Зелиева Рина: другие произведения.

Поймать солнце - 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я получила все и ничего. Через терни и суровые испытания добилась всего, чего хотела. И осталась ни с чем. Старуха у разбитого корыта. Возможно, потому, что сама не знала: чего хотела. Хотела по-настоящему. Да, но... Но я еще не старуха... И у меня все впереди.

   Поймать солнце -4.
   КНИГА - Свобода выбора.
   АННОТАЦИЯ. Я получила все и ничего. Через терни и суровые испытания добилась всего, чего хотела. И осталась ни с чем. Старуха у разбитого корыта. Возможно, потому, что сама не знала: чего хотела. Хотела по-настоящему. Да, но... Но я еще не старуха... И у меня все впереди.
   Возрастные ограничения - + 18.
  Не трусиха она. Она самая смелая.
  Не бежит собачонкой. И вслед не скулит.
  Просто верит: за черной полосой будет белая.
  Не попросит вернуться. И не позвонит.
  Нет, не глупая. Цену всему в жизни знает.
  Но тебя не подумает силой держать.
  Понимает..с кем быть..каждый сам выбирает.
  Коль любил бы - не бросил! Значит, нет смысла ждать.
  Она сможет!..сумеет!..тебя выдернуть с кожи.
  И не будет винить ни тебя, ни себя.
  Ей сейчас очень больно. Никого нет дороже.
  Но уж лучше одной, чем с тобой "не любя!"
  Нет..она не богиня. Но поверь, что однажды,
  сам себе ты откроешь простейший секрет:
  Что такую судьба не пошлет в жизни дважды!
  И что счастья, увы, без нее тоже нет!
  Автор: Cherry
  
  
  
  Он сделал несколько шагов назад и нырнул в ледяные воды реки, уже более не кажущиеся мне такими родными и добрыми. Я задохнулась, наблюдая, как мужчина ловкими резкими движениями рассекает враждебную стылую гладь.
  - Пожалуйста, пожалуйста - причитала, силясь вспомнить хоть какую-то молитву.
  
  Раньше я думала, что все будет хорошо, потому что хуже быть уже не может. Так плохо, что выть хочется в голос. Но ты не воешь. Потому, что знаешь: бесполезно. Тебя никто не услышит. И не придёт на помощь. Как же сильно я ошибалась. Причем, регулярно. Глубокий колодец дерьма, в который ты падаешь, оказывается, дна не имеет. Вой, не вой.
  За черной полосой следует белая? Кто эту фигню придумал? Тот жизни не знает. Не верьте. Если ты застряла в чёрной полосе, то хрен из нее выберешься.
  Впрочем, все по порядку....
  
  Алтай скрылся в ледяной воде реки, а я осталась ждать на берегу - непонятно чего. Мужчины! Они такие разные, но в одном одинаковы: им плевать на наши чувства, на нашу беспомощность и слабость. Мы, вопри ори, должны быть сильными, когда их на всю эту херню не хватает. У них ребра целы? Ну, и отлично.
  
  
  
  Глава 1.
  Темнело. Стемнело совсем. О господи помоги мне. Я не хочу делать то, что приказал мне Алтай. Я хочу, что бы все было нормально, по-прежнему. Любимый мужчина, который меня защищал, а я, в силу своих возможностей, защищала его. Я не могу остаться одна. Просто не смогу. Не смогу на себе нести всю ношу потерь.
  По сути, я всегда была одинока. С самого детства. Мать выплескивала на меня постоянно свой негатив: будь то неприятности у нее на работе или с отцом, или просто усталость и плохое настроение. Она всегда повторяла: "ты отходчивая". Типо, обижусь, пореву, а на следующий день забуду. И вновь общаюсь с человеком, будто ничего и не было. Сестра - эгоистичная самовлюбленная особа, своей ранимостью и беспомощностью (больше показной) смогла завоевать максимально возможную жертвенную любовь матери. Притаптывая периодически при этом меня. А что? Здоровую конкуренцию никто и никогда не отменял. Я всегда, по сути, была одна. Меня использовали. Мою доброту, мою силу, мою боязнь ранить человека.
  А вот меня никто ранить не боялся. Я же сильная. Все выдюжу. Прощу, пойму. Как надоело прощать и понимать! Как надоело быть сильной! Я хочу, чтобы стали воспринимать меня по-другому! Защищать, оберегать, опасаться ранить мои чувства, считаться и с моими желаниями. Понимать, в конце концов. Ведь, я тоже человек!
  Так размышляя, стояла промозглым холодным вечером у воды. Темнело. Стемнело стремительно и неотвратимо. Как никогда ярко, я ощущала это самое одиночество. Как никогда ясно понимала: я, по-жизни, в конце списка. Всегда и у всех. Алтай не должен был так со мной поступать. Мы вместе должны были задействовать план "эвакуация". А сейчас, как самый тупой сюжетный ход в самом тупом сериале. Он ушёл, а я тут? Зачем, когда можно было по-другому? Он никогда, на самом деле, не заботился обо мне. Ему, реально, было на меня плевать. А все почему? Я сильная, я выживу. А не выживу? Да, и черт с тобой?
  Эта кристально чистая мысль пронзила мозг, словно пуля. Я совсем окоченевшая, поковыляла в хижину. "Надо что-то в этой жизни менять, надо менять", - повторяя про себя, как мантру, раскачивалась взад-вперед на стуле.
  
