Зеленин Сергей Николаевич: другие произведения.

Я - Ангел. Часть 2: Между Сциллой и Харибдой.Глава 1. Шахматный этюд в поэтических тонах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.72*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказать по правде - невероятно странный главный герой получился у аффтыря! Попав в эпоху НЭПа и обнаружив её сходство с нашими "лихими 90-ми", он бежит с инфой об послезнании не к Сталину - а к теневому дельцу, дружит не с Лаврентием Берией - а с судимым за коррупцию крупным партийным функционером, перепевает не Высоцкого - а рэпера Децила... Короче, ведёт свою собственную игру - решительно отвергнув все классические попаданческие каноны! Впрочем - читайте и сами всё узнаете.

  "...В результате Советская Россия вступила в полосу мирного строительства с двумя расходящимися линиями внутренней политики. С одной стороны, началось переосмысление основ политики экономической, сопровождавшееся раскрепощением хозяйственной жизни страны от тотального государственного регулирования. С другой - в области собственно политической - "гайки" оставались туго закрученными, сохранялась окостенелость советской системы, придавленной железной пятой большевистской диктатуры, решительно пресекались любые попытки демократизировать общество, расширить гражданские права населения. В этом заключалось первое, общее по своему характеру, противоречие нэповского периода", - Мир знаний "Экономика России в годы НЭПа".
  - Ты... АНГЕЛ?!
  Морщусь, как по запарке выпивший вместо сладкого вина кислый уксус:
  - Миша! Только не спрашивай - где мои три пары "крыльев": мне это уже несколько поднадоело за эту вечность. И надеюсь, что наш с тобой маленький секрет останется меж нами - а то...
  Я красноречиво посмотрел вверх - через потолок на Небеса и легко щёлкнув по кончику мишкиного носа:
  - "Мне мщенье и аз воздам" - как между нами - ангелами, говорится.
  
  Ну, а что я ему ещё скажу? Что я - попаданец? Так, человек из будущего - всего лишь человек: ему можно, например - раздробить молотком по очереди пальцы и тот весьма словоохотливо расскажет всё, что знает... И что не знает - тоже весьма охотно расскажет.
  А вот проделать то же самое с ангелом - далеко не каждый из смертных решится!
  Лишь бы он уверовал, что это действительно ангел - а не фуфло какое лысое.
  
  Вижу, у него много вопросов - и не только насчёт моих "ангельских крыльев", поэтому поспешно опережаю его, навсегда закрывая этот вопрос.
  - ...Вообще ни о чём больше не спрашивай - я и так сказал тебе, больше чем надо. Ты, вообще для чего ко мне пришёл, Миша? "Бородатые" фокусы показывать, которые я знаю с момента их изобретения?
  Тот, помолчав, на удивление быстро справившись с изумлением и оторопью, собравшись с духом выпалил:
  - Я хочу быть с тобой и ребятами, Серафим...
  Насмешливо смотрю:
  - А для чего? Просто так за компанию, что ли?
  - Я хочу помогать тебе, Серафим, во всех делах - что ты задумал. И прости меня за мои сомнения в тебе...
  Он опустил голову.
  
  - Наконец слышу глас не отрока, но мужа!
  Достаю из сейфа папочку, из неё лист бумаги и подаю ему:
  - Вот, возьми и никогда больше - даже в предсмертном бреду не говори, что я обещаю - но не делаю.
  Читает, но не понимает смысла. Возможно волнуется...
  - Что, это?
  - Глаза дома в стакане с водой забыл, что ли? Так же написано по-русски: "Рекомендация". Ты очень хорошо проявил себя в операции "Чужой", очень понравился нашим нижегородским чекистам в деле и, они рекомендуют тебя для прохождения учёбы и службы в "Дивизию особого назначения " при ОГПУ, в Москве.
  Служба в этой элитной части - это серьёзная заявка на карьеру в этой могущественной "конторе".
  Я заговорщически Мишке подмигнул:
  - Правда, эта дивизия ещё не создана - так кто про это знает, кроме нас с тобой, верно? Но, сперва тебе надо подрасти чуток и закончить школу. И крайне желательно - на "отлично"!
  - Нам оценки не ставят - не старая школа.
  - Вот это и хреново! Впрочем, человек желающий добиться в жизни какой-то цели - сам себе должен ставить оценки, а не школьный... Как вы их там меж собой называете?
  - "Шкрабами".
  - Вот, вот!
  
  Чуть позже, несколько озабоченно:
   - Но, сначала ещё кое-что для меня сделаешь и заодно сам кое-чему научишься... В Ульяновске и его окрестностях мне нужна своя агентурная сеть, Миша. Чтоб я сам, а не через товарища Каца знал, кто в мою сторону "ветра пущает". Причём, надо сделать так - чтоб "агенты" не подозревали о том, что они - агенты и тем более понятия не имели - на кого работают.
  Тот, осторожно отбояривается от столь высокой чести:
  - Серафим! Мой покойный "père" считал шпионаж делом... Ээээ...
  - ..."Низким"? - подсказываю и предельно жёстким тоном, - вот и очутился твой "père" в расстрельном овраге (и не только он!) с таким мировоззрением. А для британцев, шпионаж - "игры джентльменов"!
  Вижу, внутренне соглашается, но несколько очкует:
  - Серафим! Я думаю, ты сильно преувеличиваешь мои умственные способности...
  - Ха! Было бы что "преувеличивать", - взлохмачиваю пятернёй его коротко стриженные волосы, - это, Миша проще - чем тебе кажется! Тем более речь идёт не о княжестве Монако, к примеру - а о вполне заурядной российской глубинке, царстве непуганого доверчивого лоха... Так, что Миша - "самоотвод" не принимается: "не можешь - научим, не хочешь - заставим"... Хахаха!
  Я, довольно бодренько рассмеялся.
  Мишке, правда, было не до смеху.
  
