессионалов не так уж и просто. Однако не невозможно.
   Впрочем, долго мучиться не пришлось. Резидент сам вышел на связь с "программистом" и тем подставил себя. Следующее утро агент Курт Вагнер встретил уже не в комнате уют-ного коттеджа на территории учебного центра номер два, а в душной комнатке без окон на некоей никому неизвестной конспиративной точке. Героя агент изображать не стал. Он задал только один вопрос: "Мне сохранят жизнь?" и потом стал говорить и говорить очень под-робно. Да, он профессиональный оперативник Бюро Безопасности, а именно департамента специальных операций, да, он руководит данным сегментом сети внутри Проекта, но истин-ным резиден-том всей сети является неизвестный ему оперативник, который сейчас нахо-дится на Вал-галле. А он, Вагнер, лишь его сменщик. Личность резидента лично ему неиз-вестна. Из пока-занного ему досье были старательно изъяты все данные, позволяющие персо-нифицировать предшественника.
   Векшин, лично допрашивавший агента, поверил словам парня полностью. Тот понимал, что его песня спета, и хотел только одного - жить. Векшин нисколько не презирал пойман-ного агента. На его месте он и сам бы, наверное, говорил, поскольку все равно не мог расска-зать ничего, чего не знали его противники или о чем они бы не догадывались.
   Поиск снова зашел в тупик. А время поджимало. Приближалось "время "Ч", время при-лета "Астры" на Землю.
  

СНОВА СРЕДИ ЗВЕЗД.

   В дальнейших событиях Кирилл не участвовал. Дело в том, что еще осенью прошлого года инженерам удалось ввести в строй два корабля из числа обнаруженных на базе "Вал-галла 2": один из тяжелых крейсеров и фрегат. Крейсер нарекли "Звездный щит", фрегат же, недолго думая, назвали "Прометей". "Стрела" еще полгода назад доставила экипажи для этих двух кораблей. Полгода экипажи осваивали в доках новую технику и вот теперь ново-испеченные пилоты, инженеры, навигаторы делали первые самостоятельные шаги среди звезд. Правда, некоторые из них уже не были новичками в космосе - летали на межпланет-ных маршрутах, пилотировали шаттлы. А старшие офицеры кораблей участвовали и в меж-звездных экспеди-циях. Впрочем, для страховки на "Прометей" и "Звездный щит" перевели часть специали-стов с "Астры" и "Стрелы". Более опытные товарищи помогут новичкам в трудную минуту. Ка-питаном "Звездного щита" стал Барков, его место на капитанском мос-тике "Стрелы" за-нял Джонсон, первый помощник капитана "Астры", место же капитана "Прометея" занял Петр Стрельников, первый помощник капитана "Стрелы". Намечался групповой полет "Ас-тры", "Прометея" и "Звездного щита". В полете также должны были участвовать два кор-вета и эс-кадрилья истребителей. А значит, Кириллу надо было соби-раться в дорогу.
   И вот тяжелая громада бота висит в космосе. Незнакомый пилот словно угадал желание пассажиров, и машина на несколько минут повисла неподвижно на орбите, давая возмож-ность созерцать неповторимое и завораживающее зрелище одновременного полета несколь-ких космических кораблей. "Стрела" и два корвета, остающиеся у Валгаллы, висели чуть в стороне. Время от времени между серыми треугольниками корветов, дисками фрегатов, гро-мадным "Звездным щитом" и огромным шаром "Астры" проскакивали еле заметные силу-эты шаттлов. Возле флагманского звездолета небольшого флота вились мушки-истребители. Ис-требитель Кирилла ждал своего пилота в одном из просторных ангаров "Астры".
   Наконец, "челнок" мягко содрогнулся от толчка и вплыл в разверстую пасть люка. Ки-рилл мягко выпрыгнул на палубу и вдруг понял, что за время, проведенное на Валгалле, от-вык от корабля. Отвык от его приглушенно серого цвета стен, от потолка, источающего мяг-кий, рассеянный по всему помещению свет, от пола, чей странный мягко пружинящий под ногами материал глушил практически все звуки, от дверей, бесшумно тающих в стенных проемах при его приближении. Даже от интерьера его каюты он отвык. Как офицер, Корнев имел право на сохранение за ним постоянной одноместной каюты. Поэтому пока он служил на Валгалле или базе "Валгалла 2" его каюту никто не занимал. Ничего удивительного, кают хватило бы на две тысячи человек. Небольшая привилегия для лиц, относящихся к старшему персоналу экспедиции, никому не могла нанести ущерба. К тому же, мелочь, а приятная. Так что время до старта Кирилл провел, перебирая неожиданно обнаруженные в одном из ящи-ков диски с аудиозаписями и несколькими детективными фильмами, которые он как-то оста-вил про запас, да так и забыл. Потом он нашел диск со старой компьютерной игрой, вставил его, и так увлекся игрой, что чуть не прозевал звук стартовой сирены.
   А потом стало не до игр. Экипажи звездолетов отрабатывали тактику группового боя. Ис-требители тоже участвовали в этих "играх в "Звездные войны", как метко обозвали ма-невры звездолетчики. Действительно, все по-настоящему, если не считать, что вместо боевых бла-стеров и ракет используются маломощные лазеры и электронные имита-торы, а пожары, раз-герметизация "поврежденных отсеков", короткие замыкания и прочие повреждения ими-ти-руются с помощью электроники и различных пиротехнических штучек. И, конечно, ника-ких раненных и убитых. Вернее, они были, но только "понарошку". Так что учения увлекали не меньше, чем любая компьютерная игра. Появился шанс показать себя. Корнева назна-чили командиром звена, и он вместе со своими питомцами - телепатами наво-дил ужас на ус-лов-ного "противника". Довелось "брать на абордаж" "Звездный щит". Де-сантникам специ-ально до этих учений ни под каким предлогом не давали проникнуть на борт крейсера. Те-перь можно было отработать навыки захвата чужого звездолета в условиях, мак-симально при-ближенных к боевым. Тут и засады, и ловушки в самых неожиданных местах, и автома-тиче-ские излуча-тели. Правда, все смертельное оружие было отключено, но получить заряд пара-лизатора тоже не слишком приятно. Потом все тело час зудит и покалывает.
   Но большинство десантников и членов экипажей звездолетов даже и не догадывались, что это подготовка к решению вполне реальной боевой задачи. И эту задачу придется решать на Земле.

КРИЗИС.

   Непонятное началось, когда к "Астре" пристыковались два корвета. Они заняли огром-ный ангар в верхней полусфере корабля, в котором обычно покоилась "Стрела". Затем флаг-ман эскадры, на котором к тому времени находился и Кирилл, неожиданно отделился от ос-таль-ных кораблей. Никаких объяснений не последовало. Через три дня Корнев с удивле-нием обнаружил, как, впрочем, и другие члены экипажа корабля, что в комнатах отдыха не горит ни один обзорный экран. Инженерная служба объяснила это технической неисправно-стью. Затем экраны заработали, как обычно. Зато был отменен свободный допуск в обсерва-торию. События разъяснились еще через день, когда на персональный пульт Корнева посту-пил вы-зов "Джинна". Когда Кирилл прочитал сообщение, то сначала подумал, что это мис-тифика-ция. Текст гласил:
  
   Наблюдателю Ворону
   Отправитель: Тигр
   Лично. Срочно.
   Особой важности.
   Только для глаз адресата.
  

Специальное сообщение

   Чрезвычайная ситуация на Главном объекте. Возможно насильственное свертывание Про-екта. В действие вступил план "Исход", вариант номер два. "Астра" прибудет к Земле пер-вой. Примите меры по недопущению саботажа на корабле. На Валгалле 1-2 действуют как минимум две агентурно - диверсионные сети. Вам присвоено воинское звание "майор", ста-тус "Старший Наблюдатель". Будьте готовы к неожиданностям. Надеюсь".
   Далее следовало контрольное слово и код, подтверждавшие, что сообщение пришло от Векшина. Код был сообщен генералом лично, что исключало возможность подделки. В пору было схватиться за голову. Ведь вариант два плана "Исход" предполагал, что при попытке вооруженного захвата имущества Проекта захватчикам, кто бы они ни были, будет оказано вооруженное сопротивление всеми силами и средствами, имеющимися у союзных Братств.
   Теперь Кирилл был готов к событиям, которые последовали в дальнейшем.
   А на следующий день предельно спокойный голос вахтенного офицера сообщил, что Корнева вызывают в зал для совещаний. Когда Кирилл прибыл туда, то увидел командиров звеньев и эскадрилий истребителей, а также офицеров- десантников. Здесь же присутство-вали офицеры двух корветов, принятых на борт "Астры".
   Затем появились Ньюмен и другие старшие офицеры. Леруа был мрачен, как человек, не-давно похоронивший родственника, а у командира экспедиции был такой вид, словно у него только что вырвали зуб. Еще бы! Оба отлично понимали, что в случае боевого столкно-вения с силами ООН их объявят вне закона, к тому же через прессу навешают всяче-ских яр-лыков типа "предатели", "заговорщики", "пираты" и тому подобное. Не слишком радужная пер-спектива, однако!
   Тем не менее, "Железный Джек" постарался скрыть свои эмоции. Его тон был, как все-гда, холодно сдержанным.
   - Я собрал вас, господа, чтобы сообщить новость, весьма неприятную. Вы знаете при-чины, которые побудили руководство Проекта держать его в тайне от остального человече-ства. И все же то, чего мы все хотели избежать, произошло. Финансовая олигархия и некото-рые высшие чиновники ООН решили силой заполучить то, на что все мы потратили столько тру-дов. Они хотят даром заполучить звездолеты и оборудование экспедиции, наши мето-дики и результаты научных экспериментов. Тем самым они нарушают Конвенцию о призна-нии права частной собственности и Протокол о суверенных правах международных неправи-тель-ственных организаций. Мы вынуждены прибегнуть к мерам необходимой обороны. Мне горько идти на этот шаг. Я знаю, что продажные чиновники с легкостью обвинят нас в пи-ратстве или каких-нибудь других преступлениях и объявят вне закона. Но я хочу, чтобы вы поняли, что другого пути у нас нет. Нам в любом случае не дадут свободно разгуливать на свободе, потому что тогда им придется постоянно опасаться нежелательной утечки инфор-мации.
   Лицо Джека исказила гримаса.
   - Вы понимаете меня?
   Дураков среди собравшихся не было. Все понимали, что никто не рискнет отпускать на свободу три тысячи хорошо обученных потенциальных бунтарей, к тому же обладающих не-желательной для ООН информацией.
   - Итак, этот вопрос ясен. Теперь я объясню, что каждый из вас должен делать.
   Дальнейшая речь проходила при гробовой тишине в зале. И только когда голос Ньюмена смолк и раздалось традиционное "Вопросы?", встал один из капитанов корвета и сказал:
   - Господин адмирал сказал все правильно, но упустил одну деталь. Каждый из нас дол-жен понимать, что мы должны решить задnbsp;ачу так, чтобы максимально уменьшить число жертв, причем как это ни парадоксально, прежде всего, со стороны противника. Мы всеми силами должны показать, что действовали сугубо в рамках необходимой самообороны.
   - Так что, давать себя расстреливать? - прозвучал недовольный голос из зала.
   - Нет, - вмешался адмирал, - но постараться повреждать снаряжение противника, если его можно не уничтожать, и ранить, если можно не убивать. Это сложно, но необходимо.
   В заключение своей речи Ньюмен попытался блеснуть остроумием:
   - Кажется, на старости лет мне предстоит оправдать свое прозвище "Блек Джек"! - с ки-слой миной заметил он.
   В ответ послышался смех, но звучал он как-то натянуто и почти тут же стих. Конечно, в других условиях намек на сходство прозвища капитана с древним названием флага морских разбойников вызвало бы куда больший всплеск веселья, но обстановка к таким шуткам явно не располагала.
   А тем временем в Убежище шел процесс эвакуации. Трудность его была в том, что эва-куа-цию надо было провести в тайне от потенциальных шпионов противника, о которых было известно только то, что они в Убежище есть. Для этого руководство экспедиции придумало ряд вполне оригинальных мер.
   Для начала на дверях помещений для обслуживающего персонала базы установили элек-тронные блокирующие устройства. Теперь по ночам обслуживающий персонал, кроме не-многочисленной и абсолютно проверенной внутренней охраны, был заперт внутри спальных помещений.
   Первая партия груза была выгружена абсолютно легально, на глазах всего обслуживаю-щего персонала Убежища. Прошло две недели. Контейнерами было заставлено все про-странство вокруг звездолетов. И день за днем, выполняя текущие работы по обслуживанию базы, персонал видел одни и те же контейнеры с одними и теми же номерами. Все были уве-рены, что это груз для прибывающих с Валгаллы звездолетов. Рабочим было невдомек, что те контейнеры, которые были привезены лодками, уже давно находятся внутри покоящихся в Убежище звездолетов, а их место заняли другие, абсолютно того же цвета, с той же марки-ровкой. Эту партию груза субмарины привезли, когда на базе уже ца-рила ночь, а спальные помещения были заблокированы. Вторая группа звездолетов готовилась присоединиться к флоту Проекта.
   Точно также им было невдомек, что помимо официального персонала на базе находятся еще несколько сотен работников. Эти люди были завербованы в Китае для работы на якобы секретном военном объекте. Потом их накачали снотворным, чтобы они не знали, куда их везут, и тайно привезли в Убежище. Поскольку весь остров над тайной базой был изрыт пе-щерами, то спрятать дополнительный персонал не составляло труда. Трудились эти люди но-чью, что называется не за страх, а за совесть, поскольку наниматели по результатам роботы обещали людям деньги, которые для многих составили бы целое состояние. И надо сказать, что рабочих не обманули.
   Задача этих ночных тружеников состояла в тайном демонтаже оборудования и погрузке его на субмарины и десантные модули, которые затем под покровом ночи покидали базу.
   Не-видимые радаром летательные аппараты стартовали с базы на территории России, затем в заданном районе Тихого океана уходили под воду и под водой, невидимые никем и ничем, через одну из подводных пещер проникали в Убежище. Устройство управления гравитацией, являвшееся двигателем этих могучих машин, помогало пилотам модулей вытворять фокусы и похлеще. Прилетали аппараты по ночам, а утром уже не было ни малейшего следа их пре-бы-вания. Естественно, что в Убежище они прилетали с грузом для экспедиции, а улетали с де-монтированным оборудованием.
   Сначала была демонтирована большая часть внутренних следящих систем. Следить за персоналом больше не имело смысла, поскольку тайна Убежища все равно была раскрыта. Днем же "официальная" часть персонала демонтировала тренажерные комплексы и научное оборудо-вание. Официально было объявлено, что их вывозят в Учебный центр N2. Очевидно, что эта информация попала в руки сэра Хоука, поскольку люди из Международных сил по поддер-жанию мира даже не пытались перехватить субмарины с ценным грузом на борту. За-чем, если Центр значился одной из целей удара?!
   Потом вывезли суперкомпьютеры, другое наиболее дорогостоящее оборудование. Так не-заметно для шпионов Бюро и Бельдельбергской группы ценности, хранящиеся на базе, бук-вально утекали меж их пальцев. Удалось даже незаметно демонтировать практически все ав-томатические огневые точки, прикрывавшие подходы к штольням, ведущим в Убежище, не-сколько лазерных орудий и три тяжелых метателя, установленных на поверхности острова. Лишь тогда наблюдатели почувствовали неладное. Но было уже поздно. Прибывшие в Убе-жище экипажи подготовили звездолеты к старту.
   "Астра" же совершать посадку в Убежище даже не собиралась. За два дня до объявлен-ного срока прибытия на Землю, ночью, когда весь экипаж спал, а на постах дежурили самые проверенные члены экипажа, в абсолютной тишине и темноте под покровом радарной и оп-тической невидимости звездолет приземлился в одном из ангаров подземного города, распо-ложенного посреди великой пустыни Сахары, того самого затерянного города Древних, о ко-тором когда-то Кириллу рассказывал Акиро Камимура. Посторонний наблюдатель немало удивился бы, обнаружив на этом месте великолепно оборудованную и защищенную базу. Управляемые компьютером корабля роботы в гробовой тишине начали грузить на борт контейнеры со снаряжением. И только то-гда были разбужены инженеры и техники, необходимые для окончательного размещения груза на борту. Но они даже понятия не имели о том, где находится "Астра", поскольку все обзорные экраны, кроме находящихся в командной рубке, были отключены, двери в обе ко-ра-бельные обсерватории заперты и заблокированы, а у входов в корабельные шлюзы и на нижнюю палубу стояли вооруженные парализаторами боевые роботы, которым был отдан приказ стрелять в каждого, кто попытается пройти в запретную зону. Мера жесткая, но действенная.
   Погрузка длилась двое суток. И строго в нужный момент звездолет оказался в точке ран-деву между орбитой Земли и Марса...
   В тот момент, когда "Астра" покидала Землю, Векшин сидел в кресле на командном пункте Убежища и смотрел на экран компьютера, где было видно, как сжимается кольцо во-круг базы. Подводные лодки, надводные корабли, в двухстах милях к северу замерла под прикрытием двух фрегатов и эсминца серая туша авианосца "Энтерпрайз", где был разме-щен штаб командующего операции "Бросок кобры" генерала Бартли.
   В космосе над Убежищем развернула крылья солнечных батарей боевая космическая платформа, пучковая пушка которой одним полуминутным залпом была способна сравнять остров с землей, вернее, с океаном. С разных сторон к острову спешили отчетливо видные на передаваемом из космоса видеоизображении черточки магнитолетов. Впрочем, это уже Ти-гра не волновало.
   - Персонал погружен? - спросил он у оператора.
   - Так точно, - браво ответил склонившийся над пультом человек, хотя в голосе слышался испуг.
   Ведь и он, и Векшин должны были покидать Убежище в числе последних. Остальной персо-нал базы был погружен в шесть десантных модулей, треугольники которых уже направля-лись к выходу из пещеры.
   - Как думаешь, успеем? - шепотом спросил Векшин у полковника Макси-мова, стоявшего здесь же.
   Ни полковнику, ни тем более Тигру было вовсе не обязательно принимать на себя коман-до-вание на момент эвакуации базы. Они оба приняли это решение самостоятельно. Кроме них и экипажей звездолетов на базе оставалось только девять человек.
   - Должны.
   Субмарины с демонтированным оборудованием уже покинули пределы Убежища. Энергоснабжение было "посажено" на вспомогательные генераторы. Последнюю партию подлежащего вывозу имущества должны были отправить на двух транс-портных магнитолетах, сейчас спокойно покачивавшихся на поверхности возле входа в одну из бухт острова и дразнящие всем своим видом наблюдателей генерала Бартли.
   - Магнитолетам старт.
   Короткая команда, и два диска магнитолетов тяжело поднялись в воздух, вода под ними бур-лила и кипела.
   В комнате послышался писк сигнала.
   - Все модули и магнитолеты стартовали.
   Затем вмешался другой оператор:
   - Командир, мы должны изменить стартовый регламент, иначе две группы истребите-лей противника успеют достичь острова до старта звездолетов из Убежища.
   - Хорошо. Истребителям атаковать спутники наблюдения. Корвету "А" вывести из строя электронику боевой платформы. Давно пора лишить сэра Бартли этой дорогостоящей смертоносной "игрушки". А заодно и проверить мастерство наших пилотов.
   Оператор связи еще раз взглянул в сторону Векшина.
   - Ну!
   Офицер вздрогнул, и начал очень быстро говорить в микрофон. Две дежуривших на околоземных орбитах эскадрильи истребителей-невидимок разделились на пары. Каждая знала, что должна делать.
   Затем из океана вынырнул копьевидный силуэт корвета. Его также не заметили радары. Зато гидроакустические станции засекли характерный шум. Но всех дезориентировало то, что цель стартовала аж в пятистах милях от Убежища. В результате сигнал тревоги запоздал, что и решило суть дела. Противнику и невдомек было, что любой корабль Древних, снаб-женный гравитационными двигателями, мог сутками лежать на дне морском, словно земная субмарина. Что корвет, согласно плана "Исход", и делал. А дежурившие на боевой плат-форме офицеры и техники Сил ООН даже не подозревали о грозящей им опасности. Опера-торы следили сквозь визоры мониторов системы прицеливания за тем, как в фокусе оптико-элек-тронных систем увеличивается громада острова, техники следили за столбиками датчи-ков накачки излучателя. И вот все в один момент кончилось.
   - Вижу неопознанную космическую цель, - почти истерично проорал в микрофон опера-тор, когда на экране локатора появилось стремительно движущееся в сторону платформы пятно.
   В следующую секунду поток сверхбыстрых частиц пронзил корпус станции. Замигал и по-тух свет, следом потухли все экраны мониторов, а когда свет снова вспыхнул, то оказалось, что ни один из компьютеров, которыми была оснащена грозная машина разрушения, не ра-бо-тает.
   - Наводите вручную. Сообщите в Центр об атаке, - прокричал капитан, оправившийся от первого шока, - Свяжитесь с другими отсеками. Мне нужны сведения о потерях и разруше-ниях.
   - Но сэр, - робко заговорил инженер по связи, - ни одна из систем связи, как внешних, так и внутренних, не работает!
   Платформа была полностью выведена из строя.
   Истребители ООН не успели буквально минут на пять. Вода вскипела, и изумленному взору пилотов предстали три звездолета, стремительно несущиеся вверх.
   Сидевший на командном пункте генерал Бартли не поверил своим глазам. Добыча ухо-дила прямо из рук.
   - Перехват! - заорал он.
   В иллюминаторах рубки авианосца неожиданно потемнело
   - Поздно, - устало проговорил Роберт Хоук, глядя куда-то вверх.
   Генерал глянул туда же и обомлел.
   Точно над "Энтерпрайзом" висел огромный, похожий на черную грозовую тучу, космиче-ский крейсер "Звездный щит".
   - Отбой, - безнадежно махнул рукой генерал.
   Тем временем Векшин, Максимов и остававшиеся на базе техники спешили к пристани, где раньше разгружались субмарины. Никто не знал, что в трех метрах от грузового терми-нала начинается замаскированный подземный ход, ведущий на поверхность. Ход был узкий, едва ли один человек протиснется, извилистый, бежать по нему было неудобно. Однако да-леко бежать было и не нужно. После четвертого поворота Максимов нажал на чуть заметный выступ в стене. Невидимая взгляду потайная пружина откинула плиту, и вся группа оказа-лась в небольшой пещере, где стояла хорошо знакомая стрела десантной капсулы. Еще не-сколько секунд и машина словно растаяла в воздухе. Это включилась маскирующая система. Эвакуа-ция была завершена.
   Фиаско потерпела и группа захвата, высадившаяся в Учебном центре. К огромному удив-лению командира группы, их уже ожидала теплая встреча в лице оперативников и спец-назов-цев батальона специальной силовой поддержки Международных полицейских сил ООН, уси-ленного танками. "Интерпол" сделал свой ход. Людям из Сил по поддержанию мира и сопровождаемым ими сотрудникам Бюро пришлось ретиро-ваться. В их планы совсем не входила возможность стычки со "смежниками" из силовых структур. К тому же было ясно, что раз на территории Центра находятся представители "Ин-терпола", то ничего компрометирующего Проект и оправдывающего вторжение в част-ные владения со-трудники Бюро Безопасности не найдут. Обменявшись взаимными претен-зиями и угрозами, стороны, что называется, разошлись с миром.
   А что тем временем делала группа Кирилла? Корнев получил задание патрулировать на орбите Земли над Сахарой. Если он и понял причину этого задания, то не подал и вида. Так или иначе, но группа Кирилла в "боевых действиях" не участвовала. Особого горя от этого никто из пилотов не испытывал.
   В тот момент никто не догадывался о том, что у противников проекта "Прометей" оста-вался еще один неиспользованный козырь.
  

