Зеленков Василий Вадимович: другие произведения.

У самого края

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Исполинская пустыня, загадочный Кратер - и человек, что идет к нему. Зачем? Есть причины.


   Песчаный корабль перестал работать за три дня пути до Кратера; я осмотрел весь механизм и только вздохнул. Вездесущий песок забил все каналы, расходившиеся от виритового ядра; здесь, в такой близости от центра мира, даже защитная гравировка не помогала.
   - Мы сможем вычистить и укрепить, - виновато развел руками Сенвер, - но это займет не меньше недели-полутора. А вы ведь помните - Схождение как раз примерно тогда и будет.
   - Ничего, - успокоил я механика. - Дальше я доберусь сам, не зря же глайдер с собой брали.
   - Не слишком ли опасно?
   Я пожал плечами.
   - Чего-то подобного я ожидал. И готов рискнуть, вы знаете.
   Сенвер проворчал в ответ что-то неразборчивое, и ушел вниз - начинать ремонт. Я задумчиво посмотрел на видные даже отсюда острые скалы вокруг Кратера; медлить нельзя. Если не успею до Схождения - то к нему и подойти нельзя будет. Хорошо еще, что за несколько недель до него вечные бури вокруг Кратера стихают... а на смену им приходят "случайности". Такие как сейчас.
   Корабль я покинул через два часа; глайдер унес меня в небо. Устройство слишком простое, чтобы рухнуть под влиянием Кратера: по сути-то, здесь только и есть что виритовое ядро с воздушной гравировкой, да корпус. Он даже взлететь не может самостоятельно - нужна стартовая катапульта... или собственная магия. Как у меня.
   Солнце село через полчаса, и на пустыню пролилась прохладная ночь; я вздохнул с облегчением - даже лететь по жаре непросто. Не привык я к такому пеклу на родном Киарфете... кстати... Я сверился с картой затмений и кивнул: да, завтра как раз Киарфет и закроет солнце. Приятно - из всех континентов именно он дает самую легкую и при этом долгую тень.
   Время тянулось однообразно. Полет. Спуск, когда я уставал. Сон в защитном круге. Потом - очередное сплетение Знака Воздуха, Фигуры Полета, Символа Силы, подбрасывающее глайдер в небеса. Мягкое гудение виритового ядра, пронизывающее корпус и несущее его сквозь спокойный жаркий воздух. И все сначала.
   Самое странное и гнетущее в пустыне - это безмолвие. Не полная тишина - она-то постоянно нарушается то свистом ветра, то шелестом песка, то шуршанием невидимых зверей. Но голосов здесь нет - и нет людей. Лишь безбрежный океан песка, изменчивый и при этом постоянный, сохраняющий один и тот же облик, равнодушный ко всему. Что есть ты тут, что нет - пустыня не изменится.
   Несколько раз я брался за карандаш, но сделал лишь пару набросков. Что тут рисовать? Одни лишь пески? Хотя в этом есть что-то притягательное - кажущиеся незыблемыми холмы могут уже через несколько дней исчезнуть или до неузнаваемости измениться.
   Иногда мне казалось, что кроме пустыни нет ничего. Что все цивилизации Неба и поселения пустынников - лишь иллюзия, вымысел, ложная память. Конечно, это не так; я точно знал, какое расстояние отделяет меня от ближайших виритовых рудников и поселков, и мог различить мелкие точки воздушных кораблей в небе. Ощущение нереальности мира отступало, стоило мне задуматься... но возвращалось, когда отрешенный шелест пустыни проникал сквозь стекла кабины глайдера.
   Он летит медленно, уступая песчаному кораблю или другим воздушным судам - но не замечает земных препятствий. Я мог бы выжать из виритового ядра большую скорость, но тогда мне не хватит энергии на обратный путь. А зарядить не получится - вокруг Кратера воздух спокоен и почти недвижим, накопление энергии займет десятки дней.
   Если я вообще вернусь. Хорошо, что на этот счет у Сенвера есть четкие инструкции - уходить, если я не появлюсь в пределах двух недель после Схождения. Незачем оставлять в этих песках еще и команду.
   Магия воспитывает хладнокровие и сдержанность - даже если любимое дело побуждает к страсти. Но это и к лучшему - иначе бы я не смог спланировать все так удачно.
   Глайдер перестал работать в двух лигах от Кратера. Просто смолкло гудение ядра, и машина мягко спланировала вниз, на песок, зарывшись носом в желтые волны. Я выбрался наружу, для очистки совести посмотрел на ядро через сплетенные Знак Воздуха и Фигуру Восприятия. Как и ожидалось - сила не истощилась, но больше не движет машину.
   Кратер. Что тут скажешь. Хорошо еще, что обычная магия работает.
   Я вытащил из кабины заранее сложенные вещи. Потратил еще полчаса на то, чтобы соединить и воплотить вокруг глайдера охранное заклинание -дня два-три продержится. А дольше и не понадобится.
   Поправив защищающие глаза очки, я посмотрел на скальную стену, кажущуюся сейчас столь близкой. Вот и то, о чем я мечтал годами; место, видевших которого можно пересчитать по пальцам.
   Вернувшихся от него - по пальцам одной руки.
  