  ***
  Сказать откровенно, меня бы кто научил!
  Но у меня на компе есть немало книг о работе и методах работы спецслужб, мемуары известных в конце двадцатого - начале 21 века шпионов-разведчиков: от нашего с вами "родного" КГБ - до ЦРУ, "Штази" и "Моссада"...
  Нереально, скажите? Всё это брехня? Настоящих секретов никто не расскажет? А эти опусы рассчитаны на жующий жвачку "электорат", который всё схавает?
  Безусловно, вы в чём-то правы...
  А как же тогда советское карате?
  Какой-нибудь спортсмен-энтузиаст в "застойные" 70-е годы, купив у моряка дальнего плавания соответствующую книжку с красивыми картинками и непонятными надписями на японской мове, да просмотрев по видаку пару видосов про "восточные единоборства" в каком-нибудь подпольном видеосалоне - объявлял себя "сэнсеем", набирал группу - тренировал её и тренировался сам.
  И, когда рухнул "железный занавес", весь мир узнал что в СССР, оказывается - "секса не было", а вот своё - советское каратэ, было!
  И, кстати, весьма даже приличное: наши то не знали, что их кумиры - Чак Норрис и Брюс Ли, некоторые свои "приёмы" для кино с помощью комбинированных съёмок делали и разучивали их всерьёз...
  И, получалось!
  Так, почему у нас с Мишей не получится?
  
  ***
  Достаю из сейфа довольно толстую брошюрочку:
  - Это тебе. Бери и изучай как раввин Тору.
  - Что это?
  - Читать не умеешь?
  Опускает взгляд:
  - "Переписка Каутского с Троцким".
  Подняв голову изумлённо на меня таращится, открыв рот. Я ржу:
  - Ты бы видел сейчас свои глаза, Миша! Хахаха!
  - Не понимаю...
  - А ты хочешь - чтоб тебя застукали за чтением "Истории всемирного шпионажа"?
  Открывает, листает, читает брошюрку и лицо его мигом просветляется:
  - Хахаха! Ловко придумал!
  - Учись, Миша, пока я не вознёсся - глядишь пригодится, когда... Это всего лишь первый "конспект", ознакомишься с этим и сдашь "экзамен" - получишь следующий. А этот вернёшь!
  Что-что, а память у бывших дворян-гимназистов цепкая и крепкая - давно заметил. Это вполне объяснимо: сами попробуйте пару иностранных языков (французский обязательно) в самом раннем детстве выучить, затем в школе - латынь, древнегреческий... Да ещё и кучу молитв на церковно-славянском на все случаи жизни.
  А вот соображалка у них - по сравнению с памятью, сильно отстаёт!
  
  Недолго помолчав:
  - Далее, Миша... "Официально", мы с тобой в большом раздрае - после дела этого недоделанного заговорщика Сапрыкина. Типа, "славу" не поделили! Тебя до самого пуза почётными грамотами увешали, Каца почётным оружием наградили, Фролу Изотоповичу руку крепко пожали, а я типа - не при делах оказался... Вот и "надулся" как мышь на гору! Пусть так и дальше продолжается - разубеждать не следует. Конечно, не переигрывай - кругом не так много дураков, как тебе кажется. Холодное, строго официальное общение и только по делу. Когда же уедешь - связь будем поддерживать через какой-нибудь "почтовый ящик", позже конкретней договоримся... От ребят тоже - потихоньку отдаляйся, окончательно ни с кем не порывая. Ладно, про это чуть позже.
  
  - Теперь, далее по моим обещалкам... Ты же вроде с Андреем Жданововым знаком по нашей бузе с хулиганами?
  - Конечно, знаком! По крайней мере, за руку каждый раз здоровались...
  - Продолжай это знакомство да, почаще: этим летом Жданов станет Председателем Нижегородского губисполкома РКП(б), а в 1934 году - Ленинградского...
  Заговорнически подмигиваю и шёпотом:
  - Смекаешь, про что я?
  От нечаянной радости, аж со стула соскакивает, прикладывая ладонь к груди напротив сердца:
  - Серафим, да я... СЕРАФИМ!!! Ты, ты...
  - Сядь, успокойся и не благодари. Я всего лишь показываю дорогу, а топать по ней тебе придётся своими ногами! И я не обещаю, что путь твой будет лёгок, а жизнь приятна и безмятежна - как о том мечтает большинство двуногих тварей, вообразивших себя "сапиенсами"...
  
  ***
  Посмотрев в окно, подождав когда он успокоится и снова начёт хладнокровно соображать, я продолжил:
  - Теперь, про наших ребят... Увы, Миша, но этот путь тебе придётся проделать в гордом одиночестве. Помнишь, я вам про группу альпинистов рассказывал?
  Оживившись:
  - Как не помнить? Очень у тебя наглядно тогда получилось: один лезет на вершину - другие его подстраховывают. Лидер группы поднялся на одну "ступеньку" - подтягивает всю команду к себе наверх... "Командная работа", одним словом - ты нам постоянно про неё талдычил.
  - Молодец, хорошо запомнил!
  Понизив голос, говорю:
  - Могу добавить: один из группы альпинистов продвигается к вершине самостоятельно, тайно и несколько в стороне. Он зорко поглядывает за своими подопечными... Возможно в оптический прицел-телескоп! И, если видит что им угрожает какая-то опасность... Ну, например какая-то другая группа альпинистов - со своим собственным лидером, мешает им подняться на следующую ступеньку... Мне продолжать, Миша?
  Предельно посерьёзнев:
  - Пожалуй, не надо - я всё понял. Хотя...
  - Смелее, я тебя не укушу.
  - Кто же в конце концов - окажется на самой вершине? Я или лидер нашей группы? И как мы её между собой делить будем?
  
  Ну, что сказать? Очень умный мальчик и задаёт очень умные и своевременные вопросы.
  Тяжело вздыхаю:
  - Хорошо, Миша! Приведу ещё один пример: наши ребята, это как обычные шахматные фигуры - ладья, слон, конь... Пешки, наконец. На шахматной доске, они могут играть только в команде, прикрывая друг друга: по одному их - одного за другим, очень быстро "сожрут".
  Подняв палец вверх и, приблизившись как это только было возможно через стол:
  - Ты же, Миша - ФЕРЗЬ!!! Самая сильная фигура на шахматной доске. Ты можешь играть самостоятельно, в отрыве от остальных фигур... Ты это понимаешь?
  - Это то, я понимаю...
  - Но, самый главный на шахматной доске... Кто?
  - Как, "кто"? Известное дело - король.
  - Правильно! "Король", это не фигура, это... ЭТО - КОРОЛЬ!!! Да, он самый слабый на шахматной доске и, нуждается в постоянной защите и опеке - но без него вся шахматная игра не имеет смысла и, все фигуры, пешки... И даже САМ(!!!) ферзь без КОРОЛЯ(!!!) - всего лишь жалкая точёная, крашенная деревяшка - пригодная только чтоб бросить его фтопку.
  
