Зелев Андрей Юрьевич: другие произведения.

Фатимиды династия Евреев правителей мусульман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фатимиды династия

  Содержание:
  
  1) Становление исмаилизма, участие в нём евреев и приход Фатимидов к власти.
  2) История государства Фатимидов.
  3) Флот Фатимидов.
  4) Культура Фатимидского государства.
  5) Евреи в государстве Фатимидов.
  6) Евреи на государственной службе и в культуре Фатимидского халифата.
  7) Армяне на службе Фатимидов.
  
  ***
  
  Халифат Фатимидов (910-1171; 297-567 гг. хиджры) - средневековое шиитское исмаилитское государство с центром в Каире (с 972), Египет. В эпоху своего могущества Фатимидский халифат включал в себя территории Египта, Магриба, "Палестины" и Сирии. Откололось от халифата Аббасидов в результате мятежа в Тунисе, лидер которого Убейдаллах утверждал, что является потомком Фатимы. Низложено Саладином в 1169.
  
  
  ***
  
  I. Становление исмаилизма, участие в нём евреев, и приход Фатимидов к власти:
  
  Убейдулла (Убайдулла) аль-Махди (Убейдаллах; Убайд-Аллах аль-Махди), основатель династии Фатимидов (909), был евреем.
  
  Идеология построенного им государства основана на исмаилизме, отделившейся от шиизма сексте.
  
  Основателем собственно шиитской секты является еврей Абдалла ибн-Саба, родом из Йемена, живший при халифе Османе (646-656) в Медине и принявший ислам. Он считается первым шиитом (ши`а `Али - "партия `Али"), выдвинув идею, что Али ибн Аби Талиб (ум. в 661), двоюродный брат и зять пророка Магомета, на самом деле не умер. Он назвал Али божественным, за что был сожжён.
  
  Самая известная из шиитских сект - исмаилиты - возникла в VIII в. В ее основе лежало учение об "инкарнации" (хулул) - "воплощении Божества в человеке", общее для экстремистских сект, которые обожествляли пророка Мухаммада, халифа Али как его преемника и последующих имамов из рода Алидов. Однако исмаилизм впитал в себя более древнее учение нежели шиизм и вообще ислам. По существу, он являлся гностическим учением близким к манихейству.
  
  Мани (216-273/276) - основатель манихейства, синкретической религии, составленной из вавилонcко-халдейс., Иудейских, христианских, гностических представлений, буддизма, зороастризм и пр., был не перс, как "думают" в России, а вавилонян (так он себя называл). Впрочем, мать его носила еврейское имя Мария, и была родом из княжеского рода Камсараканов известного в истории Армении. Мани даже с персидским царём говорил через переводчика - такой он был "перс". Его родители были из Иудействующей секты элкасаитов. Манихейство характеризуется как враждебная материи религия, по которой материальный мир греховен, и является тьмой, пленившей свет.
  
  Такое своеобразное мировоззрение, по которому всё материальное является воплощением зла, повлияло на движение Маздака (тоже родом из Вавилонии), пытавшегося ввести коммунизм в Иране, в чём принимали участие и евреи. Также маздакиты и евреи во главе с Хурзадом восстали против арабов и пытались ввести в Хорезме коммунизм. Однако движения эти были подавлены, а евреи бежали в Хазарию.
  
  Непосредственно основателем исмаилитской секты является некий Абдула ибн Маймун аль-Каддах (ум. в 874-875), отец которого Дисан, по сообщениям мусульманских историков, был евреем. Абдула ибн Маймун был врачом-окулистом, родом из Мидии (почему его часто не правильно называют персом; реже его не верно считают еретиком-христианином). Ибн Маймун принял ислам и стал принимать участия в разных религиозных движениях.
  
  Чтобы объявить собственных наследников потомками Али ибн Аби Талиба, он назвал своих потомков именами, которые носили потомки Исмаила ибн Мухаммада (потомок имама Джафара ас-Садика, потомка Магомета) - сына Абдуллой, а его сына - Ахмадом. Это привело к тому, что потомков Абдулы ибн Маймуна стали принимать за потомков Исмаила ибн Мухаммада.
  
  После смерти Абдулы ибн Маймуна, его сын Абдулла продолжил пропаганду исмаилизма. В северной Африке активным распространителем исмаилизма был тот самый Убейдулла, основатель династии Фатимидов.
  
  По одному преданию, Убейдулла был сыном еврейки или же евреем, коим был заменен действительный наследник. По другой версии он - потомок еврея Абдуллы ибн Маймуна. Сам себя Убейдулла выдавал за сына аль-Хусейна ибн Али, потомка всё того же Али ибн Аби Талиба.
  
  Но на самом деле аль-Хусейн ибн Али, действительно потомок Али ибн Аби Талиба, не был ему отцом - ему просто была подарена в Салямии красивая вдова кузнеца-еврея. Он женился на ней. Но у неё уже был сын от покойного мужа еврея - Убейдулла. Сами же идеологи исмаилизма, например Абуль Касим аль-Алави, признают, что аль-Хусейн, которому Аллах не дал родных детей, сделал красивого сына кузнеца-еврея Убейдуллу своим преемником и передал ему план дальнейших действий, информацию о местонахождении сторонников, пароли и шифры. Он также женил Убейдуллу на дочери своего дяди Абу ас-Салаглана и завещал приближённым почитать его.
  
  Ибн Даварди пишет об Убейдулле:
  
  "А что касается многих учёных шиитских тарифов 6 из египтян и сирийцев, то они говорят: и они [Фатимиды] совершили в этом [деле] обман, ибо этот Убайдаллах был иудей из жителей Саламии. И был он кузнец по имени Саид, а когда появился в Магрибе, то назвался Убайдаллахом и утверждал, что он Алид, Фатимид, - а провозглашенная им родословная не была истинной, - а затем назвался ал-Махди.
  
  А был он мерзким еретиком, врагом ислама, прикидывающимся шиитом, стремящимся к устранению мусульманской общины. И доказательство этого - убийство им факихов, и улемов, и имамов, и изучающих хадисы, и праведников; он убил большое число их".
  
  Абдулла ибн Маймун, ставший главной фигурой движения, послал своего сына Ахмада в город Талеган (в Хорасане), где тот связался с местными сторонниками секты. Ахмад объявил там о смерти своего сына Хусайна.
  
  Однако спустя некоторое время в рядах исмаилитских проповедников появился Хусайн аль-Ахвази, которого историки отождествляют с мнимо умершим потомком Абдуллы ибн Маймуна - Хусайном ибн Ахмадом ибн Абдуллой.
  
  Хусайн аль-Ахвази говорил, что был посланцем Ахмада ибн Абдуллы ибн Мухаммада ибн Исмаила (сходство имён Хусайна ибн Ахмада ибн Абдуллы ибн Мухаммада ибн Исмаила и Хусайна ибн Ахмада ибн Абдуллы ибн Маймуна аль-Каддаха стало причиной путаницы и причисления потомков Абдуллы ибн Маймуна аль-Каддаха к семейству пророка Магомета).
  
  Хусайн аль-Ахвази стал активным пропагандистом исмаилизма на юге Ирака.
  
  По пути в Салямию Хусайн аль-Ахвази встретился с Хамданом ибн аль-Ашазом, известным как Кармат ("уродливый"), завоевал его симпатии и проводил его до его селения. Кармат имел широкие связи во враждебной Аббасидам среде. Таким образом, антиаббасидское движение расширилось и приобрело религиозную окраску, а сам Кармат стал идеологом нового течения.
  
  Кармат, по сведениям мусульманских историков (см., например, А. Али-Заде "Хроника мусульманских государств"), был родом из евреев Наджрана!
  
  Кармат стал проводить учение о грядущем избавителе, установил коммунизм (касавшийся и жён), внушил, что обряды и всякие внешние религиозные предписания - излишни, и провозгласил, что исмаилитам Бог разрешает безнаказанно грабить имущество и проливать кровь мусульман.
  
  Хусайн аль-Ахвази был знаком с лидером восставших зинджей (негров) и пытался уговорить его объединить усилия, но тот отказался. После подавления мятежа зинджей (усмирил их арабский полководец хазарского происхождения Исхак ибн Кундаджик), Хусайн аль-Ахвази развернул пропаганду на юге Ирака. К его сторонникам примкнули оставшиеся в живых участники восстания зинджей. Он отменил для них намаз, пост, объявил дозволенным убийства тех, кто не разделяет их взглядов. Своих сторонников Хусайн аль-Ахвази разделил на несколько групп и поручил руководство ими 12 своим заместителям, в их числе и Кармату.
  
  После смерти Хусайна аль-Ахвази, Кармат занял его место. Он создал базу возле Куфы, и стал рассылать по халифату своих сторонников, в т.ч. своего шурина Абдана. Другим лидером карматов был перс Зикравайх ибн Микравайх, в тайне исповедующий зороастризм. В 289 г.х. восстание карматов возглавил Абуль Фавариз.
  
  Поначалу карматы неукоснительно соблюдали инструкции из Салямии, однако когда на одной из встреч Кармату явно объяснили, что исмаилитская пропаганда ведётся не в пользу потомков Али ибн Аби Талиба, а в пользу потомков Абдуллы ибн Маймуна аль-Каддаха, тот порвал все связи с Салямией.
  
  Тогда в Куфу из Талегана приехал Ахмад ибн Абдулла, потомок Абдуллы ибн Маймуна, встретился с главным теоретиком карматов Абданом и выразил недовольство отходом карматов от исмаилизма, но Абдан выгнал его из Куфы. Ахмад ибн Абдулла встретился тогда с Зикравайхом, с которым составил план действий против Абдана. Но сторонники последнего взялись за оружие, и Ахмаду с Зикравайхом пришлось бежать.
  
  Карматы отошли т.о. от исмаилитов. В коммунистическом государстве карматов преобладали свободные земледельцы и ремесленники; они не платили налогов. Государство владело 30 тыс. рабов (работали на полях, в садах, на ремонте мельниц и др.). Карматам многого удалось добиться - они прославились резнёй мусульман, насилиями женщин, и захваченным камнем Каабы (930, возвращён обратно под давлением Фатимидов)...
  
  Убейдулла объявился в Магрибе где внушил берберам, что он Махди и потомок пророка. Его сторонникам удалось поднять восстание и уничтожить государство Аглабидов.
  
  По поводу поддержки берберами Убейдуллы имеет наверное значение указать, что до прихода ислама, некоторые берберские племена исповедовали Иудаизм, и даже во главе с еврейкой Дахией Кахиной они упорно воевали с арабами против ислама. Но проиграли.
  
  Убейдулла стал первым халифом Фатимидов.
  
  Тогда же в Багдаде действовал другой сын Абдуллы ибн Маймуна аль-Каддаха - Абу ас-Салаглаг. Он был ответственным за пропаганду в Йемене и в некоторых других районах. Именно от него получали указания многие проповедники исмаилизма.
  
  Фатимиды несомненно сыграли на том, что с одной стороны многие насильственно обращённые в ислам народы в тайне ненавидели арабов и их религию, тайно оставаясь зороастрйцами, сабейцам и т.д. С другой стороны жёсткая система ислама не устраивала определённую часть интеллектуалов, вроде Насир-и-Хосрова, - поэта, весело жившего более 40 лет, но в 1045 отправившегося странствовать к святым местам; и обнаружившего во время своего 7-летнего путешествия, что почти нигде в Иране нет ни благосостояния, ни порядка, ни суда, что, укрепило его в пессимизме (см. его "Сефер-наме"). Ок. 1050 появилась его Ровшенаи-наме (Книга просветления) - наставительная поэма с мистическими тенденциями, в стихотворной форме месневи: после 1052 Насир стал исмаилитом. Ему пришлось бежать от суннитов в Афганистан, где он умер в 1088. Мыслитель считал, что "если убивать змей для нас обязательно, то убивать неверных для нас обязательно по приказу Бога Всевышнего, неверный более змия, чем змия".
  
  Приведём список халифов Фатимидов:
  
  1) Убейдаллах 873-934 (правил 297-322 гг. хиджры)
  2) Каим (аль-Каим Биамруллах) 934-946 (322-334 гг. хиджры)
  3) ал-Мансур биллах Абу Захир Исмаил ибн Мухаммад р.914, 946-953 (334-341 гг. х.)
  4) ал-Муизз Лидиниллах Абу Тамим Маадд ибн Исмаил р.931, 953-975 (341-365 гг.х.)
  5) ал-Азиз Биллах Абу Мансур Низар ибн Маадд 975-996 (365-386 гг. хиджры)
  6) ал-Хаким Биамриллах Абу Али Мансур ибн Низар р.985, 996-1021 (386-411 гг.х.)
  7) аз-Захир биллах Абу-л-Хасан Али ибн Мансур (аз-Захир Лиизази Диниллах) р.1005, 1021-1036 (411-427 гг. хиджры)
  8) ал-Мустансир Биллах Абу Тамим Маадд ибн Али р.1029, 1036-1094 (427-487 гг.х.)
  10) ал-Мустали Биллах Абу-л-Касим Ахмад ибн Маадд 1094-1101 (487-495 гг.х.)
  11) ал-Амир Биахкамиллах Абу Али Мансур ибн Ахмад 1101-1130 (495-524 гг.х.)
  12) ал-Хафиз лидиниллах Абу-л-Маймун Абд ал-Маджид ибн Мухаммад 1130-1149 (524-544 гг. хиджры)
  13) аз-Зафир биамриллах Абу Мансур Исмаил ибн Абд ал-Маджид 1149-1154 (544-549 гг. хиджры)
  14) ал-Фаиз Абу-л-Касим Иса ибн Исмаил 1154-1160 (549-555 гг. хиджры)
  15) ал-Адид лидиниллах Абу Мухаммад АбдАллах ибн Йусуф 1160-1171(555-567 гг. х.)
  
  
  ***
  
  II. История государства Фатимидов:
  
  Убейдулла объявил себя ожидаемым Миссией. Он обосновался в Раккаде, близ Карйруана (Тунис). В 304 году хиджры он основал в Ифрикии город Аль-Махдия, куда перенёс свою столицу. Он правил до 322 года хиджры, затем халифом стал его сын Низар Абуль Касим аль-Каим.
  
  В 323 году хиджры Фатимиды напали на Корсику где захватили несколько населенных пунктов. На Сицилии жители взбунтовались против наместника Фатимидов, но халиф аль-Каим подавил их восстание.
  
  В Триполи против Фатимидов выступили хариджиты-ибадиты. аль-Каим послал туда флот и, окружив город со всех сторон, воспрепятствовал подвозу необходимых товаров. Жители Триполи вынуждены были выплатить ему большую сумму денег и выдать на расправу зачинщиков мятежа - их доставили в Раккаду и в 330 году хиджры казнили.
  
  С 316 г.х. ибадиты под начальством Абу Йазида Мухаллада ибн Кийада вели борьбу с Фатимидами в горах Атласа (северо-запад Африки). В 325 г.х. к ним присоединились не только все племена хариджитов-ибадитов, но и суннит, протестовавшие против искажения Фатимидами основ ислама. Аль-Каим приказал своему наместнику арестовать Абу Йазида, но тот сам попал в плен к ибадитам. Тогда аль-Каим выступил против восставших с большой армией и окружил их, но Абу Йазиду удалось при поддержке местных племён выйти из окружения и нанести войскам Фатимидов поражение. После этого восставшие ушли в Раккаду, а в 333 г.х. - в Кайруан. Затем Абу Йазид двинулся на аль-Махдию. Аль-Каим велел вырыть вокруг города ров (в этом ему помогли племена Кутама и Синхаджа) и занял оборону. В сражении между Аль-Каимом и Абу Йазидом победил последний, но Фатимидам удалось собрать новую армию.
  
  В 334 г.х. аль-Каим умер, предав власть своему сыну аль-Мансуру Абу Тахиру Исмаилу. Он был зиндиком (гностиком) - не стеснялся хулить Божьих Пророков; по улицам городов при нём ходили специально подосланные им люди кричавшие: "О люди! Пусть будет проклята пещера и тот, кто в ней находился!", оскорблявшие тем самым первого праведного халифа Абу Бакра, вместе с пророком Магометом скрывавшегося в пещере от преследователей во время переселения в Медину. Аль-Мансур казнил много мусульманских учёных. При нём фатимидский наместник Сицилии Хасан ибн Али разгромил византийскую армию. В 341 г.х. Аль-Мансур умер, и его место занял его сын Маад (аль-Муизз Лидиниллах).
  
  Аль-Муиззу удалось привлечь на свою сторону Абу Йакуба ас-Сиджистани, в результате значительное число приверженцев которого в Хорасане, Систане и центральной Азии выразили преданность Фатимидам. В 958 (347 г.х.) усилиями фатимидского даи был обращён в исмаилизм правитель Синда.
  
