Земцов Сергей: другие произведения.

Сказки Царевокошайска. Таскание...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    postmodernism and realism

 
Сказки Царевокошайска
 
 
Таскание червяка из одного клюва в другой
 
 
Глава I.
 
Все это таскание червяка из одного клюва в другой.  Дела шли как бы ничего. Но таскание ностальгии это  то же самое, батенька. Недостойно. Стоило ли - хиппи - again...
 
Можешь убеждать сумасшедших, что реальность это кaйф. Ходишь несчастный, сирый - вдруг яблоко падает вниз, открываешь закон тяготения.  Оказалось, тяготение то, всемирное...  Можешь верить, что Бог мыслит на  сложных языках,  на языках  математики, и сухие теоремы скрывают промыслы,  конструкции и планы разума. Но сколько математик, поэзий, родин у Бога? Бог  кто Он, или кто Ты, хотя бы  Бог был бы один, с большой буквы, или,  боги с малюсенькой буквы,  языческие боги, идолы,  эйдосы, топосы, - это тоже авангард, только вышедший из моды еще до 1904 года...
 
Сколько  Форм у Бога,  божественных форм которые не ведут в тупик? Но язык наш,  естественный язык, противоречив. Время жизни человека ограничено.  Было бы ошибкой предполагать, что все формы уже созданы или открыты. Каждая форма воцарилась в своем тупике. Что не тупик, так хочется расписаться в книге книг- я здесь был, пока.
 
Эмоциональный заряд порождает сообщение, и сообщение может быть зафиксировано, и раcтиражировано, если это тот самый message. Эмоциональные заряды значат, как источник, нечто большее, чем интеллектуальная обработка сообщений,  реальность выше метода.
 
В качестве примера ссылка на художника Гойю.  Вспомним серию "Капричос", это, следовательно, не искажение реальности, это не тупик. Но почему же так страшно?  Значит критерий - страх. Если ты загнан в тупик, но тебе страшно, то ты ищешь дорогу опять, и опять. А если в тупике хорошо, спокойно и сыто, то это ловушка и недостойно рассматривать иную застывшую форму,  в ином заковыристом деле. Но грех ли это, жить в тупике, или это только слабость?
 
Жалко, одной земной жизни мало.  Я такой умный, утонченный и значительный. Предположим, что эта гипотеза верна.  Приходится верить, что от меня одного зависит - найду я выход из тупика, или, мои частные методы не работают. Я открываю "для всех" доступ к "моим" методам. Каждая форма - реальный эмоциональный заряд. Каждое слово - рана. Но моя жизнь - проста. Я ли тот человек,  кто приходит к окончательной форме - пустому квадрату. Видимо нет настолько простых форм, и нет настолько простых людей. В каждом тупике - свой крест, или, свой канал. Какие-то сообщения удается повторить. Источники вдохновения оказываются двустороними. Так уж недостойна ли игра в бисер, если этот бисер хороший корм для нищих духом. 
 
Видите ли, всю жизнь некий человек доказывал себе теорему, а потом чихнул в театре на голову начальника... И Галилей отрекaлся от истины, но результаты в каждом случае описываются по-разному. Можно чувствовать свет, но попробуй возьми шариковую ручку,  вернешь  каких-нибудь десять сообщений в год. А кто, или Кто, знает много это или мало. И кого вдохновляют новые сообщения? Кто сделает шаг вперед... 
 
Я понимаю границу между иронической прозой и серьезным исследованием. Где же Учитель? Вся моя беда, моя искореженая жизнь результат отрицания Учителя. Может быть Учитель Барсуков? На каком-то животном уровне, наконец-то, меня начинает интересовать общество. Необходимо куда-то примкнуть, но необходимо выбрать лидера. В каком-то смысле женское начало. В первую очередь, свобода... Я сяду около его ног. Буду только спрашивать и запоминать его ответы. Но это не то...
 
Исследование о Флобере прочитать, и взять жизнь Учителя для подражания - попробовать поклоняться. Это достаточно серьезно, это результат. Каждый день по 100 строк. Стучу. В конце концов получится, что пишу о себе, или развожу цветы на участке у тихой реки. Однако пример Кафки. В тяжелейших условиях, приневозмогая головную боль... для того, чтобы не пропустить золотой знак. Даже если читатель один, но он Учитель. А можно ли писать - не думая о том, кто прочтет, и зачем им,  какие задачи они хотели бы решить.
 
Как же писал в Париже ирландский католик... Не хотелось бы использовать денотат. Десигнатор детонатор, но поймет ли все это Учитель? А если не поймет, то не нужно было и произносить. Критерий прост - Учитель должен понимать, и одобрять. Через призму представления о сознание Учителя, о ясности текста для Учителя - можно продолжать текст. Это метод фильтрации, некое динамическое правило. Если я не объясняю всем, то я обязан объяснить хотя бы некому одному - Учителю.
 
При этом не нужно целыми днями валяться в постели как Декарту, можно жить, как завещал великий друг, но другу тому - ничего не скажу. А Учитель должен слышать. Видимо, через живого Учителя происходит вход в общество. Но Учителю не должно быть скучно. Жизнь как паровоз, или, локомотив. Но все должно быть понятно, голый хребет розовой пылью покрылся один раз, и как мне узнать место, где хранится ключ. Принцип расшифруемости. Меньше эссеистики и публицистики, недостойных кувырканий постмодернизма. Хендрикс стар, Кравиц молод. Социальные заказы это не то, что заказ Учителя. Учитель может явиться внезапно. Достать червяка и крыша уедет. Это просто, чтобы посмеяться.  Мы не богоны. Богоны не мы.
 
Где я живу?  Да я не уезжал никуда. А Учитель далеко. Но устойчиво желание общаться с ним. Там в Царевокошайске, в столице, но не северной, и не южной, и не в Иерусалиме, пройдет вся моя  жизнь. Где мы, и где Царевокошайск. Разговаривать с кем то хочется, чтобы услышать ответ. А если хочется с кем-то общаться, но не интересует ответ - это секс. С Учителем секс не возможен, будем общаться сообщениями. Сообщение номер один - главное жизнь, а не то какой-ты гений. Пусть тебя назовут гением Ученики. Один Учитель - много Учеников, таким образом строится социальная пуповина.
 
- А читали вы о globe сале?
- Читали, читали... Напоминает царевокошайские сказки по стилю, но содержание ббрр... собака сорокин, кому нужны такие ворота. Это пример того, что книга книг автоматически не заполняется.
 
Но Учитель не любит эссе. Он любит, например, сюжет. О чем еще писать, как не о народе. Политбюро, лобби - это все народные промыслы. У народа все есть, ему ничего не надо. Русский народный дух это "не надо" поднимает на абсурдную высоту. А другому иному народу - надо. Правители, начальство как-то чувствует какому народу что надо, зачем, и как, но связующее звено, видимо,- учителя. Я, что ли, сошел с ума, что решил схватить этого червяка. Он жирный вкусный, но не мой. Можно посмеяться, высмеяться, сдать отчет, высмердиться, но не есть чужого червяка. Хрупкое направление. После того, как червяк пойман - он мой. Понимай как можешь.
 
Но нужно знать, не достаточно мироощущения. Сесть и натворить. Вырастить галлерею или оранжерею.  Только так можно обрести свободу от паранойи. Или паранойя, или, Учитель, и мост в социум, на дне которого я,  пока что смотрю через толщу вод. Воды объяли. Эскизы душат. Поток должен нести, но неизвестно вынесет, или нет. Второго сорта люди повсюду. Работают на заводе аккамуляторов. А что аккамулировать, пусто в душе - нет червяка, Эпштейн не пишет. Из глубины рудников выбирается воспоминание. Говорили - не бери апостола с собой, а теперь - сам апостол. Это, как бы коллаж, но я знаю Учитель не любит коллаж.
 
Сказать как можно сильнее, как будто бульдог сожмет челюсти. Но нужно, чтобы не было скучно, чтобы сон в красном тереме не подменил конспект. В любом случае медитация на учителя, это какое-то ограничение грамматики. Что же теперь пиво варить... Реакцию публики исследовать. Сволочи все. Пулю им не жалко, ил жалко, - не знаю что сказать, регистрирую, регистрирую, как кошек душу, но собачье ли сердце мое из-за куска выберет в потоке не того червяка, на который укажет мне Учитель. Кого ненавидеть? Маму за то, что она не научила меня тому, что  мог бы научить Учитель, если бы я встретил раньше его там, а не здесь. Хулин, Хулин, афганский солдат, ты ли близок мне.
 
Чаевые духа от друзей, и червяк - от Учителя. Таскаю и плачу. See how they run - i am crying. Но достаточно влюбиться, чтобы одобрил выбор альфа-рвач. С каким народом жить? А не все ли равно, если сам - народ. Но ирония уже признак усталости, где же папа пафос? Учителя из меня самого не получилось, так пойти в ученики. Признать, что главное не трансформация, а трансформируемое, и съесть червяка. Жирный сочный дождевой червяк. Батюшка скворец охотился, выслеживал, и клювом тяжелым ухватил тебя за конец. Подхватил в воздух. Вот червяк свисает из подлого клюва, но еще жив, извивается. Кольчатое тело движется в стороны и сокращается как пещеристое тело пениса. Скворушка подталкивает червяка, и половину уже глотает. В пищеводе мясо. Живот доволен. Немного желудочного сока. Много ли желудочного сока выделяет желудочек малой птички? И это жизнь! Жизнь. Мишки в лесу. Машеньке не дают кушать из тарелки. Необходимо о народе знать как можно больше, если сам ты боишься ободрать задницу, залезая на елку, но Учитель не лазил в еловом лесу по колючкам, он скорее имел дело с колючей проволокой. Но никто не заметил. Ни чаевых, ни чаеразвесочной клюквы. Стихи как чаеразвесочная клюква. Лингвистический тям. Полюби народ, полюби народ, пиши для народа. Кто такой народ, народ начинается с учителя. Иронический пафос, мы не рыбы. Рыбы молчат.
 
А птицы не молчат, а уже щебечут, чирикают и передают друг другу что-то интересное. Обычно утром птицы начинают трещать, но, как-то ночью была гроза, и утром птицы молчали. Ночью затмение луны. Еще более глубокой ночью снилось, что Земля в районе индийского океана как корни выворотня, и души переселяются на Луну. Там на Луне то народ и живет, кувыркается. А в это время умер один из посетителей кафе Jazz Stop.
 
Не знаю, что глупее, описывать жизнь банкира Буденброка, чтобы на последних двадцати страницах ввести action, либо медитировать на Учителя, и выполнять социальный заказ. Учитель - субъект, социальный заказ - объект. Но мы то знаем как читал лекции, например, Людвиг Витгенштейн. Да, блин, лежа на столе. А потом ловил перед экзаменом мальчиков. А в Омском университете в 1977 году жил был тихий философ, знаток немецкого языка. Бывало на семинаре по экзистенциализму выступит, всю доску испишит по-немецки; а другой профессор, из кармана перфокарту - гоп! - собрание сочинений том такой-то, страница такая-то. А старик Декарт, товарищи студенты, любил греться на печке, да как соскочил и сказал - я атом сознания! Козел... Но Учитель полюбил Вольтера. Бывало заходишь в комнату для занятий, а там сидит Учитель, разложил тонкие ножки, и читает Вольтера.
 
Одна знакомая девочка Констанция, или Инконсистенция, не примоню уже, перед государственным экзаменом также решили почитать Вольтера. А Вольтер был только у  него, Учителя, и пришлось этой девочке не посоветовавшись как следует со студсоветом, разделить с ним судьбу. Так она, мать пятерых детей, до сих пор и гонит. К ней приходят женихи с высшим философским голосом, пискляво просят что-нибудь покушать, а она отсылает их к дому культуры, продавать философские памятники.
 
Но, Учитель обосновался на работе, и работа это существует. Он там что-то оформляет, а к нему едут поломники. Едут смотреть, якобы, святые места. Но фотографируют то, как Учитель гуляет около адмиралтейства, указывая всем - выход. Вот, говорит, Великий Исход. Вспомним евреев! Все фотографируют, копируют, тиражируют, а он кинет чижику на Фонтанке серебряный пятачок, и смеется - все вы дураки.  Одна знакомая старушка, Пульхерия Андреевна, принесла Учителю горшок с цветам, и что же, в городской "мозаике" тут же напечатали отзыв, и сразу же опровержения, дескать Учитель популярен, но Хармс уже старушек резал и убивал, и эпигоны городу Петра не нужны.
 
Около памятника Екатерине собирались какие-то бомжи, и кричали - "в свете призрачных двойных звезд!", "все дела шли себе,  как будто бы ничего, но Джек построил дом, а кто там живет - да Юнгафрейды противозные!", - в общем свинтили. А Учитель теперь их лечит. Но не будем тиражировать. Тираж маленький. Лучше поговорим серьезно. Что там Хайдеггер пишет об аксиоматическом мышлении? Так или иначе, каждый живет на своем острове,  робинзонада расширена на науку, природу, а также и на человека. Жил человек стадом, оказалось на острове партия шутов, хороводы,  яичники клонируют, Трензор Упаковщик в маске, всем говорит правду, а так правда не нужна. Скажешь что работал месяц на пивзаводе, опять скажут - иди и смотри. У нас тут не богодельня для старух. Стань сперва старухой!
 
Как я хочу сказать правду. Но кому же, если все ее знают, и цинично говорят назло эту правду задом наперед, по книгам для дураков. Краткий курс Кроули опубликован на лучшем сайте России. Один знакомый инструменталист, который работал до наступления постсоветской реальности, как вы думаете где, да на инструментальном заводе, где же еще, в постсоветскую эпоху, переоделся, в белые одежды, и так сказал, - "теперь правила игры будем устанавливать мы, ваше время кончилось, все на старт!".
 
И улетел. Видите ли, не то в Телему, не то в Тельхейм, или Фирцу.  В общем огонь горит. А Учителю назначили его лечить. Приходит такой Учитель в овальную залу, коробочки поклеили, подышали синхронно, провентилировали инпринты, гексапентатетраграммотон вынули из чехла. Стали настраивать аппаратуру. Двенадцать часов подряд, дымом застили студию. Баба Яга прилетала, спела ченго-то, и улетела опять за покупками. На острове весело и просто, touch my island, touch me, - говорит Учитель. Его не понимают! Скажи, говорят, по-русски. Он как гаркнет во все малиновое горло, а что аппаратура не зафиксировала, но легенда осталась, что это была антинагорная проповедь.
 
И таким образом образовалась еще одна тусовка. Это вам не общество распространения травы. Травы распространять можно и среди овец, и козлы это едят, трясясь от прилива либидо. А в тусовке Учителя распространяли камни, которые стонали и пели, и даже один Митек так сказал - "все шло как бы так себе, вроде ничего, но тут подлили масло в огонь конкуренты". Паворроти и друзья, - мать их, в зад и в гриву, - оркестр с металом.   Ничего не слышно, гаражный звук. Кто виноват?
 
Начали искать виноватых, нашли только одного декана задрапированного под Сахарова. А вы знаете, что сад Сахарова есть под Иерусалимом? Ах, вы не знаете! А то, что северная столица это, якобы, Петербург, вы вычитали уже у Блейка, или вы читаете только то, что в школьной программе? А этот ваш Гребень он что, пел как все? Боже храни, Куин, спаси фашистский режим, Каин. Авеля не трожь! Авель морж. Там, на Красном море, Алла Пугачева,- идет, кисанька из кухни, глазки у кисаньки опухли. Хочет съесть фаршированную рыбу, а ей блины в рот. И так далее, кувыркаюсь, кувыркаюсь, кувыркаюсь, а кого придушить в постсоветском пространстве... Шафудыныча, так бегать за ним с шашкой наголо... Газообразный стул.

Трек 0898989, "Кафе Jazz Stop I".

(где автор цитирует, рассуждает и ссылается на сомнительные культурные первоисточники, но главное это то, что в кафе приходит некий Жорик и это совпадает с приходом в город Тель-Авив  весны)

В Тель-Авиве переход к весне сопровождается бурным цветением. Кроме нас никто не думал о том, что ангедония излечима, если правильно расходовать творческие возможности и к литературным нормам относиться с иронией, когда синтез текста и музыкальная композиция согласуются в третьем поле. Там же мы разговаривали о свободе в рамках несвободы или выражаясь понятнее о свободе как таковой без отягощений наличным бытием. Экзистенционализм сам по себе не более чем коктейль Гуссерля - Сартра, но личный опыт можно отрицать для сохранения личного духа, так известны случаи переоценки ценностей и превращение культовой иконы в преуспевающего плейбоя. Последние слова перед смертью ( who knows ) и путешествия Тимоти Лири коэкзистенциональны жизни Сократа, хотя дистанция между этими событиями также есть своего рода trip мирового духа. Как нам рассказать о Средиземном, Мертвом, Красном и Галилейском морях с перечислением еврейских кушаний и случайных встреч? Ангедония.

В основе лежит вера что текст - наше слово - и слово Творца коэкзистенциональны и пророкам диктовали тоже, что слышали все, рассмотрим, например, текст Джойса - где в нем грань между конструкцией и автоматическим? Логика разработала повествовательные предложения со смыслом на да и нет - немного модальности и ассертотики, немного Карлоса Кастанеда - все опять пришло к необходимости партии (нагваля); компьютеры гораздо менее логичны, чем думают обыватели, но неполные задачи решаются на компьютерах с помощью некоторых расширений базовых средств и прескверно решаются! Но кому "в радость" решение полной задачи, если это не расчет зарплаты подогнанной под ваше "нетто"? Ваши модальности - как у Фридриха Ницше - надо, хочу и не знаю, но достойны ли вы непрерывного?

В этом кафе вечером показывали футбол на большом экране, сигареты которые я позволял себе курить стоили 14 NIS (charcoal ) ... Когда-то одной черной дщери Иерусалимской ... Белая кожа стоит дороже, но Улисс и Ульрих жили давно, теперь "поиски формы не могут заслонить привычку к хорошему литературному языку" и корректоры пусть "повылазят из всех своих Щелей".

Жорик аСоциальный давно хотел в шабат свинную котлету, и он это сделал, мы встретились в кафе и Жорик начал развивать мысль о том, что все продается и все покупается и поэтому мы как потребители должны участвовать в каждой глобальной мивце, имея и себе цимес in paribus cateris. Жорик аСоциальный социализировался в силу трудного московского детства в царствование Леонида Б, кумира израильских мамочек, волею судеб поменявших на битуах ляуми профком, обком и открытые лубяночные подворотни, элементы шизофрении советского ТАСС - телегероя.

Трек 0898990, "Кафе Jazz Stop II".

