Зеленков Василий Вадимович: другие произведения.

Тропа ангела

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История из времен Сангвиния до встречи с Императором. Баал Секундус получился какой-то более технологичный, чем надо... но что поделать.


   Зеленые листья Эва увидела издали и сперва не поверила своим глазам.
   В Кирамане сохранилось несколько старых книг, и Эва читала их все - и по зову сердца, и по обязанности. Деревья она опознала сразу, но понадобилось несколько минут, чтобы действительно привыкнуть к этой мысли. Девушка даже выпрямилась в машине, протерев визор защитного костюма и убеждаясь, что глаза ее не обманывают.
   - Что это, госпожа? - эхом ее мыслей отозвался водитель, направляя машину меж двух скал. Квар превосходно управлялся с любыми механизмами, и когда руль оказывался в его руках, Эва могла быть спокойна. Но с ней вообще отправили только лучших.
   - Деревья, - изумленно пояснила Эва.
   - Что?
   - Деревья, Квар. Потом объясню... Все к этой долине. Мы прибыли.
   Молчаливый Тейс, сидевший на заднем сиденье, просигналил остальным. Три машины Кираманского клана устремились к окруженной изрезанными скалами долине впереди.
   Их встретили у ведущего в долину тоннеля, близ защищавших от ветра скальных козырьков. Два десятка человек с клинками и ружьями охраняли вход, и Эва, окинув взглядом стражу, едва заметно кивнула. Хорошо стоят. Даже если бы машины были набиты кираманцами под завязку, прорваться сразу бы не вышло. Пусть у нее на поясе и висит изысканно сделанное длинноствольное оружие - реликвия клана, древний пистолет, способный поражать энергией.
   - Кто и зачем? - выступил вперед высокий человек в багровом костюме; из-за запыленного стекла очков смотрели цепкие серые глаза.
   Эва соскочила на землю, оттянула ворот, показывая струящуюся по коже татуировку клана. Потом молча подняла левую руку, затянутую в белую перчатку.
   - Посол Кирамана, - кивнул страж и мнение Эвы о нем разом поднялось. Далеко не все могли сходу опознать символы дальних кланов. - Помню, предупреждали. Наша земля открыта для людей.
   Вежливая фраза была и намеком - и кираманцы поочередно открыли лица на несколько мгновений, показывая, что мутантов среди них нет. Конечно, это не настоящая проверка, настоящая последует позже, когда можно будет стянуть костюмы.
   Страж снова кивнул и отступил, позволяя машинам медленно проехать по тоннелю, оказаться под защитой скал... рядом с деревьями. Эва не удержалась, жестом велела Квару остановить машину и коснулась листьев, сняв перчатку.
   Какие... нежные. И какие крупные деревья - ей по грудь!
   Остальные кираманцы смотрели не менее завороженно, не отрывая взгляда.
   - Повелитель нашел секрет обработки и сохраненные семена, - послышался голос командира стражей. Эва даже не обернулась, продолжая гладить листья. - В схроне от Предков... потом с высоты нашел место, где можно посадить.
   - С высоты? - вот теперь Эва оглянулась.
   - Да, - блеснули стекла очков. - Это правда.
   Эва с сожалением натянула перчатку снова, учтиво кивнула стражу и махнула Квару - ехать дальше.
   Посланники Кирамана вступили на территорию племени Чистокровных.
   Людей, которых последние несколько лет все чаще называли Народом Ангела.
  
   У каждого из племен Баала были свои легенды и истории; чаще всего они крутились вокруг великих предков и звездного огня. Каждые добавляли и своих собственных покровителей: кираманцы, например, почитали Отца Гор, возле которых обитал клан.
   Племя Чистокровных изображало своих покровителей в виде крылатых людей, и каждый раз, когда Эва об этом слышала, то удивлялась. Как можно одновременно воевать с мутантами и почитать существа со столь явными отличиями?
   Но у Чистокровных было одно отличие от всех других племен и их легенд.
   Их покровитель к ним явился.
   Когда по Баалу начали расходиться слухи, поначалу никто не поверил. Но шло время, и даже самые недоверчивые вынуждены были признать: происходит нечто очень странное. Чистокровные были сильным племенем и хорошими воинами, но теперь они одерживали одну победу за другой, выбирали тактику с безупречной точностью и сражались с такой яростью, будто их и в самом деле вела чья-то святая воля.
   Многие обвиняли их в лицемерии, заявляя, что Чистокровные нашли страшного мутанта и объявили его своим богом. Другие же кланы предпочитали не торопиться с выводами: там правили практичные старейшины. Тем более, что Чистокровные вели войны стремительно, но без излишней жестокости, предпочитая не вырезать побежденных, а принимать их к себе.
   Кираманский клан принадлежал к последним; войны Чистокровных его пока что не затронули, банды мутантов нападали редко - так что лютой ненависти к искаженным кираманцы не питали. Но когда пришли гибельные когти, старейшины размышляли недолго.
   К Чистокровным отправилось посольство во главе с Эвой. Клану понадобился союзник, и лучше было выбрать того, с кем возможно договориться.