  В 357 г.х. престиж династии Ихшидидов в Египте начал стремительно падать, возникла смута. К аль-Муиззу Лидиниллаху прибыла делегация с просьбой прислать войска и взять власть в свои руки; но Египет попытались захватить и карматы. аль-Муизз послал туда 100 000-ю армию с Джаухаром Сицилийским (Джаухар ас-Сикилли) во главе, и тот подавил почти все очаги сопротивления в Египте. Он же основал город Каир (по-арабски - ал-Кахира, "победоносная") и построил там дворец фатимидских монархов.
  
  Джаухар Сицилийский был сначала освобождённым Фатимидами рабом из восточной Европы. Его считают славянином, но из-за смешения терминов "славянин" и "сакалиба" (раб из восточной Европы). Я считаю его хазарином, так как Джаухар дружил с тюрками (и опирался на их поддержку), и следовательно знал их язык. Фатимиды же, евреи по происхождению, могли возвысить бывшего раба из-за его хазарского происхождения (так как они наверняка должны были знать, что хазары исповедуют еврейскую религию).
  
  После установления в Египте власти Фатимидов в Каире началось строительство знаменитого университета Аль-Азхар. В религиозной политике аль-Муизз продолжал антисуннитскую политику.
  
  Фатимидская армия вошла в Дамаск, наместником которого был назначен Джафар ибн Фалах. Фатимиды совершили множество злодеяний, убили много мирных жителей, так что отчаявшееся население обратилось за помощью к карматам, считая тех более гуманными! После покорения Дамаска фатимидская армия двинулась на Табарию (город в "Палестине" на берегу Тивириадского озера), где сместила ихшидидского наместника Фатиха и где также совершила много преступлений. Тоже произошло и в Рамле.
  
  Когда Джаухар Сицилийский известил аль-Муизза об своих успехах, тот покинул свою резиденцию в аль-Мансурии (возле Кайруана) и отправился на Сардинию, затем Сицилию, и наконец приехал в Каир (в рамадане 362 г.х. / 973), ставший новой столицей. Своим наместником в Магрибе он назначил Йусуфа Булуггина ибн Зири ибн Мунада, но тот в 362 г.х. объявил о своей независимости создав в Тунисе государство Зиридов. Эти потери понизили авторитет Джаухара Сицилийского, но тот благодаря поддержке тюрков и угрозы со стороны карматов вновь стал командующим армией.
  
  Продолжились войны с хариджитами-ибадитами: после того как Абу Йазид не сумел взять аль-Махдию, его сторонники пали духом и распались на мелкие группы, что привело к поражению Абу Йазида в 335 г.х. В 336 г.х. он умер в плену. Сопротивление возглавил его сын аль-Фадл, но и он потерпел поражение от фатимидского халифа аль-Мансура и погиб. Затем восстал Айюб ибн Абу Йазид, но и он был разбит и погиб.
  
  Против Фатимидов сражались и хариджиты-суфриты во главе с Мухаммадом ибн аль-Фатхом ибн Маймуном (аш-Шакир Лиллах). Чтобы привлечь суннитов он объявил о верности Аббасидам. Фатимиды попытались разжечь среди восставших межплеменной раздор, но не удачно. Тогда Джаухар Сицилийский выступил против них. Карательные операции около Сиджильмасы продолжались 3 месяца, город был взят, аш-Шакир Лиллах был захвачен в плен (умер в тюрьме в 354 г.х.). Джаухар Сицилийский оставил в Сиджильмасе своего наместника и вернулся в аль-Мансурию. В это время вновь взбунтовались суфриты, убившие наместника Джафара. Они избрали своим лидиром сына аш-Шакир Лиллаха - аль-Мунтазира Лидиниллаха, но тот признал власть над собой Фатимидов. В 352 г.х. брат аль-Мунтазира Абу Мухаммад убил аль-Мунтазира и отделился от Фатимидов.
  
  В 353 г.х. франки и византийцы собрали 100 000-ю армию и попытались захватить Сицилию, но были разбиты и попытались эвакуироваться с о-ва, но мусульманский флот стал преследовать отступавших, потопил часть вражеских кораблей и захватил в плен солдат противника. Мусульман возглавлял Джаухар Сицилийский?
  
  Аль-Муизз в 365 г.х. умер, и к власти пришёл его сын Низар (аль-Азиз Биллах). При нём границы страны значительно расширились, - он овладел Сирией, в 365 г.х. захватил Мекку, в 382 захватил Мосул. Пятничные проповеди с именем Фатимидов стали читать даже в Мекке и Медине.
  
  Правителем африканских владений, формально принадлежавших Фатимидам, оставался Йусуф Булуггин. Его сын аль-Мансур, сменивший его, в 377 разбил племя Кутама, восставшее против фатимидского халифа аль-Азиза.
  
  В это время франки вторглись на Сицилию, и в 377 г.х. разбили и убили её наместника Абуль Касима ибн аль-Хусайна ибн Али ибн Абуль Хусайна, но сын предыдущего Джабир восстал во главе мусульман о-ва и разгромил франков.
  
  Аль-Азиз был женат на христианке и его визирем был христианин Иса ибн Несториус.
  
  В 386 г.х. аль-Азиз умер. Трон занял его малолетний сын Абу Али Мансур (аль-Хаким, правил в 996-1021 / 386-411 гг. хиджры), и пока он был ребёнком, государственные дела вёл Абуль Футух Бурджаван, приближённый аль-Азиза.
  
  аль-Хаким публично оскорблял сподвижников пророка Магомета.
  
  Хаким провёл реформы, которые в частности устраняли на практике рабовладение. Хотя в теории ислам запрещал рабовладение для мусульман, оно оказывалось юридически возможным для евреев и христиан, разумеется, число злоупотребления со стороны мусульман в отношении рабовладения тоже переходило все мыслимые границы.
  
  Хаким запретил многоженство, отмечая, что ислам предусматривал возможность иметь до 4 жен как исключительную меру в чрезвычайных обстоятельствах.
  
  Хаким издал указ о равенстве официально господствовавшего шиитского, исмаилитского и суннитского правоприменения.
  
  Внутренняя и финансовая политика Хакима после его исчезновения критиковались наследниками и оппонентами Хакима. Однако Ибн Тагриберди засвидетельствовал: "После Хакима осталось большое богатство. Говорят, что в дни его прибыл посол от государя Рума и Хаким приказал украсить дворец. Госпожа Рашида, тётка Хакима, сказала: "И вынесли мешки, на одном из которых было написано: триста тридцать первый. А в мешках была парча, усыпанная золотом, и ее вынули, и устлали зал, и повесили [её] на стены, так что зал стал весь в золоте, и в центре его висело золото. А это был золотой панцирь, увенчанный драгоценностями, который светил вокруг, когда падали на него [лучи] солнца, так что нельзя было на него смотреть"".
  
  Реформы Хакима вызвала раскол в среде его приближенных. Наиболее радикально настроенные исмаилиты после перехода Хакима к более взвешенной политике покинули его двор и укрылись в горах Ливана, где вели активную пропаганду.
  
  Очевидно (но строго не доказано), что решающую роль в оформлении идеологии реформ Хакима и проведении этих реформ в период самых радикальных мер и в уничтожении оппозиции реформам сыграл Дарази, по меньшей мере, в области внешней политики, пропаганды исмаилизма за рубежом, а также управления завоеванными Фатимидами провинциями. Родившийся в Бухаре Дарази был тюрком происхождения. По профессии он, скорее всего, был портным, однако рано стал исмаилитским проповедником, агентом фатимидских спецслужб, был привлечён к службе при фатимидском дворе в Каире во времена Хакима. Сам Хаким "и его ближайший друг, философ ад-Дарази, проводили ночи, практикуя странные ритуалы на каирских холмах...".
  
  С. Гафуров предполагал, что оппонентами Дарази выступало консервативное руководство христианских церквей, "вписавшихся в фатимидский истеблишмент". Христиане различных конфессий и евреи представляли собой основу административного аппарата Фатимидов, которые, будучи выходцами из отсталой части Северной Африки и революционными разрушителями суннитского государственного аппарата, вынуждены были в части гражданской администрации опираться на более образованные христианские и еврейские круги, при этом поддерживая баланс сил между различными христианскими конфессиями: православными, коптами, различными видами несториан, католиками, а также национальными церквями - армянами и эфиопами. Однако ко времени воцарения Хакима, этот баланс был резко нарушен в пользу православных, занявших основные административные посты.
  
  На первом этапе Дарази поддержал Хаким, нанося удар по традиционным христианским конфессиям и поддерживая оппозиционные христианские церкви и еврейскую общину, играя на имущественных конфликтах между христианскими конфессиями. Однако, по мнению Гафурова, в дальнейшем представителями консервативных христианских элит удалось взять вверх, что привело к опале (и, возможно, казни) Дарази.
  
  В 1011 при багдадском аббасидском халифе Кадире (996-1020) издан антифатимидский манифест. Аббасиды старались подорвать престиж Фатимидов путём отрицания их алидского происхождения.
  
  Ибн Тагри-Бирди писал по этому поводу: "В этом году в месяце раби II (раби II 402 г.х., т.е. ноябрь 1011) аббасидский халиф Кадир составил манифест, касающийся египетских халифов, с поношением их родословной и вероучения, и копия [его] была прочтена в Багдаде. И подписи кадиев, тарифов и имамов удостоверяли их утверждение о дайсанитском происхождении [Фатимидов], ибо они говорили: "И они (Фатимиды) восходят к Дайсану ибн Саиду ал-Хуррами, [они] - братья неверных и семя шайтана; это свидетельство угодно Аллаху, и улемы верят в то, что Аллах обязал их распространить [известие об этом] среди людей". И все они утверждают, что тот, кто появился в Египте, есть Мансур ибн Низар по прозванию Хаким - да осудит его Аллах за ложь, позор и накажет! - ибн Маадд ибн Исмаил ибн Абд ар-Рахман ибн Саид - да не поможет ему Аллах! И воистину [предок] его, когда появился в Магрибе, назвался Убайдаллахом по прозвищу Махди. Он и бывшие прежде него предки, негодные и нечистые - проклятие на него и на них! - явные еретики, не относящиеся к потомкам Али ибн Абу Талиба, лжецы и обманщики. И воистину они (подписавшие манифест) не знают случая, чтобы хоть один из талибидов согласился с притязаниями этих еретиков. "И это неверие в святыни нашло распространение с самого начала деятельности их (Фатимидов) в Магрибе, что мешало открыть их ложь или усомниться в их вере. И воистину этот появившийся в Египте и предки его - неверные и нечестивцы, примкнувшие к ереси и к мазхабу дуалистов и магов, убежденные в отсутствии препятствий [для их] распутства и кровопролития; они хулят пророков, проклинают предшественников и претендуют на божественное происхождение. И составлен [манифест] в месяце раби II 402 года". И подписало манифест множество [людей], в том числе шариф ар-Ради, брат его ал-Муртада, Ибн Азрак ал-Мусави, Мухаммад ибн Мухаммад ибн Омар ибн Абу Али - Алиды и кадий Абу Мухаммад Абадаллах ибн ал-Акфани и кадий Абу-л-Касим ал-Джазари и имам Абу Хамид ал-Исфараини, факих Абу Мухаммад ал-Кашфули, факих Абу-л-Хусайн ал-Кудури ал-Ханафи, факих Абу Али ибн Хамакан, Абу-л-Касим ат-Танухи и кадий Абу Абдаллах ас-Саймари.На этом заканчивается краткий рассказ о манифесте. И когда он дошел до Хакима, то произошло замешательство и унижен он (Хаким) был в глазах людей тем, что на манифесте стояли подписи упомянутых улемов".
  
  Упомянутые "материалисты" - те, кто верил не в сотворение, а в бесконечную жизнь материи (по Аристотелю); дуалистами считали приверженцев зороастризма. Титул Даисана ал-хуррами указывает на определенную преемственность исмаилитского и хуррамитского движений. Ведущие Алиды и законоведы подписали манифест, по всей вероятности, принудительно. Фатимиды ограничились публичным объявлением упомянутых лиц еретиками, не издав какого-либо акта в защиту своих притязаний. П. Мамур объясняет это тем, что эклектичность и полная несостоятельность манифеста были очевидны для всех уже в то время. Э. Катрмер, напротив, считал этот факт одним из доказательств ложности фатимидской родословной: "Если бы Фатимиды были убеждены в справедливости своих притязаний, они могли бы одобрить для себя фиксированную генеалогию. Распространенная в их империи и признанная бесспорной, она была бы скопирована и передана авторами без каких-либо изменений".
  
  Позднейшие суннитские авторы развили аббасидскую генеалогию манифеста, введя в неё имена Каддахидов, в т.ч. имя отца Дайсана - Саида Гадбана, а также скрытых имамов.
  
  Хаким постоянно вёл в целом успешные войны в Палестине, Сирии, Малой Азии, Месопотамии против византийцев, местных феодалов и Аббасидов.
  
  В ливийской Киренаике (Барке) против Хакима началось массовое движение под руководством Абу Раквы. "А что касается упомянутого Абу Раквы, то имя его - ал-Валид и он - из потомков Хишама ибн абд ал-Малика ибн Марвана. И упрочилось его положение, и присоединилась к нему чернь, и он овладел Баркой и другими [областями] и разбил войско Хакима. И чеканил он монету, и поднимался на кафедру, и произносил красноречивую проповедь, и проклинал Хакима и его предков. А люди молились за него, и укрепилась его власть, и овладел он всем, что было там [в Барке].
  
  А Хаким узнал о происходящем и встревожился, и прекратил казни, и не совершал своих выездов. Затем Хаким послал на борьбу с Абу Раквой полководца из тюрок по имени Инал ат-Тавил, а с ним пять тысяч всадников. И большую часть войска Инала составляли кутамиты, а они ненавидели Инала, ибо он погубил кутамитских вождей по приказу Хакима.
  
  И прибыл Инал и бился с Абу Раквой, и тот победил его, и пленил, и сказал ему: прокляни Хакима! И он [Инал] плюнул в лицо Абу Ракве, а Абу Раква отдал приказ, и его разорвали на мелкие куски. А Абу Раква взял сто тысяч динаров, бывших у Инала, и все прочее, и положение его еще более укрепилось. А Хакиму из-за поражения Инала становилось все труднее, и послал он в Сирию за гулямами Хамданидов и племенами [бедуинов], и роздал им деньги, и направил их [на борьбу] под началом Фадля ибн Абдаллаха.
  
  И ударил по ним Абу Раква, и разбил их, и гнал отряды их, пока они не дошли до пирамид в Гизе, а Хаким закрыл ворота Каира.
  
  Абу Раква после этого вернулся к [своему] войску. А Хаким вторично направил войско и с этим большим войском - [полководца] ал-Фадля, и тот встретился с Абу Раквой, и разбил его, и погибло из его (Абу Раквы) войска около тридцати тысяч. Затем Фадль победил Абу Ракву и с почетом отправил его к Хакиму. А причиной такого почета была боязнь, как бы он не убил себя, и желание Фадля доставить его живым к Хакиму. И Хаким приказал обезглавить Абу Ракву, [перед этим] посадив его на верблюда и совершив обход [Каира]. А Каир был украшен прекрасным украшением, и был там шейх по имени ал-Абзари, который, когда еретика вывезли, приготовил для него колпак с разноцветными лоскутьями и взял обезьяну, вложил ей в лапу плеть и научил ее бить еретика сзади, и получил [за это] сто динаров и десять кусков ткани.
  
  И когда Абу Раква пересек Гизу, Хаким приказал посадить его на верблюда между горбами и надеть колпак, а ал-Абзари - сесть сзади него; и обезьяна с плетью била его (Абу Ракву), а войско окружало его, и перед ним было пятнадцать разукрашенных слонов. И таким образом въехал он в Каир, а перед ним [несли] головы его соратников на досках и тростнике. А Хаким сидел в беседке у Баб аз-Захаб, а тюрки и дейлемиты с оружием и знаменами в руках, на конях, одетых в кольчуги, окружали Абу Ракву, и был памятен этот день.
  
  И приказал Хаким вывезти его из Каира и отрубить ему шею на холме против мечети Райдана, за Каиром. Но когда доставили его туда и спустили [с верблюда], он оказался уже мертвым. И отрубили ему голову и принесли ее Хакиму, и он приказал распять его тело.
  
  А влияние Фадля при Хакиме возросло, так что, когда он заболел, [Хаким] навестил его дважды или трижды и дал ему многие икта. Затем он выздоровел, а через некоторое время Хаким схватил его и погубил злой погибелью". (Ибн Тагрберди)
  
  К 1005 аль-Хакимом был основан центр пропаганды исмаилитского вероучения - Дар-ал-хикма, и, по утверждениям врагов Аль Хакима, одновременно было предписано проклинать первых праведных халифов и учителей ислама.
  
  Современники отмечали, что Хаким был наделён хорошим вкусом и любил литературу, особенно поэзию. Что именно для него великий арабский астроном аль-Юнус составил знаменитые астрономические таблицы. Писали, что при дворе аль-Хакима был замечательный зал, в котором собирались учёные мужи для изучения шиитской доктрины, лучшие умы арабского мира встречались там и проводили время в научных дискуссиях.
  
