Заверин Стэн: другие произведения.

Не было бы счастья, да супруга подсуропила. Часть 2 Счастье полнится

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Описание: Перед вами рассказ о запретной любви и радости в жизни человеческой. Посвящение: Спасибо моей половинке за поддержку, помощь в работе и понимании. Примечания автора: Не судите строго, это моя первая работа, крик души выплеснутый на бумагу. продолжение "Не было бы счастья, да супруга подсуропила."Часть 2

 []
  ========== Часть 2 ==========
   Не сбавляя скорости, Стася колотила по рулю и во всю глотку орала:
  
  - Нет. Нет! Этого нет. Они живы! Я не верю. Этого нет. Не может быть. Я бы почувствовала. Нет. Они все живы. Я знаю-у-у!!!
  
  
  
  Как она не угробилась, споря с мирозданием и судьбой, удивительно. Но проорав всю дорогу до Питера, (село Пятиречье) она остановилась возле магазина и купила водки и кефира. Набрала сына и поехала на дачу.
  
  - Алё?
  
  - Ник, ложитесь спать. Я буду завтра.
  
  - У тебя всё?....
  
  
  
  Она перебила его.
  
  - Да, всё хорошо. Разбирайтесь со всем без меня, до завтра. Всё. Пока, - и она сбросила вызов, отбросив телефон на соседнее сидение. Защита её организма сработала безотказно и в этом возрасте: "Я не буду об этом думать, потому что этого НЕТ."
  
  Приехав на дачу, она не включая свет, выдула водку из горла, как воду, и пошла на второй этаж спать. Благо, день был тёплый и домик прогрелся. Залезла в спальник, послала весь мир громко на хуй и вырубилась. Проснувшись утром с дурной головой и не от водки вовсе, Стася пошла в душ. Уже споласкиваясь, услышала бешеный рингтон, он был персональный и стоял только на одном контакте - Стэн. Вылетела из-под душа в чём была - в пене. Вломившись в дом, цапнула со стола телефон и услышав:
  
  - Стася? - Стэна, только смогла, выдохнув, пискнуть:
  
  - Да-а.
  
  - Стася, слушай, мы уже взлетаем с Хабара. Прости, но у тебя времени только до аэропорта долететь. Встреть нас, а? А то свя..., - запиликало, и связь оборвалась. Злобно рассмеявшись в душе, также показала фак мирозданию.
  
  - А вот хрен вам! - сказала она вслух и спокойно пошла домываться. Всё прибрав, так же спокойно выдула кефир и, закурив, поехала в аэропорт. Всю дорогу она гнала из головы любые мысли, переодически тряся башкой. Она боялась начать думать. Боялась, что не сможет остановиться. Боялась, что это всё её пьяный, глючный сон и, задумавшись, она сойдёт с ума. Или вообще не проснётся. Единственная допущенная в голову мысль была: "Стэн просил его встретить из аэропорта примерно через полтора часа. Вот и еду встречать. А там видно будет. Если не прокатит, вот тогда и будем пытаться проснуться и дальше по списку." И снова потрясла головой. Она с детства умела ограждать свой мозг от нежелательных к размышлению тем. Особенно если думай, не думай, - ничего не изменишь.
  
  
  
  Её беды начались, как она думала, когда умерла её мама. Нина Панина, жена Антона, племянника бабы Любы. А в самом деле ещё до её рождения. Собственно, само её рождение и было её бедой. Разница со старшим братом у неё меньше года. Её зачали сразу после его рождения, не дав матери оклематься от трудных родов. К отцу Стася всегда относилась с прохладцей, впрочем, как и он к ней. Обвиняя всей семьёй её мать в том, что она не его дочь.
  
  Как-то раз бабе Любе потребовалась справка о смерти мужа, которую нужно было получить в городе Ангарске, где в колонии он и умер. Но оттуда затребовали личного присутствия кого-то из семьи. Панины отказались помочь, сказав, что они уже дальние родственники и бумагу им не дадут. Пришлось ехать Сергею Заверину, сыну бабы Любы. Люба передала старшему брату Павлу и его семье (жена Валя, сын Антон, жена Нина, новорожденный Игорь) островных разносолов и, с доброты душевной, они пустили Сергея переночевать. Сергей приехал вовремя, Нину с новорожденным Игорем только вчера привезли из роддома и она лежала пластом, после первого, после тяжёлых родов секса. Семья была домостроевская-самодурская, отказать она не могла даже по причине болезни и кровей. Но наследника обмыть надо было, а так как всё хозяйство было на ней, подарки пошли на закусь. Под водку пошли левые разговоры. Так как Павел старше Любы, а Антон старше Сергея, то и их дети должны быть в такой же последовательности. Но сыну Сергея было уже два с половиной года. И по их понятиям это значило, что Оля, жена Сергея, вроде как не честна. Да и сам он вроде порчун. Сергею стало очень противно от этих намёков, от людей, которые даже не покормили ужином молодую-хворую мать. Сделав бутерброд с икрой и налив чаю, он отнёс нехитрый ужин больной. Уходя в дверях, столкнулся с её мужем. Глаза того сверкнули. С утра идиотизм продолжился вопросом дядь Паши:
  
  - Ну как, хороша моя невестушка? - девушка жила на правах крепостной.
  
  - Конечно, вон какого богатыря вам родила и ещё родит, - без задней мысли ответил Сергей.
  
  И начался долгий конец её мучительной жизни. Сергей на оратном пути даже не заехал к Паниным. Через девять месяцев Нина, еле выносив от постоянных переживаний, родила Настеньку. Малышка взяла от родителей всё самое хорошее, и мать ограждала ласковую девочку от нападок, как могла, всю жизнь.
  
  Но вот она умерла. Настя только среднюю школу окончила, и семья проявила всю свою сердечность. И шлюхина ты дочь, якобы мать только родила и под мужика легла, типа Сергея, и сама ты шлюха. И это в пятнадцать с половиной-то лет? Бред.
  
  Последней каплей терпения Насти стал приход Игоря ночью в её постель с определённой целью. Она подняла крик и отдубасила насильника. Пришедший на шум отец защитил сына, её обозвал потаскухой и, уходя, порадовал эрекцией. Настя чуть не рехнулась в эту ночь. С утра наелась, собрала сумочку, взяла мамины золотые часы, её обручалку. Спиздила у отца полтинник и - ходу из дома.
  
  Родственнички за несколько дней после смерти матери очень подробно обьяснили ей её происхождение, историю её зачатия-по их мнению, и принадлежность к другой семье. Конверт со старым письмом бабы Любы она тоже у матери в вещах нашла.
  
  Как без паспорта добралась до них, просто чудо. Пришла и рухнула в обморок на пороге. Баба Люба приняла и выходила ребёнка, но жить с ними Настя отказалась. Она после Игоря и отца поначалу боялась Стэна, а Лиде было не до неё.
  
  Она переехала в их старый барак, баба Люба стала болеть и Стэн с семьёй съехался с ней. Через год с небольшим умудрилась родить Ника, как только подпустила-то к себе его отца? Родила от такого же малолетки. Стэн с бабой Любой помогали им выживать, предлагали забрать пацана, но Настя не отдала. Сказала звать её Стасей и забыть её старую фамилию. Через полгода муж пошёл по малолетке. Его мать муж выгнал из дома, сказал что старая блядь стала, Настя её приняла. Так и стали жить втроём.
  
  Но с мужиками ей катастрофически не везло, да и так по жизни приключения липли к ней на раз. Стэн всегда спасал, ночь-полночь, он всегда придёт. Они стали душами ближе родных, но с виду и не скажешь. В жизнь друг друга с советами никогда не лезли. Компании, по большому счёту, у них были разные, но была общая страсть - баня на даче. Вот, в основном, в сезон, они и общались плотно. Она почти постоянно жила на даче летом, сваливая только с приездом Завериных-Поляниных в баню. У них, вроде как, "разные банные дни".
  
  По сносу барака ей дали квартиру, свекровь к тому времени она уже похоронила, муж больше не появлялся, и жили они с Ником в хорошей двушке одни. Но однажды Стасе, очевидно, стало скучно и на свет появилась Алиша. Стэн замучился избавлять Беликовых от её папаши. Тот до сих пор иногда объявляется, крови попить. "Гутаперчивый мальчик," - так говорил Стэн.
  
  - Пиздишь его, пиздишь. Он только от ног да от стен отскакивает, а потом опять возвращается, - смеялся Стэн.
  
  Вовку Стася очень уважала, а после Лоры - жалела. Её нет, а его - да. Очень ей хотелось прибрать его к рукам, но что-то не давало, мешало. Сомнения какие-то. Да и разница у них была очень большая. Хоть Стэн и говорил всегда, что ей нужен основательный взрослый мужик, тогда всё сложится. "Хватит малолеток собирать и воспитывать, дети на это есть,"  - говорила Лида. Все её мужики всегда были младше неё, но жили они дружно, детей друг друга любили и баловали.
  
  Стася улыбнулась воспоминаниям и всхлипнула. Сжала зубы. "Нафиг-нафиг! Всё хорошо. Хер вам всем!" - думала она, въезжая на стоянку аэропорта.
  
  Выйдя из машины сквозь стеклянную стену тамбура здания прилётов, увидела всех троих с багажом. И, не видя ничего от слёз, рванула к ним. Встреча тел произошла в двух шагах от выхода. Стася врезалась в Стэна и, чуть подпрыгнув, вмазала с правой в скулу. Удар был сильный, Стэн отступил на шаг. Но из-за мелкого роста бойца, прошёл смазанно. Подвывая, она пробила ещё два раза по корпусу и... Стэн её знал, поэтому свёл ноги и прикрыл пах.
  
  - Держи её, - сказал он Вове.
  
  - Стася! - рявкнул он, и её прорвало.
  
  - Сука-а, какая же ты сука, Стэн! Я сама тебя порешу. Уррод. Какого хуя?! - Стэн не зря сказал её держать. Закончив первый, вполне знакомый комплекс нападения, (как она сама его называла, она могла применить что-то другое. Всё, что угодно!) Володя не успел среагировать, он не знал её так, как Стэн. И, подпрыгнув, Стася повисла на шее Стэна, кусая его в другую скулу.
  
  - А-а-у-у!.. - взвыл он. Ника ткнула тётке двумя пальцами в рёбра, та разжала челюсти и Володя смог её оттащить и зафиксироавть.
  
  - Совсем сдурела? Фурия бешенная, - заорала на неё Ника.
  
  - Чего творишь? Радоваться надо, что живы...
  
  - Радоваться?.. Радоваться?! - и она истерично заржала. - Я вас оплакивать должна была, уже двадцать часов! Кто бы мне сообщил, что вы живы? Урроды. Какие же вы уро-ды-ы!  
  
  
  
  До них постепнно доходил весь ужас ситуации, и потохоньку начало потряхивать. Владимир взял Стасю на руки, потому что она уже ревела навзрыд, норовя сесть на асфальт.
  
  - Я не верила-а, я знала, что вы жи-ивы-ы, - Ника обняла их обоих.
  
  - Прости... Папе стало плохо в аэропорту. Он час отлёживался в медотсеке. Напугал всех, кровища из носа, перемазался, упал и телефон разбил. Я билеты поменяла, вылетели на два часа поэже и через Хабаровск. Через них всегда пересадки долгие, и вот, - она замолчала.
  
  - Пойдёмте. Нечего цирк устраивать, - сказал Володя и пошёл к машине. Стэну с Никой пришлось самим тащить весь багаж. Но они не возражали. Загрузившись, тронулись, Стэн за рулём.
  
  - Пап я... ты.
  
  - Домой, - отрезала Стася.
  
  - Домой, так домой, - еле слышно сказал Стэн, выруливая с парковки. Стася сидела на заднем сидении, вернее, это Володя сидел на заднем сидении, а она у него на руках. Он прижимал её к себе, потому что она дрожала. А она, уткнувшись ему в ключицу, обильно увлажняла ему рубашку и пиджак слезами и соплями. Воротники и того, и другого уже изрядно блестели.
  
  - Ш-ш. Ну всё, успокойся, - похолпывал её по спине Вова, успокаивая как маленькую.
  
  - Мы в зале ожидания о взрыве своего рейса узнали, после регистрации уже. Сами там чуть истерить дружно не начали. Хорошо, мышь запасливая. Скормила нам амитриптилин какой-то. И в самолёте мы дружно задрыхли. И в Хабаре были как чумные. Только перед взлётом сообразили, что надо позвонить. А ты, оказывается, в контактах у Стэна. А он симку потерял. В общем, пока нашли, пока...
  
  - Поня-атно, - прогундосила Стася.
  
  - Ника, дай салфетки, - попросил Владимир.
  
  - Это чем вы там занимаетесь? - спросил Стэн.
  
  - Захлопнись, кретин, - заткнула его Стася. На переднем сидении была тишина, а на заднем, шёпот всю дорогу и шебуршение. В городе на перекрёстке Стэн спросил:
  
  - Какие планы?
  
  - Домой, - уже спокойней сказала Стася. По приезду, на вопрос.
  
  - Зайдёшь? - услышали усталое.
  
  - Выметайтесь.
  
  - Добрая ты, - сказала Ника. Сев за руль, Стася наградила их тяжёлыим взглядом и добавила, отъезжая:
  
  - Переживёте. Зверьё вечером... или завтра, - и уехала.
  
  - Ф-фух, пронесло, - сказала Ника.
  
  - О, Стэнчик, Володенька, Вероничка. Приехали, а где Лидочка? - к ним шла любимая соседушка.
  
  - Во-ова-а, - тихо провыл Стэн.
  
  - Бежим, - шепнул он Нике с ужасом на лице. Подхватив рюкзаки и чемоданы, Стэн ломанулся к подъезду.
  
  - Здрасте, баб Том, - поздоровалась с ней Ника, влетая в подъезд, Стэн просто кивнул.
  
  - Здравствуйте, Тамара Тимофеевна.
  
  - Здравствуй, Володенька, вы в отпуск ездили? Все?
  
  - Да, Стэн с Никой к Лиде, а я по делам в Санкт-Петербург. Там и встретились. А вы слышали? Самолёт опять разбился. Нам лететь, а тут новости. Нику еле в самолёт усадили. Перенервничали, устали страшно.
  
  - Да, да, Володенька. Простите старую! Вы с дороги, а я. Ступайте, конечно, отдыхать.
  
  - До свидания, - попрощался Вова с соседкой, которую удалось отвлечь от личных проблем, и она стояла во дворе и переваривала страшную информацию. Человеком она, в общем, была неплохим, но немного назойливым и очень любопытным. Вова не стал пугать старушку всей правдой и, взяв оставшийся чемодан, пошёл домой. Ника уже плескалась в душе, Стэн возился на кухне. Бросив на кресло убитый пиджак и сопливую рубашку, Вова прижался грудью к спине Стэна.
  
  - Поспим? А то оттяг от этих таблеток, или нервотрёпка?
  
  - Ох-хух, - неопределённо ответил Стэн и, отвернувшись от плиты с парящей кастрюлей, добавил:
  
  - Одной жрать, другому спать. Охх. Обо мне бы кто позаботился, - хитро закончил Стэн, закидывая руки Володе на шею. Тот его поцеловал, гладя по спине, пояснице.
  
  - Я устал, - тихо шепнул Стэн.
  
  - Угу. Курить хочу, - отозвался Вова.
  
  - Только через мой труп! - громко возразил Стэн, пихая Полянина в грудь. Вовремя.
  
  - Что за шум, а драки нету? - вошла на кухню Ника в домашнем и с мокрой головой.
  
  - Да вот, товарищ Полянин дымом отравиться решил, - сказал с укором Стэн, сложив руки на груди.
  
  - Нефиг, - сказала категорично Ника, глядя на Володю, тот только кивнул обречённо, соглашаясь.
  
  - Меня кормить будут? - спросила дочь у отца.
  
  - Насыпай макароны и мешай. Я сосиски достану, - вручив ей ложку, Стэн пошёл к холодильнику. Достав две сосиски из морозилки, он приложил их Нике к шее. Она взвизгнула.
  
  - Ешь одна, мы спать. Не мешай, - сполоснувшийся Владимир вошкался в спальне и, проходя мимо, Стэн получил влажным полотенцем.
  
  - Давай скорей, меня уже рубит, - сказал Вова. Когда после душа Стэн пришёл в спальню, тот уже сопел.
  
  
  
  Только стал дремать, как почувствовал, что к нему крадётся Ника.
  
  - Брысь на своё место, - промямлил он.
  
  - Ну-у па-ап, - проныла она. Володя открыл один глаз, сгреб Нику и, уложив её посерединке, меж них, укрыл и снова задрых. Закинув на отца руки и ноги, мелочь блаженно засопела. К обеду дружно проснулись, пообнимались, потискали ребёнка.
  
  - Ф-фу, не могу здесь находиться. Дышать нечем. Как вы тут спите? - подрываясь и карабкаясь через Вову, сказала Ника.
  
  - Кстати, да, я хотел предложить поставить принудительную вентиляцию, как в ванной, - подперев голову рукой, сказал он.
  
  - Пфф... Зачем? Просто переезжайте в мою спальню, - и Ника ушла переодеваться в пока ещё свою комнату. Разговор продолжился за обедом-завтраком, от которого дочь отказалась, получив обещание, что её покормят в "Сити".
  
  - Пибимбап, ням.
  
  - А как же ты, где будешь спать? Случится, вот как сегодня...? - спросил, жуя сосиску, Стэн.
  
  - Вот как сегодня и посплю, - смеясь, ответила Ника.
  
  - Детка, сегодня мы переспали три часа, и это лёгкий сон, но ночью... так спать не пойдёт, - выйдя в зал, Вова пытался объяснить Нике ошибочность её мнения, жестикулируя вилкой.
  
  - Немаленькие, потерпите, - подколола мелочь.
  
  - Ээто-то да-а, но физиология, знаешь ли, - порозовев, гнул своё Вова. Подойдя к нему, Ника чмокнула его в висок.
  
  - Да шучу я, не бойся. И на диване прекрасно переночую, - вскочив на него, попрыгала, - Даже если буду не одна.
  
  - О-о-о.
  
  - А? - издали оба мужчины. Сев доедать, Владимир смотрел на Стэна. Тот - на него. Фраза, оброненная дочерью, заставляла задуматься.
  
  - Диктуй, что надо купить, записываю, - спросила Ника.
  
  Стэн встал и, поставив тарелку в раковину, спросил Вову:
  
  - Помоешь? - получив кивок, пошел осматривать шкафы и холодильники на предмет недостатка продуктов. Инспекция прошла быстро.
  
  -...и кошке наполнитель, - закончил Стэн.
  
  - И тебе телефон, - сказав, обнял его за плечи Вова.
  
  - Эт-то да-а, - поводя плечами от мурашек, с сомнением сказал Стэн.
  
  - А что? - спросила Ника.
  
  - В DNS, или там напротив отдел есть, подберёшь. Или ты хочешь прям крутотень навороченную?
  
  - Не в этом дело. Я к своему привык и такой же хотел, - Вова, кивнув, поцеловал его в шею.
  
  - Есть, я видел в DNS. И новее, того же производителя, подберем, - сказал Владимир, целуя Стэна в шею после каждого предложения. Шлёпнул того по животу, чувствуя, что Стэн слегка поплыл.
  
  - А-а, нда, собираемся, - вскинулся Стэн.
  
  
  
  Закупившись по списку, выбрали в DNS Стэну телефон, Нике наушники и, оставив Владимира оформлять покупки, Стэн с Никой пошли в "Сити" делать заказ... Забрав меню, официант отошел. Помявшись, Ника начала:
  
  - Пап, а вы с Вовой, ну-у... - встрепенувшись, Стэн побледнел.
  
  - Прости, тебе было неприятно на это смотреть? Прости мы не...
  
  - Нет. Нет, что ты! Вовсе нет, не в этом дело. Просто с мамой вы никогда так... - она замолчала.
  
  - Просто с ней мы никогда так и не любили друг друга. У нас были приятельские отношения, а связывала нас лишь ты, - сжав руки на столе, Стэн опустил на них взгляд.
  
  - А с Вовой, ты?
  
  - А с Вовой хочется быть, всегда. Касаться, и чтобы он касался. И без всякого, просто. Сидеть рядом, откинувшись ему на грудь или откинуть его к себе. Повиснуть на нём или просто чтобы он положил руку на колено, на плечо. Быть рядом, всегда. Тебе это непривычно и непонятно? - Стэн замолчал.
  
  - Да... Наверное, я просто не встретила человека, с которым бы хотелось быть так, - вытянувшись на сидении, откинув голову и глядя в потолок, сказала дочь отцу.
  
  - Нда-а. Я побаиваюсь момента, когда ты кого-нибудь встретишь. Эта мысль не выходит из головы с момента, как ты сказала это в обед. Заставляет нервничать, - Ника подобралась, хмуро глядя на отца.
  
  - Я ни одного гомофоба не подпущу к вам и себе на пушечный выстрел. Боже-е, я вообще не понимаю, кому какое дело, кто с кем спит? Это же личное дело каждого. Как ходить и при встрече говорить всем "я девочек трахаю", "я мальчиков..." или "я после дефекации бумажкой подтираюсь, я моюсь всегда, а я песочком"...
  
  - Это как арабы в пустыне? - спросил Стэн, и они расхохотались. Настроение снова скакнуло вверх. Принесли заказ, два пибимбаба.
  
  - Ещё палочки и большую пиалу. Ой, нет, не палочки, вилку, - официант кивнул.
  
  - Спасибо, - сказал Стэн, когда принесли требуемое.
  
  Подошедший Владимир поставил на стол стаканчик с номером заказа и пояснил:
  
  - По куску "Праги" вам заказал и чай с лимоном, - Заверены расплылись в улыбках. Когда всё расставили, Стэн ловко надёргал из обоих чашек себе в пиалу, долил бульон и...
  
  - Итадакимас, - сказал он, прикрыв глаза и сложив ладошки с палочками.
  
  - Приятного аппетита, - сказал Вова.
  
  - Угу, - буркнула Ника с набитым ртом.
  
   После еды, Стэн стал рыться в новом телефоне, проверяя настройки и другое.
  
  - Ну что, к Беликовым? - спросил он, оторвавшись от телефона. Все кивнули, и Стэн набрал Стасю.
  
  - Ал-ло?
  
  - Привет, говорящая голова. Жива, кусаться не будешь? Мы едем за зверьём.
  
  - Давайте, пиво мне купи. Мно-ого пива.У меня завтра ещё выходной.
  
  - А может, не будешь пить? - слегка расстроено спросил Стэн.
  
  - Пиво вези. Давай, - и она отключилась.
  
  - Погнали, - вставая, сказал Стэн. Он слегка нервничал. За неполный месяц секс был всего два раза, и это немного напрягало. Приехав к Стасе, ввалились кучей. В коридоре началась давка, и дикий гвалт. Рады были все, и все высказывали свою радость мявом, гавом и возгласами. Ник хотел уклониться от объятий и чмока в маковку, вроде как взрослый, но был пойман, обнят и поцелован Завериными. При последней встрече у них с Никой возникли некие разногласия и небольшой конфликт, и Ника не знала, как наладить отношения. Не очень-то у неё выходило, и Ник ей в этом не помогал. Алиша излазила, как котейка, колени и Стэна, и Володи, севших на диван рядом. Стася, взяв пакет с пивом, сразу выдула одну банку. Достав вторую, вскрыла, отпила и, закурив, поставила её рядом.
  
  - Вот теперь давайте, подробно и в лицах, что и как произошло? - сказала Стася. Начала рассказ Вероника, но вскоре прервалась, и продолжить пришлось Владимиру. А Стэн просто стал вспоминать.
  
  
  
  С утра Стэн был вялым и рассеянным до такой степени, что сборы прошли без его участия. Вероника беспокоилась за папу, периодически спрашивая, что с ним и как он себя чувствует. Накаляла обстановку перед отъездом. Чтобы её хоть слегка разрядить, Лида померила ему давление, пульс, взяла кровь на сахар. Давление оказалось низковато, пульс, наоборот, частил, а в остальном всё вроде было нормально. Ну, и поехали. В аэропорту было шумно, очень сухо и чем-то неуловимо-противно попахивало, как сказал Стэн. Оделся он для вылета, как тинейджер, в свободные джинсы с карманами у колен, футболку с капюшоном, с принтом из аниме и жилет.
  
  При движении через зал у Стэна пошла носом кровь, сильно. В попытке остановить её, он перемазал всё лицо и руки, и в итоге потерял сознание. Взвизгнув, Ника кинулась к отцу, по дороге столкнувшись с Владимиром, который пытался предотвратить падение Стэна на каменный пол.
  
  В итоге, столкнувшись, все трое упали, отскочив друг от друга как кегли. И до кучи телефон Стэна разбился вдребезги. Только Лида не потеряла самообладания, вызвав медиков аэропорта. Стэна забрали в медзону для осмотра и диагноза. Вышедший через полчаса врач успокоил:
  
  - С вашим парнем всё хорошо. Просто совокупность нескольких негативных факторов: выпитое вчера вино, стрессовое состояние перед полетом, скачок артериального давления и сухой воздух в здании аэропорта - вызвали носовое кровотечение. А оно, в свою очередь, явилось причиной обморока.
  
  - Так что не волнуйтесь девушка, ваш парень вполне здоров, но полежать часик ему необходимо, - улыбнувшись ещё раз Нике, добавил он. Ника всё это время мандражировала и сейчас, подскочив, пискнула не своим голосом.
  
  - Он не мой парень, а его, - и показала пальцем на Вову.
  
  - А мне он отец, если что, - закончила она, так и не поняв, от чего Володя взбледнул, Лида зажала рот ладонью, а доктор выпучил глаза. Но добила его последняя её фраза.
  
  - Мам, а мы на регистрацию опаздываем, что делать-то?
  
  
  
  Врач рявкнул:
  
  - Раньше чем через час я его не отпущу! - и развернувшись, скрылся за матовой дверью медпункта.
  
  Веронику заколбасило по-другому поводу: отлёт, что делать? Сунув ей в руки свой планшет, Лида сказала:
  
  - Ищи другой рейс. И вообще, вон информационная стойка. Иди и реши эту проблему, пока есть время. Вова отдал ей паспорта и билеты и, кивнув Лиде на вещи, скрылся за дверью медпункта. Тихо идя по коридору, он заглядывал во все попадающиеся двери, пока не нашёл комнату, в которой на кушетке сидел Стэн. Напротив него, на каталке с тонометром в руках сидел врач и молча таращился на него.
  
  - Так что доктор? Что это было? - спросил его Стэн.
  
  Вздрогнув и тряхнув головой, тот ответил:
  
  - Ничего страшного, давайте ещё давление померяем. Если сегодня всё равно улетаете, не буду вам ничего медикаментозного давать, чтобы факторы не наложились и ещё чего-нибудь не произошло.
  
  
  
  При этом сам продолжал сидеть и крутить в руках прибор. Выслушав всё это, Володя кашлянул, обозначив себя, вошёл и просто сказал:
  
  - Даже не начинай!
  
  
  
  К кому он обратился, было непонятно, но каждый из присутствующих принял это на свой счёт. Подойдя к Стэну, Владимир провел рукой ему ото лба к затылку слегка надавливая, заставляя откинуть голову, посмотреть друг на друга.
  
  - Как самочувстве, лисёнок? Ты всех изрядно напугал, знаешь ли. Особенно ребёнка, -сказал Вова, разглядывая лицо Стэна, замечая на нём недооттертую влажными салфетками кровь.
  
  - Что с мышкой? Как... - дёрнулся встать Стэн. Присев перед ним на корточки, Вова потянул его за руки вниз, не давая подняться и перебил.
  
  - Да нормально с ней всё. Отвлекли. Нам, знаешь ли, ещё с отлётом решать. Вот Лида её и озадачила всё устроить, после того как эскулап сказал, что ты просто от вида крови, как нежная барышня, в обморок хлопнулся, - объяснил Володя, гладя Стэна по щеке. Заверин дернулся от руки в панике, взглянув на врача. Владимир, не вставая, тоже посмотрел на него.
  
  - Ну так что, доктор? Что вы ему вместо медикаментов пропишите? - спросил Полянин таращившегося на них врача. От его слов тот опомнился и соскочил с каталки.
  
  - И умыться бы не помешало, а то салфетки... это не то, - нахмурившись, добавил Стэн, комкая замызганные, окровавленные лоскутки.
  
  - За ширмой раковина, - сказал доктор. Стен встал и покачнулся.
  
  - Придерживайте его! - дернулся в его сторону врач. Владимир выставил перед ним руку, как преграду, обхватывая Стэна за плечи и прижимая его голову к груди.
  
  - Вов, не надо, - шепнул Стэн.
  
  - Надо, зверёк, надо, а то опять навернёшься. И не ссы, Ника нас спалила ему.
  
  
  
  Повернувшись к медику, спросил:
  
  - Да, доктор? Как, кстати, зовут-то, доктор? Я Владимир, а его ещё и оформить надо, - кивнул на Стэна владимир.
  
  - Леонид Петр... Леонид я, - и махнув рукой добавил: - Ну, вы тут сами, а я сейчас.
  
  
  
  
  
  Положив тонометр на стол, выскочил из комнаты.
  
  - Как спалила, когда? - вцепившись Володе в пиджак, с тревогой спросил Стэн, ловя его взгляд. Владимир просто поцеловал Стэна и прошептал ему в губы:
  
  - Всё хорошо, Стэн, не дёргайся. Он понимающий человек, всё хорошо.
  
  
  
  И подвел его к раковине. Пока Стэн отмывал лицо и шею с руками от крови, Полянин пересказал ему казусный момент. Вытираясь, Стэн хихикал и качал головой.
  
  - Нда, помощница, блин. Первая же и спалила. Ну доча, ну Мышь!
  
  - А она правда ваш ребёнок? - спросил из-за спины Володи подкравшийся, как привидение, врач.
  
  - Блядь! Лёня! Ну нельзя же так, чуть заикой не оставил! - рявкнул, поворачиваясь, Владимир. Врач держал два стаканчика кофе Starbucks, и вид у него был, как у удивлённо-восхищённого ребёнка. Хотя Владимир определил его как своего ровесника.
  
  - Правда, правда. Просто я очень рано папой стал, - сказал Стэн, обходя Вову. Врач протянул ему один стаканчик.
  
  - Вот, возьми, я сейчас, - отойдя к двери, он поставил свой кофе на стол и достал из шкафа фляжку.
  
  - Давай, капну? Или сначала давление померить? - засомневался Леонид.
  
  - Померяй сначала, а то с этим песцом не знаешь, что через минуту случится, - сказал Володя, садясь на кушетку и сажая Стэна себе на колени. Тот, опустив голову, слегка порозовел.
  
  - Давай я сам, тем более у вас автомат, - протянув руку, произнес Володя. Леонид сунул в неё аппарат и вернулся к своему кофе с коньяком.
  
  - Не скрещивай ножки, хороший мой, - тихо произнес Вова. - Расслабься и откинься на меня.
  
  
  
  У стола зафыркал и закашлялся Леонид. Накачав манжету и посмотрев результат, Володя поднял на него взгляд.
  
  - Спокойно, Лёня, не реагируйте так бурно! Сто шесть на восемдесят.
  
  - Это его норма? - спросил врач.
  
  - Низковато, - ответил Стэн.
  
  - Нервы.
  
  - Тогда вот так, - сказал доктор и плеснул в стаканчик из фляжки.
  
  - Вот, возьмите, - улыбаясь, доктор протянул стаканчик и продолжил. - Так и хочется спросить: а вам можно? Вы совершеннолетний?
  
  
  
  Хмыкнув, Стэн ответил:
  
  - Вообще-то мне сорок один, - доктор в растерянности кивнул.
  
  - Да, я понял, просто вы... да-а... и дочь, сколько? Странно всё это. - закончил он.
  
  - Ничего странного, - выдув полстаканчика кофе, остальное Стэн сунул Вове.
  
  - Я же говорил, я молодой отец. Зачал в 17, Ника родилась в 18, ей сейчас 23.
  
  - Я понимаю, но вы очень молодо выглядите, для своего возраста. Вы как ровесник девушки, и эта женщина, - смутился своих слов доктор.
  
  - Это жена, бывшая. Мать Ники. А я хорошо сохранился, потому что жил в любви и ласке. Всегда, - решил пошутить Стэн. Вова шлепнул его по бедру, призывая к порядку.
  
  - Мы вас не сильно смущаем? - спросил Леонида Владимир.
  
  - Сначала да, я был ошеломлен, но сейчас... Вы очень гармонично смотритесь. Все вы, вместе.
  
  - Спасибо, мы стараемся.
  
  - Хорошие отношения в семье видно. Это радует и вселяет... - врач покрутил рукой и закончил: - Надежду...
  
  
  
  Прислушавшись к объявлению, Володя сказал:
  
  - Наш самолёт улетает. Интересно, чего там Ника накопала, когда мы теперь полетим?
  
  - Померяйте его ещё раз, - выбрасывая свой стаканчик, попросил Леонид Владимира.
  
  - Вы его оформлять будете? - спросил тот. Врач махнул рукой.
  
  - Лекарства не использовали, незачем.
  
  - 126 на 87, - сказал Владимир.
  
  - А где туалет? Мне надо, - спросил Стэн. Врач объяснил, и Стэн ушёл.
  
  - Он выглядит вашим сыном, ну-у или, в крайнем случае, младшим братом. Я думал, они ваши дети, - хохотнул Леонид.
  
  - Только при нём это не сболтните, а то он вас порвет за то, что вы меня стариком назвали, - Вова засмеялся, за ним и Леонид. В коридоре Стэн улыбнулся и направился в туалет.
  
  
  
  В зале Лида увидела, что Ника идёт к ней, кивнула ей на вещи и просочилась в медпункт. Она пошла на знакомый голос, видя как Стен скользнул за дверь с говорящей картинкой.
  
  - Как он? Что вы так долго, самолет улетел, - тихо, но четко закидала она мужчин вопросами.
  
  - Всё хорошо. Теперь уже всё хорошо. Забирайте своих мужчин, - сказал, улыбаясь, Леонид.
  
  - Спасибо Лёнь. И пока, - попрощался с врачом Владимир и вышел в зал, не дожидаясь Стэна. Он беспокоился за Веронику. Мелочь же неблагодарная, увидев кого двери выпустили в зал, сверкнула глазами и кивнула на вещи.
  
  - Охраняй, - проскочила мимо Владимира и скрылась в медпункте, чтобы услышать...
  
  - ... познакомиться, Леонид, - войдя в комнату, услышала продолжение речи:
  
  - Петрович.
  
  - Здравствуйте, Вероника, дочь Лидии, Стэна и Владимира, - представилась она, холодно глядя на медика и вручая ему паспорт отца.
  
  - Где мой родитель, что с ним? - продолжила давить взглядом на Леонида Ника. Он, открыв паспорт Стэна, убедился, что ему действительно 41 год и Ника его дочь. Улыбнувшись, он вернул ей паспорт.
  
  - Хорошо всё с ним. Он в туалете, - от двери донесся голос Стэна.
  
  - Детёныш, что с билетами, домой летим?
  
  - Папка, - пискнула Ника и повисла у него на шее.
  
  - Террористка мелкая, Вовку одного бросила? - гладя дочь по спине, спросил Стэн.
  
  - Угу. У нас регистрация минут через десять, - пробубнила она ему в шею.
  
  - Станислав, забирайте своих женщин и счастливого пути! - улыбаясь, сказал врач, пожимая Стэну руку.
  
  - Спасибо дядь Лёнь, - подскочившая Вероника чмокнула доктора в щеку и унеслась, утаскивая родителей на буксире.
  
  - Спасибо доктор, - услышал он уже из коридора голос Лидии.
  
  Выйдя в зал, они услышали объявления о регистрации их рейса.
  
  - Поторопимся, нам ещё нашу стойку искать, - сказала Ника, одев свой рюкзачок и натягивая рюкзак Стэна на грудь.
  
  - Э-э, мелочь, я живой, и свой багаж сам понесу, - стягивая с дочери свой багаж, сказал Стэн. Ника растерялась.
  
  - Водички лучше дай, - добавил он.
  
  - Носокровь была от сухости воздуха. Мне увлажняться надо, - и протянул руку за бутылкой. Разобрав багаж, отправились на регистрацию. Когда подошла их очередь, они расцеловались с Лидой и скрылись за аркой приёмника.
  
  - Борт, следующий рейсом номер 423 из Санкт-Петербурга в Южно-Сахалинск, пропал с радаров через 20 минут после взлета, севернее Бабаева, близ реки Сусуи. Позже мы получили съёмку взрыва, снятого очевидцами на мобильный телефон очень издалека, заблудившихся на болотах, окружающих ту местность. По предварительным данным выживших нет. На место крушения...
  
  
  
  - Да блин, выключите нахрен! Вам что, пережитого мало?! Идиоты, у меня опять кишки свело, - согнувшись в позу эмбриона, ругался Стэн, когда, выплыв из воспоминаний, услышал репортаж об авиакатастрофе. Ник щелкнул пультом.
  
  - Дочь, а мы пакет-то взяли? - спросил Стэн.
  
  - Ой, - и Вероника убежала, хлопнув входной дверью. Вернувшись, с хитрой моськой помахала здоровенный пакетом.
  
  - Кто первый? - кто бы сомневался, Алина.
  
  - Я, я, мне что? - Ника, покопавшись в пакете, достала льняной сарафан с большими цветами и джинсовые шортики. Пискнув, Алиша утекла с вещами в свою комнату. Вторым на очереди был Ник. В него полетел плотный пакет. Поймав его, он продолжил лежать, даже не сделав попытки узнать, что внутри. Стася получила сумку, блузку и браслет.
  
  - Ну как? - спросила Ника. Вышла Алина в сарафане с распущенными волосами. Натуральная блондинка с волосами ниже поясницы, она и так была красивой, но сарафан ей необычайно шёл.
  
  - Вау, - сказала Стася, и это была наивысшая похвала какую кто-либо слышал от неё. Усмехнувшись, Алина приподняла подол, согнув ногу. Хах. Снизу были шорты, тоже, кстати, сели.
  
  - Таточка, а у тебя что? Дай посмотрю? - спросила сестра.
  
  - Потом.
  
  - Удобная сумка, - сказала Стася, рассмотрев свои подарки.
  
  - Только сумка? - спросил Стэн.
  
  - Ну-у, браслет налез, блузка тоже как раз, - ответила она.
  
  - Ник, у тебя? Дай посмотреть, - спросила Стася.
  
  - Нет. Потом, - вредничал мелкий.
  
  - Давай, давай, - поманила рукой Стася, вставая. Ник подорвался с дивана и с пакетом ускакал в комнату, захлопнув перед носом Стаси дверь.
  
  - Ладно, давай меряй и выходи, - смилостивилась мать.
  
  - Нет, я потом, - повторил сын. Хлопнув ладонью по двери, Стася спросила.
  
  - Милый, хочешь жить без двери? - Из-за неё раздалось тихое:
  
  - Нет.
  
  - Тогда покажись, ясно солнышко, - сказала Стася, возвращаясь к пиву. После активного шуршания пакетом, из-за двери появился Ник в новых джинсах, футболке с принтом и рубашке, накинутой сверху.
  
  - О, заебись! Один к школе готов, - рассмеялась Стася.
  
  - Спасибо! - поблагодарила она, беря третью банку.
  
  - Стась, может больше не надо? - спросил осторожно Стэн. Зная язву, можно было и в лоб получить. И в него полетела смятая банка из-под пива.
  
  - Заткнись, я отдыхаю.
  
  - Так, давай завтра на дачу, а? Мы поедем, - уговаривал Стэн сестру.
  
  - Ма-ам, ты обещала, - захныкала Алина.
  
  - Нет. Завтра не поедем. У вас там работы много. Я-то только поливала, да плёнку туда-сюда.
  
  - Ага, типа это всё ты, - подколол Ник.
  
  - Заткнись, мелочь! Конечно, я. Тебя родила-воспитала я? - спросила она, пристально на него глядя, он кивнул.
  
  - Ну вот, тогда остальное - тоже я. Ты же мой.
  
  - Железобетонная логика, - хмыкнул Ник, уходя в комнату.
  
  - Я к Вовке, можно? Завтра к обеду вернусь, - спросил он мать, вернувшись в том же и комкая этикетки.
  
  - А Алина до обеда дом по кирпичику разберёт?
  
  - Нет, мама нет. Мы с девочками в 11:00 договорились встретиться. Ко мне Рита в 10 зайдет, - тараторила Алина.
  
  - Пипец, Ник. Нас ждет полномасштабной армагеддец, - Ник поморщился, помахав своим планам ручкой.
  
  - Да нет же, ма-ама-а. Я в этом пойду и кофту возьму. А с Ритой встречусь на площади и она меня там заплетет.
  
  - Ну-у. Если только так, - протянула Стася.
  
  - Не понял. Ты же сказала, что завтра входная. Ты с утра свалишь? - спросил Стэн.
  
   - Нет, я с утра сплю.
  
  - Ну и?
  
  - Ты не представляешь во что она может превратить квартиру в полной тишине, от скуки, - ответила Стася.
  
  - Ну-у, ма-ма-а, - возмутилась Алина. - Я же убиралась.
  
  - Ага. И почему я всегда застаю только разгар уборки, и ни разу её конец в твоём исполнении? - Ник хихикнул.
  
  - Так. Вот деньги. Их, телефон, ключи, платок в сумку. Кофту, сумку в коридор на вешалку. Туфли протереть. Этикетки с вещей срезать, - всё перечисленное выполнялась сразу.
  
  - Ник, вали к пельменю, - парень исчез раньше, чем Алина вернулась из ванной.
  
  - А туфли зачем мыть? - спросил ошалевший Володя.
  
  - На всякий случай, чтобы ей эта мысль завтра не пришла. Не хочу потоп с утра. Нафиг-нафиг.
  
  - Мам, я их намочи-ила-а, - вышла из ванной расстроенная Алина. Заверины рассмеялись. Она пояснила пораженному Вове:
  
  - Вот! Видишь, это начало конца. Туфли мокрые, в них идти нельзя. Она бы полезла за старыми босоножками и их тоже надо протереть,а они раз! И порвутся. И это хорошо бы на улице, а если дома? Она же полезет искать что-то другое. И вот тебе армагеддец, - и обернулась к дочери.
  
  - До завтра высохнут, - успокоила она Алину.
  
  - А завтра эта овца пойдёт развлекаться до вечера, а я с Ником останусь на хозяйстве. Он будет убираться под присмотром, что не в пример лучше, а я готовить. Потом два дня работы. Эти монстры всё сожрут и засрут. А вот пото-ом уже и дача с баней, - накидала план Стася.
  
  - Нда-а-а, как-то не радостно прозвучало, - сказал ошеломлённый Полянин. Это был его первый день в этой семье на их территории.
  
  - Да ничо, нормально. Бывало и хуже, - возразила Стася.
  
  - Ладно, с вами хорошо, но домой надо. Алиша, тащи Маху, - сказал Стэн.
  
  - Забирайте остатки всего. Там рыба, наполнитель и Басин фарш, - сказала Стася. Вероника с Алиной быстро всё сложили и они пошли грузиться. Отъехав от Беликовых, Стэн спросил:
  
  - К нам? С утра на дачу?
  
  - Нет, меня на Первомайку закиньте, я Басю заберу, а завтра созвонимся. Чего с утра срываться? Вещи ещё толком не разобрали.
  
  
  
  "Какой умный, а главное, деликатный ребёнок," - подумал Стэн, кивая на слова Вероники. Остановившись у подъезда, глубоко вздохнул.
  
  - Помоги ей, - попросил он Володю и отвел руки от паха, открывая большой бугор в штанах.
  
  - Стэн, Стэн. Пересаживайся. Больно? - спросил Вова, видя испарину на его висках.
  
  - Идите уже!
  
  Занеся чемодан и рюкзак с пакетами, Ника вернулась за Басей.
  
  - Пап, ты чего? Бледный такой, - забеспокоилась дочь.
  
  - За Стасю переживаю. Расслабляться без пива разучилась.
  
  - Нормально с ней всё. Пока, папки, - чмокнув обоих, Ника пошла вокруг дома выгуливать Басю. А они поехали домой. На заднем сидении завозился, запыхтел Стэн. Владимир глянул в зеркало и увидел ошалевший, изумрудный взгляд. Стэн вогнал пальцы в волосы Вовы и застонал, сцепив зубы. Другой рукой он яростно дрочил.
  
  - Бля-а, Стэн. Уляпаешь всё, дурачок, - остановив машину, Володя достал салфетки из бардачка и повернулся назад, хватая Стэна за шею и притягивая к себе. Тот впился ему в рот, всосав нижнюю губу, и вцепившись в нее зубами, застонал, кончая. Вова почувствовал на руке с салфетками теплые капли. Придя в себя, он отпустил Володю, отстраняясь.
  
  - Не поранил? - спросил он Вову, вытираюсь.
  
  - Нет. Как ты себе член-то не оторвал, Стэн? - качал головой Вова, трогая губу.
  
  - Вов, я чуть с ума не сошёл. Был рядом и не мог ничего сделать, - он вздохнул.
  
  - Поехали быстрей домой. Это ненадолго. Хочу тебя до одури, аж яйца звенят, - Вова, чувствуя свой стояк, молча сел на место и рванул.
  
  - Я, блядь, как подумаю, что в том самолёте могли быть мы, - Стэн тряхнул головой.
  
  - Хах. Одно радует: были бы вместе. Я в ужасе от мысли тебя потерять, - шмыгнул носом Стэн.
  
  - Успокойся, Лис. Всё хорошо. Ты спас нас, - сказал Володя, паркуясь.
  
  - А теперь, ноги в руки и бежим. С таким стояком мне только соседки не хватает, - глянув на штаны Вовы, Стэн хохотнул. Его друг от увиденного тоже начал поднимать голову. Благополучно избежав встречи с соседкой, всё занесли домой. Целоваться начали в прихожей.
  
  - М-м, как же я хочу-у, - скулил Стэн, его потряхивало.
  
  - Стэн, малыш, успокойся. Иди в душ. Нам ещё всё это разгрести нужно, - повёл рукой Володя в сторону сваленных пакетов, среди коих затерялась клетка с Томом и переноска с Махой, которая сверкала на них глазами сквозь решетчатую дверь. Стэн ткнулся Вове головой в грудь, мыча, отстранился и метнулся в комнату. Достав переноску, выпустил Машу, ящик убрал. Клетку воткнул на полку. Как белка стал сносить пакеты в кухню и с остервенением распихивать продукты.
  
  - Стэн, - позвал Вова.
  
  - Иди в душ, - хмуро сказал Стэн, притормаживая себя, за работой слегка успокоился. Вышедший из душа Владимир сказал:
  
  - Ванна свободна.
  
  
  
  Закончив с продуктами, Стэн тенью метнулся к шкафу, разделся и пошел в душ. Проторчав там довольно долго, вернулся и накинулся на Володин член как голодный вампир на вену, высосав его до капли.
  
  - Вов, прости, но ничего больше сегодня не будет, - встав, он хотел уйти, но Вова его поймал и, уронив на кровать, прижал к себе. Вид у Стэна был мученический.
  
  - Что случилось, хороший мой? Я же вижу ты хочешь, так что?
  
  - Я не могу сегодня.
  
  
  
  Вова хохотнул: "Как девушка в критические дни."
  
  - Я покалечусь, - Стэн закрыл глаза.
  
  - Давай, я тебе пар немного спущу, и мы будем осторожны, - сказал Вова, опускаясь на колени у кровати.
  
  - Я уже в ванной два раза спустил. Не помогло. Я будто Виагры нажрался. Ты моя Виагра, - сказал Стэн, вспомнив, какой гладкий Владимир в паху.
  
  - И-и. По большому счёту, не в этом дело. У меня кишки зажались от нервов, я в туалет сходить не могу, - покраснев, он закрыл лицо руками.
  
  - Так давай я тебе клизму сделаю, - сказал Вова. Стэн помотал головой.
  
  - У меня такое было уже. Врач говорил, надо расслабиться и успокоиться, - хохотнув, Стэн продолжил.
  
  - Я потом, когда успокоюсь, с толчка полдня не встану.
  
  - Всё это замечательно, но Стэн, я вижу проблему. Ты не успокоишься, у тебя каменный стояк. Стэн удрученно кивнул. Вова осторожно снял с него штаны и стал целовать бедра. Стэн всхлипнул, и Володя взял его напряженный орган глубоко в рот. Ласкал его языком и посасывал Вова недолго, Стэн быстро кончил. Устроившись рядом с ним, Владимир погладил его по груди, животу. Стэн скуксился.
  
  - Больно? - спросила Вова.
  
  - Я чувствую, там твердо.
  
  - Неприятно. Если не расслабит, станет больно, - пояснил Стэн.
  
  - А от чего это? Я слышал о таком.
  
  - Я же говорю, от нервов.
  
  - Да это я понял. Физиологически что?
  
  - А-а. Перистальтика замирает и не просто, а в напряжении. Поэтому вроде и клизму нельзя, - сказал, вздыхая, Стэн. Полежав рядом, уткнувшись носом в его плечо, Владимир поднял голову и пристально посмотрел в глаза Стэна.
  
  - Я знаю, что нужно сделать, - закрыл на мгновение глаза, решаясь, а открыв, продолжил.
  
  - Ты поможешь мне? Подготовишь? - тихо спросил он. От услышанного у Стэна распахнулись глаза.
  
  - Вов, не надо, - он отвернулся. Владимир накрыл рукой вновь прижатый к животу, стоящий член Стэна.
  
  - Я хочу. Будь нежен со мной, - шепнул он Стэну в ухо. И того переклинило. Перевернув Вову на живот, он стал исследовать пальцами его напряженную спину, ласкал едва касаясь, бока. Ближе к пояснице нажим стал сильным, спустился с напряжённых ягодиц к бедрам, ниже. Потом наоборот, от ног, едва касаясь, и к плечам, почти проминая.
  
  - Перевернись, - шепотом попросил Стэн.
  
  - Давай свет выключим, ты тоже напряжён, не расслабляешься.
  
  - Я хочу видеть, что будет происходить, - ответил Владимир.
  
  - Я потом включу. Чуть позже.
  
  
  
  Вова перевернулся и кивнул. Стэн лёг рядом и, поднявшись на руке, стал целовать Вову везде, периодически пленяя его рот. Терся о его бедро животом, пахом. Гладил ногами ноги. И целовал, целовал. Опустился к животу, облизал его всего, продолжил ниже. И чем ближе к промежности, тем сильнее напрягались бедра и ягодицы Володи. Ткнувшись головой ему в пах, Стэн расстроенно сказал:
  
  - Вов, не надо. Ты не сможешь. Не заставляй себя, родной. Ты не предназначен для этого.
  
  - Возьми их вместе, - хмыкнув, сказал Владимир.
  
  - Расскажи, как готовился ты. И продолжай, - сказал он, когда Стэн опустил руки.
  
  - Мне нравится чувствовать его тепло и твердость на своём теле, - тихо сказал Вова.
  
  - Хорошо, - шепнул Стэн.
  
  - Помнишь пузырёк смазки характерной формы?
  
  - М-м-м, угу.
  
  - Так вот. Я надел на него презерватив, завязав вход в узел, и положил его в ковш с горячей водой. Пока он грелся, ввёл в себя один палец, - Стэн стал тереться о Вову активнее и сильнее. - Затем второй. Двигал ими, раздвигал их. Потом третий. А когда тюбик согрелся, я взял его, надавил на дырочку и слегка повернув, ввел его неглубоко внутрь.
  
  
  
  Оба тяжело дышали и громко сглотнули.
  
  - Подвигал с лёгким нажимом, вводя глубже и глубже, лаская себя рукой. Больно не было. Я чуть изменил угол ввода и задел а-ах, - вздохнул Стэн.
  
  - Тюбик прошёлся по простате. Это невероятное ощущение. Больно, но вместе с лаской приятно. Ещё раз задел её и ещё. Наслаждение стало перекрывать боль. И ещё, и ещё, пока в глазах не появились белые круги и я не стал задыхаться. Я сжал член сильнее и резче вогнал тюбик. Ты слышал стон? - дёрнувшись, Стэн кончил, но не перестал ласкать Володю, размазывая по его стволу свою сперму. - И тогда я кончил с долгим, протяжным стоном.
  
  
  
  Вова излился себе на живот.
  
  - Заверин, сказочник, бля. Пошли в душ. И прихвати всё, что надо, - отдышавшись, сказал Владимир, вставая.
  
  - Не надо, Вов.
  
  - Давай, зверёк, так попробуем. Идем, пока я не остыл, я хочу чувствовать тебя, - и он первым пошёл в ванну. Когда пришёл Стэн с "одетым" тюбиком, Владимир стоял, опершись о стену руками с расставленными ногами, а на машинке стоял ковш с горячей водой.
  
  "Он серьезно настроен," - подумал Стэн. Сунув пузырёк в ковш, шагнул в ванну. Огладив плечи Володи, прижался к его спине, заведя руки к груди, животу. Развернув его к себе, присел, ткнулся в пах.
  
  - Боже, Вовка, это так здорово. Когда ты успел?
  
  
  
  Вогнав пальцы в волосы Стэна, Володя сказал:
  
  - Не напоминай. Ощущения не из приятных, не хочу вспоминать.
  
  - Зато сейчас, ты не представляешь, как приятно, - Стэн тёрся лицом о пах Владимира, лизал все складочки, тыкался носом.
  
  - Это такой кайф. Спасибо, любимый, - руки Стэна при этом блуждали по половинкам, которые, как ни странно, были расслаблены. Раздвинув ноги Вовы еще шире, Стэн стал лизать под яичками так далеко, как только смог достать. При этом помыкивая и постанывая. Выпустив на палец слюну, он осторожно провел им по колечку, подражая движению языка. Снова языком, и вновь палец. Еще и еще раз.
  
  - Повернись, - попросил он.
  
  Медленно Вова повернулся, широко расставив ноги. В ход снова пошли руки и язык. Лаская член и мошонку рукой, языком Стэн лизал промежность и ягодицы. Проводя за яичками до основания ствола? иногда доходя до края колечка, сразу заменяя палец языком. И уже им стремился развести мышцы и проникнуть внутрь. Колечко стало сокращаться. "Хорошо. Ему стало это приятно," - подумал Стэн. Он был очень внимателен и осторожен, чтобы не спугнуть. Продолжая действовать, стал ласкать ягодицы у входа, и руками, и языком. И вот кончик языка проник чуть глубже. Стэн изменил в нём напряжение мышц. Колечко резко сжалось и медленно разжалось чуть сильнее, язык проник чуть глубже. Сделав несколько поступательных движений, Стэн отстранился и разведя ягодицы руками чмокнул колечко с присосом, ошеломив Володю. Он резко сжался, но не почувствовав давления, на мгновение полностью расслабился. Этого момента и ждал Стэн. Наслюненный и слегка намыленный средний палец нырнул внутрь легко, до основания.
  
  Активнее лаская член, яички и основание ствола, он лизал ягодицы и промежность, но напряжения не последовало. Казалось, Владимир не заметил пальца в себе. "Не может быть," - подумал Стэн и слегка им подвигал, покрутил, нажимая на стенки. Ткнувшись носом рядом с рукой, стал лизать вокруг пальца. От мыла было неприятно, но он продолжал, а потом толкнул палец еще глубже и поводил по стенкам. Вова вздрогнул и резко втянул воздух. Стэн подвигал взад-вперёд и снова повторил глубокое проникновение. Вова снова вздрогнул и вздохнул. И еще раз, и еще, до тех пор, пока яички не поджались и он не всхлипнул. Стэн пустил по промежности слюну, почти вынул палец и ввёл сразу два. Повторяя второй рукой ласки на члене и яичках. Через мгновение покоя задвигал и пальцами. Теперь он был смелее и двигал активнее, и разводил их проникая очень глубоко, вызывая реакцию Владимира. От каждого такого его вздоха и всхлипа, сердце Стэна сперва замирало, а потом пускалось вскачь, норовя пробить грудь. Стэн улыбался и прибавлял нежности. Вова задышал тяжелее, рвано, стал вздрагивать. Двигая пальцы внутри, Стэн разводил их как только мог. И вот третий внутри. Движения плавные, протяжные, но до упора. Поцеловать попу.
  
  - Вов? - спросил Стэн.
  
  - Давай сам, - хрипло попросил Владимир.
  
  - Рано, хороший мой. Надо ещё эт...
  
  - Давай сам! Не хочу ничего лишнего в себе, - снова попросил Владимир.
  
  - Вов, ты мне веришь?
  
  - Ты дурак? - дёрнув задницей, спросил Володя.
  
  - Так надо, поверь. Просто доверься мне, - попросил Стэн. Вова, мученически вздохнув, кивнул. Стэн выдавил кондиционер для волос на пальцы, размазал его слегка и, заведя руку за спину, достал тюбик из ковша, изрядно расплескав воду. Тщательно смазывал его и ягодицы вокруг пальцев. Вынул их и сразу приставил ко входу тюбик, слегка поворачивая надавил. Самая широкая его часть вошла и он остановил движение.
  
  - А теперь скажи, ты хочешь кончить с ним? - и Стэн слегка пошевелил тюбик.
  
  - Или со мной? - и поцеловал ягодицу.
  
  - Тебя хочу. Это странно, действительно хочу тебя..., в себе, - тихо сказал Владимир.
  
  - Тогда всё нужно делать быстро. Полоскаемся, вынимаем, промываем, вытираемся и бежим в спальню. И там, глядя тебе в глаза, я дам тебе кончить, - в конце речи Стэн громко сглотнул, Владимир следом.
  
  - Да, - согласился он.
  
  - Не зажимайся, расслабься, - говоря с Вовой, Стэн сполоснул его и себя. Потом достал полотенце и стал вытирать ему голову, плечи, грудь, вытер себя. Скрутив лейку, спросил:
  
  - Помнишь? - Вова кивнул. Сделав воду приемлемой, он вынул из Владимира тюбик, потянул его вниз заставив присесть.
  
  - Промывай. И рукой снаружи. Попробуй сам ввести палец, - с закрытыми глазами Вова медленно помотал головой.
  
  - Можно... я? - спросил Стэн с замиранием сердца. Помедлив, Володя кивнул. Стэн напором промыл внутри и ввёл палец очень глубоко. Потрогал вокруг.
  
  - Открой глаза. Посмотри на меня, - попросил он. Вова не отреагировал. Развернув руку, Стэн двинул палец внутрь, сгибая его. Распахнув глаза, Вова вцепился в край ванны.
  
  - Верь мне, - сказал Стэн, глядя ему в глаза.
  
  - Хочешь ещё? - спросил он. По лицу Владимира пробегала вся гамма человеческих эмоций. От ненависти, растерянности, злости. До нежности, покорности, наслаждения. Он помотал головой.
  
  - Побежали, - сказал Стэн, хлопнул по крану и, встав, разорвал презерватив на тюбике. Помог Володе выйти из ванны, промокнул его и взяв за руку, потянул в спальню. Стояки у обоих были знатные. Стэн сказал:
  
  - Ложись, как ты хочешь.
  
  
  
  Вова лег на спину и спросил:
  
  - Подушку надо?
  
  
  
  Надевая презерватив и глядя ему в глаза, Стэн кивнул. Володя подложил под попу подушку.
  
  - Нужно ровно, не скомкано и чуть дальше. Так ты не будешь отвлекаться на мелочи, а будешь полностью сосредоточен на движении меня в тебе, - у Володи расширились глаза. Разведя его ноги, как можно шире, Стэн сел меж них на колени и взял тюбик. Смазал пальцы, член.
  
  - Ты мне доверяешь? - Володя кивнул.
  
  - Ты хочешь меня? - еще кивок.
  
  - Скажи, ты хочешь меня в себе?
  
