Завацкая Яна: другие произведения.

Ликей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 4.33*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь находится начало романа, полный текст удален по просьбе издателя. Книгу можно купить на ozon.ru


   ЛИКЕЙ.
  
  
  
   Человечество будет разделено на две неравные части;
   Человечество будет разделено на две неравные части по неизвестному нам параметру;
   Человечество будет разделено на две неравные части по неизвестному нам параметру, причем меньшая часть форсированно и навсегда обгонит большую...
   А. и Б. Стругацкие, "Волны гасят ветер".
  
  
   Пролог.
  
   Путь Воина.
  
   В этот день Джейн проснулась раньше восхода солнца.
   Лето вступило в свои права, световой день начинался рано, так рано, что глаза еще слипались, когда Джейн на ощупь выбиралась из кровати, натягивала кампо, выскакивала на крыльцо. Но сегодня Джейн не спалось. Она лежала в темноте и честно пыталась заставить себя заснуть. Но это ей так и не удалось. Еще невидимые солнечные лучи коснулись зенита, чуть побледнел небосвод, гася звезды - и Джейн, не утерпев, поднялась.
   До обычного времени подъема оставалась еще добрая четверть часа. Ничего, позанимаюсь подольше, решила Джейн. Она знала, что вряд ли потратит это выигранное время на занятия. Натянула светло-синее кампо - спортивный костюм. Быстро причесав пшеничные пышные волосы, заплела их в косу и прочно закрепила на затылке тяжелым узлом. Затем она в струночку застелила кровать, бросила взгляд вокруг - негоже оставлять комнату неубранной.
   Вокруг царила обычная свежесть и простота. Жилище ликеиды - узкая жесткая постель, заправленная синим покрывалом, мебель ручной работы, из чистой калифорнийской сосны, с резным узором - шкаф, письменный стол полукругом, на нем шаровидный монитор, коробочка сейвера, клавиатура, яйцо управления. Над столом книжные полки, кресло-качалка у окна, несколько широких ратановых табуретов, чисто вымытый паркет, на стене - подлинник Вагуччи, экран ВН, несколько растений в горшках... Джейн убрала в шкаф халат, оборвала несколько желтых листков аспарагуса, бросив их в люк мусоропровода в стене. Вышла, ступая босыми ногами по прохладным деревянным плиткам.
  
  
   Ночью прошел дождь, мокрая тропинка разъезжалась под ступнями, приятно обнимая их хлюпающей мягкой прохладой. Когда Джейн добежала до рощи, солнце уже вышло и сверкало тысячами драгоценных капель на траве, на мокрых листьях, мир переливался, как гигантское бриллиантовое колье.
   Джейн, ровно дыша, проделала комплекс утренних упражнений. Выбрала местечко посуше и села медитировать. Мышцы еще приятно ныли после работы. Джейн довольно легко вошла в медитативный ритм, повторяя личную мантру. Вскоре мантра зазвучала как бы самостоятельно, и Джейн вошла в сверкающий, дарящий блаженство и успокоение свет. Через двадцать минут сработали внутренние часы, девушка с некоторым усилием открыла глаза. Как обычно во время медитации, она не только не замерзла, но тело ее разогрелось, кожа слегка покраснела.
   Джейн двинулась назад - не легким бегом, как обычно, а пешком. Сегодня она могла себе это позволить. У нее было время... да и не так уж важно, пробежит она три мили или только полторы...
   Тем более - день сегодня особенный.
   Сейчас, после медитации Джейн думала об этом спокойно.
  
   Она когда-то училась ходить по сельве - в южноамериканских душных и влажных лесах они проводили месяцы, работая среди местного населения, учась выживать в джунглях. Теперь это умение пригодилось ей... Джейн пробиралась, проскребалась сквозь почти сплошной ковер лиан, ветвей (и хоть бы топорик дали!), живой, дышащий, грозящий близкой опасностью... вот мелькнет среди ветвей узорчатое длинное тело питона... скорпион... и этот безумный, душащий зной, и дивные сказочные орхидеи - таких больше нигде не встретишь. И крики попугаев вдали. Имитация, надо сказать, очень умелая.
   Неизвестно сколько прошло времени, издали потянуло свежестью. Река? Джейн загоняла усталость вглубь. Весь день еще впереди - какая может быть усталость? Что-то голубое сверкнуло за деревьями.. Нет, не вода это - просто просвет. Вскоре Джейн подошла к обрыву.
   Как же тут спуститься-то, черт возьми? Это уже не имитация... видимо, скала естественная. Ладно, это неважно. Джейн внимательно осматривала склон. Ага!
   Она стала осторожно спускаться, стена - почти отвесная, но ничего... ничего, она справится. Джейн старалась цепляться только за камни - растительность ненадежна. То и дело камешек выскальзывал из-под ног, рука предательски дрожала, Джейн замирала, повиснув на головокружительной высоте...хотя что тут, метров 15, не больше. Наконец ноги ее коснулись земли. И почти сразу же она увидела Сэма.
   Сэмюэль Хиггинс, соискатель с медицинского отделения,, сидел на земле, бинтуя себе ногу рубахой, разорванной на куски.
   - Сэм? - парень вздрогнул, обернувшись к ней.
   - А, Джейн... ничего, иди дальше. Видишь, не повезло мне.
   На лбу Сэма выступали крупные капли пота.
   - Что с тобой? - Джейн присела рядом с ним.
   - Ничего, ногу вывихнул, похоже. Вправить не удастся вручную, и не думай. Сейчас забинтую и дальше поковыляю. Сорвался с этой чертовой скалы.
   - Помочь?
   - Ну, помоги затянуть...
   Джейн туго забинтовала ногу Сэма. Лодыжка уже распухла. Парень начал натягивать ботинок.
   - Не натянешь...
   - Надо бы. Идти будет легче. Ну ладно, слушай, все. Спасибо - и иди. Что толку, если оба провалимся?
   Джейн покачала головой.
   - А как ты один пойдешь? Мало ли что еще впереди?
   И в это же мгновение она услышала легкий шорох. Вроде бы, ничего не значащий шорох - мало ли что, попугаи орут, обезьяны, деревья шумят... Джейн осторожно обернулась.
   Этого было достаточно - два острых огня мелькнули среди ветвей. Кусочек пятнистой шкуры. Выслеживает...
   - Ягуар, - прошептал Сэм, - Беги, Джейн... что толку.
   Девушка сжала кулаки - ногти впились в ладони - шагнула навстречу ягуару...
   Виртуальному? Или нет?
   И тогда ягуар прыгнул.
   В первый же момент, когда когти располосовали куртку и коснулись тела, Джейн поняла - не имитация. Это самый настоящий зверь... может, даже специально подтравленный. Джейн успела, к счастью, уклониться, отпрыгнула в сторону... Их учили приемам борьбы с животными. Учили, но вскользь - она же не десантник, в конце-то концов. Путь Воина - да, но Воин она только в переносном смысле. Обычный генетик. Ягуар прыгнул снова, целясь на горло. Джейн перехватила зверя за глотку. Сзади, хромая, подоспел Сэм - ударил ягуара какой-то заостренной палкой. Зверь вырвался, разъяренный, прыгнул снова. На Джейн... дальше все завертелось в какой-то безумной карусели - кровь заливала глаза, Джейн тщетно пыталась схватить зверя то за лапу, то за горло, уворачивалась, прыгала... где-то рядом мельтешил Сэм. Наконец Джейн осознала, что держит ягуара за горло, все крепче сжимая хватку, а Сэм запустил руку в пасть зверя... И кажется, больше ягуар не шевелится.
   Джейн перевела дыхание. Сэм вытащил из пасти ягуара окровавленную кисть.
   - Ну как ты? - спросил он. Только теперь раны дали о себе знать.
   - Тут река должна где-то быть, - сказала она, - Умыться бы... А ты как?
   - Я ничего... руку только вот зажевал. Но кажется, кости целы. Да нога еще - как я с ней пойду, не знаю. А ты? Вид у тебя, честно сказать...
   Ягуар разорвал Джейн плечо, грудь, задней лапой ударил по ноге, порвав брюки и оставив кровавую полосу. Рана на плече сильно кровоточила. Кроме того, приличная царапина была и на лбу, под волосами.
   - У тебя плечо сильно кровит. Сними блузку, перевяжем, - предложил Сэм.
  