  Как свидетельствовали современники, Аль-Хаким в годы юности подолгу пропадал в библиотеке Фатимидов, которая насчитывала 600 000 тт. "И поначалу лишь с блуждающей улыбкой взирал на окружающий мир. С этой же странной улыбкой он водил в поход войска, принимал визирей, сторонился женщин. И ещё, он любил беседовать с людьми разных вероисповеданий. Поговорит с евреем, начнет недолюбливать христиан, поговорит с христианином, станет косо глядеть на еврея..."
  
  Как все Фатимиды, Хаким покровительствует поэтам, художникам, астрономам; при нем построена обсерватория, завершена великая мечеть Аль-Азхар.
  
  К крупнейшим постройкам фатимидского Каира принадлежит мечеть ал-Хакима . В ее архитектуре ясно видна местная традиция: как и в мечети Ибн Тулуна, молитвенный зал заполняли прямоугольные в плане столбы. Очень интересны также два минарета мечети. Северный минарет - цилиндрический, западный - в виде четвериков и восьмериков, уменьшающихся кверху.
  
  Мечеть ал-Хакима даёт прекрасные образцы синтеза орнамента и архитектурной формы. Небольшие панно или розетки с рельефным узором, а также фризы с надписями, исполненными так называемым цветущим куфи, словно врезаны в монолитную гладь стены. Освещенные ярким южным солнцем, они контрастно выделяются на поверхности архитектурных блоков, подчеркивая их монументальность и сообщая им особую пластическую выразительность. Расположение орнаментально-декоративных элементов и надписей, их ритм подчинены тектонике стены, соответствуют общему архитектурному замыслу. В мечети ал-Хакима вставки, покрытые удивительно пластичным скульптурным орнаментом, украшают стены минаретов и входного портала. В интерьере им созвучны рельефные фризы, протянутые над стрельчатыми арками. В каирском Музее исламского искусства хранятся деревянные фризы с такой же сочной рельефной резьбой, некогда украшавшей дворцы фатимидской знати.
  
  В 1021 Аль-Хаким исчез при таинственных обстоятельствах, по всей видимости, был убит своими приближенными, немедленно начавшими кампанию по очернению Хакима. Через несколько поколений династия Фатимидов была свергнута мамелюками, и в Египте стал доминировать ислам сунитского толка, исмаилиты же подверглись преследованиям. В частности, очернители утверждали, что по отношению к евреям и христианам он неоднократно нарушил мусульманский принцип терпимости. Враги Хакима утверждали, что с 1017 халиф объявил себя инкарнацией бога. Однако сохранившиеся письма Хакима опровергают эти утверждения.
  
  В 1008 в фатимидском государстве началась серия мероприятий, направленные против клерикального руководства некоторых христианских общин и суннитского релиниозного аппарата, продолжавшеся очевидно до 1015. Два христианских источника утверждают, что в это время был разрушен Храм Гроба Господня в Иерусалиме, однако иерусалимские документы показывают, что произошла передача управления храмом от традиционных христианских конфессий к несторианам и яковитам.
  
  Слухи о разрушении Храма Гроба Господня достигли Европы и послужили одним из поводов, для агитации в Европе к началу Крестовых походов.
  
  Также враги Хакима утверждали, что его царствование было и грозило опасностью самому существованию династии; но сын Хакима Захир (1021-1036) со своей тёткой-опекуншей Ситуль Мульк (Ситт аль-мульк) опять восстановил порядок.
  
  С учетом времени, потребного для распространения сведений о смерти халифа, а также сомнений в их достоверности, некоторые ливанские кланы и племена верили, что он не умер, а ушел "в сокрытие" (скрывается и готовит силы для возвращения себе престола, по друзским легендам, в течение шестнадцати лет после его исчезновения народ Каира все еще считал, что он жив). Позднее это трансформировалось в религиозное убеждение, что Хаким появится в День Страшного суда в качестве махди. Принявшие взгляды Дарази племена и кланы составили основу религии друзов.
  
  Сам халиф и его ближайший друг, философ ад-Дарази, проводили ночи, практикуя странные ритуалы на каирских холмах. В одну из ночей 1021 аль-Хаким вышел на прогулку, поднялся на холм и бесследно исчез. Потомки его учеников, скрывшиеся от преследований на отрогах Ливана и Антиливана, до сих пор верят, что он вернется к ним на пороге Судного дня. Друзские рукописи, по словам друзов, говорят, что Хаким пережил ту роковую ночь, когда его должны были убить по приказу сестры; но, устав от власти, он удалился в пустыню Аммона и там создал учение, которое позднее поведал его ученик Хамза, объявивший Хакима богом.
  
  Считаться, что Хакима убила его сестра Ситуль Мульк, отомстившая за то, что тот публично обвинил её в прелюбодеянии.
  
  Абдуррахман ибн Ильяс, которого Хаким объявил своим наследником, был в тот момент наместником Дамаска и проводи время в развлечении и разврате. После известия о смерти Хакима, он был казнён собственными солдатами. Ситуль Мульк привела к власти Али Абуль Хасана аз-Захира Лиизазидиниллаха, сына Хакима, и попыталась управлять страной от его имени. Она умерла в 415 г.х. / 1027, и реальная власть в государстве перешла в руки визиря Абу-ль-Касима аль-Джарджараи, правившего до 1045.
  
  В 427 г.х. умер фатимидский халиф Али Абуль Хасан аз-Захир Лиизазидиниллах, и власть перешла к его сыну Абуль Амину Мухамаду, известному как аль-Мустансир, которому не было ещё 8 лет.
  
  аль-Мустансир натравил на мятежного наместника аль-Муизза ибн Бадиса племя Бану Хилал, и те сумели разбить аль-Муизза ибн Бадиса и в 443 г.х. взять Кайруан.
  
  В 441 г.х. аль-Мустансир приступил к завоеванию Алеппо и др. городов Сирии. В 462 был положен конец владычеству Фатимидов в Хиджазе - здесь вновь стали читаться проповеди с именами Аббасидов. В 463 Фатимиды ушли из Алеппо.
  
  При аль-Мустансире Фатимиды заключили мир с Византией, с императором Константином IX было достигнуто соглашение о поставках продовольствия в Египет. взошедшая на престол после смерти Константина IX Феодора заявила, что признает заключённые договорённости только в том случае, если Фатимиды выступят против всех её противников. аль-Мустансир отверг это условие, что привело к войне с Византией. Фатимидам удалось одержать победы на суше, но на море они были разбиты, и аль-Мустансиру пришлось подписать мир.
  
  Ещё в 1021 негры - личная гвардия Хакима - схватились с тюркскими наёмниками гулямами, которых поддержали берберы. В 1058-1062 тюрки снова схватились с суданскими неграми и изрубили их. Во время беспорядков были разграблены дворец халифа, государственная казна и даже библиотека. В 1073 не в силах более терпеть произвол тюркских эмиров, аль-Мустансир призвал армянина полководца Бадра аль-Джамали, правителя Акры, и тот в 1073 заманил тюркских повстанцев в западню и перебил всех до единого в одну ночь. Порядок был восстановлен, но за время смуты отпали Алжир и Тунис, а Сицилию в 1071 завоевали норманны.
  
  После предательства берберов и тюрок, войско Фатимидов стало состоять из негров и армян (вслед за Бадром аль-Джамали в Египет мигрировала значительная часть армянской военной аристократии; наиболее известны их пешие лучники).
  
  С тех пор страной фактически правил Бадр аль-Джамали, затем, после его смерти в 487 г.х., его сын аль-Афдал. В том же году умер аль-Мустансир, и после недолгой борьбы престол занял его старший сын Низар, но аль-Афдал сумел привести к власти его младшего брата Ахмада (аль-Мустали). Низар бежал в Александрию, где возглавил восстание против брата, но аль-Афдал пленил его, после чего Низар был заверстки убит в тюрьме.
  
  Однако часть шиитов-исмаилитов отказались признать власть аль-Мустали, выступая за Низара. Смерть последнего их не остановила. Возглавил их ("низаритов") некий Хасан ибн ас-Саббах. По историку еврею Рашид ад-Дину, отец его является потомком доисламских царей Химьяра, а так как те исповедовали Иудаизм и роднились с евреями (например, у царя Юсуфа Зу-Нуваса мать была еврейка), то у этого знаменитейшего деятеля текла в жилах т.ч. и еврейская кровь. В связи с этим интересно вспомнить слова еврейского путешественника Вениамина Тудельского прибывшего в 1163 в Багдад, который утверждает, что к исмаилитам, расположившимся в горах между Сусом и Хамаданом, присоединились 4 еврейские общины и участвуют в их действиях.
  
  Хасан ибн ас-Саббах раньше был чиновником Сельджукидов - мусульманской суннитской династии, основанной хазарским полководцем Сельджуком.
  
  Хасан ас-Саббах захватив крепость Аламут в горах на севере Ирана, основал орден ассасинов, и стал заниматься жесточайшим террором. Его называли "Старцем Горы" (Шейх-Уль-Джебал). Разгромить основанный им орден смогли лишь монголы.
  
  Сторонников аль-Мустали стали называть мусталитами.
  
  В 1070-е и 1080-е Фатимидские владения в Сирии сильно потеснены сельджуками. В 1080-е в сирийских городах развертывается движение за автономию от Фатимидов; сельджуки, пользуясь этим, захватывают Сайду (Сидон). В 1089 Фатимиды вернули Тир и другие отпавшие города. Там, однако, вспыхивают новые возмущения.
  
  аль-Мустали умер в 495 г.х. в возрасте 28 лет. К власти пришёл его сын аль-Мансур Абу Али (аль-Амир Биахкамиллах). Он сумел избавиться от визиря аль-Афдала, упразднил введённые тем ежегодные празднования дня рождения пророка Магомета, Али, Фатьмы, а также халифа аль-Каима. Аль-Афдал был убит в 515 г.х., его место занял аль-Акмал.
  В 524 аль-Амир погиб в результате заговора ассасинов. К власти пришёл его двоюродный брат аль-Хафиз Абуль Маймун Абдулмаджид ибн Мухаммад. Он правил в качестве регента и был слабым правителем, благодаря чему, визирю аль-Акмалу удалось бросить его в темницу, и присвоить себе все богатства дворца. аль-Акмал был шиитом-имамитом и распространял идею о 12 имамах. аль-Акмал был убит сторонниками Фатимидов, которые в 525 г.х. освободили аль-Хафиза из темницы. Став халифом, аль-Хафиз вернул украденные аль-Акмалом богатства, и назначил визирем Абуль Фатха.
  
  В 529 г.х. армянин Бахрам собрал сторонников и возглавил восстание. Мятежники окружили Каир, и аль-Хафизу пришлось сделать христианина Бахрама визирем. Но развал государства продолжался, и в 531 г.х. Бахрам бежал, но был схвачен. Затем он был отпущен, отошёл от мирских дел и стал отшельником. Визирем стал Ридван (аль-Малик аль-Афдал), храбрый и образованный человек. Но их отношения вскоре ухудшились, Ридван бежал в Сирию к Имад ад-Дину Занги. Аль-Хафиз уговорил его вернуться, пообещав безопасность, когда жжет тот вернулся - посадил его в тюрьму, где Ридван провёл 10 лет, пока не сбежал. Собрав своих сторонников он сразился с халифскими войсками, но проиграл и погиб.
  
  Аль-Хафиз умер в 544 г.х. через 2 дня после смерти Ридвана. На престол взошёл его сын аз-Зафир Биамриллах Исмаил, которому не было ещё 16 лет. В армии вспыхнули беспорядки, и халиф сместил визиря аль-Малика аль-Адиля ибн Салара, назначив на его место Наджм ад-Дина ибн Масала, не любимого народом. Ибн Салар поднял восстание, вынудив Наджм ад-Дина бежать, пробыв на своём посту всего 50 дней. Последний собрал сторонников и двинулся на Ибн Салара, но потерпел поражение и был убит. Халиф был вынужден снова назначить Ибн Салара визирем.
  
  Визирю Ибн Салару пришлось вести войну с крестоносцами, и он обратился за помощью к Зангиду Нур ад-Дину Махмуду. Ибн Салар, будучи суннитом, добивался и положить конец правлению исмаилитской династии Фатимидов. Халиф аз-Зафир поняв планы своего визиря, решил убить его - и в 548 г.х. Ибн Салара погиб, но вскоре был убит и сам халиф аз-Зафир.
  
  В 549 г.х. халифом стал 5-летний сын аз-Зафира аль-Фаиз Бинасриллах Абуль Касим Иса. От его имени стал править визирь Фарис ад-Дин Абуль Карат Талайи ибн Зурайк (аль-Малик ас-Салих). Ему удалось несколько стабилизировать положение, но в тот момент крестоносцы захватили принадлежавший Фатимидам Асколон. В 549 г.х. Нур ад-Дин Махмуд занял Дамаск и когда крестоносцы решили напасть на Египет (который врядли устоял бы), двинулся на Иерусалим и расстроил их планы.
  
  Халиф аль-Фаиз умер в 555 г.х. в возрасте 11 лет, и визирь аль-Малик ас-Салих привёл к власти его двоюродного брата Абу Мухаммада Абдуллу ибн Йусуфа ибн аль-Хафиза (аль-Адид Лидиниллах), которого женил на своей дочери. После смерти аль-Малика государственные дела вёл визирь Талайи ибн Зурайк, но в 556 г.х. он был убит, и визирем стал его сын Зурайк Абу Шуджа аль-Малик аль-Адиль. В 558 г.х. один из фатимидских наместников Шавир (Абу Шуджа ибн Муджируддин ас-Саади) поднял против него восстание и занял его место. Сын Шавира Тай убил Зурайка, но сторонники аль-Малика аль-Адиля свергли Шавира, который бежал в Сирию. Его место занял Диргам, приказавший убить 2-х сыновей Шавира, и ставший визирем.
  
  В Сирии Шавир обратился к Нур ад-Дин Занги помочь ему, обещав вернуть расходы. Тот согласился и послал с Шавиром в Египет армию под начальством Асаба ад-Дина Ширкуха.
  
  Фатимидский Египет, плативший крестоносцам дань, оказавшись под властью визиря Диргама, оказался вновь в состоянии войны с крестоносцами - в 559 г.х. король Иерусалима Амори напал на Египет и разбил армию Диргама. Тогда Диргам приказал открыть платины на Ниле и вода затопила обширные территории - это остановило Амори.
  
  Когда же Диргам узнал о соглашении между Шавиром и Нур ад-Дин Занги, он обратился за помощью к Амори, обязуясь увеличить дань, но Асаб ад-Дину Ширкуху и сыну Наджм ад-Дина Айюбу Салах ад-Дину удалось прибыть в Египет раньше крестоносцев и разбить Диргама. Шавир снова стал визирем, помирился с халифом аль-Адидом, но отказался выплатить Ширкуху обещанную компенсацию. Он стал добиваться возвращению войск в Сирию, но Асаб ад-Дин отказался сделать это. Шавир вошёл в сговор с крестоносцами и Ширкух был вынужден покинуть Египет. вырваться из окружения ему удалось благодаря Нур ад-Дину, захватившему Харим и Баньяс, и отвлёкшему т.о. крестоносцев на север.
  
  Спустя 2 года Ширкух с большой армией выступил против Фатимидов и разгромил их войска, но и тогда Шавир благодаря крестоносцам вынудил Ширкуха к отступлению.
  
  В 562 г.х. Ширкух вновь двинулся на Египет, но Шавир, зарание узнав о готовящемся нападении, призвал крестоносцев, и те встретили армию Ширкуха у города Меньи, но были разбиты и отступили к Каиру. Ввиду недостаточности сил, Ширкух не стал их преследовать, а без боя взял Александрию, где оставил командовать своего племянника Салах ад-Дина. Армии Фатимидов и крестоносцев осадили Александрию с моря и суши и осаждали её 4 месяца. Ширкух и Нур ад-Дин Занги ударами группировкам крестоносцев в Акре, Триполи и Халебе, вынудили крестоносцев снять осаду Александрии.
  
  Спустя некоторое время крестоносцы вновь напали на Египет, и Шавир попросил помощи у Нур ад-Дина Занги, который направил туда войска под начальством Ширкуха. В 564 г.х. крестоносцы взяли Бильбейс - город к северо-западу от Каира, где перебили много мирных жителей. Узнав об этом, жители Каира вооружились и решили бороться с крестоносцами до конца. Туда же прибыл Ширкух со своей армией. Крестоносцы бежали в "Палестину", а Ширкух вошёл в Каир. С помощью Салах ад-Дина он избавился от Шавира, вновь пытавшегося войти в сговор с крестоносцами. Фатимидский халиф аль-Адид сделал Ширкуха своим визирем, а после смерти последнего в 565 г.х. визирем стал Салах ад-Дин. В короткое время он стал популярен в народе. Аль-Адиду это не нравилось (тем более, что Салах ад-Дин был суннитом) и он пытался сместить курда, и даже подослал к нему убийцу, некоего Наджаху, но Салах ад-Дина раскрыл заговор. Крестоносцы и византийцы выступили против Египта, но Салах ад-Дин разбил их. Он отменил шиитско-исмаилитские законы, уволил старую фатимидскую военную и политическую администрацию, а когда в 567 г.х. аль-Адид умер, он стал безраздельно править Египтом. Так прекратило существование государство Фатимидов.
  
