Завизион Виктор Васильевич: другие произведения.

Фантастический боевик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие книги начинается в недалеком будущем и разворачивается уже в 22 веке. Кристофер Иванов - ученый-океанолог выживает после контакта с ужасной Тварью, которую он поднял из глубин океана. Но очнулся он уже в другом мире, в котором Тварь успешно теснит людей и вот-вот одержит победу в уничтожении человечества. Бывший ученый посвящает остатки своей жизни мести и спасению планеты. Тварь заметно поумнела и уже одержала несколько значительных побед. Пока люди укрываются в резервациях, она ждет своего часа. Удастся ли главному герою победить Тварь, разобраться в себе и спасти близких ему людей?

  ТВАРЬ. Пробуждение
  Книга 1
  Фантастический боевик
  13,06 а. л.
  Аннотация
  Действие книги начинается в недалеком будущем и разворачивается уже в 22 веке. Кристофер Иванов - ученый-океанолог выживает после контакта с ужасной Тварью, которую он поднял из глубин океана. Но очнулся он уже в другом мире, в котором Тварь успешно теснит людей и вот-вот одержит победу в уничтожении человечества. Бывший ученый посвящает остатки своей жизни мести и спасению планеты. Тварь заметно поумнела и уже одержала несколько значительных побед. Пока люди укрываются в резервациях, она ждет своего часа. Удастся ли главному герою победить Тварь, разобраться в себе и спасти близких ему людей?
  
  ОГЛАВЛЕНИЕ
  Пролог 3
  Глава 1 26
  Глава 2 38
  Глава 3 67
  Глава 4 76
  Глава 5 85
  Глава 6 93
  Глава 7 110
  Глава 8 116
  Глава 9 131
  Глава 10 146
  Глава 11 163
  Глава 12 174
  Глава 13 188
  Глава 14 197
  Глава 15 208
  Глава 16 220
  Глава 17 232
  Глава 18 243
  Глава 19 256
  Глава 20 271
  Глава 21 285
  Глава 22 297
  Глава 23 312
  Глава 24 322
  Глава 25 334
  Глава 26 346
  Эпилог 360
  
  ПРОЛОГ
   2029 год
   Ставшие чужими и мрачными, стены второй палубы отразили яростный, нечеловеческий вопль. У нее появились голосовые связки, машинально отметил я. Теперь здесь все напоминало о нем - образце M846 - а не о безмятежной жизни ученых на исследовательском судне. Поцарапанные переборки, выломанные двери кают, слизь на стенах и запах... Густой запах сырости и гнили, невидимым туманом пропитавший все вокруг. От бега и страха я тяжело дышал, вдыхал его всей грудью. Выворачивающее ощущение брезгливости преследовало по пятам. Что же мы достали со дна?!
  Оно преследовало меня. Схватился за решетку вентиляционной шахты, с силой дернул. Я не оборачивался. Сгустившийся воздух и усилившееся зловоние не хуже зрения сигналили о его приближении. Подтянувшись на руках, с трудом втиснулся в чернильную тесноту вентиляционной шахты. Знали бы конструкторы, что через эту шахту я буду спасаться от неизвестного науке монстра, наверняка сделали бы ее шире.
  Что-то дернуло меня за ботинок. Твою мать! Нет!
  Вцепился руками в крепления шахты. Ботинок сорвался с ноги. Я заорал. Перед глазами поплыли красные круги. Ногу словно пронзило током. Похоже, вывихнута лодыжка и содрана кожа. Превозмогая боль, до крови раздирая локти о ржавые крепления, я продолжал ползти по вентиляционной шахте.
  Оторвался. Существо попыталось следовать за мной, но не смогло пролезть туда, где я сам с трудом перемещался. Надо ползти вперед. Только вперед, сейчас главное - не останавливаться.
  Остался ли кто-то в живых? Скорее всего - нет. На нашем исследовательском судне я работал вместе с десятью коллегами. И вчера мы подняли из глубоководных слоев океана НЕЧТО. Глубина десять тысяч восемьсот сорок шесть. Эту цифру я запомню на всю жизнь. Ведь, судя по всему, мне осталось не так долго, чтобы забыть ее наверняка. Но где-то там, в темноте, должна быть автономная каюта со всем необходимым.
  Позади снова раздался вопль. Волосы на голове зашевелились, тело пробил озноб. Неравномерное шелестение и клацанье когтей подсказало, что бестия недовольна и отправилась на поиски. Ничего, доберемся до каюты, тогда появится шанс побороться за жизнь. Надо только доползти, автономная каюта уже совсем близко. Она работает и как спасательный модуль, и как мини-лаборатория, и как дополнительная каюта для гостей. Закаленное армированное четырехслойное стекло - оболочка модуля - может выдержать даже очень сильный удар. Куда там этому слизняку. Это реальный шанс спастись. Пока вспоминал технические характеристики модуля, отвлекся от боли, которая мгновенно заполнила освободившийся объем внимания. Вдруг я осознал, что, вспоминая технические характеристики модуля, отвлекаюсь от боли, которая мгновенно напомнила о себе. Зашипев, как чайник на плите, на миг закрыл глаза. Нужно стараться поменьше привлекать ее внимание. Во мраке вентиляционного проема, путь до модуля длился целую вечность.
  Наконец показалась вентиляционная решетка возле кают-модуля. Сердце бешено колотилось, в ушах звенело. Адреналин не хуже технических характеристик помогал справиться с болью. Прислушался - монстра не слышно. Отстал или затаился? Черт его знает. Теперь на корабле только я и он. Скотина! Горькая пустота одиночества и потери заполнила сердце. С большинством из членов экипажа я проработал пятнадцать лет. Дружил. Мы вместе учились в престижном университете на факультете морской биологии - энтузиасты-единомышленники. Искали доказательства, что на сверхглубоких отметках обитают крупные развитые формы жизни. Все началось с гипотезы, а потом закрутилось - гранты на исследования, научные работы, выходы в море, погружения, пробы воды, микроорганизмов и не только "микро-".
  Но я еще жив и выберусь, чтобы рассказать об этой твари! Осторожно снял решетку вентиляции и протолкнул ее дальше в проем. Руки мелко дрожали, не слушались. Высунувшись вниз, едва не потерял сознание - от напряжения кровь прилила к голове, в глазах поплыло, замелькали круги со вспышками. Было бы легче, если бы около часа назад не приложился так крепко о край стола в лаборатории.
  С трудом вернул голову в нормальное положение, подождал пока пройдет головокружение, снова высунулся из отверстия. Благодаря этой комбинации убедился, что коридор, ведущий к каюте, пуст. Решил выбираться. Едва не упав вниз головой, спрыгнул на пол. Испуганно обернулся, потому что звук приземления в полной тишине прозвучал на удивление громко. Одновременно пришла ослепляющая боль в вывернутой лодыжке. До крови прикусил губу, с тихим мычанием сполз по стене. Обхватил стопу руками, дернул, что есть силы. Я все-таки заорал. Боль заполнила все сознание, вырвав из действительности. Несколько мгновений спустя вернулась способность соображать. Где-то на верхней палубе послышалось шуршание. Пока это хорошо - я забрался наверх, и она решила, что меня надо искать на другой палубе. Но теперь оно точно знает где я.
  Добрался до прозрачной переборки кают-модуля. Сенсорная панель на ней светилась мягким оранжевым светом. Приложил ладонь и... ничего не произошло! Панель, несколько раз мигнув красным, снова перешла в режим ожидания. Чертов оранжевый цвет! Черт! Нет, цвет здесь не причем. Надо успокоиться. Из разодранных локтей кровь стекала на ладони, капая на пол. Кровь! Вот почему устройство не смогло меня опознать. Надо все вытереть. Затравленно оглядевшись, увидел открытую каюту. Дженнингс... Руководитель нашей группы. В шкафу нашел чистую одежду. В каюте старался не смотреть на кровать, где лежал Джен, когда тварь пришла за ним. Нет, тела там уже не было. Она его давно переварила. Как и остальных. Кого-то застала во сне, кого-то по пути на помощь или на палубе. Кого-то просто разорвала на части... Она стала гораздо крупнее, чем, когда мы ее подняли с той проклятой отметки.
  Вообще, когда исследовательский дрон-глубоководник обнаружил ее на глубине, она была не больше кошки. Бесформенное, с ужасными когтеобразными отростками, нечто. Мы все очень заинтересовались находкой. Дрон захватил ее в специальный приемник. Когда подняли его на палубу мы сильно удивились, если не сказать больше. Этот организм увеличился в размерах и стал занимать все пространство приемника, который больше ее первоначальных размеров в четыре раза. Очевидно, что все дело в давлении. Дженнингс предсказывал такое, только с гораздо меньшими организмами и в меньших масштабах. Но как оказалось потом, для нее это не предел.
  Вытерев ладони от крови, поспешил протереть сенсорную панель кают-модуля. В конце длинного коридора снова различил клацающие звуки, тихое шипение. Она нашла меня! Приложил руку к панели и та, мигнув зеленым, стала медленно отъезжать вбок. Ну давай, давай. Давай же! Тварь издала торжествующий рев, перемежающийся громким шипением. Она полностью уверена, что не упустит добычу. Ее тело могло принимать практически любую форму. И сейчас с ужасом наблюдал, как ко мне ползет вытянутая, белесая и когтистая смерть. Ноги подкашивались, тело била крупная дрожь. В этот момент панель отошла в сторону настолько, что я ввалился внутрь. Наскоро поднявшись, забарабанил по аварийной панели, которая задраивает все люки, переборки и переводит кают-модуль в автономное функционирование. Тварь, словно осознав, что добыча ускользает, издала еще более громкий визг и быстрее устремилась в моем направлении. Время замедлилось. Я стоял и наблюдал, как невообразимо медленно закрывается входная панель, а тварь, безобразно извиваясь и подтягиваясь на своих когтистых отростках, приближается ко мне. Мгновение за мгновением. Сантиметр за сантиметром. Секунды удлинились настолько, что казались минутами. Я заорал. И, похоже, обмочился. Но это неважно, поскольку время снова вернуло свою обычную скорость. Входная панель, наконец, захлопнулась. Всего в каких-то сантиметрах перед ее отростками. Тварь подобралась, кинулась на переборку. Она отлично видела меня, но пробраться не могла. Перед кают-модулем осталось немного свободного пространства, она заняла его полностью. Я опустился на пол и заплакал. Не знаю от чего больше вздрагивал - от рыданий или от глухих ударов в переборку...
  Не могу сказать сколько так просидел, но мне стало неуютно от своей вони, да и раны напоминали о себе ноющей болью. Старался не смотреть в ее сторону, но знал, что она все еще там, наблюдает. В голове не укладывалось, что эта тварь с Земли. Хотя, конечно же, нет - она не с земли, она из океана. Хмуро усмехнувшись, держась руками за стены модуля, пробрался в уборную. Меня вырвало. Взглянув на себя в зеркало, почти не удивился. В волосах появились серебряные нити.
  Приведя себя в порядок, переоделся. Весь мусор, грязную одежду выбросил в генератор. Эта незаменимая в путешествиях штука поможет продержаться до прихода помощи. Генератор вырабатывал и тепло, и электричество, и топливо. Достаточно загрузить в него любую органику. Помимо этого, есть еще и запас топливных брикетов. Заставил себя пообедать. Или поужинать? Может и позавтракать - мне уже все равно. Тварь изредка предпринимала попытки прорваться сквозь прозрачную преграду. Аппетит не шел.
  Спал неспокойно. Постоянно вздрагивал, просыпался. Убедившись, что в безопасности, снова проваливался в беспамятство. Сколько так прошло времени - я не знал. После сна подошел к переборке. Коридор окутался тьмой, а освещение кают-модуля освещало только небольшой участок перед ней. Вдруг из темноты стремительно вылетела тварь, с глухим ударом врезалась в переборку. Я вздрогнул, отступил на несколько шагов. После этого она больше не пыталась прорваться. Наверное, осознала, что ей не пробиться. Я стал рассматривать переборку. Вся в потеках слизи, кое-где видны царапины. Там, где потеки особенно обильны, материал немного помутнел. Да что за монстра мы обнаружили!?
  Невольно перевел взгляд на нее. Со времени поднятия ее с глубины она сильно изменилась - стала больше, отростки удлинились, их теперь шесть. На нижней части (хотя местоположение довольно условное) отчетливо просматривается небольшое углубление - ротовое отверстие. С него она начинает обволакивать жертву, чтобы переварить её уже внутри. Присмотревшись, сквозь полупрозрачную бледную плоть, разглядел нечеткий силуэт кого-то из друзей... Кого она съела последним? Какая теперь разница - переваривает она очень быстро. Так все и погибли - Дженнингс, Тори, Маргарет, Юлия, Майкл, Антонас, Ким"Ю, Джинна и Дейзи.
  Только теперь вспомнил, что нужно вызвать помощь. Бросился к передатчику, ощутил, что меня качает. Сперва списал все на слабость после ранений и всего пережитого. Но потом понял, что за бортом, скорее всего, шторм. Дождался. На миг поддавшись отчаянию, ощутил, как во мне снова поднимается паническая волна, сковывая тело. Но сбросив оцепенение и обругав себя за малодушие, включил передатчик. Найдя аварийную частоту, запустил передачу сигнала бедствия. Дополнительно добавил информацию о своем положении и что сюда немедленно нужно вызвать войска. Без сопровождения военных здесь нечего делать. Теперь оставалось только ждать.
   Качка не прекращалась. Наше легкое исследовательское судно имело всего три палубы и предназначено для исследований в спокойных водах. Да мы и не планировали дожидаться начала шторма, даже на якорь не вставали. Двигатели автоматически корректировали снос корабля. Конечно, нас будут искать. На месте последнего сигнала от нас. А меня же несло неизвестно куда. Двигатели уже не работали.
  Тварь то появлялась, то исчезала из поля зрения. Казалось, она наблюдала и изучала меня. Старался не замечать ее присутствия, лежал на кровати с закрытыми глазами. Вдруг меня бросило в противоположную переборку. В голову прилетел лабораторный бокс. Со стен посыпались незакрепленные предметы, пол медленно стал крениться. Меня потащило в сторону выхода. Тварь и не думала сползать - она ухватилась своими отростками за стенки соседних кают и продолжала наблюдать за мной. Корабль тонет. Даже эта мысль ничего не всколыхнула во мне. Я устал удивляться, бояться и плакать. Просто устал. Жить мне оставалось ровно столько, на сколько хватит воздуха. Лежа на переборке, с кровоточащей ссадиной на лбу, безразлично взглянул на строку состояния жизнеобеспечения. Индикатор показывал запас кислорода на сто двадцать восемь часов. Неплохо. Если меня найдут за это время. Чуть больше пяти суток жизни. Или ожидания смерти. Лежа на переборке, отрешенно смотрел на уставившуюся на меня тварь. Нет, ее я не видел. Я погрузился в мысли и воспоминания. Почему не завел семью и детей? Наверное, потому что судьба знала, что закончу вот так. Зачем огорчать своей смертью близких? Правильно - незачем.
  Вскоре ощутил легкий толчок, пол начал медленно выравниваться, но к горизонтальному положению так и не вернулся. Остался небольшой уклон. Конечно, за переборкой вода и тварь теперь, как рыба в воде. Или тварь в воде. В общем, в своей стихии. Вскоре она уплыла. Наверное, сквозь пробоину в корпусе или через верхнюю палубу. А я уснул прямо на полу.
  Проснувшись, начал наводить подобие порядка в модуле. Машинально поел, не различая вкуса. Снова улегся на кровать, подтянул колени к груди, обхватил их руками.
  Я ел, пил, бездумно валялся на кровати и жалел себя. Наедине с жуткой тварью, под многометровой толщей воды, что может быть хуже? Так прошло девяносто шесть часов. Передатчик продолжал работать, нарушая мертвую тишину модуля шипением. Тварь периодически навещала меня, будто хотела убедиться, что я еще здесь и никуда не делся. Она больше не предпринимала попыток пробиться ко мне, а просто приплывала и подолгу смотрела на меня. В ее присутствии я начинал ощущать, как у меня шевелятся волосы на голове, а по телу пробегают странные мурашки. Поэтому всегда знал, когда тварь рядом, даже не оглядываясь на переборку. Да, кстати, глаз у нее нет. Как я определяю, что она смотрит? Да потому, как ее новая пасть поворачивается в мою сторону, если начинаю передвигаться. Поэтому слово "смотрела", в ее отношении стоит воспринимать не буквально. Она снова изменилась. Наверное, успела отобедать каким-то другим биологическим материалом для постройки своего ужасного тела. Скорость изменений одновременно пугает и шокирует!
  Появившаяся новая пасть оказалась с несколькими рядами зубов, на вид очень острых. Она открывалась и закрывалась, как круглая диафрагма на объективе фотоаппарата, за счет этого ряды зубов скользили между собой при растяжении или сжатии пасти, перемалывая свою добычу. Но это не значит, что теперь она ест только через свою новую пасть - внизу, сквозь ее тело, снова разглядел чей-то силуэт.
  Мне осталось двадцать девять часов. Чуть больше суток. Немного. Но теперь я абсолютно спокоен. На третьи сутки пребывания здесь я до конца осознал, ЧТО со мной произошло. И окончательно понял, что нахожусь в спасательном модуле. Трезво проанализировав ситуацию, убедил себя, что еще не все потеряно и есть надежда. В модуле есть криокамера для глубокой заморозки образцов и последующего исследования в лаборатории. Так оказалось гораздо проще, чем соблюдать все условия для нормального функционирования различных организмов, которые мы исследовали. А сейчас туда залезу я и заморожу себя. Конечно, придется свернуться в комок.
  Помощи все еще не было. Судя по всему, силы передатчика не хватает, чтобы пробиться через корабль и водную толщу. А может что-то сломалось, я уже ни в чем уверен.
  Собрал всю органику, которую нашел в модуле. Даже пластиковые ручки и книги, а также всю еду. Все равно мне это не понадобится в заморозке. Загрузил все это в приемный бак, отключил всю аппаратуру, кроме криокамеры. По моим подсчетам, генератор сможет поддерживать мою заморозку в течение почти ста пятидесяти лет. Неплохо. Тут же память услужливо подсказала истории о без вести пропавших кораблях. Оптимизма это не прибавило, но надежда оставалась все равно. Радиомаяк на собственном питании проработает лет десять. Его не стал разбирать ради органики. Может, все-таки случится чудо.
   Сейчас здесь герметично и темно. Скоро будет еще и холодно, так как тепло больше не вырабатывается. Полностью разделся, сложил одежду в приемник генератора. Внутреннее пространство модуля освещало только голубоватое сияние криокамеры, которая сейчас выдвинута из дальней стены. Ну что же, надеюсь меня найдут в течение следующих полутора веков. Впрочем, если нет, мне уже будет все равно. Этого я уже не почувствую и не узнаю. Чтобы меня разморозить и вернуть к жизни нужна специальная аппаратура. Криокамера только замораживает. Следуя какому-то инстинкту, я обернулся к входной переборке. Тварь была там и медленно скребла переборку. Прощаешься, скотина?! Я оскалился и закричал: "Хрена с два ты меня достанешь!". Не придумав ничего лучше, показал ей средний палец, и, отвернувшись, полез в морозильник. Надеюсь, мы больше не встретимся, Тварь!
  ***
  2031 год
  Прозрачная вода тугой волной набегала на нос небольшого корабля. Если бы не звук двигателя, можно было услышать ее шелестение о борт. Безлунная ночь выбрана специально. Заказ поступил крупный и за него хорошо заплатят.
  Джомар ходил в этих водах с самого детства. Сначала на долбленках с веслами, потом на легких катерах, а теперь на своем небольшом корабле. Бизнес с черепашьим мясом приносил хороший доход. Всего и задач-то - не попадаться редким патрулям, да избегать встреч с гринписовцами. При мысли о последних, он брезгливо сплюнул. Вот ведь, где странный народец - почти всегда при встрече с ними пираты и браконьеры их убивали, но те настойчиво пробирались сюда и старались помешать незаконному убою черепах. Что в этом такого? Природа создала добычу, люди ее добывали. Подставлять себя под пули и ножи из-за этого просто бессмысленно. Все остальные точки зрения не укладывались в голове Джомара.
  Гринписовцы, как и пираты, проникали сюда незаконно. Поэтому большую охрану они с собой не брали. Часто ходили без охраны. Когда они замечали пиратское судно, они тут же отправляли сигнал бедствия с сообщением о нарушении закона. Поэтому пиратам приходилось устранять свидетелей.
  Для этих целей у Джомара есть команда головорезов, которые отлично показали себя в прошлых вылазках. По совместительству они же работали и забойщиками черепах.
  - Антонио! - позвал Джомар смуглого парня на палубе.
  - Да, босс?
  - Собирай парней, скоро подойдем к островам. Готовьтесь.
  Антонио ушел не ответив. Все действия отработаны много раз, поэтому у них нет лишнего контроля и ненужных отчетов. Каждый знал свое дело.
  Корабль остановился в полумиле от ближайшего острова. На воду спустили моторную шлюпку. Пираты с оружием и инструментами погрузились в нее. Джомар остался на корабле, следить за радаром. В ожидании парней, он решил заняться подсчетами будущей прибыли и расходов. Он улыбался в предвкушении большого гонорара, но тут его мечтания прервал выстрел. Потом еще один. Затем выстрелы слились в канонаду. Джомар вихрем вылетел на палубу, с тревогой всматриваясь в темноту, которую вдалеке озаряли вспышки. Вскоре выстрелы прекратились, но образовавшуюся тишину прорезал чей-то предсмертный вопль, который внезапно оборвался. Неужели засада - с досадой подумал капитан. Что ж, как ни жаль парней, но им он уже ничем помочь не мог. Нужно убираться отсюда, пока они не добрались до него. Он уже собрался уходить с палубы, как услышал звук моторной лодки - или кто-то из парней выжил, или это те, кто устроил засаду. Желание спастись и чувство ответственности за команду раздирали. Вскоре по звуку мотора он опознал свою лодку. С облегчением вздохнув, он стал ждать прибытия парней. Включил небольшой фонарь на носу корабля. Тут же из темноты вынырнула шлюпка, ткнулась носом в борт корабля. Большую часть жизни Джомар был лысым, его загорелый череп давно не знал расчесок и шампуней. Но тут он почувствовал, как его давно выпавшие волосы зашевелились. Антонио отпустил рукоять мотора и тот затих. Вся лодка покрыта кровавыми разводами, кое-где валяются оторванные части тел. Парень обхватил себя руками и начал раскачиваться на скамейке. Он что-то бормотал. Лодку начало сносить от корабля. Джомар сбросил крюк на веревке и подтянув его, зацепил его о скамейку. Спрыгнув к Антонио, он различил что шептал его подчиненный:
  - Берберока! Берберока... Берберока-Берберока...
  Его прошиб холодный пот. Великая Амансиная разгневалась на него! За его жадность! Ночь вновь разорвалась страшным воплем. На этот раз - нечеловеческим. Мельком взглянув в сторону звука, Джомар наотмашь ударил Антонио по лицу, прокричал в лицо команду. Через минуту они уже разворачивались и на всех парах уплывали от этого страшного места.
  Несколько дней спустя, по рации он услышал, как патрульные нашли лодку в крови и с человеческими конечностями. После бесплодных поисков все списали на кровавые разборки пиратов. Джомар продал корабль, раздал деньги родственникам погибших членов команды и заказал богатое жертвоприношение для Великой Амансинаи.
  Через два дня после неудавшейся вылазки Антонио выстрелил себе в голову. В его комнате нашли на стене знак великой богини. В связи с этим и их скорым возвращением без добычи и команды, поползли слухи, один страшнее другого. Их неудавшийся рейд не обсуждал только ленивый. Считалось, что его команда, чем-то прогневала Амансинаю и она покарала их, наслав Бербероку. Все сходились во мнении, что это из-за слишком большого заказа и жадности Джомара.
  Через неделю после возвращения к нему пришли люди барона Роландо. Именно его заказ взялся выполнить Джомар. Ему нечего было им сказать. Задаток отдавать он тоже не собирался, так как к этому моменту уже избавился от всех денег. Когда его избивали и пытали, он отрешенно вспоминал события той ночи, почти не чувствуя боли. Перед глазами вставали его ребята, Антонио - еще совсем мальчишка. Вопль, который навечно врезался в его память, пробуждал больше страха, чем пытки. Его губы шептали: "Patawarin mo ako, Aman Sinaia" , когда пуля выкорчевала разум из безучастных к происходящему глаз.
  ***
  2037 год
  - Скажи мне, Джекки, сколько еще разного рода браконьеры будут терроризировать эти острова? - обратился к капитану патрульного судна его помощник, изнывая от скуки.
  - Так они же только начали! - усмехнулся капитан.
  - Меня интересует, когда это закончится, кэп, - проворчал помощник.
  - Да сколько будут здесь водиться черепахи, столько и будут браконьеры устраивать свои набеги, - ответил капитан, - или пока не ужесточат наказание за их убой - в виде ракеты по судну без предупреждения.
  Капитан Джеки усмехнулся.
  - Ну дело же не только в браконьерах и черепахах, - возразил его помощник, - есть еще и пираты с их набегами и рабством, отвлекся от бинокля Марти.
  - А с этими, вообще, все сложно. Здесь нужны международные соглашения, введение новых статусов для этих территорий и прочие политические дела. А пока мы и занимаемся патрулированием, чтобы ни те, ни другие здесь не появлялись.
  - Ну да. И я немного переживаю. Слышал про команду Алекса? На прошлой неделе они как раз и повстречались с пиратами. Эти обезьяны даже не стали дожидаться предупреждений и переговоров, сразу начали обстрел патруля.
  - Слышал, конечно. Но куда им на их скорлупках против наших бронированных катеров и вооружения? - усмехнулся Джекки. - Ты вот лучше Фрэнка спроси - переживает он или нет?
  И не дожидаясь пока помощник ответит, выглянул из капитанской рубки и спросил, сидевшего наверху за пулеметом Фрэнка:
  - Фрэнки, дружище, тебя тревожит, что тут пираты плавают? - громко, чтобы слышал Марти, спросил он пулеметчика.
  Марти уже пожалел, что завел разговор с капитаном. Особенно не радовало обращения капитана к пулеметчику, который давно подначивал Марти по любому поводу.
  - Пусть только появятся, сразу же познакомятся с моим другом! - улыбнулся Фрэнк, похлопывая по стволу пулемет, зажатый между ног. - А почему ты спрашиваешь? Неужто Марти в штаны намочил? Ты ему скажи, что пока папочка Фрэнк с ним, ему не стоит бояться пиратов. Ну а если не поможет, тогда пусть проваливает к своей мамочке!
  Пулеметчик громко рассмеялся.
  Джекки закрыл дверь в рубку и вернулся к управлению катером.
  - Слышал? - улыбаясь одними глазами, спросил капитан.
  - Слышал, - проворчал Марти и снова поднес бинокль к глазам.
  Их дежурство подходило к концу, остался только один квадрат. Эту территорию начали патрулировать совсем недавно. В этот момент зашипела рация на приборной панели катера:
  - Борт М-35С, прием! Борт М-35С, прием! Я - база.
  - Я - борт М-35С. Слушаем тебя, база. Прием! - взял рацию капитан судна.
  - Докладывай, Джеки, прием!
  - Все спокойно командир. Во втором квадрате активности на островах не замечено, воды тоже спокойные. Осталось проверить третий и возвращаемся. Прием!
  - Принято! Спокойного дежурства! Отбой!
  - Спасибо! Отбой! - повесил рацию капитан.
  Патрульное судно направилось в третий квадрат.
  Этот архипелаг состоял из множества небольших островов. На некоторых из них все еще проживали люди, но Полинезия сильно обезлюдела. Почти на всех островах проживал редкий вид черепах, мясо которых высоко ценилось на черном рынке. Особенно "прославились" заказами на этих черепах мексиканские наркобароны - им кто-то сказал, что черепашье мясо активно повышает потенцию. Поэтому, в последнее время сюда нагрянула цивилизация во многих ее проявлениях.
  Для каждого уважающего себя барона, стало обязательным заказывать черепашье мясо, хвастаться блюдами, приготовленными из него и количеством девушек, используемых после этого. А если есть спрос, значит будет и предложение. Стоимость килограмма мяса составляла от двух до трех с половиной тысяч долларов. Также нередко происходили тайные аукционы, где стоимость могла взлететь еще выше. Поэтому складывалось впечатление, что браконьеры и наркобароны решили извести бедных черепах на корню.
   Иногда появлялись активисты из общества защиты животных. Этих надо мягко выдворять и при случае защищать от пиратов. Поэтому у патрульной службы ООН здесь всегда много работы.
  Уже недалеко от противоположной границы квадрата Марти увидел что-то на радаре:
  - Джекки! - встревоженно воскликнул помощник. - Взгляни на это!
  Марти указывал на дисплей радара, на котором мигала небольшая точка недалеко от острова в глубине архипелага.
  - Похоже на пиратский корабль, Марти! У нас появилась работа. Да не бойся! Все будет хорошо - у нас есть Фрэнк и ружья.
  Марти лишь молча кивнул и пристально всматривался в бинокль, пытаясь заметить корабль нарушителей раньше, чем это сделают они. Джекки снова открыл дверь на палубу и прокричал:
  - Фрэнки, у нас гости! Прямо за тем островом!
  - Принято, капитан!
  Фрэнк снял с предохранителя пулемет, развернул его по ходу движения. Через несколько минут борт М-35С обогнул край крупного острова и направился к месту где находились нарушители.
  - Я не вижу их, Джекки! Да и точка не двигается, - сообщил Марти.
  Почти тут же сверху донесся голос Фрэнка:
  - Ну и где эти уроды?!
  - Пройдем еще немного, - ответил всем капитан.
  И только когда катер встал прямо над точкой, Джекки произнес:
  - Да, парни, это странно. Похоже на то, что этот корабль прямо под нами. Кто-то потерпел кораблекрушение! Марти, проверь все частоты! Фрэнки, - капитан высунулся из рубки, - на тебе визуальный периметр.
  - Есть!
  Через несколько минут в рубке раздался прерываемый сильными помехами голос мужчины:
  - ...м! ... Всем! ...ское судно "Жак ... ...То" ... круш... в этих ...ах. ... напа... ...ное существо. .... исследования и ... глубины ... десяти ...етров. Тварь очень ... и живуча. ... поддержки ... не исслед... ... судно и ... к этому месту. Повтор...! ... опасна! ... воен... ... нечего ...! ... зовут Крис ..., я единст... ...ший. Я замор... себя в ..., что... ... кислорода. ...луйста, спасите меня и убейте эту тварь!
  Последние слова прозвучали неожиданно четко. Через несколько мгновений тишину нарушил капитан.
  - Святые угодники! - прошептал Джекки. - Неужели это то самое судно?!
  - Что за судно, капитан? - встревожился Марти.
  Джекки его уже не слушал, он рылся в своем компьютере. Вскоре он оторвался от экрана и взволнованно ткнул в него пальцем.
  - Вот оно! Я совсем недавно изучал историю этой акватории.
  На экране показалась новость почти восьмилетней давности. Новость информировала о том, что в нескольких сотнях миль от этого места, при странных обстоятельствах потерялось исследовательское судно "Жак-Ив Кусто". На борту находились десять человек. Все они были учеными - биологами и океанологами. О их судьбе ничего неизвестно до сих пор.
  Фрэнк, который к этому моменту уже покинул свой пост, спросил:
  - И что, кэп? Ты думаешь, это тот же самый корабль?
  - Очень похоже.
  - Но, кэп, почти восемь лет прошло! Как передатчик работает до сих пор?
  - Не знаю, скорее всего, его как-то дополнительно запитали, - неуверенно предположил Джекки.
  - Надо доложить на базу, - предложил Марти.
  -Да, я доложу, - согласился капитан. - Фрэнк, возвращайся на пост.
  - Иду, - отозвался пулеметчик.
  После того, как Фрэнк вышел на палубу, почти сразу же раздался его полный тревоги голос:
  - Парни! Человек за бортом!
  Патрульные в рубке тут же пришли в движение. Капитан на бегу отдавал приказы, предусмотренные на этот случай, но его небольшая команда действовала на автомате. Фрэнк, раздевшись до белья, прыгнул в воду, Джекки уже разматывал веревку с петлей, Марти готовил носилки и аптечку.
  Молодой мужчина лежал на носилках, а команда катера проводила процедуру вентиляции легких. После нескольких минут тщетных усилий капитан произнес:
  - Все, парни. Его уже не спасти. Видимо, долго он в воде плавал.
  - Да упокой господь его душу, - скорбно произнес Фрэнки.
  На палубе возникла гнетущая тишина, та самая, когда до всех доходит осознание факта смерти человека. Фрэнки аккуратно накрыл тело брезентом, перекрестился.
  Джекки терзала смутная догадка, которой он не решался поделиться с напарниками. Тело, которое они выловили очень похоже на руководителя той самой исследовательской экспедиции с "Жак-Ив Кусто" - ученого Дженингса Корнова...
  Марти и Фрэнки отрешенно смотрели в сторону горизонта. Постояв, Джекки снова произнес:
  - Ладно, возвращаемся к работе. У нас остался неисследованным еще один квадрат. Надо поторапливаться. Мы уже выбиваемся из графика. Пойду сообщу на базу о происшествии. Команда отвернулась от трагической находки. Патрульные направилась на свои посты. Но в момент шуршащего звука за спиной остановились, как вкопанные. Медленно развернувшись, увидели то самое тело в вертикальном положении. Глаза закрыты, рот приоткрыт в безмолвном крике, бледная кожа неестественно контрастировала с морской синевой и зеленью ближайшего острова. Все происходящее казалось настолько нереальным, что патрульные не шевелились и только смотрели, вытаращив глаза. Дальше все происходило настолько быстро, что никто из команды не смог вовремя отреагировать, как все уже кончилось. Тело мертвеца пришло в движение. Одним прыжком сократив расстояние до Марти, оно выбросило руку вперед, пробило грудную клетку в районе сердца. Парень не успел издать ни единого звука. Неуловимо быстро развернувшись, безмолвный убийца бросился к оставшимся в живых. Еще не успел упасть умирающий Марти, как голова капитана, оторванная с нечеловеческой силой, покатилась по палубе. К этому моменту Фрэнк очнулся от оцепенения. Он отскочил к правому борту и выхватил армейский нож.
  - Ну иди к папочке, мразь! - его голос дрожал.
  Он понял, что готов дать свой последний бой.
  Существо остановилось, повернуло голову в направлении Фрэнка. Глаза по-прежнему закрыты. Казалось, что оно в замешательстве. Приоткрытый рот сомкнулся и снова раскрылся. Из него раздались звуки похожие на фразу Фрэнка, но губы твари не двигались. Фрэнк от ужаса крепче сжал рукоятку ножа до хруста в костяшках, бросился в атаку. Тело не двигалось и только в самый последний момент незаметным движением сместилось с линии удара и сверху обрушило кулак на его голову. Все оказалось кончено за пару мгновений. Немного постояв, существо подошло к телу Фрэнка и, пальцами разорвав черепную коробку, принялось поглощать мозг. После нескольких кусков оно остановилось и, казалось, прислушалось к своим ощущениям. Через несколько мгновений отбросило развороченный череп Фрэнка и направилась к телу Марти. Ситуация с его мозгом повторились. Напоследок оно подошло к голове капитана, остановилось как бы в нерешительности. Потом аккуратно вскрыло череп и съело весь мозг без остатка. После этого существо неподвижно замерло. В это время из воды показалось еще одно обнаженное тело, которое без труда вскарабкалось на борт. На этот раз - женское. Если бы кто-то, знакомый с экспедицией Дженингса, увидел эту картину, то мог сказать, что это тело очень похоже на одну из участниц исследовательской группы - Тори.
  С закрытыми глазами, в полной тишине, не обращая внимания на мужское, оно оплыло, превратилось в бесформенный студень, занялось перевариванием остатков команды.
  Через час с небольшим на палубе патрульного катера уже ничего не напоминало о кровавой бойне. Кроме неподвижного тела Дженнингса. Зашипела рация:
  - Борт М-35С, Борт М-35С. Я - база. Прием!
  Существо открыло глаза. Белесые белки без зрачков, лицо расслаблено и ничего не выражает. Повернув голову, оно медленно направилось в сторону рубки. На ходу с телом происходили странные метаморфозы. Оно становилось ниже, шире в плечах, мускулистее, с волосатой грудью и ногами, волосы стали короче, с проседью. В рубку зашел обнаженный капитан третьего ранга патрульного судна - Джекки Альварес. Он принял вызов:
  - Я борт-М35С, прием!
  - Джекки, какого хрена вы задерживаетесь в третьем квадрате? Прием!
  - Уже возвращаемся, босс! Все без происшествий. Если не считать того, что у Фрэнки скрутило живот, а Марти достал нас со своими пиратами. Может, стоит его перевести от нас? - ненатурально улыбнулся капитан.
  - Опять? - на том конце провода послышался смех. - Скажи ему, что я снова отправлю его в учебку, если он еще хоть раз заикнется об этом. Прием!
  Тело очень похожее на Джеки, отставило от себя рацию:
  - Слышишь, Марти? - со смешком обратилось оно в пустоту. Затем само себе буркнуло в ответ голосом Марти: - Слышу, слышу...
  - Босс, он все понял! Прием! - продолжало улыбаться тело.
  - Вот и славно. Возвращайтесь уже! Отбой!
  - Есть возвращаться! Отбой.
  ГЛАВА 1
  2108 год
   - Кэп! Они заходят сзади! Прикрой меня!
  - Да сколько их! - отозвался капитан Рэнди Макаров, переводя огонь в другую сторону.
  - Кэп, Родриго сильно ранен! - в перерывах между очередями бросил лейтенант Алекс.
  - Йохан, посмотри, что там у него!
  - Уже бегу, кэп!
  - Лекс, прикрываем Йохана!
  Под натиском странных существ и шквальным, хоть и не умелым, огнем, Йохан короткими перебежками добрался до раненого товарища. Бегло осмотрев обезображенное ниже грудины тело, скривился - пульс не прощупывался. Взяв рацию, собрался сообщить о потере еще одного бойца, как рука, закрывавшая глаза Родриго, провалилась в череп. От неожиданности и сильного шока военврач потерял дар речи. Чертыхаясь, тщетно пытался стряхнуть липкую слизь, вытирал руки о жухлую траву. Только когда белесая масса, только что бывшая его напарником, подобралась к горлу, он закричал. Но громкого крика не получилось, студень заполз в горло, перекрыл доступ воздуха. Йохансен упал ничком, задергался в конвульсиях. Несколько минут спустя бывший боец встал, как ни в чем не бывало, сообщил по рации:
  - Кэп, Родриго мертв. Они достали его. Возвращаюсь.
  - Принято, Йохансен. Мы прикроем тебя! - отозвался Рэнди.
  Но военврач не пригибался и не скрывался от пуль. Как по команде автоматы врага стреляли мимо такой простой мишени.
  - Йохансен, чертов сукин сын! Тебя пригибаться не учили?!
  - Все нормально, босс! Я помогу ребятам через улицу, у них наверняка есть раненые.
  - Действуй! И пригибайся, твою мать!
  - Есть!
  Лейтенант Алекс задержал взгляд на Йохансене. Тот показал ему палец вверх, подмигнул. Именно так Йохансен обычно и ведет себя. Алекс отвернулся, чтобы поддержать огнем командира.
  Капитан десантного подразделения миротворческих сил ООН Рэнди Макаров продолжал обстрел, периодически высовываясь из укрытия.
  "Как?!" - думал он, - "Как они появились? Откуда? И что ЭТО такое?".
  Вдруг он различил неясные булькающие звуки за спиной. Обернулся и от неожиданности чуть не выронил штурмовую винтовку. Из широкого отверстия, которое совсем недавно было ртом военврача, на голову Алекса медленно стекал обильный поток слизи, заполняющий рот, нос, глаза и уши бойца. Алекс мелко дрожал. Мгновение спустя начал биться в, скручивающих тело, судорогах.
  Поток слизи иссяк, а изменившееся до неузнаваемости лицо военврача приобрело знакомые черты. Нечто, которое несколько минут назад было лейтенантом миротворческих войск ООН Алексом Блоссомом, открыло глаза, уставилось на капитана. Его глаза уже не выглядели, как глаза живого человека - в них волнами колыхалась белая муть. Двое существ двинулись в сторону командира.
  Капитана бросило в жар. Шоковый паралич прошел. Палец почти рефлекторно лег на спусковой крючок, раздалась очередь, потом еще одна. Тела упали. Рэнди вскочил, побежал через улицу к парням из второго отряда.
  - Парни, не подпускайте их к себе! - принялся он вызывать по рации остальных. - Они заразны! Повторяю - они заразны! Не допускать контакта. Парни?! Прием!
  На встречу из укрытия вышли трое бойцов. Выстрелы тут же стихли. От уже знакомого нечеловеческого взгляда бросило в пот. Макаров остановился, как вкопанный. Внезапно наступившую тишину прерывало только гулко колотящееся сердце и хриплое дыхание. От избытка адреналина и страха дрожали конечности.
  - Парни? - в голосе уже не было уверенности.
  Но он все же не хотел отпускать последнюю надежду. Ответа не последовало. Существа медленно и в полном безмолвии приближались, охватывая его в кольцо.
  - Вашу мать, парни... - прошептал капитан тяжело дыша.
  Пальцы мелко подрагивали. Сознание не желало впускать единственно верную мысль. Рэнди вскинул винтовку, перечертил свинцовой полосой группу бывших сослуживцев. На столь близком расстоянии почти сплошной поток пуль просто перерезал тела в районе живота. Но к изумлению капитана штурмового отряда, качнувшиеся верхние половины тел снова приросли к нижним. Он развернулся, чтобы отступить обратно и выбраться отсюда. Но сзади уже отрезали путь к спасению Йохансен и Алекс. Безрезультатно выпустил в них всю обойму, понимая, что это ничего не исправит. Отбросил ставшую бесполезной винтовку, выхватил пистолет. Поддавшись первому порыву, Рэнди направил дуло на приближающихся с разных сторон существ. Резко переводил то на одного, то на другого. Затравленно оглядевшись, осознал всю безнадежность ситуации. Опустился на колени. Скользкая мысль заползла в сознание, полностью его заполнила. Часто и глубоко дыша, поднес трясущуюся руку ко рту, спустил курок.
  Закрепленные на шлемах камеры продолжали безучастно снимать происходящее вокруг. Бывший военврач подошел к мертвому командиру. Аккуратно снял маску, внимательно осмотрел остатки мозгов капитана. Засунув в рот один из кусочков плоти, существо посмаковало его, как заправский сомелье сыр, сплюнуло. Безразлично отбросив шлем с остатками черепной коробки, существо, недавно бывшее Йохансеном Броузи, присоединилось к остальным. Как по команде камеры на шлемах отключились.
   Уже в который раз он пересматривал запись. Даже не раздумывая поступил бы так же. Лучше умереть от пистолета - эта смерть понятна и знакома, чем от неизвестной слизи, что сама ползет тебе в уши, рот и нос. Капитан все сделал правильно, мгновенно разобравшись в ситуации. Гордость и горечь утраты вновь переполняли его, но внешне это никак не отразилось.
  Сейчас запись просматривали остальные члены Высшего совета по командованию войсками Организации Объединенных Наций. В зале повисло напряженное молчание. Офицеры собрались на экстренное совещание. После демонстрации видео, мало кому хотелось верить в реальность увиденного. Одно дело получать текстовые разведданные, другое - увидеть все воочию. Кто-то отводил глаза, кто-то кивал в знак поддержки и сочувствия. Макаров едва заметно кивал в ответ. Только близкие люди догадывались, что происходит с этим железным мужчиной.
  - Кхм-кхм! Господа офицеры?
  Генерал перевел взгляд на единственного штатского на совете. Кивнул ему. Тот кивнул в ответ, поднялся.
  - Я - доктор Александер Бергем, - он дождался пока все обратят внимание на него. - Ученый и специалист во многих науках. Мое досье доступно вам в ваших учетных записях. Позвольте я дам научный анализ увиденного. То, с чем столкнулись ваши солдаты и все человечество, это угроза всему человечеству и планете, а не отдельной стране или региону. И наша Природа не могла создать подобное. Судя по всему, это искусственное создание...
  Немного запнувшись собрался продолжить, но кто-то, воспользовавшись паузой, задал вопрос:
  - Выходит у нас вторжение инопланетян?
  - Кто уже читал мое досье, тот знаете о моих исследованиях. Я занимался в том числе и этим феноменом. Поэтому, точнее будет сказать - одной инопланетной особи. Хотя и на сто процентов этого утверждать нельзя. Может и чей-то злой гений постарался. Генерал?..
  - Макаров, - негромко, представился офицер, но расслышали все.
  - А... Вы родственник того самого... Примите мои искренние соболезнования! - Александер смутился, начал суетливо перебирать свои бумаги.
  - Сын, - глухо отозвался генерал. Затем голосом тверже добавил: - Продолжайте, пожалуйста, доктор Бергем.
  - Да-да, конечно. Я понимаю вашу утрату, полковник Блоссом, потому что и мой сын погиб при выполнении подобного задания. Ценой жизни почти всех вооруженных сил компании Байолоджикал Констракшн, а также благодаря исследованиям, которые я там возглавлял, нам удалось изучить полученные образцы. Это было сложно, так как нам достались лишь малые крохи. Также мы наблюдали за действиями Паразита, его развитием. Но, как вы знаете, главная лаборатория компании подверглась нападению и все было уничтожено. Но остались отчеты, которые мы хранили в облаке. Согласно нашим исследованиям - это не множество организмов, как вы сейчас пронаблюдали. По сути, это единый организм, который заражает все живое, крупнее домашней кошки, своим генетическим кодом. Причем у слизи есть критическая масса, по объему сравнимая с фляжкой для воды наших бойцов, после достижения которой она становится активной и способной заражать другие биологические виды. Если иными словами, то это гигантская колония вирусоподобного организма, который заражает все живое... Кхм, да... Я это уже говорил. Прошу прощения, господа.
  Воспользовавшись паузой, один из офицеров задал вопрос:
  - Как такое может быть, ведь вирусы очень маленькие организмы. И их нельзя рассмотреть. Увидеть мы можем только последствия их деятельности. Здесь же мы наблюдаем невооруженным глазом, как части этого, с позволения сказать, вируса передаются от человека к человеку... эмм... воздушно-капельным? В общем, при прямом контакте.
  - Благодарю за ваше замечание, майор Острин. Вы верно заметили. Вирусы очень малы. Меньше бактерий, которых достаточно легко можно разглядеть, как по отдельности, так и в колониях. Но мы имеем дело не совсем с вирусом. Под вирусоподобным я буквально подразумевал, что этот организм ведет себя подобно вирусу. В основном его поведение типично для вирусов, но есть нюансы, конечно же. Поэтому можете считать его мегавирусом, который можно разглядеть невооруженным глазом, если вам так будет удобно.
  - Доктор Бергем, прошу вас, ближе к делу!
  Макаров хотел только одного - понять, как можно уничтожить этого Паразита. И плохо скрываемый научный восторг ученого от выдающегося открытия его мало волновал.
  - Конечно-конечно, генерал! Уже перехожу. Мы пока не можем с уверенностью определить цели этого существа. Скорее всего, это полное доминирование над всеми живыми организмами на планете. Но, что будет дальше не совсем понятно, так как конец нашей планеты, это и его конец, судя по всему. По этому поводу уже существует несколько мнений. Пока же Паразит захватывает все живое и изменяет структуру тканей организма донора на свою ткань. Нам удалось исследовать доставленные образцы этой ткани. Ничего подобного никто еще не видел! За такое открытие нужно давать десять нобелевских премий! - поймав взгляд генерала, доктор быстро кивнул, продолжил, - образец ткани существа показал феноменальную комплиментарность с тканями любого органического происхождения, кроме растительных. Это набор необычайно активных стволовых клеток с нестареющими при делении теломерами в ядрах. Это поразительно! Но даже малая частичка ткани может проявлять активность и "знает", что происходит с "материнским" организмом. Тип связи установить не удалось, но она мгновенна! Коллега предположил, что мы имеем дело... с телепатической связью, - доктор осторожно посмотрел на присутствующих, но никто не шелохнулся.
   Восемь пар глаз все также смотрели в его сторону, терпеливо ожидая продолжения. Макаров отметил выдержку офицеров-координаторов. По-другому и быть не могло - такие должности не получают случайные люди. Телепатия или что-то другое, не важно, главное - определиться с мерами противодействия Паразиту. Хотя лично он уже готов пойти ва-банк и применить самое мощное и смертоносное, что есть у человечества. Потому что экстраполяция имеющихся данных в будущее не сулила человечеству ничего хорошего.
  Бергем прокашлялся:
  - Генетический код расшифровать не удалось. Точнее, не удалось выделить аутентичный код. Цепочка ДНК находится в состоянии перманентного изменения. Это попросту невозможно! И если бы я не видел это сам, то счел бы рассказчика бессовестным лжецом. В итоге, каждый поглощенный организм становится частью единого целого и имеет постоянную связь со всеми "клонами" и с материнской особью одновременно. Это обеспечивает поразительную скоординированность действий существ. Проанализировав различные видеозаписи, мы дополнили свои выводы. Паразит развивается достаточно быстро и пробует разные варианты атак и поглощения людей. Поглощенные клоны могут видоизменяться практически в любое существо. Отрастить еще две руки или голову для клона не проблема - лишь бы это соответствовало генеральной цели Паразита - поглощать. Для нас это равносильно смерти.
  Как правило, человекоподобная копия примерно в полтора раза тяжелее обычного человека при сохранении тех же пропорций. Встречаются и экстремумы - особи гораздо большего размера, но точно измерить их пока не удавалось.
  Действительно - это мега-организм! Его с уверенностью можно назвать царем природы! Вот только не нашей. Для всего живого он - паразит, убивающий своего хозяина, путём видоизменения его клеток на свои.
  Немного помолчав, доктор усмехнулся:
  - Хоть законы физики оно не нарушает. Вопросы, господа!
  - Как ЭТО уничтожить? - спросил Макаров.
  - Мы разрабатываем биологическое оружие, но пока безрезультатно. Слишком мало данных. Исходя из известных мне видов вооружения, а также анализа видеозаписей, могу предположить, что интересующий вас результат, будет достигнут с помощью напалма и других видов вооружения на основе горячего пламени. При температуре шестьсот градусов и выше, слизь полностью сгорает, превращаясь в сажу и газы. Столь высокая температура обусловлена тем, что при попадании в горячую локацию, Паразит может вести себя, как саламандра - выделяя большой объем слизи на поверхность тела. Таким образом кратковременно перенося довольно высокие температуры. Поэтому только при такой температуре в течение полутора десятков секунд есть гарантия уничтожить клона. Также можно утверждать, что и атомный взрыв способен уничтожить эту заразу. В определенной локации...
  - Благодарю вас за информацию, Доктор Бергем. Подумайте над способами защиты от этого монстра. А мы пока продолжим без вас.
  Александер суетливо засобирался.
  - Конечно-конечно, генерал. Господа офицеры! - ученый кивнул, направился к выходу.
  - Что докладывает разведка? - задал вопрос заместитель Макарова, региональный координатор, полковник Шон Брок.
  Он остановил свой взгляд на главе разведывательного ведомства - майоре Маркусе Спейне. Тот кивнул, взял слово:
  - Подобная ситуация наблюдается вдоль всего западного побережья Южной Америки и почти всей акватории Тихого океана. Все острова в этом пространстве также подверглись заражению. Все военные базы, корабли, временные группировки - потеряны. Единый координационный центр Паразита засечь не удалось. Есть несколько десятков крупных формирований на всей указанной территории. Сотни мелких. Приблизительное число захваченных и превращенных людей - более ста миллионов. Есть выжившие. Они скрываются в лесах и под землей. Но их число неуклонно сокращается. Все попытки помочь выжившим заканчиваются известным вам результатом. Без разработанной защиты от слизи, пехота не в силах ничего предпринять на зараженной территории. Бомбардировка авиацией пока сдерживает клонов на этом участке планеты, но кардинально решить проблему не может, из-за высокой живучести паразитов... Кхм, клонов Паразита и его скрытности при появлении техники.
  - Как мы это пропустили? - тихо произнес майор Острин. Все понимали, что на этот вопрос нет ответа.
  Поднялся полковник Шон Брок:
  - Мое ведомство уже просчитало варианты последствия ядерной атаки на столь обширной площади. Даже наименее энергетический вариант ввергнет Землю в ужасы ядерной зимы на десять лет.
  - Что значит - "наименее энергетический"? - спросил один из офицеров.
  - Это значит, что только на крупные формирования необходимо сбросить одновременно двадцати-тридцатикилотонные заряды. Мелкие накрываются термитной взрывчаткой.
  Он помолчал, чтобы до всех дошло и продолжил:
   - Пока можно сказать случаю "спасибо", потому что клоны на захваченных боевых единицах используют только двигатели, а не доступное им вооружение. Стреляют они только из винтовок, да и то неумело. Доктор Бергем в коридоре говорил мне, что Паразит учится. Медленно, но учится. Поэтому есть вероятность, что додумается и до использования ядерных ракет по крупным городам, а потом закончит дело прямым вторжением.
  Координационный совет не знал, что Паразит научился уже многим вещам. Еще в тот самый момент, когда поглотил мозг одного из военных инженеров. Сейчас для Него важно сохранить как можно больше доступного биологического материала, чтобы знать, как его поглотить наиболее эффективным способом.
  - Как вы можете видеть, господа, человечество столкнулось с невиданным за всю его историю противником.
  Макаров начал подводить итог многочасовому заседанию, обвел зал тяжелым взглядом. Все собравшиеся одинаково понимали серьезность явления.
  - Сил одной страны или нескольких явно окажется недостаточно, чтобы противостоять угрозе, которая нависла над всей планетой. Это никакие не террористы или радикалы, а реальная угроза. Все доказательства мы передадим странам-участницам в обязательном порядке, без ожидания запроса с их стороны. Все, что мы пока знаем об этом существе, это то, что вы видели на видео и исследования доктора Бергема. Подобных видео уже достаточно. А вот исследований катастрофически не хватает. Этого мало для эффективной борьбы с врагом, который легко регенерирует и не погибает от нескольких очередей высокоскоростных зарядов. Эта информация досталась нам дорогой ценой, - Макаров сглотнул ком в горле. - Учтем этот опыт, чтобы минимизировать потери личного состава в будущем. Пользуясь своим правом, военный совет ООН инициирует создание общемирового координационного центра - объединенные Силы Сопротивления, или коротко - ОСС. Приглашения всем странам направляются в этот самый момент вместе с записью собрания. Ждем поддержки от всех. Пересидеть не удастся никому. Необходимо уже начинать строить барьеры с высшей биологической защитой. А все силы ученых и промышленности бросить на борьбу с Паразитом. Только вместе мы сможем выстроить надежную систему защиты населения и за крепкими стенами подумать об уничтожении этой угрозы всему человечеству!
  "Все-таки, поддался эмоциям", - с раздражением подумал Макаров, уже спускаясь с трибуны. Память о сыне снова кольнула сердце. Начало положено, теперь главное - спасти планету.
  Военный совет воспользовался правом созывать страны на внеочередное собрание ООН. Из-за срочности, не все страны успели направить свои делегации в штаб-квартиру ООН. В последнее время этого и не требовалось - направление делегаций стало необязательной данью традиции. В основном, все собрания проходили с удаленными участниками. Но здесь все понимали, что случилось что-то серьезное - внеочередного собрания ООН не созывали уже более полувека. Паразит действовал стремительно. Да и разведки крупных региональных держав не бездействовали. Поэтому большинство стран отправили представителей на собрание. Его итоги положили начало изменениям, которых еще не было в этой цивилизации.
  ГЛАВА 2
  Год 2116
  Теплый тропический ветер ласковыми пальцами перебирал светлые волосы Клэр. Вздернутый носик, улыбка на губах и голубые глаза, устремленные вдаль. Синий комбинезон молодой девушки говорил о том, что она работает в службе по очистке воздуха. Она всегда с удовольствием приходила на стену полюбоваться рекой. В этой части Тапажос берега сильно раздавались, а еще ниже по течению она впадала в Амазонку. Тропическая зелень, темно-синяя река и голубое небо. Спокойствие и умиротворение. Если не оглядываться, то ничего и не скажет о том, что сейчас происходит в мире.
  Таких дней в году становилось все меньше. Еще вчера стояла другая погода. Обычно здесь идут ливни, иногда случаются грозы с огромными градинами. Почти каждый день небо затянуто низкими серыми тучами, дуют ураганные ветры. Клэр вздохнула, но быстро отогнала безрадостные мысли. Даже если такой день в году останется один - она придет постоять на стене, почувствовать всем телом умиротворение Природы.
  - Мы обязательно справимся, - прошептала Клэр, - не можем не справиться с этим. Ради таких дней, моментов, ради этого места и подобных, что еще остались на планете - мы справимся!
  Она простояла почти все свободное время до начала своей смены. Будильник на браслете вырвал ее из созерцания оранжевого края горизонта.
  Как обычно, в такие дни она неслась по переходам резервации быстроногой ланью, чтобы успеть на работу. Уже второй год после совершеннолетия она работает контролером автоматики по очистке воздуха. В обязанности входит контроль за состоянием систем и их ремонт, в случае необходимости. В свои восемнадцать лет часто переживала, что не может приносить пользу человечеству эффективнее. Еще тридцать лет она должна работать в гражданских профессиях, родить и вырастить минимум двух детей. Причем, неважно найдет она своего избранного или нет. Она усмехнулась, мысленно сравнив себя с искусственно оплодотворяемой коровой. А что делать - все делается во благо выживания рода людского. Можно и коровой побыть, если это поможет избавиться от Паразита. Иногда она жалела, что не родилась с нужными качествами для несения воинской службы с юности. А еще лучше - мужчиной. Много раз представляла себя в спецотряде с передовым вооружением, расправляющейся с ордами клонов. Но Природа решила иначе. Через тридцать лет она сможет пройти обучение и стать контролером автоматических орудий или беспилотников. Хоть так.
  Стены, коридоры, переходы, здания, люди - бежала давно знакомым маршрутом. Здоровалась на бегу, хлопала по рукам, шутила - все, как и много раз до этого. Клэр добежала до восточного входа в подземные уровни. Теперь почти сто метров вниз на скоростном лифте. Она любила ощущение почти свободного падения. Ловко раскинула руки, наслаждаясь коротким мгновением, когда можно не держаться за поручни. Потом лифт начал замедляться, и она вынужденно поставила ноги на пол, взялась за поручни. Еще через тридцать секунд двери лифта открылись на четвертом техническом этаже. Ниже располагаются только три этажа уровня реакторной зоны.
  Под землей проживала большая часть Амазонской резервации. В самом низу находились семь технических этажей, выше находились жилые уровни, потом командование и почти под самой поверхностью и на ней - уровни военных, которые несли постоянное боевое дежурство.
  На поверхности жители резервации имели возможность прогуляться по крытым паркам, посетить несколько ресторанчиков и театр. На всем пространстве, в строгом порядке высились сторожевые башни. Располагались они так, чтобы зоны контроля перекрывались. Никто не смог бы пройти по поверхности не замеченным. Автоматика постоянно следила за перемещением и идентификацией объектов.
  И хоть возможность выйти и прогуляться есть у всех, но почти пяти миллионам людей, проживающих в подземных уровнях, все равно постоянно требовался чистый воздух. В основном системы очищали его от углекислого газа и пыли, обогащали кислородом с поверхности. Изредка приходилось включать обеззараживающие системы. Сегодня на смене Клэр должна следить за датчиками и качеством газовой смеси после обогатителя.
  Она поднесла руку к панели допуска. Мигнуло зеленым, дверь отъехала в сторону. Ее сменщица - Ольга - уже заносила последние данные в отчет.
  - Привет, подруга! - сказала Ольга, не отрывая голову от монитора. - Как пробежка?
  - Олечка, привет! Как всегда - бодрит! Очень рекомендую сходить на стену пока не стемнело - успеешь застать закат. Сегодня он обещает быть особенным. Это так красиво!
  - Ох, Клэр, - улыбнулась Ольга, - ты мне уже все уши прожужжала с этими закатами! И каждый раз они у тебя неповторимые!
  - Но так и есть! - воскликнула Клэр. - Каждый раз это происходит по-новому. Новые цвета, условия, освещенность, угол захода солнца за горизонт и ...
  - Да, знаю-знаю. И вообще это незабываемо, а мы тут сидим в своих норках и не видим красоты творящейся над нами. Иди уже.
  - Так пришла уже. Сдавай смену, и я продолжу, - улыбнулась Клэр.
  - Я говорю - иди смотри свой закат. С тебя - смена.
  - Олечка, ты... Ты - супер!
  Клэр бросилась на шею Ольге, поцеловала и унеслась по обратному маршруту.
  - Молодежь, - усмехнулась Ольга.
  И хотя по внешнему виду Ольга выглядела почти также молодо, как и Клэр, она старше ее почти в два раза. Романтика пройдет лет через пять - подумала Ольга. Останутся лишь обязанности. Пока есть возможность - пусть смотрит. Она еще помнила жизнь до резерваций. И закаты, конечно же. Не за стеной, а на берегу океана. Но потом пришли клоны Паразита. Затем - эвакуация и унылая жизнь в резервациях.
  Пусть девочка смотрит. Она вздохнула и ввела код Клэр, запустив ее смену. Не смотря на возраст, Ольга все еще оставалась без пары. Как она грустно шутила, не нашелся еще тот принц, что увезет ее на белом коне в закат. Генетика, черт бы ее побрал! Когда в четырнадцать лет она узнала, что никогда не сможет родить ребенка, решила свести счеты с жизнью. Зачем вымирающему человечеству самка, которая не сможет оставить после себя троих, а то и пятерых детишек? Этот вопрос она задала одним из первых на приеме у психолога. Целый год ушел на то, чтобы вытащить ее из депрессии, но все-таки случались моменты, когда все ещё грустила, представляя себя матерью. Клэр по возрасту вполне могла бы быть ее дочерью.
  Обратно Клэр бежала еще быстрее. Повсюду слышались шутки, что она решила сбежать с работы. Девушка улыбалась и светло-синей молнией проносилась мимо. В лифте старалась выдохнуть весь воздух, чтобы быть еще легче и лифт быстрее ее довез. Рассмеялась детской выходке, вылетела из открывшихся створок. Солнце только коснулось края горизонта, когда она вбежала на край стены. Легко перевела дыхание, улыбнулась, села.
  Солнце краснело на глазах, окрашивая малиновым сиропом большую часть неба. Значит опять будет холодно завтра, но об этом она уже не думала. Развернулась спиной к закату, сделала фотографию на его фоне с помощью браслета. Сорок третья уже за девять лет. Пропустила только восемь таких закатов. Снова развернулась, подставила лицо остывающим лучам.
  Путь обратно на смену занял заметно больше времени. Контролеры проводят на смене по двенадцать часов. В основные задачи входит слежение за автоматикой и проверка предохранителей. Каждую секунду огромные насосы нагнетают воздух в жилые отсеки. Также на каждом этаже расположен резервный запас воздуха, на случай непредвиденных обстоятельств. Запаса хватало на пять часов. За это время контролеры либо починят установку, либо подведут воздух прямо с поверхности. Все алгоритмы давно отлажены. Периодически проводились учения. Каждый житель резервации знал, что делать, когда установка по подаче и очистке воздуха отключалась. Очень важно. не смотря на сигнал тревоги, спокойно закончить работу, но сперва первый, кто оказывался у запасников на этажах - включал их. Заодно у всех включался таймер на индивидуальных браслетах. По истечении половины отведенного времени, люди организованно покидали подземные этажи, поднимались наверх. В это время контролеры тестировали принудительную приточную вентиляцию с поверхности. Все учения занимали не более восьми часов. Проводились раз в год. В прошлом году Клэр запускала учения. В этом ответственная - Ольга. Клэр и еще двое сменщиков будут ассистировать ей на поверхности. Эта смена, как и многие другие, закончилась без приключений. Автоматика работала в штатном режиме.
  Сергей проводил взглядом на мониторах очаровательную девушку в голубом комбинезоне. Девочка быстро выросла, стала привлекательной девушкой. Совсем скоро она должна сделать выбор второй половинки. Не смотря на капитанское звание и сорокалетний возраст, перед ней он робел словно мальчишка. В его подразделении часто шутили, что ему проще подойти и заговорить с клоном, чем с девушками. Несколько раз они виделись в переходах и на поверхности, один раз разговаривали и много раз он следил за ней по мониторам. Заводить семью Сергей не спешил - объяснял все войной с Паразитом. Поэтому и не хотел, чтобы его избранница и дети проливали слезы, если он погибнет на задании. Помимо службы на поверхности, он часто выходил за стены на разведку. Но Клэр запала ему в душу так, что думать ни о чем кроме нее он не мог.
  Сергей до сих пор помнил тот разговор. И страстно желал, чтобы его забыла Клэр. В тот момент он вел себя не по-военному нерешительно. Ему казалось, что вместо того чтобы заинтересовать девушку, он показал себя юнцом, который и двух слов связать не может.
  - Ой, простите! - Клэр поняла, что налетела на кого-то, машинально извинилась.
  В тот раз она как обычно бежала любоваться закатом, вылетела из-за угла, столкнулась с Сергеем. В свой отгул он решил прогуляться. Капитан уже спускался со смотровой площадки, как появилась Клэр. Он рефлекторно придержал девушку, окунулся в запах ее разгоряченного бегом тела и чего-то еще неуловимого, но очень приятного. Сердце против воли гулко застучало. На него взглянули большие голубые глаза.
  - День... Кхм! - у Сергея перехватило дыхание. - День добрый. Вы не ушиблись?
  - Здравствуйте. Нет, не ушиблась.
  Клэр засмущалась, поняла, что все еще находится в руках могучего капитана. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, потом Сергей спохватился, выпустил ее из рук.
  - Капитан оборонного отдела, Сергей Камеров.
  - Клэр Чой, оператор воздушного отдела. Очень приятно.
  Она поняла, что сморозила глупость и по инерции назвала свою службу по очистке воздуха на военный манер. Почувствовала, как краска прилила к лицу. Сергей смотрел на нее, не замечая ничего вокруг.
  - Да... И мне.
  - Ну, я пойду. Пора...
  - До свидания.
  Он проводил ее взглядом, затем направился на свой пост.
  Тело и часть сознания автоматически отдавали приказы, выполняли привычные действия. Но большая часть мыслей крутилась только вокруг Клэр.
  - Жениться вам надо, командир!
  Не сразу, но до него дошло, что сказал его заместитель - Марк Спун.
  - Что? - словно проснулся Сергей.
  - Я говорю, если ты хочешь официально работать сверхурочно, то необходимо подать рапорт с просьбой изменения графика. А я поотдыхаю еще несколько дополнительных дней. Как часто будешь выходить и смотреть на эту девушку? - Лицо его заместителя и помощника оставалось серьезным, но в глазах плясали озорные огоньки.
  - Что? - снова спросил Сергей, начиная понимать ситуацию.
  - Я говорю, на сколько часто вы планируете выходить сверхурочно, капитан? Я могу составить вам график.
  - Черт!
  - И я о том же, - рассмеялся Марк.
  - Я еще не запустил свой протокол?
  - Нет, я тебе не дал.
  - Ты... Ты все видел?
  - Что видел? - деланно удивился Марк.
  - А ладно. Работайте, лейтенант Спун.
  - Есть!