  - Да, - было очень тихим. Смазав колечко, Стэн ввёл два пальца и сильно развел их. Вова закусил губу.
  
  - Не бойся. Я же люблю тебя, - сказал Стэн и, разведя Вовины ягодицы, слегка нажав на них книзу, прогнулся вперёд и одним движением вошёл до конца, склонившись над Володей, глядя ему в лицо. Вот ресницы дрогнули, и он увидел его глаза.
  
  - Ты как? - тихо спросил он Вову. Тот слегка пожал плечами, взгляд нечитаемый, закрытый.
  
  - Не больно? - обеспокоенно спросил Стэн.
  
  - Нет, - тихо ответил он.
  
  - Я могу? - спросил Стэн и слегка качнул бедрами. Вова распахнул глаза, в них было удивление. Он прогнулся и вцепился в одеяло. Стэн отклонился, выходя, и медленно вошел обратно, до упора. И снова, и снова. Движения его были плавными, медленными, почти ленивыми. Наклонившись, он поцеловал парня под собой. Нежно, долго. И тот качнул бедрами.
  
  - Боже, как же я тебя люблю, Вовка, - сказал громким шёпотом с хрипотцой Стэн и в ответ услышал стон. Сердце зашлось в бешенстве. Движения стали чуть резче. Заведя одну руку Вове под поясницу, второй взял его ногу и положил себе на плечо. Вова застонал, почти вскрикнул.
  
  - Не сдерживайся, я хочу слышать, как тебе хорошо, - попросил Стэн. Заводя на плечо и вторую ногу. Качнулся плавно. Потом взяв Вову за бёдра чуть ниже талии, упёрся пальцами ног в кровать и подавая тело вперёд и чуть вверх, со всей силы ворвался в распростертое под ним тело. Владимир, закричав, выгнулся.
  
  Стэн придвинулся чуть вперёд, приподнимая бедра Вовы и снова ворвался в него, упираясь пальцами ног. Почти вбрасывая себя в него. Снова вскрик. В глазах Володи - туман и слёзы. Ни грамма осмысленности. "Всё, больше не могу," - была последняя мысль Стэна. И он сорвался в бешеный ритм. Вова громко вскрикивал, выгибаясь, почти вставая на лопатки. Стэн положил руку ему на член, слегка сжав. С их движением двигалась и рука. Вова утробно завыл. Стэн ещё чуть ускорился. Вова стал вздрагивать, раз, другой, третий. Сжался внутри так, что у Стэна потемнело в глазах. Заорав, он стал изливаться, чувствуя горячую липкость в руке. Он двигался столько, сколько мог, кончая глубоко внутри, но силы кончились и он упал на Владимира, со всхлипами. Скатившись вбок, обнял любимого, целуя его шею, плечо. Нашарил его руку и стал целовать запястье, кулак, пальцы.
  
  - Поговори со мной, - жалобно попросил Стэн. В душе Владимира боролись два чувства: отвращение к себе за полученное наслаждение и любовь и благодарность к Стэну за доставленное им наслаждение. Вспомнив свой первый раз со Стэном, он вздохнул. Повернулся и обнял напуганного парня.
  
  - Лучше мне никогда в жизни не было. Но моя голова не дает мне покоя. Как ты с этим справлялся? - спросил Вова. Стэн удивился.
  
  - С чем?
  
  - С мыслями о том, что это неправильно и, всем в том же духе, - Стэн пожал плечами.
  
  - Мне такие мысли в голову не приходили.
  
  - Ну как, совсем? - удивился Вова.
  
  - Совсем. Я думал только о том, как я тебя люблю. Как мне хорошо с тобой. И как я благодарен тебе за это, и судьбе за тебя. И о том, как я люблю тебя и...
  
  - Это уже было, - сказал Вова.
  
  - А я больше ни о чем не мог думать, - хихикнув, ответил Стэн.
  
  - И никаких угрызений? - пытал Владимир.
  
  - О чём? - непонимающе спросил Стэн.
  
  - О том, что это плохо?
  
  - Что плохо? - нахмурился Стэн. Резко нависнув над Вовой, он с беспокойством спросил.
  
  - Тебе плохо? У тебя болит? Я тебя повредил всё-таки?
  
  
  
  Вова понял, что это бесполезно, и пошло оно нафиг.
  
  "Любимому мальчику хорошо. Ему крышесносно, а остальное идет лесом. А если совести неймется, или что там трепыхается внутри и мешает жить? То мы это задавим нафиг. Прав малыш. Кому, блин, плохо? Кому-у? Отзовись! Малыш и тебя трахнет, и ты увидишь рай, и покатаешься на радуге, - прислушавшись к себе, не почувствовал ничего, кроме благодарности и любви своему любимому, который, кстати, истерит.
  
  - Спасибо. Спасибо тебе, малыш, - сказал Владимир, но его уже поворачивали, и смазывали. Он тихо начал ржать. Схватив Стэна, он сказал:
  
  - Давай спать. Заботушка, - тот сразу успокоился.
  
  - Себя вспомни, - сказал Стэн, отбросив мокрое полотенце, и улегся Владимиру в кольцо рук.
  
  - Плевать я на всё хотел. Я люблю тебя, а больше меня ничего не волнует, - прошептал Стэн Володе в грудь. Постепенно дыхание успокоилось, и они уснули.
  
  
  
  Но через четыре часа организм Стэна сказал ему, насколько он расслабился и начались перебежки спальня - ванна, ванна - спальня. В итоге он переживал моменты покоя на кухне, чтобы не разбудить Володю. Так длилось еще часа три. За это время Стэн успел сварить Басе кашу, покормить Машу и Тома, приготовить всё к завтраку и замариновать мясо к поездке на дачу. Терпение Владимира кончилась, когда Стэн принёс из ванной таз с постиранным бельем и стал развешивать его на балконе. Наконец-то кишки Стэна успокоились и, чувствуя необыкновенную легкость, он готов был пойти спать, но на пороге спальни его встретил Владимир. Вздохнув, он с силой потер лицо, приводя себя в чувство, и спросил:
  
  - Ты как? Завтракать будешь? - покрутив головой, Владимир увидел распакованные чемоданы и стопки вещей, ожидающих переселения в шкаф.
  
  - Пока нет. А тут, я смотрю, только и осталось, что пропылесосить, - Стэн был сильно вымотан ночной беготней, уставший и невыспавшийся, и не поддержал шутливый тон Владимира.
  
  - Скажи мне, как ты вот так просто принял всю эту ситуацию?
  
  
  
  Не понимая, Стэн нахмурился.
  
  - Ты о чём? - сев на подлокотник дивана, Владимир сложил руки на груди и смотрел на Стэна, даже не улыбаясь, а кривя губы. Выражения его глаз Стэн понять не смог, но оно ему не понравилось.
  
  - Поясни, - попросил Стэн подсказку.
  
  - Как ты уговорил свою совесть молчать? Как заставил оставить тебя в покое?
  
  - Я просто понял, что люблю тебя. Принял это для себя, и всё остальное перестало меня беспокоить. Потому, что это для меня было главнее, - пожав плечами, ответил Стэн.
  
  - Видно, твоя совесть более сговорчивая, как и ты, - сказал Вова. Внутри Стэна плеснуло горячее, ему стало больно.
  
  - Моя голова не дает мне покоя. Говорят, даже в Библии написано, что у таких нет души, - продолжил Владимир, вставая. Стэн непроизвольно обхватил себя руками в попытке закрыться, защититься от боли, причиняемой Владимиром.
  
  - Поняв, как сильно я люблю тебя, всё остальное перестало существовать для меня. И послав и бога, и чёрта к хренам, хотел только любить тебя и быть любимым, только быть всегда с тобой рядом, - распалялся Стэн, обида клокотала внутри.
  
  - Вот так, всё просто? Люблю и всё хорошо? - спросил Вова, поведя вокруг руками.
  
  - А что плохого в том, что нам хорошо вместе? И нет, Вов, не просто. Тогда в Южном с Вероникой, я боялся выбора, боялся..., а сейчас я бы остался с тобой. Безоговорочно. Ты понимаешь? - сузив глаза, спросил Стэн.
  
  - Этот выбор ты сделал после сегодняшней ночи? - спросил Володя, сильнее кривя губы. И Стэн сорвался.
  
  - До сегодняшней ночи, твоя совесть молчала и душа спокойствовала, позволяя трахать меня. Так что изменилось для ТЕБЯ сегодня? Чего ты добиваешься от меня? Ты хоть понимаешь, о чём я тебе говорил? - сквозь зубы спросил Стэн.
  
  - Всё дело в трахе? - спросил Володя. Размахнувшись, Стэн влепил Полянину звонкую и сальную пощёчину. У того аж голова мотнулась. Со слезами на глазах Стэн прошипел:
  
  - А брать меня всё это время тебе было так же омерзительно, как и принимать мою любовь сегодня?
  
  
  
  Владимир, поняв, какую причинил боль Стэну, хотел что-то сказать, подавшись вперёд. Но Стэн взмахнул у него перед лицом рукой, как бы ставя преграду.
  
  - Не трогай меня! Просто не прикасайся, - уйдя в комнату Ники, сел по-турецки в углу и уперся в угол лбом, обхватив себя руками. Его трясло от усталости, от обиды и боли. По лицу текли слёзы, сердце щемило болью. Он попытался успокоиться, дыша глубже и медленнее. Не очень выходило.
  
  Пришлось заняться аутотренингом, уговаривая себя, и выкинув все мысли о произошедшем из головы. Владимир приложив мокрое, холодное полотенце к щеке, анализировал, вспоминая всё, что сказал Стэн. И понял, что может его потерять. Никогда он не видел Стэна таким. Всегда легко возбудим, он был легок в общении и успокаивался быстро, не взрываясь сильно. Так, колыхнуло слегка и улеглось.
  
  Но сегодня Вова заглянул в раненую им же душу. "Осталось только плюнуть туда," - укорил себя Володя, и внутренний голос, на удивление, заткнулся. "Ведь как же лис прав, во всём прав! И мне ведь тоже уже плевать на весь мир. Кричать об этом на каждом шагу, конечно, не надо. Но коснись что, я буду бороться за него, за нас," - сделав выводы из произошедшего и приняв решения, Владимир пришел в спальню Ники и просто лёг сзади Стэна, обвив его талию рукой. Стэн качнулся и опустил голову еще ниже, почти касаясь колен. Владимир снизу заглянул ему в лицо.
  
  Стэн спал, тупо спал. Организм его так защищал. Вова помнил, после сна Стэн станет спокойный, и с ним можно будет поговорить ещё раз, попросить прощения. А то, что придётся, Володя знал. Сев чуть выше, он откинул Стэна себе на грудь, повернулся с ним и разогнул эту креветочку, прижав спиной к своей груди. Обнял укрывая собой, согревая, насколько это было возможно, не тревожа его сон. Пригревшись и телом и душой, думая о том, какой же он дурак, раз позволил себе обидеть из-за глупости такого дорогого ему человека. Сердце сжалось от сожаления. Уткнувшись носом Стэну в волосы, повздыхав, Владимир тоже уснул. Проснулся он от возни Стэна, непроизвольно прижав его сильнее. Тот потерся о его руку щекой и был выпущен из объятий, но не ушёл, а повернулся к Володе лицом. Сложил на груди руки и ткнулся ему под горло носом.
  
  - Стэн, прости меня, - Стэн вздохнул. - Просто прости меня, мне надо было поговорить с тобой об этом. Нужны были другие слова.
  
  
  
  Стэн напрягся.
  
  - Прости меня. Я боюсь сказать что-нибудь не то, что-нибудь, из-за чего могу потерять тебя. Я такой дур-рак. Прости, пожалуйста, - хрипло говорил Владимир.
  
  - Все люди не идеальны, все иногда загоняют. Если любишь - люби безоглядно, если веришь - то верь до конца. Ненавидишь - скажи это прямо, а смеёшься - так смейся в глаза. Понимаешь? Я просто не думал, что ты до ТАКОЙ степени дуришь, - спокойно сказал Стэн.
  
  - Простишь? - спросил Владимир.
  
  - Прощён, - сказал Стэн, у него заурчало в животе.
  
  - Боже! Теперь этот монстр жрать хочет. И это после того, как полночи гонял меня на горшок, - возмутился Стэн.
  
  - Тебя расслабило? - спросил Вова, отодвигаясь на самый край и заглядывая Стэну в глаза.
  
  - Ты даже не представляешь, до какой степени! - гоготнув, ответил Стэн.
  
  - Пойдём кормиться, пока он не начал тебя переваривать, - Вова встал и обнял покинувшего постель Стэна.
  
  - Просто знай, я очень тебя люблю, - шепнул Володя ему на ухо. Стэн, кивая, сказал:
  
  - Точно - не знаю.
  
  
  
  А Вова продолжал шептать:
  
  - Я люблю тебя больше жизни.
  
  
  
  Стэн вздрогнул и, отстранившись, заглянул ему в глаза. Отведя взгляд в сторону, помолчав, сказал:
  
  - Хорошо... Я понимаю, но никогда не прикоснусь...
  
  - Тс-с, тише, - Вова зажал ему рот рукой.
  
  - Не надо сейчас клятв и обещаний. Не отказывайся от меня, пожалуйста. Мы ещё будем говорить и делать глупости. И прощать друг друга. А? - сказал Вова. Подняв на него взгляд, Стэн сказал:
  
  - Прости, что ударил. Я не должен был...
  
  - Я заслужил.
  
  - Нет, так нельзя. Так не говорят, - винился Стэн.
  
  - Стэн, я правда заслужил. Так обидел самого дорогого человека. Зато ты всю дурь из меня выбил. Правда, Стэн... Не отказывайся от меня, - и, наклонившись к самому уху, добавил:
  
  - Позволь себе любить меня, а мне нужно знать, КАК ты меня любишь.
  
  
  
  Зажмурившись, Стэнн сильно покраснел вспомнив, как лишил девственности Владимира сегодня ночью, и вырвавшись, унесся на кухню. Поправив постель, Вова тихонько заглянул к нему. Стэн с улыбкой варил кофе. Вова пошёл в другую спальню наводить порядок, раскладывать вещи в шкаф, в общем, жить счастливой семейной жизнью. Глубоко за полдень позвонила Мышка и сообщила, что она готова к принятию солнечных ванн на даче. Мужчины успели переделать все дела по дому и почти сложили всё для дачи, осталось только загрузится и забрать дочь с собакой. Дело десяти минут затянулось на полчаса из-за любимой соседки. Повторный звонок Вероники спас их от неё.
  
  - У кого какие планы на дачу? - спросил Стэн, въезжая в распадок.
  
  - Я на речку, - пытаясь отмазаться от забот, сказала Вероника.
  
  - Да не вопрос, только после того, как обустроишь животину, - дочь засопела.
  
  - Стэн, не напрягайся, приедем - там видно будет. Главное, чтобы строения после Стаси на месте были, - сказал Вова, и все засмеялись. На даче было всё в обратном порядке: разгрузка, выпускание зверья. Даже Тому сделали загон. Открыли, полили, набрали, собрали мусор. Ника отчиталась о проделанной работе и, получив свободу, утекла на речку с собакой и удочкой. Через несколько минут подошёл Володя и спросил:
  
  - Тебе помочь? - Стэн помотал головой.
  
  - Тогда я тоже на речку. Гляну, что там, как?
  
  - Угу, - отозвался Стэн, мастыря шланг к бочке. Вова ушёл, бочка налилась. Стэн передвинул Тома на солнышко и решил накосить ему травы на сено. Только успел срезать пару пучков, как со стороны речки раздался выстрел.
  
  В глазах у Стэна потемнело, он дёрнулся. Перед глазами проскочил калейдоскоп картинок, окровавленного Владимира, подстреленной Баси (дурища могла кинуться на пьяного), подстреленной дочери (могла кинуться на защиту собаки). И Стэн рванул. Не доходя до входа, перелетел через ограду и, не выпустив из руки мини косу, понёсся через поле к реке. За поворотом, врезался со всей дури в спину Володе. Тот спокойно стоял почти на самом бугре, сунув руки в карманы и смотрел в сторону реки. Стэн выбил из него дух и Володя, еле устояв на ногах, от удара закашлялся и обернулся.
  
  - Бля Заверин, добить меня решил? И с косой ещё, - спросил Полянин.
  
  - Вовка, - Стэн прижался к нему, обнимая одной рукой, вторую, с косой, отвёл в сторону.
  
  - Что-то меня клинануло, - прогудел он Вове в ухо.
  
  - Я вижу, - похлопав Стэна по спине, Володя заглянул ему в глаза.
  
  - Стреляли где-то, - сказал Стэн, его начало потряхивать.
  
  - Ну пойдём, посмотрим, - беря его за плечо, сказал Вова и подтолкнул в сторону реки. На речке тишь да гладь, божья благодать. Ника стояла с заброшенной удочкой и зло смотрела на Басю, которая как баржа, моталась по речке туда-сюда, пугая рыбу.
  
  - Забери эту идиотину, зла на неё уже не хватает, - прошипела Ника.
  
  - Да что же вы все нервные такие? - спросил Володя.
  
  - За дровами поедем? Там берёзы только на растопку, - добавил он. Ника свернула снасти, и они пошли домой. Пока Вова заправлял и готовил бензопилу, Ника прибрала Тому клетку и занесла в дом, Стэн застелил багажник большой, старой шторой.
  
  - Бася, залазь, - сказал он. Все загрузились и поехали. По дороге в распадок внимательно осматривали обочины на предмет упавших деревьев. Искали берёзу и нашли, аж две. Одна была тонкая, в полтора обхвата ладоней, а вторая в обхват руками, метра три длинной, обломок ствола. И обе сухие. Попилили их по метру, забили машину и поехали назад. Дома распилили на мелкие чурки и бросили. Стэна аж вело и продолжало потряхивать. Разрубив пару чурок, Володя пошёл в баню и затопил печь.
  
  - Вов, зачем? Мы же послезавтра хотели с Беликовыми, - спросил Стэн.
  
  - Я слегка, воду подогреть. Тебя расслабить надо. Малыш, ты звенеть скоро начнешь. А так: массаж, тёплая парная, я, - загадочно сказал Володя. Стэн посмотрел на дом. На веранде стояла Ника с Махой на руках. Вова проследил за его взглядом, усмехнулся.
  
  - Стэн, она большая девочка, - подкинул дров и пошел к дому.
  
  - Мышка, я слегка протопил, не хочешь? - спросил Нику Вова, мотнул в сторону бани головой и завис. Стэн стоял, прогнувшись в дверях бани, и держался за верх косяка.
  
  - Нет, я в душ схожу перед сном, - не заметив, как Владимир выпал из реальности, ответила Ника.
  
  - Хорош зверь. И весь мой, - оторвал от любимого взгляд и пошел в дом за медиа колонкой, чтобы поставить её на улице на стол. Чтобы, если вдруг они разойдутся, она смогла заглушить их шум. Вернулся за полотенцами, простыней, массажным маслом и смазкой.
  
  - Ну, тогда мы расслабляться, - мотнул головой на Стэна Владимир. - А то после поездки и взрыва он до сих пор сам не свой. Дёргается.
  
  - Постой, - сказала Вероника и метнулась в дом.
  
  - Возьми, - и она протянула Володе бутылку холодного компота. Баня уже изрядно согрелась и Вова загнал Стэна на полок.
  
  - Всё, Мышка не будет нам мешать, - укладываясь рядом со Стэном, голова к голове, сказал Владимир.
  
  - А это значит, ты весь мой, - повернув голову вбок, он поцеловал Стэна в ухо. Тот муркнул и, откинув, повернул голову, подставляя под поцелуй шею.
  
  - И ты хочешь меня грязного, потного и в опилках? - улыбаясь от неги, спросил Стэн.
  
  - Я тебя всякого хочу, но ополоснуть тебя и правда стоит, - набрав в ковш кипятка Вова плеснул на камни, и они лениво зашипели. Баня недостаточно прогрелась для парения, но для их целей была в самый раз. Владимир налил в таз воды и поманил Стэна из парной. Тот лениво стёк с полока и подошёл к Володе, поучил нежный поцелуй и был уложен на лавку. Замоченная ивовая кора размякла и намылив её, Володя принялся за Стэна. Он тер его жестко, разгоняя кровь. Сполоснул и поддав пару в парной вновь загнал на полок. Стал мыться сам. От распаренного лыка шёл горьковатый запах. Сполоснулся и, взяв масло, пришёл к Стэну в парную.
  
  - Ну что, Лисёнок, ты готов? - спросил Владимир, наливая на влажную, горячую спину масло.
  
  Разгоняя его по всему телу, Вова проминал мышцы Стэна. Сначала слегка, потом всё сильнее и сильнее, ловко работая пальцами, соскальзывал ими во всякие приятные места. Стэн давно уже изредка постанывал, но когда дошло до ног и пальцев, стал стонать и выгибаться. Перевернув его на спину, Володя продолжил нежные издевательства над выдержкой Заверина. Проработав плечи, руки, грудь, бока, Вова спросил:
  
  - Я могу? Ты позволишь..., примешь меня? - помолчав, Стэн кивнул.
  
  - Только помыться...
  
  - Да, конечно. Тебе и голову ещё помыть надо, - согласился Володя. В помывочной, пока Стэн мыл голову, Полянин сполоснул простыню, сполоснулся сам и пошебуршил Стэну голову. Тот замычал. Сполоснув его, Володя принёс полотенца. Стэн намотал тюрбан, Вова замотал бедра, взял выжатую простынь и, выйдя из бани, несколько раз сильно встряхнул её, расправляя. Сложив материю вдвое, постелил на большой стол в предбаннике и, поймав Стэна за талию, усадил на него.
  
  
  
  ============================NC=========================
  
   Сдернул с себя полотенце, встал между разведённых бёдер Стэна и потерся своим членом о его, заглядывая тому в глаза. Стэн поплыл, оперевшись на заведенные за спину руки и откинул голову назад. Володя застонал от развратного вида перед ним и начал блуждать по горячему, податливому телу руками.
  
  - Не томи, давай, - сказал Стэн и лег поперек стола, свесив с края голову. Володю дважды просить не пришлось. Положив длинные ноги себе на плечи, прошелся по одной языком. Смазался и толкнулся в горячее нутро. Расслабленный Стэн принял его легко, с тихим вздохом. Володя стал двигаться плавно, медленно, как Стэн в нём ночью. Помня, какой испытывал кайф сам, хотел подарить такой же Стэну. Оглаживал сильное тело под собой, завел руки под ягодицы и входя, сильно сжал их.
  
  - О боже-е, да-а! - услышал в ответ на свои действия. Он ласкал Стэна и менял угол входа, пока тот не начал подмахивать, уцепившись за край стола возле ног. Володя стал наращивать темп, и они оба стали постанывать, покрикивать, похрипывать и подвывать. Вова удачно вошёл и Стэн закричал, выгнулся и перехватил стол у головы. В находящееся перед ним окно он увидел небо и подумал: "Я сейчас улечу!"
  
  Володя, найдя лучший угол и хороший темп, быстро подводил их к пику. Перевёрнутый взгляд Стэна стал метаться и, на самом пике, встретился с другим взглядом: изумлённым взглядом широко раскрытых глаз Вероники, выглянувшей в окно второго этажа дачи. Освещённый заходящим солнцем, он был виден весь, как на ладони. Ника подумала: "Блядь, но как же он красив!..." Стэн, кончая, подумал: "Пиздец, папаша. Да ты извращенец, Стэн." Владимир наклонился, целуя Стэна и сцепляя пальцы их рук, Стэн обхватил его талию ногами и закрыл глаза. Володя лёг на Стэна, размазывая его сперму меж них. Вытекающая из Стэна сперма потекла по вялому члену. От ощущения их скользкости Владимир стал вновь возбуждаться.
  
  - Мы такие потные, скользкие, липкие и дико развратные. Ты не находишь, солнце моё? - сказал Володя в губы Стэна.
  
  - Ага.
  
  - Повторим? - спросил Вова.
  
  - М-м, давай, - и, выскользнув из-под Володи, перевернулся, опираясь руками и грудью о стол. Широко расставив ноги, он сильно прогнулся в пояснице, оттопырив округлый, блестящий от спермы зад.
  
  - Боже, я хочу, чтобы эта картинка всегда стояла перед глазами, - сказал Володя, садясь на корточки и проходясь языком от бёдер, ягодиц до поясницы, лопаток. Отвёл волосы Стэна в сторону, поцеловал его в позвоночник между лопаток и плавно скользнул в него.
  
  - Дава-ай, мой хороший. Теперь жёстче, - попросил Стэн.
  
  Начал Володя также медленно, только входя чуть резче, но Стэн стал сам насаживаться на него, сильнее подаваясь назад. Вова внял просьбе общественности, и стал таранить Стэна всё агрессивнее и резче. Тот хрипло завыл. Владимир взял его за плечи, выгибая ещё сильнее назад. Стал целовать его спину, но волосы мешали и он намотал их на кулак одной руки. Вторую завёл Стэну к паху и сжал её на члене, равномерно двигая по стволу. Потянул Стэна за волосы, откидывая его голову назад. Стал целовать в основание шеи, продвигаясь к вене, покусывая и посасывая.
  
  - Я так хочу пройтись по нему языком. Вобрать его в рот так глубоко, насколько смогу, - добравшись до уха, жарко прошептал Володя. От его слов и руки на члене Стэн взлетел к пику и стал изливаться, а Вова впился ему в вену, тараня его из последних сил, также готовый взорваться. В последний момент он схватил Стэна за бёдра и вжался в него до упора, кончая глубоко внутрь.
  
  - Я чувствую твою струю в себе, - лёжа щекой на столе, сказал Стэн, блаженно прикрывая глаза.
  
  - Я люблю тебя, больше жизни. Мой лис, - прошептал Полянин в лопатки Стэна.
  
  - Не говори так. Я стал больше ценить жизнь, - ответил Стэн.
  
  - Жизнь с тобой бесценна. Без тебя она мне уже не нужна, - заводя руки к груди Стэна, сказал Владимир, обнимая и прижимая его к себе.
  
  - Пойдём, Лисёнок, я тебя снова помою, - смыв с себя следы испытанного кайфа, оделись и сели на лавку у стола.
  
  - Стэн, прости меня, нерадивого. Я тебе смачный засос поставил, - повинился Володя, целуя его в плечо.
  
  - Ничего. Мне, кажется, пофиг, - отпив из бутылки согревшийся компот, отозвался Стэн.
  
  
  
  ==================== КОНЕЦ NC============================
  
  - На, - протянул бутылку Вове. На веранду вышла Ника, посмотрела на мужчин и, быстро сбежав по ступенькам, села, оседлав ноги Стэна.
  
  - Я люблю тебя, папка. И я рада, что ты счастлив. Я обоих вас люблю, - сказала она, протягивая руки к плечам Володи и прижимая его грудью к спине Стэна.
  
  - Обоих люблю, - повторила она, разглядывая засос на шее отца.
  
  - Что кушать будем? Хотите - по шашлычку и по пивку? - спросил Вова. Заверины попереглядывались, поперемигивались.
  
  - Да я быстро. В бане, там в печи угли в самый раз, - подтолкнул их к решению Владимир. Вероника убежала и в доме хлопнула дверца холодильника.
  
  - Мне одно крылышко и четыре мяска, - крикнул Стэн. Неразборчиво что-то бурча Ника нанизывала мясо на три шампура. Забрав мясные шампуры, Володя попросил:
  
  - Давай ещё черики, перчики и колечки кабачков. И по куску хлеба, - и ушёл в баню. Нанизав овощи и хлеб, Ника пошла за ним.
  
  - Накрывай, ленивка, где мы кушать будем, - сказала она. А когда через пару минут вернулась, на столе стояло пиво, соусы, тарелки. Рядом тлели свечи, отгоняя насекомых. Стэн принёс походный фонарик и повесил над столом. Ника протянула ему шампуры, и он снял с них мясо в тарелку. Подошёл Володя с овощами и хлебом. Сделали музыку еле слышной и приступили к ужину. Ели медленно, лениво.
  
   Помахали уезжающим на ночь соседям, обсудили планы на завтра, убрали со стола и ушли в дом. На втором этаже, завалившись всей семьёй на большую кровать, посмотрели фильм и, наконец, угомонились.
  
  Веронике постелили здесь же, внизу с утра ещё бывало холодновато. Повозмущавшись на первом этаже, что её оставили одну, Том не в счёт, угомонилась и Бася. Маха затарахтела на полке возле кровати. На улице запела ночная пичуга, отправляя всех в сон...
  
  
  
  =====================NC=================================
  
  Стэна разбудила тишина. Ему приснилось, что он остался совсем один в пустоте. Открыв глаза, он понял, что скоро утро. За окном слегка посерело, и он задернул шторки, чтобы наглое солнце не подняло всех слишком рано. А пока только полпятого и можно пошалить. Прижавшись к горячему телу, уткнулся в него носом, подышал запахом любимого человека. В груди разлилось тепло - не один. Повернув Владимира на бок, прижался к его спине и тому что ниже, такому желанному и доступному. Нашарил под кошкой смазку и зажал её между ног. Пузырёк совсем небольшой и согрелся быстро, но Стэн за это время завёлся до белых кругов перед глазами от доступности желанного тела. Осторожно спустив с зада Володи трусы, он погладил промежность, сходя с ума от желания. Смазал себя и Владимира, чуть проникнув пальцем внутрь. Он не стал его растягивать, а приставил головку к входу, стал слегка раскачиваться, с каждым толчком нажимая чуть-чуть сильнее. И вот он уже чувствует, что головка ходит туда-сюда, проникая внутрь и выскальзывая. Стэн стиснул зубы, чтобы не заскулить, и ещё чуть-чуть поднажал. Раздался очень протяжный выдох с тихим стоном. Закрыв глаза, он улыбнулся, выдохнув, и ещё чуть увеличил проникновение. Володя прогнулся, отставляя зад, и Стэн почти полностью выйдя, снова вошел полностью, притянув Вову за бедро. Тот громко застонал. Стэн с бедра перевёл руку ко рту Владимира.
  
  - Тсс. Тише, тише, мой хороший, мы не одни, - прошептал Стэн, возобновляя приостановленные движения. Вова уткнулся в подушку лицом и подвывал в неё, активно подмахивая. Стэн не увеличивал темп, не делал резких рывков, он растягивал удовольствие, мучая и Володю, и себя. Хотелось кончить невыносимо, но он ждал. Делая то медленные, глубокие вхождения, шлепая пахом о попу, то сразу несколько легких рывков, не входя полностью, но раздражая нежные стенки ануса, вырывая всхлипы и постанывания у Вовы и у себя. Володя не выдержал и потянулся к своему члену. Стэн перехватил его руку, отводя в сторону и прижимая.
  
  - Изверг, - задыхаясь, сказал Вова.- Помоги...
  
  - Прогнись, -попросил Стэн и, взявшись за плечи Володи, стал входить резко, размашисто. Вова начал выть и, чтобы не разбудить Нику, притянул подушку и вдавил в лицо. Перед глазами появилось мельтешение, по телу прошла судорога. Стэн накрыл его член ладонью нежно, но сильно, сжав, не прекращая движения в нём. Сам он дышал громко, хрипло, рвано. Сжав его внутри, Володя стал изливаться ему в кулак. Стэн последовал за ним. Володя, застонав, плеснул еще. Закончив, расслабились, Стэн отвалился на спину, тяжело дыша, Володя - на живот. Повернув к Стэну голову, он тихо сказал:
  
  - Это потрясающее чувство, когда ты выплёскиваешься глубоко внутри, - Стэн подполз к нему и вбурился Вове под руку.
  
  - Спасибо, Вовка, - прошептал он. Владимир хмыкнул.
  
  - Спасибо, что ты есть у меня. С тобой так хорошо, спокойно, - Володя подгрёб его ближе, и через минуту Стэн уже спал.
  
  А Вова подумал: "Вот наглая северная лисичка, налил в меня и задрых." Повздыхав, Владимир укутал Стэна в одеяло и пошёл в душ, но вытекать из него стало по дороге, и он заляпал трусы. Взяв полотенце, он с Басей вышел из дома.
  
  
  
  ========================NC==============================
  
  - Бася, тихо, все спят, - напутствовал он зверюшку, открывая сарай. Промывшись, пошёл в дом, по дороге повесив сушиться бельё. Загнал Басю в дом, поднялся наверх и нырнул под бок Стэну. Показалось, что в кровати тесновато. На талии Стэна почувствовал руку. Вероника.
  
  - Господи, ребёнок. Сколько ты ещё будешь нырять по утрам в родительскую постель? - улыбаясь, пробормотал Володя и уснул.
  
  Проснулись часа через четыре. Дружно завозившись от того, что всем стало жарко. Вставшее солнце нагрело железную крышу и тут стало душно, как в духовке. Стэн подорвался и открыл над головами окно и дверь на несуществующий балкон. Приятный сквознячок выгнал духоту, и захотелось еще поваляться. Внизу зацокала - заскулила Бася, засвистел Том, заорала Маша. Все выспались, всем хорошо, все хотят пожрать.
  
  Натянув штанишки, Стэн скатился в низ, погремел и, выпустив Басю, вышел из дома. Повозившись, Ника подползла к Вове и положила голову ему на плечо.
  
  - Тебе, тебе правда хорошо с ним? - спросила Ника, зажмурившись.
  
  - Нет, - она напряглась. - Мне с ним замечательно! И это навсегда, я однолюб. И твоего отца люблю, как оказалось, очень давно.
  
  Вероника слушала признание Полянина, затаив дыхание.
  
  - А Лора? - спросила она.
  
  - С Лорой была влюблённость, симпатия и привязанность, но любил я твоего отца. Не осознавал это долгое время, пока Лида не ушла и мне не пришлось понянчиться с ним. Вот тут я и осознал. Мне всегда было хорошо с ним, даже просто молчать, а потом... - Вова замолчал, Ника хмыкнула. Он перевел взгляд с потолка, куда пялился всё это время, на неё и задрал брови.
  
  - Я вас видела, - Вова сглотнул.
  
  - Вчера, в бане. С ума сойти... Он такой красивый, как Бог, порочный Бог, - закончила Ника. Посмотрела потемневшим взглядом на Полянина, но в глаза она сказала:
  
  - Будь всегда с ним. Не предавай его, он этого не переживет.
  
  Обняв и чмокнув Нику в макушку, Владимир сказал:
  
  - Мы как попугайчики-неразлучники, знаешь?
  
  - Угу.
  
  За окном послышалось шуршание травы и рваные вздохи. Встав на колени, они оба выглянули в окно. Стэн занимался, вернее уже заканчивал, занятие. При резких движениях с волос срывались капли пота. Уходя, он посмотрел на окно бани, потом поднял взгляд на них, улыбнулся и помахал.
  
  - О-он? - начал о чём-то догадываться Володя.
  
  - Да, прям взглядами встретились, - подтвердила невысказанный вопрос Ника.
  
  - Бо-оже-е!!! - простонал Владимир, возвращаясь на кровать и закрыв пылающее лицо руками, покачал головой. Ника чмокнула его в щеку. Её умиляла его реакция.
  
  - Не парься, всё хорошо. А тебя он так любит, что ему уже на всё плевать, - заправляя свой диван, говорила Ника.
  
  - Да, именно это он мне вчера и сказал, - за стеной, в сарае, перестал лить душ.
  
  - Будь рядом, помогай ему, защищай. Не позволяй всё тянуть одному, - закончила Ника и спустилась вниз. Там хлопнула входная дверь, зацокала когтями по полу Бася, раздались голоса. "Нда-а, дела-а," - подумал Володя. Оделся и, заправив постель, спустился к Завериным. Стэн варил кофе, на второй конфорке грелась сковорода. Ника терла на тёрке картошку. Вова, задрав брови, сел в уголок, чтобы не мешать.
  
  - Что это будет? - спросил он.
  
  - Ты даже не догадаешься, а главное, не поверишь. Ты ещё ни разу не ел это в его исполнении, - посверкав глазами, сказала Ника, отжимая с массы лишнюю влагу. Разлив кофе, Стэн вручил им кружки.
  
  - Папка сегодня в ударе, - хлебая, сказала Вероничка. Полянин покраснел и уткнулся носом в кружку. Повошкавшись в холодильнике, Стэн, проходя мимо, чмокнул Вову в нос, появившийся из кружки.
  
  - Всё для тебя, - сказал он.
  
  - Бо-оже-е, - протянул Володя и, покраснев еще сильнее, вновь уткнулся в кружку. Через пару минут метаний Стэна, по кухне поплыл дивный аромат, и вскоре перед Вовой поставили тарелку.
  
  - Драники с копченым мясом, чесноком и сметаной, - прокомментировала Ника и почмокала губами.
  
  - Молока налей, - попросил её Стэн.
  
  - Сколько? - уточнила дочь.
  
  - Тебе и мне, а Вове еще кофе, - ответил Стэн. Вот завтрак готов, все уселись за стол. Вове прилетели ещё драники и сметана, Бася закапала пол слюнями.
  
  - Брысь, поганка, тебя кормили, - рявкнула на неё Ника, но при этом оставила половинку драника псине. После завтрака прибрались в кухне и, пока не жарко, принялись за прополку, а через два часа зной прогнал их на речку. Хорошо, что рабочий день - удалось взять Басю. Поплескались от души, собака ныряла за камушками. Набесившись, Бася улыбалась как ду-ура и уже не могла стоять. Поплелись домой. Пообедав хлебом с холодным молоком, упали, кто где. Володя с Никой, предварительно смазанные маслом, улеглись перед баней загорать. А Стэн с холодным мятным чаем в гамаке, в тенечке перед домом. И только Бася, покемарив час на диване под навесом, моталась между ними, как говно в проруби. Вечером опять полив, шашлык, поход за молоком. Вечерний душ и нежность в нём.
  
  - М-м, Вовка, ты всё ещё такой гладкий, - и море поцелуев, и горячая влажность рта. Владимир захлебывался воздухом и выгибался, принимая ласки Стэна. Сам получив удовлетворение, он принялся за него, доведя и Стэна до всхлипов, стонов, дрожи. А потом баиньки.
  
  Так прошел еще один день. А утром, вернее часов в 11:00 дня, приехали Беликовы и начался бедлам. Как только мотор затих, они дружно все высыпали из машины. Выпуская из рук свою кошку, лысого сфинкса Лялю, Алина завопила:
  
  - Маша! - Маша посмотрела на неё с вопросом на морде "тебе своей, что ли, мало?" и шмыгнула под веранду, от греха подальше. Стася повторила приём дочери, заорав:
  
  - Бася-а! - присев, собака наделала лужу.
  
  - Ну нахрен тут-то, Стася! - заорала в ответ Ника, показывая на быстро впитывающуюся в половичок лужу.
  
  - Сама стирать будешь, - буркнула Ника.
  
  - Ага, мало мне, что я всё постельное на даче вечно стираю. Так, давайте и ковры на меня скиньте, - возмутилась Стася.
  
  - А кто тебе виноват, что у тебя бзик, как у ребенка (прим.автора: имеется в виду Никин бзик, по приезду домой сразу хватать пылесос), только по поводу постели? - спросил Володя, остановившись позади Стэна. Из-за машины вышел Ник и спустил с рук пинчера Милли, болонка Дара вывалилась из машины сама.
  
  - Да что же вы все громкие-то такие? - спросил приспавший в дороге парень.
  
  - Здрассте, - поздоровался со всеми он.
  
  - О-о, здравствуйте, Вероника, дядя Вова, Стэн! - последовала примеру брата Алина, вспомнив о вежливости.
  
  - Привет всем, самоубийцы недоделанные, - поздоровалась в своей манере и Стася. Вова, нахмурившись, поймал её взгляд и, покачав головой, кивнул на Стэна и вновь покачал головой.
  
  - Оба-на! - сказала она, распахнув глаза и подходя ближе к Стэну.
  
  - Это-о то, о чём я подумала? - спросила она и, взяв его за подбородок, слегка повернула голову, разглядывая вчерашний засос на шее.
  
  - Я не телепуп, чтобы мысли читать, - ответил Стэн. Володя, проследив её взгляд, покраснел, зажмурился и шагнул вплотную к Стэну, обнял его со спины.
  
  - Если ты думаешь об этом? То да, мы теперь вместе, - сказал он, твердо глядя ей в глаза. Она отступила на пару шагов назад, окидывая их всех взглядом.
  
  - Ни-ик, ты как относишься к геям? - слегка повернув голову и не сводя с мужчин взгляда, спросила она сына.
  
  - Кхм. Я к ним никак не отношусь, я натурал. Вроде бы, - ответил парень, в конце не очень уверенно. Стася перевела удивленный взгляд на него.
  
  - Конечно, а ты чего хотела? У тебя пацану почти 18, а он девственник до сих пор. Конечно, он не знает, с кем ему хорошо, кроме своей руки, - подколола тётку Ника. Этот вопрос они трепали уже пару лет.
  
  - Пока вроде бы, - шепнул Ник, вытаращившись на всех. Стася посмотрела на мужчин, на сына и, всплеснув, руками заключила.
  
  - Да кто я блин такая в конце концов, чтобы ориентацию тут раздавать? - и взяв пакет с банками, спросила:
  
  - Кто пиво будет? И вообще, где мой вкусный шашлык? Скоро уже обед, а я ещё трезвая, - и, засмеявшись, поволокла пиво в холодильник. Ник пожал плечами и вернулся к машине за своим рюкзаком. Вероника посмотрела на отцов. Стэн вначале, сжавшись и обхватив себя руками, сейчас расслаблялся. Она перевела взгляд на Володю.
  
  - А это что такое? - гневно спросила она, спускаясь с крыльца и поворачивая его голову щекой к солнцу.
  
  - Оу! - взвыл Стэн, с опаской глядя на Володю. Они только сейчас, на солнце, увидели зеленцу проходящего синяка на его щеке.
  
  - Когда это произошло? - опять гневно спросила Ника, глядя на Стэна. Стася, вышедшая на веранду с банкой пива и сигаретой, присвистнула.
  
  - Ого, чего не поделили? - спросила она.
  
  - Дома ещё, - ответил Нике Стэн.
  
  - Не сошлись во мнении по поводу позы, - хохотнув, сказал Володя. Отошедший в сторону Стэн остановился и, гоготнув, обернулся.
  
  - Полянин, я тебя не узнаю. Ты с каждым днём удивляешь меня больше и больше, - сказал Стэн и, улыбнувшись открыто и солнечно, добавил:
  
  - И это мне в тебе нравится, - направившись в огород, он сделал сальто и пошёл дальше, подобрав шлёпки, слетевшие с ног во время упражнения.
  
  Прошерстил клубнику, спелой ещё не было.
  
  - А кто такие гей? - спросила подошедшая сзади Алина. Стэн вздрогнул. За Алиной стоял Ник с вытянутым из уха наушником и заинтересованно смотрел на него.
  
  - Геи - во множественном числе. Это мужчины, любящие не женщин, а мужчин, - ответил Стэн, с опаской смотря за реакцией десятилетней племянницы.
  
  - А-а, этих знаю, - сказала она и ушла. Стэн перевел взгляд на Ника.
  
  - Это что сейчас было? - спросил он парня. Вставляя наушник на место, Ник ответил:
  
  - Интернет - окно в мир, а Google великий учитель, - и вновь обернувшись к Стэну, спросил:
  
  - Чем бы заняться?
  
  Стэн, посмотрев в сторону бани, сказал:
  
  - Там расстелен ковёр. Сделай рядом загончик для Тома в высокой траве и ложись на ковре позагорай, поганка ты бледная.
  
  - От мухомора слышу, - ответил Ник и показал на засос на внутренней стороне бедра и возле резинки штанов Стэна.
  
  - Иди уже. Просто иди, - сказал Стэн племяннику. И тот ушёл. Сделал загончик, а когда принес Тома, увидел на ковре Нику в купальнике, мажущуюся маслом. Упал рядом, уронив Тома за оградку.
  
  - Раздевайся, будем предаваться разврату, - сказала ему Вероника. Хмыкнув, парень разделся. Ника стала мазать и его.
  
  - Только не трепись об этом никому, - попросила она. Сев, парень огляделся и, показывая руками на траву, шмелей и муравьев, спросил:
  
  - Кому?
  
  - Ты понял, - сказала Ника. Улегшись, он спросил:
  
  - Как такое вообще произошло?
  
  Передернув плечами, Вероника ответила:
  
  - Тебе лучше не знать. Хотела бы я развидеть увиденное в тот момент...- и она потрясла головой. Поднявшись на локте, Ник, обалдев, спросил:
  
  - Ты что, их спалила-а?
  
  - А-а. Нет, тогда не...- ответила неопределенно она.- Вчера.
  
  Ник не понял.
  
  - Что вчера?
  
  - Я спалила их вчера, - зажмурилась, улыбаясь, Ника. У парня распахнулись глаза, а в них был большой вопрос.
  
  - Они великолепно смотрятся вместе. И-и, они счастливы. И мама...- она замолчала, улыбаясь и общипывая ромашку.
  
  - Ник, поклянись молчать, до поры-до времени, - повернувшись с горящими глазами, попросила Ника.
  
  - Это семейное? - спросил Ник. Она кивнула.
  
  - Маме надо знать? - уточнил он.
  
  - Они сами скажут на днях, а если нет, то расскажи.
  
  Ник приложил указательный палец ко лбу.
  
  - Клянусь, - этот приём был у него с детства, но эту клятву он никогда не нарушал.
  
  - У меня скоро будут мелкие братья и сёстры, - прошептала Ника.
  
  - Звучит как бред. Я ничего не понял. Расшифруй.
  
  Хохотнув, Ника начала рассказ.
  
  - Мама с папой из любопытства переспала. Ей понравилось и она залетела. С Вовой папа тогда же познакомился. Ему было как тебе. Папка ещё в десятом учился, когда они поженились и родилась я. Но у мамы всё это время были две любимых девушки. Сейчас она с ними. Мы в Питер к ним летали, - по лицу Ники прошла тень воспоминаний о катастрофе и она передернула плечами.
  
  - Не отвлекаемся, - сказал Ник, его история очень захватила.
  
  - А-а, да. В общем, Алина и Марина хотят родить от отцов и они сдали сперму для оплодотворения. А так как после ЭКО всегда не один плод, вот я и говорю о мелких во множественном числе, - закончила Вероника.
  
  - Обалдеть! - упал на спину Ник. - И как они тебе? Как это вообще, твоя мать живёт с другими? Во множественном числе, да еще и с бабами. Обалдеть!
  
  - Я даже представить не могу. И Стэн с Вовой там, и ты, и все-е... Боже-е! - выпалил обычно спокойный Ник. Пожав плечами, Ника развела руками.
  
  - Да нормально всё было. Они красивые женщины. Маме сними хорошо. Она получила то, к чему стремилась. Отец, отцы, как оказалось, тоже... двадцать лет любить. Ты представляешь, Ник, двадцать лет рядом и ничего не могли. Даже сказать об этом, - она покачала головой, дёргая траву.
  
  - Да-а, сильно. Ляг, а то белые полоски на пузе будут. Будешь зеброй, - сказал парень и закрыл глаза, обдумывая услышанное. Его не очень взволновало, кто с кем. Его поразило именно время.
  
  - Двадцать лет! Это действительно сильно, - произнес снова он.
  
  - Надеюсь, ты теперь понимаешь, что я любому недругу ноги с языком вырву и местами поменяю? - спросила, хмурясь, Ника.
  
  - Звони, если что. Помогу, - ответил Ник, переворачиваясь на живот. Идиллия. Во дворе вскрикивала Алиша, качаясь на качелях и общаясь с собаками, в беседке Стася говорила с братом и его..., мужем? На солнце пекло всё сильнее.
  
  - Мы уже равномерно пропеклись, пойдёмте на речку, - воодушевленно попросила Ника. Стася покрутила бутылку и выдала.
  
  - Только если с мясом. Я всё ещё хочу жрать.
  
  - А я уже хочу, - сказал Стэн.
  
  - Ни-ик, тащи тачку, грузить будем, - проорала Стася.
  
  - Что берём? - подорвалась Ника.
  
  - Мангал, уголь, розжиг, шампуры, мясо, а дальше, что ваша фантазия попросит, - сказал Володя. Стэн с Никой метнулись в дом. Нарубили овощи в большую миску, хлеба, фруктов. Взяли сок, лёд, посуду. Вышли из дома.
  
  - Зверьё как? - спросил Стэн, Стася пожала плечами.
  
  - Кошки здесь, собаки с нами, - Стэн метнулся в огород. Всё сложили в тележку и дружной толпой с перелаем пошли по дороге, через поле к большой речке. Стэн догнал их на середине поля с удочкой и грязными руками. Мальчишки сложили мангал, засыпали угли, подожгли и ломанулись в воду. Ника с Алишей их догнали.
  
  - Боже-е, вот так всегда. Хочешь жрать, добудь сама, - бухтела Стася, расстилая покрывало и расставляя на нём тарелки. Для неё вода была всё ещё холодная. Когда угли прогорели, она позвала парней. Из воды вышли все. Стэн взял удочку и пошел вверх по реке. Алиша отвлекала от него Басю, бросая камни в воду, Бася охотно за ними ныряла. Ник пошёл за Стэном, а Владимир с Никой занялись жаркой.
  
  - Ты же знаешь, что в три часа дня бестолку ловить рыбу? - спросил Ник, подходя сзади к Стэну. Тот, вздрогнув, обернулся.
  
  - Я-то знаю, а рыба... знает? И вообще, мне кошку кормить чем-то надо, - ответил Стэн, плюнул на червя на крючке и забросил на перекат. Скатившаяся снасть принесла рыбешку сантиметров семи.
  
  - Нда-а, - сказал Ник.
  
  - Лиха беда начало, - бросив мелочь в консервную банку с водой, улыбаясь, сказал Стен. К моменту, когда их позвали, в банке плескалась восемь подкаменок с палец и две краснопёрки чуть больше, не влезшие в банку и висевшие на прутике.
  
  - Ну вот, Машке с Лялькой ужин есть. А ты говорил - не ловится. Ты когда такое говоришь, говори тише, чтобы рыба не услышала. А то она не в курсе, что сейчас не ловится, - смеясь, сказал Стэн. Поставив добычу в тень, уселись со всеми на покрывале и принялись есть.
  
  - Стася, пивом поделишься? - спросил Вова.
  
  - Угу, - прогудела та и откинулась назад, подтягивая из тени пакет с банками.
  
  - И мне.
  
  - И мне, - заголосили Стэн с Никой, под шумок и Ник попросил.
  
  - Вот ушлепки, всегда так. А если мне не хватит? - дала и им по банке, Ника шлепнув по плечу.
  
  - Рука в говне, - рыкнула на него.
  
  - Ну, попытаться-то следовало, - вздохнул Ник и взял сок.
  
  - Хм, пусть лучше при тебе понемногу пробует, чем где-то с кем-то непонятно чего налижется, - сказал Володя.
  
  - О-о, не переживай, это чудо всё успевает. А пиво он не любит, - Ник кивнул.
  
  - Вот домашний кислый ква-ас, это да-а. А пиво, бе-е, - сказал он. Вова задрал брови.
  
  - За компанию и жид удавился, - пожал Ник плечами. Все засмеялись. Налопавшись, повалялись, ещё раз искупались и собравшись потихоньку, поплелись домой.
  
  - Ну что, поливаем и топим баньку? - спросил Володя. Стэн, зевая, ответил:
  
  - Рано ещё поливать, а по поводу бани... Дрова кто-нибудь рубил? М?
  
  Вероника запрыгала вокруг них, пища и нервируя собак.
  
  - Я, я нарублю дров, - Ник нахмурился.
  
  - Их не нарубить надо, их все переколоть и сложить надо. Справишься? - сказал Стэн, снова зевая. Владимир поймал его за талию и притянул к себе.
  
  - Хороший мой, спать хочешь? - от неожиданности Стэн махнул рукой и лишился пакетика с рыбой. Собаки радостно кинулись искать в траве трофей. Алина с Никой кинулись туда же.
  
  - Да Вова, блин, - огорченно выпалил Стэн.
  
  - Нашла! - закричала Алиша высоко поднимая пакетик, чтобы Бася не отняла. Ника пыталась строгостью привести расшалившуюся собаку в чувство.
  
  - Главное, чтобы мелкие не нажрались рыбы, - меланхолично сказала Стася.
  
  - Угу, - подтвердил Ник, выкатывая тележку.
  
  - А оно им надо? - спросил Вова.
  
  - О-о, да-а, - ответила Стася.
  
  - Они-то сожрут, а потом весь дом заблюют и участок задрищут, - закончила она.
  
  - Нафиг-нафиг, - сказал Стэн.
  
  - Кошек кормить на втором этаже, - добавил он.
  
  - Рыбой вонять будет, - сказал Володя.
  
  - Пусть лучше рыбой из спальни, чем блевотиной и дерьмом вокруг. Перемажутся все, - сказал Ник со знанием дела. Пройдя поле, увидели возле дачи неучтенное авто.
  
  - Ника, держи Басю, - крикнул Стэн, но было поздно. Бася тоже увидела чужака.
  
  - В машину! - заорал припустивший за собакой Стэн.
  
  - В машину, - повторил он. И тут гавкнула, до этого бежавшая молча, Бася. Молодой мужчина выпучил глаза и белкой метнулся к машине. Он успел вовремя. Захлопнул дверь прямо перед носом Баси, чем очень её огорчил. Она заскулила от досады, а когда все собрались перед домом, стала гавкать с новой силой.
  
  - Что за клуб самоубийц? - спросил Стэн, обходя машину и открывая дом. Кинув Нику ключи от сарая, он закрыл гавкающую Басю в доме. Стася вытащила парня из машины.
  
  - Ты как здесь? - улыбаясь, спросила она его.
  
  - Хотел познакомиться, наконец, с твоей семьёй, - ответил наивняшка. Глаза Стаси опасно сверкнули.
  
  - Стася, а это вообще кто? - спросила Ника. Злобно улыбнувшись, Стася вдохнула и громко сказала:
  
  - Знакомьтесь, семья, это Сла-авик, мой парень, - обняв Славика за талию, повернула его ко всем лицом.
  
  - А это Стэн, мой брат, и его парень Владимир, - продолжила знакомство с семьей Стася.
  
  - Их дочь, Ника. А это мои дети: Алина и Ник, - добила Славика язва. Тот после представления Стена с Вовой подвис и ничего не слышал, но Ник, проходя мимо, пнул его в икру, чем привел в чувство и вызвал сильную судорогу. Парень взвыл и, присев, вцепился в ногу. Стася помогла ему дохромать до лавки, а Владимир, взяв ногу, стал разминать.
  
  - Ты гей? - морщась, спросил дернувшийся от первого прикосновения к ноге, Слава.
  
  - Не бойся, это не передаётся через контакт и воздушно-капельно тоже. Даже если я тебя поцелую, тебе ничего не грозит. Потому что, во-первых этого не случится, во-вторых это не болезнь, и в-третьих я не гей, я би. Надеюсь, ты в курсе, что это значит? - закончил свою пламенную речь Володя со смешинками в глазах.
  
  - Да-а-а, а Ника, дочь, как? - водя руками как слепой, невпопад спросил парень.
  
  - Ник, анатомию ещё не спалили? - крикнул Владимир.
  
  - Тут детку просветить нужно по поводу производства детей, - закончил Вова. Его накрыла какая-то бесшабашность, он сам себе удивлялся, но остановиться не мог.
  
  - Я знаю, откуда дети берутся, я медицинский заканчиваю, - зло ответил Слава.
  
  - Ой, вот и ладненько, - сказала Владимир и ушел в дом. Стэн делил рыбу на втором этаже, Машка терлась рядом, Ляля была внизу. Увидев Володю, Стэн попросил:
  
  - Тащи её наверх. 
  
  Владимир с сомнением посмотрел на монструозное, лысое создание и сказал:
  
  - Нахуя она вообще завела это чудовище? Мне трудно заставить себя к ней прикоснуться. Фу-бля, она тёплая.
  
  Хохотнув, Стэн сказал:
  
  - Ты даже её кличку угадал. Лялей её только в семье зовут. Остальные Фубля.
  
  Осторожно держа сфинкса под пузико, Вова поднялся и отпустил кошку.
  
  - Это, как держать огромную гусеницу. Только она неожиданно горячая оказалось. И вообще, на ощупь ничего так, приятненько.
  
  Стэн задрал бровь, раздвигая блюдца с рыбешками как можно дальше друг от друга. Кошки, порыкивая, принялись быстро лопать.
  
  - Вообще-то Маха пару съела бы и на ночь оставила бы, но так даже лучше. Вонять не будет. Как Ник сказал? За компанию и жид удавился, - и они рассмеялись.
  
  - Ты вроде как спать хотел? - спросил Володя. Стэн, сев на пол, привалился спиной к его груди.
  
  - М-м. С удовольствием вот так подремал бы часик, - сказал Стэн. Снаружи раздался звук рубки дров.
  
  - Да уж, поспишь тут, - сказал Володя.
  
  - В твоих руках я бы уснул даже под эти звуки. Они мирные. Только бы собаки не лаяли, - тихо сказал Стэн.
  
  - А ночью что делать будешь? Сегодня народу полный дом. Не пошалишь, - краснея, сказал Володя.
  
  - О-о, не переживай. Я ещё с поездки не отдохнул толком, спать я буду, - возразил Стэн.
  
  - Ну, тогда пойдем, я тебя уложу, - поднимая Стэна с пола, сказал Владимир. Поставив подушку к стене, он сел. Стен лег на живот поперёк кровати и, обняв Вову за талию, положил голову ему на живот. Володя хотел сказать, чтобы он разделся, но Стэн уже уснул. Хмыкнув, Вова стянул с волос Стэна толстую резинку. Скрученные в гульку волосы были ещё влажными. Владимир стал перебирать каштановые пряди, пропуская их между пальцев. Его всегда удивляла рыжина волос, матовая светлость кожи Стэна при полном отсутствии конопушек. Только несколько милых веснушек в начале лета на носу, и всё. В груди возникло странное чувство щемящей нежности.
  
  - Mein schatz, - прошептал Володя всплывший со школы немецкий.
  
  Стася ставила съестное из тележки на стол. А не съестное Ник увез в сарай. Как только он оставил Веронику одну, она тут же схватила топор.
  
  - Давай я, - забирая топор, сказал Ник.
  
  - А ты тачку освободи. Я так полагаю, ее полную нужно к бане? - спросил Ник.
  
  - Угу. Но всё равно колоть нужно всё. Дровник в доме забить, чтоб сохли. И поленницу складывать, и баня, опять же, - ответила Ника.
  
  - Ладно, сколько смогу, - буркнул Ник и, замахнувшись, вогнал топор в чурку.
  
  - Солнышко, раздвинь ножки, - подойдя к нему сзади, Ника положила ему руку на поясницу. Он вздрогнул.
  
  - Сдурела совсем? Руки убрала! Я чуть не покалечился, - зло прошипел Ник.
  
  - Фух, - выдохнула Вероника.
  
  - Ещё раз увижу топор в руках и ноги вместе, я тебе сама его в башку вгоню. Чтобы не мучился. Идиот малолетний. Сказала, ноги раздвинь, - и она пнула его по внутренней части щиколотки. Он едва развёл ноги.
  
  - Шире Ник, шире! На тебя никто не покушается, кроме тебя самого. Слушай, что тебе старшие говорят. Или мне Стасю позвать? - спросила Ника. Парень молча расставил ноги на ширину плеч.
  
  - И не пытайся вогнать топор глубже. Замахнувшись, переверни его обухом вниз, чурка сама расколется, - и она понесла в сарай мангал и мешок угля.
  
  - Бе-бе-бе, умывальников начальник, унитазов командир, - передразнил её Ник, но всё, что она сказала, выполнил. Ведь её учил Стэн и Вова, впрочем, как и его мать. А поучиться было чему.
  
