Зевайкин Александр Васильевич: другие произведения.

Последний сын

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


РУЧНОЙ ДИНОЗАВР

  

1

   Планета медленно приближалась. На монотонном сером фоне прорисовывались огромные каменные глыбы, остроконечные, словно зубы дракона., порой удивительно правильной, конической формы. Но вот среди камней появилась небольшая, совершенно ровная площадка с бурой поверхностью, покрытой частой сетью трещин.
   Андрей сбросил скорость, заложил вираж и, сделав круг, посадил катер. Откинув колпак, он спрыгнул на землю, потопал, проверяя почву на прочность. В его памяти еще жил случай на Эре, когда целый звездолет ухнулся в пустоту под тонким слоем известняка и даже сонар почему-то не смог распознать ее. Нет, здесь поверхность держалась твердо, да и сам катер не сравним с громадой галактического крейсера.
   Немного помедлив, он приподнял забрало шлема и сделал первый вздох. Это было безрассудство, и если бы его видели с борта, то... Но предварительный анализ показал полную пригодность. А не попробуешь, не узнаешь. Чужой воздух оказался сухим и теплым. Минут десять он все-таки подождал, ожидая ухудшение самочувствия, но его не последовало. Тогда он включил на катере радиомаяк и систему сигнализации, прихватил прибор первичной разведки и двинулся в сторону розового солнца.
   Подойдя к краю площадки, Андрей взобрался на полутораметровый берег и направился к расщелине между скал. Дорога была завалена крупными камнями. Идти было трудно, кроме того, мешал контейнер под образцы. Расщелина вывела его к озеру. Большому круглому озеру со скалистыми берегами, густо заросшими кустами с темно-зеленой листвой удивительно правильной круглой формы. Андрей невольно залюбовался открывшейся красотой: розовым солнцем, голубым небом, зеркалом озера, живописными берегами и... пикнул биодатчик, предупреждая о близком присутствии живого существа. Ни секунды не раздумывая, он шагнул за куст и поднес к глазам бинокль. Стрелка указала нужное направление. Чуть повернув голову, он увидел... девушку. С деревянных мостков, уходящих на несколько метров в озеро, она полоскала белье. Андрей зажмурил глаза, открыл их: девушка не исчезла. "Но позвольте!" - мысленно возмутился он. Ведь первая экспедиция не нашла здесь даже зачатков разумной жизни, а здесь... люди! Андрей пристально разглядывал девушку, и она нравилась ему все больше. Техника позволяла... У нее были роскошные темные волосы, плавными волнами спадающие на плечи и перехваченные на лбу ремешком. Милое смуглое лицо дочери южных стран. Когда она подняла голову он смог различить цвета ее глаз. Они были разными. Левый - карий, а правый - голубой. Это было неожиданно и... вносило некоторое очарование. Закончив полоскание, она встала, и Андрей смог рассмотреть ее всю. Она была достаточно высока, стройна, имела развитую грудь и длинные загорелые ноги. Из одежды на ней была лишь короткая серая рубашка, кожаный пояс к которому крепился короткий кривой меч, да на шее ожерелье из чьих-то когтей. Она собрала белье и уже сделала два шага к берегу, но вдруг замерла и насторожилась. Тень тревоги мелькнула на ее лице. И тут же вновь запищал биодатчик. Андрей повернул бинокль по стрелке и похолодел. На берегу стоял... динозавр. Двухметровая рептилия с огромной головой и пастью, сплошь утыканной длинными кривыми зубами, без сомнения питалась мясом. Девушка отступила на шаг, положила белье обратно на мостки и, обнажив меч, приготовилась встретить хищника.
   Забыв обо всех мерах предосторожности, Андрей рванулся на помощь девушке. И тут датчик словно взбесился! Заверещал тревожной трелью, залился, замигал. И Андрей увидел целую стаю чешуйчатых хищников. Восемь или девять тварей. Считать не было времени. Они приближались к девушке, и первый уже ступил на шаткие доски мостков. Мешкать было нельзя. Андрей вскинул бластер и, не раздумывая, выстрелил. Сгусток плазмы отхватил страшную голову. Тело безвольно плюхнулось в воду. Но на смену первому монстру пришел второй. Андрей выстрелил опять и со всех ног бросился бежать. Надо было подойти поближе. Он боялся промахнуться. А в таком деле каждая ошибка может стоить жизни. А девушка, пораженная необычным явлением, так и застыла в боевой позе. "Только бы она не наделала глупостей", - молил про себя Андрей. И она не подвела его ожиданий. После четвертой дымящейся туши, хищники отправились искать обед в другое место. Это была еще одна глупость с его стороны. Инструкция строжайше запрещала вмешиваться в течение местной жизни. Чтобы там не случилось. Но инструкции пишут люди, не видящие стаи динозавров и прекрасной девушки, предназначенной им на обед. Но что сделано, то сделано. Он никогда не жалел о своих поступках.
   Андрей вышел к началу мостков и остановился, залюбовавшись девушкой. Она была красива. Красива по особому, дикой, первозданной красотой, от которой веяло мощью, нежностью и чистотой. Все это в одной смуглянке с разными глазами. Для начала он снял шлем: пусть видит, что у него такая же голова. "И что я ей теперь скажу?" - мелькнула первая мысль.
   - А ничего говорить не надо, я все понимаю, - ответила девушка.
   - Не может быть, - не поверил Андрей.
   - Когда есть мысли, слов не надо. Я все понимаю и так.
   - Я пришел издалека, с другой планеты, но я пришел с миром, - мысленно сказал астронавт.
   - Я знаю. Спасибо тебе. Пойдем, я познакомлю тебя со своим народом.
   Так он узнал Ланту и племя тарикоров. Она была дочерью вождя, она была очень красивой девушкой и просто прекрасным человеком. Он прожил в их пещере десять дней, весь срок, отведенный ему для сбора образцов. И когда пришло время уходить, он почувствовал, как ком встал в горле. Он не увидит ее улыбки, не услышит ее смеха, не...
   Она печально улыбнулась:
   - Твои люди ждут тебя. Ты должен идти.
   - Я вернусь, - не раздумывая сказал он.
   - Не надо, не возвращайся, - она отрицательно качнула головой.
   - Почему? - удивился он. - Я хочу быть рядом с тобой.
   - Мы существа из разных миров, - ответила Ланта, и глаза ее заблестели.
   - Но я не вижу разницы, - не унимался Андрей.
   - Только внешне, - лицо ее потемнело, - прошу тебя, уходи. Мне очень тяжело.
   - Тогда не провожай меня.
   - Хорошо, - она поцеловала его на прощание, отвернулась и быстро пошла прочь.
   Он готов был выть, реветь, плакать. Он готов был бежать за ней хоть на край этой безумной галактики.
  

2

   Он сдержал свое слово: вернулся. Через три года.
   Неумолимый экран выдал полную информацию о планете Тарек.
   "...Воздух пригоден. Разумной жизни нет"
   Андрей усмехнулся:
   - Бабушке своей сказки рассказывай. Я-то знаю.
   С замирающим сердцем он бежал по расщелине. Вот оно, озеро, где они вместе ловили рыбу, а теплыми вечерами купались, уединившись в тихом заливчике. За тем уступом - пещера, приютившая его на десять дней, самых счастливых в его жизни. Но... там было пусто. Миски, плошки, незамысловатая грубая мебель, остывшая без общения с человеком. Его здесь не было уже много месяцев. Это Андрей почувствовал... Куда же они ушли? Что случилось? Может, на них напали динозавры? Нет, тогда бы остались хотя бы кости. Тех или этих.
   Андрей закрыл глаза. В ушах звенел ее смех. Он вновь увидел ее глаза. разные и прекрасные. Он даже вспомнил запах ее тела. Он не забыл за три года... Из оцепенения его вывел тревожный писк биодатчика. "Ланта", - вздрогнуло сердце, он рванулся к выходу. Он уже увидел розовое солнце, и вдруг бурая туша закрыла все. В лицо ударил смрад разлагающегося мяса. Удар тяжелой головы опрокинул его на спину, сбил дыхание. В глазах потемнело. Он даже не успел выхватить бластер. Боль к локте парализовала правую руку. Хищник радостно заревел, празднуя победу, предвкушая сытный обед. Андрей попытался освободить оружие левой рукой, еще была секунда, прежде чем страшные челюсти раздробят тело. Но его опередили. Серая тень ударила динозавра в бок, отбросила, он взревел от обиды и боли. Его терзал другой динозавр. Он был мельче и светлее, но то остервенение, с которым он вгрызался в тело врага, даровало ему победу. Андрей не стал испытывать судьбу во второй раз: он проскользнул мимо дерущихся монстров, вскарабкался на валун и наконец-то достал бластер. Но стрелять не стал: интуиция просила не торопиться. Наконец-то бой закончился, и он смог рассмотреть своего спасителя. Он был значительно меньше и светлее. Он подошел к валуну, на котором сидел Андрей. Тот поднял бластер. Динозавр остановился, склонил голову набок и вильнул хвостом, как это делают собаки, встречая хозяев.
   - Странно, - прошептал Андрей, - такое ощущение, что он не хочет меня съесть, а приглашает поиграть.
   Динозавр опять вильнул хвостом и воспроизвел длинную трель, состоящую из щелчков и свиста.
   - Что ты хочешь сказать?
   Динозавр подошел к входу в пещеру, постоял там и опять вернулся к валуну.
   "Странно, - подумал астронавт, - такое ощущение, что он хочет что-то сказать".
   Но что хотел сказать динозавр, он так и не узнал. Через секунду целая стая бурых монстров выбежала из чаши круглолистных кустов. Андрей успел подстрелить троих, остальные оказались слишком близко. Они кинулись на серого динозавра, и клубок дерущихся тел покатился по поляне. Невозможно было разобрать кто где. Стрелять в такой ситуации было невозможно. Через несколько секунд окрестности огласил победный рев бурых монстров. Серый динозавр лежал без движения. На шее, на животе, на боках его кровоточили страшные раны.
   - Твари!!! - что есть силы заорал Андрей.
   Они повернули окровавленные морды в его сторону. Теперь можно стрелять. Они полегли все. Ни одна тварь не ушла.
   Странная тяжесть легла на душу, словно потерял... Он спрыгнул с валуна и подошел к серому динозавру. Опустившись на колени, он осторожно прикоснулся к нему. Его кожа была нежной и бархатистой. "Странно, - подумал Андрей, - это, наверное, другой вид". Он посмотрел на морду. Глаза зверя были открыты. Они принадлежали человеку. Они были разные: левый - карий, правый - голубой. Он любил смотреть в эти глаза.
   Он смотрел и не верил. Нет этому объяснения.
  

3

   И он услышал ее смех. Совсем близко. "Глюки. Я схожу с ума. Что же это?"
   - Привет. Я знала, что ты придешь. И когда увидела твой катер, то пришла. Мне хотелось еще раз увидеть тебя. Никогда не думала, что можно так привязаться к человеку с другой планеты. Не бойся, ты не сошел с ума. Просто я была этим серым динозавром. Но я не хотела, чтобы ты видел меня таким чудовищем. Я знаю, что тебе нравилось мое человеческое тело. Знаю, знаю. Я много раз ловила твои мысли. Нет, не крути головой, меня нельзя увидеть. Мое тело убито. Теперь я лишь мысль.
   - Как? Почему? Я ничего не понимаю.
   - Да, я тоже не понимаю. Не знаю, как на вашей планете, а у нас... Мы меняем тела. Несколько лет мы живем в облике человека, потом... впадаем в спячку и просыпаемся динозаврами. А через несколько лет, опять впадаем в спячку и просыпаемся людьми. Я не знаю... Не я это придумала. Я не хотела, что бы ты видел меня драконом.
   - А эти? - Андрей указал на опаленные бурые туши.
   - Нет, они всегда такие. Они наши враги в любом обличии.
   - Ланта, - нежно прошептал Андрей. - Ты спасла меня. Ты пожертвовала собой... Не надо было этого делать.
   - Я не могла поступить иначе. Ты тоже спас мне жизнь.
   - Но... но ты умерла. Я же ничем не рисковал
   Она рассмеялась. Звонко, как тогда.
   - Кто тебе сказал такую глупость? Я же с тобой разговариваю. Теперь мы всегда будем вместе, и я не превращусь в ужасного монстра уже никогда. Это всего лишь оболочка. А содержание осталось. Его нельзя убить.
   Он закрыл глаза. Смуглянка в короткой серой рубашке улыбалась ему. Разные глаза лучились любовью.
  