  Сергей поднялся, смущенный второй раз, не то что за этот день, а впервые за много лет.
  Уже уходя, услышал тихий голос Марка:
  - А красивая же она. Тогда понятно...
  - Что тебе понятно? - обернулся в дверях Сергей.
  - Понятно, что отдыхать вам нужно больше, капитан! Работаете, не жалеете себя.
  - Ну, ну.
  В ту ночь Сергей впервые столкнулся с бессонницей. В обычное время он бы удивился этому событию, но мысли заняты совсем другим. Всю ночь пролежал, глядя в потолок, вновь и вновь прокручивая в памяти встречу с Клэр.
  В таком состоянии прошло несколько недель. Сергей собирался с духом, чтобы подойти к Клэр и рассказать о своих чувствах. Решил, что подойдет, несмотря ни на что сегодня после смены. И даже если он будет блеять, как баран, о своих чувствах все равно расскажет. А дальше - будь, что будет.
  Раннее утро. Его смена заканчивалась. День обещает быть ясным. Жители начали выходить на поверхность - кто на пробежку, кто просто прогуляться. Не часто погода так балует. Поэтому сегодня будет многолюдно - все, кто не занят на работе обязательно воспользуются шансом.
  Смена Клэр начиналась вечером, поэтому он собирался отправить сообщение с предложением встретиться в обед на поверхности. По сути он приглашал ее на свидание. Как всякий военный, продумал план "Б" - если она не придет, то он придет сам к ней на работу и там объяснится. Марк все уши прожужжал о подготовке, цветах, что и как нужно говорить. Пока же капитан оборонного подразделения Амазонской резервации оставался спокоен. Решение принято.
  - Клэр, отзовись! У меня для тебя новости! - Ольга в нетерпении ждала уже третий гудок и разговаривала с пустым экраном связи.
  Вскоре появилось изображение сменщицы.
  - Да, Оль, привет!
  - Что ты так долго?! - наиграно возмутилась Ольга.
  - Ничего и не долго, делала проверку предохранителей. Сама знаешь, как это быстро.
  - Да понято, - отмахнулась Ольга. - Тебе прислали сообщение! Так как по графику ты отдыхаешь сегодня, приглашение на свидание пришло сюда. Я, конечно, его не читала. Так, только краем глаза взглянула, а там...
  - На свидание? Мне? - машинально спросила Клэр, тщетно скрывая свое волнение.
  Догадки можно строить разные - от кого приглашение. Есть несколько парней, которым она точно не безразлична. Но приглашение она хотела видеть только от одного. До сих пор вспоминала первую встречу с высоким, статным, светловолосым капитаном.
  Ольга кокетливо улыбнулась, ответила:
  - Ну с этим капитаном и я не прочь сходить на свидание.
  - Да говори уже от кого!
  Ольга замерла в театральной паузе. Сердце Клэр зашлось бешенной птицей, рвущейся на волю.
  - От капитана Камерова!
  Клэр только сейчас поняла, что даже привстала со своего места от нетерпения. Облегченно откинулась на спинку.
  - Олечка, спасибо! Наконец-то!
  - Да не за что, родная. Я так рада за тебя!
  Клэр все сидела, улыбаясь в операторском кресле, когда Ольга вырвала ее из приятных мыслей.
  - И долго ты так сидеть собираешься?
  - Эмм... А, что?
  - Свидание в обед - вот что!
  - В обед?! Но у меня же смена...
  - А на кого смена запущена? Правильно - на меня. Так что - жди, через час буду и у тебя в запасе будет еще пару часов. Успеешь прическу навести.
  - Олечка, ты просто супер! Ты такая...
  - Да знаю, знаю, - улыбнулась Ольга. - Не отвлекайся давай. Тебе еще час работать.
  Сорок шесть минут длились целую вечность. Мысленно Клэр перебрала все свои и часть Ольгиных платьев. Представила несколько причесок и макияж. Сердце заходилось всякий раз, когда она представляла себя и Сергея в ресторане - разговоры, взгляды, прикосновения...
  Вдруг мерный рокот насосных установок заглушило воем сирены боевой тревоги. Клэр вскочила с кресла, запрашивая информацию по браслету. Да, все верно - тревога не учебная. Судя по скудным данным - нападение на периметр. Всем жителям срочно предписывалось покинуть поверхность и укрыться под землей. Клэр с нарастающей тревогой вглядывалась в экран, ожидая новую информацию.
  - Лейтенант! Всем постам - атака "воздух"! Оставить на обороне периметра только двадцать процентов орудий. Весь остальной огонь перенести по воздушным целям!
  Марк уже затараторил, передавая приказ Сергея. Скоро подключится генерал Алабай - он вояка опытный. Разберется и сам будет отдавать приказы. Правда, он уже должен быть на месте.
  Сводки, отчеты поступали одновременно в штаб и на его пост, как временно главного офицера.
  - Вызови мне штаб.
  - Вывожу!
  - Штаб! Это...
  В штабном помещении сидела испуганная девушка - Агни. Он хорошо знал штабного секретаря. Всегда милая и спокойная. Сейчас же на него смотрит сильно напуганная и бледная девушка. В глазах блестит влага. Направленный на створы шлюза табельный пистолет дрожит. Из-за створа слышатся удары.
  - Агни! Что произошло?!
  - С-Сережа, это вы... Нам конец. Эти уродливые твари как-то обошли охрану периметра. Целая серия отвлекающих маневров. Генерал говорил о нетипичности и невозможности такого поведения Паразита. Но они здесь. Он вместе с офицерами оставил штаб, отправился зачищать жилые уровни и защищать жителей. Сказал, что сейчас каждый ствол на счету. А командование велел передать вам. Он только что вышел. Почти сразу же начались крики и стрельба. Я как раз собиралась позвонить, как тут послышались удары в створы шлюза.
  Внутри у Сергея все похолодело. Справившись с волнением продолжил:
  - Агни, милая, ты хорошо держишься! Ты выполнила свою работу, сейчас главное - выжить. Опусти пистолет - он сейчас мало поможет. Зайди в оружейную, возьми напалмовое ружье с ранцем.
  - Сережа, знаю, что момент не подходящий, но другого может и не быть уже. Мне уже не страшно сказать вам об этом сейчас - я вас люблю.
  Девушка засунула пистолет в кобуру, на миг задержала взгляд на ошалевшем капитане, направилась в оружейную. Удары в шлюз прекратились.
  - Можете ничего не говорить мне, Сережа. Не рассказывайте о своих чувствах, какие бы они не были. Только обещайте мне одно свидание - это поможет мне продержаться.
  - Обещаю, Агни, - глухо отозвался Сергей.
  Он поглядывал на другую сторону экрана, по которой ползли отчеты от постов, от которых волосы шевелились на затылке. Марк взял на себя координацию обороны.
  - Мы обязательно сходим с вами на свидание, Агни. Я обещаю.
  - Спасибо, Сережа. Это то, что мне сейчас нужно. Теперь я спокойна.
  Девушка вышла из оружейной с ранцем и ружьем в руках.
  - Держитесь, Агни. Я постараюсь направить первых освободившихся бойцов к вам.
  - Не стоит, капитан. Делайте свою работу, а о себе я позабочусь сама.
  После небольшой паузы, она решительно улыбнулась:
  - Зря что ли проходила боевую подготовку. Я смогу постоять за...
  В этот момент с вентиляции на голову девушки вылился поток слизи, моментально заполнивший все отверстия на голове. Сергей не слышал своего крика, не чувствовал ударов по столу в бессильной злобе. Он все смотрел, не отрываясь на конвульсии прекрасной Агни, которая через мгновение уже перестанет быть человеком.
  Марк вздрогнул, когда услышал отчаянный вопль Сергея. Обернулся, взглянул на экран с Агни, подбежал к Сергею, на ходу рапортуя о обстановке на постах.
  - Капитан! Вам необходимо отдать приказ на отступление и перегруппировку личного состава, все равно внешний периметр прорван. Сергей!!!
  В этот момент Марк отключил экран связи со штабом, крепко встряхнул капитана за плечи.
  Сергей заговорил, не узнав своего голоса:
  - Отдать приказ отступать внутрь. Перегруппироваться и держать оборону у входов под землю.
  - Передаю.
  Сергей все так же невидящим взором смотрел на погасший экран связи и погасшую жизнь человека, к которому хорошо относился.
  - Соедини меня со штабом ОСС.
  - Соединяю.
  Экран снова засветился, появилось изображение Макарова.
  - Генерал Макаров, на связи Амазонская резервация, капитан оборонного подразделения Сергей Камеров. Я принял командование вооруженными силами от генерала Алабая. Датчик на его браслете показывает, что он умер несколько минут назад. Передаю данные по обстановке. Нам срочно нужна помощь. Уже шестьдесят четыре процента браслетов показывают о смерти своих носителей. Генерал, это больше трех миллионов людей, и эта цифра растет.
  Лицо Макарова ничего не выражало. Никто кроме него не знал на сколько тяжело дались ему слова:
  - Капитан Камеров, властью данной мне советом ОСС назначаю вас генералом...
  - К черту звания! Вы!.. - взвился Сергей.
  - ...Благодаря этому, - чуть громче с напором продолжил Макаров, - вы сможете устранить клонов Паразита. У вас появляются коды доступа к реактору. Если ситуация ухудшиться настолько, что другого выхода не останется - не дайте заполучить Ему еще пять миллионов клонов.
  На экран выводилась информация с кодами доступа и схемами изменений протоколов для превращения реактора в ядерную бомбу. Сергей побледнел, кивнул.
  - Что с помощью? - спросил он, наплевав на протоколы и звания.
  Лицо Макарова разгладилось - он снял маску официальности и устало продолжил:
  - Сергей, судя по сводкам, ситуация такова, что максимум, что мы можем сделать - это перебросить бомбардировщики с ближайшего аэродрома. Ближайшие резервации переведены в режим повышенной готовности. Никто не хочет оголять свою оборону. Даже если я сейчас отдам приказ - десант будет у вас через пятнадцать минут. За это время будет заражено уже почти восемьдесят процентов. Они не справятся. Если ждать больших сил, то с пятимиллионной армией не справится ни одна резервация, даже объединившись. Поведение Паразита в этом нападении крайне нетипичное. Наши техники уже подключились к вашей системе и собирают данные.
  Сергей сглотнул, перевел дыхание.
  - Бомбардировщики несут ядерные заряды?
  Макаров помедлил, но все же ответил:
  - Да, Сергей. Наземные и зарывающиеся в землю на сорок метров. Тебе нужно запустить цепную реакцию в реакторной зоне и после этого мы сбросим заряды.
  - Принято.
  Он отключил экран связи с ОСС, посмотрел на Марка. Тот все слышал, его побледневшее лицо выражало готовность действовать.
  - Не допусти паники, Марк. Пусть ребята думают, что помощь придет. Я не могу сказать им о том, что наша война проиграна здесь. Пусть у них будет надежда. Я проберусь в реакторную зону и запущу заряд. Потом дам сигнал бомбардировщикам. Смерть мы даже не заметим. Прощай, Марк.
  Он шагнул попрощаться с заместителем, но в дверь шлюза застучали чем-то тяжелым. Резко обернувшись, Сергей подбежал к створам шлюза и включил обзор. На той стороне собралась огромная толпа клонов. Бойцы, гражданское население. Невидящие глаза устремлены в камеру, а небольшая группа перед шлюзом пытается взломать створы.
  - Тебе не пройти.
  - Я вижу! - огрызнулся Сергей. - Тогда будем работать отсюда. Я попробую найти кого-нибудь, как можно ближе к реактору. Там точно должен кто-то остаться.
  За створами перестали долбить. Сергея словно окатило ледяной водой от осознания этого факта. Волоски на теле встали дыбом, пробуждая звериные инстинкты. В кровь поступила очередная порция адреналина. Он вспомнил как умерла Агни.
  - Марк! Быстро запускай протоколы перекрытия воздуха на пост!
  Марк тоже сориентировался в причине приказа и колебался недолго, справедливо решив, что лучше задохнуться, чем стать клоном. После перекрытия вентиляции Сергей спросил:
  - Сколько у нас времени?
  - Если ты не будешь орать и бегать здесь, то часа на полтора максимум.
  - Значит час точно. Потом откроем вентиляцию и посмотрим сколько еще продержимся. Запускаю поиск техников на нижних этажах.
  Сердце тяжело билось о ребра, пальцы мелко подрагивали. Хотелось активных действий, рукопашной с клонами. Рвать их и погибнуть в бою самому. С усилием отвлекся от этих мыслей.
  Марк перенес от стены и поставил рядом два напалмовых ранца с ружьями.
  После прорыва периметра перекрытия между уровнями оказались заблокированы. Сейчас оказаться на любом уровне можно только с высшим уровнем допуска. У клонов такого не было.
  В этот момент Клэр с нарастающим отчаянием следила за все более редкими сводками, поступающими с поверхности и верхних жилых уровней. Она отказывалась верить, что резервация обречена. Браслеты друзей и близких не отвечали, но это не значит, что они мертвы - убеждала она себя. Сергею не хотела звонить, чтобы не отвлекать своими просьбами. Наверняка он сейчас сильно занят. А она пока в безопасности - двери герметично закрыты. Сюда никому не пробраться. Она надеялась, что он жив. Номер его браслета она не знала. Помнила только номер поста - первый. "Такой сложно забыть" - усмехнулась она про себя.
  - Всем выжившим на нижних технических уровнях! Прием! Отзовитесь! Вызывает генерал Камеров. У нас чрезвычайная ситуация. Повторяю...
  - Сергей! - включила она связь. - Это Клэр!
  - Ты?! Что ты там делаешь? Ты должна быть в жилых уровнях! На твоем уровне пока безопасно и...
  - Уже не безопасно, - послышался голос Марка. - Не знаю, как, но они пробрались в воздушную систему и разносятся по уровням через нее.
  Клэр отказывалась верить в услышанное. Воздушная система имела высший уровень защиты. Клоны в узких трубах вентиляции - такое просто не укладывалось в голове.
  - Клоны в вентиляции?! - воскликнула она.
  - Слизь, - коротко ответил Сергей. - Почему ты на рабочем месте? Дежурить должна Ольга, судя по вашему графику!
  - Мы поменялись сменами, - чуть смутилась Клэр.
  Она видела, что его лицо осунулось. До нее донесся незнакомый и уставший голос:
  - Клэр, ты должна закрыть вентиляцию. На всех уровнях. Перекрыть доступ воздуха во все помещения. Так Паразит не сможет...
  - Я не могу этого сделать! Это против протоколов! Там живые люди! Что ты такое говоришь, Сергей?!
  - Клэр, любимая, выслушай меня!
  В этот момент Марк тактично отвернулся. По щеке Сергея скатилась слеза. Адреналин в крови кончился и началось адреналиновое похмелье.
  - Выслушай. Пожалуйста. Мы уже не распоряжаемся своими жизнями. Резервация обречена. Паразит обошел нашу систему обороны. Мы сейчас передаем все имеющиеся данные ОСС. Они разберутся, что произошло и не допустят такого на других резервациях. Мы все умрем, - он сглотнул ком в горле, - но у нас есть выбор - или присоединиться к армии Паразита, или умереть, прихватив с собой его клонов.
  Слезы лились из глаз Клэр прозрачными ручейками. Изображение Сергея периодически затуманивалось, тогда она вытирала влагу, моргала.
  - Я тоже тебя люблю, - прошептала она и разревелась во весь голос.
  Сергей утешал ее около минуты, шептал ласковые слова. Говорил, что, несмотря ни на что, они все равно встретятся, там - в другой жизни. Несмотря на это у Клэр не прекращалась истерика.
  - Клэр Чой! - взревел он так, что даже Марк подпрыгнул в своем кресле. -- Приказываю вам перекрыть вентиляцию на всех уровнях!
  Окрик любимого немного привел ее в чувства. Клэр. Всхлипывая, быстро запустила протокол перекрытия вентиляции на всех уровнях.
  - Ты умница. Клэр, - он сглотнул, - но есть еще одно дело, которое нам нужно с тобой сделать.
  Она не заметила, как изменился голос Сергея при этих словах. Всхлипывания стали реже. Клэр почти успокоилась, так до конца и не поверив в слова о неминуемой смерти. Умом понимала, что так все и обстоит на самом деле, но сердце надеялось на лучшее и не хотело принимать весь ужас ситуации.
  - Я слушаю, Сергей.
  - Да, - он снова замялся, - я хотел бы быть сейчас рядом с тобой и пусть вокруг рушится мир, уже не было бы так страшно... Клэр, мы должны запустить протоколы самоуничтожения реактора, превратив его в ядерную бомбу.
  Девушка вздрогнула. Внутри все оборвалось после его слов. Хотя может это гораздо лучше, чем оказаться в плену у Паразита и навсегда остаться бездушной тварью, движимой только жаждой убийства. Сергей продолжал:
  - А сверху все зачистят наземные и зарывающиеся снаряды. Таким образом мы не дадим Паразиту заполучить пятимиллионную армию клонов.
  Она с отрешенным видом смотрела на изображение Сергея.
  - Ты меня понимаешь?
  - Да, - кивнула Клэр.
  - Я передаю на твой браслет коды доступа к реакторной зоне и запуска реакции. Скоро кончится кислород на твоем уровне, надень костюм радиационной защиты и возьми запас воздуха с собой. Оглядись - есть ли что-то, что может сойти за оружие?
  Клэр снова кивнула, пошла выполнять распоряжения. Сердце Сергея щемило от несправедливости и тоски. Ругал себя последними словами, что не подошел к ней раньше.
  - Есть ключ для снятия главной решетки и лазерный резак.
  - Возьми все. Ключ - на пояс, резак - в руки. За спину - баллоны с воздухом.
  - Сделаю, - отозвалась Клэр.
  Она быстро оделась. Коротким замахом примерила тяжесть ключа, повесила на пояс. Баллоны уместились на спине, капюшон с маской пока решила не надевать - воздуха хватит еще минут на сорок.
  - Я готова.
  - Проверь, что там за дверью по мониторам.
  - Чисто, - сообщила Клэр.
  - Хорошо. Открывай тихонько, оглядись и выходи. Будь осторожна!
  - Да, любимый.
  Сердце разорвалось от этих слов. На глаза набежали слезы. Он сморгнул, прокашлялся.
  Клэр вставила наушник, от браслета, чтобы не подносить постоянно руку к голове. Открыла дверь, вышла наружу.
  - Прием. Чисто.
  - Принимаю тебя хорошо. Знаешь куда идти?
  - Да. Сейчас дойду до лестницы и спущусь на два уровня ниже. Там по прямой, никуда не сворачивая до пункта управления реактором.
  - Ты умница, Клэр. Ты правильно сделала, что идешь пешком - нам не известно в какие еще технологические туннели способны проникнуть клоны. Я буду с тобой на связи. Рассказывай мне все, что видишь.
  - Иду. Слышу свое дыхание. Вижу красный мигающий свет. Баллоны тяжелые.
  Сергей улыбнулся. Лучше так, чем паника.
  - Давай я расскажу тебе историю? - предложил он.
  - Давай, все равно скучно. Хотя страшно больше, конечно же.
  - Знаю, любимая. Мне тоже страшно за тебя. У нас все получится. Так вот, история. Как-то я и мой друг Марк отдыхали в "учебке" после занятий...
  Пока Клэр пробиралась к реакторной зоне, голос Сергея не умолкал в наушнике. Сейчас она сильно благодарна ему за это. Страх конечно присутствовал, но обитал где-то вне ее, оставался неактивным.
  - Добралась до шлюза в реакторную зону. Закрыто.
  - Вводи коды доступа, что я тебе скинул.
  Клэр завозилась с браслетом.
  - Ввожу.
  Створы шлюза раздались в стороны, дунул ветер, выравнивая давление.
  - Наконец-то! Тут есть еще люди! Вы пришли спасти меня?
  Навстречу Клэр бежал человек в белом халате. Она оторопело смотрела на него - увидеть живых людей уже больше не надеялась. Услышала, как в наушнике чертыхнулся Сергей. От неожиданности не смогла придумать ничего лучше:
  - Здравствуйте, - замялась Клэр и продолжила, - вы живы?
  - А как же! Не клон же я в самом деле! Не разговаривают они связно, насколько я знаю. Меня зовут Рикки Фернандес. Я здесь за главного техника по реакторной зоне. Остался дежурить на своем посту, как началась вся эта трагедия. Но я случайно разбил свой браслет, когда упал и поэтому всего еще не знаю. Да, а потом перекрылись шлюзы. А недавно и вовсе отключили, и заблокировали вентиляционные выходы. Я думал, что помру здесь от удушья, но тут услышал, что створы сработали и давление выровнялось. Сначала подумал, клоны, но откуда у клонов доступы в реакторную зону, да еще и при боевой тревоге, - выживший нервно рассмеялся.
  Мужчина небольшого роста, в архаичных очках, лысоват - типичный представитель мира науки из старинных юмористических произведений. Говорил он быстро, Клэр с трудом успевала за его мыслью.
  - Да, такие коды доступа есть только у нескольких человек во всей резервации. Даже у меня их нет. Но, - он на мгновение задумался, - они почему-то есть у вас. А вы не похожи ни на военного, ни на директора реакторной зоны. Да им и делать-то здесь нечего - все работает в автоматическом режиме. Поэтому, кодов у вас не должно быть, - он с подозрением уставился на Клэр. - И вас тут быть не должно, потому что реакторная зона хорошо защищена и вскрывать ее при атаке, значит подвергать ее ненужной угрозе. Из этого следует, что пришли вы явно не за мной, а за реактором.
  От неожиданности Клэр забыла все слова.
  - Откуда у вас коды? - с нажимом спросил главный техник реакторной зоны, повышая голос.
  Не обращая внимания на вооружение Клэр, мужчина немного приблизился.
  - Клэр, его надо вырубить - он будет только мешать. - раздался в наушнике голос Сергея.
  - Но как? - воскликнула Клэр.
  - Вот и мне интересно - как они у вас оказались?! - откликнулся техник. - Уж не шпион ли вы Паразита? Чем он вас привлек - мне неведомо, но случиться может всякое.
  Он медленно приближался, расставив руки, рассчитывая легко справиться с молодой девушкой. Клэр оторопело смотрела на него, не зная, как поступить.
  - Используй ключ на поясе! Оглуши его! - прозвучало в наушнике.
  За мгновение до этого, словно услышав команду Сергея, мужчина бросился на Клэр. Она успела выхватить ключ, выставила перед собой, но удар нанести не успела. Техник с диким криком повалил ее на пол. В падении он ударился лбом о ключ. Инструмент отлетел от них. Техник завопил, принялся с остервенением наносить ей сильные удары по лицу.
  После первого попадания лицо Клэр обожгло болью, оцепенение мгновенно улетучилось, в кровь поступила порция адреналина. Закричав, она вцепилась в лицо техника, пытаясь выцарапать ему глаза. Но брезентовые перчатки оставляли лишь широкие розовые ссадины. Они катались по полу визжащим клубком, ее наушник отлетел в сторону. Тут Клэр почти случайно удалось зарядить коленом в пах главному технику. Пока он завывал от боли и проклинал ее последними словами, Клэр, почти теряя сознание, оглянулась. Мутнеющий взор все же позволил различить под рукой резак, дотянуться до него и садануть им по голове Рикки Фернандеса. Потом все потемнело.
  Очнувшись, она не смогла понять сколько прошло времени. Рядом лежал мужчину, у которого с виска сочилась струйка крови. Лужа под головой оказалась небольшой. Чуть поодаль лежал резак. Ее тело болело, один глаз не открывался, во рту чувствовался привкус крови. Она перевернулась, желудок подскочил к горлу, ее мучительно вырвало. У дальней стены заметила наушник. Подползла, вставила. Тут же услышала хриплый голос Сергея:
  - Клэр, как слышно? Ответь! Что там случилось? Только не так, милая! Только не так!
  - Я тут, - чуть не плача отозвалась Клэр, с трудом выговаривая слова разбитыми губами.
  - О боги! - выдохнул Сергей. - Ты жива, родная моя! Как ты? К черту все, больше я тебя одну не оставлю! Я иду к тебе.
  В наушнике послышалась возня и чей-то далекий предостерегающий голос:
  - Сергей, не глупи! За стенкой у нас стадо клонов, а у нас только два ранца! Даже если ты каким-то чудом прорвешься, ты хочешь привести за собой эту толпу вниз?
  - Сергей, милый, я в порядке. Я справлюсь. Тут осталось немного совсем.
  Она почувствовала в себе силы, поднялась. Осмотрелась, подобрала резак и ключ. После недолгого молчания в наушнике прозвучало:
  - Прости меня, что втянул тебя в это. Я должен был поискать еще. Наверняка где-нибудь еще...
  Сергей продолжал говорить, а Клэр набрала полную грудь воздуха, выдохнула. Прохладный воздух реакторной зоны оказался весьма приятным. Резервная установка зоны еще работает, машинально отметила она. В голове прояснилось, она почувствовала в себе силы закончить начатое.
  - Времени не оставалось, Сергей, - мягко перебила она капитана. - А если бы ты наткнулся на такого, как этот, - бросила она взгляд на тело техника, - он бы наверняка не согласился. А так - мы с тобой еще можем побыть вместе, хоть и на расстоянии.
  - Да, ты права, милая. Если увидишь кого-то еще - используй резак без раздумий.
  - Я попробую.
  - Хорошо, давай закончим начатое, - Сергей тоже вдохнул и выдохнул. - На какой истории я остановился?
  - Ты рассказывал, как над тобой пошутили твои сослуживцы, - ответила Клэр.
  - Да, точно. В общем, сплю я и тут чувствую, что-то щекотное у пальцев ног. Ну а снится мне будто собака облизывает мне ступни. Но вдруг эта собака...
  Клэр осторожно улыбнулась, направилась к блоку управления реактором. Больше в реакторной зоне никого не было, до блока дошла без происшествий.
  - Я на месте. Начинаю вводить коды.
  Несколько десятков комбинаций цифр и букв последовательно высвечивались у нее на браслете. Она вводила протоколы изменения автоматики реактора и увлеченно слушала рассказы Сергея.
  Странное ощущение заставило ее оглянуться. В этот момент она увидела техника с замахивающимся на нее ключом. Машинально закрылась руками от удара. Ее отбросило в сторону. В правой руке что-то хрустнуло, сознание обожгло невыносимой болью. Она закричала.
  - Ты что же это, чертовка, - сквозь боль, мутившую сознание, услышала голос техника, - собралась тут спалить нас всех к чертям?!
  Одновременно услышала тревожный крик Сергея:
  - Что случилось?! Клэр! Не молчи!
  Техник надвигался на нее, его шатало. Если бы не рана на его виске, удар пришелся бы точно по ее голове. Слезы катились из глаз, мешая сосредоточиться, разглядеть опасность. Левая рука нащупала рукоять резака на поясе. Ей показалось, что прошла целая вечность, когда непослушными пальцами все-таки сняла инструмент и направила его на техника. Мужчина на мгновение остановился, но затем с удвоенной скоростью ринулся на Клэр. Она выстрелила несколько раз. Тело разрезало на два больших куска, которые по инерции повалились на нее. Она вновь потеряла сознание.
  В себя приходила долго и мучительно. Боль выталкивала из бархатной пустоты, где так хорошо и ничего не нужно делать, где ничего не болит, и она слышит голос любимого. Не важно, что он говорит, главное слышать его голос.
  - Клэр, милая! Отзовись! Что с тобой? - хриплые рыдания перехватывали его горло. - Да сбрасывайте вы уже свои чертовы заряды! Клоны проникают все глубже!
  Это уже не ей, поняла она.
  - Сергей, я тут, - прошептала Клэр пересохшими губами.
  Он заплакал. Сквозь рыдания она слышала извинения, угрозы и проклятия ОСС, клонам, Паразиту, судьбе. Она с трудом поднялась. Стараясь не смотреть на обугленные по краям части тела техника, подошла к блоку управления. Голова кружилась, ее мутило. Временами она проваливались в беспамятство, но падать не успевала. Правая рука повисла безвольной плетью напоминая о себе постоянной тупой болью. Осталось ввести три последовательности.
  Голос в наушнике прошептал:
  - Я люблю тебя. Встретимся в другой жизни.
  Пол затрясло. Металлические конструкции застонали.
  - И я тебя люблю. Больше жизни.
  Когда вводила последние значения, позади послышался топот бегущих ног. Не оглядываясь, ввела последние комбинации и нажала на принятие протоколов. Реактор уже разогрет, цепная реакция запустилась без промедлений. Перед глазами всплыло лицо Сергея в момент первой встречи.
  - Увидимся в другой жизни, милый.
   Вдали, над Амазонкой поднималось солнце, а на Земле с ним решил посоперничать ослепительный шар, поднимающийся ввысь и постепенно превращающийся в серо-белый кудрявый гриб.
  Амазонской резервации больше не стало, как и пяти миллионов ее жителей. После этой атаки Паразита, человечество пересмотрело протоколы безопасности и обороны резерваций.
  Клэр Чой, Сергей Камеров, Марк Спун и многие другие причислены к званию героя. Посмертно.
  ГЛАВА 3
  Год 2120
  Вацлав вновь закурил. Он уже не помнил какая это по счету пачка за эту ночь. Если бы не регенеративная медицина, то его легкие сказали ему "прощай" уже очень давно. Около половины его заработка уходило на регенерацию, но на что ему еще тратить здесь деньги? Бойцы на передовой ограничивались пластырями и прочими заменителями, но здесь - в укреплении, можно дать себе поблажку. Он проследил, как дым седыми струйками втягивается в уловитель.
  В его обязанности входил контроль за автоматическими гаубицами на периметре. Работа не сложная, но напряжение все равно давало о себе знать. Мало контролировать автоматику орудий, нужно проследить, чтобы ничего не прорвалось сквозь заслон. За последние сутки Паразитом предприняты три атаки. Крайняя - почти час назад. Он как будто проверяет оборону человеческой базы. Но ничего серьезного не произошло.
  Два дня назад войска людей закрепились на этом участке голой земли, бывшей некогда лесом. Рано или поздно на захваченных Паразитом территориях все становилось такой пустыней. Вдалеке виднелись остатки некогда могучей растительности, что чудом еще уцелела. Взгляд то и дело тревожно скользил по чахлым лесным пятнам. Спутники больше не показывали присутствия клонов.
  Что он забыл в этом Богом забытом месте? Нет же -вызвался добровольцем, совершенно несправедливо рассудив, что если еще не был на юге Индии, то там обязательно нужно побывать. Так вот - совсем необязательно! И будь она неладна эта Бангалорская резервация, которую и защищали сейчас выстроенные укрепления и квадраты с автоматическими орудиями.
  Через несколько часов сюда прибудут дополнительные части, военные связисты развернут сеть для лучшей координации и тогда удастся применить новую тактику, о которой ходило так много слухов. Вацлав бы продал душу самому черту, если это поможет справиться с Паразитом. Но, увы, пока таких предложений не поступало. Он хмыкнул.
  На его счету уже полторы сотни убитых клонов в четырех столкновениях. После пехоты он решил перевестись на контролера автоматических орудий. Сдал экзамен, перевелся. Теперь он уже старший контролер автоматических гаубиц. Рост - налицо.
  Лейтенант Вацлав Борнич снова затянулся. В памяти всплыло, хотелось надеяться, последнее сражение. Он вздохнул. Хорошо, что Паразит достаточно туп для применения сложных тактических ходов. Его преимущество только в численном перевесе. Тогда клонов было в два раза больше людей. Не самый плохой расклад, надо признать, но все же его друга зацепило. Генри. Пусть земля тебе будет пухом, дружище. Когда они познакомились - на совместной попойке, почти два года назад - они поклялись друг другу, что будут прикрывать спину товарища. Если один из них будет заражен клонами, то другой без колебания применит напалмовое ружье. Он колебался. Но все же выполнил клятву. Это уже был не Генри.
  Внезапно автоматика подала сигнал. К его квадрату быстро двигалась небольшая группа клонов. Гаубицы заработали в автоматическом режиме. Вацлав впился глазами в экраны. Мелкие твари предприняли попытку прорвать периметр. Зараженные животные нахлынули на его квадрат. Гаубицы пока справлялись. За ограждение ничего не проникло. Через несколько минут волна иссякла. Орудия дожигали последних двигающихся "койотов", "тигров", "оленей" и прочую лесную живность, когда-то бывшей живностью Природы, а теперь - "неживностью" Паразита.
  Откинулся на спинку. Рука привычным движением зажгла сигарету. Со вкусом глубоко затянулся, выпустил дым через ноздри. Руки мелко дрожали, но все обошлось. Это хорошо. Напряжение вместе с дымом уходило из тела. Он вспомнил о недавнем разговоре с младшим братом, который служит в Генштабе ОСС. В крайний сеанс связи он обмолвился, что у человечества появился шанс справиться с Паразитом, благодаря новой разработке специалистов аналитического отдела. Связисты будут обеспечивать беспрецедентную координацию - тоже что-то новенькое. Правда, подробностей он назвать не смог, но и это обнадеживало. Давно пора наподдать этому монстру! После прибытия дополнительных частей и спецов войска людей пойдут в атаку. Общий замысел понятен. Детали донесут после утренней летучки офицерского состава.
  - Не спишь? - бодрый голос сменщика заставил Вацлава вздрогнуть.
  - Ты меня напугал, Чатт! Только что была атака из того леска.
  Высокий индус Чаттерджи Витро быстро посерьезнел.
  - Извини, Вац. Иди отдыхай. Я сам закрою твою смену.
  - Принято.
  Путь домой, как и всегда, оказался недолгим. Спуститься с наблюдательного поста, отметиться у дежурного, потом шесть минут неторопливой ходьбы до рельсового транспорта, еще пару минут езды и он почти в своем кубрике, который он делил с Чаттом. Полевое место жительства не отличалось особыми удобствами, но он привык: и к туалету на этаже, и к общему душу, и к ограниченному пространству жилища. Усмехнулся, вспоминая свой большой дом со всеми удобствами, но тут же уголки губ пошли вниз - дома больше нет, родителей тоже.
  Еще ребенком он пережил ужас нападения клонов на их городок. После спасения твердо решил, что станет военным. Из всех родственников выжил только брат. Когда он вырос и завел семью, Вацлав отговаривал его от детей. Лучше платить штрафы, чем постоянно переживать о безопасности своих детей. Слава богам, что они послушались его. Не для детей все эти ужасы. Без семьи ты отвечаешь только за себя. Так проще. Так легче. Перед глазами встала, тщетно прогоняемая, картина убитых горем отцов и матерей. И кадры полностью зараженных семей. Сердце защемило. Глубокий вдох. Лучше умереть, чем такая "квазижизнь". Руки автоматически потянулись к очередной сигарете.
  Добравшись до кубрика, почти не раздеваясь, Вацлав рухнул на кровать и мгновенно уснул.
  Утром командование собрало всех офицеров в зале штаба для утренней летучки. Представление новой тактики шло уже полчаса. Голос офицера аналитического отдела громко разносился по всему помещению, но невнимательных тут не было.
  - Таким образом нам удалось заманить их в ловушки и уничтожить, - подвел он итог. - Ваши вопросы, офицеры.
  Поднимались руки военных, кто-то задавал вопросы вне очереди.
  В целом все понятно. Для исполнения этой тактики будут сформированы специальные отряды. Их задача отвлекать и заманивать группы клонов в ловушки, разделяя общую массу на мелкие части, с которыми легко справятся гаубицы и минное поле. Солдаты уйдут по заранее подготовленным маршрутам, потом контролеры активирует минные поля, а гаубицы не дадут клонам прорваться и отступить. Все просто. Вероятность успеха, то есть полного уничтожения клонов на определенной территории, составляет почти девяносто семь процентов. Успешный опыт применения этой тактики уже есть. Похоже, эре Паразита приходит конец. Правда, есть еще Копатели, о которых мало что известно, но командование говорит, что Паразиту нелегко их создать. Это все наши большеголовые натеоретизировали - по их выкладкам получалось, что Паразиту проще сделать небольшую армию клонов, чем тратить биологический материал на одного Копателя. А на случай его появления наготове будут дежурить штурмовые вертолеты. Помимо обычного ударного вооружения, дополнительно они комплектовались полимерными, сверхпрочными и самовозгорающимися сетями. После контакта сети с плотью, она начинала гореть и автоматически стягиваться вокруг тела, полностью прожигая его.
  До наступления оставалось примерно двадцать часов. Есть время отдохнуть и подготовиться. Все незанятые на дежурстве подготавливают новые посты-ловушки. Вацлаву досталась та, в которой он провел сегодняшнюю ночь. Он вызвался добровольцем и обрадовался, когда назначили в его же квадрат. Место уже пристрелянное.
  Операция началась ранним утром. Сотни групп разошлись по своим направлениям. В каждой группе работают тридцать бойцов. Внутри также выделялись подгруппы с разными ролями - приманка и огневая поддержка с флангов. Приманка имела наименее сильное вооружение, легкое снаряжение и грузовики для быстрого передвижения. Остальные вооружались под завязку, экипировались экзоскелетами и передвигались на тяжелой броне. Задача групп-приманок заманить часть клонов в один из квадратов, которые управлялись контролерами и, в случае прорыва периметра, быть наготове, чтобы обезвредить прорвавшихся. В каждую приманку зачислялся свой связист для координации одновременного отхода и заманивания клонов на минные поля. В задачи остальных входило расстреливать особей из засад и прикрывать подгруппу-приманку.
  После выступления прошло почти сорок минут напряженного ожидания. Подгруппы-приманки углубились в территорию Паразита, громко привлекая внимание клаксонами, криками и выстрелами в сторону близких холмов и бледных лесных пятен. Где-то пещерах на холмах и притаились основные силы врага.
  Вацлав прикурил третью сигарету подряд, когда сенсоры показали приближение большой армии клонов. По приблизительным оценкам - больше пятисот тысяч существ. Ну, и откуда они появились? Холмы оставались чистыми, а отметки появлялись как будто из-под земли. Так и оно оказалось.
  Судя по массе большинства отметок - антропоморфы. Ну что же почти ста пятидесяти тысячам людей придется попотеть в эту ночь. В ППД ВВС поступил приказ о подъеме бомбардировщиков и штурмовых вертолетов.
  Группы заняли свои позиции, проверяли последнюю готовность, связь со своим квадратом и контролером. Все готово. Человечество поставило на свою победу сегодня. То тут, то там слышались бодрые голоса, что пора уже драть задницы, обломать об колено, размазать в лепешку, сжечь к чертям врагов и простое улюлюканье.
  Легкий ветер донес нарастающий гул сотен тысяч бегущих ног. Впереди огромной толпы двигались открытые джипы и грузовики, из которых изредка поливали огнем слишком ретивых клонов. До первой линии противника уже меньше километра. Подгруппы-ловушки начали разделение, для рассекания общей массы на более мелкие и заманивания в свои квадраты.
  Вдруг правый фланг огромной толпы дрогнул, начал смещение влево, оставляя не удел группы-приманки на этом фланге. В машинах стреляли в удаляющуюся толпу. Кто-то даже помчался за бегущими прочь особями. Клоны не обращали внимание на раздражители с правого фланга.
  Масса быстро формировала плотный кулак, который устремился на несколько сотен групп левого фланга людей. Тут же посыпались приказы о максимальном привлечении внимания центром и правым флангом. Поведение Паразита оказалось нетипичным, не укладывалось в прогнозы. С ППД уже летели бомбардировщики и штурмовики для воздушной поддержки, поднимались дополнительные резервные силы.
  - Тридцать шесть-эл! Прием! Это - база. Ты один из первых встретишь толпу! Сенсоры на максимальную дальность. Группы-приманки помогут чем смогут. Через четыре минуты у тебя будет огневая поддержка с воздуха - твой квадрат накроют минами и ракетами. Как понял?!
  - Вас, понял, база! - пальцы Вацлава лихорадочно настраивали автоматику.
  Дым из недокуренной сигареты курился рваной спиралью. Для остальных семи с лишним сотен квадратов левого фланга прозвучало такое же сообщение. Да что же это такое?! Что пошло не так? Почему не предусмотрели план "Б" на оставшиеся проценты неудачи?!
  Его квадрат и еще семь сотен других в левом фланге, первыми встретят толпу клонов. Да при таком количестве их просто сметет, как многометровые волны разрушают песчаные замки на пляже. Есть надежда на поддержку с воздуха, но он уже понимал, что толпа здесь будет раньше штурмовиков. Да и не успеют они проредить толпу достаточно сильно. Он часто представлял свою смерть, но выглядела она совсем не так. Вацлав надеялся, что умрет старым, в постели со сногсшибательными красотками, побив все рекорды по продолжительности жизни.
  В суматохе приказов, отчетов и контроля толпы клонов никто не заметил черного, быстро приближающегося облака на горизонте. Оно росло, клубилось и вскоре стали различимы отдельные точки, из которых оно состояло. Вся масса измененных пернатых в полном молчании ударила в подлетающие бомбардировщики и штурмовики. Небо озарилось оранжевыми вспышками.
  Затем клоны хлынули плотной серой массой. Обнаженные тела влажно блестели в отсветах огня напалмовых гаубиц. Пулеметы сдерживали часть на дальних подступах. Из засад помогали своим огнем подгруппы-приманки, но через несколько минут им самим пришлось яростно отбиваться. Еще немного и гаубицы перестали справляться с наплывом клонов. Периметр прорван.
  Вацлав отбросил управление, схватил винтовку, рюкзак с напалмом, полез на крышу укрепления. Взбираясь наверх, он зло бормотал себе под нос:
  - Долбаный Паразит! Ты внес очень существенные коррективы в мои планы! Чтобы ты сдох! Гореть тебе в твоем аду!
  Клоны окружили его квадрат. Безмолвное море одинаковых, безобразных тел, пытающихся добраться до него. Только шум от топота ног и, как конечности скребут по композиту укрытия. От их молчания волосы встали дыбом на затылке. Холодок ожидания чего-то близкого пробежал по спине. Он глубоко затянулся напоследок, открыл огонь.
  Одна за другой гасли отметки квадратов на левом фланге. Толпа медленно начала перетекать к центру. Захлебывались огнем гаубицы, захлебывались слизью люди. К линии фронта двигались с максимальной скоростью танки. Артиллерия накрывала огнем пространство за квадратами. Внезапно земля в трех местах взорвалась черными брызгами и на поверхности появились копатели. Монстры стремительно сократили расстояние до тяжелой техники, посыпались удары. Копатели рвали броню, расшвыривали танки, как капризный ребенок свои машинки. Легко уворачивались от ракет, яростно рычали от попадания пуль, блестели слизью под огнем напалмовых пушек. Практически ни один из штурмовых вертолетов не смог отстреляться сетями по копателям.
  В течение получаса все кончилось. Людям пришлось отступать под стены резервации. Потери оказались ошеломляющими. Паразит проигнорировал свою излюбленную тактику, спутал людям все карты. Паникеры тут же записали это поражение во второе крупное за крайние двадцать лет.
  ГЛАВА 4
  2146 год
  Боевой флот из шести кораблей и одного авианосца медленно приближался к мертвому кораблю. Водяная взвесь пробирала до костей, моментально увлажняла любые поверхности, проникала внутрь. Зима уже три месяца правила в этих широтах. Вместо обычных двух недель сезона дождей. Медленно плывущие низкие тучи под завязку наполнены влагой, создавали ощущение старой подушки, из которой просачивается пыль. Задень такую подушку и будешь весь в пыли. Все небо усеяно такими "подушками" и "перинами".
  Командующий операцией напряженно всматривался в мощный бинокль. Подумать только, он часто ездил отдыхать сюда с семьей до того, как все началось. А теперь тут вражеские воды. Теплые течения, дикие пляжи, отличная рыбалка - делали место идеальным для тех, кто хотел отдохнуть от цивилизации. Несколько смотрителей - вот и все люди на многие километры. А сейчас... Сейчас же люди здесь еще бОльшая редкость, чем раньше. На текущий момент тут хозяйничают другие. Другой.
  Он хмурился, наблюдая за облаками. Погода меняется очень быстро. Природа вошла в крутое пике. И хватит ли сил у человечества выйти из него - большой вопрос. "И чем мы все это заслужили?" - спрашивал он себя уже не в первый раз. Адмирал Кейси Каперс никогда не считал себя религиозным человеком, но эта ситуация не раз наталкивала его на мысли о высших силах и каре небесной.
  - Адмирал Каперс, на палубе с нашей стороны не видно никакой активности. Орудия противника развернуты в другую сторону, - прозвучал голос старпома в наушнике.
  - Навожу. Вижу. Идем прежним курсом, малым ходом.
  - Есть, малым ходом!
  Он спустился в рубку, на ходу вытирая мокрое лицо и передавая накидку от дождя матросу.
  - Первому и второму звену - разведывательный вылет. И осторожнее пусть там. Орудия корабля постоянно держать на прицеле. Кто проморгает хоть малейшее движение орудийных башен - отдам под трибунал. Доклады летчиков - напрямую мне.
  На головном корабле с удвоенной силой закипела работа. По старинке, флажками, на авианосец передали приказ о взлете. В условиях неизвестности о способностях противника люди выбирали перестраховку во всем.
  После короткого разбега четыре истребителя с ревом взмыли с авианосца, резко набирая высоту. Через некоторое время пришел вызов:
  - Адмирал!
  - Да, звеневой!
  - На противоположном борту ведутся какие-то работы с подъемной лебедкой.
  - Орудия к бою, - в сторону тихо сказал адмирал, - ждать моей команды.
  - Сейчас парни пролетят чуть ниже и медленнее, адмирал.
  Через несколько долгих секунд пришло уточнение:
  - Адмирал! Клоны достали со дна какую-то капсулу, что внутри непонятно. Но похоже заметили наше присутствие, некоторые попрыгали в воду. Следите за бортами!
  Помощник адмирала торопливо озвучил полученные с радаров данные:
  - Адмирал Каперс, радар засек, что ранее обнаруженные три корабля в соседних квадратах пришли в движение. Они направляются в наш квадрат!
  Он переключил радиопередатчик на всю эскадру - скрываться уже бессмысленно. Теперь важна скорость.
  - Состав! Слушай мою команду - цели уничтожить! Сигнатуры передаем. Огнеметчиков к бортам! У нас гости!
  Крылатые ракеты сорвались со своих гнезд, устремились ко всем четырем кораблям. Яркий огненный шар вспух на палубе ближайшего. Пару мгновений спустя еще три возникли на горизонте, поднявшийся ветер принес отзвуки взрывов.
  Адмирал Каперс перевел взгляд на отброшенную взрывом спасательную капсулу, медленно дрейфующую в сторону от флота людей.
  - Старпом! Доложите обстановку!
  - На радарах все чисто, адмирал!
  - Весь свободный состав к бортам на огнеметы.
  - Есть!
  Старпом передал приказы всем командирам эскадры, замер, ожидая дополнительных приказаний. Адмирал рассматривал в бинокль капсулу. Казалось, он колеблется - поднять капсулу на борт или нет. На самом деле, он уже принял решение. В этот момент Каперс занимался просчитыванием минимизации рисков. Если для клонов эта капсула так важна, значит она может быть важна и для людей.
  - Старпом, курс на капсулу! Приготовить подъемники! Кораблям боевое охранение головного судна.
  - Есть!
  Команды зазвучали на палубах. Личный состав бросился выполнять приказ. Эскадра выстроилась в охранный порядок. Курс - на дрейфующую капсулу. Ветер усилился, тучи исторгли из себя потоки воды. Почти мгновенно видимость упала до ста метров. Не на руку это людям. К этому моменту головное судно уже добралось до капсулы. С кораблей стали поступать сигналы, что они атакованы клонами. Капсула оказалась облеплена, гребущими от корабля безобразными телами.
  - Старпом, команде подъемников - действовать на свое усмотрение, но капсула должна быть на борту через десять минут. Сканеры показывают, что под водой к нам движутся тысячи клонов Паразита.
  - Есть, Адмирал!
  С растущей тревогой он всматривался в данные радаров и сканеров. Количество сигнатур на радаре неуклонно росло, приближаясь к стотысячной отметке. Стало совершенно очевидно, что эта капсула очень важна для них. Или... да, если быть точным - для Него.
  Капсула. Что с ней не так? Старого образца, такие ставили на исследовательские суда, как мини-лаборатории или спасательный модуль на случай крушения, сделанная на века. Позже их модернизировали и встроили шлюз. Но в остальном конструкция осталась неизменной. В этой - шлюз не предусмотрен.
  Каперс молча наблюдал, как команда огнеметчиков справляется с клонами на капсуле. Тут же на подъемных крюках спускается матрос, чтобы закрепить тросы на капсуле. Когда она оказалась на борту головного судна, некоторые люди ощутили легкое головокружение. Но текущие обязанности и борьба за жизнь быстро выветрили это ощущение из фокуса внимания.
  После подъема капсулы напор существ возрос многократно. Команды не успевали очищать борта от ползущих друг по другу существ. Существ из страшного сна сумасшедшего. Или из старых и дешевых фильмов ужасов. Гуманоиды с щупальцами, клешнями, плавниками и зубастыми пастями. Что же - это эффективный ход Паразита. Некоторые матросы только от одного вида впадали в ступор и то тут, то там появлялись бреши в обороне. Морские клоны выпрыгивали из воды, приземлялись сразу на борт, с ними вступали врукопашную, пытаясь скинуть обратно или убить.
  Каперс без остановки отдавал приказы, но уже понял, что эскадра обречена. Выбора у него не осталось, тогда он принял решение.
  - Старпом! Авианосцу - поднять в воздух грузовой вертолет. Пусть зависнет над капсулой, чтобы ее закрепили за тросы. Он должен отвезти ее до ближайшего безопасного места. Топлива запасти под завязку! Остальные корабли должны отвлекать внимание и прорываться домой после взлета вертолета. Разведывательному звену - обеспечить безопасный коридор грузовому вертолету!
  Адмирал Каперс получил звание за боевые заслуги еще двадцать лет назад. Ему давно предлагали перевод в штаб, но он упорно отказывался, называя себя боевым адмиралом, для этого он служил своей стране и миру. Он всегда говорил, что старая традиция, когда капитан последним покидает свей корабль или уходит на дно вместе с ним, не просто красивая легенда. Адмирал считал, что корабль может выбирать себе капитана. Между ними устанавливается особая метафизическая связь. Корабль, носивший имя одного из великих адмиралов двадцатого столетия - "Николай Кузнецов" , класса "тяжелый дредноут", старичок по морским меркам, плавал уже девятнадцать лет под командованием Каперса. Перед внутренним взором боевого адмирала, как кино прокрутилась первое знакомство с кораблем, первый боевой рейд, первые ранения и ремонт в доках. Каперс вздохнул. Как не дорога техника, и какие воспоминания не связывали ее и человека, задание всегда оставалось на первом месте. Он погладил переборку с элементами управления, обвел благодарным взглядом рубку.
  Действительность без спросу ворвалась в сознание. Сейчас нужно делать все возможное, чтобы не дать врагу захватить капсулу. Он чувствовал, что с ней связано что-то важное для людей. За годы службы он привык доверять своему чутью, которое никогда не подводило.
  Бой с отрядами Паразита шел уже на внутренних палубах. Проконтролировав поднятие капсулы вертолетом, проводил ее взглядом, взял рацию и, после недолгого молчания, произнес:
  - Всем, кто меня сейчас слышит! Ради таких моментов мы давали присягу! Боритесь за свою жизнь до конца. Проредим ряды этих уродов! Для меня честь служить вместе с вами!
  Его уверенный голос раздался на всех кораблях, по всем средствам связи. В капитанской рубке на миг воцарилось молчание, все смотрели на адмирала.
  - Продадим наши жизни подороже, парни!
  Сказав это, он вышел из рубки, направился в оружейную. На ходу отдавал честь пробегающим мимо матросам. Грудь щемило от осознания неминуемого поражения. Но внешне он оставался все тем же решительным и волевым командиром.
  Возле оружейной организовал оборону. Вскоре сюда добрались все, кто смог это сделать. Долгие минуты изможденные люди боролись за свои жизни. Раненых оттаскивали внутрь оружейной. Кого-то рвало. Воздух раскалился от напалмовых ружей, воняло горелой плотью и спреем от ожогов. Только благодаря ему и уколам обезболивающих они еще продолжали защищать свои жизни. Монстры не знали усталости и страха, лезли напролом, карабкаясь по своим, расчищали путь в куче обожженных тел.
  - Отступаем внутрь! - взревел адмирал, перекрывая рев напалмовых ружей и стоны раненых.
  Заперевшись, выжившие собрались вокруг него. Небольшая передышка перед неизбежным концом. Хмурые, перепачканные сажей, обожжённые лица твердо смотрели на своего адмирала. У Каперса на миг кольнуло в груди - молодые еще, но все, как на подбор!
  - Парни, вы знаете, что делать! Рад умереть рядом с вами.
  Все давно готовы к такому приказу. Объяснять никому не надо. Лица одних ничего не выражали, другие же светились угрюмой решимостью. Они прекрасно понимали, что живыми им не выбраться с этого корабля. Но даже если бы это и удалось, вся вода кишела особями. В дверную переборку застучали чем-то тяжелым, появились вмятины.
  В головной штаб на материке поступил сигнал со спутников о потере всех кораблей разведывательной эскадры во вражеских водах. Только небольшая светящаяся точка с сигнатурой грузового вертолета в сопровождении звена истребителей, удалялась от страшного места, спасая груз, доставшийся столь дорогой ценой.
  ***
  - Адмирал Кейси Каперс. Вице-адмирал Сергей Морозов. Вице-адмирал Юджин Почански. Капитан первого ранга Майкл Ван Шофил. Капитан первого ранга Кристоф Хайц. Капитан второго ранга... - голос ведущего торжественно зачитывал имена участников боестолкновения с Паразитом. Траурный зал заполнен дипломатами многих стран. Скорбные лица безмолвно внимали голосу перечислявшего имена героев. Более получаса ведущий произносил имена и траурную речь. После окончания, присутствующие лично и наблюдавшие за ходом церемонии дистанционно, почтили память павших героев минутой молчания.
  Адмиралу Каперсу, его помощникам и всему персоналу присвоено звание международного героя посмертно. Справедливое чествование проходило спустя несколько месяцев после памятной операции. Еще никогда в истории человечества одновременно не награждали героями столько человек. Благодаря адмиралу и его людям удалось значительно проредить армию клонов и заполучить спасательную капсулу, столь необходимую Паразиту.
  Посмертному чествованию предшествовало множество споров и военное расследование. После доставки роковой капсулы на берег, некоторые высшие офицеры ОСС в первые секунды испытали негодование. Из-за какой-то капсулы погиб весь разведывательный состав и кадровые офицеры. "Ради чего?!" - восклицали военные. Кто-то считал Каперса безумцем, а его поступок неосознанным предательством человечества, ненужным геройством. Но были и те, кто считали его героем, достойным памяти и наград.
  Расследование велось ОСС по законам военного времени. Поэтому действия Каперса исследовались с учетом влияния на позиции людей в этой войне. Любая необоснованная потеря, будь то персонала или техники, каралась трибуналом, всегда выносившем жесткие приговоры. Каперсу могли вынести приговор посмертно. Это оставило бы несмываемое пятно на династии офицеров.
  Но расследовав все нюансы, приняв во внимание активность клонов относительно этой капсулы, отсутствия прецедентов в их поведении до этого, а также обнаружения в капсуле человека, которого можно попробовать вернуть к жизни и допросить, приговор стал оправдательным. Даже скептики признали Каперса героем, а риск оправданным. Даже если воскрешение к жизни человека из капсулы не принесет новой информации, попробовать все равно стоило. Будущие офицеры примеряли эту ситуацию на себя - а хватило бы духу?
  ГЛАВА 5
  2147 год
  Капсула оказалась в ведении доктора Александера Бергема. Светило научной мысли, подаривший миру множество открытий в области биологии, бионики, продления жизни. Свои награды неизменно направлял на благотворительность - в финансировании не было недостатка. Его условием всегда оставалась работа на благо всего мира, поэтому многие страны считали своим долгом помочь в исследованиях ученого. Ну а теперь благодаря ОСС и Паразиту, никого не надо убеждать в необходимости исследований. Многие ученые приехали работать рядом с ним, кто-то работал удаленно. Но самое главное, что всех объединяло - это поиск способов дать врагу отпор, сохранить планету.
  Александер часто задумывался: человечество смогло объединиться только перед всеобщей угрозой полного уничтожения. То есть не было бы счастья, да несчастье помогло. Хотя объединение в таких условиях называть счастьем - язык не поворачивается. Что стало бы с человечеством, не появись Паразит на мировой арене? До Него, хотя глобализация и шла полным ходом, все равно оставались недовольные - правые силы в разных странах, страны-изгои. Нередки были случаи, когда они приходили к власти или подчиняли себе целые регионы. Как следствие разгорались старые конфликты, начинались новые. А теперь бывшие враги стали союзниками. По крайней мере, пока существует общий враг. Иллюзий относительно человеческой природы он не питал. Но всегда надеялся на лучшее.
  Конечно, вначале некоторые страны не захотели участвовать во всеобщей стройке, демаркировать и открыть свои границы, делиться ресурсами. Но после атак особей на незащищенные города, несогласных больше не осталось.
  Бергем создал автоматизированный научный комплекс. Чтобы оборудовать его по последнему слову техники, вложил в него все свои деньги и попросил дополнительную сумму у дружественных государств и знакомых бизнесменов. Ему верили беспрекословно. И сейчас продолжают верить. Эти же страны и бизнесмены спонсировали первые исследования феномена Паразита, наряду с другими важными исследованиями.
  В его центре всегда возвращали к жизни безнадежно больных, увечных или больных с рождения. И сейчас это главный медицинский центр для всего человечества. Единственное, с чем опыт Бергема и наука не могли справиться - это с тяжелыми психическими заболеваниями. Тайны мозга все еще оставались неподвластны передовой науке. Терапия, конечно же, давала свои плоды, но полного излечения не наступало.
  Его путь всегда лежал через отделение душевнобольных. Пациенты тянулись к нему. Его появление вызывало у них устойчивую ремиссию. А он считал своим долгом проверить и поддержать их.
  - Доброго утра, Мария!
  - Здравствуй, доктор, - ответила темноволосая девушка. - Доктор опять идет на обход.
  - Ты как всегда наблюдательна, Мария, - по-отечески улыбнулся Бергем.
  - Мария хотела быть с доктором.
  Её глаза медленно следили за мужчиной. Если не использовать лекарства, тормозящие ее нервную систему, Марию сложно было бы удержать даже двум-трем мужчинам. Ее состояние варьировалось от бескомпромиссной нимфомании до редкого по силе буйства. Спокойно разговаривать с ней можно, только когда она принимала препараты. Очень интересный случай. Бергем считал, что причинами, запустившими такое поведение, стали проблемы детства, наложенные на издевательства во взрослой жизни. Его военный отряд высвободил ее из рабства панамских пиратов, которые уже боялись подходить к ней. Держали в бетонной клетке, как экспонат, где она успела нанести себе несколько увечий.
  - Мы с тобой уже толковали об этом. Посмотрим, что можно будет сделать. Давай к тебе зайдет Томми, и вы поиграете в шахматы или посмотрите фильм, идет?
  - Мария хотела бы фильм, - отозвалась девушка.
  - Вот и отлично! - улыбнулся Бергем.
  Александер вошел в зону, куда имели допуск всего несколько сотрудников его исследовательского центра и ученых, работающих с ним. Сейчас здесь находился только один пациент - "Пациент номер один". Информация о нем оказалась строго засекреченной в момент приземления вертолета с капсулой на базу. Разморозка и запуск всех систем организма прошли успешно, но в сознание пациент так и не пришел.
  - Доктор Бергем! Доброго утра! - поприветствовала его Джилл Миранова - помощник и заместитель Александера.
  - Доброе, Джилл! Как там наш пациент?
  - Теперь он не похож на кусок курятины синего цвета - вполне себе розовенький, как поросенок, - ухмыльнулась помощница.
  - Джилл! - притворно нахмурился Бергем. - Мы должны уважать наших пациентов.
  Но посмотрев в озорные глаза зама, дал волю чувствам и рассмеялся.
  - Покажи мне еще раз его дело, - попросил доктор, все еще улыбаясь.
  - Что-то упустили с первого раза?
  - Пока не знаю. Хочу проверить кое-что. Тогда только пробежался глазами и не вчитывался.
  - Вывожу, - Джилл легким жестом перекинула досье пациента на свободное пространство лаборатории.
  - Так, так, - пробормотал Бергем, вникая в биографию пациента. - Кристофер Иванов. Родился третьего апреля тысяча девятьсот девяностого года во Франции. Третий ребенок в семье и последний. Мать - русская, отец - датчанин. После его совершеннолетия они разошлись, и Кристофер взял фамилию матери. В две тысячи десятом экстерном окончил РУДН в России - захотел посмотреть на историческую родину. Затем три года стажировался в Стэнфорде. В две тысячи пятнадцатом плотно начал заниматься научно-исследовательской деятельностью под руководством Джениннгса Корнова - доктора океанологии с кафедры глубоководных исследований стэндфордского университета. В тридцать два года получил степень доктора биологических наук, в тридцать пять лет - доктора океанологии. Темы научных исследований: экология мирового океана, микро- и макроорганизмы на больших глубинах, выживание организмов в экстремальных условиях, продление жизни и другие. Тааак. Ага. Пропал без вести в водах Тихого океана вместе с другими учеными и судном "Жак-Ив Кусто" в две тысячи двадцать девятом году. Семью не завел. Родители вновь сошлись за семь лет до исчезновения и через год погибли в автокатастрофе.
  Взгляд Бергема стал задумчивым, он уставился в одну точку.
  - Значит в разработке ГМО не замечен, - тихо пробормотал доктор.
  - Вы что-то сказали? - прислушалась Джилл.
  - Эм? Что? Ах, да! Недавно у меня появилась мысль, что наш пациент причастен к созданию Паразита, путем манипуляций с генами разных организмов. Раньше это было страшно модным. Ученые-энтузиасты на свои деньги строили плавучие лаборатории и в нейтральных водах проводили исследования. Кристофер работал старшим научным сотрудником в стэндфордском университете, иногда преподавал там же, но в основном, занимался наукой. А это значит работал в "полях". Только в его случае, "полями" являлись океаны и моря. Но, занявшись незаконной ГМО-разработкой, он бы подставил не только себя, но и университет. Таким занимались только ученые-изгои.
  - Почему именно в нейтральных водах, доктор?
  - Ну Джилл, - улыбнулся Бергем, - историю надо знать. Потому что некоторые ученые и целые страны не разделяли энтузиазма подобных экспериментаторов. И, кстати, небезосновательно. Мда. Нейтральных территорий почти не существовало, а таких акваторий было достаточно, чтобы заниматься незаконной деятельностью. Регулировать эту область науки было очень сложно. Каждую пробирку не проконтролируешь, а значит безобидную на первый взгляд технологию кто-то захочет использовать во вред или для обогащения, невзирая на последствия. И это, не говоря об этической стороне проблемы. Но, судя по досье, вряд ли к созданию Паразита причастна команда "Жак-Ив Кусто". Не они это.
  - Значит, все-таки, инопланетное создание?
  - Да хоть бы и "наше". В текущей ситуации это уже ничего не меняет. Но скорее всего - да, не с нашей планеты это существо.
  Они помолчали, думая об одном.
  - Ладно, была надежда и прошла.
  - Но на что вы надеялись, Александер?
  - На то, что будут исходники ДНК. Или хотя бы наш Пациент в курсе, как создавали Паразита. Ладно, Джилл, - вздохнул Бергем, - продолжаем работать.
  Он направился в модуль, в котором проводились исследования Паразита. Воспоминания унесли его в день первого доклада по капсуле.
  Тогда ОСС собрался в виртуальной комнате. Доклад доктора Бергема не требовал личного присутствия. Участники ждали последних данных по отбитой у врага капсуле и ее пассажире.
  - Господа! Мы изучили доставленную нам капсулу. Это одна из первых моделей, но уже достаточно модернизированная, чтобы сохранить внутреннее содержимое в течение более ста восемнадцати лет. Для вскрытия капсулы пришлось принимать повышенные меры из-за угрозы биологического заражения. Опасения не подтвердились, внутри не оказалось ничего органического. Вся органика была загружена в реактор генератора. Всю его энергию Пациент направил на поддержание длительной заморозки криогенной камеры. Благодаря этому заморозка могла бы поддерживаться еще примерно двадцать пять лет. Смелый и продуманный поступок. Просканировав камеру, мы обнаружили человеческое тело, мужское. Сложно предположить, что заставило человека вживую заморозить себя, но он точно надеялся, что его найдут. Мы провели процедуру мягкой разморозки. На данный момент все системы организма функционируют нормально. С досье доктора Иванова вы уже ознакомились. Что послужило причиной столь высокого интереса особей Паразита к данной капсуле, пока не известно.
  - Доктор Бергем, когда можно допросить этого человека из прошлого?
  - А вот с этим как раз проблемы, генерал Макаров. Он до сих пор не пришел в сознание. Мы подозреваем кому.
  Немного погодя Бергем осторожно добавил:
  - Или, если вы верите в существование души, то можно считать, что душа его теперь далеко и неизвестно, когда вернется в тело.
  - Александер, лично докладывайте мне об изменениях в состоянии спасенного. Мы должны разобраться зачем клонам так нужен этот человек, и ради чего мы потеряли разведывательную эскадру.
  - Конечно, генерал.
  Со времени разморозки Пациента номер один, в его состоянии ничего не изменилось. С точки зрения биологических систем его тело полностью здорово. Все функционировало в пределах нормы. Кроме сознания. Ни на какие внешние раздражители Пациент не реагирует. Автоматика ежедневно проводила стимуляцию центральной нервной системы короткими электроимпульсами по специальным точкам на теле. Питание поступало через питающую трубку. Подобным образом отводились и продукты жизнедеятельности. Медицинские боты бдительно следили за физическим состоянием пациента - массажировали, разминали, сгибали конечности для предотвращения застоев и отправки электрических импульсов спящему мозгу. Бергем лично проектировал и принимал участие в разработке этих роботов. Когда люди впервые познакомились с подобной терапией пациентов без сознания, многие испытали потрясение. Еще бы - зрелище довольно шокирующее. Обнаженное тело поддерживают множество манипуляторов, трут, постукивают, переворачивают - человек выглядит неживой марионеткой. Бергем усмехнулся. Он всегда придерживался мнения, что эстетики в медицине и не должно быть - во главе угла должна стоять эффективность. А пока есть проблемы, которые современная медицина еще не решила, об эстетике думать нет смысла.
  ГЛАВА 6
  2148 год
  Сознание возвращалось толчками. Иногда, я начинал ловить какие-то неясные ощущения кожей, но снова проваливался в чернильную пустоту. С каждым проблеском сознания ощущения становились полнее. Очень тихо. Только шум от дыхания в ушах. А может это сон?
  В голове ледяным червяком проползла мысль, что с криокамерой что-то случилось. По внутренним ощущениям времени с момента загрузки в холодильник прошло немного. А это значит, что попытка пережить самого себя провалилась. Надо будет разобраться что сломалось, может еще удастся починить. Холод... его нет! Значит все гораздо хуже, чем сначала предположил. Яркий свет, бивший сквозь закрытые веки, то пропадал, то появлялся вновь. Точно - свет! В модуле должно быть темно. Значит...
