Зелев Андрей Юрьевич: другие произведения.

Знаменитые Финикийцы 2 Полководцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знаменитые Финикийцы 2 Полководцы

  1) Беб (Баб) - согласно одному из папирусов Среднего царства "командир азиатов" - военачальник, командовавший контингентом наёмников, прибывших из Ханаана.
  
  
  2) Сисара (Сисра) - полководец ханаанейского царя Явина (ок. 1200-1125 гг. до н.э.), царствовавшего в Хацоре. Война против Явина являлась, видимо, последней кампанией израильтян против ханаанеев. Войско Явина под командованием С. включало 900 колесниц - средство, которым не располагали евреи и которое обеспечивало ханаанеям контроль над равнинами; опираясь на военную мощь "900 железных колесниц", Явин "жестоко угнетал сынов Израилевых 20 лет". По приказанию судьи и пророчицы Деборы Барак бен Авино"ам с 10 тыс. воинов вышел навстречу С.; Дебора тоже была с войску. Евреи расположилось на горе Тавор; С. во главе колесниц и пешего войска двинулся к долине реки Кишон. Несмотря на то, что войско противника находилось на значительном расстоянии (ок. 25 км), Дебора приказала Бараку немедленно атаковать ханаанеев, рассчитывая, что разлившийся Кишон помешает действиям колесниц. Сражение произошло в Та"анахе, у вод Мегиддо; расчёт оказался правильным: колесницы С. увязли в болотистой почве, и ханаанейское войско было полностью разгромлено. Сам С. бежал с поля боя, бросив колесницу, и, преследуемый евреями, пытался укрыться в шатре кенита Хевера, где был убит женой Хевера Я"эл. По Мидрашу, С. до стычки с евреями одерживал победы над врагами. Потомки С. были учителями еврейских детей.
  
  
  3) Зееб - мидианитский военачальник, воевавший вместе с другим мидианитским полководцем Оребом против Гидеона и израильтян. Оба эти воина командовали мидианитской ратью в 1-й период войны, потому что после того, как Гидеон победил и убил их, во главе этого войска стали мидианитский царь Зебах и Цалмуна.
  
  4) Паарай - сподвижник Давида, один из 37 героев его войска; он был ханаанеянином из рода Арки, жившим в местности того же названия близ города Атарот.
  
  5) Азимилк - царь Тира, при нём Тир был разрушен Александром Македонским. Осада Тира (январь-июль, 332 до н.э.) - семимесячная осада и штурм Александром Тира явилось не только одной из самых ярких побед в послужном списке Александра, но и вошло в анналы мировой военной истории. Царь Адземилк воевал на стороне персов, а тирская флотилия была одна из самых многочисленных в Средиземном море. Город защищали 8-9 тыс. мужчин, граждан Тира. Согласно Юстину (11.10) , Курцию (4.3.19) и Диодору (17.41) тирийцы вывезли в Карфаген небоеспособное население, хотя большая часть женщин и детей осталась в городе. Тирийцы рассчитывали на свой флот, неприступность о-ва и помощь Карфагена. Действительно, послы из Карфагена находились в Тире во время осады его Александром, карфагенская флотилия помогала тирскому флоту.
  
  Александр решил соединить насыпью материк с городом, а затем по насыпи подвести осадные машины к стенам Тира. Десятки тысяч людей занялись строительными работами: вбивались колья в илистое дно, насыпались камни, поверх них валили лесной материал. Развалины старого Тира на материке предоставили в изобилии камень, дерево подвозилось с Ливанских гор. Мол, шириной в 60 м, медленно подползал к городу. Для защиты строителей от вылазок тирских триер македонцы установили на насыпи 2 деревянные башни, прикрытые шкурами и кожами от огненных стрел. Тирийцы подвели судно, до краёв наполненное горючим материалом, прямо на башни. Пожар не дали тушить, обстреливая македонцев с триер, а затем, выплыв из города на множестве челноков, тирийцы разрушили насыпь. Усилившийся в тот же день ветер нагнал волны, которые довершили уничтожение мола. Труды и месяцы работы пропали напрасно. Александр распорядился о строительстве новой насыпи, шире прежней, а сам отправился в Сидон собирать свой флот, без которого осада Тира выглядела безнадёжной. Цари Арада и Библа, узнав, что города их во власти Александра, отпали от персов и приплыли к македонскому царю. Вместе с флотилией Сидона количество финикийских кораблей под началом Александра составляло 80. Ещё около 25 кораблей прислали союзники из малоазийских государств. Кипрские цари со 120 кораблями также присоединились к Александру. Т.о. флот Александра составлял ок. 225 кораблей по Арриану (2.20), 190 по Курцию (4.3.11). Тирийцы не приняли морского сражения и укрылись в гаванях. Кипрская флотилия блокировала северную гавань, обращённую в сторону Сидона, а финикийский флот южную, обращённую в сторону Египта. Ремесленники изготовили множество осадных орудий, одни из которых подвели к стенам Тира по восстановленной насыпи, другие установили на кораблях, вставших на якоря вдоль стены. Таранами прямо с кораблей пытались пробить стену. Прежде чем подвели корабли, пришлось вытащить большие камни с мелководья возле стен. Тирийцы постоянно устраивали вылазки, подрезая якорные канаты, пока македонцы не стали использовать цепи для якорей. В одну из вылазок тирийцы внезапно атаковали флот киприотов и пустили ко дну несколько их кораблей, а ещё больше повредили. Правда и сами они понесли тяжёлые потери при отступлении. Александр приступил к штурму окруженного со всех сторон города: "Так как теперь от флота тирийцам не было никакой пользы, то македонцы смогли подвести машины к самым стенам. Машины, стоявшие на насыпи, не нанесли стене никаких значительных повреждений: так она была крепка. Подвели некоторые суда с машинами и с той стороны города, которая была обращена к Сидону. Когда и здесь ничего не добились, Александр, продолжая всюду свои попытки, перешел к южной стене, обращенной в сторону Египта. Здесь, наконец, стену на значительном пространстве расшатали; часть её обломалась и рухнула. Там, где она обрушилась, навели, как было возможно, мостки и в течение короткого времени пытались идти на приступ; тирийцы, однако, легко отбросили македонцев" (Арриан, 2.22). Диодор добавляет, что пролом был около 30 м в длину, но за ночь тирийцы восстановили стену. Через 3 дня Александр возобновил штурм. Сначала расшатали стену возле южной гавани, затем к проделанному пролому подошли корабли с мостками и пехотой. 1-м взошёл на стену Тира македонец Адмет со своими щитоносцами. Вскоре македонцы захватили все стены с башнями и проникли в город. Одновременно корабли киприотов и союзных финикийцев ворвались в обе гавани Тира. Началась резня защитников города. За время осады погибло ок. 400 македонцев. Тирийцев пало 8-9 тыс.: 6-7 тыс. мужчин погибло во время штурма, ещё 2 тысячи были распяты на крестах вдоль моря (Арриан,2.24; Диодор, 17.46; Курций, 4.4; Юстин, 18.3). По словам Арриана в рабство было продано 30 тыс. захваченных жителей Тира, Диодор пишет о 13 тыс. пленников, Курций - что 15 тыс. жителей было спасено союзниками из Сидона, которые тайно переправили тирийцев в Сидон. Александр заселил Тир населением из окрестных мест, назначил им нового царя, а сам двинулся в Египет через "Палестину", где ему пришлось осаждать филистимский город Газу. Находки тирских монет показывают, что А. царил в Тире до 309 или 308.
  
  Диодор Сицилийский описывает финикийскую технику, говоря о взятии Тира Александром:
  
   "У тирийцев были мастера морского дела и строители машин, которые придумали искусные средства обороны. Для защиты от стрел с катапульт они изготовили колеса с частыми спицами; их вращали с помощью какого-то механизма, и стрелы, попав в такое колесо, или ломались, или отлетали в сторону и причинить вред уже не могли. Камни, летевшие из камнеметов, ударялись о сооружения из мягкого, упругого материала, который ослаблял силу, сообщаемую машиной"; "Македонцы возвели башни, равные по высоте стенам, перекинули с них мостки и смело вошли на брустверы, но тирийские мастера придумали средство для обороны стен. Выковав большие трезубцы с крючьями на концах, они рукой метали их в солдат, стоявших на башнях. Когда трезубец вонзался в щит, то, ухватившись за веревки, которые были привязаны к трезубцу, тирийцы тащили вражеского воина. Приходилось или бросать щит и подставлять ничем не прикрытое тело под град летящих стрел, или же, не выпуская из чувства чести щита, падать с высокой башни я разби-ваться. Другие набрасывали на воинов, бившихся на мостиках, рыбачьи сети и, опутав им таким образом руки, притягивали их и сбрасывали с мостков на землю"; "Изобретён был ещё хитрый способ сломить мужество македонцев и подвергнуть самых храбрых воинов мучениям, которых нельзя было и облегчить. Изготовлены были медные и железные щиты; в них насыпали песку и долго нагревали на сильном огне, так что песок накаливался. С помощью какого-то механизма они бросали этим песком в тех, кто сражался всех мужественнее, и подвергали свои жертвы жесточайшим страданиям. Песок проникал через панцирь в рубаху, жег тело, и помочь тут было нечем"; "Финикийцы одновременно бросали факелы, дротики и камни; мужество осаждавших ослабевало под градом стрел; серпы на подъемных кранах подрезали канаты таранов и делали их бесполезными; огнеметы швыряли огромными кусками раскаленного железа в противника, попадая без промаха, так как люди стояли густой толпой; "воронами" и железными крючьями стаскивали стоявших на бойницах. Так как людей было много, то все машины сразу пускали в действие и штурмующие гибли в большом числе".
  
   Квинт Курций Руф говоря о той же осаде Тира, пишет:
  
   "Итак, решив вести войну, тирийцы расставляют на стенах и башнях метательные снаряды, раздают оружие молодым; ремесленников, которых в городе было множество, распределяют по оружейным мастерским. Все загудело от приготовления к войне: изготовлялись железные багры, называемые гарпагонами, чтобы набрасывать их на сооружения осаждающих, вороны и другие приспособления, придуманные для защиты городов"; "Так, для борьбы с кораблями, подплывавшими к стенам, они привязывали к крепким бревнам вороны и железные лапы с крюками, чтобы, вытолкнув бревно метательным орудием и быстро опустив канаты, набрасывать крюки на корабль. Крюки и серповидные багры, свисавшие с тех же брёвен, повреждали как бойцов, так и сами корабли. Кроме того, они накаляли на сильном огне медные щиты, наполняли их горячим песком и кипящими нечистотами и внезапно сбрасывали их со стен. Ничего другого так не боялись осаждающие, ибо горячий песок проникал под панцирь к телу, прожигал все, к чему прикасался, и его нельзя было никакими усилиями вытряхнуть: люди бросали оружие и, так как все средства защиты оказывались поврежденными, беззащитные были предоставлены любым ударам, а вороны и железные лапы, выбрасываемые орудиями, захватывали многих из них".
  
   Флавий Арриан говоря о той же осаде Тира, пишет:
  
   "Тирийцы поставили на выступах стен со стороны насыпи деревянные башни, чтобы с них отбивать врага. Куда бы ни подводили машины, они их всюду обстреливали и метали стрелы с огнём в самые корабли, так что македонцам стало страшно приближаться к стенам". Он же говорит о тирийских водолазах, перерезающих якорные канаты вражеских кораблей, т.ч. те не могли пристать к берегу. Он пишет и о морском бое:
  
   "Тирийцы, оказавшись в безвыходном положении, решили напасть на кипрские корабли, которые стояли у гавани, обращенное к Сидону"; "Случилось в тот день, что Александр, вопреки обыкновению, не задержался у себя в палатке и вскоре возвратился к кораблям. Тирийцы, неожиданно напав на корабли, стоявшие на причале, обнаружили, что на одних людей совсем нет; на другие кое-как, уже под их крик и при их натиске, садились те, кто оказался налицо. Пентеру царя Пнитагора они сразу же при первой стычке пустили ко дну, так же как и триеры Андрокла амафусийца и Пасикрата фурийца. Остальные суда они прижали к берегу и сильно их повредили"; "Александр, увидев, что выплыли тирские триеры, приказал большинству своих кораблей, по мере того как матросы всходили на них, остановиться у входа в гавань, чтобы из неё не вышли и другие тирские корабли. Сам же он, взяв свои пентеры и самое большее 5 триер, на которые уже спешно сел экипаж, поплыл вокруг города на вышедших из гавани тирийцев. Люди, стоявшие на стенах, увидя идущие вражеские суда и самого Александра на них, стали кричать экипажам своих судов, чтобы они возвращались обратно. В шуме схватки их не было слышно, и тирийцы стали подавать знаки за знаками к отступлению. На судах заметили приближение Александра поздно и, повернув, кинулись в гавань. Убежать удалось немногим; большинству пришлось принять бой; часть неприятельских судов Александр привёл в негодность; одна пентера и тетрера были захвачены у самого входа в гавань. Людей перебили мало: видя, что суда захвачены, они без труда добрались вплавь до гавани".
  
  
  6) Малх (Мазей) - карфагенский полководец (VI в. до н.э., ум. ок. 535 до н.э.? Согласно Орозию, правил во времена царя Кира). Он разбил африканцев, которых заставил отказаться от дани, до этого выплачиваемой Карфагеном. Затем, он покорил часть Сицилии, воспользовавшись нападением греков на сицилийских финикийцев (эпоха Кира, 60-50 гг. VI в.). Он не только разбил греков, но и подчинил Карфагену финикийские города о-ва. Около 545-535 Малх отправляется в Сардинию, где воевал с финикийскими колонистами. Некоторые финикийские колонии на этом о-ве были разрушены, например Куккуреддус, недалеко от которого карфагеняне основали Каларис; рядом с финикийской Отокой был создан карфагенский Неаполь. Тем не менее, Малх с ними войну проиграл, и это поражение стало поводом к изгнанию Малха и всего его войска из Карфагена. Малху завидовали и подозревали в желании захватить власть. Взбешённый такой "благодарностью" Малх осадил и взял Карфаген. Полководец убил 10 правителей и на площади собрав всех карфагенских граждан, объяснил своё поведение незаслуженным изгнанием, после чего стал править единолично. Собственного сына Карталона, жреца Мелькарта, он приказал распять т.к. тот не одобрял его диктатуру (когда Карталон вернулся из Тира с десятиной, то даже не навестил отца). Однако его враги собрались силами, свергли и распяли его. После смерти Малха, власть захватил Магон который и основал новую правящую династию. Интересно, что Малх, по свидеќтельству Юстина, ещё отправлял десятую долю своей сицилийской добычи в Тир.
  
  
  7) Магон Великий - (ум. ок. 530-520 до н. э.) - правитель Карфагена, живший во 2-й пол. VI в. до н.э. Магон реформировал армию, сделав главную ставку на профессиональных наёмников, под начальством карфагенских офицеров, укрепил присутствие Карфагена на Сардинии.
  
  Стал верховным военачальником после Малха, установил в войске военную дисциплину, укрепив мощь государства (конец VI в.), при нём Карфаген расширил свои границы, увеличил свою военную славу.
  
  В 550-530 он захватил о. Ивису. Основал колонии на Сардинии и в Западной Сицилии. Вместе с этрусками он в 535 разбил фокейцев у Алалии на Корсике, греки потеряли 40 из 60 кораблей, и вынуждены были оставить Корсику.
  
  Магон написал сочинение о с/х - единственное произведение карфагенской литературы, которое пощадило римское варварство и переведённое по приказанию сената на латинский язык Силаном. Римляне относились к нему с большим уважением, называя Магона "отцом" теории с/х. Понятие о сочинении дают труды Варрона, Колумелла, Палладий, Плиний. Оно начиналось требованием, чтобы всякий желающий заняться с/х прежде всего продал свой дом в городе. Рецепты Магона касаются виноделия, скотоводства, ветеринарного дела, показывают высокое состояние с/х в Карфагене.
  
  Магон основал династию правителей (Магонидов): ему наследовали сыновья, а затем внуки, правившие коллективно. Сыновьями Магона были полководцы Гасдрубал и Гамилькар. Внук Магона Гисгон бежал в сицилийский город Селинунт; другие внуки - известные мореходы Ганнон Мореплаватель и Гимилькон.
  
  
  8) Гасдрубал - сын Магона Великого, полководец, воевал в Сардинии. Хотя договором 509 или 508 этот о-в признавался владением Карфагена, сами сарды ему не подчинялись, и пунийцам приходилось с ними воевать. В одной из битв с сардами он был разбит и погиб (до битвы при Гимере, см. ниже). Гасдрубал 11 раз был диктатором и 4 раза праздновал триумф. Оставил трех сыновей: Ганнибала, Гасдрубала и Сапфона, власть передал брату Гамилькару.
  
  
  9) Сафон (Сапфон) - сын Гасдрубала, внук Магона. Правил городом с братьями.
  
  
  10) Ганнибал, сын Гасдрубала, внук Магона - карфагенский полководец. Правил городом с братьями (первая половина V века)
  
  
  11) Гамилькар I - лидер Карфагена, правивший в начале V в. до н.э., младший сын Магона Великого, отец изгнанного Гисгона. Воевал с африканцами. Был послан во главе армии в Сардинию вместо погибшего брата, но не успел покорить о-в, т.к. был переброшен в Сицилию. Будучи суфетом Карфагена, Гамилькар был поставлен во главе большой армии (по баснословно преувеличенным сведениям Диодора - 300 тысяч воинов, 200 боевых и 3000 грузовых кораблей), которая в 480 до н.э. в союзе с Териллием (изгнанный тиран Гимеры) и Анаксилом (правитель Регия) вторглась в Сицилию с целью свержения правящего в Сиракузах Гелона. Гамилькар был союзником персидского царя Ксеркса и, как пишет Геродот, карфагеняне потерпели поражение от сицилийских греков при Гимере в тот же самый день, что и персы в битве при Саламине (20 сентября 480). По Геродоту, Гамилькар исчез во время сражения, карфагеняне утверждали, что Гамилькар приносил жертвы за благоприятный исход битвы, но, увидев поражение войска, покончил с собой, бросившись в огонь. Жители Карфагена даже опасались высадки греков в Африке, - был заключён с Сиракузами мир, по которому пунийцы оплачивали военные расходы Гелона, платили ему контребуцию в 2000 талантов серебра и строили 2 храма, в которых должен был хранится текст договора. оставив трех сыновей: Гимилькона, Ганнона, Гисгона. Геродот называет его царём и приводит рассказы о его смерти.
  
  
  12) Ганнон, сын Гамилькара, внук Магона - карфагенский полководец и мореход V века до н. э., который с целью основания финикийских колоний предпринял плавание вдоль западного берега Африки. Правил городом с братьями. Совершил плавание у берегов Западной Африки. Он пустился в плавание на 60 судах с 30000 спутниками обоего пола и, высадившись на побережье Марокко, основал колонию на месте современного Рабата и построил там храм. В общей сложности он заложил на берегу Марокко пять городов, включая Агадир. Как далеко на юг зашла его экспедиция - неясно: он наверняка достиг берегов Гамбии или Сьерра-Леоне и, возможно, даже видел вулкан Камерун. Описание его путешествия было нанесено на стену святилища Ваала в Карфагене и сохранилось в греческом переводе, в единственной рукописи X века, под заглавием "Перипл Ганнона". По мнению И. Ш. Шифмана, переведшего текст на русский язык и исследовавшего его, текст "Перипла" хранит следы литературной обработки подлинного отчёта, выполненной также в Карфагене.
  
  
  13) Гимилькон, сын Гамилькара, внук Магона (первая половина V века) - брат Ганнона, и тоже мореплаватель и полководец. Правил городом с братьями. Совершил плавание на север. Не следует смешивать с его племянником Гимильконом, сыном Ганнона (см. ниже)
  
  
  14) Кто-то из приемников Гамилькар сына Магона Великого, скорее всего кто-то из его сыновей, воспользовавшись совместным нападением тартессийцев и массалийцев на Гадис (последний попросил Карфаген о помощи, но сумел сам отбить атаку испанцев) и захватил эту старую финикийскую колонию (конец VI или начало V в. до н.э.), закрыв Гибралтар для конкурентов (ок. 485-476). Массалиоты в ответ начали с пунийцами войну и разбили их в морской битве при Артемисии на восточном побережье Испании; флотом Массалии командовал Гераклид Миласский, - но юг Испании и пролив остались в руках карфагенян (после 485). В тоже примерно время пунийцы захватил многие территории в на Сардинии и в Африке. Дела в последней поначалу шли не очень - Карфагену даже пришлось вновь платить дань. Однако после 480 пунийцы во главе с внуками Магона от Гасдрубала - Сафоном, Ганнибалом и Гасдрубалом, и Гамилькара - Гимильконом, Гисгоном и Ганноном разбили, по Юстину, африканских дикарей: мавров, нумедицев и афров (Циркин датирует эту войну 475-470, и добавляет, что видимо тогда же была подчинена Утика). Очевидно, эти внуки Магона и были героями битв с Гадисом, Массалией и сардами; Гимилькон и Ганнон ещё знамениты путишествиями. Оратор Дион Хризостом среди внуков Магона выделяет Ганнона Мореплавателя, говоря, что именно он превратил карфагенян из тирийцев в ливийцев, т.е. он был главным в завоевании территорий Африки. Победы Магонидов вызывали завесть у остольной аристократии Карфагена, и Юстин пишет, что "семья полководцев стала тяжела для свободы", был создан Совет 104-х; Гисгон сын Гамилькара внук Магона был изгнан в Селинунт.
  
  
  15) Гисгон, сын Гамилькара, внук Магона (V в.). Правил городом с братьями. Изгнан и уехал в Селинунт, где и умер. Не следует смешивать его с Гисгоном, сыном Ганнона, жившим на век позже.
  
  
  16) Ганнибал Магонид - карфагенский полководец, сын Гисгона, внук Гамилькара I, правнук Магона. Во время Пелопонесской войны (431-404 гг. до н.э.), в 409 карфагенская армия (якобы в 100 тыс. человек, вряд ли тогда столько людей жило в Карфагене) по приглашению жителей Сегеста воевавшего с Селинунтом высадилась на западе Сицилии вблизи финикийского Мотия. Ганнибал захватил и уничтожил Гимеру и Селинунт и разорил их окрестности; многие жители были убиты, остальные проданы в рабство. Лишь одному другу детства Эмпедиону он позволил остаться на пепелищах. Под Гимерой он принёс в жертву Баал-Хаммону 3 тысячи греков. Однако, не смотря на это, в его войске началась эпидемия. И всё-таки он продолжал наступать. По примеру ассирийцев он возводил осадные башни, где размещались лучники и пращники. В 408 Гермократ Сиракузский, вернувшийся из Азии с персидскими деньгами, нанял солдат и стал беспокоить карфагенские провинции. Понадобился новый поход, который прибавил к завоеваниям Карфагена Акрагант, Белу, Камарин и основанную на месте разрушенной Гимеры Ферму. Летом 406 карфагеняне взяли сильную крепость крупнейший после Сиракуз город о-ва - Акрагант, стратеги которого были обвинены в предательстве и побиты камнями. Акрагант стал карфагенской крепостью. Греки были бессильны перед гением противника. Так, Диокл, посланный из Сиракуз в Гиммеру с 4 тыс. солдат был разбит и позорно бежал оставив трупы своих солдат без погребения и раненных на глумление врагу. Лето 405 власть в Сиракузах захватил демагог Дионисий, который с 30 тыс. солдат попытался остановить Ганнибала под стенами Гелы, однако проиграл, - карфагеняне захватили и сам город Гелы. Здесь они захватил огромную бронзовую статую Аполлона, которую отправили в Тир. Сиракузы были осаждены, но сильная эпидемия охватила пунийцев, умер от неё и сам Ганнибал (406). Всё же в конце 405 Дионисий запросил мира, по которому у него остались лишь Сиракузы.
  