  ***
  
  III. Флот Фатимидов:
  
  Флот Фатимиды почти в полноценном виде унаследовали от династии-предшественника - Аглабидов, флот которых представлял собой внушительную силу, господствовавшую на морских пространствах от Пелопоннеса и венецианских лагун до побережья Лигурии.
  
  Была унаследована вся тщательно продуманная система судостроения, с ее династиями корабелов и кормчих, система великолепных стоянок флота, из которых особо выделялись укрепленные гавани Туниса и Суса. Фатимиды обрели выстроенную вдоль морского побережья цепь укрепленных рибатов, сочетавших в себе функции религиозных школ и станций наблюдения. Ко всему этому добавлялась собственно материальная часть флота, насчитывавшего несколько сотен кораблей - от дряхлых посудин прошлых поколений, до новеньких, с иголочки, галер.
  
  Овладев таким мощным оружием, Фатимиды незамедлительно пустили его в ход. Уже в 911 их флот участвовал в подавлении восстания сицилийцев, а 912 - в походе против Триполи. Флот осуществлял поддержку сухопутных армий во время фатимидских экспедиций в Египет в 913-14 и 919-21. На плечи флота легла основная тяжесть жестокой сицилийской войны 914-917. В морских сражениях при Триполи и Ламте морские силы молодой державы быстро набирали опыт.
  
  В 918 Фатимиды впервые напали на византийские владения в Южной Италии. Стратиг Калабрии, Евстафий, поспешил заключить мир на условиях выплаты 22.000 золотых ежегодно, но в 925 Фатимиды продолжили своё наступление и в 926-929 их эскадры, ведомые Сабиром (флотоводцем возможно хазарского происхождения), сеяли ужас среди итальянских подданных василевсов.
  
  Противостояние с византийцами проходило и по территории Сицилии, вопреки некоторым мнениям, не завоеванной арабами в 827. Действительно в 827 арабские (аглабидские войска) высадились на острове, но успехи их были весьма незначительны и лишь мощным потоком подкреплений, чего не могла себе позволить Византия, арабы переломили ситуацию в свою пользу. На острове велась упорная борьба за каждый город. Решающим моментом стало падение Сиракуз в 878 - важнейшей морской базы византийцев на Западе. Многочисленные экспедиции, высылаемые византийскими императорами на Сицилию, как правило успеха не имели.
  
  По сути дела в 925-927 Фатимиды установили на море единый антигреческий фронт совместно с эмиратами Тарса и Крита, хотя вопрос о координации действий между ними более чем спорен. Поддержка же владыками Туниса арабских поселений в Гарильяно и Фрежюсе, наоборот, несомненна.
  
  Не удовлетворяясь множеством морских стоянок, доставшихся им от Аглабидов, Фатимиды в 916-918, выстроили Махдию, ставшую их новой столицей. Новый город на восточном побережье был в первую очередь предназначен под нужды флота. Склады провианта, корабельного леса, верфи, гавань, вмещающая до 200 военных кораблей, отдельно - торговая пристань на тридцать судов; короче говоря, в Махдии находилось все возможное и необходимое для отправки и снаряжения морских экспедиций. Скоро город стал одним из важнейших и безопаснейших пунктов на испано-египетском торговом пути.
  
  В 939-941 Фатимиды потопили в крови восстание сицилийских мусульман. Занятая отражением нападений русов Византия не смогла - или не захотела - оказать восставшим действенную помощь.
  
  Восстание не могло не сказаться на военно-морском потенциале Фатимидов. В 40-х гг. X в. из источников исчезают сообщения о набегах и рейдах фатимидских флотилий.
  
  Военные действия с новой силой возобновились в начале 50-х гг. Страшное поражение византийцев при Джерачи, 7 мая 952, выявило неравенство сил в регионе. Эскадры Фатимидов и их вассалов - кельбитских эмиров Сицилии, как и ранее, безнаказанно опустошали берега византийской Южной Италии. Византийское правительство направило на фронт новые силы армии и флота, обратилось за помошью к халифам Кордовы - и результатом явилась т.н. "трёхсторонняя война" (955-958), в которой кордовские мусульмане в союзе с греками выступали против своих североафриканских единоверцев.
  
  Флот Фатимидов понес значительные потери, что заставило их просить мира. Однако властители Северной Африки быстро восстановили свою морскую мощь; последняя запись "Кембриджской хроники" гласит: "И снарядил Хасан в этом году другой флот".
  
  Восстановление сил заняло у Фатимидов 4 года. В 962 их войска с помощью флота берут Таормину - последнюю значительную крепость византийцев в Сицилии. Ответная экспедиция греков в 965 захлебнулась на залитых кровью Раметтских полях, и бесславно окончилась катастрофой в Мессинском проливе. Борьба за Сицилию была окончена.
  
  В 969 исполнилась заветная мечта Фатимидов - их войска заняли Египет. Уже в следующем году они начали действия против византийцев в прибрежных районах Сирии. Образовался новый фронт, требовавший самого пристального внимания. Вскоре, в августе 972, в Каир въехал и сам халиф Фатимидов, ал-Муизз, сделавший его своей резиденцией. Без сомнения, большая часть тунисского флота Фатимидов была также переведена в Египет.
  
  В Тунисе был оставлен Болуджин, сын Зири, одного из полководцев ал-Муизза. Он и его наследники - Зириды не питали любви к морским предприятиям, перенеся свою резиденцию в глубь страны. Довольно скоро добившись независимости от каирского престола, они не уделяли должного внимания своему флоту, быстро измельчавшему до конгломерата небольших эскадр.
  
  С независимостью Зиридов прекратился поток людей и материалов в Сицилию, этот фатимидский форпост на Западе. Несмотря на это, сицилийские вассалы Фатимидов - кельбитские эмиры, продолжали в конце 70-х гг. X в. свои непрерывные нападения на южную Италию. В 982 им удалось наголову разгромить Оттона II при Скиллаче. С этого момента они превратились в подлинное бедствие византийских владений; не проходило года, чтобы сицилийские корабли не появлялись на горизонте... В 986 - Джераче, 988 - Козенца, 991- вся Лукания и Апулия становились жертвой их набегов, продолжавшихся вплоть до рубежа тысячелетий, когда морские успехи венецианцев при Бари (сентябрь 1003) и пизанцев - в Мессинском проливе (6 августа 1005) положили конец истории фатимидских эскадр на западе.
  
  С конца X - начала XI в. боеготовность фатимидского флота постоянно снижалась. Основная линия поглощавшего массу сил противостояния с Византией проходила в глубине Сирии; вся тяжесть его пришлась на сухопутные армии, что, несомненно, не замедлило сказаться на финансировании флота. Немалую роль сыграли возросшие мастерство и мощь византийского флота - основного вероятного противника фатимидских адмиралов. Византийские прибрежные зоны забыли про набеги арабов, бывшие обыкновением столетие назад. Впрочем, морские операции греков также не были масштабны. На море установился прочный паритет сил.
  
  Ко времени появления на Средиземноморье крестоносных эскадр, флот Фатимидов переживал не лучшие свои времена. Несмотря на это, он некоторое время успешно противостоял флотилиям людей Запада, все более и более придерживаясь оборонительной тактики, пока в конце концов в 1169 оказался не в состоянии эффективно воспрепятствовать морскому нашествию византийцев на Дамиетту...
  
  В 1171 султан Салах ад-Дин Аййуб (Эйюб, Эйуб) занял Египет, положив начало новой династии - Аййубидов.
  
  Что же касается типов кораблей, использовавшихся Фатимидами, то они подробно перечислены Ибн-Хаукалем:
  
  "Суда средиземного моря. Большие суда называются куркурами (мн. ч. от каракир). Командир куркуры на языке франков называется к-б-тан (капитан), секретарь-надсмотрщик за товарным грузом - с-к-р-бан, а хозяин - ал-б-т-рун.
  
  К судам средиземного моря далее принадлежат: заураки (мн. ч. заварик), тариды (мн. ч. тараид), гурабы (мн. ч. гирбин). Гураб также называется шини (мн. ч. шавани) или джефн, (мн. ч. аджфан). Эти (суда) имеют паруса.
  
  К ним (т.е. судам средиземного моря) принадлежат далее шейти (мн. ч. шайати), ушари (мн. ч. yшаpиат), селлауры (мп. ч, селалир) и карабы (мн. ч. кавариб).
  
  Куркуры и зaypaки употребляются для перевозки грузов, заурак гораздо меньше куркуры. Между последними есть такие, которые имеют три "спины" (деки [палубы]).
  
  Товары нагружаются в них через боковые двери. Когда, после наполнения самой низкой части её (т.е. куркуры) грузом, вода дойдет до нижних дверей, то они запираются, забиваются, законопачиваются и замазываются не пропускающей воды массой, а товары затем нагружаются через те двери, который выше первых, во втором ярусе, до тех пор, пока судно не нагрузится окончательно. Когда нагрузка окончена, заделываются двери на "спине", и "крыша" остается совершенно свободной для экипажа и его вещей и для того, чтобы вода разливалась по ней при волнении моря: и проходят волны по "крыше" куркуры и выходят в желобы, устроенные с боков, так что благодаря этим желобам куркура безопасна от скопления воды на ее "спине" и "крыше". Кроме того вода вычерпывается ведрами, назначенными дли этого, из колодца её трюма. Куркуры могут ходить только под парусами при сильном попутном ветре, который один только может их двигать, по причине их величины и тяжести. Куркура имеет три парусa: один называется на языке франков б-нни-та (или б-ннета), другой ар-д-мун и третий д-р-ка-ку (чит. д-р-кату).
  
  Что же касается тарид, то они имеют на корме двери, которые отпираются и запираются; они употребляются для перевозки лошадей для военных целей. Что же касается гурабов, то они перевозят воинов и ходят под парусами или на веслах. Есть между ними такие, которые имеют 180 весел, другие имеют их меньше.
  
  Шейти имеют 80 весел. Их назначение - заходить в порты и доставлять сведения куркурам и гурабам и другим (большим) судам.
  
  Ушари имеют 20 весел. Они перевозят товары и людей c берега (на большие суда), ибо куркуры могут стоять только в глубоких местах гавани, так как они, по причине своей тяжести и тяжелого груза, ломаются, как только сядут на мель. Между куркурами есть такие, которые поднимают более 10.000 единиц масла кроме других товаров.
  Саллауры по величине стоят между шейти и ушари.
  
  Карабы весьма полезны мусульманам во время морской войны. В каждом карабе 4 или 5 стрелков, которые помогают гурабам мусульманским сражаться с гурабами франков и их куркурами, потому что карабы быстры и поворотливы и со всех сторон могут нападать на суда франков. Говорят, что для куркур опасны только ка-рабы, когда они нападают на них своими стрелами и метательными снарядами, а сама куркура стоит на якоре. Суда же известные под именем накаир полезны на море для борьбы мусульман с неверными франками.
  
  Вот как называются суда средиземного моря, на которых франки, магрибинцы и сирийцы ходят со своими товарами к береговым городам Cиpии, как то Триполис, Сидон, Бейрут, Сарафанду [Около Тира]".
  
  "Суда Нила: харрака (мн.ч. харарик), дермуна (мн.ч. дерамин). Харраки употребляются во время прогулок царей и эмиров по случаю их дел и нужд. Дермуны же употребляются для перевозки их хлебных грузов во время половодья (Нила).
  
  Меркебы же служат для перевозки жителей египетских провинций в Каир и из Каира в провинции. Шахтуры служат для перевозки людей с одного берега Нила на другой во время половодья; они ходят из Каира в Гизу и из Гизы в Каир".
  
  ***
  
  IV. Культура Фатимидского халифата:
  
  В 969 Египет превратился в главное владение Фатимидов. В том же году был основан Каир, впоследствии поглотивший первый арабский город в Египте - Фустат. Он был квадратный в плане, защищён был мощной стеной, центральную часть его занимали дворцы правителей и воздвигнутая в 970 мечеть аль-Азхар.
  
  Столица Фатимидов уже в 11 в. стала одним из крупнейших центров мусульманского мира. Каир путешественники восхищались красотой Каира, его богатством, количеством высоких укрепленных зданий. Монархи покровительствовали наукам, особенно астрономии, поэзии, музыке, развитию ремесёл. "Дом знаний" в Каире обладал уникальным собранием не только религиозной, но и научной литературы.
  
  При дворе халифов ал-Азиза (975-996) и ал-Хакима (996-1021) работал Абу-л-Хасан `Али ибн Йунис ас-Садафи (Ибн Юнус, ок. 950-1009), организатор и руководитель Каирской астрономической обсерватории и автор посвященного халифу ал-Хакиму "Большого ал-Хакимова зид-жа" (аз-Зидж ал-кабир ал-Хакимк). Зидж Ибн Юниса состоит из 81 главы, содержит обзор и критику "ал-Ма'мунова зиджа, подвергнутого проверке", "Сабейского зиджа" ал-Баттани и других зиджей его предшественников и результаты наблюдений Ибн Юниса в его обсерватории.
  
  При халифе аль-Хакиме и его преемниках в Каире paботал знаменитый учёный-энциклопедист Абу `Али ал-Хасан ибн ал-Хайсам (965-1039). Уроженец Басры, он был визирем в родном городе, но любовь к науке побудила его оставить эту должности. Его "Книга оптики" (Китаб ал-маназир) / "Сокровище оптики"; благодаря этому труду Ибн ал-Хайсам, известный в Европе под именем Алъхазен, получил прозвание "отец оптики". Он автор трактатов о зажигательных зеркалах. Хорошо известны и его математические труды. Ибн ал-Хайсам составил проект регулирования вод Нила с помощью плотины южнее Асуана, в связи с чем был приглашен халифом аль-Хакимом в Каир, однако на месте Ибн ал-Хайсам убедился в невыполнимости этого проекта при технических средствах того времени (подобный проект был осуществлён только в XX в. при содействии СССР), после чего аль-Хаким разгневался на него и подверг домашнему аресту, и для спасения жизни Ибн ал-Хайсам симулировал сумасшествие до самой смерти ал-Хакима. Ибн ал-Хайсам был автором "Книги о форме мира" (Китаб фи хай' а ал-`алам), где развивается излагавшаяся ал-Фаргани и ал-Хазином идея о массивных эфирных орбитах планет, "Книги о свете светил" (Китаб фи-д-дау' ал-кавакиб), "Книги о свете Луны" (Макала фи-д-дау' ал-камар), "Книги о форме затмений" (Китаб фи-с-сувар ал-кусуф) - одного из первых исследований о камере-обскуре, "Речи о разрешении сомнений о сложном движении" (Каул фи халл шукук харака ал-илтифаф), в которой подвергается критике теория движения планет Птолемея, "Книга о сомнениях по поводу Птолемея" (Макала фи-ш-шукук `ала Битлимйус), "Книги о движении Луны" (Китаб фи харака ал-камар), "Книги о сущности следов, видимых на поверхности Луны" (Макала фи маиййа ал-асар аллази йузхиру фи ваджх ал-камар), "Книги о форме движений каждой из 7 планет" (Макала фи хай'а харакат кулл вахид мин ал-кавакиб саб`а) и др.
  
  В X-XI вв. в состав государства Фатимидов входила Сицилия, отвоёванная у византийцев в IX в. Аглабидами, владевшими Тунисом и Алжиром. Уроженцами Сицилии были поэт, геометр и астроном Мухаммад ас-Сикилли и астроном 'Абдаллах ас-Сикилли, автор "Трактата о коническом-инструменте для познания времен крика [муэз-зина]" (Рисала фи-л-мукхула ли ма`рифа авкат ас-сай-ха) - об инструменте для определения времени и, в частности, времени мусульманских молитв.
  
  От времени Фатимидов сохранились выдающиеся памятники зодчества: сооруженные в 11 в. городские ворота с массивными башнями Баб аль-Футух, Баб ан-Наср, Баб аль-Зувайла, прекрасные мечети, среди них упомянутая знаменитая мечеть аль-Азхар. Тип арабской колонной мечети египетские зодчие 10-12 вв. обогатили смелыми новшествами: молитвенный зал был увеличен за счет умножения рядов колонн, его пространство рассеклось центральным, широким и высоким, проходом с куполами, появился богато украшенный портал. Особую роль в облике здания играла сочная орнаментальная рельефная резьба из камня, создающая на гладких монолитах стен, на порталах узорчатые вставки, полные живой игры света и тени. Мастера Египта обогатили искусство арабского средневековья великолепными образцами резьбы по камню, стуку, дереву, слоновой кости. В созданных ими произведениях крупные и мелкие формы, изображение и орнамент, узор и надписи сливались в пластическом единстве. В светских постройках резьба и росписи включали изображения человека.
  