  Смотрю на него и жду...
  - Король..., - поднимает на меня глаза и смотрит понятливо, - "шахматный король" - это ты, Серафим?
  Откинувшись назад, в раздражении хлопаю ладонью о стол и, крайне разочарованно:
  - "Король" - это идея! Нет смысла карабкаться на вершину или играть партию в шахматы, если не знаешь - ради чего ты это делаешь! Нет идеи - для чего живёшь и, человек подобно свинье - под забором валятся и там же подыхает... Или, без особой разницы - на диване, отращивая слой сала на брюхе.
  - Если эта идея состоит в том, чтоб упиться властью, нахапать под себя побольше ништяков и поплёвывать сверху на серое, копошащиеся в грязи и дерьме "быдло" - то тогда, да! Вы с лидером этих "альпинистов", на одной "вершине" не уживётесь... Тогда он или ты - третьего не дано!
  Привстав, хватаю Мишку за грудки и, приподняв его - горячо дышу прямо в лицо:
  - А если это идея служить своему Отечеству? Если это идея - достигнув сияющей вершины, подтянуть поближе к ней и свой народ - который прежде столетиями власть имущие держали в темноте, невежестве и скотском состоянии? Неужели, имея такую общую идею - достигнув вершины не сумеете договориться и, не поделите её?!
  
  Вдруг, почувствовал страшную, нечеловеческую усталость: "Утопия... Увы, это всего лишь утопия... Я сейчас обманываю его и себя".
  Устало обмякнув, я рухнул обратно в кресло и закрыл на мгновение глаза.
  Но не подобными ли "утопиями", человечество двигалось от одного рубежа к другому?
  - Иди, Миша - действуй и, не заставляй меня вновь повторять - что я зря с тобой связался...
  
  ***
  Зэка Модест Модестович Фаворский, известный в вполне определённой среде по прозвищу "Филин", прежде на воле - "фармазон", "маклёр" или "малявщик" (так я и не понял - как на воровском жаргоне правильно называется профессия подделывателя документов), а ныне - писарь в администрации Ульяновского исправительно-трудового лагеря, к концу января обжился у нас и даже несколько отъелся. Почерк у него действительно - красивый и ровный, только любимым женщинам о любви писать - чем он и регулярно подрабатывал по просьбам администрации лагеря, бойцов охраны и зэков-рабочих.
  Однако, имелся у него и другой талант:
  - Модест Модестович! Вот таким почерком можете написать?
  Тот, не торопясь разглаживая ладонью смятую бумажку, внимательно вглядывается в неровные строчки:
  - По всему видать - БОЛЬШОЙ(!!!) начальник!
  Согласно киваю:
  - Большой, большой - "сельпом" у нас в посёлке заведует... А всё-таки?
  - Смогу, почему бы не смочь? Что писать-то?
  Достаю из портфеля:
  - А вот Вам бумага, Модест Модестович, вот перо и чернила... А вот и текст.
  Поднимает на меня глаза:
  - А самого тебя я зря учил, что ли?
  Едва ль не подобострастно:
  - Нет, не зря! Однако, моё умение - лишь тень вашего мастерства, учитель!
  Тому, явно польстило:
  - Время у меня есть - почему не продолжаешь "науку"?
  - Рад бы, всей душой бы, - прижав ладонь к груди, - но вот какая беда - времени свободного совершенно нет.
  Тот, с сожалением причмокнув и глядя на мои "музыкальные" пальцы:
  - А жаль! "Способности" у тебя есть, Серафим - я в тот раз сразу заметил...
  Разведя руками, пришлось только горько констатировать:
  - Не всегда наши способности соответствуют нашим возможностям!
  
  Когда Филин закончил, сличаю две писанины...
  Не отличишь! И в свою очередь "забросить удочку", перед прощанием:
  - Да кстати, Модест Модестович... Есть у меня на примете один - тоже разносторонне способный паренёк. Может, позанимаетесь с ним? А администрация лагеря Вам это учтёт - одаривая "плюшками".
   Тот, по-стариковски бурчливо, как будто делая великое одолжение:
  - Приводи - посмотрим, что там у вас за "паренёк" и каковы у него "способности"...
  
  ***
  Ещё той зимой, для своих комсомольцев и особливо для Саньки да Ваньки (чтоб меньше приставали со своей "военкой") - я "придумал" настольную игру-стратегию "Мировая революция", нагло сплагиатив её с подобной же "Колонизаторы" из своего времени.
  Это достаточно занимательная настольная пошаговая стратегия - с элементами экономики, войны, шпионажа и спецопераций - включающие в себя экономические, политические и военные аспекты. Смысл и цель игры не нов и, не особо затейлив - захват мирового господства на этой планете.
  Упоминал, да?
  Через Якова Блюмкина, сумевшего подключить Льва Троцкого (хоть в этом не оказался балаболом!), "в верхах" была проведена "пиар-компания" этой игры и ею заинтересовались даже в Коминтерне. Кроме того за прошедший календарный год, газетными статьями с описанием, с правилами и всевозможными "секретами" - я хорошенько пропиарил "Мировую революцию" среди широких масс населения, через печатные СМИ... Естественно в своих статьях, делал особый акцент на необходимости овладения этой игрой нашими военными - предлагая в военных учебных заведения ввести её в обязательный курс.
  "Материальная база" для изготовления комплектов игры тоже была готова и, этой зимой - "Мировая революция" вышла за пределы Ульяновска и, зашагала по стране - начиная теснить по полярности даже шахматы.
  В эту настольную игру с азартом и удовольствием рубились как дети-подростки, так и вполне взрослые дяди. С моей подачи, в десятке газет "второго уровня" и, даже в "Известиях" - играющих в этом мире роль неких "соцсетей", велись своеобразные "форумы".
  С "коментами", "репостами" и "срачем" - всё как положено!
  
