Зеленков Василий Вадимович : другие произведения.

Шоппинг в стиле кун-фу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Котомине Кирей - очень упорядоченный человек. Покупки он делает в одних и тех же местах. (Предупреждение - жестокие убийства)


   Котомине Кирей всегда считал себя человеком привычки. Он был уверен, что тренироваться, питаться, молиться, убивать людей и ломать чужую психику нужно по строгому плану и расписанию. Иначе ничего не получится, или получится - но плохо.
   Поэтому распорядок дня и недели в целом был у него предельно четким и ясным. К счастью, облаченный в золото блондинистый фактор хаоса обычно где-то пропадал, и оставалось надеяться, что он не попадется на глаза никому лишнему. Или хотя бы позаботится об этих глазах сам.
   Когда же Гильгамеш объявлялся в церкви, то его рассказы заставляли задуматься о неправоте Господа, уничтожившего Содом и Гоморру. Можно было проявить себя немного пораньше и позаботиться о Шумере.
   По крайней мере, денег ему не требовалось. Кирей подозревал, что если кто-то захочет платить за Короля Героев, то немедленно познакомится с самыми острыми предметами из его сокровищницы. Если повезет, то предметы пройдут кратчайший путь к сердцу только через желудок.
   Позавтракав, Котомине спустился в подвал церкви, где вдоль стен ровными рядами выстроились саркофаги. Конечно, не стоило их так называть, но иного слова Кирей подобрать не мог.
   Он прошелся вдоль саркофагов, внимательно взглядываясь в каждый. Запертые там люди никуда не делись; их плоть по-прежнему медленно разлагалась и распадалась. Котомине нахмурился: кажется, у пары из них процесс идет слишком быстро, того и гляди, мясо начнет отделяться от костей чересчур рано. Надо будет тактично намекнуть Гильгамешу, чтобы не так сильно тянул энергию, она ему еще понадобится. Или поработать с опутывающей саркофаги магической сетью, чтобы усилить боль - тогда и выход энергии повысится.
   Но в целом все было в норме, и Кирей похвалил себя за удачную идею. Действительно, детей, оставшихся после пожара трехлетней давности без домов и семей, никто бы не хватился, а желание предоставить им приют было воспринято городской администрацией с облегчением.
   Что ж, жизнь им Кирей обеспечил. И тщательно следил за тем, чтобы они жили долго, пребывая в сознании, благо в исцелении разбирался очень хорошо. Поэтому-то и взялся именно за такой способ подачи энергии Слуге; собственное мастерство позволяло регулировать процесс разложения заживо и следить за ним.
   Убедившись, что все в порядке, Котомине пожелал детям доброго утра и покинул подвал.
  
   За покупками Кирей ходил раз в неделю. Гильгамеш себя всем нужным обеспечивал сам, лишь иногда задавая вопросы (точнее, приказывая дать ему рекомендацию), а Котомине всегда был человеком неприхотливым и экономным. Те же средства для чистки стен и полов держались у него очень долго; Кирей прекрасно умел распоряжаться попадавшими в его руки ресурсами.
   Перед выходом он традиционно переодевался в обычный костюм. Ряса Кирею нравилась больше, однако он сознавал, что в городе есть люди, которые после Войны Грааля будут обращать предельное внимание на католических священников. Так что прежнее одеяние служило ему лишь в церкви и в доме Тосак; Рин уже привыкла к такому его облику.
   Шагая по направлению к торговому району, Кирей задумался об ученице. Она определенно делает немалые успехи, что объяснимо. В конце концов, у ее семьи богатая история, да и основы обучения отец успел заложить... а как Котомине убедился на своем примере, Тосака Токиоми был отличным наставником. Конечно, ему не стоило давать ученику кинжал в качестве прощального дара и поворачиваться спиной. Хотя отсутствие кинжала бы ничего не изменило; у Кирея хватало силы, чтобы перебить позвоночник просто рукой.
   Может, так и следовало бы поступить? А еще проще - вонзить пальцы и вырвать позвоночник, способом, о котором он слышал, но не пробовал?
   Хотя, пожалуй, нет. Это было бы слишком подозрительно и не подходило ситуации. Да и убить наставника его же подарком Кирею тогда показалось уместным и вежливым.