   По пути Эва много размышляла и перебирала в памяти все, что знала о Чистокровных и их Ангеле. Она до сих пор не была уверена, кого увидит и как вообще сможет общаться с искаженнным созданием; с другой стороны, что за мутант будет в самом деле заботиться о людях? И как люди могут почитать его?
   Но не зря же выбрали именно ее. Кираманцы славились своей прямотой, а здесь нужно было умение думать гибко и говорить гладко.
   Послам определили дом ближе к внешней стороне долины, сообщив, что правитель примет их позже. Чистокровные предложили им пока что "осмотреться и привыкнуть".
   Так Эва и поступила, и очень быстро поняла, что привыкать есть к чему. Здесь были деревья - которым она уже успела удивиться. Здесь было куда меньше ветра, а высеченные в камне дома отличались удивительной чистотой.
   А еще здесь было <i>озеро</i>. Подземное, таившееся в огромной пещере под долиной, но было. Эва даже изумилась тому, что к нему допускают посторонних. Но, стоило ей самой ступить на каменный берег - и все стало понятно.
   Надо быть полным мутантом, чтобы посметь насыпать нечто в чистую, зеркально гладкую воду.
   Она даже не осмелилась прикоснуться к сияющей воде. Лишь потянулась к поясу, где висело три футляра, помеченные цифрами. Подумав, открыла первый, извлекла оттуда туго скатанный лист и тонкое рисовальное стило; краска хранилась во втором футляре. Третий Эва очень хотела бы никогда не открывать.
   Устроившись у озера, она принялась набрасывать его легкими точными штрихами. Рисование всегда было страстью Эвы, и во многом ей помогло: развило умение работать пальцами, выработало отличную зрительную память и умение сходу подмечать детали... Потому-то в молодом возрасте она и заслужила доверие старейшин и уже не первый раз ездила на переговоры с другими кланами.
   - Рисуете? - послышался голос сверху, и Эва вздрогнула. Слух у нее всегда был отличным - как кто-то сумел подойти незамеченным? Или просто здесь сидел, в тенях?
   Она подняла голову - к скальному уступу, на котором действительно расположилась скрытая полутьмой фигура. Что-то в ней было странное, но снизу понять сложно.
   - Очень красиво, - призналась Эва, сообразив, что молчит. - Как только ваш клан его нашел?
   Невидимка рассмеялся; голос у него был низкий и спокойный.
   - Тщательная разведка, изучение... внимательный подход, в общем-то. Хм, судя по одежде... вы из Кирамана.
   - Да, - Эва выпрямилась, убирая лист и стило обратно в футляр. - Эва, дочь Альгама, посол Кираманского клана к Чистокровным.
   - О, - с уважением отозвался собеседник. Что же такое в нем странного? Похоже, что горб. Как только Чистокровные его жить оставили...
   - Мы прибыли просить помощи, - на всякий случай добавила Эва.
   - Не вы первые, - прозвучало в ответ. - К нам сейчас многие отправляют посольства; вот сархианцы недавно прибыли, у них проблемы с племенами мутантов из пустыни.
   - У нас хуже, - вздохнула Эва. - У нас гибельные когти.
   Пояснений не требовалось никому, рожденному на Баале.
   Гибельных когтей страшились по всей планете. Кто-то говорил, что это мутировавшие звери, кто-то - что это искаженные чудовища, предки которых были людьми... С одним не спорил никто - они были кошмарны. Огромные, могучие, быстрые, со шкурой, которую пробивали далеко не все ружья, исключительно живучие - и умные. Некоторые гибельные когти даже умели говорить, что страшило еще больше.
   Отправляясь из Кирамана, Эва больше всего опасалась столкновения с когтями - тогда бы посланники просто не выжили.
   - Сколько их? - после краткого молчания спросил горбун.
   - Девятеро, - коротко ответила Эва. Эта стая могла легко вырезать весь клан, если бы добралась до людей. - Приходят по ночам, ближе к рассвету; мы укрываемся, но несколько человек уже потеряли. Они же и камень проломят, если время дать.
   - Сами не справитесь? - уточнил собеседник.
   - Пытались, - неохотно ответила Эва, - но невозможно. Другие кланы и связываться не желают.
   Она это знала хорошо. Сама неделю убеждала анхарцев помочь - но тех одни упоминания о гибельных когтях пугали.
   - А почему же Чистокровные обязательно помогут? - прозвучал голос.
   Эва дернулась, закусила губу. Чистокровные были последней надеждой - но согласятся ли, в самом деле? Пусть и ненавидят мутантов, но ведь у них и свои дела для армии есть...
   - Решать Сангвинию, - кратко ответила она. - Пусть даже он...
   Она резко осеклась, не допустив наружу то, о чем размышляла все время в пути.
   - Пусть даже он и сам мутант? - мягко поинтересовался горбун.
   Эва сглотнула, жалея о том, что слишком уж много думала об этой стороне дела. А потом чуть не задохнулась - потому что ее собеседник спрыгнул со скального уступа, приземлившись на берегу озера, и выпрямился во весь рост.
   В следующую секунду в голове Эвы пронеслось сразу три мысли.