  Не знаю, сколько времени прошло, когда в домик ввалился мокрый Алтай, бледный с посиневшими губами. Он волок на себе какого-то мужика. За ним вошли еще мужчина и женщина. Мужик сильно припадал на одну ногу, но когда он взглянул на меня своими темно-карими раскосыми глазами, я обомлела. Динар! Внутри все перевернулось. Сердце пропустило несколько ударов. Мир вокруг перестал существовать Мгновения...
   Женщина, укутанная в кучу тряпья, была мне не знакома. Злат свалил на кушетку в углу свою ношу, которая замычала и попыталась принять вертикальное положение. Я перевела ошалевший взгляд. Рифат!!! У меня, похоже, сердце совсем оборвалось. Половину его лица покрывали жуткие шрамы. Горелая почерневшая, мертвая кожа на одной щеке, словно, он побывал в пожаре. Но, жгучие черные очи, пронизывающие меня насквозь, остались целыми и были самыми живыми и мощными во всем, цепляющимся за этот мир, организме.
  Потолок из грубо обстроганных досок поплыл перед глазами. Все происходящее казалось не реальным. Наверное, если бы, я тогда не сидела на стуле, то грохнулась бы в обморок. Но твердая опора под пятой точкой не давала упасть мне в небытие. На меня вдруг напал лютый тупняк. И в этой абсурдной сюрреалистичной картинке лишь дикий взгляд Златарева, его изнеможённый облик, закоченевший и на грани, привел мое сознание в чувства.
  - Растопи печь, - только теперь почувствовала адский холод дома, который не протапливали со вчерашней ночи.
  - Вскипяти чайник, достань сухую одежду, полотенца, аспирин, мед и душевую прогрей, - следовали одна за другой команды, не повиноваться которым было трудно.
  