  
   Как обычно, алый и золотой огромный шар солнца поднимался над Лейк-тауном, и Джейн смотрела на солнце не щурясь. Как обычно, каждое деревце наклоняло к ней свои ветви, словно здороваясь, и птицы начали свою утреннюю распевку, все вокруг было живым, разумным, все радовалось пробуждению, и Джейн свято верила, как в детстве, что еще немного - и деревья заговорят.
   Она шла теперь с горки и видела внизу весь Лейк-таун, как на ладони. Синевато-темная гладь огромного озера, давшего название поселку, и пышная зелень садов, скрывающих особняки ликеидов, небольшой район двухэтажных желтых домов вдалеке - там жил обслуживающий персонал, четкие линии песчаных дорожек, словно жилки взрезавших бурную зелень... синие пятна прудов и бассейнов, разноцветные клумбы, четыре серые линии автодорог, разделивших поселок на равные части - от любого гаража легко добраться до шоссе. Миг - и Лейк-таун исчез из вида, чтобы позже возникнуть уже не панорамой, а - рядом, лицом к лицу. Пока Джейн беспечно шагала сквозь сосновую рощу, солнце просачивалось сквозь хвойную темень до самого дна, бросая на подлесок, на дорогу, на босые ступни Джейн светлые дрожащие блики.
   Она совершенно не боялась того, что предстояло сегодня. Чего бояться, в самом-то деле? Четыре главных экзамена позади, причем сумма баллов - 88, это один из лучших результатов в колледже... да что там, во всем Вирджинском Ликее.
   Экзамен по специальности - генная инженерия, затем - общая биология, затем - основы личности (распадающийся на три этапа - физическое совершенство, интеллектуальная основа, этика) и наконец - история (включающая, разумеется, и историю искусств). Что ни говори, она уже доказала свою ликейскую зрелость...
   Да, доказала. Только одно осталось - сегодняшнее. Самое простое в чем-то - вроде игры. Но и самое сложное - потому что ты не знаешь, что ждет тебя во время Испытания...
   И страшное - потому что если ты не пройдешь Испытание... Да, у тебя будет еще один шанс - через год. И потом еще один - и если ты не пройдешь трижды, то с Ликеем придется прощаться. Да, шансы еще будут. Но то, чего ты лишишься сегодня - перенести это будет невероятно трудно.
   Но можно, напомнила себе Джейн. "Настраивайся на худшее" - одно из психологических правил. Любую боль можно перенести. Даже то, что ты окажешься неспособной... неготовой... даже то, что ты не пройдешь Путь Воина. Не станешь одной из тех, кто строит и защищает Будущее Человечества.
   Правда, Джейн пока не знала, как перенесет это... но наверное, уж как-нибудь перенесет.
   А впрочем, почему она не пройдет Путь Воина? Она никогда не была хуже других, даже наоборот. Ни в чем она не уступала другим ликеидам. Да, но это не гарантия, напомнила себе Джейн. Среди ребят ходили смутные рассказы о каком-то отличнике, который побил на экзаменах все рекорды, а Путь Воина не прошел. Ликейский фольклор... Но кто знает?
  
  
   У края бассейна Джейн сбросила кампо, оставшись в упругом синем бикини, натянула на волосы шапочку, рыбкой нырнула вглубь. Ледяная утренняя вода обожгла тело, едва не закрутив икры в судорогу, Джейн несколькими сильными рывками переплыла бассейн поперек, затем прошла его дважды вдоль. Потом вылезла, и не одеваясь, оставляя мокрые следы на плитках, прошлепала в дом. Золотой ретривер Айки бросился к ней, бешено виляя хвостом, норовя потереться о голые коленки. Джейн рассеянно приласкала собаку, взбежала наверх.
   Оказавшись в своей комнате, девушка принялась одеваться. Рабочая форма - удобные эластичные брюки, темно-серая роба, под нее - скромная блузка с белым, кокетливо выложенным на форму воротничком, на блестящей пряжке ремня и на левом рукаве - эмблема вирджинского Ликея: скрещенные меч и факел. Не очень-то нарядный вид будет на церемонии выпуска, подумала Джейн и тут же оборвала себя: до выпуска еще дожить надо...
   Заново причесалась, аккуратно уложив волосы. Распускать их, тем более - делать сложные прически и на занятиях-то было запрещено. Так же, как и любая косметика. Тем более - Испытание... Впрочем, Джейн и не особенно нуждалась в косметике - юное лицо, сочащееся идеальным здоровьем, яркие полноватые губы, безупречная чуть загорелая кожа без малейших изьянов (разве что едва заметная россыпь веснушек на носу), большие серьезные серые глаза в обрамлении темных, чуть загнутых длинных ресниц. Полюбовавшись на себя, Джейн вышла в коридор и спустилась по лестнице к завтраку.
   - Доброе утро, мам, пап! А где Кэрри?
   - Guten Morgen, Сара Джейн, - ответила мать, целуя ее в щеку, - Сarry kommt gleich. Nimm platz, du hast heute einen schweren Tag.
  
   /Доброе утро, Сара Джейн, Кэрри сейчас придет. Садись, у тебя сегодня трудный день/
  
   Ах да, у нас же сегодня четверг, немецкий день, сообразила Джейн. На секунду ей стало неприятно - уж в такой-то день можно забыть о традициях. Но с другой стороны, это у нее день особый, а Джефу и Кэрри нужно учиться как обычно. Еще немного подумав, Джейн мысленно поблагодарила мать за то, что та тактично успокаивала ее - мол, ничего особенного, все, как всегда. Вот по-немецки сегодня говорим...
   Мать сама накрыла на стол. Папа пролистывал распечатку утренних новостей. Джеф колдовал у кофейного автомата. Все, как обычно, снова подумала Джейн, и дрожь вдруг пробежала по ее телу... все, как обычно.
   Неужели мама и отец тоже проходили Путь Воина? Как трудно в это поверить теперь...
   Сегодня либо все, либо - ничего. Ни один экзамен нельзя сравнить с Путем Воина. Аналог инициации у индейцев и прочих туземцев, да, это понятно... но либо сегодня полностью решится ее судьба, она будет направлена на место работы, начнется совсем иная, новая жизнь... либо - ничего.
   - Я чувствую, мы получим сегодня кофе, - сказала мама (разумеется, этот и последующие разговоры шли по-немецки), - Раз за дело взялся настоящий мастер...
   - Сейчас я сделаю, - возмутился Джеф, - прямо десять минут нельзя подождать!
Джейн принялась намазывать тосты маслом.
   - Джеффри Уилсон - лучший в мире специалист по завариванию кофе и чая! - провозгласила мама, - Сертификат Калифорния-87!
   - Лучший в мире кофе, - подхватила Джейн, - сорт "Переспелка", тип "выкипевший", заварка фирменная, после заварки уборка кухни на совести автора...
   Джеффри, на носу которого веснушки выступили очень явственно, раскрыл рот, собираясь что-то ответить, но тут появилась Кэрри. Трехлетнее создание в очаровательной голубой блузке и синих брюках с бретельками, ангельское личико в россыпи светлых кудряшек - девочка тут же вскарабкалась на свой высокий стул и потянулась за печеньем.
   - Кэролайн!* - предупреждающе сказала Мэрилин, вставшая за стулом ребенка, как телохранитель за президентским креслом, - Что нужно сказать?
   Девочка сморщила личико.
   - Доброе утро, - выдавила она из себя. У Кэрри начинался переходный период - три года... Но она уже усвоила, что некоторые правила нужно соблюдать... иначе можно остаться и без завтрака.
   - Guten Morgen, Carolin, - поздоровалась мать.
  
   */В системе Ликея были возрождены древние традиции - детей стали называть, как в старину, полными именами: Ричард, Томас, Вирджиния, Катерина; сокращенные имена - Рик, Дик, Том, Джин, Кэт - остались только в обращении между близкими людьми. Часто родители в педагогических целях обращались к маленьким детям, используя полное имя/
  
   - Как она спала? - спросила мать у няньки по-английски. Мэрилин, не будучи ликеидой, иностранных языков не знала.
   - Хорошо, мэм, - ответила женщина, сверкнув белозубой улыбкой на черном лице, - Поутру капризничала. Не хотела одевать брюки, хотела воскресное платье... Я говорю - платье не положено в будний день, а она - хочу быть принцессой... насилу уговорила.
   Мать кивнула.
   - Да, Мэрилин, спасибо. Вы можете идти, ваша помощь потребуется мне сегодня после шести часов... у нашей Джейн будет церемония выпуска.
   Надо же, сказала это с полной уверенностью... А между тем ведь известно, что каждый год хотя бы трое-четверо не проходят Путь Воина. И заранее не угадаешь - кто. В экзаменах можно заранее предположить, кто срежется - все равно кто-то лучше успевает, кто-то хуже. А в Испытании...
  