4

   - Ну что там, док, как мой Андрюха?
   Профессор развел руками:
   - Полнейший рецидив. Как говорят в народе: "Крыша съехала". Он влюблен в воображаемую девушку, которая временами принимает облик дракона. Представляете?
   Угрюмый кэп кивнул головой.
   - Представляю.
   - У меня целая клиника таких. Космос берет дорогую плату за свое покорение.
   - Док, эта девушка с планеты Тарек, действительно и человек и динозавр в одном лице.
   Док посмотрел на капитана, как на потенциального клиента.
   - Вот вам отчет, если вы привыкли больше доверять документам. У них такой биологический цикл. Благодаря этому происходит обновление организма, и они живут практически вечно. Это не мой бред, это заключение авторитетной комиссии из девяти светил по внеземным формам жизни.
   - Ну... - протянул профессор, - если это так... В эту девушку действительно можно влюбиться. Роскошная дикарка.
   - Док, надо спасать парня. Ты же у меня голова. Придумай что-нибудь.
   Профессор погладил бородку, качнул головой и на минуту задумался.
   - С телом, я думаю, проблем не будет. И даже глаза разные сделаем, а вот с характером... Вообще-то, характер можно снять с подкорки Андрея. При его уровне...
   - Док, - капитан положил руку на плечо профессора.
   - Я сделаю.
  

5

   - Привет.
   Он открыл глаза.
   - Ланта?!
   - Я долго спала и проснулась человеком. У меня новое тело. Как раз то, что тебе нравилось.
   Он обвел восхищенным взглядом ее стройную фигуру. Дыхание перехватило от линий и форм. Он обхватил ее бедра, поднял и закружил. Она смеялась звонко: как тогда, на планете Тарек.
   - Кхе-кхе, - в дверях стояли профессор и капитан.
   - У нас для тебя две новости и обе хорошие, - начал док, - тебя выписывают и...
   - От Флота, - добавил капитан, - путевка в свадебное путешествие. Не забудьте пригласить на свадьбу.
   - Конечно, - воскликнули счастливчики. Их глаза полыхали пламенем любви.
   Профессор толкнул капитана.
   - Пойдем, не будем им мешать, - и уже за дверью он признался. - Ты знаешь, сегодня самый счастливый день в моей жизни. Не поверишь, но это та самая девушка-динозавр. Нам удалось полностью восстановить ее сознание. Словно... она вошла в готовое тело. Скажу честно, мне самому с трудом верится.
   - Космос полон загадок, - расплывчато ответил капитан.
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7

НЕЧАЯННЫЕ СПАСИТЕЛИ

  
   - Мы нашли ее, Командир! Мы нашли ее! - радостно крича, Астроном влетел в командирскую рубку.
   - Угомонись, - осадил его невозмутимый Командир. - Займи свое место и объясни кого вы нашли?
   Астроном обвел растерянным взглядом всю команду, сидящую вокруг овального стола. Поймал на себе несколько насмешливых взглядов, вздохнул, и уже без прежней радости, сообщил:
   - Планету, пригодную для жизни. Можно высаживаться.
   - Астроном все узнает последним. Мы уже два часа обсуждаем эту проблему, - подковырнул Штурман.
   - Он привык смотреть вдаль, - добавил Разведчик, - а мы уже полдня болтаемся на орбите.
   - Ты хочешь сказать: нас там уже ждут? Или пригодная для жизни планета совершенно пуста? - сурово сдвинув брови, осведомился Командир.
   - Нет, - стушевался Астроном, - на планете существует зачаточная форма разумной жизни.
   - С этим не будет проблем, - подал голос Воин, - самцов обратим в рабсилу, а самки пойдут на продолжение рода.
   - Нет, - возразил Командир, - нам нельзя торопиться. Нам нужна не просто пригодная для жизни планета, а самки которой достойны вынашивать наших потомков
   - С этим тоже нет проблем, - доложил Разведчик. - Мы незаметно спустимся и возьмем образец.
   - Незаметно не получится, - возразил Механик, - у нас не осталось ни одного катера. А посадить незаметно звездолет еще никому не удавалось. Да к тому же топлива уйдет примерно половина от того, что у нас осталось.
   - Все намного проще, - вмешался Профессор, - нам не нужно садиться и тем более тайно отлавливать образец самки. Достаточно проанализировать текстовку песен и все станет ясно. Во все времена во всех мирах в песнях воспевали самых красивых самок. И нам достаточно одной песни, чтобы иметь самую исчерпывающую информацию.
   Командир в задумчивости погладил подбородок, качнул головой.
   - Это самое мудрое решение проблемы. Мы так и поступим. Радист, что у тебя?
   - У меня все готово, - доложил Радист, самый молодой и улыбчивый член команды. - Как по заказу отловил самую популярную песню.
   - Прекрасно, - одобрил Командир. - Лингвист, тебе удалось разобраться с текстом?
   - Да, командир. Песня оказалась самая подходящая, наиболее конкретно характеризующая самок данной цивилизации. Вот только... - Лингвист растерянно развел руками.
   -Говори прямо, мы ко всему привыкли, - приказал командир.
   - Ну я скажу как есть, а вы уж сами решайте. У самок очень маленькие глазки, как маковое зернышко. На голове растет конопля, такое растение, вызывающие потемнение рассудка у представителей противоположного пола. И рот... огромный, как врата в ангаре для космических катеров. И вообще их характеризуют сложно-сочиненным прилагательным легкой ругательной формы "такая-растакая". Вот таков образец самой привлекательной самки. Ну если уж они сами... - Лингвист во второй раз многозначительно развел руками и замолчал.
   Вся команда звездолета, как по команде. дружно и протяжно присвистнула, выказывая свое разочарование.
   -Абсолютно противоположная картина, - тяжело вздохнул Штурман.
   - Да, - поскреб за ухом Воин, - такое и в кошмарном сне не приснится.
   - А если приснится - не проснешься, - добавил разведчик.
   - Она и заглотнуть может, - ужаснувшись собственной догадке, прошептал Механик.
   - Спасибо, Профессор. Благодаря вашей методе мы сэкономили время и топливо. Эта планета нам не подходит. Держим курс дальше.
   Возвращаясь с совещания, Радист мурлыкал под нос веселый мотивчик:
   - У нее глаза -
   Два брильянта в три карата.
   Локоны ее -
   Я с ума схожу, ребята.
   Губки у нее -
   Створки две в воротах рая.
   И вообще она -
   Вся такая-растакая.
   Догнав его, Командир сердито заметил:
   - Чтобы я больше этого не слышал. Ты же нормальный парень, а не извращенец.
   - Ладно, - пообещал Радист. Он вырос в пробирке уже после старта и не знал, как должна выглядеть самка.
  
  
  

ПОСЛЕДНИЙ СЫН

  

1

   Тускло и холодно светили далекие звезды. Их слабый свет тысячи лет мчится в безбрежном черном пространстве космоса, чтобы наконец-то дать о себе знать кому-нибудь. Бывает и так, что звезда давно уже погасла, а свет от нее все идет и идет, продлевая ее жизнь.
   Огромный экран на командном пункте "Ориона" был наполовину закрыт изображением планеты Немо. Восемь молодых астронавтов пытливо всматривались в незнакомую планету. Эта была их первая самостоятельная экспедиция, состоящая лишь из выпускников академии, и все, включая капитана, были одного возраста.. А сейчас их немного удивлял тот факт, что этот сектор не описан, не изучен и не фигурирует ни на одной самой подробной космической карте, хотя находится совсем рядом, в какой-то сотне парсеков от их базовой планеты. Антон щелкнул тумблером: в кабине стало темно и тихо, лишь басовито жужжал синхронизатор и мерно отстукивал корабельное время хронометр, высвечивая зелеными цифрами 28-ой день с момента старта звездолета. Изжелта-бурый диск планеты медленно поворачивался на экране, открывая астронавтам свои мертвые просторы. Если верить легендам, блуждающим по длинным коридорам академии Дианы, первым, и пока единственным побывавшим здесь давным-давно был легендарный капитан Том на своем не менее легендарном "Арго". История космоплавания знавала и более далекие марши, а планета Немо почему-то оставалась в тени. Но теперь экипажу "Ориона" предстояло произвести высадку и подробную разведку. Составить карту и отчет обо всем, что может иметь интерес для науки.
   - Ну что же, давайте рассмотрим поближе то, по чему нам предстоит ходить. Вадим, включи увеличение.
   Голос Антона звучал громко и непривычно. Впервые за время полета на корабле было так тихо. Не мигал разноцветными глазками пульт управления двигателями. Не горела шкала расхода топлива, шкала скорости и еще много-много всевозможных индикаторов. Темнота космоса прокралась в кабину и только слабый сребристый свет, отражаемый планетой, проникал сквозь экран, падал на пульт и пол, растягивая до невероятных размеров черные тени кресел и астронавтов, пришедших разгадать сущность новой планеты.
   Весь экипаж, те, что сидели в мягких удобных креслах, и те, что стояли рядом, повернулись к экрану монитора. Вадим включил увеличение. Экран слабо засветился, постепенно стали появляться темные очертания плоскогорий и огромные впадины.
   - Планета Немо - странное название, - прошептала Марина. Ее огромные глаза с грустью и тревогой смотрели на это рыже-черное месиво.
   Она, совсем еще девчонка, два года назад окончившая академию и получившая почетное звание "Астронавт-археолог", мечтала совсем о другом космическом путешествии на голубую планету Земля. Ту, откуда пришли ее родители. Хотелось своими глазами увидеть все то, что было изображено на слайдах, на красочных блестящих открытках, в фильмах по истории о далекой планете. На Совете выпускникам академии обещали, что самые достойные получат возможность... Но вместо этого - планета Немо, с ее грядущими тайнами и скучным ландшафтом, где нет ни шумящих лесов с щебетом птиц, ни голубых озер с плеском рыбы на вечерней заре. Обо всем этом мечтала Марина с тех пор, как стала понимать звезды. С тех пор, как они стали манить к себе с непреодолимой силой, тайной далеких неразведанных миров. Но больше всего манила Земля. Марина обязательно отличится. Она добьется права... Она умная, старательная. Она... иначе не может быть
   Звездолет вошел в зону тени. Мгновенно стало абсолютно темно. Медленно, чтобы дать время глазам привыкнуть, зажглись светильники, и Марина вспомнила капитана Тома. Теперь он преподает "Теорию космоса" в академии Дианы. Два года назад она слушала его лекции, смотрела на его открытое волевое лицо, овеянное всеми космическими ветрами и испещренное глубокими морщинами. Время не щадит даже героев. Но глаза Тома всегда были молоды. Эти глаза первыми воспринимали далекие миры. Они видели очень многое, серые молодые глаза первопроходца, рожденного на звездолете и всю жизнь проведшего в космических экспедициях. Кроме прочих легенд поговаривали, что капитан Том может проходить сквозь закрытые двери и ненавидит зеркала. Но это только слухи, и сегодня они ни к чему. Ей вспомнилось другое. Перед самым стартом легендарный капитан Том подошел к ней, несмело, как мальчишка, тронул за плечо.
   - Когда вернетесь, зайди ко мне, расскажи все, как было.
   - Вы все сможете прочесть в наших отчетах, - ответила Марина.
   Он смутился, опустил глаза.
   - Если тебе трудно...
   Сейчас она знала, что обязательно придет, обязательно расскажет. И не только потому, что личное общение с легендарным астронавтом тешит самолюбие любого жителя Дианы. Нет. Просто она почувствовала... что-то защемило в груди. А с какой грустью он смотрел вслед экипажу, пересекающему взлетное поле космодрома. Как ему хотелось вновь стать молодым, почувствовать тяжесть перегрузок, скорость, ощутить в своих руках силу управления огромным звездолетом, летящим сквозь глубины бездонного океана, и ступить на поверхность неизвестной планеты, первым, и поведать об этом остальным. В этом вся его жизнь. Марина понимала, но до самого донышка не могла прочувствовать. Слишком молода.