   Котомине любил и ценил парадоксы. Пока что из организованных им лично остались в памяти четыре: он убил человека, который возлагал на него большие надежды; он устроил Мато Карии долгожданное свидание, на котором тот чуть не убил любимую; он подарил Рин кинжал, убивший ее отца; наконец, он превратил в источник энергии детей, которых сам же сделал сиротами.
   Пожалуй, для полной гармонии недоставало чего-то пятого, и Кирей решил, что как-нибудь он над этим вопросом непременно подумает.
   Пока что, отвлекшись от мыслей, он подошел к первому магазину и переступил порог.
   - Маса... - Кирей осекся, удивленно вскинув брови. - Масахино-сан, что с вами?!
   Пожилой продавец сидел на полу, прижимая платок к ране на голове; лицо его было искажено болью, а левая рука бессильно висела.
   - Пожалуйста, не звоните в полицию! - вскрикнул он. Котомине удивился - у него даже и в мыслях подобного не было.
   Пожав плечами, он пересек магазин, помог Масахино подняться и добраться до стула; тот благодарно кивнул, прижавшись затылком к стене.
   - Не надо никуда сообщать, Ишида-сан, - снова попросил он. - А то мне совсем жизни не станет...
   Кирей, который как-то раз представился чужим именем, кивнул, но все же уточнил:
   - Что произошло?
   Рассказ Масахино, отыскавшего несведущего и терпеливого слушателя, оказался очень пространным и полным разнообразных выражений из едва ли не всех японских диалектов (в молодости хозяин магазина успел немало поездить по стране).
   Как выяснилось, в Фуюки появилась банда. Не то чтобы это было чем-то необычным (в каком городе нет преступности?), но эта конкретная банда отличилась наглостью и при этом - трезвым расчетом. Крупных дельцов она не трогала, людей со связями - тоже. А вот на мелкие магазины, каких в каждом городе полно, они обрушились как ястреб на добычу.
   По сути, это был обыденный рэкет. Предложение платить за защиту, в случае отказа - неприятные последствия, самые разные. Цели были выбраны верно; подобные торговцы оказывались ниже уровня внимания сильных мира всего (включая якудзу, по поводу которой хозяева магазинов посчитали, что привлечь можно, но как бы лекарство не оказалось хуже болезни). Из каждой отрасли бандиты выбирали один-два магазина, так что создать коалицию торговцы бы не сумели - свои же конкуренты, чего доброго, и помогли бы утопить.
   (В этот момент Кирей подумал, что мнение Масахино о своих коллегах по бизнесу мало чем отличается от мнения о бандитах, но не стал перебивать).
   Самого Масахино банда обходила стороной до недавнего времени, но теперь добралась и до его дела. Торговец поначалу отказался, намеков решил не понимать, и сегодня банда перешла к более прямому заявлению. Масахино попросту избили, забрали весь товар и предупредили, что если пожалуется в полицию... нет, она их, может, и найдет. Только вот сам хозяин магазина может не успеть этому порадоваться, а дома и лавки очень неплохо горят... вы нас поняли?
   Масахино понял. И теперь горестно вздыхал о том, что убытки уже начались; сегодня магазин придется закрыть, торговать-то нечем.
   Котомине, попутно оказывая первую помощь, дослушал его до конца предельно внимательно, и пообещал:
   - Не беспокойтесь, я не буду никому сообщать. Разве что...
   - Что? - встрепенулся Масахино.
   - У меня есть пара влиятельных пациентов, - ранее Кирей, недолго думая, назвался врачом. - Я могу поставить их в известность о ситуации.
   - Если считаете, что это поможет, Ишида-сан... - выдохнул торговец. - Буду вам крайне признателен! Крайне!
   - Я позабочусь, - пообещал Котомине. - Сегодня же. Только расскажите мне подробнее об этой банде...
   Священник говорил чистую правду. Пациентов у него, конечно же, не было, но он уже три года каждую неделю заходил к Масахино, и подобное нарушение распорядка ему крайне не понравилось.
   Так что позаботиться Кирей решил сам. Благо неплохо умел.
  
   Еще до того, как Масахино изложил подробности, Кирей посчитал, что у подобной банды обязательно будут и своя символика, и какое-то претенциозное название. Он оказался прав: опознавательным знаком банде служила желтая головная повязка, а называлась она "Золотые цветы".
   Котомине мрачно подумал, что на золото ему везет куда больше, чем это подобает священнику.
   Тем не менее, этих черт хватило; зная людей, Кирей не сомневался, что кто-нибудь из банды непременно будет разгуливать в ее повязке за пределами логова. Особенно если только что отошел от места, где ее носить стоило.