НА ГРАНИ ГИБЕЛИ.

   Сразу после успешной эвакуации Убежища звездолеты направились на Валгаллу. Там они не собирались долго задерживаться. По плану защищать планету должны были "Звездный щит" и "Пионер". "Стрела" и "Астра" собирались продолжить изучение окрестности сис-темы Ареса.
   Вот только жизнь внесла свои коррективы...
   На корабельных часах было ночное время. Кириллу снились кошмары. Будто он снова с экспедицией уфологов, а за ним гонится косматая фигура "суперлешего" и потрясает зажа-тым в мохнатом кулаке силовым клинком. Он пытается убежать, но земля, словно беговая дорожка, крутится ему навстречу. И вот косматое чудище нагоняет его и с размаху бьет кула-ком в спину. Нет, боли не было, но земля с бешеной скоростью понеслась ему на-встречу. А чудовище уселось ему на спину и стало душить... И тут он проснулся. Про-снулся, а потом долго не мог прийти в себя. "Странно, - подумал Кирилл: Что - то не так" и только несколько минут спустя понял, что именно. Ему было нечем дышать. Он уже не спал, а ощущение уду-шья не проходило. Что за черт? Корнев протянул руку к выключателю. Он нажал на кла-вишу, но свет в его тесной каютке так и не появился. Или он продолжал спать или... или случилось что-то страшное.
   Кирилл рывком сел и ущипнул себя за предплечье. Получилось довольно больно. "Зна-чит, не сплю", - решил он, и в животе заворочался липкий комок страха. Однако ксено-лог решил не поддаваться панике. Корнев быстро оделся, схватил бластер и попытался вклю-чить прибор внутренней связи и связаться с мостиком. Не тут - то было. По экрану шла сплошная стена помех, через которую проглядывали мечущиеся по рубке фигурки. Они что-то говорили, но что именно, нельзя было разобрать из-за рева помех. Похоже, что разом от-казали все системы жизнеобеспечения корабля. Это была катастрофа.
   Корнев шагнул к выходу. Когда на команду открыть дверь система никак не отреагиро-вала, то это было уже вполне ожидаемо. Однако Кирилл не собирался сдаваться. Из потай-ного отделения шкафа он достал небольшой прибор с экраном, отодрал фальшивую панель возле двери. Открылось отверстие разъема, в которое Кирилл и подсоединил идущие от при-борчика проводки. Через секунду на дисплее появилась и запульсировала красным надпись: "Замок блокирован центральной блокировкой доступа". Это уже явно не было простым сов-падением. Налицо была диверсия. И когда попытка снять блокировку не удалась, Корнев только зло усмехнулся. Впрочем, усмешка эта больше походила на гримасу.
   Однако в распоряжении Кирилла был еще один инструмент. И он активировал "Джинна".
   Откровенно говоря, он ожидал, что доступ к искусственному интеллекту корабля ока-жется заблокирован. И когда в каюте послышалось: "Идентификация произведена. Назовите имя и режим контакта", Кирилл не смог сдержать вздоха облегчения.
   - Отлично. "Скай". Ворон. Режим контакта - аудио-визуальный. Объект- "Джинн".
   - Повторите.
   Это единственное слово вызвало у офицера состояние близкое к шоковому. "Джинн" не при-нял запроса. Но затем догадался. Он произнес слово "отлично" вслух, что было наруше-нием протокола связи.
   - "Скай". Ворон. Режим контакта - аудио-визуальный. Объект- "Джинн".
   - Принято. Доступ подтвержден. "Джинн" слушает.
   Так, вот теперь норма.
   - "Джинн", 00215-3. Критическая ситуация. Дайте полный отчет о работе систем ко-рабля.
   Как медленно текут секунды. На дисплее по-прежнему была пустота. Наконец, появи-лись сточки текста. И Корнев не смог удержаться от вскрика: "О Господи!". А на экране монитора светилось: "Работа систем воздухообмена блокирована. Код 2-15. Работа систем внутреннего энергоснабжения блокирована... Произведен сброс энергии из текущих энерго-накопителей" Код 2-15 означал возможность захвата корабля изнутри, попросту говоря, мя-теж на борту. Теперь было понятно, почему включена центральная блокировка дверей. Од-нако непонятно, а почему она не снимается.
   - "Джинн", проверьте, ведутся ли на борту военные действия.
   - Не понял, - откликнулся искусственный интеллект спустя минуту.
   Да, программный комплекс - не человек. Ему надо ставить четкие вопросы.
   - Применяется ли на борту оружие?
   Ответ пришлось ждать несколько минут.
   - Обнаружена аномальная энергетическая активность на борту. Места активности локали-зованы.
   - Задействуйте камеры, произведите анализ изображений. Установите способы примене-ния оружия.
   Теперь время на выполнение операции исчислялось минутами. Воздуха становилось все меньше и меньше. Кирилл одел скафандр.
   - "Джинн". Дополнительная команда. Прямая связь с Наблюдателями. Повторяю, прямая связь. Мои полномочия. А+ 00000205. Код А8151110 "альфа", "омега", "зеро".
   - Принято.
   Однако вместо обещанной связи на экране запульсировал транспарант: "обнаружено при-сутствие вируса в сети".
   - "Джинн", уничтожить вирусы.
   - Команда принята, помеха снята. Даю связь.
   Экран оказался поделен линиями на три прямоугольника.
   Двое, парень и девушка, были Кириллу абсолютно незнакомы. "Чертова конспирация", - по-думал он. Третьим, к величайшему облегчению Корнева, оказался Ольсен.
   - Остальные пять персон не могут выйти на связь.
   - Понял. Здесь А+ 00000205. Ворон. Вы меня знаете. Доложите обстановку. Что вызвало введение кода 2-15?
   Откликнулась девушка:
   - Мы не знаем, сэр. Мы оказались заблокированы в своих отсеках. Наши специальные полномочия не действуют.
   Голос девчонки дрожал, похоже, она была на грани истерики. Даже назвать себя забыла. Ин-тересно, кто это.
   А вот Ольсен был абсолютно спокоен.
   - Сэр, имела место компьютерная атака. Контроль над корабельным компьютером полно-стью перехвачен. Ситуация вышла из - под нашего контроля.
   - Понятно. Почему не задействовали "Джинн"?
   - У меня полномочия категории "В". Нужна категория "А".
   "Да, дела, - подумал Кирилл, - а у меня категории "А", но полное отсутствие необходи-мых знаний. Идиотизм. О чем думали авторы всей этой белиберды с полномочиями? Пере-страховывались, придурки! Шпионов бы лучше искали."
   - Где вы находитесь?
   Ольсен назвал. Это было в том же секторе, что и каюта Кирилла, но на две палубы ниже.
   - Сможете пробиться к моей каюте? У меня терминал.
   - Да, сэр.
   "Как странно, - подумал Корнев.- Этот человек на двадцать лет меня старше, да и по во-инскому званию меня выше, а обращается ко мне "сэр" И удивился, какими глупыми по большому счету мыслями занята в этот критический момент его голова.
   Тем временем "Джинн" закончил анализ данных.
   - Никаких признаков нападения не замечено. Подозреваю злонамеренное вмешательство в работу бортовых электронных систем.
   Ну, вот и подтверждение сообщения Ольсена. "А ты чего ожидал?" - с усмешкой подумал Кирилл.
   Теперь оставалось ждать. Проблему электронного замка двери Кирилл решил с помощью силового клинка. Наконец появилась фигура в скафандре. На всякий случай Кирилл приго-товил оружие.
   - Кто?
   - Ольсен.
   - Пошли скорее.
   А когда они вошли в каюту, то с недоумением, смешанным с ужасом, увидели на экране зло-веще алый транспарант: "До выхода главного реактора на критический уровень осталось пять минут". А затем вспыхнул еще один: "Взведена система самоуничтожения".
   У Кирилла появилось жуткое предчувствие.
   - "Джинн", курс корабля.
   Когда на экране появились координаты, Корнев не смог выговорить ни слова. Звездолет сменил курс. Теперь он мчался на полной сверхсветовой скорости туда, где на орбите Вал-галлы находились "Звездный щит" и транспортный звездолет Проекта.
   Корнев посмотрел на Ольсена с выражением полной растерянности. Пожалуй, впервые за последние пять лет он абсолютно не знал, что делать. Зато знал инженер.
   - Подсоедините меня к "Джинну". Быстрее. Ну же! Нужно заблокировать работу кора-бельного компьютера. Я буду говорить вам, что делать.
   Дальнейшее Кирилл помнил, как сквозь пелену. На экране мелькали столбцы цифр, изо-бражения, пульсировали транспаранты и заставки программных интерфейсов.
   А потом вдруг все замерло. И спустя минуту тишины заревела аварийная сирена, и из всех динамиков послышалось:
   - Внимание. Внимание. Аварийная тревога высшей категории сложности. Система само-уничтожения отключена. Срочное тор-можение. Срочное торможение. Искусственное грави-тационное поле отключено. Всем за-нять противоперегрузочные кресла.
   Вот только теперь этот противный, рвущий барабанные перепонки рев казался божествен-ной музыкой
   Экипаж вновь взял контроль над кораблем в свои руки.
   Однако шоу еще продолжалось.
   Вновь включился "Джинн".
   - Три минуты назад был произведен несанкционированный старт десантной капсулы но-мер пять. Повторяю...
   - Что? - Корнев и Ольсен разом переглянулись.
   - Ушел, гад, ушел, сука!!!
   А затем, движимый скорее инстинктом, чем разумом, Кирилл сорвался с места. Ноги сами его не-сли в сторону ангара, где наготове стояли истребители.
  

ПОГОНЯ В КОСМОСЕ.