2

   Планета хранила след цивилизации. Руины городов, заводов и даже подобия примитивного космопорта. Покореженные металлические фермы, поблескивающие остатками стекла и груды камня. Тишина неприятно давила на уши, порождая в глубине души все ужасы одиночества. Чтобы отпугнуть это угнетающее ощущение, Марина включила внутреннюю связь и тут же облегченно вздохнула. На фоне легкого шипения послышался знакомый голос Антона.
   - Ну как тебе планета, археолог? Достаточно материала для первой экспедиции?
   - Тут всю жизнь прокопаться можно, - ответила Марина.
   - Всю жизнь нельзя, - бодро возразил командир. - Нас другие звезды ждут. А ты куда пропала? Мы тут все впечатлениями делимся, а тебя не слышно.
   - Я была на внешней прослушке...
   - О-о-о, - затянул Антон, - тут уже нечего слушать. Капитан Том не обнаружил здесь признаков жизни. Да откуда им взяться. Атмосферы нет.
   - Но была же она, - возразила Марина.
   - По всей видимости, - согласился Антон, - да вся вышла. Думаю, здесь не обошлось без ядерной войны, так что следи за радиацией.
   - Радиация в норме, - бесцветным служебным голосом отозвалась Марина.
   - Далеко не заходи, - в командирском голосе послышалась приказная нотка.
   - Ладно, - согласилась Марина. Она бросила взгляд на табло картрикса: четыре красные точки мигали в правом верхнем углу. - Я обойду здание и присоединюсь к вам.
   - Хорошо, только будь осторожна. Возможны обвалы. Здесь все очень ветхое, зато притяжение - ого-го!
   - Ладно, командир, - Марина выключила связь и вновь включила внешние микрофоны. Тишина навалилась на уши. А что она ждет? Откуда здесь, на вымершей планете, пустой, бездыханной, звуковые волны. Она шла вдоль разрушенной стены, сложенной из белых прямоугольных камней. Множество их валялось рядом. Марина тщетно пыталась уловить звук своих шагов и даже когда подняла тяжелый осколок и уронила его, то ощутила удар лишь ступнями ног. Ленивое облако белесой пыли, приподнялось, настороженно замерло и стало медленно оседать. Правой рукой Марина провела по шероховатой стене, но из-за толщины перчатки ничего не почувствовала. Кто и когда сложил эту стену? Кто и куда спешил этой дорогой? Кто и зачем оборвал все это? Она археолог. Она пришла дать ответы на все существующие вопросы. Она, совсем еще девчонка. И тут впервые Марина почувствовала бессилие. Она запрокинула голову: черное небо, яркая звезда. Стекло мгновенно потемнело. "Планета Немо, - тихо прошептала Марина, - Космос, космос, тебе нет предела, а я лишь пылинка...
   молекула... световая волна. Наверное, я еще не готова к встречи с дальнем космосом. На своей планете все знакомо, легко и просто. А здесь..." Марина опустила голову, чтобы взглянуть на дорогу и когда забрало вновь приобрело прежнюю прозрачность, она увидела перед собой череп. Он лежал посреди дороги, припорошенный толстым слоем вездесущей пыли, и смотрел на Марину снизу вверх круглыми дырами пустых глазниц. Без сомнения он принадлежал представителю иной цивилизации. Об этом говорили более скромные размеры черепной коробки, круглая форма, толстая кость, ярко выраженные надбровные дуги, мощные челюсти с большими зубами.
   - Здравствуйте, - автоматически произнесла Марина, словно встретив живого представителя иной цивилизации. - Я пришла к вам с миром.
   Процессор комбинезона озвучил эту информацию, но, сообразив, что при отсутствии какого-либо проводника, эта затея бесполезна, мудро продублировал сообщение бегущей световой строкой и радиоволнами.
   Но череп не ответил. Он по-прежнему лежал на своем месте и смотрел на Марину. Две черные дыры, в которых... из которых уже ни что не вырвется. А ведь когда-то это был кто-то. Чувство скрытой тревоги охватило Марину. Она развернулась и заспешила к друзьям, то и дело сверяя курс по экрану картикса, но даже свернув за угол, она не могла отделаться от ощущения взгляда бездонных глазниц. И даже дома, уцелевшие прибежища не уцелевших существ, походили пустыми окнами на исполинские черепа многоглазых чудовищ.
  

3

   На практике это оказалось намного сложнее. Неудобство скафандра, ставшего второй кожей, ограниченное пространство поискового катера и тяжелая физическая работа. Сила тяжести на этой планете была вдвое больше, чем на родной Диане. Астронавтов спасали антигравы, но каждый камень весил... а их за день раскопок приходилось перекладывать с места на место не один десяток. Даже техника выбивалась из сил.
   По косточкам Марина собрала целый скелет. И каждый раз, когда ей приходилось брать в руки ту или иную косточку, на несколько секунд она замирала в замешательстве. Ей казалось, будто пальцы обжигает электрический разряд.
   Заметив это, Антон усмехнулся:
   - Будь смелее, это просто пустая кость. Точнее - уже камень.
   Она и сама понимала, но не могла избавиться от странного ощущения. И потому старалась побыстрее переложить находки в специальный ящик. А уже в лаборатории, там она чувствовала себя намного увереннее, провела анализ и выяснила принадлежность скелета женской особи. Вообще, костей попадалось много, но тот первый череп Марина так и не осмелилась тронуть. Он остался лежать посреди дороги, прикрытый толстым слоем космической пыли, словно ожидая неведомого путника.
   За ужином, обсуждая тему собранного скелета, Антон, в шутку, предложил назвать его Таней. Экипаж, большинством голосов, одобрил эту затею. На следующий день Марина не пошла в экспедицию. Она засела за компьютер, и к обеду ей удалось воссоздать внешний вид Тани, женщины погибшей планеты. Пришедшие подкрепиться друзья долго и бурно обсуждали ее внешность.
   - Великанша!
   - Дикарка!
   - А что это у нее на голове?
   - Посмотрите, какие зубы!
   - Просто ужас!
   - Уродина!
   - Да она...
   - Нет, - подвел черту капитан, - с нашими девчонками ни в какое сравнение, - и он многозначительно посмотрел на единственную девушку экипажа.
   - Не забывайте, что это другая цивилизация, и, по всей видимости, у них иные критерии красоты, - вступилась за аборигенку Марина.
   Она прониклась жалостью к Тане. И даже, когда они были одни, разговаривала с ней. Совсем недавно, по меркам Вселенной, она гуляла по этой планете. У нее были свои дела, свои мечты. Она к чему-то стремилась. "Умирать молодой, наверное, страшно", - подумала Марина.
   Ей стоило радоваться. Ведь их экспедиция первая. Ведь она первая, кто обнаружил и обследовал останки чужой цивилизации. Ее имя навсегда останется в учебниках академии. Но радость не шла. Марина не представляла, что первый выход в космос произведет на нее такое удручающее впечатление. Здесь кругом следы смерти.
   Теперь Марина старалась реже покидать катер. Все время она проводила за компьютером, пытаясь воссоздать характер и линию поведения нового и уже исчезнувшего вида. Это, разумеется, не входило в ее обязанности. Есть специалисты... Но ей хотелось, хотелось узнать самой. Друзья силой выводили ее на короткие прогулки, но при первой возможности она сбегала. И даже находясь среди развалин космопорта, она мысленно обращалась к Тане, пока однажды не услышала голос. Он был тих и полон боли, скорби, обиды.
   - Мне больно...
   Марина вздрогнула.
   - Кто здесь? - она обернулась и тут же поняла, что работают внешние микрофоны. Этого не могло быть.
   - Мне больно, - повторил голос. - Они сожгли нас...
   А ночью она увидела все, что случилось на этой планете. Огромное зарево, волна, сметающая все на своем пути, ровняющая города с землей, горящие тела и крик. Крик миллионов живых существ, слившийся в один. Еще она видела старт множества кораблей. Еще она видела падение многих из них. Они опоздали на долю секунды. Серый пепел, мрак и холод.
   Марина проснулась в ознобе и уже до утра не сомкнула глаз. Она смотрела в иллюминатор. Серые унылые развалины простирались до самого горизонта. Но Марина знала, что там они не кончаются. Вся планета - огромное кладбище. Все это было залито неестественным светом отражения спутника планеты Немо, висящего над самым горизонтом. От этого черные зловещие тени стали длиннее и хищной поступью подкрадывались к катеру, хотели захватить его в плен. Она вышла в ходовую рубку и включила внешнее освещение. Тьма шарахнулась прочь. Марине стало легче, и она уснула в кресле второго пилота.
   За завтраком Антон заметил ее подавленно состояние. Она смотрела одну точку перед собой, а к еде так и не притронулась.
   - Марина, - потормошил ее капитан, - что с тобой? Сегодня твой любимый завтрак, а ты не притронулась.
   - Я слышала голос. Он кричал от боли.
   Антон озабоченно взглянул на врача, испрашивая его мнение.
   - Я не хочу здесь оставаться, - вдруг заявила Марина.
   Врач с минуту внимательно смотрел на археолога, потом что-то шепнул капитану. Антон кивнул и сказал:
   - Хорошо, я свяжусь с кораблем. После обеда катер заберет тебя.
  