   Ожидания снова оправдались. Прогулявшись по торговому району и в видимости магазинов, которые, по словам Масахино, банда тронула, священник заметил молодого парня в именно такой повязке. Слившись с толпой, Котомине последовал за ним.
   Очень быстро он убедился, что не ошибся. Парень наведался в еще один магазинчик, переговорил с продавцом на пониженных тонах (слова "Золотые цветы" чуткий слух "случайно зашедшего" священника уловил), получил деньги и двинулся дальше.
   Каждый мастер боевых искусств знает, как важно держаться в зоне чужого внимания, когда нужно и как важно ускользать из нее, опять же, когда нужно. Кирей мастером был и потому прекрасно понимал и то, и другое.
   Удобная возможность представилась через несколько минут, когда Котомине завидел впереди уходящую от улицы аллею. Он ускорил шаг, нагнал парня с повязкой и, споткнувшись, толкнул его в нужную сторону.
   - Да ты чё!.. - вскипел тот, но больше ничего сказать не успел - короткий точный удар лишил парня сознания. На улице никто ничего не заметил; выступ здания надежно скрыл сцену.
   Кирей спокойно кивнул: именно на это он и рассчитывал. Пока что-то не происходит перед глазами - большинство людей даже не обратят внимания.
   Он прикрыл глаза, пробуждая пронизывающие душу и тело Магические Цепи, дар Небес сыну за деяния отца. Котомине знал, что по-настоящему могучим Магом ему не стать (та же Рин превосходила его по потенциалу), но множество мелких полезных заклинаний он освоил. В том числе и мимолетную иллюзию, которая сейчас создавала впечатление, что человек ведет домой плохо чувствующего себя приятеля.
   Конечно, это была не совсем иллюзия. Чувствовал себя бандит и в самом деле неважно.
  
   Когда парень очнулся, он уже был в одной из комнат церкви, крепко привязанный к стулу. Кирей, переодевшийся в привычный наряд, деловито пододвинул поближе круглый столик.
   - Чё?.. - недоуменно завертел головой член "Золотых цветов". - Я где?
   - В церкви, - честно ответил Котомине. - Я оглушил тебя и принес в церковь, потому что у меня к тебе есть просьба.
   - Какая просьба? - вытаращился пленник.
   Разговор вроде складывался, так что священник учтиво попросил:
   - Пожалуйста, объясни, где найти твоих товарищей и то, что ими похищено. Если ты это сделаешь, то проживешь еще долго.
   Парень захлопал глазами, вник в смысл просьбы и рявкнул:
   - Да пошел ты...!
   Кирей заткнул пленнику рот и наставительно сообщил:
   - В церкви нельзя ругаться.
   Приглядевшись к лицу бандита, он нанес короткий жесткий удар вытянутым пальцем; пленник взвыл сквозь кляп. Котомине выдернул ткань вместе с выбитым зубом и пояснил:
   - Это за выражения.
   - Чего ты хочешь?! - выдохнул бандит, вдруг осознав, что пленитель совершенно не шутит.
   - Я уже сказал, - сдержанно напомнил Кирей. - Мне нужно знать, где находится твоя банда и все, что похищено у торговцев.
   - Не дождешься! - выпалил пленник. - Можешь мордовать, но...
   - Зачем мордовать? - удивился Кирей. - Ты не хочешь отвечать. Значит, я буду доставать из тебя ответ пытками.
   Он неспешно двинулся к комоду, где хранил полезные в хозяйстве вещи, извлек оттуда широкий кожаный фартук, кивнул: да, такой поможет не забрызгаться.
   - К-каким еще пытками? - с трудом выдавил парень, не отрывая глаз от Кирея и фартука. Видимо, церковь навела его на некие мысли, потому что он выдал: - Как в инквизиции?!
   Котомине недовольно покачал головой. На его взгляд, современные люди чрезмерно обращали внимание на Запад, не понимая, что при всей пользе пришедшего оттуда опыта есть и собственный. Эту мысль он и не замедлил озвучить:
   - Почему инквизиции? В Японии есть богатые традиции. Вот, кстати... - Кирей на мгновение замер, прошел к книжной полке, взял пухлую книгу, перелистал, вчитался и удовлетворенно кивнул. - Да, вот это подойдет. Очень хорошо, я давно хотел попробовать этот исторический эпизод на практике.