  
   Джейн попала на этот раз в обстановку пустыни. Климатизаторы старались вовсю - дышать было почти невозможно. Солнце пекло так, что казалось, на макушке можно приготовить яичницу. И почему-то в поселке никого не было. Тощая собака забилась под забор, тщетно ища тени. Но людей было не видно. Бессильно обвисло почти высохшее белье на веревке. Доносились какие-то голоса... сиеста, подумала Джейн. Не иначе, как сиеста. Скорее всего, это Египет... или Саудовская Аравия. Внезапно раздался гул - Джейн быстро осмотрела небо... Здесь все-таки имитатор, и просто так эти звуки появиться не могут. Ничегошеньки не было видно в палящем, знойном, прокаленном небе... Джейн побежала легкой трусцой вдоль улицы - должна же где-то быть отгадка. Улица кончалась тупичком, а дальше, за небольшой тропинкой тянулось выжженное пространство, и лишь маленький, явно насыпной холмик выдавал... убежище? Да, наверняка. Внезапный визжащий свист оглушил Джейн - она легла на землю, закрыв голову руками, и тотчас грохот разорвал барабанные перепонки, земля содрогнулась, и на голову посыпалось что-то... тяжелое, как град, какие-то обломки или комья земли. Когда все кончилось, Джейн осторожно подняла голову. Забор на нее обрушился... и стена дома - обломки кирпичей валялись вокруг. Ничего себе, дела... Но вроде бы, серьезных повреждений нет. Джейн стала пробираться вдоль забора - туда, за улицу, к укрытию в степи. Внезапно под ноги ей попалось что-то скользкое... противогаз! Джейн подняла вещь - в имитаторе такая находка просто не может быть случайной. О, Создатель! Противогаз весь был залеплен изнутри кровью... и даже какие-то ошметки - мозг, глаза, налипли на него. Но удивительно - сам цел... Ну понятно, компьютерные игры, усмехнулась про себя Джейн. Как же я его надену? Она протерла рукавом, насколько смогла, хотя бы очки противогаза. Бычья кровь, сказала она себе. Не человеческая же... взяли и намазали бычьей кровью - не побрезгаю ли я... подумаешь, было бы чего пугаться! И в этот момент гул раздался снова.
   Теперь Джейн успела найти удачное укрытие - в придорожной канаве. Молча сжавшись, слушала свист и грохот, чьи-то вопли, доносившиеся сверху. Едва закончилась бомбежка, раздалась сирена, и чей-то голос начал вещать, похоже, из репродуктора.
   - Внимание! Газовая тревога! Всем надеть противогазы и в укрытие! Надеть противогазы и в укрытие! Газовая тревога!
   Джейн, стиснув зубы от отвращения, натянула на голову скользкий от крови противогаз.
   Почти теряя сознание от духоты, она добежала до укрытия...
   Там внутри, на земляном полу, лежала темная, крупная женщина, как-то неестественно вывернув ноги. Джейн подошла к ней. Быстро осмотрелась - больше никого вокруг. Груда тряпок в углу, тумбочка, и больше никакой мебели... Женщина была без сознания, белки полуоткрытых глаз закачены. Джейн присела на колени, осматривая пострадавшую. Все ясно... Плечевой сустав раздроблен, разбит, и из раны медленно течет густая венозная кровь. Халтурщики, мельком подумала Джейн. Долго бы она тут пролежала с таким кровотечением. Ладно уж. Джейн быстро рылась в тряпках. Выбрала нечто подходящее - широкий матерчатый пояс. Заглянула и в тумбочку - и конечно же (действительно, халтурщики!) там обнаружилась металлическая блестящая коробка. Джейн первым делом перетянула пострадавшей плечо, убедилась в том, что кровотечения нет... вроде бы. В коробке оказались пара шприцев и противошоковый набор, кроме того - пара случайных медикаментов. Пульс у женщины был частый, слабого наполнения. Подумав, Джейн воткнула ей иглу в вену на локтевом сгибе, ввела катетер, прикрепила пластиковый сосуд с физраствором, и уже туда, в специальное отверстие, ввела все, кроме фесдола - обезболивающее пока, пожалуй, не требовалось, женщина была без сознания.
   Ну вот, теперь она в относительной безопасности. В ближайшие два часа, наверное, не помрет. Снаружи послышался шум. Джейн напряглась, вскочила, приняла боевую стойку. Но вбежавшие оказались в белых халатах и с носилками. Не обращая никакого внимания на Джейн, они погрузили пострадавшую и унесли прочь...
  
  
   Мэрилин, попрощавшись, вышла. У нее сегодня свободный день... Ликеиды воспитывали детей сами, пользуясь услугами няни лишь для будничной рутины - уложить ребенка спать, вымыть, одеть, иногда - вывести на прогулку. Иногда - последить за ним, пока родители заняты. Кроме того, разумеется, для дошкольников приглашали домашних учителей. К Кэролайн ходило уже четыре учителя - по рисованию и лепке, по музыке (девочку учили играть на скрипке), по танцам и по общему интеллектуальному развитию. Все четыре урока повторялись ежедневно - впрочем, Кэрри воспринимала все это как игру. В промежутках мать и отец еще занимались с ней - плавали, катались верхом, читали книжки и стихи, гуляли в лесу...
   Джеф обучал ее некоторым движениям риско*, Джейн - рассказывала сказки. Были у девочки и друзья-сверстники, живущие по соседству. Сейчас Кэрри представляла собой центр всей семьи, средоточие ее усилий - вырастить еще одну ликеиду, совершенного, прекрасного человека, Воина Света. Так воспитывали их всех.
  
   / Риско - школа восточного единоборства, сложившаяся примерно в середине 21 века в Японии и распространившаяся по всему миру, к настоящему времени стала практически основной, вытеснив устаревшие виды единоборств. Риско считается обязательным видом спорта в обучении ликеидов во всем мире, на основе риско ликеиды обучаются медитации, самоконтролю, психотехникам./
  
   В семье Уилсонов сложилось так, что разница в возрасте между детьми была большой. Мама родила Джейн, старшую дочь, едва закончив Миссию и вернувшись домой из Африки, по любви вышла замуж, но карьеру пришлось отодвинуть, пока не подрастет малышка. Едва Джейн пошла в школу, в первую ступень - появился Джеф... Подрастив его, мама какое-то время позволяла себе заняться преподаванием, к которому и готовилась в школе. И вот теперь, словно соскучившись по малышу - родила Кэролайн, когда старшей дочери было уже 19.
   - Благодарим тебя, мать Земля, за дары, которые ты приносишь нам, - сказала мать, все члены семьи сложили руки в знак благодарности. Помолчали немного, потом приступили к еде.
   - Ну вот и наш уникальный кофе, - заметила Джейн. Брат стал разливать кофе по чашкам.
   - Ну и ехидина же ты, - сказал он. Папа отложил наконец распечатку.
   - В Бразилии появилась какая-то "Партия равенства", - сообщил он, - чего хотят - сами не знают. Но собираются выдвигать президента. Предвыборная программа у них - сближение образа жизни ликеидов и остальных. Надо полагать, ответственность ликеидов тоже они хотят перенять.
   - Старая песня, - заметила мама.
   - Надо же, этот кофе даже можно пить, - ехидно сказала Джейн, - ты поражаешь воображение своими успехами, Джеффри...
   - Знаешь, что я сегодня видела во сне? - спросила Кэрри и тут же, болтая ножкой, начала рассказывать. Она видела во сне такую огромную гусеницу (явно следы недавно прочитанного Кэролла), которая разговаривала, но Кэрри не испугалась, и еще там была такая лошадь, очень красивая, белая, и принцесса, которая живет в золотом замке.
   - Кэролайн, не забывай кушать, - напомнила мать, - и осторожнее, пожалуйста - не облейся.
   Кэрри с увлечением ковыряла ложкой яйцо всмятку.
   - А мы пойдем сегодня на озеро? - спросила она.
   - Если будет тепло, пойдем, - пообещала мать.
   - Ночью шел дождик, - заметил отец.
   - Да, в лесу мокро, - подтвердил Джеф. Родители занимались утренней разминкой прямо в саду, а медитацией - в предназначенном для этого помещении.
   Джейн доела тост... печенья что-то не хотелось сегодня. И вообще ничего не хотелось. Но она заставила себя съесть кусок сыра с помидоркой. Только когда она поднялась из-за стола, мать сказала.
   - Джейн, мы придем на церемонию... в семь вечера, да?
   - Благодарю, - пробормотала Джейн - как бы за завтрак - и выскочила из столовой.
  
