Зеленков Василий Вадимович, Котова К. В.: другие произведения.

Мерцание священных камней. Свиток первый. Лист девятый

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  

МЕРЦАНИЕ СВЯЩЕННЫХ КАМНЕЙ

  
  
  СВИТОК ПЕРВЫЙ
  
  
  ЛИСТ ДЕВЯТЫЙ
  
  
   Капитан Жэнь приказал освободить казарму возле северной стены для сопровождавших императорского посланника наемников. Крепкое и теплое строение стояло неподалеку от могучей башни, чье основание покрывал темно-зеленый мох. Ее тень лежала на вытоптанной десятками лап тренировочной площадке, куда доходила от древних камней приятная прохлада.
   Обустроившись на новом месте, наемники и золотые гвардейцы отдыхали.
   В очередной попытке выяснить, чье мастерство выше, фехтовали Кесаш и Рест: скорость столкнулась с выверенной обороной, и каждый сильный и резкий удар сабли фелиса кин парировал элегантно и точно. В стороне сержант, светло-серый вольвен по имени Гренн Саград, чистил доспехи: золотые гвардейцы должны были всегда выглядеть безупречно. Даже капитан, который доставал латы крайне редко, следил, чтобы металл не тускнел. Брайн надевал тяжелые доспехи урцинской ковки только перед очень серьезными битвами, и гвардейцы знали, что в броне беорн становится живой осадной башней, способной сокрушить любое препятствие.
   Неподалеку от сержанта тренировалась Йенира Сакке. Прямой меч полосовал воздух, и позиции менялись стремительно и резко. Уже больше получаса ликитаянка не замедляла движения и не останавливалась, и Гренн поглядывал на нее неодобрительно: вчерашнее поражение жило внутри многих пылающей злостью, но так тело изматывать не следовало.
   - Йен, ты сейчас грохнешься, - озвучил мысли Саграда Варл.
   Наемник любовно протирал лезвие топора льняным лоскутом, хотя оно блестело, как зеркало. Когтем Варл проверил заточку и довольно оскалился - слова полоумной Юффы он уже забыл.
   - Заткнись! - меч ликитаянки вспорол воздух над землей, вздыбив полумертвую траву. - И не называй меня "Йен"!
   Гренн отложил наруч и посоветовал:
   - Передохни, в самом деле.
   Йенира остановилась и уставилась на впившиеся в рукоять меча пальцы; запястье дрожало. Ликитаянка опустила клинок и, глубоко вздохнув, повернулась к сержанту.
   - Может, поработаем в паре? - спросила она. - Одной - не то...
   - Сперва отдохни. Я не устал, а ты долго занималась.
   - Но...
   - Сесть, рядовой! - повысил голос сержант.
   Командный тон подействовал; Йенира медленно, стараясь скрыть дрожь в запястье, убрала меч в ножны и села рядом с Саградом. Чиман, серый вольвен, который никогда не расставался с тростниковой свирелью, заулыбался и заиграл. Умиротворяющая мелодия потекла над тренировочной площадкой ласковым ручьем. Гренн хмыкнул; за несколько недель он привык, что лучник играет, где хочет и когда ему вздумается, и редко говорит. Сержант заслушался, но через несколько минут опомнился:
   - Постойте, а где Канегима?
   - Здесь, сержант!
   Саград обернулся; молодой фелис сидел на крыше казармы, и ветер ерошил темную шерсть с серебристо-синим отливом.
   - И на кой ты туда забрался? - опередил вопрос Гренна Варл.
   - Вид отсюда хороший, - поделился Канегима. - А что?
   Сержант покачал головой:
   - Наемники... - и снова взял наруч. - Ладно, пока сиди.
   - Как скажете, сержант, - звонко отозвался фелис и, вытянув шею, заметил. - Вежка, там к тебе по перилам какое-то насекомое ползет...
   Лучница, сидевшая внизу, на пороге казармы, вскинула голову, и пестрый платок сполз на затылок и отпустил на волю переплетенные разноцветными нитками косы. Вежка оглянулась и молча пересела на две ступеньки ниже. Мимо прошли усталые после поединка Кесаш и Рест и устроились в дверях.
   - Нет, не верю я, что так можно научиться в Университете.
   Катаран пожал плечами:
   - Как хочешь, только именно там я и учился. Ты даже не можешь представить, сколько в Леомашском бретеров! Даже среди учителей.
   - Жаль, я учился не там, - Мирх ударил себя кулаком по колену.
   Доиграв, Чиман завел новую песню, пронзительную и бойкую.