   Уже подбегая к ангару, Корнев сообразил, что просто так ему стартовать не дадут. Надо было предупредить рубку. Кирилл на бегу схватил коммуникатор.
   - Здесь Корнев. Вызываю рубку, вызываю рубку. Мой код... Ответьте.
   - Здесь Ньюмен. Слушаю.
   Знакомый голос действовал успокаивающе.
   - Сэр, по данным компьютера с борта корабля произведен несанкционированный старт. Предполагаю, это диверсант.
   - Понял вас, проверим.
   - Сэр, нельзя терять ни минуты.
   - Подготовьте истребитель и ждите.
   - Есть.
   Навстречу метнулась тень. Кирилл вскинул оружие, но тут узнал Волкова. После опера-ции по спасению Леона они почти не общались. Но Корнев знал от Янга, что это надежный человек.
   - Ты что здесь делаешь?
   - Мне нужен истребитель. Диверсант сбежал.
   - Откуда ты? Значит ты тоже...
   Корнев понял, что выдал себя. Но было уже поздно.
   -... наблюдатель. Рад поработать под вашим началом, сэр.
   Ну вот, снова "сэр".
   - Хорошо, пошли.
   На корабле всегда несколько истребителей было готово к старту. Однако использовать ис-требители дежурного звена было опасно. Наверняка диверсант или диверсанты оставили на них сюрпризы. Однако Корнев и не собирался этого делать. Он знал, что вечером подгото-вили к тренировочному полету пару истребителей. Однако у одного из пилотов оказалось повышенное кровяное давление, и полет пришлось отложить.
   Где же эти истребители? А, вот они. "Господи, - взмолился Кирилл. - Хоть бы их не ус-пели разоружить.
   - Сюда.
   Волков посмотрел на Кирилла и, ни слова не говоря, полез в кабину соседнего истребителя.
   Кирилл втиснулся в кресло и положил ладони на контактные панели на обоих подлокот-никах кресла. Стенка кабины перед пилотом как бы растаяла, превратившись в экран. В от-личие от земных истребителей кабина пилота у машины Древних не выступала над фюзеля-жем, а была полностью в него утоплена. Пилот попадал в нее через специальный люк.
   - Ну же, ну!
   - Все системы активированы, - произнес бесплотный голос. - Идет тестовая проверка... Все системы в норме. Оружие заряжено, к полету готова.
   - Рубка, на связи Корнев. Позывной "Ворон". К полету готов. Со мной Волков.
   - Здесь Ньюмен. Сведения подтверждены. Готовьтесь к старту. Цель блокировать и при-нудить вернуться. При невозможности - уничтожить. Мой позывной - "Астра".
   - Волков?
   - Я все слышал. Готов. Позывной "Ворон 2". Если, конечно, не возражаете, сэр.
   - Не возражаю. "Астра", я "Ворон 1". Готовы.
   - Я "Астра". "Воронам". Взлет разрешаю. Удачи.
   - Есть. Взлетаем.
   Обе машины оторвались от серого пола ангара и медленно поплыли в сторону люка, туда, где за медленно отползающей в сторону серой броневой плитой открывалась чернота кос-моса. Два черных силуэта истребителя слились с чернотой окружающего пространства. По-гоня началась.
   Это только в фантастических фильмах у пилота в космосе есть время озираться по сторо-нам. На самом деле все сливается в сознании в мешанину из быстро меняющихся картин. Так было и на этот раз. Истребители все же были быстрее капсулы, а потому расстояние мед-ленно, но сокращалось. Удлиненный треугольник беглеца становился все крупнее и крупнее.
   - "Ворон 2", приготовься.
   Преследуемые не оставили Корневу никаких шансов на мирный исход дела. Дуло одного из орудий капсулы повернулось и плюнуло лучом в сторону приближающегося истребителя. Корнев, мгновенно восприняв сигнал датчиков, ушел от удара.
   - "Астра", я "Ворон", они открыли огонь.
   - "Вороны", постарайтесь повредить капсулу, но не уничтожать. К вам идет десантный модуль под командой Янга.
   - Понял. Волков, вилка.
   Волков процедил сквозь зубы что-то типа того, что лучше пристрелить змею, чем пытаться пой-мать ее в клетку, но команду тут же выполнил.
   И началась акробатика в космосе. Вот где пригодились навыки интуитивного управления машиной. Как оказалось, были они и у Волкова. А вот у преследуемых - нет. Пилоты кап-сулы, пытаясь увернуться от истребителей, даже не замечали, что мечутся по кругу. Не заме-чали до того момента, пока на экране их локатора не появилось жирное пятно десантного модуля.
   И вот тут наступил миг расплаты. Капсула неожиданно рванулась вперед, выпустив в мо-дуль все имевшиеся ракеты. Однако треугольное чудище и само было не безоружно. Ракеты исчезли во вспышках света, так и не долетев до цели.
   - Волков. Дальше я один.
   - Как хотите, сэр.
   Кирилл ощутил, как на него вдруг опустился покров неестественного спокойствия. Он был абсолютно уверен в том, что дальше произойдет. Легким движением руки он послал ис-тре-битель вперед, одновременно закручивая послушную машину в спираль. Орудийная башня на горбе фюзеляжа капсулы запоздало дернулась в сторону истребителя, открыв бес-порядоч-ный огонь. Поздно! Уловив какой-то едва заметный постороннему наблюдателю мо-мент, Корнев легким нажатием указательного пальца выпустил ракету, а затем активировал излу-чатели истребителя. Сначала вспыхнула и погасла окружающая машину беглецов бледно-го-лубая аура защитного поля. А затем сверкнул ослепительно - белый луч, на мгно-вение соеди-нив преследователя и преследуемого. Но этого мгновения хватило, чтобы кап-сула, безвольно крутясь, поплыла прочь, абсолютно беззащитная и безоружная. Теперь уже пред-стояло дей-ствовать абордажной партии.
   Как и следовало ожидать, на борту капсулы были никто иные, как таинственный резидент разведывательной сети Бюро Безопасности и последний оставшийся на свободе его агент. Они так и не смогли выполнить последний приказ своего руководства.
   На устранение последствий диверсии и окончание следственных мероприятий ушло две недели. Тем временем удалось выявить и вторую разведывательную сеть. Как оказалось, устроена она была службой безопасности ККИКП и занималась сугубо сбором разведыва-тельной информации. Никакой угрозы безопасности Проекта она не представляла.
   И вот с двухнедельным отставанием от графика "Астра" покинула орбиту Валгаллы. Ее ждали звезды.
   nbsp; Тем временем Векшин, Максимов и остававшиеся на базе техники спешили к пристани, где раньше разгружались субмарины. Никто не знал, что в трех метрах от грузового терми
&
&
&
&

НА ГРАНИ ГИБЕЛИ.

&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&

ПОГОНЯ В КОСМОСЕ.

& Уже подбегая к ангару, Корнев сообразил, что просто так ему стартовать не дадут. Надо было предупредить рубку. Кирилл на бегу схватил коммуникатор.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&

ЕСТЬ КОНТАКТ!

   Кирилл в очередной раз гонял по экрану компьютера остатки войска орков под предво-дительством Денисова, когда зазвучал сигнал тревоги. Отрываться от игры не хотелось, у эльфов, которыми командовал Кирилл, сегодня все шло на удивление хорошо, однако уже через двадцать секунд Кирилл несся к лифту.
   В рубке стоял монотонный гул голосов. Все уставились на экраны мониторов. Время от времени раздавались возгласы:
   - Эй, а это что?
   - Нахнулся от него, как от надоедливой мошки.
   - Откуда съемка? - спросил Корнев у одного из офицеров.
   - Выслали малый зонд. Он значительно быстрее нас.
   Тем временем большой черный звездолет отвалил от тела своей жертвы. Затем к нему со всех сторон устремились истребители. Диафрагмы ангарных люков закрылись, и корабль ринулся прочь. На побежденном звездолете тем временем произошла серия взрывов.
   - Точно в районе главного реактора. Явно заминировали, чтобы окончательно добить.
   - Не похоже на военную акцию!
   - Это по нашим меркам. Может у них другая воинская этика.
   Наконец Черный Джек соизволил обратить внимание на Корнева.
   - Корнев. Смените Чена в камере ментального усилителя.
   - Есть сэр.
   Хотя Кириллу жутко не хотелось заниматься этой работой, он не показал и вида. Да, ему все-гда не нравилось копаться в чужих мозгах, но он воин и член команды, а значит, делает то, что велит долг и необходимость, а не его желания. Ксенолог сконцентрировался, очищая ра-зум от ненужных мыслей и эмоций, и надел контактный шлем.
   Первым ощущением было то, что он проваливается в бескрайнюю черную бездну. Но вот падение прекратилось. Теперь ему надо вступить в контакт с сознанием тех членов экипажа гибнущего звездолета, которые еще остались живы. И он потянулся своим разумом к осты-вающему островку корабля в холодной бесконечности космоса. Это было похоже на бешеное скольжение по невидимым волнам бурного моря. Вокруг был мрак. Но вот впереди показа-лось несколько светлых точек. Это те, с кем надо вступить в контакт, пока односторонний....
   Кирилл знал, что все испытываемые им визуальные ощущения индивидуальны, это всего лишь интерпретация, выдаваемая его сознанием, пока еще несовершенным. Нет, прочь от этих мыслей. Впереди работа.
   А оставшиеся в живых существа излучали боль. Боль и страх. А еще гнев. В большинстве отсеков звездолета уже не было воздуха. Остался один или два, где можно находиться без скафандра. К счастью, переборки между отсеками были двойными, так что между ними об-разовывалось что-то типа воздушного шлюза, что позволяло переходить в поврежденные по-мещения звездолета, не теряя кислород в уцелевших. Впрочем, кислород ли?
   Наконец, Кирилл дотянулся до разума одного из уцелевших и увидел отсек его глазами. Это был жилой модуль, где находилось несколько кают, очевидно принадлежавших членам команды. Отсек тоже подвергся небольшим разрушениям. Где - то искрил оборванный ка-бель. В отсеке находились трое, судя по скафандрам, прямоходящие гуманоиды. "Почти как люди", - с удивлением подумал Кирилл и тут же усилием воли вернул себя к наблюдению.
   Потом картина сменилась. Кирилл увидел огромное поле, все усыпанное шарами, пира-мидами, треугольниками, дисками. Все эти предметы впускали и выпускали из своего чрева транспортные средства, садились, взлетели, маневрировали в воздухе, из чего Кирилл сделал вывод, что он видит космопорт, а предметы - это звездолеты. Очевидно, существо вспоми-нало картины недавнего прошлого.
   Группа гуманоидов направлялась к одному из звездолетов. Похоже, что существо, с соз-нанием которого вступил в контакт Корнев, ощущало себя одним из этой группы. Потом пошли сцены полета, окрашенные ощущением какого-то предвкушения.
   Затем картина сменилась. Существа высадились на планету. Цель стала ясна, когда Ки-рилл увидел, как гуманоид держит на закованной в перчатку скафандра ладони несколько зеленого цвета камней. "Похожи на изумруды" - решил Кирилл. Тут же появились другие об-разы. Вот большой дом в несколько этажей. Гуманоид входит в него, и эта картина окра-шена ощущением гордости. Вот большая наземная машина. Она тоже его...
   И тут все резко оборвалось. Кирилла окатила волна дикой боли и гнева. Черный звездолет напал на корабль. Гуманоиды защищались, но силы были неравны. Вот захватчики на сколь-зящих над полом тележках вывозят ящики с камнями из трюма. Именно они - их цель. Ко-рабль им не нужен. Вот те же существа в скафандрах ведут на черный звездолет пленников. Зачем? Картина меняется. Гуманоид представил несколько таких же, как он, существ среди себе подобных в лохмотьях. Они делают какую-то работу среди зарослей непонятных расте-ний. Между ними ходят существа с какими-то предметами в руках, живо напоминающими ору-жие. И снова гнев, боль, страх, переходящий в животный ужас. Смерть, ожидающая на ко-рабле от истощения и удушья, и смерть на плантациях одинаково страшили существо.
   Боль захлестывала сознание Кирилла, подобно волнам цунами, а затем все резко оборва-лось - сработала медицинская контрольная система.
   Когда Кирилл, пошатываясь, вошел в командную рубку, адмирал сказал:
   - Полный отчет потом, сейчас краткий отчет и отдыхать.
   - А кто пойдет на звездолет?
   - Чен, Камимура и Брайтон.
   После отчета Корнев ушел к себе в каюту и ту же заснул. Ему снились кошмары, и по-тому он проснулся лишь слегка отдохнувшим. Заказал чай, выпил. Стало легче. Тогда он свя-зался с Ли.
   - Приходи через час в кают-компанию, - ответил тот и отключился.
   В кают-компании для старших офицеров корабля, она же зал совещаний, собрались пред-ставители всех служб, ответственных за установление контакта с чужаками.
   Поприветствовав всех, Кирилл спросил полушепотом:
   - А где наши гости?
   Какие? - спросил Чен, не поняв сразу вопрос.
   - Чужаки с корабля.
   - Мы погрузили их в гипносон.
   Кирилл обернулся. Говорил один из ксенологов, Чарльз Брайтон.
   - Но почему? - удивился Корнев.
   - А потому, что мы должны решить, что делать с чужаками! - заявил Янг.
   - То есть как, что? - Кирилл почувствовал какую-то опасность и решил вызвать огонь на себя.
   Чарли невозмутимо, словно и не заметил повисшей в комнате напряженной тишины, за-метил:
   - Мы не можем пойти на официальный или, вернее сказать, публичный контакт. Ведь тем самым мы раскроем факт существования Земли или, по крайней мере, землян. Мы раскроем факт своего присутствия. После этого нас станут искать. Готовы ли мы к двухстороннему полномасштабному контакту? Не экспедиция, Земля!?
   Сосновский уставился на американца, как на привидение, а затем шумно выдохнул:
   - Ну и вопрос. Откровенно говоря, не знаю. Боюсь, что нет. По крайней мере, пока. Из имеющихся у меня данных явствует, что правительства ведущих стран мира получили чет-кий ответ на вопрос, "одиноки ли мы во Вселенной", еще в конце двадцатого века, изучая НЛО. И никаких подвижек. Планета по-прежнему разобщена. Сохраняются локальные кон-фликты. Внутри ООН разногласия, что мы увидели на примере истории с попыткой захва-тить наши корабли. "Интерпол" и Комитет ООН по предупреждению и борьбе с преступно-стью факти-чески спасали нас от Комитета ООН по контролю над вооружениями и поддер-жанию мира и его Сил по поддержанию мира. И ведь стояли за всем этим не столько люди Братств, сколько высшие чиновники соответствующих структур ООН. Станут ли иметь с нами сколь - нибудь серьезные отношения, увидев такую картину?
   - Дело не только в этом, - заметил Янг, - Мы не знаем, встретят ли нас с распростертыми объятиями или мы должны быть готовы к отражению возможной агрессии. А с нашим фло-том мы на это неспособны. Даже два с половиной десятка кораблей Древних проблему мас-сового нападения не решат.
   - С чего вы взяли, что на нас кто-то будет нападать?! - это сказал Поль Монро, еще один ксенолог.
   - Опять сказка про белого бычка, - с досадой подумал Корнев.
   - А инцидент во время первой экспедиции? - вступил в спор Чен.
   Тогда они наткнулись на боевой корабль неизвестной цивилизации и вместо установления контакта чуть не подверглись атаке.
   - Да, весомый аргумент, - произнес профессор.
   - Тогда что, оставить их тут умирать?! - повысив голос почти до крика, спросил Синель-ни-ков.
   Один из семи ксенологов, успешно окончивших учебный центр, этот человек отличался принципиальностью, иногда доходящей до безрассудства.
   - Игорь.
   - Что, Игорь?! - огрызнулся ксенолог. - Мы не можем бросить их здесь, не имеем права.
   - Те, кто обстреляли их корабль, бросили.
   - Вы забываете еще одно: эти существа - источник ценной для нас информации, -заметил Адамс. - Как можно отказаться от такого шанса!
   - А что потом? - задал вопрос Чен. - Хорошо, мы взяли их на борт. Дальше?
   - Внедрим в память ложные воспоминания...
   -...И оставим на борту звездолета умирать? - не удержался Кирилл.
   - Можно взять с собой на Валгаллу, - сказал Янг.
   - И держать там на положении почетных пленников? - произнес Акиро - Допустим. Но придет время устанавливать официальные дипломатические отношения, в том числе и с той планетой, откуда они родом. Как там посмотрят на такое наше поведение?
   - В любом случае это лучше, чем бросить их здесь - сказал Сосновский.
   - А чем кормить? - вдруг спросил Домиани.
   Почему - то такой простой вопрос больше никому не пришел в голову.
   - Да, если на корабле и остались запасы пищи, то их надолго не хватит.
   В комнате повисло молчание.
   - Так где же выход, господа? - выразила мучащий всех вопрос Йошико.
   - А выход есть, но, боюсь, он вам не понравится, - задумчиво произнес Брайтон.
   Все немедленно повернулись в его сторону.
   - У нас есть челнок с разбитого звездолета. Посадить их в этот челнок, снабдить лож-ными воспоминаниями и выпустить поближе к обитаемым планетам, имитировав длитель-ный по-лет. Но тогда нам придется до минимума сократить процесс сбора информации.
   - Сколько у нас времени? - с ледяным спокойствием в голосе спросил Ньюмен.
   - Сейчас уточню, - невозмутимо ответил Чарльз и застучал по кнопкам компьютера. - Приблизительно двадцать восемь - тридцать дней.
   Затем уточнил:
   - Челнок сможет обеспечивать жизнедеятельность трех существ где-то около трех не-дель. Представим, что дня четыре они сидели в своем оставшемся неповрежденным отсеке и ждали помощи, а потом отремонтировали "челнок" и отправились в путь на нем.
   - Легенда неплохая, но за месяц ничего не узнаешь, - заметил Адамс, - жалко упускать та-кой ценный источник информации.
   - Для вас они, может быть, источник информации, а для меня - прежде всего живые су-ще-ства, они жить хотят, как и мы, кстати, - в ответ заявил Синельников.
   - И это заявляет ксенолог, - произнес Кирилл.
   Шутка получилась на редкость неудачной. Игорь обжег его таким колючим взглядом, что Корневу стало не по себе.
   - Можно оттянуть еще на неделю, слегка занизив масштаб разрушений, - сказал Соснов-ский. - Как раз за эту неделю и подготовимся к контакту. Месяца, я надеюсь, хватит. Но пока будить их рано. Надо закончить проверку атмосферы "Астры" на пригодность для ды-хания этих существ.
   Единственным, кто открыто высказал недовольство таким решением, был полковник Ле-руа, который заявил, что любую ментальную блокировку можно снять, и тогда снова встанет проблема безопасности, на что Сосновский спокойно заметил, что даже если блокировку и снимут, то при принятии необходимых мер предосторожности ни одна цивилизация не смо-жет определить, кому принадлежал исследовательский корабль. На том и порешили.
   И вот Кирилл впервые лицом к лицу стоял с живым инопланетянином. Вернее, смотрел он на экран, на котором проецировалось изображение, передаваемое миниатюрной следящей камерой. Первой мыслью, пронзившей его мозг, было: "Боже, а ведь они совсем как мы!" Потом отругал себя за обнаруженный в мыслях антропоцентризм. Они - это они. Да и внеш-ние различия были, что называется, налицо. И первое, на что Корнев обратил внимание, это огромные, непостижимо огромные глаза. Эти глаза были абсолютно без белков, а зрачки.... Посреди абсолютно черного глазного яблока ярко сияла зеленая точка. Демониче-ские глаза. Завораживающие. Притягивающие взгляд.
   Были и другие отличия. Маленький рот, миниатюрный нос, молочно-белая кожа. Вместо зубов виднелось что-то типа костяных пластин. Не удивительно, ведь, по мнению антропо-логов, эти инопланетяне питались исключительно растительной пищей. Потом Кирилл обра-тил внимание на волосы чужака. Они были похожи на зеленоватый не то пух, не то мох, но только не на привычные волосы землянина.
   Последней деталью были необычно узкие и длинные кисти рук, увенчанные четырьмя пальцами. Эти пальцы были необычно гибкими и изгибались во все стороны, словно змеи.
   Все остальное было скрыто одеждой, но, как он уже знал, и анатомия существа сильно от-личалась от человеческой.
   Сейчас гуманоид и Чен находились в рабочей зоне лингвайера, и Ли в который раз пы-тался телепатически объяснить существу, что им надо найти на корабле еду для гуманоидов. Для этого Ли передавал пришельцу изображение жующего гуманоида. Получалось на ред-кость карикатурно. Однако с десятой попытки существо поняло. Появилось изображение помещения, в котором находились какие-то ящики. При этом гуманоид что-то произнес. Звуки были непривычно высокими и свистящими. Китаец улыбнулся. Контакт, кажется, на-лаживался.
   Теперь Чен передал своему "собеседнику" другую картинку. Человек и гуманоид вместе идут в помещение с ящиками открывают ящики и несут его содержимое обратно. Существо снова засвистело и защелкало. Короткое утверждение. Они пойдут. Ли встал, гуманоид тоже. Все, контакт будет!
   Коричневатые брикеты, которые они доставили на "Астру", действительно оказались пи-щей. Теперь можно было быть уверенным, что существо адекватно воспринимает передавае-мые земными телепатами образы.
   Потом был сделан следующий шаг. Надо было найти способ общаться.
   - Ли, - сказал китаец, показывая на себя.
   - Кирилл, - показал ксенолог на вошедшего Корнева.
   Существо долго думало, затем произнесло:
   - Шшат.
   Но было непонятно, то ли это имя, то ли обозначение своей родовой принадлежности.
   Вмешался Кирилл
   - Шшат? - Чен представил себе сидящее перед ним существо.
   - Ззи.
   Ли беспомощно посмотрел на Кирилла. Тот пожал плечами. Снова тупик. Однако Корнев быстро нашел решение. Он передал изображение другого существа, чуть пониже и стройнее, чем сидящее перед ним.
   - Шшат?
   Рот существа сложился в странную гримасу.
   - Нья! Ийя. - просвистело оно.
   Вот так лучше. Значит "ззи"- это подтверждение, а "нья"- отрицание. Теперь можно идти дальше. К концу дня у всех ксенологов дико болели головы, но зато стало ясно, что посте-пенно можно будет узнать язык, на котором говорят гуманоиды.
   Шшата проводили в комнату к остальным его собратьям. Когда дверь за ним закрылась, существа разразились серией свистящих звуков, которые сложились в целую какофонию. Они были явно взволнованы долгим отсутствием своего собрата.
   Инопланетяне не знали, что комната оборудована всевозможными датчиками и, по сути, представляла собой еще одну рабочую зону лингвайера. Ксенологи считали, что, наблюдая за общением существ, они смогут быстрее понять их язык и обычаи. А потому часть группы, не-посредственно не участвующая в контакте, круглые сутки наблюдала за Шшатом (био-логи были уверены, что это существо мужского пола) и его собратьями.
   Через трое суток у контактеров было достаточно знаний, чтобы продолжить общение с помощью видеомониторов.
   На стоящем перед Шшатом экране появилась группа землян. Компьютер выделил изо-бражение одного из них:
   - Человек.
   Потом другого с противоположной стороны
   - Человек.
   И так произвольно компьютер выделял изображение то одного, то другого, повторяя одно и то же слово: "Человек".
   Затем на экране появилось изображение группы соплеменников Шшата, синтезированное по данным ментального сканирования гуманоидов. Компьютер выделил изображение одного из них, потом другого, третьего.
   Шшат сидел, не шевелясь. Брайтон посмотрел на Кирилла и беспомощно развел руками. В это время на лице инопланетянина вдруг появилась знакомая гримаса, и он просвистел:
   - Чийя.
   Затем поднес руку к клавиатуре и выделил изображение всей группы.
   - Олья.
   Ксенологи переглянулись.
   На экране снова появилось изображение группы землян.
   - Люди.
   Люди на экране появлялись и появлялись, их становилось все больше, пока их лица не за-полнили весь экран.
   - Человечество.
   - Ззи, олья, - прожужжал Шшат и быстро - быстро закивал головой, совсем как человек.
   Потом он показал пальцем на Чарльза:
   - Чийя.
   Затем на Кирилла
   - Чийя.
   - Чиья - подтвердил Кирилл, неуклюже пытаясь скопировать интонацию существа.
   - Нья. Чийя - медленно произнес Шшат, явно пытаясь объяснить, как правильно произ-но-сить это слово.
   - Здорово! - не удержавшись воскликнул Кирилл.
   А по лицу Шшата снова пробежала знакомая гримаска, и он издал высокий чистый перели-вистый звук. Существо смеялось.
  

БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ.

   Теперь контакт шел быстрее. Все больше слов узнавали земляне. Постепенно перешли к грамматике.
   Выяснилось, что язык, на котором Шшат и его товарищи по несчастью разгова-ривали с землянами, - это их родной язык. Однако для общения с разумными существами с других миров существует так называемый "общий язык". И, по мнению профессора Кийямы, этот язык произошел от сэнзара. Впрочем, в этом не было бы ничего удивительного. И вот здесь исследователям пригодилось знание языка и письменности Древних.
   И Шшат с соплеменниками, и земляне довольно быстро начали общаться друг с другом на некой смеси этого "общего языка" и сэнзара. Если бы не отсутствие времени, исследова-тели попытались бы овладеть обеими языками, но времени было мало. Нужно было успеть узнать, что твориться в окружающем космосе, кто контролирует соседствующие с Землей и Валгал-лой сектора пространства, на какой основе строятся отношения между цивилиза-циями.
   Самый трудоемкий этап в любом исследовании - систематизация по-лученной информа-ции. На то, чтобы обработать данные, полученные от трехнедельной ра-боты с олья (таково было название народа, к которому принадлежал и Шшат) понадо-билось четыре с половиной месяца. Вот уж где Йошико и ее помощнику Герберту дел было, по-истине, невпроворот! Кийяма ходила сама на себя не похожая. Какая- то задумчивая, на во-просы отвечала невпо-пад. Теперь она днями и ночами пропадала в своей лаборатории. Под глазами снова появи-лись тени.
   Как-то Кирилл не выдержал и сказал Акиро
   - Хотя бы ты вмешался. Не должна она так выматывать себя.
   Камимура на это невозмутимо ответил:
   - Работа есть работа. Трудолюбие у нас в крови.
   Надо сказать, что Акиро выглядел не лучше, поскольку сидел вместе с Йошико в лабора-тории, помогая своей подруге разбираться в данных ментального сканирования чужаков.
   Тут Корнев не выдержал и задал Акиро вопрос, который давно вертелся у него на языке:
   - Когда же ты и Йошико наконец поженитесь?
   Японец, как обычно, невозмутимо ответил:
   - Когда наша светлоликая принцесса этого пожелает.
   При этом на его лице появилась легкая улыбка, из которой Кирилл сделал вывод, что ждать осталось недолго.
   После того, как с помощью данных сканирования и вспомогательных материалов был, на-конец, смоделирован "общий" язык инопланетян, началась расшифровка записей, обнару-женных на борту инопланетного звездолета и брошенного корабля, обнаруженного ранее. Для этого понадобились еще два месяца каторжного труда лингвистов, психологов и кибер-нетиков, однако результат того стоил. Теперь земляне знали об окружающем их простран-стве намного больше, чем еще несколько месяцев назад. Итак, сектор системы Ареса грани-чил с территорией сразу двух планетарных сообществ: Лиги Апссалы и Эксорского союза миров. В стороне, отделенные от Земли и Валгаллы большим сектором ничейного простран-ства, находились владения Свободной торговой ассоциации и Империи (по крайней мере, именно такой перевод нашел названию этого сообщества миров компьютер).
   Более подробных сведений земляне от инопланетян получить просто не успели. Однако и те данные, которые были получены, настораживали. Империя, а именно ей принадлежал тот разведывательный звездолет, с которым "Астра" столкнулась во время своей первой экспе-диции, вела активную экспансионистскую политику, не брезгуя и насильствен-ным захватом территорий. Эксор и Апссала враждовали между собой, в том числе из-за сек-тора, приле-гающего к окрестностям системы Ареса, а значит, колония в любой момент могла оказаться предметом войны двух достаточно мощных сообществ. К счастью, исходя из слов иноплане-тян, в сектор, где находилась Валгалла, даже самые опытные капитаны предпочи-тали не лезть без особой нужды. Причина же, по словам Шшата, была в том, что этот сектор был бу-квально нашпигован метеоритами и облаками космической пыли. В космосе даже столкно-вение звездолета с обломком размером меньше ногтя мизинца может привести к ка-тастро-фическим последствиям, особенно, если корабль летит со скоростью выше скорости света. И здесь речь уже шла о возможностях генераторов защитного поля. Как установили техниче-ские эксперты, мощность генераторов защитного поля на кораблях инопланетян была почти в три раза ниже, чем мощность аналогичных систем звездолетов Древних. То есть для "Ас-тры" и других кораблей Проекта даже удары метеоритов средних размеров были как блоши-ный укус. А вот для кораблей, аналогичных звездолету олья, встреча с этими не-бесными странни-ками таила реальную угрозу. По крайней мере, так эксперты поняли соот-ветствую-щие ком-ментарии Шшата и его компаньонов.
   Кроме того, вся территория, включая Солнечную систему, систему Ареса и Деметры на-ходились на территории, которая никем пока не контролировалась. Экспансионистские воз-можности самых мощных космических сообществ были ограничены. От самых ближайших населенных планет до Валгаллы надо было лететь около полутора- двух земных месяцев, до Земли - еще дольше. Устройства же для более скоростного передвижения в пространстве были только у так называемых Старших рас. Кто это такие, Шшат толком объяснить не смог. Однако он сказал, что, согласно легендам, несколько миров в пределах исследованной зем-лянами области также принадлежали Старшим расам. Это было еще одной причиной, по ко-торой в этот сектор Галактики залетали лишь исследовательские экспедиции, свободные торговцы, добывающие себе прибыль на свой страх и риск (к таковым, похоже, относились Шшат, Ийя и их товарищи), и пираты. Последние как раз и напали на звездолет олья... если, конечно, Шшат не врал землянам. Ведь в принципе никакой причины говорить правды у инопланетянина не было. Хотя данные лингвайера свидетельствовали, что существо ни разу их не обмануло, землянам следовало оставаться настороже.
   В любом случае информация была слишком отрывочная, чтобы делать из нее какие-либо окончательные выводы.
  

ЕЩЕ РАЗ ОБ НЛО И НЕ ТОЛЬКО.

   Но вот прошли отведенные сроки, и в один из дней от корпуса "Астры" оторвался чел-ночный корабль с тремя инопланетянами. Пока они находились в гипнотическом сне. По словам медиков, Шшат и его товарищи должны были проснуться через час, а когда про-снутся, то даже не вспомнят, что побывали на корабле землян.
   Кирилл, задумавшись, наблюдал, как удаляется от звездолета серебристая искра шаттла. Он не заметил, как в обсерватории появился Денисов. Саша был привычно весел.
   - О чем задумалась, детина? - пробасил он.
   - Да, так.
   Неожиданно у Кирилла появилась потребность выговориться. Бывают у человека в жизни такие минуты, когда человек уже не может молчать.
   - Я думаю о том, что мы сделали, как поступили с олья. Тебе это ничего не напоминает, а, Денисов?!
   - То есть? - на мгновение опешил Александр.
   - Контакт третьего рода.
   Контактом третьего рода уфологи называли случаи, когда люди якобы непосредственно кон-тактировали с экипажами пресловутых "летающих тарелок".
   Денисова эта мысль явно заинтересовала.
   - Поясни.
   - Смотри. Представь себе, что существует инопланетная цивилизация, имеющая такую же технику, как и мы, то есть лингвайеры, ментальные сканеры, усилители биотоков и т.д. Эти инопланетяне хотят всесторонне изучить некую цивилизацию, скажем нашу, но не хотят те-рять свое инкогнито. Причины могут быть разными. Во-первых, опасение за свою безопас-ность, во-вторых, предположение, что при публичном контакте они не смогут получить пол-ностью достоверную информацию, поскольку им покажут и расскажут только то, что сочтут нужным.... Ну, и так далее. Что они сделают?
   - Ну, будут наблюдать.
   - То есть отслеживать информационные сообщения, вести съемку, электронную разведку и так далее. Хорошо, а много ли они информации таким образом соберут?
   Ответил не Денисов.
   - Они вообще ничего не смогут собрать. Вернее сведений у них будет куча, а вот интер-претировать они их не смогут. Надо знать культуру, обычаи, традиции, психологию и т.д.
   Кирилл обернулся в сторону говорившего. Это оказался Синельников. Он пришел в об-серваторию одновременно с Кириллом и устроился у одного из телескопов, изучая виднев-шиеся вдали звезды.
   - Прошу прощения, что вмешался, - Игорь явно был смущен, несмотря на то, что был на несколько лет старше Кирилла.
   - Ничего, тем более что вы абсолютно правы. Кроме того, им необходимо будет знать об-щепринятые стандарты социального и асоциального поведения, типичную и нетипичную ре-акцию человека на те или иные социальные, культурные, экономические, политические и другие факторы воздействия, влияние темперамента и так далее.... В общем, чтобы понять иную цивилизацию, надо как бы взглянуть на нее изнутри, глазами аборигена. Только тогда данные наблюдения смогут дать какую-то полезную информацию.
   - Ха, - не выдержал Синельников, - даже мы, люди, не всегда можем верно интерпретиро-вать то, что вешают нам на уши наши же средства массовой информации. Вспомните исто-рию с "Войной миров" в США в начале тридцатых годов начала двадцатого века.
   Да, история была хрестоматийная. Некий американский радиоканал сделал радиоспек-такль по произведению известного фантаста Герберта Уэллса "Война миров". Но сделал его в виде прямого репортажа о вторжении инопланетян. Американцы приняли все за чистую монету, и страну захлестнула паника.
   Кто- кто, а Синельников знал, о чем говорил. Психолог и лингвист по образованию, он посвятил жизнь влиянию средств коммуникации на общество. Две из его работ: "Реклама и общество потребления", "Язык жеста в различных профессиональных и социальных груп-пах" - Кирилл читал. Выводы, сделанные Игорем, были весьма оригинальны. Не зря он стал профессором в тридцать с небольшим лет.
   - "Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь. Мысль изреченная есть ложь", - процитировал Тютчева Александр.
   - Угу. Итак, мы остановились на том, что цивилизацию можно понять, только взглянув на нее глазами ее же представителя. А у нас, т.е. пришельцев, как раз, по условиям игры, та-кая возможность имеется.
   - Сканеры и лингвайер,... о Боже! - до Денисова, наконец, дошло. - Похищение абориге-нов, а затем использование той же технологии, что мы использовали в случае с олья!
   - Именно. Но поскольку человечество весьма неоднородно, то одна и та же информация воспринимается по-разному, в зависимости от этнической и религиозной принадлежности, темперамента, социального статуса и имущественного положения.
   - И даже внутри одной группы реакция будет различаться, - не преминул добавить Си-нельников.
   - Поэтому одиночным "контактом", если можно назвать "контактом" насильствен-ный за-хват и допрос с помощью психотехники, а затем " промывание мозгов" и введение ложной памяти, дело не ограничится.
   - А в результате мы получим массовые похищения людей инопланетянами, что-то около трехсот человек. Если же речь идет о повторяющемся мониторинге, то такие "эпидемии" бу-дут повторяться, ну, скажем, раз в тридцать-пятьдесят лет.
   - Но ведь это же...
   - Неэтично? Негуманно? А то, что мы сделали с Шшатом и его товарищами, не то же са-мое?! Вот только нам о гуманизме и говорить! - раздраженно проворчал Корнев, - Дай бог, чтобы у нашего руководства хватило ума не воспользоваться тем сценарием, который я сей-час описал!
   - Ну, по-моему, ты перегибаешь про Шшата, - Денисов был явно недоволен таким пово-ротом беседы. - Мы ни его, ни его друзей ни к чему не принуждали! Мы им жизнь спасли, между прочим. Ну, а что касается ложной памяти, то это гуманнее, чем оставить их на том звездолете или до конца жизни держать под домашним арестом на Валгалле!
   - Гуманизм? - Синельников хмыкнул. - Это вообще-то чисто европейское изобретение. Да и то о нем вспоминают только тогда, когда это выгодно. А у инопланетян может быть культура, основанная совсем на других этических нормах и принципах. Так что описанный Кириллом вариант вполне возможен... как гипотеза о причинах определенного поведения экипажей не-ких инопланетных "тарелок"! Вот только как нам это может помочь?
   -Вот уж не знал, что ты такой прагматик, - заметил Кирилл.
   В ответ Денисов процитировал известное рубаи Хайяма:
   Что там, за ветхой занавеской тьмы?
   В гадании расстроились умы.
   Когда же с треском лопнет занавеска
   Поймем мы все, как ошибались мы.
   Корнев задумчиво смотрел прямо перед собой, словно видел там нечто, от других пока скрытое.
   - "Поймем мы все, как ошибались мы". Может быть, все может быть, - тихо произнес Ки-рилл, явно даже не задумываясь о том, что говорит это вслух.
   А "челнок", уносивший инопланетян прочь от земного звездолета, тем временем из ис-корки превратился в точку, а потом и вовсе затерялся в черноте космоса. Дано ли нам знать, чем обернутся для нас и для других наши поступки, какими бы они ни были, добрыми или злыми, честными или бесчестными? Дано ли нам познать их цену? Ведь большое, как из-вестно, видится на расстоянии... Малое, впрочем, тоже.

