Заскальный Сергей Васильевич: другие произведения.

Область Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация "Область Тьмы" - это увлекательная мистическая повесть в стихах. Необычный жанр данного произведения, дополненный фантастическими образами, героями и событиями, уносит читателя в далёкие дали за пределами воображения.

img src=oblastx_txmy.jpg

От автора

   Здравствуй, читатель. Ты держишь в руках эту книгу, и задаёшься вопросом: а что я здесь найду? Смею тебя заверить: найдёшь тут много интересного. Книга посвящена фанатам мистики и ужасов, но подойдёт и просто любителям поэзии... Казалось бы, причём здесь поэзия? А при том, что это - повесть в стихах. Рассказы можно читать как произвольно, так и по порядку, как одну большую историю битвы Света и Тьмы в отдельно взятом человеке, герое этой книги. Здесь собраны тайны и загадки, вот уже столько веков будоражащие человеческие умы... Я искренне надеюсь, что написанная мною книга придётся тебе по вкусу. Приятного чтения!
  
  
   С наилучшими пожеланиями, Сергей Заскальный.
   На распутье
  
   Постой, скиталец! Не спеши,
   Ты покидаешь Область Света,
   Там, дальше, нету ни души,
   Лишь пляшут духи, воет ветер.
  
   Там из бесчисленных дверей
   Выходят на прогулку тайны,
   Гуляет целый рой теней,
   Там жертвы также не случайны!
  
   Узнаешь всё, что знать нельзя,
   Раскроешь дивные секреты,
   По бритвы лезвию скользя,
   Поверишь в древние приметы.
  
   Запомни, дальше нет людей,
   Порыв твой также не случаен,
   И в ворохе прожитых дней
   Поймёшь, насколько он коварен!
  
   Ты сможешь там достичь небес,
   И наяву увидеть сказку...
   Так хочешь, чтобы мир исчез,
   И он уже теряет краски...
  
   Ты в полушаге у черты,
   И прыгнуть в бездну согласился.
   Ты попадаешь в Область Тьмы,
   Туда, к чему ты так стремился...

Часть 1. Сомнения

Записки, загадки, сомнения,

Стоит между Светом и Тенью...

Судьбы его хитросплетения

Начало дают приключенью.

   Сокрытое во тьме
  
   Где кончается свет, начинается тьма.
   Что скрывается в ней, до сих пор мы не знаем,
   Кто-то скажет сейчас, что во тьме - пустота,
   Почему же тогда люди в ней исчезают?
  
   Между старых трущоб был построен мой дом,
   Много страшных вещей те во мраке скрывают,
   Я свой день начинаю лишь с первым лучом,
   Что творится во тьме,- как на картах гадаю.
  
   Между домом двадцатым и двадцать вторым
   Есть проулок заброшенный и нежилой,
   Кто туда ночью явится, сгинет, как дым,
   Растворится, исчезнет с рассветной зарёй.
  
   Я собрал показания давних друзей,
   Опросил всех соседей, что рядом живут,
   Говорят они, много там странных теней,
   Кто увидит их,- тут же с собой заберут.
  
   Но в подобные сказки не верилось мне,
   Мне хотелось узнать, куда делся мой друг,
   Что, домой возвращаясь в ночной темноте,
   В тот район распроклятый направил свой путь.
  
   Солнце снова зашло, и пошёл я смотреть.
   Ни ногой в тот проулок, вдали постою,
   С безопасной дистанции мне б разглядеть,
   Что скрывает в себе странный дом на краю.
  
   До двенадцати было спокойно стоять,
   И уже я хотел возвращаться домой,
   Как вокруг меня начало вдруг холодать,
   И мороз по спине отнимал мой покой.
  
   Приковало меня, а хотелось бежать,
   Тихий ужас внезапно лишил меня слов,
   Когда там, в темноте, начал я различать:
   Руки твари тянулись до крыши домов!
  
   То ли тень, то ли тело, безумная ночь!
   Оно лезло на крышу, затем - возвращалось,
   Непонятную жуть я увидел, и прочь
   Убежал, чтоб за мною она не погналась!
  
   Я с тех пор тот район обхожу стороной,
   Меньше знать иногда очень кстати бывает,
   Вспоминаю ту страшную ночь, и покой
   В тот же миг до утра меня вновь покидает.
  
   От такого кошмара при свете я сплю,
   Ужас мрака сковал моё бренное тело,
   Я отсюда уеду, верней, улечу,
   Лишь бы чудище это меня не узрело!
  
   Мне всего тридцать три, а я белый, седой,
   Вы, конечно же, мне не обязаны верить,-
   Обходите проклятый тот дом стороной,
   По ночам там слоняются страшные тени...
   Сокрытое во тьме. Негатив
  
   Я живу только там, где кончается свет,
   Где не встретить на небе ни Солнца, ни звёзд,
   Где секунды растянуты в тысячи лет,
   И меж двух измерений раскинулся мост.
  
   Между миром забытых и миром живых
   Каждой ночью я к людям на встречи хожу,
   Высотою я с дом этажей семерых,
   И с природой своей я совсем не дружу.
  
   У меня формы нет, я меняюсь, как тень,
   И по стенам домов я в потёмках крадусь,
   И мороз пробирает людей до костей,
   Коль во тьме рядом с ними я вдруг окажусь.
  
   От своей бесконечной внутри пустоты
   Постоянно я новую жертву ищу,
   Собираю их души, как в поле цветы,
   Сохраняя в себе, никого не прощу!
  
   Этот голод меня выпускает наверх,
   Навожу на проулки безудержный страх,
   Забираю с собою во тьму вся и всех,
   И за ними никто не пойдёт по следах.
  
   Но однажды увидел меня человек,
   Средних лет, невысокий, угрюмый изгой,
   Он искал меня взглядом, он ищет ответ
   На вопрос о природе моей неземной.
  
   И успел убежать. Находясь на свету,
   Я не в силах мужчину в ловушку поймать,
   Ну а тот всё играет со мною в игру,
   Каждой ночью пытаясь меня отыскать.
  
   Интересы безумца опасность несут,
   Да не ведает он, что у пропасти встал,
   Я же - ужас, пока он смотрел в темноту,
   Раскрывался в ночи злобный хищный оскал.
  
   Я смотрю в его мысли, он смотрит в меня,
   Постепенно в груди его селится зло,
   Да, он будет моим в свете солнечном дня,
   Как же мне несказанно с глупцом повезло!
  
   Он боится людей, он боится себя,
   Его дверь навсегда заперта на засов,-
   Мне его не поймать, он средь белого дня
   Переводит назад свои стрелки часов.
  
   Побелел и охлял, рядом чувствуя тьму,
   Его сердце заполнилось серой золой,
   То сгорели мечты в бесконечном аду,
   В миг, когда любопытство отняло покой.
  
   Он потерян для всех, я - ожившая тень,
   Я живу только там, где кончается свет.
   Он погубит себя в тот единственный день,
   В миг, когда на вопрос свой отыщет ответ.
   Русалка
  
   Полно в этом мире и тайн, и загадок,
   Но я, как учёный, пытаюсь понять,
   Путём аксиом навожу я порядок,
   Стараюсь научно я всё объяснять.
  
   Я многие мифы по ветру развеял,
   Увы, но не все из них мне по зубам,
   И планы мои, что в душе я лелеял,
   Подобны теперь недосяжным мечтам.
  
   Есть факты, никак их нельзя опровергнуть,
   Есть вещи, которые трудно скрывать,
   Не знаю, к чему мне придётся прибегнуть,
   Чтоб тайны великие все разгадать!
  
   Ну вот, например: те ожившие тени,
   Пропажи людей, повстречавшихся с тьмой,
   И записи с камер, а там, в самом деле,
   Людей темнота забирает с собой!
  
   Примеров полно, а мы - просто невежды,
   В свободное время от службы и дел
   Ответы ищу, не теряя надежды
   Разгадку найти, прекратить беспредел!
  
   Уже собралась их солидная стопка,
   Лежит на столе целый ворох бумаг,
   Их проще все сразу собрать, бросить в топку,
   Чем правду искать в тех безумных словах!
  
   Ну, что ж, начинаем. Я здесь повествую
   О всём, что ещё не сумел разгадать,
   А факты серьёзны, я их обосную,
   Увы, могут люди от них пострадать!
  
   Начнём мы с истории самой абсурдной,
   У коей, однако, правдивый финал,
   Я видел скелет героини, мне трудно
   Понять, что за хвост я русалку поймал!
  
   Богаты фольклором шотландские земли,
   О чуде Лох-Несском я даже молчу!
   В прибрежных околицах города Стерлинг
   Ответ на вопрос свой повсюду ищу...
  
   Теряются люди, их в водах залива
   Находят, и вновь достают рыбаки,
   Так многих ребят там судьба погубила,-
   Бросаются в море, как те дураки.
  
   И всё ничего, но бытует поверье:
   Русалки людей забирают на дно,
   Опасны их чары: минуты веселья,-
   В округе всё стихнет, и станет темно.
  
   Я в этом вопросе решил разобраться.
   Взял отпуск, пустился в далёкий поход,
   Сперва - самолёт, на машине добрался
   Туда, где та тайна морская живёт.
  
   В посёлок проблемный я сразу вселился,
   Пытался я местных людей разболтать,
   И тайною парень со мной поделился,
   Решил место гиблое мне показать.
  
   Его звали Стен, мы с ним тут же сдружились,
   Частенько захаживал в старый мой дом,
   Он был рыбаком, и так в жизни сложилось,
   Что видел он многое в лоне морском.
  
   Слова на раздумья его наводили,
   Я знал: мой товарищ рассудком здоров,
   И тайны глубокие воды хранили,
   Скрывал их ночами туманный покров.
  
   Он женские видел во тьме силуэты,
   И те иногда ему машут рукой,
   Когда он на лодке забрасывал сети,
   Вдали кто-то пел, прикрываясь волной.
  
   А жители вод людей за нос водили,
   Тем мрачная бухта являлась бедой,-
   Когда от причала до скал доходили,
   Их с моря волна забирала с собой.
  
   Бывало, и просто на пирсе сидели,
   И в женских объятиях к толще воды
   Тянуло влеченье, сносило теченьем,
   А после волна заметала следы.
  
   В мою душу сразу закрались сомненья...
   Ему, мол, привиделось, в небе ночном
   Мираж под влиянием водных течений
   Покажется многим живым существом.
  
   И хоть я до мозга проеденный скептик,
   Решил я довериться Стену-юнцу.
   Пожалуй, не будет бессмысленных реплик,
   Пока о сомненьях своих промолчу.
  
   Пошли мы на место печальных событий,
   В тот день на воде сильный шторм бушевал,
   В краях тех безмолвных, ужасных открытий
   Волна разбивалась о лезвия скал.
  
   С тревогой ступал я на каменный берег,
   Несло от него беспричинной тоской,
   Сулил мне он очень большие потери,
   И мне не хотелось играться с судьбой.
  
   В тот миг я внезапно рванулся в лачугу,
   И двери входные закрыл на засов.
   Опасность тогда ощущал я повсюду,
   В воде что-то снова лишилось оков!
  
   А друг мой у моря, глупец, задержался,
   Зашёл ко мне ночью, он был сам не свой!
   В воде бедный разум его помешался,
   И сердце навеки забыло покой.
  
   Он мне рассказал, как внезапно влюбился,
   Как женщину в пенной воде повстречал,
   Как там, рядом с нею, до ночи забылся,
   Он так её долго в том море искал!
  
   Влюблённых той ночью волна разлучила,
   И парень домой возвратился живой.
   Ох, знал бы, как близко развёрзлась могила,
   Уже он стоял в ней одною ногой...
  
   Но нет, бедолага вконец помешался,
   Зовёт меня снова на берег морской!
   Она, говорит мне, настолько прекрасна,
   Ты должен пойти к ней на встречу со мной!
  
   И тут я поверил во все те рассказы,
   Решил, что я с ним никуда не пойду,
   Ведь очень тревожат бессвязные фразы,
   Что друг говорит, я ему помогу!
  
   Сейчас поищу по морскому посёлку
   Людей, что помогут мальчишку связать,
   Верёвка, замок,- в этом больше мне толку,
   Придётся мне нынче беднягу спасать.
  
   И люди на просьбу мою отозвались.
   Два дня просидел паренёк взаперти,
   Казалось, с болезнью его попрощались,
   Ведь он перестал мне мусолить мозги.
  
   Ох, зря я тем утром послушался Стена,
   Ах, если бы знал я конечный итог,-
   Я б вызвал врачей, от волшебного плена
   Парнишку, наверное, я б уберёг.
  
   Его развязал, и пошёл тот шататься
   Без смысла, без цели, так, словно в бреду,
   В тот вечер мне с ним довелось распрощаться,
   Попал рыболов мой в большую беду.
  
   Той ночью тайком, рыбаки говорили,
   Пошёл наш герой на проклятый причал,
   И ноги на берег из камня ступили,
   А там, у воды, паренька кто-то ждал.
  
   И тело погибшего в сети попалось...
   Я понял, насколько во всём виноват...
   Одна напоследок надежда осталась,
   Убийцу морскую однажды поймать...
  
   А что же со мною потом приключилось?
   Скелет странной рыбы нашли моряки,
   И все мои ужасы в жизнь воплотились,-
   Увидел лицо, а затем - плавники!
  
   Вселила тревогу морская находка,
   Ответ на вопрос, что так долго искал,
   Лежал предо мною, выглядывал с лодки,-
   Такого финала я вовсе не ждал!
  
   И мучила совесть. Не ведая страха,
   Насильно беднягу я к краю толкал,
   Когда не поверил ему, и на плаху
   Мальца отправлял, как последний шакал.
  
   Теперь знаю правду, и нечего делать,-
   Опасно смотреть на бескрайнюю гладь...
   Не вижу резона надежды лелеять
   На то, что научно всё можно познать.
  
   Мы с вами не сможем прожить без загадок!
   Их будет немало, я их опишу,
   Ах, как я неправ, я настолько был жалок,
   Себя никогда я уже не прощу!
  
   Наука не может не встать под сомненье,
   Когда наяву довелось повстречать
   Всё то, что, увы, не считалось явленьем,
   Всё то, что пытались лжецы отрицать.
  
   На пыльной дороге ищу я ответы,
   Там, где-то вдали, их однажды найду.
   Бреду наугад между тенью и светом,
   Шагаю я гордо по тонкому льду.
   Русалка. Негатив
  
   Вся жизнь - одна вода.
   С поверхности до дна
   Моя жизнь протянулась,
   И я всегда одна.
  
   Мы - самый древний род,
   Что под водой живёт,
   И что бы ни случилось,
   Никто нас не поймёт.
  
   На свете нет тепла,
   Надежда истекла,
   Мы в море одиноки,
   Мы - как осколки льда.
  
   Ах, кто бы нас согрел,
   Нам души отогрел,
   Ах, кто б в нас, юродивых,
   Влюбиться захотел?
  
   На суше люди есть,
   Мужчин средь них не счесть,
   Мы с ними поиграем,
   Не сможем всё учесть!
  
   Так хочется любить,
   И вместе с ними быть,
   Забыли мы о главном:
   Им в море не прожить!
  
   Запретная любовь...
   В их венах стынет кровь,
   По капелькам стекает,
   И замирает вновь...
  
   Мы плачем под водой...
   Они найдут покой,
   А мы, за то, что любим,
   Являемся бедой...
  
   Нам чувств не обуздать...
   В воде хотим обнять,
   И под водою нежно
   Любить и целовать...
  
   Запретная любовь...
   В их жилах стынет кровь,
   А мы всё одиноки,
   Так происходит вновь...
   Вервольфы
  
   Отец Небесный, помоги
   Мне совладать с нечистой силой.
   Распятье на моей груди
   Подскажет, где пропал любимый.
  