   Вежка спрыгнула на землю и расположилась на траве. Фелиса расчехлила ситхак и стала протирать его мятым лоскутом белого шелка. Мягкое золото вечернего солнца плавилось в лезвиях, и охристое дерево под пальцами отзывалось теплом и словно мурлыкало от бережных прикосновений лучницы.
   - Вежка, а зачем тебе клинки по обеим сторонам? - Канегима наклонился над краем крыши.
   Вежка оглянулась на него; сиреневые глаза фелиса горели искренним любопытством.
   - Это - ситхак, - помедлив, ответила лучница.
   - А что это такое "ситхак"? - Канегима прошел по краю и соскочил вниз.
   Варл едва успел крикнуть:
   - Свалишься, полоумный!
   Канегима без труда приземлился и сел рядом с фелисой. Она немного отодвинулась, повела пушистыми ушами:
   - Это южный лук. Она сразу и для ближнего и для дальнего боя, - помедлила. - Ну, чего тебе еще?
   Фелис смутился:
   - Извини. Мне просто стало очень интересно.
   Лучница дернула хвостом. Она скрестила ноги и когтем поковыряла узелок украшавшего лодыжку браслета; глиняные бусины бодро застучали. Когда звук Вежке надоел, она снова занялась луком. Йенира отвела от фелисов взгляд.
   - Сержант, я уже отдохнула, - нетерпеливо напомнила ликитаянка. - Пойдемте?
   - Сиди, - приказал вольвен и добавил. - Йен, не морочь мне голову. Я твои силы хорошо знаю.
   - Значит, можно "Йен"? - поддел Варл.
   - Ты - не гвардеец! - рявкнула вместо ответа Сакке.
   Со стороны казармы донесся елейный голос лучницы:
   - Какие мы не-ежные.
   Йенира снова обернулась: Вежка ласково водила шелковым платком по лезвию ситхака. Ликитаянка сердито зарычала:
   - Ты, вообще...
   Сакке перебил сержант:
   - Тихо.
   Она замолчала, прикусив кончик языка.
   - Неужели вы спокойно разговаривать не можете? - Канегима укоризненно посмотрел вначале на фелису, затем на Йениру и поднялся, отряхнул хвост. - Незачем разводить драки попусту.
   - Ты и не разводи, - Вежка зачехлила лук и бросила его поверх колчана; стрелы треснули оперением. - Сиди себе на крыше, посматривай сверху. Молчи - главное.
   Одним ловким движением фелиса встала, забросив за правое плечо оружие.
   - Я на стрельбище... сержант.
   Кесаш задумчиво посмотрел вслед быстро идущей Вежке и резюмировал вслух:
   - Надо было меньше над ней подтрунивать.
   - Это почему? - пригладил ухо кин.
   - Разозлилась она только, - объяснил Мирх.
   Перед его глазами мелькнул метко брошенный скомканный платок. Лоскут шелка почти долетел до носа Реста, но в последний момент края распахнул ветер, и ткань плавно опустилась на вытертое дерево ступеней. Канегима покачал головой.
   - Сержант... - просительно напомнила о себе Йенира.
   Гренн покосился на нее:
   - Чего тебя на бой со мной тянет, а?
   Уравновешенному и опытному Саграду Сакке проигрывала всегда.
   Йенира удивилась:
   - А с кем? Не с капитаном, же! Сам будто не знаешь, как с ним драться - носишься кругами от шестопера.
   Послышались довольные смешки наемников.
   - Вам какое дело?! - тут же оскалилась ликитаянка.
   Канегима попытался ее успокоить:
   - Не нужно. Они не со зла. Бой с капитаном со стороны и правда смешным иногда кажется.
   Сакке фыркнула:
   - Если ты такой умный, может, сам мне пару составишь?
   Фелис обрадовался:
   - Составлю. Я сейчас принесу тренировочные мечи.
   - На демона? - поморщилась ликитаянка.
   Канегима ласково погладил рукоять ин, легкого, немного изогнутого длинного меча, ножны которого плотно охватывал пояс.
   - Оружие следует вынимать только тогда, когда ухаживаешь за лезвием или идешь проливать кровь. Иначе клинок может обидеться.
   - Три чумы мне в ноздри, - поперхнулся воздухом Варл. - Ты еще о духах потолкуй, как та пришибленная со шрамом!
   Чиман прекратил играть и свирелью треснул вольвена между ушами.
   - Ты чего?! - возмутился наемник. - Мозги облезли?!
   Саград посмотрел на их отражение в нагруднике и мысленно сделал зарубку на памяти: поговорить с капитаном о поведении наемников. Краем глаза Гренн заметил, что молчаливо сидевший вдали ото всех маг поднялся и направился мимо сада к воротам крепости.
  