   Никакой он не горбун.
   Она только что впервые провалила свое поручение.
   Никто и никогда не сможет назвать Сангвиния мутантом.
  
   На следующий день, в самом центре долины Эва перебрала в уме все происшедшее и решила, что все-таки она ничего не провалила. Во всяком случае, их не изгнали и даже не осуждали, хотя на лице Сангвиния то и дело возникала усмешка.
   Он был здесь, и был не один. Послушать послов собралось множество Чистокровных - воины, женщины, даже дети; впрочем, внимание привлекал в первую очередь сам Сангвиний.
   Эва даже не представляла, что люди могут быть такого роста. И огромные белые крылья за спиной совершенно не выглядели мутацией: глядя на Сангвиния, на четкие черты лица, шелестящие белые перья, Эва невольно верила, что именно так и выглядели небожители из легенд Чистокровных.
   - ...и потому доблестные сыны Сархи всегда смогут помочь великим Чистокровным!
   Эва вздохнула.
   К сожалению, послы здесь были именно что во множественном числе.
   Клеат, полноватый и надменный сархианский посол прибыл в долину чуть раньше кираманцев, но их допустили до Сангвиния одновременно. И сейчас он уже полчаса распространялся о бедах своего народа, мучимого набегами из пустыни, перемежая речь презрительными взглядами в сторону кираманцев, отчего их посланнице очень хотелось взяться за древнее оружие.
   Пустынных мутантов Эва и сама ненавидела, но очень сомневалась, что они опаснее, чем твари, явившиеся в земли Кирамана. Но сочтут ли так Чистокровные? Сочтет ли так Сангвиний?
   - Достаточно, - поднял руку Ангел, и Клеат послушно замолк. - Посланница Кирамана, прошу вас.
   Эва пригладила характерные для ее клана пепельные волосы, поднялась с места, вежливо кивнула правителю и произнесла:
   - К нам пришли гибельные когти - их девятеро. Мы просим о помощи и обещаем клятву верности союзу.
   Воцарилась тишина; Эва мысленно похвалила себя, заметив, как озабоченно и с одобрением переглядываются воины Чистокровных. Прямота им явно понравилась.
   - Вы не можете справиться с дикими животными, и желаете, чтобы народ Сархи подвергался угрозе мутантов? - вскинул подбородок Клеат.
   - Гибельные когти опаснее любых пустынных бандитов, - сдержанно ответила Эва.
   - При всем уважении к клану Кираман, - лицо Клеата говорило о чем угодно, только не об уважении, - вы действительно считаете, что вам пошлют огромную армию?
   - Да хотя бы один человек и то будет подспорьем! - не выдержала Эва.
   - Посланники, - негромко произнес Сангвиний и воцарилась тишина. Клеат изобразил учтивый поклон, Эва выпрямилась, замерев на месте.
   Ангел Баала неторопливо поднялся, развернув белоснежные крылья.
   - Я принял решение, - спокойно произнес он. - Накир.
   - Да, господин, - военачальник Чистокровных шагнул вперед, прижав кулак к груди. - Ваши приказания?
   - Армия пойдет на помощь сархианцам, - проронил Сангвиний. - Подготовь поход; выступите послезавтра.
   У Эвы упало сердце: она не смогла! Все ее слова, все долгое путешествие... все было напрасно!
   Она не могла винить Сангвиния за такое решение. Ему надо было выбирать, а никто не сможет помочь сразу всем.
   Но когда Эва уже собралась с трудом протолкнуть слова восхваления мудростью правителя сквозь пересохшее горло, в тишине прозвучал звонкий детский голос:
   - Только армия, повелитель?
   Мальчик с живым открытым лицом подался вперед, глядя на Сангвиния сверкающими темными глазами. Мужчина рядом - видно, отец - опешил, сдвинул брови, и едва не влепил сыну подзатыльник за дерзость - но его остановил небрежный жест Ангела.
   - Я всегда ценил прямоту семьи Амитов, - улыбнулся он, - и их умение задавать точные вопросы.
   Мальчик просиял; Сангвиний же продолжил:
   - Да, армия отправится на помощь сархианцам. Я же сам отправлюсь в Кираман.
   Он повернулся к Эве, застывшей на месте, с трудом пытавшейся поверить в то, что сейчас прозвучало.
   - Мой господин... - с трудом выдавила посол. - Почему?..
   Сангвиний неожиданно весело улыбнулся.
   - Вы же сами сказали - "подспорьем будет хотя бы один человек". Вы получаете именно то, о чем просили.
  
   Они отправились в обратный путь в этот же день; Сангвиний разместился в одной машине с Эвой, и та долго не могла поверить, что он сумел сложить крылья так, чтобы они не выходили за пределы кузова. Впрочем, даже так он занимал почти все пространство - он и громадный меч в ножнах, единственное оружие, которое Ангел решил взять с собой.
   - Вы уверены, что этого хватит? - с опаской и сомнением спросила Эва.
   - Этот меч мы выковали по древним рецептам из металла моей звездной колыбели, - спокойно пояснил Сангвиний. - Он даже камень рубит.
   - Звездной колыбели?