   Читаю ветхие псалмы,
   Учу я наизусть обряды.
   У дьявола глаза пусты,
   Он на меня имеет планы.
  
   Там, средь неведомых лесов,
   Скрывается один народец.
   Их тайны всё манят глупцов,
   Жертвы бросаются в колодец.
  
   И, возвратившись поутру,
   Видны на теле перемены.
   Кожа имеет белизну,
   Она просвечивает вены!
  
   Ходит молва, что по ночам
   В их душах зло стучится в двери.
   Пока мы спим, предавшись снам,
   Выходят на охоту звери.
  
   И в человеческом лице
   Увидишь волка и гиену:
   Твари голодные во тьме,
   Укрыла шерсть людское тело...
  
   Прошло три дня. Его всё нет,
   Всему виною любопытство.
   Мне б уберечь его от бед,
   Мне б от тревог освободиться!
  
   Но, повстречав средь бела дня,
   Кого я пред собой увижу?
   Судьба людская мне мила,
   Зверь же повсюду ищет пищу...
  
   Мне страшно, Боже! Новый день
   Несёт смятенье и тревогу.
   Тьма поднимается с колен,
   Мы собираемся в дорогу.
  
   Отряд охотников сельских,
   Два пожилых криминалиста,
   Свора собак сторожевых,
   И я, монашка-экзорцистка.
  
   Налили пуль из серебра,
   Я жизнь доверила кинжалу,
   Воротит зло от чеснока
   И благородного металла.
  
   Святую книгу я в рюкзак
   Тем утром бережно сложила,
   И вместе с дюжиной зевак
   В дремучий тёмный лес ступила.
  
   Туман окутал лапы елей,
   Скрывая наши силуэты,
   Мы шли навстречу своей цели,
   Минуя догмы и запреты,
  
   Мол, среди проклятых лесов
   Теряют жизни и свободу,
   Края вервольфов-мертвецов
   Смертельны для людского рода.
  
   По карте графа де Мадлена
   Мы пробирались в дальний лес.
   Так вот каков он, в самом деле,
   Край злых неведомых чудес!
  
   Чем дальше в дебри уходили,
   Тем звуки становились тише,
   И вскоре вовсе всё утихло,-
   Мы к тайне подбирались ближе.
  
   Дрожь пробирала до основ-
   Ох, нервы, видимо, ни к чёрту!
   Но что ж в округе стихло всё,
   Или, быть может, мы оглохли?
  
   Хруст человеческих костей
   Под сапогом криминалиста
   Вернул нам верный ход вещей:
   Ох, что-то явно здесь не чисто!
  
   И контуры могильных плит,
   Раскинувшись между деревьев,
   К себе тянули, как магнит,
   Отбросив всякие сомненья.
  
   Чтоб себе душу не томить,
   Пошла я к ним искать разгадку.
   Кто похоронен, как погиб,-
   Вперёд бежала без оглядки...
  
   Они пусты. Курган разрытый
   Мне показал пустое чрево,
   И всюду кости, труп мужчины
   Ветвями накрывало древо.
  
   Несчастного не опознать.
   Загрызли бедолагу звери,
   Останки на земле лежат,
   И я в случайности не верю.
  
   Всё моё тело била дрожь.
   У монолита я застыла,
   Прошлась глазами вкривь и вкось,
   Читала надпись на латыни.
  
   Ах, сколько ярости и злобы
   Та эпитафия вместила...
   Тварью неведомой природы
   Несло от проклятой могилы.
  
   И текст, впиваясь в мою душу
   Сплетеньем строчек извращённых,
   Гласил, что вырвется наружу
   Один из первых обращённых...
  
   Уже смеркалось. В этот миг
   Раздался чей-то детский плач,
   Переходя в гортанный рык,
   К нам приближался наш палач.
  
   Под цвет кровавого заката
   На наш след вышли злые звери,
   Как уходили в бой когда-то
   Твари, в которых я не верю.
  
   Открыт огонь на пораженье.
   Я прочитаю им молитву,
   Бог нам всегда несёт спасенье,
   Не даст погибнуть в этой битве!
  
   Вервольфы бросились в атаку,
   Но их настигло серебро.
   Я видела, одну собаку
   Вдруг словно ветром унесло.
  
   Тела убитых превращались
   В погибших некогда людей,
   Что здесь однажды оказались,
   Став жертвами нетопырей.
  
   -Так значит, всё на самом деле,-
   Промолвил дед-криминалист.
   -Собаки словно ошалели,
   И даже воздух здесь нечист...
  
   Я никогда не верил в сказки,
   Не думал, что в ней окажусь.
   Спасибо, что стрелки несчастье
   Вмиг отвели от наших душ...
  
   А я в густой траве искала
   Следы любимца своего.
   Но нет, его не опознала,
   Не подвело моё чутьё...
  
   И тут всё тело жар окутал.
   Почувствовав его дыханье,
   Я двинулась иным маршрутом,
   С ним сокращая расстоянье.
  
   Все тут же бросились за мною,
   Бежали, но в какой-то миг
   Возникла за моей спиною
   Стена-барьер с прозрачных плит.
  
   Я шла вперёд, они остались,
   Сама же бросилась в капкан!
   На том с друзьями и рассталась,
   Рассудок полонил туман.
  
   Лес кончился. Тянулись горы,
   А я увидела пещеру.
   Там что-то страшное, живое,
   Меня большие ждут проблемы.
  
   Но не было пути обратно,
   Я пробиралась в самый ад,
   Где зла просторы необъятны,
   Где дьявола глаза горят.
  
   Во тьме бродила по пещере.
   Зрачки сверкали в темноте,
   За мною наблюдали звери,
   Висела жизнь на волоске.
  
   Я вышла в боковой колодец,
   Каменный зал в шесть этажей,
   А сверху проклятый народец
   Взирал и ожидал страстей.
  
   Карлики в чёрных балахонах
   Вновь проводили ритуал.
   На сей раз жертва - я, на троне
   Против меня возник шакал.
  
   В моего принца обратившись,
   Он двинулся навстречу мне.
   Мне так хотелось покориться,
   Поставить точку на себе!
  
   И вспомнила тогда о книге,
   Что я носила за спиной.
   Её достала и открыла,
   Начав читать обряд простой:
  
   "Отец Небесный, помоги
   Мне совладать с нечистой силой.
   Распятье на моей груди,
   Верни покойников в могилы!
  
   Пускай все грешные тела
   Сей злой нечистый дух покинет,
   И лишь святая доброта
   По моей воле их настигнет.
  
   Верни покой и вечный сон
   Всем жертвам, издавна усопшим,
   Прими любезный мой поклон,
   И пусть всё зло прибудет в прошлом!
  
   Ты защити меня от тьмы,
   Направив остриё кинжала,
   Позволь спастись от пустоты,
   От тех, кого здесь отыскала"...
  
   И взвыли сотни голосов.
   Казалось мне, что я оглохла,
   А мой соперник подошёл,
   Мне показав оскал голодный.
  
   И в тот момент я умерла.
   Вонзила остриё кинжала
   В того, с кем жизнь меня свела,
   Чьё сердце вдруг холодным стало.
  
   Рывок. Укус. Тупая боль,
   Упала, потеряв сознанье.
   Лишь помню, как загробный вопль
   Раздался, словно заклинанье.
  
   Зверей не стало. Лишь тела
   Вокруг холодные лежали,
   Во мне в тот миг сгущалась тьма,
   Ох, как я зря сюда попала!
  
   Лишь только крестик на груди
   Во мне нечистый дух сковал,
   Но каждой ночью изнутри
   Тот надо мной преобладал.
  
   Мне жить одной, ведь мой укус
   Во тьме окажется смертельным,
   И зло опять войдёт во вкус,
   Пройдёт волной в живые вены.
  
   Отец небесный, помоги
   Мне совладать с нечистой силой.
   Распятье на моей груди,
   Хочу, чтоб бес меня покинул!
  
   Меня от зла убереги,
   Брожу по лезвию кинжала.
   Ты мне, прошу, покой верни,
   Я всё хочу начать сначала...
   Кровавая Розали
  
   В тот вечер отдыхал я у камина.
   Просматривая сводку новостей,
   Меня одна заметка удивила
   О серии загадочных смертей.
  
   Десятый труп всего за две недели,
   Мужчины гибнут, словно стая мух,
   Полиция улику разглядела,-
   Следы зубов, причём всего лишь двух!
  
   То в центре самых тёмных переулков,
   В отелях, где снимались номера,
   А то в лесу и в диких закоулках
   Жертв находили, паника росла.
  
   Порою, говорили очевидцы,
   Там женщина замечена была.
   Чёрные брови, волосы, ресницы,
   Да и сама она - сплошная тьма!
  
   Глаза, как уголь, тёмные одежды,
   Зловещая шальная красота,
   На фоне кожи, гладкой, белоснежной -
   Помада алая, огнём горят уста.
  
   Поймать девицу вскоре попытались,-
   Отряд полиции в психушку завезли.
   Их показания безудержно менялись,-
   То та исчезла, то они ушли.
  
   Вся та история, окутанная мраком,
   Трагедия под ореолом тьмы
   Мне показалась очень странным знаком,
   Что не всегда зло побеждаем мы.
  
   Теперь уже не верил и газетам...
   Несло с бумаги сказочным враньём,
   Решил за правдою отправиться по свету,
   И первым делом посетить дурдом.
  
   Жизнь детектива очень интересна,
   Я вновь иду по лезвию ножа,
   Увы, без преступлений мне здесь тесно,-
   Ждёт приключений буйная душа.
  
   Итак, наутро я пошёл в больницу
   Несчастных полицейских повидать,-
   Увидел перекошенные лица,
   Что с ними стало - не могу понять.
  
   Застывший взгляд, пустой и обречённый,
   Увы, не смог мне правду рассказать.
   Все, как один, словно живой покойник,-
   Деталей не сумел я разузнать.
  
   Девица есть, и что-то с ней неладно,
   Бедняги в страхе путают слова,
   Когда о женщине просил ответить внятно,
   У многих заболела голова.
  
   Они не психи. Нет, на самом деле
   Во всём все шесть - совсем не дураки,
   Что сделать с ними девушка сумела?
   На лицах вижу след её руки.
  
   Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
   Дорогой длинною отправился я в морг,
   И там, на шеях, обнаружил раны,-
   Какой ужасный, дьявольский итог!
  
   -Кровь выпита. Вся, до последней капли,-
   Мне сообщил работник-ассистент.
   -Всё, как и прежде, всё на те же грабли,
   Скольких ещё отправит на тот свет?
  
   Вы видите, что с ними приключилось?
   Прошу, милорд, запомните одно:
   Всё так и есть, вам это не приснилось,
   Во тьме ночной опять проснулось зло!
  
   Хотите жить - тогда ни шагу дальше.
   Порою правду лучше нам не знать.
   В клубе ночном, иль в непроглядной чаще
   Нас гибель нынче может ожидать.
  
   -Так в чём причина? Я ищу ответы!
   Что за безумие творится по ночам?
   Не верю я в подобные предметы,
   Не внемлю вашим, господин, речам!
  
   Врач-ассистент опять насупил брови.
   -Увы, вы - скептик, как и все они.
   А те, как жаль, давно уже без крови,
   Сполна отжили ночи все и дни.
  
   Вам кажется, что в этом грешном мире
   Нет места мифам, правила одни...
   Неужто вы не верите в вампиров
   После всего, что повидать смогли?
  
   Тогда идите. Пусть вам будет стыдно.
   Храни вас бог, и улиц фонари.
   Вы знаете, мне так сейчас обидно...
   Ищите женщину, ей имя - Розали.
  
   Я сразу понял, что вы тут нездешний...
   Я мертвецов таких не раз уже видал,
   Да так давно, что просто нет надежды
   На то, чтоб кто-то девицу поймал.
  
   С мужчиной нервным я решил не спорить,
   И удалился прочь что было сил.
   Собрав в кулак остатки своей воли,
   Пошёл в центральный городской архив.
  
   Врач не соврал. Шестью годами раньше
   Всё то же повторялось, и не раз.
   Погибших находили в лесной чаще,
   Всему виною пара чёрных глаз...
  
   Прокушенные шеи, и без крови,
   Убийца умудрялась исчезать,
   Когда полиция и мрачные сеньоры
   В лес уходили девицу искать.
  
   Тогда на женщину охоту открывали,
   По городу облаву провели,
   Но след в который раз они теряли,
   Живою не давалась Розали!
  
   И это - только первые крупицы
   В калейдоскопе смерти и убийств...
   Переворачивая ветхие страницы,
   Нашёл я самый первый его лист.
  
   Десятый век. Пьемонт, смотрю на дату,-
   Июнь, год девятьсот шестой,
   Дочь европейского аристократа
   Приехала в наш город небольшой.
  
   С тех давних пор и начались проблемы.
   Терялись люди, трупы у реки,
   Мужчины бледные, прокушенные вены,-
   Зловещей древней тайны маяки.
  
   О той беде народ сложил поверье:
   Ожившая вампирша во плоти
   Пьёт кровь, как воду жадное растенье,
   От рук её и гибли мужики.
  
   Века менялись, изменялись лица,-
   Виновницу событий не найти!
   Одно и то же имя на страницах,-
   Розалия, Розетта, Розали...
  
   А кровь людская продолжает литься,
   Бродяги - только жертвы красоты,
   Их губит та же девица-убийца,
   Глаза её бездонны и пусты.
  
   Десяток жертв, затем - опять затишье,
   И снова вылезает из норы
   Красавица, а, может, кровопийца,
   Всё происходит так до сей поры.
  
   Я, по традиции с людьми имевший дело,
   От страха неземного весь продрог.
   Холод сковал моё худое тело,-
   Похоже, я серьёзно занемог.
  
   Мне посчастливилось в сей город перебраться,
   Хотел в посёлке обрести покой,
   Увы, в финале суждено мне повстречаться
   С тем, что скрывается за полной темнотой.
  
   Ну что ж, придётся мне поверить в бога,
   В обряды, что мне были не с руки,
   Во тьме я сам здесь не найду дорогу,-
   Спрошу, что местные толкуют старики.
  
   "Всё как всегда. Чеснок возьми и свечи,
   Церковный крест, цепочку с серебра,
   И кол осиновый ты водрузи на плечи,
   Да в грудь забей, чтоб быстро умерла!
  
   Ты запасись сперва водой святою,
   И в церковь прогуляйся, не плошай!
   Она охотится на тех, кто с пустотою,
   Кому, как носа, не видать дороги в рай!"
  
   Ну что ж, я всласть наслушался советов,
   Стараюсь порученья соблюдать,
   Пока же я готовлюсь к встрече с смертью,
   Та продолжает местных убивать.
  
   Так трудно устоять перед соблазном...
   Красавица надела свой наряд,-
   Ей стоит лишь мигнуть притворно глазом,
   И жертва начинает трепетать.
  
   Я изучил манеры поведенья,
   Её извечные секретные ходы,
   Места, где придавалась развлеченьям,
   Дороги, что опасны и пусты.
  
   Заточен кол и спрятан за спиною,
   Старый пиджак надушен чесноком,
   И крест серебренный омыт святой водою,-
   Вступлю в последнюю свою борьбу со злом.
  
   На след Розалии я вышел в часе первом,
   Я думал, девицу уже не увидать,
   Да нет же, в баре вновь запахло скверной,
   Вокруг внезапно стало холодать.
  
   Я как бы пил, ждал тихо, терпеливо,
   Бомжем прикинулся, дабы не испугать,
   А та так грациозно и игриво
   Парнишку начинала соблазнять.
  
   Ведёт с собою парня-недотрогу...
   Та ночь чудес ему сулит бедой,
   Но я к нему отправлюсь на подмогу,-
   Крадусь бесшумно за её спиной.
  