   Смотритель ворот рассказал Лидеону, как дойти до дома Себанны Виж. Объяснения фелиса были непонятными и путанными, хотя в Неире каждый знал, где живет старая церни. Как и маги, целители среди уэсти являлись редкостью, и наделенных даром активно привлекали к государственной службе. Поэтому ценность практикующих самостоятельно возрастала.
   Свернув с главных улиц, Аскот через некоторое время понял, что заблудился. К дому целительницы его проводил за две медных монеты бойкий церненок. К покосившемуся забору Лидеон подошел неторопливо и осторожно, и с интересом вглядываясь в темные окна, полускрытые ветвями плодовых деревьев. Маг обратил внимание, что, несмотря на контраст, дом и сад не противоречат друг другу. Скорее дополняют.
   Аскот коснулся сухих прутьев забора и подошел к крыльцу, где сразу заметил лишенный языка глиняный колокольчик. Его бока потрескались, а продетый в петлю и привязанный к балке над дверью шнурок выглядел старым и потертым. Лидеон отрешенно дернул прядь рано поседевших волос и моргнул, посмотрев иным зрением. Аура не принадлежала артефакту и была обычной, как у многих часто используемых в быту вещей.
   Аскот пальцами погладил воздух рядом с колокольчиком - просто погладил, без намека на заклинание, и вспомнил слова Юффы: "Если ты попросишь дух...".
   - Уважаемый колокольчик, не предупредите ли о моем приходе? - постаравшись скрыть иронию, попросил маг.
   В ответ возле уха Лидеона почти неслышно выдохнул ветер. Колокольчик качнулся, но не раздалось ни звука. Однако из глиняной глубины в ладонь Аскота скатился человечек, очень похожий на праздничную куклу: большеголовый, круглоглазый, с крохотными руками и ступнями, и худой, как нитка, грудью.
   - Хм? - маг сощурил серые глаза.
   Иное зрение превратило человечка в сияющее серо-голубым, под цвет глины, облако. Существо перекатывалось между пальцами мага и лопотало что-то непонятное. Аскот ниже наклонил голову. "Овеществленное плетение, - определил он. - Неразумное. Но интересное".
   Человечек несколько раз подпрыгнул и неожиданно растянул в улыбке полные губы, показав беззубый рот, а затем начал бить себя кулаками по коленям - Лидеона окружил громкий и мелодичный перестук.
   - Чего тебе? - дверь открылась, и Себанна, зевая, потерла пальцами нос. - Кто заболел?
   - Никто, к счастью, - вежливо наклонил голову маг. - Доброго вам вечера, уважаемая Виж. Я бы хотел поговорить с вашей помощницей. Сегодня утром мы начали очень интересную беседу, но не закончили ее.
   - С Юффой, что ли? - поправила пояс на большом животе церни и протянула почти лысую ладонь. - Давай сюда Канн-ла-ни. Юффа-то на ручей ушла.
   Человечек захихикал и снова начал прыгать по пальцам Аскота.
   - Стоит ли мне ее подождать? - Лидеон осторожно передал церни странное существо. - И... что это? Или - кто?
   - Она будет скоро, наверное. Ой, ты... - мордочка Себанны расплылась в улыбке; целительница пощекотала ступни человечка, и он залился радостным смехом-перестуком. - Прячься-ка скорей.
   Церни поднесла руки к колокольчику, и существо исчезло. Темные глаза Виж вновь осветились теплой улыбкой.
   - Это был дух колокольчика. Канн-ла-ни.
   - А что он из себя представляет?
   - Как что? - расхохоталась Себанна. - Дух, он и есть - дух. У каждой вещи - свой.
   Целительница заложила ладони за пояс и подперла полными плечами дверь. Маг облокотился на ветхие перила крыльца.
   - Об этом я и хотел поговорить с Юффой, - поделился Аскот. - В Фемароле учение о духах малоизвестно. Кроме магии мертвых, но... в ней призывают других духов.
   Щека Лидеона едва заметно дернулась: призраки отличались от Канн-ла-ни, как ядовитая рекранская лоза от одуванчика.
   - Ой, милай, - сочувственно покачала рогатой головой Себанна, - нашел ты, с кем говорить. Что же она тебе скажет? Не в себе Юффа. Не в себе...
   Маг легко улыбнулся:
   - Мой учитель говорил: "Безумие иногда более здраво, чем ум".
   Виж вздохнула:
