Жаклин: другие произведения.

29 февраля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятеро друзей договариваются собраться 29-го февраля за планетарием. Не просто встретиться-в кино сходить-мороженого поесть, а решить самые страшные свои проблемы. Стоит только загадать и сбудутся любые, самые отчаянные, самые невозможные желания. Отчима не убьют, мать полюбит, родители вернутся - и даже наступит мир во всем мире. Раз в четыре года это возможно: такой уж день. Нужно всего-то ничего: принести жертву волшебному камню. Человеческую жертву... Классик утверждал, что счастье целого мира не стоит слезинки ребенка. А может, стоит? Опубликован в сборнике "Точка встречи" ("Снежный ком", Рига).


   - Завтра в пять за планетарием. Все запомнили? - Артем обводит глазами "команду".
   - Не дурней тебя! - отвечает Серега и сплевывает на асфальт. - Чего там запоминать.
   Маленькая Светка улыбается и кивает. Викки щурит глаза. Не верит она этому Артему. Но попробовать все равно надо.
   Завтра в пять. Вот и все.
  
   Теологи других миров много об этом спорят, но зачем? Мы знаем сердцем: у каждого народа тот бог, которого он заслужил. У каждого бога тот народ, которого он создал лично. Из ребра, капли крови, школьного сочинения, пуговицы от пальто. За семь дней или одну секунду. Возможно, нечаянно, но назад дороги нет.
   Манаутам повезло, их бог - девочка. Маленькая такая, беленькая. И зовут - Светой. Тихая, послушная, аккуратная. С губ не сходит улыбка, с щек - румянец. Идеальный хрестоматийный бог, какие, казалось бы, встречаются только в старых книжках. Не капризничая, ест манную кашу и по первому требованию няни надевает шапку. Манауты тоже едят манную кашу, с наслаждением пьют витамины и делают зарядку по утрам. И игрушки свои не разбрасывают. Манаутки обязательно убирают на ночь драгоценности в сейфы, а у их кавалеров такой порядок в шкафчиках с инструментами - любо дорого посмотреть.
   У леоров тоже девочка. Значительно старше Светы, но за глаза ее иначе, чем "малолетней" не зовут. Существительные, прилагающиеся к определению, меняются, но само оно неизменно. У, вон она хромает, опираясь рукой на стену. Снова под кайфом, глаза мутные, под носом застыли подтеки соплей. Улыбка, правда, хорошая - хорошее есть в любом боге. А вот и клиент - грязный, жирный, противный. Но богине он чем-то нравится. Значит, сейчас мир леоров начнет трясти - не сильно, балла так на два. А потом - судя по шуршанию целлофанового пакета - в воздухе привычно разольется аромат клея "Момент"...
  
   Артем отшатывается, когда Серега бесом выныривает навстречу из-за угла, но быстро принимает непроницаемый вид. Нельзя терять лицо, иначе все сорвется.
   - Я наперерез, по Сухановке... - Сергей тяжело дышит. - Я тут че подумал... Тём, может, не надо девчонок? Может, мы с тобой вдвоем, а?
   Артем округляет глаза:
   - Серый, ты что? Мы же все обсудили? Ты же понял! Вот от кого не ожидал...
  
   Только не думайте, что леоры несчастны. Им нравится все, что нравится их богине. А еще они - как немногие умеют - ценят малое: подсохший бутерброд с бужениной, новые чулки, купленные богиней у метро... Бутерброд и чулки транслируются на огромных экранах, установленных на всех площадях мира. А леоры собираются перед ними, танцуют и запускают в ночное небо фейерверки. Если есть повод для праздника, надо праздновать! Ведь другого может и не быть. Леоры редко едят, часто болеют и не могут похвастаться красотой, но они действительно умеют радоваться. А за такие сны, как у них, какой-нибудь богач отвалил бы миллионы. Только сны не продаются. В них - разноцветные слоны и розовые в цветочках жирафы. На слонов надеты клоунские колпаки, на жирафов - балетные пачки, а в небе - радуга и падает конфетти. А когда леоры видят сны, они летают. И счастливы. И их богиня - тоже. Действительно счастлива. Существует множество похожих по жизненным условиям миров: мало ли девочек- мальчиков живет в нищете, глотает, что горит, и стоит на панели? Но жирафы, слоны и конфетти - только у них. Леоры знают, что это не надолго, что их мир просуществует мало, поэтому ценят каждую секунду. Их богиня не знает о существовании своих подданных, но все равно любит их. Они это чувствуют.
   А вот Света своих - боится. Два года назад, когда она шалила, манауты убили ее родителей, няню и собаку Топку. И заняли их место. Теперь Света всегда улыбается и без напоминаний моет руки. Кажется, она тоже умерла. А может - и нет: Света не знает. Она больше ничего не понимает в своем мире. Хорошо, что манауты понимают и способны полностью управляют ею. "А то бы пропала девчонка!" - говорят они. Но это неправильно, с богами надо сотрудничать, а не подчинять... Через несколько веков в мире манаутов сменится правительство, так что у Светы есть шанс. Небольшой, но верный.
  