4

   - Я знал, что ты придешь. Спасибо.
   Она смотрела в его серые грустные глаза и в них была тревога. Далекая, еле уловимая. Она с усилием вытолкнула из себя слова, стоящие поперек горла.
   - Учитель, меня списали.
   - Жаль, - тяжело вздохнув, ответил он, - Космос дается не всем. Найди в себе силы смириться. Ведь живут же другие...
   Марина чуть не заплакала и медленно, сдерживая дыхание, произнесла:
   - Я все понимаю. Но как же Земля? Я не достойна. Я никогда не увижу планету предков. Ведь все молодые только и мечтают увидеть море, сады, горы.
   Его глаза...
   - Ты уже была там. Первая из всех самых достойных, - перебил ее капитан Том.
   Она лишилась дара речи. Она забыла обо всем. Округлила глаза, и смотрела на него не мигая. Что он говорит? Он сошел с ума! Но подвергать сомнению слова легендарного капитана Тома?!
   - Поскольку мы с тобой теперь береговые крысы, так на Земле называли тех, кто не летает и не плавает, я хочу показать тебе кое-что интересное. Пусть герои справляют победу. Тем лучше для нас. У тебя есть время?
   - А-а-а, да, - наконец-то выдохнула Марина.
   Они прошли по длинному белому коридору и остановились у полевой двери. Над которой светились красные буквы "Исторический архив. Посторонним вход воспрещен". Марина остановилась.
   - Что случилось? - обернулся капитан Том.
   - Посторонним вход воспрещен, - пояснила Марина.
   - Твое назначение подписано вчера. Стало быть, ты уже не посторонний. А это, - он указал на табло, - всего лишь буквы. Условность, - выдержав паузу, и посмотрев на девушку испытующе, капитан Том произнес тихо, но твердо, слова, заставившие девушку очень сильно задуматься, - Чтобы хоть что-то узнать, здесь требуется не меньше отваги, чем в дальнем космосе.
   - А как же дверь? Ведь у нас нет ключа
   - Дверь - это условность. На самом деле ее нет. Мы сами создаем непреодолимые препятствия, - после этих слов он прошел сквозь голубое свечение и уж с той стороны улыбнулся и махнул рукой. - Стоит лишь поверить. Иди сюда, не бойся.
   Это не слухи. Он действительно проходит сквозь двери. Марина зажмурилась и шагнула. Она верила капитану Тому. Его авторитет был непоколебим. Даже теперь, когда его слова шли вразрез с логикой, она поверила ему.
   - Тебя ждет самое великое открытие в твоей жизни. Нет. Даже во всей истории вашего народа.
   Он так и сказал "вашего".
   Голос был совсем рядом. Марина поняла, что действительно прошла сквозь дверь и открыла глаза.
   - Вот видишь, - улыбнулся капитан Том, - это намного проще, чем ты могла себе представить.
   - Но как же так?! - удивилась Марина.
   - Ты все поймешь, но чуть позже. Идем.
   Табло над следующей дверью сияло пределом строгости и лаконичности: "Вход воспрещен". Коротко и ясно. Никаких привилегий ни для каких рангов. Марина опять остановилась. Эта дверь светилась красным.
   - Это самый секретный кабинет в галактике, - пояснил капитан, - Там спрятано много интересного.
   Девушка остолбенела. Ноги отказывались повиноваться.
   - Учитель, но как можно?!
   - Там спрятана правда. Горькая правда о тебе и обо мне. Я хочу, чтобы ты узнала ее. Да ты сама этого хочешь. Первый шаг уже сделан. Смелее, Марина, идем.
   Он взял ее за руку, и они вместе прошли сквозь полевую дверь. За ней был просторный кабинет с большим экраном на стене, двумя удобными креслами у пульта и большой стеклянной капсулой. Капитан подошел к ней и нежно погладил прозрачную поверхность.
   - Посмотри, это тебе ничего не напоминает?
   Под стеклом Марина увидела скелет, очень похожий на Таню, только значительно крупнее.
   - Я читал твой отчет и знаю о твоей находке, первом скелете представителя иной цивилизации, но как видишь, он оказался не первым.
   - Вы были до нас на планете, учитель, и вы первый нашли скелет. Это так?
   - Да, я действительно был на планете Немо. Но я не смог взять оттуда ни одной косточки, - признался Том.
   - А как же это? - не поняла Марина
   - Сядь в кресло, - вместо ответа предложил капитан, - хоть история, которую я хочу рассказать тебе, совсем не длинная, но лучше ее слушать сидя.
   Предчувствуя приближение великой тайны, Марина вся затрепетала и послушно опустилась в кресло.
   - Я попрошу тебя только об одном: не торопись с выводами, дай мне рассказать все. Потом... потом... Это... - учитель закрыл глаза, - это скелет легендарного капитана Тома.
   Марина похолодела и смогла выдавить лишь самый короткий вопрос:
   - А вы?
   - А я всего лишь его сознание. Чтобы не путать тебя, все по порядку.
   Десять тысяч лет назад с главного космодрома Земли стартовал первый сверхсветовой звездолет. По расчетам ученых он должен был пронзить пространство и время, и достигнув немыслимых далей, вернуться всего чрез год. Отважного капитана Тома провожали друзья и любимая женщина. Он помахал им на прощание рукой и обещал скоро вернуться. К тому времени он был уже достаточно стар и это был его последний полет. Так решили в Управлении. Так оно и получилось.
   Поначалу все шло хорошо, но на обратном пути... при выходе из подпространства... Пространство и Время, две вещи, которые нам никогда не постичь. То ли в расчеты прокралась ошибка, то ли завихрение какое на этот момент случилось. Капитан Том вынырнул точно в назначенном мест, но.. десять тысяч лет спустя. Его родной Земли уже не было. Просто камень в ночи Космоса. Не было никого. Он один на своем "Арго". Ты была там, ты знаешь. Ты смогла ощутить боль чужого мира. Мира ушедшего. А каково было мне? Полгода я болтался на орбите, - капитан Том не заметил, как перешел на "я", - Потом все же решил спуститься на Землю. Еще полгода я искал... искал, - ему стало тяжело говорить. Он помолчал, вздохнул и продолжил, - Ни никого не нашел. Только кости давно вымерших соплеменников. Потом все кончилось. Еда, вода, энергия. С орбиты меня сняли маленькие человечки с синей кожей и четырьмя пальцами на руках. Они уловили мой сигнал "SOS". Посылая его, я не верил, что где-то кроме меня есть цивилизация способная придти на помощь.
   К тому времени мое тело пришло в полную негодность. Сказались прежние ранения, болезни, радиация и голод. Тогда человечки переписали мое сознание на мозг клона.
   Проснувшись, я долго не мог понять, почему у меня такая кожа? Почему только четыре пальца? И почему я с трудом забираюсь в кресло
   своего звездолета? Еще долго рука тянулась к несуществующему уху, чтобы почесать его. По привычке, выходя из дома, хватался за расческу. Я возненавидел зеркала. Но теперь уже смирился. Только потом я узнал, что с Земли успели уйти несколько десятков кораблей. Беженцы обосновались на маленькой планете без атмосферы и назвали ее "Дианой". Построили города под колпаками и стали жить. Но под влиянием внешних факторов их тела мутировали, и вот теперь мы видим... - капитан посмотрел на свою четырехпалую руку и сокрушенно вздохнул, - приходится довольствоваться тем, что есть. Это дань космосу за право... существовать.
   Он посмотрел на Марину. Плоское тело, безволосое яйцеобразная голова, четыре мелких желтых зубика во рту, да и те через пару тысяч лет отпадут за ненадобностью. Вместо ушей - просто две дырочки. И это самая красивая девушка в академии. Насмешка судьбы, но его любовь, его Земную женщину тоже звали Мариной. Он помнил ее белозубую улыбку, мягкие волны волос, спадающих на плечи. Они пахли цветами, они щекотали лицо, когда он отыскивал маленькое ушко и нежно прикусывал мочку. Он помнил тугое сильное тело в объятиях... горячий поцелуй. А у этих и губ-то нет. Да и вообще нет ничего, что делает женщину женщиной.
   Он включил экран.
   - Я понимаю, что сразу поверить в это невозможно и потому не тороплю тебя с выводами. Вот, смотри. Слева, карта снятая вами, а справа - карта, заложенная в компьютер моего корабля "Арго" за неделю до старта. Ей десять тысяч лет. Посмотри на очертания материков и морей. Ошибки быть не может. В компьютере моего корабля хранится вся информация о Земле. Тысяча самых красивых женщин, столько же мужчин. Тысяча самых прекрасных мест. Кое-что вам уже показывали. А это - капитан Том.
   С экрана смотрел голубоглазый улыбающийся великан. Под бронзовой кожей покоились бугры мышц.
   - А теперь он маленький и синий, - заключил учитель.
   - Значит, мы никогда не увидим Землю?
   - Какой она была во время моего старта, ее уже никто не увидит. Какая она сейчас - ты видела.
   - Значит, я могла...
   - Да. Ты могла быть Земной женщиной...
   - Но зачем тогда обманывать? Зачем обещать?
   - У каждой цивилизации свои легенды. Ни в одном справочнике ты не найдешь координат Земли. Они специально закрыли этот сектор, чтобы кто-нибудь нечаянно не наткнулся.
   - А как же мы?
   - Во время передачи дел последнему Правителю, я вошел в Центральный Мозг и сместил координаты запретной зоны.
   - Разве так можно?! - ужаснулась Марина. - Центральный Мозг!
   - Это всего лишь нагромождение сложной техники, призванной служить человеку. Не стоит его бояться, а тем более поклоняться. Двери в этом мире - условность. Надписи над ними имеют значение лишь для того, кто в них верит. А мое сознание старше тела на десять тысяч лет. Оно принадлежит человеку, которого ты можешь видеть лишь на картинке. Дети мои, дети детей моих. А я среди вас последний сын Земли.

ДЕНЬ ВПЕЧАТЛЕНИЙ

1

  
   Марина сидела у камина в мягком удобном кресле и вязала варежки для дочки из пуха сооткарского короткоухого кролика. Рядышком просматривал утреннюю корреспонденцию ее муж Дмитрий. Изредка они перебрасывались отдельными фразами, делясь впечатлениями о той или иной проблеме. За окном плыл тихий розовый вечер, шелестели темные листья торикавы и щебетали неуемные воробьи. На душе было легко и спокойно. И тут... дверь стремительно распахнулась, в комнату влетела Соня, замерла, словно саблезубая тигрица с Таркона, готовая к прыжку, но еще примеряющаяся, кого бы первым сцапать. Грозно сдвинув брови и держа перед собой увесистую книгу, она переводила взгляд с одного родителя на другого. Марина, привыкшая к сюрпризам дальнего космоса, невозмутимо продолжала заниматься своим делом. Дмитрий отложил газету и насторожился. Как большой политик он не любил скандалы в любой форме.
   - Сегодня в школе мы проходили легенды дальнего космоса, - наконец-то заявила Соня. Голос ее подрагивал, не предвещая ничего хорошего.
   - Интересная тема, - согласилась Марина, не отрываясь от вязания.
   - И что тебя так взволновало? - осторожно поинтересовался Дмитрий.
   - Почему о своих родителях я узнаю из книжек? Почему? В самую последнюю очередь... - вдруг взорвалась девочка. - Вот, полюбуйтесь, - она подошла и со всего маха грохнула увесистый том на журнальный столик. - По всем галактикам о вас ходят легенды, а я, как последняя путана, ничего не знаю.
   Марина пристально посмотрела на мужа:
   - Дорогой, тебе не кажется, что наш ребенок нахватался диалекта собукози. Слово "путана" здесь неуместно.
   - Сказывается негативное влияние комиксов о легендарном мафиози Жмаче. Я подниму этот вопрос на заседании конгресса.
   Видя, что атака не произвела должного впечатления, Соня сокрушенно вздохнула и совсем тихо спросила:
   - Может, вы и на меня обратите внимание?
   - Мы слушаем, - хором отозвались родители
   - Почему? - Соня обиженно надула губки. - Почему вы не рассказывали мне о том, как поймали главаря космической мафии? А я-то думала, что все было как в комиксах.
   - А что в комиксах? - поинтересовался Дмитрии.
   - В комиксах его поймал неустрашимый лейтенант Сэм Смит. А на самом деле оказывается, что его поймали мои родители, и сидят себе спокойненько у камина, носки вяжут.
   - В твоем возрасте, милочка, уже пора отличать варежки от носков. - Марина прищурила огромные глаза, пристально посмотрел на дочь, и спокойно спросила, - А ты предлагаешь развести во дворе костер, обвешаться полуобглоданными костями, бить в тамтамы и, визжа от экстаза, скакать в ритуальных плясках?
   Девочка на минуту растерялась.
   - Нет, конечно, - согласилась она, - Но...
   - Видишь ли, дочка, - взял слово глава семейства. - В этой истории немало незначительных деталей, которые... со временем утратили часть правдоподобности. Я ясно изъясняюсь, детка?
   - Уж куда яснее, - печально вздохнув, согласилась Соня. - Стало быть комиксы врут?
   - Подожди, - перебил ее отец, видя, что ребенок на распутье и никак не может выбрать между старым и новым героем. - Понимаешь, дочка, собукози Жмач не был главой космической мафии. Это слишком громко сказано. Он был главой семьи, а семьи объединяются в кланы, а кланы... ну и так далее. Что же касается доблестного полисмена Сэма Смита, то комиксы совсем не врут. Неустрашимый лейтенант, конечно же, арестовывал Жмача.
   - А как же вы с мамой? - растерялась девочка. - А как же легенда?
   Она была на грани отчаяния, и папа поспешил ей на помощь.
   - Все дело в том, что легендарного мафиози арестовывали ни один, ни два и даже ни пять раз. Так что там на всех героев хватит.
   - Да мы его, собственно, и не ловили, - вставила Марина, - он сам нас поймал.
   - Он? Вас? - такие же большие и красивые как у матери глаза Сони сделались абсолютно круглыми. - Я ничего не понимаю. - Она была готова заплакать. - Кому мне верить?
   Марина оторвалась от вязания, посмотрела на мужа и сказала будничным тоном:
   - Не мучай ребенка, расскажи все, как было.
   Вот уже десять лет Дмитрий восхищался самообладанием супруги. Даже извержение вулкана было неспособно смутить ее.
   - Видишь ли, доченька, в каждой легенде есть доля домысла к линии истины, - начал свой рассказ Дмитрий.
  