   До острых скал я добрался примерно за два часа - идти по песку оказалось очень неудобно. Спасибо глайдеру, предыдущее странствие меня почти не вымотало, а соединение Знака Жизни с укрепляющими тело Фигурами и Символами я освоил еще в юности.
   Однако теперь вставала и более сложная задача - надо было перейти через скалы. Я уже начал машинально представлять круг под ногами, но остановил себя, напомнив - неизвестно, как внешняя магия поведет себя столь близко от Кратера. Над своим телом я властен... но только над ним.
   Хорошо, что я об этом подумал раньше.
   Из заплечного мешка появились веревка с крюком и стальные клинья. Киарфет изобилует горами, и многие мои соотечественники хорошо умеют взбираться по ним. Я - не исключение.
   Металл звякнул о камень; этот звон странным образом успокаивал. Словно я принес в бесстрастное молчание пустыни и доисторическое спокойствие Кратера кусочек цивилизации. Если вдуматься... так оно и есть.
   Отдохнуть еще пару часов - и начнем. Главное - не выронить мешок, без которого все теряет смысл.
  
   Горы вокруг Кратера оказались почти такими же, как киарфетские. Только... более дикими. Чувствовалось, что рука человека никогда их не касалась, и что здесь никто никогда не жил... во всяком случае - не возводил поселений и крепостей.
   На середине пути я поймал себя на мысли о том, что надо будет принести извинения горам - за то, что нарушил их покой и чистоту камня. Наверное, так и стоит сделать.
   Горы мне нравятся больше пустыни. Они менее переменчивы, каждый звук в них отзывается эхом - здесь нет гнетущего безмолвия. И видеть с них можно дальше, чем с самого высокого бархана.
   А может, я и неправ, и в песках тоже есть своя прелесть. Но я никогда не собирался раскрывать свое сердце желтому океану.
   Горы - дело другое. Тут даже путь кажется легче, чем по затягивающему ноги песку.
   Когда же корона скал осталась позади, я некоторое время просто стоял, сматывая веревку, убирая ее в мешок... не поворачиваясь к тому, что лежало в центре горного круга. Почему-то сердце кололо неожиданным страхом и робостью - непонятно даже отчего.
   Я медленно вдохнул жаркий воздух, лишь немного охлажденный горами. Выдохнул - так же медленно. Проговорил слова извинения перед горами, как и собирался.
   Потом все-таки повернулся.
   По сравнению со скалами Кратер казался маленьким - но лишь казался. На первый взгляд он выглядел просто черным колодцем удивительно правильной формы, и даже не верилось, что именно отсюда через несколько дней сверкнет луч Схождения, скрепляющий семь континентов Неба и способный три года удерживать их.
   Но стоило лишь приглядеться - и сомнений не оставалось. Бездонная чернота Кратера казалась живой, спокойной и ожидающей. Даже на таком расстоянии ощущалось, что эта пропасть действительно древнее всего на свете, и что не зря строили сотни теорий о том, что может таиться в глубине Кратера.
   Он завораживал. Он притягивал и наводил ужас одновременно. Он был холоден - но способен исторгнуть немыслимый жар; ведь нет ничего горячее луча Схождения.
   Краем глаза я уловил движение и резко повернулся. Практически невидимый силуэт скользнул мимо; я бы не разглядел его, если бы не знал - рядом с Кратером они всегда есть.
   Я поклонился и негромко произнес:
   - Приветствую тебя, релшаи.
   Слова царапали горло. Неужели я отвык говорить вслух всего за четыре дня молчания?
   Лишенный Облика остановился, оставаясь столь же неразличимым. Слова, не колеблющие воздуха, коснулись моего слуха.