  Особого разнообразия и редкой красоты достигли в это время изделия художественных ремесел. В страны Европы широко вывозились прославленные фатимидские многоцветные ткани: льняные, шерстяные, шелковые, расшитые золотом, украшенные стилизованными изображениями животных, птиц и арабскими надписями. В халифских ткацких мастерских городов Египта изготавливались ткани "тиразы", названные так потому, что они имели тираз - вышитую надпись с именем халифа, датой и местом изготовления.
  
  При дворе халифов и в домах придворной знати существовали сокровищницы произведений искусства: прекрасные вазы из золота и серебра, украшенное самоцветами оружие великолепной закалки, изделия из кожи с тиснением и позолотой, расписанные люстром и красками блюда, кувшины, чаши, изразцы, бронзовые сосуды в форме животных и птиц, совершенные по форме кувшины, бокалы, кубки из горного хрусталя с гравированным рисунком или гладкие, безупречно ограненные, сияющие как алмазы. Особую группу составляли ювелирные украшения из золота - браслеты, треугольные филигранные подвески, - серьги и бусы из драгоценных камней. Дошедшие до нашего времени описи фатимидских сокровищниц ошеломляют не только роскошью, но и невиданным количеством драгоценностей. Изумруды, рубины, жемчуг исчислялись мешками. Существовала даже огромная карта мира, составленная из драгоценных камней.
  
  Культ роскоши, пышных придворных церемоний, празднеств, шествий, процессий, приемов отличал правление Фатимидов и их наместников в провинциях халифата. Всё призвано было поразить воображение: шатры, паланкины, штандарты, одежды и оружие, десятки тысяч наемников - представителей разных племен, обилие белых и черных рабов, красота породистых коней, верблюды и мулы в сбруе из золота. Иногда в процессиях, как в римских императорских триумфах, проводили диких африканских зверей.
  
  ***
  
  V. Евреи в государстве Фатимидов:
  
  Фатимиды в общем были расположены к евреям (исключая последнего периода царствования аль-Хакима), что подтверждается хвалебными отзывами об этой династии в евр. летописи "Megillath Abiathar". С тех пор евреи начали отличаться на службе у халифов. Врач Исаак б.-Соломон Израели был вызван в Египет из Кайруана (Тунис) для поступления на службу к Убайду-Аллаху.
  
  В начале правления Фатимидов была учреждена должность нагида - официального главы еврейской общины, и первый нагид Палтиэль пользовался большим влиянием при дворе.
  
  Под властью Фатимидов процветали Тир и Сидон, в которых имелось значительное еврейское население. Важными центрами еврейской жизни были Иерушалаим, Тверия, Рамла. Фатимиды активно укрепляли города в прибрежной и приграничной зонах.
  
  Крепость Хайфа была передана евреям. В ней находилась крупная иешива. Несмотря на то, что наметился приток населения, Эрец Исраэль продолжали покидать многие евреи, в том числе и видные талмудисты.
  
  В противоположность Иерушалаиму, где источники пропитания были скудными, Рамла стала крупным торговым центром.
  
  В Тире евреи занимались производством стеклянных изделий, были здесь и судовладельцы. По своему значению Тир не уступал Рамле.
  
  Положение евреев в прибрежных городах было, видимо, лучше, чем в центре страны. Они обладали монополией в красильном промысле, занимались изготовлением лекарств и благовоний.
  
  Аль-Муизз (952-75) имел на службе нескольких евреев, между прочим багдадского апостата Якуба ибн-Киллиса, ставшего впоследствии визирем при сыне аль-Муиза, аль-Азизе. Первые 15 лет царствования аль-Азиза были господством Ибн-Киллиса. В эти спокойные годы еврей Манассе был главным секретарем халифа в Сирии.
  
  Основание талмудических школ в Египте приурочивают к эпохе Фатимидов; данный факт находится в связи с историей о 4-х пленниках-раввинах, проданных в рабство в различные части диаспоры. Шемария б.-Эльханан был увезен арабским адмиралом Ибн-Румахисом (или Damahin) в Александрию, а потом отослан в Каир, где был выкуплен из рабства в 10 в. Что он поселился в Фостате, доказывается документом, на котором, между прочим, имеется его подпись с обозначением "rоsch".
  
  Первые 15 лет правления, аль-Хаким (996-1021) не изменял политики предшественников в отношении евреев, и позволил им сохранить то положение, которого они добились при аль-Азизе. Географ Аль-Мукаддаси (985) жалуется, что христиане и евреи играют в Иерусалиме преобладающую роль. Хаким был восславлен евреями как подобный Миссии князь справедливости и мудрости. В 1012 появилась "Мегила" (свиток), написанная по-еврейски хвалебная ода, превозносившая халифа до небес. В ней описывается как в самом начале января 1012 как он лично спас 200 евреев от растерзания их фанатиками.
  
  Но в том же 1012 на евреев обрушились гонения. Хаким стал применять к ним законы Омара, не уступавшие в смысле унижения евреев постановлениям христианских соборов (повеление носить колокольчики и деревянное изображение телёнка). В Старом Каире, Александрии, во всех других частях халифата, включая Триполи, Сирию и "Палестину" синагоги, новые и старые были разрушены. Узнав, что евреи высмеивают его в стихах, в новой части самого Каира в пасхальную ночь по его приказу был сожжён дотла еврейский квартал Al-Jaudarijah со всеми обитателями. "И, - говорит Аль-Макризи, - до сих пор евреям не разрешено жить здесь". Евреи переселились тогда в другую улицу; аль-Хаким заставил евреев принять ислам. Многие евреи бежали из страны в Йемен и др. страны.
  
  Но перед смертью (1021), спустя 7 лет всё внезапно изменилось - евреям, принявшим насильственно ислам, Хаким разрешил вернуться в лонной истинной религии - Иудаизма. Разрушенные синагоги было приказано восстановить...
  
  В Каирской генизе был обнаружен документ, где упоминается община выходцев из Харрат-Хайбар в Тверии, а также копия послания, написанного по-арабски буквами еврейского алфавита и адресованного "Ханине /или Хабибе/ и народу Хайбара и Макны /город на крайнем северо-западе Аравийского полуострова/", которым отправитель (как явствует из контекста, халиф из династии Фатимидов) гарантировал (как соплеменникам Сафии) неприкосновенность и многочисленные привилегии. Большинство современных исследователей считает эту копию фиктивной, признавая в то же время, что она верно отражает историческую обстановку начала 11 в., когда халиф ал-Хаким (ему принадлежала и северная часть Аравийского п-ова) издал ряд декретов, направленных против немусульман, но, как свидетельствуют арабские источники, оговорил, что хайбарские евреи не должны подвергаться преследованиям.
  
  Из документов, найденных в генизе Каире, известно, что в XI в. Фатимиды вносили регулярные пожертвования на содержание раввинской академии Иерусалима.
  
  В царствование Аль-Мустансира-Маадда (1035-94) власть фактически сосредоточивала в своих руках мать халифа, суданская рабыня. На нее имел влияние еврей Абу-Саид, торговавший драгоценностями. Благодаря интригам Абу-Саида был смещен визирь, а его место занял апостат Абу-Мансур Садака ибн-Юсуф. Садака же, опасаясь влияния Абу-Саида, умертвил его.
  
  О внутренней истории еврейства Египта в 11 в. находим несколько данных в папирусах. В 1046 году папирусное письмо было отправлено из Египта палестинскому гаону Соломону б.-Иуда по поводу раскола, наступившего в одной егип. общине ввиду отлучения хазана Соломона Сабика бет-дином в Рамле за колдовство. Рекомендательное письмо "палестинского" гаона Сабика было сочтено подложным, и потому к гаону обратились за новым письмом. В то время в Египте жил известный придворный врач Эфраим ибн-аль-Цафан (ум. 1068), у которого Аль-Афдал купил библиотеку в 10.000 тт. и после смерти которого осталось более 20.000 тт.
  
  При визире Аль-Малике аль-Афдале (1137) финансами государства заведовал еврей, имя которого неизвестно. Врагам удалось заместить его братом христианского патриарха, пытавшимся выселить евреев из страны. Сохранилось письмо евр. экс-министра к евреям Константинополя с просьбой о помощи.
  
  В 12 в. Египет посещался еврейскими учёными и путешественниками, записки которых проливают свет на жизнь местных евреев. Иегуда Галеви посетил в 1141 Александрию, где посвятил красивые стихи другу Аарону бен-Цион ибн-Аламани. В 1160 в Египте побывал Вениамин Тудельский, оставивший описание найденных им здесь еврейских общин. В Каире жили 2.000 евреев; в Александрии - 3.000; в Файюме - 20 семейств; в Дамиетте - 200 евреев; в Бильбаисе - на восток от Нила - 300; в Дамире - 700; в Сефите - 200; в Al-Butij, на восточном рукаве Нила - 200; в Махалле (Махаллат аль-Кабир) - 200.
  
  ***
  
  VI. Евреи на государственной службе и в культуре Фатимидского халифата:
  
  1) Абу-Байян аль-Мудаввар (Садид ад-Дин) - врач-караим, жил в 12 в. в Каире (1184-1102 по Ибн-Аби-Усейбию). Будучи выдающимся учёным в области теоретической медицины и популярным практическим врачом, он создал целую школу. аль-Мудаввар оставил после себя медицинское сочинение "Маджаррабат фи-у аль-Тибб" ("Медицинские опыты"). Много лет состоял он лейб-медиком при последних халифах Фатимидов, а затем - при знаменитом Саладине, но позже вследствие болезни и старости покинул этот пост с пожизненной годовой пенсией в 24 египетских динария. Но у себя дома он продолжал преподавать медицину и лечить больных, причём посещал пациентов на дому только в случаях крайней необходимости. Когда, напр., Ибн-Мункидз, эмир йеменский, прибыв однажды в Каир, чтобы полечиться от водянки, пригласил к себе Абу-Байяна, последний отказался прийти и уступил лишь просьбе кади аль-Фадиля (врачом которого был Моисей Маймонид). Еврейское имя аль-Мудаввара, если верно предположение Штейншнейдера, что он был отцом врача-караима Абул-Фадл Дауда, было Соломон б.-Израиль.
  
  2) Абу Наср Садака ибн Йусуф ал-Фаллахи (Абу-Мансур Садака ибн-Юсуф) - визирь при аль-Мустансире (1035-94), по происхождению - еврей. Принял ислам. Пост визиря занял при посредничестве Абу-Саида, см. При Абу Наср Садака ибн Йусуфе ал-Фаллахи в 437 г.х. (1045-46) был заключён мир византийским императором Константином Мономахом (1042-1054). Одно время при аль-Мустансире, при том что пост визиря находился в руках Садака, Абу-Саид был "управителем государства", - такая ситуация стала возможной из-за борьбы между сторонниками халифа ал-Мустансира и его матери, которая также имела своего визиря (здесь - мудаббир ад-даула). Мать аль-Мустансира опиралась на негритянскую гвардию, число которых дошло до 50 тысяч. Однако негров победили тюрки, сделавшие жизнь в Египте не выносимой, от которых страну спасло привлечение воинов-армян во главе с Бадром аль-Джамали, победивших тюрков.
  
  3) Абу-Саид (Абу Са'д Ибрахим ибн Сахл ат-Тустари) - влиятельный еврей. При аль-Мустансире власть фактически сосредоточивала в своих руках мать халифа, суданская рабыня. На неё имел влияние еврей Абу-Саид, торговавший драгоценностями. Благодаря интригам Абу-Саида был смещён визирь, а его место занял апостат Абу-Мансур Садака ибн-Юсуф, см выше. Садака же, опасаясь влияния Абу-Саида, умертвил его.
  
  Говорят, было 2 брата фаворитов фатимидских халифов аз-Захира и Мустансира - Бану Сахл - Абу Саад и Абу Наср. Про их богатство ходили легенды. Дворец, который Абу Саад построил в Каире, был столь велик, что на его террасе были посажены 300 деревьев в серебряных вазах. По преданию братья подарили вдове аз-Захира барку из серебра для увеселительных прогулок. Она и была той чёрной рабыней, которую братья продали аз-Захиру. Она стала его любимой женой, а после его смерти являлась регентшей, правившей от имени своего сына Мустансира и сделала Абу Саада своим доверенным лицом и визирем, что позволило братьям существенно увеличить своё богатство. Но это повлекло за собой их гибель: правительница попросила Абу Саада набрать для неё личную гвардию из чёрных воинов; при дворе возникло соперничество тюркской и негритянской партий. Победу одержали тюрки, и братья Бану Сахл были убиты в 1047.
  
  4) Абу аль-Муная ибн-Шая - еврей, стоявший в начале 12 в. во главе департамента земледелия. Он особенно известен, как строитель Нильского канала (1112), прозванного в его честь "Bachr Abi al-Munajah".
  
  5) Абуль-Фадл ибн-аль-Накид - окулист, пользовался известностью (12 в.).
  
  6) Ибн-Далема, Аль-Шейх Гибат-Аллах бен-Цион, бен-Хасан, бен-Эфраим, бен-Исмаил (Натанель) - египетский врач, р. в Фостате (Каир) ок. 1133, изучал медицину у врача Абунасра аль-Айнцарби (ум. 1153); по окончании курса занял место придворного врача у халифа аль-Адида, последнего Фатимида, затем при дворе Саладина, у которого пользовался неограниченным доверием, так что был поставлен во главе всех евр. общин в Египте. Про И.-Д. рассказывают, что он констатировал летаргический сон и удачно излечил одного больного, которого все считали умершим. Кроме медицинских познаний, И.-Д. обладал ораторским талантом. И.-Д. - автор ряда медицинских трудов, из которых наиболее известны: "Книга о лечении душевных и телесных болезней", закончена сыном И.-Д., Исмаилом, прозванным Саниат Альмулк Абуль-Дагир; комментарий к 5-й книге "Канона" Авиценны; о характерных особенностях климата и населения Александрии.
  
  7) Ибн-Аджелами, Гибат Аллах (Ибн-Джеми; Натанель) - врач 12 в., лейб-медик последнего фатимидского халифа, а затем султана Саладдина, выдающийся учёный и знаток арабского языка; написал несколько трактатов по медицине, между прочим об александрийском климате; отличался, как утверждают современники, особенной способностью определять летаргию. Ибн-Аджелами был главой школы в Каире, где Вениамин Тудельский встретил его (1170); вообще Ибн-Аджелами долго стоял во главе египетских евреев.
  
  8) Израэли, Муса бен-эль-Азраель (Моше бен-Элеазар) - египетский врач 10 в., лейб-медик фатимидского халифа (после 972). Израэли изобрёл средство к урегулированию менструации и написал фармакологию, посвящённую халифу.
  
  9) Ибн-Кетар, Эфраим бен-Элцафан - египетский врач 11 в., собиратель рукописей, огромное количество которых он продал при жизни, причём вдвое больше их осталось после его смерти. И.-К. - автор трактата о гигиене, который в 1068 был им посвящён Насср-Эддуле.
  
  10) Ибн-Хасдай, Иосиф бен-Ахмед - врач и писатель нач. 12 в. (Каир). Хотя его биограф Ибн-Аби-Осейбия и не настаивает на евр. происхождении И.-X., однако нет сомнения, что он принадлежал к евр. семье Хасдаи. В довольно юном возрасте И.-Х. прибыл в Египет, где нашёл покровителя в лице визиря Мамуна Абу-Абдалла ибн-Нур аль-Даула аль-Амири. Позже И.-Х. переписывался по научным вопросам с арабск. философом Ибн-Баджей. И.-Х. написал: "Al-Scharch al-Mamuni", комментарий к трактату Гиппократа о присяге (Kitab al-Iman); "Scharch al-Fusul", комментарий к I кн. "Афоризмов" Гиппократа; "Taalik"; "Fawaid", извлечение из комментария Али ибн-Ридвана к сочинению Галена о Природе; "Al-Kaul аlа Awwal al-Sinaah al-Sadshirah", комментарий к I кн. Галена "Ars Parva", и "Al-Adshmal", трактат по логике с примечаниями.
  