  Что принесла эта "стратегия" в развитие стратегического мышления нашего политического и военного руководства, пока непонятно - прошло слишком мало времени... Да и нет у меня возможности вести "мониторинг" в режиме "он-лайн".
  Что будет - то будет, положимся на волю Его!
  А вот на более низком уровне эффект был солидным. Наши ульяновские кустари-надомники - по которым я распихал заказы на отдельные элементы игры, получили довольно весомый привесок к своим доходам, местный бюджет и государственный "карман" - тоже были не в обиде. Ну и мне эта игра - тоже приносила кое-какую весомую "копеечку" для дальнейшего прогрессорства...
  
  ***
  Занимаюсь очень важным на мой взгляд делом - литературным творчеством.
  Зимой 1923-24 года мной был закончен "Учебник будущего красноармейца" и серия сборников воспоминаний ветеранов Империалистической и Гражданских войн "Я дрался в пехоте", "В кавалерийском рейде", "Я - артиллерист", "Сапер ошибается один раз". В авторах числились товарищи Анисимов Ф.И. и Взнуздаев И.Д.. "Литературная обработка Свешников С.Ф."... Знаете такого?
  Не всё получается так быстро, как хочется!
  "Учебник будущего красноармейца" отправил в Наркопрос и в Реввоенсовет с предложением ввести специальные уроки начальной военной подготовки в школах второй ступени. По моей задумке, закончившие её, должны быть без пяти минут готовые младшие командиры, как минимум - имеющие понятие как командовать стрелковым отделением, хотя бы в теории. Ну и кроме того в редакции крупнейших издательств для распространяя в свободной продаже...
  Однако, пока - ни ответа, ни привета.
  "Работаем, братья, работаем...".
  Это очень важно!
  Ещё будучи на срочной службе в Советской Армии, я понял: сержантский состав - её самое уязвимое место.
  Смогу ли я что-то изменить своими книжками? Отчётливо понимаю: далеко не факт...
  Но что-то делать всё одно надо!
  
  Учтя "первый блин", отдельные главы воспоминаний ветеранов я стал "на пробу" потихонечку посылать в разные периодические издания - прежде всего в губернские газеты. В конце каждой, настоятельно просил читателей-участников всех трёх войн присылать мне через редакцию свои рассказы и воспоминания.
  Чтоб привлечь как можно больше читателей - применил воистину "ноу-хау": в тех же газетах публиковал подходящие кроссворды из моих "роялистых" журналов - материально заинтересовав разгадывать их главной премией в сто рублей и, за второе - пятьдесят и третье - двадцать пять. Все деньги из гонораров авторов - так, что не особенно то "обеднел".
  Победителей назначали сами редакции периодических изданий, так что это меня почти не отвлекало...
  
  А вот с письмами ветеранов были определённые проблемы!
  Спустя буквально месяц меня ими просто завалили и, пришлось на первых порах привлечь всю нашу комсомольскую ячейку, чтоб их обрабатывать и на некоторые отвечать. Подробно объяснив важность, как можно убедительнее излагаю саму суть:
  - Ребята, ищем не байки или анекдоты - которые травят в курилках, а реальные примеры применения оружия, способы выживания и какие-нибудь боевые эпизоды... Ээээ...
  Подумав, я добавил:
  - Впрочем, анекдоты, байки и просто рассказы про смешные моменты на войне - мы издадим отдельной книгой.
  Ну а, я уже анализировал ими выбранные письма и те рассказы, что считал - не только интересными и правдоподобными, но и полезными на войне, литературно обрабатывал и публиковал. Затем, мне пришлось срочно создать целый "личный секретариат", чтоб работать с корреспонденцией.
  Обходилось "в копеечку", конечно, но оно того стоило.
  
  Кроме этого, я написал фантастический роман....
  О попаданце!
  За основу взял роман Романа Злотникова "Элита элит" - одно из моих самых любимых произведений на эту тему. Конечно, "передранный" сюжет - хорошенько переделал, подогнав под существующие реалии...
  Сюда же фрагментами вставил кое-что из трудов Алексея Исаева - российского историка, которого я наиболее уважаю из всей этой братии.
  Сюжетец довольно незамысловатый.
  В не совсем отдалённом будущем - когда на Земле победил коммунизм и была образована "Всемирная Республика Советов" (без этого никак!), её космические корабли - бороздили просторы Солнечной системы. После катастрофы одного из них наш землянин-коммунар попадает на "красную" планету. Ну а там ситуация точь-точь как "в реале" 22 июня 1941 года: на первое марсианское государство рабочих и крестьян - "вероломно, внезапно и без объявления войны" напала фашистская орда.
  В отличии от оригинала, у меня меньше внимания уделяется паранормальным способностям главного героя и больше "заклёпкам": технике, вооружению и способам их применения. Подробнейшим образом описана стратегия и тактика блицкрига и, способы противодействия ему.
  Надеюсь, книга даст богатую пищу для глубоких размышлений политикам, конструкторам вооружения и военным и, возможно поможет им избежать некоторых ошибок. В конце концов, с чего началась космическая программа? Именно с фантастических романов...
  
  ***
  Само время - весьма и весьма способствовало моему литературному творчеству!
  Среди прочих, основной чертой периода с октября 1917 по конец 20-х годов был, как это не странно звучит - расцвет русской литературы. После революции, в стране образовалось множество различных литературных групп и объединений - большинство из которых возникали и исчезали, даже не успевая оставить после себя какой-либо заметный след.
  Только в одной Москве их в одно время существовало более тридцати!
  Наряду с окончательно победившим позже "соцреализмом" существуют и, конкурируют с ним и друг с другом - "авангард", "модернизм" и "постмодернизм", "импрессионизм" и "экспрессионизм"... Все это многообразие закончится в 1932 году постановлением "о сокращении группировок" и, в 1934-ом - Первым съездом Союза писателей, поставившим на "свободе творчества" большую жирную точку-кляксу.
  С этого времени и до самого "Горби Меченного", с его перестройкой и гласностью - "соцреализм" будет объявлен единственной эстетической традицией в литературе.
  Ну, а пока - пиши, не хочу!
  Все особенности постреволюционного периода нашли свое отражение искусстве - в литературе, искусстве и театре. Деятели "высокой культуры", всяк своей собственной творческой и идейной ориентацией, создавали многочисленные творческие группы, коллективы и объединения.
  