   - Ты же знаешь: чем больше народа, тем лучше, - Артем понижает голос. - А кого мы еще успеем найти до завтра? На улице к первому попавшемуся с таким не подойдешь, согласись?
   - Может, пацанов позовем? Витьку, Вовку... Вот такие пацаны! Я ручаюсь! Им точно надо: у Витьки мама болеет, у Вовки брат под следствием. Они согласятся.
   - Сереж, кто у нас больной - Витькина мама или ты? Ты чего несешь? А если потом расколются?..
  
   Но чаще, конечно, бывает наоборот - когда боги держат свои народы под каблучком. Посмотрите вон на ту богиню - видите, выходит из "Ауди"? Балованная принцесса с королевским именем Кристина-Виктория. На надменном личике фарфоровой куклы - гримаска. Отталкивает протянутую руку шофера, и пропасть Социальная, расколовшая мир фанов пополам, становится глубже на локоть. И шире - на два. Те из фанчан, кто гулял в неподходящий момент по бережку, конечно, летят вниз - с концами, без надежды на спасение, но сами же и виноваты. Для кого кругом таблички понатыканы - "Не гулять!", "Опасная зона!"? Дня же не было, чтобы пропасть не менялась в размерах... В свои десять богиня балуется кокаином, издевается над прислугой и бьет лошадь. Для окружающих ее людей - дрянной ребенок, инфант террибль. Для своего народца - свирепая богиня мести. В ее мире, мире Фан нет равновесия. Здесь сложно жить, хотя приноровиться можно ко всему, правда?
   На самом деле Кристина-Виктория не принимает наркотиков и, когда никто не видит, целует свою лошадь и просит прощения. А горничной сует под подушку конфеты. И пропасть снова становится чуть меньше... Девочке страшно одиноко. Каждый день она гадает, вернется ли сегодня отчим с работы живым? Прошлый не вернулся через два месяца после свадьбы с мамой. А за год до этого не вернулся отец. Но матери нравится определенный тип мужчин, и ничего с этим не поделать. Сколько еще мужей у нее будет? Два? Пять? Пока мать еще молода и красива, хотя ее немного и портит беременность. Женщина гладит острый живот и радуется: по народным приметам будет мальчик! Еще одна соперница ей в доме не нужна.
   Кристина-Виктория твердо знает, что красота - главное в жизни. Она умело красит губы (контур, пудра, первый слой, промокнуть салфеткой, второй слой), а после обеда отправляется в туалет и склоняется над унитазом. Нельзя толстеть. Толстеть нельзя. Иначе никто никогда тебя в жизни не полюбит. А еще Кристина-Виктория никогда не плачет. Это плохо: в Фане уже которое десятилетие засуха. Чего только фанчане не делали: "организовывали" своей богине двойки в школе, пощечины от матери, сдохшую канарейку. Но Кристина-Виктория все равно не плачет. Никогда. Фанчане смирились, перешли на пот и духи - и ничего, живут, только мутировали немного.
  
   Артем приобнимает Серегу за плечи. Он старше Серого на два года и гораздо хитрее. Прирожденный манипулятор.
   - ... А если все сорвется? Четыре года ждать? 29 февраля как часто бывает - не знаешь? Посмотри в календарь! Ты представляешь, сколько всего за четыре года случится? Сколько народа ты завтра спасешь?!
   Голос Артема набирает обороты, мальчик почти кричит и вдруг резко снижает тон. Спрашивает ласково:
   - Так придешь в пять?
   Серега кивает.
   - Приду.
  
