Зелиева Рина: другие произведения.

Поймать солнце . Книга -1. "Арина Ларина"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    АННОТАЦИЯ: Негодование, обида, бравада и, как следствие, глупость. Не то место, не то время. И вот уже ты - кандидат в покойники. Ты готова продать душу дьяволу в обмен на возможность жить? Или лучше умереть молодой, но безгрешной? Вот тут-то и начинаешь понимать, что мир не делится на черное и белое. В нем есть еще серый цвет с множеством тонов и полу оттенков. А сама жизнь намного сложнее, чтобы судить о ней столь категорично.

  
   ПОЙМАТЬ СОЛНЦЕ.
  КНИГА 1 - АРИНА
  
   АННОТАЦИЯ: Негодование, обида, бравада и, как следствие, глупость. Не то место, не то время. И вот уже ты - кандидат в покойники. Ты готова продать душу дьяволу в обмен на возможность жить? Или лучше умереть молодой, но безгрешной? Вот тут-то и начинаешь понимать, что мир не делится на черное и белое. В нем есть еще серый цвет с множеством тонов и полу оттенков. А сама жизнь намного сложнее, чтобы судить о ней столь категорично.
  Бесцельно,
  безжалостно,
  как в кино.
  Ты мой Стокгольмский синдром.
  Захлопни глаза и зашторь окно,
  спали этот чертов дом.
  Держи меня в клетке,
  корми с руки
  и хлестко бей по щекам.
  Мы разной породы, а значит - враги,
  кто жертва - не знаю сам.
  Есть жертвенность, ревность,
  есть ложь и печаль.
  Всё - в банке с наклейкой ''соль''.
  Бьешь больно и резко,
  хрипишь: отвечай,
  как быть без тебя?
   (с тобой?)
  И были бы мы сильнее чуть-чуть,
  тогда бы сумели спастись.
  Под пальцами мерно вздымается грудь.
  Проснись, мой киднеппер, проснись.
  Бесцельно,
  безжалостно,
  как в кино.
  Ты мой Стокгольмский синдром.
  И кто-нибудь вызовет
  всё равно,
  полицию в этот дом.
  Ты выстрелишь в голову,
  так легко,
  ужалит свинцовый шмель.
  Я вздрогну от выстрела/холода,
  но я сделаю шаг
  за дверь.
  Но что-то неладно, не так, не то,
  и рушится что-то в груди.
  Мне хочется в клетку,
  зашторить окно,
  и есть с самой теплой руки.
  Попытка провальна. С другого листа.
  Есть жертва, преступник, дом.
  Кусай мои губы, считая до ста.
  Я твой Стокгольмский синдром.
  
  Джио Россо
  
   Знаешь, в чем сила солнца? Оно не боится заглянуть во тьму
  
  - Я считаю, все-таки нужно попытаться выйти к условленной точке, - настаивал бритоголовый парнишка в изодранной окровавленной одежде, свисающей лохмотьями с его большого израненного тела.
  Они все тут, все пятеро, были как один. Чисто выбритые головы, камуфляж в пятнах крови, цветом сливающийся с песком пялящей зноем пустыни, в которой, похоже, им придется закончить свой жизненный путь.
  - Никто нас там не ждет, Сибиряк.
  - Они обязаны нас забрать. Всегда забирали.
  - Мля, ты что, до сих пор не понял? Все это - чистейшей воды подстава. С самого начала. Причем, запланированная.
  - Ты как хочешь, Маджахет, а я с ним иду. Саул? - встал рядом с Сибиряком еще один парень.
  - Нет. Мы должны вернуться. Возможно, кто-то из наших еще жив.
  - Если сам хочешь выжить - вспомни правила. Злат? Время...
  - Плевать мне на их правила. У нас свой кодекс: мы друзей не бросаем.
  Ребята разделились. Двое держали путь через барханы, постепенно исчезая в сгустившихся сумерках. Трое, проводив их взглядами, повернули в сторону гор.
  - Что-то мне подсказывает: мы их больше не увидим, - обронил Маджахет.
  - И я, и я, и я того же мнения, - пропел Саул.
  - Че скалишься? - рявкнул на него Злат. - Нас здесь к утру всех похоронят. А он со своими прибаутками.
  - У тебя чувство юмора по жизни отсутствует. Погибать нужно весело. В идеале - с музыкой. Но я пока помирать, пожалуй, погожу. Вы как?
  - Мы с тобой, - ответили в разнобой, но дружно усмехаясь, его спутники. - Все вместе. Навсегда.
  
  Глава 1.
  Вечером в пятницу в небольшом ночном клубе тихо и ненавязчиво играла музыка. Полумрак, негромкие разговоры и веселые вскрики компании, играющей в дартс, создавали атмосферу уюта и некой интимности. Девушки для совместного времяпровождения уже давно облюбовали 'Арсенал', находящийся в двух шагах от реки, широкой водной артерии, пересекавшей их город. Отличное разливное и недорогое пиво, а также отсутствие толкотни, шума создавали прекрасную возможность пообщаться и отдохнуть в компании близких друзей и подруг.
  - Леська, а ты нормальная такая девчонка, - сладко тянул Ивасечкин, прижимая ее двоюродную сестру, а по совместительству лучшую подругу, к себе за талию. - Ну, че ты? Сидим, отдыхаем? Мы к вам в этот ваш Мухосранск приехали за тридевять земель посреди ночи, а вы как неродные...
  Олеся смущалась и глупо хихикала, но от полного романтизма ее удерживал злой и бешеный взгляд Арины. Леся знала, что Сашка является первой, и, уже года два как, единственной любовью ее кузины и подруги Аришки. Но вот что-то у них не срослось в отношениях. И Саша специально изводил Арину. А, впрочем, может и не специально.... Складывалось впечатление, что он просто мстил. Мстил за ее сложный характер, играл, а заодно и испытывал свое мужское обаяние на молодой девчонке-ровеснице. Как далеко заведет их эта игра?
  - Может еще по пиву? - нервно, с дрожью в голосе спросила Аришка.
  Она старалась выглядеть гордой и равнодушной. Но получалось плохо.
  Арина чувствовала кожей, умом понимала, что ему на нее параллельно. От этой мысли становилось как-то паршиво на душе. Почему тогда нельзя было просто поговорить? Не гадить друг другу? Один на один выяснить отношения. Было понятно: Сашка ее просто дразнит. Пытаясь что-то доказать. Но вот что? Это оставалось загадкой. Что он неимоверно крут в свои восемнадцать лет? Эдакий мачо с окраин столицы? У которого папа не из бедных. В общем-то, беднота - это понятие относительное. А вот состоятельность имеет свои рамки и пределы. И она в эти пределы никак не вписывалась.
  Арина сознавала, что питает себя иллюзиями. Что все это ерунда и пройдет. Но сердце билось бешено и толкало на безумства. Голова шумела. Хотелось что-то сделать. Чтобы решить это все раз и навсегда.
  Сашуля приехал не один, со своим другом Лешей. Тот как раз млел, или не млел, от ее родной сестры Иришки. Но, скорее всего, подыгрывал другу. Таким образом, в их тесной и, вроде как, дружеской компании из пятерых человек, трех девушек и двух парней, Арина одна оставалась, как бы, не у дел. И была вынуждена наблюдать, как ее бывший парень обжимается с подругой. А его дружок - с сестрой. Чувствовала себя она, мягко говоря, не в своей тарелке. Настроение и без того паршивое стремительно падало ниже плинтуса.
  Ариша даже не пыталась скрыть это. Да и почему она должна поддерживать всеобщую клоунаду? Ей было неуютно и противно. День и так не задался с самого утра. И теперь еще и это. Залпом выпив кружку только что поставленного перед ней на стол разливного пива, Арина едко осведомилась:
  - Я тут вам всем не очень мешаю? - она любила рубить правду-матку с плеча, чтоб прояснить ситуацию, которая напрягала. - Что-то последние часа полтора я себя ощущаю явно лишней. В связи с этим у меня только один вопрос: 'Какого х... я тут вообще делаю?'
  - Аришка, - с гадкой довольной ухмылкой протянул Сашка, - если у тебя плохое настроение, то нафига портить его всем?
  - Действительно, - не скрывая раздражения, процедила ее сестра, - если тебе фигово, то фигово должно быть каждому. В этом ты вся.
  - Да я вообще могу уйти, - взвилась Арина.
  Она совсем не хотела тащиться на это мероприятие. Ее Леся с Иришей долго уговаривали, аргументируя тем, что, возможно, это ее последний шанс помириться с Сашкой. Ариша сдалась, несмотря на то, что в душе не была уверена: стоит ли пытаться вернуть эту свою первую, и как ей еще недавно казалось, настоящую любовь. Она решилась. Очень хотелось проверить себя и его. Есть ли что-то еще, из-за чего стоит ломать копья. Теперь было ясно - не из-за чего. Прошла любовь, завяли помидоры... Больно и обидно, но это пройдет. Он тешил сейчас свое уязвленное самолюбие, а она... Она-то что тут делала? Арина уже и не знала.
  - Куда ты пойдешь? - забеспокоилась Леся, - автобусы только в пять ходить начинают.
  - Плевать, - прошипела Ариша, - подожду.
  Она резко поднялась со скамьи, развернулась, схватила сумочку и, не позволяя себе оборачиваться в надежде, что хоть кто-то попытается ее остановить, прошествовала шагом королевы английской к выходу из заведения.
  На дворе был конец мая. Где- то там - на окраине города занимался яркий восход. Где-то там далеко, еще за горизонтом, едва окрашивая крыши зданий сочным багрянцем. Арина шла вверх по аллее к остановке. Тут на набережной еще стояла прозрачная ночь со звенящими звёздами и нежным воздухом, пропитанным ароматами наступающего лета. Всё было призрачно, темнота мягко окутывала плечи, едва рассеиваясь в тусклом свете уличных фонарей. Стояла почти абсолютная тишина. Темная и неподвижная. Словно вечность. И было странно знать, что уже через несколько часов придет яркий, взрывающийся день с улыбчивым солнцем и суетными улицами, погоняя сонную тишь.
  На дороге рядом с тротуаром стояла машина, из открытых окон которой орала громкая музыка, сгребая очарование ночи. Девушка насторожилась. Разрывая тишину электронными звуками, они уже самим этим антуражем несли агрессию. Интуиция противным холодком сползла по позвоночнику.
  Ариша попыталась проскользнуть мимо дорогой иномарки как можно быстрей и незаметней. Но не получилось. Подсознание противно пропело: 'Ты знала...!'
  - Смотри, какая герла топает, - прозвучал в нарушенной тиши безмятежной улицы грубый бас.
  - Серый, заводи, проводим, - вялый и не вменяемый голос отреагировал на наводку.
  - Игнат, тебе щас реально телка нужна? - сквозь смех осведомился кто-то третий.
  - Ну, хули, сама в руки тяпает.., - хрипло прозвучало из глубины салона.
   Девушка съежилась и прибавила шаг. Но не тут- то было.
   Из машины выскочило двое, увязавшись следом, будто она должна им, как земля колхозу. Третий вел иномарку тихим ходом рядом с пешеходной дорожкой. Арина понимала, что если эти типы затащат ее внутрь автомобиля, то 'пиши пропало'. Там уже шансов не будет. В замкнутом тесном пространстве от трех крупных здоровых парней, пребывающих в явно неадекватном состоянии, она отбиться не сможет. Даже тут снаружи мериться силами с тремя дюжими мужиками дело бесперспективное.
  - Стой. Че ломанулась? - только одна интонация говорила о том, что девчушка попала.
  Ариша ускорила шаг, стараясь не переходить на бег. Потому что ее полная капитуляция, как ей подсказывало сознание, только еще больше раззадорит охотников. А охота в данный момент открылась на нее. Причем всерьез. Врать себе не стоило. Все это плохо кончится. Сомнений не оставалось. Нужно было, все же, хоть как-то попытаться спасти положение. Арина круто развернулась, встав лицом к преследователям.
  Они все равно не отстанут. А если так, то представления не избежать. Смотаться нет никакой возможности. Куда удирать? Обратно? Вперед? Прижимают к забору. Дешево свою шкурку она продавать не собиралась. Сопротивляться до последнего - что еще остается...
  Тело девушки напряглось, как пружина, в тот момент, когда один из здоровяков, светловолосый в яркой футболке с принтом, поймал ее за предплечье. Она яростно вонзила зубы в эту проявляющую агрессию руку и двинула со всей кипящей в мозгу злостью обладателю этой порабощающей кисти в пах. Злости было много. Полный боли и возмущения вопль известил о том, что цель достигнута. Второй нападавший, качок с короткой стрижкой 'ежиком' на голове и с лицом питекантропа, схватил девушку через мгновение после первого раунда за шею, произведя захват со спины. Тут же получив локтем под ребро и шпилькой в голень, от неожиданности на секунду ослабил хватку. Жертве этого хватило, чтобы вывернуться и начать улепетывать со скоростью кометы.
  Арина бежала так, как никогда в своей жизни не бегала. Словно летела в потоке ветра, бьющего в спину. Она вырулила на остановку, которая рядом с круговым движением транспорта образовывала открытую обзору и хорошо освещенную обширную местность. Охнув от неожиданности, девушка буквально лоб в лоб столкнулась с двумя патрульными постовой службы.
  - Помогите, помогите мне, - истерично заверезжала она, - за мной гонятся.... Насильники..., - уже тише и медленно пояснила Ариша, теряясь, как правильнее и точнее охарактеризовать создавшуюся ситуацию. - Они меня в машину хотели затащить. Напали... А теперь гонятся...
  Девчушка оглянулась. Автомобиль невменяемых агрессоров припарковался рядом. Двое из них неспешным шагом приближались к ней. Казалось, что представители законопорядка их ничуть не смущают. Арина предусмотрительно спряталась за одного из парнишек в форме, того, что стоял чуть дальше от неприятностей в виде двоих обкуренных амбалов. Патрульные, как отметила девчушка, были не намного ее старше. Она бы им обоим дала не больше двадцати. Похоже, только после армии. А ППС - самое то, пока не определились.
  - Документы предъявите, - робко, но добавив в голос требовательных ноток, попросил один из патрулирующих. Тот, что находился спереди. Видимо, он не совсем еще сообразил, как реагировать в подобных обстоятельствах.
  -А з... тебе на воротник не надо, - ехидно осклабился белобрысый. - Валите отсюда. Не ваша тема. Пока по-доброму прошу...
  Девушка съежилась и отступила на пару шагов от своего, кажущегося уже не таким надежным, защитника. Она начала осознавать, что эти двое юношей - очень слабая надежда на помощь. Ждать от них продуктивных действий было бы глупо. По сути, они сейчас оказались, как и она сама, в роли жертв. Арина это чувствовала, но не понимала. Стражи закона, любые люди в форме всегда вызывали ассоциации с тем-что-могли что-то сделать. В частности 'обеспечить безопасность личности, а также предупредить и пресечь преступления и административные правонарушения на постах и маршрутах патрулирования', - вспомнила Аришка к месту цитату из речи одного корреспондента криминальных новостей.
  - Оставьте девушку в покое, - дрожащим голоском с миролюбивой интонацией попросил второй патрульный, за которым она пряталась. - И проблем не будет.
  'Этот, видимо, лучше соображает', - подумала Арина. - 'Но проблемы будут', - она оценила взглядом расстановку сил и прикинула диспозицию.
   - Сами свалите, - лениво предложил спортивный блондинчик с жестокими голубыми глазами, - и вы целы останетесь, и девочка будет довольна.
  - Она не хочет этого, - уперся парень - тот, что стоял ближе к нападавшим, - лучше идите куда... подальше. И все, - его голос дрогнул, выдавая страх. - На этом разойдемся.
  Обезьяноподобный с 'ежиком' и двухдневной щетиной, нагло ухмыляясь, начал сокращать расстояние между собой и оппонентами. 'Сугубо аморальное существо, причём небритое и на двух ногах. Сейчас что-то будет', - отметила про себя Ариша и содрогнулась. Сильно струхнувший патрульный, наконец, сообразил вытащить табельное оружие из кобуры, но пистолет так дрожал в его руках, что Арина поняла: парню впервые использовать его против живых людей. Тут краем глаза она заметила, как блондин выхватывает из куртки огнестрел, при этом как-то совсем уж жутко улыбаясь. Ее сердце, кажется, пропустило два удара. Три выстрела, прогремевшие через секунду, быстро привели девушку в чувство. Юный постовой медленно оседал на землю. Его напарник, путаясь в снаряжении, старался достать свое оружие. Арина вдруг осознала, что не хочет наблюдать, чем все это закончится. Синдром застывшего кролика побороло желание жить. Не отрывая взгляда от диковатой улыбки убийцы, она стала медленно отступать назад. Шаг, еще шаг... В тот момент, когда девчонка повернулась, для того, чтобы рвануть со всех ног подальше от происходящего кошмара, пистолет рявкнул еще два раза. Оборачиваться она не посчитала нужным, стартонув с неожиданной для себя самой скоростью прочь. Следующая пуля отрикошетила от чугунной ограды в тот момент, когда Ариша поворачивала за угол. И с ужасом поняла: целятся уже в нее. Не в силах превозмочь желание оглянуться, девушка рухнула сначала на колени, а потом плашмя на тротуар. Сумочка соскользнула с плеча во время падения и отлетела далеко в сторону. Проследив траекторию ее полета и оценив расстояние, Арина отпружинила от асфальта и рванула в ближайший дворик. Секунды промедления означали пулю в спину.
  Проскочив арку, девушка оказалась внутри квадрата, создаваемым четырьмя примыкающими друг к другу домами. Другого выхода из двора не было. Оставалось одно: куда-нибудь спрятаться. Причем быстро. Заметив в углу трансформаторную будку, густо заросшую кустарником, Ариша двинулась к ней. Между кирпичной постройкой и стеной здания образовывался небольшой узкий промежуток, полметра от силы. Продравшись сквозь кусты, стараясь восстановить дыхание, она упала коленями в грязь, безмерно удивляясь тому, что осталась жива. Сердце бешено колотилось и казалось, что через мгновение оно вырвется наружу, разорвав грудную клетку. Ее била нервная дрожь. Арина заставила себя подняться на подгибающиеся в коленях ноги и протиснулась в промежуток между строениями, попытавшись слиться с кирпичной кладкой.
  Спустя несколько минут через арку проехала машина. Захлопали дверцы.
  - Ну и где эта сучка? - похоже на голос светловолосого. - Ты уверен, что она сюда проскочила?
  - Игорь, зуб даю, некуда ей было больше, - заискивающий, но твердый тон собеседника не вселял надежду.
  - Ну, и какие мысли по этому поводу? - видимо, Игорь был лидером среди кучки троих напавших на нее недоумков.
  - Тут подъездов с десяток, пока все проверим.., - неуверенно выкладывал свои соображения еще ни разу не виденный ею тип. - Некогда, валить надо. Там люди вдалеке какие-то были, могли куда следует звякнуть, да и шуму наделали...
  'Этот сидел за рулем', - сделала выводы Ариша, вспоминая звук голоса и интонацию.
  Любопытство подавляло страх, и она быстро выглянула из-за угла. 'Все противные', - отметила результат, - 'одна банда богатых отморозков. Мне конец', - мысленно простонала Арина.
  - Ты - придурок? - зарычал главный. - Она же заяву ментам накатает, как только очухается.
  - Игорь, Серега прав. Валить надо. - Это говорил коротко стриженный орангутанг, проявляя потрясающую дееспособность и, буквально, демонстрируя пик умственной нагрузки. - Мы ее здесь до завтрашнего вечера не найдем. Придется тебе перед отцом покаяться насчет того, как нехило мы тут накосячили. Он все уладит, - совет, судя по-всему, предназначался вожаку.
  - Игнат, ты ох... Он реально по голове не погладит за эти приключения.
  Она теперь знала, как зовут громоздкого ежика. Но это ситуацию не разруливало...
  - По-любому решит проблему, - уверенно заключил Серый. - Это лайт-вариант, чем нас сейчас возьмут на горячем. Тогда он все равно узнает и только хуже будет...
  - Хоре, едем, - вяло согласился Игорек.
  Взревел мотор, хлопнули дверки. Шум двигателя стихал. Арина только сейчас заметила, что дышала через раз. Пот стекал по вискам, а все тело занемело от напряжения. Ей бы присесть, но тесное пространство не давало такой возможности.
  Ледяной рассвет застал ее скрюченной и замерзшей в своей неподвижности. Девушка все еще никак не решалась выбраться из своего тайника, напуганная и потрясенная до глубины души разыгравшейся на ее глазах сценой насилия и жестокости. В голове теснились мысли, что ей каким-то чудом удалось сохранить себе жизнь, но это не надолго. 'Ну что за сучий день', - думала Ариша. - 'Точнее ночь и утро. Уже совсем рассвело и транспорт начал ходить'. Она нащупала проездной в кармане куртки. Студенческий, кошелек и косметика были безнадежно потеряны вместе с сумочкой. Возвращаться за ней Арина не собиралась. Денег там было немного. Совсем копейки. Косметика старая, почти израсходованная. Студенческий? Он пока был не особо нужен. Не до такой степени представлял собой ценность, чтоб рисковать. Не было никакого желания смотреть, что же там сейчас происходит на месте ночных разборок. Домой, видимо, придется добираться партизанскими тропами. Девушка выползла из своего укрытия, осторожно выбралась со двора и, как могла быстро, пошагала искать остановку.
  В восемь общежитие уже открыли. Арина, скоро проскочив через проходную, упала на кровать в своей комнате, закутавшись наглухо всеми имеющимися в наличии одеялами. Вообще-то, они (Ариша, Иришка и Леся) планировали ночевать после клуба у Леськи в квартире. Благо, что ее родители уехали в выходные на дачу, и жилплощадь была в полном распоряжении девчонок. Но Арише не хотелось ничего рассказывать. Желание что-либо объяснять отсутствовало напрочь. Усталость и дрема затягивали ее в свои путы. Девчушка не сопротивлялась. 'Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра', - эту фразу Скарлетт О'Хара она посчитала на данный момент наиболее подходящей.
  
  Глава 2.
   Утро началось в обед. Все тело ломило. Ира, вероятно, осталась ночевать у Леси. Это было только плюсом, чтобы организоваться. Говорить о произошедшем по-прежнему желания не было. Особенно, если учесть, что сестры и друзья не испытывали особого беспокойства за ее благополучие. Выкурив полпачки сигарет и выпив литры растворимого кофе, Арина почти определилась. Заснула она рано, еще только темнело. Потому что в мыслях стало более-менее спокойно.
  Рано, полдесятого в воскресенье ее разбудил стук в дверь. Натянув треники и футболку, девушка пошла отворять, намереваясь порвать посетителя. На пороге стояли двое взрослых солидных мужчин, сканировавших ее глазами и явно пришедших не просто так. Порвать было отложено. Вместо этого Арина вопросительно подняла брови.
  - Оперуполномоченные ..., - имена были так споро произнесены, что Ариша их попросту не усвоила. - Мы пройдем?
  Вопрос был риторический. Парочка легко оттеснила девушку, проникая вглубь помещения.
  - Арина Ларина? - уточнил мужчина лет пятидесяти. Судя по модной испанской бородке и масляному взгляду, он мечтал быть все еще на коне.
  - Ну, - выдавила из себя девчушка, на сто процентов зная, что дальше последует. - Если, я скажу 'нет' - то что-то изменится?
  - Врядли,- отвечая, он по-хозяйски придвинул к себе стул и плюхнулся на него, не скрывая усталость. - Ваша сумочка с документами была обнаружена недалеко от места преступления. Что ты можешь сказать по этому поводу?
  Легкий переход с 'вы' на 'ты', причем демонстративный, плюсом явный наезд, панибратское отношение, все это Ариша быстро прокрутила у себя в мозгу. Мозг выдал отрицание и агрессию.
  - О каком преступлении идет речь? - осторожно с придыханием поинтересовалась она.
  - Ты, конечно, не знаешь? - едко поинтересовался второй опер, похожий на Шерлока из советского кино. Его колючий взгляд вызывал в душе оторопь. - Вчера ночью убили двоих пэпеэсников. Мальчишки совсем. Не жалко?
  Арина кожей ощутила психологическое давление. Этим ее было не пронять. Сверху плавали. Ее мать была мастером по прессингу. Так что - не на ту напали.
  - А должна? Пожалеть? - Аришка вперилась жестким взглядом в глаза 'испанца', - Я, - четко произнося по слогам, отвечала она, - ничего об этом не знаю. Сумка - не аргумент. Я ее потеряла днем. Еще вопросы?
  Отец Игорька не шел из головы. Похоже, серьезный мужик. Ему-то мажоры обкуренные, наверняка, уже поплакались. Он обязательно что-то затеет. Арина не сомневалась. Стоит ей только пискнуть. Но если она даст полноценные показания, ваще пипец. Свидетели долго не живут. Общеизвестная аксиома. Герои и правдолюбцы - это в кино. А она - слабая и беззащитная девушка. За родину стоять не станет. Благо, родине в настоящий момент ничего не угрожает, а вот ей в данном конкретном случае...
  - Уточнение, - ощерился Шерлок. - Есть еще свидетели. Компания из двух парней и их спутниц. Они стояли на противоположной стороне круга в тени. Там фонарь не работал. Никто из участников вашей разборки не обратил на них внимание. Их вы тогда просто не видели. А у ребят хватило ума не оповещать вас о своем присутствии. Но именно они и вызвали скорую и представителей правоохранительных органов.
  - И в чем проблема? - Ариша затаила дыхание. - Вы тогда уже все знаете. От меня чего требуется?
  - Они не видели лиц, - проинформировал второй лощеный опер. - Не слышали диалоги и не знают подробностей. Молодежь сошлась лишь в одном: двое парней набросились на хрупкую невысокую девчушку с пышными, длиной ниже пояса рыжими волосами, а это, согласись, конкретное описание, - мент ухмыльнулся. - Вы стояли под фонарем. Постовые и ты против света, убийцы к нему лицом и спиной к другим очевидцам сих событий. Потом произошло убийство, девушка убежала. Молодые люди запомнили номер той самой иномарки, на которой разъезжали преступники. На обратном пути машине пришлось обогнуть круг. Мы также выяснили, кому эта тачка принадлежит. Но вот неувязочка. Хозяин утверждает, что авто накануне угнали. О том же и шпарит его адвокат. Люди не бедные. Наняли самого лучшего. Ты - единственная, кто может пролить свет на всю эту поганую историю. Твоя гражданская обязанность - обличить преступников.
  Арина поежилась. Все было жутко-гадко. Куда уж хуже, дальше некуда. Она, конечно, еще не знала, как сильно ошибалась. Но подозрения, все же, были. Если сейчас ей так выложили карты, плюсом то, о чем они не знают. Возможно... Или знают? Но им параллельно, непонятно почему.... Или понятно? Да на что они рассчитывают, вообще?
  - Вы считаете, что я - идиотка? - осторожно осведомилась она. - Мне семнадцать. И я еще планирую пожить...
  - Если ты об этом спросила, то факт кретинизма отметается, - без тени иронии отметил бородатый. - Это всего лишь опрос возможных свидетелей. Так сказать, оперативное мероприятие. А дальше сама думай. Мы тебе свой расклад предложили. Сложности нам не нужны. Лишние трупы тоже.
  - Какой расклад? - нервно выкрикнула Ариша в спины уже уходивших оперов.
  - Исчезни, - хмуро и жестко посоветовал напарник бородки, захлопнув дверь.
  'Легко сказать исчезни', - шевелила измученными извилинами Арина. - 'У меня завтра последний экзамен. И просрать сессию я просто не имею права. Слишком многое я в это дело вложила'.
  'Что они мне сделают? Я буду в толпе. Я всегда с кем-то. Не будут же они валить всех, кто под руку попадется? Да фигня все', - думала Арина. - 'Я себя сама накручиваю. Криминальных сериалов насмотрелась. Завтра сдам экзамен, а потом спрячусь. Не позволю страху пред этими уродами испортить мне жизнь'.
  Выйдя из аудитории, Ариша выдохнула:
  - Сдала, - и пятеро оставшихся девчонок шустро и с энтузиазмом просочились в приоткрытую ею дверь.
  Она в экстазе оперлась на подоконник. Было от чего. Ей тупо повезло с билетом. Учить времени не существовало по природе вещей, Арина даже не рассчитывала на положительный результат. Ее взгляд уперся во двор перед крыльцом институтского здания. А именно в две огромные блестящие иномарки, из которых, высыпались, как горох, здоровенные ребятки и поспешили вовнутрь заведения.
  - По мою душу. Такое ощущение, что некоторым я не просто перешла дорогу, а нагло бегала туда-сюда, туда-сюда, - прошептала она, - и, обернувшись к одногруппникам, - если че - меня здесь не было, - дала деру.
  Выпав через запасной выход, служивший курилкой для всех студентов, Ариша бросилась сквозь кусты и прореху в заборе, не жалея о ссадинах и ушибах. На кону была ее жизнь. И она явно проигрывала, затылком ощущая погоню. Задыхаясь, девочка мчалась по посадке, лавируя между деревьями. Ветки больно хлестали по щекам, так и норовя попасть в глаз.
  Глянуть на сложившуюся обстановку девчонка решилась лишь раз, огибая ствол тополя, на ходу отметив, что за ней гнались четверо матерых мужиков. Особо рассматривать их было некогда. Да и говорить, вроде бы, не о чем. Все и без того ясно. Папочка подключился. И, сомнительно, что она с преследователями найдет общий язык. Их желание уничтожить ее, было написано на их лицах. Что ж. Их много, а она одна. Но бесславно погибать как-то не хотелось.
  'Все бесполезно', - думала Арина, несясь по тропинке, затерявшейся в густой лесополосе невдалеке от шоссе, пока над ее головой не прогремел выстрел, а рядом с ней не просвистела пуля. Тут уж сомнений не осталось. Она уже слышала раннее эти звуки. Буквально пару дней назад. И догадаться было не сложно: стреляют в нее. А не попали еще только потому, что петляет, как заяц. И те тоже бегут. Ясно одно: останавливаться никак нельзя.
  Впереди маячил глухой забор ремонтного завода. Узкая извилистая тропка сворачивала прямо на тротуар. Широкая пешеходная дорожка - пространство открытое. Как на ладони. И спрятаться некуда. Справа - дорога, слева - ограждение. 'Теперь точно конец', - резюмировала девушка, споткнувшись от этой своей мысли, четко осознавая, что бегством спастись уже не получится. Каблуки, тормозя, прочертили по асфальту, и следующий убийственный снаряд пролетел в никуда.
  Один каблучок подвернулся, и острая боль в ноге, пронзила все тело. Девушка, громко вскрикнув, рухнула на асфальт, кривясь и постанывая. Она беспомощно оглянулась, игнорируя травму, и все еще отказываясь сдаваться. Охотники притормозили и опустили оружие, сменив бег на шаг, понимая, что вот тут-то жертва от них никуда не денется.
  Арина в упрямой попытке подняться и удирать дальше, силилась встать, но правая нога, причиняя невыносимые муки, отказывалась подчиняться. Девчонка упала плашмя на дорожку. Слух краем отметил резкий визг тормозов на шоссе. 'Менты? Нет?' - подумала Ариша, остатками незамутненного сознания отметая сразу же эту нелепую мысль. Они не в состоянии так быстро отреагировать. Девушка, постаралась сконцентрироваться и приняла сидячее положение. Так было лучше видно. Однако перед обзором упрямо плясали звездочки. Рассмотреть она ничего не успела. Сильные руки подняли ее в воздух и закинули на плечо не менее мощного тела. Неожиданный спаситель сгреб ее сумку с дорожки и понес в конец очумевшую девушку к стоявшей на обочине машине. Пару пуль врезались в обшивку захлопнувшейся за ней дверцы. В голове от ужаса помутнело.
  Способность соображать к ней вернулась спустя несколько минут на заднем сидении, судя по внутренней отделке, далеко не дешевой машины, которой управлял темноволосый мужчина, чей затылок с густой значительно отросшей шевелюрой выглядывал из-за подголовника водительского места. Он ловко курсировал в потоке городского транспорта, игнорируя пассажирку.
  -Т..т.. ты.. ккто? - неожиданно заикаясь, выдавила из себя Арина, приходя в чувства.
  - Тот, кому ты нужна живой, - поцедил незнакомец сквозь зубы. - Еще вопросы?
  К дискуссии он явно был не склонен.
   - Оставим на потом, - покладисто прошелестела Аришка, мягко расплываясь по сидению.
  Они преодолели пределы города, сумасшедше стучащее сердце приобретало стабильный ритм, а разум стал проясняться.
  - Нас ни кто не преследует? - решилась поинтересоваться девчушка, до этого то и дело оглядываясь назад и по сторонам.
  Напряжение не отпускало. Да и с чего бы? Она этого типа не знала и видела впервые. Даже не его, а тыльную часть головы человека. Арина ему, вроде как, обязана жизнью, однако, стоило выяснить, за что такая честь. В печальную доброту она давно уже не верила. Наивностью страдала лишь в силу возраста. Но в критической ситуации тупить не имело смысла.
   - Детективов насмотрелась? - хмыкнул ее добровольный самаритянин.
  - Нет, начиталась. Имеет значение?
  - Без разницы, - последовал ответ. - Забей. Будешь делать, что я скажу, останешься живой. Это все, что тебе надо знать.
  'Крутой, однако, парень', - Арина невнятно кивнула, сомневаясь, что он нуждается в подтверждении ее жизнелюбия. - 'Да ну? Мы тоже не пальцем деланные....'
  - Ну, вот договорились. Расслабься, - как-то по-своему растолковав ее замешательство, констатировал итог их краткой беседы незнакомец.
  Ариша некоторое время тихо полежала, собираясь с мыслями. Затем решила уточнить свои возможности противостоять миру. Было страшно это выяснять, но тем не менее. Нога в спокойном состоянии пульсировала и тупо ныла. Она закатала брючину и громко охнула, поразившись видоизменению своей лодыжки, от зрелища которой становилось как-то нехорошо. Конечность распухла и была всех оттенков палитры от сине-черного до сизо-красно-желтого. Болела нестерпимо. Нет, было еще ничего, если не опираться и не дотрагиваться. Но малейший напряг прорывался дикой болью, такой, что аж тошнило.
  - Проблемы? - холодно и насмешливо отреагировал незнакомый мужик на издаваемые ею звуки.
  - Я, похоже, ногу сломала, - рассеяно поведала ему Арина.
  - Бывает, - комментарий надолго ввел ее в ступор.
  Такого равнодушия и жестокости девушка на себе никогда в жизни не испытывала. А тут буквально за неделю все перевернулось с ног на голову. Понятно пока было только одно: она ему зачем-то нужна. Теплых чувств и жалости брюнет к ней не ощущал. Да и не должен был бы, вроде. По причине дикого стресса на данный момент все мысли испарились, осталось лишь чувство внутреннего возмущения. Только спустя какое-то время стали проявляться некоторые редкие всплески рационального мышления. Ладно, главное, ее не подстрелили. Он ее прикрыл и, видимо, дальше собирается это делать. Хорошо это, или плохо, Ариша пока еще не понимала. В желудке беспокойно ворочались столовская солянка с котлетой, а к горлу опять подкатывала дурнота.
   Она сняла туфли и решила немного отдохнуть, пока есть возможность, и неожиданно для себя задремала, свернувшись калачиком. Ехали они довольно долго, если учесть то, что ее дремота преобразовалась глубокий сон. Предыдущие почти бессонные от волнения ночи сказывались безмерной усталостью. От резкой агрессивной манеры езды укачивало. А любые действия и реплики казались неуместными.
  
  Глава 3.
  Арина открыла глаза от ощущения конца пути. И, в самом деле, выручивший ее из беды мужчина стоял у распахнутой дверцы автомобиля, всем своим видом ожидая ее наружу. Отметив шевеление, он удалился в сторону домика. Аришка застыла у машины на одной ноге, рассматривая мелкокалиберное строение. С ее стороны оно выглядело, как голый сруб, без прилагающихся обычно к нему построек в виде террасы или крыльца. Четыре стены, окно, тяжелая дверь. Вокруг густой листвой шумел лес. Пахло елью и земляникой.
  Девушка обреченно присела на ступеньку внедорожника, сжимая в руках бесполезную обувь, и задумалась. На поврежденную ногу туфля не одевалась. А прыгать на одной, одетой в туфельку на каблуке не представлялось возможным. Спустя несколько вяло текущих минут теплого летнего вечера, незнакомец вышел наружу и приблизился к ней. Ариша уставилась на мужчину, с нескрываемым любопытством беззастенчиво его разглядывая. А с чего бы это ей сейчас стесняться?
  Рост явно выше метра восьмидесяти, скорее ближе к двум, мускулистое гибкое твёрдое тело говорило о недюжинной силе, а манера двигаться о том, что он обладает змеиной быстротой и проворством. Было в его облике нечто далекое от цивилизации. Он был темнотой, воплощением семи смертных грехов. Он был олицетворением всех самых соблазнительных пороков человечества. И дело не только в его грубой манере общаться и в тяжелом взгляде. Он являлся ощутимой угрозой и опасностью. О последнем вопила ее интуиция, и если эти сигналы проигнорировать, то будет худо. Это она давно уже освоила на личном опыте. Но вот только как их в данной ситуации не замечать?
  И что сейчас вообще можно сделать? Находиться рядом с ним одной непонятно где было как-то некомфортно. Незнакомец, обладающий внешностью могучего и смазливого героя американского боевика, ей совсем не нравился.
  Мужик тоже разглядывал девчушку с неподдельным интересом и снисходительностью, как редкого экзотического зверька, непонятно каким способом выжившего в условиях городских джунглей. Его пугающе темные глаза под угрожающе сдвинутыми бровями в разлет сканировали ее от кончиков пальцев на ногах до рыжей растрепанной макушки. Он буквально прожигал своими гляделками в ней дыру.
  - Заходить собираешься? - лениво осведомился этот странный тип.
  От модуляций его хрипловатого голоса по коже побежали мурашки. Арина изо всех сил крепилась, чтобы не заплакать, но в носу уже предательски щипало, а ресницы слипались от навернувшихся слез.
  - Я не могу, - пискнула едва слышно она и, нервно сглотнув, пояснила. - Нога очень сильно болит. На нее вступить не получается.
  Мужчина сграбастал ее на руки так неожиданно, что девушка даже вскрикнула от испуга. Спустя несколько мгновений, в течение которых она ощущала себя маленьким хрупким котенком, прижатым к мощной груди хозяина, Арина оказалась в доме. Незнакомец опустил ее широкую кровать у стены. Обстановка помещения отличалась минимализмом. Огромный камин напротив входа. По обе его стороны две узкие двери. Куда они вели, пока было непонятно. Но первое впечатление, видимо, было обманчивым. Позади грубо собранной из толстых бревен избы, похоже, находилось еще что-то. Помимо кровати и тумбочки рядом с ней в комнате присутствовал огромный шкаф, несколько полок, холодильник, стол, окруженный крепкими стульями, мойка с посудным шкафчиком над ней и еще двумя предметами кухонного гарнитура. Напротив кровати этажерка и уютное современное кресло.
  За время, что Ариша осматривалась, мужчина скрылся за одной из маленьких дверок и вернулся с аптечкой. Он приблизился к девушке.
  - Штаны снимай, - последовала команда.
  - Зза..чем? - прошептала, заикаясь, Арина.
  - Посмотрю, что там у тебя, - всем своим видом демонстрируя бесконечное терпение, пояснил ее спаситель.
  - Ничего у меня там нет, - бестолково попыталась возразить Ариша.
  - Что, совсем нечего? - его красиво очерченные губы изогнулись в издевательской усмешке.
  Поняв, что спор беспредметный, девушка, смущаясь под насмешливым пристальным взглядом, накинула край покрывала на бедра и стянула под ним с себя джинсы. Мужчина присел перед ней на пятки и, положив ее поврежденную ножку себе на колено, принялся уверенно ощупывать опухшее место. Арина, не сдержавшись, жалобно застонала.
  - Перелома нет, - констатировал мужик.
  - Откуда ты знаешь? - его медицинским способностям доверять причины не было.
  - Ты бы тогда орала, а не скулила, - последовал ответ. - Больше похоже на растяжение или разрыв связок. Но без рентгена точно не скажешь. В любом случае, ни то, ни другое не смертельно. Заживет, если какое-то время не будешь на ней ходить.
  - Сдавать кросс на каблуках твоё хобби? Для особой остроты ощущений? - мужчина явно стебался.
  - Я вообще-то на экзамене была, - обиженно пояснила девчонка. - И бегом заниматься в этот день не собиралась.
  - А нужно было, - туманно отметил глумливый избавитель. - Лучше бы башкой об асфальт приложилась, там, по ходу, все равно пусто.
  Арина насупилась от обиды, но пререкаться поостереглась. Он нанес мазь на лодыжку и сгиб ноги и умело наложил тугую повязку. Затем резко повернул девушку на бок, задрав покрывало. От такого бесцеремонного обращения, Ариша лишилась дара речи. Мужчина оценив кровоподтек на бедре, бросил тюбик с мазью рядом с Ариной.
  - Тут вообще проблемы не вижу. Сама справишься.
  Девушка стыдливо косясь на незнакомца, потерявшего, казалось, к ней всякий интерес и рывшегося в холодильнике, намазала синяк и оделась.
  - Я в туалет хочу, - ее губы и уши горели от стеснения.
  Мужчина молча указал в сторону двери справа от камина.
  Прыгая на одной ноге и опираясь на мебель и стены, Арина достигла ванной комнаты. Это был вполне комфортабельный санузел с раковиной, унитазом и душевой кабинкой. Видимо, где-то за постройкой располагался генератор и скважина. Как-то ведь это все работало.
  Когда она вернулась тем же способом, мужчина приглашающим жестом указал ей на один из стульев у обеденного стола. На нем дымилась яичница в большой сковороде. Вкусно пахло кофе. Ариша почувствовала, как в животе заурчало. Она не помнила, когда ела в последний раз.
  После ужина брюнет помог ей достигнуть кровати. Повозившись на ней, Арина затихла, прислушиваясь к передвижениям своего неожиданного компаньона. Объяснять ей он ничего не желал, а спрашивать сама она опасалась. Было в нем что-то такое, отбивающее всякое желание приставать. Чем больше она размышляла над ситуацией, тем больше хотелось завыть. За ней охотилась банда головорезов, горячо желающая ее смерти. А сама Ариша находилась здесь совершенно беспомощная в компании малоприятного типа, который непонятно чего от нее хотел. Пока он не проявлял особой враждебности и никак ее не напрягал. Но что-то же все-таки ему было от нее нужно? В благородные намерения верилось с трудом. На принца он не тянул даже с очень большой натяжкой, несмотря на довольно красивую физиономию. Выражение его угольно-черных глаз наводило жути.
  Свет погас, и кровать рядом с ней прогнулась. Нервно вздрогнув, Арина отодвинулась как можно дальше к стенке и съежилась. Трогать он ее, похоже, не собирался. Через некоторое время девушка услышала размеренное дыхание мужчины, погрузившегося в сон, и расслабилась. Заснуть самой получилось только под утро.
  