  - Не кипишуй, есть хочешь? - спросила Стася Славика.
  
  - Я жрать хотел, но после всего кусок в горло не полезет, - ответил парень.
  
  - И почему это, позволь тебя спросить? - сложив руки на груди, заявила Стася. Он молчал.
  
  - Я тебя не звала, я тебе не навязывалась. У нас были прекрасные, свободные отношения. Ты мне ничего не обещал, я тебе ничем не обязана. Просто секс время от времени. Ни к чему не обязывающий секс. Но ты припёрся и влез в мою семью. Так чего теперь рожу кривишь? Не нравится? - он помотал головой с несчастным видом.
  
  - Ноги есть? Ходить умеешь? Лес видишь? Ходи лесом дорогой, не держу, - рявкнула Стася, отворачиваясь и закуривая, руки её тряслись. Её всю потряхивало.
  
  - Нет, Стася, ты-то мне нравишся, но... - начал Слава.
  
  - Не получится вырвать меня из семьи как слова из контекста, - перебила она его.
  
  - Сначала брат, потом детей в детдом. Нахуй. Нахуй пошёл, - повернулась Стася и попала в его крепкие объятия.
  
  - Не пори чушь, - сказал Слава.
  
  - А с ними мне постоянно общаться не обязательно, - пытался выплыть парень.
  
  - Мне обязательно, - сказала Стася.
  
  - И вообще, какое ты имеешь право обсуждать, а тем более осуждать моих близких, ты их даже не знаешь! Навешал ярлыков, - и в ненависть. Я бы дедушку поняла, если бы он немцев ненавидел, он воевал, есть за что. А ты? Или твоя задница невинно пострадала по вине геев когда-то? - спросила, щурясь, Стася.
  
  - Бля-а, что ты несёшь? - сказал возмущенно Славик, отступая от Стаси.
  
  - Ты хоть сам-то знаешь, чего хочешь от жизни? Дитё-о, - протянула Стася.
  
  - Ты мне нравишься, очень. Я хочу быть с тобой, - опустив голову и сжав кулаки, сказал парень.
  
  - А ничего, что ты всего на семь лет старше моего сына и больше чем на десять младше меня? - проорала Стася.
  
  - Мне мужик нужен в семье. Это трахаться я с тобой могла. А для семьи мне нужен зрелый мужи-ик, а не третий ребёнок. Стэн для меня и так и за маму, и за папу, и за мужа, и чёрт знает за кого. Он заебался, у него и без нас забот хватало. Он дочь с того света вытащил в свои восенадцать. Неудивительно, что ему в конце концов поддержка понадобилось. И замечательно, что у него Вовка есть. Но если из-за тебя у ребят возникнут проблемы, хоть малейшие... - она закрыла рот, взяла мясо, и пошла в дом.
  
  Согрев всё в микроволновке, сделала большой бутерброд, открыла пиво и вышла на крыльцо. Услышанное заставило её отступить спиной в дом.
  
  - ... я просто пожалуюсь им. И они просто тебя трахнут, с двух сторон. Они справятся, а я сниму, - закончил свою речь Ник.
  
  - И они прям послушают тебя? - спросил Славик.
  
  - Да ничего они тебе не сделают. Они не мрази. Но не обязательно тебя трахать, чтобы появилось такое видео, а главное - в нём будет то, что ты сам будешь их об этом просить. Просить и улыбаться. И куда, ты думаешь, покатится твоя жизнь? - спросила Ника и ушла, уводя за руку Ника.
  
  - Блядь, что за дети? - пробормотал Славик. Вышла Стася, вручила ему тарелку и бутылку.
  
  - А что дети? Нормальные дети, - сказала она.
  
  - Кто и где их воспитывал? - спросил Слава. Его трясло, они реально его застращали.
  
  - Своих я растила, сама будучи еще ребенком, одна. Стэна вообще бабуля тянула, без родителей с двух лет подняла. Ника сразу после рождения чуть не умерла. Стэн вытянул, потом она росла в полноценной семье, но то, что она пережила за последние несколько месяцев, не приведи Господи. Так что, жить захочешь, не так раскорячишься. И мы все вместе. А главное, заметь, они не вымогают деньги, не запугивают ради выгоды. Они защищают семью, - и Стася тоже ушла.
  
  Вцепившись в бутерброд, Славик удивлялся сам себе. И чего он взъелся на парней? Противны они ему не были. Дети, Стася? А что? Его брат за него тоже любому башку оторвёт. Даже если Слава будет неправ, он его в обиду не даст. А тут. И чего на него нашло? Хрень какая-то. Ему вообще в силу специальности такой дурью маяться нельзя. Так подумав, Славик вгрызся в бутерброд с вкуснейшим, шашлычным мясом, печеными овощами и пивом.
  
  Он понял, никуда он сегодня отсюда не денется. Он вообще никуда отсюда не хотел. Ему здесь нравилось, всё нравилось. И вьющиеся возле ног мелкие псинки. И вальяжно вышедшие из дома кошки, севшие с обеих сторон лестницы, как львы в кисловодской здравнице, и начавшие умываться. Такие абсолютно разные, но прикольные. И эти странные дети, подкусывающие друг друга, но при этом находящиеся всегда рядом. И Стасин брат, Стэн. Что у них у обоих за имена такие? Хм. Столько всего интересного вокруг, а он должен уехать? "Да ни за что" - подумав так, решил для себя Славик. Он следил взглядом за Стасей, бродящей по огороду сигаретой и пивом, и рассматривающую посадки. Пошел за ней, повторяя её маршрут. Мелкие, как он заметил, тоже двинулись следом, только колдуя со шлангом. И самая младшая, Алина, кажется, тоже с него глаз не сводила, в отдалении, правда. Нда-а, чужой. "А примут ли?" - всё подмечая, подумал Славик, догнав Стасю в конце участка, над речкой.
  
  - Ты хочешь, чтобы я уехал? - спросил он её. Пожав плечами, она сказала.
  
  - Мне всё равно. Но дальнейшее будет зависеть от тебя, - и Стася вопросительно посмотрела на него.
  
  - Я не хочу уезжать. Мне здесь нравится. Я хочу остаться, они примут меня? - серьёзно спросил Слава.
  
  - Я же говорю, всё зависит от тебя. Но начать всё-таки нужно с извинений, - пожав плечами, ответила Стася и перевела взгляд ему за спину, задрав бровь.
  
  - Прости, что ударил. Так сильно не хотел, но, - раздалось из-за его спины. Обернувшись, Слава увидел всех детей. Ник пожал плечами.
  
  - Я понимаю. Прощён, - улыбнувшись, сказал парень.
  
  - А я не буду пока извиняться. Как Стася и сказала, всё будет зависеть от тебя, - сказала Ника и тоже пожала плечами.
  
  - Согласен, - сказал Слава.
  
  - Да-а, но ты такой молодой, покатай меня, - сказала Алина и протянула ему руки. Ник хохотнул.
  
  - Алина, он слишком молодой, а ты слишком большая уже для таких забав, - сказала Стася. Но Слава, присев, подхватил Алину и, посадив на шею, пошёл к дому.
  
  - Женщины всегда ездят на мужчинах. Это нормально, - ответил Слава, обернувшись. Хохотнув, Стася пошла за ним.
  
  - Держи, - Ника сунула Нику в руки шланг.
  
  - Польется, сожми шланг, чтобы разбрызгивалась. Я пойду включу воду и разбрызгиватель поищу, - и она ускакала в сарай. Возле веранды Славу встретила рыком Бася. Он замер.
  
  - Не останавливайся и не бойся, - с его шеи сказала Алина.
  
  - Наклонись и опусти меня. Не обращай на неё внимания, - командовала она.
  
  - Легко тебе говорить, сверху-то, - возразил Слава. Алина подопнула его по бокам как лошадь.
  
  - Давай, - приказала она. Вздохнув, Слава присел перед псиной, опершись одним коленом о ступеньку. Оказавшись с ней нос к носу, он наклонил голову, снимая Алину с шеи.
  
  - Ба-ася, иди ко мне-а, - заголосила Алиша. Отчего собака отбежала подальше. Она-то знала, что от этих людей можно ждать чего угодно, и лучше отойти от девочки подальше.
  
  - Вот видишь, она сама всего боится, - смеясь, сказала Алина.
  
  - И как ты этого добилась? - спросил Слава.
  
  - Ты даже не поверишь, - сказала сзади Стася и, смяв пустую банку, кинула её в ведро.
  
  - У этих детей очень слабый инстинкт самосохранения, особенно рядом со мной, - смеясь, Стася вспомнила.
  
  - Первый раз мы приехали, Стэн с Басей были здесь одни. Будни, он никого не ждал, Бася не привязана. Облаяла нас и в дом. Она же не знала, что нам тоже туда. На ступеньках встретились. Бася хотела кинуться, а радостная Алина хотела обнять. Но промахнулась. Мы ахнуть не успели, как её рука, по локоть оказалось у Баси в глотке. И она такая, - Стася пошевелила пальцами на вытянутой руке.
  
  - "Фу-у, Бася, ты такая слюнявая внутри," - сказала Алина. Бася в ужасе пыталась исторгнуть её руку из себя, - хохотнула Стася.
  
  - В общем, ей даже в страшном сне в голову не придет их укусить. Ник ей в нос палец загнал на всю длину. Тоже, кстати, промахнулся, погладить хотел. Что насчёт тебя, я не знаю, сам с ней договаривайся. На меня у неё вообще реакция странная с детства, ссытся, - засмеялась Стася.
  
  - И не знаю даже, от радости или от страха, - сказал вышедший на веранду Стэн. Потянувшись и зевнув, он перехватил на себе взгляд Славы и задрал бровь.
  
  - Во-ов, футболку захвати, - крикнул он в дом.
  
  - Какую? - раздалось изнутри.
  
  - Да пофиг, - ответил Стэн. Ему в руки прилетело что-то розовое.
  
  - Нда, приколист, - развернув нечто, оказавшееся футболкой с длинным рукавом, сказал Стэн.
  
  - Пап, а где насадка распылителя? У Ника руки околеют скоро уже, - сказала подошедшая Ника.
  
  - Ух, ёпт! - спохватился Стэн и рванул в огород.
  
  - Ник, бля, нет! Не туда! - закричал он, махая руками.
  
  - Запомни, так поливать только зелёнку. А помидоры и бахчу только из бочки, тёплой, - сказал он и, обводя кабачки струей, направил её на морковь.
  
  - Дальше поливай всё, на насадку, - сказал Нику Стэн, вручил ему агрегат и ушёл за лейкой. От сарая раздался звук рубки. Вероника, кто бы сомневался.
  
  - Доча, ну не женское это дело, - подходя, сказал Стэн.
  
  - Но ты же не резиновый, чтобы на всё растянуться. И вообще, зачем ещё родные люди, если не для поддержки? - сказала Ника и продолжила своё занятие. Тачка была полна дров, и, выйдя с лейкой из сарая, Стэн отогнал её к бане. Через некоторое время к нему присоединилась Ника, и они вместе стали поливать.
  
  - Кто на дровах? Опять Ник? Загоняла пацана, - сказал Стэн.
  
  - Ага, уж прям и загоняла. Ты же знаешь, если он чего-то не хочет, заставить его может только Стася. И то в последнее время он и от неё научился мазаться, - возразила дочь.
  
  - Не понял, кто тогда? - остановившись, спросил Стэн.
  
  - Стася? Она же пьяная, - и он уже собрался на подмогу рвануть.
  
  - Нет, конечно. Можешь представить себе эту картину? - и Ника изобразила маникюр, сигарету и банку пива.
  
  - И куда топор? К тому же, слышишь, как ровно идёт звук. Человек умеет это делать. Это Славик, - сказала Вероника.
  
  - А? - Стэн уже забыл о его существовании, да и не воспринял всерьез.
  
  - Это недоразумение? - он постоял прислушиваясь. Картинка возникла сама собой. Вот чурка встаёт на пенёк. Раз, в неё впивается топор. Два, она раскалывается пополам. Вот одна половинка распалась, вот вторая. И новая чурка на пеньке. Стэн потряс головой.
  
  - Сам или Стася припахала? - спросил он дочь.
  
  - Са-ам. Славик мальчик благородный. Тоже считает, что не женское это дело, - ответила Ника.
  
  - Так-то все мальчики при деле. Ник воду в бане наливает, Вова у печки, Славик рубит. Одни мы тунеядствуем, - подвела итог дочь.
  
  - Ничего, нам полезно. У нас работа всё больше сидячая, я бы сказал творческая, - и он засмеялся. Вова позвал девочек мыться. Они всегда шли первыми, по первому пару. А сам пошёл разжигать мангал. Ник уже варил картошку, Алина делала салат. Собрав вещи, Стася её забрала мыться. Когда чистая Алина появилась, Славик у неё спросил:
  
  - Какой расклад в бане? Где мама? - Алиша притормозила, отвечая.
  
  - Мама ещё в бане, меня мыла. Ника на столе, Стэн её мнёт, - Славик понял одно, ему пора. Воткнул топор в пень, он рванул в баню. Войдя, спросил у Стэна, стоящего к двери спиной.
  
  - Кто следующий мыться?
  
  - Мы. Стася выйдет, Нику сполосну и пойдём, - ответил Стэн, проминая Нике плечи. На его спине красиво играли тонкие мышцы. В расслабленном состоянии их не было видно. Слава разделся.
  
  - Я пошёл, - сказал он и скрылся за дверью. Обернувшись, Стэн окинул взглядом лавку, вешалку и покачал головой. Ни полотенца, ни белья недоразумение с собой не принёс. Он вздохнул.
  
  - Что? - спросила Ника.
  
  - Принесёшь потом полотенце, чистое бельё, - сказал он Нике.
  
  - О-о, меня бы кто в дом принес, - тихо протянула размореная ленивка. Закончив с дочерью, стукнул в дверь и крикнул:
  
  - Ника в мойке, - а когда она закончила, сама крикнула.
  
  - Стася, я всё, сейчас папки с Ником придут. Минут через пять, - звуки из парной доносились совершенно определенного характера. Подкинуть дров они со Стэном ушли. Ник довёл ужин до ума, осталось только мясо пожарить. Пришла Стася. Мужчины собрались и пошли в баню.
  
  - Слава, выходи, - сказал Стэн в мойку.
  
  - Бить будем, - следом крикнул Ник и засмеялся, за что получил подзатыльник. Вышел красный, потный Слава. Стэн кивнул на лавку.
  
  - Полотенце, белье. Дверь открой, проветрить надо, - открыв все двери, Стэн сел на лавку у выхода. Володя распахнул окно. Через пару минут все пошли в парную. Загнав всех на полок, Володя замочил ещё один веник.
  
  - Ник, колпак одень. А то опять уйдешь раньше времени, - сказал Стэн. Пошарив вокруг с закрытыми глазами, достал из угла один колпак и кинул его Славе. Второй достал из-под задницы и одел себе.
  
  - Одевай. Им одного меня хватает нянчиться, - пробубнил Ник, не удосужившись даже открыть глаза. Потом Володя поддал пару и, заставив их улечься по одному ему понятному порядку, стал их опаривать. Два раза они уже выходили остывать и обливались ледяной водой из свеженалитой Ником бочки. Потом Володя стал разминать Стэна, Слава внимательно за этим наблюдал.
  
  - Ты этому учился? - спросил он.
  
  - Ага, у него, - кивнув на Стэна, ответил Вова. Слава задрал брови.
  
  - Вырастить ребёнка и не уметь делать массаж - это преступление. Он этому специально учился, детский и общий, - сказал Володя.
  
  - А меня научишь? - спросил, подогнув ноги, Слава. Стэн повернул голову и посмотрел на него. Вздохнув, сказал:
  
  - Вов, заканчивай пока, - и вышел ополоснуться.
  
  - Ложись, - сказал он Володе, кивая на полок. Тот улёгся и Стэн поманил Славу.
  
  - Прочувствуй мышцы, - и, взяв его руку, положил на Вовино плечо. Слегка нажал своими пальцами на Славины.
  
  - Чувствуешь? Мышца заканчивается и из-под неё идёт другая. Все их надо прорабатывать. Вперёд, - хлопнул он парня по плечу и залез на полок к Нику.
  
  - Ты как, тебя помять? - спросил он племянника.
  
  - Когда я от кайфа отказывался? - спросил Ник и лёг.
  
  - Ноги в основном. Судороги по ночам, - попросил он. Слава посмотрел вопросительно на Ника, Стэна. Тот, пожав плечами, развел руки.
  
  - Дети, - и приступил. Быстро прошелся по плечам, спине, к ягодицам приступил более основательно. Спустившись ниже, услышал мычание Ника.
  
  - Больно? - спросил Стэн.
  
  - Оху... очень. Тянущая, до щиколотки, как перед судорогой, - сквозь зубы ответил Ник.
  
  - Потерпишь? - спросил Стэн.
  
  - Угу, - вздохнув, ответил Ник. Пройдясь слегка по ногам, он пустил в ход и кисти, и локти, и предплечья. Он сгибал ноги и проминал Ника, плюща его мышцы. Что-то один раз, что-то по несколько. Брал руку Славы и давал почувствовать разницу между размятой мышцей и спазмированной, и продолжал, сопя как паровоз. Ник только мучительно мычал. Но под конец затих. Стэн показал Славе ступню парня, один палец выглядел странно. Он был как будто вытянут и напряжён.
  
  - Опять выбил, - сказал Стэн. Промял ступню и, оттягивая пальчики, поддёргивал их. Вторую ногу предложил проработать Славе, они поменялись местами. Вова блаженно улыбнулся.
  
  - Он жестковат, - шепнул он Стэну. Тот, улыбнувшись, кивнул и перевернув любимую тушку, занялся Володей сам. Но через некоторое время замер. Вова посмотрел на него, проследил его взгляд. Слава мял Нику ступню и пальцы. Стэн завис. Володя сев, позвал.
  
  - Пойдем-ка, охладимся, - и вытолкнул Стэна из парной. Налил тёплой воды и окатил его.
  
  - Успокойся. Я тобой позже займусь, - пообещал Вова. Они попили компот и вернулись.
  
  - Всё, ребятки, валите мыться, - сказал Владимир, вновь укладывая Стэна на полок и поддавая пора. Моясь, парни о чём-то говорили. Вова крикнул:
  
  - Девчонкам с мясом помогите, а то пожгут, - это был отвлекающий манёвр, и он вполне удался. Они быстро помылись и ушли. Вова взялся за Стэна основательно. Они оба знали, что массажем дело не ограничится и поход в зелёный домик был актуален.
  
  
  
  =================NC=======================================
  
  Помывшись, Стэн пришёл с заметным стояком.
  
  - Не бегай по улице после массажа, - целуя его, сказал Вова и принялся за бёдра. Он скользил по ним руками, языком, прищипывал губами, присасывал, зализывал и дошёл таки до ступней. Стэн сидел на полоке, откинувшись на локти, одна нога была уперта Вове в плечо, а вторую он ласкал, вылизывая и посасывая пальчики. Стэн кусал губы и подрагивал. Иногда с его губ срывался тихий стон. Долго это не могло продолжаться. Когда Володя приласкал вторую ногу, он ввёл в Стэна сразу два пальца. Тот бесстыдно выгнулся и развел колени на всю ширину.
  
  - Да, мой хороший. Какой ты красивый, ты не представляешь, - шептал Вова, положив его ногу на плечо и подбираясь к члену. Стэн был как лунатик, ничего не соображая, он цеплялся только за голос Володи. Подводя руки под Стэна, Вова мял его ягодицы, срывая стоны и возвращался к бедрам, члену. Он ласкал его губами, временами оставляя в покое, яички Стэна поджались. Разведя пальцами ягодицы Володя увидел, что дырочка расслабленно приоткрылась. Сглотнув, Вова зажмурился и подался пахом вперёд. Ему даже не пришлось себе помогать руками, его член скользнул внутрь, в горячее, упругое нутро. Почти выходя, Володя смотрел на это и сходил с ума ещё больше. Наклонялся, входя и лизал, целовал, всё, до чего мог дотянуться.
  
  - Люблю тебя, люблю, родной, - вколачивался он в Стэна, а тот бесновался под ним. Вова понимал, что завтра на Стэне появятся новые синяки, но ничего сделать уже не мог. Себя он уже тоже не контролировал. Медленные, глубокие толчки сменялись серией мелких, судорожно-дрожащих вхождений на глубину головки. Вова дразнил и себя, и Стэна, доводя обоих до сумасшествия. И уже у самого пика он стал входить размашисто, глубоко, с мокрыми, пошлыми шлепками. Не сдержавшись, Стэн закричал, забрызгивая себе грудь и сжимая Володю внутри с такой силой, что ему стало томительно больно.
  
  - Ты выдаиваешь меня собой... Я кончаю и кончаю, - хрипел, задыхаясь и наполняя Стэна, Владимир. Выйдя из него, он просто рухнул на пол. Они долго лежали молча, не двигаясь.
  
  - Что это было, Вов? Мне кажется, ты мне до мозга достал. По крайней мере, до спинного, - прошептал Стэн с полока. Вова на полу засмеялся, медленно поднимаясь.
  
  
  
  ======================КОНЕЦ NC===============================
  
  - Ты назвал меня мозготрахом?! - обнимая Стэна и ставя его на пол, сказал он. Мылись, хихикая, как больные и несли чушь. Продолжая ухохатываться, они пришли ко всем. Посмотрев на это безобразие, Ника нахмурилась и пошла в дом. Стася задрала бровь, Ник покрутил пальцем у виска.
  
  - Видать перегрелись, - вынесла здравое предложение Алина. Вернувшаяся Ника дала отцам по толстовке.
  
  - Видно банник их поймал, - сказала она.
  
  - Ага, и накрыл медным тазом. Парни мозгом повредились, - смеясь, сказал Ник. Стэн, посмотрев на Вову, одними губами произнес.
  
  - Мозготрах, - и они опять зашлись в хохоте.
  
  - Боже, детский сад-штаны на лямках, - покачала головой Ника.
  
  - Ешьте давайте, - сказала она и сняла с шампуров последнее на сегодня мясо. Стася подумала, видно стресс отпускает. Неудивительно, после пережитого. Еле угомонили хохотунов, влив в них по бутылке пива.
  
  - Кто где будет спать? - спросила Стася.
  
  - Я с ними на кровати, Ник с Алиной на диване, вы внизу, - дала расклад Ника.
  
  - Не-ет. Она брыкается как конь, - взвыл Ник, Алина надулась на него.
  
  - Хорошо, тогда я с тобой, а Алина на полке, - поддразнила его Ника.
  
  - С тобой жарко, - буркнул Ник.
  
  - Но это лучше, чем локтем под ребра и коленом в пах, - удивил всех парень, согласившись.
  
  На том и порешили. Пока дети наверху расстилали диван, Стэн покормил собак, и они с Вовой выгуляли их на поле. Сегодня решили обойтись без фильмов. Слава взялся тренироваться в массаже на Стасином хондрозе. Дети в наушниках забавлялись с телефонами. Алину вырубила пришедшая к ней под бочок Маха, включив тарахтельник. Стэн, сложив на Вову руки и ноги, отрубился, Вова - следом.
  
  - Бася, иди на хер. Дура, - раздалось снизу, и следом собачье, обиженное:
  
  - Оуф, - через некоторое время.
  
  - Дара, иди воняй на кухню, - Славик спал, а у Стаси ночь не задалась. Проснувшись, как обычно на даче, раньше всех, Стэн приласкался к Вове, но помятуя о компании, прекратил шалости и спустился вниз. Сюрпризов не было, и он выпустил собак. Сгоношил тесто и псин пошёл кормить на улице, и заниматься. После, ополоснувшись, приступил к оладушкам. Пёк он их на двух сковородах и управился быстро. Поднялся наверх и, подойдя к Володе, поцеловал его.
  
  - На рыбалку пойдешь? - тихо спросил он открывшего глаза парня. Вова выпростал из-под одеяла руки, заграбастал его и поцеловал более проникновенно.
  
  - Да. Но я есть хочу, - с полки раздалось урчание живота, и взгляд Стэна встретился с широко открытыми глазами Алины.
  
  - А вы целовались? - шёпотом спросила она.
  
  - Да, - сказал Стэн.
  
  - Ага. Ага, я с вами есть тоже, - Вова хрюкнул.
  
  - Пойдём, только тихо, - позвал её Стэн.
  
  - А ты заправь всё, - прошептал он Вове и с Алиной ушел вниз. Пока мелкая готовила кружки и ложки, Стэн варил кофе и тёр бруснику с сахаром в ступке. Быстро позавтракав втроём, накопали в перегное червей и забрав собак, ушли на речку. Был утренний туман и клевала рыба очень хорошо. Через час, когда у каждого из них было примерно по килограмму рыбы, прискакала Ника с оладушком в зубах.
  
  - Ох и нифига-а себе, - протянула она, роняя вкусняшку.
  
  - Ка-ак, да еще и со всеми собаками? - обиженно спросила она. Улыбаясь, рыбаки пожали плечами.
  
  - Да пофиг. У Стаси всё равно больше, - выпалила она. У Алиши вытянулась моська.
  
  - Чего больше? - не понял Стэн.
  
  - Ей какая-то метиска рыбину подогнала, серебрянку. Стася хочет, чтобы ты её приготовил, - объяснила Ника.
  
  - Ясно. Какая говоришь размером? - спросил Стэн. Ника развела руки.
  
  - Вот такая дурища! - Вова хмыкнул.
  
  - Ры-ыба-ачка-а.
  
  - Мож, поменьше? - спросил Стэн. Посмотрев на свои руки, Ника помотала головой. Вздохнув, Стэн полез в лопухи.
  
  - Это что же за монстр такой, - бурчал он.
  
  - Тётка сказала: кижуч.
  
  - Олеся, это, наверное, была Олеся Пак, - пояснила Алина. Нарезав десяток молодых лопухов, Стэн подумал и срезал ещё четыре.
  
  - Ну, пошли на монстра смотреть, - сказал он, подбирая снасти. Лопухи вручил дочери.
  
  Рыбина и вправду оказалась необыкновенной. Серебристая, огромная, жирная, да ещё и с икрой. Разделав её, Стэн посмотрел и так, и этак.
  
  - Стася, ты чего от неё хочешь? - спросил Стэн сестру.
  
  - Я знаю, чего я не хочу. Я не хочу с ней возиться, вообще, - сказала она.
  
  - И-и? - пытал Стэн.
  
  - Всё в твоих руках, - сказала Стася, чмокнула его в подбородок, выше с её 155 см не достала, и ушла. Покивав, Стэн покромсал тушку аж на 15 приличных кусков, и ещё осталось на засолку. Посыпав большие куски солью, сахаром, завернул в тряпицу и, сунув в пластиковый поддон, убрал в холодильник.
  
  - Суши будут. Мелкая, - позвал он. Пришли обе.
  
  - Ага. Ника, вари рис на раз поесть. Алина, бери губку, мой лопухи. Только не дырявить, - раздал указания Стэн.
  
  - Ник, за мной. Я знаю у тебя глаз - алмаз, - взяв нож, он поволок парня в огород.
  
  - Вова, в большом мангале, под решётку, углей на 20 минут печева, - крикнул уже с огорода Стэн. Возле рядов с капустой показал на пузырчатую, с уже завязавшимися кочанчиками.
  
  - Это савойская. Надо 15 листов завернуть рыбу, но и капусту гробить не стоит, - объяснил он Нику. Парень прошелся вдоль посадки и, забрав у Стэна нож, принялся ловко стричь нижние листья. Мытые листья Стэн прокатал скалкой и показал Нику, как заворачивать солёно-перчёную рыбу. Сначала в капусту, плотно, потом в лопух. Чтобы сок не вытекал. Через полчаса первая партия легла на угли. Стася ходила за ним и заглядывала под руку. Наложив всем рис с маслом, Стэн поскидывал рыбу на блюдо и стал снимать лопухи. Вот тут-то запах и пошёл. Необычайная смесь подкопчёного йодистого лопуха с капустой и сочной рыбой, составили соблазнительный для желудка запах.
  
  Разложив рыбу по тарелкам, Стэн сказал:
  
  - Налетайте!
  
  - А капусту обязательно есть? - спросила с отчаянием Алина.
  
  - Нет, но пробовать надо, - ответил Стэн.
  
  - И дайте подышать, горячо очень, - добавил он. Все потянулись на улицу, под навес. Сели, посмотрели друг на друга, и понеслась. Стали слышны только стоны и ахи. Через пять минут все сидели с пустыми тарелками и набитыми пузиками в непонятках.
  
  - Нда-а, быстро как-то, - почмокав, сказала Стася.
  
  - Угу. Вкусно! Но, блин, быстро, а больше не влезет, - посетовал Ник. Встав, Вероника выдала перл.
  
  - Меньше надо жрать! - и, собрав тарелки, ушла их мыть. Стэн привалился спиной к Вовиной груди, сложил лапки на животе и, закрыв глаза, с улыбкой медитировал.
  
  - Рыбу переверните, - буркнул он. Поняв что это не всё, все просияли.
  
  - Эту домой, - остудил их Стэн. Поставили вариться трёхразовую уху на вечер и расползлись. Стэн со Стасей наверх, спать. Дети с псами на речку, Володя со Славой - дорубать дрова и складывать их в поленницу. Собравшись ближе к вечеру, похлебали ухи, повторили огородные процедуры, прибрались в бане и даче, собрались и поехали домой.
  
  - Приятно было познакомиться, приезжай ещё, - сказал Владимир. Стэн, улыбаясь, помахал, Ника кивнула. На душе Славика стало тепло. В дальнейшем собирались тем же составом.
  
  
  
  А осенью, в середине сентября, случилась беда. Заготовив ягоду и накрутив компотов под руководством Лиды по Skype, насолили огурцов и помидор, накрутили хреновины, закрыли лечо. Три дня назад выкопали картошку. Осталась поздняя капуста, свёкла, морковь.
  
  - Вов, у меня окно сегодня, я поеду последыши соберу и ботву вывезу. Может, к твоему приезду уже вернусь, - сказал с утра Стэн.
  
  Результатами этого сезона он был доволен как хомяк. Володя покивал, поцеловал и уехал на работу. На завтра уже обещали дожди на неделю, потом пойдут заморозки пару дней. Не хотелось Стэну возиться с промороженной, мокрой ботвой. Вернувшись с работы, Володя не застал Стэна дома, трубку тот не брал. Вова подумал, что тот и запахивать может начать, и решил поехать на дачу. Поужинав, он взял псину и они поехали. Машина на месте, дом и сарай открыты, на участке тишина, а Стэна не видно. Володя позвонил, телефон отозвался на холодильнике. Он забеспокоился.
  
  Стэна нашла Бася. Он лежал за домом, возле сарая. Лежал вытянувшись, со странным выражением лица, будто потекшим. И ни на что реагировал. Владимиру под скальп будто кипятка плеснули. Аж в глазах потемнело.
  
  - Стэн, Стэн! Мальчик мой. Что же ты? - Володя взял его на руки и отнес в машину. Запер всё и поехал, по дороге звоня в скорую. С неотложкой встретился уже в городе. Это был инсульт.
  
  По результатам осмотра участка, Вова сделал вывод, что Стэн пролежал часа два-три. И хорошо, что на холоде. Его положили в мужское неврологическое отделение реабилитации после инсульта. Оказалось, такое у нас есть. И принялись за него всерьез. Сидящего в коридоре Владимира настоятельно отправляли домой. Он позвонил Стасе, через десять минут прискакал Славик и, выслушав, в чём дело, убежал. Ещё через десять минут вернулся.
  
  - Ему проводят комплексную терапию по выводу из инсульта, - он посмотрел на Володю.
  
  - Он будет жить. Он не умрет, а вот насколько полно он вернётся, будет во многом зависеть от тебя, и от меня, - Слава, увидев густую седину на совсем недавно чёрной голове Владимира, решил, что сам будет заниматься Стэном. Тем более, что ему одобрили перевод в невралгию. Просто всё ускорится.
  
  - Ты должен быть здоров, собран и не пугать его. Мы его вытащим, обещаю. Хорошо, что он был на холоде. Мозг почти не пострадал. Может, он что-то забудет, может, нет. Не знаю. Очнётся - видно будет. У него слабая реакция на раздражители. Но это тоже понятно, еще слишком рано.
  
  - А что это значит? Сейчас, - слушавший всё это время молча, Володя подал голос.
  
  - Не пугайся, это со всеми так. Это значит, что он почти парализован, но это быстро пройдёт. Мы ему поможем. Ему нужна будет стимуляция. Массаж. Качественный, постоянный. Понимаешь? У тебя должны быть силы. И надо ещё учиться, я не успел. Езжай домой, у меня смена до утра. Займись собой. Помни, ты должен быть сильным. Я позвоню, как только что-нибудь изменится. К утру уже что-то должно быть. Иди, - твердо сказал Слава. Володя встал и, пожав ему руку, пошёл, покачиваясь, на выход.
  
  - Стася, я сделал всё, что мог. Ему надо успокоиться, поесть и отдохнуть. Он поседел, сильно, и его ведет.
  
  - Спасибо, - ответила Стася и отключилась. Приехав домой, Владимир долго сидел в зале, не разувшись, в чём был. Пока не зазвенел телефон.
  
  - Да?
  
  - Полянин, что произошло? - спросила Стася.
  
  - Бо-оже, как я устал. А то ты не знаешь?
  
  - Я у тебя спрашиваю, как у непосредственного участника событий. Ты сейчас где?- Сумбурила Стася.
  
  - Я уже дома, меня выперли из больницы. А Стэна на даче Бася нашла, за сараем. Он там часа два-три пролежал, по моим прикидкам. О-о.
  
  - Ладно, не вой, сейчас буду. Что-нибудь надо?
  
  - М-м?
  
  - Ясно, еду, - и она отключилась. И тут до Полянина дошло, что чего-то не хватает. Он огляделся, подумал.
  
  - Собака! - подорвался и, сжав в руке ключи, стал вспоминать, а забирал ли он её с дачи вообще? Не уверен, но в машину спуститься стоит. Выйдя из подъезда, увидел подъезжающую Стасю.
  
  - Куда собрался? Я же сказала - еду, - постояв, потупив, он ответил:
  
  - Да вот, я собаку потерял. Вышел в машине глянуть, вдруг забрал? - и открыл багажник. Из него, укоризненно глянув на Володю, выскочила Бася. Стася гоготнула.
  
  - Одна нашлась, а тачка Стэна где? - спросила она. Вова махнул рукой.
  
  - На даче осталось. И я даже не знаю, закрыта ли? - выдал он. Нахмурившись, Стася потянула его за рукав.
  
  - Ты ехать можешь? Поехали за ней. Я сама всё проверю. Бася, поехали, - и она пихнула Володю к машине.
  
  - Давай, давай, шевелись! Мне ещё уроки у детей проверять.
  
  Вова, возмутившись, выдрал руку.
  
  - Ой, можно подумать?
  
  Стася его перебила:
  
  - Даже не начинай. Просто подумай: Стэн тебе спасибо не скажет, если ты его тачку просрёшь или дачу обнесут. Ему и так сейчас нелегко. Скорее страшно. Он и так себе сейчас надумает ерунды.
  
  Выруливая со двора, Вова вопросительно посмотрел на неё.
  
  - Чего смотришь? Отвечаю - первая мысль, как он очнётся, будет: а нужен ли я ему теперь, такой? Какой бы то ни было. Фиг его знает, в каком состоянии он очнется. Тебе ещё его истерики гасить, а ты тут сопли собрался распускать, - у Володи зазвонил телефон.
  
  - Да? - ответил он, вслушиваясь в трубку.
  
  - Подожди, - и протянув аппарат Стасе, сказал:
  
  - На громкую ставь. Слава звонит, Стэн очнулся.
  
  Стася нажала на кнопку громкой связи.
  
  - Привет, Айболит, говори, как там болезный? - несмотря на шутливый тон, Стася очень боялась, сильно побледнев.
  
  - Ну, что вам сказать? Спешу обрадовать, его протестировали уже, и пострадал он не сильно. Если честно, очнулся-то он давно, как только Владимир ушёл. Его врачи сразу обследовали. Речь восстанавливается быстро, прямо на глазах, но его всё равно не отпустят, пока он весь курс реабилитации не пройдёт, а это, минимум, три недели. Как я и говорил, ему нужен будет хороший массаж. У нас массажист приходящий на три часа, сами понимаете, не каждый день к нему пациенты попадают. Вова, тебе надо будет завтра с девяти до полудня, нет до 11:30 быть тут. Поговоришь со специалистом и, если он одобрит твои навыки, будешь Стэна мять сам, - Слава замолчал.
  
  - Как он? - хрипло спросил Володя и, откашлявшись, уточнил: - О чём говорил?
  
  - Он растерян и очень напуган. Переживает, - тихо сказал Слава.
  
  - Могу я?...
  
  - Нет, Вов, не сегодня. Его сейчас обколят, и он опять уснёт. Завтра поговорите, - сглотнув ком, Владимир начал:
  
  - Я, я очень...
  
  - Я знаю, Вов... Кхм. Я ему передам, - и Слава отключился.
  
  Стася нервно заржала.
  
  - Представляю, Стэн, Вова тебе передаёт, что очень тебя любит! Ну, выздоравливай, - и она фыркнула. Володя молча улыбался.
  
  - Да уж, - сказал он.
  
  - Твой Айболит на самом деле очень честный, впечатлительный и добрый мальчик. Не обижай его, - серьёзно закончил Вова.
  
  - Ага, мальчик. Когда у меня уже мужик будет? - ответила Стася, сверкнув в темноте увлажнившимися глазами.
  
  - Так бери и воспитывай себе мужика. Всё в твоих руках, - хмыкнув, Стася психанула.
  
  - Почему кому-то всё, а я вечно за бортом? Почему я для кого-то воспитала мужика, и заметь - замечательного, а для меня никто не сподобился такого воспитать? Почему опять всё сама? Мне что, вечно нянчиться?
  
  Тяжко вздохнув, Вова принялся наставлять Стасю.
  
  - Да пойми ты, глупая, это же твой шанс! В любом другом взрослом, даже в самом замечательном мужике, ты будешь искать изъян, недочёт. А если не найдёшь, то сама что-нибудь создашь и опять будешь не удовлетворена. Это не партнёр такой, это твоя натура такая. Тебя же, прости за прямоту, на одном месте не уебёшь, перетаскивать надо. Ника, ты правда, замечательно воспитала. Действительно, вышел классный мужик. Но и дочь во всём права, ты же его не отдашь никому. Ведь правда, ему уже 18, а он чист, как младенец, - глянув на Стасю, рассуждал Владимир.
  
  - Я просто боюсь, что ему сделают больно. А это будет! Я не хочу, чтобы он страдал, - Вова заливисто рассмеялся, а Стася надулась.
  
  - Ну точно - дурочка. Детка, жизнь это не одни пряники и мёд. Ведь и мёд бывает горьким. Как он познает радость, не познав грусти или тоски? Она будет неполной, поверхностной, пресной. Ему, как и всем, чтобы в полной мере испытать шквал любви, нужно будет пострадать. Ты же знаешь, ожидание, предвкушение, едва ли не лучше самого получения удовлетворения. Он у тебя, думаю, би. Ему ещё выбор приоритетов предстоит. Не решай за него, не запирай. Потом будет сложнее. Отпусти его, - тихо закончил Володя, въезжая на участок. В тени метнулась более темная тень.
  
  - Тут кто-то есть. Вот падальщики! - сказал Владимир. Выскочив из машины, Стася метнулась к багажнику.
  
  - Бася, чужой! Взять! - и она показала на кусты. Собака метнулась в тень, оттуда послышался треск кустов и топот. Бася зашлась лаем.
  
  - Надо быстро всё проверить. Вещи Стэна оставались тут. Всё: и документы, и деньги, и телефон с ключами, - озабоченно сказал Вова, спеша к дому.
  
  - Давай, а я за вором. Вдруг он успел, - сказала Стася и ломанулась сквозь кусты, которые облаивала Бася, но вглубь при этом не лезла. Опять послышался треск и плеск. Гад уходил по речке. Вова вошел в дом, включил везде свет, оглядываясь и собирая вещи Стэна в его сумку. "Хм. Даже одежда," - подумал Вова, вспомнив, что увёз Заверина в рабочем комбинезоне. Обойдя весь дом и проверив его целостность, Володя открыл окно и крикнул:
  
  - Стася, возвращайтесь. Всё на месте, он ничего не успел, мы вовремя, - и, закрыв окно, сложил одежду в пакет. Выключив свет, он вышел на крыльцо. Из-за машины видны были блики света, и торчала задница Баси с виляющим хвостом.
  
  - Ты чего там? - спросил он в темноту.
  
  - Ты прав, мы действительно вовремя, - раздалось из-за машины. Он подошёл на голос. Возле колеса сидела на корточках Стася с сигаретой в зубах и закручивала открученные с колеса гайки.
  
  - Последняя оставалась. А так, домкратом разжились и ключом, - похихикала она, дожимая ключ ногой.
  
  - У тебя что, своего нет? - спросил Вова.
  
  - Запас карман не тянет, - ответила она, закрутив домкрат и доставая его из-под машины.
  
  - Говняненький, правда, и головка погнута, - крутила она в руках ключ.
  
  - Вот и не надо. А то вернется еще. Из-за говна мстить начнет. Нафиг, - сказал Володя, протягивая ей ключи от машины. Сложив вещи, сел в свою и выехал с участка. На повороте остановился и, открыв окно, сказал подъехавшей Стасе:
  
  - Выкидывай здесь. А ты, если поймаю, пришибу! - крикнул он в темноту. Следом раздался бряк упавших инструментов и два выстрела.
  
  - Стася, блядь! Бася не только обоссытся, но и обосрёться сейчас. И, между прочим, в моей машине, - Стася захохотала в темноту и газанула мотором.
  
  Закрыв окно, Вова поехал дальше. "За молоком заехать? Не поздно ли? Стэн молока много пьёт," - подумал Владимир, сворачивая к дому бабульки, у которой Стэн уже три года покупал молоко. Свет от телевизора мерцал в темноте окна. Он бикнул, залаял пес.
  
  - Зови бабушку, Дёма, зови, - сказал Вова.
  
  - Кто здесь? - раздалось от дома.
  
  - Молоко есть? Добрый вечер, - спросил Володя. Над дверью загорелся свет. Бабулька щурилась на вышедшего из машины парня.
  
  - А-а, это ты? Да, есть, одну? - бурчала старушка, уходя в кухню и бренча бидоном. Она вернулась, протягивая полуторалитровую бутылку молока.
  
  - А где другой? Как его? Стэн, - спросила она, забирая деньги.
  
  - Он в больницу попал. У него инсульт сегодня случился, - тихо сказал Вова.
  
  - О-оу, - она отдернула от денег руку.
  
  - Погодь, - сказала и скрылась в кухне вновь. Побренчав и пошуршав, вернулась с пакетом.
  
  - Возьми-ка, пусть парень погрызёт. Вот ведь судьба! Молодой совсем, не курит. О-хо-хо, - протянула она.
  
  - Бери-бери, она ему всегда нравилось, всегда выспрашивал. Отростки просил. Да не даёт она отростков-то, - развела бабушка руками.
  
  - Спасибо большое, - сказал Владимир и заглянул в пакет, там были яблоки.
  
  - Он будет рад. Спокойной ночи, - у поворота его ждала Стася, маякуя сигаретой.
  
  - Не до хрена ли ты куришь? - спросил Вова, открыв окно.
  
  - Не-а. Нормально, - ответила она.
  
  - Дай закурить, - попросил Володя, протянув руку. Выкинув сигарету, язва шлёпнув Полянина по руке, ответила.
  
  - Нет. Не курил и нефиг начинать. Стэн мне спасибо не скажет, - и, газанув, уехала, выставив в окно средний палец. Покачав головой и тронувшись, Володя бубнил.
  
  - Вот пиздявка, тридцать с лихуем дуре, а всё как пятнадцать. Мужи-ика-а, ага, как-же. С такими-то манерами, - Вова лукавил, Стасю все любили. За прямоту, весёлый нрав. Она могла быть строгой, дети обязывали. И тактичной, но не очень долго. Они со Стэном всё-таки был похожи, но всё же он был поспокойнее.
  
  Вова знал, Стэну помогали тренировки. Вместе с асанами он тренировал сосредоточенность, спокойствие, глубокомыслие. В дороге Вова вспоминал, как Стэн восхищался по весне цветением яблони у бабушки за домом. Как завистливо рассуждал о том, как было бы здорово иметь такую же красоту и тренироваться в её благоухающей тени. Подумав, Вова вспомнил, как однажды видел журнал с лотами всевозможных растений, от цветов и кустов, до яблонь и ёлок. Он силился вспомнить, где же его видел, но не получалось. Тряхнув головой, Владимир пообещал себе обязательно узнать, где можно приобрести саженцы культурных деревьев. Вова решил не ограничиваться яблоней. Пусть будет всё: и яблоня, и груша, и слива с вишней. Он улыбнулся себе, вспомнив о своей закадычной соседке, которая наверняка поможет в этом вопросе. Распрощавшись во дворе со Стасей, Владимир собрался пройтись с Басей вокруг дома, но услышал музыку из машины. На аппарат Стена звонила Вероника. "А про Мышку-то я и забыл," - подумал Володя, открывая машину и ища в сумке Стэна его телефон.
  
  - Алло?
  
  - Э-э. Вова? - удивившись, спросила Ника. - Где папка?
  
  - Да, родная, это я. И у меня дурные вести. Отец в больнице. Инсульт. Только не волнуйся, он уже очнулся и приходит в себя. Меня выгнали из больницы и больше сегодня ничего не скажут. Так что, всё завтра, - закончил Вова, вслушиваясь в тяжёлое дыхание Ники.
  
  - Я сейчас приеду. Я не могу, - и она отключилась. "Нда, как всегда, красноречива и порывиста. У них это семейное," - подумал Вова.
  
  - Пошли, собака, домой. Сейчас ребёнок приедет.
  
  Придя и переодевшись, Володя разложил вещи и покормил зверье. Раздался звонок.
  
  - Алло?
  
  - Вов, скинь денег, я забыла, - выпалила Ника. Выйдя на балкон, Вова крикнул:
  
  - Лови, - и бросил Нике кошелек. Через несколько минут Мышка уже тарахтела на кухне.
  
  - Такая идиотка, выскочила, всё забыла.
  
  - Да ладно, такие вести кого хочешь выбьют из колеи, - успокоил её Владимир. Она обняла его за талию и ткнулась носом в ключицу.
  
  - Рассказывай, - не отстраняясь, попросила девушка. Вова уже немного подостыл, и рассказ получился слегка ироничным и не так сильно потряс ребёнка.
  
  - Так что завтра с утра на работу, а потом на обед пораньше, и в больницу. Ты со мной? - она помотала головой.
  
  - Я завтра за главную, даже без обеда. Зато потом три выходных, - ответила она.
  
  - Я, наверно, Томика с Басей завтра заберу. Чтобы они не осиротели тут. Угу? - спросила Ника.
  
  - Хорошо, - ответил Владимир, разрывая объятия.
  
  - Ты останешься? - спросил он. Ника кивнула.
  
  - Прости, но сегодня я не в состоянии спать одна. Ты потерпишь? - спросила Ника, сделав взгляд кота из Шрека. Вова закатил глаза и, дернув её за руку, вновь обнял.
  
  - Хочешь чего-нибудь? - спросил он её. Она помотала головой.
  
  - Просто не отпускай меня. Даже во сне, - попросила Ника. Лёжа обнявшись в темноте, Володя пересказывал Нике все слова Славика, Стаси. Все мысли и предположения. Он говорил долго, кажется даже после того, как Ника уснула. Он говорил, пока не уснул сам.
  
   Утро было суетливым, все обязанности Стэна они поделили. С Басей пошёл гулять Вова в надежде встретить соседку. И хоть было рановато, она его надежд не обманула и даже метнулась домой за журналом. Предупредив, впрочем, о возврате оного и специальной отметке при заказе, для получения ей скидочных бонусов. Вова дал слово. И разошлись они довольные друг другом. На работе с утра Владимира ждало затишье. И он решил не ждать обеда, тем более, ему нужно было согласовать несколько вопросов в городе. Он утряс рабочие дела и со спокойной совестью поехал в больницу. К Стэну его не хотели пускать, но у кого бы вышло. Тем более, Славик его ждал.
  
  - Привет. Вы пообщаетесь сейчас, коротенько. Потом к массажисту и ещё поговорите. Потом обед, и у Стэна тихий час. Выгонят.
  
  - Привет. Спасибо за всё, что ты делаешь, - опустив глаза, сказал Володя.
  
  - Пф. Вот еще, ерунда. Иди, - и Славик подтолкнул Владимира к палате Стэна, думая при этом. "Нда-а. Не одного Володю ждёт шок," - помня его, совсем недавно тёмную, шевелюру, которая стала цвета перца с солью.
  
   Тихо приоткрыв дверь и просунув в неё голову, Владимир молча обвел ее взглядом, ища Стэна. Народ в количестве трёх человек принимал капельницы. Скользнув взглядом по торчащей из-за двери пепельной голове, Стэн вернул к ней взгляд, и его глаза широко распахнулись. Он приподнялся в кровати и протянул к вошедшему руки.
  
  - Вовка, как ты? Боже... Вовка, - взгляд его метался с лица Владимира к его волосам, пока тот в три широких шага преодолевал расстояние до кровати Стэна.
  
  Сгребя его в охапку, Вова уткнулся носом ему в ухо и неистово зашептал:
  
  - Мальчик мой, как же ты меня напугал! Я же чуть не умер, увидев тебя там. Боже, Стэн, люблю тебя. Не смей больше так делать! Не бросай меня, - и, сжав его сильнее, сказал в ключицу:
  
  - Я же не смогу без тебя, - и, отпустив его, заглянул в его глаза. А глаза были шальные и влажные.
  
  - Ну что ты, хороший мой? Всё у нас будет хорошо, - сказал Володя, проведя по векам большими пальцами, изгоняя из них влагу.
  
  - Ты же справился. Ты молодец. Что это вообще было? Из-за чего? - спросил Вова, садясь на кровать и прижимая плечи Стэна к подушке.
  
  - ТИА, - склонив голову к плечу, продолжил Стэн . - Повезло. Первичная транзисторная ишемическая атака. Что за зверь, не совсем понятно, но доктора сказали из-за стресса и авиакатастрофы. Обещали, что всё пройдёт без следа, - он опять пожал плечами.
  
  - Но у меня по некоторым частям тела иногда будто муравьи бегают. Так мерзко, бесит, - он нахмурился.
  
  - Ничего, будем делать массаж и всё придёт в норму. Я сегодня с местным эскулапом пообщаюсь и он решит, гожусь ли я тебе в личные массажисты, - улыбаясь, выдал Володя. Другие больные жадно ловили каждое слово их разговора. Наклонившись к уху Стэна, Вова шепнул:
  
  - Как же я хочу тебя поцеловать, ты бы только знал, - и он ткнулся Стэну в шею носом и втянул воздух.
  
  - Мальчик мой любимый, - проскулил Вова.
  
  От двери раздалось:
  
  - Владимир, идёмте к специалисту, - позвал его нейтрально Славик. Растрепав Стэну чёлку, Вова шепнул:
  
  - Я вернусь, - и вышел из палаты.
  
  - Это кто? Брат? Вы не похожи совсем, - раздались нетактичные вопросы с соседней койки.
  
  - Нет, не брат. Друг, каких поискать, - улыбаясь, как чешир, ответил Стэн.
  
  - Что-то уж больно лапист, - раздалось странное выражение.
  
  - М-м? - молча спросил Стэн.
  
  - Братья, говорю, так не обнимаются. Эк он тебя, как кутенка сгреб, - пояснили ему.
  
  - А я и есть для него кутёнок. И он мне больше чем брат. Мы дочь вместе воспитывали, она его дядькой считает. Иногда вообще папой Вовой зовёт. Жена у него умерла лет десять уже как, а жениться вновь что-то не получилось. Вот он у нас и зависал, а не давно меня жена бросила. Вот мы втроем и остались. Я, он, да дочь. так что вот, - Стэн встал, зевнул.
  
  - Да, де-ела-а, - сказал задумчиво сосед.
  
  
  
   - Знакомьтесь, Фёдор Петрович, наш массажист. А это Владимир. Он хотел бы облегчить вам работу на одного пациента и...
  
  - Здравствуйте, Фёдор Петрович. Мне ваша консультация требуется. Я массажу учился на бытовом уровне. А тут человек после инсульта. Как бы нам выяснить, мои умения не навредят? Я бы хотел помочь в меру своих скромных сил.
  
  - Кто у вас тут? - спросил врач.
  
  - Заверин, - ответил Владимир. Врач притянул журнал и посмотрел расписание.
  
  - Калягин, Станин, Заве-ерин, первичный, - он поднял на Славика взгляд.
  
  - Хорошо. Кто они? - спросил он у практиканта.
  
  - Друзья, - ответил тот.
  
  - Документы готовь. И что там у Заверина сейчас? - Слава глянул на часы.
  
  - Откапался, свободен.
  
  - Давай его. У меня сеанс через 15 минут. Вот и посмотрим, кто на что способен, - прищурившись на Вову, сказал врач. Славик выскочил из кабинета. Вова вышел следом, но того и след простыл, и он направился к палате Стэна.
  
  В коридоре Славу за самоуправство ругала старшая медсестра. А тот доказывал ей выгодность соглашения. Володя тихо подошёл и молча засунул девушке в карман 500руб. Конфликт был улажен. Славик метнулся к посту, что-то отметил в журнале и заскочил в процедурку, выскочил с кювезой, накрытой салфеткой.
  
  - Пойдём. Сейчас кольнём быстренько и покатим его на массаж, - кивая себе, говорил Славик.
  
   - Э-э, кресло прикати, - сказал он Володе и кивнул на закуток со сложенными каталками. Володя разложил одну каталку и подогнал к палате. Заглянув, увидел задницу Стэна, готовую принять иглу.
  
  - Малыш, не напрягай попку. Расслабься, - Славик, услыхав такое, напрягся, а Стэн заржал.
  
  - Полянин, дебил, задолбал уже стремать, - следом заржали остальные. Славик расслабился и сделал две инъекции подряд.
  
  - Боже, доктор, сколько лишних отверстий появится в моей заднице к моменту выписки? - смеясь, спросил Стэн, садясь и одевая штаны операционного костюма.
  
  - Не переживайте, больной. Я в одну дырку не работаю, так как отверстия маленькие, они быстро затянутся, - к концу ответа Слава и сам откровенно ржал.
  
  - Пойдём, юморист, - поддерживая Стэна за локоть, Слава вывел его из палаты и усадил в кресло.
  
  - Ты у нас скоро будешь проходить как VIP пациент. Для остальных, по крайней мере, - сказал, посмеиваясь, Славик, доставляя Стэна на массаж.
  
  - Заверин прибыл, - отчитался Славик. Врач взглянул на пациента и кивнул на стол.
  
  - Сам заберется или помочь? - спросил он у парней, игнорируя больного. Стэна это закусило.
  
  - Сам, не маленький, - и, встав с каталки, шагнул к столу. Врач метнулся к нему, поддержать. Зыркнув на застывших мужчин, спросил:
  
  - Резвый какой, что у него?
  
  - ТИА первичная, но сильная. Вырубило напрочь, - ответил Стэн, которому Славик, прочитавший ночью о его диагнозе, всё подробно с утра объяснил, что к чему.
  
  - Резвый и грамотный. Не медик, случайно? - спросил Фёдор Петрович парней.
  
  - Нет, не медик. Просто любознательный и не выносит чужих прикосновений, - ответил Владимир. Выслушав его объяснения, врач перевел взгляд на Стэна, сидящего на столе.
  
  - А его прикосновения значит ничего, терпишь? - задрав бровки, спросил доктор. Стэн кивнул.
  
  - А вы случайно не -е?
  
  - А у вас проблемы с такого рода пациентами? - перебив его, спросил Стэн. Пожав плечами, Фёдор Петрович сказал.
  
  - Нет.
  
  - Ну вот и ладненько. Просто не люблю, когда меня лапает не пойми кто. Приступайте, - милостиво разрешил Стэн, улегшись на столе. Врач жестом пригласил Володю приступать. Тот начал разогревать мышцы.
  
  - Мы работаем без разогрева, по сокращенной программе. Просто покажите как вы с мышцами работаете, - сказал врач.
  
  - Но ему же больно будет, - поразился Володя.
  
  - Немаленький, потерпит.
  
  - Давай, Вов, делай уже что-нибудь. Опять эти мурашки, прям от затылка до лопаток, толпой маршируют, - сказал Стэн.
  
  Фёдор Петрович посмотрел на спину Стэна.
  
  - Нет там мурашек. Что вы чувствуете? - спросил он.
  
  - Будто муравьи ползают. Такое на разных частях тела случается, почти постоянно где-нибудь, брр. Блевануть тянет. Сделайте что-нибудь, - попросил Стэн. Вова стал разминать спину без разогрева.
  
  - При этих ощущениях накатывает тошнота? - допрашивал врач.
  
  - Нет, доктор. У меня легкая форма энтомофобии. Я их не боюсь, я их не выношу. Я и на муравейник падал, и осинник задницей давил, и жуки в уши заползали. В общем, не сложилось у меня с бабочками, - передернув плечами, ответил Стэн.
  
  - А с прикосновениями что? Тоже фобия? - продолжил допрос врач.
  
  - Стоп. Вот так, - показал он на Вовиной же руке, как надо начинать отрабатывать мышцу с её основания. Вова повторил на Стэне. Проследив процесс, врач кивнул.
  
  - Нет, не фобия. Массаж без подготовки с четырёх лет. Когда на тренировке переусердствывовал и меня сводило, тренер тоже не церемонился и вот результат, - иронично ответил Стэн.
  
  - Но его-то понять можно. Когда один малёк орёт дурниной, валяясь на полу и обливается слезами, а остальная грядка жмётся в страхе, на грани потери сознания и рёва, тут уж правда не до сантиментов, панику бы унять. Его понять можно. А вас? - повернув голову вбок, Стэн посмотрел на врача.
  
  - А у меня, помимо вас, тяжёлых мужиков, которых на стол чаще на руках ложить приходится, ещё капризные бабушки в Водниках и плановый массаж в профилактории. Так наломаешься за день, самому бы кто массаж к ночи сделал, - ответил Федор Петрович, разминая кисти.
  
  - Понятно. Простите, - пробубнил Стэн.
  
  - Да ладно, ничего. Я бы не только тобой поделился бы. Я бы человек семь только в этой больнице кому-нибудь отдал. Но некому, - пожав плечами, развел руками доктор и, обращаясь к Вове, спросил:
  
  - А вы у кого учились массажу?
  
  - У него, - хлопнул Стэна по бедру Владимир. Фёдор Петрович задрал брови.
  
  - Одна-ако. Одаренный молодой человек.
  
  - Пришлось у японцев самомассажу учиться, когда тренер по возрасту выставил. Заниматься-то я не перестал.
  
  - Одна-ако, - опять повторил доктор. Сев за стол, он написал ссылку на сайт.
  
  - Прослушайте и посмотрите. В общем, техника у вас неплохая, - вручив листочек Володе, сказал врач.
  
  - Ещё бы я посоветовал, после выписки, конечно, начинать день со стойки на голове, буквально 2-3 минуты, это включает все функции организма, снимает метеозависимость и поднимает настроение, - Владимир убрал листочек в карман.
  
  - Там на обороте моё расписание. Можете пользоваться кабинетом в моё отсутствие, так как массажный стол у нас один, - пожав плечами, закончил доктор.
  
  - Спасибо, Фёдор Петрович, а массаж ему каждый день делать? - спросил Слава.
  
  - В идеале да, до тех пор, пока не пройдут эти его муравьи. То есть месяца два. Справитесь?
  