   Девчонки. С ними сложно... У нас, слава богам, пацан. Преимуществ хватает (у нас реже идут дожди, к примеру. А некоторые миры с капризными богинями так просто заливает, чес-слово! Без водолазного костюма из дома не выйдешь!), но за них приходится расплачиваться. С утра наш Серега снова разбил стекло: огромное, школьное - в кабинете биологии. Так что неделю всем миром ползали на карачках, собирали стеклянную крошку. А вчера - накостылял Вовке. Ох, битва была! Закономерно - Сергей же Воин. А с Вовкой у нас война. У нас все время войны. С Вовкой, с Витькой, с родителями, за справедливость. Когда хулиганы обидели девочку из соседнего двора, а Серега заступился, полегли тысячи наших - так нашего бога метелили ногами. Втроем одного! Но мы не в претензии. Воевать - наш святой долг. Скажем, война Сереги с разводившимися родителями длилась два года. Два человеческих года! Представляете? Ведь их день - как наш месяц. Родители, кстати, так и не развелись. Это здорово прибавило нам, картанцам, уверенности в себе.
   Если наш бог - воин, то и мы все - воины. Каждый из нас владеет приемами рукопашного боя, одинаково метко стреляет из лука, рогатки или автомата, а кожа на наших коленках обладает повышенной прочностью. У наших женщин от рождения лишь одна грудь: картанки - прирожденные амазонки. И все - очень красивые. Раньше они были как одна похожи на Сережину маму, но пару поколений стало рождаться все больше девчонок с лицом Ольки из 4 "б". Копии еще не точные, но характерные черты проглядывают - короткий носик, ушки слегка оттопыренные... Сережа приближающихся изменений в жизни пока не чувствует и по-прежнему считает, что девчонок ненавидит, но вы зайдите в любой наш роддом, в женский блок! Посмотрите на ряды орущих крошек. Видите, у каждой второй новорожденной - розовой, сморщенной, вопящей - светлые косы, перетянутые на концах красными резинками? Раньше, если случалась такая оказия, все эти косы-хвостики у младенцев немедленно отрезали (Сережина мама носит короткую стрижку), а сейчас - нет. Не вышел в этом году такой указ, не вышел! А это многое значит, уж поверьте. Грядут бо-ольшие перемены. Правда, еще не скоро, так что следующее поколение с лихвой успеет подготовиться.
  
   Артем задирает рукав, смотрит на часы:
   - Начало шестого. Ну где же она?! А, вон идет!
   Хорошо одетые домашние ребята сбились в стайку - нервную, нетерпеливую. Стайка напряженно смотрит, как, покачиваясь, неверно улыбаясь, к ним приближается Катя. Катя-курва, Катя-пьянь, "шалава малолетняя". Девочка "не из их песочницы". Колготки порваны на коленке, куртка грязная, шапки нет, с волосами проблемы. У нее, говорят, и с головой проблемы - у этой Кати Майоровой. И ноги ее толком не держат. Девочка спотыкается о большой мраморный камень, падает на колени.
   Все инстинктивно вперяют в него взгляд.
   - Принесли дозу? - не поднимаясь, Катя смеется и протягивает руку.
  
   Сколько всего существует миров? Много. Миллионы. Миллиарды. Точнее не скажем: Серега не любит математики, поэтому эта наука у нас не на высоте. Серега фанатеет от астрономии, и мы, картанцы - тоже. Вечерами влюбленные и родители с малышней выходят поглядеть в "звездное небо". "Смотри, смотри, маленький, видишь самую яркую точку? Это он. Наш бог. Сережа". Точки светятся с разной интенсивностью: те, что как-то могут повлиять на нашу жизнь - ярче, остальные - бледнее. Черные, рыжие, золотистые... Розовые - это лысенькие макушки богов-младенцев - такие крохотные, что только в людоскоп разглядишь. Какие-то болтаются в одиночку на периферии, большинство же образует созвездия-божествия. Смотрите, вот они - все наши боги. Не общие, нет - у каждого мира свой. Сколько богов - столько миров. Или сколько миров - столько богов. Это точно не ясно. Ясно лишь, как прочна наша связь.
  