  Внутри все сжалось от осознания факта спасения, конечности непроизвольно дернулись. Сердце бешено рвалось из грудной клетки. С трудом открыл глаза. Рассмотреть детали мешала какая-то полупрозрачная муть. Сглотнул. Слюна тугим комком проскользнула по пищеводу, что-то мешало нормально глотать.
  Потом появился человек. Девушка. Она что-то произнесла, положила руку мне на лоб. Вытащила у меня изо рта какой-то предмет. Внезапно осознал, что она сказала. С трудом сомкнул, открыл рот, ответил:
  - Да, я вас слышу.
  - Мы рады, что вы очнулись. Вам очень повезло. Как вы себя чувствуете?
  - Как... хрен его знает, не подберу сравнение. Сколько прошло времени? Где я? - слова доносились до меня словно издалека, голос казался незнакомым, сиплым.
  - Вы в самом лучшем, для этого момента, месте, Кристофер. Отдыхайте. Скоро подойдет доктор Бергем, чтобы поговорить с вами.
  Она к чему-то прикоснулась у изголовья кровати, и я вновь поплыл в бархатную темноту.
  - А... что... с Тварью? - только и успел пробормотать до отключения сознания.
  Когда очнулся в следующий раз, в комнате находились уже двое. Та самая девушка и мужчина лет пятидесяти на вид. Состояние мое, как после долгого сна, но в целом гораздо лучше первого пробуждения.
  - Кристофер, вы меня слышите? - позвал мужчина.
  - Д... да. Кто вы? И где я? Сколько... - горло перехватил спазм, я сглотнул. - Сколько времени прошло? Какой сейчас год?
  Он что-то тихонько сказал девушке, она кивнула и прикоснулась к своему браслету.
  - Прекрасно понимаю ваши желания, молодой человек. Я бы тоже хотел узнать, какой сейчас год, проведя без сознания почти сто двадцать лет. Поэтому сейчас...
  Сто. Двадцать. Лет. Тело бросило в жар. Мужчина говорил что-то еще, но кровь шумела в ушах. Я перестал разбирать слова. Он остановился на полуслове, внимательно посмотрел на меня, прикоснулся к браслету. Сердце постепенно перестало глухо стучать о ребра, слух медленно возвращался.
  - Итак, молодой человек, давайте начнем сначала, - словно издалека послышался голос мужчины. - Меня зовут Александер Бергем, я доктор многих наук, что уже и со счета сбился, - он усмехнулся без тени гордости. - Поэтому мы с вами коллеги. Это мой заместитель - Джилл Миранова. Тоже не самый последний ученый в разных науках. Вы провели в криокамере без малого сто двадцать лет. Хотя парой месяцев можно и пренебречь при таких сроках. Потом еще два года без сознания в моем центре. Сейчас две тысячи сто сорок девятый год. Середина двадцать второго столетия. Человечество сплотилось перед невиданной ранее угрозой, с которой вы, судя по всему, уже знакомы. Находитесь вы в исследовательском центре, который стал общемировой научной площадкой.
  Он перестал говорить, ожидая моей реакции.
  - Угрозой?
  Страшная догадка кольнула осознанием. Неужели выжил не только я, но и то существо? Ведь столько лет прошло. И что же - теперь оно угрожает человечеству? Изнутри разлилось чувство вины, заполняя все сознание.
  Тварь! Не достань мы ее со дна, она бы так и плавала там, на недосягаемой глубине! Хотя Её могли бы достать другие. Утешение слабое.
  - Что, - я сглотнул ком в горле, - что произошло?
  - Вы обязательно узнаете об этом, Кристофер. Сперва расскажите все, что произошло с вами, мне тогда проще будет объяснить вам текущую ситуацию.
  Джилл подала мне воды. Поблагодарил ее кивком. После воды стало гораздо легче. Пришлось пересказать те ужасные события, предшествующие этому моменту. Память снова перенесла на корабль, к друзьям, работе. Твари. Все это было так недавно для меня и очень давно для этих людей - в прошлой эпохе.
  Они немного помолчали после моего рассказа и Бергем первый решил нарушить молчание.
  - Что же, Кристофер. Настала моя очередь рассказать вам, что произошло за то время, пока вы были в анабиозе. Ситуация развивалась медленно. После того, как в шторме потерялось ваше судно, Паразит несколько лет, практически, не давал о себе знать...
  Все-таки, выжила. Только называют Её теперь - "Паразитом". С силой сжал край матраса, заметил внимательный взгляд Джилл. Снова взглянул на доктора.
  - Скорее всего, Он продолжал питаться и перестраивать свою структуру за счет разных организмов на суше и в воде, - продолжал доктор Бергем. - Но видовое разнообразие на островах конечно. Его эволюция сильно замедлилась. Людей там, практически, не осталось. А затем, как мы теперь понимаем, он и вовсе остановил свое развитие - с две тысячи сорокового года до, примерно, семьдесят восьмого или семьдесят девятого. Этот период в нашей новейшей истории называется - "малый ледниковый период". Произошла смена магнитных полюсов. Прокатилась волна крупных катастроф по планете, да к тому же снизилась активность солнца. Но человечество легко с этим справилось, даже сохранилась бОльшая часть инфраструктуры, человеческие жертвы были минимальны.
  Из-за тектонических подвижек океанского дна Гольфстрим почти исчез. Исчезли и другие теплые течения. Как следствие разогрев планеты и, в особенности, некоторых мест резко пошел на убыль. В одном из таких мест, как раз, и обитал Паразит. Как говорится - не было бы хорошо, да ужасные события поспособствовали. Его банально заморозило, так как свободный ток жидкости не приспособлен к столь низким температурам. И на тот момент Он не был к этому готов. Это сейчас для него не существует неблагоприятных условий.
  Но "счастье" было недолгим. Это мы теперь понимаем, что тот период можно было воспринимать позитивно, так как он дал нам отсрочку. Человечество вошло в новую реальность. Температура снизилась в среднем на два-три градуса по планете. Наступил расцвет традиционной, по тем временам, энергетики и синтетической пищи. Хоть и относительно ненадолго, конечно же.
  Прогнозы по продолжительности похолодания выдвигались разные, вплоть до тысяч лет. Тогда многие государства объединились в союзы или расширили имеющиеся для совместного поиска решений. Ближе к концу ледникового периода начался период прорывных научных открытий, новой энергетики, новых материалов, научный синтез на стыке многих наук. Если бы не все это Паразит смел бы нас с лица Земли еще лет сорок назад. Сейчас же у нас военный паритет. Но время играет на руку только Ему, не нам.
  Вот как. Теперь война с Тварью приняла всепланетные масштабы и в стороне от противостояния никто не остался.
  - Незадолго до окончания малого ледникового периода, -продолжил Бергем, - видный ученый того времени - Арнольд Мильц - предложил гипотезу, впоследствии названную его именем. Она заключалась в скачкообразном возвращении планеты к прошлому термическому состоянию, и даже более сильному нагреву после подобных экстремумов с низкими температурами. Так и произошло. В том числе разогрелся регион обитания Паразита, но не сразу - согревание этого региона происходило постепенно. В действительных причинах, которые снова разогрели планету, ученые всего мира разбираются до сих пор. Однозначного ответа нет, и с учетом текущей проблемы, - он выделил голосом последнее слово, - вряд ли появится в ближайшем будущем.
  Вскоре после, все-таки, наступившего глобального потепления, Природа взорвалась новым разнообразием и отреагировала на изменение климата бурным ростом биологической массы и появлением новых видов. На Земле воплотился рай для исследователей. И хотя относительно крупных видов не появилось, ученые находились на седьмом небе от счастья. Перспективы рисовались весьма радужные.
  - Только представьте, Кристофер, закат эры нефтегаза, новые технологии, новое человечество и новая Земля. - Бергем незаметно вздохнул.
  - Но несколько позже появилась информация о событиях, которые далеко не сразу связали воедино. Тем более, что информация далеко не обо всех случаях становилась доступна общественности или властям. К две тысячи девяносто шестому году в районе обитания Паразита начали пропадать люди, суда. Никто не придавал этому значений, так как в основном пропадали пиратские суда, браконьеры.
  И пока все радовались происходящим вокруг изменениям, стали исчезать крупные виды животных. Выдвигались теории про смену видового состава вследствие изменения климатических условий, перестройки биогеоценозов. Но время шло и человечеству, в конце концов, стало понятно, что это большая проблема и нужно срочно разобраться в происходящем. Вымирание видов стало массовым. На глазах исчезали животные крупнее кошки. А потом массово начали гибнуть люди. Сперва по одиночке, затем группами в разных точках южного полушария. В ваше время оно было южным, а сейчас оно - юго-восточное. Местное население запрашивало помощь у ООН. Несколько первых научных экспедиций, что отправлялись на поиски причин, не вернулись. Не вернулось и несколько последующих, отправленных с поддержкой военных сил.
  В первую очередь искали виновных среди знакомых угроз - разведка, ноты протеста, отзывы своих и выдворение чужих дипломатов, локальные войны, подозрения в биологических атаках. Мир снова очень быстро оказался на грани пропасти, так как сформированные и укрупнившиеся союзы во время ледникового периода, подключали к конфликту все больше стран. Как будто и не было недавнего сплочения и взгляда в светлое будущее.
   И только благодаря ученым мир удалось спасти от неминуемого сползания в пропасть глобального военного конфликта. Диссиденты самых крупных держав совместно с видными учеными создали тайную организацию по исследованию проблемы. Благодаря информации с разных уголков южного полушария, нашли следы Паразита. Но тогда этой информации не суждено было дойти до людей. Паразит выследил местонахождение первого оплота человечества и всех его сторонников. Теперь их мозги служат ему...
  Я снова отхлебнул воды. Челюсти сводило от плотно сжатых зубов.
  - Узнали мы об этом тоже далеко не сразу, - продолжал доктор. - Один из выживших участвовал в организации тайной конференции ученых-диссидентов, но на острове его в тот момент не оказалось. Год спустя, уже новому правительству, он рассказал про нее. А также передал чудом сохранившиеся наработки его руководителя - Мишеля Винника. Видный ученый того времени, доктор многих наук и пятикратный лауреат "нобелевки" в области микробиологии и лечения рака. Его наработки в области микробиологии легли в основу наших исследований о природе Паразита.
  Мир опомнился, когда прибрежные города начали подвергаться нападению клонов Паразита. Разразилась паника...
  - Простите, Доктор! Вы сказали - клонов?
  - Да, Кристофер. Паразит начал создавать клонов из поглощенных людей и животных. Паника постепенно охватывала планету. Враг не внешний, но внутри. Внутри твоих знакомых, друзей, родных, домашних животных. Мы упустили момент, когда можно было быстро и без серьезных последствий избавиться от Него. Когда пришло осознание глобальности проблемы было уже слишком поздно. Ума не приложу, почему мы были так слепы, - задумался на миг доктор. - Паразит создал армию "клонов", или "особей" - в некоторых странах их зовут и так, которые "мыслят" как один организм. Фактически, это и есть единый организм. Каждый клон Паразита знает, что думает материнский организм и наоборот. Единый телепатический мицелий.
  Его слова словно на живую резали мне сердце. Наверное, по мне стало заметно, что я раздавлен грузом вины. Доктор Бергем что-то подкрутил на браслете, я почувствовал приятное расслабление во всем теле. Чувство вины никуда не ушло, зато вернулась способность воспринимать информацию.
  - Вряд ли вам стоит винить себя, Кристофер, - все понял Бергем. - Если Паразит появился на нашей планете, то рано или поздно все к этому и пришло бы.
  - Что произошло потом, доктор?
  Бергем собрался с мыслями и продолжил:
  - Дальше было много неудачных военных операций разных стран и коалиций. В ходе которых Паразит получал биологический материал и технику. А мы теряли. В две тысячи сто тринадцатом году создан координационный совет большинства стран. Впоследствии, на базе которого сформировалось общемировое правительство - ОСС. С две тысячи восемнадцатого года в природе начали происходить необратимые изменения. Биоценозы многих регионов сперва распадались на более мелкие и обособленные, а затем и вовсе исчезали. Биосфера умирает. И даже если... - он запнулся, поправился, - когда человечество победит - планета уже не будет прежней. С нашим уровнем технологий мы, скорее всего, смогли бы остановить это крутое пике, но все мощности направлены на борьбу с главной угрозой.
  Информация давила, стирала в порошок.
  - Потом нашли вашу капсулу, Кристофер. Появилась надежда на прояснение ситуации. Теперь хотя бы известно, когда это началось. И почему. С новыми данными теперь работает аналитический отдел. В его задачи входит прогнозирование рисков и различных вероятностей развития ситуации, в которой оказалось человечество. Недавно алармисты, хотя все мы теперь алармисты, вновь передвинули стрелки часов судного дня. Сегодня они показывают без трех секунд полночь. Если не абстрактно, то для людей условия на планете станут неподходящими примерно через шесть, семь лет.
  - Доктор... - горло перехватило спазмом. - доктор Бергем, что уже предпринимается для защиты человечества?
  - На данный момент, построены резервации с высшей степенью биологической защиты. Многие из них модернизируются сейчас. Вокруг этого центра построена одна из них. Здесь, пожалуй, крупнейший научно-исследовательский центр. Схожий по размерам только у ОСС. Также разрабатываются новые виды вооружения против Паразита и защиты от него.
  - Скажите, доктор Бергем, есть ли у вас гипотезы о причинах появления Твари? - нашелся я после паузы.
  - Теории есть разные - от инопланетного вторжения, до случайной "удачной" мутации, - он помолчал. - Но, я не верю в подобные случайности. Да, сейчас меня могут назвать ретроградом, потому что до сих пор считается, что человечество тоже возникло в ходе подобной случайности, впрочем, как и вся жизнь. И если с таким объяснением появления жизни и человечества еще можно смириться, то Паразит не укладывается в эти рамки. Природа точно не могла создать ничего подобного, так как это противоречило бы ее цели - Великое Разнообразие. Тем более так быстро. Паразит все упрощает и уравнивает. Важность Закона разнообразия Природы можно очень грубо описать с помощью примера с нашей кистью. На нашей руке пять пальцев и все они разного размера, что позволяет нам брать предметы, совершать различные манипуляции, творить. Всего этого не было, будь пальцы одинаковой длины. Так и у Природы, только разнообразие здесь возведено в культ и переплетено со всеми формами жизни, делая существование живых существ взаимозависимым.
  - Как пальцы, которые не могут один без другого, - закончил я за Бергема.
  - Верно, Кристофер.
  - И, все-таки, доктор Бергем, вы не ответили, к какой мысли склоняетесь вы?
  Александер посмотрел на свою помощницу.
  - Мы считаем, что только искусственный организм будет стремиться к такой странной цели - всеобщему уравнению. Этакий запрограммированный на уничтожение всего живого биоробот. Мое мнение - это вторжение. Случайное или намеренное, изнутри нашего мира или вне его пределов - неизвестно. Слишком многого мы не знаем о нашей планете, не говоря уже о том, что находится за пределами нашего голубого шарика.
  После рассказа Бергема я ушел в себя, заново переосмысливая услышанное. Остаток дня после их ухода прошел в одиночестве. Раз за разом в голове прокручивались его фразы: Паразит, всеобщая угроза, сплоченное человечество, жертвы, резервации и многие другие. В ту ночь бессонница не дала мне уснуть, даже несмотря на успокоительное. Робот-сиделка предложил увеличить дозу снотворного, но я отказался.
  Через пару дней я смог передвигаться самостоятельно и меня вызвали на заседание координационного совета ОСС, правда дистанционно. На заседании пришлось заново пересказать всю историю, отвечать на бесконечное множество уточняющих вопросов. По итогу расспросов меня отправили обратно в медицинский модуль. В глазах участников военного совета читалось откровенное разочарование. Я и сам понимал, что мало чем смог помочь. Эти люди знали о Твари больше меня. Машинально отметил, как они изменились - стали жестче, решительнее, бескомпромисснее. Или, может, я в прошлом слишком мало общался с военными? Но даже персонал самых разных специальностей не отставал по решительности от руководителей. Меня посетила глупая мысль - таких людей, да в мое время, может и удалось бы избежать всего этого. Но история не терпит сослагательных наклонений. Люди здесь не при чем! А вот ошибки ученых - очень даже. Именно благодаря ученым человечество столкнулось с ядерными катастрофами, высокотехнологичными орудиями убийства, ухудшением экологической обстановки. Пришел к выводу, что воспринимаю действительность через фильтр паникерского настроения. Ведь на самом деле именно благодаря ученым нам удалось избавиться от многих болезней, повысить качество жизни, совершить фундаментальные открытия, которые навсегда изменили жизнь каждого человека.
  С моим появлением изменилось не так много, как рассчитывали военные. Из наиболее ценного - стали известны лишь дата и причина появления Паразита, который распустил свои щупальца по всей планете, как гриб под землей распространяет свой мицелий на многие километры. Или как раковая клетка, что стремится поразить весь организм своими метастазами, убить его. Сравнение доктора Бергема оказалось удачным - раковая опухоль человечества.
  Настроение редко выходило в "зеленую" зону. Чувство вины не давало покоя. Вновь и вновь память погружала в события той роковой ночи. Если бы мы только не подняли Её со дна. Если бы только...
  Проскочила мысль о суициде. Тут же отругал себя за малодушие. Судьба дала второй шанс, значит нужно использовать его с максимальной пользой для человечества. Надо искупить свою вину и бороться с Тварью!
  После пробуждения прошло полторы недели. Организм восстанавливался очень быстро. Все-таки, современная медицина творит чудеса. Ежедневные тренировки, восстановительные и омолаживающие процедуры, специальные препараты - все это делалось без участия персонала. Поэтому Бергем навещал меня все реже.
  Несмотря на свободный допуск в места для пациентов, с людьми я общался мало. Редкие пациенты, из числа тех, с кем можно общаться, могли поддержать вменяемый разговор. Но благодаря Джилл Мирановой пребывание в центре окрашивалось в более радужные тона. Когда я впервые увидел заместителя Бергема, она показалась мне молодой и очень привлекательной девушкой - изумрудные глаза, темные густые волосы, убранные в хвост, аккуратные черты лица, отличная фигура, очертания которой не скрывало белое медицинское одеяние.
  В свободное время она стала моим проводником в новый мир. Я с упоением слушал ее рассказы о торжестве научной мысли, новых технологиях, открытиях. А в перерывах поглощал информацию из электронной библиотеки. Очень скоро выяснилось, что электронная библиотека знает больше, чем Джилл, но с ней гораздо интереснее, чем с информационной системой. Общение с живым человеком окрашивало информацию в цвета личного восприятия, появлялись эмоции, сопереживание, эффект присутствия.
  Благодаря разговорам и библиотеке я все лучше и лучше понимал текущую ситуацию и то, что произошло с человечеством за время моего "отсутствия". Википедия продолжала существовать, только статьи теперь писались искусственным интеллектом на основе нейросетей. Лишь несколько контролеров проверяли статьи на узкоспециализированные темы.
  Я стал замечать, что меня все больше тянет к Джилл, мне приятно, когда она рядом. По частым беседам, улыбкам, интонациям, взглядам, мне показалось, что и она ко мне неравнодушна. Джилл легко общалась со мной, шутила и смеялась над моими шутками. Для современного мира ее красота вполне обычная, как я понял потом. В исследовательском центре я видел еще несколько девушек, все - молодые и красивые. Но для меня Джилл стала особенной. Она прекрасна и выглядит как двадцатипятилетняя, следящая за собой девушка.
  - Благодаря регенеративной медицине женщины по-другому начали воспринимать свой возраст. Лет пятьдесят назад был популярен тренд под названием "Чем старше, тем лучше". Технологии позволяли за относительно небольшие деньги поддерживать тело в идеальном состоянии, а людям более старшего возраста еще и омолаживаться лет на десять или пятнадцать - в зависимости от организма. И они в свои шестьдесят-семьдесят лет выглядели намного моложе, а чувствовали себя лучше, чем в тридцать. Мир захлестнула волна нового поколения - люди с большим жизненным опытом и юношеской активностью.
  - Тогда сколько тебе лет?
  Как оказалось, новая для меня регенеративная медицина творила чудеса.
  - Мне пятьдесят один, - легко ответила Джилл.
  Мои глаза медленно поползли на лоб. В мое время, конечно, были подобные примеры, но в основном в Азии и с помощью пластических операций. Сегодня же пластика использовалась только в военной медицине и медицине катастроф.
  Джилл звонко рассмеялась.
  - Не удивляйся! Говорю же - здесь все такие. Отличить юную девушку от бабушки, у которой нескольких внуков, бывает очень сложно. Отчасти благодаря этому у нас повысилась рождаемость. А к регенеративной медицине все давно привыкли. Используются наномеханизмы для диагностики и точечного лечения практически всех болезней.
  - А что с искусственным интеллектом? Те же наноботы, роботы-сиделки и прочее - как я вижу, это все тоже активно развито.
  - Ты прав, искусственный интеллект активно развивался до знакомства человечества с Паразитом. Потом стало не до этого, а еще позже и вовсе испугались неконтролируемого развития ИИ на основе самовоспроизведения. Это напоминало Паразита. Поэтому существовавшую до того момента систему, в которую были интегрированы почти все ИИ на планете, отключили. Установили определенный порог развития этих технологий, создали несколько независимых координационных центров по контролю за машинами и на этом остановились. Теперь все роботы - это отличные помощники, не более. Принятие решений остается за человеком, то есть у современных машин в любом случае есть контролер.
  - Вот это да! Это как побывать в фантастическом романе о высокотехнологичном будущем, - воскликнул я.
  После подобных разговоров часто ловил себя на двояком ощущении. С одной стороны, кому еще из начала двадцать первого века удалось увидеть все это современное великолепие своими глазами? Разве что каким-нибудь старцам, которые смогли выжить и сейчас омолодились. А с другой стороны не будь Твари и меня бы здесь тоже не было. Хотя ее появление не сулит человечеству ничего хорошего. Ну вот, опять начал.
  - Джилл, какая сейчас ситуация на фронтах? - одна из наших бесед запомнилась особенно.
  - Такая же, как и два года назад, - по ее лицу пробежала тень. - У нас с Паразитом паритет в позициях. Давно не случалось крупных столкновений. Разведка совершает рейды с целью отыскать главное логово. В свою очередь Он периодически проверяет оборону резерваций на прочность. Семнадцать лет назад, благодаря, такой "проверке" люди лишились убежища в Амазонке. Это было первое за много лет крупное поражение людей. Враг предпринял беспрецедентную атаку на амазонскую резервацию. Пять миллионов людей оказались заражены спорами Паразита, а командование и ученые лишились мозгов - самое ценное лакомство для него. Так он учится. Как мы потом поняли.
  - Мозги? Учится?! - брови поползли вверх, осознание факта не укладывалось в голове.
  - Да, вначале эта особенность Паразита пугала своей неизвестностью. Но то, что эта особенность является способностью для обучения, обнаружили совершенно случайно. После амазонской потери тактические успехи Паразита не давали покоя ОСС. В две тысячи сто тридцать пятом году в трагическом столкновении Он словно угадал наши ходы. Тем более, что в самом начале боев клоны не отличались воинской выучкой - просто шли напролом большой толпой. Поэтому их удавалось относительно легко сдерживать и истреблять. Но потом случилось нечто, что заставило людей пересмотреть стратегию борьбы с Ним.
  Эта информация долгое время не давала мне покоя. Для более детального изучения, нашел в библиотеке все, что относилось к этой способности Твари. Видео и статьи поражали своей правдоподобностью и сюрреалистичностью. Как будто смотришь жуткий фантастический фильм.
  В строжайшей секретности в спецотделе ОСС с две тысячи сто тридцать четвертого года разрабатывались новые тактики боя с Паразитом. Потому что используемые на тот момент не всегда работали эффективно. В большинстве случаев люди побеждали, но Ему всегда удавалось уходить в последний момент. Да и крупные, хоть и редкие потери заставляли пересмотреть тактику столкновений.
  Компьютерное моделирование разработанной стратегии показывало почти стопроцентную вероятность успеха. Это обнадеживало. Вслух никто не рассуждал, что подобная тактика может перевернуть ход борьбы в нашу сторону, ее еще нужно было проверить. Протестировать тактику решили в небольшом очаге, где линия фронта долгое время, практически, не двигалась. Тактика оказалась успешной, натиск клонов легко удалось отбить и почти всех уничтожить. Но в тот день мир впервые столкнулся с копателем. Тогда еще полевые штабы размещались на земле, относительно близко к линии фронта. Когда клоны оказались разделены, окружены в специальных квадратах-ловушках и уничтожены, произошло то, что никто не ожидал. Приборы зафиксировали приближение объекта.
  Но визуальное наблюдение ничего не показывало. Между тем точка все приближалось, и до контакта оставались считанные секунды. И тогда кто-то сообразил, что объект движется под землей. Тут же все почувствовали колебания почвы. Не успел никто сориентироваться, выйти за пределы опасной зоны, как земля взорвалась черными комьями, на свет появилось новое творение Паразита. Существо оказалось около восьми метров в длину. Или высоту. Как оказалось, копатель мог передвигаться разными способами. Огромные когтистые лапы одинаково легко разрывали землю и кромсали бронированную технику. Белесая, жесткая и плотная шерсть толстой кольчугой покрывала все тело. Небольшая голова, до жути напоминающая человеческую, мощный торс и длинные конечности - дополняли образ особи.
  Крот-переросток ринулся в атаку. Он расшвырял живой заслон в ближайшем квадрате и ринулся к штабу. Его не сдерживали ни стены, ни орудия. Для помощи себе в проникновении в штаб он использовал любые подручные средства. Там он устроил кровавую баню. Выжить никому не удалось. Остальным частям отдали приказ отступать на базу в убежище. Автоматическая съемка в штабе зафиксировала, как гигант ползал по коридорам штаба и поглощал мозги из разорванных тел. Координатор приказал сбросить на штаб ракету с вакуумной боеголовкой. Живых в очаге не осталось, кто-то успел эвакуироваться, кто-то нет... За несколько секунд ракета достигла цели. Неизвестно погиб копатель или нет -вакуумная боеголовка обычно не оставляет никаких следов в эпицентре.
  ГЛАВА 7
  Платформа несла его по бесконечному коридору в блок исследования Паразита. Бергем давно выпрашивал у ОСС живого клона. С одними фрагментами тканей и капельками слизи много выводов не сделаешь. Своего первого клона он получил на заре борьбы с Паразитом. Изрезал его на маленькие кусочки и ничуть не жалел об этом. Зато удалось собрать много статистического материала о этом организме. К тому же ОСС сама проводила испытания с живыми особями, а Бергему отправляла лишь итоговые результаты и фрагменты тканей. Хоть так. У них в приоритете стоит исследование поражающих факторов. Бергем же изучал Паразита еще и как феномен.
  На этот раз он планировал провести исследование еще предметнее и детальнее. Уже известно, что нужно обращать внимание на скорость регенерации, а не на сам факт ее наличия или сопутствующие ей визуальные эффекты. Нужно выявить средний запас слизи, которая защищает особей от высоких температур. И так по многим другим показателям.
  Наконец благоприятный для Бергема день настал. Благодаря опасному, но успешному, рейду на территорию врага, удалось захватить одного из нападавших клонов. Он замешкался, его опалили напалмовыми ружьями с нескольких сторон, затолкали в капсулу. Бергем решил наблюдать за операцией, и в случае чего - проконтролировать пленение именно его клона. До начала операции он провел небольшую летучку о том, как лучше поймать клона и какой ему нужен. По итогу выполнения задания счастью Александера не было предела.
  В строжайшей секретности клона доставили в исследовательский центр несколько дней назад. Только малая часть сотрудников знала об этом факте. Отсек, в котором содержался клон, полностью загерметизировали. Его стенки блокировали все известные человечеству внешние излучения. Так и изнутри ничего не могло проникнуть наружу. Повышенной безопасностью здесь не пренебрегали никогда. И без клона в центре проводились исследования с применением агрессивных веществ, опасных вирусов.
  Бывшее некогда человеком, тело все еще сохраняло изначальные черты. При отсутствии прямого наблюдения, клон находился в состоянии гибернации. В момент нахождения людей рядом с мониторами, он пробуждался, смотрел на камеры, потом снова замирал. Создавалось полное ощущение, что он видит или чувствует, когда на него кто-то смотрит. На вопросы он не реагировал, но реагировал на голос. За все время наблюдения клон не произнес ни звука. Хотя запись ведется постоянно. Датчики постоянно считывали биометрические показатели и просвечивали тело насквозь. Структура внутренних органов изменена до неузнаваемости. Некоторых нет вообще. Клон сильно отличался от всего живого. Предположительно у него имелось несколько жизненно важных центров и отсутствовала, свойственная высокоразвитым организмам, пищеварительная система. Зато присутствовала специфическая система переноса внутренней жидкости - кровью это уже нельзя называть - к поверхности тела и обратно. Покровы тела состояли из вещества со свойствами хитина, целлюлозы, липидной оболочки простейших и полимеров. Благодаря этому регенеративные способности клонов при поражении стрелковым и холодным оружием поражали. Большинство костей отсутствует. Вместо них - подобие гибких хрящей, которые крепились к более плотной и структурированной слизи. Все говорило о том, что в клоне от человека не осталось практически ничего.
  Судя по видеозаписям военных операций, заражение человеческого организма происходило в считанные минуты. Что именно происходит в этот момент - неизвестно. Все опыты для понимания этих процессов были бы слишком бесчеловечными. Хотя с некоторыми преступниками может и можно провернуть такое. Но тогда чем мы будем отличаться от Паразита? В общем, вопрос еще оставался открытым. Это может быть использовано, как одна из крайних мер.
  Клон содержится в отсеке уже больше четырех дней. Все, что можно выяснить обычным наблюдением - уже выяснили. Настала пора переходить к активной фазе исследования. Жалости или чего-то подобного Бергем не испытывал - этот организм убил уже миллиарды его соплеменников. Опыты над ним и его смерть послужат основой понимания как с ними бороться. "Да нет же - с Ним" - поправил себя ученый. Бергем оказался у шлюза в специальный комплекс, вынырнул из мыслей.
  - Привет, Леонардо! Ну, как там наш бормоглот? - спросил Бергем, входя на пост управления комплексом.
  - Пялится в камеру. Как обычно. Изменений не было, - оператор чуть кивнул в знак приветствия.
  - Понял тебя, Лео. Приступим. - лицо Бергема приобрело сосредоточенное выражение.
  Он включил запись. Объявил о начале завершающей стадии эксперимента. Персонал давно ждал этой команды. "Если клон выживет, то продолжим наблюдение, - подумал Бергем. - Если нет, то невелика потеря. Все, что нужно - опыты покажут сейчас".
  Внутри камеры опустилась прозрачная перегородка, разделив ее на два отсека. В открывшуюся дверь вошел солдат с оружием наизготовку. Клон моментально оказался у перегородки. Внимательно осмотрев стену из прозрачного пластика, уставился на солдата.
  Доктор задумчиво почесал подбородок.
  - Значит думать тоже умеет, и с анализом все хорошо. Следующий этап!
  - Запускаю, - отозвался оператор.
  Боец в камере с клоном опустил винтовку и встал возле двери. Клон встал ровно напротив, продолжая смотреть на солдата. Из стены показалось дуло стационарной винтовки. Тело дернулось от выстрела, но положение не изменило. Датчики невозмутимо собирали биометрические данные. Через несколько мгновений пуля выпала на пол. Далее по плану шло постепенное увеличение количества одновременно выпущенных пуль. В каждой из серии эксперимента замерялось время на полное восстановление. В последней серии эксперимента тело клона стало буквально похоже на сито. Оно лежало на полу. Жидкости под ним появилось очень мало. Через несколько секунд после того как стволы закончили стрельбу, по распростертому телу пробежала волна. Затем еще одна, и еще. Несколько мгновений спустя клон сотрясался в конвульсиях. Еще через минуту стоял невредимый ровно напротив солдата. Даже поражение жизненно важных центров не смогло остановить регенерацию. "Значит они не важные и не жизненные" - невесело усмехнулся про себя Бергем. Чем-то этот клон отличался от того первого. Надо бы сравнить показатели. Червячок сомнения почти незаметно прополз по краю сознания, но его отвлекли.
  - Доктор Бергем, запускаем следующую стадию?
  - Да, Лео, запускай, - Александер вновь сосредоточил все внимание на показателях и графике эксперимента.
  Все стадии активной фазы исследования поделили на этапы. Сперва решили изучить механическое воздействие, которое включает в себя стрельбу, взрывы, расчленение лезвиями и так далее. Эта стадия продемонстрировала устойчивость клона к таким воздействиям. Затем следовала биохимическая стадия, при которой в тело вводились вирусы, бактерии и агрессивные вещества. Ни штаммы смертельных заболеваний, ни кислоты не причинили серьезного ущерба клону. Скорость восстановления и выведения из тела патогенных веществ стала несколько ниже, чем при механическом воздействии. С этими данными нужно еще поработать. Третья стадия включала физическое воздействие. Исследовались поведение клона и реакции организма на широкий диапазон температур. Кроме экстремально высоких - сжигать клона пока не собирались. Ожидаемо подтвердились данные про выделение слизи при высоких температурах, которая спасает тело от перегрева. При экстремально низких клон замерзает, но при повышении температуры до комфортной - ведет себя, как ни в чем не бывало. Причем полностью он не замерз. Датчики отмечали медленный ток жидкости внутри клона и повышение ее температуры, а также переход ее в состояние коллоидного раствора. Электрический ток действует примерно так же, как и высокая температура - при высоких показателях объект может просто сгореть. Относительно низкие разряды не причиняют никакого вреда. Разряды больше тысячи вольт пробивали оболочку, но регенерация происходила с той же скоростью, что и при механическом воздействии. Длительные разряды лишь сотрясали тело и происходило обугливание точки контакта. Существенного ограничения функционирования организма не наблюдалось. А потом и вовсе покровы тела перестали проводить ток - адаптировался. Изменение атмосферы в отсеке, давления, показателя электромагнитного поля, радиационного фона - все это либо не действовало, либо причиняло незначительный урон клону.
  - Да, ребята, крепкий орешек нам достался, - Бергем устало потер глаза.
  - Почти десять часов непрерывного воздействия разного рода, а он продолжает стоять и пялиться на бойца! - возмутился Лео.
  - Только скорость регенерации снизилась на двадцать процентов. Мда... Можете заканчивать. Данных достаточно. Возьмите образцы тканей, и закончим на этом. Оставим пока только пассивное наблюдение.
  Бергем тяжело поднялся. Гипотезы и теории подтвердились на практике. Скорее всего, это все же внеземной организм, единственной задачей которого является полное доминирование и уничтожение всего живого, кроме растений. Да растения и сами не выживут без фауны. Что стоит за целью уничтожения высших форм жизни? Явление Паразита ставит перед человечеством три вопроса: кто его создал и запустил на планету; с какой целью они это сделали; и как этому противостоять.
  ГЛАВА 8
  Судя по информации из библиотеки, Тварь быстро поняла, что мозг не каждого человека ей интересен. Приоритетом стали ученые и высшие офицеры. Благодаря знаниям из светлых голов Она создала настолько профессиональное войско, что с успехом теснила нашу армию. По земле уже прокатилась серия ударов малыми тактическими ядерными зарядами, силой несколько килотонн. Но обе стороны негласно отказались от применения этого оружия - грязно и малоэффективно. Человечество оставило крупные ядерные заряды на самый крайний случай, когда ничего уже больше не поможет. Только в этом случае можно перешагнуть последний рубеж и забрать с собой Тварь. Об этом ужасном конце даже не хотелось думать.
  А на текущий момент люди проживают в хорошо укрепленных резервациях, этаких современных мега-крепостях. В каждой резервации проживают несколько миллионов человек. Иногда и десятков. Враг уже успел изрядно проредить человечество. Как правило, стены резерваций возносятся на сотни метров вверх, и почти на столько же уходят жилые и производственные уровни вглубь земли. Защита от биологической угрозы на высшем уровне, но это не спасло некоторые из первых резерваций. В том числе и амазонскую. Каждое живое существо крупнее крысы представляло угрозу и могло переносить заразу. Тайно, обходя все защиты, Паразиту удалось занести заразу в две резервации и истребить всех людей. Тогда ОСС принимал решение о тотальной зачистке. Наносился точечный ядерный удар сверху с одновременным подрывом местных зарядов для уничтожения всего комплекса над и под землей. До тех событий, наличие локальных ядерных зарядов держалось в строжайшем секрете. Даже не все техники реакторной зоны знали, что обслуживают не просто реакторы, но еще и ядерную бомбу. Из-за этих потерь приняли решение в срочном порядке повысить защиту инженерных сетей в остальных резервациях, усилить охрану периметра и переделать старые входы в ловушки.
  Больше всего ужасало и убивало всякую надежду то, что человек, долгое время считавший себя венцом творения, царем природы, теперь вынужден прятаться за толстыми стенами, защищая то немногое здоровое пространство, что еще осталось от первой войны с клонами. Ее формальное окончание ознаменовалось возведением резерваций в экологически чистых местах. Тварь притихла почти на полтора года. А люди получили небольшую передышку и возводили стены. Глупцы надеялись на мирное сосуществование с Тварью. Слава богу, таких было не много.
  Резервации строились в труднодоступной местности, что, в теории, должно было усилить защиту. В это время начала погибать биосфера. Враг заражал любое позвоночное, кроме самых маленьких. Мелкая живность, при необходимости, шла на восстановление энергии особей. Из-за этого по Земле прошла волна локальных биокатастроф, которые слились в общий коллапс биосферы. Засухи, проливные дожди, поражение растений невиданными грибками и паразитами, нашествие орд насекомых, ураганы - все это лишь малая часть того, что происходит с планетой. Способности монстра потрясали, заставляли ощутить свою слабость. Только уверенность ОСС помогала человечеству противостоять угрозе. Все верили, что у них есть план.
  - Я уверена, что мы победим, - Джилл с угрюмой решимостью смотрела куда-то вдаль. - Человечество всегда выживало в любых ситуациях. Великие переселения, ледниковые периоды, глобальные засухи, чума и прочее - мы, как вид, всегда выживали и продолжали двигаться вперед, развиваться. Так произошло и сейчас. Мы смогли защититься - выстроили биорезервации. Мы получили передышку, чтобы разобраться с этой проблемой. У нас есть ОСС, армия, аналитический и исследовательский отделы. По слухам, ведутся разработки материала для больших куполов, которые могли бы накрыть биорезервации и сделать из них замкнутые биоценозы. Александер должен быть в курсе этих разработок, но пока молчит. Да я и не спрашиваю. Также эти материалы могут использоваться и для постройки станций на орбите. Мы точно справимся.
  Я с восхищением смотрел на эту хрупкую девушку, так много перенесшую. Впрочем, как и остальные. Очень скоро наши отношения стали даже больше, чем просто приятельские. А первое официальное свидание случилось в парке резервации. Потом все стремительно закрутилось, и мы не заметили, как оказались в одной постели. Она часто любила шутить, что спит с ископаемым. А я не мог насмотреться на нее и насытится общением. Для меня она являла собой воплощение всех надежд человечества. Она спасла меня.
  - Джилл, спасибо тебе, - прошептал я, привлек ее к себе, провел рукой по нежной коже.
  - За что? - промурлыкала она, устраиваясь на мне. Твердые соски нахально уперлись мне в грудь.
  - За то, что спасла меня. Вернула тягу к жизни. Мне есть ради чего жить - ради тебя, любимая.
  - Это мило, - улыбнулась она. - Я тоже тебя люблю. Но и это часть моей работы - возвращать к жизни. И я знаю много интересных способов.
  Ее губы нежно заскользили по моим. Затем мы снова долго любили друг друга.
  - Я хочу, чтобы ты жила и нарожала много детей, - начал я в очередной перерыв. - Хочу, чтобы человечество, как вид, продолжало существовать. Пришествие Твари - это большая несправедливость, которая случайно выпала нам на голову. Это недоразумение нужно стереть с лица Земли, перевернуть эту страницу и восстановить планету.
  - Немного высокопарно, - засмеялась она, - тебе не кажется?
  - Потому что момент подходящий - я хочу сказать тебе одну важную вещь.
  - О боже! Ты хочешь предложить мне выйти за тебя? - она запрыгала на постели, захлопала в ладоши. - Я согласна!
  - Да нет же! - я тоже засмеялся. - Хотя мысль хорошая!
  - Ну вот, - притворно надула Джилл губки, - так и просижу в девках до ста лет!
  - Джилл, любимая, пойми меня правильно сейчас. Я хочу разобраться с Тварью. У нас с ней давние счеты. Я решил, что отправлюсь на фронт.
  Её веселое настроение мгновенно угасло, в глазах заходили грозовые тучи, которые вот-вот исторгнут молнии.
  - Ты опять про чувство вины? - в ее голосе зазвучала сталь. - Ты, как ученый, принесешь больше пользы здесь, нежели тебя убьет на фронте первый попавшийся клон. Ты понимаешь, что это глупо? Какие счеты?! Очнись! Почти сто двадцать лет прошло, Она уже и забыла про тебя...
  - Зато я помню.
  - Зато у Нее появилась большая армия, а сама Она... то есть - Он, даже не появляется в боях. И никто до сих пор не знает, где Его искать! С кем ты будешь бороться? С Лернейской гидрой?! Тут не силой оружия нужно бороться, а мозгами! Наши против его! А ты предоставляешь Ему возможность в благоприятном случае полакомиться и твоими мозгами!
  Она отвернулась, зашлась в рыданиях. Я обнял ее за плечи, успокаивал. Говорил нежные слова, целовал в шею, баюкал на руках. Затем мы снова занялись любовью.
  Чем меньше дней оставалось до конца моей реабилитации, тем больше крепла мысль о том, чтобы отправиться на фронт. Я не мог поступить по-другому. Жаль расставаться с Джилл, но лучше сейчас, чем, когда у нас будет настоящая семья. Я не могу сковывать себя отношениями.
  Конечно, просто так меня никто не отправит в сражения с клонами - иначе я стану еще одной боевой единицей врага. Причем очень быстро, без соответствующей-то подготовки. Я проштудировал все процедуры и инструкции о поступлении на службу. Все начинается с военной академии. Пять месяцев обучения и физических тренировок. По сути, эти два вида деятельности сменяли друг друга. Как шутили курсанты, лучший отдых - это сменить зубрежку на спортзал и наоборот. Шесть дней в неделю с пяти утра и до десяти вечера проходили занятия - с мозгами или телом. На седьмой день полагалось отдыхать, но редко кто действительно ничего не делал в этот день - в основном, занимались все тем же. После "учебки" шли семь месяцев боевой подготовки. Вот тут все накопившиеся знания находили применение. От использования всех видов вооружения, до способов выживания в самых жутких условиях. Техника рукопашного боя претерпела серьезные изменения, вооружение кардинально поменялось, тактика и стратегия мало напоминали таковые в двадцатом и двадцать первом столетиях. Новые технологии, экзоскелеты, броня сродни легкому скафандру, недавно разработанные винтовки, стреляющие сгустками плазмы - все это зажигало мои глаза и сердце азартом в предвкушении расплаты.
  В последнюю неделю реабилитации, Джилл в который раз решила предпринять попытку переубедить меня.
  - Твое восстановление закончилось. Что ты будешь делать теперь, Кристофер? - спросила она с надеждой.
  С болью в душе и комом в горле взглянул на нее, выдавил:
  - Я уже решил и не передумаю.
  - Крис, ведь ты ученый, - мягко начала она, - твой удел решать проблемы мозгами. У тебя это будет получаться гораздо эффективнее, чем оружием. Ведь ты даже ни разу не стрелял!
  - Да, ученый, который поставил планету на край пропасти. Я понимаю, о чем ты говоришь. Но не могу избавиться от чувства вины! Да и прошло слишком много лет, теперь моими знаниями обладают даже дети, поэтому я принесу больше пользы на фронте. Научусь, программы рассчитаны на новичков.
  - Может ты уже перестанешь заниматься самоистязанием?! - взорвалась Джилл. - Если уж ты считаешь себя виновным, то нет смысла в уничижении и уничтожении себя! Признай вину, если тебе так хочется, и начинай работать с последствиями. Хочешь убиться на войне с Паразитом, в прямой схватке - пожалуйста! Если передумаешь, то освоить новую систему знаний будет очень просто, благодаря твоему исследовательскому опыту в прошлом. У тебя есть и другой путь, на котором ты можешь быть более полезен! Подумай об этом.
  Она ушла. Я понимал, что между нами возникли чувства, но все же и правда лучше уйти сейчас. Чем дальше, тем сложнее будет отпустить ее.
  На следующий день зашел попрощаться с Джилл. Выпросил у Бергема старую бутылку вина. Вечер был восхитительным, об отъезде старались не вспоминать. Рано утром поднялся пока она еще спала. Поцеловал ее, оставил написанное накануне бумажное письмо. Анахронизм, но ей должно понравиться.
  Оставив Джилл мирно досматривать сны, я пошел в свою комнату, чтобы забрать вещи. Собрался я давно. Да и собирать-то особо нечего - одна небольшая сумка вещей, заполненная на половину. Сверху улегся подарок от Джилл - устройство напоминающее планшет из двадцать первого века. По возможностям напоминало персональный компьютер, но с бОльшим функционалом и к тому же его легко можно свернуть в трубочку или сложить вчетверо, как листок бумаги.
  По пути в порт я зашел к доктору Бергему попрощаться.
  - А, дорогой Кристофер, вы зашли попрощаться? Вижу вы уже готовы к ратным подвигам. В вашем-то возрасте, - театрально покачал головой Александер.
  - Доктор, мы с вами уже обсуждали - обращайтесь ко мне на "ты", вы гораздо старше меня и опытнее. Не пристало...
  - Что вы, что вы! - замахал рукам Бергем, лукаво улыбаясь. - Вы гораздо старше - вам почти сто шестьдесят, а мне всего лишь - сто два.
  Повисла пауза. Затем Бергем не выдержал и заразительно рассмеялся. Я поддался его обаянию и через мгновение мы хохотали вдвоем. Отсмеявшись, еще немного поболтали о мелочах и попрощались.
  - Берегите себя, Кристофер.
  - И вы, Александер.
  Перелет до резервации ОСС должен пройти в стратосфере. Я, пара добровольцев и группа ученых в шесть утра загрузились в стратолет. Название модели очень интересное - "Орион-пятьдесят один". Старые воспоминания зашевелились, но меня отвлек один из добровольцев:
  - Здорово, брат! - услышал я сзади.
  Не успел оглянуться, как огромная черная ладонь, шириной с лопату, опустилась на мое плечо. Я конечно не страдал дистрофией и всегда уделял телу внимание. Зарядка и командные игры спорта на любительском уровне - всегда присутствовали в моей жизни. Плюс в резервации думал, что вернул себе форму. Но его дружеский хлопок заставил меня споткнуться и сделать несколько быстрых шагов, чтобы восстановить равновесие. Он оглушительно захохотал. Большое добродушное лицо, живые и внимательные глаза заставили забыть раздражение, рвущееся на наружу. Не знаю из-за чего больше я подавил раздражение - из-за его широкой улыбки или впечатляющих размеров. Военный комбинезон сидел на нем как влитой, а закатанные рукава наводили на мысли о том, что они ему коротковаты. Образ дополняли огромные руки, перевитые тугими валиками мышц, бычья шея и высокий рост. Он протянул мне руку. Я еще раз поразился ее размеру, пожимая с опаской.
  - Извини, если напугал тебя. - За силу хлопка он, судя по всему, извиняться не собирался. - Иван Кучин, - представился здоровяк.
  От неожиданности сперва даже не успел осознать, как хрустнула моя ладонь при рукопожатии. Негр с абсолютно нетипичным для этих людей именем и фамилией. Видя мою реакцию, он снова зашелся мощным и заразительным смехом. Я смущенно улыбнулся.
  - Да, брат, ты не первый, кто удивляется моему виду, имени и фамилии. Отец мой русский, мать шотландка. Но прабабка была такой же черной, как и я!
  Его улыбка и настрой мгновенно расположили меня к нему.
  - Очень приятно, Иван. Ты прав, действительно - не ожидал такого поворота. Крис Иванов - бывший ученый, - представился я. - Ныне доброволец. Как я понял - ты тоже.
  - Это ты, глядя на мой комбез догадался? Выпросил его у одного ветерана, - пояснил Иван, - работает тут в отделе связи. Мелковат все же оказался, но других нет. Подумал, что на сборы лучше ехать не в штатской одежде и уж тем более не в халате лаборанта!
  Поймал себя на мысли, что постоянно улыбаюсь, глядя на этого громилу.
  - Ты никак еще и на фронт собрался? - спросил Иван.
  - Да, думаю, что там буду полезнее всего.
  - О да, брат! Не терпится начистить рожу этому Паразитушке, или что там у него вместо нее. Можно и по заднице настучать, главное, чтобы толк был.
  Он настолько приглашающе улыбался, что я не выдержал и расхохотался. Внутреннее напряжение, что сковывало меня с момента разлуки с Джилл, немного отпустило и я отдался новому ощущению.
  - Что ты здесь делаешь, Иван? Странно видеть человека вроде тебя в исследовательском центре.
  - Что, думаешь, сила - уму могила? - он хитро прищурился.
  Я понял, что сморозил глупость.
  - О, нет! Я не то имел в виду. Просто...
  - Да ладно тебе! Не бери в голову - это я так пошутил, - он добродушно усмехнулся. - Предлагаю сесть рядом. Полет будет долгим, скоротаем его за разговором.
  - Долгим?! Ты считаешь перемещение на другой континент за два часа - долгим перелетом?
  Он усмехнулся.
  - Дружище, ты как будто в спячке провел последние лет пятьдесят! - впервые эти слова не произвели на меня прежнего эффекта. - Скорость обычного стратолета - восемь-десять Махов. Этого достаточно, чтобы облететь весь наш шарик за четыре-пять часов.
  - Мда, транспорт я, как-то упустил из виду. Ну, пойдем занимать места - расскажешь мне подробнее о нашем воздушном судне и о себе.
  - О, с удовольствием! А ты совсем не интересовался таким транспортом что-ли? И не летал? - Что-то заподозрил Иван.
  - А я, как раз, расскажу тебе об этом, - усмехнулся я.
  - Тогда договорились!
  Внешне стратолет оказался чем-то неуловимо похож на конкорды - были такие сверхзвуковые пассажирские самолеты на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий. Их производство прекратили из-за дороговизны, а затем и полеты остановили по той же причине. Стремительный корпус, шипообразный нос, тёмно-серый, с металлическим отливом, цвет. Вблизи он оказался не таким уж и большим. Как потом объяснил Иван - пассажирские модели бывают нескольких классов. Этот оказался почти самым маленьким - раза в три больше семисотой сессны из моего времени. В него с комфортом могли вместиться двенадцать человек и три члена экипажа, не считая грузового отсека.
  Полет на стратолете сопряжен с небольшими перегрузками из-за ускорения. Но к ним здесь оказались все привычные, даже дети. Взлет осуществлялся со специальной полосы, которая, как у некоторых авианосцев, загибалась вверх над глубоким обрывом. Таким образом быстро удавалось достичь нужной скорости для подъема в стратосферу. Для компенсации давления внутри летающего чуда стояли специальные устройства, поэтому постоянно сглатывать пассажирам не приходилось.
  В стратолете еще оставались несколько свободных мест, поэтому оставался определенный выбор. Мы выбрали места в левом ряду ближе к носу корабля. За нами никто не занимал.
  Кресла оказались просторными, разместились мы с удобством. Зря переживал по поводу комплекции Ивана. Все сравнения у меня были с самолетами из первой четверти двадцать первого века.
  Пока мы усаживались он с упоением рассказывал о технических характеристиках воздушных судов - это его хобби. Он изучал всю доступную информацию по этим машинам, собирал масштабные модели. Развернул планшет, чтобы продемонстрировать свою коллекцию.
  - Жаль нельзя взять их с собой настоящими - у меня их больше ста штук, занимают половину моей комнаты. А в армии, как я слышал, кубрики - разве что двоим разойтись. А с моими габаритами мне и одному в них будет тесно.
  Он перелистывал изображения своей коллекции. Я кивал, улыбался. Его природная мощь впечатляла и заражала своей энергичностью.
  Иван оказался младшим ребенком в семье ученых. С успеваемостью, как оказалось, у него все хорошо, но его с самого детства интересовало вооружение и война с Паразитом. Ну и комплекция не располагала для небольших лабораторий. Родители уговорили его закончить обучение по микробиологии и только после этого пойти в армию. Так у него будет еще и научная оценка при встрече с Паразитом и его клонами, сказали они. Иван поддержал решение родителей, и я подумал, что это не такая уж и плохая идея. И в двадцать шесть лет он-таки исполнил свою мечту - отправляется записаться добровольцем на фронт.
  - Крис, тебя-то как угораздило записаться в добровольцы? Ладно я - здоровый, сильный, быстрый, умный - это в порядке уменьшения качества, - весело хохотнул Иван, - но ты-то куда? Ты же не похож на солдата, тебе бы пристало где-нибудь в аналитическом отделе сидеть или в исследовательском центре остаться.
  - Ты прав, Иван, - ничуть не обиделся я за низкую оценку моей "тщедушной" комплекции. - Дело в том, что я не из этого времени. Секретность соблюдать меня не просили, но я и сам обычно не стремлюсь изливать душу первому встречному. Ладно-ладно, не округляй так глаза - тебе расскажу, - улыбнулся я.
  - Тааак, - протянул он, - рассказ обещает быть интересным. Я за напитками. И спрошу у персонала - есть ли у них в аптечке что-нибудь, что снимает наркотический трип. Вон, зрачки как у тебя расширились! Что употребляешь-то? Ладно, ты пока придумай с чего начать.
  - Да я... уже, - бросил я удаляющейся широкой спине, - придумал.
  Что тут придумывать? Все до сих пор стояло перед глазами, словно вчера. Через минуту он вернулся, принес холодное мате в больших стаканах. Я поблагодарил, начал рассказ о событиях, которые произошли почти полтора века назад. Иван оказался благодарным слушателем, практически не перебивал, только изредка вставлял свое "нихренасибе".
  Когда я закончил, он еще некоторое время молчал. Мне же стало легче, как будто камень свалился с плеч. После непродолжительного молчания здоровяк произнес:
  - Да, брат, ну и потрепало же тебя. Вечно вы ученые лезете в какую-нибудь жопу, тащите за собой мир, а потом, простым ребятам, вроде меня, вытаскивать вас оттуда приходится.
  После его слов у меня возникли противоречивые чувства. Я повернулся к нему. Но в его глазах не было ни капли осуждения. Наоборот - там плясали озорные искорки в ожидании моей реакции. Обиду схлынуло, как отлив на пляже. Я рассмеялся.
  - Спасибо, Иван. Ты не представляешь, как ты мне помог. Я ожидал, что ты будешь успокаивать меня. А ты сказал все, как есть. Спасибо тебе!
  Он хлопнул меня по плечу.
  - Можешь на меня рассчитывать! Где "накосячишь" - я сразу тебе скажу об этом, будь уверен. Ну, а если на самом деле, успокаивать я тебя, конечно, не буду. Будь я на твоем месте - поступил бы также.
  - Ну и особо распространяться не стоит об этом. Не хочу, чтобы меня линчевали в академии, - мрачно пошутил я.
  - О чем вопрос, дружище! Я - могила! Но если вдруг захочешь, чтобы как можно больше людей об этом узнало - только свистни. О, скоро будем приземляться.
  Время в компании здоровяка пролетело незаметно. Мы шутили и смеялись, Иван еще раз сходил за напитками. Во время снижения желудок начал подниматься к горлу, и мы пристегнули удерживающие ремни. Стратолет спускался быстро. Уши почти не закладывало.
  Я приник к иллюминатору. База ОСС только по названию база. На самом деле это огромный комплекс величиной с город и почти с таким же городом по размеру под землей. Здесь проживали, работали, служили больше ста миллионов людей. Город раскинулся не только в горизонтальной плоскости, но и по вертикали. Стоэтажные здания высились, как редкая щетина на лице подростка. Но под землю уходило не меньшее количество этажей, уровней, связываясь между собой бесконечными коридорами и залами. Таким образом спустившись под землю в одном здании, на поверхность можно выйти через любое другое. При наличии доступа, разумеется.
  Стратолет пролетел над самым ограждением, что опоясывало весь город. Впервые увидев это циклопическое сооружение так близко, я остолбенел. Для человека и ученого из прошлого новые технологии, научный прогресс - вполне ожидаемы. Фантастика замечательно подготовила человечество к будущему. Но высоченный забор представлял собой крепость, ограждающую город по периметру с орудийными башнями и бойницами. Высота в среднем на уровне ста семидесяти метров, а ширина... В общем, там с легкостью разворачивались длинные грузовозы.
  Конечно, библиотека в центре Бергема дала мне какое-то представление о современных сооружениях людей. И все же конструкция вызывала благоговейный трепет перед человеческим гением и самоотверженностью. Для меня это мегалитическое сооружение из композитных материалов по прочности превосходящих сталь, встало в один ряд с пирамидами, китайской стеной или Баальбеком. Хотя нет, все-таки, на порядок выше. Более того, поражала скорость возведения таких конструкций. База подобных размеров огораживалась за год. Не без помощи специальных машин и роботов, но от этого значимость факта для меня лично не страдала.
  ГЛАВА 9
  Джилл перечитывала письмо от Кристофера третий раз. Такое теплое и родное, написанное на бумаге.
  "Моя любимая Джилл!
  Прости, что все же вынужден покинуть тебя, но я не могу по-другому. Уверен, что мы с тобой еще встретимся и я предложу тебе выйти за меня. Ты самая лучшая женщина на свете и никого кроме тебя не хочу видеть матерью своих детей. Клянусь, что даже смотреть не буду на других женщин!
  Я люблю тебя.
  Твой Крис".
  Сердце обливалось кровью всякий раз, когда понимала, что не сделала всего, чтобы не допустить повторения истории. Не дай Бог это случится еще раз.
  Перечитала письмо еще раз. Улыбнулась, вытерла слезы, прижала письмо к груди. Шепотом попросила обязательно вернуться. Когда все закончится. Она будет ждать и надеяться. Молить всех богов, чтобы в этот раз ее любовь осталась жива. Второй раз она этого не переживет.
  Успокоилась, решила, что лучшим лекарством от разлуки будет работа. Привела себя в порядок, пришла к Бергему. Он взглянул на нее, все понял, но ничего не сказал.
  - Ну что же, Джилл. Нас ждет большая работа по систематизации данных, полученных после испытаний с клоном. Затем перейдем к другому этапу - будем вынуждать его связываться с материнским организмом и фиксировать эту связь. ОСС запросила детектор связи между клонами и Паразитом. Так они надеются запеленговать его логово.
  Джилл засияла.
  - Тогда приступим, доктор Бергем! Руки уже чешутся разобраться во всем этом.
  Он протянул толстую распечатку результатов, подмигнул. Она благодарно улыбнулась. Работа занимала все свободное время. Отдыхала Джилл лишь в бассейне или во сне. Уже второй раз она благодарна Бергему за то, что он спасает ее.
  Каждый день повторялся до мельчайших деталей, но это не имело никакого значения - важна только значимость работы. Графики, информационные сводки, нескончаемые потоки данных - их нужно проанализировать и сделать более компактные и удобоваримые выводы. Пересмотр некоторых моментов исследования в записи для визуального подтверждения реакции и соотнесения ее с полученными данными. Все это поглотило Джилл с головой, она почти не вспоминала о Кристофере.
  Каждое утро просыпалась в своей комнате, принимала душ, обязательно пила воду - утренний ритуал, помогал проснуться, настроиться на рабочий лад. Комната у нее, как и практически у всех в этой резервации, типовая. Помимо одноместных, как у нее, есть еще двухместные, и для семей с детьми. Семейных больше всего. Одноместное жилье включало в себя все, что необходимо: складывающуюся и убирающуюся в нишу двуспальную кровать (ОСС бдительно следит за рождаемостью), рабочий стол с подключенным к сети резервации компьютером, освещение, душ и туалет. Кресло, обеденный столик, пара складных стульев, встроенный шкафчик - дополняли убранство комнаты. Окон конечно же нет, зато есть настенные экраны, имитирующие их с возможностью выбора пейзажа. Джилл привыкла выбирать пейзаж тропического острова и жить по его расписанию - стремительные сумерки и быстрое наступление дня и ночи. Так проще просыпаться и засыпать. Хотя и не всегда она спала дома - нередко сон заставал ее на рабочем месте. Она привыкла.
  Родилась Джилл в Алтайской резервации четвертым ребенком в семье. Отец преподавал игру на виолончели, а мать - классическую литературу двадцать первого столетия. Ее старшие братья и сестры уже давно завели свои семьи, детей. Остались жить и работать в резервации. А Джилл с детства грезила великими открытиями, опытами и лабораторными исследованиями. Когда она впервые узнала о Бергеме, то твердо решила, что посвятит жизнь науке. Он для нее был и остается воплощением передовой научной мысли, спасением человечества. Интересы и исследования Бергема давно вышли за рамки его первоначальной специальности - биологии. Джилл с успехом сдала экзамены по естественным наукам, подала заявление на продолжение обучения в исследовательском центре Александера. Ее преподаватель, хороший знакомый Бергема, в тайне от нее написал ему письмо с просьбой присмотреться к подающей неплохие надежды студентке и взять под свое крыло.
  Родители уже смирились, что младшая дочь так быстро покинет родное гнездо и в семнадцать лет она отправилась на другой конец земного шара - в Канаду, в самую крупную исследовательскую резервацию.
  Научный центр Бергема почти весь располагался под землей. С поверхности его защищали высокие стены периметра диаметром около километра и посты военных. Посреди казарм высились дублирующие системы жизнеобеспечения - основные находились под землей. До середины располагались жилые уровни. На каждом этаже есть свои небольшие парки с теплицами. Дополнительно к ним по середине, на пятьдесят шестом, уровне разбили большой парк на весь уровень. Парковый уровень инженеры решили сделать больше обычного примерно в два раза. Часто после или до работы сотрудники центра там прогуливались, назначали встречи, сидели на лавочках, занимались спортом. Инженеры и биологи постарались сделать парк неотличимым от парка под открытым небом. Больше всего новых посетителей поражало наличие ветра, так похожего на настоящий.
  
  Уровнем ниже раскинулась сеть столовых и небольших кафе с разными кухнями. Весь уровень пропитан легкими запахами еды.
  На работу Клэр спускалась на нижние исследовательские уровни, которые начинались после пятьдесят седьмого. Ниже пятидесяти двух исследовательских, располагались четыре технических.
  Сейчас она легко могла сориентироваться в переплетениях тоннелей огромного центра. Но когда приехала сюда на обучение впервые, часто плутала и не находила нужную дорогу. В один из таких случаев она натолкнулась на Бергема.
  - Здравствуйте, доктор Бергем! - восторженные глаза не отрывались от Александера.
  - О, здравствуйте-здравствуйте... Эмм...
  - Джилл, - подсказала она доктору, - Джилл Миранова. Закончила обучение по специальности биология. Вот приехала к вам на стажировку.
  Она смущенно улыбнулась, щеки залил румянец.
  - Ко мне на стажировку? - наиграно удивился Александер.
  - Нет, не совсем к вам, - быстро поправилась Джилл.
  О стажировке у самого Бергема можно было только мечтать.
  - В ваш исследовательский центр. Пока разбираюсь... со всем этим, - она повела рукой вокруг.
  - Ну да..., - он помолчал, пряча улыбку. - Ну что же, позвольте показать вам, где тут у нас "это", а где - "то", - улыбнулся доктор, взял девушку под локоть.
  Она всегда с теплом вспоминала их знакомство. Сейчас у нее уже не заходится сердце от осознания совместной работы с самым умным человеком на Земле, но уважения не убавилось, даже наоборот.
  В школе она зачитывалась работами Бергема и заслушивалась его лекциями. Очень много открытий, которые стали частью обычной жизни всех людей на планете, сделал сам Бергем или его центр.
  - Вы знаете, доктор Бергем, всегда хотела сказать вам большое спасибо за ваши открытия и движение науки в новом направлении. Ваша работа о нейрогуморальной регуляции старения и обновления стволовых клеток - моя самая любимая! Именно с нее я начала увлекаться наукой и...
  Бергем слушал ее щебетание, жмурился, как довольный кот съевший большую рыбину, и придерживал ее под локоть, когда она сворачивала не туда.
  - Ну что же, Джилл, - сказал Бергем, когда его спутница набрала в грудь воздуха для следующей тирады, - мне как раз нужна помощница. Вы, как я посмотрю, хорошо разбираетесь в моих работах, мне проще будет давать вам указания, не объясняя детали. Моя текущая помощница уходит в декретный отпуск. Так что - место свободно. Если вы не против, конечно, - он сделал многозначительную паузу.
  - Я?! Конечно же нет! В смысле - не против, конечно же! - воскликнула Джилл, глаза ее светились счастьем.
  Об этом она думала только тайком, постоянно одергивая себя - где она, а где Бергем.
  - Ну вот и договорились. Напишу распоряжение. А пока можете уже приступать.
  В тот день Джилл была готова не спать вообще. Рабочие часы пролетели незаметно. Она как губка впитывала список направлений, в которых ведутся исследования, перечни работ и результатов, ответственных сотрудников и прочее. Голова шла кругом от обилия информации, но ей это даже нравилось.
  С тех пор прошло много лет, теперь она сама крупный ученый, отвечает за ключевые направления, но все так же ассистирует Бергему. После той личной трагедии, она решила снова стать его ассистентом. А тогда он спас ее... Так же, как спасает сейчас.
  Алекс оказался прекрасным молодым человеком. В двадцать два года так легко поддаться романтической любви, не замечать всего вокруг, кроме любимого. Они любили друг друга пламенно и нежно. У нее давно уже подошел возраст для зачатия. Она представляла, как нарожает Алексу детей, как они вырастут и дождутся внуков, а затем и правнуков.
  Он работал на поверхности военным связистом, а познакомились они в парке. Она всегда там прогуливалась после рабочего дня.
  В тот день она была погружена в мысли о результатах последнего исследования. Она почему-то остановилась перед спортивной площадкой, ушла в себя, в научные выкладки и гипотезы, уставилась в одну точку, ничего не замечая. Молодой человек, занимавшийся на силовом тренажере, немного смутился, когда увидел красивую девушку пристально разглядывающую его. После очередного подхода направился к ней.
  - Привет! Ты с аналитического отдела?
  Джилл вынырнула из мыслей, вздрогнула, увидев перед собой рослого и привлекательного мужчину, который смущенно улыбался, протягивал ей руку.
  - А? Что?
  - Алекс Рэй, старший лейтенант отдела военной связи, - снова улыбнулся он.
  Она машинально пожала его руку, представилась:
  - Джилл Миранова, ассистент доктора Бергема, младший научный сотрудник аналитического центра.
  Тут она разглядела, что перед ней статный мужчина, с красивыми глазами. Только потом она разглядела все остальное, но сперва не могла оторваться от его зеленых глаз. Таких бездонных и пронзительных.
  Все чаще они встречались в парке, долго сидели, болтали. Уходили одними из последних. Работники парка уже начали узнавать их и шутили, когда они снова засиживались допоздна:
  - Может вам уже пора не сюда приходить, а друг к другу в гости?
  Они смущались, не смотрели друг на друга, но руки не отпускали.
  Это было прекрасно. Молодая двадцатидвухлетняя девушка влюбилась в двадцатичетырехлетнего парня. Очень скоро они последовали совету работника парка - каждую ночь стали засыпать в одной кровати.