  - Конечно. А баню ему можно? - спросил Вова.
  
  - В ближайшие месяца четыре не рекомендую, а позже умеренно, - усадив Стэна в кресло, попрощались.
  
  - До свидания, доктор.Спасибо за плодотворное знакомство.
  
  - До свидания.
  
  - Ещё увидимся, молодой человек, - прощались все наперебой.
  
  - Вова-а, а ты можешь?
  
  - Да, мой хороший, для тебя всё, что угодно. Вечером всё привезу, - Володя катил сонного Стэна в палату.
  
  - Слав, ты домой собираешься, отвезти? Или ты на машине? - спросил его Володя.
  
  - Нет, да. Я быстро, переоденусь, - встрепенулся Славик и свинтил в обратную сторону. Стэн хихикнул.
  
  - Прикольный он всё-таки пацан, - выдал своё мнение больной. Подвезя Стэна к палате, Володя сказал:
  
  - Приехали. Сейчас обед и спать. Боже, как я хочу тебя поцеловать. Ты бы знал, - понизив голос, закончил он. Стэн лукаво блеснул на него глазами.
  
  - До вечера, - попрощался он с Вовой, укладываясь в кровать.
  
   Высадив Славу на перекрёстке, недалеко от его дома, Вова поехал обедать. Кормежку и выгул зверья никто не отменял. На работу захватил журнал. В свободное время увлеченно его просматривал. Видя его заинтересованность, бывалые дачники из коллег, поговорив с ним, надавали советов. Стоило переварить и обдумать информацию. Дома вечером дождался Нику, всё собрали и поехали к Стэну.
  
  - Маме не звонил ещё? - спросила Вову Ника по дороге в больницу.
  
  - Нет. Замотался. В больнице с утра до обеда пробыл, потом думал о другом. Забыл, - повинился он.
  
  - На обратном пути позвоним, -подумав, сказала мелкая.
  
  Влетев в палату, Ника повисла на Стэне.
  
  - Папка! - уткнувшись ему в шею сопела мелкая, унимая слёзы.
  
  - Как же ты так? - разглядывая его лицо в поисках изменений, шептала Ника.
  
  - Посмотри, что с Вовой стало. Как ты нас напугал. Я его вчера как увидела, чуть не рехнулась, - тараторила полушепотом дочь. А Вова подтащил к кровати стул и стал выкладывать из пакета привезённые вещи. Стэн наблюдал за ним и гладил Нику по голове.
  
  - Вов, мне бы помыться. Голова чешется, и вообще. Как чистое одевать? - неопределенно сказал Стэн. Володя протянул ему один пакет.
  
  - Мыльно-рыльное, посмотри, всё есть? - Стэн заглянул внутрь, радостно перебрал любимые пузырьки, покивал. Положил чистое полотенце. Вова протянул ему пакет с продуктами и пошёл узнать насчёт душа. Заглянув в сестринскую, спросил:
  
  - Девушка, а где бы больному помыться? - окинув Владимира взглядом, медсестра сделала вывод, что больной не он, и спросила.
  
  - А больной у нас кто?
  
  - Станислав Заверин. Ему диагностировали ТИА, поступил вчера, - сказал Володя, дабы ускорить её ответ. Но она всё равно тщательно прочла все записи в журнале.
  
  - К сожалению, в первые трое суток у нас не разрешено самостоятельное мытьё. Больных санируют санитары. И потом тоже мытье только в сопровождении санитаров.
  
  - Девушка, больным в этом отделении особенно важно спокойствие и сон. Пожалуйста, я забрал его с дачи. Он уже весь чешется, - просил медика Володя.
  
  - Но парни уже ушли, одному всё равно нельзя, - артачилась девушка.
  
  - Я сам его помою, массажист сегодня сказал, что у него нет проблем с ОДС. А горячую воду я делать не буду, чтобы вдруг голова не закружилась. Пожалуйста, он чокнется чумазым, - уговаривал Вова.
  
  - Ну хорошо. Если что, я возле душа буду сидеть с каталкой. Идите, - позволила сестра. Просияв, Вова умёлся в палату.
  
  - Да уговорит он, без проблем. Даже спорить не буду, - услышал Володя, войдя в палату. Все заинтересованно посмотрели на него, Стэн грыз яблоко и жмурился. Моська блестела от сока.
  
  - Ну что, чумазик, собрался уже? - спросил Володя, снимая куртку, рубашку, носки.
  
  - Я же говорила, уболтает, - глядя на других больных, сказала Ника. Парни собрались.
  
  - Не вздумайте с ней в карты садиться, - предупредил, выходя, Стэн.
  
  - Без штанов оставит, - закончил мысль Володя. И они потопали в конец коридора, хихикая.
  
  - Елена Викторовна, вы мне жизнь спасли, - прижимая руку к груди, сказал девушке Стэн.
  
  - Осторожно там, Станислав Сергеевич, - сказала медсестра.
  
  - Стэн, зовите меня Стэн, - поморщившись, попросил Заверин, заходя в душевую.
  
  - Позёр, - прошептала девушка. Володя притормозил в дверях и, отклонившись назад, взглянул на медсестру, она стушевалась.
  
  - И ничего не позер. Его действительно все так зовут с семи лет. Спросите у его дочери, - сказав это, Вова зашёл за Стэном. Только щелкнул замок, Стэн повис на Володе, неистово целуя и вжимаясь в него всем своим существом. Казалось, он желает в нём раствориться.
  
  - Люблю, люблю тебя. Соскучился, нимагу-у, - провыл ему в губы Стэн.
  
  - Стэнушка-а. Хороший мой. Мыться. Сегодня только мыться, - охолонил его Вова, хлопая по спине.
  
  - Я боюсь к тебе прикасаться. А вдруг желание спровоцирует подъём давления или ещё чего. Я в ужасе от неизвестности, - отодвинул его на вытянутых руках Вова. Моська у Стэна была принесчастнейшая, да и у Вовы не лучше. Раздевшись, парни вошли в душ. Отрегулировав воду, Стэн встал под струи, а Володя намылил мочалку-варежку. Вова стал тереть спину Стэна едва-едва. Оттолкнувшись от стены, Стэн вспылил:
  
  - Да не растаю я и не сломаюсь, три ты уже нормально! 
  
  Не выдержав, Вова опустил руки. А потом кинулся к Стэну, сгреб его в охапку, сжал и впечатал в стену, утыкаясь носом куда-то в шею. Его затрясло, он громко засопел.
  
  - Я так испугался. Я чуть не потерял тебя. Даже думать боюсь, а если бы ты умер? -
  
   - Владимир сжал его сильнее, Стэну стало тяжело дышать.
  
  - Вовка. Вовка, - шептал Стэн и гладил его по спине, бокам, бёдрам.
  
  - Всё хорошо. Всё обошлось. Мы вместе. Ты ря-адом, - протянул Стэн, утыкаясь Володе в плечо. Помолчав, он сказал:
  
  - Ты знаешь, я обделался. Очнулся, когда меня на кожаной каталке голого губкой обтирали. Вонища-а была-а, мама дорогая, - шептал Стэн.
  
  - Хорошо, что уже отбой был... Я так испугался... Ничего не помню, тело не слушается, сказать ничего толком не могу... От этого ещё страшнее. Хорошо, что они тут спецы. Увидели, что я в себя пришёл и говорить стали, объяснять всё. Но страшно всё равно, жуть. Помой меня хорошо, ладно? - жалобно попросил Стэн, цепляясь за Вову.
  
  Тот стал тереть спину сильнее, но мыло уже смылось и пришлось добавить геля ещё. Отвлекшись от мыслей, они успокаивались. Володя взялся за Стэна всерьёз. Помыв тело, намылил волосы. Их Вова мыл аж три раза. Стэн при этом постанывал.
  
  Одетого Стэна Вова выставил в коридор. Медсестра сразу усадила его в кресло. Стэн стал вытирать волосы, наклонив голову и скрывая зацелованные, припухшие губы и счастливые, шальные глаза. Хоть этих ласк и было мало, счастье накрывало его с головой. Осознание того, что он жив, что они вместе, что он любим, нагоняло слёзы. Как только подошедший Володя забрал у него полотенце, стал вытирать его волосы, слёзы высохли, и на лице появилась блаженная улыбка.
  
  - Елена Викторовна, можно полотенца на батарею в коридоре повесить? - спросил медика Вова. Она посмотрела на окно.
  
  - А ты, чтобы с утра их забрал, а то санитарки их на тряпки пустят, - строго сказал он Стэну, тот, счастливо улыбаясь, закивал.
  
  - Вот видите, как мало человеку для счастья надо, - сказал Володя медсестре.
  
  - Спасибо, - забрав у Стэна полотенца, он повесил их на батарею и покатил кресло к палате. Медсестра шла за ними.
  
  - Подъём, принцесса, - сказал Володя, помогая Стэну выбраться из каталки.
  
  - Ника, расчеши отца, - заведя Стэна в палату, попросил Вова.
  
  - Нда-а, надо было фен привезти, - сказала девушка.
  
  - Не надо, заплети пока влажные, - попросил её отец.
  
  - И ободок с резинками не взяли, - пробурчал Володя, одеваясь.
  
  - Ты накидай сообщение, чего ещё завтра привезти? Я вечером опять приеду, буду тебя мять.
  
  - Угу, - блаженно закрыв глаза, балдел Стэн.
  
  - Молоко в холодильник надо, - бурчал он. Вова взял бутылку.
  
  - Там этого молока-то, - сказал он, подняв тару.
  
  - И когда выдуть успел? - поразился расторопности друга парень. Обиходив Стэна, Вова с Никой ушли. По дороге домой Ника набрала мать.
  
  - Привет, мам.
  
  - Доча. Радость моя. Как дела? Хорошо что ты позвонила, я сама собиралась Стэна набрать...
  
  - Да, хорошо, что сама позвонила, - сказала Ника, перебив мать. Она представила звонок отцу сейчас. "Нафиг, нафиг. Всю информацию отфильтровывать пока," - подумала Ника.
  
  - Что случилось? - напряженно спросила Лида. После авиакатастрофы все они очень быстро напрягались на малейший стресс.
  
  - Мам, уже всё хорошо. Ты не волнуйся, но папа в больнице. Мы от него. У него был инсульт, - услышав в трубке вскрик, Володя забрал у Ники аппарат.
  
  - Лида, здравствуй. У Стэна TИА, это нестрашно. Пусть Марина тебе объяснит, всё без последствий, - только он затих, Лида сразу же спросила.
  
  - Когда?
  
  - Вчера, на даче, один упал. Я приехал, его Бася нашла, он недолго лежал. Всё уже обошлось, мы сейчас от него. Но заперли его всё равно на две недели, минимум, - отчитался Володя.
  
  - Вовка, господи. Он же там поубивает всех за это время, - причитала на том конце женщина. Володя рассмеялся.
  
  - Не поубивает, я его каждый день развлекать буду. Вот сейчас я его помыл, а фен мы не брали. Дочь его заплела. Завтра вечером будет полный массаж. Он не заскучает. Сейчас он яблок наелся и напился молока. Днём бы ничего, но сейчас уже отбой, - Лида захохотала.
  
  - Злыдень ты, Вовка, а по тебе и не скажешь.
  
  - Ага. А завтра мы Басю привезём, я под окном с ней погуляю. Они пообщаются, -
  
  сказала матери, смеясь, Ника.
  
  - Потом Стася приедет, с ней вообще скучать нереально, - добавил Вова.
  
  - Да уж, вся больница повеселится. Особенно, если она там еще знакомых встретит. Как у неё дела-то? - спросила Лида.
  
  - Встретит, обязательно встретит. Дела у неё замечательно настолько, что она завела себе третьего ребёнка, как выражается. В лице двадцатичетырёхлетнего любовника. Он, кстати, Стэну очень помогает.
  
  - О-ох. А он? А она? - произнесла Лида.
  
  - Ага. Каминг-аут оживился с приездом Славика, не то что с Беликовыми, - выдохнув, Лида рассмеялась.
  
  - Мам, ты знаешь, а Вова поседел. Папка всех так напугал, что он в одночасье седой как лунь стал, - сказала Ника.
  
  - Нда-а. Я собралась звонить и радовать вас, что вы в марте станете папами, а вас впору дедушками звать. Один с инсультом, второй поседел. Соберитесь к марту, что ли. Нечего девочек пугать, и детей тоже.
  
  - Ты им не скажешь? - удивилась Ника.
  
  - Скажешь тоже. Вы на громкой. Сидят как мыши, слушают, переваривают, - сказала Лида.
  
  - Привет, девчонки. Поздравляю с будущим материнством! Здоровья вам и спокойствия, - пожелал Владимир.
  
  - Ага, как же! С рыжим и спокойствия. То катастрофа, то инсульт. Дальше и подумать боюсь, - сказала Марина.
  
  - Да ладно, чего надумывать-то? А потом Стэн выздоровеет и приедет в гости, на детей посмотреть, - прыснула чему-то Алина.
  
  - Ё-ошки-ин ко-от, точно! - протянула Марина. И все засмеялись, разрядив обстановку.
  
  - Ладно, мальчики и девочки, держитесь и выздоравливайте. Ждём вас весной или летом. Целуем, пока-а, - крикнули они хором и отключились.
  
  - Вот это новость, - восхитился Владимир.
  
  - Быстро они. Стэна порадуем? - посмотрев на Нику, спросил Вова.
  
  - Обязательно, но чуть попозже, - ответила девушка, сама пребывая в легком шоке. Дома Володя помог собрать Нике зверье и приданое, и отвёз их к Нике домой. День был длинный и очень насыщенный. Поужинав, Владимир лёг спать.
  
  На следующий день, на работе, Вову вызвал к себе начальник и удивил, дав ему на пробу яблоки и груши.
  
  - Вишни тоже два сорта, но их, сам понимаешь, уже нет, как и слив. А ещё у меня весной будет виноград, отростки, - они долго обсуждали преимущества и недостатки того или иного сорта для Сахалина. И, в конце концов, Володя с помощью всё того же начальника заполнил купон. Просматривая лист, Владимир думал, что до Нового года, а именно тогда нужно выписывать плодовые саженцы, список может изрядно увеличиться. Похмыкав, он удовлетворенно убрал в сумку журнал. "С одним делом разобрался," - подумал Володя и задумался о другом. Массаж Стэну. Он не собирался мучить своего мальчика, ни сокращённой, ни отсутствием масла. Но, хоть убейте, не мог вспомнить, чем его всегда смазывал Стэн в бане. Запах был характерный, тропическо-пряный и очень тёплый, но что это было, вот в чём был вопрос. Потом навалилась работа, и день прошёл. Дома Вова облазил в поисках масла всё трюмо и туалетный столик. И нашел-таки заветный пузырек, он пах так знакомо, что в паху заныло и напряглось. Взяв простынь, полотенце и масло, Владимир набрал Стэна.
  
  - Здравствуй, мой хороший. Надумал, что ещё тебе привезти? - спросил Стэна Вова.
  
  - Вовка-а, привет... Мышка с тобой? - слегка зависнув, спросил больной.
  
  - Нет, я за ней в последний момент заеду, - ответил Володя и услышал из-за спины.
  
  - Пф. Ага, как же? Заедет он. Мы уже тут. Не ждали? А мы припёрлись, - разувшись, сказала Ника, снимая с Баси намордник и входя в зал. Вова задрал брови.
  
  - Да-а, теперь со мной, - хмыкнул он в трубку.
  
  - Дверь закрывать надо, - пожурила его Ника.
  
  - У тебя там сумка, со всем. Только руку протяни, - и она постучала кулачком по лбу, показывая своё отношение к открытой двери в наше время. Вова сразу поставил разговор на громкую связь.
  
  - А когда-то мы, живя в бараке, уехали в отпуск и не закрыли дверь. Представляете, полтора месяца - и ничего. Тогда и в голову никому не пришло проверить, - услышав высказывание дочери, вспомнил Стэн былые времена.
  
  - Ну ты вспомнил! Я ещё в школе училась, когда двери дёргать начали. Я так боялась, что вы забудете меня запереть и кто-нибудь войдёт, когда я буду ещё спать и-и вообще, - передернув плечами, вспомнила Ника.
  
  - Мышка, почему я это слышу только сейчас? - строго раздалось из трубки.
  
  - А я думал, что я глючу. Недавно я после дачи мылся днём, там свет отключали. Лежу такой в ванне, и кажется, что кто-то в коридоре шуршит. Потом буркнула Бася и всё стихло, - вспомнил Стэн.
  
  - Боже. Жуть-то какая, - сказала Ника.
  
  - Ладно, хватит страшилок. Что тебе привезти? - вернул всех в действительность Вова.
  
  - Аа, ну да! Фен всё-таки нужен. Ободок, пару толстых резинок, шерстяные носки, серые домашние штаны, толстовку с волком, футболку с длинным рукавом. Ещё чай и вкусняшек, - перечислил Стэн.
  
  - Кто бы сомневался, одной корзиночки хватит? - спросил Вова.
  
  - Ну-у и печенюшек, а сахара не надо, - уточнил Стэн.
  
  - Это всё? Хорошо, скоро будем, - и Вова отключился.
  
  - Я ему полный массаж буду делать, это долго. Дождёшься? - спросил Нику Вова.
  
  - Куда же я денусь? В машине посижу на крайняк, - Вова доложил, что просил Стэн, и они поехали за вкусняшками. Зайдя в помещение, Вова глянул на аптеку рядом и пошёл в магазин. Купил корзиночку и печенек с конфетами, прошел мимо выхода, в аптеку. Не особо задумываясь, попросил презервативы. По дороге в больницу подумал, нахрена он их купил? В больнице стало не до дум. Стэн только поужинал и массаж делать было пока нельзя. Решили выйти на крыльцо. Бася рвалась целоваться, Ника её отвлекала, Стэн смеялся, глядя на их игру. Прижав его спиной к груди, Володя думал, как приятно держать это, такое живое, подвижное и горячее тело.
  
  - Я сегодня заниматься пробовал, напугал соседей до усрачки... Они думали, у меня приступ лунатизма. Проснулись оба и лежали таращились, партизаны, - прижал он к груди Вовины руки, обнимающие его.
  
  - Я когда сходил умылся и вернулся, думал, меня побьют. Ну и рожи были у них, - закончил Стэн, откидывая голову Вове на плечо.
  
  - Поговори с физиотерапевтом. Может, и от кабинета физкультуры ключи дадут, - поцеловав украдкой его в затылок, сказал Володя. Стэн стал мандражировать.
  
  - А здесь его, кажется, нет. Все в коридоре занимаются. Видел же там на стенах разные штуки прикреплены. Вот на них и занимаются. И на полу. У нас самое чистое отделение, между прочим, - Вова повернул Стэна к себе лицом и чмокнул в нос. Потрогал уши, руки.
  
  - Да ты замёрз совсем, - сделал заключение он.
  
  - Ника, лови ключи. Мы пошли греться-мяться, - крикнул Вова девушке, кидая ей ключи от машины. Остановив Володю у порога, Стэн сказал:
  
  - Жди, - и ускакал в палату. Вернулся он с больничными шлепками, в которых в первый день был сам.
  
  - Одевай. Санитары всю обувь каждый день протирают. Ключи в сестринской, - закончил Стэн, переминаясь у двери.
  
  - Не жмись, в туалет сходи. Массаж полный, часа на два, - предупредил его Володя, идя за ключами от массажного кабинета. Получив их и не найдя Стэна возле двери, хмыкнул и направился в кабинет один. Уже застилая стол простыней, услышал звук открывающейся двери и его обняли прохладные руки, проникшие под рубашку.
  
  - Дурашка-ледышка, дверь запер? - напрягшись от прикосновений, спросил Владимир. Руки пропали и раздался щелчок. Стэн с предвкушающим выражением лица направился к Вове. Хмыкнув, тот демонстративно перевел взгляд на окно и сложил руки на груди.
  
  - Первый этаж, между прочим, - проинформировал он Стэна. Того аж повело и взбледнуло. Поддержав его под локоток, Володя шепнул:
  
  - Ох и грязные же мысли бродят у вас в голове, Станислав Сергеевич.
  
  Закрыв жалюзи и тщательно всё проверив, он обернулся к Вове.
  
  - И мысли, и желания, а главное, я всё это сегодня получу. Потому что секс мне не противопоказан. А главное условие моего выздоровления, это хорошее настроение и удовлетворение жизнью. Удовлетворяйте меня, Владимир, удовлетворяйте, - и Стэн стал раздеваться как он умел, вызывающе, возбуждающе. Володя обнял его и уложил на стол, целуя.
  
  - Всё что угодно, родной. Но сначала массаж, остальное после. Если силы останутся, - Владимир приступил к массажу, Стэн расслабился и только что не мурлыкал, жмурясь. Погладив, похлопав и слегка промяв мышцы лица и горла с плечами, Володя предупредил:
  
  - Будет неприятно и немного больно с непривычки, и на лице может появиться отечность или наоборот, морщины. Не пугайся, это пройдёт, - растягивая пальцами мышцы лица и горла, заставлял Стэна морщится.
  
  - Потерпи, хороший мой. Чтобы быстрее привыкнуть, разминайся сам. Посмотри в сети и днём помни моську. Массаж ещё никого не убил, - добавил он на стон Стэна, переходя к плечам и рукам.
  
  - А ниже всё будет также активно? - спросил Стэн, когда ему разминали пресс и бока.
  
  - Некоторые мышцы мы обойдем вниманием, как непарные и не затронутые влиянием болезни, - ответил с серьезным лицом Владимир, обходя пах и спускаясь к бедрам и ногам. Стэн разочарованно застонал. Опускаясь к стопам, Володя подумал, что план всё-таки нарушить предстоит. "Стопы и пальчики. О-ох. Стэн не сдержится и устроит концерт," - подумал Вова, нащупывая в кармане презервативы. И Стэн не подвёл. Он стонал в голос и сквозь зубы, просто мычал, выгибаясь.
  
  - Что же ты творишь, Лисёнок? Что творишь? Я же не железный, - спросил Владимир, заканчивая с ногами и целуя Стэна чуть ниже пупка. Тот передвинулся поперёк стола и обхватил талию Вовы ногами.
  
  - У тебя есть что? Давай, я сам, а ты не останавливайся, - проскулил Стэн. Володя положил ему на живот презерватив и пузырек с маслом.
  
  - М-м, - протянул, кайфуя, Заверин и расстегнул на Вове брюки. Раскатав на нём презерватив, взял масло и стал готовить себя сам. От вида того, что вытворял с собой Стэн, Володю заколотило.
  
  - Всё будет очень быстро. У меня от тебя в глазах темнеет, - прохрипел Вова, впиваясь в губы Стэна жестким поцелуем.
  
  - Блядь, - уткнулся он в горячий живот.
  
  - Я боюсь сорваться и оставить на тебе следы, - пробубнил Вова.
  
  - Давай, не томи уже, - захлёбываясь воздухом, сказал Стэн. И Володя вошел в него плавно, в одно движение.
  
  - Вов, быстро сними рубашку, а то измажу, - с перерывами на вздохи, просил Стэн. Полянин исполнил всё быстро, и они вцепились друг в друга, устремляясь навстречу. Секс был агрессивный и закончился, действительно, быстро. Отдышавшись, Стэн выдал:
  
  - Вкусно, но мало. 
  
  
  
  Стянув и завязав презерватив, Вова бросил его в раковину, стёр с живота Стэна сперму и сполоснул руки. Еще раз прошелся по животу влажными руками и перевернул его, целуя ягодицы.
  
  - Что же ты со мной делаешь, мелкий? Что делаешь? - шептал Владимир, гладя и целуя спину Стэна.
  
  "Массаж. Нужно его промять, а не маяться хернёй," - напомнил своей уезжающей крыше Володя. И продолжил лечебные процедуры. За дверью, разговаривая, кто-то прошёл. Стэн сопел, скулил и выгибался, получая успокоительные шлепки, но надолго их действий не хватало, и всё начиналось сначала. Ниже колен Стэн завыл.
  
  - Не мо-огу-у. Ещё-о, ещё-о хочу-у. Вовка-а, ещё-о, возьми-и, - обрабатывая мышцы у ахиллесова сухожилия, Володя знал, что будет больно. Но Стэна это не остудило и он продолжал причитать. Пошлёпав и огладив ноги, Вова стянул их со стола.
  
  - Да-а, - протянул Стэн, выгибаясь и оттопыривая зад, подставляясь.
  
  - Только сейчас нежно-о, - попросил он, и Вова вошел. Он стал двигаться, делая круговые движения бедрами. Стэн стал хватать воздух короткими, поверхностными вздохами, выдыхая с подвыванием.
  
  - Стэн, не трогай стол, сломаешь, - сказал Вова, видя, что Стэн сейчас порвёт матрасик. Тот завел руки назад. Володя отпустил его бёдра, перехватив руки у локтей. Стэн еще шире расставил ноги, обоим стало удобнее, и они застонали.
  
  - Тише, Стэнушка-а, тише, мой хороший, - уговаривал партнёра Вова, плавно двигаясь в нём и целуя его шею, плечи, лопатки, между фразами.
  
  - Ещё, Вовка-а, еще, - и Владимир стал сильнее дергать Стэна за руки, входя резче и глубже. Стэн, дернувшийся несколько раз, сжался внутри и кончил на пол, Володя продолжал его таранить, впиваясь поцелуями в спину.
  
  - Давай, мой хороши, Стэ-ену-ушка-а, - простонал он, содрогаясь и кончая. Вскоре и второй презерватив отправился в раковину.
  
  - Душа сегодня не будет, поэтому так, - сказал Владимир, выжимая полотенце. Расправил его и обтёр Стэна ото лба, до пальцев рук и ног. А тот лежал и тихо млел, жмурясь. Когда Володя закончил, Стэн скрутился калачиком и выгнул шею, смотря на него. "Ну точно, кот!" - подумал Вова, складывая в пакет полотенце с презервативами.
  
  - Давай-ка я тебя одену, котейка мой. А то остынешь, - сказал он, надевая на ногу шерстяной носок и беря вторую. Полностью одев ленивку, стал одеваться сам.
  
  - Ну как вам, Станислав Сергеевич, первый сеанс полного массажа? С бонусом в виде массажа простаты? - с убийственно серьезным видом спросил Володя, оправляя одежду. Стэн замер, смотря на него, а потом захохотал, откидывая голову назад. Владимир откровенно любовался им. "Здоровый и счастливый Стэн - лучшее зрелище для меня," - подумал он, чувствуя приятное щемление и тепло в груди.
  
  - А эти вкусняшки меня ожидают каждый день? - хитро щурясь, спросил Стэн. Володя посмотрел на расписание работы Фёдора Петровича и ответил, слегка огорчив Стэна.
  
  - Нет, мой хороший, понедельник, четверг, пятницу ты у нас без сладкого, - посопев, тот слез со стола и открыл жалюзи.
  
  - Всё, по домам? - спросил Стэн. Володя выключил в кабинете свет, сгреб Стэна в охапку и, посадив на стол, стал покрывать его лицо легкими поцелуями, прикусил под скулой, засосал под горлом.
  
  - Хочу уснуть с тобой и проснуться, - тихо произнес Владимир. Обняв Стэна за талию, прижался щекой к его груди, слушая сердцебиение. Другую щеку что-то защекотало, захолодило. Володя оторвался от груди Стэна и посмотрел ему в лицо. Глаза его были закрыты, но свет фонаря с улицы блеснул на двух влажных дорожках на щеках. Слизнув с подбородка капельки, Вова прижал Стэна к груди и, перебирая прядки, торчащие из пучка, стал его успокаивать.
  
  - Ну что ты, хороший мой. Я расстроил тебя? Надо немного потерпеть, и мы будем вместе... Будем делать, что хотим и когда хотим... Любить друг друга, обниматься, засыпать и просыпаться голыми в обнимку... Всё это, и многое другое, скоро будет. Но у тебя и сейчас есть больше, чем у других. Я могу сделать для тебя вот так, - Вова продолжил целовать и ласкать Стэна, уложив его на стол. Тот вогнал пальцы в волосы любимого.
  
  - Они изменились на ощупь. Вроде бы и мягче стали, а вроде и жестче, - Стэн затих, получая ласку и продолжая перебирать прядки.
  
  - Они частично стали вроде бы тоньше, беззащитнее, что ли, - высказал он, наконец, оформившуюся мысль и застонал, когда его член оказался в горячем и влажном плену рта. Володя ласкал его ртом, не переставая ласкать руками.
  
  - Мне плохо тут, без тебя. Я изолирован от жизни. Не знаю, что происходит, чем ты занят, всё ли у тебя хорошо. Звони мне днём, хоть раз, - шептал Стэн, захлебываясь воздухом и возбуждением. Вова заглотил член и ласкал его горлом (примеч. автора - прием называется "глотка гейши"). Дернув Вову за волосы, Стэн насадил его на себя до яичек и излился в горло досуха. Чтобы не захлебнуться, Володя продолжал глотательные движения, чем стимулировал Стэна, снова и снова заставляя его продолжать выплескиваться. Вылизав своег о мальчика, обнял его, поцеловал и продолжил.
  
  - Ничего этого у остальных нет. А тебя там, между прочим, еще и пироженка ждёт, - чмокнув Стэна в нос, закончил Володя.
  
  - Да! Хочу, - сказал Стэн.
  
  - Так, пойдём, - сказал Вова, сняв его со стола. Держа под попу, донёс до двери, прислонил к косяку, позволил себя поцеловать и отпустил. Включил свет, окинул кабинет взглядом, сгрёб забытую на столе простыню и, пихая её в пакет, открыл дверь. Сдав ключи, зашел в палату за курткой и обувью.
  
  - Проводишь до крыльца, Мышку поцелуешь? - спросил Вова Стэна. Тот кивнул.
  
  - Ника, мы идём, - позвонил Володя мелкой. На крыльце никого не было, свет не горел. Стэн прижал Владимира к стене и впился в рот. Он его как будто пил, хотел выпить до дна. Стэн вздрогнул от хлопков по плечу.
  
  - Осторожнее, вы не дома. Пока, папка, до завтра, - чмокнув Стэна в щёку, дочь обняла его и отпустила.
  
  - Завтра пораньше приеду, выгуляю тебя. Привезу башмаки и куртку. Хорошо? - обнимая Стэна, спросил Володя.
  
  - Угу, - согласился Стэн, утыкаясь ему в шею и вдыхая. Похлопав парня по спине, Вова чмокнул его в нос и напомнил:
  
  - Чай с пироженкой. Беги! - и они разошлись.
  
  - Вы сумасшедшие, - сказала Ника.
  
  - Знаю, - ответил Вова.
  
  - Вас могли увидеть.
  
  - Знаю.
  
  - У людей языки длинные и нет тормозов.
  
  - Знаю я! - засопел Владимир.
  
  - Всё я знаю и понимаю, - он посжимал кулаки.
  
  - Но и ты, вспомни, сколько раз на твоей памяти Стэн лежал в больнице или просто сильно болел, лежал дома? - спросил Володя Нику, стоя возле машины.
  
  - Ни разу, - ответила мелкая.
  
  - Вот и представь, каково ему там. Он с ума сходит, его отвлекать надо.
  
  - Отвлёк? - спросила Ника, хитро блестя глазами. Вова закусил губу.
  
  - Угу. Получилось, - и, засмеявшись, сел в машину.
  
  - Мышка, привет. Ты не занята? К отцу поедешь? - освободившись в 2:00, Володя позвонил Нике.
  
  - Да. Уже готова. Собаку берём? - что-то жуя, ответил пупс.
  
  - Давай, через десять минут буду, - сказал Вова и отключился.
  
  Приехав к Стэну сразу забрали грязную одежду и отдали чистую. Отпросили его выгулять в больничном дворе, сестра поартачилась, но отпустила. Понадеялась, что после гуляния, да без тихого часа, Стэ ночью заниматься не будет. Сегодня он в коридоре, в четыре часа ночи был замечен медсестрой. На-аи-ивна-ая-я. Только больничный двор был без ограды и его границы каждый определял для себя сам.
  
  - Пойдём туда, - сказал Володя показав рукой на сопку.
  
  -М-м? А там у нас что? - лениво спросил Стэн. Вероника с Басей уже унеслись в указанном направлении. Оттуда раздался громкий бултых и в продолжение веселый лай и продолжительные плюхи.
  
  - Вова-а, ты мокрую Басю домой повезешь? - крикнула Ника.
  
  - Нет, - крикнул в ответ Володя и выругался.
  
  -Бляха! - Стэн заржал, а Вова продолжил громко.
  
  - Обе пешком пойдёте, - и подойдя ближе они услышали.
  
  - Слышала овца, и я из-за тебя пешком по прусь. Вот ты дура-а. Бася, ду-ура, - собака радостно бегала перед ней взад-вперёд по воде. Володя повел Стэна вверх по речке, в поисках узкого места, брода или бревна. Ничего не найдя они вернулись. Но он сдаваться не собирался. Сел, разулся и закатал трико повыше колен.
  
  - Вовка, дурак. Вода уже ледяная. Куда собрался? - забеспокоился Стэн.
  
  - Сидеть. Сидеть Заверин и ждать, - сказал Володя и спустился в речку. Воды было чуть ниже колен, но дно неровное и пришлось быть внимательным. Перебравшись на другой берег Вова крикнул.
  
  - Башмаки с носками кидайте. По одному, - уточнил он. Заверины наблюдали за ним со своего берега сгорая от любопытства. Обувшись Володя сказал.
  
  - Ника, выгуливай отца и следи чтобы он не замерз, - и дав ц.у. позвал собаку.
  
  - Бася, пошли, - они пошли к самому склону и стали двигаться вдоль него, что-то высматривая в зелени. Вот Вова за чем-то полез. Сунул в рот себе и собаке не известное. Бася съела, чихнула и отошла подальше, наблюдая не подходя. А Володя полез в заросли, цепляясь за лианы и что-то складывая в вынутый из кармана пакет.
  
  - Как думаешь, чем он псину накормил? Она не сдохнет? - меланхолично спросила мелкая.
  
  - Ты думаешь это было проба? - в ответ спросил Стэн.
  
  -Угу, - буркнула Ника.
  
  - Он полчаса не выдержал. Они оба сдохнут, - сказал Стэн. И Заверины заржали и повалились на траву на берегу. Ухохатывались и лупили друг друга по спине.
  
  - Это были мухоморы и они сейчас гнать начнут, - хохотал Стэн.
  
  - Ага, и глюк у них общий будет. Один на двоих, - ответила дочь.
  
  - Ага. Вовка рванет за белкой и загнав её на дерево обоссыт всё вокруг, - ухохатывался Стэн.
  
  - А Бася снимет ботинки и пойдет к машине за лопатой, чтобы прикопать обоссаное дерево, - и задрав палец она закончила.
  
  - Ибо воняет, - и они грохнули смехом валяя друг друга в траве. Так дурачась и ухохатываясь они не замечали ничего вокруг, и дружно заорали услыхав над собой.
  
  - Два дебила - это сила, - распознав Полянина снова согнулись хохоча до слез.
  
  - Чего же вы тут нанюхались, такого весёлого? - спросил Владимир разглядывая ржущее семейство.
  
  - Бася не подходи, вдруг это заразно, - под успокоившиеся было Заверины, после его слов заржали вновь с визгом и слезами.
  
  -Бля, заткнитесь все, ха-ха-ха, не могу уже, ха-ха, сейчас обоссусь, - попросил Стэн.
  
  - Папка, их глюк заразен. А Бася за лопатой всё-таки сбегает.Ты ссы-ссы, - и Ника хрюкая согнулась вновь.
  
  - Хватит уже, я же правда обоссусь, - гогоча просил Стэн. Володя наклонился к нему.
  
  - Вовка, не подходи. Ваш мухоморный глюк заразен оказался, а я сейчас лопну и тебя за брызгаю. Вонять буде-ешь, - нёс бред Стэн.
  
  - Какие мухоморы, ты о чём? - удивился Вова.
  
  - Те, которые вы с Басей жевали и она потом отказалась, но глюк всё равно пришел, - икая объясняла Ника идиотски хихикая.
  
  - Видать нас глюк обошёл, до вас добрался, а мы вот что ели, - и Володя показал мешочек с ягодами актинидии. (прим.авт.- её ещё зовут Сахалинский кишмиш.) Ягоды вызрели, стали чуть мягковатые и очень сладкие с легкой кислинкой. Вова закинул несколько в рот и блаженно зажмурился жуя.
  
  - И я хочу, - тихо сказал Стэн сидя на попе и соединив подошвы согнутых в коленях ног перед собой. Моська у него при этом была умильная. Володя протянул ему ягоды на ладони. Тот открыл рот.
  
  - Ешь, тебя отпустит, - сказал Вова. Глаза у жующего Стэна стали большими и подорвавшись он отбежал подальше, к речке. Так, как укрыться ему было негде, он просто отвернулся и помочился в воду. В процессе плечи его опускались расслабляясь." Видать полегчало." - подумал наблюдающий за ним Владимир.
  
  - Больше нет красоты, чем посцать с высоты. Да папа? - укоризненно спросила Ника. Разведя руками Стэн повинился.
  
  - Не так уж там и высоко было, а я и правда чуть не описался.
  
  - Ага, - гнула своё дочь.
  
  - Хорошо быть кисою, хорошо собакою. Где хочу пописаю, где хочу покакаю. Выкопаю ямку, отложу какашку. И не надо попку, вытирать бумажкой, - процитировала Ника. Взвизгнув.
  
  - Не выдержу больше, - смеясь Стэн припустил к больнице. Заржав Володя последовал за ним.
  
  - Как дети, чес слово. Да собака? - спросила Ника и упав спиной на траву расплылась в улыбке. Отсмеявшись на крыльце, мужчины пошли в отделении. В массажном кабинете всё повторилось. И массаж, и нежность, и секс до слёз. После ужина ещё час потискались в машине и Стэн сказал, что у него вечерние уколы и его вчера наругали за опоздание.
  
  - Пришлось конфетами откупаться, - вздохнув, пожаловался он.
  
  - А еще, я груши хочу. Привезёшь? - кемаря у Вовы под мышкой попросил Стэн.
  
  - Угу. Завтра Славик выходит, - сказал Вова. Но на завтра был не только Славик. Были Беликовы перед ужином в полном составе. Они тоже повели Стэна гулять, и тоже на речку. И он рассказал им историю давешьнего сбора ягоды Володей и всего из этого вытекающего. Доведя всех да ржачной истерики. А после ужина был Володя, массаж, нежность... А когда погода испортилась и Стэн захандрил, Владимир с Никой сообщили ему о скором отцовстве. Этой темы хватило надолго. Так пролетело 19 дней и речь зашла о выписке. Выписывать ли завтра или после выходных. С вечера сёстры собрали все результаты, а с утра консилиум решил, Заверина Станислава Сергеевича выписать под наблюдение участкового терапевта с предложением в конце эпикриза. " В ходе восстановительной терапии необратимых изменений не выявлено."
  
   Ближайшие после выписки выходные были солнечными и довольно тёплыми. Владимир повёз семью на дачу, даже Маху взяли. Пахать сами не стали, Володя договорился с малым плугом. Стэн одобрил. Вова невзначай задавал вопросы, где бы по мнению Стэна стоило посадить ту или иную культуру, саженец, куст. Тот охотно отвечал, радуясь желанию Володи проявить инициативу в дачном деле. Раньше он предлагал только что-то по строительству, а посадки его никогда не интересовали. Попросят помочь, что-то сделать-сделает, но не более.
  
  - Чего это тебя к земле вдруг резко потянуло? - с подозрением спросил Стэн, следя, как они с Никой сначала опрыскивали растения, а потом их связывали.
  
  - Не знаю, - пожав плечами ответил Вова.
  
  - Ты вдруг в больнице. На даче что-то делал, не доделал, а я и не знаю что? Да и помогать мужу вроде как надо, - сжав секатор и опустив глаза ответил Полянин. Ника резко втянула носом воздух.
  
  - Ты из меня инвалида не делай, - прошипел психуя Стэн.
  
  - Стэн, ты дурак? - строго спросил Владимир.
  
  - Раньше ты только вспашкой занимался, всё остальное Лида сама делала. Я только в стройке помогал. А сейчас, ты один с дачей остался. Я понимаю, ты всё знаешь, умеешь. Но ты один всю работу не сделаешь, пупок разорвётся. А я знаю какой ты в этом деле перфекционист, - и Вова обвёл аккуратный участок рукой.
  
  - Пап, Вова ведь прав. Раньше вы всегда стучали, да шашлычились с пивом или банились с Вовой. Мама только"Стэн то, Стэн это", и всё. А сейчас ты с участка с утра до вечера не уходишь. Когда я гнала тебя передохнуть в жару, ты что делал? Ты просто менял место работы. В гамаке лежал три раза за лето. Папа, три! И это при том, что раньше он никогда не пустовал. Вова прав, нечего на него крыситься. Муж сказал, муж сделал... Вот и делайте... Вместе., - хлюпнув носом она всё бросила и ушла в дом громко хлопнув дверью. Стэн стоял в растерянности хмурясь.
  
  - Давай довяжем, - спросил его Вова. Стэн присел на место Вероники и собрал куст. Вова его ловко обмотал и связал верхушку.
  
  -Нда. Быстро ты однако, - осмотрев результат сказал Стэн.
  
  - Так всего четыре осталось. Зато крыжовник, - закончил демонически улыбаясь Владимир. Мимо прошла Вероника и скрылась в бане. Так, вместе занимаясь делами и переделали их. Потом была баня. Лёжа на полоке в не жаркой парилки Стэн спросил.
  
  - Муж? - и посмотрел на Володю.
  
  -Угу, - промычал тот.
  
  - Почему женаты-это муж и жена. А два мужа? Это мужаты? - спросил рассуждая Володя.
  
  - Бе-бе-бе. Какое дурацкое выражение. Хуже только брак. Хорошее дело браком не назовут, но мужаты бе-е, - тряс головой Стэн.
  
  - А как по-твоему правильно будет? - спросил Вова гладя мягкие, влажные волосы Стэна
  
  - Супруги, супружеский союз. Априори равные, - выгибая шею и смотря Володе в лицо, не задумываясь, быстро ответил Стэн. Подумав Вова улыбнулся.
  
  - А ты прав, - наклоняясь за поцелуем добавил.
  
  - Супруг мой, - увернувшись от поцелуя Стэн сильно покраснел и уткнулся Вове в живот.
  
  - Ну глупыш, что опять не так? - беря его за плечи в попытке перевернуть и посмотреть в глаза, спросил Вова. Стэн напрягся упираясь.
  
  - Однажды ты задал мне вопрос..., я готов тебе ответить, - Стэн повернулся вопросительно глядя на Вову.
  
  - Я готов стать твоим супругом. А ты хочешь? Возьмешь ли ты меня? - Стэн растерянно моргнул и тихо ответил.
  
  - Да. Возьму тебя..., и буду твоим..., с-супругом, - потом нахмурился поняв что сказал и...и Вова успел его поцеловать.
  
  - Поздравляю любимый. Мы заключили супружеский союз пред Богами, - прошептал ему в губы Володя.
  
  - Хочешь и перед людьми...? - выпрямляясь спросил Вова.
  
  - Давай подадим документы..., хочешь? Есть в Португалии парни, русские, они создали проект "Равный брак". Помогают гражданам РФ заключать легитимный однополый союз. В полгода уложимся и к девчонкам поедем уже супругами, - нервничая спросил Володя Стэна, растрепав его волосы в конец. А Стэн смотрел на Вову и внимательно слушал.
  
  - Вов, успокойся. Перед людьми- это когда есть что делить, есть кому завещать, - сказал Стэн.
  
  - Хотя да. Скоро нам будет кому завещать, было бы что? - Стэн встал перед Вовой.
  
  - Я приму любое твоё решение, если ты докажешь его целесообразность.Ну, или просто поставишь меня в известность, спросишь совета, - он уткнулся Вове головой в грудь.
  
  - Понимаешь? Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на введение мира в курс твоих предпочтений, - он поднял голову.
  
  - Но если тебе принципиально, то я согласен, - улыбаясь сказал Стэн.
  
  - А если хочешь, просто съездим на экскурсию в Лиссабон, в Италию, Германию. Вов, за тобой я на край света, - просто сказал Стэн наклонив голову набок. Владимир обнял Стэна, прижал его голову к груди.
  
  - Нет лисёнок, кроме тебя мне ничего не надо. Ты во всём прав. Было бы что делить-завещать? Мы не выдающиеся личности. После нас останутся только дети. С нами только мышка, и всё будет её, Стэн потерся носом о грудь Володи.
  
  - Пойдём мыться, домой скоро, - Вова соскочил с полока и они вышли из парной. Стэн мыл и мазал Вове волосы, лицо, тело. Что-то холодило, что то пощипывало.
  
  - Я являюсь подопытным животным косметологической фирмы? - спросил он Стэна.
  
  - Успокойся паникёр. Всё давно протестированно. Расслабься и получай удовольствие, - посмеиваясь сказал Стэн, также являясь добровольной жертвой косметологии. Потом смыв всё с себя и одевшись, сидели рядышком и пили травяной чай с мёдом и гладили оказавшуюся здесь Машку. Позже прибрав всё пошли в дом.
  
  -О-о, явление святых народу. Я уже все дрова стопила. Давайте собираться, а то печь прогорит и дом быстро остынет. Мы замерзнем и заболеем, - застращала отцов Ника.
  
  - У нас есть десяь минут? - спросил Стэн. Вздохнув мышь пошуршала на обувной полке и закинула в печь старый, ненужный ботинок.
  
  - Да, есть, целых пятнадцать, - ответила она.
  
  - Пойдемте наверх, поваляемся, - предложил Стэн. Улегшись посередине, Стэн сказал.
  
  - Дочь, мы сегодня перед богами стали супругами.
  
  - Угу. Только сегодня? Я думала это случилось гоорааздо раньше, - пробурчала Ника.
  
  - Ну это то да. Просто мне сегодня ответили согласием на предложение, - Ника поднялась на локте и посмотрела на Володю. Тот слегка кивнул.
  
  - Вот скажи, нам стоит заключить легитимный Союз, за границей естественно, - продолжил Стэн.
  
  - А вы что, из страны свалить решили? Вам там работу предложили? - закидала их вопросами Ника.
  
  - Нет, - ответил ей отец.
  
  - Тогда не вижу смысла оформлять документ, не являющийся по большому счёту таковым в стране проживания, - укладываясь поудобнее ответила мышка. Стэн хмыкнул.
  
  - Ну просто обозначить наш союз, символически? - спросил Стэн.
  
  - Кольца что ли? - фыркнула дочь.
  
  - Да ради Бога.
  
  -Бе-е. Только не кольца. Уши проколем? - повернувшись к Вове, спросил Стэн. Тот помотал головой.
  
  - Соски, пупки...?
  
  - Никакого членовредительства, - сказал Владимир.
  
  - Значит тату отметаются? - удрученно спросил Стэн.
  
  - Да, - твердо изрек Вова.
  
  - Может браслеты? - подкинула идею мышка.
  
  - Согласен, только классные, - воодушевился Володя. Стэн посмотрел на него и подставился для поцелуя.
  
  - Запомни сегодняшнюю дату. С этого дня мы семья, - сказал Стэн.
  
  - Побежали. А то замерзнем. Нам ещё насос с реки доставать, - засуетился он.
  
  - Очнулся милый. Я уже все инструменты проверила, и насос выудила, и сарай, блин уже заперла, - перечисляла закипая Ника.
  
   - Молодец, детёныш. Тогда фигли сидим. До-омо-ой, - проорал Стэн и первый скатился с лестницы.
  
   Потом приезжали на дачу чеснок воткнуть да в баню, до устойчивого снега. Перед Новым годом Володя, как и предполагал, дополнил бланк заказами цветов и другой садовой всячиной и отправил. Новый год отмечали с Беликовыми. Её холостые подружки изрядно потрепали Стэну нервы ухлестывая за Владимиром. Тот с серьезным видом отвечал на их авансы, но до определенной степени. Дальше лёгких объятий и целования ручек не зашло. На Стэна тоже открылась охота, но "Снежный Эльф" не поддавался. Отвечал всем вежливо, но холодно. На Рождество ныряли в прорубь. Мышка стояла возле машины с собакой и крутила пальчиком у виска (и так каждый год). Собака от увиденного откровенно тряслась. Хоть лапки помочить была не дура в любое время, но заплыв хозяев в январе вогнал её в ступор. Всю дорогу домой она к ним принюхиваясь и приглядываясь. Пока они не вышли из душа.
  
   В конце зимы Слава уговорил Владимира поработать внештатным массажистом. (Фёдор Петрович сломал ногу). Стэн активно ему помогал, приспособил под это дело обеденный стол в коридоре отделения. Стэн был непривередлив и отдельно руки-плечи и ноги мял прямо в палатах, изрядно ускорив восстановительные процессы у пациентов. Некоторые уговорили парней на массаж на дому, после выписки. Так что на поездку в Питер, к девочкам, летом, они заработали быстро. Потом, в конце марта, как и было запланировано, девочки сообщили о рождении парных близнецов. Алина родила двух темноволосых пацанят, а Марина пару рыжих лисят. У мальчика были изумрудные глаза, а у девочки один изумрудный, второй серо-голубой. Она мозаик (прим. авт.- мозаик- определение человека с разными глазами). После авиакатастрофы Стэна нереально было уговорить куда-то лететь, но Марина и здесь обставила его. Он очень хотел посмотреть на разноглазое чудо. Да и пасхальная неделя внесла свои коррективы в жизнь. Идея супружеских браслетов захватила обоих всерьёз, но Стэн капризничал. Ему ни одна модель не нравилась. Полгода шерстить сеть на предмет браслетов и ничего. То дин элемент хорош, а остальное фигня. То в целом неплохо, но как то пресно, чего то не хватает. Он извелся весь, начал набрасывать свои варианты. Эскизов набрался целый альбом, хоть Стэн тот ещё рисовун. Он уже хотел бросить эту затею, но после Пасхи приснилась баба Люба. Она много говорила, хвалила Стэна, журила, давала советы. Но как водится, проснувшись никакой конкретики Стэн не помнил. Она стала сниться ему каждую ночь, до родительского дня. Стэна бесило, что он не мог вспомнить, о чём она говорила. Он чувствовал- это очень важно. Семья сначала посмеивались, потом беспокоились, потом пытались помочь используя советы из сети. На родительский Стэн сломался. Помянув чинно не запомнившихся с детства родителей, у бабули он накидался и рассказал её надгробию всё. Про Лидин финт, про то, как сошлись с Владимиром, про авиакатастрофу и инсульт, про детей и о своём устном супружестве. Которое даже символизировать не выходит. Занимался самобичеванием и ныл, какой он бездарный и никчемный человек. Лил слёзы и пускал сопливые пузыри. Вова с Никой вернувшись с могил Полянина выпали в осадок.
  
  - Я его таким только в день каминг-аута Лиды видел. Видать прижали его эти сны. Боюсь как бы последствий не было, - ошарашенно сказал Вова.
  
  - Какие у этого могут быть последствия? Мистика какая-то, - спросила Ника, Володя пожал плечами.
  
  - Да фиг его знает. Со Славиком посоветуюсь, - сказал Вова.
  
  - Ну что зверёк, домой пора. Наобщался с бабой Любой, вечер уже, - Стэн на его слова смог только башкой помотать. Загрузили пьянчужку в машину и поехали, по дороге купили alcozeltzer на утро Стэну. С утра зверь был необычайно активен, нервозен и молчалив. Но день пролетел быстро, пришли саженцы. Их нужно было срочно распаковывать и куда-нибудь сажать. На даче еще лежал снег и дороги не было. Убили на них целый день. А на утро на работу. В обед Стэн чем-то отбрехался от Володи и тот пересидел его в одиночестве с чаем, а придя домой Вова обалдел. Стена в гардеробе вскрыта, у Стэна глаза по семь копеек одной монетой.
  
  - Да-а Стэ-ен. Что опять? - оглядев бедлам спросила Володя.
  
  -Вовка., а бабуля то., - сидя на полу и задрав голову к Вове Стэн затих, морщинки на лбу разошлись и он захохотал.
  
  -Бля, Заверин, ты меня пугаешь, - подхватив его под мышки, Вова вздернул его на ноги.
  
  - Развел тут., и даже не переоделся, - ругал он Стэна.
  
  - Вовка, бабуля-а. Ха-ха-ха. Томка думала куш урвала увозя сберкнижку. Ха-ха-ха, - нес околесицу Стэн.
  
  - Всё, хватит ржать. Я есть хочу в конце концов. Я из-за тебя кишки чаем полоскал, пока ты тут стены крушил, - встряхнул его Владимир.
  
  - Давай переодеваться, убираться и кормиться, - дал ц.у. Полянин. Стэн быстро всё скинул с себя, осмотрел одежду и отнес в ванну. Вернулся с веником. Вова переодевшись уже, кинул ему домашнее и забрав веник отправил на кухню.
  
  - Разогревай иди. Живот к спине прилип, - успокоившись справились со всем быстро. Протирая полы Вова подивился на дыру в стене. Примерно 20 на 30 см.Его наконец закусил интерес. Сев за стол Володя демонстративно молчал и ел. Стэн первые пару минут тоже. Но потом засопел., заерзал. Доев Вова спросил наконец.
  
  - Ну давай рассказывай, а то лопнешь.
  
  - Я наследство нашёл, - засиял Стэн глазами.
  
  - Чьё? - спросил Вова.
  
  - Своё. Там письмо от бабули. Вот она чего мне в сны ломилась. Семья Вовка. Ты, я, дети. Понимаешь?
  
  -Не-а, вообще пока никак.
  
  - Ну я же говорю, я бабушку сегодня понял, во сне... Она так счастлива за нас, - Вова встал, убрал тарелки.
  
  -Тсс, - заглушил тарахтелку и потрогал лоб Стэна.
  
  - Давай с главного. А то слюни, эмоции. Непонятно.
  
  - А главное., - Стэн рванул в комнату.
  
  - Вот, - он сунул Вове в руки жестяную коробку из-под печенья. Открыв её Володя присвистнул.
  
  - Сколько здесь? - спросил он у Стэна беря письмо.
  
  - Можно? - Стэн кивнул.
  
  - Не знаю, если всё в деньги переводить, с четверть миллиона баксов наверное, -ошарашенно ответил Стэн.
  
  - Чё-о? - оторвался Володя от чтения.
  
  - Ты читай-читай. Сам всё поймешь, - кивнул на письмо Стэн.
  
   " Здравствуй мой милый мальчик. Надеюсь у тебя всё сложилось и ты поймал любовь всей своей жизни. Шанежка наверное уже выросла. Счастья вам всем. Прости меня, глупую, но поступила я по-своему разумению. Когда твой отец, по моей просьбе ездил в Ангарск. За свидетельством о смерти моего мужа, вернулся он не с пустыми руками. Старый охранник передал ему письмо отца. Написанное им за два дня до смерти. В нём была информация о захоронке, Сергей её нашёл и тоже погиб на следующий день по приезду. Там были камни. Бриллианты, 31 штука, разной каратности. За жизнь мне удалось продать десять штук по два карата. Часть денег в валюте я тоже сохранила для вас, и остальные камни. Но я очень боюсь. Мужчины прикоснувшиеся к ним очень быстро гибли. Я суеверна наверное. Будь осторожен, не жадничай. Счастья вам. Люблю тебя. Баба Люба."
  
  - Охренеть, - сказал Володя дочитав.
  
  - Сколько там зеленью? - спросил он.
  
  - Тридцать пять тысяч, мы богаты, - улыбнулся Стэн и протянул Володе и ещё одну бумажку.
  
   "round excellence 5*1kar -4*2kar -2*4 kar; hand 1*6kar; oval excellence 4*5kar; cushion excellence 5*5кар. И того 21 шт. Все класса 1/1(чистота/цвет)." - закончил читать Володя.
  
  - Я посмотрел, 1-1 это высшая классификация. Один камешек в два карата сейчас уйдёт с рук за 1 млн руб в среднем. Документов на них нет, если вывести в Европу, в Швейцарию, то и бумаги оформят. А это уже рост в цене, - рассуждал Стэн.
  
  - И что ты решил? - нахмурился Володя.
  
  - Надо ехать, - и он опять ускакал в комнату, вернулся со своим альбомом эскизов и улыбкой до ушей.
  
  - Бабуля и здесь помогла. Гляди, - и он показал стандартный браслет из сборных секций итальянской фирмы. Но одна секция увеличена и на ней знак однополой- мужской любви с камушком посередине.
  
  - Я хочу такие заказать, не самые дорогие, из платины? - вопросительно задрал он моську.
  
  - А самые дорогие из чего? - спросил Вова.
  
  - Из циркония, но он чёрный, не хочу. Хотя брюлик будет лучше смотреться., но-о... Нет, не хочу, - выдал свою идею Стэн.
  
  - Я тут подумал. Я скажу., только ты не ругайся сразу, послушай. Два по 2 карата нам на браслеты. Сердце Нике на подвеску, два по одному ей на серьги. Два по 2 карата Стасиной Алине на серьги. Два по четыре карата моему рыжику на серьги. Три по 5 карат мальчишкам на перстни. Один-в-один Лиде на кольцо. Один в 5 карат овал продать. Остальные не придумал еще. Мозги дымят и тошнит, - погрустнев сказал Стэн.
  
  - Нормально так-то, - ответил Володя и поцеловав Стэна в висок вышел в зал.
  
  -Алло, Слава. Врач рядом есть? У меня вопрос. Да, конечно. Кто же ещё? У него было море положительных эмоций, почти шок.После небывалой активности пошел спад и его подташнивает. Что мне делать? - выдал Вова.
  
  - Померь давление, прямо сейчас, - Володя достал тонометр и пошел на кухню.
  
  - Давай дорогой, я тебя сейчас измерять буду, - наклонился он к Стэну одевая напульсный браслет тонометра и нажимая кнопку. Аппарат зарычал.
  
  -Ох ёпт, - только и выдал Володя беря телефон.
  
  - Алло Слав. 90 на 60. Что делать?
  
  -А-а. Это у него в Питере также было, да? Ничего, уже всё прошло. Был очевидно не большой скачок, а потом резкий спад. Кофейку пусть попьет, а лучше пивка 0,5, оно плавней пойдёт. Эт что ж за радость такая его накрыла? Ладно, пока. Лечитесь и осторожнее там, с эмоциями.
  
  - Спасибо Слав. Пока, - прощался с парнем Вова.
  
  -Фу-ух, Стэнушка-а, не пугай меня так, а то я поседею. Пивка хочешь? И подумаем еще, а? - спросил Володя.
  
  -Вов, так ты уже., того., поседел, - тихо сказал Стэн.
  
  -А-а да., ну что ты такой вяленький? Миллионер ты мой доморощенный, - Вова присел перед ним, поцеловал руки.
  
  - Пойдём в кроватку, поваляемся и ещё подумаем. Пойдём? - кивнув Стэн встал и Володя подхватил его на руки направляясь в спальню.
  
  - Мальчик мой, - чмок в нос.
  
  - Хороший мой, - чмок в подбородок.
  
  -Ты легче стал. Похудел? - в глазки чмоки. Стэн повернул голову в бок.В скулу чмок, за ушко чмок.
  
  - Что мой мальчик хочет? - Вова встал на колени и стянул со Стэна футболку. Стэн молча лежал и смотрел на Володю. Но на штанишках набух пока еще небольшой бугорок. Склонившись над Стэном Вова продолжил обцеловывать притихшего лиса.
  
  - Ты мой ленивка. Хочешь чтобы тебя сегодня приласкали? - целуя ему грудь и оглаживая бока спросил Володя.
  
   - Мугу, - прогудел Стэн выгибаясь чтобы Вова мог глубже под спину просунуть ладони. Гладя его, Володя сильнее прожал поясницу поцелуями спускаясь к пупку. Облизав его по засасывал вокруг, подул и стал опускаться ниже просовывая пальцы под резинку штанишек и трусов.
  