( Жорик иногда и задает вопросы, но не понимает кому может в голову прийти охота на них давать капитальные ответы; хотя автор и продолжает цитировать и волноваться - большее волнение в кафе вызвано появлением Марии в белых шалеварах)

В конце концов, Жорик задал вопрос - зачем "тебе" все это? Я не стал объяснять ему то, что зубы его не так прочны, как ему это кажется, но заметил, что в данном случае все можно объяснить с позиции политеизма. Можно обмануть комнатных идолов, но Непал, Китай - целые континенты - в прокрустово ложе какой-нибудь мантры не упаковать, даже если эта мантра сто раз обсосана Аристотелем. Обманывать, вообще говоря, просто, если с детства говорить на языке приложений специализированном для обмана и надувательства, можно на этом языке сочинить трактат Витгенштейна о бытие - никто ничего не поймет, но через тысячи три лет - прочтут и скушают сакральный пирожок. Жорик не знал кто я такой и ему не следовало это знать - еще долго. Но он читал Андрея Белого и был по "Петербургу" знаком с проблемой терроризма. Он, конечно, догадывался, что я страдаю манией величия, но думал, что так - в масштабах Ирода Великого и Наполеона, о том, что я давно мыслю масштабами несуществующих космогоний он и не догадывался, да и я сам считал свое бытие коэкзистенциональным корзине "оле хадаш" образца ульпана "алеф". Я пытался кое-как интегрироваться в бизнес - ну там бензин ослиной мочей разбавлять или креветок программировать так, чтобы превратились в крокодилов - все суета суета и томление погоды. Так что когда Жорик спросил зачем "мне" все это - я не стал даже думать о серьезном ответе, потому что передо мной сидел и ел картошку в мундирах Жорик как целое - и я больше думал о том, какое пиво заказать, - а о том, что мне нужно я думаю более, чем достаточно и в одиночестве. Тут заиграло что-то из Dire Straights и Жорик прикололся, забыв про свой канонический вопрос на который я чуть было из философско-спортивного и желеобразного состояния Жорикова духа чуть было не начал отвечать - хотя о том, чтобы я закончил речи быть в принципе и не могло, потом и футбол стали показывать. Но я по инерции стал думать а зачем собственно говоря мне here and now самое Жорик аСоциальный нужен? Какой-то с ним сплошной "шатэнет" головного мозга.

Я подумал, кто знают какие на самом деле отношения у Отца с Сыном? Ну у нас там посечь рекомендуют возлюбленное чадо - а где-то космогонии устраивают в качестве перехода через момент бифуркации мирового духа. Попробуй определи форму на пару эонов вперед. А кто-то решил что кроме атомов и пустоты ничего хорошего быть не может и вот вам результат какой-нибудь мао-дзедун дерьмовый новую империю изобретет - потом мировой дух этой империей тошнит века два-три подряд. Жорик все ел свою картошку в мундирах и слушал Dire Straights и в кафе пришли две туристки-украинки от отеля "Хилтон", демонстрируя старый танец имени Элвиса Пресли - рок-н-ролл, было только восемь часов вечера - в шабат автобусы не ходят - всю ночь с зайчиками гулять, Жорик не зайчик, а волчина рыбная. Папа его - ТАСС телегерой. Насмотрелся пирсомет каждый день, а акваланг купить - баайя не гдола, а Жорик вопрос не умеет спросить.

Все-таки, человеческая природа как вам? С одной стороны архетипический антисемитизм, с другой стороны прогресс в банке. Если хороший эон в 1-ом веке просрали, то теперь только плодам цивилизации - компьютерам всяким, да дискотеке - радоваться, ну там еще тому, что из Египта изошли. До сих пор, кстати говоря, некоторые все исходят, на парнасе - никак не на Парнасе. Могилу с промыванием костей - хотя и не пирамида - многие для шику купить хотят - вдруг правда, что плоть восстанет и в золотые ворота пойдет - на страх жертвам кремации, кроме души вечной ничего не сохранившим. Пока я так вот пил красное пиво, подошла женщина в белых прозрачных шалеварах и захотела прикурить. Я так курю, только по случаю и зажигалки не имел ... Но огню ей нашел, да и Жорик доел картошку в мундирах и стал задавать интересные вопросы о супернатуральном Карлосе Сантане. Мария все курила и по-видимому думала о предстоящем ночлеге, до Дизенгофа ей пилить пешком далеко, а белые ночи не светят, задумаешься тут о нумерах со спокойной ночью.

 
 Трек 0898991, "Кафе Jazz Stop III".

( местный Рахметов появился и ушел - eazy come, eazy go - а Мария задает серьезные вопросы, на которые Жорик и не способен обратить должное внимание, а автор все понимает и продолжает цитировать культурные первоисточники во все возрастающем беспорядке, думая больше о Марии, чем о болезнях современной эпохи)

Что касается Жорика аСоциального, то встретившись как-то раз в моем присутствии с Техником Сорбонной, он ничего не понял. То есть поговорили о море, о веществе духа, спели "Харе Кришна" - и полный атас. Кто такой с ним проводил время, зачем тому понадобилось смеяться и шутить, а также отравлять себя никотином Жорику не было нужды задуматься, да и повода для задумчивости в рамках рефлексов земного бытия, нам не дали. Техник Сорбона был здесь по делу, связанному с миссией в одном проамериканском подворье, завернувшемся на прогрессивном иудаизме, и так как я косвенным образом во всей этой тусовке участвовал, случайно мы зашли в "Jazz", а Жорик как раз провожал Марию после кино, как-то они сошлись на почве израильского кинематогрофа. Мария заказала картошку в мундирах и пустилась в пространные рассуждения о том, что - вот, раньше - до знакомства с Жориком он была блудницей, а теперь все чаще думает о море и о природе вообще, полюбила ездить в римские бани, устроили свою банковскую кредитную историю - короче женский нудник! Жорик супернатурально улыбался и скучал - сейчас бы в Эйлат, на коралловый риф с доктором Менгеле, израильским раститилем фауны нестандартной ориентации. Но стали показывать футбол, вечер был не шабат, Марие до Дизенгофа добраться эйн баайя .... Чудесный еврейский вечерок, даже пиво красное Жорик заказал на свои кастоматные 50 NIS. Мария неожидано сумела задать вопрос - сколько времени Ленин еще пролежит в Москве на площади? Жорик вопросов, как обычно не счастливым образом не замечал, а я начал с пафосом говорить о иудейско-христианской морали, захоронении плоти и тотемах Фрезера; в общем чуден был Аяркон при тихой погоде, но тут пришел один из тех, с кем Техник Сорбона работал в этой проамериканской общине и начал искать тему для разговора, кайф мой обломался, я стал строго и формально мыслить, и не говорить, а делать сообщения о рекурсивно замкнутых подмножествах. Герой проамериканской общине, еще более мучительно искал одними глазами истину, как будто сидел на этой истине как на игле. Одна Мария ничего не понимала, и мучительно думала о своем Дизенгофе. Одна ее знакомая лесбиянка давно хотела тоже познакомиться с Жориком, но Мария размышляла о том, что лесбийская любовь некоторым образом свята и, один ее старый знакомый даже прощал за нее - эту любовь - некоторые, хотя и не все, грехи. Мария в детстве жила в американском городе Вашингтоне, но потом папу перевели на другую работу и, в конце концов, она репатриировалась и прошла курс абсорбции. Папа так и не смог продолжать жить ленинским курсом, долго тянул лямку и при Путине окончательно застрелился. Мария была благодарна ему и за еврейскую бабушку и за то, что научил стрелять по-македонски и за сомнительный вкус к опусам Гребенщикова - Кинчева. В Москве и Петербурге у нее остались кое-какие знакомые из новых гайдаровских коммерсантов, и на Пасху Мария любила напрягать Безек телефонным маршем. Но на улице Дизенгоф она говорила на все возрастающем библейско-базарном иврите и, хотя один капитан-водолаз и ждал ее в Канаде, она любила еврейских жуликов и святой дух гойских прохристианских первоисточников. На жизнь в Израиле приходится зарабатывать только тем, кто хочет "двинуть собой в полный рост", а без амбиций хватает десятка разновидностей национального страхования и для куража иногда по случаю можно заняться оздоровительными доходными промыслами, если ты не Рахметов, бевадай. Человеческая природа в Израиле приобретает формы застывшые и никто не хочет торговать ни родиной, ни честью. Мария иногда пыталась поймать себя на архетипическом антисемитизме, но ее успокаивали знакомые ватики и отчужденные цабры, что никого в Израиле не интересует ее русский папа. К Жорику Мария привязалась. С ним было легко в виду его понятийной глухоты и готовности все содержание свести к бесформенной форме здесь и сейчас, я и сам завидовал Жорику с его вербальной тупостью, на самом деле, то чему я сам хотел бы еще в этой жизни научиться - это молчать, что Жорик и делал, делая вид, что процесс социализации для него значит больше, чем это было на самом деле. Я и Мария, принимая во внимание наше желание как можно натуральнее абсорбироваться и подняться спиритуалистически, отказавшись от негативного восприятия человека и его земного наличного бытия, любили посмеяться, как и все в Израиле.

 

Трек 0898993, "Кафе Jazz Stop IV"

(нечто из русского комода Марии)

Конечно, хочется быть серьезным, честным и социально прозрачным, нет нет, да кто-нибудь поинтересуется твоей мотивацией и твоим соответствием твоему корот-хаиму, что важно в том, случае, если ты хочешь получать! Получать, не торгуя ни страной, ни честью - это задача освобожденного Моисеем еврея. Египет в себе должен убить каждый еврей - как убил в себе государство Егор из Омска и его писклявые друзья по разрушению дисциплинарно-санаторного режима. Кассеты Егора и его друзей, Мария покупала в Дизенгофе и любила "на советской скорости" отвлечься от "аруц тейша", который навязывал ей как национальные, так и проамериканские образцы культуры, а так же, я переписал ей кое-что из архива подольского рок-фестиваля - "изветсковые сущности" всякие и "все было хорошо, но тут подлила масла в огонь гадина психиатр" - и ангедонию свою Мария лечила рок - гомеопатией ... а то бывало дело доходило и до "My Red Nigthtmare" ... какой-нибудь там эрев йом кипур в обществе датишного цабара. Ее Жорик тоже мог написать одно, другое стихотворение и даже подарил Марии на Песах ангажированный опус, впрочем мне он понравился, а Мария все что, получала от Жорика складывала в русский комод, где много что пылилось и не такое.

ЕГИПЕТ
 
- 1 -
 
У фараона
Этот тихий день
Помечен иероглифом
В папирусах писца.
 
Большой Хозяин
Умереть не может просто.
Он позабыл давно своих
Священных псов и птиц.
 
Теперь он верит,
Более чем всем жрецам,
Таланту каменщика,
Умным инженерам.
 
Пока еще я ем
Салат из горьких трав,
И в пухлом хлебе винную
Нечистую закваску.
 
Пока еще моим сиротам,
Я рассказываю только сказки,
Но я обязан праотцам моим
Моей тяжелой древней кровью.
 
Еврей пока еще не понимает
То, что он еврей.
Огнем пылают
Рубцы плетей.
 
Кому, скажите мне, мои друзья,
Тщеславия большая пирамида,
Грубый камень
Помогает жить?
 
Мой замысел иной.
И план мой нелегко осуществить.
Я научить хочу моих людей
Себя - самих - любить.
 
 
- 2 -
 
Горяч и сух песок пустыни,
Но благодатен Нила плеск.
Его подарки хорошо известны всем.
Все это: наших глаз веселый блеск.
 
Но тусклая Луна,
Усопших лун веселая подруга,
Сегодня снова не одна
На черном небе злого Юга.
 
Луна - стара,
Но помнит хорошо
Последнюю кататонию Марса,
Юпитера и Фаэтона ссору.
 
Гермеса, спонсора
Моих египетских торговцев,
Подавшихся поближе к Солнцу,
Не принимающих ни эту ночь,
 
Ни эти звезды,
Влюбленных в Свет
И голубого Неба
Вольный Ветер.
 
- 3 -
 
Твой лев с твоим лицом
Болтает слишком много.
Все знают твой тотем,
Тотем единорога.
 
Мой ангел алфавита
Грешит неполнотой,
Но все, что им забыто,
Хранит и наш покой.
 
Расплющенный иероглиф
Украсит твой ковчег.
Земле несет небесный бег
Подарок: баснословный миф.
 
- 4 -
 
Нежнейшие плоды
Тяжелого труда
Во рту растают,
Утоляя голод.
 
Но мало кто знаком
С другой работой,
Злом песчаных дней,
Стеклом таинственного груза.
 
Там продвигается тяжелым шагом караван
За солнечную дверь востока.
В предчувствии земли обетованной он
Уступит северным морям свободный шлюз.
 
Юпитер - прав, в который раз
Марс стал опять бессильно красен.
Война - забава для египетских зверей,
И результат войны богам не очень ясен.
 
Там наступает время для письма.
По звездам вычисляют сонные жрецы
Свои технологические сроки,
Но есть и те, кому в Египте не до сна.
 
Предчувствуя иные формы
Новой жизни и свободы,
Проснулась ночью фея солнечного дня,
Евреям удлиняя годы.
 
 
Многоречив пророк, но грех
Его отмечен в черных списках
Хранителями государства и закона:
Бедняга мнит, что он умнее фараона.
 
Луна все более грустит,
Когда ее ущерб заметен
Южному Кресту,
Но в будущее все же верит.
 
Пергамент сохранит
Ночные эти тексты,
Пока огонь свечей
Горит.
 
- 5 -
 
Венера думала о формах жизни
Для своих морей и океанов,
Хотела взять взаймы,
Но кое-что придумала умней.
 
Не так как старшая ее подруга,
Земля, что все родит по кругу,
Не зная в этом ясной меры
Свои материальные химеры.
 
Венера не любила
Подлости и полумеры,
И гордо объявила
Символ новой веры.
 
Когда одной душе
Нужна душа другая,
Чужая воля может
Уступить.
 
 
 
Для этого
Достаточно
На самом деле
Кого-нибудь любить.
 
В природе невозможно отыскать
Два одинаковых предмета,
Но, чтобы сходство между ними знать
Не следует бояться Света.
 
И Фаэтон последний друг холодного Урана
Сказал комете, покидающей последний круг,
Я вызываю боль и причиняю раны,
Но для тебя, запомни, я как прежде друг.
 
Мой мир не принимает чистые идеи,
Осколки обмельчавшей веры.
И молодой Земле, а не состарившейся Гее,
Мы сообщим, где и когда применим меры.
 
Наш друг Сатурн Луне проблему объяснит
И зафиксирует ее магнитный взгляд
На островах с веселыми детьми,
Наследующими веселый древний сад.
 
- 6 -
 
Мой жребий:
Слышать голоса.
Мой южный крест: холодного
Огня, далекая cвобода.
 
Мои колодцы:
На границах четырех пустынь
Xранят на дне своем
Ушедших рас забытые святыни.
 
 
 
Быть может здесь душа моя
Переживет тысячелетний вихрь беды.
И уцелеет плоти кость
Для будущего воскресенья.
 
Часть целого сильнее,
Если часть свободна от греха.
Нил лишь река,
Есть реки и озера в Галилее.
 
Смеется тихо старая Луна над суетой,
А дальние ее друзья смеются зло.
И если кто-то мне закроет рот мой,
Смех и шутку оборвет...
 
Я Богу моему молитву направляю.
Он эти пирамиды и кресты сожжет.
Но то, что вечности я посвящаю
Меня переживет ...
 
 
 

Трек 0898994, "Кафе Jazz Stop V"

( Жорик разгружает - может быть - самолет, Техник Сорбона не обращает внимание на Марию, а Мария не обращает внимание на меня - в гостинице "Хилтон" - в нумерах - занимаются бизнесом)

Музыкальным автоматом в нашем кафе редко пользовались, - он вобще не был нужен, так как давно все привыкли к телевизору или проигрывателю. Но автомат этот стоял себе - и однажды я поинтересовался, что же он играет, в конце концов, оказалось, там были синглы "Yes it is", "Tommorow never knows" и даже обосранный "Fool on the hill". Естественно лучше было этот прах в движение не приводить, а то хозяин бы заметил и поменял все на какой-нибудь козлиномордый "Meat Loaf". Когда Мария пришла я все-таки пустил трек "Mind Games Together" и надеюсь, она не осознала что для нее, потом пошел супербас, немного Megamix под мегабургер и красное пиво и все стало хорошо - вся кодла наша- манишма с беседером и шломех со шломхой- прекрасно себя чувствовала. На стене висел ковбой с усами, похожий на Заппу и на Ницше, собаки изменившие пяткокусанию, чтобы жить даром в нашем кафе - танцевали собачие семь сорок. Да и начали появляться - замечу Жорик еще не подошел - проамериканские евреи, друзья Духа и Свободы. Некоторые имели даже признаки бисексуальности и всякого разного лесбиянута - Бой Джорж из своей героиновой зоны возвращался в культурный клуб; Фредди Меркури забодал всех силиконовыми грудями и Брайн Ферри требовал для себя розы и орхидеи. Не хватала только Техника Сорбоны с его асtion или Жорика с его логореей. Я в таких случаях начинаю создавать присутствующим дискомфорт и портить настроение - но сегодня я чувствовал себя провалившимся в тихий омут любви и естественных желаний - до сих пор я не сказал ничего ни на тему культуры ни что-либо субкультурное, часы шли, воплотившись в футболе, который я, конечно, никогда не понимал сколько-либо глубоко и самоедство мое дремало, Мария доедала картошку в мундирах, и ждала Жорика, чтобы отдать ему взятые накануне в долг 100 NIS - без которых Жорик - так думала Мария, жалеющая всегда всех - пропадал. Nina затянула ритмический "Spirit in the Sky", красного пива у меня в бокале оставалось еще целая половина и стал думать о севере Израиля - о деревнях друзов на Кармеле и Ироде Великом, который вроде бы и был болен как и и манией величия и манией преследование simultaneously, но не лечился и даже считал себя человеком более хорошим, чем Иоан Креститель. Мысли мои могли завести меня далеко и сработать на язык, но разъяснять эти мысли никому и тем более Марии, которая когда съест свою запеканку явно, как обычно что-нибудь спросит крышесдвигающее - чем "просто" безумие отличается от болезни Блейлера - и разрушит тихую песню - нет я молча пил свое красное пиво и надеялся, что появится Жорик со своим у-вэем. Но Жорик не шел - наверное разгружает самолет в Бен-Гурионе - сказала Мария с полным ртом картошки и поэтому одними глазами, она давно писала в одном своем школьном сочинении, что дисциплинарно-санаторное совковое общество состоит из недостатков и ей тогда поставили "три" и разобрали ее вольнодумство перед комсомольским отрядом - сверх программы, обличающей Зинаиду Гиппиус за ее "укрой мои белые ноги", другими словами Мария как и я слегка замедитировала, а Жорика все нет! Вспомнили мы с ней и генерала Пиночета в 1973 году - который был тогда большим и кровавым, как тридцать лет спустя полковник Путин, расстрелявший Валерию Новодворскую как его предшествиник Сталин зарубил Троцкого ледорубом, но неожидано пришел наш Рахметов со своих гвоздей соскочивший не то в Бней-Браке, ни то в Рамат-Авиве Гимель, он как всегда курил свой дурацкий косяк и начал программировать проамериканских искателей Симхат Учения - которые когда-то были кактусами в партии нагваля, но теперь им было лучше. Техник Сорбона стал доказывать теорему о самодостаточности Ицхака Мордухая, используя лемму о Натане Щаранском, и, хотя я и не находил ошибке в доказательстве - у меня мелькнула крамольная мысль по отношению к моему Щтольцу - что он с точки зрения Мария есть половой суррогат Жорика. Мария явно могла уловить только общую непротиворечивость силлогизмов, - но они и на шутку с этим была знакома и никогда не спешила отдать себя Учителю целиком, даже когда-то в 90-е годы она не отдалась на Дальнем Востоке святому Виссариону - и после Аума Сенрике и кришнаитов Ангирамуни с Ащепковым - ее уже голыми доказательствами нельзя было склонить к расторможенному воображению - она старалась сберечь свою индивидуальность для Жорика, который не пришел, может быть потому что, как думала Мария, сейчас разгружал в Бен-Гурионе самолет. У меня, you know, шансов на воображение Марии было очень мало не потому, что я ее боялся, а потому что ее изнуренная фотофилия считала меня каким-нибудь шиншилой, пандой или хомячком - ничего мужественного Бат- Меновского, как в Жорике, Мария во мне не находила, и это было не в пользу Жорика - концептуально Мария считала Жорика всего лишь тараканом, приносящим ей конкретную пользу как женщине. Техник Сорбона уже от своих математических доказательств перешел к рефреймингу - вероятно завтра кто-то в проамериканской общине бросит курить - уже и ангажированная панками Nina спела романс Шикльгрубера, и картошка в мундирах кончилась - Мария уже не знала, чего хочет ее душа - то ли на Дизенгоф, то ли кофе Капуччино - но толстеть категорически запрещала религия - и Мария склонялась к Дизенгофу, но в обществе какого-нибудь гбиста, а такого еще нужно было поискать, ситуация стала неопределенно приключенческой и все из-за того, что Жорик, как считала Мария разгружал в Бен-Гурионе самолет. Я чувствовал, что если мне придется ее провожать то, мы наговорим друг другу метафизических гадостей так, что нам обоим станет совестно, да и Мария уже не первый раз оставалась со мной наедине и знала, что ее вопросы мне не по зубам. Техник Сорбона жил в настоящее время где-то на Нордау и у него там были свои гвозди - а проамериканские друзья Израиля - все были кобели - Марии пока что нравился в этом качестве Жорик, который как она думала, сейчас разгружал в Бен-Гурионе самолет, а как известно всякая непротиворечивая сюита имеет модель в какой-нибудь реальности, хотя построить эту модель из синтаксического материала - даже если в нем 22 буквы - Мария за полиномиальное время не могла - мне это было известно в качестве следствия второй теоремы о Марии. Ну и как вы думаете чем все кончилось? Да позвонил ее Жорик по ее похожему на вибратор пелефону - и сказал, что ездил нырять на коралловый риф со своим доктором Менгеле, другом крокодилов, и Мария удручено поплелась к отелю "Хилтон" в котором Жорик и доктор сидели в баре и обсуждали вопросы приращения биомассы. Я попросил Техника Сорбоны 14 NIS на пачку сигарет и допив еще немного пива - пошел тоже в "Хилтон", только не в нумера к доктору Менгеле - а на стоянку, где меня ждал в машине Техник, чтобы объяснить гиперсылку на сайт ИММ в снежном городе где-то далеко за Урал, где гайдаровские олигархи занимались петролеумным бизнесом за счет мыслящего тростника алтайской прерии.