   - Ты пришел в место тайны, человек.
   - Это так, - подтвердил я. Глупо отрицать очевидное, и еще глупее делать это в присутствии релшаи, способных чуять ложь как никто иной в обоих мирах.
   - Зачем ты пришел?
   Я помедлил. Похоже, верно то, что Лишенные Облика служат Кратеру стражами - и что многие из тех, кто не вернулся, закончили свой путь именно из-за их вмешательства.
   - Я пришел запечатлеть, - честно ответил я.
   - Что? - релшаи, кажется, удивился. Трудно распознавать чувства в голосе, которого нет.
   - Запечатлеть, - повторил я. Неспешно вытащил из мешка альбом, вынул из крепления карандаш. Вновь повернулся к Кратеру, глядя на бездонную черную пропасть и на кольцо гор вокруг.
   Корона с жемчужиной совершенной тайны в середине.
   Вы можете назвать иной образ, способный больше привлечь художника?
   Карандаш шуршал по бумаге; я делал первые наброски, и спиной чувствовал взгляд релшаи. Если он решит, что я вторгаюсь в тайну Кратера - то я не успею ничего сделать... и не смогу. Нет магии, способной повредить Лишенным Облика, и нет оружия, способного поразить их по-настоящему.
   Обычно Кратер защищают песчаные бури. Незадолго до Схождения и некоторое время после него в дело вступают сложности с магией и пробудившиеся релшаи. Я подозревал, что мне придется говорить с Лишенными Облика - но подобрать слова не пытался. Кто знает, что они могут ощутить?
   Он подождал, пока я зарисую первые линии. Тихо спросил - и я задумался над тем, как его не-голос похож на шелест пустыни:
   - Ты не хочешь спуститься?
   - Спустившиеся в Кратер не возвращались, - ответил я. - Попытавшиеся черпать его силу... не возвращались тоже. Я пришел за другим.
   - Ты прошел весь этот путь... только чтобы зарисовать его?
   - Зарисовать, - пожал плечами я, - запомнить... Потом создать картину. Может, и другую.
   Последовало несколько секунд молчания.
   - Что тебе от этого?
   Я улыбнулся. Конечно, можно было бы сказать о славе, ожидающей того, кто сумел написать Кратер с натуры. Можно было бы сказать об уважении, которое приносит такое путешествие, вне зависимости от результатов. Можно было бы сказать еще многое - да только все это будет правдой лишь отчасти. Не эти причины позвали меня в дорогу.
   - Это красивое место, - произнес я. - Легендарное. Я всегда хотел его написать, или хотя бы взглянуть на него.
   - И все?
   - Конечно, - я оглянулся, с трудом найдя взглядом почти незримую фигуру. - А этого недостаточно?
   - Другие искали тайны.
   - Некоторым тайнам лучше оставаться сокрытыми - так ведь говорят? - усмехнулся я.
   Релшаи молчал - как горы и пустыня. А затем исчез; я не осознал, как это произошло, но перестал чувствовать на себе его внимание.
   Разрешение? Согласие? Просто ожидание?
   Кто знает. Если это разрешение - то можно продолжать. Если он еще не решил... то можно тоже продолжать. Сумею ли я создать картину или нет, вернусь ли в свой замок или нет...
   В любом случае - я подошел к Кратеру. И стою сейчас, по сути, у самого края, за которым уже совсем иная история - не тех, кто приходит смотреть и сохранять, а тех, кто хочет искать и раскрывать тайны.
   Вновь принимаясь делать наброски, я мимолетно подумал: не хотел бы, чтобы тайны Кратера когда-нибудь раскрыли. Пусть даже это и принесет пользу, но...
   Если в мире не останется таких загадок - то что делать художникам и поэтам?

03.01.2012

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"