  - Я хочу на тебя посмотреть, - сказал Вова и Стэн приподнял бедра позволяя себя полностью раздеть. Володя лизнул его бедро, пах, прошелся по всей длине члена и подул. Яички поджались и выглянула влажная головка.
  
  - Какой же ты красивый-лисёнок. Мой зверь mien schatz. Моё сокровище, - раздевшись Володя положил одну ногу Стэна себе на плечо. И целовал её, рукой перебирая яички и пробегая по члену кончиками пальцев, глядя при этом в глаза. А они у Стэна потемнели, стали цвета мокрой травы в пасмурный день. Придвинувшись ближе Владимир поднял ягодицы Стэна себе на бедра. Его член лёг в ложбинку меж них. Задрав вторую ногу на плечо, Володя потерся членом о Стэна. Тот снял ноги с плеч разведя их почти в шпагат. Вова покачал головой и отклонил корпус назад, приопустил ягодицы Стэна. Оба члена оказались рядом соприкоснувшись. Владимир взял оба, погладил, сжал, вверх-вниз.
  
  -А-ах, - выдохнули оба. Пробежаться кончиками пальцев по венкам. Подсунутся ниже, сжать яйца вместе. И снова.
  
  -А-ах, - снова сжать оба ствола и притянув ногу лизнуть щиколотку. Рука не останавливается, вверх-вниз.
  
  -Мма-ах, да-а.Хорошо, - стон любимого звучит музыкой. Наклонился, почти лег. Поцелуй, влажный, томный. В горло, ниже. Движение на стволах и размазать смешавшуюся смазку. Кожица на его члене нежнее, головка ярче.
  
  - Хочу его поцеловать, - прошептал Володя взглянув Стэну в глаза.
  
  - Та-а, - протянул тот. Двинув пару раз рукой, Вова лёг на бок, Стэн повернулся к нему и согнул одну ногу давая доступ к сокровенному. Владимир впился в бедро у паха, поцелуями вверх-вниз по бедру и поцеловал алый бутон, размазал губами смазку по вершине. Стэн завибрировал вцепившись Вове в бедра. А Вова взял его в рот целиком обводя вокруг языком и прищипывая головку горлом.
  
  -Мма-ах, как ты можешь! - восхитился задохнувшись Стэн. Володя потискал его яички и провел пальцем по основанию до дырочки. Обвел её и оставил в покое. Стэн ответил быстрыми прикосновениями и поцелуями, без системными посасываниями и прищипами, движением рукой по стволу и обсасыванием головки. Володя замер и сильно сжал горло, потом стал сглатывать задыхаясь от переполнявших его чувств. Стэн мяукнул- забился и вогнав Вове член в горло стал кончать в его глубину.(69) От его горячего дыхания на своём члене и звуков им издаваемых, Володя последовал за ним. Отдышавшись и вылизав Стэна, Вова сел и посмотрел на него. "Интересно, как выгляжу я?" - Подумал Володя глядя на розовую, расслабленную моську с расфокусированным взглядом, растрёпанными волосами и всё это перемазано спермой.
  
  - Стэнушка. Лапа, ты чего такой чумазый? Чего не облизался? - спросил Вова укладываясь рядом.
  
  -Йа, яык пьикуфил.Фийно.
  
  -Бо-о-оже. И от таких ещё детей рожают. Сам ещё котёнок.
  
  -Я наймайный, - возмутился Стэн и взвыл высунув язык и падая на Вову. Тот его перехватил и слегка полизал раненое мяско. Стэн застонал и обмяк в его руках. Вова продолжил вылизывать его моську.
  
  -Хм. Шею, даже уши-и? Стэн, лисёнок, может в душ? У меня язык сотрётся, ты весь перемазался. Как умудрился? - спросил Володя.
  
  -Хоошо быо, осень, - промычал Стэн.
  
  - Ага и меня перемазал. Пойдём чудушко, - и подхватив его на плечо, Володя пошёл в душ. Осторожно поставил свою ношу в ванну, убрал волосы с лица.
  
  - А тебя всего помыть придётся и голову тоже.
  
  -Тьфу, птьфу, - отплевывался от волос в сперме, липнувших к лицу и лезущих в рот Стэн.
  
  -Угу. Ты ещё почихай и пофыркай, котейка, - говорил Вова настраивая душ. Помывшись и вытеревшись увалились на кровать с пивом. Владимир взял телефон и набил в поисковик ravnyibrak.com/(Прим. авт. кому надо-пользуйтесь) и отдал аппарат Стэну.
  
  - Если уж всё равно поедем, - тихо произнес он. Полистав страницы сайта Стэн кивнул Вове и взял свой телефон.
  
  - Алло, Лида? Не занята?
  
  -Нет. Привет Стэн, как дела, что нового?
  
  - Всё замечательно, все здоровы. У меня к тебе просьба, только не ругайся, - Стэн потянулся за поцелуем-поддержкой, Вова его чмокнул.
  
  - Мне нужен развод. Пришли пожалуйста нотариально заверенное согласие, как можно скорее, - помолчав и не дождавшись вопросов продолжил.
  
  - Я созрел., то есть мы оба. Мы решили оформить наши отношения, сама понимаешь., в Европе, в Португалии. И чем быстрее ты пришлёшь бумажку, тем быстрее мы приедем к вам, - из аппарата раздались вопли ликования и сумбурные поздравления.
  
  - Спасибо девчонки. У нас к вам тоже просьба, - сказал Володя.
  
  - Впишите нас в свидетельства малышей, как отцов, - Стэн его перебил.
  
  - Сын Федор, дочь Фиона.
  
  - А я буду Владимир Константинович Заверин, - у Стэна стали глаза как у лемурчика, а из аппарата вновь раздался дикий гвалт.
  
  - А меня спросить? Гад. Полянин, что тебя сподвигло на эту дичь? - проорала Марина.
  
  -Ну-у., начал Володя и повернувшись к Стэну спросил. (сообразив, что разрешение ему никто не давал)
  
  - Ты позволишь? Дашь мне свою фамилию? - Стэн упал утыкаясь Вове в плечо, но он успел заметить блеснувшие влагой глаза. Стэн покивал не отрываясь от него.
  
  - Ну вот, согласие дано., - сказал громче Володя.
  
  - Нет, я представляю что Стэн хорош, но чтобы насто-олько-о.
  
  - Марина, как тебе не стыдно? - раздалось из трубки.
  
  - На всё есть причины, - сказал Владимир.
  
  - Лида, мы пока не знаем сколько это займет времени, но приглашаем тебя быть у нас свидетелем, - сказал официальным тоном Володя.
  
  - А вас не зовём, с мелкими сидите, суеверный я что-то стал, мы потом к вам прилетим, отмечать, - сказал Стэн. На том конце засмеялась Алина.
  
  - Видел бы ты лицо Маси, - хохоча подколола она.
  
  - Ладно девчонки, целуйте мелких, не болейте. Лида, поторопись. Пока.
  
  - Нику целуйте, пока, - отозвалась Лида. И они разъединились.
  
  - Ну вот, старт дан, ждём или сразу позвоним? - спросил Вова.
  
  - Звони, - шепнул Стэн, беря свой телефон. Посмотрев друг на друга набрали номера. Стэн ушёл на кухню выяснять, что нужно для получения виз. Вернувшись в спальню он радостно выпалил.
  
  - Прикинь, в Южном даже их консульство есть, на Чехова 78. Я думал куда лететь придётся. А у тебя как? - спросил Стэн Володю.
  
  - Тоже всё просто. День можно назначить хоть сегодня. Давай прикинем по времени, - сказал Володя.
  
  - Угу. Виза до двух недель, на неё можно подать хоть завтра, но нужны счета с приличной суммой, там же евро, - ответил Стэн.
  
  - Поменять баксы на евро, взять все документы и в Южный.С согласием Лиды разведут сразу, но на оформление неделя. На подачу для визы лучше всё уже иметь на руках. Итого, месяц-полтора, - прикинул Владимир.
  
  - Можно брать билеты на 15 июля. Свадьбу на двадцатое, - улыбнувшись и покраснев Стэн снова уткнулся Вове в плечо.
  
  - Малыш, ну чего ты смущаешься?
  
  - Меня знаешь как бомбило первый раз? Думаю теперь будет не лучше, - ответил розовый Стэн.
  
  - Они дадут переводчика? Проси полиглота. Со знанием Нидерландской группы и итальянского. И чтобы с возможностью путешествия с нами, - встрепенулся Стэн.
  
  - И я вот не знаю, нам сначала свадьба, потом камни или наоборот? Если сначала свадьба, можем в деньгах не уложиться. Ещё Лиду с переводчиком возить-поселять. М? - спросил Стэн.
  
  - Это да-а. Тогда пробивай по сети возможность получения классификации, продажу. Связывайся с итальянцами. Пока не получим бумагу от Лиды, сидим не дергаемся. Кстати, у Стаси кто-то в ЗАГСе есть. Это так, к сведению, - подвел итог Володя. Стэн посмотрел на него задрав брови и сказал.
  
  - А ещё не мешало бы мышку в курс дела ввести, - прыснув они захохотали, а Стэн стал набирать дочь.
  
  - Алло, мышка, привет. Как дела?
  
  - Ты что сдурел? Чего вы ржете? Ночь на дворе, придурки, - бубнила Ника. Посмотрев на телефон Вова присвистнул.
  
  - Пол первого. Ничего себе, подумали по обсуждали.
  
  - Кое-кому между прочим завтра на работу, - ругалась Ника.
  
  - Ну ладно. Не хочешь, как хочешь, -сказал Стэн.
  
  - Не беси. Говори уже, чего звонишь? - спросила дочь.
  
  - Мы тут подумали и я решил. Мы всё-таки поедем и оформим супружество. И ещё знаешь что? - таинственно спросил Стэн.
  
  - Ну чего ещё? - зевая протянула Ника.
  
  - У тебя будет два отца. Вова берёт мою фамилию, - торжественно закончил Стэн.
  
  - Да ну? И как он с тобой живёт вообще? Я бы тебя прибила давно... Чтобы не мучился. А он гляди-ка замуж, фамилию. Мазохист. Пороть тебя папка некому, а мне некогда. Ну и когда едем? - Стэн прифигел от слов дочери.
  
  - Мелочь пузатая, пухнешь без воспитания. Едем скоро, ориентировочно 15-20 июля. Мама тоже будет. Задержимся надолго, просись за свой счет по семейным обстоятельствам с выездом заграницу до конца августа, а там видно будет, - порадовал Стэн дочь.
  
  -И-и да, мышь. Может тебе придётся кредит взять, тысяч на 10 евро? Вернемся, я сразу погашу, - добил девушку отец.
  
  -Оху... Офиге-еть заявочки. Даже и не знаю, как поучиться, - не нашлась с ответом Ника.
  
  - Мышка, это вложение капитала. Деньги будут, - успокоил её Володя.
  
  - Ладно, до завтра. Целую, балбесы, - и она отключилась.
  
  - Вот так рОстишь-рОстишь, бьёшся как рыба об лёд. Всё для неё, всё для неё, а она-балбесы. Вот что за ребёнок? - причитал, как бабка Стэн.
  
  - Иди сюда, воспитатель. Хватит стонать. Завтра и правда рано вставать. Дел и беготни теперь море, а ещё дачу никто не отменял, - сгробастав Стэна сказал Вова.
  
  -О-о-о, дача. До отъезда надо всё отсадить, довести до ума. А то Стася, тот ещё агроном, - запаниковал Стэн.
  
  -Угу. А ты ещё рассаду не сеял. Давай спать. Все дела завтра, - пихая Стэна под одеяло приговаривал Володя. На следующий день, на работе оба, всё свободное время лазали в сети. Если с заказом ювелирки, худо-бедно Стэн за три дня разобрался. То с оформлением камней дело шло туго. Там хотели переговоров, нужен был переводчик, хотя бы английского, но такого не было, а чтобы молчал и подавно. Вова предложил объединить интересы. В агентстве попросили личку полиглота. Кирилл (один из хозяев) по упирался, но дал. Им повезло, парень на юрфаке ко всему учился. Копался он почти неделю, но потом дело пошло. Медленно, со скрипом, но пошло. Развод оформили в два дня, подали документы на визу. Саженцы воткнули только сошел снег. На балконе росли помидоры и перчики. Черёд был за бахчой. Стэн носился как ужаленный. Вова всё-таки взял у Славы успокоительное и укладывал Стэна не позже одиннадцати часов. Всю свободную наличность обменяли на евро. Долго спорили о способе вывоза камней. Сошлись на бутылке с водой. И вот пришел день X. Стэн на подъезде к аэропорту, увидев взлетающий самолет, чуть не потерял сознание. Вова расстроился и сказал, что всё отменяется и они никуда не летят. Стэн тут же достал пилюли и две заглотил, открыв заветную бутылочку.
  
  -Да-а бли-ин же папка-а, - заорала Ника.
  
  - Открытую бутылку не пропустят в самолет, - возмущалась Вероника. Видя всё это, работница аэропорта успокоила махнув рукой.
  
  - Пропустят. А в Москве уже вряд ли.
  
  - Спасибо, - просияла Ника. Так и проскочили до Москвы. А там купили нитки с иголкой, высыпали камни в мужской носовой платок и подшили слегка, что бы вы не дай боже не высыпались. Вова им даже утирался по прилёту в Портелу (прим. авт.-аэропорт в Лиссабоне). Зарегистрировались на uber, и подъехавшая машина доставила их на ruа pas Kaveas 76. Где они поселились в однушке. Цапнули переводчика и на следующий день были в Италии.
  
  Фирма рискнула и пригласила спеца из GIA, на свой страх и риск. Но с условием, что изделия на огранку Заверин закажет у них и камень продаст тоже их фирме. По той цене, что укажет спец. Увидев продавца, они чуть не описались кипятком. О своём приезде господа Заверины сообщили заранее. Фирма им даже жильё предоставила в охраняемом доме. Кому бы в голову пришло, что Вовка миллионы в носовом платке таскает. Оценку и сертификацию назначили на завтра, на час дня. А пока, покидав вещи и взяв переводчика пошли прибарахлиться. Купили Стэну летний светло-песочный костюм с рубашечкой от Armani, мягонькие мокасинчики, двое джинсиков, курточку и сумочку. Нике тоже джинс, рубашек, футболок (хоть бы одно платье взяла). Володе летний, синий костюм, жемчужную рубашку, джинсы и жилет. В салоне удалили Стэну волосы отовсюду, до куда достали руки мастера. Провожая клиента, тот смотрел вслед масляными глазками. Стэн уходил красивый, стильный и очень задумчивый. Кушали в уличных кафешках (очень вкусно), покупали безделушки ручной работы. Траты позволили себе узнав, что оценщика оплачивает покупатель, а сертификаты они оплатят с суммы проданного камня. Фирма дала им эскизы изделий на оправу в четырёх буклетах. И везде, где они приседали, смотрели-выбирали-советовались-спорили. В итоге, своему рыжику Стэн придумал серьги сам. Перстни пацанам Вовы стали гибридом от двух моделей, а лисёнку гибрид серёг сестры с перстнями пацанов. Подвеску Ника выбрала из каталога, как и серьги Алине с кольцом Лиде. Браслет с оставшимися большими gushion переделали из колье. Идеи тут же скидывали по Skype дизайнеру фирмы, который кстати вручил свои данные связи Стэну насильно. От него поступило предложение Стэну, поработать моделью для их изделий. Лис от него сбегал, Ника смеялась, а Володя предложил обдумать идею. Вот и сейчас они затронули этот вопрос.
  
  - Да не умею я позировать. Если бы он бегал за нами по городу и шипперил, я бы не возражал, а в студии я не смогу. И времени у нас не будет особо. Через пять дней Лиду встречать, регистрация. Они говорили, что изделия тоже времени требуют, будем мотаться туда-сюда, - рассуждал Стэн. Переводчик Яшка высказав свое мнение отошёл и с кем-то болтал по телефону. Ника сидела на какой то тумбе и обхватив Стэна за талию ногами мостырила ему на голову новый ободок. Володя что-то тянул через соломинку.
  
  - Полянин, завтра к Сэнди идёшь ты. Я записал тебя на пять часов, - мстительно сказал Стэн. У Вовы на лице проступила паника. Ника с отцом расхохотались.
  
  - Я всё понимаю, - успокоившись сказал тихо Стэн подойдя к Володе. И взяв его лицо в ладони попросил.
  
  - Но для меня, пожалуйста, - переплетая их пальцы он прижал его кисть к щеке, мазнул по ней губами и отпустил.
  
  - Блин, вечер уже, а жарко. Мороженого хочу, - сказал Стэн.
  
  - Я видела, видела там за углом, - прыгая попой на тумбе и махая руками кричала Вероника. И конечно полетела с неё. Не зря Стэн всю жизнь занимался, реакция у него была что надо. Поймал он её в интересной позе, к верху попой. Чем не преминул воспользоваться и, как следует отшлёпал и наругал. Так как все изрядно перепугались за неё. А она только руки запачкала.
  
  - Вова, дай платочек, - подколола мелочь, когда Володя поддержал отца и тоже высказал ей за глупость. От греха подальше Ника убежала за мороженным.
  
  - А ты говоришь спокойно, - Стэн приложил ладонь ко лбу.
  
  - Жизнь такая сука, - ткнулся виском Вове в плечо.
  
  - Лисёнок, без всего этого было бы пресно. Скучно. Ты до сих пор жил бы с Лидой, - с хитрым прищуром ответил Володя.
  
  - Зато сейчас весело, обхохочешься. У меня блин, чуть сердце не остановилось, когда я увидел, как Ника летит головой на мостовую, - взяв журнал он стал обмахиваться и глядеть вдоль по улице в ожидании дочки. Вот она появилась и его лицо расслабилось, он улыбнулся помахав ей рукой. Руки у Ники были заняты аж пятью рожками. Стэн чмокнул её в нос.
  
  - Я не лошадь, мне и ведра хватит, - задрав брови и глядя на тающее изобилие сказал Стэн.
  
  - Бери-бери, быстрее. Тебе ведро, мне ведро. Вот и справимся, - хохотала мышка.
  
  - И Яшка поможет, - добавила она кивая Якубу на второй рожок в своей руке. Тот бочком, крабиком подошёл.
  
  -С-спасибо. - " Что-то он притих больно." - подумали все.
  
  - Fantastico, dire tan fantastico. Bellissimo!!! (фантастика, он фантастический. Великолепно!!!)- раздалось с другой стороны улицы. Все посмотрели туда. Там под зонтом, в тени сидел Antonio Fresci, дизайнер фирмы, и смотрел в ноутбук. Рядом стоял седоватый мужчина с фотокамерой и смотрел на аппарат, что-то переключая в нём.
  
  - Чего он тут делает? - нахмурившись спросил Стэн.
  
  - Яш, спроси у него, - обратился он к переводчику, тот аж мороженку уронил, как ломанулся, что то чирикая ещё в пути. Завязались жаркие дебаты с криками и маханием руками. У Яшки прорывались скулящие нотки и Ника поняла, что его пора выручать. Она ломанулся через улицу пихая остатки рожка в рот и облизывая пальцы. Подойдя к спорщикам она наклонилась, надергала пучок салфеток со стола и утерлась.
  
  - Что за шум, а драки нету? - пульнув бумажный шарик в урну спросила она. Повернулась и замерла вперившись в монитор ноута Антонио.
  
  - Тоша, как это понимать? - перевела на него взгляд Ника.
  
  - Белиссимо! (в дальнейшем будет печататься как воспринимает голосовой блокнот, прим.авт.) - произнес тот с жалкой улыбкой.
  
  - Белиссимо, белиссимо, но он тебе ноги сломает, - сказала она наклонившись и листая снимки. Яша перевёл. Снимки действительно были классными. Ника улыбнулась фотографу.
  
  - Вероника, Ника, - представилась она приложив ладонь к груди.
  
  - Паоло, - представился он.
  
  - Пашка?! - сократила она. Фотограф вопросительно посмотрел на переводчика, тот растерялся.
  
  - Вероника-Ника, - повторила мышь.
  
  - Якуб-Яшка, - показала она на переводчика.
  
  - Антонио-Тошка...- На подошедшего Стэна.
  
  - Станислав- Стен, - на Володю.
  
  - Владимир -Вова, - и снова на Паоло.
  
  - Паоло- Пашка.
  
  - Что делаешь? - спросил дочь Стэн.
  
  - Знакомлю всех.
  
  -М-м, - промычал Стэн обойдя дочь и заглянул в монитор.
  
  - И почему я не удивлён? - сказал он нахмурившись и сунув руки в карманы.
  
  - Тошка значит? - спросил Стэн. Дизайнер автоматом кивнул.
  
  - Пашка, - показала пальчиком на седого дядечку с камерой Ника. Тот протянул руку кивая и улыбаясь.
  
  - Стэн, - пожал руку Заверин.
  
  - Вова, - представил он подошедшего Владимира.
  
  - Владимир, - протянул тот руку.
  
  - Вова, - поправил Стэн.
  
  - Они язык сломают.
  
  - Вова, Вова, - запрыгала вокруг Вероника.
  
  - Яшка, Пашка, Тошка, Ника, Вова, Стэн, - скороговоркой перечислила она всех и высоко подпрыгнула выгибаясь и задирая руки с растопыренными пальчиками, будто обнимая небо. Паша не упустил ни секунды. Камера быстро стрекотала, на мониторе мелькали кадры.
  
  -Вау-у, -сказал Стэн.
  
  -Ой, - сказала Ника.
  
  - А сколько там? - спросила она смотря на камеру. Паша продолжил щёлкать анфас. Яша спросил, Паша ответил, Яша перевёл.
  
  - Уже больше пяти тысяч, - у русских вытянулись лица.
  
  - И это всё мы-ы? - спросила Ника. Тоша покивал быстро листая ленту и показывая разные фото. Места были разные, ситуации тоже, но все снимки были классными.
  
  - Пашка, спец, профи, - задрав вверх большой палец сказала Вероника.
  
  - Ладно, детёнышу понравилось, жить будут, - мрачно пошутил Стэн. Яша перевёл.
  
  - Хорошие снимки, чего ты выделываешься? Я бы многие хотел бы иметь, - сказал Володя всё это время просматривая альбом.
  
  - Ты меня имеешь. Тебе мало? - спросил смеясь Стэн.
  
  - А кто она тебе? - уточнил Антонио не поняв определение детёныш.
  
  - Дочь, - сказал Стэн. Вопросительный взгляд на Вову.
  
  - Э-э, муж., будущий. У нас через пять дней свадьба, - объяснил Стэн.
  
  - Будущий муж, - сверкнул глазами Антонио. Стэн расхохотался.
  
  - Тоша и не мечтай, - Стэн показал на Нику и перевёл палец на Вову и на себя.
  
  - Наша дочь, - у Антохи перевернуло лицо.
  
  - Но свадьба?..- спросил он. Стэн пожал плечами и развел руки.
  
  - Россия, не было возможности, - выслушав перевод Яши Тоша загрустил.
  
  - Но вы разрешите использовать снимки? - через Яшу спросил он.
  
  - А как? Там же нет ваших изделий, - удивился Стэн.
  
  -Пф, - фыркнул Тоша и через минуту на фото Стэн имел кольцо, браслет и цепочку их фирмы.
  
  - Здорово, это значит вы дофига снимков из этих можете использовать, - восхитилась мышь.
  
  - Да, почти все, - гордо ответил Паоло.
  
  - Паоло очень хороший фотограф. Я его поэтому и пригласил сегодня, - похвалил его Антонио.
  
  - Если бы вы согласились и дальше с ним работать... Вы необычайно фотогеничны и талантливы. Было бы Белиссимо., - скорчил рожицу Антонио.
  
  - И как это будет выглядеть? Мы же скоро уедем, - сложив руки на груди спросил Стэн.
  
  - Оформим разовый контракт. Вам сразу заплатят и Паоло будет везде за вами ходить, - Стэн вопросительно-растерянно посмотрел на Вову, тот задрал бровь и еле заметно кивнул.
  
  - Да поймите же, тут снимков на 20 каталогов. Вы только переодевайтесь чаще, - горячился Антонио.
  
  - Папка давай, па-пка-а, - канючила Ника.
  
  - Ой, да ладно. Мне что, жалко что ли? - ответил Стэн и все расслабились.
  
  - Вы очень хорошо заработаете, я хочу частично использовать всех, но вас, всегда, - сложил молитвенно лапки Тоша.
  
  - Хорошо, а сейчас по домам. Что-то я устал, - и Стэн прислонился к стоящему рядом Вове.
  
  - Кушать пойдём? - спросил его Володя.
  
  - Я мяса хочу, - высказалась Ника.
  
  - А я молока., холодного молока, - закрыв глаза сказал Стэн.
  
  - Яш, есть рядом кондитерка с нежирной выпечкой, курабье или ещё что песочное. И холодное, натуральное молоко? - спросил переводчика Вова. Тот спросил у итальянцев. Паоло и Антонио закрутили головами и заголосив замахали руками в разные стороны.
  
  - По дороге к дому, - подсказал Вова. Собрав оборудование все двинулись. В маленькой кондитерской было всего четыре столика и три стула к каждому. Нашлось пирожное, как курабье и корзиночки, только с черникой. Стэн сделал моську кота из Шрека, Ника поскулила и они получили по корзиночке.
  
  - А вот к ним нужен чай. В квартире был чай и кружки? - спросил растерянно Стэн.
  
  - Там вообще, что есть? Вот блин, гулёны, - сокрушался он. Всё выяснив Яша его успокоил.
  
  - И чай, и кофе с сахаром там есть, также, как и кружки с чайником. И холодильник и другая посуда, - Стэн выдохнул налопавшись.
  
  - Мышке мясо. Жареное, печёное, ветчину на худой конец, - сказал Стэн в никуда.
  
  - И молока домой, - добавил он тихо. По дороге нашлось всё. И буженина, и ветчина, и жареная корейка. Взяли всё и батон с молоком, помидоры и зелень.
  
  - Я спать, нас не будить, пока сами не проснёмся. Нам завтра к часу? Поставить будильник на 11:30, - бубнил Стэн. Возле подъезда не оборачиваясь махнул рукой.
  
  - Всем пока. До завтра, - и ушёл.
  
  - Пока, пока, Паоло. Антонио чао, - и послав им воздушный поцелуй Ника ускакала за Стэном.
  
  - Ну мужики, до завтра. Не обижайтесь. Он очень устал, да и со здоровьем у него не очень. Но выспится и задаст всем завтра. Спокойной ночи. Пойдём Яш, - пожав всем руки Володя с Яшей тоже ушли.
  
  - Потрясающие люди. Я думал Стэн звезда, но они все выдающиеся, - сказал Антонио Паше сверкая глазами.
  
   Стэн принял душ и не высушив волосы, с тюрбаном на голове и голый вырубился. Компания погрызла мясо, сполоснулась и тоже угомонилась. Наутро на голове Стэна был капец. "Но это они меня хотели, к тому же разного. Получите." - подумал Стэн глядя в зеркало и делая на затылке хвост. Оделся в джинсы, футболку и рубашку. Ника также, но в женском варианте. Только Вова с Яшей были в костюмах. За завтраком Стэн задрал бровь.
  
  - Ну кто-то же, должен, - сказал Вова. Яша выпала в осадок.
  
   В мастерской фирмы пошли в ювелирный цех. Там была разная подсветка, разные хваталки и разные гляделки. Весы и много всего непонятного. Плотный дядька поздоровавшись взял камушки, высыпал их в чёрный лоток, пересчитал и разложил по весу, виду огранки и стал проверять. Он их просвечивал синим, белым, взвешивал, рассматривал над таблицей (линейкой). Потом смотрел другой гляделкой. В общем с каждым камушком возился почти по полчаса. Хорошо, что начал с крупных. Но на одном кушоне прозвучало good.
  
  - Ноу Мистер, excellence, - выпалил Стэн.
  
  - Роунд good, кушон excellence, hand excellence, овал excellence, - мужик нахмурился. Стэн сказал.
  
  - Чем выше вы их оцените, тем больше получите. Я знаю их цену. То что у меня на руках нет сертификатов, не говорит о том, что я не знаю чем владею, - Яша перевёл на английский. Мужик снова склонился к смотрелке с подсветкой, протёр камень, линзу.
  
  - excellence, - выдал он вердикт. В этот день было сертифицировано 11 камней. И оформлена продажа одного кушона за 630 890 евро. Управляющий намекал, что они бы ещё прикупили, но Стэн его твердо осадил.
  
  - На аукционе вы можете выручить за него в три раза больше. И купить россыпь камней поменьше. Я знаю, вы взяли его на продажу. С такими большими вы не работаете. Не жадничайте. Это наследство моим детям, - фирмачи посмотрели на Нику. Она фыркнула. Закончили в шесть вечера, проголодались все жуть. Всех пригласили в ресторан. Заверины быстро налопались и поручкавшись со всеми сбежали гулять.
  
  - Я купаться хочу-у, - проныла Ника. Тоша что-то сказал и махнула рукой.
  
  - Сейчас поедем, тут недалеко, - сказал Яша.
  
  - У меня купальника нет, - заскулила Ника.
  
  - Так, ты купаться хочешь или выпендриваться? - строго спросил Стэн.
  
  - Купа-аться, - ответила дочь.
  
  - Скоро стемнеет, будешь в чём есть, - сказал он. Загрузились в подъехавший микрик и погнали. Приехали быстро. Было очень красиво. Песчаный, узкий пляж и огромные валуны разбросанные тут и там разной погруженности в песок. На Нике был гарнитур, в темноте почти купальник, а солнце уже село. Мужчины в боксерах. Когда Ника уже поплыла, Антонио демонстративно пошёл голый. Наши и ухом не повели. Вода была чистая и тёплая. Паоло не пошёл и Стэн сделал вывод, что он продолжает снимать. Он профи, а у них много разных примочек. Поплескались с полчаса и поехали домой, тем более сбор на завтра назначили на одиннадцать. Зашли в кондитерку и в люлю. С утра Стэн встал раньше всех и сгонял в лавки. Приготовил всем яичницу с ветчиной, помидорами и сыром. После завтрака, пока все всё убирали, он привел себя в порядок и одел костюм, тем более он отвиселся, слегка. В мастерской на слова " Доброе утро" и скептический взгляд, на не очень отглаженный, по сравнению со всеми костюм, ответил/
  
  - Кому и утро, а кто и... Пока всех накормишь, обиходишь уже и присесть хочется, - Яша покраснел переводя его приветствие. Все пооглядели их компанию и принялись наблюдать работу спеца. Всё в точности повторилось, только сегодня их не пытались надуть, среди круглых, маленьких только два были good, остальные высшей оценки. Потом спец выписывал сертификаты, а Стэн утрясал дизайн оправ и изделий с Тошей и другим парнем. Антонио настоял чтобы дизайн Стэна стал именным.
  
  - Как это и что это значит? - спросил он. Тоша что то сказал парню и протянул руку, а тот расстегнул браслет на его руке. Взяв его Антонио перевернул изделие и указал мизинцем на маленькое клеймо на крайнtй секции. Парень подал Cтэну лупу.
  
  -"A FRESCI", - прочел он.
  
  - На изделиях твоего дизайна будет твоё имя. Это будет новый бренд. И конечно его тоже оплатят.
  
  - Валяй, - сказал Стэн и достав ручку написал на стикере "STEN Z" и передал его Тоше.
  
  - А что обозначает Z в конце? - спросил парень.
  
  - Заверин. Я Стэн, фамилия Заверин.
  
  - О-о, белиссимо, - завыл Тоха.
  
  - У вас даже имя величественно звучит. Стэн Заверин, вы совершенство, - к ним подошел финансист фирмы и пригласил Стэна в кабинет. Эдвард Стоун, спец из GIA, вручил ему сертификаты на 20 камней и пожал руку.
  
  - С вами приятно было работать, - сказал он шаблонную фразу.
  
  - Сколько вам заплатили за всё, и сколько из этого лично ваше? - задержав его руку в своей, тихо спросил Стэн глядя ему в глаза. Тот покраснел. По незнанию Стэн задал очень некорректный вопрос. Но Эд ответил.
  
  - Всего мне заплатили 22.628 евро. Сертификаты вам обошлись в 15.120 евро, 6.309 евро процент от сделки продажи камня и 1200 моя премия.
  
  - Вы для фирмы заработали 21.428 евро, а для себя 1200 евро, - уточнил Стэн.
  
  - Совершенно верно, за вычетом налогов у меня останется 936 евро, 1048 $.- их прервал финансист.
  
  - Господин Заверин, как вы хотели бы получить деньги?
  
  - Если можно наличными, - ответил он.
  
  - Хорошо, я так и подумал, - на стол водрузили кейс с кодовым замком.
  
  - Пересчитайте пожалуйста, - предложил он.
  
  - Попросите пожалуйста мою дочь, - позвали Веронику.
  
  - Мышка, пересчитай пожалуйста, - кивнул на чемоданчик Стэн. Мышка профессионально взялась за дело, всё-таки банковский работник. Она даже с Федерико (финансист) общалась по-английски без переводчика. А Стэна оккупировал Антонио посредством Яши. Тот тарахтел куда им следует пойти, что подписать, сколько за это получить и всё это фонтанировало эмоциями. Федерико молча улыбался и не возражал, потому что Антонио для их фирмы был, если не всем, то почти всем.
  
  - Готово пап, - отозвалась Ника. Федерико подал пачку бумаг на подпись, подошёл Яша, стал читать, кивать потом объяснять. Стэн подписал. Он стал богаче на 615 770 евро, после вычета за оформление сертификатов. Сложив документы в кейс он спросил у Федерико.
  
  - У нас сегодня ещё что-нибудь намечается?
  
  -Нда, если позволите, мы приглашаем чету Завериных и Эдварда Стоуна на ужин через час.
  
  - Хорошо. Тоша, я весь твой, - сказал Стэн.
  
  - Увидимся в ресторане господа, - многозначительно посмотрев на Эда сказал Стэн. И Антонио уволок его и Якуба по коридорам в свой кабинет. Там тарахтя как из пулемета, предложил ознакомиться с разовым контрактом и подписать его. Прочесть договор на использование фирмой его бренда и процентные отчисления с продаж. Выслушав Якуба Стэн худо-бедно разобрался, писал половину и спросил.
  
  - А отчислять проценты вы мне куда собираетесь? - Антонио моргнул.
  
  - А разве у вас нет счёта в итальянском банке?
  
  - Действительно, - сказал Стэн сложив руки на груди. Антонио застонал, занервничал.
  
  - Это обязательно сегодня подписывать? - спросил Стэн.
  
  - Сегодня нет, но обязательно, - вздохнул Тоша. И Стэн предложил, пусть Паоло в конце привезёт все подписанные бумаги, но отчисления будут в швейцарский банк, если пошлины конечно не превысят доход. Антонио с кем-то почирикал по телефону и кивнув вручил Стэну пачку бумаг и конверт. А в нём 28.000 евро за разовый контракт. Пожал руку и взяв неподписанные бумаги умёлся.
  
  - Пойдёмте, найдем ваших и в ресторан, - сказал Яшка.
  
  - Якуб, за сколько тебя нам арендовали? - спросил Стэн.
  
  - Не знаю сколько вы заплатите фирме, но мне обещали 350 Euro. Это не много, моя средняя зарплата за 10 дней. Но возможность прокатиться по Европе за ваш счёт., - он улыбнулся как Чешир. Стэн засмеялся и дал ему 200 евро.
  
  - Это бонусы неучтенные фирмой, - и они пошли искать своих.
  
  - Кстати, мои тоже могут что-то дать, бери не стесняйся, - тихо сказал Стэн Яше. Вову и Нику нашли в холле с Паоло.
  
  - Стэн, Паоло просит вас переодеться, - Стэн закатил глаза.
  
  - Шоппинг-экспресс, - сказал он и Паоло повел их в магазины. Фотограф сам предлагал им варианты одежды, они померили, выбрали и взяли. В ресторане Паоло похватал, как чайка и занялся работой. Камера стрекотала без перерыва. Стэн сунул Эду конверт с двумя тысячами евро и шепнул.
  
  - Бонус неучтённый нигде, - забрали у Федерико недоподписанные бумаги, попрощались со всеми и умчались домой.
  
  -Паоло, арендуй хорошу-большую машину на 10 дней с предоплатой, но с возможностью продления аренды дистанционно. И с выездом по Европе, - сказал Стэн. Яша перевёл.
  
  - Ты же едешь с нами, до нашего отлета в Россию? - Паоло заулыбался.
  
  - Nozze?! - они так часто слышали это слово (свадьба), что все закивали.
  
   - Si.
  
  -Si. - Яша спросил.
  
  - Во сколько завтра едем? - Стэн почесал маковку.
  
  - Завтра в Берн, потом в Лиссабон. У кого права есть? - трое подняли руки.
  
  - Через четыре дня, кровь из носу, надо встретить Лиду, на следующий день свадьба, гоним без перерыва. Остановки у красивых мест и едален-спален, - Стэн подождал пока Яшка переведёт Паше и тот кивнул.
  
  - Ну так в полдень выезжаем.
  
  - У-у. Была в Италии, у моря, а ничего не видела. Купалась и то в темноте, - скулила Ника.
  
  - Эй, мелкая, сначала дела. Отдых потом. У тебя отпуск до какого? - спросил Стэн.
  
  - До первого сентября, - буркнула дочь.
  
  - Ну вот и не ной, у нас ещё месяц на отдых. Всю европу изтоптать хватит. У матери спросишь насколько она с нами? - подумав, Ника задрала брови и спросила.
  
  - Папа, а Алина с Мариной, а мелкие?
  
  - Ха, вспомнила о братьях-сестрах. Значит понимаешь, что в Питер нам надо хотя бы 20 августа прибыть? - Яша с Пашей ничего не понимали, но прислушивались внимательно. Паоло позвонил в фирму, показал фото 8 местного авто и назвал нужную сумму в 750 долларов. Стэн дал ему 1.000 евро.
  
  - Заправь и купи воды с газом и без. Яша, потом это на тебе, - давал распоряжения Стэн.
  
  - Так, все собираются. Паша, до завтра, ждём тебя к одиннадцати. Пока, - раздав ц.у. Стэн с Вовой пошли в свою комнату перетрясать вещи. Выйдя в гостинку Стэн рявкнул.
  
  - Стирка-а, - выглянули Яша с Никой. Ника исчезла, Якубу пришлось объяснять, что экстренная стирка-это общая стирка. Ника внесла свою лепту, Яшка стесняясь тоже.
  
  - Не подпускай её к белью, а то носков не досчитаешься, - предупредил Стэн Якуба.
  
  - Стопудово, она завтра непарные носки выкинет, - добавил он. С бельём провозился до полуночи, потом складывал вещи и деньги, помогал Вове и в час наконец утух.
  
  Проснулся в полдевятого тишина. Под боком горячее, мягкое, любимое тело. В штанах стояк. Долой штаны. Гладить и целовать это тело было очень приятно, и мысль бьющаяся в голове." Муж, мой муж, мой, мой". В такт сердцебиению. Нераспечатанная смазка и презервативы, под простынёй. Быстрые, ловкие, нетерпеливые движения. " А вот теперь осторожно. У него давно не было секса," - думал Стэн растягивая Володю и целуя лопатки.
  
  - Хочу тебя, хочу. Любимый мой, хочу, - поцелуи перемежались шёпотом. Тело выгнулось, попа оттопырилась. Стэн приставил головку и начал слегка раскачиваться сходя с ума от необходимости сдерживаться, когда так хочется ворваться целиком в это гладкое, горячее. "Гладкое?" - Стэн провёл вниз по животу. Прогнулся целуя плечи, спину любимого. Он всё-таки вырвался к Сэнди.
  
  -Боже-е, Вовка-а. Как же это здорово-о, - шептал Стэн толкаясь в Володю всё сильнее и глубже. И вот услышал грудной стон. Рука Володи легла на бедро Стэна.
  
  -Да мой хороший, да, - Стэн стал вбиваться агрессивней и потянулся к Вовиному паху, сжал головку и снова услышал стон со всхлипом.
  
  - Еще, сделай так еще, - попросил его Володя. Он и сам не смог сдержать стон от эмоций любимого, его слов, стонов, всхлипов. Завалив Вову чуть больше на живот и согнув одну его ногу в колене, умостился между ног и наваливаясь стал входить сверху, каждый раз задевая простату. Уткнувшись в подушку Володя завыл подмахивая как мог. У Стэна потемнело в глазах, он завел руку Вове под живот и обхватил член сжав и передернув пару раз. Володя сжал его внутри кончая, а Стэн громко застонал вбиваясь в него из последних сил и бурно изливаясь. Упав на Вову он никак не мог отдышаться.
  
  - Я сейчас сдохну.
  
  - Не смей оставлять меня соломенным вдовцом. Или, как это зовется? - Вова вывернулся перевернувшись на спину и затягивая Стэна на себя.
  
  -О-у, Вов, не надо, а то мы сегодня никуда не уедем. Да и не одни мы, - целуя Володю в нос сказал Заверин.
  
  - Да, точно, пора вставать доукладываться, кушать. Кушать? - Вова посмотрел на Стэна.
  
  - А давай в кафешке поедим. Соберём всё и ты пойдёшь, и закажешь на всех, а мы пока спустимся и вещи у консьержа оставим.
  
  - У нас ещё мясо осталось, помидоры, яйца, зелень, - возразил Стэн.
  
  - А мы яйца сварим, бутеров наделаем. Надо бы сумку-холодильник купить с проморожеными брикетами. А лучше две, одну под напитки. Воду, пиво, молоко, - зафантанировал идеями Володя.
  
  - Как здорово расшевелить тебя с утра. А то всё молчал да молчал, - сказал Стэн скатываясь с кровати.
  
  - Кто последний, тот кровать заправляет, - он схватил полотенце, трусы и выскочил из комнаты. Быстро освежился, переложил кое-чего в сумке и оделся, вновь выскочил в гостинку громко рявкнув.
  
  - Подъём, у вас сорок минут на всё, а вам ещё бутерброды делать, - и ушел громко хлопнув дверью.
  
  Придя в кафе-магазин где они покупали мясо Нике, Стэн не увидев никого в помещении крикнул.
  
  - Бонжорно, сеньора Селестина. (Можно я наш разговор передам всё-таки на русском? Авт.) Здравствуйте госпожа Селестина. Можно мне завтрак на четверых? - из-за прилавка разогнулась женщина лет 35.
  
  - Доброе утро господин Стэн. Что бы вы хотели на завтрак?
  
  - А что у вас есть?
  
  - Свежая выпечка, яйца, овощи, фрукты. А также холодное мясо и сыр.
  
  - А есть свежее молоко?
  
  -Да, конечно. И свежее молоко, и кофе.
  
  - Ах как хорошо. Сделайте пожалуйста большую яичницу из 8 яиц с овощами, мясом и сыром. Три кофе с молоком и один чёрный. И стеклянную бутылку холодного молока.
  
  - Это всё господин Стэн?
  
  - Да, пока достаточно, - Стэн набрал Володю.
  
  - Я всё заказал. Фух, чуть язык не сломал. Выходите, а то остынет. И да, Вов. Положи на кровать 5 евро. Или на кухонный стол, под стакан. И консьержу, когда вещи будете забирать один евро или три даш? - рассуждал Стэн.
  
  - Давайте уже, жду, - встрепенулся он когда с кухни запахло яичницей. Селестина принесла ему сухарницу с горячим, хрустящим батоном.
  
  - Господин, вы один будете это есть?
  
  - Что вы, Селестина? Сейчас подойдут мои друзья, - она улыбнулась и ушла. Стэн вышел на улицу. У их парадного стояла Ника, он помахал ей рукой и она в нетерпении заскокала на месте, что-то говоря в сторону двери.Стэн сел и грызнул батон. Это было что-то. Хрустящий снаружи и мягкий внутри, а запах... Жуя Стэн жмурился.
  
  - Кайфуешь? - раздалось над ухом. Из кухни вышла Селестина с огромной сковородой, подставкой под неё и умопомрачительных запахом.
  
  -М-м, - принюхался Ника. Улыбаясь хозяйка поставила на стол шкворчащую посудину. Потом Селестина принесла тарелки, вилки, кофе. За это время Стэн с Никой чуть слюнями не захлебнулись. И вот пришли Вова с Яшей.
  
  - Боже, что вы медленные такие? - спросила Ника и дала Яше тарелку, остальные отнесла и поставила настойку.
  
  - Накладывай сколько хочешь, мы едим с одной посуды, - хитро сказал Стэн. Все русские знают, что самое вкусное остаётся на сковороде. Пропахшее мясом масло, сок овощей и потекший желток. И всё это собирается на корочку... Но Стэн не стал ждать конца завтрака, а залез коркой в желток. Сунул её в рот и замычал зажмурившись. Все услышали щелчки камеры. Стэн вытаращив глаза замер, медленно повернул голову и схватив столовый нож замахнулся на Паоло. Того, как ветром сдуло из кафе.
  
  - Ты хочешь, чтобы я умер подавившись? Или ждешь когда у меня язва откроется? - проорал он.
  
  - Заходи. Изверг, - смилостивился Стэн. Яша что-то сказал и Паоло зашёл пряча камеру за спину.
  
  - Яша, не жалей этого гада, переводи как можно точнее. Он ведь меня не жалеет, вот и мы его не будем, - и опровергая свои слова крикнул.
  
  - Сеньора Селестина Uno Cafe Nero, - Паоло что-то зачирикал Стэну.
  
  -Но, но Паоло, но, - и показал пальчиком на Яшу.
  
  - Но вы достаточно хорошо говорите на итальянском, - перевёл Яша слова подошедшей с кофе Селестины.
  
  - Дорогая Селестина, это всё технологии и приложение переводчик, - и Стэн продемонстрировал ей экран с тем, она сказала.
  
  -О-о, я даже не заметила, как вы читали, -сказала женщина.
  
  - А он у нас вообще шустрый, - сказала облизываясь Ника.
  
  - А есть что-нибудь сладкое? - спросила она.
  
  - Да, свежие булочки со сливочным и шоколадным кремом.
  
  - Дайте попробовать, - попросила Ника.
  
  - Ему всё равно скоро потребуется, - вздохнула она.
  
  - Стэн, может у тебя диабет, - спросил Володя.
  
  - Не-а. Меня всего на анализы в больнице разобрали, просветили, обстучали, промагнитили. Всюду заглянули и пальцами пощупали. Сахар, холестерин всё в норме. И вообще, я как младенец. Только чуть не сдох почему-то. Володя положил ему руку чуть выше колена и слегка сжал её.
  
  -Было бы хорошо иметь каменное сердце, резиновые нервы, и валерьянку вместо крови, - закончил Стэн.
  
  - Ага, и был бы ты деревянный, и звали бы тебя буратинка. А я вместо презервативов и смазки покупал бы наждачку и зелёнку с пластырями, - сказал тихо Вова. Но сидящий рядом Якуб уже вошёл в режим автоматического перевода и гонял речь туда-сюда не спрашивая, надо ли? И когда Паоло зашелся смехом, до него самого дошел смысл перевода и он тоже захохотал. Стэн уткнулся Вове в плечо и тихо угорал содрогаясь. Сидевшая дальше всех Ника ничего не понимала и бухтела о несправедливости жизни, кусая поочередно от разных булочек. Угомонились, доели-допили, взяли шоколадных булочек и молока. Поблагодарив Селестину попрощались и ушли грузится.
  
   Вова гнал по проложенному маршруту на пределе дозволенного, Ника сверялась с картой, Стэн налопавшись уснул. Паоло лазил по машине и снимал его с разных ракурсов.
  
  - Паш не надо, у меня предубеждение насчёт фото спящих.
  
  -Но Вова, посмотри, - протянул Паша камеру на переднее сидение. Ника посмотрела снимки и показала Володе
  
  -Нда, ладно уж. Но на эти снимки его разрешение надо. И где тела много будет тоже. Хорошо?
  
  - Да, да, - согласился фотограф забирая камеру и продолжая съёмку. Через 2 часа езды по автостраде А1/Е35, проснулся Стэн, посидел минут десять и заерзал.
  
  - Вов, пора делать остановку, - сказала Ника наматывая на руку туалетную бумагу. Паша с Яшей смотрели на них квадратными глазами.
  
  - Чего? - спросил Стэн.
  
  - Ну, как же? Экология, - проблеял Яша.
  
  - Я не радиоактивный, - пожав плечами полез на обочину Стэн.
  
  - Ника, Паша отходит от машины только без камеры... Проследи, - дал ц.у. Стэн и пошёл в лесок. Ника преградила Паоло путь, показав на камеру и на машину.
  
  - Девочки направо, мальчики налево, - сказала Ника и подтолкнув Яшу задала ему направление. Собравшись у машины, помыли руки. Паоло что-то пробурчал. Стэн глядя на Яшу задрал брови.
  
  - Всё равно это как-то., - сказал Яша.
  
  - Мышка, расскажи глупым дядям стишок, о том, чем мы отличаемся от животных, - попросил Стэн. Ника повернулась к Яше.
  
  - Хорошо быть кисою, хорошо собакою.Где хочу пописаю, где хочу покакаю. Выкопаю ямку, отложу какашку и не надо попу вытирать бумажкой. Переводи, - Стэн в это время оторвал один сегмент туалетной бумаги и скомкав полил на него из бутылки. На землю упали малюсенькие, белые хлопья.
  
  - Мы от них отличаемся только этим. А бумага, вот, - он показал на землю.
  
  - Ты думаешь у вас тут достаточно оленей, лис и другого зверья, чтобы всё это удобрять? - он помотал головой.
  
  - После первого же дождя, трава в месте твоего посещения всё съест и вырастет в два раза против обычной. Зато реагентов на дороги мы не жалеем, - объяснил свою позицию Стэн. Заставив парней надолго задуматься. Ещё через два с половиной часа песен, перекусов и игры в слова, пересекли пригород Милана. Попали в пробку и решили тут заночевать.
  
  - Хочу супа и просто пожрать, - крутя головой сказал Стэн. Погуглив нашли отель и ресторан. Паша уговаривал всех поехать в центр, прошвырнуться по клубам, барам. Ника его осадила. Налопавшись Стэнн сказал.
  
  - Поселите нас в отель, берите машину и езжайте с Яшкой клубится. И мышку берите. Вовка хочешь? - спросил Стэн и перевел взгляд на дочь.
  
  - Это странное место, где темно, моргает свет, музыка бьет по ушам? Где приходится затыкать пальцем воду, чтобы не очнуться потом неизвестно где, растраханной и с фото в сети? - спросила у Паши Вероника.
  
  - Нет уж, воздержусь от сомнительного удовольствия. Хочешь чудить? Чуди на трезвую голову так, как хочешь ты, а не окружающие. С парашютом прыгали? - парни вытаращившись помотали головами, Яша при этом бубнил перевод.
  
  - Так попробуйте. По трезвяне, - хихикнула мелочь.
  
  - Гарантирую, никакая пьянка в клубе не сравниться с этим. На водных лыжах катались? Попробуйте, вы же у моря живёте, у вас тепло. Столько драйва вокруг, а вы бухать. Странные вы, - посмотрела на них, как на идиотов Ника. Стэн хихикнул и сказал.
  
  - Пошли в отель, - заселились в трехместный номер, парней поселили отдельно. Через час к Завериным постучали иностранцы и просились в гости. Стэн был в ванной, дремал в пене. Посмотрев на него Володя запустил Пашу. Тот чуть не ссал кипятком. Общих планов было мало. Снимал колено торчащее из воды, руку на бортике ванны, склонённую к плечу голову с разных ракурсов. Через 5 минут, когда рожа Паши изрядно покраснела, Вова выставил его из ванной. Залез к Стэну, помыл его, довёл по-тихому до оргазма и выудил из воды. В комнату они вошли в халатах. Паша опять заскулил.
  
  - Пива хочу. Мышка сгоняй в машину, - попросил Стэн дочь.
  
  - Яш пойдём? - позвала Ника переводчика. Стэн любил пить из бутылки, но Паша постоянно втыкал ему стакан. Разговаривали тихо, лениво. Вова рубанулся первым. Подгрёб Стэна к себе и тот тоже уплыл. Ника вытолкала ребят в гостинку и закрыла дверь, но она опять открылась.
  
  - А ты чего? - спросил Яша, сзади которого маячил Паша.
  
  - Я сейчас, раздену их, уложу и приду. Посидите, - и она опять закрыла дверь. Развязав халаты стянула рукава и укрыла отцов покрывалом. Погасив свет вышла.
  
  - Вот теперь можно и к вам свалить, - вопросительно глядя на парней сказала Ника. Взяв пиво и ключи они ушли.
  
  - Ты ведь не дочь им, - спросил Паша.
  
  - Чего это? - удивилась Ника.
  
  - Ну как же, спишь с ними, раздеваешь их. Обоих, - спросил Яша.
  
  - у тебя тоже такое мнение? - спросила Ника.
  
  - Не до конца, но есть что-то странное в ваших отношениях. Думаю Стэн скрытый тиран, - у Ники глаза на лоб полезли от этого заявления.
  
  - О чём ты? Болезный, - спросила она.
  
  - Да, да, - подтвердил Паша.
  
  - А чего вы с ним носитесь? Что Стэн скажет, то и делаете. Куда пошлёт, туда идёте, - задал Яша Пашин вопрос.
  
  - Ну во-первых, что касается меня, он отец. И это у нас зовется воспитанием. А во-вторых, всё, что он делает, он делает в первую очередь для нас. А на себя у него банально сил иногда не хватает. Ты думаешь если бы я отказалась идти за пивом он бы орать начал? - спросила Ника. Парни кивнули.
  
  - Ничего подобного. Водички попил бы, пообижался, повздыхал и точно так же уснул бы. Мы всё делаем для него сейчас потому, что недавно мы уделяли ему очень мало времени. Он себя загнал и чуть не умер. Его собака нашла. Он два часа на земле без сознания пролежал при +6t. У него инсульт был, - все долго молчали переваривая информацию, сосали пиво и валялись на кровати.
  
  - А хотите, я вам нашу собаку покажу и вообще Home photo? - открыв галерею Ника стала показывать своих животных комментируя снимки. Парни стали хихикать, а черезпять минут, когда дело дошло до обзора Стэна за работой (особенно в национальной-дачной одежде) все уже ржали не сдерживаясь. Показав интерьер домика, баню, сарай, речку, беседку, любимый гамак Стэна, Ника молча улыбалась. Парни притихли переглядываясь.
  
  - Вы небогато живете? - наконец спросил через Яшу Паша. Ника задрала брови.
  
  - Ну как же? Вы сами выращиваете еду. Ездите в лес за дикой ягодой. Домик у вас кошмар., - пояснил Яша Пашины умозаключения.
  
  - Наверное сейчас, когда он разбогател, он построит большой, хороший дом? - развел руки Паша. Ника долго ржал до слёз.
  
  - Ага и дикую ягоду мы будем покупать? - спросила она Пашу. Тот с согласием кивнул.
  
  - Понимаешь, мы ненавидим центр, власть. Раньше людей готовящихся к власти, готовили к ответственности. Сейчас правят преступники. Везде, не заблуждайтесь. А мы, дети мира. Природа, земля, животные. Нет, мы не чумазые хипари. Хотя иногда бывает. Мы любим комфорт. Они живут в трёхкомнатной квартире. Я в однушке. Нас всё устраивает. В лес мы ездим за драйвом. Там природа, запахи, рыба в реках, лосось. Поймал-съел. Ягода, комары, медведи. Иногда ночью срываться приходится. Потом успокоившись, тебя трясёт от ужаса пережитого А вы., бухать. Нахрена? - пожав плечами спросила Ника. Паша вытаращив глаза спросил.
  
  - А как вы? Кто вам позволяет?
  
  - А кто нам запретит? Мы поэтому и живём в жопе мира, что не хотим, что бы власть нас разглядывала. Вот ты часто свою задницу можешь разглядеть? - Паша прыснул выслушав перевод.
  
  - Вот и власть, иногда так озаботиться, глянет. Сковырнёт прыщ в виде какого проекта или налога и угомонится. А у нас дача, покой. Ты когда-нибудь пользовался плодами трудов своих? Я не говорю о работе, зарплате, - махнула рукой Ника.
  
  - Вот навыращивай овощей и ягоды столько, чтобы в магазин за ними девять месяцев не ходить. Сохранить, приготовить. Стэн кстати, классно готовит. А домик., нахрена хоромы? Дача знаешь как далеко, но и близко к людям одновременно.Их постоянно вскрывают. Поэтому одеяла там старые, посуда копчёная, одежду вы сами видели, - все вновь засмеялись.
  
  - Природа опять же в окна лезет. Стэн иногда в берушах там спит. Шум воды его успокаивает и он дрыхнет без задних ног. Речка там, дождь. Но птички, чуть свет так орут, что мыслей не слышно. А ещё наглые вороны. Сядет такая тварь на железную крышу и ну по ней клювом лупить. Чувствуешь себя червячком в консервной банке, а папка спит, ему хоть бы что? Глаз откроет - " А, ворона? Пошла ты в жопу, ворона," - и дальше спит, - парни на протяжении всего монолога что-то тихо обсуждали меж собой.
  
  - И всё равно. Я не видел фото твоей матери. Девочки обычно с мамами живут. А ты с отцом и его мужем. Это для нас странно, а для России? Я помню, Стэн упоминал её, Лида. Встречать её? - вопросительно сказал Якуб. Ника захохотала.
  
  -О-о да-а. Встретим. Познакомитесь. Готовьтесь мальчики. Вас ждет большое потрясение. Мы не обычные люди. Во всех отношениях, - быстро чмокнув обоих парней в щёки она подскочила к двери.
  
  - Ну всё, пока. Спать пора. Полночь уже. Пока, - помахав пальчиками Ника скрылась за дверью. Сполоснулась и улегшись хихикнула сама себе.
  
  - Шахерезада блин, фигова.
  
   Проснулись в девять, Ника удивилась. Стэн утух в восемь. Промыли глазки-моськи и пошли в ресторан, завтракать. Из-за стойки на Стэна смотрели как на диво-дивное, чудо-чудное. Взяв Яшу за рукав Ника пошла выяснять, в чём дело?
  
  - Охрана ночной смены сообщила, что этот мужчина ходил в три часа ночи на подземную стоянку в пижаме. И производил там странные движения, - растерянно говорила девушка за стойкой. Подошедший мужчина с гарнитурой в ухе улыбаясь пояснил.
  
  - Я посмотрел запись. Ничего страшного. Он просто занимался. Больше часа. Сильно, - уважительно сказал охранник.
  
  -Угу, - почесав голову прогудела Ника.
  
  - Есть такое. Он не любит, когда на него таращится, - сказала она, таща Яшу за джемпер ко всем.
  
  - Просрал Паша своё счастье. То есть проспал, в прямом смысле слова, - хохотала она. Войдя в ресторан Яша стал что-то шептать Паше. Завериры спокойно ели. Паша поснимал немного, поклевал чуть-чуть и слинял куда-то.
  
  - Не теряйтесь. Пополним запасы и поедем, - сказал Стэн. В комнате он завалился на кровать о чём-то думая. Ника сгоняла в бассейн с Вовой.
  
  - Всё хорошо. Но хлорки в воде. Бе-е-е. Будто они от тел избавиться хотели, - выйдя из душа сказал он, падая рядом со Стэном на кровать.
  
  - У нас выселение через час, - поставил в известность Вову Стэн. А уже через десять минут в дверь поскреблись и Ника впустила парней.
  
  - Воду докупили, машину заправили, свои вещи сложи, - отрапортовал Якуб. Паша опять снимал.
  
  - А молочка-а? - спросил Стэн. Яша замялся.
  