 
Глава II.
 
 
Ох уж, этот буфер обмена. Так и хочется вставить что-нибудь исповедальное. Но кому исповедоваться, читателям что-ли. Читатели сам хотят явиться к Учителю. Сесть за стол, чашки чистые взять, и друг с дураком пошушукаться. А Учитель пусть бы сказал свое ласковое слово - "все шло как бы ничего, но тут неожиданно для всех  я встретил вас". И дальше оперный бас всем споет, что в коробочке все есть, и для китайцев тетя Хая припасла пульверизатор с антидепрессантами. И буфер обмена не нужен. Голова тоже буфер обмена.  Точнее буфер у бабы, а у них, евреев, buffer, - "баффер" для тех, кто не знает основ древнееврейского языка. Но сколько не ругай евреев, скажут тебе, что боишься соревнования.
 
И будут правы. Что там евреи, тут боишься пацанов. Пацан придет и скажет - отдавай ключ от квартиры, там я буду жить.  А в квартире тепло! Матрас мягкий, образца первой международной выставки в Париже. Откроешь ящик стола - там письма к отцу. Отец зовет в Париж, но у тебя есть родина, и Родына, гулять с ней, со свиньей-матушкой. Тусоваться до озверения, пока тебя на свинтят.А тут Учителю работа. Это какой-то мастер Бо!, - если бы не из другой физико-математической школы - герой. Учитель, стало быть, быстро тебе сделает ребефинг, из состояния раппорта с ним ты будешь выходить еще неделю, и все время при этом думать о народе. О том, что народ велик, но расслоение народа портит народ. Отслаиваются какие-то дельцы, и все их записывают в евреи, но ничего еврейского в них нет,  кроме  общих принципов - что-то ешь, что-то не ешь, и береги себя. Ругать можно евреев за двойное, за тройное гражданство, но работа есть работа. Учитель должен показать выход из тупика в красивую жизнь. Если требование - красивая жизнь без евреев, то это ставит Учителя в тупик, - это как квадратура круга. Гоббс болел, и Учитель болеет. Ходит, ковыряется в шатающихся зубах. Война всех -  bellum omnium - против одного Учителя, который вынужден объесться белины, и косить вместе со всеми. И такое было во времена сисек-масисек. Поливали пластинки с речами вождей откуда-то сбоку, а теперь тот кто придумал поливать, придумал утирать. Учитель же вынужден был разводить зеркального карпа в собственном зеркале. Учитель не сошел с ума только потому, что сошли с ума все вокруг него.
 
И что теперь мне делать, если я хватаюсь за буфер обмена, когда слышу слово культура. Микшировать нельзя, Учитель не велит. Достойной работы, достойной жизни нет, и начинаешь придираться к словам, а что такое достойная жизнь? Ты записался на достойную жизнь в Канаде? Будешь рассказывать о том как расставлял в синагоге стулья, кто тебе поверит? А кто вобще поверит, что ты еврей, бабка русская разве что спросит - а ты, милый, что еврей?- что же правду отвечать, бабке то... Она, милая, думает, что еврей это тот,  кто едет туда... А сама она здесь... И поди докажи, что ты не еврей. Попросят справку. Но все время скатываться на еврейский вопрос невозможно, так же как выставлять писсуары в картинных галереях. Ну писсуар, так для чего, и сколько стоит? Что же будет тама? После победы арабского терроризма деньги отменят, фудстемпами обклеивать начнут сортиры. Это все фантазии Фарятьева, если ты выбрал страну монглов, туда и езжай, русская морда. Научись как евреи сортировать людей на живых и мертвых. Если ты  выбрал жертву, будь последователен, уничтожай. Если любишь - делай детей, как можно больше, и содержи их в питомнике.
 
Видите ли не дали Губерману учиться в университете, и борькам не дали поступить в аспирантуру. Да и не надо! У них есть Парнас. Сидят на горе Фавор пророки и Бог, и думают, а где же Борька? А вот и Борька, мочится у обочины, разговаривает по сотовому телефону. Победитель соцсоревнования, теперь его портрет не на Уралмаше, а дома. А что по этому поводу скажет Учитель? Сколько бы тебе хотелось иметь гражданств, Учитель, одно только, или побольше, чтобы пускали посмотреть, как живут твои ученики в клетках, государствах... А так приходит к тебе детина  здоровый, весь трясется от ханки. Что ты скажешь ему, отправишь спать... Подлечат, полепишь с ним коробочки, и расскажешь ему о лучах света в темном царстве. Ты как морковка, сидишь в сырой земле,  коса зеленая наружу.
 
Ждешь когда же позвонит некий особый ученик с деньгами, и ученик и еврей в одном лице. А если это тоже что-то из Гоббса, химера. Я и Бога, и богов ругаю, так что Учитель ты прости. Просто раболепие тебе не нужно. Я путаю ты и вы. Не вытягивать же на самом деле трафик. Конура а в ней Трафик. Но я имею в виду еще и почтовый трафик, исповедльня, емельня.  Наволочка Хлебникова. Облака электронов стали спасать жизни. Лучше send, чем пуля в лоб. А твой сосед, Учитель, говорит, что е-mail тебе и не нужен, не дает воткнуть plug в телефон в своей квартире. Он единоличник, а ты святой. Я тоже святой, по мне плачет власяница. Власяница и виселица. Помнишь, Учитель, песню иммигрантов, и психоэнергетические оркестры на катушках, это был Я, хотя я не выбился в учителя. Сульфазина у вас не хватило. А теперь - танцы, рок-н-ролл с полицией. Никто не хочет обижать и обижаться, есть деловые отношения. Общество расслаивается на непересекающиеся классы, и в каждом классе танцы. Время танцев кончилось, теперь я хиппи, а ты корректор. Тебя используют как корректор. Но я не дерну буфер обмена. Я стер даты под своими стихотворениями. Это версия для печати. Я вынужден писать прозу, чтобы прочитали мои стихи. Твоя обложка, мой портрет. Красивая обложка. красивый портрет. На стене будет висеть какой-нибудь. Я только должен помнить, что шут короля Лира, чуть ли не так же умен как и сам король, они друг друга прекрасно дополняют, как техника и как талант мироощущения.  Так что вспомним Creedence, и после перерыва вернемся к нашей вере. Ты какой веры, сынок,  такой и танец будешь танцевать, геройский танец рок-н-ролл.
 
Выбирая правильный объект медитации выбираем и правильную технику. Издание может быть оплачено кем-то кто тебя не знает. Например, самим тобой. Эдакая студия артефактов, студия в гараже центрального управления. Найден способ управления, у тебя есть свободное время, иди ты читай Хайдеггера, может быть, и сам напишишь как Хайдеггер о печальной судьбе аксиоматического мышления. Конечно ты, Учитель, Хайдеггера не читал, да и Хайдеггер тебя не читал. Тот Хайдеггер, которого ты лечил третьего дня. Он тебя поблагодарил за беседу? Хотя ты должен был благодарить его, раз ты с ним согласился с тем, кто он такой. Когда Хайд начал злиться и рисовать шариковой ручкой свастики, ему тут же под лопатками пощекотали. Он как всякая тварь, которая после соития, стал грустен, и стал напоминать рыбобрюхого интеллигента. Но неожидано до него дошло, что внешний мир лучше внутреннего мира, и почему же,- внешний мир это не только начинка его брюха, но и чижики на ветке! Если бы Хайд оброс перьями и пухом. Тут то бы и склевал он Гуссерлясартра. Но смех бывает хороший, и плохой. Смеешься, а потом моришь себя до смерти голодом. Так что смеяться нужно честно. Честно посмеялся, и выплюнул червяка. Найдешь еще свеженькое.
 

Трек 0898995, "Кафе Jazz Stop VI"

(Техник поехал ругаться с литераторами в Бат-Ям, а я вышел из машины на Залман Шазар и прочитал потерянное письмо из Санкт-Петербурга)

Техник доказал на уровнях строгости нескольких систем, достаточно богатых, чтобы включать истины о Боге, что в Израиле религия допускает консервативные расширения только для слушателей религиозных ортодоксальных школ - с точки зрения мистики - это не религия, а традиция, отягощенная нервным сионизмом. С другой стороны, не верно, что каждые "орлан" и "шикца" антисемиты, но с точки зрения консервативного расширения - так и да - антисемитами можно считать слишком многих и это так же правдоподобно, как то, что аксиома выбора позволяет превратить сферу в тор с помощью изометрии - хотя некоторые следствия раздражают интуицию, впрочем, есть интуиционисткий вывод, который Техника Сорбону всегда раздражал тем, что те, кто прибегал к этому ограничению - ничего не могла вывести и с помощью Гильберта и Эрбрана. Неполные задачи - решать на компьютерах с параллельной архитектурой - всегда казалось мне чем-то вроде поедания диссертации с хумусом вместо машинного масла, но Техник был большой фантазер на счет компьютеризации - и любил вариации на тему четырех красок - методы доказательства он вообще выбирал небрежно - доказано и с плеч долой. Но доказать Техник мог все начиная с того, что дважды два - четыре, и кончая реконструкцией лекций Гегеля о существовании Бога - причем принципы резолюций жили у него внутри "laptop"а, как лиса Алиса и кот Базилио - он мог нормализовать любое высказывание в любой базе данных и избавиться от кванторов с помощью сколемизации, криминализации, застойного попустительства и Ноздревской игры в шашки. Теперь Техник выключил в салоне радио "Рэку" и спросил - что у меня? Я сказал, что со сколемизацией у меня со школы не очень - но меня опять вызывали в "Барак" и опять уточняли про Омск и Кащенко. Поэтому я хотел бы просчитать несколько шмуцов с дарконом - и так чтобы не пришлось звонить Абрахаму. В основе всех трех шмуцов, которые Техник ввел с моего диска через инфракрасный порт - лежала ошибка, с точки зрения Евклида - клюм, но независимость одной леммы портили непротиворечивость одного мелкого следствия с четвертой статьей несуществующей, но моделируемой в Америке конституции Израиля. Пролог у Техника - не то "арити", не то "мелкомягкий" - скрипел минуты полторы и выдал какой-то большой ковец, который распечатать было негде, а понять в машине было трудно - я послал его через провайдера Нафтали - прямо к себе в ящик на "яху". С делами мы разобрались и у Техника появилась пауза, когда от скуки он мог и зазомбировать кого угодно, но меня он знал давно - и знал что я "отмороженный" по части холизма и NLP - поддакивать я поддакиваю - а через день опять начинаю искать ошибку в доказательстве, так что, Техник сказал, что если у меня нет особой спецификации, то он подвезет меня в Бат-Ям, где у одного знакомого литератора, есть нарды. Кроме того, этот издатель литературы графоманов и для графоманов обобрал Техника в последний раз на дешевом QuarkExpress, но будучи честным ватиком предлагает какой-то там маркетинг через желтые газеты - а для Техника это было почти что отдых - разобраться с каким-то jewish crook - не приводя в движение энергию взгляда и шмуц антисемитизма. То есть, он ехал отдыхать - а мне он знал - что Бат-Ям, что Неве Шарет - все равно - "пусть светит месяц, ночь темна, пусть жизнь приносит людям счастье" - мазаль, беседер, маньяним с манишмой, Венера и Марс были OK. Смущала меня только то, что в Бат-Яме жили Ефимка с Розкой - еврейско-татарский зуг - которым я должен был, считая со дня окончания моей корзины абсорбции - 666 NIS - как бы не вышли погулять по Гистрадуту! Но искусственный интеллект в компьютерах Техника Сорбоны - это одно, а аффективно-окрашенный бред - эца мунуга - эца мушуга - это совсем другое, без него не было бы возможно ни какое-либо познание, не изучение языка иврит по Коэну, Цодэку, Раковской и хевре "Intellect". Так мы уже проезжали тюрьму около "Панорамы", как я вспомнил Веру - молдаванку - метапельщицу с ее бабусей без головного мозга, кричащую по ночам на Залман Шазаре и попросил Техника остановить машину, так как мне нужно было проверить не потерялось ли на моей старой квартире в южном Тель-Авиве письмецо от Петербургских художников Володьки и Татьяны - в котором якобы подвергалась критике моя работа о внутреннем разладе с КГБ, но которую я в Израиле не получил - должно быть потому что письмо шло морем, хотя возможно оно попала и в южный Тель-Авив, о чем я часто думал и сейчас опять решил понаведаться к Вере- молдаванке. Вера смотрела телевизию - щелкая пультом, то на "Золотое Кольцо", то на "Саморазрущающиеся Новостройки" или еще ей нравилась девица с красными волосами, которая что-то там возвращала "Юпитеру" и мужикам во фраках - вкус у нее был эклектичный. Оказалось что письмо от Володьки и Татьяны на самом деле пришло на Залман Шазар, и удивительно, что оно нашлось где-то между молитвениками из синагоги. Вера любила мужчин, деньги и свободу - поэтому я меня с ней было мало чего общего, я только поел из вежливости остатки бухарского салата и пошел на площадь к обелиску разрушенного самолета - там я сел на когда-то относительно любимую бухарскую лавочку - савсаль - и стал читать письмо очень внимательно, чтобы кто случайно не прервал - выключив мобильный телефон. Письмо писала Татьяна под диктовку Володьки, он берег глаза как того требовала техника гиперреальной шариковой ручки. Погода в Петербурге была слякотная - снег и дождь, дождь и снег, и розовые туманы. Купола соборов - ответственные чиновники золотили по плану, стараясь соблюдать обещания народу. Путин тайно своим землякам направлял миллионы долларов на охрану окружающей среды. На канале Грибоедова с памятником чижику произошел скандал - какой-то старый хиппи накачался ханки и совершил суицид, перед этим осквернив чижика антисемитской свастикой. Далее, шли интересные для меня сведения о достоинствах и недостатках моей последней книги. Жить вредно, кушать вредно, а чистить два раза в день зубы - это полезно. Редактор, который когда-то послал меня с моей литературой к рокерам - сейчас сказал, что добрый самаритянин на деле оказался антисемитом. Комплексы галута - так он думал - у меня со временем пройдут или я сделую ериду в Канаду. Далее, почему-то меня любили женщины - одна старушка, молодая жена главного врача психодиспансера, две женщины из Катькиного сада, употребляющие петербургскую кислоту и еще две женищины, сотрудницы коммерческого банка. Кстати и в Австралии меня любила одна банковская сотрудница, отсканированная мной на сервере "PlanetAll". Кстати меня еще любили два сотрудника коммерческого банка из города Омска - правда они были мужского пола, и один из них был мой друг детства и в последствии друг моей первой жены, которая когда-то очень хотела, чтобы нас с ним взяли на работу в КГБ, хотя бы в качестве внештатных филеров-батюшек. Короче, любви было много, а денег на издательство моих книг в Росии мало, только Леня Нудельман, говорил, что ему известно, где в России можно достать денег на литература, но его шкурные интересы требуют, чтобы я платил налоги. Далее, записав под диктовку Володьки все свежие сплетни, Татьяна, как обычно, не сдержалась и от себя добавила несколько философских тезисов. Жизнь штука сложная, требующая противостояния личности и народа, на базарной площади для отшельника выступать - ло нахон. Но только материализм может быть якорем, позволяющим совершить какой-нибудь трип вместе с Тимоти Лири и вернуться назад на почву хорошо обоснованной самости. Что касается моих книг, то они лучше стихов и прозы Гребенщикова, хотя бы потому что я не принадлежу тусовке из кафе "Сайгон", которая давно распалась на новых русских и жертв-инвалидов учения Снежевского. Хотя в архивах Кащенко и есть романтические герои на один день - о таких спел David Bowie - cлучаи выздоровления специалисты до сих пор, с трудом могут отличить от результатов медикаментозной ремиссии. Что касается моей истории болезни, то она ставит в тупик не только специалистов, но и саму Татьяну. Конечно "Jethro Tull" в антиклерикальном, и антипсихитрическом "Aqualung" разработал образ неуправляемого локомотива, - направленного к катастрофе лицом психически, скажем мягко, нездоровым ... Но тут в Татьяне заговорила ее вторая натура музыкального журналиста - и она стала гнать музыкальную рок-энциклопедию offline без картинок, повеяло духом творчески ангажированной бесплодной авангардисткой тусовки - и мне стало скучно читать дальше. Рядом на скамейке с памятником разбитому самолету сидела и беседовала влюбленная парочка - ученик йешевы в черном и бухарская девушка - из числа банот израели, я подумал, что в сущности в Израиле мало женщин, ради которых я был бы готов учиться в "Симхат Торе", но вспомнил Марию с ее черными длинными волосами и сладкой улыбкой полного лица, заметив что никакой логической связи между последней и предпоследней мыслями нет, а когда мысли скачут - нужно подумать о коррекции.

Глава III.
 
Вероятно, Учитель, виртуальная смерть родителей важна. Мы должны переживать смерть близких. Но эта смерть естественна и неизбежна. Мама может быть физически жива, но мертва виртуально. Тогда ты оторвешься от некого слоя, как бы пуповина может быть не только физическая, но и духовная. Точнее, -духовность это не точное слово,- в народе говорят о маменькиных сынках, но мысль где-то посредине. Мама должна умереть, проще я сказать, в данном контексте не могу. Тело матери остается в той самой реальности, о которой ты любишь говорить, и как бы родной труп превращает материю в родину. Я понимаю, что это какая-то как бы маргинальная философия, но пока что не могу это сообщение передать проще. Если хочешь,то это эскиз. Сейчас я начну иронические кульбиты представлять, дискурсы, и поставангардизму будет больше, и полегче станет.
 