  
  17) Гимилькон сын Ганнона, внук Гамилькара, правнук Магона - полководец, родственник Ганнибала бен Гисгона Магонида, возглавлял с которым армию (а затем сменил его на посту главнокомандующего) против Сиракуз, которая в 406 г. до н.э. высадилась на о-ве и дошла до Сиракуз, которых и осадила, однако из-за эпидемии Гимилькону пришлось в 405 заключить с Дионисием мир, по которому Карфагену помимо финикийских колоний отходили и греческие города Акрагант, Гимера и Селинунт; Гера и Камарина должны были платить пунийцам дань. В 398 Дионисий послал в Карфаген требование очистить греческие города Сицилии и взял Мотий. В 396 у Панорма высадился Гимилькон и на месте разрушенного Мотия основал Лилибей. На о-ве была восстановлена власть Карфагена, а Дионисий осаждён в Сиракузах после проигранного при Катине морского сражения. Осада была неудачна: болезни, упадок духа вследствие удачных вылазок осаждённых ослабили дисциплину. Бросив наёмников на произвол судьбы, Гимилкон купил у Дионисия свободное возвращение для себя и карфагенян и, вернувшись в Африку подавил восстание ливийцев, захвативших какой-то город и подошедших даже к Карфагену (до 396, когда Гимилькон вынужден был покончить с собой из-за обвинений в провале сицилийской компании, использованной антимагонидской партией).
  
  
  18) Магон - стратег, адмирал и полководец Гимилькона (396). После отплытия Гимилькона оставался в Сицилии (395). Командующий в III карфагенской войне на Сицилии (382-374), был убит в бою (383/82). У Диодора назван царём.
  
  
  19) Магон - полководец, воевавший до 392 с переменным счастьем, и в конце концов, побеждённый Дионисием (но сын Магона Гимилькон сумел взять реванш). Это тот же Магон, что и предыдущий?
  
  
  20) Гимилькон, сын вышеупомянутого Магона. Командующий в III Карфагенской войне на Сицилии (382-374). Сменил своего погибшего отца (382).
  
  
  21) Сунйатон - карфагенский политический деятель, предатель. Во время Третьей войны Карфагена с сиракузским тираном Дионисием, Сунйатон, который по словам Юстина был тогда "самым могущественным" из пунийцев, из ненависти и зависти к Ганнону Великому, см., командующему карфагенской армией, сообщил в письме Дионисию о планах Карфагена и медлительности его полководца, что впрочем особого влияния на ход войны не имело.
  
  
  22) Ганнон Великий I - полководец, воевавший с вышеназванным Дионисием, для войны с которым его в 368 и избрали полководцем. Возглавил армию в Сицилии в 345. в 345 с Ганноном, двинувшимся с армией и флотом в Сицилию, переправились также 300 тяжелых колесниц, свыше 2 тысяч пароконных, видимо легких, колесниц, а также разнообразное оружие, метательные снаряды и военные машины ( Diod . XVI , 67). Его противником в самом Карфагене был Суниат (Сунйтон, см. выше), "самый могущественный" по словам Юстина, который пошёл на предательство сообщив в письме к Дионисию о прибытии карфагенского войска на о-в. Дионисий завладел несколькими городами, в т.ч. Селинунтом, и осадил Лилибей, однако вскоре карфагеняне одержали морскую победу при Эрике. Дионисий умер, и его наследник, Дионисий-мл. заключил мир. Суниат был осуждён. Ганнон навёл порядок и в Африке. Затем он снова отправился на Сицилию, где Дионисию-мл. бросил вызов Гикет. Последний и попросил карфагенской помощи. Ганнон взял Энтеллу, двинулся на Сиракузы и захватил её порт, но был отстранён и заменён Магоном. Но на помощь Сиракузам из её метрополии Коринфа прибыло войско во главе с Тимолеоном, который разбил Магона, захватил Энтеллу, и подошёл к Лилибею, а затем разбил у реки Кримиссе Гасдрубала и Гамилькара, погибло 10 тысяч карфагенских солдат. Тем временем обиженный Ганнон устроил заговор против сенаторов с целью захвата власти, затем был разоблачен и восстал во главе 20 своих тысяч рабов, которых вооружил, но не удачно. Он был убит (распят) почти со всей семьёй. Выжил лишь Гисгон, показавший военный талант; он и продолжил династию Ганнонидов.
  
  
  23) Синал - военачальник, карфагенский наместник Минои, друг Диона (356).
  
  
  24) Магон - полководец в войне с Тимолеонтом, приемник Ганнон Великого, когда тот не сумел помешать высадке в помощь сиракузянам Тимолеона и был отозван в Карфаген. Магон принял участие в сиракузских делах, противодействуя Коринфу, приславшему Тимолеона. Магон прибыл с флотом в Сиракузы на помощь Гикету. Долго сражались карфагеняне под стенами города, но без успеха; наконец Магон решил удалиться с о-ва (343) и покончить с собой, его труп распяли. Тимолеон в 343 нанёс страшное поражение карфагенскому войску при Кримизе.
  
  
  25) Гамилькар, сын Ганнона, брат Гескона. Стратег, казнён.
  
  
  26) Гисгон - полководец, сын Ганнона Великого. Изгнан из Карфагена после смерти отца, но позже сделан полководцем. Ввиду успехов Тимолеона, Гисгон был назначен командующим с неограниченными полномочиями. Он вступил в союз с Гикетом, тираном Катаны Мамерком, разбил отдельные отряды Тимолеона, и в 339 заключил с последним мир, по которому Карфаген сохранил свои владения к западу от р. Галик. Отец Гамилькара.
  
  
  27) Гамилькар - полководец, сын Гисгона. Когда власть в Сиракузах захватил Агафокл началась новая война, и Гамилькар в двух сражениях наголову разбил войска Агафокла (310), заключил союз греками, недовольными Агафоклом и двинулся на Сиракузы, под стенами которой в 309 он проиграл битву, попал в плен и погиб вместе с войском.
  
  
  28) Гамилькар - карфагенский полководец (не сын Гисгона). Когда Агафокл (310 г. до н.э.) стал тираном Сиракуз, началась война между ним и Карфагеном. Гамилькар, посланный в Сицилию для улажения новых греческих неурядиц, был настолько недальновиден, что содействовал водворению в Сиракузах энергичного тирана Агафокла (317), державшегося политики Дионисия Старшего и уже с 315 начавшего вооружаться и нарушать мир. Против Сиракуз образовалась коалиция, но Гамилькар опять сделал ошибку, санкционировав новым перемирием гегемонию Сиракуз над восточной частью о-ва. Вследствие усилий демократической партии Гамилькар был суд тайно осуждён обвинённый в стремлении захватить власть по примеру Агафокла; на его место послан сын его Гисгон. Возможно, Гамилькар командовал карфагенской армией и в 340 году.
  
  
  29) Гисгон бен Гамилькар - карфагенский полководец, сын предыдущего. В 310 г. до н.э. он осадил Сиракузы. Агафокл с 12 тысяч. солдат проскользнул между неприятельскими кораблями и высадился в Африке. Сжёгши корабли, он разбил карфагенское войско и расположился вблизи столицы, которая в ужасе стала умилостивлять богов человеческими гекатомбами. В следующие 2 года дела карфагенян шли очень плохо: в Сицилии Гамилькар бен-Гисгон бен-Ганнон Великий, под Сиракузами, был взят в плен и убит; в Африке Агафокл усиливался, а в самом городе была смута, затеянная стремившимся к тирании Бомилькаром и окончившаяся его казнью. В начале 306 пали Утика и Гиппон, покорены новые области на юго-востоке Архагафом, сыном Агафокла, удалившегося на время в Сицилию. Пользуясь его отсутствием, карфагеняне перешли в наступление, разбили его войско, вернули все его завоевания, победили и его самого после его возвращения. Принужденный бежать от возмутившихся солдат он поторопился заключить мир признав старые границы Карфагена и получив 150 талантов.
  
  
  30) Бомилькар (Бодмилькарт) - карфагенский полководец; племянник Гамилькара; действовал против Агафокла. Бомилькар был в 310 (вместе со своим противником Ганноном) полководцем против Агафокла, был очень честолюбив и старался захватить власть в своём городе в свои руки. Когда Ганнон пал в битве против Агафокла, Бомилькар отступил и отложил исполнение своих честолюбивых планов. Избранный снова своими согражданами полководцем, он старался избавиться от лучших и влиятельнейших граждан тем, что отправил их против Нумидии, привлёк на свою сторону часть войск, в 308 пытался захватить в Карфагене власть для чего двинулся на Карфаген и овладел городом с помощью свирепых казней. Но граждане собрались против него и заставили его оставить город. Окруженный преследовавшими его карфагенянами, он сдался со своими приверженцами и умер на кресте, причём он же упрекал карфагенян в неблагодарности к лучшим гражданам. Собирался перейти на сторону Агафокла, распят на городской площади (308).
  
  
  31) Ганнон - полководец, действовал против Агафокла вместе с вышеописанным Бомилькаром (Бомилькар и Ганнон враждавали с друг другом), но был разбит (310). Затем победил остатки войска Агафокла. Погиб.
  
  
  32) Карталон - командир отряда и правитель территории в Африке во II в. до н.э.
  
  
  33) Магон - карфагенский полководец. В 279 г. до н.э. между Римом и Карфагеном был заключён союз против Пирра. На помощь Риму была отправлена флотилия в составе 120 кораблей во главе с Магоном в Сицилийский пролив из Остии (откуда того вежливо попросили римский сенат). Союзники неудачно попытались взять Регий. Оттуда карфагенский флот отплыл к Сиракузам и блокировал этот город с моря, в то время как финикийская армия приступила к осаде с суши. Магон, якобы желая содействовать установлению мира между Римом и Пирром, а на самом деле пытаясь выяснить планы последнего (карфагенян беспокоили слухи о том, что царь хочет вторгнуться в Сицилию) отправился к эпирскому царю, который разуверившись в возможности победить Рим, весной 276 действительно отплыл с главными силами из брошенного им на расправу римлянам Тарента в Сиракузы, чему не помешал карфагенский флот. Пирр захватил почти весь о-в, кроме Лилибея. Карфаген в нарушение союза с Римом, пытался заключить сепаратный мир с Пирром, предлагая ему всю Сицилию кроме Лилибея, и даже помощь деньгами и флотом для его переправки в Италию, - но Пирр отказался от этого предложения, и приступил к созданию собственного флота (лето 276). Победить ему помешали высокомерие и жесткость с жителями Сицилии. Карфагенская армия вновь появилась на о-ве, хотя и была разбита Пирром. Последний вместо того, что бы идти на Лилибей, отправился в Тарент (276). На его пути встал карфагенский флот, в битве с которым Пирр лишился значительного числа кораблей, - в результате этой неудачи Сицилия отказала Пирру в помощи и отложилась от него. В Италии Пирру также не повезло - он не сумел взять Регий и проиграл римлянам битву при Беневенте (276/75), из Италии он бежал в Грецию, где и погиб (272).
  
  
  34) Ганнон - адмирал. Оказывая братскую помощь греческому народу, его флот занял мессанскую гавань, а войско - городскую цитадель Мессаны (весна 264), опередив римское войско во главе с военным трибуном Гаем Клавдием. Ганнон преградил наглому арийцу путь, и даже захватил несколько римских кораблей. Однако руки Ганнона были связаны приказом не подавать римлянам повода к войне, и поэтому он возвратил захваченные корабли. Хитроумный Клавдий заманил пунийского адмирала на гражданское собрание города, где и арестовал его. Подвергнутый нечеловеческим пыткам Ганнон приказал своему гарнизону отступить, что тот и сделал. За это карфагеняне распяли Ганнона на кресте, а Риму объявили войну. Так началась I Пуническая война.
  
  
  33) Ганнон бен Ганнибал - командующий карфагенской армией и флотом во время I Пунической войны; после вышеописанного конфуза Ганнона, он собрал армию в Лилибее, прибыл в Солунт, оставил там войска, направился в Акрагант. Жители города, ранее подчинившегося Карфагену, были дружелюбно настроены. Ганнон склонил их к более тесному союзу и укрепил цитадель. После этого он вернулся в Солунт. Прибыло посольство от Гиерона. Карфагеняне заключили с ним союз и совместно осадили Мессану; Ганнон запер вход в пролив. Но и армия Гиерона и армия Ганнона были разбиты консулом Аппием Клавдием Каудексом (264).
  
  В 263 обе союзные армии разбил консул Марк Валерий Максим ("Мессанский"), вынудив Гиерона заключить с Римом мир и союз против Карфагена, что в корне изменило в пользу римлян положение не только в Сицилии, но и на море. Ганнон командовал карфагенской армии и во время осады римлянами Акраганта. В 262 консулы Л. Постумия Мегелла и Кв. Мамилия Витула имея 4 легиона (?) приостановили действия по всей Сицилии и осадили в Акраганте армию Ганнибала бен Гисгона (см.). Римляне расположились в 8 стадиях от города. Было время урожая (июнь). Римские воины в беспорядке направились собирать хлеб. Карфагеняне внезапной атакой разбили фуражиров, потом одни атаковали сторожевые посты, другие - лагерь, но были отражены с большими потерями. Римляне стали 2 лагерями. Один располагался к западу от города у святилища Асклепия, другой - с восточной или южной стороны. Лагеря соединили 2 рвами, между которыми через определённые промежутки построили сторожевые укрепления. 5 месяцев римляне блокировали город, отражая мелкие карфагенские вылазки. В Акраганте оказалось заперто не менее 50 тысяч солдат и гражданского населения. Начала ощущаться нехватка продовольствия. Акрагант находился в стороне от моря, как и большинство греческих городов. Это исключало возможность снабжения флотом. В Лилибее высадилась армия Ганнона. Диодор со ссылкой на Филина пишет, что Ганнон имел 50 тыс. пехоты, 6 тыс. конницы и 60 слонов. Орозий даёт пунийцам 30 тыс. пехоты и 1500 конницы, а Полибий - 50 слонов. Последовательность дальнейших событий различается у Полибия и Зонары. По Полибию, войска Ганнона передвинулись в Гераклею и с помощью измены овладели Эрбессом, в котором находились римские склады продовольствия. Затем Ганнон подошёл к Акраганту, разбил римскую конницу и расположился лагерем на холме Тора, в 10 стадиях от противника. 2 месяца прошло в мелких стычках. Положение римлян оказалось тяжёлым из-за голода и болезней. Из Гераклеи Ганнон сразу прибыл к Акраганту. В мелких стычках карфагеняне пытались безрезультатно вызвать врага на бой. Затем у римлян возникли проблемы с продовольствием, т.е. падение Эрбесса следует отнести к этому времени. Римляне стали стремиться к битве, но теперь карфагеняне тянули время. Поставки из Сиракуз позволили римлянам продолжить осаду, а голод в Акраганте принудил Ганнона к активным действиям по деблокаде города. По Полибию, римляне и войска Ганнона сошлись между лагерями. Карфагенская пехота образовывала 2 линии, между которыми располагались слоны. После долгой битвы первая линия карфагенян бежала и увлекла за собой остальных. Армия Ганнона была большей частью истреблена и потеряла почти всех слонов. По Орозию, погибло 11 слонов. Диодор утверждает, что Ганнон дал 2 битвы, а его армия потеряла убитыми 3 тыс. пехотинцев и 200 всадников, пленными 4 тыс. человек, погибло 8 и ранено 33 слона. Т.о., в этой версии армия Ганнона понесла тяжёлые потери, но не была уничтожена. Под 1-й битвой могло подразумеваться конное сражение Полибия. По Зонаре, сначала карфагеняне пытались навязать противнику полевое сражение, а римляне его избегали. Потом у римлян возникли проблемы с продовольствием. Римляне вызывали врага на бой, а Ганнон избегал его, надеясь, что сумеет снять осаду без этого. Мольбы из голодающего города принудили его к активным действиям. Ганнон и Ганнибал договорились ударить одновременно, но консул узнал об этом и расположил часть воинов в засаде. Ганнон атаковал римские укрепления, но в результате удара из засады и из-за палисада потерпел поражение. Атака Ганнибала также оказалась неудачной. Фронтин: "Консул Постумий, когда его лагерь в Сицилии находился в 3 милях от пунического и карфагенские командиры ежедневно выстраивались к бою под самой оградой лагеря, постоянно оборонялся малыми силами, вступая в легкие стычки перед валом. Когда пунийцы, привыкнув к его способу действий, перестали уже с ним считаться, он, подготовив всех остальных на отдыхе внутри лагеря, попрежнему с небольшим отрядом сдерживал напор противника и задержал его дольше обычного; когда же к 6 часам уставшие и изнывавшие к тому же от голода стали возвращаться к себе, он со своими свежими силами обратил в бегство неприятеля, измотанного вышеуказанными трудностями". Остатки армии Ганнона укрылись в Гераклее, а Ганнибала ночью засыпав ров, смогли уйти из Акраганта. Римляне ограничились стычкой с его арьергардом, без боя ворвались в город и разграбили его. Римляне продали свыше 25 тыс. человек жителей города в рабство. Диодор пишет, что со стороны римлян в осаде, копании рвов и сооружение палисадов участвовало 100 тыс. человек. Из них погибло 30 тыс. пехоты и 540 всадников. В 261 карфагеняне оштрафовали Ганнона и заменили его Гамилькаром Паропосским, см.
  
  В 256 Ганнон и Гамилькар Паропосский возглавляют карфагенский флот в битве при Экноме. Римляне решили перенести войну в Африку, для чего была собрана громадная армия, во главе которой были поставлены 2 консула: Луций Манлий Вульзон и Аттилий Регул. Флот состоял не менее чем из 330 военных судов, в основном пентер, лишь флагманские корабли обоих консулов были гексерами; кроме того, было множество транспортных судов. У устья р. Гимеры, недалеко от Экномоса, они нашли 40-катысячную армию, готовую к походу, и посадили её на суда, гл. обр., военные, т.ч. на каждую пентеру, кроме 300 человек гребцов, приходилось ещё 120 легионеров; т.о., экипаж флота, не считая транспортных судов, насчитывал 140000 человек. Карфагенский флот весной отправился в Лилибей. Карфагеняне были уже осведомлены о приготовлениях римлян; флот их состоял из 350 кораблей со 150000 человек экипажа (? при обычной численности экипажа в 375 человек, получается только 131000). Они узнали о выходе римского флота, пошли ему навстречу и встретились с ним у Экномоса. Если не считать Саламинской битвы, на этот раз были собраны самые крупные боевые силы, которые когда-либо участвовали в морском сражении, а именно: 680 кораблей и 290000 человек (или, по другим данным, 650 кораблей и 270000 человек). Римский флот был разделён на 4 эскадры по числу легионов. Двигался он 3-я линиями. Впереди шли первый и второй флоты, возглавляемые 2-я консульскими гексерами, во 2-й линии находился 3-й флот, буксировавший парусные грузовые суда. 4-й флот образовывал 3-ю линию. Перед сражением 1-я, 2-я и 3-я эскадры развернулись в одну линию, а 4-я стала у берега, прикрывая грузовые корабли. Гамилькар с кораблями центра первоначально отступил, увлекая за собой 2 консульских флота, затем развернулся и вступил в битву. Левый фланг карфагенян сковал силы 3-й римской эскадры, а правый фланг, возглавляемый Ганноном, обошёл консульские корабли и атаковал 4-ю эскадру. Карфагеняне прижали половину военного флота и грузовые корабли к берегу, но упорное сопротивление римлян продолжалось. Консулы победили противостоящие им силы и один за другим поспешили назад. Им удалось окружить часть карфагенской эскадры у берега и захватить много кораблей. Остальные бежали. Римляне потеряли 24 корабля, которые все потонули, и ни один не достался неприятелю; потери людьми составили около 10000 человек. Карфагеняне потеряли около 100 кораблей (64 были захвачены вместе с экипажем, более 30 потоплено) и до 40 000 человек.
  
  Видимо этот же Ганнон был побежден Лутацием при Эгусе близ Лилибея (242) и в Карфагене распят на кресте. Некоторое время римляне после поражения их флота от Атарбаса (Адгербала) и Карталона забросили морские силы. Но придя в себя, они построили 200 быстроходных пентер по образцу корабля Ганнибала Родоского (см. выше) и пентера Ганнона, попавшая им в руке там же в 249 (Зонара). С этой армадой в начале лета 242 консул Гай Лутаций Катул отправился в Сицилию. Карфагеняне, поражённые известием о появлении нового римского флота, поспешно собрали все суда, какие только могли, чтобы снабдить припасами Гамиилькара Барку, Дрепанум и Лилибей, которые очень скоро начали ощущать недостаток во всём. К началу 241 они собрали ок. 250 судов, из которых, впрочем, часть была купеческими кораблями; но офицеров, солдат и рабов для работы на веслах не хватало, не оставалось ничего другого, как посадить на суда совершенно необученных людей. Затем на все корабли, в т.ч. военные, было погружено, сколько было возможно, всяких припасов. С этим флотом, в начале марта 241 вышел в море из Карфагена Ганнон, которому было поручено командование им. Ганнон отлично сознавал свою слабость и потому предполагал сперва идти в Дрепанум, выгрузить там с военных кораблей запасы, взять на борт Гамилькара Барку, которого римляне очень боялись, с его храбрыми и искусными солдатами, и затем уже атаковать блокадный флот у Лилибея. Предварительно он зашёл в Гиеру (Maritima), чтобы выждать благоприятного ветра. Катул своевременно узнал о выступлении Ганнона и собрал весь свой флот у о. Эгузы, посадив на него лучших солдат. В то время как показались карфагеняне, дул благоприятный для них свежий западный бриз, который вызвал настолько сильное волнение, что у Катула возникло сомнение в возможности сражаться при таких условиях; но основываясь на полученных сведениях о плохом состоянии неприятельского флота, он всё-таки решился на бой; к тому же, выйдя в море он убедился, что благодаря усиленным упражнениям командиры судов могли отлично держать их в руках и действовать в бою. Он выстроил флот в линию между Эгузой (Фавиньяно) и Форбантией (Бранцо) и двинулся навстречу приближавшимся под парусами при свежем бризе карфагенянам, преграждая им путь. Едва Ганнону удалось выстроить в порядке свой флот раньше, чем он подошёл к римлянам, тем не менее он распорядился убрать паруса и со своими неопытными гребцами - рабами и солдатами, принял бой на веслах. В результате этого боя у о. Эгузы / Эгатских о-вов (241) 50 карфагенских кораблей было пущено ко дну, 70 захвачены вместе с экипажами; остальные 130 спаслись благодаря тому, что перед самым столкновением поставили паруса и ушли в сторону; т.к. ветер дул к северу, они направились назад в Гиеру. На этом I Пуническая война закончилась. Ганнон был распят.
  
  
  35) Боодос - карфагенский "сенатор", адмирал времён I Пунической войны. Когда Гней Корнелий Сципион оказался у Липары (см. ниже) в ловушке, Ганнибал бен Гисгон (см. ниже) именно Боодосу поручил захватить римские корабли, что сенатор Боодес с 20-ю кораблями и сделал: придя ночью, он запер в гавани флот Гнея. На рассвете римская команда бежала на сушу, и оробевший Гней сдался (260).
  
  
  36) Ганнибал бен Гисгон (Ганнибал Старший) - адмирал времён I Пунической войны. Ганнибал двинулся на помощь сиракузянам (263), прибыл в Ксифоний (на мысе у Мегары), но отступил, узнав о римско-сиракузском мире. Вследствие предательства Гиерона, Ганнибал бен Гисгон увёл главные пунийские силы в Акрагант. Этот город Ганнибал в течении 7 месяцев защищал от римлян (262). Римляне не могли взять этот город штурмом, но блокада была тяжела для 50 тысяч осаждённых. Ганнибал посылал в Карфаген за помощью, и тот прислал флот с войсками и слонами и послали их на Сицилию к Ганнону бен Ганнибалу (см. выше). Чтобы им помочь осаждённым, Ганнон высадился подле Гераклеи, отрезав т.о. подвоз припасов для осаждающих и хитростью захватил город гербесян. Т.к. терпели сильную нужду обе стороны, было решено вступить в бой. Римляне победили, но Ганнибалу удалось увести войско к своим кораблям и спастись. Акрагант попал в руки римлян, а вместе с ним и весь о-в, кроме нескольких приморских крепостей, в которых окопался Гамилькар Паропосский, см., сменивший Ганнона.
  
  В 261 были часты морские набеги карфагенян на Италию, во время одного из них Ганнибал был отражён прибрежной охраной.
  