РЕЙД НА ДАРДАРРИН

   Как бы то ни было, все члены экспедиции сходились на том, что информацию, получен-ную от инопланетян, следует каким-то образом проверить. Конечно, лучшим способом был бы повторный контакт. Но когда еще представится возможность узнать о соседях по Галак-тике побольше и при этом не раскрыть тайну своего существования?! Теперь, когда руково-дство Проекта получило информацию о существовании Империи и Лиги Апссалы, сохране-ние инкогнито экспедиции представлялось еще более важным.
   Когда все материалы были изучены, обычно осторожный Ньюмен сделал предложение, которое иначе как безумием назвать было достаточно сложно.
   - Почему мы сами не можем проверить всю полученную информацию, не дожидаясь кон-такта? Приборы чужаков не могут обнаружить наши звездолеты, так?! В сектора, контроли-руемые Лигой, Империей или Союзом миров, мы, конечно, не сунемся - слишком опасно. Но есть еще Свободная торговая ассоциация, которая достаточно разобщена. Как показы-вают наши данные, "Астра" и "Стрела" по всем характеристикам превосходят имперские звездо-леты, а они лучше, чем у Ассоциации. Так почему бы не рискнуть? Выберем сис-тему, ко-то-рая ближе всего находится к ничейной территории, например Дардаррин. "Стрела" с по-мо-щью сканирующих систем и орбитальных зондов-шпионов будет осуществ-лять инстру-мен-тальный сбор данных, а "Астра" - ее прикрывать. Ваше мнение?
   Денисов, сидевший рядом с Корневым , только головой покачал.
   - Кажется, босс совсем рехнулся от безделья, - прошептал он.
   Это услышал Чен, и не удержался от ехидного комментария.
   - Разве не вы, русские, говорите: "Не погнетше пчел меда не есть"?!
   У Александра глаза полезли на лоб. Он, бедняга, вовсе не ожидал, что китаец настолько хорошо знает русскую историю и русский фольклор. Впрочем, Даниил, князь Галицкий, ско-рее всего, никогда в жизни не предполагал, насколько широкий смысл имеет фраза, сказан-ная им по весьма конкретному поводу. Так или иначе, но Сашка, который, сколько пом-нил Кирилл, никогда в карман за острым словом не лез, на этот раз только хлопал глазами и ска-зать ни-чего не мог. Ну а Ли тем временем наслаждался своим маленьким интеллектуаль-ным триум-фом.
   Тем временем в зале разгорелась непродолжительная, но яростная дискуссия, в ходе ко-торой стороны сыпали какими-то инженерными терминами, потрясали диаграммами и гра-фиками и то и дело тыкали пальцами в экраны мониторов, где вспыхивали и гасли какие-то изображения, колонки цифр и строчки формул. Самое удивительное было то, что перевес в споре явно имел адмирал и его вначале немногочисленные сторонники. По мере продолже-ния спора их количество увеличилось, и когда вопрос был поставлен на голосование, то судьба решения уже была предопределена. Земляне собирались заняться вполне примитив-ным шпионажем. Ну а тех, кого отобрали в состав экспедиции, охватило прямо-таки маль-чишеское нетерпение. Еще бы, им, первым из землян (контактеры, якобы летавшие на другие планеты в "летающих тарелках", в расчет не принимались по причине невозможности про-верить указанные сведения) доведется увидеть, как живут инопланетяне. Все равно, что в те-атр сходить! Ну а о том, чем такой "культпоход" может обернуться, большинство предпочло не задумываться.
   Кирилл отправил срочную депешу на Землю и вскоре получил ответ. Он был краток: "Инициатива "Первого" одобрена Комитетом". Значит, Ньюмен все сообщил и получил "добро". Ну и флаг вам в руки, господа!
   Но, хотя вся эта затея жутко Корневу не нравилась, предчувствие, обычно подсказы-вающее приближение опасности, на этот раз молчало, из чего Кирилл сделал вывод, что все обойдется.
   Система Дардаррин была выбрана не случайно. Одной из находок, обнаруженных на звез-долете олья, был носитель информации, выполненный на базе искусственного кристалла. Хотя Шшат и не объяснил механизм создания записи, зато он показал аппарат, с помощью которого эту запись можно считывать. Два с лишним месяца программисты и кибернетики во главе с Накамурой ломали голову над тем, как конвертировать записанную на кристалле информацию в приемлемую для чтения земными компьютерами форму. А когда у них это получилось, то оказалось, что они обнаружили что-то вроде путеводителя по обитаемым ми-рам Галактики. Правда, часть сведений оказалась стертой в процессе копирования, да и то, что удалось переписать, не содержало никакой стратегической информации, однако кое-ка-кие выводы можно было сделать даже при наличии таких сведений.
   Дардаррин был одной из самых молодых цивилизаций, принятых в Ассоциацию. Хотя эта "молодость" была понятием относительным. Было известно, что колония основана груп-пой эмигрантов с Лиайи и нескольких других миров, попавших под власть Империи. Пла-нета была богата полезными ископаемыми, а потому здесь бурно развивалась промыш-лен-ность и межзвездная торговля. Однако пограничный и таможенный режим был доста-точно либера-лен, ввиду того, что правительству планеты надо было стимулировать рост на-селения и при-ток капиталов, без чего Дардаррин не смог бы обрести подлинной самостоя-тельности в своих внутренних делах. А поскольку колонии не было еще и ста лет, то вряд ли она могла создать серьезную оборонительную систему. Конечно, безопаснее было прибли-зиться к ка-кому - ни-будь слаборазвитому мирку с сельскохозяйственной направленностью развития, но тогда земляне получили бы минимум информации.
   Звездолеты приблизились к границе пространства Ассоциации, ну а потом началось! Первый раз сыграли тревогу вечером десятого дня их путешествия. Оказалось, что "Стрела" попала в луч мощного локатора. Звездолеты немедленно перешли на режим максимальной невидимости, то есть было отключено все, что можно отключить без ущерба для нормальной жизнедеятельности корабля. Все замерли в напряженном ожидании, но никакой реакции не последовало, из чего сделали вывод, что локатор их не обнаружил. Зато удалось установить, что источником сигнала является некий массивный неподвижный объект, очевидно, косми-ческая станция.
   Корабли снова двинулись вперед.
   В следующий раз сигнал тревоги разбудил Кирилла, когда тот отдыхал в своей каюте. Наскоро одевшись и причесав растрепанные после сна волосы, Корнев помчался в рубку под вой сирены и мигание ламп световой сигнализации.
   Вопреки суете в коридорах и отсеках корабля, делавшей корабль похожим на разворо-шенный муравейник, в рубке была спокойная деловая обстановка. Никакой суеты. Короткие доклады, тихие команды, изредка писк или жужжание зуммеров какой-то контрольной аппа-ратуры.
   Джонсон, увидев влетевшего в рубку Кирилла, чуть заметно скривился и сквозь зубы бросил через плечо вахтенному офицеру, сидевшему рядом:
   - Да отмените вы эту чертову тревогу!
   И уже потом повернулся к Кириллу и произнес:
   - Проходите, мистер Корнев, присаживайтесь.
   - Сэр?
   Кирилл пока даже не представлял, как вести себя с новым капитаном "Стрелы". Если о капитане Баркове он имел некоторое представление из публикаций в газетах и "Интернете", то молчаливый помощник капитана "Астры" всегда являлся для него загадкой. И вот теперь помощник сам стал капитаном. Было видно, что пока он чувствует себя в кресле командира корабля не самым лучшим образом. И Корнев неожиданно для себя посочувствовал офи-церу, на которого неожиданно свалился такой груз ответственности.
   Ну, а Джонсон вернулся к созерцанию информации, появлявшейся на экране стоявшего перед ним монитора.
   А там было изображение некоего предмета, напоминавшего вполне тривиальный земной спутник. Это был октаэдр с торчащими в разные стороны параболами антенн и еще какими-то непонятного назначения выступами, штырями и прочими впадинами и выпуклостями.
   Наконец, господин капитан оторвался от изображения непонятного предмета.
   - Итак, господа, мы имеем дело с неким устройством, которое постоянно излучает сигнал на всех возможных частотах. Согласно переводу сообщения, которое сделала профессор Кийяма, текст его гласит: "Вы приближаетесь к границам территории, контролируемой Сво-бодной торговой ассоциацией".
   - А теперь слово профессору Шнейдеру.
   Тот встал, откашлялся.
   - Устройство, находящееся перед нами, исполняет не только функцию бакена. На-шими приборами обнаружено наличие на объекте мюонного локатора, способного выявлять объ-екты, движущиеся со сверхсветовой скоростью, а также несколько сверхсветовых пере-датчи-ков. Четыре из них постоянно излучают некий сигнал. Содержание его пока не подда-ется расшифровке, очевидно, это какая-то телеметрическая информация. Аналогичная ин-форма-ция от, как минимум, четырех источников поступает на борт "бакена". Суть этого ин-форма-ционного обмена нам пока непонятна. Помимо указанного оборудования на объекте имеется довольно мощный компьютер, собственный термоядерный реактор небольшой мощ-ности, ионные ловушки для подпитки энергонакопителей за счет энергии "солнечного ветра", а так же сенсоры непонятного пока назначения.... Пока все.
   - Ну, ваши версии, господа? - обратился капитан к присутствующим.
   Первым высказался Ольсен из инженерной службы.
   - Больше всего мне это напоминает сигнально-сторожевую систему, как на границе. Уст-ройство предупреждает о том, что вы подходите к чужой территории. Если вас опознают как источник угрозы, то передается сигнал опасности. А чтобы бакен нельзя было незаметно вы-вести из строя, то каждый из них поддерживает связь с соседями. Скорее всего, прекращение подачи сиг-нала хотя бы от одного из объектов повлечет общий сигнал тревоги.
   - Логично. Другие мнения?
   Других мнений не было.
   - Хорошо. Как вы считаете, нас заметили? Господин Накамура...
   На главном экране появилось изображение задумчивого лица профессора, который на-хо-дился на борту "Астры". Главный специалист по электронике был явно чем-то недоволен.
   - Не думаю. Темп и характер информационного обмена все время, пока мы сближались с объектом, не менялся. На приближение зонда, выпущенного с "Астры", объект также не реагировал. Однако мы не знаем, как запрограммировано устройство на случай приближения неопознанного корабля. Судить можно, только проверив.
   - А что, проверим... Ольсен!
   - Да, сэр.
   - Выпустите малый зонд и запрограммируйте его на выключение невидимости на рас-стоя-нии ... ста километров от "Стрелы".
   - Рискованно, - шепотом заметил Янг.
   Если Джонсон и слышал, то виду не подал.
   Как только зонд стал видимым для локаторов "бакена", тот издал электронный "вопль".
   - Оператор?
   - Текст сигнала изменился.
   - На микрофоны.
   В рубке послышалась чужая речь. Она звучала отрывисто и как-то зло.
   - Кийяма?
   - Текст гласит: "Вы приближаетесь к границам территории, контролируемой Свободной торговой ассоциацией. Назовите себя".
   - Так, а раньше этого не было?
   - Нет.
   - Ольсен.
   - Характер телеметрического обмена между "бакенами" изменился. Кроме того, послан направленный сигнал в сторону большого объекта.
   Тут вмешался оператор.
   - Сэр, слышу дополнительный модулированный сигнал, направленный в сторону зонда.
   - На микрофоны.
   На этот раз вместо речи был слышен только монотонный гул, прерываемый последова-тельностью щелкающих звуков.
   - Что это?
   Все дружно пожали плечами.
   - Профессор Накамура?
   На экране снова появилось лицо японца.
   - Очевидно, сигнал на запрос информации. Что-то типа опознавателя "свой- чужой".
   - И как отреагирует автомат на отсутствие ответа?
   Вопрос был чисто риторическим, однако ответ последовал буквально через несколько се-кунд.
   - Новое сообщение.
   - Адресат?
   - " Большой объект".
   - Очевидно, наш друг сообщил, что в зоне его контроля появился неопознанный объект, не отвечающий на запросы, - не удержался от комментария Кирилл.
   Замечание повисло в воздухе.
   - Направьте зонды в места предположительного нахождения четырех других "бакенов".
   - Есть.
   Два с половиной часа ожидания пролетели незаметно. И вот на экранах четыре уже знако-мых "картинки"- мирно висящие в вакууме блестящие тусклым металлическим блеском окта-эдры.
   - Контроль сообщений.
   Рубку наполнил уже знакомый отрывистый голос: "вы приближаетесь" и т.д. Довольно каче-ственная запись.
   - Ну что же, господа, пора двигаться вперед.
   "Астра" продолжила свое движение в глубь контролируемого Свободной торговой ассо-циацией пространства.
   Наконец впереди уже показались первые признаки появления обжитой разумными суще-ствами солнечной системы. Несколько раз мимо "Стрелы" пролетали чужие звездолеты, один раз рядом тенью проскользнул военный корабль, но никто так и не заметил два звездо-лета землян. И вот настал момент, когда "Стрела" зависла на орбите Дардаррина. Никто не мог спать. Все столпились возле обзорных экранов, находящихся в двух кают - компаниях ко-рабля. Зрелище действительно было феерическое. Стояла ночь. Все проплывавшие внизу континенты, кроме одного, были погружены во тьму. Но этот один был буквально усыпан мириадами огней-светляков. А по орбите, сияя россыпью огней, скользили два огромных се-ребристых шара орбитальных станций.
   - Судя по "энциклопедии", орбитальные заводы, - произнес Ольсен, рассматривая на мо-ниторе информацию, полученную с информационного кристалла олья.
   - Ну и громадины.
   - Не менее километра в диаметре.
   - А что это внизу?
   А внизу в атмосфере под орбитальным заводом величественно плыл огромный не то дири-жабль, не то гравитолет. Но можно ли себе представить дирижабль длиной в два километра?
   - Надо же, целый летающий город!
   Было видно, что, несмотря на царящую вокруг ночь, возле "дирижабля" вертелась целая туча небольших летательных машин.
   - Не удивлюсь, если это что-то типа местного Лас-Вегаса, - сказал Денисов.
   - Что толку гадать. Интересно только знать, за счет чего он парит в воздухе. Наверняка не обошлось без управления гравитацией.
   - А вот и космопорт.
   - Где? Где?
   Свободные от вахты космонавты бросились к говорящему.
   - Да вот же!
   Внизу показалось огромное искусственное плато, уставленное какими-то башнями, эллип-соидами, сферами и другими строениями не менее причудливых форм. Однако, когда одно из эллипсовидных "строений" поднялось в воздух, то стало понятно, что большинство из пред-метов, первоначально принятых за наземные сооружения, на самом деле - звездолеты, произ-водящие погрузку и выгрузку, а также ожидающие старта. Покоились же они не беспо-ря-дочно, а каждый строго на обозначенном для него месте. Эти ячейки были выде-лены с по-мощью специальных лазеров, устремленные вверх лучи которых делили поле на квадраты и прямоугольники. Внутри этих ячеек также была видна световая сигнализация, конечно, за исключением сегментов поля, занятых звездолетами. Внутри одних огни светили круговыми световыми волнами, идущими от краев к центру ячейки, внутри других светился косой крест из огней и устремленных в небо лазерных лучей. Кирилл решил, что крест озна-чает, что ячейка зарезервирована за каким-то кораблем. И действительно, догадка подтвер-дилась, ко-гда огромная китообразная туша звездного корабля величаво спустилась с небес на столбах пламени ионных двигателей на отведенное ему место....
   Да, от этого зрелища невозможно было оторваться. Но "Стрела" уже уходила с орбиты планеты, оставив вместо себя несколько многофункциональных спутников- "шпионов", ос-нащенных маскировочными системами, делающих их невидимыми как для оптических, так и для электронных средств наблюдения.
   Теперь работали, главным образом, программисты и лингвисты. И, конечно, "сидящий" в компьютере "Астры" "Джинн", к которому многие члены экспедиции уже привыкли отно-ситься, как к одному из экипажа.
   Однако чем дольше висели звездолеты над Дардаррином, тем явственнее Кирилл ощу-щал, насколько пророческими были слова Синельникова. Да, информации становилось все больше и больше, но интерпретировать полученные "картинки" и перехваченные сообщения земляне не могли - ведь информации о культуре дардарриан не было практически никакой. Попробуй пойми, что показывают на экране: то ли учебный фильм, то ли развлекательную программу типа игрового кино, то ли идет информационная хроника. Особенно это трудно, если учесть, что спутники зачастую перехватывали не полное сообщение или передачу, а лишь его отрывки. Да и языковые знания землян были слишком малы. В общем, через не-делю стало ясно, что земляне зря теряют время. Звездолеты, оставив на орбите Дардаррина спут-ники-шпионы, повернули домой. Путь "Астры" лежал к Валгалле, путь "Стрелы" - к Земле.