   Наш город спящий позади остался,
   Дорога дальняя сворачивала в лес,-
   Ох, зря я вызов бросить ей собрался,
   Напрасно я, куда не просят, влез.
  
   В лесу, во тьме, они остановились.
   Я меж деревьев сзади подхожу.
   Её холодные уста с беднягой слились,
   Я этот ужас тут же прекращу.
  
   Я кол осиновый сперва вонзаю в спину,
   Та, вскрикнув, парня упустила невзначай,
   И обернувшись, тут же получила
   Дыру в груди, и путь в запретный край.
  
   Не знаю, как на всё это решился,
   Но эта тварь внезапно умерла.
   Звериный вопль, и тут же испарился
   Прах женщины, Розалии Ферраль.
  
   Осталась только чёрная одежда,
   Лишь платье, и прозрачное бельё.
   Я молодцу в ту ночь вернул надежду,
   Спас от прогулки в вечность-небытие.
  
   Ни слова больше. Пусть же будет тайной
   Всё то, что люди так желают знать...
   Увы, настолько всё это реально,-
   Кто знает, что нас может ожидать...
  
   Я предкам в назидание оставлю
   Свою исписанную маркером тетрадь,
   В ней тайны, что тогда казались явью,
   Дела, в которых смог убийц поймать.
  
   Последняя история - загадка...
   Поверить трудно, и нельзя понять.
   Я жизнь прожил красиво, без остатка,
   Коль смог с самим вампиром совладать!
   Кровавая Розали. Негатив
  
   Я выросла в старинном мрачном замке,
   Когда леса густые лишь росли,
   Когда повсюду тайны и загадки,
   Я стала частью сказочной семьи.
  
   Наш дом скрывает древние секреты,
   Наш род вознёсся на рассвете тьмы...
   Вы до сих пор не верите в приметы?
   Не суеверны? Кто же для вас мы?
  
   Я в зрелом возрасте примкнула к страшной тайне,
   Силы нечистые поддерживают род
   Людей, чьи помыслы темны и не случайны,
   В чьих душах зло древнейшее живёт.
  
   Прошёл обряд, открыты двери ада,
   Бессмертье, неземная красота -
   Сполна за то я обрела награду,-
   Взамен - душа, и только пустота.
  
   С тех пор питаюсь лишь людскою кровью,
   Боюсь я солнца, и креста боюсь.
   Но смерти нет, она вернётся болью
   Всем тем, кому во тьме я улыбнусь.
  
   Богатство, власть знакома мне с рожденья,
   Мои родители - румынские князья,
   Дабы развеять ваши заблужденья,
   Отвечу прямо: да, вампирша я!
  
   Я, как игрушками, мужчинами играю,
   Их кровь горячая, и сладкая, как мёд,
   Во тьме, по вечерам их соблазняю,
   Несчастных участь непростая ждёт.
  
   Века менялись, уходили люди,
   Страною правил наш великий род,
   Но вот однажды, вдруг из ниоткуда
   Явился к нам неистовый милорд.
  
   Собрал людей, и началась охота.
   Толпа бродяг отправилась в поход,
   Не знали мы, что у милорда Тотта
   Есть колья, свечи, серебро, чеснок...
  
   Погиб мой клан, я в панике бежала
   Так далеко, где даже нет земли,
   Я в тайне на фрегате уплывала,
   Одна на свете коротала дни.
  
   В стране таинственной, почти, что не открытой,
   Я поселилась на исходе дней.
   На много лет казалась позабытой
   Я для себя, и для других людей.
  
   Во тьме ночной ловила тёмнокожих,
   Жажда меня сжигает изнутри,
   Увы, на свете на меня похожих
   И нет уже. Одна я, Розали.
  
   А время шло, всё снова поменялось.
   Пробрались белые в далёкие края,
   Война была, индейцы истреблялись,-
   Повержена вся Новая Земля.
  
   На месте давних чёрных поселений
   Росли и развивались города.
   Я ожила от этих изменений,
   Во тьме зажглась потухшая звезда.
  
   Купалась в злате, и в мужском вниманье.
   С тех пор я море крови испила.
   Грезилось мне, явилось пониманье,
   Что всё сгорит, как серая зола.
  
   Живу теперь в эпохе современной,
   Как та легенда, труп среди живых,
   Увы, грядут большие перемены,
   Я оплачу деянья рук своих.
  
   Как и тогда, явился незнакомец,
   Без колебаний вышел на мой след,
   Как будто он - вечно бессмертный горец,
   Что шёл за мной упрямо много лет...
  
   Грядёт конец, захлопнулась ловушка,
   В лесу ночном остались он и я,
   Мальчишка убежал, как та зверушка,
   Так быстро оторвался от меня...
  
   Момент расплаты, кол пронзает сердце,
   Милорда крест спасает с серебра,
   Нет сил противиться, теперь мне будет легче,
   Я всё-таки умру, и навсегда.
  
   И, напоследок, вот она, загадка:
   Хоть вспомнить прошлое месье так и не смог,
   Лицо запомнила и надпись на печатке,-
   Теперь он - детектив, бродяга Тотт...
   Post Scriptum
  
   Так зловеще сияет луна,
   Как в тот дьяволом проклятый вечер...
   Бокал с жизнью допил я до дна,
   Этой ночью погаснут все свечи.
  
   До полуночи мне полчаса,
   Время есть, чтобы с миром проститься,
   А в двенадцать придёт Сатана,
   Заберёт себе душу убийцы.
  
   На руках моих красная кровь,
   Своих близких отправил на плаху.
   Не спасут ни мольбы, ни любовь
   Тех, чья совесть подвержена краху...
  
   Я, пожалуй, сначала начну.
   Как-то летом нашёл себе книгу,
   В том заброшенном доме мечту
   И судьбу потерял одним мигом.
  
   Чёрной кожей обшита она,
   Все страницы расписаны кровью,
   Когда начал читать, её тьма
   Со мной слилась неистовой болью.
  
   Те латинские строки зажгли
   Глубоко во мне вечное зло,
   Кто бы знал, что в последние дни
   Оно с книгой во мне проросло...
  
   Я отчёта поступкам не дам,
   Режет душу язык незнакомый,
   Я, как в трансе, в сознанье - туман,
   А на стенах - цвет крови бордовый...
  
   Поначалу кухонный мой нож
   Стал причиной той первой беды,
   Вслед за ним - ядовитая брошь,
   А затем брат погиб от еды.
  
   Мой отец в катастрофу попал,
   Я в припадке спалил весь свой дом,
   И теперь чёрта хищный оскал
   Поджидает меня за углом.
  
   Кровью брызнула в книгу душа,
   Я случайно связал себя с тьмой...
   Не могу не прочесть до конца
   То, что стало моею судьбой!
  
   Я уже на последний листок
   Направляю безумный свой взгляд,
   В этом доме вновь стало тепло,
   Это буквы так сильно горят!
  
   Я читаю, я знаю латынь!
   Здесь написаны строки простые:
   "Прочитав до конца свою жизнь,
   Заберут тебя в полночь чужие"...
  
   За спиною я слышу шаги...
   На прощанье от ужаса вскрикну,
   Растворюсь в непроглядной тени,
   Дочитав своей жизни Post Scriptum...
   Post Scriptum. Негатив
  
   Я скоро вновь увижу свет...
   Глупец дочитывает книгу,
   Я здесь томился много лет,
   Плёл в темноте свою интригу.
  
   Я - дух старинный, чадо Тьмы,
   Я на страницах заключён,
   Я выберусь из сей тюрьмы,
   Когда весь текст будет прочтён.
  
   А мой герой свой начал путь,
   Кровь снова потекла ручьём,
   Назад ему уж не свернуть,
   Ещё немного подождём!
  
   Наивный, глупый мальчуган!
   Скрепил судьбу свою со мною,
   Опять увижу много стран,
   Для всех я обернусь бедою!
  
   В двенадцать ночи мы придём,
   Слуги мои тебя возьмут,
   Тайным невидимым путём
   Тебя с собою заберут.
  
   Это судьба. Смирись, малыш,
   Ты всех убил, и всюду кровь,
   Ну почему же ты не спишь,
   Хочешь увидеть близких вновь?
  
   Тебе осталось полчаса.
   Живи, пока ещё не поздно,
   Я посмотрю в твои глаза,
   И все внутри погаснут звёзды.
  
   Я обретаю новый дом,
   В теле твоём пройду свой путь,
   Переверну ваш мир вверх дном,
   Я обуздаю вашу суть!
  
   Всё ярче буквы в темноте,
   Я покидаю эту книгу...
   Я снова жив, я весь в тебе...
   Дьявол опять явился миру.
   Горгулья
  
   Открылся предо мной угрюмый город:
   Дома в нём серые, с обточенных камней,
   Ворох людей, у каждого есть повод
   Спешить, куда-то мчаться всё быстрей.
  
   В Париж попал совсем не понарошку.
   Манила меня тайна средь ночей,
   Я к ней крадусь так тихо, осторожно,
   Загадка есть причиною смертей.
  
   Коварны тайны древнего собора,
   На древних сводах приютилась тьма.
   Там статуи стоят, как злая свора,
   В глаза посмотришь им - сойдёшь с ума.
  
   Частенько с крыши мертвецов снимали:
   То сердце стало, то лежит в крови,
   А большинство на землю вниз сигало,
   Их что-то изменяло изнутри.
  
   Ходили слухи, что ночами твари,
   Глядящие так пристально на нас,
   Во тьме, безмолвные, внезапно оживали,
   Лишь отобьют куранты звёздный час.
  
   И были люди, нет, совсем не дети,
   Ходили ночью, коль погаснет свет,
   Смотрели на собор, но до рассвета
   На крыше статуй и в помине нет!
  
   Когда на улицах погаснут светофоры,
   Когда на небе чёрном - ни звезды,
   Горгулий отпускают на свободу,
   Они слетают с каменной тюрьмы.
  
   Опасны ночи, где ни капли света,
   Объятия свои раскроет тьма,
   Тогда заметны в небе силуэты,
   И шорох от огромного крыла.
  
   А поутру несчастных находили,
   Сердца остановились навсегда,
   Те ночью по околицам бродили,
   Постигла их печальная судьба.
  
   На крыше же опять сидят горгульи,
   Как будто те здесь вовсе ни при чём,
   Решил я стать на время караульным,
   Чтоб посмотреть на тайну хоть глазком.
  
   Вокруг, на крышах, камеры расставил,
   Пусть видят все, что делают во тьме
   Скульптуры, коих бес сюда поставил
   Жить ночью, погибая на заре.
  
   Когда-то, помнится, был к этому скептичен:
   В какой же бред тут верят дураки,
   Пока всё то, что я считал привычным,
   Внезапно не разбилось на куски.
  
   Что бы ни грезилось глазам людским во мраке,
   Но камеры не дремлют, и не врут!
   Горгулья, словно чёрная собака,
   Вдруг взмыла ввысь, избавившись от пут!
  
   Глазам не верил. Что за чёртовщина?
   Была тут миг назад, и больше нет!
   Должна тому быть веская причина,
   Кто на загадку мне найдёт ответ?
  
   Твердят учёные, мол, видео - подделка,
   Молчат священники, читая вслух мольбы,
   Загадкою останутся проделки
   Крылатых чудищ под покровом тьмы.
  
   А что сказать? Тетрадь я закрываю,
   Я плёнку сохраню от подлых глаз,
   Не верят, ну и пусть, а я-то знаю,
   Горгульи смотрят пристально на нас!
   Горгулья. Негатив
  
   Между небом и землёй
   Мы парим, расправив крылья.
   Позабытый наш покой
   Канет вниз бетонной пылью.
  
   Между вечностью и сном,
   Там, где жизнь сменилась смертью,
   Прогремит в ночи наш стон
   На фасаде древней церкви.
  
   Мы, фигуры древних нимф,
   Заключённые в них души,
   Покоряем свой Коринф,
   Выходя в ночи наружу.
  
   Взмах крыла, и мы летим!
   Покидая свою клетку,
   Вновь свободу ощутим,
   Что бывает очень редко.
  
   Коль на небе ни звезды,
   Коль земля лишилась света,
   На охоту вышли мы,
   Три горгульи с парапета.
  
   Нас проклятие грызёт:
   За свои же прегрешенья
   Сатана нас вновь зовёт
   Разносить в ад приглашенья.
  
   Взмах крыла, и мы летим!
   Забираем с собой души,
   Днём сидим, как будто спим,
   Мы безжизненны снаружи!
  
   Мы - судьбы проводники,
   Людям не найти покоя,
   Смотрят нам в глаза они,
   И прощаются с собою.
  
   Мы на крыльях пронесём,
   Вскоре без вести пропавших,
   Тем невидимым путём,
   Для людишек, смерть познавших.
  
   Между небом и землёй,
   Между сводами собора,
   Ждём мы тьмы над головой,
   Тварей с камня злая свора...
   Мумия
  
   Я собирался на раскопки.
   Читая тексты манускрипта,
   Держали путь мы в край далёкий,
   В пустыню Древнего Египта.
  
   Пески горячие скрывали
   От смертных глаз свои секреты,
   Там люди мигом забывали,
   На что наложены запреты.
  
   В песках роились скорпионы,
   Скользили понарошку змеи,
   А злато древних фараонов
   Лежало, лишь слегка желтея.
  
   И хоть совсем я не преступник,
   Но захотелось мне наживы,
   Я, археолог и отступник,
   Не обуздал свои порывы.
  
   Прошла неделя, мы на месте,
   Все дружно взялись за работу.
   Вы хоть всецело факты взвесьте,-
   Не отобьёте нам охоту!
  
   "Копать нельзя, в песок не лезьте!",-
   Проклятье древних фараонов
   Было зачитано раз двести,
   Но мы не чтим чужих законов.
  
   Под дружный звонкий гул лопаты
   Мы всё же взялись за раскопки,
   Мы бредили высокой платой
   За все дальнейшие находки.
  
   В момент, когда достигли цели,
   Местные люди испарились,
   Как будто мы на самом деле
   В безлюдном месте очутились.
  
   Была открыта пирамида,
   Она засыпана песками,
   Не подавала людям вида,-
   Так бы давно разворовали!
  
   Решили мы тогда не мешкать:
   Оттуда всё к себе тащили,
   Не знали мы тогда, что, дескать,
   Дух гневный к жизни возродили.
  
   А вскоре начались проблемы:
   Друзья мои все вдруг охляли,
   После того, как диадемы
   С чужой гробницы своровали.
  
   Но это были лишь цветочки:
   Сегодня - плохо, завтра - хуже!
   Мы покопались в том песочке,
   И демон вырвался наружу!
  
   Он нынче ночью мне приснился,
   Душил, давил меня бинтами,
   Он с саркофага испарился,
   Когда мы все спокойно спали.
  
   И каждый день болезнь косила
   Людей бессмысленно пропащих,
   Добро мы на борт погрузили,
   Рванувшись прочь куда подальше.
  
   На корабле с ума сходили,
   Наш экипаж бросался в воду,
   В бескрайнем море угодили
   В ловушку древнего народа!
  
   Я вырывал последний волос,
   Бродил по палубе незрячий,
   И слышал чей-то гневный голос,-
   То труп рассерженный, горячий!
  
   Он снова ищет украшенья,
   Но их, увы, давно продали,
   Ему плевать на утешенья,
   Такого мы совсем не ждали!
  
   Пока он всех нас не погубит,
   Не обретёт себе покоя,
   Он непокорности не любит,-
   Да что же, чёрт, со мной такое?!
  
   Погибли все... Один остался.
   По палубе всю ночь гоняюсь,
   Мертвец со всеми расквитался,
   Я выжить снова попытаюсь...
   Мумия. Негатив
  
   Я - представитель тех времён,
   Коих не помнят и не чтят.
   И, кто мой потревожит сон,
   Тот будет мёртв, и мной проклят.
  