  Ганнибал стоял с флотом в Панормусе и распустил ложный слух, будто жители Липары ждут только прибытия Гнея Корнелия Сципиона, чтобы стать на сторону Рима; слух этот заманил Сципиона к Липаре, где на следующее утро на него напала превосходившая его силами карфагенская эскадра и захватила его со всем отрядом в плен; за что Сципион получил прозвище "ослица" (asina). Но после этого Ганнибал бен Гисгон с 50 кораблями двинулся навстречу главным силам римского флота, которые шли вдоль итальянского берега, но при этом не принял никаких мер предосторожности; вследствие этого, а также и несчастной случайности, карфагенская эскадра, стоявшая, по-видимому, на якоре и не готовая к бою, была захвачена врасплох подходившим в боевом порядке римским флотом и потеряла несколько кораблей. Главные силы римского флота благополучно пришли в Мессану. Здесь Гай Дуилий, передав командование войсками трибунам, принял главное начальство над флотом и двинулся со 130 кораблями вдоль северного берега о-ва, на запад, к Панорму, навстречу Ганнибалу бен Гисгону. Ганнибал вывел ночью флот из Акраганта и шёл навстречу Гаю Дуилию; столкновение произошло у мыса Миле (Милаццо); карфагенский флот насчитывал 120-130 судов и состоял почти исключительно из пентер, а флагманский корабль был гептерой (септиремой), которую карфагеняне захватили у Пирра. Командовал карфагенским флотом этот же Ганнибал бен Гисгон, беззаботность которого незадолго перед тем привела к потере значительного числа кораблей; урок этот, однако, не сделал его умнее; карфагеняне, в течение целых столетий почти безраздельно господствовавшие на море и давно уже не встречавшие равного себе противника, считали себя в полной безопасности; это привело их к чрезмерной самоуверенности и к пренебрежению даже самыми простыми тактическими правилами: они полагали, что одно их приближение должно устрашить и обратить в бегство неприятеля. Ганнибал бен Гисгон опять не выслал вперёд разведчиков; флот его шёл в беспорядке; когда показались римляне, он, имея около 30 кораблей, находился далеко впереди главных сил, и вместо того, чтобы дать последним подойти или хотя бы выстроить в боевой порядок суда, которые были с ним, он с безрассудной смелостью бросился на неприятеля. Карфагеняне заметили на приближавшихся к ним в сомкнутом строю (в каком именно - неизвестно) римских кораблях неуклюжих "воронов". Они, хотя и были удивлены, не приняли никаких мер против них, а ограничились одними насмешками. Однако когда корабли столкнулись нос к носу, римляне тотчас же пустили их в ход. С какой бы стороны карфагеняне ни атаковали - штевень против штевня или проходя вплотную вдоль борта противника с целью обломать ему вёсла - тяжёлые абордажные мостки падали на их палубу и пробивали её острым крюком; по этим мосткам на их корабли, удерживаемые "вороном" тотчас же устремлялись многочисленные легионеры, защищённые от метательных снарядов стенками, щитами и шлемами. Карфагеняне в рукопашном бою далеко уступали римлянам, которые, кроме того, значительно превосходили их численностью; они были не в состоянии долго сопротивляться, и вскоре все 30 кораблей, с которыми Ганнибал бен Гисгон произвёл первую атаку, были захвачены, в т.ч. и флагманский корабль. Адмиралу едва удалось на шлюпке бежать к своим главным силам. Однако он всё-таки не хотел признать сражения проигранным. Т.к. атака с носа оказалась неудачной, он приказал своим кораблям, превосходившим неприятеля в быстроте и поворотливости, окружить римлян, чтобы атаковать их с бортов или с кормы; римляне, однако, оказались настолько искусными, что сумели парировать этот приём, и атакующий везде встречал угрожающего "ворона", который мог поворачиваться в обе стороны приблизительно на 300 градусов. Понеся значительные потери, Ганнибал, не имея больше никакой надежды на успех, прекратил бой и начал отступать, чему Дуилий со своими тихоходными кораблями не мог помешать. Карфагеняне потеряли не менее 50 кораблей, 3000 убитых и 7000 пленных; потери римлян были ничтожны. Т.о., Дуилий в первом же сражении одержал полную блестящую победу. Победа Рима при Милах (260) развеяла миф непобедимости карфагенян на море, что сделало римлян более смелыми на морском театре. Ганнибал с уцелевшими кораблями отплыл в Карфаген и спас жизнь при помощи хитрости: "Должен ли я был атаковать?" - "Да". - "Соответственно этому и получились результаты". С поста Ганнибала всё же сместили.
  
  В 258 Ганнибала вновь назначают адмиралом и доверяют охрану Сардинии вследствии гибели Ганнона, см. Увеличив число своих судов и взяв с собою несколько славных начальников кораблей, он переправился в Сардинию, но там был заперт римлянами во главе с Люцием Корнелием Сципионом в одной сардинской гавани, проиграл морское сражение, потерял большое количество кораблей, и был распят собственными воинами.
  
  
  37) Ганнибал бен Ганнибал - карфагенский полководец, сын адмирала Ганнибала бен Гисгона. Из Лилибея отправлен к кельтам-наёмникам Гимильконом (250): во время осады Лилибея римлянами, некоторые из вождей наёмников составили заговор для передачи города римлянам. Однако ахеец Алексон донёс о заговоре карфагенскому главнокомандующему (Гимилькону, см. ниже), который убедил союзников воздержаться от измены, а затем отправил их с Ганнибалом, который (или его отец?) участвовал с ними ранее в походах и был им хорошо известен.
  
  
  38) Гамилькар Паропосский - карфагенский адмирал и полководец. Сменил после падения Акраганта в 261 на посту командующего Ганнона бен Ганнибала. Уже в том же 261 начались волнения галльских наёмников карфагенян из-за невыплаты жалованья. 4 тысячи человек собралось перебежать к римлянам. Гамилькар послал их для атаки на один город и предупредил об этом через перебежчика Отацилия. Римляне перебили галлов, но понесли большие потери. Возможно, это произошло у Энтеллы на юго-западе Сицилии. После падения Акраганта много городов во внутренней части острова перешло на сторону римлян, но ещё большее число приморских городов отложилось от них из страха перед карфагенским флотом и вследствии ухода консулов. Гамилькар сначала совершил успешный набег на Италию, а затем захватил несколько городов в Сицилии. Среди этих городов, вероятно, оказалась Камарина, т.к. её взятие карфагенянами в 259 Диодор называет вторым. Римляне между назначением Гамилькара и битвой при Терме в 260 осаждают Миттистрат, но, не смотря на осадные машины, взять город они не смогли и отступили после 7 месяцев осады (261 или 260).
  
  В 260, накануне битвы при Милах, когда большая часть римской пехоты сосредоточилась в Эгесте (Сегесте), Гамилькар осадил этот город. На помощь направился римский трибун Г. Калколий, но потерпел поражение и погиб. После битвы при Милах, Гамилькар, находясь у Панорма, узнал, что в римском лагере после морского сражения возникли распри между союзниками и римлянами из-за того, кому принадлежит победа. Получив известие, что союзники распологаются отдельным лагерем между Паропом и Фермами, Гамилькар внезапно со всем войском напал на них в то время, когда они разбевали лагерь и перебил ок. 4 тыс. человек. Поэтому этого Гамилькара и прозвали "Паропосским".
  
  В 259 карфагеняне взяли Мазару на западе Сицилии, вторглись в восточную часть о-ва, с помощью измены овладели Камариной и Энной. Дальнейшее продвижение Гамилькара остановил Флор. Последний осаждал и Миттистрат. В том же году Гамилькар обнёс стеной Дрепан, переселил в него жителей Эрикса, сам город срыл за исключением храма (по другой версии эрикцев выселил Гамилькар Барка ок. 244-43).
  
  В 258 консулы А. Атилий Калатин и Г.Сульпиций Патеркул двинулись к Панорму, в котором зимовали карфагеняне. Последние не приняли сражения. Римляне с ходу штурмом взяли Гиппаны, в 3-й раз осадили Миттистрат, захватили и разрушили его, жителей продали в рабство. Консул А. Атилий Калатин двинулся на Камарину и попал в карфагенскую засаду. 300 воинов отвлекли противника и позволили армии уйти. Отряд погиб, его командир трибун М. Кальпурний Фламм был ранен. Римляне взяли Камарину, Энну, Камик, Эрбесс и Ситтан. Атилий переправился на Липарские о-ва, надеясь захватить город Липары. Гамилькар его опередил и занял город. Римляне его осадили, карфагеняне совершили удачную вылазку.
  
  В 257 римляне вновь совершили набег на Липарские о-ва (Зонара). Консул Гай Атилий у холма Тиндаридского мыса из засады напал на карфагенский флот Гамилькара. Атилий, стоя на якоре у Тиндарида, и увидев мимо проходящий в безпорядке карфагенский флот, приказал собственным командам следовать за передними кораблями, а сам с 10 судами пошёл вперёд. Гамилькар заметил, что часть неприятелей уже в море, часть - только садится на корабли, и что передние далеко ушли верёд. Карфагеняне ударили по римлянам и окружили их кольцом, причём потопили все корабли и едва не захватили консульский корабль; тем временем, подоспел остальной римский флот, потопил 8 и захватил 10 финикийских кораблей. Ничья.
  
  В 256 происходит сражение при Экноме - крупнейшая морская битва I Пунической войны. Командуют в ней Гамилькар Паропосский (командовал левым крылом) и Ганнон бен Ганнибал, - в статье о последнем и описан этот бой.
  
  После поражения при Экноме и высадке римлян в Африке, Гамилькар Паропосский в 256 прибыл на новый театр военных действий из Гераклеи с 500 конницы и 5 тыс. пехоты, и был назначен в числе лидеров обороны. Здесь Гамилькар был взят в плен римлянами, 256.
  
  Его сын Ганнибал - также полководец, см. ниже.
  
  
  39) Ганнибал бен Гамилькар - адмирал времён I Пунической войны, сын Гамилькара Паропосского, триерах (начальник флота), первый друг адмирала Адгербала, см. Когда римляне осадили Лилибей, карфагенские 50 кораблей, посадили на них 10 тыс. солдат, погрузили большие запасы продовольствия и вручили начальство над ними опытному морскому военачальнику Ганнибалу, которому приказали как можно скорее выходить в море на помощь осажденному городу. Ганнибал пошёл к Эгатским о-вам и стал ожидать благоприятного ветра, не будучи замечен римлянами, которые пренебрегали разведкой на море; затем он направился полным ходом в Лилибей, прорвал застигнутый врасплох блокадный флот, который не решился преследовать его из опасения перед мелями, находившимися в проходе и поблизости от него, и без боя, совершенно спокойно, вошёл в гавань; это был 1-й пример прорыва морской блокады, и пример этот служит доказательством отваги и искусства карфагенского военачальника. С вновь прибывшими подкреплениями и с прежним гарнизоном, всего 20000 человек, комендант крепости Гамилькар сделал на другое утро вылазку для уничтожения осадных сооружений; однако римляне ожидали этого и отразили карфагенян, хотя и с большими потерями. Ганнибал, выгрузив все доставленные припасы, в одну из следующих ночей воспользовался береговым бризом и вышел из гавани; и снова без боя прошёл через блокирующий флот и направился в Дрепанум, отстоявший оттуда на расстоянии 14 морских миль к Атарбасу. Судя по всему, этот же триерарх Ганнибал с 30 кораблями совершил успешный рейд на Панорм и захватил там римские запасы хлеба и доставил их в Дрепан (249).
  
  После I Пунической войны, в 249 Ганнибал был назначен с 10 тыс. войска в помощь Гамилькару Барке вместо Ганнона в деле подавления восстания ливийцев и наёмников. Отряды Гамилькара, Ганнибала и Нараваса принули ливийские города один за другим складывать оружие и прекращать сопротивление, а затем осадили в Тунете Матоса. С одной стороны расположился лагерем Ганнибал, а с противоположной - Гамилькар. Последний приказал распять Спендия и его товарищей на крестах. Однако смелой вылазкой Матос разгромил стоянку Ганнибала, самого Ганнибала взял в плен и после изощрённых мучений распял на том самом кресте, на котором погиб Спендий.
  
  
  40) Ганнон - карфагенский адмирал, сменивший на посту адмирала Ганнибала бен Гисгона, см. С ним воевал консул Луций Корнелий; который в 259 предпринял поход на Корсику, взял штурмом Алерию, разрушил её и завоевал весь о-в. Ганнон потерпел поражение, потерял войско и погиб в возникшей давке.
  
  
  41) Ганнон - карфагенский полководец, с которым на Сардинии и Корсике воевал консул Луций Корнелий. После захвата Корсики, Луций Корнелий переправился на Сардинию, отогнали карфагенский флот - победил Ганнибала бен Гисгона, см., двинулся к Ольвии (северо-запад о-ва). Командующим был назначен этот Ганнон. По Флору, Сципион взял и разрушил город Ольвию, но, по Зонаре, римляне свернули операции и не решились дать битву карфагенскому флоту из-за недостатка пехоты. Нападение на Сардинию в 258 окончилось также неудачей; в 257 оно было повторено, и опять не дало результата. Может быть этот Ганнон - одно лицо с Ганноном бен Ганнибалом; и, возможно этот Ганнон пришёл на выручку Бостару во время мятежа наёмников?
  
  
  42) Бостар (Бод'аштарт; Бостор) - полководец времён I Пунической войны. Ему и Гасдрубалу бен Ганнону, см. ниже, доверили очистить Африку от римлян; позднее к ним присоединился Гамилькар Паропосский из Сицилии (259). Однако они были разбиты, т.к. выбрали неудачную местность, неудобную для построения войска, и не дающую возможность использовать слонов и кавалерию. Тогда карфагеняне и пригласили Ксантиппа, разбившего Регула.
  
  Позднее, Бостар был беотархом Сардинии и начальником наёмников в Сардинии. В 240 наёмная армия, услышав о первых успехах своих коллег в Африке, также восстала, причём был убит их собственный командир - Бостар и все карфагеняне. На подавление мятежа прибыл Ганнон, но и его войско восстало (238). Римляне захватили о-в.
  
  
  43) Ксантипп - полководец, разбил экспедиционный корпус Регула. По поражению морского флота пунийцев при Экноме см. выше, римляне высадились в Африке и заняли Клупею. Римляне принялись грабить страну, - од-них только рабов они отправили в рим ок. 20 тыс.; Марк Регул имея 40 кораблей, 15 тыс. пехоты и 500 всадников разбил карфагенское войско в лесистой местности, где пунийцы не могли употребить свои главные силы - слонов и конницу. Города стали сдаваться врагу массами. Карфаген просил мира, но консул хотел слишком много - Сицилию, Сардинию, отказаться от военного флота. Карфагеняне вызвали из Сицилии Гамилькара, и стали соберать наёмную армию, приглашая в неё нумедийских наездников и греков, в т.ч. и Ксантиппа. Весной 255 собравшиеся силами карфагеняне вызвали Регула на бой при Тунете. Численность пехоты у противников была примерно одинаковой, но 4 тыс. всадников и 100 слонов давали карфагенянам уверенное преимущество. Ксантипп начал с того, что бросил свою конницу на неприятельскую, стоявшую по бокам обоих флангов боевой линии, - римские эскадроны были в одно мгновение рассеяны, после чего конница Ксантиппа обошла и окружила римскую пехоту. Римские легионы пошли в атаку на неприятельскую линию, и хотя перекрывающие эту линию слоны удержали напор правого фланга и центра римлян, но их левый фланг, минуя слонов, атаковал наёмную пехоту на правом фланге неприятеля и совершенно её опрокинул, - но именно вследствии этого успеха ряды римлян пришли в расстройство. На главные массы римской пехоты напали спереди слоны, с обо-их флангов и с тыла конница, хотя римляне и выстроились в каре, в конце концов они были разорваны на части и искрошены. Победоносный левый фланг римлян натолкнулся на свежие силы карфагенского центра, где ливийская пехота готовила такую же участь, как какая постигла остальную римскую армию. Т.к. сражение происходило на ровном месте, а пунийская кавалерия была многочисленней и искусней, то римляне были частью изрублены, частью (в т.ч. Регул) взяты в плен (этих пленных, в т.ч. самого Регула, которого жестоко пытали и убили за то, что он советовал Риму продолжать войну), только 2 тысячам римлянам из числа лёгкой пехоты и конницы удалось добраться до Клупеи.
  
  В Клупею прибыл римский флот в 350 парусных судов; по пути он разбил пунийцев у Гермейского мыса, которые потеряли 114 кораблей. Далее римляне ведут себя странно - сами покидают удобную клупейскую базу (тем самым отдают на расправу союзников ливийцев, что конечно плохой сигнал и для сицилийцев), а в пути теряют почти 3/4 кораблей в буре. Очевидно, на самом деле римляне были разбиты на море, почему и вынуждены были эвакуировать из Африки армию. Более того, карфагеняне прибыли с новой армией на Сицилию во главе с Гасдрубалом бен Ганноном (см. ниже), что подтверждает разгром римского флота.
  
  
  44) Гасдрубал сын Ганнона - полководец времён I Пунической войны. Высадился в Лилибее с 30 тысячной армией, имевшей 140 слонов (не имевших в условия Сицилии особой ценности) в 251. Цецилий расположился в Панорме. Фурий со своей армией вернулся в Рим. Гасдрубал, которого обвиняли в пассивности, воспользовался этим и активизировал действия. Он прошёл по пересеченной местности у Селинунта и повернул на север, к Панорму. Было время жатвы. Пассивность консула приободрила карфагенян. Они опустошили земли до самого Панорма и перешли реку, протекающую под городом. Метелл узнал, что в Панорм проникло много пунийских шпионов. С помощью хитрости он сумел их разоблачить. Эта история может указывать на то, Гасдрубал надеялся взять Панорм с помощью пятой колонны. Римляне ответили на это созданием в 254 г. 300 судов, с помощью которых захватили города Панорм, Сол, Кефаледий, Термы и Тиндарис. Консул Цецелий Метел возле Панорма разбил летом 251 армию слонов в битве при Панорме, он спровоцировал противника на сражение. Первоначально консул сделал вид, что не уверен в себе. Он удерживал войска в Панорме и провёл впереди своей стоянки ров огромных размеров. Легковооруженные римляне тревожили противника до тех пор, пока Гасдрубал не выстроил все войско. После этого римляне отступили к стене и рву. Кроме того, Цецилий нарочно поставил на стенах мало защитников, чтобы внушить врагам уверенность. Карфагеняне приблизились к городу, одновременно к берегу приблизился и их флот. Римляне обстреливали слонов, а при их атаке укрылись за рвом. Здесь слоны подверглись мощному обстрелу со стены и из-за рва. Цецилий стоял за воротами против левого фланга карфагенян и постоянно посылал подкрепления своим войскам за городом. Кузнецы регулярно выносили новое метательное оружие и клали его снаружи у основания стены. Слоны обратились в бегство и расстроили ряды карфагенской армии. Свежие силы римлян вышли из города, ударили во фланг и добились полной победы. Атака была предпринята из всех ворот города, карфагеняне были окружены, многие пытались добраться вплавь до кораблей и утонули. По Диодору, в сражении участвовала только часть карфагенской армии. Галльские наёмники напились вина и оставались в лагере. Во время вылазки римляне застали их врасплох и перебили. Римляне предложили свободу тем пленным, которые поймают разбежавшихся слонов. Это согласились сделать нумидийские пленные. За слонами гонялась и римская конница. Карфагеняне потеряли 20 тыс. человек. По Полибию, из 130 слонов римляне захватили на поле битвы 10, остальные разбежались, но после сражения были захвачены. По Евтропию и Орозию, в битве погибло 26 слонов, 104 разбежались и были захвачены. По Периохам и Зонаре, в общей сложности в руки римлян попало 120 слонов, по Диодору - 60, по Флору - около 100. Гасдрубал бежал в Лилибей и был заочно приговорён к смерти. В Риме состоялся пышный триумф Метелла по окончании консульства. В нём прошествовали слоны и 13 пленных военачальников.
  
  
  45) Ганнибал Родосский - карфагенский капитан, человек благородного происхождения, опытный и искусный моряк. Карфагеняне опять в течение долгого времени не получали из Лилибеума никаких известий, которыми они очень интересовались; тогда Ганнибал Родосский предложил один, на своём собственном корабле прорвать блокаду и привезти известие из Лилибея. Он сперва пошёл на один из Эгатских о-вов, Эгузу (Фавиньяно), находившийся в 9-ти морских милях от Лилибеи, а затем воспользовался попутным морским бризом и один, благополучно, днём прошёл мимо блокадного флота. Вскоре его примером стали Пользоваться и другие финикийцы, что принесло громадное облегчение осаждённым в Лилибее. Однако самого Ганнибала Родосского римлянам, с помощью севшего на мель быстроходного финикийского корабля, удалось захватить. Блокада усилилась.
  
  
  46) Гимилькон - полководец времён I Пунической войны, командующий гарнизоном в Лилибее (250-248), - когда римляне с помощью машин разрушили 6 башен Лилибея, ему удалось отразить нападение соорудив позади бреши 2-ю стену. Гимилькон занимался разведкой, пытаясь узнать, нельзя ли поджечь вражеские сооружения, ради чего выдержал частые дневные и ночные стычки с неприятелем. Попытка римлян войти в соглашение с гарнизоном также была предупреждена. Пунийцы ночью сожгли римские машины, вследствие чего римляне отказались от приготовлений к штурму.
  
  
  47) Адгербал (Атарбас) - адмирал времён I Пунической войны. Осада Лилибея затянулась, и консул Публий Клавдий решил напасть на карфагенский флот, охранявший город. Судовые экипажи римлян принимали деятельное участие в осаде и понесли значительные потери; обстоятельство это было известно карфагенскому адмиралу Адгербалу, стоявшеему с флотом в Дрепануме. Для пополнения экипажей к Лилибеуму было прислано сухим путём 10 000 матросов, которых консул Публий Клавдий Пульхер, принявший главное командование в Сицилии, распределил по всем кораблям. Публий Клавдий рассчитывал воспользоваться моментом, пока Адгербал ещё не узнал, что римский блокадный флот снова пополнил свои экипажи и приобрёл (как он полагал) полную боеспособность, и уничтожить неприятельский флот внезапной атакой его в Дрепануме. С этой целью он вышел ночью со 123 кораблями (некоторые авторы называют гораздо большую цифру) из Лилибеума, рассчитывая пройти вдоль берега в кильватерной колонне и на рассвете войти в гавань Дрепанума, отстоявшую всего в 14 морских милях; однако отряд сильно запоздал. Кроме того, Клавдий сделал промах, поставив свой флагманский корабль в самом хвосте длинной колонны, т.ч. лишился возможности иметь общее наблюдение и фактически выпустил управление эскадрой из рук. Вследствие этого, хотя наступление римского флота действительно озадачило Адгербала, он, тем не менее, успел посадить людей на суда; он стал во главе своего флота, и, чтобы не быть атакованным в тесном месте, повёл его в кильватерной колонне из гавани, вдоль тянущихся к западу отмелей и островков, в открытое море; затем он повернул влево и пошёл к югу, вдоль берега, параллельно шедшей к северу римской кильватерной колонне, и прошёл мимо всей этой колонны до последнего её корабля. Тем временем корабль, возглавлявший колонну, не руководимый консулом и следуя полученному ранее приказанию, вместо того, чтобы атаковать карфагенян или идти за ними, стал входить через узкий проход в тянущуюся к востоку гавань. Клавдий заметил, наконец, что рассчитанный им удар не удался и что карфагенский флот, вместо того, чтобы оказаться запертым в гавани, грозит обойти и атаковать его в море, приказал повернуть кругом и выстроиться против неприятеля в боевом порядке; но тут, при попытке выйти из тесной гавани через узкий проход, в то время, как другие корабли продолжали ещё входить в неё, произошло большое замешательство, вызванное тем, что на веслах работало большое число новых неумелых людей. Корабли сталкивались друг с другом так, что некоторые из них ещё до начала сражения вышли из строя. Между тем, корабли ещё не вошедшие в гавань стали выстраиваться развернутым фронтом у самого берега, очень отлого спускавшегося в море, причём, корма их оказалась так близко к берегу, что при малейшем движении назад корабли должны были неминуемо сесть на мель; выходившие из гавани корабли, насколько было возможно пристраивались к этому фронту. Раньше, чем закончилось это построение, Адгербал повернул свои корабли одновременно на 8 румбов (90 градусов) влево и атаковал римлян. Сближение противников произошло, т.о., штевнями; если бы строй был в полном порядке и при нормальных обстоятельствах, римляне имели бы возможность отразить неприятеля посредством абордажных мостков, как это случилось ранее при такой же обстановке; но во-первых, правый фланг их находился в беспорядке, и некоторые корабли уже были повреждены, что повлияло на их способность маневрировать; во-вторых, способность маневрирования и всех остальных римских кораблей была неудовлетворительной вследствие того, что на веслах было много новых, совершенно неумелых людей; в-третьих, римские корабли были лишены возможности приходить друг другу на помощь, и каждый из них должен был сражаться на своём месте, т.к. при движении вперед они подвергались неприятельской атаке со всех сторон, а при движении назад рисковали сесть кормой на мель; для того же, чтобы сделать обход сзади, не хватало места; и, наконец, в-четвертых, не было надлежащего руководства, т.ч. с самого начала возникла растерянность. Карфагеняне, наоборот, имели позади себя свободное море, могли беспрепятственно передвигаться и, по мере надобности, могли сосредотачивать свои силы; они могли входить в промежутки между неприятельскими кораблями и атаковать один корабль 2 или 3 судами одновременно с разных сторон. Вследствие этого сражение вскоре приняло неблагоприятный для римлян оборот: несколько кораблей, которые выдвинулись вперёд для атаки, были потоплены, другие сели на мель или наткнулись на скалистые островки; больше всего пострадал правый фланг, против которого карфагеняне бросили основные силы. Хотя консул и спасся, т.к. прежде всех обратился в бегство, но финикийцами были взяты 93 корабля, т.е. более чем 3/4 осадной эскадры вместе с находившимися на них лучшими отрядами легионеров (вместе с экипажем 40 000 человек; по другим сведениям, пунийцы захватили 137 кораблей, экипаж которых должен был доходить до 50 000 человек). (249 г. до н.э.).
  