  Хорошо понимая, что писатели намного эффективнее официальных пропагандистов способны помочь пролетарскому государству в "правильном" воспитании граждан нового общества, большевики пытались использовать их. Поэтому вовсе не случайно, что именно - Народный комиссариат просвещения во главе с Луначарским, осуществлял "руководство" литературой и искусством в 20-е годы.
  Однако довольно скоро, обоим сторонам стало ясно: власть и деятели культуры - не совсем понимают друг друга!
  Всяк, мнивший себя писателем, был неповторимой личностью и, на "правильность" коммунистического воспитания - если и не "клал с прибором", то имел свою - индивидуальную точку зрения.
  В самом начале НЭПа Троцкий попытался проанализировать "советскую" художественную литературу и, оказалось - что она подразделяется на "мужиковствующую", "футуризм" и "пролетарское искусство". Ещё, по мнению "Льва Революции" - основная масса писателей оказалась "попутчиками", причем "хлыстовствующими"...
  Самоистязателями, то есть.
  Что сцуко характерно, Троцкий (сам по профессии журналист-литератор), признал выдающиеся художественные достоинства - именно у "попутчиков революции", а об "пролеткультовцах" - отозвался довольно пренебрежительно.
  Довольно многоговорящий факт!
  
  В осмыслении революции, деятелям искусства пришлось выбирать между эмоциями и образом, между логикой и результатом - а в России это всегда непросто.
  Стремясь "убежать" от реальности бытия (которое, не всем нравилось надо признать), одни "властители душ" устремлялись в неведомое будущее, другие делали вид, что все еще пребывают в дореволюционном прошлом, третьи создавали симбиоз того и другого. Наблюдалась отчётливая ностальгия по предвоенному "серебряному веку" и, в литературной среде - наблюдалось своего рода пародийное возрождение его духа. Имелись в литературе и, явления вовсе маловразумительные. Творчество многих художников слова, определённо являлось каким-то отчаянно-самоедским юродством.
  Сперва, большевики попросту не знали, что делать со всем этим. Политическая цензура давно уже существовала, но по ныне существующим законам - она реагировала лишь на открытый "антисоветизм". Даже, создание в 1922 году "Главного управления по делам литературы и издательства" (Главлита), не прояснило ситуацию.
  По газетным статьям Троцкого, создавалось впечатление, что власть надеялась - "само-собой всё рассосётся"... Мол, "объективные законы" марксизма, избавят советское социалистическое искусство от "родимых пятен" капитализма.
  В этом месте - три раза "хахаха!".
  Это надо, чтоб люди в пчёл или муравьёв превратились и мыслили все одинаково, как электрические калькуляторы первого поколения...
  
  ***
  Ну и наконец поговорим о прекрасном - о поэзии, то бишь.
  Этой же зимой - 1923-24 годов, вдруг вижу в газете знакомые стихи за авторством некого Марка Бернеса и сразу понимаю чьих рук это дело. Вообще-то я хотел как можно меньше общаться с семейством Головановых, чтоб каким-либо образом не изменить судьбу Александра - будущего главного маршала авиации.
  Ну а тут - куда уж деваться?
  Да и кой-какие соображения на этот счёт появились...
  
  Набрал подарков и, как только случилась оказия в Нижний Новгород, приезжаю в гости. Мне сильно обрадовались, даже отец будущего сталинского выдвиженца - Евгений Александрович, работник Волжского пароходства по причине зимнего периода "куковавший" на берегу:
  - Ну здравствуй, поэт! Вот ты значится, какой... Самогонки тебе налить?
  - Огромное спасибо, конечно, но лучше не надо - ибо, во хмелю я буен.
  Папа будущего маршала обрадовался ещё больше:
  - Ну, как хочешь.
  Но особенно была рада встрече Вера Ивановна:
  - Серафим! Вы куда пропали? Я уж ждала-ждала, а потом думаю: дай стихи его в редакцию пошлю - вдруг объявится.
  Развожу руками:
  - Расчёт оказался верен!
  
  То, да сё и протягивает мне деньги:
  - Это ваш гонорар за стихи, Серафим.
  Довольно приличная сумма, однако! Прижав руку к сердцу:
  - Это не мои стихи, Вера Ивановна! Повторяю: это стихи моего погибшего друга Марка Бернеса...
  Искренне огорчается:
  - А я думала - Вы скромничаете, взяв такой псевдоним.
  Вынужден был признаться:
  - Этого у меня не отнять - скромный я парняга...
  - Хахаха! Признайтесь всё же, что это Вы написали!
  - Если бы! Но, увы - я напрочь обделён стихотворческим талантом. Поэтому прошу переслать гонорар на счёт "Ульяновской Воспитательно-трудовой колонии для несовершеннолетних, имени Кулибина".
  
  Та, с видимым удовольствием согласилась и после непродолжительного обсуждения некоторых малоинтересных деталей, застыла в нетерпеливом ожидании:
  - А кроме уже опубликованных, имеются ещё стихи Марка Бернеса в "заветной фронтовой тетрадочке"?
  Вздохнув, типа, "куда от Вас денешься?", я продекламировал:
  
  - "Синенький скромный платочек
  Падал с опущенных плеч.
  Ты говорила, что не забудешь
  Ласковых, радостных встреч.
  
  Порой ночной
  Мы распрощались с тобой...
  Нет прежних ночек.
  Где ты платочек,
  Милый, желанный, родной?
  
  Помню, как в памятный вечер
  Падал платочек твой с плеч,
  Как провожала и обещала
  Синий платочек сберечь... ".
  