   - Чего?!
   Кажется, пленника стало хватать только на краткие вопросы. Впрочем, Котомине был человеком вежливым и не оставил вопрос без ответа:
   - Это было в девятнадцатом веке. Что до повторения, то я сперва тебя раздену - вернее, срежу одежду, она тебе больше не понадобится. Сниму обувь, разумеется. Потом...
   Из того же комода появилась коробка с гвоздями и молоток.
   - Потом я вобью тебе в ступни гвозди - так, чтобы они пробили подошвы ног и на достаточную длину вышли наружу, - Кирей посмотрел на гвоздь, сравнил его длину со ступней пленника и выбрал другой. Этот подходил больше. - Можно сказать, что ты в некотором роде уподобишься Господу нашему, так что возрадуйся.
   Радости на лице бандита не наблюдалось; по лбу его катились крупные капли пота. Убийственная серьезность Кирея убеждала лучше ухмылки маньяка.
   - Затем я привяжу тебя еще одной веревкой, - продолжил Котомине, доставая помянутую веревку и проверяя ее на прочность, - и подвешу к потолку вниз головой. Думаю, невысоко, чтобы легко доставать до ступней. Извини, пожалуйста, я сегодня еще не подметал пол, так что ты, наверное, испачкаешь волосы.
   Пленник сглотнул. Кирей подумал, что он, наверное, сожалеет о своей длинной прическе.
   - После чего, - невозмутимо сообщил священник, - я возьму свечи и насажу их на острия гвоздей в ступнях. Разумеется, они будут зажжены.
   Свечи легли рядом с гвоздями, за ними объявился коробок спичек.
   - Расплавленный воск будет капать в раны, - пояснил Кирей, на случай если пленник и сам не догадался, - и затекать в них. Полагаю, это вызовет большие ожоги, чем если бы он капал на кожу; честно говоря, я удивлен, что никто из известных мне мучеников не погиб таким образом. Это же вполне очевидное решение; тем не менее, додумались до него лишь в эпоху Шинсенгуми, воспоминания о которых и подсказали мне такую идею.
   Котомине достал кухонный нож, попробовал пальцем острие и лезвие. Да, подойдет.
   Он глянул на пленника: тот уже совершенно побелел и трясся.
   - Разумеется, когда ты все мне расскажешь, я перережу тебе горло, - вежливо сообщил Котомине. - Тебе ведь не захочется жить калекой, правда? Но не беспокойся о судьбе своего тела; здесь рядом кладбище, так что все будет в порядке. Я просто принесу топор, разделю тебя на несколько частей и подхороню их в разные могилы. Полагаю, если мы придем к согласию, я сделаю это после того, как перережу горло.
   - Нет! - завопил бандит.
   - Что - нет? - удивился священник, остановившись у пленника с ножом в руках. - Ты хочешь, чтобы я помог тебе остаться в живых в течение всей процедуры и захоронения? Это непросто, но, полагаю, это можно устроить...
   - Нет! Я скажу, где все наши! Старый склад! На Хикачи! Тот, с желтой крышей! Там все, через пару часов соберутся! Там и всё! Там...
   - Точный адрес, пожалуйста, - учтиво попросил Кирей.
   Бандит выпалил ряд цифр и названий, и священник вздохнул: да, такой склад он как-то раз видел. Похоже, не врет. Жаль, такого случая испытать исторические процедуры больше может и не представиться.
   - Большое спасибо, - поблагодарил Котомине и коротким резким ударом оглушил парня. Очнется не раньше, чем через полчаса; этого более чем хватит.
   Развязав пленника, Кирей взвалил его на плечи и спустился в подвал. Отлично, есть пустой и подходящий по размерам саркофаг. Сбросив бандита внутрь, Котомине потратил некоторое время на настройку потоков энергии и убедился, что устройство уже начало тянуть из нового элемента жизнь, медленно растворяя плоть.
   Отлично. Если он все-таки соврал, то к моменту возвращения Кирея будет в достаточно целом состоянии, чтобы опробовать исторический метод. Если он говорил правду - то будет жить долго. Как минимум, до следующей Войны Грааля.
   Как уже говорилось, Котомине Кирей всегда умел хорошо распоряжаться ресурсами.
  
   Пленник все-таки не обманул.