  
  48) Карфалон (Карталон) - адмирал времён I Пунической войны. В 254 он захватил Акрагант - город был сожжён, стены разрушены, уцелевшие жители укрылись в храме Зевса Олимпийского.
  
  В 249, после вышеописанной победы над Клавдием под Дрепаной, Адгарбал отправил Картолона, одного из начальников эскадр, со 100 кораблями в Лилибей для уничтожения остатков блокадного флота. Картолон подошёл на рассвете к Лилибею, захватил несколько римских кораблей, другие (вероятно, стоявшие на мели) поджог и, т.о., открыл осаждённому городу сообщение с морем; вслед за тем, услышав о приближении нового римского флота, ушёл, следуя вдоль южного берега. В то время, как Клавдий ушёл к Лилибею, 2-й консул 249, Луций Юний, с большим транспортным флотом для снабжения припасами армии, осаждавшей этот город прибыл под сильным прикрытием в Мессану; здесь к нему присоединились другие корабли, т.ч. весь флот состоял из 120 военных и почти 800 транспортных судов. Из Мессаны они пошли в Сиракузы, где надо было взять ещё запасы зерна. В виду спешности дела, к Лилибею были отправлены вперёд квесторы с половиной транспортного флота и эскадрой пентер. Картолон подстерёг их и настиг недалеко от Эномоса, но квесторы были уже предупреждены высланными вперёд разведочными судами, и, считая себя слишком слабыми, чтобы принять сражение, успели укрыться в бухте небольшого дружественного римлянам городка Финтиаса. Они немедленно добыли имевшиеся в городе метательные машины, установили их на скалистых выступах, окружавших бухту, и, т.о., устроили для защиты флота береговую батарею. Картолон её атаковал, но встретив серьёзное сопротивление, и убедившись в силе оборонительных сооружений, удовольствовался захватом нескольких кораблей, а затем стал для наблюдения на якорь, недалеко к востоку от города. Он организовал наблюдение за всем происходящим при помощи разведочных судов, от которых вскоре узнал о приближении со стороны мыса Пахинуса консула Юния со 2-й половиной флота. Чтобы не быть вынужденным сражаться сразу с обеими частями флота, которые вместе превосходили его численностью (120 кораблей против 100), он немедленно снялся с якоря и пошёл навстречу Юнию, который ничего не знал о положении квесторов у Финтиаса. Он встретил его у Камарина и, т.к. Юний тоже не желал вступать в бой, вынудил его стать на якорь у скалистого берега. Атаковать римлян на этом месте Картолон счёл неудобным и стал на якорь посередине между обоими римскими флотами, т.ч. мог наблюдать за ними и получать от своих разведочных судов сведения о том и о другом. Между тем, появились признаки приближавшейся неблагоприятной погоды, и ветер задул с ю.-з. Опытные карфагеняне оставались на месте, пока опасность ещё не угрожала, а затем своевременно снялись с якоря и ушли в открытое море; пользуясь попутным ветром, они обогнули мыс Пахин и стали в безопасности у восточного берега. Оба римских флота, ничем не защищенные от бури, были выброшены на берег и погибли; не спасся ни один корабль. Диодор иначе сообщает об этих событиях, по нему римский флот, запертый у побережья Гелы возле города Финтия, был разгромлен Карталоном, причём карфагеняне вывели из строя 50 транспортных судов, по-топили 17 и повредили 13 военных кораблей Он же в 249 прибыл в Сицилию с 70 военными кораблями и таким же количеством транспортов. Получив от Атарбаса ещё 30 судов, он совершил удачное нападение на римский флот у Лилибея. Он потопил или сжёг несколько римских кораблей, 5 захватил. Когда римские воины спешили на помощь флоту, войска Гимилькона (см. выше) осуществили вылазку из города.
  
  После описанной победы над Юнием (погибло 103 корабля вместе с экипажем) римские гарнизоны заняли вершину горы и проход к ней от Дрепана. Консул укрепил Эгиталл (Акелл) и оставил там 800 человек. Карталон ночью переправил войска и отбил Эгиталл. Часть римлян погибла, другие отступили в Эрикс, который обороняло 3 тыс. человек. Карфагеняне не только отбили Эгиталл, но и пленили самого Юния. Фрагменты Диодора сообщают далее, что в морском сражении у римлян погибло 35 тыс. и много попало в плен, но не ясно, имеется ли ввиду новое сражение, или это относится к предыдущим боям. Сенат отозвал Клавдия, Клавдия Пульхра же предали суду и оштрафовали. В 248 Консулы Г. Аврелий Котта и П. Сервилий Гемин продолжали операции против Лилибея и Дрепана, блокировали действия карфагенян, опустошали земли их союзников. Припасы они получали по суше. Карталон безрезультатно действовал в Сицилии, совершил набег на Италию, но отступил из-за приближения городского претора. В это время произошло волнение карфагенских наёмников из-за невыплаты жалованья. Часть из них сослали на пустынные о-ва или отправили в Карфаген. Остальные оказались на грани мятежа, но были ночью перебиты или утоплены Гамилькаром Баркой, преемником Карталона.
  
  
  49) Бостар (Бод'аштарт) - офицер у Гамилькара Барки. По словам Диодора, он ослушался запрета Гамилькара грабить и попал в засаду, потеряв много людей. Этот Бостар в конце концов попал в плен к римлянам.
  
  
  50) Гисгон - комендант Лилибея (241) времён I Пунической войны, известен тем, что после поражения Карфагена в войне, он благоразумно решил отправлять воинов в Карфаген относительно небольшими партиями через определенные промежутки времени, не допуская скопления в городе огромного количества хорошо вооруженных людей, уже утрачивающих всякое представление о дисциплине и порядке. Это, однако, из-за глупости бюрократии не помогло, и наёмники взбунтовались. Карфагеняне доверили Гисгону вести с ними переговоры. Гисгон явился в Тунет морским путём и приступил к раздаче денег. Обращаясь к командирам и рядовым солдатам, он снова и снова призывал их не бунтовать, сохранять верность Карфагену, который платит им жалованье. Однако лидеры восстания, понимавшие что их ждёт пошли на обострение конфликта. Саботаж организовывал кампанец Спендий, беглый раб, отличавшийся большой физической силой и мужеством. По словам Полибия, он опасался быть выданным своему господину и казнённым в соответствии с римскими законами. Вместе с ним действовал и ливиец Матос - с самого начала, как говорит Полибий, один из наиболее активных противников соглашения с карфагенянами. Они всячески подстрекали толпу на бунт, и выводили из себя Гисгона, который не выдержав общения с варварами бросил им в лицо в ответ на требование денег фразу "требуйте жалованья у своего предводителя Матоса!". Ливийцы арестовали Гисгона и 700 его спутников, разграбили деньги. Матос, Спендий и Автарит организовали мучительную казнь Гисгона и его коллег, находившихся в руках повстанцев, и вопреки обычаям своего времени отказались выдать их тела для погребения. Посланникам карфагенских властей они объявили, что все пунийцы, которые попадут в плен к повстанцам, будут преданы смерти. Связав, т.о., мятежников круговой порукой, Матос, Спендий и Автарит рассчитывали заставить своих воинов добиваться победы во что бы то ни стало, отказавшись от всяких надежд на примирение с карфагенянами (240).
  
  
  51) Ганнон Великий II - карфагенский политический и военный деятель. Антибаркид. Воевал в Ливии с нумидянами и ливийцами. Во время I Пунической войны захватил Тевесту (Гекатонпил) в Африке. Не ранее 247 в очередной раз вспыхнуло антикарфагенское восстание в Ливии. На его усмирение послали Ганнона, он обучил армию, затем выступил против мятежников и принудил к капитуляции Гекатомпил (Гекантонпил), взял 3 тысячи заложников, но не тронул остальных жителей. Будучи правителем Ливии пытался договорится с восставшими после I Пунической войны наёмника-ми ссылаясь на трудное положение Карфагена, тяжесть податей, которые приходится взыскивать, и настаивал на том, чтобы наёмники согласились отказаться от части жалованья. Это вызвало ещё большее обозление мятежников, которые к тому же с ним не воевали. Разделив свои силы на 2 части, повстанцы осадили крупнейшие пунийские города в непосредственной близости от Карфагена - Утику и Гиппон Гиппакрит, отрезав тем самым Карфаген от Африканского материка. В городе шла лихорадочная подготовка к войне: поспешно собирали новые наёмные войска, мобилизовали граждан, обучали всадников, заново оснащали боевые корабли. Командующим пунийской армии и стал Ганнон, несмотря на его неудачные переговоры. Ганнон с войсками и более 100 боевых слонов двинулся к Утике где получив катапульты и другое тяжёлое вооружение, пошёл на приступ лагеря мятежников. Слоны прорвали линию обороны, и повстанцы бежали, закрепившись неподалеку на холме. Но в этот момент Ганнон, не позаботившись о закреплении победы, об организации лагеря и обороны, удалился в Утику на отдых, а его солдаты разбрелись по местности. Повстанцы напали на них и захватили весь обоз Ганнона вместе с вооружением, полученным из Утики. Несколько дней спустя вблизи Горзы Ганнон опять упустил возможность разгромить противника. Полибий объясняет его поведение тем, что он привык воевать с ливийцами, которые, потерпев поражение, обращались в бегство и отказывались от продолжения борьбы. А между тем Ганнон имел дело с опытными воинами, привыкшими после отступления переходить в контратаку. Командование новыми контингентами пунийских войск было передано Гамилькару Барке. Ганнон и Гамилькар оканчательно разбили восставших; Матос попал в плен и казнён; Гиппон и Утика, присоеденившиеся к мятежникам, капитулировали (241-239 гг. до н.э.). Он якобы дожил и до II Пунической войны, и критиковал Ганнибала.
  
  
  52) Наравас - карфагенский полководец. Нумидиец. Родом из знатной, видимо ливо-финикийской семьи, страстно влюблённый в карфагенян, он перешёл с 2 тыс. всадников на сторону Карфагена во время войны с наёмниками и ливийцами. Гамилькар Барка выдал за него свою дочь.
  
  
  53) Гасдрубал Красивый - преемник, зять и любовник Гамилькара Барки, защитник его в сенате, в качестве наварха руководил карфагенским флотом, участвовал и в сухопутных битвах. В 230 подавил восстание нумедийцев, перебив 8 тыс. человек,10 тыс. взяв в плен, на остальных наложив подать. Попытался захватить власть в Карфагене. Возглавив после гибели Гамилькара (229/28) армию, объеденил её и во главе 50 тысяч солдат, 6 тысяч конных и 200 слонов он отомстил ориссам за смерть Гамилькара и продолжил захват Иберийского п-ова. Женился на испанской цапице, и стал называться верховным вождём иберов, стратегом автократором. Основал Новый Карфаген. Его дворцом восхищался Полибий. Последний передал рассказ Фабия Пиктора о том, что Гасдрубал захватил власть в Испании. Когда армия после смерти Гамилькара выбрала своим командующим его зятя, последний отправился в Карфаген и попытался совершить там переворот, отменив конституцию и навязав монархию. Однако олигархи, державшие в своих руках Совет Старейшин, провалили эту попытку, и Гасдрубалу пришлось вернуться в Испанию, где он правил как царь. Этот рассказ (хотя бы в той его части, что Гасдрубал правил как независимый царь) подтверждает то, что именно к нему, а не в Карфаген прибыли послы римского сената (226). Договор признавал финикийские завоевания на п-ове, но запрещал пунийцам "с оружием в руках переправляться через реку Ибер". Полибий объясняет мягкость римлян занятостью проблемой с галлами и кельтами. В 221 Гасдрубал был убит неким варваром, отомстившим за казнь своего господина. Осиротевшую пунийскую армию возглавил Ганнибал Барка.
  
  
  54) Магарбал бен Гимилькон - офицер Ганнибала Барки; руководил осадой Сагунта, дал врагу несколько успешных сражений и с помощью 3-х таранов разрушил часть стены. Уже в Италии Ганнибал поручил ему с 500 нумидийцами совершать набеги на лояльные Риму народы, не задевая галлов. При Тразименском озере (21 июня 217) он во главе конного отряда иберов и копейщиков накрыл бежавших с поля боя 6000 римлян. Магарбал дал глупым римлянам честное слово, что отпустит их, если те сдадут оружие, но когда те выполнили это требование, мудрый Ганнибал бросил их в оковы на пытки и казнь. Спустя несколько дней после этой битвы, Магарбал со своей конницей разбил 4 тысячи римских всадников, посланных Сервилием из Римини на подмогу Фламинию, но опоздавших к сражению (2 тыс. римлян убил, остальных пленил). Магарбал также занимался во главе нумидиской конницы опустошением области Италии. В битве при Каннах (2 августа 216) командовал правым флангом карфагенской линии, возглавляя карфагенскую конницу (1 тыс. всадников). После победы при Каннах, предлагал Ганнибалу немедленно двигаться на Рим. Он сказал Ганнибалу, нерешившемуся на осаду Рима: "ты умеешь побеждать, но пользоваться победой не умеешь". Магарбал участвовал и в осаде Кассилина, но римляне отразили его атаку.
  
  
  55) Ганнон - офицер Ганнибала Барки, которому последний перед переправкой через Пиренеи оставил 10 тысяч пехотинцев, 1 тысячу всадников и назначил его префектом нелояльного пунийцам племени баргусиев в Северо-Восточной Испании, к северу от Эбро. Ганнону вероятно было поручено удерживать проходы через Пиренеи. Гней Сципион добрался до Эмпорий, где встал с войском, и оттуда совершал набеги. Тогда Ганнон вышел к Киссе и дал римлянам сражение, которое Сципион легко выиграл, захватив богатые трофеи.
  
  
  56) Бостар (Бостор) - комендант Сагунта (II Пуническая война), заведовавший среди прочего охраной за знатными испанскими заложниками (217). Когда появились братья Сципионы, как пишет Тит Ливий, только эти заложники удерживал народы Испании от союза с римлянами, "к которому те склонялись, но не хотели оплачивать своё отпадение кровью своих детей". Тогда один испанец некий Абелукс, перешедший от службы карфагенянам к римлянам, сумел обмануть Бостара, "человека не столь проницательного, как другие пунийцы", и освободить заложников, в результате чего только зима помешала испанцам восстать против пунийцев.
  
  
  57) Магон - комендант Нового Карфагена, который оборонял против Публия Сципиона. Магон (отмечу, что основные силы карфагенян были примерно в 10 днях пути от города), разместил своих воинов так: 2000 горожан - непосредственно против римского лагеря, 500 - в акрополе и ещё 500 - на холме внутри города. Все остальные должны были служить резервом и бежать на помощь туда, где обстоятельства сложатся не благоприятно для осажденных. Затем Магон приказал распахнуть ворота и вывел солдат навстречу врагу. Сципион велел своим воинам немного отступить, чтобы сражение происходило в непосредственной близости от римского лагеря и можно было бы легко доставлять подкрепления. В бою сказалось подавляющее численное превосходство римлян. Непрерывно вводя в бой всё новые контингенты, Сципион вынудил карфагенян к отступлению, перешедшему в бегство. Римляне едва не ворвались в город на плечах неприятеля; их остановил только в высшей степени некстати данный сигнал к отступлению. В Новом Карфагене началась паника. Многие воины бросили свои посты на стенах, и Сципион, решивший воспользоваться их смятением, начал общий штурм. Однако стены города оказались для осаждавших слишком высокими; лишь немногие лестницы были с ними вровень; воины не могли взобраться на стены, падали вместе с лестницами, срывались с лестниц от головокружения, и Сципион вынужден был остановить бой, а потом снова начать его со свежими силами. Однако Сципиону повезло: в результате отлива часть города оказалось незащещённой перед самой городской стеной, находилось озеро, уровень воды в котором уменьшался во время отлива; к тому же и ветер гнал воду из озера через подземные протоки в море. По его дну можно было легко подойти к стене. Осаждённые, уверенные в том, что эта часть стены не-доступна врагу, увели оттуда войска в пункты, где, казалось, возникла непосредственная опасность. В результате римский отряд сумел без боя преодолеть стены, бросился к воротам, вокруг которых шла наиболее ожесточенная схватка, ударил с тыла по оборонявшимся и приведя карфагенян в замешательство взломал замки и распахнул створки ворот. Магон пытался некоторое время защищаться в акрополе; римляне пока истребляли горожан на улицах. В конце концов Магон сдался со всем гарнизоном, кроме него в плен попали человек 15 карфагенских сенаторов. Римляне захватили в Новом Карфагене 276 золотых патер (чаш), каждая примерно по фунту весом; 18300 фунтов серебра, много серебряных сосудов; 400000 модиев пшеницы (1 модий = 8,7 литра), 270000 модиев ячменя; 63 транспортных корабля, некоторые из них с грузами. (210 или 209 г. до н.э.).
  
  
  58) Гамилькар бен Гисгон - комендант о-ва Мелиты (Мальты) в начале II Пунической войны. Консул Тиберий Семпроний Лонг напал на него, и Гамилькар бен Гисгон вместе с пунийским гарнизоном (ок. 2 000 воинов) позорно сдался в плен без боя (218).
  
  
  59) Гиппократ и Эпикид - пунийцы по матери, вместе с Архимедом возглавили оборону Сирокуз от римлян. Летом 214 Гиерон отправил отряд из 2000 солдат под командованием Гиппократа и Эпикида, чтобы овладеть городами, в которых находились римские гарнизоны. Сам царь во главе 15-тысячной армии двинулся к Леонтинам - одному из крупнейших и стратегически весьма важных городов в глубине Сицилии, северо-западнее Сиракуз. Вскоре Гиерон был убит. Гиппократ и Эпикид обратились к сиракузскому совету с просьбой дать им способ вернуться к Ганнибалу и, т.к. по всей Сицилии бродят вооружённые римляне, предоставить им охрану на отрезок пути до Локр. Такие их речи и намерения целиком соответствовали желаниям совета, который хотел удалить их из города. Совет решил пойти навстречу Гиппократу и Эпикиду, но сиракузские магистраты не торопились выполнить этого решения, и агенты Ганнибала получили время для осуществления своего замысла. Гиппократ и Эпикид начали вести антиримскую агитацию в демократических кругах, среди воинов и перебежавших в Сиракузы римских моряков. Клика, пришедшая к власти после убийства Гиеронима, говорили они, хочет отдать город в руки римлян и, воспользовавшись их поддержкой, стать единоличным хозяином Сиракуз. Настроениями, которые искусно сеяли в Сиракузах Гиппократ и Эпикид, воспользовался Андранодор - один из вдохновителей антиримской политики Гиеронима, решившийся совершить государственный переворот вместе с Фемистом, женатым на дочери Гелона, сестре Гиеронима. Хотя заговор не удался, а Фемист и Андранодор были убиты, их дела пошли на пользу Гиппократу и Эпикиду: на дополнительных выборах они были введены в коллегию верховных магистратов вместо погибших заговорщиков.
  
  Тем временем у Мурганции появился римский флот в 100 кораблей, в Сицилию приехал Марцелл. К мысу же Пахин подошёл карфагенский флот. Узнав об этой акции карфагенского правительства, свидетельствовавшей, что оно предполагает оказать своим сторонникам в Сиракузах действенную помощь, Гиппократ и Эпикид возобновили антиримскую кампанию, обвиняя - теперь уже своих коллег - в сговоре и намерении сдаться Риму.
  
  Гиппократ получил приказание вести в Леонтины отряд перебежчиков; к нему присоединились и наёмники, служившие во вспомогательных подразделениях сиракузской армии. Всего под его командованием оказалось 4000 человек. Свою деятельность в Леонтинах, население которых было настроено резко враждебно к римлянам, Гиппократ начал с нападений, сначала тайных, на римские владения Когда Аппий Клавдий прислал гарнизон для защиты пограничных с Леонтинами районов, Гиппократ атаковал одну из застав и перебил много воинов. Марцелл немедленно обратился в Сиракузы: мир вероломно нарушается; он не может быть сохранен, если не будут высланы из Сиракуз и вообще из Сицилии Гиппократ и Эпикид. Эпикид, видя явную для себя опасность, прискакал в Леонтины, чтобы присоединиться к брату. Немного погодя там же появилось и сиракузское посольство. Послы обратились к местному народному собранию с упреками по поводу нападения на римскую заставу. Они требовали, чтобы и Гиппократ и Эпикид отправились в Локры или куда хотят, но покинули бы Сицилию. Однако сиракузяне столкнулись с серьезным сопротивлением. Обращаясь к населению Леонтин, Эпикид кричал, будто Сиракузы заключили договор с Римом так, чтобы сохранить под своей властью территории, которыми раньше владели цари, а значит, и Леонтины. Леонтины вправе обрести свободу, поэтому они должны добиваться, чтобы подобное условие из римско-сиракузского договора было изъято, или же вообще не признавать договор. Сиракузяне услышали в ответ на свои требования, что никто не давал им полномочий заключать от имени Леонтин договор с Римом и что они, Леонтины, не связаны чужими союзническими отношениями. Этот ответ сиракузское правительство сообщило Марцеллу, добавив, что Леонтины не признают власть Сиракуз, и что римляне могут, следовательно, не нарушая условий союза, воевать с Леонтинами, и что, наконец, Сиракузы также примут участие в этой кампании, если им будет гарантировано после победы обладание мятежным городом. Со своей стороны сиракузское правительство назначило награду за головы Гиппократа и Эпикида, оценив их на вес золота. Решительным ударом римские войска захватили Леонтины; Гиппократ и Эпикид бежали в Гербес. Сиракузяне, пославшие отряд в 8000 воинов, опоздали, однако то, что они услышали о судьбе города, попавшего в лапы к римлянам, повергло их в ужас: в Леонтинах перебиты все - и воины, и мирные жители; там не осталось в живых ни одного взрослого гражданина; город разграблен и добыча роздана воинам. Сиракузяне повели свой отряд в Мегару Гиблейскую (городок на морском берегу, несколько севернее Сиракуз) и потом сами с немногими всадниками поскакали к Гербесу - в глубь Сицилии, на запад, рассчитывая среди всеобщего замешательства без особого труда овладеть городом. Замысел этот не удался, и на следующий день сиракузяне подтянули к Гербесу из Мегары все свои войска. Положение Гиппократа и Эпикида казалось безнадежным. Тогда оба авантюриста приняли смелое решение - сдаться сиракузским воинам. Приняты они были с огромным энтузиазмом; попытка арестовать Гиппократа вызвала столь бурную реакцию, что сиракузские военачальники Сосид и Диномен должны были отступиться. Гиппократу удалось убедить перебежчиков из римской армии, служивших у сиракузян, что сиракузкие власти одобряют кровавую расправу, которую Марцелл учинил в Леонтинах. С трудом Гиппократ и Эпикид смогли удержать солдат от немедленного нападения на командиров. Сосид и Диномен бежали. Тем временем Гиппократ и Эпикид послали в Сиракузы вестника, который должен был сообщить совету все то, что совсем недавно узнали сиракузские воины о судьбе Леонтин.
  