  Вдруг она опомнившись:
  - Серафим, подождите я буду записывать!
  - Не утруждайте себя, - протягиваю тоненькую тетрадочку из сшитых листов, - здесь у меня для Вас всё записано...
  Вера Ивановна у нас не только домохозяйка, но и учитель пения с музыкальным образованием. Я лишь чуть-чуть подсказал мелодию песни и она буквально при мне переложила её на ноты. Села за пианино, спели дуэтом и она воскликнула в восхищении:
  - Это произведёт фурор!
  Осталось только согласиться с ней:
  - Без всякого сомнения, это будет так.
  
  Нехорошо воровать чужие стихи, да?
  Согласен - ой, как не хорошо... Даже противно!
  А день-через день выслушивать от Макаренко жалобы на задержку финансирования "ВТК" от НКВД - это хорошо?
  А каждый раз приезжая в Нижний, наблюдать беспризорных детей на улицах - это хорошо?
  А слушать везде и всюду всевозможную цыганщину и блатняк - всех этих "Мурок", "Гопов со смыком", "Цыплят жареных" - хорошо? Или, вот ещё "народное творчество":
  
  " - Я гимназистка седьмого классу,
  Пью самогонку заместо квасу,
  Ай, шарабан мой, американка,
  А я девчонка, я шарлатанка.
  
  Порвались струны моей гитары,
  Когда бежала из-под Самары.
  Ай, шарабан мой, американка,
  А я девчонка, я шарлатанка ...".
  
  Других то песен простой народ и не знал в эпоху НЭПа!
  Поэтому едва успели стихнуть восторги по поводу "Синего платочка", я архи-скромненько потупив бесстыжие плагиаторские глазоньки, протягиваю ещё одну "заветную" тетрадочку:
  - Вера Ивановна! У нас в Ульяновске проживает молодой, но весьма перспективный поэт-песенник - Юра Шатунов. Сам он публиковаться стесняется - но попросил меня... А я в свою очередь - хочу попросить Вас!
  Та, с подозрением глянув:
  - Давайте я посмотрю.
  Не успев прочесть даже пару строк, фыркает:
  - Это не поэзия!
  - А никто и не называет это поэзией. Это попса.
  - "Попса"?
  - Да, именно так: ПОПСА!!! От слова "популярный".
  Та в ужасе:
  - Как "это" может быть популярным, Серафим?!
  - Обыкновенно! Давайте попробуем подобрать мелодию и спеть - у нас с вами, это здорово получается. А там - сами увидите.
  
  После недолгих но изнурительных мытарств, мы с ней запели:
  
  " - Мальчик хочет в Тамбов
  Ты знаешь чики-чики-чики-чикита,
  Мальчик хочет в Тамбов
  Ты знаешь чики-чики-чики-чикита,
  
  Но не летят туда сегодня дирижабли
  И не едут даже поезда,
  Но не летят туда сегодня дирижабли
  И не едут даже поезда
  
  Ты стояла у берега моря
  И смотрела на старый причал,
  И с причала какой-то мальчишка
  О беде вдруг своей прокричал :
  - ААА!!!".
  
  На издаваемые нами звуки подошёл, как был (в одной руке наполовину стакан "мутняка" в другой надкушенный солёный бочковый огурец на вилке), Евгений Александрович:
  - Это что было?
  - Это был музыкальный клип, - отвечаю.
  - "Клип"? - подумав, он попросил, - а ещё раз споёте? Уж больно у вас задорно получается.
  Исполнили с Верой Ивановной "на бис" и, он ушёл снова на кухню уже с пустым стаканом и без огурца, но вскоре оттуда послышалось:
  " - Мальчик хочет в Тамбов
  Ты знаешь чики-чики-чики-чикита,
  Мальчик хочет в Тамбов
  Ты знаешь чики-чики-чики-чикита...,
  ААА!!!".
  
  Я торжествующе посмотрев:
  - Вот, видите!
  - Вот теперь вижу...
  Пипл хавает и, пусть он лучше попсу хавает - чем блатняк: Уголовному розыску будет легче!
  
  - "Юра Шатунов", говорите? - Вера Ивановна уж очень подозрительно на меня смотрит, - а может Вам лучше признаться в своём авторстве, Серафим?
  Молитвенно сложив руки, как можно более честно отвечаю:
  - Не могу признаться в том, что мне не принадлежит. Поэтому - именно Юра Шатунов и никто больше! И он тоже настоятельно просит перечислять свой гонорар в колонию для беспризорников - ибо сам сирота и воспитанник детского приюта.
  Где я соврал?
  Иронически хмыкает:
  - Ну а Вы уж и впрямь - лишены всяческих талантов.
  - Почему же "лишён"? Очень даже не лишён - я пытаюсь писать прозу.
  - "Прозу"?! Ну и как?
  Протягиваю ей уже не "тетрадочку", а целый том и становлюсь на одно колено:
  - Вера Ивановна! Официально предлагаю Вам стать нашим: Марка Бернеса, Юрия Шатунова - а также вашего покорного слуги под псевдонимом "Артур Сталк", общим литературным агентом!
  Та, в ужасе сперва отшатывается:
  - Ой, Серафим Фёдорович!
  Приходится ползти за ней на коленях с протянутой книгой:
  - Не корысти ради - токмо светлой памяти погибшего в польских застенках друга-поэта и бездомных беспризорных деток!
  Косится в сторону "поющей" кухни:
  - Ой, Вы такой затейник...!
  Взяв наконец рукопись, читает название на обложке:
  - "МАРС НАШ!!! Элита Красной Армии Всемирной Республики Советов в боях за красную планету". Ох, Серафим...
  Это вам не "Аэлита", мать вашу!
  
  С самим Александром Головановым в тот раз встретиться не удалось. По словам его матери:
  - Саша целыми сутками на службе.
  И шёпотом:
  - Он теперь у нас чекист.
  Изображаю радостное удивление:
  - Вот, как? Вот, молодец - он у вас далеко пойдёт!
  Если мне не изменяет "послезнание", на чекисткой работе в Нижнем Новгороде - куда его приняли по рекомендации Губкома ВКП(б), Александр из простого оперуполномоченного дослужился до начальника Оперативного отделения. Затем, уже в октябре следующего - 1925 года, он будет направлен в Московский военный круг сотрудником Особого отдела при "Дивизии особого назначения при Коллегии ОГПУ" - куда я намереваюсь заслать и Михаила Гешефтмана.
  - Передавайте Александру от меня ОГРОМНЕЙШИЙ(!!!) привет, Вера Ивановна!
  