  
   Они уже битых пятнадцать минут искали выход. Ничего подобного... отверстие там, наверху - в него бил свет... но всему есть предел - даже Воину Света невозможно подняться на три метра по совершенно голой стене без всяких приспособлений.
   - Каменный мешок, - устало сказала Джейн. Она еще раз подергала дверь - та захлопнулась наглухо. Не надо было входить сюда... А если вошли - дверь придерживать... вот теперь расплачиваемся за ротозейство. Просидим здесь до вечера - и не пройдем Путь.
   - Тебе не кажется, что вода прибывает? - спросил Сэм. Да... вода была уже по щиколотку. Трубу, похоже, разбарабанило - из нее теперь так и хлестало.
   - Оригинальный вид смерти, - пробормотала Джейн. Ее охватил страх - в который раз за этот день... ведь бывают такие случаи, что с Испытания просто не возвращаются. Да, виртуальность, но погибая в виртуальности от удушья, можно задохнуться и в реальном мире. Внушение - великая сила. А наблюдают ли за ними вообще? Может, и не наблюдают: пройдешь Путь - значит, сдал экзамен... А не пройдешь... Самое главное, они и не должны были входить в этот подвал. Это случайность, они просто по дороге сюда заглянули, не придержали дверь... или не случайность? Вода доходила уже до бедер.
   - Ничего, - сказал Сэм, - если вода будет прибывать - мы просто поднимемся с нею наверх и выплывем через отверстие.
   - Ты уверен? А если там решетка?
   - Не думаю.
   Они ждали. Прошло не более десяти минут - и стоять стало уже невозможно. Они плавали на поверхности прибывающей воды, поднимаясь все выше и выше.
   - Сэм, - спросила Джейн, - у тебя какая специальность?
   - Нейрохирург. А ты - биолог?
   - Да. Генетик. Надо же, как нас свело...
   - Снесло, лучше сказать.
   - У меня отец тоже хирург... но ортопед. Вот он бы твою ногу вправил.
   - Да... был бы я ортопед. У нас с тобой какие-то специальности не полезные. А у меня сестра специализируется на учителя-биолога, но в колледже.
   - Сэм, если мы выдержим... если пройдем Путь - ты меня не забывай, ладно? Приходи в гости ко мне.
   - Конечно, приду. Такое не забывают.
   - Решетка! - вскрикнула Джейн. Они плавали уже на уровне окна, и теперь явственно видно было стекло и решетка перед ним. Стекло можно разбить, допустим... но сначала как-то бы решетку снять. Сэм подтянулся на руках, стал возиться с решеткой. .
   Джейн покорилась судьбе. Если у Сэма получится... он будет пробовать до последнего. Он должен, должен выдавить эту проклятую решетку! Голова уже касалась потолка. Сэм работал под водой, периодически выныривая, чтобы вдохнуть.
   - Что там?
   - Ничего... шатаю... - он дышал глубоко, прерывисто. Гипервентиляция. Джейн тоже старалась поглубже и почаще вдыхать спертый воздух. Скоро его не станет. Животный ужас сковал сердце. Вот так умирают...
   Какая там, к черту, имитация? Это смерть... Джейн едва не ушла под воду от этой мысли. Она плавала лицом вверх, видя потолок совсем рядом... все ближе...
   Дышать стало нечем. Подвал превратился в гигантский аквариум. В последний раз вынырнул Сэм, лицо его приподнялось, почти касаясь потолка, он жадно дышал... нырнул. Джейн последовала за ним.
   Еще экономя дыхание, она плыла в направлении тусклого света. Схватилась за решетку, рванула. Сэм оттолкнул ее... что-то делал сам... Джейн заставила себя не думать о воздухе. Еще секунда - и... внезапно Сэм рванулся вперед. Джейн поплыла за его ногами. Осколок стекла больно царапнул щеку. Джейн упала в лужу. Воздух! Какое счастье!
   Выбравшись из подвала, они лежали в луже прибывающей, натекшей воды и дышали, счастливо улыбаясь и глядя в нарисованное небо.
  
   Джеф долго собирался, и Джейн, порядком изнервничавшись, но не подавая виду, погнала машину на максимальной скорости - и все же к колледжу она прибежала последней. Трое сегодняшних соискателей и наставник Лауэрс ждали у черного входа.
   Джейн приветствовала наставника по форме, едва кивнув товарищам.
   - Здравствуйте, мисс Уилсон, - ответил Лауэрс, - Ну что ж? Пойдемте.
   Разумеется, Джейн бывала в Черном Зале и раньше. Здесь размещались космические, авиационные и другие симуляторы, разные компьютерные тренажеры. Здесь они проходили обучение актерскому мастерству, поведению в нестандартных ситуациях и многому другому.
   Собственно говоря, виртуальная реальность, созданная еще полтора века назад, на Земле была запрещена для широкого использования. В связи с рядом крайне негативных последствий для здоровья и психики. Она не использовалась даже для обучения, но вот Испытание...
   Где еще создать такие идеальные условия для самого жесткого, самого последнего испытания юных ликеидов, как не в виртуальности?
   Директор колледжа ожидал их у ряда кресел с виртуальными шлемами и подключениями. Лауэрс и ребята вскинули ладонь к виску, приветствуя высшего по чину.
   - Приветствую, наставник, - ответил директор, - Здравствуйте... мистер Хиггинс... мисс Уилсон... мисс Солби... мистер Чанг, - он пожимал каждому из соискателей руку.
  -- Желаю удачи, воины Света, - сказал он коротко, поздоровавшись с каждым, - Входите. Первый... мисс Уилсон.
   Джейн надела шлем - сплетение резиновых лент и разноцветных блестящих входов. Уселась в первое кресло. Ну вот и все, теперь, пожалуй, можно подключаться.
   Лауэрс протянул руку и запустил виртуалку.
  
  
   Увиденное ошеломило Джейн.
   У зала не было ни стен, ни потолка. Звездное небо было вокруг, звездное небо - и ничего больше. Красиво - мелькнула первая мысль. Вторая - о том, что это-то уж точно хорошая компьютерная имитация. Хотя и неотличимая от реальности... на первый взгляд. Джейн стояла как бы в широкой темной долине, озаренной лишь звездным светом. Причем рисунок созвездий был необычным. Джейн пошла вперед, одновременно глядя под ноги, тщательно собравшись и контролируя обстановку - и пытаясь понять, что же, собственно, в этих созвездиях такого особенного. Вскоре она установила, что небо словно слегко повернуто по оси - Полярная почти в зените. Небо выглядело так, как оно могло бы выглядеть, скажем... ну да, где-то из созвездия Центавра. И когда впереди замигал неровный зеленоватый свет, и блестящее серебристое дисковидное тело остановилось на пути Джейн, девушка мысленно улыбнулась... фантастика. До сих пор человечество одиноко, ни врагов, ни друзей на звездах найти не удалось - но в компьютерных играх и имитациях то и дело попадаются инопланетяне... ну хочется же!
   Дискоид, чуть побольше обычного автомобиля, остановился, перегородив девушке путь. Из недр его раздалось глухое мычание, и потом - громовой голос разнесся по долине, произнеся совершенно непонятную Джейн фразу. Мурашки побежали по коже... ведь не пойму же, не разберусь - как пить дать.
   - Я друг, - громко сказала она, протянув вперед раскрытые ладони, - Хорошо. Мир. Друг.
   Тогда в дискоиде разошлись края небольшого отверстия, хлынул яркий зеленоватый свет, и в люке возникло человекоподобное существо. Джейн стиснула зубы... все-таки очень уж это реально. Слишком реально. Даже забываешь, что ты в имитаторе. Существо спрыгнуло на землю и остановилось перед Джейн.
   Кожа его была зеленоватой и бугристой. Вместо волос - что-то вроде больших бородавок, сочащихся жижей. У существа не было глаз... носа тоже не было - лишь два уродливых крошечных отверстия на гладком лице. Тонкие руки существа скорее напоминали гибкие древесные ветви... пальцы его ветвились. Джейн даже не успела их сосчитать. О Создатель, какая отвратная тварь... Но не об этом сейчас. Инопланетянин повторил странную фразу. Не понять даже, как он говорит - откуда-то из груди звуки доносятся. Чревовещатель.
   - Хорошо, - сказала Джейн, улыбаясь почти искренне, - Друг. Хорошо.
   Интонацию не стоит подчеркивать - у них может быть и противоположная система интонаций. Инопланетянин разразился новой фразой. Джейн показала на себя (тут же вспомнив древний фильм... "Я - Тарзан, ты - Джейн").
   - Человек, - сказала она, - Земля - рука ее поднялась к небу, потом указала на существо.
   - Тчи, - ответило оно, указав на себя. Так, понимание есть. Джейн показала одной рукой на себя, другой на Тчи - и соединила руки в пожатии.
   - Человек, тчи - дружба. Мир.
   Тчи показал на себя, на нее и ответил что-то непонятное. Джейн даже запомнить не смогла. Так... вспомним занятия. Общение всегда имеет определенную цель. Какая цель у меня? Найти выход из этого зала... А где выход? Может, для этого нужно изучить их цивилизацию, может, попросить освободить дорогу... Джейн ждала. Инопланетянин снова выдал непонятную фразу, замахал кустистыми руками. Джейн попыталась повторить фразу.
   - Тчи уккагмар ллооле тле.
   Инопланетянин слегка подпрыгнул и сказал новую фразу.
   - Лссарас кеггон, - повторила Джейн.
   Инопланетянин указал на свой корабль и сказал.
   - Гглионтла, - Джейн повторила, затем последовала фраза.
   - Лссарас гглионтла... лссарас тчи гглионтла.
   Инопланетянин показал рукой жест движения и повторил "лссарас".
   Глагол? Лететь, двигаться? Корабль двигается. Корабль тчи летит.
   - Лссарас тчи глионтла, - Джейн показала на корабль, сделала жест "полета". Потом стала демонстрировать пальцы, повторяя слово "тчи" - один, два, три... Сколько тчи на корабле? Наконец тчи понял. Показал шесть отростков на своей "руке".
   - Тчи... зло тчи.
   Общение, кажется, налаживалось. Джейн собралась выяснить, нельзя ли ей войти на корабль. Но тут тчи странно кашлянул и вдруг сказал на чистом английском языке.
   - Я смог понять ваш язык. Не старайтесь.
   Новый этап испытания, подумала Джейн.
   - Я рада, - сказала она, - мы сможем стать друзьями.
   Тчи выпрямился и заговорил, словно вещая.
   - Мы, представители древней цивилизации планеты Тчах, ведем переговоры с представителем планеты Земля. Представитель, готовы ли вы взять на себя всю полноту ответственности за судьбу вашей планеты?
   Мороз пробежал по коже Джейн.
   Не существует никаких правильных или неправильных ответов - вот все, что сказал Лауэрс. Вы должны вести себя точно так же, как вели бы себя в реальной обстановке. Только это будет правильным. Забудьте, что это экзамен.
   - Я готова отвечать за планету Земля, - сказала Джейн.
   - Представитель Земли, мы прошли сотни парсеков, чтобы найти цивилизацию, подобную вашей. Наш образ питания требует определенных условий... Ведь вы употребляете в пищу живые существа?
   - Да. Разумеется, предварительно убитые, - уточнила Джейн.
   - Мы употребляем в пищу мыслящую субстанцию. Для нас идеален ваш головной мозг.
   Джейн затошнило.
   - К счастью, нам не требуется много пищи. Вся наша цивилизация может довольствоваться двумя сотнями экземпляров мозга за ваш земной год.
   - Вам подходит мозг высших животных? - спросила Джейн.
   - Нет. Нам нужен мозг разумных существ. Мы должны предупредить, что обладаем оружием, локально свертывающим пространство, что позволит нам расколоть вашу планету на сколь угодно мелкие части за несколько секунд.
   - Тогда вы не получите пищи, - возразила Джейн.
   - Мы обладаем и другим оружием... кроме того, мы отберем нужное нам количество экземпляров для содержания в питомнике. Но так как мы гуманны и считаемся с интересами других цивилизаций, мы просим вас принять решение.
   - Вы предлагаете альтернативу уничтожения нас?
   - Да. Вы можете поставлять нам двести сорок человек каждый земной год. Всего двести сорок человек от всей планеты. Для вас это незначительное количество. В обмен на жизнь. Для нас это даже более выгодно, так как не нужно прилагать усилий для выращивания продуктов.
   Джейн подумала секунду.
   - Вам нужен убитый мозг? - уточнила она, - сразу после смерти?
   - К сожалению, нет. Мы питаемся живым мыслящим мозгом.
   - Через трубочку?
   - Если вас интересует технология нашего питания - да, мы хирургическим путем пробиваем доступ к мозгу... Разумеется, он не может быть оглушен или усыплен - в таком случае он перестает быть мыслящим. Дальнейшее для вас непонятно - на вашем уровне развития. Питание одним мозгом длится около двадцати часов. Я прошу вас не излучать столь бурно ваши эмоции - каждая цивилизация обладает особенностями, которые могут шокировать других.
   Джейн взяла себя в руки. Придумают же такое! Но главное - теперь нужно что-то решать.
   - Вы можете поставлять нам детей, преступников или бесполезных для общества индивидов... Это взаимовыгодный контракт, - уточнил тчи.
   - Я не могу принять такое решение, - сказала она, - мне нужно связаться с правительством.
   - Я не понимаю вас. Вы обещали ответить за всю планету, а теперь не желаете этого делать. Выбор несложен - уничтожение планеты в любом случае более неприятный факт, чем жертва нескольких никчемных индивидов в год.
   - Есть ли у вас оружие, о котором вы говорите? - спросила она, - Ведь это пока слова.
   Тчи, не выражая никаких эмоций, взмахнул ветвистой рукой... Тотчас молния расколола небо пополам, и в одной его части звезды стали быстро гаснуть.
   - Спасибо, я верю, - поспешно сказала Джейн. Да... на понт их не возьмешь.
   - Принимайте решение, представитель Земли, - потребовал инопланетянин.
   Двести сорок человек... нестерпимо мучительная смерть... а на другой чаше - жизнь всей планеты.
   Разве что убить чудовище? Но как? Голыми руками? Нет, в этом не может быть решения.
   - Я не могу принять такого решения, - сказала Джейн, - все, что я могу предложить вам - возьмите мой мозг... вас шесть, для вас хватит питания. Пока... а потом пусть решает более компетентный представитель.
   Тчи вытянул по направлению к ней руки-ветви.
   - Вы выбрали свою судьбу. Идите...
  