  Глава 4.
  Солнечный луч, пробившейся из-под занавески плотно зашторенного окна, шаловливо плясал на ее ресницах. Арина перекатилась на спину и открыла глаза. События предыдущих суток безжалостно всплывали в памяти. Девушка обреченно захныкала. В избе она находилась одна. Дверь оказалась запертой, а маленькие окошки были забраны решетками. Выбраться не представлялось возможным. Но побег еще не являлся тем, над чем стоило поразмыслить в первую очередь. Все равно на одной ноге далеко не убежишь. И пока она не узнает о намерениях своего нового знакомого, акценты расставлять рановато.
  Приняв душ, пошарив в холодильнике и позавтракав бутербродами с кофе, Аришка приступила к осмотру места своего заключения. Но очень быстро устала. Утомительно было прыгать на одной ножке, опираясь на кочергу. Со вздохом Арина уселась на стул. Мучительно хотелось курить. Ее сумка осталась в машине хамоватого мужичка, да и выйти наружу не получалось.
  Тут за окном послышался шум двигателя подъезжающей машины. 'Приперся гад', - пропыхтела девушка. Несмотря на то, что фактически спас ей жизнь, темноволосый дядька вызывал у нее исключительно негативные эмоции.
  Мужчина вошел и замер на пару минут в дверях, задумчиво уставившись на Арину. На плече у него висела ее сумка, а в руке была кожаная папка. Сумку он бросил на кровать, а папку на стол под нос девушке.
  - Паспорт у тебя где? - спросил ее.
  - В сумочке, - Аришка в недоумении хлопала длинными ресницами.
  Так и не представившийся ей до сего момента тип бесцеремонно высыпал все ее вещи на покрывало и завладел документом. Затем плюхнулся рядом за стол и продолжил допрос.
  - Ну? Давай рассказывай, как ты до такой жизни докатилась.
  - В смысле? - моргнула растерянно Арина. - Я, конечно, могу открыть тебе душу, но уверяю: там нет ничего интересного.
  - За что тебя хотели убить люди Варяга?
  - Кого? - продолжила тупить девчушка.
  - Ладно, - глубоко вздохнув, мужчина сжал в кулаки лежащие на столе руки. Спокойствие давалось ему с трудом. - Начни с того момента, как ты оказалась на набережной, а затем опиши все, что произошло в ту ночь позже. До того, как парнишки расстреляли ментов и после. Саму расправу, естественно, поподробней.
  - А с чего ты взял, что я что-то об этом знаю? - попробовала выкрутиться Аришка. - Ты сам-то кто? И нафига тебе вся эта канитель?
  - Не зли меня, девочка, - глухо прорычал он. - Дуру включать ты при следователях можешь, а мне эту бодягу втирать не советую.
  - Значит, ты не следователь? - на всякий случай уточнила она, хоть и без того было ясно, что к правоохранительным органам мужик никакого отношения не имеет. Тогда совсем уж не понятно, зачем ему выяснять подробности той ее злополучной прогулки от кафешки до остановки.
  - А похож? - осклабился мужчина.
  - Нет, - вынуждена была признать девушка.
  - Теперь, когда мы это выяснили, валяй, излагай в деталях, - приказал он.
  Арине злить его вовсе не хотелось. Что-то подсказывало, что ей это ой как не понравится. Опечалившись, она приступила к рассказу. Так и не назвавший себя злыдень, внимал ей, не перебивая. Когда она закончила, мужик достал из папки лист бумаги и ручку, пододвинул все это к ней и стал изучать ее удостоверение личности.
  - Так, - паспорт он пристроил рядом с листом, раскрытый на странице с ее фотографией. - Пиши.
  - Учти - я от волнения не все буквы помню.
  - Не страшно. Можно с ошибками. Я могу по слогам диктовать.
  Девушка, тяжко вздохнув, послушно взяла ручку и заполнила шапку в углу листа, которая подразумевала, что документ предназначался для подачи в прокуратуру от ее лица.
  - И посередине 'Заявление', - продолжил мужчина. - Далее: 'Я, фамилия, имя, отчество, год рождения, хочу заявить о том, что такого-то числа в таком-то месте на меня было совершено групповое нападение с целью совершения насильственных действий сексуального характера и следом все то, что мне только что рассказала.
  - Нафига мне это рисовать? - поинтересовалась Арина, совершенно запутавшись.
  - Затем, чтоб дело завели, - хмуро пояснил брюнет.
  - А его разве не завели? - она удивилась.
  - Это там, в твоем городе. А нужно здесь, причем по твоему заявлению. Ты юридическими тонкостями не увлекайся. Так надо.
  - А зачем мне это, ты не знаешь? - съехидничав, Аришка бросила предмет канцелярского труда и демонстративно сложила руки на груди. - Вот уж фигушки. Я настрочу заяву, а потом меня вызовут для дачи показаний, потом в суд, если, конечно, поймают этих дебилов. А там где-то в процессе всей этой возни братки, которые за мной давеча гонялись, благополучно закончат начатое, то есть пристрелят меня, как врага народа, пока я им совсем не навредила. А если не успеют, то кончат после суда в отместку за пакостничество.
  - Скорее всего еще до суда, если как следует подсуетятся, - обрадовал ее мужик. В его голосе был слышен неприкрытый цинизм. - Пиши, - рявкнул он тем особым приказным тоном, который и у более покладистого человека вызывал бы бурный протест.
  Ариша же особо уступчивым характером не обладала.
  - Нет, - прошипела она, яростно сверкнув очами, которые от яркого негодования приобрели ядовито-зеленый оттенок. - Я не собираюсь рисковать своей жизнью ради каких-то одному тебе понятных целей. Ищи другую идиотку.
  Он смотрел на нее, а она - на него. Глаза в глаза. Жестко. Мужчина усмехнулся. Холодно, неприятно. Через секунду Алина больно ударилась виском и щекой об стол. Если бы не успела инстинктивно повернуться, то от силы удара могла сломать себе нос. Злобный тип одной рукой удерживал ее голову, другой завернул локоть девушки за спину, выкручивая конечность. От резкой боли все поплыло.
  - Ты достала, бл.., - прогрохотал он над ее ухом. - Я сейчас тебе руку сломаю. Левую. Правая нам еще пригодится. Затем ногу, вторую, ту, что еще сама не успела покалечить. Заодно узнаешь, чем перелом отличается от растяжения. Опытным путем.
  Если он хотел повысить ее страх перед ним на несколько уровней, то у него это получилось, преобразуя обрушившийся на нее ужас в злость, ненависть и безнадежность.
  - Пусти, я напишу, - зарыдала Ариша, осознав, что выход придется искать в другом.
  Мужик опять уселся на свой стул, не спуская с нее взора. От его гнетущего взгляда мутнело в желудке. Размазывая слезы по лицу и судорожно всхлипывая, девушка старательно скрипела ручкой. Поставив дату и подпись, она толкнула документ в его сторону.
  - Видишь, было совсем не трудно, - произнёс тип, вскинув бровь.
  - Да, подавись, - огрызнулась Арина, взбесившись так, что злоба затопила весь горизонт. - Только не знаю, чем тебе это поможет. Бессмысленная манипуляция. Показания я давать все равно не буду. Да и не в твоих интересах меня в ментовку тащить. Мне еще восемнадцати нет, и тебе самому срок реальный светит за то, что меня тут держишь. Я же еще одну заяву в прокуратуре могу накатать. И первый суд твой будет.
  - Глупо, ведешь себя глупо, - удрученно заметил мужчина, убирая лист в свою папочку и демонстрируя полный пофигизм на чужие нервы.
  
  Глава 5.
  Он опять куда-то уехал, а девушка принялась лихорадочно обдумывать план побега. Последняя выходка не добавила ему очков в рейтинге популярности. И находиться тут с ним наедине она больше не собиралась. В конце концов, он первый затеял военные действия. Будущее в свете предыдущих событий выглядело не просто туманно, а из рук вон плохо. Ариша представляла себя в положении партизана, схваченного гестапо. Но пытаться проверять силу своего духа, желания у нее не было.
   По третьему разу обследовав весь дом, Арина совсем пригорюнилась. За второй дверью располагалась хозяйственная пристройка. В ней была дверка наружу, но тоже основательно запертая. Единственным трофеем являлся небольшой ящичек с инструментами, которые вяло перебирала девушка, сидя на кровати и пытаясь придумать, чем бы они ей смогли помочь. Все двери открывались в сторону улицы и, соответственно, скрутить петли или замки было изнутри ой как сложно.
  Она отодвинула шторку на окне, беспокоясь о том, что агрессор вернется. Снаружи темнело. Вероятность осуществить задуманное резко падала. А вдруг как он приедет? Об этом думать не хотелось. Арина задержалась взглядом на решетке. Техническое мышление присутствовало. Взяв в руки отвертку, Аришка уже увлеченно выворачивала шурупы.
  Протиснувшись в узкий проем, девушка выдохнула. Паспорт он все равно забрал. Небольшие деньги и пропуск при ней. Студенческий - вещественное доказательство, наверняка, подшили к делу, а сумку с тетрадями ей не донести. Там, конечно, еще некоторые нужные мелочи. Ну и ладно. Пусть оставит себе на память. Выбрав основательную деревяшку в качестве опоры, Арина, всхлипывая от боли, продвигалась по узкой колее, готовая в любой момент при свете фар нырнуть в ближайшие кусты.
  Обошлось. Когда девушка доплелась до шоссе, травмированная конечность пульсировала дикой болью. Волей не волей, а на нее все же иногда приходилось наступать. Ну, добралась? Теперь что? На этом гениальные идеи ее покинули. Сил почти не осталось. Решив действовать на авось, Арина вяло махнула рукой на свет приближающихся фар.
  Большегруз затормозил практически рядом с ней. Дверь кабины распахнулась. Лохматый парень высунулся наружу и присвистнул.
  - Опасная у тебя профессия, дивчина...
  - Какая профессия? - отупев от усталости, переспросила Ариша. - Нет у меня никакой профессии, я еще студентка. Довезите до города? У меня деньги есть, правда немного...
  Сообразив, что плечевая денег за проезд предлагать не будет, да и простой наивный взгляд девушки с образом прожженной путаны не вязался, дальнобойщики сделали выводы, но все же решили помочь несчастной.
  - Чего с тобой случилось-то? - рассматривая синяк на скуле, спросил парнишка.
  - Да так, - уклончиво ответила Арина, - с любимым повздорила...
  - Ты поаккуратней любимых выбирай, - посоветовал второй водитель, тот, что был постарше.
  Ей повезло. Фура следовала в нужном ей направлении. Уже с рассветом, Арина находилась в родном городе. Денег дальнобойщики не взяли. За долгий путь они успели познакомиться и даже подружиться. 'Хорошие попались ребята', - улыбаясь про себя, размышляла девушка. - 'А дальше что?'
  Ариша стояла на повороте в надежде, что ее заметят и не дадут состариться на обочине. Если везение не будет продолжаться, то она просто рухнет на асфальт, настолько больной и измученной себя чувствовала. И опять подфартило. Через пару часов. Мимо проезжали знакомые, которые довезли ее до села. Купив продуктов и воды, она встретила в магазине друзей. Они подбросили ее до деревни.
  Тут ее искать не должны. Отец развелся с матерью, как только она закончила девять классов. И уехал в деревню, находящуюся километрах в ста от того города, в котором жил с семьей. Бабушка по папиной линии умерла пять лет назад. А дед пил, как слепая лошадь. Теперь и папашка к нему присоединился. Изба походила на приют для бомжей. Грязь, копоть, вонь. Уже четыре года родственники не навещали алкашей без особой на то нужды.
  В доме было тихо. Дед и отец спали мертвецким сном в пьяном угаре. Это было только на руку. Оставаться в избе брезгливость не позволяла, да и резона не было. Мало ли что: вдруг и тут обнаружат? Самая болтливая баба - это пьяный мужик. Поэтому очень даже хорошо, что ее не заметили дедуля и папаша.
  Ариша собрала необходимые вещи, закрепила их на багажнике и в корзине велосипеда, обмотала раму курткой и одеялом, и тронулась в путь. Сидя на импровизированной опоре, девушка отталкивалась здоровой ногой. Ехать надо было всего-то километра два. Там на реке ее никто не найдет. Купаться туда не ездят уже давненько, только, разве что, рыбаки иногда рыбу и водку глушить. Но это не проблема. Проблема добраться....
  Усталая. Измотанная. Обеспокоенная. Испуганная. Арина упала звездой в траву. Мыслей не было, только голод, тоска и изнеможение.
  За сутки ей удалось соорудить вполне сносный шалаш. Благо навыки были. Ночью, правда, было страшно одной. Но здесь, по крайней мере, все было понятным близким и привычным. Гораздо больший страх вызывал мужик с жуткими глазами и четверо убийц, посланных по ее душу. Предусмотрительно купленная бутылка дешевого вина стерла негатив. Боль в ноге немного притупилась. Было уже не так жутко.
  На третий день побега наступили спокойствие и умиротворенность. После купания в реке, Арина расположилась на одеяле позагорать, прикрыв глаза цветастым сарафаном. Старые летние вещи (мамины, теткины или сестер) она нашла в сундуке. Пару ситцевых платьев, драные джинсовые шорты, два купальника и смешной сарафанчик с рукавами-фонариками. Чему сейчас в жару была очень рада.
  Нежась в солнечных лучах и пребывая практически в нирване, девушка вдруг кожей ощутила на себе чей-то не добрый взгляд, и, резко отбросив рукой ткань, уперлась взглядом в ненавистного брюнета.
  Как он тут оказался? Неслышно, незаметно. Как? Как он ее нашел!?
  - Здравствуй, красавица, давно не виделись, - ухмыльнулся мужчина, присев рядом с ней. Нехороший блеск в его глазах сулил все муки ада.
  - Да я не скучала, - прошипела девушка, застывая в ужасе.
  - Далеко убежала? - обманчиво спокойным тоном спросил ее самый страшный кошмар. - Ну и зачем тебе это понадобилось? Неужели не доходит, что лишние телодвижения только во вред?
  Арина, наконец, отмерла, и было рванулась, как испуганный зверек, но только безуспешно. Мощная широкая длань легла на ее голый живот, накрепко пришпиливая к земле. Девушка затаилась, испуганно уставившись на мужчину. Так, наверно, кролик смотрит на удава в последние мгновения своей жалкой кроличьей жизни. Было понятно без вопросов, что у него имелась вполне конкретная причина беситься. Ничего приятного не предвещала и насмешливая улыбка, возникшая на его губах.
  Вот только во что выльется сейчас это негодование? Плохиш, понятное дело, запарился ее разыскивая. Но он сам виноват в сложившейся ситуации. Не нужно было вести себя по-хамски, с применением насилия над личностью. Его темный до черноты взгляд мог заморозить на месте, но она решительно отказывалась бояться.
  Скверно то, что ее вдруг охватила противная дрожь. Обычная реакция на стрессовую ситуацию. Умом все понимала, но физически не выдавать своего волнения не могла. Разозлившись на немощь телесную, Арина воспрянула духом.
  - Ты вел себя, как последняя сволочь. Естественная потребность - оказаться от тебя как можно дальше. Не находишь? - пояснила она.
  - Сама вынудила, - вздохнул мужчина. - Это не я - сволочь, это у тебя характер сволочной. За это и страдаешь.
  - Да пошел ты, - взвизгнула Арина, буквально сатанея. Она уже не просто дрожала. Ее колотило.
  - Я без тебя обойдусь. Я не просила себя спасать. Руки убери! Это я тебе нужна, а не ты мне. Иначе бы не разыскивал меня по всей области и району.
  Та самая рука, которой надлежало убраться в соответствии с ее пожеланиями, проследовала от пупка до груди, дернув за веревочку между холмиками, обнажая маленькие упругие грудки. Девушка застыла, достигнув крайней степени ужаса. Чего это он собрался с ней делать? Стыд вперемешку с испугом парализовали.
  - С тобой трудно разговаривать. Так может и не стоит мучиться? - пропел ее оппонент. - Давай придем к согласию другим путем. Я знаю хороший способ наладить взаимопонимание.
  - Не придем, - на последнем издыхании вытолкнула из себя Арина, попытавшись заехать коленом агрессору в пах, смутно понимая всю бесперспективность подобного шага.
  А что еще она могла сделать, ощущая это примитивное желание альфа-самца доминировать, заставить самку покориться, демонстрируя ее физическую беспомощность перед ним. Перед сильнейшим. Может даже бессознательно, на генном уровне. Но он этим своим поведением хотел подмять ее под себя. А она была против. Она не самка. Она девушка, которая умеет постоять за себя.
  С легкостью парировав ее манёвр, мужчина накрыл Арину собой, при этом каким-то неуловимым движением умудрился внедриться между ее ног. Железные мускулы коснулись нежной груди, по обоим телам пробежала волна.
  Все в нем излучало секс: могучее телосложение, манера двигаться, запах кожи. Раньше такие мужчины ей не встречались. Она понимала это и телом, и умом. Возможно, даже должна была порадоваться определенному интересу с его стороны к своей персоне. И, может быть, чисто по-женски воспользоваться сим обстоятельством и как-то повернуть события в свою пользу...
  Только не Ариша. Она была уже до краев переполнена возмущением на столь беспринципное поведение. Внутри тлела жуткая обида на прессинг, которому он ее подверг несколько дней назад. Девушка изо всех сил попыталась столкнуть с себя эту возмутительную особь мужского пола, кряхтя и извиваясь под могучим телом. Но только это было все равно что сдвинуть скалу двумя пальчиками.
  Тем временем, особо не напрягаясь, мужчина нагло ощупывал ее тело. Взрослый, сильный, красивый мерзавец. За такое лапанье Ариша бы своему ровеснику смачную оплеуху отвесила, но вот этот тип в легкую парировал все ее тщедушные попытки освободиться. Он явно получал преимущество в пространственном позиционировании и просто нависал над ней, удерживая ее запястья у нее над головой одной рукой, второй шарил по груди, животу, медленно смакуя, спускаясь ниже. Арина задохнулась, покрываясь мурашками от ощущения горячих мужских ладоней у себя на ягодицах. Собрала всю волю в кулак, и в последнем порыве впилась зубами в огромный бицепс, маячивший рядом с ее щекой.
  Не суетись под тесаком, как говорится. Мужик лишь хмыкнул и едко спросил:
  - Зубы не сломаешь?
  Девушка неспешно разжала челюсти и уперлась гневным взглядом прямо в его зрачки, смутно определяющиеся в радужке цвета темного шоколада.
  - Нравлюсь? Может, хоть поцелуешь? - она решила резко поменять тактику, раз уж силы в этом поединке явно были не равны.
  'Пусть вот только расслабится', - ядовито мечтала Ариша.
  - Нет уж, спасибо. Предпочитаю женщин, - не менее едко ответил агрессор. - В тебе явные признаки половой принадлежности, как я заметил, отсутствуют. Всех выпуклостей, положенных женскому полу, точно не наблюдается.
  Он скатился с нее и быстро встал, одним неуловимым движением, неожиданно освободив ее от своего давления.
  - У тебя ж ни рожи, ни кожи - худющая скелетина, вместо груди - один намек. Но там что-то должно быть (ищите, ищите, кто ищет, тот всегда найдет!) - язвительно добавил. - Оденься и собери необходимые вещи. Прятаться нам придется долго, - уже серьезно скомандовал мужчина.
  Арине тут уж вот не надо было повторять, она быстро поднялась и поспешно надела на себя сарафан. Если уж он хотел ее больно задеть, то у него сто процентов не получилось. Все, о чем она могла сейчас думать, так это то, как избавиться от его общества, тяготившего ее дальше некуда. Сбежать не представлялось возможным. Он был явно быстрее и сильнее ее. Кроме, как подчиняться, другой перспективы пока не наблюдалась. Девушка собрала в небольшой рюкзачок одежду и прочие вещи, которые могли бы ей пригодиться в смутно вырисовывающемся будущем.
   - Пошли, - приказал ее похититель, - как только она закончила сборы.
  Арина медленно поковыляла вслед за ним, сильно припадая на ногу.
  Резко выдохнув, мужчина развернулся, перекинул ее через плечо, одновременно выхватывая рюкзак. Девушка хотела было возмутиться подобным неандертальским отношением, но потом решила, что идти с подобным типом на конфликт - себе дороже. Пришла в себя от столь бесцеремонного обращения Ариша уже в машине. Привыкнуть к этим его выходкам она так и не смогла.
  
  Глава 6.
   Внедорожник неторопливо шуршал по неезженой колее. Вырулил из-за деревьев к дому ее дедушки и резко замер. Перед забором стояли еще несколько больших черных машин, вокруг них толпились нехилые парнишки, похожие на бойцовских собак, ожидающих команды 'Фас'.
  - У тебя есть план или просто улепетываем? - ехидно поинтересовалась Арина.
  Ее спутник резко развернул автомобиль. Парнишки это заметили. Было бы странно обратное. Впрочем, засекли они их уже давно до этого маневра. Просто немного опешили от такой неожиданно свалившейся на них удачи.
  - Пристегнись, - очередная команда, мягко говоря, напрягла.
  Девушка раньше даже не представляла себе, что по бездорожью возможно нестись с такой скоростью. Горячая волна адреналина прокатилась по венам, возбудив каждую еще каким-то невероятным образом спящую до этого клеточку тела. Сейчас она уже была сплошным сгустком нервов. Мужик же был до выбешивания спокоен.
  - Там будет поворот, выедем прямо в деревню, - дрожащим голосом посчитала нужным слить информацию Арина. В конце концов, их совместные интересы 'удрать' сейчас, похоже, совпадали.
  - Да понял уже.
  Машина неслась по песчаным проселкам, взмывая столбы пыли за собой.
  - Детей не задави, - визжала Ариша.
   - Заткнись, бл.., - это была последняя его реплика.
  А дальше, как в киношном детективе. Погоня по крутым виражам. А затем вопль:
   - На пол.
  Арина послушно утекла под панель. Свистели пули, прошивая окна. Куски обшивки сыпались ей за шиворот. Ее похититель резко развернул автомобиль поперек дороги, и высунулся из окна, зажав в руках пистолет. Все происходило в мгновения, тогда казавшиеся вечностью. Как в замедленной съемке. Вспышки выстрелов, скрежет металла. И вот они опять на шоссе удирают от погони.
  - Что будем делать-то? - уже почти ничего не соображая, все же посчитала своим долгом уточнить Ариша. - Они же нас убьют. Догонят и убьют.
  - Да щас. Не сы. Разберемся, - пространственный ответ ничего ей не объяснил.
   Мужчина неожиданно свернул в ближайший поворот, повернул автомобиль и замер. А затем методично расстрелял два преследовавших их черных монстра, которые нервным визгом тормозов не успели среагировать. Один из них, несколько раз перевернулся через крышу и свалился в кювет неподалеку. Лобовое стекло треснуло. Тело водителя свесилось на капот. Из покореженной дверки выбрался мужик с головой, похожей на кровавое месиво. Одна его рука болталась плетью. Вторая машина, юзом прокрутившись по асфальту, с кошмарным звуком врезалась в дерево по другую сторону шоссе. Там движения не наблюдалось. Девушка, ощущая, как под глазом пульсирует жилка, подумала: 'Ну, все. Кажется, моя психика сильно и необратимо пострадала. Если выживу - придется долго и основательно лечить ее в специальном учреждении'.
  Хорошо еще, что последствия аварии, как следует, рассмотреть не удалось. Их внедорожник рванул с места и продолжил движение. Арина большую часть пути пребывала в состоянии прострации. Да такого даже в культовых боевиках не было. Нет, может, оно и было, но одно дело - кино, совсем другое - испытать на себе. Крутышность ее оппонента далее сомнению не подвергалась.
  Ехали молча. Девушка застыла в шоке оттого, что уже второй раз за неделю побывала в перестрелке. По всему было ясно, что и дальнейшая ее жизнь обещает быть насыщенной. К тому моменту, когда автомобиль преодолел черту города, она понемногу начала приходить в себя и злобным взглядом сверлила профиль похитителя. Чувствовалось - ей есть что сказать, но Арина, отлично помня их последнюю пикировку и ее последствия, предпочла промолчать и тихо поскучать у окошка.
  Автомобиль остановился у мрачного серого здания с высоким забором, массивными воротами и пропускным пунктом.
  - Ахмет, я ее привез, - сообщил брюнет по телефону.
  Ворота открылись, пропуская машину. Люди в форме силовых структур слонялись по двору, наверняка, с определенной, но понятной только им целью. Табличка у входа и вовсе ввела девушку в ступор. Служба безопасности? Федерального масштаба? Она ошалело взглянула на своего конвоира.
  - А чего ты хотела? - ответил он, криво усмехнувшись, на этот, полный невысказанных вопросов, взгляд. - Убийство двух ментов при исполнении вооруженной группой лиц приравнивается к особо опасной форме преступления. В добавок, Варягин, отец убийцы - не последний человек в этом городе. И (по слухам) замешан в криминале. Но это недоказанные факты. А тут такой шанс спровоцировать его и заставить потерять осторожность. Короче, на самотек дело не пустят. Так что, топай вершить справедливость.
  В небольшом пыльном кабинете сидел мужчина в штатском кавказкой наружности лет тридцати-тридцати пяти. Унылые мрачные тона стен и мебели, тусклое освещение создавали гнетущую обстановку.
  - Заходите, присаживайтесь, - приветливо улыбаясь, он радушным жестом указал на два офисных стула напротив себя. - Я - Ахмет Джибраилович Сулиханов. В связи с особыми обстоятельствами, дело Варягина передано в нашу службу. Вести теперь его буду я.
  Арина сканировала вновь испеченного следователя недоверчивым взглядом и молчала. С виду интеллигентный тип, лицо приятное, но вот было что-то такое в его глазах... За внешней мягкостью, улыбчивостью и располагающими манерами угадывалось акулье нутро. В силу возраста девочка еще умом до этого не доходила, чтобы сформировать свою мысль в мозгу словами, но на подсознательном уровне угадывала безошибочно, что каждый конкретный человек из себя представляет.
  Вроде бы совсем недавно она хотела уже сама бежать со всех ног в любое учреждение правоохранительных органов и каяться во всех грехах, лишь бы ее избавили от навязчивого зловредного спасителя. Но сейчас, когда тот сам ее привел в эти самые органы, она насторожилась. Ахмет вызывал у нее инстинктивное недоверие. И Ариша даже знала почему: он, похоже, был заодно с ее мучителем. А это заранее вызывало негативный настрой и нежелание сотрудничать.
  - Рифат принес мне твоё заявление, - продолжил Сулиханов, не дождавшись от нее никакой реакции, доставая черную папочку из ящика стола. - Но этого недостаточно. Варягин - очень обеспеченный и влиятельный человек. И на защиту своего непутевого сынка он бросил все возможные силы. Мне нужно твое горячее участие в процессе и всяческое содействие.
  - А мне зачем все это нужно, не подскажешь? - нагло обрубила его девушка.
  После всего, что с ней успело произойти, она была сильно зла и потеряла всякую стеснительность, наплевав на хорошие манеры. Да ее до сих пор потряхивало. Ужас сидел глубоко внутри, вызывая озноб.
  - Я думал, Рифат тебе все объяснил, - смутился неожиданно следак.
  - Ему пофигу на такие церемонии, он мне даже как-то представиться позабыл, - ехидно пропела Арина. - Так значит, этого, - она показала пальчиком на вражину, - Рифатом кличут. А я-то все терялась, как его обозвать.
  - Рифат Тагирович Сабиров, - Ахмет раздраженно уставился на предмет обсуждения. - Мой одноклассник и друг детства. Я сам попросил Рифа помочь в этом деле. Пока решался вопрос о передаче его в наше ведомство, возможности могли быть упущены.
   - То есть, меня, единственную свидетельницу, могли шлепнуть. Если называть вещи своими именами, - подсказала девушка.
  - Ты - не единственная свидетельница. На противоположной стороне улицы стояла компания из двух парней и их спутниц. Они запомнили марку машины, номера, рост и еще некоторые мелочи. Но преступники все время стояли к ним то боком, то спиной. Ты одна можешь опознать их в лицо.
  Арина напряженно думала. Следователь пристально смотрел на нее с прищуром - словно пытался прочитать что-то на удивительно невозмутимом лице девчушки.
  - Вам нужно чтобы я провела опознание? - хмуро уточнила она.
  - Да, и не только. Сначала расскажи мне все по порядку. С самого начала. Со всеми подробностями. Возможно, в заявлении ты что-то пропустила. Что-то важное. Я зафиксирую твои показания в протоколе, и ты его подпишешь. После этого нужно будет немного подождать, чтобы привезли из Сизо подозреваемых, а также дождаться их адвокатов. Нужно торопиться, потому что больше, чем на эти сутки я их задержать не смогу. Адвокаты и так уже всю нашу контору на уши поставили. А если мы их отпустим, то навряд ли возьмем опять. Вярягин об этом позаботится.
  - Ладно, - вдруг покладисто согласилась Арина, - но сначала вы у меня примете еще одно заявление...
  - Какое? - удивился Салиханов.
  - О физическом насилии и сексуальном домогательстве по отношению ко мне со стороны... Как там его? Ах, да. Со стороны Рифата Тагировича Сабирова.
  - Кстати, - решила она добить опешивших мужчин, не удовлетворившись этим высказыванием, - еще он удерживал меня силой, против моей воли. Очень грубо со мной обращался. А я, между прочим, еще несовершеннолетняя. Это уже преступление не только против свободы личности, это насилие над ребенком. Киднэппинг и педофилия - вот как это называется, - выпалила Ариша и довольно осклабилась.
  Сабиров хладнокровно взирал на нее, не моргая, и был впечатляюще спокоен.
  - У тебя у самого желания ее прибить не возникает? - равнодушно осведомился он.
  - Рифат, конечно, жесткий мужик, - заметил Ахмет.
  - Угу, ломом подпоясанный, - съехидничала невольная свидетельница.
  - Допускаю, что он был немного груб. Вы повздорили. Бывает, - не обращая внимания на колкость, примирительным тоном начал увещевать девушку следователь, - но и ты тоже не подарок. Насколько мне известно, тебя уже допрашивали. Ты добровольно отказалась давать показания. Если бы Риф на тебя не нажал, то заявления я бы так и не получил. Правильно, ведь? Тогда Варягин младший давно бы свинтил за бугор. Мы не имели права его арестовывать только на основании довольно размытых сведений второстепенных свидетелей. Просто не могли. Варягинские адвокаты разбили бы наши доводы в пух и прах в считанные минуты.
  - Выходит, он меня прессовал с твоего молчаливого согласия? - вызверилась Ариша. - Да пошли вы оба. Не буду я ничего подписывать и опознавать тоже никого не буду. Мне это тупо не нужно.
  - Думаешь? - разозлился Ахмет. - Да Варягу плевать на то, дашь ты показания или нет. Он все равно уже приказал тебя убрать. Ты представляешь опасность, а рисковать он не любит. Рифат спас тебе жизнь, и будет продолжать это делать дальше. До самого суда.
  - Сейчас переведу дыхание от обрушившегося на меня счастья, - вредничала девчушка. - С чего ты взял, что он заботиться обо мне будет? И со всеми бандюгами разберется?
   - Я ему доверяю, как себе.
  - А я - нет, - проявила завидное упрямство Арина. - Почему не сделать все цивилизованно? Ведь есть же у вас какая-то программа защиты свидетелей? Зачем было ко мне этого неандертальца приставлять?
  - Че, кино насмотрелась? - хмыкнул устало Салиханов. - Для того чтобы получить защиту, нужно сначала обосновать ее необходимость, привести доказательства, что угроза реально существует. Веские доказательства. Они у тебя есть? Понятно, вопрос риторический. Пока ведется проверка, тебя уже двадцать раз завалят.
  - Одного будет достаточно, - пискнула Ариша.
  - Ну, приставят в охрану двух ребят вроде тех, что при тебе грохнули. Ты будешь чувствовать себя спокойней? Ладно, на себя наплевать. А про своих родных ты подумала? Любая суета вокруг тебя, дорогая, чревата летальным исходом. И не только твоим, разумеется. Варягину быстро надоест за тобой гоняться. Он за твоих родителей примется. Кажется, у тебя еще сестра есть? И дедушка с бабушкой?
  - А им-то он как поможет? - потухла девушка.
  - Защита родственников свидетелей у нас не предусмотрена. Рифат - человек не бедный, тогда как мне известно, твоя семья материально плохо обеспечена. Риф дал мне определенную сумму, сегодня же я отвезу деньги твоей матери. Все объясню, и мы вместе решим, где ей с остальными твоими родными лучше укрыться. Средств должно хватить до суда, даже в избытке.
  - А ему зачем это надо? - раздавленная аргументами, предприняла последнюю попытку протеста Арина.
   'Может быть, если согласиться, то действительно ей удастся уцелеть?' - задумалась. Чувствовалось, что Ахмет этот конкретно так заинтересован в том, чтобы упечь Варяга мелкого в кутузку. Да и Риф не просто так напрягается. 'Они не раскрывают карты, но я им нужна до зарезу. Почему?' - ощущать себя аксессуаром в чужой сюжетно-ролевой игре совсем не прельщало. Почему нельзя разобраться между собой самим, без привлечения посторонних предметов?
  - Тебе ни все ли равно? - зло ухмыльнулся Сабиров.
  - Все равно только на кладбище, - невозмутимо парировала девочка. - Тревожусь я, когда что-то не понимаю.
   - Нечего тут понимать, - рявкнул Рифат. - У меня, конечно, свой интерес. Вот только тебя мои счеты с Варягом не касаются. Твоя задача - делать, что тебя просят. Тогда у тебя появиться хороший шанс остаться живой и спасти близких тебе людей. Ты же не хочешь, чтобы они пострадали из-за твоей глупости?
  - Хороший шанс? Вот утешил. То есть гарантий никаких?
  - Давай прекращать этот философский диспут, иначе мы состаримся, так и не закончив, - начал терять терпение Ахмет. Тебе сейчас гарантий никто не даст, - припечатал он. - Помимо своей бригады и людей своих дружков авторитетов, Варяг может киллеров нанять. Самых дорогих, самых лучших. Все зависит от того, насколько сильно его припрет. Без Рифа шансов у тебя совсем никаких. Ты одна сейчас даже до метро не дойдешь. Патологоанатом замучается дырки считать.
  - Покурить не найдется? - Ариша с тоской посмотрела на следака.
  - Маленькая еще, - беззлобно огрызнулся Ахмет.
  - Как руки выкручивать, лапать - так я большая. А как курить - так сразу маленькая.
  - Да на, травись, - уступил Салиханов, пододвинув к ней пачку и пепельницу, а к себе листок и ручку. - Рассказывай уже.
  - Не-а, - не сдавалась девчонка. - Пусть сначала он, - она указала на Сабирова, - пообещает меня больше не трогать. Даже не дышать на меня. Никаких физических контактов, а тем более внушений.
  - В самом деле, Риф. Вам придется провести вместе много времени. Пора заключить пакт о ненападении.
  - Хорошо. Даю слово, что не трону, - однако холодная усмешка мало обнадеживала. - День не бесконечный. Может, пора уже по существу?
  Затем последовал долгий и нудный пересказ трагических событий, вспоминать о которых у Арины не было никакого желания. Повествования часто прерывалось следователем, задающим то наводящие, то уточняющие вопросы. В процессе он позвонил охране и просил привезти подозреваемых, а также известил их адвокатов.
  - Ну, вот и все, - тяжело вздохнул Салиханов. - Подпиши здесь и здесь. Посидите пока в кабинете. Как все устрою, тебя позовут.
  
  Глава 7.
  - А я смотрю, тут у некоторых внезапно запредельная наглость обнаружилась, - едко прокомментировал предыдущие препирательства Рифат, как только за Ахметом захлопнулась дверь.
  - Пакт о ненападении, помнишь? - приподняла брови Ариша. - Ты слово дал. Или твое слово - бабский треп?
  - А я тебя разве трогаю? - пакостно улыбаясь, спросил Риф.
  Ее накрыла волна исходящей от него угрозы. Она еще не забыла будоражащие ощущения собственной беспомощности в его сильных руках. А им еще месяц, а то и больше предстоит провести наедине. Одна эта мысль вгоняла в бескрайнюю тоску. Не говоря о том, что помимо их не складывающихся никак отношений, существовала еще и внешняя опасность. Охоту на нее никто не отменял.
  - Пошли, - через бесконечное количество минут, проведенных в тревожной тишине, в помещение заглянул Салиханов. - Рифат, будет лучше, если ты останешься здесь. Ни к чему тебе пока светиться.
  Девушку проводили в небольшую комнатку. Там умудрилось поместиться аж пять человек, вместе с ней, следователем и охранником стало восемь. К горлу подступала паника. А после того, как ей представили присутствующих, стало совсем страшно.
  Высокий худой старик с колючим пронизывающим до костей взглядом, хищным орлиным носом и благородной сединой был тем самым Варягиным, который так страстно желал ее смерти. Пухлого лысого коротышку с маленькими, но очень умными глазками звали Степан Петрович. Он являлся адвокатом Игоря Варягина. Еще двое понятых и секретарь, который оформлял процедуру опознания.
  - Посмотри туда, - указал Ахмет на стену из стекла. - Внимательно. Не торопись. Не бойся, они тебя не видят.
  По ту сторону окна с односторонней видимостью стояло в ряд семеро человек. Среди них были и те, кто, кажется, навсегда испортил девчушке жизнь, превратив ее в роман Стивена Кинга.
  - Я этих троих никогда не забуду, - тихо, но твердо произнесла девушка. - Номер три - Игнат, пять - Сергей. Они пытались затащить меня в машину и преследовали до тех пор, пока я не наткнулась на патруль. Номер шесть - Игорь, их главарь. Он отдавал им команды. Эти двое его слушались. Номер шесть на моих глазах хладнокровно застрелил двух парней из постовой службы.
  - Вы уверены в своих словах? - Степан Петрович нервно протирал очки. - Откуда вам известны их имена?
  - Когда я убежала и спряталась во дворе за трансформаторной будкой, они погнались за мной. Я слышала их разговор. 'Игорь, Серега прав. Валить надо. Мы ее здесь до завтрашнего вечера не найдем. Придется тебе все отцу рассказать. Он все уладит. Игнат, ты ох... Он реально по голове не погладит за эти приключения', - пересказала девушка, прикрыв глаза. - До этого они друг друга так же назвали по именам, когда еще по дороге до меня домогались. И да, я уверена на сто процентов. У меня отличная память.
  Пока Ахмат с адвокатом совещались, стоя у стола, на котором оформлялся протокол опознания, на тему 'стоит ли или нет вносить этот диалог в него', к девушке неспешно подошел Варягин-старший. Он, стоя за спиной, наклонился к самому ее уху и едва слышно спросил:
  - На тот свет торопишься? Такая молодая еще...
  - Вынуждена тебя расстроить: посещение упомянутого места в мои планы не входит. Там темно и страшно, я там никого не знаю, - дерзко, но также тихо, ответила она и, хмыкнув, добавила. - Ты же меня все равно будешь пытаться убить, неважно: что и как я делаю.
  - Пытаться? - в его старческом голосе звучало неподдельное удивление. - Ты уже мертва. Поэтому расслабься и постарайся прожить эти последние дни с удовольствием.
  - Да, умный человек глупость не посоветует, - прошипела Арина. - Только на каждую хитрую ж... найдется (цензура) с винтом.
  - И где ты в таком нежном возрасте такого сленга понабралась? - вздохнул старик, злобно ухмыляясь.
  - Ариш, иди, подпиши, - позвал ее следователь. - И понятые тоже.
  Потом пришлось удирать через запасной выход, долго петлять по городу, менять машину. Арина поняла, что у навязанного обстоятельствами компаньона, все было предусмотрено заранее. К тому времени, когда они вернулись в домик в лесу, она уже была выжата, как лимон.
  