   Народ наш знал один закон:
   Душа способна воскресать,
   В гробнице дремлет фараон,-
   Не дай кому меня достать!
  
   Я много боли пережил,
   Мне всё внутри повырезали,
   Терпеть мученья нету сил,-
   Одно лишь сердце не терзали!
  
   Коробка-тело, как сосуд,
   Слегка обмотанный бинтами,
   Таких, как я, давно не ждут,
   Не служат нам, не чтут царями!
  
   И я бы лучше тихо спал,
   Дабы не чувствовать мучений,
   Но нет же, вор меня достал,
   Ему хотелось приключений!
  
   Будь проклят, мерзкий археолог!
   Тебя замучу здесь с друзьями!
   Нет, не поможет вам психолог,
   Совсем не на того напали!
  
   За эту наглость наложу я
   На вас смертельную напасть!
   Все украшенья отыщу я,
   Что у меня смогли украсть!
  
   Верните всё, закрыв гробницу,
   А главное - меня верните,
   Но нет, на корабле у пирса
   Вы все сокровища храните!
  
   Я ночью их искал украдкой,-
   Их нет, как в гробе нет меня.
   Ох, будет моя ярость сладкой,-
   Не избежать её огня.
  
   На корабле лежит поклажа,
   Он из Египта уплывал.
   Я расплачусь за эту кражу,
   Со всеми, кто меня украл.
  
   Кто сгинул быстро, прыгнув в море,
   Кого болячка с ног скосила,
   Кого с утра при диком шторме
   Нечистая за нос водила...
  
   Остался только самый главный,
   Вновь убегает от меня,
   Он лысый и довольно странный,
   Совсем уже сошёл с ума!
  
   По палубе гоняет быстро,
   А я устал за ним носиться,
   Его спасает только выстрел,
   Он с белым светом сам простился.
  
   Ищу пропавшие предметы,
   Проклятье, нет нигде покоя,
   Жаль, на борту - одни монеты,
   Вокруг меня - одно лишь море...
   Утопленница
  
   Залило туманом холодные воды,
   Плывёт по ним лодка, блуждает во мгле,
   Четыре товарища в царстве природы,
   И что-то ужасное рядом, на дне.
  
   Не видно ни зги. Камыши увидали,
   -Пристанем-ка к берегу,- молвил Андрей,
   Послушались мы, но в трясине застряли,
   И сели на мель, по колено в воде.
  
   В ту ночь полнолуние выпало в небе,
   Огромный фонарь освещал всё вокруг,
   Туман отступал, и на иле, у древа,
   Увидел Андрюха серебряный круг.
  
   Тот словно манил его пальцем коснуться,
   Наш друг ошалел, и побрёл, как в бреду,
   Мы зря убеждали Андрюху очнуться,
   Отбросил он нашу пустую мольбу!
  
   О, злая монета! Проклятье речное,
   На ней человек: две ноги, голова,
   Да только отдельно от тела, водою
   Её унести не давала рука.
  
   Пленило беднягу безумное счастье:
   Узрел он ещё один клад под ногой,
   Сулило какое-то злое ненастье
   Событие это во мгле роковой.
  
   Пока он возился в грязи, мы познали
   И холод, и страх, и тревогу тиши,
   Как будто нас нет, мы как будто пропали,
   И рядом, увы, ни единой души.
  
   Вторая монета, рисунок русалки,
   Мужскую башку прижимала к груди,
   Надежды на добрый конец были жалки,
   И руки монеты друг с другом свели.
  
   Вода закипела, волна заиграла,
   Из бездны речной показалась рука,
   Утопленница белый свет увидала,
   И сделала к лодке три быстрых рывка.
  
   А что было дальше? Панический ужас
   Пронзил наши души, на вёсла легли.
   Пытаясь спастись, мы барахтались в луже,
   А руки мертвецкие сеть нам плели.
  
   И не было сил нам несчастного друга
   От странной находки своей оторвать,
   Мы бросились вплавь, а речная подруга,
   Увидев его, начала отставать.
  
   Увы, не смогли мы со страхом бороться,
   Животные чувства с ума нас свели,
   Плыли, затем рысью от злого озёрца,
   Не думая, ноги нас вдаль унесли.
  
   Закончилась ночь. Мы, предчувствуя горе,
   Поутру собравшись, отправились в лес,
   На речку проклятую, где поневоле
   Товарища бросили средь дивных мест.
  
   На лодке, как раньше, на вёслах добрались,
   Монету узрели, на том берегу
   Андрюхи-бедняги останки валялись,
   Поведал ужасную здесь он судьбу.
  
   Забрали, и в лодку его положили,
   Монету из грязи поднял Николай,
   На две равных части её разложили,
   И в тот же момент взволновалась вода.
  
   Из тёмных глубин то творение злое,
   Что нашего друга к концу привело,
   Всплывало наверх, не видать нам покоя,-
   Безмолвное тело теченьем несло.
  
   И чтобы раскрыть ту ужасную тайну,
   Я труп бездыханный засунул в мешок,
   Затем две монеты по разным карманам
   Раздельно упрятал, закрыв на замок.
  
   В одном институте товарищ работал,
   Не верил в безумные сказки мои,
   "Давай, приезжай, проведём с тобой опыт",-
   Он мне отвечал, я смеялся над ним.
  
   Явился с мешком я, топор спрятав в сумке,
   На случай, вдруг будет какой-то "аврал",
   Чтоб зря не тревожить светило науки,
   Ни слова об этом ему не сказал.
  
   Вода заполняла гигантскую ванну,
   Прозрачную ёмкость из бронестекла,
   Туда мы забросили мёртвую даму,
   Держа под присмотром исчадие зла.
  
   Мы ночи дождались, достал я монеты,
   И, только я их воедино слепил,
   Вода за стеклом забурлила, и ветер
   Ворвался в окно, мертвеца оживив.
  
   Невиданной силой она обладала,
   Разбила стекло, и напала на нас,
   Но я так и думал, рукою упрямо
   Держал рукоять топора про запас.
  
   Она снова рядом, лишь взмах, и упало
   На пол тело мёртвое, грохнув на нём,
   Лишь кости, одежда, и тут же пропало,
   И в пыль превратилась монета со злом.
  
   По жизни, увы, не везёт мне с друзьями,
   Тот горе-учёный свихнулся с ума,
   А верить, иль нет мне, решите вы сами,
   Остались на память о том лишь слова.
  
   Нашёл я ответ на ту горе-загадку,
   Прочёл в одной книге о ведьмах обряд:
   Когда на монете чеканят русалку,
   Затем топят девушку, мольбы вопят.
  
   Вот так наши предки в сей мир призывали
   Злых духов воды, чтоб откланяться им.
   "У-Шу" её имя, неистовой твари,
   Что друга забрала, и сгинула с ним.
  
   Закончен рассказ. Ну а кто мне поверит,
   Ведь камера даже её не взяла!
   На плёнке нет записи. Что с ней поделать?
   Но два пострадавших, такие дела...
   Мой Атомный Рай
  
   Я вышел, когда Солнце ещё спало.
   Вдали от глаз и мерзкой суеты,
   Я уезжал, для всех меня не стало,
   Хотел увидеть наяву свои мечты.
  
   Прощай, мой город с белыми церквями,
   Где звон колоколов гнобит людей,
   Что, прикрываясь благими делами,
   Грешат, чтоб жить им было веселей.
  
   Там, вдалеке, в безжизненном тумане
   Стоит заброшенный посёлок на реке,
   Его загадки всё сильнее манят,
   И я иду, корюсь своей судьбе...
  
   Мой атомный рай... Уходим за край,
   Здесь с каждым моментом становится тише,
   Вдали раздаётся отчётливый лай,
   Кричи, не кричи,- нас никто не услышит!
  
   Невидимый свет нас сжигает дотла,
   Край страшных чудовищ раскроет объятья,
   Нас Зона не любит, лишь спустится тьма,-
   И нам не помогут кресты и распятья.
  
   Лишь Гейгера счётчик в ночной тишине
   Пищаньем напомнит, что мы ещё живы,
   Он нас выдаёт, только рыба на дне
   В лице нашем нынче не видит наживы!
  
   Здесь вечный покой, здесь так нравится мне,
   Пусть ищут голодные псы пропитанья,-
   Домой не вернусь, я стою в темноте,
   И нету поступкам моим оправданья.
  
   Я - часть этой сказки, герой и злодей,
   Мне чужды пустые людские молитвы,
   Я им предпочёл пребывать в небытие,
   Бродить одному вдоль по лезвию бритвы.
  
   Конец положу беспредельной тоске,
   И пусть разорвут меня злые собаки,-
   Нашёл вдалеке я Эдем на реке,
   Я счастье обрёл в этом сказочном мраке.
  
   И, если ты, друг, обо мне ещё помнишь,-
   Не бойся однажды заглянуть за край.
   Я знаю, от правды моей здесь продрогнешь,
   Прочтёшь, повстречаешь мой атомный рай...
  
   Мой атомный рай... Уходим за край,
   Здесь с каждым моментом становится тише.
   Вдали раздаётся отчётливый лай,
   Кричи, не кричи,- люди нас не услышат.
   Ужин чупакабры
  
   Я не хожу гулять один, когда заходит солнце...
   И хоть в горах я - господин, вновь стынет в жилах кровь.
   Я снова повидал во тьме безликого уродца,
   От встречи той я старым стал, и дёргается бровь.
  
   Похож скорей на кенгуру, а, может, на собаку,
   Как жаль, цепные псы мои погибли от него,
   Сгубило, выпило их сок чудовище во мраке,
   То страшное создание с ума меня свело.
  
   Лесник, прижившийся в горах, со мною - только ветер,
   Ведь монстр невиданный сожрал всех преданных друзей,
   Одна двустволка у меня, я расставляю сети,
   Поймаю чудище, иль с ним отправлюсь в мир теней...
  
   Бесшумно прыгает во тьме, и снова ищет жертву,
   Он чувствует моё ружьё, и убегает вновь,
   О нет, я не сошёл с ума, уж вы-то мне поверьте,
   Здесь скачет тварь на двух ногах, и пьёт чужую кровь!
  
   Увы, на главный свой вопрос я не найду ответа...
   Откуда же взялось оно, зачем меня нашло?
   В дорогу собираюсь я, туда, где воет ветер,
   Туда, где в сумерках ночных мне страшно повезло...
  
   Нет, не закончится добром полночное сафари,
   И хоть до сей поры меня хранил-берёг Господь,
   Я вновь отправлюсь по следам неуловимой твари,
   Их стая знает обо мне, желает мою плоть!
  
   Ох, зря я поселился здесь, на этих дальних склонах,
   Я думал, рядом - ни души, а душ других полно!
   Отныне каждый вечер свой я провожу в погонях
   За тем, что прыгает во тьме, что есть сплошное зло.
  
   Мой скорый близится конец, они меня достали!
   Становится всё больше злобных тварей-прыгунов,
   Живой свидетель встречи с ними, ужин чупакабры,
   В последний путь отправился, и ко всему готов...
   Троглодит
  
   Закрыта дверь, погасла лампа,
   Ещё один закончен день.
   Я - чудо генных имплантатов,
   Во тьме скрываюсь, словно тень.
  
   Я - результат сплошных селекций,
   Отборов хромосомных пар,
   Не обходилось без инъекций,-
   Бросало в холод или в жар.
  
   Я - неудачная проделка
   С рассудка выживших врачей,
   Чьи цели столь больны и мелки,-
   Я - воин, становлюсь сильней!
  
   Не быть мне больше человеком,
   Скрывают монстра от людей,
   Не делятся своим секретом,-
   Я - тайна ваших новых дней!
  
   Во мне нет больше состраданья,
   Внутри отсутствует душа,
   Я не оставлю без вниманья
   В халате белом палача!
  
   Отныне мною движет злоба,
   Я - происк чьих-то злых идей,
   Меня доводит до озноба
   Присутствие других людей!
  
   Когда откроют эту клетку,
   На стражу брошусь, как зверьё!
   На части разрывая жертву,
   Покину я своё жильё!
  
   И всем живым вселяя ужас,
   Начну по их земле бродить.
   Неважно, в холод или в стужу,-
   В ночь на охоту выходить.
  
   Я - тварь, ни капли нет людского,
   Я в вашем мире - страшный гость,
   Люди желали неземного,
   Собрав во мне свою же злость...
  
   Закрыта дверь, погасла лампа...
   В журнал записан новый вид...
   Я - тварь из генных имплантатов,
   Меня прозвали "Троглодит".

Часть 2. Посвящение

Стоит на распутье, и смотрит на небо,

Всё так же ногами стоя на земле.

Он ищет чудес там, но, где бы он ни был,

Вновь манит вернуться назад на заре.

   Фантомы
  
   Скрывают тайны облака,
   И та заря на горизонте
   Не даст испить себя до дна,
   Мы - словно крысы с подворотни...
  
   Пытаясь разглядеть в глазок
   И приоткрыть завесу тайны,
   Я вижу, но понять не смог,
   Что чудеса вполне реальны.
  
   Сначала были кучи букв,
   Ворох исписанных записок,
   Всё громче в моём сердце стук,
   Как никогда я к тайне близок.
  
   И лишь морское существо
   В душе моей всё разбросало.
   Парень погиб, и мне назло
   Внутри так тошно, пусто стало.
  
   А там, за гранью, чудеса.
   Вспорхнут, лишь стоит прикоснуться,
   Наука бросит пыль в глаза,
   Но я успею улыбнуться.
  
   Я столько лет прожил слепым,
   Служил физическим законам,
   И всё развеялось, как дым,
   Пока учёным бил поклоны.
  
   Передо мною - новый путь...
   Я к небу поднимусь по звёздам,
   И там попробую взглянуть
   На то, как мир наш грешный создан.
  
   Пределов в жизни больше нет.
   Бросаю книги, теоремы,
   Во тьме опять сияет свет,
   Сулит мне новые проблемы.
  
   Я от дверей ключи найду,
   Открою миру смертных тайны,
   Осуществлю свою мечту
   Путём магическим, астральным...
  
   Ну а пока мне повезло,
   И снова чудо предо мною:
   Я вижу фильм, всему назло
   Битва, и небо голубое.
  
   Солдаты в древних колесницах,
   Две армии схлестнулись в схватке...
   Захлопали мои ресницы,
   Да тут с рассудком не в порядке!
  
   Пока на небесах - война,
   И всадники ступали строем,
   Стоял внизу я дотемна,
   Я был единственным героем...
  
   Скольких я жителей небес
   На той дороге повстречаю?
   Наверно, зря я, всё же, влез
   Во всё, чего не понимаю...
  
   Секреты древних колдунов
   Я изучу и обуздаю,
   И, оказавшись в мире снов,
   Всё там получше разузнаю.
  
   Скрывают тайны облака,
   Мне б к ним рукою прикоснуться...
   Что ни случись, наверняка
   Я им успею улыбнуться.
   Фантомы. Негатив
  
   Мы с неба снова смотрим вниз...
   В который раз начнётся бой,
   А дальше толпы мрачных лиц
   Погибнут, и найдут покой...
  
   Закат ведёт нас всех на брань,
   И каждый день, в который раз
   Узоры - мы, а небо - ткань,
   Загадка для заблудших глаз.
  
   Мы есть мираж, мы - часть его,
   Лишь пленники воздушных масс,
   Воспоминания того,
   О чём писали много раз.
  
   Попали мы в петлю времён,
   И каждый день - тот чёртов бой,
   И снова в небе - рой знамён,
   Люди зовут это судьбой.
  
   Но в этот день герой внизу...
   Он перед нами здесь застыл,
   На нас глядит, как на грозу,
   Что не остудит его пыл.
  
   Он на распутье. За спиной -
   Покой научных аксиом,
   А впереди - бурлит рекой,
   Поток чудес так незнаком...
  