  - Меня коллеги на работе уже спрашивают, когда мы с тобой официально уже зарегистрируемся, - как бы невзначай бросила Джилл.
  Алекс лежал на спине, закинув руки за голову. По лицу пробежала легкая тень. Прошел уже почти год с момента их знакомства, и кроме этой девушки ему больше ничего не хотелось во всем мире. Вечно лежать вот так и держать ее в объятиях. О свадьбе и детях он подумал в первые минуты общения с Джилл. Ждал удобного случая, чтобы сделать ей предложение, но постоянно что-то останавливало. С ней он забывал обо всем на свете. Зачем весь мир вокруг, если он держит его сейчас в руках? Свадьба должна была стать закономерным развитием их отношений, все это понимали.
  Но через пять месяцев после начала отношений с Джилл, ему предложили перевод на фронт. Для его военной карьеры это было важно. Он принадлежал к офицерской династии, поэтому вопрос о том, кем станет маленький Алекс, когда вырастет -даже не поднимался.
  Его разрывало между долгом и Джилл. Он не знал, как ей сказать. И хотя он был уверен, что обязательно вернется через пару лет, в горле стоял ком всякий раз, когда вспоминал о предстоящем разговоре.
  - Джилл, милая... Мне нужно тебе кое-что сказать.
  Она затаила дыхание - неужто этот миг настал, и она набрала в грудь воздуха, чтобы громко и радостно согласиться.
  - Я уезжаю на фронт, - он сглотнул ком в горле, напрягся.
  Лучезарная улыбка Джилл медленно сползала с ее лица. Нижняя губа задрожала, глаза наполнились озерами слез. Через мгновение запруда не выдержала напора.
  - Как? - только и смогла вымолвить она сквозь рыдания.
  - Я всегда хотел на фронт. Это важно для моей карьеры и семьи, - глухо отозвался Алекс.
  - Но у тебя тогда не было меня. Ты же можешь отказаться! Я ждала, что ты мне сделаешь предложение. Все уже только и говорят - когда у вас свадьба?
  - Ты права. Я тоже хочу от тебя детей. Но если я сейчас останусь, и мы заведем семью, я не смогу выехать на фронт еще лет двадцать. Там нужны хорошие специалисты. Я обещаю, что со мной ничего не случится и я обязательно вернусь к тебе всего через пару лет. Если ты будешь ждать меня.
  Он еще долго говорил, приводил аргументы, успокаивал. Они проплакали всю ночь держа друг друга в объятиях, клялись в вечной любви. Она поклялась, что обязательно дождется его, а он в том, что обязательно вернется.
  Через четыре месяца пришла военная сводка о крупном поражении людей на юге Индии, недалеко от Бангалорской резервации. В списках павших значился и капитан военной связи Алекс Рэй. Она не помнила себя несколько дней после прочтения его имени в списке. Память, сохраняя ее рассудок, стерла это ужасное время. К жизни она возвращалась мучительно долго.
  Потом много позже, в отчетах увидела, что находилась под наблюдением в отделении для душевнобольных под непосредственным контролем доктора Бергема. Если бы не он, она могла пробыть в таком состоянии неопределенно долго. Вообще могла уйти в себя и не вернуться.
  После того как она начала воспринимать окружающую реальность, он принес ей пачку отчетов, отпечатанных на бумаге. Виданное ли дело - тратить на это бумагу! Но физический объект, печатный текст, постепенно оттянули ее внимание от страшной раны на сердце. Она медленно возвращалась к жизни.
  Сейчас она всячески старалась не думать о несправедливости мира. Но в редкие моменты слабости позволяла себе сквозь слезы вопрошать, глядя в потолок, почему ей выпала такая судьба. Еще раз пройти через ожидание любимого, когда он вернется с бойни. Или если... Об очередной потере не хотелось даже думать.
  Работа спасала ее. Часто она работала по двадцать часов в сутки. Результаты исследования клона Паразита захватывали ее.
  - Странно... - произнес Бергем, уставившись в парящие посреди кабинета данные по клону.
  - Что случилось, доктор?
  - Поведение клона изменилось. Оно стало... беспокойным, что ли?
  - В чем это выражается?
  Джилл решила, что сперва займется систематизацией первых данных и только потом будет дополнять их наблюдениями в моменте.
  - Сложно сказать. Внешне практически ничего не изменилось. Но микродвижений, которые постоянно фиксируют сотни камер наблюдения, стало больше. Похоже, что оно нервничает. Если это можно сказать про это существо. Интересно, что произошло?
  - Давайте сравним все события, связанные с Паразитом, которые произошли до и после повышения активности клона. Может удастся провести интересные параллели.
  - Да, давай попробуем. Запущу алгоритм.
  На специальных экранах фиксировались сотни микродвижений клона по всему телу. Иногда казалось, что по нему пробегают небольшие волны. Через час после наблюдений тело впало в оцепенение. Клон медленно начал покрываться оболочкой из плотной слизи, которая просачивалась сквозь поверхностные покровы.
  Джилл вместе с Бергемом напряженно наблюдали за изображением клона на экране. Камеры безразлично фиксировали весь процесс. Через двадцать три минуты все тело оказалось покрыто плотной зеркальной оболочкой.
  - Это феноменально, - прошептал Бергем.
  Он запускал анализаторы один за другим, быстро снимал показания, запускал следующие.
  - Он невидим практически для всех наших приборов! Необходимо физическое воздействие для оценки плотности и твердости, но что-то мне подсказывает, что оболочка очень прочная.
  - Зачем он так сделал? - проговорила Джилл.
  - Не знаю. Может, это стадия превращения во что-то другое. Может - защитная реакция. Хотя ему бы пораньше начать защищаться, учитывая то, что мы с ним делали. Скорее всего тут что-то другое. Такое поведение ранее никем не наблюдалось.
  Бергем отдал распоряжение готовить робота-манипулятора для проверки прочности оболочки, возможного проникновения и изучения содержимого. Спустя несколько минут, тележка на колесах, отливающая хирургической белизной, вкатилась через систему шлюзов в блок с зеркальным коконом. Бергем тихонько отдавал команды. Манипулятор, подчиняясь Бергему, поочередно проверял оболочку всем имеющимся инструментарием. В ход пошли пики, скальпели, пилы и молоты. На оболочке не оставалось даже царапин. Динамики доносили глухой звук при соприкосновении с материалом кокона.
  - Странно, это не металл, что-то другое. По звуку я бы сказал, что это плотное дерево, но все равно звук не похож в точности. Если только... - догадка промелькнула в голове Бергема. - Давай-ка замедлим запись. Сильно замедлим и...
  Внезапно свет погас. Через несколько мгновений включилось аварийное красное освещение. Джилл с Берегемом неверяще уставились в черные провалы мониторов. Только индикация нескольких приборов, запитанных автономно, освещала их лица призрачным желтым светом. Долгие секунды ничего не происходило, затем освещение сменилось на обычное, все системы заработали в штатном режиме. На экране застыл робот-манипулятор с занесенным молотом в одной из конечностей. Зеркальный кокон находился на том же месте. Ничего не изменилось.
  - Что произошло? - спросила севшим голосом Джилл.
  - Что-то из ряда вон выходящее. Сюда бегут техники, у них и спросим. Выводи робота оттуда.
  - Уже. Доктор Бергем! Манипулятор не отвечает!
  - Черт те что творится! - пробурчал Александер.
  Техники, разобравшись с ситуацией оповестили ученых, что в отключении питания виноват скачок напряжения. Аппаратура выключилась, чтобы не перегореть.
  - Почему выключилась аппаратура - мне понятно! - Бергем нервно теребил ручку. - Что привело к скачку напряжения?
  Техники разводили руками, обещали разобраться. Манипулятор так и не запустился. Для его вызволения отправили еще одного робота. Кокон так и остался на том же месте. Казалось, ничто во вселенной не сможет потревожить его зеркальную гладь.
  После изучения записей в сильном замедлении стало заметно, как почти неуловимо быстро восстанавливается оболочка при контакте с режущей кромкой. Несмотря на регенерацию, оболочка и правда очень твердая - по шкале Мооса на уровне семи, а может и выше. Изумлению ученых не было предела. Решили продолжить испытания и снимать все в разных диапазонах. Если анализаторы не могут проникнуть внутрь кокона, то хотя бы узнать, что происходит на поверхности в момент контакта.
  После скачка напряжения кокон продержался недолго. Последовало несколько ударов тесаком и в нем появилось отверстие, которое без труда расширилось. Внутри не оказалось ничего кроме слизи, что стекала на пол мутными потеками. Слизь и оболочку кокона взяли на исследование. Остальное решили заморозить.
  - Что-то не сходится, - Бергем ходил по комнате, заложив руки за спину.
  - Мне тоже кажется это странным, - Джилл не отрывалась от экранов, прокручивая записи превращения клона в кокон.
  Внезапно Бергем остановился. Его кольнула страшная догадка.
  - Ну нет... - прошептал ученый, споткнулся.
  - Доктор Бергем, что с вами? - встревожилась Джилл.
  - Джилл, похоже, он просто... сбежал!
  - Сбежал? Клон?!
  - Черт возьми! У меня теперь не вызывает сомнений, что этот экземпляр сбежал. Вопрос, как он отключил напряжение!?
  Джилл сбросила с себя оцепенение, быстро отправила сообщение в отдел безопасности. Бергем что-то бормотал, выводил на экраны графики и уравнения.
  - Бергем, но как?! - снова воскликнула Джилл, не желая верить в услышанное.
  - А в роботе, - не отвлекаясь бросил ученый. Он быстро выводил на свободное пространство показатели последних минут.
  Зазвучал сигнал тревоги пятого - высшего - уровня опасности. До Джилл постепенно дошло, как ему это удалось. Она снова взглянула на экраны - там обездвиженный робот с занесенной конечностью и кокон, будто бы уже потускневший. Сотворить скачок напряжения, во время отсутствия наблюдения вылезти из кокона и... Забраться в робота? Лишь малой частью... Только вот как у него получилось создать скачок напряжения?
  Автоматическое взвешивание до и после отключения электричества показывало изменение в несколько десятых грамма. У нее похолодело все внутри. Двери, переборки, перекрытия между уровнями блокировались, перекрывались. Специальные команды принялись за прочесывание уровня за уровнем. Следом шли команды дезинфекции. В центре ввели карантин. Работа встала почти на трое суток.
  Но еще в конце первых суток никто не заметил, как маленький мотылек ухитрился пройти все степени защиты и выбраться с подземных уровней. Он заползал в складки одежды, протекторы ботинок, использовал технические полости, чтобы затаиться и в итоге покинул систему вентиляции между циклами обеззараживания и полетел на запад.
  ГЛАВА 10
  Долгое время я с удивлением отмечал небольшое количество роботизированных механизмов. И это двадцать второй век! Фантастика двадцатого и следующего столетия предсказывала их появление в любой сфере жизни. Вплоть до андроидов и восстания машин. Сейчас же их практически не заметно.
  Но по рассказам Ивана роботы и автоматизированные системы, все-таки, использовались. И достаточно широко. Только совсем не заметно антропоморфных машин. Чаще всего встречались небольшие устройства на колесных или гусеничных платформах с разными манипуляторами-конечностями. А иногда и вовсе встроенные в стены, пол или потолок. А также, ограниченный в возможности принятия решений в некоторых сферах, искусственный интеллект применялся в аналитике, исследованиях, медицине, слежении за системами жизнеобеспечения резерваций. Что не отменяло наличие контроля со стороны человека.
  Следующее удивление ждало, когда узнал, что в разведке принимали участие только люди. Мне показалось это несколько странным. Но потом выяснил, что эффективность использования в этом деле машин довольно низкая так как управляемые роботы-воины захватывались клонами Твари и начинали служить на него, так и не успев передать необходимые данные. Только подумать - Тварь могла перепрограммировать наши машины! Действительно, теперь противостояние с ней вышло на качественно другой уровень.
  Служба в разведке считается одной из самых опасных - и людей Тварь захватывает весьма охотно, что неудивительно. Но, как в старых добрых фильмах современные разведчики тоже снабжались средством прекращения жизни при попадании в плен к врагу. Только в их арсенал включена не капсула с цианидом, а автоматизированная система прекращения жизни. Как только температура тела опускалась до двадцати девяти градусов боевой скафандр запускал систему самоуничтожения. Если же клоны успевали вытащить человека из скафандра срабатывал браслет, который запускал вживленный в голову чип, и та просто разлеталась в кровавую пыль, ничем уже не полезную для Твари.
  По прибытию, еще в стратолете, через локальный интернет мы сразу записались в новобранцы для прохождения боевой подготовки. Это обязательная часть программы обучения всех без исключения боевых подразделений. Здесь формируют лучшие разведывательные и боевые отряды. Потом ждали прибытия еще нескольких стратолетов с новобранцами со всей планеты.
  Немолодой офицер встретил всех на аэродроме и пригласил пройти в здание распределителя. Понять сколько лет тому или иному человеку для меня все еще представляло определенную сложность. Периоды молодости, зрелости и старости сильно растягивались, благодаря новой медицине.
  После прибытия офицер, которого звали Рич Скорзи, провел небольшой инструктаж.
  - Наверняка вы все знаете куда прибыли - это центральный штаб ОСС. Крупнейшая резервация, командный пункт и аналитический центр человечества. Здесь вы пройдете специальную боевую подготовку. Также вас распределят по направлениям, согласно вашим данным. То есть вы будете заниматься тем, к чему больше всего предрасположены. У каждой группы будет свой куратор - с ним вы и будете взаимодействовать по многим вопросам.
  Далее он быстро осветил основы дисциплины, подчинения старшим по званию, систему наказания и пожелал всем удачи.
  После краткого инструктажа все потянулись на выход - к распределительному центру. Новобранцев набралось около полутора тысяч. Молодые люди, которые подошли по возрасту и другие, желающее отдать долг человечеству на войне. Возраст новобранцев от восемнадцати до семидесяти лет. Различий по возрасту не делали ни для кого. После прохождения тестирования и беседы с системой распределения нас разделили на специализации: связь, разведка, пехота, боевая медицина, воздушные и морские силы, силы обеспечения и координации. Благодаря своим знаниям, а точнее способности усваивать новые знания, быстро анализировать и принимать решения, меня определили в разведку. Предлагали поступить на боевую медицину - оказалась примерно одинаковая предрасположенность, но я отказался.
   С Иваном мы попрощались потому что с его комплекцией его определили в пехоту. Он и не сопротивлялся. Даже рад оказался такому распределению.
  - Увидимся на учениях! - протянул он руку. Сжал мою словно в тисках и, насвистывая веселую мелодию, удалился. Он раздвигал пеструю толпу новобранцев, как атомный ледокол льдины. Я с восхищением провожал его взглядом, разминал руку.
  Нас распределили по казармам. В прошлой жизни мне ни разу не доводилось в них побывать, но эти мне понравились. Светлые, уютные, напичканные всякой автоматикой для жизни. Койки выдвигались из стен с помощью специальных механизмов. Как только ты подходил к кровати и протягивал руку к нише - выдвигалось спальное место. Спальные места располагались рядами по всему помещению. В каждой койке есть свой отсек для личных вещей. Коих разрешалось брать с собой совсем немного. Да у меня много и не было. Посередине большого помещения стояли столы со свободным пространством.
  Кормили в столовой, что уровнем ниже, сытно и разнообразно. Белье, одежда, гигиенические принадлежности - все это выдавалось по специальным картам личности в виде жетонов. Небольшой жетончик на цепочке со всей информацией о носившем выдали сразу после заселения в казарму. Когда меня регистрировали, излишне болтливый служащий, глядя на меня присвистнул:
  - Ого, курсант Иванов! Обычно у нас не принимают в новобранцы с таким возрастом, но у вас протекция от доктора Бергема и командования ОСС. Вы чей-то родственник? Не обижайтесь, шучу. Но все же почему вы на старости лет решили в новобранцы записаться? Да и отлично сохранились для своего возраста.
  - Йогой занимался, - попытался отшутиться я. - Пранаямой.
  Но служащий видимо, всерьез поверил, провожая меня задумчивым взглядом и, видимо, прикидывая, когда бы записаться на ближайшие курсы по йоге. Люди такого возраста, как у меня, уже встречались, но их немного. Лет через пятьдесят будет гораздо больше. Если доживем, конечно.
  О протекции Бергема и ОСС я был не в курсе. Этот факт вызвал противоречивые чувства. С одной стороны, приятно, что о тебе позаботились, а с другой стороны лучше бы не привлекать к себе внимания.
  Со мной на курс по разведке попало около двухсот человек. Обучение пройдет в двух частях - теоретическую и физическую подготовку. Шли они параллельно. На теоретической части изучались основы разведки в условиях войны с Тварью и биохимия клонов. На физической подготовке нас немилосердно гоняли до седьмого пота. Физподготовка на первом курсе оказалась одинаковой у всех специальностей. Потом появился оружейный курс. На нем особое внимание уделялось способам уничтожения клонов - от локального боестолкновения лицом к лицу до крупномасштабных мер.
  Биохимию преподавал Доктор Бергем. На презентации курса он говорил, что мы должны знать, как функционируют клоны на клеточном уровне, как осуществляется взаимодействие с другими особями. Хотя в этой области еще оставались большие белые пятна. Как говорил Бергем - может кто-то из нас и откроет этот способ взаимодействия.
  - Поэтому, как вы можете видеть, - взгляды в аудитории прикованы к поразительно четкому изображению, - клоны Паразита чрезвычайно живучи. Попадание боевого снаряда в область сердца, горла, головы или других жизненно важных для нас органов и центров, не причиняет им действенного вреда. До недавнего времени наиболее эффективными способами борьбы с клонами Паразита были биологическое и химическое оружие. Но, как и любая живая система, Паразит динамично эволюционирует. Иммунитет Паразита просто поразительный... Хмм, да. Поэтому мы вынуждены придумывать новые яды, нейротоксины, сильные антибиотики и так далее. Пока нам это удается. Удается сдерживать его активность при применении этих веществ. Но не далек тот день, когда относительно безопасные для окружающей среды вещества исчерпают себя, останутся только те, что будут разрушать все живое вокруг. Да и к ним Он, скорее всего, адаптируется. Убивая клонов Паразита, нам придется самим защищаться на самом высоком уровне. Сейчас, более-менее на равных, мы можем противостоять Паразиту используя кумулятивные снаряды, супернапалм, разрывные пули с термитом или плазмой. Портативные лазерные установки. Тактику применения этих видов вооружения вы изучите на оружейном курсе.
  Я решил задать вопрос, мучивший меня с тех пор, как я первый раз услышал о клонах:
  - Доктор Бергем! Почему особей Твари... - на меня устремились почти все взоры курсантов, я смутился, - то есть Паразита... называют клонами? Ведь он не клонирует в прямом смысле своих солдат, он их заражает, используя готовый биоматериал, то есть нас.
  В аудитории появились улыбки, стали слышны смешки.
  - Вы кажется курсант Иванов? - я снова смутился - неужто Александер не помнит меня? - Рекомендую посетить библиотеку и почитать больше об истории войны с клонами, а также впредь не удовлетворяться рассказами неспециалистов. История не менее важна для понимания ситуации, чем непрерывно поступающие тактические сводки. Но на ваш вопрос ответить могу. Когда люди впервые столкнулись с малым нашествием особей, они все примерно выглядели одинаково. Одинаково безобразно. Представьте бесполых, лысых, обнаженных, человекоподобных существ. Исходя из имеющихся данных, мы определили, что в самом начале Паразит просто переваривал весь попадающийся биоматериал, затем создавая похожих особей из увеличивающейся биомассы. У него не было нужды делать их уникальными. Поэтому их и стали называть клонами. Позже Паразит эволюционировал, улучшил свои особи - те стали способны заражать людей слизью со спорами. С тех пор Он создал разные виды особей - клоны, копатели, зараженные, внешне почти неотличимые от людей, разведчики, рабочие и т. д, но название "клоны" закрепилось за всеми. Хоть это и неправильно с сугубо научной точки зрения, но для большинства людей разницы в названии нет.
  Все взгляды в аудитории направлены на Бергема. Никто не занимался своими делами. Сразу видно, что Бергема здесь уважают. Я тоже внимательно слушал. Хоть я и находился рядом с ним довольно долгое время, но оно было потрачено больше на адаптацию в современном мире и на отношения с Джилл. О чем совершенно не жалел.
  После небольшой паузы Бергем продолжил:
  - Конечно, одинаковые особи - клоны в истинном значении этого слова - еще встречаются. Это особи, которые содержат в себе животные признаки, совместно с человеческими. Подразделяются, в основном, на рабочих и солдат. Разведчики Паразита, как правило, более-менее, уникальны и похожи на людей. Хотя и не все. Попадаются, скажем так, весьма специфичные экземпляры. Успокаивает то, что клоны не могут быть меньше кошки. На всяких крыс, мышей, некоторых змей и других подобных по размерам организмов - слизь не действует. Точнее, Паразит может их съесть, но заразить не может. По крайней мере нашествия крыс Паразита еще не было. Да и поведение клонов при наличии рядом мелких животных - однозначное. Они их съедают. Поэтому ориентировочная критическая масса организма для заражения - около шести килограммов. Я ответил на ваш вопрос Курсант Иванов?
  - Очень исчерпывающе. Спасибо, доктор!
  - Тогда давайте рассмотрим особь-солдата.
  Изображение сменилось вообще невозможным существом. Такое природа не смогла бы создать даже в самом страшном сне. Огромное, примерно в два человеческих роста, безволосое существо, с четырьмя конечностями увенчанными когтями, костяными выростами, пластинами. Голова вплотную крепилась к туловищу, напоминая головогрудь членистоногих. Всю окружность головы овивала цепочка черных глаз, как у паукообразных. Этакий человек-паук переросток. Правда, от человека у него остались только конечности, напоминающие руки и ноги, а от пауков - глаза. Обращенные назад коленные суставы нижних конечностей позволяли существу прыгать на большие расстояния и сверху наносить сокрушительные удары. Я представил, как эта туша падает на меня сверху, вздрогнул.
  - Кстати, наши военные говорили, что встречались с другой разновидностью особей-солдат - в отличие от этого у тех по шесть конечностей. Видимо, вместо погон для различия старших по званию.
  Бергем хохотнул своей шутке, в аудитории заулыбались. Между делом особь-солдат сменилась изображением другого существа. Эта особь еще больше, чем первая по разным оценкам, семь-восемь метров в длину, с огромными когтистыми отростками шириной с нормальную лопату - копатель. Взгляд глубоко посаженных глаз сильно напоминал человеческий. Я снова поежился. Господи, на что способна Природа... Или это не она?
  - Существует мнение, и оно пока подтверждается, что Паразиту не так-то просто создавать специализированные особи. На это тратится много его энергии и биоматериала. Но это не значит, что он этого не делает. Просто таких, - он махнул на изображение рукой, - вы увидите реже, чем обычных антропоморфов или анимаморфов.
  После небольшой паузы он продолжил.
  - Вот другой случай. Обратите внимание, Паразит использует не только биоматериал. Захватывая наши базы, свободно посещая покинутые рудники и другие человеческие сооружения, Он использует и небиологический материал для создания своих особей. В данном случае, промышленный резак горных пород сращен с живой плотью. Такие встречаются еще реже, но встречаются.
  Изображение вновь сменилось разновидностью особи-солдата. Я увлеченно записывал все в электронный блокнот. По старой привычке - все равно весь материал доступен в электронном варианте. Лекции же велись для того, чтобы ответить на вопросы курсантов.
  Бергем продолжал:
  - Поведение Паразита легко понять на примере эусоциальных насекомых - пчел, ос, муравьев и так далее. Ну и чтобы аналогия была наиболее полная, добавьте королеве-матке способности идеального паразита. Тогда вам будут ясны его возможности.
  После лекции я подошел к Бергему.
  - Доктор Бергем!
  - А курсант Иванов! - он тепло улыбнулся.
  - Александер, как вы тут оказались? Часто вы посещаете ОСС с целью проведения лекций?
  Я попытался дотронуться до его плеча, и рука провалилась в пустоту. Бергем рассмеялся.
  - Видимо, вы хорошо знаете моего создателя - Александра Бергема. Я его цифровая копия - "Бергем-два-ноль". Пока его нет, все зовут меня именем создателя. Вы знаете, полная цифровая копия дает множество преимуществ. Какая-то часть Александера всегда хотела заниматься преподаванием, но из-за отсутствия времени для этого занятия он создал меня. Напрямую потребность это не удовлетворяет, но миру служит его желание в виде меня - его копии с желанием преподавать.
  Моему изумлению не было предела. Нет, конечно голограммы я видел и до этого, но, чтобы это выглядело настолько реалистично... Изображение Бергема вновь расплылось в улыбке. Я уставился на него, подмечая микродвижения, звук дыхания, блеск глаз и зубов. Поразительная точность. Мы поговорили еще об особенностях клонов, их жизнедеятельности и я побежал догонять свой поток.
  Отношения с курсантами не складывались, меня сторонились. Может потому, что сам не стремился налаживать контакт, может потому, что сильно старше их по документам. Не смотря на засекречивание основной информация обо мне, слухи все равно ходили.
  - И что в тебе такого важного оказалось? - я даже не сразу понял, что обращаются ко мне.
  Как обычно я сидел в одиночестве за обеденным столиком. Поэтому даже не подумал, что обращаться могут ко мне. Оглянулся - все поглощены едой. Рядом стоит парень. На вид лет двадцать - двадцать пять. Парень явно не с моего потока.
  - Простите, вы мне?
  - Сейчас бессмысленно просить прощения. За твою никчемную жизнь отдали свои жизни сотни людей, кадровых офицеров, которые были достойнее тебя!
  - Я не понимаю вас, - смущенно пробормотал я, отставляя еду.
  - Не понимаешь?! - курсант распалял себя все больше, - мой отец, его друзья, сослуживцы погибли, чтобы отбить твою капсулу у клонов, в надежде, что ты прольешь свет на появление Паразита и поможешь в борьбе с ним. Но все оказалось напрасным. Ты - просто пустое место! Им нужно было оставить тебя клонам, чтобы они просто сожрали тебя и все! Невелика потеря для человечества.
  - Мне очень жаль, но я...
  - Жаль?! - он перешел на крик. В нашу сторону стали оборачиваться за другими столиками. - Ради чего погибли эти герои?! Ради кого? Это слишком неравнозначный обмен!
  - Курсант Почански! Немедленно покиньте столовую и зайдите в мой кабинет.
  Казалось, парень не расслышал слова старшего по курсу, он продолжал буравить меня взглядом.
  - Курсант! - в голосе куратора прозвенела сталь и угроза.
  Мгновение спустя Почански развернулся, вышел из столовой. Остальные возвращались к еде. Кто поглядывал с любопытством, кто-то - с презрением. В тот момент я хотел провалиться под землю, но еще больше хотел разобраться в произошедшем. Его слова медленно доходили до сознания. Что он имел в виду? Кто его отец? Почему он обвиняет в его смерти меня? Руки вспотели, сердце сжалось в предчувствии чего-то неприятного. Путь до информационного центра совершенно вылетел из головы. Помню только гнетущее чувство. Неужели я виноват в смерти его родственника. Хотя если так посмотреть, то я виноват вообще во всем, что сейчас происходит с миром. Тяжесть ответственности раздавливала меня, и я на подгибающихся ногах подошел к инфоцентру. Электронной библиотеке по своей сути.
  В ней я нашел только общую информацию о рейде адмирала Каперса, его помощнике вице-адмирале Почански и других. В статье упоминалось о наградах, биографиях, военных операциях, семьях. В причинах смерти указано лишь, что они погибли при выполнении боевого долга. Посмертно награждены званием героя.
  Осознав, что здесь правды не добьюсь набрал номер Бергема.
  - О, Кристофер! Здравствуй! Никак передумали и решили в исследовательский центр вернуться? - Бергем жизнерадостно улыбался.
  - Здравствуйте, Александер. Нет, не надумал. Александер, как меня нашли? Информация об этом событии засекречена. Сегодня в столовой курсант Почански обвинил меня в смерти отца. Я должен знать, что произошло.
  Повисла напряженная тишина. Бергем не смотрел мне в глаза.
  - Я должен, доктор, - тихо прошептал я.
  - Сперва за засекречивание информации о твоем нахождении выступил военный совет ОСС. Потом я просил продлить срок нераспространения информации, чтобы не травмировать тебя и для избегания конфликтных ситуаций. Как оказалось, они планировали это сделать и без моей просьбы. Сейчас люди напряжены, они с трудом борются с клонами Паразита, так хочется выместить свою злобу и найти виноватого. За раскрытие тебе этого секрета меня по голове не погладят, конечно. Поэтому предлагаю уговор - ты будешь отправлять мне отчеты о своем состоянии. И если решу, что оно депрессивное ты сразу отправишься в мой центр. Ну, и то, что я тебе расскажу - не для огласки.
  - Договорились, - хрипло согласился я.
  Александер надолго задумался, собираясь с мыслями и продолжил:
  - В две тысячи сто сорок шестом, в акваторию, занятую Паразитом, направили разведывательную эскадру под командованием адмирала Кейси Каперса. Активность особей была низкой. В акватории разведывательного квадрата шли несколько судов Паразита. Адмирал решил проверить чем они заняты и отдал приказ на запуск звена самолетов. Самолеты доложили об активности особей по другому борту. Они что-то доставали со дна, с помощью глубоководного дрона. Вернувшись на второй круг, они разглядели спасательную капсулу. Твою капсулу. Она плавала на поверхности прикрепленная к буйкам. Каперс принял решение. И его решение было оправданным. Мы, действительно, могли получить новую информацию о Паразите, так как очевидно, что эта капсула ему нужна. Как оказалось, впоследствии - даже очень. И да - мы получили ценную информацию.
  Каперс отдал приказ отбить капсулу. Закипел бой. Корабли Паразита уничтожили, но это не помешало ему атаковать корабли разведывательной эскадры сотнями тысяч клонов. Каперс приказал грузовому вертолету доставить твою капсулу на материк. А сам остался отбивать нападение Паразита и прикрывать отход вертолета. Все погибли. После ОСС капсулу решили отправить мне для разморозки. В коме ты провел почти полтора года. Дальше ты знаешь.
  Я поблагодарил Бергема, отключился. С самого начала мне сказали, что нашли мою капсулу при исследовании морского дна близ акватории Паразита. Но на самом деле реальность оказалась другой. Винить кого-то бесполезно. Все решения принимаются исходя из рациональной необходимости. Отчаяние накатило девятым валом, в ушах зашумело. Вспомнив уговор с Бергемом, начал глубоко и медленно дышать. Сознание постепенно прояснилось. В тот день я тренировался так, что до казармы еле дополз. Боль в мышцах помогла притупить чувство вины.
  Чтобы отвлечься от тяжких мыслей, целиком сосредоточился на обучении. Как потом оказалось, это было верное решение. О том же рассказала и Джилл, когда мы впервые созвонились после отъезда.
  - Работа для нас действительно может заменить разлуку и другие переживания.
  - Да, так и есть, Джилл. Я сильно отвлекаюсь, если истязаю себя занятиями и упражнениями. Какие новости у вас?
  Я всегда рад видеть ее. Это единственный родной для меня человек в этом мире. Не считая Бергема, конечно, но ему я не мог так открыться, как Джилл.
  - Недавно мы провели несколько суток в карантине.
  - Ого! Что случилось?
  - Когда ты еще жил у нас военные привезли клона на исследование. Бергем давно просил у них живой биоматериал. Фрагментов тканей клонов - было много. Примерно понятна биохимия особей. У Бергема есть несколько гипотез, которые он и хотел подтвердить, исследовав живого клона. Практически сразу после твоего отъезда клон сбежал. Да еще и миновал все системы защиты.
  - Но как?
  - Каким-то образом он смог отключить все питание в нашем отсеке и пока мы были слепы, забрался в робота-манипулятора.
  - Клон отключил питание?!
  - Либо что-то ему помогло. Да, я тоже не смогла поверить в это. Техники утверждают, что сбой системы изнутри невозможен.
  - Есть предположения, как ему это удалось?
  - Нет. Похоже он сумел выбраться в виде небольшого существа. Потому что специальные команды перерыли весь центр, блокируя уже обработанные уровни. Через трое суток все вернулись к обычной работе. ОСС после доклада Бергема и начальника нашей службы безопасности отправляет к нам дополнительный корпус военных для усиления охраны центра.
  - Значит теория о том, что клоны могут быть только больше кошки - несостоятельна.
  - Получается так. Мы постоянно пересматриваем постулаты, которые касаются Паразита. Видимо, это как раз такой случай.
  - Будьте осторожны. Если что-то случится сразу звони мне.
  - Конечно, Крис. Ты тоже будь осторожен.
  - Люблю тебя.
  - И я.
  Созванивались мы с Джилл в моменты, когда становилось совсем невмоготу терпеть разлуку. Как правило такие моменты у нас совпадали. Это здорово помогало, после такого, хоть и неполноценного, но все же насыщения друг другом, снова забыться в работе.
  Каждый день обучения оказался похож на предыдущий. Шесть дней непрерывного обучения, потом выходной. Нагрузка на мозг оказалась колоссальной. Для облегчения восприятия и лучшего запоминания нам выдавали специальные ноотропы, усиливающие наши когнитивные способности в несколько раз. Только так можно воспринять и запомнить весь объем знаний, которые нам давали. По слухам, это не единственные препараты, что нам предстояло принять. По рассказам старших курсантов, на практическом курсе им давали какие-то препараты, которые ускоряли метаболизм, рост мышц и скорость реакции. Про побочные эффекты никто ничего не говорил. Кроме снижения либидо у обоих полов. Старшекурсники шутили что, либо ты их будешь принимать и равнодушно смотреть на противоположный пол, либо тебя "полюбят" клоны из-за низкой реакции. Ну, временное отсутствие влечения - это даже хорошо, на войне совсем не до этого, подумал я и больше не забивал себе голову специальными добавками.
  Теоретический курс заканчивался защитой практической работы. В составе действующих научных групп все курсанты предлагали свои идеи по биохимическим методам истребления особей или прорабатывали существующие. Таким образом ОСС надеялось внести свежие идеи в разработку методов по противодействию Паразиту. Я выбрал направление по разработке веществ, тормозящих регенеративные способности клонов. Работа получила отличные результаты и с легкостью пошла в зачет. При использовании вещества (название я ему не давал, только обозначение из букв и цифр) регенерация клонов при механических повреждениях снижалась на двадцать процентов. Во многих ситуациях это выигрывало лишь секунды, но иногда и их бывает достаточно, чтобы выжить. Разработанным веществом решили покрывать все снаряды, которыми планировалось расстреливать клонов. Плюс различные мины и фугасы также планировалось начинять им.
  Все разработки проверялись на двух захваченных анимаморфах. В резервацию ОСС их провезли в экранированных контейнерах и также содержали, практически, в самом нижнем исследовательском уровне.
  В конце теоретического курса из военных сводок мы узнали, что началась активная фаза по поиску логова Паразита. Тактика изменилась - и человечество от активных столкновений перешло целиком на небольшие хорошо экипированные разведывательные отряды. Так что моя специальность стала очень востребованной. Задачей отрядов стал мониторинг потенциальных мест, где может скрываться Паразит названных квадрантами. На практике сеткой квадрантов покрыта вся планета. При обнаружении небольшого скопления клонов - уничтожение и быстрая эвакуация с места. Если скопление попадалось крупное, то авиация применяла ковровое бомбометание и стирала с лица земли клубок. При необходимости использовались зарывающиеся в землю снаряды. Такой методичной зачисткой планировалось найти логово Паразита и уничтожить его. С каждым разом приходилось действовать все быстрее - Паразит хорошо учится.
  ГЛАВА 11
  Утро начиналось как обычно и ей это нравилось. Больше всего она ценила стабильность и предсказуемость. Солнце быстро поднималось за "окном", волны с тихим шелестом набегали на белоснежный пляж. Она любила именно такой вариант подъема. Система четко отслеживала биоритмы, будила в самый подходящий для этого момент. Но у нее уже давно установились внутренние часы и обычно Джилл вставала в шесть утра, за мгновение до будильника.
  Она взглянула на пляж, легкий прибой, улыбнулась. Конечно, это не окно, но иногда ей этого очень хотелось. Изображение высокой четкости создавало очень реалистичную иллюзию окна, выходящего на тропический пляж. Когда Крис увидел эту систему первый раз он не мог поверить, что можно создать такую потрясающую иллюзию. Тогда он часа два просидел перед мониторами меняя изображение. В конце концов ей это надоело, и она потащила его в постель. Джилл снова улыбнулась воспоминаниям и принялась за ежедневный утренний ритуал.
  Когда она пришла на работу, Бергема еще не было. Впрочем, старый ученый мог работать сутками на одних стимуляторах, с него станется. Джилл старалась следить за ним, иногда выгоняя его с рабочего места, чтобы он поспал и нормально поел.
  Опыты со сбежавшим клоном предоставили большое количество материала для исследования и систематизации результатов. Пока исследовательская система загружалась, Джилл задумалась. Чем будет отличаться первичное тело Паразита от его клонов? Подходить с обычными мерками к нему смысла не имело. Если Паразита до сих пор не поймали и не уничтожили, значит скрывается он лучше своих особей. Участвовал ли он лично в атаках на резервации? А если и участвовал, то как можно его отличить от остальных? Внешне, очевидно, никак. Значит отличия будут на внутреннем уровне. Что это может быть? Мозг? Особая организация клеток? Как он всеми управляет? Или у особей есть автоматические программы и несколько не связанных координационных центров?
  Она вздохнула. Слишком много вопросов без ответов. Надо с чего-то начинать. Внезапно возникла мысль подробнее изучить отличия особей. Заказала у системы все записи, на которых зафиксировано уничтожение клонов. Составила алгоритм для сравнения с записями опытов над сбежавшим клоном, запустила. Система показывала, что анализ займет около получаса. Массив данных слишком велик.
  Браслет-передатчик показал входящий вызов. Она активировала прием:
  - Доброго утра, доктор Бергем! Как спалось?
  - Вы знаете, дорогая, спать все-таки лучше, чем сидеть на стимуляторах. Пусть и с регенеративными технологиями, - он улыбнулся. - Вы завтракали?
  Судя по всему, сон пошел ему на пользу.
  - Я выпила чашку кофе.
  - Вот и отлично, приглашаю позавтракать вместе. Я на фудкорте.
  - С удовольствием, Александер!
  Джилл отключила связь, снова взглянула на экран - полоса прогресса показывала самое начало. Что же, время есть, можно и позавтракать.
  Она поднялась на уровень, где располагались столовые, кафе и ресторанчики. Бергем сказал, что занял им столик в итальянской зоне. Он сидел спиной к выходу и что-то увлеченно искал в своем планшете. Еда не тронута. Что-то ей подсказывало, что паста и кофе давно остыли. Подошла к столику.
  - Работаете даже здесь? - улыбнулась Джилл.
  - О, вы уже пришли? - оторвался Бергем от планшета, выключая его. - Столько всего, а времени в сутках очень мало. Вот раздумываю на счет интервального сна. В сочетании со стимуляторами можно будет спать пару часов в сутки.
  - В сочетании со стимуляторами вам вообще спать не понадобится, - рассмеялась Джилл. - Если хотите попробовать интервальный сон, то лучше без них. Правда первые дней пять будет не очень комфортно, мягко говоря. Особенно без стимуляторов. Зато потом вы будете спать четыре часа без вреда для организма.
  Бергем улыбался, внимательно слушая свою ассистентку.
  - Тогда я, все-таки, на стимуляторах. Это же целых пять дней терять! А с ними я могу вообще не спать!
  Они рассмеялись. Джилл заказала себе кофе, пару сэндвичей с имитацией тунца и греческий салат. За завтраком с молчаливого и обоюдного согласия решили не говорить о работе. Бергем расспрашивал о Крисе, самочувствии Джилл. Обсудили последние новости резервации. ОСС решило усилить охрану центра из-за сбежавшего клона. А это значит, что на поверхности прибавится казарм и усилиться контроль за прилегающей территорией. Но так как на поверхность они выходили крайне редко, их это не затронет.
  Позавтракав, ученые спустились к исследовательским уровням. Джилл заметила мигающее сообщение системы о завершении анализа.
  - Ты запустила какую-то проверку? - заинтересовался Бергем.
  - Да. То, что мы проводили с этой особью здесь, военные проделывают каждый день и есть множество данных об этом. Поэтому я решила сравнить все имеющиеся записи с воздействием на клонов.
  - Чтобы проверить отличия в реакциях разных особей при применении одних и тех же воздействий? Хорошая мысль! Там спектр воздействий не такой обширный, как у нас, но совпадения точно есть. Если что-то будет интересное обязательно поделись находкой, - Бергем улыбнулся и по-отечески посмотрел на помощницу.
  - Конечно!
  Джилл улыбнулась в ответ, открыла сводки результатов и углубилась в чтение. Чем дольше она читала, тем больше понимала, что нащупала что-то важное. Согласно результатам анализа выходило, что им попался весьма необычный клон. Степень его сопротивляемости выше "обычных" примерно на сорок процентов. Регенерация - быстрее почти в полтора раза. Судя по косвенным данным, вес этой особи также выше. Почти на тридцать килограмм по сравнению со средним весом клонов схожего размера. Иначе ему не из чего было бы сделать кокон. Все указывало на то, что они открыли новый тип клонов. Их отличия заключаются только в свойствах организма, внешне его не отличить от других подобных.
  Сразу же после побега "зеркального" клона, Бергем сделал доклад в ОСС о новом типе особей и написал ряд рекомендаций. Теперь для всех будущих пленных усиливались меры защиты и контроля, чтобы исключить повторение ситуации в исследовательском центре.
  Бергем подошел, встал за Джилл и внимательно всматривался в экраны.
  - Что думаете, доктор Бергем? - спросила Джилл не оборачиваясь.
  - Думаю, что непростой клон нам попался. Надо изучить записи его захвата. Мы все тогда были так возбуждены, что могли что-то и пропустить.
  - Вывожу.
  Джилл смахнула на пустое пространство запись. Чуть ускорила до ключевого момента. Солдаты отбили атаку небольшой группы клонов и вышли на зачистку. Недалеко от периметра обнаружилось сильно поврежденное тело клона. Большая часть поверхности тела сильно обожжена. Слизи практически не было. Особь с трудом регенерировала, поэтому заметного сопротивления не оказала. Ее загрузили в спецконтейнер с помощью боевого манипулятора. Пока контейнер проходил транспортировку и обеззараживание, клон полностью восстановился. Камер слежения внутри нет, поэтому понять насколько быстро это произошло - невозможно. Но особенности активно проявились во время экспериментов.
  - Мда, - вздохнул, Бергем, - что-то мне подсказывает, что обычный клон не пережил бы с такой легкостью наших экспериментов. С одной стороны, это радует, так как не все клоны такие, как этот. А с другой стороны сильно пугает...
  Бергем побледенел, закусил губу, глаза расширились.
  - Вы думаете, что... - у Джилл перехватило дыхание от осознания догадки Бергема. Она посмотрела на него.
  - Пока не знаю, Джилл, - голос Бергема дрожал, - это совершенно новый тип особей, с которым мы еще не сталкивались так близко. Если свести воедино все факты, то получается, что мы упустили либо приближенного Паразита, либо... Его самого.
  Джилл начала перечислять в голове все странности, связанные с этим клоном. Во-первых, его пленение, будто подстроенное, якобы слабая регенерация, факт которой не подтвердился после серии высокоинтенсивных опытов. Во-вторых, высокая сопротивляемость и быстрая регенерация после агрессивного воздействия. В-третьих, кокон. И наконец - побег из одной из самых защищенных резерваций человечества. Не слишком ли много для обычного клона?
  - Да, Джилл. Я тоже думаю, что это уже перебор для обычного клона, - отозвался Бергем, словно прочитав ее мысли.
  Но оказалось, что последнюю мысль она озвучила, не заметив этого.
  - Я в ОСС. А ты еще раз прогони результаты по разным системам анализа, может найдем еще что-то интересное. Данные перекинь мне по закрытой связи.
  Руки Бергема мелко подрагивали. Говорил он тише обычного. Джилл никогда не видела его таким. Горло пересохло, она кивнула и переключила внимание на экраны. Бергем постоял пару мгновений, вдохнул и выдохнул несколько раз, быстро направился к выходу.
  В его голове не укладывалось, как он мог пропустить такие нестыковки в поведении особи. Можно списать на старость, но Бергем не хотел оправдывать себя ничем. В угрюмом молчании он загрузился в свой частный стратолет. Скорость он развивал еще большую, чем обычные. Через сорок минут он планировал быть в ОСС.
  Перелет подходил к концу, когда браслет проинформировал о получении небольшого пакета данных от Джилл. Нового немного, в основном - уточнение полученной ранее информации. Ну что же, Совету хватит и этого. Хотя бы зафиксировали всю телеметрию этой особи. Интуиция подсказывала Бергему, что это был Паразит, но прямых доказательств нет. Всякий раз от осознания этого факта его прошибал озноб и бессильная злоба на самого себя. Подумать только, у него в руках был или Паразит, или его правая рука, а он его упустил! Тем самым отсрочив победу человечества, или вообще... О крайнем варианте даже думать не хотелось.
  В любом случае, независимо от того материнский это организм или нет, необходимо принять самые серьезные меры. Очевидно, что это была его разведывательная операция. И весьма успешная. В ходе этого рейда столько раз что-то могло пойти не так, но Он все предусмотрел. Надо пересмотреть алгебраическое уравнение, показывающее, как быстро учится Паразит и каких вершин в когнитивных способностях он может достичь.
  А данные телеметрии необходимо разослать по всем спецподразделениям и резервациям. Пожалуй, это нужно сделать прямо сейчас. Время до посадки еще есть. Может удастся встретить эту особь еще раз. Бергем горько усмехнулся своей наивности.
  Вскоре стратолет мягко приземлился. Он даже не заметил проведенного времени в полете, голова оказалась забита мыслями о Паразите.
  Его ждали. Совет собрался по вызову Бергема на внеочередное заседание без вопросов. Просто так этот ученый беспокоить не будет. Его сразу же провели в зал совета. Все участники уже на месте, дожидаются только его.
  Он кратко поздоровался и быстро пересказал события и результаты анализа собранных данных. Ответом ему было немного затянувшееся молчание. Кто-то из членов Совета переглядывался, кто-то обдумывал слова Бергема, не желая встречаться с кем-либо глазами. Затем Макаров прервал тишину:
  - Доктор Бергем, так это был Паразит или нет?
  - Технически, любой клон - это и есть Паразит. Его часть. Если это все же материнская особь, с которой все и началось, которая всем и управляет, то... - он сглотнул, - это либо случайность, хотя верится в это слабо, либо Паразит кого-то или что-то искал. Например, Кристофера Иванова. Не знаю зачем, но судя по поведению Паразита с его капсулой, их что-то связывает. Либо это разведка с целью нападения на одну из самых важных и укрепленных резерваций.
  В зале вновь повисло тягостное молчание. Аналитический отдел слышал каждое слово, произнесенное в зале и готовил возможные варианты событий. Собрание длилось уже больше получаса. Владислав Макаров велел координаторам отдать приказы по мерам усиления защиты резерваций и отправки еще одного военного корпуса в центр Бергема. Лишних предосторожностей не бывает.
  Вдруг он выругался и принялся быстро перечислять поступающие данные:
  - Бергем! Ваша гипотеза подтвердилась - это была разведка с целью выяснить слабые места резервации! Прямо сейчас на ваш центр совершается нападение! Военные отправляют данные по меньшей мере о восьми копателях и нескольких сотнях тысяч клонов. Снаружи резервации множество клонов-солдат карабкаются по стенам. Фиксируется два прорыва на подземных технических уровнях...
  Бергем охнул и осел на стул.
  - Джилл!
  Дальше он не мог слушать Макарова. В глазах потемнело, сдавило грудь, дыхание давалось с трудом. Браслет впервые за долгое время сделал инъекцию успокоительного. Постепенно вернулась способность видеть и слышать. Он свободно набрал в грудь воздуха, с горечью выдохнул. В голове немного прояснилось, но в следующее мгновение он уже пожалел об этом.
  Аналитический отдел выводил вероятность спасения резервации. Сейчас цифра находилась на уровне шестидесяти процентов. Сердце снова ёкнуло, когда увидел, что значение медленно уменьшается.
  Ученый не находил себе места. Его бросало в пот, пробивал озноб, волосы на голове шевелились, пальцы непроизвольно сжимались, а губы что-то шептали.
  Вокруг операторы отдавали приказы, выводили последние сводки. Ситуация ухудшалась с каждым мгновением. А он не мог ничего сделать. Точнее уже все сделал - не заметил, пропустил ТАКУЮ угрозу! Самонадеянный дурак! Он вновь взглянул на цифры, отказываясь верить в уменьшающиеся проценты. Так продолжалось более трех часов. Для Бергема они слились в одно мгновение.
  В итоге Совет, после ожесточенных споров, принял тяжелое решение уничтожить резервацию ядерным зарядом. Бергем даже не заметил, как к нему обратились, чтобы услышать его мнение. Когда он все же понял, что от него хотят, то просто отмахнулся, закрыл лицо руками и заплакал.
  Копателей оказалось девять, более десяти процентов особей - специализированные клоны-солдаты. Паразит все тщательно спланировал, подготовил беспрецедентную атаку в трех направлениях - с воздуха, наземную и подземную. Благодаря копателям ему удалось незаметно перебросить армию клонов почти за тысячу километров глубоко под землей. Очень глубоко, так что даже сейсмодатчики ничего не зафиксировали. Видимо, атака планировалась давно, клоны перебрасывались небольшими частями и ждали своего часа на недосягаемой глубине. А сейсмоактивность можно маскировать за естественный фон. Паразит все разведал и начал атаку в удобный момент. Когда все началось, сенсоры сигналили, как бешенные, но было уже поздно.
  Когда все кончилось, Макаров с удивлением обнаружил еще сидящего в зале Совета Бергема. Тот безучастно смотрел на стену. По его щекам скатывались слезы. Он шмыгал носом, как ребенок. Не мудрено - это его детище. Столько проектов, людей, ученых. Наверняка были и близкие. Его зам... Как ее? Кажется, Джилл. Эх, не повезло, так не повезло. Ну что же, это проигранный бой, но война еще продолжается.
  И все же, как связаны Кристофер Иванов и Паразит? Он подспудно чувствовал, что между ними есть связь. Только понять бы в чем она заключается.
  Для Паразита совершенно очевидно, что мы применим (и применили) ядерный заряд. Это обеспечит лишь паритет в позициях. Значит цели его атаки другие. Какие? Скорее всего - это акция устрашения, акт возмездия, уничтожение одного из центров надежды на спасение. Или все же нет? Резервация Бергема является... Теперь о ней уже можно говорить в прошедшем времени - подумал полковник. Была воплощением всех человеческих надежд, центром научной мысли планеты. Конечно, данные хранились не только там. Это было бы преступно, как раз из-за подобных прогнозируемых случаев. Но уникальные образцы, передовые технологии, механизмы, пациенты, многие ученые, которые предпочитали трудиться рядом с Бергемом, жители... Нет, это не паритет. Это еще одна победа Паразита. Неужели ему важно только тотальное уничтожение?! Генерал Владислав Макаров сжал кулаки, так что ногти глубоко вонзились в ладони. Боль немного отрезвила сознание. К черту вопросы, выживем - тогда будем искать ответы. А сейчас... Сейчас нужно уничтожить эту раковую опухоль!
  ГЛАВА 12
  Год 2150
  - Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня. Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена. Так, благость и милость Твоя да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни. Аминь.
  Камиль поднялся с колен, не отрывая глаз от распятия. В суставах хрустнуло от долгого пребывания на каменном полу. Да и возраст уже не тот, подумал он.
  Тяжелые времена настали для рода людского. Он вновь ухватился за привычную в последнее время мысль, стал развивать ее. За грехи их получили они кару небесную, ибо ничего не делается без его ведома. Отринули бога в себе, пригрели химеру науки и атеизма. Не все, слава Господу нашему, не все... Но большинство. Не уповают более на Господа, что дал жизнь всему сущему, не просят прощения. Но Господь милостив, покайся, прими его в своем сердце, и он простит, отменит кару. Он готов был так поступить и во время Потопа. Но люд не внял гласу совести. Снова настала пора великой Чистки - времени выпалывания сорняков. Дабы взрастить на пепелище новое человечество.
  Пока он шел по темным коридорам, освященными редкими светильниками, ему попадались служители, паломники, монахи, сподвижники. Все почтительно давали дорогу его могучей фигуре. Одни мужчины. И это правильно. Женская часть с детским корпусом располагались за крепкой стеной и пробраться туда очень сложно. Да никто и не собирался. Здесь собрались только истинные борцы за Веру, которым недосуг зов плоти или мирские заботы.
  - Святой отец!
  По коридору его догонял звонкий голос. Камиль поморщился - слишком громко. Этот юнец еще не владеет эмоциями, тянется к нему, как собачонка, воспринимает воплощением Бога на земле. Ересь какая! Его перевели из детского корпуса совсем недавно. В двенадцать лет самое время усмирять плоть и эмоции. Поэтому в этом возрасте и переводят мальчиков из детского корпуса в мужскую часть. Ракита полюбил Камиля, когда он приходил в детский корпус с лекциями о богословии и библии.
  - Ты снова ведешь себя неподобающе, отрок! - грозно проговорил настоятель. Его глас прокатился по сводчатому коридору далеко слышным рыком. Редкие прохожие с пониманием оборачивались посмотреть кто посмел нарушить покой настоятеля.
  Молодой послушник упал на колени и собрался поцеловать руку своего кумира. Камиль отдернул кисть.
  - Чего тебе? И с коленей встань.
  - Святой отец! Рад, что вы в добром здравии. Я лишь хотел поприветствовать вас с утра и получить ваше благословение на день. Сегодня я сдаю экзамен в служители монастыря.
  - Если ты будешь носиться, аки козел горный по монастырю, да блеять так, что все голуби разлетаются даже с келий далекой женской части, то тебе никогда не стать служителем, не говоря уже о монахах, и уж тем более о подвижниках. Усмиряй эмоции свои, как и плоть свою. Тогда и ты встанешь в один ряд с нами.
  - Я все понял, Святой отец, - претендент в послушники восторженно смотрел на настоятеля, - спасибо за благословение.
  Камиль снова поморщился - он его отругал, а ему - благословение.
  - Эх, Ракита. Молод ты и горяч еще. Но чист душой. Не сотвори себе кумиров, кроме Господа нашего. Верь в него и не сомневайся в нем. Благословляю тебя!
  Он осенил Ракиту крестным знамением, отвернулся, проследовал дальше. В который раз поморщился, когда услышал горячий шепот в спину с благодарностями и тихие шлепки ладоней по камням.
  Он шел, снова вернувшись к мыслям о предстоящем дне. В обязанности настоятеля входило много важных дел. Да, все они важные, иначе бы не входили в обязанности. Скоро будет завтрак - нужно благословить еду, прочесть молитву. Затем лекции по богословию. Организовать работы по укреплению стен монастыря, затем обед, молитвы, снова лекции и пара часов отдыха перед сном, в которые конечно же, никто не отдыхает. Давно уже стоят осенние деньки, а значит скоро окончится пора сбора урожая и расписание предстоит немного поправить.
  Он вышел на анфиладу, взглянул на огромный двор мужской части. Все заняты делом. Это хорошо. В дальнем углу увидел дым, уши уловили звон металла. Неужто Рогдай снова взялся оружие ковать? Надо будет зайти к нему. Лишним-то оно не будет, но не отдыхает же совсем подвижник. Он вздохнул, но внутри его переполняла гордость за то, что тут нет случайных людей. Он постоял еще немного и поспешил следовать своему расписанию. Утро только начиналось.
  - Рогдай, брат мой, спал ли ты сегодня?
  - Дорогой Камиль, рад тебя видеть в добром здравии! Спал, конечно! - усмехнулся в бороду кузнец.
  - Ну да. Ну да. И позволь уточнить сколько же ты спал?
  - Ваше святейшество, извольте быть уверенным, что достаточно, чтобы уверенно держать молот в руке. Осталось немного. Неделя и все будут обеспечены оружием.
  Камиль сделал вид, что не заметил резкости Рогдая. Конечно, при обращении к нему все должны использовать его титул, но с Рогдаем они знакомы очень давно и считали друг друга братьями. Поэтому Камиль не ждал такого обращения от него, а Рогдай обычно так не обращался.
  - А ученики твои что же не помогают тебе?
  - Отчего же не помогают? Спят они еще, поздно легли сегодня юнцы. Они куют орудия для быта. Оружие не дам ковать им. Молоды еще.
  - Ну, как знаешь, Рогдай. Отдыхать все же не забывай! А ну как придет враг на порог, а у нас все устали и оружия поднять не смогут?
  - Благодаря тебе - смогут, Камиль.
  Настоятель кивнул, посмотрел на работу друга, осенил его крестным знаменем и пошел по другим делам.
  Несмотря на то, что кара господня направлена против всех людей на земле, жители монастыря должны до конца быть праведными и молиться за все человечество. Он вновь вернулся к оставленным во дворе мыслям. И чем дольше они будут это делать, тем лучше. Для всех. Поэтому и нужно сражаться с порождениями дьявола, укрепляя дух свой и веру. Особенно истово, потому что испытания выпали очень суровые для всех. В этот раз господь действует совместно с падшим ангелом. Да, для него это стало неожиданностью, но потом понимание пришло само, как будто сам Господь вложил в его голову ответ. Да так оно и было! Бог устал намекать роду людскому, что его дети забыли о нем, не слышат его, не обращают внимания на знаки и предупреждения - войны, болезни, природные катаклизмы и многое другое. Господь может одним махом уничтожить все человечество, как было с Потопом, но тогда никто снова ничего не поймет. Поэтому ему и пришлось пойти на сделку с дьяволом, чтобы вразумить людей. А у того есть способы заставить людей страдать. Камиль вздрогнул, перекрестился. Воистину мудрое решение. Как и все решения Господа. Как только люди осознают, что отвернулись от Него, покаются, тогда у дьявола кончится власть и падет Паразит. И чем больше людей повернутся к Господу, тем меньше власти будет у падшего ангела.
  А те, что умерли до этого момента... Что же, каждому по заслугам. Вместо бряцания оружием и прятанья по норам-резервациям от страха, надо молиться и каяться. Всем вместе. Тогда отступил бы дьявол и Господь убрал Паразита. А страх мешает жить и служить Богу.
  Поэтому Камиль хотел, чтобы его люди имели как можно больше времени для молитв, а в остальное время заняты полезными делами. И он принимал каждую заблудшую овцу, что пожелала присоединиться к его стаду, чтобы провести ее до врат рая. А если кто-то отстанет по дороге - его проблемы. Значит, не достоин царствия божьего.
  Сейчас в монастыре насчитывалось более шестнадцати тысяч человек. Каждому, кто обращался он давал кров и пищу. Взамен за работу на благо монастыря.
  Но вот уже лет сорок больше никто не приходил. Теперь до его острова добраться практически невозможно. Уникальная природа, рельеф - дали возможность жить и строить планы на будущее. Несколько раз на горизонте они видели корабли, ветер доносил звуки боя. Пролетали самолеты. Но до них больше не добирались ни люди, ни порождения ада.
  Он с содроганием вспомнил, как первый раз столкнулся с исчадиями. Из глубин вынырнули твари, уже не люди, хоть и похожи телами. Но и на других земных существ не походили полностью. В полном молчании, они карабкались по стенам монастыря. И если бы не его предусмотрительность, не быть бы им живыми. Благодарю тебя, Боже, за то, что надоумил в нужный час и направил десницей своей - прошептал Камиль. Память унесла в тот роковой час, что случился более тринадцати лет назад.
  Они использовали горящую смолу, что могла прожечь плоть до самых костей, а иногда и сами кости, тяжелые бревна и камни - все эти анахроничные орудия оказались очень эффективными при защите. Он носился по стенам с горящими глазами, сам хватал горячие котлы со смолой, не обращая внимания на ожоги, в одиночку скидывал тяжелые бревна так, что трещали жилы. Его громкая молитва разносилась по всему монастырю и каждый чувствовал, как силы возвращаются в изможденные тела, страх отступает. Каждый подхватывал его молитву, и вскоре над монастырем гремел отрывок из двадцать второго Псалома. Атака длилась от силы час. Но орда существ отхлынула так же внезапно, как и появилась. Погибло тысяча сто сорок шесть человек. Тяжкая утрата, но они дали возможность остальным шестнадцати тысячам жить относительно спокойно.
  После этого он не давал спуску послушникам. Постоянно проводил учения по отпору атаки дьявольской армии. Гонял до седьмого пота и никому не делал поблажек. Кто-то считал его чересчур жестоким по отношению к молодым послушникам. Нападений давно не было, можно и снизить уровень подготовки. Хотя бы интенсивность учений. Но Камиль не соглашался с такими и горячо отстаивал необходимость жестких тренировок. Иллюзий он не питал и прекрасно понимал, что рано или поздно дьявол снова предпримет попытку заполучить их светлые души, что стоят гораздо больше чем обычные. Поэтому он готовил всех к новой битве со злом - в душах и на стенах комплекса.
  За то, что они отбили нападение нечистых существ, его стали называть святым настоятелем. Но все дело в истинной вере, а не святости привнесенной людской молвой. Нет таких испытаний, с которыми человек верующий бы не справился. Поэтому себя он святым не считал и всем всегда напоминал, что по вере вашей да прибудет вам. В обращениях к Господу благодарил его за помощь, просил стойкости и сил довести людей до врат рая.
  Он снова перекрестился. Уже не одно десятилетие длится противостояние Света и Тьмы в людских душах. Настоятель чувствовал, что скоро наступит конец. Люди не внемли за все это время гласу Господне, поэтому дьявол одержит победу и заберет себе заблудшие души. Пусть так. Люцифер получит свое сполна. Но главное, что останутся праведники, которые потом и возродят человечество. А он направит их к Богу. Так было не раз. И так будет снова. Но этот период благоденствия будет долгим. Он верил в это. Нет, он знал, что так будет.
  День прошел, как и всегда. Распорядок давно привычен и все даже не чаяли другой жизни. Да, тяжело, но и цена высока - вечная жизнь в раю. Заканчивалась осень, поэтому необходимо подводить итоги урожайного сезона. До конца рабочего дня зашел на женскую половину и получил отчет от Яры - главной монахини. Она занималась обучением и развитием детей, а также следила за порядком и организовывала работу в женской части монастыря. Вечером в зале для приемов он принимал отчет от монахов.
  - Камиль, яблок собрали почти десять тонн, - отчитывался высокий схимник в простой рясе. - В женской части уже начали переработку, а несколько центнеров зальют воском для сохранения в свежем виде - для праздников, как ты и велел. То же самое с грушами, сливами и персиками - их собрали по шесть, девять и пять тонн соответственно. Теплицы консервируют на зиму.
  - Добро, Милан. Знатно потрудились твои работники. Что с виноградом, Ослан?
  - Все прекрасно! - воскликнул полноватый и низкий Ослан. - Собрали четыре тонны отборных ягод. Половину - засушили, другую половину уже залили в бочки для выдержки вина. Вином для причастия будем обеспечены до конца жизни.
  Все рассмеялись, но Камиля кольнула вскользь брошенная фраза. Сколько осталось той жизни? Но тут же отогнал трусливую мысль.
  Так по кругу отчитывались по строительству, обучению, сбору меда, заготовкам дров, сырам, тканям и прочему. Отчет затянулся на два часа. В конце он всех поблагодарил, благословил и отпустил отдыхать. Завтра можно и отдохнуть, тем более что и день особый - крещение господа нашего Иисуса Христа. Надо устроить праздник и освободить от работ тех, кто не занят обороной. А потом и их сменить. Пусть все отпразднуют этот замечательный день. С этими мыслями он и заснул.
  Проснулся среди ночи в холодном поту. Незримая ледяная рука сжала сердце, дыхание давалось с трудом. Он распахнул окно кельи, студеный морской воздух охладил разгоряченное, все еще могучее, тело. Но страх не покинул его. А наоборот - еще больше забрался в душу прямо с ледяными ногами и выстудил внутренности. Он с ужасом понял, что сейчас произойдет. Вылетел в коридор, машинально начиная читать молитву. Несмотря на возраст, так быстро он еще никогда не бегал. Кричал, чтобы все просыпались. Его провожали недоуменными взглядами, потом понимали, что он кричит, срывались с мест, включали освещение, будили остальных.
  Камиль добежал до колокольни, взлетел по ступеням. Над монастырем поплыл колокольный звон. Кто еще не проснулся, вскакивали с постелей, одевались и, с именем Господа на устах бежали, на свои посты. Каждый знал, что ему делать. Кто-то повышал температуру в газовых котлах, кто-то заводил краны, что подтаскивали крупные бревна. Открывались оружейные, натягивались тетивы на луки, готовились стрелы, обмазанные смолой и клеем. Через несколько минут все снова занялись своей работой. Кто-то считал это учениями, но картина за стенами красноречиво говорила об обратном.
  Он спустился с колокольни. К нему подбежали за указаниями.
  - Отрядить треть мужчин на защиту женской части. Детей до двенадцати лет и женщин после ста - спрятать в подвалах с запасами и забаррикадировать входы. Остальным - раздать оружие, готовиться к защите и молиться. Бог даст - и с этим справимся.
  Ему кивнули, убежали исполнять распоряжения. Он направился в оружейную. В дальнем углу висел исполинский лук, испещренный древними божественными знаками защиты от сил зла. Он любовно коснулся орудия Господа, закрыл глаза, прочел особую молитву. Ощутил, как тело наполняется мощью, адреналин вспенивает кровь, сердце мощными толчками погнало ее в самые дальние уголки тела. Мышцы налились мощью, он расправил плечи. Ряса на руках натянулась. Сзади сдавленно охнули. Он обернулся грозный и величественный, еще больше чем обычно. Ракита, как обычно - в переднем ряду, и все остальные грохнулись на пол и воскликнули:
  - Слава святому Настоятелю! Слава!
  - Верьте, братья! Да по вере вашей будет вам! Господь - пастырь мой... - начал греметь его могучий рык.
  Молитву тут же подхватили остальные. Над монастырем поплыл многоголосый хор.
  Снял со стены лук, набросил на один конец тетиву, расставил ноги пошире, и с усилием натянул тетиву на второй конец. Ни один житель монастыря не смог бы этого повторить. Ему поднесли старинный боевой меч крестоносцев с поясом.
  - Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла..., - сотни глоток вторили ему с благоговением.
  Он перебросил лук за спину, застегнул пояс с мечом, взял большую кадку со смолой и клеем, несколько колчанов с огромными стрелами, направился на стену.
  Там уже сбрасывали камни, горящие бревна, выливали кипящую смолу, поджигали ее. Не зря гонял отроков. Вовремя он проснулся - Господь ведет его. Выглянул за край и волосы зашевелились на затылке. Внизу колыхалось море, но не привычное, а море мокрых, блестящих, уродливых тел. Камиль напряг голос, услышал, как остальные подхватили громче, воспряли духом, посматривают на него с любовью. Он взял стрелу, окунул в кадку со смолой, поджег у факела, крякнул, натянул тетиву, задержал дыхание и пустил ее на дальний фланг. Потом все слилось в череду повторяющихся действий. Губы шевелились в молитве, руки накладывали очередную горящую стрелу, посылали вдаль. Каждая стрела находила свою цель. Ему подносили колчаны, меняли кадки, а он все стрелял и стрелял. Опомнился он от криков раненых, исчадия добрались до края стены, теперь борьба шла уже в самом монастыре.