   Ее усадили в кресло и накрепко пристегнули ремнями. Двое тчи суетились вокруг. Они не касались Джейн - ясное дело, имитация... Но ремни, охватившие тело и голову, были самыми настоящими... Черт возьми... сейчас еще и правда голову продырявят. Запросто - лазером. Джейн начала бояться.
   Да для чего же она здесь? Джейн стала быстро анализировать обстановку. Пульт... кресло... странный прибор в углу, к которому идет проводок от головы... ага, это, вероятно, что-то вроде энергопульта. Если его взорвать...
   Но как можно его взорвать? Сидя привязанной к креслу? Практически нереально.
   Джейн вспомнила упражнение "Свеча" - когда взглядом заставляешь зажечься огонек. У нее пару раз получалось... все ликеиды - в той или иной степени экстрасенсы. Джейн успокоилась... совершенно успокоилась, повторив несколько раз мантру. Тчи куда-то исчезли - ушли, видно, готовиться к питанию. Джейн устремила взгляд на проводок.
   Он должен быть горючим, обязательно!
   Минут через десять проводок начал дымиться... огонек не побежал по нему, как по бикфордову шнуру, просто проводок переломился посередине... бессильно обвис. Так, что же теперь делать? Второй раз зажечь огонь не получится. Вот если бы хоть ремни...
   Джейн начала расшатывать привязь.
   Вскоре ей это удалось - она высвободила одну руку. Остальное было делом техники. Последний ремень Джейн просто оборвала, встала с кресла... Не может быть, чтобы это было слишком сложно. Техника, конечно, инопланетная, надписи все не наши... но разберемся. Что это за цилиндрик, мерцающий фиолетовым? Неважно... Джейн склонилась над пультом. Ага, это лазер. Она перенаправила луч на энергопульт.
   Внезапно дверь щелкнула - появился тчи. Он возмущенно завопил что-то по-своему, вытянул руку - ветвь оказалась неожиданно длинной и хлестнула Джейн по спине, сверкнула молния, электрический разряд рванул тело... но перед этим Джейн успела нажать на спуск лазера.
   Падая в обморок от удара, Джейн успела отметить мощный взрыв, потрясший помещение...
  
   Она пришла в себя в джунглях.
   Когда-то Джейн училась ходить по сельве...
  
  
   - Как ты думаешь, сколько сейчас времени? - уныло спросила Джейн. Сэм украдкой трогал обожженное плечо, шипя от боли.
   Они только что выбрались из горящих развалин - для этого приходилось бежать прямо через огонь. Сэм еще по дороге спас котенка...
   - По-моему, уже дня два прошло, - сказал он.
   - Два дня - не знаю, но опоздали мы точно. Не может же быть, чтобы сейчас еще не было семи!
   - А время важно? - спросил Сэм.
   - Думаю, да... если бы мы в этот дурацкий подвал не забрели!
   - Ладно, что теперь делать, - сказал Сэм, - пошли уж.
   Даже встать казалось необыкновенно трудной задачей. Болело все... опять кровоточило порванное плечо. болталась штанина, особенно ныли ожоги на руках. Неужели волосы целы - это уже фантастика!
   Огонь был настоящим. Так же, как и многое другое...
   Особенно этот кошмар - Черный Ужас в пещере. Все, что угодно можно пережить - но встретиться с кошмаром детских сновидений... И однако она как-то пережила все это. Пусть даже не прошла Путь - может, и не прошла. Мысленно Джейн перебирала возможные ошибки. Ей хотелось, чтобы этот ужас поскорее кончился... уже не так важно, прошла она или нет. Главное - выбраться, как можно скорее...
   - Сэм!
   Только глухой всплеск позади.
   - Сэм!!
   Джейн обернулась в ужасе. Куда он пропал? Как это может быть?
   Наступил в лужу... только и всего. Как в компьютерной игре - наступил и провалился. Джейн решительно шагнула в центр лужи. Ничего. Значит - значит это была дверь только для Сэма?
   Значит, теперь ей предстоит снова остаться одной.
   Джейн подняла глаза и увидела уходящую вперед долину. В долине дымились гейзеры, периодически выпуская струи горячего пара. В долине была натянута колючая проволока и высились какие-то надолбы. Справа путь ограничивало море, слева тянулись дымящиеся развалины.
   Джейн поняла, что ей предстоит идти по этой долине, шарахаясь от гейзеров, преодолевая проволоку, препятствия, защищаясь от хищных гигантских птиц, Ей предстоит идти бесконечное время - одной...
  