2

  
   ЛОГОВО - "ВЯЛЕНОЙ ВОБЛЕ":
   - Выходите на исходную точку 38-45. Борт "017" с грузом будет там в 29 часов 65 минут ориентировочно. Курьера брать живым, возможна стиглизация. По исполнению немедленно доложить.
   "ВЯЛЕНАЯ ВОБЛА" - ЛОГОВУ:
   - Время 31 час 67 минут. Борт "017" на точку не вышел. В обозримом пространстве не наблюдается. Запеленгованы два сторожевых крейсера. Уходим в тень.
   ЛОГОВО - "ВЯЛЕНОЙ ВОБЛЕ":
   - Выйти на исходную точку 39-47. Возможно пересечение траектории полета борта "017". Ориентировочное прибытие 33 час 73 минуты. Далее указания те же.
   "ВВ" - Л:
   - Время 35 часов 93 минут. Борт "017" на точку не вышел. Дальнейшее пребывание здесь считаем невозможным по причине излишней оживленности. Что делать?
   Л - "ВВ":
   - Наши утки засекли борт "017" на подходе к Аликари. Принять меры к перехвату.
   "ВВ" - Л:
   - Приближаемся к Аликари. Есть какие-нибудь уточнения?
   Л - "ВВ":
   - Борт "017" покинул Аликари. Идет к цели. Поторопитесь.
   "ВВ" - Л:
   - Мы с Боптипури. Отличное, глухое местечко. Здесь узкий коридор. Слева - поле астероидов, справа - мы. С минуты на минуту он будет в наших руках.
   Л - "ВВ":
   - Почему молчите? Прошло два часа.
   "ВВ" - Л:
   - Ждем. Ума не приложу, куда он мог деться.
   Л - "ВВ":
   - А он у вас есть, ум-то? Это начинает меня раздражать. Вы не можете взять прогулочный катер.
   "ВВ" - Л:
   - Этот малец не так прост, как кажется поначалу.
   Л - "ВВ":
   - Его засекли на орбите Гогоратри. Не оплошайтесь на этот раз, капитан.
   ЦЕНТР - БОРТУ "017":
   - Обеспокоены вашим молчанием.
   ЦЕНТР - БОРТУ "017":
   - Обеспокоены вашим долгим молчанием. Срочно ответьте.
   "ВВ" - Л:
   - Он вообще существует, борт "017"? Я устал гоняться за призраком. Карта моих галсов напоминает пляски влюбленного каптонга. Мы устроили шесть засад. Твои "утки" видят его на каждой планете, но я не видел его ни разу. Он существует? Я еще раз спрашиваю.
   Л - "ВВ":
   - Он существует. Прекрати ныть. Подойди ближе к цели.
   "ВВ" - Л:
   - Ты знаешь, что такое крейсера энеков? Они не стреляют. Они парализуют все. Все! Абсолютно все одним лишь взглядом. Собукози никогда не одолеть их. Я туда не пойду.
   Л - "ВВ":
   - Заткнись, Жмач, и послушай, что я тебе скажу. Это наш последний шанс. Энеки на последнем издыхании. Если они не получат этой посылки от Земли, мы - короли Вселенной.
   "ВВ" - Л:
   - Если этот груз так ценен, почему бы его не транспортировать на крейсере энеков?
   Л - "ВВ":
   - Герой! Я же сказал: энеки на последнем издыхании. Их корабли не могут покинуть созвездие Большой Кепки. У них нет энергии.
   "ВВ" - Л:
   - А земляне? У них тоже неплохие крейсера.
   Л - "ВВ":
   - Здесь свои политические тонкости. Возможно, энеки боятся мощи землян.
   "УТКИ" - ЛОГОВУ:
   - Борт "017" стартовал с Дамиури.
   "УТКИ" - ЛОГОВУ:
   - Борт "017" на орбите Есинджори.
   ЛОГОВО - "УТКАМ":
   - Вы с ума сошли! Это невозможно. Никто не может преодолеть 10 парсеков за 8 минут.
   "УТКИ" - ЛОГОВУ (хором):
   - Мы говорим то, что есть.
  

3

  
   Крейсер собукози "Вяленая Вобла".
   - Жмач, Жмач! Разуй гляделки! Он у нас под носом. Что делать? - забыв все правила субординации, одноглазый штурман довольно бесцеремонно встряхнул капитана.
   Гроза трех галактик, неуловимый мафиози поднял взгляд от монитора связи к огромному иллюминатору и... узкий серебристы катер с бортовым номером 017, словно издеваясь, неторопливо плыл в безмолвии космического океана.
   - Где следаки?! - взревел капитан. - Почему не доложили о приближении? На реакторе изжарю!!!
   - Горизонт чист! - вновь вклинился штурман и ткнул пальцем в экран сонара.
   Жмач остолбенел: сонары не воспринимали катер.
   - Поле! Быстрее поле! - очнувшись через секунду, заорал капитан.
   Крейсер, словно испариной, покрылся облаком голубого свечения. Через несколько секунд оно выпустило длинные щупальца и потянулось за катером. А катер... исчез бесследно.
   Жмач уставил в пустоту космоса неподвижный взгляд.
   - Это что? Это что? Это что, я вас спрашиваю? - взревел он. Подчиненные затихли, присели, прижались. Спорить с отцом семейства никто не отважился.
   - Триста лет я занимаюсь разбоем на этих трассах, но ни разу, но ни разу не было такого!!!
  

4

  
   Тяжелый линкор энеков "Саниэл". Дальний привод.
   - Борт 017 идет на сближение.
   Диспетчер:
   - Принять на первую площадку.
   Услышав это, Дмитрий облегченно вздохнул. За несколько часов ожидания он уже начал сомневаться.
   Катер выпустил шасси мягко коснулся каучуковой площадки. С тихим жужжанием выехал трап, и по нему сошла... она.
   - Это что?! - изумленно спросил он себя.
   По ступенькам спускалась Марина. Вместо комбинезона пилотов Федерации на ней было темно-зеленое бархатное платье с разрезом аж до... Из него то и дело появлялась длинная стройная ножка в черном чулке, по которому бегали мерцающие огоньки. Дмитрий поднял взгляд повыше и замер. Оголенные плечи покрывал нежный загар, на фоне которого ослепительно сверкала окантовка платья. Вдруг он понял, что пялиться на декольте неприлично и потому поспешно поднял взгляд еще выше. Да, сегодня Марина в ударе. Ее голову венчала замысловатая пышная прическа: "То ли буря в Магадане, то ли засуха в Майями". "Обалдеть!" - прошептал Дмитрий. Ничего подобного видеть ему не приходилось.
   - Привет! - Марина махнула ручкой и ослепительно улыбнулась.
   "Женщина - самое большое чудо во Вселенной", - подумал Дмитрий и произнес ответное приветствие.
   Бледные, заторможенные энеки выгрузили контейнер из катера, выдавили бесцветную дежурную улыбку, и тут же удалились из ангара.
   Марина, не ожидавшая столь быстрого стечения событий, растерянно захлопала длинными ресницами.
   - А где все?
   - Кто? - уточнил Дмитрий.
   - Ну, эти... как их... ну зачем я летела?
   - Извини, им предстоит очень важное и очень срочное дело. А мы... а я... как консул, уполномочен доставить тебя домой.
   Огромные темные глаза Марины на секунду замерли, рассматривая собеседника так пристально, словно видели его впервые.
   - И это все?! - наконец-то произнесли красивые сочные губы.
   - Да, - отозвался Дмитрий. - на этом первую часть нашей миссии можно считать выполненной.
   - Ну, знаешь... - красивые губы скривились, но даже сейчас они были красивы. Взгляд консула невольно скользнул на открытое ушко, скатился по шее вниз. Ах, Природа, как ты лукава! - А как же торжественный прием? - Этот вопрос вернул Дмитрия в мир реалий. - Или хотя бы маленький банкетик. Все-таки я... все-таки мы, - поправилась девушка, - оказали им такую услугу.
   - Это не услуга, это наша сторона договора, - уточнил консул, - мы ее выполнили, и более ничего. Идем, мой корабль уже ждет тебя. Паруса уже подняты.
   - Корабль... паруса... - передразнила Марина, вновь скривив красивые губы.
   Дмитрий пристально посмотрел на нее и улыбнулся. Даже в ехидстве она была прекрасна.
   - Ладно, - смирилась девушка и лицо ее просветлело. Она подмигнула старому другу, - веди на свою дырявую калошу. Надеюсь, мы не утонем по дороге. - Не ожидая ответа, она подошла к своему катеру, нежно погладила его по сребристой обшивке, и сожалея, заметила, - Хорошая была машина.
   - Энеки доставят твой катер на базу Веснохари, там его батареи зарядят, и ты сможешь кататься дальше.
  -- Правда!? - Марина даже подпрыгнула от восторга.
  -- Да. Они обещали, что подарят этот катер тебе. В знак благодарности.
   - Спасибо, - Марина сразу подобрела. Ее огромные глаза ласково взглянули на Дмитрия, словно это был его подарок.
   - Я рад, что катер тебе понравился, - скромно улыбнулся консул, - все-таки энеки...
   Через пять минут, когда они вошли в бокс, где стоял корабль консула, Марина пристально осмотрел видавший виды галактический катер класса 6-бис с гордым название "Орел" и одобрительно кивнула:
   - Тоже неплохой аппарат.
   Выведя корабль на траекторию полета, Дмитрий включил автопилот и обратился к Марине с вопросом, волновавшим до этого момента не только его.
   - Ты где пропадала шесть часов? Мы очень волновались.
   Марина медленно развернула кресло штурмана, пристально посмотрела на собеседника.
   - Кто это "мы"? - в ее голосе проскользнул надменный холодок.
   - Я, твой папа, энеки. Весь путь был рассчитан до секунды. А созвездие Большой Кепки... Здесь встречаются собукози.
   - Братья космической мафии?
   - Да.
   - Не знаю. Они мне не попадались.
   - Это хорошо. Но твое долгое отсутствие, молчание наконец-то... Мы не знали, что думать.
   - Ну-у-у, - Марина склонила голову набок, - по дороге я решила, поскольку это первая встреча энеков с женщиной Землян, я решила подготовиться получше, чтобы произвести впечатление. Все-таки женщина не создана для комбинезона. Пусть даже самого яркого. Согласись. Поэтому я заглянула на Аликари, тем более что это было почти по пути, и подобрала вечернее платье по вкусу. Но к такому изысканному платью полагается сотня-другая брильятов. А где у нас самые чистые брильянты? Правильно, на Батипури. Потом я вдруг поняла, что плечи у меня слишком бледные. Они, открытые плечи, должны быть цвета спелого персика. Пришлось завернуть на Гогоратри.
   - Да, да, да, - кивал Дмитрий, глядя на Марину восхищенными глазами, - но ты хотя бы могла сообщить нам...
   - Я пила кофе, кофе с мороженным после солнечной ванны на Гогоратри, поставила чашку на передатчик и тут вспомнила, что парикмахерская на Домиури работает только до четырех. Если не поторопиться, то останусь без прически. Пришлось срочно стартовать. Чашка опрокинулась. Блок связи затрещал, из него повалил дым и все замолчало. После парикмахерской я свернула на Заколбасури. Согласись, ведь негоже на высоком приеме женщине в дорогом платье сверкать голыми ногами. А там мне закатали отличные чулки, прямо по ногам. На них - космическая карта трех галактик и даже звезды светятся. Они утверждали, что карта выполнена в масштабе и расстояния соответствуют действительности.
   В одно мгновение она стала самой кроткой девушкой во Вселенной.
   - Не сердись на меня. Я хотела произвести впечатление, - голос ее нежно подрагивал. Но разве можно на нее сердиться?
  -- На кого?
  -- На энеков.
  -- Они гермофродиты. У них уже давно нет понятия полов.
   В следующее же мгновение Дмитрий пожалел о сказанном. Марина побледнела, глаза ее округлились.
  -- Как? - выдохнула она. - Как так?
   Такого подвоха девушка явно не ожидала.
   - А вам разве не читали лекции о множестве форм существования разумных существ во Вселенной.
  -- Читали, - автоматически ответила ошарашенная девушка.
  -- Ну, так вот...
  -- Но как же они?...
  -- Силой мысли.
   - Это что же получается, я все зря?.. - растерянно прошептала Марина.
   - Ну не совсем зря, - утешил ее Дмитрий, - даже совсем не зря.
   Она посмотрела на него отсутствующим блуждающим взором.
  -- Что ты имеешь в виду?
  -- Ты обалденная девочка, - признался Дмитрий.
   - Спасибо, - автоматически произнесла она, и вдруг встрепенулась, собралась. Взгляд ее стал четок и трезв.
  -- Ты это серьезно?
  -- Я еще не видел ничего подобного, - признался консул.
  -- Ты меня утешаешь...
   - Нет, это правда. Когда я тебя увидел... ты спускалась по трапу... со мной случился шок. До того ты была прекрасна.
   Огромные черные глаза сузились. Губы твердо прошептали:
   - Ты надо мной смеешься?
   - Если бы... - вздохнул Дмитрий, и недосказанное она прочитала в его глазах...
   - Значит, мне все-таки удалось? - хитро улыбнувшись, спросила она.
  -- Очень даже.
  -- Значит, я не зря накрутила лишнюю сотню парсеков?
  -- Не зря, - подтвердил Дмитрий.
  -- А когда я снова одену комбинезон?
   - Женщина - как море. Каждую секунду она другая, но не менее прекрасная, - ответил консул, а про себя добавил: "Да, многое потеряли энеки".
  