  - Я сейчас сама сдохну. Без всякой посторонней помощи, - простонала девушка, рухнув на кровать и проваливаясь в сон, как в омут.
  Ее разбудил солнечный луч, пробившийся сквозь плотные занавески и настырно скользящий по ресницам. Рифата визуально поблизости не наблюдалось. Арине только одно это уже с утра поняло настроение. Она потопала в ванную, привела себя в порядок, сварила кофе. С дымящейся чашкой и сигаретой выползла на улицу, несказанно обрадованная тем, что дверь в этот раз была не заперта.
  Как оказалось, отсутствие замков вовсе не означало безграничное доверие к ее персоне. Неподалеку от дома обнаружилась пропажа. Обнаженный по пояс в одних легких спортивных брюках Сабиров отжимался от земли с легкостью, вызывающей жуткую зависть.
  Ариша привалилась к стене и продолжила кайфовать, не спуская безразличного пустого взгляда с мужчины. Почувствовав это взгляд на себе, Рифат поднялся и плавной грациозной поступью хищника направился к девочке.
  - Ты бы завязывала с этой фигней, - он с отвращением посмотрел на дымящийся окурок в ее пальцах.
  - Знаешь, - саркастически скривилась Арина, - что-то мне подсказывает, что умру я вовсе не от рака легких. Скорее всего, даже совершеннолетия не доживу. Поэтому месяц, два я могу жить на всю катушку. Ни в чем себе не отказывая. Забыв про морали и принципы. Только в свое удовольствие. Именно это мне твой Варяг и посоветовал.
  - Он мой, такой же как и твой, - Риф стоял в двух шагах от нее, уперев руки в бедра.
  Его голый торс предвосхищал все женские фантазии. Анатомически вылепленные мышцы, могучие плечи, рельефный живот без грамма жира. Густая поросль черных завитков покрывала грудь и, сливаясь в дорожку, уходила под резинку штанов. Мощь и мужественность в чистом виде. Двухдневная щетина на красивом лице и запах разгоряченного мужского тела являлся классическим афродизиаком в чистом виде.
  Однако, Аришу в данном случае все это мало волновало. Она четко понимала, что теперь смысл имеет только то, что позволит ей выжить. Девушка пребывала в постоянном состоянии собранности и недоверия, на уровне подсознания уяснив: ей может помочь лишь одно - трезвая мысль и расчет. Никаких чувств, никаких эмоций. Наблюдает и думает. Думает и наблюдает. А для того, чтобы было, зачем наблюдать, нужно было провоцировать. Это организованное состояние она переняла у того же Рифа. Напряженность и реакция. Вот чему у него стоило поучиться.
  - Ты знаешь, если мне, все-таки, удастся дожить до пенсии, - лениво пропела рыжеволосая девочка, - то я, пожалуй, напишу мемуары. Нет, книгу напишу. Под названием 'Тридцать дней с терминатором'.
  - Почему тридцать? - скупо поинтересовался мужчина.
  - Ну... до суда примерно месяц... Или ты в себе не уверен? Или существует что-то такое, что однозначно говорит о том, что я месяц не проживу? - Арина трепетно захлопала ресницами и расплылась в наиглупейшей улыбке.
  Пришпилив ее грозным взором к стене, Рифат удалился, так и не ответив.
  - Один - ноль в мою пользу, - зафиксировала Арина. - По крайней мере, хоть врать не стал. Мутный он какой-то. На правосудие ему, понятное дело, плевать. Зачем же я ему все-таки нужна?
  - Ты готовить умеешь? - сухо поинтересовался ее сосед по комнате, выйдя из душа уже полностью одетым.
  - Умею.
  - Что?
  - Все. Царь трапезничать желает? - невозможно было удержаться от ехидства.
  - Чем-то занять тебя нужно. Если сможешь приготовить сносный обед или ужин, я буду сражен до глубины души, - не отставал в едкой иронии он.
  - А я тогда смогу попрыгать на бездушном теле? - решила все же конкретизировать девушка.
  - Смотря, что ты имеешь в виду, - скабрезно осклабился Риф.
   - Вовсе не то что ты, уверяю, - поспешила акцентировать моменты Арина. - Сам же ясно дал понять: я страшна, как жизнь в тундре, и в физическом плане тебя не привлекаю.
  На краткую словесную зарисовку ее портрета в исполнении Рифата она, понятное дело, сильно обиделась. И выкручивание рук также прощать не собиралась. Тем более, что мужчина, кажись, раскаянья нисколечко не испытывал и извиняться не собирался.
  - Морально, имею в виду. Ты обещаешь ответить на мои вопросы.
  - Нет.
  - Хотя бы часть? - возможность поторговаться упускать нельзя.
  - Нет, - мужчина скрылся в кладовке.
  Пока он там чем-то шуршал, Ариша, тем не менее, приготовила завтрак из тех имеющихся продуктов, что они купили по дороге к лесному домику согласно ее рекомендациям. А также приобрели кое-какие вещи для нее. Она настояла, что ей это надо, раз уж долгое время не сможет попасть домой. Риф выдал определенную сумму наличности, предоставив самой решать, что ей потребуется на все время их игры в прятки. Он демонстративно не следил за девушкой. Но, покупая одежду, вещи на окраине города, она все время чувствовала на себе его пронизывающий взгляд. Ариша была точно уверена, что сбежать не получится, только не теперь. Однако, вариантов было много. Еще одну попытку она предпримет, если не выйдет добыть сведения, с помощью которых можно будет понять, стоит ли доверять этому мужчине или нет, можно ли рассчитывать на него или не стоит.
  Арина сидела за столом и, уперев подбородок в сложенные замочком руки, наблюдала, как Рифат с аппетитом уплетает пышные оладьи с абрикосовым джемом, запивая их ароматным кофе.
  - Чего ты лыбишься, как пьяная Джоконда? - не выдержал мужчина.
  - Да так, просто мне вся эта ситуация напоминает дешевый американский боевичок, где герой одиночка противостоит целому мафиозному клану, защищая несчастную слабую девушку. Только вот ты - совсем не герой, и защищаешь меня ради своих, одному тебе понятных интересов. О которых, естественно, мне не поведаешь. Может, хоть объяснишь, чего ждать стоит? А то развел тут суету предынфарктную, - она кивнула на кучу боеприпасов и разных непонятных ей вещиц, извлеченных мужчиной из подсобки. - Это ведь тротил, да?
  - Сиди в доме, за забор не выходи без меня, подорвешься, - Риф одним глотком осушил чашку и встал. - Это всего лишь меры предосторожности. На всякий случай, будь готова к тому, что нам придется спешно уходить. Положи в карманы куртки самые необходимые мелочи: деньги, документы и что там тебе еще может пригодиться в дороге.
  Он сложил весь арсенал в рюкзак и ушел, оставив Арину в растрепанных чувствах. Вернулся мужчина только, когда стемнело. Девушка накрыла стол к ужину и ушла в ванную комнату. Есть самой ей не хотелось. В течение всего последнего времени, нервы у нее были натянуты, как струны. Напряжение и отчаянье не отпускали ни на минуту. Поэтому уже к вечеру Ариша чувствовала себя выжитой, как лимон. Переодевшись в трикотажную тунику и легинсы, девушка забралась в постель. Ей почти удалось задремать, когда она ощутила, как рядом с ней прогнулся матрас под тяжестью крупного тела. Моментально вскочив, она испуганно зашипела:
  - Я не буду с тобой спать.
  - Тогда ложись на полу, - Рифат положил на тумбочку рядом с кроватью пистолет и повернулся к ней спиной.
  Уверившись в том, что домогаться он до нее не собирается, Арина немного успокоилась, перестала дрожать и снова легла. Отодвинувшись как можно дальше от мужчины, она буквально вжалась в стену. Заснула девушка только с рассветом.
  
  Глава 8.
  - Ты не можешь меня запереть меня тут одну, - возмутилась Арина после позднего завтрака, когда заметила, что Рифат куда-то собирается. - Беспомощную, как священную корову в хлеву. А если кто меня найдет?
  - Никто тебя не найдет, - рявкнул мужчина.
  - Да ну? А чего ты тогда так вчера суетился?
  - Если я тебя не запру, тебе легче станет?
  - Да.
  - Да? А ничего, что вокруг дома ловушки? Отойдешь на пару шагов, и ошметки твоего тщедушного тельца по всему лесу собирать придется.
  - Тем более, закрывать меня не зачем, далеко не убегу, - упрямо пробурчала девушка. - Лучше бы оружие какое оставил. Я бы чувствовала себя гораздо спокойней и вела примерно.
  - Оружие.., - Риф усмехнулся и достал из-за пояса глок.
   - На, - он протянул его девушке, презрительно скривившись, - ты хотя бы знаешь, что с ним делать надо? Сама случайно не застрелишься?
  - А ты покажи, - ничуть не смущаясь, попросила Арина. - Тебе же я нужна очень? Хоть и защищаешь ты меня вовсе и не из альтруистических побуждений или чувства гражданского долга. Так почему бы не предпринять все возможные меры, чтобы довести до ста процент вероятности того, что я успею сыграть свою роль в твоих планах?
  - Ладно, - мужчина вдруг обрел серьезность. - Смотри.
  Он потратил достаточно времени, чтобы объяснить ей, как пользоваться пистолетом, показал, как его правильно держать, как целиться.
  - Когда вернусь, потренируемся, - вздохнул он, глядя на нее с большим сомнением. - А пока запомни: ствол - не игрушка. Использовать его будешь только в самом крайнем случае. И не балуй с ним. Не готова выстрелить, на человека не наводи, потому, как ответку получишь быстрей, чем моргнуть успеешь. Это ясненько?
  - Угу.
  Рифат вернулся, когда за окном стемнело. Явно, не в духе. Спрашивать, что тому причиной, Арина не решилась. Пытаться на него давить, все равно что дразнить тигра. Сильный, дикий, опасный. Себе на уме. Не знаешь, чего от него ожидать. И какая реакция возникнет на те, или иные ее действия. Но и хищники поддаются дрессировке. Вот только как его приручить? Попробовать подружиться? Девушка была обижена на его хамское отношение к себе, но отлично понимала, что ему на это плевать. И своими обижульками она ничего не добьется. Тут нужно быть хитрее.
  Еще три дня прошли в кромешной скуке. Ариша занималась готовкой и уборкой, перестирала все, до чего добралась, лишь бы было чем убить время. Единственным развлечением были те несколько часов, которые Риф посвятил ее тренировке в стрельбе. Но, довольно быстро раздражаясь ее бестолковостью и неловкостью, он уходил в лес. Возвращался взмыленным и разгоряченным. Видимо, кучу свободного времени решил посвятить тренировкам. Арина считала, что он и без этих самых тренировок выглядит очень внушительно. Но что она в этом понимала? Похоже, подобную форму нужно поддерживать постоянными физическими нагрузками. Их интенсивность ей казалась чрезмерной, но ему, конечно, видней.
  Помимо всяческих дел по хозяйству, ей нужно было чем-то занять свой мозг, чтобы не изводить себя грустными мыслями. Пользы от этого никакой, только тоскливо так, что сердце стонет.
  Вечером после ужина девушка валялась на кровати и читала книжку. Как хорошо, что она об этом подумала, когда они закупались по дороге сюда. Так как времени на выбор было мало, она прихватила три навскидку приглянувшиеся ей книженции и сейчас никак не могла себя заставить углубиться в чтение. Все три оказались не в ее вкусе.
  Арина бросала украдкой взгляды на мужчину, который расположился на коврике у камина и правил лезвия ножей. Некоторые из них являлись настоящим холодным оружием, если она хоть что-то в этом смыслила. Время от времени Риф ловко бросал один из ножичков в деревянную входную дверь, потом подходил, выдергивал и бросал снова. Он также откровенно томился скукой.
  Девушка решила, что сейчас самое время осуществить свои намеренья сблизиться с ним. Нет, исключительно в духовном плане, потому как: о какой доверительной беседе может идти речь, если нет единения душ. Или хотя бы симпатии. С его стороны, естественно. Сама она вряд ли сможет побороть свою неприязнь, которую демонстрировать пока нецелесообразно. О близости физической девушка и думать боялась. Даже ради дела на такое пойти не готова. Он ее пугал до дрожи в коленках. Какое уж тут влечение. А без влечения, пусть малюсенького, Арина никак не могла пойти на телесный контакт.
  - Здорово, - вполне искренне восхитилась она его очередному броску, - а вот у меня даже дротики в дартс не попадают. Куда угодно, но только не в него.
  - Да ты, оказывается, опасна, - уел ее мужчина. - Главное - ограничься дротиками. А то мало ли что. Куда угодно - это настораживает.
  - Ладно прикалываться, - насупилась Аришка. - Вот научить слабо? Может, я просто как-то не так кидаю. А то стебаться каждый может.
  Рифат тихо рассмеялся. Это выглядело так... Очаровательно, обалденно, сексуально... Арина зачарованно приоткрыла ротик, ощутив, как что-то дрогнуло внутри. Мужчина хитро прищурился.
  - О-кей. Иди сюда, - с легкой, пробирающей до костей хрипотцой, лениво позвал он.
  'Ну, нет. Нас голыми руками не возьмешь', - скинула наваждение девушка, тряхнув рыжей гривой. - 'У нас особая цель есть. И от достижения этой цели наша молодая еще непрожитая жизнь зависит'.
  Переместившись к нему на коврик, Арина с энтузиазмом приступила к обучению. Часы побежали веселее. Для азарта на двери нарисовали углем мишень. Риф подтрунивал над ней и дразнил, когда у нее ничего не выходило. Постепенно дело стало налаживаться. И мужчина посерьезнел. Он заинтересованно на нее поглядывал и думал о чем-то своем. Девушка сначала едва заметно вздрагивала, когда Рифат к ней прикасался, чтобы показать, как держать нож, как замахиваться. Потом по обвыклась. Но все равно каждый раз, как только он до нее дотрагивался, внутри Арины все сжималось, а чувства разом обострялись. Она не знала, как определить это свое состояние. Это его внезапно проснувшееся обаяние на нее так действует?
  Едва Ариша смогла совладать с собой, призвав на помощь здравомыслие, списав все на нервное возбуждение и гормоны, Риф вдруг неожиданно обхватил ее за талию одной рукой и, придерживая за затылок другой, впился в нежные девичьи губы. Обалдев от такого внезапного напора, Арина даже сопротивляться не стала, замерев и впитывая ощущения.
  Губы мужчины были теплыми свежими, а то, что он ими делал - невероятно приятным. Железные мускулы коснулись ее упругой груди, и по обоим телам пробежала волна. Пришла в себя девчушка только тогда, когда заметила, что мужчина внимательно смотрит в ее затуманенные страстью глаза, кривовато улыбаясь. Она поспешно высвободилась из его рук и ретировалась на кровать, подальше от соблазна. А соблазн был. Еще какой. Перед собой-то следовало это признать. Еще бы! Она таких мужиков только в кино и видела. А по-жизни ей больше все ее сопливые ровесники попадались. Хилые и прыщавые. А еще до смешного глупые и похотливые. Похожие на подросших щенков. Смотрели на нее с такой мольбой и надеждой, как бы ненароком облапив, словно косточку выпрашивали. Так и хотелось вывезти: 'Нищим не подаем'.
  А тут поднаторевший на любовном поприще матерый мужик. Ясен пень, что опыт у него в амурных делах преогромный. Арина почувствовала себя с ним еще в большей опасности, если такое вообще было возможно. Она облекла свои опасения в слова:
  - В создавшихся обстоятельствах я не готова к тому, чтобы в душе моей вспыхнули трепетные нежные чувства. Без них целоваться неинтересно. Для всего остального я тем более еще маленькая.
  - Так ты че, целка что ли? - цинично хохотнул Рифат.
  - Это не твое дело. Тем более, ты сам сказал: скелетины тебя не привлекают, - огрызнулась Ариша, демонстративно уставившись в книгу.
  - Ну, на безрыбье и рак рыба, - продолжил насмехаться над ней мужчина, - хоть чем-то по-настоящему интересным могли бы заняться, предаваясь милым человеческим слабостям. А то тут от тоски оба скоро загнемся.
  - Зато девственниц хоронят в белоснежных свадебных платьях. Может, я хочу поразить загробный мир чистотой и непорочностью.
  - Ага, - весело скалил зубы 'терминатор', - а потом тебя канонизируют. Мумифицируют и будут поклоняться святой деве Арине великомученице.
  - Да если и так, - еще больше обозлилась девушка. - Завидуй молча. На тебе, наверняка, грехов, как блох на собаке. До конца жизни не отмолишь...
  Тут их перепалку прервал взрыв, затем еще один, и еще...
  - Тем более, что жизнь эта, вполне вероятно, скоро закончится, - нахмурившись, но поражающе спокойно констатировал Рифат.
  Ариша побледнела как полотно.
  - Нас нашли, да?
  - Да не, это салют в честь безгрешной девы, - рыкнул мужчина. - Че уставилась? Обувайся быстрее.
  - У тебя есть какой-то определенный план или просто улепетываем? - задала свой любимый вопрос Арина, натягивая кроссовки и легкую курточку.
  - Я не знаю, сколько их там и какое у них оружие, - Риф быстро рассовывал боеприпасы по карманам. - Поэтому, пока просто улепетываем. Потом определимся.
  
  Глава 9.
  Они вышли наружу через маленькую дверку в подсобном помещении. Полная луна заливала своим предательским светом окрестности. Небо было ясным, а звезды сияли, как на картинке. Сильная рука до боли крепко обхватила ее запястье и потянула за собой. Все свое внимание и ловкость Арина сосредоточила на том, чтобы не упасть. Так быстро и проворно он двигался, и, как будто бы, видел в темноте, словно зверь. Она уже готова была взмолиться, так как ее ноги явно уступали его в длине, а сил и подавно было намного меньше. Но тут внезапно возникли какие-то странные звуки, одновременно с ними Риф увлек ее вниз, приплюскивая к земле. Девушка сдавленно хрюкнула, когда тяжелое тело рухнуло сверху. Над ее ухом что-то рявкнуло, от чего заложило уши. Она совершенно отчетливо осознала, что звуки вокруг них - это свист пуль и грохот выстрелов, а Рифат сейчас палит в ответ. Арина не успела даже как следует испугаться, когда мужчина, сдвинувшись в сторону, скомандовал:
  - Ныряй за то большое дерево, а потом удирай, так быстро, как сможешь. По команде, - он сменил обойму, сосредоточился на противнике и после трех выстрелов шикнул, - беги...
  И она побежала. Бежала так, как никогда еще в своей жизни не бегала. За спиной трещала перестрелка. Пару раз упала, обдирая руки и коленки, поспешно вскакивала, и снова бежала, с удивительной неизвестно откуда приобретенной сноровкой лавируя между деревьями. До тех пор, пока ее не смело чем-то, имеющим большую массу и ускорение. Выпав из жизни на несколько секунд, Ариша со всей силы начала отбиваться, пытаясь освободиться. Мутная волна ярости захлестнула ее, оставив кристально чистой только одну мысль: если сегодня ночью ей суждено умереть, то по крайней мере она умрет, сражаясь. Мозг констатировал огромную тушу, пытающуюся размазать ее по вязкому мху. При свете луны можно было различить озверевшую тупую физиономию, всем свои выражением желающую ее гибели, а боковое зрение засекло сверкнувшее в лунном сиянии лезвие. Из всех своих остатков силенок Арина дернулась, уклоняясь от неизбежной смерти. Противник целился ей в глаз. Клинок воткнулся в землю рядом с ее лицом. Взвыв и вывернувшись ужом, Ариша умудрилась выхватить из кармана куртки предусмотрительно захваченный в домике нож (какое-то оружие она должна была все же иметь) и, не помня себя, вонзила его под ребра агрессору. Потом еще и еще. Сознание заволок туман. Ей хотелось жить. Она била острием до тех пор, пока лежащая на ней масса не обмякла. Захлебываясь влажным лесным воздухом, девушка, проявив недюжинную для своего организма силу и изворотливость, сбросила с себя более недвижимое тело и, задыхаясь от клокочущего адреналина в крови, поплелась в тень. Ей хотелось спрятаться, скрыться и ... Она не знала. Сил больше не было. В ноздри бил тошнотворный запах крови. Хлопковый джемпер прилип к телу. Знакомый уже свист раздался возле уха. Арина обернулась. В сумрачном свете луны стояли трое. Целился в нее один. Другие просто наблюдали, отлично понимая, что сбежать она не успеет. Что она им сделала? Девушка стояла к своим палачам анфас, замерев. Она из любимых книжек знала, что так убивать сложней. Когда своему убийце в глаза смотришь. Однако, глаз было не видно. Только силуэты.
  - Вали ее, Тррын, мля...
  Выстрел, еще и еще. Все три упали, как скосило. Она оглянулась в ту сторону, откуда стреляли. Это был он. Ее персональный ангел хранитель. Даже в призрачном свечении звезд она знала - это он. Аришка зашлась в истерическом хохоте. Секунду назад в своем сознании она уже умерла. Надоело все. Ах, как, надоело. И постоянно бежать куда-то, и скрываться, и каждое мгновение ожидать смерти.
  - Заткнись, дура, - прошипели в ответ. - Двигай своей пухлой задницей. Живее. Если жить хочешь.
  И они двигались, Арина не представляла себе, что способна так резво не передвигаться. Вскоре молодой мужчина и девушка выскочили на поляну. Девчонка с разбегу врезалась в спину своего хранителя. Машинально потерев ушибленный нос, она выглянула из-за его плеча. На открывшемся пространстве в предрассветных сумерках четко просматривались тени. Он были везде. Сзади. Спереди. Впереди было интересней. Там стоял звероподобный тип огромных размеров, который целился в них пистолета. Рифат тоже целился. В этого агрессивного динозавра. Ариша обреченно вздохнула: из этого дерьма выбраться не представлялось возможным.
  - Вы же не уйдете отсюда живыми. Ты знаешь, - поведал звероящер.
  - Половина из вас точно не уйдет, - спокойно констатировал Риф. - У меня тут всплеск альтруизма. Побросали оружие и исчезли. Тогда вашим мамам не придется тратиться на похороны.
  - Нам нужна девчонка. Ты свободен, - игнорируя угрозу оповестил громадный мужик.
  - Вот насмешил, - без тени ухмылки сказал Риф. - Девчонка моя. Если ты не согласен, можем обсудить.
  - А ты, я смотрю, крутой, - хрюкнула груда мышечной массы, - как разрулим?
   По-любому у него не было вариантов, кроме как договариваться, отметила Арина. Дуло оружия Рифата смотрело противнику прямо в лоб.
  - Оружие скинем и на грабках чисто, - предложил ее коллега по сатисфакции.
   - Лады, - усмехнулся супостат, отшвыривая стечкин в сторону. - Битва, рукопашная, - буквально истекая удовольствием. - Братва, бросай пушки.
  Арина отмечала каждого, разоружившегося вслед за тем, как Рифат медленно опустил пистолет одновременно с динозавром. Оружие кидали куда попало. Риф свой отбросил последним. Она посчитала противников. Десять против одного. Туфта... Его просто забьют. А то будет с ней потом? Десять озверевших мужиков! По-кругу пустят? Просто так убивать одну беззащитную девочку совсем не интересно. Целая толпа разгоряченных бойцовских псов... И Риф... Один...
  Ариша, стуча зубами, незаметно начала отступать к ближайшей сосне. Обо что-то споткнувшись, девушка, охнув, упала на колени. Прямо перед ее носом лежал глок. Совсем такой же, как тот, из которого ее Рифат стрелять учил. Арина торопливо схватила оружие, вскочила и прижалась спиной к стволу дерева.
  Тем временем начался бой. Начало она пропустила, оглядываясь в поиске путей отступления. А когда заострила внимание на поединке... Да какой там поединок... Бойня. Такого даже в кино она не видела. Разве что в фильме ужасов. Риф действовал как робот. Один удар - один труп. Он бил ловко и точно, не задумываясь, автоматически, - как дышал. От хруста костей и придушенных всхлипов кожа покрылась мурашками. Крики боли и вой. А за кустами маячили еще другие злобные призраки. Она их ощущала, потому как, ей было так страшно так, что все чувства обострились до предела.
  Рифат сбросил наземь тело и выпрямился. Человек, появившейся из темноты позади, направил дуло пистолета ему в затылок. Риф интуитивно обернулся. Два хлопка. Арина нервно жала на собачку. Еще и еще. Бандит, желавший расправиться с Рифатом, и еще двое других с той стороны поляны свалились кулем. Тишина. Тишина такая страшная, нереальная тишина. Которая, казалось, стояла вечность.
  - Умничка, - мужчина деликатно разжимал ее одеревеневшие пальцы, вцепившиеся в глок. - Все хорошо. Нужно просто уйти отсюда. Все хорошо.
  Ужас бился в ней, не находя выхода. Перед глазами стояла картинка. Рифат методично подходит к каждому телу, неважно, еще шевелилось, стонало оно или нет, и стреляет в голову. Спокойно, как фашист после расстрела.
  - Пусти, - девчонка оттолкнула мужчину.
  Ее мучительно вырвало. Голова кружилась. Деревья плясали словно в пьяном угаре. Она не способна была больше не на что. Разве что лечь и умереть в общей куче.
  - Нужно идти, - требовал фашист.
   - Оставь меня, - взмолилась тонким писком Арина. - Я не могу...
  Ее закинули через плечо, как рюкзак, и понесли. Девушка потерялась в пространстве и времени. Сознание уплывало, задержавшись где-то на границе. Что-то воспринимать она начала намного позднее.
  Ариша лежала в траве, заботливо прикрытая курткой, пахнущей мужчиной. В уши нежной музыкой вливались щебет птиц и журчания ручья. Ночь закончилась. Роса быстро просыхала в лучах яркого утреннего солнца. Меж деревьев таял легкой дымкой туман.
  - Очнулась? - рядом сидел Риф. - Ты ранена? На тебе кровь. Я ничего не обнаружил при осмотре. Но крови много.
  - Это не моя, - прошелестела девушка. В голове постепенно прояснялось.
  - Я его, наверно, убила, - сбивчиво, заикаясь зашептала Арина, приняв сидячее положение. - Он пытался мне в глаз нож воткнуть. А я ему сама воткнула. Тот, который в хижине взяла, когда одевалась. В пузо... Пп...потом еще трех... там... из ствола...
  - Двух. Третьего пришлось добивать. Сердце слева, а не справа, путаешься: целься в голову.
  Арина выпучилась, открыв рот.
  - Я убила! - завизжала она.
  - И че? Сами затеяли военные действия, - равнодушно заметил Риф, своим невозмутимым видом на корню пресекая истерику, - или было бы лучше, если они убили? Нас, вроде как, пытались завалить. Или мне показалось?
  Заморачиваться по данному поводу он явно не собирался. Крыть было нечем. Девушка затихла, не в силах переварить ужас прошедшей ночи.
  - Иди умойся. Не стоит Ахмета тревожить, почем зря, - в его тоне сквозила усталость. - Через полчаса он за нами приедет. Еще до дороги пилить. Давай в темпе.
  Насквозь пропитавшиеся чужой кровью майку и джемпер пришлось снять и спрятать под большим камнем в ручье. Арина набросила ветровку Рифата прямо на голое тело. Жарко не было. Ее опять начала сотрясать нервная дрожь.
  Довольно быстро они вышли на дорогу. Мужчина еще раз позвонил, и вскоре возле них затормозила неприметная девятка. Рядом с водителем сидел Ахмет собственной персоной. Он повернулся и просканировал обеспокоенным взглядом девушку. Вид у нее был потерянный, сломленный, совершенно несчастный. А во взоре читалось отчаянье и безнадега. Взгляд человека, увидевшего мир разбитым вдребезги. Такой взгляд бывает у солдат после первого боя, когда толком не знаешь, радоваться, что цел остался, или сожалеть, что разом все не кончилось и придется пережить это снова и снова.
  - Нашли? - вопрос адресовался Рифату.
  - Угу, - мужчина рассеяно смотрел в окно. - И, скорее всего, найдут опять. Варяг все возможные силы и связи задействовал. Средств, конечно, тоже не жалеет.
  - Знаю, - пробурчал фээсбешник, - поэтому и не могу принять ее под защиту нашего ведомства. Варягин имеет не малый вес в нашем городе. И влияние соответственно. Ты понял, я думаю... Никому сейчас нельзя верить. Даже мне. Поэтому не говори, где вы осесть решили. Просто укажи, в каком месте вас высадить. Связь будем поддерживать прежним способом.
  - Не переживай, продержимся как-нибудь.
  - Очень на это надеюсь.
  
  Глава 10.
  Они вышли у метро. Арине было очень неуютно ехать в вагоне, где люди теснились как шпроты в банке. А на ней только мужская куртка на голое тело. Ей все время казалось, что от нее пахнет кровью. Джинсы особой чистотой не отличались. Отмыть пятна от них как следует она так и не смогла. Но не совсем же без штанов быть? Достаточно уже того, что она без лифчика. Он так пропитался кровью, что пришлось его сунуть в кучу навыкид вместе с майкой и свитером. В то же время девушка осознавала, что эти беды ничто по сравнению с тем, что ей еще предстоит.
  Она подсознательно чувствовала, что их не просто так нашли. Эти обрывки его фраз, их диалоги. Короткие, отрывистые. Но крупицы информации из них все же почерпнуть было можно. Арина сделала вывод: он знал, что их найдут. Он, возможно, даже хотел этого. Зачем? Зачем было так рисковать? Или вся его жизнь на грани фола? Нет. Сколько ему лет? Тридцать? Меньше? Что-то около того. А ей еще и восемнадцати нету. И дожить до этих самых восемнадцати очень уж хочется. Думать нужно, думать...
  Они вышли на какой-то станции, потом сели в автобус, затем в такси, потом опять в автобус. Пошли пешком. Ариша просто падала от усталости. Сказывался пережитый стресс и непривычные физические нагрузки. Наконец, Рифат привел ее в какой-то дворик на окраине города. Дома были построены правильным квадратом. Старенькие, еще советских времен девятиэтажки. Набрав уверенно код, Риф затолкнул ее безвольное тело в подъезд. Там было чистенько и уютно. Цветочки, вязанные крючком занавесочки и ажурные салфеточки под горшками прямо-таки кричали, что тут главенствуют бабушки. На четвертом этаже мужчина отпер квартиру ключом из связки в его кармане. Откуда ключи, что за квартира, Арине было уже все равно. Тесная хрущевская двухкомнатка.
  - Душ здесь есть? - простонала она.
  - Да. Вон там. Сейчас полотенце найду.
  - И одежду, какую-нибудь, - пискнула она, оккупируя ванную комнату, тихо сползая на коврик.
  Спустя какое-то время в дверь тихо постучали. Арише были выданы полотенце и мужская футболка.
  Собрав последние крупицы сил, девушка вымылась, худо-бедно отстирала штаны, повесила на батарею трусики, единственные оставшиеся на ней родные вещи. Арина облачилась в футболку и на негнущихся ногах выползла из своего убежища, придерживаясь за стенку.
  - Спальня там.
  Рифат указал на дверь в торце большой гостиной, - кофе будешь?
  - Нет, - ей не хотелось уже ничего. Только забыться.
   Арина спала как младенец, едва уткнувшись носиком в полушку. Ее разбудил звонок мобильного телефона. Дверь в комнату, в которой она отключилась прошлым вечером на большой двуспальной кровати, была закрыта неплотно. Мужчина, похоже, ночевал в соседнем помещении. Девушка слышала скип старенького дивана и тихий разговор. Судя по замолкающим звукам и хлопку прикрытой дверки, Рифат ушел на кухню. Ни одного слова разобрать не удалось, поэтому о том, кто звонил, и что у Рифа за дела, по-прежнему скрывалось завесой тайны. Вот эта самая таинственность выбешивала дальше некуда. Как будто не о ее жизни идет речь.
  Она прошествовала в ванну, умылась и привела себя в порядок настолько, насколько это было возможным в мужской футболке, доходившей ей до середины бедра, и полном отсутствии средств для ухода за внешностью. На полках нашелся лишь флакон с мужским шампунем, бритвенные принадлежности, одна зубная щетка и неудобный гребень, который упорно не желал продираться сквозь путанные густые кудри тонких и воздушных, как паутинка волос.
  В целом, квартира выглядела нежилой, но чистой и уютной. Слой пыли присутствовал. Мебель сарая, такую уже лет сто, как не производят. Раритетное фортепьяно у стены, шкаф, плотно забитый книгами, рабочее бюро и пейзажи на стенах. Впечатление создавалось такое, словно тут жили глубоко образованные интеллигентные люди. Но жили очень давно. В воздухе неуловимо витал запах смерти и запустения.
  Впрочем, ни ее мысли по поводу их нового пристанища, ни ее внешний вид значения не имели. Пройдя через все этапы отрицания увиденного, на данный момент Арину занимал другой, гораздо более интересный и архиважный вопрос.
  Рифат хозяйничал на кухне. Кухоньке, метров шести квадратных, если быть точной. Он плюхнул сковороду с яичницей на стол, как раз тогда, когда Арина возникла на пороге. Девушка огляделась и прошла к окну. На запыленном подоконнике она приметила пачку сигарет и пепельницу. С наслаждением закурив, Ариша с прищуром уставилась на мужчину с таким видом, словно дырку глазами пробуравить в нем хотела. Рот Рифа скривился в ухмылке. Он налил из турки две чашки кофе и приблизился к девушке, протягивая одну из них.
  - Оклемалась?
  - Выпью кофе и стану человеком, - пробурчала Арина.
  Было боязно и неловко. Но боязно гораздо больше. Однако, язык чесался так, что мочи никакой не было. Какое-то время они молчали, глядя в окно, куря и прихлебывая горячий ароматный напиток.
  - Риф, кто ты? - где-то в середине процесса, не выдержав, огорошила девушка его вопросом.
  - В смысле? - вроде бы удивился мужчина.
  - В прямом, - Ариша поставила пустую чашку на подоконник и затушила сигарету. - Я же была там. Я все видела. Нормальные люди так не могут. Даже те, кто прошел курсы молодого бойца в армии. Даже те, кто упорно с самого детства занимается разными видами борьбы. Даже мастера спорта так не могут. Я точно знаю. Мой однокурсник давно увлечен карате. Вроде, призы какие-то выиграл. Я была на соревнованиях в Атланте. С его сестрой, моей подругой. Их приемы рядом с твоими рядом не стоят. То, как ты двигаешься. Ты не дерешься даже. Ты просто убиваешь. Просто и легко, как дышишь.
  Рифат молчал, недобро сощурившись, губы свирепо кривились, а яростный блеск глаз грозил репрессиями. Сей грозный вид особого впечатления на девчушку не произвел. Во-первых, испугаться еще сильнее, казалось, уже было невозможно. Во-вторых, наряду со страхом в ней клокотала ярость. Какого хрена он держит ее за слепого котенка? Нет, может по сравнению с ним она и котенок, но уж точно не слепой. И упрямства ей не занимать.
  - Кто ты? - она впилась горящим взглядом ему в лицо. - Ты не обычный человек. И я тебе зачем-то нужна. Я не могу понять пока еще для чего. Зато прекрасно понимаю, что вчерашняя заварушка была тобой предусмотрена. Вероятно, не в таких масштабах, но подобное развитие событий предполагалось. Иначе бы мы не сидели в лесу так долго. Зачем это было нужно?
   - Спрашивать ты можешь. Но я все равно не отвечу.
  Мужчина подошел к ней не спеша, очень близко. Он уперся руками в подоконник по обе стороны от девчушки, нависая над ней, поглощая личное пространство. Вынуждая ее неудобно прогибаться назад, Рифат зло ухмыльнулся:
  - Самая большая ошибка женщин - это бесконечный поток вопросов, которые не следует задавать. Конечно, если тебя конкретно плющит, я могу и соврать. Мне не трудно. Только вот оно тебе надо?
  - Не надо, - полыхала гневом Ариша. - Мне правда нужна. Любая. Тревожусь я очень, когда чего-то не понимаю. А когда тревожусь, то начинаю делать глупости всякие. И вообще за себя не отвечаю. Оно тебе надо? - повторила она его вопрос, вложив в свой тон максимум ехидства, в то время как у самой внутри все свернулось в тугой жгут от страха.
  Перед глазами все еще стояла бойня, которую он устроил в лесу. Жестоко и нереально. Как в кино, в жанре ужасов с примесью фантастики и сюрреализма. Да он ее при желании одним пальцем придавит, как блоху.
   - Так кто ты?
  - А ты как думаешь? - хмыкнул Риф, отодвигаясь.
  - Не знаю, - с облегчением выдохнула девушка. - Есть такой покрытый плесенью американский фильм 'Универсальный солдат'. Только они там все уже мертвые, а ты очень даже живой. Хотя тема та же.
  - Оставь свои догадки при себе. Ни к чему хорошему они тебя не приведут, - однако в его взгляде на долю секунды мелькнуло некоторое замешательство.
  - Почему-то мне кажется, что хорошее меня уже давно не ждет. Особенно в тандеме с тобой, - горько заметила Арина.
  - А у тебя есть выбор?
  - Выбор есть всегда. Нет неразрешимых ситуаций. Иногда просто пропадает желание их решать...
   - Не строй из себя умную, навыков нет, - обрубил их дискуссию Рифат. - Я в магазин. Сиди тут тихо. За нами полгорода охотится.
  Он ушел, а Арина улеглась на кровать, мучительно размышляя. Их пустой диалог ее еще больше напряг. Нужно что-то придумать. Причем срочно. Как войти с ним в контакт? Как сделать так, чтобы он не считал ее за вещь? Нужно было спросить Ахмета, тот наверняка знает больше. Но следователь этот - тоже довольно мутный тип. Поэтому не факт, что знаниями поделится. Есть два варианта: либо ее конфронтация с Рифом перейдет в затяжную позиционную войну, в которой она, наверняка, понесет потери. Или же нужно попытался проявить сообразительность и развести его на признание. Вот только как? Попробовать соблазнить? В который раз она вернулась к этой мысли. Сила женщины, как известно, в ее слабости. Тем более, что ей все равно больше нечего ему противопоставить.
  Риф принес газету и пиццу. Явился, когда стемнело. Чем он до этого занимался много часов, конечно не рассказал. Ну и ладно. Арина заварила чай и уселась за стол.
  - Завтра переезжаем за город. Я подобрал несколько подходящих мест. Нужно успеть до вечера осмотреть все. Поэтому встаем рано.
  - А в этой квартире чем плохо? - удивилась девчонка.
   - Четвертый этаж. Хлипкая дверь. Путей отступления нет.
   - Понятно.
  Рифат находился в ровном настроении, и стоило этим воспользоваться.
  - А в чем я по улице ходить буду? - вздохнула Арина. - У меня все вещи в том домике остались. Даже расческа и зубная щетка. Не говоря уже о белье и одежде.
  - Купим по дороге все, что тебе нужно, - не стал жмотиться мужчина.
  