  Гиппократ и Эпикид проникли в Сиракузы: народ открыл им ворота. Часть аристократии, враждебная им низвергнута: магистраты бежали в Ахрадину, но и она пала при первом же штурме. Те из магистратов, кто не скрылся во время смятения, погибли. На следующий день было провозглашено освобождение рабов, а из тюрем выпустили заключённых. Так, опираясь на демократическое движение в Сиракузах, Гиппократ и Эпикид снова пришли к власти и были повторно избраны верховными магистратами.
  
  Получив известия о том, что происходит в Сиракузах, Марцелл двинул свои войска из Леонтин к Сиракузам. Избрание Гиппократа и Эпикида римское правительство могло воспринять только как верный признак окончательного превращения Сиракуз в союзника Карфагена; когда Аппий Клавдий отправил было морским путем своих послов в Сиракузы, сиракузяне сделали попытку их захватить в плен, так что послы едва спаслись бегством. Но Марцелл вновь начел. Чтобы не допустить римлян в Сиракузы, Гиппократ и Эпикид вышли из ворот; здесь, у городской стены, состоялся обмен краткими речами. Глава римского посольства заявил, что он принес сиракузянам не войну, но помощь и защиту тем, кто, спасшись от резни, бежали к римлянам, а также тем, кто, объятые ужасом, были вынуждены терпеть рабство; римляне не оставят безнаказанным позорное избиение своих союзников; если тем, кто к ним (римлянам) бежали, будет позволено безопасно возвратиться на родину, если будут выданы зачинщики убийств, если будет восстановлена в Сиракузах свобода и законность, войны не будет; если же этого не произойдет, Рим объявит войну. Т.е, римские послы потребовали восстановить в Сиракузах власть проримски настроенных аристократических кругов, выдать на расправу Гиппократа, Эпикида и их сторонников. Естественно, что на такого рода соглашение новые сиракузские правители пойти не могли, и Эпикид коротко заметил: он бы отвечал, если бы у послов было поручение к нему; пусть послы возвратятся, когда власть над Сиракузами окажется в руках тех, к кому они пришли; если же римляне начнут войну, то сами по ходу дела поймут, что осаждать Сиракузы - это не то же самое, что осаждать Леонтины. С этим Гиппократ и Эпикид покинули послов и приказали запереть ворота.
  
  Римляне начали штурмовать Сиракузы одновременно с суши и с моря, но натолкнулись на совершенно неожиданное сопротивление, организованное одним из крупнейших учёных - Архимедом. О его изобретениях, служивших обороне города, Я говорить не буду, ибо эта страница Истории принадлежит грекам и выходит за рамки Моего труда.
  
  Ганнибал, когда к власти в Сиракузах пришли Гиппократ и Эпикид послал в Карфаген Гимилькона и послов Гиппократа с письмом, призывавшим к завоеванию Сицилии. Когда Гимилькон захватил Гераклею Минойскую и Акрагант, сиракузяне разделили армию на 2 части: одна под командованием Эпикида осталась для охраны Сиракуз, а другая во главе с Гиппократом (10000 пехотинцев и 5000 всадников) ночью покинула город, чтобы двинуться на соединение с Гимильконом, и пока расположилась недалеко от Акриллы. Там в трудах по устройству лагеря сиракузян застал Марцелл, возвращавшийся от невзятого Акраганта; пехота Гиппократа была без особого труда окружена римлянами, однако отряд всадников вместе с командиром ускакал в Акры. Несколько дней спустя Гимилькон и Гиппократ объединились и подошли к р. Анап; они остановились примерно в 8 милях от Сиракуз. В сиракузскую гавань вошла карфагенская флотилия {55 "длинных" кораблей) под командованием Бомилькара. Римляне послали 30 квинкверем, высадивших в Панорме ещё один легион. Гимилькон искал с ним встречи, но ошибся в расчетах: пунийцы двинулись в глубь острова по дороге, которую римское командование, казалось, должно было избрать для перехода к Сиракузам, но римляне в сопровождении флота шли морским берегом к мысу Пахин, куда им навстречу прибыл Аппий Клавдий. Бомилькар, опасавшийся численного превосходства римлян на море, увёл свои корабли в Африку. Все попытки Гимилькона сразиться с Марцеллом ни к чему не привели: римский командующий искусно уклонялся от боя. Тогда Гимилькон отправился в глубь Сицилии, предоставив римлянам осаждать Сиракузы. 1-й владычество Карфагена в Сицилии признала Мурганция, выдавшая Гимилькону неприятельский гарнизон. Это событие побудило и другие города Сицилии изгонять римских солдат или выдавать их карфагенянам. Только в Генне римляне избегли подобной участи, и то лишь потому, что командир стоявшего там отряда, Луций Пинарий, во время переговоров вероломно напал на граждан и всех их перерезал. Однако кровавая баня в Генне произвела действие, обратное тому, на которое, по-видимому, рассчитывал Марцелл, одобривший действия Пинария: даже те, кто пока еще колебался, перешли теперь на сторону карфагенян. Гиппократ увёл на зиму своих солдат в Мурганцию, Гимилькон - в Акрагант, Марцелл - в Леонтины, а оттуда к Сиракузам, Марцелл - в местности Леонт, примерно в 5 милях от городских ворот.
  
  В 212 обстановка в Сицилии складывалась для Карфагена крайне неблагоприятно. Когда Марцелл захватил Гексапил, переправившийся с о-ва Ортигия Эпикид думал было ворваться в Эпиполы и прогнать оттуда врага, однако сил у него явно не хватало, и он повернул обратно. Эпикид опасался и восстания дружественных Риму элементов, которые могли захватить остальные районы города и запереть перед ним ворота Ахрадины. В руках Эпикида всё ещё оставались Ахрадина и о-в Ортигия, когда Марцелл предложил начать переговоры о сдаче города. Однако ворота Ахрадины и её стены занимали перебежчики, когда-то покинувшие римские или союзные римлянам знамена и теперь сражавшиеся в сиракузской армии. Понимая, что их во всяком случае ожидает неминуемая гибель, они никому не позволяли даже приближаться к стенам. Положение Марцелла в Эпиполах заметно осложнилось. Ахрадиной и тем более Ортигией овладеть с ходу не удалось; мирные переговоры оказались невозможными; к тому же в тылу, у крайней западной точки Сиракуз, неприступную, по-видимому, крепостцу на холме Эвриал занимал по-прежнему сиракузский гарнизон под командованием назначенного Эпикидом аргосца Филодема. Однако тот всё-таки сдал Эвриал из-за отсутствия помощи со стороны Гимилькона и Гиппократа, выговорив у Марцелла для себя и своего отряда право уйти в Ахрадину к Эпикиду, что увеличело число едоков у осаждённых. В Сицилии успехи римской армии в Сиракузах вызвали тревогу - сицилийские города открыто принимали сторону Гиппократа, присылали ему продовольствие и войска, которых набралось до 20000 пехотинцев и 5000 всадников. Выждав удобный момент, Бомилькар, командовавший карфагенским флотом, оставив Эпикиду 55 кораблей, спешно отправился во главе эскадры из 35 судов в Карфаген; там он доложил о положении, в котором оказались Сиракузы, и через несколько дней возвратился, ведя 100 кораблей. На суше к Сиракузам подошли Гимилькон и Гиппократ. Гиппократ напал на прежний римский лагерь, которым командовал Криспин, одновременно Эпикид сделал вылазку против Марцелла, а карфагеняне высадили десант, чтобы помешать Марцеллу помочь Криспину. Однако, Гиппократа Криспин обратил в бегство, а Эпикида Марцелл принудил вернуться в Ахрадину. Стороны собирались готовиться к новым битвам, однако в этот момент (была осень) и в пунийско-сиракузском лагерях началась эпидемия, вызванная непомерной жарой и ядовитыми болотными испарениями. Сицилийцы, служившие у Гимилькона и Гиппократа, разбежались по своим городам; карфагенская армия погибла у стен Сиракуз. Гиппократ и Гимилькон также погибли.
  
  Бомилькар снова отправился за подкреплением в Карфаген, и вернулся в Сицилию во главе нового флота из 130 боевых и 700 транспортных кораблей. Ветры, которые помогли Бомилькару благополучно переправиться в Сицилию, когда он плыл вдоль южного берега острова, теперь мешали ему обогнуть мыс Пахин. В свою очередь, Эпикид, поручив оборону Ахрадины командирам наёмных отрядов, отправился морем навстречу Бомилькару. Марцелл, видя, что на о-ве созывают новое антиримское ополчение и что на помощь этому ополчению пришел карфагенский флот, решил помешать Бомилькару войти в Сиракузы. Недалеко от мыса Пахин римский и карфагенский флоты ожидали только благоприятной погоды, чтобы столкнуться в решающем бою, но, когда погода настала, Бомилькар внезапно вышел в открытое море, отправил транспортным судам, стоявшим в Гераклее Минойской, приказ возвращаться в Карфаген, а сам отплыл в Италию, взяв курс на Тарент. Эпикид, утративший веру после отказа Бомилькара от сражения с римским флотом, бежал в Акрагант к Ганнону. В 212 пали Сиракузы. Вследствие распри между Ганноном и Маттаном пунийцы были окончательно вытеснены с о-ва, а Эпикид уплыл в Африку.
  
  
  60) Ганнон - полководец времён II Пунической войны, верховный командующий карфагенской армией в Сицилии. Бездарно воевал в Сицилии, точнее он воевал не с римлянами, а с Маттаном, талантливом командире, присланным Ганнибалом. После гибели от эпидемии Гиппократа и Гимилькона вместе с карфагенской пехотой и Эпикидом укрылся в Акраганте. Нумедийцы отказались подчиняться к.-л. кроме Маттана и восстали, римляне вошли в Акрагант, а Ганнон с Эпикидом бежали в Африку.
  
  
  61) Ганнон - полководец времён II Пунической войны, возможно один из уже упомянутых. В 207 он привёл из Африки в Испанию армию, соединился с Магоном Баркидом, но они проиграли битву Марку Силану, причём этот Ганнон попал в плен.
  
  
  62) Исалка (Исалк) - командир гетульских всадников при осаде Касилина. Ганнибал поручил ему попытаться завязать переговоры с местными жителями.
  
  
  63) Гимилькон (явно не тот, который в Бруттии, см. ниже) - полководец; привёл войско и флот в Испанию с поручением охранять её с моря и суши. Переправившись с пехотой и моряками, он укрепил лагерь, вытащил корабли на сушу, обвёл их валом, а сам с отборной конницей быстро, как только мог, осторожно пробрался через земли враждебных народов и прибыл к Газдрубалу Барке, которому сообщил решение Сената о переброске последнего к брату в Италию, Газдрубал в свою очередь наставил Гимилькона как надо воевать в Испании (216). Видимо этого же Гимилькона, начальника пунийских вспомогательных отрядов на п-ове, предал испанский князь Кердубел, и Гимилькон попал в плен к римлянам (206).
  
  64) Гимилькон - префект Ганнибала Барки; в 215 после битвы при Каннах, Ганнибал послал его в Бруттий (Калабрия) с целью окончательного покорения этой области. После нескольких месяцев осады Гимилькон взял Петелию, затем он довольно быстро захватил Консенцию (Козенца); вслед за ней сдались греческий город Кротон, осаждённый союзным пунийцам войском бруттиев, а также порт Локры, только Регий оставался верным Риму. В этом году против Рима выступают Сиракузы, а также восстаёт Сардиния.
  
  
  65) Гимилькон (Гамилькар) - адмирал времён II Пунической войны.
  
  Был отправлен в Испанию во главе наёмных войск и флота. Гимилькон выступил из Нового Карфагена, войско шло по берегу, корабли шли в виду земли.
  
  Весной 217 г. до н. э. Гней Сципион повёл навстречу неприятелю флот в 35 судов, около устья реки Эбро на северо-востоке Испании произошла битва при Эбро.
  
  Карфагенский флот в количестве около 40 квинкверем во главе с Гимильконом встретился с римской эскадрой в количестве 55 кораблей под командованием Гнея Корнелия Сципиона. Сумев застигнуть его не подготовленным к бою, Сципион разбил карфагенян и обратил его в бегство, карфагеняне потеряли 29 кораблей (из них 4 - уничтожили, 25 кораблей захватили) и окончательно отдав римлянам контроль над испанской прибережной акваторией.
  
  Эта битва сделала римлян хозяевами испанского побережья, что позволило им грабить его; но предпринятая Сципионом осада Эбесы (Ибицы) оказалась неудачной. (217).
  
  В Карфагене наконец поняли важность флота и снарядили 70 кораблей. Сделав остановку в Сардинии, этот флот летом 217 подошёл к италийскому побережью в виду Пизы, надеясь соединится с армией Ганнибала. Проходя вдоль этрусского побережья, близ города Коса, эта карфагенская эскадра захватила караван римских торговых судов, идущих с продовольствием из Остии в Испанию, для снабжения Сципиона. Римляне послали против пунийцев 120 квинкверем под командованием консула Гнея Сервилия, но догнать их не смогли, - финикийцы ушли в Карфаген.
  
  Назначен командующим в Испании (215).
  
  Гимилькон стоял с флотом у Сицилии, затем возглавил сухопутное войско на Сицилии (214):
  Чтобы поддержать в Сиракузах прокарфагенское настроение, к мысу Пахин был послан пунийский флот. После того, как к власти в Сиракузах пришли Гиппократ и Эпикид, см., командующий этим флотом Гимилькон спешно уехал в Карфаген; туда же прибыли послы Гиппократа и письмо Ганнибала Барки. Ганнибал писал, что уже настало время, покрыв себя великой славой, снова завоевать Сицилию. Гимилькон добился от карфагенского совета новых подкреплений.
  
  Не желая, как пишет Полибий, попусту терять время на осаду города, Марцелл и Аппий Клавдий Пульхр разделили между собой армию. 2/3 солдат под командованием последнего остались блокировать Сиракузы, а остальных Марцелл повёл завоёвывать сицилийские города, отказавшиеся признать римское владычество. Гелор и Гербес сдались ему добровольно, но Мегару Гиблейскую он взял штурмом, разрушил и разграбил, чтобы, замечает Ливий, внушить страх другим сицилийцам, в особенности же сиракузянам.
  
  Гимилькон двинул свой флот на запад, к старинным карфагенским владениям на о-ве, где было значительное финикийское население. Там он высадил 25 000 пехатинцев, 3 000 всадников и 12 слонов, овладел Гераклеей Минойской, а затем и Акрагантом.
  
  В сиракузкую гавань пришла карфагенская флотилия в 55 "длинных" кораблей под командыванием Бомилькара, см., - это было подкрепление. В ответ, римская экскадра в 30 квинкверем высадила в Панорме ещё один легион. Гимилькон искал с ним встречи, но ошибся, пунийцы двинулись по дороге в глубь о-ва, но римляне шли морским берегом в сопровождении флота. Бомилькар, опасаясь численного превосходства противника, покинул Сиракузы. Все попытки Гимилькона сразиться с Марцеллом ни к чему не привели: римский полководец уклонялся от боя.
  
  Первой владычество Карфагена в Сицилии признала Мурганция, выдавшая Гимилькону римский гарнизон. Вскоре и другие города Сицилии стали изгонять римских солдат или выдавать их карфагенянам. Гимилькон отвёл войска на зимние квартиры в Акрагант.
  
  Гимилькон и Гиппократ воевали медленно. Они не подоспели на помощь Филодему, удерживавшему холм Эвриал, и тот отошёл в Эпикиду.
  
  В Сиракузах осаждённые решили активизировать свои действия; полагая, что смогут успешно защищаться и с меньшим по численности гарнизоном, они разделили армию на 2 части: одна под командованием Эпикида осталась для охраны Сиракуз, а другая во главе с Гиппократом (10000 пехотинцев и 5000 всадников) ночью покинула город, чтобы двинуться на соединение с Гимильконом, и пока расположилась недалеко от Акриллы. Там не ожидающими нападения, в трудах по устройству лагеря сиракузян застал Марцелл, возвращавшийся от невзятого Акраганта; пехота Гиппократа была окружена римлянами, однако отряд всадников вместе с командиром ускакал в Акры. Несколько дней спустя Гимилькон и Гиппократ объединились и подошли к р. Анап; они остановились примерно в 8 милях от Сиракуз.
  
  Гиппократ набрал 20 000 пехатинцев и 5 000 всадников. Бомилькар, оставив Эпикиду 55 длинных кораблей, отправился за подмогой в карфаген и вернулся с 100 кораблей. На суше к Сиракузам наконец-то подошли Гимилькон и Гиппократ. Гиппократ напал на римский лагерь, которым командовал Криспин. Одновременно Эпикид сделал вылазку против Марцелла, а карфагеняне высадили десант, чтобы помешать Марцеллу помочь Криспину. Однако, Криспин обратил Гиппократа бегство, а Марцелл Эпикида принудил вернуться в Ахрадину.
  
  Началась эпидемия, и сицилийцы, служившие у Гимилькона и Гиппократа, разбежалась по своим городам, карфагенская армия погибла у стен Сиракуз. Гимилькон и Гиппократ погибли (212).
  
  Этот Гимилькон вероятно тождественен с предыдущим героем Бруттия. Но вряд ли он одно лицо с "испанским(и)" Гимильконам(и).
  
  
  66) Бомилькар - полководец, в 215 он командовал прибывшими в Локр (Италия) подкреплениями (воины, слоны и продовольствие) присланными из Карфагена. Чтобы захватить его десант врасплох, римский военачальник Аппий Клавдий быстро перевёл свои войска в Мессану, а оттуда подступил к Локрам, но Бомилькар ушёл в Брутиум и там присоединился к Ганнону. Локры не допустили в свою гавань римские корабли, и Аппий Клавдий вынужден был вернуться в Мессану. Проконсул Марк Клавдий Марцелл, возглавлявший римский гарнизон в Ноле, сумел использовать бездействие Ганнибала, стоявшего лагерем у горы Тифата, чтобы совершать набеги на врагов Рима - гирпинов и кавдинских самнитов, и опустошить их так, что самнитам припомнились прежние их поражения в борьбе с римлянами. Гирпины и самниты обратились за помощью к Ганнибалу, и последний решил атаковать Нолу. Туда же прибыл из Брутиума Ганнон вместе с отрядом Бомилькара. Ганнон провёл безуспешные переговоры с лидерами Нолы, тогда Ганнибал приступил к подготовке штурма - окружил городские стены, чтобы одновременно со всех сторон напасть на город. Марцелл сделал вылазку, и, когда воины сбежались к месту схватки, там началось побоище, которое прекратилось только из-за проливного дождя. На 3-й день Ганнибал отправил своих солдат на грабёж местности, однако их обратили в бегство римляне. В бою Пуниец потерял 5000 убитыми и 600 пленными; кроме того, погибли 4 слона, а 2 были захвачены римлянами. Вскоре после сражения отряд из 272 всадников перешёл на сторону Марцелла... Этот Бомилькар - одноимённый адмирал (см. ниже)?
  
  
  67) Бомилькар - адмирал времён II Пунической войны. Зять Гамилькара Барки, отец Ганнона. Действовал возле Сиракуз, имея 55 "длинных" кораблей, уклонился от предложенного ему римлянами битвы, опасаясь численного превосходства врага на море, и он увёл свои корабли в Африку. Переправил Ганнибалу в Локры 4 тыс. солдат. После гибели от эпидемии Гимилькона и Гиппократа (см. ниже) - защитников о-ва от римлян, он отправился за подкреплением в Карфаген, где убедил Совет в наличии реальной возможности захватить римлян, сидящих в Сиракузах, и вернулся в Сицилию во главе нового огромного флота из 130 боевых и 700 транспортных кораблей. Ветры, которые помогли Бомилькару благополучно переправиться в Сицилию, когда он плыл вдоль южного берега о-ва, теперь мешали ему обогнуть мыс Пахин. В свою очередь, Эпикид, поручив оборону Ахрадины командирам наёмных отрядов, отправился морем навстречу Бомилькару. Марцелл, видя, что на о-ве созывают новое антиримское ополчение и что на помощь этому ополчению пришёл карфагенский флот, решил помешать Бомилькару войти в Сиракузы. Недалеко от мыса Пахин римский и карфагенский флоты ожидали только благоприятной погоды, чтобы столкнуться в решающем бою, но, когда погода настала, Бомилькар внезапно вышел в открытое море, отправил транспортным судам, стоявшим в Гераклее Минойской, приказ возвращаться в Карфаген, а сам отплыл в Италию, взяв курс на Тарент. По словам Полибия, Бомилькар явился в Италию по просьбе тарентинцев, чтобы помочь им в борьбе против римлян. Как бы то ни было, сицилийские греки истолковали поступок Бомилькара в том смысле, что Карфаген отказывается от борьбы за Сицилию. Эпикид, не желая снова очутиться в осаждённом городе, ушёл в Акрагант, чтобы там выждать итога войны. Там же, в Акраганте, укрылась и какая-то часть карфагенской пехоты под командованием Ганнона. Сицилийцы, засевшие недалеко от Сиракуз и совсем недавно активно готовившиеся к новым сражениям, начали переговоры с Марцеллом об условиях сдачи Сиракуз. Бегство Бомилькара т.о. предопределило падение Сиракуз и всей Сицилии. Впрочем, он действовал так же бездарно, как и остальные лидеры антиримской коалиции на о-ве, кроме Мутона и Архимеда. Если этот Бомилькар ответственен за доставку грузов в Сицилию и Италию, то видимо именно его 80 торговых кораблей везущих Ганнибалу продовольствие и захватили в 205 на широте Сардинии римляне. Правда известие об этой римской победе разнятся: Тит Ливий говорит, что эти корабли были захвачены Гнеем Октавием близ Сардинии, его провинции; тогда пуническим флотом мог командовать Гамилькар. Целий Антипатр пишет, что пунийцы везли хлеб и провиант Ганнибалу; а Валерий - что суда направлялись в Карфаген с добычей из Этрурии и с пленными лигурийцами и горцами.
  
  
  68) Ганнон бен Бомилькар - суффет, офицер Ганнибала Барки и его племянник, - сын адмирала Бомилькара. Когда путь пунийцам преградил галлы, его отряд (вместе с Магоном Баркидом) пошёл вверх по реке Рона к переправе, и ударил варварам в спину. Командовал левым крылом в битве при Каннах, в 215 занял многие города Нижней Италии, но в 214 был разбит римлянами: в Лукании, при Грументе, его разбил Тиберий Семпроний Лонг. Ганнон вернулся в Брутиум. Оттуда он позднее подступил к Беневенту. Туда же из Луцерии пришёл Тиберий Гракх. Он вошёл в город и, узнав, что Ганнон разместил свой лагерь примерно в 3 милях, у р. Калор, вышел из Беневента и расположился на расстоянии примерно мили от пунийцев. Сражение возобновилось с новой силой; против нумидийской конницы Ганнона были брошены всадники. Под натиском римской пехоты воины Ганнона не выдержали и побежали. Бой, превратившийся в беспорядочную резню, продолжался в карфагенском лагере. Из 7000 пехотинцев, гл. обр. брутиев и луканов, и 1200 всадников Ганнона - нумидийцев, мавров и немногочисленных италиков - спаслись вместе с полководцем менее 2-х тыс., преимущественно конных. Позднее этот Ганнон упомянут как командир гарнизона Метапонта в Италии. После поражения в Африке Гасдрубала бен Гисгона от Сципиона, когда тот ночью во время мирных переговоров подло сжёг карфагенский лагерь, Гасдрубал был приговорён к смерти, а командующим назначили Ганнона.
  
  69) Ганнибал бен Бомилькар - военачальник в Испании (215-214), также сын адмирала Бомилькара.
  