   Пытается достичь небес,
   И взглядом всех нас покоряет,
   Обычный ход вещей исчез,
   Он вскоре обо всём узнает...
  
   Он в полушаге у черты.
   Где небосвод с землёю слился,
   Есть указатель "Область Тьмы",-
   К нему он тут же устремился.
   Шабаш
  
   Тот год я, наверно, надолго запомню.
   Душа моя бредит в том чёрном огне,
   Который прошла в страшном месте укромном,
   Шабаш посетивши на Лысой горе.
  
   Подруги позвали с собой развлекаться,
   Мол, там поиграем в призывы богов,
   Напьёмся, и пьяные будем шататься,
   Пугая вокруг непутёвых жильцов.
  
   А что было делать? Была я тупая,
   Наивная дура попалась в капкан,
   Ах, если бы не была так молода я,
   Возможно, не стягивал шею аркан.
  
   Итак, понеслась. Я с себя сняла крестик,
   Надела на тело вульгарный наряд,
   В тот вечер проклятый забыла о чести,
   Хотелось взглянуть на нечистый обряд.
  
   Всё так безобидно тогда начиналось...
   Ах, знала б, к чему это всё приведёт,-
   Я б с теми подругами вмиг распрощалась,
   Отбросив на Лысую гору поход.
  
   Ребята купили три ящика водки,
   Бутылку вина для меня, для одной,
   Набрали еды, наши чёрные шмотки
   Тянули под гаснущий вечер тоской.
  
   Мне было тревожно, я с Солнцем прощалась,
   Я даже жалела, что нету креста.
   Один на один с темнотою осталась,
   А к краю дорога пряма и проста.
  
   Прошло полчаса, и мы были на месте.
   На гору все шли изо всяких усюд,
   Те люди простые слетелись на вести,
   Мол, тьма разыграет свой ночью этюд.
  
   Но среди глупцов попадались другие,
   В чьё сердце вселилась давно пустота,
   В их душах всё так же жила ностальгия
   По древним мирам и исчадиям зла.
  
   Подруги не врали, мы быстро напились,
   К чертям понеслась моя злая судьба,
   Все мысли вокруг в тот же миг испарились,
   Была не в ответе сама за себя.
  
   Смеркалось, и люди домой расходились,
   А я на ногах устоять не смогла,
   Подруги же где-то в лесу заблудились,
   Окутала гору безмолвная тьма.
  
   Увы, но на том не кончались утехи,
   Вернулись подруги, и с ними друзья,
   Обряд нечестивый не станет помехой
   Для тех, в чьих сердцах - лишь седая зола.
  
   Я многих не знала. Пугающим рыком
   Разрезали ночь их простые слова.
   Они меня звали, затем в пляске дикой
   Теряла я душу, теряла себя.
  
   Их оргии длились под полной луною,
   Я в празднике смерти лишь жертвой была,
   Те кровью умылись моей, как водою,-
   Увы, но я, всё же, осталась жива.
  
   А после из леса послышались крики,
   Нам чаща ответила, воем маня,
   Не видела лиц, лишь звериные лики
   Склонились бесшумно, смотря на меня.
  
   Всё было неважно, с собой я прощалась,
   Ведь я теперь - ведьма, лишь спустится тьма,-
   И вновь во мне зло ото сна пробуждалось,
   Я всех по ночам проклинала сама.
  
   Легко, очень быстро давались обряды,
   Подруги заклятья учили слагать,
   А мне теперь в мире нет большей награды,
   Чем сети плести и людей убивать.
  
   И нет доказательств, что я виновата:
   Случилось несчастье, умчалась душа,-
   Для смертных со мною знакомство чревато,
   Я, к аду ступая, иду не спеша.
  
   Сейчас мне никто не представит угрозу,
   Не верит народ в злые силы мои,
   Я в мире людей превращаюсь в занозу,
   Короче становятся ночи и дни.
  
   Явитесь же ночью во тьме развлекаться,
   Вас старшая ведьма на праздник зовёт,
   Напьёмся, и пьяные будем шататься,
   На Лысой горе ваша тайна живёт.
   Там, за гранью
  
   Мы поселились здесь, когда мне было восемь.
   Пустынный особняк, наш новый дом,
   Укрыл от холода в ту дождевую осень,
   Когда вся жизнь моя катилась кувырком.
  
   Он походил на чей-то древний замок,
   Два этажа из камня и опор,
   Три слоя пыли укрывали залы,
   И паутина всюду с давних пор.
  
   Мы переехали. Купили здесь поместье,
   В те времена на стыке двух эпох,
   И прижились на том безлюдном месте,
   Где было всего несколько дорог.
  
   Не мог уснуть в тот первый поздний вечер.
   Я слышал чьи-то тихие шаги,
   Тогда и состоялась наша встреча,
   Мальчишки с призраком, ребёнком без семьи.
  
   Сперва я слышал тихий детский шёпот,
   Он звал меня с собою поиграть,
   И я искал его, когда вдруг слышал топот,
   Родителей умел он напугать!
  
   Я видел очень странные явленья.
   То мебель двигалась, то вещи кувырком,
   Бывало даже, намокали стены,
   Вода струилась тихим ручейком.
  
   Родители священников водили.
   "Изойди, дьявол",- слышалось от них,
   Молитвы пастыри с крестами проводили,
   Но шёпот детский так и не утих.
  
   А я-то знал, в чём кроется загадка!
   Скрывал от глаз невидящих секрет,
   Я посвятил себя ребёнку без остатка,
   С ним вместе проводил так много лет...
  
   А время шло, учились мы общаться.
   Он иногда являлся мне во сне,
   Во всём вокруг он начал проявляться,
   Он даже письма оставлял мне на столе!
  
   Его здесь бросили, и я вдруг оказался,
   Как друг, отец, как целая семья,
   Я был неправ, во многом заблуждался,
   Когда от всех отгородил себя.
  
   Где мир живых роднится с миром мёртвых,
   Та линия, где тлеет его край,
   По ней бродил, и нету мне подобных,
   Когда я с ним переступаю грань.
  
   Я вскоре все дела людские бросил,
   Они мне не внушали интерес,
   Меня томили детские вопросы,
   В них погрузился, и для всех исчез.
  
   Так и живём. Вдвоём в огромном доме,
   И никому до нас здесь дела нет,
   Призрак и я, как будто в вечной коме,
   Мы в темноте ночной не видим свет.
  
   Для всех живых давно я помешался,
   Пускай твердят, что безнадёжный псих
   Ребёнком был, ребёнком и остался,
   А мне - лишь только вечность на двоих.
   Там, за гранью. Негатив
  
   Здесь так темно... Тут пусто, даже очень,
   В который раз спускаюсь вихрем вниз,
   В мой дом опять пришла седая осень,
   Скрывая под дождём рой мрачных лиц.
  
   И никого. Я сам с собой играю,
   Теперь я в доме вечный господин,
   И снова по ступенькам пробегаю,-
   Я здесь один, увы, совсем один!
  
   Для всех погиб, я всем и всеми брошен,
   Имею очень необычный вид,
   Прозрачный мальчик пылью припорошен,
   Невидим днём, во тьме - душа горит.
  
   Но как-то раз хозяева явились.
   В ту осень я нашёл себе друзей,
   И в этот дом, где все давно забылись,
   Судьба вселила трёх живых людей.
  
   Живёт здесь парень и его родные,
   Он, словно я, такой же озорной,
   Родители - ни добрые, ни злые,
   Я отнимаю их святой покой.
  
   Меня нашли, пытались избавляться,
   Играть со мной хотел лишь паренёк,
   Он даже научил меня смеяться,
   Хотя до этого мне было невдомёк.
  
   Мы втайне с ним во тьме ночной общались,
   Связь наша с каждым днём только росла,
   В глазах мальчишки быстро забывались
   Друзья, родные, школа и семья.
  
   Закрылся в доме, и сидит со мною.
   Дни в месяцы, а месяцы - в года
   Тянулось время, потекло рекою,-
   Все знают, наше время - как вода!
  
   Года прошли, и он - один на свете,
   Покрыты пылью потолок и пол,
   В разбитых окнах вновь гуляет ветер,-
   Всё, как и прежде, с самых давних пор.
  
   Я здесь не сам. Мне с дедушкой не грустно,
   Я - как дитя, а друг мой очень стар.
   Теперь и в его жизни слишком пусто,
   Он, как и я, ненужным людям стал.
  
   Мы тут вдвоём, он - человек, я - призрак,
   Общаемся, когда наступит тьма,
   Все остальные - только жалкий признак,
   Что мы однажды все сойдём с ума.
  
   Мне было скучно, страшно и тоскливо,
   Я лишь хотел с мальчишкой поиграть...
   Неужто я, по-детски, боязливо
   Заставил его счастье потерять?
   Снова живой
  
   Я с ранней поры придавался науке,
   И многого в сфере своей смог достичь,
   Нет в жизни моей места боли и скуке,
   Тревожит меня лишь души паралич.
  
   Всё строго секретно, нет места здесь людям,
   И пусть на работе творю я добро,-
   Искусственно всё, и меня позабудут,-
   Хочу сделать так, чтобы что-то жило.
  
   Я опыты ставил, когда было скучно,
   Я сам, в одиночку, готовил проект,
   От всех убежал, лишь с подходом научным
   И даром врождённым на несколько лет.
  
   Его новый вдох - весь итог моей жизни,
   Пытаюсь спастись, ухватившись за край,
   Увы, не могу прочитать его мысли,-
   Не встретить мне счастье, не светит мне рай!
  
   Он снова живой, и тяжёлые веки
   Поднялись, открыв этот мир ему вновь.
   Горячая кровь, оживив человека,
   Течёт в его жилах, пульсирует плоть.
  
   Когда-то я труп обожжённый мужчины
   Средь ночи из морга тайком своровал,
   Были у меня на то дело причины,
   При свете луны я разгадку искал.
  
   Наука - ничто без магических знаков,
   Без веры в счастливый и быстрый исход,
   В наш век двадцать первый разыгран спектакль,
   Где зомби отправлен в свой первый поход.
  
   Я богу подобен, отец Франкенштейна,
   Но что принесёт нам, живым, этот бог?
   Раскрыв величайшую тайну Вселенной,
   Смотрю на стараний волшебный итог.
  
   Он снова живой, на меня обречённо
   Направил безвольный стеклянный свой взор,
   Я понял, что он от меня не в восторге,
   Уставился тупо на мой монитор.
  
   На месте стоит, не промолвив и слова,
   Он сам эти двери однажды закрыл,
   А я, негодяй, их открыл ему снова,
   Лишь только он в морге немного остыл.
  
   Я даже пытался с беднягой общаться...
   Опухла от боли его голова,
   По дому приятель мой начал шататься,
   А я всё стоял, подбирая слова.
  
   Живым человеком уже он не станет,
   А я никогда человеком не был,
   И лишь на закате безудержно тянет
   К тому, что случайно в себе я открыл...
  
   Мечтал напоследок хорошее дело
   На память оставить для будущих дней,
   Но нет ничего, лишь ожившее тело
   Всё ищет в мир мёртвых обратных путей.
  
   Он снова живой, но настолько случайно,
   Что очень легко эту цепь оборвать.
   В наследство потомкам оставлю я тайну
   О том ремесле, как людей оживлять.
  
   Он снова живой, но так тянется к смерти,
   Что с ним нету сил у меня совладать,
   И нож, что лежал на столе, на две трети
   Вошёл в его грудь по саму рукоять.
  
   Он выбил мольбы мои сильным ударом,
   Он жить не хотел, ему незачем жить,
   И то, что казалось мне сказочным даром,
   Развеял по ветру, чтоб всё позабыть.
  
   Он снова погиб, и его же проклятье
   Легло на мои ледяные уста.
   Меня от судьбы не спасает распятье,
   Во мне так давно прижилась пустота...
  
   Стекает на пол та чудесная влага,
   Она не сумела стать частью меня,
   Я понял, всё зря, но и в этом есть благо,-
   Я жив, но во мне не бывает огня.
  
   Он снова погиб. В небывалые дали,
   Вздохнув, возвращалась шальная душа,
   А я, хоть живой, обитаю на грани,
   Где смерть рядом с жизнью идёт не спеша.
   Снова живой. Негатив
  
   Я с самого детства болтался на грани,
   И сам белый свет стал мне вскоре немил,
   Бродил по земле мой рассудок в тумане,
   Бухал и кололся, и много курил.
  
   Я в тридцать пять лет не нашёл себе места,
   Все цели померкли, как то вороньё,
   Пирог не испечь, если нет даже теста,
   Я в мире один, остальное - враньё.
  
   Не видел я счастья, судьба позабыла,
   Не знала, как я проедаю года,
   А кровь холодна, она в венах застыла,
   И стала похожей на кубики льда.
  
   В то время ступил я на путь свой последний,
   Кратчайшей тропой хотел прыгнуть за край,
   Судьбе показал своей палец я средний,-
   Мол, больше не будет меня, так и знай!
  
   Я в реку сигал, но всегда поднимали,
   Стрелялся, но клинил опять пистолет,
   А после свободу мою отнимали,
   В тюрягу бросая на несколько лет.
  
   Помочь мне в борьбе не сумели таблетки,
   Врачи меня к жизни вернули назад,
   Подобные случаи в жизни не редки,
   И с нею покончить я очень был рад.
  
   Я вновь, как маньяк, помышлял о покое,
   О способе жизненный цикл прервать,
   Я, шесть долгих раз выводимый из строя,
   Всё так же желал к смерти путь отыскать.
  
   И вот, наконец, шанс счастливый мой выпал!
   Костёр мне помог, и сгорел я до тла,
   И путь в небеса мне под ноги насыпал
   Неведомый стражник, моя пустота.
  
   Недолго, увы, праздник мой продолжался,
   Я даже погибнуть нормально не смог,
   На грешном пути моём вдруг повстречался
   Учёный-романтик, конечный итог.
  
   Он кровью волшебной вернул меня к жизни,
   Всё тело болит, и в сознанье - туман,
   Да кто-то украл с головы моей мысли,
   Что очень похоже на жуткий обман.
  
   Хотел ему крикнуть, чтоб тот испугался,-
   Увы, в голове уже нет даже слов!
   Проклятый учёный всё мной забавлялся,
   Я снова решился лишиться оков.
  
   Вот нож на столе, я пронзаю им сердце,
   И снова в чужие края ухожу,
   Увы, в этом мире не смог я согреться,
   О действиях всех своих я не тужу.
  
   Я очень упрямый, и даже учёный
   Не сможет заставить ожить, задышать,
   Мне жизни такой уже хватит, свободу
   И вечный покой я хочу отыскать.
   13 свечей
  
   Тринадцать свечей разложил я по полу,
   Той ночью я с ними решился сгореть,
   И, крест свой земной обменяв на свободу,
   Я выберу смерть...
  
   Там, в звёздной тиши, не стихают бураны,
   Меня так манят тайны и чудеса,
   А здесь, на Земле, накрывает туманом
   Умы и сердца...
  
   А ведь так легко позабыть и забыться,
   Событий поток нас с собой унесёт,
   Но чуду во мне суждено было сбыться,
   И я так далёк...
  
   Провёл я обряд, прочитал заклинанье,
   Что душу от тела мою отделит,
   Закрыты все окна и заперты ставни,
   Я духов зову, я для них, как магнит!
  
   Я смертные узы навеки оставлю,
   Направлю свой курс в бесконечный поток,
   И с духами вечности с миром расстанусь,
   В бескрайних просторах пущу свой росток...
  
   Земля удалялась, а я был всё выше,
   И только свет звёзд обнадёживал зря,
   А голос внутри раздавался всё тише,
   Я мог и умолкнуть без жизни огня...
  
   А духи всё злее, когда силы слабли,
   Они всё наглее впивались в меня,
   Я мог потеряться с последнею каплей,
   И жизнь изнутри потекла, как река.
  