  - Я понимаю. Италия аграрная страна, но в магазинах пакетированное. Это Селестине дочь натуральное привозила каждое утро, - разочаровал Стэна Якуб. Выставив парней в гостинку Стэн встал и оделся. Быстро всё собрав пошли грузиться. Ника принесла из ресторана свертки в фольге.
  
  - Это перекус и холодный кофе с молоком, - уселись, поехали. За рулём был Паша, так как -" Милан законодатель моды, моделей и фотографов", - по его словам, и город он знает хорошо. Но завёз он их в центр, хотя по идее с окраины они должны были уже выехать из Милана. Всё выяснилось, когда Пауло выскочил из машины, у здания с логотипом компании на вывеске и затораторил пятясь ко входу.
  
  - Пять минут. Стэн, пойдёмте посмотрите всего десять минут. Мне надо скинуть пакет. Ну как вы можете, побывать в Милане и ни одного бренда не купить? Пойдёмте господин Заверин, посмотрите, как будут выглядеть изделия по вашим эскизам, - Паоло валил всё в кучу и Стэн сдался.
  
  - Два часа. Ника кого берёшь?
  
  - Всех свободных, - сказала Ника решив тем судьбу Яши и Вовы.
  
  - Приодень его, - шепнул Стэн дочери.
  
  - И платье на церемонию., себе и маме, - просяще глядя ей в глаза шепнул он. Ника чмокнула отца и схватив мужчин за руки потащила их вдоль по улице. Паша не упускал момент.
  
  -Abblamo duo ore (у нас есть два часа), - сказал твёрдо Стэнн Паоло и пошёл к двери. В ярко блестящем зале было приятно прохладно. Паша повел его неприметной дверью, узким коридором в глубь здания, в студию. Из неё выходили люди, парни, мужчины, девушки. Все трещали, как воробьи. Паоло перекинулся с ними парой фраз поглядывая на Стэна, и распрощавшись запер дверь. За столом сидел мужчина и листал сразу четыре ленты. Паоло хлопнул его по плечу назвав Маурицио, больше Стэн ничего не понял. Отойдя от фотографов он осматривал место съёмок. Подошёл Маурицио и представился, они пожали руки и Марио (как сразу его сократил Стэн) потянул Стэна к стулу на белом фоне.
  
  -Но, но, но (нет, нет, нет), - запротестовал Стэн, но Паоло уже начал снимать. Стэн показал на себя, на Пашу и провёл ребром ладони по горлу.
  
  -Si. Si signor Sten(Да. Да сеньор Стэн), - сказал он не останавливая съемку. Марио отошел к столу и стал листать снимки, что-то спрашивая у Паши. Стэн услышал"русси". Марио кому-то позвонил и через пару минут в студию постучали. Вошла девушка. С диким акцентом она поздоровалась и сказала что её зовут Ив (Ева решил Стэн)
  
  -Господин Паоло хочет динамики, подвигайтесь, - попросила Ева.
  
  - Паша, я же говорил, я не модель, я не могу позировать и работать по сценарию. Тем более в студии. И вообще, ты обещал показать изделия. Врун, - буркнул под конец Стэн. Ева стрекотала что-то Паше задирая брови всё выше и выше на его ответы.
  
  - Положите куртку и расстегните пожалуйста верхние пуговицы, - просила Ева.
  
  - Может мне вообще раздеться? - начал закипать Стэн. Пострекотав с Паоло Ева порозовев выдала.
  
  -Паоло предложил снять раздевание, одевание и пойдёте в зал, - Стэн разулся, стянул носки и сказал.
  
  -Паоло, начали, - расстегнув две верхние пуговки Стэн сдернул с себя рубашку. Джинсы его оказались расстегнуты и висели на бедрах. Он их застегнул и вывернув рубашку, надел.
  
  - Всё. Сеанс окончен, - сердито сказал он обувясь. Паша полистал снимки, повздыхал, скинул их на ноут, сгреб флешки и повел Стэна с Евой в зал. Прошло больше часа. Ева спрашивала о его эскизах, как он их видит? Посмотрев на стенд Стэн попросил лист бумаги и ручку. И тут же набросал новые эскизы. Лучше всего получались браслеты и подвески, но и пару оригинальных перстней вышло. Стэн толкнул изрисованный лист Паше со словами.
  
  -Due e non un minuto un riu(два и ни минуты), - и пошёл в дверь.Что то прокричав, Паша сгреб листок и рванул за Стэном. Шопоголики шли к машине. Ника счастливо улыбаясь размахивала пакетиками. Пакеты висели на парнях.
  
  - Мне есть что ложить насчёт? А то может и в Берн не стоит ехать? -спросил Стэн.
  
  - Ну па-ап, ты чего, я в тысячу уложилась, - сказала Ника.
  
  - Ага, это только она, - сдал её Володя. Ника зажмурилась и втянула голову в плечи.
  
  - Платья хоть купили? - спросил качая головой Стэн.
  
  - Да, расслабилась мышка.
  
  - А босоножки или туфли? - спросил Стэн.
  
  - Ко-оне-ечно-о, - протянула дочь.
  
  - А вы чем занимались? - спросил Володя.
  
  - А ты как думаешь? - ехидно спросил Стэн глядя на Пашу. Дочь захихикала.
  
  - Покажи, - попросила она Пашу.
  
  - Нефиг, ехать надо. Выедем из города и пообедаем, - сказал Стэн. В кафе, на выезде из Милана, Паша спросил
  
   - Зачем ехать в Берн, если Женева ближе. До Берна больше полстраны, а до Женевы пару часов, - все посмотрели на Пашу.
  
  -Гений блин. Хорошо хоть озвучил сейчас, а не когда мы пол Швейцарии проехали, - бурча поблагодарил его Стэн.
  
  - Вы из-за меня задержались и я подумал...
  
  - Молодец, - сказал Вова.
  
  - Паша за руль. Гонишь до Женевы, нам в банк срочно. Яша, гугли жильё. Как было классом, только трёшку, нас будет шестеро. Молока-а хочу, - закончил Стэнн. Ника покачала головой.
  
  - Ладно, пивом обойдусь. Погнали, - и они погнали. Через час с небольшим пересекли границу Швейцарии. Яша опять гонял разменивать мелочь. Дороги по которым они всё это время ехали, все были платными. И счётчики стояли по-разному, то через три с половиной километра, то через 148 км. Фиг поймёшь этих европейцев. Ещё через два часа были в Женеве. Нашли международный банк работающий до семи вечера. И Стэн раскидал деньги. Мелким счета по 15.000 в рост до 18 лет. Нике полтос в рост со сбросом процентов один раз в год на рус банк, Володе также. Остальное на себя, в рост, проценты с фирмы туда же и дистанционное управление. И полтос наличкой забрали.
  
  - Ну что, времени еще вагон, погнали до Лиссабона. Что у нас там? - спросил Стэн. Яша разулыбался.
  
  -Фра-анция-а.
  
  - Смотрите маршрут. Прикидывайте время, места остановки, пробивайте ночлег. Ужин есть. Можно гнать часов пять-семь, - парни переглянулись, посопели над монитором, почирикали.
  
  - До Тулузы рванем, - сказал Яша. И они рванули. Если до этого, Швейцария по перевалам, на дом весной похоже, то теперь всё более ровное пространство. Через два часа пересекли границу.
  
  - Ничего себе, вроде, как за ягодой ехать, а уже третья страна. Эх Европа, плюнуть негде, - изумлялась Ника. А гнали парни так, что открыв окно и высунув голову, у Стэна чуть волосы не сдуло.
  
  - Поэтому и по платным. Они скоростные, - пояснил Якуб. Ника от скуки взялась демонстрировать папе покупки с комментариями. Платочков и шарфиков только было пять штук.
  
  - Ты же их не носила никогда, - сказал Стэн.
  
  - Ну и что, они прикольные. И подарить можно.
  
  - Ясно. Надеюсь смокинг на церемонию вы там не купили? - спросил Стэн и выпучил глаза.
  
  - Яша, а в чём у вас обычно мальчики женятся? - спросил он.
  
  - Ты прав и в смокингах в том числе. У фирмы много костюмов в прокат, - сказал Яша.
  
  - Фу-ух, - выдохнул Стэн.
  
  - Хочу оба в светлом, - задрав голову мечтал он. Яша обзванивала отели.
  
  - Я так понимаю, частное жильё тоже рассматривать? - спросил Якуб.
  
  - Даже в приоритете, - подскочил Стэн.
  
  - Сегодня можно двушку. Нам только переспать.
  
  - Стэн, а ты какие цветы хочешь и куда? - спроси Вова. Стэн пребывал в других плоскостях, поэтому ответ был неожиданным.
  
  - Кактус в жопу, - Ника свалилась в ржаче. Вова тоже захохотал. Повернувшись на смех, он врубился в тему и тоже присоединился к семье. На переднем сидении со смехом под задержались.
  
  - А куда цветы-то можно? - спросил Стэн.
  
  - В петлицу, в карман на груди, в руки, а тебе в волосы. Венок или в косу, - перечислял Якуб.
  
  - Ага, а ещё шпильки и платье в пол, - добавил Стэн.
  
  - Нет уж, нафиг-нафиг от вашей экзотики, обойдусь как-нибудь...
  
  - Ка-актусо-ом, - правыла под конец Ника срываясь в хохот. Все опять заржали.
  
  - Самой большой экзотикой там будешь ты. Если честно, вы самая красивая пара из всех, что у нас были, - признался Яша покраснев. И снова начал звонить.
  
  - Можно даже не в центре, особенно если будет свежее молоко, - высказал свои пожеланий Стэн. Паша съехал с трассы.
  
  - Девочки направо, мальчики налево, - пульнув в отца бумагой сказала мелкая и скрылась в кустах.
  
  - Вообще-то, я остановился поснимать. Закат, - сказал Паоло. Пожав плечами Стэн залез на бугор, смотрелся. Пока он искал приличное по его мнению место, Паша снимал не переставая. Ника включилась съёмку.
  
  -Вов, к нам пойдёшь? - спросила она второго отца. Подойдя к ним, он бросил сумку на бугор и сел на неё. Кадры вышли обалденные.
  
  - А завтра ещё мама приедет, - зажмурилась в предвкушении Ника. Паша с сомнением посмотрел на неё.
  
  - Ты просто её не видел, - ответила на его взгляд девушка. Приехали на место за полночь. Это был большой флигель. В нём была кухня-гостиная и две комнаты. Душ и туалет вот и всё. В одной комнате две кровати, в другой двуспальная, большая-а. Бросив сумки Стэн первым проскочил в душ.
  
  - Вода фиговая, ржавая, - выйдя из душа и вытираясь сказал он.
  
  - Пусть лучше ржавая чем с хлоркой, - сказала Володя забирая у него полотенце и утикая в душ. Ника поставила на стол сумку-холодильник. Стэн развернул скрутки и разложил по тарелкам.
  
  - Ням лосось, - сказал он, забив себе порцию и ставя их в микроволновку. В дверь постучали, принесли молоко.
  
  - Спасибо-о, - вцепился в графин Стэн ища взглядом кружку. Сразу выйдул одну и стоял с закрытыми глазами, пока Ника не забрала у него пустую кружку. Чем занимался Пауло? Снимал, как только Стэн вышел из душа в шортах и с полотенцем на голове. И когда он пил, и ел, и даже ночью. Прокравшись в их комнату он снимал их спящих. Показав Антонио снимок сделанный с утра, когда губы Стэна были ещё припухшими от Вовиных поцелуев, и когда он слизывал с них молоко.
  
  - Молоко, молоко. Всегда только молоко. Как ребёнок. Лучше бы он пиво пил, - ворчал тот, однако не отрывая от монитора взгляд.
  
  Позавтракали, взяли молока, расплатились и погнали. Но, как они не спешили, встретить Лиду не успевали. Якуб, умничка, всё взял на себя. Договорился с жильём, трансфером до него и оплатой на второй день. Но Стэн всё равно нервничал.
  
  - Стэн, чего ты так переживаешь? Как-будто это с ней у тебя свадьба, - спросил его Паоло.
  
  - Это моя жена, мать моего ребёнка. И она приехала по-моему приглашению. Я несу за неё ответственность, а меня и рядом не будет, - дергался он.
  
  - Ну-у па-апка-а, ну перестань. Это же мама. Она, сам знаешь, застроит всех, - Володя обнял Стэна прижав к себе.
  
  - Дочь дело говорит. Не удивлюсь если нас будет ждать борщ, - успокаивал его Володя.
  
  - Угу, - гукнул ему в шею Стэн.
  
  - Поспи мой хороший, а то тебя бомбит, - удобнее фиксируя Стэна в объятиях, предложил Вова и через пару минут тот спокойно засопел. Перед обедом распрощались с Францией. Гнали как сумасшедшие, но Стэн не выдержал.
  
  - Всё бля, не могу. Остановите в каком-нибудь лесу и бросьте меня на часок. Поесть съездите. Потом заберёте, - попросил он. Паша с Яшей выпучили глаза.
  
  - Пикник. Уря. У нас будет пикник на природе, - запрыгала на попе Ника.
  
  - Высаживаем их здесь и гоним за едой, - объяснила она парням. Когда они отъехали Ника добавила.
  
  - Едем недалеко и быстро. Он заниматься будет. Ты же хочешь это видеть, - утвердительно сказала Ника Паше. И тот поднажал. В какой-то деревне купили окорок, сыр, овощи, зелень, пироги, сладости и три бутылки вина. Вернувшись Паша снимал с полчаса. Вытерев Стэна влажным полотенцем Володя повязал ему на влажные волосы бандану и они сели есть. Стэн отказался от молока в пользу вина, оно было великолепно. Стэн опять в дороге дремал.
  
  - Хорошо, что у нас назначено на три. С утра столько беготни будет, - тихо сказал Володя. Яша повернулся.
  
  -У вас костюмы каких размеров? - спросил он глядя в телефон.
  
  - Сорок четвёртый, рост сто восемьдесят и сорок восьмой рост сто восемьдесят два. Он хотел цвета мяты и рубашку в тон, а мне светло песочный. С галстуками, - перечислил Вова. Яша скинул в фирму запрос и получив фото показал Володе. Они с Никой одобрили.
  
  - Ой, смотри, цветочки, - сказала дочь на открывающуюся следом фотографию.
  
  -А кактусов то и нету, - со вздохом сказал Володя. Находящиеся в авто давились смехом, пытаясь не заржать в голос. Проснувшись Стэн глянул на часы, восемнадцать сорок, и спросил дочь.
  
  - Ты матери звонила?
  
  - Ой, а уже пора? - изобразила дурочку она. Стэн покачал головой и набрал Лиду.
  
  - Привет дорогая, добралась?
  
  - Привет Стэн. Да, уже давно на месте. Меня встретил парень и привёз в квартиру. Надо сказать, шикарные апартаменты. Тут просторно.
  
  - Хорошо. Прости, что раньше не позвонил, спал. В последнее время я постоянно хочу есть, спать и трахаться. Ой прости, вырвалось.
  
  - Ха-ха-ха. Видно очень занят., - рассмеялась Лида.
  
  - Ты даже не представляешь насколько.?
  
  - Мам привет, а мы за два дня три страны посетили, - прокричала Ника со своего места.
  
  - Ого. Верю что тебе некогда. Я вас жду...?
  
  - Не знаю даже... Думаю ещё сегодня приедем... Ладно пока. Пора остановиться и в кустики.
  
  - Пока. Жду.
  
  - Могла бы вспомнить о матери, - укоризненно сказал Нике Стэн. Приехали к дому около полуночи. И да, были зелёные щи и куриное карри с рисом.
  
  - Привет родная, - Стэн с Лидой обнялись на пороге.
  
  - Хорошо устроилась, всё есть?
  
  - Боже, Заверин, расслабься, - сказала Лида.
  
  - Как же я соскучился. Соскучился и устал. Ты бы знала, - стискивая женщину и утыкаясь ей за ухо сказал Стэн.
  
  - Эй, медведь. Раздавишь. Пусти уже, дай людям войти. Дай дочь обниму, - выдираясь из объятий бывшего мужа лепетала Лида, обалдело таращась на снимающего их из коридора мужика. Отойдя в сторону Стэн сказал.
  
  - Проходите, знакомьтесь. Лидия- моя бывшая жена, мать Ники и наш свидетель на завтрашний церемонии. Это Якуб-Яша, наш переводчик, помогун и просто хороший парень. Это Пауло-Паша. Фотограф от фирмы с которой я подписал разовый контракт. Снимает всех нас, всегда и везде. Поэтому будь осторожна и закрывай двери. Он итальянец и тот еще шиппер, но парень неплохой. А этих двух ты вроде бы знаешь? - прикололся под конец Стэн и ушёл осматривать жильё, оставив всех самих знакомиться. Выбрав из оставшихся двух комнат, спальню с большой кроватью, бросил рядом с ней сумки и побрел в душ, вернее в ванную, она там была. Пришедший чуть позже Володя помыл и выудил его из неё. Выволок Стэна на кухню где был накрыт на всех большой стол. Лида расстаралась и накормила всех.
  
  - Какие планы на завтра? - спросила она.
  
  - Ника, платья, - сказал дочери Стэн.
  
  - Уже на сегодня, в планах беготня и суета. Потому что нам на церемонию к трём, ну хотя бы к двум тридцати, а у нас костюмов ещё нет. Но сейчас я ни о чём думать уже не могу. Всем пока. Яш у нас после церемонии по плану фирмы, будет отель? - спросил Стэн переводчика, вставая и убирая посуду в раковину.
  
  - Должен быть, на сутки. Вы же полный пакет брали. Я уточню, - повернувшись к столу и всех осмотрев он попросил Якуба.
  
  - Продли до четырёх суток. Ника, Паоло на тебе и Лиде. Делайте что хотите, но чтобы я его в эти дни и рядом не видел. И ты Яш с ними. В отеле я как-нибудь с гаджетом справлюсь. Всё. Я спать, - и кивнув он ушёл. Когда в комнату вошел Володя с остальными сумками, Стэн уже спал. Прибрав всё на кухне, девочки разобрали вещи Ники и чуть позже, уложив дочь, Лида пришла в спальню парней и разобрала и их багаж тоже. С утра надели оставшиеся обновки и понеслись в студию фирмы. Увидев Стэна визажист заблестел глазками.
  
  - Но-но. Никакой экзотики. Выпрямите их и ободок, - отрезал Стэн. Стилист предложил сначала обоим посетить салон. Подравняться, маникюр и всякая фигня. И дал адрес.
  
  - Там украинки работают. Местные стригут как топором, - сказал парень, тоже оказавшийся хохлом. Подобрав костюмы и аксессуары, отправили всё домой и поехали в салон. Пробыв там часа два с небольшим, успели только переодеться, получить пакет с браслетами из фирмы и прибыть на церемонию в притык. Стэна начало бомбить. Володя предупредил Якуба, что пока рядом официальные представители консерватории (Прим. авт.-Регистрационный орган. В консерватории регистрируют браки), он очень тщательно фильтрует перевод слов Стэна. А того от нервов не слабо несло. Но все были предельно вежливы и внимательны и официальную часть отработали прилично. Так как они были у фирмы последние на сегодня, а полный пакет подразумевал банкет минимум на 12 персон, Стэн пригласил представителей регистрационного органа и работников фирмы присоединиться к ним. Португальцы слегка ослабили галстуки и расстегнули пиджаки и Стэну полегчало. На столах были преимущественно морепродукты, вино и торт. Ника с Лидой балагурили и занимали гостей. Всех очень заинтересовали их браслеты и Ника судовольствием рассказывала о их приключениях, связанных с приобретением супружеских символов. Так все узнали о Пауло, и о том, что Стэн является на данный момент моделью итальянской ювелирной фирмы. Статус мероприятия скакнул в верх. И молодожены получили сертификат на полет, на дельтаплане над морем. Стэн был очень тронут и смущен, и счастлив до розовых пузырей. Паоло сказал, что настоит, чтобы фирма выпустила каталог в свадебной (прим.авт. (гей) имеется в виду два набора свадебных каталогов) теме и использует все эти фото. По ним просматривается четкий сценарий и концепция развернута полно. Он был очень доволен. Все были довольны. Молодые слиняли незаметно, попросив представителя фирмы об этом. Их быстро доставили в отель, где молодожёнов ждала постель усыпанная лепестками роз. Володя подхватил не ожидавшего этого Стэна на руки.
  
  - Люблю тебя, супруг мой. Хочу так, что штаны сейчас лопнут, - шептал он Стэну в ушко по дороге к кровати.
  
  
  
  ====================NC================================
  
  - Отпусти, - тихо попросил тот.
  
  - Романтика-романтикой, но вдруг там живность какая-нибудь, я со своего букета в петлице букашку стряхнул. Бр, - сказал Стэн, сняв пиджак и встряхивая покрывало. Лепестки разлетелись разноцветным дождём по комнате. Володя подойдя сзади обнял его прижимая груди и Стэн попой почувствовал насколько он желанен. Повернувшись он стал целовать Володю посасывая его губы, проникая в рот языком, вылизывая и лаская его изнутри. Обнимал супруга, терся об него, раздевая при этом. Вова тоже, путаясь в пальцах освобождал любимого от праздничного одеяния.
  
  - Я хочу видеть тебя только в свидетельстве нашего союза, - целуя запястье с браслетом тихо говорил Володя. Стэн млел от интонации и смысла сказанного.
  
  - Люблю тебя..., мой. Ты теперь мой. Совсем..., весь мой.- терся об Вову гладкой, горячей грудью Стэн, прижимаясь пахом к безволосому стояку. Володя опрокинул его на кровать. На шоколадном покрывали Стэн смотрелся соблазнительно.
  
  - Я могу кончить только смотря на тебя, - шептал Владимир стоя между ног Стэна. Тот протянул руки приглашая в свои объятия. Володя упал сверху опираясь на руки, а руки Стэна стали блуждать по его телу. Гладить шею, спину. Пробегать пальчиками по ребрам, животу, зарываться в волосы.
  
  - Пойдём ополоснёмся, - предложил Владимир и стянул Стэна с кровати. В душе, собрав длинные волосы мужа в шишку, стал мыть его ароматным гелем. Оглаживая тело круговыми движениями, опускался всё ниже и ниже. Взяв его яички в мыльные руки поиграл ими и застонал.
  
  - Лис мой, не могу больше, - сказал Вова и развернув Стэна спиной к себе подбил его ноги вместе.
  
  - Сожми, - шепнул он лису, и вошёл меж сжатых ног скользнув по ложбинке, пульсирующей дырочке и начал рывками двигаться. Раз-другой, третий и цапнув Стэна зубами за плечо возле шеи, кончил подрагивая всем телом.
  
  -Бо-оже. Мне достаточно просто касаться тебя и чтобы ты меня касался и я уже кончаю. Прости, - и развернув ошарашенного Стэна встал на колени утыкаясь носом ему в пах.
  
  - Вовка, ты очень изменился, ты знаешь? - сказал Стэн, зарываясь пальцами в седину и глядя как его член тонет во рту супруга.
  
  - М-м-м, а-ах, - застонал он.
  
  - Я не буду сдерживаться. Ладно? - спросил Стэн. Угукнув Вова вызвал еще один стон. А когда сжимая ягодицы, он проник пальцами внутрь и стал там двигаться, Стэн стал врываться ему в горло действительно не сдерживаясь. Но рванувшись несколько раз, сжал пальцы Володи внутри себя и излился супругу в рот, падая на колени и утыкаясь тому в лоб.
  
  - Люблю тебя, - шепнул Стэн сбившись с дыхания, и впиваясь во влажные губы вкуса спермы.
  
  - А ты стал раскрепощённей и опытней. И я с ума по тебе схожу, и кажется ревную ко всему миру... Или просто соскучился по тебе такому.., голому и моему...- говорил Стэн Володе в рот, орудуя у него внутри языком. Закрыв воду Вова завернул Стэна в халат и отнес на кровать. Промокнул слегка и закатил под одеяло, лёг под бок и был облапан руками-ногами. Через пару минут оба уже спали.
  
  Через полтора часа, Володя с двумя гаджетами и такой-то матерью, заказал морской ужин в ресторане отеля и осмотрелся наконец-то. В прикроватной тумбочке нашел презервативы и смазку.
  
  - Заботливые, - шепнул он.
  
  - М-м? Ты про что? - спросил завозившись под боком Стэн.
  
  - Фирма предоставила резино-смазочные материалы, - вел его в курс Вова.
  
  - М-м? Пра-а-вда-а? - протянул Стэн уползая под одеяло.
  
  - Мой хороший, у нас ужин скоро, - оповестил его Володя.
  
  - Я быстро, - уверил его Стэн.
  
  Покружив губами по животу и паху, убедился в устойчивом стояке, и высунув руку из-под одеяла потребовал.
  
  -Давай, - получив требуемое, Стэн распаковал тюбик и с мазался слегка растянувшись, раскатал на Вове презерватив и скинул одеяло. Оседлав супруга сказал.
  
  - А сегодня я буду объезжать тебя, - и встав на коленях направил член в себя. Вобрав плавно головку, резко упал насаживаясь до упора и взвыл выгибаясь.
  
  - Дурачок. Зачем же так? - спросил Володя давая Стэну руки, тот сразу в них вцепился.
  
  - Хочу так. Чтоб больно, а потом сладко-о, - протянул Стэн, медленно приподнимаясь и опять резко падая сверху.
  
  - М-м, - и снова стон. Через несколько рывков он слегка отклонился назад опершись рукой Вове о колено. Освободившейся ладонью Володя обхватил ствол Стэна сжимая его. Размазал большим пальцем каплю по головке и двинул руку в такт Стэну.
  
  - А-ах, да-а. А-х, - отозвался его лис и задвигался чуть быстрей, чуть резче. Володя двинул рукой еще пару раз, Стэн сорвался в бешеный темп.
  
  - Ещё-о, - простонал он и откинул голову назад. При движении в таком положении член стал задевать простату.
  
  - Вовка-а, я сейчас..., -пискнул Стэн и стал выплескиваться сжимая Вову внутри. Двинув пару раз бёдрами, Володя тоже кончал вцепившись Стэну в бёдра и насаживая его до упора, заставив плеснуть ещё и подвывать громче. Стэн упал на спину не выпуская Вову из себя, сжимая-разжимая дырочку.
  
  - Ты хочешь, чтобы мы не пошли на ужин и умерли до утра от сексуального истощения? - отползая от Стэна и давая члену выскользнуть из него спросил Володя.
  
  - Умереть такой смертью я был бы не против, но не сегодня. Мне мало, мне всего мало... И-и мы еще не видели детей, - садясь на кровати и доставая из себя презерватив сказал Стэн. Володя рассмеялся.
  
  - Пойдём мыться наездник.
  
  
  
  =======================КОНЕЦ NC=============================
  
   В ресторан они спустились довольными и сразу получили весь заказ. Готовить морепродукты в Португалии умели и Стэн с удовольствием слизал и Вовины устрицы, которые по незнанию языка тот заказал и себе. Они кормили друг друга не таясь и это было здорово. Володя впервые расслабился так, что позволил себе поцеловать Стэну запястье с браслетом, ласкать его лицо.
  
  - Десерт будешь? - спросил он лиса.
  
  - Пока нет. Попозже шоколадку куплю. Ой, а у меня денег нет, я всё дома оставил, - растерянно сказал Стэн.
  
  - У меня что-то есть. Подожди, - и поцеловав его в нос, Володя пошёл в номер за сумкой. Вернувшись увидел Стэна жующего Брауни с глинтвейном. Володя тихо рассмеялся садясь за столик.
  
  - Их не удивил твой заказ? - спросил он мужа.
  
  - Не то слово, - облизываясь ответил тот. Принесли счёт.
  
  - Ну что, пошли? Куда кстати? - покрутив головой спросил Володя.
  
  - Пойдём прогуляемся. Хочу на море, подышать, - ответил Стэн. Подошли к стойке, попросили вызвать такси. С водителем общались через приложение. Стэн психовал, что его не понимают.
  
  -Блин, в Италии с языком не в пример проще было. Чокнуться можно, - гундел он по дороге к морю. Кое-как договорились, чтобы через час их забрали оттуда же. А море в десяти минутах на машине. Дорога по берегу, зато к воде спуститься, ноги сломаешь. Но мы же русские, к тому же островитяне. Хорошо что куртки взяли. Ночью на берегу влажный ветер с моря, свежо. Стэну то было хорошо в объятиях Володи, тепло и шум убаюкивает, он засопел солово.
  
  - Пойдём, машина должна вот-вот подойти. А то не увидит нас на дороге и уедет, - сказал Вова поднимая рыжее чудо. Стэн на берегу распустил шишку и дал ветру свободно играть с волосами. На подходе к дороге увидели машину. Владимир включил телефон и маякнул фонариком. Таксист был тот же, увидев пассажиров выдохнул с облегчением. Отряхнулись и попросили отвезти их в отель. Пришли и завалились спать, проспали до полудня, потом пошли гулять.
  
  Город оказался чистым и красивым, забредали в какие-то церкви, музеи, даже на выставку чего-то вроде скульптур, ну очень непонятных. Стэн позвонил Нике.
  
  - Алло. Дочь не скучаете? Что мама делает?
  
  - Привет пап. Как вы? Мама за знакомилась с хохлушками, у одной сегодня выходной и она повела маму гулять. А я с пацанами на море, мы по-вашему ваучеру позвонили, и я этих балбесов запустила, ха-ха-ха, как Пашка визжал, как визжал! А Яша ничего, тихо так улетел, не дергался.
  
  - Ты маме хоть денег дала, а то отправила одну, чёрте куда, неизвестно с кем?
  
  - Ага, ей дашь, она так раз, и взяла у меня. Сам-то понял что сказал?
  
  - Поня-атно. А ты полетишь?
  
  - Нет, я с вами, завтра. Да, кстати ваучер, что вам подарили, на завтра, на три. Так что я вас жду. Чем вы там., ой. Ну, в смысле не скучаете? - Стэн слушал улыбаясь.
  
  - Нет мелкая, не скучаем. Хорошо, что у вас всё хорошо. Без Яши трудно. У меня с португальским произношением швах. Не понимаем мы с ними друг друга. Ну ладно, всем привет. До завтра.
  
  - Да, до завтра. Хи-хи отель у вас до завтра. Всё пока. Вову поцелуй, - и Ника отключилась.
  
  - До завтра, - сказал Стэн глядя в никуда опустив телефон.
  
  - Вот мелкое западло, - сказал он возвращаясь в действительность.
  
  - У нас с тобой последний день покоя. Завтра съезжаем, - порадовал он Вову.
  
  - И тебе просили передать, - сказал Стэн и потянулся чмокнуть Володю в щёку, но тот повернулся и обхватил губы Стэна своими, слегка соснул облизав.
  
  - Вообще-то мы посреди города, - ткнувшись ему головой в грудь от смущения, и улыбаясь сказал Стэн.
  
  - Вообще-то мы не в России, - парировал Владимир и чмокнул Стэна в нос.
  
   Поужинали в уличном ресторане, побродили в парке, по дороге к отелю, и наконец добрались до места обитания. Упав спиной на кровать звёздочкой и пристально глядя на Володю Стэн сказал.
  
  
  
  ===========================NC===============================
  
  - Я хочу тебя... Хочу так, что круги перед глазами, что башка сейчас лопнет и яйца взорвуться... В груди давит, кишки сжались... Ужас просто... Ты позволишь? - Владимир стоял прислонившись к шкафу, руки в карманах, слушал и улыбался. Фыркнул ухмыльнувшись и кивнул головой.
  
  - Подожди чуть-чуть, - сказал он, раздеваясь и скрываясь в ванной. Стэн лежал и сопел, перед глазами мелькали картинки соблазнения Владимира. Член стиснутый в штанах нещадно ломило.
  
  - Раздевайся, - раздалось в приоткрытую дверь. Так быстро Стэн не разоблачался еще никогда. В ванную он попал прыгая на одной ноге, пытаясь избавиться от трусов. Володя смеясь ждал его под душем. Зайдя в кабинку Стэн присосался к губам Владимира прижимая его к стене. Целуя Стэна, он дотянулся до геля и намылил себе волосы и Стэну тело.
  
  - Я хочу, чтобы ты брал меня медленно, нежно. Хочу лежать расслабленно на кровати и чувствовать всю твою любовь. А не боятся подскользнуться и удариться, - говоря это Володя водил по любимому телу руками ополаскивая его. Стэн включился в процесс. Сполоснул Владимира, накинул ему на голову полотенце и пошебуршил. Опустил его ниже и промокнул плечи, грудь. А потом встал перед ним на колени и задрав мордашку с потемневшими глазами сказал.
  
  - Люблю тебя, моё чудо. Люблю и хочу... Отдашься мне весь...? Полностью, безусловно...? - обнял бедра и ткнулся ему в низ живота.
  
  - Ты что-то задумал? Но я верю тебе, поэтому, да, - сказал Вова, запуская ему в волосы руки и распуская узел. Рассыпавшиеся волосы тут же облепили влажное тело. Зацеловав Володю по дороге к кровати, Стэн разложил на ней подушки и умостил на них желанное тело. Растолкав коленом ноги в стороны, прижался грудью к его животу, продолжая выцеловывать одному ему известный узор. Пощекотал нежную кожу от косточки до паха языком, согнул ноги в коленях и попросил.
  
  - Подержи, - Володя просунув ладони под колени удерживал себя для Стэна в раскрытом состоянии.
  
  - Ты стал раскрепощение, спокойнее. Полностью доверяешь, - тихо говорил Стэн глядя в глаза и гладя его по животу.
  
  - Кому если не тебе? - хрипло ответил Владимир. Погладив член и приласкав поджавшиеся яички, Стэн подсунул ладони под ягодицы Володе и припал поцелуем к его дырочке. Услышал стон, улыбнулся. Широким языком лизнул до яичек, раз-другой. Дырочка стала пульсировать сжимаясь-расслабляясь. Пытаясь проникнуть внутрь в момент расслабления, потыкался в неё острым язычком, слегка проник, полизался внутрь и снова мягким, широким до яичек. Снова пульсация, открывается чуть больше. И снова внутрь, ещё чуть глубже. Напрягая челюсти вогнал язык на всю длину, снова стон. Понапрягать язык, подвигать им. Теперь уже всхлип.
  
  - Хочешь меня? - освободив открывшуюся дырочку, спросил Стэн и облизал член под головкой и пососал её.
  
  - Да-а, войди уже, - с непонятной интонацией простонал Вова. Снова поцеловав дырочку в засос, напустил в неё слюны. Смазкой смазал себя и опять припал к головке активно пососав и плавно вошёл в Володю одним движением. Вышел весь и снова плавно внутрь, до упора, прижался. Опять наружу и лизнул по всей длине член снизу-вверх, пососал головку и опять плавно вошёл до упора, слегка вскидываясь в конце.
  
  -А-а! - громкий вскрик. И повторить эту пытку, завершив мощными толчками вверх до упора. Безумные глаза, крики, теснота и нега освобождения и расслабления.
  
  -Я ничего не вижу. В глазах темно, - сказал сквозь одышку Володя. Вылизав ему дырочку, Стэн упал рядом и обняв успокоил.
  
  - Сейчас пройдёт. Отдышись, - повернувшись на бок, Вова ткнулся Стэну в плечо.
  
  - Бо-оже-е. Как мне хорошо с тобой. С ума можно сойти, хороший мой, - сказал он всё ещё слегка подрагивая. Стэн погладил его по спине прижимаясь и спрашивая.
  
  - В душ?
  
  - Не хочу, - тихо шепнул засыпая Володя. Достав из-под него подушку, Стэн накинул на них покрывало и расслабленно откинулся, прижимая Вову к себе.
  
  - Спи, солнце моё, - шепнул он проваливаясь в сон. Спал он недолго, только сил поднабрался, как почувствовал, что его гладят по спине, сопя в загривок. Стэн слегка развел ноги, но почувствовал как их сводит вместе чужая нога, а тело за спиной переворачивается. Окончательно проснулся, проанализировав все телодвижения, улыбнулся переворачиваясь и прижимаясь к Вовиной спине. Тот прогнулся и оттопырив попу согнул одну ногу отводя её чуть в сторону. Выпустив слюны на пальцы, Стэн провел ими по промежности, там было мокро и скользко от вытекший за ночь спермы. Встав коленом меж разведённых ног, вставил ему и прилег сверху, опираясь на локти.
  
  - Хорошо как. Как же хорошо с тобой..., в тебе, - говорил он делая поступательные движения рывками, и целуя Вову в загривок и плечи. Приостановился и услышал.
  
  - Ещё-о, - вой был тихий, в подушку, но очень просящий. Встав на колени и огладив Вовину талию, вцепился в бёдра и стал резко вколачиваться в воющее в подушку тело. Подсунул руку под живот, обхватил горячий, трущийся о постель стояк и сжал его надавив на головку. Сразу же почувствовал давление на своём члене и пульсацию члена в ладони. Продолжая вбиваться в тесное, шёлковое нутро Володи, принял его горячее семя в ладонь и тут же сам излился в него. Выскользнул из Вовы и полизал дырочку успокаивая после такой жесткости.
  
  - Тебя промыть или сам? - спросил Стэн слизывая с ладони Вовину сперму, а в ответ услышал протестующее мычание.
  
  - Давай, давай дорогой, - и пошлепал по попе.
  
  - Удивительно, как тебя не скрутило ещё. Пойдём, я тебя промою. Хочешь? - предложил Стэн. Обернувшись Вова хмуро на него посмотрел.
  
  - Серьёзно? - спросил он.
  
  -  Угу. А что? - задрал брови Стэн.
  
  - Больно между прочим было, - пробурчал снова в подушку Володя. Наклонившись Стэн, поцеловал половинки поочередно, скользнул к дырочке языком, полизал.
  
  -Нда. Бывает иногда и так. По-разному бывает, - сказал он гладя Вову по бедру.
  
  - Я. Хотел. Нежно. - обернувшись сердито сказал Володя.
  
  - Но ты же кончил, - возразил Стэн.
  
  - Блядь, Стэн, ты дурак? Мне. Было. Больно... А я хотел..., - он снова обиженно уткнулся в подушку не договорив.
  
  Обойдя его на коленях и ткнувшись головой в кровать, с вытянутыми вперед руками Стэн попросил.
  
  - Пожалуйста, прости меня... Я не думал... Я не знаю о чём я думал. Я эгоист? Я такой дурак... Может я не проснулся просто.? Прости меня. Я не буду больше...
  
  - Будешь, куда ты денешься? - повернув голову в бок сказал Вова.
  
  - Я ТАК больше не буду, - прошептал расстроено Стэн.
  
  - Да. ТАК не надо, - подтвердил Вова и попытался подгрести Стэна поближе. Всё-таки было три ночи.
  
  -Не-не-не-е. Промыться надо. Пойдем мой ласковый. Пойдём, я тебя помою, полечу, - поймав Вову за руку и чмокнув в ладонь, Стэн потянул его с кровати. Смеясь Володя расслабился, позволив доволочь его до края кровати, сгребая им по пути всю постель. В ванной Вова управился сам, а на кровати Стэн опять принялся зализывать больное место.
  
  - Стэн, малыш, заканчивай, а то сейчас опять начнётся, - хихикнув сказал Володя.
  
  - Давай постель поправим, - добавил он, поцеловав Стэна.
  
   А утром..., вернее днём, был нежный, протяжный секс на боку с обилием смазки (она была с обезболивающим эффектом). Надавив на пальцы приличный комок, Стэн стал запихивать его Володе внутрь, быстро перебирая пальцами возле дырочки. Тот напрягся.
  
  - Я же обещал, что Так больше не буду, - целуя плечо и гладя промежность тихо сказал Стэн. Кивнув Володя расслабился. Войдя в него наполовину, Стэн стал покачиваться. Член внутри ходил легко и быстро. Через некоторое время Володя стал постанывать. Стэн взял его ногу под колено и удерживал так вылизывания Вове бок.
  
  - Ляг на живот и сожми ноги, - попросил скоро Стэн. Не разъединяясь они перевернулись. Стэн оказался верхом на Вовиных бёдрах. Входил он в него сверху, не до конца и двигался очень быстро, прерывисто, упираясь обеими руками Володе в лопатки. Скоро Вова стал захлебываться воздухом.
  
  - Я не могу..., я так хочу кончить и не могу, - сказал Володя.
  
  - Ещё немного..., мой хороший. Ещё..., чуть-чуть, - попросил Стэн. А потом чуть замедлился, но стал входить до упора, приминая Володины ягодицы и задевая простату. Вова охнул, всхлипнул, прогнулся сильнее и они вместе кончили. Повалявшись-отдышавшись, пошли в душ. Приведя друг друга в порядок, собрались и спустились сдать ключи. Стэн набрал мышку обнимая одной рукой Володю за талию.
  
  - Дочь, привет. Мы готовы, только не завтракали.
  
  - Привет, ого-о. Уже обед, мамка сейчас всех кормить будет, - ответила Ника. Володя заскулил услышав её ответ.
  
  - Не садитесь без нас. Пусть нас кто-нибудь заберёт. А мы в ресторане только попьём чего-нибудь, - попросил Стэн.
  
  -Хорошо. Паша с Яшей уже убежали за вами, - смеясь ответила Вероника.
  
  - Торопитесь, до отеля 15 минут пути. Всё, ждём, - и она отключилась. Стэн развернулся, чмокнул Вову в скулу и поволок его за ремень сумки в ресторан. Успели только выпить по стакану виноградного сока, и увидели через стеклянную дверь ресторана, как в холл отеля ввалились Паша с Яшей.
  
  - Пойдём. За нами приехали, - сказал Стэн накрывая руку Вовы своей. От входа раздались характерные щелчки камеры. Мужчины встали из-за стола.
  
  - Хей, Паоло, - улыбаясь поприветствовал его Стэн. Володя пожал ему руку.
  
  - Привет.
  
  - Якуб, доброе утро.
  
  - Добрый день, господа Заверины, - улыбнувшись поздоровался с ними Яша.
  
  - Не скучали без нас? - спросил Володя. Паоло побледнел.
  
  - Кхм. Нет. С вашей дочерью невозможно заскучать. Она и для вас придумала развлечение, - поперхнувшись ответил Яша. Дома их взяли в оборот. Яша собрал костюмы. (сдать в фирму) Ника собирала всё для пляжа. Лида накрывала на стол и сгоняла всех кормить.
  
  - В темпе, в темпе папка. У вас на три полет. Хи-хи, - торопила Стэна Ника, подозрительно похихикивая.
  
  - Лида, ты с нами? - спросил Стэн.
  
  - Да. Мышь мне все уши прожужжала этим незабываемым мероприятием. Я ни за что не пропущу это зрелище, - смеясь ответила жена. (бывшая) По дороге Ника договорилась на три полета, два по ваучеру и один платный. Паша снимал. Приехали на площадку, на краю скалы. Высота была ого-го, метров 50. Красота тоже ого-о, дальше скала опускалась, переходя в пляж. Наверху ждали три больших дельтаплана с инструкторами.
  
  - От места начала полета, до точки приземления, километра полтора по прямой. Во-он, видите, за дорогой и деревьями красное мелькает? Нам туда. Будем садиться, группируйтесь, - инструктаж продлился ещё минут 15. Паша, Яша и Лида уехали сразу, забрав всё ненужное. Все остались по пляжному, в майках и шортах, Стэн в одних шортах. Первой полетела Ника. Прыжок с обрыва, с последующим выныриванием из бездны, был очень эффектным. Ника визжала и хохотала улетая в сторону пляжа. Вторым пошел Володя. Он тоже заверещал хохоча. Выныривая после падения, аппарат забирал чуть влево, летя над прибрежными волнами и купающимися. Примерно через километр поворачивал к берегу и пролетев над дорогой садился за деревьями.Но... Стэн, не был бы Стэном, если бы всё, было, как у всех. Они забрали слишком сильно в море и слишком остывшие потоки воздуха не смогли их держать на должной высоте, чтобы они правильно прибыли к точке посадки. Их аппарат слишком опустился и грозил не дотянуть до суши, совершив аварийную посадку (падение) на воду. Всё это быстро объяснял Стэну инструктор пока они не достигли критической точки не подъёма. Стэн сказал.
  
  - А давай, я спрыгну и ты дотянешь до берега, горячий воздух тебя подхватит и ты долетишь. Давай? Я хорошо плаваю, - и ударив кулаком по креплению он отцепился. Пролетев метров десять, сгруппиорвался и вошел в воду руками вниз. Аппарат чуть дёрнувшись, стал медленно подниматься и поднимался всё сильнее забирая к пляжу. Стэн вынырнул и поплыл к берегу. Вскоре к нему подплыл катер спасателей в котором кроме самих спасателей был Яша с Никой.
  
  - Папка, как ты? - кричала Ника. Стэн поднял большой палец вверх.
  
  - Полотенце, - крикнул он, чем удивил дочь. Подплыв к корме стал подниматься по лесенкам, но бравые парни резко наклонившись выдернули его из воды в раз. И..., все поняли почему "полотенце". Стэн был голый, только волосы по спине.
  
  - Да папка-а бли-ин, - провыла Ника кидая в него полотенце. Обернув его вокруг бёдер он сел и сказал.
  
  - Я в порядке. Просто при вхождении в воду с такой высоты, с меня сдернуло шорты, и я их не нашёл, - пожал он плечами разведя руки. Яша перевёл. Ребята рассмеялись, похлопав его по плечам и спине. Ника с Яшей показали, где их высадить. Она очень извинялась, и благодарила за родителя. На берегу их встречала Лида, Паша и Володя. Обняв Стэна он спросил тихо в ушко.
  
  - Ты как? - ткнувшись Вове в плечо Стэн вздохнул и ответил.
  
  - Пересрал конечно, но в целом отлично. Не считая трусов, - Володя отстранился и оглядел его.
  
  - А с ними что?
  
  - Их нет. Вода решила, что я больше нравлюсь ей голенький, и взяла их, как жертву, - Володя зашелся смехом прижимая его к себе. Спасатель, строивший Стэну всю дорогу глазки, увидев всё, и парные браслеты, взгрустнул и ушёл к своим.
  
  - Я чертовски испугался, когда инструктор появился без тебя, - поцеловав мужа в висок сказал Володя. Обняв Стэна, Лида только выматерилась.
  
  -Заверин, блядь, Заверин..., - а Паоло трещал на ультразвуке и тряс камерой. Он снял всё!!! К ним подходили люди, спрашивали, что произошло? Как дела? Пытались завязать разговор, но им достались только Паша с Яшей. А Заверины вчетвером, обнявшись пошли к своим постеляшкам и еде. Скоро к ним пришел представитель фирмы, полетов на дельтаплане с вопросом.
  
  - Будете ли вы, предъявлять к фирме претензии? - Стэн сказал.
  
  - Нет. Всё хорошо, - просияв представитель умёлся, а инструктора пришли извиняться. Их взяла в оборот Ника с Яшей, и вызнала через них, по поводу катания на водных лыжах. Полежав после еды часок на солнышке и на лыжах покатались. Ника пару раз тонула на старте, а в остальном у всех получилось. Иностранцы отказались от развлечения на отрез. Им и без прямого участия было нескучно. Паоло снимал, а Яша комментировал и переживал прыгая по берегу. Развлекающиеся вернулись с трясущимися ногами.
  
  - Я в ауте и вы остались без ужина, - просипела Лида падая на покрывало.
  
  - Угу, - и рядом вторая тушка в купальнике. Стэн с Володей висели друг на друге.
  
  - Убитый раненого тащит, - прокомментировал их передвижение Володя.
  
  - У меня полная башка воды. Я нанырялся, - сказал Стэн отцепляясь от Вовы, и тоже падая на подстилку.
  
  - Ребят, здесь есть поблизости простая едальня с рисом и морепродуктами..., можно с вином, - оглядев валяющихся добавил Владимир. Он сел и стал гладить Стэна по спине.
  
  - Да, на спуске их несколько, - ответил Яша.
  
  - Можешь, прямо сейчас идти..., делать заказ. Салат с авокадо, рыба, морепродукты и рис. Когда я сяду за столик, я уже не смогу терпеть, - повернув голову в бок сказал Стэн. Яша растерянно посмотрел на Володю.
  
  - Если они будут готовить заказ двадцать минут и более, это актуально. Ника голодная тоже очень агрессивная, - ухмыляясь сказал Вова. Почирикав что-то меж собой, иностранцы ушли, а через десять минут им свистнул Паоло и замахал руками. Передохнув они стали в состоянии собраться и дойти до машины. Приехали всё равно рано, и чтобы отвлечь голодных-злых русских от поедания окружающих, Паша показал им нырок Стэна с дельтоплана. Отвлеклись все на славу. Они так громко, бурно и эмоционально это обсуждали, что обслуга поняла (посдмотрела), что это они, участники дневного шоу с нырянием с высоты. Их столик удостоился бутылки вина за счет заведения. Паоло сходил на кухню с камерой. Оттуда тоже раздались бурные возгласы. Наелись-напились, поехали домой
  
  - Паша, Яша-вы зайки. Сегодня, мы бы без вас сломались. Спасибо, - и Стэн послал им воздушный поцелуй скрываясь с Володей в своей спальне. На следующий день было облачно, и Ника потащила их в район Хабрегос, в музей азулежу (азулежу- португальская настенная керамика)на улицу Мадре де Диос, за речкой. Так отделывают стены. Фрески на фасадах, стены внутри, потолки. Исторические события в картинах. Если задаться целью, можно многое узнать о стране из этих картин. Очень красиво. Бывает как гжель в голубом, а бывают и цветные. Встречаются здания от цоколя до крыши покрытые смысловыми картинами. Заинтересовавшись, Ника стребовала с экскурсовода музея список зданий, со старой отделкой и весь день они мотались по городу разглядывая красоту на стенах. Попадались и современные здания, но в основном монохромный абстракционизм. Паоло снимал, как сумасшедший, заставляя всех переодеваться и меняться одеждой. Лида после ресторана, заскучала и поехала на такси домой. Гуливаны вернулись голодные, уставшие. Валяясь после еды на диване головой у Вовы на коленях, Стэн лазил по сети в поисках интересного.
  
  - Не желаете в Бергхайн завалиться? Правда не факт, что мы туда попадем, - спросил Стэн всех, и протянул планшет с инфой и фото, дочери. Почитала, полистала, послушала, подумала, вернула гаджет и ушла.
  
  - И что это было? - спросил ошарашенный Стэн.
  
  - Я что, в игноре? - Володя забрав у него планшет тоже пробежался по инфе. Вернул гаджет.
  
  - Собираться пошла, - сказал он Стэну.
  
  - Куда, - не врубился тот. С момента его вопроса прошло минут десять.
  
  - В Берлин я полагаю. Сам же в клуб предложил, - пожав плечами, просветил Стэна Володя. У Яши лицо было, хоть лампочки зажигай.
  
  - Едем все? - Спросил Стэн.
  
  - Я не хочу, - ответила Лида.
  
  -Паш, отправь её к Антонио. Пару дней, думаю нам хватит? - сказал Стэн.
  
  - Я вас здесь подожду. Без вас не поеду. Да и вам на самолёте быстрее будет, - подитожила Лида.
  
  - Нда. Так-то оно так, - согласился Стэн. И стал заказывать билеты на завтра. Улетели без проблем. Володя всю дорогу лазил в телефоне. У клуба оказались в 16:00. Там у входа, тусовался только один седой мужик с татухой и железом на лице. Ситуация вышла глупая, но их всё-таки пропустили в клуб. Вова что-то спросил на немецком (он его в школе учил). Мужик ему тоже что-то сказал. Вова ответил, тот заржал. Но...по порядку.
  
  - Мы можем пройти? - спросил Вова.
  
  - Кто мы? - спросил мужик.
  
  - Моя семья, - ответил Вова.
  
  - Кто? - переспросил мужик.
  
  - Я, мой муж-моя (а здесь в его речь закралась ошибка. Вместо майн шатц- моё сокровище, он сказал майн шатцЕ- моя дорогая) дорогая и наша дочь, - мужик вытаращил глаза, осмотрел их и заржал.
  
  - Обе твои девочки могут войти..., - он замолчал. Вова нахмурился. Подошёл Якуб и разъяснил ему его ошибку. Володя покраснел и моська у него стало несчастная.
  
  - Я язык учил еще в союзе, в школе. Мы прилетели специально к вам. И эта "девочка" тебя уложит на лопатки в три касания и тебе даже больно не будет, - Володя вспомнил высказывание Стэна, что чем больше шкаф, тем громче падает, и уложить такой в три касания нефиг-нафиг.
  
  - Не заливай, - сказал тот.
  
  - Спорим? Уложит, ты нас пропускаешь. Всех, - подначил Вова.
  
  - Кого всех? - уточнил мужик.
  
  - Я, мой муж, дочь, переводчик...
  
  - А этот, тоже ваш? - кивнув на Паоло спросил охранник.
  
  - Э-э. Да, фотограф, - ответил Вова.
  
  - Не пройдёт, - упёрся седой.
  
  - Ладно, - легко согласился Володя.
  
  - А остальные?
  
  - Давай, - забил пари мужик.
  
  - Стэн у нас тут такое..., если ты уложишь его в три касания мы все пройдем, ну-у кроме Паши. Ему вообще не светит. И..., не мни его сильно. Кажется это Свен, - сказал Володя. Стэн кивынул.
  
  - Нападай, - сказал Вова. Свен шагнул к лису. Стэн отвел его руку, блокировал второй удар. Уклонился от третьего, а четвёртый использовал инерционно. Сделалав подсечку, но не дав Свену упасть. Придержал его в позе подрубленого дерева, отпустишь-упадёт.
  
  -Хм. Хорошо. Хорошо, идите, - махнул он им рукой, перехватывая Пашу у входа. Яша быстро отправил ему голосовое сообщение, обрисовав ситуацию и извинившись. Из-за двери послышалась итальянская ругань. Хихикнув они пошли дальше. Оплатились-пропечатались, сдали вещи в гардероб и пошли осмотреться. В центральном зале было тяжело и накурено. Панорама-бар немного развлёк. Направо от входа нашли зал с качелей. Яша потерялся сразу после гардероба. Стэн с Никой пропал за качелей. Володя посмотрел и пошёл бродить дальше. Нашёл ещё один маленький зал. Там тоже было накурено и много открытых тел. Уходя от туда Вова был втянут в какой-то закуток и знатно облапан.
  
  - Но. Найн,- сказал он, шлепая по чьим-то шаловливым лапкам. Его вытолкнули обратно. Проверив целостность содержимого карманов, Володя ухмыльнулся и пошел дальше. Ещё выше нашёл бар с мороженым и фруктами. Набил сообщение ребёнкуя" Хочешь банан? А мороженое?" - ответ пришёл быстро."Да-а. Мы там же." Володя вернулся в зал с качающейся платформой. На ней валялся потный Стэн и его кто-то лапал.Стряхнув с себя чужие руки, он сел и увидев Володю спрыгнул с гуляй-пола. Прискокала мокрая Ника и Вова повел их наверх, в "Eis bar". Нализались мороженого, нахлебались коктейлей и ускакали беситься дальше. Ника объяснила, где туалет и Володя пошел его искать. Через некоторое время всем на телефоны пришло сообщение от Паоло переведенное и разосланное Яшей.-" На улице стемнело. Снимать отель?" Володя подумал.- "Боже. Время-то как летит, пять часов утекло. Бедный Паоло. Получил сообщение от Стэна.-"Мы в туалете. Самолёт через два с половиной часа." Собрались вместе, освежились и пошли на выход.
  
  - Бежим быстрее, здесь такси не останавливается. Надо две улицы пробежать. Я его уже вызвал, - перевёл Яша чириканье Паши.
  
  -Паоло, прости, что так получилось, - на бегу извинялся Стэн с Никой.
  
  -Ерунда. Зато у меня классные снимки Свена Марквардта, - улыбнулся фотограф и снова сверился с гаджетом. Через некоторое время Паоло поймал Яшу за рукав и кивнул на подъезд. Они сели на лестницу.
  
  - Билеты есть, - спросил Стэн.
  
  - Я забронировал, но их за 40 минут надо выкупить, - ответил Паоло. Подъехало такси. Водитель не хотел их брать. Сказал что много. Паоло по ошибке сказал четыре человека. Еле уговорили. По дороге сверились с гаджетом где лучше припарковаться. В общем суетливый выдался денёк, успели впритык. Только благодаря звонку Якуба сохранили билеты. Перед посадкой Стэн позвонил Лиде и обрадовал.
  
  - Дорогая, мы возвращаемся. Часа через четыре будем.
  
  - Что, всё так плохо? Не понравилось? - спросила зевая жена.
  
  - Наоборот. Побоялись что зависнем там до понедельника. А потом наши чахлые трупики выметут вместе с бычками, - похихикал Стэн.
  
  - Мы прямо из клуба, мокрые, потные, голодные, но очень довольные.
  
  - Хорошо, жду, - буркнула Лида.
  
  - Не-не-не, не жди. Спать ложись. Пока, - и Стэн отключился. Домой попали уже утром. Зевая Лида всех покормила и разогнала по кроватям. Загрузив большую стирку, подумала и тоже пошла досыпать. Через три часа проснувшись окончательно, развесила стиранное белье, привела себя в порядок и принялась кашеварить. Путешественники выползли ближе к двум, на запах съестного. Получили по стопке чистого белья и были приглашены к столу.
  
  -Ну что, господа тунеядцы. Куда отправимся сегодня? Или просто поваляемся на пляже? - спросил Стэн дожёвывая творожную запеканку с карамелизированной грушей. В углу иностранцев образовался клуб шептунов к которому присоединился ребёнок. Похихикав она стала что-то им объяснять.
  
  - Можно и на пляж, - согласился Володя.
  
  - Да, - подняв руку маякнула Ника.
  
  - Значит я не зря наготовила столько снеков на вынос, - согласилась Лида.
  
  - Госпожа Лидия, Паоло говорит, вы божественно готовите, а эта запеканка очень похожа на десерт, который он пробовал в ресторане Неаполя, - сияя переводил Якуб дифирамбы воспеваемые Паоло.
  
  -Белиссимо, сеньора Белиссимо! , - не выдержал Паоло и лично повосхищался и снова зачирикал Яше.
  
  - Где вы учились готовить и в частности десерты? - снова спросил Яша. Паша внимательно смотрел на Лиду готовясь услышать ответ. Но..., один её жест рукой и все проследили направление её пальца.
  
  - Стэн. Я научилась всему от него. Нет, я не говорю, что я была абсолютной неумехой, но всё самое вкусное, это от него, - Стэн сидел откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди.
  
  -Да-а..., я такой. А ещё, я пою, и выщиваю крестиком, - недолгая пауза, а потом смех русских до слёз. С попыткой объяснить, чисто наш прикол иностранцам.
  
  Решили провести день на море, без экстрима. Ника взбаламутила летунов на пляжный волейбол и собравшись они быстро поехали по её указаниям. На берегу была натянута сетка и рядом с ней тусовались группы молодёжи. Стали выгружаться и параллельно знакомиться. Заверины по уговорам Ники втарились пивом, соком и чипсами. Поплавали, -поиграли, поиграли- поели. Выстелили покрывало подковой и сидели всей оравой. Делились способами развлечений, португальцы предлагали Нике сёрфинг. Она стыдливо призналась, что не стояла на доске, что после показанных наших островных пляжей и волн их очень удивило. Но она рассказала про тайгу и показала фото машин друзей. Они приехали на озёра, на охоту, а машины оставили километрах в двух, в лесу. И их навестил мишка. Четыре джипа, УАЗ и грузовик остались без салона, а грузовик ещё и без капота. Зачем медведь лазил в двигатель, не знает никто. Молодёжь галдела обсуждая увиденное, ела-пила, хвалила Лидины закуски. Потом появилась музыка, стали танцевать. Потом пришла яхта и их всех пригласили покататься, но добираться до неё пришлось вплавь. Некоторые отсеялись, и попрощавшись с ними, остальные упаковались, и начался заплыв. Паоло в начале переживал за аппаратуру, а потом был счастлив до розовых пузырей. Он оказался сущим маньяком и снимал всех и всё, и постоянно просил Стэна меняться с кем-нибудь рубашкой, кепкой. Лиду и Нику доставал с переменной причёски Стэна, но и остальных не забывал. Они создали группу и Паоло скидывал фотографии друзей туда. Хозяин яхты был финансовым аналитиком, преподавателем экономики в университете и виноделом. Звали его Эрик и было ему 46 лет. Он только что развёлся и имел 23 летнюю, замужнюю дочь и 22-летнего сына окончившего университет, имеющего хорошее место в фирме и стабильный доход. Развёлся потому, что посчитал долг перед семьей выполненным, этап жизни законченным. Хотел двигаться дальше, а как не знал. Заверины улыбаясь переглядывались, Ника просто рассмеялась, перецеловала родных и унеслась к молодёжи.
  