  Глава 11.
   - А девочке восемнадцать есть? - вопрошала толстая румяная тетка, сдававшая в аренду дачу, - а то я с законом никаких дел иметь не хочу, вы меня поймите. Дом не мой. Я всего лишь подруга жены хозяина. И мне проблемы не нужны.
  - Она моя жена, - ответил Риф. - Проблем не будет, не беспокойтесь.
  - Ну да, жена, как же, - пробормотала тетя, но ключи все же отдала.
  Документы тетка проверять, конечно, не стала бы. И дураку было ясно. Марина видела объявление. Там сумма была не реальная. Наверняка, соседка дом сдавала без ведома хозяев. Ее, наверно, только присмотреть за ним просили. А она решила еще и слупить с них в двойном размере, почуяв, что у людей неприятности и дом им очень уж нужен. В финансовом плане Рифат, видимо, не бедствовал. И торговаться не стал.
   По дороге они закупили продуктов, а также одежду для Арины и все необходимые вещи. Риф ограничился лишь минимумом: белье, носки, средства гигиены. Это опять вызвало шквал вопросов, которые девчушка задавать не решилась. Да и смысл? Все равно не ответит. Сам сказал.
  Прошло два дня. Пока ничто не нарушало тишину и спокойствие небольшого дачного поселка. Ариша хозяйничала по дому, а Рифат все время куда-то уходил. Понятно почему: не хотел разговаривать при ней по телефону. На звонки отвечал, удалившись в сад. Замкнутый, отрешенный и злой. Подобраться к нему не представлялось никакой возможности.
  На третий день девушка уговорила мужчину прогуляться на речку. Там они познакомились с молодой парой, своими соседями. Играли в карты, загорали, купались. Время провели отлично. Огорчало только одно: Риф игнорировал все ее уловки. Не помог ни откровенный купальник, ни зазывные взгляды, ни мурлыкающе чувственные модуляции голоса, ни прикосновения, вроде бы случайные, но со смыслом. Мужчина смотрел сквозь нее и был полностью поглощен своими думами. Судя по тому, как он хмурился, они были совсем не веселыми.
  Рифат пошел делать вечерний обход вокруг дома. Арина расположилась на широкой кровати в полупрозрачной ночной сорочке и малюсеньких трусиках. Девушка знала, что перед сном мужчина заглянет к ней убедиться, что она на месте и не о чем таком противоправном не помышляет. Ей очень нравилось белье, которое она купила по пути сюда, чтобы выдернуть Рифата из состояния полной невозмутимости. Кружевное, соблазнительное, теплого персикового цвета оно открывало ровно столько, сколько следовало, чтобы возбудить воображение. И еще чего-то там, что также требовалось возбудить.
  Бесило то, что мужчина не проявляет никакого внимания к особи женского пола. Красавицей Арина себя не считала, но и дурнушкой тоже не была. Парням она нравилась. Ее ровесники часто проявляли к ней определенный интерес, что позволяло сделать выводы - она весьма привлекательная девочка. А этот даже заинтересованного взгляда не бросает. Несмотря на то, что они уже долгое время находятся на довольно близком расстоянии (особенно, когда спали на одной кровати в предыдущем доме). Наедине, практически изолированные от остального мира. Вообще, он последнее время ни разу не посмотрел на нее, как на женщину. Такое пренебрежение может возмутить любую. Короче, обольстить мужика уже стало делом принципа.
  'Ну, где же он? Как-то долго сегодня. А если не получится? И он только посмеется надо мной? Его язвительность моей сто очков вперед даст. Хотя ... Если подумать...', - Ариша призналась самой себе, что она чуточку грешит против истины. Немного интереса все же было. Риф поцеловал ее, пусть играючи, но поцеловал. И на ее задницу пялился. Хоть это и было еще там в домике, в лесу. Значит, шансы какие-никакие есть. Или ни Ева ее прародительница? Правда, Ариша плохо еще себе представляла, что будет дальше, после того, как ей удастся его соблазнить.
  Но ведь это неважно. Главное, чтобы он был в ней заинтересован не только как в средстве для достижения какой-то там одной ему ведомой цели. Тогда ее шансы на выживаемость намного возрастут. А уж потом она и подумает, как ими воспользоваться.
  Размышляя в таком ключе, девушка смотрела в книгу, лежа на животе, но никак не могла вникнуть в смысл текста. Сюжет ее личной жизни казался ей сейчас гораздо более интересным. Она махала ножками, отгоняя надоедливых комаров. Конечно, средства от них никто купить не догадался.
  Внезапно ощутив не то дуновение ветерка, не то слабое движение воздуха, при этом не улавливая никакого звука, Арина почувствовала на себе чей-то пронизывающий до костей взгляд. Все волоски на ее теле встали дыбом, но она заставила себя медленно, очень медленно, не делая никаких других движений повернуть голову. Буквально в нескольких шагах от ее ложа стоял незнакомый мужчина. Кепка, надвинутая на лоб. Скульптурные линии чисто выбритого подбородка, изящно вылепленный нос и полные губы. Прямо парень с обложки. Вот только красивое, почти интеллигентное лицо было отмечено печатью жестокости и тенью порока.
  Но даже ни этот наблюдаемый ею диссонанс, ни широченный размах его плеч при немалом росте, ни крепко сбитая спортивная фигура, как эталон мужественности, заставили ее зависнуть в прострации, широко распахнув зеленые глазки. Пистолет с глушителем в его руках смотрел прямо ей в лоб. В серых, как грозовое небо, глазах мужчины не было совершенно никаких эмоций. Он держал в руках жизнь другого человека, но выглядел так, словно смертельно скучал. Это производило леденящее душу впечатление.
  Потрясенная и онемевшая, она смотрела в маленькое черное отверстие. Девчушка, конечно, отдавала себе отчет в том, что остались считанные секунды, и ей половину башки снесет, учитывая размер оружия и расстояние. Но осознавать то, что сейчас умрет, все же, отказывалась. Повинуясь интуиции, Арина плавно и неспешно приподнялась и приняла сидячее положение, изящно подогнув одну ножку под себя, продолжая неотрывно смотреть своей смерти в ледовитые и бездонные, как вселенная, очи. Ее инстинкт самосохранения предупреждал: малейшее неверное движение может стоить ей жизни. Она не боялась его. Она просто не понимала, как такой прекрасный, как греческий бог, мужчина с одухотворенными чертами лица может убить ни в чем перед ним неповинную девочку. Он не сможет. Она знала, она чувствовала. Не зря же он замешкался. Ее душа истекала болью, болью за него, сливаясь с его взором: 'За что? Ты не сможешь'.
  - Нажмешь на курок, и я разнесу тебе череп, - услышала она тихий и вкрадчивый голос Рифата, переводя взгляд назад, за голову того, кто желал ее смерти.
  Дуло глока Рифа упиралось в макушку незапланированного посетителя. Тотчас ступор исчез, зрительный контакт пропал, и Арина смогла выдохнуть.
  - Рифат, вынуждена тебе сообщить, что ты малость опоздал, у него была тысяча и одна возможность вышибить мне мозги, - удивляясь своему ровному спокойному тону, прокомментировала Арина.
  - Ствол опусти, - посоветовал ее бессменный спаситель гостю, игнорируя эту реплику.
  Киллер усмехнулся, бросил оружие на кровать и манерно поднял руки.
  - Риф, серьезно, я едва в штаны не наложил, - хохотнул он.
  - Алтай, сволочь, - Рифат сграбастал повернувшегося к нему мужчину в свои медвежьи объятия. - Реально. Я чуть не пристрелил тебя.
  - Мне заказ на женщину поступил. А тут оказалась не женщина. Девчушка какая-то, ребенок совсем. Ты-то здесь каким, б.., ветром?
   - Пошли кофейку выпьем, все объясню.
  Он перевел тяжелый взгляд на Арину.
  - Оденься и жди здесь, - тихо, но внушительно приказал ей, - пойдем вниз, поговорим, - это уже к ее палачу.
   Аришка, после того, как осталась одна, быстро натянула джинсы и майку. Если ранее она испугаться просто не успела, скорее удивилась, то теперь у девушки зуб на зуб не попадал. Трясло так, что ноги с трудом в штанины впихивались.
  Сказать, что она была в шоке, не сказать ничего. От дикости и странности происходящего мозг плавился. Все движения происходили на уровне подсознания. Полностью экипировавшись, почувствовав себя более-менее защищенной, девушка призадумалась. Все случившееся ей очень и очень не нравилось. Киллер, который пришел за ней - друг Рифата. Ее вопрос 'Кто ты?' тогда так и остался без ответа. Теперь, по крайней мере, понятно: они из одного профсоюза. И все становилось на свои места. Только вот картинка складывалась, мягко говоря, омерзительная. Она одна тут, маленькая и беззащитная, наедине с двумя профессиональными убийцами в доме. От них обоих добра ждать точно не приходится. Очевидно, что просто так сидеть и ждать у моря погоды, она не может себе позволить.
  Арина, наплевав на приличия, отправилась подслушивать. Глубоко вдохнув, она тихо продвигалась по коридору к лестнице. Новые кроссовки ступали мягко, почти неслышно.
  - Я знал, что рано или поздно они найдут нас там, в лесном домике. Я ждал этого. Нужно было дать Варягу осознать, что со мной бодаться хлопотно и бесполезно, - услышала она тихий голос Рифа, едва достигнув ступеней, и, быстро отступив, спряталась за углом. - Нужно было его всемогущество слегка опустить. И дать понять: девочку он получит лишь одним способом - договорившись со мной. Ситуация, правда, едва не вышла из-под контроля. Вот уж не предполагал, что он такое количество людей задействует. Столько шума было... Сильно, видать, прижало. Совсем быков своих не жалеет, сатрап. То, что следующий шаг - услуги наемника, это к бабке не ходи. Думал, пришлет пару-другую ассасинов и успокоится. Будет вынужден согласиться на сделку. Время поджимает. Скоро суд. До бесконечности испытывать судьбу - возможности у него нет.
  - Так-то оно так. А мне что прикажешь делать? -- глубокий бархатный голос заставил ее сердце замереть, а потом заколотиться с бешеной скоростью.
   - Ситуация неоднозначная. Кто ж знал, что Варяг на профи так скоро сможет выйти, да еще денег не пожалеет... Ты ж, вроде, где-то на ближнем Востоке уже года два как ошивался?
  - Да надоело все. Палящее солнце, будь оно не ладно. Жара. Бабы бесхребетные... На родину потянуло. А тут как раз и повод представился. Если меня там отыскали, значит, дела творятся серьезней некуда.
  - Мне понятна твоя позиция. Ты принял заказ. Но мне она пока нужна живой.
  - Да понял я. Давай прикинем... Девочка, в любом случае, не жилец. Нам нужно сейчас придумать такой расклад, чтобы оба оказались в выигрыше. Варягин наймет еще с десяток ликвидаторов, это ему обойдется гораздо дешевле, чем вернуть тебе Вымпел. Там такие бабки крутятся. Не говоря уже о стоимости самого здания. Огромная площадь и центр города - это же миллионы зеленых тугариков.
  - Знаю, - хрипловатый нотки в голосе Рифата давно уже не казались очаровательными, - поэтому ее жизнь надо продать как можно скорее и как можно выгоднее. У нас есть еще несколько часов, чтобы сорвать джекпот. Нужно только решить как...
  На этом месте Ариша почувствовала настоятельную потребность упасть в обморок. Дальше смысла слушать не было. Ее убьют. Однозначно. Единственный шанс выжить - уносить ноги.
  - Ладно, сукины дети, вы со мной наплачетесь, - девушка ощутила острую боль обиды.
  Действия Рифа она воспринимала, как предательство. Она же ему доверилась! Да за что они оба с ней так? Она ничего плохого никому не делала. Как можно продать человеческую жизнь за деньги? И что это еще за Вымпел такой, за который ее и грохнуть не жалко? Перспектива быть у них разменной монетой явно не прельщала.
   Арина рванулась к своей комнате, накинула легкую летнюю куртку, затем вошла в комнату Рифата. Взяла немного денег из бумажника, ПМ с тумбочки (на танк с вилами не ходят) и, разувшись, тихо двинулась к запасному выходу.
  Перемахнуть через забор ей труда не составило. Куда бежать? Нужно просто находиться как можно дальше от них. Девушка летела по дороге в сторону железнодорожной станции. Сердце колотилось как сумасшедшее, пульс грохотом отдавал в висках, пот застилал глаза. Обернуться на предмет погони духу не хватало. Вдруг резко затормозив на пятках и едва не растянувшись на дороге, увлекаемая силой инерции и немалым ускорением, Арина остановилась и мысленно себя одернула:
  - Стой. Не кипишись. Думай. Однажды он уже тебя нашел. Ты больше не имеешь права на ошибку.
  Решив не паниковать, поскольку паника была зряшной тратой времени, девушка попятилась в тень, запнулась о камень и рухнула в кусты, больно приземлившись на пятую точку. С расцарапанными руками и лицом, матерясь и постанывая, она выползла из кустарника с обратной стороны и присела на колени, уставившись на заброшенное здание деревенского магазина. Двери строения времен социализма были заколочены, следы разрушения заметны даже в сгустившихся сумерках.
  - Ну, конечно, - осенило Арину. - Если хочешь что-то спрятать, нужно спрятать это под носом. На станции они будут искать меня в первую очередь. Так же как и на автобусной остановке по другую сторону поселка. И зачем это я туда припустила? Нет. Надо тут переждать. Пусть пошукают. А я пока подумаю.
  Она стала обходить магазинчик и искать какую-нибудь дыру, через которую можно было бы туда забраться. Скоро ей повезло. Доски на одном окне сдвинулись. Видимо, кто-то уже повыдергивал из них гвозди. Стекла были выбиты, похоже, уже давно. Девушка протиснулась внутрь и огляделась. В окутавшей деревню темноте разглядеть что-либо являлось почти непосильной задачей. Можно было только различить нагромождения каких-то ящиков, досок и мусора. Стало как-то жутковато. Арина, правда, точно не знала, чего она больше боится: находиться одной во тьме и неизвестности или же в известности, но с двумя киллерами.
  Она вдруг почувствовала себя такой одинокой, слабой и беззащитной. Захотелось пролить слезу, прижаться к широкой груди и услышать что-то ласковое и успокаивающее. Кандидатов на роль спасителя несчастных девиц поблизости не наблюдалось. Это тебе не кино, где в такой патовой ситуации обязательно кто-нибудь появится и предложит свою помощь. Герои, желающие защищать ее от профессиональных душегубов в этой жизни вряд ли сыщутся. Короче, от мысли зареветь пришлось отказаться.
  Вместо этого она приникла к окну, стараясь, чтобы на нее не попадал свет от уличного фонаря. Вскоре в сторону вокзала пронесся крузак Рифата.
  - Быстро они пропажу обнаружили, - прошептала Ариша, сообразив, что второй убивец на своей машине, должно быть, метнулся до остановки.
  - Катитесь, катитесь, - шипела девушка со смесью отчаяния и злорадства, - долго вам там меня искать придется.
  Затем призадумалась, лишившись ориентации. Словно осталась в открытом море без компаса. Что было делать далее, она совершенно себе не представляла: 'Домой или в общагу не подашься. Там ее эти, как их, варягинцы ищут. А куда глаза глядят - так не факт, что по дороге не перехватят. Без денег и паспорта на чужбине неприятности обеспечены. Она у Рифа взяла совсем немного. На дорогу. Не воровка же. Паспорт супостат заныкал. Вот зачем он, спрашивается ему, если все равно ее в расход? Вообще, с подобным размахом, с каким Варяг взялся за ее уничтожение, с родины нужно съезжать. Но без документов и лаве, опять же, эмигрировать проблематично. Наверное, потому и заныкал, чтоб далеко не свалила'.
  
  Глава 12.
  Арина сидела, обхватив себя руками, и дрожала. На востоке алело восходящее солнце. Она планировала провести здесь пару дней, подождать, пока ассасины не расширят круг поисков. Ведь на ни на станцию, ни на остановку она не собиралась. По крайней мере, в ближайшем будущем. Пусть ее там выжидают, а она туда не пойдет. И им надоест.
  Еще через пару часов девушка окончательно замерзла. В здании было холодно и сыро. Воняло прелью и мышами. Мучительно хотелось пить. И есть тоже очень хотелось.
  - Нет, пару дней я так не протяну, - закручинилась Аришка. - Нужно менять план.
  
  - Ее тут не было, думаю, что и не будет, - устало сообщил по телефону мужчина в кепке.
  - На останове тоже нет. Да и не побежит она сюда, - откликнулся Рифат.
  - Почему?
  - Это было бы слишком логично. Девчонка обладает нестандартным мышлением. Она не станет действовать так, как на ее месте действовал бы нормальный человек.
  - Ясно, - мужчина завел автомобиль.
  
  - Так нет там никого, - сообщила проходящая мимо бабулька с бидоном, высокому странному парню, выходящему из внедорожника рядом со съемной дачей. Черные джинсы и футболка облегали спортивное тело, бейсболка одета так, что пол лица не было видно. - Мужичок, чернявый такой, еще ночью куда-то уехал на своей большой машине. А девчонка в город подалась.
  - Когда? - насторожился посетитель.
  - Так и получасу верно не прошло. Я как раз к Людке за молоком шла. Соседи ихние, молодая пара с ребеночком, в больницу собрались. Дитя у них, значит, захворало. Вот и поехали в такую рань. А эта рыжая выскочила откуда-то, как ошпаренная. Растрепанная вся. И к ним. Мне до города тоже, говорит, надо. Они ее и взяли с собой.
  
  Арина не верила своему везению. Она так удачно наткнулась на молодоженов, с которыми свела знакомство еще вчера на реке. И к ним на хвост села. Теперь они на приличной скорости летели в санчасть, которая находилась в пригороде. А ей дальше-то и не надо было. Ей бы лишь автобус какой найти, так, чтоб свалить на самое большое расстояние отсюда, на какое только возможно. Примерно на середине пути на практически пустой дороге с ними поравнялся черный лексус, отчаянно сигналя и моргая фарами.
  - Не останавливайся, - жалобно попросила Ариша водителя, быстро сообразив, что это по ее душу.
  Тут огромный черный автомобиль обогнал старенький фольксваген и развернулся впереди поперек шоссе. Парнишка еле успел среагировать, тормоза отчаянно визжали, его жена что-то кричала, ребенок орал громче всех.
  - Выходи, - дверка с ее стороны распахнулась.
  Коллега по цеху и друг Рифата наградил ее таким взглядом, что как-то сразу захотелось руки на себя наложить, чтоб не мучиться. Подставлять соседей было бы просто свинством с ее стороны. Да и чем они могли ей помочь? Завалит сейчас и их до кучи. Трасса пустынна в столь ранний час. Свидетелей не будет. Арина послушно вылезла наружу.
  - Психи, - огрызнулся парнишка-водитель и рванул с места, суетно огибая сверкающего хромом монстра.
  Ну, надо же! Опять прокололась. Или она такая дура, или у нее карма гнилая? Пройдя через все этапы ужаса, девушка плакать уже не могла. Вместо этого она начала глупо хихикать. По глазам киллера было заметно, что он готов убить ее только за одно это, причем с особой жестокостью, но остановиться Арина не могла. Хихиканье переросло в нервный смех, а затем она и вовсе зашлась в истерическом хохоте.
  Увесистая оплеуха отбросила ее в пыль на обочине. Арина некоторое время хлопала глазищами, а потом резко вскочив, рванула в березовую рощу, споро перескакивая через кювет. Мужчина несколько опешил, что дало ей несколько секунд форы. Петляя между березами, как заяц, девчушка затылком ощущала, что он ее нагоняет. Она круто обернулась, на ходу вытаскивая из кармана ПМ. Киллер тормознул в нескольких шагах от нее, с каким-то недоверием уставившись на дуло, смотрящее ему в грудь. Щелчок предохранителя вернул его в действительность.
  - Не подходи, - задыхаясь после быстрого бега, прохрипела Аришка, - пожалуйста, не подходи. Ты, конечно, убьешь меня, не задумываясь. А вот я не хочу тебя убивать.
  В его зрачках плескалась ярость. Девушка даже сообразить не успела, как пистолет, ловко выхваченный из ее рук, оказался у преследователя. Следом она заработала еще более мощную затрещину, чем прежде. Снова плюхнувшись на землю, Арина тихо сатанела, стараясь сдержать непрошенные слезы. Щека дико горела.
  - Я могла пристрелить тебя, - попеняла она мужчине, стирая кровь с подбородка, сочившуюся с треснутой губы, - но не стала. И вот она - благодарность. Тебя мама в детстве не учила, что маленьких и слабых обижать нельзя?
  - Если ты еще раз попытаешься выступить с тем же номером, то обидеться не успеешь, - прорычал ассасин. - Вставай.
  Ариша не шелохнулась, надувшись, как мышь на крупу, и всем своим видом давала понять, что никаким образом помогать ему не собирается. Хмыкнув, мужчина наклонился, схватил ее за предплечье и дернул на себя. Девушка, пискнув, впечаталась в твердую, как камень грудь.
  - Ты че, совсем шизанутая? - поинтересовался наемник, одной рукой прижимая Арину к себе за талию, другой сжав до боли ее затылок, заставляя смотреть себе в глаза, серые и холодные, как северное море.
  - А если бы тебя две недели к ряду замочить пытались все кому не лень, у тебя бы крыша не поехала? - с горькой обидой в голосе вздохнула девчушка.
  Ее губы трогательно дрожали, сердце колотилось быстро-быстро, как у кролика. Тонкое, как деревце, теплое и хрупкое тельце трепетало в его больших сильных ладонях. Мужчина ничего не ответил, вместо этого он неожиданно грубо, по-звериному, с какой-то бешеной злостью ее поцеловал, больно засасывая кровь с разбитой нижней губки, сминая и насилуя нежный девичий ротик. Поцелуй был долгим, глубоким, пьянящим. Потом он также внезапно отпустил ее и потащил за собой к машине. Арина ошеломленно таращилась ему в спину, тщетно стараясь вернуть себе способность мылить.
  - Я нашел ее, - отчитался убивец Рифату по телефону, забираясь на водительское сидение и блокируя двери.
  
  - И что будем с ней делать? - наемник толкнул ее в кресло и уселся напротив.
  Рифат расположился тут же на диване. Когда они вернулись в поселок, он их ждал уже в доме. Даже успел сварить кофе, и сейчас три большие чашки исходили дразнящим обоняние ароматом на столике между ними. Ариша быстрыми глотками осушила свою. Сразу стало жарко. Она стащила с себя куртку и жадно закурила, нашарив в кармане мятую пачку. Вид у нее был пренесчастный. Лицо расцарапано, на губе запеклась кровь, а на скуле расплывался синяк. Судя по вселенской скорби в очах, девушка стала смотреть на жизнь совсем без оптимизма.
  - Добегалась? - проворчал Риф, равнодушным взглядом оценивая ущерб. - Ну, скажи мне на милость, к чему эти лишние телодвижения? Давно пора смириться. У тебя нет шансов. Ты же и сама это прекрасно понимаешь. Из вредности нас погонять решила?
  - Волка кормят зубы, а зайца спасают ноги, - зашипела, как разъяренная кошка, Ариша. Отчаянье рождало злость и притупляло страх.
   - Ты никогда не собирался меня защищать. Ты хотел обменять меня на какой-то там Вымпел. И тебе по-барабану, что потом со мной Варягин сделает. А у этого, - она кивнула в сторону сероглазого, - вообще на меня заказ. Вы...вы..., - девушка судорожно всхлипнула, - да... да... вы оба... киллеры! - последнее слово почти выкрикнула.
  - Наемные убийцы, - подсказал Риф. - И, заметь, лучшие в своем деле, - добавил, глумливо улыбаясь.
  - Ассасины хреновы, - не обратив внимание на комментарий, запальчиво продолжила Арина. - Понятно, что в вашей шкале ценностей человеческая жизнь лидирующих позиций не занимает. А у меня умирать в ближайшем будущем, желания нет. Также как сегодня, завтра, послезавтра, к примеру.
  - Подслушивала, значит, - нахмурился Рифат.
  - Ой, извиняйте. Другого способа разжиться информацией ты мне не предоставил.
  - От любопытства кошка сдохла, слыхала про такое? А ты, вроде как, умирать не планируешь. Так зачем тебя было волновать раньше времени? - своим своеобразным юмором он никогда не мог ввести ее в заблуждение. Насмешливость эта была насквозь фальшивой, только бесила еще больше.
  - Может, я предпочитаю волноваться, а не быть счастливой овцой, тупо бредущей на бойню. Вот и решила выяснить ваши намерения на свой счет. А как выяснила, пришла к выводу, что жертвовать собой для вашего блага у меня охоты никакой не наблюдается. Поэтому сильно засомневалась в целесообразности своего присутствия в этом доме. Гораздо безопасней находиться как можно дальше от вас. Причем чем дальше, тем безопасней.
  - Сколько патетики. Сколько драматизма, - продолжал стебаться киллер. - Не ту ты аудиторию выбрала, малышка.
  Он одарил ее взглядом, от которого мороз пошел по коже.
  - Я думаю, Алтай, - обратился он к другу, - ты, все же, прав. С обменом ничего не получится. Нужно пересмотреть и тактику, и стратегию. К тому же Рыжик решила основательно усложнить нам жизнь. Лично мне с ней и без того уже возиться надоело. Что ты в доказательство ее безвременной кончины обязался предоставить?
  - Голову, - пожал плечами Алтай.
  Аришка громко икнула, съежившись в своем кресле.
  - Да ты не горюй. Все мы там будем. Дело, в общем-то, обычное, - едко и пакостно осклабился Риф.
   Оба киллера ее внимательно рассматривали, словно товар на прилавке. Крупные, взрослые мужики. Крепкие литые мускулы, как у хищников, готовившихся к прыжку, ничего не выражающие лица, цепкие бездушные глаза. И она против них. Маленькая и беззащитная. Одна между двумя сильными мужчинами, которым ей нечего было противопоставить. Волк волка не съест. Это и ребенку понятно. Следовательно, они между собой договорятся. А ягненку, по-любому, не жить. В подтверждение ее слов, Риф постановил:
  - Значит так. С Варягом разберемся позже... А что касается пигалицы... Лишняя информация в ее хорошенькой головке грозит нам большими осложнениями. Отделенная от тела, эта самая головенка болтать вряд ли станет. Что ж... Работа - есть работа, братишка. Девочка твоя.
  Аришка остолбенела. Она до конца не могла поверить в то, что они ее все-таки убьют. Да как он мог? Так просто вынес ей приговор. Они вместе через столькое прошли. Она ему жизнь спасла, в конце концов!
  - Неееет!!! - завизжала девушка, когда Алтай ее сгреб в охапку и потащил на второй этаж.
  Она бросила последний взгляд на Рифата. Он не смотрел на нее, маетно вертя в пальцах сигарету. Особого счастья на его физиономии не наблюдалось. Арина горячо пожелала, чтобы он до конца своих дней мучился, терзаемый воспоминаниями о ней.
  
  Глава 13.
  Киллер бросил ее на кровать, ту самую, на которой она еще совсем недавно мечтала совратить его дружка. Девушка быстро села и вся подобралась, испуганно наблюдая за мужчиной. Тот деловито достал пистолет из барсетки, висящей на ремне. Оттуда же извлек глушитель и стал методично прикручивать его к стволу. Черные волны страха накатывались на нее. Сражаясь с ними, девчушка чувствовала все новые приливы адреналина в кровь. Она колебалась: покориться судьбе или бороться, но не могла сделать ни того ни другого.
  - А если бы кто-то убил твою сестру или мать? Вот так легко. Ни за что. За какие-то поганые деньги, - проскулила Аришка, пытаясь воззвать к его человечности.
  - У меня нет сестры, никогда не было. А мать убили. Давно, мне было четырнадцать, - соизволил вступить в диалог ассасин. - Деньги в данной ситуации ни причем. Важна репутация.
  - Ага. Киллер с репутацией - звучит, конечно, захватывающе. Но в любой ситуации нужно оставаться прежде всего человеком. Я же тебе ничего плохого не сделала. И Рифату тоже. И Варягину. Я ни перед кем не виновата. Почему я должна умереть?!
  Он навел оружие на девушку.
  - Ты ничего не почувствуешь.
  - Нет, - прошептала Арина, качая головой. - Пожалуйста... Не надо...
  Крупные слезы сами собой катились по точеным скулам, а яркие, как спелый плод, губы умилительно дрожали, вызывая приступ острого желания дотронуться до них, втянуть в себя, почувствовать эту дрожь. Широко распахнутые глаза девушки, опушенные по-детски длинными густыми ресницами, приобрели цвет морской глубины. И в этот момент мужчина отчетливо осознал, что легко может потеряться в этих бездонных океанах чистой лазури.
  - Я буду являться к тебе во сне, - пригрозила Ариша. В душе она уже готова была примириться со своей участью, но подлая надежда никак не хотела ее оставлять. - Каждую ночь. До конца твоей жизни. С этой... Да, да! С отрезанной головой в руках. Так и знай!
  Внезапно наемник опустил пистолет и повернулся к ней спиной. Его плечи как-то странно тряслись. Арина немного прибалдела. Когда он снова взглянул на нее, в его глазах плясали черти. Алтай провел рукой по своим густым темным волосам, издав клокочущий звук, и девушка поняла, что он просто смеялся. Да! В такой момент он тупо ржал над ней!
  Мужчина присел рядом с набычившейся Аришкой, положил оружие на тумбу, погладил ее по волосам.
  - Ты совсем долбанутая да? На всю голову?
  - А если и так... Блаженных обижать нельзя. Грех большой, - пробурчала она.
  - Ну, и что я, по-твоему, должен с тобой делать, солнце мое? - вздохнул он, наматывая золотисто-каштановую прядь на палец.
  - Защищать от плохих дядек, - не растерялась Арина, внося вполне разумное, как ей казалось, предложение. - Спасешь убогую - тебе на том свете зачтется. Тот, кто спасает одну жизнь, спасает весь мир.
  - Да плевать мне на весь мир, - Алтай толкнул девушку на спину, нависнув над ней. Инстинкт подсказывал ей, что в данный момент покорность - лучшая защита.
  Чувство страха не может длиться вечно. Ариша тихонечко всхлипнула. Сердечко замерло. Будучи в полном смятении, она вдыхала волнующий запах мужчины, почему-то уставившись на его губы, пленительные линии которых порождали желание ощущать их на себе. Киллер ухмыльнулся. Он понимал ее лучше, чем она сама себя. На этот раз поцелуй был нежным, чувственным, чарующим. Губы оказались по-прежнему твердыми, но такими теплыми и ласковыми, что вызывали полный разброд мыслей и неясное томление. Арина терялась. Она боялась его до судорог и, наверное, должна была ненавидеть. Но чувства, охватившие девушку, были далеки от ненависти.
  Алтай отвлекся от ее рта и заглянул в глаза. Глубокие и прозрачные, как зеркальная гладь озера, они отражали целую гамму эмоций: удивление, страх, замешательство, мольбу и желание. Последнее, конечно, вызывало сомнение. Она сейчас на все готова, лишь бы убедить его сохранить ей жизнь. Мужчина перевел взор на тело девчонки. Сквозь тонкую ткань маячки, под которой ничего не было, так как Ариша одевалась второпях, просвечивала грудь с торчащими, как бусинки сосками. Он запустил руку под майку, желая ощутить их твердость. Погладил, сжал пальцами и услышал, как девушка судорожно втянула в себя воздух и мяукнула.
  Эти звуки снесли преграду профессионально сдерживаемой страсти. Мужчина сорвал с нее топик и жадно припал горячими устами к девственно свежим и крепким полушариям с призывно торчащими вершинками. Арина подалась навстречу этим неожиданным ласкам. Голова уже ничего не соображала. Запредельный стресс отключал разум, предоставляя всю работу инстинктам. А они ее толкали навстречу палачу, который держал в своих ошеломляюще сильных, умелых руках ее тело, ее чувства, ее жизнь. Животный магнетизм великолепного самца пробуждал неведомую ранее жажду.
  Невесомые трепетные, как крылья бабочки, поцелуи будоражили кровь. Они перемещались от груди на шею, захватывали губы, становясь все более чувственными и ненасытными. Его жаркое дыхание щекотало кожу. Легкая небритость слегка покалывала, добавляя остроты восприятия. Арина не заметила, как Алтай расстегнул и приспустил ее джинсы.
  Она застонала, когда его пальцы скользнули во влажные складочки, поглаживая и лаская бутон ее чувственности, будто знали, чего она хочет. Тяжесть внизу живота сводила с ума, растекалась, вызывая нестерпимый голод. Когда его палец скользнул внутрь, Аришка замерла, впитывая новизну ощущений, а потом инстинктивно подалась навстречу бедрами.
  Мужчина вдруг застыл. Она была слишком узкой, такой, что одна фаланга едва помещалась в этой тесной пещерке. Были также некоторые другие признаки, вызывающие недоумение.
  Девушка непонимающе моргнула. В ее затуманенном взоре обозначился вопрос.
  - У тебя что, никого еще не было? - нахмурился он.
  - Это что, проблема? - испугалась Арина.
  Она, наверное, с ума сойдет, если он не закончит начатое. Бродившие, бурлившие, метавшиеся в ней все последнее время чувства, эмоции, невыносимое напряжение искали выхода. А он сумел и вовсе довести ее до точки кипения.
  - Не проблема, - успокоил ее Алтай, загадочно и чарующе улыбнувшись.
  Он быстро снял с нее кроссовки, джинсы вместе с бельем. Когда мужчина стянул с себя футболку, девушка задохнулась от представшей перед глазами картинки. И без того сногсшибательная фигура явилась перед ней во всей своей красе. Более сексуального зрелища представить было трудно. Ариша, тут же забыв смущение от своей наготы, бессознательно облизнулась и захныкала.
  Издав понимающий смешок, Алтай растянулся рядом с ней и продолжил с того места, на котором закончил. Удовольствие нарастало, свертываясь в клубок где-то в глубине живота. И когда мужчина добавил второй палец, боль послужила катализатором. Тихим стоном клубок рассыпался, наслаждением растекаясь по венам.
  - Какая горячая девочка, - довольно проурчал Алтай, чувствуя, как ее соки орошают его руку, как она сжимается и пульсирует, впитывая дарованное ей блаженство.
  Он накрыл ее своим телом, вторгаясь в трепещущее лоно своим окаменевшим от вожделения органом, задвигался медленно, осторожно, мучительно сладко. Язык его напористо, властно раскрыл губы девушки, скользнул в нежный ротик, повторяя ритм его бедер. Арина корчилась под ним, изнемогая от боли вторжения толстого мощного фаллоса, неумолимо жестоко растягивающего ее тесную норку, и райского наслаждения от наполненности, которую так сильно желала, от тягучих сладчайших волн, накатывающих с каждым проникновением. Она дрожала, выгибалась, цепляясь за его бицепсы, плечи, поскуливала, бессознательно требуя что-то. Толчки ускорялись. Вдруг одним резким движением мужчина глубоко вонзился в нее, разрывая преграду, проникая в самую суть ее естества. Усилил натиск, порывисто грубо вбиваясь в ее плоть.
  Арина не осознавала, что истошный визг и вопли, следующие за каждым жестким ударом, издает она сама. Острейший оргазм накатывал, как шквалистый ветер, принося крайне необходимое ей освобождение, опустошая, взрывая сознание.
  В глазах мелькали черные точки, девушка почти отключилась, где-то на грани ощущая, как невыносимо горящий стержень внутри нее бьется и вибрирует, затапливая ее нутро жаркой влагой. Как тихонько рычит мужчина, содрогаясь, рваным дыханием опаляя ей шею.
  Сигарета почти истлела и обжигала пальцы. Рифат не замечал этого. Он напряженно прислушивался к тому, что творилось на втором этаже. Темнее тучи, нервно вышагивал по кухне, морща лоб и кривя губы. В целом чувствовалось, что жизнь его в настоящий момент не радует. Когда сверху раздался душераздирающий крик, мужчина дернулся и глухо зарычал. В конце концов, он киллер высшего класса. А эта противная девчонка уже в который раз заставляет его вести себя крайне непрофессионально. Он стал терять контроль над своими действиями и чувствами. Самое важное правило, гарантирующие выживаемость - нельзя поддаваться эмоциям. Никаких привязанностей, никаких симпатий. Риск должен быть исключительно разумным. Вообще, все должно быть подчинено только трезвому расчету. Только объективность суждений. Полное управление ситуацией.
  Тем временем симфония раздражающих звуков наверху продолжалась.
  - Черт, да что он там с ней делает? - Риф рванул по лестнице.
  В тот самый момент зазвонил телефон.
  - Да, Ахмет. Есть новости? - ответ, прозвучавший из динамика, заставил мужчину застыть.
  
  Арина постепенно приходила в себя. Алтай лежал подле нее в расслабленной позе и взирал на нее со спокойным любопытством. Под этим его взглядом девушка смутилась. Стало жутко неловко от бесстыдства, которое она проявила, отдаваясь ему. От своих обнаженных чувств и нагого тела, которые так бессовестно ему демонстрировала. Ариша провела рукой по внутренней стороне бедра, ощущая дискомфорт и сырость. Ее ладонь окрасилась алым. Она заставила себя подняться и в ужасе закричала. На ней и под ней была кровь. Она не думала, что может быть так много. Заревев от испуга, девчушка помчалась в ванну, как ошпаренная.
  Алтай продолжал размышлять. Девчонка его поразила до глубины души. А до его души добраться было архисложно, практически невозможно. И чем она его взяла? Диковатая, безбашенная, ненормальная. Какая-то шальная и дезориентирующая своей вводящей в ступор, просто потрясающей наивностью. Совсем неопытная и неумелая в постели. По-детски неловкая и безыскусная. Почему же ему было так хорошо с этой девчушкой?
  Как удалось ей доставить ему, опытному, видавшему виды взрослому мужику невиданное доселе удовольствие, небывалое наслаждение, совершенно феерические ощущения? Мягкие сладкие губы, горячие ладошки. Страсть, такая естественная, первобытная и неприкрытая в своем проявлении. Нетерпеливая дрожь, сбивающееся от потрясения и восторга дыхание.
  Рифат ворвался в комнату, в которой его друг, лениво развалившись на кровати, пребывал в сонной неге, похожий на обожравшегося сметаной кота.
  - Где она? - Риф был мрачен и зол.
  - Там, - Алтай кивнул в сторону ванной, откуда доносился шум воды.
  Он нехотя сел и стал натягивать футболку. Рифат, наконец, заметил обширное пятно на кровати.
  - Ты что с ней сделал? - Алтай поморщился. Крови действительно было больше, чем он мог предположить. Дефлорацией ему приходилось заниматься один раз, и то это было давно. Некоторые моменты стерлись в памяти. Однако эта девочка жертвой не выглядела.
  - Какая тебе разница? Ты отдал ее мне, - он жестко усмехнулся.
  - Мне показалось, она тебе приглянулась. А ты не пожалел, значит...
  - Почему? - мужчина раздраженно передернул плечами. - Пожалел... Да ты не переживай, ей понравилось.
  - Я вижу, - Рифат перевел взгляд на простыни. - Ахмет звонил.
  - Движуха наметилась?
  - Типо того. Вчера ночью в камере, где коротал времечко до суда щенок Варяга, урки серьезно так порамсили. Сынка варягинского шлепнули вместе с его шестерками.
  - О как, - призадумался Алтай. - Считаешь, заказ отменят? Ее устранять теперь не имеет смысла.
  - Да нет... Я полагаю, что Варягин после смерти сына еще больше захочет с ней поквитаться. Ведь именно ее стараниями Игорек на кичу загремел.
  - Без твоего участия тоже не обошлось...
  - Со мной бодаться чревато, да и хлопотно, а на ней злобу сорвать - дело плевое. С нее и начнет.
  На полу в барсетке заливался телефон.
  - Ну, вот. Что я говорил, - удовлетворенно отметил Риф.
  - Слушаю, - рявкнул Алтай. - Да, я ее нашел... Сегодня все решу... Нет, я так не работаю... Да мне хоть тройной... Что, круто приперло?
  Рифат кивал головой и делал ему знаки.
  - О-кей. Уговорил... Раз сильно надо ... Сумма впечатляет, не спорю... Только на моих условиях. Я сообщу их позже, - мужчина отключился и хмуро посмотрел на друга. - Они ее живой требуют доставить. Видать, крепко рассвирепел твой кровник. Говоришь, он тебе тоже живым нужен? Придется попотеть... Наши когда появятся?
  - Через пару часов будут...
  
   Глава 14.
  - Утонула она там что ли? - Алтай дернул дверь ванной и нос к носу столкнулся с закутанный в длинный пушистый халат девушкой.
  - Чего так долго?
  Арина повела плечами и отвела глаза.
  - Ложись на кровать, - прозвучала команда, которой девчонка предпочла безропотно подчиниться.
  Мужчина пристегнул наручниками к спинке койки одно из ее запястий и ушел. Ариша тягостно вздохнула. Она пока жива, и это главное. Конечно, рассчитывать на то, что они ее отпустят, было бы глупо. Но с другой стороны, если бы он всерьез хотел пустить несчастную в расход, то все равно бы это сделал. Алтай... Да что это за имя такое дурацкое? Или это погоняло? В общем-то, ему подходит. Такой же холодный и дикий, как этот край.
  То, что случилось между ними, естественно, приводит в смятение. Однако, с учетом сложившихся обстоятельств - это ерунда. Низ живота ныл, между ног саднило, но это такие мелочи по сравнению с пулей в голове. Оставалось уповать лишь на то, что произошедшее оставило в душе наемника светлый след, и он захочет еще не раз встретиться с ней в горизонтальной плоскости, прежде чем окончательно решит лишить ее жизни.
   Выдохшись эмоционально и физически, девушка вскоре задремала.
  Она спала, как ребенок - тихо и беззащитно. Алтай потряс ее за плечо. Солнце уже клонилось к вечеру.
  - Вставай, - Ариша сонно хлопала ресницами и недоумевала: зачем ее будить, если уже почти ночь.
   - Одевайся. И поживей.
  То, что по распоряжения надо выполнять быстро и беспрекословно в последнее время она усвоила четко.
  Путаясь в халате и смущаясь, девочка натянула белье, джинсы, топик и кофту.
  - Пошли, - мужчина с силой обхватил ее запястье и поволок за собой.
  
  Киллер посадил Арину в машину спереди, рядом с собой. Ехали долго. Мужчина старался не смотреть на нее и, по сравнению с их прошлым общением, как-то заметно поскучнел. Девушка нутром чувствовала, что вопросов задавать не следует. А если и отважится, то ответов все равно не получит.
  Ей было не по себе. Она не знала как нужно себя вести, боясь взглянуть на него. Ей было так стыдно! Стыдно смотреть ему в глаза, разговаривать с ним...
  Автомобиль затормозил перед воротами, ограждающими обширную стройку. Ариша напряглась, по позвоночнику пробежал холодок нехорошего предчувствия. Алтай вышел, вручную отодвинул ворота. Внедорожник двинулся дальше. Арина сжалась в комок на сидении. Она уже давно засомневалась, что сможет выкарабкаться из этой истории без потерь. Происходящее лишь доказывало справедливость ее выводов.
  'Она молодец, держится', - косился на девушку мужчина. - 'Хотя вид у нее несколько затравленный. А выражение лица - жёсткое, непримиримое. Но держится все-таки. Страха не показывает. Но боится ведь, видно, как тонкие пальчики подрагивают, теребя рукава кофты. Плечики напряжены. Губы кусает'. Она не походила ни на кого, с кем он имел дело прежде. Уязвимая, обезоруживающе простая и удивительно храбрая. Жалко, конечно, дурочку. Но по-другому никак нельзя...
  Ни какой охраны не наблюдалось. Это было странно. А, может, и нет. Стройка, судя по грудам мусора, беспорядочно разбросанным там и сям строительным материалам: сваленным в неаккуратные кучи кирпичам, трубам, арматуре, уже не работала. Общее впечатление хаоса говорило само за себя.
  Мужчина въехал на машине в здание через большой проем в стене. Из того, что смогла рассмотреть девчушка в луче света фар предположила, что большое помещение, в котором они оказались, скорее всего, предназначалось под цех. Огромное, ничем не захламленное пространство, посередине квадратные железобетонные колонны.
  Автомобиль остановился примерно в центре у одной из них.
  - Выходи, - киллер распахнул дверцу с ее стороны.
  Арина послушно выскользнула из авто и огляделась. Атмосфера жутковатая. Она задрала голову. Сверху зияла пустота. Второй этаж не был достроен. Потолок представлял собой перекрытия, на которых лишь с одного конца начали класть плиты. Подробнее оценить наводящее оторопь местечко было сложновато ввиду того, что большая часть его тонула во тьме. Зачем он ее сюда приволок? Явно не для романтической прогулки. Арина съежилась и приготовилась к лишениям.
  Алтай грубовато схватил ее за плечо и толкнул к столбу, у которого они припарковались. Вернувшись к машине, он некоторое время шарил внутри нее, затем, подойдя к девушке, прорычал:
  - Руки.
  Предостерегающий взгляд вонзился в ее лицо, парализовав все конечности. Очи девушки округлились в неверии происходящего. Мужчина держал веревку, которой намеревался связать ее.
  Вздрогнув, Арина покорно выполнила требуемое. Она молчала, только смотрела на Алтая, пока он обматывал ее запястья, так словно, тот вырвал у нее сердце. Такая красноречивая в этом своем молчании, она глядела ему прямо в глаза и не находила там никаких эмоций. Безразличная тягучая пустота в них лишала всякой надежды.
   Да и что тут было сказать? Зачем она надеялась на то, что момент близости изменит его отношение к ней? Увы, но сострадание - не его профиль. Он же наемный убийца! Да что для него значит обычная совершенно чужая ему девчонка, пусть он и переспал с ней. Она была расходным материалом. Наверняка, таких случайных сексуальных связей у него было море. И вещи, которые много значили для нее, его вовсе не трогали.
  Мужчина пихнул ее к колонне. Задрав к верху руки девушки примотал их к переносной скобе, торчащей из каменного столба, так, что Ариша была вынуждена приподняться на носочки, едва касаясь ногами пола. А потом... Потом он просто запрыгнул в автомобиль и уехал, оставив ее одну в пугающей темноте.
  Шершавый бетон неприятно холодил спину. Руки постепенно затекали. Арина дрожала, как лист на ветру, все свои силы прилагая к тому, чтобы не завыть в голос. Слезы горячие, колючие, потекли от страха, бессилия, неверия. Щекоча щеки, они капали с подбородка на шею и расползались по коже мурашками. Девушка четко понимала, что это конец. Что здесь она оставлена не просто так, а с какой-то определенной целью, которая чревата для нее осложнениями со смертельным исходом. Может, лучше ужасный конец, чем ужас без конца? И все-таки боль от поцелуя иуды терзала ее сердечко больше, чем страх перед будущим и физические неудобства.
  Тянулись бесконечные мучительные мгновения, время, казалось, замерло. Поэтому девчушка не смогла бы точно сказать, через какой временной промежуток в заброшенный цех въехали четыре огромных сверкающих черным лаком автомобиля. Она лишь знала, что это по ее душу. Урча мощными двигателями, они остановились возле хрупкой, висящей на столбе фигурки, освещая ее яркими галогеновыми фарами.
  Из них высыпали звероватого вида молодцы и, окружив ее, принялись рассматривать девчонку с непонятной радостью на мордах, будто она была какой-то невиданной редкой зверушкой. От их плотоядных улыбищ становилось дурно.
  - Ну-ка отвалили, - к ней направлялся обритый наголо громила, расчищая дорогу ее злейшему врагу.
  - Говорить, как я счастлив тебя видеть, думаю, не стоит? - задал риторический вопрос Варягин.
  Арина и не думала пускаться с ним в полемику. Что она ему может поведать? Ее уже ничто не спасет. Никакие слова не заставят его передумать творить вендетту. Он пришел сюда, чтобы убить ее. И умирать ей предстоит в муках. Это также было ясно, как дважды два. Ариша взирала на него безразлично. В её потухшем взгляде не было ни ненависти, ни удивления, ни даже страха. Предательство Алтая подкосило похлещи предстоящего надругательства.
  Она застряла где-то между бесконечной усталостью и равнодушием. В вечной неопределенности, терзаясь между обидой, которую невозможно выразить словами, беспрестанным преследованием и постоянной угрозой смерти, она слишком устала, чтобы бороться.
  - Такая юная, совсем ребенок, - продолжал глумиться над ней Варяг. Тон его был спокоен, а вот в его выцветших старческих глазах клубилась ярость, и где-то там, в глубине таилась дикая тоска, боль такой силы, которую невозможно унять никаким образом. - А я же предупреждал... Видишь, оно как вышло? Ты, в самом деле, думала, что этот урод тебя защитит?
  Собравшись, девушка гордо и презрительно вздернула подбородок. Насчет урода Ариша была с ним полностью солидарна, а вот по поводу защитит... Она ни на секунду не доверяла человеку, который силой, шантажом и угрозами заставил ее дать показания. Но какой теперь смысл об этом спорить?
  - Чего молчишь, сука? - вдруг взревел Варягин, заехав кулаком ей по скуле.
  Голова девушки резко дёрнулась, стукнувшись о колонну, а вся левая сторона лица онемела от удара. Перед глазами прыгали черные пятна. Она зажмурилась, пытаясь сдержать слезы, грозившие снова хлынуть бесконечным потоком. Нет, она не будет показывать этим поддонкам свою слабость. Если не удалось ей избежать расправы, так нужно, хотя бы, постараться выдержать ее с честью.
  - Смотри на меня, тварь, - еще больше рассвирепел садист.
  Следующий удар пришелся по ребрам. Удар следовал за ударом. Еще и еще. По лицу, в живот, опять по ребрам. Девушку затошнило. Она сжала зубы так крепко, что чувствовалось, еще немного, и они начнут крошиться. Арина не издавала ни звука, задыхаясь от боли. Действительность начала куда-то уплывать.
  - Варяг, - прервал экзекуцию один из людей старика, звероподобный детина двухметрового роста. - Ты ее нам хотел отдать. E### кусок мяса как-то не интересно.
  Злодей отступил, шумно дыша. Быки, стоящие вокруг него, взирали на избиение равнодушно, некоторые скалили зубы.
  - Там во дворе у меня еще человек десять. Сурок, ну-ка кликни остальных, - распорядился Варягин. - Я тебя, дрянь малолетняя, сейчас через всю бригаду пропущу. Жаль, детям рассказать не сможешь. Они у меня мальчики страстные. Вы#### тебя по высшему разряду. Валяйте, - обратился он к своим подтянувшим с улицы браткам. - Может удовольствие получит перед тем, как сдохнуть. Я же не зверь какой, - нервно хохотнул он.
  Огромный мужик с лицом серийного убийцы достал нож. Он задумчиво замер перед Ариной.
  - Эээ... Хозяин, может ей глазки выколоть? Для остроты ощущений?- подобострастно предложил он, вертя ножиком перед носом девчушки, при этом отвратительно ухмыляясь.
  - Да ладно те, - затарахтел тот, что протестовал против отбивной. - Свежую телку как-то приятней натягивать. Зачем она тебе в крови-то?
  - Не надо, - подтвердил Варяг. - Я ей перед тем, как башку отрезать, хочу в глаза посмотреть.
  - Не надо, так не надо, - покладисто согласился звероящер и разрезал веревки на запястьях девушки.
  Она рухнула ему под ноги, не сумев сдержать полный боли стон.
  - Смотри-ка, а она не совсем немая, - обрадовался браток. - Щас у нас еще не так петь будет.
  - Ага, - блаженно хрюкнул другой. - Тащи ее сюда, - он похлопал по капоту машины.
  - Любишь вертолеты, киска? - осклабилась горилла, сгребая Арину с земли. - Мы это дело хорошо умеем. И любим, - хохотнул он. - Так что лови кайф, пока летает.
  