У каждого свой эшафот, и отрезвляет мысль о том, что этот эшафот, даже если, красивый, то не отличим от дерева на котором поболтался Иуда. Это всего лишь паттерн из христианства, а не блевок в Иуду и в его родствеников. Вообще, антисемитизм не более, чем паттерн. Контекст свободный, некий контекст как бы бессильной злобы, но этнос ни при чем. Красивые женщины, еврейки. Это так же ясно, как то, что медведь силен. Некие истины зоологии. А выше, на уровне социологии, еще глупее - все мужчины любят евреек. Если нет каких-либо противопоказаний. Еще выше, на уровне святых, трудно отличить Суламифь от Василисы, но если существует еще, и еще восхождение в миры высшей реальности, то вдруг где-то Дева и Дева-прим поцелуют тебя в задницу. Возненавидишь евреев. Опять и опять. Ты навверх, а там еврей.
 
Но, Учитель, это не про себя ли я? Ты аналитик, ты разбираешь кто сколько должен еще коробочки лепить, и отпускаешь повидаться с мамой. Свидание с мамой полезно, это признает любая школа. На каком уровне иерархии твоя хрупкая школа, твои достижения, и на каком уровне я... А вдруг мы в паутине. У нас у каждого свой узел, здесь и сейчас, и общаемся мы нелокально, как два электрона, которые как два козла стукаются головами, а в результате взрыв, половина вещества, половина лучи. А потом весь этот indoor фейрверк нам же и застит... hey ho... глаз единственный, спасайся душа.
 
Помнишь, о Учитель, о мой Хоттабыч, пластинку с названием "Алиса в стране чудес" из Москвы. Глаза твоего отца, который рассматривал мою бритую голову. Этот буфер обмена у меня в голове, волосы на которой сменились, выростали, отрастали, и это код с энтропией ноль. Но цензура не сочтет красивым. Так что, буфер обмена все же содержит сообщения, и какое мне дело до того, кто поймет. Ты моя мать. Но  не пугайся. Шри Ауробиндо такой же. Мозг выплевывает галлюцинации как мотор выхлопные газы. Червяки падают замертво. А падаль не клюют они, благородные соискатели эшафотов. Так что исповедь- русское интервью.
 

Трек 0898996, "Кафе Jazz Stop VII"

(Мария как все работает, но живет своей внутренней жизнью и не хочет терять свою индивидуальность)

В это же самое время, Мария после того как зашла в "Хилтон", посмотреть Жорику в его правдивые глаза, поехал на последней двойке на улицу Дизенгоф к себе в квартиру с невыплаченной машкантой. В квартире было только две комнаты и в одной из них Мария спала, а другая предназначалась для презентаций, поэтому там стоял стандартный стереокомплекс, заряженный на сегодняшний день тройным "Гаражом Джо" - Мария послушала бормотание "Центрального Скрутинайзера" и сменила диски на "Головки". Давид Бирн спел ей что-то там про большого младенца, ложь и пропаганду и Мария, подавленная английским бредом, включила 9 телеканал - где кое-что на иврите еще противостояло Западу. На новые диски у Марии не было денег - она хотела бы послушать в какую сторону изменился в последний раз стиль Ника Кейва. Но последний диск, который она позволила себе купить был - "Machine Gun", который мало был кому из ее израильских знакомых понятен, но она предпочла этот диск, модному R.E.M., который я ей рекомендовал изучить и подсунул ей штуки три видеокассет, с откровениями нового поколения Англии. В принципе, Мария прошла через увлечение Виктором Цоем в ранней молодости - и откровения поколений - ей были знакомы, поколение она не могла любить в целом, как и в целом все человечество, отказавшееся от нового эона, в который могло бы перейти, не случись здесь Голгофа. Опять я мучительно страдал от вопроса Марии. Какова природа человеческой природы? Но следствием из этого вопроса был вопрос: какова природа Марии. Чтобы не потерять свою индивидуальность, ей пришлось уехать в Израиль, но это не значило, по крайней мере для меня, что ей не следовало уехать еще куда-нибудь дальше на Полярную Звезду. Телевизор для Марии был "родственником" искусства и она искала в медиа-психозах содержание. Иногда она просыпалась поздно ночью и видела что-нибудь альтернативное - после этого можно было проспать еще до утра до начала рабочего дня. Кем могла Мария работать в Израиле? В условиях олимовщины приходилось работать без особого удовольствия, чтобы не терять индивидуальность, но со временем Марии удалось найти компромисс между еврейско-русским счастьем и одним бюро настройки магалей. Ее не увольняли, но и не платили израильскую зарплату. Но машканту она решилась выплачивать, чтобы не терять свою индивидуальность. В свободное время Мария делала вид, что у нее есть свободные профессии - то та, то эта - и в эту игру был втянут и Жорик аСоциальный, который Марию любил честно, но воспринимал ее индивидуальность как нечто о чем, определенно сказать ничего нельзя, а если Жорик о чем то, ничего сказать не мог, то ему оставалась только того и хотеть, чтобы его ни о чем не распрашивали. Со мной дело обстояло сложнее - я пытался говорить и строить теоремы для высказываний за пределами рекурсивного перечисления, а Мария, конечно была уверена, что доказательства должны существовать и ее было глубоко безразлично, что лента со знаками прокручивается долго. Она, например, была уверена, что телевизионные острова, населенные сумчатыми зверушкам, существуют, но не собиралась проверять их существование, осчастливив эти острова своим посещением. Я предлагал ей съездить в Грецию и на Кипр на комфортабельном теплоходе, но она предпочитала встречать праздник обрезания Иисуса Христа в Париже, Нью-Йорке и в других точках, которых еще хватало на ее век - а сумчатые зверушки - это было предметом путешествий для которых из дома не нужно было выходить. Ее черный "Trinitron" ее удовлетворял меахуз. Я ее конечно не мог удовлетворить как "Trinitron", Мария ценила то, что я честно шел по пути полной индукции, но команду "стоп" заменяла необходимость отвлечься от разговоров, чтобы Мария могла сохранить свою индивидуальность. Я еще по инерции продолжал свои расчеты молча - день, два - но потом и мне нужно было заниматься чем-то полезным и дым взрыва рассеивался, стресс, головная боль от гари взрыва затихала. Марии же самой было достаточно пощелкать телевизионным пультом и ее родственики обеспечивали ее золотым сном.

Трек 09998993.

Вопрос о новом политеизме привел техника Сорбону в эрец аКодеш, где с одной стороны еврейский религиозный монотеизм и раввинатские суды регулировали и формировали все национальные ресурсы, с другой стороны молодое сионисткое государство несло пафос не только постегипетской свободы - танцы со свитком Торы молодые евреи чтили, но и другие танцы занимали их. Дискотечные пищевые добавки многим давали большее вдохновение и удовлетворение, чем яблоки и форель на Рош-аШана, и Техник с интересом наблюдал, что евреи два мировозрения принимали не прибегая к схеме множественного наследование - и с точки зрения консервативных элиминаций исчислений Техник в этом находил лично для себя просто натуральный математический кайф. Он даже зажигал субботние свечи.

В то время как Кримм Шестой постояно жил там или здесь, в каких-нибудь духовных Гималаях, Техник искал практические решения. Он видел, что могут в этом мире делать те, кто делает деньги. Принцип бесплодия любой мысли, не подкрепленной материальным действием - был хорошим, хорошо программируемым постулатом, Если Джордано Бруно и Леонардо да Винчи и предвидели множественность миров и полеты из одного мира в другой, то реально полетел в космос русский, отобранный для этого опыта умными, знающими что такое реальный мир деятелями политики и науки, получившими финансирование от "министерства среднего машиностроения" или из других сокровищниц мировой геополитики. Даже у русской православной церкви в швейцарских банках лежали авуары, к которым не прочь были приложить свой ум, честь и совесть многие практики. Кримм Шестой прекрасно отдавал себе отчет в том, что кто-то, обладающий связями с обществом, должен заниматься финансовыми приложениями. Техник также знал, что возможные миры Кримма Шестого, здесь в условиях неполной науки и технологии, должны оставаться "чудесами", а практическая деятельность самого Техника должна быть организована по принципу организации спецслужб конформизма, с той лишь разницей, что язык Техника и язык конформистких спецслужб должны были быть ортогональны. Ортогональность языка была естественным камуфляжем, позволяющим Технику летать там, где ему хотелось и не быть убитым органами по подозрению в антисоциализме.

Трек 0898997, "Кафе Jazz Stop VIII"

(Мария в очередной раз разочаровывается в Жорике, потому что он часто ее обманывает и вместо того, чтобы честно подзаработать деньги в аэропорту Бен-Гурион, ездит заниматься бизнесом с подозрительным доктором Менгеле в Эйлат)

Жорик аСоциальный к Технику Сорбоны и комитету психоделического равновесия никакого отношения имел, но он тоже лез в практические дела исключительно из-за денег, а именно проблемы роста своих вкладов в банки "Леуми", "Дисконт" и так далее, в том числе и в Швейцарии у Жорика уже что-то было на старость. Он вынужден был заниматься бизнесом. Бизнесом заниматься в одиночку невозможно, нужны бизнес-партнеры, и виртуальные каналы Жорика были настороены на "белую ложь" или "шекер мускам", ровно в такой степени, чтобы если, чего не хватает всегда бы нашлось, где еще можно поискать дефицит - или, зот омерет на псевдоисторической родине Жорика в городе Киеве, когда "треба пошукати" тот или иной полезный материальный ресурс счастья в личной жизни. Так Жорик и попал в партнеры к доктору Менгеле, с которым имел обыкновение ездить в Эйлат на коралловый риф, где они в атмосфере Содома и Гоморры устраивали свои профессиональные конференции. Доктор Менгеле был большим ницшеанцем - любил устроить пир для тех, кто боиться умереть с голоду и как у Ницше - все звери Заратустры при этом испуганно разбегались. У доктора любимыми зверями были не орлы и змеи, а рыбы, крокодилы и одно время он даже читал лекции в университетах Европы о флоре желудочно-кишечного тракта - кодем орального конца этого тракта, ахарках анального симметричного входа-выхода. Приехав в Израиль, из Греции, где он раньше разводил рыб, доктор Менгеле в эрец аКодеш - сначала думал об организации массового бизнеса кремации, а потом остановился на технологической теплице по выращиванию крокодилов, в которой лабораторию по инкубации молодняка - отдал Жорику. Что касается, крематориев - то хотя с точки зрения бизнеса идея была хорошая - отдел главного ученого добро не дал - в молодом государстве Израиль еще существовали символика Катастрофы - и пока еще и конституции не было, процесс кремации народ Израиля понимал предвзято. Конечно, крокодилами уже занимался один богатый и известный северный кибуц, но в Израиле для любого бизнеса всегда найдется экологическая ниша и, хотя доктор потерял на проекте крематория время - пришлось ему и поработать на заводах резиновых изделий - к концу своей обычной трехлетней абсорбции, доктор Менгеле все же вписался в институты народного хозяйства и стал таки выращивать крокодилов, причем заведующим отделом по инкубации молодняка назначил Жорика. Почему он полюбил - ма питом - Жорика не совсем ясно, но в Израиле большое значение имеет мамлица - так ... какой-то боевой офицер из Чечни... порекомендовал. В общем, Жорик работал у доктора Менгеле и вынужден был адаптировать для этого и свою естественную логорею -он строил презентации на "powerpoint" и даже "macromedia director", но "visual basic" ненавидел. Он хотел завалить работой Марию - которая знала компьютер, благодаря своему папе, который им пользовался почти каждый день и каждую ночь - но Мария спросила - зачем ему это надо, если все же компьютер сам думать не может и ключевые вопросы инкубации молодых крокодилов все равно Жорику придется решать своей головой. Действительно, Жорик увлекался построением слайд-шоу больше, чем это нужно было и самому доктору Менгеле - они постоянно ругались - Жорик не мог решить элементарную снабженческую проблему - хотя доклады писал как бог. Вобще, Мария и Жорик были зуг бе дерех клаль мерусия - заведующий отделом в технологической теплице и программистка из бюро магалей. Никакие цабры в таком отношении не смешиваются. Мария и Жорик, они все время ругались. Жорик вынужден был ездить на Красное море один без Марии, и говорить ей, что это командировка, но Мария не верила и алчно требовала кодем денек, ахарках убираться на все четыре стороны - йам суф, йам тихуз, йам мелах или Кинерет, где развелись в свое время, как молодняк в отделе Жорика, какие-то собаки-христиане, из-за которых и сама Мария плакала порою. Жорик клялся своим хешбоном в банке Ляуми, что в Эйлате он только должен провести презентацию и потом снова ему пойдет его маскорет - но Мария знала, что Красное море притягивало Жорика сильнее чем она, в качестве женщины, рыдать ей даже не приходило в голову, но ночные бесы ей шептали, что Жорик - дерьмо, раз не может раз и навсегда покончить с маскоретом и обмануть доктора Менгеле как того требует еврейский менталитет. В общем, в конце концов Марии становилось скучно и в состоянии желтого сплина она углублялась в Интернет и искала там друзей для переписки. В этом состоянии замаскированной депрессии характер ее вопросов, груз которых доставался мне, менялся - от вопросов типа "зачем тебе" она переходила к вопросам более простого типа "зачем это", на которые отвечать мне было просто - так как в сущности это вопрос не ко мне, а к Богу с его потенциально бесконечными ресурсами, о которых я знать ничего не обязан. Таким образом, Мария страдала от ангедонии, и думала о поездке в Париж. Она не понимала, что ей давно пора прекратить поездки по цивилизованным странам и попытаться для укрепления здоровья обратиться к матушке природе.

Трек 0898998, "Кафе Jazz Stop IX"

(начало странных диалогов, шабат шолом и хаг самеах)

На этот раз был йом шени - когда наступит ночь - такси будут стоить дороже. В кафе свечи не горели, но электронный свет - тускло освещал нервные лица посетителей, случайных и завсегдатаев. Собаки, увлекающиеся кусание пяток - сейчас хорошо поели и попрятались по щелям между баром, автоматами, столами и стойками, я пришел первый и через пять минут пришел Жорик, как всегда очень трезвый и неусидчиво предупредительный, он спросил "Как дела ?" и купил себе рюмку "Финляндии", потом мы стали говорить по принципу домино - "В Израиле женщины носят михнасаим чаще, чем хазию, хотя статистику никто не собирает - это мое впечетление - его вам невозможно ни доказать, ни опровергнуть - да и оно построено так, что - как в вашем парадоксе о куче песка - индукция не применима - и всегда так с ними ... "

Я сказал: "В Испании женщины в большей степени меркантильны, чем в Израиле, но я это не собираюсь подкрепить статистическими данными -просто у меня от Испании свое собственное впечетление - Кармен импульсивна, но стерва очень рационально построила систему защиты против бесов". Так мы поиграли минут двадцать и в кафе ничего не происходило.

"Мария должна придти? Но хиздамнут есть хиздамнут."

"Мария никогда не знает, что произошло, а что она хотела, чтобы произошло. Помню, мы с ней один раз из Рамат-Гана по ошибке ушли в Бней-Брак, а там один в черном ей сплясал что-то странное и неприличное. Мария быстро быстро говорила на испанском языке что-то - про Дали и Галу, которая в России научилась командовать. А тут датишный начал странную пляску и зателебунькал во рту чем-то сосуще хрипящим, что-то на своем бухарском фарси - Мария ему сказала на иврите, что "чужой не помеха для одинокого сердца", но датишный что-то сразу заподозрил, что иша медоберет русит и сказал - "нигмар" - "finished". Как сейчас помню быстро быстро сложил в тик свои пергаменты и гордо как крокодил Гена пошел на  ешебот.

"Эх, сейчас бы пилочку для ногтей и по агаве и аНаве ударить увлажняющим геронтологически активным сжигателем свиного сала. Эй, официант - мельцаерет! - тафрид мне, бэвакаша. Я научу вас язык святой иврит любить"

"Дон-Кихот в Испании ходил, метайель да холех - и все равно, кто-то предпочитает Гамлета, а Гамлет все не узнавал родную мать, и довел Офелию до потопления на почве английской королевской ангедонии - в бурной речке без часто цитируемого названия"

Тут подъехал на военном джипе Техник Сорбона и все пришло из состояния балагана в состояние беседера. Даже музыка, которую мы с Жориком за нашей обычной малоперспективной с точки зрения конструКции света беседой, игнорировали - при той суггестии, которую нес народу - миссионер Кримма Шестого вдруг стала более серьезной, и песню "ани роца хабайта" сменил марш "стеклянные слезы", впрочем "стеклянное сердце", тоже периодически делало "бум". Северная Фирца, в которой Володька и Татьяна открывали материализм и рок-н-ролл наперченных сердец, протягивала руку, Южному Иерусалиму - где я и не только я брал этнан из теплой руки в теплом доме духовности, резистентной к двадцатому веку и двум тысячелетиям обреченного христианства.

"Боже храни Марию !"

Техник Сорбона стал пить пиво и уставился на Жорика, как на придурка. "А бывакаша, приходите на нашу месибу" - сказал Жорик игриво, играя четырехугольным американским подбородком и шевеля ушами, вздымая пейсы игудея. Тут, наконец пришла, видимо только что с работы Мария и задала Жорику вопрос "Купишь мне такой бюстгальтер, чтобы лямочки не спадывали, а то лямочки спадывают" Жорик не удивился, но повел слегка бровью, и ответил "Эйн ли ... " подумал и не стал кончать - гамар он и в кафе "Jazz" есть "Stop". Техник поехал на своем военном джипе в Кейсарию во дворец царя Ирода на концерт "Металлики", где собиралась некислотная молодежь для встречи с искусством на стыке северной и южной формы, Мария наконец-то съела мегабургер на эсару Жорика и предложила мне в качестве пищевой добавки странный белый порошок для обезболевания рака мозга, "что, мотек, ивритом сегодня целый день учил - армию черепахового цвета приказал оленю зацаацэить ?" Я не стал на этот вопрос даже отвечать из соображений шаашэа и бильбеля и предоставил слово Жорику, который заметно помрачнел и сказал - "я, конечно, на военном джипе в мерказ аКлиту не езжу, но кое-кому укольчик сделать давно пора, чтобы не бизбузить тут деньги, поступающие со святой Джомолунгмы - я не Тенциг, я не мальчик-колокольчик - you know"

"Я, конечно, хипасти, но мацати клюм - во всей этой революции, лучше я поеду в Эйлам и замырну на коралловый риф, а если кто очень жадный до денег - пусть - кому нужно, пусть ходит разгружать самолеты с новыми репатриантами для синагоги Израель Нацеах - как написано на воротах, где живет маленькая радиоуправляемая тележка, для расстрела мешочка с арабской шерстью. Логорея, ангедония. Ангедония, логорея. Шизофрения. Бейт авод - дорога на Ашкелон. Убийство стоит ровно столько сколько стоил убитый в национальной израильской валюте, кэсфим ле шекер мускам. Белая, черная - все равно весна придет. Розовая пыль покроет хребет Хермона - you know".

"Я, конечно, будь у меня военный джип - поехала бы на Тель-Барух с толстым мальчиком и коробкой орхидей для киски, но мне так надоели эластичные формы."

"Верно, резолюция экрана должна быть тамид ото давар ."

"Я, конечно, на 4GL ни одного скрипта не написал, но Кобол и Кодасил ото давар с 60-х годов. А Кодд дурак - все равно строка на столбец не умножается каждый раз - когда тебе это нужно"

"Bye, туки медобер. Зот омэрэт шабат шолом, хаг самеах."