   Но щёлкнуло что-то в моих предрассудках,
   Я вспомнил семью и оставленный дом,
   И вновь по знакомых побрёл закоулках,
   В мир смертных вернулся я с первым лучом.
  
   Как будто и не было тех путешествий,
   Калитку открыл, и нырнул за порог,
   Попрятал все свечи, как будто воскреснул:
   Я снова живой,- мой последний итог.
  
   Ведь так хорошо, где нас нет, и не будет,-
   Путь вечности - мёртвым, путь смертных - живым!
   И жизнь, нам дарёная, всех нас рассудит,
   Судьбу потеряв, превращаешься в дым!
  
   Не всё просто так. Промелькнёт, и забудут,
   Ни ночи, ни дня, наша жизнь - только миг,
   Но каждый построит себе своё чудо,-
   Живи каждым днём, пока сам не утих.
  
   Лишь только смеркается, на горизонте
   Манят за собой и зовут голоса,
   Когда их услышу, они мне напомнят
   О том, как прекрасно летать в небесах.
  
   Хоть книга старинная пылью покрылась,
   Отдельно страницы томятся в пыли.
   В них - ключ к той двери, что однажды открылась,
   Всё так же горят во мне буквы-огни...
   13 свечей. Негатив
  
   Той ночью к нам в гости скиталец собрался,
   Отбросив сомненья и сотни вещей,
   Глупец преднамеренно с жизнью прощался,
   Во тьме зажигая тринадцать свечей.
  
   Ему было скучно в рутинном тумане,
   Хотелось развлечься, поведать чудес,
   Он в этом бессмысленном диком дурмане
   Тянулся еством до таинственных мест.
  
   Обряд завершён. Прочитав заклинанье,
   Наверх устремилась шальная душа.
   Она привлекала всё наше вниманье,
   Летела вслепую совсем не спеша.
  
   Он сам нас позвал, мы поплыли навстречу,
   Подняв его вверх выше всяких небес,
   Держа его слабые дряблые плечи,
   Тот начал вдруг таять, и вскоре исчез.
  
   Мы, духи времён, от такой дивной встречи
   Дежурим с тех пор у границы миров.
   Он всё осознал в тот безоблачный вечер,
   Когда со двери снял замок и засов.
  
   Он снова живой, а мы ждём его сверху,
   Зовём его в мир наших сказочных грёз,
   На что он всё трёт у виска, но, поверьте,
   Вернуться на небо ему не вопрос!
  
   Он - шанс обрести то забытое бремя,
   Опять стать живыми за столько веков,
   Но нас беспощадное зыбкое время
   Держать продолжает на чашах весов.
  
   Он с той стороны, мы же сверху, снаружи,
   Однажды душа его ступит за край,
   Когда, приуныв, засмотревшись на лужи,
   Вдруг плюнет на всё, и отправится в рай.
  
   На чашах весов, как вопрос без ответа,
   Обряд не помог, мы не зря его ждём,
   Пока же лишь дуло его пистолета
   Так манит вернуться к нам кратким путём...
   Буйный дух
  
   Нет, я не тот, кем раньше был...
   Внутри меня возникла сила,
   Огонь во мне слегка остыл,
   Науку та вконец сгубила.
  
   Тринадцать свечек на полу,
   Оживший Франкенштейн-покойник,-
   Затеял жуткую игру
   Учёный, страшных мест паломник.
  
   Я научился видеть край
   Обычной жизни на закате,
   Увижу ад, увижу рай,-
   Я тоже буду там когда-то.
  
   За гранью снов есть мир иной...
   Астрал - убежище для духов,
   Там вечно длится день земной,
   И это - лишь один из слухов.
  
   Та грань - лишь первая ступень,
   Как поступить мне - непонятно,
   Как не посеять свою тень,
   Оттуда повернуть обратно?
  
   Всего лишь первая ступень
   На мрачной лестнице Вселенных,
   Но снова ночь меняет день,
   И я во власти дел волшебных.
  
   В том мире по ночам бродил,-
   Там страшно, очень неприятно,
   Там пусто, словно средь могил,
   Но там бывать весьма занятно.
  
   Там духи в поисках живых
   На нас охоту открывают,
   Я - сталкер квестов неземных,
   Пускай попробуют поймают!
  
   Сильнейший выживет средь них,
   Мудрейший, не вкусив соблазна,
   Дойдёт до звёзд, планет других,
   До высших сфер, Вселенных разных.
  
   Ну а пока я - только дичь.
   Они затеяли охоту,
   Все тут как тут, и не достичь
   Мне цели в пятницу, в субботу...
  
   В моих делах не виден толк,
   Вернулся я из ниоткуда,
   И, словно приручённый волк,
   Вдруг начал жить в угоду людям.
  
   В газете запись разместил:
   Я - мастер, духов изгоняю,
   За помощь денег не просил,
   В таком задаром помогаю.
  
   И вот вам, первый мой клиент!
   Сопит девица, плачет в трубку,
   Кричит: покоя в доме нет,
   Мне бы уснуть хоть на минутку!
  
   К ней по ночам приходит гость:
   В два метра высотой, костлявый,
   В руке своей сжимает трость,
   Он страшный, буйный дух кровавый!
  
   То грюкнет тростью по окну,
   То встанет у её кровати,
   Стоит и смотрит в темноту,
   Словно ни в чём не виноватый.
  
   А женщина бежит стремглав,
   Сметая на пути преграды,
   В квартиру ближнюю попав,
   Соседи ей не очень рады...
  
   Собака тоже не в себе,
   Всю ночь кричит в кроватке дочка,
   Кровь выступает на стене,
   Весёлая у бабы ночка...
  
   Дитя болеет, как и мать,
   Недуг откуда - неизвестно,
   Придётся мне всё разузнать,
   Всё это очень интересно...
  
   За самой городской чертой
   Заметен дом её высокий,
   В округе - тишина, покой,
   Он в том районе одинокий.
  
   Я поднимался на этаж,
   Ничто мне не сулило горя...
   Иметь бы в этом деле стаж,-
   Как гидрофоб посреди моря.
  
   Зашёл в квартиру, свет зажгли,-
   И хоть там и казалось пусто,
   Где-то в самой её глуби
   Чужие копошились чувства.
  
   Меня тотчас пронзил озноб,-
   То ощутил я взгляд холодный,-
   Пришёл сюда он с дальних троп,
   Проклятый всеми, злой, голодный...
  
   Следы от крови на стене,
   Шаги чужого по квартире,
   Удары трости, разум мне
   Ужасные писал картины.
  
   А вечер только начинался,
   Всех жителей пробила дрожь,
   Я сам себе тогда признался:
   Всё так и есть, это не ложь!
  
   Я перед гостем уязвимый,
   Пока в сознанье нахожусь...
   Схожу к нему, быть может, сгину,
   Или с ответами вернусь.
  
   Заснула дочка, мать в тревоге,
   Собака не смыкает глаз,
   Я же отправился в дорогу,-
   Туда, где был так много раз...
  
   Та же квартира, но просторней,
   Размыты грани, контур смыт,-
   Быть осторожней и проворней,-
   Такой тут ожидает быт.
  
   А вот и он... в три метра ростом
   От пола протянулась тень,
   Вступить в контакт с ним мне непросто,-
   Как жалко, что сейчас не день!
  
   Но я же сам бросался в омут,
   Я сам защитником прослыл,
   В том видел я последний довод,
   Я встал с кровати и застыл.
  
   Тварь мигом бросилась за мною,
   Я ей молитву прочитал,
   Кровь со стены течёт рекою,
   Видно, вконец её достал!
  
   Катись к чертям, нечиста сила,
   Изойди, дьявол,- ей кричал,
   Та ни на шаг не отходила,
   Мой собеседник молча ждал.
  
   Не убедить его скориться,
   Уйти по-тихому во тьму,
   Придётся мне перекреститься,
   Но дух играл в свою игру...
  
   Хотел поймать меня за душу,
   Бросался, как голодный волк,
   Зло выбирается наружу,
   В его повадках виден толк...
  
   И зря я говорить пытался,-
   Он мне ответил: "Сгинь, сопляк!
   Как бы ты только ни старался,
   Отсюда не уйду никак!
  
   Сей дом на кладбище построен,
   Катитесь, коль есть шанс спастись,
   Я - буйный дух, я недоволен,
   Вы сильно в доме прижились...
  
   Единственный его хозяин
   Отныне - я, как ни крутись.
   Сюда слетаются с окраин
   Другие тени, оглянись!"
  
   В моей душе похолодело,
   Вокруг темно от злых теней,
   Я проиграю это дело,
   Но я спасу, спасу людей!
  
   Очнулся. Взял за руку дочку,
   И молвил маме: "Уходи.
   На этом доме ставишь точку,
   Зло снова у твоей двери.
  
   Вы тут бросаете все вещи,
   Ничем вам не смогу помочь,
   Я видел сон, по ходу, вещий,
   Бери собаку, бери дочь...
  
   И отправляетесь в дорогу.
   Себе ищите новый дом,
   А здесь мы подведём итоги:
   Проиграна борьба со злом.
  
   На кладбище ваш быт устроен,
   В округе - целый рой теней,
   Весь мир покойников расстроен,
   Они хотят сгубить людей.
  
   Они сильны, а я бессилен,
   Я не сумею их прогнать,
   Ибо на свете нету силы,
   Что так способна угнетать!"
  
   На том и кончилась интрига.
   Я плохо знаю тонкий мир,
   В руках - очередная книга,
   Мой проводник-ориентир.
  
   Семья собралась выселяться,
   Я счастлив искренне за них,
   Уже не стоит мне бояться,
   Что я оставил их одних...
  
   Мой новый путь, он самый верхний,
   Но эта первая ступень
   Всё не пускает с мира смертных
   К себе непрошеных гостей.
  
   А духи, та ещё проблема!
   Пока не сделаюсь сильней,
   Они поставят на колени,
   Буду стоять так много дней.
  
   Прошу мне на слово поверить...
   На свете куча есть вещей,
   К которым заперты все двери,
   Но тянет к ним таких людей,
  
   Таких, как я, и мне не стыдно,
   Что в мага вздумал поиграть,
   Как будет дальше - будет видно,
   Загадку мне не отгадать.
   Буйный дух. Негатив
  
   Я ночью вновь брожу по дому...
   Он мне - как верхняя тюрьма,
   Какому вздумалось больному
   Строить на кладбищах дома?
  
   Зато теперь мне интересно,
   Прекрасно время провожу,
   То по окну случайно тресну,
   А то хозяйку разбужу...
  
   Я их энергией питаюсь,
   Вселяю ужас я в жильцов,
   Но днём я снова испаряюсь,-
   Я - дух из мира мертвецов.
  
   Все стены я испачкал кровью,
   Хозяйку мигом проучу,-
   Той женщине достанусь болью,
   Ударом трости по плечу.
  
   И всё душа моя больная
   Желает с бабой поиграть...
   Мне вечность - миг, и я не знаю,
   Чем бы ещё себя занять...
  
   При жизни я себя не помню,
   Но был я, видимо, жесток.
   Была не сахаром, а солью
   Та жизнь, где был я одинок.
  
   Зато теперь я развлекаюсь...
   И думал, вечно будет так,
   Но тут, в квартиру, спотыкаясь,
   Нагрянул к нам один чудак.
  
   Он - оккультист, дитя науки,
   И начинающий магистр,
   Он взял проблему в свои руки,
   Ушёл за грань за мной, артист...
  
   Молитвы, после - уговоры,-
   Нет, я не бес, я - буйный дух,
   И не помогут заговоры,
   Не стоит напрягать мой слух...
  
   Я не уйду, и не надейся,
   Твоим бы телом овладел,
   Но ты хитёр, и, хоть убейся,
   Не совершить с тобою дел...
  
   Других я духов приглашаю,
   В квартире этой ночью - бал,
   На бис я номер разыграю,-
   Пусть соберётся полный зал...
  
   Но ты сдаёшься, поделом же!
   Я здесь хозяин, а ты - гость,
   И ты уходишь, они тоже,
   А мне оставят только злость...
  
   И снова ночь, шаги по кругу,
   Я просто обречён бродить,
   И в летний зной, мороз и вьюгу
   Мне хороводы тут водить.
  
   Хозяева опять найдутся,
   И с ними буду я играть...
   Страданьями им обернутся
   Желанья духов доставать.
  
   Покоя нет, и впредь не будет
   Ни мне, ни тамошним жильцам,
   Лишь оккультист меня осудит,-
   Зачем, того не знаю сам.
   Пленники снов
  
   Итак, проигран первый бой...
   Дух злобный при своём остался,
   Учёный я, а не герой,
   В себе я сильно заблуждался!
  
   Я много знаний приобрёл,
   Вконец уже простился с прошлым,
   В глазах моих горит огнём
   То, что казалось мне хорошим.
  
   Теперь там обитает тьма,
   Нет силы, власти без последствий,
   Та изопьёт меня до дна,
   Станет причиной моих действий.
  
   Но в чистом виде нет добра,
   Зло иногда бывает благом,
   Я не надену серебра,
   Ведь становлюсь я тёмным магом...
  
   И мне защита не нужна,
   Нет смысла в этих амулетах,
   Когда и сам я - темнота,
   Зло не нуждается в запретах.
  
   Уходят фобии и страх,
   Усохнут слёзы и страданья,
   Теперь во всех своих делах
   Я не нуждаюсь в покаянье...
  
   Но затаился в моём сердце,
   Горит и светит яркий луч,
   Он помогает мне согреться,-
   Хоть он и слаб, но, всё ж, могуч.
  
   И снова я за ним иду,
   Он - как судьба, и с ним мой рок,
   Вижу знакомую звезду,-
   Лечу на свет, как мотылёк.
  
   Кому-то надобно помочь...
   Хоть я, увы, совсем не бог,
   Зло никогда не дремлет в ночь,
   Страдают люди от тревог...
  
   Так и сейчас. Второй клиент,
   Мать просит на вопрос ответить,-
   Увы, немил ей белый свет,
   Коль не проснутся её дети.
  
   Да только не больны они...
   В рассказе нету предысторий,
   Напрасно вдаль уходят дни,
   Нам не понять их траекторий.
  
   Уснули, спят, и видят сны,
   Как им, двоим, назад вернуться?
   Стены Морфеевой тюрьмы
   Не могут даже пошатнуться...
  
   Но на вопрос мой, почему
   Ко мне с проблемой обратилась,
   Клиентка вспомнила одну
   Деталь, что раньше приключилась.
  
   Ребята те не так просты...
   Сестра и брат порой способны
   Смотреть на скрытые черты,-
   Расскажут правду, и довольны.
  
   Откуда детям тем узнать,
   Что сдохла у ларька собака,
   Что у подруги умер зять,
   Украли мусорные баки?
  
   Что на другом конце Земли
   Начнётся госпереворот,
   Пройдут недели или дни,
   И правда где-нибудь всплывёт.
  
   И на закате каждый раз
   Уснут, держась за руки, дети,
   А новый поутру рассказ
   Ждёт маму, лишь раскроет веки...
  
   И вот теперь - совсем на так,
   Их разбудить, двоих, не могут,
   Быть может, я и есть чудак,
   Что бросится за ними в омут?
  
   Сегодня я у них в гостях...
   Мне мама двери открывает,
   В её глазах я вижу страх,-
   Что делать ей, она не знает.
  
   Мы по ступеням поднялись,
   И вот я на пороге спальни.
   Кровать, в ней дети улеглись,
   Здесь всюду обитают тайны.
  
   Напрасны действия мои,
   Таких я снов не видел крепких!
   Всё в норме, только спят они,
   Уж две недели дремлют детки!
  
   Загадки всюду, зла тут нет,-
   Успел я маму успокоить,-
   Найду на ваш вопрос ответ,
   Я не намерен вас расстроить!
  