  - Покажите ему путь, - крикнула она через плечо. Похмыкав, почесав носы и затылки, Заверины, посмотрели на непонимающее лицо хозяина и рассказали Эрику свою историю. Выслушав их он, поизумлялся и извинившись спустился в каюту. Лиде пришёл видеозвонок из Питера.
  
  -Алло. Привет родная. Как у вас дела, как настроение? - начала Алина.
  
  - Добрый вечер. Я не одна, мы вместе, - поздоровалась Лида.
  
  - Ты ей скажи в каком, - подколол Стэн. Лида обвела камерой всех рядом сидящих.
  
  -Оу! Привет парни. Поздравляем вас с созданием семьи. Желаем.
  
  - Спасибо Алина. У нас всё есть, а лишнего не надо. Сейчас только здоровья и долгих лет жизни, чтобы деток вырастить. Спасибо вам за них, - перебил её Володя.
  
  - Покажи, хоть одним глазком, - скулил рядом Стэн.
  
  - Нам уже спать пора, - растерянно сказала Алина глядя куда-то мимо камеры. Попав в кадр Стэн сделал умильную моську.
  
  - Мариш, ну пожалуйста-а, покажи, - Паша с Яшей сидели тихо и только таращились.
  
  - Ой какие ты слова знаешь. Приедете и увидишь. Всё равно они уже уснули, - колко ответила Марина. Володя нахмурился.
  
  - Я знал, что не будет легко, - глядя на него сказал Стэн. Алина поднесла телефон к темноволосым, светлокожим, спящим кулёчкам. Володя жадно всматривался в их черты.
  
  - Как назвала? - спросил Стэн.
  
  - Знакомьтесь, Артур Владимирович Заверин и Артём Владимирович Заверин. Разно-плодные близнецы, - у Владимира блестели глаза.
  
  - Они такие похожие, - сказал он.
  
  -Не-ет. Вова нет. Приедете, я объясню разницу. Марьяш...? - за камерой что-то забурчали. Взяв телефон, Марина посмотрела в монитор и перевела камеру на двух рыженьких младенцев. Стэн что-то пискнул и всхлипнул, Володя его обнял.
  
  - Спасибо, - тихо сказал Стэн. Марина, как и Алина представила их детей.
  
  - Заверин Фёдор Станиславович и Заверина Фиона Станиславовна.
  
  - Спасибо Мариш, тебе материнство к лицу, - опять тихо сказал Стэн.
  
  - Спасибо. Мы вас ждём, - и она внезапно отключилась.
  
  - Что...? - начал Володя.
  
  - Ревёт наверное, - сказала Лида.
  
  - Она теперь часто ревёт, то язвит, то ревёт. Ничего, гормоны войдут в норму и успокоится, - прокомментировала она поведение Марины.
  
  - А дети, - обеспокоенно спросил Стэн.
  
  - А их она обожает, как и тебя теперь. Ты увидишь, как она изменилась, - Стэн скептически посмотрел на жену.
  
  - Что-то я особой разницы не заметил, - Лида хмыкнула.
  
  - Это лишь тень былой колючки. Сейчас она само спокойствие и учтивость. Приедем, убедишься.
  
  - Эх, жаль Ника их не видела, - вздохнул Стэн.
  
  - Чего это не видела? Это ежедневный ритуал между прочим, только вам не велено было говорить.
  
  - Понятно, - снова вздохнул Стэн.
  
  - Она дочь Елизаветой хотела назвать, но услышав твоё желание ни минуты не противилась, - сказала Лида.
  
  - Пусть вторым именем вписывает. Филис - красиво звучит, - зажмурился в удовольствии Стэн. Володя притянул его к себе и Стэн подставился для поцелуя. Его чмокнули в скулу. Эрик наблюдал за всем этим из тени. Позже он очень подробно всё выспросил у Яши. Паша был поражён всем этим до глубины души, стал тише, задумчивей, но меньше снимать не стал. Поменялся фон и тема. Он разглядел другого Стэна и им он тоже был очарован. Прощаясь с Эриком на пристани, Стэн сказал видя его задумчивость.
  
  - Всё на самом деле просто. Делай что хочешь, но что бы другие не страдали. На остальное плевать. Мы загоняем себя условностями в углы и маемся. Выйди за рамки, не бойся, - пожимая ему на прощанье руку, Эрик долго всматривался в его глаза, пытаясь разглядеть в них что-то ещё, но глаза улыбались. Стэн был просто счастлив. На следующий день собрались, расплатились-попрощались и поехали в Италию. Паоло звонил Антонио, тот чирикал как сумасшедший, очень хотел познакомиться "с сеньорой Лидией" и очень их ждал. Также, он отбил у фирмы, для них ту же квартиру на три недели, по сносной оплате и хотел всё время быть с ними. Паоло вздохнул.
  
  - Бедный Тоша, он еще не догадывается, что его ждет. А ведь у нас тоже есть скалы, и с них прыгают с парашютом- крылом, - у Ники со Стэном загорелись глаза, остальные рассмеялись. Ехали не спеша, города Испании не впечатлили, а вот природа да. Её проскочили по побережью. Италию полюбили ещё с первой поездки и восхищались ей не жалея времени. Сначала по ней они тоже ехали по побережью, но не доезжая Пизы свернули в глубь страны. Побывали во Флоренции зависнув там на день. Площадь эпохи Возрождения и музей искусства с галереей академии и со статуи Давида (кого-то он всем напомнил?). Ponte vecchio..., мост через реку Арно с ювелирными лавками... Уффици-музей с коллекцией работ примитивистов, шедевров эпохи Возрождения, но внутрь не попали. Стоять на жаре три с половиной часа в очереди не захотели. Осмотрели (тоже снаружи) средневековый собор Санта-Мария-Дель- Фьоре с бесконечной очередью. Баптистерий Сан-Джованни, тоже снаружи..., очередь. Зато легко попали в художественный музей Барджелло, расположенный во дворце 13 века со скульптурами, опять же, эпохи Возрождения, в том числе работами Микеланджело. Рядом же поужинали и поехали на окраину в апартаменты (спасибо Яше)для ночёвки. Девочки сначала хотели и второй день провести во Флоренции, но утром отказались. Сказали, что всю ночь перед глазами мелькала эта красота. Если учесть, что в эпоху Возрождения во Флоренции был культ тела и этих голых тел они видели за день о-очень много, то понятно, что стояло перед глазами. Зато набрали всевозможного мяса. Поехали дальше. Рим обошли стороной не совсем отойдя от музейной прелести Флоренции. В Неаполь прибыли при памяти и хорошо устроившись сделали набег на местные магазины и к сеньоре Селестине. Стэн получил печенье, корзиночки, пол литра молока и обещание с утра две бутылки. Лида с Селестиной сошлась на раз, благодаря Нике, Яше и Паше. С утра сгоняла за молоком сама и вполне сносно с ней объяснилась. Но с Антонио стрекотавшим как из пулемёта она объяснялась через Якуба. Тоша видно задался целью обязательно соблазнить кого-нибудь из Завериных и всё равно кого. Он обхаживал Лиду очень жёстко, а она всё не могла взять в толк, чего ему от неё надо? Пока Паоло не поговорил с ним очень долго и подробно. Напор он снизил, но вниманием не обделял. Зато благодаря этому они посетили королевский дворец. Он огромен и красив, и они истоптали все ноги, но так и не осмотрели все его красоты и парки. Археологический музей неаполя привел их в восторг и легкое замешательство (в частности секретный кабинет эротического искусства). Находки в основном в нём были из Помпей и Геркуланума; фрески, чаши, блюда, статуи и вазы с ресунками однозначного значения. Побывали в капелле Сан-Северо. Красная капелла 1590г. постройки. Оказывается христианская религия в Европе всегда связана со смертью. Потрясающие мраморные скульптуры Христа под плащаницей и Богоматери, соседствуют с витринами с препарированными трупами. Красота и ужас. Бр-р. Побродив пару дней по историческому центру, решили проветрить впечатления и приобщиться к природе. Два дня на разных пляжах, полет на самолете над Везувием и Помпеями. Поездка к родителям Пауло и много вина. Снова пляжи, все уже покрылись шикарным загаром. Антонио пригласил всех на виллу к друзьям. Вилла-это почти дворец. Народу было прилично, но комнат хватило всем. Ели вкусно, пили много, общались (через Яшу) весело-интересно. Говорят русские пьют..., не верьте. Итальянцы бухаю..., с утра..., и..., до кровати. Глубоко после обеда, почти вечером, Тоша уехал оставив всех на вилле. К вечеру была музыка и танцы. Весь день к Володе липла Донна..., какая-то, племянница хозяйки виллы. Она уводила его на балкончики, их было множество. Он всегда возвращался к Стэну. Утаскивала и поила, и так хмельного Владимира, в каких-то альковах (странные-маленькие помещения). Он от неё ускользал. Во время танцев она извивалась по нему как змея по дереву и лапала-лапала. Вова решил взять её измором и вымотать танцами. Это было энергично, красиво, долго и очень обидно для Стэна. Он весь вечер терпел выкрутасы Донны и просил Володю отшить её жёстко, он даже целовал его, чтобы она заметила. Но их последний танец выбил его из колеи и Стэн сорвался.
  
  Схватив Володю за руку, он потащил его в выделенную им комнату. Благо они попросили дальнюю, подальше от шума и соседей. Им определили маленькую комнатку с балкончиком в самом верху, в торце коридора. Они были там единственными жильцами. Таща Вову по лестницам и коридорам, Стэн шипел на наглых буржуев. Споткнувшись о ковёр, был пойман Володей, поцелован в висок и обшипел бесконечные коридоры и податливых мужей. Прошелся нецензурно по наглым бабам, охочим до чужого имущества, и влетев в комнату отправил Володю подсечкой в полёт на кровать.
  
  - Что ты творишь?.. Я же просил послать её...
  
  - Стэн, она как бык. Я посылал её, я впечатывал ладонь ей в лицо избегая поцелуя. Я смог избавиться от неё, только сбегая, - разувшись Стэн устало сел на кушетку опустив руки меж колен.
  
  - Не очень-то было видно, что тебе это неприятно, - Володя вытаращил глаза.
  
  - Мне было больно на это смотреть. Я..., - Стэн замолчал и опустил голову.
  
  - Стэн не дури... Мальчик мой, - Володя стал сползать с кровати, когда Стэн поднял побелевшее лицо.
  
  - Сначала дети..., - шёпотом начал он.
  
  - Теперь она... Я...Я боюсь потерять тебя, - он вскочил сверкая изумрудом глаз.
  
  - Понимаешь ты?.. Я боюсь... Ведь я не выживу без тебя..., - с мукой на лице, последнее уже выкрикнул он. С ресниц сорвались слёзы. Скатившись с кровати, Володя сгреб его сжимая в объятиях.
  
  - Глупый, что ты такое говоришь? Напридумывал себе страшилок. У меня от одного твоего, такого вида, сердце разрывается, - причитал Володя покрывая мокрое от слез лицо поцелуями.
  
  - Глупенький, маленький мой мальчик, любимый мой. У тебя нет причин меня ревновать. Стэнушка-а. Я же люблю тебя больше жизни.
  
  - Я боюсь Вовка. Я боюсь..., - вцепившись в супруга повторял Заверин, его начало трясти. Сев перед ним, Володя уткнулся лицом ему в солнечное сплетение. Сердце Стэна колотилось как у кролика.
  
  -Я с тобой малыш. Я всегда буду с тобой, - Владимир стал расстёгивать пуговицы и снимать с него одежду.
  
  - А дети? - спросил Стэн.
  
  - А что дети? - поцеловав его в живот сказал Вова.
  
  - Дети уже есть. Будем растить. Вместе, - раздев мужа, разделся сам и продолжая целовать, опрокинул его на кровать.
  
  - Успокой меня. Согрей..., меня трясёт, - прошептал Стэн вцепившись в плечи Володи. Хоть комната и была дальней, это не помогло. До полночи прибывающие на вилле слушали, как Вова согревал и успокаивал супруга, клялся ему в любви. Обессиленные они уснули. Утром Стэн доказывал свою любовь Вове, тот громко с ним соглашался. Слуги посмеивались им.
  
  К завтраку Стэн вышел в легких брюках и тунике с длинным рукавом, воротником стоечкой и в Никином шарфе в её вырезе. Но на внутренней стороне запястья были метки страсти и даже на щиколотках." Представляю, что у него под одеждой, " -подумала Вероника улыбаясь, глядя на отца. Второй тоже был с меткой, но у Володи на загривке были следы укуса скрытые рубашкой, да и клялся Стэн не столь долго и не очень громко. К завтраку вышла только хозяйка, её друг и Заверины с Яшей. (Его разбудила Ника)
  
  - Простите нас пожалуйста. За... Я..., - начал Стэн и не закончив опустил глаза, он не знал что сказать.
  
  - Я извиняюсь, но супругу вчера стало нехорошо. Я побоялся нервного срыва и его возможных последствий. Я справлялся, как умел. Простите если помешали, - закончил за Стэна Владимир.
  
  - Ничего страшного. Виновницу я уже услала. Хорошо, что с вами всё в порядке. Приятного аппетита, - и кивнув всем Элиза принялась за завтрак. Интонация и голос показались всем холодными, отчужденными. Будто она себя еле сдерживала. Русские расстроились. Яша нахмурился. Доев самая первая свой завтрак и сглотнув крохотулишную чашечку крепчайшего кофе, Элиза осмотрела всех и взгляд её потеплел.
  
  - Вообще-то я считаю, что это я должна принести вам свои извинения, за свою племянницу. Донна всегда была резкой, а уж на своей территории, да когда выпьет..., - женщина махнула рукой.
  
  - В общем... Примите...
  
  - Не стоит, - перебил её Стэн, подняв от тарелки задумчивый взгляд.
  
  - Ничего непоправимого не произошло. Всё хорошо, что хорошо кончается, - выслушав Яшу она подняла брови.
  
  - Вы русские удивительно правильно выражаете ситуацию. Всё и правда хорошо?
  
  - Да, правда. Обилие исторических ценностей, и красоты Италии, отвлекли наше внимание друг от друга, просто Донна всё расставила по местам, и напомнила, кто мы друг для друга, - опустив глаза и улыбаясь ответил Стэн. Элиза налила в бокал из графина рубиновую жидкость и отпила половину (и это явно был не компот и не сок).
  
  - Скажите Элиза, а до моря далеко? До берега добраться можно? - спросил Владимир закончив есть.
  
  - Дойти то можно, местные даже спускаются к пляжу, - сложив пальцы домиком, она продолжила глядя поверх них.
  
  - Но я боюсь вас пускать.Там высота метров 10-15 и камни. По убиваетесь еще, - Ника достав телефон показала их фото на Чеховском перевале, мысе великан и на лягушке.
  
  - Мы островитяне, у нас тоже есть высоты и камни, и мы до сих пор живы, - Элиза рассмеялась возвращая девушке телефон.
  
  - Идите, чтобы солнце было справа. Возьмите покрывало, полотенце, кепки и много воды. Идти минут 20, но будьте осторожны, - напутствовала их Элиза и зачирикала что то подошедшей служанке. Пошли собираться. Нике сказали остаться. Парни собирались вдвоём. Она обиделась. Элиза сказала, что за домом есть бассейн, фонтан и сад с гротом. Вероника пискнула, обняла её и унеслась. Элиза опешила, а потом улыбалась. Отцепив от ключей свисток, Стэн вручил его Якубу.
  
  - Следи за Паоло, остановить его ты не сможешь, но на берегу предупреди о вашем появлении, - серьёзно сказал Стэн. Яша повесил свисток на силиконовый шнурок на шее.
  
  - Помогай девчонкам общаться, - попросил его Стэн похлопав по плечу.
  
  - Будьте осторожны, - пожелал им Яша. Зайдя на кухню за водой, Володя получил и слоёные пирожки с мясом, сыром и сладкие. Поблагодарил служанку с улыбкой, как им на берегу обрадуется Стэн. Шли они все полчаса. Отойдя прилично от виллы, набрели на тропинку, но на берегу та потерялась. Высота и правда была ого-го. Побродив еще, они решили спускаться. Спустились с трудом и глядя наверх подумали, как же они будут забираться обратно? Но с пляжа был виден довольно простой подъём. Успокоившись они улеглись за огромный камень, почти скалу. Подальше от греха и Паши. Раздев Стэна, Володя застонал.
  
  - Прости маленький, я тебя разукрасил надолго и купаться тебе столько здесь.
  
  - Плевать, - ответил Стэн падая Вове на грудь.
  
  - Ты тоже в редкое пятнышко, зато где? Мы в расчете, - похихикал Стэн.
  
   ====================NC=================================================================
  
  Володя закинул его на себя и раздвинул ноги устраивая мужа меж них.
  
  - Что-нибудь хочешь? - спросил он гладя Стэна по спине.
  
  - М-м? Не останавливайся, - просипел Стэн выгибаясь и оттопыривая попку. Понежевшись с полчаса он сказал.
  
  - У меня пятая точка подрумянилась, пойдём в воду, - от его слов у супруга быстро встал. Поразглядывав его, Стэн спустил на пальцы слюну и вогнал в себя один, потом и второй палец.
  
  -М-м малыш, что ты вытворяешь, - прошептал Владимир, с потемневшими глазами подкрадываясь к нему.
  
  - Готовлюсь для тебя. Лови меня, - и Стэн рванул к воде. Вова нырнул следом, он очень хорошо и быстро плавал под водой. Нагнав Стэна дернул его за ногу, сам поднимаясь по нему. Вздохнув вновь опустился подтолкнув мужа к поверхности, а сам поймал губами его член. "Будто рыбка заглотила червячка," - подумал Володя. Стэн вогнал ему пальцы в волосы. Вова вынырнул и подтолкнул их берегу. Утвердившись на дне, он подхватил Стэна под попу и завёл его ноги за спину. Поцеловав его, плавно насадил на себя. Стэн застонал ему в губы.
  
  - Откинься, ляг как на воду, - сказал Вова, плавно надавливая Стэну на талию, надевая его на член.
  
  Тот слегка постанывал. Вова брал его нежно, плавно, долго. Стэн стонал уже громко с хрипом. Сделав два шага к берегу, Вова стал насаживать мужа на себя быстрее, резче и сильнее, тот стал кричать не переставая. У Володи у самого в глазах померкло и вдавив сжавшегося, кричащего Стэна на себя, он стал изливаться в него.
  
  -Ма-альчи-ик мо-ой, - провыл он. Выпрямив ноги и отпустив плечи Вовы, Стэн плавал как..., просто плавал с блаженной улыбкой. Подтянув его к себе, Володя сунул в него два пальца и пошевелил ими внутри, вымывая сперму.
  
  - Хорошо-о ка-ак, - прошептал Стэн улыбаясь. Володя провел языком от пупка до подбородка.
  
  - Кушать хочешь?
  
  - М? А есть? - заинтересовался Стэн.
  
  - Для тебя мой сладкий, всё есть, - целуя его в пупок сказал Владимир.
  
  - Удиви меня, - попросил Стэн и нырнув поймал губами Володин член. Он стал всасывать его в себя и делать глотательные движения. Вова выудил его из-под воды.
  
  - Ты чего творишь? Я же только кончил. Дай передохнуть. Ты же есть хотел, - бухтел Владимир, вытаскивая Стэна из воды.
  
  ===========================КОНЕЦ NC=================================================
  
  Завалив его на покрывало, Вова достал из рюкзака пакет и бутылки. В одной было вино разбавленное водой, а в другой чистая вода.
  
  - Лучше бы молоко, - пробурчал Стэн, откатывая бутылки и роясь в пакете. Налопавшись он завалился головой Вове на поясницу и они на два часа за дрыхли. Проснулся Стэн от чиха. Его кепка сползла с лица и солнце щедро его прожарило. А когда он долго находился на солнце с задранным к нему носом, то обязательно чихал. Сев и обернувшись увидел светлое пятно на пояснице мужа, от своей головы. Солнце уже заметно переместилось и Стэн обполз мужа, чтобы не мешать светилу ровнять загар на его теле. Перекинув волосы на одно плечо, Стэн склонил слегка голову, наслаждаясь видом и понял, что одного вида ему мало.
  
  ========================================NC===========================================
  
   Одной рукой нежил внутреннюю сторону бедра, другой поглаживал упругие мышцы на боку и целовал спину, плечи, шею. Вернулся к разведенным ногам и ровным полушариям. Целуя их, гонял стаи мелких мурашек на мгновение появляющихся на ягодицах и тут же пропадающих. Провел языком от копчика до лопаток, стайка не исчезла, а обогнав его язык унеслась к шее и скрылась в волосах. Вова шумно вздохнул и перевернувшись открыл глаза. Взгляд его полыхал желанием, а на губах играла такая пошлая улыбка, что Стэн поплыл.
  
  - Хочу тебя..., в себе, - хриплым шепотом сказал Владимир. Стэн дёрнулся, скульнул и всхлипнул.
  
  - Вовка, - он рухнул на любимого осыпая его грудь поцелуями. Володя выгнулся опершись на плечи и Стэн обнял его за талию сильнее прижимая к себе, продолжая подниматься поцелуями к ключицам, горлу, губам.
  
  - Горячий какой, - шептал он в рот Володе.
  
  - Мой..., мой, - а тот плавился от ласк Стэна.
  
  - Твой..., возьми, - шепнул Вова, и вскинул бедра прижавшись пахом к животу Стэна, а его стояк упёрся прямиком в пульсирующее колечко Володи. Потыкавшись в него слегка, Стэн отполз и склонившись взял член Владимира в горячий рот, обводя головку языком. Руками гладил его бёдра, играл с яичками. Сосал, лизал и заглатывал член. На мгновение выпустив его изо рта, спустил тягучую слюну на пальцы и снова приник к жаждущему ласки органу. Помогая себе одной рукой у основания члена, интенсивно отсасывал, вознося Володю на вершину блаженства. Пальцами другой руки проник в пульсирующее, шелковистое нутро и коснулся бугорка наслаждения, раз.
  
  -А-а! - другой.
  
  -А-а-ах! - третий. Сжавшись внутри, вокруг пальцев, Владимира накрывал оргазм. Член во рту Стэна запульсировал гоня наружу сперму. Стэн выпустил его и сжал в ладони, собирая горячее семя в кулаке. Глядя в мутные Вовины глаза, размазал сперму по-своему член. Володя удивленно воззрился на него.
  
  - Это ещё не всё. Ты же хотел меня. Перевернись, - попросил Стэн и помог любимому устроиться удобнее. Смазал его, его же спермой и вошёл одним плавным движением.
  
  -А-ахх, - вскрикнул Вова. Стэн на мгновение замер, целуя лопатки любимого и гладя его по животу. Володя качнулся к нему и Стэн стал двигаться размашисто и плавно. Слышен был только шум волн, хрипы одного, стороны другого и влажные шлепки когда их тела соприкасались. Заведя ладонь к животу Володи, Стэн передёрнул его стояк.
  
  - Перевернись, - выйдя из него сказал Стэн. Вова лег на спину широко разведя согнутые ноги.
  
  - Вернись, - попросил хрипло Стэна Владимир, тяжело дыша. Тот кивнул и устроившись удобно меж разведённых ног, резко вошел в него наращивая темп. Володя стал вскрикивать, закатывать глаза и комкать покрывало.
  
  -Мой, мо-ой, - провыл Стэн чувствуя сжатие члена внутри и содрогаясь в оргазме. Выплеснувшись он упал на Вову тяжело, хрипло дыша. Скатившись с мужа, стал размазывать сперму по его и своему животам. Изогнувшись, Володя подтянул из тени рюкзак и достал разбавленное водой вино. Они напились тепловатой, кислой жидкостью.
  
  =====================КОНЕЦ NC===============================
  
  - Пойдём мыться, а то сохнет. Кожу уже тянет, - сказал Стэн.
  
  - Угу. Давай поплаваем? - попросил Володя и Стэн кивнул вставая и цепляя обе кепки. Отмывшись они медленно поплыли в море. Остановившись он обернулся, они заплыли довольно далеко. Володя притянул его к себе и передвинув кепку козырьком назад поцеловал.
  
  - Ты лучший, мой зверь!
  
  - Тебе не с чем сравнивать, - ответил Стэн.
  
  - А надо? - хитро сощурившись спросила Володя.
  
  - Нет! - рявкнул, хмурясь на свою глупость Стэн.
  
  - Да. Я знаю, что ты лучший. Ты сделаешь всё, чтобы мне было хорошо, - повиснув на шее Володи Стэн кивнул, принимая его поцелуи и ласки. Приплыв к берегу, Володя уложил Стэна на себя, на мелководье, гладил и нежил его.
  
  Заверин тихо балдел в руках любимого мужа. С берега послышались странные звуки, будто далёкая трель. На скале что-то блеснуло.
  
  - Паоло припёрся. Чёртов шиппер, снимает. Кепку надвинь и не поднимай голову, - Володя кивнул поправляя кепку. Встав на колени Стэн потянул Володю в глубину.
  
  - Обмоемся и выходим. Сделать мы всё равно ничего с этим не сможем, так хоть снимки путёвые будут и лиц не видно. А то у этих извергов ума хватит напечатать их где-нибудь, - бурчал Стэн ласкаясь в Вовиных руках. - А Яшка молодец. Предупредил, - Володя посмотрел на скалу. Прикрыв лицо он крикнул.
  
  - Спускайтесь, метрах в трех левее тропа.
  
  - Ты нахрена? - спроси удивлённо Стэн.
  
  - Пока они на тропе, Паша не сможет снимать и мы выйдем, - хохотнул Вова и потянул Стэна за руку из воды. Выходили они опустив головы. Тропа не тропа, а от Паоло фиг знает, чего ожидать, фанатик от фотографии. И да, наверху раздались громкие голоса Паоло и Якуба. Пока они ссорились, парни проскочили за скалу и спокойно обтеревшись одели шорты.
  
  -Стэн, Владимир. Эй, ребята-а, - раздалось из-за скалы. Они пошли посмотреть в чём дело? Паоло с Якубом стояли на площадке метрах в двух над землей. Стэн отошел чуть назад, в точку, откуда становилось ясно видно тропу. Он увидел её продолжение левее от парней, но они туда не смотрели и поэтому не видели удобного спуска. " Кто я такой, балбесов учить. Мы так вообще перли напролом и тоже сверху прыгали." - Подумал Стэн и изрек.
  
   - Прыгайте, - володя удивленно обернулся к нему. Стэн посмотрел на него, задрал брови и перевел взгляд на Яшу.
  
  - Давай, я поймаю, поддержу.
  
  - Я-а..., -заблеял Якуб.
  
  - Давай, не бойся. Сначала вещи кидай, потом тебя поймаю, - улыбаясь ему, сказал Стэн.
  
  -Х-хо-орошо-о..., - и сняв сумку Яша кинул её. Стэн поймав, отставил её в сторону и поднял руки вверх.
  
  -Давай, я поймаю. Только не ногами вперёд, - Яша потоптался на площадке чуть не плача и сел на камни. Оттолкнувшись ногами и руками, он как ребёнок срыгнул Стэну в руки и повиснув на шее распахнул глаза. Увидел улыбающегося Стэна, сильно покраснел и разжав руки съехал по его груди на землю.
  
  - Ну вот, и совсем не страшно, - сказал подошедший сзади Владимир.
  
  - Угу, - буркнул Яша, одёрнув задравшуюся рубашку и отошел к сумке отчаянно краснея.
  
  - С Паоло этот номер не пройдет. Он массивнее и просто опрокинет тебя. Будем ловить вместе, в четыре руки, - сказал Володя глядя в хитрющие, зелёные глаза Стэна, тот кивнул.
  
  - Яш, скажи, что бы Паоло бросал сумку и прыгал также, как и ты, - попроси парня Стэн. После слов Яши, Паша яростно зачирикал.
  
  - Просто скажи ему, что если не кинет сумку, то выбирать буду я, ловить его или сумку и кому-то точно будет больно, - перебил всех хмурясь Стэн. Володя по-тихому угорал. Паша был в феске и его лицо уже начало краснеть, было видно что, ему уже не очень хорошо, но он всё ещё упирался, что-то бубня.
  
  -Я могу подождать, когда тебе совсем поплохеет и ты сам свалишься оттуда. Я тебя конечно напою и в море отмочу, но обратно всё равно ты пойдешь своим ходом, - сложив руки за спиной сказал Стэнн. Паоло что-то сказал, и повернувшись, Яша с вытаращенными глазами перевёл...
  
  -Паоло сказал, что ты очень жестокий человек, - Володя за его спиной хрюкнул.
  
  - Угу. Так меня еще не называли, - тихо сказал Стэн. Пожамкав сумку, Паша крикнул.
  
  - Стэн, - и протянув руки вперёд отпустил её. Стэн её благополучно поймал.
  
  - Вова-а, - позвал Стэн и когда тот подошел крикнув.
  
  - Яша, лови, - и кинул ему сумку. Наверху раздался отчаянный вопль и им в руки рухнул Паоло. Яша сумку тоже поймал. В полуобморочном состоянии Паша забрал своё сокровище и прижал к груди.
  
  - Раздевайтесь и быстро в воду, оба, с головой, - приказал Стэн. Володя в это время достал из песка у воды бутылку с вино-водой.
  
  - У вас есть что-нибудь? - спросил он подходя к ним. Яша достал полную бутылку воды и Вова долил из неё в свою и протянул её Паоло.
  
  - Пей. Я так полагаю, у тебя питья нет? - Тот жадно присосался. Напившись вернул бутылку Володе.
  
  - В воду, - скомандовал он.
  
  -А-а у-у меня не в чем, - прошептал Яша. Паша кивнул. Стэн рассмеялся.
  
  - Если камера Паоло останется в сумке, устроим нудистский пляж. Будем купаться и загорать голышом, все, - заливисто смеясь сказал Стэн, и забрал у Паши сумку. Володя тут же скинул шорты и улегся на спину заложив руки за голову. Стэн поставил сумку Паоло в тень и сняв свои шорты сел рядом с Володей в позе японской школьницы. Иностранцы по таращились на них, друг на друга и стали раздеваться. С воплем Яша ломанулся в воду, Паша потрусил следом.
  
  Пересыпая мелкую гальку в руках Стэн спросил.
  
  - Может и мы пойдём?
  
  - А ты хочешь? - открыв один глаз спросила Володя.
  
  - Но кушать же всё равно больше нечего, - расхохотавшись Володя вскочил, вздёрнул на ноги Стэна и подхватив его на руки побежал в воду. Забежав чуть выше колена, хохоча они шлепнулись в волны с головой. Вынырнув, Стэн поймал всплывшие кепки и запулил их на берег. Паоло с Яшей в отдалении таращились на них.
  
  - Головы остудите как следует, - сказал им Стэн.
  
  - Где Владимир? - Пискнул Яша и сразу заорал дурным голосом молотя руками по воде. Володя вынырнул сзади него и прошелся пальцами по его бокам. Якуб чуть не утонул, мокнувшись с головой, Вова его выудил.
  
  - Ты чего такой трусишка? - спросил он парня.
  
  - В Португалии, в море есть такой моллюск, португальский кораблик, он очень опасен, хоть и красив..., а здесь., - рядом с ним появился Стэн.
  
  - А здесь есть я, не опасен, но шутить люблю, - и уйдя под воду он дёрнул Яшу за ногу. Вова держал того за руку и сразу выудил на поверхность. Паша держался от шутников подальше, было видно, что пловец он не айс. Набулькавшись улеглись на мелководье к верху булками. Стэн воткнулся носом Володе в плечо и посопев цапнул зубами.
  
  - Я кушать хочу-у, - заскулил он.
  
  - Ой, да чего это я? - подорвался Яша и рванул к своей сумке. Вернулся он с четырьмя кальцоне. (прим. авт. Итальянский пирог, закрытая пицца)
  
  - Есть с салями, проволоне и помидорами; есть брокколи, чеддер и куриное мясо; есть с шампиньонами и сулугуни; и есть с салями, овощами, зеленью и проволоне, - закончил перечислять Якуб.
  
  - И ты знаешь какой с чем? - спросил Владимир скептически задрав бровь.
  
  - А как же? - возмутился Яша.
  
  - Мне с брокколи, - поднял руку Стэн и получил пирог размером с кулебяку.
  
  - Мне с салями и овощами, - попросил Владимир.
  
  - Паоло, тебе какой? - спросил Яша.
  
  - С сыром и помидорами, - протянул руку Паоло.
  
  - Я на это очень надеялся. Я люблю шампиньоны, - улыбаясь, Яша отдал Паше пирог и улегся рядом. Куснув, Стэн посмотрел внутрь своего пирога.
  
  - В моём точно не должно быть помидоров, - смотря на Вову выдал он. Тот куснул свой.
  
  - Брокколи. Это твоё, - отдал он пирог Стэну.
  
  - Шампиньоны- ы, - взвыл Паоло и вытянул руку с пирогом в сторону, сплёвывая в другую. Яша выхватил у него пирог.
  
  - у меня овощи и зелень, - сказал он. У него забрал Володя.
  
  - Где мои помидоры? - спросил Паша. Засмеявшись Стэн сказал.
  
  - Дальше всего от тебя, - и передал ему пирог. Все дружно засопели, зачавкали и стали лизать сок стекающей по пальцам и рукам.
  
  - Я тоже люблю шампиньоны. Яшка, дай кусочек, а я тебе свой, - попросил Стэн болтая согнутыми ногами.
  
  -Я ненавижу брокколи, - сказал Якуб.
  
  - М-м, протянул Стэн с тоской смотря на кусочек своего пирога. Володя отдал Яше свой, а с грибами сунул Стэну.
  
  - Лопай звереныш, - Стэн стал пихать Вове свой, но тот забрал оба куска, сложил их вместе и смачно куснул.
  
  - М-м. Вот как надо смешивать начинку, и сунул остатки Стэну в рот. Остатки были большими и за раз в рот не помещались, как он их не пихал. Стэн стал отползать от Володи. В два присеста он справился с пирогом и цапнув кепки протянул одну Вове.
  
  - Яша, голову прикрой, - сказал Стэн Якубу.
  
  - У меня нечем, - ответил парень вытирая сок с пальцев большим платком.
  
  - Идиот. Зачем платок испачкал, ты же в воде, -сказал Стэн и забрал у него тряпицу, нахлобучив на него свою кепку. Отойдя в сторону, постирал и выжал материю, и завязав по углам узелки надел себе на голову.
  
  -Э-э-это-о что-о? - вытаращив глаза спросил Якуб.
  
  - Это, когда дурной ребёнок приходит в садик или лагерь без панамки, воспитатель делает из сопливки вот такую хрень и все идут гулять, - смеясь объяснил Владимир и все обернулись посмотреть на Стэна, стоящего в полный рост, сзади них, сложив руки на груди и разглядывая их тылы.
  
  - По-моему у Яши плечи подгорают, а у Паши ещё и булки, - рассуждая протянул он. Володя тихо корчился от смеха, глядя на его серьезную моську, над которой торчали в разные стороны узелки сопливки. Увидев это, Стэн сощурился и черпанув в ладонь воды, плеснул Вове в лицо. Он хотел повторить наказание, но тот с низкого старта припустил к подстилке. Упав на неё крутанулись и получилось сосиска в тесте, Володя оказался сверху и стал щекотать Стэна внутри скрутки. Тот ухахатывался и целовал Вову в подбородок. Постепенно смеха стало меньше, а поцелуев больше.
  
  -Стэ-ен, давай-ка завязывать. Нам ещё домой идти, да и не одни мы, - сказал Владимир чувствуя шевеление там, где его не должно быть. И тут раздалось стрекотание камеры.
  
  -Паоло, я тебя прибью, - завопил Стэн дергаясь,пытаясь выбраться из кокона. Яша показал куда им крутится.
  
  - Пашка-а, если мою задницу кто-нибудь увидит. Хоть кто-нибудь..., камеры ты лишишься, - серьёзно сказал Стэн, размотавшись из покрывала и надевая шорты.
  
  - Всё только с твоего разрешения, - отходя от них сказал Паоло.
  
  - Я тебе сразу сказал - никакой эротики, тем более порнографии, - прорычал Стэн. Паша закивал. Когда они собирались он всё снимал. Подойдя к скале Стэн сказал.
  
  - Яша первый, - и уперся в камень руками, наклонив голову.
  
  - Яша, разбегаешься, я тебя подбрасываю, ты наступаешь Стэну на плечо и заскакиваеш на площадку, - пояснил Володя сгибая колено и ложа на него сложенные лодочкой руки. Яша побежал. Раз-шаг на руки, Два- на плечо, три-он на площадке. Стоит улыбается.
  
  - Давай Паоло, теперь ты, - сказал Стэн подавая Яше все сумки.
  
  -Ио, ио..., (Я, я...,)- заблеял Паша выпуская сумку из рук.
  
  -Ту, ту..., (Ты, ты...,)- передразнил Стэн.
  
  - Пироги- это хорошо, но нам ещё полчаса по камням домой шлёпать, - строго на него глядя сказал Владимир. Потоптавшись и посопев, Паша сказал.
  
  - Си, соно пронто. (Да, я готов) - и разбежавшись начал восхождение по телам. Раз-руки, два-плечи, три- толчок Володиными руками в задницу придает ускорение и Пауло взлетает на площадку. Оборачиваясь он улыбается ребятам оставшимся внизу. И видит, как они разговаривая, спокойно поднимаются по тропе, чуть левее них. Ошарашенно застыв на мгновение с раскрытыми ртами, через секунду взорвались негодованием. Возмущению иностранцев не было предела. Смеясь подошли Володя со Стэном.
  
  -Да ладно вам, чего бузить-то? Ну прикололись малясь. Между прочим, мы тоже тропы не видели, напролом пёрли и с верхотуры прыгали. Её, заразу, только снизу и видно. А вы какие-то мямлики, разнеженные больно, - сказал Владимир. Яша вошёл в онлайн режим и переводил автоматом. Они с Пашей оба не ожидали от Вовы такой подоляны. Считая его более спокойным, рассудительным и взрослым. И уставились на него неверяще, после его слов.
  
  -Ага. Зато вы теперь знаете, как это делается и что вы это можете, - поддержал супруга Стэн. Парни насупились. - Ничего же страшного не произошло, - сказал он, примирительно улыбаясь и хлопая их по плечам. Повернувшись они молча стали подниматься. Отдышавшись наверху Якуб спросил.
  
  - А почему вы виллу называете домом.., и квартиру и отели..., - вспоминая перечислил он.
  
  - Потому, что дом-это, то место где засыпает твоя любовь. Где бы это ни было, на данный момент, - ответил Владимир и супруги взялись за руки. Подумав над его словами, Якуб покивал. Придя к дому увидели, что их встречала Вероника, на террасе махая руками.
  
  - Там бассейн, вы видели, видели? И фонтан с рыбками. А грот- это вообще улёт. Пойдёмте, я покажу, - служанка забрала рюкзак с мокрыми вещами и Ника уволокла отцов во внутренний дворик. Стэн плюхнулся в бассейн подняв тучу брызг. Володя улёгся в фонтан и в него тыкались рыбёшки. Ника скакала вокруг и тарахтела, тарахтела.
  
  - Мышка, я тебе потом всё расскажу, под фотографии Паоло, - пообещал Стэн выбираясь из бассейна. Спросив у служанки чем они спасаются от солнечных ожогов, Владимир получил в свое распоряжение две баклаги. Одна с алоэ-вера, вторая со сметаной. Помывшись в душе и сколов волосы, Стэн отдался в любимые, нежные и заботливые руки Владимира. Закончив с процедурами, спустились в кухню. Спросив, все ли в доме едят свинину? Стэн выпросил два кило шеи и нарезав, залил кислым вином. В сарае нашёл стальную проволоку и навентил шампуров. Узнал, какое топливо дает хорошие угли с жаром, где растет базилик и другая зелень. Объяснил груму чего он хочет. И через два часа получил мангал и запалил в нём дрова. После того, как он нашёл скулящего Яшу и смазал его чудо смесью, тот носился за ним по поместью вприпрыжку и объяснться со всеми было легко. Девушки с кухни, сделали соус из помидор и зелени, достали полусухое вино, появился горячий, хрустящий, свежий хлеб. Вскоре Лида с помощью гаджета выманила к ним и Элизу. В общем ужин удался. Все были в восторге, мясо было нежным, вино лёгким, вечер тёплым. Паоло был в ударе. А утром, тепло распрощались с хозяйкой и поехали в Неаполь.
  
  - Паша, у меня появилась идея насчет камней, мне понадобятся еще деньги, а банк в Швейцарии. Мы можем что-нибудь придумать? - думали они целый день и придумали. Отобрали несколько более откровенных снимков, за отдельную плату. Владимир одобрил, дочь заявила.
  
  - Папка, ну это просто носокровь. Ты такой, такой... Я никогда не найду даже близко похожего.
  
  А решил Стэн, камень из большого браслета сделать типа брошки с булавкой. Ну и что, что булавка белого золота. После похода в фирму и торгов с Тошей, он своего добился. Они с его дамами смастерили бант на резинке из шоколадного атласа и прикололи в середину камень. Заплели Стэну свободную французскую косу и прикрепили резинку. Все оценили. Антонио попросил всех приодеться и поволок их на Виа Дуомо в исторический центр города. Сначала архиепархия Неаполя и Собор Святого Януария (или успения Святой Марии), основанный 1272 году. И как люди в то время умудрялись строить такие монументальные и красивейшие здания?! Живя при этом в соломенных хижинах с земляным полом.
  
  Потом был Каподемонте (основанный в 1757 году), второй по значимости после Археологического музей Милана. Супер-музей, хранящий коллекцию картин, их было очень много, а статуи из него передали в археологический музей перед открытием в 1957 году. Этих музеев им хватило с лихвой. Поэтому были снова пляжи и фото.
  
   Антонио увидев снимки Стэна, второго дня на вилле спросил.
  
  - Это что?
  
  - Это, Владимир клялся Стэну в своей любви, когда тот приревновал его к Донне. Все с ума чуть не посходили. Ты же был у них и знаешь Донну. Она как питбуль. Удивительно, как Владимиру удалось вырваться от неё? - хохотнув рассказал Паоло. Антонио сидел задумчивый, барабаня пальцами по столу.
  
  - Я их конечно обработаю, но большинство использовать не удастся. Качество шиппера новичка из-за условий, и они не одобрили, - пролистав фотоленту еще раз, Антонио вздохнул со стоном и откинув ноут спросил.
  
  - Когда это запреты пидовок тебя останавливали?
  
  - Антонио, не надо. Прошу тебя. Ты же видел его. Он не такой. Не делай ничего. Оставь их, ты погубишь всех. Не надо. Ты же не подлый, - тарахтел Паоло. Задрав брови Антонио слушал фотографа изумляясь.
  
  - Что тебе до него? Что он тебе дал? Или ты тоже попал под его обаяние?
  
  - Он дал мне своё тепло. Он очень щедрый и добрый парень, и очень любит всю свою семью и друзей. Не ломай им жизнь, он очень чист, - сложив в молитвенном жесте руки говорил Паоло.
  
  -Ты про кого вообще говоришь? У него была жена, есть дети от другой и он вышел замуж. И после этого он чист? - Антонио хохотнул.
  
  - Лидия сказала мне, что она его единственная женщина, а Владимир-мужчина. Был меж них один раз, ради интереса. Не понравилось, как видишь. Он отдается душой любимым, она у него невинна. Ты получишь гораздо больше, если подружишься с ним, нежели принудишь отдаться, - они еще долго разговаривали. В итоге Паоло удалил все снимки ню, оставив только рабочий материал. Коего было огромное количество.
  
   Время приключений Завериных в Европе подходило к концу. Осталось несколько дней до возвращения в Россию, а там волнение знакомства с детьми. А пока были пляжи, последний шопинг, вечерние прогулки и кафе. А по ночам зной объятий, влажность поцелуев и жар проникновений. 19 числа основательно всё упаковывали. А 20 распрощавшись с Италией, в полдень вылетели в Питер. На все драгоценности были произведены дубликаты с документами на них. Их и декларировали. А алмазы были покрыты слоем разведенного клея ПВА, (что скрыло блеск) и пришиты к фигурно порванной футболке Ники. Всё действительно смотрелось как дешевый пластик и стразы. Так и прошли таможню и в Европе и в России. В Питере их никто не встречал. Парни запретили мамочкам суетиться и заказали микроавтобус. Сумок было по максимуму. Ника с Лидой набили детскими брендами целый баул, детям лет до пяти хватит. Алине с Мариной по платью, костюму и всякого другого. И конечно Беликовым, тем более, что Нику этой осенью поступать. Он хотел в медицинский, в Питере, поэтому их тоже ждали со дня на день. Володя подумал." Бедные девочки, их ждет полномасштабный Армагеддец." До дома добрались пол восьмого, дети скоро должны были кушать и спать. Они успели смыть с себя пыль европейских дорог и перекусить. Девочки удалились из кухни и через пять минут позвали их в большую спальню. В ней, посередине стояла большая кровать, по обеим сторонам от неё две маленькие, но нестандартные-детские кроватки. Рядом с ними по комодику и пеленальный стол.
  
  - Да, всё лишнее пришлось убрать. И это царство близнецов, а мы тут так, когда вырубаемся, - пошутила Алина. Они с Мариной сидели по обеим сторонам кровати, рядом лежало по два кулёчка. Мужчины замерли переводя взгляды по-детским личикам. А шустрая, старшая сестра залезла на кровать с изголовья и приползла к малышам, оказавшись точно меж них, при этом никому не мешая. Волосы у Владимировичей были темно-русые, а глаза светло-карие с почти чёрным ободком на радужке. Алина улыбнувшись взяла один кулёк и освободив грудь из халата приложила его к ней. Маленький, розовый ротик знал своё дело и сильно присосался быстро заглотив крупный сосок, зачмокал. Марина поспешила взять разноглазый кулёк, начавший куксить личико.
  
  - Фиона у нас дама своенравная, властная. Конкуренции не терпит совершенно. Поэтому всё, что мы делаем, мы начинаем с неё, - объяснила Марина. Алина оторвав свёрток от соска прижала его вертикально к груди поглаживая и похлопывая по спинке. Дождавшись отрыжки, подтерла ротик и передала в руки взволнованного отца. Глаза Вовы были большими, темными и бликовали счастьем. Марина оторвав дочь от груди тут же её лишилась. Стэн забрав сверточек по разглядывал её, пообнюхивал, потерся носом и щекой о пушистые, рыжие волосики и переведя взгляд на мать девочки сказал.
  
  - Не зевай, у тебя воин голодает, - и прижав младшую дочь к груди столбиком, щелкнул пальцами и указал на дверь.
  
  - Манюня, за мной, - увёл обоих дочерей. Марина зашипела как змея.
  
  - Да не переживай ты так. Он Нику до полугода выходил. Мне редко преподало. Он умеет с детьми обращаться, - успокоила супругу Лида, стоя облокотившись о косяк. Володя похохатывал. В их спальне, Стэн попросил дочь.
  
  - Никуль, распаковывай цацки. И замачивай, - и пошёл в ванную за ковшом с тёплой водой. Ника метнулась на кухню за фруктовым ножом и принялась кромсать многострадальную футболку. Справившись ссыпала всё в ковшик и подняла взгляд на отца.
  
  - Ты такой..., - тихо прохрипела она и откашлявшись продолжила.
  
  - Я даже не знаю. Молодой..., счастливый..., одухотворенный?.. Со мной ты тоже был таким? - хмыкнув Стэн помотала головой.
  
  - Нет. Напуганным и с красными глазами, - Ника задрала брови.
  
  - Много плакал боясь тебя потерять, - и он поцеловал рыжика в лобик.
  
  - Документы доставай и деньги. Жаль конвертов нет, - сказал Стэн. Достав из чемодана Стэна бумаги, Ника разложила нужные и усмехнувшись хитро сказала.
  
  - У кого-то нет, а у кого-то и есть, - и сгоняв в свою спальню, вернулась с двумя веерами в руках.
  
  - Тебе какие? Ювелирной фирмы или банковские? - Стэн расплылся в улыбке.
  
  - Вот мышь запасливая. Документы влезут? И банковские, для денег, - разложив бумаги и деньги по конвертам взялись отмывать драгоценности от ПВА. Клей сошёл быстро и высушенные камни забликовали в электрическом свете. Ссыпав всё в карман халата и взяв бумаги, Ника пошла следом за отцом. Вернувшись в большую спальню, встретился с тревожным взглядом Марины.
  
  - Почему она не засыпает? Поела ведь. Нику рубило сразу, - спросил её Стэн. Вздохнув с облегчением, хлопая сына по спинке, Марина ответила.
  
  - Она во-первых не покакала, вторых- заботится о своих вассалах. Пока их не обиходим, она не уснёт, - мужчины удивлённо переглянулись.
  
  - Маленькая госпожа, - посмотрев на дочь сказал Стэн.
  
  - Ну что ж. Принцессе и подарок королевский, - положил на кровать протянутый Никой конверт.
  
  - Это счёт в Швейцарии на 15.000 евро, до 18-летия они в росте. А это..., - он протянул руку и на ладонь легли серьги.
  
  - Носи пока сама, но в три года прокололи лисёнку ушки. Вот документы на камни, - рядом с банковским конвертом лёг ювелирный.
  
  - Они что, настоящие? - спросила Марина. Подняв дочку на вытянутых руках Стэн осмотрел её со всех сторон.
  
  - Так и принцесса вроде подлинная, не бракованная, а подарки должны соответствовать, - подмигнув Марине положил ей на колени конверт с деньгами.
  
  - А это тебе дорогая, за старания, и за детей, - приоткрыв конверт, она тряхнула его и купюры высыпались на кровать.
  
  - Тут немного. Но и ты не королева, - сощурившись сказал Стэн.
  
  - Сцуко ты, Заверин, - отбрила Марина.
  
  - А то. И не матерись при детях, - взяв у Ники ещё бумаги мотнул головой на Вову.
  
  - А это нашим принцам-защитникам, - и положил на кровать конверты для Феди и перстень сверху. Володя сделал тоже перед Алиной и конверт на колени. Забрав последнее у Ники, передал ей малышку.
  
  - Ну привет, конкурентка, - чмокнув её в носик сказала Ника.
  
  - Наверное это единственный твой раз у меня на руках, - Марина оторвалась от чтения бумаг и задрала брови.
  
  - Кто бы мне её дал? - пояснила Ника.
  
  - Бери в любое время, когда она не занята, - сказала Марина.
  
  - Ага, ага, - скептически посмотрев на отца сказала Вероника.
  
  - А это матери моей старшей дочери, - и поцеловав Лиде руку, надел ей перстенёчек и вручил два конверта. Документы на кольцо и на счёт в банке.
  
  -Ну-у. Вроде всем сестрам по серьгам раздали. Дай дочь, - сказал Стэн, забирая у Ники кулечек. Ника забрала братика у Марины.
  
  - Теперь сейф устанавливать надо, - вертя на пальце перстень рассуждала Лида. Алина до сих пор таращились на камни.
  
  - Они больше чем в серёжках, - сказала она.
  
  - Ага, по пять каррат, а у лисёнка по четыре, зато два. Это сейчас где-то пол миллиона евро, плюс-минус 100.000. Не вздумайте продавать. Это теперь фамильные драгоценности семьи Завериных, - серьёзно сказал Стэн. Женщины наперебой закивали и замотали головами.
  
  - Ника, а у тебя что? - спросила Алина. Сунув Федю отцу, она сквозанула из комнаты.
  
  - Мариш, запиши лисёнку вторым, имя Елизавета. Филис-красиво, - жмурясь рассуждал Стэн.
  
  -Ага и не менее разрушительно. Помнится так тайфун назвали. Что-то нас ждёт, - сказала Лида.
  
  - Думаешь? Да не-е. Она же солнышко-о. Солнечный лисё-онок, - трясь об дочь носом говорил Стэн. До Марины стал доходить смысл слов Ники. А она вошла в серёжках и подвеске.
  
  -Ниху..., чего себе. Красота-а, - подавилась воздухом Марина.
  
  -Вау-у, - протянула Алина крутя сердце в пальцах.
  
   - О-о, и да. Лида, лупа есть? - спросил Стэн беря у Марины перстень Феди.
  
  - Поздравьте меня. Я владелец личного бренда в этой ювелирной фирме, - и перевернув перстень, показал клеймо.
  
  " STEN Z". Женщины дружно склонились над лупой.
  
  - Красиво. Сам придумал? - спросила Алина.
  
  - Да. Дизайн перстня и наши браслеты и ещё 38 моделей ювелирки, - подтвердил Стэн убирая лупу в чехол.
  
  -Ну Заверин, беспокойное ты существо, везде отметился, - съязвила Марина.
  
  - Ага, он не просто отметился, он побил рекорд по плодотворной работе за неполные две недели среди моделей. Обещали серию отдельных каталогов по его фотографиям, - похвасталась отцом Ника. Мальчишки закряхтели, запыхтели и приняли сосредоточенный вид.
  
  -О, началось, - сказала Алина и пошла к пеленальному столу, готовить бельё для переодевания, всем четверым.
  
  - Первый пошёл, - сказала Ника принюхавшись. С гигиеной малышей отцы успешно справились, под присмотром мамочек и при помощи старшего ребёнка, минут запятнадцать.
  
  - А купаете когда, сколько времени уходит? - поинтересовался Стэн.
  
  -О-о. Это вообще-то ежедневная процедура и всё растягивается на час. Приходится сосредотачиваться и быть очень внимательными и ловкими, - сказала Лида.
  
  - Ты даже не представляешь, как нам тебя не хватало, - вздохнула Марина.
  
  - Да, Филис всегда всем рулит, как ей хочется. И если что-то пойдёт не так, это хоровое пение потом хрен успокоишь ещё почти час, - засмеялась Алина.
  
  - Завтра сами этим займетесь, - сказала Марина.
  
  - А у вас это, как происходило? - поинтересовалась Ника.
  
  - Мы обе садимся в ванну ногами друг к другу и берем детей. Одного кладём головой на колени до ступней, второго к животу. Этих моем и Лида по очереди сносит их на кровать. Потом перетягиваем тех, что отмокали на ногах и всё повторяется. Пока мы полоскаемся сами, Лида успевает всех упаковать. Иногда Филис с Артуром приходится пеленать. Они бывают беспокойными, а Федя с Тёмой спокойные, - пояснила Алина.
  
  - И как завтра вы им предлагаете повторить этот номер? - смеясь показала пальцем на отцов Ника.
  
  - Если только по очереди, - сказал Володя.
  
  - Угу, разберёмся. Они уснули, пойдёмте, - позвала всех на кухню Алина. Достав из духовки бараний бок, Марина провинилась.
  
  - Я совершила преступление, вино забыла, но есть пиво, - с надеждоё и произнесла она.
  
  - Нет. Я сейчас, доставай фужеры, - сказал Стэн и ушёл. Вернулся он с двумя бутылками вина.
  
  - Португальское или испанское? - спросил он. В итоге открыли обе. Вино было разным, но очень вкусным, приговорили всё и посидев с час разбрелись спать.
  
  - Они такие забавные, я отвык от малышей, - прижавшись к Вове с улыбкой сказал Стэн.
  
  - Они прекрасны, - сказал Вова обнимая мужа.
  
  - Ты счастлив? - целуя его в подбородок спросил Стэн.
  
  - Стэнушка, малыш, моё счастье началось с тебя и продолжается до сих пор. Я о таком даже и не мечтал. Мне нечего больше желать, кроме долгих лет с вами, - вытягивая Стэна повыше сказал Владимир, и стал целовать задраннуюй вверх, жмурящуюся моську.
  
  - Люблю тебя мой лисёнок, - ткнулся носом ему в макушку Владимир. Обнявшись и улыбаясь, так и проспали до утра. Вставший утром попить Владимир, вернулся с двумя детьми.
  
  -Лисёнок, подвинься и возьми малышку, - прошаптал он вошкавшемуся Стэну. Он откатился и откинул одеяло. Приняв Филис сразу раздел её до памперса и потрогал его.
  
  - Почти полный, - сказал он. Володя пошёл за сменой. Стэн встал и постелил на кровать пакет и полотенце, и положил на них голожопых младенцев.
  
  - Скажи же богатырь, так лучше, - сказал Стэн улыбающемуся двое зубым ртом пацану. Девочка напряженно следила за ним.
  
  - Ну что ты такая серьёзная? Рядом со мной ты можешь расслабится и побыть слабой, - прошептал дочери Стэн и стал целовать её в ладошки, животик, ступни. Пощекотал пацану животик, щёчки.
  
  - Ну и кто ты у нас? - спросил он и рассудив логически добавил.
  
  - Наверное Артур. Да мелкий, ты Артур? - наклонившись он пощекотал малышей волосами. У пацана перехватило дыхание, видимо от щекотки, а Филис цапнула его за волосы.
  
  - Серьёзная дама, - сказал Стэн вошедшему с памперсами Владимиру, пытаясь освободиться от хватки дочери.
  
  - Как думаешь это Артурчик? - спросил он у Вовы.
  
  - Откуда мысль? - отозвался сразу тот.
  
  - Из личных наблюдений и вчерашних описаний. Второй спокойно спит? - спросил Стэн.
  
  -Мнгу. Ника уволокла боих, - гукнув ответил Вова.
  
  - Иди сюда, чего мнешься, - позвал его Стэн играя с пальчиками сына мужа. Так общаясь с детьми все и уснули, проспав ещё пару часов. Проснулись от запаха кофе.
  
  - Может вернёте детей, им кушать пора, - стоя в дверях с двумя кружками кофе спросила Марина.
  
  - А это типа откуп, - приоткрыв глаз и притягивая дочь ближе спросил Стэн. Владимир спал с Артурчиком на груди и сейчас вокруг него было влажное полотенце, а в пупке стояла лужица мочи. Открыв глаза он непроизвольно сжал ребёнка. Малыш вздрогнул и поднял головку.
  
  - Привет моряки, - смеясь поприветствовал их Стэн.
  
  - Смотри доча, какие отважные, сами море налили, сами в нем плавают. Марьяш, принеси памперс, - хохотнул стэн. Одев дочь поднял её на вытянутых руках.
  
  - А встать никак? - спросила Марина, ставя кружки на тумбу и забирай дочь.
  
  - Неа. Я всегда сплю раздетым, - просветил её Стэн. Забрав с Володи Артура накинул на того влажное полотенце и стал одевать малька.
  
  - Как ловко у тебя выходит, - сказал Вова, Марина рядом гукнула соглашаясь.
  
  - Навыки не пропьёшь. Баба Люба учила быть смелее и естественнее, их ведь трудно нечаянно поломать, - сказал Стэн, передавая Артура Володе и забирая с кровати полотенце и целлофан. Марина задрав брови ушла. Одев шорты следом вышел и Вова. Стэн развалился на развороченной постели, потянулся улыбаясь, выйдул вкусный кофе и встал. Приведя себя и комнату в порядок, открыл окно и пошел к людям.
  