   Так Кирей подумал, наблюдая за тем, как в старый склад заходят крепкие люди, в основном молодые. Перед входом каждый доставал и надевал желтую повязку; еще двое членов банды у входа кивали входящим. Когда последний скрылся внутри, они недоуменно переглянулись, заговорили явно встревоженно.
   Священник сделал вывод, что собрались все, исключая загадочно отсутствующего. Что ж, неплохо, именно на это он и рассчитывал. Стало быть, вместе с его пленником в банде насчитывается дюжина человек, чего-то такого он и ждал.
   Отлично. И еще лучше, что видимый сквозь открытые двери склад отвечает его ожиданиям - большое пространство, но там много расставленных ящиков, которые перекрывают линии обзора. Для схватки одного против многих подходит идеально.
   Подождав, пока двое стражей скроются внутри, Котомине неторопливо направился к складу. Сейчас он был облачен уже в другую рясу - из времен Войны Грааля, укрепленную кевларом; правда, на этот раз Кирей добавил к ней так же укрепленный капюшон, скрывающий лицо, и с сожалением убрал все признаки принадлежности к Святой Церкви. Сейчас они бы только помешали.
   Один из охранников пошел вперед, второй остался закрыть двери. Сделать это он не успел - перейдя на бег, Кирей материализовал и одновременно метнул Черный Ключ, оружие церковных экзекуторов.
   Длинный тонкий клинок вошел прямо в глаз бандиту, пробив голову насквозь и высунув острие из затылка. Он еще только начинал падать, когда Кирей ворвался в здание, нагоняя товарища погибшего.
   Кажется, тот даже что-то почувствовал. Но в конце Войны Грааля Котомине дрался с противником, чья магия ускоряла его тело во множество раз и держался с ним наравне; бандиту до такой скорости было далеко.
   Узкое лезвие Ключа перерезало ему горло; Котомине позволил себе провести оружие дальше, полностью отделив голову от тела и бережно придержав труп, а саму голову отбросив на тело предыдущего убитого - чтобы не упала со стуком.
   Минус два.
   - Чего там такое? - послышался недовольный голос; кто-то услышал грохот первого падающего тела и пришел посмотреть. Именно на это Кирей и рассчитывал; два звука падения бы насторожили, один - лишь раздосадовал.
   Очередному члену "Цветов" Котомине позволил понять происходящее - перехватив, сдавив горло и прижав к ящику. Стальные пальцы священника не давали даже вдохнуть, не то что закричать; хватка не пропустила даже стона, когда узкий клинок вонзился в живот бандиту.
   Мимоходом пожалев о том, что эта мысль не пришла ему во время Войны Грааля, Кирей дернул Ключ в сторону, рассекая плоть и вспарывая живот и внутренности. Принудительное сэппуку, на взгляд Котомине, вполне подходило для напоминания бандитам о честной жизни. Он даже позаботился о должном завершении, убрав ладонь и снеся умирающему голову.
   Аккуратно опустив тело на пол, Кирей неспешно двинулся вперед, пока что убрав Ключи. Надо же, в конце концов, работать и руками, а то они потеряют сноровку. Одна до сих пор побаливает, с тех пор как сквозь нее прошла зачарованная пуля.
   Когда фигура в рясе и капюшоне возникла перед оставшейся восьмеркой рэкетиров, те недоуменно уставились на гостя. Кирей отметил про себя, что индивидуализм в банде явно не приветствовался: сплошные куртки и желтые повязки. Хоть в вооружении разница есть, и на том спасибо.
   - Добрый день, - вежливо произнес Котомине. - Я пришел вас убить. Полагаю, вы будете сопротивляться.
   Он бы сильно удивился, если бы обошлось без драки. И в очередной раз оказался прав - вот преимущество методичного мышления.
   Сбросив удивление, ближайший к Кирею бандит замахнулся бейсбольной битой, шагнув вперед. Священник подождал, пока кажущееся ему медленным движение будет наполовину завершено - и ответил двумя встречными ударами.
   Гладкое дерево биты разлетелось на части, словно взорвавшись изнутри. И то же самое случилось с головой ее владельца, когда ладонь Кирея встретилась с его лбом, посылая волну энергии в кости черепа.
   Казалось, в голову бандита угодила разрывная пуля. Осколки костей брызнули во все стороны, алые брызги последовали за ними, расплескавшись по полу, ящикам и оказавшемуся ближе всего рэкетиру. Ошметки серого вещества плюхнулись на пол, что-то даже долетело до чужих курток.