   Пойду за ними в царство снов,
   Здесь лягу рядом, взяв за руку,
   Я к путешествию готов,
   Мне прекратить бы вашу муку!
  
   Вот я уснул, и вижу сны,
   Иду по следу убежавших,
   Тут мысли страшны и темны,
   Туман для без вести пропавших...
  
   Так далеко я не бывал,
   Меня здесь не тревожат духи,
   Они отправились на бал,
   Словно на мёд слетались мухи...
  
   Им нету дела до меня,
   Аж дико, не начнут охоту,
   Похоже, тени, как и я,
   Нашли тут новую заботу.
  
   Давно я загород ушёл,
   Туман окрестности окутал.
   Одно, наверно, хорошо...
   Во мгле дороги не попутал.
  
   И пусто, рядом - ни души,
   Менялись мёртвые пейзажи.
   Древнее мира в той глуши
   Высился замок, словно с сажи.
  
   К нему-то путь я и держал,
   Туда дорога устремлялась,
   И мрачных башен злой оскал -
   Всё, что на память мне осталось.
  
   Там место силы. Все пути,
   Разломы всех магнитных нитей
   Идут туда, и не найти
   Других причин моих открытий...
  
   Врата закрыты, не войти!
   На всех дверях стоят печати,
   Тут духи смерти взаперти,
   Они все здесь, и ждут расплаты...
  
   Опасны выходки судьбы...
   Живи добром - убей надежду,
   Мой конь поставлен на дыбы,
   И всё не будет так, как прежде.
  
   Лишь только духам путь открыт,
   Но я владею некой силой.
   Секрет таинственный раскрыт,
   Он может стать моей могилой...
  
   Я изменяю тонкий мир,
   Так оскверняется пространство...
   Я, благих целей командир,
   Тащусь от тех загробных странствий.
  
   Один лишь способ внутрь пролезть,
   Его, не глядя, применяю.
   Расплата ждёт меня и месть,
   Как жаль, что я об этом знаю!
  
   Посеял ужас, много зла,
   Взломал печати и запреты,
   И вышла на свободу тьма,
   В ночи я вижу силуэты.
  
   Я злой энергией грозы
   Разрушил дверь, пробрался в башню,
   Где дети спят и видят сны,
   Стою, и мне уже не страшно.
  
   Они там в воздухе висят,
   Как в коме, в самом центре зала,
   А тени их схватить хотят,
   Толпа их дико ликовала.
  
   Но вслед за мраком рвался свет...
   В ворота тонкий луч пробился,
   Все твари сведены на "нет",
   Победы я вконец добился.
  
   Очнулись дети. Злая тьма
   Вдруг начала мгновенно таять.
   Растает в воздухе тюрьма,
   Точки над "И" здесь свет расставит.
  
   Я ухожу вслед за детьми.
   Как много зла я там посеял...
   Мы быть хотим всегда людьми,
   Сей образ по ветру развеял.
  
   Как рада мать, смеются дети,
   Я их недавно снял с небес.
   Прошёл рубеж тысячелетий,
   Уж лучше бы я там исчез!
  
   Мои поступки столь глупы,
   Чувство вины терзает душу.
   Насколько же они слепы,
   Я не построил, я разрушил!
  
   Не ведаю, что дальше будет,
   Как это скажется на нас,
   Я - тот, кто ото сна разбудит,
   Разбудит всех в свой судный час!
  
   И будут добрые и злые,
   Повергну в хаос этот мир...
   Какие же они слепые,
   Я не герой, я - дезертир!
  
   И мне покаяться придётся,
   Примкну-ка к свету, время есть,
   Быть может, смысл иной найдётся,
   Дорог нехоженых не счесть.
   Пленники снов. Негатив
  
   Там, где рождаются мечты,
   Где в темноте витают грёзы,
   Там смертных поджидаем мы,
   Во снах мы - главная угроза.
  
   Мы, духи, не глядим назад,
   Для нас и время здесь застыло,
   Для нас сон - рай, и также ад,
   Плевать, что будет и что было.
  
   Один лишь путь к живым пробраться -
   Себе их души подчинить,
   Тех, кто посмеет не бояться,
   Пройдя сквозь тень, всё позабыть.
  
   Не может взять и потеряться
   Простой, обычный человек,
   Он спит, и волен просыпаться,-
   Так было, будет так вовек.
  
   И лишь очнётся - вихрем прочь,
   Душа вернётся в своё тело,
   Никто не сможет нам помочь,-
   Окончен сон - пропало дело.
  
   Но есть особенные сны,
   Верней, особенные люди,
   Они на крыльях Сатаны
   Живут на небе, веря в чудо.
  
   Им тайны под ноги легли,
   Найдут ответы на загадки,
   Наивны и глупы они,
   Запретные желанья сладки...
  
   Охотимся на двух детей,
   Везде расставили капканы,
   Для них потерян счёт их дней,
   Им больше не увидеть мамы...
  
   Впитаем силу их в себя,
   И с помощью тех ребятишек
   Проникнем в смертные тела,
   И будем жить среди людишек...
  
   Но вот проклятье, снова он,
   Опять неуловимый странник
   На наш тут посягает трон,
   Теперь он для детей охранник...
  
   Что он творит? Какой глупец!
   Взрывает стены изнутри,
   Всему наступит свой конец,
   Сгори, ты с нами здесь сгори!
  
   Стирая грани, видит свет...
   Его душа вконец замёрзла,
   Раз, унося с собой ответ,
   Он убивает "до" и "после"...
  
   Насколько хрупок бренный мир...
   Открыта дверь, оковы сняты.
   Проходим сквозь одну из дыр,
   Мы в полушаге от расплаты.
   Лестница миров
  
   Я был там много лет назад.
   Где время тихо замерзает,
   Где жизнь по капелькам стекает,
   Открыты двери в рай и в ад...
  
   Душа витает в небесах.
   За шанс пытаясь ухватиться,
   Висит, расправив крылья, птица,
   Беспечно забываясь в снах.
  
   Она потеряна для всех.
   В себе запутался создатель,
   Уснул навеки обладатель,
   Устав от собственных утех.
  
   А сил всё меньше, жизни сок
   Там даже души покидает,
   И остаточно умирает,
   Кто не усвоил сей урок.
  
   Миры вокруг, но нету сил
   Сквозь пелену туда пробраться,
   Рискует навсегда остаться
   Ничем, кто вечности просил.
  
   Да, там темно, но виден свет,
   Безжизненно, но не бездушно,
   Бойся остаться равнодушным
   На стыке всех эпох и лет.
  
   Бойся сорваться и упасть,
   Ведь духи-братья, духи-сёстры
   С тех пор, как мир наш грешный создан,
   Пытаются в него попасть.
  
   Будут с тобой в друзей играть,
   Бросают пыль, плетут интриги,
   Как бесы в наших древних книгах,
   Дабы опять живыми стать.
  
   А ты, как я в ту страшну пору,
   Стоишь у пропасти во лжи,
   Со всех сторон к тебе - их рты,
   Ты слаб и не даёшь отпора...
  
   Там, за кулисами, темно,
   Там всё подчинено законам,
   Циничным правилам суровым,
   Там вместе и добро, и зло.
  
   Кто-то найдёт ориентир.
   Как в джунглях, выживет сильнейший,
   В том смысл кроется простейший,
   Стоит на этом бренный мир.
  
   Не обойтись одной лишь силой.
   Сиянье душ растопит лёд,
   Судьба тебя наверх зовёт,
   А снизу - холод, смрад могильный...
  
   Шальная лестница миров...
   Ступенью выше или ниже,
   Стук сердца - громче или тише,
   А ты - всего лишь жертва снов.
  
   Проснись, пока ещё не поздно,
   Взлетаешь вверх, и вновь живой,
   Ты снова потерял покой,
   И рядом ярко светят звёзды...
  
   Повыше в рай, поглубже в ад...
   В том месте жизнь сильнее смерти,
   Вы просто на слово поверьте,
   Я был там много лет назад...
   Лестница миров. Негатив
  
   В каждом мгновенье - сотни лет,
   И в сотнях лет - одно мгновенье,
   Любое жизни проявленье
   Получит здесь на всё ответ.
  
   Мы - стражи тьмы, мы - духи-братья,
   Бдим вечность и порядок в ней,
   И лязги кованых цепей
   Тут, словно нежные объятья.
  
   А для живых здесь места нет.
   Тебе не выбраться с могилы,
   Мы отнимаем твои силы,
   Твой сохраним душевный свет!
  
   Застрял в проёме меж мирами,
   Вовсю пытаешься спастись,-
   Ты успокойся и уймись,
   Усни, и наслаждайся снами...
  
   Духи сестёр плетут интриги,
   Манипулируют тобой,
   А ты - наивный, молодой,
   О бесах не читаешь книги...
  
   Ты нарушаешь наш баланс,
   И свет во тьме горит всё ярче,
   Вокруг становится всё жарче,
   И тело входит в резонанс...
  
   Откуда ты черпаешь силы?
   Зачем вступаешь в сговор душ?
   Искрит над бездной звёздный луч,
   И нам не избежать кончины!
  
   Будь проклят, в вечности живой!
   Ты вверх возносишься с сестрою,
   А мы погибнем в этом зное,
   В этом аду, забыв покой!
  
   Ступенью выше или ниже,
   Искрится лестница миров...
   Вознёсся он, и был таков,
   Но ад становится всё ближе...
   Светлые твари
  
   Загадки таинством манят,
   Во мраке наши души водят,
   Сердца там тихо, сладко спят,
   Там каждый сам себя находит.
  
   Мы устремляемся во тьму,
   И не желаем видеть света,
   Закроемся в свою тюрьму,-
   Живём в ней, и не ждём рассвета.
  
   Чем дольше в пустоту глядишь,
   Та тем сильней в тебя врастает,
   Не пожалеешь, не простишь,
   И не поможешь, я-то знаю!
  
   Порочны все твои мечты,
   Тебе уже плевать на близких,
   Ты в полушаге у черты,
   В плену желаний самых низких...
  
   И я такой же, как и ты,
   Судьбы неведомой скиталец,
   Я предаю свои мечты,
   Продолжив свой смертельный танец...
  
   Постой! Замри, и обернись,
   Там, позади, вновь всходит Солнце,
   Забудь о всём, и улыбнись,
   Улыбка добротой вернётся!
  
   А я... я не могу спастись,
   И каждый день свой жду расплаты,
   Но к небу вверх хочу пройтись,
   Пока не срублены канаты.
  
   Я много зла здесь натворил,
   Блуждая в самом тонком мире,
   Я страшных дел наворотил,
   Вслепую бегая в эфире.
  
   Я искупить свою вину,
   Примкнуть желаю к Лиге Света,
   Я жизнь имею лишь одну,
   Душа моя всё ждёт ответа.
  
   Есть справедливость, или нет?
   Что есть добро, а что есть благо?
   Насколько искренен ваш свет,
   Примёте ль в братство своё мага?
  
   Ответа Бога я просил,
   С вопросами пошёл я в церковь,
   Мне пастырь гневно голосил,
   Мол, осквернил я души предков.
  
   Негоже бред такой нести,
   И лишь послушно верить в Бога,-
   Слова у батюшки просты,
   Его я понял с полуслова.
  
   Нет, в чём-то даже он неправ,
   Но есть другие Люди Света,
   У них - совсем другой устав,
   Поют молитвы до рассвета.
  
   Они прощают всем грехи,
   И всем задаром помогают,
   Мне правду с ними бы найти,-
   Те обо всём на свете знают...
  
   На первой мессе. Молча жду,
   Стою, молю себе прощенья,
   Мне брат велит: "Оставь вражду,
   Прими-ка наше облаченье!
  
   Одежды белые надень,
   Возьми в подарок угощенья,
   Запей вином, до дна испей,
   Прими в себя Его ты семя!
  
   Ты стань сосудом, прорастёт
   В тебе Его добра крупица,
   Неважно, что в себе несёт,-
   Она есть правды единица!
  
   И от всего ты отрекись.
   Ты - только раб в объятьях Божьих,
   Своей десницею коснись
   Вещей святых, забыв о ложных.
  
   Убей же дьявола в себе!
   Богу служи, и будь нам братом!
   Нет больше радости в тебе,
   Будь светом в битве с Супостатом!"
  
   Зерно я света принимал,
   И от всего я отрекался,
   Тупым, совсем безвольным стал,
   А ведь я так того боялся...
  
   Но сила, как и раньше, здесь,
   Так глубоко во мне зарыта,
   Бог запретил во тьму мне лезть,
   Но тайна будет мной раскрыта.
  
   Мне, правда, в облаках летать -
   Как ездить на велосипеде,
   Не позабыть, что смог узнать,-
   Моя заслуга и победа.
  
   Итак, я снова вижу сны,
   Я нахожусь у самой грани,
   Реальность - там, а здесь - мечты,
   Нет, всё не так! Стою в тумане.
  
   Я вижу белые одежды,
   Блеск позолоченных церквей,
   В них стон очередной надежды
   Разносит эхом всё сильней.
  
   У братьев в белом нет лица,
   Они давно лишились чувства,
   Повадки, как у мертвеца,-
   Стадо овец в руках безумца.
  
   Но и хозяин - не глупец,
   Фанатик и марионетка
   Приблизит челяди конец,
   Разит сердца людские метко!
  
   Все тайны спрятаны вверху...
   От глаз людских секреты скрыты,
   Но, отбирая шелуху,
   Вся правда будет мне открыта.
  
   А там, в далёких небесах,
   Прячась за звёздными лучами,
   Сведущ во всех благих делах,
   Скрывался облик подлой твари.
  
   Тот нимб, он - словно с серебра,
   И шелест крыльев голубиных,-
   Как волк в овечьей шкуре, тьма
   Давно людей за нос водила.
  
   Я видел дьявольский оскал,
   Ко мне его тянулись руки,-
   Святые? Где я их искал?
   Там нет святых, одни лишь суки!
  
   Бежал с небес, а Ангел Зла
   Смотрел мне вслед с такой досадой,
   Что понял: взмах его крыла,
   И будет небо хуже ада.
  
   Играет с пьяными людьми,
   Таких, как он, полно на свете,
   Верим в победу сил любви,-
   Мы все наивны, словно дети.
  
   Есть зло, но правды не встречал,
   Так где ж на свете справедливость?!
   Где то добро, что я искал,
   Куда же счастье испарилось?
  
   Все люди, пользуясь людьми,
   Пытаются на ярус выше
   Взобраться, чтоб достать огни
   С небесной иллюзорной крыши...
  
   Не видел в мире доброты,
   Любви, хотя бы состраданья,
   Растают добрые черты,
   Нет судей на мои деянья...
  
   Катись к чертям, проклятый мир,
   Тебя я с радостью покину!
   Открою дверь-ориентир,
   Рюкзак свой за спину закину.
  
   Я древних не боюсь богов,
   Мне нет уже пути обратно,
   Замок сниму я и засов,
   Лишь став сильней вдесятикратно!
  
   Отныне только Сила Тьмы -
   Моя надежда и тревога,
   Я сброшу цепь земной тюрьмы,
   Мне светит дальняя дорога!
  
   А что останется внизу?
   Мне то отныне безразлично.
   Я даже не пущу слезу
   По тем, кого знавал я лично.
  
   Могу разрушить целый мир,
   Но нет причин для беспокойства,
   Устрою злобным духам пир,
   Мне, дверь запретная, откройся!
  
   Они охотятся за мной,
   Я ускользаю безвозвратно,
   Иду дорогою прямой,-
   Что ждёт меня, мне непонятно.
  
   Я выше неба поднимусь,
   В последнюю сигая пропасть,
   Я силе древней обучусь,
   Отброшу страх, исчезнет робость.
  
   Я в полушаге у черты,
   И прыгну в бездну добровольно.
   Привет, родная Область Тьмы!
   Ты мною быть должна довольна.