  - А мы проснулись от избытка сна и неправильности ситуации. А детей и нет, -закончила говорить Алина кашеваря.
  
  - Привет Стэн, как спалось?
  
  - Замечательно, а кому-то мокро, - улыбаясь сказал он и поздоровался со всеми. Позавтракав собрались и пошли прогуляться в Ботанический сад, находящийся неподалёку. Расстелили покрывало на газоне и увалились все.
  
  - Чем девчонки думали заняться в наше отсутствие? - спросил Стэн.
  
  - Ясно чем. Детские вещи разбирать будут, ты тот баул видел? - сказала Вероника лежа на спине с братиком на животе.
  
  - Интересно, а почему я не рыжая? - спросила она теребя волосики на маленькой головке.
  
  - У Лиды тёмно-русые, они задавили каштан, но не совсем. Сейчас у тебя волосы под выгорели и на солнце бликуют тёмно-каштановым, - ответил дочери отец. Так играя с детками дождались обеда. Плотно поев парни пошли шататься по городу.
  
  - Ты в курсе, что после завтра детям исполняется пол года? - спросил у Вовы Стэн разглядывая большой, детский магазин.
  
  - И-и? - подтолкнул его к продолжению Вова.
  
  - Я не видел ни одной мягкой игрушки, - сказал Стэн и беря мужа за руку повел в магазин.
  
  - Марина говорит -это пылесборники, - сообщил Володя. Стэн встал как вкопанный.
  
  - Идиотизм. В древности ещё игрушки шили и никто не умер. Ухаживать нужно правильно, - категорично сказал он и потащил Вову дальше.
  
  - А еще у них в кроватках тесновато и игрушка будет лишней.
  
  - Это опять Марьино мнение? - спросил Стэн, Вова кивнул.
  
  - Значит нужно не шибко волосатое, лёгкое в стирке, худое и длинное, и яркое. Гляди! - сказал он и сдёрнул с полки зелёного удава в красно-желтое сердечко.
  
  - То что надо, - пройдя пару рядов отвергли паровозик и стрёмную кошку. Но были очарованы голубой гусеницей с яркими, мягкими пятнышками и короткими лохматыми ножками торчащими с разных сторон. Промяв игрушки как следует, Стэн пошёл к кассе.
  
  - И никаких тебе пластмассовых носов, глаз и прочего, что можно откусить, - Володя поражался мужу"обо всём подумал".
  
  - Девушка, можно документацию на эти изделия, из чего, как ухаживать, производитель? -перечислил Стэн. Вова скептически задрал бровь. Девушка быстро считала код и распечатала информацию. Стэн пробежал листок глазами.
  
  - Отлично, нужно мешки для стирки купить, - сказал он и пояснил удивлённому Владимиру.
  
  - Маленькие, для стирки лифчиков у них стопудово есть, а для этих дур, врядли. А в мешках стирать, что бы не порвались, - девушка с умилением посмотрев на Стэна спросила кого-то по рации о мешках для стирки больших игрушек.
  
  - Седьмой отдел, на кассе спросите, - выбив чек проинформировала она парней.
  
  - Спасибо большое, - улыбнулся Стэн девушке.
  
  - Она очень заблуждается, если думает, что я позволю растить детей среди деревянных игрушек, - бубнил он ища глазами седьмой отдел. Выйдя из магазина Стэн налетел на парня и извинившись тот сунул ему флаер. Определившись с направлением Стэн глянул на флайер и заржал.
  
  -Серьёзно, "Голубая устрица"? Как в полицейской академии? - комментировал прочитанное он. Володя взял бумажку, прочитал и собрался выбросить. Стэн забрал со словами.
  
  - Не сори, - и побежал к остановке. Подходя к дому позвонил Нике узнать, кто-где и попросил её открыть дверь. Шмыгнул в квартиру, сразу метнулись в ванную и затолкали мешки с игрушками в стирку. Так прошёл один из дней в гостях у детей. Потом звонила Стася и сказала, что они будут через пять дней. Потом был Васильевский остров на целый день, потом центр и молодёжные выступления, выставка фотографий и магазины (поглазеть). Облазили все дворцы, парки, истоптали набережные, но неизменно было одно, все вечера проводили на полу с детворой. Пацаны стали садиться, любили слушать как поёт Стэн, а он стал много петь, от колыбельных, до рока. Терзали мягкие игрушки, валялись с ними, мутузили их. Парни выиграли за них войну. Их появилось ещё штук десять, разного размера, цвета и вида. А однажды вечером Стэн нашёл тот флаер. И после ужина, уложив деток спать он уволок Володю развлекаться. Подмигнув охраннику и сунув ему в нагрудный карман штуку, в клуб они попали без проблем. Пели караоке, слушали выступление трансов, играли в игры, отбивались от съема. Снимали их ненавязчиво, отбивались они не обидно, было даже занятно. Но в туалет ходили всё равно всегда вместе. Было весело, домой попали в три ночи. Были обшиплены и отправлены в душ и спать. Через несколько дней поход повторили. За стойкой им обрадовались и предложили напитки за счет заведения. Через час Стэн спросил у бармена, в честь чего подарок? Оказалось они понравились постоянным посетителям и те просили сообщить если появятся снова. Рассмеявшись Стэн сказал.
  
  - Ну что ж, сегодня будет танец, - Володя посмеивался. Снова пели, играли. А часам к двум дошли до кондиции и услышав подходящую тему, Стэн вытащил Володю на танцпол. Сначала танцевали как и все, но постоянные притирания чужих тел к спине, толкнули Стэна на парный танец с Володей. Двигался Стэн всегда красиво, пластично и огрехи Володи скрывались. Потом откровенные движения Стэна и его горячая близость пробудили инстинкты Володи и началась Фиерия. Центр опустел, они там были одни. Видя это диджей гонял трек три раза. Парни аж устали и под конец Стэн поцеловал Володю. Раздалось улюлюканье и бурные аплодисменты. Народу заметно прибавилось. И снова пиво в подарок. Коктейли пить они не рискнули. Позвонила Марина и спросила, откуда их забрать? Приехала она с Никой. На входе дочь сказала что пришла за отцами, охренники поржали и пропустили её. Выйдя из клуба, Стэн подхватил Нику на руки и покружил. Марина встречала их квадратными глазами. Утром Лида ухохатывлась.
  
  - "Голубая устрица", серьёзно? Ну ладно ты, но Вовка... Ты-то как?
  
  - А что Вовка? Я задолбался от него съемщиков отгонять.На говно весь изашёл. Пришлось всем показать в каких мы отношениях, - нахмурившись сказал Стэн.
  
  - И как это? - спросила Марина уперев руки в бока, она тоже ревновала Стэна ко всему миру.
  
  - А так. Станцевали вместе, - девочки непонимающе уставились на него. Он махнул рукой и принес флаер.
  
  - Позвоните вечером и спросите о нас. У нас там уже поклонники появились, - Алина потрясла ключами.
  
  - Это от соседней квартиры. Они на дачу на две недели умотали, вот вы со Стасей и Ником и доживете там до отъезда. Это же не последний ваш поход в клуб?
  
  - Выживаете? - шутливо обиделся Стэн.
  
  - Нет, просто дамы этой семьи слишком..., слишком, - не нашлась что сказать Лида.
  
  - Что, всё так плохо? - спросила Алина.
  
  
  
   - Да. Твоя тёзка за полчаса может тихо уничтожить эту квартиру. А ей всего десять. Представь её мать, - сказал Стэн смеясь. На следующий день прилетели Беликовы всем человеческим составом. Расцеловавшись со всеми, Стэн спросил.
  
  - Зверьё с кем оставили? - глянув на него, Стася сдержалась от колкости и просто ответила.
  
  - Наши как всегда дома, а ваших Пакуся на дачу отвезла, - Заверины выпучили глаза.
  
  - Басю на це-епь? - возмутился Стэн.
  
   - Не сцы. Мы её с Машей на следующий же день после вашего отъезда отвезли. Маша стабильно в восемь вечера у крыльца ждёт свежевыловленную рыбку. А Бася нашла себе подружку в лице тёти Веры. После смерти Вики, помнишь у них здоровенный, королевский пудель был? Ну вот, тёть Вера загрустила после её смерти, а Алеськинн отец-самодур больше не разрешил животину заводить, вот они и спелись. И на цепи Бася сидит не возмущаясь. Той цепи, если что десять метров. Мы там два дня погасились и уехали, они даже не заметили, - закончила Стася.
  
  - Ох разбалуете вы мне их, - вздохнул Стэн.
  
  Покормив всех, Алина повела их в соседнюю квартиру. Ника хотела Алишу забрать с собой, но Стася пресекла расслабон на корню.
  
  - Ты вообще в своём уме? Хочешь половину вещей потерять? Себя вспомни, со своими носко-гномами. Так у неё барахольный динозавр. С Ником хочешь жить?
  
  - Парни переедут и освободят спальню. Мальчик может остаться в ней, - предложила Алина
  
  - Спасибо, пусть сами решают, вместе они или врозь.А чего это ушлепки переезжают? - Сэн закатил глаза, а Марина зашлась смехом.
  
  - А они у нас пристрастились в клуб до ночи шастать, "Голубая устрица". Вот, чтобы не беспокоили мамочек и деток и переселяются, - сказала Лида сложив руки на груди.
  
  - Что, серьёзно? "Голубая устрица"? Шалите поди там? - Ник стоял давясь смехом.
  
  - Меня возьмёте, посмотреть хочу, - заявила Стася.
  
  - Тебя не возьмём, не пропустят. Ника возьмём, - свредничал Стэн. Ник не выдержал и расхохотался, аж присел.
  
  - Да-а. Я пойду-у, - провыл он.
  
  - Я те пойду. Ты сюда прохлаждаться приехал или камни глотать? - перефразировала поговорку Стася.
  
  - Вот сначала поступи. А там видно будет. Может тебе пахать тут придётся за угол и сухарики, - остудила его пыл Стася. Взяв парня за руку Марина увела его в другую комнату. И заселяться Стасе пришлось с помощью Стэна. Прошло два часа, они успели разложить вещи, когда появился Ник. Он был взволнован и в испарине.
  
  - Ндаа. Пахать мне придётся, но не на работе. Глотать камни я буду мамочка с утра, до поздней ночи.
  
  - Ты сейчас о чём вообще? - спросила Стася.
  
  - Пойдёмте, дети проснулись, знакомиться будем, - позвал их Стэн. В гостинке, перед диваном, на полу валялась Ника с двумя пацанами и Володя с сыном. Филис Стэн уже цапнул на руки.
  
  - Знакомьтесь, мой супруг, Заверин Владимир Константинович. Но сами понимаете, по португальским документам. Моя дочь, Фиона- Елизавета Станиславовна Заверина, - он помахал им дочкиной ручкой.
  
  - Фёдор Станиславович Заверин, её брат, мой сын, - продолжил представление Стэн. Ника помахала ручкой брата.
  
  - Артур Владимирович Заверин, сын моего мужа и мой второй сын, - Вова помахал ручкой Артюши.
  
  - Артём Владимирович Заверин, второй сын моего мужа и мой третий сын, - Тёма махать отказался.
  
  - Блин, Стэн, ты себе династию растишь? А есть что передать им? - подколола Стася.
  
  - Есть, есть. И вам тоже достанется. Как семье моей любимой сестрёнки, - и Стэн вручил ей заготовленные конверты и драгоценности с дубликатами. Стася впала в ступор, а чуть погодя захлюпала и в конце разревелась.
  
  - Родной брат, сука-а. А ты-ы..., - и она кинулась ему на шею обливая его слезами и замазывая соплями. Следом захлюпала и Алиша.
  
  - А ты-то чего? Иди сюда мелочь дурная, - позвала её Ника и посадила ей на колени Федю. Стэн взял Стасю на руки и унес к ней в комнату.
  
  - Ну всё. Хватит уже. Откуда да в тебе столько воды? - спросил Стэн и сняв сопливую футболку утер Стасе лицо.
  
  - Успокойся, чего ты? Ты всегда была мне как родная. Я иначе вас и не воспринимаю, все мы, - Стася покивала и высморкалась в его футболку.
  
  - Ты же простишь? Братик. Я постираю, - подколола его сестра.
  
  - Во-от, уже лучше. А теперь слушай. Ника завтра примут. Марина с вами поедет. Обучение ему я оплачу, но всё равно, пусть тянет на бюджет. Сама понимаешь, работать ему будет некогда, а ты много не пришлёшь. А тут у них, не у нас там. Если общаги не будет, он будет жить здесь. Это по-любому предпочтительнее. И с детьми будет помогать, и мужик в доме, и Марина с учёбой тянуть будет. Только выдержит ли он эту гарпию? - закончил Стэн задумчиво, а посмотрев на Стасю увидел, что у неё опять глаза на мокром месте.
  
   - Э-э-эй. Теперь что? - спросил он её.
  
  - Вот скажи Стэн. Как у тебя так? И жена была- дочь родила. И любовь есть. И детей завел, и удача пришла, - хлюпнула она носом.
  
  - Я, одного единственного мужика завести немогу. Не приживаются они у меня. А у тебя всё, ещё и плодит, - всплеснула она руками. Стэн пожал плечами криво улыбаясь.
  
  - Так удача не моя, а бабулина. Это ей за жизнь тяжелую, за меня сироту, за одиночество- дадено было. Только она не разбазарила, затихорила. А стальное..., - он почесал маковку.
  
  - Знаешь, я от них ничего не ждал, не требовал. Любил такими, какие есть и был счастлив, что они просто рядом, - он развел руками.
  
  - Но у меня дети. Я их должна учитывать, - парировала Стася.
  
  - Это-то-о да-а. Знаешь, я был готов отказаться от Ники, если бы она поставила такое условие. Но она взрослая, - покивал своим мыслям Стэн и развел руками.
  
  - А что Славик? Хороший же мальчик, - спросил Стэн.
  
  - Вот именно- мальчик, - вспылила Стася.
  
  - Ну-у, мелкая. Мальчики имеют тенденцию вырастать и становиться мужчинами. Расти своего мужчину. Имей терпение или он тебе не нравится? - спросил Стэн.
  
   - Не нра-авится, люблю я его. Просто бесит..., - провыла сестрёнка. Стэн рассмеялся сажая её на колени и обнимая.
  
  - Сама ты ещё ребёнок, рано повзрослевший. Вот вырастет твой мужчина и будет с тобой нянчиться. Ему это свойственно. Он у тебя добрый.
  
  - Правда? - с надеждой спросила Стася.
  
  - Конечно. Только ты его сильно не грузи и не истери. Работа у него тяжелая и нервная. Душу вынимает иногда. Ему тоже забота и утешение иногда нужно, - и Стэн поцеловал задумавшуюся сестрёнку в нос.
  
  -И-и-и, Стась. Бросай бухать. Учись расслабляться по-другому, - сопя ему в висок и изредка всхлипывая Стася успокаивалась.
  
  - А классных Марьяша деток сделала. Особенно Филис, - перевел он тему.
  
  - Филис? Ты серьёзно?
  
   - Ну да. Фиона-Лиза, Филис.
  
  - Разрушительный тайфун? - уточнила она.
  
  - Да что вы все заладили, разрушения-кошмар. Она же лапочка. Мой солнечный лисёнок, - Стася соскочила с его колен и унеслась в ванну. Вернувшись как ни в чём ни бывало, спросила.
  
  - А ты чего не одетый сидишь? Пошли, - и она мотнула головой на дверь. Стэн сходил за чистой футболкой и они вернулись к детям. Марина более подробно рассказала, как она видит происходящее завтра и дальнейшее будущее Ника в Питере, обнадежила помощью в поступлении и с жильём.
  
  - Как вы можете так? Вы же меня совсем не знаете. А хотите детей доверить, - поразился тихо Ник.
  
  - Стэн тебя очень любит. А он к плохим людям не привязывается, - ответила Алина.
  
  - Я его родня, - возразил Ник.
  
  - Ему пофиг. Если бы ты был родным гавном, гавном бы и остался, но он бы с тобой не общался, - сказала Ника. Все закивали и Ник понял, что он просто не может обмануть их доверие. В учёбе ли, в помощи ли, в отношении ли. Спать все легли пораньше, день обещал быть напряжённым. Ник конечно поступил и сразу записался на дополнительные занятия. Сразу всё оплатили и приехали домой.
  
  - Столько на дорогу тратить придётся, - прогудел поражённо Ник. Пообедав он поехал на первое занятие. Учиться ему сегодня предстояло четыре часа и это, как сказали, короткий день. Вздохнув парень понял, что каникулы для него закончились неожиданно раньше, чем он расчитывал. Стася походив по магазинам поняла, что в свете привезенных из Европы подарков, в Питере ей уже ничего не надо. И она почти все деньги решила оставить Нику. Оставили себе только на развлечения с дочкой. Походили по дворцам, музеями Алиша была впечатлена. В среду парни снова пошли в клуб, и как и обещали, взяли с собой Ника. Благо на завтра занятий не было. Пить запретили категорически, купив ему бутылку воды. Посмотрев программу, поиграв, Ник смущающийся в начале, потом немного расслабился. Парни всё время были рядом и отгоняли любителей свежего мяса.
  
  - Ник, держись. Сейчас пойдём на танцпол там тебя будут лапать. И тебе придется вытерпеть танец со мной. Пойдёшь? - спросил Стэн. Кивнув вставая Никс сказал.
  
  - Попробую. А что с танцем не так? - спросил он Стэна взявшего его за руку.
  
  - Он будет откровенный, - сказал его дядька. Как и в первый раз, сначала просто танцевали держа Ника меж собой, но шаловливые ручки его всё равно доставали. Он сам, непроизвольно притирался к Стэну, стремясь уйти от неприятных прикосновений. Вычислив нужную ему тему, Стэн пошел в наступление. Ник сначала аж струхнул, когда Стэн обнял его скрестив на груди руки. Прижал к себе, покачивая его и потираясь об него.
  
  - Эй, мелкий, расслабься. Это танец. Это всего лишь танец. И не мечтай, у меня на тебя никогда не встанет, - последние насмешливые слова вернули ему присутствие духа. Он слегка повернув и откинув на Стэна голову прикрыл глаза и улыбнулся. Одну руку прижал к рукам Стэна, вторую опустив чуть назад прижал к его бедру. Шагнувший сбоку Володя провел по его скуле пальцем и сказал.
  
  -Бля-а, парень. А вид то у тебя-а. Они сейчас все полы слюнями закапают и побегут дрочить в туалет, - хрюкнув, Ник был выпущен Стэном и обнят Володей за талию, и прижат попой к его паху. Через его же плечо Вова гладил Стэна по щеке. Они опять были в кругу свободного пространства. На мгновение оставив Ника одного, Володя со Сэном по противостояли друг другу в танце. Ник бросил на них взгляд полный сожаления и желания. Но, как только из внешнего круга появился человек. Ника тут же дернули за руку и он вновь оказался меж Стэном и Владимиром. Теперь они оба были сосредоточены физически только на нём. В его глазах зажглась радость и наслаждение, губы озарила улыбка, а их руки были на нём везде и он отвечал им тем же. Но вот тема поменялась и обняв его меж собой они пошли к столику. Ника потряхивало.
  
   - Вау. Это было круто, - он сжал руку Стэна.
  
  - Но меня трясёт, - сказал Ник по дороге к столу.
  
  - Но ты не возбудился. Это хорошо. Хотя сейчас тебе не лишним было бы скинуть напряжение, - сказал Стэн убирая с лица Ника волосы и смотря ему в лицо. Взгляд у Ника был шальной, а общий вид до одури возбуждающий. Он хотел допить воду оставленную на столе.
  
  -Нет. Не смей. Там скорее всего уже далеко не вода. Ты же не хочешь быть оттраханным неизвестно кем, неизвестно где? - спросил его Стэнн и забрав почти пустую бутылку, купил ему свежую.
  
  - Новый мальчик? - спросил бармен.
  
  - Не новый, а наш. Наш племянник, натурал, но хороший актёр, - усмехаясь ответил ему Стэн. Тот захохотал.
  
  - Вы опять всех сделали. И мальчишка, конфетка. Все с ума уже сходят от вас. Телефон оборвали. Вас никто не знает. Сейчас вам надо уходить, - с сожалением в конце сказал бармен.
  
  - Если ты не уволишься в течение полугода, я позабочусь, чтобы ты кое-что о нас узнал, но нас уже не будет, - и подмигнув Стэн пошел к Нику и Вове.
  
  - Ты же Дёма? - спросил он. Парень вытаращив на него глаза кивнул. Заметив краем глаза нездоровый ажиотаж, Стэн сказал.
  
  - Уходим, быстро, - выйдя из клуба, Стэн снова сунул охраннику 1000 и попросил, впрочем ни на что не надеясь.
  
  - Прикрой дверь на пару минут, - и улыбнувшись снова ему подмигнул. Они быстро сквозанули через дорогу к "Бон-кафе". От него спокойно пошли до соседней улицы вызывая такси. Выйдя из машины Володя накинул на Ника свою куртку и они снова обняв его с двух сторон пошли дворами к своему дому. У подъезда сели на скамейку и заставили его выпить всю воду. И домой пошли только когда Ник слегка под успокоился и попросился в туалет.
  
  - Совет. Если хочешь уцелеть в этом городе, не ходи по клубам вообще. В связи с нами, тебя запомнили и будут искать. Не ищи развлечений, учись. А таких развлечений не ищи, от слова совсем. Закончится это совсем не смешно, - серьёзно сказал Владимир.
  
  - Ты заметил, мы тоже пили только бутилированное пиво и не выпуская его из рук. Ты же понимаешь, что мы целы не из-за крутизны, а от предосторожностей. Ничего ни у кого не бери, - подитожил Стэн уже возле двери. Войдя в свою квартиру Стэн позвал.
  
  - Стася, принимай ребёнка, - она выскочила из комнаты, как чертик из коробочки и стал обнюхивать и осматривать Ника.
  
  - Отпусти пацана. Он сейчас обоссытся, - гоготнув сказал Вова.
  
  - Он выпил 750g бутилированной воды и всё, - успокоил её Стэн.
  
  - А вы? - спросила Стася.
  
  - А мы по 660 г пива, - смеясь ответил Стэн.
  
  - Возьмите меня с собой в следующий раз, - проныла она.
  
  - Стася, сегодня двадцать девятое, второго мы улетаем, какое потом? - спросил Стэн.
  
  - Завтра что ли? - пошутил Вова.
  
  - Да. Пойдём завтра, - сказала Стася не вняв шутке. Парни заржали.
  
  - Ну пойдё-ом. Я хочу понять, то чего вы такие-е? - всё ныла она.
  
  - Пойдём на часок, но когда я скажу уходим. Ноги в руки и ходу. Пить только из бутылки, из рук её не выпускать и ей не махать. В туалет одной не ходить. Я даже не знаю, есть у них женский вообще? - хохотнул Стэн.
  
  - А чего такие строгости? - пробурчала Стася.
  
  - Хочешь узнать что произошло с водой, которая постояла на нашем столе пять минут без присмотра? - она посмотрела на бутылочку мотающуюся у неё перед лицом и кивнула.
  
  - Завтра попрошу Марьяшу в лабу отвезти, - Стася взбледнула.
  
  - 750гр. Это его вода? - догадалась она. Стэн кивнул и сказал.
  
  - Он прекрасный актер. Многое увидел и понял. Если ты сможешь, то тоже многое поймешь и увидишь, только смотри по сторонам и будь трезва, - Стася кивнула. Из ванны наконец то появился Ник.
  
  - Ты чего там так долго? - спросила она его.
  
  - Напряжение смывал, - дернув бровями улыбнулся Завериным парень. "Ночь всё-таки будет горячая" - подумали они и пошли в душ. Там Володя "покормил рыбку", Стэну помог кончить уже в кровати. Утром, Ника открыла дверь соседней квартиры и сгребя всех четверых малышей под грудь в охапку-пучком, принесла их в постель отцам. Осторожно растолкав их устроилась меж них с мальчишками на коленях, Фиону положила на подушку. Унюхав малышку, Стэн не просыпаясь, подгреб ее к себе под одеяло. Там было жарко, но девочка не возмущалась. Тихо лёжа она водила пальчиками отцу по груди иногда теребя его сосок. Володя получил Федин палец в нос и похлопывание по щекам от Тёмы. Артур ползал вдоль лежащей Ники на коленках щипая ей бок. Долго спать мальчишки Володе не дали. Сгребя их он стал их целовать. Им это быстро надоело и они стали бухтеть и пихаться.
  
  - Вероника, я сейчас обоссусь, - немного погодя молвил Вова.
  
  - По-здра-вля-ю. Иди, - сказала Ника.
  
  - Не могу-у, - протянул Володя.
  
  - Я здесь причём? - спросила Ника.
  
  - Я не одет, совсем, - уточнил он.
  
  - И чего я там не видела? - произнесла язва. Володя выпучив на неё глаза покраснел. Посмотрев на него Ника закрыла глаза и сказала.
  
  -Иди, не смотрю, - выкатившись из-под одеяла, Вова одел шорты и сквозанул из комнаты.
  
  - Я кстати тоже хочу, - пробурчала Ника и стала выбираться из кровати.
  
  -Дюша, не дерись с Артюшей, - сказала она и ушла. Без присмотра все стали двигаться к Филис. Через некоторое время Стэну стало очень жарко и вошкотно. Он открыл глаза, кто-то пытался ползти, кто то перекатывался, но они были уже рядом. Он откинул с дочери одеяло. Увидев её они просияли и удвоили усилия. Поражённо Стэн наблюдал за ними. Войдя Вова сделал снимок на телефон и отправил Паоло. Он и сам не понял зачем.
  
  - Ты что, голый по подъезду ходил? - спросил Стэн.
  
  - А ты ревнуешь? - крадясь к нему спросил Вова.
  
  - Да Заверин. Я блядь, ревную, - рявкнул ему Стэн. Филис захлюпала. Володя подполз к нему сзади, сгрёб и цапнул за загривок прижавшись стояком к его заднице.
  
  - Это не я, это Ника их принесла и пока я был в туалете слиняла, сказал он Стэну в спину и потерся об него пахом.
  
  -Э-э. А чего это ты делаешь? - просил Стэн слегка повернув голову.
  
  -М-м-м, - проскулил Володя и повторил свои телодвижения.
  
  -Ты чего, охренел? Извращенец. Тебя от младенцев прёт? - гоготнул Стэн.
  
  - Сам ты извращенец. Меня от тебя прёт, - сказал обижено Вова и одевшись ушёл. Через некоторое время Стэн был весь обслюнявлен, обсосан и обкусан. Пришедшие Лида с Никой спасли его, забрав детей. Стэн приняв душ пошёл кормиться. Отдав бутылку вместе с рассказом о ней Марине, просил узнать, что сейчас в ней. Она согласилась выяснить. Ник захотел узнать, где будет проходить его практика, Стася поехала с ними. Алина с Никой пошли в кафе-мороженое, а Стэн поволок Вову в спальню, извиняться, предупредив оставшихся девочек что им нужно уединиться на пару часов.
  
  =============================================NC======================================
  
   Пришедшая чуть позже Марина проигнорировала предупреждение и пошла к ним. Услышав из-за двери громкие вздохи и стоны, как на верёвочке подошла к ней. Увиденная картина заставила примагнититься взгляд. Загорелая спина Стэна в испарине красиво блестела напряженными мышцами. Он двигался мощно, но плавно вырывая меж вздохов у обоих стоны и всхлипы. Распущенные волосы откинутой назад головы, доставали ему почти до поясницы. Ниже виднелись загорелые, напряжённые ягодицы, в них скрывался в такт движениям, внушительный член. Застыв за дверью соляным столбом, глубоко дыша, Марина не могла оторвать от увиденного взгляд. По лицу побежали слёзы, зависти..., злости...? Она сама не могла сказать. Несмотря на то, чем они занимались, выглядело это красиво. Стэн сильнее откинулся назад, опершись на заведенные за спину руки и увеличил темп подводя обоих к пику. Хриплые стоны стали громче, шлепки влажнее. Вскоре выкрикнув.
  
  -Стенушка-а! - Володя обхватил Стэна за талию сильнее вжимая в себя. Замерев на мгновение, они оба упали тяжело дыша.
  
  - Люблю тебя, лисёнок, - донеслось до Марины. Стэн переплел их пальцы и поцеловал Володю в плечо.
  
  - Ты простишь меня, за ревность? - спросил тихо Стэн. Хмыкнув Вова поцеловал его руку с переплетёнными пальцами. Наконец Марина поняла, что она здесь лишняя и смогла тихо уйти.
  
  ===================КОНЕЦ NC==================================
  
  Внутри неё всё клокотало. Она сама себя не понимала, своих желаний и чувств. Утешение она нашла рядом с детьми. Через полчаса пришли голодные мужчины, следом сладкоежки. Алина накормила всех.
  
  - Алиша, куда в тебя влазит? - спросила Ника пившая только травяной чай. Тяжело вздохнув и глянув на мать, она объяснила.
  
  - Сначала стулья, а потом деньги или наоборот- неважно. Главное чтобы было и то и другое, - никто ничего не понял кроме Стаси и Ники.
  
  - Ты же столько сладкого съела. И мороженое, и пирожное, и шоколадное молоко, и коктейль. Это же ужас, а ещё и суп, - ужасалась Ника.
  
  -В том-то и дело. Если сейчас не съем суп, потом с месяц, ни тебе мороженого, ни тебе пирожных и конфет. Будет только чай с сахаром на сладкое, - развела девочка руками. Алина рассмеялась. Остальные понимающе улыбались.
  
  - Мы же на сегодня все текущие дела переделали? Давайте все куда-нибудь сходим, в парк или сквер, - предложила Стася.
  
  - Кстати о делах, что там с водичкой? - спросил Стэн. Марина протянула ему листочек. Пробежав его всё расширяющимися глазами Стэн спросил.
  
  - Это что за новый вариант химической таблицы, можно попроще, своими словами? - указав на Ника, Марина щелкнула пальцами.
  
  - Э-э-эм, ну-у. Это всё несъедобно. Углерод в таком виде снижает способность гемоглобина переносить кислород. Что не айс, а со спиртом-отключка с различными последствиями. Далее, вещества угнетающие нейромедиаторы. То бишь блокируется передача данных между клетками, в том числе головного мозга. Далее..., - неуверенно начал Ник, но его перебил Стэн.
  
  - А попроще и по русски?
  
  -Ну-у. Это синтетический наркотик подавляющий нервную систему. С алкоголем вообще жесть. Сон на сутки, частичная потеря памяти, головная боль, галюны, тошнота и много других прелестей.
  
  - И как кто-то это говно принимает по доброй воле? - спросил Владимир. Усмехнувшись Стэн подумал." Зато Ник никогда подобное в рот не возьмёт, а зная, как оно иногда в организм попадает, и по клубам шастать не станет."
  
  - Ну что? - просил Стэн.
  
  - Всё ещё хочешь в клуб?
  
  - Да, бля. Я должна знать в какой клоаке оставляю ребенка, - ответила Стася.
  
  -А пока, может быть сходим в парк? - спросила она заглядывая в лица остальных.
  
  - В ботанический сад, часа на три? - хлопнув в ладоши спросил Стэн. Все задвигались, Алина с Лидой наливали питье; компот, чай с лимоном, воду. Собирали фрукты. Марина ушла собирать детей. Остальные расползлись переодеваться- собираться. Через десять минут встретились в коридоре и разобрав детей и сумки выдвинулись. На облюбованном ранее газоне была ровная, мягкая травка. Оставив обувь возле бортика расстелились, разложились, разлеглись. Алиша достала приобретённую игру эрудит и всем взрослым сразу стало весело.Только Ники скакали по лужайке с мячом. Мелкие тузили игрушки и иногда менялись ими. Филис пыталась присаживаться, Марина упорно ей не позволяла и укладывала на живот. Помня о прикорме малышей, Стэн нажевал мякоть груши и поднеся к лицу Филис выдавил мякоть ей в рот. Марина глянула на него убийственно.
  
  -Чего? Я не курю, кариеса у меня нет, герписа тоже. Обмен жидкостями между генетически идентичными особями это нормально. Ей надо получать адаптированные кишечные бактерии, - послышалось сюрпание, чмоктание и чьи то смешки. Он повторил это с Федей. Из глубины сада, по дорожке шёл человек. Остановившись напротив них, заложил руки за спину и стал наблюдать. Подойдя к нему, Ника спросила.
  
  - Мы мешаем..., или здесь нельзя...? - переведя на неё взгляд, мужчина ответил.
  
  - Вы уже не первый раз здесь. Угнетения сад не чувствует, поэтому оставайтесь, - и перевёл бесстрастный взгляд на покрывало.
  
  - Спасибо. Мы за собой всё уберем, - пообещала Ника, тот кивнул и не глядя на неё удалился...
  
  - Кто это был? - спросил Володя у подошедший Ники. Передернулв плечами она сказала.
  
  - Работник сада. За нами оказывается с первого раза наблюдают. Будто не с человеком пообщалась, а с деревом.
  
  - Что он сказал? - спрсил Стэн.
  
  - Что угнетения от нас саду нет и позволил остаться. Брр, - опять передернулась Ника.
  
  - Интересно, интересно..., - пробубнил Стэн и ненавязчиво огляделся, до ближайших деревьев было метров сорок, до столба и того дольше.
  
  -Хмм. Откуда же можно наблюдать? - рассуждал Стэн.
  
  - А тебе не всё ли равно? - спросила его Марина.
  
  - Нет. Не люблю когда на меня пялятся, - ответил хмурясь он. Володя положил голову ему на колени.
  
  - Ты сюда заниматься ходишь? - спросил он.
  
  - Угу. Часов в пять.
  
  - Не ходи один. Буди меня, - попросил Володя. Стэн задрал брови.
  
  - Успокойся. Я всегда это делаю, когда не пью до утра. Тебе незачем беспокоиться, - притянув его за волосы Вова шепнул.
  
  - Я боюсь тебя потерять, - и обеспокоенно посмотрел ему в лицо. Поцеловав мужа Стэн сказал.
  
  - Вот видишь, не ты один беспокоишься. Даже на заре за мной наблюдают. Я здесь, если честно, никого ещё, ни разу не видел, - успокоил Вову Стэн.
  
   Вечером уложив детей и поужинав, собрались и поехали в клуб. Ника в этот раз брать не стали, хоть он очень просил.
  
  - Ты хочешь устроить еще одно выступление? Хочешь чтобы мама оторвала нам обоим головы за тебя? Мы в прошлый раз еле ноги унесли, и из-за тебя в том числе. Будь осторожен, на тебя запали и будут искать, - Ник испуганно выпучив глаза покивал.
  
  - Ты уже достаточно взрослый, чтобы понимать - твоя жизнь в твоих руках и только ты за неё в ответе. Если с тобой что-нибудь случится, не видать тебе центра как родинки на затылке. Переведем тебя во Владик и будешь сидеть у мамы под жопой, - улыбаясь сказал Стэн. Ника передернуло от перспективы до старости быть под гиперопекой Стаси. Она хоть и распиздяйка изрядная и выпить не дура, но каждое утро в их семье начинается с осмотра; ушей, носов, ртов, голов, рук и т.д. её детей. В первый день, все выпали в осадок, но Стася сказала.
  
  - Я очень люблю своих детей и не позволю чему-нибудь случиться, - все отступили, она в своём праве. Поэтому в этот раз Ник остался с девчонками. А Владимира, Стэна и Стасю до клуба подбросила Марьяша. Она дико ревновала Стэна ко всему и в частности к его популярности. Приехали они рановато и перекинувшись с виденным один раз охранником парой фраз, решили пока прогуляться в центр. Благо до него было рукой подать. По дороге заскакивали в клубы, бары. Кое-где Стася перехватывала коктейли (хоть и предупреждали её не смешивать, и брать только чистые напитки).В "BAR BARA"-баре не дали допить Shot с непонятно чем. Жуткое место. Только бармен заслуживает внимания.
  
  По общему мнению, лучшим из посещенных заведений оказался "APOTHEKA BAR". Неброская вывеска, пускают по звонку. Спокойный отдых, напитки класс, бармены котики. Очень приятно, но это не клуб с выносом мозга для молодёжи. Это для более маститой публики. (рек.авт-Санкт-Петербург, метро Гостинный двор, Думская ул. 4а, 3 этаж.) Также успели заскочить в сувенирный магазин до закрытия, на Садовой. Осмотрев его, решили зайти по светлу, так как все, что-то себе присмотрели.
  
  -А-а, бли-ин. Что же мы так поздно то-о вышли-и? Тут столько всего, где я хочу побыва-ать ть, - взвыла Стася пьяненьким голосом по дороге в "голубую устрицу".
  
  - Не ной сестрёнка, у тебя ещё есть время здесь полазить. Это нам послезавтра домой, а ты с девчонками по бродишь еще, - обняв мелкую, (Стася Стэну до подмышки) сказал Стэн.
  
  -У-у. С ними не так интересно. С тобой спокойно, да-а и вообще..., у меня денег мало. Я всё мелкому оставляю, - насупившись, призналась Стася сложив руки на груди.
  
  - Денег я тебе чуть-чуть оставлю. Только ты не дури. А сейчас, помнишь? Пить только из своей бутылки, которую не выпускаешь из рук. Мы входим в царство блуда и разврата, - хохотнув закончил Стэн.
  
  -Хах, сегодня у вас девочка? -хлопнув по подставленой руке Стэна спросил знакомый охранник.
  
  - У вас никак пересменка была? Привет Тём, - тот кивнул.
  
  - Да, сестрёнку выгулять решили, - ответил Стэн и притянув Стасю к себе плотнее чмокнул в маковку.
  
  - Пустишь? - спросил он.
  
  -А как же? Вас там уже ждут, - не поверив ни одному слову Стэна, ехидно улыбнувшись ответил Артём и открыл дверь. Задрав брови от услышанного разговора, Стася вошла вслед за братом. Володя замыкал их процессию. Войдя в зал притормозили. Стэн сунул руку в карман оглядывая довольно наполненный для этого времени зал. Володя чуть сзади и в стороне, приобнял Стасю за талию. С разных сторон раздались выкрики. Их узнали и действительно ждали.
  
  - Привет, Дём.Три пива и к нему чего, - сказал Стэн. Оглядев зал Стася добавила.
  
  - И пепельницу, - тот задрав бровки молча всё подал. Не найдя свободного столика остались за стойкой. Пригубили пиво, Стася закурила. Подойдя к ней, Стэн обхватил губами тлеющий конец и втянул дым. Выпустив колечко и струю в него удостоился возгласов одобрения, тех кто это видел.
  
  - Ты зачем меня курить бросить заставил? - нахмурившись на это спросил Володя. Дернув плечом Стэн тихо ему ответил.
  
  - Понты. Прости.
  
  - Ты был прав, пепельницу целовать не комильфо, - сказал Вова присасываясь к бутылке.
  
  - Дём, есть жвачка? - спросил бармена Стэн. Слушая их разговор, краем уха, тот ухмыльнулся и прорекламировал.
  
  - Есть лучше, спрей для полости рта. Сегодня взял для пробы. Тебе какой? Апельсин, мята, клубника? - улыбнувшись Вове Стэн попросил.
  
  - Апельсин, - допив пиво, сорвал обёртку с колпачка и сказав ещё раз Вове.
  
  - Прости, - брызнул пару раз в рот. Володя, притянув его за шею, быстро поцеловал мазнув языком по губам и скривил губы.
  
  - Прости, долго ты еще меня чмырить будешь? Я больше не буду, - сказал Стэн упершись в кулаки альбом.
  
  - Там столик освободился. Влад, проводи, - сказал Дёма. Володя встал и взяв Стэна и Стасю за руки повел за официантом. Протерев столик с диваном и поменяв пепельницу, тот спросил.
  
  - Что-нибудь желаете?
  
  - Да, ещё три пива. Не распечатанного, - попросил Стэн. Вскинув брови парень кивнул и ушел.
  
  -М-м? - вопросила Стася.
  
  - Даже если они сами, за деньги ничего не кинут в бутылку, это могут сделать другие, по дороге к столику. Так что не зевай, - объяснил Владимир. Стася приглядываясь покивала.
  
  - Потанцуем? - спросила она.
  
  - Только вдвоём. Кто-то сторожит напитки, даже закрытые. Бережёного бог бережёт, - сказал Стэн.
  
  - Перестраховщик, - улыбнулась сестра.
  
  - Пусть так, но мне дорога моя задница и психика, - пожав плечами ответил Стэн. Нырнув рукой ему под рубашку,Володя успокаивающе погладил его по пояснице. Стэн со стоном выдохнул.
  
  - Сейчас ещё по пивку и пойдем подвигаемся, мы же всегда танцуем вместе, да дорогой? - сказал Владимир завидев Влада с пивом. Стэн утробно хохотнул.
  
  - Ваш заказ. Что-нибудь ещё? - осведомился официант.
  
  - Что народ говорит?
  
  - Предложение сексуального характера лично вам и вашему спутнику, и напитки за ваш столик. Дёма завернул, - ответил парень. Стэн серьезно кивнул и сунув ему в карман пятисотку сказал.
  
  - Не интересует... После пива будет танец, - кивнув парень ушёл.
  
  - Я с вами пойду..., танцевать, - сказала Стася. Переглянувшись Вова и Стэн засмеялись.
  
  - На это и расчёт. Не пугайся, подиграй нам, - просил Стэн.
  
  - Я скоро писать захочу, - сообщила Стася.
  
  - Сводишь меня в туалет?
  
  - Вот после танца и пойдём..., все вместе, - поиграв бровями и погладив мужа по спине сказал Владимир.
  
  - Ага. Добьём их нахерр, - улыбаясь ласке промурлыкал Стэн.
  
  - Иди первая, - добавил он. Оглядевшись Стася ринулась покорять танцпол. Парни цепко следили за ней. Стася стала плавно двигаться, вокруг образовалась небольшая пустота... И тут..., началось окучивание. На её лице появилась растерянность. Первым встал Володя, следом допив пиво Стэн. Подойдя к девушке, Владимир прижал её спиной к своей груди и опустил руку через плечо ей на живот. Она задрала голову и они улыбнулись друг другу. Стася расслабилась, они стали двигаться синхронно. Подошёл Стэнн и встав впереди них стал танцевать один. Свободного места стало больше. Володя слегка подтолкнул к Стэну Стасю и они взяли его в оборот. А потом в оборот парни взяли Стасю. Зажав её меж собой, ласкали в танце друг друга и её. Движения стали плавнее, откровенее. Выпустив девушку на волю приникли друг к другу, тёрлись носами, вжимались телами. При этом гладя Стасю, танцующую рядом, по поднятым рукам, бокам, спине. К концу композиции парни поцеловались и заломив Стасе за спину руки потащили её за собой, в туалет. Вокруг появились понимающие взгляды и шепотки. Войдя в туалет, выпроводили из него парней и Володя заклинил дверь.
  
  - Давай дорогая, выбирай, - сказал громко Владимир стоя возле двери и повел рукой в сторону кабинок.
  
  -А-а, - и Стася заглянула в одну из них.
  
  -Фу-у, как мерзко, - отшатнувшись выкрикнула она. Глянув туда Стэн сказал.
  
  - Ничего. Протри и продолжай, - и они заржали расходясь пока бинкам. Сделав свои дела Стэн спросил еле слышно.
  
  - Ну что, домой? - и слегка похлопал дверцей кабинки.
  
  -Э-э? Маловато будет, - выдала Стася.
  
  - Освежись и подправь макияж, - сказал Стэн показав сестре на пот на лице и шее, обратив внимание на губы.
  
  - Угу, - и Стася взялась плескаться пастанывая. Парни смотрели друг другу в глаза и внутренне ухохатывались. Все освежились, привели себя в порядок, Стася нарисовала свисток и они отперли дверь. Шедшая последней Стася услышала тихий вопрос в спину.
  
  - Хорошо было оказаться между них? - улыбнувшись, ни сном ни духом, она ответила.
  
  - Да. Я всегда меж них.
  
  - Всегда? Как влезла то? - опять в спину, но уже другой голос.
  
  - Обычно им хорошо вдвоём, но иногда Стэну бывает скучно и мы собираемся вместе, - что ей ответили она уже не слышала, вышла в зал. Сев за столик Володя усадил Стасю на колени, Стэн сел рядом и она положила руку ему на бедро опираясь, откинувшись назад. Пиво принесли сразу, Стэн получил своё бесплатное.
  
  - Это за какие-такие заслуги? - спросила его сестра болтая ногами и потягивая пивко.
  
  - Когда вы покинули танцпол, нам посыпались заказы. Они до сих пор повышенные, - улыбаясь ответил Влад и ушёл. Стася таращились на Стэна, он пожал плечами.
  
  -Ну-у, нас хотят. Как-то так.
  
  -Хм-м, - она задумалась дуя в бутылку.
  
  - Тебя теперь тоже хотят, - она просияла, а немного погодя, изменившись в лице спросила.
  
  -Ник?
  
  -О-о да-а, - ответил Вова и погладил её.
  
  - А Нику теперь вообще ход в клубы и студ. вечеринки заказан. За ним охота начата, так что пусть тренирует амплуа ботана-задрота и шмотки по скромнее, попроще, - объяснил сестре Стэн.
  
  - А твоя задача довести это до его сознания и закрепить там надолго. Иначе я за его, не то что задницу, психику, да и пожалуй жизнь, и копейки не поставлю, - закончил он нравоучение.
  
  - Не нагнетай. Не запугивай, - огрызнулась Стася, но голос у неё был неуверенный.
  
  - Я не нагнетаю. Ты вспомни про его воду. А если он будет без нас и выпьет такое? Думаешь ты его ещё увидишь после этого? Он ведь тоже с нами танцевал, молодой, красивый и очень талантливый между прочим. А в конце, был поцелуй, кхм, иллюзия конечно. Но публике крышу посносило, а это ведь гей-клуб только тут не геи, а пидорасы. Еле ноги унесли. Сегодня середина недели, а народу как в выходной. Делай выводы sister, - и притянув её за цепочку поцеловал. Послышалось несколько возгласов с разных сторон. Стасю передернуло.
  
  - Может ну его? Домой пойдём? - тихо спросила она Стэна, склонившегося над ней делая вид что целует её грудь.
  
  - Давайте зайдем в тот аптека-бар и уже оттуда вызовем такси, - сказал Володя также склоняясь к животу Стаси. Стэн сжал внутреннюю сторону бедра сестры целуясь при этом с Володей. Проходя мимо бара, Стэн сказал.
  
  - Прощай Дём. Жди вестей обо мне. О нас, - и обнявшись они двинулись на выход.
  
  - Сигарету доставай, - шепнул Стасе Володя. Выйдя она попросила у охранника прикурить.
  
  - Охраняете? - глумливо лыбясь спросил тот.
  
  - Что моё-моё. Не люблю делиться, - глядя в сторону ответил Стэн и взяв сестру за руку повел вдоль здания. Так, они и слиняли. В баре Владимир со Стасей употребили по порции крепкого и попросили вызвать такси, работающее с баром. Подъезжая к дому отзвонились детям и разошлись по комнатам.
  
  Освежившись и смыв с себя запах клуба, парни упали на кровать. Володя лег на Стэна и втянул носом воздух возле шеи и волос.
  
  - Прости. Я больше не буду. Не знаю, что на меня нашло? - сказал Стэн виновато прикрыв глаза.
  
  -Я знаю, - сказал ему в губы Владимир.
  
  -Ты хороший мальчик и не любишь расстраивать близких. А расстроюсь не только я, - и он поцеловал мужа глубоко, нежно.
  
  
  
  ============================NC==============================
  
  
  
  -Боже-е ещё-о, - простонал Стэн поднимая при этом пах. Володя повторил ласку.
  
  -М-м, хочу-у, - просипел Стэн.
  
  -Что ты хочешь, хороший мой? - шёпотом спросил Вова ему в губы.
  
  -Всё, я хочу всё, - хрипло ответил Стэн.
  
  - Жадюжка какой. Всё ему и побольше, - усмехнулся Вова качая пахом. Стояки у обоих были уже знатные. Володя спустился поцелуями по шее к груди, животу. Потерся щекой о член.
  
  -Как же я люблю тебя, солнышко. Тебя и его, - сказал Владимир выцеловав член по всей длине.
  
  -А я-то тебя как люб-ах-лю. Ах-а, а-ах. Да мой хороший. Да ах-а, лю-а-ах, любимый мой, - стонал Стэн под нежными губами супруга, который быстро учился и теперь умело дарил наслаждение своему любимому. Спустив слюну на пальце, Володя смазал колечко и потыкавшись в него слегка, проник внутрь. Поласкав его внутри и растянув, Вова выпустил член изо рта, и поднявшись поцеловал искусанные губы Стэна, одновременно с этим входя в него. Стэн застонал ему в рот закидывая ноги на талию.
  
  - А-ах. Да-а любимый. Ещё-о, - шепотом просил он, активно подмахивая.
  
  - Хочешь большего? Ты знаешь что нужно сделать. Выгнись, я тебя поддержу, - шептал Володя подползая под ягодицы Стэна коленями, помогая ему сильнее выгнуть спину и гоня член толчками вверх. Стэн стал вскрикивать, хватать воздух задыхаясь от наслаждения. От шума проснулась Стася. Наращивая темп, Вова заставил Стэна непрерывно выть и чувствуя сжатие внутри взвыл и сам, кончая вместе с мужем.
  
  - Стэ-енушка-а! - Стася слушая буркнула.
  
  - Вот это концерт. Аж завидую, - и натянув одеяло на уши попыталась отрешиться от всего. Через некоторое время уснувшая была девушка проснулась от парных стонов и завершающего возгласа.
  
  - Да-а. Вовка-а. Люблю-у!
  
  - Интересно, сколько они так могут? - буркнула она и, встав пошлёпала в туалет. Собираясь выходить, услышала шебуршишь за дверью и решила пересидеть.
  
  - Стася, заседаешь? - сросил Стэн из-за двери.
  
   - Угу. Поспишь с вами. То-один орёт, то другой. Весело у вас, я смотрю, - огрызнулась сестра из туалета.
  
  - Прости. Спокойной ночи. Сейчас всё будет хорошо... спокойно, - поправил себя Стэн.
  
  - Да уж, куда уж лучше? - выходя из туалета бурчал Стася. Стэн сразу выключил свет.
  
  - Эй. Что за дела? - возмутилась взъерошенная девушка в длинной майке.
  
  - Прости, я голый. Ты же не хочешь...?
  
  - Нет, - перебила его Стася.
  
  - Того, что я слышала с меня довольно. Видеть-увольте, - и она пошлёпала в свою спальню. Войдя в ванную, Стэн с Володей краснея, тихо рассмеялись и стали целоваться под душем.
  
  - Правда, пора успокаиваться, а то не поспим и ей не дадим, - хихикнул Стэн оглаживая плечи, грудь и живот мужа, сам подставился под струи.
  
  - Ага. Повернись... промой меня, - попросил о таком Володя в первый раз. Стэн оборачиваясь подумал." Вот и еще один шаг к сближению и полному доверию" - он ввёл два пальца в припухшую, скользкую от вытекающей спермы дырочку супруга и пошевелил ими внутри. Сперма потекла активнее. Стэн подставил ладонь под струю направляя её в нужную сторону, Володя всхлипнул. Вынув пальцы, Стэн ткнулся ему в плечо.
  
  -Вовка, как же я тебя люблю. Ты не представляешь. Аж в груди щемит, - повернув голову Вова поцеловал его в висок.
  
  - Представляю. Я тоже, - приласкал мужа и выключил воду подумав." Продержись еще чуть-чуть, мальчик мой. Дома будет спокойней."
  
  ================================КОНЕЦ NC====================
  
   Утро для них настало внезапно. Стэна тянули за волосы и за нос, выворачивая его, у него аж слёзы выступили.
  
  -Федя, разбойник, - не открывая глаз прогундосил он, уже зная пристрастия своих детей. Филис полулёжа рядом, мусолила намотанные на кулак волосы. Володе тоже засунули пальцы в рот и нос, быстро, сильно, глубоко. И если пальцы во рту он бы еще стерпел, то с носом срочно нужно было что-то делать. Ощущение, что достали уже до глаз, вызывали опасения, что их так сейчас и вынут. Зарычав он откинулся вытрясая маленькие конечности из своей головы. И сразу же вернулся целуя мягкие, нежные, тёплые тела детей куда придётся. Кто-то засмеялся первым своим смехом, следом заухала Филис оставив волосы папы в покое и переключая внимание на возню с боку. И только Федя не оставил своего занятия, лишь поменяв нос на рот. Стэн взял его ручку и ножку Филис и стал целовать их и легонько дуть. У детей на миг перехватило дыхание, дочь задрыгала ножками. Открыв наконец глаза, Стэн нервно втянул воздух. У двери стояли Марина с Никой, и с разных ракурсов вели видеосъемку.
  
  - Вы что, охренели совсем? Мы же голые, - возмутился Стэн.
  
  - Да уж, - только и ответила дочь.
  
  - А если бы мы... - он махнул рукой в сторону изножья кровати.
  
  - Раскидались? - завершил за него Владимир.
  
   - И чего нового я бы там увидела? - спросила Марина убирай телефон в карман. Прищурившись Стэн пристально на нее посмотрел. Она отвела глаза и покраснела. Войдя первая в свою квартиру, услышала в спину.
  
  - Ты что, тоже их видела? - резко обернувшись Марина ошеломленно спросила.
  
  - Тоже? И ты-ы? - Ника кивнула и опустила взгляд.
  
  - И как? - продолжила та.
  
  - Я так их люблю, и счастлива, что счастливы они. А вообще... красиво, - добавила Ника в конце и шмыгнула на кухню. За завтраком Алина с Мариной постоянно поглядывали на неё. Ника не обращала на них внимание.
  
  - Но как? - задала вопрос с широким смыслом Марина, когда они все собрались в своей спальне.
  
  -М-м? А-а! Да нормально очевидно. Ника не та дама, что будет молча что-то переживать. Недовольство сразу выскажет, а если молчит, то и не беспокоит ничего, - пояснила Лида ситуацию.
  
  Стэн позвони в салон "Анатомия", чей телефон сохранил гуляя вчера вечером, и записался на полную эпиляцию для двоих мужчин. Предложил детенышу прошвырнуться с ними и Стасей до магазина сувениров. А пока, взяв малышню опять пошли в сад, оставив мамочек заниматься своими делами. За время их пребывания, дети научились садится и пробовали ползать. У каждого был свой способ. Тёма ползал как гусеничка, но очень быстро. Артур пытался ползать правильно, но быстро уставал и тогда начинал перекатываться и брат его обгонял в их стремлениях к цели. Федя передвигался на попе, не так быстро как Артём, зато долго и руки при этом у него были свободны. Филис же мать с упорством танка не давала садится и ползала девочка по-пластунски и медленно, что неимоверно её выбешивало и она при этом пыхтела и порыкивала останавливаясь передохнуть. В саду Вова поймал здоровенного жука-оленя и посадил его перед детьми на покрывало. Начались соревнования по добыванию приза. Жука быстро ловили и тянули в рот. Артура и Филис он укусил. Мальчик жалобно пищал прижимаясь к отцу, а девочка выла как иерихонская труба, но не бросала попыток вновь добраться до гада. Поподкидывав и покружив детей, Стэн их успокоил и сложил грядкой на краю покрывала лицом к травке с цветочками. Только Артурчика надолго привлёк живой мир. Остальные укатились-уползли в центр, к ярким игрушкам. Надвигавшись и изрядно устав, малыши засыпали во время кормления. После обеда желающие отправились в центр. Купив приглянувшееся, парни вручили покупки дочери и сообщив, что у них запись в салон, удалились дальше по улице. Дамы посмотрели на них как... Посмотрели в общем.
  
  Мужчина-косметолог осмотрев Стэна предложил ему шугаринг, тот согласился. Обработав ему интимную зону, специалист попросил его частично одеться и сообщил, что далее с ним будет работать косметолог-женщина. Как оказалось впоследствии, мужчина был у них один на два салона и нарасхват. Стену просто невероятно повезло, сразу к нему попасть. Пока ему обрабатывали интим, Володю драли всего, потом их поменяли. Выйдя из салона Стэн сказал.
  
  - У мужика руки нежнее, - и резко заткнулся, задумавшись.
  
  -Нет солнышко, ты не гей, на мужиков тебя не потянуло. А руки у него действительно нежнее и опыта побольше, - успокоил его Владимир поняв терзающие Стэна мысли. Тот покраснел, закрыл лицо руками и расхохотался. Люди стали обращать на них внимание. Так их нашли, их девушки и Ник. Они хотели дойти до набережной Фонтанки, но им позвонила Марина спросив где они и не хотят ли, чтобы она их забрала. Подумали и решили ехать собираться, рейс у них был утренний, прощаться решили сегодня. Девчонки с утра, как оказалось колдовали на кухне и к вечеру у них всё было готово. Стася собрала Ника к учёбе, а Заверины благополучно упаковались.
  
  Ника с Алишей снова расшили бриллиантами футболку, в этот раз она смотрелась бедненько. Освободившись Стэн с Володей ушли в спальню мамочек и до ужина провозились с детьми не спуская их с рук. Позже Вероника к ним присоединилась. Посидели тихо, уезжали заранее и все. Марина обнимая в аэропорту Стэна шепнула ему.
  
  - Я люблю тебя, Стэн, - повернув голову к её уху он спросил.
  
  - Ты видела нас с Вовкой, ведь правда? - она напряглась в его руках. Стэн отстранился заглядывая ей в глаза. Взгляд у неё стал испуганный, мечущийся. И обняв её вновь он шепнул.
  
  - Вот он любит, а ты хочешь обладать, - и чмокнув её в висок разжал объятия. Она кинулась на выход крикнул через плечо.
  
  - Стася, Ник в институт, - попрощавшись с Беликовыми, отправили их на выход. У арки регистрации, обнимая детей Стэн прослезился, вдыхая запах малышей и бубня.
  
  - Я буду скучать, я так буду скучать, - у Ники глаза тоже были на мокром месте. Обнимая её Лида сказала.
  
  - Зато у тебя теперь целый пучок причин, кроме меня, приезжать в Питер, - Вова был более сдержан, но пацанов тоже долго тискал. Замахнув успокоительного они благополучно улетели. Дома их ждали животные, дача, много осенних забот.
  
   Вскоре вернулась Стася с Алишей. А в конце сентября им из Италии пришла посылка с осенним каталогом, там было 22 их фотографии. Плакаты фотомодели Стэна Заверина и макет новогоднего каталога полностью из их снимков. Была даже какая-то, якобы их история, мало схожая с действительностью. Стыренное у Вероники фото Стэна на даче, было отредактированно и его преподали, как ярого Гринписовца озеленяющего планету. Они долго хохотали над бурной фантазией Итальянцев.
  
  С приездом домой, Ника стала задумчивей и тише. То ли думала о маленьких братьях и сестре, скучая, то ли задумывалась об отношениях и чувствах, мечтая о воображаемом потомстве, или просто о бренности бытия и скоротечности жизни.
  
  Что же до отцов. Стэн всё также самозабвенно любил Володю окружая того заботой, отдаваясь ему каждый раз, как в последний раз, без оглядки. Беря его, возносил любимого супруга на вершины блаженства откуда они видели звёзды. Владимир брал его нежно и безудержно, доводя Стэна до слез и криков. И бережно хранил однажды найденную в портмоне фотографию с надписью на обороте, сделанную рукой Стэна:
  
   Человек иногда устает,
  
   Жизнь достаточно длинный путь.
  
   Чтоб забыться от всех забот-
  
   - я прилягу тебе на грудь.
  
  
  
  ================================КОНЕЦ.СОВСЕМ КОНЕЦ.============
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"