  11) Исаак Израэли бен-Соломон (Абу-Якуб Исаак ибн-Сулейман аль-Израэли; Исаак Израэли Старший) - врач и философ; р. в Египте ранее 832, ум. в Кайруане (Тунис) в 932 или в 942. И. изучал естествоведение, медицину, математику, астрономию и т. д., так что считался человеком, "знающим все 7 наук". Он был современником Саадии-гаона, труды которого, по-видимому, возбудили в нём любовь к изучению Библии. Сперва он завоевал почетную известность, как умелый окулист; затем он прибыл в Кайруан и стал изучать прочие отрасли медицины под руководством Исаака ибн-Амрама аль-Багдади, с которым его поэтому иногда и смешивали (Sefer ha-Jaschar, 10a). В Кайруане И. достиг апогея своей врачебной славы, и написанные им там сочинения на араб. языке были признаны мусульманскими медиками "дороже драгоценных камней". Его лекции привлекали огромное число слушателей, среди которых были мусульманин Абу-Джафар ибн-аль-Яззар и еврей Дунаш ибн-Тамим. Ок. 904 И. получил пост лейб-медика последнего аглабитского правителя Зиядат-Аллаха. Спустя 5 лет, когда фатимид Убейдулла аль-Махди овладел Северною Африкой, столицею которой был Кайруан, И. перешёл к нему на службу. Халиф полюбил общество своего врача, восторгаясь его остроумием, находчивостью и глубокими познаниями. По требованию Убейдуллы И. составил на араб. яз. несколько медицинских сочинений, которые в 1087 были переведены на латынь монахом Константином Карфагенским, объявившим себя их автором. Прошло свыше 4 веков, пока издатель этих трудов не раскрыл плагиата. Сочинения И. были переведены на евр. яз., а часть его медицинских трудов и на испанский яз. По медицине перу И. принадлежат следующие исследования: 1) "Kitab al-Chummajjat" ("Sefer ha-Kadachath"), обширный трактат, в 5 книгах, о всевозможных лихорадках, согласно учениям древних врачей, преимущественно Гиппократа, 2) "Kitab al-Adwijah al-Mufradah wel-Aghdhijah", в 4 частях, о лекарствах и пищевых продуктах, 3) "Kitab al-Baul" (Sefer ha-Schetan), трактат о моче; сам автор сделал краткое извлечение из этого сочинения. 4) "Kitab al-Istiksat" (Sefer ha-Jesodoth), медицинско-философское исследование об элементах, причём автор следует Аристотелю, Гиппократу и Галену. Евр. перевод этого труда сделан Аврааму бен-Хасдай и был изготовлен по поручению грамматика Давида Кимхи. 5) "Manhig ha-Rofeim" или "Musar hа-Rofeim", руководство для врачей, распадающееся на 50 параграфов. 6) "Kitab fi al-Tirjak", о противоядиях. И. был также знаменитым мыслителем, и его философские сочинения высоко ценились мусульманскими и еврейскими учёными. Он автор: 1) "Kitab al-Chudud wal-Rusum". Труд переведён на евр. яз. Ниссимом бен-Cоломон (14 в.) под заглавием "Sefer ha-Gebulim we ha-Rescbumim". Этот труд И., как и "Kitab al-Istiksat", подверглись суровой критике Маймонида в его письме к Самуилу ибн-Тиббону. Маймонид называет их лишёнными всякой ценности и считает И. посредственным врачом. 2) "Kitab Bustak al-Chikmah" по метафизике. 3) "Kitab al-Chikmah" по философии. 4) "Kitab al-Madkhal fi al-Mantik", по логике. 5) "Sefer ha-Ruach wе ha-Nefesch", евр. перевод философского трактата о различии между духом и душой. Издатель убеждён, что трактат представляет лишь часть более обширного сочинения И. 6) И. составил также философский комментарий к кн. Бытия, в 2 частях, из коих одна посвящена Быт., 1, 20. Кармоли полагает, что тот Исаак, на которого столь яростно нападает Авраам ибн-Эзра во вступлении к своему комментарию на Пятикнижие и которого он именует в других местах "Исааком Болтуном" и "На-Jizchaki", был именно И. Израэли. Но если И. и подвергся нападкам со стороны Ибн-Эзры, зато его превозносят др. библейские комментаторы, напр. Яков бен-Реубен, современник Маймонида, и Хасдай. Наконец, другое приписывавшееся И. сочинение, которое более прочих трудов его вызвало ожесточенные споры среди позднейших учёных, был комментарий к "Sefer Jezirah". Штейншнейдер и Кармоли приписывают его составление И., потому что Авраам ибн-Хасдай и Иедайя Бедерси в апологетическом послании Соломону бен-Адрет говорят о комментарии И. к "Sefer Jezirah" которые по Кауфман, Закс и Грец приписывают ученику И., Дунашу ибн-Тамиму.
  
  12) Леви бен-Яфет (Га-Леви) Абу-Саид - караимский ученый; жил, по всей вероятности, в Иерусалиме в первой половине 11 в. Хотя, подобно своему отцу, он считался одним из величайших авторитетов среди караимов, которые называли его Аль-Шейх (учитель), однако в караимских источниках нет подробностей о его жизни; в некоторых источниках он даже смешивается со своим братом или своим сыном Саидом, а равно с магометанским учёным Абу-Гашимом. Л. написал на арабском языке обширное сочинение о законах, еврейский перевод коего (Сефер га-Мицвот) сохранился в рукописи. Это сочинение, которое было использовано почти всеми позднейшими караимскими кодификаторами, содержит в себе ценные сведения относительно различий между караимами и раббанитами (с литературой коих автор был хорошо знаком) и разногласий между караимами же. Так, в отделе, трактующем о календаре, в коем упомянут 1007, Л. говорит, что в Ираке караимы при определении нового года следовали раббанитам лишь в том, что принимали за основу осеннее равноденствие, тогда как в некоторых других местах караимы целиком приняли календарь раббанитов. Л. делает различие между взглядами более древних и позднейших раббанитов и причисляет Саадию, на которого он часто весьма жестоко нападает, к последним. В главе о Цицит Л. говорит, что он пользовался для нее, как материалом, произведениями своего отца и его предшественников. Он извиняется за неравномерное трактование предмета - некоторые части его сочинения изложены более подробно, чем другие, - приводя в своё оправдание недостаток материала, равно как и то, что во время составления своего труда он часто болел. Другое его сочинение, "Мукаддима", представляющее введение к Пятикнижию, не существует уже больше; фрагмент из Второз. в еврейском переводе Моисея бен-Исайи Фируз находился в коллекции Фирковича и был опубликован Пинскером, но был утерян во время Крымской кампании.. Л. написал также краткий комментарий к Первым Пророкам. Штейншнейдер считает, что Л. был также автором краткого комментария к Псалмам, найденного в Британском музее. Согласно Али бен-Сулейману, Л. составил сокращение словаря Давида бен-Авраама Альфаси.
  
  13) Меншу ибн Ибрагим (Абу-Сахл-Манаша-ибн-Ибрагим-ал-Яхуди ал-Каззаз; Манассе Ибн-Кацра; Манассе ибн Ибрахимал-Каззаз; Менашше бен Аврахам Ибн-Каззаз) - сирийский государственный деятель; представитель халифа аль-Азиза (Альазиза) Биллаха (365-386 г.х., конец 10 в.) в Дамаске, занимал пост главы финансового ведомства этого города. То есть он был секретарь халифа в Сирии, одним из его наместников там (990). Назначен он был визирем Я"кубом ибн-Киллисом (см.). Меншу ибн Ибрагим использовал эту влиятельную должность во благо евреям. Был администратор войск. Прозвище ". Ал-Каззаз" значит "торговец каззом", т. е. шелком-сырцом.
  
  14) Мунаджджа, Абу-аль-Фарадж ибн-Садака (Ibn al-Schair) - самаритянский писатель полемист, сын поэта Мунаджджы, жил, вероятно, в Дамаске в XII в. М. - автор разных комментариев к Пятикнижию, цитируемых в качестве классических трудов самаританск. писателями, и полемического сочинения против раббанитов и караимов, в особенности против Саадии гаона, под заглавием "Al-Jinth wa-masail al-Khilaf fima bain Millatai al-Jahud wa-bain al-Samirah". Последнее сочинение M., разделенное на 23 главы и посвящено Моисеевым заповедям. Сын M., Садака, самаританский писатель, состоял врачом у султана Малик аль-Ашрафа.
  
  15) Палтиель - визирь при египетских халифах Аль-Моизе и Абдул-Мансуре (вторая половина X в.) и нагид (официальный глава еврейской общины). В "Хронике" Ахимааца бен-Палтиель сообщается между прочим, что П. по материнской линии является внуком Хисдаи бен-Хананель и что одним из его предков был литургический поэт Шефатия бен-Амитай из Ории. При завоевании Ории Аль-Моизом П. приобрёл расположение завоевателя своим астрологическим искусством. П. переехал в Египет, где был назначен визирем. Благодаря заступничеству П. византийский император освободил евреев-пленников из Бари и Отранто. Ахимаац рассказывает о скромности и щедрости П. Однажды в Судный день он был вызван к Торе. Молящиеся поднялись при этом со своих мест, желая этим оказать честь П., но он потребовал, чтобы все, за исключением детей, немедленно сели, объявив, что в противном случае он должен будет отказаться подняться на алмемар. По окончании чтения отрывка из Св. Писания П. пожертвовал 5000 динариев на благотворительные цели, между прочим на иерусалимских бедных и на вавилонскую академию (сын и преемник П., Самуил, пожертвовал на те же цели 20000 драхм). De Goeje пытается отождествить П. с визирем Джугар аль-Руми или Аль-Саклаби, то есть с известным нам знаменитым полководцем Джаухаром Сицилийским.
  
  16) Садид ибн-Абул Баян (Абуль-Баян) - караим, врач последнего Фатимида и султана Саладина (1169-93). Славился в Каире как медицинский писатель (в 1161).
  
  17) Шемария бен-Элханан - ректор Каирской раввинской академии в конце 12 в., один из четырех талмудистов, фигурирующих в известной легенде о 4-х пленниках арабского адмирала Ибн-Румахиса. Ш. происходил из Вавилонии (по Д. Кауфману - Пумбедиты) или Италии (по Вейсу). В одном документе говорится, что Ш. был ректором Академии в Негардее. До нас дошли 2 послания, адресованные Ш. р. Хушиелем из Кайруана и одним неизвестным автором.
  
  18) Шалом бен-Меборах (Абул Каир Салами бен-Рамун бен-Мобарек) - египетский врач, философ и метафизик начала 12 в. Христианский врач Георгий Мантиаки, из зависти к его способностям и познаниям, сделал его предметом своих сатир. Сын Шалома, Меборах, читал в Каире лекции по медицине.
  
  19) Я"куб ибн Киллис (Абу ал-Фарадж Я"куб ибн-Юсуф ибн-Киллис; 930-991) - визирь египетского халифа аль-Азиса Низара династии Фатимидов. Якуб родился в Багдаде в 930, ум. в Каире в 991. Его родители были евреями, и сам Ибн-Киллис исповедовал еврейство в течение 1-й половины своей жизни. Научившись письму и арифметике, Ибн-Киллис отправился из Месопотамии в Египет. Здесь он познакомился с одним офицером, по рекомендации которого был назначен халифом Кафуром аль-Икшиди по дворцовой администрации. Затем ему поручили более важные государственные должности, в которых он обнаружил такие способности и такую честность, что вскоре стал доверенным министром Кафура (960); все общественные расходы находились под его контролем. Это высокое положение Ибн-Киллиса вызывало зависть, и он вынужден был принять ислам (967). Его влияние продолжало расти до смерти халифа Кафура, когда он был арестован по приказанию визиря Ибн-аль-Фурата, зависть которого Ибн-Киллис неоднократно вызывал. Друзья заступились, однако, за него, и он получил свободу. Ибн-Киллис много сделал для укрепления власти Фатимидов в Сирии и Египте. Ибн-Киллис отправился тогда тайно в Магреб, где поступил на службу к аль-Муиззу. Вскоре он снискал доверие нового владетеля; когда тот завоевал Египет, то назначил Ибн-Киллиса заведующим гражданской администрацией (978). После смерти Аль-Муизза (979) его сын и наследник Альазиз Низар назначил Ибн-Киллиса визирем, каковую должность он занимал до самой смерти. Историки рисуют Ибн-Киллиса одним из наиболее опытных и честных визирей Египта. Он очень любил науки, и его дворец был открыт для учёных и поэтов. Он написал юридический труд "Kitab fi al-Fikh" (Ар-Рисала ал-визийа) трактующий о исмаилитских доктринах. После его смерти государственные учреждения были закрыты на 18 дней и торговая деятельность приостановилась. Целый месяц могила Ибн-Киллиса была местом паломничества, поэты воспевали добродетели умершего, а толпа пела стихи Корана днём и ночью.
  
  
  20) Иефет (Яфет) бен Аврахам - в 1086 заведовал монетным двором в Фостате (Каир), где работали ещё 2 мастера-еврея. В одном из документов Каирской генизы также упоминаются 2 еврея, работавшие на монетном дворе халифата во 2-й половине 12 в.
  
  
  21) Маймонид (Моше бен Маймон, Рамбам; 1135 - 1138, Кордова, - 1204, Фостат /Старый Каир/) - крупнейший раввинистический авторитет и кодификатор Галахи, философ, учёный и врач.
  
  Маймонид в мусульманской Кордове, где его отец, Маймон бен Иосеф (1110- между 1165 и 1170), один из наиболее влиятельных галахистов своего поколения, был даяном. В 1148 семья Маймонида бежала из Кордовы, спасаясь от преследований евреев династией Альмохадов, и в 1160 не поселилась в городе Фес (Марокко).
  
  В 1158 Рамбам приступил к работе над комментариями к Мишне; тогда же он написал краткий трактат о еврейском календаре, трактат по логике, ряд комментариев к трактатам Вавилонского Талмуда и труд, посвящённый галахическим вопросам в Иерусалимском Талмуде (см. ниже).
  
  Согласно мусульманским источникам, семья Маймонида формально признала ислам, однако это утверждение оспаривается. Угрызения совести, которые испытывали евреи, вынужденные преследованиями к чисто внешнему принятию ислама, побудили Маймона бен Иосефа обратиться к ним с посланием "Иггерет ха-нехама" ("Послание утешения"), в котором сказано, что тот, кто читает еврейские молитвы, и творит добрые дела, остается евреем. Сам Маймонид написал во время своего пребывания в Северной Африке "Иггерет ха-шмад" ("Эпистола о [вынужденном] отступничестве", др. название "Маамар киддуш ха-Шем" - "Слово об освящении Божьего имени"), в котором настаивает на обязанности еврея, понуждаемого в к.-л. стране к отступничеству, покинуть эту страну. В соответствии с этим, Маймон и его семья покинули Фес, входивший в государство Альмохадов (1165) и прибыли в Акко, где оставались ок. 5 месяцев. Семья Маймонида совершила поездку по Эрец-Исраэль, посетив Иерусалим и Хеврон, а затем отбыла в Египет. После пребывания в Александрии семья Маймонида поселилась в Фостате. Маймон бен Иосеф умер.
  
  В течение 8 лет Маймонид, благодаря поддержке брата Давида, торговца драгоценными камнями, был свободен от материальных забот и мог всецело посвящать себя литературе, исполняя одновременно почётные обязанности религиозного и светского руководителя еврейской общины. Комментарий Маймонида к Мишне был завершён в 1168. В 1169 брат Маймонида Давид утонул во время поездки по торговым делам, оставив жену и 2-х детей. Семья была разорена. Маймонид перенёс удар очень тяжело: год он пролежал почти без движения; однако потом ему пришлось искать средства существования. Он занялся медициной практикой. Слава искусного врача пришла к нему не сразу. Она значительно возросла после того, как в 1185 он был назначен одним из личных врачей ал-Фадила, фактического правителя Египта после отъезда оттуда в 1174 Салах ад-Дина; затем, по некоторым сведениям, Маймонид стал врачом и самого Салах-ад-Дина. В эти годы, несмотря на свою загруженность медицинской практикой и делами еврейской общины Фостата (официальным главой которой он был признан в 1177), Маймонид написал два труда, принёсших ему славу - Мишне Тора ("Повторение Закона",1180) и "Море невухим" ("Наставник колеблющихся", 1190), а также "Иггерет Тейман" ("Йеменское послание") и "Маамар тхият ха-метим" ("Рассуждение о воскресении из мёртвых").
  
  "Йеменское послание" было написано в связи с преследованиями евреев правителем Йемена, фанатиком-шиитом, который предложил им выбор между обращением в ислам и смертью. Многие йеменские евреи поддались давлению и формально приняли ислам. В их среде появился некий лжемессия или лжепророк, который, усматривая в этих событиях предрассветное сгущение тьмы, возвещал немедленное наступление мессианской эры. В замешательстве евреи Йемена обратились к Маймониду, который ответил им ок. 1172 упомянутым выше посланием "Иггерет Тейман" (по-арабски - "Ар-Рисала ал-Ямания"). Написанное простым, доступным языком, послание предупреждало об опасностях, таящихся в христианстве и исламе: проповедь нового откровения, согласно Маймониду, более опасна, чем меч и соблазны эллинизма. Обличая нетерпимость мусульман, Маймонид предостерегал против доверия к лжемессии и высмеивал его притязания. Хотя Маймонид понимал, какая опасность грозила бы ему, если бы это послание попало в руки мусульман, он просил распространить его во всех общинах. Послание оказало огромное влияние на евреев Йемена. К тому же Маймонид использовал свое влияние при дворе, для добиться облегчения тяготевшего над ними налогового бремени.
  