  Глава 15.
  Мужик легко, как ребенка, поднял ее и бросил на капот. Подтянулись остальные. Жадные, жестокие, похотливые лапы засновали по ее телу. Они сорвали с нее теплую кофту, а затем блузку и лифчик. Алчные слюнявые губы скользили по обнаженной коже. Грубые пальцы мяли, впивались в нежную плоть, оставляя синяки и кровоподтеки. Чьи-то ненасытные длани сжали до боли ее груди, теребили соски, яростно стискивая и оттягивая их. Ариша молча извивалась, выкручивалась, лягалась, силясь избежать омерзительных прикосновений. Их гнусные морды, склонившиеся над ней, уродливо искажались от голодного жестокого вожделения. Но братва лишь хохотала, шутливо и без напряга гася ее сопротивление. Они играли с ней. Куда худенькой хрупкой девчушке тягаться с целой толпой разгоряченных жаждой ее молодого тела мужиков. Силы неумолимо таяли.
  - Штаны снимайте, хватит дурака валять, - стаскивая с нее кроссовки, злился тип, выглядящий как Рэмбо на стероидах.
  И тут у него вдруг исчезла верхняя половина головы, а вязкая жидкость вперемешку с кровавыми ошметками полетела Арине на грудь и лицо. Она смутно ощутила, что ее больше никто не удерживает. Насильники падали один за другим, заливая каменный пол, кто кровью из пробитой навылет груди, кто мозгами из развороченного черепа. Выстрелов почему-то слышно не было. Только начавшиеся вокруг бедлам и суета, сопровождающиеся бранью, ором и трехэтажный матом, говорили о том, что обидчиков кто-то отстреливает умело и методично.
  Арина стекла с машины и на четырех точках устремилась за колонну.
  - Девку, девку держите, - рычал Варягин, укрываясь в автомобиле.
  Сейчас, как же. Будет она ждать, когда ее снова держать начнут. Девушка, аккумулировав последние ресурсы своего измученного и покалеченного организма, рванула, как угорелая кошка, к дверному проему в торце помещения. За ним оказалась лестница. Достигнув второго этажа, Ариша устремилась по длинному коридору, скупо освещенному сквозь не застекленные окна светом луны и одиноко висящего у ворот фонаря. Ей не было больно. Все еще не было. Только сердце колотилось в горле, и дрожь сотрясала тело.
  В конце прохода был тупик, заканчивающийся комнатой. Арина заскочила в нее через одну двух из зияющих в стене дверных коробок. Сами двери, конечно, отсутствовали. Кроме этих двух входов и отверстий для окон, пропускающих рассеянный свет с улицы, в просторном помещении других путей для побега не было. Девушка пятилась, тихо всхлипывая. Хриплое рваное дыхание вырывалось из груди. А по коридору неслись бандиты из свиты Варяга. Их тяжелая поступь гулко отражалась от голых стен и разносилась по пустынному зданию.
  Внезапно кто-то схватил Аришу сзади за талию, большая ладонь накрыла ее рот. Знакомый волнительный запах мужчины породил взрыв эмоций. Вот только выразить их мешала длань, закрывавшая ей рот, а также требовательный шепот Алтая:
  - Тсс, кричать мы сейчас не будем. Да? Поняла меня?
  Арина согласно дернула головой, насколько это позволяла рука, находящаяся у нее на лице, с силой прижимавшая ее затылок к мощной груди ее обладателя.
  - Стой тут и не дергайся, - последовал приказ.
  Киллер ее отпустил, и девушка вжалась в стену. Алтай подошел к дверному проему, к которому приближался топот ног, и встал так, чтобы его не было видно. Одним ловким движением он выбил оружие из руки возникшего на пороге человека, вторым приемом развернул его к себе спиной и крутанул голову, ломая шею. Все заняло пару секунд. В другую дверь тоже забегали люди. Похоже, Варягин прихватил с собой целую армию.
  А дальше повторился уже виденный ею ранее кошмар. Он действовал точно так же, как Рифат тогда в лесу. Методично убивая каждого из варягинской бригады. Он обладал почти сверхъестественным чутьем, позволяющим распознать в полутьме малейшее движение. Его бесстрастное хладнокровие и профессионализм поражали воображение. Захват некому не удавался. Это было сногсшибательно. Настолько мастерски и виртуозно он владел приемами, ловко перемещался, словно перетекал из одного положения в другое, нанося технически четкие и сокрушающей мощи смертельные удары. Наверное, Арина закричала бы, несмотря на запрет, но ужас сдавил горло, не позволяя издать ни звука.
  Один из противников киллера пролетел через всю комнату и впечатался в стену, около которой замерла Ариша. Бросок был фантастической силы, а звук, с которым тело ударилось о твердую поверхность, хруст костей, сводили с ума. Арина заскулила, когда мужик оплыл по стене и закончил свое падение возле нее.
  Еще спустя несколько предсмертных всхрипов и стонов наступила тишина. Куда им было тягаться с обученными наемниками, которые избрали своей профессией смерть.
  - Пошли, - Алтай материализовался возле нее и протягивал руку навстречу.
  Арина несмело вложила свои нежные пальчики в его крупную и наводящую ужас ладонь. Мужчина потащил ее за собой, быстро, не оборачиваясь назад, не обращая внимания на то, с каким трудом спотыкающаяся через каждые два шага и едва удерживающая себя на ногах девушка бежит следом в заданном им стремительном темпе. Не чувствуя боли в израненных босых ступнях, не ощущая своего искалеченного тела, Арина мчалась за ним по инерции, в состоянии полнейшего шока, увлекаемая его силой и властью. Лишь на мгновение они остановились, когда Алтай подхватил чемоданчик из углубления в стене. И понеслись дальше, огибая препятствия, перескакивая через них. Встали уже у забора, там, где куча плит была сложена друг на друга почти до самого верхнего края. Киллер ловко взобрался по ним и протянул девчушке руку. Один рывок, и она взлетела наверх. Непереносимая боль застлала обзор. Ариша стояла, покачиваясь и уплывая в пустоту.
  - Прыгай, я поймаю, не бойся, - раздалось откуда-то снизу.
   Это были последние звуки, которые она была способна воспринять. Арина провалилась во тьму, где не было больше ни боли, ни обид, ни страха.
  Потихоньку сознание возвращалось. Тело ломило так, что пошевелиться казалось невозможным. Пришла в себя девушка в машине от жутких мук, спровоцированных нещадной тряской. Автомобиль, в котором она лежала на заднем сидении, скакал по кочкам и ухабам лесной дороги. Ариша попыталась встать. Острая боль прорвала заменивший для нее мир плотный туманный кокон. С трудом сдержав стон, она пыталась осмотреться. Машина остановилась у реки. Алтай вышел наружу, оглядывая местность. Девушка открыла дверь и выпала на землю. Ее сильно мутило. Грудь так болела, что было невозможно дышать. Мужчина обернулся. Продвинувшись на полметра от внедорожника на карачках, Арина скрючилась у кустов. Ее выворачивало наизнанку. Пустой желудок исторгал желчь. От того еще мучительнее и интенсивнее были позывы.
  Когда сознание начало проясняться, она увидела протянутые мужчиной салфетки и бутылку воды. Едва Арина успела привести себя в относительный порядок, как из-за деревьев высветились фары. Еще две машины припарковались неподалеку, оставив включенными габариты. Алтай на это событие реагировал спокойно. Было понятно, что компания предполагалась. Киллер набросил свою куртку на плечи девушки, ревностно защищая ее наготу, и помог Арине подняться.
  Из автомобилей вышли двое крупных крепких мужчин и две высоких фигуристых женщины.
  - Пигалицу зачем сюда приволок? - светловолосая сразу пошла в разнос, - ты это недоразумение еще там должен был кончить.
   - Не зарывайся, Крис, - пророкотал Алтай.
  - Она, в общем-то, права, - сказал незнакомый мужчина. - Девчонка нам только лишние осложнения принесет. А их у нас и так немеряно. Насколько я помню, планировалось, что мелкая на стройке ляжет рядом с остальными. Или я что-то путаю?
  - Девочка принадлежит мне, - спокойным, но убийственным тоном возразил Алтай. - И я буду решать.
  - Злат имеет полное право на ее жизнь. Рыжая - его заказ, - это был голос Рифата. - Я тоже против того, чтобы ее устранять. Это против правил. Она еще ребенок совсем. Малышке восемнадцати нет.
  - Лично я поддерживаю Динара и Крис. Ребенок, не ребенок... Она - стопроцентно дополнительные проблемы, которые нам сейчас ни к чему, - возразила вторая девушка.
  - Хочешь попытаться ее завалить? - с интонацией, от которой мороз до костей пробирал, поинтересовался Алтай. - Валяй, пробуй...
  Арина вцепилась в его футболку, прильнув к мужчине всем телом. Только так девушка еще могла сохранять вертикальное положение. Ее сотрясала крупная дрожь. Они подобны стае волков. А она - их добыча. Порвут ведь...
  - Не понимаю, чего вы за эту шмакодявку вписались? - прошипела блондинка. - И в чем ее ценность такая особенная? Может, объясните? Нет, это действительно стоит того, чтобы так рисковать? У нее что, п... волшебная?
  - Хватит, Крис. Не время базар-вокзал устраивать. У нас сейчас есть другие сложности, помимо малявки. Давайте займемся тем, зачем сюда приехали. А с мелкой потом определимся, - поставил Риф точку в преткновениях и открыл багажник ближайшего автомобиля.
  Он извлек оттуда тело и бросил его кулем под ноги совещающейся компании. Тело слабо пошевелилось. Схватив человека за шиворот, Рифат рывком поставил его на ноги. Мужик покачивался, но был в сознании и честно старался удержаться на ногах. Наконец, ему удалось сфокусировать взгляд и осмотреть все собрание.
  - Сука,- прохрипел Варягин, остановив мутный взор на Арише. - Жива, тварь. Чем ты им за жизнь заплатила? Ноги раздвинула?
  - Если даже и так? - безжизненным, но отчетливо слышным в тихом лесном сумраке голосом ответила Арина. - Тебе эта опция не доступна. Поэтому, похоже, сегодня отрежут твою голову, а не мою. Жаль, правда?
  То, что его собираются отправить по дороге скорби, и ежу было понятно.
  - Сиди в машине и жди, - Алтай поднял Арину и запихнул на прежнее место.
  Пискнула сигнализация. Ариша и не помышляла о побеге. А только лишь о том, чтобы снова забыться. Так плохо ей было. Девушку знобило. Она все еще не была уверена в том, что не умрет сегодня ночью вместе с Варягом. Два врага в одной братской могилке. Цинизм ее новых знакомых на такое вполне способен.
  Время шло. Слабость одолевала. Арина провалилась в тяжелый болезненный сон, исчерпав все внутренние силы организма. Она очнулась только тогда, когда взревел двигатель машины. Алый рассвет проникал сквозь тонированные стекла автомобиля, предвещая жаркий день.
  'Наверное, все-таки, я здесь не останусь. Да здравствуют еще одни сутки', - не знала радоваться ей этому или нет девушка. Возможно, только агонию продлевают.
  Дальше в сознании смутно всплывала дорога. Потом ее куда-то несли, причиняя невыносимые страдания цепкими объятьями. Ариша стонала и вяло отбивалась. Разум отметил, с нее стаскивают джинсы и трусики. Она лежала на пушистом коврике в чьей-то ванной совсем голой. Слышался шум воды.
  - Нет,.. Не надо, - слабо запротестовала девчушка.
   - Я все уже видел. Не бузи, - насмешливый голос Алтая.
   Он опустил ее в теплую воду, которая тут же порозовела. Совершенно безвольная его руках, она позволяла смывать себя кровь и грязь, не в состоянии пошевелиться. На широкой постели, в махровом хате, укутанная одеялом, Арина пребывала в прострации. В комнату вошел мужчина азиатской наружности. Коричневая кожа, высокие скулы, раскосый взгляд из-под густой челки иссиня-черных волос. Он по-хозяйски раскутал ее и дернул пояс халата. Девушка апатично, но упрямо вцепилась в одежду, стягивая воротник у подбородка, подминая полы под себя.
  - Динар - дипломированный врач, - Алтай стоял позади незнакомца. - Он тебе поможет. Не сопротивляйся.
  У Аришки все же получилось прикрыть хотя бы бедра. Светить своими прелестями перед всеми подряд девчушка не желала. Она и так низко пала вступив в интимную связь с наемным убийцей. Да еще с тем, который намеривался ее шлепнуть. Пережить бы этот позор.
  Раненые ступни пульсировали болью, а мир перед глазами двоился. Мужчина с монголоидным разрезом глаз цвета кофе смотрел на нее внимательно и пытливо, и в этом взгляде не было жалости.
  Умелые умные руки Динара исследовали ее тело пальцами, затем с помощью приборов. Он были на удивление деликатными и ласковыми. Арина расслабилась и доверилась мужчине. Он не причинял боли.
  - Ну, два сломанных ребра вижу. Вероятно, легкое сотрясение. Ушибы. Гематомы. Возможны травмы внутренних органов. Симптомов я не наблюдаю, но узи и рентген не помешают. Эту мелочь соплей перешибешь. Поэтому без детального обследования ни за что не ручаюсь. Ей бы в больничку надо.
  - Организуешь? - нахмурился Алтай.
  - Можно. Я Кауфману позвоню. Он все равно мне клинику уступить собирался. Сам в Германию лыжи навострил. Не ценят, говорит, докторов у нас в стране. А без спонсоров совсем туго.
  - Прав твой Кауфман. И дело не в том, что не ценят. Культура другая. Социум не готов воспринимать светил должным образом. Да и материальное состояние большей части населения не позволяет 'ценить'. Германия - цивилизованная страна развитого капитализма. Там у него гораздо больше шансов...
  - А я все же рискну, - улыбнулся Динар. - Подозреваю, у одноклашки моего просто деловая жилка отсутствует. К тому же, че-то меня на родину потянуло. Вот как Рифата. Заразно, видно, это.
  - Так, - продолжил он. - Я ей пока бандаж наложу и вколю обезболивающее. Проспит до обеда, а ближе к вечеру отвезем в больницу. Когда основная масса народа рассосется. Не будем возбуждать излишнее любопытство.
  Очнулась Арина на больничной койке. Палата одноместная. За окном шелестела листвой теплая июньская ночь. Алтай дремал у стены в колченогом потрепанном временем кресле. Когда-то обстановка, включавшая громоздкий телевизор на тумбе у стены, стол, два стула, шкаф, а также пару кресел и журнальный столик-книжку была дорогой и современной. Но мебель давно не обновлялась, а ремонт, это бросалось в глаза, не делали уже много лет.
   - Отстой, - резюмировала девушка осмотревшись.
  - Н-да, капиталовложения требуются немалые, - согласился с ней мужчина. - Кауфман настаивал на том, чтобы понаблюдать тебя. Если к утру все будет в порядке, поедем домой.
  - Домой? А где у меня теперь этот самый дом?
  - Какое-то время перекантуемся у Настены. Ей эта квартирка от родителей досталась. А там видно будет. В любом случае, пока нужно держаться всем вместе.
  - Я не ваша. Ни одна из вас. Твои друзья против того, чтобы я вообще дышала.
  - Им придется смириться. Постарайся поспать.
  
   Глава 16.
  - Ну, как мы себя чувствуем? - суховатый, маленького ростика, смешной мужичок в белом халате появился утром и деловито принялся ее осматривать. - Жалобы есть?
  Очки в мощной коричневой оправе и тонкие 'гитлеровские' усики только добавляли нелепости в образ.
  - Болит в области грудной клетки в момент вдоха или выдоха. Подташнивает и голова гудит.
  - Ничего, - сочувственно улыбнулся доктор, - на молодых все быстро заживает. Покой, никаких резких движений и нагрузок. Кости срастутся. Не переживай. А вот сотрясение - вещь серьезная. В ближайшее время ни в какие переплеты советую не ввязываться. Отдых, мир и спокойствие - залог скорейшего выздоровления.
   - Мир и спокойствие, - пробормотала Ариша, - ваши слова бы да Богу в уши. Лично я уже успела забыть, что это такое.
  - Ну, ничего, ничего, - закудахтал врач, - обойдется...
  После недолгих препирательств с Динаром Кауфман разрешил забрать девушку домой, прописав постельный режим и продиктовав огромный список лекарств и рекомендаций. Дипломированный киллер только скривился.
  - Его в полевые условия, - прокомментировал он в машине, в которую Алтай бережно транспортировал Арину, - я бы посмотрел, как бы он там выкручиваться стал. Привык все по правилам да со всеми удобствами.
  В солнечный полдень двор дома был поразительно тих. Бабульки с лавочки исчезли самым загадочным образом. К сталинкам, образующим правильный квадрат, бабушки у подъезда были необходимым классическим приложением. Вот и газетка постелена, клюшка валяется, и лоскутный коврик второпях забыт. Это все Арина отмечала машинально, краем сознания. Как ветром сдуло местный 'следственный комитет'. Но вот Алтай, несший ее на руках, Динар, открывающий двери на этот факт внимания не обратили. Слишком оторваны еще были от российской действительности. Одевались по-европейски, удобно, но дорого. Сдержанность движений и эмоций, аккуратизм, привычка пить качественный крепкий кофе (растворимый Рифат считал дикостью), отсутствие характерных для русских артикуляционных жестов, проскальзывающий изредка акцент и многие другие не слишком бросающиеся в глаза привычки - все это наводило на мысль о том, что эти люди долгое время проводили за границей. Причем не в одной какой-то стране. Иначе бы акцент был слишком характерным. Европейский лоск сочетался с бронзовым загаром и выгоревшими волосами. Эти черты объединяли всех пятерых, словно родственников. 'Покидала их жизнь по миру', - сделала вывод Арина, - 'ну так профессия обязывает'.
  У нее было достаточно времени поразмыслить. Ведь уже больше суток она находилась в основном в горизонтальном положении. А спать уже надоело. Девушек рассмотреть, как следует, она еще не успела (одна приносила ей чай, другая одежду еще до отъезда в больницу). Но первое впечатление сложилось.
  Все произошло неожиданно для всех. Динар вошел в квартиру первым, отперев дверь своим ключом. Послышалась какая-то возня.
  - Стой тут, - Алтай придал Арише вертикальную позу у стены и ужом скользнул в коридорчик.
  Нет, от настоящего русича у него еще много осталось. Мат вперемешку с удрученным рыком об этом заявляли бесспорно. 'Бежать или посмотреть, что происходит?' - очумевшая от таблеток и уколов испуганно потерялась Арина. Мучилась этим вопросом она не долго. Дилемму разрешил громоздкий мужик в черной форме спецназа и типичной для представителей сего подразделения маске.
  - Заходь, не стесняйся, - ехидно предложил он девушке, выглядывая из-за двери.
  Отказаться не позволяла вежливость посетителя, а также направленный на нее автомат. Причем с верхнего этажа спускались его до зубов вооруженные сослуживцы, а снизу был слышен топот тяжелых берц.
  - Ну, если ты настаиваешь, - процедила Арина сквозь зубы, отлепляясь от стенки.
  Чувствовалось, что жизнь решила преподнести ей еще один сюрприз, без которого она вполне могла бы обойтись. Спецназовец проявил нетерпение, грубо схватив ее за плечо и втащив в помещение. Он проволок Аришу через коридор и толкнул к свободной стене в гостиной, больно припечатав лбом к обоям растерявшуюся девчушку.
  - Руки подними!
  - Совсем офигел, урод, - вырвалось вместе со стоном у девчонки. Удар срезонировал от головы до самых пяток, отдаваясь в затылке и треснутых ребрах.
  - Ты че, б.., борзая? - загремел амбал, ткнув ее лицом в стену вторично.
  - А ну отставить беспредел, - злые командирские нотки заставили солдата замереть в нерешительности.
  - Да она хамит, начальник, - оправдательно пробурчал он. - Я ж несильно, чисто в воспитательных целях.
  - Не сильно он, скотина, - зашипела Арина, спиной ощутив авторитет своего защитника. - У меня синяк теперь на весь фейс расплывется. Как будто бы, их без него мало.
  - А ты нахалка.., - заметил тот же начальственный голос.- Веди ее сюда, - приказал он спецназовцу.
  В центре комнаты стояло двое людей в гражданском. Два неприятных скользких типа, выражением лиц и повадками выдающих свою принадлежность к органам. Но вот к каким, можно было только догадываться. Представляться они не спешили.
  - Это она?- спросил один из них. Поджарый, лет тридцати с хвостиком, но уже лысеющий шатен с крючковатым носом и саркастической миной.
  Второму было ему лет пятьдесят, может, чуть больше. Физиономия с широким носом и колючим взглядом выглядела суровой и даже злобной. Седой, полноватый, с маленькими глазками, бесцветными и ледяными, как северный полюс. Он достал из внутреннего кармана фотографию и кивнул.
  - Она.
  - Ты Арина Васильевна Ларина? - зачем-то уточнил у девушки. - Студентка филологического факультета семнадцати лет от роду, проходящая важным свидетелем по делу об убийстве двух постовых и пропавшая около трех недель назад?
  - Вам видней, - пробубнила Ариша. - У вас фотография.
  'Как оперативно работать принялись', - сочилась она желчью про себя. - 'И это только сейчас, когда все преступники откинулись. Подождали, когда супостатов другие покарают? Кто они вообще? И чего хотят?' На всякий случай, Арина собралась молчать, как партизан на допросе. Люди, когда не получают ответов, начинают выходить из себя. Информация из них самих начинает вытекать вместе со злобой. Причем параллельно и в геометрической прогрессии. Нужно просто подождать. Или попробовать спросить?
  - Вы кто?
  - Мы ведем дело об убийстве представителей власти при исполнении. Теперь, впрочем, к нему добавилась гибель подозреваемых и исчезнувшая свидетельница.
  - А как же Ахмет?
  - Он отстранен. Из-за его некомпетентности трупы множатся, как грибы после дождя. Тебе бы радоваться, а не огрызаться. Тебя спасти успели.
  - Видала я.... в темном глубоком месте такое спасение, - гневно запыхтела девушка. - Схватили, как рецидивистку какую... Синяков наставили. Чуть ключицу не вывернули. Я просила что ли меня так спасать? Может, мне на волю вовсе не хотелось. Может... может, у меня Стокгольмский синдром... Вот!
  - Какая умная нынче молодежь пошла, - притворно восхитился лысеющий. - Ладно, поехали. Разберемся на месте. Этих, - он указал на стоящих с поднятыми руками у другой стены Крис и Настю, - и этих, - мужчина кивнул на Рифата, Динара и Алтая, прижатых к полу дюжими спецназовцами, которые уткнули им в головы дула автоматов, - в фургон, а девчушку к нам в машину проводите. Корректно, - сделал ударение на последнем слове.
  Два новоявленных следователя вызывали у Арины еще большее недоверие, чем пресловутый Ахмет. Ей намного уютней было в машине с двумя киллерами какие-то полчаса назад, чем с этими подозрительными и мутными типами. Чего-то они держат за пазухой. Дурное предчувствие не обмануло.
  Обещанный интуицией сюрприз ждал девушку уже за дверями кабинета оперативников.
   - Доченька, живая, - с мокрым от слез лицом, взвинченная и растрепанная, мать заключила ее в объятия, целуя в щеки, сопливя шею.
  - Мама, все нормально, - Арина смущенно освободилась и воззрилась на родительницу. - Ты зачем здесь?
  - Ну, как же? Как же? - беспомощно вопрошала мать, всплескивая руками, непонятно у кого: то ли у нее, то ли у следователей. - Я же переживала. Ты же дочь моя! Как же мне не переживать?
  - Но тебя Ахмет к дальним родственникам отправил, денег дал, просил не высовываться, - настаивала Ариша. - Зачем ты приехала? Почему не послушала?
  - Это мы ее отыскали и попросили приехать, - пояснил горбоносы тип с замашками иезуита.
  - Зачем? - прищурилась раздраженно, со всем, имеющимся в наличии скепсисом девчушка.
  - Ее помощь может пригодиться, - туманный ответ насторожил еще больше.
  - Вы посмотрите, что с ней сделали-то, - завыла родительница, бегло осмотрев дочку. - Как так с детьми-то можно?
  - Вы не волнуйтесь, - успокоил ее седой. - Вот, присаживайтесь.
  - И ты рядом садись, - обратился он к Арине.
  Девушка заняла предложенное место, напряженная и сосредоточенная. Не нравилось ей все это. Ох, как не нравилось.
  - Так.., - протянул лысенький. - Ну, рассказывай.
  - Что? - вполне искренно удивилась Ариша.
  - Все.
  - Что все?
  - Ты дуру-то не включай, - изволил гневаться седой. - Все с самого начала, и поподробней.
  - С самого начала и поподробнее я Ахмету рассказала. Он, кстати, все с моих слов записал. Или вы читать не умеете?
  - Вот с этого момента и начни, - быстро сориентировался лысый.
  - А нечего начинать, - упрямилась Арина. - Ахмет поручил меня Рифату охранять, так как вы, то есть следственные органы, полноценной защиты мне предоставить не можете. Вот еще маму обещал поберечь, - она кивнула в сторону матери. - Потом мы от бандитов убегали и прятались. Риф сказал, что это братва из бригады Варягина меня устранить пытается. Затем, спасаясь от погони в очередной раз, попали в аварию. Отсюда травмы. А больше я ничегошеньки не помню. Посттравматический шок плюс сотрясение мозга. Так что извиняйте. Помочь ничем не смогу.
  - Ну, травмы у тебя, допустим, не от аварии, - явно не поверив ни одному ее слову, хмыкнул седой. - Следы веревок на запястьях, гематомы на лице... Нет, милочка. Тебя связывали и били, причем жестоко. Вот ты нам сейчас и расскажи: кто и зачем.
  Ариша нахмурилась.
  - Это не они....
  - Не они.... А кто?
  Девушка упрямо рассматривала ссадины от грубых веревок на своей нежной коже. Если начать рассказывать про избиение, то придется поведать о том, как она до такой жизни докатилась, и о том, что произошло потом. Они выпытают из нее все подробности, эти прожженные и опытные следаки. Даже те, которые она не планировала никому и не при каких обстоятельствах открывать. Нужно было врать как-то близко к правде, то есть рассказывать все, как было, минус трупы. Некоторые, как тут забыть, на ней висели.
  Она покосилась на оперативников. В их глазах постоянно жил арктический холод. Каждое движение, каждое ее слово отслеживалось стальным суровым взглядом. Мужики эти, чувствовалось, умеют задавать вопросы. И видят ее насквозь. Тонко ложь чувствуют. Поэтому стоит только начать говорить... Все или ничего...
  Тогда лучше ничего. Она же и сама убивала. Она, по сути, была соучастницей. А какое она удовольствие испытала от одной только мысли, что Варяг подох, причем в муках. А ее интимная связь с Алтаем? Как им, а тем более маме, это объяснить? А объяснять придётся. Как еще обосновать то, что она до сих пор жива? Профессиональные наемники, убийцы. Они не имели право на сантименты. Как ей удалось выторговать у них свою жизнь? Присутствующие тут не поймут. Для этого следовало пройти все тоже, что и она. Прочувствовать на своей шкуре.
  А если сказать, что ассасин ее изнасиловал? Нет. Это слишком грязно и неправильно. Она же не сопротивлялась. Напротив, сама отдалась, по собственному желанию и большим энтузиазмом. Нет, определенно ее запишут в соучастницы. Еще и статейку какую-нибудь расстрельную пришьют. Нет уж. Она будет молчать. Ни слова от нее не добьются.
  - Меня даже не столько сильно интересует то, о чем ты нам рассказать можешь, сколько, то, почему ты не желаешь сотрудничать? - вздохнул горбоносый. - Кого пытаешься защитить? Почему?
  - Они меня не избивали, - упорно стояла на своем девушка. - Они не виноваты...
  - А кто виноват?
  Арине надоело рассматривать свои руки, и она уставилась в окно.
  - Ладно, - терпение следаков лопнуло. - Зря ты так. Очень даже зря. Они же все равно сядут. Причем надолго.
  - Лидия Михайловна, - обратился поджарый к матери Ариши. - Мы обязаны наказать преступников. За то, что они сотворили с вашей дочерью, и не только. Для этого нам необходимо заключение судмедэксперта. Вы согласны?
  - Я... я... да... конечно, - растеряно промямлила родительница.
  - Я не согласна, - возмутилась девушка.
  - А тебя никто не спрашивает, - осклабился седой следователь. - Ты еще несовершеннолетняя, а значит, за тебя пока мать решает. К тому же, как ты сама сказала, у тебя посттравматический шок. Значит, еще и не адекватна.
  - Мне через месяц восемнадцать, - попробовала воззвать к ним Арина. - И я в трезвом уме. Просто не при памяти. Да вы права такого не имеете. Я не дамся.
  - Подпишите здесь и вот здесь, - тощий мент пододвинул несколько листков под нос матери девушки.
  - Мама, нет! Не надо! - Арина попыталась вырвать ручку из рук матери и порвать бумаги.
  - Мама!!! Мама! Не смей. Ты слышишь?! - бушевала девчушка. - Я же тебе этого никогда не прощу! Я не прощу!!!
  Седой в момент оказался у нее за спиной и, сграбастав со стула, уволок в сторону.
  - Охрану позови и врача, - отдал распоряжение своему напарнику.
  Через некоторое время мимо стоящих в наручниках лицом к стене Рифата и Алтая протащили отчаянно визжащую и вырывающуюся Аришку. Но куда ей было справиться с тремя здоровыми мужиками.
  
  Глава 17.
  Накаченная под завязку лекарствами девчушка очнулась лишь утром следующего дня. Она обнаружила себя в одиночной палате на больничной койке. Снова. Только обстановка в этот раз было еще хуже. Отдельной ванной комнаты и туалета не наблюдалась. Остро воняло хлоркой. Аришу замутило. Голова была жутко тяжелой и гудела, как медный колокол. Одета девушка была лишь в одну застиранную ветхую сорочку. Радовала только свежая перевязка на ступнях, а вот жесткий тугой корсет напрягал. Покачиваясь, на подгибающихся ногах, кривясь от боли, Арина обследовала помещение. Ее собственной одежды видно нигде не было. Зато за дверью обозначился удалой молодец в форме, который посоветовал ей вернуться на место и никуда не выходить без острой на то необходимости.
  Аришка упала на кровать и затосковала. Гнев был не последней эмоцией из тех, которые клокотали в душе. И зла она была на всех. И на двух придурков-следаков, которые опустились до насилия над ее личностью. И на бесхребетную психичку-мать, которая это позволила. Как она могла? Она подписала бумаги, тем самым позволив им беспрепятственно и на полном праве надругаться над ее бесчувственным и беззащитным телом. Рассматривать его, исследовать, как им вздумается. Она же не вещь какая! Как они могли? Как так можно? Арина не была сильна в юридических тонкостях, но ей почему-то казалось, что следователи явно превысили полномочия.
  До туалета Аришу провожал охранник. Все остальное время девушка лежала на кровати лицом к окну, благополучно игнорировала врачей и медсестер, размышляя на тему: что такое не везет и как с этим бороться. 'Такое ощущение, как будто мне дорогу перебежали тринадцать черных кошек, и у них из задниц сыпалась соль', - совсем упала духом она. Отказывалась есть и принимать лекарства. Ни угрозы, ни уговоры должного действия не возымели.
  Спустя два дня объявились седой на пару с лысым. Арина даже не шевельнулась. Смотрела сквозь них, хотя они оба и уселись напротив нее прямо перед глазами.
  - Это бесполезно. Ты пойми. Только себе плохо делаешь, - принялся, как и ожидалось, увещевать ее слегка полноватый следак с седыми аккуратно причесанными волосами. - Давай, попытайся вспомнить все, как было. Поэтапно. И честно. Мы здесь для того, чтобы тебе помочь. И покарать обидчиков.
  - Чтобы вспоминать - надо думать, а у меня думать мозг болит. Нефиг меня было лекарствами пичкать.
  Манера давить на нее, пока не расколется, вызывала глухую агрессию. Притворная забота - неприязнь. Каким милым он пытался казаться! Прям, хотелось разрыдаться, поведать наболевшее, в грехах покаяться.
  'Похож на Лесли Нильсона', - подумалось Аришке, - 'только у того лицо доброе, а этому я ни капли не доверяю'.
  - На твоем теле обнаружены следы физического насилия. Ты была избита, связана и изнасилована. Такое заключение дала комиссия врачей. И кто-то обязан за это ответить. Скажи, кто из них это сделал? Они все равно все будут мотать срок. Вот только какой, зависит от твоих показаний. Кто-то один? Или они все вместе? Или по очереди?
  - Меня никто из них не насиловал, - голос помимо воли упал до жалкого шепота. - И не избивал.
  - Сексуальная связь с несовершеннолетней в любом случае - это статья. Ты никому из них не поможешь, - вклинился в допрос второй следак.
  Девушка села и вперилась в него пристальным злобным взглядом.
  - Да плевать мне на это. Я не буду вам помогать. Знаете почему? Вы с самого начала по-хамски ко мне относились. Начиная с вашего спецназовца. Вот на лбу цветную шишку ему припишите. Пусть тоже отвечает! Я хамов терпеть не могу. И мое поведение - отражение вашего ко мне отношения. Вы разрешили кучке чужих людей лапать и обследовать меня, как какой-то кусок мяса. Против моего желания. Для этого привели меня в бесчувственное состояние. Отобрали одежду. Держите под стражей, как преступницу. Лично я сильно сомневаюсь в законности таких методов. Посему без адвоката никаких показаний давать не буду!
  - Действие членов отряда быстрого реагирования подчиняется вполне обоснованным правилам. Он же не знал, кто ты. Да и мы тоже. Зачем же так категорично? Почему сразу в отказ? Мы же не душегубы какие, добра тебе желаем, - расстроился Лесли.
  - Мозги она нам парит, - взвился плешивый, - не видно, что ли? Можно подумать, киллеры с ней лучше обращались...
   - Надо спокойнее воспринимать критику, - с поразительным спокойствием парировала Ариша.
  Она опять легла и демонстративно повернулась к ним спиной.
  Одежду ей вернули. Пришла мама и принесла еще целый пакет всяких вещей. Однако охрану не убрали, и из больницы выпускать не спешили. Поэтому Арина буянила, как могла. В короткий срок распугала всех врачей от своей палаты. Извела 'сторожевого пса' в коридоре и его сменщика. Довела до нервного тика уборщицу.
  - Доча, ну нельзя же так, - в очередной раз уговаривала ее мать. - Они же преступники. И должны быть наказаны. Ты поговори с Тимофеем Ивановичем. Расскажи все, как было. Не упрямься. Глядишь, и они тебе навстречу пойдут. А врачам зачем грубишь? Они же о твоем здоровье заботятся. И парнишки у дверей тоже ни в чем не виноваты. Службу несут. Тебя от бандитов охраняют. Положено им так. Виталий Григорьевич сказал, что это для твоей же безопасности. У этих, кто тебя похитил, наверняка, связи в криминальном мире имеются. А береженого Бог бережет.
  - Мама, я по-хорошему прошу: уйди, - глухо прорычала Арина, соизволив открыть глаза. В них полыхала ненависть. - После того, что ты позволила со мной сотворить, я тебя видеть не хочу. И не говори, что это для моей пользы. Лично мне от этого пользы никакой нет. Ты просто привыкла подчиняться любым органам власти, слепо веря им. И даже дочь свою родную системе в жертву принести готова. Но вот только совковый моралитет и глупость - это не оправдание.
  Через два дня опять явились седой с лысым. 'Нужно было спрятаться под одеялом и притвориться мертвой' - простонала про себя девушка. Их участливые расспросы давили на психику и страшно бесили.
  Сиротским взглядом окинув авторитетные персоны, Арина села и зябко поежилась под внимательными взорами оперативников.
  - Я ничем новым вас порадовать не смогу. Вообще, странно, что вы сомневаетесь. У меня такой искренний голос.
  - Зато я могу тебя порадовать, - начал с места в карьер 'Лесли Нильсон'. - Вину взял на себя Алтан Златарев.
   - А это кто еще? И какую вину? - растерялась Ариша, позабыв данный себе зарок не вступать в диалог с этими варварами.
  - Возможно, он тебе знаком под именем Алтай. Его так подельники называют. Но в узком кругу он больше известен как Злат. Его дружки - Рифат Сабиров, Динар Саулов, и их женщины - Кристина Оболецкая и Анастасия Алмазова в любом случае сядут как соучастники.
  - Какую вину? - озадачилась девушка.
  - Нанесение тяжких телесных и изнасилование.
  - Да не было ничего такого, - возмутилась Арина. - Как вы его заставили? Зачем ему напраслину на себя возводить?
  - Очень даже зачем, - ухмыльнулся 'Нильсон'. - Он друзей своих спасает. Понял, что не отвертеться. Их самый лучший адвокат в городе не отмажет. Кстати, этого адвоката им предоставил некто Мурат Метелин. Местный авторитет по кличке Метель. Такие связи говорят сами за себя.
  - Но он меня не насиловал. Все было по согласию, - заныла Ариша.
  - Я понимаю тебя, - тоном добродушного дядечки начал седой.- Я, конечно, не ценитель мужской красоты. Но кое-что понимаю. Алтай - мужик видный. Бабы по таким с ума сходят. А тебе, девчонке малолетней, по сравнению с сопляками - твоими ровесниками, он практически сказочным принцем кажется. Вот ты его и выгораживаешь. Только не принц он вовсе. А злодей.
  - Мне он ничего плохого не делал, - не сдавала позиции девушка.
  Изливать душу Арина им не спешила, учитывая их, мягко говоря, оригинальный подход к следственной практике.
  - Вот, упертая, - сорвался на рык поджарый. - Да ты хоть знаешь кто он, этот твой герой-любовник?
  - Кто? - едва слышно выдохнула Ариша, страшась услышать ответ.
  - А то ты не ведаешь по простоте душевной? - скривился следователь.
  - Нет, - образ 'сладкой' дурочки не раз ее выручал.
  - О произошедшей бойне на окраине города в цехе приостановленной временно стройки, ты тоже, естественно, не знаешь?
  - А что там произошло? - девушка невинно хлопала ресницами.
  - Недостроенное здание автомобильного завода в братскую могилу превратилось. В прямом смысле. Братки варягинские там полегли. Почти все. А если кто и остался, то от страха на такое дно залег, что нам их там в век не откопать, - доверительно разъяснил тощий следователь. Его лысинка аж взмокла от напряжения.
  - Бригаду Варягина положили из М107 - модернизированный вариант снайперской винтовки Барретта, - деловито продолжил седой. - Это оружие может применяться только в военных целях, потому что имеет огромную мощь и убийственную силу. Из нее работают по броне, а у человека шансов выжить и вовсе не остается. Я тебе не просто так это рассказываю. Овладеть такой винтовкой можно только после длительного периода обучения, а стать настоящим профессионалом способен лишь тот, кто посвятил всю свою жизнь отбору жизни других людей. Их убивали особые снайперы... из киллерской элиты. Не выжил никто, по крайней мере, из тех, кто приехал на тот недостроенный завод. А вот сам Варягин исчез. Ты, случаем не знаешь куда?
  - Я??? Да откуда? Может он решил сделать мне приятное и сам застрелился? - злобно просвистела девчушка, вложив в последние слова весь нерастраченный яд. - Вы ищите получше, я-то тут причем?
  - Хохмишь? - разозлился плешивый. - Мы, ведь, твою позицию жертвы и пересмотреть можем.
   'Ну, да. У них с юмором проблемы, зато со всем остальным полный порядок'.
  - Ваши угрозы безосновательны. Меня пытались убить, а этот факт автоматически переводит меня из разряда преступников в разряд пострадавших, - не поддавалась Арина, из чувства сопротивления отрицая все, что ей пытались навязать.
  - Ну, в этом следствию еще разобраться предстоит. Сядешь к их подружкам в камеру, а вертухаи слушок в СИЗо пустят, что раскололась ты. Заложила всех от чистого сердца и вполне сознательно. Догнала, что с тобой будет?
  - Догнала? - Арина вся подобралась и шипела, как змея. - Догнала, главным образом, то, что вам на меня, в общем-то, плевать. Вам этих вот: Алтая, Рифата, Динара посадить надо. И все равно, как. Что вы против них имеете? У вас же нет доказательств, что в истреблении ОПГ Варягина они принимали участие. Если бы были - мы бы тут так мило не беседовали. А если доказательств нет, так почему они? Мало ли киллеров на белом свете? Да и с чего вы взяли, что они ассасины?
  - Мы знаем. Просто поверь, - в глазах седовласого, и без того стылых, появились арктические льдинки.
  Арину уже трудно было чем-либо испугать. Тип напротив заслуживал того, чтобы его малость вывели из терпения.
  - А я не знаю. Я и прежде о киллерах ничего не знала и как-то не планировала с ними сталкиваться. Попробуйте убедить меня в этом. И пока вы мне не приведете доказательства, я говорить ничего не буду. Может, у меня принципы. Не хочу я безвинных людей в тюрьме гноить. Совесть замучает. Ночами спать не буду. Иссохну вся, изведусь....
  - Хватит, - нервно оборвал излияние предполагаемых душевных мук седой.
  Он понял, что нужную информацию из нее придется вытаскивать клещами. Взгляд, студеный, как ноябрьское небо, ощупывал Аринено лицо с профессиональным вниманием. Переговоры зашли в тупик.
  - Хочешь доказательства? Ладненько. Будут тебе доказательства.
  Следующий свой визит следователи нанесли дня через три, когда уже Арина готова была самоубиться от тоски и скуки.
  - На, - седовласый бросил ей на кровать пять простых картонных скоросшивателей. - Смотри.
  - Что это? - девушка опасливо уставилась на папки. Они были новенькими, но довольно пухлыми. Это было странно.
  - Ты горела желанием знать, почему мы хотим упечь твоих знакомых в квадрат по возможности на долгие годы? Читай.
  Арина несмело взяла верхнюю папочку и открыла. Это было личное дело Рифата. На первой странице имелась фотография. На ней он был еще совсем юным. Нежные округлые черты, словно у девушки. Только едва начавшаяся пробиваться темная щетина придавала ему мужественности, от тяжелого взгляда видавшего жизнь человека, такого странного для подростка, щемило сердце.
  Девушка устроилась поудобней и углубилась в чтение. Следаки терпеливо ждали, но вскоре не выдержали.
  - Ты что, все читать будешь? - рявкнул злобно тот, что помоложе.
  Они оба, впрочем, были злы. Однако, учитывая ситуацию, им приходилось довольствоваться испепеляющими взглядами.
  - Ну да, - невозмутимо отозвалась Ариша. - Мне тут все равно делать совсем нечего. А чтиво вы мне принесли интересное. Чейз отдыхает и нервно курит в сторонке.
  - Давай, кофе попьем, там через дорогу кафе есть, - предложил Нильсон. В силу возраста он был менее темпераментным и старался сдерживаться.
  Следователи ушли. Вернулись через несколько часов, когда Арина с упоением дочитывала последнюю папку.
  - Ну, поняла теперь? - трапеза привела мужчин в благодушное настроение.
  - Поняла, - Ариша глянула на них исподлобья, собрала в стопку дела и впихнула их в руки седовласому.
   Он был честен как кот, который не может дотянуться до миски с мясом. В делах в основном лежали 'подмазанные' ксерокопии. Бумага была новая, и картон тоже. Истории же просто фантастические.
  - Вы это все специально для меня сочиняли, да? - сварливым голосом уточнила Ариша. - Ну, взяли за основу биографии каких-нибудь урок. Потом сказочку придумали. Практикантов собрать все в кучу да дописать заставили. И мне принесли. На, мол, кушай.
  - Папки новые, потому что не все тебе знать положено. Оригиналы нам вынести никто из архива не позволит. А информация качественная. Там все правда, как было и есть.
  - Угу. Написать можно все что угодно. Бумага стерпит. Например, в одной книге говорится, что мир был создан за семь дней, причем это бестселлер.
  - Мы знаем, что они удерживали тебя насильно. Как ты думаешь, почему? Что они с тобой собирались делать? Считаешь, у тебя был реальный шанс остаться в живых?
  Свести разговор к бессмысленной полемике не удавалось.
  - Мне нужно подумать. Дня два, как минимум, - потребовала форы девчушка.
  Следователи во многом правы. И то, что Алтай ее в конце концов бы не пристрелил, уверенности не было. Поди пойми этих киллеров. Опять возникло неуемное желание бежать. Срочно нужно было придумать какой-нибудь план. Хоть какой.... Но лучше, конечно, идеальный.
  - Хорошо. Как созреешь, сообщи парню у двери. Не тяни только. Адвокат их когти рвет.
  - И вам позарез нужны мои показания, - продолжила за него Арина. - Я поняла...
  