  
  70) Маттан (Мутин) - кавалерийский офицер Ганнибала Барки, который направил его на Сицилию к стоявшим в бездействии Эпикиду и Ганнону. Гражданин Гиппона Диаррита что возле Утики. На о-ве ему удалось организовать партизанскую войну, несколько раз победить римлян (в т.ч. Марцелла), а также поднимать сицилийцев на войну с римлянами, которые своими зверствами восстановили против себя даже греков, однако бунт нумидийцев, часть которых внезапно ушла в Гераклею Минойскую, заставил его отвлечься от борьбы с римлянами. Однако Ганнон, которого карфагенский сенат назначил главнокомандующим на Сицилии, сильно возненавидел Маттана. Дабы забрать лавры победителя себе, он отстранил Мутона от сражения с Марцеллом, но потерпел сокрушительное поражение. Маттан же удержался внутри страны, занял несколько больших городов и благодоря полученным из Карфагена подкреплениям продолжил свою борьбу. Ганнон в ярости от его успехов отнял у него командование лёгкой кавалерией и заменил его своим сыном, которому Маттан теперь долен был подчиняться. Маттан вышел из себя и вместе со своими всадниками перешёл на сторону римлян, которым сдал и Акрагант (ок. 210). Впоследствии он получил права римского гражданства. Его неверно считают ливийцем, имя его еврейское "дар", и родом он из старой финикийской колонии.
  
  
  71) Гампсихор (Хампсикор) - правитель римской Сардинии, самый авторитетный и богатый человек о-ва, финикиец. Во время II Пунической войны в 215 г. до н.э. он вместе с карфагенским сенатором Ганноном отправил тайное посольство в Карфаген. Карфаген отправил на о-в войска Гасдрубала Лысого, см., однако страшная буря разметала пунийские корабли и отнесла их к Балеарским о-вам; где Гасдрубалу пришлось долго ремонтировать свои суда. Ещё не дождавшись подкрепления из Карфагена, сардинцы во главе с Гостием сыном Гампсихора, напали на римлян, но проиграли Титу Манлию Торквату (опытному военачальнику который 20 лет назад захватывал о-в) располагавшему 25000 пехотинцев и 1200 всадников; сарды потеряли 3000 убитыми и 800 ранеными; остальные, рассеянные по о-ву, собрались в Корне. Добравшись до Сардинии, Гасдрубал соединился с Гампсихором близ Каралиса, неподалёку от армии Манлия, но тот вновь разбил пунийцев. В плен попали Гасдрубал Лысый, Ганнон и Магон (он происходил из рода Баркидов). Гостий сын Гампсихора пал в бою, а сам Гампсихор, узнав об этом, покончил жизнь самоубийством. Приблизительно тогда же наместник Сицилии претор Тит Отацилий разгромил и рассеял пунийскую эскадру, возвращавшуюся из Сардинии на родину, и захватил 7 кораблей.
  
  
  72) Гасдрубал Лысый - полководец времён II Пунической войны. Был отправлен на Сардинию в помощь поднявшему мятеж против Рима Гампсихору, но попал в бурю и был отброшен к Балеарам, где вынужден был ремонтировать флот, в то время как сардинские мятежники уже подверглись ударам римской армии. Достигнув о-ва, Гасдрубал Лысый, высадив войско, отослал флот назад в Карфаген и соединился с Гампсихором, с которым ограбил земли римских союзников. Тит Манлий Торкват вышел ему навстречу. Лагеря находились на небольшом расстоянии один от другого; вскоре начались незначительные схватки с переменным успехом, наконец дано было настоящее сражение, длившееся 4 часа потому, что благодаря пунийцам оно долго оставалось нерешённым (сарды привыкли быть битыми), но наконец, видя бегство сардов и груды их трупов вокруг, пунийцы тоже обратились в бегство. Римляне их окружили тем флангом, который прогнал и сардов. Началась скорее резня, чем сражение. Перебито было 12 тысяч сардов и пунийцев; в плен попали ок. 3700 человек, в т.ч. Гасдрубал; захвачено 27 воинских знамён. (215). Римский наместник Сицилии претор Тит Отацилий вышел со своим флотом из Лилибея к берегам Африки и там опустошил карфагенскую территорию, а на обратном пути отправился в Сардинию, куда недавно прибыл с Балеар Газдрубал, наткнулся на пунийский флот; в открытом море завязалось незначительное сражение, и Отацилий захватил 7 судов с моряками, остальные суда противника обратил в бегство.
  
  73) Ганнон - военачальник, взятый в плен на Сардинии (215).
  
  74) Магон из рода Баркидов - военачальник, пленен на Сардинии (215).
  
  
  75) Адгербал - карфагенский адмирал, проиграл морскую битву у Гадеса Лелию (206).
  
  76) Гамилькар - карфагенский адмирал, в конце лета 210 карфагенский флот в 40 кораблей под его начальством подошёл к Сардинии и опустошал земли возле Ольвии; когда же там появился со своим войском претор Публий Манлий Вольсон, карфагенский флот обогнул о-в, разорил область Каралиса и вернулся в Африку с трофеями.
  
  Если этот Гамилькар отвечал за флот в Карфагене, то на его совести поражение 212, когда Тит Отацилий в Африку за несколько дней до захвата Сиракуз, вторгнувшись рано утром на 80 квинкверемах в гавань Утики, увёл 130 нагруженных хлебом транспортных судов, опустошил поля вокруг Утики и вернулся в Лилибей.
  
  Неизвестно кто (Гамилькар? Бомилькар? Гимилькон?) отвечает за поражение в 207, когда римскому флоту из 100 кораблей во главе с проконсулом Марком Валерием Левиным, разорявшему окрестности Утики, удалось одержать победу у Клупеи над пунийским флотом, состоявшем из 83 кораблей, причём 4 карфагенских корабля были уничтожены, 17 захвачены.
  
  То, что этот Гамилькар возглавлял флот при этих вторжениях римлян, доказывает то, что уже в самом конце войны карфагенским флотом руководит человек по имени Гамилькар бен Гисгон: когда Сципион дважды разбил Гасдрубала бен Гисгона и взял Утику, адмирал Гамилькар бен Гисгон решил атакавать стоящий в Утике римский флот, для чего привёл свои силы в гавань в 10 милях от города. Действуя крайне медленно, он дал Сципиону подготовиться к битве. Сципион убрал все боеспособные корабли назад к берегу, а впереди "против принятого в морских битвах обыкновения" (Ливий) поставил в 4-е ряда грузовые корабли, создав из них подобие стены. Фланги римского флота упирались в берега бухты, и карфагеняне не могли его окружить. Когда финикийцы пошли в атаку, "началось нечто совершенно не похожее на морское сражение и скорее напоминало нападение кораблей на городские стены" (Ливий). Пунийцы захватили 60 грузовых кораблей противника, захватив их железными крюками. Их доставили в качестве трофеев в столицу. Но радость победы не затмила для историка ошибок карфагенского адмирала: "римскому флоту пришёл бы конец, если бы командиры карфагенских кораблей не промешкали и не поспел бы вовремя Сципион" (Ливий).
  
  
  77) Ганнибал Мономах (Единоборец) - офицер и/или советник Ганнибала Барки; предлагал научить воинов есть человеческое мясо и позаботиться, чтобы они привыкли к этой пище; Ганнибал будто бы оценил смелость и целесообразность предложения, но не мог заставить себя и своих близких последовать этому совету. Шифман полагает, что здесь отражены споры между карфагенянами относительно снабжения армии, и Мономах бросил свою фразу, желая наиболее рельефно выразить своё отрицательное отношение к походу.
  
  
  78) Магон Самнитянин (Самнит) - офицер Ганнибала Барки, главный подручный последнего в боях в Бруттии. Друг Ганнибала с юности. Военачальник, в 212 взял Фурии , действовал в Бруттии, из засады его войско разбило римлян, проконсул Гракх был убит. Отличался корыстолюбием. Командовал гарнизоном Локр (208).
  
  
  79) Гамилькар - возглавлял акрополь Локр. Ганнибал, подойдя к р. Булот, отправил к нему в Локры приказание, чтобы тот завязал сражение с Кв. Племинием; сам Ганннибал собирался во время боя ударить с тыла. Однако во время рекогносцировки у городских стен выстрелом из "скорпиона" был убит стоявший рядом с ним воин. Ганнибал приказал отступать. Вследствие нерешительности Ганнибала Сципион получил необходимое время, чтобы подойти к Локрам, высадить своих солдат и войти в город. На другой день, когда Ганнибал подводил свою армию к стенам, чтобы начать штурм, ворота внезапно распахнулись, и из них во множестве появились римляне. Потеряв 200 человек, Ганнибал, узнавший, что Сципион находится в Локрах, увёл остальных в лагерь, а затем велел отступить. Гарнизону в Локрах он предоставил спасаться кто как может. Карфагеняне подожгли акрополь и присоединились к Ганнибалу.
  
  
  80) Бостар (Бод'аштарт) и Ганнон - командовали финикийской конницей и разбили у Капуи ещё до прихода Ганнибала Барки римскую конницу под началом 2-х консулов Квинта Флакка и Аппия Клавдия, осаждавших этот город. Бостар командовал гарнизоном в Капуе, которую взяли римляне (211).
  
  
  81) Карталон (Карфалон) - офицер Ганнибала Барки. В 223 в битве у Казилина, против Квинта Фабия, Карталон, командовавший всей пунийской конницей, гоня лошадей во всю прыть почти 5 миль безостановочно преследовал бегущих римлян, пока не подошел к ним на перелет дротика. Луций Гостилий Манцин, видя, что враг преследования не прекратит и убежать от него не удастся, ободрил солдат и вступил в бой с врагом, во всем его превосходившим. Сам он и лучшие его конники были убиты; остальные, рассеявшись, бежали в Калы.
  
  Карталон отличился и в битве при Каннах. Его же конница пленила около 2-х тысяч скрывшихся в Каннах римских солдат.
  После битвы при Каннах, Ганнибал послал Карталона вести переговоры в Рим, но римляне даже не приняли карфагенского посла.
  
  Когда карфагеняне убили Тиберия Гракха, и отрезали ему голову, Ганнибал приказал Карталону отвезти её в римский лагерь, квестору Гнею Корнелию для достойного захоронения.
  
  Карталон был назначен начальником гарнизона города Тарента. Римляне осадили город с моря и суши, и так как карфагенян в наличности было мало, Карталон взял в гарнизон бруттиев. Начальник этих бруттиев был влюблен в женщину, брат которой, находясь в войске римлян, устроил через сестру, чтобы начальник сдался римлянам, когда они подведут осадные машины к той части стены, где он командовал. Вот каким образом римляне взяли Тарент, место, весьма важное для ведения войны и на земле и на море. Когда Тарент был взят римлянами, которые устроили беспорядочную резню, погиб и Карталон, начальник пунийского гарнизона города, когда он, безоружный, шёл к консулу напомнить об узах гостеприимства, связывавших их отцов, был убит встречным солдатом (209).
  
  
  82) Гасдрубал - офицер Ганнибала Барки. Перевел войска через По. Военачальник в стоянке под Герунием (217). В битве при Каннах руководил тяжёлой кавалерией. Разбив правый фланг римлян Луция Эмилия Павла, он обойдя противника ударил на фланг которым управлял Гай Теренций Варрон, вследствие чего италийская конница рассеялась; после этого Гасдрубал ударил по римской пехоте с тыла. Возможно этот же Гасдрубал организовал ранее переправу через реку По после Тицианской битвы. И возможно он же, до битвы при Каннах спас карфагенскую армию, отправившуюся на фуражирование, когда на неё напал Минуций, - Гасдрубал подошёл тогда с 4000 воинами.
  Гасдрубал заведовал работами в войске Ганнибала, т.е. был интендантом. Когда карфагенское войско попало в ловушку, Ганнибал, чтобы обмануть Фабия, поручил Гасдрубалу заготовить факелы, и привязать их к рогам быков, римские солдаты впали в панику и бросили свои позиции.
  
  
  83) Гасдрубал бен Гисгон - полководец, действовал в Испании и в Африке во время II Пунической войны. Полководец в Испании (214). Требовал денег и заложников от иберийцев. В 212 на Пиренейском п-ове находились 2 римские армии: одна - под командованием Публия Корнелия Сципиона и другая - под начальством его брата Гнея. Когда наступил сезон боевых операций, римляне объединили свои силы. Им противостояли 3 армии карфагенян: 2 - под командованием Гасдрубала бен Гисгона и Магона Барки - находились в общем лагере на расстоянии приблизительно 5 дней пути от римлян, и одна стояла около г. Анторга (её возглавлял Гасдрубал Барка). Сципионы созвали военный совет; участники которого пришли к единодушному мнению: до сих пор стремились только помешать Гасдрубалу Баркиду пробиться в Италию, теперь же настало время закончить войну в Испании, тем более, что к римлянам присоединились 20 000 кельтиберов. Римляне разделили свои войска: 2/3 прежней армии Публий Корнелий Сципион повёл против Магона Баркида и Гасдрубала бен Гисгона; 1/3 прежней армии и кельтиберов Гней Корнелий Сципион двинул к Анторгу против Гасдрубала Баркида.
  
  В начале 211 Публий Сципион двинулся на юг и дошёл до Кастулона, где на него напал отряд нумедийской конницы во главе с Масиниссой. Публий, зная что против него идёт с 7,5 тысячами Андобал (Индибилис), местный царёк, попытался вырваться, но погиб в бою. Тем временем у Гнея тоже возникли трудности: его союзники кельтиберы бежали, а сам он уходил к северу от нумидийской конницы пока армия карфагенян во главе всех 3-х полководцев, которые загнали его на холм, окружили и разбили. Смерть Сципионов и разгром римской армии открыли карфагенянам путь на север Пиренейского п-ова, и они спешно направились к Иберу, куда отступали и остатки римских войск, собранные всадником Л. Марцием и соединившиеся с Фонтеем. Когда римляне переправились через Ибер, они избрали командующим Л. Марция. Гасдрубал бен Гисгон переправился через Ибер и подошёл к римскому лагерю, но римляне отбили это нападение. В охране лагеря и в наблюдениях за противником карфагеняне были неосторожны. Воспользовавшись этим, Марций решил осадить лагерь Гасдрубала бен Гисгона; тёмной ночью римляне ворвались в карфагенский лагерь и уничтожили его.
  
  В 207, посе ухода Гасдрубала Барки и разгрома Ганнона, см. ниже, Сципион пошёл на юг п-ова против Гасдрубала бен Гисгона, который в тот момент находился в Бэтике. Однако Гасдрубал внезапно двинулся оттуда к Гадесу, а армию свою разделил, разместив в раз-личных пунктах, прилегающих к городу. Не желая тратить силы на их осаду и штурм, Сципион повернул к Тарракону, захватив в Бэтике г. Оронг.
  
  Весной 206 борьба возобновилась. Гасдрубал бен Гисгон и Магон Барка собрали новую армию - 50000 или 70000 пехотинцев и 4500 всадников. Однако в сражении при Бэкуле (Илипе) Магон и Масинисса были разбиты, а Гасдрубал бен Гисгон после длительного и упорного боя у Илипы обратился в бегство, но был застигнут неприятелем и, выдержав ещё одну резню, а потом и осаду, бросил армию и бежал в Гадес. Магон морем тоже направился в Гадес.
  
  В 205, когда уже Магон Баркид был в Италии, а Гасдрубал бен Гисгон - в Африке, Сципион (находившийся уже в Сицилии) послал в Африку с целью грабежа и для рекогносцировки Гая Лелия, который ночью подошел к Гиппону Царскому, а наутро, выведя своих воинов и матросов на сушу, принялся опустошать окрестности. Карфагенский Совет решил провести спешную мобилизацию, укрепить город, свезти продовольствие, заготовить вооружение и послать корабли к Гиппону против римского флота. Гасдрубал бен Гисгон был отправлен на охоту за новыми боевыми слонами. По возвращении он собрал отряд из 6000 пехотинцев карфагенян и ливийцев, и 600 всадников; к ним он присоединил ещё 2000 всадников и, продолжая вербовать наёмников, расположился лагерем вне Карфагена, на пути в Нумидию. В Италии карфагенские полководцы получили распоряжение всеми мерами задержать Сципиона. Магону, кроме того, прислали 25 военных кораблей, 6 тыс. пехотинцев, 800 всадников и 7 слонов, а также в большом количестве денег для вербовки наемников; ему предписывалось переместиться к Риму и идти на соединение с Ганнибалом.
  
  Когда Гасдрубал бен Гисгон узнал, что высадившийся в Африке Сципион хочет привлечь на свою сторону Сифакса, он сам отправился к царю с 7 триремами. Он заметил 2 вражеские квинкверемы; пока они были ещё в открытом море, пунийцы, воспользовавшись численным превосходством, могли бы их захватить, но только зря подняли переполох: солдаты и моряки хватали оружие, готовили корабли к бою, но все это оказалось ни к чему: усилившийся ветер привёл квинкверемы в гавань раньше, чем карфагеняне успели поднять якоря. Напасть на гостя Сифакса Гасдрубалу бен Гисгону не позволила честь, т.ч. Газдрубал, Сципион и Лелий вместе предстали перед Сифаксом. Дочь Гасдрубала бен Гисгона Софонисба обручилась с Сифаксом, и это решила дело.
  
  Лето 205 и зиму 205-204 Сципион вёл приготовлениях к африканской экспедиции, наконец, погрузил на 440 кораблей свои войска (от 12200 до 35000 солдат) и приказал держать курс на Эмпорию. Высадились римляне, однако, у Прекрасного мыса и там на холмах разбили лагерь.
  
  Гасдрубалу удалось нанять 20 или 30 тыс. пехотинцев, 3 или 6 тыс. всадников и 140 слонами, наловленными Ганноном. Сифакс заставил себя долго ждать, но в конце концов подошёл к Карфагену с 50 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы (цифры вызывают сомнения). Оттуда быстрым маршем он двинулся к Утике. Прибытие Гасдрубала бен Гисгона и Сифакса заставило Сципиона снять осаду после сорокадневных безуспешных попыток овладеть городом и трусливо укрыться в приморском лагере между Утикой и Карфагеном.
  
  Зимой 204-203 Сципион хитростью усыпил врага, ложно инспирировав мирные переговоры (только лишь разведать планы вражеских лагерей) и напал ночью на финикийские лагеря: сначало он поджёг нумидийский лагерь - а затем, когда карфагеняне бросились тем помогать - поджёг и лагерь последних. Римляне, пользуясь неразберихой, устроили противнику настоящую резню (весна 203).
  
  Гасдрубал и Сифакс спешно собрали новую армию, насчитывавшую почти 30000 человек. Сципион, вернувшийся сразу же после разгрома неприятеля к осаде Утики, узнал об этих приготовлениях и, оставив у Утики небольшие отряды, пошёл со всей своей армией навстречу Гасдрубалу и Сифаксу. Сражение произошло на Великих Равнинах. Наспех собранные и плохо обученные, нумидийцы и карфагеняне бежали при первом же ударе римских легионов. Сопротивление оказал только отряд кельтиберских наёмников, которые все до единого пали в бою. Сципион поручил Лелию и Масиниссе преследовать Сифакса и Гасдрубала, а сам подчинил себе частью обещаниями, частью силой ещё несколько окрестных городов, в т.ч. Тунет.
  
  Финикийский флот напал на римский приморский лагерь Сципиона (но уже т.о. после того, как тот дважды разбил карфагенян) и имел некоторый успех, хотя и не дал решительных результатов, тем более что Масинисса захватил в плен Сифакса. Карфагенская мирная партия предложила Риму мир, а Гасдрубала бен Гисгона заочно осудила на смертную казнь. Но партия патриотов вызвала Ганнибала и Магона Барков (последний умер в дороге). Поводом к прекращению перемирия послужил захват 50 кораблями Гасдрубала римских транспортных кораблей, потерпевших крушение у Эгимур, недалеко от Карфагена. Вероятно Гасдрубал бен Гисгон же, "начальник флота Гасдрубал" напал на судно послов Сципиона, которым удалось спастись, несмотря на гибель многих охранявших их солдат. Вернувшийся Ганнибал отменил приговор над Гасдрубалом бен Гисгоном. Чтобы избежать мщения возбуждённого против него народа, Гасдрубал отравился ядом в гробнице отца.
  
  84) Магон - начальник конницы при Гасдрубале бен Гисконе (204).
  
  85) Гасдрубал - начальник флота, послан в Италию за Ганнибалом (203). Командовал флотом под Утикой и нарушил перемирие.
  
  
  86) Ганнон - карфагенский полководец. В 207 карфагенское правительство прислало его на Пиренеи вместо Газдрубала Баркида из Африки с новым войском. Ганнон за короткое время навербовал в Кельтиберии много новых солдат в дополнение к войскам Магона Барки и армии Гасдрубала бен Гисгона, который стоял в районе Гадеса. Сципион, желая предупредить действия Ганнона, направил против него одного из своих помощников, Марка Юния Силана, приблизительно с 10000 пехотинцев и 500 всадников. Силан приблизился к армии Ганнона и узнав, что слева от дороги, по которой он шёл, находится лагерь кельтиберов (более 9000), а справа - укреплённый пунийский лагерь. Силан напал на кельтиберов, затем в бой были втянуты и карфагеняне. Магон Баркид с конницей и частью пехоты бежал к Гадесу, а Ганнон попал в плен (207).
  
  87) Ганнон - военачальник в Гадесе, "префект" Магона, разбит Марцием (206).
  
  
  88) Ганнон - командир отряда карфагенских всадников. Знатный юноша. Сципион отправил свой флот в Утику, несколько отошёл от моря и расположился на холмах примерно в одной миле от Утики. Там с его постами столкнулись карфагенские всадники (1000 человек), посланные в разведку, а также чтобы помешать римлянам сгружаться с кораблей. Несколько всадников погибли в сражении, многие были убиты при отступлении, и среди них командир отряда Ганнон (204).
  
  
  89) Ганнон бен Гамилькар - карфагенский полководец. Карфагеняне, потеряв сильный отряд всадников вместе с командиром Ганноном, приняли меры к формированию нового кавалерийского соединения и во главе его поставили Ганнона бен Гамилькара, который, продолжая вербовку наёмников, гл. обр. среди нумидийцев, быстро довёл численность своей команды до 4 000 человек и занял небольшой город Салэку примерно в 15 милях от Утики. Одновременно он призвал на помощь Гасдрубала бен Гисгона и Сифакса. Сципион решил прежде всего уничтожить пунийских кавалеристов в Салэке. По его приказанию Масинасса выманил Ганнона бен Гамилькара с его воинами из города, а затем, в самый разгар сражения, в дело вступили римские всадники и окружили карфагенян. Ок. 1 000 из них (и в этой группе Ганнон бен Гамилькар) были отрезаны от своих и перебиты. Остальные пытались ускакать, однако во время бегства ок. 2 000 человек, в т.ч. не менее 200 собственно карфагенских всадников (по Орозию, 11000 человек), погибли или попали в плен. Некоторые авторы упоминают, что он был взят в плен и обменян (Целий, Валерий, Аппиан и Дион Кассий).
  
  
  90) Гамилькар Барка (Хамилькарт бен Ханниба'ал Барак, 275-227 гг. до н.э.) - знаменитый полководец, родом из богатой аристократической семьи, ведущей род от приближённых царицы Элиссы. В 247 Гамилькар, став главнокомандующим, вывел войска из Дрепана и бросил их в атаку на Пелиас. Фабий предпринял штурм города с моря. Гамилькар вернул войска в город, отбил штурм, но о-в римляне удержали. Римляне соединили о-в с берегом дамбой.
  
  В 247 или 246 (на 18-м году войны, по Полибию) флот Гамилькара Барки совершил набег на Италию, опустошив побережье Локр и Бруттия. Вероятно, к этому походу следует отнести недатированное сообщение Диодора о нападение Гамилькара на крепость Италиум, близ Лонгона в области Катаны на востоке Сицилии.
  
  После возвращения из набега Гамилькар высадился у горы Эркта к северо-западу от Панорма (247 или 246). (Монте Пеллегрино), которую он превратил в свою военную базу, опираясь на неё, Гамилькар постоянно совершал набеги на юг Италии. Когда римляне создали свою базу неподалеку от Панорма, рассчитывая сковать неприятеля, он в течение 3-х лет вёл с ними изнурительную повседневную войну. Пунийцам удалось захватить город Эрикс и осадить римский лагерь.
  
  В 244 или 243 Гамилькар ночью высадился у Эрикса, захватил город, перебил римлян, уцелевших жителей переселил в Дрепан. Он установил блокаду римских войск, расположенных на вершине и у подножия горы Эрикс. Борьба продолжалась в прежнем стиле в течение 2 лет. В 243 Барке противостояла армия консула Г. Фундания Фундула. Один бой закончился неудачно для карфагенян. Консул отказался позволить им похоронить павших. Вскоре римляне понесли серьёзные потери. Гамилькар проявил благородство и разрешил погребение убитых.
  