  ***
  Встретился с Ефимом Анисимовым и Кондратом Конофальским плотно "окопавшимися" в Нижегородском Губкоме РКСМ. Выслушал их, похвалил за одно, поругал за другое, проинструктировав на будущее и, просто поболтав о том - да о сём, задаю вопрос:
  - С Александром давно виделись?
  - С Головановым, что ли? Да буквально на прошлой неделе заходил.
  - Вот, как? Ну и как он?
  - Нормально на службу в Губ ГПУ поступил - теперь вечно занятой, такой... Тебе, Серафим, кстати - привет передавал!
  - Ну и вы ему - как увидите вдругоряд от меня ОГРОМАДНЕЙШИЙ(!!!) мой "кандидатский" привет передавайте!
  
  По окончанию рабочего дня в Губкоме РКСМ, с Елизаветой Молчановой под ручку прошествовали до снимаемой мной квартиры, где она обитает. Естественно, по пути посетили учреждение общепита ибо, готовить будущая Роксолана - так и не научилась, а мне сегодня в лом.
  Уже подходя к подъезду, замечаю знакомую проститутку - "бабушку русского минета".
  - Лиза, ты пока поднимайся, а я тем временем за угол - за шоколадкой для тебя сбегаю.
  Она - сластёна ещё та, хоть и официально - считает эту страсть мещанством.
  Отоварившись, догоняю "труженицу тела". Та, меня влёт узнала - видимо профессиональная память:
  - Ну, здравствуй, милок!
  - И тебе не хворать, - протягиваю пятьдесят рублей, - через час-полтора на твоей квартире. Договорились?
  Так прикидывает:
  - Это ж, я сколько клиентов пропущу... Накинь ещё четверной!
  - Червонец и ни полушкой больше.
  Согласившись, подмигивает:
  - Жду!
  
  Наконец, я дома и разоблачась:
  - Ты чем обрадуешь, голуба моя?
  Обнимая меня, целует:
  - Я соскучилась по тебе, Серафим...
  Как был прав Александр Сергеевич:
  
  "Чем меньше женщину мы любим,
  Тем больше меньше она нас!".
  
  Хотя, мои чувства к Елизавете настолько противоречивы, что разобраться в них - мне сложно, даже с моим богатым жизненным стажем. Да и, сказать по правде - некогда мне в них разбираться, занимаясь толстовско-достоевским самокопанием. Поэтому отстранившись, несколько строго:
  - Ну, это-то понятно. А кроме того?
  Дурашливо приложив руку к "пустой" голове, та:
  - Продолжаем с Андреем Александровичем "любить" друг другу мозги.
  Андрей Жданов, этим летом станет 1-м секретарём Нижегородского губкома ВКП(б), поэтому взаимоотношение с ним передового отряда наших "альпинистов" - очень важно.
  - Ну и как? Получается?
  Пожав полуголыми плечами, так что бретелька "неглиже" с одного из них соскочила, обнажив прелестную грудь:
  - Как ты и учил: наши отношения из попытки серьёзных ухаживаний с его стороны, перешли в лёгкий флирт, а на данном этапе - на пути к чисто дружеские отношениям.
  Сделав книксен и так поклонившись при этом, что стало видно уже две её девичьи острые грудки, она с обезоружущей покорностью обитательницы гарема:
  - Как ты и учил, наставник...
  
  Пока всё идёт по плану!
  
  Тянет меня за рукав в спальню:
  - Ну, что "завис" то? Твоя послушная ученица требует поощрения.
  
  После ещё более грандиозного, чем новогодний "недотраха", спохватываюсь:
  - Блин, забыл: мне же надо Фролу Изотовичу позвонить!
  Та, с едва заметной долей ревности:
  - А может Софье Николаевне?
  Натягивая брюки:
  - В "Красный трактир" ещё не провели телефон - а вот в Ульяновский волисполком - таки, уже да.
  - Хм... Товарищ Анисимов ночует, на работе, что ли?
  - Нет, не ночует, - замечаю, что невольно оправдываюсь и меня это бесит, - но сегодня партийное собрание и я должен донести своё мнение!
  Уже одевшись, практически "на скаку":
  - Кстати, забыл поинтересоваться: как там в Москве Надежда Павловна поживает? Чем занимается? Что пишет, то?
  С лёгкой усмешкой:
  - "Ma maman" пишет, что "строит" имажинистов в "Стойле" - только в путь! Даже на Есенина прикрикивает и, тот ходит перед ней на цырлах...
  Морщусь:
  - Девочка! Не стоит повторять за взрослыми дяденьками, некоторые - не совсем хорошие слова.
  Поправляется:
  - Как ручная собачонка - на задних лапках.
  
  Когда я вернулся после "звонка", она уже сладко спала голышом в единственной кровати - раскинув руки и разметав роскошные русые волосы по подушке.
  Полюбовавшись на неё, как маститый скульптор на мраморное творение рук своих - обещающим стать мировым шедевром, я пристроился дрыхнуть на кухне на сдвинутых вместе табуретках...
  