  Только выливая воду на горячие камни в пристройке, выполняющую роль помывочной, я осознала, что двигаюсь по привычке. По команде, запускающей автомат. Слово моего мужчины - закон. Моего? Который сейчас из них мой? А кто я? Я для них и вообще? Швырнув ведро в угол, выпала в общее помещение. Чайник на плите свистел. Все сидели вокруг стола. Даже мадам в хиджабе. Я сползла по захлопнутой двери, переводя ошалевший взгляд с Дина на Рифа. Утирая кулачками слезы, выступившие от истерического хохота.
  - Слушай, а они что: разве не умерли? - прошептала плохо слушающимися губами.
  Алтай был на удивление спокоен. Это так бесило. Он хмуро и молча наблюдал мой припадок. Как будто разом превратился в того толстокожего холодного киллера, каким его знала раньше.
  - Как видишь, - хрипло буркнул Дин. Его лицо от усталости ничего не выражало. - Ты не рада?
  - Не говори так, - слезы неудержимым водопадом стекали по щекам. - Но Злат сказал...
  - Мы и сами так думали, - просипел Рифат. - Когда несколько дней пытались выбраться из-под завалов, когда, истекая кровью ползли по пустыне...
  - Аптечку тащи, - рявкнул Алтай. - У них от долгой дороги раны воспалились.
  Я живо вскочила и заметалась по комнате. Нашла ящик с медикаментами и снова осела на пол с ним в руках, тихо пискнув, когда Риф стащил футболку. На его теле места живого не было. Повязки пропитались кровью. Выглядел он едва живым.
  - Ни сиди там, помогай, - рык Златарева взывал к действию.
  - Мне все это снится, - простонала, наливая в таз тёплую воду.
  Подлечив, напоив и накормив друзей, мы оставили их отдыхать. Рифа уложили на нашу постель, Динар с девушкой устроились на полу. Я вышла на улицу. Мне не хватала воздуха. От мужчин исходила дикая энергетика войны. Запах крови и медикаментов, наполнивший тесную избушку, всколыхнул неприятные воспоминания. Я считала себя давно уже перегоревшей эмоционально. Мы - два человека с выжженными душами здесь, в глубине леса, казалось, наконец, нашли покой. Примирились с прошлыми ошибками и непониманиями. Просто люди, нуждающиеся друг в друге. Теперь все снова перевернулось с ног на голову. Нет. Не то, чтобы я была не рада внезапному воскрешению Дина и Рифа. Но никак не могла это осознать. Сдержанный, неясный шепот ночи успокаивал и без того рваное сердце. Странная вереница событий и переплетений судьбы проносилась в мозгу, словно, фильм. Как бы, не тут и не со мной.
  За моей спиной возник Алтай, накинул одеяло мне на плечи. Движение привело меня в чувство, я снова стала ощущать свое тело, постаралась размышлять трезво.
  - Зачем здесь мерзнешь?
  - Не мерзну. Просто впала в задумчивость средней степени. Дышу кислородом, потому как, лицевые мышцы сводит от скуки, но глаз почему-то дергается.
  - Раз хохмишь, значит пришла в себя. Должна бы была уже привыкнуть. У нас всегда была интересная жизнь. А ты много времени рядом. Знаешь, кто мы. Участвуешь во всех событиях и должна была многое понять. Я давно ничему не удивляюсь. То, что случилось сегодня - еще не самое невероятное, что происходило с нами. Поверь: за каждым нервным тиком прячется увлекательная история... И мы ее скоро услышим.
  - Это, правда, не сон? - повернулась к нему. - Не могу поверить! Я давно свыклась с мыслью...
  - Я тоже, Ариш, я тоже. Пойдем в дом. Холодно.
  - Нет. Не могу. Пока. Голова трещит от мыслей. А внутри, словно, все кишки в жгут скрутились...
  - Мне легко? Я честно думал, что никогда их больше не увижу. Но они тут. Живые. Не совсем здоровые, но...
  - Вот именно. Какая уж тут история! Как ты можешь? Для вас, похоже, чем опасней, тем веселее. Им серьезная медицинская помощь нужна. Ты видел ногу Динара? Ему сепсис грозит. А Риф? Странно, что он вообще еще двигается. Зачем они добирались сюда в таком состоянии? И кто эта девушка?
  - Не знаю. Ничего не знаю. Пока. Полагаю, что просто не могли находиться там, где были до этого. Завтра все узнаем. Давай спать. Это был тяжелый день.
  - Да неужели? У меня был тяжёлый день последние два года.
  
  
  Глава 2.
  