"Ты видишь, я молчу".

 Глава IV.

"Что же за волапяк ты мне подсовываешь",- спросишь ты, мой Учитель. В первый и в последний раз, уверяю тебя. Недостойное поведение. Вышел старик Ромуальдыч к Мертвому море и нет в море золотых рыбок. Сдох старик Ромуальдыч вперед своей старухи. Что делать, если два буфера обмена, один буфер, другой бафер, в одном жизнь, в другом дерьмо, и переливаешь мертвую и живую воду. Лежа у берега Черного Моря, в палаточке, думал ли я о мертвой воде... Но где-то мы жить должны, что за хиппи эта Мария, а живет и, извини, туки медобер. Последний раз, больше не услышишь. Пусть евреи говорят на этом языке. На этом языке хорошо просить. Теплый дом. Теплая рука.

Но твой дом холоден, Учитель. Плохо кормят. Все хотят уехать скорее куда-нибудь, где тепло. Ты сам хотел уехать, но ты не еврей, и не смог. А я теперь тот самый Иуда. "Ты видишь, я плачу". И я оплачиваю счет. Зачем я пришел к тебе? А припряжем русско-еврейского путешественника, от Афин до Иерусалима, с доктором Шакалом. Начитался я текстов от Эпштейна, но его Эпштейна, ты, Учитель, не знаешь, да он поставангардист, так что тебе и не надо читать его гипертексты. А доктора Шакала ты читал, про эшафот, про Ханты-Мансийск. Меньше вопросов, больше вероятность, что господин Учитель достигнет просветления. Дюжина состояний просветления в году, это уже ремиссия. Что с меня спросишь, крутая подруга с юга, если я и с Иеговой на ты. Ты все хотела спеть, расскажи теперь о чем. Кто же певец, а кто смывает за ним, и червяка живого дождевого продает. Буду ли я проклят, если продам червяка, перетащу корму побольше в свое гнездо. Грачи прилетели, съели все. В гнезде кушать нечего, курс технического полета только за деньги. Проклятья на голову...  Просветление. Сообщите нам дату просветления. Или ты сам, Учитель, или по e-mail да придет!

Letter #1
 
Привет
 
Теперь я понимаю, что когда-то высказывание "какого-то классика" меня покоробило - о том, что прежде чем заниматься философией и искусством, человек должен есть, пить и одеваться. И по-видимому есть люди - может быть это так называемые поэты - которые пытаются заниматься философией вопреки наличию еды, питья и одежды.
 
Но с другой стороны, Фрезер отметил, что рабский труд сделал возможным существование искусства, так как, для занятия искусством нужно иметь свободное время и не думать о работе.
 
Так что, как это всегда бывает, нет ничего в чистом виде непрерывного и везде требуется балансировать.
 
Мне важны воспоминания на тему так сказать УТОПИИ, т.е. верить или не верить, социалистам и прочим. А именно, я хорошо помню свое состояние в 70-е годы - вопрос - КАК Я ВЕРИЛ ? На самом деле я не верил, так как надо. То есть я могу абсолютно честно сказать, что я не воспринимал ТУ культуру и по этому поводу в состоянии внутреннего расклада постоянно страдал и переживал, или рефлексировал, или занимался самоедством - как угодно - но не было ничего похожего не радость и гармонию. Я думаю мои близкие друзья также чувствовали фальш во всей организации миропорядка, но все хотели быть прагматиками. Все говорили, что жить нужно - и жить это хорошо - и доблестью считалось приспособление.
 
Вспомним там москву колбасную, культурный отдел ВЛКСМ, защиту диссертации - т.е. все хотели заниматься философией и искусством, и для этого шли на обеспечение своей семьи.
 
У меня в то время личная жизнь не сложилась, хотя я и старался - ну там за колбасой в очереди стоял - в целом я находился в состоянии хронической депрессии, и даже иногда острой шизофрении, - какая тут личная и семейная жизнь. Можно ли теперь сказать, что я верил в утопию?
 
По-видимому, я если верил в утопию - то на математическом уровне, т.е. я читал то, что давали читать в каждой избе-читальне и я воспринимал этот дискурс как логически непротиворечивый. А все что логически непротиворечиво имело модель. Хотя какое отношение эти модели имели к действительной жизни - на то есть особый отдел, особый резон и т.п.
 
Точно также и на новом этапе своей жизни я вынужден относиться к социализму, скажем в Канаде, или к социализму левых - Барака - в Израиле.  С одной стороны это все пропаганда, с другой стороны это возможность выбора.
 
Только что же все таки изменилось - насколько я повзрослел за 25 лет? Только что появилось чувство de ja vu - "это когда-то уже было". Но к сожалению, ситуация та же самая - а именно вопрос где ты находишься - внутри процесса или вовне?
 
Если находишься внутри процесса, то решения принимает большинство, а сам принимаешь решение с кем ты - с большинством или один - но не принимаешь решение о том, как управлять процессом. Не то что управлять процессом непосредственно не можешь - но вобще находишься под пирамидой враждебной мысли.
 
Если я голосую за социализм, то это процедура почти трагедия. Вспомним короля Лир, хотя это не так уж смешно - результат то - выживание и смерть в общем случае. Можно ничего не знать о социализме - и вообще голос избирателя в Израиле, я слышал, продается за 50 шекелей - но это уже другая история.
 
Вопрос что если я еврей ( настоящий ) то я и так сказать воин, готов сражаться с врагом - это вероятно правильная постановка вопроса. Но и другие нации так считают. Это скорее именно национализм, более или менее, здоровый. А христиане - например христианская пропаганда с Кипра на ближний восток - на самом деле начинают подниматься НАД нацией, якобы корни не так уж важны, если есть светлый путь.
 
А какой может быть путь для всего человечества? Это утопия, так как у человечества нет возможности всем все поровну раздать. И при попытке раздать и поделить, остается задача обратно забрать лучшее в пользу своей семьи.
 
Если семья и нация начинают проникать друг в друга, то семье проще, но нация должна заниматься внешней политикой, а именно, все скатывается к войнам. Кто-то говорит мы евреи, кто-то мы русские или мы арабы. Начинается сравнение military power от корней и до цензуры и самоцензуры. Самоцензура в голове на бессознательном уровне вычищает все остатки здравого смысла и возможно и совести. А теперь вспомним - может ли профессор написать хорошую книгу, если у него нет средств к существованию, какие АВЕНЮ он - профессор - начнет исследовать?
 
Иосеф Бродский -да- он хотя и нобелевский лауреат, но нетипичен. Я читал еще его интервью и прозу - и я от него не в восторге. Он на мой взгляд - слишком много написал стихотворений - многие образы повторяются. То есть он заслужил свою нобелевскую премию, как Пушкин свою славу - за счет систематического переноса всего что было в голове на твердые носители. А на самом деле - все что есть в голове не стоит того, чтобы это оставлять из тщеславия друзьям и потомкам. Есть конечно критические образы и критические периоды жизни, которые желательно запомнить. Для этого так много писать стихов не нужно.
 
Другой вопрос - читатели - если пишется для читателей, которые рады каждой новой строчке - рвут из рук твое собрание сочинений и детям в школе ставят тебя в пример. Но это уже вопрос массового сознания или коллективного бессознательного, при жизни поэт не  мысли себе такие задачи - вспомним Блейка - поэт как раз верит в читателя, но не может позволить себе при жизни рассчитывать на памятник. Я не знаю, что там Пушкин думал ...
 
Далее есть миф, что якобы в качестве примера - Пушкин, Лермонтов, Высоцкий - умирали относительно молодыми. Но еврейские пророки, японские учителя дзен - жили долго. В индуизме жизнь человека - ученик, глава семьи, лесной житель, обвинитель общества - также предполагает творческую старость. Ну не буду добовлять и говорить пошлости о том, что пенсию нужно сделать больше...  Хотя важно другое - не все могут дожить. Люди умирают и к смерти талант не имеет отношения. Наоборот, талантливый и слабый гибнет раньше.
 
Хочу добавить по-поводу православия и эллинизма, что в целом я - наиболее точное слово - разочаровался в христианстве. Так как уехал из России. Но человек так устроен - что иногда начинает молиться богам. А в таком состоянии он - который молится - вынужден произносить какие-то имена. И по-видимому произносит те имена ( бога), которые слышал в детстве. Вот ты друг Тряпичкин, хотя бы раз в три года, бывает так что чего-нибудь испугаешься? Не может быть так, что не бывает угрозы жизни или безопасности. Если ты не можешь выйти из состояния переживания катастрофы час, два, сутки - мозг начинает переадресацию сигналов. На каких то уровнях абстракции - вспоминаешь про родителей, про различные корни, укоренившиеся в сознании - и многие на этом уровне начинают операции с идолами.
 
А идол и истинный бог как соотносятся? Что-то вроде содержания и знака. Ну и ясно, что определенные знаки культуры играют роль большую, чем какие-то менее значительные суеверия. Ангел в трубу трубит.
 
А пережив страхи, многие люди, желают терапии. Тут и церковь, либо, с аскетическими монахами, почти что воинами духа - например, вплоть до воинов из монастыря Шаолинь - или и католики-педофилы готовы утешить. Причем тут корни? Народ готов и кабачок двенадцать советских стульев и барда Розенбаума возвести на уровень духовных ценностей.
 
Кто-то конечно предпочитает корни. Из христианских корней выводится почему-то ненависть к евреям и желание евреев убивать массовым способом. Корни иудаизма более древнии - я сталкивался с высказыванием, что евреи первые в мировой истории отказались от смертной казни. Иосиф Бродский правда,собака, эту тему повернул в поэме про жертву Авраама как мне кажется глумливо несколько. Я когда жил в России не верил в еврейский мировой заговор - но здесь в Израиле постоянно читаю и слышал по радио - пропаганду жизни Иосифа в Египте - это прямо считается моделью поведения, активности еврея в диаспоре. Недавно в правой уличной листовке прочитал, что если евреи оставляют страну в диаспоре, то страна - гибнет.
 
Христиане безусловно враги евреев. В Тель-Авиве и в Нетании висят портреты "свидетелей иеговы" - с текстом - "евреи будьте бдительны, это фото опасного христианского проповедника, который предлагает евреям принять христианство, берегитесь". Я еще когда-то давно в сохнуте еще раздобыл брошюру "иудаизм и христинство ( непримиримые противоречия )" - там описывается диспут при дворе какого-то испанского короля - христиане + раввины - в общем-то интересная аргументация - "наши предки осудили Христа на смерть - за дело, им виднее, они были правы". Ну и там разоблачение неправильного перевода евангелия с иврита и греческого. Дева Мария - АЛЬМА - это не девственица, а молодая женщина, а также книга пророка Исайи - неправильно переводилась христианами.
 
Но это все какой-то филологический уровень. Интересно почитать Арье Бараца, в книжных магазинах я не нашел его - обошел все и выбор на самом деле по иудаизму очень большой. Что касается других источников к смыслу еврейской истории, то я давно уже читаю Мартина Бубера "Два смысла веры". Но мне немного скучно. Это все же профессорская литература. У Бродского - веселее поток сознания, но рациональных (серьезных) мыслей я не нахожу.
 
Поэтому, раз уж я живу в Израиле - даже если я уеду - все равно больше трех лет уже прожил - то мне гораздо интереснее мое собственное осознание того, что я еврей. Я одно время думал, что может быть я могу отказаться от своей еврейской части, но в Израиле правильно рассчитывают ( смотри высказывания Герцеля и других отцов сионизма), что кто попадает в этот котел - это его равнодушным оставить не может.  Считается, что если житель Израиля (еврей) просто получит опыт наблюдения за циклом еврейских праздников - то это накладывает отпечаток на его осознание своих корней. Я должен сказать, что еврейские праздники на самом деле нечто большее, чем сионистская пропаганда, они, кажется, на самом деле действуют на мистическом уровне на сознание.
 
Таким образом, жизнь в Израиле, действительно вскрыло мое сознание - в той части, что я еврей. Неортодоксальный подход к гиюру предполагает, что единственный вопрос, который задают неофиту при инициации - "знаешь ли ты, что евреи во все времена и во всех странах - гонимы и преследуемы? Если ты это знаешь, что подтверждаешь ли ты свое желание быть евреем?" Если неофит, отвечает - ДА, то неортодоксальный прием в евреи - совершается. Вместо 631 заповеди, первое время новый еврей выполняет только десяток или дюжину, а со временем уже думает как ему дальше жить. В талмуде есть пословица - "не ешь некошерную падаль - выброси или отдай неофиту или продай иностранцу". Также есть пословица "не из любви к евреям, но из ненависти к их врагам".
 
Так что неортодоксальные еврейские корни - достаточно гибкие.
 
Одно время я считал - вспомним Достоевского - православие - особой формой веры. Но, во-первых, рассуждая от противного - был бы я православным - я бы не уехал никогда из России. В Новосибирске - хорошая православная церковь и приход. Так что я еще уезжая из России - отказался от христианства. Если я об этом - не то, чтобы жалею, но вспоминаю с грустью - то это часть общей ностальгии. Кроме того, символика конфессии - она застряла у меня на уровне бессознательного. Символ троицы - не могу никак интерпретировать. Что касается, разумной оценки православия - то я наблюдал в Израиле греческую православную церковь  - экскурсии многочисленные и более тонкие впечетления. Знаменитый аскетизм и созерцательность православной церкви, противопоставление католикам, это как мне кажется, филология, хотя Достоевский был писателем вне рамок профессорской филологии, якобы. В целом - все христианство, особенно как явление, которое можно описать с помощью социологии, меня разочаровывает, именно, тем, что ты, друг Тряпичкин, отметил как постоянную готовность к холокосту. Почему ОНИ так не любят евреев, если, якобы, выше уровня конкуренции с евреями, свойственного простым мясникам?Я, кстати запомнил свои встречи с преподавателем духовной семинарии в 1974 году, именно как антисемитские нападки на сионских мудрецов и разного рода врачей-вредителей, недобитых папашей Сталиным.
 
Есть еще один подход к христианству, от мистики и оккультизма. Рудольф Штайнер, например, под рукой.  Или письма Паскаля. Но это вообще полный отказ от любых исторических корней. Попытка манипулировать сознанием с помощью "несения креста" , с помощью иных категорий мирового духа. Это какие-то априорные синтетические суждения, это хорошо для лекции или проповеди. В таком случае что христиане, что аум сенрике - одинаково воздействуют на мышление. Это может быть и хорошо, если нужно формально связать постулаты доктрины, но отказаться от исторического рассмотрения вопроса нереально.
 
В заключение добавлю, что дела мои в таком состоянии, что философские заметки являются прямым утешением. Но вопреки положению о том, что покушать нужно в первую очередь, а потом уже философствовать - я еще достаточно толст, чтобы как в блокадном Ленинграде ждать помощи извне.
 
 
Мне в данном случае хотелось использовать русский язык ...  Хотя это и своего рода компромис.
 
 
Твой афро американский друг.
 
 
Letter #2
 
 
Привет
 
Как я уже заметил раннее, я буду разделять уровень нации и уровень национального государства. Если есть личность, т.е. индивидуальное сознание, то, коллективное сознание - нация. Нужно прямо встать на позиции Мальтуса и признать, что нации пожирают друг друга, также естественно, как в животном мире волки относятся к овцам. Эта логика объясняет и упрощает многое. Естественно, в этом случае нельзя никого так сказать - судить.  Можно применить эстетические критерии. Арабы дурно воспитанны и плохо образованны, евреи - имеют замечательные традиции и влияние на культуру.
 
Что же такое мировая культура и причем здесь евреи? Если нация автономна, то ее глобальные проявления имеют смысл все же ассиметричного отношения - внутренняя и внешняя политика или двойная идеология. Никакая нация даже разрабатывая доктрины для несебя не забывает о своих корнях. Ну там, советский интернационализм, или троцкизм - это все кашица для интеллигентного зайки. Человек быстро обучается, что в ситуации экстремальной или полуэкстремальной, он должен защищаться и защищать что-то вроде своей семьи. Тем не менее на определенном этапе коллективная индивидуальность, или нация, фиксирует свое отношение к не-своим и подает его как какие-то ценности а ля санатана-дхарма или евангелие для греков. В основе интервенции морали, или ассиметрии свой -несвой лежит ассиметрия жизни и смерти, что придется показать - а именно вспомним сомнения в существовании бога, или, сомнения в материальности всей матушки природы. Лично я пережил как мысль "не знаю есть ли Бог на самом деле", так и мысль -"неужели когда я умру от меня ничего не останется". На определенном этапе  нация приходит к идее интервенции.
 
Позитивная сторона интервенции есть. Так как определенные формы интервенции несут благо. Жизненный цикл нации определяет и жизненный цикл интервенции, но последний цикл видимо длиннее, так как варвары творчески перерабатывают какое-нибудь там дерьмовое римское право. А что касается скажем евангелия Христа, то почему-то народы мира его мистифицировали и забыли корни.  Но, кто сказал, что нужно держаться корней? Идеи живут в голове, а голова в основе своей имеет череп ... Хотя это не очень аналитично, метафоры только вредят.
 
В отличие от животных, человек разговаривает и внушает - суггестирует. В основном лекции слушают в молодости, чтобы лучше ориентироваться в социумах. Как говорится - "ему будет трудно жить среди людей". В основе идеологического оружия и эффективности последнего лежит предположение об ограничении перемещения. Другими словами, предполагается что социальный вояка живет и борется в территориально ограниченной области, скажем, у себя на так называемой родине.  Если компонент системы - родина - не меняется, соответствующие потоки аккамулируются, это кстати и чисто биологически, с точки зрения рождения детей, оправдано. Отцы и дети также звенья биологической цепи.
 
Хорошо известно, что социальное и биологическое соотносятся сложно. Во-первых, далеко не главное с точки зрения социализации - семья и дети, а также биологическая смерть и успех. Успехи могут быть самодостаточными. Можно многого добиться не имея даже секса, если любовь прекрасна, а секс - низкий инстинкт. Также мы знаем то, что, насколько я могу припомнить самое близкое понятие - сублимация в искусстве или там катарсис - очищение по-гречески.
 
Конечно, чтобы заниматься высоким, нужны условия.
 
Вот Гитлер сочинил трактат "Моя борьба". Никто эту книгу не стал бы читать, если бы не социализация. Я сожалению, сам не читал и жалею, что не купил ее в период перестройки 90 - продавалась в книжных киосках повсюду. Но цитируют это сочинение очень часто и я уловил как бы элементы духа. Нация может опереться либо на традиции дедушек талмудистов, либо на свежий голос. Жизненный цикл идеологии.  Но моральная высота или "наше дело" может зависеть от исторических корней или от воли. Корни и воля.
 
 *  *  *
 
Судя по ощущению, я не-еврей -формально я не прошел гиюр. Я также симпатизирую арабам, хотя в пределах нормального менталитета - иначе говоря, я бы сказал, что являюсь стороником максимальных уступок. Я голосовал в Израиле не за Шарона, а за Барака. В целом палестинский психоз нагнетается не только самоубийцами, но и средставами массовой информации - а так жизнь продолжается, дети ходят в школу. Далее, существует миф, что каждый прожитый год в Израиле формирует личное еврейство (и веру, может быть, в личного еврейского бога). Пожалуй, я чувствую этот ляхац - но не думаю, что результат этого воздействия - осознание себя евреем. Скорее речь идет об осознании еврейских проблем, или, есть такой питгам в талмуде -"не из любви к евреям, но из ненависти к их врагам".
 