  Глава 18.
  Как только следователи ушли, Аришка погрузилась в думы. Они, надо заметить, были тяжкими. Все еще больше усложнилось. В своем нежном возрасте раньше она никогда не размышляла о добре и зле. Для нее тут всегда и все было понятно. Как в детских сказках. Злодеи есть злодеи, а рыцари в сверкающих доспехах - это рыцари. Ну и принцессы, конечно. Куда ж без них. Добрые, прекрасные и, безусловно, правильные до мозга костей.
  Вот только Алтай вовсе не благородный принц из сказки. Но такой уж ли он ужасный злодей, каким его блюстители закона представляют? Да и она сама далеко не принцесса. Принцессы не курят, нее пьют и не сквернословят. Они добрые и чуткие, воспитанные. Леди, одним словом. Они не убивают злодеев. Для этого есть 'прынцы' и рыцари. Вот только одно 'НО' - это все сказки, а реальная жизнь бьет наотмашь и все время по голове. В реальной жизни нужно уметь выживать. И не ждать, когда великодушный и мужественный королевич придет тебе на помощь. Нужно действовать по принципу 'помоги себе сам'. Иначе ждать этого самого королевича придется уже в загробном мире.
  Рифат... Его бросила мать, когда ему было пять. Уехала со своим новым мужем заграницу. И никогда больше не возвращалась. Не интересовалась судьбой сына. Отец Рифа - Тагир Сабиров был четким мужиком. Мощным и волевым. Мастер спорта. Он владел несколькими видами восточных единоборств. Имел награды и репутацию. Вот только непонятно почему, не пришелся по душе тестю. Дед Рифата внуком не интересовался. И в жизни Сабировых никак не участвовал.
  Тагир заменил ребенку и папу и маму. Он растил сына настоящим: мужественным, спортивным, решительным. Сильным телом и духом. Однако мальчику все равно не хватало матери. Его папа был слишком увлечен работой, чтобы уделять много времени ребенку. Чтобы быть почаще с отцом, Рифат почти все свободное время пропадал в спортзале. Страдания брошенного ребенка вылились в стойкость и непримиримость характера.
  Так было до тех пор, пока Рифату не исполнилось шестнадцать. Однажды подросток пришел домой с тренировки и нашел в коридоре мертвого, буквально порезанного на куски отца. Арина могла себе представить, каким это было шоком для еще не сформировавшейся психики мальчика.
  Теперь она, наконец, узнала, из-за чего пострадала. Вымпел - огромный спортивный комплекс недалеко от центра города. Он принадлежал отцу Рифа и должен был по наследству перейти сыну. Вот только что-то пошло не так. Рифат попал в интернат. Только на выходные ему разрешали приезжать к другу отца - Фадею Орлику. Орлик, как мог, пытался отбить хотя бы Вымпел, на спортклуб и стадион на окраине махнул рукой. Ему не удалось ничего. Однажды Фадей просто пропал. Исчез бесследно. Риф остался один. Почти. У него еще оставался близкий друг Алтан Златарев.
  С Алтаном они дружили практически с пеленок. Жили в одном дворе, что называется, играли в одной песочнице. Родители Алтана - глубоко интеллигентные люди. Отец - археолог. Мотался по миру. Его ребенок почти не видел. Мать - доктор наук, историк, преподавала в университете. Дипломными работами студентов она интересовалась больше, чем собственным сыном. Других родственников у Алтая не было. Эксклюзивное, но такое странное для обывателя имя 'Алтан' дворовые ребята быстро преобразовали в Алтая. Звучало как кличка и не так резало слух.
  Мальчик рос не по годам умным. Играл на фортепьяно. Обладал исключительной памятью. Ему пророчили хорошую карьеру в области науки. Предполагалось, что он пойдет по стопам родителей. Но у Алтая на жизнь имелись другие планы. Он 'забил' на учебу и всерьез занялся спортом. Помимо крепкой дружбы их с Рифом объединяло общее увлечение. Да и Тагир стал Алтаю вторым отцом.
  Позже к двум друзьям прибился еще один подросток - Динар. Еще один 'брошенный' мальчик. Родители Саулова, очень обеспеченные люди, давно пропали, проводя отпуск в горах. Ребенка растила бабушка.
  Родителей Алтана убили немногим позже гибели Тагира Сабирова. С разницей в пару недель. На них напала банда наркоманов в темной арке, которая вела в родной двор. Мальчишке было четырнадцать.
  Поздно вечером в темноте Златаревы возвращались от знакомых, у которых засиделись допоздна. Алтай после тренировки остался ночевать у друга. Когда он утром возвращался домой, то заметил небывалое оживление. У родного подъезда толпился народ. Соседка, утирая платочком слезы, сообщила, что он остался сиротой. Мать скончалась на месте от ножевого ранения в область сердца, а отец немногим позже в больнице умер от черепно-мозговой травмы, так и не приходя в сознание.
  Убийца Тагира Сабирова нашелся быстро. Вину на себя взял один из быков еще тогда едва сформировавшейся группировки Варягина. Наркоманов, покончивших с четой Златаревых, так и не нашли.
  Зато их нашла компания юных спортсменов: Алтан Златарев, Динар Саулов и Рифат Сабиров. Трое друзей, готовых мстить друг за друга, помогать в любых безумствах и во всем идти до конца. Всех пятерых душегубов сначала долго били, а потом методично завалили одного за другим. Расправлялись жестоко и беспощадно. Со свойственным подросткам менталитетом они были уверены в своей правоте. Вот только не до конца осознавали последствия. И не умели заметать следы. Оперативники взяли юношей буквально сразу, что называется по горячим следам.
  Им грозили многие годы заключения сначала в детской колонии, затем на взрослой зоне. Вот тут-то в следственный изолятор еще до суда пришли серьезные дядечки и предложили подросткам, казалось бы, простой выбор: участвовать в одном из военных проектов будущего или мотать срок по полной. Во втором случае жизнь у них уже вряд ли заладится. Исправительные учреждения у нас в стране еще никого не исправляли. Люди оттуда выходят с подорванным здоровьем, искалеченной психикой и кардинально изменившимся мировоззрением. По этой причине в большинстве случаев они возвращаются обратно на нары или заканчивают свой жизненный путь на помойке. А тут из них сделают элитарный отряд профессионалов военного дела, настоящих мужчин, воинов, служащих на благо отечества. Ответ был очевиден, вот только ребята еще не знали, на что соглашаются.
  Все о проекте под кодовым названием АРЕС из дел было изъято. На некоторых страницах текст был явственно оборван, а некоторые листы и вовсе отсутствовали. Девушка смогла извлечь из оставшейся доступной информации только то, что воспитание 'универсальных солдат' было жестким, если правдивее - изуверским, варварским. За людей их не считали. Это был всего лишь материал, пригодный для создания нужной вещи. Из них лепили безжалостных бесчувственных убийц, не имеющих сердца, не проявляющих эмоций, без права на собственные мысли, мнения и желания. Они должны были в совершенстве владеть искусством меткой стрельбы и приемами рукопашного боя, умениями и навыками обеспечения жизнедеятельности и выживания в экстремальных условиях. Кроме того, подобные бойцы обучались маскироваться, вести наблюдение за противником, обладать завидной выдержкой и хладнокровием. Элита среди остальных спецотрядов, они не имели права терять над собой контроль даже в самой запредельной ситуации. Этим суперсолдатам планировалось поручать сверхсекретные задания определенного свойства.
  Совершенный тренировочный центр со своими особенными бесчеловечными законами. Попавшие туда, очень быстро начали жалеть о том, что они вообще родились. Физические нагрузки до обмороков, растянутые мышцы и связки как дополнительные методы шлифовки из обычных крепких парней боевых машин с интригующим названием 'солдаты особого назначения'. Ломали, выворачивая разум, заставляя собираться по кусочкам. Мир виделся другими глазами. Агрессия и беспринципность должны были помочь им выжить, стать похвальной и неотъемлемой частью души.
  Проект работал пять лет, но закрылся, оставив замысел не завершенным. Возможно, что-то там не заладилось, то ли дело было в смене руководства, но группу воспитуемых из тридцати человек, состоящую наполовину из мальчиков, наполовину из девочек решено было 'слить'. Эти, к тому времени уже подготовленные взрослые, устрашающие своей мощью и навыками, бойцы были опасны. Слишком опасны, чтобы вот так бесконтрольно отпустить их в свободное плаванье. Они могли стать самыми жуткими инфернальными убийцами на земле, которые найдут свою жертву в любом уголке планеты, перехитрят защиту и преодолеют серьёзную охрану.
  Средств, вложенных в их 'создание' было жалко. Отряд кидали по всем горячим точкам, направляли в самое пекло, ставили невыполнимые, несовместимые с жизнью задачи. От инакомыслящих избавлялись. Впрочем, таких было всего двое. Остальные даже не думали протестовать. С еще окрепшей психикой подростков в свое время ответственно поработали психологи и психиатры: зомбировали, буквально перемалывая сознание детей и формируя заново.
  За какие-то полгода воспитанников АРЕСа осталось восемь человек. Среди них Алтай, Рифат, Динар. Еще три девушки и двое парней. Их последним заданием было устранение секретной базы противника на дальнем востоке. Там их ждала 'подстава'. Погибшими считались все.
  Пару лет спустя, в особый отдел, весьма серьезную организацию, обладающую большими возможностями и заменившую ту контору, которая некогда работала над проектом АРЕС, стали поступать обрывочные сведения о группе особых ликвидаторов. Вывод о том, что их было несколько, был сделан на основании: один человек (судя по территориальному разбросу заказных убийств) не смог бы с такой скоростью передвигаться по поверхности земного шара, если только он не был суперменом. Исходя из реалий суровой действительности, киношных 'правильных' суперменов не существовало в природе, зато существовали его прототипы, натасканные и взращенные их предшественниками. Они не собирались спасать мир, противостоять врагам государства и прочим рядовым злодеям. Эти люди были исключительно меркантильны и заботились только о собственном благополучии. И все бы ничего, да только иностранные коллеги могли в любое время выяснить, откуда ветер дует. И тогда международного конфликта не избежать. Никому не надо у себя под боком иметь такое неконтролируемое совершенное оружие, заключенное в человеческих телах. Одному небу известно, где и когда оно рванет, чего у них там в головах творится, чего они хотят и на что способны.
   Все расправы объединял один почерк. Выполнить заказ и остаться в живых - это в своем роде искусство. Сначала работали киллеры именно так, как их обучали на родине. Но постепенно стало заметно, что их и без того высокий профессионализм растет еще больше. Если такое было вообще возможно. Особенность этих ассасинов, кстати, в этом и заключалась. Неуловимые, они не оставляли никаких, абсолютно никаких следов. Доказать преступления было не реально. Да и кого обвинять? Никто не видел их лиц, не знал имен. Пол, вес, рост?
  Только однажды иностранной разведке повезло выйти на организатора, того самого, который собирал и рассылал заказы. С огромным трудом расшифровали записи чудом восстановленной карты памяти. Прозвища исполнителей попали в базу данных спецотделов большинства стран. Началась охота. Информация наслаивалась. Но что толку? Живьем взять никого не получалось.
  Особисты еще не очень напрягались, пока киллеры работали за бугром. Со временем стало понятно, что доказать их причастность к производству столь квалифицированных кадров так же не возможно, как и поймать самих ликвидаторов. Ну и пусть тогда у иностранных спецслужб голова болит. А вот теперь... Теперь спецотдел родного государства забеспокоился. Все выжившие проекта, а их (как выяснилось) было пятеро, вернулись на родину, которую любить по вполне понятным причинам у них поводов не было.
  Девушка четко осознавала лишь одно: ее опять используют. Не отпустят, пока она не выполнит отведенную ей роль. И от этого становилось муторно и гадко, хотелось задрать голову вверх и завыть от полнейшей безнадеги. На душе было так мерзко, так пакостно, точно холодная змея свернулась клубком где-то в районе сердца. Словно, весь мир против нее. На кого опереться? От кого ждать поддержки? Кому довериться? Если даже родная мать ее не понимает, верит каким-то чужим дядькам, а не ей.
  Снова появилось желание немедленно убиться об стену. Но разум подсказывал, что этот эффектный ход облегчения не принесет. В состоянии мрачной задумчивости Арина мерила шагами палату. Зачем они ей показали эти папки? Подозрительно. На большинстве документов, даже на тех, что относились к расследованию убийства Тагира Сабирова, стояли грифы секретности и ограниченного доступа. Вот тут интуиция девушки принималась орать дурным голосом. Владение такой информацией чревато. И вообще, за всем этим чувствовалась какая-то маета.
  Ночью сон не шел. До самого рассвета она ломала голову над концептуальными вопросами. Рано утром Аришка с отсутствующим видом смотрела в окно, когда у нее появился посетитель.
  
  Глава 19.
  - Мне очень нужно с вами поговорить, - сквозь мешанину мыслей пробился к ней голос.
  У двери стояла длинная тощая особь мужского пола в круглых очках. Сутулый молодой парнишка лет двадцати- двадцати трех, в модном дорогом костюме серого цвета, белой рубашке с черным в белую крапинку галстуком. Он очень старался выглядеть солидно. Но безуспешно.
  Бледная кожа со следами раздражения от бритья, близорукий прищур. Не придавали авторитета смешные окуляры. Он был похож на кролика из советского мультика про вини пуха. Короче, выглядел так интересно, что при виде его губы невольно растягивались в улыбке.
  - Кто ходит в гости по утрам, то поступает мудро, - пробубнила девушка.
  - Меня зовут Юлиан Эдуардович Шляхин. Я адвокат Алтана Дмитриевича. И желал бы с вами побеседовать, - повторил 'кролик'.
  - Ну, попробуйте, - с кислым видом Арина скрестила руки на груди.
  'Ему намного больше двадцати', - подумалось ей. - 'Да и впечатление он производит обманчивое'.
  - Моего подзащитного обвиняют в сексуальном насилии в отношении вашей персоны, а также в нанесении тяжелых травм.
  - Я в курсе, - вздохнула девушка. - Но я никаких обвинений не выдвигала. Я и показаний-то не давала. Вы же видите, меня саму держат тут под стражей. Поэтому не знаю, чем могу вам помочь.
  - Я знаю. Знаю также и то, что это вопрос времени. За Алтана и его друзей взялись всерьез. И как бы вы не упорствовали, они добьются своего. Возможно, до суда не доживут. Подобно сыну Варягина. Тут дело вовсе не в изнасиловании...
  - Следаки знают, что Алтай и Рифат удерживали меня против моей воли. Отрицать это бесполезно. И ежу понятно, что я тот самый ненужный свидетель, которому вообще-то положено скончаться еще в начале фильма. Они должны были избавиться от меня, по правилам.
  - Ты это операм говорила? - испугался очкарик.
  - Нет, - пожала плечами, - но знаешь что? По-моему, пчёлы что-то подозревают! Кажется, они не верят, что я чёрная тучка...
   - От этих пчёл всего можно ждать, - подыграл ей паренек. - Разве знаешь, что придёт в голову этим пчёлам.
  - Давай покурим? - оживилась Арина. - И перестань мне выкать. Бесит меня этот официоз.
  - Я не курю, - растерялся 'кролик'. - Но вот, ношу с собой для клиентов.
  Он протянул девушке пачку и зажигалку. Она с наслаждением прикурила, распахнув форточку.
  - Медсестры ругаться не будут?
  - Да плевать. Они уже ко мне привыкли...
   Вообще-то курила Арина крайне редко, только лишь в стрессовых или экстремальных ситуациях. Последнее время ситуации постоянно были самыми, что ни на есть стрессовыми и экстремальными.
  - Я не желаю им смерти, и вовсе не жажду видеть эту компанию за решеткой, - едва слышно проговорила девчушка.
  - Значит, ты на их стороне? - обрадовался адвокат.
  - Я бы не стала это утверждать с такой уверенностью, - спустила его с небес на землю Арина. - Скажем так: я против тех товарищей, что им дело шьют. Видите ли, тут наши интересы трагически не совпадают. Да и в обиде я на них. В сильной.
  - Ясненько. Так ты согласна помочь?
  - Как? - удивилась Ариша. - Ты же сам сказал, что от меня уже мало что зависит.
  - Дело в том, что установленный возраст сексуального согласия шестнадцать лет. Лицо, впервые привлекающееся к ответственности за половое сношение с потерпевшей, достигшей шестнадцатилетнего возраста, может быть освобождено от наказания в связи со вступлением в брак с потерпевшей.
  - Не поняла, - напряглась девушка.
  - Если ты выйдешь замуж за Златарева, то дело будет закрыто за отсутствием состава преступления. Нужно только твое согласие. И киднэппинг автоматически с них снимается.
  - Только мое? - хмыкнула Арина недоверчиво.
   - Для решения вопроса о браке несовершеннолетней не требуется получение согласия родителей. Их согласие или, наоборот, возражение против регистрации брака с их несовершеннолетней дочерью не имеет решающего значения для решения вопроса по существу. Другое дело, что их позиция по законному вопросу может быть (а иногда - должна быть) выявлена в процессе принятия решения о браке, но само по себе их согласие или несогласие юридической силы не имеет. Если обе стороны согласны и есть серьезные основания для сочетания браком, то вопрос, обычно, решается положительно. Это уже мои трудности.
  - Нет, ты вот сейчас серьезно? - не верила своим ушам девушка. - Ты хочешь, чтобы я вышла за Алтая замуж?
  - Тебе известно, что ему грозит на зоне, если он туда по п... статье попадет?
  - Ой, я тебя умоляю... Алтая опустить? Хотела бы я на это посмотреть!
  - Большой шкаф громко падает. Тут иногда и вертухаи помогают. Наручниками к койке пристегнут или вырубят, чтоб не сопротивлялся. Ты представляешь, что с таким человеком, как Алтан при этом будет? Для него смерть - более приемлемый вариант. Причем любая.
  Арина загрустила. Нет, такой участи для Алтая она не желала. Но выйти замуж за киллера... После того, что она о нем узнала из личного дела... С другой стороны он не виноват в том, что с ним сделали. Виноваты те, кто придумал этот АРЕС. Можно подумать, киллер на службе у Отечества отличается от обычного.
  Его сила привлекала её. Сначала он парализовал ее страхом, потом околдовал поцелуями. Она боялась влюбиться. Это было бы равнозначно самоубийству. А стать его женой... В принципе, то же самое. Выходить замуж за такого типа - значит нажить себе головную боль на всю оставшуюся жизнь.
  После того как смерть, ухмыляясь, заглядывала в лицо, жизнь поневоле виделась под другим углом. За этот месяц она взрослела семимильными шагами. Взросление давалось нелегко. Взросление перекраивало душу, она переродилась, приняла условия другого мира. Того, о котором имела раньше смутное представление. Теперь она стала его частью. И она не могла позволить им его осудить. Он же пощадил ее. И из-за этого у него теперь проблемы. Алтай и друзей своих подставил, сохранив ей жизнь.
  - Зачем нужно мое согласие? - это последнее, что Арина хотела выяснить. - Это не в его характере интересоваться моими желаниями. Мог бы просто пригрозить, надавить как-то.
  - Алтан строго-настрого запретил на тебя давить, - смешался Юлиан. - Он сказал, ты должна сама...
  - Да? - подивилась Ариша. - Вот это странно. А если я не захочу?
  - Придется как-то выкручиваться, - еще больше потерялся адвокат.
  Было ясно, других вариантов у него не было. Варианты были у нее. Чью строну принять. При любом раскладе компания ассасинов почему-то казалась злом более приемлемым. Тем более правильного выбора в реальности не существует - есть только сделанный выбор и его последствия.
  - Хорошо. Я согласна, - устало прошептала девушка. - Только вот как ты собираешься это провернуть? Я тут, а он там.
  - Законодатель допускает раздельную подачу заявлений, если один из заявителей не может лично подать его. В этом случае каждое заявление будущего супруга должно быть удостоверено нотариусом. Я разберусь. Это моя работа.
  - Только разбирайся побыстрее, - попросила его Арина. - А то придут следователи и снова начнут вправлять мозги. Я могу и не успеть сделать финт ушами.
  - Не беспокойся. Завтра к вечеру все организую.
  'Да, а он реально клевый юрист', - отметила девушка.
  - И вот еще что, - окликнула она его на выходе. - Попрошу факт продажи Родины зафиксировать в протоколе.
  - Кому суждено сгореть, тот не утонет, - процедила Арина сквозь зубы, когда за ухмыляющимся довольным пареньком закрылась дверь. - И на что только я подписалась?
  
  На следующий день ближе к вечеру адвокат Юлиан пришел с нотариусом и работником Загса. Едва девушка успела поставить последнюю подпись, как в помещение вломились плешивый и седой.
  - Ты соображаешь, что делаешь? - загрохотал 'Лесли Нильсон'.
  - Кто не успел, тот опоздал, - Юлиан поспешно собрал бумаги и припрятал их в кожаную папочку. - Вся процедура вполне законна. На девушку не оказывалось никакого воздействия. Она пошла на заключение брака совершенно добровольно. Подписи ставила в присутствии нотариуса. Можете спросить при свидетелях: были ли угрозы со стороны Златарева, оказывалось ли на нее давление.
  - Я так сама решила, - не дожидаясь вопросов, расставила акценты Арина. - Я большая эстетка и не хочу, чтобы эти молодые красивые, полные жизненных сил и здоровья мужчины пропадали на зоне. Если бы не они, я бы погибла. Они меня защищали от банды Варягина.
  - Ты, кажется, неверно определила глубину той жопы, в которую угодила, - продолжал бушевать Лесли. - И если однажды твой хладный трупик где-то в лесу откопают, не говори, что я тебя не предупреждал.
  - Решила подлянку устроить? - сокрушался поджарый. - Мы с тобой по-человечески, а ты...
  - Жалобы в письменном виде по понедельникам, - пропыхтела Ариша. - Подлянки - это ваш стиль.
  Рычагов управления ситуацией у них не было. Поэтому, обменявшись любезностями, следователи вскоре удалились.
  - Теперь что? - спросила Арина у адвоката.
  - Они будут вынуждены отпустить моих подзащитных.
  - А я чего должна делать?
  - Тебе есть куда пойти?
  - Нет.
  - Тогда жди здесь. Муж придет за тобой, как только его выпустят.
  
  Глава 20.
  На утреннем обходе врач категорично заявил, что выписывать ее еще рано. Охрану, правда, от двери убрали. Поэтому Арина, начихав на заключение доктора, стала поспешно собирать свои нехитрые пожитки. Она уже сидела на чемоданах, когда в палату влетела Лидия Михайловна.
  - Ах, ты потаскуха малолетняя, - взвилась она, налетая на дочь. - Мужика ей захотелось. Вместо того, чтобы об учебе думать, она с бандитами связалась.
  Ариша предусмотрительно перескочила через койку, стараясь держать мать на дистанции и не позволяя вцепиться той себе в волосы. Родительница не разгадала тактику и продолжала напирать, как танк, пытаясь дотянуться до непутевого чада через койку.
  - Шалава. Проститутка несчастная. Я тебя породила, я тебя и убью, - визжала она.
  - Да кто тебе сказал, что они бандиты? - возмутилась Арина, отступая и силясь предугадать следующий манёвр матери. - Ты думаешь, эти твои следаки лучше что ли? Их методы тебя никак не напрягают? Да после того, что ты позволила им со мной делать, я лучше с бандитами жить буду.
  - Они с преступностью борются. А ты по наклонной покатилась, - психовала женщина, неуклюже перебираясь через ложе.
  Палата была метров шесть квадратных. Ариша уперлась спиной в подоконник. Дальше отступать было некуда.
  - Ну да, - от полного невысказанной угрозы голоса застыли обе. - Следователи врать не будут.
  У входа стоял Алтай, расставив ноги на ширине плеч, сунув большие пальцы рук в карманы, он раскачивался с пятки на носок и прожигал Лидию Михайловну свирепым взором. Вся его крупная фигура подавляла своей мощью, а недельная щетина, мятая несвежая одежда и вовсе придавали зверский вид. Он, в общем-то, и в лучшем облике производил сокрушительное впечатление. Женщина оторопела и притихла.
  - Руки от нее убери, - почти вежливо потребовал мужчина. - Теперь она принадлежит мне, и наказывать ее только я имею право.
  - Зашибись, - прокомментировала заявление прибалдевшая девушка.
  - Иди сюда, - приказал муж.
  Ариша юркнула мимо матери и укрылась за спиной мужчины. Он-то, по крайней мере, в данный момент не собирался прибегать к физическим методам убеждения.
  - Я так понимаю, это моя теща? - хмыкнул Алтай.
  - Ага. Ты не представляешь, как тебе повезло с родственниками.
  - Уже представляю, - мужчина подхватил сумку с пола. - Пошли.
  У больницы их ждали две неопознанные машины, но очень респектабельные. Причем с водителями. Алтай открыл заднюю дверку одной из них и впихнул Арину на оббитое кожей сидение.
  - Куда едем? - спросил парнишка за рулем.
  Рифат, находящийся спереди, назвал адрес.
  - Не думаешь, что пора менять место жительства? - задумчиво произнес Златарев. - Причем нужно купить хаты по разным сторонам города. А то взяли всех кучкой. Тепленьких. Не мешало бы озадачить. Да и в случае чего хоть кто-то за кормой останется шанс обеспечивать.
  - У нас оставался шанс, как оказалась неплохой, - Риф обернулся и осмотрел Аришу с ног до головы. - Но ход твоих мыслей мне нравится. Мурат, кстати, ждет нас сегодня вечером у себя в клубе 'Джангал'.
  - Окей. Побазарить нужно, - согласился Алтай.
  - Я в ванну первая, - поставила всех перед фактом Кристина и оккупировала выше обозначенное помещение.
  Остальные расселись в пищеблоке на кухонном уголке. Рифат включил кофеварку, а Ариша обосновалась у окна возле открытой форточки и нервно закурила. Риф приземлился радом на подоконник.
  - Ну, рассказывай.
  - Что рассказывать? - Арина подавилась дымом.
  Она этого конечно ожидала, но чтобы так сразу и в лоб...
  - Чего от тебя следаки хотели? О чем спрашивали? - напирал Риф.
  - А то не ясно, - потупила глазки Ариша. - Чтоб вас заложила. Но если бы я это сделала, то мы бы сейчас здесь не сидели, так ведь?
  - Кто знает? - фыркнул Динар, - может, у них стратегия такая.
  - Стратегия у них была одна, - обозлилась Арина, демонстрируя решительность и отвагу, которой в помине не было, - упаковать вас кучкой и отправить в квадрат. А в процессе укокошить. Но вы меня пожалели, хотя не должны были. И я вас не сдала. Это вкратце. А если подробности интересуют, задавайте вопросы по существу.
  - По существу и задаем, - рявкнул Алтай. - Для меня, например, твое согласие на брак явилось сюрпризом. Ты же не дура. Шизанутая, правда малость, но соображаешь, кода надо.
  - Если ты был не заинтересован в нашей женитьбе, зачем тогда адвокату отмашку дал? - немного притихла Ариша.
  - Ради интереса, - его лицо было непроницаемо.
  - Ну и как интерес? - закапала ядом девушка, глядя на него волком. - А если бы я отказалась?
  - Вот этом и интерес, - снова ступил в разговор Рифат. - Почему ты не отказалась? Любовь с первого взгляда? Не заметно. Ты нам не доверяешь...
  - А должна?- перебила Алина. - Любовь тут не причем, я объяснила...
  - Совестливая она, - внесла реплику неразговорчивая Настя. - У нее все по правилам, по нормам морали.
  - И это тоже, - поникла Ариша. - Они не по правилам играли.
  - Поясни, - Златарев сверлил ее взглядом.
  - Ты меня убьешь? - всхлипнула вдруг Арина. - Они меня спрашивали, где Варягин. Сказали, что всю его бригаду супер киллеры положили.
  Она снова закурила и продолжила.
   - Из снайперской винтовки М107. Типо крутая такая штука. И докапывались, куда Варяг подевался. А я знаю? Если бы под пытками и то не ответила. Я же ведать не ведаю, где вы его прикопали. Я вообще все смутно помню. Место точно не назову, хоть на куски порвите.
  - Ладно, не мучайте девочку, - встряла до этого молчавшая Настя. - Я ей верю. Она нас не заложила. А мотивы выясним позже.
  В силу отсутствия у Аришки приличной одежды Настя и Кристина одели и накрасили девушку на свой вкус.
  - Я не смогу в этом ходить, - запротестовала Арина под скептическим взглядом Алтая.
  Босоножки были на два размера велики, плюсом высоченный каблук. Хорошо еще, что ленты на них туго обхватывали щиколотку, обвивали ее несколько раз и завязывались под коленом, снижая риск потерять обувку. Общий стиль наряда несколько смущал. Шелковая золотистая туника была несколько коротковата и едва прикрывала все самое интересное. Да еще и с одного плеча постоянно спадала. Макияж придавал ей возраста года на три, делая взор каким-то ведьминским. Ханжой Ариша никогда не была, но последнее время столько раз покушались на ее добродетель, что в джинсах она чувствовала себя как-то более защищенной.
  - И че вы тут с ней сотворили? - зло процедил муж.
  - Не нравиться, пусть идет голой, - парировала Кристина. - Надо бы жену приодеть, - ядовито заметила она, - а то ей в приличном обществе показаться не в чем.
  - Время будет, приодену, не переживай, - рявкнул мужчина, понимая, что спорить с тремя женщинами себе дороже. Да и время поджимало. - Пошли.
  - Мурат, он ваш друг? - спросила Арина в лифте.
  - Он мой одноклассник, - нехотя пояснил Рифат.
  - Они типа из одной деревни, - хихикнула Крис.
  - У нас общие родственники по отцу, - недовольно поправил мужчина. - Так, седьмая вода на киселе. И мы не в деревне. Здесь это ничего не значит.
  Внутри здания царил обычный для всех ночных клубов хаос: громкая музыка, мельтешение подсветки, искусственный туман, смазывающий лица, скрадывающий очертания фигур. Администратор провел их через маленькую дверь в стене, затем вверх по лестнице.
  Метелин оказался высоким хорошо сложенным брюнетом. Его внешний вид буквально кричал, насколько он успешен и благополучен, как обласкан жизнью. 'Метросексуа́л и бабник', - дала определение мужику про себя Ариша. Пижонистый, в меру накаченный он привлекал внимание хитрющим насмешливым выражением физиономии с модной щетиной на щеках и подбородке.
  - Это та девочка? - Мурат прищурился на Аришу. - Ничего так малышка. Аппетитная. Тебе еще повезло, - вынес вердикт он.
  - Да я не жалуюсь, - парировал Алтай.
  - Ну что, выпьем за молодых? - предложил с ядовитым смешком Метелин.
  Они сидели за столом на втором этаже клуба, напоминающем джунгли. Пальмы, папоротники, ипомеи, кобеи и плющ были собраны в фитостены, свисали с потолка, образовывая отдельные изолированные зоны. Рядом с Муратом расположилась эффектная платиновая блондинка с фигурой модели и двое крепких спортивных мужчин лет двадцати пяти. Один из них был представлен как Георгий - правая рука Мурата. Второй - младший брат Артек.
  Анастасия и Кристина выглядели намного лучше подружки Метелина. Мужчины пожирали их глазами. Ослепительные красавицы. Арина чувствовала, что рядом с ними и вовсе конкуренции не выдерживает. Обе достаточно высокие с подтянутыми крепкими телами спортсменок и тонкими талиями, они имели выпуклости во всех положенных местах и, надо заметить, приличные такие выпуклости. Густые шевелюры (у Насти цвета шоколада, а у Крис медового) крупными блестящими локонами спадали до пояса. У Анастасии волосы были чуть длинней. Глаза бархатные карие. У Кристины - ледовито голубые.
  Беседа шла ни о чем. Перекидывались пустыми фразами, которые быстро иссякли. После продолжительной паузы, во время которой все присутствующие наслаждались искусно приготовленными блюдами и разнообразными напитками, Метель распорядился:
  - Девочки, идите погуляйте. Дяденькам поговорить надо. Гера, проводи.
  Георгий отвел девушек на первый этаж в бар.
  - Паша, - позвал он бармена. - Эти девочки - гости хозяина. Обслужи. Напитки за счет заведения.
  Арина взгромоздилась на высокий стул у стойки.
  - Мы танцевать. Ты с нами? - тряхнула волосами Настя, двигаясь в такт льющейся со всех сторон зубодробительной музыке.
  - Да я как-то не в форме, - вздохнула Арина. Прошлые травмы еще давали о себе знать.
  - Тогда сиди здесь, - приказала Крис.
  - Что будешь пить? - радостно улыбался Арише Павел.
  - Мартини с шампанским наляпопам, - Арина решила снять не проходящий нервяк.
  - Привет, грустишь? - вскоре к ней подсела стройная симпатичная девчушка с аккуратным носиком, пухлыми губами и копной светлых золотистых волос.
  - Есть такое дело, - вздохнула Арина.
  - Я тоже, - объявила девушка. - Составить компанию? Меня Лера зовут.
  - Арина. Я только за.
  Девушки быстро сблизились. Тогда еще Арина не знала, что смазливая студентка сыграет немаловажную роль в ее жизни. Валерия закончила первый курс журфака и в этот вечер с трудом прорвалась в элитный клуб с целью обольстить красавчика блондина, по которому сохла весь учебный год. Но паршивец, как обычно, не обращал на нее внимания, и девушка затосковала. У Арины тоже было немало поводов для печальки. Они дружно поглощали коктейли и бессвязно ныли на банальную тему: какие же мужики все-таки козлы.
  - Ну и где она? - гремел Алтай.
  - Мы за ней следить не нанимались, - злилась в ответ Кристина.
  - Пока мы не знаем, насколько девочке можно доверять, за не следует присматривать, - рационально заметил Динар.
  - Только этой проблемы нам еще не хватает, - рыкнул Рифат. - Ну? Как ее искать будем?
  - Кого? - удивилась Арина, возникнув позади него. - Кого мы будем искать? - пьяно икнула она.
  Девушка держалась на ногах весьма условно, а глаза в кучу свидетельствовали о том, что халявной выпивкой она воспользовалась от души.
  - Ты где была? - зарычал на нее муж.
  - В тубзике. Мне что уже и туда нельзя? - задиристо вскинула голову Ариша и покачнулась.
  - Да маленькая нажралась, - со смешком констатировал Динар. - Пропажа объявилась. Поехали до хаты.
  - А я и не терялась, - пробурчала Арина. - Некуда мне теряться, - с трагическим вздохом добавила она.
  На следующее утро девушка проснулась с дикой головной болью. Она смутно помнила, как Алтай сгрузил ее в кровать и раздел до трусов. Динар сокрушался по поводу того, что с недавним сотрясением мозга так напиваться не стоило. 'Да где ты там мозг заметил?' - гневно вопрошал его Златарев.
  Измученная дикой жаждой, девчушка наскоро привела себя в порядок и поплелась на кухню, откуда доносились голоса.
  - А с ней что будем делать? - вопрошал Рифат. - Таскать ее с собой не вариант.
  - Не надо меня таскать, - несмело возразила возникшая в проходе Арина, сообразив, что речь шла о ее незначительной персоне. - Я не сбегу. Куда мне бежать? Да и зачем?
  - Да кто тебя знает, крейзи гел, - усмехнулся Дин.
  - Иногда я могу быть очень разумной, - заверила его Ариша и предложила. - Я тут на хозяйстве останусь. Если вы мне дадите денег и ключи, чтобы сходить в магазин, то приготовлю нормальную еду. Вы тут одной пиццей питаетесь. Так и гастрит заработать можно. Ты же врач, должен об этом знать. А я вам борщ сварю.
  - Девочка неплохо готовит, - согласился Риф. - Ты ей доверяешь? - обратился он к другу.
  Алтай кивнул:
  - Ей действительно бежать - смысла нет. После того, как она добровольно на темную сторону переметнулась, - с едкой ухмылкой добавил он.
  
  Глава 21.
  Поздно вечером, когда вся честная компания подтянулась к дому и с удовольствием поужинала, Арина осталась на кухне домывать посуду.
  - Ты долго еще здесь? - в дверях образовался недовольный Алтай.
  'Странно', - подумала девушка. - 'Я всегда считала, что сытые мужчины добреют, а этого вон как разбирает'. В одних свободных спортивных штанах, чисто выбритый с капельками воды в густых темных волосах, с упругой загорелой кожей, своим рельефным торсом мужчина навевал грешные мысли. Арина покачала головой, отгоняя их, закрыла воду и повернулась к нему с намерением высказать наболевшее:
  - Стараюсь принести пользу. А то вдруг ты решишь, что я - балласт, никчемная приживалка, которая только и делает, что путается у вас под ногами и создает трудности. И пришибешь меня наглухо, чтоб не мучиться. Мне ж много не надо: можно как кролика щелчком по носу завалить. За тобой, кстати, не заржавеет.
  - Если я решу тебя пристрелить, то твоя хозяйственность тебе не поможет. Иди лучше приноси пользу в горизонтальном положении. Больше очков заработаешь.
  - Нет.
  - Нет?
  - Я вообще-то думала: наше супружество - это не по-настоящему.
  - Как не по-настоящему? - растерялся мужчина.
  - Типо, фиктивный брак, - пояснила девушка. - И мы разведемся сразу же, как только все уладится.
  - Вынужден тебя расстроить. Не фиктивный. Все по-настоящему, - процедил Златарев сквозь зубы, сатанея. Вести с ней треп он не планировал. - И разводиться я с тобой в ближайшем будущем не собираюсь.
  - Мля, - закатила глаза Арина. - Лучше бы меня мама в детстве утопила.
  - Я не хочу по-настоящему, - заупрямилась девчушка, явно не расположенная к тому, чтобы облагодетельствовать супруга. - Я вышла за тебя, потому что не люблю оставаться в долгу. Ты сохранил мне жизнь, я помогла тебе. Мы квиты. Больше я тебе ничего не должна и спать с тобой не собираюсь.
  - Вот как? - Она ощутила разливающуюся в воздухе угрозу, когда его глаза сузились. Такого развития событий он явно не ожидал. - Мне показалось, в прошлый раз ты была не в претензии.
  - Это было в прошлый раз, - обиженно прошипела Аришка. - И больше не повторится. Я не хочу быть близка с мужчиной, который спокойно наблюдал в оптический прицел, как меня месит долбанутый маньяк.
  - Ясненько, - со злостью протянул Алтай, сообразив, что нужно прекращать дискуссию.
  Спорить с упершейся женщиной - пустая трата времени, а конфликтовать - пустая трата нервов. Быстрее, чем Арина смогла отреагировать, он сгреб ее в охапку и закинул на плечо.
  Шлепнувшись на постель спиной с немалой высоты роста мужа, девушка быстренько перевернулась на живот и попыталась отползти от мужчины подальше, но не успела. Алтай дернул ее за ногу, подтянул поближе к себе и ловко стянул легинсы вместе с трусиками.
  - Не трогай меня, зараза, - сипела девушка. Взгромоздившийся на нее сверху медведь весил добрую тонну.
  - Ты лучше не дергайся, больно будет, - предупредил мужчина.
  Алтай рывком перевернул ее и, задрав рубашку до пояса, устроился между ног. Арина замерла от смущения и восторга, когда теплые губы коснулись атласной кожи, засасывая, полизывая, лаская. Ее захлестнула волна наслаждения. Обнаженный, мускулистый, большой и сильный - одним своим видом он разжигал в ней огонь, заставляя плавиться от страсти разбуженное им же женское естество. Впрочем, сопротивление гасили сильные руки, удерживающие ее за бедра. Влажная, жаждущая девичья плоть трепетала от каждого его прикосновения.
  И ей ничего другого не оставалась, как только полностью отдаться своим ощущениям. Спустя несколько минут, девушка уже стенала и извивалась от удовольствия. Умелый рот, пальцы, язык творили с ней что-то невообразимое. Потом Алтай медленно вошел в нее, удивительным образом ощутив грань, к которой она приближалась. Его твердая и обжигающе горячая плоть заполнила ее до самой души, и она тут же взорвалась, хрипло вскрикивая и выгибаясь, окончательно теряя голову. Он замер, наслаждаясь волнами ее оргазма. Тугое и влажное лоно неистово пульсировало, обнимая его плоть. Неимоверным усилием сдержавшись, чтобы не последовать за ней следом в долину блаженства, мужчина подождал, когда Арина затихнет и начал двигаться неторопливо, ритмично, то увеличивая амплитуду и глубину проникновений, то замирая, услаждая свой слух ее стонами и мольбами. Он не торопился. Стройные бедра поднимались и опускались в неустанном движении, с неизменным искусством погружая член во влажную глубину. Она задыхалась, царапала его кожу и выгибала дугой спину. Алтай продолжал любовную игру до тех пор, пока Ариша не ощутила себя словно натянутая, дрожащая струна. Она судорожно всхлипывала и цеплялась за него, притягивая ближе, вбирая глубже. Жадно ловила губы, беззастенчиво отдаваясь ласкам отвечая на его жаркую страсть. Девушка потерялась в этом океане бесконечно сладкого безумия. Она тонула, проваливалась в бездну до тех пор, пока ее не затопило такое острое наслаждение, которого она не могла себе даже представить.
  