ТАЙНА.

   Время пребывания на Земле прошло быстро. Еще бы, прилетели, таясь, как воры! Быстро разгрузились, также быстро погрузились. Вместо наслаждения морским воздухом Атлан-тики, посреди которой находился остров, где Братства организовали новое Убежище, эки-пажу уда-лось отдохнуть всего три дня. Все остальное время звездолет в ожидании дальней-ших распо-ряжений должен был висеть в Поясе астероидов. Так безопаснее.
   Корневу повезло больше. Он вместе с группой специалистов должен был доложить ру-ководству Проекта свои выводы, сделанные из контакта с олья и последующего рейда к Дар-даррину. Конечно, беседовали они не с самими Координаторами, а с соответствующими специалистами. Заняло это недели полторы.
   Кирилл уже собирался в обратную дорогу, когда пришел вызов от Учителя. Ворону над-лежало явиться под светлы очи Виктора Всеволодовича, который хотел из первых уст ус-лы-шать историю контакта с инопланетянами. Беседа затянулась на четыре дня, ибо Векшин хотел лично знать все подробности.
   "Стрела" же тем временем отправилась в обратную дорогу на Валгаллу. Если сказать че-стно, то Корнев был даже рад неожиданным каникулам. Он соскучился по Земле, где можно ходить без стесняющего движения скафандра и не надо проходить постоянные рутинные ме-дицинские проверки. Даже воздух на Земле пах иначе. Векшин приготовил Кириллу и еще один сюрприз:
   - Считай себя в отпуске. У тебя две недели. Потом снова ко мне.
   Сказать, что Кирилл был безумно счастлив, значит, ничего не сказать. Две недели проле-тели незаметно. Родители ничего не спрашивали. Они привыкли к его неожиданным приез-дам и столь же неожиданным отъездам.
   Однако сюрпризы на этом не окончились. Когда Корнев и Векшин снова встретились на одной из конспиративных квартир Братства, Виктор Всеволодович, дождавшись, пока его ученик уютно усядется в мягкое кресло, заявил:
   - Теперь я готов ответить на твои вопросы. Думаю, что за пять с лишним лет учебы и ра-боты в Проекте у тебя их накопилось больше, чем достаточно.
   - На все, на все? - с хитрой усмешкой спросил Кирилл.
   - Угу, - ответил Учитель, чуть заметно напрягшись.
   У Корнева действительно был вопрос, всего один, но...
   - Боюсь, что на этот вопрос вы не ответите, - сказал он.
   - А ты задай, - также с усмешкой ответил Векшин.
   - Как на самом деле появился Проект?
   Лицо Учителя тут же приобрело абсолютно серьезное выражение.
   - То есть?
   - Вы меня поняли отлично поняли, Учитель. Как появилось все это: звездолеты, оборудо-вание? Понимаете, меня это сразу удивило. Представьте, что к вам в руки попадает оборудо-вание неимоверной слож-ности. У вас почти никаких инструкций, а если есть, то написаны на языке, которым вы владеете в основном на чисто бытовом уровне...
   - Не совсем так, мы сохранили техническую терминологию.
   - За сотни лет часть информации могла, даже должна была, потеряться. Но даже если и так. Представьте, что цивилизации, чей уровень технологии не превышает создания парового двигателя, попадают в руки чертежи сверхзвукового истребителя. Сможет ли она понять их без посторонней помощи?!
   - Так, интересно, и к чему ты ведешь?
   - Я пытался понять, как вы разобрались в устройстве корабля. Информация хранилась в компьютере, но ведь его еще надо было включить. И я нашел только три варианта ответа: счастливая случайность, во что я не верю, либо вам помогли.
   - Я слышал только два варианта.
   -У второго варианта два решения. Либо компьютер и системы "Астры" были запрограм-мированы так, чтобы оказать максимальную помощь любым существам с опреде-ленным уровнем знаний, которые окажутся на борту звездолета, либо вмешалась какая-то третья сила, и звездолет вам элементарным образом подставили. Технически это крайне сложно, почти невероятно, но теоретически...
   Ну, а третий вариант, -Кирилл вдохнул, выдохнул...
   "А, была -не была" .
   - Третий вариант в том, что у ваших знаний иной источник, другое происхождение.
   Кирилл смотрел на Учителя, Учитель - на Кирилла. Затем Виктор Всеволодович встал.
   -Ну, что ж.
   Спокойными, выверенными многолетней практикой движениями, Векшин принялся расставлять многочисленные детекторы и электронные блоки, зачастую самого непонятного назначения. "Батарея" из новейших достижений научно-технического прогресса вызывала у Кирилла самое решительное уважение.
   -С чего начнем? - спросил Учитель скорее даже у себя самого, -С начала, конечно. Итак, что ты знаешь о модели Фридмана и тоннелях Эйнштейна-Розена?
   -Ну, о модели Вселенной Фридмана я слышал - нерешительно проговорил Корнев.
   Он снова чувствовал себя как студент на экзамене, не подготовивший ответ на вопросы билета:
   -Тоннели Эйнштейна-Розена -это так называемые "червячные тоннели" в гиперпространстве?
   -Они самые... Итак, существует множество "параллельных " Вселенных. Сколько их, неизвестно. Однако они существуют не обособленно. Это единая стабильная система. И одним из механизмов поддержания такой стабильности являются гипер-тоннели. Ученые считают, что именно с помощью этих тоннелей происходит перераспределение энергии между "параллельными " Вселенными. И вот некая цивилизация, то ли Зейд, то ли даже их предшественники научились создавать искусственные тоннели между Вселенными.... На самом деле, сохранилось куда больше знаний Древних, чем ты думаешь. И когда в конце двадцатого века сотрудники спецотдела КГБ наткнулись на Врата, они достаточно быстро поняли, что нашли. Что такое КГБ, помнишь?
   -Спецслужба Советского Союза. Ведала разведкой и контрразведкой - незамедлительно выпалил Кирилл.
   -Угу. И в ней существовал отдел, изучавший всякую " чертовщину".
   -Но ведь...
   -Да, официально все отрицалось, но... Это общеизвестная практика спецслужб. Мало того, среди сотрудников отдела было не мало мастеров традиционных школ.... В общем, прошло совсем не много времени, прежде чем специальные экспедиции КГБ нашли три мира, населенных потомками Древних... И оказались перед очень серьезным выбором...
   -...
   -А ты подумай, что значило в конце двадцатого -начале двадцать первого века обнаружение трех практически девственных миров с не разрушенной экосферой и кучей разнообразных природных ресурсов. Это был соблазн для любой сверхдержавы. А еще - угроза практически немедленного начала Третьей мировой.
   -Но почему?
   -А потому что Врата находились на территории бывшего СССР, а значит, доступ к ресурсам всех трех миров имел только Советский союз, а потом и Россия. А рядом задыхающийся от нехватки ресурсов Запад, перенаселенный Китай.... Спецслужбы даже подумывали взорвать Врата. Но выяснилось, что делать этого нельзя - взрыв вызовет катастрофу мирового масштаба. И это было не последним неприятным открытием...
   -А...
   -Не перебивай... Открыв тайну существования Врат мы быстро выяснили, что Земля уже многие века используется несколькими Старшими расами как банальный транзитный транспортный узел.
  -- НЛО?
  -- Угу. О какой безопасности могла идти речь, когда инопланетяне шастали через Землю, как через проходной двор? Спецслужбам России поневоле пришлось заниматься еще и отслеживанием деятельности пришельцев. Постепенно расширялась география деятельности спецотдела, завязывались международные контакты. Постепенно тайна врат стала общей тайной лидеров стран -постоянных членов Совета Безопасности ООН. Однако кризис все же назрел. Уж больно национальные лидеры тянули "одеяло" Проекта каждый на себя.... И вот тут произошел поворотный момент... да, пожалуй, что всей истории человечества - в руки сотрудников Проекта попала технология блокировки Врат. Можно было отвадить пришельцев от Земли. Но никто не знал, что те предпримут в ответ. С тем же успехом пришельцы могли оккупировать Землю. Не один из лидеров не брал ответственность на себя. Кроме того, блокировку можно было в любой момент и снять... И тогда руководство Службы пошло на беспрецедентный шаг - вышло напрямую на Генерального секретаря ООН....Не буду пересказывать подробности. Короче, структура стала наднациональной. Как и теперь, она подчиняется лишь двум людям - Генеральному секретарю ООН и генеральному комиссару "Интерпола"... Назовем ее так - "Лабиринт"
   Векшин замолчал, потянулся к графину, налил полстакана воды и залпом выпил.
   А Кирилл сидел и думал. Ощущение было такое, словно мир встал с ног на голову. Он никогда не верил ни в контакты инопланетян с правительством США, ни в "людей в черном". Однако реальность оказалась фантастичней любой фантастики
  -- Вот ты сейчас думаешь, а какое отношение все это имеет к "Прометею"? Самое прямое: в результате экспедиций через Врата, наблюдения за пришельцами, изучения древних артефактов накопилась некая масса знаний...критическая масса. И с ней надо было что-то делать. С одной стороны, человечество было явно не готово безопасно распорядиться этими знаниями, с другой -были основания для того, чтобы поторопиться. По ряду причин проект не мог быть осуществлен "Лабиринтом". Во -первых, должна была быть сохранена тайна Врат. Во-вторых, у "Лабиринта" в силу секретности не хватило бы кадров. В третьих, ООН переживало финансовый кризис. И мы нашли выход...
   Корнев почувствовал, как мурашки бегают по спине:
  -- Братства?
  -- Да, риск был. Значительный риск. Но, как видишь, мы справились.
  -- Ч-черт.
   -Да, мы вынуждены "прятаться" за спины Братств. Но мы абсолютно официальная, хотя и секретная структура ООН.
   И тут до Кирилла дошло:
   -Сеть Наблюдателей. Вы использовали нас как ширму для маскировки собственной агентурной сети.
   На душе было противно и горько. Его и его товарищей обманули...
   И тут Учитель улыбнулся.
   -Ну, не только. Видишь ли, перед любой секретной организацией стоит вопрос отбора кадров. Самый острый вопрос. Собственной системы подготовки кадров нет. Мы вынуждены брать людей "со стороны". Присматриваться к ним, иногда многие годы. Организация малочисленна. А в связи с появлением "Прометея" нам понадобилось сразу много кадров.
   -Наблюдатели. Да, Наблюдатели. И, как ты понимаешь, ты среди прошедших отбор. Ну, доволен?
   И тут Кирилл улыбнулся. Впервые искренне за многие месяцы. Да, он был доволен. Но вовсе не тем, что прошел отбор в сверхсекретную структуру ООН. Просто одно дело работать неизвестно на кого, пусть даже под самыми благородными лозунгами, а другое - действительно служить Человечеству. Даже сам для себя Кирилл не мог сформулировать разницу. Но она была, Корнев ощущал это всеми шестью чувствами. И вот теперь...
   -Значит, теперь уже о ф и ц и а л ь н о "Интерпол"?
  -- Официально...Господи, так вот что тебя на самом деле волновало все это время?
  -- Знаете, Виктор Всеволодович, все эти месяцы, годы, меня не покидало ощущение какой-то... опереточности происходящего, что ли.
  -- Опереточности - слово то какое - задумчиво произнес Векшин. - Да, майор. Игры для тебя кончились. Отныне и навсегда.

ЗА КУЛИСАМИ: ВАЛГАЛЛЬСКИЙ КРИЗИС, РАЗВЯЗКА.

   А тем временем назревала развязка противостояния между Бельдельбергской группой и поддерживаемыми ими чиновниками ООН и Братствами по поводу Проекта "Прометей"
   Спустя два месяца после неудачной диверсии на "Астре" в кабинете Генерального секретаря собралось совещание. Присутство-вали Генеральный комиссар "Интерпола" Карл Голдмайер, Жан Лярош, его первый за-мести-тель, комиссар Комитета ООН по контролю над вооружениями и поддержанию мира Эдвард Йорк, директор Бюро безопасности того же комитета Юджин Доу, Коман-дующий Сил по поддержанию мира генерал Хуан Кортехос, а также директор Правового комитета ООН гос-подин Улоф Ларсен. Последним появился директор Службы безопас-ности полетов Комитета ООН по координации исследований космического пространства Виктор Скоков.
   - А еще я хочу, чтобы на совещании присутствовал ваш Командующий силами специаль-ных операций господин Бартли, - заявил Кортехосу Мумбато.
   Подождав пока все собрались, Генеральный секретарь ООН немедленно приступил к делу.
   - У меня такое ощущение, что возглавляемые вами структуры занимаются вместо дела внутренними интригами. Это каса-ется вас, мистер Йорк, мистер Бартли и мистер Кортехос, а так же вас, господа Голдмайер и Лярош. Ну, действия руководства "Интерпола" мне более-менее понятны. Хотя можно было действовать...мягче. Но вот чем занимаются ваши подчиненные, сеньор Кортехос? Генерал Бартли своими действиями чуть не поставил мир на грань новой ядерной войны. Вы осознаете это, генерал? Насколько мне не изменяет память, когда люди господина Бартли пытались захватить базу кораблей Проекта, они обстреляли два магнитолета, при-надлежавших Вооруженным силам Евразийской Конфедерации. Указанные летательные аппараты являлись невооруженными транспортными средствами и находились в международных водах, не совершая действий, которые могли бы быть квалифицированы как агрессия. Как вы это объясните?
   Генерал покраснел, затем побледнел.
  -- Произошла ошибка, - сказал он, глядя в стол.
  -- Которую можно квалифицировать как акт немотивированной агрессии против суверенного государства со стороны ООН - тихо заметил директор правового департамента.
   Лицо Бартли смертельно побледнело.
   - Теперь вы, господин Голдмайер. Подчиненные генерала Кортехоса пытаются захватить не-кий объект, известный как "Учебный центр N2". При этом натыкаются там на ваших людей, ох-раняющих этот самый пресловутый "Центр". Я думаю, они до сих пор находятся ...в некотором недоумении относительно того, что там делали ваши люди. Пора заканчивать эту игру в секретность. Вы обещали подробный доклад. Вот и объясните, наконец, присутствующим здесь господам ситуацию.
   И тут Голдмайер улыбнулся. Большинство присутствующих ожидало от старого сыщика любой реакции, но только не этой. Потом улыбка погасла. Голос был ровен, холоден и безжалостен.
   - Вынужден сообщить, что служащие Сил ООН по поддержанию мира злоупотребили своим должностным положением, без надлежащих на то оснований и полномочий вторгшись в чужие владения, находящиеся в частной собственности Международного неправительст-венного фонда "Проект "Прометей", чем нарушили ряд положений Международных кон-вен-ций, в том числе Конвенции ООН "О признании права частной собственности"...
   - А как же Конвенция "О международном культурном наследии" и Протоколы к ней?
  -- Не перебивайте, Йорк. Международный неправительственный фонд "Проект "Проме-тей" является международной транснациональной неправительственной организа-цией, а зна-чит, субъектом международного права. Его штаб-квартира располагается на атолле Табос в Тихом океане, являющемся частным владением и не подпадающим под юрисдикцию ка-кого- либо из государств. Чтобы на него распространялась действие указанной вами кон-венции, не-обходимо, чтобы фонд был ее участником. Однако Фонд даже не парафировал ука-зан-ный доку-мент. Артефакты, за которыми ваши люди охотились, были обнаружены также в международ-ных водах. На артефакты не может быть распространен и статус археологиче-ских находок, изъятых в международных водах, поскольку не существует офи-циально при-знанного правопреемника цивилизации- создателя артефактов. Ведь досто-верно неиз-вестно, кто их создал, не так ли?! Остров, на котором находилось так называемое Убежище, так же не находится под юрисдикцией Стран-участниц Конвенции.
   - Улоф, а вы что скажете?
   - Я скажу, что господа из ККВПМ последнее время стали слишком вольно трактовать за-коны. Господа Кортехос, Йорк, Доу и их служащие могли бы многому научиться у своих коллег из "Интерпола".
   - То есть действия Сил по поддержанию мира могут расцениваться как акт агрессии?
   Ларсен поглядел в начале на Йорка, потом на Голдмайера и глухо произнес всего одно слово:
   - Да.
   - Подождите, а как же оружие? Ведь неправительственные организации не могут иметь тяжелое вооружение. Они не могут так же изготавливать лучевое оружие.
   - Извините. Предприятия, принадлежащие частным владельцам, и не имеющие специального разрешения ООН не могут производить т я ж е л о е л у ч е в о е о р у ж и е и иное ору-жие массового поражения, а также те виды оружия, которые отнесены к стратегическим на-ступательным вооружениям. Фонд его и не производил, он его н а ш е л . Никто ведь при составлении соответствующих международных конвенций даже вообразить себе не мог, что где-то под ногами может находиться бесхозный арсенал с действующим тяжелым лучевым оружием двена-дцатитысячелетней давности. Так, Улоф?
   Ларсен молча кивнул.
   Голдмайер удовлетворенно вздохнул и тем же тоном продолжил.
   - Все осталь-ные виды вооружения предприятия Фонда могут производить при должном контроле со сто-роны ООН. Возможно, вы не знали, но еще восемь лет назад руководство Фонда обрати-лось к "Интерполу" с заявлением о проведении инспекционного контроля в соответствии с действующими нормами междуна-родного права. Наши инспектора ведут постоянный мониторинг их деятельности. Более того, Фондом получены все необходимые разрешительные документы на хранение тяжелого и иного вооружения в связи с особым характером его деятельности. Наши люди контролируют режим хранения и использования вооружения. Если бы вы не вламывались... как воры, а просто запросили у Фонда соответствующие документы, они были бы вам незамедлительно предоставлены.
   -То есть как? - глаза мистера Йорка были похожи ни два блюдца, левая щека дергалась в нервном тике.
  -- Вот так. Поскольку такой контроль может осуществляться как ККВПМ, так "Интерпо-лом", то мы сочли процедуру соблюденной, а поскольку речь идет о стандартных текущих мероприятиях, мы не сочли необходимым специально уведомлять другие структуры ООН. А вот вы, господин Йорк, если у вас появились какие-либо сомнения, должны были выполнить предписанную для таких случаев процедуру, а не проявлять самодеятельность в виде силовых акций, причем с применением оружия массового поражения космического базирования.
  -- Что!!! - голос Кортехоса осекся на полуслове.
   Он осел в своем кресле, жадно глотая ртом воздух.
   - ООН знало об общем направлении деятельности Фонда. Господин Голдмайер лично проконсультировался со мной, - спокойно, как будто ничего экстраординарного не произошло, заметил Мумбато
   Ларсену и Скокову также ничего не оставалось делать, как сохранять спокойствие.
   - Ну что же. Господа Кортехос и Батлер могут быть свободны. - как ни в чем не бывало подвел итог Мумбато, - Советую вам подумать о мере своей компетентности и возможности продолжать выполнять свои должностные обя-занности. Кроме того, думаю, что даже если вы останетесь на своих постах, то только до ближайшей Ассамблеи. Думаю, что ваше ведомство пора реформировать.
   О дальнейшем ходе совещания не сохранилось вообще никаких сведений. Стало из-вестно только то, что Проект было решено оставить в покое. Но это уже, так сказать, было "не для прессы". Весь остальной мир неожиданно узнал, что два ключевых чиновника ООН добро-вольно по-дали прошения об отставке. Естественно, без всяких подробностей.