ИЗ ЗАПИСОК ИОСИФА БРОДСКОГО, 1966
 
Сегодня ночью я смотрю в окно
и думаю о том, куда зашли мы?
И от чего мы больше далеки:
от православья или эллинизма?
К чему близки мы? Что там, впереди?
Не ждет ли нас теперь другая эра?
И если так, то в чем наш общий долг?
И что должны мы принести ей в жертву?
 
=== конец цитаты ===========
 
 
Твой афро американский друг.
 
 
Letter #2.1
 
 
Привет !

 
Любая информация из России представляет для меня ценность, сама информация и подтексты.

Конечно - нет, не стоило уезжать в Израиль, чтобы кушать ништяки и кроме ништяков есть другие аргументы против жизни в Израиля. Кстати, может быть, ништяки в Израиле - это и хорошо, но не пищевые рыбные и мясные блюда, а скорее корзина абсорбции и другие "абсорбенты". Почему то в Израиль едут, несмотря на опасности.  Кушать ништяки хочется что-ли? Или планы уехать дальше?  Я не задавал бы этот вопрос только немногочисленной группе "истинных евреев",  которые в Израиле находят для себя дом родной, почему бы нет,  если они так чувствуют? Армия обороны Израиля их охраняет, более успешно, чем многим бы хотелось.
 
 Вот на площади ацмаут рядом со взорванным Park Нотеl, довелось мне познакомиться с бомжем. Он подсел - такой "жидкий стул" - в одной руке бутылка водки "Посольская", в другой руке , балон orange и какие-то булки хлеба. На самом деле у него уже психо нарушения речи, но я понял, слушая его лепет, что жил он еще осенью в Питербурге. Раньше работал на заводе, потом сидел в тюрьме. Потом у него "купили" квартиру и купили ему турпутевку в Израиль. Здесь в Нетании привезли в какое-то "общежитие". В полицию его не забирают,  гражданство не дают и он зависит полностью от этого "общежития".

Мужик натурально, выпив водки, плачет - что пропил все, что у него было. Россию вспоминает, что там было хорошо ему, оказывается, еще полгода назад. Но похоже он почти что психически больной. Тут к нему подходит другой бомж, одетый в белые штаны - говорит мне - прошу прощения - выгребает у пьяного из карманов мелочь - доллара два - и с этой мелочью отправляется, учитывая его белые штаны, в кварталы более респектабельные, делать shopping.

Я с тем пьяным, попытался поговорить и задал брутальный вопрос - может ли он мне дать адрес в Питербурге - где была его квартира? Мужичишка в общем протрезвел и спросил - " а тебе это что, очень надо?". То есть ништяки ништяками, а представление о личной безопасности у него пока что не атрофировалось.

Мысль, об ужасе ништяка безусловно представляет интерес для меня. Но мне кажется, что для тебя эта мысль - важнее, не так ли?  То есть - что за ней  (мыслью) стоит еще ?

Я предполагаю, что простой интерес к информации.

Пожалуйста. Лично меня настоящее положение дел в Израиле касается далеко не настолько непосредственно, как многих "русских", которые кушают ништяки.  И ты по-видимому понял,  я уверен, что пока что у меня не все так плохо. Поэтому, как мне сейчас подсказывает жена - мне следует написать тебе, "что-нибудь смешное" ... Так что я попробую, к ЦАМЕРЕТ вернуться. Я сейчас, кстати, сотрудник еще одного агенства - АЛУФА - пелефон уже перегревается - вощще.

К сожалению, что бы я не написал - это будет грустно. Пока что, т.е. в настоящее время. Так как единственное, что будет действительно смешно - это когда ништяки закончатся и появится смысл того, что "стоило или нет".

Я тебя смею заверить в дружеских чувствах и в том, что информацию ты будешь получать.

Мне больше бы было интересно узнать - как же вы там живете? То есть пока что - если не считать каких-то конкретных сведений от некоторых конкретных друзей - все что я получаю из России, носит характер ругательства. Вроде бы вам живется плохо, нам живется лучше. То есть существует миф, что можно жить и на пособия, или, "социалку" как мне по телефону почти год назад сообщали из Германии.  Что-то перестали оттуда звонить.

Я лично не рассчитывал, уезжаю в Израиль на такой образ жизни - на дне с нищяками,  и в общем-то два с половиной года я такой образ жизни не вел. Но много это или мало - последние 5 месяцев, включая опыт ништяков?

Вывод получается тривиальный. Героев нет. Или другие выводы тоже можно сделать? А космонавты?

Но я возвращаюсь к тому, что меня интересует и к тому что я хотел бы прочесть в письме от тебя, если это возможно - как вы живете? Я понимаю, что всякая экзотику типа бомжа Степана на помойке и христианина Коли в университете - проще описывать в терминах кафкианства  и т.п. Но вероятно есть и нормальная жизнь, к которой ты причастен. Ну, там нормальные люди собираются где-то, разговаривают о чем-то. А то всякие маргинальные сюжеты были хороши во времена какого-нибудь ансамбля со студии 8. Сейчас это скучно. А может быть и нет, я не могу абсолютно точно судить, что вам в России скучно, а что весело. Ну, так я готов повеселиться.

Никого не хочу обидеть. Извините, если невольно что-то обидное для вас все же есть в моих сообщениях.

Пиши. Включая более или менее "брутальные" письма. Различные факты, типа моего признания в том, что я ем ништяки, приятно обнаружить как результат внимательного чтения. Я всегда любил саму идею психоанализа. Кому сейчас в России жить хорошо? Что там SkinHead, которых я могу посмотреть в телепередаче "другое время" с комментариями Невзорова? Если я приеду в гости, что на меня сразу нападет такой SkinHead или через пару недель?

Всегда твой, афро-американский друг.

letter #3
 
 
Но так на английском я объясниться не смогу и карьера Набокова мне не светит. Вот купить лаптоп - я смогу и пытаться сочинять диалоги мне еще предстоит. Я еще анализировал сочинения Бенедикта Спинозы с его "геометрическим изложением". Мне было интересно, так как пытался организовать именно таким же способом комментарии контакта у себя. Это на самом деле - гипертекст настоящий. Но двухтомник Спинозы 1957 года интересен профессорским предисловием - якобы Плеханов марксизм обозвал спинозизмом без теологического довеска и подобная чушь в духе философских словарей тех лет. Но в общем то Спиноза - ренегат от иудаизма - вот что еще забавно. Его там раввины отлучали и он не от хорошей жизни в шлифовальщиках был. Вот это сочетание "геометрического" (эвклидового) мышления и неортодоксальности его как еврея - меня заставляют читать его еще. Я сам такой же. У Спинозы упоминается -  очерк грамматики еврейского языка - было бы интересно сравнить с израильской грамматикой - но в эти книги не включили. А я то - читал все в центральной библиотеке города Омска сочинения Рассела и Витгенштейна - единственная от этого польза видимо вкрапление в ментальные структуры - английских магических лингвотрансформаций, все таки актуально в связи с необратимостью переселения из России непонятно пока что куда. Но если и в Израиле жить - ничего точно пока не известно - Спиноза это лучше, чем всякие прогрессивная кабалла и прогрессивный иудаизм из Тель-Авива. Кстати, когда я был в Цфате - то экскурсирующая еврейская девушка сказала, что книгу Зоар - никто в мире не понимает. Я даже и не стал покупать ее, если буду тратить деньги куплю все что найду с предисловием Тимоти Лири. Я там стоя читал - что-то про симметрию протонов во вселенной и нейронов у него, старика, в голове. Крупный был сотрудник ФБР.
 
Я, возвращаясь к социализму, хочу сделать простое аналитическое замечание, что язык Даниела Мартина, очень хорошо показывает - как несовместима социализация и внутренний язык. Это гораздо убедительнее политической агитации.
 
ИЗ ЗАПИСОК  ДЖОНА ФАУЛЗА,  "ДАНИЭЛЬ МАРТИН".
 
[..] Нам кажется, это - поражение, попрание всякой человеческой порядочности. Речь не идет о том, что пьеса - злобная карикатура на наши истинные отношения, которую ты счел возможным выставить на всеобщее обозрение; не о том, что, как ты понимаешь, очень многие легко догадаются или подумают, что догадались, чьи имена скрываются под столь неудачным (боюсь, намеренно неудачным) камуфляжем; и даже не о том, что ты, непонятно почему, счел возможным излить свою желчь [...] Больше всего меня потрясло, что мы ты явно желал продемонстрировать, что не несешь ответственности за свои поступки и что вина за твою неспособность сохранить верность целиком лежит на нас. [..]
 
Разумеется искусство должно основываться на реальной жизни; и, разумеется, значительная его часть неминуемо уходит корнями в жизненный опыт художника; понятно также, что какой-то своей частью этот опыт может оправдать стремление художника к публично осуществляемой мести. Но непонятно мне, как художник, обладающий мало-мальским чувством ответсвенности, может использовать свое искусство для того, чтобы возложить собственную очевидную вину, да к тому же еще с такой обстоятельностью, на людей совершенно невиновных. [..]
 
Невозможно поверить, что в глубине души ты не понимаешь, что сотворил, и что когда-нибудь, когда ты придешь в  себя, ты не пожалеешь горько о том, что такой-то по детски мстительный пасквиль.
 
==== конец цитаты =============================
 
Этот текст я обнаружил очень неожиданно для себя как "художественный текст", очень точно передающий тон писем, которые пишутся очень редко - раз-два в жизни и означают разрыв отношений. Оказывается мастерство Фаулза уже поднимается до уровня столь высокого экзистенционализма.
 
Твой, афро-американский друг.
 

letter #4
 
 
Hi,

Учитываю известного рода мнительность, я считаю нужным послать исключительно личное сообщение как некий добрый, и не побоюсь этого слова, антипсихотический знак :)

Когда выходишь из дома, то обнаруживаешь, что дети гуляют с родителями, начинается весна -  у вас тает снег, у нас распускаются цветы. Что не может не быть, я бы сказал, неким автоуспокоением на фоне фантастического сознания нас якобы зомбирующего, несмотря на расстояния.

Чтобы вас успокоить, я всего лишь навсего, подписываюсь собственным именем.

Truly yours.

Sergey.

letter #5
 
Привет
 
Я планировал добавить еще один пункт к предпринимаемому исследованию. Начал я с реализации идеологии, и достаточно последовательно рассматриваю механизм воплощения общих идей в так сказать дело. В общем я уже зарезервировал достаточно фактов, но важно еще добавить то, что иногда называют проблемой сохранением личности.
 
Если личность перерождается под давлением условий, например, иммиграции - то ее выживаемость, survival, может конечно рассматриваться в рамках социологии. Но, я буду считать, что это случай особый - это так сказать измена родине, которая может не быть негативно окрашена - почему бы и нет - не допустить вариант адаптации по типу измены. Если в результате личность реализует какой-нибудь важный потенциал, например, воспроизводство. Можно рассматривать страну исхода, нацию в которой получено детское воспитание - как некий счет в банке. Затем можно менять страны - что-нибудь типа россия-израиль-канада - и каждый раз вспоминать свое предыдущее прошлое только как счет в банке. С точки зрения социологии, да и морали - это может быть положительным явлением, с точки зрения цели этого процесса, например, воспроизводство, накопление капитала.
 
Если трансиммигрант имеет какие-то цели, связанные с сохранением его личности - например, так или иначе, его интересы не могут определяться эффективно только величинами на банковских счетах. Хотя это далеко не очевидно.
 
Для того, чтобы этому утверждению придать ясный смысл - необходимо всего лишь отделить личности так сказать дискретного типа от актуальных личностей. Хотя и это далеко не очевидно сформулировано. Но это разделение не имеет отношения к моральной оценке. Личности дискретного типа подчиняются обстоятельствам, например, обстоятельствам иммиграции - свободно. Актуальная личность не лучше в моральном смысле дискретной личности, и с точки зрения генетической, вероятно в определенных условиях хуже приспосабливается. Но актуальность личности проявляется в попытке сохранять саму себя при переходе от условий к условиям.
 
Именно актуальными личностями были все национальные герои, или просто, деятели, которые под давлением обстоятельств - в первую очередь внутренних - мигрировали между культурами, но эти культуры не дезинтегрировали их личность. Причем можно предположить, что от этого им не было легче - с точки зрения адаптации к среде - а напротив они глубоко страдали различными формами ностальгии. Хотя если актуальная личность живет в одном месте и об иммиграции речь не идет - на месте ностальгии могут быть другие переживания, связанные со взломом целостности сознания.
 
К идеологии эта схема имеет отношение поскольку дискретная личность идеологии вообще может не быть подверженна - как бы это аполитическая личность, она готова минимально подключаться к идеологии и отключаться - например при смене политического режима. Актуальная личность является прямым объектом идеологии, именно, если внутренние ценности личности подвержены контролю - то идеологический контроль не просто цензура, но самоцензура. Актуальная личность приобретает иллюзию, что она свободна, если идеологический контроль становится самоконтролем.
 
Таким образом видно, что к моральным ценностям два типа личности не имеют прямого отношения. Это скорее категории выживания и эти типы взаимодополнительны. Независимость от идеологии может быть преимуществом. С другой стороны идеология может быть положительным фактором в целом ряде случаев - управление толпой необходимо, пока актуальны войны и большие стройки - а кто говорит, что эпоха войн и империй себя исчерпала?
 
По-видимому есть биологические и генетические корни поведения, склонного к внутреннему управлению либо к внутренней свободе. Ясно, что уровень нации наиболее подходит в качестве платформы для активности личности на уровне идеологий.  Семья - простая форма общества. Нация - это семья семей. Это как раз те уровни, когда можно попытаться сделать то, что я хочу - увидеть почему же от виртуальной смерти возможен переход к насилию в физическом мире и как сознание этот переход возводит на уровень простой современной телепередачи.
 
Я недавно слышал рассказы очевидцев, что палестинские арабы, оказывая сопротивление израильским солдатам - прикрывались собственными женами и сестрами. Это всего лишь пример. С точки зрения науки это не должно быть эмоционально подано и распропагандировано. Но это как раз очень простой аналог какого-нибудь физического эксперимента, который формирует картину природы. В данном случае, речь идет о фактах морали.
 
Актуальная личность факты морали берет как личные переживания - и никогда не забывает эти факты. Таким образом актуальность личности связано еще и со свойством памяти. Какие-то факты и переживания необходимо забываются и вытесняются - для успеха приспособления. Но ностальгии основаны на нестираемой памяти моральных фактов. В данном случае может быть задан вопрос - хорошо или нет с точки зрения морали забыть об аксиомах некоторой геометрии или этики?
 
Далее, любая мораль, которая зависит от сексуального удовлетворения, может быть присуща как внутренне свободной, так и внутренне программируемой личности.  Поскольку никто не контролирует свой секс на уровне сознания, то, таким образом и этот чисто биологический путь навязать личности сохранение ценностей не работает.
 
Но будем упрощено считать, что существуют генетические задатки идейных и безидейных людей, не смешивая их с моральными и аморальными психопатологическими градациями. Так или иначе идейно связанные сознания - более важны нам, так как противоположное дискретное сознание - вообще не отличается от животных, не ограничивая общности рассмотрения. Никто не говорит, что человек - суперприспособленное животное, напротив, Ницше, кажется, жалел о том, что человек - плохой зверь. Но проекция на культуру предполагает след - след связный и невольно больной идеологиями, в первую очередь синхронными суггестиями нации - это и религии, и прочие разнообразнейшие корни нации.
 
К сожалению ни сверхобщества, ни сверхнации пока что представить невозможно, то есть, к сожалению с точки зрения метафизики. А с исторической точки зрения, очевидно, что к счастью. Так как у рас остается шанс жить себе и жить дальше, вступая во взаимодействие в случае, когда борьба неизбежна. А формы соревнования и смертельные бойни видимо могут рассматриваться и за пределами морали, где-нибудь в чистом неокровавленном небе с розами миров.
 
Проблема в том, что актуальные личности вырабатывают рекомендации.
 
Если бы все слушали какого-нибудь раввина на протяжении 6000 лет - все бы было хорошо. Есть план, есть методики. Но у всех у них оказываются свои индивидуальные жизненные циклы. Какой-нибудь враг раввина - начинает произносить мантру - энергия будет перераспределяться. А там и сотня шаманов начнут использовать политические партии в личных целях. Таким образом придется вести некий закон инерции - пока актуальные сознания устойчивы и не распадаются - идеология стабильна и годна. Если вводится нестабильность, начинает действовать сила какой-то новой идеологии - актуальные сознания по инерции сопротивляются, но разрушаются, если действует сила большой величины. Это, может быть, и можно связать с физикой мозга - что-то там смоделировать в качестве нейрокомпьютера.
 
Но наши корни - это как бы и не наш мозг, а наша душа и наша так сказать нутро. То есть тут появляются и так называемые герои. Если идет война, то смерть героя - это вообще элементарно. В мирный период героизм зависит от идейной обработки - то есть - героизм это уже шоу. Нужны режиссер и билеты продаются.С рациональной точки зрения - герои могут и должны быть - скромными. То есть есть понятие героизм буден, когда хороший поступок оценивается и празднуется на уровне семьи, а не на уровне нации.
 
Теперь пора вспомнить о проблемах, в очередной раз. Как же в одном случае мы имеем героя, а с точки зрения, буквально соседа - сволочь? Ведь все таки существует некая поле культуры - что-то в этом поле уже 6000 лет все формируется и созревает. Иудейско-христианские ценности в основу цивилизации положены как вечные кирпичи. А наряду с этим - как черти - все постоянно подсчитывают - кто же плох, настолько, чтобы место можно было считать свободным и доступным для нового заселения.
 
Я вероятно умру раньше, чем смогу эти механизмы как-то посозерцать в кайф и со смехом. Но надеюсь смерть моя будет сначала виртуальной, т.е. я перестану доказывать себе эту пресловутую теорему жизни. И сделаю свой последний виртуальный shopping печени прометея.
 
 
 
Твой афро-американский друг.
 
 
letter #6
 
 
Привет,
 
 
Остановился я кажется на печени прометея, но все же мне необходимо продолжить - когда вы можете читать или читать это совсем  не обязательно. Я полагаю, что уже заканчиваю этот  небольшой так сказать трактат.
 
Идеология является инструментом коллективного мышления и в этом качестве ее задача достоточно ясна. В другое же время - скажем так - в мирное время - идеология может выглядеть как некий полный маразм. Соответственно деидеологизированная или дискретная личность - выглядит лучше, и ее мгновенная пустота представляется своего рода свободой. Некие локальные философии или философии за кружкой пива приобретают статус мировозрения и лидируют. Но и маразмом в данном случае представляется уже не мгновенно деидеологизированная философия или аналог идеологии периода войн - а маразмом выглядит употребление философии в процессе рыбалки с пивом. Это некая дуальность, как бы параболическая точка, назовем ее машиной войны и мира.
 
С другой стороны иногда слышится упрек в адрес Мальтуса и Шпенглера, точнее в адрес свойственных им редукционизмов. Наш параболический процесс может быть более точно подходит для описания идеологии войны и мирного вымирания суггестии. Это легко представить себе и как некую компьютерную модель - домены и кортежи (совесть - зависть) меняют роль в процессе передачи из одной армии другой армии в качестве трофея. Соответсвенно - люди или солдаты - переодеваются - дискретного типа - либо ждут свою фазу - актуального типа. Для моральной оценки не остается места, хотя легко предположить, что не может быть ничего общего у солдата с периодическим мышлением и патриота. Хотя сам факт существования модели. которую мы предлагаем - мог бы быть стать базой третьего, дуального типа - что впрочем в чистом виде умозрительное допущение, ведь контроль параболической модели не предполагает личность - это скорее геополитическая безличная модель вне области определения бюрократических и постольку только гуманных сил.
 