  
   Джейн шла очень долго. До тех пор, пока не увидела землянку. Почти не соображая, что делает - лишь бы отдохнуть - она толкнула деревянную, грубо навешенную дверь.
   Здесь царила темнота. Новый этап, сообразила Джейн. О Создатель, сколько же их еще будет, этих этапов?
   Полная тьма, хоть глаз выколи. И даже после того, как глаза привыкли - ничего. Значит, действительно - просто абсолютно черное помещение.
   И Голос - будто с неба, ниоткуда.
   - Здравствуй, ищущий!
   - Приветствую, незнакомый, - слабым голосом ответила Джейн.
   - Кто ты?
   - Я человек.
   - Куда ты идешь?
   - Я иду к свету, - машинально сказала девушка.
   - Что такое свет?
   - Свет - это солнце... это жизнь. Это люди. Это Бог.
   - Зачем ты идешь к свету?
   - Чтобы дать его всем, - ответила Джейн. Она уже понимала, что вопросы - не случайны.
   - А если другие не захотят света?
   - Я научу их видеть его.
   - Уверена ли ты в своей миссии?
   - Да.
   - Готова ли ты принять ее?
   - Да.
   И тогда вспыхнул яркий свет. Джейн зажмурилась.
   Она стояла на возвышении в торжественно украшенном зале. Вот оно, оказывается, что...
   Справа от помоста застыли в строю младшие колледжеры, семнадцатилетние ребята и девушки в парадной форме. Перед ними - короткий строй малышей-школьников с пышными букетами цветов.
   Прямо перед Джейн стоял директор колледжа, за ним- наставник Лауэрс и заместительница Бронски. Дальше - несколько педагогов, учителей Джейн.
   Слева от помоста нарядно одетые, гордые мама, отец, Джеффри, лучшая подруга Лиз, тетя Кэт, дедушка - и счастливый Сэм, в совершенно чистеньком и свежем костюме, без всякой крови.
   Да и я выгляжу точно так же, как утром... в это невозможно поверить. А когда же исчез шлем? И вообще - как я оказалась здесь? Перенесли? Ведь это уже явно не виртуальность... Раны исчезли, только вот пошатывает - организм считает, что прошел Испытание в реале.
   Джейн дождалась, пока оркестр доиграет торжественный марш. Больше всего ей хотелось тут же упасть на землю. А интересно, были такие случаи?
   - Приветствую тебя, Воин Света, прошедший Путь, - заговорил директор, и Джейн узнала громовой Голос, - мы счастливы принять тебя в наши ряды!
   Он подошел к Джейн и нацепил ей на куртку знак Ликея - серебряный факел с маленьким рубиновым пламенем.
   - Храни это пламя в своей груди, Воин Света!
   Тотчас двое семилетних мальчишек подбежали к Джейн и протянули ей свои букеты. Алые розы и белые. Джейн взяла цветы, сосредоточившись на том, чтобы не упасть. Погрузила в них лицо - аромат прямо-таки дурманил...
   - Твой наставник назначит тебе миссию, ликеида, - директор отступил в сторону. На его место встал Лауэрс.
   - Я счастлив видеть тебя в рядах спасителей человечества, Сара Джейн Уилсон. Я вел тебя пять лет к этому прекрасному мигу. Я знал каждое движение твоей души, и помогал каждому твоему шагу. Я благодарен твоим родителям, воспитавшим настоящую ликеиду, достойную ученицу прославленного Вирджинского Ликея...
   Все-таки здорово, подумала Джейн. Как все-таки замечательно!
   Флаг объединенного человечества - бело-голубое полотнище билось над головой. Джейн вдруг поняла, что это - самая счастливая минута ее жизни. Самая великая...
   По крайней мере, из тех минут, что были до сих пор.
   - А теперь настало время вручить тебе Миссию. Прежде чем ты сможешь свободно избрать свой путь, в следующие пять лет твоей жизни, по решению директората Ликея, тебе предстоит трудная и почетная задача. Ты отправишься в Россию и станешь там семейным консультантом в Генетическом Центре. Поздравляю тебя, ликеида, с твоим первым почетным долгом, выполняемым на благо всего человечества!
   Джейн скосила глаза на родителей. Кажется, мама была слегка огорошена новостью о Миссии, предстоящей ее дочери в ближайшие пять лет.
  
  
   Глава первая.
  
   Начало трудового пути.
  
   Через два месяца после Церемонии Выпуска очередной лайнер компании "Трансаэро" опустился на старинное бетонное покрытие Пулковского аэропорта.
Джейн еще раз проверила сумочку - не оставила ли чего-нибудь, оглядела себя. Так... прическа, легкий макияж, скромный дорожный костюм - брюки и жилет из светло-коричневой замши, белая блузка. Карточка на имя консультанта по генетике Сары Джейн Уилсон... знаем мы, что такое консультант - в этих провинциальных центрах часто приходится замещать директора. Ладно, посмотрим.
   Джейн шагнула на трап, вдохнула с любопытством воздух - в каждой стране пахнет по-своему. Особая атмосфера... Границы на Земле давно уже стали условностью, но вот этот запах, в каждой стране особый - почему-то сохраняется.
   Она уже бывала в России, два раза. Правда, больше не в столице, а в старинных славянских городах - Пскове, Новгороде(синие реки, белые храмы - мечта туриста!). Однажды побывала и в Москве, хотя с Россией последняя уже имела очень мало общего, даже язык отличался значительно. То, что приходилось видеть теперь, в общем, подтверждало старые впечатления.
   Русские, летевшие вместе с Джейн, спускались по трапу, нервно и боязливо оглядываясь, прикрикивая на детей, толкаясь, переругиваясь... Типичное поведение люмпенов третьего мира. Битком набитые огромные сумки - и это ручная кладь, а что еще в багаже? Джейн несла только дамский ридикюль, да небольшой чемодан с личными вещами летел в багажном отделении. Ликеиды стараются обходиться минимумом...
   Говорят, что этому аэропорту уже двести лет. Очень похоже на правду, думала Джейн, стоя в багажном отделении поодаль от шумной, бурно выражающей свои эмоции толпы пассажиров. Дети гонялись друг за другом, лаяли собаки... царила полная неразбериха. Неудобная планировка отделения, несовременный дизайн - все указывало на бедность и ветхость аэропорта. И так здесь будет повсюду, напомнила себе Джейн. И еще надо ждать багажа, здесь его не доставят по адресу, и таскать придется на себе. Нет, это невыносимо... Джейн села прямо на пол - все стулья были заняты - и приняла позу для медитации. Но сосредоточиться на мантре не удалось - неравномерный шум, визги детей, а главное, пристальное внимание и любопытство к своей особе, которое чувствительная Джейн ощущала очень хорошо, мешали медитировать. Вздохнув, девушка встала - и заметила, что вокруг уже образовался кружок любопытных, глазеющих на нее, как на некое чудо...
   Наконец - не прошло и двух часов - из отверстия в стене поползла допотопная лента транспортера, на ней как попало брошенные чемоданы, баулы и сумки. Джейн углядела свой аккуратный клетчатый чемоданчик, подхватила его и понеслась занимать очередь в таможню...
  
   Прямо перед ней таможенник вытряхивал сумку полной пожилой женщины в цветастом платье. По столу разлетелись пачки гигиенических прокладок (зачем так много?! - поразилась Джейн), два десятка упаковок аспирина, нижнее белье, носки, любовный роман, еще какая-то дорожная мелочь. Таможенник скрупулезно прощупывал каждый шов и карманчик сумки.
   - Пройдите на досмотр, - сухо сказал он женщине. Та возмутилась.
   - Я что, похожа на наркоманку?
   - Пройдите на досмотр, - повторил таможенник, повысив голос. Пассажирка, демонстративно вздохнув, отправилась в женскую кабину. Джейн покраснела - ей стало неприятно, как будто это ее подозревали в чем-то незаконном.
   Женщина вышла из кабины минут через десять. Таможенник уже упаковал сумку обратно, оставив только четыре пачки фесдола.
   - Это не положено, - сказал он. Женщина скривила лицо, словно собираясь заплакать.
   - Ну что уж вы...
   - Зачем вам так много? И аспирина полсумки. Торговать будете - где допуск?
   - Да какое торговать, - заныла женщина, - себе везу. Себе да семье. От головной боли. Сестра в Нью-Йорке дала... У нас же дорого, да и не всегда купишь.
   - Не положено, - сказал чиновник холодно, глядя в стол.
   Тогда женщина бочком придвинулась к нему и что-то рядом с ним положила. Так же молча таможенник встал (на столе каким-то чудом уже ничего не было), упаковал фесдол в карман сумки.
   - Проходите.
   Джейн, сжавшись внутренне, поставила чемодан на стол. Неужели ей придется так же объяснять что-то, доказывать... Придерутся к сейверу, заставят продемонстрировать содержание личной библиотеки. Эта женщина, судя по всему, дала взятку... На карточке денег у Джейн полно, но - как это делается? Как можно - вот так просто сунуть карточку в сканер?
   Таможенник, едва глянув на эмблему Вирджинского колледжа на жилете Джейн, широко улыбнулся.
   - Здравствуйте! По-русски говорите?
   - Да, - робко ответила Джейн.
   Чиновник отметил в компьютере ее пропуск.
   - Работать к нам летите? Удачи вам, - он подал ей чемодан, нагнулся, чтобы снять наклейку.
   - Что, много работы у вас? - спросила Джейн.
   - Да... вы не представляете, сколько наркотиков везут. Всех приходится поголовно досматривать...
   Джейн выскочила из таможни, как ошпаренная.
  