НОВАЯ НАХОДКА.

   После того, как конфликт с чиновниками из ООН был более- менее тихо - мирно закон-чен, на Землю начали прибывать звездолеты. "Астра" привела с собой четыре автоматиче-ских транспортных корабля. Груза хватило, чтобы в течение десяти дней загрузить все пять звез-долетов. На "Астре" покинул Землю и Кирилл.
   Через две недели звездолет прибыл на Валгаллу. Нужно было разгрузиться и разместить груз до начала зимы.
   Но вот небо затянуло снежными тучами, застыли реки, исчезла живность, стало резко хо-лодать. Звездолеты же могли спокойно находиться в своем скальном укрытии в "пещере Али-Бабы". Зима здесь была несколько мягче. Снежные бураны не затрудняли старта и по-садки кораблей.
   Впрочем, командование и не собиралось терять зря время и держать звездолеты в анга-рах. "Астра" снова готовилась к полету. Экспедиция должна была продлиться три месяца (ровно столько длилась зима в обжитых колонистами районах Валгаллы). Хотя из сведений, полученных от олья, уже было ясно, что встреча с живыми представителями прямых потом-ков Древних практически исключена, командование "Астры" с фанатичным упорством вело звездолет в те районы, где по данным, заложенным в компьютер звездолета Древних, должны были находиться их базы и поселения. Земляне хотели получить ответ на два во-проса: что послужило причиной гибели или эвакуации той или иной планеты либо базы и можно ли найти там какое-либо оборудование или технологические знания, которые можно было бы использовать в дальнейшем. За четыре года поисков таких "точек" на голографической карте этого сектора Галактики осталось всего две.
   К одной из них "Астра" и летела. По сведениям, заложенным в памяти "Альгмара", ос-новного компьютера "Астры", здесь должна была находиться опорная база Зейда. Кроме того, здесь же должно было находиться что-то еще, о чем свидетельствовала некая запись, так и не поддавшаяся расшифровке, очевидно, специальный код.
   Сюрпризы начались уже на подходе. Согласно записям, имеющимся в базе данных "Альгмара", база находилась на одной из семи планет, вращающихся вокруг звезды, кото-рую Древние именовали Тэноч. Однако телескопы и сверхчувствительные спектрометры не фиксировали присутствия ничего, похожего на звезду. Когда звездолет приблизился, то стало понятно, почему. На месте системы Тэноч в пространстве весело кувыркался весьма внуши-тельный рой метеоритов всех форм и размеров.
   - Попытаемся его облететь, - приказал адмирал Ньюмен, совмещавший свою должность командующего флотом Проекта с должностью капитана "Астры".
   - Да, сэр.
   Маневр занял около двенадцати часов. И действительно половину стандартных суток спустя показалось чистое пространство, в котором плыли два внушительных размера твердых тела, очевидно, планеты. Это было все, что осталось от системы Тэноч, в которой этих самых пла-нет насчитывалось семь.
   Корабль медленно двинулся вперед, тщательно сканируя окружающий космос. Через два часа была объявлена боевая тревога.
   - На локаторе групповая цель, объекты искусственного происхождения, координаты...,-сообщил штурман.
   - Цель вижу, - бесстрастно произнес старший оператор боевых систем и включил допол-ни-тельные сканеры, а также режим автоматического сопровождения.
   - Боевая тревога. Боевая готовность - не менее спокойно отреагировал капитан.
   Приборы продолжали сканирование.
   - Сэр, все цели неподвижны, энергетическая и биологическая активность- "ноль". Сэр, они мертвы, - в голосе оператора слышалось удивление, смешанное с испугом.
   - Спокойно, - голос адмирала был мягок и спокоен, но в этой мягкости чувствовалась сталь. - Сближение, объемное сканирование.
   "Сколько же их там? - подумал Кирилл, считая про себя: Один, два, три...пять". Пять безжизнен-ных металлических тел кружили вокруг планеты.
   Теперь воцарившееся в рубке молчание прервал оператор исследовательского комплекса.
   - Обнаружен подземный комплекс искусственных сооружений. Место нахождения- пла-нета два.
   Та самая планета, на орбите которой были обнаружены корабли.
   В этот момент на экране появилась новая информация. Мозг "Астры" изучил данные, по-лученные с помощью телескопов, классифицировал искусственные объекты. Три звездо-лета.
   А данные продолжали поступать: "Биологическая активность - 0 %; энергетический по-тенциал- 0, 0001%; защитные системы дезактивированы; движение не наблюдается...."
   - Сэр, похоже, комплекс мертв.
   - Запустить малые зонды. Передать команду "золотая карта".
   Снова тишина повисла в рубке. "Золотая карта" представляла собой запись специального кода, предназначенного для активации систем законсервированных объектов, принадлежа-щих Древним, с одновременной дезактивацией защитных систем. Однако аппаратура базы никак не отреагировала и на команду "золотая карта". То ли база была полностью мертва, то ли.... И у Кирилла появилось какое-то странное ощущение чего-то неотвратимого, неумо-лимо приближающегося, но при этом не опасного. Когда Корнев оценил свои ощуще-ния, то удивился. Он не мог понять этого нового ощущения, но лишь одно мог сказать точно - опас-ности не было.
   - Готовьте десант, - произнес Ньюмен.
   Голос звучал как-то хрипло.
   Кирилл затесался в передовую группу. Это было безрассудством, но Кирилл привык, что отправляется на исследование таких объектов в числе первых. К этому привыкли все. И по-тому никто не возразил, хотя имени Кирилла в списке, объявленном Янгом, не было. Вроде как само собой разумелось, что если передовая группа идет, то с ней идет и Янг, хотя ему вроде как не положено по рангу рисковать собой. А если идет Янг, то где-то рядом ока-жется и Корнев, а следом за ним, прикрывая спину друга - Денисов и Захаров. Роберт лишь усмех-нулся, увидев возле шаттла Корнева в скафандре с откинутым забралом шлема, а ря-дом пе-реми-нающегося с ноги на ногу Александра с тяжелым дезинтегратором в руках. Ус-мехнулся и махнул рукой, указывая на тот "челнок", к которому направлялся сам.
   Впрочем, майор не собирался давать "сладкой парочке" просто наслаждаться рискован-ной прогулкой.
   - Кирилл, возьми людей из группы Дюпре, они твои. Пусть Денисов прикроет вам спину.
   Ну, удружил, сэр голубых кровей!
   После того, как Дюпре бездарно попался на базе Древних, ему больше не доверяли серь-езных заданий. Люди из его группы тоже были не в лучшей форме. Ладно, чего уж теперь!
   - За мной, парни! - скомандовал Кирилл и побежал к ожидавшему их шаттлу.
   Однако после высадки ничего особенного не происходило. База была мертва, мертва на все сто процентов. В том, что защита базы и сенсоры не работали, тоже не было ничего уди-ви-тельного. Как показал наружный осмотр, почти все наружные антенны и защитные уста-новки были прожарены и расплавлены жестким излучением, расплющены, разломаны и скручены в штопор гравитационными ударами, испепелены аннигиляцией. В общем, над ба-зой хорошо поизмывались. Очевидно, защитники держались до последнего, а потом персо-нал покинул базу. Коридоры и отсеки носили следы поспешной, но весьма организованной эвакуации. Ничего из тяжелого оборудования с собой не брали, но вот личных вещей в жи-лых помещениях было очень мало. Значит, персонал именно эвакуировался, а не бежал сломя голову, куда глаза глядят.
   Так, зал за залом, коридор за коридором, комната за комнатой проходили десантники, "обнюхивая" пространство антеннами сенсоров и стволами излучателей.
   Никакой активности. Наконец группа Кирилла достигла командного центра базы. Чтобы открыть тяжелые многослойные двери, ведущие в зал, понадобилось привезти на роботе-те-лежке и подключить автономный генератор.
   Здесь тоже стояла полная тишина. Везде, на приборах, экранах мониторов, пультах управ-ления были тучи пыли. И в этот момент щелкнул прибор, фиксирующий энергетическую ак-тивность. Здесь был источник энергии, правда, очень слабый.
   - Всем оставаться здесь. Вызвать подкрепление. Денисов, ты старший, я - на разведку.
   И снова ощущение непреодолимой силы, несущей его вперед.
   Он шел, петляя в лабиринте пультов и постов, а отметка, указывающая на источник из-лу-чения, становилась все ближе и ближе. И, наконец.... Это напоминало усеченный конус с кольцом на вершине. Конус стоял на кубе, к которому отовсюду тянулись провода. Взрывное устройство? Вряд ли.
   На конусе светился зеленоватый огонек. Когда Корнев сделал еще шаг к непонятному устройству, огонек вдруг сменил свет на синий, а кольцо на вершине конуса засветилось. Ки-рилл отпрыгнул назад, падая набок и вытягивая вперед руку с зажатым в ней бластером. Над кольцом появился свет, свет этот сгущался все больше и больше (странно, как может сгу-щаться свет), и, наконец, в воздухе возникло изображение.
   Это был человек. Трудно сказать, был ли он молод или его жизнь перевалила за свой эк-ватор. Седина уже тронула его черные, как смоль, волосы, а лоб избороздили морщины. А глаза... Вот в этих глазах и было самое главное. В их взгляде чувствовалась жгучая тоска, тоска и боль. Такой взгляд бывает у человека, разом потерявшего все.
   Человек повернулся лицом к единственному зрителю и поднял руку в ритуальном привет-ствии, принятом среди выходцев с Зейда (по крайней мере, так этот жест был интерпретиро-ван исследователями, изучавшими рисунки древних манускриптов). И заговорил. Голос зву-чал в тишине базы надтрес-нуто и глухо:
   "Кто бы вы ни были, слушающие меня, приветствую вас. Если вы понимаете меня, зна-чит, некогда могучая раса Зейда вернулась к звездам, к звездам, от которых мы теперь ухо-дим, бежим в панике. Это говорю я, Рин Шед, из рода Ринов. Наш род добыл себе славу, пу-тешествуя среди звезд в поисках нового Знания. А теперь мы уходим. Уходим по доброй воле. Мы хотим жить, но очень устали, чтобы за эту жизнь сражаться. Да, мы устали. Когда-нибудь вы или ваши потомки поймут, что устать может не только один человек- вся раса может устать. И мой народ устал".
  

ЗАВЕЩАНИЕ ДРЕВНИХ.

   Кирилл стоял неподвижно, глядя на фигуру усталого человека, и не мог поверить, что этот человек ведет с ним разговор через тысячелетнюю пропасть времени. А Рин продолжал говорить.
   "Я хочу рассказать о том, какими мы были и почему уходим. У меня мало времени. У нас больше нет сил, чтобы защищать это Убежище, эту крепость. Да и зачем это надо, если в скором времени в бесконечности Упорядоченного не останется ни одного звездного корабля Зейда.
   Итак, я буду краток. Наша раса зародилась на пятой планете звезды, которую мы именуем Гэлл. Мы долго и трудно развивались. Несколько раз мы добирались до уровня, когда наш народ мог выйти к звездам... и снова скатывались вниз. Может быть, в этом и кроется при-чина всего происходящего. Может быть, это кара Высших сил, что держат равновесие Су-щего, ибо нельзя ничего предпринять в Упорядоченном, чтобы не откликнулось эхом в нас самих. А мы слишком часто были безрассудны.
   Первая технологическая эпоха окончилась тем, что ресурсы были истощены настолько, что мы не смогли сохранить созданный потенциал. А для того, чтобы взять эти ресурсы с других планет, у нас не было ни времени, ни сил.
   Тогда мы пошли другим путем. Мы начали развивать свои собственные способности. Мы познали, что человек своей волей может повелевать Стихиями, лечить собственные раны, даже передвигать горы, но мы слишком поздно поняли, что не можем совершенное сделать несовершенным, а не совершенное вовремя - совершить. В результате было создано страш-ное оружие, позволяющее одним силой воли подчинять себе других людей, превращая их в безвольных рабов. Этого оказалось мало, и было создано оружие, которое усилием великой Силы, что течет в каждом из людей Зейда, могло на тысячи ли превращать камень в воск, а все живое - в камень. И нашлись безумцы, что использовали Силу не для созидания, а для того, чтобы подчинить других. На Зейд пришла тьма, настолько страшная, что большинство из ныне живущих предпочло забыть прошлое своих предков. Только Мудрецы теперь изу-чают Эпоху Тьмы. В конце концов, рабы восстали. Тогда Властелины Тьмы создали энерге-тиче-ских существ, чтобы они служили им, и наделили их разумом и Силой. Они презрели Глав-ный Закон: не создавать новую Жизнь, вмешиваясь тем в Упорядоченное, сути которого мы до конца не понимаем и спустя многие сотни циклов нашего существования.
   Созданные существа оказались настолько чужды нам, что их раса, которую они создали сами, поскольку им был дарован разум, несовместима с нашей. И в результате жутких по силе войн жизнь чуть снова не вымерла на Зейде. Часть наших предков спряталась в убежи-щах, по ночам не выходя за защищенные пределы, но большая часть ушла на другие миры Гэлла.
   Владеющие Силой были прокляты, на них шла охота, как на бешеных зверей. Ибо мой народ тогда так и не понял причин произошедшего, решив, что все дело в самой Силе. А ведь она лишь орудие!
   Прошли столетия, и мы пришли к гармонии. Разум мудрецов постигал тайны Упорядо-ченного, руки работников делали корабли, чтобы передвигаться среди звезд, словно по мо-рям Зейда. Жизнь вернулась на нашу родную планету. И вот среди звезд мы нашли подоб-ных себе. Не все шло гладко, случалось, мы не понимали других существ, и происходили войны. И все же мы не верили, что можем потерять все добытое, потерять раз и навсегда.
   Казалось, мы начали понимать это, когда изобрели способ плыть по реке Времени. И даже некоторые из Мудрецов не удержались от искушения исправить то, что, как им каза-лось, в прошлом было плохо сделано. В результате наша реальность стала зыбкой, словно сырой песок, мягкой, как нагретый воск. Из Реальности исчезали целые роды, вместе со всем, ими созданным. Рожденные - не рождались в нужный срок, и приходили другие, кто не был ранее записан в Книгах рождения. Открытия совершенные не совершались, а то, что со-гласно летописей не было сделано - неожиданно свершалось. Несколько раз Зейд из-за этого едва не оказывался на пороге небытия. И испугавшиеся Мудрецы чуть было не установили полный запрет на путешествия по Реке Времени.
   Слушайте и услышите. Мало нашему народу было освоения родной галактики. Мы по-шли дальше. И не спросили у других, у рхакья, а хотят ли они видеть нас! Наверное, все дело в том, что мы так и не научились отказывать себе, думая о других, пусть даже не при-надлежащих к нашим Семье, Роду, Народу! Они не хотели видеть нас в доме своем. Гигант-ские армады боевых кораблей были двинуты против нас. Рхакья обладали способностями управлять током Силы и использовали оружие наподобие того, что создали мы сами в Эпоху Тьмы. Мы ответили созданием новых видов оружия, одно страшнее другого. Одно оружие могло усиливать процессы, что дают жизнь звездам. Мы научились звезды взрывать. Другое оружие отнимало убийственную силу у боевых снарядов, но оно же могло лишать жизни звезды. Третье потоком невидимых частиц убивало все живое... Все это оружие было приме-нено. Враги ответили тем же. Взаимное ослепление и ненависть не знали предела, и мы бро-сались друг на друга как одержимые демонами, только завидев друг - друга, вернее враг врага. И не пытались даже петь Песнь Мира. И так истощили себя, что несколько сот циклов едва поддерживали сообщение между дружественными мирами. Наши враги, к счастью, тоже!
   А когда шок прошел, мы снова начали изучать, проникать, куда-то спешить, только бы познать что-то новое, только бы увидеть, заполучить! Наверное, это стремление в крови на-шей расы. И оно, наконец, привело нас к концу!"
   Кирилл не заметил, как комната наполнялась людьми. И люди, входя в нее, замирали, глядя на изображение усталого измученного лица молодого человека с седыми волосами.
   Вошел Янг, и только тогда Корнев осознал, что совершил непростительный грех, нет, должностное преступление, оставив на неопределенное время группу на незнакомой базе без своего командования. Ему стало жутко стыдно и страшно. Но, оглянувшись, он увидел, что вся группа стоит здесь же. Денисов, прислонившийся к стойке оборудования в ближнем углу, поднял правую руку и произнес странным полушепотом: "Все в порядке, ста-рик". Только много времени спустя Кирилл подумал, что Саша так назвал его тогда впервые за все время их дружбы.
   А Рин Шед на изображении как-то странно дернул плечом, поправил жестом руки волосы и Корнев неожиданно поймал себя на мысли, насколько по - земному выглядит это суще-ство, нет, этот человек. Да, именно человек, далекий их предок!
   Человек на изображении тяжело вздохнул и начал говорить значительно быст-рее.
   "Слушайте же меня, выжившие, те, кто идет по нашим следам. Я рассказываю вам все это, чтобы вы не повторяли на-ших ошибок. У меня мало времени, а я еще должен рассказать, что же заставляет нас бросить все, на устроение чего мы и наши предки потратили столько уси-лий, пота и крови. Я устал, как устали многие из тех, что идут за мной. Слишком многое произошло под этими звездами за прошедшее время, и мы знаем: время нашего народа вы-шло. Мое время тоже подходит. Это тяжело, жить, когда практически все твои близкие и то-варищи ушли в иной мир, а ты все еще жив. Многие из них умерли у меня на глазах, и смерть их не была легкой. Некоторые умерли здесь, в этом Убежище. И я не могу заставлять себя оставаться здесь, где все еще бродят их тени. Слушайте же меня. Слушайте о том, как в Упо-рядоченном появились те, кого мы зовем Демоны Космоса."
   Последние слова Шед сказал, словно выплюнул. Его красивое лицо передернула гримаса дикой ненависти, перемешанной с болью и гневом.