Если по наклонной плоскости тащат на веревке груз - то если веревка рвется это означает прерывание модели управления, по сути, общество управляется аналогичной схемой, но веревка рвется в психике или разрушаются нейронные связи. В зависимости от генотипа - формы подавления контролирующих сил, оставшихся в качестве действующих физических сил, но не имеющих цели организации какого-либо порядка - эти формы приобретают форму фантастического информационного поля, реально действующего в качестве неких сил на сознание, но не организующих это сознание по какому-либо плану. В этом и весь секрет дезориентации личности как актуального так и дискретного типа. Но остается еще понять как же часто происходят эти прерывания, скажем, прерывания власти. На самом деле довольно часто и гораздо чаще чем можно было бы думать, рассматривая корни культуры. Ведь управление каждым индивидуальным сознанием, или его зомбирование, требует реализации индивидуального экземпляра идеологии. Таким образом, на каждое сознание давит своя машина-синхронизатор, и этот кисель управляющих космических аппаратов расположен вне физического мира. Все различия в тонкостях зомбирования не нужно запоминать - это просто в чистом виде оперативная память, которая не требует ресурса физического пространства, потому что этот ресурс - голова или мозг, или религиозная вера, солдата, который не должен рассказывать о своих ощущениях, а должен этим ощущениям подчиняться, по принципу боли и наслаждения. Прерывание и дезориентация - это только размещение личности вне боли и наслаждения. С точки зрения параболической модели - то есть вне личного - это эмоциональная катастрофа. Чем сильнее эмоциональная травма - тем в большей степени личность акцентирована на рассмотрение абстрактного слоя культуры, где в качестве корней культуры обнаруживаются метаидолы, вплоть до гипотетической памяти динозавров.
 
Дальше, вспомнив исследования Юнгом dementia pracaeх, легко представить себе локальные или монокультурные варианты наиболее опасных с точки зрения зомбирования ностальгий.
 
С точки зрения транскультурного, но актуального типа - монокультурная ностальгия нельзя сказать, чтобы тривиальна, но все же, она можно сказать является простой паранойей, в то время как обычная ностальгия в условиях дезориентации в не-стартовой языковой среде - более болезненная, но практически не переходит в аутичный процесс. Это и понятно, так как созерцание моральных фактов более открыто, чем операции с внутренними моральными импульсами. Внутренние импульсы по своей природе ведут к аутизму и регрессу воли, но плохое владение языком описания моральных нарушений - сами эти моральные нарушения превращает в факты созерцания, и иммигрант, может использовать силовые схемы с большей свободой, чем тот, кто осознает эффективность моральной грязи.
 
В качестве простого примера рассмотрим отношения репатрианта к оставленному им в стране исхода социального двойника. Предположим репатриант - неудачник, а двойник - находится на прежнем - там где и находился - уровне. Неудачник L сообщает двойнику W о баллах F своего проигрыша, и W вычисляет стоимость того, что его успех S не превосходит F,  или S <= F (W) хотя с точки зрения L - т.е. в его системе отсчета S >> F (L). Если L обладает актуальным сознанием, то он не может вычислить в новой системе ценностей то, что S<=F(W), другими словами, у него появляется ностальгия. Но в данном случае эта ностальгия не ведет к аутизму, потому что в новой системе ценностей S(W) для него конструктивно никак не оценивается, у него для этой оценки нет механизма под рукой. С другой стороны, различные гипотезы о S(W) доступны L, и он пытается - в порядке исключительно мысленного эксперимента - подставлять гипотетические величины на место рабочих, просто напросто потому, что его актуальное ценностное мышление не может блокировать точки рандеву процессов в параболической модели. Ностальгии нельзя избежать - если подходить к ней как к травме - потому, что нельзя прервать моральный импульс "с родины". Если L обладает дискретным сознанием, то легко показать - S(W) = S(L) = F(W) , в точке рандеву, успех победителя-двойника на его родине и успех неудачника в имиграции - то же самое, что провал двойника.  Двойник не может сделать вывод, что его состояние не есть провал. Дискретному неудачнику в принципе не нужна конструктивная оценка опыта его двойника, поэтому нет повода для вычислений, порождающих формы моральной ностальгии. Монокультурная ностальгия по понятной причине доступности полной вычислительной мощи в локальном поле - ведет к гораздо более тяжелым для психики последствиям - вплоть до клинча процессов параболической модели сознания.
 
Теперь рассмотрим другой - в большей степени гуманитарный - пример приложения ассиметрии синхронизирующих идей. Учение о боге-сыне как известно адаптация учения о боге-отце для экзотериков второго порядка , распределяемых элитой в сферы услуг для элиты первого порядка. Дело не в количественном сечении, но в том, что бога-сына можно иконизировать и сделать доступным моральной оценке. То есть, можно приписать действия и состояние неудачника L богу-сыну, тогда гипотезы о S(L) подставляются в качестве величин второго порядка - и налицо результат - квазиностальгия, где двойником является величина первого порядка. Данный механизм отличается от монокультурной ностальгии привлечением к богу-отцу всех недискретных сознаний, готовых к аутизму фрактального или троичного типа.
 
Как же для данного примера выглядит аналог ностальгии элиты первого порядка. Элитарное или актуальное и вместе с тем родительское сознание не будет вычислять ничего, по той понятной причине, что синхронизирующие идеи в форме религии бога-отца поступают прямо к эзотерической личности, не требую каких-либо операций с идолом. Данные корни так называемой веры есть, очевидно, вариант параболической модели с искусственным доменом в качестве родины.
 
Ясно, что теперь мы должны пойти на еще более гуманитарный план и рассмотреть результаты развития так называемой христианской цивилизации, и обсудить так называемый кризис этой цивилизации, когда гипотезы о S(L) так или иначе приобрели экономическую вместо моральной форму, и это превращение закономерно так как экономические расчеты наиболее натурально соответствуют элитарному ( актуальному и родительскому ) типу коллективного сознания. Что касается коллективного бессознательного, то соответствующие ностальгии сублимируются в некое квазифантастическое поле - поле коллективного двойника Израиля. Что можно сказать о так называемой народно-освободительной борьбе и о социальных революциях в рамках данной реализации параболической машины? Это уже серьезное гуманитарное исследование, которое не обходится без тиражирования классов и вариантов зомби.  Я как узкий специалист в области технологически синхронных расчетов не могу рассуждать о постцивилизации Колумба и последнем тысячелетии конкурирующих идолов. Но в принципе здесь возможен синтетический подход к истории и некие метадокументальные сценарии управления.
 
 
Твой афро-американский друг.
 
 
 
letter #7
 
 
Привет
 
Не думай друг Тряпичкин, что мои письма будут поступать к тебе непрерывно и регулярно, да тебе это и не нужно. Моя жизнь сейчас подобна жизни летучей мыши и мне все равно как ты используешь мой почтовый трафик. Однако все же необходимо исследовать и вопросы различных так называемых моральных оценок асимметричной ностальгии.
 
В данном newsletter я - наконец-то позволю себе - буду использовать обычную реальность, которую охарактеризовал один выдающийся деятель нашего движения как "жеребячий член старого дедушки", что свидетельствует о его специфическом видении приложения морали к вторым и более высокого порядка производным от платоновского мимесиса.
 
 
Твой афро-американский друг.
 
 
# Shabbat
 
 
Hi My Dr. Jackal

I have a clear understanding of your schedule - you are lucky - please feel free to postpone your answer as far as you may need. I only prepared the concise "model" with little flavour of bitter humor.

Представим себе, что некто сделал в актуальном физическом расчете простую ошибку - поменяв направление - знак некоторой величины. Представим себе, что вычислитель эмоционально окрашен, скажем он имеет дело с обстановкой некой "кухни" - и результат вывода - эмоционально ассоциирован с удовлетворением некого "голода". В таком случае возможно нарушение инерции вычислителя, виртуально измененное состояние сознания - или то, что называли раньше фрейдистскими оговорками. Ясно, что  процесс принципиально может перейти в состояние зомби, если  момент востребованного  для физической активности вывода случайно синхронизируется с заместителем, который пребывает в измененном состояние и маршаллинг потеряет управление.

Вопрос о том, насколько случайно это произойдет - зависит от интерпретации эмоции вычислителя. Если аффект положительный или отрицательный - можно говорить соответсвенно о мании или депрессии. Понятно, что существуют разные техники индукций нужного состояния, а также не нужно забывать о паталогических процессах психики и просто о тенденциях. Безумие и болезнь, с подачи Мишеля Фуко, вообще принято считать онтологически тождественными, хотя от методик соответсвенно наказания и лечения зависит отношение моральной оценки и идеологического поощрения. Идеологические выводы, таким образом, отличаются от вывода дискурса. Это хорошо известно прагматикам, которые могут использовать моральную оценку всякий раз, когда зомби говорит,  что он "согласен".

Теперь допустим, от сомнений в существовании бога, процесс перешел в состояние сомнений в не-существовании бога. Если мы представим "кухню", где можно быстро "съесть обед", религиозный голод также быстро решит вопрос о выборе между "химией" и "чтением". Сомнения будут лишь в том, что физическое вещество может быть низкого качества, а соответсвенно гуру - пьян.  Хотя, заметим, было бы труднее допустить мысль о существовании нетрезвого телекомментатора,  но допустимо, не ограничивая общность,  думать, что телеканал "ложный" или в морально окрашенном варианте - "поддельный".  Морально окрашенный вариант ложного питания - отравление.

Независимо от знаков в параболическом седле, прагматик может регулировать интенсивность вычислений изменением глубины стеков. Вопрос в том, что доступ к процессу зависит от архитектуры мозга. Невозможно вскрыть череп - да и не нужно - мы все равно не сможем динамически менять торможение. Как известно - зомби охотно соглашается на авторегулирование - после структурирования рефлекторных импульсов можно заякорить теперь уже физические точки приема лекарств либо выполнения ритуалов.

Что означает программирование суицидальной установки, с точки зрения   квазиспектрального анализа? То, что заякореное авторегулирование или  автореабилитация могут быть разорваны под действием самодостаточного мотива. Если мотив на самом деле самодостаточен - этим мотивом детерминированна и полная перегрузка аппарата.
 
Глава V.
 
Я пишу для тебя, Учитель. Наконец-то я могу выбрать точку опоры, это ты. Но неужели мое уважение к тебе есть опять нечто такое, что постыдно, как выполнение социального заказа. То что перетащил сам  у себя - это буфер обмена - это техника, это коллаж, это все равно что "накрасить картины" к авангардистской фекальной бульдозерной выставке. Так уж ли недостойны бульдозерные actions, это своего рода хэппенинг и перформанс, это лучше чем пуля Маяковского, плач по Ленину.  Ты, Учитель, выжил, ты бросил эти занятия у-вэй, теперь мой черед. Я приму твой курс, расскажи мне как хорошо на Черном море слушать прибой, теперь я ушел "в минус". Я жду червяка, жирного и абстрактного как сказка Грина. Я схвачу и унесу червяка в гнездо, в башню. Башни летающие по воздуху. Но депрессии излечимы, и поправившись, без помощи электрошока, я вспомню про богоны. Эдакие материализации богов. Раз это нравится тебе, Учитель, то и мне понравится. Но не слишком ли много гомосексуализма в недрах моего сознания. Не влияние ли это Израиля. Где суровый климат, там тяжелее любить мужчину.

В последнее время мои "египтологи" реконструировали тезис суггестии Кримма Шестого. Какой бы степенью достоверности не обладала божественная суггестия, воля, навязанная Криммом обществу - общество с точки зрения физики достигло состояния материальной свободы и отлаженности распределения для всех. Это был коммунизм и отсутствие денег и финансов компенсировали суггестией. Самое трудное для нас в том - что это невероятно - непонятно что может быть гарантией физического материального воплощения, если не концентрация средств в форме финансов и манипулирование людьми на основе продвинутого разделения потоков кормления. Интересно, что Кримм Шестой никогда не работал с целью получения средств существования. Протообщество сохранило и предоставило ресурсы для изоляции и из-под контроля вышел нематериальный ресурс, который не контролировали за неимением его описания, от которого зависело описание контроля как такового. (Если описание предполагало, что политическая деятельность может осуществляться только субъектами в рамках регулирования.)

Национализм давно ушел вместе со своими субпротокультурами, но менталитет Кримма и Техника направил исследовательские усилия на специфический расизм еврейства, который был декларирован в библейских текстах и имел свою агонию после ассимиляции гоев с их русским языком. Можно сказать, что "большой семантический взрыв" многому научил Техника, а Кримм уделил внимание процессам деструкции монотеизма. Анализ эпохи разложения монотеизма полезен для современности Крима Шестого тем, что он объясняет самого Кримма Шестого в качестве нашего земного Бога. Библейские тексты Израиля для нас памятник менталитета, замещенного свободным гипертекстом, оставленным нам психоделической революцией. Конечно, материальные революции и материальные революционеры смешны и не только ушедшим евреям, но и современным интеллектуалам, понимающим историю "правильно".

Как известно из истории евреи впустили в свою изолированную страну русских полугоев и чистых гоев с целью эксплуатации национальных спекуляций, в результате симметрия менталитетов привела к разложению и распаду. Это был неожиданный результат с точки зрения сторонников консервативной истории, но с точки зрения динамики весьма понятный. Возможности расового реваншизма оказались ограниченными в силу ясных и простых причин, предсказанных и самими расистами - поедание экскрементов абсорбции иногда приводило к измению шаблона контроля. И отдельные мутанты по теории эмерджентной эволюции заместили в нише ортодоксов. Просили как того хотелось расистам - не все, только часть иммигрантов, ограниченная зовом плоти. Понятие плоти - перемытых костей, доставляющих душу к эсхатологическим мясорубкам - основа иудаизма, но также и дух ( ветер) - содержание расисткой концепции этого богоизбранного и внутренне свободного общества - сменилось новыми идеями, близкими современности. Религиозные, оккультные и мистические корни смысла жизни должны были привести к распаду монотеизма. "Мерзость Господа" имела камулятивный заряд и потенциал прокаженных уже имел в основании свободного Бога.

Я напомню - себе самому в первую очередь, кому же еще - что "правильно понятое христианство" Юнга, есть следующий шаг за "правильно понятым Юнгом". Необходимо сделать два шага. Если бы достаточно было так сказать, христианского подвига, то я был бы героем, но я не герой. Я высоколоб и интеллектуален и может быть это во мне нечто большее, чем принадлежность к православной церкви - откуда мне знать, что угодно Ему ? Слуги и рабы - Он милостив к ним. Но может быть я на гране сумасшествия и мегаломании, и этот последний психоз уже не вылечит никто, если я его не заблокирую самостоятельно. Так что отождествление себя с Распятым, не только проблема Ницше, доживавшего остаток жизни в хорошем, по сравнению с Читинским дурдомом, приюте.

Главное найти основу для здорового образа жизни, перестать истерически смеяться, глупо острить. Злые мысли, ненависть и прочие атрибуты депрессивного психоза исключить.

Смеяться над собой эффективно, над другими не зло.

Голове Ленина - не поклоняться !

Развести черепах, говорящего попугая, в перспективе собаку.

Жениться на деревенской учительнице музыки.

Когда-то он
Спустился с гор,
Вор по имени никто ...
 
Как психопата
Бритва и топор в петле осеннего пальто
Его идея ...
 
Теперь его души отрава
Тянет неотвратимо
На одиночества пустое дно ...
 
На кладбище возможных
Злых и бесполезных миров.
 
Глаза, закрытые бельмом янтарным
Еще припоминают чистоту прозрачного кристалла,
И за трехстворчатыми гардероба дверьми
В чехле сварливою женой упрятан мундир капрала.
 
Всегда привычный штамп привычно ищет
рыхлый мозг
И пальцы похотливо рыхлый член щекочут.
Китайские божки стоят повсюду и над ним хохочут
И тело старческое извращено хочет розг.
 
Здесь мудрость дзена проявляется вполне
В том, что находит он на радиоволне
Свой кайф последний мелодии предвечно сладкой,
Попсовой и до боли ему родной.
 
Пылится в сундуке заветная тетрадка,
Которую рука его костлявая успеет раза три-четыре
Открыть и пролистать,
Затем же вычеркнет его из мира
Рука иная, имеющая власть.
 
А он в себе всю жизнь носил знак милости
И верил обещанию его когда-нибудь спасти.

Данный блок текста содержит предварительные представления об уходе в себя, как бессознательной основы личной мандалы, духовной трансформации моей личности в сторону расширения ее религиозной и психологической потенции.

1.

Речи Затарустры истеричны, т.е. это речи слабо контролируемые сознанием пророка, но при этом ценность бессознательного содержания приравнивается к ценности божественных откровений. Вероятно это дает основание Юнгу считать источником религиозного чувства бессознательные процессы.

Я, все же, хотел бы удержать себя от какой бы то ни было истерики и разделить первоначальные и исходные представления.

Путь мегаломании, отождествление себя с мифологическими или мистическими сущностями не представляется мне ценным; хотелось бы миновать эту судьбу. Терапевтический рецепт дает наука - разделяй науку и искусство, поднимись на стадию так называемой методологии.

Сомнение вызывает то, что методология напоминает мне библиотеку компьютерных процедур с блок-схемами. Все бы было хорошо, но применение отдельно взятой методики ограничено, даже если последняя нафарширована универсальными переменными. В сущности, любая методика деятельности - это схема, желательно снабженная сертификатом науки, но опробованная конечное число раз. И методолог уходит корнями в торговлю, похож на коробейника.

То, что второй закон Ньютона обладает известной всеобщностью, не является качественным показателем, отличающим этот закон от формулы начисления налога. Законодательство остается законодательством, есть способы обходить законы. Меняются масштабы, но всегда остается крамольное предположение, что при некоторых условиях метод не работает.

При некоторых обстоятельствах - что-то было бы не так как сейчас, нечто произошло бы не то в первые 10 в минус 34 - ой степени одной секунды сразу же после начала Большого взрыва, и вселенная была бы другой.

Вселенная была бы совсем другой и не такой, какой хотелось бы наличному начальству, власть придержащим.

Мысль о том, что Бог это некий верховный администратор, начальство своего рода я встречал у знакомых сумасшедших, которые впрочем, ходят по улицам и в толпе ничем не выделяются из общей законопослушной массы, пока условия существования для них остаются в пределах, изучаемых психиатрами норм.

2.

Строгость научного мышления является некоторым, вообще говоря, недостижимым идеалом. Эту мысль подтвердили, или, если угодно, этот результат получили Гедель и Витгенштейн в двадцатом веке, но, по-видимому, об этом знали и древние. Мне кажется, что современная психология стремится к строгости, являясь наукой, но также из соображений стоицизма, дисциплины. Какие бы dangerous mutations on the bottom of my soul (Peter Hammil) не возникали я должен выстоять. Социальной личности, нужны якоря, иначе ей может угрожать опасность тюрьмы и сумы.

Биологическая эволюция на протяжении сотен миллионов лет, мутация и селекция цепочек аминокислот, половой отбор сильных самцов представляется мне системой аргументов, которая настолько тщательно продумана, что мысли эти должны быть оплачены. Успех методологии порождает ослиное упрямство не видеть альтернативы. Коллекция Дарвина, собранная во время плавания на корабле, нуждается в оправе дедукций, направленных против религиозных предрассудков.

Мне на самом деле истина не нужна, если она не имеет отношения к моей жизни.