5

  
   Их мирную беседу прервал назойливый писк бортового компьютера, желающего обратить на себя внимание. Дмитрий с сожалением оторвался от созерцания прекрасной собеседницы, развернул кресло к пульту управления, и с сокрушительным вздохом нажал кнопку вызова:
   - Что случилось?
   - Докладывает бортовой компьютер ББК-107. Прямо по курсу обнаружено быстро приближающееся судно. На запросы не отвечает. По галактическому реестру классифицируется, как легкий крейсер проекта 631. К ним относится и "Вяленая Вобла", объявленная во вселенский розыск.
   - Ну вот, а говоришь, неопознанный, - тихо проворчал Дмитрий, предчувствуя немалые проблемы. - Вооружение?
   - Двенадцать минус-пушек, восемь квакеров, шесть джакеров и четыре фотона. Так же допускается установка силовых ловушек. Защита поставлена. Повторить запрос?
   - Запрос повторять не надо. Срочно оповести базу. Сколько мы можем продержаться в случае вооруженного столкновения.
   - Семь минут, при условии не участия минус-пушек. На большее не хватит энергии.
   - Успеем проскочить в подпространство?
   - Нет. Мы в пределах досягаемости магнитной ловушки. На данный момент идет активизация...
   - Спасибо. У этой "калоши" есть хоть одно слабое место? Дай схему на большой экран. Мы тоже поищем.
   Марина покинула свое кресло и заглянула через плечо Дмитрия.
   - О, старый знакомый. Они пытались зацепить меня у Боптипури.
   - Что же ты сразу-то не сказала? - в сердцах воскликнул Дмитрий.
   - Я не придала значений такой мелочи, - обыденным тоном ответила Марина.
   Консул пристально посмотрел на собеседницу, но ничего не сказал, а про себя подумал: "Женщина".
   - Есть контакт, - сообщил ББК-107, - нас вызывают.
   - Ответь, - без особого энтузиазма распорядился Дмитрий.
   - Привет, "орелики", - тут же ввалился в рубку хриплый дребезжащий голос, - с вами говорит капитан крейсера "Вяленная Вобла" неустрашимый Жмач. Я советую вам не рыпаться и вести себя лопухами. Иначе мои минус-пушки разнесут вас на молекулы. Мы лишь почистим вашу посудину и отпустим с миром. Что скажите?
   Дмитрии поморщился, нажал кнопку ответ и сказал в микрофон:
   - Я думаю вам не стоит беспокоиться насчет нашей посудины. Все, что имею - топлива до Веснохари. Ни баксов, ни металла, ни камней на борту нет.
   - А заряды? - осведомился Жмач, - Я смотрю, у тебя два фотона по бокам торчат. Заряды мне пригодятся. Причаливай.
   - Это всего лишь железки. Когда-то этот катер принадлежал егеря Эртны. Я выкупил его по списанию в утиль, а пушки снять поленился. Они уже давно без затворов и совсем проржавели.
   - Чуням сказки рассказывать будешь. Я верю только себе. Хватит болтать, причаливай. Мой нос чует у тебя камешки с Ботипури.
   Дмитрий посмотрел на Марину. Все алмазы Ботипури не стоят одного ее взгляда. Прочитав его мысли, она показала на кнопку "Связь". Дмитрий отключил связь
   - Спасибо, капитан, - мягко улыбнувшись. Прошептала она, и мурашки побежали по спине Дмитрия. Он понял, что ради этой женщины готов на все. Она сняла с пальцев многочисленные перстни с крупными камнями, затем браслеты, ссыпала их в один ящичек, и мило улыбнувшись, обратилась к Дмитрию:
   - Капитан, дай порулить. Есть у меня одна задумка. Хочу проверить.
   Обескураженный таким заявлением консул послушно уступил место пилота. Усевшись в кресло, девушка хозяйским взглядом окинула приборную доску и приободряющее улыбнулась:
   - Я слышала, ты неплохой стрелок.
   - Ничего, - скромно ответил Дмитрий.
   - Скромность украшает мужчину, - нежно кольнула Марина. - А зарядов у нас действительно нет?
   - Полный комплект.
   - Тогда займи место стрелка.
   - Хорошо, - машинально ответил консул, понимая, что воевать с крейсером, самая скорая и верная смерть.
   - Без команды не стреляй. Твоя цель - пушки, - пояснила девушка.
   - Хорошо, - повторил Дмитрий и одел шлемофон.
   - Идем на сближение. Будь готов.
   - Хорошо.
   - Не напрягайся. У нас еще есть три минуты. Кстати, мне кажется "Вяленая Вобла" слишком неподходящее название даже для легкого крейсера.
   " Она сумасшедшая, - с горечью подумал консул, - за три минуты до смерти думать о таких глупостях". В этот миг он хотел сказать ей все, но... язык не повиновался ему:
   - Видишь ли, язык собукози очень похож на наш, но все-таки, у некоторых слов иное значение. В понятии космической мафии "Вяленая Вобла" означает "Беспощадный хищник".
   - Надо же, - удивилась Марина, - никогда бы не подумала.
   - Нашу собаку они называют киской, лопуха - героем... ну и много еще таких языковых нюансов.
   Но Марина уже не слушала его. Она была погружена в свои мысли.
   - Чтобы принять нас, они отключили защитное поле, - вслух размышляла девушка. Она пристально всматривалась в силуэт приближающейся "Воблы". Крейсер стремительно рос, и вот уже отчетливо стали видны черные стволы минус-пушек. Марина чуть повернула руль, придав катеру нужное направление и понизила мощность двигателей до минимальной. Теперь они шли по инерции. В кабине стало тихо. И в этой тишине физически ощущалась пульсация тревожного ожидания.
   - А что там у нас за ушки на макушке? - продолжала шептать девушка. - А это фотоны. Мелочь. На них можно не обращать внимание. Главное, не попасть под минус-пушки. Тут никакая защита не спасет.
   По периметру приемного шлюза требовательно замигали красные огни.
   - Сейчас, сейчас, - многообещающе прошептала Марина, плавно увеличивая мощность двигателей. Пусть думают, что для маневра. Впрочем, так оно и есть.
   - Что, "орлики", притихли? Камешки прячете? Напрасный труд. Я все равно найду. Тогда уж пощады не ждите.
  -- Тоже мне, Нерон космический, - усмехнулась Марина.
  -- Какой Нерон? - не понял Дмитрий.
   - Да у меня в лаборатории морская свинка с Тинтакзаури живет. Как нанюхается цветов, так и давай хвастаться. Никак отучить не могу. Ты готов? - она резко повернула лирическое отступление на боевой галс.
   - Да.
   - Пристегнись и не зевай. Твоя цель - орудийные башни. - девушка заглянула ему в глаза, глубже, в самую душу и сказала тихо, по-домашнему, - Ты не сердись на меня... На всякий случай.
   Он хотел тоже что-то сказать, но она крикнула:
   - Поехали! - и включила форсаж. Завалив плоский катер на левое крыло, едва не касаясь обшивки крейсера, она прошла между двумя сферическими башнями минус-пушек. Через мгновение "Орел" развернулся вдоль продольной оси и нырнул под брюхо крейсера. Дмитрий едва успел нажать гашетку, поймав в перекресток прицела контур башни. Тут же их накрыла яркая вспышка ответного выстрела. Катер сильно тряхнуло, и на пульте тревожно замигали сигнальные лампы.
   " Все", - мелькнуло в голове у консула, но тут же, перевернувшись еще раз, он увидел черную бездну космоса и понял, что пока еще рановато прощаться с жизнью. Управляемый чуткой женской рукой катер неуклонно шел к намеченной цели. А уж к какой, об этом знала только Марина. Перед глазами мелькнула корма крейсера, опаленные дюзы маневровых двигателей... Разворот, кувырок, вспышка. Тоненько взвизгнул информатор защитного поля. Взрыв, удар и... неподвижность.
   - Справа от тебя - квакер! - вскрикнула Марина и ее голос из наушников прозвучал в самой середине головы. Дмитрий тут же сбил габаритный излучатель квакера.
   - Теперь порядок, - облегченно выдохнула Марина, снимая шлемофон. - Единственное достоинство квакера - малая скорострельность. А вот джагеров под брюхом у этой "Воблы" быть не должно. Хорошо удар пришелся по касательной. Посмотри, как они себя разделали.
   Позади катера зияла огромная пробоина с рваными краями. На крейсерах подобного класса здесь обычно располагается вспомогательный трюм. Об этом красноречиво говорила плавающая вокруг корабельная утварь.
   - Вообще-то старичок 6-бис - мой любимец. Папа показал мне несколько приемов, да и сама я кое-чему научилась, - пояснила Марина, заметив восторженный взгляд Дмитрия. - Ты тоже молодец, чисто срезал угловой джакер. Теперь мы в мертвой зоне и есть время спокойно подумать, - она довольно улыбнулась, - представляешь, что творится внутри этой посудины? Я думаю, минут через десять к нам заявятся гости.
   - Едва ли. У нас зарядов... - и Дмитрий нажал кнопку вызова бортового компьютера.
   - Слушаю, - отозвался электронный мозг.
   - Как у нас дела?
   - Серьезных повреждений не обнаружено. Из-за перепада напряжения легкий сбой в системе навигации. Занимаюсь выяснением и устранением.
   - Дай-ка мне еще раз общую проекцию этой "Вяленой воблы". Вид сверху. Та-а-ак, - рассуждал консул, рассматривая изображение на экране, - Сейчас мы здесь. Если убрать эту надстройку, то нас можно достать минус-пушкой.
   - Тогда от крейсера ничего не останется. Отсюда до двигателей - рукой подать. А минус-пушка сметает все на своем пути, - возразила Марина. - Думаю, Жмач на это не пойдет.
   - Командир, тебя вызывает Жмач, - подал голос ББК - 107.
  -- Долго жить будет. Давай его сюда.
   - Р-р-р, - в кабину ворвалось грозное рычание.
   - Короче, - бесцеремонно оборвал его Дмитрий.
   - Что вы делаете?!! Что вы делаете?!! Вы с ума сошли!!! Это вероломство! Сейчас же сдавайтесь, иначе будет хуже.
   - Хуже может быть только тебе, - возразил консул, - Твой джагер нас не задел. У нас осталось защитное поле и три комплекта на каждый фотон. Как тебе эта новость?
   -Р-р-р, - ответил динамик, - все равно тебе грабли. От меня еще никто не уходил
   - У меня для тебя еще одна грустная новость. Ты напал на дипломатическое судно. Я консул и представляю землян в Верховном Совете энеков. Я успел отправить сообщение, и скоро здесь будут два флота.
   - Корабли энеков нетранспортабельны, а от землян я уходил не однажды. Они не смогут достать меня из подпространства.
   - Тогда у меня для тебя еще одна плохая новость. Стабилизатор скорости у меня под прицелом. Стоит лишь нажать клавишу. Тебе не перейти световой рубеж. Ни-ког-да. Единственный выход - сдаться.
   - Нет, вы только на него посмотрите! - взревел собукози, - Он мне еще и условия ставит! Да я тебя сейчас...
   - Посмотри в иллюминатор, - оборвал его Дмитрий.
   Совсем рядом с крейсером собукози сочная чернота космоса стала светлеть, затем обрисовались четкие контуры и мельчайшие детали линкора "Салиэл".
   - Это корабль энеков! - радостно воскликнула Марина. - Они уже восполнили запас энергии.
   - Да, - облегченно вздохнул консул, - они весьма кстати.
   - Нет, нет! - протестующе вопил капитан пиратского корабля. - Нет, этого не может быть! Откуда он здесь взялся?
   - Да ну тебя, - нажав клавишу, Дмитрий оборвал связь. В кабину прокралась тишина, и консул разомлел от возможности хотя бы десять минут ничего не делать, не принимать скоропалительных решений, не бояться за следующий шаг. Он откинулся на спинку кресла, расслабился и посмотрел на Марину. В полумраке кабины она выглядела иначе. По ее ногам бегали мерцающие звездочки... она перехватила его взгляд и с легкой ноткой сарказма осведомилась:
   - Изучаешь карту галактики?
   - Наверное, сегодня самый необычный день в моей жизни, - невпопад промямлил Дмитрий.
  