  ***
  Не мог не побывать у Ксавера.
  Во-первых: чисто из вежливости - знакомые как-никак, а во-вторых - мне снова нужны деньги. Профессор Чижевский Дмитрий Павлович - руководитель химико-металлургической лаборатории, "сосал" их с меня - как атаман всех вурдалаков пан Дрякула, с забредшего в Карпаты поколядовать хлопчика - кровь в полнолуние.
  После всех положенных при встрече "официальных церемоний", нетерпеливо вопрошает:
  - С чем пришёл?
  Блин, приучил его...
  - В Североамериканских Штатах, в начале мая - директором "Бюро расследований " будет назначен Джон Эдгар Гувер.
  Пучит зенки и после минутного замешательства:
  - А мне то что с того?
  - Ну... Думал, а вдруг ты имеешь подвязки с тамошними бутлегерами.
  - С КЕМ?!
  Мысленно прикольнувшись, отмахиваюсь от длительных объяснений:
  - Ладно, "проехали"! В декабре, в СССР будет отменён "сухой закон" и в продажу поступит казённая водка тридцатиградусной крепости.
  В народе она получит название "Рыковка", а её крепость вызовет множество пересудов. Вот и Ксавер:
  - Не сорок градусов как при прежней власти, а всего тридцать? И стоило ради этого революцию делать...
  - Не переживай, партнёр - вскорости они градус поднимут! Нам главное, что будет разрешено сдавать в аренду частным лицам "винокурни".
  Мой собеседник, тут же принял позу легавой учуявшую дичь:
  - Да, ты что?
  - Да, да! С обязательной сдачей готового продукта государству
  - С этого бы и начинал! А то - Америка..., - он постучал по собственному кумполу, - где и где Америка - сам подумай!
  Ржу, не могу!
  Язык зуделся рассказать ему про наводнение в Ленинграде, которое случится 23 сентября.
  Но, решил, что это будет уже слишком!
  Знание о точной смерти отдельных исторических личностей - ещё можно как-то объяснить... А как объяснить знание о грядущих природных катаклизмах?
  
  ***
  Зима 1923-24 года пролетела как-то незаметно - и вспомнить особенно нечего...
  1 февраля Великобритания признала СССР.
  После смерти Ленина и его похорон во временном деревянном Мавзолее у Кремлёвской стены, в связи с волной стихийных переименований, уже 5 февраля Президиум ЦИК СССР принял постановление "О воспрещении переименований именем В. И. Ульянова-Ленина без предварительного разрешения Президиума ЦИК СССР".
  У меня в компе о том инфы нет, поэтому порадовался своей заблаговременной предусмотрительности - позволившей загодя переименовать посёлок Ульяновку в город Ульяновск.
  
  2 февраля на должность Ленина - Председателем Совета народных комиссаров СССР, был назначен Алексей Иванович Рыков - явно на неё не тянущий по всем параметрам и, именно этим видимо - устраивающий все внутренние партийные "мафии".
  
  15 февраля начался так называемый "Ленинский призыв" в РКП(б)...
  Ещё при жизни Ленина его и авангард "пролетарской" партии - им возглавляемый, обвиняли в отсутствии того самого "пролетариата" в составе высших эшелонов власти, от лица которого он правил. Действительно: из 16-ти человек первого Исполкома - рабочими достаточно условно можно назвать всего двоих, а трое из них - вообще дворяне, в том числе и "самый человечный человек".
  До этого периода, процедура вступления в партию большевиков была довольно сложной. Сперва, надо было пройти две предварительные стадии, каждая продолжительностью полгода. В начале желающий вступить в ВКП(б) считался "сочувствующим", затем - "кандидатом". Только успешно пройдя два эти этапа, человек мог стать полноправным членом партии - большевиком.
  Однако, массовость "руководящей и направляющей" при таком щепетильном отборе - не светила, от слова "вообще"!
  После смерти "самого живого из всех живых" вдруг спохватились и решили разбавить "интеллигентское" ядро партии представителями пролетариата, так сказать - от сохи. В буквальном смысле: ибо большинство "призывников Ленина" - были вчерашними крестьянами, чуть ли не вчера попавшими из родной деревни на завод. "Ленинский призыв" не был одноразовым актом - а действом растянутым на несколько лет, в результате которого, сравнительно небольшая по численности компартия - превратилась в многомиллионного монстра.
  Это был поворотный момент в истории: "элитарная" партия Ленина была заменена "массовой" партией Сталина. В результате Центральный Комитет (ЦК) ВКП(б), непрерывно пополняемый представителями "призывников" и, со временем выросший едва ли не до сотни человек - потерял управляемость и превратился в своеобразную "ширму" для Политбюро.
  И, это был ещё одним шагом к власти группировки Сталина!
  Ибо подавляющее большинство "Ленинского призыва" - были за их лидера, так как именно он открыл им "ворота в партию".
  И кстати, я в своём Ульяновке, хотя и не сразу - но довольно ощутимо почувствовал как изменилась партия.
  Если в самом начале моего "попаданства", представителей рабочих и крестьян - в партию и палкой не загонишь, то теперь они в неё косяком попёрли. Вчерашние селюки с двумя классами образования и навыками кручения волам хвостов, не разбирались ни в марксизме, ни в большевизме, ни в политэкономии - зато жаждали постов, должностей и положенных при них преференций для себя лично. Если в начале двадцатых годов, борьба за власть - снизу доверху сопровождалась ожесточёнными дискуссиями, то в конце эпохи НЭПа - партийное большинство вообще не понимало их смысла и, свою карьеру строила на выполнении и главное - ПЕРЕВЫПОЛНЕНИИ(!!!) директив спускаемых сверху...
  По себе скажу - "крутиться и двигаться" сразу стало на порядок сложнее!
  Но повторюсь ещё раз: процесс "пошёл" - но он был растянут до примерно 1927-28 годов. Так что, я смог предпринять кое-какие меры.
  
  ***
  26 февраля за "Пивной путч" Адольфа Гитлера осуждают на пять лет тюрьмы, но в советской прессе это немаловажное для судеб мира событие - было освещено очень слабо...
  
  ***
  Время бежит - не остановишь!
  Помню, службу в армии: первые полгода дни тянулись за днями - как резиновые. Потом обвыкся и, месяц за месяцем пролетали со свистом и, наконец, оглянуться не успел - как пора на дембель.
  Тоже самое и, про всю мою прожитую "там" жизнь можно сказать: в детстве всё мечтал побыстрее стать взрослым, став им как-то не заметил - как старость "внезапно" грянула и, захотелось замедлить бег времени - но он всё быстрее и быстрее...
  
  Так и после моего "попадания" уже здесь: первые полтора-два года - можно по дням вспомнить. Потом же события понеслись вскачь - месяц за месяцем, год за годом, события сливаются воедино и, рассказывать про них можно только, так сказать - "производственными циклами"...
  Если так можно выразиться, конечно.
Оценка: 8.72*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"