"ОНИ БЫЛИ ГЕРОЯМИ"

   А потом его рассказ после недолгой паузы продолжился.
   "Известно ли вам, что Упорядоченное, в котором мы живем, - лишь часть Аис, единого целого? Есть такие же части этого целого, которые находятся независимо от нас. Если исхо-дить из того, что пространство нашего Упорядоченного четырехмерно, то в Аис существуют другие такие же пространства, как бы параллельные нашему. Чтобы проникнуть в эти про-странства, нужна специальная технология. Мы открыли ее, изучая способы управления мет-рикой пространства и свойствами времени, и послали корабли изучать иные Упорядоченные.
   И однажды наши разведчики наткнулись на Упорядоченное, которое подчинялось иным законам существования, чем наше. Существа, живущие в мирах того Упорядоченного, имели тела из плазмы и энергетических полей. Тела многих существ могли менять форму по их воле. И все же тела эти были столь же материальны и осязаемы, как и наши. В той части Аис властвовали существа, которых мы потом и назвали Демонами. Их потенциал Силы был столь велик, что никто из самых лучших наших магов не смог бы выйти один на один в по-единке даже с самым слабым из тех существ. Тело их имело веретенообразную форму, но могло принимать любую иную, если на то была их воля. И хотя эти существа могли очень многое, но тела их не могли существовать в вакууме. И они имели звездные корабли, если так можно было назвать эти устройства, что двигались в пространстве силой воли Демонов. Эти же "корабли" были и страшнейшим их оружием, преобразуя и усиливая Силу.
   Самое же страшное заключалось в том, чем они питались. Питались они любыми видами энергии. Но самой лакомой пищей для Демонов Космоса оказались эмоции разумных су-ществ нашего Упорядоченного: страх, ужас, ненависть, гнев, боль. И Демоны нашли дорогу в наше пространство, сначала сквозь канал, пробитый нашими разведчиками, а затем начали пробивать свои собственные межпространственные тоннели.
   Там, куда приходили демоны, разумные существа сходили с ума, Демоны лишали их ра-зума, выжигали мозг. Мы встречали тех, чье тело было живо, но дух и разум - мертв. Мы за-щищались, изобретали новое оружие. Мы отбрасывали их, раз за разом, но цена была слиш-ком высока. Целые континенты, целые миры приходилось уничтожать, чтобы остановить пришельцев. Потому что Демоны стали использовать против нас целые армии из существ нашего же вида, подчиняя их своей воле и превращая в бездушных кукол. А потом застав-ляли воевать против нас нашим же оружием. Для того, чтобы уничтожать их тоннели, мы создали оружие, питающееся энергией звезд. Тоннели исчезали, а вместе с ними гасли звезды.
   Не думайте, что мы не пытались говорить с ними, объяснить, что мы такие же разумные существа, как они. Демоны не слушали, не понимали. Для них мы даже не пища, мы земля, которая несет съедобную траву для наших коней. Когда кони пасутся, землю топчут копы-тами, и никто не спрашивает, больно ли ей. Нам не договориться с демонами. Либо в Упоря-доченном будем существовать мы, либо они!
   Так прошло пятьсот циклов. Мы считали, что окончательно закрыли демонам путь к на-шим мирам. Но просчитались. Они снова пришли. Но теперь они гнали перед собой армию подчиненных рхакья. Знайте, идущие нам на смену, те, кто владеет Силой, но в недостаточ-ной мере умеет управлять ее током, более подвержены воздействию злой силы демонов. Де-моны не победили рхакья, но подчинили себе экипажи их кораблей. И под защитой кораб-лей подчиненных рхакья напали на наши миры..."
   Снова последовала пауза. Теперь шла видеозапись, вернее, отрывки из нескольких запи-сей. Странные серебристые веретенообразные корабли, атакующие звездолеты Зейда. Там, где оружие звездолетов пробивало серебристую броню кораблей Демонов, виднелась непо-нятная кристаллическая структура, похожая на мутный лед. Было видно, что противник Древних вооружен не только психотропным оружием. Каким-то образом материал, из кото-рого были сделаны корабли Демонов, преобразовывал их психическую энергию то в дезин-тегрирующее излучение, то в потоки плазмы, то в пучки сверхбыстрых заряженных частиц. Последовал комментарий о том, какое оружие лучше применять против пришельцев. Все это было выслушано в обстановке гробового молчания.
   Затем картинка сменилась. Теперь была видна планета. Какие-то здания, улицы, оче-видно, это был город. Люди метались между домов, стонали, плакали, катались по земле, рвали на себе волосы, кидались друг на друга. Кто-то из землян выскочил из зала, не выдер-жав жуткого зрелища. Скорее всего, это были последствия удара психического излучения Демонов.
   Но вот изображение на секунду погасло, а потом голографический проектор снова пока-зал лицо Рина: "Теперь вы понимаете, что должны чувствовать те из нас, кто уцелел после напа-дения Демонов. Нам пришлось это пережить. Девять дней назад мы получили приказ Совета, нашего командования. Мы должны были прикрыть корабли с беженцами с одной из планет, которой не удалось защититься от набега Демонов. Звездолетам удалось долететь до нашего убежища, но следом появились и Демоны. Несколько звездолетов с беженцами скрыться не успели. Все, кто на них был, сошли с ума. Потом Демоны обрушились на нас... (дальше снова пошла запись). Мы выдержали, но двое из каждых трех идущих за мной вои-нов мертвы или лишились разума. Этого не излечить даже нашим Мудрецам. И потому мы уходим. Мы не можем оставаться здесь, где еще витают тени неупокоенных душ наших братьев и сестер. Поймите нас, если сможете, и простите за слабость, не подобающую вои-нам! Я все сказал, прощайте!"
   Фигура в черном одеянии отсалютовала зрителям, повернулась и, не оглядываясь, пошла прочь. Вокруг него такие же фигуры с мешками, ящиками и свертками в руках молчаливым потоком шли по коридорам.
   Изображение померкло, но неожиданно столб света, излучаемого проектором, засветился вновь. Теперь был виден ангар. Люди молча подымались по пандусам и трапам и скрывались внутри кораблей. Звук был включен. Слышался топот ног, лязг металла, но люди не произ-несли ни одного слова. Последним в корабль вошел то, кто звался Рин Шед. На минуту в столбе света появилось изображение звездолетов, в строгом порядке удаляющихся от пла-неты, на которой находилась база Древних. А потом луч проектора погас, теперь уже навсе-гда.
   Люди Земли молчали, долго молчали. А потом заговорил Янг.
   - Нет, что бы там ни говорил этот Рин, эти Древние были героями. Вечная им память.
   И все исследователи один за другим сняли шлемы своих скафандров.
  

ОЖИВШАЯ ЛЕГЕНДА.

   После того, как исследователи просмотрели запись послания Рина, они начали поиски на самой базе. И обнаружили целехонький большой компьютер Древних, до краев полный фай-лами с разнообразными данными. Теперь стало ясно, почему в защитной системе базы не ос-тавалось не одного эрга энергии: командный центр базы был запрограммирован так, чтобы энергия в первую очередь шла на питание компьютера информария. На такую удачу руково-дство экспедиции даже и надеяться не смело. Вся группа ксенологов вместе с лингвистами засела за расшифровку новой информации. К делу были подключены и добровольцы из числа хорошо владеющих языком сэнзар.
   После рабочего дня кают-компании превращались в дискуссионные клубы. С жаром строились новые гипотезы, устраивались бурные похороны старых теорий. После того, как в информарии нашлись исторические файлы, стало ясно, что гипотезу о самостоятельных ци-вилизациях Лемурии, Атлантиды и Пацифиды можно окончательно похоронить. Все это были группы поселений выходцев с Зейда, объединенные по территориально - администра-тивному признаку. Можно было поставить точку и на спорах о том, был или не был мифиче-ский Фаэтон - пятая планета Солнечной системы, и почему он погиб. На все вопросы теперь имелись убедительные ответы: да, был, Зейд и Фаэтон- два названия одной и той же пла-неты, да, погиб в результате некоего техногенного воздействия, судя по всему, в результате применения неким противником Зейда оружия, влияющего на состояние геомагнитного поля планеты.
   Ясно стало, почему Древние в панике покинули космос. Они просто устали бороться с Демонами Космоса. Хотя, судя по всему, предшественникам землян удалось заблокировать все районы, через которые энергетические существа проникали в нашу Вселенную, они не были уверены, что Демоны не найдут какой-либо обходной путь. На борьбу у них не оста-лось ни сил, ни ресурсов, ни воли. Особенно, если учесть, что последнее вторжение демонов совпало с одновременным вторжением заклятых врагов Галактического Союза Древних из соседней Галактики, рхакья, что лингвисты перевели, как "спрутоподобные". Земляне обоз-вали этих существ проще - спрутиане. Именно их совместное вторжение при-вело к эвакуа-ции персонала арсенала на "Валгалле 2". Судя по данным того же информария, на двух ма-тери-ках Валгаллы была небольшая колония одной из планет Галактического Союза - Аль-рода. Однако спрутиане выжгли колонию дотла, а Демоны Космоса закончили процесс унич-тоже-ния. По той же причине экспедиции не удалось найти и сам Альрод, а так же некоторые дру-гие планеты - они были уничтожены безжалостным врагом.
   Общую мысль на этот раз выразила Йошико:
   - Да, Древние, похоже, так устали от нескольких столетий непрерывных войн, что предпо-чли без боя оставить космическое пространство, лишь бы больше не воевать. А потом без борьбы оставили и саму Землю.
   - И куда же они ушли? - задал закономерный вопрос Синельников.
  -- Куда, спрашиваете вы? Они ушли по уже проторенной дороге в параллельные Вселен-ные. Далеко не все сохранили прежние знания. Но кое-кто остался. И эти кое-кто по-преж-нему здесь, среди нас. Они редко вмешиваются, наши строгие учителя и опекуны, а чаще экзаменаторы, не навязы-вают свою волю, а просто иногда дают нам советы и удерживают нас от ошибок. Возможно, НЛО - их корабли, приходящие из параллельных миров. Но этого мы, скорее всего не уз-наем...
   "А я теперь, похоже, теперь знаю точно"- подумал Кирилл, но вслух сказал другое:
  -- ...Потому, что шагать по Вселенной нам придется самим. Древние за нас это делать не будут.
   - И что же, по вашему мнению, будет, когда мы, с их точки зрения, повзрослеем? - с яв-ной иронией в голосе спросил Брайтон.
   Впрочем, Корнев сделал вид, что ничего не заметил.
   - Не знаю, - Кирилл покачал головой. - Может, вступят с нами в полноправный контакт. А может, исчез-нут навсегда, сочтя свою задачу выполненной.
   Потом они шли по коридору с Сашей, и радостная улыбка впервые за многие дни осве-щала лицо Кирилла. Он, наконец, нашел ответы на мучающие его вопросы, на все, кроме од-ного. И этот один он задал вслух.
   - Знаешь, Александр, я все думаю, почему мне это лицо кажется настолько знакомым. Ведь я раньше его никогда не видел.
   Лицо Саши вдруг закаменело, черты лица неожиданно заострились, губы задрожали, и он отвернулся к стене. Сколько они так молчали? А когда Денисов заговорил, его голос как- то странно дрожал и ломался.
   - А ты в зеркало давно смотрел, Кир?
   - А что?
   И Корнев посмотрел в зеркало. А когда увидел, то странный озноб прошел его спине. На него глядел Шед. Вернее, Кирилл был до жути похож на Древнего: те же черты лица, тот же нос, те же губы, те же глаза, цвет зрачков которых менялся в зависимости от настроения и состояния здоровья, те же чуть заостренные кверху уши, непокорные вихры темно-русых во-лос и та же ранняя седина, покрывшая виски.
   - Ты его потомок, Кирилл. Может быть, очень отдаленный, через сотни поколений, но по-томок. В тебе его кровь. Теперь я знаю, почему тебя так тянуло сюда, к звездам. Мы должны завершить круг. И мы его замкнули. Только куда теперь, когда ты ответил на все свои во-просы?
   Теперь уже молчал Корнев, молчал и думал. Потом тряхнул головой и медленно произ-нес:
   - Не на все, Саша. На все вопросы ответить невозможно. Поиск вечен. Это можно счи-тать своего рода проклятием, если, конечно, не научиться соизмерять желания с возможно-стями. Но мы - не Древние, мы научимся!
  

ЭПИЛОГ: ДОРОГА ДОМОЙ.

   Дом-это место, куда ты когда-нибудь, со щитом или на щите, но все равно возвраща-ешься. Эта истина стара и непреложна. Вернулся домой и Кирилл Корнев. Вернулся по-бе-дителем, но об этом мир еще не знал, да и узнает нескоро - не пришло еще время. Да и какое дело этому странному и во многом пока еще загадочному миру до чувств отдельно взятого чело-века. А сердце Кирилла переполняла радость. Еще бы, он достиг практически всего, о чем когда-то мечтал. Он видел звезды в их истинном виде и познал, что это такое на самом деле - Космос. Узнал цену победы и, пожалуй, меру своей силы. Хотя кто до конца может знать, на что он способен? Все, о чем Кирилл мечтал, далекими зимними ве-черами глядя на звезды, сбылось. Теперь осталось построить себе дом, завести семью.... Вот только почему на сердце нет покоя, неужели только азарт постоянной погони за ус-кользающей тенью при-влекает его?! И разглядывая улицы и улочки родного города, про-плывавшие за окнами его автомо-биля, Корнев знал, что возвращается ненадолго.
   А город изменился мало. Те же извилистые улицы, вечно неровно уложенный асфальт, белые, серые и коричневатые коробки домов, неторопливо движущиеся вдоль линий про-во-дов туши троллейбусов. Только место старых домов кое-где заняли новые да оконча-тельно исчезли с улиц привычные коробки трамваев.
   Кирилл почувствовал, что его тянет на тот пустырь, где когда-то они вместе с отцом за-пускали игрушечный самолет. И стремительная сигара машины повела носом, выбирая но-вый путь. Выйдя из машины, Корнев замер: пустыря больше не было. С одной его стороны возвышалась белостенная громадина храма, блестя на солнце позолотой куполов, с другой стояла неказистая коробка павильона "Автозапчасти", вокруг которого располо-жилась авто-стоянка. Да, пустыря не было, но перед глазами Кирилла вставал тот день, ко-гда послушная "Стрела" выписывала петли и иммельманы над серым песком, над обли-нявшим от дождей баскетбольным щитом, над головами зрителей. Нет, пусть меняется мир, тот пустырь из его детства навсегда останется с ним. Даже если его целиком за-строят, даже если место пяти-этажки, в которой он провел свое детство, уже заняла грома-дина восемнадцатиэтажного дома, на четвертом этаже которого теперь живут его роди-тели, все равно, этот город- его род-ной город, а дом, где живут родители - его дом!
   А жизнь продолжалась. Он не знал, что будет дальше. Возможно, где-то в душе Кирилл чувствовал, что его родным домом навсегда станет Валгалла, что именно там он встретит свою судьбу. Но это будущее. А в настоящем Кирилл Корнев возвращался домой, воз-вра-щался победителем. Дома его ждали.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   5
  
  
  
  

Оценка: 6.50*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"