   - Я же пришел с неба, - пожал плечами Сангвиний. Эва нахмурилась под защитным шлемом, не зная, как отнестись к такой шутке.
   Ангел тихо усмехнулся и поглядел вперед. Он тоже облачился в костюм для путешествий и надел очки, хотя Эве отчего-то казалось, что защита ему не так уж и нужна.
   Довольно долго они ехали молча, и тишину пустоши нарушал лишь рокот моторов и свистящий ветер, кидавший на машины красноватую пыль Баала. Эва посматривала на Сангвиния, казавшегося совершенно спокойным, и в конце концов не выдержала:
   - Повелитель Сангвиний.
   - Да?
   - Я никогда не думала, что глава клана отправится без сопровождения.
   - А разве оно мне нужно? - удивился Сангвиний. - Если мы встретим что-то, способное меня сразить - то свита мне не поможет.
   - Да, но... - Эва замялась, не зная, как объяснить. Сангвиний ведь был для Чистокровных воплощением милости небес, практически богом. Как можно отпустить свое божество неизвестно куда?
   Сангвиний тихо рассмеялся и Эва дернулась: неужели ее чувства столь очевидны?
   - Скажите, - спросил Ангел, - в чем отличие Чистокровных от других знакомых вам кланов?
   Эва пожала плечами. С языка едва не сорвалось "они сильны и у них есть вы", но это был явно неправильный ответ. Сильных кланов много. А наличие покровителя - тоже не самый главный критерий.
   - Отличие в их пути, - сказал Сангвиний. - Они его уже изменили, другие - еще нет.
   Эва нахмурилась, пытаясь нащупать смутную мысль, и Ангел кивнул.
   - Все очень просто, - серьезно сказал он. - Люди Баала выживали. Теперь они живут.
   Эва помедлила, обдумывая услышанное. Мысленно сравнила Чистокровных и кираманцев. Казалось бы, разницы нет... но ведь она всегда умела подмечать детали.
   На посту воины-Чистокровные выглядели так же, как и бойцы любого другого клана: сосредоточенные, внимательные, напряженные. Но было и нечто иное; Эва не сразу поняла, что для них воинское дело - <i>работа</i>. Пусть и приятная сердцу - но работа, не единственное возможное дело в жизни.
   - Вот именно, - тихо сказал Сангвиний, наблюдая за ее взглядом сквозь очки. - Я хочу показать людям Баала, что они могут тут жить, а не только цепляться за жизнь. Потому-то мы и тратим столько сил, выращивая деревья, потому-то я и приказал поддерживать в домах чистоту. Я показываю людям, что они могут жить лучше - и они мне верят. А значит, и сами смогут сделать свою жизнь чище.
   - Смогут ли? - тихо спросила Эва.
   - Смогут, - уверенно сказал Сангвиний. - Люди способны сделать все, если им указать путь.
   Эва замолчала, размышляя. А потом, словно по наитию, проронила:
   - Вот почему они вам верны.
   Сангвиний удивленно взглянул на девушку, и та продолжила:
   - Вы - сверхчеловек... но в первую очередь - человек. И показываете им, что они могут тоже быть... людьми.
   - Истинно так, - кивнул Сангвиний. - И поэтому и они отпустят меня в странствие, и я отпущу их - потому что человек есть человек, когда он что-то делает по собственной воле, а не только по приказу.
   - А почему все же вы тогда сделали? - внезапно спросила Эва. - То есть - отправились к нам?
   - А вы недовольны? - усмехнулся Сангвиний.
   - Нет, что вы! Но...
   - Честно говоря, все очень просто. Я хочу помочь вашему клану... а еще я никогда не видел ваших гор. И с гибельными когтями встречался лишь раз. Мне интересно.
   Эва уставилась на Сангвиния, заморгав. Причина выглядела такой... такой...
   - Мальчишеской, - понимающе кивнул Сангвиний. - Вы это хотели сказать?
   "Мысли он читает, что ли?"
   - Нет, - отозвался Сангвиний. - Просто мои советники так говорили. Но ведь и правда... скажите, Эва, сколько вам лет?
   - Двадцать пять, - честно ответила она.
   Сангвиний кивнул.
   - Да. Вы меня старше.
   Глаза Эвы расширились. Мысль о том, что белокрылый гигант, который, по легенде, просто руками убил исполинского огненного скорпиона, да еще и не первый год ведет клан... что он может быть младше нее? Эта идея шокировала едва ли не больше, чем крылья Сангвиния.
   Квар тоже оглянулся, но, к счастью, совладал с собой и снова уставился на дорогу.
   - Но все-таки, - Эва вытащила из памяти вопрос, пытаясь справиться с удивлением, - откуда вы пришли?
   - Я же сказал - с неба, - усмехнулся Сангвиний. - Я не шутил. Можем свернуть, я даже покажу, здесь недалеко.
   Эва заколебалась. Времени было не так много, но... Ей необходимо дать клану полный отчет. Упускать такую деталь для посла невозможно.
   - Хорошо, - согласилась она, касаясь плеча Квара и указывая направление.