   - Принесли, принесли.
   Артем протягивает Кате белый сверточек.
   У девочки загораются глаза, она разворачивает бумагу. Сейчас. Сейчас.
   Ребята смотрят на Катю с опаской и нетерпением.
   Вот-вот все произойдет. Бродяжка проглотит содержимое коробочки и все, девчонки не станет. Сердечко не выдержит... Жалко Катю. Но ведь все равно она на этом свете никому не нужна. Зато случится много хорошего. И даже то, что важнее всего. Серега бы сам отдал за это жизнь, но кто согласится вместо него принять грех на душу? И где гарантия, что, согласившись, загадает именно то, ради чего стоит умереть? А погибать ради нового велосипеда для кого-то - глупо. И родителей жалко.
   Да и слово он дал.
  
   Сережа - хороший парень. Честный, смелый, по-мальчишески наивный. Идеалист, максималист. Салага. У него есть цель: мир во всем мире - ни больше, ни меньше. Мы, картанцы, рады за нее умереть, если это поможет. Жаль, что не поможет
   Серегой сложно управлять, но у нас и нет такой задачи: мы не менеджеры, мы вояки. Мы все время с кем-то бьемся - с Витькой, с родителями, за справедливость. Получаем за это по полной, но не грустим! Но с кем мы не воевали ни разу - так это с другими мирами. С богами дрались, с их подшефными народами - нет. Есть такой внутренний закон: мир чужого бога - неприкосновенен. Это лишь его мир. Его одного и никого больше. Нам даже не залетала в головы такая мысль - кого-то поработить. Поэтому сейчас, когда захватчики пришли к нам самим, нам, картанцам, как-то не по себе. Нам - да, да, это нам-то, забиякам, за хорошую драку готовым отказаться от обеда! - страшно. Мы то отбиваем атаку, то впускаем чужемирцев - победно скалящихся, нагло бряцающих оружием - в свои города... На свете есть разные миры. Одним важно хранить независимость, другим нет. Нам - важно. Как и нашему богу Сереге. Но сейчас наш мир захвачен - не до конца, примерно наполовину. И нет у картанцев единства: мы чуть ли не впервые в жизни не знаем, что лучше, как поступить - сдаться или дать отпор. Серега колеблется, а без его приказа мы действовать не можем. Хотя и знаем, как будет правильнее... Но мы - воины, а воины не занимаются самодеятельностью. Они подчиняются приказам. Поэтому мы ждем. Все будет так, как решит наш бог - Серега Матвеев, 4 "а", школа N35.
  
   Серега смотрит на жалкую Катю, на жадные горящие глаза Артема, на "своих" девчонок. У них обеих глаза холодные, хотя при этом на губах мелкой Светки - обычная улыбка. Похоже, она не понимает, что сейчас произойдет. Сто раз ей объясняли - не понимает, дурочка.
   Сергей не успевает осознать, что делает, как уже бьет Катю по руке. Коробчонка раскрывается, содержимое рассыпается по грязному снегу. Серега в ярости давит его каблуками. Катя кричит и хватает мальчишку за ноги. Девчонки кричат. Артем кричит.
   И, кажется, сам Сергей - тоже.
  
   Пожалуй, хорошо, что боги не знают о своем статусе. Ковыряют в носу, бегают взапуски... Думают: "А пока мы просто дети, нам расти еще, расти". Полагают, что отвечают лишь за своих кукол, солдатиков, смену кошкиного наполнителя (если мама доверит) да секрет, поведанный соседкой Машкой. Только небо, только ветер, только радость впереди. А все остальное - дело взрослых. Мы могли бы открыть им правду, но не будем - таков неписанный закон. В свои пять, восемь, десять им не вынести подобной ответственности. Не потянут. Да и поймут ли? Так что пусть думают, что их мир принадлежит им одним, а мы - лишь плоды их воображения. "Тараканы в их головах".
   Хотя мы - вот они. Живые. Настоящие. Так же, как и наши боги, мы любим, надеемся, верим. Нам бывает больно. И страшно. И одиноко. Мы рождаемся, растем, умираем - у нас все-все, как у людей, только поколения сменяются куда быстрее.
   Мы зависимы, но не бесправны. В какой-то мере мы сами управляем своими богами. А они - нами. Мы - это немножечко они, а они - отчасти мы. Все взаимосвязано, и друг без друга нам никуда. Во многих мирах у народов идет война с их богами - кто кого осилит, кто возьмет верх. Но совсем друг без друга мы не можем. Мы одно целое.
   А то, что нас называют "тараканами в головах" - пусть. Лишь бы не трусами и подлецами.
  