   Кирей с удовлетворением отметил что реакция правильная - все "Цветы" застыли, не в силах поверить своим глазам, практически парализованные ужасом. Очень хорошо.
   Короткий удар отправил на пол ближайшего бандита, лишив его сознания. Двое, первыми оправившись от шока, выдернули из-под курток пистолеты.
   Медленно. Слишком медленно.
   Черные Ключи снова материализовались в руках у Кирея; два клинка вспороли воздух, войдя в запястья одного из стрелков, пришпилив его к ящику. Грянул выстрел, прошедший в стороне; уклонившись от пули, Котомине с осуждением подумал, что "Цветам" далеко до Эмии Кирицугу и его помощницы. Следующая пуля натолкнулась на возникшее в пальцах лезвие Ключа, срикошетила в сторону.
   В мгновение ока Кирей оказался рядом со вторым стрелком, попутно метнув Ключ в ранее выбранную цель. Освободившиеся руки пробили куртку, плоть и грудную клетку, дернулись в стороны, разводя ребра и орошая пол алым потоком.
   Кажется, для "Цветов" этого хватило.
   Поднялась беспорядочная пальба и Кирею пришлось, отбросив труп, метнуться прочь. Скорость мастера позволила ему с легкостью скрыться с глаз, скользнуть за ящиками - и оказаться за спинами двоих рэкетиров раньше, чем они успели подумать о такой возможности.
   Сжатый кулак врезался в спину "Цветка", разбивая и ломая позвоночник; сила удара швырнула мертвеца вперед. Второй успел обернуться; Кирей точным ударом переломил ему руку так, что кости прорвали кожу, кисть едва ли не прижалась к предплечью. Ладонь Котомине ударила в грудь противника, и изо рта того хлынула кровь.
   Целитель знал, как именно можно повредить человеку сердце.
   Двое "Цветов" кинулись к выходу, правильно решив, что им с таким противником не совладать. К несчастью для них, Котомине не собирался отпускать людей, нарушивших его планы на неделю.
   Страх придает скорости; догнал обоих бандитов Кирей недалеко от двери. Это ему, впрочем, не помешало; точный удар ногой разбил чужое бедро, руки сомкнулись на горле и с коротким хрустом свернули шею. Второй "Цветок" успел пробежать еще пару метров, ступить за дверь - и Котомине дернул его внутрь, перебил шею коротким точным ударом. Однообразный, но действенный метод.
   Неспешно вернувшись обратно, Кирей остановился у "Цветка", что пытался уползти. Мешал Ключ - тот самый, который Котомине кинул, занявшись стрелком, пропоровший ногу и не дававший даже нормально стоять.
   Вспомнив утренние размышления, священник наклонился над бандитом, занес руку и ударил. Крепкие пальцы пробили тело, глубоко вонзились в него, сомкнулись - и обратным движением Кирей выдрал костяную цепь. Строго говоря, позвоночник на нее не был настолько похож, но в последнее время Котомине иногда мыслил поэтично. Вероятно, влияние Гильгамеша.
   Бандит сумел издать лишь нечленораздельный звук, слегка заинтересовавший Котомине. Возможно, потом стоит поэкспериментировать.
   Пришпиленного Ключами к ящику рэкетира тошнило. Кирей этому нисколько не удивился, но, подходя ближе, со вздохом рассудил, что прикасаться к нему будет неприятно.
   Ключи вновь материализовались в руках священника; увидев их, бандит завопил, но крик лишь разнесся по складу впустую. Котомине прикинул потраченное время, понял, что на ужин еще успевает, а значит, можно уделить некоторый срок этому бандиту.
   - Да благословит вас святой Себастьян, - учтиво пожелал Кирей, и Ключи один за другим сорвались в полет.
   Первый вошел в ногу немного выше колена; второй - в плечо. Третий вспорол живот, четвертый отсек ухо и по шее мигом потек ручей крови. Пятый ударил в грудь, шестой - снова в живот, немного под углом, рассекая тело.
   Последний Ключ вонзился в лоб, прекращая крики. Кирей помахал слегка уставшей рукой и вздохнул: да, что-то меткость у него страдает, смерть и воскрешение не проходят бесследно.
   Послышался шорох; священник резко обернулся, остановив взгляд на последнем "Цветке" - том, кого он просто вырубил в самом начале боя. Тот пытался уползти, но застыл под взглядом из-под капюшона.
   - Не стоит, - заметил Котомине.