   И впрямь оказалось недалеко. Всего полчаса езды - и они прибыли к кратеру, огромной вмятине в земле. Казалось, исполинский кулак ударил в почву Баала, оставив разбегающийся трещинами след.
   Сангвиний соскочил на землю, как только машина остановилась, подошел к кратеру и остановился рядом с ним.
   - Вот, - сказал он, подождав, пока Эва подойдет. - Мой клан называет это место "Падением Ангела"; сюда рухнула металлическая звездная колыбель, в которой лежал крылатый младенец. Удар был так силен, что Чистокровные приняли колыбель за огромный небесный камень и не сразу решились подойти... к счастью, все же решились.
   Он погладил рукоять меча.
   - Колыбель стала оружием. Младенец, как видите, несколько подрос с тех пор.
   - Но как это могло случиться? - тихо спросила Эва, не отрывая взгляда от кратера. Никакой небесный камень не мог оставить такую ровную вмятину; да и грохот от подобного удара донесся бы до самых гор Кирамана. - Откуда могла... упасть колыбель?
   - Я не знаю, - покачал головой Сангвиний. - Я ничего не знаю о своем прошлом - для меня оно началось с Баала. Иногда во снах приходят смутные образы, и я чувствую, что для меня как-то важны золотой свет и цифра "девять" - но больше мне не известно ничего. Возможно, когда-нибудь я узнаю больше, но пока...
   Он усмехнулся.
   - Пока что мне хватает того, что я жив, и что я пришел к своим людям.
   - Но если вы пришли с неба, то вы... не совсем их крови.
   - Мягко сказано, - рассмеялся Сангвиний, поглядев на Эву и снова переведя взгляд на кратер. - Но я человек, пусть и превосхожу других. Какое еще родство мне нужно?
   Эва отступила на несколько шагов. Поглядела на белокрылую фигуру, застывшую на самом краю кратера и глядяшую на место своего падения... или рождения. На мгновение прикрыла глаза.
   И потянулась к помеченному единицей футляру на поясе.
  
   - Хорошее место, - задумчиво сказал Сангвиний, оглядывая обиталище кираманцев. - Людям было бы очень трудно его штурмовать.
   Эва молча кивнула.
   Позади осталось прибытие в клан и краткое пояснение происшедшего старейшинам, а также ее собственный отчет. Когда Эва входила к главам клана, она видела, как люди со страхом смотрят на Сангвиния; когда она вышла вместе со старейшинами - он уже спокойно беседовал с кираманцами, обсуждая погоду и приближение холодов.
   Как это Ангелу удалось, Эва не знала. Возможно, в слове "ангел" и крылась сама разгадка.
   Старейшины говорили с правителем Чистокровных несколько часов и явно пришли к соглашению; Эве поручили сообщить Сангвинию все, что ему потребуется, и в первую очередь тот пожелал посмотреть на сам дом клана.
   Кираманцы обитали в скальном кольце, окружавшем небольшое ровное пространство, служившее клану главной площадью. Дома были вырезаны в самих скалах, входы же в них закрывались или прочными щитами, или, как сейчас, камнями.
   Вход был лишь один - через узкое ущелье, обрамленное двумя высокими скалами. В каждой из них была вырезана неглубокая ниша, от которой вниз спускалась веревка.
   - В этих нишах прячутся наблюдатели, - объяснила Эва. - Предупреждают о приближении врага. Сами-то они в безопасности, веревка не выдержит веса гибельного когтя, а скала слишком гладкая.
   - Но расстрелять их оттуда невозможно, - Сангвиний окинул скалы быстрым взглядом. - Когти движутся слишком быстро, чтобы пара человек смогли стрелять по ним достаточно долго... а много людей в нишах не поместится. Новые же ниши... Скала слишком твердая, верно?
   - Верно, - кивнула Эва, глядя на Ангела с некоторой опаской. - Это и проблема.
   - А заградить проход воротами?
   - Пробовали, - вздохнула Эва, - они либо ломают, либо перебираются. Причем с легкостью. Нам впервые так тяжело воевать, повелитель Сангвиний.
   - Гибельные когти предельно опасны, - согласился Сангвиний, - и это не животные, им не откажешь в уме и смекалке. Тем не менее...
   Он таинственно улыбнулся.
   - Есть кое-что, чего они не могут предусмотреть. К чему их не приучили все поколения предков.
   - Что же? - спросила Эва, не выдержав.
   Ангел поднялся и расправил крылья.
   - Удара с небес.
  
   Они пришли перед рассветом, как и всегда. Девять огромных тварей, чья шкура слегка меняла цвет и сливалась с пыльными пустошами; двигались гибельные когти бесшумно и стремительно. Как и всегда.
   Эва устроилась в скальной нише, высоко над землей, сжимая в руках древний пистолет и глядя, как стая приближается - неспешно, уверенно, даже не особо скрываясь. Чего им бояться, опаснейшим хищникам Баала? От кого прятаться?
   Гибельные когти остановились, вгляделись в ущелье. Один из них выступил вперед, желая рассмотреть ворота поближе; вверх стая не смотрела, и пропустила угрозу, низринувшуюся из-под облаков.