  В 242 в Сицилию направился городской претор Кв. Валерий Флакк 200 пентер, по Полибию (по Диодору, 300 военных кораблей и 700 грузовых). Неожиданной атакой он овладел гаванью Дрепана и якорными стоянками у Лилибея, тем самым отрезав осаждённые города от снабжения. Римляне воспользовались уходом карфагенского флота в Африку. Войска консула соорудили укрепления и другие осадные сооружения вокруг Дрепана. Римляне разрушили часть городской стены, и предприняли штурм с суши и моря, но он был отбит, причём консул тяжело ранен в бедро.
  
  После разгрома пунийского флота при при Эгатских о-вах (241) карфагенское правительство предоставило Гимилькару Барке чрезвычайные полномочия для ведения мирных переговоров. Он заключил с проконсулом Лутацием мир: "На нижеследующих условиях, если они будут угодны и народу римскому, должна быть дружба между карфагенянами и римлянами: карфагеняне обязаны очистить всю Сицилию, не воевать с Гиероном, не ходить войной ни на сиракузян, ни на союзников их; карфагеняне обязаны выдать римлянам всех пленных без выкупа; карфагеняне обязаны уплатить римлянам в продолжение 20 лет 2200 эвбейских талантов серебра" (Полибий). Римское народное собрание не одобрило эти условия и отправило комиссию из 10 человек. Римские послы прибыли к Гамилькару вместе с Гесконом (см. ниже), комендантом Лилибея. Они зачитали новые условия мира. Барка слушал их молча до тех пор, пока не дошло до пункта о сдаче оружия карфагенской армией в Сицилии. Тогда Гамилькар прервал послов и велел им немедленно покинуть лагерь. Римляне отменили требование о сдаче оружия. Соглашение содержало следующие условия: "Карфагеняне обязуются очистить Сицилию и все острова, лежащие между Италией и Сицилией. Союзники с той и другой стороны должны быть обоюдно неприкосновенны. Ни одна из сторон не вправе во владениях другой приказывать что-либо, возводить какое-либо общественное здание, набирать наёмников, вступать в дружбу с союзниками другой стороны. В десятидневный срок карфагеняне обязуются уплатить 2200 талантов и теперь же внести 1000. Всех пленников карфагеняне обязуются возвратить римлянам без выкупа" (Полибий). По Зонаре и Аппиану, мирный договор требовал и выдачу римских дезертиров.
  
  После I Пунической войны подавил великое восстание наёмников и вассальных народов против Карфагена (см. выше о Ганноне Великом и Ганнибале сыне Гамилькара Паропосского).
  
  Завистники обвиняют Гамилькара в провале войны, но за Барку заступается авторитетный Гасдрубал Красивый, см.
  
  Затем Гамилькар захватил Испанию, выпуская там собственные монеты. Без поддержки карфагенского правительства, Гамиилькар создал в Испании новую провинцию, богатые рудники которой дали ему возможность запастись казной, а зависевшие от неё общины доставляли вспомогательные войска и наёмников. Гамилькар оставил в наследство полную казну и сильную, привыкшую к победам армию, для которой лагерь служил отечеством, а патриотизм заменяли честь знамени и беззаветная преданность своему вождю. Полибий сказал, что из всех полководцев "лучшим по уму и доблести следует признать Гамилькара Барку". Даже Катон признавал его лучшим царём. В качестве военных деятелей прославились его сыновья - Ганнибал, Магон, Гасдрубал, а также зятья - адмирал Бомилькар (внук от него Ганнон также был полководцем и внёс большой вклад в победу при Каннах), политик Гасдрубал Красивый, нумидийский князь Нарава.
  
  
  91) Ганнибал Барка (247-183) - сын предыдущего, один из величайших полководцев и государственных мужей древности, заклятый враг Рима и последний оплот Карфагена. В 9 лет, когда Гамилькар взял его с собою в Испанию, по словам Полибия и других историков, Ганнибал сам рассказывал, что перед отправлением в поход отец заставил его поклясться перед алтарем, что он всю жизнь будет непримиримым врагом Рима. Его выдающиеся способности, необыкновенные условия его воспитания подготовляли в нём достойного преемника своего отца, достойного наследника его замыслов, гения и ненависти. Воспитываясь в военном лагере, Ганнибал тем не менее получил тщательное образование и всегда заботился о его пополнении; так, уже будучи главнокомандующим, он научился у спартанца Сосила греческому языку и до того овладел им, что составлял на нём государственные бумаги. Гибкий и крепкий телосложением, Ганнибал отличался в беге, был искусным бойцом и отважным наездником. Своей неутомимостью в походах, безграничной отвагой и беззаветной храбростью он всегда подавал пример своим солдатам, а своей самоотверженной заботливостью о них приобрел их любовь и преданность. Свои стратегические дарования он обнаружил, ещё будучи на 22-м году от роду начальником конницы у зятя своего Газдрубала, который по смерти Гамилькара в 229 принял главное начальство в Испании. Едва ли кто другой сумел в такой степени соединять в себе обдуманность с горячностью, предусмотрительность с энергией и настойчивостью в преследовании намеченной цели. С помощью систематического шпионства он всегда узнавал о замыслах неприятеля и даже в Риме держал шпионов. Современники Ганнибала старались очернить его характер; его упрекали в лживости, вероломстве и коварстве, но всё мрачное и жестокое в его деяниях частью должно быть отнесено на счёт второстепенных полководцев его, частью находит себе оправдание в тогдашних обстоятельствах и тогдашних понятиях о международном праве. Его военный гений дополнял дарованиями политическими, которые он обнаружил в предпринятой им по окончании войны реформе карфагенских государственных учреждений и которые доставили ему и в изгнании беспримерное влияние на правителей восточных государств. Ганнибал владел даром властвовать над людьми, что выражалось в беспредельном повиновении, в котором он держал свои разноплемённые и разноязычные войска, никогда не бунтовавшие против него даже в самые тяжёлые времена.
  
  После смерти Газдрубала, павшего в 221 от руки убийц, испанская армия избрала Ганнибала своим вождём. Власть он использовал для мести Риму, но карфагенское правительство, погрязшее в гешефтах, не думало увлекаться замыслами 26-летнего юноши-полководца, а Ганнибал не решался начать войну без согласия метрополии, но пытался вызвать нарушения мира со стороны греческой колонии в Испании Сагунта, находившейся под покровительством Рима. Сагунтцы обратились с жалобой в Рим. Для разбора дела римский сенат послал в Испанию комиссаров. Резким обхождением Ганнибал думал вынудить у них объявление войны, но комиссары поняли, в чём дело, смолчали и сообщили в Рим о собиравшейся грозе. Рим начал вооружаться. Время проходило, и Ганнибал начал действовать. Он послал в Карфаген извещения, что сагунтцы притесняют карфагенских подданных, торболетов, и, не дожидаясь ответа, открыл военные действия. Торгаши в Карфагене хотели даже выдать дерзкого главнокомандующего Риму, но ограничились отказом Ганнибалу в реальной помощи. После 8-месячной упорной осады Сагунт пал в 219. Римские послы потребовали в Карфагене выдачи Ганнибала и, не получив ни удовлетворительного, ни отрицательного ответа, объявили войну, ставшую II Пунической войной.
  
  Обеспечив Африку и оставив в Испании брата своего Газдрубала с войском, Ганнибал в 218 выступил из Нового Карфагена с 90000 пехоты и 12000 всадников. В битвах между Эбро и Пиренеями он потерял 20000 человек, и для удержания этой вновь завоёванной страны он оставил в ней Ганнона с 10000 пехоты и 1000 всадников; тем не менее, Ганнибал подкрепил отряд Газдрубала ещё 10000 солдатами и лишь с 50000 пехоты и 9000 конницы перешёл Пиренеи. Оттуда он спустился в Южную Галлию и здесь искусно уклонился от встречи с консулом Публием Корнелием Сципионом, который думал преградить ему путь в долину Роны, и с помощью цизальпинских галлов совершил в 15 дней свой знаменитый переход через Альпы. В конце октября 218 его армия после 5 1/2 месяцев похода, проведённого в битвах с горцами спустилась в долину р. По. Но потери, понесённые им за это время, были громадны, т.ч. у него оставалось всего 20 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы.
  
  Заняв и разрушив Турин, он одержал победу над римлянами близ р. Тичино, а затем совершенно разбил их на р. Треббии, несмотря на то, что неприятель был усилен значительными подкреплениями, поспешно вызванными из Сицилии и Массилии. После нанесения первых ударов врагам Ганнибал расположился на зимних квартирах в Цизальпинской Галлии и занялся усилением своей армии союзными войсками из галльских и др. племён. При открытии кампании 217 две неприятельские армии - Фламиния и Сервилия - выставлены были на путях наступления Ганнибала к Риму. По стратегическим соображениям Ганнибал решился не атаковать ни той, ни другой, а, обойдя с левого крыла армию Фламиния, угрожать её сообщениям с Римом. Для этого он избрал крайне затруднительный, но зато кратчайший путь - на Парму и через Клузиумские болота, затопленные в это время разлитием р. Арио. 4 дня армия его шла в воде, потеряла всех слонов, большую часть лошадей и вьючного скота, и сам Ганнибал от воспаления лишился одного глаза. Выйдя из болот, Ганнибал сделал демонстрацию движения к Риму, и Фламиний, оставив свою позицию, последовал за карфагенянами. Пользуясь оплошностью своего противника, Ганнибал устроил беспримерную засаду целой армией у Тразименского оз. и тут, в кровопролитной битве, где погиб сам Фламиний, нанёс римлянам сокрушительное поражение. Ввиду страшной опасности, в которой очутилось отечество, римляне вручили диктаторскую власть Фабию Веррукозу прозванному кунктатором, - "медлителем". Фабий, хорошо поняв положение дел, прибегнул к новой системе действий: он избегал решительных сражений, а старался истомить пунийцев походами и затруднениями в добывании продовольствия. Медлительность и осторожность его, однако, не понравилась римлянам, и по окончании срока диктатуры Фабия командование армией поручено было двум консулам: Теренцию Варрону и Павлу Эмилию. Армия, им подчиненная, была самая многочисленная со времени основания Рима: 90 тысяч пехоты, 8100 конницы и 1 тысяча сиракузских стрелков. В это время Ганнибал находился в весьма трудном положении; войска его были истощены беспрерывными походами, терпели во всём недостаток, а из Карфагена, по интригам враждебной ему партии, подкреплений не присылалось. Из затруднений этих Ганнибал был выручен опрометчивостью Т. Варрона, который (216) атаковал карфагенян при Каннах, в местности, удобной для действия отличной нумидийской конницы. Тут римляне потерпели новое, ужасное поражение; большая часть их армии легла на месте, а Павел Эмилий был убит. Несмотря на одержанную победу, Ганнибал не мог теперь, как и прежде, покуситься на овладение самим Римом, т.к. не имел никаких средств для осады. Ему пришлось удовольствоваться тем, что после сражения при Каннах большая часть римских союзников в Италии приняла его сторону и что Капуа, 2-й город республики, открыла ему свои ворота. В нём он дал отдых своим войскам; но положение Ганнибала мало улучшилось, т. к. правители Карфагена, занятые исключительно торговыми интересами, упустили удобный случай покончить со своим врагом, и не оказывали своему гениальному полководцу почти никакой поддержки. За всё время Ганнибалу было выслано в подкрепление только 12 тысяч пехоты и 1,5 тысяч конницы. Рим, между тем, оправился, собрал новые войска, и консул Марцел одержал при Ноле первую победу над карфагенянами. После ряда военных действий, шедших с переменным успехом, Капуа была взята римлянами, и Ганнибал принял оборонительное положение. Не получая помощи из отечества, Ганнибал вызвал из Испании Газдрубала, который (207) двинулся со своими войсками в Италию, но соединиться с братом не смог, т.к. римляне приняли меры, чтобы воспрепятствовать этому. Клавдий Нерон остановил Ганнибала при Грументуме, а затем, соединившись с другим консулом, Ливием Сампатором, разбил Газдрубала. Узнав об участи, постигшей его брата (отрубленная голова которого была брошена в карфагенский лагерь), Ганнибал отступил в Бруциум, где ещё в течение 3-х лет выдерживал неравную борьбу, пока карфагенский сенат не вызвал его на защиту родного города, которому угрожал консул Корнелий Сципион, перенёсший войну в Африку. В 203 Ганнибал покинул Италию, высадился в Лептисе и расположил свои войска при Хадрумете. Попытка вступить в переговоры с римлянами не имела успеха. Наконец, при Заме, последовало решительное сражение (202). Карфагеняне были на голову разбиты, и этим закончилась II Пуническая война.
  
  В последующий за тем период мира полководец Ганнибал показал себя и государственным человеком; занимая должности претора, или главы республики, он привёл в порядок финансы, обеспечил срочные уплаты тяжёлой контрибуции, наложенной победителем. Мысль о возобновлении борьбы с Римом, однако, не покидала его, и чтобы заручиться большими шансами на успех, он вступил в переговоры с сирийским царём Антиохом III. Враги Ганнибала донесли об этом в Рим, и римляне потребовали его выдачи. По собственному выражению Ганнибала: "не Рим, а карфагенский сенат победил Ганнибала". Ганнибал бежал к Антиоху (195) и успел уговорить его поднять оружие против Рима, надеясь склонить к тому же своих соотечественников; но карфагенский сенат решительно отказался от ведения войны. Флоты сирийский и финикийский были разбиты римлянами, и в то же время К. Сципион нанёс поражения Антиоху под Магнезией. Новое требования римлян о выдаче Ганнибала заставило его бежать (189) к вифинскому царю Прусию. Тут стал он во главе союза между Прусием и соседними с ним владетелями против римского союзника, пергамского царя Эвмена. Действия Ганнибала против неприятеля были и теперь победоносны, но Прусий изменил ему и вошёл в сношения с римским сенатом относительно выдачи своего гостя. Узнав об этом, 65-летний Ганнибал, чтобы избавиться от постыдного плена после столь славной жизни, принял яд, который постоянно носил в перстне.
  
  
  92) Гасдрубал Барка - оставлен был Ганнибалом в Испании за главного. Не успел помочь Ганнону (которому Ганнибал оставил часть войска перед походом в Италии), разбитому Гнеем Сципионом, и вынужден был довольствоваться нападением на экипажи римских судов, потерявших бдительность. Узнав что Гней Сципион отправляется на зимовку в Тарракон, Гасдрубал занялся укреплением городов к югу от Эбро. В течении зимы 218/17 он привёл в боевое состояние 30 имевшихся у него судов и оснасти ещё 10. Однако этот флот, фозглавляемый Гимильконом, см. выше, был разбит у Эбро Гнеем Сципион. Воспользовавшись господством на море, брат последнего Публий Сципион высадился у Тарраконы с 8 тысячами войска. Гасдрубал в течении лета 217 отражал нападения кельтиберов, нападавших на западные рубежи пунийских владений на п-ове. Весной 216 к нему прибыли первые подкрепления - 4 тысячи пехоты и 500 всадников, с помощью которых он подавил восстание тартессийцев или турдетинцев. Самому Гасдрубалу, вопреки его мнению, предписали идти на помощь брату в Италию. Вместо него командывать в Испании поручили Гимилькону (тому же?), имевшему в своём распоряжении армию и флот. П. и Г. Сципионы решили не пропустить Гасдрубала через Эбро. Осенью 216 произошла решающая битва, в которой карфагенян подвели испанские пехотинцы, которых Гасдрубал поставил в центре; т.ч. битву он проиграл. Это привело к тому, что войска и флот Магона Баркида, первоначально предназначенные в помощь Ганнибалу, были переброшены в Испанию.
  
  После победы над карфагенской армией Ганнона при Цисси осенью 218 г. до н. э. Гней Сципион занимался консолидацией своего контроля над юго-востоком Испании и набегами на испанские владения карфагенян, и не получил подкрепления из Италии, занятой борьбой с Ганнибалом. Тем временем Гасдрубал Барка провел набор рекрутов среди подчинённых иберских племен, значительно увеличив свое войско. В 218 карфагенский флот в Испании насчитывал 32 квинкверемы и 6 трирем. Гасдрубал добавил в эскадру ещё 10 квинкверем, которые были присланы ему из Карфагена, и весной 217 начал объединенную атаку с суши и моря на удерживаемые римлянами территории севернее Эбро.
  
  Гней Сципион, опасаясь численного превосходства карфагенян в сухопутных силах, решил дать Гасдрубалу морской бой. Римская эскадра в то время насчитывала только 35 квинкверем (25 кораблей было отправлено назад в Италию после того, как во время карфагенского рейда после битвы при Цисси были уничтожены их экипажи), но была усилена 20 греческими кораблями из союзной римлянам Массилии.
  
  Достигнув реки Эбро, карфагенский флот встал на якорь в её устье. Разведчики Гасдрубала прочёсывали окрестности в поисках римских войск, но командующий эскадры Гимилькон пренебрег морской разведкой. Вследствие этого греческим судам удалось найти карфагенский флот, который стоял на якоре, и незамеченными отойти, чтобы предупредить про него Сципиона, который с войском отплыл из Тарракона и находился в 15 км от горла Эбро.
  
  Сципион погрузил на свои корабли отборных легионеров и двинулся на юг навстречу пунийцам.
  Первыми приближение римского флота заметили армейские патрули Гасдрубала и предупредили свою эскадру сигналами костров. Большинство экипажей карфагенян было на берегу; корабли начали спешно принимать на борт команды и сниматься с якоря. В беспорядке и спешке некоторые корабли покинули якорную стоянку недоукомплектованными. Гасдрубал построил армию вдоль берега, чтобы дать эскадре моральную поддержку.
  
  Римляне перехватили карфагенские корабли в момент выхода из устья реки. Они протаранили и потопили четыре судна и взяли на абордаж еще два, после чего карфагенские моряки упали духом и начали выкидывать корабли на берег, спасаясь среди войска. Римлянам удалось зацепить гаками и стянуть с мелей 23 покинутых командой карфагенских корабля.
  
  Победа римлян была безусловной; Гасдрубал был вынужден отвести армию назад в Новый Карфаген. Престиж пунийцев в Испании получил тяжелый удар, и среди подчиненных Карфагену иберских племен начались брожения и восстания, подавление которых не позволяло карфагенянам сосредоточиться на борьбе против Рима аж до 215 г. до н. э. Главным силам карфагенского флота удалось в 217 перехватить около Косы в Италии вспомогательный римский флот, который следовал в Испанию, но осенью того же года восьмитысячное римское подкрепление с Публием Сципионом во главе прибыло в Испанию без потерь. Братья Сципионы разоряли карфагенскую Испанию до 215, когда снова встретились с армией Гасдрубала около горла Эбро в битве при Дертосе. После почти полной потери своих морских сил Гасдрубал имел две альтернативы: вернуться в Карфаген с просьбой о подкреплении, или построить новые корабли. На самом деле он не сделал ни того, ни другого, уступив инициативу на море римлянам. Победой при Эбро Сципион обезопасил свои морские коммуникации с метрополией от угрозы со стороны карфагенских сил в Испании и мог теперь осуществлять нападения на карфагенское побережье почти без какого-либо риска. Единственная карфагенская морская экспедиция против римлян с территории Испании - вторжение в Лигурию Магона Барки - произошло только в 204, уже после того, как Карфаген полностью утратил свои испанские владения.
  
  
  Компания 214 началась с того, что воспользовавшись уходом римской армии за Ибер, Магон и Гасдрубал Баркиды разгромили огромную армию местных племён. Публий Корнелий Сципион, чтобы не допустить перехода постоянно колебавшихся иберийцев к карфагенянам, спешно переправился назад и расположился лагерем у Акра Левке. Эта местность была наводнена пунийскими солдатами. Особенно встревожило Сципиона нападение вражеских всадников, которые истребили около 2000 римских воинов. Сципион решил покинуть столь опасное место, укрепился у горы Ника (Victoria). Туда же прибыл и Гасдрубал бен Гисгон, а также Гней Корнелий Сципион. У г. Мунды произошло сражение, закончившееся поражением карфагенян, в результате которого они потеряли до 12000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Оттуда пунийцы отступили к Аурингу; туда и Магон привел подкрепление - новых галльских наемников, однако и это не помогло: карфагенская армия снова была разбита (214).
  
  В 213 братья Сципионы, успешно воевавшие на Пиренейском п-ове, высадились в Африке, и эта экспедиция привела к большому дипломатическому успеху римлян. Им уда-лось воспользоваться тем, что у карфагенян возникли столкновения с вождём племени масайсилиев - Сифаксом, и заключить с ним союз. Центурион Квинт Статорий остался даже у Сифакса обучать его воинов римскому боевому строю и военному искусству. Результаты не замедлили сказаться: вскоре в одной из стычек масайсилии разбили карфагенян. Насколько опасным карфагенское правительство считало сложившееся положение, видно уже из того, что, по данным Аппиана, оно вызвало в Африку Гасдрубала Баркида с частью его армии. По завершении операции Гасдрубал вернулся в Испанию.
  
  В 212 армия Магона соединилась с армией Гасдрубала бен Гисгона. Сципионы также разделились, причём 2/3 войска отошло к Публию, намеревавшемуся разбить Магона и Гасдрубала бен Гисгона; Гней пошёл на Гасдрубала Барку. Хорошо понимая, что свои надежды Гней Сципион фактически возлагает на кельтиберов, Гасдрубал Баркид сделал всё, чтобы оторвать их от римлян. Его аргументы оказались настолько убедительны для кельтиберов, что они покинули римский лагерь, заявив на прощание, будто междоусобные распри мешают им принять участие в предприятии Сципионов. Гней, не имея теперь ни достаточной армии, чтобы осуществить первоначальный план и сразиться с Гасдрубалом Баркидом, ни возможности соединиться с братом, решил отступить, по возможности уклоняясь от боя на открытой местности; карфагеняне преследовали его по пятам.
  
  Вскоре после взятия Капуи, сенат поручил Г. Клавдию Нерону с 6000 пехотинцев и 300 всадников, а также с 6000 пехотинцев и 800 всадников из латинских союзников переправиться в Испанию. Высадившись у Тарракона и пройдя оттуда к р. Ибер, Нерон принял армию от Тиберия Фонтея и Луция Марция, а затем двинулся на карфагенян. Гасдрубал Баркид в этот момент находился у Чёрных Камней, между Илитургами и Ментиссой. Нерон занял там ущелье и поставил Гасдрубала тем самым в затруднительное положение. Последний решил пойти на хитрость и предложил римскому командующему начать переговоры, во время которых по ночам он постепенно вывел свою армию из ловушки. Наконец воспользовавшись туманом, Гасдрубал ушёл со своими всадниками и слонами.
  
  Гасдрубал не защитил Новый Карфаген (209), далее не дождавшись остальных карфагенских армий на п-ове, ввязался в бой с Сципионом у Бэкулы, где стояла в тот момент армия Гасдрубала Баркида. Туда Сципион и повёл свои войска. Перед своим лагерем Гасдрубал расположил конные заградительные отряды, однако первые же удары римских легковооружённых воинов и вообще всех тех, кто шёл во главе колонны, заставили всадников ускакать в лагерь; преследуя бегущего неприятеля, римляне едва не заняли лагерные ворота. Ночью Гасдрубал увел своих солдат на возвышенность, вершина которой представляла собою ровное плато. Это была удобная позиция, господствовавшая над местностью; от удара с тыла её надежно защищала река, а с фронта и флангов крутые обрывы сильно затрудняли подъем, но отсюда тяжело было бы вести наступательные операции. Ниже плато, где расположился Гасдрубал Баркид, находились террасы, также со всех сторон окруженные обрывами; их по приказанию Гасдрубала заняли нумидийские всадники, а также легковооружённые балеарские и ливийские стрелки. Сципион послал одну из своих когорт занять вход в долину, через которую в тылу у карфагенян протекала река, а другую - перерезать дорогу, ведущую из Бэкулы на поля. Сам он во главе легковооруженных пехотинцев начал подниматься к лагерю противника и, несмотря на упорное сопротивление, овладел террасами, а потом с трех сторон ударил по основным силам карфагенян. В лагере Гасдрубала началось замешательство, и, пользуясь им, римляне взобрались на плато. Окружённая со всех сторон, брошенная своим командующим (Гасдрубал, отправивший ещё до начала сражения деньги и слонов, ушёл по течению Тага на север, к Пиренейским го-рам), карфагенская армия недолго сопротивлялась: около 8000 воинов были убиты, а 10 тыс. пехотинцев и 2000 всадников попали в плен. Среди пленных африканцев оказался Массива, племянник Массанассы. Сципион разрешил ему возвратиться к дяде, и эта любезность явилась первым шагом на пути к установлению дружественных отношений с Масиниссой.
  