   - Зря ты так. Юффа все время об этих духах судачит. Правда, конечно. Но я ее такой только и помню с того дня, как сюда привела. Вот, Канн нашла, но как - объяснить да рассказать совсем не может. Я ее сколько прошу такого же в очаге или под лавкой отыскать, чтобы по дому помогали, но у нее все не получается и не получается...
   - Почему?
   - Она говорит, нужно знать какие-то там "первые имена", чтобы позвать. - Себанна указала на иероглиф на боку колокольчика. - Глянь-ка. Что-то такое вот надо, иначе не показывается дух.
   Аскот заинтересованно изучил знак.
   - А как вызывается уже найденный дух?
   Церни ласково погладила колокольчик.
   - А его как разбудишь, так и звать не надо. Только обращаться по-доброму. - Себанна замолчала.
   Она кивнула в сторону города.
   - А, вон и твоя Юффа...
   Лидеон обернулся.
   Помощница несла на плечах короткий посох. Мокрые волосы блестящими змеями закрывали лицо и липли к хлопковой ткани ифу. Неподалеку от дома Юффа споткнулась и едва не упала. Виж неодобрительно цокнула языком.
   - Рад приветствовать вас, - вежливо поклонился женщине маг.
   Она остановилась и спрятала глаза.
   - Здравствуй. Ты рано. - сказала Юффа и вскинула взгляд на церни. - Вам нужна моя помощь, уважаемая Себанна?
   Целительница махнула рукой.
   - Поспать мне дайте лучше. Пришел твой гость, трезвонить начал, а я-то уж до утра надеялась не открывать глаз.
   - Простите меня, - поспешно и низко поклонилась Юффа.
   - Я не хотел вас потревожить, - извинился Аскот.
   Церни замахала руками и скрылась в доме. Дверь гулко хлопнула, и Юффа, глядя целительнице вслед, улыбнулась уголками губ. Маг с сожалением пожал плечами, а потом хлопнул ладонью по перилам крыльца и спустился.
   - Что же. Теперь я могу утверждать, что духи существуют на самом деле. Благодарю.
   - Ты познакомился с Канн-ла-ни? - Юффа прислонила посох к росшей в саду яблоне. - Я рада.
   - Хотя сомневаюсь, что мне удастся увидеть свободных духов.
   Помощница Себанны возразила:
   - Духов нельзя пленить.
   - Не призванных, - поправился маг.
   Юффа посмотрела ему в глаза:
   - Канн-ла-ни - свободный дух.
   - Но он же обитает в колокольчике и видим только позвавшим?
   - Я всегда его вижу. Ты тоже сможешь его всегда видеть, когда перестанешь считать колокольчик - колокольчиком.
   Лидеон нахмурился.
   - Я уже увидел, - напомнил он.
   - А сейчас - видишь духа? - приблизилась к нему помощница Себанны; носа мужчины коснулся тонкий аромат ручьевой воды.
   Аскот отмахнулся от запаха.
   - Сейчас его вернули обратно.
   - Сейчас я вижу духа внутри колокольчика, - Юффа коснулась кончиками пальцев груди чародея там, где билось о клетку ребер сердце. - И ты бы увидел, если бы смотрел не просто глазами. Знать, что дух существует, мало.
   Маг отвел женское запястье:
   - Пока меня этому не учили, - и посмотрел на собеседницу иным зрением.
   Ее окружала молочно-зеленая, как летняя трава вечером, аура. Прозрачные переливы рвали рытвины и пересекали темные трещины - следы болезней и тяжелых ран, телесных и духовных. Юффа действительно могла быть безумной.
   - Однажды закрой глаза, - женщина подошла к ступеням и наклонилась, снимая обувь; длинные волосы мазнули по земле. - Попробуй замечать не только себя, но и то, что внутри окружающего мира.
   Юффа повела пальцами ног, зарываясь во влажную от вечерней росы траву, запрокинула голову, подняла руки и вытянулась, словно пыталась дотронуться до сумеречного неба.
   - Я постараюсь, - повторил, как утром, Лидеон.
   Юффа выдохнула. Он медленно опустила ладони и кончиками пальцев коснулась висков мага. Ненадолго задержавшись, ее ладони тяжело легли на плечи Аскота, как будто обрушили небо. Женщина улыбнулась.
   - Начни с него. Оно кажется высоким. Но оно близкое, потому что дух неба - в груди каждого, кто дышит.
   Аскот озадаченно промолчал, а Юффа с легкой улыбкой тронула пальцами колокольчик.
  

(c) Котова К.В., Зеленков В.В.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список