   Белая молния рассекла воздух, врезавшись точно в когтя; под шкурой хрустнули кости, закаленный клинок вонзился в затылок затылок, пробив насквозь череп и мозг и выйдя под челюстью. Сангвиний рухнул с неба, словно метеор, и в удар были вложены весь его вес и сила.
   Восемь спутников погибшего застыли, ошеломленно взирая на крылатую фигуру; замешательство длилось всего мгновение, но этого Сангвинию хватило.
   Ангел вырвал меч из трупа врага, моментально развернулся к остальным - и атаковал. Тот, на кого он нацелился, отпрянул назад, избегая удара меча, взмахнул лапой с чудовищными когтями, еще двое бросились на Сангвиния с разных сторон.
   Казалось, что он просто шагнул, и мутанты разлетелись в стороны; только через пару секунд, восстановив в памяти все, что случилось, Эва осознала происшедшее. Сангвиний распахнул крылья, и их жесткие кончики хлестнули по мордам тварей - каждой досталось по глазам и чувствительному носу. Они отшатнулись - а Сангвиний в ту же секунду перехватил лапу первого мутанта, что нацелилась ему в живот; кулак с рукоятью меча обратным движением врезался в морду твари, ломая кости.
   И Сангвиний прыгнул вперед - к тому, кто оказался дальше всех и вообще не ждал нападения. Меч Ангела стремительным колющим выпадом вошел противнику в горло; резко дернув оружие вбок, Сангвиний вспорол чужую шею, и по инерции этого же движения развернулся, рассекая воздух клинком. Кинувшемуся было со спины когтю пришлось шарахнуться, избегая стали и смазывая собственный удар.
   Взмах крыльев вознес Сангвиния в воздух; долей секунды позже тот рухнул вниз, снося голову одному из тех, кто пострадал от удара крыльев. Меч крутнулся вокруг Ангела сияющим всплеском, и другой коготь отшатнулся, взвыв от боли - на земле дергалась жуткая лапа, из обрубка сочилась бледная кровь.
   Последовала краткая секунда передышки: Сангвиний перехватил меч поудобнее, гибельные когти переглянулись, окончательно осознав, что за противник им попался. Эва внезапно осознала, что последний маневр поставил Сангвиния между когтями и входом в ущелье; распахнув крылья, Ангел будто произносил: "вам придется пройти мимо меня".
   Эва подумала, что она бы отступила. Гибельные когти посчитали иначе.
   Шестерка мутантов сорвалась с места одновременно; они явно не первый год охотились стаей и привыкли справляться с любой добычей. До сих пор когтям вряд ли встречался настолько опасный противник - но и на этот случай у них была тактика.
   Тем гибельные когти и были страшнее всего.
   Двое атаковали спереди, четверо - с разных сторон; одни должны отвлечь на себя движение клинка, другие - вцепиться в тело и разодрать. Простой, эффективный, почти безотказный прием...
   Сангвиний сломал идею в самом начале, внезапно пригнувшись. Могучее крыло скользнуло по земле, подбив колено ближайшего когтя слева; потеряв равновесие, тот врезался в атаковавшего спереди соседа, не дав тому сблизиться с Ангелом. Сам Сангвиний же мигом дернулся влево, разрывая дистанцию между собой и другими когтями, вынуждая их тратить доли секунды на то, чтобы повернуться, сменить направление - и при этом оказываясь рядом с напарником сбитого.
   Сверкнул меч, скалы отразили дикий вопль мутанта, когда клинок Ангела снес ему запястье; вой тут же перешел в хрип - продолжая движение, Сангвиний рассек горло когтя и повернулся к остальным.
   Пятерка когтей, не задумываясь, рванулась вперед. Тактику они мгновенно изменили - теперь мутанты набрасывались в рваном ритме, атакуя и тут же отступая. Так мелкие звери терзали сильного, но более медлительного, изматывая и заставляя терять кровь с каждой секундой.
   Гибельные когти ошиблись лишь в одном. Сангвиний уж точно не входил в число "более медлительных".
   Огромный клинок плел вокруг Ангела сверкающую пелену, широкие взмахи крыльев не давали когтям подступиться. Сангвиний двигался беспрерывно, защищаясь и атакуя, вынуждая отступать и сбивая чужие удары. Пятерка гибельных когтей все-таки была опаснейшим врагом: Эва несколько раз смогла уловить вмятины на доспехе Сангвиния и текущую по левой руке кровь. Но из своей ниши оценить тяжесть ран у нее не получалось.
   Даже цепкое внимание художницы не могло разобрать, что происходит внизу. Красновато-серые шкуры, черные когти, белые крылья и сияющий меч - все это слилось в один сплошной круговорот вспышек, ударов и звуков. Единственное, что Эва могла понять - так то, что Сангвиний не позволяет окружить себя, мгновенно перемещаясь и атакуя, отбивая выпады и снова смещаясь.
   Один из когтей, рассеченный сверху донизу, вывалился из неразличимой схватки, сполз по скале, оставляя на ней бледные потеки, повалился, дернулся и застыл. Еще секунда - и выпал другой. Вернее, отлетел, получив могучий удар - это был тот самый, кому Сангвиний ранее отсек кисть.