   - А-а! - завопил бандит. - Не убивайте меня, Каратель-сан!
   Кирей удивился имени, предположил, что это опять какое-то западное влияние и вежливо спросил:
   - Как тебя зовут?
   - Асикага... Асикага Нобору! - выдохнул парень.
   - Асикага Нобору, - повторил Кирей с такой интонацией, словно произносил "твой час пробил". Судя по вытаращившимся глазам бандита, интонация удалась. - Ты можешь уйти. Однако передай всем - в Фуюки нельзя трогать малые магазины. Никому. Иначе я приду снова.
   - Д-да! Я... я всем п-передам! Я... всем об-бъясню!
   - Тогда встань и иди, - приказал Кирей; с трудом поднявшись на ноги, рэкетир рванулся к выходу.
   Кирей посмотрел ему вслед и подумал, что ради его же блага Асикаге не стоит заходить в церковь. Если же зайдет... ну, кажется, свободный саркофаг еще есть.
   Он оглядел тела погибших и кивнул: все прошло неплохо. Осталась еще пара деталей, но в целом отклонение от графика вышло удачным.
   - И что же, позволь спросить, это значит? - послышался голос позади.
   Гильгамеш стоял в дверях, облокотившись на косяк и с интересом взирал на трупы и ящики. Пожалуй, даже с одобрением; Король Героев умел ценить чужое боевое мастерство, хотя и редко это показывал.
   Его появление Кирея совершенно не удивило. Он давно уже думал, что умение внезапно возникать в неожиданных местах - то ли классовая способность Арчеров, то ли все же некая личная сила Гильгамеша.
   - Я хотел достать полезную вещь, а они напали на магазин, - объяснил Котомине.
   - Это я понял, - кивнул Слуга, - но что за вещь тебе так понадобилась?
   Кирей нашел взглядом ящик со знакомой маркировкой, молча сбил с него крышку, наклонился, и извлек на свет свежий батон хлеба.
   Впервые за три года священник увидел, как Король Героев потерял дар речи.
   - У господина Масахино очень хороший хлеб, - пояснил Кирей через полминуты, нарушая воцарившуюся тишину. - Я к нему привык.
   Гильгамеш медленно подошел к ящику, заглянул внутрь. Вытащил батон, откусил немного. Помедлил, взял другой и забросил в разлившееся за спиной золотое сияние. Потом так же молча вышел.
   Кирей пожал плечами, вытащил из кармана и развернул хозяйственную сумку. Уложил свой батон внутрь, поместил пакет на ближайший ящик. Пора тут прибраться, ликвидировать тела, а потом - позвонить в полицию, иначе на следующей неделе он не сможет купить хлеба.
  
   Вечером этого же дня человек, с которым Котомине Кирей нисколько не хотел встречаться (и, в частности, из-за которого предпочитал обычный костюм за пределами церкви), вернулся домой после очередной поездки.
   - Папа! - радостно выскочил ему навстречу рыжеволосый мальчик лет десяти. - Слушай, а тут такое рассказали, пока тебя не было!
   - Что именно, Широ? - Эмия Кирицугу поставил на пол чемодан, улыбнувшись приемному сыну.
   - По телевизору показывали! - выдохнул мальчик. - У нас в городе супергерой есть! Банда на магазины нападала, а потом куда-то делась, и весь товар полиция нашла. А кто-то говорит, что герой всю банду победил, Тайга рассказала - слухи ходят.
   - Супергерой? - поднял бровь Кирицугу. - Город можно поздравить. Или посочувствовать ему.
   - Поздравить, конечно! - жарко заверил Широ. - Людям ведь нужны герои, правда?
   - Иногда лучше бы были не нужны, - тихо заметил старший Эмия.
   - Что? - не понял мальчик.
   - Ничего, Широ, ничего. Иногда нужны. А как зовут-то героя?
   - Ну, первым вернули товар из хлебного магазина, - пожал плечами Широ, - так что теперь его прозвали Хлебохранителем.
   - Ну что ж, - заключил с улыбкой Кирицугу, бывший наемник, убийца и Мастер Сэйбер, а теперь - добропорядочный гражданин, - не самое плохое имя. Жаль, конечно, что мы незнакомы. Может, еще бы и обменялись опытом!
   - Ты лучше, - уверенно заявил Широ. - Хотя и Хлебохранителя можно уважать... надеюсь, когда-нибудь и встречу!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"