  Глава 22.
  - Повезло тебе с мужем. Всю ночь старался не покладая рук, - едко встретил утром Аринино появление на кухне Динар.
  Все трое мужчин и две женщины собрались за столом, поглощая остатки приготовленной ею пищи.
  - Он вовсе не руками работал, - вставила свои пять копеек Настя.
  - Конечно, повезло, - попыталась скрыть смущение ехидством Ариша. - Не пристрелит, так затрахает вусмерть. Группа поддержки в процессе не даст заскучать. А главное - профессия у него доходная.
  - Что вы как дети, - прервал прения Риф. - Нам вопросы серьезные обсудить надо. А не лаяться. С проблемами и так перебор.
  - Я понимаю, что молодожены не имели возможности насладиться медовым месяцем, - встряла Кристина. - Но некоторые тут спать хотят, а не озвучку порнофильма полночи слушать.
  - А ты с Рифом бы помирилась и не завидовала, - посоветовала Настя.
  - Мы первым делом заедем в агентство недвижимости, - закрыл тему Алтай. - Они нам обещали подобрать несколько вариантов.
  - А потом? С Пасечником как решать будем? - поинтересовался Динар.
  - У них завтра сходняк, - задумался Рифат. - Метель расскажет, чего они там удумали. А дальше по обстоятельствам. Арину опять на хозяйство? - хмуро взглянул он на Алтая.
  - Нет. С собой возьму. Вчера за мной весь день хвосты таскались. Напрягает.
  После осмотра нескольких квартир Златарев остановился на одной двухуровневой. Не из соображений интересной планировки, а из-за того, что подъезд был под охраной. С несколькими степенями безопасности. Камеры везде. Риэлтор особо рекламировал то, что при желании их можно вывести на домашний монитор, а дверь в жилище, отметил с гордостью, автогеном целый день срезать придется. Ключи лучше иметь запасные.
  Заехали в аптеку.
  - Держи, пей по инструкции. Динар посоветовал, - муж сунул в ладони девушке упаковку таблеток.
  'Хорошо, что он о контрацепции подумал', - успокоилась Арина. - 'А то мне самой заводить беседу на эту тему как-то неловко было. Залет ведь точно счастья не добавит'.
  Автомобиль покинул черту города и устремился в неизвестном направлении. Куда они направляются, девушка спросить не рискнула. Ариша после стычки на кухне до настоящего момента не проронившая и пары слов, с унылым видом таращилась в окно. Она его возненавидела еще больше. Ненавидела себя и свое тело, предававшее ее в самые неподходящие моменты. Несколько часов назад он был в ней, занимался с ней любовью с медлительной, порочной страстью, и наслаждение было таким острым. Девушка ощущала себя грязной, грешной, безнравственной: живет среди банды киллеров и продает свою юность, свежесть за право жить. Алтай тоже молчал, но молчал тяжело.
  За стеклом мелькали заправки, поселки, деревни. Ехали долго. Сквозь череду невеселых мыслей пробился к ней голос Златарева.
  - Тогда на стройке никто не ожидал, что Варяг на тебя сразу набросится... Предполагалось, что он заберет тебя с собой. План основывался на этом... Разбираться прямо там - большой риск...
  Мужчина, было очевидно, не привык объясняться или отчитываться за свои действия. Слова и фразы давались ему с трудом.
  - Главы ОПГ - уравновешенные люди. С крепкой психикой. И при любых обстоятельствах обязаны держать себя в руках. Иначе бы они не были теми, кем были... Это условие выживания. Причем не только для них.
  - В любом случае: тебе было плевать, - озвучила бесспорный факт Арина.
  - Нам было нужно, чтобы братва собралась вся вместе. Большая их часть... Мы ждали... Нас было всего пятеро, а их в шесть раз больше. В таких случаях от правильной расстановки сил и позиции противника зависит исход боя.
  - А если бы Варяг не позвал остальных? Если бы они так и не собрались все вместе? Если бы он меня до смерти забил? Что тогда? Тебе на это было параллельно, - осмелев, окрысилась Арина. - Ты бы спокойно наблюдал за тем, как они меня насилуют? Почему ты не отвечаешь? Вы, вообще, меня в живых оставлять не собирались, так?
  Теперь, когда появились предпосылки полноценного диалога, она была просто обязана выяснить все до конца. Цинизм их взаимоотношений вызывал дурноту. Устав казнить себя, девушка перекинула свое раздражение на мужчину:
  - Расстановка сил - это все объясняет. А то, что он мог меня инвалидкой сделать - фигня. Главное, чтоб стратегия не пострадала.
  - Если ввязалась в драку, то должна быть готова получать...
  - Я не ввязывалась...
  - Кого ты будешь обвинять в том, что оказалась по уши в дерьме? Не хрен ночью по кабакам шляться! Сидела бы дома, как приличные девушки в твоем возрасте, и была бы цела.
  - Выходит, я неприличная. Но это обстоятельство ваши поступки никак не оправдывает...
  - Перед тобой оправдываться никто не собирался, - зарычал, раздражаясь, мужчина. - Не умеешь защищаться - не нарывайся. Прежде, чем борзеть - думай, во что это тебе обойдется.
  - У меня не было возможности защищаться. Ты меня связал.
  - А если бы не связал? Чтобы изменилось? Они бы все равно тебя поймали. Рано или поздно. Вот только нас рядом тогда могло и не оказаться. На кого бы ты тогда гнать стала?
  Арина запуталась, поэтому прения прекратила. 'И с кем я спорю?' - вздохнула она про себя. - 'Это то же наемный убийца. У таких, как он, свой взгляд на жизнь'. Однако эта беседа слегка уменьшила ту горечь, которую ранее она ощущала.
  На посту ГАИ машину остановил патрульный.
  - Выйдете оба, - не взглянув на документы, попросил он. - Стандартная проверка.
  Алтай сощурился. Выражение лица мужа Арине не понравилось, равно как и предчувствие грядущих неприятностей.
  - Откройте багажник, - продолжил командовать гаишник.
  - Серега, тут ствол, - крикнул его напарник, рывшийся в это время в бардачке.
  - Руки на машину, - взревел тот, кого обозвали Серегой, тыкая дулом автомата Златареву между лопаток.
  - У меня разрешение есть. В бумажнике посмотри, - спокойно отреагировал Алтай, подчиняясь.
  Девушка поторопилась последовать его примеру, гадая, что ожидать от этих служителей закона. Таких мутных ей уже доводилось встречать. Цели они, как правило, преследовали свои, а совсем необщественные.
  - Разберемся, - гаишник защелкнул наручники на Златареве.
  Второй тоже проделал с Ариной. Девушка вопросительно и испуганно посмотрела на мужа. В устремленных на нее глазах она прочла сигнал опасности.
  - Давайте двигайте.
  Алтая и Аришку привели в здание поста и усадили на стулья. Руки, сцепленные за спиной, доставляли отвратительные неудобства, но, как прикинула девушка, основные неудобства им еще предстоят.
  - О ваших противоправных действиях я сообщу в соответствующие инстанции, - копируя голос адвоката-кролика на всякий случай вякнула Арина, но была проигнорирована.
  - Документы в порядке. В чем проблема, начальник? - флегматично задал вопрос Златарев. В его тоне не было возмущения. Напортив, острый, как бритва взгляд, свидетельствовал о понимании ситуации.
  - Надо по базе пробить, туманно ответил 'начальник', - а это дело не быстрое. Ты расслабься. Вы все равно уже приехали.
  - Солнце мое, - шепотом позвал Арину муж. - Ты же бегать хорошо умеешь? Так чего сидишь? Самое время проявить талант.
  Ариша и сама давно осознала, что запахло керосином.
  - Я в туалет хочу, - приступила к выполнению поставленной задачи девушка.
  - Потерпишь, - отмахнулся от нее тип, сидящий за компьютером.
  Он, похоже, был у них за главного. Всего гаишников было четверо. Ни один из них не мог тягаться в комплекции с Алтаем. Рыхлые, толстопузые, неуклюжие, но они были хорошо вооружены. И на Златарева были направлены сразу два автомата. Но разве когда это киллера останавливало?
  - Я не могу терпеть, - продолжила скулить девчушка. - Я беременная. Меня сейчас стошнит.
  - Отведи ее, - злясь, сдался главный.
  В туалете окон не было. Весь путь до него и обратно Арина была под прицелом. Предпринимать какие-либо действия она не решалась.
  - Не вышло, - отчиталась она по возвращении Алтаю и тихо-тихо, едва слышно продолжила. - Ты же можешь их всех завалить. Я в тебя верю. Чего ждешь-то?
  - Какая кровожадная стала, - скривился мужчина. - И умная, мля...
  - С кем поведешься, - не осталась в долгу девушка.
  - Особистам этого только и надо, когда мы ментов валить начнем. Тогда нас можно будет просто всех перестрелять без суда и следствия. Это подстава, разве не ясно?
  - Ясно. Но не совсем. Они-то чего ждут?
  - Им мы не нужны. Выходит, ждут того, кому понадобились, - передернул плечами Алтай.
  - А кому мы понадобились? - еще больше забеспокоилась Арина.
  - Да ты не переживай, солнышко, скоро узнаем.
  Действительно, и часа не прошло, как к посту подъехали два джипа. Ариша испуганно наблюдала в окно, как из автомобилей повыползали агрессивного вида здоровячки.
  - Хорошие бобики, - один из братков 'поблагодарил' гаишников толстым конвертов, небрежно брошенным на стол.
  - Что нам теперь делать? - прошептала она мужу, опасаясь, что он и сам не знает, как действовать в таких дурацких и совершенно непросчитываемых ситуациях.
  Его ответ оправдал предположения:
  - Молиться, - посоветовал он.
  Девушку с мужчиной бесцеремонно запихнули в машины. Когда она садилась в автомобиль, то вдруг смутно ощутила, что живой из данной ситуации им не выйти. Выпутаться не реально. Алтай тоже не всемогущий. Перечитавшая море детективов, Ариша знала, что раз им не завязали глаза, значит в живых оставлять не собираются.
  - Ты, главное, не дергайся, - с преувеличенным спокойствием успел предупредить ее Алтай. - Прикинься дурой. И делай, что скажу.
  Эти четко произнесенная инструкция вселила в нее смутную надежду. Похоже, он не паниковал. В его голосе, звучавшем ровно, уверенно и собранно, не было слышно отчаяния.
  Их развели по разным транспортным средствам. Да какое там дергаться! Зажатая между двумя горами мускулов, она и дышать-то боялась. Авто свернули на проселочную дорогу.
  - Щас в лесочке прикопают, - запечалилась тут же Ариша.
  Но нет. Дорога была довольно приличной, грейдированной и заканчивалась высоким забором, за которым был виден двухэтажный теремок. Возле него имелись и другие постройки: сауна, будка охраны, гараж, всевозможные сарайчики.
  В огромной зале с камином их ожидал пожилой тучный мужчина в компании двух шкафообразных телохранителей. На типичного злодея, мафиози, эдакого Дона Карлионе, он был не похож. Ничего примечательного в нем не было. Средний рост, пепельного цвета короткие волосы, слегка тронутые сединой, равнодушная физиономия. Старикан впечатления не производил, если не замечать его глаз, в которых она читала свой приговор.
  - Так, так... Кого я вижу.., - глумливо протянул он, рассматривая пленников с холодным, злорадным любопытством.
  - Сам знаменитый Злат. И у меня в гостях! Вот уж не чаял! - сухой шелестящий голос скреб по нервам, до дрожи пробирал.
  Взгляды Злата и старика схлестнулись в безмолвной дуэли.
  - А я к тебе не напрашивался, - наконец, буркнул Алтай.
  - Так надо ж было так глупо попасться. Ты же один из лучших в вашем киллерском сословии.
  - О тебе тоже легенды слагают, Пасечник, - ровно, не ведясь на подначки, ответил Златарев. - Мы с тобой не воюем. Наоборот, договориться хотели. И подставы такой, понятное дело, не ожидали.
  - Не воюете... А Варяга кто завалил? По нашим законам убийство авторитетного человека карается смертью. И ты знаешь об этом, - злобно оскалился смотрящий.
  - Мы вашим законам не подчиняемся. У нас свои законы. - Киллер холодно улыбнулся. - А Варягу по-хорошему разрулить предлагали. Нефиг было в залупу лезть. Вымпел ему не принадлежит. Это наследство Рифата. Отдал бы по чесноку и был бы жив.
  - По чесноку, говоришь? Ты думаешь, я не догадался, что Моджахед за отца мстить вернулся? Вот только Варягин Тагира не убивал. А Вымпел ему я за особые услуги презентовал.
  - Ты убил? - безразлично спросил Алтай, словно для поддержания разговора.
  - Нет. Мне Вымпел тоже в уплату отдали. За то, что человечка нашел, который на себя мокруху повесить согласился.
  - Ты не убивал, Варяг не убивал. А кто? Не подскажешь?
  - А я почем знаю? - почти искренне изумился Пасечников, пакостно ухмыльнувшись. - Подозреваю, Рифату просто с родственниками не повезло. А вот повезло ли тебе с друзьями, мы узнаем ближе к ночи. В подвал их, - распорядился он.
  Подвал был сухим и чистым. Это утешало. Малость. Самую малость. А вот остальное очень и очень расстраивало. Алтая пристегнули наручниками в крюку, торчащему из каменной кладки. Ноги приковали к двум скобам в полу. Ступни Арины до пола не доставали. Поэтому ее просто оставили висеть на личном крючке неподалеку от мужа.
  - Нас убьют всех? - не выдержала Ариша, едва за быками Пасечника захлопнулась дверь.
   - Вполне вероятно, - лучше бы соврал.
  - Ну, так сделай что-нибудь, - потеряв самообладание взвыла Арина.
  - Если ты не заметила, - ехидно отметил Алтай, - я немного в затруднительном положении. Да и до этого к моей башке постоянно стволы приставляли. Сильно сомневаюсь, что смог бы тебе помочь с мозгами наружу.
  - Вот интересно, - не менее едко ответствовала девушка, - у вас был план, когда ваша компашка сообразила блатным дорожку перейти? Или так: чисто на авось?
  - Завязвай трындеть. Думать мешаешь, - обозлился на нее Злат.
  - Раньше надо было думать, - продолжила лютовать Ариша. Долго сдерживаемый страх выливался из нее потоками ругани. - Думает он! Надеюсь, из дум родится что-то гениальное. Если ты забыл, то я вынуждена обратить твое внимание. Мы прикованы к стене. Железом. И сверху целый батальон плохих дядек. И все вооружены до зубов. Или будет терминатор дубль три? Да тут халк бы не помешал, как минимум.
  - Заткнись, - озверел Златарев, забившись на своем крюке. Все его тело напряглось и вытянулось струной.
  - Внимание! Впервые уникальный номер! - продолжала вошедшая в раж девушка. - Человек легенда рвет стальные оковы! На раз, два...
  Тут посыпалась известь и кусочки цемента. Алтай вырвал расшатанную железную петлю из кирпичной стенки и спланировал на пол, выставив вперед ладони и упруго пружиня вверх.
  - Три.., - прошептала выпавшая в осадок Ариша. - Вот ни х... себе, - только и смогла прокомментировать сие действо она, глядя на разъяренного мужчину.
  'Это ж какую силищу надо иметь', - пронеслось в ее голове.
  - Теперь твоя очередь, - убийственным тоном воззвал к девушке Алтай.
   - А я че? Я ниче... Другие вон че. И ни че. А я чуть че и.., - заверещала Арина. - Вот если бы я тебя не раззадорила...
   - Дура ты припадочная, - вроде, он уже не очень злился.
   - Каждый человек имеет право на свою персональную дурь, - проворчала она. - И вообще: у меня стресс и ...
  - У тебя заколки есть? - перебил ее Злат.
  - Кк... кие заколки? - не поняла Ариша.
  - Длинный волос, короткий ум, - вздохнул Златарев. - Лохмы свои ты чем скрепила?
  - Че сразу лохмы-то? - обиделась она. - Нормальные волосы. Там три шпильки, четыре невидимки и два крабика.., - растерянно принялась вспоминать.
  - Крабика? - округлил очи мужчина. - Ладно, шпильку давай.
  - К..как? - окончательно зависла Арина.
  - Как хочешь. Или ты только брехать способна?
  Ариша повернулась лицом к стене, пыхтя и крутясь, как курица гриль. Царапая ногами по стене, она долго искала, за что бы зацепиться. Скинув сланцы ногой об ногу, она попробовала перебирать босыми ступнями. В конце концов, ей удалось найти точку опоры и ухватиться за металлическую скобу. Подтягиваясь, охая и стеная, невероятными усилиями Ариша выпутала шпильку вместе с клочком волос и тяжко рухнула вниз, едва не вывернув руки.
  - Н-да, - не удержался от комментария Алтай. - Физподготовка оставляет желать лучшего. - Теперь попробуй докинуть ее до меня. С первой попытки. Ну, если ты, конечно, хочешь еще потренироваться...
  Арина не хотела, что выражала всем своим существом. Наручники нестерпимо больно впивались в тонкие запястья. Кажется, она еще потянула связки. Причем по всему туловищу. Причем все разом. Но признаваться в этом она не стала бы даже под угрозой расстрела. Поэтому Ариша докинула. Чему сама искренне удивилась. Впоследствии она еще долго удивлялась ловкости, проявленной ими на грани физических возможностей во время побега. Как известно, в минуты смертельной опасности, люди способны на чудеса. Умирать очень уж не хотелось.
  Дверь, ведущая в место заключения, оказалась запертой на до смешного тщедушный замок. Видимо, тюремщики не приняли во внимание жизнелюбие своих жертв. Запор Алтай отомкнул при помощи все той же шпильки на раз-два.
  - И что теперь?
  - Держись позади.
  
  Глава 23.
  Киллер двигался по-звериному бесшумно, что при его массе являлось настоящим искусством. В комнате, куда вел выход из подвала, сидело четверо братков из тех, что привезли их в этот дом. Безмятежно и увлеченно играя в карты, они обалдели, заметив своих еще недавно отлично упакованных пленников.
  Алтай не дал им возможности сосредоточиться и сразу пошел в атаку, лишая охранников конечностей и буйных головушек в порядке живой очереди. Драка длилась пару минут. Начинающая привыкать к совершенной техники ведения боя, Арина беспокоилась о том, чтобы хрипы, стоны и звуки падающих тушек бандитов не привлекли внимание остальной публики.
   Ее знакомые ассасины все же не супермены. По своему опыту она знала, что противник тоже умеет железом бряцать. Толпой набегут, Алтай может и не справиться. Если бы тогда в лесу она не помогла Рифату, то исход поединка мог оказаться не в их пользу.
  Или звукоизоляция в доме была отличной, или же им, в конце концов, начало фартить, но на возню никто не обратил внимания. Парочка бесшумно продвигалась по коридору в том же порядке: Алтай впереди, Ариша - прячась за его спиной и дыша через раз. Девушка и мужчина оказались в той самой комнате, в которой ранее с ними беседовал Пасечник.
  - Что теперь? - Ариша вцепилась в футболку мужа.
  - Отойди к стене и не двигайся, - в дверь на противоположной стороне помещения заходили те самые шкафы, которые паслись недавно возле смотрящего.
  Мужики отличались выдающимися габаритами. В этом отношении они даже Алтая превосходили. Максимум силы, минимум интеллекта. Как у динозавров. На их тупых обширных ряхах читалось желание убивать. Арина тихо охнула и попыталась слиться с обоями. У ящероподобных громил случилось несоответствие: тщательно связанные пленники нагло разгуливали по вверенной им территории, а мускулистый шатен еще и борзо ухмылялся, не проявляя должного уважения к их сокрушающей мощи. Замерев, точно суслики в дозоре, они пялились на уже похороненную заочно парочку. Один из телохранителей, наконец, очнулся и потянулся к заплечной кобуре.
  - Ай-яй-яй, - цокнул Алтай языком, среагировав гораздо быстрее.
  Он неуловимым стремительным движением метнул в здоровяка нож, изъятый у охраняющих подвал братков. Динозавр схватился за шею и рухнул на пол с ужасающим грохотом. Второй с глухим рыком ринулся на Злата. Он виделся Арине огромным и нерушимым, как скала, но при этом значительно проигрывал Алтаю в подвижности. Однако, киллеру пришлось повозиться. От сокрушительных по мощности ударов бодигард качался, но не падал. Алтай бил сразу по прямой с максимальной скоростью и силой. Не получив желаемого результата сменил тактику. Несколько изящных приемов достали уязвимые точки. Телохранитель зашатался, похоже, что он держался в вертикальном положении исключительно из упрямства. Убийственный удар в кадык закончил бой.
  - Чего у вас тут за шум? - тонкий визгливый голосок донесся сверху.
  По лестнице со второго этажа спускалась девушка. Она была одета в алое вызывающе маленькое платьице, облегающее ее выдающиеся формы как вторая кожа. Черные до пояса волосы блестели, отливали красным в свете люстры и выглядели шикарно.
  - Иди сюда, расскажу, - завораживающие, глубокие, будто проникающие в самую душу нотки в голосе и море обаяния незнакомца обескуражили брюнетку.
  Она замерла на нижней ступеньке и смотрела только на Алтая, хлопая ярко-синими, неестественного оттенка глазами. Девушка не замечала двух больших тел, валяющихся посреди залы. Она вообще ничего не замечала, неотрывно глядя в серые очи и на пленяющие своим совершенством черты мужчины. Еще совсем недавно Арина сама так пялилась на него, не обращая внимания на пистолет, грозящий лишить ее жизни.
  Златарев в два шага оказался подле синеглазой, дернул ее за руку на себя, развернул спиной и сломал шею. Доли секунды и еще один труп добавился к уже имеющимся. Арина сдавленно пискнула.
  - Вот нафига? - прошелестела она.
  - Нужно было подождать, когда она орать начнет? - рыкнул мужчина, повернувшись к ней, отпуская жертву.
  Голова брюнетки глухо стукнулась о паркет. Ариша съежилась, стараясь по возможности слиться с интерьером. Сквозь глаза Златарева на нее смотрела сама смерть. 'Он никогда до меня больше не дотронется. Я его боюсь', - застонала она про себя.
  - Кисонька, ты еще здесь? - по лестнице спускался Пасечников.
  Алтай оперативно позаимствовал оружие из кобуры поверженного бодигарда. Смотрящий замер на полпути, настороженно обозревая комнату с лежащими в ней покойниками. В мертвой тишине щелкнул предохранитель.
  - Прошу присоединиться к нашей вечеринке, - Златарев пригласил его кивком спуститься ниже.
  - Ты же не выстрелишь, - выдвинул предположение Пасечник, делая несколько медленных шагов. - На понт меня не бери, сука, - продолжил задиристо он, следуя каким-то своим мыслям.
  - Давай рассуждать логически, - внес разумное предложение Алтай. - Если я не выстрелю, то погибнут все: я, моя жена, мои друзья. Если выстрелю - ты сдохнешь первым, но сюда примчится вся твоя охрана и братва, которая еще околачивается поблизости. Но у нас, все-таки, появится какой-никакой шанс. Убивать - это моя профессия. - Он свободной рукой указал на тела. - И я умею это делать отлично. Поверь. Вариант третий: ты послушно делаешь то, что тебе велят и шанс, конечно маловероятный, но все же шанс, появится у тебя. Нам же еще выбраться отсюда надо. А там как карта ляжет...
  - Что ты хочешь? - признал его правоту смотрящий.
  - Мы идем в гараж. Таким путем, чтобы нам никто из пацанов по пути не попался. Иначе ты увидишь, как выглядят твои мозги. Сядем в машину и уедем отсюда. Надеюсь, твои ребята хорошо выдрессированы и озадачиваться странным поведением босса не приучены. Молись об этом. В противном случае... Все равно братаны обнаружат творящейся в доме беспредел довольно быстро и пустятся в погоню. Вот тут и появится твой шанс.
  - Если ты меня не пристрелишь прямо за воротами, - добавил Пасечник.
  - Не, ну что ты, - успокоил его Злат. - Нам с тобой еще побеседовать по душам надо. Много невыясненных вопросов осталось.
  - Ладно, пошли, - внял железобетонным доводам авторитет.
  Всю дорогу до гаража, до ворот Арина молилась, чтобы фарт не переметнулся от них к Пасечнику. Но пока им невообразимо везло. Едва они выехали на шоссе, Алтай скомандовал смотрящему:
  - Прижмись к обочине и тормози.
  Как только машина замерла, он ударил бандита пистолетом в висок и перетащил бесчувственное тело в багажник. На улице было достаточно темно, машины проезжали мимо редко, поэтому данные манипуляции казались достаточно безопасными. Но Арину все равно потряхивало. Она опасалась погони. Алтай почему-то не сильно спешил...
  Златарев сел за руль и рванул с места на приличной скорости. Он вынул из заднего кармана джинсов телефон, позаимствованный у того же телохранителя.
  - Риф, нас не надо уже спасать. Сами как-то. Едем по направлению к заброшенной турбазе. В километрах тридцати до нее стоянка дальнобойщиков. За ней знак - 'обгон запрещен'. Потом съезд в сторону. Ждем там, - мужчина отключился и выбросил аппарат в окно.
  За знаком чуть заметная колея вела в лес. Проехав по ней, Алтай заглушил двигатель.
  - Пипец, сплошной пипец, - проскулила Ариша. - Я думала, они нас догонят.
  - Излишняя самоуверенность всегда во вред, - изрек Златарев. - Сейчас, конечно, нас уже спохватились. Всех блатных на уши подняли. Облажались, сейчас когти рвут.
  - Теперь за нами полгорода охотится? - всхлипнула девушка.
  - Ага, - равнодушно согласился мужчина, - но все-таки человеческий фактор - вещь прогнозируемая.
  - Как ты можешь быть таким спокойным, - возмутилась она. - Нас хотят убить. Нас едва не убили!
  - Могли, - так же безэмоционально подтвердил Алтай. - Процентов на девяносто еще там и на семьдесят по дороге сюда. Фортуна улыбается бесстрашным. Ты же ничего не боишься? А? Солнце мое...
  - Не боюсь? - взвизгнула Арина, доведенная до белого каления его невозмутимостью. - Да я чуть раз сто не скончалась от разрыва сердца...
  - Одного было бы достаточно, - рассудительно заметил мужчина.
  - Придурок, - не находя больше слов, прорычала девушка.
  - Нарываешься? - все также безмятежно спросил Злат.
  - Бесишь, - проигнорировав угрозу, продолжила наезжать она.
  - Твои проблемы, - закончил дискуссию Алтай.
  Ариша нашла в бардачке сигареты, открыла дверь, повернулась к мужчине спиной и с наслаждением закурила. Теплый, насыщенный запахами леса ветерок ласково касался плеч. Бархатная летняя ночь вызывала щемящую тоску: у всех нормальных людей ее возраста каникулы. Они весело и беззаботно проводят лето. Еще год назад и она вместе с подругами в это время таскалась по клубам и дискотекам, не зная куда себя девать и ища приключений на пятую точку. Теперь приключения находили ее сами, да такие, что врагу не пожелаешь.
  Девушку резко схватили сзади за талию и перетащили на соседнее сидение. Арина взвизгнула от неожиданности.
  - Че вопишь? - хохотнул Златарев, усаживая ее к себе на колени.
  - Я тебя боюсь.
  - Ну... это, в общем-то, правильно...
  - Ты специально меня пугаешь? - возмутилась девушка.
  - Пугаю? Да ладно. Я никогда не пугаю, - пробормотал он, выпутывая оставшиеся заколки из ее волос.
  - Ага, просто валишь без предупреждения и объявления войны.
  Мужчина улыбался. Она не смотрела на него, но знала это. Тёплое дыхание коснулось ее виска, проникая сквозь кожу до самой души, заботливо обволакивая нежной пеленой, и сердце, доселе молчавшее, чуть слышно отозвалось в ответ. Злат тихонько прихватил мочку ее ушка зубами, потянул, захватил губами. Арина покрылась мурашками, приятное томление зарождалось где-то в глубине ее тела. Когда он касался ее, мозги напрочь отказывались работать.
  Из багажника донеслась возня.
  - Он там не задохнется? - обеспокоилась Ариша.
  - Да фиг его знает... Не должен, вроде, - безмятежно отозвался Алтай, обхватывая ее затылок своей большой ладонью и притягивая к себе.
  Некоторое время они упоенно целовались, затем мужчина нехотя отстранился.
  - Как же ты меня заводишь, - прошептал он, уткнувшись носом в шелковые пряди ее золотисто-рыжей шевелюры. - Сейчас с делами разберемся: я из постели тебя не выпущу.
  - Лучше несколько суток в постели, чем вечность на кладбище, - вздохнула Арина, устраивая голову у него на груди.
  Несмотря ни на что, его твердое, как камень, жаркое тело, пленяющий мужественный аромат создавали чувство уюта и защищенности. Как же ей хотелось, чтобы эта защищенность, уверенность в завтрашнем дне была реальной, а не мнимой.
  - Слушай, - минут через десять докопалась до киллера она, не в силах выносить тишину. - А что у тебя за имя такое странное - Алтан? И почему все зовут тебя Алтай?
   - Имя 'Алтан' имеет монгольское и тюркское происхождение. Считается, что оно образовано от слова 'алтын' - 'золото'. Существует несколько вариантов перевода для имени Алтан: монгольское - "золотой", татарское имя, означающее "рассвет'. Вот такой вот я весь золотой получился, - усмехнулся мужчина. - 'Алтай' - это один из вариантов имени. В принципе, на тюркском означает то же самое. Моя мама, беременная мной, как раз защищала диссертацию по монгольскому племени. Для нас, людей из центральной части страны - имя звучит дико. Согласен. Друзья сочли, что Алтай все же предпочтительней.
  - Твои родители были большими оригиналами, - хмыкнула Арина.
  - Что есть, тот есть, - улыбнулся он. - Люди науки - они все странные.
  - Прошло четырнадцать лет с тех пор, как они погибли. Тебе сейчас двадцать восемь? - продолжила свои расследования Ариша.
  - Ты же наши биографии читала? - сонно заметил Алтай. - Рифату и Динару по тридцать. Крис и Насте - как мне. Еще вопросы?
  - Мля... Старый ты...
  - Старый? - встрепенулся Злат.
  - Ну, да. На десять лет меня старше...
  - Это ты маленькая...
  - Я не маленькая. Если маленькая, то относитесь ко мне, как к маленькой, а вы... Вы...
  В багажнике опять завозились, застонали.
  - Копыта отбросит, - посетовала девушка.
  - Да ему все равно подыхать. Думаешь, тебя бы он пожалел?
  - Нет. Знаю, - вздохнула Ариша. - А почему Рифат только сейчас Вымпел вернуть захотел? Сколько времени прошло, а он об этом и не думал...
  - Думал... Первые девять лет мы были на службе у отечества. Пока нас не отправили на смерть, постановив ликвидировать опасный и ненужный более отряд. Потом работали на себя. Нужно было время, чтобы про нас забыли. Да и без денег тягаться с таким серьезным врагом глупо и бессмысленно. Оружие, документы, хаты - все это бабок стоит. Мы же оттуда вырвались пустые, голодные, израненные...
  Тут откровения были прерваны появлением его друзей. Машину Пасечника затолкали подальше в кусты. Пересели в автомобиль Рифата. Смотрящего, как мешок с картошкой, перекинули в другой багажник. Предварительно заткнув рот, связав и вырубив. Место Ариша узнала сразу. Полуразрушенный причал. В смутных полу размытых воспоминаниях он вызывал смертный ужас.
  - Я спущусь к реке, - она даже знать не хотела, что они там с авторитетом делать будут.
  Ветер качал верхушки сосен, да поскрипывал сухостой. Пахло свежескошенной травой, лесом и речкой. В воздухе стойко держались запахи цветений, прели и мха. Ощутимо похолодало. Атмосфера была наполнена горьковатым ароматом смерти, жестокости и безысходности, отдавая смолой хвойных деревьев, и чем-то терпко-пряным от растущих повсюду можжевельников. Арина погрузилась в собственные мысли, которые совсем не радовали. Замужем за откровенно криминальным типом, влипла в такую историю, что волосы дыбом: она почти мертва. Оказаться в компании людей, для которых социальные каноны были пустым местом - плохая идея. Они иначе смотрели на то, что составляло незыблемую основу ее мировоззрения. Если совершали убийство, то считали, что имеют на это внутреннее право, причем принятое решение было хорошо взвешенным, а не эмоциональным. Так буднично убить человека. Совершенно измененное восприятие жизни, отношение к смерти, к своей и, особенно, к чужой. Все мы глубине души мы презираем не только правила, но и опасности, и саму свою жизнь. Но не всякий имеет смелость поставить что-то супротив.
  Чем Алтай зацепил ее? Хорошо сложен и физически привлекателен. Он часто и всерьез занимается спортом. От него буквально веет уверенностью в себе и силой воли, он хладнокровен, смел и целеустремлен. Он забирал чей-то рассудок и дыхание, был богом в те секунды, когда его жертвы стояли на пути жизни или смерти в его руках. Он был решительным и безжалостным, обладал животным магнетизмом, непроизвольно притягивая внимание женщин. Загадка природы: почему женщины не любят стопроцентно порядочных мужчин? Этот мужчина был не для нее, даже на время. У таких, как он, всего два пути: или в тюрьму, или на кладбище. А она больше всего хотела покоя. Потому что неслась на американских горках, то взмывая, то стремительно обрушиваясь вниз. Нужно остановиться. Она сойдет: обязана сойти.
  
  Глава 24.
  Утро отметилось резким криком какой-то пташки. Под кронами деревьев ещё только забрезжили серые предрассветные сумерки. В воздухе пахло мокрой листвой, запах которой перебивался едким запахом хвои. Вокруг царила невероятная тишина, жуткая и таинственная. Арина выпрямилась, и посмотрела в небо. Вдали закричала сорока пронзительно-скрипучим, как несмазанные дверные петли, голосом. Дятел долбил неподалеку дуплистое дерево, казалось, кто-то стучал поблизости молотком. Утренний воздух был свеж и прохладен. Она окончательно замерзла и еще плотнее закуталась в куртку.
  Динар спустился к воде, смывая с рук кровь.
  - Да когда же это кончится, - запричитала Арина, сотрясаемая нервной дрожью. Или это от холода?
  - Нам перекантовать нужно где-то до вечера, - задумчиво протянул Алтай.
  - Поехали на съемную дачу, - предложил Рифат. - Я ее до конца лета оплатил.
  Трое мужчин и три девушки сидели вокруг того самого стола, за которым еще совсем недавно Ариша умирала со страха в компании будущего мужа и Рифа.
  - Выходит, Варяг и правду не убивал твоего отца, - произнес Саулов, дожевывая бутерброд. - Он лишь подставил своего человечка. Его попросил об этом Пасечник, который тогда еще не был в авторитете и своих собственных бойцов не имел. Но, ни тот, ни другой напрямую не были заинтересованы в смерти Тагира. Быстро сообразив, что Вымпел, на который он согласился от жадности, - это, во-первых, конкретное такое палево, во-вторых, без должных связей и лаве такую махину не потянуть, наш хитрожопый друг спихивает спорткомплекс Варягу в подарок за услугу. Для меня во всей этой истории пока три темных места. Почему было не обратиться сразу к Варягину, раз у Пасечника своих людей не было? Это один. Почему Пасечников доверился невидимому заказчику: договор происходил по телефону? И третье: кто этот самый таинственный заказчик?
  - А я не понимаю: зачем ему вообще все это было надо? - хмурилась Настя. - От Вымпела он сам, добровольно отказался, с Тагиром, как он говорил, совсем никогда не пересекался.
  - Вот смотри, - ответил ей Динар. - Пасечник в то время был никто и звать его никак. Гопник и мелкий шулер. С Варягиным они еще по молодости лет на зоне скорефанились. Вышли почти одновременно. Варяг сразу в дамки, а Пасечник по-прежнему: на шухере постоять, припозднившихся граждан пощипать. В один прекрасный момент он приходит к Варягу и рассказывает, что Вымпел у Сабирова в карты выиграл, порамсили они потом. Мол, отдавать не хотел. Ясен перец. Образовался труп. Пасечников просит: 'Помоги по старой дружбе. Прикрой. Подставь кого-нибудь из своих, чтоб менты под меня не копали, а я тебе за это Вымпел подгоню. Мне-то он ни к чему. Нету средств и ума его содержать'. Варяг только рад. Быстренько находит в СИЗо мокрушника, которому уже все равно: один, два или три трупа на себя брать. Ему в любом случае до конца жизни в квадрате обретаться. Все в шоколаде. Мокрушнику грев на зоне приличный. Варягину - спортклуб.
  - Ну? - недоумевала Анастасия. - Пасечник-то что от этой всей байды получил?
  - Карьера Пасечника, как в легальном, так и в теневом бизнесе стремительно пошла вверх. Варяг, сомневаюсь, чтоб ему в этом помогал. Зачем ему лепить себе конкурента? А вот он сам завис на месте. Хотя и метил в смотрящие. Помощь Пасечникову, естественно, присутствовала. В такое везение поверить трудно. Из простого мелкого воришки в авторитеты, а потом весь город под себя подмять - это какой же фарт надо иметь! Вот тут-то и возникает вопрос: кто этот таинственный покровитель, а по совместительству, - заказчик, возможно, он же и убийца.
  - А что Пасечник так ничего и не объяснил? - поразилась Арина, смущаясь. - Ну, там. На причале.
   Картина, которую худо-бедно она успела себе нарисовать, теперь грешила серьезными нестыковками.
  - У Саула все исповедоваться начинают. С попом так не откровенничают, как с ним, - подтвердил очевидное Алтай. - Во всех грехах каются, а если не каются: значит не в чем.
  - Кабы он знал, - жестко ухмыльнулся Динар. - Старик и сам долгое время пытался это выяснить, но безуспешно. Потом ему просто дали понять, что ежели не угомонится и будет продолжать копать, то везуха его быстро закончится, и он окажется глубоко в заднице. Ему звонили с защищенной линии, давали задания, указания, рекомендации. От четкости, своевременности выполнения которых зависело его благополучие.
  - Интересно, а почему он согласился на это? - продолжила расспрашивать Ариша. - Мне показалось, это не в его характере позволять управлять собой, диктовать условия. Он же в любой момент мог послать благодетеля, особенно когда уже крепко стоял на ногах.
  - Не мог, - ответил ей Рифат. - У 'благодетеля' были рычаги давления на него и еще море компрометирующих сведений. Чем выше Пасечник взлетал, тем, разумеется, больнее было падать.
  - Гейм ове, - подытожила Крис. - Чет мы, ребята, тут здорово лопухнулись.
  - Есть одна ниточка, - все уставились на Арину. В ее голове зарождалась, но все никак не могла обрести форму какая-то очень дельная мысль. Ответ на вопрос лежал на поверхности, просто осознать его было страшно. - Риф, девичья фамилия твоей матери не Истомина?
  - Я не помню, - мужчина устало потер лоб. - К чему тебе это?
  - Те два особиста, которые терзали меня в больнице, дали мне ваши дела почитать, - неохотно призналась девушка.
  - Вот ни фигасе, - изумился Динар.
  - Занятно было? - заледенел Алтай.
  - Просто сказочно, - фырнула Ариша. - Так вот, - продолжила она, - того чувака, который находил человеческий материал для проекта, звали Истомин В.Н. А твою мать - Истомина Т.В. до замужества. Допускаю, что это совпадение и не более, но все же... В.Н. этот, твой родной дед?
  - Чем дальше в лес, тем толще партизаны, - хихикнула Кристина.
  - Интересно девки пляшут, - согласился с ней Рифат.
   - Ага, - поддакнул Саулов. - По четыре штуки в ряд, то грудями колыхают, то задами шевелят.
  - Интересно девки пляшут, если снизу посмотреть, - зарычал Златарев. - К чему этот убогий юмор? Версия никуда не годится. Бред какой-то. Никитич, конечно, не шибко твоего отца любил, но пойти на мокрое... Зачем ему это? Мамаша Рифа к тому времени благополучно свалила в загранку с хахалем своим. Внуком он не интересовался. Чего им делить?
  - К чему такая категоричность, брат? - примирительным тоном изрек Динар. - Я вот припоминаю, как был у Рифата в гостях и слышал, как Тигран с Василием Никитичем бодались. Мы тогда в коридоре обувались, а они на кухне о чем-то спорили. Риф побежал кассеты искать, а я у двери дожидался. По младости лет в то время мало что понял, но теперь слова обретают смысл...
  - Какие слова? - хмурил лоб Рифат. - Наверное, у меня склероз прогрессирует, но я ничего не помню.
  - Просто не обратил внимания, - успокоил его Дин. - Бывает. Не грусти.
  - Чего за слова-то? Не томи, - поторопил его Алтай.
  -Мля... Да я точно не скажу. Мы ж мальцами еще были. Никитич орал: 'Ты моей Танюхе всю жизнь испоганил. Хотел щенком ее своим удержать?' И потом: 'Думаешь, я не знаю, что в твоих тренажерках быки пасутся. А на Страну, значит, поработать не хочешь...' Тигран ответил что-то вроде: 'Мне здание содержать - деньги нужны, а твоя страна меня по-миру пустит'. Истомин: 'Будешь делать, что говорят и дела пойдут в гору'. Сабиров: 'Да они дети совсем. Не могу я так'. Далее Никитич прошелся по истории Великой Отечественной, они не сошлись в вопросах патриотизма, а затем мы ушли.
  - Нет, не может быть, - встряла снова Арина. - У меня в голове не укладывается, как родной дед мог такое с собственным зятем и внуком сотворить!
  - Поясни, - сощурился Риф.
  - Смотрите. Требования к набираемым подросткам были строгие. Там так и было написано в каждом деле: 'Соответствует требованиям. Обладает крепким здоровьем, отличным генофондом, высоким интеллектом, хорошей физической подготовкой, имеет потенциал'. То есть, дети алкашей, из неблагополучных и нищих семей, дремучие крестьяне-рабочие уже не подходили. А обеспеченные интеллигентные семьи, с образованными умными родителями добровольно отдать своих чад в эксперимент ни за чтобы не согласились. Оставалось два возможных варианта: искать детей по интернатам и детским домам (что долго и хлопотно) или ... Гипотетически, конечно...
  - Или устранить родителей, - закончила за нее Настя, изменившись в лице.
  - Аринкина версия имеет право на жизнь, - Динар был темнее тучи. - Истомин нас троих знал лично. О семьях наших сведения собрать труда не составляло. И искать не надо было.
  - Моих родителей убили наркоманы, - Алтай устало провел рукой по волосам, будто отгоняя тяжкие воспоминания.
  - Наркоманы за дозу мать родную не пожалеют, - хмыкнула Крис. - Чего уж говорить о чужой.
  - Будем копать в этом направлении. Все равно других вариантов пока нет, - подвел итог дебатам Сабиров. - Только вот моему деду, если он вообще еще жив, далеко за семьдесят. Меня вот что удивляет: нахрена они Аришке наши биографии впарили?
  - А чего тут непонятного? - усмехнулся Златарев. - Ее уже с той информацией, которая и без наших патериков угнездилась в рыжей головке, все равно никто в живых оставлять не собирался. Устроили бы несчастный случай...
  - Белыми нитками, - цокнул Рифат. - Хотя... могут, конечно...
  - Но они же на государство работают, - не желала верить в такое коварство Арина.
  - Я тащусь от нее, - засмеялась Кристина. - Наивняк чукотский. Ты заметь, родная, дедуля Рифата тоже не на рынке торговал.
  - А я грешным делом подумал, - присоединился к ее веселью Алтай, - что это до солнышка нашего еще в больничке доперло.
  - Представь себе, доперло, - вызверилась Ариша. - А ты думаешь, я замуж за тебя по великой любви пошла? Все. Я спать, - не дала она возможности достойно ответить прибалдевшему от такого наезда Злату.
  