Если бы анкета отдела кадров включала вопрос на тему далеких предков человека, так сказать антропогенеза, а не только пятую графу, то есть если бы подобная фантастическая графа имела смысл для начальника отдела кадров, то имело бы значение и мое происхождение от обезьяны, либо философия - все разумное из разумного. Смысл эволюции в понятиях науки есть лишь игра с выигрышем в виде научного пайка, для получения которого талант необходим не менее, чем для получения права спать на нарах подальше от параши.

Если рассмотреть методику нейро-лингвистического программирования лечения шизофрении, то с точки зрения этой современной методики никакого значения не имеет, исчезнет или нет патологическое содержание сознания как таковое, важно чтобы больной перестал говорить глупости.

Патологическое содержание сознание есть вещь в себе и достаточно того, чтобы это содержание адаптировалость к условиям существования: если ты шизофреник, твоя проблема - твой болтливый язык, молчи! Может Тютчев тоже думал на эту тему ( silentia)? Во всяком случае, советские люди успешно освоили это методику нейро-лингвистического программирования задолго до ее американского воплощения.

Неоднозначность естественного языка позволяет, например, словами скрыть ход мысли. Иногда, наоборот, слова выдают то, о чем говорить не следовало бы.

В виду важности языка, этого инструмента деятельности, а не только пустых разговоров, дихотомия знака и значения, не менее актуальна, чем дихотомия материи и духа, рассмотренная оракулами марксизма-и.т.п.

Истинное произведение искусства отличается от нормального научного трактата, диссертации тем, что неоднозначность образов открывает дверь за пределы текущего значения слов или других знаков. Это произведение переживает свое время, если в дверях открываются пейзажи, как на полотнах Брейгеля, воплощающиеся окончательно лишь спустя сотни лет.

3.

Следует различать истину и правду, поиск истины и правдолюбие. Любовь говорить "правду" есть свойство часто встречающееся, но люди стремящиеся к этому часто бывают, неадекватны и в чем-то глубоко заблуждаются. Напротив, лжецы часто сохраняют внутреннюю целостность, и считают, по-видимому, справедливо, что главное это не лгать самому себе.

Внешняя ложь, на уровне скажем необходимости скрыть супружескую измену, представляется безобидным синдромом адаптации и характерна вообще для естественного языка и прагматического мышления, т.е. внутренне им присуща.

Истина и правильное употребление выражений языка стали объектом негативной критики априорного знания. Существование так называемых невротических комплексов, комплекс "скелета в шкафу" ( безусловных условий обиды) доказывает, что истины в последней инстанции для употребляемых конструкций языка быть не может. Истина в лингвистической интерпретации сводится, по-видимому, к числу единица, когда ложь - к числу ноль. И глупость этой арифметики очевидна тем, кто думал над тем что, такое психическая реальность в противоположность миллионы раз повторяющимся условиям практики людей, основанию аксиом имени Ульянова-Ленина. Для психической реальности существенна ее уникальность, а не сомнительные всеобщие законы.

Психическая реальность индивидуальна и число индивидуальностей потенциально бесконечно.

Хотя еще Локк говорил о tabula rasa, только в двадцатом веке широким массам стало очевидно, что концлагеря это то самое, что формирует четкие принципы.

К сожалению, эти широкие массы были и сожжены или расстреляны в концлагерях, и трудно представить, что опыт их познания не стерт с классных досок, которые заполняются шаблонами, необходимыми для практической деятельности.

Витгенштейн, находясь на более строгих позициях, чем критика марксизма и бессознательного постмарксизма, оставил афоризм о то что, если бы с детства дюдей приучили к мысли что и звезды и планеты и любые небесные тела движутся по прямолинейным траекториям, то вряд ли воспитанные люди считали приличным в этом сомневаться, ни Коперник, ни Кеплер не были бы признаны методологически состоявшимися для практической деятельности.

4.

Юнг в течение всей своей жизни изучал психе и тело, и попытался подвести итог своей жизни, исповедовавшись перед наукой, и признав свой грех, в том что реальность психе ставит выше реальности тела. Юнг даже счел нужным сослаться на статистические данные экспериментов с игральными картами и строгую с точки зрения математики обработку этих данных по формулам теории вероятности, чтобы разрешить себе подобраться к запретной для ученого теме религиозных предрассудков ... Нелепо было бы Юнгу поселиться в лесном скиту, в убогой землянке, отказавшись от достойного его комфорта цивилизации! Но, спрашивается, насколько в данном случае уместна ирония?

По-видимому, строго говоря, одиночество инвариант объективной реальности, или степень чувства одиночества, чувства ужаса наличного существования, не зависит от уровня потребления, характерного для страны проживания. Нет никакой разницы между сибирской деревней и Данией Кьеркегора или, скажем, калифорнийским отелем.

5.

Эмоциональный фон интеллектуальной деятельности давно стал предметом исследования экспериментальной психологии и методологов так называемого компьютерного интеллекта в качестве необходимого условия эффективности интеллектуальной деятельности.

Эмоциональный типично гуманный человеческий фон и оценка промежуточных результатов целеполагающей деятельности является условием смысла деятельности. Число логических выводов в секунду столь же мало характеризует интеллект, как и любой другой коэффициент интеллекта взятый абстрактно вне некоторой мотивации.

Аналогия более высокого порядка заключается в признании способности и умении человека устанавливать эмоциональный контакт с Богом. Существование пророков, непосредственно разговаривающих с Богом, есть истина, вера в которую требует ряда особых условий. Эти условия хорошо известны религиозным мыслителям и деятелям и, по-видимому, сводятся к правильному с детства религиозному воспитанию.

Для меня и для довольно широкой категории людей, не получивших с детства правильного толчка, т.е. всякого рода пионеров и комсомольцев, проблема существования пророков и правдивости библейских преданий находится вне мировоззрения, является псевдопроблемой, поскольку никаких доказательств, никакой верификации нам предоставлено церковными деятелями быть не может.

Эмоциональный контакт с Богом тем не менее имеет место, даже если это проявляется в момент болезни, когда просят здоровья себе у Него, а не у врачей, которые в случае достаточно серьезной болезни положительный исход не в состоянии гарантировать.

Эмоциональный контакт с Богом, общение с Богом, бессознательное обращение мысленно к Богу исследовал Юнг, и пришел, по крайней мере к пониманию Бога как психической реальности, которая становится гораздо важнее объективной реальности, которая в ощущениях дана и копируется постоянно известными средствами цивилизации.

6.

Я приступаю к формированию нового текста (сочинению), длина которого в соответствии с моим замыслом должна быть достаточно большой...

Структуры которые я намерен перевести в данный текст из сферы своей бессознательной жизни, при любых обстоятельствах, самоочевидны и существуют объективно вне всякого сомнения. Поскольку я в этом убежден, я могу отбросить колебания и опасения творческой неудачи. Я уверен, что также как мое существование в смысле школьной философии жизни (экзистенционализм и его различные реконструкции ) является реальным, в равной степени реальным является и содержание моей психики, которое можно объективизировать или, если угодно, взглянуть на этот предмет с трансцендентной точки зрения. Cо словами мы разберемся ...

Я должен начать ( не имея в виду долг ученого и тем более писателя-автора ученой диссертации ) с ограничения предмета и внутренних имманентных определений. Это требование целостности текста или сочинения, над которым я собираюсь работать.

По достижению мной зрелого возраста я заметил то, что я думаю свойственно замечать и большинству людей (поэтому я надеюсь кто-то начнет с интересом читать этот текст, когда я его ему предоставлю), а именно, что накопленные жизненные понятия стали образовывать систему. Удивительно интеллектуальное чувство узнавание очень старого фрагмента знания, казалось бы, забытого, которое неожиданно появляется и гармонично ложится в картину сегодняшнюю, как единственно правильный и нужный мазок кисти художника.

Поскольку картина, о которой я говорю для меня самого реально существует, то возникает мысль о средствах воспроизведения этой картины и о цели творческого замысла. Я уверен, что психическое состояние зрелости, о котором я пишу, знакомо большинству людей. Но немногие должны говорить об этом ...

7.

Я очень много лет, в некотором смысле "наблюдал" за Людвигом Витгенштейном. Во-первых, он мне чем-то нравится просто как человек, я считаю, мой современник, хотя точнее будет выражение - современник двадцатого века. "Трактат" я попытался прочесть, когда мне было двадцать лет.

Во-вторых, по-видимому, мне близок его интеллектуальный темперамент. В любом случае, я невольно воспроизводил тезисы Витгенштейна статистически большое число раз. Что касается смысла, который выходит за пределы статистики и вероятия вообще ... То близость Витгенштейна для меня загадка. Не остается ничего другого как принять ее за отправную точку, включить Витгенштейна в качестве модели в мою мандалу.

Я когда-то полагал, что язык является структурой априорного знания, например, я считал математику языком науки, и считал, что секреты науки сводятся к секретам математики. Впрочем, это было почти, что в детстве. Однако эта гипотеза заставила меня изучать математику, как героя Томаса Манна, юного доктора Фаустуса, толкнула на изучение богословия мысль, что наука всего лишь служанка последнего. Первое же знакомство с реальной математикой сделало для меня ясным тот факт, что конкретная математика, во-первых, требует конкретных способностей, которых у меня не было, во-вторых, это такая же беззащитная наука как скажем биология или география - никакого научного империализма или хотя бы гносеологической монополии математики я , обучаясь в университете, не увидел.

Интересно, что математика стала казаться мне просто скучной, разумеется, в виду отсутствия личных способностей к конкретной математике. И я года два увлечено занимался изучением философии, к сожалению, в основном первоисточников марксизма-ленизма-сталинизма-маоизма. Броская агитация против лжепророков и лжеоракулов тоталитаризма в то время доступна была только соискателям степеней гуманитарных наук по спецпропускам в спецотделы научных залов ограниченного числа библиотек.

Я, к сожалению, недооценил внутреннюю роль маркситкого мировозрения, именно моего личного мировозрения. Маркзизм-ленинизм-и.т.д. представлялся мне языком, несмотря на все заявления о практике как критерии истины, структурой трактата Витгентштейна, существенно априорной.

Могу, впрочем, в данном месте занести в актив своей совести, то, что я действительно всерьез никогда не принимал заявления о практической роли передового учения для передового класса передовой общественно-экономической формации на пути к светлому будущему. Я в это внутренне, бессознательно никогда не верил, хотя сознательно произносил нужные слова по правилам игры...

8.

Хотя складывается впечатление, что моя дурная совесть и моя "психическая "неординарность" (выражение психиатра), начинают управлять моей рукой, печатающей данный текст, хотя я не думаю, что эти факторы главные.

Дело в том, что этот текст намного сложнее гексаграмы "И-цзин", так называемой, "Книге перемен". Если комбинация тростниковых палочек имеет смысл, эквивалентный состоянию внутреннего мира, то я настаиваю, что настоящий текст, по крайней мере лично для меня имеет большее значение, чем популярная китайская головоломка.

Я хочу обосновать картину мира. Но в этом мире я один. Это мой мир.

Разного рода социологические течения, религиозные доктрины мне разбирать не по силам. Это все учения о том, что смысла жизни, вообще то говоря, нет, но жить нужно.

Но мысль о том, что жизнь имеет смысл для меня, связана с представлением, разделяемым, по выражению Юнга, "правильно понятым христианством". С представлением, согласно которому человеческое существо является целью Бога. Карл Юнг, здесь в данном месте текста, упоминается мной "на всякий случай" (это самоирония ) для высоколобых. Казалось бы, Карл Юнг является для высоколобых ученым авторитетом, трактующим об объективных эмпирических научных методах, предустановленной гармонии Лейбница, трансформированной в принципы синхронистичности... Это все предает вес !

Рассмотрим материю и дух, бытие и сущность, знак и значение ... Как много дихотомических подходов, в основание того или другого способа философствования ... вероятно таких дихотомий может быть бесконечно много, не правда ли ? Если вспомнить принцип "все разумное из разумного", и забыть лжепророчество получить научную теорию для имманентного тоталитарного общественного строя.

И все же в этом мире я один. Я вполне отдаю себе отчет в уникальности, или скромнее и точнее будет сказать, в специфике своего положения в мире. Так получилось. Если Шопенгауэр в аналогичном положении вывел философский пессимизм, я пошел бы другим путем, я стал бы искать в этом мире лично для себя центр перерождения.

Я предвижу спонтанный психологический вопрос, который мне задаст каждый третий, быть может, мой слушатель - как же та откололся, бедный, от стаи? Когда? И мероприятие терапии однозначно предполагает друзей, родню, любимую женщину, в конце концов. В общем, тенденция Фрейда просвещения либидозного темного эго, чтоб дозировано, нормировано удовлетворять компексы и истерические потребности - можно без ведома больного, алкоголизмом, например, что-нибудь подмешивать в питательные вещества - и тому подобные искупления первородного греха, выражающегося в необходимости следовать требованию рассудка в ущерб редким минутам счастивого беспричинного десткого смеха и радости. Но мне больше интересен Юнг.

9.

Мегаломан Ницше ночное состояние своей души назвал "бьющим ключом". То, что он кончил "мегаломанией", быть может, определяло стандартную марксистко-ленискую-сталинскую-маоисткую позицию, обязательную для выпускников партшколы. Ну а меня и того, кто читает этот текст, должна интересовать родниковая вода, не так ли?

Хотя Ницше не очень пытался разобраться в своей душе, поэтому и сошел с ума. Он свою душу вывернул перед народом as is. Хотя мне кажется, народ собрался позже, после того, как услышал крики "меньшевиков" серебряного века и не мог проигнорировать последние. Интересно же, чего это они перед смертью кричат и пытаются оправдаться не правда ли? Мне интересен Ницше - напомню, кстати, что содержание этого теста, все же, в первую очередь то, что интересно лично мне, а потом уж, надеюсь, и вам, - не столько своими афоризмами, переходящими в пророчества, а предвосхищением двадцатого века.

Я внимательно, искал в работах Ницше, изданных на русском языке в последнюю очередь по причине, я думаю, соответствующей оценки степени "мракобесия" этих работ редакторами с опытом высшей партшколы, высказывания с прогнозом двадцатого века. Я понял, что прогноз двадцатого века - войны, смерть - но вместе с тем немного оптимизма - люди поймут что-то или нет? Должны понять и принять порядок вещей, которого нужно придерживаться!

Но может быть истинная трагедия будет в следующем веке, когда станет ясно, что не поняли и не научились ...

Посмотрим, что превозносит, я считаю, бездарный обыватель: клеточная теория вещества, дарвинизм ... Но ведь он был прав, если продолжить ряд: телефон, телеграф, компьютер, "коллективный разум планеты" Internet ... Налицо восходящая линия развития, прогресс ... Так нужно достроить рай...

10.Правда, одновременно, с изобретением электронно-вычислительного агрегата изобрели в пятидесятые годы универсальное лекарство для успокоения возбужденных психических состояний, но от лекарства этого - аминазина - мало толку, с лечением вялотекущих хиппи-тенденций ведомство Берии справлялось лучше. А если серьезно, приюты для душевнобольных, описанные Рильке кажутся мне более гуманными, чем дежурные психодиспансеры для людей, точно также как сто лет назад уходящими от нас, несмотря на плодотворные дедукции даже такого гиганта психиатрии как уважаемый мною Карл Густав Юнг.

Но, если "правильно понять" Юнга, как сам Юнг пытался, будучи клиническим психиатром, и не являясь, как бы он не хотел им казаться, христианином, "правильно понять христианство", я верю, что смогу, отказавшись от "всемства" и социальной преданности стае, оставшись, как давно предвидел это, один наедине с самим собой - разобраться в структурах своего внутреннего мира. Это не удалось Ницше, и может быть не удастся и мне, но хочу попробовать. Юнг советовал записывать сны - буду записывать сны.

Наука, особенно нормальная, по Куну, смешна.

Хайдеггер, приписывал технике - сущность : вызов человека природе. Техника - это налицо злоупотребление методологией науки. Кажется Декарт, или педагог Пойа - считают, что однажды решенная задача - это метод. Что-ж понятно, на одну однажды написаную бухгалтерскую программу для компьютера набрасывается предприятие, созданное с единственной целью продать побольше "коробок" с программным продуктом, вопреки всякой научной методологии. И хорошо продают, какую-нибудь "1С-бухгалтерию" для "мелкомягких" операционных систем, которые являются объектом, мягко выражаясь, непризнания высоколобыми программистами, c мыслью о коммерции, замещенной идеей превосходства своего метода.

Кстати, сколько новых рабочих мест в USA создал финансовый гений и для кого-то рыжий еврей, Бил Гейтс? Хотя, разумеется, техническая сторона вопроса должна обсуждаться независимо от "всемства" и социальной подоплеки. Каждый должен заниматься своим делом и вероятно уже через 10 лет техническая волна будет другого цвета. Это, впрочем, даже скучно, а что же смешно? Мне кажется, все-таки, смешным является путаница между целью и методом. Целью нормального научного сотрудника является диапазон от защиты вожделенного "диссера" в пятьдесят лет до транснационального образа жизни, характерного для американских ученых, разъезжающих по международным конференциям с образованными женами. Средством же достижения этой цели - эксплуатация часто одной единственной решенной задачи - оказывается методологического багажа хватает с лихвой! Однако как отточен методологический инструмент - офицерский кортик да и только, да еще добродетельный облик и поставленный голос оратора, "ученого соседа". Добродетель и высокие нравственные позиции на фоне собирательства "черных" и "белых" шаров тайного голосования, мелких интриг, обязательных даже для младших научных сотрудников НИИ чародейства и волшебства. Хотя, разумеется, на сотню нормальных научных сотрудников, приходится один ненормальный. Если он в НИИ на территории России, то стремится переехать на территории вовне. Для ненормального это нормально, большому таланту большое плавание - его провожают с почестями.

К сожалению, я зол и мне следует в этом грехе исповедоваться в христианском храме.

Я недавно увидел в прошлогоднем православном календаре на трех-четырех страницах фотографии российских православных иерархов - и пришла злая мысль об аналогии с фотографиями членов политбюро... Злая мысль, но не думаю, что грех. Земная церковь - социальный институт. Это знают и сами попы.

Очевидно, я должен признать, что не настолько продвинут в интеллектуальном плане, чтобы отказываться от земной церкви.

Я напомню - себе самому в первую очередь, кому же еще - что "правильно понятое христианство" Юнга, есть следующий шаг за "правильно понятым Юнгом". Необходимо сделать два шага. Если бы достаточно было так сказать, христианского подвига, то я был бы героем, но я не герой. Я высоколоб и интеллектуален и может быть это во мне нечто большее, чем принадлежность к православной церкви - откуда мне знать, что угодно Ему ? Слуги и рабы - Он милостив к ним. Но может быть я на гране сумасшествия и мегаломании, и этот последний психоз уже не вылечит никто, если я его не заблокирую самостоятельно. Так что отождествление себя с Распятым, не только проблема Ницше,

12.

кафе Jazz - stop +

Последнее время события в Израиле стали причиной моего внутреннего раздражения и я решил свернуть свое дело вокруг гипердиска. Но озлобление против сионизма побудило меня еще раз пересмотреть ранее не систематизированные фрагменты.

Техник Сорбона в Израиле не мог не контактировать со структурами исламского террористического подполья - и за это мне будут платить - я имею в виду рукописи. Хорошо заработать - еврейское начало и конец. + методы Джойса. Conditia sine qua non. Украина, в частности Днепропетровск, в Израиле были представленыю интересными салоедами. Бог им судья - я знал хорошо - двоих. В подвалах Иерусалима.


Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Блэк "Апокалиптические рассказы "(Антиутопия) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"