6

  
   Через час прибыли корабли конвоя. С поднятыми руками Жмач первым вышел из стыковочного шлюза. Четыре десятка солдат с туперами наизготовку внимательно следили за каждым его движением. В то же время из второго шлюза вышел экипаж "Орла".
   Марина взмахнула рукой и, ослепительно улыбнувшись, поприветствовала космического мафиози:
   - Первый пилот "Орла" приветствует тебя, капитан "Вяленой Воблы".
   Жмач остолбенел и лишь через минуту смог открыть рот. Но от шока он еле ворочал языком:
   - Пе-пе-первый пи-пи-пилот?
   - Да, - подтвердила Марина, - тебе понравился мой фортель?
   Он может быть и не поверил, но девушка все еще держала в руках шлемофон.
   - Нет!!! - вдруг взревел Жмач и рухнул на колени. - Нет, лучше убейте меня! Изжарьте на реакторе! Повесьте на бом-брам-рее! Протащите под килем! Зарядите в минус-пушку! Я не хочу жить!
   - Что случилось?! - притворно удивилась Марина. - Ты не смог поймать меня на борту "017", так почему же вдруг решил, что сможешь поймать меня на "Орле"?
   - Борт "017"? - с ужасом переспросил Жмач, вытаращив глаза. От одного упоминания об этом катере его бросало в озноб.
   - Да. Там тоже была я. Ты целый день добивался встречи со мной, а теперь вроде и не рад.
   Мафиози упал на пол и горько заплакал.
   - Я не переживу такого позора, - всхлипывая, приговаривал он.
   Дмитрий посмотрел на Марину: она была прекрасна. Приблизившись, он шепнул ей на ухо:
   - Думаю, ты и на него произвела неизгладимое впечатление. Бедняга сражен наповал.
   Девушка бросила на консула хитрый взгляд из-под длинных ресниц:
   - Не буду скрывать, мне это приятно.
  

7

  
   Дослушав рассказ отца, Соня обратила вопросительный взгляд в сторону матери.
   - Все так и было, - подтвердила та.
   - Ладно, - примирительно протянула девочка.
   - А что написано в книге? - поинтересовался Дмитрий.
   - Папа, ты разве не читал?! - ужаснулась Соня.
   - Признаюсь, мое упущение. Я, собственно и забыл об этом скромном поступке.
   Девочка пристально посмотрела на отца, и у того мурашки побежали по спине. Именно в этот момент его авторитет подвергался самой глубокой переоценке. Положение спасла Марина.
   - На нашем месте так поступил бы каждый.
   Соня так же пристально посмотрела на маму. Но мама не боялась ни чьих взглядов. Она ослепительно улыбнулась, и Дмитрий облегченно вздохнул, мысленно поблагодарив супругу. Она частенько выручала его из щекотливых ситуаций.
   - Ладно, - окончательно успокоилась Соня, - если вы уж такие скромные, читайте сами. Может, там чего и забыли. А я пойду, погуляю.
   - Иди, доченька, иди, - с готовностью согласился папа. Когда дверь за Соней закрылась, растерянно пробормотал, - вот уж никогда не думал, что попаду в историю. Они хотя бы предупредили, а то, действительно, перед ребенком неудобно. Я уж и думать забыл.
   - Да, - хитро улыбнувшись, вставила свое слово Марина, - только благодаря той истории, мы вместе. А что самое интересное, о нашем настоящем подвиге, так никто и не узнает.
   - Довести целый флот без навигатора, это действительно подвиг, - согласился Дмитрий.
   - И надо же было это проклятой программе вылететь в самый ответственный момент. Я чуть не сгорела о стыда, стоя с задранным подлом, пока ты по три раза выверял координаты.
   - Но мы вели целый флот, - начал оправдываться Дмитрий, - и не могли ошибиться. Ты думаешь, мне было легко?
   - Бедненький, - блаженно сощурившись, с ноткой издевки, пропела Марина. - Я видела, как дрожали твои ручки, а лобик покрылся потом.
   - Признаюсь, звездная карта произвела на меня впечатление.
   - Карта?! - переспросила Марина. Ее голос странно подрагивал, а улыбка таилась в уголках красивых губ.
   - Надо отдать должное мастерам с Заколбасури. Они не обманули, - нарочито серьезным тоном отметил Дмитрий.
   - Представляешь, я и сама удивилась. Думала, просто реклама, - она поддержала его игру.
   - У нас не было иного выбора. Извини.
   - Надо же, а я думала так и не догадаешься.
   - Тогда я просто растерялся.
   - Ладно, я тебя уже давно простила. А представляешь, если бы они узнали, какой был бы вой!
   - Представляю. Наверное, нас бы зажарили на реакторе. Но теперь все позади. А кстати, эти героические чулки у тебя еще сохранились?
   - Да. И представляешь, все еще светятся.
   - Вот и хорошо, - обрадовался Дмитрий, - мне надо выяснить парочку координат.
   Марина усмехнулась:
   - Вон компьютер.
   - После всего, что было, я больше доверяю твоему звездному небу.
   Марина прищурила огромные темные глаза. Он очень любил, когда она так на него смотрела. Мурашки побежали по спине Дмитрия, а сердце заныло в сладком предчувствии.
   - Плут, ой плут. Захотел полюбоваться на звезды?
   - Они тебе очень идут, - признался Дмитрий.
   Марина запустила руку в кудри мужа.
   - Признаюсь честно, я и предположить не могла, что мои звездные чулки произведут на тебя такое впечатление.
   - Да тут не в чулках дело...
   - А в чем?
   - В тебе.
   - Уж не хочешь ли ты мне сказать, что это было самое яркое впечатление за весь бешенный день?
   Он привлек Марину и поцеловал ее улыбку.
   - Ты, как всегда, права.
  
  
  
  
  