  - Вставай, одевайся, - Златарев тряс ее за плечо.
  Все та же кровать, склонившийся над ней киллер, а окном опять темнеет - дежавю. Тем не менее Арина подчинилась. Едва она успела заглотить чашку обжигающего кофе, как ее запихнули в автомобиль. Три внедорожника проехали через город и остановились возле небольшого придорожного кафе. На стоянке возле заведения скопилось много машин.
  - Пересядь к девчонкам, - распорядился Алтай.
  Мужчины скрылись в здании, а девушки остались дожидаться их в авто. Настя сидела за рулем, Крис рядом, а Аришка нервно ерзала позади.
  - Чего там происходит? - решила выяснить она.
  - Король умер, да здравствует король, - хмыкнула Кристина. - Пасечник приказал долго жить, теперь грядет передел криминальной империи. Ребята согласились помочь только, если Мурат встанет за главного. Это гарантия того, что блатные нас больше не побеспокоят и не попытаются курировать бизнес. Вот сейчас предводители группировок и голосуют, кто трон займет. Решают, так сказать, глобальные вопросы.
  - Какие такие глобальные вопросы? - испугалась Аришка. - А если вопросы решатся не в вашу пользу и, вообще, дебаты из мирных перерастут в вооруженный конфликт?
  - Тогда метель начнется, - ответила ей Настя. - Мы поэтому и сидим здесь: тылы прикрываем.
  - Метель по-любому начнется, - обрадовала девчушку Крис. - Тут только половина состава. Те, кому давно Пасечник поперек горла встал. Беспредельничал он последнее время. Законы не уважал.
  - Угу, - подтвердила Настя. - Уважал, да только те, которые ему выгодны были. Остальные главы банд, которым такая его политика нравилась, сейчас в другом месте совещаются.
  - Ой-ей, - распереживалась Арина, почувствовав, как внутри у нее нарастает тоскливая жуть. - Чует моё сердце, что мы накануне грандиозного шухера. Как бы опять под раздачу не попасть.
  'Каждый раз, когда ты говоришь "ну, могло быть и хуже" - ты бросаешь своей судьбе вызов', - подумала она. Все эти криминальные разборки, в которые девушка раньше старалась особо не вникать в целях сбережения душевного здоровья, все равно ее настигли.
  - Не бойся, - успокоила ее Кристина. - Тебя подставлять никто не станет. Алтай сказал, что ты в безопасной зоне пережидать будешь. И нянек к тебе приставят. Все равно от тебя толку нет, так хотя бы под ногами путаться не будешь.
  Спустя пару часов, в течение которых Ариша нервно крутилась на сиденье и беспрерывно курила, Злат, Сабиров и Саулов вернулись к автомобилям.
  - Выходи, - Алтай распахнул дверку со стороны Арины.
  Девушка замешкалась, и была бесцеремонно и грубо вытащена за руку и водворена в другую машину. В ней за рулем сидел коренастый бритоголовый паренек и еще один типичной бандитской наружности. Златарев плюхнулся рядом с Ариной:
  - Едем.
  Ехали долго. И снова за чертой города. Алтай переговаривался по телефону то с Метелиным, то с Рифатом, то еще с кем-то. Наконец, свернули на проселочную дорогу, пересекли поле и нырнули в зловещую темноту чащи. В свете фар было видно, что впереди маячит еще один кроссовер. За ними тоже кто-то следовал. Остановились на узкой колее, по бокам которой плотной стеной шумел лес. Габариты погасили. Вокруг только чернота, кое-где прошитая лунным светом. Видно было только смутные силуэты, передвигающиеся в лунной призрачной дымке, да высокий забор впереди, к которому со всех сторон скользили неясные тени.
  - Мы пошли, - рыкнул Злат в трубку, одновременно доставая из-за пояса глок. - Сиди здесь, - велел он Арише. - За девочку головой отвечаете.
  Незнакомые парни спереди дружно закивали головами:
  - Как маму родную беречь будем, - подтвердил бритоголовый.
  - Ну, да, - вякнула Ариша. - Стой здесь и жди. Когда начну - не скажу. Настоящая война начинается вдруг.
  Их автомобиль находился посередине дороги. Спереди черный внедорожник был развернут поперек, перегораживая пути отступления. Он находился как раз напротив ворот. Таким образом, выехать за пределы ограждения не представлялось возможным, если кто-то предпримет попытку удрать. Сзади припаркован еще один автомобиль, также перекрыв колею. Поэтому свалить парни вместе с ней никуда не могли до тех пор, пока все не закончится. Вскоре в сумрачную тишину ворвался гул яростного боя. Стрекот автоматных очередей, выстрелы, вопли заглушались редкими взрывами.
  - Мамочка моя, - всхлипнув, прошептала Ариша.
  После первой мясорубки девушка приходила в себя полдня. Кровь, вопли, крики... Никой пощады или милосердия. Она настолько была психологически измотана всеми этими приключениями, грозящими закончится весьма плачевно, трагически, фатально, что не в силах была уже даже зареветь. Открыв дверку, девушка судорожно закурила. Ее руки так дрожали, что сигарета выпала после первых двух затяжек. Арина вынула вторую, но зажигалка выскользнула из трясущихся пальцев куда-то во тьму. Она вылезла из салона, присела, пошарила по земле, но без толку.
  - У вас прикурить чем есть? - поднявшись на ноги, повернулась девушка к своим охранникам, которых шум никак не будоражил, наоборот, они явно томились от вынужденного безделья.
  И тут боковое зрение отметило какое-то движение с той стороны машины. Ариша перевела взгляд поверх автомобиля. В зареве пожара (дом за забором пылал, как факел, и лишь из прилегающих к нему построек еще доносились одиночные выстрелы) она заметила три мужские фигуры, выскочившие из леса.
  - На, держи, - послышалось из авто, но девушка, резко развернувшись, бросилась в ельник.
  Долгое состояние настороженности, напряжения научили инстинктивно чувствовать опасность. Рефлексы срабатывали быстрей, чем мысль успевала сформироваться. Она не успела ничего подумать, лишь подсознание отметило, как одна из фигур бросает в их сторону что-то, явно не горсть конфет. И отреагировала совершенно неосознанно, кидаясь в сторону. Атмосферу болтануло, как во время землетрясения. Грохот, жар, что-то ударило в спину... Ее оторвало от земли, секунды полета...
  
  Глава 25.
  - Пусти, - хрипел Алтай, рвавшийся к полыхающему автомобилю.
  - Приди в себя, друг, - увещевал его Рифат, с трудом удерживая на разумном расстоянии от пламени. - Ей уже не поможешь.
  - Нужно срочно убираться отсюда, - пытался достучаться Динар, висящий на Златареве с другой стороны. - Иначе нам всем крышка.
  - Алтайчик, миленький, - уговаривала Кристина, упершись руками в его грудь. - Не время сейчас. Ты знаешь.
  Почувствовал, как тело Алтая немного расслабилось, друзья затолкали его в машину.
  - Ну, че уставились? - зарычал Метелин, оборачиваясь к оставшимся в живых быкам. - Погнали отсюда, пока мусора не налетели. Живее! Зарево, наверняка, с дороги видно. Успеть бы...
  Затылок пульсировал острой болью. Арина с трудом разлепила глаза и поначалу не поняла, где находится. Потрогала голову. Рука стала липкой.
  - Мля.., - она заставила себя сесть. Все тело ломило, словно ее через мясорубку пропустили.
  За спиной маячила столетняя ель, об которую и приложилась головой девушка, отброшенная ударной волной. Впереди отблески пожара, шум двигателей, мигалки и голоса говорили о том, что публика на месте стычки сменилась. И если те товарищи обнаружат ее за кустами, то неприятностей, причем крупных, не избежать. Тело, начиная от головы до пяток, нестерпимо болело. Но в целом, девушка вынуждена была признать, ей невероятно повезло. Все могло закончиться гораздо, гораздо плачевней. Ариша поползла на четвереньках в сторону от лесной дорожки, глубже в чащу, пытаясь оказаться как можно дальше от людей. Она отлично понимала, что потушив огонь, они примутся обыскивать окрестности в поисках улик и на предмет установления картины произошедшего. И тогда уж точно наткнутся на нее. А этого очень уж не хотелось.
  Эти мысли заставили ее действовать и внутренне собраться. Продвинувшись на четвереньках несколько метров, девушка ободрала колени и ладони, исцарапала ветками лицо. Получалось медленно, непозволительно медленно. Арина попробовала встать. Когда она, покачиваясь, сделала несколько шагов, пытаясь сохранить равновесие, голова нещадно закружилась. Пройдя совсем немного, она снова рухнула на землю. Ее мучительно вырвало. Но стало чуточку легче. В висках стучало, колени подгибались, в глазах темнело, но Ариша упрямо шла перпендикулярно той колее, на которой оставался сгоревший автомобиль. Силы неумолимо таяли. Поэтому девушка приняла решение выбираться из леса и поменяла направление. Она ковыляла к шоссе. В ушах начинало шуметь, перед глазами плыли красные пятна. Арина падала через каждые два шага, но, благодаря упертости характера, опять поднималась и телепалась дальше, несмотря на изматывавшую ее боль.
  Выпав на дорогу, Ариша заметила стремительно приближающиеся к ней яркие фары. Она, собрав волю в кулак, поднялась и махнула рукой. Остановился автомобиль или нет, она уже не помнила. Сквозь удушливый черный слой ваты пробивался мужской голос:
  - Девушка, девушка! Что с вами? Вы меня слышите?
  Чьи-то руки трогали ее, потом куда-то несли, потом забытье окончательно сомкнуло свои крылья, отгораживая ее от мира стеной, гасящей звуки, картинки, ощущения.
  Арина нехотя разлепила веки. Возвращаться в этот мир не хотелось. Не было в нем ничего хорошего. Она лежала на боку. Затылок пульсировал острой болью. Девушка пощупала голову. Сзади волосы слиплись от крови, но было заметно, что рану кто-то обрабатывал. Комната, в которой она находилась, была крохотной. Длинной и узкой. Ее ложе стояло в торце помещения. В другом его конце находилось окно с занавесками жуткого зеленого цвета.
   Тумбочка времен социализма, бабушкин гардероб вдоль стены, доисторические стулья - обстановочка навевала тоску.
  Девушка заставила себя подняться. Враждебный мир покачнулся. Она с трудом удержалась на ногах, схватившись за спинку кровати. Разом заныли недавно сломанные и еще не до конца зажившие ребра, да и все остальные части тела не радовали. Создавалось впечатление, что ее трамвай переехал. Причем несколько раз, не спеша и со вкусом.
  Доковыляв до двери, Арина попала в другую комнату побольше. Типичная малогабаритная хрущевка с мебелью той же эпохи. С кухни доносились запахи приготовляемой пищи. Аппетита они не вызывали. Не потому, что пахло невкусно. Девушку слегка подташнивало, и есть совсем не хотелось.
  У плиты сосредоточенно что-то помешивал высокий мужчина. Очень высокий. Метра два ростом. Окинув унылым взором косую сажень в плечах, фигуру война, Арина окончательно загрустила. На клерка или продавца шаурмы незнакомец был не похож даже с очень большой натяжкой. А это означало только одно - она в очередной раз во что-то вляпалась.
  - Очнулась? - мужчине на вскидку было около сорока лет, может чуть больше.
  Морщины бороздили лоб, парочка обосновалась на переносице и еще несколько в уголках глаз. Но в целом лицо казалось довольно приятным. Напрягал только острый пронизывающий взгляд. Типичный такой взгляд, который не сулил ничего хорошего. Так на нее смотрели следователи: подмечая и анализируя каждое движение, эмоцию, слово, каждый вздох.
  - Ужинать будешь?
  Арина посмотрела на часы, украшавшие стену над кухонным столом. Они показывали восемь.
  - А что уже вечер? - удивилась она.
  - Ты почти сутки без сознания провалялась, - объяснил незнакомец, возвращаясь к своему занятию - Садись.
  Девушка умостилась на табуретке, нервно сцепив ладони в замок.
  - Ты кто? И как я здесь оказалась?
  - Не помнишь ничего? Я тебя на дороге подобрал. Ты мне прямо под колеса свалилась. Чудо, что не задавил.
  - Понятно, - протянула Ариша, но, в общем-то, понятно ничего не было.
  - Меня Егор зовут, - продолжил мужчина. - Егор Байсалов.
  - Арина, - представилась девушка. - Это твоя квартира?
  - Да. Не хоромы, конечно, но меня все устраивает.
  - А почему меня сюда привез? Логичнее было бы в больничку определить, - поинтересовалась Ариша.
  - Ты хочешь в больницу? - Егор поставил перед ней тарелку с пловом и чашку ароматного чая.
  - Нет. Не хочу.
  - Я тоже так подумал.
  Разговор не клеился. Становилось как-то неуютно. Арина для приличия поковырялась в еде, выпила чай.
  - Я, пожалуй, пойду.
  - Куда?
  В самом деле, куда? Города девушка не знала. Адреса квартиры, в которой жила вместе с ассасинами - тоже. По сути, она оказалась одна в чужом городе без денег и документов. Арина даже не предполагала, чем закончилась битва за место под солнцем. Жив ли ее муж и его друзья? Кто в итоге победил? Сохранили ли сторонники Пасечника свои позиции? Чего ей стоит опасаться? Был и другой вариант: всех (и наших и ваших) повязали менты. И она теперь соучастница. Ее тоже ищут. Спецотдел, наверняка, на нее зуб имеет. Вероятность попасть за решетку или лишиться головы была велика. Но, с другой стороны, выяснить свое положение рано или поздно придется. Жаль, что она так плохо себя чувствует. Явно пока не готова противостоять ожидающем ее за дверью неприятностям.
  Если ее знакомые киллеры остались живы, то почему они ее бросили? Почему не забрали с собой? Вопросов было так много, а ответов не было совсем. Мужчина внимательно ее рассматривал, не мешая протекающему мыслительному процессу.
  - Ты сильно ударилась головой, - прервал ее метания Байсалов, когда заметил, как Арина трет кончиками пальцев виски и морщится. - Или тебя ударили?
  - Я упала, - проворчала девушка. - Неудачненько так упала. Мне последнее время капитально не везет.
  - Ясно. Тебе надо отлежаться. Можешь пока пожить у меня.
  Девушка недоверчиво уставилась на мужчину. Странный он. Его никак не беспокоит, что она делала одна в лесу ночью? Почему не рвется кому-нибудь звонить? Телефон Арина заметила в коридоре на тумбе у зеркала. Номеров сотовых она не знала. Ни кого из своих знакомых. Кому звонить? Куда?
  - Не переживай, - по своему расценил ее замешательство Егор. - Приставать не буду. Мне сорок два года. У меня две дочери - твои ровесницы.
  - Ты разведен? - предположила девушка.
  - Жену не устраивала моя работа. Она забрала детей и уехала к родителям. Далеко отсюда.
  - А кем ты работаешь?
  - Скажем так: я тружусь в бюро добрых дел. Давай ты оклемаешься немного, потом поболтаем.
  Арина вернулась на свою койку. Мужчина спал в другой комнате на диване. Мутный он был какой-то. Но выбора все равно не оставалось: он прав - ей нужно прийти в себя. Больная голова ничего не соображала. Слабость, ноги не слушались. Ребро противно ныли. Ариша провалилась в тяжелый болезненный сон.
  Проснулась она поздним утром. Солнце уже во всю светило: день обещал быть жарким. Самочувствие все еще было неважным, но наметились значительные улучшения. Прошлепав на кухню, девушка нашла там завтрак на столе, заботливо прикрытый чистым вафельным полотенцем, и записку 'Не уходи. Нам нужно поговорить'.
  Входная дверь открывалась легко. Ее никто не собирался удерживать силой. Мужчина интриговал. Что он имеет ей сказать?
  Отыскав кусок мяса в морозилке, Арина решила похозяйничать. Нужно было чем-то себя занять.
  Егор вернулся, когда за окном уже стемнело.
  - А ты молодец, - похвалил он девушку, уплетая сочный бифштекс с жареной картошкой. - Мои девчонки готовить так и не научились.
  - Жизнь у них счастливая, - буркнула Арина. - Ты жаждал пообщаться, - перешла она к делу.
  - Я хотел бы, чтобы ты какое-то время оставалась здесь, у меня, - туманно изложил свою просьбу Байсалов.
  - Зачем? - вскинула брови Ариша, не скрывая своего изумления: к чему ему чужие проблемы.
  - Помнишь тех двух следователей, которые допрашивали тебя в больнице?
  - Еще бы! Они собирались меня убить! - возмутилась Арина. - Так. Стоп. А ты откуда знаешь?
  - Знаю. - Егор был само спокойствие. - Они от этой идеи еще не отказались. Поверь.
  - А ты, выходит, не из их конторы? - суть положения, в котором она находилась, постепенно доходила до девушки. - И там в лесу возле того дома, где сходняк собирался, ты не случайно ошивался.
  - Умница, - констатировал Байсалов. - Соображаешь на пять с плюсом. Скажем так: они из конкурирующей конторы. Наша организация вопросы решает по-другому. Как только спецы лоханутся: подключают нас. Те ребята имеют моду зачищать все свои недоработки, считая, что таким образом проблема рассосется сама собой. Фирменный стиль у них, вроде как. Вышестоящие инстанции в данном конкретном случае эту политику не одобрили. Поэтому определиться, как поступить с тобой и твоими друзьями предстоит мне и моим коллегам.
  - И что ты думаешь? - Арина, практически 'выпавшая в осадок', пыталась еще конструктивно мыслить.
  - Я думаю: волки - санитары леса. Волк охотится на слабых, заболевших и обессилевших животных. Тем самым он не дает распространяться болезням, следит за экологией, способствует очищению леса от падали. По закону Дарвина улучшает популяции видов своих жертв, сохраняя лучший генофонд среди травоядных. Выживают сильнейшие, лучше адаптированные к среде обитания особи. Истребление стай волков в природе нарушало равновесие экосистемы, вызывало эпидемии среди живности.
  - К чему этот курс природоведения? - недоумевала Ариша.
  - Твои знакомые - те же волки. Хищники в человеческом мире.
  - А разве ты не считаешь, что хищников на воле оставлять не целесообразно? Дикие и непокорные - они явно опасны. Разве нет?
  - А кто тебе сказал, что все будет происходить бесконтрольно? Мы попытаемся договориться. Из-за непрофессиональных непродуманных действий сотрудников спецотдела город кровью умылся. Трупов на улицах - как в блокадном Ленинграде. Если в течение нескольких дней ситуация не изменится, то отдел упразднят, отобрав все полномочия.
  - Понятненько. А если договорится не получится? С ними?
  - Тогда им придется убраться из страны. Чего они сделать не пожелают. Иностранные спецслужбы давно твоим дружкам на пятки наступают. И жить им там за кордоном не вольготно стало. Потому придется идти на уступки.
   - А я? Что будет со мной? - резонно спросила она.
  - Ты посидишь тут. Пока все не утрясется. Тебя все ищут. Во взорванной машине нашли только два трупа. Оба мужские. Златарева испарилась. Ходы ни одной из сторон предугадать не возможно. Ты будешь отличным методом давления на Злата и его товарищей. Давай не станем давать козырь в руки его врагам. Пусть разбираются без твоего участия. Целее будешь.
  - Алтай ищет меня? - загрустила Арина.
  - Не знаю... Зачем ты ему? Только все осложняешь и под ногами путаешься.
  - Думаешь, я ему не нужна? - девушка едва сдерживалась, чтобы не зареветь. - Так пусть сам мне об этом скажет. Нужно найти его! Я должна с ним как-то связаться!
  - Стоп, стоп, стоп, - печально вздохнул Егор. - Девочка... Ты что делать-то дальше собираешься? Жизнь себе сломать хочешь?
  - Почему? - растерялась Арина.
  -Ты же сообразительная.
  - У меня соображалка щас плохо работает, - насупилась Ариша.
  - Романтические бредни свойственны твоему возрасту. Спустись с небес в реальность. Пойми. АРЕС - это адская фабрика, где молодых ребят превратили в боевые машины, хладнокровных убийц, способных не задумываясь выполнять любой приказ. У этой системы свои, жесткие методы воздействия. И готовый продукт - это уже не человек. Они воспринимают жизнь не так, как нормальные люди. Твой муж - киллер высшей категории. Профессионал. Он им и останется. Его сознание, образ мыслей, поступки - все подчинено одной привычке: привычке убивать. Ты будешь страдать. В конце концов, погибнешь. Ты обязана уйти от него. Я тебе помогу.
  - А если я не хочу от него уходить?
  - Аринка. Успокойся. Подумай хорошенько. У тебя вся жизнь впереди. Ты еще найдешь себе приличного парня. Обычного, нормального мужика. Выучишься, выйдешь замуж, детишек нарожаешь. И, главное, останешься жива. Может быть, звучит скучно, но оптимистично. Я не требую от тебя подчиняться. Просто обещай поразмыслить над этим. Хорошо?
  - Ладно, - пробурчала девушка. - Я пойду спать. Голова раскалывается.
  Несмотря на некоторое недоверие, вызванное его родом деятельности, Арина не могла не признать - Егор ей нравился. Добрый, уютный мужик. Очень хотелось, чтобы это была не маска, призванная усыпить ее бдительность.
  Его слова заставили ее задуматься, и она еще долго не могла заснуть. Маялась, тосковала, но точно определить свое душевное состояние затруднялась. Может, стоило внять его доводам? Переступить через это и идти дальше, забыв обо всем, как о страшном сне. Она - обычная девушка. Не жаждет приключений. Да еще таких. Она боится. Боится всего. Она не принимает, да и не примет никогда, наверное, их образ мыслей. Говорят, противоположности притягиваются, но никто не говорит, надолго ли. Он с ней всего лишь играет. Она понимает это. Но самое ужасное - ей эта игра нравится. Однако, конец известен заранее. Ей в этой игре не выйти победителем. Возможно, кому-то из женщин хотелось приручить этого зверя. Напрасная затея. Тут Егор прав. Он никогда не изменится. Кто она для него? Его пленница, его раба. Она согласилась с подобным положением. Добровольно. Она готова влюбиться до безумия в своего хозяина. Она хочет этого. Она почти... Насколько ей было известно, стокгольмский синдром мог привести к фатальному исходу. Нельзя...
  Его глаза иногда казались голубыми, но чаще - серыми, но в любом случае они затягивали в свой омут. Она терялась в них. В прострации, просто 'зависала' под действием их чар. В искрящихся глубинах этих очей цвета осеннего неба сквозила коварная мудрость змея-искусителя. С пугающей бездной чего-то непредсказуемого на дне этих самых глаз.
  Голова у Арины разболелась со страшной силой, сопротивляясь повышенной нагрузке. Девушка пыталась провести ретроспективный анализ текущих событий, а также своей души, подверженной изменениям в связи воздействием на нее обстоятельств.
  Чем больше Ариша присматривалась к Алтану, чем больше узнавала его - тем больше понимала, что он раздавит ее и не заметит этого. Он раздавит ее своим авторитетом, своей силой. Моральной и физической. Простые семейные радости ему были так же нужны, как прошлогодний снег. Красивый до умопомрачения, пленяя дьявольским обаянием, он всего лишь добивался своей цели. Привлекая в атаку все имеющиеся в наличии методы воздействия.
  Мир, в котором он рос, продемонстрировал злобный оскал и немыслимую жестокость. Он изменил его. А вот у нее хватит ли способностей повернуть все обратно? Арина поняла грустную истину: он ее пленил. Не физически. Но, стоит заметить, их ночи играли не последнюю роль. Морально он был сильнее ее. А вот это одно значило многое.
  Она понимала... Она понимала его. Ей пришлось пережить столько, что это могло бы ожесточить любого. Она не выбирала жестокость. Она просто уцепилась за жизнь, как утопающий за обломки корабля. Лучше уж стать жестокой, чем позволить себя раздавить.
  - Я - женщина. Мы живем чувствами, - прошептала Ариша засыпая. - Как только я определюсь с чувствами - ты победил.
  Доводы разума на нее никогда не действовали.
  
  Глава 26.
  На следующее утро, едва за мужчиной закрылась дверь, Аришка вскочила и принялась шарить по ящикам, шкафам и карманам. Набрав денег на такси, она набросала на листке бумаги 'Прости. Взяла у тебя на дорогу. Как смогу, отдам. Наверное, я невероятная дура, клиническая идиотка, но я его люблю'.
  Поймав на шоссе машину, Арина указала направление:
  - Спорткомплекс Вымпел.
  Махина из стекла и бетона поражала безмятежностью. Двери заперты. Ни звука, ни движения. Девушке стало совсем нехорошо. Все мельтешило у нее перед глазами. Голова раскалывалась от дикой боли. Что, черт возьми, происходит? Собрав последние копейки, она снова голосовала на дороге.
  - Ночной клуб Джангал.
  - Мне к Метелину надо, - обратилась она к охраннику у дверей.
  Тот, окинув презрительным взглядом ее грязную, мятую, порванную в нескольких местах одежду, зарычал:
  - Вали отсюда, шалава.
  Ариша закипела:
  - Тебе чего: работа разонравилась? Я - Арина Златарева. И когда Мурат узнает, что ты меня не пустил к нему, то даже не просто уволит. Он тебе башку твою пустую оторвет. Потом не говори, что не предупреждала!
  Растерявшись от такого напора и праведного гнева, пылающего в глазах девчушки, мужик полез за телефоном.
  - Шеф, тут какая-то Златарева к тебе рвется, - глаза его округлились. - Понял.
  - Стой тут, - он вцепился в руку девушки, словно боялся, что она может исчезнуть. - Сейчас тебя проводят.
  Через пару минут примчался взъерошенный администратор.
  - Пойдем, пойдем скорее. Босс тебя велел незаметно к нему провести. И быстро.
  
  - Вот так сюрприз! - Метель сидел в своем кабинете, всем своим видом демонстрируя бесконечное счастье. - А я извелся весь: где тебя носит. Ребятки мои с ног сбились. А они у меня натасканы лучше поисковых собачек. Ментовские шавки рядом не стоят.
  - Так вам известно, что в машине меня не было? - не знала, как реагировать на такое заявление Арина.
  Адреналин схлынул, наступила слабость. Голова кружилась, перед глазами мелькали темные пятна. Она покачнулась.
  - Эй, ты че? - испугался Мурат.
  - Мне нехорошо, - простонала девушка.
  - Ты ложись, ложись, - он заботливо подвел ее к диванчику и сунул под затылок подушку.
  Нервно пробежался взад-вперед по кабинету и застыл возле Аришки.
  - Я по своим каналам пробил: женского тела в сгоревшем автомобиле не обнаружили. Но тут еще спецслужбы различные плотненько так за это дело взялись. Могли туману напустить. Дезинформацию подкинуть. Для своих целей. Дружки твои весь город взбаламутили. Теперь под прессом конкретным ходят. У нас госслужб, отделов разных пруд пруди. Так вот: все они твоими приятелями очень интересуются. Команду 'фас' получили - всей стаей накинулись. С одной стороны это хорошо. Мешают друг другу, под ногами путаются. Больше между собой грызутся, чем поставленной задачей занимаются.
  - А что у них за задача? - нахмурилась девушка.
  - Да кто бы знал! Похоже, у всех разная. Не определились еще. Вот и лаются. Только поэтому ваша веселая компания жива и, что не менее важно, на свободе. А Алтай сейчас лютует по-страшному. Что ни день, то пара-тройка трупов.
  - Зачем трупы? - Арина все усилия прилагала к тому, чтобы не отключится.
  - Ну, так он соратников Пасечника в твоей гибели винит, - стушевался Мурат. - Вот и добивает, кого найдет.
  - А ты ему ничего не сказал! - вмиг осатанела Арина. - Конечно, тебе это только на руку: чтоб за тебя всю грязную работу сделали. Он думает, что я умерла? Да?! Отвечай!
  - Я же сказал, - еще больше смутился Метелин. - Информация была неточной. Так зачем же человеку зря надежду давать? Только хуже будет. Мы когда на дорогу выбежали - машина в костер превратилась. Вокруг одни трупы. Что нам было делать? Того и гляди, менты подоспеют. Как ты спаслась?
  - Меня взрывной волной в кусты отбросило, - прошипела девушка. - Я об дерево ударилась головой и сознание потеряла.
  - Так кто ж мог подумать, что тебе так повезет, - расцвел широченной улыбкой Мурат. - Это просто чудо, что все так удачно сложилось. Вот что: давай я пока тебя к себе отвезу, врача вызову. Что-то ты бледненькая. Прямо скажу - выглядишь неважно. Отдохнешь, подлечишься. Не спокойно сейчас в станице у нас. А там у меня охрана, забор, домик крепкий. Надежно, безопасно...
  - Алтаю позвони, - процедила сквозь зубы злая Ариша.
  - Позвоню, позвоню. Вот из дома и позвоню, - засуетился Метелин, стаскивая ее, как куклу с дивана, и подталкивая к двери.
  Двухэтажный коттедж авторитета стоял на отшибе. Забор и в правду оказался внушительным, серьезные ребята патрулировали территорию. 'Как же я лоханулась', - расстроилась Арина. - 'Кому доверилась. В клетку попала. А если я начну буянить? Силу применит? Насколько сильно он Рифата с Алтаем уважает? Считается с ними или как?'
  Терзаемую невеселыми мыслями девушку Мурат проводил в гостевую комнату. Тихая зашуганая женщина среднего возраста принесла ей горячего супа и чай с пирожными. К еде Ариша еле притронулась. Через полчаса подоспел врач. Осмотрев девушку, он вынес вердикт:
  - Сотрясение мозга. Многочисленные гематомы. В целом - ничего серьезного. Я наложил тугую повязку на ребра. Нужен полный покой и никаких волнений. Девочка молодая, крепкая. Кости срастутся. А вот с голову надо беречь. Сотрясение - это вам не шутки. Постельный режим, никакого алкоголя. Еще раз повторяю: никаких психических и физических нагрузок. Я назначу обезболивающее.
  - Мужа позовите. Я волноваться перестану, - упрямилась Арина.
  - Я сделаю тебе укол, - доктор достал шприц.
  - Нет, - взвизгнула девушка. - Я не хочу. Я хочу к Алтаю.
  Мурат крепко обхватил ее за талию одной рукой, а другой удерживал за запястье. Айболит исхитрился все-таки воткнуть в нее иглу. Мир погрузился во тьму.
  На прикроватной тумбочке горел ночник. Часы возле него показывали два ночи. Арина протерла глаза, прогоняя остатки сна, и встала, силясь побороть головокружение. На улице шел ливень, обрушиваясь водопадом на грешную землю. По подоконнику нудно стучали капли, долбя мозг, словно тысяча дятлов. Медленно, держась за поручни, она спустилась на первый этаж. Мурат сидел у камина один и потягивал янтарную жидкость из бокала.
  - Тебя мой милый шлепнет за такие дела, - вполне мирным тоном предупредила его Ариша, устраиваясь в кресле напротив.
  - Я в курсе, - хмыкнул Метелин. Он не смотрел на нее, пряча глаза.
  'Он боится. Боится Алтая, Рифата, Динара. Он их всех боится. Да он, наверное, Пасечника с Варягиным так не боялся, как их', - поняла Арина. - 'Поэтому и держит меня здесь, как гарантию'. Мужчина подтвердил ее мысли:
  - Я Рифата, Алтая, Дина еще со школы знаю. Точнее, думал, что знаю, - начал он свою бессвязную речь. - Но теперь... Это не люди, монстры... Любой из этой тесной компании целой моей бригады стоит. Нет, им крыша не нужна. Они сами себе крыша. А что им нужно, ты понимаешь? Нет? А я понимаю. Деньги и власть. Думаешь, старая дружба для них сейчас что-нибудь значит? Думаешь, значит? Нееет... Я в этом совсем не уверен.
  - Мурат, не говори ерунду, - попыталась достучаться до него Ариша. - Они всего лишь хотят заниматься своим бизнесом. Спокойно и мирно. Зачем им тебя убивать?
  - Киллеры-профи и вдруг миролюбивые комерсы? Да кого ты лечишь! А Пасечник? А Варягин? Они в смерти Тагира не виновны. А под раздачу попали. До кучи. Знамо дело: лес рубят - щепки летят. Нет, такие люди ни с кем не считаются. И прогибаться ни под кого не будут.
  - Рифат не знал, что Варягин ни при чем. В любом случае: он должен был вернуть Вымпел Рифу. Спорткомплекс - наследство Сабирова. А Варяг на него никакого права не имел. Он за жадность поплатился. А Пасечник сам напросился. Он первый начал. Нефиг было нас похищать!
  - Я Рифу сразу сказал - блатные в этом деле с боку припеку, - возразил Метелин. - А они пошли ребяток крошить. Обе группировки полегли, как скосило.
  - Мир только чище стал, - цинично заметила Арина.
  - Ценное замечание.
   - Позвони Алтаю. Скажи, что я у тебя. Хуже будет...
  - Слушай, Аришка, тебе что - плохо здесь? - сощурился Мурат. - Отлеживайся себе, выздоравливай. Алтай щас немного занят. Ему не до тебя.
  - Занят чем? - зверела Арина. - Истреблением твоих врагов?
  - Пока я им был нужен, то имел на них какое-то влияние. На данный момент ситуация такова, что я вынужден подстраховаться. Они мне не доверяют.
  - И правильно делают, - рявкнула Ариша, вскакивая. - Сам себе яму роешь. Когда Алтай узнает, что ты меня прятал от него, то порвет тебя, как Тузик грелку. Как Шарик шапку. Как...
  - Да понял я, - буркнул Метелин.
  - Ничего ты не выиграешь. Таких людей, как они, врагами иметь - верная дорога на кладбище. Валяй, не звони. Очень хочется послушать, как ты оправдываться будешь в то время, когда Динар тебя на полоски кромсать начнет.
  - Стой, - Арина огибала кресло, в котором обосновался Мурат. - Держи, - он протягивал ей телефон. - Я вызов нажал.
  - Привет, Мурат. Че опять? - такой родной голос.
  - Алтай, - всхлипнула Ариша в трубку. - Я у Метелина в доме. Забери меня отсюда, пожалуйста.
  - Аришка..., - глухой стон ворвался в динамик. - Ты... Как... Я сейчас...
  - Выпьешь? - предложил Мурат с вселенской скорбью в очах.
  - Мне, наверно, нельзя, - замялась девушка. - Хотя... Ааа... давай.
  Не прошло и получаса, как в помещение влетел Златарев. Он замер посреди залы, не мигая, словно заколдованный, уставился на Арину. Девушка встала и тихонечко подошла к нему, осторожно положив ладонь мужчине на грудь. И в следующее мгновение была стиснута в объятиях так, что едва не задохнулась.
  - Ты, - прохрипела она, - ты же ребра мне сломаешь. Не надо. Опять.
  Немного ослабив хватку, Алтай горячо зашептал:
  - Где? Где ты была? Я... я же думал...
  - Я тоже думала... думала, что вы меня бросили там в лесу.
  - Ненормальная. Да если бы я мог представить, что ты успела... Больше ни на секунду тебя не отпущу. Будешь все время рядом, - он зарылся носом в ее волосы.
  Сердце мужчины колотилось так сильно, что Арина ощущала каждый гулкий его удар, обнимая его за мощную шею, ощущая на коже его теплые губы. Бешеный пульс, оглушающий грохот сердца говорили без слов. Она разревелась.
  - Не отпускай, - пискнула. - Никогда не отпускай.
  Его язык коснулся ее губ, проскользнул между ее раздвинутыми зубами и обследовал рот.
  - Хм, - крякнул Мурат. - Если че: я все еще тут.
  - Ты почему раньше не позвонил? - набросился на него Златарев, немного отстраняясь от девушки.
  - Да я сам только вчера ее увидел, - возмутился Метелин. - Она в клуб заявилась. А где до этого была, мне то неведомо. Врача вызвал. Черепушка у девчонки разбита. Он ей укол сделал, так она и продрыхла весь день. Вот проснулась: позвонил.
  - Меня мужик на дороге подобрал, - объяснила Арина. - Я у него без сознания сутки провалялась. А потом просто не знала, что мне делать. Куда идти. У меня же даже телефона нет. И адресов квартир я не помню. И номеров ваших сотовых тоже. Вымпел не работает. Мне никто не открыл. Вспомнила адрес клуба, в котором мы один раз были, и поехала туда.
  - Мой косяк, - согласился Алтай. - Телефон завтра же куплю. Поехали домой.
  - Спасибо, Мурат, - остановился он на выходе. - Мы друзей не предаем. Это так. К сведению.
  Ассасины встретили ее равнодушно. Только в глазах Кристины мелькнул злой огонек. Но девушке было все равно. Ей некогда было над этим задумываться. Муж затолкал ее в спальню, и действительность стала довольно размытой.
  
  Эпилог.
  Утром Арину разбудили голоса, доносившиеся из гостиной. Она запахнула на себе длинный махровый халат и пошла выяснять, что опять там за кипиш. На диване на первом этаже купленной Алтаем квартиры расположился Байсалов. Напротив него в двух креслах и трех квадратных пуфах вокруг овального столика сидела вся компания киллеров. Мебель, кроме кровати, гардероба и тумбочек на втором этаже приобрести еще не успели. Поэтому все звуки гулко отражались от пустых стен помещения.
  - Я же объяснил: основателем проекта был твой дед. АРЕС - изначально его идея. Он же и претворял ее в жизнь: находил подростков, избавлялся от их родителей, подстраивая несчастные случаи. Руководство не было в курсе, каким способом он реализует свои идеи. Был важен результат, который, как выяснилось в последствие, ожиданий не оправдал.
  - Выходит, это все-таки он убил моего отца. И не только. Родители Алтая, Насти тоже, во всей вероятности, пострадали не просто так.
  - Возможно. Теперь трудно что-либо утверждать. В свое время, приняв решение ликвидировать ваш отряд, Истомин уничтожил почти все материалы. Сейчас понятно: он хотел скрыть свои преступления. А тогда, вроде как, руководствовался соображениями безопасности. Ваши личные дела пришлось восстанавливать. Да и информации по АРЕСу остались крохи. Но в настоящее время это все уже не важно. Твой дед умер. Несколько лет назад. От сердечного приступа. Все, Рифат. Все. Мстить больше некому.
  - Привет, - девушка, стоящая на лестнице, решила обратить на себя внимание.
  - Вот она. Как видишь, жива и здорова, - проворчал Златарев.
  Он единственный, кто стоял. Скрестив руки на груди. Вид у него был враждебный. Арина преодолела последние три ступеньки и остановилась рядом с мужем.
  - Привет, - тепло и открыто улыбнулся ей Егор. - Я вот твоим друзьям благую весть принес. Власти обещают их впредь не трогать, если они в свою очередь обязуются не совершать никаких противоправных действий.
  - Ага. И еще одно условие, - усмехнулся Рифат. - Мы должны время от времени выполнять поручения этой самой власти. Так сказать, в качестве компенсации за грехи прошлого.
  - Это один-два раза в год, не больше. И в самом крайнем случае. В обмен на полное покровительство с нашей стороны, - нахмурился Байсалов. - Вы получаете абсолютный иммунитет.
  - Ты сам говорил, что они как волки - санитары леса. Очистили ваш город от скверны. Ваша власть им и так жизни испоганила. Еще неизвестно: кто кому должен, - взвилась Арина.
  - А тебя, соплюха, не спрашивают, - рассердился Егор. - Ты о себе лучше подумай. Наш разговор помнишь? Что решила?
  - Какой разговор? - сложил два плюс два Алтай. - Я не понял... Ты что: его знаешь?
  - Это тот самый мужик, который меня на дороге подобрал, - призналась Ариша.
  - Девочку придется отпустить, - сверкнул глазами Байсалов. - Это третье и последнее условие нашего договора. Ты дашь ей развод. Она вернется к прежней жизни. Никто и никогда ее больше не тронет. Гарантирую.
  Все взгляды устремились на Арину. Она пребывала в полном разброде чувств и мыслей, застыв и хлопая глазами, как кукла.
  - Нет, - зарычал Златарев. - Девочка моя. И она никуда не уйдет.
  - Алтай, из-за твоей прихоти мы все погорим, - вмешалась Кристина. - О других когда думать начнешь?
  - Брат, отпусти ее, - поддержал Крис Рифат. - Не ломай малышке жизнь. Она ведь с тобой не сможет.
  - Согласен, - выразил свое мнение Динар. - Она другая. Не такая как мы. Ей с нами будет трудно. Да и у тебя характер не сахар.
  - Кроха тоже не святая, - вступилась за Злата Настя. - Я думаю, что вы не имеете права за них решать, - она устремила горящий негодованием взор на Байсалова. - Каждый вправе сам распоряжаться своей судьбой. Пусть девочка сама определится.
  - Спасибо тебе, Егор, - обрела дар речи Арина. - Я тебе нужна? - она заглянула в глаза мужу.
  Они были полны злости, муки и невысказанных надежд.
  - Ты - все, что мне нужно в этой жизни, - четко проговорил Златарев.
  - Тогда я с тобой, - она обняла его за талию, и была крепко прижата к мощному телу.
  - Я остаюсь, - с вызовом взглянула девушка на Егора. - Он - мой муж. Я сама так захотела. И принятое решение менять не собираюсь.
  - Хорошо, - вздохнул Байсалов. - Если передумаешь - позвони.
  Он поднялся и направился к двери, по пути всунув в пальцы девушки картонку с номером телефона.
  - Дай сюда, - Алтай выхватил визитку и чиркнул зажигалкой, - она тебе не пригодится.
  - Я очень на это надеюсь, - прошептала Арина.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"