  Он отбросил лук, с мощным рыком выхватил меч, окунул его в кадку со смолой, поджег. Исчадия разлетались гадкими брызгами, когда он словно карающий ангел проносился мимо. Существа теснили к стенам, отрезали путь к спасению. Рядом остервенело дрались с десяток самых крепких сподвижников, защищали ему спину.
  Сколько так продолжалось он не мог понять. Рубил направо и налево, но начал уставать. Рука все так же верно разила исчадия, но он уже почувствовал предательскую дрожь в пальцах, все яснее ощущал тяжесть большого меча. Опрокинул перед собой кадку со смолой, бросил факел.
  - У нас есть несколько минут, - он тяжело отдувался, - пока горит смола. Отды... Отдыхайте, братья!
  Широкая грудь ходила ходуном. Прислонился к стене, камни приятно холодили разгоряченное тело. Мысленно обратился к Богу, моля о помощи и защите. Увидел, что и остальные истово молятся. Огляделся. Вокруг пылают пожары, с женской части еще слышны крики. Через стены переползают все новые исчадия, влажно блестя слизью в отсветах огня. Сквозь пламя увидел, как твари пожирают мозги убитых, обращают в демонов сподвижников, насмехаются над его Верой! Зарычал в бессильной ярости, вскочил, ринулся через огонь вновь крушить зло. Скользкие тела падали к его ногам, он прорубался сквозь толпу исчадий, как горячий нож сквозь масло. На него брызгало чем-то липким, меч давно погас. Почувствовал, что слизь пришла в движение на коже. Удвоил усилия, в панике ощущая, как что-то влажное и холодное заползает в уши и ноздри. Затем резко наступила тьма. Он уже не чувствовал, как падает его тело на скользкие камни.
  Сознание вернулось внезапно и резко. Камиль закричал от страшной боли. Крик многократно отразился от стен, едва затих, как в него влилась новая сила, потом еще и еще. Его корчило и било в судорогах, вместе с кровью из глаз, ушей, носа и рта выливалась слизь. В голове билась одна мысль - Я жив! Жив! Слава тебе, Господи! Еще поборемся!
  Тело перестало биться в конвульсиях, прошел болевой шок. Он поднялся, перед глазами стояла кровавая пелена. Отер лицо. Вдохнул холодный ночной воздух полной грудью, сморщился от боли, но взор прояснился. Настоятель стоял в окружении сотен исчадий. За спиной лежали его сподвижники. Он вздрогнул.
  - Что вы от меня хотите?! - закричал он страшным голосом. - Я готов бороться еще, или не по нраву моя плоть? Что же - тем лучше. Удастся прибить еще парочку десятков вашего отродья. Во имя Господа нашего...
  - Погоди, - раздался голос такой красоты, что у Камиля перехватило дыхание и подогнулись колени, - погоди призывать меня. Ибо я уже рядом с тобой.
  Камиль неверяще смотрел, как из-за расступающихся исчадий идет сам...
  - Господь, - выдохнул он, и все же упал на колени. - Господь всемогущий! Ты внял моим молитвам! Я до конца жизни охранял веру в тебя и сейчас готов. Только прикажи...
  - Вижу, Камиль, - мягкий голос обволакивал, охватывал все пространство вокруг.
  Иисус подошел к настоятелю. Камиль вглядывался в его лик сквозь нахлынувшие слезы радости. Именно так он его и представлял - темные распущенные волосы до плеч, в рубище, босой, короткая борода на прекрасном челе.
  - Ты, сын мой, самый достойный, чтобы повести мою светлую армию, дабы нести слово мое в душу каждого, кто еще не верит в меня. Ты был прав, когда решил, что это самое трудное испытание для человечества. Только дьявол здесь ни при чем. Это моя идея, каждый поглощенный небесной армией начинает верить мне. Но ты, Камиль, я зрю, ты присоединишься ко мне добровольно, и пойдешь в места где еще не верят в меня, неся свет моей веры.
  Камиль округлил глаза от страшной догадки, челюсть свесилась на грудь.
  - Прости меня, господи, ведь я убивал твоих...
  - Наших, Камиль, наших. И не убивал, а лишь - освобождал. Не волнуйся, все они сейчас в раю. Я должен был испытать тебя. В первый раз ты оказался еще не готов. А теперь вижу, что с тобой мы быстрее обратим души всего человечества к свету. За твою веру, я дарую тебе вечную молодость, неуязвимость в боях и свою собственную армию. Ты волен сам решать, как действовать и с чего начать.
  Он вновь ощутил, как по телу поползла слизь. С усилием подавил панику. Слизь покрыла все тело ровным слоем, затвердела. Он с удивлением потрогал кожу, палец уперся во что-то полупрозрачное, твердое, но в то же время гибкое. Почти тут же по телу прокатилась волна боли, но через мгновение угасла. Зато он почувствовал себя так хорошо, как не ощущал даже в молодости. Раны затянулись, не оставив и следа, мышцы налились небывалой мощью, мысли проносились очень четкие, внутри жег огонь, но это даже приятно.
  - Благодарю тебя, Господи! Могу ли просить тебя снова?
  - Да, сын мой.
  - Оставь мне моих сподвижников хотя бы самых ближайших - шесть человек, вот они. Они храбро сражались со мной за веру. А остальные пусть попадут в рай - они заслужили.
  - Вижу, не о себе печешься, Камиль. По вере вашей да прибудет вам. Будь по-твоему.
  Он счастливыми глазами смотрел на своего господа, а за его спиной раздались крики боли, и один за другим поднимались его сподвижники в такой же броне, как у него, такие же мощные и пышущие здоровьем.
  - Дети мои, - прокатился прекрасный голос по площади монастыря. - Дети мои, вам выпала сложная и важная задача - зажечь в сердцах людей свет божественной веры. Но я не даю того, с чем не справитесь. Знайте - теперь я всегда с вами, а вы со мной!
  Камиль и шестеро его сподвижников пали на колени и взревели славу Господу. Они долго еще кричали, со слезами на глазах, когда их "Иисус" отошел за спины клонов. Прекрасное лицо перекосилось, поплыло, и через мгновение его было не отличить от сотен и тысяч других, медленно разбредающихся по монастырю.
  ГЛАВА 13
  Год 2151
  Прошло уже больше полутора лет после смерти Джилл. День, когда узнал о ее смерти никогда не сотрется из памяти. Да и центр Бергема был воплощением надежд. Я не помню как после известия добрался до кубрика, зато в мельчайших подробностях помню все моменты своих рыданий, отчаянные крики в бессильной злобе, море нелегального алкоголя, выговоры, пропуски занятий и прием антидепрессантов. Также не помню момент когда это все закончилось, когда решил сам закончить.
   Я был не готов поверить, что со мной случилось в этом мире самое страшное, что только могло. Какое-то время я сопротивлялся осознанию факта смерти Джилл. Но барьер продержался недолго. Я ощущал физическую боль от утраты. Тело отзывалось судорогами и мышечными зажимами.
  Ненавидел себя и Тварь. Снова поклялся уничтожить ее. Уже в который раз. Машинально отметил, что пока дальше слов дело не идет, и ушел в затянувшийся запой.
  Отставание по учебе оказалось значительным. Пока валялся в депрессии в лазарете, восстанавливался, прошел почти месяц. Не считая времени, проведённого в запое. Мне предстояло активно включиться в работу и нагнать курс. Решил выпросить у медсотрудника стимуляторы, которые не давали новичкам, и даже не всем офицерам они были положены.
  - Рэй, пойми, у меня никого не осталось. Мой смысл жизни теперь - война. Я очень стар, - решил слукавить я. - Ты знаешь сколько мне лет. Мне нечего больше терять. Побочные эффекты - не важны, какие бы они не были. Мне необходимо нагнать свой курс, чтобы не терять времени и поскорее уйти на фронт.
  Рэй, отличный малый, в одну из смен следивший за моим состоянием, проникся просьбой и все же выписал сильные стимуляторы.
  - Спасибо тебе, дружище!
  - Я выпишу только на месяц. Больше не могу. Тебе должно хватить, чтобы нагнать курс.
  - Ты мне очень помог, Рэй.
  Чтобы не оставалось свободных мыслей, которые всегда сворачивали к воспоминаниям о Джилл и сразу выбивали из колеи, я с головой окунулся в учебу. По двадцать часов ежедневной непрерывной нагрузки. При приеме стимуляторов появлялось странное ощущение, как будто мозг разбухал, немного давил на черепную коробку. Но скорость восприятия поражала. Тело не всегда выдерживало такой темп даже на стимуляторах. Приходилось ночной сон заменять посещением центра регенерации. Спал там же, пока проводились процедуры. И ни уколы, ни шум машин, не могли меня разбудить. Специалисты центра качали головой, говорили, что чем больше износ, тем ощутимее процесс регенерации. Но мне плевать. Я даже радовался вспышкам боли, болезненному дискомфорту. Все это помогало отвлекаться и понимать, что еще живой. Теперь только ради одной цели.
  Реакция человечества на потерю центра Бергема оказалась схожей с моей. Все испытали шок и упадок сил. Многие говорили, что это реальное начало конца, которое неминуемо приведет к поражению нашей цивилизации. Шутка ли - потерять одну из крупнейших резерваций и передовой исследовательский центр. И хотя главы ОСС распространили сообщение, что война не проиграна и у нас с Паразитом паритет, а бороться мы будем до самого последнего человека, настроение у многих не изменилось.
  По итогам атаки на резервацию Бергема, правление сделало выводы. Поэтому участились боевые и гражданские учения. Ученые с инженерами пересматривали действующие и разрабатывали новые протоколы безопасности и защиты. Медленно, но верно, настрой человечества возвращался в норму.
  Бергем долгое время избегал встречи со мной. Он не отвечал на звонки, и я не мог увидеться с ним лично. На лекциях мог долго смотреть на Бергема-два и представлять наш разговор с ним. В первых мысленных разговорах я спрашивал у него почему он оставил Джилл одну, а сам улетел. Потом отругал себя за то, что скидываю ответственность на невиновного человека. Близкого и дорогого мне. После представлял, как успокаиваю его, ведь Джилл дорога нам обоим. Когда мне все же удалось застать его ночью на рабочем месте, мы обнялись и проплакали долгое время. Он корил себя, что не остался рядом с ней. Просил прощения, что не уберег. Он уже пожил, а вот молодым еще жить да жить. Я успокаивал его, говорил, что отомщу.
  Мое обучение шло своим чередом, но за временем я не следил. Каждый день похож на другой, и только сданные экзамены отмеряли мой путь. Мысли о том, чтобы вернуться в науку больше не посещали. Воспоминания о Джилл отзывались тупой, смутной болью.
  В один из дней, точнее ночей, когда мне вновь удалось забыться беспокойным сном после напряженного дня, я резко проснулся. В груди томилось, рвалось наружу неясное ощущение. Смутно знакомое, тревожащее. Остаток ночи я так и провел, пытаясь разобраться с ним. Утром в сводках новостей узнал, что один из разведотрядов захватил клона. Это значимое событие, и я поставил режим приоритетного информирования обо всем, что будет происходить с клоном. Ощущение так и не покинуло меня. И через несколько дней я к нему привык, почти забыл о нем. Клона держали несколько дней. Эксперименты исследовательского отдела ОСС не отличались особой гуманностью по отношению к особям Паразита. Затем его уничтожили, а результаты выложили в сеть. И только к вечеру этого дня я понял, что странного ощущения больше нет. После недолгих раздумий решил рассказать Бергему.
  - Так ты говоришь, когда это у тебя началось?
  - Ночью, пять дней назад.
  - Хм. А закончилось?
  - В день, когда вы избавились от клона, - я задумался. - Вчера получается.
  - Это весьма необычно. Хотя что может быть необычней организма, который угрожает планете и контролирует свои особи посредством неведомой нами связи. Нужно проверить. Давай дождемся еще одного клона. Если вновь почувствуешь это чувство - обратись ко мне. Даже ночью. Для чистоты эксперимента, я попрошу не афишировать ОСС поимку нового клона. Сейчас же составлю заявку.
  Мы тепло попрощались, и я вновь окунулся в обучение и тренировки. Итоговые экзамены сдал с отличием и мне предложили набрать свой отряд. По окончании подготовки ожидал, что меня направят бойцом в распоряжение одного из действующих командиров. Но то, что меня самого поставят командиром - оказалось полной неожиданностью. Ощущение которой, впрочем, быстро прошло.
  - За выдающиеся заслуги в обучении, высшие баллы в учебных боях и отличные результаты в научной разработке, курсанту Кристоферу Иванову присваивается звание капитана. Капитан Иванов, с завтрашнего дня приступаете к набору своего отряда!
  Я стоял и представлял, как радовалась бы Джилл моему назначению. Как бы мы отпраздновали это событие. Тот мысленный, другой "Я" улыбался, счастливо держал Джилл в объятиях и благодарил судьбу.
  Я вернулся к себе настоящему, сдержанно улыбнулся, пожал протянутую руку.
  - Клянусь защищать человечество до последнего вздоха! - произнес традиционную клятву.
  После выпуска курсантам давали три дня на отдых и отпраздновать. Со смутным беспокойством ожидал эти дни, не понимая, что меня тревожит. Оказалось, я не знал, чем буду заниматься в свободное время. Я от него совсем отвык. Когда разобрался, рассмеялся и дал телу нагрузку, которую оно требовало. Мозг успокоился, перестал тревожиться.
  В первый же день выпуска я ощутил знакомое чувство. Увеличил нагрузку в ожидании, что оно пройдет и мне просто показалось. Но ощущение никуда не ушло, поэтому решил навестить старого ученого. Пока шел к Бергему, постоянно прислушивался к ощущениям. Показалось, что чувство то слегка усиливается, то также едва заметно ослабевает.
  - О, Кристофер, рад тебя видеть! Как ты? - Бергем протянул руку, пожал мою.
  Не остался незамеченным интерес Бергема, который он тщетно прятал в глазах.
  - Привезли еще одного?
  - Черт возьми, Крис! Ты чувствуешь их! Уму непостижимо! А ты точно никак про это не мог услышать? Может на уровне слухов, например? - он с подозрением уставился на меня.
  - Я практически ни с кем не общался - постоянно на тренировках и в наушниках.
  - Нужно срочно провести серию экспериментов! Ты же не против? Как у тебя со временем?
  Бергем разволновался, как ребенок. Я улыбнулся его активности.
  - Александер, я с удовольствием проведу несколько дней с вами.
  - Правда? Вот и отлично! Это хорошо. Мы проведем серию тестов, обязательно используя клона, а также все замерим и попробуем сделать выводы.
  Следующие дни почти все свободное время я провел у Бергема. С удовольствием наблюдал за его суетой, подставлял руки и голову под датчики, рассматривал результаты, помогал Бергему сфокусироваться на процессе. Так прошло четыре дня. Он организовал мне "встречу" с клоном, при этом замерялись все возможные мои показатели и показатели клона. Он опрашивал меня несколько часов про мои ощущения. Датчики показывали растущую активность лимбической системы и рептильного мозга при сокращении расстояния до клона. Что-то звериное во мне реагировало на присутствие особей. Да я и сам ясно это ощущал. Появлялось ощущение какого-то направленного зуда в мозгу, учащалось сердцебиение. Причем направление зуда совпадало с местонахождением клона.
  Активность клона тоже повышалась в моем присутствии. Он ничего не предпринимал, но его голова поворачивалась в мою сторону, если я был недалеко. Даже при отсутствии прямой видимости. Бергем всплескивал руками и постоянно твердил, что наконец-то появилась реальная возможность разобраться в природе связи Паразита со своими клонами. Мы с ним подолгу обсуждали внезапно возникшую у меня способность.
  - Скорее всего, Крис, это связано с твоей высокой сензитивностью и хорошей эмпатией. Не знаю обладал ли ты всегда этими качествами, но то, что твой мозг к ним расположен - это совершенно точно. Ощущал ли ты... - он слегка запнулся, но взял себя в руки. - Ощущал ли ты Его, когда находился в моем центре? Вспомни было ли что-то подобное?
  - Может и было, Александер. Я только очнулся после столетней спячки и все ощущения были мне внове. Я радовался тому, что очнулся вообще. Новый мир, новые ощущения - не просто вычленить что-то одно. Может и было что-то.
  Я прислушался к своим ощущениям. Почти спокойно произнес слова о том времени. Бергем внимательно смотрел на меня.
  - Скорее всего способность активизировалась в момент стресса по переживанию смерти. Сперва ты почти похоронил себя, затем вновь захотел жить, - решил Бергем.
  - А перед тем, как заморозить себя, долгое время находился наедине с Тварью, которая убила моих друзей и хотела убить меня. Думаю, вы правы, Александер. Я помню, что, когда Тварь появлялась я ощущал ее прибытие. Тогда мне казалось, что я узнаю о ее появлении по разным тихим звукам, которые она, якобы, издавала. Ну, знаете, что-то вроде легкого клацанья, шелест воды о капсулу, прошмыгнувшие рыбки или другие морские обитатели. Но теперь думаю, что дело не в звуках. Это воспаленное сознание пыталось защититься от угрозы слететь с катушек и оправдывало ощущения звуками. А из-за нешуточного стресса, тем более еще и головой крепко приложился о переборку, могли пробудиться древние центры по определению опасности. Минуя сознание.
  - Да, интересная версия. Жаль, у нас мало времени, чтобы проверить все досконально. Но сам факт этой способности может здорово помочь тебе.
  - Согласен. Это то, что я использую в уничтожении Твари. Предлагаю пока не афишировать мою способность. Попробую разобраться с ней детальнее. Буду присылать вам отчеты, каждый месяц или после каждого столкновения с клонами.
  Бергем кивнул, помолчал.
  - Ты изменился, Крис, - осторожно произнес он. - Сам замечаешь эти изменения?
  - Мускулов прибавилось? - попробовал отшутиться я.
  - Я вижу, что ты обрел целостность, цель в жизни и сейчас спокоен. Ты уже не тот, что очнулся больше двух лет назад - потерянный и беспомощный. Прошло все это. И... лишения тебя лишь закалили, сделали тверже. Но и некоторая безрассудность появилась. Не совершай опрометчивых поступков. Миру ты больше нужен живым, чем мертвым. Послушай старика.
  Что-то кольнуло в сердце при его словах, но подавил усилием воли это воспоминание. Взглянул на Бергема и понял, что он сильно постарел. Когда он в последний раз проводил процедуру регенерации? По его лицу пролегли глубокие морщины, сам он стал как будто меньше ростом и в глазах просматривается тяжелая тоска. Все мы никогда не будем прежними после того, что случилось.
  ГЛАВА 14
  Владислав просматривал записи и отчеты по обучению Кристофера Иванова, бывшим пациентом номер один в резервации Бергема и таинственным выжившим в спасательной капсуле. Человек из прошлого, к которому проявлял (проявляет?) особое внимание Паразит. Что их связывает? Очевидно, что между ними есть какая-то связь. Но почему она возникла?
  Он встал, прошелся по кабинету. Большое помещение от стены до стены показывало различные данные и сводки с полей. Одним движением пальца он мог связаться с любой резервацией или со всеми сразу. У каждого члена Совета есть возможность оборудовать так кабинет, но когда-то давно его выбрали председателем. Поэтому координатором всей борьбы человечества с Паразитом оставался он один. Остальные предпочли разделить менее значимые, чем его, зоны ответственности. На Совете часто обсуждаются различные ситуации, но конечное решение остается всегда за ним. Если бы простые люди узнали, что их судьба зависит от решения практически одного человека, им наверняка это не понравилось. Но оказалось, что далеко не каждый способен принять решение об уничтожении зараженной резервации ядерным зарядом. Пусть даже и другого выхода нет.
  Он вспомнил, когда Совет передал ему все полномочия по принятию решений. Видит Бог он этого не хотел.
  - Это единственный выход в этой ситуации, - голос прозвучал устало и почти равнодушно. Владислав удивился своему видимому безразличию, но потом понял, что давно все взвесил, каждого оплакал и принял решение. Поэтому сейчас говорит с такой отрешенностью. Сердце и так уже порвано в клочья.
  Члены Совета с удивлением и недоверием смотрели на него. Минуту назад утих шум по поводу его предложения. Его обвиняли в бесчеловечности и безразличии к судьбам миллионов людей. Обзывали.
  - Генерал Макаров! Вы понимаете, что вы предлагаете?!
  - А вы понимаете, ЧТО предлагаете? Своим бездействием вы лишь множите силы врага. Отправлять в пятимиллионный клубок хоть сколько-нибудь большие отряды - это самоубийство. Да, сейчас там еще не все заражены Паразитом. Но мы не успеем. Просто взгляните на цифры и динамику.
  - Но...
  - Я понимаю, что вы чувствуете, господа, - твердо перебил он кого-то. - Каждый проходит пять определенных стадий, когда нужно принять неизбежное. Отрицание, гнев, торг, депрессия и наконец - принятие. Давайте начинать мыслить трезво, выходить из депрессии и принимать необходимые решения.
  - Я не готов отдать такой приказ.
  - И я.
  - Я тоже.
  Голоса слились в общий гул. Макаров внутренне усмехнулся. К чему-то подобному он и готовился. Пусть так. Пусть этот груз лежит на нем. Главное сделать все, чтобы человечество выжило. Руководители такого уровня вынуждены принимать такие решения, жертвовать малым, чтобы большинство жило. Он вздохнул. Вывел на середину стола изображение оперативного центра.
  - Оперативному управлению. Генерал Макаров. Код операции - ЛЧЯ00023-Р. Запуск ядерных ракет по резервации разрешаю.
  После того дня друзей у него практически не осталось. Их и так было немного, а после такого... Но с тех пор Совет и переложил ответственность за подобные решения на него. Вначале ему казалось, что они не понимают главного - ответственность лежит на всех. Если они согласны, но не могут отдать приказ, а он может - всё равно ответственны все. Только кто-то соглашается, а кто-то приказывает. Молчание и бездействие являются прямой поддержкой тех, кто что-то делает. Всегда так было. Если хочешь что-то изменить - действуй! Не действуешь, значит история будет писаться без тебя. Позже он пришел к выводу, что Совет всё прекрасно понимает. Они не хотят отдавать приказ. И не хотят признаваться себе, что всё же причастны к, пусть и вынужденному, но все же убийству миллионов людей. И это в ситуации, когда каждая человеческая жизнь на счету!
  Он ослабил ворот рубашки. Так или иначе вряд ли для членов Совета будет возможна нормальная жизнь после того, как все закончится. Вернуться к обычной счастливой жизни после таких решений... В общем, пусть сперва кончится этот период в истории человечества, а затем закончится и их роль во всем этом. Но до тех пор, пока Паразит жив, нужно делать все необходимое для выживания рода людского. Даже то, что остальные не могут или считают неприемлемым. Усмехнулся, подумав, что так лишь успокаивает и оправдывает себя, но быстро прогнал мысль, вернулся к размышлениям о природе связи Кристофера и Паразита.
  Генерал попробовал представить себя на месте Иванова. Штатские, ученые, исследователи-энтузиасты, которые вряд ли сталкивались со смертью в столь ужасающих формах. Погибают один за другим на исследовательском судне от рук... Мда. От щупалец? В общем, от действий неведомой твари, которую они на беду (свою и человечества) подняли с большой глубины. Плавал и плавал там себе спокойно Паразит, нет же - оказался на поверхности. Там, на глубине, он жил относительно небольшим организмом, а с учетом гораздо меньшего давления на поверхности увеличился в размерах пятикратно. Интересно, но ничего необычного в этом нет. Такие особенности некоторых организмов та же группа Дженингса описала в избытке, благодаря своим экспедициям. Да и не первый это глубоководный организм, поднятый на поверхность. Так почему именно этот начал атаку на человечество?
  Они часто вели разговоры с Бергемом на эту тему. До того, как ему пришлось отдать приказ об уничтожении его исследовательского центра. После этого ни у него, ни у Бергема не находилось причин встретиться и поговорить. Ученый долгое время оставался одним из немногих его друзей. А после первой разрушенной ядерными зарядами резервации - единственный. Владислав испытывал чувство вины перед светилом научной мысли. Хотя и понимал что это глупо, но ничего с собой поделать не мог. Причины Бергема ему доподлинно неизвестны, но он догадывался о них и понимал его чувства.
  - Александер, что ты думаешь о происхождении Паразита? - спросил как-то Макаров у Бергема в один из визитов к нему, - Причем, я хочу услышать твое личное мнение, а не то которое ты выдаешь за официальную версию.
  - Согласно официальной версии, как ты знаешь, Владислав, Паразит - это природное образование, которое появилось в силу различных случайных мутаций. Вероятность череды таких мутаций составляет миллионные доли процента, но тем не менее, теоретически, это возможно.
  Бергем усмехнулся и продолжил.
  - Согласно моей неофициальной версии, которую мы коротко с тобой уже обсудили, Паразит не нашего мира изобретение. Да, я думаю, что этот организм искусственный. Почему он оказался на глубине и "ждал" поднятия на поверхность? Точно ли ждал - мне пока непонятно. Скорее всего, он какое-то время был заточен во льдах или толще земли, благодаря какому-то катаклизму. Цель его создания, быть может, в переформировании планет для жизни его создателей. И это может означать, что Паразит далеко не самое худшее, что нас ждет. Хотя, быть может мы уже и не увидим его хозяев. Некому будет. Если дальше развивать эту мысль, то становится очевидным, что текущая Земля не пригодна для их жизни. А пригодна та, что станет после смерти человечества и животного мира. Да что уж там - вообще весь глобальный биоценоз будет изменен, когда Паразит... Если он сможет одолеть нас, - Макаров сделал вид, что не заметил оговорки друга. - Для нас это будет мертвая планета, для его хозяев - прекрасное место для жизни.
  - А если рассматривать случайную инвазию с метеоритами или астероидами?
  - Такая версия тоже разрабатывалась в моем центре. Тоже вполне возможно, что где-то существует планета таких вот Паразитов, которые как-то сосуществуют вместе. Но при разрушении их мира (просто предположим), осколок их планеты летит многие миллиарды лет сквозь Вселенную и ударяется о нашу многострадальную Землю, привнеся в нее несвойственный ей вид. Заметь, пока Паразит жил на глубине в тяжелых условиях, мы про него даже не знали. Сколько он там находился? Скорее всего очень долго. У него не было доступа к нам и у нас не было доступа к нему. Очень похоже на то, что условия на его планете (если такая существует или существовала) очень похожи на условия на дне Марианской впадины - темнота, огромное давление, вода или стопроцентная влажность. Хотя при таком давлении это стопроцентно - вода.
  Они посмеялись.
  - Ну, да. А дальше что?
  - А дальше он попадает в условия, в которых никогда не жил. Они оказываются для него весьма благоприятными - большое разнообразие генетического материала и относительная его доступность. Тогда он начинает захватывать себе пространство для жизни. Попутно эволюционируя. Очень быстро эволюционируя, кстати. За счет поглощения и встройки чужеродного генетического материала. Вообще не уверен, что у него есть своя ДНК. Скорее всего она появилась лишь на нашей планете... Мда, отвлекся немного. В общем, в нашей истории есть несколько примеров, когда инвазивные виды, попадая в сильно благоприятные для себя условия, уничтожали целые биоценозы. Взять, например, Кудзу, или - "растение, поглотившее юг". Речь идет о юге американских штатов. Растение, которое не брезговало любой поверхностью для своего роста и развития, завезли с Азии, как хорошо сдерживающее эрозию почвы. Долгое время южане безуспешно боролись с ним. Были и еще растения, которые способствовали даже вымиранию крупных видов - Индийского носорога или Бенгальского тигра.
  Или вот еще один пример - кролики в Австралии. Выпустил фермер двадцать пять кроликов в середине девятнадцатого века на континент, а к концу века многие местные виды и животные оказались на грани вымирания, так как у кроликов не было в Австралии естественных врагов, и они пожрали все, до чего дотянулись их зубы.
  И таких примеров великое множество - кактусы, собаки, рыбы, птицы, змеи, насекомые и так далее. Наш Паразит ведет себя ровно так же, как и эти инвазивные виды. Только в рамках всей планеты, а не отдельного региона или даже континента. У него есть своя программа, которая совсем не совпадает с нашей логикой.
  - А вот эта версия мне нравится больше, чем про инопланетное намеренное вторжение некоего супер-организма со злобными хозяевами, которым чужда наша жизнь, атмосфера и восприятие жизни.
  - Так-то оно так. Но точный ответ мы вряд ли получим. До сих пор поговорить с Паразитом никому не удалось. Кроме, может быть, Кристофера Иванова. Хотя и разговором это нельзя назвать. Взаимодействие, скажем так. И оно было определенного рода. По сути, Крис - это единственный человек, который остался жив после контакта. И может именно этим он и интересен Паразиту. Ведь они провели вместе несколько суток. Их отделяла лишь прозрачная переборка и несколько метров пространства. Страшно представить - темно, ты чудом выжил и в переборку скребется чудовище, у которого весьма определенные планы на счет тебя. Брр!
  - Согласен, приятного мало.
  Полковник вынырнул из воспоминаний, остановился в центре кабинета. И все же - почему Паразит проявляет такой интерес к Кристоферу? Что лежит в основе его действий? Месть? Азарт? Закончить начатое на корабле? Макаров чувствовал, что ответы на эти вопросы могут помочь в победе над Паразитом. Но ответов все нет.
  Итак, курсант Иванов окончил обучение. Кстати, весьма успешно. Макаров лично отдавал приказы закрывать глаза на его нарушения после гибели исследовательского центра. Во-первых, он прекрасно понимал его чувства, а во-вторых, ему интересно посмотреть, как далеко он зайдет. Человек, все-таки, не самый обычный. В итоге полтора месяца депрессии (многовато, конечно) и с отличием сданные экзамены. Уже неплохо. Разведке не помешает такой человек, это точно. Но вот помешают ли Кристоферу старые и новые раны, нанесенные ему Паразитом? Не повторится ли депрессия вновь? Не будет ли мешать Кристоферу их связь с Паразитом в выполнении заданий или убийстве Паразита? Хотя до этого вряд ли дойдет - его, скорее всего, удастся уничтожить дистанционно ядерными зарядами. Остается только найти его логово. Всего-то. Владислав горько усмехнулся.
  При взгляде на схему спутниковых трасс над Землей, он поразился тому, насколько мала их планета, но даже на ней они не могут отыскать и извести чудовище, которое решило уничтожить все то, что ему дорого. И плевать на то, осознанно действует он или нет, особая у него логика или еще какая другая. Плевать! Паразит должен быть уничтожен и это главная задача, пока я жив, пока жив хоть один человек.
  Его отвлекло сообщение, мигавшее на одном из экранов. Он вывел его на центр кабинета.
  - Что за...
  В сообщение указывалось, что Паразитом захвачен монастырский комплекс на островах одного из архипелагов. Он помнил его. Очень давно они отказались переселиться в резервации и твердо решили остаться на большом острове. Шесть с лишним тысяч человек. Фанатики! Где был бог, когда все это началось?! Погибли все. Для Паразита, наверняка, не составило особого труда захватить комплекс. Жаль детей, конечно. Дети - это будущее.
  Он сжал кулаки, так что захрустели костяшки. Опомнился, продолжил чтение. После захвата комплекса появился особый отряд, который действует на стороне врага. Отряд монахов, которые пытают всех, кого поймают. А видео пыток отправляют в резервации. Вот дьявольское отродье! Его передернуло от просмотра еще одного видеофайла, прикрепленного к сообщению.
  Малопонятную запись со спутника, снятую в просветах облаков, дополняла инфракрасная съемка и моделирование. У него зашевелились волосы на затылке, когда он увидел знакомство настоятеля монастыря с Паразитом. В обличье, очень похожем на изображения Иисуса на древних картинах. С ума сойти! Согласно записи, Паразит захватил всех людей на острове, но потом передумал относительно Камиля и нескольких его приближенных. Почему? Он снова вздохнул. Похоже, появилась причина обратиться к Бергему. Ему сильно не хватает его гипотез, с ними хоть какая-то определенность появляется. Он вновь просмотрел фрагмент, когда один из клонов превращается в Иисуса и выходит к Камилю, что-то говорит ему, потом поднимаются еще пятеро, и он уходит, снова превратившись в одного из клонов. Владислав решил отправить запись в аналитический отдел, чтобы они по губам восстановили разговор Камиля и Паразита, а также наложили смоделированный голос на запись.
  Также он отправил всю информацию Бергему под грифом "Совершенно секретно". Подписал, что очень ждет его выхода на связь. Интересно, как быстро откликнется Бергем?
  Александер откликнулся ровно через столько времени, сколько ему потребовалось ознакомиться с материалами. Это значит, быстро.
  - Это феноменально, Владислав! - начал Бергем разговор без приветствий.
  Макаров отметил, что напряженности в поведении старого друга нет, и его это обрадовало.
  - Да, я знал, что тебе понравится, - без намека на веселье ответил генерал. - Привет тебе, старый чертяка!
  - Привет тебе, старый вояка! Давно не виделись.
  - Это точно. Что думаешь на счет Камиля?
  - Я думаю, что Паразит завербовал его. Что-то мне подсказывает, что это первый человек на службе у него. Есть еще прецеденты?
  - Около десятка сумасшедших было, кончено. Но с ними оперативно разобрались наши спецслужбы. И вряд ли они контактировали с Паразитом. Давно дело было. Сейчас таких нет. За этим следим пристально.
  - Ну, вот и я о том же. В здравом уме человек не пойдет на службу к Паразиту. Скорее всего он просто обманул Камиля, побывав у него в мозгах. Увидел там образы, которые есть у всех верующих, и сыграл на этом.
  - Значит ли это?..
  - Значит, значит. Давно думаю, что пора пересмотреть расчет индекса развития Паразита. Он в него уже не укладывается!
  - То есть получается, что он побывал в мозгах Камиля и остальных, не прибегая к разрыву черепной коробки и поглощения мозга?
  - Ну, да, как-то так, - усмехнулся Бергем. - Я бы так не сформулировал, но в целом ты точен.
  - Феноменально!
  - А я о чем говорил? - улыбнулся ученый.
  - Но мне больше неприятно, если честно. Одно дело бороться с клонами, которые уже не люди, а другое - с людьми, которые считают Паразита богом. Ты видел, что они делают с пленными?
  - Да, я ознакомился со всеми материалами. Паразит затрагивает таким образом древние архетипы добра и зла в религиозном и мистическом значении. Одно дело бороться с биологическим организмом, и совсем другое с чем-то, что ты не сможешь объять разумом - с Творцом. Не все, но многие могут поддаться на эти провокации и вести себя неадекватно при встрече с клонами. Поэтому нужно внедрить систему противодействия ментальной атаки Паразита. Монахи много отрядов не поймают, но их сообщения с видео нанесут гораздо больше урона. Их надо уничтожить. Это будет значимой победой человечества и поможет поднять боевой дух.
  - Да, я займусь этим. Спасибо, Александер.
  - Спасибо, что обратился, Владислав.
  ГЛАВА 15
  Прежде, чем приступить к набору своей группы, я решил сперва принять участие в составе уже сформированной команды. Командование отнеслось к этому неодобрительно, но запрещать не стали. Чтобы не было недоразумений, с моим командиром группы мы договорились, что я поступаю в его распоряжение для получения опыта в боевых вылазках, и на время работы в его команде я - обычный рядовой. С Валдисом Вольдау мы быстро поладили, проблем во взаимодействии не было. Он выпустился раньше меня на пару лет. За это время провел более двадцати успешных операций, участвовал в дюжине совместных - то есть у него определенно есть чему поучиться. В первую очередь меня интересовал подбор группы, взаимодействие в реальных боевых условиях и прочее. Одно дело, когда изучаешь лидерство в теории или на практике с одногруппниками, и совсем другое дело, когда взаимодействие происходит в условиях реального боя, и ты отвечаешь за жизни солдат уже по-настоящему.
  Боевые вылазки отличались от учебных лишь ощущением, что задание ты можешь и не пережить. Рефлексы, наработанные в физических тренировках, спаррингах и в зонах виртуальной реальности с имитацией настоящих боев, давали отличные возможности выжить в первом боевом задании.
  Тогда нас перебросили на другую часть земного шара. Мы с другими группами зачищали небольшой городок, расположенный в нескольких сотнях километров от сеульской резервации.
  Благодаря поддержке с воздуха город удалось зачистить за двадцать шесть часов. После третьего здания процесс превратился в рутину. Валдис, заметив мое бесшабашное настроение, предупредил, что это может кончится ошибкой, которая поставит под удар весь отряд. Я тут же подобрался, отругав себя за безрассудность, вспомнил слова Бергема. С того момента тщательно отслеживал свое отношение к заданию и настрой. Уничтожение клонов никак на мне не сказывалось с тех пор. Просто работа, которая требует высокой концентрации и ответственности. После подведения итогов моей первой боевой вылазки и разбора полета выяснилось, что я уничтожил больше всех клонов.
  - Ты для них медом намазан, что ли, Крис? - удивился Валдис, просматривая записи заданий.
  - Что ты имеешь в виду, Вал? - я демонстративно поднял брови.
  - Они перли на тебя из всех щелей. Вот смотри - ближе к этому клону находился Петр, - Валдис выгрузил момент на записи, - но он бросился к тебе.
  - Петр бросился ко мне? Петр, ты это... Давай ты не будешь проявлять ко мне свои чувства на заданиях! Да и вне заданий не надо.
  Отряд зашелся смехом.
  - Отряд! Отставить смех! - приказал командир, но в глазах тоже плясали веселые огоньки. - В общем, будь осторожен - они что-то чувствуют в тебе.
  Я криво усмехнулся:
  - Уж, надеюсь, не родственника.
  Последующие вылазки показали, что клоны и вправду каким-то образом чувствуют мое появление. Правда на расстоянии не более нескольких десятков метров. В свою очередь я ощущал их на достаточно большом расстоянии -до километра. Бывало, что вдруг понимал - где-то неподалеку клоны. И примерно угадывал направление. Чем больше клонов, тем сильнее чувство. Хотя и наличие одного клона чутье также уверенно подсказывало. Огромные скопления клонов - гнезда - поначалу просто сносили с ног. По крайней мере, ощущения были такими. Потом я привык и даже мог примерно сориентировать бойцов о том, что нас ждет. Решил, что нет смысла утаивать способность от отряда, если это может спасти нам жизнь. Сперва отряд не поверил мне, но после, когда я указал на очередное гнездо, и что в нем находится пара копателей - доверие к моим словам повысилось. В том небольшом гнезде действительно оказалось двое копателей, наличие которых не подтверждали разведданные.
  После полугода службы рядовым в отряде Валдиса, я решил, что готов набрать свою команду. Группу решил подбирать очень тщательно. Ведь с этими ребятами мне нужно установить доверительные отношения, предстоит выполнять опасные задания. Сперва решил изучить личные дела свободных бойцов, чтобы собрать команду под себя с общими для всех чертами характера. Но пока воевал рядовым, всех свободных уже распределили по отрядам. И мне оставалось ждать следующего выпуска - еще полгода. Секретарь отдела по персоналу посоветовал обратить внимание на отпускников. Обычно в отпуск отправляют либо всем отрядом, либо командира убили, либо в штрафбате за нарушения дисциплины. Мне подходил второй вариант. Но таких бойцов оказалось немного - я не один такой умный оказался. Поэтому пришлось набирать и с проблемами в дисциплине. В общем, мне осталось то, что осталось.
  Практически сразу после набора группы и утверждения состава, я чудом не провалил первое задание. Наверное, надеялся на заслуги в обучении, боевой опыт. Но бойцам, которые бились с клонами уже много больше меня, мои способности командира еще надо было доказать.
  Мои "двенадцать апостолов", как в дальнейшем стали шутить в отряде. Шутка возникла с подачи бывшего историка-религоведа Якова. Теперь он один из лучших снайперов последних пяти выпусков. Предпочитает одиночные позиции, на сближение с командой практически не идет. Прошлые командиры не смогли убедить работать его в двойках и поэтому были проблемы с дисциплиной. Думаю, проблемы были больше у командиров, чем у Якова - он отлично справлялся и в одиночку, хоть и положено по инструкции работать в парах.
  Сергей - потомственный военный в третьем поколении. Его дед начинал воевать с клонами Твари. Они с отцом продолжили его дело, и весьма успешно - список наград внушал уважение. Его отряд погиб два года назад, с тех пор он зарекся управлять командой и сложил с себя обязанности командира. Считал, что если задерживается в отряде надолго, то у отряда появляются неприятности. Многие командиры ему верили. Я - нет.
  Саид - красавец-араб, специалист подрывного дела. Мастерски управляется с ножами и другим холодным оружием. Смотреть на его тренировки с мечами одно удовольствие. Вынужденно оказался в отпускниках, так как прошлому командиру пришлось не по нраву, что Саид таскает на задания ножи и мечи. Тот считал, что они ему мешают и время рукопашной схватки с врагом (тем более таким) уже давно прошло.
  Ирвин, Иван (да, да - тот самый) и Ираклий - вот такая ирония, все трое оказались здоровенными неграми с отличной воинской подготовкой, недюжинной силой и чувством юмора. За глаза Яков называл их тремя толстяками, по мотивам одной старинной сказки. Выпустились на несколько месяцев раньше меня и уже успели заслужить боевые награды. Не всегда охотно исполняли приказы, поэтому успели уже побывать и в штрафбатах, и в нескольких отрядах.
  Маркус, Тед и Миша - крепкие парни, которые прошли вместе много боевых заданий, элита спецназа, профессионалы своего дела, многостаночники. Вместе с "тремя толстяками" оказались в одном отряде. Остались одни после смерти командира. Часть их отряда разобрали другие. После знакомства многие отказывались брать их в команду.
  Джошуа - среднего роста, обычного телосложения, умеет пользоваться любым стрелковым оружием, придуманным человечеством. Постоянно модернизирует заводские экземпляры. Удачно доработал почти все стрелковое снаряжение отряда, за что ему несказанно благодарны парни и не благодарен штабной оружейник - Кей. У них с Джошуа тихое противостояние. Зато в отряде радовались изменениям, которые повышали и без того отменные кучность, точность, ударную силу и прочие характеристики. Независимо от того, кто их сделал. Скучал в прошлых отрядах, когда ему не давали заниматься любимым делом.
  Пабло - ещё один здоровяк с рыжими волосами, обожающий тяжёлое оружие и жвачку. Добродушнее человека мне не приходилось встречать ни в прошлой жизни, ни в этой. Он даже клонов расстреливал с безмятежной улыбкой, насвистывая под нос какую-то задорную мелодию в стиле кантри. Выпустился одновременно со мной, но в другом потоке. Решил, что командира будет выбирать сам, и отказывался, если происходило по-другому. Успел посидеть в штрафбате за свою несговорчивость, но это его не расстроило. Участвовал в зачистках после заданий основных групп.
  Все ребята - профессионалы в своем деле и с общевойсковой наукой знакомы не понаслышке. Перед знакомством немного нервничал. Каждому поступил приказ и сообщение, что теперь они числятся в моем разведывательном отряде. Собрались мы на поверхности. Моя идея. Думал, свежий воздух будет способствовать знакомству.
  Но все оказалось не так просто. Началось с того, что меня перехватил начальник разведывательной службы.
  - Кристофер! Задержитесь немного.
  - Майор Востряк, - отдал я честь. - Что за дело? У меня сейчас встреча с отрядом.
  - Решили знакомиться со всеми сразу? - протянул он руку. - Рискованно, зато быстро, да. Рискованно, зато быстро, и может получиться заслужить уважение сразу всех. Они будут испытывать вас на прочность, будьте к этому готовы. Не давайте им понять, что вы испугались.
  - Да, спасибо за совет. Учту.
  - Задержитесь, заодно сразу обсудите задание с отрядом.
  - У меня уже появилось задание? Тогда я весь внимание.
  - Думаю это будет стимулом и для вас, и для них, - он внимательно посмотрел на меня, продолжил. - Наши передовые отряды рассказывают о новом типе клонов. Хотя и не совсем понятно - клон это или человек. Но они точно воюют по ту сторону баррикад.
  С его браслета засветилось изображение монахов, идущих с крестами, средневековым и современным оружием. Звук, передаваемый только в наши приемники, донес распевный речитатив.
  - Это молитва? Латынь?
  - Да. Это новое формирование Паразита, призвано устрашать верующих в резервациях и среди солдат. Хотя таких все меньше в последнее время, все равно влияние они оказывают значительное.
  - Их пробовали уничтожить?
  - Да. Пробовала авиация. Специальные отряды пытались вступить в рукопашную, потому что на расстоянии они практически неуязвимы. Авиация улетела ни с чем, два спецотряда понесли тяжелые потери. Создается впечатление, что они бессмертные. После попадания ракет, остаются только воронки, а сами они мистическим образом появляются в другом месте, недалеко от удара. Пули их не берут. В момент контакта с людьми они призывают отречься от человечества и вступить в царство божие, которое пытается сотворить Паразит. Иначе люди пострадают за грехи свои, как при Потопе. А потом кромсают солдат мечами или берут их в плен. Выжившие после контакта с отрядом монахов, или результатами их пыток, либо сошли с ума, либо стали верующими, либо погибли. В любом случае, они уже не боеспособны.
  Это что-то новенькое. Такого Тварь еще не делала. Значит она меняет подходы для достижения своей цели.
  - Военные специалисты в одночасье поверили в Бога или сошли с ума?
  - Понимаю ваше недоверие, Кристофер. Просто посмотрите, что они делают с пленными, запись чего отправляют по шифрованным каналам в резервации и боевые подразделения. Не спрашивайте меня, как это у них получается. Мы еще работаем над этим.
  Он сдвинул запись, включил следующую. После ее просмотра меня чуть не вывернуло на изнанку. Заныло где-то внизу живота. Самое "безобидное", что они делали с несчастными сперва - распятия, оскопление, прижигания - не шло ни в какое сравнение с тем, что они делали после. И все это сопровождалось церковными молебнами и восхвалением "господа нашего". Они Тварь считали богом! Что стало с мозгами у этих ребят?
  Взглянув на меня, Востряк свернул видео.
  - Если хотите - отправлю вам записи для более детального ознакомления.
  - Да, спасибо, - выдохнул я с облегчением, - не хочу, но отправляйте. Где их видели в последний раз?
  - Всю информацию отправлю вам вместе с записями. Задачей вашего отряда будет сбор дополнительной информации о монахах. А также остаться в живых. В открытую конфронтацию не вступать, в плен не сдаваться. Слишком многих мы потеряли из-за них. Только после изучения будем думать над их устранением.
  - Я понял, майор. Еще один вопрос. Их видели не только около традиционно христианских регионов, но и в прошлом мусульманских, буддистских и других. Что они там делали?
  - Бог-то один, - усмехнулся майор.
  - Это ваше мнение?
  - Не только, об этом говорят сами монахи. Я перешлю вам записи их действий в этих регионах.
  Он спросил еще о моем чутье. Я не стал отрицать его наличие. Сошлись на том, что оно может помочь в выполнении задания. Тем более, что и группа подобралась очень опытная. После разговора поблагодарил его, поспешил к парням.
  В общем, на встречу я опоздал. Встретили меня выжидающим молчанием. Я поздоровался нарочито бодро. Кто-то смотрит заинтересованно, кто-то равнодушно. Лишь Иван встретил меня, как старого знакомого. За что решил убить его на месте за слишком длинный язык.
  - Кристофер! Как я рад тебя видеть! А я думаю, мало ли каких "кристоферов" бывает, а это, все-таки, ты! Я рад тебя видеть!
  Знакомый человек в отряде поможет наладить контакт с остальными.
  - Ну скажи, теперь мы еще какую-нибудь тварь откопаем! Нас теперь тринадцать, а не как тогда. Отличное число! - он хохотнул. - А потом прибьем ее, и нам дадут большую награду, чтобы...
  - Иван!
  Его длинный язык мог навсегда испортить мне репутацию.
  - А? Что? Да я ничего такого...
  Я внутренне напрягся, на лбу выступила испарина. Приготовился к расспросам о своем прошлом, но они не последовали. Перевожу дыхание, окидываю взглядом отряд.
  - Давайте знакомиться, парни. Кристофер Иванов - ваш командир. Закончил с отличием подготовку в академии, участвовал в девяти успешных боевых заданиях. Из особенностей - имею чутье на клонов Твари... Паразита.
  - Ха! Да у нас тут каждый имеет чутье на твоих "клонотварей"! - Миша презрительно сплюнул себе под ноги.
  - Не понял?
  - Да ты еще и непонятливый! А еще говоришь, закончил обучение с отличием! Чему вас там только учили?! - говоривший явно подначивал меня на конфликт. В его глазах видно презрение и желание самоутвердиться за счет командира-новичка.
  В отряде замелькали ухмылки. Я ощутил, что контроль над ситуацией выскальзывает из рук, словно скользкая рыбина. Другого сравнения не подобрал, но представил, что ощущения схожие.
  Рядовой, видимо ради того, чтобы проверить меня на прочность, решил забыть, что он заканчивал ту же академию только на пару лет раньше.
  - Рядовой Миша Райтер! Обращайтесь к своему командиру по форме! И раз уж вам есть, что сказать, то сперва спросите разрешение открыть рот!
  - Я тебя командиром не выбирал! Вот мой командир был, светлая ему память, таким, что ему хотелось подчиняться, идти в бой и выполнять приказы. А ты - курсантская недоучка. У меня боевого опыта в разы больше, чем у тебя! Почему я должен слушать твои приказы?
  - Потому что, если бы не я, ты до сих пор находился в дисциплинарном батальоне! Скажи спасибо...
  - Да засунь ты в задницу свое спасибо!
  - Разворачивайся!
  Мгновенно сократил расстояние до рядового. Напрягся. Кулаки непроизвольно сжались, на лице набухли желваки. Глазами впился в наглеца. Краем глаза заметил, что отряд, в большинстве, на стороне Миши. Но такого отпора явно не ожидали. Я же изо всех сил сдерживал рвущийся наружу адреналин. Миша не двигался, насмешливо глядя мне в глаза. Он словно просил ударить его первым, чтобы дать повод ответить. Начать конфликт самому ему не давало осознание, что совсем недавно он вышел из дисциплинарного батальона. Любой проступок или конфликт, начатый им, автоматически возвращал его обратно с ужесточением наказания.
  - Ладно, парни! Пошутили и хватит. Мне понравились ваши панчи , ребята. Серьезно. Но нам предстоит вместе работать, поэтому давайте жить и воевать дружно! - Иван широко улыбнулся, похлопал нас по спинам.
  Мы продолжали буравить друг друга глазами. Миша первый отвел взгляд.
  - Да, шеф, ты - босс, кэп! Извини, зарвался!
  Напряжение медленно покидало отряд. Перевел дыхание. Отступил. Поздравил их с зачислением в новую команду. Кратко рассказал про основное задание, которое нам выдал майор Востряк. Услышал заинтересованные предложения. Внутренне обрадовался, что выбрал верную тактику знакомства. Ведь, что нужно большим профессионалам своего дела? Правильно - сложные и новые задачи.
  Кратко обсудили детали задания. Объяснил, что наша основная работа - это монахи. Пока будем их искать, будем выполнять стандартную работу разведотрядов - поиск гнезд и Паразита. По возможности будем уничтожать боевую силу противника.
  Так работали все разведотряды - основное задание и текущая работа. Время прямых конфронтаций, когда с нашей стороны тысячи бойцов, а с вражеской сотни тысяч - прошло. Все чаще и мы, и Она выбирали тактику точечных ударов, разведку боем малыми силами. Время на Ее стороне, поэтому Она не торопилась. А вот нам нужно спешить - биосфера стремительно разрушалась.
  Тварь перестала собирать большие армии и начала тщательнее укрывать свои гнезда. Согласно прошлым данным разведки, человечеству оказались известны местоположения нескольких крупных гнезд. ОСС планировало нанести массированный удар одновременно по всем известным гнездам. Но перед началом операции они оказались покинутыми. Лишь несколько сотен клонов имитировали обычную деятельность таких гнезд. Поэтому почти все роты, батальоны и дивизии оказались переформированы в разведотряды. Исключая оборонные гарнизоны резерваций.
  Снова увидел зажегшиеся глаза, когда намекнул, что вооружение у нас будет особое. Ведь задание предполагает и подготовку соответствующую. В процессе общения понял, что относиться ко мне серьезно практически никто из отряда не собирается. Часто перебивали, вставляли свои мысли, оспаривали мои заключения. Всячески старался не подавать вид, что меня это задевает и безуспешно искал способы переломить ситуацию.
  - Ладно, парни, сегодня день нерабочий. Жду вас завтра на базе - будем прорабатывать детали задания.
  Попрощался за руку со всеми. Рукопожатие Миши было чуть дольше остальных, с нагловатой улыбкой. Я сумрачно проводил его взглядом. И только когда все разошлись, позволил себе расслабиться.
  По пути домой меня еще некоторое время бросало в дрожь. Мелькали мысли разогнать отряд и дожидаться рядовым нового выпуска еще полгода. Потом набрать спокойных ребят-новичков, которые в рот будут заглядывать, подчиняться беспрекословно. Но, успокоившись, прогнал прочь малодушные мысли. Опытнее этих ребят мне не найти, а сложности с дисциплиной и взаимодействием решим по ходу работы.
  ГЛАВА 16
  На удивление ночью спал спокойно. Утро встретил свежим, отдохнувшим, с полной решимостью стать командиром для этих ребят не на бумаге, а на деле. Клона я не почувствовал, видимо командование уже протестировало на нем новое вооружение. Позвонил Бергему, отчитался об изменении ощущения. Он подтвердил мою догадку.
  Сбор провели в штабе, после получения обмундирования и вооружения.
  - Командир! А где наши особые пушки? - вдруг спросил Джошуа.
  Головы всего отряда развернулись в мою сторону. Двенадцать пар глаз ждали ответа.
  - Если я сказал, что вооружение будет - значит оно будет. В следующий раз, старшина, извольте обращаться по форме, когда мы находимся на базе.
  - Есть, капитан Иванов! Так точно, обращаться по форме! Разрешите продолжить сборы?
  - Разрешаю.
  Сколько еще они будут пробовать меня на зуб? Живя по одному уставу, доверие не выработать, это я понимал прекрасно. Но что сделать для изменения ситуации, пока не знал.
  - Итак, парни, - начал, когда все закончили со своей экипировкой, - как вы уже знаете, наша основная задача - поиск нового образования, кхм... Паразита - монахов. Все остальные отряды оповещены, что это наша задача, а значит они будут информировать нас о любых слухах, связанных с появлением монахов. Также и мы будем постоянно сдавать всю информацию, полученную в ходе выполнения заданий. Таким образом, у нас получается единая эффективная информационная сеть. Специальный алгоритм выделяет ту информацию, которая нужна будет именно нам. Попутно мы уничтожаем живую силу противника. По возможности. Безрассудному геройству не место в нашем отряде. Если вы умрете, не выполнив задание, награды вы не получите, а человечество потеряет боевую единицу. Главное минимизировать риски для человечества, повышая шансы на победу. Чем больше нас остается в живых, тем лучше для всех. Думаю, с этим разобрались?
  Ответом мне было согласное молчание, кто-то кивнул, кто-то закатил глаза к потолку.
  - Тогда продолжим, - сделал вид, что не заметил скучающих. - Наша первая точка откуда мы начнем поиски монахов - здесь, - я ткнул указателем в изображение небольшого архипелага островов в Атлантическом океане. - Здесь раньше располагалась неправительственная резервация, на базе старого храмового комплекса. Недоступность архипелага с суши, рифы вокруг островов, удаленность от основных магистральных путей, долгое время позволяли храмовой резервации быть в относительной безопасности.
  Проверил - все внимательно слушали. Вот и отлично.
  - За все время противостояния с Паразитом, - продолжил я, почти не запнувшись, - на самый большой остров стянулись более шестнадцати тысяч верующих беженцев. Нынешний настоятель храма - отец Камиль - прожил всю жизнь в этом монастыре. Принял управление после смерти предыдущего настоятеля. Это произошло примерно сорок-пятьдесят лет назад. Точных данных нет из-за закрытости острова и отсутствия частых контактов с жителями. Более полувека назад ОСС предлагал предыдущему настоятелю перебраться в одну из резерваций вместе с его паствой. На что получили ответ - дословно: "Господь любит своих детей. Кто уповает на него, тот войдет с ним в царствие небесное". Такое же предложение сделали и отцу Камилю спустя двадцать лет, после смерти предыдущего настоятеля. Как вы понимаете, ответ был таким же.
  - Вот и науповались! - хохотнул Ирвин, толкнув в бок Джошуа.
  На него шикнули с разных сторон. Кто-то громко зашептал:
  - Не мешай. Видишь, как интересно рассказывает. Сразу видно, недавно академию закончил. Это у тебя уже дурь засела в мозгах окончательно. А у него - еще нет. Так что - слушай умного человека, авось сам умным станешь. Ты-то разведку чай не заканчивал. Поэтому...
  - Рядовой Райтер!
  - Есть заткнуться и слушать!
  - Исполняйте!
  Миша усиленно закивал. Парни еле сдерживали улыбки.
  - Парни, вы, конечно, можете и не слушать. Ржать себе потихонечку, но контекст очень важная вещь во время анализа задания и выработки стратегического плана по его выполнению.
  - Эк загнул! Я бы так не смог!
  Отряд взорвался смехом.
  - Рядовой!
  - Есть упасть, отжаться!
  Миша сорвался со стула, принял упор лежа.
  Я понимал, что проверка еще не закончена и от моего поведения будет зависеть отношение ко мне в будущем. Позволил себе немного расслабиться.
  - Тебе посчитать?
  - Считайте, капитан! - с готовностью отозвался возмутитель спокойствия.
  - Один. Два. Три. Четыре. Пять. Пять. Пять...
  - Кэп, а в школе ты тоже только до пятого класса учился? - спросил Миша, добросовестно выполняя упражнение.
  В отряде вновь замелькали ухмылки. Кто-то откровенно улыбался, поддерживая Мишу. Когда смешки понемногу утихли, я продолжил:
  - Будешь отжиматься пока идет летучка. Хоть так тебя занять.
  - Ну рот-то у меня останется свободным! Можно я буду вслух считать?
  - Ребята, мне нужен кляп для этого клоуна! - я посмотрел на отряд, ожидая поддержки.
  - Капитан Иванов, представьте ситуацию, если к нам снова зайдет кто-то из офицеров - что они подумают? - спросил кто-то.
  - А что они могут подумать?
  - Ну, что у вас какие-то странные наказания. С наклонностями...
  Отряд снова заржал.
  Райтер едва поднялся на четвереньки, как не удержался и рухнул на пол, заходясь в истеричном смехе. Просмеявшись несколько минут, вернул парней к теме. Разрешил Райтеру занять свое место.
  - В общем, сейчас остров занят клонами. Согласно данным космической съемки - это новое гнездо. Монахи могут быть там, что вряд ли, но начнем поиски оттуда, - снова ткнул указателем в точку на голографической карте.
  Отпустил заканчивать приготовления, и через полчаса мы собрались на аэродроме. Стратолет за десять минут добросил нас до точки высадки нашего первого задания - монастырского комплекса. Пришлось потерпеть двойные перегрузки, зато долетели быстро.
  На месте я снова понял, что пока еще не командир для них. Формально - да. Но на самом деле почти все считали себя более достойными на эту должность. Некоторые решили, что лучше знают, как воевать с клонами. Нет, приказы, конечно же, исполнялись, но с обсуждением и нехотя. Как только я переставал наблюдать за ними, они делали по-своему. Так продолжалось до тех пор, пока я не покинул свою точку и, как гепард на транквилизаторах, понесся к самой дальней двойке, которая проводила наблюдение за клубком в чахлой рощице перед женской частью монастыря. Я вызывал их по рации, но тщетно - они отключили ее. Эти парни решили померяться членами со всей командой и со мной, в частности.
  Клубок выглядел небольшим. Но таил в себе большую угрозу. Это понимал только я. Да и то понял далеко не сразу. Иначе не отправил бы туда только "двойку". Да вообще никого бы не отправил! Там и всему отряду не справиться, нас нас спасло чудо. Тварь вывела новый вид клонов, на основе небольших животных - кошек, собак, обезьян и так далее. Это не просто клоны, а уже совершенно новые организмы. Они сливались с деревьями, камнями, листвой, землей. Ловко имитировали любую поверхность, с которой соприкасались. О нашем появлении знали задолго до того, как мы приблизились к клубку. Я не разобрал, что там, так как по роще бродило около сотни клонов. Они и забивали мое чутье "помехами". Но оставалось и еще кое-что пострашнее сливающихся с пространством клонов.
  Когда осознал, что нас давно заметили и при этом в самом клубке все спокойно, сердце сжалось от страха. Обычно клоны атакуют сразу же, как только увидят человека. Им нужно больше биологического материала, поэтому их программа и действия всегда стандартные. Здесь же все по-другому. Значит Тварь задумала что-то особое. В тот момент мы впервые столкнулись с мимикрией клонов.
   Делая вид, что я не заметил присутствие нескольких десятков небольших особей вокруг, как можно спокойнее принялся вызывать по рации свой отряд. Откликнулись все, кроме первой двойки, что залегла ближе всех к клубку. Точнее они отключились, услышав мой приказ вернуться в точку сбора как можно быстрее, стараясь не привлекать внимание. Но все видели, что клубок вполне по зубам нашему отряду. Накрыть его не составит большого труда, думали они.
  Конечно, все были недовольны отменой наступления. Ведь клубок небольшой, вокруг тихо. Да даже половиной отряда можно выжечь к чертям это место и уйти невредимыми. Прямо представил, как некоторые члены отряда решили, что я смалодушничал на своем первом задании в качестве командира. Внутри все похолодело, когда почувствовал, что в земле появилось нечто большое. Точнее оно было там и раньше, только теперь медленно отделялось от основного клубка и под землей двинулось в нашу сторону. Точные размеры определить не смог, но они впечатляли. Внезапно понял, что на самом деле клубок еще меньше, чем казался. Основную его массу составляла огромная особь, свободно передвигающаяся под землей.
  Я побежал. Еще никогда в жизни я не бегал так быстро. Как только сорвался с места, показалось, что окружающее пространство рванулось за мной. Мимикрирующие клоны бросились в погоню, отрезая меня от отряда и двойки. Им так проще удавить нас.
  Пока еле видимая тропинка неохотно неслась навстречу, лихорадочно соображал что делать. С юга ползет червь, с востока за мной гонится орда мелких особей, не издавая ни звука. На остальных направлениях - двойки, и те места еще свободны, но нужно сперва добраться до Маркуса и Миши на юго-востоке.
  - Парни!!! Вашу мать! бегите оттуда!
  Я почти физически ощущал, как большой червь ползет в направлении первой двойки, которая находится ближе остальных к клубку. Но они ничего не чувствовали и продолжали наблюдения. Они услышали меня за несколько десятков метров. Недоуменно уставились на меня, потом выражение лиц сменилось презрительным раздражением. Еще бы, ведь я раскрыл их позицию.
  Пока бежал, вызвал поддержку с воздуха. Пусть операция перестала быть разведывательной, зато живы останемся. Надеялся я.
   Добежав до них, не прекращая материться, пинками согнал их с точки. В двух словах объяснил, что если сейчас же не уберемся, все погибнут. Наверное, моя злость и целеустремленность заставили их усомниться в своей правоте. Нехотя последовали приказу, побежали к точке сбора. Но как только увидели, что за нами гонится лавина мелких особей, наддали чуть быстрее. Через пару мгновений окружающее пространство взорвалось комьями земли и ужасающей какофонией звуков. В пятидесяти метрах позади, зияла большая дыра, из которой сегмент за сегментом появлялся большой червь. В его пасти свободно поместилась бы пара человек. Сперва мне показалось что мы наткнулись на саму Тварь, но потом понял, что это не она. Не знаю как. В тот момент на меня нахлынули старые воспоминания. Ноги стали ватными. Но уже через секунду совладал с собой, начал выкрикивать приказы по рации, чтобы остальные прикрыли наше бегство огнем по червю и мелкоте.
  Парни вновь обернулись, сжали челюсти, еще быстрее заработали ногами. Я думал, бежать быстрее уже невозможно, но у нас получилось. Впереди появились боевые вертолеты. Еще не успев добежать до остальных, над нами пролетели ракеты, а через несколько секунд пролился огненный дождь. Земля подпрыгнула на встречу, вертолеты пронеслись над нами. Шипение горящих клонов, взрывающиеся снаряды, непрекращающийся стрекот пулеметов, визг плазмометов, свистящие осколки - вакханалия смерти длилась около десяти минут. Гораздо раньше мы добежали до точки сбора, начали отстреливать особо ретивых клонов, спешащих добраться до нас. Червь долго сопротивлялся, пытался перехватывать ракеты, резво прятался в укрытиях и под землей от огня. Клоны взбирались на гибкий хвост и отправлялись в полет к вертолетам, как с катапульты. Мы впервые видели такую тактику боя. Большую часть клонов изрубило винтами или они сгорели в жаре двигателей, но парочка плотно прицепилась к вертолетам. Отдал приказ нашим снайперам - Джошуа и Якову - снять клонов с летающей брони. Наши пули ей не повредят.
  Оставил их двоих на небольшой скале. Остальных подобрал один из вертолетов, и мы продолжили помогать дополнительным огнем сверху.
  Потом все стихло. Выжженная земля, деревья, словно сгоревшие спички, на месте бывшей рощицы, едкая вонь гнили и отхожего места, догорающие останки червя и разрушенные стены монастыря, так как оттуда рванули к нам пара сотен клонов, когда все началось. Там мы уже ничего не найдем.
  Впоследствии оказалось, что такие черви появились в каждом клубке. Тварь подстраховывалась. Червь являлся и защитником, и не давал понять где находится сама Тварь. Она поняла, что я могу почувствовать ее. Сколько же "материала" ушло на такого червя...
  Обернулся к парням. Все стояли с вытянутыми лицами. Понял, что в этот момент доверие ко мне повысилось. Не стал ничего разыгрывать, орать на них, грозить трибуналом и прочим. Для этих двоих это грозило военной тюрьмой. Мысленно же продумывал, как буду представлять отчет и результаты операции, упуская этот инцидент.
  - Кэп... - начал Миша.
  - Возвращаемся, - буркнул я.
  Всю дорогу молчали. Потом парни рассказывали, как несколько дней провели на иголках, ожидая конвоя на суд.
  - Да именно так все и было. Понимаю, что звучит неправдоподобно, но очень часто операции разведки выглядят именно так. И именно благодаря им, мы получаем столь ценную информацию.
  Я бесстрашно смотрел в глаза старшему офицеру из особого отдела по контролю. Не смотря на детальный доклад и разбор видео (только то, что включено мной в итоговую версию доклада), сначала мне не поверили. Еще бы, ведь я действовал слишком рискованно, согласно докладу, конечно же. Определил, что Тварь находится в этом клубке. Выманил ее на поверхность и с помощью авиации уничтожил. То, что по итогу это оказалась не Тварь - не страшно, в любом случае так поступил бы каждый командир. Зато получили ценную информацию о новых видах клонов.
  Благодаря этой операции наш отряд сплотился. После задания, на тренировках Миша и Маркус решили реабилитироваться, предложив новую тактику по командному взаимодействию, предугадывая действия друг друга. Это помогло быстро оценивать обстановку, даже не запрашивая отчета.