Часть 3. Вознесение

Свет пройден, и Тьма обнимает его,

Как равного брата, отца своего,

Он ринулся в небо до высших небес,

Но что-то внутри предвещает конец...

   Некрономикон
  
   В который раз приходит ночь,
   И в мир людей вползает страх.
   Я позабавиться не прочь,
   Рисую знаки на замках.
  
   Все звёзды станут поутру
   В сатанистический парад,
   Сыграю с ними я в игру,
   И буквы древние горят.
  
   Пусть будет призван Йог-Сотот,
   Он - ключ от тайных звёздных врат,
   Пожну от встречи этой плод,
   Шагну в бескрайнюю Кадафь.
  
   Узнаю, то, что знать нельзя,
   Чего не видел людской род,
   Где даже звёзды не горят,
   Таится древний Азатот.
  
   Слепой полубезумный бог
   Слагает звуки на свирель,
   Мелодия из числ и нот
   Проходит сквозь пучину дней.
  
   Из ничего она творит
   Сотни и тысячи миров,
   Пока его свирель свистит,
   Порядок и закон таков.
  
   Пока играет Азатот,
   Змей времени на хвост упал,
   И он танцует, словно чёрт,
   Я эту истину узнал.
  
   Но за безумцем и слепцом
   Крадётся Хаос, злейший враг,
   Свирель его забрать готов,
   Стирая звуки в пух и прах.
  
   Все Древние, по сути, зло,
   Их раскидало по мирам,
   Ещё не всех я здесь учёл,
   О многих вам не рассказал.
  
   Они жестоки и сильны,
   В них - все природные явленья,
   Мы их тревожить не должны,
   Вселенные - их рук творенья.
  
   Итак, в старинном граде Р'льех,
   В морской пучине, под водой,
   Вдали от света и от всех
   Спит монстр Ктулху, враг людской.
  
   Похож на осьминога он,
   Имеет крылья в перепонки,-
   Вы не тревожьте его сон,
   Теряя личности осколки!
  
   Покуда Ктулху ещё спит,
   И видит сны, и грезит он,
   До той поры живём и мы,-
   Ведь мы и есть тот его сон.
  
   Зло дремлет в королевстве тьмы,
   Но суть творения оно,
   Во власти тёмной глубины,
   Где царь Дагон залёг на дно.
  
   Владыка всех земных морей,
   Покрытый рыбною луской,
   Оберегает от людей
   Всех жителей воды морской.
  
   На небе нашем - бог Хастур,
   Бог ветра, в бурю воет он,
   Как смерч огромный, очень хмур,
   Несёт людским домам урон.
  
   Ещё там где-то Йидра есть,
   Она - все грёзы и обманы,
   Владеет нами страсть и лесть,
   Когда в глаза плеснёт туманом.
  
   Она - коварна и хитра,
   Как куклами, играет нами,
   Но без неё мы никогда
   Не верили и не мечтали.
  
   Кто там ещё? Кого забыл?
   Ах да, девицу рода коз,
   Что наш людской согреет пыл,
   Детей рождая без волос.
  
   Она - владычица любви,
   Её вселенских проявлений,
   А мы - игрушки во плоти,
   Мы жертвы всех её течений.
  
   Она - убийца и сестра,
   Она и зло, она же - благо,
   Она - то лезвие ножа,
   То жизнь спасёт в пустыне влага.
  
   Её зовут Шуб-Ниггурат,
   Она - Иштар, она - Венера,
   Похоть её сильней стократ
   Всей силы воли кавалера.
  
   Она прекрасна, дарит жизнь,
   Она уродлива, опасна,
   Когда Иштар внушает мысль,
   Сопротивление напрасно.
  
   Шуб-Ниггурат заставит жить,
   Заставит под дождём промокнуть,
   Её коль сможешь позабыть,
   Она позволит тебе сдохнуть.
  
   Они, как айсберг, холодны,
   Все монстры звёздного ждут часа,
   Когда откроют дверь тюрьмы,
   Причин тому быть может масса.
  
   Её я снова отворил,
   Призвав тринадцать сфер Сотота,
   Пока же Ктулху видит сны,
   Я посмотрю на Азатота.
  
   Дороги больше нет назад,
   Себе открыл я двери ада,
   Но звёзды греют и горят,-
   Мне в том последняя отрада.
   Шуб-Ниггурат
  
   Нам всем пределы не видны,
   Не знаем сути тайн Вселенной,
   Не верим в сказки мы, увы,
   Но канет в лету груз нетленный.
  
   А правда, скрытая от глаз,
   В нашей природе прорастает,
   И, может быть, настанет час,
   Когда она нас оседлает.
  
   И в этот развращённый мир
   Вернётся с тысячей потомков
   Богиня хаоса и тьмы
   Козой лесною, к страсти хоткой.
  
   Не верят в сказки. Пусть в стократ
   Все скептики за ум возьмутся,
   Ведь к нам идёт Шуб-Ниггурат,
   Нам всем желательно очнуться...
   Шуб-Ниггурат. Негатив
  
   В ваших глазах - мои мечты.
   Теряя самообладанье,
   Сползая вниз от пустоты,
   Мои исполните желанья!
  
   Сейчас так много в вас меня,
   Я целей всех своих достигну,
   Пройдусь по вашим головам,
   Свой грешный храм на них воздвигну!
  
   Я - жрица ночи, мать всех псов,
   Моя любовь течёт ручьём,
   Страсть пробирает до основ,-
   И ночью грезите, и днём!
  
   Я за невидимой стеной,
   Она свободу отнимает,
   Закрыта дверь замком-звездой,
   Её заклятье охраняет.
  
   Когда все звёзды станут в ряд,
   Когда лучи эпюр сойдутся,
   И будет проведён обряд,
   Врата времён вновь распахнутся!
  
   И мы вернёмся в бренный мир,
   Где люди подобают зверю,
   Где больше не читают книг,
   И к доброте закрыты двери.
  
   Наш древний пантеон богов...
   Мы долго в сей тюрьме томились,
   Ваш мир перевернём вверх дном,
   Вы на Земле от рук отбились!
  
   Я вас любви всех научу,
   Свободу потерять заставлю,
   Вернусь по звёздному лучу,
   И на войну страстей отправлю!
  
   Люди живут и видят сны...
   Я жду момента возвратиться,
   И, выбравшись из сей тюрьмы,
   Ваш мир в обломки превратится.
  
   Имя моё древней в стократ
   Всех ваших христианских сказок,
   Меня зовут Шуб-Ниггурат,
   Я в вашу жизнь добавлю красок!
   Культ Дагона
  
   Я равен стал всем силам Тьмы...
   Плевать на мольбы и запреты,
   Я отворяю дверь тюрьмы,
   Желая получить ответы.
  
   Я книгу проклятых открыл,
   И на полу рисую знаки,
   Никто мой не остудит пыл,-
   Получите своё, собаки!
  
   Граница мира, растворись!
   Откройся мне, портал Вселенной!
   Я искрой улетаю ввысь,
   Словно огонь звезды нетленной.
  
   Тоннель над пропастью открыт,
   Построен мост между мирами,
   И все, кто там давно забыт,
   Наполнят нашу жизнь делами.
  
   Но мне, же, даже всё равно...
   Мне возвращаться не придётся,
   Тот старый мир упал на дно,
   Один лишь путь мне остаётся.
  
   Мне кладезь мудрости открыт,
   Мне слуги - Время и Пространство,
   Домой путь будет позабыт,
   Ведь я - любитель дальних странствий.
  
   Я, наконец, всё осознал:
   Наш мир сложней, чем мне казался!
   Пока я в темноте блуждал,
   Народ с рассветами прощался.
  
   Русалки, духи, монстры, тьма,-
   Всё здесь по-своему реально.
   Наверно, я сошёл с ума,
   Коль я повис за самой гранью.
  
   Но самый скверный мой итог -
   От дел моих проснулись боги,
   А здесь, вверху, я весь продрог,-
   Пустынны к вечности дороги.
  
   Тут одиноко, как внизу...
   И что с того, что звёзд касался?
   Могу я сотворить грозу,
   Мир подо мною содрогался...
  
   Добрей я от того не стал,
   И злость становится сильнее.
   Я никого не целовал,-
   От этого ещё больнее.
  
   И, лишь отрёкшись от всего,
   Ты понимаешь: нет важнее,
   Важнее сердца твоего,
   Оно поможет быть добрее.
  
   Ведь зло опять рождает боль,
   И вечный хоровод по кругу,
   Себе на рану сыпешь соль,
   Тихо подножку ставя другу...
  
   Но я, увы, в сто раз глупей,
   Я был живым, теперь - отчасти,
   Но нет, замки со всех дверей
   Я поснимал, желая власти!
  
   Мой мир на грани, и к нему
   Протянут руки злые боги,
   Так было раньше, в темноту
   Ведут безлюдные дороги.
  
   И лишь добавлю эпизод,
   Как дополнение к рассказам,
   Шуб-Ниггурат и Азатот,-
   Поверьте, люди, этим фразам!
  
   Итак, воды безумный бог,
   Что предки нарекли Дагоном,
   Пытается найти предлог
   Вернуться со своим народом.
  
   И коль я двери все открыл,
   Его ничто уже не держит,-
   Сундук Пандоры отворил,
   Людей вконец лишил надежды!
  
   И твари с моря поползли,
   И люди в тварей превращались.
   Бессмертны, с чешуёй змеи,
   Вконец с людьми перемешались.
  
   Случилось всё на островах...
   Рептилии союз скрепили,
   И тучи людочерепах
   Людские земли наводнили.
  
   И если бы я не вмешался,-
   Не видеть людям белый свет,
   Ведь так, как я и опасался,-
   То лишь одна из сотни бед.
  
   Я первым солнечным лучом
   На спящий смертный мир пролился,
   Закрою дверь-ка я ключом,
   Что мне однажды пригодился...
  
   И пусть глупцы Дагона чтят,
   В поклонах бьются Азатоту,-
   Я не открою впредь тех врат,
   И не откроюсь Йог-Сототу.
  
   Вопросов к небу больше нет.
   Нашёл я в нём себе ответы:
   Прекрасней звёзд, комет, планет,-
   Здесь, на Земле, встречать рассветы.
  
   И в этом мире я - один,
   Пока один, самый счастливый,
   Тайн и загадок господин,
   Своей судьбой такой любимый...
  
   Я - человек, и в этом суть.
   Таких высот достать пытался,
   Сквозь двери тайны заглянуть,
   И победить всё, что боялся...
  
   И знаешь, я всего достиг,
   Теперь, пожалуй, буду смертным,
   Закончу свой последний стих,
   Закрою дверь к ступеням верхним.
  
   Ведь счастье - просто быть живым,
   Так просто радоваться жизни,
   Сказка развеялась, как дым,
   Остались от неё лишь мысли.
  
   На память о прошедших днях
   Дневник свой старый сохраняю.
   О всех тех тайнах и делах,
   Кто верит - обо всём узнает.
   Культ Дагона. Негатив
  
   По эту сторону черты
   Есть только тьма, не видно света,
   Но ваши зыбкие мечты -
   Как приближение рассвета.
  
   Порой встречаются глупцы,-
   И носит же таких по свету,-
   Магистра манят мертвецы,
   В аду он разглядел комету...
  
   Он дверь тихонько отворил,
   Дабы на тайны поглядеть,
   Беду большую сотворил,
   К вам на порог прокралась смерть!
  
   И будет царь Дагон и братья
   Морей пучины заселять,
   Людишек не спасут распятья,-
   С богами им не совладать!
  
   Амфибии уже на суше,
   Жён начинают совращать.
   Открылась церковь, к ней бы лучше
   Детей вообще не подпускать!
  
   В права вступает Культ Дагона,
   Нас люди чтят на островах,
   Я - смертных новая икона,
   С главой дельфина на плечах.
  
   Недолго будем миром править,
   Плохие братья у меня,
   Никто не сможет их заставить
   Не применять к живым огня...
  
   Но лишь когда проснётся Ктулху,
   Весь мир проглотит его рот,
   Змея времён посеет муку,
   И зарыдает Азатот.
  
   Ну а пока... ещё есть время
   Смеяться, плакать, песни петь,
   Я облегчу для смертных бремя,
   Не дам им от огня сгореть.
  
   Я всех омою их водою,
   И приглашу к себе на дно,
   Дам им бессмертья и покоя,-
   Пусть делают, что велено!
  
   Но он просёк все наши планы,
   И всех нас вновь опередил:
   Судьбы расставлены капканы,
   Он наобум в них угодил...
  
   Магистр двери закрывает,
   Он все загадки рассмотрел.
   Теперь он мудрый, он всё знает,
   И сердцем он не омертвел.
  
   Опять томиться, ждать рассвета,
   Вновь в Область Тьмы закрылась дверь,
   И только тень от силуэта
   Перед глазами, как теперь...
   Эпилог
  
   Моя последняя страница...
   Я возвратился за предел,
   Тебе сейчас ещё не спится,
   Прочти, друг, всё, что я узрел!
  
   Конца нет тайнам и загадкам,
   И нет фантазии конца,
   В потоке жизни кисло-сладком
   Всё места нет для храбреца...
  
   Я помню, как однажды в омут
   Смотрел с надеждою в глазах,
   Я был учёным, и не тонут
   Такие в разных чудесах.
  
   Тогда я думал: "А, прорвёмся!
   Загадки - просто чепуха!
   А объяснение найдётся,
   Всё это - бред, одна труха"...
  
   Искал я в жизни приключений,
   Я молча тайны собирал,
   И в этом вихре увлечений
   Я самого себя терял.
  
   Раздвинул рамки представлений,
   И жизнь пустил на самотёк,
   Коснувшись тайных знаний, рвений,
   Я стал к земному столь далёк...
  
   Постиг магические знаки,
   А позже труп я воскресил...
   Нет, все учёные - собаки,
   Смотреть на них нет больше сил!
  
   Как можно так людей дурачить,
   Скрывать иную суть вещей,
   И если жизнь хоть что-то значит,
   Ты, друг, решайся, не робей!
  
   Тогда впервые за пределом
   Я оказался, как дурак.
   Во тьме шёл медленно, несмело,
   Домой вернулся кое-как...
  
   Но небо сыновей не любит,
   И, отпуская погулять,
   Ещё сильнее крылья рубит,
   А ты опять бежишь летать...
  
   Недели шли, за ними - годы,
   Я стал экспертом в мире Тьмы,
   Мне не страшны судьбы невзгоды,
   Хотел я вырваться с тюрьмы.
  
   Вконец я разочаровался
   В устройстве наших дел земных,
   Со всем и всеми попрощался,
   Купался в звёздах вековых.
  
   Там на вопросы все ответы,
   Там всё понятно, как игра,
   Да только никого там нету,
   И правда не всегда одна.
  
   Я понял: жизни нет чудесней,
   Что нам судьбою велена,
   Закончился мой путь небесный,
   Я снова Землю спас от зла.
  
   Я буду лучше человеком,
   Таким же грешным, как и все,
   А то, что выше, канет в лету,
   И станет строчкой на листе...
  
   Далась мне вечность, как подарок,
   Её вернул богам назад,
   Как результат своих ремарок,
   Я смертной жизни буду рад.
  
   Буду встречать рассвет с закатом,
   Цветком весенним расцветать,
   Искать надежду, как когда-то,
   Я буду жить, я буду ждать...
  
   Мы в мире между Тьмой и Светом,
   Живи, и не ступай за край!
   Ложись в закат, вставай с рассветом,
   И не ищи на небе рай!
  
   Будь счастлив каждую минуту,
   Вокруг тебя - лишь чудеса,
   Однажды, как тогда кому-то,
   Тебе подарят небеса.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Э.Никитина "Пересекая границу реальности"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Н.Джой "Выбор"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"