  "Рассуждение о воскресении из мертвых" (1191) было продолжением книги Мишне Тора и представляло собой ответ на выдвигавшиеся против этой книги обвинения в отрицании одного из фундаментальных принципов Иудаизма - учения о личном воскресении. Основанием для этих обвинений явилось то, что в книге Мишне Тора подчеркивается не столько индивидуальное телесное воскресение, сколько бессмертие души. Маймонид отверг эти обвинения, подчеркивая, что учение о воскресении является последним из сформулированных им 13 принципов Иудаизма.
  
  В качестве главы еврейской общины Маймонид много занимался вопросом отношения к караимам, считая, что общение с ними возбраняется лишь тогда, когда это ставит под угрозу соблюдение предписаний раввинистического Иудаизма. Маймонид обеспечил господство раббанитов в Каире. Он внёс ряд изменений в литургическую практику.
  
  До конца жизни Маймонид продолжал трудиться в качестве главы еврейской общины и придворного врача. Он вёл обширную переписку с общинами разных стран. Маймонид умер 13 декабря 1204.
  
  Маймонид как галахист. Маймонид начал свою деятельность галахиста ещё в юности комментарием к нескольким трактатам Талмуда. Сохранились лишь фрагменты этих работ. В комментариях к Мишне и Талмуду Маймонид ограничивается практической Галахой. Его комментарии к Талмуду относятся к разделам Мо"эд, Нашим и Незикин и трактату Хуллин, посвященному законам о кашруте. В своих комментариях к Мишне (по-арабски "сирадж") Маймонид объясняет читателю её смысл, не обращаясь к запутанным и пространным дискуссиям Гемары, язык которой более труден, чем сама Мишна. Маймонид извлекает из Мишны и других текстов, написанных таннаями, а также из соответственных разделов Гемары, часто разбросанные по всему Талмуду принципы, лежащие в основе рассматриваемых тем. В некоторых случаях его интерпретация Мишны отличается от содержащейся в Гемаре.
  
  Особое значение имеют пространные введения, включенные им в свои комментарии. Общее введение, которым открывается комментарий к разделу Зра"им, является по существу введением в Устный Закон и его историей от Моисея до эпохи Маймонида. Введение к трактату Пиркей авот, известное под названием "Шмона праким" ("8 глав"), представляет собой этико-философский трактат, в котором автор стремится согласовать этику Аристотеля с раввинистическим Иудаизмом. Во введении к трактату Мишны Санхедрин (10:1), который начинается словами: "Весь Израиль имеет долю в загробном мире", - Маймонид рассматривает основные положения Иудаизма, сформулированные им в 13 принципах веры. В пространном введении к разделу Тохорот он систематизирует всё сказанное в талмудической литературе по вопросу чистоты ритуальной.
  
  Многочисленные респонсы Маймонида (их 464), написанные на арабском или на иврите, отражают центральную роль Маймонида в общинной жизни евреев Египта и соседних стран. В числе обращавшихся к Маймониду с запросами были видные галахисты того времени, мнение которых часто не совпадает с мнением Маймонида. Несмотря на горький опыт преследований со стороны фанатиков ислама, Маймонид отказывается признавать мусульман идолопоклонниками и подчеркивает монотеистический характер ислама. Он резко осуждал гностическое сочинение "Ши"ур кома" и отрицал его еврейский характер. Отрицал он также и научную ценность астрологии.
  
  Респонс Маймонида нормандцу-прозелиту Овадию ха-Геру, спрашивавшему, может ли он считать себя евреем в полном смысле этого слова и произносить бенедикции и молитвы, в которых говорится о "Боге наших праотцев". Согласно Маймониду, нет никакой разницы между евреем по рождению и тем, кто принял еврейство. Авраам - отец всех праведных, идущих его путями, и, следовательно, отец каждому геру.
  
  Как кодификатор Галахи Маймонид счёл неудовлетворительными все предыдущие попытки систематизации 613 мицвот. Поэтому он составил "Сефер ха-мицвот" ("Книгу заповедей"), где систематизировал 248 предписывающих и 365 запрещающих заповедей. В качестве введения к этому труду он изложил 14 принципов, которыми руководствовался в своей систематизаторской деятельности, и подверг критике своих предшественников, в т.ч. составителя кодекса "Халахот гдолот" и других. Эта критика вызвала возражения со Нахманида и др.; однако в целом книга "Сефер ха-мицвот" была принята галахистами. Написанная на араб. яз. "Сефер ха-мицвот" (араб. "Китаб ал-фараид") переводилась на иврит. Сохранился перевод Моше Ибн Тиббона.
  
  Книга "Сефер ха-мицвот" являлась лишь введением в галахический кодекс Мишне Тора ("Повторение Закона"), над которым Маймонид работал в течение 10 лет. Маймонид поставил перед собой задачу впервые в истории Иудаизма классифицировать по содержанию всю талмудическую и послеталмудическую галахическую литературу. Мишне Тора делится на 14 книг, каждая из которых представляет особую категорию системы еврейского права. От буквенного обозначения числа 14 на иврите - иод-далет - происходит другое название кодекса Маймонида - Яд ха-хазака ("Сильная рука").
  
  Наряду с чисто галахическими вопросами, в Мишне Тора рассматриваются вопросы философские и научные: 1-я книга содержит цельную систему метафизики, 3-я - астрономические расчёты, 14-я - изложение учения о Мессии и дискуссию со взглядами христиан и мусульман. В свой кодекс Маймонид включил правила покаяния (тшува), не относящиеся к Галахе в общепринятом смысле.
  
  В отличие от комментария к Мишне и книги "Сефер ха-мицвот", написанные по-арабски, Мишне Тора написана на иврите, подобном которому не знала галахическая литература со времени Иехуды ха-Наси. Структура, форма и композиция Мишне Тора представляют собой уникальное в еврейской догматической юриспруденции явление, на протяжении веков вызывавшее споры среди галахистов. Логически последовательная структура труда навлекла на себя критику тех, кто опасался, что кодекс Маймонида может стать соперником Талмуда и раввинистических комментариев - подлинного источника галахического творчества. Самым суровым критиком Маймонида был его старший современник Аврахам бен Давид из Поскьера, упрекавший Маймонида за отказ цитировать источники и авторитеты, на которые опирались его галахические решения. Мнение Аврахама бен Давида нашло поддержку у ряда др. галахистов, Ещё в 19 в. оппозиция Мишне Тора вызывала спор между Ш. Д. Луццатто, Н. Крохмалом и др.
  
  Маймонид ответил критикам рядом посланий, в которых настаивал, что в его намерения отнюдь не входило препятствовать изучению Талмуда и позднейших комментариев. Действительно, многим из халахот в Мишне Тора предпосланы слова "мои учителя указывали", относящиеся к непосредственным предшественникам Маймонида в кодификации Галахи, - Ицхаку Алфаси и Иосефу Ибн Мигашу (1077-1144). Изречениям и постановлениям гаонов часто предшествуют слова: "Гаоны постановили" или "Это решение принадлежит гаонам". Расхождение Маймонида с мнением его отца по определенному вопросу, в принципе не допускаемое Галахой, не было осуждено Аврахамом бен Давидом из Поскьера, который не обратил внимания и на ясно выраженное в предисловии к Мишне Тора мнение Маймонида, что изучение этой книги без обращения к другим источникам должно стать единственным путем овладения Устным Законом для того, кто уже ознакомился с Письменным Законом. Этим надеждам Маймонида не суждено было сбыться: его кодекс не приобрел того исключительного значения в жизни еврейства, которое было целью составителя; однако он стал мощным стимулом галахического творчества, предметом тщательного изучения и толкования.
  
  Маймонид как философ. По общему признанию, Маймонид был крупнейшим еврейским философом средневековья, а его труд "Наставник колеблющихся" является наиболее значительным философским произведением, созданным религиозным евреем. Этот труд написан на арабском языке под названием "Далалат ал-хаирин" ("Путеводитель блуждающих") и вскоре дважды переведен на иврит под названием "Море невухим" ("Наставник колеблющихся"). Эти переводы определили направление еврейской философии с начала 13 в., и на протяжении всего остального периода средневековья почти все философские труды цитировали Маймонида, разделяя или критикуя его взгляды.
  
  По своим философским воззрениям Маймонид был последователем Аристотеля. Именно он поставил средневековую еврейскую философию на прочную основу аристотелизма. Однако политическая философия Маймонида, как и других перипатетиков его времени, опиралась скорее на идеи Платона. В письме своему переводчику Шмуэлю Ибн Тиббону Маймонид советует изучать произведения Аристотеля с помощью его эллинистических комментаторов - Александра Афродизийского и Фемистия, а также своего современника Ибн Рушда (Аверроэса). Правда, комментарии Ибн Рушда дошли до Маймонида слишком поздно, чтобы оказать серьезное влияние на его труд.
  
  Из арабских философов Маймонид особенно ценил ал-Фараби, а также Ибн Баджу (Авемпаса). Труды Ибн Сины (Авиценны) Маймонид считает достойными изучения, однако ставит их ниже трудов ал-Фараби. В ряде вопросов Маймонид все же следует за Авиценной. Из еврейских философов Маймонид упоминает только Ицхака Исраэли, взгляды которого он не разделяет, и Иосефа Ибн Цаддика, которого он хвалит за его ученость, хотя и отмечает, что знаком лишь с ним самим, но не с его трудами.
  
  Маймонид считал себя продолжателем традиции арабских перипатетиков, учение которых он приспосабливал к собственным воззрениям, соответственно изменяя их. В то время как философы-мусульмане составляли комментарии к произведениям Аристотеля, конспекты его системы и самостоятельные философские трактаты, Маймонид посвятил себя главным образом разработке специфических философских вопросов, в особенности относящихся к взаимоотношению философии и религии.
  
  Для взглядов Маймонида существенным является разделение человечества на две группы: интеллектуальную элиту, которая способна понимать рациональные аргументы, и массы (сюда входят и те, кто изучает только религиозный Закон), которые следует убеждать, обращаясь к их воображению. "Наставник колеблющихся" адресован первой группе.
  
  Ввиду значительных трудностей, связанных с пониманием главного философского труда Маймонида, возникли две школы его интерпретации. Первая рассматривает Маймонида как философа, стремившегося привести свои взгляды в гармоническое соответствие с учением религии; вторая видит в нем рационалиста - последователя Аристотеля, который принимал религиозные учения главным образом в виде уступки пониманию масс. Так, например, согласно первой интерпретации, Маймонид считал, что мир сотворен, а согласно второй - что он вечен. Некоторые исследователи считают, что Маймонид отрицал способность человеческого разума решить ряд вопросов, относящихся к небесной сфере. Источник этих разногласий - в противоречиях, содержащихся в самом тексте Маймонида.
  
  "Наставник" Маймонида адресован тем, кто твёрд в религиозных убеждениях, соблюдает все предписания религии, но под влиянием изучения философии испытывает смущение, сталкиваясь в Библии с антропоморфическими выражениями. Маймонид стремится показать, что, наряду с буквальным значением, эти выражения имеют ещё аллегорическое, "духовное" значение; именно это духовное значение и применимо к Богу. Он также предпринял в "Наставнике" попытку объяснения неясных библейских иносказаний. "Наставник" посвящён философской интерпретации Писания, т.е., по словам Маймонида, "науке Закона в её истинном смысле", или "тайнам Закона".
  
  Первая тема философии Маймонида - Бог. Маймонид обсуждает вопросы о Божественных атрибутах, о бытии, единстве и бестелесности Бога. В Библии Богу приписывается множество атрибутов, но вместе с тем подчеркивается Его единство. Если единство означает простоту, как оно может быть согласовано с множеством атрибутов? Маймонид утверждал, что случайные, т.е. не относящиеся к самой сущности Бога, атрибуты должны интерпретироваться как атрибуты действия: когда говорят, что Бог милосерден, это значит, что Его действия характеризуются милосердием; существенные же атрибуты следует понимать как отрицания отрицаний: если говорят, что Бог существует, это означает отрицание допущения Его небытия.
  
  Маймонид полемизирует с мутакаллимами - представителями мусульманской спекулятивной теологии (калам) - и их еврейскими последователями. Аргументы мутакаллимов в пользу существования, единства и бестелесности Бога не удовлетворяют Маймонида, т.к. они опираются скорее на воображение, чем на разум. В другом месте решение вопроса о сотворённости или вечности мира представляется Маймониду лежащим вне компетенции разума. Собственные доказательства бытия, единства и бестелесности Бога Маймонид предваряет перечислением 25 метафизических и физических положений, заимствованных из современной ему философской литературы. К ним он добавляет 26-е положение о вечности мира, которое не отражает его собственных взглядов, но служит лишь методологическим целям. Маймонид полагает, что признание вечности мира не препятствует доказательству бытия Бога.
  
  Маймонид использует 4 доказательства бытия Бога, исходящие из движения; из состава элементов (вариант 1-го доказательства); из необходимости и случайности; из потенциальности и актуальности (причинности). Всем этим доказательствам присуща общая структура: они исходят из каких-то наблюдаемых свойств мира, опираются на положение о невозможности регрессии в бесконечность и приходят к выводу о необходимости существования первоначала. Цепь движущихся и движущих вещей заканчивается последней из небесных сфер, приводимой в движение началом, которое, хотя и производит движение, само остается недвижимым. Это перводвигатель, который Маймонид отождествляет с Богом.
  
  Обращаясь к характеру перводвигателя, Маймонид доказывает его бестелесность и единство. Перводвигатель не может пребывать ни внутри движимой им сферы, ни вне её как некое тело; следовательно, он бестелесен. Не может существовать 2-х бестелесных двигателей. Следовательно, перводвигатель существует, он бестелесен и един. Доказательство бытия Бога, опирающееся на категории необходимости и случайности, исходит из того, что существование отдельных вещей в мире не является необходимым и зависит от абсолютно необходимого бытия.
  
  Обращаясь к вопросу о творении, Маймонид перечисляет три космогонических теории: учение Торы о сотворении мира Богом из ничего; теорию Платона и других философов, согласно которой Бог сотворил мир из вечно существовавшей материи; теорию Аристотеля, согласно которой мир вечен. Анализируя тексты Аристотеля, Маймонид пытался показать, что тот считал свои аргументы не столько решающим доказательством вечности мира, сколько свидетельством большей вероятности его вечности по сравнению с его сотворением. Сам Маймонид считает, что в пользу обеих гипотез могут быть приведены убедительные доводы. Из этого следует, что окончательное доказательство вечности или сотворённости мира превосходит возможности человеческого разума, который может лишь предлагать вероятные аргументы в пользу каждой альтернативы. Однако рассмотрение этих аргументов свидетельствует о большей вероятности учения о творении из ничего, которое Маймонид и принимает на этом основании. Дополнительным аргументом в пользу творения является ссылка на Писание. Маймонид смело заявляет, что если бы вечность мира могла быть доказана с помощью философских аргументов, он не поколебался бы дать соответствующую интерпретацию текста Библии точно так же, как не колебался дать аллегорическое толкование антропоморфическим выражениям в нём. Маймонид считает принцип творения одним из важнейших принципов религиозной философии, уступающим по значению лишь принципу единства Бога, т.к. с его помощью объясняется возможность чудес и других сверхъестественных явлений. Без него религия рухнет. Тем не менее, некоторые толкователи находят у Маймонида эзотерическое учение о вечности мира.
  
  На вопрос, не придет ли однажды конец сотворённому миру, Маймонид даёт отрицательный ответ и утверждает, что учение о неразрушимости мира в будущем также содержится в Библии.
  
  Во введении к "Наставнику" Маймонид касается вопроса о характере пророческого опыта, уподобляя его интеллектуальному вдохновению. В специально посвященному этому вопросу разделе Маймонид рассматривает психологию пророчества и его политическую функцию. Маймонид определяет пророчество как эманацию, исходящую от Бога, которая при посредничестве активного разума воздействует сначала на интеллект человека, а затем на его воображение. Маймонид признает центральную роль воображения в выполнении пророком его политической функции. В соответствии с взглядами мусульманских перипатетиков Маймонид рассматривает пророка как государственного деятеля, несущего своему народу закон и призывающего соблюдать его. Эта концепция пророка - государственного деятеля - восходит к некоторым идеям платонизма. Согласно Маймониду, главная задача пророков (после Моисея) - убеждать людей следовать Закону Моисея; поэтому пророки должны пользоваться образным языком и притчами, апеллирующими к воображению масс. Если философ пользуется только своим разумом, а государственный деятель - воображением, то пророк пользуется и тем и другим. Моисея Маймонид считает величайшим из пророков. Моисей, однако, не опирается на воображение. В своих галахических трудах Маймонид отмечает уникальные преимущества Моисея перед другими пророками.
  