   Это было странное утро. Мы лежали в рядок у очага: я возле кровати, Алтай, Саул и девушка. Когда я открыла глаза, мужики все спали, и только незнакомка нашла мои запасы кофе и варила их в турке. Она достала холодную рыбу из холодильника и останки запеченного на костре зайца. Теперь, с интересом разглядывала макароны с тушенкой в сковороде, явно не понимая, что с ними делать. После недолгих раздумий, водрузила их на стол. Серьезно? Здесь ни разу не пустыня. В комнате похолодало. И особям мужского пола требуется не только обильный, но и горячий завтрак! Что это за чудо? И какого хрена она тут делает?
  Я всегда просыпаюсь в плохом настроении. Если только на моей попке не лежит горячая мужская ладонь. Я - сова. И утро для меня добрым бывает редко. А учитывая предыдущий вечер, начало ночи, лежанку на жестком полу и это гребанное утро, да и еще посторонний элемент на моей кухне... Будто бы, вернулась из астрала. Заснула потерянной кошечкой, встала разъяренной львицей.
  Мальчиков, конечно, было жалко. Они, хоть и сволочи, но мои. А вот личность этой наглой особы пока была не установлена.
  - Ты кто? - движением дикой кошки оказалась за спиной девушки.
  Говорила на русском, почему-то в последний момент передумав. На русский авось. И, полагаясь, на интуицию. Английским разговорным владела почти в совершенстве, Языком той страны, в которой долгое время пребывала в плену, тоже успела слегка овладеть. Да и с Алтаем от скуки и ради интереса упражнялась. Все равно, тут особо делать было нечего. Так почему бы не повысить интеллектуальный уровень? Вдруг пригодиться? Но...
  - Гульнара. Я - жена Рифата. А ты? - по- русски, но с сильным акцентом, почти правильно, с милой улыбкой проговорило это странное создание.
  - Зае...ь, - офигела я.
  Несколько обескуражена? Это не выражает всю гамму чувств. Лучше бы не спрашивала... Похлопав глазами, добавила:
  - Это, реально, круто.
  - Я тебя не понимаю...
  - Оч-чнь хорошо, говорю.
  Добавила в печку дров, зажгла конфорки, поставила на газ сковороды, а зайца на печь - греться. Попыталась осмыслить начало нового дня, которое при определённых усилиях всё ещё можно было втиснуть в формат нормального хода событий. Не получалось. Чужая, реально, очаровывала.
  Ее экзотическая красота околдовывала, переносила обратно в знакомое очарование жарких арабских ночей и их тайн под бездонным звездным небом. Светящиеся миндалевидные глаза, изящный овал лица и мягкий, податливый рот. Не удивительно, что все это заставит сердце мужчины неистово биться. Прекрасное тело, идеальные песочные часы, тонюсенькая талия, пышные бедра и грудь, густые иссиня черные волосы. Ее голосок был мелодичен и нежен, как трель соловья. Она так манила, пленяла. И смотрела своими чистыми оленьими очами открыто, явно не чувствуя за спиной никаких грехов.
  И тут такая я. Мужик в юбке. Жесткая, как наждак, и резкая, как понос. Беременный, между прочим, мужик. Об этом меня заставил подумать запах разогревающейся на сковороде рыбы. Метнулась наружу, радуя кусты содержимым пустого желудка.
  - Зашибись, обстановочка сложилась, - подумала, утирая слюни. - Я, вроде как, и не виновата. Но выглядит, право, весело.
  Прокачка проблемной ситуации могла бы затянуться, если бы не ледяной ветер и дождь со снегом.
  - Еще пять минут, и я бы пошел тебя искать, - бросил сердитый взгляд Златарев, споро поглощающий разогретую пищу.
  - Не суетись, - огрызнулась. - Штатная ситуация. Ты же это пытался донести до меня прошлым вечером?
  Не обращая внимания на сложные выражения фейсов киллеров, прилегла на кровать и забылась, измученная недомоганием и бессонной ночью.
  Был уже вечер, когда очнулась. Рассматривая деревья, осененные лунным светом в окне, поняла, что мне гораздо лучше. В шею сопел мужчина. По рваному горячему дыханию поняла быстрее, чем повернулась: "Сабиров! Мой муж. Или чей?" Потрогала лоб. Он горел.
  - Динар! - осторожно перебралась через Рифа и в гневе уставилась на Саулова, мирно попивающего кофе вместе с Алтаем за столом.
  - У него жар!
  - Знаю. Перевязал, вколол антибиотик. Не переживай. Он справится. Раньше было хуже, но вытянул. Теперь просто нужен покой и уход.
  - У меня, между прочим, тоже жар. Спасибо, что поинтересовалась, - едко добавил он.
  Некоторое время, сканируя мои, горящие зеленым ведьминым светом, очи, Дин поежился и более миролюбиво произнес.
  - Ришунь, Рифат - здоровый мужик. Поправится. И я тоже. Если че.
  - Ариша, поешь, - встрял Злат.
  - Как скажешь, - накинула пальто на плечи. - Пойдем, покурим.
  Алтай был вынужден выскочить за мной на крыльцо.
  - Тебе нельзя, - зарычал он.
  - Но об этом никто не знает? - рявкнула в ответ. - И никто не должен узнать!
  - Это скоро будет видно, - неуверенно произнес Злат.