   Она миновала толпу вымотанных дорогой людей, покорно ожидавших автобуса, подошла к очереди частников, окинула взглядом машины, не обращая внимания на назойливые предложения. Выбрала из этих жутких, под краской, плохо скрывающей ржавчину, колымаг, что-то более-менее знакомое - лендровер странной лимонно-желтой масти. Кивнула хозяину - кавказской внешности мужчине, закинула чемодан на заднее сиденье, сама уселась вперед.
   Вначале нужно представиться Питерскому отделению.
   - Дом Ликея, пожалуйста.
   - Это где? - осведомился возчик.
   - Адрес... - пробормотала Джейн, - Ага. Вот. Лиговский проспект, 57.
   - Даставым, - бодро ответил возчик. В речи его явно слышался акцент. О цене он не сказал ни слова, видимо, почуяв, что седок - не из тех, кто торгуется. Лендровер бодро рванул с места, оставив за собой быстро распадающееся облако водяного пара.
   Джейн нажала кнопку, стекло поползло вниз. Свежий ветерок ворвался в салон.
   - Ничего, что я окно открыла? - спохватилась она.
   - Нычего, нычего... а вы ыз Амэрики, дэвушка?
   - Да. Работать приехала.
   - Ай, такая красивая дэвушка - и работать, - наигранно огорчился шофер, - А по-русски гдэ так выучылысь?
   - Там и выучилась, - коротко ответила Джейн. Она с любопытством вглядывалась в пыльные, серые улицы Петербурга... многоэтажные ветхие дома - как муравейники. Неужели можно так жить? Вот за этими окнами, за занавесками (они еще их пытаются как-то кокетливо уложить) - теплится чья-то жизнь, там она проходит, от рождения до смерти, в этих маленьких, тесных серых ячейках...
   - Ой, а это что такое?
   Джейн округлила глаза, увидев странное, явно недостроенное сооружение абстрактных линий из сверкающей стали, вокруг которого царил строительный беспорядок. Удивительно, что строение это возвышалось в центре большого автомобильного кольца, и видно было до самого конца широкого проспекта Преобразования.
   - А это, - поспешно начал явно гордящийся своими знаниями кавказец, - Музэй Мырного Преобразования... его уже пятдэсят лэт строят, скоро юбилэй, грят, будэт. Тута ранше был этот... мэмориал Победы какой-то.
   - Какой Победы? В какой войне?
   - Да... хрэн его знает, - ответствовал шофер, - Дэнег нэт, вот и стоит так... И мэмориал сломали, и это не могут...
   - Да, это некрасиво... прямо в центре города.
   - А нэважно это... - махнул рукой шофер, - Вы, значит, надолго к нам?
   - Наверное, на пять лет. Или дольше, как получится.
   - Если что понадобытся, вы в Тосно Лёню Мачаева спросыте. Я это... Мэня там каждый знает.
   - Спасибо, Леня.
   Шофер кинул на нее искоса горячий взгляд... он явно хотел бы продолжить разговор, но не знал, как вести себя - не каждый день приходится возить ликеидов... а может, и вообще ни разу еще не доводилось. Как с обычной девчонкой - не пошутишь... А как иначе - неизвестно. Джейн полагала, что верно угадала ход мысли кавказца.
  
  
   В Доме Ликея, как ни странно, никого не оказалось, кроме дежурного, русского и не ликеида. Джейн просто оставила запись в базе данных. Дежурный вызвал ей такси. Только через два часа Джейн добралась до цели своего приезда - Института Генетического Консультирования, Контроля и Конструирования, который находился в Павловске.
  
   Она специально не стала связываться с институтом, сообщать о своем приезде. Из какого-то детского озорства - интересно же добраться самой... посмотреть город, людей - не через призму объяснений оторванных от народа генетиков, а вот так, непосредственно.
   Институт, как все здания, построенные Ликеем, резко выделялся из окружающего унылого и серого пейзажа. Прежде всего, он был озеленен - утопал в саду, не по-северному пышном. Сад ограждала высокая металлическая решетка. Сами здания института, со стеклянными галереями, сверкающими солнечными батареями на крышах, стенами из желтого яркого пеноорганика, прятались за кронами деревьев.
   У ворот Центра Джейн вылезла из машины, дав шоферу сверх набежавшей суммы два доллара чаевыми. Парень рассыпался в благодарностях, все порывался поднести чемодан, но Джейн строго отослала его.
   Убедившись, что лендровер скрылся за поворотом, подошла к высокой, прочной калитке и позвонила. Тотчас с шипением и треском низким женским голосом отозвалось переговорное устройство.
   - Кто там?
   - Меня зовут Уилсон, - ответила Джейн, стараясь попадать прямо в микрофон... системы у них допотопные... - я из Америки.
   - Ну и что? Номер очереди? - раздраженно крикнул динамик. Видимо, сторожей обмануло прекрасное русское произношение Джейн.
   - Я не в очереди. Я собираюсь работать.
   - Работать? Приложите к отверстию идентификационную карту.
   Джейн заметила на переговорном устройстве глазок и мигающую красную лампочку... все равно никакой карты у нее не было.
   - У меня нет карты! Я только что приехала!
   - Вы работать собираетесь, или что? Говорите по-человечески! Что значит, нет карты?
   - Я ее еще не получила.
   - Вы мне мозги не пудрите! - выхлестнуло устройство, - Сейчас полицию вызову...
   Джейн глубоко вздохнула и повторила три раза личную мантру.
   - Вы можете вызвать полицию, - спокойно сказала она, - Но я предлагаю вам сообщить кому-нибудь из генетиков о том, что приехала из Америки Сара Джейн Уилсон. Вирджинский Ликей...
   - А, Ликей, - проворчала женщина, понизив тон, - Сразу нельзя было сказать.
   Ворота загудели, Джейн справедливо расценила это как приглашение войти, и толкнула дверь...
  