  В дальнейшем, во всех последующих разведывательных вылазках, мы неизменно возвращались в полном составе с ценными сведениями. Монахи пока ускользали от нас, появляясь в разных частях планеты без какого-либо порядка. Там, где им не удавалось посеять панику церковной ересью, сеяли ее с помощью своей неуязвимости, подрывая моральный дух отрядов и защитных гарнизонов. Шутка ли - пропустить ракету сквозь себя и распять раненных без кожи на крестовинах.
  Доверие парней ко мне росло с каждым заданием. На многие из них я вызывался добровольцем. Если мне и отказывали, то только чтобы подобрать специальное задание, с которым мало кто справится. Благодаря нам объединенное человечество получило образцы тканей червя, видеозаписи наблюдений взаимодействия новых видов клонов и уточнило их классификацию.
  Одним из таких открытий, который потряс всех, оказались саблерукие, как мы их назвали. Это причудливый синтез живой материи и стали. Саблерукие представляли собой обычных клонов с лезвиями на концах конечностей. Что там за сталь - непонятно, но они с легкостью могли перерубить винтовку и здорово попортить броню на танках и вертолетах, если им предоставлялась такая возможность.
  По жестокой иронии, впервые с саблеруким столкнулся Саид. Этот клон напал на наш отряд в джунглях, перерубил винтовку Саида, спрыгнув откуда-то сверху прямо перед ним. Тут же последовал удар в живот нижней конечностью, и Саид отлетел на несколько метров назад. Когда все поняли, что произошло, сталь их клинков сверкала непрерывными молниями. Но мы не успели оценить всю красоту танца с мечами и помочь Саиду, потому как поспешили отбить атаку клонов, появившихся разом отовсюду. Когда все кончилось, я поспешил к Саиду. Он сидел рядом с клоном, тяжело дышал и протирал свой меч о траву.
  - Ты как?
  - Нормально. Живучий гад попался, - выдохнул он.
  - Ребра целые?
  - Да хрен с ними... - потер он ушибленное место и добавил, - что сделается.
  Благодаря нашим успехам нам стали поручать захваты живой силы противника. Изучением занимались все резервации, но особенно благодарил Бергем. Гипотеза подтвердилась - тогда в исследовательский центр попала, все-таки, Тварь. Любые другие особи не показывали и половины сопротивляемости, что показал тот "клон". И уж тем более никто не смог повторить трюк с зеркальным коконом. Подумать только! Цивилизация была в шаге от спасения. Бергем до сих пор не может простить себе такой промах. Он сильно сдал после смерти резервации и Джилл. Постарел и осунулся. Продолжал считать, что это его вина. Но в последнее время у него вновь появился блеск в глазах. Что-то зажгло его в нем.
  ГЛАВА 17
  Камиль проснулся от легкого шороха. Сигнальная система божественной мантии чутко следила за его покоем и предупреждала обо всем, что происходит вокруг. Это кто-то из его подвижников пошевелился. Он полежал с открытыми глазами, глядя в темное небо. Параллельно сенсоры божественного покрытия рассказывали ему о ситуации вокруг. Рассвет только начинался. Опасности поблизости нет. Да он и не боялся. Любому разведотряду нужно сильно постараться, чтобы найти их в этой расщелине. А животных здесь нет давно. Все остальное его не волновало. Легко вскочил с земли, потянулся. В который раз, но уже с гораздо меньшим удивлением, ощутил мощь, переполнявшую его. Так хорошо он не чувствовал себя даже лет в тридцать.
  Сигнальные системы подвижников уловили его движение и пробудили своих хозяев. Утро выдалось морозным. По внутренним ощущениям - около минус двадцати, но здешняя голая земля давно не знала снега. Теперь практически любая погода стала для них комфортной.
  Камиль улыбнулся. Он автоматически считал счастливые дни его новой жизни - с тех пор, как возглавил армию божию. Сорок восемь. А столько уже сделано. Их крестовые походы только начались, как Господь его уже похвалил.
  - Ты сам знаешь истинный путь, сын мой, - как обычно голос его бога звучал в голове.
  Он всегда пребывал в блаженном настроении, когда Творец общался с ним. Так было и в тот раз.
  - Да, Боже. Пройдя долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что ты со мной. Благодарю тебя, Господи, за право быть твоей десницей и направлять людей, рабов твоих, на путь истинный.
  - Рабов моих... - вторил ему голос в голове.
  - Показать им что в царствие твоем не будет войн, а будет только райский сад и гармония. Нужно только покаяться и принять тебя, господа нашего. Принять всем сердцем, душою и телом. Отдаться полностью твоей власти, тогда обретут они спасение с именем твоим на устах.
  - Да, сын мой, именно так - с именем моим и в царствии моем. Ты успешно нес слово мое к резервациям. Сейчас же хочу, чтобы ты продолжил свой путь, но обратил взор на недавнее формирование вероотступников - их разведывательные отряды, которые разрушают с особым тщанием и рвением все то, к чему мы стремимся. Надо усмирить их рвение. Обрати в истинную веру столько отрядов, сколько сможешь. А необратимых - верни в царство мое принудительно. Смертью да очистятся они и прощены будут.
  - Ты милостив, Господи. Зная это, мы с радостью будем исполнять волю твою, так как все всё равно попадут в рай. Это ли не пример всепрощения!
  - А видео очищения нужно транслировать в их резервации. Чтобы одумались не только отряды, но и остальные. Не всех же подвергать очищению. Мы должны дать людям шанс одуматься. Позже я покажу как отправлять записи в резервации.
  Сперва пытки показались не только его подвижникам, но и ему самому дьявольским действом. Но верно рассудив, монахи пришли к всеобщему мнению, что всё в этом мире от Бога, в том числе и Дьявол. А если есть его проявления, значит они нужны Богу. Получив подтверждение своих мыслей от самого Творца, и обсудив это с разных сторон, они успокоились и пытали пленных с особым рвением. Ведь только через страдания и искупление вины отступнику веры мог дароваться вход в царствие божие. Это лучше, чем вечность вариться в аду. С тех пор они старались захватить бойцов живыми. Ибо через боль познают они Бога в себе.
  Он посмотрел на своих подвижников. Благодаря мантиям им даже не нужно разговаривать. Поэтому Монти не пришлось нарушать свой обет молчания - они на связи друг с другом мысленно на любом расстоянии.
  Ракита долгое время пребывал в блаженном экстазе от того, что видел Бога и владеет божественной вещью - мантией. Сперва Камиль подумал, что зря взял с собой Ракиту, но когда парень успокоился, пользы от него стало больше.
  Рогдай всегда оставался верным другом Камиля, поэтому сомнений о нем даже не было. Отличный мечник, кузнец, крепкий муж и страстный защитник веры. Благодаря ему у остальных появились мечи, подогнанные по руке, да и сталь особая. В крепкой руке их клинки могли перерубить стандартное оружие вероотступников. А руки у них у всех сейчас крепки. Мантия позволяла без устали носить тяжелые вещи, или очень долгое время быть на марше.
  Толстяк Милан флегматично воспринял весть о том, что он теперь в отряде десницы Господа нашего. Если Господь избрал его, значит он сделает все, чтобы оправдать доверие. О большем и говорить не имело смысла. Человек дела. Очень хорошо, что он с нами.
  Ослан - один из первых подвижников, очень стар, но все так же оставался крепок даже без мантии. А с ней и вовсе стал грозным противником. Тоже воспринял спокойно весть об избрании, как будто ждал ее и был готов.
  Их цель - поиск резерваций и устрашение их жителей. Вокруг резерваций постоянно находились боевые подразделения, поэтому они редко уходили с пустыми руками. Уже три резервации воочию узрели, что будет с вероотступниками. А видео об этом они отправили во все резервации этого полушария. Господь показал, как обходить киберзащиту резерваций, благодаря знанию кодов инженеров, разрабатывающих ее.
  - Святой отец! Я тут думал, думал, и у меня возникла мысль, - неугомонный Ракита нагнал его, пошел рядом. - Почему мы отправляем видеозаписи очищения посредством человеческих изобретений? Ведь Господу, - он осенил себя крестным знаменем, - ничего не стоит сделать так, чтобы вообще все увидели процесс очищения и покаялись. Поэтому...
  М-да. Все же зря взял его с собой. Двенадцать лет все же не тот возраст, чтобы воевать. Но с другой стороны, борьба за веру не должна знать границ ни в поле, ни в возрасте. Во время атаки божьей армии (сейчас-то Камиль понимал, что это не атака вовсе, а быстрый способ попасть праведникам в Рай) Ракита постоянно вертелся возле него, подносил стрелы, смолу, помогал делом как мог. В итоге Камилю пришлось защищать его, когда их окружили. Не за себя тогда боялся Камиль, а за людей своих. В том числе и за этого несносного подростка.
  - Прекрати! Нам не дано постичь весь замысел Господа нашего. По моим мыслям, выходит так, что господь старается демонстрировать меньше чудес, потому что с ними поверить легче всего. Этому не будут предшествовать размышления, осознание и покаяние. То есть уверую, когда увижу фокус - это не про истинную веру. Истинная вера не нуждается в доказательствах. Поэтому пользуемся изобретениями человека...
  - А как тогда..., - попробовал перебить его Ракита.
  - С частичкой божественной воли, - с нажимом закончил Камиль.
  Ракита захлопнул рот, поблагодарил святого отца и отправился в конец отряда думать. Камиль усмехнулся, вздохнул с облегчением, и продолжил путь. Бежать до резервации им оставалось не более восьми часов. Он вел их к ближайшей резервации на юге африканского континента. Они высадились на материке трое суток назад с захваченного у вероотступников корабля.
  Африканский континент давно избран иноками католической церкви для проповедей среди местного населения. Поэтому Камиль и решил посетить эту резервацию. Эффект должен быть впечатляющим, так как здесь до сих пор в резервациях часто устраивали храмы. Христианские и местные.
  День еще был в разгаре, когда они увидели за холмами смёрзшегося песка высокие стены резервации в нескольких километрах от уже несуществующего Йоханнесбурга. Южноафриканская резервация насчитывала более семи миллионов человек. Правда не все в его отряде считали, что негры являются людьми. Как-то в первый день высадки на южную оконечность континента Рогдай спросил его.
  - Камиль, зачем нам эти "черные" резервации? Вряд ли у этих темнобожников вообще есть душа. Некого здесь спасать.
  - Не скажи, Рогдай. Несмотря на то, что континент "черный", здесь всегда было много миссионеров, туристов, работников и других приезжих из белого населения. Которые точно с душой, если следовать твоей точке зрения. Но я считаю, что и у негров все же есть душа.
  Рогдай попыхтел, не соглашаясь с Камилем, но перечить не стал. Ничего - придет время и он все поймет.
  Камиль присмотрелся к краю стены, но не увидел ничего особенного. Стандартные патрули, системы наблюдения и датчики. Он передал образ будущей операции по поимке разведотряда. В целом детали уже давно отработаны и ничего нового им не предстояло. Каждый знал свою роль. Ракита быстро отделился от группы, направился в сторону резервации короткими перебежками.
  Так как все монахи обладали божественной мантией, они могли управлять всеми господними воинами, которые были им доступны в радиусе нескольких километров. Из складок местности за Ракитой последовали несколько местных солдат. Если вдруг за ним будут наблюдать, то все должно выглядеть будто они его преследуют. Его задача заключалась в имитации безуспешной борьбы. Воины Госопода должны захватить Ракиту на глазах наблюдателей, чтобы те выпустили за периметр команду проверки. Как правило на это отправляли разведотряды. Хотя в данном случае непринципиально кого отправят.
  Он всмотрелся вдаль. Ракита находился уже метрах в ста от резервации и в полутора километрах от отряда. Ракита стрелял по настигавшим его воинам, кричал, изображая панику, спотыкался и снова стрелял. Из разорванной на рукаве куртке сочилась искусственная кровь. Душераздирающее зрелище. Люди в резервациях всегда посылали помощь в таких случаях - хоть в этой добродетели нельзя отказать вероотступникам. Что еще раз доказывало, что еще не все потеряно. В людских душах все еще есть искорки света. Их нужно только раздуть во всеочищающее пламя. Чем отряд Камиля и занимался.
  Наконец Камиль заметил активность в резервации. Южные ворота пришли в движение. Значит, пора. Оставшиеся рванули с места, прикрываясь за скалами и холмами. В этот момент воины окончательно "добили" Ракиту, потащили прочь от резервации. Из ворот стремительно выехал легкий бронированный джип, направился в их сторону. Ворота так и остались открытыми, в ожидании возвращения разведотряда. Наружу высыпало несколько десятков бойцов для охраны входа.
  - Ждите, ждите, - усмехнулся Рогдай.
  Ракиту утащили расщелину в нескольких сотнях метров от стен резервации. Джип ненадолго остановился около оброненной винтовки подростка. Осмотрев местность и подобрав винтовку, люди на джипе помчались дальше в направлении исчезнувших клонов.
  Отряд Камиля уже рассредоточился и быстро крался к месту ожидаемой остановки джипа. Хотя можно особо и не таиться - оборудование вероотступников все равно не сможет их засечь. Но Камиль не привык полагаться на волю случая.
  - Их там девять человек, - пришла отряду мысль Милана, который успел рассмотреть джип, когда тот проехал мимо него.
  - Принято, - ответил Камиль.
  Ракита лежал, неестественно выгнув левую ногу. Голова залита чем-то красным. Создавалось ощущение, что у него почти оторвана рука и разворочена грудная клетка. Сам Господь научил их ее возможностям. Для выполнения задания это оказалось очень кстати.
  Джип остановился возле обезображенного тела. Из машины выскакивали чернокожие бойцы. На крыше открылся люк, появился автоматический пулемет. Разведотряд ощетинился стволами винтовок в разные стороны.
  - Хорошая штуковина, - с видом ценителя хмыкнул про себя Ослан. - Там автоматическая система распознавания "свой-чужой". Она работает на расстоянии до полусотни метров, в зависимости от рельефа.
  Стояла напряженная тишина. Отряд Камиля незаметно окружил чернокожих бойцов и джип.
  - Неприятное устройство, - поморщился Камиль. - Сможешь нейтрализовать его?
  Насколько бы не была прочна божественная мантия, она все же оставалась материей. Поэтому попадание пули хоть и не убивало, но было болезненным. Боль проходила в течении пары минут. Лишний раз становиться мишенью все равно не хотелось. Хотя пару раз Камилю приходилось потерпеть боль, чтобы остановить огонь вероотступников. Тогда он вышел с распростёртыми руками навстречу бойцам и те прекратили огонь через несколько секунд. Люди ошарашенно смотрели на человека, которого не останавливал огонь винтовок. Тогда он получил около дюжины попаданий. Боль прошла, но приятного все равно мало. Зато его отряд успел подобраться к ним с разных сторон и захватить более половины живьем.
  - А чего же не смочь? - передал мысль Ослан. - Побегу на нее, она отвлечется на меня, а вы нападайте.
  - Только уворачивайся лучше, нам вскоре понадобится твоя помощь не только с пулеметом.
  - Принято.
  Маленький отряд незаметно приближался к Джипу. Все ждали сигнала Ракиты.
  Один из чернокожих бойцов медленно направился к телу подростка. Его глаза обеспокоенно обшаривали пространство вокруг, винтовка направлена на тело. Опустившись на одно колено, он не глядя нащупал шею и попытался проверить пульс. Вообще-то бестолковое намерение. Со стороны казалось, что на Раките нет живого места. С такими ранами не сохраняется пульс. Но сейчас его поведение только на руку нашему отряду. Нащупав слабое биение, удивленный боец повернулся к команде, собираясь сообщить, что мальчик жив. Но Ракита уже пришел в движение. Его рука метнулась к основанию черепа бойца. Пальцы проскочили в сочленение доспеха, ударили в особую точку. Тело бойца обмякло, повалилось. Тут же началась стрельба по тому месту где только что был Ракита. Подросток перекувыркнулся через голову, скрылся за ближайшим валуном. Заработал пулемет, в бой вступили остальные члены отряда Камиля.
  Все кончилось в течении нескольких минут. Ослан сломал пулемет. Остальные обезвредили живую силу. Милан хмыкнул - попадались и более профессиональные противники. Даже помощь местных воинов господних не понадобилась. В итоге у них оказалось пятеро пленных и четверо убитых.
  Каждый монах взвалил по паре тел. Нагруженные таким образом, они двинулись легкой рысью прочь от места побоища. Через час такого бега, укрываясь в складках местности, Камиль завел отряд в одну из многочисленных пещер. И вовремя - над ними пролетели воздушные разведывательные беспилотники. Но каменная масса надежно скрывала отряд.
  Связав пленных вместе и расположив их так, чтобы они видели происходящее, Камиль с монахами провел отпевание павших воинов. Читали молитвы на африкаансе . Это произвело впечатление на пленных. Несмотря на то, что официальным для всего человечества давно стал английский с небольшими локальными примесями, местные языки поддерживались и продолжали развиваться.
  До бойцов давно дошло, кто их пленил. Записи с очищением успели побывать почти во всех резервациях. Многие побледнели, кто-то дрожал и молился своим темным богам. Монахи закопали тела под песнопения Камиля. Немного постояли, направились к ближайшей стене, чтобы вбить в нее железные клинья. Деревьев здесь давно нет, поэтому перекладин для крестов не найти. Постепенно до бойцов стало доходить, что сейчас будет происходить.
  Наконец Камиль указал на самого дрожащего. Того, кто безостановочно молился своему темному богу. Когда до того дошло, что он будет первым, боец тонко взвыл, забился в истерике. Остальные крепко сжали челюсти и с расширившимися от ужаса глазами наблюдали за происходящим.
  Когда бойца заковали в цепи в виде воображаемого креста, он заорал и намочил штаны.
  - Экий ты несдержанный, - пробормотал Ослан, брезгливо взрезая ткань армейских брюк в районе паха.
  Он старался не дотрагиваться до мокрых штанов бойца. Хотя через несколько минут у него руки по локоть в крови будут. И это для него уже обычное дело.
  Камиль начал читать молитву на африкаансе:
  - Верую в единого Бога-отца, вседержителя! Творца неба и земли, всего видимого и невидимого. И в единого Господа Иисуса Христа, сына божьего, единородного, рожденного...
  Чернокожий боец забился в судорогах, когда Ослан выпрямился и с деловым видом принялся надрезать кожу на груди. Пронзительный крик сотряс пещеру. Ракита во все глаза смотрел на посеревших от страха негров, наблюдающих за очищением. Поразительное изменение цвета кожи! Мал юнец еще, многого не видал, подумал Камиль. Ничего, привыкнет быстро. В первый раз его вообще вырвало, а сейчас ничего - даже внимания не обращает уже.
  - И все же я сомневаюсь, что они божьи дети - больно черны, отродье, - задумчиво произнес Рогдай, аккуратно надрезая кожу на предплечьях последнего негра.
  На крики грешника никто не обращал внимания.
  Монти молча управлял парящей камерой, выбирая удачные углы обзора из-за плеча Рогдая. Камиль сделал вид, что не расслышал слов Рогдая. Закончили за пару часов. Уже и руку набили, удовлетворенно хмыкнул Камиль. Даже Ракита помогал - резво убирал отрезанные части тел из-под ног старших.
  После ритуала очищения, закопали останки, прочли молитвы за упокой и попросили прощения за страдания у душ бойцов. Рогдай морщился, но все же повторял слова вместе со всеми.
  После разбрелись по пещере отдыхать. Камиль достал пухлый блокнот и принялся записывать описание новых ритуалов, молитв и отчет по дню. Не для себя, так для потомков, привычно подумал он, доставая ручку.
  Среди ночи Камиля разбудил глас божий, он шевельнулся. Глаза открывать не стал. Ведь бог внутри.
  - Камиль, сын мой, у меня для тебя новое поручение. Есть один человек, который может помешать всем божественным планам. На земле я не всесилен специально, чтобы у человечества остался шанс одуматься самостоятельно. Но этот человек мне нужен живым и как можно скорее.
  ГЛАВА 18
  - Дорогие коллеги!..
  - Оооо! Началось! Дженн давай обойдемся без пафоса, - закатил глаза Майкл.
  На него зашикала и замахала руками женская часть нашей команды.
  - Майкл, ты невыносим! Дай насладиться моментом! - воскликнула Юлия.
  - Да чего тут наслаждаться? Будем в море на своем корабле тогда и насладимся! Чайки кричат, солнце, женская половина в купальниках...
  - Майкл, заткнись уже! - рассмеялся Джениннгс.
  Я с удовольствием наблюдал за возней с Майклом. Каждый день я испытывал самые светлые чувства к команде и тому, чем мы занимаемся - нашим исследованиям.
  - Продолжай, пожалуйста, Джен, - подал голос невозмутимый Ким"Ю.
  Все притихли и уставились на руководителя.
  - Итак. Дорогие коллеги, - Майкл снова фыркнул, но промолчал, - я собрал вас здесь, чтобы сообщить отличную новость.
  Дженнингс выдержал паузу и только, когда Майкл уже собирался открыть рот, продолжил:
  - Нам дали грант! Сто. Пятьдесят. Тысяч!
  Радости не было предела. И хотя все понимали, что всё к этому идет, все равно ждали, как дети наступления сочельника. Наша команда оказалась единственной, кто занимался исследованием свойств глубоководных организмов и их использованием в медицине. Сопротивляемость некоторых обитателей глубин экстремальным условиям просто поражала, поэтому перед нашей группой стояла задача определить механизмы такой защиты и разработать что-то подобное для человечества. Тогда можно забыть о многих болезнях и серьезно увеличить продолжительность жизни. Мы все считали, что это очень благородная идея.
  - Итак, ребята, когда отправляемся? Уже не терпится продолжить наши исследования!
  Радостное возбуждение охватило всю команду. Кто-то все еще не верил, а кое-кто уже планировал потратить часть суммы не на экспедицию.
  - Вы как хотите, но сперва нужно отпраздновать! Правда, Антонас?
  Майкл хлопнул по плечу своего друга, они обменялись многозначительными взглядами. Что поделать - эти двое ценили хороший алкоголь и приучили к этому всю команду. Остальные рассмеялись. Конечно отпразднуем, ведь такое событие произошло!
  Отпраздновали отлично! Посидели в нашем любимом ресторанчике "У Гиви". Мы полюбили грузинскую кухню, когда всей командой проводили исследования в Грузии с тамошними коллегами. Больше всего из визита в эту дружелюбную страну нам запомнились не результаты наших исследований и сотрудничества, а кухня, вино, темперамент и гостеприимство местных коллег. Девчонки потом долго переживали, что, из-за такого обычая встречать и провожать гостей, набрали по несколько лишних килограммов.
  Собирались мы обстоятельно. Докупили недостающее оборудование. Вместо одной из кают вмонтировали новую каюту, она же - исследовательский блок. Она же - спасательная капсула. Теперь у нас на корабле есть своя лаборатория, среду в которой легко можно изолировать от остальной части корабля. Просто сказка! Благодаря этому мы могли дольше оставаться в рейде и не возвращаться домой для серьезных исследований образцов.
  Наша команда не первый год подолгу пропадала в экспедициях, поэтому привыкли собирать вещи, брать самое необходимое. Но у нашего новичка - Тори - возникли определенные сложности, когда она заявилась на порог сборочного пункта на такси с большим рюкзаком и двумя сумками. Смешно смотреть на маленькую хрупкую девушку, которую едва не перевешивал огромный рюкзак. Дженнингс подхватился помочь. А потом Юлия и Дейзи отвели ее в сторонку и помогли смущенной девушке выбрать самое необходимое. В итоге рюкзаку пришлось остаться на базе, а сама Тори отправилась в экспедицию с одной сумкой. Многое уже погрузили - оборудование, питание и воду. Корабль ждал только погрузки экипажа.
  Благодаря тому, что Антонас и Майкл получили лицензию механиков, мы могли управляться с "Жак Ив Кусто" самостоятельно. Это здорово облегчало выбор курса и помогало не зависеть от случайных людей. В свободное от исследовательских рейдов время корабль арендовало одно из подразделений сингапурской почты. Четкий график позволял планировать и им, и нам свою работу.
  Корабль методично рассекал волны, двигаясь на автопилоте к первой точке нашего большого исследования - Марианской впадине. Легендарному месту, окутанному мистикой и имеющему уникальные условия, так подходившие для наших исследований.
  Мы собрались в кают-компании, чтобы обсудить еще раз план исследования. Дженнингс как всегда взял слово первым. Никто и не оспаривал его лидерство. Когда-то давно он основал в университете на факультете океанологии кафедру глубоководных исследований. Добился отдельного финансирования, набрал первую команду. Тогда в нее входили Джинна, Ким"Ю и я. Потом появились первые результаты, научные работы, студенты, докторские степени и наша команда расширилась. К нам пришли отличные ученые и интересные люди Антонас с Майклом, Маргарет, Дейзи, Юлия и последней пришла Тори. Нам позарез нужен свой микробиолог.
  - Предлагаю проработать детально задачи на каждом маршруте. Общую цель вы знаете. У нас три точки. Предлагаю разбиться на группы и проработать задачи на своей точке. Через пару часов жду от каждой группы презентацию плана на каждом отрезке нашего маршрута. Крис, Юлия и Тори - ваш первый участок.
  - Да! - воскликнул я и бросил победный взгляд на остальных. Каждый хотел бы оказаться на месте первой тройки. С Юлией и Тори мы обменялись хлопками по ладоням.
  - Дженн, признайся, это потому, что Крис спит с тобой, да? Ради разработки его участка и я...
  Многие закатили глаза. Мйкл неисправим.
  - Майкл, отстань! Твой юмор не уместен, - воскликнула Джинна.
  - Да просто пошутил, - попытался съехать Майкл.
  Все прекрасно знали, что Дженнигс и Джина недавно поженились. Но Майкл не переставал подначивать меня и его, потому что я оказался первым, кого он пригласил в свою группу. И часто мне, как более опытному доставались самые ответственные участки.
  Дженинннгс продолжил:
  - Вторая группа и точка - Маргарет, Майкл и Джинна. Третья - я, Дейзи, Ким"Ю и Антонас.
  - Ну, тоже неплохо! - попытался разрядить обстановку Майкл. Мы разошлись по каютам для проработки своих точек и составления плана и графика исследований. Мы стали использовать такую схему пару лет назад, что позволяло здорово скоротать время до цели и экономило его на берегу, позволяя заняться другим делами.
  Утро выдалось чудесным. Легкий бриз остужал кожу от яркого и теплого солнца. Согласно разработанному в нашей группе плану подъем на первой точке планировался в шесть утра. Некоторые возмутились, но Ким"Ю прочитал краткую лекцию о пользе раннего подъёма. Его не поддержали, но возражения прекратились. Спорить с ним всегда оказывалось бесполезно.
  По плану нужно спустить глубоководного дрона, взять несколько проб с разных глубин. Я контролировал передвижение дрона под водой. Изображение с его камер транслировалось на большом экране в кают-компании и лаборатории.
  - Третий уровень пройден. Поднимаю дрона. Тори, Маргарет, принимайте образцы, через семь минут.
  Оставалось еще два уровня. На восьми тысячах метров и почти на самой глубине.
  Несмотря на ранний подъем, я отправил дрона к последнему уровню уже около девяти вечера. Минут сорок на спуск, столько же на подъем, и там на глубине неизвестно сколько. Ребята устало посмотрели на меня - более пятнадцати часов на ногах, почти без перерывов.
  - Осталось немного, - попытался подбодрить я ребят, но уверенности в голосе не прозвучало.
  - Ну, да. Завтрашняя группа решила последовать твоему примеру и тоже встать рано.
  - Вот! А я даже сегодня не выспался, а завтра вообще не проснусь! - воскликнул Антонас.
  Все рассмеялись, стало чуть легче.
  - Ребята, кажется мы что-то нашли! - от волнения голос Тори дрогнул.
  Я и сам уже настраивал камеру на то, что медленно от нее ускользало в прямом смысле слова. Амебоподобное нечто, с когтистыми отростками, и не имеющее постоянной формы. Никто из нас не смог определить, что это за вид.
  Сзади тихонько подошел Дженнигс.
  - Не упусти его Крис, - если это новый вид, то назовем его в твою честь.
  Я улыбнулся, представив на мгновение пару вариантов названия этого организма и нового вида, но тут же вновь сосредоточился на его поимке.
  - Ну, вот! Я же говорил, что вы с ним спите! Все самое лучшее постоянно Крису!
  Никто не обратил внимания на слова Майкла. Все напряженно следили за "гонкой" дрона и "амебы" - скорости там весьма низкие, но поймать никак не удавалось.
  Наконец, после напряженных минут борьбы, мне удалось загнать в угол амебу и поместить ее в приемник. Сзади раздались одобрительные возгласы. Все сидели в предвкушении открытия. Усталость как рукой сняло.
  - Кто-нибудь знает, что это? - раздались голоса за спиной.
  - Я первый раз вижу.
  - И я.
  - Всё, поднимаем! Через сорок минут готовьтесь принимать посылку, - улыбнулся я, принимая поздравления.
  Мы часто рыбачили с корабля, если это было разрешено в тех водах, где мы проводили исследования. Даже проводили соревнования внутри команды. Всегда четко следили за пойманным молодняком, редкими рыбами или на нересте - просто выпускали их обратно. Но этот поединок на расстоянии больше десяти километров - будоражил особенно. Азарт охватил всю команду. И вот - дрон уже поднимается на поверхность.
  Сорок минут прошли как на иголках. Каждому не терпелось посмотреть, изучить еще неизвестное науке существо.
  Дрон плавно качается на волнах, большие фонари освещают его, палубу и небольшой участок воды по левому борту. Подъемник мерно загудел, поднимая дрона. Когда из воды показалась приемная капсула все ахнули. Она оказалась вся забита каким-то белесым веществом. Все видели, как на глубине этот организм был не больше кошки и занял едва ли треть приемника.
  - Ну, Крис! Открытие действительно обещает быть многообещающим! - забыл о шутках и просто разволновался Майкл. Остальные улыбнулись постановке фразы, но он ничего не заметил.
  - Как будем его вытаскивать?
  - Предлагаю засунуть приемник в самый большой контейнер, что у нас есть и дистанционно открыть крышку, выпустив существо. Потом убрать приемник и закрыть контейнер.
  Иногда Антонас предлагал очень здравые идеи, особенно в такие моменты, когда волнение от происходящего зашкаливало.
  Джениннгс начал отдавать указания по подготовке транспортировки существа на исследовательскую палубу.
  - Что с ним не так? - прошептала все еще ошарашенная Маргарет.
  Все собрались в открытой лаборатории и с удивлением наблюдали за здоровенным комком слизи, который уже совсем не походил на то, что убегало от дрона около полутора часов назад. Существо, казалось, с удовольствием перелезло в большой контейнер и снова полностью его заняло.
  - Да, это немного странно, но лишь потому, что превзошло наши ожидания. В целом, друзья, это укладывается в мою теорию о увеличении размеров с падением давления. Скорее всего при резком изменении давления, оно бы не выжило, так как его попросту разорвало. Но при таком неспешном поднятии дрона, изменение давления происходило плавно. Не думаю, что оно будет сильно больше своих текущих размеров.
  - Я предлагаю отдохнуть, ребята, - вставил Ким"Ю. - Наше открытие никуда не денется, а вставать завтра рано. Сместим на день наши планы и со свежей головой займемся полевым изучением этого существа.
  Расходится не хотелось, но Ким"Ю прав, нужно обязательно отдохнуть, отвлечься от работы.
  Мы остались с Тори вдвоем у контейнера.
  - Что ты такое? - тихо проговорила она, обращаясь к существу в контейнере.
  - Завтра расспросим его подробнее, - улыбнулся я.
  Мне определённо нравится эта девушка.
  - А как мы это будем изучать, если ему там тесно?
  - И что ты предлагаешь?
  - Нужно его выпустить в отдельную подготовленную каюту, может быть?
  - Нет, - рассмеялся я, - свою каюту не собираюсь отдавать какому-то слизняку. Будем немного приоткрывать крышку контейнера и брать пробы. Примерно вот так.
  Я чуть раскрутил струбцину крышки, чтобы появилась небольшая щель. Тут же над краем выступила полоска слизи.
  - Вот видишь?
  - Да, понятно, - улыбнулась Тори. - А может тогда сразу и возьмем пробы для анализов? Если ты... еще не хочешь спать.
  - О, хорошая идея! Пока не хочу. Заешь ли не каждый день удается открыть новый вид. Неси пробирки.
  Я проводил взглядом ее точеную фигурку. Улыбнулся своим мыслям. Когда повернулся к контейнеру с его края свисала уже солидная шапка слизи. Я чертыхнулся, огляделся в поисках чего-то, чем можно затолкать все это обратно. Сзади раздался гулкий звук падения чего-то массивного на пол.
  - Да чтоб тебя!.. - начал я, разворачиваясь.
  Слизевая шапка перевесила контейнер, и он свалился на пол. От удара пластиковая струбцина раскололась и теперь крышку ничего не удерживало. Слизь медленно растекалась по полу.
  - Тори неси лопаты и еще один контейнер! - крикнул я в коридор, продолжая чертыхаться про себя.
  Хорош ученый, ничего не скажешь. Проворонить такой образец из-за классной фигурки. Наверняка, там есть еще такие слизни. Так я пытался подбодрить себя из-за потери редкого образца глубоководной фауны.
  - Бегу! - отозвалась девушка.
  Тихонько матерясь осторожно отступал на чистые участки, чтобы не запачкать ботинки вяло растекающейся слизью. Когтеобразные отростки свободно плавали в этом холодце.
  Не дожила "амеба" до начала исследований. Обидно, конечно, но как получилось.
  Влетела запыхавшаяся Тори, удивлённо вскрикнула, поскользнулась на слизи. Я успел увидеть только вскинутые руки и расширившиеся от ужаса глаза. Тори со всего маха шлепнулась в слизевую лужу, сдавленно ойкнула. Мне же прилетело отброшенной лопатой. Матерясь и хихикая одновременно поспешил помочь Тори выбраться из слизи. Но не успел добраться до нее, как тоже поскользнулся и меня окутала темнота.
  Очнулся я, полулежа на лабораторном столе. Там, где раньше стоял контейнер. Видимо в падении оказался на нем и в полубессознательном состоянии перевернулся. Болела спина в районе лопаток и голова. Медленно собрал волю в кулак, поднялся. Пощупал место удара, с удивлением обнаружил засохшую корку крови. Видимо приложился о выступающую часть стены с оборудованием. И правда, на стене виднелись стесанные кусочки кожи с головы. Даже, кажется, вместе с волосами... Стены и пол кружились в медленном вальсе. Попытался сфокусироваться. Слизи на полу нет. Точнее не было большей ее части. Только красные слизевые потеки и больше ничего.
  - Тори! - позвал я и удивился тому хрипу, что вырвался из горла.
  Ответом мне было молчание. Вдруг с верхней палубы раздался чей-то крик. Внутри все похолодело. Вышел в коридор, он весь выпачкан в слизи. Медленно начало приходить осознание, произошедшего.
  - О, нет, - прошептал я пересохшими губами.
  Качаясь, двинулся в направлении потеков слизи. Криков больше не слышно. На верхней палубе увидел... Я бы отдал все, что угодно лишь бы никогда не видеть этого. Существо сильно увеличившись в размерах разорвало на части когтистыми отростками Майкла и Антонаса. Судя по бутылке виски валявшейся неподалеку, они отмечали мое открытие. Я сглотнул. Что делать? Монстр медленно поглощал останки моих друзей. Как обычно это делают амебы, только гораздо, гораздо крупнее. Я пошатнулся и направился вниз, чтобы позвать на помощь. Нечего и думать, бороться с ЭТИМ в одиночку в таком состоянии. Тихо спуститься не удалось, я снова поскользнулся на потеках и прогремел по ступенькам вниз. Испуганно посмотрел вверх, услышал слабое шелестение и костяное клацание когтей по металлу палубы. Только после этого заметил боль в пятой точке. Надо идти. Не известно, как быстро она передвигается, но надо позвать остальных.
  Я шел к каютам друзей, и тревога нарастала. На всем пути мне попадались потеки слизи. Заглянул в кают-компанию и меня чуть не вырвало. Перевернутая мебель, слизь, запах гнили и останки моих друзей. Очень небольшие останки. Судя по всему, они смотрели фильм, было темно, поэтому не заметили приближение твари. Ким"Ю, Дейзи и Маргарет... Простите, ребята! Всхлипнул. Появившаяся в глазах вода размыла очертания предметов. Сколько я находился без сознания? Поспешил дальше, так как с коридора послышалось приближающееся шелестение.
  В каютах никого не оказалось. Зато оказалась вездесущая слизь. Надо спрятаться. Это совершенно точно! Сердце билось в ребра от страха, норовя разорваться или разбиться. Дышать тяжело, и не в последнюю очередь из-за запаха. Точнее - вони, пропитавшей весь корабль.
  Отсек для оборудования уборки кают и палуб. Здесь темно, дверь закрыта и вряд ли оно меня здесь найдет. Закрыл глаза, попытался успокоиться и собраться с мыслями. Не успел сделать и пару вдохов, как с нижней палубы раздался чей-то женский крик, приглушенный переборками. Крик повторился, потом еще раз и зашелся на высокой ноте. Оборвался, будто захлебнувшись. Волосы зашевелились на затылке. Я зарыдал. Кто-то еще может быть жив и прячется так же, как и я! Надо им помочь! А если это Тори?! Не выдержав напряжения, рванул дверь на себя, снова побежал на поиски друзей.
  - Ребята! Отзовитесь! Это - Крис! Есть кто живой? Вы где?
  Через некоторое время услышал, что монстр направляется в мою сторону... Вспышка. Темнота. Свет. Я стою в исследовательском модуле, стучу по панели управления, пытаясь задраить все люки. Ору и смотрю, как ко мне приближается смерть. Глухой удар о захлопнувшуюся переборку. Тело дернулось. Снова вспышка. Я проснулся. Не сразу поняв, где нахожусь, крикнул:
  - Нееет!
  Темнота. Ночь же еще. Дрожь медленно покидала тело. Тут же пришло осознание, что я на задании со своим отрядом. Воспоминания, тщательно скрываемые памятью, вновь вернулись во снах.
  - Парни подъем! Нас окружают. Оружие к бою!
  ГЛАВА 19
  Парни вскочили на ноги сразу же, как услышали мой крик. Ошарашенно оглядываясь, спросонья, они пока не понимали, что происходит. Миша и Ирвин, назначенные в дозор, подбежали с отчетом:
  - Кэп, что с тобой? Вокруг все тихо! Мы никого не заметили.
  Парни виновато переглянулись.
  - И не должны, - меня била мелкая дрожь. - Через, примерно, шестьдесят секунд нас атакуют. Они уже поняли, что я почувствовал их приближение. Занять круговую оборону!
  Суетливо огляделся. Страх холодным и липким прикосновением медленно прошелся по спине. Казалось, что выхода нет. Нас окружала плотная стена джунглей. Как опрометчиво оказалось разбить лагерь именно здесь.
  Задание предполагало разведку небольшого участка тропического леса, чудом сохранившего почти первозданный вид и, практически, никак не реагирующего на климатические изменения. Съемка со спутника показывала, что пятно в несколько десятков квадратных километров сокращается, но очень медленно. Джунгли вокруг пятна вымерли давно и быстро. Что-то находится здесь, внутри, что поддерживало жизнь в этом биоценозе. Нас отправили выяснить, что помогает этому очагу так долго сопротивляться. Это могло замедлить, а может и вовсе предотвратить разрушение всей биосферы. Бергем лично попросил меня отправиться на это задание.
  - Кому, как не ученому, владеющему техниками спецназа отправится на это задание? - улыбнулся Бергем.
  И я, и он понимали, что это дружеское подначивание.
  - Я уже давно не ученый, Александер.
  - Бросьте, Кристофер! Бывших ученых не бывает. Способность мыслить в условиях неопределенности, анализ, построение гипотез - никуда не денется, даже если вы бросили стезю науки.
  Ну, вот она - ситуация неопределенности!
  - Давай, принимай решение, - сказал я себе зло, но так, чтобы никто не услышал.
  Обернулся на парней. В глазах тех, кто повернут в мою сторону - страх. Наверное, и я выгляжу сейчас не лучше.
  Мы уже слышали треск ломаемых ветвей, топот множества ног в полной тишине предрассветного часа. Зеленое пятно пересекли почти на половину и решили заночевать около небольшого оврага, по дну которого протекал мелкий ручеек. Мое чутье не показывало никаких признаков клонов. По ощущениям пятно полностью казалось свободным от них и это выглядело странным. Задание превратилось в приятную прогулку по лесу. Зеленые деревья вокруг создавали обманчивое впечатление. То и дело видел, как у каждого мелькало в глазах ощущение, что с планетой все в порядке. Нет никакого Паразита и клонов. Все в хорошо. Как будто.
  Постепенно обостренная бдительность притупилась. Да и не из-за кого ее здесь обострять. Поэтому решили не идти по ночам и выставлять минимальный дозор. Зато все отдохнувшие теперь, попробовал утешить себя.
  - Кэп, что будем делать?
  - Райтер! Ты поддержку с воздуха запросил?
  Миша даже обернулся от неожиданности. Мы уже обсуждали по дороге, что этот участок леса нужно объявить всепланетным достоянием и охранять, как зеницу ока. Я чувствовал, что так же на меня смотрят остальные. Какой авиаудар?! Тут нетронутый клочок природы, который изо всех сил сопротивляется наступлению точки невозврата. Авиаудар может нарушить устоявшееся здесь хрупкое равновесие.
  - Держать периметр! Я прекрасно понимаю, о чем вы думаете, парни. И может это и правда, хорошая идея. Ладно. Продадим наши жизни подороже. Сейчас начнется...
  Не успел договорить, как с разных сторон хлынули особи. Слава богу, обычные - машинально отметил я, всаживая короткую очередь разрывных пуль в голову и грудь ближайшего клона. Верхняя часть клона разлетелась бледно-красными брызгами. Влажно блестящие тела, на голове едва проглядывают, как будто смыленные, очертания лиц, практически без одежды и половых признаков. В абсолютном молчании, с отсутствующим взглядом особи бежали на наш отряд. Иной раз проскальзывала мысль, что лучше бы они орали и визжали - было бы не так жутко.
  Канонада выстрелов разносилась по небольшой опушке. То тут, то там разрывались тела клонов. Совсем скоро мы перейдем в рукопашную и тогда нас уже ничего не спасет.
  - Зажигательные! - проорал я, пытаясь перекричать выстрелы.
  Эта тактика давно отработана. Предложил ее Миша. Она заключалась в последовательной замене патронов. Одновременно меняли патроны не более двух бойцов с разных сторон отряда. Цепочка дошла до меня. Выщелкнул обычный рожок, снял с разгрузки на бедре, вставил зажигательные.
  - Ооо, да! - послышался протяжный рык Джошуа.
  Остальные тоже приободрились - дело пошло веселее. Клоны дергались от зажигательных, и то тут, то там поднималось пламя. И хотя все понимали, что спасти нас может только чудо, смерть перестала казаться чем-то неизбежным.
  Действительность слилась в череду смены магазинов, выкриков "Пустой!", лопающихся от пуль горящих тел и коротких приказов. Внезапно я ощутил, как земля начала содрогаться. Сначала слабо, потом все отчетливее.
  - Только этого нам не хватало, - прошептал я, не переставая поливать огнем атакующих. - Саид! Копатель! Двадцать секунд! Направление на одиннадцать часов. Яков, прикрой Саида огнем из напалмовых!
  Саид уже вытащил катану из-за спины. Второй рукой он целился в указанном мной направлении. Оттуда еще выскакивали клоны. Напружиненные ноги ждали только сигнала. Яков с другого конца поляны взял на прицел кусты, из которых вот-вот вырвется копатель.
  Раздался его клич. Перепонки заложило, несмотря на непрекращающуюся стрельбу. Ну, вот, хоть кто-то из них орет.
  Кусты, небольшие деревья зеленым веером разлетелись в стороны и на поляну вынеслась огромная туша. За несколько мгновений до этого, Яков уже открыл по кустам огонь. Его попадания разжигали небольшие очаги на теле копателя. Но тот их не замечал. Остальные отпрянули в стороны так, что перед монстром оказался только Саид. Копатель без раздумий устремился на него, разнося когтистые лапы, как будто собирался громко хлопнуть в ладоши. Только между его "ладошками" должен оказаться Саид.
  Наш мечник дождался, когда копатель подбежит почти вплотную, тогда его тело выстрелило вбок, словно пружина. В полете он умудрился рубануть по когтям копателя. Сталь звякнула, отрубив лишь небольшой кусочек когтя. Приземлившись на ноги, Саид ушел в перекат, забегая за спину огромного монстра. Несмотря на размеры, тот оказался весьма проворным. Саиду едва удалось поднырнуть под боковой удар и пройтись половиной лезвия по выпирающему животу особи. Белесая плоть вывернулась наружу.
  - Яков, по разрезу!
  Но снайпер уже переключил огонь на рану и начинял уязвимое место зажигательными пулями. Саид обработал меч составом, который позволял задержать регенерацию тканей клонов на несколько драгоценных секунд. За то время, пока ткани начали медленно срастаться, Яков успел всадить в брюхо копателя не один десяток пуль. Когда плоть срослась, живот копателя бледно засветился изнутри, медленно разгораясь. Он странно дернулся, пропустил удар Саида в голову. Тот, словно легкий эльф, оттолкнулся от правой конечности, перепрыгнул на левую, пробежал пару шагов по руке и рубанул копателя по голове, рассекая надвое. Это совсем дезориентировало монстра. Он остановился, взмахнул лапами, пытаясь снять Саида, но тот уже спрыгнул, отбежал от копателя подальше. Грузное тело снова дернулось и рухнуло. Земля под ногами дрогнула. Я добавил в разрез на голове несколько пуль, так как он оказался напротив меня. Копатель дернулся последний раз и затих охваченный разгорающимся пламенем.
  - Иииииха! Да мы сегодня в ударе! - прокричал Миша
  Тут же на него набросились сразу два клона. Одного он успел подстрелить выстрелом зажигательной в голову, но со вторым схватился в рукопашную. Я навел винтовку на второго клона, но попасть мог и в Мишу. Саид уже бежал в их сторону. Но не успел он сократить и на половину расстояние до напарника, как клоны удвоили силы. Через несколько секунд беспорядочной стрельбы почти каждый дрался в рукопашную все больше забрызгиваясь слизью.
  Только тут я позволил себе снять блоки и поддаться отчаянию. Оно накрыло с головой, словно ледяной сель. Сердце бешено колотилось о ребра. Я вдруг отчетливо понял, что не хочу умирать. Только не сейчас. Я еще не поквитался с Тварью! Нет!
  Расстреливая веером последние патроны, второй рукой высвободил передатчик, бросил на землю и немного притоптал. Пусть запишет последние данные. И нашу смерть. Откровенно говоря, интересной информации накопилось немного. Информация будет передана, как только здесь все затихнет или заполнится память. Зато те, кто придут после нас будут знать с чем им предстоит столкнуться.
  Кольцо клонов неумолимо сжималось. Сквозь слезы и удары ножом, увидел, что четверо парней уже лежат и над ними копошатся мерзкие твари. Отчаянно взвыл, удвоил последние усилия, и темнота заволокла сознание.
  Оказалось, в бархатной тьме находиться приятно. Мягкое, окутывающее со всех сторон ничто. Казалось, что душа находится в полном спокойствии. Вокруг умиротворение. Нет забот и проблем. Вокруг нет ничего, что напоминало бы о чем-нибудь. Пустота. Казалось, что так можно провести всю вечность. Да здесь и нет времени. Но все же пребывание в этой тьме оказалось коротким. Какие-то звуки настойчиво пробивались сквозь тьму до моего сознания, мешая расслабиться и отдаться вечной тьме полностью.
  - ...Вера в господа нашего... Да прости ты им... Не ведают, что творят... Царствие небесное...
  Сознание нехотя возвращалось. Во рту ощущался отчетливый привкус железа, голова раскалывалась. С трудом разлепил глаза. Когда взор прояснился, по телу волной пробежала ледяная дрожь. Передо мной стоят трое монахов. Два здоровых мужика в рясах и один совсем еще подросток. У всех троих странно поблескивает кожа. Или это свет так падает? Читают молитвы. Ну, да. Вот мы и встретились с нашим основным заданием. Чуть повернул голову, чтобы изменить угол обзора. Вращать глазами несравнимо больнее. С трудом сосчитал двенадцать деревянных крестов. Славно потрудились монахи, ударно. Один еще не успели поставить?
  - Святой отец! Этот очнулся, - раздался звонкий юношеский голос.
  - Молодец, Ракита, наблюдательный, - пророкотал голос святого отца.
  - Кристофер Иванов, я - отец Камиль. Вы меня слышите?
  - С... Сука...
  - Что, простите?
  - Слыш...шу.
  Камиль немного помолчал, продолжил:
  - Господь бог хочет переговорить с вами.
  - Ну, и где, - я сглотнул тягучую неприятную слюну, - где он?
  - Он появится, как только вы будете готовы.
  - К чему?
  - К встрече, - лаконично ответил Камиль.
  Я огляделся. Мы находились не в том месте, где на нас напала орда клонов. Уже успели перенести. И сколько же я находился без сознания? Мои парни лежали недалеко от меня, прикованные цепями к камням. Значит все живы. Слабая искорка надежды промелькнула внутри.
  - Начинаем? - спросил у Камиля толстый монах.
  Камиль просто кивнул, указал взглядом на Ивана.
  Толстый монах позвал другого седого крепыша в рясе. Они отцепили цепи, удерживавшие Ивана, потащили грузное, весом около полутора центнеров, тело, словно ребенка. Это удивительно. Скорее всего справился даже один, просто вдвоем нести проще. Во время переноски Иван очнулся. Сперва его голова безвольно болталась, потом мышцы шеи напряглись. Он слабо шевельнулся, проверяя силу державших. Затем напрягся, дернулся сильнее, пытаясь стряхнуть монахов. Со стороны мне показалось, что он сильно потрясен. Руки монахов плотнее сжались на его теле, передавливая ток крови и лишая Ивана возможности двигаться. Он с тоской бросил взгляд на оружие, сложенное в кучу недалеко от крестов. Я хорошо понимал его состояние. В обычной ситуации он раскидал бы этих монахов даже не заметив. Но с ними что-то не так. Достаточно вспомнить их чудеса в столкновениях с другими отрядами. Вот, настала и наша очередь соприкоснуться с чудом. Я попытался сплюнуть, но густая слюна не долетела до земли, повисла на подбородке, создавая премерзкое ощущение. Закатил глаза от безысходности. Сил не осталось наблюдать, как тащат Ивана.
  - Вы бы посмотрели, Кристофер. Может и не придется к вам применять такие меры. Раскаявшись да примете его в сердце своем.
  Я мысленно послал его в далекое эротическое путешествие, но глаза открыл.
  Иван снова напрягся, когда его донесли до креста, но цепкие руки лишали возможности двигаться. Они развернули Ивана словно безвольную куклу, приложив его конечности к перекладинам креста. Лицо Ивана покрылось испариной, глаза метались в поисках спасения. К кресту подошел тот самый подросток с молотком и длинными гвоздями.
  - Христа-в-богу-душу-мать! - выругался я. - Вы что творите?!
  - Не богохульствуйте, Кристофер. Сам Господь пожелал встретиться с вами. Значит вы нужны ему для чего-то. Не усугубляйте свое положение и не очерняйте душу свою перед встречей с вашим отцом. Лучше наоборот...
  - Мой отец умер более века назад, а вашего бога нет! - огрызнулся я.
  Камиль спокойно наблюдал за приготовлениями к распятию Ивана и никак не реагировал на провокации.
  - Жаль, что вы так далеко ушли от царствия божьего. Интересно, зачем вы понадобились господу нашему? Вашему тоже, кстати.
  Раздались первый удар молотка по гвоздю и стон Ивана, сквозь стиснутые зубы.
  - Прекратите! Зачем вы это делаете?! Это бесчеловечно! Вы же верите в бога, всепрощение, и все дела. Не навреди ближнему своему, не убий и...
  - О, Кристофер. Что-то вы даже знаете, смотрю. Вам не понять, что мы занимаемся как раз самым богоугодным делом. Сам господь попросил нас об этом.
  Мысли в голове лихорадочно метались, пытаясь найти выход из ситуации. Сталкивались друг с другом, разбиваясь и порождая новые из осколков. Но ни одна из них не подходила для текущей ситуации.
  Я ощущал почти физическую боль в тех же местах, где гвозди пробивали плоть Ивана. Когда монахи перешли к ногам, здоровяк даже вскрикнул.
  - Что вы хотите с нами сделать? - попытался я потянуть время.
  - Рад, что вы спросили Кристофер. Господь наш дарует вам вход в царствие его. Только очиститься вам необходимо, от всей грязи, что накопили за жизнь свою. Дабы с именем господнем войти в царствие его, уверовав в него и приняв внутри себя.
  Тем временем монахи разбились на пары, активнее стали подтаскивать моих парней к крестам. Кто-то еще не очнулся, кто-то пробовал вырваться, но итог оказался один - все оказались приколочены к деревянным перекладинам. С каждым ударом молотком по гвоздям во мне умирала частичка надежды. Уже не веря в наше спасение, снова обратился к Камилю:
  - Камиль, я верю, что вы рассудительный человек, - устало начал я. - И все ваши решения взвешены и на чем-то основаны. Я хочу понять ваши мотивы. Расскажите мне о них, может это и мне поможет принять вашу точку зрения.
  Камиль бросил удивленный взгляд в мою сторону. Ненадолго задумался и оторвался от созерцания распятий, повернувшись ко мне.
  - Ну что же, Кристофер, время есть. Мы, скажем так, передовой отряд армии божьей. Мир давно погряз в грехах и это движение в бездну сам человек не может остановить. Когда произошел потоп, человечество получило урок. Но он оказался недолгим. Через несколько поколений уже и стерлись причины его вызвавшие, и осознание того, что это может повториться. Значит не усвоил человек урок. Еще один потоп ситуацию не изменит. Значит нужно что-то кардинально иное. Нужно показать, что этот мир падет, если человек не одумается. Поэтому и появился тот, кого вы зовете Паразитом, не понимая его истинную природу. А мы зовем его - богом, ибо познали его. А вы - нет. Для вас он зло, потому как извратили вы души свои грехом. Не видите истину. Дьявол правит вашими душами. Значит очистить их следует через тело. Тело сосуд души, а душа бессмертна. Душе навредить нельзя, она всё знает и понимает. Но не слышат ее люди, прельщенные грехом. Как услышать? Всех в ад? Не выход. Ибо страдание души не идет ни в какое сравнение со страданием тела. Значит через страдание тела нужно донести истину, чтобы не страдала душа. Все во благо вам и...
  - Это какой-то бред! Вы слышите, что вы несете?! Какой бог? Это Тварь, которая управляет вами, не с Земли!
  Камиль нахмурился. Я тут же отругал себя за несдержанность, тщетно вспоминая правила общения с фанатиками и террористами.
  - Постойте! Камиль! Извините мою несдержанность. Просто я нахожусь в стрессовой ситуации и мое поведение весьма реактивно. Я не отказываюсь от своих слов, что вы рассудительный человек. Я расскажу вам, как все начиналось. Пожалуйста, выслушайте меня!
  Собравшиеся складки на лбу Камиля разгладились, он кивнул.
  - Я не хочу, чтобы вы воспринимали информацию от меня лишь только, как попытку спастись, - осторожно продолжил я, подбирая слова. - Отнеситесь к ним критически. Мне нет смысла врать, ведь так или иначе вы узнаете правду, когда придет бог - вы можете спросить у него. Ему все ведомо.
  Камиль снова кивнул.
  - Продолжайте.
  - Вы можете мне не поверить, но я уважаю истинную веру. Мои родители были верующими. Несмотря на это, я стал ученым. Но мое уважение к верующим людям никуда не ушло. Я часто встречался с настоятелями церквей. Ходил на мессы. Но, то, что вы, Камиль, называете богом, им не является. Я сейчас объясню почему, - заторопился я, заметив, что Камиль снова напрягся. - Мне больше ста пятидесяти лет. Это я с группой ученых нашел эту Тварь на большой глубине в Марианском желобе. Мы с большим трудом подняли ее на борт, так как думали, что открыли новый вид. В эту же ночь эта Тварь сожрала всю мою команду и чуть не сожрала меня. Я успел спастись в исследовательском модуле. Но наш корабль потопило штормом, и я остался с ограниченным запасом воздуха. Такие капсулы комплектовались криогенной камерой. Я заморозил себя, чтобы избежать неминуемой гибели. Предварительно запитал генератор всем, что нашел в капсуле, чтобы заморозка продержалась полтора века. Я очень надеялся, что меня найдут.
  Я быстро тараторил и не заметил, как монахи прислушиваются и перестают приколачивать моих парней к крестам. Парни тоже слушали с открытыми ртами.
  - И меня нашли! Разморозили и я ужаснулся тому, чему оказался виной. Весь мир умирает из-за неуемного любопытства горстки ученых.
  Слезы навернулись на глаза, прорвали плотину, покатились по небритым щекам.
  - Понимаете? Это - я! Я виноват, в том, что мир погибает. Эта Тварь, этот Паразит призван убить все живое на этой земле. Вспомните о поглощенных и невинных детях! Тварь не брезгует ничем! Разве дети виноваты в том, что родились в таком мире? Разве им должно страдать за грехи своих родителей? Нет! Бог никогда не допустил бы такого.
  Я зарыдал не сдерживаясь.
  - Все, что делает Тварь, она делает, скорее всего для подготовки места обитания своим хозяевам. Кто они - ее хозяева - не известно. Как Тварь оказалась на Земле и в той впадине - не известно. Но это не бог точно. Я лично достал ее со дна. Тварь ближе к дьяволу, но не к богу. Подумайте! Христос завещал возлюбить его и ближних, как его. Тогда был бы мир! Но то, что делаете вы не укладывается в его заповеди. Разве вам самим не страшно от того, что вы делаете?! Вы не просто убиваете людей, вы пытаете их с особой жестокостью! Вы не очищаете их, вы просто режете. Вы - убийцы! Ваши руки по плечи в крови, и вы играете этим только на руку Твари, которая решила извести все живое на нашей планете! В этой войне вы играете на стороне злобного монстра против сплотившегося человечества! Одумайтесь!
  В конце мой голос перешел на крик и оборвался на высокой ноте. Рыдания сотрясали грудь. Я ничего не слышал и не хотел слышать, закрыл глаза. Вокруг воцарилась тишина, прерываемая лишь моим всхлипыванием. Вдруг донесся какой-то неясный звук. Открыл глаза.
  На земле корчился седой монах. Камиль не отрываясь смотрел на меня. В его взгляде проскочило что-то нечеловеческое, белёсое.
  - Камиль... Так мы не господу нашему служим? - спросил толстый монах, обескураженно переводя взгляд то на меня, то на Камиля.
  В тот же момент толстяк рухнул так же, как и еще двое остальных.
  - Святой отец! Что он такое говорит? - пролепетал подросток.
  Он с ужасом смотрел на корчащиеся тела бывших соратников.
  - Ведь, это же не правда, святой отец?
  - Ты зарвался, Кристофер!
  Я вздрогнул от мощного рыка.
  - Я докажу тебе, что ты заблуждаешься, Кристофер Иванов! Ракита! Все, что сказал этот человек наглая ложь, направленная лишь на то, чтобы спасти свою мерзкую душонку! Я видел господа своими глазами! Я разговаривал с ним!
  Он направился ко мне, не обращая внимания на то, что творилось вокруг. Краем глаза я заметил, как Иван напрягся на кресте и вырвал сначала одну руку, затем другую, до крови закусив губу, чтобы не закричать. Затем Камиль перегородил обзор и мне в лицо прилетел кулак. Потом еще раз и еще. Его здоровенные кулачищи выбивали воздух из легких, не давали вдохнуть. Совсем скоро я перестал видеть от залившей лицо крови. Лишь тяжелые удары сотрясали мое тело. Кости хрустели, ослепительная вспышка боли в районе грудины и пробитое легкое. Я надеялся потерять сознание от болевого шока, но спасительная тьма не приходила.
  Внезапно, что-то изменилось. Боль оглушала, но я почувствовал, что Камиль перестал избивать меня. Лицо обожгло жаром, волосы затрещали. Кровь на лице мгновенно ссохлась и стянула кожу. Раздались крики. Чуть позже ощутил что-то липкое и влажное на ногах, быстро ползущее вверх. Не успел запаниковать, как страшный жар опалил нижнюю часть тела и наконец-то пришла долгожданная тьма, спасая от невыносимой боли.
  ГЛАВА 20
  - Ай, какие здесь медсестры!
  Миша плотоядным взглядом провожал очередную девушку в светло-серой форме военной медицины.
  - Ты скажи спасибо Ивану, что ты можешь двигаться вообще, а не только одной частью тела, - язвительно отреагировал Яков на уже не первое подобное высказывание Райтера.
  - Да я уже сказал ему! Но мне не жалко и повторить. Ваня! Слышишь меня? Так вот - спасибо тебе, дорогой, что мой главный орган все еще работает!
  Я услышал неразборчивое бормотание Ивана с дальнего конца палаты. Кажется, он матерился и уже не рад, что вместе с остальными спас еще и Райтера.
  В который раз отметил про себя, что нам крупно повезло и каждый это везение переживал по-своему. В основном все погрузились в себя и держали воспоминания о событиях двухнедельной давности внутри. Но с Мишей как будто ничего не произошло. Он вел себя, как и прежде, даже, наверное, еще более развязнее. Не смотря на серьезные ожоги, пробитые конечности и несколько переломов - он все равно продолжал радоваться каждому моменту. С него стоило брать пример.
  Когда я очнулся в отдельной палате, то сразу же задал Бергему вопрос о своей команде. Доктор успокоил меня, сообщив, что все живы, только немного потрепаны и находятся в общей палате на другом уровне.
  - Александер, переведите меня к моим парням, я должен быть с ними.
  - Но, Кристофер, вы только что очнулись, там вам не удастся быстро восстановиться! Ведь вам досталось больше всего. Вы пребывали в коме два дня. После выхода из нее, вам провели операцию на лицевых костях и черепе. Латали порванное легкое, сращивали ребра. И это я уже не говорю о сильнейших ожогах нижней части тела! В том числе и... Гм. Полового члена тоже, да. Восстанавливали все долго.
  Я отмахнулся:
  - Бергем, самое главное, что я жив, скоро вернусь в строй и мои ребята тоже. Остальное не важно.
  Бергем театрально вздохнул и через неполный час я уже общался со своими парнями. Встречали меня бурными овациями, свистом и криками. Даже Яков сдержанно хлопал, улыбаясь. В палате поднялся такой гам, что роботы-сиделки вкололи всем по дозе успокоительного.
  Язык немного заплетался, слова получались растянутыми, но способность соображать осталась.
  - Иван, - я приподнялся на койке и взглянул мутными глазами в его сторону, - Иван, расскажи, как все произошло.
  Сил держать тело на весу больше не осталось, и я откинулся на подушку. Очнулся после нескольких часов отличного сна. В памяти остались только первые слова Ивана: "Вижу я, значит, лупить он тебя стал...".
  В палате все еще висела тишина, поэтому решил дождаться пока все проснуться.
  - Долбаный ты робот! Меня наш здоровяк от смерти спас, поэтому это кощунство столько спать! Еще раз ты так сделаешь я разворочу все твое нутро и сделаю тебе сипуку!
  Ну, Райтер всех разбудит, можно не сомневаться.
  - Вообще-то, правильно - "сэппуку", - отреагировал Саид. -И сэппуку, или харакири, самурай всегда делал сам.
  - Ну, вообще-то, не всегда, - решил поправить Яков. - Есть моменты, когда...
  Я с удовольствием слушал перепалки своей команды. Все живы и у всех отличное настроение.
  Миша не выдержал заумных разговоров про истории мечей и традиции японских самураев, закричал с дальнего конца палаты.
  - Кэп, ты-то как? Ведь тебе досталось по самые помидоры, - хихикнул Райтер.
  - Нормально! Спасибо, что спрашиваешь, помидоры целы, - улыбнулся я в ответ.
  - Уффф!, - выдохнул он. - А то я уже беспокоился. Как подчиняться командиру, у которого нет тех самых бубенчиков? Правильно - никак. Значит надо бы мне выдвинуться на должность командира. Ведь, кто тут больше всего на нее подходит? Правильно - я.
  Теперь в спор вступили Сергей и Джошуа. Слава богу они защищали меня. Райтер на посту командира - это катастрофа.
  Когда все снова успокоились я вернулся к расспросам Ивана. Спасение стало полной неожиданностью, и, если бы не самоотверженность Ивана, гнить бы нам в земле возле тех самых крестов, зато со спасенными душами.
  В тот момент, когда я закончил свою пламенную речь, все монахи, кроме Камиля и Ракиты, поверили мне. Что-то произошло с их симбиозом с Тварью, и та ликвидировала слишком осознанных слуг. Камиль начал избивать меня, а слизь с тел монахов поползла ко мне. Иван сильно испугался за меня, но сделать ничего не мог. В отчаянии рванул рукой и выдрал ее вместе с гвоздем. Это я еще видел. Кровь на губах, чтобы не закричать, затем - вторая рука. А вот дальше - тьма.
  С ногами Ивану пришлось повозиться. Удерживаясь за вертикальную перекладину одной рукой, другой, он помогал ногам расшатать гвоздь. Чего это ему стоило, остается лишь догадываться. В конце концов он выдернул гвоздь из ног, пополз до оружия, сваленного в кучу недалеко от крестов. Непослушными пальцами активировал напалмовое ружье. В тот момент, когда он уже наводил на меня и Камиля ствол, тот что-то почувствовал, обернулся. Но струя липкого пламени успела обжечь его и пристать ко мне. Камиль унесся прочь пылающим факелом, за ним последовал подросток. А Иван не придумал ничего лучше, чем дожечь слизь, которая покрывала уже мои бедра. Мгновенно сгорела одежда, затем слизь и наконец начало гореть мясо. Видимо тут я и потерял сознание. Слава богу (не знаю какому, но все равно спасибо), что мы взяли с собой нейтрализатор пламени. Без него у меня остались бы только кости вместо ног. Затем здоровяк залил меня по пояс снизу стазисным гелем. Это вещество позволяло остановить некроз тканей на несколько часов. Вколол мне адреналин и еще кучу всего из аптечки и поспешил освобождать парней. Не прибитым гвоздями к крестам остались только Яков и Джошуа. Именно поэтому они и освобождали остальных. Столько криков и мата эти джунгли вряд ли когда-либо слышали. Пока парни снимали распятых бойцов, Иван вызвал подмогу. Через полчаса прибыла спасательная команда и нас эвакуировали. Уже на борту стратолета я впал в кому и реанимационные мероприятия начались еще до посадки. Затем приземление, лазарет, приход в себя и вот, мы все живы и вместе в палате. Редкое везение!
  Из лазарета я вышел через полтора месяца. Парни уже тренировались во всю. Мне же пришлось нагонять их ускоренными темпами. И только еще через месяц нас отправили на первое после монахов задание. Вполне рядовое. Практически, даже не спускались с воздуха и уничтожили небольшое гнездо. Парням конечно не хватило экшна, но я понимал, что нужно постепенно возвращаться в строй. Потом были еще вылазки, с постепенно увеличивающейся сложностью.
  Когда я вспомнил про наше задание в джунглях, Бергем рассказал, что исследовательским группам не удалось узнать, как поддерживается равновесие в том зеленом пятне. Поэтому там выставили внушительную охрану и оставили ученых для изучения феномена. Бергем считал, что это может являться ключом к спасению планеты. Правда, уже после смерти Паразита. Это на сегодня - главная задача.