  3-я часть "Наставника" начинается с философского толкования пророчества Иехезкеля о "Божественной колеснице" (меркава), в котором Маймонид усматривает описание земного мира, небесных сфер и интеллектов, - начал, которым сферы обязаны своим движением. Затем Маймонид обращается к обсуждению проблем мирового зла и Божественного провидения.
  
  Маймонид разделяет учение неоплатоников, согласно которому зло не является независимым началом, но представляет собой скорее недостаток или отсутствие добра. Он различает 3 вида зла: природное, не поддающееся контролю человека (напр., наводнения или землетрясения), социальное (например, войны) и личное - различные человеческие пороки; последние два вида зла могут контролироваться человеком. Природное зло встречается нечасто, следовательно, большая часть мирового зла, которая вызывается человеком, может быть устранена с помощью правильного воспитания. Возражая тем, кто считает мир злым в самой его сущности, он говорит, что тот, кто видит мир как целое, а не только собственные страдания и несчастья, обнаруживает, что мир в целом благ, а не зол.
  
  Маймонид рассматривает вопросы о всеведении и провидении Бога. Он различает общее провидение, которое относится к законам Природы, и индивидуальное провидение, выражающее Божью заботу о каждом человеке. Рассмотрев и отвергнув взгляды разных философов: Эпикура, Аристотеля и его комментатора Александра Афродизийского, представителей разных школ калама, а также мнения некоторых гаонов (вероятно, Са"адии Гаона), - Маймонид излагает собственную позицию: существует индивидуальное провидение, и оно определяется степенью развития интеллекта данного индивида. Чем более развит интеллект человека, тем более подвержен он Божьему провидению. В духе своей теории Маймонид интерпретирует книгу Иов.
  
  В конце своего философского труда Маймонид разъясняет Закон Моисея и его предписания. Это разъяснение базируется на философской антропологии Маймонида, которая выражает взгляды, характерные для арабского аристотелизма. Человек, согласно Маймониду, состоит из души и тела; душа является формой тела. Обсуждая вопросы морали, он следует Аристотелю в проповеди "золотой середины" и рекомендует избегать гордости и гнева. Мораль "золотой середины" Маймонид проповедует преимущественно в галахических произведениях, в "Наставнике" он защищает более аскетический образ жизни и особенно рекомендует обуздывать половое влечение. Как и у Аристотеля, моральные достоинства являются для него лишь подготовкой к достижению достоинств интеллектуальных.
  
  Обсуждая обоснования религиозных предписаний, Маймонид рассматривает проводившееся философами-мутазилитами (в т.ч. Са"адией Гаоном) разделение Божьего Закона на 2 категории: предписания, постижимые человеческим разумом без помощи откровения, и заповеди, постижение которых требует откровения. Это разделение, говорит Маймонид, как бы подразумевает, что заповеди, основанные на откровении, исходят скорее от Божьей воли, чем от Божьего разума. Возражая против этого мнения, Маймонид утверждает, что все Божьи заповеди являются продуктом Божьей мудрости, однако некоторые из них поддаются пониманию легко (мишпатим), а другие - с трудом (хукким). Он добавляет, что отдельные немногочисленные предписания не могут быть обоснованы рационально и единственным их обоснованием является воля Бога.
  
  Маймонид постулирует 2 задачи Закона: совершенствование души, интеллекта (тиккун ха-нефеш) и тела (тиккун ха-гуф), под которым он подразумевает моральное совершенствование человека. Тора содержит намеки на истинный смысл предписаний. Верования человека зависят от его интеллектуальных способностей. Некоторые объекты веры, например, бытие, единство и бестелесность Бога, должны быть признаны каждым человеком, независимо от его интеллектуальных способностей; есть верования, необходимость которых обусловлена главным образом их политической функцией, например, вера в то, что Бог гневается на тех, кто не повинуется Ему. Простые люди нуждаются в обещании награды и угрозе наказания, чтобы исполнить Закон. Философ же повинуется его предписаниям, не думая о последствиях.
  
  Согласно Маймониду, основания общих моральных законов найти легко; труднее объяснить многочисленные ритуальные предписания, содержащиеся в Библии. Маймонид объясняет многие из них как реакцию на языческие обычаи. Некоторые предписания, в частности, относящиеся к жертвоприношению, Маймонид считает уступкой исторической ситуации: было бы нереалистично требовать от евреев эпохи исхода из Египта полного отказа от кровавых жертвоприношений. Поэтому Библия предписывает совершение жертвоприношений, ограничивая, однако, их время и место, и разрешая совершать их только священникам. "Наставник" завершается дополнительным разделом, посвященным совершенному богопочитанию и человеческому совершенству.
  
  В "Наставнике" Маймонид почти не касается вопросов эсхатологии, которым уделяется значительное место в других его произведениях. Следуя традиционным еврейским учениям, он говорит о Мессии и его веке, о воскресении мертвых и олам ха-ба. Для мышления Маймонида характерно стремление лишить эти события сверхъестественного характера. Мессия - это земной царь из дома Давида. Он приведет евреев снова в их страну, однако главным его достижением будет установление мира и спокойствия во всём мире, что будет способствовать полному соблюдению Божьих заповедей. Век Мессии не будет отмечен никакими катастрофическими событиями; в мире будет по-прежнему царить естественный порядок. В век Мессии мёртвые воскреснут, их души и тела соединятся; однако позднее они умрут снова. Центральной идеей эсхатологии Маймонида является его представление об олам ха-ба. Согласно Маймониду, бессмертием обладает "разумная душа", которая в олам ха-ба созерцает Бога. Обычно Маймонид говорит о бестелесных интеллектах (во мн. ч.), что подразумевает индивидуальное бессмертие. Интеллектуализм Маймонида отражён и сформулирован им в 13 догматах веры, которые, по его мнению, должны быть признаны всем народом Израиля.
  
  "Наставник колеблющихся" оказал огромное влияние на последующее развитие еврейской философии. Он породил множество комментариев. Наиболее известными комментаторами Маймонида были Дуран Профиат, Шем Тов бен Иосеф Ибн Шем Тов (15 в.), Ашер бен Аврахам Крескас (конец 14 - начало 15 в.), Ицхак Абраванель, Иосеф Ибн Каспи, Моше бен Иехошуа из Нарбонна (конец 13 в. - после 1362). Герсонид подверг взгляды Маймонида критике. Аврахам Абул"афия преклонялся перед Маймонидом, Шмуэль Ибн Тиббон составил словарь философских терминов, встречающихся в "Наставнике". Из поздних еврейских философов Маймонида комментировал Ш. Маймон.
  
  Маймонид оказал значительное влияние на христианскую схоластику, в т.ч. на таких её представителей, как Александр из Гэльса, Альберт фон Болыптедт (Альберт Великий), Фома Аквинский и Учитель Экхарт. Эти философы обычно прямо цитируют Маймонида, а иногда ссылаются на его взгляды, не называя его имени. В философии нового времени влияние Маймонида испытали Б. Спиноза и Г. В. Лейбниц.
  
  Маймонид как врач. По-видимому, Маймонид обучался медицине сначала у своего отца, а затем, во время семилетнего пребывания его семьи в Фесе, имел возможность совершенствоваться в медицине и общаться с известными врачами. Маймонид был знаком с арабскими переводами греческих сочинений по медицине, а также с произведениями арабских врачей прошлого. Как врач Маймонид пользовался огромным авторитетом среди мусульман. Из арабских источников явствует, что Маймонид читал лекции по медицине и имел учеников, в числе которых были его сын Аврахам, а также Иосеф бен Иехуда Ибн Шам"ун (ум. в 1226) и некий Рашид ад-Дин.
  
  Маймонид подразделял медицинскую науку на три раздела: профилактическую медицину, лечение больных и уход за выздоравливающими, а также за инвалидами и пожилыми людьми. Медицинское учение Маймонида, основанное на господствовавшей тогда теории гуморальной патологии, сформулированной Гиппократом и Галеном, носит строго рациональный характер. Он резко осуждал применение чар, заклинаний и амулетов во врачевании и решительно высказывался против слепой веры в авторитеты. В учениках он поощрял склонность к наблюдению и критическому размышлению, настаивал на проведении исследований и экспериментов. В "Трактате об астме" ("Макала фи ар-рабу") Маймонид подчеркивает, что врач важен не только во время болезни, но и тогда, когда тело здорово. В отличие от других специалистов, врач должен обладать одновременно мастерством, логикой и интуицией. Он должен уметь составлять всестороннее мнение о больном и всех связанных с его болезнью обстоятельствах, чтобы диагноз отражал как общее состояние больного, так и заболевания его отдельных органов.
  
  За исключением части краткого изложения учения Галена, все медицинские произведения Маймонида, большая часть которых была, очевидно, написана на арабском языке в Каире в 1190-1204, сохранились. Наиболее значительным его медицинским произведением является "Пиркей Моше" ("Поучение Моисея"). Целый ряд вопросов, связанных с медициной, рассматривается и в Мишне Тора.
  
  
  ***
  
  VII. Армяне на службе Фатимидов:
  
  При халифе аль-Мустансире на арену политической жизни Фатимидов вышел армянин Бадр аль-Джамали (ум. в 487 г.х.). В раннем детстве он попал в рабство к египетским фатимидам. Хозяин, некто Джамал ад-Даава Ибн Амар, воспитал Бадра, дал ему образование и помог в карьере. Бадр быстро продвигался по службе, дважды побывал наместником Дамаска, затем правил Аккой, став "палестинским" "губернатором". 1071 Бадр аль-Джамали, в то время правитель Акры, приглашает Атсыза (Азиза), одного из тюркских предводителей, чтобы воспрепятствовать набегам бедуинов на свои владения в Сирии. Атсыз, однако, начинает действовать в своих интересах и вскоре захватывает всю "Палестину" с Иерусалимом. Фатимиды делают попытку вернуть утерянное, и тогда Альп-Арслан объявляет им священную войну, вторгается в Сирию сам и занимает Алеппо. Однако сразу же после этого султану приходится быстро двигать свои войска на северо-восток, где начинается наступление византийского императора Романа Диогена. В 1073 не в силах более терпеть произвол тюркских эмиров в Египте, халиф обратился за помощью к армянскому военачальнику Бадру аль-Джамали, правителю Акры. В 1074 Бадр аль-Джамали прибыл в Каир с собственным армянским отрядом, перебил главных тюркских эмиров и сотрудничавших с ними египетских чиновников и установил собственную диктатуру. В своих руках он сосредоточил три должности: визиря, командующего войсками (амир аль-джуйуш) и главы корпуса исмаилитских миссионеров (хади ад-дуат). Бадр крепко взял халифа в свои руки и навёл порядок в стране. Он сумел улучшить экономическое положение и фактически спас государство, стремительно скатывающееся в пропасть. При Бадре вновь возродились фатимидские притязания на власть во всём мусульманском мире, он сумел противостоять натиску сельджуков своей активной военной и идеологической политикой. В 1077 Атсыз сделал попытку вторгнуться в Египет, но не рассчитал своих сил и был отброшен Бадром аль-Джамали.
  
   С этих пор власть халифа стала чисто номинальной - фактически страной управлял визир (первый министр) - армянин Бадр ал-Джамали. "И не было у Мустансира и следовавших за ним халифов ничего, кроме имени, так как вазиры овладели делами и опекали их, и присвоили себе титулы правителей, и относились к ним, как правители" - так писал об этих событиях средневековый арабский историк ас-Суйути.
  
  Бадр аль-Джамали перестроил стены Каира.
  
  У фатимидских халифов за 2 с лишним века правления сменилось 65 визирей. Некоторые из них исполняли свои обязанности год, другие - несколько месяцев, были и такие, кто занимал должность всего 1 день. Бадр ал-Джамали оставался визиром в течении 21 года! Превзойти его в этом сумел лишь его сын аль-Афдаль, бывший визиром 28,5 лет.
  
  В эти годы Египет стал прибежищем для многих тысяч армян. Вплоть до середины XII века армянские отряды составляли главную ударную силу фатимидского войска. Лучшими и наиболее привилегированными были отряды ал-Афдалийа и ал-Джуйушийа, состоявшие из армян. Они были названы так в честь аль-Афдаля и Бадра ал-Джамали, носившего титул "Предводитель войск" (по-арабски - амир ал-джуйуш). Нашла свое прибежище в Египте и армянская церковь - с 1077 здесь обосновался каталикос всех армян Григорий.
  
  Аль-Афдал известен походом на Иерусалим. Святой Град принадлежал тогда Таджу-ад-Даула Татушу, который передал его Сокману Ибн-Ортоку ат-Туркомани. Когда франки победили тюрок в Антакии и многих из них убили, те ослабли и рассеялись. Увидев слабость тюрок, Фатимиды двинулись к Иерусалиму под предводительством аль-Афдаля Ибн-Бадра аль-Джамали и осадили город. В нём находились эмиры Сокман и Ильгази, сыновья Ортока, а также сын их дяди Сувундж и сын их брата Якути. Египтяне установили более 40 манджаник и разрушили стены в разных местах, но жители города упорно сражались, и битва длилась больше 40 дней. Египтяне овладели городом с условием пощады защитников в месяце шабан 489 г.х. (25.7 - 22.8.1096).
  
  Аль-Афдаль был великодушен к Сокману и Ильгази и к тем, что были с ними. Он щедро одарил их и отпустил. Фатимиды оставили в Иерусалиме правителем Ифтихар ад-Даула; он оставался в нём до прихода "франков" (крестоносцев). Франки после того, как осаждали Акку и не смогли завладеть ею, направились к Иерусалиму и осаждали его больше 40 дней. Они построили 2 башни: одна из них находилась со стороны горы Сион; мусульмане подожгли её и убили всех, кто был в ней. Но когда эта башня уже догорала, прибыл человек, сообщивший, что город захвачен с другой стороны. Франки взяли его с севера утром в пятницу за неделю до окончания месяца шабан (15.7.1099). Люди стали спасаться бегством. Франки оставались в городе неделю, убивая мусульман. Один отряд мусульман укрылся в Храме Давида, укрепился в нём и сражался 3 дня. Франки предложили им сдаться с условием, что их пощадят, те согласились, и франки позволили им уйти ночью в Аскалон, где они и остались. Франки убили в мечети Аль-Акса более 70 тысяч мусульман, среди них много имамов, улемов, послушников и аскетов.
  
  В месяце рамадан (22.7 - 20.8.) 1099 произошла битва между войсками Фатимидов и франков. Причиной этому стало то, что, когда в Египте стало известно о свершившемся в Иерусалиме, главнокомандующий эмир аль-Афдал собрал войска, снарядил их и пошёл к Аскалону. По прибытии он отправил гонца к франкам с посланием, упрекая их за то, что они сделали, и угрожая им. Они отправили гонца назад с ответом и выступили сразу вслед за ним. Они неожиданно появились перед египтянами, едва вернулся посланник. Египтяне не имели ещё известий ни об их возвращении, ни о выступлении франков и не были готовы к сражению. Они попробовали сесть на коней и надеть доспехи, но франки не дали им времени. Они обратили египтян в бегство и многих убили, завладев всем, что было в лагере из ценностей, оружия и прочего.
  
  Аль-Афдал бежал и укрылся в Аскалоне. Много беглецов укрылось в роще из сикомор; тогда франки подожгли деревья, так что часть людей погибла в огне, а те, что выходили, были убиты. Аль-Афдал со своей свитой вернулся в Египет, а франки напали на Аскалон и осадили его. Жители города заплатили им щедрую дань в 12 тысяч динаров, и даже говорят, 20 тысяч. После этого франки вернулись в Иерусалим.
  
  За последние 100 лет правления Фатимидов 7 раз вазирами становились армяне. 6 из них были мусульманами, а один из них - Бахрам ал-Армани - остался христианином. Родом он был из Тель-Башира, что на севере Сирии. Прибыв в Египет в дни правления халифа Хафиза (1130-1149), он поступил на государственную службу. По свидетельству средневекового египетского хрониста Ибн Муйассара, он обладал выдающимся умом и замечательными способностями, что позволило ему занять высший пост в иерархии государственных чинов. Бахрам очень покровительствовал своим соплеменникам, и при нем значительно возросла иммиграция армян в Египет. Так рассказывает об этом Ибн Муйассар: "И когда Бахрам утвердился в должности вазира, попросил он у Хафиза, чтобы тот разрешил ему пригласить своих братьев и их единоплеменников. И тот разрешил ему это, и Бахрам призвал их из Тель-Башира и из Армении, так что число их в Египте достигло почти 30 тысяч человек... И сооружались во время его церкви и монастыри, так сто каждый предводитель из его народа соорудил себе церковь, и жители Египта боялись, что они вытеснят мусульманскую веру".
   Когда Бахрам умер, халиф был крайне опечален. Он повелел, чтобы в знак траура по любимому им визиру все диваны были закрыты три дня.
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"