  
   Всероссийский Генетический Центр или, как он здесь назывался, Институт генетического конструирования, контроля и консультирования, состоял из четырех зданий, в каждом из которых располагалось практически независимое от других ведомство. Джейн и директор Центра Аркадий Заслонский осмотрели Институт растениеводства и животноводства, где, собственно, и занимались генным конструированием, Институт генетического контроля, всероссийскую клинику для явно выраженных мутантов, и стояли теперь в фойе Отдела семейного консультирования.
   Сквозь стеклянную перегородку Джейн видела скучающего полицейского в будочке, напротив него - комнату ожидания, где томилась бледная и взволнованная молодая пара.
   - Придется подождать минуту... сейчас приготовят пропуска, - сказал Аркадий, предупредительно наклонившись к девушке, - Может быть, кофе?
   - Не откажусь.
   Через минуту стройная медсестра в белой косыночке принесла им поднос с крошечными кофейными чашечками, вазочками с печеньем прямо в фойе, поставила на столик. Аркадий Заслонский придвинул поднос к девушке, сам взял чашечку и откинулся на спинку дивана. Директор, в общем, понравился Джейн - русский ликеид, невысокий, темно-русый с заметной проседью, с типично славянским лицом, но по-ликейски подтянутый, спортивный, несмотря на свои шестьдесят... разве что грузноват немного. Джейн сидела напротив директора, на краешке кресла, вытянув уставшие ноги.
   - Вам нравится у нас? - осведомился Аркадий.
   Джейн пожала плечами. Структура института была типовой - он мало отличался от подобных в Вирджинии или Алабаме. Содержание, конечно... клиника генетических отклонений поражала воображение. В Америке давно уже не встретишь таких явных нарушений, а здесь, видимо, дородовая диагностика буксует. Дауны, синдром Тернера, синдром "кошачьего крика" - такой случай Джейн видела впервые в жизни. Гипертрихоз, дефекты развития конечностей, головы, муковисцидоз, пороки внутренних органов... Джейн случалось видеть все это и раньше, но не в таких количествах одновременно. И откуда здесь столько нарушений? Ведь это не Украина... и не Сибирская Республика с ее все еще смердящими атомными помойками. Так же поражала и "кунсткамера" - музей заспиртованных естественных мутантов животных и растений. Но директора, конечно, интересовало мнение гостьи об организации Центра.
   - Неплохо, - выразила Джейн общее впечатление, - Конечно, есть недоработки, вероятно, вам не хватает средств. Я думаю, вместе мы сможем все преодолеть.
   - Да, техника у нас старовата, - согласился директор.
   Не только техника, про себя сказала Джейн. Как везде в России - впечатление какой-то убогости, скудости, просто лени и нежелания что-то улучшать... Хорошо, переговорное устройство старое, поменять его не хватает средств, но можно хотя бы последить за вежливостью персонала?
   - Мы постараемся что-нибудь придумать, - сказала она вслух, - А что вы мне покажете здесь? Просто отдел консультации? Здание довольно большое.
   - Да, но у нас очень крупная консультация. Мы обслуживаем не только всю столицу, но и частично область. Собственно, я против совмещения Семейной Консультации с институтом генетики. Это административное учреждение, то - научное. Я уже говорил в мэрии о том, что нужно перенести этот отдел в другое место, посетители просто не дают нормально работать.
   - Много клиентов?
   - Около десяти тысяч в день проходит... Вы знаете, в связи с Поправкой Филипса 65го года теперь пары обязаны брать разрешение не единожды, а перед рождением каждого ребенка.
   - Разумеется, я это знаю.
   - Но мне бы не хотелось, чтобы у вас сложилось впечатление, что мы являемся этакой отбирающей и запрещающей организацией. Мы только консультируем, рекомендуем. Да, без нашей визы браки не заключаются в загсе, но ведь визы выдаются всем, это чистая формальность... мы можем не рекомендовать супругам иметь детей, но визу о прохождении консультации ставим всегда. Это служит лишь для повышения культуры и ответственности среди населения.
   - Ну что вы, - мягко сказала Джейн, - Мне все это известно. Я бывала во многих Центрах, в том числе и в странах третьего мира. Конечно, бывают злоупотребления, но Конгресс борется с ними.
   - Я не в восторге от того, что на нас возложены и другие функции... я предпочел бы заниматься чисто генетическим консультированием. Но не мне оспаривать решения Конгресса. Ага, наши пропуска готовы!
   Медсестра подала на подносике две новеньких пластиковых карточки.
   - У нас по старинке, как видите... все с карточками возимся, - генетики поднялись и двинулись к двери из бронированного стекла, отгородившей учреждение от фойе. Директор первым провел своей карточкой над глазком, дверь приглашающе распахнулась.
   - С чего мы начнем? С лабораторий или пройдем по отделам консультации?
   Краем глаза Джейн заметила, что ожидавшая приема пара входила в кабинет дежурного генетика.
   - А давайте пройдемся вместе с этой парой по кабинетам... Не возражаете?
   Джейн была готова уступить при малейшем возражении директора. Но он тут же согласился и пригласил ее пройти в комнату ожидания.
   Джейн уже случалось таким образом проводить контроль в различных центрах - здесь было много преимуществ. Работники, не предупрежденные заранее, специально не готовились, можно было видеть уровень работы с людьми, реальную скорость и качество проведения анализов, даже судить о культуре населения. Она вошла в кабинет генетика вслед за Аркадием, тот сделал знак сидевшему за столом парню в синем лабораторном костюме - мол, не обращай на нас внимания, выбрал два стула в уголке для себя и Джейн.
   Клиенты уже сидели у стола. Молодая пара, не старше двадцати пяти лет, бледная, невысокая девушка почти без макияжа и черноволосый смуглый мужчина - похоже, татарин.
   - Та-акс, продолжим, - весело говорил генетик, щелкая кнопками клавиатуры и вперив взгляд в монитор, - Ваши карты уже у нас внесены, анализ положительный. А вот и карта вашего плода... Это девочка.
   Бледная женщина вздрогнула, заулыбалась и обернулась к мужу. Лицо татарина казалось непроницаемым.
   - Очень хорошо... так. По хромосомам отклонений нет... в третьей паре возможны колебания... непонятно, как экспрессируется. Но это не так важно. В восьмой... ну это сейчас у всех. Значит так. Ребенок генетически принадлежит ко второй группе здоровья. Не расстраивайтесь, первой сейчас почти не бывает. Возможны аллергии, вплоть до бронхиальной астмы. Отрицательный резус, но это для вас значения не имеет. Далее... возможны нарушения прикуса. Опять же, несущественно. Склонность к судорогам...
   - Эпилепсия? - охнула женщина.
   - Нет-нет... с эпилепсией ко второй группе мы не относим. Просто понимаете, если будет высокая температурка... а иммунитет у нас хороший, устойчивый будет иммунитет... ну тогда возможны небольшие судороги. Не опасно. Опять же, все, что я говорю, может и не экспрессироваться... то есть не проявиться в фенотипе... в смысле, на самом деле этого может и не быть. Просто вероятность. Значит, вторая группа и допуск на рождение, - генетик отметил что-то в компьютере, - проходите в следующий отдел.
   Пара покинула кабинет. Джейн подошла к столу генетика.
   - Здравствуйте, - сказала она, - Я не представилась. Джейн Уилсон, буду работать в вашем Центре.
   - Илья Фролов, - генетик встал.
   - Очень хорошо, Илья... небольшое замечание - старайтесь употреблять поменьше специальных терминов. Вы, вероятно, работаете недавно?
   - Два года.
   - Не нужно забывать, что вы работаете с непрофессионалами... а в целом вы мне очень понравились. Я надеюсь на успешную работу с вами.
   Джейн обворожительно улыбнулась и покинула кабинет. Заславский следовал за ней. К Фролову уже входила следующая пара - почти пожилые муж и жена. Неужели тоже решили ребенка завести, мельком подумала Джейн. Всякое бывает...
   - Фролов - не ликеид? - спросила она в коридоре. Аркадий пожал плечами.
   - Нет. У нас в Центре только трое ликеидов... с вами - четверо. Мы ведь в России...
   - Да, я понимаю.
   - Да у них не настолько уж высок уровень ответственности. Такую работу они вполне могут выполнять.
   - Конечно! Просто в Америке некоторый избыток ликеидов, если можно так выразиться.
   Они вошли в следующий отсек консультации. Здесь уже и не пахло генетикой. В комнате ожидания за застекленными стенами плакала молодая женщина, муж обнимал и утешал ее.
   - Ну, перестань... мало ли что. Ну следующего заведем здорового... что ты, с больным хочешь мучиться?
   Джейн вздохнула, входя в кабинет. Житейские драмы... ужасно узнать, что плод болен, что нужно делать аборт. Но ведь возиться потом с больным ребенком - еще более серьезная трагедия.
   Здесь все было обставлено иначе. Типичный эзотерический антураж - восточный ковер на полу, низкие кресла, полутьма, терпкий сандаловый аромат, камни и горящие свечи, портреты индийских святых на стенах... Белокурая коротко стриженная женщина в пестром сари сидела на ковре, поджав под себя ноги. Посетители жались в креслах.
   Ясновидящая подняла голову.
   - Ребеночек здоров, - произнесла она, - Кармически будут неприятности в подростковом возрасте... болезнь почек возможна. Может быть, по судьбе будут неприятности, если не будет работать над собой. Если желаете подробную консультацию по развитию способностей, по здоровью - приходите в кабинет на Лиговке 46, вот адрес, - она протянула супругам карточку, - Идите с Богом.
   Супружеская пара вышла, за ней тихонько двинулись Джейн с директором.
   - Я вообще был против отдела ясновидения, - сказал Аркадий.
   - Ну почему же? - возразила Джейн, - Это сейчас есть почти везде.
   Аркадий слегка поморщился. Это был генетик старого закала, еще четко отделявший науку от других областей жизни.
   - Что у вас еще есть?
   - Теперь остались врач, психологический кабинет и экономическое консультирование. Пожалуйста.
   В отделе экономического консультирования скопилась очередь.
   - Будем ждать? - директор скосил глаза на татарина с женой, примостившихся на стульях в комнате ожидания. Джейн покачала головой.
   В кабинете экономиста сидела пара совсем молоденьких ребят, почти подростков. Консультантша, пожилая полноватая женщина, лишь подняла глаза на неожиданную комиссию, кивнула и продолжила работу.
   - Вы говорите, ребенок здоровый... Врач разрешил рожать в 17 лет. Ну хорошо. Теперь давайте проанализируем ваш бюджет. Вы, - обратилась она к девочке, - учитесь в медицинской школе, стипендия 20 долларов в месяц. Вы - студент техникума, стипендия 35 долларов. За квартиру вы платите 22 доллара в месяц, так? Сколько вы платите за транспорт?
   - У меня бесплатный проезд, - пробормотал парень.
   - Хорошо, значит только вы... где-то около 8 долларов. На питание в среднем по Питеру уходит 20 долларов в месяц. У вас остается свободных 5 долларов.
   - Родители будут помогать, пока мы не закончим учиться, - сказала девочка.
   - Общее правило - ребенка должны содержать только сами родители. Экономически несамостоятельные люди детей иметь не должны, - изрекла экономистка.
   - Я устроюсь на работу, по ночам, - предложил парень.
   - Хорошо, предположим... Ну а вы? - она посмотрела на девушку, - Совмещать воспитание ребенка и учебу для вас будет невозможно. До трех лет, пока он не пойдет в сад.
   - Но моя мама с ним посидит, поможет...
   - Она не работает?
   - Работает...
   - Так вы хотите, чтобы вас родители и содержали, и еще помогали воспитывать ребенка? Или же вы хотите иметь своего собственного ребенка?
   Парень и девушка, заметно покрасневшие, посмотрели друг на друга. Джейн стало неприятно. То, что говорила экономистка, было, в общем, правильно, но нельзя же так...
   - Мой вам совет, - продолжала женщина мягче, - закончите учебу спокойно. Вам осталось три года, вам - два. А потом поженитесь, генетические карты у вас совпадают, психологический анализ тоже. И заведете нормального, здорового ребенка и будете воспитывать, как следует. А сейчас я вам рекомендацию дать не могу. Конечно, неприятно делать аборт, когда плод здоровый, но лучше так, чем испортить всю жизнь себе и ребенку...
   Джейн встала и вышла из кабинета. Директор за ней.
   - Вам показалось, что она слишком резка? - спросил он.
   - В общем, да. Я бы не стала так беседовать с людьми.
   - Но ее рекомендация, вы знаете, не имеет никакой силы. А с этими подростками иначе невозможно. У них же максимализм, или все, или ничего. У них юношеская любовь и все такое. О прозе жизни как-то не задумываются. Вот и приходится построже разговаривать... вы знаете, сколько я общался с людьми... на первый аборт труднее всего решиться.
   Джейн кивнула.
   - Возможно, я просто еще неопытна. Ну хорошо, пойдемте дальше... что у вас еще входит в отдел?
   - Дальше - психологическое консультирование, совместимость характеров... это только для вступающих в брак. И врачебное - образ жизни, проверка на наркоманию, алкоголизм. Ну и потом выдают визу. Желаете посмотреть?
   - Да, конечно!
   Джейн решительно двинулась вперед.
  

Оценка: 4.33*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"