  После этого Гасдрубал Барка отправился на "помощь" к Ганнибалу в Италию, и хотя распоряжение было им получено в 212, выступил в поход только в 208, когда было уже поздно; как и брат он пошёл сушей, а не морем; ему пришлось перезимовать в Галлии, и только в 207 он пришёл (с большими потерями) в Верхнюю Италию и тут, вместо того, чтобы спешить к Ганнибалу, занялся осадой Плаценции на р. По. Благодаря этому, римляне Гай Клавдий Нерон и Марций Ливий Салинатор успели собрать подавляющие силы и уничтожили его в битве при Метавре (207). Т.к. Гасдрубалу противостояли оба консула, он решил уклониться от битвы, однако не зная дорог, проблуждав по полям, он решил идти по берегу р. Метавр. В безуспешных поисках брода Гасдрубал провёл целый день, и римляне, которым гораздо лучше были известны все дороги, без труда его настигли. Избежать сражения было невозможно. Гасдрубал развернул в боевой порядок своих утомлённых длительным и бесцельным переходом солдат. Против правого фланга римлян, которым командовал Нерон, Гасдрубал выстроил галлов. Левому флангу римлян, где с основной массой пехоты находился М. Ливий, Гасдрубал противопоставил свои иберийские части, которыми решил командовать лично. В центре соединениям Лицина Гасдрубал противопоставил отряды лигуров. Позиция Гасдрубала, по-видимому, чрезмерно растянувшего войска, была не очень удобна: возвышавшийся перед галлами холм мешал им вступить в дело, когда на левом фланге римлян завязалась битва. Сражение на левом фланге, куда Гасдрубал двинул и слонов (обезумевшие от шума и ран, они метались среди дерущихся воинов), было очень упорным и кровопролитным. Ни одна из сторон не могла добиться перевеса. В разгар боя Нерон, обойдя римские войска с тыла, перевёл несколько своих когорт с правого фланга, где они стояли без движения, на левый и ударил по правому флангу Гасдрубала. Одновременно римляне напали на противника с тыла. Иберы и лигуры оказались в почти замкнутом кольце; большинство галлов разбежались, а те, что остались, не могли выдержать боя. Гасдрубал попытался было ещё организовать сопротивление, но видя, что разгром неотвратим, он, пришпорив коня, ворвался в ряды одной из римских когорт и погиб. Ему отрезали голову; кторую швырнули в лагерь к Ганнибалу.
  
  
  93) Магон Барка - сподвижник своего брата Ганнибала Барки в Италии, возглавлял нумидийскую кавалерию после битвы при Тицине во время движения к Плаценции, один из организаторов победы при Требии; в битве при Каннах командывал центром рядом с братом. После неё, Ганнибал отправил его в область самнитов, чтобы принимать их под власть Карфагена. После Канн отправился в Карфаген и, несмотря на противодействие Ганнона, получил поручение навербовать в Испании солдат для подкрепления войск Ганнибала. Поражение Гасдрубала при Гимере и отход от Карфагена испанских городов заставили Магона отказаться на время от итальянского похода и сосредоточить свою деятельность в Испании, где он оставался с 215 по 206 г. до н.э. В 206 Магон, разбитый при Илипе (Бэкуле) Сципионом, ушёл в Кадис, откуда Сципиону явились перебежчики. Магон раскрыл заговор и отправил заговорщиков в Карфаген, и римляне ушли от стен Гадеса в Новый Карфаген. Магон обратился к Карфагену с просьбой ещё раз выслать ему подкрепления, для того чтобы не допустить отпадения Гадеса и возобновить борьбу за Пиренейский п-ов. Однако вместо подкрепления Магон получил приказание переправить флот из Гадеса в Италию, там навербовать галлов и лигуров и идти на соединение с Ганнибалом. Для этого ему были доставлены средства из казны; кроме того, и сам Магон взыскал с гадитан сколько мог, ограбив их городскую казну, храмы и заставив всех частных лиц отдать золото и серебро. По дороге Магон пытался но не сумел, взять с моря к Новый Карфаген, и потерпев серьёзный урон, вернулся к Гадесу. Но в Гадес его не пустили. Выманив из города магистратов и казнив их, Магон отправился к Питиусским о-вам, где находилась старинная карфагенская колония, а оттуда на Балеарские о-ва, надеясь там перезимовать. На большём из о-вов балеарские пращники встретили его градом камней, однако на меньшем Магону удалось обосноваться. Гадес сдался римскому командованию. Весной 205 Магон Баркид высадился в Италии, имея 30 кораблей, 12000 пехотинцев и 2000 всадников, занял без боя Геную и заключил союз с лигурийским племенем ингаунов. Саму Геную он разрушил, и Спурию Лукрецию пришлось её восстанавливать. В результате его подстрекательства почти вся Этрурия склонялась к выступлению против римского господства. Многие знатные этруски вступали в переговоры с карфагенским полководцем об отпадении от Рима и о совместных действиях в будущем. Однако Марк Корнелий Цетег (консул, провинцией которого была Этрурия) судебными расправами удержал этрусские города в повиновении; многие заговорщики ушли в изгнание. Летом 203 в области инсубров Магон был разбит проконсулом Марком Корнелием и претором Квинтилием Варом: поначалу ни римлянам, ни карфагенянам не удалось преодолеть сопротивления неприятеля. Когда Квинктилий ввёл в дело конницу, Магон противопоставил ей слонов, и всадники потеряли власть над перепуганными лошадьми. Наконец, обе стороны бросили в бой пехотные резервы. Только нападение римских метателей дротиков на слонов привело к решительному перелому. Раненые животные обратились в бегство, и тогда снова в бой вступили римские всадники. Пунийцы начали отступать, Магон получил тяжёлое ранение в бедро и после этого отступление превратилось в паническое бегство. Магон вернуться к морю в Лигурию, где получил приказ вернуться в Африку, но умер от ран в пути у берегов Сардинии.
  
  
  94) Сифакс - царь западных нумидийцев (массесилян), принимал участие во II Пунической войне то на одной, то на другой стороне. В Испании с 217 братья Публий и Гней Корнелии Сципионы вели войну с карфагенским полководцем Газдрубалом Баркой, и в 215 почти вытеснили карфагенян из Испании. Карфагенский сенат послал Газдрубалу на помощь флот, Сципионам же удалось привлечь на свою сторону Сифакса. Если бы римляне были тогда в состоянии послать ему римское войско, то карфа-геняне пришли бы в весьма затруднительное положение; однако такого войска, без которого они сами могли бы обойтись, ни в Риме, ни в Италии не оказалось. Войска Сифакса, хорошо организованные и предводительствуемые римскими офицерами, навели на карфагенян такой страх, что они немедленно призвали на помощь Газдрубала - но последнему посчастливилось заключить союз с царём восточных массилийских нумидян, Галой, и его сыном Масиниссой, при помощи которых он разбил Сифакса и заставил его бежать к маритианам. Вследствие этого поражения и последовавшей вскоре после того (211) смерти обоих Сципионов союз между Сифаксом и Римом прекратился. В 207 Сципион, покорив всю Испанию, вступил с Сифаксом в новые переговоры и для этого сам переправился в Африку. В доме Сифакса он встретился с Газдрубалом, который также гостил там с теми же намерениями; но очаровательная личность Сципиона так пленила Сифакса, что он возобновил союз с римлянами. Газдрубал удалился, полный опасений за дальнейший ход войны, но вскоре ему всё-таки удалось переманить Сифакса и привлечь его на сторону карфагенян, дав ему в жены свою прекрасную дочь Софонизбу; он даже уговорил его послать послов к Сципиону, и открыто отказаться от союза с римлянами. Между тем, Масинисса оскорбленный карфагенянами, вступил в союз с римлянами. Сифаксу и Газдрубалу сначала удалось победить Масиниссу и заставить Сципиона снять осаду Утики; но в 203 Сципиону удалось перехитрить их. Завязав с Сифаксом переговоры, он во время перемирия разведал положение вражеских лагерей и по окончании перемирия ночью внезапно напал на них, зажёг лагери и разбил находившиеся в них войска. Преследуя Сифакса, он ещё раз победил его при Цирте и взял его в плен. По возвращении Сципиона в Рим, Сифакс шествовал в его триумфальной процессии. Умер в плену.
  
  
  95) Вермина - сын Сифакса, после битвы при Заме, пошёл на помощь Ганнибалу с конницей и пехотой, однако был разбит Сципионом. Бежал.
  
  
  96) Масинисса - царь Нумидии, принимал участие во II Пунической войне то на од-ной, то на другой стороне. Сын массилийского царя Галы, владевшего восточной Нуми-дией; он родился около 240 г. до н.э., воспитание получил в Карфагене, где познакомился с греческой и римской культурой. Ещё, будучи молодым, он получил согласие Газдруба-ла на брак с дочерью его Софонисбой, руки которой домогался также царь западной Нумидии, Сифакс. В 213 Масинисса столкнулся с Сифаксом из-за границ и заставил его отказаться от союза с Римом. В следующем году, он переправился в Испанию и успешно воевал с римлянами, пока не был разбит Сципионом при Бекуле. Столкновения Масиниссы с римлянами заставили его перейти к Риму, за которыми он увидел победу. Так же, возможно, что с их помощью он хотел не только освободится от карфагенян, но и захватить саму их страну. Когда карфагеняне, без ведома Газдрубала, отдали Сифаксу давно желанную Софонисбу, Масинисса открыто отказался от союза с Карфагеном. Ему предстояло выдержать упорную борьбу с Сифаксом из-за спорных границ и справиться с внутренними междоусобиями, последовавшими за смертью Галы. Нумидийского царька Мезетула, захватившего власть в Нумидии, Масинисса победил, но сам был побежден Сифаксом и потерял на время Массилию. Между тем, в 204 высадился на африканском берегу Сципион. Карфагеняне и Сифакс предложили Массиниссе союз, но он, не отклонив его прямо, решил заслужить расположение римлян и с их помощью вернуть царство. Вместе с Сципионом он взял город Лоху, грабил страну карфагенян и осадил Утику. В 203 был побеждён Сифакс, и Масинисса получил власть над Масилией. Получив, вместе с троном, и прежнюю свою невесту, Софонисбу, он женился на ней, но, видя недовольство римлян этим браком, убил её. Вместе со Сципионом Масинисса разбил Ганнибала при Заме и был богато награждён римлянами: получил много городов (между прочим, Цирту), денег, слонов и безмолвное позволение хозяйничать на северном берегу Африки. Нумидийцы до Масиниссы ведшие кочевую жизнь, приучились при нём к земледелию и правильному военному делу. Время от 201 до 148 прошло для Масиниссы в набегах на Карфаген, в непрерывных интригах, доносах, вмешательствах во внутреннюю жизнь этого города, с целью возбуждения смут и партийных раздоров. Укреплённое мудрым и энергическим правлением, царство Масиниссы возросло, между прочим, и путём захватов; к концу его жизни оно простиралось от Мавритании до Киренаики. Жалоба Массиниссы на изгнание приверженцев его из Карфагена послужила непосредственным поводом к III Пунической войне (149). В начале её Масинисса действовал вяло и не помогал римлянам, т.к. не гибель финикийского горда была нужна ему, а власть в нём. В конце того же года он умер; его царство было разделено между 3-я законными его сыновьями - Миципсой, Гулуссой и Мастанабалом. Трагедия Карфагена отразилась ещё и в том, что собственный внук Масиниссы - Газдрубал был в числе вождей защитников Карфагена в III Пунической войне.
  
  Видимо сам Масинисса был в т.ч. финикийского происхождения, это видно из слов его потомка Юбы II, который свой род производил от Софака, потомка Афера - сподвижника Мелькарта. Этого Афера Малх считал сыном Авраама. Мелькарт - обожествлённый финикийский полководец, основавший колонии на Западе (в его образе видимо соединны все те финикийские военные и политические деятели кто захватывал территории в Африке, в Испании и на Сицилии). Кроме того, ясно, что нумедийская аристократия женилась на финикийках - так поступил Наравас, Сифакс и хотел сам Масинисса, очевидно по материнской линии нумедийские кнезья были пунйцы. Внук Масиниссы Гасдрубал - защищал Карфаген.
  
  
  97) Гамилькар - пуниец, упомянутый Титом Ливием в 31 кн. (201/200, т.е. когда II Пуническая война уже закончилась), развязал войну в местах Италии населёнными восставшими галлами-инсубрами. Поднял мятеж в Галлии против римлян (200). Гамилькар был разбит претором Луцием Фурием и погиб, а с ним 35 тыс. войска. Объявлен в Карфагене изгнанником (200). Я не знаю, тождествленен ли он Гамилькару воевавшему в Локрах.
  
  
  98) Аркобарзан - карфагенский полководец, внук Сифакса. Стоял во главе войска ожидавшего нападение Масиниссы (154 г. до н.э.), уклонившегося, однако от битвы с ним.
  
  
  99) Карталон Боэтарх - один из вождей патриотической партии карфагенян в III Пунической войне. Сторонник демоса (153). Карталон, командовавший вспомогательными отрядами карфагенян (боэтарх), напал на людей Масиниссы, живших в шатрах на спорной земле, некоторых из них он убил, угнал добычу; столкновения продолжались (153). После поражения от Масиниссы, этого Карталона и Гасдрубала обвинили в Карфагене в развязывании войны и приговорили к смерти.
  
  
  100) Ганнон Левк - полководец (149).
  
  
  101) Гисгон бен Гамилькар - один из вождей патриотической партии карфагенян в III Пунической войне. В результате действий Масиниссы и Карталона, возникла ситуация, сделавшая возможным римское вмешательство. Объектом спора в 182 были территории, ранее принадлежавшие Карфагену, а позже захваченные Галой, отцом Масинассы; у Галы их отнял Сифакс и затем отдал своему тестю Гасдрубалу бен Гисгону, (см. выше). Маси-нисса отправил в Рим посольство, в т.ч. своего сына Гулуссу. Пунийцы говорили, что помимо тех земель, о принадлежности которых до сих пор происходило разбирательство, в течение последних 2 лет (174-173) Масинисса захватил 70 городов и крепостей, чему соответствует рассказ Аппиана о распрях, начатых Массанассой из-за Великих Равнин и области Туски (Тугги) с её 50 городами. Карфагенский совет высказался за то, чтобы подчиниться решению римских послов. Однако тогдашний суффет Гисгон бен Гамилькар, "бунтарь", выступил, настаивая на войне с Римом.
  
  
  102) Гамилькар Самнит - один из вождей патриотической партии карфагенян в III Пунической войне. Сторонник демоса (153). Напал на Гулуссу, сына Масиниссы, когда тот возвращался из Рима (152).
  
  
  103) Гасдрубал Боэтарх - карфагенский полководец, руководитель обороны Карфагена во время III Пунической войны, один из вождей патриотической партии карфагенян. В 152 г. до н.э. потерпел поражение от нумидийского царя Масиниссы, к-рый использовал вышеописанные события как предлог для вторжения на пунийскую территорию, и принялся осаждать г. Гороскопу. Туда же повел свои войска и Гасдрубал, командовавший в тот момент пунийской армией. Масинисса начал медленно отступать, пока не заманил Гасдрубала на пустынную равнину, окруженную со всех сторон холмами. Гасдрубал принял на себя командывание армией, к чему не имел способностей. Битву Масиниссе он проиграл, не смотря на то, что имел численное превосходство - к тому же к нему присоеденились 6 тысяч нумидийских всадников, начальники которых были недовольны нумидийским царём. Масинисса потребовал побеждённых выдать перебежчиков, оружие, пройти под ярмом и обязаться уплатить контрибуцию, - что впрочем не спосло карфагенское "войско" - нумидийцы будучи африканскими дикорями не удержались и перебили безоружных карфагенян. Более того - эта "битва" дала римлянам формальный повод объявить Карфагену войну на уничтожение. Несчастные пунийцы всеми силами принялись как-то задобрить безжалостных римлян - Гасдрубал и Карталон были приговорены к казни, в Рим было отправлено посольство. Но римляне жаждали крови. Бежавший Гасдрубал собрал войско. Из Карфагена к нему прибыли послы и уговорили вступить в войну с Римом. Манилий отправился в поход против Гасдрубала к Неферису. Там римляне, окружённые возвышенностями и крутыми склонами, занятыми неприятелем, вынуждены были пробираться через заросли, ущелья и горные потоки и едва не попали вловушку. Ожесточенное сражение не дало перевеса ни одной из сторон. Гасдрубал засел в неприступном укреплении и, когда римляне, ничего не добившись, начали отступление, напал на уходящих. От полного разгрома римскую армию и на этот раз спас Сципион Эмилиан. Правление Гасдрубала Карфагеном было очень жестоким, а многое граничело между гениальностью (прорытый канал в ответ на построенную римлянами для блокады дамбу) и глупостью (выйдя из этого канала карфагеняне вместо того чтобы атаковать римский флот осыпали врага насмешками). Когда же римляне ворвались в Карфаген, Гасдрубал спрятался в храме и при появлении римлян сдался - в то время как его жена и дети предпочли броситься в огонь. Умер в Италии как узник.
  
  
  104) Гасдрубал - командующий карфагенянами III Пунической войне, внук Масиниссы по дочери. Он организовал оборону города когда Рим объявил войну предварительно разоружив пу-нийцев (149). Объявил рабов свободными и наладил в кратчайшие сроки производство оружия. Карфагенская армия под его руководством расположилась на берегу у крепости Неферис. Отсюда она затрудняла работу римских солдат посланных рубить лес для производства осадных машин. Однако Гасдрубал (о котором говорилось выше) под предлогомтого, что этот Гасдрубал - внук предателя Масиниссы - умертвил этого своего соперника в деле защиты Карфагена (148).
  
  
  105) Гимилькон Фамея - начальник карфагенской конницы в III Пунической войне, искусный полководец, в схватке с Ценсорином перебил 500 римлян; своими партизанскими налётами он почти совершенно парализовал действия римских фуражиров и команд, посылавшихся за продовольствием. Правда, он делал исключение для подразделений, которыми командовал Сципион Эмилиан; они отличались высокой дисциплиной и организованностью, так что Фамея не мог рисковать. Сципиону каким-то образом удалось уговорить его сдаться вместе с 2 200 всадниками.
  
  
  106) Вифий - нумидийский шейх, перешедший в III Пунической войне с 800 всадниками на сторону Карфагена, его корабли доставляли продовольствие в Карфаген из Нефериса. Вместе с Гасдрубалом оказался в римском плену.
  
  
  107) Диоген - карфагенский полководец во время III Пунической войны. Сципион решил сперва уничтожить те силы карфагенян, которые были у них вне Карфагена, и их союзников, откуда им посылалось продовольствие. Разослав в разных направлениях других своих командиров, он сам двинулся на Неферис против этого Диогена, бывшего после Гасдрубала начальником гарнизона в Неферисе, водой, а Гая Лелия послал по суше. Прибыв туда, он стал лагерем на расстоянии 2-х стадиев от Диогена и, оставив Голоссу, сына Массинисы, нападать непрерывно на Диогена, сам отправился к Карфагену; затем он постоянно курсировал между Неферисом и Карфагеном, все время наблюдая за ходом событий. Когда 2 пролета стен между башнями у Диогена рухнули, прибыл Сципион и, послав тысячу отборных воинов в засаду в тыл Диогену, сам с другими 3-я тысячами, выбрав и их по доблести, стал наступать через развалины пролетов, ведя их не сразу толпой, но отрядами очень близко один за другим, чтобы первые, даже очень теснимые врагами, не могли бежать из-за следующих за ними и на них напиравших. Когда поднялся большой крик и развернулось сражение все ливийцы устремились сюда, воины из этой тысячи, как им было приказано, пользуясь тем, что никто не заметил их и даже не подозревал, что они тут находятся, смело напали на укрепление, разрушили вал и перелезли внутрь крепости. Как только первые из них оказались внутри, они быстро были замечены, и ливийцы побежали, считая, что вошедших не столько, сколько они видели, но много больше. Голосса, налетая на них с большим числом номадов и со слонами, произвёл большое избиение, так что погибло, вместе с невоенными, до 70 тысяч, в плен было взято до 10 тысяч, убежало около четырех тысяч. После лагеря взят был и город Неферис, осаждавшийся Сципионом другие 22 дня. Эта победа имела очень большое значение для взятия самого Карфагена. Ведь это войско доставляло им осажденным продовольствие, и, взирая на этот лагерь, ливийцы чувствовали прилив уверенности. Когда же Неферис был взят, то и остальные укрепленные пункты Ливии сдались полководцам Сципиона или без труда были взяты. Карфагеняне лишились продовольствия и ничего не получали морем ни из Ливии, перешедшей уже в чужие руки, ни из другого какого-либо места, как из-за самой войны, так и из-за бурной зимней погоды. (146 г.).
  
  
  108) Бомилькар - полководец и приблежённый нумидийского царя Югурты, потомка Масиниссы. Убил соперника Югурты, Массиву, внука Масиниссы. В битве с римлянами при Муфуле, его отряд, состоявший из части пехоты и слонов находился где холмы спускались к реке (другая часть войска стояла на холмах). Отряд Бомилькара удерживал отряд Руфа и мешал ему идти на помощь сильно теснимой главной части римлян. Но римляне выиграли. Метелл завязал с Бомилькаром переговоры, но Югурта узнал об этом и предатель был казнён.
  
  
  109) Луций Корнелий Бальб Младший - римский военный и политический деятель, драматург, полководец Августа, племянник банкира Луция Корнелия Бальба из Кадиса. Финикиец. Когда в Африке вспыхнуло восстание гарамантов, Август поручил именно Луцию Корнелию Бальбу их подавление. Последний зарекомендовал себя ещё в молодости с отчаенной отвагой сражаясь под начальством Ю. Цезаря и потом управляя с беспощадной жестокостью. Бальб будучи проконсулом Африки (22-21 гг. до н.э.) покорил внутренние области до Кидама (Гадамис) лежащего в 12 днях пути в глубь страны от Триполи и до Гарамы (Джерма) в Феццане. Плиний говорит о походе Корнелия Бальба почти на 500 миль (ок. 800 км) в глубь Сахары, целиком положившись на довольно редкие колодцы и местных проводников; захватил пленных и многочисленные трофеи. Список завоёванных мест, племён и городов показывает, что это было не молниеносное нападение, а кампания, продолжавшаяся целый сезон. Одно только расстояние, пройденное легионерами, потребовало бы времени сроком свыше 90 дней при условии пеших переходов по 20 миль в день, что в принципе невероятно, если учесть исключительно жаркий климат. Кроме того, необходимо было время для сражений, осад и отдыха. На обратном пути пленные гараманты и трофеи, вероятно, замедлили быстрое возвращение отряда Бальба. Неизвестны даже сроки кампании, но триумф праздновался 27 марта 19 г. до н.э. Бальб - единственный иностранец удостоившийся этой чести. Впервые римская армия проникла в глубь Сахары. Список покорённых племён и городов сохранился на табличках, специально изготовленных для триумфа. Бальб построил в 13 г. до н.э. Balbi theatrum - одно из самых больших и красивых театральных зданий в Древнем Риме, украшенное многочисленными статуями.
  
  
  110) Корнелий Пузион - при Веспосиане плебейский трибун, претор легиона, затем, консул. Родом из старой финикийской колонии в Испании Гадиса.
  
  
  111) Севериан, сын Азиатика - римский полководец, финикиец, родом из Эмесы, начальник конного отряда при Юстиниане. Храбро воевал с маврами, попал в плен, бежал из него в Карфаген.
  
  ***********
  
  1) Знаменитые Финикийцы 1 Политики http://www.proza.ru/2007/12/22/85
  
  2) Знаменитые Финикийцы 2 Полководцы http://www.proza.ru/2007/12/23/78
  
  3) Знаменитые Финикийцы 3 Математики и Физики http://www.proza.ru/2007/12/23/79
  
  4) Знаменитые Финикийцы 4 География http://www.proza.ru/2007/12/23/152
  
  5) Знаменитые Финикийцы 5 Философы, Писатели, Историки http://www.proza.ru/2007/12/24/91
   6) Финикийцы это евреи! http://www.proza.ru/2007/09/02/100
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"