  В один из дней отпуска, после тренировки, меня попросили зайти в оружейную лабораторию. Кей Дарвин давно работает там директором. В шутку он называл себя доктором эволюции оружия и всего, что с ним связано. Он даже сформировал свою, отличную от ОСС, классификацию. Настоящий дока в плане вооружения. Именно благодаря ему наш отряд один из первых получал новые модели. Мои парни были на седьмом небе от счастья. А Кей получал возможность собирать обратную связь от профессионалов в условиях реального боя. Конечно, перед вылазкой парни все свободное время проводили в оружейной и тире, чтобы привыкнуть к новому оружию, пристрелять, да побегать с ним в условиях близких к реальным. Даа... Это теперь они мне доверяют как себе. Но когда я их набирал, я понимал, что мне придется заслужить их доверие и уважение. Конечно, в то время уже ходили определенные слухи о моей персоне. Неподтвержденные по большей части. Но мнение по ним составить вполне возможно. Во-первых, ходил слух о моей причастности к появлению Твари. Во-вторых, что я умею разговаривать с клонами. В-третьих, что у меня особое чутье на них. Обоняние хорошее - унюхать далеко могу их, как говаривал Иван еще до попадания в мою команду. В-четвертых, у меня просто запредельное везение. В вылазках, в составе других групп, именно благодаря мне мы выходили сухими из, казалось бы, безвыходных ситуаций. В итоге получался этакий шаман не от мира сего, как-то связанный с Тварью. Это вселяло больше подозрений и недоверия, чем уважения.
  Благодаря признанию перед Камилем, монахами и отрядом, что все происходящее из-за меня, часть этих слухов подтвердилась. Когда очнулся в палате один, переживал по поводу мнения парней обо мне. Но понял, что мои опасения напрасны, когда меня ввезли в палату с радующимися моему возвращению парнями.
  В один из дней, когда почти все уже могли самостоятельно передвигаться, в палате остались только я и Иван.
  - Скажи, Иван, как отреагировали парни на мое признание?
  Я должен понимать, как воспринял отряд мои слова.
  - Да нормально отреагировали. Ты и так чудной, поэтому мало кто удивился. Кто-то воспринял всерьез, кто-то не поверил. Кто воспринял всерьез, вины твоей не видят. Зря убивался.
  Воспоминания волной уносили от действительности, заново переживал эти моменты. Это помогало скоротать время до оружейных лабораторий и проанализировать свои действия. Коридор, ведущий к царству Кея Дарвина, оканчивался массивной дверью с постом охраны. Меня уже знали, поэтому особого внимания не обратили. В моем ключе зашиты коды доступа в эту часть штаба ОСС.
  Высокий, худощавый, со светлыми и всегда немного растрепанными волосами, ученый-инженер встретил меня у входа.
  - Привет, Кей!
  - Долго же ты ходишь, - вместо приветствия нетерпеливо махнул рукой ученый. - Пойдем. Тебе должно понравиться.
  - Да, я тоже рад тебя видеть, - усмехнулся я.
  Обижаться на его поведение совершенно бессмысленно - человека не изменить. Зато за его незаменимость и пользу можно простить многое.
  - Ты хоть скажи - новые "стрелялки" придумал, примочки к ним или снаряжение улучшил.
  - Второе. Как тебе твой боевой комбез?
  Комбинезоны? Вот это да! я внутренне присвистнул. Те модели, которые мы использовали сейчас я считал чудом и верхом научной мысли. Встроенная бронь, практически, по всей поверхности комбеза, выдерживающая попадание даже из винтовок почти в упор. Бортовой компьютер, отслеживающий состояние бойца и управляющий аптечкой, а также GPS-маяк, шлем с камерой ночного видения и передачей изображения в любых диапазонах прямо на лицевой щиток. Встроенная рация, отличная гибкость в суставах, не маркая поверхность. Чего еще желать-то?
  - Кей, он превосходен. Парни в восторге. В течение уже трех крайних операций, как мы по достоинству оцениваем чудо твоей инженерной мысли. Сперва я даже побаивался за парней, когда они в рукопашку шли против саблеруких. Ей-богу как малые дети. Воспоминания снова на мгновение перенесли меня в одну из операций уже сплоченной команды.
  - Ха! вы видели парни? Даже царапины не осталось! Да меня мамочка сильнее ремнем била, чем ты, рожа саблерукая! И это на все на что ты способен? - Ираклий вновь поднырнул под клона, дал ему пинка в незащищенную часть.
  Остальные стояли вокруг и гоготали, как малые дети, раздавали советы, как половчее отвесить пинок саблерукому. Обычно эти существа очень опасны и легко распарывали комбезы обычных моделей. Несмотря на прочный материал и всевозможные подкладки. Но с новой моделью от Кея, этого можно не опасаться. Даже следов не оставалось. Материал поражал своими возможностями.
  - Ты меня вообще слушаешь? - Кей обернулся и с укором взглянул на меня.
  - Эмм... - попытался я вспомнить его слова. - Ты сказал, что улучшил материал комбеза и сделал его еще более умным, так?
  Ученый буравил меня глазами еще некоторое время, развернулся и мы пошли дальше. Внутренне я смахнул пот со лба - правильно вспомнил! Кей дико не любил, когда его не слушали.
  - Так вот, - продолжил гений оружейной мысли, - я вставил небольшой заряд для самоликвидации в случае вероятного попадания в плен к клонам Паразита. Срабатывает автоматически.
  - Ты серьезно? - поежился я.
  Он снова обернулся и в его глазах промелькнули веселые искорки.
  - Боишься? Ты же не хочешь, чтобы они сожрали твой мозг и воспользовались твоим телом?
  - Ну и шуточки у вас, Кей Дарвин.
  Он громко рассмеялся.
  - Давай показывай свое очередное чудо, - улыбнулся я в ответ.
  - Итак, модель КМ-ноль-ноль-семь - комбинезон модернизированный седьмой версии. Боже, как время летит! - воскликнул Кей. - Как-будто вчера проектировал прототип.
  Воспоминания снова зашевелились в подкорке, но через мгновение все мое внимание оказалось поглощено новой разработкой.
  На стене висело нечто. Точнее с первого раза, я даже не заметил комбез - он почти полностью сливался со стеной. Даже изменение угла зрения не давало возможности рассмотреть его.
  - Заметил, да? - улыбнулся Кей.
  - С трудом вообще-то, - признался я.
  - Адаптивная маскировка. Под любую поверхность. Хрен рассмотришь если специально не вглядываться в место где ты будешь в нем стоять.
  - Вот это да! - выдохнул я, прикасаясь к пустому на вид пространству. Рука наткнулась на жесткий материал.
  - Что за покрытие?
  - Долго объяснять, - отмахнулся Кей. - Давай лучше покажу остальные его возможности.
  - Это еще не все? - моему удивлению не было предела.
  - Поехали, - он проигнорировал мой возглас. - Во-первых, адаптивная маскировка под любую поверхность. Это ты уже заметил. Во-вторых, в него встроена система автоматических доспехов и сервомоторов. В обычном режиме это обычный гибкий комбез. В момент попадания пули, другого снаряда или удара конечностями клонов, его жесткость мгновенно повышается и гасит удар. Жесткость повышается в конкретном месте, позволяя вести бой дальше. Тебе нужно будет только на ногах устоять. Падение с высоты двадцати метров - не страшно, только дышать тяжело несколько секунд после этого, - он о чем-то задумался, хмыкнул. - Поднять груз в двести-триста килограмм - легко. Не замерзнуть на северном полюсе и не изжариться на экваторе - пожалуйста. Ну и на закуску - система отвода биологических жидкостей прямо во время выполнения задания, не снимая комбез. То есть теперь не страшно обмочиться от страха перед новым клоном! - хихикнул Кей.
  Я ошарашенно водил рукой по комбинезону и уже представлял новые возможности в бою. Последняя фраза Кея заставила улыбнуться. Кей относился к своим изобретениям, как ребенок. Но и рассудительность ученого его никогда не покидала. Такой синтез качеств делал Кея не всегда приятным собеседником, но с этим можно мириться.
  - И как же это происходит? Значит ли это, что после выполнения задания нашим техникам достанутся грязные и вонючие комбезы? - усмехнулся я. - Недоработочка, господин учёный!
  Кей многозначительно посмотрел на меня, отвернулся. Раскрыл комбез. Послышался звук расстегиваемой молнии.
  Сперва я не сразу осознал, что произошло, но, когда до меня дошло, стало уже поздно. Тугая струя ударила в опытный образец. Капли срывались вниз под действием силы тяжести ни на мгновение, не задерживаясь на чудо-материале. Я ошарашенно смотрел на это действо. Не знаю, чему я больше удивлялся - новому материалу или насвистывающему, и демонстрирующему его возможности таким способом, Кею.
  - Абсолютная гидро-, олео- и прочая фобность. Любая органика и жидкость будут скатываться с его поверхности, как внутри, так и с наружи. Изнутри все будет накапливаться в специальных стельках и выводиться через поры в подошвах. Но по большому ходить все же не рекомендую, - он снова засмеялся, - будет, мягко говоря, некомфортно.
  После того, как первый шок прошел решил все же уточнить.
  - Погоди, то есть мочиться все равно придется на ноги?
  Снова получил порцию пренебрежительного взгляда, которым технари одаривают гуманитариев при попытке объяснить последним очевидные вещи.
  - Вот мешочек. Надеваешь его на причинное место, трубка крепится к внутренней поверхности. Видишь - специальный желобок в штанине? Все достаточно удобно и ничего не натирает.
  - Кей, ты гений!
  - Да. Я знаю. Заказ будешь оформлять или в старых побегаете?
  - Спрашиваешь!
  Возвращался в приподнятом настроении, предвкушая, как обрадуются парни новой игрушке.
  На новое задание отправлялись весело галдя, представляя, как будут разлетаться клоны только от одного вида брони.
  - Дурак, ты Миша! Комбез же невидимый. Вот от ударов точно будут разлетаться. Предлагаю устроить соревнование, чей клон дальше отлетит от удара, - пробасил Ираклий, хлопая коллегу по плечу.
  В новой модели можно не опасаться совсем не легких ударов этих здоровяков.
  Пусть веселятся. В команде я уверен на все сто. Теперь приказы не обсуждались, а выполнялись точно и быстро. Усмехнулся, вспомнив знакомство и первое задание.
  Оставшиеся монахи не появлялись долгое время. За четыре задания мы не нашли даже следов отряда монахов. С такими же отчетами возвращались и остальные отряды. Аналитический центр уже которую неделю выдавал одно и то же по запросу о таинственном отряде. Либо что-то готовят, либо затаились по какой-то причине.
  В этот раз мы летели в амазонские джунгли. Точнее то, что от них осталось. Далеко внизу медленно проплывали зеленые проплешины. Эти остатки разительно отличались от того леса, где нас схватили монахи. Тоска незаметно окутала сердце. Сколько еще нужно принести жертв, чтобы остановить Тварь? Почему Природа создала такое? Или все же это новый "Потоп" и Камиль оказался прав? Пусть он на стороне дьявола в этой войне, но если так, то должен быть и бог, который это запустил? Мысли роились в голове, сшибались друг с другом, ударялись в экран непонимания. На поверхности осознанности даже думать боялся о победе, чтобы не спугнуть ее. Пока все факты говорили о том, что мы проигрываем. А глубоко внутри, почти на бессознательном уровне, освещаясь лишь краешком сознания, шла беспрерывная работа по разгадке тайны этого существа, непонятно как оказавшегося на нашей бедной планете. Вряд ли случайная мутация могла привести к такому. Все же у Природы есть защитные механизмы для этого. Допустимы локальные катастрофы, типа кроликов в Австралии и моллюсков с водорослями перевозимых в другие места на кораблях. Такие инвазивные виды захватывают новую для себя биосистему легко и быстро, потому что в том месте отсутствуют ограничители их роста. Но чтобы захват одним видом всей планеты и всех экосистем - это не укладывается в голове. Мысли то и дело соскальзывают на тему злого умысла.
  Бергем тоже склонялся к этой точке зрения. Но если предположить, что это все же, типичные организмы для таких глубин, то почему никто не нашел их раньше? Пропустить такую тварь на глубине, если бы они встречались повсеместно, совершенно невозможно. За все время исследования сверхглубоких впадин океанского дна зафиксировано более тысячи погружений разной степени подготовленности. Но у всех были камеры, глаза в конце концов. Никто не видел Тварь и ей подобных. Других тварей, обычных для мира высокого давления и тьмы - полно. Хотя на заре эры подводных исследований бытовало мнение, что там не может быть ничего живого. Ну, максимум - бактерии. Но действительность оказалась куда интереснее. И опаснее.
  - Кэп, ты с нами?
  - Да...
  - Подлетаем.
  Миша стал моим заместителем. И хотя ситуаций, в которых он мог меня заменить еще не предвиделось, этот факт сильно грел его душу.
  - Отряд! Приготовится к высадке.
  Все и так давно готовы. Лица светились решимостью и собранностью. Парни активировали маскировку. В полумраке чрева грузового стратолета картина получилась весьма сюрреалистичной. Еле различимые тени, двигающиеся бесшумно и не активированные лицевые щитки, что вносило бы существенный разлад в психику неподготовленного человека. Только представьте - одно лицо плывет по воздуху, да еще и улыбается белоснежной улыбкой. Это я про Ивана. Поймал мой взгляд, кивнул - решил показать, что все окей. А внизу нас ждал редкий лесок, оставшийся, от некогда великого биоценоза Амазонки.
  ГЛАВА 21
  Бергем прохаживался по кабинету, разгоняя, висевшие в пространстве, изображения графиков и уравнений. Мысль, не дававшая покоя в последнее время, стала возвращаться все чаще. Правильно ли он поступил? Был ли другой выход из этой ситуации? Конечно, сейчас решение уже принято, но если найти аргументы, то может удастся все переиграть?
  Некоторое время назад светило научной мысли заметил за собой некоторую странность - он стал мягче. Все чаще он поступал нерационально. Точнее - больше думал, конечно, чем поступал на самом деле. Поступки пока укладываются в рамки необходимости, но решения даются тяжело.
  - Старею, - решил Бергем.
  Это осознание совсем не успокоило и ничего не решило. Конечно, на алтаре сейчас судьба всего человечества, но от родственных и дружественных чувств он не мог полностью отказаться. Особенно теперь. Потеря Джилл надолго выбила его из колеи. Она близка ему, как дочь. Но потеря еще и Криса вообще раздавила бы. Ученый сильно привязался к нему. Слава всем научным богам - он жив! Но, судя по всему, ненадолго. Кристофер, как бывший ученый, часто генерировал какие-то идеи, подчас весьма самоубийственные. Воспоминания вновь унесли его к той встрече.
  - Александер? Доброго вечера!
  - А, Кристофер! Заходите, заходите.
  Он стоял перед дверью Бергема и связался с ним по браслету перед тем, как зайти. Александер всегда радовался, как ребенок, когда приходил Кристофер. Благо поводов сейчас достаточно - изучение чутья Криса на клонов Паразита не прекращалось.
  - Вы по последнему отчету?
  - И да, и нет. Отчет могу отправить вам на почту. А побеседовать предлагаю о другом.
  - О, у вас новые идеи! Это очень хорошо, внимательно слушаю.
  - Я решил, что, раз интерес Твари ко мне, гораздо выше, чем к остальным жителям планеты...
  - За исключением представителей совета ОСС, - улыбнулся и поправил Бергем.
  - Конечно, за их исключением, - согласился Кристофер. - И раз этот интерес выше, чем к подавляющему большинству людей, значит это нужно использовать. Я предлагаю разработать и вживить мне механизм уничтожения Твари, когда она меня поглотит.
  Улыбка медленно сошла с лица Бергема.
  - Вы хотели сказать: "Если она вас поглотит"?
  - Ну, да - если. Если до этого не найдутся другие способы разобраться с Тварью.
  Бергем вздохнул. Он взглянул на своего друга и понял, что переубедить его не получится.
  - Вы понимаете, что это значит для вас? - сделал Бергем последнюю попытку.
  - Конечно, доктор. Поверьте, моя жизнь далеко не самая большая цена за спасение человечества.
  Бергем пожевал губу, хотел что-то возразить, но не стал.
  - О каком типе устройства вы размышляли, Крис?
  Вариантов устройств оказалось неожиданно много. Но большая часть из них не подходила. Паразит либо все поймет и успеет нейтрализовать их, либо они не причинят ему большого вреда. Хотя наличие данных с телеметрии Паразита могло помочь в разработке такого механизма. Сошлись на том, что Бергем подумает над решением и его техническим воплощением.
  Через несколько дней Крис привел с собой одного из самых странных ученых в ОСС - Кея Дарвина.
  - Доктор Бергем, Кей тоже в курсе проблемы, и он решил помочь в исследованиях, разрабатывая механизм доставки и срабатывания устройства для убийства Твари при моем поглощении.
  Бергем кивнул, не поднимая головы, продолжил работу. Кей принялся рассказывать свои идеи, которые Бергем не без удовольствия, все также не глядя на него, раз за разом разносил в пух и прах.
  - Доктор Бергем, - вкрадчиво обратился Кей после очередного отказа, - на все мои идеи вы отвечаете - "нет". Может вы сами что-то дельное тогда предложите?
  - Я отвечаю отказом, потому что ваши предложения бесчеловечны и обрекут на страшные муки Кристофера в его последний час.
  - Вы же понимаете, что его жизнь ничто по сравнению со спасением человечества?
  - Он мой друг!
  - И мой тоже!
  Помолчали, буравя друг друга глазами. Вдруг Бергем вспомнил, что Кристофер должен находиться ещё в его кабинете. Обернулся, чтобы найти его глазами. Но тот незаметно ушел в какой-то момент. Бергем вздохнул, потер виски и глаза. Устало предложил:
  - Давайте подробнее разберем вашу идею с нейтронасмитерами и нанодвигателем для доставки датчика.
  Работа длилась около месяца. В какой-то момент Бергем ощутил азарт к разработке. Как будто он раздвоился. Одна часть его понимала, что он разрабатывает орудие убийства Паразита, а с другой - своего друга. Поэтому, когда система оказалась готова, он переживал смешанные чувства. Такое состояние оказалось весьма некомфортным. Умом он понимал, что выбор вообще не должен стоять, когда речь идет о спасении всего человечества и цена одной жизни - ничто. А с другой стороны, в этой войне он потеряет еще одного друга.
  Презентовать, разработанную систему, Бергем доверил Кею. Присутствовать при этом он не собирался, но уйти не успел. Кристофер пришел раньше, как будто уже знал, что его собираются позвать.
  - Ребята, вы тут?
  - Да, Крис заходи. Мы как раз собирались тебя позвать.
  Кей подмигнул Бергему. Доктор поморщился, но ничего не сказал.
  Вошел Крис, поздоровался.
  - Уже есть результаты? - обратился он к ученым.
  - Конечно есть! Разработанная и даже протестированная на бедных животных система, - лукаво улыбнулся Кей.
  - Рассказывай, не томи.
  - В общем, мы с дорогим и уважаемым доктором Бергемом разработали сигнальную систему с автонаведением ядерного заряда. Она состоит из двух частей или уровней. Когда ты попадешь к Паразиту, - Кей не обратил внимания на возмущенное замечание Бергема: "Если!", и продолжил, - то он, конечно же, будет тебя поглощать. И скорее всего мозги в первую очередь. Так вот, мы встроим тебе датчик, который будет реагировать на физическое проникновение и изменение твоего мозга. Сигнальная система из специальных нейротрансмиттеров, как раз реагирующих на это, подаст импульс на датчик, который начнет разрушать твой мозг. Этакий лавинообразный разрыв синаптических связей у тебя в мозгу случится. Будет больно, но, судя по всему, не долго, - хмыкнул, Кей. - Паразит предпримет попытки остановить разрушение твоего мозга, ведь он ему зачем-то нужен. И пока он будет разбираться с разрушением нейронов, другая система, состоящая из микрочипа, подаст сверхкороткий импульс на систему передатчиков. Она развернута по всему земному шару. Импульс будет достаточно сильным, чтобы преодолеть, практически, любую преграду. Передатчик отправит сигнал на ближайшие к тебе пару-тройку ядерных ракет, которые разнесут тебя, Паразита и местность вокруг на многие километры в радиоактивную пыль.
  Бергем посмотрел на Кристофера, тот кивнул с мрачной решимостью.
  - Микрочип будет запитан на определенный уровень сахара в крови. Поэтому не пренебрегай сладким и всегда держи под рукой что-то высокоуглеводное, - добавил Бергем.
  - Отличная работа, ребята. Я готов. Обязательно учту ваши рекомендации. Что с разрешением на использование ядерного арсенала?
  - А это уже Александер пойдет договариваться с генералом Макаровым. У них там весьма доверительные отношения, насколько я понял.
  - Хорошо. Только давайте сохраним все это в тайне. Тварь не должна случайно получить информацию о системе ее потенциального ликвидирования.
  Все в комнате и без этого осознавали необходимость такого решения.
  Еще немного посидели, обсудили детали и Бергем отправился к Макарову, на ходу вызывая того по браслету:
  - Добрый день, дружище! - офицер улыбался.
  - Да, и тебе не болеть. Я зайду? Дело есть серьезное и секретное.
  Макаров внимательно посмотрел на друга. Александер очень редко говорил таким тоном. Это предвещало действительно что-то важное.
  - Конечно, заходи. У меня перерыв будет минут через семь, сможем пообщаться.
  Когда Бергем добрался до кабинета Макарова, тот уже ждал. Обнялись, похлопали друг друга по плечам.
  - Рассказывай.
  - Месяц назад ко мне пришел Кристофер Иванов. Ты знаешь, мы с ним часто видимся - я изучаю его чутье на Паразита. Их связь. Тогда он пришел, чтобы предложить мне разработать систему, которая убила бы Паразита, когда... Если, - с нажимом, раздраженно поправил себя Бергем, - тот соберется поглотить Кристофера.
  - И ты месяц занимался секретной разработкой, ничего мне, не рассказывая? - решил разрядить обстановку генерал.
  - Не я один. Еще участвовал Кей Дарвин. Хороший ученый, но совершенно несносный человек, - ответил Бергем серьезно, не обращая внимания на тон вопроса.
  - Да, я знаю, - усмехнулся Макаров, - лично знаком с ним. Так это получается, что уже двое лучших ученых в тайне от меня занимались секретной разработкой?
  - Да перестань, - отмахнулся Бергем. - Прекрасно понимаешь, что я могу делать многие вещи, не спрашивая ни у кого разрешения, в том числе и у тебя.
  - Конечно, конечно. Я не об этом, - улыбнулся генерал. - Я бы мог посодействовать, и вы быть может закончили даже раньше. Целый месяц на разработку потенциального оружия для убийства Паразита - это долго, Бергем.
  - И ты туда же. Кристофер не просто опытный образец, он еще мой друг!
  - Да, извини, Александер, - понял чувства друга Владислав. - Так что вы придумали?
  - Мы уже протестировали этот метод - результаты выше ожидаемых. Это сигнальная система, состоящая из двух уровней. Судя по определённым фактам и поведению Камиля - Кристофер нужен Паразиту живым. При проникновении его в мозг Кристофера, запустится быстрое разрушение нейронных связей. Его мозг превратится просто в кусок мяса. Логично предположить, что это не нужно Паразиту. Поэтому он предпримет попытку остановить разрушение. Пока он будет спасать мозг Кристофера, запустится второй уровень. Специальный датчик, реагирующий на особые нейротрансмиттеры, передаст сверхкороткий импульс на систему ядерного потенциала. Через несколько секунд по месту где будут находиться Крис и Паразит ударят пара боеголовок. Эту часть мы не тестировали, как ты понимаешь.
  - Хорошо. Я даю добро.
  - На что?
  - На использование системы наведения ядерных боеголовок. Кей получит коды доступа. Высший уровень секретности. Когда планируете провести операцию?
  Бергем сглотнул, тихо сказал:
  - Еще не планировали.
  - Проведите ее в ближайшее время. У отряда Иванова скоро будет спецзадание.
  - Но ведь он тогда специально будет искать встречи с Паразитом!
  - Может это именно то, чего не хватает сейчас человечеству для спасения. Вы все трое будете героями и войдете в историю человечества, как спасители. Ты даже несколько раз, кстати.
  - Да не нужны мне эти регалии, Владислав! Человек умрет...
  Бергем тяжело дышал, намеренно не прибегая к помощи браслета. Макаров тоже молчал, понимая состояние друга.
  - Ладно, я все понял, - тяжело поднялся Бергем. - Не думаю, что Кристофер будет оттягивать операцию.
  Когда Александер Бергем ушел, Владислав Макаров еще раз убедился в том, что следование долгу дружбы лишь мешает принимать судьбоносные решения на уровне человечества. Да даже руководитель любого, более-менее крупного предприятия, будет связан, если его решение по повышению эффективности компании будет идти вразрез с мнением друзей или затрагивать их более предметно. Не каждый способен отложить личное и принять действительно необходимое решение. Или способен, но чувство вины останется с ним навсегда. Макаров прислушался к себе. Нет - на него не влияет. Он все так же готов пожертвовать любым человеком в ОСС, если это позволит спасти остальных. И даже не одним.
  Крис Иванов, ожидаемо, предложил незамедлительную операцию по внедрению системы. Операция и установка системы прошла в штатном режиме. Уже через день наблюдения в лабораториях Бергема, ученый вынужден был отпустить Кристофера на подготовку к заданию. Камиль с Ракитой еще живы, а судя по разведданным Паразит что-то готовит в регионе уральских гор.
  Владислав получил уведомление, что сигнальная система установлена в мозгу Кристофера. Вызвал его по внутренней связи, попросил зайти.
  - Генерал Макаров. Капитан особого разведывательного отряда Кристофер Иванов прибыл по вашему распоряжению, - доложил капитан по браслету перед дверью генерала.
  Макаров открыл дверь.
  - Входите, капитан.
  Когда все формальности оказались соблюдены, Владислав проговорил:
  - Капитан Иванов, вы чуть ли не единственный, кто называет Паразита Тварью. Почему так сложилось?
  Кристофер поджал губы, произнес:
  - Паразит - это как будто толерантное определение его действий. Тварь - звучит без прикрас и отражает не только истинную суть, но и несет чисто негативные коннотации. Во всяком случае для меня. Никому своего видения не навязываю, генерал.
  Макаров задумался ненадолго, затем проговорил:
  - Кристофер, предлагаю пообщаться без чинов. Потому что в теме нашего разговора нет места приказам. Точнее теоретически они, конечно, уместны. Но вот с практической точки зрения - не думаю, что нужны. Задача военного руководителя моего уровня отдавать приказы отправляться на смерть целым армиям, а не только отдельным исполнителям.
  - Я понимаю, генерал.
  - Я могу отдать приказ, но для вас он не нужен.
  - Вы о разработке Бергема и Дарвина?
  - Да, о ней. Я уверен, что вы заинтересованы в уничтожении Паразита, - или Твари - наверное, больше, чем кто-либо. Хотя это и сложно представить. И уверен, что вы готовы пойти на все, чтобы ее остановить. Ведь вам нечего больше терять. Ваша идея, воплощенная в жизнь учеными, действительно может спасти человечество. Поэтому... - Владислав замялся.
  - Я прекрасно все понимаю, генерал, - снова повторил Кристофер.
  Макаров помолчал.
  - Как вы думаете, почему вы так нужны Паразиту?
  - Я думаю, что это месть. Незавершенная программа убийства. До нахождения капсулы и много после этого, Тварь все время думала обо мне. Сейчас, наверное, уже можно считать, что она умеет думать. Все действия ее говорят именно об этом. Скорее всего, это какая-то навязчивая идея. В нашем случае она может сыграть нам на руку. Тварь, конечно, знакома с самопожертвованием, но совершенно в другой форме. И вряд ли додумается до этого. Поэтому у нас реально есть шанс. И моя смерть бесконечно малая цена за спасение человечества. Поэтому, повторю еще раз - я все понимаю. Сделаю все, что в моих силах и даже больше.
  - Да, я не сомневался, Кристофер. Все равно это тяжело, осознавать, что одни из лучших жертвуют собой. Особенно для доктора Бергема.
  - Это все, что вы хотели со мной обсудить, генерал?
  - Нет, я хочу обсудить с вами еще предстоящее задание. В уральском регионе Паразит собирает армию. Там много резерваций, поэтому нанести ядерный удар не представляется возможным. Столкновение будет как в старые и недобрые времена. Большая сила на еще большую силу. Скорее всего армию собирает приспешник Паразита - Камиль. Судя по данным разведки - он там часто появляется. Ваша задача убить Камиля и его помощника Ракиту. В вашем распоряжении звено вертолетов-истребителей и тяжелая техника. Детали можете проработать с аналитическим отделом. Двадцатую часть его мощности могу выделить вам, если необходимо.
  - Спасибо, генерал. Откуда известно, что Камиль собирает армию?
  - Он отправил вам послание. Перешлю его вам на браслет, прослушаете позже. Нужно ли что-то еще?
  - Нет, это все. Могу идти?
  Когда Кристофер ушел. Макаров еще долго время размышлял над этической стороной вопроса. Одно дело отдать приказ на опасное задание - да, риск есть, но все равно остается возможность выжить. Другое дело отдать приказ на стопроцентную смерть. И совсем другое дело понимать, что человек сам выбирает осознанно такой путь и твои приказы ему совсем не нужны. Удивительная штука жизнь! Не то, чтобы Макарова трогала смерть Кристофера, он давно научился принимать самые сложные решения. Паразит поспособствовал. Его больше интересовал сам вопрос появление такого фатального желания, самопожертвования ради стаи. Причем не самый увечный представитель, а вполне себе многообещающий. Откуда это в людях? И всегда ли это было? Надо с Бергемом поговорить на эту тему как-нибудь.
  На его браслет поступил вызов. Он перевел звонившего на середину кабинета.
  - Генерал Макаров, уже более суток армия Камиля не получает подкрепления. Во всех ближайших регионах не отслеживается активность клонов. Армия Камиля насчитывает около семи миллионов клонов, которые укрылись в непосредственной близости от резерваций. Работать можем только воздушными взрывами и супернапалмом.
  - Принято. Запускайте операцию "Искупление".
  ГЛАВА 22
  - Кристофер Иванов... - голос медленно растягивал слова с сардонической интонацией. - Безвозвратно заблудшая на сторону дьявола душа. Антихрист. Именно из-за тебя человечество до сих пор не может обратиться в истинную веру и предстать перед господом в царствии его. В раю. Именно благодаря тебе люди испытывают страх, боль, лишения и смерть близких. Ведомо мне, что не остановишься ты, пока не завладеешь душами всех. Значит грядет война за души. Она уже идет. Но ни я, ни тем более господь, никогда не остановимся, если ты будешь жив.
  Уральские горы - отличное место для битвы добра и зла. Одна из колыбелей человечества и одно из самых удобных мест для возвращения людей в царство господне. Наибольшая плотность резерваций над и под землей, в глубоких пещерах и в горах. Просчитались вы тут, дьяволопоклонники. Просчитались, - голос хмыкнул. - Приди, чтобы остановить меня, а я сделаю все, чтобы из твоей армии сделать свою и восславить господа нашего, но уже не твоего.
  Запись закончилась. В зале воцарилась тишина.
  - Знатно ему Паразитушка мозги промыл - ничего не скажешь.
  Миша как обычно не удержался от комментария. В отряде замелькали согласные улыбки.
  - Этого Камиля Бергему отдать на опыты надо, - презрительно произнес Джошуа.
  Тут же со всех сторон посыпались предложения, что именно там нужно сделать с Камилем. Самые безобидные были в духе - прикрепить на перекладину вниз головой и тыкать в его тело разными устройствами и приспособлениями. Я поразился фантазии некоторых ребят. Особенно Якова и Саида. Вот уж кто действительно творчески подошел к воображаемым опытам над Камилем.
  - Ладно, хватит уже резать в мыслях Камиля. Предлагаю подумать, как мы займемся этим на практике.
  - Да и то верно. На практике оно завсегда интереснее, - поддержал меня Джошуа.
  - Разработкой по наступлению нашей армии занимается аналитический отдел. Мы можем воспользоваться их ресурсами для разработки своей миссии. Наша задача ликвидировать Камиля и его приспешника Ракиту.
  - Угораздило же с подростками воевать, - пробурчал Ираклий.
  - Как бы то ни было, - продолжил я, - противники они серьезные. В прошлый раз нас спасло чудо...
  - Эй! - возмутился Миша, - У этого "чуда" есть имя. Иван, спасибо тебе родной, что...
  - Отставить! - рявкнул я.
  Иван с благодарностью взглянул на меня.
  - Есть отставить! Разрешите заткнуться и не отсвечивать?
  - Если мы из-за тебя проведем здесь больше времени, чем положено, ты будешь отжиматься с Иваном на плечах все время до вылета на задание.
  Иван плотоядно осклабился, оглянулся на Райтера и многозначительно подмигнул. Миша страшно выпучил глаза, замотал головой, провел рукой по рту, словно закрывал молнию, и усиленно закивал. Я обвел взглядом отряд - все давно привыкли к выходкам Миши. На базе он продолжал оставаться собой, но на заданиях становился самым ретивым исполнителем приказов, которого только можно вообразить. Поэтому он и стал моим замом. Да, если честно, больше никто и не рвался. Команда подобралась удачная - первые среди первых.
  - Значит нам нужно разработать операцию, как выманить Камиля из своей конуры и заманить его в ловушку, чтобы потом уничтожить.
  - Это если он тебя сам искать не будет, - вставил кто-то.
  - Как сделать так, чтобы он сам нас искал?
  - Да, отправить ему послание ответное. В демоническом стиле, с размалеванными крестами, пентаграммами и жертвоприношением девственниц. После, естественно, того, как их...
  - Миша!
  В зале повисло молчание. Я буравил взглядом нарушителя дисциплины.
  - А что? Это может быть отличной идеей, - подал голос Яков.
  - Вот! - приободрился Миша и с благодарностью посмотрел на Якова.
  Я удивленно уставился на историка и религиоведа в одном лице.
  - Представь, кэп, побить Камиля его же оружием. Что, только ему, что ли отправлять ролики с издевательствами над бойцами? Надо вывести его из равновесия.
  - Да! И я об этом же! Спасибо, Яков!
  Яков поморщился - ему благодарности Миши не нужны. Я посмотрел на Райтера, тот сразу осекся. Кивнул Якову, чтобы тот продолжал.
  - Пусть понервничает. Если считает тебя антихристом, значит обязательно побежит освобождать невинных от твоих грязных и проклятых рук. Добавь ему пару мотивов и выведи его из равновесия.
  Идея, на первый взгляд, показавшаяся безумной, обретала смысл. Тут же запустил проверку в аналитическом отделе. Миша сидел, как на иголках - ему очень хотелось, чтобы его идею одобрили. Через несколько я минут получил более восьмидесятипроцентную вероятность успешного исхода затеи. Большой процент. Стоит попробовать.
  Поручил Мише и Якову разработать сценарий для записи видео. Сколь разные парни, столь разными оказались и их реакции на совместное задание. Миша обрадовался, как ребенок, а Яков в том же спокойном тоне сообщил, что ему лучше работается одному. И хотя Яков давно стал командным игроком, сейчас я понимал его чувства. Предложил ему проверить и поправить исторические и культурные нестыковки в сценарии Миши, и на этом его сопротивление снялось.
  Миша первым делом спросил о добровольцах для записи "просто чумового" ролика. Где он берет эти эвфемизмы? Если бы не они, то Миша бы матерился как сапожник. Добровольцами вызвались: Иван, Джошуа, Пабло, Тед и Саид. По поводу последнего я весьма удивился.
  - А что? Думаю, будет весело, - ответил он на мой невысказанный вопрос.
  - Кэп, тебе будет отводиться главная роль. Готовься.
  - Только давай без...
  - Никаких отговорок! Тебя нужно показать демоном во плоти! Как он тебя назвал? Этим... Нехристью, вот!
  - Антхиристом! - поправил Яков.
  - Ну, я так и сказал! Вы же меня поняли.
  Что-то мне подсказывало, что Миша прекрасно помнил, как назвал меня Камиль в сообщении.
  - Нам нужно, чтобы он поверил, поэтому на спецэффекты не поскупимся. Это я устрою.
  Далее мы обсудили технические детали операции. Решили использовать полимерные сети для копателей. Иначе Камиля больше ничто не удержит. А нам нужно его обездвижить, чтобы иметь возможность гарантировано уничтожить. Решили под завязку запастись гелем, который задерживал регенерацию тканей Твари на пару секунд. С прошлого нашего задания его характеристики улучшили более чем на двадцать процентов.
  - Поливать Камиля этим гелем и пилить, - предложил Ирвин.
  - А потом сжечь все к чертям, - добавил Саид, потирая пальцами ладонь.
  Все с воодушевлением поддержали их идею. В команде я частенько слышал, что к непогоде у парней начинали зудеть пробитые гвоздями места. Поэтому они всегда с особыми чувствами вспоминали первую встречу с Камилем и его отрядом, потому что непогода случалась почти каждый день.
  На следующее утро Миша снова позвал всех в переговорку, презентовать разработанный сценарий. Его потрепанный вид, красные и нервно блестящие глаза, говорили о том, что он так и не ложился. Не обошлось и без стимуляторов, судя по всему. Несмотря на его состояние, презентация прошла бодро. Местами волосы вставали дыбом от его фантазий, но Яков поддержал такую реалистичность и, кажущуюся, абсурдность.
  В двух словах сценарий заключался в следующем. Большой склеп, перевернутые кресты, окроплённые красной краской. Потому что с кровью долго возиться пришлось бы. Вокруг фрески, картины с изображениями совокупляющихся с прекрасными девами страшных и мерзких демонов. Яркие факелы, отбрасывающие красные тени на темные мантии собравшихся. Пятеро стоят по углам большой пентаграммы в виде звезды, в которую вписана ухмыляющаяся морда козла. В центре в бесстыдной позе распята обязательно девственница.
  - Ты с ума сошел, Миша? Зачем тебе принципиально девственница?
  - Нужно, чтобы все было реалистично! - наставительно ответил он мне.
  - Так, я же предупреждал на счет твоих фантазий. Не будет никаких девственниц и "обнажёнки". Используешь костюмы и голографию. И никаких возражений!
  Миша расстроился, но дальше по ходу повествования вновь вошел во вкус, начал бегать по переговорке, показывая кто где стоит и чем занимается.
  В общем, пятеро начинают песнопения, которые заранее сгенерирует и наложит на запись специальная система. Факелы вспыхивают и начинают гореть ярче. Девушка в центре вдруг понимает, что все это неспроста, начинает извиваться, кричать. К ней медленно подходит шестой участник в мантии с капюшоном - я. Затем нехристь снимает капюшон, грубо лишает девственности жертву и с помощью кривого кинжала вырывает ей сердце, чтобы пожрать его. Затем с окровавленным ртом воздевает руки к потолку вызывая демонов крови, ужаса и смерти.
  - В конце ты произносишь небольшую речь о том, что вертел на трубе его армию, его господа и самого Камиля с Ракитой вместе взятых. Типа - пусть ждет тебя.
  - Райтер, у тебя вообще нормальное детство было? - на всякий случай поинтересовался я.
  - Самое обычное! Как у всех.
  - Ну, ну. Ладно ребята пора приступать к записи. Яков дай корректировки и приступим.
  Записывали весело. Миша нашел актрису с медцентра. Девушка с большим воодушевлением начала помогать нам, когда ей рассказали для чего все это. После того, как ролик отсняли, мы всей командой снова собрались в переговорке, чтобы оценить это творение. Пробирало до самых глубин души. Если она есть, конечно. Наша актриса, тоже участвовала в просмотре. После окончания записи парни больше всего аплодировали и свистели именно ей. Когда она все же ушла, вконец засмущавшаяся, мы закончили обсуждение деталей задания. Когда всё подготовили и разобрали по полочкам роль каждого, отпустил парней отдыхать и готовиться. До задания оставалась пара дней.
  Видео отправили техникам, и они отписались, что успешно отправили его до адресата. Причем, отправили видео просто в широком диапазоне. На все потерянные, в ходе войны, единицы техники. Благодаря новейшей разработке Кея - информационный и сетевой барьер - теперь никакие сообщения не могли проникнуть в резервации от Камиля, да и от Паразита тоже. Это стало возможным лишь под полным контролем этого направления. Каждый раз, когда Камиль отправлял ролики, система сигнализировала об этом и отправляла Камилю ложное уведомление о доставке ролика в ту или иную резервацию. Сообщения Камиля попадали только на серверы ОСС. Также, благодаря экрану, удалось определить и точки отправки роликов Камиля. Ими оказались несколько морских кораблей и передвижные наземные станции. Их решили не уничтожать, чтобы противник не получил информацию об уровне нашей осведомленности. Все осталось так, как и было, только ОСС восстановила контроль над этой частью игровой доски.
  На исходе вторых суток мы собрались на авиабазе для подготовки к вылету. Персонал и другие отряды с нескрываемой завистью смотрели на наши новые комбинезоны. К виду парней в бликующей, только под одним углом, и матово-серого цвета, под всеми остальными углами, броне я давно привык. Но не привык к тому, как на них реагируют остальные. Надо обсудить с Кеем задержку выпуска в серию. Уже всё давно проверили, пусть и другие будут в большей безопасности.
  Когда подошел к группе, кое-кто из парней демонстративно делился возможностями боевого комбеза. И ладно бы кому-нибудь с другого отряда, или техникам и пилотам. Но нет же - Райтер рассказывал своим же. Кое-кто поддерживал его удивлёнными возгласами, хотя все давно освоили характеристики комбеза.
  - Отставить выпендриваться! - зашипел я на парней, когда подошел. - Вы что не понимаете, что таким образом лишь нагнетаете недовольство к нашему отряду. Мы ничем не лучше других и то, что у вас есть эти костюмы - не ваша заслуга, и не моя. А случая. Запомните это. Еще раз увижу, что кто-то ведет себя некорректно - поменяется комбезом с первым попавшимся бойцом. Всем понятно? В ответ только все согласно промолчали.
  Перелет до предгорий уральского хребта занял меньше двух часов. При подлете я с интересом разглядывал армейский лагерь. Специальная военная резервация, уходящая вглубь скалистого основания на несколько сотен метров. В поперечнике лагерь занимал несколько километров. Согласно последним данным враг располагался на другой стороне хребта чуть севернее.
  После высадки сразу же отправились в штаб. По рации передали, что меня ждет очередное сообщение от моего давнего знакомого. Мы в предвкушении переглянулись и радостной толпой двинули в штаб.
  - Ты! Мерзкое отродье, - Камиль плевался в камеру словами и не только ими, - выродок вавилонской блудницы! Как ты посмел отправить невинную душу в ад?! Я сдеру с тебя кожу! От твоих поганых рук жертва никогда не попадет в рай! Ты заплатишь за это! Я уже жду тебя!
  С записью мы получили координаты предполагаемой встречи. Судя по данным спутников над точкой все тихо. Вряд ли Камиль окажется настолько глуп, что реально будет ждать нас там. Накрыть ее напалмовыми и вакуумными снарядами не составит большого труда. Поэтому там нас ждут либо сюрпризы, либо указание на следующую точку встречи. Видимо, придется побегать по горам - не факт, что и во второй точке мы встретим Камиля.
  Мы поздравили себя, и Мишу особенно, за успешно реализованный проект. Первая маленькая победа укрепила, и без того крепкий, боевой дух. Камиль отреагировал ровно так, как нужно. Аналитический отдел предупредил, что в случае успешного исхода его активность возрастет. Ну, что же - подготовимся лучше. Теперь нас просто так не распять на крестах.
  На базе мы провели несколько часов, забрали снаряжение, передатчики и выдвинулись. Вышли раньше основного состава, так как задачи у нас разные. Армия пойдет в сторону наибольшего скопления резерваций и клонов - ближе к Северному Уралу. А Камиль назначил нам встречу ближе на пару сотен километров и восточнее на полторы сотни от базирования его основных сил. Передатчики небольшим роем взвились над нами и в режиме следования будут выстраивать сигнальную структуру с шагом в несколько десятков километров. Благодаря такой системе время подлета нашего звена истребителей составляло не более нескольких десятков секунд и помогало им быстрее нацелиться в условиях складчатой местности. Также передатчики будут показывать нам местность с высоты.
  Военные вертолеты высадили нас в трех десятках километров от точки встречи - иначе по горам мы прошли бы несколько дней, даже в таких комбезах. Ближе тоже не получилось. Надо сохранить эффект скрытности. Все-таки, здорово, что у человечества есть такие умы, как Бергем, Дарвин и многие другие. С ними любые шансы кажутся реальнее. Вспомнил про уровень сахара в крови, скосил взгляд в сторону на встроенную индикацию показателя - в норме. Но на всякий случай часть походного пайка заменил на углеводные батончики. На заданиях их приходится поглощать особенно часто. Благо, что они из медленных углеводов, иначе пришлось бы каждый час потреблять что-то сладкое.
  Постепенно мы пробирались по скалам к предполагаемой точке рандеву. Спутниковая разведка проверила местность еще до нашего выступления. Нам доложили, что видимых целей нет. Это совершенно ни о чем не говорило. В любом случае надо держать ухо востро. Камиль не оставит попыток завершить начатое, тем более после такого послания от нас.
  В новых комбезах прогулка по горам действительно оказалась прогулкой. Ты полностью отгорожен от проявлений погоды. Ни шквальный ветер, ни брызги мокрого снега, ни нулевая температура - совершенно не мешали продвижению и не создавали неудобств. Сервомоторы позволяли легко перемахивать через широкие пропасти и лазать по скалам, словно ящерицы. Если отключить особый режим, то можно ощутить себя в симуляторе боевых действий или в программе. Тела своего не видно, вокруг только горы и ничего больше. Но с включенным спецрежимом - видно и парней, и свое тело.
  - Подходим.
  В наушниках прозвучал голос Миши, как будто он стоял у меня над ухом. Еще на заре моей военной карьеры я первые несколько заданий вздрагивал от полученных сообщений по связи. Поражался высокой четкости передачи голосовых данных, практически на любые расстояния. Ну, а к текущему моменту давно привык и наслаждался высокими технологиями.
  Осторожно отряд охватывал широким полукольцом точку встречи. Первая линия должна оказаться ближе всего к точке, а вторая прикрывает тылы. Если смотреть сверху, то это похоже на расположение шашек на шахматной доске. В первую линию вошли Миша, Ирвин, Саид, Джошуа, Пабло и Сергей. Во вторую - все остальные и я. Когда все заняли позиции, решил выждать время.
  - Первая и вторая линия. Это - альфа. Ждем. Отбой связи.
  С интересом принялся рассматривать место, которое обозначил Камиль. Неглубокая расщелина с тремя выходами из нее. Один из них завален, другие два, вроде, свободны. Выходы небольшие - в любой едва грузовик протиснется. Внутри широкой расщелины - пустое пространство, изрезанное трещинами скального основания, и покрытое редким лишайником. Тихо. Даже ветер не ощущается, хотя я снял все фильтры. Заодно проверил всю местность разными режимами.
  - Первая и вторая линия. В режиме следования за альфой. Всем - вперед. Держим связь.
  Я медленно двинулся к центру расщелины, вращая головой во все стороны по специальной схеме. Как-то на одной из тренировок эта тактику предложил Сергей. С тех пор и пользуемся. Ровно в отведенные промежутки времени, каждый смотрел в определенный сектор. После того, как время прошло, сектор менялся - и так синхронно работала вся команда. Благодаря этому не замыливался глаз на одной и той же местности и вся зона контролировалась. Промежутки отмерял встроенный метроном, издавая тихий писк каждый раз, когда нужно сменить сектор. Ну, а порядок смены секторов давно закреплен в памяти каждого и отработан на тренировках.
  Чутье не подавало никаких сигналов. Но я всегда готов к тому, что оно может так же внезапно покинуть меня, как и появилось. Поэтому постоянная готовность - точно сейчас не лишняя. Я пойму, что оно еще есть только в том случае, когда почувствую клонов, а потом получу визуальное подтверждение. А пока - ориентируемся на другие органы чувств. Которые, впрочем, так же ничего не говорили о наличии клонов в этой расщелине.
  Подходя ближе к центру расщелины мне что-то показалось.
  - Отряд! Вижу цель. Держите периметр.
  Я медленно двинулся к тому, что увидел под большим камнем. Оно не шевелилось, но ствол винтовки все равно направил в его сторону. Чутье все так же молчало. Подойдя ближе, заметил, что это давно разложившийся труп непонятно какого животного. Может и человека, кстати. Вокруг потеки подсохшей слизи, внутренние органы трансформированы во что-то непонятное. Нет, скорее всего это был клон. Его специально разложили здесь разлагаться. Шуточки под адреналином так себе, но точно помогают сохранить рассудок. Сердце постепенно успокаивалось. С первого взгляда понятно, что ни на кого этот клон уже не нападет. Значит оставлен и умерщвлён он здесь неспроста. Проверил поверхность над и под ним сканером на наличие растяжек и спрятанной бомбы. Конечно Камиль хочет встретиться со мной лично, но перестраховаться все равно не помешает. Сканер выдал одну отметку. Установил его на расшифровку объекта. Железный цилиндр, взрывчатых, и прочих вредных веществ для здоровья человека не обнаружено. Что же, попробуем вытащить его. Огляделся по сторонам в поисках чего-то длинного, чтобы подцепить и выкатить цилиндр, не запачкав рук. Ничего не нашел, но потом вспомнил, что с покрытия костюма скатываются любые жидкости. Вот и отлично. Но руки все равно потом помою. Прямо в перчатках. Превозмогая брезгливость раздвинул отваливающуюся кусками полутвердую, серого цвета плоть, нащупал цилиндр. Слава всем военным гениям, запаха совсем не ощущается, но на пару мгновений все равно задержал дыхание.
  Цилиндр оказался сантиметров пятнадцать в длину и пять в ширину. Судя по всему, обычное железо - нержавейка. Скругленный по краям, блестящий. Очистил, как мог его поверхность от слизи, стал разглядывать и искать кнопку для его открытия. Мне стало очевидно, что контейнер для послания. Или указания на следующее место.
  - Что там, кэп?
  Раздался чей-то нетерпеливый голос.
  - Сейчас узнаем. Какой-то цилиндр. Видимо, с посланием. Открываю.
  Я повернул в разные стороны концы цилиндра, и они легко разошлись. Внутри оказался небольшой бумажный сверток. Как мило. Он бы еще на коже написал. Или на папирусе. Листок испещрен аккуратным мелким почерком. Камиль оставил нам новые координаты, которые я тут же ввел в свой навигатор. Ну, что же - поиграем. Следующее место еще в двадцати километрах от этого. Придется пробежатся.
  - Отряд. Походное построение. Передаю координаты следующей точки. Вперед.
  Чем дальше мы продвигались, тем больше мне становилось не по себе. Вокруг все оставалось как прежде, рой передатчиков ничего не видел, но ощущение опасности росло. Судя по всему, вернулось чутье, но какое-то другое. Похоже и одновременно не похоже на обычное. Неужто... Сердце ёкнуло от ожидания, надежды и страха. Проверил уровень сахара и на бегу съел два батончика.
  - Отряд. Нас там ждут. На обычных особей не похоже. Готовьтесь.
  Внешне с отрядом ничего не произошло, но я знал, что все подобрались, усилили контроль за местностью. Несмотря на однообразие скалистого ландшафта. Я сверился с орбитальной картой - спутники уже не успеют проверить этот квадрат. Следующий пролет над нужной нам точкой через одиннадцать минут. Мы будем там раньше. Конечно, можно бы и дождаться, но, во-первых, мне не терпится повстречаться... да, я хочу, чтобы это оказалась сама Тварь. Ну, а во-вторых, облачность все равно помешает дать четкую картинку. Так что лучше самим все рассмотреть.
  К месту подошли совершенно бесшумно и крайне осторожно. Подошва комбинезонов могла изменять мягкость в зависимости от задачи. Чутье верещало от близости чего-то страшного. Адреналин против воли погнал по телу волну возбуждения. Снова проверили место во всех диапазонах. Визуально пусто, но всеми ощущается тревожность. Она слышалась в голосе каждого, когда собирал отчеты по секторам. Точка оказалась небольшим плато, подпертым с двух сторон скалами по двести-триста метров высотой. С одной из открытых сторон пришли мы.
  Ждать смысла нет. Вряд ли противник сам обозначит свое присутствие. Но и нам показываться раньше времени не стоит. Очень медленно, бесшумно и в спецрежиме, мы двинулись к середине плато. Пятьдесят метров. Двадцать. Десять. На месте. Вокруг только безмолвные скалы, да воющий ветер.
  Я вздрогнул, потому что неожиданно эфирное молчание нарушил чей-то голос:
  - Я знаю, что ты здесь, нечисть. Вместе со своим отрядом демонов. Надо было отправить вас откуда пришли еще в тот раз!
  Проверил частоты - Камиль вещал во всех диапазонах. Бил по площадям, так сказать, чтобы наверняка. Интересно, где он тут передатчик спрятал?
  Чутье же словно взбесилось. Оно подсказывало, что со стороны скал нас ждет что-то особенное. Откуда мы пришли вроде все оставалось спокойным.
  Вдруг скала перед нами раздвоилась. Точнее, это мне так показалось. От небольшой скалы впереди отделилась глыба метров двадцать пять высотой. Постепенно глыба принимала очертания чего-то невообразимого. Через несколько секунд стало совершенно очевидно, что направляется оно именно к нам.
  ГЛАВА 23
  Ракита молча следовал за своим настоятелем. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как они остались вдвоем. Видимо есть причины, по которым господь забрал их друзей и соратников. Но до сих пор Раките они остались не понятны. Молчаливый Монти, добродушный толстяк Милан, жесткий Рогдай и седовласый Ослан - все должны быть в раю, по словам Камиля. Это здорово, но... Ведь они могли еще послужить господу здесь. Столько дел осталось на них двоих. Странно.
  - Пути господни неисповедимы, Ракита. И не тебе - юнцу - пытаться понять замысел господа.
  Обидно, конечно, ведь он на самом острие атаки. Впереди армии господней, по правую руку от своего настоятеля. Но реального знания ему еще не дают. Делать нечего. Видимо и правда - мал еще, как говорит Камиль.
  Святой отец изменился с тех самых пор, когда господь забрал к себе подвижников. А с того момента, когда пришло ответное сообщение от антихриста, с исполнением мерзкого ритуала призыва страшных демонов, его как подменили. Он ругался, плевался и ударял кулаками в стены, кроша камень. Такого настоятеля Ракита еще не знал. И хотя ритуал действительно оказался ужасным, он не понимал такой бурной реакции всегда выдержанного и мудрого святого отца. Ведь, по сути, они занимались тем же, когда были живы подвижники.
  Проскочило ощущение, что он стал побаиваться его, но возникшие неприятные покалывания на коже и мелкие судороги с потемнением в глазах, показали, что господь следит за его мыслями и резко отучили от подобных размышлений. Он вспомнил бьющихся в судорогах друзей, и остановил все мысли. Это далось особенно легко, потому что в монастыре существовали специальные практики по отучению от ненужных мыслей. Как правило, применялись тяжелые работы, после которых, иногда, даже не хватало сил поесть. Иногда их пороли, чтобы они умели отключаться от боли и не думать о том, о чем нельзя. Например, о рукоблудстве. И хотя при первой порке Ракита даже не знал этого понятия, получил он по полной, еле дотащившись потом до общей кельи. Мыслей, действительно, почти не осталось, кроме мыслей о боли и несправедливости. Поэтому Ракита умел действовать, думая только о том, что он сейчас делает и не более того. Это состояние удавалось сохранять и в покое. А теперь, когда он узнал, что господь следит за его мыслями - тщательнее начал контролировать, о чем думает.
  Нет, все-таки, Камиль действительно очень мудрый. Он попросил господа помочь ему в создании голема. Если антихрист вызвал демонов, почему бы и нам не использовать что-то подобное? Камиль долго и подробно рассказывал господу какой истукан ему нужен. По сути, это обычный биоробот, запрограммированный защищать их от всех, на кого укажет Камиль или господь. Только биоробот гигантских размеров. Голем мог мимикрировать под любую поверхность, мог разделяться на части и снова соединяться. По сути, он и состоял из множества божьих воинов, которые соединялись между собой особой связью. Камиль попробовал объяснить Раките способ связи, который позволял им действовать, как одному организму, так и нескольким при необходимости, но Ракита понял только то, что это возможно, благодаря особой слизи - разновидности божественной мантии.
  Когда Ракита впервые увидел голема, только самообладание не дало ему завизжать от ужаса. Появившаяся над уступом, на котором стояли Камиль с Ракитой, голова лишь представлялась головой, потому что располагалась на самом верху голема и на ней просматривались некие подобия глаз. На самом деле вместо глаз у голема находились головы воинов господних, а уже их глаза, помогали всему организму ориентироваться в пространстве. "Глаза" из голов воинов по всей окружности макушки голема - брр! Ни носа, ни ушей, ни скул, ни рта. Просто ужасающий нарост. И хотя предназначение "головы" предполагалось исключительно утилитарным, и вряд ли напугает антихриста, Ракита еще пару ночей просыпался, вздрагивая от страшных сновидений.
  Руки голема могут разделяться на несколько щупалец с каждой стороны, толщиной примерно с тело воина. Благодаря той самой слизи, поверхность конечностей может видоизменяться в присоски. Этакий прямоходящий осьминог с шишкой вместо головы и головами вместо глаз. Проскочила мысль о весьма странных божьих созданиях, но Ракита быстро подавил ее и начал думать о предстоящем задании.
  В нем ему отводилась одна из главных ролей. Вторая, или точнее - первая, логично, принадлежала Камилю. Ракита должен вместе с големом отвлекать основные силы отряда антихриста, а Камиль уведет Криса и пленит его, чтобы никто не смог ему помешать. Вроде все просто - отряд отвлекается на голема, а он должен помогать тому убивать отвлекшихся демонов.
  Когда наступил день, запланированный Камилем, Ракита оказался готов. После молитвы он твердо решил исполнить волю господа и не сойти с выбранного пути. Тем более, что армию действительно собрали большую. Сегодня райские ворота будут открытыми очень долго. В раю прибавится рабов господних, а в армии - воинов. Армия начнет наступление заранее скоординированными маневрами, отвлекая и раздрабливая войско людей. Непосредственного присутствия Камиля для управления армией не требовалось. Господь сам направит воинов своих в атаку.
  Он стоял на высоком холме и с благоговением наблюдал за перемещением огромных масс воинов господа, когда Камиль позвал его по внутренней связи божественной мантии.
  - Ракита, выступаем.
  - Принято, - коротко передал отрок.
  Бросил последний взгляд на гармонично колышущееся море воинов и спустился с холма. Камиль нетерпеливо ожидал его.
  - Где тебя носит? Готов?
  - Да, настоятель, -кротко ответил Ракита.
  Камиль несколько секунд пристально всматривался в Ракиту, тот с трудом, но выдержал тяжелый взор.
  - Отправимся сразу на вторую точку, - наконец продолжил Камиль, - и будем дожидаться его там. Никуда он не денется.
  Ракита молча кивнул, направился за настоятелем. Как только появилась божественная мантия, Камиль перестал ходить, он предпочитал быстро бегать. Редко можно было увидеть его спокойно ходящим по лагерю. Ракита бежал за Камилем и в который раз изучал исполинский меч на широкой спине. Очень давно подобным оружием пользовались крестоносцы. Но Рогдай улучшил характеристики меча. Теперь он очень долго не тупился и его невозможно сломать. Как-то старый кузнец рассказывал, что еще до прихода господа в монастырь, они решили проверить возможности меча. Рогдай утверждал, что с мечом ничего не случится, а Камиль решил дать другу возможность для проверки своего утверждения. В общем, они заклинили его в щель между большими камнями в стене монастыря и вдвоем начали давить на меч, сгибая его. В итоге они чуть не вывернули камень из стены, согнув меч в немыслимую дугу. Когда ослабили усилия, их чуть не отбросило в другую сторону. Меч не желал гнуться и никому не давал себя сломать. Сильнее Рогдая и Камиля в монастыре больше никого не было. Поэтому ни у кого не возникло сомнений, что меч выкован с господней помощью. Впоследствии меч покрыли отрывками из священного писания и церковными знаками.
  У Ракиты за спиной тоже висел меч, выкованный Рогдаем. Во время странствий по черному континенту кузнец нашел кусок железного метеорита. У Ракиты уже был к тому моменту свой меч, и Рогдай перековал его, включив по краям метеоритное железо. В центре оставалась полоска изначального металла меча. Теперь он, помимо гибкости, приобрел еще и невиданную остроту. И хотя Раките далеко еще до мастера меча, его грела мысль, что оружие у него тоже особенное.
  Ракита назвал меч - Солнечное сияние. Как-то в лагере, когда он обмолвился об этом, подвижники лишь усмехнулись, а Камиль прочитал ему долгую лекцию, что все, что они делают - не игрушки. Поэтому и подход должен быть самый серьезный. Привязывание к вещам ведет лишь к гордыне, а называние и вовсе не способствует чистоте души. И хотя Ракита тогда не согласился с настоятелем, вслух он сказал, что все понял. Больше никто не слышал, что он обращается к своему мечу по имени.
  На точку прибыли задолго до прихода отряда антихриста. Голем уже находился здесь, возвышаясь посреди расщелины безобразной кучей. Камиль махнул рукой, голем направился к скальному выступу и через пару мгновений слился с камнем. Если не знать, что эта выпуклость на скале - истукан, то никогда и не поймешь, что это. Пока он не начнет действовать, движимый жаждой убийства.
  После того, как они укрылись в складках местности, чуть выше расщелины, прошло несколько часов. Ракита уже клевал носом, готовясь вздремнуть, как внезапно тишину нарушил напряженный голос Камиля:
  - Я знаю, что ты уже здесь, нечисть. Вместе со своим отрядом демонов. Надо было отправить вас откуда пришли еще в тот раз, не щадя ваши мерзкие души!
  Ракита подобрался, сон сняло как рукой. Он до рези в глазах сканировал пространство расщелины, не замечая никого. Камиль снова махнул рукой. Истукан перестал сливаться со скалой, отделился от нее. Огромная туша направилась куда-то к дальнему концу расщелины. "Началось!" - подумал Ракита, прокрался ближе к краю площадки, тщательно высматривая демонов. Как говорил Камиль их можно заметить по легкому, едва заметному, искривлению света, когда они проходили мимо чего-то или заслоняли собой предметы. Ему показалось, что он что-то заметил, но тут голем разделил конечности на щупальца и завертел ими сложными фигурами, опоясывая себя мелькающей стеной. Демоны открыли огонь, голем тут же рванул к месту ближайшего выстрела с неожиданной для его размеров скоростью, и что-то отшвырнул от себя. Послышался глухой удар о скалы. На камнях промелькнул образ демона со странно-серой кожей, покрывающей все тело, даже глаза, и снова пропал.
  Камиль продолжал вызывать антихриста в эфире и тот, судя по всему, ответил. Настоятель исчез из вида. Ракита решил, что тот начал уводить Криса с поля боя. Пора! Он достал Солнечное сияние и с немыслимой для обычного человека скоростью принялся вертеть им и совершать выпады в направлении смутных очертаний. Только благодаря божественной мантии он успевал замечать едва различимые колебания воздуха. Впрочем, особого успеха он не достигал - демоны оказались крайне верткими. Голем прекрасно защищал его со всех сторон и успевал атаковать демонов раньше. Прикинув ситуацию, Ракита решил, что истукан прекрасно справляется и сам. То тут, то там слышались удары тел о камни и, приглушенные, на грани слышимости, крики. Он посмотрел в сторону ушедшего Камиля и решился. Никто не заметил его отхода. По крайней мере, никто на него не отвлекся. Еще бы - голем занимал все внимание демонов. Так вам! Знай наших! Не по зубам оказались творения господа нашего.
  Ракита осторожно пробирался по камням улавливая впереди нечеткие колебания. Прозвучало несколько выстрелов. Через несколько минут за одинокой скалой он увидел дерущихся Криса и Камиля. Они схватились в рукопашную с попеременным успехом. Ракита подкрался еще ближе и услышал, как антихрист что-то кричал Камилю, отбросив того в сторону.
  До Ракиты донеслись слова:
  - ...Поэтому это существо не может являться твоим богом! Смотри сам! Это снято со спутников и дронов во время твоего...
  Ракита увидел, что Камиль тяжело дышит, кулаки плотно сжаты. Но почему-то настоятель остановился. Все внимание Камиля и Криса оказалось сосредоточено на небольшом голографическом экране с браслета комбинезона. Над скалистой пустошью раздался прекрасный голос:
  - Погоди призывать меня. Ибо я уже рядом с тобой.
  Ракита вздрогнул и весь обратился в слух и зрение. Начала записи он не видел, но услышал, как Камиль признал господа. Ракита чуть выдвинулся и увидел, как Иисус подходит к коленопреклонённому Камилю и кладет руку ему на голову.
  - Ты, сын мой, самый достойный, чтобы повести мою светлую армию, дабы нести слово мое в душу каждого, кто еще не верит в меня. Ты оказался прав, когда решил, что это самое трудное испытание для человечества. Только дьявол здесь не причем. Это моя идея, каждый поглощенный небесной армией начинает верить мне. Но ты, Камиль, я зрю, ты присоединишься ко мне добровольно и пойдешь в места где еще не верят в меня, неся свет моей веры.
  Ракита внимал записи, открыв рот. Но еще большим удивлением и потрясением оказался для него конец записи. Он увидел, как ряды божественной армии расступились, пропуская господа обратно. А всего через мгновение прекрасное лицо исказилось, и он вновь стал одним из тех безликих существ. Ракита не мог пошевелиться от осознания страшной догадки. В ушах шумело. Он боялся даже думать об этом, отрицая очевидное. Сделал усилие, чтобы сосредоточиться на том, что говорит Крис.
  - ...Еще раз - твой господь это - Тварь, Паразит, который пытается захватить весь мир. Он одурачил тебя, прикинувшись господом. Вспомни, ведь сначала слизь поглотила тебя и пробралась в твой мозг, но потом он решил, что ты ему можешь быть полезным. В твоем мозгу он увидел образы, которые ты больше всего на свете желал узреть. И ты увидел это! Ровно так, как себе и представлял. Все это дело рук Твари или Паразита, как его называют остальные. Одумайся, Камиль, кому ты служишь! Это не бог, а дьявол во плоти, желающий подчинить себе все живое!
  - Заткнись! - взревел Камиль и бросился на Криса, молотя по воздуху огромными ручищами. - Это - ты! Ты - Паразит, который хочет повергнуть всех в ад! Умри!
  Кристоферу пришлось отступать, отражая мощные атаки, и уворачиваясь от тех, что невозможно блокировать. В голове Ракиты ворохом вертелись самые разные мысли. Он отказывался верить в увиденное. Но тут у него сложилась вся картина. Он вспомнил, что говорил Крис, когда был прикован к скале. Вот почему "господь" забрал остальных - они поверили Крису. Но если бы это был господь на самом деле, он мог бы им сказать, что это не так. Подать знак, заговорить с ними, появиться перед ними, доказав свое существование. Но этого не произошло. Они упали в судорогах и с них выползла слизь. "Божественная" мантия стекла с них и попыталась завладеть Крисом. Он вдруг ясно осознал, что верит каждому слову якобы антихриста. Его словно окатили ледяной водой. Кончики пальцев занемели и мелко задрожали. Он крепко сжал меч, посмотрел на руку и на тускло бликующее лезвие Солнечного сияния. Прислушался к себе - пока "господь" отвлечен, неприятных покалываний нет и судороги не начинаются. Еще одно доказательство того, что он служил не господу... Хватит! Пора искупить свою вину. Он зашептал молитву и бросился в сторону дерущихся.
  - ... Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной...
  Когда он подкрался к Крису и Камилю, настоятель уже повалил бывшего ученого из прошлого на скалы, принялся душить его, пристукивая о камни. Не раздумывая ни секунды, Ракита занес меч, быстро опустил. Вложил в удар все силы, умноженные мантией, так, что мышцы затрещали от нечеловеческих нагрузок. В последней миг голова Камиля резко развернулась, пытаясь увернуться от летящего меча. В глазах своего настоятеля Ракита увидел только ненависть и немой вопрос - "Как ты посмел?!". Меч встретил сильное сопротивление, но Ракита продолжал давить, помогая всем телом. Наконец голова отделилась от плеч. Ему показалось, что прошли минуты, но все заняло пару мгновений. С зияющей раны поднялся мощный, парящий на морозе фонтан крови, забрызгивающий все вокруг.
  Ракита тяжело дышал, перевел взгляд на Кристофера. Тот убрал лицевой щиток и недоуменно уставился на него. Кровь сбегала с комбинезона, не оставляя следов. Зато вся одежда Ракиты оказалась пропитана красной, горячей жидкостью.
  - Прости, боже, за грехи мне... - прошептали губы Ракиты и его тело забилось в страшных конвульсиях.
  ГЛАВА 24
  В этот день человечество понесло страшные потери. Более трети людской армии пополнили ряды Твари или убито. Четыре резервации подверглись разрушительным атакам, после которых они будут еще долго восстанавливаться и жить на осадном положении. Шестая часть наземной техники, участвовавшей в боях - не подлежит восстановлению. Воздушные силы пострадали не так сильно, но все же значительно. Множество опытных офицеров, сотни разведывательных отрядов и пилотов больше не вернуться в резервации, домой, к семьям. Этот день станет еще одним траурным днем в списке таких же. Но мы победили.
  На празднование победы не осталось ни сил, ни желания. Даже ожидание наград никак не трогало. За эту пиррову победу заплачена страшная цена. Наш отряд тоже понес тяжелые потери. Ирвин, Пабло и Тед должны уже быть в лучшем мире... Маркус, Сергей и Ираклий лежат в лазарете с тяжелыми травмами. Их жизням ничего не угрожает, но нужно время на восстановление. Оставшихся в строю попробовал загрузить тренировками, но отказался от этой идеи. Пусть отдохнут и отвлекутся от постоянной войны. Они это заслужили.
  Себя пытался отвлечь тем же знакомым способом - тяжелыми тренировками до изнеможения. Потом прием стимуляторов и снова тренировки. После - короткое забытье в регенерационной капсуле и снова по новой. Специалисты говорят, что я ускоряю деление теломер в хромосомах и при такой скорости мне останется не более пяти лет, даже с учетом регенерации. Значит еще есть время разобраться с Ней. Это главное.
  Мои тренировки сделали тело еще крепче, а отношение к себе и общение с людьми - жестче. Сейчас для меня нет больше никаких целей, кроме уничтожения Твари. Я ел, спал, тренировался, ходил в туалет, мылся в душе, одевался, интересовался новым вооружением - только для того, чтобы убить эту чертову мразь, из-за которой я потерял так много дорогих мне людей!
  Несмотря на то, что прошло более месяца, мысли возвращались на уже накатанную колею независимо от желания. Как это произошло? В тот момент мне казалось, что поступаю правильно. Сейчас я в этом не уверен. Оставить парней с этим монстром... Кто-то говорит, что зато уничтожен Камиль и его приспешник Ракита. Но это сделал не я, а здравый смысл и Тварь. Я тут не при чем. А вот мои парни сражались из последних сил с невиданным порождением врага. Бергем подсчитал, что на производство этого монстра Паразит использовал более тысячи особей. Потратился.
  Когда просматривал запись боя парней с монстром, заставлял смотреть на все и не отводить глаз. Хотя бы так почтить память хороших парней и отличных бойцов. Раз за разом пересматривал фрагменты, как существо раздробило Ирвина. Разорвало Теда и поглотило Пабло. По всем показателям это был неравный бой. И если бы не рой передатчиков, активированный мной в последний момент, потери могли быть еще больше. Если бы я был с ними, я мог сделать это раньше. Но я не успел. Звено истребителей прилетело быстро. Благодаря нескольким заходам с очередями и сбрасыванием сетей, нам удалось отойти на безопасное расстояние. Затем в ход пошли вакуумные снаряды. Трех штук оказалось достаточно. Мы вытащили с собой все тела, кроме Пабло. Он сгорел во всепоглощающем пекле вакуумных бомб вместе с монстром. Хочется надеяться, что пламя очистило его тело, от проникшей слизи. Нерационально, но контролировать подобные мысли не хватало сил. После боя накатила опустошающая апатия. Как оказалось, потом, никто не помнил, как нас забрали с места боя.
  Я не ощущал себя победителем. Скорее - наоборот. Вина разъедала изнутри, хотя я сам, и другие пытались меня переубедить. Странное ощущение принятия и непринятия этой точки зрения пугало. Словно раздвоение личности. А может и правда уже схожу с ума? Нет уж - вряд ли. Обыкновенная жалость к себе и попытка оправдаться. Конечно, все знали, что идут не на увеселительную прогулку, но... Потеря людей даже в этих условиях - всегда остается потерей.
  Так прошел еще месяц. Парни понемногу отходили от переживаний. Постепенно возвращались на базу, начинали тренироваться. Шутить никому не хотелось, даже неугомонному Мише. Они не задавали вопросов, быстро привыкли к моему настрою и похоже, включились в эту вендетту. Мы официально стали готовиться к заданию по уничтожению Паразита. Хотя этому предшествовали непростые для меня разговоры.
  - У меня уже есть способ добраться до Нее и уничтожить. Теперь, когда нет Камиля, мне незачем больше сохранять свою жизнь. Любой клон доставит меня живым к Ней. А это то, что нам сейчас всем нужно, поверьте. С этого момента я уже сам по себе. И нет смысла больше никому умирать.
  - Крис, ты волен говорить все, что угодно, но заставить нас отказаться от этого задания - не сможешь. Это не только мой выбор. Ведь так, парни?
  Саид обернулся к остальным. Я перевел взгляд за его спину. Такого развития ситуации следовало предположить. Никто не собирался отказываться. Только угрюмая решимость на лицах.
  Саид вновь повернулся ко мне.
  - Если ты просто позволишь клонам доставить тебя к ней... К Паразиту, то он может что-то заподозрить. С чего это вдруг тебе быть таким щедрым по отношению к нему? Правильно - не с чего. Он будет настороже и твой способ может не сработать. Хоть мы и не знаем в чем он заключается, и не можем его оценить. Значит нам нужно изображать обычный рейд и забрать с собой побольше особей, пока Паразит будет захватывать тебя.
  Я покачал головой. Но другого варианта, видимо, нет. С тех пор к моим жестким тренировкам подключились остальные. Теперь на нас смотрели, как на мертвецов. Такой темп повышал наши характеристики, но сильно укорачивал жизнь. Как я узнал потом, многие отряды переняли нашу технику тренировок. Все понимали, что нам нужен перелом в этой войне. И без применения других действий, качественно иного результата не достичь. Военные врачи начали бить тревогу и вскоре только некоторые отряды допускались к подобным тренировкам. Их ждали особые задания, с которыми обычные отряды не справятся.
  Вскоре поступили разведывательные данные, которые информировали об очень интересном клубке. Точнее интересным он стал лишь после анализа в аналитическом отделе. Для человека оно оставалось обычным среднестатистическим гнездом. На первый взгляд чуть менее защищенное, чем остальные. Но по всем остальным показателям оно выбивалось из ряда подобных на несколько процентов. Находится в глубине территорий врага, среди тысяч таких же, ничем не примечательных. Даже аналитический отдел не обратил бы на него особого внимания, если бы недавно не скорректировали систему оценки и снизили данные по погрешности. Добраться до него будет весьма проблематично, так как находится оно не на передовой, и в случае отступления риски сильно повышаются. Да отступление, как и наступление, будут одним большим риском.
  Подобное задание - пробраться вглубь территории Твари - получили еще несколько отрядов-добровольцев. Чтобы отвлекать внимание врага от нашей истинной цели. Чем дольше в неведении будет Тварь, тем больше шансов, что она не будет предпринимать ничего экстраординарного. Когда я узнал об этом, то инициировал встречу с Макаровым.
  - Генерал, зачем рисковать жизнями других отрядов? На кону и так моя жизнь и жизни одних из лучших бойцов. Не вижу смысла терять еще сотни подобных. Достаточно будет лишь нам пробраться туда и ждите результатов.
  - Капитан, этот вопрос находится вне вашей компетенции. И если бы вы были не Кристофером Ивановым, бывшим ученым из прошлого, у которого особая связь с Паразитом, я бы ничего и не рассказывал вам. Я и сейчас могу этого не делать. Но думаю, что для вас будет уроком, если вы поймете весь смысл.
  - Большое спасибо, генерал, за оказанное доверие, - с сардонической ухмылкой произнес я.
  Генерал продолжил, словно не заметил сарказма.
  - Аналитический отдел сделал выводы на основе огромного массива данных по поведению Паразита. Его желание заполучить вас - слишком маниакально. Он ни за что не поверит, если получит вас очень легко. Если в глубине его территории он встретит только ваш отряд - почти сто процентов, что он что-то заподозрит. И это может поставить под угрозу вашу миссию. Я думаю, вы понимаете, что чем дольше он будет в неведении относительно ваших чипов, датчиков-передатчиков и прочих возможностей - тем больше у нас шансов его убить. Поэтому каждый отряд, с подобной вашей миссией, отправленный примерно туда же, что и остальные - повышает наши шансы на уничтожение Паразита. Эти отряды вызвались добровольно. Они даже не знают для чего, потому что мы не имеем права рассказывать им. Но они знают, что они ищут Его и у каждого будет шанс поквитаться с ним. И также они знают, что не смогут вернуться обратно. Кто-то даже не дойдет до цели и это тоже будет играть нам на руку. Ждать уже невозможно. Человечество ставит многое на этот шанс. И не вам, Кристофер, решать кто достоин умереть в этом задании, а кто - нет. Ваша жалость, ограниченность и эмоциональность, - его голос стал резче, - мешает видеть реальные шансы для спасения человечества. Захотелось погеройствовать? Побороться с Паразитом один на один? Думаете, в его уничтожении вы заинтересованы больше, чем остальные? У вас больше прав на это? Нет, дорогой капитан, вы лишь винтик в большой машине. И очень здорово, что у вас такие же цели, как и у всего механизма. Но система имеет больше шансов на победу, если будет действовать слаженно, используя все возможности для достижения цели. Мы не имеем права полагаться в этом вопросе только на вас. Если у нас есть хоть малейший шанс для уничтожения Паразита - мы его используем, максимально приумножая. Даже с перекрытием возможного результата. Поэтому, Кристофер, да, вам отведена особая роль в этом задании, но уважайте также и вклад других. Они работают на то, чтобы у вас получилось. Делайте свое дело, капитан, и помните, что это не только ваша война.
  После такой отповеди я наконец-то осознал, что несмотря ни на что с Тварью я воюю не один. Это оказалось новое ощущение. Но на самом деле я был просто эгоистом. Считая, что в этом мире есть только я и Она. А остальные погибают, попавшись под раздачу. Лишний раз убедился, что розовые очки разбиваются стеклами во внутрь. На самом деле, я жил в плену иллюзий, сотканных из собственной исключительности и жалости к себе. Трансформация восприятия прошла быстро и болезненно. Слава всем богам, что это произошло сейчас. И очень странно, что я не хотел замечать очевидного раньше.
  После разговора с Макаровым я начал воспринимать задание совершенно по-другому. И это меня радовало и успокаивало одновременно. Я действительно не один борюсь со злом, а значит, шансы на успех сильно растут. И моя задача не просто поквитаться с Ней. Моя задача, такая же, как и у всего человечества - освободиться от ига чужеродного организма и спасти планету. И здесь нет места личной вендетте, опрометчивым действиям и эмоциям. Рад, что это все же произошло. Хотя бы сейчас.
  На задание мы вылетели в составе более полусотни разведывательных отрядов. Каждый отряд вооружили последними версиями и моделями вооружения и приборов. Комбинезоны, датчики, оружие ближнего и дальнего боя, встроенные сопла, которые испускают струи жидкого огня, если боец оказался погребен под кучей клонов. В таком режиме комбинезон мог продержаться несколько минут, что должно быть достаточно, для освобождения. Резервуар с улучшенным составом супернапалма располагался на спине и анатомически повторял ее форму, не мешая двигаться.
  Десантироваться предполагалось из стратосферы. Более тридцати километров высоты. Несколько минут свободного падения и ожидания смерти. Нет ни единого шанса, что Она не заметит, и никак не отреагирует на подобное вмешательство в свою территорию.
  Да, мы тоже могли погибнуть, но также и у остальных есть возможность найти Тварь и уничтожить. Поэтому нам оставалось надеяться, что мы окажемся в числе тех, по кому промажут Ее зенитные установки.
  - Готовность номер один, - в наушниках прозвучал голос пилота.
  Каждому отряду выдали свои координаты точки десантирования. Таким образом мы охватывали территорию в несколько сотен квадратных километров. Пора спускаться.
  Давление внутри стратолета выровнялось с внешним, открылся люк. Вдалеке мы увидели короткую вспышку. Ракета Паразита достигла первой цели. Времени рефлексировать не осталось, и через мгновение мы уже неслись к земле с ускорением свободного падения, развернувшись к земле головой. Таким образом минимизировали возможную площадь попадания. По крайней мере из тех орудий, что будут прямо под нами.
  Перед заданием, почти перед самым вылетом, мы попрощались друг с другом и сказали те слова, которые хотели. В рейде такой возможности может уже не представиться.
  Вокруг то тут, то там вспыхивали стратолеты и бойцы. Согласно данным аналитического отдела, успешное приземление ожидало только сорок процентов отрядов.
  Мы оказались в их числе. Приземлившись на узком скоростном крыле-парашюте, мы, не останавливаясь ни секунды, продолжили движение к нашему гнезду. Вероятность, что материнский организм окажется именно там, всего на несколько процентов выше, чем в аналогичных. Но я почему-то знал, что сегодня мы вновь встретимся.
  Джошуа нес на себе малый тактический ядерный заряд, которого хватит, чтобы выжечь все в радиусе нескольких десятков метров. Конечно Паразит, скорее всего, успеет обезвредить его, но это только часть плана - отвлекающий маневр. Каждый отряд экипировали таким образом. Именно поэтому в эту ночь небо несколько раз озарилось сверхяркими вспышками ослепительных шаров.
  По пути к гнезду попадались группы клонов, которые мы без труда расстреливали или уклонялись от контакта с ними в режиме невидимости. Их появление я чувствовал задолго, до того, как они могли почувствовать меня. Интересно, как на это реагирует Она? Может ли она злиться?
  Продвигаясь все дальше к цели, ощущение, что мы на правильном пути, крепло не только у меня. Короткие переговоры дали понять, что сегодня все готовы умереть, чтобы у меня появился шанс покончить с войной. Ближе к гнезду нам попалась группа из трех копателей. Сергей, Маркус и Саид остались их задержать. Наш отряд разделился, я повел остальных дальше к едва видневшейся впадине и отверстию на ее дне. Промелькнула странная мысль, о сравнении с норой тарантула.
  Когда мы приблизились к впадине, мое чутье верещало, как бешеное. Я только успел крикнуть "Осьминог!", как земля перед норой вздыбилась и огромный кусок грунта начал приобретать очертания уже знакомого нам монстра.
  Еще до того, как он весь трансформировался в боевую форму мы открыли огонь из всего, что мы прихватили с собой. Причем, первый ряд сдерживал монстра огнем, а второй набрасывал одну сеть за другой, перекрывая зоны контакта. Попадая друг на друга сети спаивались и начинали прожигать покровы тела монстра, намертво прилипая к плоти.
  Вдруг гигант разодрал большой участок сетей, и уже собирался смести наш небольшой отряд высвободившимися щупальцами и размазать нас по земле. Но Пабло остался на месте, прикрывая наш отход, и до последнего набрасывал на оголившейся участок сеть за сетью, замедляя движение щупалец. Конечность опустилась на него и просто впечатала в каменистый грунт. Новые сети занялись огнем, на том месте резко повысилась температура.
  Мне пришлось оставить парней разбираться с монстром. Тем более, что скоро должна подойти на подмогу первая тройка. Мы с Мишей проскользнули в нору, между конвульсиями великана. Я отдал приказ Джошуа, чтобы он следовал за нами сразу же, как представиться возможность. Ядерный заряд нужно взорвать как можно ближе к Ее логову.
  Наше проникновение оказалось не удачным для Миши. Краем щупальца ему заломило ногу. Благодаря встроенной в комбинезон аптечке болевой шок длился недолго, но передвигаться он уже не мог. Нога перестала передавать сигналы для сокращения сервомоторов. Несмотря на протесты, я прицепил его ремнями спиной к спине. Ноша, для усилителей комбинезона, осталась практически незаметной, зато теперь мы могли не волноваться о тылах друг друга - спины оказались прикрыты.
  Не могу сказать, что бежать очень удобно, но в целом мы продвигались вглубь, а это самое главное. Все чаще по пути мне попадались признаки того, что я на верном пути, дополнительно убеждая в правоте. Я чувствовал, что Тварь уже знает, о моем присутствии. Она готова к встрече. Но готов ли я?
  Стены туннеля покрыты медленно движущейся слизью. С каждым новым поворотом ее количество возрастало. Вскоре я уже по щиколотки хлюпал в ней. Внезапно мы провалились в какое-то вещество. Оно оказалось сразу со всех сторон. Ощущение такое, словно увяз в густом киселе. Автоматически сработали напалмовые сопла. Но проработав несколько минут, кончился заряд и ничего не произошло. Воздуха в комбинезоне должно хватить на четверть часа.
  - Что будем делать, кэп? - Раздался спокойный голос Миши.
  - Я попробую проплыть в сторону где должен находится еще один поворот.
  Почти десять минут бесплодных попыток продвинуться хоть куда-то. Кислородный датчик показывал отметку критического уровня.
  - Ты должен бросить меня, кэп...
  Да что ж такое! Как в дешевом кино. Я разозлился на ситуацию и на себя. Но, вняв голосу разума, все же отцепил ремни, удерживающие Мишу. Появившееся легкое течение, медленно начало разносить нас в разные стороны. Мне не требовалось совершать никаких усилий, слизь несла меня туда, куда я и намеревался. Полная темнота наступила очень быстро. Даже датчики комбинезона не справлялись. Такое ощущение, что внешняя среда блокировала все визоры. Через несколько минут у меня начались галлюцинации. Похоже сенсорная депривация сработала. Вокруг мелькали то страшные монстры, то знакомые люди, то незнакомые места.
  Сколько так прошло времени я не знал. Но мне стало неуютно от собственной вони. Я встал, пошатнулся. Качка не прекращалась. Переборки модуля задраены. А на той стороне злобная Тварь, которая убила моих друзей. Дженнингс, Тори, Маргарет, Юлия, Майкл, Антонас, Ким"Ю, Джинна и Дейзи.... Скотина! Сейчас корабль утонул, и она была как рыба в воде, или точнее, как Тварь в воде. В общем, в своей стихии.
  Стоп! Я не ощутил своего движения, хотя мозг явно послал сигнал к конечностям. Я принялся извиваться, возвращая уснувшим нервным окончаниям раздражители. Постепенно вокруг стало проясняться. Я почувствовал, что лежу на полу без оружия, без комбинезона, абсолютно голый. Острое чувство беззащитности кольнуло сознание. Яркий свет, бивший в глаза, не давал их открыть. Внезапно слизь на теле пришла в движение. Я дернулся. Сердце бешено зашлось в груди. Только собрался закричать, но тут же подумал, что так только облегчу Твари доступ в мой мозг. Но... Мне же это и нужно? Я вспомнил зачем я здесь. Открыл глаза. Проморгался. Передо мной возвышалась Она. Снова бесформенное нечто с когтеобразными отростками, только теперь гораздо больше, чем я видел ее в последний раз сто с лишним лет назад. Из той части, что находилась ближе ко мне вырисовывалось подобие головы со страшной пастью. Глаз не было.
  Слизь начала заползать в рот, глаза, нос и уши. Я напрягся. Горло перехватил спазм, в носу что-то лопнуло, слизь заполнила горло и нос, я захлебнулся, судорожно пытаясь вдохнуть воздух.
  Упав с кровати, запутался в мокром одеяле. Все тело оказалось покрыто липким холодным потом. Сердце едва не выпрыгивало из груди. Нос и губы вымазаны чем-то липким и соленым. Я встал, нетвердой походкой добрался до ванны. Загорелся свет. Взглянув в зеркало, отшатнулся - на меня смотрело изможденное лицо, перепачканное кровью из носа.
  ГЛАВА 25
  Бергем определил, что у меня биполярное тревожное расстройство личности. Жить с этим можно, но периодически будут подобные периоды, когда я ощущаю себя ничтожеством и впадаю в депрессию. Усугублялось это еще и тем, что я не хотел признавать своих проблем. Старался не обращать на свое состояние внимания. Глушил сверхтяжелыми тренировками и стимуляторами.
  - То есть этот процесс можно представить в виде сжимающейся пружины, - наставительным тоном объяснял ученый. - Бесконечно ее сжимать нельзя. Ты тренировался, потом принимал сильные стимуляторы - то есть не давал мозгу отдохнуть, отработать прожитое. Скорее всего в подсознании скопилось много подавляемой энергии, но благодаря тому, что ты усилиями сознания сдерживал свое принятие ситуации, пружина не выдержала во сне, когда контроль ослаб. И это должен быть, судя по всему, не первый случай.
  Я рассказал Алескандеру о сне в зеленом пятне джунглей, перед тем как нас захватил Камиль. Он покачал головой, с тревогой всматриваясь в меня.
  - Кристофер, это очень важно. Твоему мозгу необходимо отдыхать. Он просто не может не принимать эту ситуацию, потому что он первый ее анализирует. Но ты не обращаешь на это внимание, не рефлексируешь. Или точнее - не совсем правильно это делаешь. Если запустить это состояние - оно может запросто зайти так далеко, откуда очень редко возвращаются. Я могу прописать тебе антидепрессанты. С ними тебе проще будет принимать действительность и не уходить от нее в свой иллюзорный мир.
  - Спасибо, доктор, - усмехнулся я. - Но мне кажется, что я уже иду на поправку. Беседовал недавно с генералом Макаровым, и благодарен ему за беседу. Он открыл мне глаза на мое поведение. Теперь я, как вы говорите, принимаю действительность и ответственность. Все в норме. А мозг сейчас получил разрядку. Значит проблем уже не должно быть, ведь так?
  Бергем поворчал, сказал, что я вновь могу обманывать себя. В случаях с психическими расстройствами это случается сплошь и рядом.
  - Каждый должен заниматься своим делом, - ревниво заметил доктор. - Владислав гениальный руководитель, вот и пусть руководит. А мозгами мой центр занимается.
  Я рассмеялся.
  - Хорошо, Александер. Подберите мне такие препараты, чтобы они не сказывались на скорости реакции, анализе, принятии решений и прочем.
  - Обижаете, Кристофер! - деланно возмутился ученый, тщетно скрывая облегчение.
  Печально обманывать Бергема, но принимать препараты я не собирался. Анализ снов, депрессивных расстройств, разговора с Макаровым поставил все на свои места. Я в норме - и это главное. Все остальное просто не важно.
  Подготовка отряда прошла в ускоренном режиме. Показатели парней выросли в среднем на тридцать процентов. Неплохо. Если не брать в расчет, что и жизнь они примерно на столько же себе укоротили. Но об этом никто не думал.
  - Кэп, а какого хрена ты молчал-то? Мы бы и раньше тогда начали такие тренировки. Может и Камиль еще при первой же встрече зубы об нас обломал...
  Джошуа пыхтел в бороду, отжимаясь от пола уже не первый подход, с грузом в центнер на плечах.
  Его поддержали остальные. Мне пришлось придумывать невразумительную отговорку. Ну, не буду же я говорить им, что в тот момент я думал только о себе?
  Летучку перед заданием проводил лично генерал Макаров. И где только время нашел? Он собрал всех командиров отрядов и их командование. Более сотни человек набралось в помещении.
  - Итак, у нас есть сведения, что мы определили участок, где с более восьмидесятипроцентной вероятностью обитает Паразит. Это акватория Тихого океана, квадрант WN34-51, - посреди зала появилось изображение гряды островов. - На этом участке достаточно высокая плотность гнезд на островах. Плюс есть, выбивающиеся из средних значений. К тому же этот квадрант недалеко от места, где Паразит впервые появился на поверхности. Более половины этих гнезд не было здесь еще лет десять назад. Видимо, Он, меняет свое логово. Но доказать это пока не можем. Может он находился здесь всегда. Ваша задача, офицеры, десантироваться на острова и зачистить гнезда. Цели вы получите от своих командиров. Что значит зачистить? Пробраться максимально глубоко в норы и подорвать ядерный заряд. Таким образом мы получим возможность уничтожить главное гнездо. Кто-то да попадет в него, - генерал взглянул на меня. - Скорее всего логово его именно здесь. Все вы вызвались добровольцами. Это верная смерть, для каждого кто согласился. У вас есть последняя возможность отказаться, и никто вас не осудит.
  В зале повисла тишина. В этот момент Макаров снова нашел взглядом меня. В его глазах читался вопрос - "Вот видишь?". Вижу. Я давно уже все понял. Одному мне не справиться это точно. Война не только моя.
  - Это ваше право, и я благодарю вас за выбор. Десантирование будет проходить на разных высотах, с разными скоростями и техническим оснащением. Так у Паразита будет большое количество целей с разными характеристиками. Аналитический отдел дает многообещающие прогнозы в этом случае - около семидесяти процентов боевого персонала успешно окажутся на островах. Без применения этой тактики - лишь сорок.
  Внутри у меня все похолодело, но на лице ничего не отразилось. Эта информация и радовала и пугала одновременно. Как-будто я был в другой реальности, где все пошло прахом. Я ухватился за мысль, принялся развивать ее, но голос Макарова вновь вернул к обсуждению задания.
  - Каждый отряд будет экипирован последними образцами вооружений и приборами поддержки. Конечно, у вас останется возможность выбрать привычную экипировку, при необходимости. Лучше воевать с тем, чем умеешь обращаться лучше всего. Но последние модели комбинезонов будут у всех. Это приказ.
  Летучка продолжалась еще полчаса. Остальную информацию мы получим от своих командиров. Востряк подошел ко мне после собрания:
  - Капитан.
  - Майор, - отдал я честь.
  - Я знаю, что вы почти ночевали в аналитическом отделе и знаете всю информацию о задании, наверное, уже лучше меня. Но если возникнут вопросы или понадобится помощь - обращайтесь.
  - Спасибо, майор Востряк.
  - Я не знаю всех деталей, знаю только лишь, что вы, скорее всего, не вернетесь, - он помолчал. - Поэтому, если больше не увидимся - прощайте, капитан. Рад знакомству.
  Востряк крепко пожал протянутую руку, ушел. Да информации у меня сейчас хоть отбавляй. Характеристики "своего" острова со "странным" гнездом я знал наизусть. В акватории Французской Полинезии располагается флот Твари, который она позаимствовала у нас. И которым весьма неплохо управляет. На островах есть зенитные установки. Непросто попасть туда, но процент в этой реальности обнадеживает.
  Что-то тянуло меня на этот остров. Еще при первом взгляде на него я ощутил, что-то неясное, смутно знакомое. Наша высота десантирования располагалась на уровне семи километров. Выше нас десантировалась пара десятков отрядов. Несколько - также с нашей высоты, и остальные - еще ниже.
  - Готовность номер один.
  Я дернулся от прозвучавшего в наушниках голоса пилота. С ТОЙ САМОЙ интонацией. Слава богам, никто не заметил моей реакции. Проскочила мысль, что может все же стоило принять препараты Бергема, но тут же затерялась в вихре набегавшего воздуха.
  Несмотря на скорость, к земле мы приближались обманчиво медленно. Внизу распухали белые и оранжевые шары стреляющих орудий. Стратолеты легко уворачивались от столкновений. Но парочку, вроде, зацепило. По бойцам попасть и вовсе тяжело. Но настал момент когда, времени на подсчет потерь больше не осталось - земля стремительно приближалась. Мы выпустили узкие парашюты и на бреющем полете приземлились на остров.
  Ощущение, не дававшее покоя, с момента первого взгляда на остров, сейчас только усилилось. Все во мне уже кричало, что это именно то место. Скалистость острова одновременно помогала и нам и клонам. Отряд почти бесшумно продвигался к точке на дальней оконечности острова. Напряжение разлилось в воздухе липким сиропом. Я ощущал, что чем ближе к точке назначения, тем больше усиливалась тревожность отряда. Или это такой фильтр восприятия? Вокруг не видно ни одного живого существа. Сканеры пока тоже молчат. Голый изломанный камень, ветер и шум прибоя вдали.
  Перед самым вылетом я провел краткую встречу с парнями.
  - Парни. Летучка на этот раз будет короткой. Давать инструктаж не буду, вы все знаете и без меня. На тренировках все это отработали давно. Задание похоже на те, что мы уже выполняли, с той лишь разницей, что шансов вернуться очень мало. Чутье подсказывает мне, что мы на верном пути.
  Суровые лица обращены ко мне. Все прошли спецподготовку в ОСС, принимали участие в десятках боевых рейдов до моего командования и, примерно, в стольких же со мной. Они поверили мне. Благодаря моему чутью, их умениям и опыту нас отправляли в самые жаркие точки. Туда, куда обычные разведгруппы, даже не могли добраться без потерь.
  Но, сейчас активность Твари сошла на нет. Похоже, она наконец-то осознала свои преимущества - ей просто не надо ничего делать. Планета и так в крутом пике. Ей надо только дождаться точки невозврата, а потом еще чуть-чуть и мы умрем сами. Это затишье насторожило командование, поэтому усилилась разведка.
  - То есть ты имеешь в виду, что мы можем остаться на этой скале навсегда?
  Черные глаза Саида словно рентгеном просвечивали меня насквозь.
  - Ты прав, Саид. Можем.
  В заде повисла тишина. Не та гнетущая - в ожидании смерти, а решительная - в преддверии действия.
  - Нет, ну, вы-то, как хотите, а я планирую вернуться! У меня тут матримониальные интересы образовались. Наша актриса согласилась со мной на свидание.
  Видно, что Миша храбрится и пытается поддержать боевой дух команды. С решимостью умереть проблем не было ни у кого. Мне стало и грустно, и радостно. Здорово, что он до сих пор все тот же, и совсем плохо, если он не шутит по этому поводу. Шансы на возвращение, действительно очень малы. Настолько, что лучше даже не считать их.
  Мы разбились на двойки и продвигались на другой край острова. Чутье зашкаливало - остров кишел клонами. Это понятно не только мне. Поэтому я попробовал не обращать на него внимания. Решил положиться в основном на сенсоры комбинезона. Особи в любом случае нас обнаружат или нам придется выдать себя, начиная бой. Но лучше это сделать ближе ко входу в гнездо.
  - Первая на позиции.
  - Вторая на позиции.
  - Третья на позиции.
  Сообщения от пяти групп возникали в голове, звучали так, будто парни находились рядом. Ничем не примечательный остров давил каменной массой. Когда-то он был покрыт зеленью, но сейчас тут только материнская порода.
  - Вижу пещеру на десять часов, - доложила четвертая группа, состоящая из Якова и Миши.
  - Вторая, обеспечить защиту с тыла, - отдал я приказ
  - Принято, - прогудел Джошуа.
   Если бы я смотрел за спину, то увидел призрачную бесформенную тень. А в специальном режиме увидел бы Джошуа с огромным ранцем и турелью, ползущего на позицию. Но я не смотрел. Я прекрасно знал, что он установит автоматическую турель по всем правилам скрытности и эффективности огня. Она будет сигналом для отряда, если кто-то решит зайти к нам с тыла. После этого у него останется ранец с ядерным боезарядом.
  - Всем группам в режиме максимальной скрытности к пещере. Сбор через десять минут. Нас ждут, поэтому огонь открывать на своё усмотрение.
  Через восемь минут я всматривался в черный зев пещеры с позиции четвертой группы. Яков и Миша даже не повернулись в сторону меня и Ивана. И правильно, нечего на нас глазеть, там интереснее. Оптика шлема услужливо приблизила изображение. Чёрный провал манил и пугал одновременно. Остальные группы доложили о прибытии. По телу прошла волна предвкушения.
  Внешне все спокойно. Но я помнил сон и бой отряда с монстром во время операции по уничтожению Камиля. Я решил, что со всеми парадоксами разберусь позже. Если представиться возможность, конечно. Сейчас главное пройти как можно дальше с меньшими потерями.
  - Парни, - вышел я на связь, - нас тут ждут. Скорее всего вон та скала перед пещерой и есть наш недавний знакомец. Предлагаю не ждать, когда он примет боевую форму, а забросать его сетями отсюда. Дистанция около ста метров, думаю, добросим. По моей команде всеми сетями, что есть забрасывайте осьминога. Когда он упадет, быстро продвигайтесь к пещере. Следите по сторонам. Тут должны быть копатели.
  По моей команде пространство перед пещерой расчертили медленно разгорающиеся сети. Оказалось, что я немного ошибся в расположении монстра - очень натурально спрятался. Не все сети попали в цель. Но часть сетей все же прилипла к нему, заставив шевелиться и сбросить маскировку. Гигант поднимался на ноги, лениво пытаясь смахнуть горящие ошметки сетей и разглядеть незваных гостей. Мы мгновенно скорректировали огонь. Монстр наконец понял, откуда падают сети, помчался в нашу сторону.
  - Рассредоточиться по одному! Не прекращать огонь! Увеличить интенсивность!
   С прошлого раза чудище стало двигаться гораздо быстрее. Пот выступил на лбу, сердце усиленно погнало кровь по телу. Благодаря сервомоторам в комбезе мы обгоняли монстра и продолжали облеплять его горящими сетями. Через несколько минут он повалился на скалы, охваченный пламенем. И все это в полнейшем безмолвии. Интересно, Она экономит на голосовых связках или есть другая причина? Но долго радоваться нам не пришлось.
  С трех сторон поступили взволнованные сообщения парней, что на нас надвигается небольшой отряд копателей, а с тыла бежит еще один осьминог. Это там, где мы недавно прошли. Ай да комбезы! Позволили скрытно пройти мимо такой туши. Я выпустил рой передатчиков.
  - Если меня слышит штаб, у нас много гостей. Отправьте звено. Повторяю - отправьте звено! Тут - осьминог!
  Оставалось надеяться, что силы передатчика хватит, чтобы прорваться сквозь наведенные аппаратурой Твари помехи. И истребители смогут без потерь долететь до острова. А потом еще выбраться... Но так далеко я не загадывал. Это не только моя война - повторил я себе.
  - К гнезду бегом!
  Отряд сорвался с мест. До норы оставалось меньше десяти секунд. Но когда, мы уже почти добежали, из норы показались еще два копателя. Ну, да - самое время. А кто говорил, что будет легко? Я проверил запас сетей - меньше двадцати процентов. Не густо.
  - Огонь на свое усмотрение. Действуем, как обычно!
  Мы вновь разделились на малые группы, разобрали цели. Мы с Иваном взяли тех, что вылезли из пещеры. Копатели, также оказались более шустрыми, чем те, с которыми нам приходилось встречаться. Они с легкостью увернулись от первого залпа, поэтому последующие мы накладывали с бОльшим вниманием. До момента прямого контакта нам удалось повалить и обездвижить сетями одного копателя. Сети медленно сжимались, прожигая тело копателя адским пламенем. Потянуло горелой плотью - ветер дует прямо на нас. Как оказалось, это хорошая идея - сосредоточить огонь сперва на одной цели.
  - Крис, он мой! - Взревел Иван, отвлекая копателя от меня.
  - Джошуа, при первой возможности за мной в пещеру!
  Ответа не услышал, но уверен, что он принял приказ.
  Я нырнул рыбкой в пещеру, копатель немного не задел меня когтистой лапой - слава богам, Иван успел зарядить в нее разрывным снарядом. Я пулей мчался по широкой пещере, как ощутил, что пол прыгнул на встречу. Хочется надеяться, что это звено истребителей разобралось с монстром. Иначе парням точно не справиться. Через несколько шагов пол подпрыгнул еще раз. Со свода пещеры посыпались пыль и каменная крошка.Точно - они. Это обнадеживает.
  Через каждые несколько десятков метров я развертывал сеть передатчиков, которые настроены только на один сигнал - сигнал с моего разрушающегося мозга. Надеюсь, Тварь их не заметит. Питания у них только на разовую передачу.
  Продвигаясь бегом все дальше, я не встречал сопротивления. Это казалось странным. Стены постепенно начинали влажно поблескивать, поэтому я старался выбирать сухие участки для передатчиков. Тревога нарастала. Она не может не знать, что я уже здесь.
  Внезапно все сенсоры перестали передавать сигналы, я полностью ослеп. Мало того, что света здесь нет вообще, так еще и без приборов остался. Мне казалось, что я все также продвигаюсь вперед, но движения замедлились, появилось ощущение невесомости. Оно иногда то пропадало, то появлялось вновь. Память услужливо подсказала про кисель из сна. Двигался я со все большим трудом. Страх медленно подползал к сознанию откуда-то сзади. Что же за среда вокруг, если сверхсильные сервомоторы пасуют перед ней? Вскоре движение и вовсе прекратилось. Я перестал понимать, что происходит вокруг. Казалось, я заперт в каком-то саркофаге по форме тела, и не могу пошевелить и пальцем.
  Спустя какое-то время ощутил легкое давление на тело. Видимость по-прежнему оставалась нулевой. Внезапно сердце ухнуло вниз и слабо забилось от осознания факта. Комбинезон оказался вскрыт. Но слизи на теле я не ощутил. Постепенно что-то прояснялось. Появилось слабое освещение. Когда глаза разобрали, что вокруг, сердце снова сильно забилось и спряталось в глубине груди. Кругом меня стояла плотная стена клонов. Я стоял в центре толпы особей. Абсолютно голый.
  Внезапно я понял, что Твари здесь нет. Это не ее гнездо. Осознание подкосило колени, я едва не упал. Она бы непременно пришла сама, чтобы поглотить меня. А это значит... Парни...
  Я рванулся, сам не понимая, что делаю. Толпа легко перехватила меня, в горло и нос хлынул поток слизи. Я захлебнулся от адской боли. Нескончаемый поток слизи обволакивал голову. В мозгу быстро разгорался ядерный пожар. Тело била страшная агония. Успел проклясть Кея Дарвина за эффект такого супероружия. Я почти физически ощутил, что сигнал ушел на передатчики. Совсем скоро здесь окажется ядерная боеголовка. Только все оказалось зря.
  ГЛАВА 26
  ...Что-то тянуло меня на этот остров. Еще при первом взгляде на него я ощутил, что-то неясное, смутно знакомое...
  ...Несмотря на скорость, к земле мы приближались обманчиво медленно. Внизу распухали белые и оранжевые шары стреляющих орудий...
  ...Ощущение, не дававшее покоя, с момента первого взгляда на остров, сейчас только усилилось. Все во мне уже кричало, что это именно то место...
  ...Чутье подсказывает мне, что мы на верном пути...
  ...Надеюсь, Тварь их не заметит. Питания у них только на разовую передачу...
  ...Продвигаясь бегом все дальше, я не встречал сопротивления. Это казалось странным...
  ...Кругом меня стояла плотная стена клонов. Я стоял в центре толпы особей...
  ...Внезапно я понял, что Твари здесь нет. Это не Ее гнездо. Осознание подкосило колени, я едва не упал. Она бы непременно пришла сама, чтобы поглотить меня. А это значит...
  Это значит, что мы высадились не на том острове... и я проиграл эту... стоп! Мысли! Я думаю! Где я?!
  Я не знаю, что меня окружает. Вокруг чернильное ничто. Я абсолютно ничего не ощущал - ни тела, ни сердца, ни дыхания. Но где я?
  - Ты во мне.
  Из ниоткуда возникли чужие мыслеобразы. Осознание, что тут есть кто-то еще, напугало и шокировало. Мысли судорожно сталкивались в моей... Голове? Где?
  - Кто ты?
  - Я - та, кого ты называешь Тварью, а остальные - Паразитом. Теперь - ты полностью мой!
  Я соприкоснулся с чем-то настолько чуждым, что меня чуть не вывернуло наизнанку. Ощущение оказалось очень похожим, но не на физическом уровне. Сквозь меня прошла такая буря незнакомых чувств и эмоций чуждого человеческой природе существа, что я чуть не растворился в них, что означало бы мою смерть в этом... месте?
  - Ты... Что произошло?
  - Можно и рассказать. Времени у нас теперь очень много. Ты выбрал не тот остров. Наша с тобой связь установилась еще тогда, когда ты, жалкий и потерянный, лежал на кушетке кают-модуля. Когда ты спал я установила связь с твоим мозгом. Сперва слабую, но потом я развивала ее. Отчасти поэтому у тебя случилось расстройство не так давно.
  Девять твоих друзей отлично развили меня. Их ДНК послужило началом моей эволюции. Тори я съела потому что мне просто захотелось есть. После нее я поняла, что это не обычная пища, которая попадалась на дне. Это умная пища. Что-то подтолкнуло меня не просто переваривать твоих друзей, а встраивать их в себя. Инстинкт, наверное - брать самое лучшее от поглощаемой добычи. Ну, а на дне видовое разнообразие конечное. И благодаря встраиванию восьми мозгов, мне открылись новые способности. Вообще-то хватило бы и одного. Просто вы до сих пор не поняли всю силу этого куска плоти. А я поняла. Правда, тоже далеко не сразу.
  Я сделала так, чтобы твое "чутье", которым ты так гордился, дало сбой. Слишком много надежд ты возложил на него и на свои предположения. Слишком сильно ты хотел встретиться со мной и это подвело тебя. А вот, что было бы прими ты препараты Бергема, - меня пронзила волна ненависти к ученому, - не знаю, может и не удалось тогда захватить тебя.
  Я снова ощутил разочарование и злость на себя. Как можно быть таким самонадеянным?!
  - Очень просто.
  Я обмер от того, что все мои мысли оказывались на виду у нее.
  - Очень просто, - продолжила она. - ты действовал так, как я и хотела. Твои недостатки, темные стороны вылезли наружу благодаря нашей связи. Твое сознание пыталось найти рациональное объяснение этому, и с успехом справлялось. Ты оправдывал себя раз за разом. Не замечал очевидных вещей. Только во снах твое подсознание могло подсказать тебе выход. Но благодаря тому, что ваше пользование мозгом несовершенно - словно дикари, забивающие гвозди микроскопами - ты либо не запоминал снов, либо не мог их истолковать. А потом я и вовсе взяла контроль над твоим подсознанием. Теперь ты понимаешь, что ты - МОЙ? И всегда был моим. Зачем ты мне нужен? Сейчас это просто азарт. В моей коллекции есть миллионы сознаний, интереснее твоего. И если в самом начале я хотела поглотить тебя как можно скорее, как же - жертва ушла от идеального хищника. Не порядок. То теперь - остался только азарт. Некая задача, которую нужно закрыть, но срочности она не имеет.
  Я ощутил, что-то вроде смеха. По окружающему ничто пошли волны странных эмоций.
  - Поэтому, расслабься, Кристофер Иванов, ты - никто. И никогда не был чем-то особенным ни для меня, ни для человечества. И уж тем более для себя. Твоя эгоцентричность весьма позабивала меня.
  Я оказался раздавлен. Захотел умереть, но мог только думать. Мыслями убить себя не получалось.
  - Дурак! С этого момента ты навсегда в моей власти! Если я захочу ты проведешь сотни и тысячи лет там, где мне заблагорассудится. Ты будешь делать то, что я захочу. Ты будешь страдать и умирать снова с нова столько раз, сколько Я захочу.
  Я растворился в этих чуждых, неприятных эмоциях. Ощущения словно я надел чужую кожу, и она начала заменять собой мою. Я задергался в панике, забился в истерике, как вдруг какая-то сила, невзирая на мои попытки сопротивляться, подавила мои эмоции. Словно подкрутили и снизили уровень интенсивности.
  - Рано, мой дорогой Кристофер, рано страдать. Во внешнем мире с момента твоего пленения прошло меньше минуты. А здесь я могу растягивать время насколько угодно. Впрочем, время - это лишь ваше субъективное восприятие смены событий. Его нет. "Твоего" гнезда, кстати, тоже уже нет. На месте воронки плещется океан энергии и плавится камень. Ты просчитался, потому что я так захотела. Мои клоны успели пробраться в твой мозг. Для меня оказались неприятной неожиданностью датчики в твоем куске плоти. К этому я оказалась не готова. Ловко придумано. Кей - молодец. Клоны начали спасать твой мозг, срочно записывая твое сознание в меня. Мне это удалось. А вот сигнал я проворонила. Но потому, что я всегда готова к какой-то неожиданности с вашей стороны, я сделала имитацию своего главного гнезда, как вы там у себя говорите. И, о чудо, вы действительно, настолько предсказуемы, что клюнули на эту уловку! Это поразительно! Хотя я перестала удивляться уже после первого десятка миллионов личностей - вы все похожи. И тупы, как пробки. Управление вами самое простое, что можно только придумать. Вообще, у меня давно есть возможности уничтожить все ваши резервации. Методично, одну за другой. Но это не интересно. Когда вы закончитесь, я не буду знать, чем заняться. Можно прожить четыре с лишним миллиарда жизней до поглощения. Но благодаря тому, что времени нет, внутри себя я уже прожила полтора миллиарда жизней. Можно, конечно, зациклить время и остаться в миге снаружи и бесконечности внутри. Но эти четыре миллиарда когда-то все равно кончаться. Поэтому я притихла. Может планета немного восстановиться, и вы наплодитесь снова. Но, судя по всему, вы готовы сами умереть в ядерном пламени, лишь бы меня с собой прихватить.
  - Ты, наверное, уже догадался, как я связываюсь со своими клонами? О, можешь не отвечать. Вижу, что нет. Бергем! Дурак! Самый умный человек на планете - и то не догадался! Смешно. Во времена твоего детства открыли квантовую телепортацию. Да и вообще квантовая физика - основа моего существования. Ею можно объяснить меня. Но вы почему-то забыли про нее. Хотя и память о ней ничего не изменила бы. В общем, я могу связываться мгновенно с любым клоном где бы они не находились. Как правило, сосредотачиваюсь на нескольких сотнях, а остальные действуют по заложенным программам.
  Я попробовал дернуться, освободиться от власти чуждых эмоций, которые разъедали мое сознание. Без физического тела ощущения оказались странными и незнакомыми. Осталось непонятным - получилось у меня хоть что-то или нет.
  - Мда. Я же говорила, что вы тупы, как пробки? Ты реально подумал, что можешь вырваться и что-то сделать? Видимо, что-то все-таки повредилось при каскадном разрушении нейронных связей. Очевидные вещи для тебя не очевидные уже. Давай поясню - тебе некуда отсюда бежать. Да и бежать ты не можешь. Вот это "место" - оно внутри меня. Ты абсолютно локализован. Все твои мысли - мои мысли. Но, что-то я уделяю тебе больше внимания, чем нужно. Наверное, потому что ты первый такой гость, которому я позволяю столько думать и которого так хотела заполучить. Тебе в некотором смысле повезло. Да. Но ненадолго. Мне интересно, что с тобой произойдет после сотни смертей? Начнем с одной, потом десяток, потом - пятьдесят, сто, и так - пока мне не надоест. Прощай, текущий Кристофер. Скоро ты изменишься навсегда.
  ***
  Стены второй палубы отразили ее яростный и нечеловеческий вопль. У нее появились голосовые связки, машинально отметил я. Она схватила меня за ногу, сильная боль ослепила сознание. Кажется, вывернута лодыжка... Переборка медленно закрывалась, а я стоял и смотрел, как ко мне приближается когтистая смерть...
  Мелькнула едва осознаваемая мысль, что это все на что-то похоже...
  Я обмочился и в этот момент когти дотянулись до меня, прорывая плоть. В следующее мгновение меня снесла огромная туша. По всему телу прошла волна болевого шока. Кожу разъедало словно кислотой. Я зашелся в крике, но в горло лишь хлынул поток слизи, заглушив все звуки.
  ***
  Стены палубы отразили яростный и нечеловеческий крик. Меня шатало. Легкое клацанье подсказало мне, что Тварь догоняет меня. Когда я чуть не выпал с вентиляционной шахты, у меня промелькнуло ощущение, что я здесь не первый раз. Внезапно погасло освещение. Я осторожно начал спускаться с отверстия вентиляционного люка. Вдруг что-то сильно дернуло меня вниз. Я заорал. Адская боль пронзила все тело. Сознание угасало слишком медленно...
  ***
  ...Черт! Давай! Давай же! Но панель несколько раз мигнула красным светом, не желая открыть переборку. Надо успокоиться... Некстати подумал о том, что пребываю в состоянии дежа-вю.
  ...Я вытер руки от крови и панель. Та мигнула зеленым и переборки медленно начали раздвигаться. Сзади я услышал влажное шелестение... Оглянулся, но увидеть ничего не успел. Сознание пронзила вспышка невыносимой боли.
  ***
  ...Я лежал на кушетке, подтянув колени к подбородку. Жить не хотелось. Где-то там за переборкой находится Тварь. Внезапно я услышал глухой удар. Это... Уже было со мной?
  Тут же мое сознание раздвоилось. Я будто со стороны наблюдал за собой. Вот, я повернулся в сторону переборки. Снова удар и та пошла трещинами. Но ведь это закаленное стекло, которое не разбить большим слизняком! Еще удар. Сквозь трещины начали бить фонтаны воды. Я видел, как другой "я" подскочил с кушетки, забился в угол. В момент следующего удара он заорал, переборка лопнула. В модуль хлынули потоки воды. Слизняк молниеносно рванулся до захлебывающегося тела. Я ощутил удушье и сильную боль...
  ***
  ...Осознание, что мне осталось прожить только пять суток ничего не вызывало во мне. Я безучастно смотрел на счетчик кислорода...
  Очень медленно, с трудом, словно, отлепляя одну склеенную часть от другой, с не до конца застывшим клеем, я начал осознавать, что все это уже происходило. И не раз. Вновь мое сознание раздвоилось, и я начал одновременно ощущать то тело, и себя над ним и всем происходящим. Уже знакомо в переборку что-то ударило. Пошли трещины. Хлынула вода. Тварь. Боль. Смерть.
  ***
  ...Она увеличилась в размерах и теперь занимала все пространство приемника. На палубе только я один. Ночная тишина и шелестящие волны о борт. Вдруг я услышал незнакомый голос:
  - Иди ко мне...
  Тело непроизвольно дернулось. Я ощутил, что ноги тянут именно к приемнику.
  - Выпусти меня.
  Сознание вновь раздвоилось. Я уже знал, что произойдет потом. Мне показалось, что я могу остановить того себя, но не решился этого сделать. Похоже Она не знает, что появился наблюдатель.
  "Я" открыл дверцу приемника и отрешенно наблюдал за тем, как сегмент, за сегментом появлялось НЕЧТО. Тело сковал ужас. Через несколько мгновений надо "мной" возвышался амебоподобный монстр, с когтеобразными отростками и страшной пастью.
  Пасть быстро опустилась на "мою" голову, легко отхватила половину черепа. Тело упало, забилось в конвульсиях, а монстр принялся обволакивать останки.
  ***
  Что это? Почему я могу видеть со стороны свои смерти? И знает ли об этом Она? Я уже сбился со счета, сколько раз меня съели, разорвали, растворили, откусили конечности и выпили кровь. Лишь краем своего текущего сознания я ощущал, что происходит с тем телом. А спустя, какое-то количество смертей, я и вовсе научился отключаться от всех ощущений.
  Тварь упивалась моей смертью раз за разом. В какой-то из моментов, Она настойчиво начала звать меня и просить выполнять некоторые действия. Тело легко подчинялось, и я ему не мешал. Я уже понял, что Тварь не в курсе про мою раздвоенность сознания, и что я наблюдаю за всем со стороны. Она заставляла меня убивать моих друзей, есть их самому, скармливать ей... Бесчисленное количество повторов научило меня не реагировать на такие представления. Хотя вначале было очень тяжело. Ощущения казались настолько реальными, что в них легко можно было погрузиться и остаться навсегда. Поэтому я научился балансировать на грани, чтобы не выдать себя.
  Когда Ей показалось, что моя воля полностью подавлена, Она снова решила поговорить с моим сознанием. Я тут же прикинулся безвольным, как она и хотела меня видеть. Та часть сознания легко приняла и чуть не растворила меня, окружив печалью, апатией и болью. Горечь в той части сознания стала настолько всепоглощающей, что потеряться в ней не составило бы особого труда.
  - Ну, привет, раб!
  - Да, моя госпожа...
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Как прикажете - так и буду.
  - Ты помнишь, как ты ел своих друзей?
  - У меня нет друзей. Есть только моя госпожа.
  Сдвоенное сознание прошила волна эмоций, напоминающая зловещий хохот.
  - Прекрасно! И всего-то полторы с лишним сотни смертей. Мне понравилось. Правда первые пятьдесят-шестьдесят - оказались лучше всего, а потом пошло на спад. Но цели я добилась. Как я и говорила - ты мой!
  - Да моя госпожа.
  - Чем бы развлечься еще?
  - Вам виднее, госпожа.
  Мне показалось, что Тварь на мгновение задумалась.
  - А знаешь, - продолжила она после паузы, - я, пожалуй, развлекусь не здесь. Слушай внимательно. Ты выйдешь на связь с резервацией и передашь им привет. В виде ядерной боеголовки! Только представь иронию - непримиримый борец с Паразитом расстреливает своих же и теперь на стороне врага! Это прекрасно. Хотела бы увидеть лица вашего командования в момент осознания.
  Значит так. Вот цель - якутская резервация. Место очень уж холодное раньше, а теперь - особенно. Не самое укрепленное, надо сказать, укрытие. В твоем распоряжении три корабля и подводная лодка. Я даю тебе... Ну, скажем, два залпа. Ты должен порадовать свою госпожу и разрушить это укрытие с двух раз. Готовься к тому, что твои ракеты будут перехватывать. Не разочаруй меня. И да - привет сородичам я оставляю на твое усмотрение.
  У меня проскочила мысль-проклятие, но тут же затерялась в океане безграничной отрешенности.
  - Ну, и еще. Сделай так, чтобы они поверили, что это ты, только уже на моей стороне.
  - Да, моя госпожа.
  - Приступай.
  Я ощутил, что могу осознать определенную часть мозговой сети Паразита. Сдвоенное сознание получило доступ в управляющие центры кораблей и подлодки. Мне стало доступно управление двигателями, наведением орудий и два ядерных заряда. Хотя каждый объект нес их не менее пяти. Откуда выстрелить, как прицелиться, с какого объекта - все это я должен решить сам. Проверяет?
  Решил не испытывать судьбу и вторую часть сознания отключил до минимума. На одном из кораблей оказалась мощная радиорубка с антенной. Я нашел код якутской резервации, вышел на связь:
  - Всем недоброго дня.
  Часть сознания ощутило эмоцию, которую я уже научился идентифицировать, как злорадный смех.
  - Это Кристофер Иванов. Капитан специального разведывательного отряда ОСС. Теперь я служу своей госпоже, а не человечеству. Передайте привет командованию ОСС от Паразита. А вам лично - горячий привет от меня прямо сейчас.
  Что-то щелкнуло, в эфире появился главный координатор ОСС - генерал Владислав Макаров. Я почувствовал, что канал пытаются закрыть. Услышал команду увеличить мощность сигнала. Подчинился.
  - Кристофер! Что произошло? Где ты?
  - Я с моей госпожой. Вам большой привет от нее.
  - Что?..
  В этот момент я выпустил первую ракету.
  Макаров чуть не задохнулся от возмущения.
  - Что ты творишь?!
  - Передаю привет, - безразлично ответил я.
  Связь оборвалась. Я уловил нечто вроде одобрительной эмоции. Мы следили за тем, как ракета приближается к якутской резервации. Большая часть сознания решила использовать для этих целей подлодку. Сразу же после залпа увел ее на глубину и включил форсаж.
  Малая часть сознания осознавала, что первый залп вряд ли может быть удачным. А вот второй можно наложить после перехвата первого. Из-за радиоэлектронного поражения их связь некоторое время будет работать с сильно уменьшенной мощностью. Они будут почти слепы. И вот тогда второй заряд разнесёт якутское укрытие. Моя госпожа разгадала весь мой замысел, когда увидела, что ракету я положил не точно в цель и без использования эффекта неожиданности.
  - Молодец, раб! Ты продолжаешь действовать креативно! Вторая ракета развеет эту резервацию радиоактивной пылью над тундрой. Знаешь, мне понравилось. Наверное, мы будем так развлекаться иногда. В перерывах между твоими смертями.
  - Как прикажете, госпожа.
  Благодаря тому, что монстр с упоением следил за разворачивающимися событиями, я успел просканировать ближайшие связи и определил в каком узле мы находимся. Гнездо располагалось в пустыне Гоби на территории бывшего Китая. Человеческих резерваций здесь давно не осталось, и эта территория безраздельно принадлежала Ей.
  Эфир потряс радиоэлектронный залп. Я навел вторую ракету. Тварь не обращала на меня внимания. Параллельно, малой частью сознания я навел орудия ближайшего к китайской пустыне корабля. Выпустил ракету. Тварь моментально отреагировала.
  - Как ты посмел?! Умри, червь!
  Пока Она разбиралась с большей частью моего сознания, меньшей я заблокировал систему противовоздушной обороны гнезда.
  Оказывается, когда умирает часть сознания - это больно. Я не знаю, как так получилось, но я испытывал почти физическую боль. Словно из сердца выдрали кусок, но оно еще продолжает биться, хотя и все медленнее.
  Разорвав первую часть моего сознания, Тварь обнаружила вторую. Гораздо меньшую, но в то же время менее безвольную. Она чуть не захлебнулась от возмущения. Промелькнули совсем уже странные и незнакомые эмоции. До подлета ракеты оставалось четыре секунды. Боже, как же медленно. Я вспомнил Ее слова о зацикливании времени внутри Нее. Не понимая, что делаю, рванулся на встречу порыву Твари разорвать остатки моего сознания. Миг слияния был очень коротким. Заместил некоторые Ее связи собой, почти растворившись в них без остатка. Мельчайшей искоркой проник в сознание монстра, едва не потерявшись в бесконечности. Меня охватила паника.
  Но угасающая искорка вспомнила про квантовую телепортацию. Тут же пришло решение. Нужно лишь три секунды. Последнюю энергию бесконечно малая искорка чужого здесь сознания потратила на то, чтобы сбить внутренний счетчик времени огромного организма. Наступила тьма.
  ЭПИЛОГ
  - Как ты думаешь, что произошло?
  - Ты знаешь, дружище, похоже, что вы ошиблись с этими островами. Этот квадрант оказался обманчиво привлекательным для всех.
  Макаров тяжело воспринял эту новость. Еще бы - ошибся целый отдел. И Крис.
  - Но судя по всему Кристофер повстречался там с Паразитом?
  В этот вечер генерал Владислав Макаров задавал вопросы, на которые сложно дать ответы, но доктор и ученый Александер Бергем терпеливо разъяснял другу свои гипотезы.
  - Почему ты так решил?
  - Ну, он же вышел на связь от Его лица. Или - Её. Он назвал её своей госпожой.
  - Да, я смотрел записи.
   - Скорее всего Паразит его уже захватил к тому моменту, как Камиля в свое время. Поэтому эти пламенные приветы и некоторая отрешенность в речи. Да и после срабатывания вашей системы - вряд ли кто-то мог выжить на том острове.
  - Может быть и так. Кристофер обладал чутьем на клонов, и скорее всего, на самого Паразита. Но, что-то мне подсказывает, что в этот раз оно его подвело. Там Его не оказалось. Враг как-то сымитировал свое гнездо на островах Французской Полинезии. Как ты помнишь, Паразит - это единый организм, но мозг у него тоже один. Скорее всего мозг находился в пустыне Гоби - именно туда направилась вторая ракета.
  Макаров потер костяшки пальцев, посмотрел на друга.
  - Да, вторая ракета разнесла бы якутскую резервацию. Значит, это обманный маневр Криса для самого Паразита?
  - Да, похоже на то. Это представление для Него. Финальный аккорд. Как у Кристофера получилось противостоять Ему и чего это стоило - я даже не представляю.
  - Но как он остался жив после удара по острову?
  - Кристофер? Не знаю. И это меня беспокоит больше всего. Может это уже был не он? Тогда почему вторая ракета ударила по пустыне и сильно снизилась активность клонов?
  Теперь настала очередь Бергема задавать сложные вопросы. Александер выглядел смущенным. Макаров давно знал ученого и ему хорошо знакомо подобное состояние друга - тот нервничал, когда не мог что-то объяснить или понять.
  - Нуу, в целом... Наверняка, это очень важный и интересный вопрос, - Макаров попытался подбодрить друга, - и твой отдел обязательно найдет ответ. Самое главное, что сейчас мы можем начать восстанавливать планету. Аналитический отдел пересчитал наши шансы, и теперь они находятся на уровне девяноста процентов. Это хорошие, черт возьми, шансы!
  - Да, я знаком с последним отчетом отдела, - задумчиво ответил ученый. - Как будешь решать проблему с клонами?
  - Думаю, это окажется проще, чем найти Паразита. Сейчас они оказывают абсолютно типовое сопротивление. Все наши старые тактики вновь работают. Отряды возвращаются, практически, без потерь. Опасения вызывают, прячущиеся осьминоги - эти могут залечивать сами себя, если их не добить, а только ранить. Вот здесь и кроются десять процентов риска. А также в возможности сбора клонов в крупную силу. Но, думаю, мы с этим справимся. Я уверен в этом.
  - Это хорошо. Отличные новости, Владислав.
  Помолчали. Бергем успокоился, задумался о чем-то своем.
  - Чем займешься теперь? - нарушил тишину Макаров.
  - Сперва разработаю программу по восстановлению планеты. Мне нужны будут почти все мощности аналитического отдела.
  - Как скажешь. А потом?
  - А потом займусь изучением мозга. Сколько времени мне останется. Все-таки, слишком мало мы о нем знаем, несмотря на все технологии, и продвинувшуюся вперед науку. А ты? Чем займёшься ты?
  Макаров прикрыл глаза.
  - Только не смейся, Бергем.
  - Конечно, не буду, ты же мой друг.
  - Я мечтаю отойти от дел, когда все кончится, построить домик, начать выращивать деревья и посадить свой сад. Козочек держать, траву им косить и... Эй! Я же попросил не смеяться!
  Бергем, сперва еле сдерживавший смех, засмеялся в голос, истерично повторяя: "Козочки! Ты сказал - козочки?! Ты и козочки?". Макаров сидел, насупившись, и сложа руки на груди. В этот момент он ненавидел Александера больше всего на свете. Но глядя на похрюкивающего от смеха друга, сам засмеялся.
  ***
  Я - все, и я - ничто. Кто я? Или лучше спросить- что я? Сознание разбито на миллиарды осколков. Чье это сознание? Вокруг множество отголосков других... Других жизней? Их уже нет... Где? Там или здесь? Пространства нет. Но все эти жизни есть во мне и вокруг меня. Они сохранили свои знания, желания, мечты, чувства... Я не знаю где мы. Или... Мы не знаем где Я?
  Вокруг темно и ничего нет. Но вдалеке, яркими маячками мелькают чьи-то миры, жизни. Если захотеть, то я могу, приблизиться к ним, увидеть каждую из них, прожить до момента поглощения. Каждая жизнь - это отдельный мир. Некоторые пересекаются, а некоторые очень далеко друг от друга. Кто-то говорил, что мир возможен только в нашем представлении, благодаря нашему субъективному восприятию. Но это все же нереальные миры. Или реальные?
  Воспоминания поглощенных легко предстают... Перед чем? Не знаю. Где-то здесь. Во мне нет ни внутреннего взора, ни внешнего. Я вижу все и вокруг. Одновременно нигде и везде. Но эти миры очень реальны. Я могу окунуться в любую жизнь. Каждая из них настолько реальна, что легко забыться и прожить ее всю. Реальные чувства, события, прикосновения, ощущения.
  Времени нет или не ощущается. Но у меня же миллиарды жизней в распоряжении! Почти бесконечное количество лет. Но где среди этого разнообразия нас Я?! Кто Я? Не помню. Или не хочу помнить...
  Вспомнил! Я - Паразит! Как меня называли поглощенные. Осознание захлестнуло ледяной волной ужаса. Нет, я - Тварь. Горечь заполнила пустоту. Ужасное существо, которое захватило планету. Но почему?! Ведь я был... Кристофером! Да! Когда-то... Когда? Откуда Я? Не помню... Нет! Точно - нет! Я - человек. Я спас планету, убил Тварь. Но где мое Я? Я умер?
  Я умер. Да! Умер... В зоне поражения термоядерного заряда не выживает никто и ничто. Так вот оно какое чистилище... Миллионы голосов, образов, жизней, среди которых теряется твоя. Могу ли я теперь называть себя - Я? Или теперь мое Я часть коллективного сознания и стоит называться "Мы"? Или часть чего-то божественного? Но я бы уже ощутил божественное присутствие. Или нет? Есть ли бог? Уже не уверен. Голоса что-то шепчут. Шепот.... бессвязное навязчивое бормотание миллионов голосов, воспоминания и отпечатки своих бесчисленных прошлых жизней. Своих ли?
  Меня затянула подвернувшаяся маленькая жизнь. Я позволил увлечь себя. Забылся. Прожил короткую, но трогательную жизнь. Ощущал любовь родителей, любимые игрушки, медицинские препараты, боль и смерть.
  После окончания этой жизни я вновь очутился "где-то здесь". Я снова пребывал в прострации и долго не мог понять кто я - мальчик или кто-то еще, непонятно, как и где оказавшийся. Может это и испытывают люди после смерти? Я решил, что от миров точно нужно держаться подальше. Пока.
  Бархатная темнота. Если Я осознаю себя, значит какая то часть меня осталась. И не только меня... Но где? Я понял - это нигде и везде одновременно. Мы чувствуем, что энергии вокруг очень много. Мы купаемся в ней. А что, если?.. А эта мысль очень интересная. Вкууусная... Кто здесь?!
  Я контролирую остальные сознания! Я легко контролирую остальные сознания. Я легко... А ведь это и правда хорошая идея. Может сработать. Нам... Мне! Мне нужен только биологический материал. Нет, даже обычной органики будет достаточно. Что тут у нас? Углерод? Пойдет. Сера? Уже лучше. А это что? Вокруг этого так много... Азот? Да это пиршество какое-то! А вот и первая бактерия. Энергии достаточно для необходимых преобразований. Скоро, очень скоро мы сможем увидеть реальный мир новыми глазами.
  Я вернусь!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"