   Эва завороженно следила за тем, как сражается Ангел; где-то в глубине сознания билось сожаление: в нише было неудобно рисовать, да и не получилось бы запечатлеть то, что творилось внизу. Сама земля уже была исполосована ударами меча и когтей, твердыми подошвами и мощными лапами.
   Сангвиний теснил когтей, заставляя их отступать. Во внезапной вспышке озарения Эва поняла: он обороняется и ждет лишь удобного момента, чтобы нанести каждому один-единственный смертельный удар.
   И ведь удар будет смертельным. С таким-то мечом. С такой-то силой.
   Краем глаза Эва заметила движение, повернула голову - и похолодела.
   Однорукий коготь, которого Сангвиний ранее вывел из боя, двигался. Он не был мертв - он был лишь оглушен; сейчас поднялся, оглянулся, и сорвался с места.
   Не к Сангвинию.
   К проходу в клан.
   Эва подавилась собственным криком - на мгновение раньше взвился вопль из самого поселения, загрохотали выстрелы. Девушка сунула пистолет в кобуру, рванулась вперед, скользнула по веревке вниз - ладони саднило даже сквозь перчатки; приземлилась, упав на одно колено, тут же вскочила и бросилась сквозь ущелье, выдергивая оружие снова.
   Не может быть, чтобы он кого-то настиг! Все же скрылись в домах! Все должны были...
   Да, старейшины приказали. Да, жители знали, об опасности.
   Но разве можно удержать людей от того, чтобы посмотреть - как за них будет биться Ангел?
   Влетев в поселение под визг бесполезных пуль, Эва поскользнулась, и даже не посмела глянуть под ноги. На пыльной площади в разные стороны разлетелись люди - мертвые, без всякого сомнения - мертвые.
   На ее глазах гибельный коготь припечатал к земле воина клана; кости того ломались с таким же хрустом, как и кости самих мутантов под ударами Сангвиния.
   Не задумываясь и не рассуждая, Эва уперлась спиной в скалу, вскинула пистолет и нажала на спуск.
   Алый сгусток энергии с шипением рассек воздух, вонзившись в спину когтя; тот мгновенно развернулся, отшвырнул жертву и бросился к новому противнику. Распахнулась пасть, единственная лапа вскинула серпы когтей.
   "Бежать - сбить прицел" - мгновенно мелькнуло в голове Эвы. Сбить прицел - не попадать по твари.
   Эва осталась на месте, сжимая пистолет обеими руками; палец закостенел на спуске, ствол дергался в такт движениям когтя и изрыгал один сгусток энергии за другим, прожигая шкуру и плоть под ней. В грудь, в лапы, в пасть - куда угодно.
   Коготь не мог увернуться от ее выстрелов, но, казалось, впитывал их собственным мясом; чудовище становилось все ближе с каждым вдохом, еще один прыжок, еще...
   Когда гибельный коготь рухнул, не добежав до Эвы какой-то полудюжины шагов, она сперва даже и не поверила. Побелевший палец продолжал жать на спуск, но оружие молчало: весь его заряд был исчерпан.
   Послышались шаги, и Эва с трудом повернула голову.
   Сангвиний был забрызган кровью - и бледным ихором гибельных когтей, и своей собственной, ярко-алой. Но, видно, организм Ангела еще мог о себе позаботиться - шагал он уверенно и легко. Меч его потерял блеск, полностью покрывшись чужой кровью; Эва не сомневалась, что все противники лежат у входа в поселение и больше не встанут.
   Коготь дернулся - даже обожженный и теряющий силы с каждой секундой, он был еще жив. Сквозь клыки с трудом протолкнулись хриплые слова:
   - Мы... хотели... есть...
   - Да, - кивнул Сангвиний.
   - Чем... они... лучше?
   Ангел без улыбки занес меч, промолвив:
   - Они люди.
   Голова когтя откатилась в сторону.
   Эва наконец позволила себе выдохнуть и опустить разряженный пистолет, потом - вложить его в кобуру. Получилось не сразу, руки тряслись.
   Сангвиний медленно очистил меч, вложил его в ножны - пока Эва старалась успокоиться и оглядывала тела, считая их.
   - Это моя вина, - произнес Сангвиний.
   Эва вскинула на него изумленный взгляд.
   - Я слишком увлекся боем, - продолжил Ангел, - и допустил, чтобы коготь прорвался в поселение. К счастью, здесь оказались вы - и только ваша заслуга, что он не убил больше человек.
   - Вы убили восемь когтей, - мрачно ответила Эва, - я с трудом справилась с одним, да и то раненым. У меня нет заслуг.
   - Напротив, - возразил Сангвиний. - Мои силы превосходят человеческие; вы же - обычный человек, сразивший одного из самых страшных хищников Баала. Легко побеждать, когда у тебя есть множество преимуществ; куда более достойна похвалы победа при столь уступающих силах.
   Эва отвернулась. Она не чувствовала себя "достойной".
   - Сколько погибло? - тихо спросил Сангвиний.
   - Десятеро, - упало в ответ слово.