   - Вы с ума, что ли, сошли? - орет Серега, сидя на дылде Артеме. Не известно, откуда взялись силы, но сейчас он готов разорвать этого здоровяка. - И я с вами сошел... Хорошо, опомнился вовремя! Вы верите в эту ерунду - в волшебный камень? Что если 29 февраля принести ему жертву, сбудутся любые желания? Что отчима не убьют, мать полюбит, родители вернутся? Мир, чтоб его, во всем мире наступит, да?! Светка, Викки, очнитесь! Он же гонит, гонит! Вот же бред придумал - 29 февраля... Почему не 8 марта? Говори, сволочь!
   Девчонки застыли в растерянности, не зная, к кому кидаться на помощь.
   Протяжно воет лишившаяся дозы Катя.
   Артем трепыхается, но вскоре сдается.
   - Издевался! Разводил! - выкрикивает он, крепко прижатый Серегой к земле. - А вы, лохи, поверили! Так вам и надо! А 29-е - так просто звучит прикольно!..
   - Но зачем?
   - Попробовать! Как Раскольников! Нам все равно бы ничего не было, нам же никому четырнадцати нет!
   - Тьфу, - смачно плюет на Артема Виктория-Кристина. - Отпусти его, Серый. Я позвоню, с ним дядя Боря разберется. Он этого урода из-под земли достанет.
   - Тём, тебе бы к моему психиатру, - говорит Света.
   Теперь все смотрят только на нее: ровно год, после тяжелой травмы головы девочка молчала. Только улыбалась и кивала. Улыбалась и кивала. А глаза были мертвыми...
   Артем убегает. Сергей бросает ему вслед тяжелый мраморный камень. Никакой не волшебный, камень как камень. И не 29-е сегодня февраля. 1 марта. Перепутал Артем.
   Перепутал и проиграл.
   А картанцы выиграли войну. Хоть Серега об этом и не знает.
  
   Как мы, маленькие, глазу не заметные, можем повлиять на своих богов? А вот так. Если взяться за руки всем миром - да-да, никого не забыв - ни младенца, ни старика... Тем, кто сам кулак сжать не способен, должны помочь соседи по цепочке: согнуть непослушные пальчики по одному и крепко сжать в своей ладони!.. Если всем взяться за руки и изо всех сил (не голосом, сердцем) воззвать к богу, тот услышит. Главное, не прекращать просить, главное, не расцеплять рук - даже если вражеский захватчик косит живую цепь из автомата. Даже если нечем дышать и глаза закрываются. Хватка должна быть мертвой - даже умер ты сам. Все равно не расцепляй рук. Не расцеп...
   И все сбудется.
   Все будет хорошо, правда-правда!
   Не у всех, но у многих.
   Свете найдут хорошего психиатра, и через полгода она начнет узнавать родных и собаку Топку.
   У Виктории-Кристины появится в доме мужчина, который еще долго не будет исчезать из дома на целые недели - ее брат, Дениска. И в ее силах повлиять на то, какой народец населит Денискин мир...
   Потом наши боги вырастут, а с ними - и мы. Уже примерно понятно, что с нами станет. Вариантов не так много: мы или увеличимся в размерах (и будем раздуваться, пока не взорвемся!), или наоборот, уменьшимся до нормальных "взрослых" размеров. Или мутируем. Или... исчезнем. Так тоже часто бывает. Ребенок вырастает, "излечивается от глупостей" и становится, к радости родителей и учителей, совершенно "нормальным" сыном или дочерью. Дом, работа, варенье, футбол, сериал по телеку и никаких "тараканов" в голове. Их больше не придется кормить - эмоциями, снами, фантазиями. Не придется отдавать им часть себя. Наступит, наконец, оно - простое человеческое счастье.
   Не дай вам его, конечно, бог.
  
  
  

Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"