  - Не скоро. Особенно в том барахле, в котором я хожу. Просто молчи пока про нас. Ты вернулся домой, забрал меня. Мы пустились в бега. Шизанутая корреспондентка осталась на том уровне просвещения, на котором ее оставили. Короче, история такая. Я не в курсе, для чего ты меня тут спрятал. Оплакивала погибшего мужа. Вне себя от горя. В принципе, оно так и было.., - и без всякого перехода объявила, - а ты знаешь, что черноокая дама, которая сейчас на моей кухне хозяйничает, заявила, что она - жена Рифата?
  - Да ладно? Оп-ля.., - без всякого выражения и мимики протянул Злат.
  - То есть, тебя это ни капельки не волнует?
  - А должно?
  Если бы я была реальной ведьмой, то испепелила бы его на месте.
  - Это все, что ты можешь сказать по этому поводу?
  - Да. Просто сначала надо выяснить, есть ли у нее основания так считать. Или она сама так решила, или же Риф накосячил, почище моего.
  - Значит, ты тоже ничего не знаешь?
  - Не поверишь... Не больше твоего. Девка дикая. Похоже, из какого-то нищего кочевого племени. Не догоняю, где они ее дохряли, и зачем. Ты от меня чего хочешь?
  - Попробую объяснить. После моего знакомства с вами, я, кажется, уже ко всему привыкла. Смогла даже пережить внезапную кончину любимого мужа. Наверное, потому подсознательно давно смирилась с тем, что до глубокой старости мы все, увы, вряд ли доживем. Поэтому даже не поседела от такого же внезапного воскрешения оплаканных нами покойников. Душа истлела, выгорела вся. Ни чему не удивляюсь. Но еще и то, что у моего неожиданно воскресшего мужа еще одна жена есть... Мля... К такому меня жизнь не готовила...
  Златарев хмуро молчал, поэтому решила проехаться по больному.
  - У тебя тоже... была. Когда ты был женат на мне. У Рифа подобная история? Да вы, мля, точно, как братья! Два сапога - пара. Но, с тобой-то все ясно. Ты постоянно мне изменял.
  Сделал протестующий знак рукой.
  - Не будем об этом спорить. Не сейчас... Мне и без того больно... Речь о другом. Я выбрала Рифа, потому что считала его более правильным, что ли. Рассудительным, серьезным. Он всегда был вашим негласным лидером. Именно поэтому, я думаю. Рифат казался надежным. И тут такой фокус с моим сознанием. Н-да. И как реагировать, спрашивается?
  - Не нагнетай, - тяжко вздохнул Алтай. - Солнце, ты знаешь в каком состоянии сейчас ребята. Мы в бегах. И если я и ты еще могли вдвоем скрыться при численном преимуществе противника, то теперь это несколько проблематично. Друзей я не брошу. Они и так из-за меня пострадали. Из-за того, что личные отношения во все это дерьмо, которого из без того хватало, вмешивать было нельзя. Тут ты была права. Сто пудово. Если нас найдут. Придется стоять насмерть.
  Что тут сказать? Мы молчали, слушая тишину.
  - Пойду, проверю датчики. Там парочка барахлит, - увильнул от тягостного молчания Злат и направился к лодке.
   - Алтайчик, - окликнула его.
  Мужчина обернулся и смерил меня настороженным взглядом с прищуром. Он снова стал холодным и отстранённым. В его взоре и интонации вновь стали проскальзывать нотки жестокости и бескомпромиссности. Это был уже другой человек. Или я его месяцами ранее воспринимала по-другому? Бездушный, жесткий, непробиваемый, неуправляемый в своем гневе, несдержанный и пошлый. Садист и социопат. Способный растоптать любовь и вывернуть ее наизнанку. Превратить в экстремальный секс чувственные отношения, а чувства в похоть. Но этот мне был более знаком... Привычка, что ли. Появилось осознание: наше время прошло. Злат не будет прежним. Таким, каким был еще недавно со мной наедине. Словно, сон. Когда он был настоящим? Тогда или сейчас? Это самый непостижимый мужчина, которого я знаю. В какой раз я задаю себе этот вопрос? Как будто, в одном теле уживаются спокойно два разных человека. В психологии, кажется, это называется, раздвоением личности. А голова предмет тёмный и, как известно, исследованию не подлежит. Но то, что он - ненормальный, я всегда знала. Вопрос в другом. Он, действительно, не адекватен, или же просто парит мне мозги?
  - Только обещай, что расскажешь нашу эпопею, когда я разрешу. Пожалуйста! Рифат меня не поймет. Да и я его пока не понимаю. Не будем ранить друг друга еще больше. И так все плохо, - перла на то, что было ему по факту дорого: его френды.
  - Да. Ты права, - предвосхищая мои ожидания, ответил хрипло и медленно Алтай. - Не поймет. Не тебя. Меня. Я виноват в том, что все так закрутилось. Только я. Но, действительно, у нас сейчас есть похуже проблемы, чем выяснения личных отношений.
  - Значит, ты согласен?
  - Не будем торопиться. Пусть все идет, как идет. Иногда, это лучшее решение. Жизнь, понятно, рано или поздно, сама все расставляет по своим местам.
  - Ага. Кому суждено сгореть, тот не утопнет.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"