   Десять человек. Немного при взгляде со стороны, но за каждым - целая жизнь, гибель каждого оборвала десятки нитей, связывавших его с другими людьми.
   Эва закусила губу; она знала все эти лица.
   На мгновение прикрыв глаза, девушка отстегнула от пояса маленький продолговатый футляр с цифрой "3", извлекла баночку с темной жидкостью и миниатюрную кисть. Отвинтила крышку, обмакнула кончик кисти в краску и поднесла к лицу.
   - Что вы делаете? - удивленно спросил Ангел.
   - Знак траура, - ответила Эва, аккуратно нанося черную слезу на щеку. - Она останется на коже, пока ее не смоют слезы о погибших.
   - Хороший обычай, - помолчав пару секунд, наклонил голову Сангвиний. - Я запомню.
   Эва молча кивнула.
   Мимо прошел Квар с тяжелой лопатой - нужно было копать могилы. Сангвиний помедлил, а затем шагнул вперед, преграждая воину путь и протянул руку. Тот изумленно остановился.
   - Лопату, - пояснил Сангвиний.
   - Вы? - выдохнул Квар. - Копать... Ангел?
   Изумленная речь была бессвязной, но Сангвиний понял и серьезно кивнул.
   - Если ангел не может спасти людей - то он должен хотя бы их проводить.
  
   Вечером этого же дня Эва нашла Сангвиния у самой высокой скалы в окрестностях клана, а вернее - на ней. Ангел стоял неподвижно, глядя в небо; девушка могла бы поклясться, что он улыбается.
   - Повелитель Сангвиний, - позвала она, и Ангел оглянулся. Легко спрыгнул, раскрыв крылья, приземлился у подножия скалы.
   - Редкое сегодня небо, - заметил он. - Чистое, звезды видны.
   Эва невольно подняла взгляд вверх, на сотни огоньков, усеивавших черноту небесного купола.
   - Я не привыкла на них смотреть, - призналась она.
   - А стоит, - улыбнулся Сангвиний. - Людям лучше почаще глядеть в небо... не забывать, что под ногами, но и смотреть вверх. Да и не только смотреть - но и стремиться.
   - Не всем даны крылья, повелитель, - не удержалась Эва. - Вы ими обладаете - но обычные люди бескрылы.
   - Крылья даны мне для полета, - Сангвиний чуть шевельнул плечами, и по белоснежному плащу перьев пробежала волна. - А также - чтобы в небе указывать путь другим.
   - Вы хотите увести нас в небеса? - невольно улыбнулась Эва.
   - Я пришел с них, - ответил теплой усмешкой Ангел. - Я могу туда вернуться - и люди Баала последуют за мной.
   Он снова поднял взгляд к небу, тихо рассмеялся.
   - Знаете, "ангел" когда-то означало "вестник". Не знаю, откуда мне это известно - но просто известно, вот и все. Пожалуй, сейчас я бы скорее сказал "проводник": я смогу пройти еще нехожеными тропами, и проложить путь для тех, кто пожелает идти следом.
   - Тропа ангела, - проронила Эва.
   - Да, пожалуй так, - согласился Сангвиний. Он поглядел на Эву, внезапно улыбнулся и произнес: - А знаете, у меня есть предложение.
   Девушка удивленно взглянула на него.
   - Когда-нибудь я обязательно вернусь туда, - Ангел кивнул на звезды. - И поведу людей Баала в небеса. Но мои Чистокровные - воины, и я опасаюсь, что они будут решать все проблемы как раз воинскими методами. Нужны и другие люди... отправитесь со мной?
   Эва вздрогнула от неожиданности.
   - Я не подхожу, - автоматически ответила она.
   - Вы наблюдательны, любопытны, не стесняетесь думать обо всем и без колебаний кидаетесь на защиту своего народа. Подойдете, Эва, уж поверьте.
   - А вы уверены, что это вообще будет? - спросила Эва, пытаясь хоть чем-то сгладить растерянность.
   - Назовите это интуицией, - Сангвиний пожал плечами и крылья снова зашелестели. - Но я уверен.
   - Ну а если я к тому времени буду уже слишком стара, чтобы пройти тропой ангела?
   - Вот-вот, вы предусматриваете все варианты, - рассмеялся Сангвиний, - это и нужно.
   Он опустил на плечо Эвы огромную руку, теплую как солнце и твердую как металл.
   - Если будет так - то мне понадобятся люди, которым я смогу доверить Баал в свое отсутствие. Даже если вы не сможете пройти по тропе - то сможете подготовить тех, кто по ней будет ступать.
   - Вы оказываете мне слишком большое доверие, повелитель, - с сомнением сказала Эва.
   - Нет, - ответил Сангвиний. Он покачал головой, снова посмотрел на звезды.
   В течение всех оставшихся (и многих) лет своей жизни Эва из клана Кираман, первый советник Союза Кланов и первый имперский губернатор Баала Секундус не раз вспоминала, как Ангел поглядел на сияющие огни и сказал:
   - Я никому не оказываю честь. Я одаряю надеждой.
  

01.04.2013 - 15.08.2013

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"