ПОСЛЕДНИЙ БУНКУЛ

  
   Череп, отшлифованный ветрами, дождями, отливал прохладной голубизной. Вездесущие вьюны с нежно-розовыми колокольцами теперь заменяли волосы, оплетая продолговатую мозговую часть. Вместе с узкими глазницами, сквозь которые пробивались стрелы пырея, она выдавала инородность некогда живого гуманоида. Если лечь на живот и постараться взглянуть на череп горизонтально, то он вдруг исчезал из вида, сливаясь с дымкой, укрывающей далекие горы. Было в этом что-то непривычное, до ломоты в серд­це таинственное.
   - Как ты думаешь, он давно здесь лежит? - спросил первый голос.
   - Думаю давно, - ответил второй голос. Тонкая мальчишеская рука осторожно коснулась неприятно-холодной гладкой поверхности.
   - Не отнести ли его в лабораторию? - спросил первый голос.
   - Пожалуй. Только как посмотрит на это мама?
   - Попытаться все равно стоит.
   Мальчик перевернул череп ногой и убедившись, что внутри никто не прячется, взял его в руки. Толстостенная черепушка казалась высеченной из мрамора.
   - Тяжелый, - отметил первый мальчик.
   - Пойдем быстрее, а то нас будут искать. Мы итак далеко ушли.
   Положив череп в сумку, мальчики отправились в обратный путь.
   - Давай лучше спрячем его в гараже, - предложил второй мальчик, - пусть это будет нашей тайной.
   Первый любил тайны не меньше брата и потому охотно сог­ласился.
   На станции все были заняты своими делами. Их еще не искали, и потому братья беспрепятственно проскользнули в гараж и упрятали находку на самое дно железного ящика, под ворох мазутной ветоши.
   - Ну теперь пойдем покажемся матери, - предложил старший брат. Старше-то он был всего на полчаса, но во всех приключе­ниях был заводилой.
   - Пойдем, согласился младший.
   В следующий раз они попали в гараж через неделю. В обе­денный перерыв, когда механики ушли в столовую. Старший при­поднял тяжелую крышку ящика и разгреб ветошь.
   - А его здесь не найдут? - вдруг забеспокоился младший.
   - Нет, - успокоил его брат. - Из этого ящика уже лет пять не выгребали тряпки. Бросают и бросают. Больно кому охота ко­паться.
   Среди бурых мазутных тряпок череп выделялся неестест­венной чистотой, но уже не блестел. Старший протянул к нему руку и тут же отдернул, почувствовав шероховатую упругую по­верхность.
   - Что? - вздрогнул младший.
   - С ним что-то случилось, - прошептал в ответ старший. - Он стал мягкий.
   - Наверное, испортился, - предположил младший. - Давай пе­репрячем.
   - Что вы там ищите? - послышался за спиной строгий голос. Братья вздрогнули и уронили крышку. Грохот тяжелым эхом прокатился под высокими сводами гаража.
   - Нам тряпочку, велосипед протереть, - не моргнув глазом соврал старший.
   - Ну ладно, - подобрел механик, - возьмите.
   Старший вздохнул, выбрал тряпочку почище и подмигнув брату направился к выходу.
   Тайна жгла нестерпимо. И чем дальше тем сильнее. Мысль о находке вытесняла из мальчишеских голов все остальные и влекла их к железному ящику, еще раз взглянуть на диковинный череп. Но большой висячий замок охранял ворота гаража: все машины ушли за перевал. А братья целыми днями слонялись вок­руг ангара, словно голодные мышата, выискивающие лазейку в кладовку, полную круп и гороха. В тщетных стараниях прошла еще неделя.
   - Сегодня мы идем на штурм гаража, - заявил старший, укладывая в сумку моток толстой веревки.
   - А зачем нам веревка? - не понял младший.
   - Ты заметил, что в окне гаража не хватает одного стекла?
   - Заметил. Только оно высоко.
   - Вот именно, - назидательным тоном произнес старший. - Мы спустимся по веревке с крыши и прямо в окно.
   - Высоко, - боязливо заметил младший.
   - Эх, ты, любитель приключений! - брезгливо скривил губы старший.
   - Ладно уж... - отмахнулся брат.
   Они взобрались по пожарной лестнице на крышу, закрепили один конец веревки за вентиляционную трубу, и старший стал осторожно спускаться.
   - Не бойся, - подбадривал он брата, - это совсем не страшно. Только не смотри вниз.
   Встав на железную планку рамы, мальчик просунул веревку внутрь гаража и благополучно достиг земли. Младший, не смотря на страхи, управился с препятствием не менее доблестно. С за­мирающими сердцами они приблизились к заветному ящику. Едва приподняв крышку, старший содрогнулся всем телом, и было от чего: из ящика на него смотрели маленькие мутные серые глаза. Мальчик хотел бросить крышку, но рука словно одеревенела. Неимоверным усилием воли он все же заставил ее пошевелиться и открыл ящик окончательно. Среди мазутных лоскутков материи вместо черепа была живая голова с остроконечными ушами, маленьким ртом и серой кожей. Младший брат отпрыгнул и закричал. Точки зрачков переместились в его направлении. Маленький рот раскрылся и братья услышали тихий голос:
   - Не убегайте, подождите. Бункул хочет отблагодарить своих спасителей.
   Братья переглянулись и старший, запинаясь спросил:
   - Бункул э-э-эт-то ты? Голова мигнула.
   - Да, бункул это я. Но я не совсем еще бункул. Я - личинка.
   - Личинка? - недоверчиво переспросил мальчик.
   - Да.
   - И ты вырос из черепа?
   - Да. Благодаря вам я попал в питательную среду и теперь возрождаюсь. Еще немного и я смогу... - голова запнулась.
   - Странно, - пожал плечами старший мальчик, - я никогда не слышал о таком.
   - Ты и не мог слышать, - ответила голова, - я последний бункул. А способностью полной регенерации обладаем только мы.
   - Но я не знаю кто такие бункулы. О них ни в одной книге не написано, - возразил мальчик. Он уже немного освоился.
   - Люди до последнего дня не знали о нашем существовании.
   - Так вы не люди? - насторожился мальчик.
   - Мы высшие существа, - отозвалась голова, - прилетели на вашу планету очень давно. И вот теперь я попал в беду. Мне нужна помощь. Подойдите ближе и коснитесь моего лба.
   Младший, еще не оправившийся от страха, сделал робкий шаг в сторону ящика и протянул руку, но старший остановил его:
   - Подожди. Ему совсем не хотелось трогать неприятную на вид голову.
   Подобие злой улыбки скривило маленький рот.
   - А где остальные? Ведь ты прилетел не один? - пытливо спросил мальчик.
   - Все погибли, - признался бункул.
   - А почему люди не знали о вас? И до какого последнего дня? - вдруг резко повернул разговор мальчик.
   Бункул поморщился: он еще не совсем развился и не мог не ответить собеседнику, даже не мог соврать. Рано, рано они пришли. Но все же он устремил всю силу своего поля на подав­ление воли двух низших. Он должен их поработить. Это вопрос жизни.
   - Мы искали жизненный простор, - признался бункул, - и потому не могли открыто заявить о себе.
   Мальчик задумался. Со слов головы получалась совсем не веселая картина.
   - Значит, вы хотели завоевать нас? - ужаснулся мальчик.
   Его младший брат вздрогнул и попятился.
   - Уже завоевали, но неожиданно возникло одно обстоятель­ство.
   - Какое обстоятельство? - механически спросил мальчик. Он начинал осознавать вышесказанное.
   - Планета взбунтовалась и все бункулы погибли. Кроме меня, и потому я должен возродить великий народ. Помогите мне.
   - А люди?! - удивился мальчик. Ему начало казаться, что он спит. Больно уж не правдоподобно все выглядело.
   - Люди погибли раньше. Они не вынесли атмосферы, которую мы сотворили... их руками.
   - Люди погибли раньше, - шепотом повторил мальчик, стараясь сопоставить услышанное с действительным, - А как же мы? Мы же не погибли. Что-то я не понимаю.
   - Вы люди повторной цивилизации, - пояснил бункул.
   - Как это повторной? - переспросил мальчик. - Я ничего не понимаю. Расскажи-ка нам все по порядку. Голова поморщилась.
   - Рассказывай, - властно сказал старший. Серые глаза мигнули и маленькие точки зрачков перемес­тились в направлении младшего брата.
   - Мы избороздили в поисках подходящей планеты пол-Все­ленной и наконец натолкнулись на вашу планету. Она подходила нам, но была слишком зелена, чтобы мы могли спокойно жить. Солнце, воздух, богатый кислородом, деревья, трава - смертельно опас­ны для нас. Любое живое существо причиняет нам нестерпимые боли, и потому мы не раздумывая стали уничтожать очаги людской цивилизации, но планета взбунтовалась и ответила эхом катаклизмов. Тогда мы стали уничтожать жизнь на планете руками людей. Вскоре нам удалось добиться очень многого, но планета взбунтовалась второй раз. Сбросила старую кожу, похоронив под ней людей и великий народ бункулов. Все началось сначала. Люди, - голова выдержала паузу, - вы возродились снова, а я остался один. Я пять миллиардов лет страдал, желая лишь капель­ки минерального масла. Вы поможете мне?
   - Да, - не раздумывая ответил младший мальчик. Старший мол­чал.
   Бункул пристально смотрел в его глаза, стараясь проник­нуть в лабиринт его сознания и буквально бесился, чувствуя, что ничего у него не получается. Но с ним можно разделаться при помощи младшего брата.
   - Тогда найди хоть немного масла и полей вокруг меня тряпки, они уже давно сухи. Мне еще надо расти, а одних запахов недостаточно.
   - Подожди, - старший попытался остановить брата, но тот не слышал его, и двигаясь словно лунатик отправился на поис­ки масла. - Скажи, бункул, а цель твоя изменилась? - спросил старший, внимательно всматриваясь в мутные серые глаза.
   - Нет, - захрипела голова, поняв, что раскрылась окончательно. Она хотела узнать реакцию мальчика, но тот отвернулся. Ей показалось, что мальчик не расслышал ответ. "Ты покоришься мне или умрешь!" - мысленно прокричал бункул. Он задыхался от бли­зости человека, благоухающего запахом трав и свежим ветром. Но более он опасался независимого характера врага.
   - Канистра с маслом в зеленом фургоне, - крикнул старший в спину брата.
   - Понял, - неживым голосом ответил тот и свернул за угол. Надо было действовать без промедления.
   - Я помогу брату, - сказал мальчик голове и тоже скрылся за углом. Едва первый вошел в фургон, высматривая несуществую­щую канистру, второй быстро захлопнул дверь и повернул сто­пор замка. Отлично, теперь он без посторонней помощи не вы­берется.
   - Хочешь, я отнесу тебя туда, где целое море машинного масла? - спросил старший брат, вернувшись к ящику, - Где просто­му человеку невозможно дышать, так там воняет бензином.
   Серые глаза вспыхнули.
   - Еще остались такие места?
   - Сколько угодно, - заверил мальчик, - тут совсем рядом.
   - Конечно, отнеси, - согласилась голова.
   - Только тебя надо понадежнее спрятать, а то у нас тут рядом медико-биологический корпус: если увидят тебя - отни­мут и всего изрежут. А мне жалко, - мальчик старательно прятал глаза.
   - Да, - согласилась голова, - первое время лучше попрятать­ся.
   - Вот и хорошо. Если ты не против некоторое время посидеть в этом баке, - мальчик придвинул ногой старый металлический термос, - через полчаса я доставлю тебя на место.
   - Быстрее, - рыкнула голова, - я умираю от нетерпения.
   - Ждать долго не придется, - улыбнулся мальчик, подцепил голову вместе с половиной грудной клетки, спрятанной в тряп­ках, и перевалил в бак. Затем захлопнул его и натуго затянул крышку барашками.
   - Полный порядок, Повелитель Вселенной.
   Бесцеремонно подкатив бак к веревке, мальчик обвязал его и стал выбираться на крышу. Это оказалось труднее, чем он предполагал. Достигнув окна, он устроил небольшой перерыв и лишь после этого решился преодолеть последний, самый трудный отре­зок пути. Вытягивание веревки отняло у него последние силы, и едва бак перевалился через планку окна наружу, ослабевшие пальцы разжались. Бедный бункул, ему, наверное, пришлось несладко, внутри жестянки. Ну ничего, черепушка у него крепкая. Мальчик долго лежал на крыше, приходя в себя. Наконец встал, и слегка покачиваясь, пошел к лестнице. Легкий ветерок ворошил его волосы, ласкал лицо, заботливой ладошкой вытирая пот. На самом краю крыши мальчик остановился и несколько минут смотрел вдаль, где окруженная горами лежала равнина, дикая и нетронутая. Поглубже вздохнув, он принялся спускаться. О том, что еще пред­стоит сделать, старался не думать. Погрузив термос на тачку, он пошел прочь от станции. Горы были так же далеки, как и в на­чале пути. Он обернулся. Станция уже исчезла из вида. Где-то здесь они нашли продолговатый голубой череп. Мальчик облизал пересохшие губы, опрокинул термос и вывалил его содержимое на траву. Бункул заверещал, увидев голубое чистое небо, ослепительное солнце и зеленую траву.
   - Что же ты сделал?! - закричал он опомнившись. - Ты же убил меня!
   Мальчик качнул головой.
   - Я надеюсь, больше ни у кого не хватит ума прятать твою черепушку в мазутные тряпки.
   Бункул затрясся в бессильной злобе, чувствуя, как пора­бощенная планета оплетает его тело тугими стеблями вьюнов.
   Тачка катилась легко, словно не было в теле усталости. Пустой термос весело позвякивал. Мальчик торопился освободить брата.
  
  
  
  
   178
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.С.Г. "Патол. Акт первый: Тень."(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Временная жена"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"